Аманди Хоуп: другие произведения.

Охота на Лису

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    ТРИЛОГИЯ


    Появление в городе дерзкой и таинственной воровки-одиночки Лисы приводит к разногласиям в преступном сообществе и нарушает спокойную размеренную жизнь стражей порядка, особенно его главы, завидного жениха и прожженного ловеласа. На кону его профессиональная честь и авторитет, заработанный годами службы. Для нее же - это просто забава. Кто выйдет победителем в этой, казалось бы, неравной схватке? Что победит - богатый жизненный опыт и изящное коварство или же юношеский авантюризм и унаследованный талант? Сезон охоты открыт, вот только кто охотник, а кто добыча покажет время...

    Спасибо Оксаночке, моему любимому редактору, за её работу.


    За обложку благодарность Дунаевой Татьяне

Часть текста отсутствует. Не рассылается.
  
  
  
  Дыхание сбилось, нестерпимо кололо в боку, но я знала, что останавливаться сейчас никак нельзя. Даже оглянуться на преследователей не смела, слыша, что они не отстают.
  "Чтобы охота на лису была удачной, охотник сперва должен узнать обо всех повадках этого хитрейшего зверя, а для этого надобно ее выследить. И только выследив плутовку, и подобравшись к ней поближе, изучив ее, можно переходить к погоне, а точнее загону", - в голове всплыл отрывок из книги, однажды найденной в дедовой библиотеке.
  Охотившиеся на меня во главе со своим предводителем строго придерживались этих правил. Еще бы, герцог Лаисский - знатный охотник, никогда не возвращался домой без трофея.
  "Нет, нет и еще раз нет! Не хочу стать ничьим трофеем и тем более позволить себя поймать его светлости", - запротестовала мысленно.
  К моей радости, длинная прямая улица закончилась, разветвляясь на три небольшие извилистые улочки. Нырнула в ближайшую, лишь бы побыстрее скрыться из видимости догонявших.
   Не знаю, сколько я плутала по тем узким улочкам и кривым переулкам, словно настоящая хищница, заметающая следы. Счет времени был потерян, силы на исходе. Оторваться от погони не удавалось. Мои преследователи то отставали, то снова выныривали где-то совсем рядом. Появилось ощущение, что меня умело вели в определённом направлении, как загонщики на настоящей звериной охоте. Казалось, сейчас нырну в очередной переулок и выбегу на красные флажки. Хотя, нет, в моём случае это были факелы. Как только видела их свет впереди, тут же меняла направление движения.
  "Охота на лису с флажками весьма увлекательное занятие", - снова пришел на ум отрывок из той книги.
   "Самое главное - не дать лисе вырваться из облоги, не дать найти выход из замыкающегося круга..."
   Дышать становилось всё труднее, за бок уже даже не держалась, боль переросла в стадию тупой. Усталость накатывала волнами, иногда казалось, что ещё немного и не выдержу, упаду и больше не встану. Ноги еле несли, спотыкаться стала практически на каждом шагу. Но я буду не я, если вот так сдамся, ползти буду, но не остановлюсь, я найду этот выход.
  Дорогу впереди вновь осветили факелы, метнулась в сторону, и неожиданно обнаружила, что мне эта местность знакома. От радости даже быстрее заковыляла. Оставалось совсем немного - пересечь вот тот небольшой овражек, затем мост, а за ним трущобы и все, там уже моя территория. Вот он мой выход, мое спасение! Там меня преследователи не достанут, там даже камни у дороги и развалившиеся хижины на моей стороне. Там мой самый преданный друг Шкет...
  Осознание скорого спасения придало сил, и я побежала, что было мочи.
  Но, увы, недолго. Неожиданно послышался хлопок, а за ним запоздавший приказ: "Не стрелять!" Я узнала голос, знакомый до боли...
  В этот же момент меня будто кто-то с силой толкнул в бедро. Свалилась, как подкошенная, и кубарем покатилась вниз того самого овражка.
  Вскочила на ноги и тут же упала опять, бедро обожгла резкая боль. Неужели в меня стреляли? Нет, ни стрелы, ни ножа в ноге не торчало. Что это? Что за странное оружие? Перед глазами потемнело. Осторожно, преодолевая боль и головокружение, поднялась на ноги. Мне нельзя останавливаться, они совсем близко. Прикоснулась к бедру, пальцы ощутили что-то липкое. Кровь...
  "Гонимая преследователем, даже смертельно раненая лиса не умрёт, пока движется..."
  Раздумывать некогда. Надо бежать, я не сдамся. Вот он мост, совсем близко, а с той стороны бедные кварталы, там им меня не достать. Всего каких-то сто метров и свобода...
  Каждый мой шаг отдавался безумной болью, но я шла. Воздух из лёгких уже вырывался со свистом. Вот и опора моста... Ещё чуть-чуть... Почти середина...
  Странно, но шум погони перестала слышать. Может, от боли? Сделав ещё пару шагов, поняла, почему прекратилось преследование: с той стороны моста, где было моё спасение, тоже поднимались люди с факелами...
  Оглянулась: с другой стороны также отход перекрыт. Обложили меня, словно зверя. Всё, кажется, добегалась, лисичка...
  Прислонилась устало к каменным перилам моста.
  Как же болит нога... Рана всё еще кровоточила, если её не перевязать в ближайшее время, могу потерять много крови. Пока осматривала кровавое пятно всё расползавшееся по штанине, краем глаза уловила какое-то движение сбоку. Подняла голову.
  От толпы, что гналась за мной, отделилась фигура и стала ко мне приближаться. Уже с первых шагов узнала этого мужчину. Сомнений не осталось - ко мне медленно и осторожно, словно боясь спугнуть, шёл его сиятельство, герцог Лаисский, собственной таинственной персоной.
  Улыбнулась грустно. Так вот кто устроил на меня охоту. Конечно, я давно догадалась, кто за этим стоит, но все же до последнего не хотелось верить. Теперь убедилась воочию. Сердце так сжалось от боли, что потемнело в глазах, и я зажмурилась. Пусть бы кто угодно, но только не он, пусть по его приказу, только бы не лично, мне бы так было легче. Но ведь глава Тайной канцелярии всего лишь выполняет свою работу, от чего ж мне так плохо?
  Мы с ним, увы, находимся по разные стороны закона. Всё это я прекрасно понимаю, только сердце сжимается сильнее с каждым его шагом. Душевная боль перекрывает физическую. Как я могла ему поверить? Он же охотник, а я - мишень. И все, что было до этого - игра, способ подобраться поближе к наглой воровке, бросившей тень на его безупречную профессиональную репутацию.
  "Лиса - ловкий, хитрый и осторожный хищник и желанный трофей для любого охотника".
  Ну, что же, Лисичка, вот ты и стала трофеем, очередным трофеем. Ну почему же в той полезной книжке не было написано, что лисичкам нельзя влюбляться? Влюбленные они становятся доверчивыми, беззащитными и... глупыми.
  Наблюдая за шествием его сиятельства, присела на перила моста. Кажется, мой путь на этом и закончится. Печальная концовка, казалось бы, весёлой истории.
  Он остановился, уловив моё движение, когда я отодвинулась к самому краю.
  - Иди ко мне, - сказал так нежно, что у меня внутри всё сжалось, и протянул руку.
  В этот момент мне с безумной силой захотелось плюнуть на всё, забыть весь этот кошмар, поверить и пойти в его, такие родные и тёплые, объятия.
  Это же так просто - сделать несколько шагов. Только я не сдвинулась с места. Всего пара-тройка метров отделяли меня от любимого человека, но они словно стена, которую невозможно ни обойти, ни разрушить. И в этот момент память "услужливо" подкидывает мне сюрприз.
  "Я намерен засадить её на всю жизнь за решётку, там красота не понадобится!" - эта фраза его сиятельства набатом звучит у меня в голове, разбивая влюблённый туман в пух и прах.
  Отрезвленная такими воспоминаниями, впадаю в другую крайность - меня охватывает паника. "Не хочу за решётку!" Я панически боюсь тюрьмы. Одна только мысль о сырых застенках, о вечной ночи в темнице, о муках одиночества - приводит меня в состояние смертельного ужаса. Нет, никогда, ни за что!
  "Поведение лисы в минуты опасности может быть непредсказуемым..."
  Улыбнувшись немного виновато герцогу, оттолкнулась носочками от камня и полетела головой вниз, в тёмную гладь реки. Вся предыдущая жизнь пролетела перед глазами, вспомнилось, как все начиналось - весело и безобидно. Могла ли я тогда предвидеть, что мой авантюрный характер и безумная любовь к камешкам приведут к подобному финалу...
  
