Хотеев Ярослав Игоревич: другие произведения.

Искры разума

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Искры разума.
  Наконец наступила ночь. В темноте я вижу не хуже чем при свете, однако эти твари нет. И это означает мое преимущество. Я сам сплошное преимущество перед двуногими. Но осторожность никогда не повредит. Не трусость - осторожность. Если существует хоть малейший шанс моей смерти, он должен быть исключен. Агр! Таков закон охотника. Таков мой закон, закон последнего Двайну. Я, последний, не имею права на ошибку.
   Я последний Двайну. Ношу имя своего народа - Двайну. Так меня зовут. И моя жизнь это месть. Моя жизнь бесценна для Двайну, но в то же время бесполезна. Агр! Я последний из рода и нет шансов на продолжение. Я последний и на мне все кончится. Последний двайну.
  Ступаю бесшумно. Двуногие не должны слышать мои шаги. Чешуйчатые лапы, на каждой длинный острый коготь. Лапы накачены до предела перекатыванием бревен. Острые словно бритвы когти наточены о камни. Хвост изящно изгибается позади. На конце хвоста заостренный наконечник. Словно копье он может пробить любой доспех, не раз проверенно. Прочные хитиновые пластины закрывают спину и живот.
   Клыки. О мои клыки. Любой двайну позавидует таким. Аккуратные, маленькие зубки, только с небольшим секретом. Загнуты назад. Что попало, уже не вырвется. Кроме того, удивительно острые. Обычно у двайну зубы большие, клыки настолько огромны, что не помещаются во рту. Тут я имею отличие. Агр! Как последний, я вынужден много тренироваться. И обнаружил удивительную способность менять свое тело. Так появились мои уникальные клыки.
   Глаза узкие, двуногим не легко в них попасть. Все свое тело я подстроил для охоты. Охоты на двуногих. На людей. Агр!
  
   Не знаю сколько деревень на моем счету. Это не так важно. Сейчас будет еще одна. А потом еще. И так до последнего вздоха. За род Двайну. Агр!
  В деревне отсутствует оборона. Да и зачем простой деревне солдаты? Двуногих с оружием около пяти штук. Три ночи проведено за наблюдением. Не зря. Теперь я знаю, в каком доме живет главный охотник, в каком бывший воин. А так же очень хорошо чувствую детский запах. В домике на окраине, живет бедная семья с пятью малыми двуногими. Пока живут. Но скоро жить не будут. Я убью. Всех их убью! Агр!
  Зевака идет по дороге к местной харчевне. Агр! не порядок. Меня не должны заметить раньше времени.
   Острый коготь легко протыкает горло. Зевака, хрипя, падает на землю.
  Дом охотника. От добротно построенного дома тянет запахом смерти. Кроличьи шкурки. Когда-то в доме висела распятая на стене шкура Двайну. Ее запах ели уловим, но я чувствую. Шкура Двайну около камина справа. Я почти вижу ее.
   Агр этот охотник смел, охотиться на нас, прирожденных охотников! И смог победить. Запах слишком слаб, не могу определить возраст того Двайну, крещение огнем ему. Агр я отомщу за тебя брат. Не будь я Двайну.
  Охотник спит. Рядом лежит самка. В соседней комнате сопят детеныши. Разве настоящий охотник может спать? Агр! Случайно ты убил Двайну. Не мог ты одолеть его в честном охотничьем поединке.
   Коготь плавно вошел в горло. Я давно заметил, что если целить в горло - меньше шума. Но крови больше. Двайну не боятся крови.
   Самка. Коготь проходит сквозь одеяло, пронзает то место, где должна быть шея.
  Раздался крик. Самка проснулась и вопит. Кто же спит ногами на подушке? Коготь пронзил ногу.
   Агр, таких ошибок быть не должно! Секунды быстрых движений и тело пронзено когтями в двенадцати местах.
   На крик выбежали детеныши.
  - Мама, Папа! Что за крик? - спросила маленькая самка.
  За ней, потирая глазки, стоял маленький самец. Гибкий хвост молниеносно пронзил детенышам головы.
   Агр! Крик услышали на улице. Сюда бегут другие двуногие. Агр! Проснулся бывший воин. Я должен был убить его в кровати. Таких ошибок больше не будет. А пока, пускай узрят истинного Двайну! Бегите же сюда глупые двуногие.
   Первое правило охотника - не забывай про тыл. Коготь на передней лапе разрубил голову вошедшего как гнилую тыкву. Рывком выбрался из-за двери и зацепился на потолке.
   Второе правило охотника - глаза должны поспевать везде. Еще трое двуногих лишились голов.
  Следующие зайти не успели. Пронзая двуного с рогатиной, выметнулся из дома. На улице светло. Двуногие зажгли факелы. Меня быстро окружили. Двуногие кто с вилами, кто с лопатой, у кого в руках топоры.
   Агр! Двайну не умрет от рук двуногих. Сейчас вы еще греете надежду меня победить. Но скоро будете уносить ноги, и вопить как самки. Но нет. Сегодня никто не уйдет от гнева двайну. За вас мои братья! За вас мой род. Пусть льется кровь наших врагов. Врагов что истребили нас. За Двайну! Агр! Бойтесь меня люди!
  
