Аманди Хоуп: другие произведения.

Охота на Лису

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:


    Она маленькая хитрая плутовка, которая просто любит камешки. Такие красивые, блестящие драгоценные камешки. Он хранитель порядка, чей авторитет чтят даже преступники.
    История о хитроумной сложной игре, полной интриг и приключений, где соперничают юная девушка воровка с добрым сердцем и открытой душой, и умудренный жизнью герцог, с коварством змея выслеживающий добычу.

    Спасибо Оксаночке, моему любимому редактору, за её работу.


    За обложку благодарность Дунаевой Татьяне

    Группа ВКонтакте


Часть текста отсутствует. Не рассылается.
  
  
  
  Дыхание сбилось, нестерпимо кололо в боку, но я знала, что останавливаться сейчас никак нельзя. Даже оглянуться на преследователей не смела, слыша, что они не отстают.
  "Чтобы охота на лису была удачной, охотник сперва должен узнать обо всех повадках этого хитрейшего зверя, а для этого надобно ее выследить. И только выследив плутовку, и подобравшись к ней поближе, изучив ее, можно переходить к погоне, а точнее загону", - в голове всплыл отрывок из книги, однажды найденной в дедовой библиотеке.
  Охотившиеся на меня во главе со своим предводителем строго придерживались этих правил. Еще бы, герцог Лаисский - знатный охотник, никогда не возвращался домой без трофея.
  "Нет, нет и еще раз нет! Не хочу стать ничьим трофеем и тем более позволить себя поймать его светлости", - запротестовала мысленно.
  К моей радости, длинная прямая улица закончилась, разветвляясь на три небольшие извилистые улочки. Нырнула в ближайшую, лишь бы побыстрее скрыться из видимости догонявших.
   Не знаю, сколько я плутала по тем узким улочкам и кривым переулкам, словно настоящая хищница, заметающая следы. Счет времени был потерян, силы на исходе. Оторваться от погони не удавалось. Мои преследователи то отставали, то снова выныривали где-то совсем рядом. Появилось ощущение, что меня умело вели в определённом направлении, как загонщики на настоящей звериной охоте. Казалось, сейчас нырну в очередной переулок и выбегу на красные флажки. Хотя, нет, в моём случае это были факелы. Как только видела их свет впереди, тут же меняла направление движения.
  "Охота на лису с флажками весьма увлекательное занятие", - снова пришел на ум отрывок из той книги.
   "Самое главное - не дать лисе вырваться из облоги, не дать найти выход из замыкающегося круга..."
   Дышать становилось всё труднее, за бок уже даже не держалась, боль переросла в стадию тупой. Усталость накатывала волнами, иногда казалось, что ещё немного и не выдержу, упаду и больше не встану. Ноги еле несли, спотыкаться стала практически на каждом шагу. Но я буду не я, если вот так сдамся, ползти буду, но не остановлюсь, я найду этот выход.
  Дорогу впереди вновь осветили факелы, метнулась в сторону, и неожиданно обнаружила, что мне эта местность знакома. От радости даже быстрее заковыляла. Оставалось совсем немного - пересечь вот тот небольшой овражек, затем мост, а за ним трущобы и все, там уже моя территория. Вот он мой выход, мое спасение! Там меня преследователи не достанут, там даже камни у дороги и развалившиеся хижины на моей стороне. Там мой самый преданный друг Шкет...
  Осознание скорого спасения придало сил, и я побежала, что было мочи.
  Но, увы, недолго. Неожиданно послышался хлопок, а за ним запоздавший приказ: "Не стрелять!" Я узнала голос, знакомый до боли...
  В этот же момент меня будто кто-то с силой толкнул в бедро. Свалилась, как подкошенная, и кубарем покатилась вниз того самого овражка.
  Вскочила на ноги и тут же упала опять, бедро обожгла резкая боль. Неужели в меня стреляли? Нет, ни стрелы, ни ножа в ноге не торчало. Что это? Что за странное оружие? Перед глазами потемнело. Осторожно, преодолевая боль и головокружение, поднялась на ноги. Мне нельзя останавливаться, они совсем близко. Прикоснулась к бедру, пальцы ощутили что-то липкое. Кровь...
  "Гонимая преследователем, даже смертельно раненая лиса не умрёт, пока движется..."
  Раздумывать некогда. Надо бежать, я не сдамся. Вот он мост, совсем близко, а с той стороны бедные кварталы, там им меня не достать. Всего каких-то сто метров и свобода...
  Каждый мой шаг отдавался безумной болью, но я шла. Воздух из лёгких уже вырывался со свистом. Вот и опора моста... Ещё чуть-чуть... Почти середина...
  Странно, но шум погони перестала слышать. Может, от боли? Сделав ещё пару шагов, поняла, почему прекратилось преследование: с той стороны моста, где было моё спасение, тоже поднимались люди с факелами...
  Оглянулась: с другой стороны также отход перекрыт. Обложили меня, словно зверя. Всё, кажется, добегалась, лисичка...
  Прислонилась устало к каменным перилам моста.
  Как же болит нога... Рана всё еще кровоточила, если её не перевязать в ближайшее время, могу потерять много крови. Пока осматривала кровавое пятно всё расползавшееся по штанине, краем глаза уловила какое-то движение сбоку. Подняла голову.
  От толпы, что гналась за мной, отделилась фигура и стала ко мне приближаться. Уже с первых шагов узнала этого мужчину. Сомнений не осталось - ко мне медленно и осторожно, словно боясь спугнуть, шёл его сиятельство, герцог Лаисский, собственной таинственной персоной.
  Улыбнулась грустно. Так вот кто устроил на меня охоту. Конечно, я давно догадалась, кто за этим стоит, но все же до последнего не хотелось верить. Теперь убедилась воочию. Сердце так сжалось от боли, что потемнело в глазах, и я зажмурилась. Пусть бы кто угодно, но только не он, пусть по его приказу, только бы не лично, мне бы так было легче. Но ведь глава Тайной канцелярии всего лишь выполняет свою работу, от чего ж мне так плохо?
  Мы с ним, увы, находимся по разные стороны закона. Всё это я прекрасно понимаю, только сердце сжимается сильнее с каждым его шагом. Душевная боль перекрывает физическую. Как я могла ему поверить? Он же охотник, а я - мишень. И все, что было до этого - игра, способ подобраться поближе к наглой воровке, бросившей тень на его безупречную профессиональную репутацию.
  "Лиса - ловкий, хитрый и осторожный хищник и желанный трофей для любого охотника".
  Ну, что же, Лисичка, вот ты и стала трофеем, очередным трофеем. Ну почему же в той полезной книжке не было написано, что лисичкам нельзя влюбляться? Влюбленные они становятся доверчивыми, беззащитными и... глупыми.
  Наблюдая за шествием его сиятельства, присела на перила моста. Кажется, мой путь на этом и закончится. Печальная концовка, казалось бы, весёлой истории.
  Он остановился, уловив моё движение, когда я отодвинулась к самому краю.
  - Иди ко мне, - сказал так нежно, что у меня внутри всё сжалось, и протянул руку.
  В этот момент мне с безумной силой захотелось плюнуть на всё, забыть весь этот кошмар, поверить и пойти в его, такие родные и тёплые, объятия.
  Это же так просто - сделать несколько шагов. Только я не сдвинулась с места. Всего пара-тройка метров отделяли меня от любимого человека, но они словно стена, которую невозможно ни обойти, ни разрушить. И в этот момент память "услужливо" подкидывает мне сюрприз.
  "Я намерен засадить её на всю жизнь за решётку, там красота не понадобится!" - эта фраза его сиятельства набатом звучит у меня в голове, разбивая влюблённый туман в пух и прах.
  Отрезвленная такими воспоминаниями, впадаю в другую крайность - меня охватывает паника. "Не хочу за решётку!" Я панически боюсь тюрьмы. Одна только мысль о сырых застенках, о вечной ночи в темнице, о муках одиночества - приводит меня в состояние смертельного ужаса. Нет, никогда, ни за что!
  "Поведение лисы в минуты опасности может быть непредсказуемым..."
  Улыбнувшись немного виновато герцогу, оттолкнулась носочками от камня и полетела головой вниз, в тёмную гладь реки. Вся предыдущая жизнь пролетела перед глазами, вспомнилось, как все начиналось - весело и безобидно. Могла ли я тогда предвидеть, что мой авантюрный характер и безумная любовь к камешкам приведут к подобному финалу...
  
   І Часть
  
  Глава 1
  
  В свете уличных фонарей все вокруг кажется каким-то ненастоящим, сказочным, легко верится в нереальность мира. Если прищурившись смотреть сквозь полузакрытые веки на тускло-желтый свет ночных светильников, то картинка расплывается, и уже перед вами не обычные фонари с дымящимися факелами, а таинственные и загадочные звездочки. Только их сияние не далекое и холодное, как у небесных сородичей, а тёплое и мягкое, которое можно рассматривать бесконечно долго. От этого завораживающего света где-то в самой глубине души зарождается небольшой огонёк предчувствия волшебства и чуда. Он, разрастаясь и заполняя приятным теплом все внутри, превращается в удивительное облако надежд и грёз, которое с каждым мгновением трансформируется в мечту.
  С самого детства, сколько себя помню, любила гулять по ночам, чем вызывала беспокойство родных. За долгие полуночные похождения частенько попадало от моей любимой, ныне уже ушедшей в иной мир, бабули. Но никакая взбучка, даже с применением таких серьезных воспитательных аргументов, как ремень, не смогли отбить у меня эту любовь. Невзирая на запреты и наказания, снова и снова бродила по ночным улицам нашего большого и очень красивого города, и любовалась, погрузившись целиком и полностью в мир своих фантазий. И вот, детство осталось позади, но привычкам своим не изменяю и сейчас...
  После теплого весеннего дождика мостовая была "усеяна" лужами, в которых отражались ночные искусственные солнышки, отчего улица казалась сказочно нереальной. Этим вечером в воздухе стоял дурманящий запах цветущих деревьев. Весна уверенно набирала обороты, прибавляя к моему и без того приподнятому настроению дополнительную волнительную ноту.
  Вот уже полчаса как пребывала в состоянии эйфории, душа пела, сердце отбивало дробь, пританцовывая ей в такт. Неслась по ночному городу по-детски вприпрыжку, насвистывая веселенький незатейливый мотивчик. Передвигаться спокойно в таком триумфальном состоянии никак не получалось.
  На счастье (и это немаловажно для моего столь странного хобби), по дороге не попалось ни одного прохожего, да и откуда им взяться во втором часу ночи. А то они бы, скорее всего, запомнили странное, если не сказать сумасшедшее, создание, летящее куда-то на всех парах в столь позднее время.
  Вид сейчас, как, впрочем, и обычно, у меня был, прямо скажем, не аристократический, а скорее хулиганский. Сама по себе худощавая, невысокого роста, а в потёртой кепке с козырьком, скрывающим глаза, я производила, когда мне это было надо, впечатление мальчишки-оборванца, которыми кишмя кишат наши улицы. Руки всегда держала в карманах огромных шаровар, ансамбль дополняла курточка таких же необъятных размеров, где можно было спрятать не одну меня, а даже парочку. Да, девушку во мне признать было трудно, тем более привлекательную. В таком одеянии меня принимали за шпану с бедных кварталов. Хотя это заботило мало, даже было на руку - не привлекало ненужного внимания, тем самым превращая меня практически в невидимку.
  Сегодня же был особенный день, точнее ночь. В этот ночной час я сгорала от нетерпения, совсем немного и увижу его... Сердце трепетало в предчувствии чуда. Ещё пара шагов и...
  Добежав до парка, расположенного вдоль набережной нашей небольшой реки, с разбега плюхнулась на резную лавку, стоящую под самым ярким из освещающих этот уголок городского отдыха фонарей. Вдохнула полной грудью витавший здесь запах жасмина, вскруживший и без того мою пьяную от успеха голову.
  Наконец, ещё секунда, и этот долгожданный момент настанет, волнение достигло своего апогея. В мыслях изобразила торжественную барабанную дробь и медленно вынула из кармана руку, сжатую в кулак. Какое-то время сидела, пытаясь успокоить сбившееся дыхание, закрыв глаза, боясь разомкнуть ладонь. Затем медленно разжала пальцы...
  О, это чудо, это сказка! На моей ладони лежал он, играя всеми своими гранями в волшебном свете фонаря, что делало его ещё более неземным. "Маркиза!" - крупный бриллиант, весом почти 86 каратов, исполненный в виде капли росы.
   Его так назвали в честь какой-то там маркизы, имя которой давно кануло в лету. Согласно легенде этой даме уникальный камешек был преподнесён в дар за заслуги перед отечеством, и одарил её подобным образом сам король.
   "Интересно, какие такие услуги так щедро одаривались?" - я скептически скривила губы.
  Только ни одна маркиза, да что там маркиза, королева его недостойна! Только я!
  - Мой! - прошептала в экстазе, рассматривая драгоценность. - Теперь ты только мой!
  Нежно погладила его одним пальчиком, и в ответ камешек, как будто соглашаясь и одобряя, озорно подмигнул мне своими гранями.
  Обожаю! Блеск драгоценных камней сводит меня бедную с ума! Это выше моего естества, сильнее, и простого созерцания недостаточно, я должна обладать подобной красотой. Я и только я! Иначе моя душа никак не успокоится.
  И вот, предмет моего вожделения был передо мной. Я его украла! Да! Да! Я это сделала! Гордо задрав свой небольшой носик, шумно выдохнула и снова перевела умиленный взгляд на свое сокровище. Внутри зародилось и расцвело не передаваемое словами чувство торжества, укутав теплом и радостью всю меня. У меня получилось! Не просто получилось, я смогла это сделать виртуозно! Быстро и чисто, без сучка и задоринки. Не подкопаешься! Удовлетворенно хмыкнула: "Ай да я! Ай да молодец!"
  Этот камень сразу и безоговорочно поймал моё сердце и душу в свою сверкающую клетку. Это была любовь с первого взгляда. Лишь увидев его однажды, и то мельком, была покорена навеки. Он меня заворожил, очаровал, загипнотизировал. Это был мой бриллиант. А то, что некоторое время принадлежал кому-то другому, чистое недоразумение, уверяю вас. И я это должна была исправить!
  О! Это не далось мне легко. Целый месяц с терпением и упорством следила за баронессой Бассет, именно она на тот момент являлась хозяйкой драгоценности. Нет, скорее, просто носительницей, его хозяйкой могла быть только я. За это время всего лишь один раз видела свою "Маркизу". Тоскливо вздохнув тогда и пообещав ей мысленно, что скоро её вызволю, продолжила свою "охоту", ни на секунду не сомневаясь, что сдержу свое обещание.
  Баронесса надевала этот бриллиант только на самые торжественные приёмы и балы.
  И как раз сегодня подобный и состоялся.
  В надежде, что она вновь нацепит на свою, совсем не лебединую, шею мой камешек, отправилась в поместье графа Казати, где должна была состояться помолвка его единственной дочери. Чем не знаменательный повод?
  Господа никогда не обращают внимания на прислугу. И очень зря. Особенно во времена больших приёмов и пышных балов. Обслугу нанимают в помощь, что говорится прямо с улицы, лишь бы рекомендация была. А такая у меня имелась, благодаря знакомому мастеру, который в два счета подделывал любую бумажку.
  Собрав в кулак всю свою храбрость, и призвав ей на помощь наглость, отправилась на дело.
  В особняке меня встретила пожилая экономка, которая, не особо вчитываясь в рекомендательное письмо, бросила его небрежно в стопу подобных и сразу же отправила к кастелянше за униформой. Внимательно проследив за медленно спланировавшим листом с моими данными, хоть и придуманными, про себя отметила, что потом надо будет его обязательно уничтожить, следы оставлять не стоит. С этими мыслями двинулась в указанном направлении.
  Облачившись в форму, я стала ещё более незаметна в толпе безликой прислуги. В моём деле это очень важный фактор - оставаться как можно более неприметной. Во всем моём облике выделялись только глаза, по словам моего любимого дедули, необыкновенно яркие и выразительные. Дед мне с самого детства твердил, что они у меня наиболее запоминающаяся часть, потому их особенно надо прятать. "Прячь глазки", - неоднократно повторял он мне, обучая своему ремеслу. "Мой родной деда..." - сердце сжалось от боли. - "Как мне тебя не хватает! Вот уже два года, как вас с бабулей нет, а боль не становится меньше".
  Благодаря урокам деда и своему врожденному актерскому таланту, с годами в искусстве маскировки и перевоплощения я стала профи. Сегодня вставила заранее приготовленные линзы, сделавшие мои глаза блеклыми и невыразительными, ресницы слегка припудрила, дабы те выглядели не такими пушистыми и тёмными. Внимательно осмотрев себя, удовлетворённо кивнула. "Очень хорошо!" В этой мышиного вида личности меня никто не узнает.
  В комплект униформы помимо скромного закрытого платья с длинными рукавами и белого фартука входил еще и смешной чепчик, под который я с удовольствием спрятала волосы. Теперь, даже если кто-то захочет описать мой внешний вид, кроме белого передничка и нелепого чепчика ничего не сможет припомнить. Переодевший отправилась разведывать обстановку.
  Если смотреть со стороны, то как будто вокруг царил хаос. На самом же деле слуги сновали туда-сюда в строго упорядоченной суете, к чему и я вскоре присоединилась. Что-то таскала, вытирала, подавала. За два часа была настолько уставшая что и передвигала ногами скорей по инерции. Но труд, как любила повторять моя бабуля, облагораживает. Не думаю, что я с ней полностью согласна на данный момент, но какое-то удовлетворение всё же присутствовало. Наконец-то всё было готово к будущему приёму, нас отправили в крыло для прислуги, чтобы не болтались без дела под ногами. Пройдя на кухню, забилась в самый дальний уголок.
  Сердобольная кухарка, глядя на меня, покачала головой и выдала пирожок. Наверное, моё хрупкое телосложение вызвало в ней приступ сочувствия.
  Сдобу приняла с радостью, только сейчас ощутив, что из-за волнения этого дня, да и тяжёлой физической работы, сильно проголодалась. Медленно жуя предложенное лакомство, погрузилась в раздумья. По моим предположениям, баронесса должна сегодня нацепить бриллиант, ведь случай как раз подходящий, очень надеюсь на это. За время наблюдения за ней поняла, что особым вкусом данная персона явно не страдала и могла нацепить камень, невзирая на цвет и покрой платья. Осталось только молить провидение, чтобы сегодня баронесса не упустила шанс похвастаться дорогим аксессуаром. Иначе придётся начинать всё с начала, а работа прислуги, как я убедилась за сегодняшний день, совсем не моё.
  Иногда, выныривая из своих глубоких дум, прислушивалась к болтовне окружающих. Кухня, я вам скажу, лучшее место для сплетен. Здесь слухи рождаются, растут, взрослеют и отправляются в свободное плавание. Если хочешь всё знать о хозяевах, проведай их кухню - узнаешь много нового, интересного и полезного, что в моём деле особенно важно. Итак, я иногда прислушивалась к разговорам, не забывая при этом усердно жевать: вслед за пирожком, пошли в ход разные яства, возвращаемые с господского стола не тронутыми. А нам то что? Мы не гордые - не хотят господа кушать, прислуге больше достанется.
  В очередной раз уйдя в себя, шестым чувством ощутила странное оживление вокруг - как будто кто-то распахнул все двери и потянуло сквозняком. Я тут же навострила ушки.
  В центре всеобщего внимания была одна из девушек, прислуживающих за столом. Курносая и голубоглазая, довольно хорошенькая, одна из тех, которых хозяева мужского пола не пропускают, отчего они чувствуют себя чуть ли не центром Вселенной. Сейчас она как раз оправдывала моё мнение о ей подобных особах.
  По её словам и восторженным вскрикам толпы, оказалось, почтенное собрание соизволил посетить сам герцог Саблер.
  У меня шевельнулось какое-то неприятное предчувствие. Где-то я о нём уже слышала... Хотела было спросить: "кто это?", но вовремя себя одёрнула, меня никто не должен запомнить, даже слуги. Ведь всегда может найтись эдакий умник, который ляпнет: "а где та девчонка, что спрашивала о герцоге?" А это уже прямой путь к провалу.
  Услышав же, кем являлся герцог, прикусила язычок. Худшие опасения оправдались. Меня прошиб холодный пот - это ж надо было забыть главу Тайной канцелярии, грозу всех преступных элементов не только города, но и, пожалуй, всей страны. Хорошо, что промолчала, такой прокол все бы запомнили. Мне стало не по себе, даже аппетит пропал.
  Тем временем все присутствующие с благоговейным трепетом, открыв рты и затаив дыхание, слушали, а горничная продолжала вещать, пребывая в полном восторге от двух вещей - ну, в первую очередь от того, что сама стала центром всеобщего внимания, и от самого герцога, что приводило меня вообще в полное недоумение. Пока она с энтузиазмом первопроходца расписывала, какой он обворожительный и распрекрасный, я лишь тихонько фыркала в уголке, пряча саркастическую улыбку в кулак.
  В её глазах он был безумно красив, мужествен и так далее, и тому подобное. Вскоре от хвалебных речей этой восторженной кокетки меня начало тошнить. Но с другой стороны всё больше распирало любопытство, что ж за неписанный красавец такой.
  Я слыхала, конечно, о том, что герцог славится своими завоеваниями по части женского пола - рассказывали даже, сама принцесса попала под его чары. Но в тоже время, я слышала и легенды другого толка - к врагам герцог был, не просто жесток, а беспощаден. Вся наша братия его боялась до дрожи в коленках, одно упоминание его имени приводило в ужас даже бывалых. И вот эта вот ходячая легенда сейчас в зале. Эх, взглянуть бы хоть глазком... Мои мысли как будто прочитали, тоненький голосок откуда то из-за другого конца стола мечтательно пропищал: "Вот бы его увидеть!"
  - Пошли! - тут же с заносчивостью предложила рассказчица.
  - Что, серьёзно можно?! - удивилась обладательница чудного голоска, придя в дикий восторг.
  - Конечно! - с гордостью задрав голову, заверила "звезда" кухонного собрания, развернулась и прошествовала на выход.
  Самые смелые ринулись за ней, и ваша покорная слуга в их числе.
  Нам предложили подсматривать в замочную скважину. Народ сгрудился и, отталкивая друг друга, заглядывали в это маленькое отверстие, пытаясь что-то увидеть. Я подождала, пока общий интерес иссякнет и все разойдутся каждый по своим делам. И только когда в коридоре осталась одна, приникла к скважине. Обзор был, правда, совсем небольшим, но ракурс очень удачным. Кто же из них герцог? Может этот статный красавец-брюнет, или тот блондин крепкого телосложения, а может вон тот шатен с военной выправкой... И вдруг, то ли шестым чувством, то ли по тому, что вокруг него вилась стайка девиц. То ли от исходящей ауры властности чувствовавшейся даже здесь, я поняла, который из мужчин герцог. И хоть подробное описание, данное восторженной служанкой, совсем не соотносилось с той личностью в зале, но впечатление он произвёл. Его внешность оставила в моей душе неизгладимый след.
  Нет, чисто внешне было всё в порядке - мужественное лицо, тяжёлый подбородок, нос с горбинкой, но не это впечатляло. Особенными были глаза, красивого насыщенно-голубого цвета, но в то же время - холодные, бесчувственные, чудилось, из них на вас смотрит сама бездна. Он словно почувствовал моё присутствие, обернулся и уставился прямо в то место двери, где находилась замочная скважина и я за ней. Меня прошиб холодный пот. Показалось, что наши взгляды встретились, но этого не могло быть по определению - скважина совсем малюсенькая, и заметить меня было не возможно. Но, тем не менее, он смотрел прямо мне в глаза! Чувство было такое, что меня просветили насквозь лучом света, прочитав при этом все мои мысли, и на счёт желанного камешка в том числе. Пронзающий насквозь взгляд привёл меня в ужас, я чуть не закричала. Инстинктивно отпрянула от двери настолько резко, что тут же приземлилась на пятую точку. Хорошо, что к этому моменту все любопытные подглядывающие уже разбежались. Вот так не привлекаю к себе внимания...растяпа! Быстро поднявшись на ноги, и оглядевшись по сторонам, ретировалась на этаж для прислуги, твердо решив дальше кухни носа не высовывать. Правду говорят: любопытство кошку сгубило.
  Находясь под впечатлением от этих жутких глаз, на время даже забыла о своей цели.
  Но мой мозг меня спас, явив перед моим мысленным взором сияние вожделенного бриллианта. С трудом, но взяв себя в руки, приступила ко второй части моей операции.
  Схватив первый попавшийся под руку кувшин с вином, отправилась с невозмутимым видом в зал, втайне уповая, что распорядитель не обратит на меня внимания, так как форма официантов, обслуживающих за столом гостей, совершенно не отличалась от той, что мне выдали. Ещё полагаясь на свою удачу, надеялась, что и герцог, как и прочие господа, не обратят внимания на прислугу.
  Шествуя по залу, старалась ничем не привлекать к себе внимание и обходила страшного герцога подальше. Трюк мне удался, ловко снуя между столиками, осталась никем не замеченная, при этом, не забывая о своей цели. Отыскав взглядом мой бриллиант, вернее толстую шею на которой он томился, поняла, что снять камень в зале не представляется возможным - на него со всех сторон исподтишка завистливо поглядывали все собравшиеся знатные дамы. Если бы я решилась своровать его прямо на приёме, это заметили бы через пару секунд. Пришлось ни с чем ретироваться. Этот план оказался неосуществим, надо было подобное предвидеть, и у меня на этот случай был припасён запасной вариант. Переходим к плану Б.
  Есть шанс умыкнуть, когда баронесса будет собираться домой. В прихожей царит полумрак и лиц практически не видно. Можно под видом прислуги, обслуживающей гардеробную комнату, подать плащ, а дальше дело лишь в ловкости рук. Осталось отвлечь, горничную, дежурившую на входе, именно в тот момент, когда нужная дама направится к выходу и тогда дело за малым.
  Приём растянулся за полночь, я уже клевала носом в том самом уголке на кухне, когда, наконец, услышала долгожданные слова, что гости разъезжаются. Моментально взбодрилась и заняла удобную позицию для слежки, за кадкой с огромной пальмой. Отсюда был хорошо виден бальный зал и прощающиеся с хозяевами гости.
  В прихожей выдавала одежду ничем не примечательная девушка в такой же, как у меня, к моей радости, униформе. Хозяева сэкономили на одежде для прислуги, что мне было только на руку.
  Порадовавшись сему факту, в нужный момент подошла к ней. С сочувствующим видом завела беседу о трудной жизни и через минуту отпустила ту в дамскую комнату. Девчушка была так рада, что умчалась, даже не поблагодарив, а я осталась, практически уверена, что мою внешность она вряд ли запомнила.
  Удача сопутствовала мне. Через пару минут подошла ничего не подозревающая баронесса Бассет. И пока кавалер, сопровождавший её, замешкался в дверях, я поспешила накинуть ей на плечи дорожный плащ. Это слегка нарушало этикет - подобное должен был сделать сопровождающий даму спутник. Но выпитое чрезмерно шампанское дало о себе знать, и никому уже не было дела до соблюдения протокола. В итоге нехитрого манёвра плащ оказался на баронессе, а бриллиант в моей руке.
  Парочка, ничего не подозревая, проследовали на выход, горничная вернулась, благодарно мне кивнула, и тут же принялась за свою работу, а я поспешила удалиться восвояси. Далее ещё один заход в кабинет экономки - и моё резюме исчезает со стола. Униформу кинула в прачечной, где и переоделась в свою одежду, по которой во мне можно было теперь признать лишь забредшего в богатый квартал бедного сорванца.
  Чёрный ход - и я на свободе! Причем не одна! Мой камешек приятно холодил ладонь.
  Оказавшись за пределами особняка, перевела дух и еле сдержала радостный вопль.
  Первое серьезное дело и сразу успех! Все, что было раньше - так, мелочи, детские шалости, а это... Дед бы мной гордился! Не прошли его уроки даром. Сегодня его ученица сдала выпускные экзамены на "отлично"!
  Да, дед у меня был, ни много ни мало, король воров! Правда, последние годы жизни он сам этим делом не промышлял, так как по рангу не положено, а вот меня, любимую внучку, приобщил к сему забавному ремеслу ещё в далёком детстве. Уже в свои четырнадцать я была довольно известна в "узких кругах" под прозвищем "Лиса". Это прозвище мне сам дед дал за мою удивительную, как он говорил, передавшуюся по наследству, изворотливость и хитрость. Вот только никто не знал о нашем родстве, это была наша семейная тайна. Для всех Лиса - таинственная незнакомка, появившаяся неизвестно откуда пять лет назад и заслужившая за это время славу неуловимой и везучей воровки.
  Я рано лишилась родителей, они погибли, и их мне заменили дедушка с бабушкой, которые, увы, тоже не смогли избежать этой участи и умерли при таких же странных обстоятельствах. Хоть никто и не произносил подобного вслух - их убили. Эта проклятая борьба за власть, из-за неё и я должна теперь скрывать своё происхождение, иначе за мою жизнь не дадут и ломаного гроша.
  Целых семнадцать лет я была счастлива в любящих объятиях Сары и Ричарда Голдман.
  Ба была сторонницей строгого воспитания, а вот деда меня всегда баловал, его любовь ко мне была просто безгранична. Может, он чувствовал свою вину в том, что внучка осиротела... Король воров и живая легенда уголовного мира, непоколебимый и требовательный, а порою даже жестокий (но, насколько мне известно, всегда справедливый), только со мной становился мягким и нежным. Сколько я себя помню, мой любимый дедуля ни в чём не мог мне отказать, стоило лишь нежно к нему прильнуть, чмокнуть в щёчку и запеть, что он у меня самый лучший дедушка на свете, и я его очень люблю. Дед таял, как мороженное летом и позволял мне всё.
  Глядя на все это, суровая бабуля лишь качала головой и упорно пыталась сделать из меня хорошего человека. По её мнению, хорошим человеком я могла стать только тяжело работая вместе с ней на поприще народного врачевательства, и никак иначе. Моя ба была известной в нашем городе, и даже за его пределами, целительницей. От неё мне в наследство достался кабинет в самом центре города, который ей выкупил дед, за жуть какие баснословные деньги. И бабуля отлично знала, каким они добыты путём, но всегда помалкивала на сей счет, предпочитая закрывать на это глаза. Но нас с дедом с завидной регулярностью, строго раз в квартал, наставляла на путь истинный, пытаясь втемяшить в наши головы, что только "труд, и труд на благо человечества - это главный и единственный смысл жизни каждого добропорядочного человека". На что я ей всегда честно возражала: "А жить когда?!" Бабуля лишь молча хмурила брови, но была непоколебима в этом вопросе. И таки добивалась своего - я становилась приличной внучкой, правда, всего лишь на некоторое время. Сначала мой "общественно важный" труд сводился к помощи ба по хозяйству, а когда чуть подросла, я работала у неё в лаборатории. На первых порах бабуля меня допускала лишь только к грязной работе - убирать помещение и мыть лабораторную посуду, и то с опаской. Когда же я прошла испытательный срок, меня повысили в должности и допустили к изучению составов различных лечебных зелий и эликсиров. Хотя, чего жаловаться, мне всегда нравилось ставить опыты и придумывать новые настойки, соединяя эликсир от кашля с эликсиром от запора.
  Ба меня частенько ругала за подобные шалости, иногда даже "приласкивая" ремнём, но видя мою неисправимость, на некоторое время оставляла в покое.
  Дед никогда не читал мне морали, и с ним было всегда очень весело. Он тоже меня обучал, но своему хитрому и веселому, как для меня, ремеслу. Мы вместе ходили "на дело", и даже когда я срывала это самое дело, убегая, дед смеялся и подбадривал, что следующий раз всё обязательно получится.
  Характер у деда был лёгкий и смешливый, и он сам такой же, живенький, верткий, а когда деда улыбался, в уголках глаз появлялись любимые мной солнечные лучики морщин. Но что интересно, бабуля слушалась его беспрекословно, хотя и ворчала частенько, в основном о моём "дурном" воспитании. Дед всегда был авторитетом и за пределами своего дома, его уважали и даже боялись, хотя я не понимаю, как можно бояться такого добряка.
  Бабуля же, наоборот, огонь, а не женщина, но в душе тоже безмерно добрая и мягкая, хотя и вспыльчивая. Как разойдётся - мы с дедом "в кусты". Это он так смешно придумал, на самом деле мы прятались в нашем саду и играли в разные игры, например, укради рукавичку. Это такая игра, когда я должна была незаметно у деда прямо из-под носа утащить его рабочую перчатку. Когда у меня получалось, я так визжала от восторга, что ба нас тут же находила. Но к тому моменту она уже была спокойна и рассудительна. Гневаться долго бабуля не умела.
  Почему-то сейчас особенно остро почувствовала, как мне их не хватает... Так хотелось разделить свой триумф с моими самыми родными людьми. Представляю, что бы дед сказал, увидев бриллиант.
  - Марион, да ты уже взрослая! - а глаза такие добрые со смешинкой.
  Потом обнял бы и добавил, что он мною гордиться. Полным именем деда меня называл в особо торжественных случаях, а чаще Мари или Лисой, что мне гораздо больше нравилось. А вот ба, вряд ли бы одобрила такое "взросление" и прочитала бы длинную мораль по этому поводу, хотя в глубине души тоже бы гордилась достойной ученицей Короля воров. Недаром же они прожили столько лет вместе, и она всегда была верной и надежной спутницей своего короля.
  
   Глава 2
  
  В поместье графа Казати поднялся невообразимый переполох, причиной которого стала баронесса Бассет и ее исчезнувшая драгоценность.
  Баронесса обнаружила пропажу лишь у себя дома. Скинув небрежно плащ, она подошла к зеркалу полюбоваться собой любимой. Едва взглянув на своего зазеркального двойника, она вскрикнула, как ужаленная, и в ту же минуту бросилась бегом к известному особняку. Её спутник успел поймать ее уже на улице и на ходу засунул в карету, еле уговорив, что так будет быстрее. Добравшись до поместья графа, баронесса злобной фурией влетела в дом и закатила грандиозный скандал, чередуя положенные в данной ситуации сцены заламывания рук и потери сознания с отборными ругательствами, совершенно не вязавшиеся с обликом великосветской дамы, чем привела окружающий в неминуемый шок. По распоряжению хозяина ей немедленно подали успокоительные капли. Взбешенная женщина выпила их залпом, и сразу одним махом оправила вслед за лекарством пару-тройку бокальчиков спиртного.
   А в этот момент глава Тайной канцелярии, которому по долгу службы полагалось охранять покой и имущество мирных граждан, мило развлекался с очередной красоткой. Парочка, ничего не ведавшая о разыгрывающейся драме, уединилась в одной из предоставленных для подобного рода отдыха комнат второго этажа. Не известно, откуда узнав о местонахождении главного сыщика (хотя, можно с большой долей вероятности предположить, что об этом баронессе нашептала "по дружбе" какая-то несостоявшаяся пассия герцога), леди Бассет бесцеремонно ворвалась в потайную комнату и устроила незабываемый скандал. Она щедро сыпала обвинениями в адрес Саблера, причем часть из них были продиктованы скорее ревностью и уязвленным самолюбием, ведь ее-то саму обольстительный герцог обделил своим вниманием.
  Закончив свою гневную тираду, она перевела дух и с сарказмом добавила, что воры совсем распоясались и чувствуют себя настолько вольготно, что увели драгоценность прямо из-под носа самого главы Тайной канцелярии. Они больше не боятся "великого и страшного" Саблера, который только и способен, что козырять своими былыми заслугами перед молоденькими дурочками. Излив таким образом приличную порцию яда, баронесса с вызовом посмотрела в глаза герцогу и, подняв гордо подбородок, хотела было удалиться, но не тут-то было. Герцог не остался в долгу и выдал, что это как раз под ее носом произошла кража, но учитывая его размеры, и не удивительно, что та ничего не заметила. Баронесса, смешно взвизгнув, вылетела из комнаты, словно пробка из бутылки шампанского, громко хлопнув дверью.
   Герцог тяжело вздохнул. Слова словами, а чувствовал он себя прескверно, пусть и дал достойный отпор скандалистке. Хотя, пожалуй, переборщил чуток. Но укоры задели его за живое, тем более, что большая часть из них были заслужены. Расслабился он, потерял бдительность, уверился, что не посмеют, что будут сидеть по норам, как мыши. Верил что годы жесточайшего контроля не оставили воровской братии и шанса. Ан нет, нашёлся кто-то до того наглый, что не побоялся его. Наглый или глупый, скорей всего пришлый. Саблер с досадой стукнул о косяк двери. Такие вот эпизоды подрывают его власть, его авторитет, который он выстраивал и оттачивал. Никто ещё не уходил от него ненаказанным. Оплошал он сегодня, но уж больно хороша оказалась красотка, герцог взглянул в сторону соблазнительницы. Она обмахивалась веером, всё ещё пребывая под впечатлением от свидания. Герцог облизнулся, надо не упускать её из виду.
  А с воришкой он быстро разберётся не будь он глава Тайной канцелярии. Жестом вошедшим в привычку, выдававшим озабоченность, провёл рукой по жёстким волосам, и решительно принялся за расследование.
  Довольно быстро вошел в курс дела и, сделав пару-тройку распоряжений, организовал поиски пропажи. Были подняты на ноги почти все служащие его канцелярии, причем самые лучшие. Все входы-выходы из особняка немедленно перекрыли и тем гостям, кто вовремя не успел покинуть бал, пришлось не сладко. Прислугу тоже всю собрали в одной комнате.
  Герцог улучил минутку и подошел к пострадавшей и принес извинения за свое поведение, заверив, что приложит максимум усилий, чтобы в кратчайшие сроки отыскать ее драгоценность.
  - Найдите мою "Маркизу"! - томно прошептала баронесса герцогу на ухо, повиснув у того на плече.
  От волнения, а может и от излишка выпитого, у неё началась икота и дама вздрагивала всем телом при каждом вздохе, издавая громкий "ик!" При этом она осталась висеть на плече у Саблера, не давая тому проводить активные действия по поимке вора. Он попытался освободиться от икающей и при этом еще и ругающейся баронессы, но та вцепилась в него мертвой хваткой. Дабы избавиться от железных объятий, Саблер предпринял стратегический маневр, ловко выпрыгнув из своего фрака, оказавшись таким странным образом на свободе. Баронесса, не ожидавшая подобного и потерявшая в секунду опору, с размаху шлепнулась в слишком глубокое кресло, вовремя подсунутое кем-то, из которого ей самой выбраться, благодаря широким юбкам и корсету, было бы затруднительно. Герцог же, не обращая на неё внимания, с презрением отвернулся и приступил к своей работе
  Оказавшись в неудобном сидячем положении, дама растеряно оглядывалась по сторонам и продолжала крепко держаться за фрак, не зная, как выбраться из мягкого плена коварного кресла. Икота прекратилась. Через пару минут, оправившись от полученного стресса, она разразилась отборными ругательствами. Закончив свою гневную тираду, вновь издала оглушительный "ик!"
  Присутствующие захихикали, а молодой лейтенант, который в этот день был сопровождающим баронессы, подскочил к ней и подал руку, чтобы помочь встать.
  Попытки с пятой он ее поднял, сорвав при этом бурную овацию оставшихся гостей, которые с большим любопытством наблюдали за происходящим. Те, кто всего несколько часов назад ей завидовали, сейчас потешались над её положением. Надо отметить, что благодаря своей стервозности, баронесса имела множество "доброжелателей".
  Следующим номером программы было освобождение пиджака главы Тайной канцелярии из крепких и цепких "объятий" потерпевшей, а это тоже оказалось нелегким делом, потому как та не желала расставаться с трофеем.
  Кавалер, явно уже не раз пожалевший о том, что согласился сопровождать неугомонную леди на этот прием, начал просто тянуть сей предмет мужского гардероба на себя, но баронесса не отпускала. Парочка гостей пришла к нему на помощь, но дама и не думала сдаваться. Однако сдался фрак, разорвавшись пополам. Баронесса издала победный рык, подняв высоко над головой свою честно отвоеванную половину одежды.
  Выйдя победителем из довольно странного состязания, дама вдруг заметила кругом ухмыляющиеся лица, что повторно привело её в ярость, и баронесса принялась обвинять в краже всех окружающих.
  Утихомирилась она только перед рассветом и, загрустив, уснула в том же кресле. Дальнейшее расследование проводилось уже под её мерный храп, который крайне раздражал всех присутствовавших.
  Тем временем опрос свидетелей, проводимый лично герцогом, не принес никаких результатов и не продвинул следствие практически ни на миллиметр вперед. Были опрошены все гости и прислуга, но даже время и место, когда и где был украден камень, определить точно не удалось.
  Пока баронесса кружила по залу, бриллиант был на ней. Это неоспоримый факт, иначе кто-либо из дам обязательно заметил бы его отсутствие. Тогда получается, что его сняли на улице или в карете, только и это было исключено. И протрезвевшая за ночь баронесса и её кавалер утверждали, что они были совершенно одни, мимо даже мышь не пробегала. Саблер чувствовал, что он что-то упускает, что-то незримое ускользало от взора.
  ***
  Грусть не то чувство, которому я могу предаваться долго. Два года уже нет моих родных, но время не стирает ни печаль, ни тоску, мне их всё так же не хватает. Только надо двигаться вперёд, они любили жизнь, и я не буду предаваться печали.
  Всё же у меня есть с кем поделиться радостью. Скоро год, как я с Григом Олстоном. Мы встретились незадолго до окончания моей учёбы, уже после смерти родителей, в один из моих приездов в теперь уже пустой дом на каникулы.
  Григ оказался таким любящим и понимающим. Всё это время был моей поддержкой. Время до окончания учебы длилось нескончаемо долго, а каникулы в объятиях любимого пролетали, как один день.
  Нет, я должна рассказать ему. С кем же мне еще разделить свой триумф? А для меня это был самый настоящий триумф! Первое такое серьезное дело и сразу успех! Улыбнувшись, побежала по дорожке на выход из парка, но почти добравшись до арки, венчавшей вход, остановилась. Дед был бы против того, что я сейчас хотела сделать. Он запрещал мне открывать кому-либо тайну о том, что я и есть таинственная Лиса, вообще никто никогда не должен был узнать о моём настоящем происхождении. Но ведь Григу можно? Сомнения одолевали с новой силой.
  "Мы ведь с ним почти муж и жена, - пыталась уговорить я саму себя, - тем более, что после нашей свадьбы всё равно всё станет известно". Представляю, как вытянется его лицо. Я улыбнулась: больше он не станет относиться ко мне снисходительно, считая меня все еще ребёнком. Вот немного полюбуюсь моей драгоценностью и пойду к Григу, моему теперь уже официальному жениху. На прошлых выходных он сделал мне предложение. И я его приняла. Надеюсь, деда и ба одобрили бы мой выбор. Как же мне не хватает моих любимых дедули и бабули именно в такие моменты, когда надо принимать судьбоносное решение. Но мне все кажется, что они мне помогают и оберегают даже оттуда, где сейчас находятся...
  И вот сегодня, несмотря на успех, мне было как-то не по себе. Но тяжело вздохнув, я таки убедила себя в правильности поступка и хоть на душе таки скреблись кошки, усилием воли заставила их умолкнуть.
  Григ... Я мечтательно закатила глазки. Какой же он красавчик! Белокурые волосы, карие глаза, высокий, хорошо сложен. Он воплощал в себе все мои детские мечты о принце, и кличка у него в воровском мире была такая же "Принц", должно быть из-за его невероятной привлекательности. Даже манеры у него были, как у аристократа. Шептались, что он незаконнорожденный чей-то сын. И самое необычное во всем этом, что подобный человек остановил свой взор на такой невзрачненькой мне. Это было странно и удивительно, словно в сказке, происходящей наяву, да еще со мной в главной роли.
  Всегда была серой мышью. Дед говорил, что это очень хорошо для моей работы, чем неприметнее, тем больше шансов быть незамеченной, а значит и не пойманной. А ещё он всегда добавлял, что у его любимой внучки самые красивые в мире глаза. Думаю, он хитрил. Глаза у меня самые обыкновенные - серые. Черты лица правильные, губы немного пухлые, не совсем правильной формы, верхняя чуть выдается вперёд, создавая образ обиженного ребёнка. Волосы темного русого цвета, слегка вьющееся, слегка - это значит, что торчат туда, куда им вздумается, совершенно не считаясь с хозяйкой и ее желаниями. Потому на голове у меня всегда легкая одуванчатость. И вот на такое чудо предмет моих детских грёз обратил своё царственное внимание.
  Впервые я увидела его на весенней ярмарке. Проходящие в нашем городе ярмарки - это что-то невообразимое. Воздух пропитан ароматами праздника: запахом сдобных пирогов, сладостей, благоуханиями цветов. Улицы украшены разноцветными фонарями...
  А вечерами бывают танцы. С детства любила бродить между разряженными горожанами и теряться в толпе цыган. Цыгане - обычный атрибут любого праздника. Во мне они сразу же почему-то признавали свою, хоть это и крайне удивительно - я ведь сильно отличалась от смуглых, черноглазых и темноволосых цыганских девушек, однако это не мешало нашей дружбе. Наверное, они во мне тоже чувствовали непреодолимую тягу к свободе, бесшабашности и диким танцам. Водоворот веселья подхватывал и не отпускал, в воздухе витало возбуждение, сопутствующее праздникам, и томительно-сладкое предвкушение чего-то необычного. А для меня, неисправимой фантазерки и мечтательницы, это было самое замечательное и любимое время.
  Вот на одном из таких вечеров и познакомилась с Григом. Я любила танцевать в кругу цыган. И в тот день мне хотелось забыть все печали и я самозабвенно под зажигательный мотив, как обычно, кружилась в танце. Мои ноги двигались с безумной скоростью, и тело жило в такт музыке само по себе, я растворялась в ритме, не замечая ничего и никого. Вокруг кружились цыганки в пестрых платьях, сегодня и на мне было такое же - подарок одной из моих подруг по духу. Мы напоминали сказочные цветы, распустившиеся по весне прямо посреди площади. На нас смотрели с восторгом, особенно мужчины. Но я в свои семнадцать была худой и не фигуристой, пламенные взгляды, по обыкновению, доставались совсем не мне. Если быть честной меня это нисколько не смущало, а даже наоборот, я кружилась в своё удовольствие, упиваясь свободой.
  Однажды это правило изменилось. Наверное, я стала взрослей. Этот миг буду помнить всю жизнь. Увидев в толпе устремлённый на меня пламенный взгляд, споткнулась от неожиданности, моё сердечко впервые трепыхнулось и побежало вскачь, а волнение окрасило щёки румянцем. В тот день, где бы я не оказалась, куда бы ни пошла, меня везде сопровождал таинственный взгляд, ну, и естественно, молодой человек, кому он принадлежал. Я присаживалась у костра слушать задушевные цыганские песни, и он пристраивался напротив, возвращалась к столу за бокалом вина, и он появлялся рядом... Его присутствие будоражило мне кровь, заставляя сердечко быстрее стучать, какой девушке не льстит внимание противоположного пола. Потом пригласил на танец, и я пропала окончательно. Мы танцевали всю ночь напролет, и он прижимал меня к себе с такой нежностью, что я просто таяла в его руках, забывая обо всём. Рассвет мы так и встретили, не размыкая объятий.
  Пошла череда свиданий. Моё сердечко с радостью приняло любовь, начав оттаивать от холода потери. И незабываемые минуты счастья с ним. Я потеряла себя, больше не было маленькой избалованной девочки, я растворилась в новом неизведанном чувстве. Дни напролёт мечтала о встрече, а в короткие приезды домой рвалась к нему. Одно меня расстраивало, даже в те дни он часто уезжал по делам, и пропадал, бывало месяцами, и я не дождавшись, уезжала. С большим нетерпением ожидала окончания учёбы, надеясь, что теперь-то ничто не помешает нам быть вместе. Но, увы, его отлучки продолжались. Однажды его не было особенно долго, я извелась вся в ожидании, потому, когда он вернулся, забыла обо всём и бросилась в его объятия. В тот день мы стали близки, и решили пожениться. Вернее он, узнав, что он у меня первый мужчина, сказал: "Теперь всё, теперь я точно на тебе женюсь!". В сердце больно кольнуло от его слов, и тревожное чувство поселилось внутри но я не придала этому значения. На следующий день последовало официальное предложение. И вот теперь мы - жених и невеста.
  Я блаженно улыбнулась, надо Григу показать мою "Маркизу". Он оценит, ведь он тоже вор, и довольно известный в наших кругах, некоторые ему даже пророчат "карьеру" не менее успешную, чем у деда, а благодаря заработанному авторитету многие в нем видят нового короля. Вот так вот, внучка прежнего короля скоро станет женой нового. Смешно звучит, только меня эти титулы совершенно не волнуют.
  Полчаса ходу и я увижу своего любимого. Для визитов время, конечно, не подходящее, но ко мне, думаю, это не относится. Невеста может посещать жениха в любое время. Я бодрым шагом подошла к дому и практически взлетела по лестнице, перескакивая через ступеньку. Идти спокойно никак не получалось, меня переполняли эмоции и выливались наружу, а с лица всю дорогу не сходила улыбка.
  В доме было тихо. Должно быть все уже спали, а вот Григ вряд ли, он обычно подолгу работает, иногда просиживая в кабинете и всю ночь. В спальне света не было, и я направилась в кабинет. Из-под двери пробивалась слабая полоска света. Так и есть -работает в поте лица, трудяжка мой.
  Ходить я умею очень тихо, дед этому научил. Подкравшись, потянула дверь и уже открыла рот, чтобы закричать: "Сюрприз!", да так и застыла с открытым ртом. Сцена, которая передо мной открылась, запечатлелась в моей памяти, наверное, на всю жизнь.
  Прямо на столе, двое, один из которых мой Григ, занимались, как бы это помягче сказать, нет, не любовью, они просто удовлетворяли свои животные инстинкты, иначе это и не назовёшь. То, что сейчас происходило между этими двоими, не имело никакого отношения к любви. Мерзко, отвратительно, пошло... В полной тишине слышались только сдавленные стоны партнерши, шумное дыхание партнера и с одинаковой частотой повторяющийся скрип старого письменного стола. Штаны у Грига были полуспущены, а платье у его пассии задрано и закинуто ей на голову, так что лица было не видно, но я и так поняла кто это. Лизетта. Она всё время ошивалась возле Грига, и, видать, не зря.
  Мне стало противно. Внутри все как будто оцепенело, голова ничего не соображала. Совершенно автоматически я сделала шаг назад и бесшумно закрыла дверь. Не видя ничего перед собой, не понимая, что делаю, вышла на улицу. Лишь вдохнула свежего воздуха, как мне сделалось дурно, тошнота подкатила к горлу, и меня вырвало прямо на шикарную клумбу с цветами. Григ еще тот эстет и любитель прекрасного и у него хороший садовник, знающий свое дело. Вот и будет сюрприз им обоим.
  После того, как я освободила желудок, стало немного легче, жаль плюшек сердобольной толстушки, ушли зря. В голове прояснилось. Медленно поплелась в строну той самой набережной, откуда всего несколько минут назад так весело прискакала.
   Домой идти не хотелось. Да и что там делать? Выть в подушку от охватившей меня обиды и отчаяния? Мысли путались, пустота образовавшаяся в желудке добралась, кажется, и до мозгов. В голове лишь звоном отдавало: "Почему?" Ведь мы же хотели пожениться. Неужели это не предполагает верности? "Мужчины, наверное, другие - это им необходимо" - пыталась убедить себя и хоть как-то объяснить и оправдать подлость и предательство любимого. - "Нет! Ерунда это! Если мужчина любит, он не посмотрит на других женщин, у него просто нет в этом необходимости". В этом я была убеждена, видя пример всей жизни моих бабули и деда.
  Неожиданно в голове, как будто произошел небольшой взрыв, все пазлы начали складываться в ясную картину, стало ещё больнее. В груди ныло, было тяжело дышать. Захотелось расплакаться, я даже попыталась выдавить хоть одну слезу, надеясь на облегчение, но ничего не получилось.
  "Какая же я дуууууураааа!" - протянула я вслух, и мне ответило эхо пустынных улиц. Невероятная дура! Как можно было быть настолько слепой?! Все его отлучки месяцами, все нелепые отговорки, в которые верила безоговорочно. Я настолько ему доверяла, что даже когда однажды на празднике за общим столом он мне сказал, что в бокале не виски, а вино, я пила его мелкими глоточками, пытаясь смаковать. И сама не верила собственным ощущениям, потому что язык и горло пекло. Как стыдно! Полная дура! Как он, небось, потешался надо мной.
  Вспомнив почему-то сейчас именно этот случай, сразу все стало на свои места. И странные с насмешкой взгляды окружения моего возлюбленного. И Лизета всё время поглядывающая на меня с немым превосходством во взоре. И не только она. Я застонала, не в силах выразить словами постигшее меня разочарование.
  Но как же те удивительные моменты, что были у нас с ним?! Неужели только фальшь и ложь?
  Когда я вернулась с учёбы (это бабуля настояла на моём обучении целительству, и я сдержала слово, закончив академию уже после их смерти), он встречал меня на вокзале в четыре часа утра. А для этого ему пришлось всю ночь скакать на лошади по тёмным ночным дорогам, и все для того, лишь бы меня увидеть. Это был поступок. Ведь мог же спокойно дождаться в городке, но нет, он приехал. Встретившись, мы ещё долго стояли, обнявшись на перроне, и помнится, мимо проходивший пассажир, посмотрев на нас, хмыкнул в усы и удивлённо произнёс: "А, говорят, нет любви!"
  Мы переглянулись и рассмеялись. Он привёз меня к себе домой, накормил собственноручно приготовленным обедом. Это был единственный раз, когда он готовил. Теперь понятно, что просто очень хотел произвести на меня впечатление. А я не замечала... Как же я была счастлива, настолько боялась потерять его, что из весёлой и боевой девчонки превратилась в тихое, почти незаметное существо, смотрящее на него влюблёнными глазами. Никогда ему ни в чём не перечила, всегда старалась сделать приятное. В постели, конечно, была неумелой, но со временем я бы всему научилась. А он... Я застонала. Он меня даже не учил ни чему, как должен делать любящий мужчина, он никогда не пытался доставить мне удовольствие. Меня осенило: "Я никогда не была нужна ему, как женщина!!!" Это был удар ниже пояса, я согнулась от боли. Как стыдно!
  "Ну почему же я такая дууууурраааа?" - воззвала вновь к небесам, но те ответили молчанием.
  Внутри меня начала зарождаться такая ярость! Посетила очередная догадка: через меня он хотел добраться до власти. Завоевать себе место под солнцем другим путём не получалось. А тут внучка короля, небось, ещё и надеялся на большое преданное. Наверное, думал, после смерти деда мне досталось огромное состояние (не мог он знать, что это состояние исчезло в тот же день, как деда не стало). Зять самого короля воров! Ему бы открылись многие двери, а со временем и перспективы стать самому королём.
  "Ненавижу! Как же я его ненавижу!"
  Ненавидела я только его, на его дамочек моя ненависть почему-то не распространялась. Да и за что их ненавидеть? Такие же глупые создания, что и я. Повелись на его сладкие речи и красивые глазки.
  Захотелось с неведомой силой отомстить хоть как-то. В голове один план сменял другой, я нервно меряла шагами полосу песка на берегу, в свете луны он казался белым. Почесала затылок и по привычке сунула руки в карманы, и неожиданно рука наткнулась та что-то твёрдое и холодное. "Мой камешек! Как же я о тебе, родной, забыла?" Взглянула на него в лунном сеянии. Какой же он красивый! В голове неожиданно быстро сложился план мести.
  - Прости, родной, - сказала бриллиантику. - Но так надо! Я потом обязательно тебя вызволю! Не бойся, ты мой и только мой! - пообещала "Маркизе" и решительно направилась воплощать в жизнь свой план.
  Вновь передо мной дом Грига, только теперь мои глаза зло сверкают, а сердце замирает в предвкушении совсем иного. Тихо прокралась внутрь, ключи от входных дверей мне не понадобились. Замки я открывала с легкостью обыкновенной шпилькой. В доме, как и прежде, царила тишина. Охраны нет, ведь здесь не боятся воров. Я хихикнула: воровать ничего не собираюсь, а даже наоборот. Подойдя к двери спальни, прислушалась: никаких звуков не было слышно.
  "Умаялись, бедные. Спите, спите. Не стану тревожить ваш покой!" - злорадно прошептала двери и прошла к кабинету.
  Он был открыт, о недавней оргии ничто не напоминало, порядок на столе идеальный. "Надо ж какие, прибрались за собой!" Хотя, зная насколько педантично Григ относится к чистоте, даже не сомневалась. Как же меня это всегда бесило, когда поужинав вместе или просто выпив вина у самой кровати, надо было сначала убраться, а потом лишь могли приступать к постельным утехам. Снять с него одежду и швырнуть на пол - это было верхом неприличия.
  Но отвлекаться не стоило - дело прежде всего! Надо оставить камень так, чтобы сразу он не был виден, а при обыске обязательно нашёлся. Огляделась, и злорадно улыбнувшись, засунула бриллиант в китайскую вазу, довольно старинную, которую Григ обожал. Ещё раз извинилась перед моим камешком и так же незаметно, как вошла, покинула дом своего врага. Да, именно так! С этого дня он мой враг.
  Оставалось ещё кое-что, и я направила свои стопы к особняку маркиза Казати. Как и предполагала, там никто не спал, практически во всех окнах горел свет, а у ворот стояла карета Тайной канцелярии. Баронесса, по всей видимости, уже обнаружила свою пропажу и поставила всех на уши. То-то, наверное, досталось герцогу Саблеру! Ведь камешек увели практически у него из-под носа. Я собой ещё раз погордилась слегка и подошла к стоявшему у ворот вознице.
  - Кто-то умер? - спросила, как бы между прочим, с удовлетворением замечая вокруг таких же ночных зевак.
  - Нет, - лениво ответил тот. - Ограбление.
  - Ааааа, - протянула я. - Опять "Принц" балуется.
  И с этими словами отступила в тень в ожидании дальнейшего развития событий. Ожидание оказалось не долгим. Парень с легкостью проглотил закинутую мною наживку и уже через минуту возница отделился от кареты и быстро пошёл по дорожке к особняку.
  Дело сделано, пора и на боковую. Этот поступок мне был отвратителен, всё же предавать своих - последнее дело. Но я же не предавала, мало ли кто что болтает на улицах.
  Домой добралась уже на рассвете, тихонько прокралась в свою комнату и тут же улетела в мир грёз, сказался треволнительный день.
   Проснулась я, когда солнышко уже весело заглядывало в окно, а значит уже день был в полном разгаре. Потянулась, улыбнулась и... улыбка медленно сползла с лица. Воспоминания о вчерашнем дне, а вернее ночи, вломились болью в мою израненную душу. Крепко зажмурилась. Как стыдно! Сейчас, в свете дня, вчерашние происшествия вызвали невольный стон, а моя месть показалась детской и глупой. Это ж надо было пожертвовать ради такого моим камешком. Вновь обозвав себя дурой, свернулась калачиком и укрылась с головой одеялом, пытаясь таким образом отгородиться от неприятных воспоминаний.
  Но долго предаваться мучительному самокопанию мне не дали. В комнату вихрем влетела Кетти, моя экономка и кухарка, и горничная, и ближайшая подруга, всё в одном лице. Остальные слуги ещё два года назад разбежались, так как платить мне им было нечем. Не ушли только Кетти и старый Роджер, бывший ровесником деда и знавший нашу семью всю жизнь. Теперь он стал и конюхом, и дворецким, и всем, где необходима была мужская помощь
  - Уже проснулась? - воскликнула она нервно.
  - Что случилось? - тут же насторожилась, удивлённая тоном экономки, высунула голову из-под своего укрытия и с интересном на неё уставилась.
  - К тебе посетитель, - ответила Кетти на мой немой вопрос, и с дрожью в голосе полушепотом добавила: - Сам герцог Саблер пожаловал...
  