   І Часть
  
  Глава 1
  
  В свете уличных фонарей все вокруг кажется каким-то ненастоящим, сказочным, легко верится в нереальность мира. Если прищурившись смотреть сквозь полузакрытые веки на тускло-желтый свет ночных светильников, то картинка расплывается, и уже перед вами не обычные фонари с дымящимися факелами, а таинственные и загадочные звездочки. Только их сияние не далекое и холодное, как у небесных сородичей, а тёплое и мягкое, которое можно рассматривать бесконечно долго. От этого завораживающего света где-то в самой глубине души зарождается небольшой огонёк предчувствия волшебства и чуда. Он, разрастаясь и заполняя приятным теплом все внутри, превращается в удивительное облако надежд и грёз, которое с каждым мгновением трансформируется в мечту.
  С самого детства, сколько себя помню, любила гулять по ночам, чем вызывала беспокойство родных. За долгие полуночные похождения частенько попадало от моей любимой, ныне уже ушедшей в иной мир, бабули. Но никакая взбучка, даже с применением таких серьезных воспитательных аргументов, как ремень, не смогли отбить у меня эту любовь. Невзирая на запреты и наказания, снова и снова бродила по ночным улицам нашего большого и очень красивого города, и любовалась, погрузившись целиком и полностью в мир своих фантазий. И вот, детство осталось позади, но привычкам своим не изменяю и сейчас...
  После теплого весеннего дождика мостовая была "усеяна" лужами, в которых отражались ночные искусственные солнышки, отчего улица казалась сказочно нереальной. Этим вечером в воздухе стоял дурманящий запах цветущих деревьев. Весна уверенно набирала обороты, прибавляя к моему и без того приподнятому настроению дополнительную волнительную ноту.
  Вот уже полчаса как пребывала в состоянии эйфории, душа пела, сердце отбивало дробь, пританцовывая ей в такт. Неслась по ночному городу по-детски вприпрыжку, насвистывая веселенький незатейливый мотивчик. Передвигаться спокойно в таком триумфальном состоянии никак не получалось.
  На счастье (и это немаловажно для моего столь странного хобби), по дороге не попалось ни одного прохожего, да и откуда им взяться во втором часу ночи. А то они бы, скорее всего, запомнили странное, если не сказать сумасшедшее, создание, летящее куда-то на всех парах в столь позднее время.
  Вид сейчас, как, впрочем, и обычно, у меня был, прямо скажем, не аристократический, а скорее хулиганский. Сама по себе худощавая, невысокого роста, а в потёртой кепке с козырьком, скрывающим глаза, я производила, когда мне это было надо, впечатление мальчишки-оборванца, которыми кишмя кишат наши улицы. Руки всегда держала в карманах огромных шаровар, ансамбль дополняла курточка таких же необъятных размеров, где можно было спрятать не одну меня, а даже парочку. Да, девушку во мне признать было трудно, тем более привлекательную. В таком одеянии меня принимали за шпану с бедных кварталов. Хотя это заботило мало, даже было на руку - не привлекало ненужного внимания, тем самым превращая меня практически в невидимку.
  Сегодня же был особенный день, точнее ночь. В этот ночной час я сгорала от нетерпения, совсем немного и увижу его... Сердце трепетало в предчувствии чуда. Ещё пара шагов и...
  Добежав до парка, расположенного вдоль набережной нашей небольшой реки, с разбега плюхнулась на резную лавку, стоящую под самым ярким из освещающих этот уголок городского отдыха фонарей. Вдохнула полной грудью витавший здесь запах жасмина, вскруживший и без того мою пьяную от успеха голову.
  Наконец, ещё секунда, и этот долгожданный момент настанет, волнение достигло своего апогея. В мыслях изобразила торжественную барабанную дробь и медленно вынула из кармана руку, сжатую в кулак. Какое-то время сидела, пытаясь успокоить сбившееся дыхание, закрыв глаза, боясь разомкнуть ладонь. Затем медленно разжала пальцы...
  О, это чудо, это сказка! На моей ладони лежал он, играя всеми своими гранями в волшебном свете фонаря, что делало его ещё более неземным. "Маркиза!" - крупный бриллиант, весом почти 86 каратов, исполненный в виде капли росы.
   Его так назвали в честь какой-то там маркизы, имя которой давно кануло в лету. Согласно легенде этой даме уникальный камешек был преподнесён в дар за заслуги перед отечеством, и одарил её подобным образом сам король.
   "Интересно, какие такие услуги так щедро одаривались?" - я скептически скривила губы.
  Только ни одна маркиза, да что там маркиза, королева его недостойна! Только я!
  - Мой! - прошептала в экстазе, рассматривая драгоценность. - Теперь ты только мой!
  Нежно погладила его одним пальчиком, и в ответ камешек, как будто соглашаясь и одобряя, озорно подмигнул мне своими гранями.
  Обожаю! Блеск драгоценных камней сводит меня бедную с ума! Это выше моего естества, сильнее, и простого созерцания недостаточно, я должна обладать подобной красотой. Я и только я! Иначе моя душа никак не успокоится.
  И вот, предмет моего вожделения был передо мной. Я его украла! Да! Да! Я это сделала! Гордо задрав свой небольшой носик, шумно выдохнула и снова перевела умиленный взгляд на свое сокровище. Внутри зародилось и расцвело не передаваемое словами чувство торжества, укутав теплом и радостью всю меня. У меня получилось! Не просто получилось, я смогла это сделать виртуозно! Быстро и чисто, без сучка и задоринки. Не подкопаешься! Удовлетворенно хмыкнула: "Ай да я! Ай да молодец!"
  Этот камень сразу и безоговорочно поймал моё сердце и душу в свою сверкающую клетку. Это была любовь с первого взгляда. Лишь увидев его однажды, и то мельком, была покорена навеки. Он меня заворожил, очаровал, загипнотизировал. Это был мой бриллиант. А то, что некоторое время принадлежал кому-то другому, чистое недоразумение, уверяю вас. И я это должна была исправить!
  О! Это не далось мне легко. Целый месяц с терпением и упорством следила за баронессой Бассет, именно она на тот момент являлась хозяйкой драгоценности. Нет, скорее, просто носительницей, его хозяйкой могла быть только я. За это время всего лишь один раз видела свою "Маркизу". Тоскливо вздохнув тогда и пообещав ей мысленно, что скоро её вызволю, продолжила свою "охоту", ни на секунду не сомневаясь, что сдержу свое обещание.
  Баронесса надевала этот бриллиант только на самые торжественные приёмы и балы.
  И как раз сегодня подобный и состоялся.
  В надежде, что она вновь нацепит на свою, совсем не лебединую, шею мой камешек, отправилась в поместье графа Казати, где должна была состояться помолвка его единственной дочери. Чем не знаменательный повод?
  Господа никогда не обращают внимания на прислугу. И очень зря. Особенно во времена больших приёмов и пышных балов. Обслугу нанимают в помощь, что говорится прямо с улицы, лишь бы рекомендация была. А такая у меня имелась, благодаря знакомому мастеру, который в два счета подделывал любую бумажку.
  Собрав в кулак всю свою храбрость, и призвав ей на помощь наглость, отправилась на дело.
  В особняке меня встретила пожилая экономка, которая, не особо вчитываясь в рекомендательное письмо, бросила его небрежно в стопу подобных и сразу же отправила к кастелянше за униформой. Внимательно проследив за медленно спланировавшим листом с моими данными, хоть и придуманными, про себя отметила, что потом надо будет его обязательно уничтожить, следы оставлять не стоит. С этими мыслями двинулась в указанном направлении.
  Облачившись в форму, я стала ещё более незаметна в толпе безликой прислуги. В моём деле это очень важный фактор - оставаться как можно более неприметной. Во всем моём облике выделялись только глаза, по словам моего любимого дедули, необыкновенно яркие и выразительные. Дед мне с самого детства твердил, что они у меня наиболее запоминающаяся часть, потому их особенно надо прятать. "Прячь глазки", - неоднократно повторял он мне, обучая своему ремеслу. "Мой родной деда..." - сердце сжалось от боли. - "Как мне тебя не хватает! Вот уже два года, как вас с бабулей нет, а боль не становится меньше".
  Благодаря урокам деда и своему врожденному актерскому таланту, с годами в искусстве маскировки и перевоплощения я стала профи. Сегодня вставила заранее приготовленные линзы, сделавшие мои глаза блеклыми и невыразительными, ресницы слегка припудрила, дабы те выглядели не такими пушистыми и тёмными. Внимательно осмотрев себя, удовлетворённо кивнула. "Очень хорошо!" В этой мышиного вида личности меня никто не узнает.
  В комплект униформы помимо скромного закрытого платья с длинными рукавами и белого фартука входил еще и смешной чепчик, под который я с удовольствием спрятала волосы. Теперь, даже если кто-то захочет описать мой внешний вид, кроме белого передничка и нелепого чепчика ничего не сможет припомнить. Переодевший отправилась разведывать обстановку.
  Если смотреть со стороны, то как будто вокруг царил хаос. На самом же деле слуги сновали туда-сюда в строго упорядоченной суете, к чему и я вскоре присоединилась. Что-то таскала, вытирала, подавала. За два часа была настолько уставшая что и передвигала ногами скорей по инерции. Но труд, как любила повторять моя бабуля, облагораживает. Не думаю, что я с ней полностью согласна на данный момент, но какое-то удовлетворение всё же присутствовало. Наконец-то всё было готово к будущему приёму, нас отправили в крыло для прислуги, чтобы не болтались без дела под ногами. Пройдя на кухню, забилась в самый дальний уголок.
  Сердобольная кухарка, глядя на меня, покачала головой и выдала пирожок. Наверное, моё хрупкое телосложение вызвало в ней приступ сочувствия.
  Сдобу приняла с радостью, только сейчас ощутив, что из-за волнения этого дня, да и тяжёлой физической работы, сильно проголодалась. Медленно жуя предложенное лакомство, погрузилась в раздумья. По моим предположениям, баронесса должна сегодня нацепить бриллиант, ведь случай как раз подходящий, очень надеюсь на это. За время наблюдения за ней поняла, что особым вкусом данная персона явно не страдала и могла нацепить камень, невзирая на цвет и покрой платья. Осталось только молить провидение, чтобы сегодня баронесса не упустила шанс похвастаться дорогим аксессуаром. Иначе придётся начинать всё с начала, а работа прислуги, как я убедилась за сегодняшний день, совсем не моё.
  Иногда, выныривая из своих глубоких дум, прислушивалась к болтовне окружающих. Кухня, я вам скажу, лучшее место для сплетен. Здесь слухи рождаются, растут, взрослеют и отправляются в свободное плавание. Если хочешь всё знать о хозяевах, проведай их кухню - узнаешь много нового, интересного и полезного, что в моём деле особенно важно. Итак, я иногда прислушивалась к разговорам, не забывая при этом усердно жевать: вслед за пирожком, пошли в ход разные яства, возвращаемые с господского стола не тронутыми. А нам то что? Мы не гордые - не хотят господа кушать, прислуге больше достанется.
  В очередной раз уйдя в себя, шестым чувством ощутила странное оживление вокруг - как будто кто-то распахнул все двери и потянуло сквозняком. Я тут же навострила ушки.
  В центре всеобщего внимания была одна из девушек, прислуживающих за столом. Курносая и голубоглазая, довольно хорошенькая, одна из тех, которых хозяева мужского пола не пропускают, отчего они чувствуют себя чуть ли не центром Вселенной. Сейчас она как раз оправдывала моё мнение о ей подобных особах.
  По её словам и восторженным вскрикам толпы, оказалось, почтенное собрание соизволил посетить сам герцог Саблер.
  У меня шевельнулось какое-то неприятное предчувствие. Где-то я о нём уже слышала... Хотела было спросить: "кто это?", но вовремя себя одёрнула, меня никто не должен запомнить, даже слуги. Ведь всегда может найтись эдакий умник, который ляпнет: "а где та девчонка, что спрашивала о герцоге?" А это уже прямой путь к провалу.
  Услышав же, кем являлся герцог, прикусила язычок. Худшие опасения оправдались. Меня прошиб холодный пот - это ж надо было забыть главу Тайной канцелярии, грозу всех преступных элементов не только города, но и, пожалуй, всей страны. Хорошо, что промолчала, такой прокол все бы запомнили. Мне стало не по себе, даже аппетит пропал.
  Тем временем все присутствующие с благоговейным трепетом, открыв рты и затаив дыхание, слушали, а горничная продолжала вещать, пребывая в полном восторге от двух вещей - ну, в первую очередь от того, что сама стала центром всеобщего внимания, и от самого герцога, что приводило меня вообще в полное недоумение. Пока она с энтузиазмом первопроходца расписывала, какой он обворожительный и распрекрасный, я лишь тихонько фыркала в уголке, пряча саркастическую улыбку в кулак.