  Деревня Савва славилась своими охотниками. Абсолютное большинство мужчин кормили свои семьи охотой. Меха и шкуры продавали другим деревням. Если человек разбирается в охоте, то лучшего пристанища, чем деревня Савва ему не найти.
   Женщины деревни не в меру бойкие. Большую часть времени они проводят на грядках, а в свободные минуты помогают мужьям сдирать шкуры. Деревня окружена частоколом, а маленькие крепкие домики тесно расположены друг к другу. В середке круга из домиков деревенская площадь. На ней устраиваются праздники и ярмарки. А зимой привозят из леса огромную елку и наряжают игрушками.
   Для глаза простого огородника площадь придумана именно для празднеств. Однако настоящий охотник распознает хитрость. В неспокойные времена, когда дикие звери часто нападали на новые, еще не окрепшие деревни, это служило отличной ловушкой. Со всех окраин охотники сгоняли зверя на эту площадь. Зажигали повсюду факелы и безжалостно истребляли хищников стрелами. Но такие времена давно прошли. Уже третий десяток лет Савва не знала нападения хищников. Запах смерти братьев, отгоняет зверей и заставляет мчаться стремглав от опасной деревни. Но охотники не расслабляются. Каждый год обновляют частокол.
   Сегодня в деревне Савва внеочередное собрание.
  После приветственных церемоний деревенский староста Амос объяснил цель собрания:
  - Два дня назад охотники Бел и Варлам отправлялись в соседнюю деревню Вюго торговать мехами,- ровным голосом начал Амос. - Сегодня они вернулись с тревожными известиями. Жители деревни мертвы.
  Одна женщина ахнула. Все остальные молчали. Настоящих охотников трудно напугать. Послышались деловые вопросы.
  - Способ умерщвления?
  - Неизвестен. На деревенской площади обнаружена груда пепла. Деревня полностью пуста.
  - С чего вы взяли, что жители мертвы? Они могли просто покинуть деревню.
  - В домах повсюду кровь. Кроме того, кровью забрызгана вся площадь. А в кустах мы обнаружили голову Санчала - старосты, - пояснил Варлам. Голос его слегка подрагивал.
  - Может солдаты Генриха? - послышалось предположение.
  - Исключено, - взгляд Бела испуганно метался по залу, но голос был ровным. - Приближается зима. Генрих не полный дурак, не пойдет войной на нашего господина Гурия перед началом зимы. Следы конницы отсутствуют. Это я говорю вам как охотник. Там множество следов людей, но не одного следа зверя
  Слово взял староста.
  - Кроме того, к нам давно не прибывали торговцы из деревень Дор, Глес, и Рена. Хотя две наши знаменитые ярмарки уже прошли. Предлагаю послать туда по охотнику и проверить что с деревнями. Не исключено что и там... Такая же ситуация.
   Неожиданно поднялся Маркел - старейший тихий охотник. Среди других охотников он пользовался уважением и по почетом.
  - Я думаю, что все это дело рук зверя, - произнес он зловеще.
  Не смотря на то, что к его словам обычно относились с уважением, послышались смешки.
  - Да зверя! - не обратил внимания на смех он. - Более того, я знаю какого. Может быть, вы не помните, но я еще храню в памяти те кровавые ночи. Искорки. Адские искры, так мы окрестили этих демонов.
  По залу пошел гул.
  - Искорки. Милое название для адских псов. Четыре ноги, огромные клыки, острейшие когти. Смертоносные звери. Они жили задолго до того, как на эти земли пришли люди. И злобы этим тварям не занимать. Когда они бьют когтем о коготь, вспыхивают искры. Огонь, раздутый из этих искр, смертелен. Он все превращает в пепел. Так избавлялись от наших трупов. Нет, они не едят людей. Брезгуют, твари. Они нас просто сжигают. Искорки... псы из ада вот кто они.
  Староста похлопал в ладоши, призывая к тишине.
  - Маркел всех искорок истребили еще до моего рождения. Помню, бабка рассказывала сказки про них. Поверь, их уже не существуют. Была там, какая то охота...
  - Большая Охота! - гневно поправил Маркел. - Лучшие охотники нашей, еще тогда молодой деревни, собрались на большую охоту и истребили всех Искорок. Их шкуры стоят много денег. Одежда из них не снашивается. А из хитиновых пластин кузнецы делают крепчайшие доспехи. А их когти... Сто золотых за маленький кусочек когтя этого зверя даст любой знахарь или маг.
  В зале воцарилась тишина.
  - Можете мне не верить. Но все ведет к адским псам. И если даже я ошибаюсь, не лишним будет соблюсти осторожность и выставлять на ночь дозорных. А так же обновить частокол и возможно вырыть ров, - Маркел сел.
  Пугающие слова старого охотника подействовали на людей. Единогласно утвердили выставлять дозорных.
   Собрание окончено, и жители расходились по домам. Маркел вел под руку свою дочь. Большего всего в жизни он дорожил дочерью. Его жена умерла при родах, и Маркел опекал младенца слишком тщательно.
  - Папа тебе нельзя так нервничать, посмотри, пот течет по лбу, - упрекала дочь отца.
  - Ничего Ларин, малыш, - успокаивал Маркел. - Все хорошо. Сейчас придем домой, и все будет хорошо. Наверное, я буду спать в низу дочка, там прохладней.
   Ларин согласилась. Маркел вытер пот. Спать ему сегодня точно не придется.
  Подходя к дому, Ларин чмокнула отца в щеку и побежала кормить скотину.
  Зайдя в сарай, девушка почувствовала чье-то присутствие. В стойле для коров неизвестное существо смачно хрустело костями.
  