  
  Глава 3
  
  После известия Кет о незваном госте я вскочила, как ошпаренная и принялась метаться по комнатке. Волосы дыбом, глаза от ужаса огромные, в голове ни одной умной мысли.
  Экономка ещё более затряслась от моей реакции.
  - Что ему здесь нужно? - прошептала я, с надеждой глядя на неё, хотя понимала, что вряд ли она сможет мне дать ответ.
  Моё сердце ушло в пятки, да там и осталось, глаза стали ещё больше. "Неужели попалась? Неужели на этом всё?! Так глупо и нелепо, из-за вздорной выходки! Я где-то наследила, и моей воровской карьере пришёл позорный конец. Отомстить, видите ли, решилась, глупость какая, детский сад... Такие дела не делаются сгоряча и в запале. Как там гласит народная мудрость? Месть - это блюдо, которое подают холодным! А я... Эх, глупая девчонка... Эмоции затмили разум и вот он результат! Когда дед был рядом, и я была профи в своем деле, а без деда я не коварная и неуловимая Лиса, а так, лишь ее хвостик и тот куцый".
  Наверное, эти мысли отразились на моём лице. Кетти только жалобно заскулила и потянулась за носовым платком, а глаза уже до краев заполнили слезы. Она давно служила в нашей семье, потому, хорошо знала, кто такой герцог и что от него можно ожидать. И будучи натурой ранимой и слабой, сейчас тряслась, как осиновый лист, искренне переживая за шкуру своей нерадивой хозяйки, то есть меня.
  Мне тоже захотелось превратиться в дрожащее испуганное создание, забиться под кровать и переждать это время. Как ни странно, но именно потерянный и беспомощный вид экономки привел в чувство, заставив взять себя в руки и справиться с эмоциями, так некстати охватившими меня. Несмотря на то, что Кетти была старше вдвое, я чувствовала ответственность за ее жизнь и безопасность. Еще раз отругав себя мысленно за ребячество прошедшей ночи, окончательно успокоилась.
  - Приведи себя в порядок и приготовь чаю. Скажешь гостю, что я скоро спущусь, - выдала приказным тоном.
  Та лишь отрицательно закачала головой, а из глаз таки полились полноводные реки слез.
  - Говорят, он умеет читать мысли, - в ужасе выдавила она из себя и попятилась к стене. - Нам конец!
  - Кетти! - строго прикрикнула я, начиная терять терпение. - Какие у тебя мысли? Нечего ему там читать.
   Это было грубо, но как иначе привести её в чувство. От моих слов она начала оседать по стеночке. Спокойнее, не надо перегибать палку, иначе я совсем доконаю человека.
   - Это полная чушь, сейчас читать мысли уже никто не умеет, - добавила как можно убедительней, но сама не была уверена в своём утверждении.
  - Он ччччувствует эммммоции, и всегда знает, когда ему вввврут, - не сдавалась Кет, сквозь дрожь, пытаясь говорить.
  О нём ходили подобные легенды. Правда это или нет, но его боялись и обходили десятой дорогой, особенно те, у кого рыльце, или правильнее мордочка, "в пушку", то есть такие как я. Говорили, что ему стоит взглянуть на человека, и он сразу знал - виноват тот или нет. Ещё никому не удавалось уйти от главы Тайной канцелярии. Даже прозвище у него было страшным - "Змей". Он так умел обвести вокруг пальца преступника, что тот сам сознавался во всех грехах и даже тех, которые не совершал. Но слухи слухами, а и голову на плечах иметь надо. Вряд ли в наше время кто-то умеет читать мысли, магии давно нет в мире, а все нынешние чтецы мыслей и предсказатели судеб просто шарлатаны. И от силы один процент из них просто умеет читать по лицам или жестам. К подобным, думаю, и относится герцог. И значит, надо просто контролировать себя, чтобы ничем не выдать причастность к ночным событиям. В том, что визит герцога связан с "Маркизой" я не сомневалась. Итак, Лисичка, включаем актрису и вперед! Только сначала надо Кетти привести в чувство.
  - Мне кажется, всё намного проще, - решив успокоить бедняжку, присела рядом и, приобняв ее, стала убеждать тоном, каким говорят родители с неразумным дитём: - Он просто обладает хорошим чутьем и интуицией, и за годы работы научился видеть людей насквозь. А всё остальное - байки, и не удивлюсь, если он сам их и придумывает.
  Увидев по лицу служанки, что лед тронулся, и мои слова возымели нужный эффект, я встала и принялась умываться.
  - Предложи пока его светлости чай с твоими фирменными пирожками, - продолжала я, отфыркиваясь под струей холодной воды. - Они у тебя удивительные получаются, так гляди, страшный герцог тут же раздобреет и не станет ни в чём подозревать нас, милых дам. К тому же нас и подозревать то не в чем,- и заговорщически подмигнула.
  Кетти ещё немного по сопротивлялась, но всё же отправилась выполнять распоряжение.
  Собиралась я медленно, обдумывая на ходу, что может мне нести визит страшного герцога. Неужели где-то я таки наследила? Попробовала припомнить в мельчайших подробностях события вчерашнего дня и последующей ночи. Ничего не получилось впопыхах, на это требовалось гораздо больше времени, чем те несколько минут, что были у меня. Главное убедить коварного Змея, что я ни сном, ни духом об ограблении, так как весь день провела... Кстати, где же я его провела? Ну, например, скажем, у себя в лаборатории. Точно, именно там! Практически идеальное алиби! Правда, подтвердить это никто не сможет... Но и опровергнуть тоже. Решено, так нагло и заявлю - весь день работала в своей лаборатории и засиделась там допоздна.
  Лаборатория была не совсем моя, точнее моей она стала после смерти бабули, перешла по наследству. Я продолжала в ней изредка работать, хоть снадобья и прекратили пользоваться спросом. Но всё же иногда ко мне заглядывали пожилые приятельницы моей ба, скорей из сострадания, чем за помощью, но я и этому заработку была рада. Возможно, постепенно, когда все поймут, что я тоже не плоха на целительском поприще ко мне повалят толпами больные и немощные со всей страны. А пока лаборатория сойдёт как прикрытие моим чёрным делишкам.
   С алиби разобралась. А что дальше? Всего же не продумаешь? А вдруг... А, ладно! Буду импровизировать! С чем-чем, а с импровизацией у меня всегда выходило намного лучше, чем по заранее придуманному сценарию. Самый мой лучший план - "на месте разберёмся" или "сориентируемся по ситуации", главное держать ухо востро и не болтать лишнего. Выйдя из комнаты, остановилась, сердце колотилось как бешеное, руки мелко тряслись. Это плохо. Пришла в голову мысль "не выпить ли валерианы?", но тут же её отмела. Лекарство притупляет реакцию, а разум должен быть светел, волнение придаст ему остроты и увертливости. Это усвоила из уроков деда, оттуда же научилась держать лицо, в любой самой критической казалось бы ситуации. Герцог не умеет читать мысли, но может поймать на лжи по малейшей интонации или жестам. Поэтому ответы на его вопросы нужно строить так, чтобы минимизировать ложь. Дед меня учил подобному и его уроки не должны пройти зря.
  * * *
  Глава Тайной канцелярии внимательным взглядом обвёл гостиную короля воров. С прошлого раза, пару лет назад, когда он сюда заходил, вроде бы ничего не изменилось - та же обстановка, те же прозрачные занавески на окнах, те же пейзажные картины на стенах, но чувствовалась утраченная теплота, уют, царивший здесь когда-то. Всё было стерильно чисто и на своих, казалось бы, местах, но что-то незаметное утрачено. Гостиная в нежно-бежевых тонах стала обезличенной, нежилой, как в отелях. Как будто со смертью хозяйки ушла и душа этого дома.
  Герцог хорошо был знаком с покойными ныне хозяевами этого в прошлом знаменитого особняка, хотя их приёмной внучки ни разу не видел, и это только сейчас ему показалось странным. Но о ее существовании знал, равно как и о трагедии этой семьи...
  Сегодня он сюда примчался по ему одному понятному порыву, не поддающемуся логике и объяснению. Что это было? Интуиция или предчувствие? Или же просто любопытство?
  Украденную драгоценность обнаружили в доме Принца с поразительной лёгкостью, Причем хозяин и сам искренне удивился присутствию в его доме такого "гостя". Он настолько был ошеломлён находкой работников тайного ведомства, что понадобилось какое-то время, мужчине прийти в себя. Саблер сразу понял, что того подставили, это было ясно, как Божий день. Следующий вопрос был: кому это было нужно? И здесь довольно таки длинный список претендентов, уж очень многим насолил Принц воров.
  Григ, очнувшись от шока, стал усиленно оправдываться, но герцог делал вид, что не верит ни единому его слову. Как же ему нравилась вся эта ситуация! Ее можно было бы использовать, чтобы посадить этого воришку в тюрьму, тем самым ослабив его власть и авторитет в преступном мире. До герцога доходили слухи, что он метит занять кресло самого Короля. И хоть Григ в своё оправдание привёл достаточно веские доводы, Саблеру хотелось упрятать того за решетку, так и чесались руки воспользоваться этим подарком судьбы. Аргументы Олстона были логичны, что он, дескать, не настолько глуп, чтобы прятать камень у себя в доме, к тому же у него на носу женитьба и уж совсем ни к чему такой скандал. Он, Григ Олстон, как истинный джентльмен, не позволит себе, и другим тоже, расстраивать свою невесту, порядочную девушку, и порочить ее честное имя, и т.д., и т.п. Вор ломился прямо сейчас идти и отыскать того "гада", подставившего такого "уважаемого" человека. Версии выдвигались разные, но всё сводилось к одному - борьба за власть.
  После ночного общения с Принцем герцогу захотелось познакомиться с его невестой. Он удивился, узнав, кем является девушка. Но, помня далеко идущие планы женишка, он понимал, что это было не так уж и неожиданно. А что, жениться на внучке короля - хороший ход, который упрочит его позиции.
  * * *
  Глубоко вдохнув и шумно выдохнув, дабы справится с волнением, нацепила равнодушную маску и отправилась вниз по лестнице к гостиной. Прежде чем открыть дверь ещё раз проделала дыхательную гимнастику, распрямила плечи и смело вошла.
  Гость расположился за небольшим журнальным столиком в глубоком кресле. Кет в этот момент наливала ему чай. При моём появлении герцог вскочил, едва не опрокинув на себя кипяток. Его галантность удивила несказанно, ведь господа никогда не приветствуют низшее сословие, даже если перед ними женщина. Эта выходка гостя выбила меня из колеи и я на секунды забыла о контроле над своими эмоциями и удивление проступило на моём лице. Поспешила взять себя в руки, но, видимо, герцог все же успел заметить мое кратковременное замешательство, потому как стал с интересом меня рассматривать, при этом еще и ехидненько так улыбаясь. "Вот, мерзавец... Весело ему!" Я гордо вскинула голову и посмотрела на него с вызовом, наши взгляды встретились, мне стало не по себе. Его взор был такой едкий, колючий, словно насквозь меня пронизывал. Бррр... Жуткое ощущение.Но ни единый мускул больше не дрогнул на моём лице - не стоит ему показывать, что я боюсь.
  - Разрешите представиться: Давей Саблер, герцог Лаиский, - начал он первым, следуя этикету.
  Я вздрогнула от звуков его голоса, а по телу побежали мурашки. Вот это эффект! Его и без того приятный баритон обладал дополнительно еще каким-то непонятным мне магнетизмом. Бархатный с хрипотцой, с первых звуков привёл в трепет моё сердечко, так бы слушала его еще и еще... Вот и первый секрет его неотразимости, даже я ощутила силу притяжения, но вовремя себя одернула.
  - Очень приятно, - присела в лёгком реверансе, бабуля хоть и с большим трудом, но привила мне светские манеры. - Марион Джемма Голдман, - представилась в ответ.
  - Марион Джемма, - повторил герцог медленно, растягивая слова, словно пробуя мое имя на вкус, смакуя каждый его звук. - Маленькая возлюбленная драгоценность, - добавил он с загадочной улыбкой.
  - Что? - невольно удивилась еще раз, не сдержав эмоций.
  И тут же чуть не зарычала от досады - бестолковая же я ученица и совсем никудышная актриса, если пара слов так выводят меня из состояния равновесия! Кажется, я слегка переоценила свои способности или же недооценила Саблера.
  - Так переводится ваше имя, - пояснил герцог.
  - А, не знала, - призналась честно, а про себя подумала: - "Интересно, а что значит его имя, Давей? Страшный и ужасный, должно быть".
  Закончив с церемониями, мы присели к столу. Какое-то время в тишине пили чай. Стараясь не поднимать глаз на герцога, внимательно рассматривала узор на чашке, салфетки на столе, в общем, строила из себя милую смущённую простушку. Противника нужно ввести в заблуждение, убедив в том, что ты не представляешь для него никакого интереса, а тем более угрозы. Кетти же, наоборот, буравила его недобрым взглядом. И откуда в ней только смелость взялась? Совсем недавно дрожала, не в силах вымолвить и слова, а сейчас того и гляди дырку просверлит в герцоге своими глазищами. Нужно ее отослать подальше, а то как бы моя заступница чего не учудила и не сдала меня, сама того не ведая.
  - Кетти, вы можете быть свободны, - сообщила ей, но она не сдвинулась с места. - "Что ещё задумала эта глупышка? Преданность её была безгранична, а вот ума, увы, природа не додала".
   - Кет, - повторила я гораздо строже. - Оставь, пожалуйста, нас с его светлостью наедине, у нас важный разговор.
  Она на меня многозначительно зыркнула, дескать, сама нарываешься на неприятности, и, гордо вздёрнув носик, всё же пошла к выходу. Я с облегчением вздохнула. Герцог с нескрываемым интересом наблюдал эту сцену, поэтому пришлось дать ему объяснения:
  - Кетти считает своим долгом опекать меня, особенно после смерти моих родных, для неё я ещё ребёнок.
  Саблер улыбнулся загадочно:
  - Да, старые слуги повзрослевших хозяев долго ещё считают детьми, так бывает. Вам повезло, сейчас не часто встретишь такую преданность.
  Мне не понравился его высокомерный тон и еле различимые пренебрежительные нотки, когда он говорил о слугах, но я предпочла промолчать в ответ, сделав вид, что не заметила этого, и лишь только кивнула, якобы соглашаясь.
   Чаепитие подходило к концу, я всё ждала, когда же высокородный лорд соизволит сказать, зачем пожаловали, и как будто в ответ на мои мысли он поставил чашку на стол.
  - Леди Марион, - нарушил тишину, - вам не о чем беспокоиться. Вижу, что мой визит пугает, и вы напряжены, но уверяю вас, я не представляю абсолютно никакой угрозы.
  "Это он мне предлагает расслабиться в его присутствии? Ну, уж нетушки... С вами, герцог, надо держать ушки востро, а то, поддавшись обаянию и поверив сладким речам, можно и в клетку угодить".
  Сложившаяся ситуация была бы комична, если бы не опасность возможного разоблачения, о которой я снова легкомысленно забыла. "Глава Тайной канцелярии и не представляет для воровки угрозы?! Вот так насмешил!" Я едва сдержалась, чтобы не захихикать, вовремя прикрывшись чашкой и спрятав за нею улыбку. Странно, сейчас я была совершенно спокойна, компания герцога казалась приятной, а сам гость симпатичным. "Приятная компания? Симпатичный гость?" Это открытие отрезвило меня. "Как же он ловко всего одной фразой завоевал мою симпатию..." - по спине пробежал холодок. - "Мари, этот враг сильнее тебя намного, держи себя в руках". Я оторвалась от созерцания стола и перевела взгляд на герцога, чтобы ответить, но замерла.
  Он, оказывается всё это время, не скрываясь бессовестно за мной наблюдал и, судя по ухмылочке, его это забавляло.
  Смущённо вновь опустила глазки.
   "Как не хорошо с вашей стороны, уважаемый герцог, так бесцеремонно рассматривать молоденьких невинных девиц. Ладно, пусть и не таких уж и невинных и не совсем девиц, но всё равно не прилично", - подумала про себя, но вслух, естественно, ничего не сказала.
  - Леди Марион, что вас связывает с Григом Олстоном? - спросил вдруг напрямик.
  "Вот так сразу, как обухом по голове. Да, глава Тайной канцелярии не любит ходить вокруг да около. Ну и приемчики у него, однако. Вообще-то приличным девушкам подобные вопросы не задают..."
  Вновь подняла на него глаза и тут же пожалела. Лучше бы и дальше сверлила взглядом скатерть. Он так на меня смотрел, как будто всю душу мою, всю подноготную знает. Жуткие глаза, холодные и безжалостные. У меня сердце забилось где-то в районе пяток, ладошки стали холодными и липкими. Украдкой вытерла их о платье. Внутренне поёжилась под его взглядом, но внешне пыталась держать марку.
  - Он мой жених, - ответила на удивление ровно, без дрожи в голосе, и что особенно хорошо, без сарказма.
  Чего мне это только стоило! Как бы это было ни противно, но он, действительно, всё ещё мой жених, а значит, почти не соврала.
  Вновь опустила глазки не в силах смотреть на него, не мне с ним тягаться игрой в гляделки. Подобным взглядом он, наверное, смотрит при допросе на бедных узников, а те с перепугу признаются во всех смертных грехах. Не хотела бы я оказаться на их месте.
  - Жених, - повторил он с какой-то странной интонацией. - Значит, вы знаете, как он провёл вчерашний день?
  - Ничего это не значит, - ответила, резче, чем следовало. - Вчерашний день мы провели не вместе.
  "Мама дорогая, закипаю. Спокойнее, спокойнее... Представим себя, на чудесной лесной поляне, вокруг летают бабочки, поют птицы..."
  - И как же, позвольте узнать, вы провели вчерашний день? - и ехидно так прищурился.
  - Вчерашний день... Сейчас припомню... - помедлила немного с ответом, чтобы не показать, что ответ заготовлен заранее. - Люблю, знаете ли, работать в лаборатории. Она мне по наследству осталась от бабули, изготавливаю там эликсиры, мази, - вся фраза получилась чистейшая правда.
  - Похвальное занятие, - кивнул герцог. - Всегда хотел знать, что происходит в подобных лабораториях, - и умолк, предоставляя мне возможность ответить.
  "Прощупывает почву. Ух, ирод! Но мы тоже не лыком шиты".
  - О, заверяю вас, ничего такого интересного, всё как обычно, - ответила, мило улыбнувшись, и принялась ему читать лекцию о зельях и настойках, о том, как важно соблюдать рецептуру и использовать качественное сырье и тд. и т.п.
  "Тут ты попал, дорогой герцог! Об этом могу болтать безостановочно. У меня хорошая школа, ба спуску не давала, и учеба все же не прошла даром, какие-то знание да вложили там в мою бестолковую голову". Чтобы привести герцога в состояние близкое к засыпанию, тон повествования переняла у нашего занудно преподавателя по целебным травам, как будто разговариваю с полным недотёпой, с поучительной ноткой в голосе. По идее, через несколько минут ему должно стать скучно и он просто обязан был начать зевать. Но нет, герцог слушал с неподдельным интересом, и я, вдруг, обнаружила, что и сама увлеклась, сменив тон, и давно рассказываю с завидным энтузиазмом.
  "Ох, ну и коварный же он тип! Вновь совершенно усыпил мою бдительность".
  Вновь замолчала и потупила глазки. Ничего, из каждой глупости можно сделать выгоду, пусть думает, что перед ним недалёкая наивная особа, без особого интеллекта. Хотя, чего скрывать, я так себя и веду.
  - Вижу, вы много знаете о целительстве. Обучались где-то? - вкрадчиво спросил глава Тайной канцелярии.
  - Да, окончила специальную школу, - ответила с гордостью, и притихла.
  "Ох, не нравится мне его душевный тон, не нравятся разговоры ни о чём. Почему он не спрашивает о главном? Почему ещё не было произнесено и слова о похищенной драгоценности и похитителе?" Опять стало страшно. "Он со мной играет, как кошка с мышью, а я даже понять не могу, как вести себя. Или это такой ход, чтобы выбить у меня почву из-под ног, запутать, увести в сторону? Сколько же будет длиться ещё эта пытка?"
  - Простите, а почему вы меня об этом спрашиваете? - не выдержала-таки.
  Он молчал в ответ, лишь сверлил взглядом. Предполагается, что добропорядочный гражданин не должен чувствовать себя виноватым. Я не была добропорядочной, потому окончательно сконфузилась, и когда уже не ожидала ответа, услышала:
  - Произошло очень странное происшествие, - и опять пауза.
  - Какое? - меня эти паузы уже выводят из себя.
  - Похищен ценный предмет и в этом подозревается ваш приятель.
  - Жених, - поправила я, но он на моё замечание лишь скривил губы в презрительной усмешке. - И что значит подозревается?
  - А то и значит, что похищенный предмет был найден у него в доме.
  - В доме? - надеюсь, я хорошая актриса и мне удалось изобразить изумление. - То есть, если предмет найден - то преступление раскрыто?
  - Получается так, - тихо произнёс герцог, о чём то задумавшись.
  - Что же вы от меня хотите? - брякнула, и только потом сообразила, что по идее, должна защищать своего "горячо любимого" жениха.
  - От вас? Ничего. Я узнал всё, что хотел.
  Произнесено было таким тоном, что меня бросило в холодный пот. "Ужасный человек, больше никогда не хочу с ним встречаться". Впервые мне захотелось вернуться на истинный путь и начать прилежно работать на почве целительства.
  - Я могу его увидеть? - пытаясь реабилитироваться, спросила, с мольбой заглядывая в глаза герцогу. - Мне не верится в его виновность. Хочу поговорить с ним.
  - Пожалуй, я смогу это устроить, - ответил загадочно тот, потом как-то поспешно встал, и грациозно поклонившись, вышел за дверь.
  ***
  Саркастическая улыбка расцвела на лице герцога, лишь только он покинул не особо для него гостеприимный дом теневого короля. Погрузившись в свои мысли, задержался на крыльце, смотря куда-то вдаль, не замечая ничего вокруг.
  "Итак, на арену вышла внучка короля? Нет, - тут же отмел он это предположение. - Да и девчоночка совсем не похожа на ту, кому предстоит править воровским миром. Она не то, что не королева, а даже и не пешка, её просто нет в этой игре".
  Саблер знал, что внучка приёмная, иначе вряд ли дожила бы до такого возраста. Приемником короля воров, как и законного монарха, могли стать только прямые родственники, неважно мальчик или девочка, главное, чтобы успели завоевать нужную в их среде репутацию. Но наследника не было, об этом позаботились давно. Родная дочь теневого короля погибла вместе с мужем при загадочных обстоятельствах, не оставив после себя детей. Герцог в то время был ещё слишком юн и далёк от сыскных дел, но и он слышал эту жуткую историю. После их гибели Голдман впал в неистовство, он нашёл убийц, и ходили слухи, что собственноручно отправил всех причастных к этому делу на тот свет. Но детей было уже не вернуть. Таков удел сильных мира сего, даже нелегальных королей, как оказалось, не минует сия чаша. Борьба за власть ведётся не только при дворце, но и в преступной среде. Чтобы не сойти с ума от горя, Голдман удочерил сироту.
  Герцог был лично знаком с некоронованным королем. В его памяти тот остался добродушным солидным мужчиной. Назвать его пожилым или тем более стариком язык не поворачивался. По его внешнему виду нельзя было и предположить, что перед вами гроза воров и иной подобной братии. Незнакомый с ним человек легко поверил бы, что перед ним старичок-божий одуванчик. Еще с молодости этот образ улыбчивого и озорного парнишки сбивал противников с толку, вызывая у тех иллюзию легкой победы. На самом деле это был хищник, умело пользовавшийся своим актёрским мастерством и просчитывающий свои ходы на сто шагов вперед. Поджарый, жилистый, верткий. В нём чувствовалась внутренняя сила, стержень. Его авторитет был непоколебим, а слово законом для всех. И он в своём небольшом кулаке держал всю столицу, вызывая уважение не только коллег "по цеху", но и Тайной канцелярии, которой к своему огорчению приходилось с ним считаться. А Саблер его по-своему даже уважал, хотя неуловимость короля и била по собственному авторитету главного сыщика.
  Без него мир пошатнулся, борьба за власть стала ожесточённой. Прямых наследников не было, а вот претендентов на его кресло хоть отбавляй.
  Герцог тяжело вздохнул. Очередная война за передел территорий. И на данный момент ни одного достаточно сильного и авторитетного человека, способного удержать в узде подобное количество преступных элементов, не было. "Перегрызутся за власть, как собаки..."
  Мысли мужчины вновь вернулись к приемной внучке Голдмана. "Хорошая девочка, - по лицу герцога расплылась такая редкая на нём улыбка. - А глазки! Такие раз увидишь, не забудешь вовек. Вроде бы ничего особенного в ней нет, но это на первый взгляд. В толпе её даже не заметишь. Но эти глазки... В них такая глубина, утонуть можно. Прямо омут колдовской".
  Когда она сегодня появилась в гостиной, такая маленькая, хрупкая, совсем еще ребёнок, появилось желание защитить ее от жестокого мира, а ему совсем не присуща была сентиментальность. Кроме того не покидало чувство, что это какая-то ошибка. Она не могла быть невестой того прохиндея. Герцог хорошо знал Грига Олстона, по кличке Принц и ожидал увидеть в качестве его невесты зрелую девицу с пышными формами, прожженную аферистку, этакую боевую подругу. А эта малышка никак не вписывалась в подобный образ. "Григ изменил своим вкусам?! Сомневаюсь. Конечно, эти колдовские глазки могут завлечь и прожженного циника, но только не такого, как этот. Скорее девочка попала под его чары по наивности и глупости. Если бы жив был дед не допустил бы такого... Жаль девчонку..."
   Все эти мысли вертелись у него в голове во время краткого чаепития. Однако когда он завел с ней беседу, кое-что прояснилось. Она не так хрупка и ранима, как показалось вначале. И кроме того не настолько глупа и наивна, какой пыталась выглядеть. Точно свои знания передавала ей не только бабка, чувствовалась школа неуловимого короля. Вот только опыта у нее маловато. Стоит немного выбить из колеи и все эмоции на лице. Правда, всего лишь на несколько секунд, а потом брала все под контроль, но ему этого времени было более чем достаточно. Девчонка явно приготовилась обороняться, потому была обескуражена его добрым тоном и галантностью. Вроде бы и честно отвечала на его вопросы, но он заметил, когда она пару раз ушла от прямого ответа. И при воспоминании о женихе в глазах на секунду вспыхнула искра злости. Выражение тут же сменилось на невинно-нежное, наверное, кто другой бы не заметил, но только не он. Возможно в будущем, повзрослев, она и сможет скрывать хорошо свои чувства, но сейчас он читал её почти, как открытую книгу. "Но все же девочка не так проста! - при воспоминании о ней, лицо вновь невольно озарилось улыбкой. - И она его задела. Только чем? Пусть глазки и хороши, но его тоже этим не возьмешь. Но что-то в ней есть, что-то неуловимое... Ещё одна загадка?" Глава тайной канцелярии обожал загадки.
  
  Глава 4
  
  Едва за герцогом закрылась дверь, я шумно выдохнула, позволив себе расслабиться. Тело отозвалось мелкой дрожью, озноб проник под кожу и пробрал до костей. Кажется, началась отдача от перенапряжения. Нащупала под собой кресло и медленно в него опустилась. В груди нарастало странное ощущение опустошённости. Всего несколько минут назад была жива, что-то чувствовала, о чем-то думала, а сейчас словно всё заморозилось. Сидела какое-то время не шевелясь, застыв, как истукан, молча глядя на закрывшуюся за гостем дверь. Не знаю, сколько времени провела в подобном состоянии. Очнулась от того, что мир перед глазами закачался точно при землетрясении. Оказалось, что в роли стихийного бедствия выступала Кетти, которая трясла меня за плечи, пытаясь привести в чувство.
  - Кетти, - подняла на неё удивлённые глаза и, находясь еще где-то в прострации, прошептала: - Это невероятно!
  Так же неожиданно, как накатила опустошённость, так и ушла, растаяла бесследно. И меня захлестнул шквал эмоций.
  - Девочка моя, что с тобой? Что этот изверг с тобой сделал? - запричитала экономка слёзно. - Не зря я не хотела уходить, как сердцем чувствовала, до добра его посещение не приведёт. Нельзя было вас оставлять наедине.
  - Да подожди ты, - перебила я. - Со мной все в порядке. Мне даже... понравилось.
  - Что? - Кетти села, смотря на меня во все глаза, как будто я диковинное животное.
  - Ощущения, которые сейчас испытала, непередаваемы, - продолжила я свой рассказ, пребывая в полной эйфории и не замечая крайнего изумления собеседницы. - Страх, возбуждение, восторг! Не знаю, как все это назвать, но у меня сейчас внутри буря, ураган, все внутренности трясёт, как при лихорадке, в голове шумит, а сердце то замирает, то пускается вскачь. Словом, так хорошо мне еще не было!
  Экономка всплеснула руками:
  - Что же это делается? - теперь в её глазах появился ужас.
  - Кет, всё не так, как ты думаешь, - видя, что та на грани истерики, я поняла, что надо срочно успокаивать. - Просто я неправильно выразилась. Виной всему адреналин. Это чувство когда ходишь по лезвию, и, кажется, мне оно нравится...
  - Вот же ж ирод, довёл дитя до сумасшествия! - Кет подскочила и уже собралась куда-то бежать.
  - Так, стоп! - резко встала, останавливая испуганную женщину. - Забудь все, что я сказала. Со мной всё в порядке. Просто переволновалась.
  Да, делиться эмоциями с Кетти не стоит, не понимает она меня. Ещё чего доброго упечёт в дом для душевнобольных. Я подошла к ней, ласково посмотрела и приобняла, желая успокоить. Вроде получилось - экономка, печально вздохнув, отправилась на кухню готовить мне успокоительный чай.
  Осталась одна. Надо впредь быть поосторожнее с Кет. Жалко ее, бедняжку, она так искренне за меня переживает. Не стоит с ней слишком откровенничать. Сама не могу разобраться в своих чувствах и поговорить не с кем...
  Со мной в присутствии Саблера происходит что-то непонятное, нечто подобное испытала совсем недавно, когда украла камешек, а еще помнятся похожие переживания времен моей юности, когда ходили с дедом на дело. Хотя сегодняшние, пожалуй, посильнее тех будут... Оказывается, и страх может доставлять удовольствие. Опасность будоражит кровь, зашкаливающий адреналин вызывает дикий восторг, и ты готова рисковать вновь и вновь, лишь бы снова это испытать. Кажется, я больна этим, как и дед. Наверное, это гены...
  Отложу-ка на потом эти вопросы, а сейчас нет времени ни предаваться эмоциям, ни копаться в своей голове. Всё это, конечно, интересно, только так и в тюрьму угодить можно, а я туда всё же не хочу. Сегодня была близка к этому как никогда. После всплеска адреналина мозги работали отлично, в голове тут же созрел план дальнейших действий.
  - Кетти, сегодня к обеду меня не жди, - заявила экономке, уже несясь к выходу из дома.
  - Как же так? - всплеснула руками та. - А чай?
  - У меня дела! А за чай спасибо, но только не сейчас, - крикнула, закрывая дверь.
  В ответ услышала непонятные причитания, но не стала обращать на них внимания, сейчас мне не до мнительности Кет, да и решила же не посвящать ее во все мои приключения. Пусть мне и нелегко все держать в себе, но после сегодняшнего посещения нашего дома герцогом, убедилась в правильности своих намерений. Мало того, что бедная моя экономка слишком за меня переживает, и я боюсь за ее здоровье, так еще со своей простотой она может выдать меня с потрохами и сама этого не заметить. Кет предана мне даже больше, чем самой себе, только все её эмоции на поверхности. Удивительно, что глава Тайной канцелярии не воспользовался этим. Возможно, не принял её во внимание. Или просто он ещё не взялся за меня всерьёз, решив, что маленькая девочка совершенно безобидна.. Это и к лучшему. Некогда нынче с герцогом заморачиваться, у меня есть дела поважнее.
  Выбежав на улицу, огляделась - прохожих не было. Для этой части города сейчас ещё раннее утро, лишь бедные кварталы просыпаются чуть свет, да и, как оказалось, герцог тоже. Интересно, уехал он или ещё ошивается где-то поблизости, наблюдая за домом. Хотя какая мне разница? Я веду себя именно так, как должна влюблённая невеста - бегу в особняк своего суженого, узнав о постигшем его несчастье.
  Идти туда совершенно не хотелось: от одной только мысли, что надо переступить порог дома, ставшего мне ненавистным, становится плохо, но, сглотнув подступивший ком в горле, бодренько шагаю в нужном направлении. Должна же я знать подробности того, что там произошло после моей небольшой "шалости". На полпути вдруг понимаю, что уже не иду, а почти бегу, словно тянет меня туда неведомая злая сила. Не зря, видать, существует такое поветрие, что преступники возвращаются на место преступления. Вот убедилась сама, так оно и есть. Но кроме того, что хочется "полюбоваться" результатами своей работы, мне еще нужно знать, как действовать дальше и чего опасаться, а для этого и надобно разведать обстановочку в логове врага и настроение его обитателей.
  За этими стратегическими размышлениями не заметила как домчалась до цели. И вот вновь передо мной тот особняк. Сердце тревожно забилось. Сколько раз я радостно входила в эти стены, сколько счастливых минут здесь пережила. В районе желудка свернулся тугой клубок, мешая дышать. Всё это время старалась не думать о Григе, сейчас же воспоминания накрыли меня и вывернули наизнанку всё то, что старалась заглушить. Нет, не буду думать, не буду чувствовать!
  Пару раз глубоко вдохнув, поднялась на крыльцо, открыла входную дверь, и нырнула во мрак прихожей, как в омут с головой. Странно, думала, будет беготня, шум, хаос. А в доме, на удивление, тишина и покой, будто хозяин никуда и не девался, словно ничего не случилось. Но это лишь на первый взгляд несведущего человека. Изменения, конечно же, были - меня не встретил, как обычно, вышколенный дворецкий, не бегали проворные слуги в хлопотах по дому. Теперь тишина казалось зловещей, а само жилище заброшенным. Стало немного стыдно, и хоть творила я праведный суд в отношении негодяя и предателя, всё равно чувствовала себя виноватой. Только повиниться хотелось не перед Принцем, в его отношении на данный момент ощущала иное - злость и желание отомстить, а перед простыми людьми, работающими здесь. О них я забыла. Слуги, кухарка, дворецкий - неплохие люди и хорошо ко мне всегда относились, и если они останутся без работы, я буду ощущать себя предательницей... Ох, лучше и об этом не думать. Что сделано, то сделано. Решительно отправилась в гостиную, откуда слышны были приглушенные голоса.
  При моем появлении собравшиеся замолчали, и все взгляды обратились в мою сторону. Какое "приятное" общество! Здесь собрались приближенные Принца. Присутствовала и Лизетта, вальяжно развалившись в кресле, всем своим видом демонстрируя, кто здесь хозяйка. Чтобы побольнее уколоть, она при мне дала пару распоряжений слугам и смерила меня презрительным взглядом. Внутри всё отозвалось болью. Блондинка нагло заняла моё место, ведет себя по-хамски, и никто этому не удивляется. И тут меня осенило! Они всё знают об их отношениях, и о наших, похоже, тоже. Связь моего женишка с Лизеттой давняя и была секретом только для меня. Вот почему меня сейчас так открыто игнорируют. Эти люди с самого начала знали, что я для Грига всего лишь выгодная партия, удобное вложение, средство для достижения цели, бесплатная прислуга, наконец, а совсем не любимая девушка, и тем более не желанная жена. У меня спала еще одна пелена с глаз. Не зайди я тогда в этот дом, скорее всего и после свадьбы жила бы в неведение, а все вокруг только посмеивались и перешептывались за спиной. Внучка Короля воров стала бы всеобщим посмешищем! Правильно я всё-таки сделала, что засадила Грига и это он еще легко отделался!
  И все же странно, как я раньше не замечала их отношения ко мне, все казались добрыми и приятными. В эту минуту вдруг ощутила, как потянуло холодом от данного приёма. Меня молча прощупывали, изучали, как диковинную игрушку. Каков хозяин таково и окружение! "Что ж, я тоже не так проста, смотрите не обожгитесь".
  - Что случилось? - спросила с самым невинным видом. - Меня утром посетил сам глава Тайной канцелярии и задавал странные вопросы...- сделала паузу, ожидая их ответа.
  Они не спешили делиться со мной информацией, в голове у каждого сейчас шёл сложный мыслительный процесс. Я вдруг поняла их озабоченность, "друзья" моего бывшего жениха подозревают в подставе друг друга. Ну, точно стая гиен и шакалов! Именно с этими животными - падальщиками ассоциировалась у меня собравшаяся компания. Небось, радуются втайне сложившейся ситуации. Сейчас, кто первый успеет, тот и займет освободившееся место. "Не спешите примерять корону, из многих зол выбирают меньшее, а для меня меньшее всё же Григ, каким бы подонком он не оказался. Это известное мне зло. Как засадила, так и вытащу".
   - С Григом случилась неприятность, - наконец заговорил Ник, правая рука Принца. - Его арестовали.
  Я молчала, ожидая продолжения. Неужели они думают, что этим ответом удовлетворюсь? Похоже, меня совсем за дуру принимают. Неудивительно, я действительно вела себя, как полная дура. Нет, точнее полная влюблённая дура.
  Я умею держать паузы, недаром же мне дедуля говорил, что я еще та актриса и лучшая его ученица, порой удавалось даже его, гения перевоплощения, провести. Ник видно это понял, потому, что продолжил, правда, не вдаваясь в подробности:
  - В его кабинете нашли украденный бриллиант, - на этом он замолчал, решив, что для меня достаточно.
  Доверять они мне не доверяли, что понятно. Они то и друг другу не доверяли. Но это сугубо их проблемы. Очевидно, что здесь больше ничего интересного не расскажут, а что мне надо было от них я уже и так узнала. Лучше пообщаться со слугами, там и компания поприятней будет, и знают они, обычно, намного больше. Крутанувшись резко на каблучках, направилась на выход из такой негостеприимной гостиной, как меня остановила Лизетта.
  - Грига подставили, - прошипела дама. - И сделал это кто-то из близких, - нагло заявила она, прожигая меня злобным взглядом и явно намекая на мою особу.
  "Как же ты права, детка", - ухмыльнулась про себя.
  - Возможно, это сделала ты! - не осталась я в долгу.
  - Что? - она даже подскочила. - Ты! Да как ты...
  Белобрысая ринулась было в мою сторону, но Ник её остановил, положив руку на плечо. К моему изумлению это остановило ее, не удивлюсь, если она и с этим занимается постельными процедурами, так сказать для подстраховки. А то вон как оно бывает - сегодня ты на коне, а завтра в темнице сидишь.
  Одарила парочку презрительным взглядом, но промолчала, вовремя вспомнив, что мне надо играть роль маленькой глупышки.
  - Нам нужно его спасти, - изменившись в лице, начала с трагизмом в голосе. - Всем понятно же, что он не такой. Я пойду к герцогу, я докажу ему, что это всё происки врагов!
  Закончив на торжественно-плаксивой ноте, окинула взглядом окружающих. Нужный эффект был тут же достигнут. Презрительные гримасы, минуту назад исчезнувшие, вновь вернулись на их лица. Вот и хорошо, пойду лучше пообщаюсь со слугами, больше толка будет.
  Прислуга, увы, тоже меня не порадовала, ну да не беда. У меня есть информаторы намного лучше, хоть находятся и вне этого дома.
  
  Вернувшись домой, переоделась "мальчиком", самый удобный образ для слежки, выведывания секретов и так далее, не теряя времени, рванула на улицу.
  Сначала нужно разобраться в обстановке: какие ходят слухи, что слышно в городе о моем деле, ведь в конце концов, мне еще необходимо вернуть свой камешек. Отдали бриллиантик баронессе или он ещё в тайном ведомстве? Хотя и то, и другое не сулит мне на данный момент ничего хорошего. Если он у баронессы, то та с перепугу не станет его носить какое-то время, а соваться в Тайную канцелярию и думать не стоит. Пока придётся ограничиться наблюдением и сбором информации, а в этом у меня есть очень славный помощник.
  Итак, мой путь лежал на рыночную площадь, где в основном и ошивалась моя тайная агентура. Да, да, у меня тоже были свои агенты, причем ничем не уступавшие тем, кто этим занимался по долгу службы. Мои же были любителями, но информацию узнавали и быстрее, и она всегда была на все сто процентов достоверная. Спросите, кто же эти супер-агенты? Беспризорники, конечно!
  Своего главного помощника увидела практически сразу. "Шкет", мальчишка с таким запоминающимся прозвищем, которое абсолютно соответствовало его фигуре, вальяжно прохаживался между рядов и гордо попыхивал трубкой. Небольшого роста, худенький, с шикарной гривой вьющихся каштановых волос, от чего голова выглядела непропорционально большой. Но жалкий внешний вид был обманчивым, за оборванными тряпками скрывался жилистый живой малец, с твёрдым характером и изворотливым умом.
  
  Как сейчас помню нашу первую встречу.
  -Тётенька, дайте монетку, - ко мне обратились таким противным писклявым голоском.
  Я обернулась, передо мной стоял чумазый мальчишка, лет с виду семи, босоногий, в лахмотьях явно с чужого плеча, болтались они на нём, как на вешалке, полностью скрывая худющую фигурку. А глаза такие нечастные-несчастные. Только я знаю цену всем этим жалостливым взглядам.
  - На что тебе деньги? - спросила строго.
  - На хлебушку, - всхлипнув для проформы, протянул горемыка так же просительно.
  - Пойдём, - быстро приняв решение, потянула его за грязную ладошку за собой.
  - Куда, тётенька? Мне только монетку... - завыл ещё жалостливее.
  Даже не обратила внимание на его причитания, тем более, что цель моя была совсем рядом. Добравшись до старушки, что торговала моей любимой сдобой, отпустила его руку. Пацан было дёрнулся бежать, но увидев, что покупаю лакомство, остановился и в беспокойном ожидании замер. Купив пару пирожков с мясной начинкой, сунула ему в руку с приказом:
  - Ешь!
  Тот резко схватил лакомство, чуть ли не вырывая из моих рук.
  - Добрейшая тётенька, век буду за вас молиться, - завёл он шарманку, пятясь назад.
  - Стоять! - опять схватила его за рукав. - При мне будешь есть, даже не думай сбежать.
  Глянул на меня зло, но пирожок в рот сунул, через секунду тот уже исчез, как и не было, как будто засосало в бездонную воронку. Второй пирожок сунул в карман и настороженно на меня посмотрел.
  - Ты почему второй не ешь? - спросила озадаченно, видно же, что малыш очень голодный.
  - Дружок у меня там, - он неопределённо махнул рукой.
  - Понятно, ешь пирожок, - безапелляционно заявила я, но он только нахмурился.
  Только после того, как я вернулась к продавщице и скупила практически весь лоток, и вручила ему получившийся большой пакет с вкусностями, мальчишка вынул уже слегка замызганный и примятый пирожок из кармана и шустро съел.
  Взглянул на меня с явным интересом, но, не сказав больше ни слова, развернулся и припустил бежать, да так скоро, что через пару секунд от него и след простыл. Я только хмыкнула, глядя на то место, где всего мгновение назад стоял сорванец. Что ж, я их понимаю, беспризорники как волчата, дикие, никому не доверяют. Да и, вряд ли за десяток пирожков можно завоевать их расположение.
  Следующая наша встреча произошла через несколько месяцев. Я выбежала из дома ненадолго за продуктами и, скупившись, уже возвращалась назад, как услышала крики со стороны прилавков. Обернувшись, увидела, что горланила огромная торговка фруктами. За шкирку она держала моего знакомого мальца, который только и мог дрыгать ногами, пытаясь вырваться из цепких рук.
  Быстро разобравшись, что дело всего лишь в украденном яблоке, настолько разозлилась, что захотелось прибить эту торговку. Убудет с неё что ли с одного яблочка? Ууууу, ведьма!
  - Сколько стоит одно яблоко? - спросила у противной тётки, но та даже не обратила на меня внимания, продолжая орать. Да, глотка у неё лужёная, такой бы глашатаем ходить по улицам, город поднимать по утрам.
  Безумно захотелось её пнуть посильнее, но я сдержалась и лишь дёрнула её хорошенько за рукав и громче повторила свой вопрос.
  Наконец-то она снизошла до меня, зло глянула и рявкнула сквозь зубы: "Монета!"
  Этого ответа мне было достаточно, быстро вынув монету, швырнула ей на прилавок, торговка сразу же за ней потянулась, выпустив из рук мальчишку, чем тот моментально воспользовался. Рванул со всех ног по улице, только пятки засверкали, и скрылся в ближайшем переулке.
  Мне тоже больше делать было нечего возле этой злобной торговки, тем более, что она вновь загорланила, только теперь и меня, осыпая отборной бранью. Я только поморщилась. Бывают же такие жадные создания, яблочка ей жалко. Да чтоб они сгнили сегодня же все!
  Пацаненок, как оказалось, далеко не убежал и вскорости шагал со мной рядом, заглядывая в глаза. Он долго не решался заговорить, да и я помалкивала. Наконец, мой спутник осмелился:
  - Ты зачем меня спасла? - и взгляд такой с прищуром, пытливый не по-детски.
  - Да нужен ты мне! - фыркнула в ответ.
  Он ошарашено остановился, но через пару шагов вновь меня нагнал.
  - Тогда чего вмешалась? - теперь взгляд не такой колючий, удивлённый только.
  - Да, не понравилась мне эта тётка, не люблю таких, - спокойно ответила, не замедляя шага.
  Мальчишка хмыкнул, но с тех пор мы стали видится чаще, и хотя это происходило каждый раз вроде как случайно, но думаю, он меня находил специально. Сначала я его всё подкармливала, потом нашла кое-какую одёжку, уж больно он страшный был в своих лохмотьях. Одежду он брать не хотел, рассказывал, что в этой лучше подают. Но потом взял, но с таким видом, как будто делал мне одолжение. Через какое-то время стал приносить нужные мне сведения, а началось это после того как столкнулись мы с ним, однажды, когда я шла с ночной охоты. Мальчишка смышлёный сразу всё понял, и вопросов глупых задавать не стал. А вот информацию всегда приносил достойную и проверенную. Со временем я ему процент от работы стала отстёгивать. Сначала он артачился, не хотел брать, говорил, что только по дружбе мне помогает, но голод не тётка и я уговорила его воспринимать это серьёзно, как работу. И еще заверила, что друзьями мы будем всегда, не смотря ни на что.
  Сейчас у Шкета уже своя бригада из таких же босоногих сорванцов, они и являются моей основной агентурной сетью, но общалась я всегда сугубо только с ним, секретность прежде всего. Мы это оба хорошо понимали. Его настоящее имя Янг, а фамилию он придумал себе сам - Рейт, потому как своей никогда не знал, проведя всю сознательную жизнь на улицах. Первое его воспоминание о детском приюте при монастыре, из которого он лет в пять благополучно сбежал и более не возвращался. Янг Рейт - по-моему неплохо звучит, но мальчишка не любит своего имени, привык быть Шкетом. Прозвище это ему дали из-за маленького роста, мелкого телосложения, но удивительно изворотливого ума. Со временем это прозвище стало звучать гордо. Вот странно, Принц - такая венценосная кличка, а выговаривают её с презрением, а Шкет - с уважением и достоинством. Не имя всё же красит человека...
  
  Найти пацаненка не составило труда, болтался он, как обычно, на площади, прохаживаясь важно меж рядов и попыхивая трубкой. Гадость какая! Где они берут трубки? Дорогое всё-таки удовольствие, доступное лишь знати. Хотя какое удовольствие? Травятся и верят при этом, что выглядят совсем взрослыми и солидными. Так захотелось выдернуть изо рта и растоптать. Эх... мальчишки!
  Только меня заметил, кивнула, и он ответил легким поклоном. Через минуту уже догнал меня в переулке, куда свернула от чужих глаз подальше.
   - Привет! - бросила ему через плечо.
   - Привет! - ответил, пыхнув на меня дымом.
  - Фу, какая гадость, и зачем ты куришь?- замахала руками, разгоняя дым.
  Шкет быстро загасил трубку и сунул в карман, проигнорировал мой вопрос, но не желание.
  - Слышала новости? - перешёл он сразу к делу.
  Я отрицательно покачала головой, мальчишка был практически моим единственным источником информации, кстати, которую он добывал знатно, ещё ни разу проколов не было.
  - Принца упекли в тюрьму! - продолжил он, важно выпятив губу, оценивая мою реакцию на сказанное.
  - Да, ну, - хмыкнула в ответ. - А подробности?
  - В общем, там дело мутное. У одной баронески украли камушек, причём, из-под носа самого Змея.
  Он опять внимательно принялся изучать моё лицо, пытаясь там высмотреть что-то ему одному ведомое.
  - И? - не выдержала я.
  - Герцог, змей ещё тот, камень нашёл в ту же ночь. Но тут одна загвоздка - камушек оказался в доме у Принца... - и он сделал многозначительную паузу, предоставляя мне возможность додумать остальное.
  - А Принц не так глуп, чтобы держать награбленное в своем доме, ведь так? - задала я вопрос, которого от меня ожидали.
  - Вот именно! - воскликнул довольный моей сообразительностью Шкет.
  - Думаешь, его подставили? - удивилась я "по-настоящему".
  - Уверен! Теперь Григ в каталажке рвёт и мечет.
  - Зачем же его посадили? Герцог тоже слабоумием не отличается, должен был понять, что дело не чисто.
  - Этот-то? Этот точно всё понял. Да только ему ж в радость Принца посадить, только дай повод.
  - Думаешь, надолго упёк? - задумалась, прикусив ногтик на указательном пальчике.
  "А выгодно ли это мне? И что стоит дальше предпринять? То, что Змей уцепился в Григочку мёртвой хваткой - это радует, ещё как! Пусть посидит, подумает о своём поведении". Я даже не ожидала такого успешного финала моей провокационной деятельности, хотела лишь слегка пошатнуть его авторитет, но так даже лучше. Теперь его значимость и воровская удача под большим вопросом, и восстановится, если восстановится, ещё не скоро.
  А вот камешек мой теперь возвращать надо. Как он там, мой бедненький без меня...
  Шкет ещё что-то мне рассказывал, но я его уже не слушала. Мои мысли были заняты разработкой нового стратегического плана под названием "Возвращение блудной "Маркизы". Размышляя, рассматривала окрестности. Неожиданно глаз зацепился за вывеску обувной лавки и план в моей голове окончательно созрел.
  - Слушай, Шкет, у меня к тебе дело, - перебила увлекшегося пацана на полуслове.
  - А...- воскликнул он радостно. - Заинтересовала тебя всё же моя история!
  - Заинтересовала, - не стала отрицать. - Хочу своим делом заняться, так сказать, начать честно зарабатывать копеечку.
  У мальчишки ошарашено вытянулось лицо, такого он точно не ожидал. А я продолжила, с хитрой улыбочкой считая, на какой минуте он догадается, о чём я.
  - Начну чистильщиком обуви, - сделала, самое что ни на есть наивное лицо. - А что? Прибыли, конечно, с гулькин нос, зато при деле.
  Шкет всё ещё не понимал, глядя на меня, как будто впервые видел.
  - А возле здания Тайной канцелярии есть удобное местечко для начала моего дела. Да и работают там в основном мужчины состоятельные, не поскупятся денежкой, если что.
  Лицо пацана расплылось в улыбке, понял-таки.
  - Ну, ты... лиса...- протянул уважительно.
  Я хмыкнула в ответ, мол "Да, я такая!"
  - Можешь мне организовать всё необходимое?
  - Деньги?
  - Есть.
  - Ладно, поспрашиваю, через пару дней...
  - Сегодня, - перебила я Шкета. - Мне нужно сегодня.
  Он пристально на меня посмотрел, вроде как сомневаясь, а потом, видно, для себя что-то решив, кивнул:
  - Через час здесь же, - пробормотал на ходу и быстро исчез в одном ему только известном направлении.
  Этот час мне нужно было убить, и я отправилась к месту моей будущей работы.
  Здание Тайной канцелярии находилось недалеко от центральной городской площади. Оно было монументальным, грозным, из серого камня с зловещими глазницами окон. Нижние подвальные его этажи занимала тюрьма, куда не проникало солнечного света. Жуть!
  По спине пробежал холодок, не хотела бы попасть в эти застенки, даже на экскурсию.
  Улица была людной, да и из самого здания всё время кто-то выходил, кто-то заходил. Хорошее место для чистильщика обуви, которым на какое-то время я решила стать. На мою мирно болтающуюся скромненькую персону никто не обращал внимания. Побродив ещё немного, вернулась на место встречи со Шкетом.
  Долго его ждать не пришлось. Появившись, махнул рукой, призывая следовать за ним. Привел он меня к лавке чистильщика обуви, познакомил с хозяином. Им был мужчина, уже не молодой, с лицом, заросшим щетиной и цепким взглядом. Оглядев меня с ног до головы, критически крякнул и принялся объяснять все премудрости его ремесла. Сложного в этом я ничего не видела, в отличие от чистильщика, уверенного, что его ремесло под силу только избранным. Но пришлось ему потакать, в конце концов, мне важнее результат и я перестала с ним препираться, а молча тренировалась чистить обувь. Промучив меня пару часов, удовлетворенный результатом мужчина, наконец, выдал мне чемоданчик с нужным набором инструментов и кремов и отпустил восвояси. Потом мы со Шкетом отправились к Косому, который контролировал район моей дальнейшей работы, заплатив ему пошлину наперёд, разошлись по домам. Первый пункт моего "шпионского" плана был выполнен.
  Домой я вернулась уставшая, но довольная. Чемоданчик оттягивал руку, но эта тяжесть была приятной. Легкость, с которой удалось все так быстро провернуть, окрыляла. Настроение было бодрым, моя новая работа обещала новые возможности.
  На кухне обнаружила еще теплый ужин, заботливо оставленный для меня Кетти. Наскоро поев, отправилась в свою спальню. Сегодня надо лечь пораньше, ведь завтра предстоит тяжелый день. Однако быстро уснуть оказалось не такой уж и легкой задачей - мысли о завтрашнем дне будоражили, все же сон сморил, но даже во сне я продолжала переживать предстоящее новое приключение.
  
   Глава 5
  
  
  Утро оказалось тяжелым, голова гудела, как с похмелья. Да, нервы беречь надо. А сегодня мне предстоял ещё более напряжённый день - встреча с бывшим женихом, хоть он ещё не знает, что стал бывшим. Мне надо будет изображать всё ещё влюблённую, а потому глубоко наивную девушку и не только перед Принцем, а еще и перед окружающими, и особенно перед одним очень проницательным человеком....
  И если Григу будет достаточно изобразить умильную мордашку и пустить слезу, то для герцога придется играть с полной отдачей, задействовав свой врожденный актерский талант на все сто. Посему готовиться к предстоящему действу надо тщательно и со всей ответственностью, промахи могут дорогого стоить.
   Умывшись и приведя себя в порядок, надела свое самое простенькое платьице в мелкий цветочек и уложила волосы в незатейливую причёску. Хотела было прицепить еще бант, но передумала. Это будет уже перебор с образом, а выглядеть я должна скромной невинной девицей, нежно любящей своего жениха и мечтающей о скорейшей свадьбе. Брррр. Меня передернуло от одной только мысли об этом. Ну, сама виновата... Смалодушничала тогда... Надо было в ту ночь не уходить из особняка, тихонько прикрыв дверь, а заорать с порога, чтобы застуканные на горячем испугались до полусмерти и про свои кроличьи забавы забыли на всю оставшуюся жизнь. Представляю их перекошенные физиономии и нелепые объяснения... Теперь можно только фантазировать, а ведь могло получиться забавно... На моём лице невольно расплылась злорадная улыбка.
  Спускаясь по лестнице со второго этажа в гостиную, продолжала прокручивать в голове сцену расправы над негодяями. Наблюдавшую за мной Кетти, гримаса на моём лице удивила.
  - Детка, ты решила кого-то прибить? - спросила она полушутя, но я уловила нотку беспокойства в ее голосе.
  - Пока нет, - отшутилась в ответ и принялась вертеться перед ней, демонстрируя свой незамысловатый наряд: - Как я тебе?
  - Хм... Чисто деревенская пастушка, придури в глаза добавь, и можно в окружении стада овечек...
  Я расхохоталась, не дав ей договорить.
   - Кет - ты просто чудо, - чмокнула её в пухленькую щёчку и села за стол.
  - Это ты у нас чудо, - улыбнулась она в ответ, - сейчас будем завтракать.
  Поставив на стол дымящийся заварник с чаем, отправилась звать Роджера.
  Они вернулись вдвоём, о чем-то споря на ходу, но при приближении к столу, притихли. Пили чай молча, каждый задумавшись о своем. На кухне приятно пахло свежеиспеченной сдобой и душистым травяным чаем, все по рецептам бабули, которая видя мою небольшую любовь к кулинарии и ведению домашнего хозяйства, переключила свое внимание на Кетти и в ее лице нашла благодарную и усердную ученицу. И когда моя мудрая ба ушла в мир иной, именно Кет взяла на себя роль хранительницы уюта этого дома. Надо отметить, что ей это удавалось, а все потому, что бабуля научила ее главному - все делать с любовью и вкладывать частичку души во все, что делаешь. Отхлебнув ароматного чая, я посмотрела на людей, сидящих со мной за столом. Теперь они мои самые родные, и они моя семья. Они любят меня и заботятся. И я это ценю.
  После завтрака, встав из-за стола, Роджер посетовал, что скоро осень, нужно заготовить сена для нашей кобылки, а ему одному не справиться и до зимы. Я пообещала нанять помощника, хоть и понимала, что сейчас это для нас накладно. Когда-то наши конюшни были полны лошадей, а по дому и двору сновало не меньше двух десятков людей. Теперь же мы не могли себе позволить даже такую малость, как одного работника...
  "Сможем!" - твёрдо решила я. Разобьюсь в лепешку, но бедствовать мы не будем. Это меньшее, что я могу и должна сделать для этих людей, не оставивших меня в трудную минуту. Я просто обязана обеспечить им достойную жизнь!
  Роджер, увидев мою сосредоточенную физиономию, подошел и по-отечески приобнял:
  - Не грусти, детка. Это я так, не подумавши, брякнул... Все обойдется, справимся и сами без всяких там помощников.
  Я встала и решительно заявила:
  - Сказала, что будет помощник, значит, будет!
  Кетти в очередной раз обругала "преданных" друзей деда, которые еще до того, как дедулю предали земле, успели разграбить почти все его состояние.
  - И вот теперь бедной сиротке, не на что жить, - завершила она свое гневно-обвинительное выступление, и принялась хлопотать по хозяйству, еще что-то бурча себе под нос. Роджер, озорно подмигнув мне, тоже отправился работать.
  Я задумалась. Кетти, конечно, права, но не совсем. Остались у деда и настоящие друзья, которые не отказывают мне в помощи, и я всегда могу на них рассчитывать. Да только не пристало внучке самого короля просить милостыню, а потому обращаюсь к ним крайне редко. А что касается тех "друзей", что поспешили поживится на чужом горе, то пусть все останется на их совести, хотя вряд ли она у них есть, но это уже не моя проблема.
  Ещё раз взглянула на себя в зеркало, и, удовлетворившись отражением, подмигнула сама себе. Пора на свидание... Вспомнив, что оно состоится в местной тюрьме, по спине побежали мурашки. Ох, никогда бы её не видеть, особенно мне, милой, доброй Лисичке.
  Всю дорогу репетировала встречу с Григом. Всё должно пройти по умильно-плаксивому сценарию: "Ах, дорогой, как же так?! Кто мог так жестоко тебя подставить? Как с тобой тут обращаются? и т.д. и т.п." Но тут главное не переиграть. Григ может и проглотит, а вот герцог вряд ли - этот фальшь учует за версту. За долгие годы службы он каких только актеров и актрис не встречал, но, несмотря на их таланты, всегда выводил тех на чистую воду.
  Но есть еще один дар у Саблера - очаровывать женский пол. Слышала много историй о преступницах разных мастей, которые беззаветно в него влюблялись, и в дальнейшем, уже выйдя из тюрьмы, в которую он их и засадил, отзывались о нём с теплотой в голосе и нежностью во взоре. Глупость последняя влюбляться в своего палача! И что в нём такого? Роста он совсем не гигантского, и грудой мышц не может похвастать. На лицо тоже не красавчик...
  "Так! Стоп! Не о том думаю". Даже остановилась посреди площади, и вовремя - передо мной высилось серое и неприветливое здание Тайной канцелярии, давившее своей величиной, и потому каждый входящий чувствовал себя маленькой букашкой, добровольно идущей в лапы огромного и беспощадного чудовища. "Пришла..."
  Пару раз глубоко вздохнув и усилием воли подавив желание сбежать отсюда, решительно толкнула дверь.
  На входе меня встретил угрюмый страж. Выслушав мои сбивчивые объяснения, подозрительно оглядел с ног до головы, и провел в кабинет герцога.
  Я, как и положено по роли, скромно переступила порог и остановилась в нерешительности. Глава сего страшного заведения поднял глаза на вошедших, и улыбнулся. Что это была за улыбка - меня просто озноб пробил. Этот оскал, иначе не скажешь, говорил: "Попалась, птичка!" Но уже в следующую секунду он вежливо поприветствовал меня, я в ответ присела в реверансе. Далее радушный хозяин усадил меня в кресло и так вежливо, как добрый дядюшка, поинтересовался самочувствием, а потом непринужденно заговорил о погоде. Такая "светская" беседа мне была не по душе, а вот герцог явно ею наслаждался, о чем красноречиво говорил его довольный вид. Я отвечала односложно: "да", "нет", "ну, что вы", потому как для меня каждая его фраза звучала как издевка.
  Он спрашивал: "Хорошо ли вы себя чувствуете?", а мне слышалось: "В тюрьме у вас будет отменное здоровье на казённых харчах". Утверждал: "Не правда ли сегодня прекрасная погодка, такое солнышко!", а мне слышалось: "В камере вы больше его не увидите". Бррр... Тряхнула головой, прогоняя дурные мысли. С каких пор я стала такой мнительной? "Спокойно, Лисичка, - напутствовала себя, - не трусь, и не в таких переделках бывали. Хотя, нет, в подобных еще не были".
  Меж тем герцог, закончив разговоры на отвлеченные темы, перешёл к делу и заявил, что сейчас пригласит моего жениха и мы сможем здесь с ним пообщаться. Волосы на моей голове встали дыбом. "Как здесь? Так близко?" Я рассчитывала поговорить с Григом через решётку, находясь подальше и от него, и от герцога. А вот при таком раскладе смогу ли хорошо сыграть? Должно быть все мои переживания отразились на лице, и его сиятельство усмехнулся:
  - Милая леди, идя сюда, вы, наверное, представляли тёмные сырые застенки, зарешеченные окна, и прочие устрашающие атрибуты.
  "Ну, конечно, юные леди склонны к бурным фантазиям..."
  Он сделал паузу, наблюдая за моей реакцией, а потом продолжил, немного смягчив свой надменный тон:
  - Всё это, конечно, есть у нас, но я ни в коей мере не подвергну вас подобному испытанию, и потому ваше свидание с женихом пройдет здесь.
  Герцог вышел отдавать распоряжения. Во время его отсутствия я успела взять себя в руки и попыталась трезво оценить ситуацию. Определив, что мои эмоции и искреннее недоумение мне на руку и полностью соответствуют образу маленькой глупышки, почувствовала себя уверенней.
  Тут же сделала еще одно открытие и чуть не задохнулась от восторга: меня ни капли здесь не было настоящей, как только переступила порог сего неприглядного заведения - я играла. Это знание окончательно вернуло мне внутреннее спокойствие и уверенность в себе. С таким настроем и встретила Грига.
  - Дорогой! - с этим воплем бросилась к "любимому" и повисла у него на шее, уткнувшись носом в грудь, дабы скрыть улыбку.
  Повисло молчание, должно быть "жених" растерялся от моего напора.
  - Мари, я так рад тебя видеть, - заговорил он, наконец, со странной, не свойственной ему, нерешительностью и обнял меня.
  Каждое им сказанное слово было насквозь фальшивым, даже то, как он произнёс моё имя, пропитано было лицемерием. И даже его объятия - были холодными. Он как будто восковую куклу обнимал, а не меня, живую и настоящую. Мои внутренности сжались в тугой комок от боли и от обиды. Как же я этого раньше не замечала? Вот уж действительно любовь слепа!
  Герцог Саблер меж тем пригласил нас присесть друг напротив друга, по разные стороны стола, а сам уселся по центру. Я удивлённо вскинула брови, невинно поморгав глазками. Выраженное таким образом недоумение было замечено нашим надзирателем.
  - Увы, милая леди, не могу я вас оставить наедине. Ваш жених находится под следствием, - произнёс с сожалением в голосе и развел руками, но глаза продолжали смотреть с насмешкой.
  Я тяжело вздохнула, якобы смиряясь со сложившимся положением и с нотками трагизма в голосе спросила "любимого":
  - Как ты? - ручки сложила на столе, почти в молитвенном жесте.
  - Мари, это совершенное недоразумение, - начал он, проникновенно глядя мне в глаза. - Ты же понимаешь, что я не мог украсть этот камень. Меня подставили! Ты не представляешь, что я сейчас чувствую! - закончил с апломбом и взял мои руки в свои.
  " От чего же не представляю, очень даже представляю, - подумала я с горечью. - Преданным. Так же чувствовала себя я, когда обнаружила тебя с любовницей".
  
  Герцог в этот момент нахмурился. Неужели и он услышал фальшь в голосе "Принца"?
  - Но зачем? - воскликнула с возмущением. - Кому это нужно? Неужели кто-то хочет расстроить нашу свадьбу?
  Испуг и замешательство промелькнул в глазах Грига - в эту сторону он даже не задумывался. "Подумай "дорогой", а вдруг тебя твоя любовница подставила?" В душе я злорадно ухмылялась, видя его мысленные потуги. Пусть эти двое теперь выясняют отношения, а я погляжу, что из этого выйдет. Коварство - моё второе я!
  Скосила глаза на герцога, ведь и ему тоже предназначалось моё представление. В его взгляде прочла некоторое разочарование. "Что это он? Неужели надеялся услышать что-то важное в нашем разговоре?"
  - Если ты не виновен, то почему же тебя не отпустят? - продолжила я балаган, грозно уставившись на представителя правопорядка. - Ваше сиятельство, вы же понимаете всю нелепость обвинения против моего жениха?
  - Понимаю, милая леди, - ответил он снисходительно, - но отпустить никак не могу.
  Я состроила такую плаксивую мину, что он, боясь моих слёз, тут же поспешил добавить:
  - Отпустить не могу, пока не пойман настоящий преступник.
  - Но как же так, как же наша свадьба? - я в отчаянии принялась заламывать руки.
  - Не волнуйтесь, долго заключение вашего жениха, - последнее слово он произнёс с какой-то брезгливостью в голосе, - не продлится. Скоро мы поймаем виновного, а пока пусть он поверит в свою безнаказанность, и совершит ошибку.
  "Не дождетесь", - подумала злорадно, а вслух проблеяла:
  - Это так несправедливо, удерживать невиновного под арестом...
  - Увы, в этой жизни мало справедливости.
  Далее еще минут десять дискутировали о вселенском заговоре против "добропорядочного и законопослушного" человека Грига Олстона, выдвигая порой просто фантастические версии. Вскорости герцог заявил, что свидание окончено, и мы с Григом стали прощаться. Я пообещала ему, что буду верно ждать, и даже получилось натурально выдавить слезу практически под занавес моего представления. Мысленно сама себе зааплодировала. "Браво, Лисичка! Как сыграла! Молодчинка!"
  "Принца" увели, с его сиятельством мы тоже распрощались и я с легким сердцем, но сохраняя на лице невыразимую муку, выбежала на улицу.
   Боль, которую ощутила при виде Грига, постепенно таяла, мне становилось легче с каждым новым шагом, и чем дальше я удалялась от мрачного здания, тем лучше становилось настроение. На своего бывшего теперь смотрела другими глазами, словно пелена спала. Его неописуемая красота и благородные манеры отошли на задний план. Только теперь поняла, что кроме смазливого лица ничего-то в нём и нет. Физиономия симпатичная, а душа совсем гнилая... И почему раньше это не замечала? Но, как говорится, что не делается, все к лучшему. Хорошо еще, что сорвала маску с подлеца до свадьбы, а не после. Обидно, конечно, что так глупо повелась на красивую обертку, внутри которой оказалась совсем не конфетка. Чего уж теперь горевать, пусть будет впредь уроком. Итак, начало положено и оно более, чем удачное. С поставленными задачами справилась на ура. Следующий этап моего плана - работа на чистильном поприще. Взглянув на небо и усмехнувшись солнышку, побежала домой.
  