  В её глазах он был безумно красив, мужествен и так далее, и тому подобное. Вскоре от хвалебных речей этой восторженной кокетки меня начало тошнить. Но с другой стороны всё больше распирало любопытство, что ж за неписанный красавец такой.
  Я слыхала, конечно, о том, что герцог славится своими завоеваниями по части женского пола - рассказывали даже, сама принцесса попала под его чары. Но в тоже время, я слышала и легенды другого толка - к врагам герцог был, не просто жесток, а беспощаден. Вся наша братия его боялась до дрожи в коленках, одно упоминание его имени приводило в ужас даже бывалых. И вот эта вот ходячая легенда сейчас в зале. Эх, взглянуть бы хоть глазком... Мои мысли как будто прочитали, тоненький голосок откуда то из-за другого конца стола мечтательно пропищал: "Вот бы его увидеть!"
  - Пошли! - тут же с заносчивостью предложила рассказчица.
  - Что, серьёзно можно?! - удивилась обладательница чудного голоска, придя в дикий восторг.
  - Конечно! - с гордостью задрав голову, заверила "звезда" кухонного собрания, развернулась и прошествовала на выход.
  Самые смелые ринулись за ней, и ваша покорная слуга в их числе.
  Нам предложили подсматривать в замочную скважину. Народ сгрудился и, отталкивая друг друга, заглядывали в это маленькое отверстие, пытаясь что-то увидеть. Я подождала, пока общий интерес иссякнет и все разойдутся каждый по своим делам. И только когда в коридоре осталась одна, приникла к скважине. Обзор был, правда, совсем небольшим, но ракурс очень удачным. Кто же из них герцог? Может этот статный красавец-брюнет, или тот блондин крепкого телосложения, а может вон тот шатен с военной выправкой... И вдруг, то ли шестым чувством, то ли по тому, что вокруг него вилась стайка девиц. То ли от исходящей ауры властности чувствовавшейся даже здесь, я поняла, который из мужчин герцог. И хоть подробное описание, данное восторженной служанкой, совсем не соотносилось с той личностью в зале, но впечатление он произвёл. Его внешность оставила в моей душе неизгладимый след.
  Нет, чисто внешне было всё в порядке - мужественное лицо, тяжёлый подбородок, нос с горбинкой, но не это впечатляло. Особенными были глаза, красивого насыщенно-голубого цвета, но в то же время - холодные, бесчувственные, чудилось, из них на вас смотрит сама бездна. Он словно почувствовал моё присутствие, обернулся и уставился прямо в то место двери, где находилась замочная скважина и я за ней. Меня прошиб холодный пот. Показалось, что наши взгляды встретились, но этого не могло быть по определению - скважина совсем малюсенькая, и заметить меня было не возможно. Но, тем не менее, он смотрел прямо мне в глаза! Чувство было такое, что меня просветили насквозь лучом света, прочитав при этом все мои мысли, и на счёт желанного камешка в том числе. Пронзающий насквозь взгляд привёл меня в ужас, я чуть не закричала. Инстинктивно отпрянула от двери настолько резко, что тут же приземлилась на пятую точку. Хорошо, что к этому моменту все любопытные подглядывающие уже разбежались. Вот так не привлекаю к себе внимания...растяпа! Быстро поднявшись на ноги, и оглядевшись по сторонам, ретировалась на этаж для прислуги, твердо решив дальше кухни носа не высовывать. Правду говорят: любопытство кошку сгубило.
  Находясь под впечатлением от этих жутких глаз, на время даже забыла о своей цели.
  Но мой мозг меня спас, явив перед моим мысленным взором сияние вожделенного бриллианта. С трудом, но взяв себя в руки, приступила ко второй части моей операции.
  Схватив первый попавшийся под руку кувшин с вином, отправилась с невозмутимым видом в зал, втайне уповая, что распорядитель не обратит на меня внимания, так как форма официантов, обслуживающих за столом гостей, совершенно не отличалась от той, что мне выдали. Ещё полагаясь на свою удачу, надеялась, что и герцог, как и прочие господа, не обратят внимания на прислугу.
  Шествуя по залу, старалась ничем не привлекать к себе внимание и обходила страшного герцога подальше. Трюк мне удался, ловко снуя между столиками, осталась никем не замеченная, при этом, не забывая о своей цели. Отыскав взглядом мой бриллиант, вернее толстую шею на которой он томился, поняла, что снять камень в зале не представляется возможным - на него со всех сторон исподтишка завистливо поглядывали все собравшиеся знатные дамы. Если бы я решилась своровать его прямо на приёме, это заметили бы через пару секунд. Пришлось ни с чем ретироваться. Этот план оказался неосуществим, надо было подобное предвидеть, и у меня на этот случай был припасён запасной вариант. Переходим к плану Б.
  Есть шанс умыкнуть, когда баронесса будет собираться домой. В прихожей царит полумрак и лиц практически не видно. Можно под видом прислуги, обслуживающей гардеробную комнату, подать плащ, а дальше дело лишь в ловкости рук. Осталось отвлечь, горничную, дежурившую на входе, именно в тот момент, когда нужная дама направится к выходу и тогда дело за малым.
  Приём растянулся за полночь, я уже клевала носом в том самом уголке на кухне, когда, наконец, услышала долгожданные слова, что гости разъезжаются. Моментально взбодрилась и заняла удобную позицию для слежки, за кадкой с огромной пальмой. Отсюда был хорошо виден бальный зал и прощающиеся с хозяевами гости.
  В прихожей выдавала одежду ничем не примечательная девушка в такой же, как у меня, к моей радости, униформе. Хозяева сэкономили на одежде для прислуги, что мне было только на руку.
  Порадовавшись сему факту, в нужный момент подошла к ней. С сочувствующим видом завела беседу о трудной жизни и через минуту отпустила ту в дамскую комнату. Девчушка была так рада, что умчалась, даже не поблагодарив, а я осталась, практически уверена, что мою внешность она вряд ли запомнила.
  Удача сопутствовала мне. Через пару минут подошла ничего не подозревающая баронесса Бассет. И пока кавалер, сопровождавший её, замешкался в дверях, я поспешила накинуть ей на плечи дорожный плащ. Это слегка нарушало этикет - подобное должен был сделать сопровождающий даму спутник. Но выпитое чрезмерно шампанское дало о себе знать, и никому уже не было дела до соблюдения протокола. В итоге нехитрого манёвра плащ оказался на баронессе, а бриллиант в моей руке.
  Парочка, ничего не подозревая, проследовали на выход, горничная вернулась, благодарно мне кивнула, и тут же принялась за свою работу, а я поспешила удалиться восвояси. Далее ещё один заход в кабинет экономки - и моё резюме исчезает со стола. Униформу кинула в прачечной, где и переоделась в свою одежду, по которой во мне можно было теперь признать лишь забредшего в богатый квартал бедного сорванца.
  Чёрный ход - и я на свободе! Причем не одна! Мой камешек приятно холодил ладонь.
  Оказавшись за пределами особняка, перевела дух и еле сдержала радостный вопль.
  Первое серьезное дело и сразу успех! Все, что было раньше - так, мелочи, детские шалости, а это... Дед бы мной гордился! Не прошли его уроки даром. Сегодня его ученица сдала выпускные экзамены на "отлично"!
  Да, дед у меня был, ни много ни мало, король воров! Правда, последние годы жизни он сам этим делом не промышлял, так как по рангу не положено, а вот меня, любимую внучку, приобщил к сему забавному ремеслу ещё в далёком детстве. Уже в свои четырнадцать я была довольно известна в "узких кругах" под прозвищем "Лиса". Это прозвище мне сам дед дал за мою удивительную, как он говорил, передавшуюся по наследству, изворотливость и хитрость. Вот только никто не знал о нашем родстве, это была наша семейная тайна. Для всех Лиса - таинственная незнакомка, появившаяся неизвестно откуда пять лет назад и заслужившая за это время славу неуловимой и везучей воровки.
  Я рано лишилась родителей, они погибли, и их мне заменили дедушка с бабушкой, которые, увы, тоже не смогли избежать этой участи и умерли при таких же странных обстоятельствах. Хоть никто и не произносил подобного вслух - их убили. Эта проклятая борьба за власть, из-за неё и я должна теперь скрывать своё происхождение, иначе за мою жизнь не дадут и ломаного гроша.
  Целых семнадцать лет я была счастлива в любящих объятиях Сары и Ричарда Голдман.
  Ба была сторонницей строгого воспитания, а вот деда меня всегда баловал, его любовь ко мне была просто безгранична. Может, он чувствовал свою вину в том, что внучка осиротела... Король воров и живая легенда уголовного мира, непоколебимый и требовательный, а порою даже жестокий (но, насколько мне известно, всегда справедливый), только со мной становился мягким и нежным. Сколько я себя помню, мой любимый дедуля ни в чём не мог мне отказать, стоило лишь нежно к нему прильнуть, чмокнуть в щёчку и запеть, что он у меня самый лучший дедушка на свете, и я его очень люблю. Дед таял, как мороженное летом и позволял мне всё.
  Глядя на все это, суровая бабуля лишь качала головой и упорно пыталась сделать из меня хорошего человека. По её мнению, хорошим человеком я могла стать только тяжело работая вместе с ней на поприще народного врачевательства, и никак иначе. Моя ба была известной в нашем городе, и даже за его пределами, целительницей. От неё мне в наследство достался кабинет в самом центре города, который ей выкупил дед, за жуть какие баснословные деньги. И бабуля отлично знала, каким они добыты путём, но всегда помалкивала на сей счет, предпочитая закрывать на это глаза. Но нас с дедом с завидной регулярностью, строго раз в квартал, наставляла на путь истинный, пытаясь втемяшить в наши головы, что только "труд, и труд на благо человечества - это главный и единственный смысл жизни каждого добропорядочного человека". На что я ей всегда честно возражала: "А жить когда?!" Бабуля лишь молча хмурила брови, но была непоколебима в этом вопросе. И таки добивалась своего - я становилась приличной внучкой, правда, всего лишь на некоторое время. Сначала мой "общественно важный" труд сводился к помощи ба по хозяйству, а когда чуть подросла, я работала у неё в лаборатории. На первых порах бабуля меня допускала лишь только к грязной работе - убирать помещение и мыть лабораторную посуду, и то с опаской. Когда же я прошла испытательный срок, меня повысили в должности и допустили к изучению составов различных лечебных зелий и эликсиров. Хотя, чего жаловаться, мне всегда нравилось ставить опыты и придумывать новые настойки, соединяя эликсир от кашля с эликсиром от запора.
  Ба меня частенько ругала за подобные шалости, иногда даже "приласкивая" ремнём, но видя мою неисправимость, на некоторое время оставляла в покое.
  Дед никогда не читал мне морали, и с ним было всегда очень весело. Он тоже меня обучал, но своему хитрому и веселому, как для меня, ремеслу. Мы вместе ходили "на дело", и даже когда я срывала это самое дело, убегая, дед смеялся и подбадривал, что следующий раз всё обязательно получится.
  Характер у деда был лёгкий и смешливый, и он сам такой же, живенький, верткий, а когда деда улыбался, в уголках глаз появлялись любимые мной солнечные лучики морщин. Но что интересно, бабуля слушалась его беспрекословно, хотя и ворчала частенько, в основном о моём "дурном" воспитании. Дед всегда был авторитетом и за пределами своего дома, его уважали и даже боялись, хотя я не понимаю, как можно бояться такого добряка.
  Бабуля же, наоборот, огонь, а не женщина, но в душе тоже безмерно добрая и мягкая, хотя и вспыльчивая. Как разойдётся - мы с дедом "в кусты". Это он так смешно придумал, на самом деле мы прятались в нашем саду и играли в разные игры, например, укради рукавичку. Это такая игра, когда я должна была незаметно у деда прямо из-под носа утащить его рабочую перчатку. Когда у меня получалось, я так визжала от восторга, что ба нас тут же находила. Но к тому моменту она уже была спокойна и рассудительна. Гневаться долго бабуля не умела.
  Почему-то сейчас особенно остро почувствовала, как мне их не хватает... Так хотелось разделить свой триумф с моими самыми родными людьми. Представляю, что бы дед сказал, увидев бриллиант.
  - Марион, да ты уже взрослая! - а глаза такие добрые со смешинкой.
  Потом обнял бы и добавил, что он мною гордиться. Полным именем деда меня называл в особо торжественных случаях, а чаще Мари или Лисой, что мне гораздо больше нравилось. А вот ба, вряд ли бы одобрила такое "взросление" и прочитала бы длинную мораль по этому поводу, хотя в глубине души тоже бы гордилась достойной ученицей Короля воров. Недаром же они прожили столько лет вместе, и она всегда была верной и надежной спутницей своего короля.
  