   Агр, давно я не питался так хорошо. Людей двайну не переваривают. Эти двуногие не подходят даже для пищи. Агр! Корова, гораздо вкуснее.
   Внезапно я почувствовал, что кто-то за мной наблюдает.
  - Двайну... - услышал я нежный голос. На мгновение он напомнил мне голос матери. В следующий миг я, оскалив пасть, развернулся. Человеческая речь!
   Двуногие так и не смогли выучить наш язык. Наши слова они воспринимали за рычание. Их же язык мы выучили в совершенстве. Мы умнее.
   Но кто посмел назвать меня по имени моего народа? Двуногие не знают, как зовут мой род. Они дали нам странное название "искокри". Это же самка назвала по истинному.
  - Двайну? Я угадала? Это ты? - голос самки был схож с голосом матери.
   Наверное, поэтому я до сих пор не убил ее. А надо, самка может поднять тревогу.
  - Кто ты? - спросил я на языке двуногих. - Откуда ты знаешь, как зовут мой род?
  Надо отдать должное. Самка не испугалась.
  - Тут был другой двайну. Он рассказал мне.
  Другой двайну? Я не последний? Хвала священному огню!
  - Как звали того двайну? Где он сейчас? И.... как он рассказал тебе? - мне было все равно, что мой возбужденный голос могли услышать. Жив еще один двайну!
  - Рассказывай! Рассказывай! Не молчи же!
  Мое возбуждение напугало ее.
  - Двайну звали Мокей...
  Мокей, нет имя мне незнакомо, черт с ним. Дальше...
  - Он был тут около десяти лет назад. Мы с ним очень подружились.
   Подружились? Человек и Двайну? Не важно, где он сейчас...
  - Он ушел. В один из вечеров мы с ним гуляли, а на утро он пропал. Я думаю, он ушел странствовать дальше...
   Десять лет назад. Его могли убить... Но ... но... двайну легко не даются. Последнего двайну, что видел, была моя мать более двадцати лет назад.
  - А как зовут тебя? - спросила самка.
  Интересная двуногая. Она все еще не бежит и не зовет на помощь. Может и мне не следует пока ее убивать?
  - Двайну.
  - Это твой род, а тебя...
  - Меня зовут Двайну! - перебил я. - Я ношу имя своего рода. Я последний... Агр... я так думал.
  - А ты отличаешься от других двайну... Твои клыки...
  - Я изменил их... - перебил я. Мне не терпелось узнать побольше о том двайну.
  - С помощью третьего глаза?
  О священный огонь, она знает о нашей тайне!
  Уже лишь за это я обязан убить самку. Секрет двайну третий глаз. О нем не должны знать двуногие.
  - Кто рассказал тебе о нашем третьем глазе? - сдерживая гнев, спросил я.
  - Мокей рассказал мне. Он много мне рассказал про вас двайну. О вашей войне с людьми. О вашей боли. Теперь я знаю, что двайну не звери. Двайну такие же, как мы - разумные.
  Что за глупый двайну! Так подставить свой род! Однако нельзя трогать девчонку. Она знает много лишнего, и много нужного, пока должна жить. И деревня пусть живет. Еще не время.
  - Разумные говоришь? А кого это волнует? Вы убиваете нас, потому что мы живем на "вашей земле". Только кто сказал, что она ваша? Двайну жили раньше. Вас не волнует, что мы разумны. Мы для вас простые звери...
   Я постарался аккуратно обойти самку.
   Неожиданно почувствовал что-то теплое на спине.
  Самка гладила мою спину. В омерзении я скинул ее руку хвостом.
  - У тебя сильное тело. Ты гораздо сильнее обычных двайну, - услышал я ее голос.
  Невольно выдохнув, я направился к выходу, у самых ворот меня остановил ее вопрос.
  - Когда я смогу тебя увидеть Двайну?
  Что же так даже лучше.
  - Приходи завтра ночью к большой березе. В вашей деревне должны знать это место. Придешь одна. Ослушаешься, пострадает вся деревня. Не будь я Двайну Агр!
   Ночь скрыла меня.
  
  Весь день без устали изучал деревню. Деревня охотников. Довольно опасная деревня, но и она будет уничтожена. Я хорошо знаю свои силы. Главное действовать, быстро и тихо. Тогда почти все охотники умрут в постелях. Деревенский частокол не проблема для моих лап. Дозорные? Эти зеваки не заметят меня, даже споткнувшись.
   Сам не замечая, ждал ночи. Когда придет та самка. Сегодня она мне все расскажет. На всех четырех сердцах становилось тепло. Не знаю, почему, но при мысли о самке четыре насоса качали кровь усерднее.
   Как только самка все расскажет, убью ее. Никто не должен знать того, что знает она.
  