  Давей сквозь зарешеченное окно разочарованно смотрел вслед вышедшей из здания девушке. "Ничего в ней нет, очередная пустышка. Глупая, влюблённая...Странно и где он нашёл загадку? Должно быть от скуки, ему уже мерещится то, чего и в помине нет".
  Неожиданно девушка остановилась, подняла лицо к небу и улыбнулась. Сердце герцога дрогнуло и побежало вспять. В ту же секунду он всё понял. Девчонка играла всё это время, это была лишь маска. "Ах, плутовка! Она провела его! Какова!" - подумал он с восторгом. - "Что же за игру ты затеяла и что за тайну хранишь?!" - на лице главы Тайной канцелярии появилась лукавая улыбочка. "Ну, что же, поиграем..."
  
  Дома наскоро пообедав, переоделась мальчиком и замаскировала своё милое личико. Открою тайну - есть у меня чудный крем, бабулин рецепт, который я немного усовершенствовала. Когда в него добавить один секретный ингредиент, он обретает свойством стягивать кожу. Так, капнув крем в уголках глаз можно получить миндалевидный разрез, а сверху и снизу намазать - глаза станут круглыми, как два блюдца. Но если добавить другой компонент, получается обратный эффект - кожа как будто набухает. Так, например, тонкие губы можно сделать соблазнительно большими, а впалые щёчки пухленькими. По задуманному образу сегодня у меня были круглые глазки тёмно-карего цвета, за счет линз, и впалые щёки. Посмотрелась в зеркало и поправила немного скулы, чтобы казались тяжелее. Для законченности образа нанесла особый крем на все открытые участки кожи, который делает её цвет серым, ведь уличные мальчишки никогда не бывают чистыми.
  Остался последний штрих для окончательного перевоплощения. Надо определиться со звуковым оформлением. Перед выходом потренировалась изображать сиплый говорок, как у подростка. Пару минут специальных упражнений и вот меня по голосу уже даже Кет не узнает. А секрет в том, что диапазон у меня ого-го, целых четыре октавы! С детства я любила подражать разным голосам. Эту мою способность обнаружил дед и помогал дальше развивать, повторяя, что это просто бесценный дар для людей нашей "профессии". Перенимала я не только тембр, но и манеру говорить, и даже дефекты речи мастерски копировала. Мы с дедулей часто развлекались, пародируя соседей или знакомых, и пугали бабулю, из-за чего нам всегда попадало.
  Надвинула бодро кепку на глаза и отправилась на площадь.
  Побродив взад-вперёд, примеряясь с разных точек, выбрала наиболее удобное место для наблюдательного пункта и разложила свой нехитрый рабочий скарб чистильщика. Наплыв клиентов в ближайшее время не ожидался, да и не нужны они мне особо, потому цену поставила в три монеты, тогда как все остальные брали по две. А что? Мне же не нужна толпа жаждущих облагородить свою обувь, наоборот, хочу спокойно сидеть, наблюдая и слушая. Клиентов я ожидала только из Тайной канцелярии: там народ не бедный трудится, и получают побольше иных чиновников. А то, что любят они покрасоваться - мне на руку. По моим измышлениям, не станут они искать, где дешевле, ко мне пойдут, из желания перещеголять друг друга.
  Некоторое время я сидела в одиночестве, но в скорости стали появляться первые любопытствующие и первые клиенты. Ими оказались двое военных: цена их совсем не смутила, на меня они внимания совершенно не обращали, поочередно подставляя свою дорогую обувку мне на стоечку, продолжали свой разговор. Такое неуважительное отношение мне было неприятно, но для моей шпионской деятельности лучшего и не надо. Я убедилась, что моя теория работает - чистильщик обуви так же привычен и безлик, продавец газет или попрошайка на перекрёстке. Этот факт несказанно меня воодушевил. Пока я чистила их обувь, офицеры, а это были высшие чины в армии, судя по дорогой одежде и обуви, обсуждали некую красотку. Та никак не хотела сдаваться ухаживаниям одного из них, и второй давал "ценные советы" по завоеванию оной.
  - Будь твёрже! - поучал наставник. - Девицы любят, когда ими помыкают. Чем хуже ты к ним относишься, тем быстрее сдаются.
  - Не знаю... - не уверенно ответил поучаемый. - Она такая ранимая, такая нежная, - и мечтательно закатил глаза.
  - Ничего ты в женщинах не смыслишь, слушай меня. При встрече держи себя холодно. Не выказывай своей заинтересованности.
  - Что ты говоришь? Тогда она вообще прекратит со мной видеться, - возмутился ученик.
  - Наоборот! - настаивал тот и продолжил таинственно. - Сначала она удивится твоему равнодушию, не понимая его причины, потом ей станет интересно, что с тобой случилось, а затем начнёт задавать себе вопросы, а не остыл ли ты к ней. И как результат - сама прибежит.
  "Какая интересная теория", - задумалась я.
  А наставник продолжал убеждать, и я даже начала с ним соглашаться, хотя поучаемый держался и с ослиным упрямством гнул своё.
  Подняла глаза на несчастного ухажёра. Да, красотой не блещет, умом, кажется, тоже. Понимаю девицу, сама бы на такого не клюнула.
  Обувь я дочистила, причем для первого раза вроде неплохо получилось. Военные кинули мне монеты и, не прерывая разговора, отправились по своим делам. Неплохо, ещё только полдень, а у меня в кармане уже позвякивает шесть монет.
  В течение дня было ещё несколько человек, но меня нисколько не расстраивала моя непопулярность. Я же сюда не работать пришла, а за информацией. Да и к концу дня я пришла к выводу, что эта работа мне совсем не подходит - и ручки уже болят, и спинка ноет. Рассматривала проезжающие мимо кареты, представляла себя в них. Вот это моё - балы, наряды. Из меня бы получилась чудесная графиня или баронесса. Нет, я не жалуюсь, мне моя жизнь нравится, несмотря ни на что. У меня есть дом, родные люди, и детство у меня было счастливым. Даже то, что росла я без родителей, нисколько его не омрачило. Деда с бабулей окружили меня такой любовью и заботой, что большего и желать нечего.
  Мои мечты неожиданно прервал возмущённый возглас:
  - Ты что это цену такую назначил?
  Этот вопрос прозвучал так резко, что я вздрогнула.
  Передо мной, уперев руки в боки, стоял невысокий мужичок и злобно меня разглядывал.
  Узнала его сразу - это был чистильщик обуви с ярмарочной площади. У него там своя палатка, и сколько себя помню, сидит он в ней безотлучно.
  Я только пожала плечами в ответ на его вопрос. Кому какое дело до моей цены, сколько хочу, столько и ставлю.
  - Ты кем это, сопляк, себя возомнил?! - продолжал меж тем возмущаться тот.
  - А что такое, дяденька? - как можно вреднее протянула я.
  - Какой я тебе дяденька? - пошёл он пятнами от злости и начал сыпать такими ругательствами, что у меня уши в трубочку свернулись.
  А я никак не могла понять, что ему от меня надо, лишь молча наблюдала, как его корёжит.
  Выкричавшись, он успокоился и заявил мне гордо:
  - Ничего у тебя не получится! С такой ценой никто не придёт к тебе обувь чистить.
  Я опять пожала плечами, не говорить же ему, что я уже неплохо заработала, для первого дня.
  - Или ты надеешься, что сапоги у тебя чистить будет королевская семья? - решил он съязвить.
  - Нееее, - протянула я хитро. - Для королевской семьи я цену то подниму, как минимум в два раза, это ж неприлично его величеств обслуживать по такой низкой цене.
  Чистильщик лишь рот открыл, обескураженный моей наглостью, и, не найдя слов для ответа, ещё раз смачно выругался, окинул меня презрительным взглядом и удалился восвояси.
  Остаток дня прошёл тихо и мирно, да и клиентов больше не было. Мимо народ шествовал, но до меня не было никому дела. Должно быть, ко второй половине дня у всех уже чистые ботинки.
  Мой рабочий день окончился, а герцог так и не появился в поле моего зрения. Ничего, отрицательный результат - тоже результат. Буду надеяться, завтра повезёт. Мне всего лишь только и надо узнать, где мой камешек сейчас и не вернули ли его временной хозяйке. Ведь от этого зависит, как скоро я смогу прижать его к груди.
  А вот следующий день был более чем результативным. С самого утра ко мне подошёл примарафетить свои безумно дорогие сапоги герцог. Я даже замерла на мгновение, а сердце пустилось вскачь от испуга. Лихорадочно принялась чистить его обувь, стараясь не смотреть вверх. Каждое мгновение казалось, что он меня разоблачит. Вот, ещё немного и спросит: "Милая леди, а что это вы здесь делаете?" Он кашлянул, и я вздрогнула, руки стали холодными и отказывались слушаться. "Если сейчас же не возьму себя в руки, произойдёт непоправимое - он присмотрится ко мне внимательней и раскроет обман! Что тогда со мной будет?" Я глубоко вдохнула и выдохнула, приводя расшалившиеся нервы в порядок. "Надо будет пустырничка попить или мятки пожевать".
  Спасение пришло неожиданно. Рядом с входом в Тайную канцелярию остановилась карета, и из неё выпорхнула баронесса, та самая. Кажется, мне, наконец, повалила удача.
  - Ваше сиятельство! - пропела она и присела в таком глубоком реверансе, что и мне стала видна не малых размеров грудь. - Как я рада, что застала вас на месте, - дама сияла как новая монета.
   - Баронесса Бассет! - герцог скромно поклонился в ответ и припал губами к протянутой ручке, следуя правилам этикета.
  Баронесса зарделась, глядя на того обожающим взглядом. Некоторое время царило молчание, должно быть дама забыла, зачем вообще приехала сюда и что ей надо от этого потрясающего мужчины. Я, кажется, хмыкнула вслух, после чего герцог быстро расплатившись, отвёл даму чуть поодаль, чтобы продолжить разговор.
  Жаль, надо ж было привлечь к себе внимание, теперь не могу слышать, о чём они разговаривают. Оставалось только наблюдать на расстоянии довольно забавную сцену. Баронесса ластилась к герцогу, как кошка, а тот медленно отступал к зданию канцелярии. Какое-то время дама продолжала его теснить, а я следила, что же из этого выйдет, и тихонько посмеивалась. У главы Тайной канцелярии было такое выражение лица, как будто он лимоном объелся. Он пытался быть вежливым, даже держал улыбку, правда, она больше походила на оскал. Наконец мужчина не выдержал и просто резко и довольно грубо развернул баронессу к карете, чуть ли не впихнув её внутрь. Я засмеялась в голос, тот развернулся, показал мне кулак, и закрыл неподдающуюся дверь кареты за настойчивой дамой. Тут же крикнул кучеру: "трогай" и покинул "поле битвы" почти победителем.
  После того, как он мне пригрозил, стало понятно, что великий и страшный герцог Саблер меня не узнал, и даже больше, принял за сорванца, а показав кулак, даже принял в сообщники по своему хулиганскому, по отношению к даме, поступку. На меня накатило такое облегчение, что я опустилась на корточки, прижавшись к забору, и зажмурилась: "Всё-таки я мастер маскировки. Дед бы точно мною гордился".
  
  
  Глава 6
  
  Вернувшись домой, отдала заработанные деньги Роджеру - пусть хоть на одни день наймет себе помощника. А там, глядишь, я зарабатывать лучше стану, найму побольше прислуги, и ему не придётся в свои немолодые лета так тяжело работать.
  
  Следующее утро началось с дежавю. В комнату с грохотом влетела взволнованная Кет, с порога крикнув: "Он опять пришёл!"
  - Кто пришёл? Зачем пришёл? Куда пришел?- прохрипела я, находясь в полусне, голос ещё меня не слушался, а мозг и вовсе спал.
  Смачно зевнув, перевернулась на другой бок и попыталась спрятаться под одеяло от назойливой экономки, укрывшись с головой. Но не тут-то было. Кетти одним резким движением сбросила мое укрытие на пол.
  - Он! - страшным голосом прокричала она практически мне прямо в ухо. - Герцог Лаиский! И он ждет тебя в гостиной!
  В ту же секунду я вскочила.
  - Зачем? - ошарашено уставилась на прислугу.
  Та недоуменно пожала плечами.
  - А это уж вам видней, леди, - проговорила с ехидцей в голосе и важно добавила: - Вы какую-то игру затеяли. Предупреждала я вас, с герцогом играть опасно.
  Кетти всегда переходила на "вы", когда собиралась какую-то колкость сказать или когда отчитывала меня за очередное безрассудство, как нашкодившего кота. Как же в эти моменты она мне напоминала мою любимую ба...
  - Кет, я ни во что с ним не играю! - заявила тоном, не терпящим возражений. - Мне не до игр сейчас.
  - Вот уж не поверю! Думаете, я ничего не замечаю? Думаете, не вижу ничего - как вы убегаете из дома, как глазки горят, и порхаете словно мотылёк?! Деточка, - перешла она на снисходительно-поучительный тон, - ты выросла на моих глазах, я знаю тебя, как облупленную.
  - Тогда должна знать - ещё одно твое слово и я взорвусь, - разозлилась уже по-настоящему я.
  - Не взорвётесь, - заверила меня Кетти с наглой ухмылочкой на лице, а потом коротко сообщила: - Герцог внизу!
  - Ну, так пойди и подай его сиятельству чаю! - приказала с нескрываемым раздражением в голосе. - А я пока приведу себя в порядок.
  - Слушаюсь, - сверкнула глазками Кет и, эффектно развернувшись на каблучках, демонстративно медленно побрела к выходу, возмущаясь себе под нос: - Чаем ещё пои этого ирода.
  Как только за ней закрылась дверь, мне стало стыдно. Ведь Кетти по сути права, главу Тайной канцелярии нельзя недооценивать, да только моя натура не может без приключений. "Прорвёмся!" - пообещала сама себе и приступила к водным процедурам. Уже через четверть часа я спускалась в гостиную на встречу с герцогом.
  - Ваше сиятельство, - присела в реверансе. - Доброе утро! - интонацией специально выделила слово "утро". Хотелось добавить: "И чего это вы в такую рань припёрлись?" Но на лице, естественно, красовалась самая приветливая и дружелюбная улыбка.
  - И вам, доброго, - приложился герцог к моей ручке, сделав вид, что не заметил моей колкости, и, не отпуская моей руки, загадочно сообщил: - Леди Марион, у меня к вам есть одно предложение.
  И такой взгляд испытывающий, как будто пытается что-то в моём лице рассмотреть.
  "Не руки и сердца, надеюсь", - подумала я, освободив свою конечность из плена, а вслух вежливо предложила, дабы выиграть некоторое время на размышления и оценить складывающуюся обстановку:
  - Не хотите ли чаю?
  - С удовольствием, - откликнулся герцог.
  Как будто только и ждала этих слов, в гостиной тут же материализовалась экономка с подносом в руках. Ох, и упрямая! Могла бы в моё отсутствие, и накормить его сиятельство, а не только чаем напоить. Но она предпочла оставить того в гордом одиночестве дожидаться меня. Хотя, возможно, так и лучше - вдруг бы ему вздумалось поговорить с Кет.
  Лишь только после того, как экономка сервировала столик и, налив нам чая, удалилась, герцог заговорил:
  - Леди Марион...
   'Леди меня зовёт, хотя знает, что я не принадлежу к аристократии и подобное обращение к моей персоне неправомочно. Что же он задумал? Хочет уколоть моим низким положением? Или же, наоборот, показать свое расположение? Тонкий ход, но мне совершенно наплевать на мой статус. Может кто-то и жаждет выбиться в люди, и покорить высший свет, а меня это совершенно не волнует".
  - Я видел, как вы переживаете о своём суженом, - меж тем продолжал "Змей", глядя на меня с сочувствием. - Понимаю, как тяжело накануне свадьбы потерять возлюбленного...
  "К чему это он клонит?"
  - Почему же потерять? - как можно натуральней возмутилась. - Он же ни в чем не виновен. И вам, ваше сиятельство, это прекрасно известно.
  - Да, да, милая леди, - всё тем же вкрадчивым голосом продолжал он, - но его невиновность нужно ещё доказать. Вот поэтому я и прошу вас помочь следствию.
  - Как? - его предложение совершенно выбило меня из колеи, а по телу побежали мурашки.
  "Что же он задумал?"
  - Это совершенно безопасно, - по-своему понял мой испуг герцог. - От вас практически ничего не потребуется, только быть более наблюдательной, особенно при общении с друзьями вашего жениха, а выводы мы с вами сможем сделать вместе. Посещать его особняк, как официальной невесте, вам не могут запретить...
  Он ещё что-то говорил, а у меня в мыслях творился полный кавардак.
  "Это неспроста! Коварный тип что-то задумал! И это что-то, боюсь, выйдет мне боком. Никакая помощь ему не нужна - это понятно. Ему нужно, чтобы я всё время находилась под его присмотром? Или хочет иметь своего человека в воровской среде? Нет, глупо, не может же он не понимать, какой бы наивной я ни была, не стану для него шпионить. Тогда зачем?" Стало по-настоящему страшно, поскольку я никак не могла понять мотивов поведения герцога.
  Из оцепенения меня вывел его настойчивый вопрос, и повторял он его, кажется, уже не в первый раз:
  - Ну, так как? Вы согласны?
  Хотелось закричать: "Нет, нет и ещё раз нет! Вы не втяните меня в свои аферы", но роль преданной невесты, жаждущей освобождения любимого, обязывала вести себя по-другому.
  - Конечно, я готова сделать всё, лишь бы вытащить Грига из тюрьмы, - заявила пафосно и гордо вскинула голову, но самой было противно от этих слов, не хотелось участвовать в играх "Змея".
  Оказывается, Кетти намного прозорливее меня, а я переоценила свои возможности и зря ее не послушалась. Герцог - слишком сильный противник и явно не по зубам самоуверенной Лисичке. Похоже, я сама позволила себя загнать в ловушку...
  В этот момент Саблер, видимо, решил меня окончательно добить. Он поднялся со своего места, подошёл и сел рядом со мной на диван, да так близко, что я невольно отшатнулась. Ему этого показалось мало, и он взял мои руки в свои. Я застыла, как соляной столб, даже дышать, кажется, перестала, а глаза от испуга стали, должно быть, огромными.
  
  - Вы разумная девушка, - вкрадчиво протянул "змей-искуситель", нежно держа мои руки и с пониманием заглядывая в глаза.
  "Разумная? Да я, сдается, дура редкостная! И угораздило же меня подсунуть этот камень?! Тоже мне мстительница! Надо было сначала разойтись с Григом, выждать достаточное время, а потом действовать. Говорят же, что месть надо подавать холодной, а не дурить сгоряча. Сейчас бы не сидела рядом с герцогом, и не дрожала как кроличий хвост. Наверное, смешно выглядит Лиса с кроличьим хвостом... Что за чушь в моей голове?"
  Герцог что-то говорил, но я совершенно не слышала. Могла только осязать его руки, прикосновение которых было приятно.
  "Ужас! Приятно!" - от этой мысли я пришла в себя и начала медленно закипать от злости: "Вообще-то я - внучка самого короля, и не пристало мне, как глупой девчонке, так бояться этого человека. Вот дед его не боялся, хотя и считал достойным противником. Меня учил сам король преступного мира, и всегда говорил, что я очень талантливая малышка и далеко пойду. Что мне какой-то герцог? Неужели я его не проведу?!"
  - Вы хотите, чтобы я шпионила на вас? - окончательно овладев собой, заявила довольно резко и при этом ловко освободила свои руки.
  Он удивлённо на меня взглянул, как будто увидел впервые:
  - Шпионить? Ну, что вы? У меня и в мыслях подобного не было! -заметил обиженно.
  Герцог так искренне это произнёс, что я чуть не расхохоталась. "Артист! Браво! Да, противник у меня силён, но и я не так проста".
  - Именно это вы мне и предложили только что, ваше сиятельство, - воскликнула якобы оскорблённо и вскочила, дабы избавиться от его близости, которая мне мешала твердо мыслить.
  Герцог тоже поднялся и подошёл ко мне вплотную, что пришлось задрать голову.
  - Вы меня не так поняли... - начал он и осёкся.
  И я вновь замерла в испуге, потому что то, что отразилось в его глазах, опять вывело меня из равновесия. Он смотрел так... как никогда на меня не смотрел ни один мужчина, даже Григ. Змей околдовывал своим взглядом, гипнотизировал, я почувствовала себя кроликом перед удавом. Было ощущение, что сейчас он меня обнимет и поцелует. Я даже дыхание задержала. Не знаю, сколько это длилось, мне показалось, что целую вечность.В его взгляде на мгновение промелькнуло удивление, но тут же он стал холодным.
  Потом герцог отступил и наваждение спало. Я начала дышать, в голове всё ещё стоял туман, но с каждой секундой становился уже не таким густым.
  Герцог вернулся на диван и, как ни в чем не бывало, продолжил смаковать "фирменный" чай Кет, а я с целью собственной безопасности присела в кресло. Мы продолжили разговор о Григе, и я даже пообещала, если "узнаю что-нибудь важное, касающееся похищенного камня", обязательно ему сообщу.
  Зачем я это пообещала, не знаю. Окончательно туман в моей голове рассеялся только тогда, когда за герцогом закрылась дверь, а я медленно опустилась на диван. "Что это было? Он ещё и гипнозом владеет наряду с чтением мыслей?"
  На душе так скверно стало, слаба я ещё с ним тягаться. "Спокойно! Не паниковать! Это я всегда успею. Надо отвлечь внимание "Змея" от меня, занять его мысли совсем другим. Чтобы ни минутки не осталось свободной. Лиса - вот кто заставит герцога побегать! Пора вновь явить себя свету. Пара громких дел, вернуть мой камешек и его сиятельство забудет о маленькой, бедной мне".
  Времени хандрить нет, пора отправляться на работу. Быстро переодевшись и собрав свой чемоданчик чистильщика, пошла к Тайной канцелярии.
  По дороге неожиданно для себя заметила украшенные цветами улицы, нарядных граждан и поняла, что за всей этой суетой я чуть не пропустила очередную весеннюю ярмарку. А это же моё любимое событие! Обычно ждала его с нетерпением, считая дни.
  Всё, борьба с герцогом откладывается на пару дней. Я, так и не добредя до рабочего места, вернулась домой. Буду готовиться к празднику! Весь остаток дня провела в приятных хлопотах, взяв в помощницы Кетти и заразив и ее своим энтузиазмом.
  На следующий утро поднялась чуть свет. В предвкушении праздника и веселья, настроение было чудесным.
  Надела шёлковое платье нежно-голубого цвета с широкой юбкой, доходящей мне до щиколоток. "У настоящей леди щиколотки должны быть закрыты", - повторяла часто ба. Но я ведь не леди и иду на ярмарку, где собираюсь веселиться до утра и танцевать до упаду.
  Сегодня я оделась Лисой, не стоит мне пока Григ сидит в тюрьме светиться по ярмаркам в собственном обличье. Иначе, увидев меня на празднике, никто не поверит в версию о моей тоске по несчастному, зло оклеветанному и так предательски подставленному жениху. А так хотелось погулять! Назло ему, чтобы весельем выжечь всю боль изнутри. Потому решение пришло сразу. Лису никто не знает в лицо, лишь собирающие для меня информацию сорванцы с улиц. Но они - крепкие орешки, из них правду выудить нереально, зато в распространении легенд о таинственной и неуловимой воровке Лисе они мастаки.
  Легко перекрасила волосы в ярко-рыжий цвет. Образ яркой рыжеволосой красавицы - это моя воровская визитная карточка. Обычно все, что могут вспомнить обо мне свидетели моих "шалостей" - это только цвет шевелюры. А, кроме того, когда все уверены, что Лиса - огненно-рыжая красотка, искать её среди девушек с другим цветом волос не будут. Так что, несмотря на всю яркость образа, он меня маскировал как нельзя лучше.
  Краски у меня были собственноручно приготовленные. С их помощью за пару минут я могу стать хоть блондинкой, хоть рыжей, хоть жгучей брюнеткой или вообще иссиня-черной. Смывались краски так же быстро, как и наносились, стоило лишь помыть голову, но с использованием специального мыла. Ведь в моей "работе" может быть всякое, и случаи попадания под дождь я тоже предусмотрела. Цвет глаз изменила при помощи линз, они стали зелёные, как весенняя листва. Теперь несколько штрихов "волшебного" макияжа, и мои черты не узнать в появившейся в зеркале красивой незнакомке.
  Красавицей быть - это тоже непросто, тут без актёрского мастерства не обойтись. Все-таки не достаточно иметь (или, в моём случае, нарисовать) красивое личико и обладать стройной фигурой. Главное другое, не только самой верить, что ты до одури красива, а это тоже ой, как нелегко, но и окружающих убедить в этом. Тут надобно уметь себя подать, изменить полностью походку, повадки, да даже поворот головы или взмах рукой, должны говорить всем, что перед ними дева неописуемой красоты и чистокровная леди. И я подобное умела, спасибо деду, да и уроки ба о хороших манерах и правилах этикета не прошли даром.
  - Хороша! - дала сама себе оценку, любуясь отражением в зеркале.
  Судьба мне подарила удивительную внешность - я могу быть дурнушкой и красавицей, незаметной мышкой и яркой личностью, и все роли играю с упоением и куражом.
  Надев туфельки на небольшом каблучке, довершила образ прелестницы. Покрутившись еще чуток перед зеркалом и налюбовавшись отражением, вышла из комнаты. Плавно, с грациозностью леди стала спускаться по лестнице.
  - Ах, какая красотка! - послышалось снизу.
  Я опустила задранный до небес нос и обратила свой взор на Роджера. Тот, сложив руки на груди, с умильной улыбкой смотрел на меня, и в его глазах светилось столько нежности и тепла, что у меня невольно выступили слезы.
  - Дед бы тобой гордился, - добавил он.
  - Спасибо Роджер, - я немного смутилась и торопливо смахнула слезу. - Только ты же знаешь, это всё не настоящее.
  - О! Нет, нет! Леди, самое что ни на есть настоящее! Ведь это всё тоже вы.
  В порыве благодарности я обняла его, роднее Роджера и Кетти у меня теперь никого нет. Они - моя семья, самая настоящая.
  - Беги, веселись! - он поцеловал меня в висок и подтолкнул к выходу.
  Махнув на прощание рукой, с озорной улыбкой полетела на поиски приключений.
  Весь день только тем и занималась, что веселилась как безумная. Объелась до икоты сладостями, просмотрела все представления заезжих циркачей, выпила целый бокал вина, и даже уснула после оного в цыганском шалаше. А вечером началось самое долгожданное и увлекательное - танцы...
  
  Герцог с замиранием сердца смотрел на шальные танцы цыган, но не смуглые и черноволосые цыганочки привлекли его внимание, хотя они тоже были хороши. В самом центре их круга, как диковинный цветок двигалась в такт музыке фея. Если бы он верил в сказки, то с первого взгляда понял бы, что перед ним какое-то эфемерное существо фантастической красоты и грации. Её движения были изящны и невероятно пластичны. Платье её нежно-голубого цвета выгодно выделялось среди цветастых цыганских нарядов, а вихри ярко-рыжих волос развевались невообразимыми волнами и в свете костров и луны отливали золотом что еще больше усиливало эффект нереальности происходящего.
  Давей не мог в сумерках разглядеть её лица, но виделось ему, что оно тоже прекрасно. У такого хрупкого, нежного, неземного создания лицо не может быть некрасивым. Не иначе как их праздник посетила лесная фея...
  На губах герцога блуждала мечтательная улыбка, но помыслы его были намного прозаичнее. Как человеку, не особо жалующему всякую там магию и не особо верящему в чудеса, единственное, что ему сейчас хотелось, поймать таинственную гостью, прижать к себе, почувствовать тепло тела, и утвердиться в том, что перед ним настоящая девушка из плоти и крови. А дальше...У герцога много чего было на уме о дальнейшем развитии событий...
  Пока зачарованный глава Тайной канцелярии предавался мечтам, танцы сошли на нет, и танцовщицы стали расходиться - кто садился у костра, кто возвращался к праздничному угощению. А его волшебная нимфа в мгновение ока растаяла в толпе, опровергая мнение герцога о земном её происхождении, и заставляя поверить в нереальность прекрасного видения. Ни секунды не сомневаясь, Давей рванул в ту сторону, где наиболее вероятно могла скрыться фея. Оставив гуляющую толпу за спиной, герцог обнаружил, что оказался в своём стремлении не один - ещё несколько мужчин пробирались в этом же направлении и явно по той же самой причине. В груди образовался тугой комок и бешеное желание всех разогнать, причем при помощи кулаков. "Ревность?" Герцог от удивления остановился - даже и не подозревал, что способен на такое чувство, тем более в отношении какой-то простолюдинки. Вот уж смешно ревновать девчонку, не будучи даже с ней знакомым. В глазах остальных мужчин он увидел те же чувства. Они зло переглянулись, но не отыскав предмет вожделения, вызвавший такой всплеск эмоций, стали потихоньку расходиться. Девчонка их всех провела, в эту сторону от площади вела только одна широкая дорога, и скрыться на ней было невозможно. И тем не менее, загадочной красотки нигде не было. Оставшийся один, самый упрямый, кроме герцога, ещё немного потоптался и, махнув в досаде от неудачи рукой, тоже вернулся на ярмарочную площадь.
  Но глава Тайной канцелярии так легко сдаваться не собирался, не в его это правилах. Уйти девчонка далеко не могла, разве что, действительно, была иллюзорным созданием и просто растаяла в темноте ночи. Сделав вид, что тоже уходит, герцог прошёл несколько метров по направлению к площади, а потом резко свернул к близлежащим домам, и в их тени вернулся на дорогу, ровно к тому месту, где они потеряли красотку. Затаился.
  Прошло некоторое время, и он уж было решил, что просчитался и ждет совсем не там, как в тиши ночной улицы отчетливо послышался шорох, а за ним тихие осторожные шаги. Однако на дорогу так никто и не вышел. Герцог вглядывался во все тёмные уголки, волосы на его голове вставали дыбом от напряжения, звуки шагов он слышал отчетливо, но издающего их не видел, хотя и обладал невероятно острым зрением. Всё сегодняшним вечером было необычным и таинственным. Как только он был готов уже поверить в сверхъестественное, заметил еле различимый силуэт, скользящий вдоль кромки тени, оставляемой крышами домов. Давей вздохнул с облегчением - загадка так просто разгадывалась.
  Девчонка спряталась на одной из крыш, а как только горе-кавалеры разошлись, не спускаясь, всё так же по крышам стала двигаться вдоль дороги. Она перепрыгивала с одной на другую грациозно, как юная лань, благо расстояние между домами было совсем небольшим.
  Герцог незаметно, тоже оставаясь в тени, последовал за ней, но по низу. И опять в свете луны она казалась ему неземной, чарующей, волшебной, скользящей своими маленькими ножками по лунной дорожке. Однако теперь он не даст себя обмануть эфемерностью происходящего, уж если глава Тайной канцелярии вышел на охоту, его таким пустяком, как завораживающее неземное видение не остановить и не сбить с толку.
  Они шли крадучись синхронно, герцог внизу в тени, а девушка по крышам, до тех пор, пока широкая улица не закончилась, разветвляясь на несколько более узких. Саблер замер у последнего дома, предполагая, что теперь ей теперь точно придется спуститься, и она от него уже никуда не денется. Так и случилось. Судя по шорохам, девушка спускалась вниз. Он хотел резко выскочить из-за угла и догнать неуловимую красотку, как тишину спящей улицы нарушил чей-то голос.
  - Привет! - голос был с небольшой хрипотцой, как будто ломающийся у подростка.
  - Привет! - это ответила прекрасная незнакомка и звуки её нежного тембра вызвали в душе герцога такой оклик, что по телу пробежала дрожь.
  Он осторожно выглянул из-за угла. Так и есть, ему открылась забавная картинка - его нежная красотка сидела на бочке, болтая маленькими босыми ножками, а рядом стоял подросток лет двенадцати. Хотя герцог с возрастом мог и ошибиться, ведь у этих оборванцев трудно разобрать, сколько им лет. Жизнь их такова, что они быстро взрослеют.
  - Какая ты сегодня красивая, дух захватывает! - заявил меж тем мальчишка.
  Глаза герцога полезли на лоб - каков нахал, молоко на губах не обсохло, а ту да же.
  Но девчонка лишь тихо рассмеялась.
  - Спасибо! - ответила с нежностью в голосе, и надвинула кавалеру на глаза кепку.
  - А поцелуешь? - мальчишка нагло ухмыльнулся.
  - Не дорос ещё, - она собралась уходить.
  - Погоди, дело есть, - остановил её сорванец, ответ его совершенно не смутил.
  Девушка уже спустившаяся на землю, вновь вернулась на бочку.
  - На днях Голика забрали в "душегубку"? (так в среде уличной братвы называлась Тайная канцелярия).
  - Не в первый раз, - девушка пожала плечами.
  - Да, только в этот раз, его посадили в какую-то комнатушку, возле кабинета "Змея", и видать, забыли о нём. Только Голик не тот человек, к которому можно так пренебрежительно относиться. Он кое- что слышал... - мальчишка таинственно замолчал.
  - И что же? - шепотом спросила фея, подыгрывая ему.
  - Поцелуешь, скажу! - с восторгом предложил тот и даже подскочил, довольный своей выдумкой.
  Она расхохоталась заливисто и звонко.
  - Какой же ты коварный, - заметила девушка, немного успокоившись. - Или говори, или я пошла.
  - Ладно, ладно, я пошутил, - сразу же пошёл на попятную хитрый искуситель и стал совершенно серьезным. - Голик слышал как "Принц" пообещал "Змею" сдать тебя, в обмен на свою свободу.
  Девушка ничего не ответила, а герцог напрягся. Он знал, что Змеем зовут только одного человека, главу Тайной канцелярии, и этот разговор ему становился с каждой минутой всё интересней.
  - Будь осторожней, Лисичка, Григ не тот человек, с которым стоит иметь дело.
  После этих слов лицо главы Тайной канцелярии вытянулось. Буквально в нескольких шагах от него находилась неуловимая воровка Лиса. Вот так удача!
  - Григ уже делит шкуру неубитого медведя?!
  Девушка это произнесла с такой горечью, что Саблер понял: её с Принцем связывают какие-то отношения, и его предательское предательство многое значит и очень болезненно. Тут же все планы по соблазнению прекрасной незнакомки отошли на второй план, а на поверхность вылез профессионал сыска. Ещё немного и он выдвинется из своего укрытия, чтобы схватить преступницу.
  - Лис, не связывайся с Принцем, он дерь..
  - Не ругайся, - перебила девчонка.
  - В общем, он очень плохой человек и как мужик дерь..
  - Не ругайся, - опять не дала договорить. - Шкет, ругательства тебя не красят. Выдержав небольшую паузу, продолжила назидательно, как старшая сестрёнка:
  - Плохие слова никого не красят, они говорят только о скудости ума и недостатке воспитания.
  - Откуда у меня взяться воспитанию? - протянул парнишка обиженно.
  - Всё равно - это не повод.
  - Ты уходишь от разговора, - догадался Шкет. - Не хочешь говорить о Принце?
  - Ты прав, - сдалась девушка и тихо добавила: - Не хочу.
  - Лиса, тебе надо на время скрыться, спрятаться, - разволновался вдруг сорванец. - Змей если возьмётся - не отцепится. Он же, как пиявка. Я тебя прошу, уезжай, уходи...
  Послышался тихий девичий смех.
  - Спасибо! - совсем тихо сказала незнакомка, чмокнула сорванца в щёчку и добавила: - Спасибо, что так беспокоишься обо мне, но не стоит, со мной всё будет в порядке.
  На какое-то время воцарилось молчание. Мальчишка не мог прийти в себя от охвативших его радостных эмоций. Лиса поцеловала его - беспризорника, оборванца! Кажется, сейчас он был самым счастливым человеком на Земле. Герцог тоже застыл, как будто сам переживал те же эмоции и ощутил к парнишке нечто сродни единению, как мужчина к влюблённому мужчине.
  - Лис, дождись меня! - выпалил парнишка, подтверждая предположения герцога.
  - Шкет...
  Девушка говорила так ласково, что глава Тайной канцелярии понял - у малыша нет ни единого шанса. Вернее, его уже любят, но не так, как тому хотелось бы.
  - К тому моменту, как ты вырастешь, я буду уже старушкой, - усмехнулась она.
  - Да ладно, - возмутился тут же Шкет. - Не настолько ты меня старше.
  Герцогу неожиданно не захотелось слушать продолжения разговора, и он медленно, беззвучно стал приближаться к парочке, чтобы через мгновение схватить девчонку.
  Но резко выскочив из-за угла, он обнаружил, что парочка тоже не стоит на месте, а улепётывает со всех ног, и была уже довольно далеко. Времени на удивление не было, каждую секунду они могли совсем скрыться, и герцог рванул за удирающими.
  
   Лиса танцующая на ярмарке.
  
   Глава 7
  
  - Ну, у тебя и чуйка! - воскликнул Шкет восторженно, когда мы из последних сил пересекли пустырь и остановились отдышаться в небольшом скверике, внимательно осматривая открытое пространство, оставшиеся за нашими спинами.
  Кажется, погоня отстала.
  - Как ты узнала, что за нами следят? - продолжил он, тяжело дыша.
  - Не знаю, - ответила я, тоже пытаясь отдышаться. - Как-то само собой...
  Пока мы общались в том тёмном закоулке, меня не покидало тревожное чувство, оно усиливалось с каждой минутой и наконец, стало нестерпимым. Показав жестами мальчишке, что надо сматываться, заговорила громче и медленно двинулась вдоль дорожки. Мы стали пятиться назад, но при этом разговаривая всё громче, чтобы создать иллюзию, что стоим на месте. Парнишка у меня сообразительный не по годам, сразу понял, в чем дело. Отступали мы на носочках, стараясь не вызвать движением ни единого звука, и, отойдя на приличное расстояние, одновременно кинулись бежать со всех ног. И не зря, как только мы припустили, из-за поворота вынырнул человек и погнался за нами. Оглядываться было некогда, я неслась за Шкетом, что было сил. В какой-то момент он предложил, чтобы мы разделились, но я не позволила - одна я точно не убегу, а в его компании у меня был шанс уйти от погони. Беспризорник знал город, как свои пять пальцев, его присутствие вселяло надежду на спасение. И я оказалась права - мы несколько раз ныряли в совершенно неожиданные переулки и дыры в заборах, о существовании которых я и не подозревала. Однако наш преследователь был настырен и тоже очень проворен, да и на местности ориентировался неплохо. Ловец, как будто интуитивно угадывал наше направление, и даже когда мы совсем скрывались из виду, неожиданно появлялся недалеко и погоня продолжалось. Я ещё раз похвалила сама себя, что не согласилась разделиться, ведь неизвестно, за кем бы из нас двоих пустился противник. И если бы за мной, то я стала бы для него легкой добычей. Поплутав еще с полчаса, мы остановились и прислушались. Тишина.
  - Кажись, ушли, - Шкет смотрел на меня, как на диковинку. - Так вот в чем секрет твоей неуловимости. Вот это чуйка!
  - Возможно, - я хитро прищурилась.
   "Сегодня, кажется, добавится ещё одна легенда о загадочной воровке. Это хорошо. Чем больше образ рыжей бестии обрастает легендами - тем таинственней и неуловимей она становится, и это все на руку Марион, стоящей как бы в стороне от всей этой истории".
  Глаза мальчишки светились таким восхищением, что я почувствовала себя звездой. Какие мы женщины всё же слабые создания, достаточно вот такого восторженного взгляда и мы растекаемся, как сметана по столу.
  - Слушай, надо будет поупражняться в беге, - неожиданно предложила я.
  - Зачем это? - удивился Шкет.
  - Как зачем? Сегодня, если бы не ты, меня бы поймали.
  - Тогда потренируемся, - согласился важно, ему было приятно, что и его способности оценены по достоинству. - Когда начнём?
  - А вот с завтрашнего дня и начнём.
  Забегая наперёд, скажу, что мы таки начали со Шкетом регулярно бегать, когда только выпадало свободное время. Просто носились по улочкам и переулкам, я знакомилась с самыми глухими и малообитаемыми местами нашего города, а мальчишке было просто интересно со мной мотаться. По ходу он мне еще показывал тайнички, где можно было спрятаться на время и переждать.
  - Шкет, - вернулась я к серьёзной теме. - Есть что интересное?
  Это была наша кодовая фраза, под интересным подразумевалось: есть ли в городе интересные вещи, которые должны перейти от одного хозяина к другому, причем не совсем честным способом. В общем, то, что плохо лежит, стоит положить хорошо.
  - Надо подумать, - важно нахмурился мальчишка и, сделав продолжительную паузу, просветлел лицом и добавил: - Ростовщик плохо себя ведёт в последнее время.
   Шкет взял себе привычку играть в поборника справедливости, частенько мне подбрасывая дела высокородных господ и просто богачей, обиравших простой люд. Может кому-то и всё равно кого грабить, а нам с сорванцом нравилось восстанавливать мировой порядок и вселенскую справедливость.
  Я кивнула, давая понять, что меня это дело заинтересовало и ожидаю продолжения.
  - Вдову обидел на днях, - начал рассказ озорник. - Она колечко мужа принесла в ломбард, последнюю о нём память, но ей деньги срочно нужны были, малец у нее прихворал. Собиралась ненадолго сдать. Как только денежку раздобыла (она шитьём зарабатывает), тут же за ним вернулась. А ростовщик ей заявил, что уже продал его - сроки, видите ли, прошли. Да ещё и накричал на бедную, что перепутала она день, мол, раньше надо было приходить. Только вранье всё это! Знаю я вдову, не могла она попутать дни.
   - Врёт, говоришь, - я улыбнулась. - А это, ой, как нехорошо. Ну, что же, будем отучать.
  Шкет расцвел и подробно мне описал, где коварный ростовщик заложенные вещи и деньги хранит, да есть ли в доме охрана, даже тот факт, что дяденька любит по пятницам в тавернах засиживаться допоздна, сообщил. Подготовился, малый, заранее зная, что возьмусь за этот случай.
  Дело предстояло несложное и мы не стали откладывать его в долгий ящик. В очередную пятницу, проследив за ростовщиком до таверны и убедившись в том, что в его доме никого не осталось, начали действовать. Шкет остался следить за обстановкой на улице, а я пролезла в дом через окно. Правда, щеколду на раме пришлось взломать, так как все окна были наглухо закрыты.
  Пройдя по тёмным коридорам, без труда нашла кабинет негодяя. Луна сегодня мне благоволила, сияя как никогда ярко, потому свечей зажигать не понадобилось. Быстро оглядев комнату, поняла, что сейфа у ростовщика нет. Не знаю что это за способность такая, но я безошибочно могу определить, где в доме находится сейф или тайник. Дед говорил, что это врожденное, гены, мол, поработали. Гены, конечно, вещь серьезная, но и дедулины уроки мне многое дали. Как бы то ни было, я сразу обнаружила место, где хозяин дома хранил деньги и драгоценности. Вскрыв несложный замок (тоже спасибо деду) в столе нашла много интересного. Недолго думая, сгребла всё в мешок. Деньги, правда, взяла не все. Что ж мы не люди? Надо же будет ростовщику дальше как-то жить. А нам много и не надо. Разыскала заёмные расписки и сунула их в карман, пригодятся. А то вдруг этому бесстыжему дяденьке придёт в голову стребовать со своих клиентов одолженные суммы, ведь вещи, данные ему в залог, теперь находились у меня. Задвинув все ящички стола на место, отправилась на выход.
  Операция, как мы и предполагали, прошла тихо и мирно. Отдала Шкету процент в денежном эквиваленте, и на этом мы, распрощавшись, отправились по своим делам довольные друг другом.
  Но такие пустяковые дела мне не нравилось проворачивать. Ну, что интересного в том, чтобы прийти в пустой дом и обчистить хозяев в их отсутствие? Никакого азарта, скучно. Куда веселей обокрасть человека в его присутствии, да ещё и мило с ним беседуя...
  Ну да, что поделать, не всегда бывает весело.
  Придя домой, вывернула содержимое мешочка на свою кровать. Чего тут только не было! Красота... Долго любоваться не стала, это все надо вернуть законным владельцам. Ведь вряд ли те люди, что несли последние свои сокровища в ломбард, были богаты и делали это от хорошей жизни. Скорей всего эти крохи - единственное, что у них оставалось ценного. Непорядочность ростовщика сыграла с ним злую шутку, а я немного этому поспособствовала. Перебрав бумаги, на каждую расписку нашла заложенную человеком вещь. В основном это были кольца, серьги и часы. Потом запаковала все в небольшие конверты. Последний штрих - запечатала их своей личной печатью. На ней была изображена лиса, изготовил мне её когда-то дед, ради шутки. А вот сейчас она и пригодилась.
  Зачем это сделала, и сама точно не знала. Наверное, лучше было бы, чтобы никто не узнал, чьих рук это дело. Но я хотела, чтобы знали, и на это было несколько причин. Во-первых, раз уж Тайная канцелярия не на шутку взялась за мою поимку и даже заключила такую позорную сделку с Принцем, то я сделаю ответный ход - брошу вызов самому герцогу. Во-вторых, подниму авторитет Лисички в народе, это лишним не будет. Принца-то у нас не любят, а вот Лису уважают за то, что она не беспредельничает и наказывает негодяев. А в-третьих, это просто весело! Люблю пошалить!
  Провозилась я практически полночи. Засыпала радостная и довольная жизнью и самой собой. Наутро приготовленные подарки нужно было разнести адресатам, и сделать это до того, как Тайная канцелярия узнает об очередном ограблении.
  Проснувшись на заре, собралась в максимально рекордные для себя сроки, замаскировавшись опять под мальчишку и, стараясь не разбудить никого в доме, выбежала воплощать вторую часть плана. Сначала разыскала Шкета, потом он в кратчайший промежуток времени собрал практических всех городских сорванцов. Вручив каждому пакет с адресом, и сопроводив это краткой устной инструкцией, дал команду, и те разбежались в разные стороны. Уже через час вся моя "корреспонденция" была доставлена адресатам. Осталось пару конвертов, которые мальчишки мне вернули не найдя их хозяев - то ли адрес был неправильным, то ли имя с фамилией фальшивые. Беспризорники обладают удивительной, но избирательной порядочностью. Даже если бы не эти оставшиеся бесхозными конверты, я и так была уверена, что ни один из них не присвоил себе чужую вещь. Хотя в обычных условиях они такими качествами не отличались, но со мной всегда были честны, считая своей, а красть у своих - это последнее дело.
  Миссия моя была выполнена. Раздав малышне каждому по монете за проделанную работу, отправилась эти монеты зарабатывать сама на своё теперь постоянное место честной трудовой деятельности, к Тайной канцелярии. Город ещё большей частью спал, в воздухе носились запахи вымытых улиц, ароматы только что испеченного хлеба и свежесваренного кофе. Я вдыхала полной грудью. Что же сегодня будет? Интересно поглядеть на реакцию герцога, когда ему на голову обрушится новость о новой краже, в доме ростовщика. Меня даже посетило некое чувство превосходства, в этот миг казалось, что я всё смогу, и всё у меня в жизни будет так, как захочу.
  Я уселась у ворот главного здания блюстителей порядка и разложила свой скромный рабочий инструмент, приготовившись наблюдать интереснейшую пьесу.
   Вскорости моё терпение было вознаграждено: к воротам несся растрёпанный, небольшого роста, дряблый и опухший мужчина. На ходу он что-то выкрикивал, думаю, нелицеприятное для меня. Я сразу же определила, что данный субъект и есть обобранный мною ростовщик. Он живенько влетел на крыльцо и исчез в недрах тёмного строения. Буквально через несколько минут из здания стали выбегать один за другим стражи правопорядка, затем подъехала служебная карета и в неё погрузились все, кто был в этот момент на улице. Последним залез ростовщик, бурно жестикулируя и бранясь направо и налево. Я ухмыльнулась, действо мне понравилось. Осталось дождаться главного героя спектакля и на сегодня мой рабочий день может быть окончен. Пойду, досмотрю продолжение пьесы у дома ростовщика. А что? Я же не хуже других? Мне тоже интересно.
  Герцога пришлось ждать намного дольше, чем я рассчитывала. Карета с его фамильным гербом подъехала через час. Хотя, а чего я ожидала? Что он тоже выскочит из здания Канцелярии? Он, наверное, живёт где-то за городом, в шикарном особняке, как ему и положено.
  Его сиятельство торопливо выпрыгнул из транспортного средства. Вид у него был какой-то помятый, взлохмаченный. Мои губы невольно растянулись в улыбке. И ему не дала понежиться в постельке, небось, ещё и оторвала от прелестей очередной красотки. "Так тебе и надо, гад ползучий! Не трогай маленькую лисичку и сам будешь спать спокойней".
  Герцог стремительно взлетел на крыльцо и скрылся в глубине здания. Я опустила голову пониже, сгорбилась, прислонившись к стене, и прикрыла глаза. Всё складывается, как нельзя лучше. Теперь, надеюсь, он забудет дорогу в мой дом. А то Кет из-за его визитов стала слишком нервной, да и мои нервишки не железные. Потом я вспомнила о Роджере и новом помощнике, который должен был заявиться сегодня утром...
  В тот момент, когда размышляла о ценах на корм лошадям, на моё плечо легла тяжёлая рука.
  
   Вмиг я вернулась в реальность и замерла в ужасе. Когда чуть приоткрыла глаза, моему взору предстали красивые кожаные сапоги с серебряными пряжками, и я точно знала, кому они принадлежат. "Не буду поднимать голову. Нет! Нет!" Но, увы, рука никуда не девалась, а моё плечо продолжали, словно клещи, стискивать твёрдые пальцы. "Эй, больно же!" - чуть не вскрикнула я, и посмотрела на герцога.
  - Тебя как зовут? - неожиданно спросил он, пронзая насквозь меня своим змеиным взглядом.
  - Ма...Марк, - ответила я, заикаясь.
  - Вот что, Марк, - и он кинул мне в чемоданчик серебряную монету, я невольно проследила за её полётом. - Ты не знаешь такого себе "Шкета"?
  Моё сердце замерло, по спине пробежала волна холода: "Как? Откуда он знает?" Пока я пыталась прийти в себя, глава Тайной канцелярии терпеливо ждал ответа. Но я смогла только неопределённо пожать плечами, мол: "Без понятия, сиятельный, о чём вы говорите".
  - Он небольшого роста, ниже тебя на полголовы где-то, щуплый такой, - тем временем продолжал герцог и внимательно следил за моей реакцией.
  - Знаете, сколько таких бегает по городу... - начала я, но Змей в нетерпении меня перебил.
  - А ты всё же разузнай. За информацию получишь столько же, - кивнул он на серебряник в чемодане, и к моему счастью, отпустил плечо.
  "Ну, надо же, его сиятельство вновь пытается меня завербовать, - возмутилась я мысленно.- Это переходит уже все границы". Однако даже в таком виде не получилось долго протестовать, так как мой собеседник стоял рядом и буквально сверлил меня взглядом, ожидая ответ.
  - Поспрашиваю, чего ж не поспрашивать, - пообещала нехотя и опять недоуменно пожала плечами.
  Герцога мой ответ, должно быть, удовлетворил, и он резко развернувшись, направился в сторону приведенной для него лошади. Резво запрыгнув в седло, умчался восвояси.
  Я медленно приходила в себя: наконец-то выдохнула (оказывается всё это время задерживала дыхание), вытерла рукавом выступивший на лбу от перенапряжения пот, присела на корточки. Даже вчера ночью я так не нервничала.
  Полностью восстановившись, начала собирать свой небольшой скарб в чемоданчик. Спрятала "подаренный" серебряный в карман, ведь деньги лишними не бывают. То, что я не собираюсь помогать герцогу, а плату взяла, меня совершенно не волновало, это его проблема, не стоит доверять свои кровные кому попало.
  Неожиданно к зданию подъехала ещё одна карета. Какой сегодня полный событиями день для работников ведомства! Из неё, к моему удивлению, чинно вышла баронесса Бассет. Горделиво задрав голову, она проследовала все в том же направлении - в здание Тайной канцелярии.
  Неужели за камешком приехала?! Вот так везение! При таком раскладе смогу его себе вернуть уже сегодня. И тут меня осенило. Ну, конечно! Сегодня же последний день ярмарки, а в этот день мер города всегда устраивает бал, на который приглашает всех более-менее знатных особ и тех, кто имеет достаточно толстые кошельки. Гостей обычно собирается около пяти сотен, а это огромная куча народу. В такой толпе не то, что лисичку, слона не найдёшь. Зажмурившись, представила, сколько они всяких драгоценностей на себя понавешивают по этому случаю. Это же просто золотое дно! Я уже вообразила, как собираю украшения с господ, как ягоды на поляне и чуть не замурлыкала песенку от удовольствия. А какой разразится скандал, когда многие гости поймут, что остались без своих бриллиантов, изумрудов, рубинов и прочих камешков. Я даже, как вживую, увидела перед глазами целый сундук забитый несметными сокровищами. Вот бы достать билет на этот бал... Да только где?
  Моё настроение тут же опустилось вниз и рухнуло на землю, вот прямо под крыльцо Тайной канцелярии. Тяжело вздохнув, потянулась уже к чемоданчику, как меня осенила другая мысль: а куда, интересно, приходят письма для главы сего почтенного ведомства? Сомневаюсь, чтобы домой в его родной особняк. Ведь говорят, он больше времени проводит именно здесь, а значит...
  Зачем герцогу приглашение? Он и без оного пройдёт на любой праздник и в любой дом. Надо было быстро соображать, пока Змея нет на месте.
  В то время когда я придумывала план проникновения в кабинет главного сыщика, баронесса вышла, покрутила головой в разные стороны, и, видно, ничего нужного ей не увидев, села в карету и умчалась.
  Я схватила один из оставшихся от рассылки конвертов и рванула ко входу, привлекая к себе внимание воплями:
  - Письмо для герцога Саблера, лично в руки!
  "Сюда хоть иногда доставляют корреспонденцию подобным образом?", - размышляла по ходу действия. - "А если нет? В любом случае, надеюсь, мой номер пройдет".
  Стражник на двери меня остановил:
  - Ты куда? - гаркнул он таким жутким басом, что я подпрыгнула.
  - Лично в руки главе Тайной канцелярии, - заявила важно и ткнула ему под нос письмо.
  Он внимательно осмотрел конверт и указал кивком куда идти. Только я сделала пару шагов, как он вдруг меня остановил:
  - Эй, малец, оставляй мне письмо, герцога нет, и неизвестно когда появится.
  - Не могу, - заявила важно, а потом затараторила: - Мне нужно передать лично. Лично - это из рук в руки. Никак нельзя оставить у вас. Я буду ждать сколько потребуется. Тут очень важные бумаги.
  - Ладно, - он махнул рукой в сторону коридора, указывая мне направление.
   Я здесь уже бывала, потому и без него знала куда идти, но специально шла медленно, как будто нахожусь в здании впервые.
  Добравшись до нужной двери, как бы в нерешительности остановилась и подёргала за ручку. Дверь в кабинет была, действительно, закрыта, что неудивительно. Теперь мне был нужен тот, кто её откроет. Тяжело вздохнув, так, чтобы и стражнику было слышно, присела в коридоре на корточки, давая понять, что собираюсь, во что бы то ни стало, дождаться герцога.
  Долго сидеть не пришлось, и я поверила, что сегодня удача на моей стороне. Нет, герцог естественно не вернулся. Зато появился молодой человек довольно привлекательной внешности, с ярко-рыжей шевелюрой, светящимися весельем глазами и явно весёлого нрава, чем сразу расположил к себе. Приблизившись, он с ходу обратился прямо ко мне:
  - А ты что тут делаешь?
  Я поднялась и собиралась уже ответить, как меня опередил страж:
  - Это к герцогу, письмо принёс.
  - Лично в руки его сиятельству, - повторила я нужную фразу.
  - Аааааа, - протянул подошедший и открыл кабинет герцога.- Ну, заходи, чего сидеть в коридоре.
  У меня от такого везения даже дух перехватило. Это то, что мне нужно! Вошла и остановилась посредине, окидывая изучающим взглядом обстановку. К своей огромной радости увидела на столе внушительную стопку писем, которые явно давно не разбирали. Там обязательно должно быть приглашение на бал! Только как теперь отвлечь этого рыжика? А он как назло, стоял и во все глаза меня разглядывал с выражением крайнего удивления на лице. Уж не знаю, чем вызвала подобное.
  - Э... кхм... - я сделала вид, что закашлялась и попросила охрипшим голосом: - А можно водички? Пожалуйста...
  Он как будто бы очнулся, тряхнул головой.
  - Сейчас, - и выглянул в коридор, наполовину оставаясь в кабинете.
  Он что-то крикнул, но я уже не прислушивалась. Это тот шанс, что мне нужен. У меня было всего несколько секунд, и нельзя их тратить даром. Метнувшись к столу, лихорадочно стала просматривать письма. И опять мне повезло - нужное обнаружилось почти сверху. Схватила конверт, быстро запихала за пазуху и вернулась на свое место в центре комнаты. Облегченно выдохнула. Вся операция заняла совсем мало времени, но кучу нервов.
  Рыжик обернулся, когда я только начала приводить дыхание в норму. Оставалось надеяться, что он ничего не заметил. Я протянула ему конверт для герцога и добавила:
  - Его сиятельству лично в руки, - получилось почему-то шепотом.
  - Хорошо, - таким же заговорщическим шёпотом ответил рыжий, и ухмыльнулся.
  А он, оказывается, шутник. В другой раз я бы продолжила знакомство, а сейчас мне здесь задерживаться небезопасно.
  Больше ничего не говоря обошла его и уже открыла дверь, чтобы уйти, как он остановил.
  - Подожди, - и бесцеремонно отодвинул меня от двери. Мы постояли в тишине какое-то время. Я уж было начала вновь нервничать, не понимая, что происходит. Но тут он вновь высунулся в коридор.
  Оттуда донеслось:
  - Милорд Аден, вот всё, что удалось достать.
  Далее послышалось какое-то шуршание, и рыжик быстро вернулся назад в кабинет с пакетом в руках.
  - Вот, - и протянул мне пакет.
  Я подозрительно уставилась на милорда, не собираясь ничего у него брать.
  - Да, бери, не бойся, - сунул он свою ношу почти под самой мой нос, который не замедлил уловить умопомрачительный запах, идущий из пакета.
  Осторожно взяла и заглянула внутрь. Пирожки! Голова закружилась, а во рту скопилась слюна. Я сегодня за всеми делами даже не завтракала. Удивленно посмотрела на рыжика. Он улыбался во все тридцать два, и был очень доволен собой.
  - Это тебе, за доставку письма, - и стал подталкивать меня к выходу.
  Вот это да! Работник Тайной канцелярии решил, что парнишка голодный, то есть я, и вздумал меня накормить.
  - Спасибо! - выдавила из себя опять же шёпотом.
  - Пожалуйста! - он рассмеялся и таки выдворил меня за дверь.
  Какой хороший человек! Вот уж не думала встретить в подобном заведение такую отзывчивую и душевную личность. Мне даже стыдно стало, что так провела его, ведь когда обнаружится пропажа, ему не поздоровится. Некоторое время недоумённо рассматривала закрывшуюся за мной дверь. Потом рука сама залезла в пакет, вытащила пирожок и засунула в рот. Зубки впились в сдобу с таким упоением, что я чуть ли не застонала от удовольствия. Выходила из здания с набитым ртом, активно жуя. На прощание кивнула стражнику, в ответ он мне улыбнулся. "Да! Бывают же чудеса!"
  