   Глава 2
  
  В поместье графа Казати поднялся невообразимый переполох, причиной которого стала баронесса Бассет и ее исчезнувшая драгоценность.
  Баронесса обнаружила пропажу лишь у себя дома. Скинув небрежно плащ, она подошла к зеркалу полюбоваться собой любимой. Едва взглянув на своего зазеркального двойника, она вскрикнула, как ужаленная, и в ту же минуту бросилась бегом к известному особняку. Её спутник успел поймать ее уже на улице и на ходу засунул в карету, еле уговорив, что так будет быстрее. Добравшись до поместья графа, баронесса злобной фурией влетела в дом и закатила грандиозный скандал, чередуя положенные в данной ситуации сцены заламывания рук и потери сознания с отборными ругательствами, совершенно не вязавшиеся с обликом великосветской дамы, чем привела окружающий в неминуемый шок. По распоряжению хозяина ей немедленно подали успокоительные капли. Взбешенная женщина выпила их залпом, и сразу одним махом оправила вслед за лекарством пару-тройку бокальчиков спиртного.
   А в этот момент глава Тайной канцелярии, которому по долгу службы полагалось охранять покой и имущество мирных граждан, мило развлекался с очередной красоткой. Парочка, ничего не ведавшая о разыгрывающейся драме, уединилась в одной из предоставленных для подобного рода отдыха комнат второго этажа. Не известно, откуда узнав о местонахождении главного сыщика (хотя, можно с большой долей вероятности предположить, что об этом баронессе нашептала "по дружбе" какая-то несостоявшаяся пассия герцога), леди Бассет бесцеремонно ворвалась в потайную комнату и устроила незабываемый скандал. Она щедро сыпала обвинениями в адрес Саблера, причем часть из них были продиктованы скорее ревностью и уязвленным самолюбием, ведь ее-то саму обольстительный герцог обделил своим вниманием.
  Закончив свою гневную тираду, она перевела дух и с сарказмом добавила, что воры совсем распоясались и чувствуют себя настолько вольготно, что увели драгоценность прямо из-под носа самого главы Тайной канцелярии. Они больше не боятся "великого и страшного" Саблера, который только и способен, что козырять своими былыми заслугами перед молоденькими дурочками. Излив таким образом приличную порцию яда, баронесса с вызовом посмотрела в глаза герцогу и, подняв гордо подбородок, хотела было удалиться, но не тут-то было. Герцог не остался в долгу и выдал, что это как раз под ее носом произошла кража, но учитывая его размеры, и не удивительно, что та ничего не заметила. Баронесса, смешно взвизгнув, вылетела из комнаты, словно пробка из бутылки шампанского, громко хлопнув дверью.
   Герцог тяжело вздохнул. Слова словами, а чувствовал он себя прескверно, пусть и дал достойный отпор скандалистке. Хотя, пожалуй, переборщил чуток. Но укоры задели его за живое, тем более, что большая часть из них были заслужены. Расслабился он, потерял бдительность, уверился, что не посмеют, что будут сидеть по норам, как мыши. Верил что годы жесточайшего контроля не оставили воровской братии и шанса. Ан нет, нашёлся кто-то до того наглый, что не побоялся его. Наглый или глупый, скорей всего пришлый. Саблер с досадой стукнул о косяк двери. Такие вот эпизоды подрывают его власть, его авторитет, который он выстраивал и оттачивал. Никто ещё не уходил от него ненаказанным. Оплошал он сегодня, но уж больно хороша оказалась красотка, герцог взглянул в сторону соблазнительницы. Она обмахивалась веером, всё ещё пребывая под впечатлением от свидания. Герцог облизнулся, надо не упускать её из виду.
  А с воришкой он быстро разберётся не будь он глава Тайной канцелярии. Жестом вошедшим в привычку, выдававшим озабоченность, провёл рукой по жёстким волосам, и решительно принялся за расследование.
  Довольно быстро вошел в курс дела и, сделав пару-тройку распоряжений, организовал поиски пропажи. Были подняты на ноги почти все служащие его канцелярии, причем самые лучшие. Все входы-выходы из особняка немедленно перекрыли и тем гостям, кто вовремя не успел покинуть бал, пришлось не сладко. Прислугу тоже всю собрали в одной комнате.
  Герцог улучил минутку и подошел к пострадавшей и принес извинения за свое поведение, заверив, что приложит максимум усилий, чтобы в кратчайшие сроки отыскать ее драгоценность.
  - Найдите мою "Маркизу"! - томно прошептала баронесса герцогу на ухо, повиснув у того на плече.
  От волнения, а может и от излишка выпитого, у неё началась икота и дама вздрагивала всем телом при каждом вздохе, издавая громкий "ик!" При этом она осталась висеть на плече у Саблера, не давая тому проводить активные действия по поимке вора. Он попытался освободиться от икающей и при этом еще и ругающейся баронессы, но та вцепилась в него мертвой хваткой. Дабы избавиться от железных объятий, Саблер предпринял стратегический маневр, ловко выпрыгнув из своего фрака, оказавшись таким странным образом на свободе. Баронесса, не ожидавшая подобного и потерявшая в секунду опору, с размаху шлепнулась в слишком глубокое кресло, вовремя подсунутое кем-то, из которого ей самой выбраться, благодаря широким юбкам и корсету, было бы затруднительно. Герцог же, не обращая на неё внимания, с презрением отвернулся и приступил к своей работе
  Оказавшись в неудобном сидячем положении, дама растеряно оглядывалась по сторонам и продолжала крепко держаться за фрак, не зная, как выбраться из мягкого плена коварного кресла. Икота прекратилась. Через пару минут, оправившись от полученного стресса, она разразилась отборными ругательствами. Закончив свою гневную тираду, вновь издала оглушительный "ик!"
  Присутствующие захихикали, а молодой лейтенант, который в этот день был сопровождающим баронессы, подскочил к ней и подал руку, чтобы помочь встать.
  Попытки с пятой он ее поднял, сорвав при этом бурную овацию оставшихся гостей, которые с большим любопытством наблюдали за происходящим. Те, кто всего несколько часов назад ей завидовали, сейчас потешались над её положением. Надо отметить, что благодаря своей стервозности, баронесса имела множество "доброжелателей".
  Следующим номером программы было освобождение пиджака главы Тайной канцелярии из крепких и цепких "объятий" потерпевшей, а это тоже оказалось нелегким делом, потому как та не желала расставаться с трофеем.
  Кавалер, явно уже не раз пожалевший о том, что согласился сопровождать неугомонную леди на этот прием, начал просто тянуть сей предмет мужского гардероба на себя, но баронесса не отпускала. Парочка гостей пришла к нему на помощь, но дама и не думала сдаваться. Однако сдался фрак, разорвавшись пополам. Баронесса издала победный рык, подняв высоко над головой свою честно отвоеванную половину одежды.
  Выйдя победителем из довольно странного состязания, дама вдруг заметила кругом ухмыляющиеся лица, что повторно привело её в ярость, и баронесса принялась обвинять в краже всех окружающих.
  Утихомирилась она только перед рассветом и, загрустив, уснула в том же кресле. Дальнейшее расследование проводилось уже под её мерный храп, который крайне раздражал всех присутствовавших.
  Тем временем опрос свидетелей, проводимый лично герцогом, не принес никаких результатов и не продвинул следствие практически ни на миллиметр вперед. Были опрошены все гости и прислуга, но даже время и место, когда и где был украден камень, определить точно не удалось.
  Пока баронесса кружила по залу, бриллиант был на ней. Это неоспоримый факт, иначе кто-либо из дам обязательно заметил бы его отсутствие. Тогда получается, что его сняли на улице или в карете, только и это было исключено. И протрезвевшая за ночь баронесса и её кавалер утверждали, что они были совершенно одни, мимо даже мышь не пробегала. Саблер чувствовал, что он что-то упускает, что-то незримое ускользало от взора.
  ***
  Грусть не то чувство, которому я могу предаваться долго. Два года уже нет моих родных, но время не стирает ни печаль, ни тоску, мне их всё так же не хватает. Только надо двигаться вперёд, они любили жизнь, и я не буду предаваться печали.
  Всё же у меня есть с кем поделиться радостью. Скоро год, как я с Григом Олстоном. Мы встретились незадолго до окончания моей учёбы, уже после смерти родителей, в один из моих приездов в теперь уже пустой дом на каникулы.
  Григ оказался таким любящим и понимающим. Всё это время был моей поддержкой. Время до окончания учебы длилось нескончаемо долго, а каникулы в объятиях любимого пролетали, как один день.
  Нет, я должна рассказать ему. С кем же мне еще разделить свой триумф? А для меня это был самый настоящий триумф! Первое такое серьезное дело и сразу успех! Улыбнувшись, побежала по дорожке на выход из парка, но почти добравшись до арки, венчавшей вход, остановилась. Дед был бы против того, что я сейчас хотела сделать. Он запрещал мне открывать кому-либо тайну о том, что я и есть таинственная Лиса, вообще никто никогда не должен был узнать о моём настоящем происхождении. Но ведь Григу можно? Сомнения одолевали с новой силой.
  "Мы ведь с ним почти муж и жена, - пыталась уговорить я саму себя, - тем более, что после нашей свадьбы всё равно всё станет известно". Представляю, как вытянется его лицо. Я улыбнулась: больше он не станет относиться ко мне снисходительно, считая меня все еще ребёнком. Вот немного полюбуюсь моей драгоценностью и пойду к Григу, моему теперь уже официальному жениху. На прошлых выходных он сделал мне предложение. И я его приняла. Надеюсь, деда и ба одобрили бы мой выбор. Как же мне не хватает моих любимых дедули и бабули именно в такие моменты, когда надо принимать судьбоносное решение. Но мне все кажется, что они мне помогают и оберегают даже оттуда, где сейчас находятся...
  И вот сегодня, несмотря на успех, мне было как-то не по себе. Но тяжело вздохнув, я таки убедила себя в правильности поступка и хоть на душе таки скреблись кошки, усилием воли заставила их умолкнуть.
  Григ... Я мечтательно закатила глазки. Какой же он красавчик! Белокурые волосы, карие глаза, высокий, хорошо сложен. Он воплощал в себе все мои детские мечты о принце, и кличка у него в воровском мире была такая же "Принц", должно быть из-за его невероятной привлекательности. Даже манеры у него были, как у аристократа. Шептались, что он незаконнорожденный чей-то сын. И самое необычное во всем этом, что подобный человек остановил свой взор на такой невзрачненькой мне. Это было странно и удивительно, словно в сказке, происходящей наяву, да еще со мной в главной роли.
  Всегда была серой мышью. Дед говорил, что это очень хорошо для моей работы, чем неприметнее, тем больше шансов быть незамеченной, а значит и не пойманной. А ещё он всегда добавлял, что у его любимой внучки самые красивые в мире глаза. Думаю, он хитрил. Глаза у меня самые обыкновенные - серые. Черты лица правильные, губы немного пухлые, не совсем правильной формы, верхняя чуть выдается вперёд, создавая образ обиженного ребёнка. Волосы темного русого цвета, слегка вьющееся, слегка - это значит, что торчат туда, куда им вздумается, совершенно не считаясь с хозяйкой и ее желаниями. Потому на голове у меня всегда легкая одуванчатость. И вот на такое чудо предмет моих детских грёз обратил своё царственное внимание.
  Впервые я увидела его на весенней ярмарке. Проходящие в нашем городе ярмарки - это что-то невообразимое. Воздух пропитан ароматами праздника: запахом сдобных пирогов, сладостей, благоуханиями цветов. Улицы украшены разноцветными фонарями...
  А вечерами бывают танцы. С детства любила бродить между разряженными горожанами и теряться в толпе цыган. Цыгане - обычный атрибут любого праздника. Во мне они сразу же почему-то признавали свою, хоть это и крайне удивительно - я ведь сильно отличалась от смуглых, черноглазых и темноволосых цыганских девушек, однако это не мешало нашей дружбе. Наверное, они во мне тоже чувствовали непреодолимую тягу к свободе, бесшабашности и диким танцам. Водоворот веселья подхватывал и не отпускал, в воздухе витало возбуждение, сопутствующее праздникам, и томительно-сладкое предвкушение чего-то необычного. А для меня, неисправимой фантазерки и мечтательницы, это было самое замечательное и любимое время.
  Вот на одном из таких вечеров и познакомилась с Григом. Я любила танцевать в кругу цыган. И в тот день мне хотелось забыть все печали и я самозабвенно под зажигательный мотив, как обычно, кружилась в танце. Мои ноги двигались с безумной скоростью, и тело жило в такт музыке само по себе, я растворялась в ритме, не замечая ничего и никого. Вокруг кружились цыганки в пестрых платьях, сегодня и на мне было такое же - подарок одной из моих подруг по духу. Мы напоминали сказочные цветы, распустившиеся по весне прямо посреди площади. На нас смотрели с восторгом, особенно мужчины. Но я в свои семнадцать была худой и не фигуристой, пламенные взгляды, по обыкновению, доставались совсем не мне. Если быть честной меня это нисколько не смущало, а даже наоборот, я кружилась в своё удовольствие, упиваясь свободой.