   Ночь наступила не заметно. Все это время провел, размышляя о выжившем Двайну и о самке.
  Такого больше не должно быть, за мыслями потерял счет времени. В таком состоянии мог не заметить подкравшегося двуного.
   Вот идет она. Одна. Мой острый нюх не подводит, самка одна и несет что-то в корзине. Агр! Это мясо! Свежая говяжья вырезка! Она хочет отравить меня? Нет, лишние запахи выдадут яд. А тут только аромат мяса. Агр, я и забыл, как голоден.
  Я вышел на дорогу. Самка остановилась.
  - Привет Двайну - весело поздоровалась она. Я молчал. - Вот принесла тебе поесть.
  Самка подошла и поставила корзину рядом со мной.
  Агр аромат сногсшибателен. В один присест проглотил вырезку.
  Узкими глазами уставился на самку.
  - Ты не боишься, что я могу убить тебя? - спросил я, не знаю почему.
  - Ни капельки! - бесстрашно ответила самка. - Мокей говорил мне, что Двайну вовсе не злые. И что люди и двайну могут быть друзьями!
  Агр! Что за глупости? Двуногие и Двайну? После стольких смертей? Что за полоумный двайну? Нет, не бывать этому.
  - Расскажи мне о Мокее, - потребовал я.
  Самка простодушно начал рассказ.
  - Мокей удивительный. Появился неожиданно и исчез так же. Мне он нравился, по-доброму относился ко мне. Много рассуждал об отношениях людей и двайну. Говорил, что ему надоела эта война. Что всем было бы лучше в мире. Двайну и люди вместе! Разве это не прекрасно?
  - Нет, - отрезал я. - Рассказывай дальше.
  Самка чуть погрустнела, но продолжила:
  - Он рассказывал про третий глаз. Что с помощью него вы можете менять свое тело. Даже превращаться в других зверей, равных вам по размеру. Он два раза превращался в человека.
   Двайну принял облик двуного? Что за унижение. Чем больше я узнаю этого Мокея, тем больше сомневаюсь в нем. Двайну не мог говорить такие вещи. Его заставили? Нет. Двайну умрет, но не будет рабом. Может девушка не все рассказывает. Она боится? Нужно с ней помягче.
  - А самка, агр, ну, а как тебя зовут? - неумело спросил я.
  - Ларин. Нужно говорить не самка, а девушка. И не двуногие, а люди.
  Вздумала меня учить? Ладно.
  - Ларин, расскажи мне все. Не бойся.
  Ларин подошла ко мне и присела, облокотившись на мой бок. Внимательно осмотрела мои лапы.
  - Ты очень сильный двайну. Твои когти много длиньше чем у Мокея, - с этими словами она погладила лапу.
   По телу пробежала приятная дрожь. Сначала хотел сбросить ее руки хвостом, но передумал. Дрожь по телу накатывала с новой силой. И постепенно начала стихать. От ее рук шло тепло. Мышцы расслабились, невольно лапы согнулись, и я лег около девушки.
   Ларин положила голову мне на грудь и почесала шею. Агр! Как же хорошо!
  - Двайну, а ты можешь превратиться в человека? - спросила она.
  - Нет, - я слишком расслаблен, что бы возмутиться.
  - Почему? - жалобно спросила она. По ее щекам покатилась вода.
  - Мой третий глаз плохо развит. В охоте на ... людей он бесполезен. Я развивал свое тело.
  Ларин всхлипнула. Я не знал, что она делает, но мне показалось, что ей плохо. И не знаю почему, но очень хотелось, что бы ей было так же хорошо как мне сейчас.
   - Что с тобой? Почему у тебя из глаз бежит вода?
  - Это слезы, - утираясь кулачком, ответила девушка. - Я плачу, когда мне плохо.
  - Почему тебе плохо?
  - У нас деревня охотников. Я привыкла каждый день видеть кровь и мертвых животных. Я крепкая, но не железная. Не хочу всю жизнь видеть эти ужасы. Не хочу видеть смерть. Если бы ты смог превратиться в человека, то я познакомила бы тебя с отцом, мы бы поженились, и уехали из деревни. И зажили бы, в каком-нибудь домике в лесу. И ели бы только овощи, которые вырастим. Я больше никогда не хочу, есть мясо.
   Агр! Женитьба! С этим обрядом дву... людей я был знаком. Достаточно я наблюдал за ними. Они женятся, когда любят друг друга, самец и самка. И вместе продолжают род. Любовь! Только двуногие могли придумать такую глупость! Но нельзя расстраивать девушку.
  - Почему ты не продолжишь род с кем-нибудь из деревни? Зачем тебе двайну? Союз человека и Двайну? Это самое глупое, что я слышал.
  - В деревне все мужчины охотники. От них пахнет смертью. И они будут охотиться до конца своих дней. Я не смогу с ними жить!
  - Агр! Я не лучше. Двайну охотники. Мы питаемся мясом. Я убиваю двуногих, я мщу за свой народ!
  Девушка кивнула, как будто знала все мои секреты и мысли.
  - Но если у тебя появится шанс продолжить род двайну, разве ты не прекратишь мстить?
   Продолжить род двайну? Возродить мой род? Могу ли я мечтать о таком? Продолжить род двайну сней? Человеком? Третий глаз тут может помочь, но он слаб. Агр что я говорю? Такие мысли не достойны двайну! Я не стану марать свою честь!
   Агр эта девушка умеет найти слабое место. Чересчур соблазнительно. Однако если род Двайну снова возродиться, не будет иметь значение, что к этому приложил руку человек. Люди вообще не будут иметь значение. Род Двайн оживет. Я должен думать.
   - Ты убивал детей? - перебил мои мысли нежный голос.
  - Да, - ответил я.
  - Я понимаю убивать взрослых людей, но детей? За что их?
  - Агр! А ваши охотники щадили наших детей? Они никого не щадили! Словно смерч пронеслись по лесу и сеяли смерть! Когда люди обнаружили пещеру нашей стаи, они вырезали полсотни детенышей в своих каменных лежанках. Я один выжил тогда. И до сих пор чувствую кровь братьев на своем теле! Люди хотели нас истребить, и это им удалось. Я последний двайну. Не спрашивай меня, почему убивал ваших детей. Я хотя бы их просто резал. А люди нет! Они получают великое удовольствие, издеваясь над нами. Проверяя на прочность детские головы. На головы некоторых просто наступали и прислушивались, как те лопались под подкованными сапогами. Сильные охотники голыми руками отрывали головы от тела. Смотрите, какие мы сильные! А теперь смотрите, какой сильный Я! Агр! Нет пощады людям! Нет не после этого!
  - Двайну... - тихо позвала Ларин.
  - Что? - прокричал я.
  - У тебя слезы бегут из глаз...
   Что? Агр! Что это? Слезы? Я как последний двуногий плачу? Агр! Что со мной? Девушка околдовала меня! Агр!
  - Двайну, прости, я не знала, - плача обняла меня Ларин. - Я и понятия не имела, что люди доставили тебе столько боли.
  - А тела убитых. Тело матери... - слова сами вырывались из глотки. - Они забрали его. Я не сумел предать ее тело священному огню. Они забрали ее. Содрали шкуру, отрубили когти. Они не оставили мне ее тело. После той Большой охоты... Будь прокляты люди... будь прокляты...
  Мокрые ручейки бежали по лицу. Я стыдился себя. Мне было стыдно перед родом. Внезапно мне надоели убийства. Двайну не всегда были убийцами. Убийцами их сделали люди. Я же хочу просто найти себе самку, и продолжить род... Будь прокляты глупые люди. Зачем они делают столько бед?
   - Двайну... - гладя мое лицо, произнесла Ларин. - Двайну мне пора возвращаться. Давай завтра ночью встретимся здесь же. Я приду, хорошо?
  Я встал. Слезы высохли.
  - Залезай мне на спину. По лесу опасно ходить в этот час. Неподалеку бродят волки. Садись я отвезу тебя до дома.
  Ларин уселась на моей спине. Клянусь священным огнем, она ничего не весит!
  - Держись, - посоветовал я и рванулся с места.
  Ларин не умрет. Если я вырежу всю деревню, Ларин будет жить. Не будь я двайну! Агр!
  