  Глава 8
  
  Забрав свой чемоданчик, сиротливо дожидавшийся меня на улице, торопливо зашагала к дому ростовщика досматривать представление, по дороге продолжая жевать вкусные пирожки. Оказывается, есть и в этом неприветном здании очень даже симпатичные люди. Я улыбнулась, вспомнив о моем новом знакомом. И как он только может работать с Саблером? Воспоминание о герцоге стерло улыбку с моего лица. То, что его подчиненные меня слегка задобрили пирожками, не оправдывает главу Тайной канцелярии, решившего вдруг устроить охоту на милую лисоньку. Ещё и Григ дважды предатель, сердце опять больно сжалось. Не буду думать о нём!
  Добравшись до нужного адреса, разыскала глазами Шкета. Тот сидел на перевёрнутой бочке и с довольным видом попыхивал своей неизменной трубкой. От едкого табачного дыма он щурил свои совсем детские глазки. Однако если в них заглянуть, то эта иллюзия сразу же исчезнет - сколько там мудрости и житейского опыта. Да, на улице дети быстро взрослеют... Вид у него был хитрый и загадочный, словно он постановщик происходящего на противоположной стороне улицы действа. Подошла, села с ним рядом на свой чемоданчик и молча протянула ему пакет с оставшимися пирожками. Мальчишка тут же загасил трубку, то ли из вежливости ко мне (знает, стервец, что терпеть не могу запах дыма), то ли из любви к выпечке.
  - Как тут? - спросила, усаживаясь поудобнее.
  - А, - махнул он рукой, откусив пирожок, и зажмурился от удовольствия.
  Я терпеливо ждала продолжение.
  - Всё как обышно. Шуета, - выдержав паузу, промычал активно жуя.
  Мы какое-то время сидели молча, пока Шкет уничтожал оставшуюся здобу.
  - Ты становишься популярной, - заявил он, когда пакет опустел.- Весь город о тебе гудит.
  - Это плохо или хорошо?
  - Как посмотреть, - ответил он загадочно. - Герцог сильно зол, а если герцог зол, он спустит на тебя всех собак, а вот это уже чревато.
  Иногда пацан рассуждал мудро, как древний убелённый сединами старик.
  - Прорвёмся, - заверила я бесшабашно.
  "И кто из нас старше и мудрее?"
  Именно этот вопрос светился в глаза моего верного помощника, когда он с укоризненным видом посмотрел на меня.
  - Да, ладно тебе, - я похлопала Шкета по плечу. - Ещё одно дело и затаюсь на время.
  - Какое дело? - мальчишка тут же подобрался и придвинулся ближе, олицетворяя собой само внимание.
  Такой милый, совсем ребёнок, захотелось его обнять.
  - Много будешь знать - плохо будешь спать, - щёлкнула его по носу и засобиралась домой.
  Шкет сделал вид, что обиделся, да только знаю его, он совсем не обидчивый.
  - Да, - вспомнила я ещё одно нехорошее происшествие. - Ты тут долго не сиди, не светись. Змей и тобой активно интересуется.
  - С чего бы это? - искренне изумился мальчишка.
  - А с того, что той ночью за нами самолично изволили гоняться, - это я догадалась только сейчас, и странное предложение герцога стало понятным и в то же время страшным.
  - Да, ну?! - не поверил он.
  - Вот тебе и "ну"! Он мне сегодня предложение сделал, от которого сложно отказаться.
  - Что руки и сердца? - хихикнул сорванец.
  - Нет, сдать одного мелкого, верткого и неуловимого обормота.
  Паренек понял меня с полуслова, резко став серьёзным.
  - Гааад, - зло протянул он.
  - Гад, - согласилась я, тяжело вздохнув.
  Мы осознавали оба, что герцогу будет не сложно найти того, кто выдаст мальчишку, всё-таки Шкет был известной личностью в узких кругах беспризорников. И хотя у них не принято сдавать своих, но, как и везде, там тоже случаются люди, готовые за небольшое вознаграждение забыть о чести и продать даже мать родную.
  Но всё же за него я была спокойна, преданных и честных личностей среди подобной братии было намного больше, чем в иных светских кругах.
  Пора было двигаться дальше, и, кивнув Шкету на прощание, побежала домой, сегодня вечером мне предстоит посетить бал в мэрии. Мероприятие ответственное и серьёзное, если всё выгорит, как запланировала, герцог повторно на глазах у всей почтенной публики получит ощутимую оплеуху от воровки по прозвищу Лиса. Эта мысль меня вдохновляла и окрыляла. Правда злить Змея опасно, не зря он глава Тайной канцелярии, и глупо верить в свою безнаказанность и невероятную удачу. "Ничего, дело проверну и залягу, ещё и ковриком прикроюсь", - пообещала сама себе и успокоилась.
  Вернувшись домой первым делом поднялась в комнату ба и деда. Я редко в неё заходила, здесь всё осталось как прежде. Как будто они только вышли и скоро вернутся. Сердце сжалось, на глаза навернулись слёзы. Сглотнула тугой комок в горле, не время плакать, мои родные всегда будут в моём сердце, а сейчас, верю, они глядят на меня с небес. Бабуля с упрёком качает головой, а в глазах любовь и нежность, а деда гордится и его лицо озаряет такая родная улыбка с лучиками морщин в уголках глаз.
  Прикоснулась к вещам, которых касались их добрые и ласковые руки, вдохнула родной запах. В комнате пахло ладаном и свечами, а ещё витал еле уловимый аромат жасмина, которым бабушка прокладывала бельё, чтобы оно пахло свежестью и весной.
   Тяжело вздохнув, вернулась к насущным проблемам и забралась с головой в бабулин сундук. Я знала, что найду в нём много интересного, но то, что открылось, поразило и мое достаточно богатое воображение. Здесь были платья из парчи и шёлка, с дорогой отделкой, и просто умопомрачительные наряды из дорогих материалов, названий которых я не знала. А ба то у меня была модницей! "И откуда всё это?" - я с удивлением доставала шикарные платья и шали из тонкого кружева. Сколько помню, она носила скромные платья пастельных тонов. Оказывается, я еще так много о них не знаю. Потом, как-нибудь на досуге, рассмотрю всё подробней, а сейчас надо поторапливаться. Выбрав на сегодняшний бал нежно - сиреневое платье из дорогущего шёлка, под него перчатки и сумочку, с сожалением закрыла чудный, практически волшебный, сундучок. Будет ещё время всё рассмотреть, как следует.
  Платье пришлось немного подгонять под мою фигуру, ведь ба была немного крупнее меня и выше, а вырез на груди решили ушить и почти полностью задрапировали кружевом. Кетти помогла мне справиться с нарядом. А когда платье было закончено, она всё охала и ахала, вертясь вокруг. Я тоже себе нравилась в зеркале: тонкая талия, заметно округлившаяся грудь, чуть скрытая за нежным узорами, тонкие запястья. Цвет и фасон наряда выгодно подчеркивали аристократическую белоснежность кожи на открытых плечах и шее.
  - Настоящая леди! - восхитилась в очередной раз Кет.
  - То, что нам нужно, - деловито заявила я.
  Теперь осталось сделать замысловатую причёску и образ готов. Сегодня я буду рыжей зеленоглазой красоткой с тонкими чертами лица. Да! Нагло пойду на этот праздник жизни в образе Лисы. Надо лишь чуть больше грима, чтобы зрительно добавить себе годков. А то юную деву пятнадцати лет (увы, мне больше не дают) не пустят на бал без сопровождающего. Юным особам принято посещать подобные мероприятия лишь в присутствии мамаш или на худой конец дуэний. Можно было бы, конечно, сагитировать на эту должность мою экономку, но бедняжка совсем не умеет играть, и боюсь, свалится в обморок от страха.
  Теперь украшения. Как же без них? Это неприлично - на такой праздник и без побрякушек! У меня, несмотря на мою слабость к таким вещицам, их совсем немного. Но среди них есть один особенный комплект. Это последний подарок моих любимых дедули и бабули. Я с замиранием сердца открыла бархатный футлярчик. Коротенькая ниточка отборного белоснежного жемчуга с оригинальной золотой подвеской в виде цветка орхидеи, и маленькие изящные серьги-гвоздики, украшенные мелкими бриллиантами. Скромно, но со вкусом!
  Когда мой образ был закончен, взглянула на часы. На бал я немного опаздывала, но это ерунда, основное действо начнется только около полуночи.
  Далее пришлось ради собственной безопасности разыграть небольшой спектакль, потому как понимала, что когда моя афера откроется, лучшие ищейки Тайной канцелярии будут носом рыть землю, выискивая хоть какую-то информацию о наглой Лисичке, давшей по носу их начальству. Скрыв свой великолепный наряд невзрачной черной накидкой с капюшоном, я, не привлекая внимания прохожих, прошла пару кварталов от своего дома. Оказавшись на многолюдной центральной улице, сразу же направилась к скучающему вознице. Увидев его недоуменный взгляд, дескать, такая барышня пешком разгуливает, кратко пояснила, что мой экипаж сломался в самое неподходящее время, а я очень тороплюсь, и нет времени ждать, когда его починят. Пообещав хорошую плату, забралась в карету и мы довольно быстро добрались до здания мэрии.
  Особняк в этот поздний час был весь ярко освещён, что придавало ему некоторую сказочность. Я невольно залюбовалась. До слуха донеслись отголоски музыки и веселья. Что ж, разбавим этот праздник жизни горькой пилюлей. Медленно поднялась по ступеням, предъявив на входе пригласительный билет герцога. Как и рассчитывала, никто не вчитывался в имена на пригласительных. Лишь достала его из конверта, как сразу передо мной распахнули двери. "Значит, моя внешность не вызвала сомнений принадлежности к высшему обществу, - довольно хмыкнула про себя. - Знали бы они кого пускают". Пройдя по длинному коридору, оказалась вновь еще у одной двери, которая так же учтиво распахнулась передо мной. Здесь приглашение уже не спрашивали, а лишь с поклоном проводили в огромный бальный зал.
  Едва войдя в помещение, замерла на пороге, затаив дыхание. Шум, музыка, звон бокалов, смех. Меня слегка даже оглушило от обилия звуков и запахов. Зал был огромным и прекрасным, здесь всё выполнено из мрамора - стены, пол, колоннады. Яркий свет огромного количества свечей отражался не только в хрустале множества шикарных люстр и светильников, но и в гладкой мраморной поверхности зала. Это завораживало, придавая всему происходящему эффект нереальности.
  Не меньше поражали своим великолепием наряды присутствовавших господ. Богатство и роскошь нашего города были выставлены напоказ. Но не шикарные платья и золоченые камзолы привлекли внимание слегка обалдевшей Лисички. Манящий блеск украшений в мерцающем свете свечей околдовывал, притягивая взгляд, заставляя забыть обо всем. Драгоценные камни и металлы украшали шеи дам, лебединые и не очень, обвивали их запястья, тонкие и не совсем, красовались в их ушках и на пальчиках, изящных и не слишком. Золото, серебро, бронза, платина, изумруды, рубины, сапфиры, бриллианты... У меня голова шла кругом от всего этого изобилия. Эх, мой зашитый в платье потайной кармашек так мал, сюда бы пару сундуков и к ним четверку носильщиков, чтобы унести всё то, что местная знать сегодня на себя нацепила. Кажется, они устроили соревнование, кто кого перещеголяет по богатству украшений и их количеству, нацепив на разные части тела, куда только это было возможно. Даже на щиколотках некоторых дам при движении, сверкали драгоценности, игриво выглядывая из-под нижнего края платья или юбки. Мне предстояла трудная работа - выбрать для себя лучшее.
  Представив, какой разразится скандал после моего ухода с этого торжества праздности, довольно улыбнулась. Нравится мне злить герцога. Это как дёргать тигра за усы, который сидит совсем не в клетке и может откусить наглецу руку. Но я не могла себе отказать в подобном удовольствии. Не знаю уж почему, но очень хотелось Змею насолить, подмочить практически безупречную репутацию лучшего сыщика страны.
  Взяв бокал шампанского с ближайшего столика, выпила от волнения залпом почти половину. Жидкость разлилась в желудке теплом и подарила мне нужное спокойствие и уверенность. Буду веселиться пока, работа начнётся позже, когда основная масса народу будет уже доведена до нужного состояния коварными игристыми напитками.
  Для начала решила оглядеться и освоиться. Неожиданно у меня появилась небольшая группка поклонников. Парочка офицеров, милый толстенький граф, веселящий меня шутками, и то ли виконт, то ли барон, изрядно уже подвыпивший и клявшейся беспрестанно в любви. Причем приблудились они сразу, я тихонько стояла в уголочке, жевала виноград, запивая шампанским, и рассматривала украшения на проплывающих мимо дамах. Первыми подошли офицеры, осведомившись, где находится моя матушка, чтобы они могли попросить разрешения со мной потанцевать. А когда выяснили, что я совершенно свободна, а мой жених (по моей версии), который меня сопровождает, где-то затерялся в зале, немного удивившись его беспечности, наперебой принялись приглашать на танец.
  Их внимание вскружило голову похлеще шампанского, я порхала словно бабочка с цветка на цветок, переходя от одного кавалера к другому, танцуя без устали и кокетничая без стеснения. Да, я вела себя легкомысленно, ветрено, игриво. А почему бы и не повеселиться сегодня? Сомневаюсь, что ещё когда-нибудь мне выпадет такая возможность поразвлечься в таком великосветском обществе.
  Неожиданно моё веселье закончилось. Не успев остыть после очередного танца, я уж было собиралась танцевать следующий, как у самого уха прозвучал знакомый голос, от которого мурашки побежали по спине.
  - Разрешите пригласить вас на тур вальса, - бархатные нотки в голосе заставили меня содрогнуться.
  - Следующий танец я уже обещала, - ответила, не дав себе подумать, и обернулась.
  Мои худшие опасения сбылись - передо мной стоял, протягивая руку, сам глава Тайной канцелярии. На нём была тёмно-синяя парадная форма его ведомства, с золотыми вышитыми знаками отличия и окантовкой. В этом мундире он был хорош, если бы на его месте был кто-то другой, я бы отметив про себя: "какой красавчик!", не раздумывая, отправилась вальсировать. Но, увы, напротив меня стоял герцог, с его не сходящей с лица ехидной улыбкой и холодным колючим взглядом голубых глаз.
  "Ну, почему?" - мысленно застонала. - "Почему среди огромной толпы, среди сотни прекраснейших дам, рядом с которыми я выгляжу как мелкий луговой цветочек среди роз, герцог заметил именно меня? То ли злой рок преследует, то ли глупая шутка провидения. Вероятность нашей встречи здесь была такой же, как у снегопада среди лета. Но она состоялась..."
  Внешне лишь мило улыбнулась, озираясь с удивлением по сторонам в поиске моих кавалеров, но их всех, как ветром сдуло. Предатели!
  Тем временем герцог внимательно смотрел на меня в ожидании ответа. Его протянутая ладонь по-прежнему маячила перед глазами. Пришлось вложить свою руку в его, так как повода отказать, в виду отсутствия кавалера, у меня не было, а оскорблять его сиятельство отказом без видимых причин не рискнула.
  Он уверенно повёл меня в самую средину зала, что тут же привлекло внимание к нашей паре всех присутствующих. При первых звуках музыки, положил свою руку мне на талию, тепло которой ощутила даже сквозь ткань платья, по телу пробежала дрожь.
  Этот коварный тип как-то чересчур сильно меня прижал к своему туловищу. Попытавшись отстраниться, поняла, что не тут-то было - оказалась я в медвежьих объятиях, или, скорей, змеиных.
  - Для этого танца не нужно так близко прижиматься, - совершила я ещё одну попытку вырваться из крепких рук. - У меня нет возможности даже вздохнуть.
  Я, конечно, привирала немного, но надо же было как-то прекратить это безобразие.
  Герцог слегка отстранился, заглянул мне в глаза.
  - Ну что вы, каждый ваш вздох доставляет мне массу удовольствия, - промурлыкал он, как кот, смакующий пролитую сметану.
  - Да вы, хам, ваше сиятельство, - заявила и тут же прикусила язык. - "Ох, выйдет моя дерзость мне боком!"
  В ответ он как-то задорно и очень тепло рассмеялся, что совершенно не вязалось с его грозным образом. От неожиданности я даже рот раскрыла.
  - Вы меня узнали? - удивился герцог, не обращая на мою дерзость и ошарашенный вид совершенно никакого внимания.
   - Кто ж вас не знает? - констатируя факт, пожала плечами.
  - А я вот вас впервые вижу. И меня интригует то, что вы здесь без сопровождения.
  - С чего вы решили, что я одна. Здесь где-то моя тётушка и мой жених...
  - Врёте, - перебил меня герцог. - Я некоторое время наблюдал за вами и в вашем обществе не заметил ни одной пожилой дамы, или особы хотя бы приблизительно похожей на вашу мать или дуэнью.
  - А... - пыталась возразить я.
  - А те оболтусы, которые возле вас ошивались на роль женихов никак не катят, потому как ловеласы отъявленные, - предупредил и зарубил на корню приготовленную порцию вранья.
  "Да и вы, сиятельный герцог, не далеко от этих оболтусов ушли! Думаете, загнали меня в угол?" - мысленно злилась я на Саблера.
  - А знаете, ваше сиятельство, это совсем не ваше дело, - выдала вслух, кажется, меня от злости совсем здравый смысл покинул.
  А он опять расхохотался.
  - Дерзкая маленькая леди сбежала из дома на свой первый бал через окно?! - заявил, вдоволь насмеявшись.
  - Почему это через окно? - возмутилась тут же.
  - Значит, всё-таки сбежала? - поймал он меня на слове.
  - Нет, ниоткуда я не сбегала, - ответила, как можно твёрже. - Я вам уже объясняла, но вы не приняли мои слова всерьёз...
  Он опять перебил:
  - Это вы якобы о женихе?
  - Именно о нём, - подтвердила с достоинством.
  - И где же он сейчас? И самое интересное - что это за мужчина, который позволят другому так близко прижимать к себе его невесту.
  - А, так вы признаёте, что ведёте себя неприлично?! - вывела я герцога на чистую воду, и чуть не захлопала от радости в ладоши.
   Но он оказался скользким, как уж... точнее, как змей.
  - Признаю, что вы мне нравитесь, и мне безумно приятно держать вас в своих руках.
  Наивная, я надеялась, что меня ничем не смутишь.
  - Вы...- набрала побольше воздуха в лёгкие. - Вы меня сейчас пытаетесь соблазнить?
  - Кажется, я теряю квалификацию, - развеселился герцог вновь. - Обычно дамы замечают, что поддались соблазнению лишь на утро.
  - Не дождетесь!
  Мой ответ вновь вызвал его хохот. Только теперь он уткнулся своим носом мне в основание шеи и тихонько заливался смехом, сотрясаясь всем телом.
  - Прекратите мне дышать в шею, у меня от этого мурашки по всему телу, - дёрнула я плечом, пытаясь, отгородится от герцога.
  Он резко прекратил смеяться и с каким-то странным выражением посмотрел мне в глаза.
  - И как же зовут мою очаровательную незнакомку?
  "Во-первых, не твою, а во-вторых..."
  - Мой ответ настолько вас удивил, что вы решили, наконец-то, познакомиться? - наглости моей не было предела.
  - Вы правы, я должен был сделать это раньше, - и опять он произнёс эти слова с непонятными мне интонациями в голосе. - И всё же, назовите своё имя?!
  Последнее он высказал не как просьбу, а скорее, как приказ, вызвав во мне дух противоречия.
  - Нас не представили, а знакомиться самой с мужчиной верх неприличия. Потому останусь для вас просто "очаровательной незнакомкой".
  Глава Тайной канцелярии хотел было возразить, но танец, к его сожалению и моей радости, закончился, и герцог с неохотой проводил меня к столикам с напитками. Танцевать со мной ещё один танец он не решился, это бы значило не просто подставить мою репутацию под удар, а вовсе перечеркнуть оную. Хотя, если верить слухам о его любвеобильности, герцога вряд ли могла беспокоить моя репутация. Значит, была на то другая причина, но меня она мало интересовала. Главное, чтобы он от меня отстал.
  Как только он выпустил мою руку, я схватила близстоящий бокал с шампанским и хорошенько приложилась. Герцог тоже взял напиток, но пить не спешил, держа бокал в руке, разглядывал мою персону сквозь его призму, загадочно улыбаясь.
  И чего это он возле меня отирается? Шёл бы уже по своим делам. А то уже за полночь, пора снимать драгоценности. Только как избавиться от герцога? Надо срочно придумать, иначе всем моим планам придёт конец.
  Помощь пришла, откуда не ждали. К нашей небольшой компании: я, герцог и столик с напитками, плавно двигалась процессия из десятка милых дам, во главе с брюнеткой, неописуемой красоты. Она была не просто хороша, она была верхом совершенства! Стройная, с плавными изгибами тела, чистой белой кожей. Тёмно карие глаза с миндалевидным разрезом, пухлые губки, шёлк тёмных волос плавно спадающих на плечи - довершали идеальный образ красавицы. Я в восторге затаила дыхание, подобной красотой можно только любоваться.
  - Давей, дорогой, куда же ты исчез? Мы устали тебя ждать...
  От звуков её скрипучего, как у несмазанной телеги, да еще и с истеричными нотками, голоса всё очарование развеялось. Стало сразу ясно, что характер у красотки стервозный.
  Её компаньонки начали меня яростно оттеснять от герцога, а одна даже норовила локтем заехать мне в бок. Только я оказалась проворней и от острой конечности увернулась. Теперь пришла моя очередь веселиться. Герцог, как мог, отбивался от назойливых девиц, пытаясь ко мне прорваться, но не тут то было. Этих бы милых дам да с алебардами в руках на границу, ни один враг бы не просочился незамеченным, и не вырвался из их острых коготков. Несчастный давно бы их послал, если бы не соблюдение правил приличия и этикета. Я тихонько посмеивалась в сторонке, наблюдая забавную сценку. Как будто стайка экзотических шумных и назойливых птичек атаковала темно-синего с золотым удава, и последний, кажется, проигрывает.
  Вдоволь натешившись интересным представлением, отошла подальше и спряталась за очередной колонной. По мере удаления от герцога, я успокаивалась. Встречи с ним меня очень нервируют, и требовалось время, чтобы прийти в норму. Взглянула на свои руки, они мелко подрагивали. И как теперь работать? Такими дрожащими пальцами я могу теперь только тонкие локоны завивать.
  Обозвав, в очередной раз, главу Тайной канцелярии гадом, выполнила серию вдохов-выдохов, восстанавливая утраченное равновесие. Потом не торопясь совершила пару кругов по залу, выбирая понравившееся мне украшения. Зачем мне все? Я выберу лучшие. В этом колье слишком мелкие камни, а на этом браслете не изящная золотая резьба, а в этом кулоне лучше бы смотрелся сапфир, а не рубин.
  "Баронесса Бассет, какая встреча!" - мысленно пропела я и тут же чертыхнулась.
  Эта...(я не выражаюсь грубо) леди не надела сегодня "Маркизу"! Вот ведь, придётся теперь ещё и к ней в дом наведываться за моим камешком. А жаль, можно было бы одним махом решить все проблемы.
  Ну да, ладно. Пришло время браться за работу. Я незаметно размяла пальчики и хищно улыбнулась...
  
  Глава 9
  
  Герцог Саблер был зол, очень зол! Эта мерзавка на глазах у всех, смеясь, бросила ему вызов. Плутовка выставила его всеобщим посмешищем. Нет, это не просто вызов, задета его профессиональная честь!
  Когда послышались первые крики о пропавших драгоценностях, он не придал им должного значения. Такое часто происходит на больших балах и приёмах - кто-то плохо застегнул застежку или же неосторожное движение во время танца, и как результат, украшение свалилось на пол, после прислуга обязательно отыщет. Но когда вопль повторился, а потом помножился на энное количество раз, у него волосы на голове зашевелились. Такого позора он ещё не испытывал. Под самым его носом работал дерзкий воришка, а глава Тайной канцелярии в этот момент, ничего не подозревая, предавался утехам в компании великосветских красоток. Причем это уже второй раз! И если тогда пропал лишь один камешек, пусть и уникальный (видать, тот мерзавец поскромнее), то сегодняшнее происшествие было просто верхом наглости. Внезапно герцога посетила одна догадка. А что если это один и тот же паршивец? Осмелел, почувствовав безнаказанность... И почему, собственно он, а не она?
   А уж когда обнаружили оставленный в прихожей на туалетном столике пригласительный билет с оттиском изображающим силуэт лисы на конверте, сомнений принадлежности вора к прекрасному полу не осталось. Лиса! Она снова выскользнула из его рук! Давей грохнул об стену попавшимся под руку стулом, от чего тот разлетелся в щепки, а герцог и не подумал извиниться за испорченный предмет мебели, хотя никто этого и не ожидал от него. Всегда хладнокровный блюститель порядка позволил себе небольшую слабость - показать свои чувства на людях. И сейчас он был в ярости от собственного бессилия, но продолжалось это недолго - буквально через несколько минут уже спокойно опрашивал пострадавших. При этом на его лицо вернулась привычная ехидная улыбка и подозрительный прищур. Игра становилась серьёзной. Змей почувствовал настоящий азарт, ведь Лиса оказалась достойным противником. Глава Тайной канцелярии оживал с каждой секундой: в глазах появился загадочный блеск, движения становились плавными и тягучими, а мозг работал, как хорошо отлаженный механизм. Герцог словно проснулся от долгого зимнего сна. Таким Давея Саблера уже несколько лет никто не видел, но именно вот такой он вызывал страх и трепет даже у собственного окружения. Однако в последнее время его жизнь стала скучна и однообразна, всех мало-мальски серьёзных преступников он посадил, а мелких взял под контроль, позволяя жить, но не дозволяя зарываться. Поговаривали даже, что он потерял нюх и утратил профессиональные навыки. Ан, нет! Рыжая плутовка заставила его встрепенуться и выйти на охоту. Сейчас главное взять след!
  Мысленно вернувшись на несколько часов назад, Давей вспоминал предшествовавшие ограблению события. Он прикрыл глаза. Вот начало бала, все ещё скованно и чопорно прохаживаются с бокалами в руках, ведутся тихие светские беседы, негромко играет музыка, следующая картинка - пары кружатся в танцах, слышится хохот и визг слегка подвыпивших персон. Среди всей этой уже захмелевшей знати ярким пятном выделяется молоденькая девушка с ярко-рыжими волосами и глазами цвета свежей зелени, явно попавшая на подобное мероприятие впервые и определенно без ведома родителей, так как не имеет сопровождения.
  Герцог, вспомнив прелестную незнакомку, невольно улыбнулся. Очаровательное создание, такая искренняя, нежная и в то же время дерзкая. Плутовка, так и не представилась. Наивная, думает, что он её не отыщет. Жаль, что их встреча была столь коротка. И надо было тогда в самый неподходящий момент явиться дочери графа Тамле со свитой. Аделина невероятно красива внешне, но при этом спесива и капризна по характеру. Одно время Давей увлёкся красоткой, пока не испытал на себе её стервозного нрава. С тех пор старался держаться от неё подальше, а вот она еще питала надежды вернуть такого завидного жениха.
  Герцог открыл глаза. Взял в руки конверт с печатью воровки, покрутил в руках. Достал приглашение, осмотрел его еще раз. Часть его была сожжена и как раз та, где указывалось имя приглашенного. Умна и дерзка, плутовка! Этой выходкой она показывала, что на бал она пришла открыто, а не пробралась туда, как трусливый воришка. Саблер уставился на оттиск печати, словно в нем была разгадка загадки под названием "Лиса". На ум сразу пришёл образ таинственной ночной феи кружащей в танце на площади. Тогда ему казалось, что её волосы в свете костра отдавали золотом. Возможно, кличка "Лиса" навеяна как раз цветом волос ее обладательницы? Герцог задумался, та девушка была стройной, хрупкой, небольшого роста, хотя, может и среднего.
  Сыщик принялся составлять протокол, но образ Лисы не давал покоя. Кем могла быть на балу воровка? В мыслях тут же всплыла маленькая рыжая девчонка. Давей даже перестал писать, отложив перо. Нет, не может быть. Она слишком юна и наивна, чтобы быть Лисой. Скорей всего малышка сбежала из-под опеки матушки, дабы окунуться во взрослую жизнь. Интересно куда она исчезла? Отвязавшись тогда кое-как от назойливых поклонниц, он попытался разыскать девушку, но она словно растворилась. Возможно, матушка таки её нашла, увела домой, и дерзкой девчонке всыпали розги хорошенько или посадили под домашний арест. Герцог улыбнулся, представив сцену укрощения строптивой. Жаль, что их знакомство не продолжилось... Девчонка вызывала в душе чувства и желания, которые не были ранее присущи главе Тайной канцелярии. Давей тряхнул головой, отгоняя неприличные мысли, отвлекавшие от работы. С чего это он так некстати размечтался? И вообще, у него совершенно чистые помыслы, а девчонку все же стоит наказать, дабы отбить всякую охоту сбегать из дома. Совсем ведь глупышка, могла попасть в плохую историю. Большой бал не для маленьких наивных принцесс.
  Он вновь взялся за написание протокола. "А если она и есть Лиса?!" Перо вновь улетело в сторону. Тогда она не просто дерзкая, а безрассудно смелая. И он её отыщет. Саблер довольно потёр руки, игра становится невероятно интересной и увлекательной.
  
  Вернувшись домой, вывалила драгоценности на кровать и улеглась рядом. Какая красота! Сбывать подобное на черном рынке неблагодарное дело и небезопасное, денег выручу не много, а проблем потом точно не избежать. Да и не хотелось отдавать. Я нежно водила пальчиками по своим невероятно красивым камешкам, по их золотой и серебряной оправе, раскладывала так и эдак. Всё, естественно перемеряла. Женщина я, в конце концов, или кто?! Решила - никому мои драгоценности не отдам! Придумала вариант получше. Есть у меня знакомый ювелир, который за хорошую оплату из этих сокровищ сотворит мне такие украшения, каких свет не видывал. И бывшие хозяева не смогут узнать. Господин Шендал - хороший приятель моего деда, имеющий отличную репутацию в своих кругах, да и в наших тоже. Следовательно, доверять ему можно без опаски, только вот берёт дорого за свои услуги, но доверие и его мастерство того стоит.
  Я стала перебирать камешки. Вот этот крупный сапфир сам по себе хорош и не нуждается в сопровождении, которое ему навесили из мелких топазов. Ему хорошую огранку и засияет всею своей красотой. А этому необычному бриллианту, напротив, соседство других камешков пойдет только на пользу. Например, вот эти... Пока идей в голове теснилось море, села рисовать эскизы, по которым потом планировала заказать себе эксклюзивные украшения.
  Так увлеклась, что очнулась, когда в комнате начало светлеть. Загорался рассвет, начинался новый день. Погасила свечи и уставшая, но счастливая легла спать, спрятав свои приобретения в дедов сейф.
  Разбудила меня, как обычно, Кет.
  - Вставай, соня, уже день на дворе, а ты всё спишь, - экономка поставила поднос с чаем на туалетный столик и раздвинула шторы, впуская яркие солнечные лучи.
  Я потянулась, как сытая довольная кошка. Хорошо-то как!
  - Тебя уже час выглядывают, - добавила она.
  Всю негу как рукой сняло, подскочила в испуге:
  - Опять герцог явился?
  - Да ну тебя! - отмахнулась Кетти. - Вспомни только черта. Нет. Глянь в окошко.
  Я тут же подбежала к окну и выглянула из-за шторки. На противоположной стороне улицы гулял знакомый мне мальчишка. Завидев меня, поднял кепку в приветствии и тут же скрылся в переулке. Это был наш условный сигнал. Значит, у предводителя местных оборванцев есть для меня важные новости и нужно немедленно встретиться.
  Случилось что-то серьёзное, по пустякам он меня не беспокоил.
  Схватив булочку с подноса, стала быстро одеваться в костюм беспризорника.
  - Куда? - всплеснула руками Кет. - А чай?
  Я в ответ промычала что-то невнятно с набитым ртом и продолжила процесс перевоплощения. На лицо - маскировочный грим, на голову - кепочку.
  Глянула на себя в зеркало и выругалась. Я же забыла смыть рыжую краску! Ладно, сейчас нет времени, вернусь, смою.
  - Не пущу! - грозно заявила экономка, перекрывая мне дорогу, когда я ринулась к двери. - Ты который день нормально не ешь. Худющая стала, страшно глянуть. Вон, и одежда на тебе болтается, как на вешалке.
  - Этой одежде положено болтаться, маскировка такая. А поем я, когда вернусь.
  И чмокнув в щёчку грозную сторонницу хорошего питания, проскользнула у неё под рукой и выбежала за дверь. Вслед мне послышалось недовольное ворчание.
  Прожогом пронёсшись по улицам и переулкам, нашла своего дружка печально привалившегося у старой гостиничной конюшни. Завидев меня, он улыбнулся, но через мгновение улыбка слетела с его лица. Нахмурившись, подошёл ко мне. Я не успела удивиться такой резкой перемене настроения, как он зашипел словно змей.
  - Ты с ума сошла! - заявил мальчишка и с серьёзным видом стал заправлять выбившуюся у меня прядь в кепку. - Везде рыщут люди герцога, а ты рыжая бегаешь. Вообще страх потеряла?
  Мне стало смешно - он вел себя как заботливый родитель, поучающий нерадивое дитя.
  - Я больше не буду, папочка, - засмеялась, глядя на него с нежностью.
  - Злыдня, - ответил он оскорблено, но тут же улыбнулся.
   Вот за что его люблю, что не умеет он обижаться и ко всему относится с недетской мудростью.
  - А теперь совершенно серьезно - у тебя крупные неприятности. Загибай пальцы, - начал перечислять он деловито. - Первое - герцог в ярости поднял на ноги всю канцелярию, второе - идут обыски во всех мало-мальски известных воровских домах, третье - Григ Олстон сегодня выпущен на свободу.
  - Хм, - протянула я, - значит, Змей принял предложение...
  - Да, и теперь на тебя охоту начнут ещё и головорезы Принца.
  Я скривилась, как будто лимон съела.
  - И последнее, - голос Шкета стал еще более грозным, что не предвещало для меня ничего хорошего. - Ищут небольшого роста девчонку с рыжими волосами.
  Мои глаза округлились от удивления, а он продолжил.
  - Это ж до какой степени надо осторожность потерять, чтобы засветиться перед герцогом? - он упер руки в боки. - Бросай сумасбродничать. Тебе нужно залечь на дно и песочком присыпаться.
  "Да, что-то ты, лиска, нынче в опале. Не мой день сегодня. Удача, видно, решила, что наигралась со мной".
  - Поняла, поняла. Залягу. Сейчас же, вернусь домой и...- остановила поток речи и прищурилась, внимательно его рассматривая. - Ты бы тоже пока не светился.
  Он кивнул, соглашаясь. На этой печальной ноте мы расстались. Домой я добиралась уже намного осторожнее, всё больше переулками.
  Когда проходила недалеко от лаборатории ба, меня почему-то потянуло зайти глянуть, может, есть какой заказ. Надо же будет чем-то "на дне" заниматься.
  Заказов не было, я собралась уже уходить, как заметила, что дверь в помещение приоткрыта. По спине пробежал холодок испуга. Осторожно нажала на ручку - так и есть, всё открыто, замки не сработали. Догадка привела меня в оцепенение: пока я орудовала в бальном зале, обокрали лабораторию моей бабули.
  Входя в комнату, даже зажмурилась, боясь увидеть пустые полки, разбитые колбы и перевернутые ящики. С тяжёлым сердцем открыла глаза. На удивление вокруг царила чистота и порядок, так, как я и оставляла несколько дней назад. Все баночки-скляночки на местах, травы-муравы сушатся под потолком. Облегченно выдохнула. Проверила самые дорогие мази и лекарства, всё оказалось на месте. Кто ж тогда сюда забрался и зачем? В последнюю очередь открыла шкатулку с деньгами за медикаменты, она оказалась пуста. Я даже не расстроилась, там хранилась совсем небольшая сумма денег, ведь за свои зелья я беру небольшую плату, символическую. Ну что же, наверное, вору нужны были только наличные. Это, конечно к лучшему, только весьма странно, ведь за мои травы и снадобья можно выручить хорошие деньги, здесь были очень редкие рецепты. Скорее всего, грабитель просто в этом не разбирался.
  Пребывая все еще в недоумении, обвела лабораторию взглядом повторно. Вдруг вопрос, почему так странно вел себя воришка, отпал сам собой. Догадка о личности вора была неприятной, но все объясняла. Уже долгое время хозяин дома настаивает на том, чтобы я продала ему это помещение. Всё здание принадлежит ему, и только моя крошечная лаборатория, как кость в горле. И человек-то он в общем неплохой, но видно, пообещали ему хорошие деньги за мои небольшие комнатки, а с финансами у него сейчас, похоже, сложно. Уговорить меня не получилось, вот и пытается меня выжить таким примитивным и нечестным способом.
  Я села на одинокий стул посредине, на душе стало очень плохо, как будто кто тьмы туда напустил. Так неприятно разочаровываться в людях, которым доверял. Вспомнилось, как он мне помогал в первое время, как заботился и находил мне пациентов. И сейчас взял только деньги, наверное, потому что большего совесть не позволила. Что ж, кто-то остается верен своим принципам в любой ситуации, а кого-то ломают обстоятельства. Последнее время меня постигает одно разочарование за другим, должно быть взрослею. Печально улыбнулась. Надо всё-таки продать лабораторию, чтобы не толкать человека на еще большие преступления. Всё равно мне она не по плечу. А снадобья я смогу готовить и дома, было бы кому.
  Приняв решение, поднялась, прикрыла все двери. Надо будем сегодня же забрать всё ценное и связаться с хозяином по поводу продажи.
  Вернувшись домой, первым делом быстро смыла с себя всю краску и грим. Потом перепрятала украденные драгоценности в дедовы тайники. Туда же отправился костюм "мальчика". Печально посмотрела на красивое сиреневое платье, в котором была на балу. Если его обнаружит герцог, улик других и не надо будет искать, потому желательно его сжечь. Но рука не поднялась на такую красоту, и платье последовало за костюмом в тайную нишу.
  Таким образом, спрятав все следы преступлений, я успокоилась и спустилась обедать. Все эти хлопоты возбудили во мне зверский аппетит.
  За обедом я была молчалива, переваривая все события и обдумывая свои поступки. Беседу за столом вели в основном Кетти с Роджером, да периодически включался в разговор новенький помощник, за своими переживаниями не запомнила, как его зовут.
  Закончив трапезничать, взяла две огромные корзины и оправилась в лабораторию. За один раз я всё не унесу, потому сначала собрала самое дорогое и необходимое. Только по пути назад поняла, что можно было привлечь Кет к этой работе, мы бы за один заход вдвоём справились. Ну да ничего, мне есть время для размышлений, а у неё и по дому работы хватает.
  В лабораторию пришлось ходить ещё два раза, но зато все помещения я очистила и убрала за собой, подготовив к продаже. Перенеся весь мой лабораторный скарб домой, рассказала Кет о своих планах и мы принялась вместе с за уборку чердачной комнаты. Решили, что там самое место для моей лаборатории, если что-то вдруг взорвётся в ходе опытов, то только крышу снесёт. Да и травы сушить удобно. Весь оставшийся день мы с Кетти убирали, мыли, чистили, приводя в порядок мой будущий рабочий кабинет.
  
  Герцог опустился в кресло у окна, и устало прикрыл глаза.
  - Да, нелёгкая выдалась ночка, - прокомментировал Аден, усаживаясь за стол главы Тайной канцелярии, и спросил с надеждой в голосе: - Может, выпьем по бокальчику вина?
  Давей кивнул в знак согласия и тут же на столе, как будто из неоткуда, материализовались два бокала. Некоторое время приятели молча смаковали вино.
  - Почему ты решил, что Лиса - женщина, может это лис? - спросил граф, рассматривая оттиск с изображением животного на пригласительном билете.
  - Нет, не может быть, - ответил твёрдо Давей.
  - Почему? - попытался возразить Аден. - Маскируется под рыжую плутовку, а что мы знаем, по сути, о нём?
  - О ней, - герцог глотнул вина, и начал приводить аргументы поучительным тоном: - Во-первых, она хорошо разбирается в камнях, не взята ни одна подделка, а на подобном балу многие не гнушаются носить стекляшки.
  - Смею тебе возразить, как раз это говорит о том, что вор - мужчина. Много ты видел женщин, хорошо разбирающихся в камнях?
  Герцог кивнул в знак согласия, но продолжил гнуть своё:
  - Во-вторых, украшения все взяты, заметь, самые изысканные, а не дорогие.
  - Согласен, хороший аргумент, но...
  Давей не дал ему договорить.
  - И в-третьих, я её видел, - выдал он, с хитрым прищуром наблюдая за собеседником.
  Реакция последовала незамедлительно, глаза графа округлились в изумлении.
  - Ты её видел, и она от тебя ушла?! - выкрикнул он. - Что-то мне подсказывает, что это было не на балу...
  Саблер утвердительно кивнул.
  - Значит, она обводит тебя вокруг пальца уже не первый раз, - продолжил гнуть свое Аден, не скрывая ноток сарказма.
  Поддеть самого главу Тайной канцелярии было одним из любимых занятий его верного друга Адена, и он никогда не упускал такой шанс, но делал это только тет-а-тет. Давей Сблер платил ему той же монетой.
  - Ушла, - ничуть не смутился тот, а на лице расплылась загадочная улыбка.
   - Но раз ты ее уже видел, тогда должен был узнать её на балу, - выдал тут же свои умозаключения граф Оуэн.
  - Тут понимаешь, какая загвоздка, видел я её издалека, и при лунном свете. Что могу сказать: девушка стройная, среднего роста, или небольшого, шикарная копна волос, тонкая талия, тут, - герцог очертил руками в воздухе изгибы женского тела, - всё на месте. Жаль только лица её не разглядел.
  И Давей поведал другу историю о встрече с таинственной лесной нимфой.
  Аден слушал с всё возрастающим удивлением.
  - Нужно всего лишь сопоставить рост и фигуру твоей нимфы с ростом и фигурами дам на балу, и круг поиска существенно снизится, - заявил после услышанного.
  - Хм... легко сказать. Девушка на народном гулянии была босиком, а на балу дамы предпочитают туфли на высоком каблуке. А о бальных платьях и говорить нечего, они скрывают всё, что только можно скрыть, и выставляют напоказ то, чего нет.
  - Это да, опять согласился граф. - Ну, а больше никаких примет?
  - Волосы, - Давей глотнул вина, делая длинную паузу.
  Его друг не выдержал:
  - Волосы рыжего цвета? Значит, поэтому ты объявил в розыск девушку небольшого роста с рыжими волосами? Думаешь, прозвище "Лиса" - это из-за окраса воровки, - догадался Аден.
  - Нет! - неожиданно твёрдо произнёс герцог. - Волосы у неё могут быть от светло-русого до тёмно- каштанового оттенка. В свете костра они отливали золотом, от того образ незнакомки и казался таким неземным.
  - Зачем тогда мы ищем...
  Оуэн с удивлением развёл руками.
  - Считай это интуицией, - загадочно ответил глава Тайной канцелярии и прикрыл глаза, делая вид, что смакует вино, и вспоминая маленькую дерзкую рыжеволосую девчонку, о встрече с которой он не стал рассказывать другу.
  Да что там другу, он даже самому себе не желал признаваться, что просто хочет её ещё раз увидеть и все эти облавы на рыжеволосых красавиц были устроены с этой целью. Это необъяснимое желание даже отодвинуло немного на второй план поимку Лисы. Мысль о том, что это может быть одна и та же девушка он упорно отгонял прочь.
  - Что-то ты не договариваешь, - наблюдая за другом, протянул граф.
  Тот в ответ только загадочно улыбнулся и перевёл разговор на другую тему:
  - Меня другое беспокоит - как она пробралась на бал?! - и тут же принялся аргументировать свою мысль: - Та девчонка, что танцевала с цыганами, скорей всего принадлежит к низшему сословию. Исходя из этого вопрос: откуда у неё пригласительный билет? Они рассылаются из года в год лишь аристократам и очень богатым и почитаемым гражданам.
  - Как и всё остальное - украла у хозяев? - предположил Аден.
  - Возможно. Тогда нам нужны все, кому были разосланы приглашения и кто так или иначе не был на балу. Выяснить причины, допросить каждого и желательно увидеть неиспользованный билет.
  - Нам нужен список всех, кому были разосланы приглашения.
  - Вот ты этим и займись, - тут же отдал распоряжение глава сыщиков.
  Друг только тяжело вздохнул, уже предполагая, какой огромный объем работы ему предстоит.
  - Нельзя отметать версию, что она аристократка, возможно из обедневших.
  - Это ж какая аристократка будет отплясывать ночью на рыночной площади? - возмутился Аден. - А потом еще скакать по крышам.
  - Сумасбродная, - рассмеялся герцог. - Не будем исключать ни одной возможности.
  План дальнейших действий они наметили и уже собирались расходиться по домам, как неожиданно Давей остановился.
  - А где мое приглашение?
  - Посмотри в стопке писем, - махнул рукой граф.
  Давей перелистал письма на столе, и не найдя нужного, взглянул озадаченно на друга, у того на лице проступило полное изумление. Вдвоём они пересмотрели ещё раз, но письма с приглашением на бал не было, зато обнаружили другое - с оттиском силуэта лисы на сургучной печати.
  Друзья переглянулись.
  - Вот тебе и разгадка, как она на бал попала, - глаза герцога превратились в две узкие щелочки.
  - Не может быть?! - озадачено протянул Аден. - Возможно, приглашение пришло не сюда, а тебе в особняк.
  - Аден, всегда приходят три приглашения: сюда, мне в особняк и в загородное поместье.
  - Но как она могла сюда пробраться? - всё ещё не хотел верить в произошедшее граф.
  - А вот это уже вопрос по теме, - и Давей в ожидании ответа, зло уставился на друга.
  - Ты на меня намекаешь? - обиделся Оуэн. - Совсем за идиота держишь?
  - Проникнуть в мой кабинет постороннему не возможно, - закипая, прошипел герцог.
  - Я не оставлял его ни на минуту, а если и уходил, всегда закрывал дверь. Ты же знаешь мою осторожность, я десять раз перепроверю.
  - Ладно, не кипятись, - тон главы Тайной канцелярии немного потеплел. - Но как-то же она пробралась сюда. Как?
  - Подожди, приглашение пришло неделю назад, за неделю здесь побывала уйма народу, - пытался оправдаться Аден.
  - А ростовщик был ограблен пару дней назад и вот точно такие конвертики были разосланы в то же утро. Вспоминай быстро, кто заходил в тот день.
  - Да никого, - обижено вскрикнул граф, но тут же взял себя в руки и стал перечислять события злополучного дня: - Я вернулся с выезда, заполнял бумаги, почти до вечера просидел в кабинете один, потом пообедал... Стоп! Посыльный приходил мальчишка, принёс конверт.
  - Вот этот? - и герцог провёл перед носом ошарашенного помощника конвертом с оттиском лисы.
  - Наверное, этот, - уныло и медленно прозревая, согласился друг.
  Аден Оуэн был добросовестным и ответственным работником, а еще отличался аналитическим складом ума и безумно любил сыскное дело, как и сам Саблер. Вот на почве этой любви мужчины и подружились. Почти сразу же после этого граф Оуэн стал правой рукой главы Тайной канцелярии, о чем ни разу потом не пожалел ни один, ни другой.
  - Подожди, - попытался оправдаться Аден, - но я не выходил ни на секунду даже еду ему заказал через дежурного.
  - Что ты ему заказал? - не скрывая иронии, спросил Саблер.
  - Он худющий такой, одни глазёнки, жалко стало, - проговорил виновато. - Да я выглянул в коридор всего на секунду и крикнул дежурному.
  - Глазёнки, говоришь, - герцог подошёл и похлопал, успокаивая, графа по плечу. - Опростоволосился ты, мой друг, признай это.
  Тот лишь виновато опустил голову. Неожиданно герцог поднял руку и помахал перед глазами помощника золотыми карманными часами.
  Лицо Адена в изумлении вытянулось:
  - Откуда у тебя мои часы? - искренне удивился он.
  - Мне понадобилось всего лишь пара секунд, чтобы вытащить их у тебя.
  - Но как ты это сделал? - с неподдельным восторгом спросил Оуэн у друга, вернув свою ценность в карман.
  - Так же как тот мальчишка стащил конверт. Ты порой бываешь слишком доверчив, а доверять можно только самому себе. Запомни это. Ну, раз это твой прокол, то ты и займёшься сорванцом. Чует моя интуиция, паренёк многое может нам поведать о Лисе. Только будь осторожен, не спугни. Я думаю, это был Шкет, и он напрямую выведет нас на рыжую воровку.
  
  Глава 10
  
  На следующий день проснулась поздно. Вчерашний ударный труд по благоустройству моего рабочего места выбил меня из сил, и я позволила себе проспать практически до обеда. Когда спустилась вниз, моя не знающая усталости Кет давно уже переделала всю дневную работу по дому и сидела в кресле у окна с неизменной вышивкой. Как-то она и меня хотела привлечь к сему полезному занятию, но, увы, я никак не могла усидеть более получаса, а если что-то не получалось, и того меньше.
  Мы только закончили обедать, когда в дверь постучали. Остановив порыв Кетти вскочить, отправилась сама открывать двери. К моему несказанному удивлению, на пороге с букетом цветов стоял мой "жених" и сладко улыбался. Первым порывом было закрыть перед его носом дверь, но вовремя вспомнила о своей нелёгкой роли примерной невесты и даже позволила себя поцеловать, пересиливая вдруг подступившую тошноту.
  Григ вошёл, вручил цветы и с презрением взглянул на слуг, сидящих за столом. Он не понимал и не приветствовал моего доброго к ним отношения, как к равным себе. Раньше я этого совершенно не замечала, а сейчас мне стало больно за себя, за родных. Ведь если бы мы на самом деле поженились, даже представить страшно, какая участь ждала бы их, зная его отвратительное отношение ко всем, кто ниже рангом. Сам-то он тоже титулов официальных не имел (воровская кличка не в счет), но деньги открыли ему некоторые возможности и его и без того чрезмерное высокомерие, возросло еще больше.
  В который раз порадовалась счастливому стечению обстоятельств, открывших мне глаза на истинную сущность моего "возлюбленного". Да, именно счастливому, хотя и поняла это далеко не сразу. Осталось теперь только каким-то образом отменить свадьбу, а это не так легко. Сомневаюсь, что женишок меня так просто отпустит, у него же далеко идущие планы. Но в одном я уверена твердо, что его женой не стану никогда и ни за что!
  Принц, меж тем, мне что-то говорил о том, как соскучился, проникновенно смотрел в глаза, а я видела и слышала лишь фальшь этих нежных взглядов и слов. Улыбалась ему в ответ и даже что-то отвечала, но мне хотелось поскорее забрать свои руки из его ладоней, до такой степени мне стал противен этот человек.
  Спасение пришло неожиданно в виде громкого стука в дверь. На этот раз открывать бросилась экономка. К нашему всеобщему изумлению на пороге стоял герцог Саблер собственной загадочной персоной, и рядом топтались ещё с десяток его служащих.
  Самое невероятное было то, что пожаловал ко мне глава Тайной канцелярии с обыском. Волосы на моей голове зашевелились от накатившего ужаса. Замерла, боясь пошевелиться, словно из ушата ледяной водой окатили. Принц был удивлен не меньше моего, и бросал недоуменные взгляды на главу Тайной канцелярии.
  Тот же совершенно не обращая внимания на наше состояние, вежливо объяснил, что это всего лишь долг службы и меня ни в коем случае ни в чем не подозревают, и данный обыск всего лишь обычная формальность. Я не так наивна, чтобы верить в подобные сказки, но другого выхода, как снова полагаться на удачу, не было. Мило улыбаясь, пригласила обоих мужчин в кабинет деда, в душе надеясь, что дедовы тайники по-прежнему надёжны, и никто из ищеек Тайной канцелярии к ним не доберётся. Так, успокаивая себя этой мыслью, я повела мужчин наверх. Меня колотила мелкая дрожь, все силы уходили только на то, чтобы успокоиться и не выказать своего крайне взволнованного состояния.
  Когда они удобно расположились в кабинете, предложила чаю и, пока никто не успел возразить, сама же отправилась его готовить. Выйдя в холл, перевела дыхание. Руки тряслись. "Нет, так дело не пойдёт, нужно успокоиться". Сделала несколько дыхательных упражнений: вдох-выдох, и медленно спустилась вниз.
  На кухне встретила перепуганную насмерть Кет, она тоже дрожала, словно осиновый лист, даже зубы постукивали. Шепотом мне пожаловалась, что вездесущие ищейки даже в мешок с мукой свой нос засунули. Как могла попыталась её успокоить, напомнив, что дедовы тайники ещё никому не удалось отыскать, а им уже не один десяток лет. Женщина немного пришла в себя, но пред ясны очи герцога ей лучше было не показываться, потому позволив ей лишь только сервировать поднос для чая, наверх его понесла сама.
  Услышав, что в кабинете идет разговор, приложила ухо к двери, стараясь хоть что-то расслышать, но, к моему сожалению, мужчины говорили слишком тихо, и мне не удалось разобрать ни единого слова. "Опять заговоры против меня плетут... Эх, добавить бы им какой вредной травки в чай, чтобы интересы кардинально поменялись в сторону противоположную розыску одной маленькой хорошенькой лисички".
  Тихонько постучала в дверь, голоса тут же стихли. Открыл мне герцог, и вновь удивил, взяв у меня из рук тяжелый поднос, собственноручно водрузил его на стол. После чего сел в кресло, прихватив с книжной полки томик стихов Сайрона. Мне же осталось только разлить чай по чашкам. Что я и принялась делать, сконцентрировавшись на том, чтобы сдерживать дрожь в теле, а страх накатывал волнами, пробегая по спине холодком.
  Когда подавала чашку герцогу, он вроде как случайно, но мне показалось, что нарочно, прикоснулся к моей ладони и намного дольше задержал свою руку, чем требовалось для принятия напитка. И при этом так пристально смотрел мне в глаза, а я была не в силах их отвести. Меня вновь, то ли молнией стукнуло, то ли окатило, только теперь горячей водой, да так что волна докатилась до щек. Нет, я в жизни не краснею - это чудесное свойство моей кожи. Надеюсь, оно меня не подвело и на сей раз, и никто ничего не заметил. Но я ощутила, как кровь прилила к лицу, мне стало жарко в довольно таки прохладном кабинете.
  - Сайрон. Любите стихи? - спросил его светлость, листая томик стихов, как только приступили к чаепитию, чем вывел меня из ступора.
  - Нет, это Кетти увлекается, - ответила автоматически и, увидев его недоуменный взгляд, пояснила. - Моя экономка. Стихи и женские романы не по мне.
  Лицо Принца перекосило. Как же его бесит мое уважительное отношение к слугам. Герцог же поднял брови в удивлении, а в глазах появилась заинтересованность.
  - Я думал, все юные особы вашего возраста увлекаются романтическими историями.
  - Что ж, тогда развею ваше убеждение - я совершенно не люблю стихи, а романтические истории вызывают лишь раздражение, - выдала немного резче, чем того хотелось.
  - Как? Разве вы не мечтаете о рыцаре в серебряных доспехах на белом коне?
  - Зачем ей рыцарь, когда у неё есть я! - нагло заявил Григ, напомнив о своем присутствии.
  Мы с герцогом лишь мельком взглянули на него, как на досадное недоразумение, и продолжили разговор.
  - Вся эта чушь из романтических книг, о бедных, но безумно красивых и гордых леди, и благородных и смелых лордах, в которых он спасает свою возлюбленную в последнюю минуту от злодеев, вызывает лишь досаду, - от волнения, я совсем перестала контролировать свою речь.
  - От чего же? - герцог даже поддался вперёд, с интересом меня рассматривая.
  - Лучше бы писаки делом каким полезным занялись, вместо того, чтобы забивать своими бреднями неокрепшие умы. В жизни все не так красочно...
  Куда меня понесло, и с чего так разоткровенничалась с главой Тайной канцелярии, я и сама понять не могла. Почему-то в его присутствии во мне просыпаются какие-то неведомые ранее эмоции и чувства, и самое главное из них - дух противоречия. Хочется ему дерзить и перечить, хоть я по природе своей человек мирный. И совершенно наплевать, что в данный момент должна играть роль серой мыши, незаметной и безропотной. Вон как Принц на меня поглядывает, не может понять, что стало с его, до сего времени, такой молчаливой и покладистой невестой. Ну, ничего, пусть поволнуется, мне опостылела эта роль, пора заканчивать с предсвадебным фарсом. А вдруг, поняв, что я не так смиренна и мила, он сам откажется на мне жениться. Оглядываясь назад понимаю, что рядом с Григом я не была собой, моя влюблённость изменила меня до неузнаваемости - стала тихой и скромной, боялась лишний звук издать и заглядывала ему в рот, ловя каждое слово, и веря безоговорочно во все, что он говорил, потеряла свое мнение и саму себя тоже.
  Да, любовь сделала из меня полную глупышку, можно не просто верёвки вить, а и кружево выплетать. Как же я та была противна самой себе сегодняшней! На будущее - никакой любви, только холодный ум и трезвый рассудок.
  - Вы считаете, что дамские романтические книги вредны? - донеслось до меня сквозь рой моих мыслей.
  - Естественно! Вот так начитавшись подобного, юные леди мечтают о неземных чувствах, загадочных рыцарях и неземной любви, а столкнувшись с реальностью, разочаровываются в жизни.
  Герцог смотрел на меня с насмешкой, в его взгляде читалось, что он считает меня саму ещё ребёнком, пытающимся выглядеть взрослым, а на самом деле ничегошеньки не знающим о жизни.
  - Вы рассуждаете, как... - он потянул паузу, видно не мог подобрать аналог слова "старушка", - леди, разочаровавшаяся в жизни.
  Я уж было открыла рот, чтобы достойно ответить, но в разговор неожиданно вновь вмешался Григ.
  - Мари просто расстроена событиями сегодняшнего дня, и как все женщины немного преувеличивает. Как только мы поженимся, её разочарование жизнью пройдёт. Будет совсем не до этого, - и таким сальным взглядом "одарил" меня, что стало тошно.
  Ничего не ответила на его выходку, даже попыталась выдавить из себя улыбку.
  - Значит, вы не любите романы и стихи. Тогда чем же юная леди интересуется? - нарушил затянувшееся молчание герцог, чем спас меня из неловкой ситуации.
  - Математика. Четкий и логичный язык цифр. Мне он ближе, без обольщений и обмана.
  - Не соглашусь с вами, даже эта наука не обходится без обмана и нелогичности.
  В глазах его сиятельства промелькнули озорные искорки. "Да он просто развлекается! Общение со мной для него забава, способ скоротать время", - вдруг сделала не очень приятное для себя открытие. Накатила такая злость. Ладно, пусть повеселится, беседа меня отвлекает от мыслей об обыске и не позволяет страху взять надо мной верх.
  Кто я в его глазах? Глупая девчонка, не обладающая ни красотой, ни титулами, но забавна своей непосредственностью.
  Обида придала мне силы, и я ринулась отстаивать свою точку зрения, забыв, что имею дело с самым умным, искушенным и коварным собеседником. Мы так увлеклись, что потеряли счет времени. Я перестала волноваться, страх совсем покинул, а герцог, казалось, получал искреннее удовольствие от нашего спора.
  О присутствии Принца мы тоже совершенно забыли, да и он, не проявлял к нам абсолютно никакого интереса, и, по-моему, даже вздремнул, мерно покачиваясь в удобном кресле-качалке. А мы же с герцогом потерялись во времени и пространстве. В какой-то момент я неожиданно для себя поняла, что рассматриваю оппонента с явным интересом, и завороженная его голосом вся свечусь в ответ на его улыбку.
  Как только пришло понимание происходящего, вновь охватил ужас. Может, правы слухи о нем, и глава тайной канцелярии обладает магией или такова сила его обаяния?! Ведь совсем не красавец, роста среднего, одевается зачастую скромно, не афишируя свое состояние, словом, по виду так сразу и не скажешь, что герцог. Но столько в нём внутренней силы, волевого характера, такая властность что, все от благородных господ до простолюдинов подчиняются ему беспрекословно. В довершение образа - легкая ироничная полуулыбка, не сходящая с лица, и пристальный взгляд, заглядывающий прямо в душу. Есть в нем что-то магнетическое. Не зря же половина женского населения нашего города сходит по нему с ума. "Нет, я никогда не попаду в их число", - твердо решила для себя.
  Улыбка так и застыла на моём лице, ещё немного и она рисковала превратиться в испуганную гримасу. Прервал мои размышления настойчивый стук в дверь. Я выдохнула с облегчением. Вошёл помощник герцога, что-то прошептал ему на ухо, я замерла в ожидании приговора.
  Его сиятельство обернулся, вежливо мне поклонившись сказал, что его визит подошёл к концу и что-то еще, но далее я уже ничего не слышала, в голове зашумело от испытанного облегчения.
  Они ничего не нашли. Ай, да дед! Ай, да молодец! Его тайники всё также неприступны, как и раньше. От этого пришла в полный восторг, да так расслабилась, что прощаясь с герцогом, улыбнулась ему своей самой очаровательной улыбкой. Он на мгновение замер, а моя улыбка медленно трансформировалась в, положенную в таких случаях, вежливую. Его глаза засветились каким-то странным светом, а мое сердце пропустило удар. Неужели я себя выдала, таким детским проявлением радости? Герцог ничего не сказал, легко коснулся губами моей ладони и стремительно вышел за дверь.
  А я, кажется, дышать перестала, по телу прокатилась парализующая волна страха. Так долго и уверенно держать себя в руках, играть ненавистные мне роли, и в самый последний момент, выдать себя дурацкой радостью. Меня охватила злость, досада, обида одновременно. "А может он не заметил? Или заметил, но не догадался о причине моего веселья?" - попыталась себя успокоить. - "Нет, этот гад всё видит и всё замечает..."
  Не шевелясь, смотрела на закрытую дверь в удушливом оцепенении, а в голове продолжали роиться мысли. Удивительно, что ничего не нашли. Нет, я безумно рада этому факту, только это очень странно. Неужели в Тайной канцелярии нет людей, способных отыскать тайник? Признаться честно, я испытала даже некоторое разочарование. Вот приведи меня в любой дом, и я с легкостью и точность укажу, в каком месте находится сейф или другое какое-нибудь хранилище. А зайдя в комнату, точно поведаю, в какой стене спрятаны драгоценности или деньги. Неужели у меня эта способность уникальна? Тогда почему дед ничего не говорил? Наверное, чтобы не зазналась, а развивала это свое умение дальше. И он тренировал меня. Я с ним обошла столько домов, что даже не упомню точного их числа. И залезая в каждый из них, он спрашивал: "Ну-ка, Лисонька, в какой стороне монетки?" Я зажмуривалась и показывала пальчиком. Поначалу не всегда верно, но с каждым днём я всё точнее угадывала, а потом и вовсе прямо шла туда, куда вело меня внутреннее чутьё. Вскрывать любые замки я научилась мастерски, опять же благодаря деду. Иногда мы вычищали сейфы полностью, иногда просто уходили, а однажды, открыв очередной тайник и увидев покрывшую его внутреннюю поверхность пыль, дед положил несколько золотых. Тогда он заявил мне, что мы - благородные разбойники и не грабим бедных и порядочных, а забираем нечестно нажитое у жадных, злых, и преступных людей.
  Когда чьи-то руки легли на плечи, выводя меня из задумчивости, даже подскочила от неожиданности.
  - Григ? - вскрикнула, обернувшись.
  - Что с тобой? - удивился Принц.
  - Ничего, - мысли лихорадочно забегали, выискивая оправдания своей взволнованности. - Просто герцог... такой страшный человек... - еле выдавила из себя.
  Пусть лучше думает, что я трусишка, чем заподозрит неладное.
  - Да? А мне показалось, вы нашли общий язык, я даже приревновал мою мышку, - и так посмотрел слащаво, при этом ни одной искренней нотки в голосе.
  "Мышка" - терпеть не могу, когда он меня так называет. И вообще с детства не жалую этих зверушек. Ежели раньше мне просто это не нравилось, но я не решалась ему сказать, то сейчас меня коробит от этого слова, ведь теперь знаю, какой смысл он вкладывает в него: невзрачная, серая, бесправная. Если бы он любил, то даже такое неприятное для меня прозвище как Мышка произносил бы с совсем другой интонацией и у меня, уверена, это вызывало бы совершенно иные эмоции и чувства.
  Григ вдруг меня обнял, руки скользнули по спине вниз.
  - Я так соскучился, - и потянулся ко мне губами.
  В который раз за сегодня подступила тошнота. "Нет, я бы не смогла жить той жизнью, что Принц уготовил мне! Никогда не смирилась бы с другими женщинами в постели моего мужчины!" У меня на этот счет не было сомнений. А вот Григ сильно ошибся в выборе невесты, случись всё иначе, и узнай я о его кобелиной природе после свадьбы, всё равно не дала бы ему спокойно жить. "Пора прекращать этот балаган", - в голове моментально родилась идея, и хоть она не успела еще оформиться во что-нибудь более-менее определенное, я начала действовать.
  Вывернулась из его рук, и пока он удивлённо-обижено на меня смотрел, протянула томным голосом:
  - Дорогой, - с придыханием, пусть верит в свою неотразимость, - поехали к тебе.
  Его брови взлетели вверх, выражая крайнюю степень недоумения. Ну, да, зачем куда-то ехать, когда мы уже в доме и в паре шагов от спальни? Только я не дала ему трансформировать эту очевидную мысль в слова.
  - Я не могу здесь, - положила ручки ему на плечи и плаксиво протянула: - Мне теперь везде мерещатся шпионы герцога! Это ужасно, мне кажется, они засели в каждом углу. Поехали...
  Для усиления эффекта провела языком по губам как можно соблазнительней. Женишок, кажись, впал в ступор, а я, не дав ему опомниться, потянула из кабинета по лестнице вниз.
  План мой был прост. По моим предположениям Лизетта по-прежнему должна находиться в доме Принца. Моя главная задача - зацепить её за живое, спровоцировать, а остальное она сделает за меня сама. Только бы ничего не помешало!
  Но обстоятельства складывались, как нельзя лучше. Долго уговаривать Грига не пришлось, и уже через некоторое время мы входили под ручку в его дом. К моей несказанной радости, которую я как можно тщательней замаскировала, блондинистая подружка моего "жениха" всё так же сидела в кресле в гостиной, чувствуя себя практически хозяйкой.
  "Какая прелесть", - я злорадно ухмыльнулась про себя, но внешне была сама любезность.
  - Лизетта? - протянула я с "удивлением". - Ты всё ещё здесь? Сдаётся мне, ты слегка загостилась, пора и честь знать.
  Как перекосилось её лицо, это надо было видеть! Я чуть не расхохоталась, пришлось быстро отворачиваться к окну и продолжить свою коварно-наступательную операцию, не давая возможности им меня остановить.
  - Мы с Григом запланировали на сегодня романтический ужин, плавно перетекающий в ночь... Сама понимаешь, мы долго не виделись, соскучились... Так что твоё присутствие крайне нежелательно.
  Принц только рот открывал, но сказать ничего не мог от крайнего изумления, не понимая, что же случилось и отчего его тихая и скромная мышка ведёт себя, как настоящая стерва. "Родной, ты меня ещё не знаешь..."
  - Что ты себе позволяешь? - обрела, наконец, дар речи Лизет.
  - А что я себе позволяю? - и с вызовом посмотрела на Олстона, но на его лице было стойкое недоумение, потому перевела взгляд на блондинку: - Я веду себя, как будущая жена и хозяйка этого дома. А вот что ты себе позволяешь? И по какому праву здесь находишься и самое главное - в качестве кого?
  Лизетта кипела, как чайник, Григ показывал ей какие-то знаки за моей спиной, пытался, видно, успокоить. И только я продолжала веселиться.
  - Или ты, дорогой, взял Лиз к нам в услужение? - я подошла к Принцу и, положив руки ему на плечи, сделала невинные глазки. - Не думаю, что из неё выйдет хорошая прислуга, она же ленива.
  Переведя взгляд на соперницу, поняла, что я добилась своего. Всё! Я раздраконила её окончательно, секунда и она взорвётся!
  Девушка фурией подлетела ко мне, готовая в волосы вцепиться или лицо расцарапать, даже не знаю, что ей пришло в голову. Я сгруппировалась, на защиту женишка особо не рассчитывая. Неизвестно ещё кого из нас он станет защищать. Хотя в его помощи и заступничестве я не нуждалась, и без него справлюсь. Пусть Лизетта и здоровая тётка весом две таких как я, но я ловчее и вертлявей, да и дед в свое время меня обучил самообороне.
  Но продемонстрировать свои способности не удалось. Она лишь подскочила и в лицо мне прошипела нечто вроде: "ты ещё пожалеешь" (или что-то типа того, не разобрала точно), и вылетела из дома, словно пробка из бутылки с молодым вином.
  - Что это с ней? - деланно удивилась, провожая взглядом взбешённую подружку своего суженого.
  - А... - протянул мой кавалер, совершенно не контролируя ситуацию, но все же попытался взять себя в руки. - Мари, ты успокойся, сегодня был тяжелый день...
  Бедненький, должно быть, так и не смог найти объяснение моей дерзости и открытого хамства. "Да, милый, сегодня ты открыл много нового в своей невесте. И это только начало".
  - Скоро наша свадьба, как я могу быть спокойна? Нужно столько всего сделать. Вот эти шторы сюда совершенно не подходят. Надо их заменить на ярко-синие с крупными красными цветами, - с самым невозмутимым видом перескочила на другую тему, чем еще больше озадачила женишка.
  "Ах, мы женщины такие непостоянные, такие противоречивые..." - хихикнула про себя.
  Продолжила щебетать словно птичка, куда поставим огромные букеты цветов, как украсим гостиную, и сколько разных вещей ещё нужно приобрести до свадьбы. На праздничном столе обязательно должны быть омары, и самое изысканное и дорогое вино. Григ молчал, оглядывая несчастным взором свои апартаменты, и тот становился всё тоскливее. Видимо, в уме прикинул, во что ему выльются мои капризы.
  Я продолжала развлекаться и совесть моя молчала. Поделом ему! Пусть глубоко задумается, может, ему совсем не нужна такая жена и сам разорвёт нашу помолвку, облегчив мне задачу.
  Неожиданно он отмер, должно быть, шок прошёл, и обнял меня за талию.
  - Мышка, все вопросы потом, я так долго тебя не видел, - и стал подталкивать к спальне.
  "Только не это! Неужели мой спектакль не произвёл на него никакого впечатления?" Посмотрев внимательно в глаза мужчины, поняла, что моё представление его впечатлило, но совсем не так, как я предполагала. В глазах была злость и решимость. А это для меня означало только одно - никакого разрыва помолвки не будет. Мужчина не отступится, ведь цель уже так близко. От власти, которую он обретёт после нашей свадьбы, он никогда и ни за что не откажется. А вот за моё перевоспитание возьмётся после свадьбы, и боюсь, это грозит мне серьёзными испытаниями и даже телесными повреждениями. Стало по-настоящему страшно. Я ведь тоже его совсем не знаю. Придумала мужчину и полюбила созданный мною образ. После смерти родных так хотелось любви, заботы и тепла, это-то меня и подвело. "Эх, глупышка, сама загнала себя в ловушку..."
  Осталась одна надежда на Лизетту. "Ну же, дорогуша, не подведи меня и мы обе получим то, что желаем: я - свободу, а ты - своего ненаглядного ПрЫнца".
  Ладно, это все чуток позже, а сейчас надо решать насущную проблему. И вот сейчас я совсем не хочу в спаленку, и ручки на моей талии мне совсем неприятны, и дурно мне становится от одной только мысли о любви с Григом. Не придумав ничего лучшего, внезапно вывернулась из его рук и взвизгнула.
  - Платье! - заорала Принцу в самое ухо.
  Он поморщился и в раздражении спросил:
  - Какое платье?
  - Свадебное! - сделала обиженно-огромные глаза, по которым он сам должен был обо всем догадаться.
  Но мужчина совершенно не собирался ни о чем догадываться.
  - Мари! - начал он и в его голосе слышалось не просто раздражение, а злость.
  - Я забыла, - перебила, вновь повысив голос. - Я же сегодня должна была примерить свадебное платье!
  После этих слов, не давая ему опомниться, быстро побежала на выход:
   - Дорогой, не жди меня сегодня! - послав Григу воздушный поцелуй, выбежала прочь.
  "Фууууух", - выдохнула, когда выскочила из особняка Принца. Можно немного перевести дыхание.
  Не дожидаясь, пока жених придет в себя и еще чего доброго увяжется за мной, рванула вдоль по улице. Поймав так удачно мимо проезжавший экипаж, отправилась домой. Кажется, сегодня мышка вырвалась из цепких лапок кота. Свою первую часть плана по расторжению помолвки я осуществила, теперь дело за блондинистой подружкой. "Ну же, Лизетта, не подведи!"
  