  Однажды это правило изменилось. Наверное, я стала взрослей. Этот миг буду помнить всю жизнь. Увидев в толпе устремлённый на меня пламенный взгляд, споткнулась от неожиданности, моё сердечко впервые трепыхнулось и побежало вскачь, а волнение окрасило щёки румянцем. В тот день, где бы я не оказалась, куда бы ни пошла, меня везде сопровождал таинственный взгляд, ну, и естественно, молодой человек, кому он принадлежал. Я присаживалась у костра слушать задушевные цыганские песни, и он пристраивался напротив, возвращалась к столу за бокалом вина, и он появлялся рядом... Его присутствие будоражило мне кровь, заставляя сердечко быстрее стучать, какой девушке не льстит внимание противоположного пола. Потом пригласил на танец, и я пропала окончательно. Мы танцевали всю ночь напролет, и он прижимал меня к себе с такой нежностью, что я просто таяла в его руках, забывая обо всём. Рассвет мы так и встретили, не размыкая объятий.
  Пошла череда свиданий. Моё сердечко с радостью приняло любовь, начав оттаивать от холода потери. И незабываемые минуты счастья с ним. Я потеряла себя, больше не было маленькой избалованной девочки, я растворилась в новом неизведанном чувстве. Дни напролёт мечтала о встрече, а в короткие приезды домой рвалась к нему. Одно меня расстраивало, даже в те дни он часто уезжал по делам, и пропадал, бывало месяцами, и я не дождавшись, уезжала. С большим нетерпением ожидала окончания учёбы, надеясь, что теперь-то ничто не помешает нам быть вместе. Но, увы, его отлучки продолжались. Однажды его не было особенно долго, я извелась вся в ожидании, потому, когда он вернулся, забыла обо всём и бросилась в его объятия. В тот день мы стали близки, и решили пожениться. Вернее он, узнав, что он у меня первый мужчина, сказал: "Теперь всё, теперь я точно на тебе женюсь!". В сердце больно кольнуло от его слов, и тревожное чувство поселилось внутри но я не придала этому значения. На следующий день последовало официальное предложение. И вот теперь мы - жених и невеста.
  Я блаженно улыбнулась, надо Григу показать мою "Маркизу". Он оценит, ведь он тоже вор, и довольно известный в наших кругах, некоторые ему даже пророчат "карьеру" не менее успешную, чем у деда, а благодаря заработанному авторитету многие в нем видят нового короля. Вот так вот, внучка прежнего короля скоро станет женой нового. Смешно звучит, только меня эти титулы совершенно не волнуют.
  Полчаса ходу и я увижу своего любимого. Для визитов время, конечно, не подходящее, но ко мне, думаю, это не относится. Невеста может посещать жениха в любое время. Я бодрым шагом подошла к дому и практически взлетела по лестнице, перескакивая через ступеньку. Идти спокойно никак не получалось, меня переполняли эмоции и выливались наружу, а с лица всю дорогу не сходила улыбка.
  В доме было тихо. Должно быть все уже спали, а вот Григ вряд ли, он обычно подолгу работает, иногда просиживая в кабинете и всю ночь. В спальне света не было, и я направилась в кабинет. Из-под двери пробивалась слабая полоска света. Так и есть -работает в поте лица, трудяжка мой.
  Ходить я умею очень тихо, дед этому научил. Подкравшись, потянула дверь и уже открыла рот, чтобы закричать: "Сюрприз!", да так и застыла с открытым ртом. Сцена, которая передо мной открылась, запечатлелась в моей памяти, наверное, на всю жизнь.
  Прямо на столе, двое, один из которых мой Григ, занимались, как бы это помягче сказать, нет, не любовью, они просто удовлетворяли свои животные инстинкты, иначе это и не назовёшь. То, что сейчас происходило между этими двоими, не имело никакого отношения к любви. Мерзко, отвратительно, пошло... В полной тишине слышались только сдавленные стоны партнерши, шумное дыхание партнера и с одинаковой частотой повторяющийся скрип старого письменного стола. Штаны у Грига были полуспущены, а платье у его пассии задрано и закинуто ей на голову, так что лица было не видно, но я и так поняла кто это. Лизетта. Она всё время ошивалась возле Грига, и, видать, не зря.
  Мне стало противно. Внутри все как будто оцепенело, голова ничего не соображала. Совершенно автоматически я сделала шаг назад и бесшумно закрыла дверь. Не видя ничего перед собой, не понимая, что делаю, вышла на улицу. Лишь вдохнула свежего воздуха, как мне сделалось дурно, тошнота подкатила к горлу, и меня вырвало прямо на шикарную клумбу с цветами. Григ еще тот эстет и любитель прекрасного и у него хороший садовник, знающий свое дело. Вот и будет сюрприз им обоим.
  После того, как я освободила желудок, стало немного легче, жаль плюшек сердобольной толстушки, ушли зря. В голове прояснилось. Медленно поплелась в строну той самой набережной, откуда всего несколько минут назад так весело прискакала.
   Домой идти не хотелось. Да и что там делать? Выть в подушку от охватившей меня обиды и отчаяния? Мысли путались, пустота образовавшаяся в желудке добралась, кажется, и до мозгов. В голове лишь звоном отдавало: "Почему?" Ведь мы же хотели пожениться. Неужели это не предполагает верности? "Мужчины, наверное, другие - это им необходимо" - пыталась убедить себя и хоть как-то объяснить и оправдать подлость и предательство любимого. - "Нет! Ерунда это! Если мужчина любит, он не посмотрит на других женщин, у него просто нет в этом необходимости". В этом я была убеждена, видя пример всей жизни моих бабули и деда.
  Неожиданно в голове, как будто произошел небольшой взрыв, все пазлы начали складываться в ясную картину, стало ещё больнее. В груди ныло, было тяжело дышать. Захотелось расплакаться, я даже попыталась выдавить хоть одну слезу, надеясь на облегчение, но ничего не получилось.
  "Какая же я дуууууураааа!" - протянула я вслух, и мне ответило эхо пустынных улиц. Невероятная дура! Как можно было быть настолько слепой?! Все его отлучки месяцами, все нелепые отговорки, в которые верила безоговорочно. Я настолько ему доверяла, что даже когда однажды на празднике за общим столом он мне сказал, что в бокале не виски, а вино, я пила его мелкими глоточками, пытаясь смаковать. И сама не верила собственным ощущениям, потому что язык и горло пекло. Как стыдно! Полная дура! Как он, небось, потешался надо мной.
  Вспомнив почему-то сейчас именно этот случай, сразу все стало на свои места. И странные с насмешкой взгляды окружения моего возлюбленного. И Лизета всё время поглядывающая на меня с немым превосходством во взоре. И не только она. Я застонала, не в силах выразить словами постигшее меня разочарование.
  Но как же те удивительные моменты, что были у нас с ним?! Неужели только фальшь и ложь?
  Когда я вернулась с учёбы (это бабуля настояла на моём обучении целительству, и я сдержала слово, закончив академию уже после их смерти), он встречал меня на вокзале в четыре часа утра. А для этого ему пришлось всю ночь скакать на лошади по тёмным ночным дорогам, и все для того, лишь бы меня увидеть. Это был поступок. Ведь мог же спокойно дождаться в городке, но нет, он приехал. Встретившись, мы ещё долго стояли, обнявшись на перроне, и помнится, мимо проходивший пассажир, посмотрев на нас, хмыкнул в усы и удивлённо произнёс: "А, говорят, нет любви!"
  Мы переглянулись и рассмеялись. Он привёз меня к себе домой, накормил собственноручно приготовленным обедом. Это был единственный раз, когда он готовил. Теперь понятно, что просто очень хотел произвести на меня впечатление. А я не замечала... Как же я была счастлива, настолько боялась потерять его, что из весёлой и боевой девчонки превратилась в тихое, почти незаметное существо, смотрящее на него влюблёнными глазами. Никогда ему ни в чём не перечила, всегда старалась сделать приятное. В постели, конечно, была неумелой, но со временем я бы всему научилась. А он... Я застонала. Он меня даже не учил ни чему, как должен делать любящий мужчина, он никогда не пытался доставить мне удовольствие. Меня осенило: "Я никогда не была нужна ему, как женщина!!!" Это был удар ниже пояса, я согнулась от боли. Как стыдно!
  "Ну почему же я такая дууууурраааа?" - воззвала вновь к небесам, но те ответили молчанием.
  Внутри меня начала зарождаться такая ярость! Посетила очередная догадка: через меня он хотел добраться до власти. Завоевать себе место под солнцем другим путём не получалось. А тут внучка короля, небось, ещё и надеялся на большое преданное. Наверное, думал, после смерти деда мне досталось огромное состояние (не мог он знать, что это состояние исчезло в тот же день, как деда не стало). Зять самого короля воров! Ему бы открылись многие двери, а со временем и перспективы стать самому королём.
  "Ненавижу! Как же я его ненавижу!"
  Ненавидела я только его, на его дамочек моя ненависть почему-то не распространялась. Да и за что их ненавидеть? Такие же глупые создания, что и я. Повелись на его сладкие речи и красивые глазки.
  Захотелось с неведомой силой отомстить хоть как-то. В голове один план сменял другой, я нервно меряла шагами полосу песка на берегу, в свете луны он казался белым. Почесала затылок и по привычке сунула руки в карманы, и неожиданно рука наткнулась та что-то твёрдое и холодное. "Мой камешек! Как же я о тебе, родной, забыла?" Взглянула на него в лунном сеянии. Какой же он красивый! В голове неожиданно быстро сложился план мести.
  - Прости, родной, - сказала бриллиантику. - Но так надо! Я потом обязательно тебя вызволю! Не бойся, ты мой и только мой! - пообещала "Маркизе" и решительно направилась воплощать в жизнь свой план.
  Вновь передо мной дом Грига, только теперь мои глаза зло сверкают, а сердце замирает в предвкушении совсем иного. Тихо прокралась внутрь, ключи от входных дверей мне не понадобились. Замки я открывала с легкостью обыкновенной шпилькой. В доме, как и прежде, царила тишина. Охраны нет, ведь здесь не боятся воров. Я хихикнула: воровать ничего не собираюсь, а даже наоборот. Подойдя к двери спальни, прислушалась: никаких звуков не было слышно.
  "Умаялись, бедные. Спите, спите. Не стану тревожить ваш покой!" - злорадно прошептала двери и прошла к кабинету.
  Он был открыт, о недавней оргии ничто не напоминало, порядок на столе идеальный. "Надо ж какие, прибрались за собой!" Хотя, зная насколько педантично Григ относится к чистоте, даже не сомневалась. Как же меня это всегда бесило, когда поужинав вместе или просто выпив вина у самой кровати, надо было сначала убраться, а потом лишь могли приступать к постельным утехам. Снять с него одежду и швырнуть на пол - это было верхом неприличия.
  Но отвлекаться не стоило - дело прежде всего! Надо оставить камень так, чтобы сразу он не был виден, а при обыске обязательно нашёлся. Огляделась, и злорадно улыбнувшись, засунула бриллиант в китайскую вазу, довольно старинную, которую Григ обожал. Ещё раз извинилась перед моим камешком и так же незаметно, как вошла, покинула дом своего врага. Да, именно так! С этого дня он мой враг.
  Оставалось ещё кое-что, и я направила свои стопы к особняку маркиза Казати. Как и предполагала, там никто не спал, практически во всех окнах горел свет, а у ворот стояла карета Тайной канцелярии. Баронесса, по всей видимости, уже обнаружила свою пропажу и поставила всех на уши. То-то, наверное, досталось герцогу Саблеру! Ведь камешек увели практически у него из-под носа. Я собой ещё раз погордилась слегка и подошла к стоявшему у ворот вознице.
  - Кто-то умер? - спросила, как бы между прочим, с удовлетворением замечая вокруг таких же ночных зевак.
  - Нет, - лениво ответил тот. - Ограбление.
  - Ааааа, - протянула я. - Опять "Принц" балуется.
  И с этими словами отступила в тень в ожидании дальнейшего развития событий. Ожидание оказалось не долгим. Парень с легкостью проглотил закинутую мною наживку и уже через минуту возница отделился от кареты и быстро пошёл по дорожке к особняку.
  Дело сделано, пора и на боковую. Этот поступок мне был отвратителен, всё же предавать своих - последнее дело. Но я же не предавала, мало ли кто что болтает на улицах.
  Домой добралась уже на рассвете, тихонько прокралась в свою комнату и тут же улетела в мир грёз, сказался треволнительный день.
   Проснулась я, когда солнышко уже весело заглядывало в окно, а значит уже день был в полном разгаре. Потянулась, улыбнулась и... улыбка медленно сползла с лица. Воспоминания о вчерашнем дне, а вернее ночи, вломились болью в мою израненную душу. Крепко зажмурилась. Как стыдно! Сейчас, в свете дня, вчерашние происшествия вызвали невольный стон, а моя месть показалась детской и глупой. Это ж надо было пожертвовать ради такого моим камешком. Вновь обозвав себя дурой, свернулась калачиком и укрылась с головой одеялом, пытаясь таким образом отгородиться от неприятных воспоминаний.
  Но долго предаваться мучительному самокопанию мне не дали. В комнату вихрем влетела Кетти, моя экономка и кухарка, и горничная, и ближайшая подруга, всё в одном лице. Остальные слуги ещё два года назад разбежались, так как платить мне им было нечем. Не ушли только Кетти и старый Роджер, бывший ровесником деда и знавший нашу семью всю жизнь. Теперь он стал и конюхом, и дворецким, и всем, где необходима была мужская помощь
  - Уже проснулась? - воскликнула она нервно.
  - Что случилось? - тут же насторожилась, удивлённая тоном экономки, высунула голову из-под своего укрытия и с интересном на неё уставилась.
  - К тебе посетитель, - ответила Кетти на мой немой вопрос, и с дрожью в голосе полушепотом добавила: - Сам герцог Саблер пожаловал...
  