  
  
  - Ларин где ты была? - спросил Маркел, когда дочь зашла домой.
  - Гуляла...- беззаботно ответила девушка.
  - За деревней? В лесу? - смиренно поинтересовался отец.
  - Да папа. У меня было свидание...
  Отец посмотрел в счастливые глаза дочери и не смог сдержать улыбку.
  - Что за счастливый охотник понравился моей дочке?
  - Пока секрет...
  - Надеюсь, ты не позволяла ему ничего лишнего? - поучительно спросил Маркел.
  - Папа, ну что ты! - пристыдила отца дочь, - я не такая и он... не такой.
  Отец кивнул. Ларин ушла спать. Беззаботная улыбка дочери на миг успокоила Маркела. Однако едва уловимый запах... чего-то знакомого. Зловещий запах заставил взять руки охотничье копье и поставить под дверь упор.
  
  
  
  Она не пришла на следующую ночь. И на следующую.
  Агр! Я не находил себе место. Дважды подбирался к ее дому. Но прокрасться внутрь не мог. Нюх предупредил, что в доме кто-то постоянно не спит. Наверное, ее прародитель. Я так же знал что ее прародитель отличный охотник. Не выпускает из рук копья.
  
  Это самка... девушка... Ларин что-то сделала со мной. Я стал слишком много нервничать. Почему она не приходит? Почему я еще не уничтожил деревню двуногих. Черт! Деревню людей. У меня просто нет желания этого делать. Сейчас я хочу одного, что бы Ларин пришла, пришла и коснулась нежной рукой моего грубого тела. Странно, но раньше не задумывался над тем, сколько людей убил. Сколько деревень опустошил. Моя совершенная память услужливо пододвигает ответ. Цифра слишком ужасна. Не знаю почему, но...
  .. но цифру хочется спрятать подальше. И никому, никому не говорить. Уже не охотник я просто убийца. Все мое тело создано для убийства двуногих! Этих Людей. И благодаря Ларин, понял главное, я не хочу посвящать свою жизнь убийству людей. Это слишком большая честь таким тварям.
   От нетерпения вскочил на когти, поднял задние лапы и несколько раз отжался на передних. Ничуть не запыхавшись, но, сбросив раздражительность, посмотрел на когти. Как сказала Ларин. Гораздо длиннее чем у Мокея. Не знаю, почему, но меня охватило чувство гордости перед этим неизвестным Мокеем.
  