  
  Глава 11
  
  Едва только переступила порог, ко мне бросилась крайне встревоженная экономка, на Кет лица не было.
  - Мари, девочка моя, - она обняла меня и заплакала. - Всё это так ужасно!
  - Что? - испугалась я.
  Неужели в моё отсутствие здесь что-то произошло нехорошее?
  - Эти ищейки, они весь наш дом перерыли... А потом ты исчезла, я уж думала... - и не договорила, взявшись за сердце, опять залилась слезами.
  И только тут я поняла, что уходя с Григом, не заглянула к Кетти и ничего ей не сказала. А она, моя бедняжка, решила, что меня забрали в Тайную канцелярию и, небось, уже представляла, как там меня пытают и мучают. "Какая же я эгоистка! Занялась решением своих проблем и совершенно забыла о дорогих мне людях! "
  Я поспешила извиниться за свою невнимательность и успокоить родного человечка, преданного мне душой и телом. Кет, сразу же взяла себя в руки и даже умудрилась меня отчитать за беспечность и взяла с меня слово, что впредь такого не повторится. Остановив поток её нравоучений, намекнула, что проголодалась и предложила попить чаю. Экономка тут же засуетилась, к ней вернулось её обычное благосклонное расположение духа.
  За чаепитием рассказала ей обо всех последних событиях, где была и что делала, правда, упустила подробности своего стервозного поведения. Вскоре к нам присоединился Роджер, который хоть и не сказал ничего, но было видно, что тоже переволновался за меня. Я еще раз себя мысленно отругала. Остаток вечера мы провели вместе, мои друзья чувствовали себя прекрасно, были веселы и воодушевлены безрезультатным обыском, с гордостью обсуждали, какой у нас дед молодец был, что его тайники простоят века, надежно скрывая от чужих глаз свое содержимое.
  Я поддерживала беседу и, конечно же, разделяла их настроение, но внутренне была на взводе, ожидая ответных действий от обиженной соперницы.
  "Ну же, Лиззи, действуй!" - повторяла вновь и вновь. Я, видела, что довела ее сегодня до бешенства, а значит, ответная реакция должна последовать незамедлительно. Мы, женщины, когда в гневе, сначала делаем, потом думаем.
  К ночи стали посещать сомнения: может, я ошиблась в умственных способностях блондинки? Неужели её гнев поутих, и она не собирается мстить? А самое главное - неужели она не собирается срывать помолвку? Это же первое, что ей надо сделать! В её ситуации достаточно всего лишь немножко (ведь он далеко не ангел, потому усилий то много не надо) подставить женишка и никакой свадьбы не будет. Что же она медлит?
  Я нервничала, нарезая круги по спальне. Так взбудораженной и легла спать, полночи промаялась, терзаясь неизвестностью. Проснувшись, вновь принялась перебирать в голове обстоятельства вчерашнего такого насыщенного событиями дня. Где же я просчиталась?
  "А ведь Лизетта могла устранить проблему коренным образом..." - от такого неожиданного открытия я даже вскочила с постели и по спине пробежала толпа холодных мурашек. - "Что если любовница Грига решила избавиться от меня насовсем? А я сижу тут и жду чего-то. И кто из нас теперь умный и хитрый?"
  Кажется, я попалась в собственную ловушку... Если блондинка наняла убийцу на мою глупую голову, дорого тогда мне придётся заплатить за своё хулиганство.
  Попыталась успокоиться. А может она и не столь кровожадна, а просто ещё не додумалась до... или вообще не собирается помогать мне в расторжении ненавистного обручения?
  Тяжело вздохнула, если это так, и они с Принцем в сговоре, мне понадобится для расторжения помолвки придумать и сыграть новый спектакль. Какой бы вариант не оказался верным, спокойно сидеть и ждать развития дальнейших событий я не собиралась, усидчивость - это не мое. Хотя здравый рассудок настойчиво твердил, что сейчас не самое лучшее время бродить по улицам, а стоит залечь на дно, и как говорил Шкет, засыпаться песочком, да только не по мне это.
  Переодевшись мальчишкой, измазала нос и пол щеки ваксой, нацепив кепку и спрятав под ней волосы, понеслась к моим осведомителям. Должна же я знать, что происходит в городе?! На ходу крикнув Кет, что буду к обеду, в ответ, услышав возмущенное: "Бродилка!", со смехом выскочила на улицу.
  Всегда стоит верить своим предчувствиям! И ведь знала ж, чувствовала, что лучше сегодня никуда не ходить. Так нет же, моя неуёмная пятая точка и шило в ней, не давали покоя голове и ногам.
  Только успела выбежать на рыночную площадь, и всего лишь один круг нарисовала вокруг лотков с продуктами, выискивая глазами своего дружка, как крепкая мужская рука схватила меня за воротник, словно шкодливого кота, и слегка приподняла над землей. Мне только и оставалось болтать в воздухе руками и ногами, пытаясь вырваться из железной хватки.
  - Вот ты и попался! - прогремело у самого моего уха.
  Этот голос я узнаю из тысячи. Внутри всё оборвалось от леденящего душу ужаса.
  С трудом веря в происходящее, и всеми фибрами души надеясь, что обозналась, повернула голову, скорее по инерции, чем осознанно, стараясь рассмотреть своего мучителя.
  Увы, слух не обманул, и глаза подтвердили правильность догадки. Меня собственноручно держал за "шкирку" сам глава Тайной канцелярии и злорадно так ухмылялся.
  - Вот так удача, - протянул с омерзительной улыбочкой.
  - Дяденька пустите, - пискнула, продолжая дергаться и извиваться всем тельцем.
  - Э нет, друг любезный, ты поедешь со мной.
  - За что, дяденька, я ничего не сделал?! - закричала, что есть мочи, дабы привлечь внимание, и отчаянно пытаясь вывернуться.
  Мои действия походили больше на трепыхание маленького глупого воробышка в руках матерого кота, хватка у герцога была железная. Даже понимая, что моё сопротивление бесполезно, продолжала дергаться. Но самым главным было, чтобы при всем этом кепка не свалилась, иначе это мое представление рисковало стать последним.
  Герцог, не обращая внимания сопротивление, молча поволок меня к своей карете. Народ с удивлением и любопытством поглядывал на нас, но заступаться за несчастного мальчугана никто не спешил.
  - Люди добрые, - заорала громче прежнего, срывая голос, дабы он звучал сипло, как у подростка. - Это что ж такое делается? Ни в чем неповинного человека хватают прямо на улице!
  Мои вопли преследовали ещё одну цель: мальчишки Шкета обязательно передадут ему весть о произошедшем, а он у меня сообразительный и придумает, как мне помочь.
  - Это ты ни в чем неповинный? - хмыкнул его сиятельство, спокойно продолжая тащить меня за собой.
  - А что я сделал, дяденька, что сделал? - как можно громче возмущалась, оглашая своим криком всю площадь и стараясь увернуть от второй руки герцога.
  Одной рукой он продолжал держать меня за шиворот, а вот второй пытался ухватить еще за какую-нибудь часть тела, чтобы удобней было тащить, но я ему не давала такой возможности. Если глава Тайной канцелярии наткнётся случайно на мои выпуклые мягкие места, то несдобровать мне. Хоть я и перетянула тканью грудь, но рисковать не стоит. А не сделай я этого... Ох, даже подумать страшно.
  - Если бы ты что-то натворил, уже сидел бы за решёткой, - резко оборвал мои причитания герцог и засунул брыкающееся тельце в карету.
  Следом сел сам, придавив меня к сидению. Отодвинулась от него подальше, делая вид, что жутко обижена на подобную несправедливость. Ехали мы молча. И вот несколько минут тряски, и Саблер уже затаскивает мою неудобную, вырывающуюся тушку к себе в кабинет.
  - Он? - спросил, как только закрыл за нами дверь.
  - Он! - ответил радостно тот самый рыжий, что кормил меня пирожками.
  На этот раз, кажется, я попала...
  - Я ж говорил, глазищи одни, - продолжал добрый "рыжик" с восторгом.
  Меня тут же накрыло холодной волной страха повторно. "Неужели линзы выпали?" - поморгала. - "Нет, всё на месте". Моя маскировка не должна меня подвести. Сегодня это карие невыразительные глаза, макияж изменил немного их очертания, серое лицо с угловатыми чертами под слоем дорожной пыли, дабы не заметен был сам грим. Тут главное, чтобы они не придумали меня умыть и кепку не снимали.
  - Ну что, будем чистосердечно признаваться? - неожиданно ворвался в мои размышления грозный голос главы Тайной канцелярии.
  - Это чего же? Я ничаго такого не делал, - возмутилась я совершенно натурально, неправильно употребляя и коверкая слова, подражая говору беспризорников.
  - А не такого что делал? - тут же ухватился за оговорку герцог.
  - Ничаго. Вообще ничаго не делал, - и с показной бравадой, как только меня выпустили из захвата, развалилась на стуле, закинув ногу на ногу. - Иду себе тихонько, никого не трогаю, а тут дяденька хвать меня за шкирятник и сюда в контору.
  - Видишь, Аден, - издевательским тоном обратился герцог к своему рыжему другу. - Он ничего не делал, а мы его сюда...
  - Как же так, некрасиво, - в разговор вступил рыжик, обращаясь ко мне. - Я тебя тут пирожками кормил, за хорошего человека принял, а ты письмо стащил. А теперь заливаешь, что ничего не делал.
  - Какие пирожки? Какие письма? Я-то и буков не знаю, и читать не умею... Путаете вы меня с кем-то, дяденьки...
  Но договорить я не успела, герцог неожиданно вплотную подошёл ко мне и навис грозной скалой. Сердце пропустило один удар, а потом застучало в сумасшедшем ритме. Меня кинуло в холодный пот, а по телу пробежал целый табун мурашек. Как-то сразу моя поза стала ужасно неудобной, захотелось ножки вместе поставить, как прилежная леди, и ручки на них сложить. Усилием воли заставила себя не менять положения, только голову пришлось задрать вверх, чтобы видеть лицо Саблера.
  - Послушай, малец, это мы с тобой пока по-хорошему разговариваем, но наше терпение не безгранично, будешь и дальше изворачиваться и врать, никто с тобой церемониться, не станет. В застенках Тайной канцелярии, уж поверь мне, разговорить сможем любого, - голос добрый и ласковый, а в глазах такой лёд, что меня прямо пробрало до костей.
  Сразу как-то поверила, что он не просто пугает. Вдруг захотелось всё ему выложить, как на духу. Ой, бедная Лиска... Они же уверены, что перед ними мальчишка, а я ведь нежная дама, и к боли непривычная. А дома так хорошо и уютно, и кто ж меня дёрнул гулять сегодня по улицам. Заточат, бедненькую, в застенки этого каземата, и поминай, как звали. А я столько планов построила, Лизетту вот раздразнила, помолвку почти расстроила ... А теперь все это может и не понадобиться.
  - Да чего я сделал? - прошептала хрипло, во рту вдруг пересохло, язык перестал слушаться, мысли лихорадочно метались, ища выход.
  - Тебе напомнить, - герцог приблизился вплотную так, что мы почти соприкасались носами, и я отчетливо разглядела легкую небритость на его щеках, а потом мы встретились глазами.
  Взгляд его, казалось, проникал в мои самые глубинные глубины, и я ощущала себя мышью перед удавом. Захотелось зажмуриться и забиться в норку. Нет, я не смелая героиня красивого романа, я - маленькая трусливая лисичка.
  Может он и, впрямь, обладает какой магией, потому как неожиданно для себя начала говорить.
  - А шо такого? Я только письмо занёс...
  - С этого места поподробней, - его сиятельство чуть отодвинулся, а мне даже дышать стало легче.
  - Иду я, значит, никого не трогаю, а тут, бац, подъезжает карета, красивая такая, - вру самозабвенно, делая вид, что напрягаю память, а на самом деле напрягая смекалку и включая фантазию.
  - Какая карета, что за герб?
  - Какой герб? Не было никакого герба!
  "Вот, гад, сбивает с мысли..."
  - Дальше, - строго приказывает герцог.
  - Так я и говорю, подъезжает карета, - растягиваю слова, как могу, делая длинные паузы.
  Этот деспот меня нервирует. Взгляд его из заинтересованного становится вновь ледяным и колючим. Заметив перемены, внутренне сжалась под его гипнотическим взором, и продолжила уже скороговоркой:
   - Из кареты высунулась женская ручка и поманила меня, я подошёл, она предложила мне заработать, сказала, что нужно отнести одно письмо и забрать другое.
  - Ручка? - перебивает меня этот ирод.
  - Какая ручка? - переспрашиваю. - "Опять сбил меня с мысли. Тяжело складно врать, когда тебя всё время дергают и сбивают".
  - Ручка предложила заработать?
  - Неееет, то есть, да. Ну... Предложила, понятно, не сама ручка, а дама в карете.
  - Как выглядела дама?
  "Вот ведь, уцепился как клещ, не даёт красиво и стройно сочинять. Запутать, изувер этакий, хочет. Не на ту напал!"
  - Да не знаю я, как она выглядела. Говорю ж, только ручку высунула из кареты.
  - И?
  - Ну, я и согласился. Кому ж деньги не нужны? А она целых десять серебряных предложила!
  - А дальше?
  - Дальше вы знаете, - я виновато взглянула на рыжего. - Зашёл, быстро поменял письма.
  - Когда ты только успел? Я же никуда отсюда не выходил! - возмутился внимательно слушавший моё вранье "рыжик".
  - Пока вы высунулись в коридор и распоряжения отдавали. Мне, дяденька, много времени не надо.
  - Вот значит как? Так и делай добро людям, - обиженно протянул тот.
  Я ничего не ответила, лишь опустила глазки, изображая некоторое подобие раскаяния.
  - Да, Аден, добро наказуемо, - философски изрёк герцог.
  И я вынуждена была с ним согласиться. Увы, так уж заведено, чем больше делаешь людям добра, тем больше они сделают тебе зла. И всё же добро, к слову сказать, творить намного приятней.
  - Спасибо за пирожки. Я, правда, был тогда голодный, - поблагодарила еще раз добряка-рыжика, и торопливо отвела взгляд в сторону.
  Стыдно было ему в глаза смотреть, всё-таки подвела неплохого, как оказалось, человека. Вот герцога я бы подставила с большим удовольствием, а с этим нехорошо получилось.
  - Пожалуйста, - хмыкнул Аден иронично в ответ.
  Итак, вроде моя сказка получилась достаточно правдоподобной, теперь попробуем давить на жалость.
  - Дяденьки отпустите, я ж ничего плохого не хотел, с голодухи всё это...
  Как же я сейчас радовалась своему хрупкому телосложению.
  - С голодухи?! - тут же ухватился за возможность герцог. - Тогда слушай меня внимательно: выведешь нас на Лису, получишь больше, намного больше.
  Я так и замерла, открыв рот от удивления.
  - Да, откуда ж я её возьму... - начала плаксиво.
  - Ты же ручку видел.
  - Так, все женские ручки одинаковые. Как я смогу различить?
  - Может, кольцо на ней какое было? Или родинка?
  - Не было ничего такого, рука, как рука.
  - Ну, не скажи, женские ручки - это... - начал мечтательно рыжий, но под грозным взглядом герцога смолк.
  - А карету ты хорошо запомнил? - меж тем продолжал змей-искуситель.
  - Ну... запомнил, вроде... Красивая такая, с рисунками и позолотой.
  "Эх, врать, так врать!" А карет подобных тысячи, пусть ищет. Заодно и хозяйку будет искать среди богатых. Беднота в каретах не разъезжает.
  - Если увидишь её вновь, узнать сможешь?
  - Ну... - тяну звук, а заодно и время.
  - Значит, сможешь. Отыщешь ее, проследишь и дашь нам знать.
  Это была не просьба, это был приказ, а я с детства не люблю, когда мной командуют. Вот попроси меня вежливо и всё сделаю. А прикажи - и с места не сдвинусь!
  - Эээээ, - шевелю бровями, изображая серьёзный мыслительный процесс.
  И тут герцог делает неожиданный ход: вытаскивает из кармана увесистый кошель и подкидывает в воздух. Я, затаив дыхание, слежу за его полётом.
  Это переломный момент. "Кажется, в тюрьму меня никто не планирует сажать", - отлегло от сердца.
  - Даже не знаю... - делаю вид, что остатки совести во мне борются с жадностью и проигрывают. - Оно конечно, можно...
  Неожиданно целый серебряный материализуется в руке его сиятельства и ловко перекочевывает в мой карман.
  На этом наш милый разговор был окончен, и Змей меня отпускает. Выскакиваю из кабинета, словно заяц из норы, в которой находился вместе с коварным хищником. Вслед слышится дружный смех. Пусть себе веселятся, мне сейчас не до гордости, больше всего на свете боюсь попасть в застенки Тайной канцелярии.
  
  
  - Думаешь, выведет нас на Лису? - отсмеявшись, спросил Аден.
  - Возможно, - Давей в задумчивости пожал плечами, смотря сквозь зарешеченное окно.
  - Надо же, я думал, что эти мальчишки преданные и неподкупные, а он за серебряный и маму продаст, - грустно подытожил граф Оуэн.
  - Ты об этом мальце? - герцог удивленно повернулся к другу. - Только не он, его деньги вообще не интересуют.
  - Как так? - теперь пришла очередь удивляться Адену.
  - Я повидал много таких, что готовы за серебряный душу продать. В их глазах особый блеск и обычно они его скрывают, напуская безразличный вид. Этот же мальчишка, напротив, открыто демонстрировал свою заинтересованность, а все потому, что лишь пытался изобразить жадность и продажность. Я зорко следил за ним, в какой-то момент его верхняя губа скривилась в отвращении, но он быстро исправился, притворившись, что размышляет над моим предложением.
  - Ты же с ним договорился... - вновь в замешательстве протянул друг.
  - Договорился? Этот прохвост ни слова правды нам не сказал,- выдал Давей с довольной улыбкой.
  - Зачем же ты его отпустил? Надо было в камеру, и пытать, как следует, - возмутился граф.
  - Кто тебе сказал, что отпустил? Я отправил за ним наших ребят. А что до пыток - подобных мальчишек мы можем за пытать до смерти, но они ни слова не скажут. А вот если завоюем их доверие... - и Змей сделал многозначительную паузу.
  - И как ты собираешься завоёвывать их доверие? - с сарказмом поинтересовался Аден.
  - Ты сам уже сделал к этому первый шаг - пирожками мальца угостил, и ему было стыдно, что он в ответ на доброе дело, так нехорошо тебя подставил... В этом моменте он был абсолютно искренен, не играл.
  Саблер замолчал, а потом неожиданно сменил тему:
  - А скажи-ка мне, друг любезный, ты больше ничего не заметил?
  Оуэн лишь удивленно на него посмотрел.
  - Ну, у тебя не создалось впечатления, что ты видел его раньше?
  - Точно! - Аден даже подскочил со стула и принялся ходить по кабинету, нервно наматывая круги. - У меня ещё в первый момент было ощущение, что я его уже где-то видел. Ещё голову себе ломал, где же я мог с ним сталкиваться...
  - И что? Не вспомнил? - герцог хитро прищурил глаза.
  Друг в ответ лишь развел руками.
  - А не чистил ли ты обувь на днях здесь у входа?
  - Чистил... - догадавшись, он медленно опустился на стул. - Это что же значит...
  - А то и значит, - уже серьёзней, без нотки сарказма, перебил герцог. - Ты представляешь, сколько можно услышать, отираясь под зданием Тайной канцелярии? И маскировка идеальная: никто никогда не обращает внимания на чистильщиков обуви, разносчиков газет и прочую снующую братию. А теперь соедини эти знания со знакомством этого сорванца с известной хвостатой личностью...
  Аден в сердцах даже чертыхнулся от такого открытия.
  - И это ещё не всё, - продолжал его сиятельство. - Чистильщик с площади исчез как раз после того как подкинул тебе письмо и ограбления на весеннем балу. Соображаешь, к чему я веду? Это все звенья одной цепи! Но тот, кто придумал чистить обувь под самым нашим носом, собирая нужную информацию, обладает незаурядным умом и смекалкой. А теперь скажи мне, мальчишка, который сидел в этом кабинете, может быть тем человеком?
  - Нееееет, - протянул граф уверенно.
  - Вот именно, мы видели перед собой недалёкого и глупого мальчугана, изображавшего жадность к деньгам.
  - Это значит, что им кто-то талантливо руководит?
  - Возможно, - подтвердил Давей, и немного помолчав, добавил: - Но, возможно, и другое - мы наблюдали гениальную игру одного очень хорошего актёра.
  - Тогда этот заморыш обвёл нас вокруг пальца.
  - Ему бы это удалось, - отрицательно покачал головой герцог, - не обрати я внимания на его странную манеру прятать глаза. А вот глазенки, как ты говоришь, его и выдали. Немного практики и он не только нас с тобой объегорит.
  - Не хочешь взять его на службу в Тайную канцелярию? - хохотнул Аден, в душе тоже восторгаясь маленьким актёром.
  - Возможно, - задумчиво ответил герцог, глядя в окно и мыслями пребывая уже далеко...
  
  Я бежала вприпрыжку, радуясь свободе и яркому солнышку как никогда. От эйфории, что так легко отделалась, не замечала дороги. И быть бы большой беде, но меня спас небольшой камень, попавший в ботинок. Да, иногда такая мелочь, как обычный камешек, больно ранящий стопу, может иметь судьбоносное значение. А я ещё и злилась на него и ругалась, когда оперлась на фонарный столб, чтобы вытряхнуть. Разделавшись со своим обидчиком, почему-то огляделась по сторонам и вздрогнула, успев заметить исчезнувшую за поворотом тень. Шпики! Естественно, Змей мне не поверил и послал своих людей вдогонку. Мысленно ругнулась на себя - как можно быть такой разиней, ведь я почти дошла до своего дома. Его сиятельство был бы счастлив узнать, где логово Лисички.
  Сняв ботинки (босиком бегать легче), сорвалась с места, что горная лань. Практически сразу услышала за собой топот. Теперь они не прячась, просто пытались меня догнать. Но это было не так просто, ведь на моей стороне ловкость, отличная ориентация на местности, благодаря Шкету, и малый рост. Потому, когда я нырнула в дыру в заборе, преследователи отстали. Дыра была небольшая, туда только с моей комплекцией и можно было протиснуться. А вот шпикам пришлось перелазить забор, из-за чего они потеряли время, и я успела скрыться.
  Влезла на крышу какого-то сарая и притаилась. И как раз вовремя - из-за поворота выбежали мои загонщики. Немного повертев головами, бросились в сторону городских трущоб. Там меня можно искать вечно, а найти приключения на свою пятую точку. "Ну, ничего, они люди взрослые, сами разберутся".
  Ещё чуток переждав и убедившись, что ищеек нет поблизости, осторожно спустилась и отправилась домой, петляя и прячась.
  До родного особняка добралась полностью разбитая. Сейчас в мою любимую постельку и спать! Даже есть не хотелось, так меня вымотала встреча с герцогом, да и последовавшая за ней беготня с его подопечными не прибавила бодрости. Но моим желаниям не суждено было сбыться.
  Оказывается, Лиззета именно на сегодня запланировала свою месть и моё "прозрение". Кетти передала мне записку, накарябанную мало того, что плохим, практически не читаемым, почерком, да ещё и с ошибками. Из нее, правда с трудом, поняла, что мне нужно сегодня явиться в дом к Принцу ровно в полночь, там ждёт меня сюрприз.
  "Ох, я даже знаю какой!" Но пойти придется. Пора прекращать эту свадебную комедию раз и навсегда. Только для этого надо взять с собой свидетеля. Ведь в нашем обществе, чтобы женщине разорвать помолвку нужны серьёзные причины, да ещё и доказательства. На слово в храме могут не поверить, да и Принц, не думаю, что так легко сдастся.
  Но кого же взять в свидетели? Роджер может подойти. Или...
  Неожиданно мне в голову пришла гениальнейшая, как мне на тот момент показалось, идея. Одним махом отвязаться от неугодного женишка и запутать герцога! Это то, что мне нужно!
  У меня есть время отдохнуть и в точности продумать все детали плана.
  
  
   Текст не полностью. Главы 12-16 отсутствуют.
  
   ІІ Часть.
  
  Глава 17
  
  Время на прогулке пролетело незаметно. У моей малышки сейчас, видимо, начался период повышенной любознательности. Сначала мы перенюхали все-все цветы в нашем саду, и, определив опытным путем самые ароматные и красивые, собрали их в огромнейший букет. Чтобы тот не потерял свою привлекательность, я попросила Роджера, который только делал вид, что подрезает кусты, а на самом деле давно наблюдал за нами и тихонько посмеивался, отнести цветочное великолепие в дом и передать Кети, втайне надеясь, что это хоть слегка загладит нашу вину. Закончив знакомство с растительным миром, перешли к познанию животного. Сперва Соули привлекли яркие бабочки, порхавшие над цветником, но устав за ними ползать, она села на травку и стала с интересом что-то рассматривать. Мне стало любопытно, что же заинтересовало мою любознательную малышку, и я присела рядом. Она пальчиком показала свой новый объект наблюдения. Мы стали вместе следить за каким-то трудолюбивым жуком, неустанно таскавшим срезанные им же зелёные травинки в свою нору. Если честно, то это оказалось, действительно, увлекательным зрелищем, и я сама потеряла счет времени. Очнулась, когда стало темнеть.
  Когда, после затянувшейся вечерней прогулки, мы вернулись в дом, там царил идеальный порядок. Кет замыла "следы преступления" и убралась, и сейчас хлопотала на кухне. Услышав наш топот, вышла к нам и поблагодарила за чудесный букет, украшавший теперь нашу гостиную и наполнявший ее дивным ароматом. К нашему удивлению о "подмоченной" репутации экономка даже не вспомнила.
  Соули, видимо, тоже чувствовала свою вину, так как после благодарственных слов Кет улыбнулась.
  - Какая же ты у нас смышленая! Все понимаешь, - похвалила дочурку и чмокнула в щечку.
  - Понимать-то понимает, но не говорит, - печально вздохнула экономка.
  Её очень беспокоило молчание малышки, и она не раз мне говорила, что это неправильно и в таком возрасте ребеночек должен уже вовсю лепетать, пусть и на своем, не совсем понятном нам, взрослым, языке. Предположение, что она не слышит отмели сразу же. Стоило кому-то заговорить, она тут же поворачивала голову на звук, но сама оставалась безмолвна... За всё время она даже ни разу не заплакала. Может, поняла всю бесполезность этого ещё там, сидя на площади? Мы ведь не знаем, что с ней происходило, и как она туда попала. Остается только надеяться, что все поправимо, и наша любовь и забота исцелят малышку, и мы услышим ее звонкий голосочек.
  Так как мы сегодня загулялись, и малютка уже начинала клевать носом, решили на ужин ограничиться чашечкой молока, которое, по словам Кетти, очень полезно и просто жизненно необходимо детишкам. Мне тоже пришлось отведать сей полезный напиток, так как Соули пила молоко только со мной, при этом еще и контролируя меня. Обмануть же её никак не получалось. Как только я наливала себе чай или ещё чего, малышка отказывалась от своего молока и тянула ручонки к моей чашке с таким выражением лица, что отказать невозможно. Мне не оставалось ничего другого, как поить проказницу своим напитком. И кто кого воспитывает? Этот вопрос возникал у меня каждый раз, когда я с неохотой поглощала содержимое своей чашки, под бдительным присмотром моей девочки.
  Выпив молочко, ставшее у нас традицией, отправились в спальню. Уложив Соули, вновь вернулась к размышлениям как мне отвадить несостоявшегося женишка раз и навсегда. И дабы не откладывать затею в долгий ящик принялась за разработку плана.
  Начнем по порядку. Что надо для воплощения моей гениальной идеи в жизнь? "Первое - знатная дама", - написала углём на листе бумаги. Для этого необходимо найти актрису на роль аристократки. Причем нужна хорошая, лишь бы какая не пройдёт, Принц вмиг её вычислит. Вспомнилось мое последнее посещение театра. Главная героиня была великолепна!
  Вернувшись мысленно в тот день, всплыл в памяти и антракт... Тёмная ниша в конце коридора, я и Давей Саблер. Казалось, я снова ощутила его прикосновения, поцелуи... Испытанные тогда эмоции накрыли меня повторно. В реальность вернул звук упавшего и покатившегося уголька. Мотнула головой, чтобы окончательно прийти в себя. "Вот же, настоящий коварный змей! И сюда заполз. Ну, ничего, сначала разберусь с одним любвеобильным, а там, может, и с вами, ваше сиятельство, поквитаемся!"
  Достала закатившийся уголек и продолжила разработку плана. "Второе - дорогие наряды и украшения". И здесь фальшивка не пройдет. В этом мой "женишок" тоже хорошо разбирается. Значит, нужны деньги, и деньги не малые. Раздобыть их честным путем, да еще в короткий срок, невозможно. Стало быть, предстоит ещё одно ограбление. Только время сейчас не очень подходящее, герцог спит и видит, как бедную Лиску поймать. Так что рискованно. Да и дело должно быть очень денежным. Может, самого герцога ограбить? Улыбнулась своим мыслям. Это произвело бы фурор. Помечтав еще немного, все же отмела эту идею. Нет, герцога грабить не будем, а то себе дороже выйдет. Пока не будем...
  Оставив вопрос о финансах открытым, перешла к следующему пункту плана. Нужна достаточно правдивая легенда. Над этим надо особенно хорошо поработать. В какую-нибудь заезжую принцессу Григ вряд ли поверит. Значит, в ближайшее время придётся слушать и запоминать: всевозможные сплетни, какие только ходят в городе. Пересмотреть газеты, там тоже иногда печатают о занятных случаях из жизни аристократии. Может, какая информация и натолкнёт на идею. На листочке добавила: "третье - легенда".
  Итак, план есть, начнем воплощать в жизнь задуманное.
  Неожиданно разозлилась на саму себя: а не сильно ли грандиозные масштабы для такого ничтожества? Столько усилий, чтобы наказать подлеца? А не проще ли обратиться за помощью к герцогу? Должен же он мирных граждан защищать! В конце концов, это его обязанность!
  Вот пойду и заявлю о нападении. А так как герцог теперь в курсе наших с Принцем отношений, то без труда вычислит, откуда ноги растут. И тогда моему женишку несдобровать... Однако, поразмыслив чуток, вынуждена была отказаться от этой заманчивой затеи, ведь рассказав о нападении, придется говорить и о чудесном спасении. Он сразу же догадается обо всём. С кем водятся уличные мальчишки и за кого горой встанут? Правильный ответ один - Лиса. Сомневаюсь, чтобы он поверил в их искренне желание следить в городе за порядком. Догадается, что они свою подружку выручали.
  Глупость какая, и чего это я опять о герцоге думаю? Чтобы Лиса да обращалась за помощью к Змею?! Никогда и ни за что! Да меня свои засмеют.
  Нет, Грига будем усмирять самостоятельно.
  Первым делом озаботимся добычей денежных знаков и поиском главной героиней моей скромной пьесы.
  Первую половину следующего дня провела в размышлениях и как только Соули отправилась на дневной сон, засобиралась в дорогу. Но едва переступив через порог, в страхе замерла. Ужас сковал меня, поняла, что теперь, действительно, боюсь ходить по городу одна. Страшно даже просто выйти за ворота усадьбы. Вернулась и попросила Роджера нанять мне экипаж. Ненавижу Грига Олстона! Из-за него я могу превратиться в испуганное дрожащее создание, боящееся высунуть нос из своего укрытия. Стало ясно, что одного спектакля мне будет мало, моя душа теперь жаждет мести.
  Когда повозка прибыла, первым делом отправилась в театр. После долгих размышлений определилась с кандидаткой на главную роль, осталось дело за малым - уговорить ее.
  Сегодня вокруг величественного здания царила тишина и покой, даже прохожих практически не было, не то, что в вечер представления: шум и гам, смех, веселье, хлопки и яркие вспышки фейерверков, толпы разряженных леди и лордов. Даже странно видеть это здание таким одиноким.
  Внутри тоже было тихо и безлюдно, лишь эхом разносился звук моих шагов по мраморным плитам.
  Пересекла огромное фойе, и остановилась в растерянности - где же здесь искать актёров? Неожиданно мой острый слух уловил какой-то шум. Открыв ближайшую дверь, попала в зрительный зал, по всей видимости это был служебный вход. В ту же секунду обнаружила источник звуков. И у этих источников были явно лужёные глотки.
  На сцене в окружении коллег, размахивая руками и посылая друг дружке проклятия, ругались двое. Мужчина в одежде воина, очень привлекательной наружности, и миловидная блондинка, в одеянии древней богини, в которой я тут же узнала актрису, игра которой так поразила меня в тот вечер.
  Но услышав поток брани, который извергали эти нежные уста, я засомневалась в правильности моего выбора. С таким жаргоном только торговок с рынка играть. Сможет ли она преобразиться в благородную леди? Осмотрела других актрис, стоящих несколько в сторонке и с интересом наблюдавших за происходящим. Даже судя по их внешнему виду альтернативы у меня, увы, не было. Меж тем действующие лица перешли к батальной сцене. Не ограничившись словесным поединком, дуэлянты принялись швырять друг в дружку всё, что попадалось под руку. Когда под руками ничего не осталось, ринулись в рукопашную. Но потасовка длилась недолго, их в секунды растащили в стороны, и как-то быстро все разошлись. Меня, стоящую в тени партера, никто не заметил. Да, творческие люди такие эмоциональные!
  Оставшись в одиночестве, вспомнила, что я сюда по делу пришла.
  Понадобилось еще некоторое время, чтобы разыскать гримёрку, как оказалось, примы театра. Постучала, не удостоившись ответа, недолго думая, открыла дверь. Зайдя в небольшое помещение, в изумлении остановилась. Комната, казалось, была похожа на свою яркую и эмоциональную хозяйку - кругом валялись вещи, всё свободное пространство было заставлено цветами, на столике в ряд стояли баночки с гримом и парики. На один из них я обратила особое внимание: парик был ярко-рыжим, с медным отливом, волосы уложены в форме высокой прически, а пряди дополнительно украшены вкраплениями искусственных камней. "Это то, что нужно", - обрадовалась я и стала искать взглядом хозяйку. В центре этого бедлама восседала взлохмаченная после потасовки актриса и с остервенением смывала грим.
  - Что вам нужно? - зло спросила красотка, увидев меня в отражении зеркала.
  Меня подобным тоном не проймёшь, я уже даже перед герцогом не робею, ну, разве что, совсем чуть-чуть.
  - Я в некотором роде, ваша поклонница... - начала издалека, стараясь добавить побольше восторженных ноток в голос.
  - Да?! - девушка сразу оживилась. - Ну, проходите, что же вы стали.
  - Благодарю, - склонила вежливо голову и проследовала важно внутрь, всем своим видом демонстрируя благородство происхождения и хорошие манеры, на подобных особ надо
  сразу производить должное впечатление.
   Расположившись удобно в предложенном мне кресле, я продолжила:
  - Была очарована вашей игрой в прошлую субботу, - специально сделала паузу, наблюдая за ее реакцией.
  Толика лести никогда не помешает, а мне очень нужно её доброе расположение. Хотя, почему, собственно, лести? Мне же, действительно, она понравилась.
  - О! Вы так великодушны! - выдала она таким великосветским тоном, заставив меня внимательней к ней приглядеться.
  "Кажется, девушка не так проста! Она хватает всё на лету".
  Улыбнувшись ей самой своей добродушной улыбкой, продолжила:
  - Вы очень талантливы! Ваша игра настолько искренняя, что невольно проникаешься сочувствием к вашим героиням, сопереживаешь им.
  Она в знак благодарности склонила голову.
  - Но, - я решила переходить уже к делу, так как времени на долгие реверансы у меня не было, а красотка тут же нахмурилась, почуяв смену моего настроения, - мне кажется, ваш талант достоин большего, чем растрачивать его в этом заведении.
  Я с презрением обвела взглядом помещение. На лице актрисы появилось удивление, тут же сменившееся заинтересованностью.
  - Вы умная женщина, - поощрила её порыв. - И можете заработать намного больше, чем получаете здесь.
  Интерес тут же сменился раздражением.
  - Я неплохо получаю, и потом у меня толпы поклонников, готовых ради моей благосклонности на всё, - заявила гордо, поправляя прическу.
  - Даже не сомневаюсь, - улыбнулась вновь. - Но хочу вам предложить иное: свободу от чужого мнения, свободу от власти постановщика и директора театра. Возможность самой выбирать пьесу, в которой будете играть.
  Девушка даже развернулась ко мне, ее поза выражала крайнюю заинтересованность, а в глазах появился алчный огонек. В этот момент я почувствовала себя змеем-искусителем, предлагающем злато в обмен на душу.
  - Как вас зовут? - спросила, поняв, что рыбка попалась в сети.
  - Беана, - ответила та не задумываясь, значит либо настоящее имя назвала, либо давно придуманный псевдоним, хотя мне совершенно всё равно.
  - Беана, мое предложение - тысяча серебряных до представления, и еще тысяча после, - добила я жертву, с коварной улыбкой на устах.
  Она вскочила с кресла.
  - И за что же нынче платят такие деньги?! - в её голосе звучал и восторг, и страх одновременно.
  - О! Не волнуйтесь, ничего такого, - поспешила её разуверить. - Ничего противозаконного. Я вам предлагаю сыграть роль для одного зрителя. Роль великосветской леди.
  - Всего лишь? Зачем вам это? - спросила она взволнованно, хотя по глазам видела, что девушка уже согласна, но боится попасть в дурную ситуацию.
  Ещё бы, на такие деньги она сможет жить, по крайней мере, год безбедно, а если умно ими распорядится - то и больше. И понятно, за честную работу не станут предлагать такие деньжищи.
  И я ей рассказала незамысловатую историю, придуманную на ходу, правда, далеко не уходящую от истины. Из моего рассказа она поняла, что мне просто нужно избавиться от надоедливого поклонника.
  - И вы готовы платить такие деньги, за какой-то пустяк? - спросила она обескуражено.
  Ну да, в ее понятии проще простого избавиться от влюблённого мужчины. Дал от ворот поворот и готово! От влюблённого не сложно, а от жадного и расчетливого паразита намного тяжелее. Видать, ей такие экземпляры еще не попадались.
  - Это не пустяк - ответила ей.- Сыграть нужно так, чтобы никто даже мысли не допустил об игре. Все должно быть натурально.
  После того, как Беана согласилась, мы обсудили детали, договорились о следующей встрече. Девушка восприняла всё с таким энтузиазмом, что я поверила - всё получится. Кажись, ее увлек сам процесс с профессиональной точки зрения, хотя денежки тоже подогревали заинтересованность в успехе.
  Собралась уже уходить, когда она окликнула:
  - Постойте, как вас зовут?
  -О! - удивилась сама себе, так увлеклась ролью соблазнителя, что позабыла о манерах. - Мари! Зови меня Мари!
  После этого вышла из душной гримерки. Что ж, полдела сделано - героиня у меня есть. Осталось ей придумать достойную историю и провести репетицию будущего спектакля.
  По дороге домой заехала в бабулин кабинет, известила хозяина о том, что он продается и мне в ближайшие дни понадобятся деньги. О цене мы долго не торговались, я согласилась на предложенную, хоть она оказалась и ниже настоящей стоимости. У меня не было времени торговаться.
  Пока все шло по плану. Выйдя, тут же, на площади, приобрела свежие газеты. Что у нас в ближайшее время намечается? Надо представить нашу новоиспеченную аристократку светскому обществу. Если там ей удастся убедить публику, что она знатная леди, то и с Принцем проблем не будет. Только надо мероприятие выбрать поскромнее, дабы туда не заявились высокородные лорды, особенно один слишком навязчивый герцог.
  Усевшись в повозку, принялась рассматривать колонки светской хроники.
  Итак, на днях запланировано четыре бала. Первый организуется по случаю возвращения наследника престола из длительного путешествия по стране, только этот нам совсем не подходит. Во-первых, там будут слишком уж высокопоставленные чины, а во-вторых, глава Тайной канцелярии там присутствовать просто обязан. Второй - бал дебютанток. Фу, какая пошлость. Бедных девиц выставят на всеобщее обозрение, как рыбу на прилавке. Выбирай - не хочу. Какая уж тут нравственность, когда юных особ рассматривают на предмет их хорошей деторождаемости. Прям, как на ферме по разводу жеребят выбирают кобылок. Потом выяснять начнут за какой из кобылок приданое дадут большее. А ещё аристократия считается намного моральней от простолюдинов. Нет, сюда не пойдём. Да и его сиятельство, опять же, там обязан присутствовать, он ведь один из самых завидных женихов нашего города, да и страны, наверное.
  Третий даёт граф Ирвит Тампле, хм... знакомое имя. Моя интуиция подсказывает, что не стоит сюда идти.
  И, наконец, последнее - бал в честь дня рождения супруги барона Харолда. Кажется, это то, что я искала. Мероприятие открытое, без пригласительных билетов. Значит, можно назваться дальней родственницей. Стоит просмотреть генеалогическое древо рода Харолдов и превратим нашу актрису в какую-нибудь дальнюю кузину по прадедушкиной линии.
  Подготовка к балу оказалась не столь сложной и затратной. Хоть деньги за кабинет мне пока не выплатили, вновь выручил бабушкин сундук. В нем подобрала платье себе и Беане, украшения достала из своих запасов.
  В назначенный день, за несколько часов до мероприятия я уже стояла с нарядом для актрисы у дверей её квартиры, адрес которой она дала мне заблаговременно. Сама оделась в светло-серое платье, с нежной вышивкой, из украшений - только ниточка жемчуга. Сегодня я должна быть незаметна, потому как отвела себе роль компаньонки при знатной даме. Волосы выкрасила в тёмный цвет, немного заострила черты лица, глаза преобразила в тёмно-карие. Получилось и симпатично, и гармонично и в тоже время не очень броско, что мне сегодня и надо. Когда девушка мне открыла дверь, обвела меня удивлённым взглядом.
  - Вы к кому? - спросила немного раздраженно.
  - Беана, это я, - загадочно улыбнулась в ответ.
  - Простите, я вас не зна...- начала она, но я перебила, нагло перешагнув порог.
  - Беана, ваше изумление длится слишком долго.
  - Это вы? - воскликнула она неожиданно, да так громко, что боюсь, нас слышали и на первом этаже. - Но как?
  Актриса продолжала меня рассматривать, а меж тем прошла в комнату и стала раскладывать принесенное добро.
  - С вами мы проделаем то же самое! - заявила ей авторитетно, вынимая на ходу свои волшебные кремы и мази.
  Всё-таки она довольно известная личность у нас в городе, даже среди знати, потому стоит совершенно изменить образ красотки. Заранее попросила её принести рыжий парик (зачем, даже не знаю, но отчего-то мне хотелось, чтобы девушка была сегодня на балу именно с таким огненным оттенком волос), платье подобрала нежно-зелёного цвета, оттеняющего не только её нежный цвет кожи, но и делающего волосы более яркими.
  Когда она облачилась в наряд, одела парик и я поработала с её лицом нанося грим, в зеркале перед нами предстала прекрасная нимфа, с голубыми глазами. В довершение это великолепие украсили изумрудным гарнитуром с небольшими бриллиантиками.
  Беана была в таком восторге, что не могла оторваться от зеркала, пришлось её оттаскивать, иначе это грозило нам опозданием на бал. А в нашем случае не стоит привлекать лишнего внимания.
  Мы уже подъезжали к дому Харолдов, когда её внезапно охватило волнение и паника, причем настолько, что девушка чуть не выскочила из кареты. Усадив назад беспокойную пассажирку, напоила её настойкой пустырника собственного приготовления по фирменному бабулиному рецепту. Сама же, на удивление, была совершенно спокойна. Наверное, мне хватало хлопот с актриской, и на себя не осталось времени, даже на переживания.
  - В конце концов, что нас ждёт в случае провала?! - задала ей вопрос, теряя терпение. - Самое страшное - это нас выставят вон. Вас это волнует?
  Беана поморгала немного, видимо, это у нее признак активного мыслительного процесса, и пришла к выводу, что её это не особо волнует, но всё же не хотелось бы стать всеобщим посмешищем.
  - Не станем, - уверила я. - У нас идеальная маскировка. Верь мне. Твое дело - только игра, а за остальное не переживай.
  Когда мы вошли в бальный зал, Беана ещё пребывала в волнении, и представлять её хозяевам пришлось мне. Они даже не засомневались в подлинности кузины и приняли с радушием. Итак, самый важный этап представления остался позади, и мы позволили себе по бокальчику молодого вина. Актриса тут же повеселела, щёчки покрылись румянцем, взгляд стал озорным. Я с облегчением вздохнула, вино сделало своё дело, играла она дальше хорошо, так что можно сказать дебют удался.
  Моя компаньонка кружила в очередном танце, а я пребывала в тихом блаженстве, попивая вино, и заедая его вкуснейшим сыром и фруктами, жмурясь от удовольствия. Даже умудрилась пофлиртовать с каким-то офицером, тогда как Беана веселилась вовсю. Ну и пусть её манеры не всегда носили должный характер, это мы тихо спишем на то, что девушка прибыла из провинции и не очень знакома со светским этикетом. Эту версию я распространяла, если вдруг замечала косые взгляды, направленные на мою подопечную. Я наблюдала за ней, помечая все промахи. После бала мы всё с ней обсудим и подкорректируем её поведение.
  Всё было прекрасно, вечер близился к концу, я даже слегка задремала в кресле убаюканная выпитым вином и тем, что бенефис проходит на славу. Вдруг по залу прошёлся восторженный шёпот, как будто повеяло морозным воздухом.
  С удивлением приподнялась, и поискала взглядом Беану, не она ли была причиной того. И чуть не ахнула, лучше бы это была она.
  В зал гордо и величественно вошёл его сиятельство, глава Тайной канцелярии собственной персоной...
  В следующую же минуту всё вокруг пришло в движение. Хозяева засуетились вокруг важного гостя, юные леди ринулись поправлять прически и макияж. Глазки заблестели, губки растянулись в зазывных улыбках, мамаши принялись наставлять своих дочерей, как лучше себя показать. Мыслимо ли, самый завидный жених пожаловал! Такой шанс выпадает не часто, ведь большая часть присутствующих не относилась к числу высшей знати.
  Но виновник всего этого безобразия, как будто не замечал всей суеты вокруг. Он обвёл внимательным взглядом зал, явно кого-то высматривая, и целенаправленно двинулся в сторону стайки девиц у окна. Я проводила его тяжелым взглядом: "Уууу, дамский угодник. Хоть бы споткнулся, на радость мне". Но он даже не сбился с шага. Уверенно подошёл к юным леди, те уже пребывали в состоянии легкого шока. Если он сейчас с ними еще и заговорит, точно в обморок свалятся. К всеобщему изумлению он молча протянул руку рыжеволосой леди, пригласив её на танец.
  Отвернулась, внутренне закипая. Мне нет никакого дела до этого волокиты! Выискала глазами Беану и поторопилась к ней. Нужно уходить отсюда, вечер перестаёт быть томным. Добравшись до компаньонки, обнаружила её в ужасном, практически предобморочном состоянии. Актриса была бела, как полотно, хватала ртом воздух, тяжело дыша. "Да, что это с ней? Неужели появление герцога так повлияло, или ещё что случилось?"
  Схватив красотку за руку, практически поволокла её на балкон. Может свежий воздух приведёт ранимую натуру в чувство. По ходу прихватила бокал с соком, алкоголя на сегодня ей уже достаточно.
  Никем не замеченные мы выбрались из душного помещения. Усадила её в единственное стоявшее там кресло, сунула в руку бокал и даже накапала в него своей фирменной настойки, тридцать капель. Потом подумала и добавила ещё тридцать, а была, не была, и ещё тридцать. Пусть лучше пребывает в прострации, чем устроит истерику, от которой, как вижу, девушка совсем близко. Хотя надо отметить, что моя настойка благодаря секретным компонентам, не вызывает такого эффекта, и с алкоголем тоже неплохо сочеталась, но злоупотреблять все равно не стоит.
  - Пейте! - строго приказала подружке, придерживая её бокал.
  И пока она все не выпила, удерживала её руку. Наконец она медленно выдохнула, и, кажется, начала приходить в себя.
  - А теперь рассказывайте, что произошло! - заявила приказным тоном.
  - Ге... - начала она, с трудом выговаривая буквы. - Ге...
  Кажется, ей это слово совсем не давалось.
  - Герцог! - наконец, выдавила она из себя.
  - Что герцог? - не поняла я её мытарств.
  - Он меня знает! - и испуганно выпучила глазки.
  "Только этого мне не хватало!"
  - Насколько хорошо он вас знает? - тем же тоном продолжила допрос.
  Беана так на меня посмотрела, и я сразу же поняла, что не хочу этого знать.
  - Так, стоп. Не продолжайте!
  Вот, ведь, охальник, и здесь успел наследить, мало ему волочиться за светскими дамами, он и актрис не обходит стороной. Это что же, он тогда в театр приходил с одной дамой, чтобы посмотреть на другую, а целовался с третьей. Третьей себя ощущать мне совсем не понравилось.
  Такая злость накатила, что и себе накапала пустырничка, правда прямо на язык. Гадость ещё та, сразу привела меня в чувство. Рассудив трезво, решила, что лучшим для нас будет покинуть это мероприятие пока не поздно.
  
  Глава 18
  
  Убедившись, что моя "аристократка" наконец, пришла в себя, осторожно выглянула в зал. Виновник нашего беспокойства всё так же кружил в танце рыжеволосую красотку, только уже другую. И тут меня как обухом по голове стукнуло: рыжеволосую! В эту минуту очень пожалела, что попросила Беану надеть сегодня рыжий парик.
  Даже застонала мысленно. Ну, не могла же я знать, что он заявится сюда и начнёт флиртовать со всеми огневолосыми гостьями.
  Призадумалась. Вспомнив сегодняшнее эффектное появление его сиятельства на балу, и то, как он кого-то выискивал взглядом, а потом вальсировал только с рыжеволосыми, меня осенила страшная разгадка его странного поведения. Он не флиртует, а в танце рассматривает свою партнёршу с близкого расстояния. Значит, ищет кого-то определённого. Боюсь даже предположить кого...
  Одно ясно: нам с подругой нужно как можно быстрее покинуть этот приём.
  - Беана, мы уходим! - и, не дожидаясь ответа, развернулась к выходу.
  - Не могу, - еле проблеяла она, даже не делая попыток подняться.
  "Может ей ещё пустырника накапать?" Но увидев её затуманенный взор, поняла, что хватит, иначе эта глупая улыбка на её лице может застыть на всю жизнь. Вернулась к актрисе и присела перед ней.
  - Беана, посмотрите на меня! - приказала строго и, дождавшись, когда она сфокусировала на мне свой растерянный взгляд, продолжила: - Вспомните, что вы прекрасная актриса!
   Она лишь поморгала в ответ. Видать, опять включала мозг.
  - Хочу напомнить, что ваш грим сегодня идеален. Вы же не узнали меня при встрече, вот и герцог не сможет узнать вас. У нас нет повода для беспокойства, поверьте, - уговаривала как можно убедительней.
  - Вас я знаю совсем недавно, а Давей меня... - Беана мечтательно закатила глазки. - Мы знакомы давно и довольно близко...
  Захотелось стукнуть её хорошенько, и эта туда же. Хотя, нет ничего удивительного, я ведь тоже попала под его обаяние.
  "Но на этом всё! Никогда больше! Не дождётся! Даже смотреть в его сторону не буду!" - пообещала мысленно.
  Развернула к себе актрису и, глядя ей прямо в глаза, выдала, как можно уверенней чеканя каждое слово:
  - Герцог Саблер вас не узнает! Мы сейчас быстро с вами пройдём по залу и покинем этот дом.
  Она кивнула утвердительно, хотя в глазах ещё стоял туман.
  - Старайтесь не смотреть в его сторону и, если уж так получится, что мы пересечемся, не разговаривайте. Выдать вас может только голос.
  Беана вновь склонила голову, несчастно на меня глядя.
  - А если... - начала она печально.
  Но я вновь перебила:
  - Никаких если! Вы - чудесная актриса, считайте, что сегодня ваше главное представление.
  Она кивнула уже уверенней, поднялась и гордо расправила плечи.
  - Вот! - протянула я поощрительно. - Узнаю великую лицедейку!
  Девушка ещё более собралась, взгляд стал сосредоточенным.
  Взяв её за руку, потянула в зал, и осторожно двигаясь вдоль стены, направилась к выходу. По сторонам я не глядела, только вперёд, огибая препятствия в виде шустрых официантов, чопорных дам и важных кавалеров. Как флагманский корабль рассекает водную гладь, так я бороздила бальную залу, таща на буксире Беану.
  Когда до выхода оставалось каких-то десяток шагов, мой нос уткнулся во внезапно выросшую на пути мужскую грудь в таком знакомом синем мундире.
  Осторожно подняла глаза, боясь увидеть худшее. Предчувствия меня не обманули. Передо мной стоял герцог, своей сиятельной персоной отсекая путь к бегству. Моё сердце забилось, словно птица в клетке. Вокруг всё замерло, ощущение, что даже воздух стал густым, а время остановилось. Оглянулась кругом - на нас были направлены сотни глаз, зал замер в ожидании дальнейшего развития событий.
   - Уже уходите? - произнёс в полнейшей тишине Саблер, смотря не на меня, а куда-то мне за спину.
  Оглянулась, проследив за его взглядом. Ну, конечно, его взор был направлен на эффектную Беану. Зачем ему какая-то серая мышь?
  - Нам уже пора, - сказала как можно твёрже и попыталась обойти назойливого герцога.
  Но не тут-то было. Саблер меня пропустил, а вот моей компаньонке шанса не оставил, пришлось отпустить руку Беаны. Я поняла: мы близки к провалу.
  Девушка, следуя моим указаниям, стояла молча и смотрела в пол, но оказавшись с герцогом лицом к лицу, под его пристальным взглядом медленно подняла голову.
  Мне показалось, что моя подопечная сейчас свалится в обморок.
  Увидев, кто перед ней, актриса зарделась вся как маков цвет, от изгибов красивой шеи до кончиков ушей, и застенчиво снова опустила глазки. Сама невинность и скромность! От столь резкой перемены образа я даже зааплодировала ей мысленно. Как будто это не она совсем недавно влила в себя пять бокалов вина и беззастенчиво флиртовала со всеми подряд. И после тройной дозы пустырника сверху она снова великолепна, с легкостью сменив амплуа.
  Хороша, что скажешь. Многогранность образов впечатляет - от беззаботной и ветреной особы до простоватой скромницы. Кажется, я не ошиблась, пригласив именно ее на главную роль в моем спектакле.
  - Всего один танец, - продолжал свою речь его сиятельство, не сводя гипнотизирующего взгляда с Беаны.
  - Простите, милорд, но мы вынуждены вам отказать, - я специально понизила статус герцога, не понятно почему, но меня всё больше раздражала эта ситуация. - Леди Констанц (это имя мы взяли для Беаны на время бала) плохо себя чувствует.
  - За всё это время леди не произнесла ни звука, - заявил герцог, проигнорировав нарушение мною этикета и даже не повернув головы в мою сторону.
  - Она слишком скромна, - парировала я.
  - Или её слишком опекают, - наконец он перевёл светлейший взор на меня.
  - Не думаю, что... - только начала я, но меня неожиданно перебили.
  - Конечно, я с вами потанцую, - заявила вдруг моя робкая до сего часа "леди", каким-то незнакомым, осипшим голосом.
  Открылась еще одна грань таланта актрисы, о которой я даже не подозревала. Беана уверенно шагнула вперёд, вложив свою ладонь в руку Саблера, и тут же на ее лице появилась смущённая улыбка, а щечки вновь окрасились застенчивым румянцем.
  Герцог, победоносно сверкнув глазами, и не удостоив меня даже взглядом, повёл красотку в круг танцующих.
   "Надо выпить", - пришла в голову, как показалось, спасительная мысль.
  Подойдя к столикам с напитками, схватила первый попавшийся бокал и сделала приличный глоток, не упуская из виду танцующую парочку. Подмечая, как нежно герцог обнимает свою партнершу за талию, как ласково смотрит ей в глаза и что-то шепчет на ушко, настроение испортилось окончательно. Внутри поднималась волна ярости. "Ненавижу его!" Отвернулась, чтобы их не видеть.
  Сделала второй глоток из бокальчика, потом еще парочку. Как ни странно, но хмель слегка успокоил меня и повернул мысли в несколько другом направлении. "Да что со мной? В последнее время я слишком часто думаю о герцоге... Мало того, что он и так мне все карты путает при каждом удобном случае, так еще и мыслить ясно не дает. Так, Мари, соберись!"
  Рядом со мной обосновалась кучка девиц, о чем-то оживленно перешёптываясь. Прислушалась к их разговору. Естественно, девушки обсуждали персону одного сиятельного волокиты. Я была бы не я, если бы в этот момент мою светлую головушку не посетила коварная мысль. Подойдя к сплетницам, как бы невзначай спросила:
  - А вы заметили, с кем он сегодня танцует?
  Все взоры обратились в мою сторону.
  - Его сиятельство на всех балах и приёмах в последнее время отдаёт предпочтение исключительно леди с ярко-рыжими шевелюрами.
  Девицы хором ахнули и посмотрели на танцующих.
  - А ведь правда, - задумчиво протянула одна из них. - Я заметила, и на балу у графа Тамле он танцевал исключительно с рыжеволосыми девицами, хотя рядом всё время вертелась Аделаида...
   - Точно! - подхватили остальные, и обсуждение персоны герцога приобрело новое направление.
  Оставшись довольная своей выходкой, отошла от них подальше. Не удивлюсь, если на следующем балу число девиц с рыжим цветом волос возрастёт в несколько раз. "Ну, что же, вот и мы усложним жизнь главному сыщику, не все ж только ему нам нервишки портить".
  Его сиятельство, как и обещал, протанцевав с Беаной всего один танец, вернул её мне и тут же откланялся. Как появился неожиданно, так же молниеносно и исчез, оставив хозяев этого гостеприимного дома в легком недоумении, и ещё больше убедив общественность в том, что теперь симпатизирует девушкам только с определённым цветом волос. Я же тоже подтвердила правильность своей догадки - Саблер выискивает на балах какую-то конкретную рыжеволосую барышню.
  Герцог удалился, и мы с "леди Констанц" теперь уже беспрепятственно направились к выходу. Вежливо распрощавшись с хозяевами, которые всё ещё пребывали в шоке от посещения их дома таким сиятельным лордом, и, заверив их в вечной любви и преданности, удалились, наконец, восвояси.
  Доставив Беану на квартиру, оправилась домой. В свой особняк поднималась совершенно разбитая. "Завтра! Обо всём подумаю завтра!"
  