  
  Глава 3
  
  После известия Кет о незваном госте я вскочила, как ошпаренная и принялась метаться по комнатке. Волосы дыбом, глаза от ужаса огромные, в голове ни одной умной мысли.
  Экономка ещё более затряслась от моей реакции.
  - Что ему здесь нужно? - прошептала я, с надеждой глядя на неё, хотя понимала, что вряд ли она сможет мне дать ответ.
  Моё сердце ушло в пятки, да там и осталось, глаза стали ещё больше. "Неужели попалась? Неужели на этом всё?! Так глупо и нелепо, из-за вздорной выходки! Я где-то наследила, и моей воровской карьере пришёл позорный конец. Отомстить, видите ли, решилась, глупость какая, детский сад... Такие дела не делаются сгоряча и в запале. Как там гласит народная мудрость? Месть - это блюдо, которое подают холодным! А я... Эх, глупая девчонка... Эмоции затмили разум и вот он результат! Когда дед был рядом, и я была профи в своем деле, а без деда я не коварная и неуловимая Лиса, а так, лишь ее хвостик и тот куцый".
  Наверное, эти мысли отразились на моём лице. Кетти только жалобно заскулила и потянулась за носовым платком, а глаза уже до краев заполнили слезы. Она давно служила в нашей семье, потому, хорошо знала, кто такой герцог и что от него можно ожидать. И будучи натурой ранимой и слабой, сейчас тряслась, как осиновый лист, искренне переживая за шкуру своей нерадивой хозяйки, то есть меня.
  Мне тоже захотелось превратиться в дрожащее испуганное создание, забиться под кровать и переждать это время. Как ни странно, но именно потерянный и беспомощный вид экономки привел в чувство, заставив взять себя в руки и справиться с эмоциями, так некстати охватившими меня. Несмотря на то, что Кетти была старше вдвое, я чувствовала ответственность за ее жизнь и безопасность. Еще раз отругав себя мысленно за ребячество прошедшей ночи, окончательно успокоилась.
  - Приведи себя в порядок и приготовь чаю. Скажешь гостю, что я скоро спущусь, - выдала приказным тоном.
  Та лишь отрицательно закачала головой, а из глаз таки полились полноводные реки слез.
  - Говорят, он умеет читать мысли, - в ужасе выдавила она из себя и попятилась к стене. - Нам конец!
  - Кетти! - строго прикрикнула я, начиная терять терпение. - Какие у тебя мысли? Нечего ему там читать.
   Это было грубо, но как иначе привести её в чувство. От моих слов она начала оседать по стеночке. Спокойнее, не надо перегибать палку, иначе я совсем доконаю человека.
   - Это полная чушь, сейчас читать мысли уже никто не умеет, - добавила как можно убедительней, но сама не была уверена в своём утверждении.
  - Он ччччувствует эммммоции, и всегда знает, когда ему вввврут, - не сдавалась Кет, сквозь дрожь, пытаясь говорить.
  О нём ходили подобные легенды. Правда это или нет, но его боялись и обходили десятой дорогой, особенно те, у кого рыльце, или правильнее мордочка, "в пушку", то есть такие как я. Говорили, что ему стоит взглянуть на человека, и он сразу знал - виноват тот или нет. Ещё никому не удавалось уйти от главы Тайной канцелярии. Даже прозвище у него было страшным - "Змей". Он так умел обвести вокруг пальца преступника, что тот сам сознавался во всех грехах и даже тех, которые не совершал. Но слухи слухами, а и голову на плечах иметь надо. Вряд ли в наше время кто-то умеет читать мысли, магии давно нет в мире, а все нынешние чтецы мыслей и предсказатели судеб просто шарлатаны. И от силы один процент из них просто умеет читать по лицам или жестам. К подобным, думаю, и относится герцог. И значит, надо просто контролировать себя, чтобы ничем не выдать причастность к ночным событиям. В том, что визит герцога связан с "Маркизой" я не сомневалась. Итак, Лисичка, включаем актрису и вперед! Только сначала надо Кетти привести в чувство.
  - Мне кажется, всё намного проще, - решив успокоить бедняжку, присела рядом и, приобняв ее, стала убеждать тоном, каким говорят родители с неразумным дитём: - Он просто обладает хорошим чутьем и интуицией, и за годы работы научился видеть людей насквозь. А всё остальное - байки, и не удивлюсь, если он сам их и придумывает.
  Увидев по лицу служанки, что лед тронулся, и мои слова возымели нужный эффект, я встала и принялась умываться.
  - Предложи пока его светлости чай с твоими фирменными пирожками, - продолжала я, отфыркиваясь под струей холодной воды. - Они у тебя удивительные получаются, так гляди, страшный герцог тут же раздобреет и не станет ни в чём подозревать нас, милых дам. К тому же нас и подозревать то не в чем,- и заговорщически подмигнула.
  Кетти ещё немного по сопротивлялась, но всё же отправилась выполнять распоряжение.
  Собиралась я медленно, обдумывая на ходу, что может мне нести визит страшного герцога. Неужели где-то я таки наследила? Попробовала припомнить в мельчайших подробностях события вчерашнего дня и последующей ночи. Ничего не получилось впопыхах, на это требовалось гораздо больше времени, чем те несколько минут, что были у меня. Главное убедить коварного Змея, что я ни сном, ни духом об ограблении, так как весь день провела... Кстати, где же я его провела? Ну, например, скажем, у себя в лаборатории. Точно, именно там! Практически идеальное алиби! Правда, подтвердить это никто не сможет... Но и опровергнуть тоже. Решено, так нагло и заявлю - весь день работала в своей лаборатории и засиделась там допоздна.
  Лаборатория была не совсем моя, точнее моей она стала после смерти бабули, перешла по наследству. Я продолжала в ней изредка работать, хоть снадобья и прекратили пользоваться спросом. Но всё же иногда ко мне заглядывали пожилые приятельницы моей ба, скорей из сострадания, чем за помощью, но я и этому заработку была рада. Возможно, постепенно, когда все поймут, что я тоже не плоха на целительском поприще ко мне повалят толпами больные и немощные со всей страны. А пока лаборатория сойдёт как прикрытие моим чёрным делишкам.
   С алиби разобралась. А что дальше? Всего же не продумаешь? А вдруг... А, ладно! Буду импровизировать! С чем-чем, а с импровизацией у меня всегда выходило намного лучше, чем по заранее придуманному сценарию. Самый мой лучший план - "на месте разберёмся" или "сориентируемся по ситуации", главное держать ухо востро и не болтать лишнего. Выйдя из комнаты, остановилась, сердце колотилось как бешеное, руки мелко тряслись. Это плохо. Пришла в голову мысль "не выпить ли валерианы?", но тут же её отмела. Лекарство притупляет реакцию, а разум должен быть светел, волнение придаст ему остроты и увертливости. Это усвоила из уроков деда, оттуда же научилась держать лицо, в любой самой критической казалось бы ситуации. Герцог не умеет читать мысли, но может поймать на лжи по малейшей интонации или жестам. Поэтому ответы на его вопросы нужно строить так, чтобы минимизировать ложь. Дед меня учил подобному и его уроки не должны пройти зря.
  * * *
  Глава Тайной канцелярии внимательным взглядом обвёл гостиную короля воров. С прошлого раза, пару лет назад, когда он сюда заходил, вроде бы ничего не изменилось - та же обстановка, те же прозрачные занавески на окнах, те же пейзажные картины на стенах, но чувствовалась утраченная теплота, уют, царивший здесь когда-то. Всё было стерильно чисто и на своих, казалось бы, местах, но что-то незаметное утрачено. Гостиная в нежно-бежевых тонах стала обезличенной, нежилой, как в отелях. Как будто со смертью хозяйки ушла и душа этого дома.
  Герцог хорошо был знаком с покойными ныне хозяевами этого в прошлом знаменитого особняка, хотя их приёмной внучки ни разу не видел, и это только сейчас ему показалось странным. Но о ее существовании знал, равно как и о трагедии этой семьи...
  Сегодня он сюда примчался по ему одному понятному порыву, не поддающемуся логике и объяснению. Что это было? Интуиция или предчувствие? Или же просто любопытство?
  Украденную драгоценность обнаружили в доме Принца с поразительной лёгкостью, Причем хозяин и сам искренне удивился присутствию в его доме такого "гостя". Он настолько был ошеломлён находкой работников тайного ведомства, что понадобилось какое-то время, мужчине прийти в себя. Саблер сразу понял, что того подставили, это было ясно, как Божий день. Следующий вопрос был: кому это было нужно? И здесь довольно таки длинный список претендентов, уж очень многим насолил Принц воров.
  Григ, очнувшись от шока, стал усиленно оправдываться, но герцог делал вид, что не верит ни единому его слову. Как же ему нравилась вся эта ситуация! Ее можно было бы использовать, чтобы посадить этого воришку в тюрьму, тем самым ослабив его власть и авторитет в преступном мире. До герцога доходили слухи, что он метит занять кресло самого Короля. И хоть Григ в своё оправдание привёл достаточно веские доводы, Саблеру хотелось упрятать того за решетку, так и чесались руки воспользоваться этим подарком судьбы. Аргументы Олстона были логичны, что он, дескать, не настолько глуп, чтобы прятать камень у себя в доме, к тому же у него на носу женитьба и уж совсем ни к чему такой скандал. Он, Григ Олстон, как истинный джентльмен, не позволит себе, и другим тоже, расстраивать свою невесту, порядочную девушку, и порочить ее честное имя, и т.д., и т.п. Вор ломился прямо сейчас идти и отыскать того "гада", подставившего такого "уважаемого" человека. Версии выдвигались разные, но всё сводилось к одному - борьба за власть.
  После ночного общения с Принцем герцогу захотелось познакомиться с его невестой. Он удивился, узнав, кем является девушка. Но, помня далеко идущие планы женишка, он понимал, что это было не так уж и неожиданно. А что, жениться на внучке короля - хороший ход, который упрочит его позиции.
  * * *
  Глубоко вдохнув и шумно выдохнув, дабы справится с волнением, нацепила равнодушную маску и отправилась вниз по лестнице к гостиной. Прежде чем открыть дверь ещё раз проделала дыхательную гимнастику, распрямила плечи и смело вошла.
  Гость расположился за небольшим журнальным столиком в глубоком кресле. Кет в этот момент наливала ему чай. При моём появлении герцог вскочил, едва не опрокинув на себя кипяток. Его галантность удивила несказанно, ведь господа никогда не приветствуют низшее сословие, даже если перед ними женщина. Эта выходка гостя выбила меня из колеи и я на секунды забыла о контроле над своими эмоциями и удивление проступило на моём лице. Поспешила взять себя в руки, но, видимо, герцог все же успел заметить мое кратковременное замешательство, потому как стал с интересом меня рассматривать, при этом еще и ехидненько так улыбаясь. "Вот, мерзавец... Весело ему!" Я гордо вскинула голову и посмотрела на него с вызовом, наши взгляды встретились, мне стало не по себе. Его взор был такой едкий, колючий, словно насквозь меня пронизывал. Бррр... Жуткое ощущение.Но ни единый мускул больше не дрогнул на моём лице - не стоит ему показывать, что я боюсь.
  - Разрешите представиться: Давей Саблер, герцог Лаиский, - начал он первым, следуя этикету.
  Я вздрогнула от звуков его голоса, а по телу побежали мурашки. Вот это эффект! Его и без того приятный баритон обладал дополнительно еще каким-то непонятным мне магнетизмом. Бархатный с хрипотцой, с первых звуков привёл в трепет моё сердечко, так бы слушала его еще и еще... Вот и первый секрет его неотразимости, даже я ощутила силу притяжения, но вовремя себя одернула.
  - Очень приятно, - присела в лёгком реверансе, бабуля хоть и с большим трудом, но привила мне светские манеры. - Марион Джемма Голдман, - представилась в ответ.
  - Марион Джемма, - повторил герцог медленно, растягивая слова, словно пробуя мое имя на вкус, смакуя каждый его звук. - Маленькая возлюбленная драгоценность, - добавил он с загадочной улыбкой.
  - Что? - невольно удивилась еще раз, не сдержав эмоций.
  И тут же чуть не зарычала от досады - бестолковая же я ученица и совсем никудышная актриса, если пара слов так выводят меня из состояния равновесия! Кажется, я слегка переоценила свои способности или же недооценила Саблера.
  - Так переводится ваше имя, - пояснил герцог.
  - А, не знала, - призналась честно, а про себя подумала: - "Интересно, а что значит его имя, Давей? Страшный и ужасный, должно быть".
  Закончив с церемониями, мы присели к столу. Какое-то время в тишине пили чай. Стараясь не поднимать глаз на герцога, внимательно рассматривала узор на чашке, салфетки на столе, в общем, строила из себя милую смущённую простушку. Противника нужно ввести в заблуждение, убедив в том, что ты не представляешь для него никакого интереса, а тем более угрозы. Кетти же, наоборот, буравила его недобрым взглядом. И откуда в ней только смелость взялась? Совсем недавно дрожала, не в силах вымолвить и слова, а сейчас того и гляди дырку просверлит в герцоге своими глазищами. Нужно ее отослать подальше, а то как бы моя заступница чего не учудила и не сдала меня, сама того не ведая.
  - Кетти, вы можете быть свободны, - сообщила ей, но она не сдвинулась с места. - "Что ещё задумала эта глупышка? Преданность её была безгранична, а вот ума, увы, природа не додала".
   - Кет, - повторила я гораздо строже. - Оставь, пожалуйста, нас с его светлостью наедине, у нас важный разговор.