  Ноздри затрепетали. Агр! Ларин идет! Принюхался получше. Агр! Девушка в опасности. Позор мне перед двайну. Не смог учуять смердящего волка!
   Послышался крик. Не испуганный скорее призывной.
  Лапы сами несли тело. Вот Ларин. А вот волк.
   Мощный рывок и я выскакиваю на лесную тропку между девушкой и волком.
  - Не трогай ее! - прорычал я. Краем глаз заметил испуганное лицо девушки.
  - Двайну? Я думал вас всех вырезали, вот значит, откуда этот знакомый запах, - с удивлением прорычал волк в ответ.
  - Не твое дело. Когда нас резали, ваши стаи сидели в стороне. И теперь не вмешивайся.
  Волк не отступил.
  - Даже если так, эта девушка из деревни охотников. Она так же ненавистна тебе, как и мне! Давай съедим ее вместе.
  - Агр! Это моя добыча! И я поступлю с двуногой, так как посчитаю нужным! Трусливый пес мне не указ, - я угрожающе нацелил хвост на сердце волка.
  - С каких пор Двайну защищают людей? - прорычал волк и приготовился к прыжку. - Ты возможно последний двайну, а нашим стаям нету счету. Отойди адский пес. Не мешай моей охоте!
  Агр! Это пес считает, что может указывать мне.
  - Ты думаешь справиться со мной? - ответа от волка не последовала.
  Волк сорвался с места. Слишком медленно. Бесконечно долгие секунды он летел на меня. С быстротой молнии я сорвался с места. Хвост пронзил сердце, одновременно когти вонзились в голову, спину и шею.
   Он все еще был в воздухе, когда я оттолкнулся от мертвого тела и спрыгнул на землю. Время для меня снова приобрело нормальный ход. Тело волка грузно упало на землю.
   Ларин стояла рядом и ничего не говорила.
  Агр! С волком обошелся слишком круто. Девушка не должна видеть кровь. Я подошел к ней и толкнул головой ладошку. Девушка присела на корточки и погладила по загривку.
  - Спасибо тебе Двайну.
  Агр! За что? Но вслух спросил:
  - Ты его испугалась?
  - Нет двайну. Не его. Я испугалась за тебя.
  Агр! Трусливый пес не может мне навредить. Но... но это ... это приятно.
  Агр! До чего же люди глупые. Она волнуется за меня! Два дня назад я размышлял, оставлять ли девушку в живых. А она волнуется за меня. Агр!
  - Садись ко мне на спину. Я хочу кое-что показать тебе.
  Она послушно села. Лапы оттолкнулись от земли. Мощным галопом пронеслись по лесу.
  Лес остался позади, отталкивался уже слабее, чтобы сбавить скорость. С бега перешел на шаг.
  - Что это? - спросила Ларин увидев пещеру.
  - Это мой дом...
  Мы прошли в глубь пещеры. Я подобрал сухую деревяшку, провел когтем о коготь. Посыпались смертельные искры. Хвостом обвил вспыхнувшее дерево, и высоко подняв над головой, передал Ларин.
  - Люди плохо видят в темноте... - объяснил свои действия.
  Ларин взяла факел, поблагодарила. Мы двинулись вдоль стен.
  - Двайну, тут рисунки... - Ларин внимательно рассматривала стены.
  - Да. Вся пещера в рисунках.
  - Это ваш род?
  Я покачал головой.
  - Нет, рисунки создали люди. Смотри внимательней.
  На стенах нарисованы эпизоды охоты на древних животных. Похожие на слонов, только с длинными клыками возле хобота. На тигров, только с клыками как у двайну.
  Ларин вскрикнула.
  Агр, я метнулся к ней.
   - Что случилось? - спросил я.
  Ларин показал пальцем на рисунок.
  - Мокей, - произнесла она.
  Агр! Стремительно бросил взгляд на рисунок. Агр! Не может быть! Старейший двайну. Двайну что первым вступил в контакт с людьми, и первый кто получил от них рану. Здесь на рисунке даже отмечен его знаменитый шрам. Огромный, белесый на всю спину. Великий двайну смог выжить. Он вел всех двайну к победе. Почему я не знал его имени!
   Агр! А может девушка ошибается?
  - Ларин... ты уверена? Этот двайну жил очень давно. И, наверное, он сильнее всех ненавидел людей.
  - Огромный шрам Двайну. У него на спине огромный шрам. Мокей мне так и не рассказал, как он его получил. И тут на рисунке. Это Мокей, нет сомнений.
  - Агр! Великий двайну говорил о мирной жизни. Если даже он, пострадавший от рук людей, хотел мира... то и мои мысли... не должны оскорблять род двайну. Если так хотел старейший. Если такова была его воля. Я просто обязан так сделать... и кроме того.... Ларин... я просто устал... мне надоело истреблять людей...
  Агр, словно трусливый заяц упал на гладкий камень. Девушка подошла и обняла меня.
  - Двайну. Я люблю тебя, - эти слова прожгли мой мозг.
  Любит двайну? Человек? Агр! Священный огонь...
  - Я тоже люблю тебя Ларин, - Агр! Эти слова сами вырвались! Агр! Что я говорю! Я не знаю что такое любовь! Агр! Агр!
  Ларин еще крепче обняла меня и заплакала.
   Ну что за неженки эти люди. Почему она опять плачет? И почему мне так тепло и так хорошо? Словно я дома? В самом деле, дома...
  - Двайну, это рисовали древние люди? - спросила, наконец, Ларин.
  Я кивнул.
  - Наверное, они использовали сок ягод?
  - Нет, Ларин, они использовали кровь двайну. Люди использовали даже нашу кровь.
  Ларин снова заплакала.
  - Двайну, я не хочу быть человеком...
  Агр! Что за удивительное создание.
  Агр! Время!
  Я поднялся.
  - Скорее садись на спину. Тебе хватятся в деревне.
  -Я сама дойду двайну, - попыталась отказаться она.
  Я обвил ее хвостом и насильно посадил на спину.
  - Сейчас в лесу опасно. Волки будут искать нас.
  
  Утро. В эту ночь я позволили себе уснуть. Агр! Давно я не спал так чудесно. Ларин придет сегодня утром. Я хочу сделать для нее сюрпиз. Мой третий глаз. Пускай он еще слаб, но я сделаю это. Сегодня я превращусь в человека. Агр!
  
  - Ларин ты ничего не хочешь мне рассказать про вчерашнюю ночь? - спросил у дочери Маркел.
  Ларин быстро собирала корзину с продуктами.
  - Я не нашел в сарае ни следа, зверя что задрал нашу корову. А сегодня утром охотники нашли в лесу мертвого волка. Вчера вернулись посыльные из деревень Дор, Глес, и Рена. Они рассказывают страшные вещи. Деревни пусты. Похоже Искорки живы. А в это ты время спокойно гуляешь по лесу? - Маркел злился на дочь. Последние дни она сама не своя.
  - Не видела ли ты странных зверей в лесу? - задал очередной вопрос отец.
   - Папа, сколько раз говорить, никого я не видела. Чего ты боишься за волка, его убили охотники и ладно. За меня не беспокойся.
  - Ларин, - настаивал отец. - Сегодня ночью, ты в лес не пойдешь.
  Дочь покорно согласилась. Накрыла корзину платком и выскочила из дома. Отец снял со стены копье и маленький топорик. Достал точильный камень.
  - Все так же как десять лет назад... - сказал он в пустоту.
  