  Давей вылетел из особняка Харолдов, пребывая в сильнейшем раздражении. В поисках маленькой рыжей плутовки он вынужден обходить все эти совершенно ему чуждые балы и приёмы. Но, увы, она как сквозь землю провалилась. Саблер даже задавил в зародыше свой снобизм и стал посещать мероприятия особ намного ниже рангом, и даже тех, кого его светлость за аристократию не считал. Но всё безрезультатно.
  Герцога безумно раздражали заискивания и расшаркивания перед его персоной гостей и хозяев подобных мероприятий, ему уже опостылели толпы девиц жадно выпрашивающих его внимания. Пришлось даже привлечь своих сотрудников к поискам.
  Теперь ни один бал или прием не проходил без присутствия работников Тайной канцелярии, благо, что их способность к маскировке позволяла оставаться незамеченными для окружающих. Как только сыщики замечали хоть одну особу с рыжим цветом волос, сразу же докладывали его сиятельству. И тогда уже он являлся лично.
  Вот и сегодня ему сообщили, что на балу у Харолда обнаружены три особы нужной наружности. Войдя в зал, отыскал глазами первую рыженькую даму и замер на секунду, не веря своему счастью, сердце герцога забилось в бешеном ритме. Девушка стояла к нему спиной и не обращала, казалось, внимания на всеобщую суету. Стройная, невысокого роста, с шикарной огненной шевелюрой. Давей улыбнулся в предвкушении, и решительно двинулся к ней.
  Каким же было его разочарование, когда девушка обернулась. Он еле подавил вздох досады, продолжая вежливо улыбаться. Первым желанием было развернуться и уйти в другую сторону, но это было бы оскорбительно по отношению к даме, а герцог себе такого не позволял. Несмотря на закрепившийся за ним статус ловеласа и сердцееда его сиятельство никто не мог уличить в хамском поведении и нарушении этикета, тем более в общественном месте. Потому он взял себя в руки и повёл леди на средину зала.
  Танцуя с девушкой, поймал себя на мысли, что с интересом её разглядывает. Но этот интерес был вызван вовсе не привлекательной наружностью юной леди, в нем проснулся профессионал. Давей про себя отметил, что у девушки рыжие не только волосы, но и брови, и ресницы, а все лицо просто усыпано веснушками. А у его маленькой чертовки брови и ресницы были тёмными, а лицо чистое, нежное, с аристократически бледной бархатной кожей. Возможно, моя малышка не столь рыжая, как хочет казаться.
  "Моя", - герцог мечтательно улыбнулся. - "Да! Именно "моя". И так на душе стало легко и тепло от этого простого слова. Прекрасная незнакомка стала его наваждением, но он её обязательно отыщет. Можно было бы поверить, что девчонка ему просто привиделась, плод его разыгравшейся фантазии, но тот жаркий поцелуй в театре развеял все сомнения. Она живая, настоящая и его! Это герцог знал точно.
  Вторая рыжеволосая была некрасива, полновата, к тому же крайне неуклюжа и за время вальсирования оттоптала герцогу все ноги. Она даже отдалённо не напоминала его неуловимую девчонку, но мужчина решил не отступать от намеченного плана.
  По окончанию танца с радостью препроводив партнершу на место, принялся за поиски третей. Заметил ее не сразу. Она в сопровождении компаньонки двигалась к выходу. Бросился им наперерез. Не без труда (почему-то компаньонка не хотела отпускать свою подопечную с ним), но все-таки удалось получить согласие на танец.
  Эта девушка, в отличие от первых двух, была красива: точеная фигурка, голубоглазая, с пухленькими губками, грациозна, но не та. Он не понимал, зачем маниакально танцевал со всеми рыжеволосыми. Любуясь их цветом волос, представлял, что держит в объятиях её. Вот и сейчас ему снова казалось, что он танцует со своей строптивой малышкой. Так как танцевать молча неприлично, герцог завел непринужденную беседу со своей партнершей. Красотка краснела, бледнела и всё больше заикалась, отвечая на его простые вопросы. К тому же у нее был необычно низкий голос, совсем не гармонировавший с ее внешностью. Этот голос и вырвал герцога из мира грез. Его раздражение росло с каждым следующим "па".
  "Где же моя девчонка - красивая, дерзкая, острая на язык и такая соблазнительная..."
  
  На следующий день я с самого утра отправилась к Беане. Так как бенефис одной примы прошёл чудесно, можно приступать к реализации следующей части плана, вот только проведем небольшую работу над ошибками.
  Вчера вечером по дороге домой актриса пребывала в полном восторге от того, что его сиятельство её не узнал и принял за великосветскую леди. Она, конечно, слегка преувеличивала или мило заблуждалась - вряд ли герцог принял её за важную персону, скорей за простушку из провинции. Однако разубеждать красотку не стала, пусть пребывает в блаженном неведении. Нам ещё предстоит встреча с Принцем, и это задание будет, явно, посложней.
  Глядя тогда в карете на её затуманенный взор и мечтательную улыбку, немного испугалась, а не разбудила ли я чудовище. Как бы это нежное создание не стало прожжённой интриганкой, скачущей с бала на бал в поисках мужа и денег.
  Этим утром она вновь пребывала в каком-то задумчивом состоянии. И пока я ей рассказывала о её недочетах и промахах, рассеянно и невпопад кивала. Поняв, что толку сейчас от неё не добьюсь, быстро распрощалась, договорившись, что сообщу ей позже дату следующей нашей вылазки и план дальнейших действий.
  Последующие дни я внимательно прочитывала все газеты и жадно ловила слухи, в поисках легенды для новой "невесты" Принца. Приблизительно через неделю после нашего дебюта, открыв очередную корреспонденцию, зашлась от хохота. Вся первая полоса издания была отведена его сиятельству. В статье неизвестный писака вещал о герцоге Саблере, ставшим причиной переполоха среди женской половины светского общества. С каждым балом и приёмом число рыжеволосых леди нашего города увеличивалось вдвое, а то и больше, и всё по вине его светлости, потому как оный с недавнего времени оказывает знаки внимания лишь девам с ярко-медным цветом. Когда на приёме у герцога "П", отмечалось в статье, их было пять человек, то на балу у графини "Ф" число огненных красоток равнялось уже двенадцати. Все парфюмерные лавки города вычищались на предмет краски для волос этого теперь популярного цвета молниеносно, торговцы не успевали подвозить новый товар.
  "Как бы я хотела видеть лицо герцога, когда он входит в очередной зал!" - вновь рассмеялась я, не подозревая, что в этот же моментй на другом конце города в самом главном кабинете Тайной канцелярии, почти синхронно со мной покатывался со смеху граф Оуен.
  Медленно сползая по стеночке и прикрывшись от грозного взгляда друга газетой, пытался сквозь смех прочесть рассмешившую его статью до конца. Но из его горла вырывались лишь непонятные звуки и всхлипы. Давей мрачно сверлил взглядом своего подопечного, ожидая окончания у того приступа хохота.
  Наконец Аден опустил газету, вытер проступившие слёзы и взглянул на друга. Он честно пытался сдерживать смех и даже закусил губу, но это оказалось выше его, и граф вновь рассмеялся, да так задорно, что грозный герцог неожиданно улыбнулся, а потом и вовсе присоединился к нему.
  Стражники в коридоре с удивлением посматривали на дверь кабинета главы Тайной канцелярии, из которой доносились странные для этого мрачного помещения звуки.
   - Видел бы ты графиню Бассет! - хохотал герцог. - В медном цвете она стала настолько страшна, что её пугаются дети.
  - А бедняжка Аделаида! - и друзья вновь зашлись от смеха.
  После нескольких попыток остановиться, наконец, успокоились.
  - Что ты намерен делать? - уже серьёзней спросил Аден.
  - Да, ничего, - махнул рукой глава Тайной канцелярии.
  - Прекратишь поиски таинственной незнакомки? - приподнял бровь граф.
  - Нет! - ответил твёрдо. - Только теперь буду обращать внимание сугубо на блондинок, брюнеток и шатенок.
  
  В один прекрасный день, я уже традиционно, просматривала газеты и, наконец, повезло - нашла нужную легенду Беане. Всё оказалось намного проще, чем я думала.
  Осталось раздобыть денег для нашей операции, чем в ближайшее время и решила заняться. С продажей кабинета вышла заминка - хозяин всё никак не мог мне собрать нужную сумму. Другого выхода нет, кроме как решить финансовый вопрос обычным для меня способом.
  Тем же вечером разыскала Шкета.
  С мальчишкой как обычно договориться легко не получилось. Едва я рассказала о своём плане, как он отрицательно покачал головой, совершенно не поддаваясь на мою провокацию. И ни в какую не хотел мне помогать.
  - Тебе нужно залечь на дно! - почти кричал мой недавний спаситель. - Ты с ума сошла! Сейчас не время! Ты уже чуть ли не угодила в ловушку Змея! Второй раз вряд ли повезёт! Перестань вести себя так необдуманно!
  И так далее и тому подобное. Но мой несчастный взгляд и робкая улыбка сделала своё дело. В конце концов, он согласился.
  - Ты ж и без меня всё сделаешь...
  Я кивнула утвердительно, глядя на него с обожанием.
  - Так хоть я смогу подстраховать.
  Хоть мальчишка все еще злился и хмурился, и моя затея ему, по-прежнему, была не по душе, но он подробно обсудил со мной все детали предстоящего дела.
  Однако, увы, всем нашим планам не суждено было сбыться, и на этот раз по вине самого его сиятельства...
  
  Ночь была тихой и лунной, я передвигалась быстро и бесшумно. Город уже спал, объятый ночной тишиной и прохладой. Мне, наконец-то, удалось побороть свой страх, и сегодня я была совершенно спокойна и сосредоточена. Дышалось легко и свободно - воздух, наполненный ароматом цветов и свежестью, казался чистым и прозрачным, не мешали запахи города, пыль и смог. Потому и люблю гулять ночами, такое упоение, дышать полной грудью, не боясь ощутить мерзкий запах человеческой деятельности. Неожиданно мою такую блаженную идиллию нарушили посторонние звуки: лязг, скрежет и странные крики. Я бы обошла подальше непонятные шумы, но, увы, мой путь лежал именно в ту сторону. Пришлось с опаской, но двигаться дальше. По мере приближения звуки становились всё громче и отчетливей. В какой-то момент поняла, что совсем рядом идет настоящая битва. Теперь уже не было сомнений, это был лязг оружия, и крики сражающихся людей. Совсем не хотелось знать, кто там и с кем воюет. Я остановилась переждать драку в переулке, потому как обойти не было возможности. Постояла несколько минут, потом ещё несколько. Время идет, а мне ещё дело нужно сделать. Хлебнула своей фирменной настойки пустырничка, которую предусмотрительно захватила сегодня с собой. "Может смогу проскользнуть, и меня в пылу боя никто не заметит?" - решила и, стараясь бесшумно ступать, отправилась в нужном направлении. Лишь несколько метров отделяло меня от страшного места, всего-то и нужно, что завернуть за угол. Вдохнув побольше воздуха, решительно шагнула вперед. Картина, которая мне открылась, заставила в ужасе отпрянуть назад. Я попала на самый последний аккорд драки. Два противника ударили друг друга в последний раз, и один упал, как подкошенный, а второй медленно сполз по стене дома на землю. Меня пробрал озноб от страха.
  Собрав всю волю в кулак, шагнула вперёд и вновь обомлела, увидев ещё четырёх неподвижных людей. Тишина повисла страшная, смертельная, я бы сказала. Даже тот у стеночки, казалось, не дышал.
  Переведя дыхание и немного осмелев, двинулась к тому мужчине - вдруг он ещё живой? Голова его была опущена на грудь и рассмотреть лицо не представлялось возможности, но я всё же сразу его узнала. "Вот так встреча! Герцог Саблер собственной, почти уже неживой, персоной!"
  На счет, неживой, я погорячилась, потому, как в этот момент его сиятельство издал тихий стон и поднял голову. Не знаю, разглядел ли он меня, но его губы слабо зашевелились, однако уже через мгновение мужчина вновь потерял сознание.
  Присела к нему и попыталась нащупать пульс, но ничего не вышло, потому, как моё собственное сердце билось от страха так, словно сумасшедшая птица в клетке, и различить что-то сквозь этот шум я не смогла. "Вот и ладно, пусть себе лежит. Умрёт он или нет, меня не касается, в конце концов, одним гадом станет меньше. Сколько невинных девушек останется невинными, сколько сердец не будет разбито. А мне, бедной Лисичке - только облегчение, без него и на дело ходить станет безопасно. Нужно убираться отсюда поскорее и подальше".
  Но вопреки своим мыслям, наклонилась к герцогу, и попыталась осмотреть его раны. Во мне боролись два "я". Целительница взяла верх над воровкой, заставив ее на время замолчать. В переулке было темно, лунный свет сюда еле проникал, но всё же я поняла, что ранен он основательно, вся рубаха была липкой от крови, и ещё на бедре приличная рана. Степень тяжести определить трудно, но то, что он может истечь кровью, стало понятно и так.
  "И что мне делать? Он вообще на меня охоту устроил, загнал как дикого зверя. Не хочу я его спасать!- даже притопнула ножной от бессильной злобы, опять дала о себе знать воровская сущность. "Чем же его перевязать?" - эта назойливая мысль всё время сидела в голове, как бы я её не прогоняла. И как это у героинь любовных романов ловко получается - оторвала подол платья и перевязала все раны, да так, что и целителей не надобно. А мне чем перевязывать прикажете? Оделась я в мужской костюм, сегодня предстояло лезть в дом через чердачное окно, а в платьях делать это крайне неудобно. И что теперь снимать? Брюки или рубашку?
  Осмотрела герцога, его одежда превратилась в лохмотья. Не теряя времени даром, обыскала пятерых нападавших. Все они были мертвы, их раны не давали им шанса на жизнь. По мере осмотра, поняла, что именно на главу Тайной канцелярии напали пятеро, а не наоборот. Хотя, с него станется. Он оказался не промах, раз уложил всех, правда, ему тоже прилично досталось.
  Продолжила размышлять о случившемся. Кто у нас в городе осмелится напасть на герцога, даже встретив его одного в тёмном переулке? Уверена, что таковых смельчаков не найдется, его тут каждая собака знает и боится. А значит, это наемники, причем не местные. У меня, вдруг, закралась мысль - может, это снова Принц? Но тут же ее откинула. Нет, у моего "женишка" кишка тонка, такое затеять. Да и наемники эти, явно, профессионалы, что стоит не дешево. Это не то, что нанять забулдыг каких-то девчонку попугать, здесь все намного серьезней...
  Мысли крутились в голове, в то время как руки действовали. Я стянула плащ с одного из нападавших и попыталась его разорвать. То ли героини романов невероятно сильные женщины, то ли ткань слишком прочная, то ли я совсем слабая. Последняя мысль, мне совсем не понравилась, но оторвать хоть небольшой кусочек не получилось. Пошарив в темноте около герцога, отыскала его шпагу, и уже ею мне удалось распороть ткань. Дальше дело пошло быстрее. Перевязала сначала грудь потерпевшему, затем бедро. Ощупала, выискивая ещё раны. Вроде бы больше нет.
  "И как с ним дальше быть? Свое дело я сделала, не дала истечь кровью, пусть теперь о нём заботится кто-то другой, а меня вообще здесь не было. Все же враг он мне, а узнает кто, что известная воровка Лиса спасла жизнь главе Тайной канцелярии, боюсь, на меня устроят охоту не меньше, чем на герцога. А у меня, в отличие от него, нет никаких шансов на спасение - оружием я не владею, умением драться тоже (уроки деда не в счет), разве что бегаю быстро. Но при таком количестве народа, которое захочет от меня избавиться, это меня не спасет. По всему видно, что против герцога плетется заговор, и люди стоят за этим серьезные. Кажись, Лиска, ты нашла приключение на свой рыжий хвостик, вот только не поплатиться бы им же... Надо бежать, пока не поздно".
  
  Глава 19
  
  Только не оставлять же его здесь лежать, я повертела головой в поисках убежища для герцога, но увы, такового не нашлось. Впереди виднелась гора каких-то ящиков и иного хлама. Если его туда оттащить и прикрыть чем ни будь, может никто и не заметит. Я взяла герцога под мышки и попыталась приподнять, тяжелый какой, или я всё-таки слабая. Но мне с огромным трудом удалось его доволочь к ящикам, при этом естественно я перепачкалась вся в крови. "И что он делал в этой тёмной части города, выслеживал кого?". Неожиданно меня осенило: "Он же меня выслеживал! То- то у меня сегодня вечером душа не лежала идти на дело, и Шкет против был. Ловушку мне решил ещё одну устроить его сиятельство. Гад! Только сам попался".
  Пнула его в здоровую ногу от охватившей меня злости. Потом прикрыла остатками плаща, даже шпагу вложила ему в руку, чтобы не потерялась, наверное, фамильная, дорогая.
  Немного отдохнув, всё-таки тягать тела не женское дело, пустилась со всех ног домой, вернее, изо всех оставшихся сил.
  Добравшись, разбудила Кетти с Роджером, кое-как объяснив ситуацию, не вдаваясь в подробности, особенно о личности пострадавшего, велела запрячь телегу. И уже через несколько минут, мы двигались в обратном направлении. Всю дорогу поторапливала Роджера, скоро рассвет, нужно спешить. Внутри понимала, если его сиятельство обнаружит кто-то утром - скорей всего добьют. А мне этого не хотелось. Странно, может это профессионализм во мне взыграл, всё-таки я целительница не в первом поколении.
  Вернулись мы ещё затемно, герцог лежал на том же месте, и в той же позе.
   - Может, умер, - ужаснулась Кет, ей никак не хотелось возиться с каким-то неизвестным раненым.
  - Живой, - ответила я, стараясь прикрыть лицо пострадавшему, чтобы они не могли рассмотреть.
  Втроем мы погрузили тело герцога на телегу и оправились в обратный путь. Немного отъехав, вспомнила про его шпагу, метнулась назад, взяла оружие. Если выживет, скажет спасибо. По дороге к дому всё размышляла и удивлялась сама себе. Я ведь даже не засомневалась, живы ли те пятеро, да и мне было совершенно на них плевать, хотя они и принадлежат к моему миру, миру преступников всех мастей. Но подобных я презирала всем сердцем. Эти отбросы общества, которые нападают только стаями на беззащитных граждан, не вызывают сочувствия. Посмотрела на бледное лицо герцога. "Ладно, не совсем беззащитных, а очень даже опасных. Но не в этом же дело".
  За тяжкими мыслями мы добрались до дома. Поднатужившись, подняли герцога в гостевую комнату. Как только Кетти поняла, кого мы спасаем, прикрыла рот ладошкой, в ужасе глядя на меня. Я только пожала плечами: "Ну не бросать же мне его на дороге".
  Экономка укоризненно на меня взглянула и отправилась по моему приказу греть воду, бурча себе под нос: "Сначала ребёнок, теперь герцог, кого она ещё домой притащит"...
  Роджер занялся лошадью, а я сбегала проверить, как там Соули, и, вернувшись к потерпевшему, принялась его раздевать. Раздевать - это громко сказано, размотала наспех сооруженные повязки и, просто разрезав в нескольких местах рубашку и брюки, осторожно стянула, чтобы не задеть раны. Пока грелась вода, приготовила мазь. Надо бы ещё укрепляющий сбор сварить, но это потом. Кет принесла воду и помогла мне промыть раны. Та, что на груди, оказалась не столь страшной, а вот на бедре была глубокой, пришлось долго и тщательно её очищать. Раны я зашила, и обработала мазью, укутав герцога в чистые простыни, прикрыла пледом. Отпустив помощницу спать, отправилась варить зелье. Закончила уже на рассвете, из последних сил кое-как напоила пострадавшего из ложечки, и по-быстрому смыв с себя кровь и грязь, свалилась, наконец, спать.
  Моя маленькая девочка за всё это время даже не проснулась, за что я ей была очень благодарна.
  
  Проснулась я ближе к обеду, так хотелось ещё полежать, понежиться в постели, но меня подняла на ноги мысль, что герцог мог умереть, пока я тут расслабляюсь. Глянула на кроватку рядом, она была пуста, значит, Кет позаботилась о малышке.
  Вскочила, накинув на себя домашний халат, понеслась в гостевую, проверить, как там мой пациент.
  Герцог спал, или вернее сказать пребывал в забытьи, можно было не прикасаться, и так понятно, что у него лихорадочный жар. Плохо, я надеялась, что успела вовремя обработать раны. Значит, предстоит ещё много работы.
  Вернувшись к себе, наскоро проделала все водные процедуры, не снижая скорости, позавтракала, поцеловала своих любимых. Соули протянула ко мне ручки, но экономка её отвлекла, понимая, что мне нужно к пациенту. Поставив греться воду, вернулась к герцогу. Вскоре ко мне присоединилась и Кетти, девочку мы усадили на коврике рядом с постелью больного.
  На этот раз всю одежду срезала и с помощью Кет вымыла герцога всего. Правда, к самому "ответственному" месту она меня не подпустила, стыдливо прикрывала простынкой. При этом всё время повторяла, что не пристало мне заниматься такой работой, и нужно позвать лекаря. На что я возмущённо отвечала, я такой же лекарь, просто у меня мало практики.
  Кетти обняла меня за плечи.
  - Мари, я знаю, что ты очень хороший целитель, я видела, как ты работала с бабушкой, но сейчас не тот случай. Герцог, прежде всего мужчина, и не пристало юной девушке...
  Она не договорила.
  - Да, что я там не видела?! - выпалила я, и осеклась. "Ох, нельзя ранить мою дорогую экономку такими откровениями". - Ну, то есть, я хотела сказать, что изучала по книгам строение тела и внутренностей человека, поэтому для меня в этом нет ничего такого...
  Кет как-то подозрительно на меня посмотрела, но промолчала, а я принялась за обработку ран.
  Та, что на груди выглядела неплохо, было небольшое воспаление, а вот рана на бедре привела меня в уныние, началось нагноение. Очень плохо. Её промыла обеззараживающей настойкой, всё равно пациент боли не чувствует. Смазала обе раны бабулиной целебной мазью.
  Осталось только напоить его светлость приготовленным вчера отваром. Говорила ба, он и мёртвого поднимет.
  Как только Кет отлучилась на минутку, я потянулась рукой к простынке. "Приличные девушки так не делают, приличным девушкам это вообще не интересно" - сказала сама себе, и отдёрнула руку.
  Оглянулась по сторонам, никто меня не видел за таким непристойным занятием. Соули не было никакого дела до моих шалостей, она грызла, деревянную игрушку, которую смастерил для неё Роджер. Вгляделась внимательно в пациента, он всё ещё без сознания. "Фууух!"
  Лихорадка у герцога продолжалась ещё три дня, все это время я практически не отходила от него, предоставив заботу о девочке Кет. Обрабатывала раны, поила исцеляющим бальзамом, когда был особенно горячий, обтирала тело водой с мятой и кислицей, для снижения жара. На четвертый день пошло улучшение, заметила это утром, когда всё тело мужчины покрылось испариной.
  - Вот и хорошо, вот и славненько, - повторяла, обтирая его в очередной раз, хоть он меня и не мог слышать.
  Напоила его вновь бальзамчиком, добавив снотворной травки, пусть поспит, мне нужно кое-куда отлучиться.
  Пока спускалась вниз, подумала, что маскироваться мне теперь не нужно, тот, кто мог меня поймать лежит сейчас в комнате и совсем не склонен в данный момент ловить преступников. Как раз время отправится к ювелиру, пора заняться драгоценностями с весеннего бала. Знал бы герцог, что разыскиваемые им украшения находятся под самым его носом.
  Кет к этому моменту уже накормила Соули и они мирно игрались на лужайке в саду.
  Тихонько подошла к ним. Экономка подняла голову, малышка перестав стучать погремушкой по земле, взглянула на меня.
  - Я отлучусь ненадолго, - известила Кетти, и подняла на руки подползшую ко мне девочку.
  - А как же твой больной? - нахмурила брови экономка.
  - Он спит, и проспит, я думаю, до вечера. Так что, можешь о нём не беспокоиться.
  Она, соглашаясь, кивнула. Чмокнув доченьку, в носик передала её Кет и вернулась в дом.
  Сложила украшения вместе с эскизами в корзинку, под ложное дно, сверху выложила цветамии из сада и направилась в сторону богатых кварталов.
  Фейт Шендал, местный мастер ювелирного дела, был давним приятелем моего деда, и являлся одним из самых состоятельных граждан нашего города, хоть и не принадлежал к аристократии.
  - Кто к нам пришёл! - воскликнул он с порога, забавно картавя.
  - Добрый день, Фейт, - я присела скромно в реверансе.
  - Ах, оставьте эти церемонии, - он обнял меня, потом отстранился, внимательно взглянул в глаза и вновь прижал к своей широкой груди. - Джемма, детка, как ты выросла!
  Он всё время называл меня вторым именем, теперь после расшифровки герцога, я поняла почему. Ему, наверное, доставляло удовольствие называть меня драгоценностью.
  Фейт был человеком небольшого роста, но очень обширного объёма и такой же широты души. Но, не смотря на свои габариты, был очень живым и подвижным Ювелир любил жизнь, своих дочерей и сладости.
  Он провёл меня в гостиную и приказал подать чаю.
  - У меня есть изумительные пирожные, пальчики оближешь, я тебе гарантирую, - поведал он мне, и сокрушенно покачав головой добавил. - Какая же ты худенькая. Должно хорошо кушать! Посмотри на дядю Фейта, разве не красавец! - и он становился, выставив ножку вперёд и сложив руки на талии. Вся его поза говорила: "посмотрите, как я хорош!"
  Это выглядело настолько забавно, что я помимо воли начинала улыбаться. Такими же смешливыми и улыбчивыми были и его дочери.
  Пышечки невысокого роста, они всегда были горды своими объёмами, а если им говорили, что они слишком толстые, неизменно со смехом отвечали:
  - Я вас умоляю, хорошего человека должно быть много!
  И так задорно хохотали, колыхая своими прелестями, что вы ненароком подхватывали их веселие и начинали вместе с девушками смеяться.
  Выпив по чашечке чая с действительно изумительными пирожными, мы приступили к делу. Лишь увидев выложенные мной драгоценности на стол, Фейт прицокнул языком.
  - Какая прелесть, - и с хитрым прищуром взглянул на меня. - Далеко пойдёшь, деточка.
  Он, конечно же, узнал украшения, думаю, к нему из Тайной канцелярии в первую очередь наведались.
  - И что ты за них хочешь? - произнёс он с сарказмом, потому как, мы оба понимали, что за хорошую цену продать будет не возможно.
  - Вот это, - я вынула листки с эскизами, которые придумала ещё той ночью. По моим рисункам должны получиться совершенно новые виды колец, серёжек, колье и диадем.
  Рассмотрев тщательно мои художества, ювелир расплылся в улыбке:
  - А малышка с фантазией!- добавил удивлённо. - Не хочешь пойти ко мне в ученицы?
  - Я?- немного опешила от такого предложения.
  - Да, девочка моя, хорошая профессия дорогого стоит, а у тебя есть всё для этого: любовь к камням и художественный вкус.
  - Спасибо, но я...
  - Дядя Фейт всё понимает, - перебил он меня. - Но, если вдруг, будет надо, обращайся, моя мастерская - очень хорошее место.
  Я поняла его с полуслова, ювелир мне тонко намекнул, что в случае, если мне будет совсем тяжко, он возьмёт меня к себе в ученики и даже просто спрячет.
  Я его поблагодарила, и мы принялись обсуждать стоимость его работы. Торговалась долго и упорно, если бы я согласилась с первого раза на его цену, дядя Фейт счел бы это оскорблением.
  Уже на выходе обернулась:
  - Дядя Фейт у меня к вам просьба, - сделала паузу.
  - Дядя Фейт весь во внимании
  - Когда вас, вдруг спросят, зачем я приходила к вам поздно ночью четыре дня назад, скажите, что у вас разболелся живот, и вы за мной послали, потому как снадобья моей бабушки лучшее лекарство. Вот, - и я протянула ему пузырёк с тёмно-зелёной жидкостью.
  - Моя хорошая, таки да, частенько стал живот прихватывать, только твоим зельем и спасаюсь, - улыбнулся широко ювелир.
  Я улыбнулась ему в ответ и, кивнув на прощание, отправилась на площадь разыскивать Шкета.
   Розыски довольно быстро увенчались успехом. Мальчишка сидел в своей неизменной позе на какой-то давно припаркованной здесь телеге, из-под кепки смотрел на окружающий мир и попыхивал трубкой. При моём приближении его положение не изменилось, лишь исчезла из руки трубка.
  - Привет! - поздоровалась я, он важно кивнул в ответ. - Что слышно в городе?
  - Герцог лютует! - ответил Шкет, а я открыла рот от удивления. Как он может лютовать, если на данный момент находится у меня в гостевой комнате, и в не совсем здоровом виде.
  - Ты не знаешь? - опешил и он в ответ. - Весь город только об этом и гудит.
  Я только покачала головой. "Что происходит? Или у герцога есть двойник?"
  Мальчишка весь подобрался, от расслабленной позы не осталось и следа, взгляд стал заинтересованный.
  - Тут такое! В общем, на днях, на Змея напала шайка бандитов, но не на того нарвались, он раскидал их, как слепых котят, - шептал он с восхищением. - Все десятеро трупы, а ему всё нипочём.
  "Ого! Уже десятеро! Слухи увеличили число нападавших вдвое. Вот так вот, и герцог обрастает легендами".
  - Теперь Змей в гневе, его люди заполнили весь город, так и шарят по всем задворкам. Ищут зачинщика нападения.
  "Ну, разыскивают они, скорей всего, герцога. А вот то, что Тайная канцелярия скрывает его отсутствие - это странно. В двойника я совершенно не верю, второго такого не бывает. Что же происходит?"
  Из задумчивости меня вывел голос Шкета:
  - Только не там они ищут! - заявил загадочно.
  Я тут же навострила ушки:
  - Почему это?
  - Вряд ли кто-то из местной преступной братии решиться на подобное, - ответил со знанием дела.
  "А ведь мальчишка, должно быть, прав".
  Мы с сорванцом ещё некоторое время строили разные предположения заговора против герцога, и я засобиралась домой.
  
  Вернувшись, первым делом проверила своего пациента, который якобы "лютует в городе". Он мирно спал, всё-таки чудесная сонная травка.
  Проснулся герцог ближе к обеду и не вовремя. Я как раз ему приготовила новую порцию мази и исцеляющего отвара, и собиралась обработать раны.
  Здоровый какой, моя травка должна была держать его в состоянии сна ещё до вечера.
  - Марион, - прошептал он хрипло, с интонацией крайнего удивления.
  - Ваше сиятельство, - в ответ склонила вежливо голову, продолжая помешивать мазь, дабы быстрее остыла.
  - Марион, как я здесь оказался? - продолжил он, откашлявшись и вернув голосу способность нормально говорить.
  - Я вас подобрала, - заявила с совершенно невинным видом.
  - Подобрали?! - повторил за мной герцог таким тоном, который ясно дал понять, что его сиятельство никак не могли валяться, потому моя версия его совершенно не устраивает.
  - Да,- ещё невинней подтвердила я, не обращая внимания на грозный взгляд Саблера.
  - И где же я, - он немного запнулся, но всё же продолжил, - валялся?
  - Ваше сиятельство изволили валяться, - я хмыкнула после этого слова. - На улице.
  Меня начало забавлять злое лицо герцога и его возмущение. Глядя, как я пытаюсь сдержать улыбку, он тут же остыл и уже совсем другим тоном продолжил:
  - И всё же, как я у вас оказался?
  "Вот, ведь настырный, и что ему отвечать?"
  - Совершенно случайно, но для вас - это оказалась счастливая случайность, - ответила расплывчато.
  "Не нравятся мне его вопросы, пусть лучше спит" - и я с милой улыбочкой добавила в отвар снотворной травки.
  - А рядом со мной не было девушки? - продолжал герцог.
  - Девушки? - я удивлённо на него взглянула.
  - Да, такой рыжеволосой?
  У меня по спине пробежал холодок: "Неужели он запомнил, как я к нему наклонялась?"
  Быстро отвернулась к столу, к своим колбочкам, и, сдерживая дрожь в голосе, попыталась ответить будничным голосом:
  - Нет, никакой девушки с вами не было, должно быть, ваша спутница сбежала.
  Он ничего не ответил, но взгляд, которым он меня встретил, когда я повернулась, был настороженный.
  - А кто был? - спросил всё с тем же выражением лица, подозревая меня во всех грехах на свете.
  - Были только пятеро мертвых бандитов, - ответила, подходя к кровати.
  " А может и не бандитов, - продолжила мысленно. - Очень уж у них было оружие качественное, такое только королевская стража имеет, да и Тайная канцелярия".
   Но свои выводы я оставила при себе.
  Поставила лекарства на прикроватную тумбочку и протянула руку к герцогу, дабы отодвинуть простынь. Но он перехватил мою ладонь.
  - Мёртвых? - спросил встревожено.
  - Совершенно, - попыталась выдернуть ладонь.
  - А вы? - начал он, но я перебила:
  - Да, я осмотрела каждого, всё-таки я лекарь, их раны были не совместимы с жизнью, - и вновь дёрнула руку. - Ваше сиятельство, отпустите мою руку. Мне нужно обработать ваши раны.
  Ладонь мою он отпустил, но продолжал меня пристально изучать, под этим взглядом мне и пришлось делать свою работу, чувствовала себя совершенно неловко.
  Откинула простынь и стала разматывать рану, при этом пришлось склонится к нему вплотную.
  А пациент следил за каждым моим движением, с непонятным мне выражением лица.
  Меня даже в жар кинуло, а когда он неожиданно задал вопрос, чуть не подпрыгнула.
   - И всё же Мари, что вы так поздно делали в городе?
  "Ну и коварный же тип. Нет, чтобы спасибо сказать за спасение, а он допрос устроил".
  - Всё очень просто, - начала, стараясь, чтобы интонация моего голоса была ровной. - Я относила бальзам своему пациенту.
  - Так поздно?
  - Знаете, болезнь не спрашивает, когда прийти, - ответила спокойно и продолжила обрабатывать рану. Хотя внутри всё тревожно дрожало от волнения. И чего это я так разнервничалась, понять не могу. Наверное, его прожигающий насквозь взгляд на меня так действует.
  - Да, иногда совершенно неожиданная, - хмыкнул герцог.
  За своими мыслями не сразу поняла, о чём он, а потом догадалась: о себе.
  - Вам ещё повезло, что на вас напали простые бандиты, будь это обученные наёмники, вы бы так легко не отделались.
  Он так скептически улыбнулся, что мне стало ясно, что напали на него как раз профессиональные убийцы.
  Мурашки пробежали по телу, ведь он справился с пятёркой матёрых наёмников, не зря все эти легенды о нём, что же он за человек, откуда сила такая...
  
  Глава 20
  
  Пока моя голова была занята мыслями о природе недюжинной силы главы Тайной канцелярии, руки продолжали выполнять свою работу. Все-таки не прошли даром бабулины старания, ей удалось практически невозможное - втемяшить мне необходимые знания и привить любовь к целительскому делу.
  - У вас очень ловкие пальчики, - вновь прервал тишину и мои раздумья герцог.
  "Вы даже себе не представляете насколько", - подумала я и улыбнулась. - "Обчищу в две секунды, даже моргнуть не успеете. А за это спасибо уже дедуле".
  Но вслух ничего ему не ответила, лишь кивнула. Действительно, пальчики у меня просто замечательные, сказываются годы дедовских тренировок.
  Воспоминания о прежней жизни, когда мои родные были рядом, отозвались ноющей болью в груди. "Нет, не сейчас..." Сглотнула подступивший к горлу ком и постаралась сосредоточиться на пациенте. Рану на груди не стала перевязывать, её уже можно оставить так, быстрее заживёт. Немного моей целебной мази и готово.
  Далее занялась второй, более серьезной раной. Аккуратно отвернула простынку, дабы ничего лишнее не приоткрыть, и принялась обрабатывать поврежденное бедро.
   Глава Тайной канцелярии в ответ на мою неразговорчивость, притворился спящим, и пристально за мной наблюдал из-под опущенных ресниц.
  Неожиданно открылась дверь и в комнату важно вплыла Кет.
  - Опять ты за своё! - возмутилась она. - Не пристало юной леди разглядывать голых мужчин.
  - Кет... - начала я, но экономка меня не слышала, продолжая свою пламенную речь.
  - Сколько раз тебе говорить: ты готовь свои мази, а обмазывать твоего пациента доверь мне. Что бы сказала твоя незабвенная бабушка, увидев, до чего ты докатилась?!
  - Кетти, хочу напомнить, что именно я с бабушкой зашивала Роджера, когда он напоролся на ржавый гвоздь, - сообщила я строгим тоном и сделала большие глаза, пытаясь ей намекнуть, что больной уже не спит, а только притворяется.
  - Ох, не смеши ты меня. Роджер - старый пень. А этот же настоящий красавчик: статный такой, вон одни мышцы, поджарый, молодой, и при этом совершенно голый. А ты, бесстыдница, даже глазки не отводишь.
  - Я не смогу обрабатывать раны, если стану отводить глазки, Кетти, - зашипела я, теперь уже жестами показывая на больного.
  Однако моя экономка совершенно не обращала внимания на мои знаки, продолжая разговор и не замечая, что герцог уже не спит. Я скосила на него глазки и увидела, что мнимо спящий уже еле сдерживает улыбку.
  - Григ-то, конечно, на лицо покрасивее будет, но вот беда - таким подлецом оказался. Я даже подумать не могла. Как принц сюда являлся, весь из себя распрекрасный, какие подарки дарил, какие слова красивые говорил, всё с поцелуями лез, а как дело дошло до дела, так он, ирод, помолвку разорвал. Чтоб ему! - заявила в сердцах.
  - Это уже прошлое, - зло отмахнулась я, меньше всего хотелось сейчас вспоминать своего несостоявшегося женишка и тем более в присутствии моего "гостя".
  Но Кетти, продолжая меня теснить от постели, гнула своё:
  - Как же прошлое? Я ж вижу, сердечко-то болит, вот вы и колобродите, нет вам покоя. Вон уж четвертый день от герцога не отходите, вам же самой отдохнуть нужно.
  - Я уже отдохнула, - ответила, закипая всё больше.
  - Думаете, я не замечаю, как вы смотрите на вашего больного? Замуж вам пора, - причитала она, последней фразой доведя меня до состояния буйства.
  - Кетти! - просто зарычала. - Я тебе велела приготовить бульон!
  - Да приготовила я ваш бульон, - отмахнулась экономка и, наконец, взглянула на герцога.
  А он как раз в тот момент открыл глаза, видать, уже не мог сдерживаться, и его губы растянулись в такой довольной ухмылке, что мне захотелось его сиятельство чем-нибудь хорошенько треснуть.
  В ту же секунду, как Кет увидела, что герцог не спит, взвизгнула и выбежала из комнаты.
  Я вообще не краснею, но сейчас, кажется, вся кровь из моего организма, прилила к щекам.
  Этот гад на меня так смотрел, словно я мышь, загнанная в угол, а он вышедший на охоту чёрный кот. И что мне делать? Признать, что собственная прислуга только что опозорила меня в глазах его сиятельства и начать оправдываться? Ну, уж нет! Не доставлю этому нахалу такого удовольствия!
  Сделала невозмутимый вид, словно ничего необычного не произошло.
  - Не смейте пугать мою экономку, - заявила строгим тоном, хотя самой нестерпимо хотелось стереть ехидную улыбочку с его лица.
  - Даже и не думал, - заверил меня герцог, продолжая при этом улыбаться.
  Однако интонация его голоса свидетельствовала как раз об обратном, еще и выражение лица было каким-то хитрым, словно он все мои тайны теперь знает.
  "Нет, я его таки стукну, чтобы он провалился в беспамятство ещё на пару дней!"
  - Зачем же вы притворялись спящим? - зло процедила, при этом немного туже обычного перевязывая его рану.
  Герцог даже не поморщился, хотя явно почувствовал боль, лишь только улыбка стала еще шире.
  - Нисколько не притворялся, всего лишь лежал с закрытыми глазами.
  "Да он просто издевается надо мной!" От насмешки, сквозившей в его ответах, и язвительной ухмылки я стала ещё больше закипать. С трудом справившись с эмоциями и еле удержавшись от рукоприкладства, всё же укрыла пациента пледом. Камин в комнате не разжигали, потому было прохладно.
  - Вам нужно выпить отвар, - делая вид, что меня его колкости нисколько не тронули, подала кружку с целительным бальзамом, предварительно добавив чуть больше снотворной настойки.
  - Фу, какая гадость, - недовольно скривился мой пациент, едва отведав моего чудо -напитка.
  "Ой-ой-ой, какие мы изнеженные..."
  - Пейте, ваше сиятельство. Этот отвар по рецепту моей ба, он вас вмиг на ноги поставит. Или вы предпочитаете ещё месяц проваляться в постели?
  Он недоверчиво на меня покосился, потом с выражением крайней брезгливости взглянул на содержимое кружки. Но, должно быть, здравый смысл взял верх над вкусовыми ощущениями и герцог одним залпом допил отвар.
  В это момент дверь отворилась и появилась Кет с подносом.
  - Я тут бульончика принесла, - сказала она ласково, заискивающе глядя мне в глаза.
  - Спасибо, Кетти, ставь на столик, - ответила я добро, потому как злость прошла от одного её виноватого вида.
  Было смешно видеть такую непривычно скромную и обходительную экономку.
  Она молча поставила поднос, присела в реверансе перед герцогом, чем развеселила меня еще больше, и торопливо вышла.
  Герцог посмотрел на содержимое подноса и вновь изобразил отвращение на лице.
  - Это что? - спросил, не меняя выражения.
  - Каша и куриный бульон,- любезно ответила я и расплылась в довольной улыбочке.
  Настал час расплаты за все насмешки. Я внутренне ликовала. Он, скорей всего, никогда в своей жизни и не пробовал таких простых продуктов. Небось, одними деликатесами питается.
  - Я должен это есть? - спросил с таким удивлением, как будто я ему, как минимум земляных червячков подсунула.
  - Да, ваше сиятельство, - произнесла сдержано, стараясь не показать, как меня всё это радует.
  - Оставьте это "ваше сиятельство", вы меня созерцали в таком виде, что церемонии излишни.
  Мне вдруг стало стыдно, но тут же себя успокоила, герцог не мог видеть, как я пыталась заглянуть под простынку. Это совершенно невозможно, так как на тот момент он ещё пребывал в полном беспамятстве.
  - Я так не думаю, - ответила строже, и после небольшой паузы добавила: - Ваше сиятельство.
  Специально подчеркнула обращение и направилась к выходу, на ходу бросив:
   - Вам необходимо набираться сил, поэтому ешьте, пожалуйста, кашу, милорд.
  - Я совсем не против набираться сил жареным поросёнком в чесночном соусе, семгой под...
  - Даже и не мечтайте, - перебила я, не позволив герцогу озвучить его кулинарные предпочтения. - Все эти продукты на данный момент вредны для вашего здоровья. Так что выбора у вас нет, а если не будете есть сами, накормлю насильно.
  Напоследок пригрозила ему пальчиком, словно непослушному малышу. В ответ - полная тишина и какая-то загадочная улыбка на лице моего подопечного. Я невольно посмотрела себе за плечо, что же его могло так развеселить. Но как только он заговорил, сразу же поняла причину веселья.
  - Я не буду есть эту кашу, - протянул мужчина тоном маленького капризного ребёнка и демонстративно надул губки, а у самого в глазах чертики пляшут.
  "Вот ведь обаятельный мерзавец!" Еле сдержалась, чтобы не улыбнуться ему в ответ.
  "Это что же он хочет, чтобы я его кормила? Вот так поворот..."
  Но отступать некуда. С совершенно невозмутимым видом вернулась к столику. Аккуратно разложив салфетку на груди герцога, взяла с подноса миску с кашей, зачерпнула ложкой побольше и поднесла его сиятельству. Он приоткрыл рот самую малость, но я тут же этим воспользовалась.
  - Вот так, - подбодрила его, как маленького ребёнка, следя за тем, как он проглотил неприятную для него субстанцию и облизнул губы.
  - Видите, милорд, всё не так и плохо. Вкусная же каша, - произнесла каким-то чужим, хриплым голосом, не сводя глаз с его губ. Совсем некстати вспомнился наш поцелуй в театре.
  За первой таким же образом последовала вторая ложка, потом еще, и еще. Причем мой подопечный продолжал "капризничать", и рот открывал как бы нехотя, еще и пытался увернуться. Моей же задачей было впихнуть ему порцию полезной еды. Кормление приобретало невероятно соблазнительный оттенок. В какую-то секунду, поймала себя на мысли, что слежу, как завороженная за тем, как он облизывает губы, измазанные кашей.
  Не знаю, сколько это длилось, но в тот момент словно пелена с глаз спала. "Да что же это со мной такое? Магия? Или нет?" Я чувствовала себя мухой, попавшей в паутину коварного паука. И имя его герцог Давей Саблер.
  С трудом оторвав взгляд от его губ, перевела его выше и замерла. Искуситель наблюдал за мной, как кот за неосторожной мышью, да еще с таким выражением лица, что меня в жар бросило.
  Вскочила, с грохотом поставив миску на поднос.
  - Ну, знаете! Вы сами можете прекрасно есть, - голос мой дрожал от волнения.
  "Да, что это я так разнервничалась?" Руки дрожали, сердце колотилось, как сумасшедшее, в голове туман. Но одно было понятно - мне вредно находиться рядом с его сиятельством. Развернулась уже к выходу, как он остановил меня, позвав по имени:
  - Марион...
  Голос его неожиданно был серьёзен. Я оглянулась, вопросительно подняв бровь.
  - Вы можете сделать для меня одно доброе дело? - спросил вдруг.
  И почему в каждой его фразе я ищу подтекст? Возможно, причина это его хитрый взгляд с прищуром, или полуулыбка, никогда не сходящая с лица.
  Меж тем моя бровь поднимается еще выше. "Как? Ещё одно доброе дело?"
  - Думаю, могу! - отвечаю твёрдо, и сама себя тут же начинаю ругать за безотказность, ведь неизвестно, что еще может попросить этот коварный тип.
  - Мне нужно срочно связаться с моими людьми, - и просьба его звучит, как приказ.
  Ну, не умеет человек просить. Видать, не привыкший это делать.
  - Без проблем, их по городу сейчас...
  - Нет, - перебивает он меня. - Вам нужно связаться с графом Аденом Оуеном, и только с ним. И ещё, передайте ему дословно: "графиня Бассет на последнем балу была просто великолепна!" Запомните эту фразу точно.
  "Чего это он? Может, бредит? Нет, вроде жара, нет. Глупость какая-то! Причем здесь эта графиня?"
  Увидев мою заминку, герцог уточнил:
  - Мари, вы все запомнили?
  - Да запомнила я! Не сомневайтесь, - разозлилась на герцога. - "С памятью у меня всё в порядке, только вот нервы пошаливают".
  - Я и не сомневаюсь, - он вновь так улыбнулся, будто я маленький ребёнок, сболтнувший какую-то глупость.
  Решив, что наш диалог на этом окончен, склонила голову и присела в реверансе, а затем направилась к выходу.
  - Марион, - вновь окликнул, когда уже взялась за ручку двери. - Аден - рыжий, вы его легко узнаете.
  "А, рыжик, конечно, конечно!" Повторно поклонилась и молча вышла за дверь.
  "Фууух", - выдохнула уже в коридоре.
  Было ощущение, что я всё это время задерживала дыхание, как под водой. "Нет, герцог, однозначно, на меня плохо влияет".
  Поговорив с Кетти и поручив уже в который раз заботу о Соули, отправилась в Тайную канцелярию.
  
  По дороге пришло осознание, что мне сегодня не нужно маскироваться и оглядываться на пробегающих шпиков. Это было удивительно и так непривычно.
  Ищеек в этот раз на улицах было больше, чем обычно, их я узнавала по чересчур озабоченным лицам. Но они меня совершенно не волновали. А вот без их начальника в городе мне и дышится легче.
  В самом страшном здании нашего города царил хаос, как будто кто разворошил осиный улей. Ну, по крайней мере, гул там стоял очень похожий. Народ сновал туда-сюда, иногда останавливаясь и взволнованно о чём-то перешептываясь. На меня никто не обратил внимания, потому беспрепятственно добралась до кабинета главы сего ведомства. Вежливо постучала, но ответа не последовало. Постояла немного и вновь постучала, но в ответ вновь никакой реакции. "Ну что ж, раз здесь такие невежливые, буду и я идти напролом!"
  Отворив дверь, поняла, почему мне не отвечали. В кабинет набилось столько народу, сколько он, должно быть, никогда не видывал. Стоял невообразимый шум, с разных сторон доносились обрывки разговоров. Естественно, в каждом речь шла о герцоге. Отыскав глазами рыжего, подошла к нему. Тот не участвовал во всеобщем хаосе, а что-то сосредоточено чертил на листе.
  При моём приближении поднял голову. Удивленно меня рассматривал несколько минут, потом как рявкнет: "Тишина!" Я даже подскочила. И в кабинете, действительно, установилась гробовая тишина. "Надо же, рыжик имеет здесь вес, а с виду и не скажешь".
  - Могу я с вам поговорить? - пропищала я, прокашлявшись и, потупив глазки, скромно добавила: - Наедине.
  Рыжик не произнёс ни звука, а только обвел присутствующих взглядом, и по шороху раздавшихся шагов стало понятно, что все дружно ринулись покидать кабинет.
  Когда мы остались одни, он вежливо предложил мне присесть, а сам расположился напротив и сделал вид, что внимательно меня слушает. В его глазах увидела такую тоску, словно он больше всего хочет сбежать отсюда. Видно с ходу, что человек устал, устал от всех. Голова его сейчас забита совсем другим, и он просто воспользовался мною, как предлогом, чтобы выпроводить своих подчиненных, и теперь у него огромное желание отправить и меня вслед за ними.
  - У меня есть информация о человеке, которого вы ищете, - проговорила загадочно и выразительно замолчала.
  Какое-то время он смотрел на меня отрешённо, должно быть переваривал информацию.
  Затем так же равнодушно спросил:
  - О каком человеке?
  - А его сиятельство герцог Саблер вас разве не интересует?
  Взгляд Оуена стал холодным и злым, и он с явным недоверием протянул:
  - А вас, почему он интересует?
  "Какой подозрительный! Ну, надо же..."
  - Герцог передавал... - взглянула на потолок, вспоминая нужную фразу, а потом произнесла ее почти по слогам: - "Графиня Бассет на последнем балу была великолепна!"
  Совершенно дурацкая фраза, но на рыжика она подействовала удивительным образом.
  В одну секунду графа словно подменили: глаза зажглись интересом, весь подобрался, даже лицо посветлело.
   - Герцог? - произнёс он заговорщическим шёпотом.
  Кивнула подтверждая.
  - Вам нужно проехать со мной, - прошептала в ответ, принимая его шпионские игры.
  Рыжик тут же приложил палец к губам, призывая к молчанию.
  - Сделайте вид, что вы пришли заявить о краже, - прошипел, наклонившись ко мне совсем близко.
  Как-то сразу же прониклась к нему симпатией. Есть такой тип людей, которые с первых минут общения к себе располагают, возникает чувство, что знаком с ними уже давно. Аден Оуен относился именно к такой категории. Возможно, я ошиблась и это была всего лишь маска, но уж очень правдоподобная и располагающая. Одним словом, я ему поверила и доверилась.
  И поверив, включилась в предложенную игру - надо спектакль, значит сделаем! Видать, не всё так ладно в Тайной канцелярии, раз приходится прибегать к такой конспирации и хитростям.
  - В котором часу произошла кража? - заявил он вдруг так громко, что я даже подскочила.
  - Так с утра самого! Как проснулась, а его уж и нет, - ответила так же, увеличив громкость.
  - Что ж, - поднимаясь, выдал важно, - проедемте на место преступления для осмотра!
  - Проедемте, - встала и я.
  Как только он открыл дверь в коридор, я решила проявить свой актерский талант во всей красе. Короче, меня понесло...
  - Это что же такое делается? - заголосила что было мочи, для убедительности еще и хлюпая носом: - Среди бела дня ограбили. Ведь всё унесли! Как теперь жить? А у меня дети малые! Что ж мне теперь делать?
  Он сначала озадаченно на меня смотрел, пытаясь спрятать улыбку, но потом, видно, справившись, поддержал мою игру.
  - Не волнуйтесь, дамочка, во всем сейчас разберёмся!- и быстро засеменил по холлу, подталкивая меня к выходу.
  - Люди добрые! - завопила я еще сильнее. - Как жить-то теперь? Дети голодные...
  Он уже меня волок на улицу, а я ещё пыталась сопротивляться. Надо же доиграть свою роль до конца.
  Только рыжик был почему-то совершенно против моего спектакля. И что ему не понравилось? Сам захотел окружающих ввести в заблуждение. Ну, подумаешь, слегка переигрываю, нельзя уж и подурачится. В следующий раз не будет так опрометчиво предлагать первой встречной участие в своем представлении.
  Граф таки вытащил меня на улицу, не дав разойтись, как следует. Когда мы уже сели в карету Тайной канцелярии, зло прошипел:
  - Вы себя в зеркало видели? Какие дети?
  - Семеро по лавкам, мал мала меньше!- как ни в чем не бывало, выдала гордо.
  - Вы сами ещё ребёнок, - хмыкнул рыжик, уже более дружелюбно.
  - Мне скоро двадцать! - протянула обиженно.
  - Да ну? - развеселился этот обормот. - Я бы больше пятнадцати не дал.
  - Ну, знаете, - ещё больше обиделась. - Сейчас выйду из кареты, и ищите сами своего герцога.
  - Ну, ну, не обижайтесь. И где же герцог? - хитро перевёл разговор на интересующую его тему.
  - В одном надежном месте, - ответила загадочно, надув губки и тоже искусно сменила тему: - И вообще, чем вам мой спектакль не понравился? Вы сами виноваты, не дали мне даже времени подумать, сразу потащили на выход. Мне пришлось все придумывать на ходу.
   Мы женщины такие непредсказуемые, но последнее слово всегда должно быть за нами.
  - Понял, виноват, - покаялся рыжик, а в глазах играли смешинки.
  И этот туда же. Они с герцогом случайно не родственники? Даже если и нет, то эти двое явно нашли друг друга.
  Пока размышляла о явном сходстве этих двоих, Аден остановил карету на площади, и далее мы отправились пешком.
  По дорогое он сделал ещё несколько попыток узнать подробности нашего с герцогом знакомства и о нынешнем его местонахождении, но я была непреклонна. А нечего было критиковать мое актерское мастерство...
  
  Глава 21
  
  Когда входили в дом, рыжик выглядел взволнованно и напряженно. Пока я открывала дверь, он в нетерпении переминался с ноги на ногу и оглядывался по сторонам.
  Сразу же провела его в гостевую комнату, а сама застыла на пороге, наблюдая трогательную картинку - встречу друзей. Эти двое радовались, как мальчишки: шумно, и эмоционально. Никогда не скажешь, что все время такой холодный и сдержанный герцог способен на подобные чувства.
  Между этими двумя, должно быть, настоящая дружба. Такая редкая нынче, что бывает одна на сотню, а, может, и еще реже. Мне, вдруг, стало грустно. Глядя на то, как искренне рыжик радуется другу, захотелось стать обыкновенной. Выйти замуж, родить детей и быть счастливой женщиной - любимой и любящей.
  Но тут же выбросила из головы подобные мысли. Нет уж, обыкновенной быть скучно, да и попытка выйти замуж у меня уже была, хватит.
  - Пожалуй, я вас оставлю, - сказала тихо, но они меня услышали.
  Повернули одновременно, как по команде, в мою сторону счастливые лица, и притихли. Мне кажется, их настолько охватили бурные эмоции, что они напрочь забыли о моем присутствии.
  - Пойду, распоряжусь насчет чая, - добавила я, присев в реверансе, и тут же вышла за дверь.
  Так хотелось услышать их дальнейший разговор, что я даже ухо приложила к двери. Но, увы, все было напрасно - то ли они говорили тихо, то ли у нас хорошая звуконепроницаемость. Ну, нет, так нет...
  Спускаясь по лестнице, улыбалась, находясь под впечатлением от увиденного. Наверное, не зря я пошла тогда той дорогой и именно в тот час, когда чуть не погиб герцог. Сегодня, глядя на радостное лицо рыжика, уверилась в том, что поступила правильно. Плохому человеку не станут так радоваться. Оказывается, я совсем не знаю главу Тайной канцелярии. Многие его считают жестоким и бесчувственным, а на самом деле он не такой. Надо к нему присмотреться повнимательней.
  На душе стало тепло. Все-таки приятно делать людей счастливыми.
  На кухне Кет с Соули что-то готовили. Именно вдвоём, потому что, моя девочка была измазана в муке намного больше, чем экономка.
  - Кет, подашь через полчаса лордам чаю, - попросила и, забрав малышку, отправилась к себе.
  За эти дни так за ней соскучилась, надо наверстывать упущенное.
  Но пока поднималась с малышкой на руках к себе наверх, она уснула. Уморила, видать, ее готовка. Все-таки удивительная способность есть у детей - засыпать в любом положении. Аккуратно уложив её в кроватку, присела рядом. От муки я её так и не оттерла, хотела эту процедуру проделать у себя, но не вышло. Так и уснула моя замазурка с белыми щёчками. Но любоваться долго своей крошкой не вышло. Вбежала вихрем Кет и передала, что лорды желают меня видеть к чаепитию, ещё и упрекнула, что неприлично хозяевам оставлять гостей одних.
  Я-то знаю правила этикета, но в данном случае мне показалось, им есть что обсудить без моего присутствия.
  Как мне не хотелось оставлять мою малышку, но все же пришлось идти к этим двоим. Лишь переступила порог, как граф кинулся ко мне, схватил за руки и, глядя на меня умильно-щенячьими глазками, произнес:
  - Вы не представляете, что для нас сделали! Я теперь ваш должник. Примите мою самую искреннюю благодарность!
  Смутившись такому напору и откровенному восхищению, опустила глазки. Ну, хоть кто-то из этих двоих умеет быть благодарным. Герцог, между прочим, ни слова благодарности мне еще не сказал.
  Не стала отвечать ему глупыми и наигранными фразами типа: "это мой гражданский долг", или " я же целитель не в первом поколении", а просто склонила голову.
  Далее герцог представил нас друг другу, неожиданно вспомнив об этикете, и мы с графом совершенно искренне заверили друг друга, что рады знакомству.
  Я заметила, что его сиятельство сделал из простыни себе импровизированную одежду, обмотавшись ею, но плечи и шею оставил открытыми. Несмотря на то, что я уже не раз лицезрела эти части его тела обнаженными, взгляд то и дело возвращался к плечам, выемке у шеи. Я старалась быстро отводить глаза, надеясь, что никто этого не замечает.
  Понимая, что долго так не протяну, и будет еще хуже и крайне неловко, если один из них заприметит моё замешательство. Потому решила слегка исправить ситуацию. Извинившись, выскочила за дверь, и вернулась уже с дедовой рубашкой в руках. И хоть она оказалась маловата в плечах, всё же вид герцога стал более приличным. На этом и успокоилась.
  - Прошу к столу, - жестом пригласила присесть.
  Кетти, умница, организовала столик у кровати больного.
  - Моя экономка печёт чудесные пончики, рекомендую попробовать, - произнесла с вежливой улыбкой.
  Я тоже могу играть в аристократку, пусть только попробуют заявить, что у меня нет манер. Заткну за пояс любую графиню с баронессой в придачу.
  Когда мы расселись и сделали уже по глоточку чая, герцог, видя, что мы с рыжиком увлечены обсуждением стряпни Кет, потянулся за булочкой. Наивный, решил, что я потеряла бдительность. Не тут-то было, я тут же стукнула его легонько по руке и, сделав строгое лицо, придвинула тарелку с кашей.
  - Ты видел, Аден? - возмутился этот воришка пончиков. - Она решила меня уморить этими кашами. Спасай, друг, иначе погибну в бессильной борьбе за вкусную еду.
  - Не верьте ему, милорд. Герцогу противопоказаны сейчас разные вкусности, и мучные изделия в том числе. А каша очень полезна и для поднятия сил и вообще для укрепления здоровья, - и добавила уже пациенту: - А вы, ваше сиятельство, ведёте себя, как маленький ребёнок. Как только не стыдно...
  Договорить мне не дали, бесцеремонно перебив. И где тут хорошие манеры?
  - У меня ощущение, что я вернулся в далекое детство к моей гувернантке Эбис. Это была самая страшная пора моего отрочества, - поведал нам герцог, и продолжил, кривляясь и сильно шепелявя: - Овсяная каша - для крепости ваших суставов!
  Мы дружно рассмеялись. По комнате разлилась атмосфера тепла и добродушия, мне было хорошо в компании этих двоих. Как будто и сама попала в детство, в ту пору, когда мы с дедом шалили и доставали своими проделками ба.
  И думаю, всё это благодаря рыжику. Герцог совершенно изменился в его присутствии - повеселел и показал себя просто душкой. Без устали отпускал шуточки, рассказывал забавные истории со своего детства, даже кашу съел, хотя и жаловался, что мы его соблазняем булочками, а он, видите ли, натура нежная и к соблазну податливая.
  Лично я нисколько не сомневалась в податливости его натуры. Он же ни одной юбки не пропускает.
   - Мари, расскажите скорее же, как вы спасли нашего герцога! - воскликнул неожиданно Аден. - Я умираю от нетерпения.
  И вдвоём уставились на меня. Взгляды такие добрые-добрые, лица открытые. Ну, прямо ангелы, сошедшие с небес.
  Только азарт в глазах их выдаёт, словно гончие на старте. "Ах вы, мошенники!"
  - Да, собственно, что рассказывать? Я его сиятельству всё уже поведала, - ответила всё с той же благодушной улыбкой. - "Не удалось вам, ангелочки мои, застать меня врасплох".
  - Нет, нет, так не пойдёт, я жажду подробностей. Это же не рядовое событие. Вы спасли жизнь главе Тайной канцелярии, - пропел сладким голоском граф.
  Ясненько, два сапога пара, один под стать другому. И эти коварные личности хотят поймать меня на лжи. Или это у меня уже паранойя, а на самом деле эти милые мужчины просто вежливо поддерживают беседу? В любом случае нужно быть осторожной.
  - Возможно, вы правы, - начала я, старательно подбирая слова, дабы моё вранье как можно больше выглядело правдой. - Его сиятельство был в таком состоянии, что не окажись я рядом, мог и умереть от потери крови.
  - А как же вы так чудесно оказались в том страшном переулке? - подал голос теперь уже герцог.
  Сейчас придётся соврать. Тут главное замаскировать ложку вранья в бочке правды.
  - Возвращалась поздно от больного, неожиданно услышала звуки битвы. Честно, сначала хотела просто переждать, потому что обходить слишком далеко, да и время позднее. Но ожидание затянулось, и я решила проскочить, надеясь, что в пылу драки меня не заметят.
  Но когда выглянула из-за угла, битва уже закончилась. На тот момент его сиятельство был единственным, кто ещё дышал.
  Краткость - сестра таланта, и дочь неправды. Чем меньше слов, тем легче не запутаться.
  Пожала плечами, давая понять, что дальше и так всё понятно.
  - А девушки никакой не заметили? С рыжими волосами? - герцог уже перестал улыбаться, лишь пристально за мной следил.
  - Нет, и я вам уже отвечала на этот вопрос, - посмотрела ему прямо в глаза. - "Что ж ты такой приставучий?"
  - Вы так поздно посещаете больных? - спросил уже Аден.
  - Болезнь не спрашивает, когда прийти, - ответила чистую правду и вежливо улыбнулась, хотя уже хотелось нахамить.
  Под пристальными взглядами этих двоих появилось желание провалиться сквозь землю.
  - Аден, мы совсем заговорили нашу хозяйку, - пошёл на попятный герцог, должно быть разглядел за моей вежливостью еле сдерживаемое раздражение.
  - Ох, простите, - тут же спохватился и второй. - Мы такие не вежливые. Всё-таки профессия накладывает свой отпечаток.
  Граф при этом так мило улыбнулся - ну сущий ангел.
  Ещё какое-то время вели разговоры о разных пустяках, и гость засобирался, пообещав вернуться на следующий день с одеждой для герцога. Перед уходом мужчины вежливо попросили меня выйти, аргументируя это тем, что их профессиональные разговоры не для нежных женских ушек. Хотя, мои ушки были совсем не против, услышать секреты работников Тайной канцелярии.
  