  Она на меня многозначительно зыркнула, дескать, сама нарываешься на неприятности, и, гордо вздёрнув носик, всё же пошла к выходу. Я с облегчением вздохнула. Герцог с нескрываемым интересом наблюдал эту сцену, поэтому пришлось дать ему объяснения:
  - Кетти считает своим долгом опекать меня, особенно после смерти моих родных, для неё я ещё ребёнок.
  Саблер улыбнулся загадочно:
  - Да, старые слуги повзрослевших хозяев долго ещё считают детьми, так бывает. Вам повезло, сейчас не часто встретишь такую преданность.
  Мне не понравился его высокомерный тон и еле различимые пренебрежительные нотки, когда он говорил о слугах, но я предпочла промолчать в ответ, сделав вид, что не заметила этого, и лишь только кивнула, якобы соглашаясь.
   Чаепитие подходило к концу, я всё ждала, когда же высокородный лорд соизволит сказать, зачем пожаловали, и как будто в ответ на мои мысли он поставил чашку на стол.
  - Леди Марион, - нарушил тишину, - вам не о чем беспокоиться. Вижу, что мой визит пугает, и вы напряжены, но уверяю вас, я не представляю абсолютно никакой угрозы.
  "Это он мне предлагает расслабиться в его присутствии? Ну, уж нетушки... С вами, герцог, надо держать ушки востро, а то, поддавшись обаянию и поверив сладким речам, можно и в клетку угодить".
  Сложившаяся ситуация была бы комична, если бы не опасность возможного разоблачения, о которой я снова легкомысленно забыла. "Глава Тайной канцелярии и не представляет для воровки угрозы?! Вот так насмешил!" Я едва сдержалась, чтобы не захихикать, вовремя прикрывшись чашкой и спрятав за нею улыбку. Странно, сейчас я была совершенно спокойна, компания герцога казалась приятной, а сам гость симпатичным. "Приятная компания? Симпатичный гость?" Это открытие отрезвило меня. "Как же он ловко всего одной фразой завоевал мою симпатию..." - по спине пробежал холодок. - "Мари, этот враг сильнее тебя намного, держи себя в руках". Я оторвалась от созерцания стола и перевела взгляд на герцога, чтобы ответить, но замерла.
  Он, оказывается всё это время, не скрываясь бессовестно за мной наблюдал и, судя по ухмылочке, его это забавляло.
  Смущённо вновь опустила глазки.
   "Как не хорошо с вашей стороны, уважаемый герцог, так бесцеремонно рассматривать молоденьких невинных девиц. Ладно, пусть и не таких уж и невинных и не совсем девиц, но всё равно не прилично", - подумала про себя, но вслух, естественно, ничего не сказала.
  - Леди Марион, что вас связывает с Григом Олстоном? - спросил вдруг напрямик.
  "Вот так сразу, как обухом по голове. Да, глава Тайной канцелярии не любит ходить вокруг да около. Ну и приемчики у него, однако. Вообще-то приличным девушкам подобные вопросы не задают..."
  Вновь подняла на него глаза и тут же пожалела. Лучше бы и дальше сверлила взглядом скатерть. Он так на меня смотрел, как будто всю душу мою, всю подноготную знает. Жуткие глаза, холодные и безжалостные. У меня сердце забилось где-то в районе пяток, ладошки стали холодными и липкими. Украдкой вытерла их о платье. Внутренне поёжилась под его взглядом, но внешне пыталась держать марку.
  - Он мой жених, - ответила на удивление ровно, без дрожи в голосе, и что особенно хорошо, без сарказма.
  Чего мне это только стоило! Как бы это было ни противно, но он, действительно, всё ещё мой жених, а значит, почти не соврала.
  Вновь опустила глазки не в силах смотреть на него, не мне с ним тягаться игрой в гляделки. Подобным взглядом он, наверное, смотрит при допросе на бедных узников, а те с перепугу признаются во всех смертных грехах. Не хотела бы я оказаться на их месте.
  - Жених, - повторил он с какой-то странной интонацией. - Значит, вы знаете, как он провёл вчерашний день?
  - Ничего это не значит, - ответила, резче, чем следовало. - Вчерашний день мы провели не вместе.
  "Мама дорогая, закипаю. Спокойнее, спокойнее... Представим себя, на чудесной лесной поляне, вокруг летают бабочки, поют птицы..."
  - И как же, позвольте узнать, вы провели вчерашний день? - и ехидно так прищурился.
  - Вчерашний день... Сейчас припомню... - помедлила немного с ответом, чтобы не показать, что ответ заготовлен заранее. - Люблю, знаете ли, работать в лаборатории. Она мне по наследству осталась от бабули, изготавливаю там эликсиры, мази, - вся фраза получилась чистейшая правда.
  - Похвальное занятие, - кивнул герцог. - Всегда хотел знать, что происходит в подобных лабораториях, - и умолк, предоставляя мне возможность ответить.
  "Прощупывает почву. Ух, ирод! Но мы тоже не лыком шиты".
  - О, заверяю вас, ничего такого интересного, всё как обычно, - ответила, мило улыбнувшись, и принялась ему читать лекцию о зельях и настойках, о том, как важно соблюдать рецептуру и использовать качественное сырье и тд. и т.п.
  "Тут ты попал, дорогой герцог! Об этом могу болтать безостановочно. У меня хорошая школа, ба спуску не давала, и учеба все же не прошла даром, какие-то знание да вложили там в мою бестолковую голову". Чтобы привести герцога в состояние близкое к засыпанию, тон повествования переняла у нашего занудно преподавателя по целебным травам, как будто разговариваю с полным недотёпой, с поучительной ноткой в голосе. По идее, через несколько минут ему должно стать скучно и он просто обязан был начать зевать. Но нет, герцог слушал с неподдельным интересом, и я, вдруг, обнаружила, что и сама увлеклась, сменив тон, и давно рассказываю с завидным энтузиазмом.
  "Ох, ну и коварный же он тип! Вновь совершенно усыпил мою бдительность".
  Вновь замолчала и потупила глазки. Ничего, из каждой глупости можно сделать выгоду, пусть думает, что перед ним недалёкая наивная особа, без особого интеллекта. Хотя, чего скрывать, я так себя и веду.
  - Вижу, вы много знаете о целительстве. Обучались где-то? - вкрадчиво спросил глава Тайной канцелярии.
  - Да, окончила специальную школу, - ответила с гордостью, и притихла.
  "Ох, не нравится мне его душевный тон, не нравятся разговоры ни о чём. Почему он не спрашивает о главном? Почему ещё не было произнесено и слова о похищенной драгоценности и похитителе?" Опять стало страшно. "Он со мной играет, как кошка с мышью, а я даже понять не могу, как вести себя. Или это такой ход, чтобы выбить у меня почву из-под ног, запутать, увести в сторону? Сколько же будет длиться ещё эта пытка?"
  - Простите, а почему вы меня об этом спрашиваете? - не выдержала-таки.
  Он молчал в ответ, лишь сверлил взглядом. Предполагается, что добропорядочный гражданин не должен чувствовать себя виноватым. Я не была добропорядочной, потому окончательно сконфузилась, и когда уже не ожидала ответа, услышала:
  - Произошло очень странное происшествие, - и опять пауза.
  - Какое? - меня эти паузы уже выводят из себя.
  - Похищен ценный предмет и в этом подозревается ваш приятель.
  - Жених, - поправила я, но он на моё замечание лишь скривил губы в презрительной усмешке. - И что значит подозревается?
  - А то и значит, что похищенный предмет был найден у него в доме.
  - В доме? - надеюсь, я хорошая актриса и мне удалось изобразить изумление. - То есть, если предмет найден - то преступление раскрыто?
  - Получается так, - тихо произнёс герцог, о чём то задумавшись.
  - Что же вы от меня хотите? - брякнула, и только потом сообразила, что по идее, должна защищать своего "горячо любимого" жениха.
  - От вас? Ничего. Я узнал всё, что хотел.
  Произнесено было таким тоном, что меня бросило в холодный пот. "Ужасный человек, больше никогда не хочу с ним встречаться". Впервые мне захотелось вернуться на истинный путь и начать прилежно работать на почве целительства.
  - Я могу его увидеть? - пытаясь реабилитироваться, спросила, с мольбой заглядывая в глаза герцогу. - Мне не верится в его виновность. Хочу поговорить с ним.
  - Пожалуй, я смогу это устроить, - ответил загадочно тот, потом как-то поспешно встал, и грациозно поклонившись, вышел за дверь.
  ***
  Саркастическая улыбка расцвела на лице герцога, лишь только он покинул не особо для него гостеприимный дом теневого короля. Погрузившись в свои мысли, задержался на крыльце, смотря куда-то вдаль, не замечая ничего вокруг.
  "Итак, на арену вышла внучка короля? Нет, - тут же отмел он это предположение. - Да и девчоночка совсем не похожа на ту, кому предстоит править воровским миром. Она не то, что не королева, а даже и не пешка, её просто нет в этой игре".
  Саблер знал, что внучка приёмная, иначе вряд ли дожила бы до такого возраста. Приемником короля воров, как и законного монарха, могли стать только прямые родственники, неважно мальчик или девочка, главное, чтобы успели завоевать нужную в их среде репутацию. Но наследника не было, об этом позаботились давно. Родная дочь теневого короля погибла вместе с мужем при загадочных обстоятельствах, не оставив после себя детей. Герцог в то время был ещё слишком юн и далёк от сыскных дел, но и он слышал эту жуткую историю. После их гибели Голдман впал в неистовство, он нашёл убийц, и ходили слухи, что собственноручно отправил всех причастных к этому делу на тот свет. Но детей было уже не вернуть. Таков удел сильных мира сего, даже нелегальных королей, как оказалось, не минует сия чаша. Борьба за власть ведётся не только при дворце, но и в преступной среде. Чтобы не сойти с ума от горя, Голдман удочерил сироту.
  Герцог был лично знаком с некоронованным королем. В его памяти тот остался добродушным солидным мужчиной. Назвать его пожилым или тем более стариком язык не поворачивался. По его внешнему виду нельзя было и предположить, что перед вами гроза воров и иной подобной братии. Незнакомый с ним человек легко поверил бы, что перед ним старичок-божий одуванчик. Еще с молодости этот образ улыбчивого и озорного парнишки сбивал противников с толку, вызывая у тех иллюзию легкой победы. На самом деле это был хищник, умело пользовавшийся своим актёрским мастерством и просчитывающий свои ходы на сто шагов вперед. Поджарый, жилистый, верткий. В нём чувствовалась внутренняя сила, стержень. Его авторитет был непоколебим, а слово законом для всех. И он в своём небольшом кулаке держал всю столицу, вызывая уважение не только коллег "по цеху", но и Тайной канцелярии, которой к своему огорчению приходилось с ним считаться. А Саблер его по-своему даже уважал, хотя неуловимость короля и била по собственному авторитету главного сыщика.
  Без него мир пошатнулся, борьба за власть стала ожесточённой. Прямых наследников не было, а вот претендентов на его кресло хоть отбавляй.
  Герцог тяжело вздохнул. Очередная война за передел территорий. И на данный момент ни одного достаточно сильного и авторитетного человека, способного удержать в узде подобное количество преступных элементов, не было. "Перегрызутся за власть, как собаки..."
  Мысли мужчины вновь вернулись к приемной внучке Голдмана. "Хорошая девочка, - по лицу герцога расплылась такая редкая на нём улыбка. - А глазки! Такие раз увидишь, не забудешь вовек. Вроде бы ничего особенного в ней нет, но это на первый взгляд. В толпе её даже не заметишь. Но эти глазки... В них такая глубина, утонуть можно. Прямо омут колдовской".
  Когда она сегодня появилась в гостиной, такая маленькая, хрупкая, совсем еще ребёнок, появилось желание защитить ее от жестокого мира, а ему совсем не присуща была сентиментальность. Кроме того не покидало чувство, что это какая-то ошибка. Она не могла быть невестой того прохиндея. Герцог хорошо знал Грига Олстона, по кличке Принц и ожидал увидеть в качестве его невесты зрелую девицу с пышными формами, прожженную аферистку, этакую боевую подругу. А эта малышка никак не вписывалась в подобный образ. "Григ изменил своим вкусам?! Сомневаюсь. Конечно, эти колдовские глазки могут завлечь и прожженного циника, но только не такого, как этот. Скорее девочка попала под его чары по наивности и глупости. Если бы жив был дед не допустил бы такого... Жаль девчонку..."
   Все эти мысли вертелись у него в голове во время краткого чаепития. Однако когда он завел с ней беседу, кое-что прояснилось. Она не так хрупка и ранима, как показалось вначале. И кроме того не настолько глупа и наивна, какой пыталась выглядеть. Точно свои знания передавала ей не только бабка, чувствовалась школа неуловимого короля. Вот только опыта у нее маловато. Стоит немного выбить из колеи и все эмоции на лице. Правда, всего лишь на несколько секунд, а потом брала все под контроль, но ему этого времени было более чем достаточно. Девчонка явно приготовилась обороняться, потому была обескуражена его добрым тоном и галантностью. Вроде бы и честно отвечала на его вопросы, но он заметил, когда она пару раз ушла от прямого ответа. И при воспоминании о женихе в глазах на секунду вспыхнула искра злости. Выражение тут же сменилось на невинно-нежное, наверное, кто другой бы не заметил, но только не он. Возможно в будущем, повзрослев, она и сможет скрывать хорошо свои чувства, но сейчас он читал её почти, как открытую книгу. "Но все же девочка не так проста! - при воспоминании о ней, лицо вновь невольно озарилось улыбкой. - И она его задела. Только чем? Пусть глазки и хороши, но его тоже этим не возьмешь. Но что-то в ней есть, что-то неуловимое... Ещё одна загадка?" Глава тайной канцелярии обожал загадки.
  