  Агр вот она! Ларин бежит по тропинке. Солнечный волос красиво развивается на ветру. В голубых глазах словно отражается небо. Священный огонь как она прекрасна!
   Я вышел из-за деревьев и пошел ей на встречу. Агр! Я даже не подумал, что она может не узнать меня! Может испугаться и убежать домой! Агр!
   Но нет, Ларин бежит. Бежит ко мне и кидается на шею. Корзина падает на траву.
  - Двайну! Я узнала тебя! Двайну посмотри на свое тело! - она радовалась.
   Ее радости радовался я.
  Толстые как бревна руки. Мощные икры на ногах. Кубики пресса. Широкие плечи и высоченный рост.
  - Ну, Ларин я же говорил, что не могу сделаться, меньше чем есть. Если стану человеком, то равным мне по размеру.
  - Двайну! Ты прекраснее любого человека! Но зачем ты принял ту личину, которую ненавидишь сильнее всего?
  - Ради тебя Ларин...
  - Двайну! Твой третий глаз слаб, ты не долго сможешь ходить так, а под конец дня упадешь без сил!
  - Агр! Сил у меня много. Не бойся Ларин. Я знаю сегодня в вашей деревне ярмарка. Не хочешь сходить на нее вместе со мной?
   Ларин хитро улыбнулась.
  - Нет двайну. Сегодня ты мой. И тысячи ярмарок не заменят твоей близости.
  
  Уже вечер. Агр, мы уснули в сарае на сене. Агр, теперь мой род спасен. Мое семя в девушке, что люблю. Агр хватит бояться своих мыслей! Агр я признаю их. Да я люблю человеческую девушку. Да я сейчас в личине человека, а она, прекрасная, обессилено лежит на моей груди.
   Агр! Мне хорошо. Очень хорошо.
  Неожиданно ворота сарая распахнулись. Ларин вскочила и торопливо, закрылась одеждой.
  - Ларин!? - гневно послышался голос ее прародителя. - Ларин ты... что ты там, на верху... с кем?
  - Папа я уже взрослая!
  - Спускайтесь оба!
  - Папа мы любим друг друга!
   Я надел свои нехитрые брюки. Маркел гневно обводил нас взглядом.
  - Ларин домой.
  - Папа, я... -
  - Не бойся дочка. Я верю, что вы любите друг друга. Просто хочу потолковать с твоим ... избранником.
   Ларин с сомнениями на лице удалилась.
   С ее уходом на меня накатилась ужасная слабость. Похоже, и мои силы истощаются. Лишь бы успеть уйти из деревни в человеческом облике...
  - Извините мне плохо, - сказал я пошатываясь.
  - Кто ты? Ты не из нашей деревни? - строго спросил меня Маркел.
  - Я отшельник. Проходил мимо... увидел вашу дочь... и....
  - Ну ну, - прохрипел отец, - если тебе плохо можешь идти.
  Я рванулся к воротам. Из последних сил бежал по узким дорожкам между домами. Должен успеть.
   У окраины деревни упал. Мой облик растаял. Я снова на четырех лапах. Снова двайну.
   Агр! Как же устал. Нет сил идти. Но нужно скрыться в лесу. Я и не знал, что использование третьего глаза так истощает! Агр.
   Хорошо, что тут никого нет. Сейчас я не в состоянии отбиться и от зайца... Третий глаз медленно закрывается
  Запах двайну? Ноздри затрепетали? Мокей? Где? Сзади?
  Я оглянулся. Наконечник копья вонзился в третий глаз. Острая боль заполнила мозг. Я зарычал.
  Агр. Мой третий глаз!
   Кинжал вонзился в сердце. Что сердце? Их у меня четыре. Агр, мой глаз!
  Кто? Кто посмел меня так ранить? Почему я не чую человека? Я чую... двайну!
  Я отпрыгнул назад, хвостом вырвал копье из глазницы.
   И тут, наконец, открыл свои глаза. Передо мной стоял человек... Маркел... Закутанный в плащ из шкуры двайну! Шкура с большим шрамом. Плащ из Мокея! Агр! Последний! Я все-таки последний!
   Но за что? За что Мокея? Он хотел мира! Агр. Маркел ты ответишь.
   Маркел подобрал копье. На мой рык сбежались остальные охотники.
  - Я знал Искорка, что когда вы используете третий глаз, особенно слабы, - улыбнулся Маркел. - Все как десять лет назад... Опять Двайну, опять третий глаз...только моя дочурка немного подросла.
  Маркел оглянулся на подбежавших охотников.
  - Вот братья мои охотники. Перед вами адский пес. Искорка, - представил зверя Маркел. - Ну что же ты пес не убьешь нас всех? Ты глупая тварь думала, что перехитришь людей?
   Агр! Нет сил. У меня нет сил. Агр! Двайну не умрет от рук людей! Нет! Только не сейчас.
  - Должно быть, ты последний? - спросил Маркел. - Иначе, твои братья были бы здесь, ведь вы не бросаете, друг друга в беде, и складываете головы, бросаюсь на выручку братьям. Спасибо Искорка. Для меня честь убить последнего адского пса...
  - Нет! - прорычал я.
   Люди отпрянули, услышав человеческую речь.
  - Он говорит! По человечески, - слышались возгласы.
  - Я продолжил свой род! Но не тебе убить меня жалкий двуногий. Агр!
  Из последних сил я поднялся на лапы.
  - Ты! - гневно кричал Маркел. - Ты посмел отложить свое семя в... в моей дочери?
  Агр! Мне приносит радость его злость.
  Однако гнев в его голосе испарился. Появилась радость.
  - Ха ха, искорка, ты сейчас сделал богатой всю нашу деревню. Когда появятся детеныши, радуйся - мы их не тронем. От малышей толку нет. А вот когда они вырастут... Шкуры, когти, пластины... Я озолочусь... Деревня станет богатой как никогда... ха ха ха Спасибо искорка.
   Агр! Эта тварь! Агр! Я убью тебя Маркел...
  Мощный прыжок и я перелетел через охотников. Когти цепляются за стены домов. Мощные толчки выворачивают дерево. Стремительно, тщательно распределяя последние силы, отталкиваюсь от домов. Вот ее дом.
   Сгруппировавшись, залетаю в окно. На кровати под присмотром двух охотников сидит Ларин.
  Охотники не успели среагировать, как мой хвост пронзил сердце сначала одному потом другому. О тишине заботиться не стоит.
   Ларин быстро села мне на спину, обхватила руками шею и крепко прижалась. С любимой на спине я прыгнул в пролом, и никто не посмел остановить меня.
  