   - Думаешь, они связаны? - полушёпотом спросил Аден, как только за милой хозяйкой закрылась дверь.
  - Есть такие подозрения. Конечно, можно списать и на то, что рыжая девица мне привиделась, - так же тихо продолжил начатый до чаепития разговор Давей.
  - В силу того, что ты её так маниакально разыскивал, могла и привидеться, - хмыкнул в ответ граф.
  - Допускаю и это, но всё же больше верю своей интуиции и трезвому рассудку. Посуди сам: сначала появляется рыжая незнакомка, а потом я оказываюсь в доме юной, не особо популярной, целительницы. В подобные совпадения я не верю. Гораздо проще было сообщить обо мне известному на весь город лекарю.
  - Проще, если ты законопослушный гражданин, - заметил молодой человек.
  - И я о том же. Поэтому, скорей всего, Марион знает ту рыжую девицу. И в свете всего этого... - Саблер сделал многозначительную паузу.
  - Стоит продлить знакомство с милой знахаркой Мари?! - закончил мысль Аден.
  - Точно, мой друг! О том, что она продолжила дело своей известной бабки знают многие, но не спешат к столь юной особе идти лечиться.
  - Не доверяют из-за слишком нежного возраста?
  - Не доверяют, - согласился тут же герцог. - К слову сказать, напрасно, но сейчас нас интересует другое. Так почему я оказался именно здесь?
  - Тот, кто тебя нашёл, знал сюда дорогу? - с энтузиазмом подхватил Аден.
  - Вот именно. Но давай вернёмся к особе Марион Джеммы Голдман.
  Граф придвинулся поближе, выражая крайнюю заинтересованность.
  - В наличии ума ей не откажешь и она не так проста, как хочет казаться. Броской красотой не обладает, но есть в её облике незаметное для первого взгляда очарование. Раз увидишь эти глазки, и тянет видеть их вновь и вновь.
  - Да, глазки замечательные, - подтвердил Оуен и ту же задал каверзный вопрос: - А не увлёкся ли ты ею, мой милый друг?
  В ответ герцог лишь загадочно улыбнулся:
  - Оставим мою персону в покое и вернёмся к личности хозяйки.
  - И что ещё в её образе тебе приглянулось? - не сдавался граф.
  - Брось, Аден, - отмахнулся Давей. - Она - птица не моего полёта.
  - Ну да, там где парят ястребы, нечего делать маленькой синичке, - грустно вздохнул Оуен. - И всё же, твоя версия терпит крах.
  - Почему же? - удивленно приподнял бровь герцог, пребывая в полной уверенности своей правоты.
  - По твоим словам, первой тебя нашла именно рыжая девчонка, если, конечно, это не было видением. О том, что Мари - целитель в городе всё же знают. И вполне вероятно, что твоя подружка могла просто уведомить о раненом герцоге и исчезнуть.
  - Такое возможно, только почему она вновь исчезла?
  - Может, у неё развлечение такое: от тебя бегать?! Или девушка решила, что ты не в её вкусе? Или ты мне что-то не договариваешь?
  - Не в её вкусе? - герцог хитро улыбнулся.
  Он не рассказал другу о том случае в театре, хотя прежде делился открыто всеми своими похождениями. Не рассказал о том, как красотка откликнулась на его поцелуй, и каким огнём зажглись их объятия, что теперь при одном только упоминании о плутовке у него внутренности обдает жаром, а по телу пробегает дрожь, и сердце пускается в пляс от приятных предчувствий. Но самое важное, что он скрыл от друга: где-то на подсознательном уровне он чувствовал, что его прекрасная незнакомка и неуловимая воровка Лиса - это один и тот же человек. И хоть мысль сидела в нём, как заноза, развивать её он не позволял даже самому себе.
  Мотнул головой, чтобы вытеснить оттуда, хотя бы на время, такие манящие видения и настроиться на рабочий лад.
  - Оставим, пока, их обеих в покое. Что у нас там слышно? - задал волновавший его вопрос Давей.
  - С возвращением наследника активизировались многие силы, - ответил друг, в мгновение став серьёзным.
  - Это я заметил, - кивнул герцог, взглядом указывая на свои раны.
  - Не думал, что они пойдут на крайние меры, - продолжил Оуэн, всё больше мрачнея.
  - Я им как кость в горле, - горько усмехнулся герцог.
  - Хуже! Они боятся тебя. И думаю, это не последняя попытка избавиться... - он не договорил, угрюмо глядя на друга.
   - Вот что мы сделаем, Аден, - оживился неожиданно глава Тайной канцелярии. - Пусти по городу слух, что страшный герцог уже не тот, его власть тает с каждым днём, он уже не столь страшен, и подумывает даже отправиться на покой.
  - Так повылазит же на поверхность всякая мразь, - рыжий изобразил отвращение на лице.
  - Пусть вылезают, - кивнул Давей. - В подвалах Тайной канцелярии полно пустующих камер.
  - Думаешь, поверят? - всё ещё с недоверием протянул граф.
  - Может, и нет, но засомневаются точно, а это даст нам время. И прежде всего для того, чтобы выловить их лазутчика в наших рядах.
  - Я уже над этим работаю.
  - Работай, мой друг, работай. А я пока отлежусь в гостеприимном доме Марион Джеммы, в спокойной обстановке обдумаю всё...
  
  В последующие дни граф Аден зачастил к нам, но только под покровом ночи - конспирация. Эти двое обычно какое-то время шептались наедине, а потом мы все вместе пили чай. Расспросов о том, как спасла герцога, больше не было. И я, немного успокоившись, могла уже расслабиться в их обществе и быть самой собой.
  Рыжик, действительно, оказался очень хорошим человеком. Иногда замечала, как герцог хмурился, когда тот оказывал мне знаки внимания. Неужели он ревнует? В то, что его сиятельство мог серьезно увлечься мною, я не верила совершенно. Но слышала, что пациенты иногда очень привязываются к своему лекарю. Похоже, именно это и случилось с моим подопечным.
  Герцог уже начал понемногу вставать, хоть я ему и не позволяла, но он оказался совершенно непослушным больным. Именно из-за этого у нас иногда возникали небольшие разногласия. Чтобы ему не скучно было лежать, принесла целую кипу книг из дедовой библиотеки.
  А вот обрабатывать его раны Кет меня больше не подпускала, и я согласилась с ней. Так даже лучше, меньше потратится нервов с моей стороны.
  
  За всё это время герцог с моей малышкой так и не познакомились. То девочка спала, то его сиятельство отдыхали, но встречи им удавалось избегать.
  Но однажды это доброе невезение закончилось.
  Мы с Соули мирно игрались в гостиной на огромном ковре. Моя солнышка стала чаще улыбаться, и это радовало. Правда, еще начала тянуть в рот всё подряд. Кетти авторитетно заявила, что это растут зубки.
  Но наше милое уединение в тот день было грубо прервано.
  - Марион, мне необходимо с вами... - голос Саблера ворвался в наш тихий уголок ураганом.
  Я вскочила на ноги и стала так, чтобы подолом платья прикрыть свою малышку от глаз внезапно появившегося герцога. Но было уже поздно, его взгляд буравил меня и с каждой минутой становился все пронзительнее. Он сделал шаг в сторону, чтобы рассмотреть, что у меня за спиной.
  - Ваше сиятельство, зачем вы встали? Вам ещё положено лежать в постели, - выпалила на одном духу и придвинулась за ним, закрывая собой девочку.
  Не знаю почему, но мне вдруг захотелось скрыть малышку от его глаз. Может это была интуиция или дурные предчувствия.
  Он ничего не ответил, вновь делая шаг в сторону, а я одновременно с ним. Со стороны могло показаться, что мы исполняем какой-то странный танец. Несмотря на синхронность движений, цели у нас были разные - он пытался увидеть, что прячу, а я не давала ему такой возможности.
  Наконец, он не выдержал.
  - Кто там? - спросил так, как будто бы за моей спиной был не ребёнок, а, как минимум, гремучая змея.
  - Где? - ответила вопросом на вопрос, всем своим видом демонстрируя невинное удивление.
  - За вашей спиной, - отчеканил слова.
  - Нет никого, - не спуская глаз с моего собеседника, приподняла и опустила юбку так, чтобы ребёнок оказался под ней.
  - Что это вы делаете? - проследил за моими странными движениями Саблер.
  - Платье поправляю, слегка измялось, - отвечаю "совершенно честно" глядя ему в глаза.
  В ответ на мою наглость герцог зло прищурился и сделал несколько шагов ко мне, так, что мы оказались лицом к лицу. Потом неожиданно опустился на корточки и бесцеремонно задрал подол моего платья, из-под которого показалась довольная Соули с пряником во рту.
  - Как вы смеете... - не успела я договорить, так как было уже поздно.
  Герцог и моя малышка увидели друг друга. Какое-то время они внимательно один другого рассматривали.
  Затем Соули вынула изо рта и протянула герцогу обслюнявленный пряник. На его лице появилось такое удивление, что я чуть не рассмеялась. Но в следующую секунду мой смех едва не сменился слезами.
  Саблер резко поднялся и вновь зло спросил:
  - Кто это? - указывая рукой на ребёнка.
  - Моя дочь! - ответила твёрдо.
  Его взгляд вновь стал колким.
  - И откуда же она у вас взялась? Ещё месяц назад у вас её не было, - произнёс саркастически и сложил руки на груди, ожидая моего ответа.
  - А она тогда гостила у тётки, - нашлась что соврать, мифическая тетка всегда меня выручает.
  - И кто же её отец? - сверля меня ехидным взглядом продолжил допрос этот сатрап.
  - Григ Олстон, - заявила не задумываясь.
  При этих словах он ещё раз взглянул на девочку.
  - Вретё! - выдал вдруг жестоко. - Нет у вас никакого ребёнка, иначе никакой священник не расторг бы вашу помолвку.
  - О ней никто не знает, - сделала ещё одну попытку выкрутиться.
  По спине пробежал холодок - неужели мои предчувствия начинают сбываться?
  - Я так предполагаю, что и её мнимый отец о ребёнке ни слухом, ни духом...
  После этих слов герцог развернулся и почти покинул гостиную, я уж было облегченно вздохнула, но он обернулся:
  - Отнесите её в монастырь к святым девам! - отдал приказ.
  Паника затопила всё моё сознание, я подскочила к нему, плохо соображая, что сейчас буду делать.
  - Она - моя дочь! - процедила сквозь зубы. - И будет жить со мной, в этом доме!
  - Тогда предъявите документы на неё, заверенные в храме - парировал герцог.
  У меня внутри всё оборвалось. А ведь этот мерзавец прав - без документов кто угодно может отнять у меня девочку.
  
  Глава 22
  
  - Вы не смеете, - зашипела ему в лицо, словно змея.
  - Что не смею? - герцог резко развернулся и, опёршись о косяк двери за моей спиной, заключил меня в кольцо своих рук.
  Мой нос воткнулся ему в грудь, и чтобы увидеть его лицо пришлось запрокинуть голову.
  - Вы не смеете мне указывать! - заявила нагло, задрав подбородок вверх, пытаясь быть гордой.
  Однако наши тела были настолько близко, что его тепло и запах обволакивали меня, затуманивая сознание, не давая трезво мыслить.
  - Смею! - он улыбнулся так предвкушающе, что весь мой боевой пыл вмиг куда-то улетучился, а ноги стали ватными.
  Этот гад прижался ко мне ещё сильнее и жадно уставился на мои губы, медленно наклоняясь ко мне для поцелуя. Зажмурилась в ожидании неизбежного. Но ничего не произошло. Открыв глаза, обнаружила, что герцог уже в нескольких шагах от меня и направляется в гостевую комнату.
  Когда я уже почти расслабилась и решила, что этот поединок выиграла, он, не оборачиваясь, резко отдал распоряжение:
  - Отдайте ребёнка в детский приют!
  - Что? - весь романтический туман из моей головы тут же вылетел. - Гад! Да лучше бы ты умер!
  Последние слова прошептала ему вдогонку. Не знаю, услышал ли он, но у меня сейчас появилось огромное желание его убить.
  "И зачем я подобрала этого паразита? Лучше бы он загнулся там на улице, всем бы только легче стало. Ну, нет! Я так просто не сдамся!"
  - Кетти - крикнула экономке. - Присмотри за Соули!
  Когда та появилась из кухни, я прожогом понеслась вслед за герцогом.
  С разгону растворив дверь с громким стуком, влетела в комнату, словно разгневанная фурия:
  - Вы не смеете! Слышите, вы!
  Но он даже не обернулся.
  - В конце концов, я спасла вам жизнь! - выкрикнула, подскочив к нему.
  Он так резко развернулся, что мне пришлось сделать шаг назад.
  - Вы хотите сказать, что я теперь у вас в долгу?! - процедил герцог, и в его словах было столько злобы и яда, что мне стало не по себе.
  - Да! - ответила гордо, стиснув зубы и не мигая глядя ему в глаза.
  "Никому не позволю забрать у меня девочку - ни герцогу, ни даже самому королю!"
  - И во сколько же вы оцениваете мою жизнь? - он вновь подошёл так близко, что у меня опять все поплыло, но я не отступила и взяла себя в руки.
  - Не бойтесь, для вас не слишком дорого, - ответила зло. - Всего лишь документы для моей дочери, заверенные в храме!
  - Почему бы вам не попросить чего-то большего? Моя жизнь дорого стоит, - Змей приблизился ко мне вплотную и навис надо мной.
  - Ну, у каждого свои ценности, - прошептала на выдохе, и добавила: - А насчет цены своей жизни не слишком уж обольщайтесь...
  - Собираетесь вести войну? - спросил с угрозой.
  - Да! - отрезала.
  - Со мной? - протянул, добавив металла в голос.
  - Да! - ответила твердо, не сводя с него глаз.
  - Не советую, проиграете, - шепнул мне на ушко, наклонившись совсем близко, при этом его дыхание обожгло горячей волной шею.
  - Это мы ещё посмотрим! - отшатнулась от него, но этот гад обнял меня за талию и притянул к себе.
  - Мари, вам никто не говорил, что вы прекрасны в гневе?! - продолжил неожиданно обольстительно нежно.
  Далее наклонился ко мне так близко, что я, кажется, забыла, как дышать, судорожно хватаясь за рукава его рубашки, дабы не упасть совсем, потому как собственные ноги перестали меня держать и норовили подкоситься.
  - До вас меня никто так не злил, - выдохнула ему в лицо еле слышно.
  - Мне очень льстит, что я вызываю у вас такие сильные чувства, - промурлыкал этот мартовский кот, и я неожиданно вынырнула из дурманящего тумана.
  - Пустите, - упёрлась кулачками ему в грудь. - Иначе нажму сильнее, и откроется ваша рана...
  Моя угроза не была пустой, в тот момент я была готова на многое.
  - Хотите, чтобы я как можно дольше пробыл в вашем доме? Честно признаться, я и сам не тороплюсь уходить.
  - Что? Вы слишком самонадеянный! Моё единственное желание - чтобы вы побыстрее убрались отсюда! - я уже с трудом соображала, что говорю, ярость затмила разум, а сердце отбивало сумасшедший ритм.
  - Милая леди, вы противоречите сами себе. Если мои раны откроются, вам придётся меня лечить. Но я согласен пострадать ради того, чтобы подольше оставаться в вашем обществе, - и наклоняется опять, собираясь целовать.
  - Вы мне отвратительны, - шепчу ему почти в самые губы.
  - А ваше тело говорит о другом, - заявляет этот мерзавец, почти прикасаясь к моим губам.
  С удивлением понимаю, что он прав. Мои руки уже не отталкивают его, а обвивают шею, сама же прижимаюсь к нему самым неприличным образом.
  - Вы! - задыхаюсь от возмущения и злости.
  Только теперь моя злость скорее направлена на себя и моё предательское тело. Бежать от него скорее! Мой разум в таких неладах с остальным организмом, что долго я так не продержусь.
  - Отпустите меня немедленно! - прозвучало это не очень твёрдо, из-за вдруг отяжелевшего дыхания и осипшего голоса.
  Пытаюсь его оттолкнуть, но не получается сдвинуть даже немного. А его взгляд уже скользит от губ ниже и останавливается на вырезе платья, который даже мне начинает казаться слишком откровенным, хотя всю жизнь ношу довольно скромные платья.
  - Не смейте смотреть на меня так!
  Явственно начинаю осознавать, что если я сейчас не освобожусь от него, то страшно подумать, что может произойти дальше.
  - Как? - ухмыляется этот нахал, не отрывая взгляда от моей груди.
  - Как будто хотите меня съесть! - зажмурилась в ужасе: - "Что я говорю? Кажется, мои мозги окончательно решили меня покинуть..."
  Его улыбка становится ещё шире.
  - О нет, милая леди, в отношении вас у меня совсем другие планы, - и от его слов и этого хриплого голоса дрожь пробегает по всему телу.
  - Идите к черту со своими планами! - пытаюсь оттолкнуть, но получается как-то неуверенно. - "Если он меня сейчас не отпустит, я сама его поцелую!"
  И, как будто прочитав мои мысли герцог, наконец, выпустил меня из своих объятий. Он даже придержал за руку, чтобы не свалилась, потому как ориентацию в пространстве я на какое-то время потеряла. Единственным желанием было поскорее оказаться, и как можно дальше от него. Это я немедленно и сделала, вылетев из комнаты ураганом, напоследок громко хлопнув дверью.
  
  Когда за Мари захлопнулась с грохотом дверь, герцог медленно опустился в кресло и улыбнулся своим мыслям.
  "Какая огненная девчонка! Интересно, а в постели она так же горяча?" - от этого предположения по телу его сиятельства вновь разлился жар, начинавший было утихать.
  Как же она его завела, Давей сам от себя не ожидал такой реакции.
  Невольно вспомнилась его рыжеволосая незнакомка, она действовала на него так же.
  Странно, неужели он увлёкся сразу двумя женщинами? Такого в жизни главы Тайной канцелярии, опытного ловеласа, ещё не было.
  Одна привлекла его своей красотой и острым язычком, а другая... Герцог задумался. Он даже не смог определить, чем же его так зацепила Мари. Возможно, своим дерзким нравом, скрывающимся за маской милой скромницы, и проявляющимся лишь в минуты опасности.
  Единственный вывод, что напрашивался сам собой: ему стали нравится небольшие хрупкие женщины, похожие на фарфоровые статуэтки, со строптивым характером. Может это годы берут своё? Раньше его больше интересовали длинна ног, размер груди, иные женские прелести... А вот теперь заводит блеск разгневанных серых глаз.
  Герцог прикрыл веки, вспоминая каждую секунду их перепалки. Как же она была хороша! Глазки горят праведным гневом, щёчки полыхают, и так возбуждающе поднимается грудь в вырезе платья... Так не хотелось сегодня малышку отпускать. Он будет не он, если не затащит её в постель. Хотя это не так просто, но именно в том и вся прелесть. Как же приятно будет её завоёвывать. Глава Тайной канцелярии улыбнулся в предвкушении. Игра обещает быть захватывающей. В тот момент охота за рыжей бестией для него отошла на второй план. Даже промелькнула мысль: может ему всё привиделось, огненная красавица на самом деле не так хороша и соблазнительна. То ли дело маленькая целительница...
  Только вот этот ребёнок! Давей не мог объяснить сам себе, чего он так вспылил. Но в тот момент ему хотелось придушить эту милую леди. Это ж надо было придумать такое - прикрыть ребёнка своей юбкой! Сейчас, вспоминая тот момент, его веселила ее выходка. Но тогда хотелось задрать эти юбки и хорошенько отшлёпать за вранье. Или не вранье? Это не может быть её ребёнок или все же может?
  От подобного предположения волосы, казалось, на голове зашевелились. Может она не врала, и это, действительно, ребёнок Принца? В душе герцога вновь поднялась ярость. Нет, конечно же, маленькая целительница небезгрешна, но как только герцог представлял, как её обнимает другой мужчина - здравый рассудок его покидал, и кровь в жилах закипала.
  Давей сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, возвращая себе самообладание.
  И всё же, это не её ребёнок, иначе она бы так бурно не отреагировала, услышав о документах. Значит, найдёныш. Проблема Мари в её слишком добром сердце. Она ещё совсем юна, чтобы отягощать себя ребёнком. Сейчас на эмоциях этого не понимает, но пройдёт время и, встретив мужчину, может сильно пожалеть, что так опрометчиво взяла к себе малышку. Придется ей помочь уразуметь эту простую истину.
  А ведь она просто так не отступится! Придется воевать. Хорошая девочка, будет приятно обладать ею.
  
  Я неслась по коридору в полном смятении чувств. Что ж, первый бой проигран, но это еще не вся война.
  В голове роем проносились планы мести один страшнее другого, начиная с довольно безобидного - подсыпать ему в пищу слабительного и заканчивая грандиозными планами ограбления особняка его сиятельства, пока он обретается у меня в доме.
  Сразу к Соули не пошла, в таком взвинченном состоянии я могу напугать ребёнка. Поднялась к себе в лабораторию. Прохаживаясь вдоль полочек с зельями и травами, мысленно перебирала свойства. Чем бы его этаким накормить, чтобы навсегда запомнил, как нас обижать?
  Вот ведь гад какой! До сих пор всё дрожит внутри, и руки трясутся, как у пьяницы. Открыла пузырёк с пустырничком - это сейчас то, что мне нужно. Капнула на язык и скривилась: "Фу, какая гадость!" Но мои нервы не казённые - беречь надо.
  Хуже всего то, что я так странно на него реагирую. Ещё чуть-чуть и поцеловались бы.
  "А делать это никак нельзя!" - пришла в голову, наконец, умная мысль. Лицо можно замаскировать, тело тоже - где-то подложить, где-то подтянуть. Но поцелуи не подделаешь. И этот сатрап может узнать меня. Если, конечно, он запомнил тот поцелуй в театре.
  "Хотя, - тут же мысленно пошла на попятный. - За это время, небось, стольких перецеловал, что вряд ли ощутит разницу".
  И вдруг меня как громом ударило: "Что это я о поцелуях? Он хочет у меня мою девочку забрать! А моя голова не пойми чем занята".
  Сейчас важно только одно - узаконить мою малышку. Можно, конечно, это сделать в обход герцога. Найти подложного отца, да только, кто ж согласится дать ребёнку своё честное имя. Фиктивного мужа приобрести намного легче, чем отца. Я бы могла пойти другим путем - найти какого-нибудь бродягу, что за деньги даст свою фамилию. Но как только подумаю, что моя девочка будет вынуждена носить какую-то непонятную фамилию вместо того, чтобы быть Соули Голдман, у меня внутри всё переворачивается. Нет, это не выход. Надо придумать такую каверзу, чтобы его сиятельству не было возможности нам отказать. Пойду вплоть до того, что стащу у него важные бумаги прямо из Тайной канцелярии и соглашусь их обменять лишь на документы для Соули. Только вот при этом откроется моё инкогнито, и все секреты выплывут наружу... Ладно, это оставим на совсем уж крайний случай.
  А пока будем бороться с ним его же оружием - коварством.
  Весь день я не заглядывала к его сиятельству, и даже обед ему Кет носила. Пусть посидит в одиночестве и подумает о своем поведении. Но и он из комнаты больше не выходил, может, стыдно стало.
  А я наслаждалась обществом Соули и Кет, и в который раз убедилась: никто нам больше не нужен.
  Вечером Кет наготовила поднос с едой для герцога и уже направилась в гостевую комнату, как я её остановила. В голове родился коварный план. То, что в пищу ему не могу подсыпать какую-нибудь "вредную" травку известно мне, но его сиятельство об этом не знает.
  - Кетти, я сама отнесу его сиятельству ужин, - объяснила ей и, загадочно блеснув глазками, отправилась к пациенту.
  Вежливо постучав, вошла. Торжественно водрузила поднос на столик у кровати. Герцог удивился увидев меня. Не ожидал, видать, что заявлюсь сама, но вслух ничего не сказал, лишь бровью повёл. Надеюсь, он маялся весь день в одиночестве, хотя по его виду этого не скажешь.
  - Сегодня вам можно мясо и овощи. Приятного аппетита, ваше сиятельство, - вежливо присела в реверансе, и многозначительно посмотрела ему в глаза, делая вид, что пытаюсь сдержать улыбку.
  Герцог сразу смекнул, что здесь что-то не чисто. Ну, не могу я ему с таким радостным выражением лица ужин приносить, после того, что он натворил. "Правильно мыслишь, друг мой, я туда тебе яду подсыпала", - подумала про себя и ещё шире улыбнулась, заметив, как герцог поглядывает то на поднос, то на меня. - "А запах от еды какой чарующий идёт! После всех кашек, как тут не соблазниться".
  - Благодарю, Мари, - заговорил, наконец, его сиятельство. - Может, присоединитесь ко мне? А то ужинать в одиночестве неблагоприятно для пищеварения.
  "Ага, решил схитрить? Меня на это не поймаешь".
  - Прошу простить, ваше сиятельство, но я предпочитаю ужинать в компании своих родных, - отрезала довольно грубо и вежливо поклонилась еще раз.
  - Тогда я присоединюсь к вам, - вскочил слишком резво герцог.
  - Я буду ужинать с Кет и Роджером, и ещё новый работник к нам обычно присоединяется, - уточнила ему, надеясь, что так же, как Принц, этот сноб откажется принимать пищу в обществе слуг.
  - Очень хорошо, - неожиданно заявляет герцог. - Чем больше народу - тем веселее.
  Как же он испугался, что я его отравить хочу, даже с прислугой готов есть за одним столом.
  - Ох, нет! - останавливаю его. - Вы не можете, мы будем ужинать в столовой внизу, а вам никак нельзя ещё ходить по лестнице. Рана может открыться и тогда хромота останется на всю жизнь.
  И всё это говорю с совершенно искренней улыбкой, но при этом в глазах он должен прочесть коварный замысел.
  Герцог тут же стал серьёзным и озабоченным. Конечно, как же ему хромому на балах отплясывать? Это же значит, потерять расположение стольких дам! Такой удар по самолюбию.
  Мужчина с растерянностью смотрел на поднос, наверное, решая: отравиться или остаться голодным. Я, довольная своей выходкой, наблюдала за сменой эмоций на его лице, но, увы, моим коварным планам не удалось сбыться. Герцогу на помощь пришёл друг, как обычно вечером решивший его навестить.
  Зайдя в комнату, он тепло нас поприветствовал. Саблер тут же решил воспользоваться ситуацией.
  - Друг мой, а не отужинаете вы со мной? - предложил Адену, внимательно следя за моей реакцией.
  А я продолжила играть коварную отравительницу, чтобы подтвердить правильность его догадки.
  - Ну что вы, здесь же для двоих совсем есть нечего! Да и милорду не нужно соблюдать диету. Я сейчас распоряжусь насчет ужина для вас, - мило улыбнулась графу, жестом приглашая его к столу.
  - Благодарю, - поклонился он. - С удовольствием присоединюсь. Тем более что я сегодня весь день ничего не ел.
  Присела в лёгком реверансе и отправилась отдавать распоряжения. Уже закрывая дверь, заметила, что герцог уговаривает Адена попробовать его ужин.
  Это меня так развеселило, что чуть не расхохоталась во весь голос, с большим трудом сдержалась. Теперь он всё время будет подозревать меня в попытке его отравить. Что ж, получил то, что заслужил. И это ещё не всё, я ему устрою теперь весёленькую жизнь.
  Когда спускалась вниз по лестнице, меня посетило прозрение. А ведь Аден намного человечнее герцога. По делу о документах для Соули я могу обратиться к нему.
  Стоит присоединиться к ужину милордов, хотя бы для того, чтобы этот сатрап ничего не наговорил графу.
  Во время трапезы я была любезна и мила, но лишь с Аденом. Как только мой взор случайно попадал на герцога, улыбка тут же сходила с лица.
  Это заметил его сиятельство и сидел хмурый. Не ускользнули сии изменения в наших взаимоотношениях и от внимания графа, и тот с недоумением переводил взгляд с него на меня.
  Аден не выдержал первым:
   - Да что между вами происходит? - спросил с едва заметной тревогой, всё ещё пытаясь улыбаться.
  - Ничего не происходит, - быстро ответила, чтобы герцог не успел пояснить так, как выгодно ему. - Просто, его сиятельство настолько неблагодарным оказался, что отказывается оказать маленькую услугу. Совершенно забыл, что я спасла ему жизнь.
   Объясняя графу, я сверлила злым взглядом его друга.
  - О, я вижу вы будете вспоминать об этом долго, и при каждом удобном случае напоминать, что я теперь у вас в неоплатном долгу, - парировал герцог, глядя на меня с такой же злостью.
  - Кто-то же из нас должен помнить, раз у вас с памятью плохо, - вернула ему шпильку.
  - Аден, - теперь герцог обратился к нему, но, не сводя глаз с меня. - Я всего лишь пытаюсь не дать ей совершить большую ошибку, самую большую ошибку, в ее жизни.
  - Оставьте заботу о моей жизни мне самой, - перебила возмущённо.
  - Как показывает практика, вы поступаете совершенно необдуманно, - гнул своё герцог.
  - Да кто вы такой, чтобы указывать, как мне жить? Может вы мой папочка? - взорвалась я.
  - Ну, для папочки я ещё не созрел, - как-то уж очень спокойно ответил тот и даже довольно улыбнулся.
  - А мне сдаётся, уже перезрели!
  Улыбка моментально слетела с его лица, и я решила добить окончательно:
   - Сколько вам лет? Наверное, третий десяток разменяли? По мне так совсем старый уже для отцовства.
  - Что? - взвился его сиятельство.
  Должно быть, в жизни с ним ещё никто так нагло не разговаривал, но меня уже невозможно было остановить:
  - Вот видите, и со слухом проблемы, не только с памятью.
  В этот момент раздался гомерический хохот. Мы с герцогом дружно повернули головы. Рыжик зашёлся в смехе так, что даже сложился пополам.
  Отсмеявшись, взглянул на нас, но, увидев недоумение на наших лицах, вновь рассмеялся
  - Аб.. ем.. хе...- он ещё пытался что-то сказать, но потом махнул рукой.
  
  Глава 23
  
  Мы с герцогом терпеливо ждали, когда у Адена закончится истерический приступ хохота. Саблер даже руки на груди сложил, критически глядя на друга.
  Немного успокоившись и вытерев выступившие слёзы граф, наконец, выдал:
  - Дав, а всё-таки она тебя умыла!
  Тот в ответ лишь хмыкнул.
  - Что за девушка! - с восторгом воскликнул молодой человек, и продолжил, уже обращаясь ко мне: - Только что вы не только искусно уложили его сиятельство на обе лопатки, но и приобрели друга в моём лице.
  Я улыбнулась в ответ, рыжик мне нравился всё больше и больше.
  А он наклонился и добавил мне на ушко:
  - Такого ему ещё никто не говорил. Не смели.
  - Если нужно будет сбить спесь с его сиятельства - обращайтесь, - прошептала ему в ответ.
  Молодой человек заговорщически мне подмигнул.
  - Уже спелись! - деланно возмутился герцог и добавил, повернувшись другу: - Аден, не поддавайся её чарам, иначе пропадёшь, как я, на дне этих бездонных глаз.
  После этих слов он так посмотрел, что у меня прям мурашки по коже.
  "Опять он за своё! Ни дня прожить не может, чтобы не соблазнить кого".
  - Боюсь, Давей, ты уже опоздал с предупреждением, - ответил граф и улыбнулся мне загадочно.
  "Ну, надо же, и этот туда же?! Они что, сговорились? Что за игры? Зачем они флиртуют со мной? Первый понятно - натура такая, а вот второй думала, что не такой. Обидно, что ошиблась. Недаром говорят: скажи мне, кто твой друг..."
  Далее, на протяжении всего ужина, эти двое наперебой осыпали меня комплиментами, от которых я только всё больше злилась.
  Несколько раз пыталась заговорить с Аденом о Соули. Но каждый раз герцог виртуозно уводил разговор в другую сторону. Интриган несчастный! Поняв, что в его присутствии объяснить всё Оуену не удастся, оставила эти попытки.
  Когда ужин подошёл к концу, к моему удивлению Аден вызвался мне помочь убрать со стола.
  Искренне ему улыбнулась: и всё-таки рыжик - хороший человек. Спускаясь с подносами по лестнице на кухню, он неожиданно меня остановил.
  - Мари, - начал грустно и моё сердце неожиданно сжалось. - Я бы очень хотел помочь вам с ребёнком, но я никогда не пойду против друга.
  "Всё-таки герцог успел уже промыть ему мозги", - подумала с досадой.
  - Но... - я совсем растерялась. - Вы же обещали... Вы сами сказали, что теперь у меня в долгу. А долги нужно возвращать! Разве я много прошу?
  - Нет, но вы ещё слишком юны...
  - Да перестаньте! - вспылила тут же. - В моём возрасте уже по несколько детей имеют. Не понимаю вашего с герцогом упрямства!
  - Честно, я тоже не понимаю, - печально улыбнулся граф. - Но я привык доверять Давею. За всю жизнь он меня ещё ни разу не подвёл.
  - Это его качество, должно быть, не касается женщин, потому что меня он подвёл, и уже не единожды, - возразила ему обиженно.
  Всё равно я своего добьюсь, и эти мужчины меня не остановят. Не получится честным путём - найду другие!
  Доставив посуду на кухню, рыжик тут же заторопился домой.
  - Попросите за меня прощения у герцога, не стану к нему подниматься, уже поздно, - вежливо откланявшись, ушёл.
  Я ещё некоторое время постояла на пороге, глядя ему вслед. Потом медленно поднялась по лестнице. В доме было тихо. Должно быть, Кет с Соули уже спят.
  Направилась к своей комнате, рассматривая незатейливый узор на полу и размышляя о жизни, как дорогу мне неожиданно перегородили.
  - И о чем это вы так долго с Аденом разговаривали? - загремел раздраженный голос герцога над моей головой.
  Я от неожиданности даже подпрыгнула.
  - Ваше сиятельство? - протянула удивленно.
  - Да, это я! А вы хотели здесь увидеть кого-то другого? - спросил он сурово.
  - Кого другого? - не поняла совершенно его выпадов.
  - Вот и мне интересно, - надвинулся на меня, зло глядя в глаза.
  "Что это он? Откуда такая агрессия? Ревнует? Да, нет, - отмела тут же эту мысль, - не может быть".
  - А вы почему встали? - перевела разговор на другую тему. - Вам ещё нельзя вставать, а тем более ходить.
  - Вы не ответили на мой вопрос. Что вы так долго делали с графом? - и прижал нагло меня к стене, упёршись руками по обе стороны, тем самым отрезая пути к отступлению.
  - Ничего не дела... - начала, но тут же осеклась: - "Это почему же я должна перед ним оправдываться? С какой стати?"
  Гордо вскинув подбородок и смотря прямо ему в глаза, выдала возмущенно:
  - А какое ваше дело? И вообще, кто вам дал право вмешиваться в мою жизнь?
   Для большей убедительности пальчиком ткнула ему в грудь. А он неожиданно перехватил мою руку, поднёс к губам и так нежно прикоснулся, а потом стал целовать каждый пальчик, опаляя своим дыханием. Еле ощутимо, почти не прикасаясь, но у меня внутри всё перевернулось, мурашки побежали от руки по всему телу. Все гневные мысли вылетели из головы, а дыхание сбилось и сердце пустилось вскачь. Что это он со мной делает? Если ему достаточно прикоснуться губами к ладони, и я таю, то что будет, если...
  " Нельзя этого допустить. Это не правильно и не прилично", - подумала, сквозь нарастающий шум в голове. - "Надо взять себя в руки".
  - Вы мне дали такое право! - неожиданно еле слышно прошептал герцог.
  - Какое? - спросила на выдохе, слабо соображая, о чем это он.
  - Вы дали мне право распоряжаться вашей жизнью! - повторил твёрдо.
  Эти слова немного вернули меня к действительности.
  - Это когда же? - спросила, гневно сдвинув брови.
  - Только что! - ответил нахал. - Ваше сердце мне это сказало. Оно сейчас бьётся пойманной птицей.
  - Что? - я даже не сразу нашлась, что ответить, моему возмущению не было предела. - Да, как вы... Как вы смеете! Я вам не принадлежу!
  - Так давайте исправим это! Мари, перестаньте контролировать свои чувства, отпустите эмоции, - он наклонился низко и прошептал на ушко: - Я хочу, чтобы вы мне принадлежали!
  От этой фразы и его вдруг охрипшего голоса жар разлился по телу, и дыхание перехватило.
  Герцог какое-то время меня внимательно разглядывал, а потом стал наклоняться для поцелуя.
  - Только попробуйте поцеловать! - прошептала ему почти в самые губы, стараясь, чтобы мой голос звучал с угрозой.
  - Так вот о чем вы думаете, - пропел сладко герцог и его губы растянулись в такой понимающей улыбке, что захотелось немедленно её стереть.
  Злость придала мне силы и уверенности.
  - Если я перестану контролировать свои чувства, то, боюсь, вы от этого пострадаете. Единственное моё желание - стукнуть вас как следует, чтобы выбить всю спесь из вашей головы, дабы напрочь забыли, как охотиться на невинных девушек.
  - Ошибаетесь, на невинных я не охочусь, невинные мне совсем не интересны. А вот вас безумно хочется поймать в свои сети.
  - Отчего же? Неужели ваше мужское самолюбие не потешит обучение новой неопытной жертвы искусству любви? - мгновенно парировала, игнорируя последнюю его фразу.
  "Куда это меня несёт? Рядом с этим повесой, у меня напрочь отключаются мозги".
  - Представьте, не тешит, а вот взяться за ваше обучение был бы не прочь, - и так улыбается, как будто я уже поймана и намертво завязла в его паутине, и теперь нерадивая жертва в его полной власти.
  - Не дождётесь! - выпалила, задыхаясь от злости.
  - Не будьте так категоричны, - прошептал этот соблазнитель, и в его тоне ясно прозвучали мурлыкающие нотки.
  - Отпустите! - старалась казаться непреклонной.
  Не мне с этим типом тягаться в остроумии, могу проиграть в намного большем.
  - Очень не хочется, - тем же тоном продолжает он. - Один поцелуй и я вас отпущу.
  Невольно посмотрела на его губы, и ясно осознала, что если сейчас поддамся, одним поцелуем мы можем не ограничиться.
  - Всего один, - коварно шепчет этот невозможный тип, и у меня ощущение, что он читает мои мысли.
  - Ни одного! - резко обрываю наш пугающий разговор, подныриваю ему под руку, вырываясь из западни, и быстрым шагом удаляюсь от герцога.
  - Мари, вернись! Что же ты со мной делаешь?! - слышу вслед, и в его голосе звучат такие просительно-разочарованные нотки, что против воли появляется желание вернуться и утешить.
  Но я не поддамся!
  
  Влетев к себе в комнату, первым делом заперла дверь на замок. А то, кто его знает этого дамского угодника, на какие ещё шаги он может пойти...
  Прижала руки к щекам, ощущение, что они просто полыхают огнём, а ведь я не краснею. Медленно сползла на пол у двери, пытаясь восстановить дыхание.
  "Что это со мной происходит? Ещё чуть-чуть и поддалась бы на его уговоры", - даже застонала в голос от досады.
  Ведь для герцога юная целительница лишь очередная добыча, игра, приключение. А я? Что он для меня? Нельзя допустить, чтобы это увлечение (сейчас с огорчением осознала, что увлечена его сиятельством) переросло во что-то большее. Как же он так ловко заморочил мне голову, что я совершенно забыла о Соули. А ведь он может потребовать услугу за услугу?! Нет, ни за что не лягу с ним в постель! Я придумаю, как раздобыть документы другим способом. Вот только мой организм совсем меня не слушается, такое незнакомое томление во всем теле, но я-то знаю, о чем оно. "Зачем врать самой себе: я хочу его", - и вновь вырвался стон от осознания действительности. - "Это невероятно, безумно, глупо... Что же мне делать? Не хочу стать его игрушкой на один день!"
  - Мари, возьми себя в руки! - приказала себе вслух. - Главное, держаться от него подальше!
  Поднялась на дрожащие ноги. Ох, даже ноги меня подводят. Поплелась к кровати, рядом в колыбельке тихо сопела моя девочка. Сердце сжалось от нежности. Никаким коварным искусителям не отнять у меня малышки.
  Быстро приняв душ и облачившись в ночную сорочку, улеглась, наконец, спать. Но сон, увы, не шёл. Чувства, взбудораженные вечерним происшествием, не хотели затихать. Раз за разом прокручивала ситуацию в голове, пока под утро не забылась тревожным сном.
  Проснулась утром в странном состоянии, как будто с вечера перепила крепкого вина. Голова гудела, во рту пересохло. Одна радость - Соули. Она встретила меня с улыбкой на лице, как всегда свесив ножки с кровати.
  - Пойдём умываться, - подхватила малышку, и мы отправились принимать водные процедуры.
  Поплескавшись вдоволь с моей девочкой, вдруг поняла, что жизнь прекрасна. И мою светлую голову посетила очередная плутовская мыслишка. План по обработке герцога созрел сам собой. Надев на Соули нежно голубое платьице в цветочек, сама облачилась в бежевое с тонким кружевом. Оценила наш наряд в зеркале. Ну что, ваше сиятельство, держитесь, мы к бою готовы. Еще посмотрим, чье оружие мощнее.
  Первым делом спустилась к Кетти на кухню, где она уже развела бурную деятельность.
  - Кет, мы будем сегодня завтракать вместе с герцогом, подай в гостевую и на нас с Соули, - отдала приказ поздоровавшись.
  - Что это вы удумали? - обеспокоенно спросила та, угощая девочку, что сидела у меня на руках, половинкой яблока.
  Пока не могу отучить мою малышку всё время что-то грызть.
  - Ничего такого, Кетти, - ответила беспечно и чмокнула её в щечку.
  То же самое за мной повторила и Соули, и мы, пританцовывая, отправились наверх. Вернее, танцевала я, а дочурка улыбалась, весело подпрыгивая у меня на руках.
  - Ох, не дёргали бы вы хищника за усы, - предупредила вдогонку экономка, тяжко вздохнув.
  - Мы ещё повыдёргиваем ему эти усы по одной волосинке, - пообещала я сама себе и подмигнула малышке, а она в ответ улыбнулась мне. - Одна ты меня и понимаешь.
  Подойдя к гостевой комнате, мы не стали стучать, а тихонько отворили и вошли. Его сиятельство ещё сладко спал, выставив нам на обозрение одну ногу.
  - Развратник, - сказала ему и отвернула девочку, чтобы она не видела кровати. - Не смотри, Соули, на этого совратителя. Сейчас сделаем ему утро добрым!
  Я коварно улыбнулась и рывком раздвинула шторы. Солнечный свет тут же ворвался в гостевую. Мы с малышкой даже зажмурились.
  - С добрым утром, ваше сиятельство! - заявила как можно громче.
  Герцог вздрогнул, что-то проворчал, и к нашему удивлению, спрятал голову под одеяло.
  - Пора вставать! - продолжала вещать на повышенных тонах. - День уже на дворе!
  Со стороны кровати снова послышалось недовольное ворчание.
  - Я не расслышала, что вы сказали? - переспросила хитро. - Умывайтесь, а мы сейчас принесём завтрак. Если, вернувшись, застану вас в постели, умою сама, причем прямо на кровати холодной водой из кувшина.
  Довольная своей выходкой, вышла.
  Когда всё так же с Соули на руках вернулась, его сиятельство уже был умыт и в момент нашего появления как раз соединял полы рубашки. Совершенно случайно бросила взгляд на его обнажённую грудь и нечаянно долго не могла отвести глаза.
  Герцог стал застёгивать рубашку, и я невольно следила взглядом за каждой пуговичкой. Вернула меня к действительности хлопнувшая дверь. Это вошла экономка с нашим завтраком. Подняв глаза, с досадой увидела всепонимающий взгляд и обольстительную улыбку его сиятельства. Всё это время он, гад, наблюдал за мной и был очень доволен увиденным.
  Крепко зажмурившись, прогоняя наваждение, приказала Кет оставить поднос, и отпустила экономку, сообщив, что сервирую стол сама.
  Как только за Кетти закрылась дверь, решительно подошла к его сиятельству и вручила ему малышку со словами:
  - Будьте любезны, подержите. Мне нужно накрыть стол.
  Саблер машинально взял из моих рук Соули, да так и застыл, держа девочку на вытянутых руках. Занимаясь сервировкой, наблюдала забавную картинку, как малышка и герцог друг друга разглядывали.
  - Мари, у вас ничего не выйдет, - сообщил вдруг его сиятельство, и добавил, с удивлением глядя, как Соули продолжает грызть кусочек яблока, не обращая внимания на неудобство своего положения: - Такими приемами меня не проймёшь.
  Я ничего не ответила, делая вид, что занята. У меня на этот счет имелось другое мнение: любое, самое черствое сердце должно дрогнуть, глядя на этого маленького, беззащитного человечка.
  - Ваше сиятельство, не бойтесь, это всего лишь ребёнок. Возьмите её на ручки, прижмите к груди, - поучала ласково.
  - А давайте меняться, Мари, - начал он, хитро прищурив один глаз. - Вы возьмёте её на ручки, а я прижму вас к груди.
  - Нет уж, держите, пока я налью чай, - разозлилась я.
  Ну что за несносный тип! Все вывернет наизнанку. Ничем его не проймёшь.
  Герцог, наконец, взял девочку правильно, наверное, устал держать на вытянутых руках.
  - Мари, я не люблю детей, мне нравится сам процесс, - прошептал, сладострастно пройдясь взглядом по моей фигуре с головы до пят, отчего кровь прилила к щекам и сердце быстрее забилось.
  Что-то мне всё трудней становится с ним общаться, да что там общаться, просто находиться рядом уже тяжело.
  Закончив кое-как с сервировкой, обернулась к герцогу и чуть не прыснула от смеха. Соули, всё-таки она моё тайное оружие, положила голову его сиятельству на плечо, даже глазки прикрыла, и грызть перестала.
  А лицо герцога... Оно выражало такую гамму чувств! Удивление - это малое из них. Он даже замер, боясь пошевелиться, стоял, скосив глаза на девочку и, кажется, перестал дышать.
  - Что это она делает? - прошептал глухо.
  - Кажется, спать укладывается, - улыбнулась я. - Может, не выспалась.
  В этот момент Соули открыла глазки и улыбнулась так хитренько, что у меня появилось ощущение, что ребёнок понимает намного больше, чем положено в ее возрасте.
  Это заметил и герцог.
  - Вы её подговорили? - спросил резко, передавая мне малышку.
  - Подговорить годовалого ребёнка не возможно, ваше сиятельство, - попыталась оправдаться.
  И в этот момент девочка вновь несказанно меня удивила.
  - Мня, - сказала она герцогу, протягивая ему недогрызенное яблоко.
  - Спасибо, я этого не ем, - скривился кисло его сиятельство.
  А я вдруг поняла - моя девочка заговорила!
  - Ты говоришь, Соули! - закричала восторженно. - Ты говоришь!
  Зашлась в счастливом смехе и закружила её по комнате.
  - Кетти! - закричала на весь дом. - Наша малышка заговорила!
  В ту же секунду вбежала взволнованная экономка, как будто дежурила всё это время под дверью.
  - Кет! Она заговорила! - воскликнула я радостно.
  Далее мы с Кет принялись на все лады уговаривать девочку повторить слово. Но она в ответ лишь удивленно переводила взгляд с меня на экономку.
  - Подожди! - пришла мне в голову гениальная идея, и я обратилась к герцогу, который с мрачным видом наблюдал за нами: - Ваше сиятельство, скажите что-нибудь Соули.
  Я умоляюще состроила глазки, а тот хмуро перевёл взгляд на ребёнка.
  - И что я должен сказать? Вы уже полчаса не даёте мне спокойно выпить чаю, - заявил желчно.
  И получилось! Соули опять сунула ему под нос яблоко и отчетливо произнесла:
  - Мня!
  От восторга теперь уже мы вдвоём с Кет начали обцеловывать нашу малышку и бурно выражать свой восторг по поводу произошедшего. Лишь его сиятельство мрачно на нас смотрел, нетерпеливо сложив руки на груди, должно быть, пытался мысленно воззвать к нашему здравому рассудку.
  Когда эмоции немного улеглись, мы, наконец, сели пить чай. Кет убежала с радостной новостью к Роджеру. А я была так счастлива, что мне даже недовольный вид герцога не мог испортить настроение.
  Всё чаепитие я нежно ворковала с Соули, не обращая внимания на злого лорда.
  Когда завтрак подошёл к концу, поблагодарила его сиятельство за приятную компанию, слегка добавив иронии в голос, и пообещав, что Кет приберёт посуду, вместе с девочкой покинула такого негостеприимного вельможу. Нам пора гулять, а всякие вредные типы пусть остаются в одиночестве и поразмыслят над своим поведением.
  
   Главы 24-32 удалены
  
   ІІІ Часть. Заключительная
  
  Глава 33
  
  В ту же секунду двинулась в направлении баронессы. Проходя мимо улучив момент, влила ей в бокал эликсирчик. Он безобидный, но на какое-то время леди почувствует себя дурно. Вернулась к своему столику, и вовремя, рыцарь нарисовался уже с мороженным.
  - Какой вы быстрый! - похвалила его и подумала кисло: "Не мог где-нибудь задержаться"
  - Где же мой поцелуй? - сложил он губы трубочкой и зажмурил глазки.
  Экий шустрый. Чмокнула его в щёчку.
  Открыв глаза, посмотрел с такой обидой. "Перебьёшься! Не хватало со всякими рыцарями целоваться!"
  Он принялся мне доказывать, что достоин большего, я лишь слабо отнекивалась, всё время следя за баронессой. Заметив, что она стала чаще обмахиваться веером, отослала рыцаря за клубникой. Я её не видела на столиках, надеюсь, на этот раз он подольше будет искать.
  - Что с вами леди? - подошла к баронессе участливо глядя в глаза. - Вы побледнели.
  - Мне что-то не хорошо, - выдавила она, тяжело дыша.
  - Идемте, - подставила ей руку, - проведу вас на свежий воздух. Здесь слишком душно.
  - Благодарю, - она медленно поднялась и, приняв мою помощь, последовала за мной.
  "Не стоит благодарить, - подумала злорадно. - Я ещё не стащила камушек".
  Выйдя на балкон, усадила её в кресло и принялась обмахивать веером. Мы были одни, видно, на воздух больше никому не нужно было, рановато ещё, не стемнело. Чуть позже здесь будет толпа обнимающихся парочек.
  Суетясь вокруг неё, аккуратно расстегнула и сняла цепочку с бриллиантом. Затем, якобы пройдя за стаканом воды, быстро заменила камень на свой. Нацепив так же незаметно украшение обратно на мощную шейку, вежливо осведомилась:
  - Как вы себя чувствуете?
  - Уже лучше, благодарю, вы очень любезны, - проговорила она раздраженно.
  Должно быть, искусственный обморок помешал её каким-то планам, и леди совсем не рада моей помощи. Надеюсь, она не скоро обнаружит, что камушек поддельный. Выбросила пустой пузырёк из-под эликсира куда-то в сад, улик нельзя оставлять.
  - Тогда, с вашего позволения, я удалюсь, - вежливо поклонилась и ушла.
  "Мой! - сердце радостно запело. - Теперь бриллиантик только мой!" Он приятно холодил ладонь. Запрятала свою драгоценность в потайной карман. Двигаясь по залу, обнаружила, что мой рыцарь уже топчется на месте, выискивая меня в зале. "Какой же быстрый!" - моё дело заняло всего ничего времени, а он уже вернулся.
  - Ах, вот вы где? - подскочил он, едва меня заметив. - А я уж думал, вы меня покинули.
  - Что вы?! Как можно? Благородного рыцаря, спасшего меня от страшного дракона. Никогда! - заявила, смеясь.
  Настроение взлетело до невиданных высот. "Маркиза" у меня, и никому её боле не отнять.
  Про клубнику мы дружно забыли и вновь пустились танцевать. Рыцарь как заведённый принялся меня смешить, и я хохотала, иногда забывая переставлять ноги. Но моему партнёру это было только на руку, танцевал он неважно. Кружась в очередном замысловатом "па", ощутила на себе чей-то взгляд.
  Обернувшись, замерла на мгновение, ощутив, как по телу прошла холодная волна страха.
  Всего в паре шагов вальсировал его сиятельство с какой-то блондинкой, прожигая меня страшным взглядом.
  На нём был костюм разбойника: белая рубашка застёгнута не на все пуговицы обнажая грудь в районе ключиц, черные брюки с красным поясом и черная повязка с разрезом для глаз на лице. Как же он был хорош! Сердце забило барабанную дробь и ухнуло куда то в район пяток, которые тут же с невероятной настойчивостью засвербели, призывая бежать отсюда и побыстрее.
  Рыцарь, как будто почувствовав моё желание, повёл в танце в противоположную от пары его сиятельства сторону.
  Мы удалились на достаточное расстояние, чтобы потерять герцога из поля зрения, и я вздохнула свободнее. Только танцевать сразу как-то перехотелось. Потому, когда мы вернулись к столикам с напитками, была только рада.
  - Мой друг, представь меня своей прекрасной даме, - услышала рядом. - Ты ангажировал её на весь вечер, а это несправедливо.
  Обернулась, рядом с нами стоял тоже рыцарь, но в белых доспехах. Они костюмы в одном месте шили, что ли. Очень похожи. И парень такой же молоденький, но блондин.
  - Нет, - ответил мой рыцарь. - Прекрасная фея сегодня веселится только со мной.
  - Ты не можешь так поступать! - воскликнул рыцарь в белом. - Я тоже хочу наслаждаться прекрасным обществом!
  - Найди себе свою, - упрямо заявил первый. - Вон их сколько хорошеньких.
  - Твоя самая прекрасная, - не унимался второй.
  Пока они так шутливо переругивались, я смеялась над каждой фразой. Пусть это и не по настоящему, но всегда приятно, когда мужчины спорят из-за тебя.
  - Кх-кх, - неожиданно громыхнуло над самым ухом, и мой смех застрял в горле. - Я решу ваш спор, молодые люди, - произнёс такой знакомый голос. - Леди с этого момента всецело занята мной!
  Я медленно подняла глаза и наткнулась на злой взгляд герцога. Какое наглое заявление, но мои рыцари молча понурили головы. И эти туда же. Ну, хоть бы кто нашёл на этого нахала управу.
  - Великодушно прошу простить, - начала я, собираясь отказать его сиятельству. - Но я уже обещала следующий танец...
  И протянула руку к рыцарю в серебряном, но герцог мою ладонь перехватил и крепко сжал пальцы.
  - Ошибаетесь, - улыбнулся он и непреклонно добавил:
   - Все последующие ваши танцы принадлежат мне!
  И не успела и глазом моргнуть, как он утянул меня далеко от моих рыцарей. И в следующее мгновение мы уже кружили в танце.
  - Как вы смеете, - попыталась возразить, но его сиятельство неожиданно схватил меня в охапку и, склонившись, прошептал на ухо:
  - Я так долго тебя искал, - и, уткнувшись носом в мои волосы, глубоко вдохнув, добавил: - Ты вкусно пахнешь.
  А у меня сразу по коже сотни мурашек пустились вскачь и сердце, замерев на миг, затрепыхалось раненной птицей.
  "Неужели он узнал мой запах. Нет, не может быть. Я сегодня использовала масло жасмина, не свойственное мне, причем обильно, предполагая нашу встречу".
   Все чувства перемешались: страх разоблачения и радость от встречи. Что он со мной делает?!
  Так же неожиданно, как приник, он отстранился и внимательно на меня посмотрел.
  - Где ты была все это время? - спросил проникновенно, появилось желание рассказать ему всю правду.
  "Вы просто не там искали, ваше сиятельство, я все время была рядом". Но вслух ответила совсем иное:
  - Вы искали меня? Зачем?
  - Ты знаешь зачем, - улыбнулся Давей. - Это говорят твои глаза, это слышно по твоему участившемуся дыханию, и бешеному стуку сердца.
  И от его слов по телу прошла новая горячая волна, начавшаяся в районе солнечного сплетения и достигшая, казалось, кончиков волос.
  Мы кружили в танце, и мир вокруг проделывал невероятные кульбиты, вращаясь и преображаясь в дивную сказку. Все чувства мне изменили, осталось лишь тепло его прикосновений, будоражащее кровь, его дыхание у самого уха, от которого всё новые и новые толпы мурашек продолжали свой забег по телу.
  Совершенно неожиданно танец закончился, даже не заметила, как смолкла музыка, и его сиятельство подвёл к столику с напитками. Да, выпить сейчас было бы неплохо. Как по мановению невидимого волшебника в моей руке появился бокал с шампанским.
  Хотя, почему же невидимого. Вот он стоит рядом с лукавой улыбкой на устах и внимательно меня рассматривает.
  - Мне показалось, вы захотели выпить? - полувопросительно изрёк герцог.
  - Вы правы, - ответила, отпив глоток. - А вы намерены все мои желания исполнять?
  "К чему я задала этот вопрос? Ведь ответ напрашивается сам. Ох, я с ним кокетничаю, а надо бежать отсюда, пока есть возможность".
  - Если бы я мог исполнить все ваши желания! - слишком загадочно ответил его сиятельство. И мне вновь стало не по себе: "Что-то он темнит, неужели я разоблачена? А камушек так близко в потайном кармане. Зрительно обнаружить его нельзя, но прощупать вполне возможно".
  - Ах, вот почему ты так быстро ретировался, - неожиданно ворвался в мои размышления низкий женский голос.
  Оглянулась. К нам стремительно приближалась её сиятельство герцогиня Лаисская, окидывая меня оценивающим взглядом. Увидев сию сиятельную особу, чуть не прыснула от смеха. Нет, она была не смешна и костюм, не выглядел смешным. Но тот шок, что она производила на окружающих своим платьем, был достойным уважения.
  Чёрное монашеское платье с белым воротником и белыми нарукавниками, производили неизгладимое впечатление на этой невероятной женщине. А на спине, скорей всего красовался огромный разрез, судя по изумлённым лицам провожавших герцогиню взглядом. Она была великолепна! Неожиданно мне захотелось быть её подругой и поучаствовать во всех шалостях.
  - Интересный экземпляр, - протянула герцогиня, подойдя ближе и окидывая меня оценивающим взглядом с головы до ног.
  "Мда, наглость - это у них семейное!"
  - Это вы о бокале в моей руке? - спросила дерзко глядя ей в глаза.
  - Нет, милочка, это я о вас, - так же вызывающе заявила та и добавила: - У вас такое чудное платье, интересно, а нижние юбки вы не забыли одеть?
  Сказать, что я была удивлена - мало, эта светская леди ошарашила меня своей беспардонностью. Понимаю, почему весь двор от неё плачет. Кажется, именно этого эффекта герцогиня и добивалась, её глазки победно блеснули.
  "Не на ту напали", - решила я, злобно улыбнувшись в ответ.
  - А вот это не ваше дело, - заявила, перещеголяв её наглостью и продолжила, смерив герцогиню таким же многозначным взглядом, как она недавно меня: - Я же не спрашиваю, отчего вы выставили на всеобщее обозрение свою спину.
  - Один-один, - хихикнул герцог, с большим азартом слушавший наш разговор.
  - Дерзкая девчонка, - хмыкнула её светлость и неожиданно улыбнулась. - Давей, держись подальше от этой леди, она разобьёт тебе сердце.
  - Ваше предупреждение запоздало! - развеселился его сиятельство и повёл меня вновь танцевать.
  Какое-то время перебирала ногами по инерции, пытаясь прийти в себя после такого содержательного разговора с герцогиней. Мыслями пребывала далеко, всё ещё продолжая с ней диалог в своём сознании.
  - Моя матушка любит шокировать людей, - как будто прочитав мои мысли, высказался герцог.
  - Да уж, она это виртуозно проделывает, - поддержала разговор.
  - И всё же не могу выбросить из головы: надеты ли на вас нижние юбки? - заговорщическим шёпотом поинтересовался Давей, опустив голову так низко, что обдавал своим дыханием мне шею.
  И вновь по телу прошла волна жара то ли от его слов, то ли от нежного дуновения.
  Ничего не ответила, хватая ртом воздух и пытаясь выровнять сбившееся дыхание.
  - Ваше сердце сбивает меня с ритма, так сильно стучит, - прикрыл он глаза, прислушиваясь.
  - Я тяжело дышу, устав от танцев, - нахмурилась, пытаясь противостоять чарам герцога. Он меня, как будто околдовывает. Мысли начинают путаться, в голове шум стоит.
  "Спокойно! Нельзя терять голову!" - приказала себе.
  - Раз вы устали, непременно стоит отдохнуть, - заявляет этот искуситель и, не прекращая танца, ведёт в конец зала.
  Мы выскальзываем из бального помещения незаметно. Хотя для меня сейчас всё происходит незаметно. Реальна только ладонь герцога, что держит мою руку. Её тепло согревает, кажется, и сердце, и так не хочется, чтобы он её отпустил. Почти бежим по какому то коридору, останавливаемся у незаметной двери. Герцог осторожно толкает, не заперто, и мы попадаем в небольшую комнатку с диваном, маленьким столиком на котором поднос с шампанским и двумя серебряными бокалами. С ходу понимаю предназначение подобной комнаты и разворачиваюсь обратно. Но выход уже закрыт и его сиятельство с таинственным видом проворачивает ключ в замке. От одной мысли, что может произойти, вся кровь ударяет мне в голову.
  - Попалась! - с фирменной ехидной улыбочкой изрекает герцог, и медленно, словно хищник, уверенный в том, что добыча не уйдёт, приближается ко мне, сверкая глазами в прорези маски. И взгляд его какой - то таинственный, словно он и правда разбойник похитивший принцессу.
  В удивлении приподняла одну бровь. " Я вообще то ещё не убегала", но вслух произношу другое:
  - Это спорный вопрос, кто попался.
  И его сиятельство заходится в смехе, да так задорно, что невольно улыбаюсь на него глядя.
  Неожиданно он становится серьёзным, одним движение сдергивает свою повязку с глаз. Его лицо так близко, что я замечаю как чисто выбриты скулы. Возникает непреодолимое желание провести по ним рукой. Но я крепко сжимаю кулачки.
  - Маска, я вас знаю, - шепчет таинственно, а моё сердце пропускает удар и заходится в стуке ещё быстрее. Легким движением развязывает и снимает мою маску, и с каким-то странным довольством изучает моё лицо.
  - Милая рыжая плутовка, - начинает Давей, и меня пробирает холодный озноб от его слов. - А сейчас я должен произвести досмотр, - продолжает, заколачивая гвозди в гроб моей свободы и внимательно следя за моей реакцией.
  "Неужели это всё? Неужто, он меня вычислил?" Сердце замирает испуганно, но я продолжаю удивлённо улыбаться.
  Как трудно держать лицо при провале. Но дед всегда говорил: "Если тебя поймали, до последнего не признавайся. Даже если всё очевидно, стой на своём, да так уверенно, чтобы и поймавшие усомнились в своей правоте".
  - Какой досмотр? - спрашиваю состроив совершенно невинно- ошарашенный взгляд.
  - Самый что ни на есть настоящий, - загадочно шепчет герцог, обнимая за талию.
  - Но зачем? - продолжаю делать хорошую мину при плохой игре, упёршись ему кулачками в грудь.
  - По долгу службы, моя коварная, по долгу службы.
  "Мама дорогая, не стоило мне заигрываться с герцогом, ой, не стоило".
  - Но, - начинаю, пытаясь возразить, а этот тип приятной наружности, но со злодейскими намерениями, неожиданно подхватывает меня подмышки и усаживает на стол.
  Только молча слежу за его действиями. А что я ещё могу? Камушек вот он, совсем рядом, стоит герцогу опустить ладонь на пару сантиметров ниже талии и он легко сможет бриллиантик нащупать.
  Пока я тупо улыбаюсь, мозг панически ищет выход, сердце трепыхается где-то там, в пятках, его сиятельство начинает свой досмотр. Поднимает мою ножку и снимает туфельку.
  - А что это вы? - спрашиваю, стараясь, чтобы мой голос был ровным, но выходит хрипло с натугой.
  - Иногда в женских каблучках, - постукивает по туфельке. - Бывают небольшие такие пространства, куда можно спрятать что-нибудь, - объясняет очень даже вежливо.
  А у меня вновь кровь от лица отливает. Я ведь хотела одеть на маскарад как раз туфли с тайниками. В последний момент передумала, в этих легче бегать.
  - Будьте добры, налейте шампанского, - совсем хриплю, горло пересохло по-настоящему, и притворятся не надо.
  Герцог изучающе на меня посмотрел, но всё же отложил в сторону туфельку и налил два бокала. Один подал мне, цокнув бокалом о мой, сделал несколько глотков, и вновь вернулся к туфелькам. Я с тоской проследила за его напитком.
  "Эх, и почему я взяла только один флакончик снадобья, сейчас бы очень пригодилось снотворное, ну, или слабительное".
  Дед научил никогда не сдаваться и в следующую секунду пока он снимал и осматривал вторую туфлю, незаметным движением, вынула камень из кармашка и вкинула в свой бокал с шампанским. Жидкость внутри бокала забурлила от постороннего предмета, испуганно поднесла напиток ко рту. Герцог к моей радости не обратил внимания. Подержала, пока успокоятся пузырьки. Немного отпила, хотя было желание выдуть всё содержимое. Но надо быть в трезвом уме, отсюда ещё убираться как-то придётся.
  Стало немного легче. Теперь, даже если бриллиантик обнаружится, красиво сыграю безмерное удивление, что рада де подарку от его сиятельства. Да ещё и пожурю: только зачем же было его в шампанское класть.
  Герцог меж тем, закончив с туфельками, взялся за ножки. Моё состояние шока ещё более усугубилось, когда он нежно повёл руками по ноге вверх.
  - Что вы делаете? - воскликнула на повышенных тонах.
  - Чулочки, моя леди, тоже удивительное место, где можно спрятать массу интересного, - пояснил он с таким довольным видом, словно кот лакающий сметанку.
  "Ох, ты ж охальник! Да, он играется со мной!"
  Только в перевес мыслям от прикосновений по телу разливалось такое тепло, будоража чувства. Что хотелось прикрыть глазки и замурлыкать.
  Нет, меня просто так не возьмёшь, останавливаю его руки, прижав своими ладонями к... бёдрам.
  - Вы слишком многое себе позволяете! - утверждаю грозно, набрав в лёгкие побольше воздуха, собираясь противостоять этому искусителю.
  - Ну что вы, - отвечает он слегка огорчённо, ведь его прервали от такого приятного занятия и добавляет, вернув на лицо саркастическую улыбочку. - Это всего лишь моя работа.
  - Работа? - возмущению моему нет предела. "Вот, нахал!"
  - Да, моя леди, - шепчет он проникновенно, но руки таки с бёдер убирает. Чтобы в следующую минуту, делая вид, что обнимает прощупывать верх юбки.
  А ведь там потайной кармашек. Выражение лица его сиятельства становится ещё красноречивее, он расплывается в широкой улыбке довольно глядя мне прямо в глаза.
  "Обнаружил, гад! Только камушка там уже нет!"
  Кровь стучит в висках, в голове шум. И уже не знаю больше от чего: от страха или от близости Давея.
  Может, закричать что есть силы: "Спасите! Помогите! Насилуют! Только кто ж меня осмелится от герцога спасти? Сомневаюсь, чтобы кто смелый нашёлся. Разве что, на шум стража сбежится. И что мне это даст? Ничего. А хуже того, загребут ещё в контору. Нет, этот вариант спасения не подходит".
  
  
  Глава 34
  
  Пытаюсь выстроить линию своего дальнейшего поведения. "Что бы в таком случае делал человек совершенно ни к чему не причастный? Возражал подобному вопиющему поведению? Или же принял правила игры и подыгрывал? Так! Предположим, что я ветреная особа, то скорей всего, должна кокетничать и подсказывать его сиятельству в каких местах ещё поискать... Уф!"
  Лишь представила на мгновение такое, сразу в жар бросило.
  Герцог, меж тем, рассматривает меня, как нарисованную картинку и неожиданно начинает вытягивать шпильки из моей прически.
  - Что вы делаете? - я целый час над ней трудилась.
  - В женских прическах, иногда, можно спрятать целый мешок денег, - опять радостно поясняет его сиятельство. И вздыхает довольно, глядя, как пряди волос освобождаясь падают мне на плечи и спину.
  "И на кого я теперь похожа? Волосы распущенны, ноги босы... Что дальше?
  Нет, спасаться надо пока не поздно! А то герцог вон как на меня поглядывает. Как кот на пойманную мышь, сейчас наиграется и съест".
  - Я ещё кое-где не искал, - проворковал, как будто в ответ на мои мысли, сиятельный котик, и принялся развязывать бантик на корсете.
  Корсеты всегда ношу со шнуровкой спереди, дабы не беспокоить лишний раз прислугу, одеваясь.
  А сегодня у меня такой наряд, что под корсетом ничего нет.
  Хватаюсь за края корсета, не давая ему разойтись.
  - Что вы там собираетесь найти?! - я не просто возмущена, я в гневе.
  - Мне главное поискать, - шепчет он заговорщически, не сводя глаз с моих рук.
  И тут уже я не могу удержаться от улыбки. Обаятельный чертяка!
  - Нечего там искать! - стараюсь стоять на своём, закусив губу, чтобы предательскую улыбочку удержать.
  - Я бы нашёл. Но как скажете, - неожиданно соглашается герцог. - Вы правы, поиски в том месте могут далеко завести.
  И всё так же гипнотизирует завязочки на корсете.
  Сказать что я на взводе, мало. Меня уже немного потряхивает от возбуждения. А ведь он вроде ничего ещё не делал, почти.
  - Вы закончили свой обыск? - голос немного дрожит.
  Его сиятельство, наконец, поднимает глаза и останавливается на моих губах. Под его взором неожиданно для себя облизнула губы и испугалась. Потому что взгляд герцога становится хищным, а в следующую минуту он наклоняется. И...
  От его поцелуя я окончательно потеряла голову. Меня ещё никто никогда так не целовал: яростно, ненасытно.
  Поняла, что я просто слабая женщина, и ответила на поцелуй.
  Это какое-то безумие. Я перестаю совершенно себя контролировать. Очнулась, когда мы ненадолго отстранились друг от друга, тяжело дыша и пытаясь восстановить дыхание. Мои руки оказались у него на плечах, причем я так уцепилась, что сама с удивлением разжимала пальцы. А ноги бесстыдно обвились вокруг его талии. Корсет совсем съехал, а руки герцога обнимают мою совсем голую спину. Осторожно опустила ноги и хотела немного отодвинуться, но его сиятельство не дал. Прижал меня крепко к себе так, что услышала быстрый стук его сердца. Ну, хоть не одна я с ума схожу.
  - Нет, не так, - хрипло проговорил герцог. - Не здесь. Поедем ко мне домой, - добавил, возвращая корсет на место и зашнуровывая. Я лишь отрешённо следила за его действиями, мало соображая, что происходит. Внизу живота жутко ныло и вновь хотелось поцелуев.
  - Никуда не уходи, я быстро распоряжусь на счет кареты, - молвил герцог, после того, как привёл меня в божеский вид.
  Я лишь кивнула рассеянно, глядя, как он выходит за дверь.
  Какое-то время сидела в ступоре. Натолкнувшись случайно взглядом на бокал с шампанским, схватила его и залпом выпила, почти до дна. Остановилась, когда моих губ коснулось что-то прохладное помимо напитка.
  "Мой камушек! - сознание вернулось мгновенно. - Бежать!" - была вторая мысль.
  Сунув камень в потайной карман, забыв про туфли и свой внешний вид, рванула к выходу, он тут один, даже окон нет.
  Открыла что есть силы дверь и чуть не свалилась. Она оказалась не заперта, но путь мне преградила мужская фигура. С удивлением узнала под странным черным костюмом рыжика.
  На его лице при виде меня расцвела понимающая улыбка.
  - Вам нельзя никуда уходить, - вежливо произнёс он.
  - Как нельзя? - выдохнула, пытаясь сообразить, в чем дело.
  - Распоряжение его сиятельства, - непреклонно добавил граф.
  "Что-то мне сразу плохо стало. А не побежал ли герцог за каретой, чтобы доставить меня за решётки Тайной канцелярии?"
  - Мне нужно в дамскую комнату, - шепчу, наклонившись к нему. - Посмотрите на меня, как я могу в таком виде разгуливать по дворцу?!
  Он рассматривает, пытаясь сдержать улыбку. "Ну да! Понятно по мне, чем мы тут с его сиятельством занимались!" Только мне сейчас плевать на всё, не смутите подобным, главное вырваться отсюда.
  - Хорошо, - после длительного осмотра, наконец, решает граф. - Я вас провожу.
  Быстро проходим коридорами, рыжик указывает мне дорогу. Сама в таком состоянии, что, скорей всего, заблудилась бы. Вот и дамская комната. Я скрываюсь внутри, и как только за мной закрывается дверь бегу к единственному совсем маленькому окну. Пробегая мимо огромного зеркала от неожиданности останавливаюсь, увидев в нём нечто невообразимое. "Да уж... Лесная нимфа... Разве что, после боя со змеем!"
  Но рассматривать себя нет времени. К окну!
  Оно открыто. Высунулась наружу: лететь не высоко, первый этаж. Будь я чуть покрупнее, вряд ли, вылезла бы через такое небольшое отверстие. Хорошо, что я маленькая, и что навык вылезания в окна отработан до совершенства. Даже платье не порвала. Пара минут - и я уже спрыгнула на траву газона. Путь к свободе открыт, осталось преодолеть пространство сада, и я спасена. Пробиралась осторожно, прячась за кустами и деревьями. Когда увидела каменную ограду, чуть не взвизгнула от радости. Ещё немного и я бегу улицами города в сторону бедных кварталов. Там Шкет, там буду в безопасности...
  
  Аден ещё не усел заскучать под дверью дамской комнаты, когда в поле его зрения появился герцог с женскими туфельками в руках.
  - Что ты здесь делаешь? - спросил его сиятельство друга немного резче, чем хотел.
  - Сторожу твою красавицу, - с удивлением ответил граф, не понимая раздражение Давея.
  Лицо герцога в мгновение преобразилось, во взгляде появился лучик надежды, и он не сказав более ни слова, распахнув широко дверь, влетел в комнату. Аден последовал за ним.
  Но помещение оказалось совершенно пустым. Пара диванов для отдыха, огромное зеркало в пол стены, туалетный столик. И лишь ветер покачивал занавесочку в приоткрытом окне.
  - Как же это? - граф не мог поверить собственным глазам. - Всего минуту назад она была здесь.
  При этих словах оба друга рванули к окну, но герцог оказался проворнее и первым выглянул наружу. Окошко было так мало, что Адену пришлось топтаться рядом в ожидании вердикта.
  - Упустил? Но как она смогла вылезти в такое маленькое отверстие? - спросил виновато Оуен, когда его сиятельство медленно обернулся.
  Тот не сразу ответил другу. Печально посмотрел на туфельки в руках, перевёл взгляд на темноту ночи за окном. Неожиданно на его лице расплылась загадочная улыбка.
  - Не кори себя, мой друг, эта леди виртуозно умеет лазить в окна, - далее рассмеявшись открыто добавил:
  - А знаешь ли, кого ты сегодня упустил? - и, не дожидаясь ответа, пояснил: - Ты имел честь проворонить ту самую знаменитую Лису!
  - Нет, - застонал граф.
  - Да, мой друг, - неожиданно тепло подтвердил герцог и приобнял оплошавшего стража за плечи.
  - Но почему ты мне не сказал, я бы её ни на шаг не отпустил, - граф в досаде стукнул о стену.
  - В тот момент я и сам не был уверен. Но после этого, - он многозначительно посмотрел на окно. - Думаю, что это была она, - и герцог уселся на диванчик, положил рядом туфельки, заботливо вытирая с них несуществующие пылинки.
  - Отчего ты тогда такой радостный? - непонимающе протянул Оуен, опускаясь рядом. - Нужно бежать, может, мы ещё успеем её догнать.
  - Догнать может и догоним, но задерживать её не за что, - всё тем же довольным тоном пояснил Давей. - Я её хорошенько обыскал. И ничего не нашёл.
  - По-моему, - заулыбался понимающе граф. - Обыск у тебя был более, чем приятный!
  - Не то слово! - хохотнул герцог и неожиданно с восторгом в голосе выдал: - Эта чертовка меня провела!
  - Тееебяяяя? - неверяще протянул друг, подхватывая игривое настроение его сиятельства.
  - Меня! Эта рыжая бестия настолько вскружила мне голову, что я, забыв обо всём на свете, побежал за каретой. Не поверишь, в загородный дом хотел её везти.
  - Да, ну? Неужели с мамочкой знакомить?
  И переглянувшись многозначительно, эти двое поборника закона и справедливости, расхохотались, как мальчишки.
  В этот момент в комнату забежала юная леди, но увидев веселящихся мужчин, с визгом выскочила, что прибавило друзьям ещё больше веселья.
  - А Лисичка то хороша! - вытирая слёзы, заметил Аден. - Я как увидел её с распущенными огненными волосами, раскрасневшуюся, эти огромные зелёные глаза... Фигурка - загляденье. Потерять голову не трудно.
  - Да, девочка красивая, но это не оправдывает меня. Меня прожженного ловеласа провела наивная малышка, - и его сиятельство вновь печально провёл пальцем по туфельке.
  - Странно, что она ничего не взяла, - решил перевести тему Аден, дабы отвлечь герцога от самобичевания. - Ты её спугнул? Может рановато взялся её обыскивать.
  - А тут ещё одна странность. Когда я её увидел, девушка развлекалась. Как будто после хорошо проделанной работы, решила расслабится и отдохнуть. Могу сделать только один вывод: либо она сегодня не собиралась ничего брать, либо рыжая плутовка провела меня дважды.
  - А может она и не Лиса? - с надеждой внезапно выдал граф.
  - Может, - ответил рассеянно его сиятельство, глубоко уйдя в свои мысли.
  Сказать к чести работников Тайной канцелярии: в этот день сотрудниками было поймано трое воришек, двумя из них оказались дамы, и парочку мошенников. Но таинственной и неуловимой Лисы среди них не было.
  
  Бежала домой, словно на крыльях. То ли любви, то ли от осознания, что камушек теперь мой. Не замечала дороги, забыв о своих страхах и предосторожностях.
  Забежав в дом, пару минут постояла, слушая тишину. Спят мои родные, и так тепло на душе стало. Есть в мире островок мира и радости, куда могу возвращаться после приключений.
  Спать совершенно не хотелось, чувства взбудораженные герцогом и похищенным камнем не давали успокоиться. Осторожно прокралась в свою лабораторию на чердаке, и, выбравшись из душного помещения на небольшой балкончик, уселась на перила.
  Глубоко вздохнула: торжественный миг! Вынула медленно и чинно из кармана камушек.
  "Вот он! Красавчик мой! Как хорош в лунном свете! Каждая грань переливается и дарит удивительное сияние!"
  Улыбнулась ему. Только в голове неожиданно всплыл другой образ: пронзительные голубые глаза, тёмные мягкие волосы, в которые хочется зарыться ладонями, крепкие руки и жаркие объятия. "Стоп! О чем это я? Почему думаю о герцоге? Прочь из моих мыслей!"
  Крепко зажмурилась и, раскрыв глаза, вновь продолжила любоваться бриллиантом.
  Но через мгновение поймала себя на мысли об обжигающем дыхании на моей шее, о будоражащих сознание прикосновениях, и сводящих с ума поцелуях, и дрожь пробежала по телу. Душа и тело горели не ведомым доселе пламенем, сердце сжималось в груди, а губы вновь просили поцелуев.
  "Ну, почему? - простонала в темноту ночи. - Почему герцог? Зачем я поддалась его чарам?"
  Перевела взгляд на камушек, мои чувства отныне к нему изменились, теперь глядя на эти играющие в лунном свете грани, буду вспоминать одного мужчину, который, кажется, крепко засел в моём сознании и... сердце.
  "Ваше сиятельство, оставьте меня в покое! Я хочу любоваться драгоценностью, ведь я так долго к этому шла!" - попросила вслух, глядя на переливающиеся грани камушка.
  Но, увы, даже его блеск не смог затмить таких ярких, таких нежных и таких горячих воспоминаний.
  Промаявшись ещё немного, и поняв, что мои попытки вернуться мыслями к бриллианту тщетны, обругала герцога самыми грязными словами, какие только пришли в голову, пригрозив в небо своим небольшим кулачком, и пообещав, у него что ни будь украсть, если будет и дальше будоражить мои мечты, пошла спать. Предварительно спрятав камушек в тайник. Кажется, не скоро его оттуда достану.
  Но и в постели этот сиятельный гад не давал мне спать, тело ныло и просило ласк, зажженный им огонь разливался по венам. Меня бросало то в жар, то в холод. Измучившись, приняла холодную ванну. Немного полегчало, но уснула всё равно под утро, забывшись тревожным сном.
  Проснулась, когда солнце было уже высоко, моей малышки не было в кроватке, значит Кет о ней позаботилась. Нерадивая из меня получается мама. Гонимая угрызениями совести, быстро позавтракала и нашла своих девчонок в саду. Этот день решила посвятить полностью доченьке. Но, даже гуляя с Соули, мыслями всё время возвращалась к герцогу.
  Меня тянуло невообразимой силой к нему. " Может переодеться мальчишкой и сходить на разведку?" Эта мысль просто проела дыру в моем сознании. Отгоняла её что есть мочи доводами рассудка. "Нельзя мне сейчас нигде бродить! Стоит выждать несколько дней! Я, ведь, не хочу за решётку?" И только упоминание о темнице возвращало в реальность.
  Кет, видя мою рассеянность, не мучила расспросами, терпеливо помогая возиться с малышкой.
  Следующей ночью снова не могла уснуть, начиная основательно злится на его сиятельство. "Я тут маюсь, а он спит там себе спокойно!"
  Хотя в душе теплилась робкая надежда, что он так же по мне скучает.
  Перестав, наконец, пытаться заснуть, поднялась к себе в лабораторию. Зажгла свечи. Может работа хоть немного отвлечёт меня. Но в эту ночь не суждено было и поработать.
  Через несколько минут как я приступила к варению зелья, в открытое окошко влетел камушек и прокатился по полу, слегка испугав меня. Выглянула и в свете Луны ясно разглядела знакомую фигуру в кепке на бок.
  "Шкет? Откуда он здесь?"
  То, что он явился прямо ко мне домой, говорило о том, что случилось что-то действительно страшное. Быстро свернув работу, поспешила к нему. Пока спускалась, чего только не надумала: с герцогом что-то случилось, может его опять ранили, и он лежит истекая кровью, или наоборот, это он вычислил Шкета и теперь мальчишке придётся скрываться, а может он вышел на моего маленького шпиона, взял его команду в заложники и требует теперь меня. Чего только в голову не лезло.
  Внутри всё тревожно сжалось от дурного предчувствия. Но действительность оказалась совсем не похожей на мои предположения.
  Таким Шкета я еще не видела. Пока он пытался отдышаться, быстро оценив ситуацию, потащила его в сад, в беседку, подальше от посторонних глаз. Хоть и ночь, но лучше быть осторожными.
  - Мари, её схватили! - выдал он, лишь обретя способность говорить.
  - Спокойно! - взяла его за руки. - А теперь по порядку рассказывай что случилось. - продолжила проникновенным тоном, внимательно глядя в глаза.
  Он кивнул, собрался и, стараясь сдерживать волнение, заговорил:
  - Эли, Элеонора - это дочь пекаря. Ей всего пятнадцать лет, - вспомнила, это та девчушка, которой Шкет не раз помогал относить домой корзину с едой. - Её отец задолжал местному банкиру огромную сумму денег и тот в уплату забрал Эли.
  - Подожди, - остановила его. А внутри уже появилась страшная догадка. - За долги отца у него забрали дочь? - уточнила.
  Он кивнул.
  - Зачем забрали? - задала следующий вопрос, хотя уже догадывалась об ответе.
  - Этот мерзкий... - начал Шкет с такой яростью, что мне пришлось его перебить:
  - Спокойно!
  Мальчишка вновь тяжело вздохнул и уже спокойнее продолжил:
  - Он забирает девушек и после продаёт их в рабство.
  - Что? - в голове моей это совсем не поместилось. Как в наш просвещённый век такое средневековье. - Как в рабство?
  - Он продаёт их разным лордам, - добавил сорванец, и по его печальным глазам поняла, что это за рабство.
  - Погоди. Разве такое возможно? - всё ещё не могла поверить.
  - Мари, ты живёшь в мире грёз, и не такое возможно, - ответил он, совсем понурив голову.
  Какое-то время мы сидели молча, я пыталась осмыслить услышанное, а Шкет просто смотрел в пол. Не представляю, какие мысли роились в его голове, но знаю точно, если сейчас я ему не помогу, могу потерять мальчишку навсегда. Он ведь отчаянный, может рвануть спасать свою принцессу самостоятельно и пропасть сам.
  - Янг, - решила действовать. - Ты сказал, что он забирает девушек за долги. И они все не из аристократических родов?
  - Да, это обычно дети лавочников, торговцев и иной мелкой братии. Главное, чтобы девочки были хоть чуточку интересны.
  В эту минуту мне стало страшно. Мой мальчик знает об тёмной стороне жизни побольше моего. И я совсем не хочу знать эту сторону. Но и оставить всё, как есть, нельзя.
  - А что же Тайная канцелярия? - задала вопрос, но уже подспудно знала ответ.
  - Герцог? - уточнил-таки Шкет. - Ему нет никакого дела. Кому нужна беднота. Вот, если бы это касалось дочери какого-нибудь графа или, по крайней мере, барона...- и он многозначительно замолчал.
  - Как ты сказал? - тут же подскочила я, осенённая идеей. - Барона!
  - Что? - мальчишка тоже вскочил, не понимая моего энтузиазма.
  - А что, если твоя Эли окажется внучкой барона или графа? Нет, графа - это слишком рискованно, их не так уж много, - продолжала я рассуждать. - А барона в самый раз.
  - Как это? - переспросил Шкет, а в его глазах зажегся лучик надежды.
  - В последнюю страшную войну его величество раздавал баронские титулы направо и налево практически всем своим воинам. И возможно такое, что дед твоей принцессы окажется очередным бароном.
  - Да! - протянул беспризорник в восторге от идеи. - Тогда, банкир будет вынужден её отпустить, чтобы не иметь серьёзных проблем!
  Наконец, он улыбнулся и у меня словно гора с плеч спала.
  
  
  Глава 35
  
  - Бумагу я организую - теперь я вещала с большим запалом. - Тебе лишь останется отнести её пекарю... - но он меня перебил.
  - Нельзя пекарю. Если он решит, что является бароном... - Шкет вновь недоговорил, но я и так поняла: если пекарь решит, что он барон, не видать Янгу своей принцессы.
  - Ладно, - нашлась тут же, - Я сама отнесу банкиру бумагу и заберу оттуда Эли. Прикинусь, какой ни будь дальней кузиной по дедовой линии.
  - А если он откажется отпускать? - спросил с надеждой глядя в мои глаза.
  - Тогда я оплачу долг, и он вынужден будет отпустить, - выдала последний аргумент. - Кстати, сколько он задолжал? - добавила непринуждённо.
  Шкет назвал сумму, и мой запал слегка погас. Это почти все оставшиеся деньги, вырученные мной за кабинет бабули. А ещё нужно будет заплатить Беане.
  Значит, придётся продать какую-то часть драгоценностей. Ничего! Главное, запомнить кому продала, и можно будет стащить ещё раз.
  - У нас всё получится! - заявила бодро.
  - Мари, это опасно! - вновь стал печальным мальчишка.
  - Но ты же меня подстрахуешь! - подбодрила его, хотя и сама была не уверена в этом предприятии.
  На этом мы и остановились. В рекордные сроки достали бумагу: мой знакомый умелец и на этот раз не подвёл. Проработали все пути к отступлению, и даже запасной план, если что пойдёт не так.
  В назначенный день я стояла на ступенях дома банкира, гордо вздёрнул подбородок и держа перед собой нужный документ. Дверь неслышно открылась и меня провел вежливый дворецкий в просторный кабинет, сплошь обставленный дорогой мебелью и различными недешёвыми безделушками. Хозяин оказался коллекционером, пока его ждала, с удовольствием рассматривала различные антикварные статуэтки, шкатулки, подсвечники из чистого золота. Сразу складывалось ощущение невероятного богатства этого дома.
  "Это к лучшему! - решила я. - Кто так сказочно богат, не станет мелочиться".
  Вскорости, моё ожидание было вознаграждено. В комнату широко шагая явился хозяин. Это был слегка полноватый мужчина среднего роста. Глядя на его добродушное лицо никогда бы не поверила, что он занимается таким отвратительным промыслом.
  Увидев меня, он расплылся в самой широчайшей улыбке.
  - Рад! - заявил с ходу.- Рад приветствовать такое чудное создание в моём доме! Чем обязан чести вас лицезреть?
  Я вкратце объяснила, зачем к нему заявилась, и вручила документ. Банкир внимательно меня выслушал и взял в руки бумагу. Пока он сосредоточенно изучал лист, продолжила рассматривать его безделушки.
  - Всё понятно, юная леди, - заговорил он, закончив просматривать документ. В том, что не сможет определить подделку, я даже не сомневалась, потому была совершенно спокойна. - Идёмте, я отведу вас к вашей...- он сделал паузу и я подхватила:
  - Кузине!
  - Точно, - довольно улыбнулся мужчина. - Кузине, - и окинул меня таким приторно-масляным взглядом, что мне на мгновение сделалось нехорошо, но в следующую минуту на его лице вновь было всё тоже выражение добродушного дядюшки. И я даже засомневалась, не показалось ли мне.
  
  Банкир повёл меня по длинным коридорам, куда-то в самый дальний конец своего дома. Уже, как только мы вышли из кабинета, я почувствовала беспокойство, с каждым новым шагом оно нарастало. Что-то происходило не так, но я никак не могла понять что.
  Наконец он остановился у дубовой резной двери, открыл замок и жестом пригласи войти. Но я не торопилась, уж больно сильно всё походило на ловушку, всё внутри меня вопило об опасности. Видя, что я сомневаюсь, он первым вошёл в комнату. Мне не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Лишь я переступила порог, как сзади последовал ощутимый толчок в спину, и я по инерции пробежала на средину открывшегося помещения, с трудом оставшись стоять на ногах. Обернувшись, увидела в дверях ухмыляющуюся физиономию банкира.
  - Ты будешь завтра лучшей жемчужиной моей коллекции, - протянул он, оглядывая меня жадно-липучим взглядом с головы до ног.
  - Да, как вы смеете? - возмутилась я и рванула к двери, но та резко захлопнулась перед моим носом, а с той стороны послышался грубый смех.
  - Бред, какой-то! - заявила я двери. Все наши планы со Шкетом рухнули даже не начавшись. Или этот банкир сразу же меня вычислил или он ничего и никого не боится, а
  это очень плохо. Это значит, что за его спиной стоят такие высокопоставленные люди, что не нам с ними тягаться.
  "И зачем я Лисой вырядилась? Пошла бы в своём обычном обличии, глядишь, просто выгнал бы. Глупые мои принципы доведут меня когда то... Ну, что ж. Будем решать проблемы по мере их поступления"
  Огляделась вокруг. Шикарная, богато обставленная спальная комната со всеми необходимыми атрибутами и небольшим книжным шкафом с открытыми полочками.
  Посредине стояла огромная кровать с бардовым балдахином. Какая безвкусица. Прошла поближе и тут же чуть не отскочила с испугу в сторону, на постели что-то зашевелилось. Вернее кто-то. То, что я приняла с ходу на гору разных тряпок, оказались в действительности двумя девушками. Девушки синхронно поднялись и без особого интереса на меня посмотрели. Одна была блондинкой, другая черноволосой, и обе довольно хорошенькие.
  - Чего кричишь? - спросила кисло блондинка. - Спать не даёшь.
  Сразу даже не нашлась что ответить.
  - Тебя тоже продали за долги? - лениво протянула черненькая.
  - Нет, - удивилась. Они совершено не вписывались в образ, что я нарисовала, вели себя слишком развязано, совсем не похоже на бедных похищенных жертв, чем обескуражили полностью
  - Завтра продадут, - зевнула черненькая.
  Девушки так же синхронно вновь повалились на подушки и опять стали походить на гору тряпья, даже дыханием не выдавая своего присутствия.
  После её слов послышались тихие всхлипывания где-то в глубине. Пойдя на звук, увидела в уголке скрюченную фигурку. Это была Эли, я её тёмные кудряшки сразу узнала. Девчушка сидела на корточках и, уткнувшись носом в собственные колени, тихонько плакала.
  - Эли? - присела я рядом.
  Она подняла заплаканное лицо. Бедняжка, сколько же она дней плачет, глаза так опухли, что их почти не видно.
  - Эли, я пришла сюда за тобой, - но она никак не отреагировала на мои слова, а по щекам ещё быстрее побежали слезинки. - Эли, меня прислал Янг, - прошептала те слова, что должны были привести её в чувство. И попала в точку.
  - Янг? - глаза девушки моментально стали огромными и полными надежды, а слёзы, наконец, перестали бежать.
  -Да, - зашептала ей. - Ничего не бойся. Мы отсюда выберемся.
  И в тоне моего голоса сквозила такая уверенность, какой у меня на данный момент не было. Но девочке об этом лучше не знать.
  - Никто отсюда не выберется, - послышалось желчное, со стороны кровати.
  Обернулась. На меня зло смотрела блондинка.
  - Никто не выбирался, а мы сможем, - ответила ей твёрдо.
  - А зачем? - неожиданно спросила черненькая, тоже поднявшись. - Ну, купит тебя какой ни будь богатенький дяденька. Будешь жить припеваючи. Лежи себе смотри в потолок, пока он между ног копошится. А с умением к этому делу подойдёшь - так ещё и деньжат сколотить можно, а то и собственный домик прикупить.
  - А что нас дома ждало? - подхватила её блондинка. - В лучшем случае в прислуги к кому податься и если удачно выйдет - всё тот же взгляд в потолок.
  И эти двое противно хохотнули.
  - В худшем, - продолжила она. - В дом увеселений или на черные работы. А здесь есть надежда, что купят нас состоятельные лорды.
  - Смотри ка, - развеселилась ещё больше черненькая, - а наш банкир гурман, подобрал удачно: черненькая, беленькая и рыженькая, а девственница на сладкое.
  И красотки зычно расхохотались.
  "Глупые курицы!" - подумала зло, но им ничего не сказала. Мы в такой ситуации, что может понадобиться помощь и этих двоих.
  - Не слушай их, - прошептала Эли. - Всё будет хорошо!
  
  Помогла ей подняться, девчушка была совсем слаба, наверное, все дни, что здесь провела, ничего не ела, а лишь плакала. Убедив её, что для побега нам понадобится много сил, накормила оставленными на прикроватном столике в корзине фруктами и уложила спать, на ту же кровать, но подальше от тех двоих. Эли уснула мгновенно, а я принялась мерить шагами комнату, прикидывая пути к бегству. Остановившись у окна, неожиданно уловила движение под одним из деревьев сада. Приглядевшись, с радостью обнаружила одного из мальчишек Шкета. Значит, мой беспризорник знает, в какую передрягу я попала. Настроение тут же поднялось вверх. План побега был у нас заготовлен на случай провала. Настало время его воплотить.
  Быстро кинулась к туалетному столику в поисках хоть какого клочка бумаги. Не найдя ничего подходящего схватила с книжной полки первую попавшуюся книгу и выдрала страницу. Быстро написав на ней пару слов, смяла в шарик и выбросила в приоткрытое окно. Мальчишка среагировал на удивление споро, мой листочек он подхватил чуть ли не на лету и быстро скрылся в ночном саду.
  Вот теперь и мне можно отдохнуть, на душе разлилось спокойствие. Шкет со мной, а это уже полдела. Завтра предстоит сложный день и я улеглась рядом с девочкой, обняв её, в попытке защитить.
  "Да, кажется, Кет права, замуж мне пора и детишек своих...Эх, только не осуществимо это. Тот, за кого бы пошла - не возьмёт, а остальные мне не нужны..."
  С такими невесёлыми мыслями и уснула.
  Утром разбудил стук и скрип двери. Подскочила в мгновение, хоть сплю и не чутко. Но в этой стрессовой ситуации организм повёл себя на удивление собрано. Сразу же оценила обстановку: нам принесли завтрак. Пока на столике расставляла приборы пожилая служанка угрюмого вида. Даже не сомневалась, что в этом доме только подобные водятся. У дверей замерли в расслабленных позах трое мужчин, но их вид был обманчивым, по тому, как зорко оглядывали пространство, стало понятно, передо мной не простые слуги. А скорей всего, наёмники и хорошо обученные. Значит, банкир предполагает, что мы попытаемся бежать. Видно, не новичок в работорговле, просчитывает всё. Это плохо, но не стоит отчаиваться, ещё не всё потеряно.
  В тишине расставив завтрак, так же молча все удалились. Блондинка с черненькой первыми ломанулись к столу. Эли ещё спала, бедная девочка. Не стала её будить, пусть отдохнёт, нам сегодня предстоит ещё побег. А то, что случай должен подвернуться, я не сомневалась. Удача своенравная дама, однако меня она пока не оставляла.
  Но стоит позаботится и о еде, силы нам понадобятся. Потому тихонько соскользнув с кровати, дабы не побеспокоить девочку, подошла к столу и, выбрав самую огромную миску, нагло стала набирать туда продукты: несколько кусочков сыра, пару булочек, фрукты...
  - Эй, ты что? - недовольно воззрилась на меня черненькая.
  Эти двое уже порядком раздражают.
  - Девочке тоже надо кушать, - заявила непреклонно, не переставая наполнять тарелку. - Или ты собралась всё сама с подружкой съесть? - допекут, заеду обеим меж глаз. И пусть они на голову меня выше, в прыжке - удар сильнее.
  - Она спит, - протянула та, некрасиво сморщив свой чуть вздёрнутый носик.
  - Проснётся и покушает, - проговорила твёрдо глядя ей в глаза.
  Наверное, она что-то поняла по моему взгляду, потому как быстро опустила глазки и продолжила трапезу.
  Дальнейший остаток дня эти две красотки нас не трогали, молча приняв и то, что лучшие кусочки принесённого нам в обед мяса, я отдала Эли.
  Ужина нам не подали, время близилось к полночи, а о нашей четверке, кажется, забыли. Но только я об этом подумала, как отворилась дверь и в комнату нагло вышагивая, явился банкир, в сопровождении всё тех же трёх амбалов.
  Мы замерли, как испуганные птички.
  - Ну, что, красотули мои, настал ваш звёздный час! - важно задрав подбородок, поведал он.
  
  - Меня будут искать! - прошипела я зло, пронзая его ненавидящим взглядом, но на этого мерзкого типа моя угроза не произвела никакого впечатления.
  - Уже не найдут! - отмахнулся, и показал обеими руками нам на выход. - Прошу, леди!
  А у меня от этих слов мороз по коже. Пугала его непонятная уверенность, очень пугала.
  Эли вновь залилась слезами, но не было времени её утешать. Схватив девочку крепко за руку, потащила за собой. Впереди шёл одни из наёмников за ним мы гуськом, по сторонам ещё двое, а завершал шествие банкир.
  Что ж, организовано у него всё серьёзно, не просто будет уйти. Но я не я буду, если не найду выход.
  Завели нас в небольшое совершенно пустое помещение, похожее больше на прихожую.
  Богатый мерзавец что-то шепнул сопровождению, и наёмники нас оставили. По тому, как спокойно он их отпустил, стало ясно, пути назад нет, они сторожат под дверью.
  А ирод, довольно крякнув, зашёл в соседнюю комнату. Услышав, как он объявляет, что торги с минуты на минуту начнутся, поняла, что там собрались "покупатели". На мгновение паника ворвалась в сознание, и потемнело в секунду в глазах. Только обморока мне не хватало.
  Постаралась взять себя в руки, глубоко вздохнув, до боли в костяшках сжала кулаки. Выдохнула, в глазах прояснилось. "Спокойствие! Главное, держаться!"
  Наверное, провидение услышало мои немые вопли, в комнатушку отворилась дверь со стороны коридора, по которому нас вели, и вошёл слуга, толкая перед собой тележку, с напитками. "Вот, он! Шанс!" - как будто кто-то завопил в моей голове.
  - Эли, срочно падай в обморок! - зашептала девочке, но та в ответ лишь непонимающе хлопала ресницами. - В обморок говорю! - зашипела я сильнее. Но реакции не последовало.
  Ничего не оставалось другого, как ударить её под коленки, и девчонка свалилась, как подкошенная.
  - Помогите, ей стало плохо! - пискнула я, и рванула к слуге, схватив его за руку, поволокла к лежащей.
  К моей радости, ей хватило ума лежать, не подавая признаков жизни. Всё внимание присутствующих было приковано к девочке. Пока прислужник растерянно склонился над телом, рванула к тележке и во все стоявшие бутылки влила снотворное, полностью опустошив пузырёк. У меня ещё в скрытых карманах полно снадобий на "всякий случай" и, надо сказать, снотворное сварила крепчайшее, хватило бы и нескольких капель, чтобы выпившие уснули на час. Этого времени было бы достаточно для побега, но на нервах вылила всё содержимое. Ну что ж, значит, проспят до утра.
  Вернулась к Эли, и присела, внимательно глядя на слугу, пытаясь прочесть по лицу, не заметил ли он чего. Кажется, нет.
  - Что с ней? - спросила у того, преданно глядя в глаза, как будто лучшему лекарю.
  Он непонимающе пожал плечами и вернулся к своей тележке, сам не зная, чего ринулся помогать девушке. А в таком деле главное внезапность. Если бы я дала ему время подумать, он бы и близко к нам не подошёл.
  - Вставай! - шепнула девочке, когда слуга достаточно отошёл.
  Она приоткрыла глаза, ободряюще ей подмигнула и помогла подняться. Эли ни словом, ни взглядом, меня не упрекнула за подлую подсечку, должно быть поняла всё. Умная малышка, но медленно соображает.
  Поднялась девочка очень вовремя, в следующую минуту дверь отворилась, зашёл банкир и, взяв блондинку за руку, повёл за собой. Мы лишь испуганно переглянулись, а черненькая, должно быть, сообразив, наконец, что сейчас решится её судьба, придвинулась к нам.
  
  Что происходило дальше в той таинственной комнате, мы прекрасно слышали. Банкир объявил цену в сто серебряных, сначала расхвалив девушку, как лошадь на ярмарке, а после начались торги. Это были отвратительные мгновения, мы замерли, боясь пошелохнуться, сбившись в кучку.
  Когда он крикнул: "Продано!", остановившись на сумме в тысячу золотых, дружно вздрогнули.
  Мерзкий тип вновь вошёл и взял за руку черненькую, она шла уже не так решительно, как первая, и всё время оглядывалась на нас.
  И вновь повторилось то же самое. Я уже начала основательно нервничать: "Если нас успеют продать до того, как подадут напитки... Даже подумать страшно!"
  Но судьба смилостивилась, в следующее мгновение отворилась дверь, и прислужник покатил свою тележку внутрь. Вернулся уже без неё и даже не взглянув в нашу сторону удалился.
  Мне осталось только мысленно повторять: "Пейте, гады!"
  Но не успела я расслабиться, как явился банкир и, схватив меня крепко за руку, поволок "на плаху". Услышала, как сзади Эли всхлипнула. Хотела её ободрить, но не успела.
  Открывшееся помещение походило на небольшой театр, на сцену которого меня сейчас тянули. Добравшись до средины сцены, работорговец, наконец, выпустил мою руку из своего железного захвата.
  Демонстративно брезгливо вытерла ладонь о платье. В зале послышались смешки.
  "Для вас я тоже кое-что заготовила!"
  Гордо подняла голову, от охватившего отчаяния в глазах потемнело, когда немного прояснилось, окатила "партер" самым презрительным взглядом, на который только была способна. И замерла, не в силах отвести взгляд и поверить в увиденное.
  В самом центре, на почетном месте восседал герцог. Внутри что-то больно сжалось, до тошноты, до помрачения рассудка. "Нет! Этого не может быть?! Только не он!"
  Но действительность смотрела на меня ясными голубыми глазами. Его сиятельство даже немного поддался вперёд. Должно быть, узнал.
  "Мама дорогая! Так вот почему банкир настолько уверен в себе, его покрывает сам герцог!"
  Плохо стало настолько, что я, должно быть, пошатнулась, и тут же почувствовала чужие ладони у себя на плечах. Работорговец что-то вещал, но я не слышала, сквозь шум собственных мыслей и чувств. И всё продолжала неотрывно смотреть ему в глаза.
  Что-то оборвалось во мне, что-то умерло. Сердце сдавили железными тисками.
  "Ох, Лисонька, Лисонька, и зачем ты полезла в эти страшные игры. Это не твое, тебе нет места в этом жестоком мире. Здесь растопчут и не заметят. Игралась бы своими камешками..."
  
  
  Глава 36
  
  Горло сдавил ком, мешая дышать.
  "Что? Слёзы? Не дождётесь!" Неожиданная злость вывела меня из состояния ступора.
  И услышав: "Жемчужина моей коллекции, рыжеволосая нимфа - одна тысяча серебряных!", со всей дури саданула каблучком, стоявшему сзади и державшему меня за плечи банкиру. Он взвыл. Удачно попала прямо по голени, это очень болезненно, я то знаю.
  В зале поднялся шум. Ловила отрывки фраз: "дикая", "необъезженная", "она ещё и лягается".
  "Я ещё и не такое могу!" - с ненавистью глянула на мужчин. На его сиятельство старалась не смотреть. Нет его больше, умер, вместе со мной, здесь на сцене.
  - Горячая красотка с огненными волосами! Пять тысяч серебряных, кто больше? - неожиданно прорезался голос работорговца. Он ещё потирал ушибленную конечность, но уже перестал скакать на одной ноге.
  "Что, очухался?" - подумала, ещё больше распаляясь.
  Он в этот момент увлеченно вёл торг. Недолго думая, подскочила и с размаху стукнула его по другой голени. Ирод выдавил что-то нечленораздельное и от греха подальше, спустился от меня в зал, продолжая там свою мерзкую торговлю.
  Гордо перевела полный ненависти взгляд на "партер": "Кому ещё заехать?"
  И вновь нечаянно посмотрела на герцога, и от неожиданности не смогла отвести взгляд, его лицо выражало такой восторг!
   А над сводами зала продолжало греметь: одиннадцать, двенадцать, пятнадцать...
  С каждым новым воплем переводила взгляд на выкрикнувшего.
  "Это дурной сон! Просто дурной сон! Сейчас я проснусь и окажусь дома, со своей малышкой" При воспоминании о моей девочке, снова подкатил ком к горлу. " Вдруг, я никогда к ней не вернусь!"
  Сцепила крепко зубы: "Не буду плакать! Не доставлю этим подонкам такой радости!"
  - Пятьдесят! - настолько резко громыхнуло под сводами до боли знакомым голосом, что я вздрогнула.
  В зале повисла гробовая тишина. За пятьдесят тысяч серебряных можно купить целый дом.
  В ужасе смотрела на герцога, не веря в реальность происходящего.
  - Продано! - прохрипел работорговец сдавлено.
  "Он меня купил! - эта страшная мысль застряла в моей голове и била, как колокол в храме, заглушая всё остальное. - Он меня купил!"
  Такая апатия объяла, всё стало пустым и не нужным. "Зачем я сюда пришла? Жила бы и дальше в мире своих грёз. Не хочу я этой правды жизни!"
  Банкир забегал, наливая лордам напитки, а я стояла, понурив голову и опустив плечи.
  Слышался звон бокалов, тихие разговоры. Сколько пребывала в прострации, не знаю, очнулась от странного звука.
  Подняла голову: работорговец свалился у столика с напитками, перевернув оный. Оглянулась вокруг - все спали, в разных позах, кое-кто ещё с бокалами в руках из которых бардовая жидкость выливаясь, окрашивала их белоснежные рубашки и тёмные сюртуки. Даже герцог спал, откинув голову на спинку кресла.
  "Что же я стою?!" - рванула в комнату, где оставили Эли. Девочка сидела на корточках, так же, уткнувшись лицом себе в колени.
  - Элеонора! - назвала её полным именем взволнованно. - Поднимайся! Бежим!
  И лишь она встала, потащила её в зал с лордами, кажется, я там видела ещё одну дверь прямо на сцене. Забежав, остановилась на мгновение, всё так же, ничего не изменилось, высокопоставленные гады спят. Эли остолбенело обвела почивающих испуганным взглядом.
  - Ты их убила? - прошептала она с таким ужасом в голосе, что и её захотелось стукнуть.
  - Они спят, - рявкнула зло.
  "Всем спокойной ночи!" - подумала злорадно и побежала на выход, крепко держа за руку девочку. Эли, быстро оценив ситуацию, стала значительно быстрее перебирать ногами.
  Открыв дверь, обнаружила коридор, в котором топтались передо мной проданные девушки. Окинула их грозным взглядом.
  - Кто хочет на свободу - за мной! - проговорила не останавливаясь.
  Выбежав в холл, оглянулась, те две за нами не последовали. "Ну что ж. Это их выбор!"
  Быстро сориентировалась в хитросплетениях архитектуры и сиганула по коридорам к черному ходу, хорошо, что заранее изучила все ходы и выходы.
  Девочка бежала на удивление быстро, не отставая. Должно быть, тоже у Шкета тренировалась. Двигались мы по совершенно пустым лестницам и коридорам, даже странно, неужели банкир не озаботился охраной, кроме тех троих?
  Вот он последний этап, справа дверь на кухню, слева в кладовку, нам прямо. Там, в конце, путь к свободе. В радостном предвкушении распахнула дверь... И замерла.
  Закрывая нам дальнейшую дорогу, на проходе стоял его сиятельство собственной персоной.
  Сердце трепыхнулось, и зашлось сумасшедшим стуком. Страх прокрался по позвоночнику и замер в районе затылка. Эли тут же бросила мою руку и по тому, как зашуршало её платье, сползла по стенке на пол.
  Его сиятельство пристально смотрел мне в глаза, пронизывая насквозь, и чудилось мне в этом взгляде всё зло мира.
  "Теперь он меня не отпустит, ведь, я свидетель его преступления. И что самое горькое: он меня купил. Я его собственность! - от этих мыслей захотелось завыть. - Нет! Я свободный человек!"
  Отчаяние помутило рассудок, и я медленно вынула из-за пояса небольшой нож. Что собиралась им делать, не знаю. Герцог во много превосходит меня силой и ловкостью. Но мне терять уже нечего. Никогда ничьим рабом не буду.
  Резко взмахнула, целясь в шею. Но он перехватил мою руку, да так быстро, что я не заметила. Вскрикнула от боли, когда сильно нажал на запястье и нож выпал из ослабевших пальцев. На глаза навернулись таки предательские слёзы.
  Какое то мгновение, показавшееся мне вечностью, мы стояли пристально глядя друг другу в глаза. Вот только руки мои он держал в железной хватке. И вырваться не было никакой возможности. Мои попытки выглядели, как трепыхание воробья в зубах змея.
  - Тшшш, - неожиданно издал звук его сиятельство. - Я не причиню вам вреда.
  "Конечно, в лучшем случае сделаешь меня своей постельной игрушкой!"
  Вновь попыталась вырваться.
  - Успокойтесь! Я вам помогу! - проговорил проникновенно, но я не желала его слушать, и продолжала попытки освободиться.
  - Да, остановитесь же вы! - встряхнул меня хорошенько, да так, что зубы клацнули. - Я помогу вам уйти!
  Наконец, до меня дошли его слова и я обмякла в его руках. Поняв, что больше не намерена с ним сражаться, медленно выпусти. Всё ещё не веря герцогу, отступила на шаг. Он следил за мной, ожидая, когда я окончательно приду в себя.
  - Идемте, у входа стоит моя карета, она доставит вас домой.
  "К кому домой?" - вновь вернулся страх.
  - Нет, нам к черному входу, - еле выдавила из себя хрипло. Голос совсем не слушался, скрипя, как несмазанная повозка.
  - Хорошо, - тут же согласился он, видя моё замешательство.
  Всё ещё с недоверием взглянула в глаза герцогу и обернулась к девочке.
  - Эли! - позвала тихонько. Хоть бы бедняжка не тронулась рассудком, столько потрясений в день. - Эли, мы спасены, осталось немного. Поднимайся!
  Она подняла на меня заплаканные глаза, потом перевела взгляд на герцога.
  - Всё хорошо! Он нас выведет! - заверила её, хотя сама ещё не была уверенна.
  Девочка кивнула, и мы вместе поднялись. Его сиятельство стоял, не двигаясь, должно быть боялся спугнуть такое хрупкое доверие.
  Взяла Эли за руку и решительно ступила в темноту ночи.
  - Может всё-таки к моей карете? - ещё раз переспросил герцог.
  - Нет! - ответила твёрдо. - Нас там ждут!
  - Хорошо, - его сиятельство тяжело вздохнул и пошёл вперёд, мы двинулись за ним следом.
  Продвинулись по саду мы совсем немного, когда герцог жестом остановил и, приложил палец к губам, призывая нас к молчанию, к чему то прислушиваясь.
  Остановившись, я тоже уловила тихие голоса. Его сиятельство приказал оставаться на месте, а сам свободно, не таясь, пошёл вперёд.
  Мы с Эли застыли в ожидании, боясь даже дышать. Банкир оказался не так прост, и расставил даже в саду своих людей.
  Вскорости, услышали тихую речь, которая буквально через минуту взорвалась лязгом оружия. В ужасе зажмурилась, вспомнив, как обнаружила раненого герцога, тогда я так же стояла в переулке, прислушиваясь. Схватка была недолгой, ещё пара минут и в поле нашего зрения показался человек. С облегчением сразу же поняла, что это его сиятельство.
  - Теперь можем идти, - проговорил он, подойдя к нам.
  И мы вновь двинулись, в полном молчании, следуя за его сиятельством. С ужасом поняла, что мы с Эли сами бы не выбрались. Наткнись мы в темноте на наёмников, даже не представляю, что с нами бы случилось.
  Наконец, впереди показался каменный забор, а в тени кустарника незаметная сразу глазу потайная калитка. Герцог первый выглянул, вышел сам, а потом и нас выпустил.
  Как и договаривались, у черного хода нас ждала карета. Я подтолкнула Эли вперёд. Как только она оказалась внутри, раздался восторженный возглас: "Янг!"
  Сумасшедшая девчонка, она же выдаст нас герцогу. Прежде чем сесть за ней, оглянулась. Его сиятельство стоял у калитки, вернулась к нему.
  - Как вы здесь оказались? Ваш род обеднел? У вас долги? - с тревогой в голосе спросил он. - Я мог бы помочь...
  - Нет, я пришла за ней, - перебила герцога, кивнув в сторону кареты, пока он не зашёл далеко в своих предположениях. Его сиятельство принимает меня за леди, не буду разубеждать в этом заблужении.
  Он смотрел на меня так, словно не мог наглядеться.
  - Я здесь по долгу службы, - неожиданно заговорил. - Давно выслеживал этого мерзавца, и только недавно удалось втереться ему в доверие. Ничего не бойтесь, он больше никого не побеспокоит.
  У меня такой камень с души спал, что готова была танцевать.
  - Благодарю вас, - проговорила тихо и, приподнявшись на цыпочки, легко прикоснулась губами к его губам и лишь попыталась вернуться в исходное положение, как была схвачена крепкими руками Давея. И поцелуй перерос в другую стадию, обжигающую и сводящую с ума.
  С трудом заставила себя оторваться от герцога.
  - Прощайте! - прошептала ему в самые губы и, развернувшись, сделала несколько шагов к терпеливо ожидавшей карете.
  - Что вы добавили в напитки? - услышала вдогонку.
  - А, - пришлось вновь повернуться. - Это снотворное, - немного замялась и добавила виновато: - Только я дозу влила чуть больше, чем следовало. Проспят до утра. А почему вы? - не договорила, но герцог и так понял без слов.
  - Я не пью на службе, - ответил на мой не заданный вопрос.
  - А, - протянула, вспомнив, что и на балу он лишь немного пригубил шампанское.
  - Вы облегчили мне работу, - улыбнулся он так нежно, что по телу разлилось тепло, и захотелось остаться с ним.
  - Как вас зовут? - вдруг спросил его сиятельство.
  А вот это уже опасная тема, тем более, что имени я так себе и не придумала. Не называться же Лисой.
  - В следующую встречу! - ответила загадочно (а что, в женщине должна быть какая-то тайна), и уже не оглядываясь, села в карету.
  Не успела разместиться, как мы отъехали. И безумно захотелось ещё раз взглянуть на герцога. Высунулась в окошко.
  Он стоял, широко расставив ноги, держа одну руку на эфесе шпаги, а другую засунув в карман сюртука. И было что-то в этой позе... как будто два совершенно разных человека объединили в одном: с одной стороны строгий, принципиальный, жесткий страж порядка; а с другой - хулиганистый мальчишка. И этот мальчишка иногда выглядывает в озорном блеске глаз, в размашистых жестах, в неожиданных поступках. Вот, как сейчас. А ведь он, скорей всего, догадывается, что я Лиса...
  Когда фигура его сиятельства полностью скрылась из вида, села поудобнее. Шкет обнимал свою принцессу, и что-то шептал ей на ушко. Им сейчас не до меня.
  С удивлением за ним наблюдала, а мой пацан совсем вырос. Только не понятно, чем ему понравилась эта плакса. Хотя, если даже мне всё время хотелось её защитить, то, что говорить о моём мальчишке. Попался он на удочку её ранимости и, чего уж там хитрить, девочка действительно очень хорошенькая. Вырастет в настоящую красавицу.
  Доехали мы до площади в полной тишине, не считая грохота самого средства передвижения и конских копыт по мостовой. Не далеко от моего дома, Шкет дал знак остановиться. Я в молчании покинула карету, лишь кивнула, прощаясь.
  
  Давей смотрел вслед удаляющейся кареты и сам себе удивлялся. Кажется, у него входит в привычку отпускать Лису.
  А ведь такой удобный случай представился. Он мог её увести ещё из того зала и плутовка никак бы уже не отвертелась. Пусть приобретена незаконно, но она теперь его собственность. И пожелай он, ни один суд не смог бы изменить её участь. Захотелось на секунду стать эгоистичным негодяем, забрать себе девочку, увести в свой особняк и спрятать её от всего мира. А какие причудливые картинки сразу же нарисовало воображение...
  Но увидев её взгляд полный боли и разочарования, его сиятельство ясно понял, что если сейчас её не отпустит - может потерять девушку навсегда.
  Сердце сжалось от безысходности, когда в этих прекрасных глазах прочитал презрение. Ему приходилось наблюдать и большее. Но сегодня появилось ясное ощущение, что в этих зелёных глазах он хочет видеть только любовь и желание.
  Улыбнулся, вспомнив затуманенный взгляд, легкий румянец, и опухшие от поцелуев губы. Только такой он мечтал её лицезреть, потому сегодня отпустил. Давей с досадой почесал затылок. Судьба удивительным образом их сталкивает.
  В тот момент, когда увидел её на сцене, сердце громыхнуло в груди настолько яростно, что боялся, этот звук услышали окружавшие. Внутри всё перевернулось, чуть не сорвал всю операцию, с такой силой захотелось вскочить и увести оттуда. А когда малышка опалила его своим презрением, от себя самого стало тошно. И хоть не мог отвести от неё глаз, доиграл свою роль до конца.
  Неожиданно сосед слева выронил бокал, и герцог обнаружил, что происходит нечто странное. Лорды один за другим стали засыпать, его сиятельству безумно захотелось узнать, кто виновник сего действа. И претворившись спящим, стал из-под ресниц наблюдать за происходящим.
  В тот момент, когда Лиса рванула со сцены, и, проследив остальные её действия, всё понял.
  Велел своим людям девушек не трогать на всём пути их следования, к тому моменту вся прислуга и наёмники находящиеся в доме были обезврежены, потому две беглянки свободно могли покинуть такой неприветливый особняк.
  Давей не мог отказать себе в удовольствии встретить её на выходе.
  А какой она была смелой, вытащив откуда-то нож. Его девочка собиралась бороться до конца, хотя и понимала, что шансов у неё нет. Как она была хороша с решительным блеском в глазах. Его малышка из тех, кто никогда не сдаётся.
  "Его" - Давей хмыкнул.
  Подозвав одного из своих ребят, велел проследить за каретой.
  Герцог со вздохом взглянул на вышедшую из-за туч луну. Пора начинать операцию. Подал незаметный знак своим людям.
  Всего через четверть часа особняк банкира был занят его людьми. Наёмники, оставшиеся без руководства, сопротивлялись недолго. Его сиятельство даже не успел разогреться, орудуя шпагой.
  Спящих любителей рабынь спешно погрузили в кареты Тайной канцелярии. Проснуться они уже за решётками. Лиса оказала им хорошую услугу. Вся операция прошла в тишине и спокойствии, без возмущённых воплей и призывов жаловаться на произвол главы Тайной канцелярии королю.
  И эти жалобы могли быть услышаны, работорговлю покрывал сам наследник престола, потому банкир совершенно потерял бдительность, герцогу с трудом удалось втереться к нему в доверие. К слову сказать, ему пришлось даже купить пару девушек, через подставных лиц, но так, чтобы это стало известно работорговцу. Да ещё и изображать на всех балах и приёмах глубоко развращённого и беспринципного кутилу.
  
  Оставив карету, я не сделала ещё и пары шагов в направлении своего дома, как краем глаза уловила какое-то движение. Обернулась и со страхом заметила, как на козлы, практически незримо, словно тень, запрыгнул человек.
  "Герцог оправил за мной слежку! - неожиданно осенило. - Ну, как можно быть такой наивной?!"
  Вложила два пальца в рот и что силы свистнула, эту способность мне тоже мальчишка привил. Надеюсь, Шкет всё поймёт.
  Некоторое время наблюдала за движением кареты. Увидев, как та вильнула резко и, развернувшись, понеслась в совсем ином направлении, поняла, что мальчишка меня услышал и догадался об опасности. Дальше он сам справится.
   Со спокойной душой отправилась домой, предварительно хорошенько проплутав по улочкам. От греха подальше, вдруг, его сиятельство за нами несколько человек отправил.
  Вернувшись домой, тихо прокралась в свою комнату и свалилась даже не раздеваясь, кажется, посещение дома банкира основательно потрепало мне нервы.
  Следующим утром меня подняла Кет и принялась знакомить с нашей новой прислугой.
  Со всеми этими треволнениями я совсем забыла, что давала ей поручение пополнить штат. Думать о герцоге было некогда, увлекшись делами, на время забывалась и вспоминала о нём лишь в минуты затишья.
  Первой мне Кет представила кухарку полненькую жизнерадостную женщину, лет пятидесяти. И широта её души, равнялась обхвату талии. Она с ходу принялась охать и ахать, как же я худенькая, и обещала, что в её заботливых руках быстро наберу вес. Я покивала головой, соглашаясь с Хетер - так она представилась, пусть не теряет надежду откормить мою персону. Ей лучше не знать, что подобное не удавалось никому. Это непоседливое тело совершенно не способно накапливать жир.
  Вторым она позвала нового дворецкого. Когда Морис вошёл, мне показалось, гостиная сильно уменьшилась в размерах. Мужчина оказался не просто высокого роста, он был огромен, мне представлялся просто великаном. Когда сделал несколько шагов ко мне, замерла в ожидании, что сейчас заденет головой люстру и все свечи осыплются, как орехи по осени.
  А плутовка Кет стояла в дверях и с хитрой улыбкой наблюдала мою реакцию. Дабы не развлекать её ещё больше пригласила Мориса присесть. Он неловко уселся на краешек дивана, который стал сразу же выглядеть эдаким диванчиком для детей под гигантом. Мужчина, несмотря на свои размеры, оказался очень застенчивым и всё время нашего разговора мял в руках шляпу, украдкой поглядывая на меня. Объяснила ему, что его функции не ограничатся только стоянием у дверей. Нам необходим в доме и саду помощник, Морис согласился, а когда я упомянула работу на конюшне, так и вовсе улыбнулся довольно.
  Но что больше всего меня порадовало: когда назвала сумму, которую он сможет получать за свою работу, будущий дворецкий неожиданно побледнел и заявил, что это слишком много и он не может принять столько. Его невольная реакция расположила сразу же к этому неуклюжему детине. Пресекши всякие сопротивления, пусть видит, что с маленьким ростом и хрупким телосложением, я унаследовала ещё и сильный характер, отправила Мориса на конюшню. Пусть осваивается.
  Третьей была горничная Рода. Немного старше меня, с невыразительными чертами лица, крепкого телосложения. С ней я разговаривала меньше всего, рекомендательные письма, что девушка предоставила, были в полном порядке, в вкратце объяснив обязанности, отправила в подчинение к экономке. Не забыв похвалить Кетти за прекрасный выбор прислуги.
  Пару следующих недель сидела дома, тихо, словно мышь. Даже на рынок отправляла Кет.
  Хотя шило в одном месте меня уже порядком извело. Несколько раз даже хваталась за костюм мальчишки.
  "Как там герцог? Что с ним?" Еле себя сдерживала, чтобы не пойти к Тайной канцелярии на разведку. Да только нельзя, к страху разоблачения, примешался неизведанный ранее трепет от моего то ли мнимого, то ли настоящего рабства. Кто его знает, как поведёт себя его сиятельство в иных обстоятельствах. Показалось мне или нет, но в один миг, когда я медленно умирала на сцене, в глазах Давея сверкнул хищный огонёк. И мне почудилось его желание закрыть меня где-нибудь в своём особняке. Повременю ка я лучше со встречами с его сиятельством.
  Но знать, что происходит в городе - было уже невмоготу.
  
  Главы 37-50 удалены.
  
  Дорогие читатели, не забудьте поделится своими впечатлениями о прочитанном с автором: комментарии.


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"