   Агр! Из последних сил я добежал до пещеры. Деревня, лес, охотники - остались далеко позади.
  Ларин не отпускала меня из своих объятий.
  - Двайну они знали о наших отношениях. Они хотели вырастить наших детей, а потом убить их! Двайну...
  - Я знаю, - прохрипел я.
   Хвостом погладил ее нежные руки. Высвободился.
  - Двайну ты весь в крови... и твой глаз...
  - Не бойся Ларин. Это кровь врагов, - соврал я. - Ларин... я должен вернуться...
  Ларин снова кинулась на шею.
  - Нет! Ты не должен! Мы теперь будем жить вместе! Вместе построим в лесу дом...
  - Ларин... - из двух оставшихся глаз бежали слезы. - У меня нет больше третьего глаза. Если ты будешь со мной, тебя ждет смерть. Меня они найдут. Мне не превратиться в человека. Тебя они найти не должны! Подумай о наших детях. Агр! Я должен вернуться и остановить их. Ты знаешь своего отца. Он соберет всех охотников для Последней охоты! Охоты на меня! Ларин уходи. Как можно дальше. Другие города, где не знают о двайну. Уходи и продолжай мой род. Такого мое последнее желание.
   Ларин разжала руки. Вытерла слезы.
  - Двайну, я не хочу быть человеком. Двайну... Агр! Я продолжу Наш род. Не беспокойся двайну. Ты не будешь забыт, Двайну носивший имя своего народа! - она завыла как настоящий двайну.
  Я выскочил из пещеры. Агр! Она прекрасна. Агр! Я счастлив! Агр, у меня есть любимая! Агр, мой род будет жить! Агр! Я позабочусь об этом, не будь я двайну!
  Охотники не далеко ушли от деревни. Ведя впереди собак, окружали лес. Агр! Какая глупая ловушка! Они думают, двайну попадет в нее? В самом деле, дураки. Агр! А почему бы и нет?
   Без труда я оказался в самой середке захлопывающейся ловушки.
  Обессилено лег. Наконец появились охотники. Впереди ведя собаку, шел Маркел.
  - Где моя дочь, Искорка? - гневно спросил он.
  - Я съел ее двуногий!
  - Не ври! Вы не едите людей!
  - Уж лучшее ее съем я, чем она достанется тебе. Мой род кончен. Я последний. Но не вы двуногие убили ее. Я сам это сделал Агр!
  Маркел рассвирепел, спустил собаку. Так же поступили другие охотники.
  - Тем хуже для тебя Искорка. Из твоей шкуры я сделаю прекрасный плащ!
  Три собаки упали пронзенные хвостом. Две с перерезанными глотками. Зубы впивались в мягкие туши. Я встал на задние лапы, высоко поднял передние. Соединил когти и резко ударил одним об другой. Смертельные искры попали собакам на шкуры, быстро воспламенились. Запахло горелой шерстью. Поднялся вой.
  - Нет двуногие, вам не убить меня! - прокричал я. - Но Ты! - я показал когтем на Маркела, отправишься со мной!
   Молниеносным движением я насадил старого охотника на коготь и так же быстро отскочил назад. Пронзенный охотник все еще был жив.
  - Адский пес! - кричал он. - Ты отправишься в ад!
  Его крики услышали другие охотники, натянули луки. Полетели стрелы.
   Я засмеялся.
  - Агр! Именно туда я сейчас и направляюсь!
   Я скинул с когтя Маркела, пригвоздил его когтем на задней лапе. Снова поднял лапы вверх. И бесконечно долго ударял когтем о коготь. Искры падали на меня, на Маркела, на траву, кусты. Они летели всюду, приземлялись и мгновенно вспыхивали. Охотники не успели убежать, их окружил огонь. Адский огонь. Агр!
   Это мой последний рык.
  - АГР!
  
  В ту ночь пылал весь лес. Адский огонь потушить не удалось. Всю ночь по огненному лесу раздавался зловещий "Агр!" Оставшиеся жители деревни прятались по домам и запирали двери.
  На утро пожар потух. Огромная пустыня пепла стала могилой двайну, носившего имя своего народа. Двайну.
  
   Девочка увлеченно наблюдала за огнем. Словно по воле ребенка огонь приобретал причудливые формы.
  - Анита! А ну немедленно прекрати! - увидев это, крикнула нянька. Неуклюжая женщина подбежала к ребенку.
  - Это тебя братья научили да? - поинтересовалась она.
  Девочка помотала головой. Братья, наблюдавшие за этим из-за кустов, стремглав бросились на няню. Вырвали сестренку из рук женщины. Один мальчик посадил сестренку на плечи.
  - Да это мы ее научили! - признались няне мальчишки. В отличие от сестры они же говорили.
  - Но с огнем шутки плохи... - начала няня.
  - Оставьте их, - перебила няньку мать детей. - Пускай играют. Этот дар... подарок их отца...
  - Да госпожа.
  Мать подошла к детям и взяла дочку на ручки.
  - Агр! - весело произнесла дочь.
  - Что она сказала? - переспросила няня. - Агу?
  - Агр! - повторила мать, со звериными нотками в голосе.
  - Агр! - подхватили дети.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"