  Глава 4
  
  Едва за герцогом закрылась дверь, я шумно выдохнула, позволив себе расслабиться. Тело отозвалось мелкой дрожью, озноб проник под кожу и пробрал до костей. Кажется, началась отдача от перенапряжения. Нащупала под собой кресло и медленно в него опустилась. В груди нарастало странное ощущение опустошённости. Всего несколько минут назад была жива, что-то чувствовала, о чем-то думала, а сейчас словно всё заморозилось. Сидела какое-то время не шевелясь, застыв, как истукан, молча глядя на закрывшуюся за гостем дверь. Не знаю, сколько времени провела в подобном состоянии. Очнулась от того, что мир перед глазами закачался точно при землетрясении. Оказалось, что в роли стихийного бедствия выступала Кетти, которая трясла меня за плечи, пытаясь привести в чувство.
  - Кетти, - подняла на неё удивлённые глаза и, находясь еще где-то в прострации, прошептала: - Это невероятно!
  Так же неожиданно, как накатила опустошённость, так и ушла, растаяла бесследно. И меня захлестнул шквал эмоций.
  - Девочка моя, что с тобой? Что этот изверг с тобой сделал? - запричитала экономка слёзно. - Не зря я не хотела уходить, как сердцем чувствовала, до добра его посещение не приведёт. Нельзя было вас оставлять наедине.
  - Да подожди ты, - перебила я. - Со мной все в порядке. Мне даже... понравилось.
  - Что? - Кетти села, смотря на меня во все глаза, как будто я диковинное животное.
  - Ощущения, которые сейчас испытала, непередаваемы, - продолжила я свой рассказ, пребывая в полной эйфории и не замечая крайнего изумления собеседницы. - Страх, возбуждение, восторг! Не знаю, как все это назвать, но у меня сейчас внутри буря, ураган, все внутренности трясёт, как при лихорадке, в голове шумит, а сердце то замирает, то пускается вскачь. Словом, так хорошо мне еще не было!
  Экономка всплеснула руками:
  - Что же это делается? - теперь в её глазах появился ужас.
  - Кет, всё не так, как ты думаешь, - видя, что та на грани истерики, я поняла, что надо срочно успокаивать. - Просто я неправильно выразилась. Виной всему адреналин. Это чувство когда ходишь по лезвию, и, кажется, мне оно нравится...
  - Вот же ж ирод, довёл дитя до сумасшествия! - Кет подскочила и уже собралась куда-то бежать.
  - Так, стоп! - резко встала, останавливая испуганную женщину. - Забудь все, что я сказала. Со мной всё в порядке. Просто переволновалась.
  Да, делиться эмоциями с Кетти не стоит, не понимает она меня. Ещё чего доброго упечёт в дом для душевнобольных. Я подошла к ней, ласково посмотрела и приобняла, желая успокоить. Вроде получилось - экономка, печально вздохнув, отправилась на кухню готовить мне успокоительный чай.
  Осталась одна. Надо впредь быть поосторожнее с Кет. Жалко ее, бедняжку, она так искренне за меня переживает. Не стоит с ней слишком откровенничать. Сама не могу разобраться в своих чувствах и поговорить не с кем...
  Со мной в присутствии Саблера происходит что-то непонятное, нечто подобное испытала совсем недавно, когда украла камешек, а еще помнятся похожие переживания времен моей юности, когда ходили с дедом на дело. Хотя сегодняшние, пожалуй, посильнее тех будут... Оказывается, и страх может доставлять удовольствие. Опасность будоражит кровь, зашкаливающий адреналин вызывает дикий восторг, и ты готова рисковать вновь и вновь, лишь бы снова это испытать. Кажется, я больна этим, как и дед. Наверное, это гены...
  Отложу-ка на потом эти вопросы, а сейчас нет времени ни предаваться эмоциям, ни копаться в своей голове. Всё это, конечно, интересно, только так и в тюрьму угодить можно, а я туда всё же не хочу. Сегодня была близка к этому как никогда. После всплеска адреналина мозги работали отлично, в голове тут же созрел план дальнейших действий.
  - Кетти, сегодня к обеду меня не жди, - заявила экономке, уже несясь к выходу из дома.
  - Как же так? - всплеснула руками та. - А чай?
  - У меня дела! А за чай спасибо, но только не сейчас, - крикнула, закрывая дверь.
  В ответ услышала непонятные причитания, но не стала обращать на них внимания, сейчас мне не до мнительности Кет, да и решила же не посвящать ее во все мои приключения. Пусть мне и нелегко все держать в себе, но после сегодняшнего посещения нашего дома герцогом, убедилась в правильности своих намерений. Мало того, что бедная моя экономка слишком за меня переживает, и я боюсь за ее здоровье, так еще со своей простотой она может выдать меня с потрохами и сама этого не заметить. Кет предана мне даже больше, чем самой себе, только все её эмоции на поверхности. Удивительно, что глава Тайной канцелярии не воспользовался этим. Возможно, не принял её во внимание. Или просто он ещё не взялся за меня всерьёз, решив, что маленькая девочка совершенно безобидна.. Это и к лучшему. Некогда нынче с герцогом заморачиваться, у меня есть дела поважнее.
  Выбежав на улицу, огляделась - прохожих не было. Для этой части города сейчас ещё раннее утро, лишь бедные кварталы просыпаются чуть свет, да и, как оказалось, герцог тоже. Интересно, уехал он или ещё ошивается где-то поблизости, наблюдая за домом. Хотя какая мне разница? Я веду себя именно так, как должна влюблённая невеста - бегу в особняк своего суженого, узнав о постигшем его несчастье.
  Идти туда совершенно не хотелось: от одной только мысли, что надо переступить порог дома, ставшего мне ненавистным, становится плохо, но, сглотнув подступивший ком в горле, бодренько шагаю в нужном направлении. Должна же я знать подробности того, что там произошло после моей небольшой "шалости". На полпути вдруг понимаю, что уже не иду, а почти бегу, словно тянет меня туда неведомая злая сила. Не зря, видать, существует такое поветрие, что преступники возвращаются на место преступления. Вот убедилась сама, так оно и есть. Но кроме того, что хочется "полюбоваться" результатами своей работы, мне еще нужно знать, как действовать дальше и чего опасаться, а для этого и надобно разведать обстановочку в логове врага и настроение его обитателей.
  За этими стратегическими размышлениями не заметила как домчалась до цели. И вот вновь передо мной тот особняк. Сердце тревожно забилось. Сколько раз я радостно входила в эти стены, сколько счастливых минут здесь пережила. В районе желудка свернулся тугой клубок, мешая дышать. Всё это время старалась не думать о Григе, сейчас же воспоминания накрыли меня и вывернули наизнанку всё то, что старалась заглушить. Нет, не буду думать, не буду чувствовать!
  Пару раз глубоко вдохнув, поднялась на крыльцо, открыла входную дверь, и нырнула во мрак прихожей, как в омут с головой. Странно, думала, будет беготня, шум, хаос. А в доме, на удивление, тишина и покой, будто хозяин никуда и не девался, словно ничего не случилось. Но это лишь на первый взгляд несведущего человека. Изменения, конечно же, были - меня не встретил, как обычно, вышколенный дворецкий, не бегали проворные слуги в хлопотах по дому. Теперь тишина казалось зловещей, а само жилище заброшенным. Стало немного стыдно, и хоть творила я праведный суд в отношении негодяя и предателя, всё равно чувствовала себя виноватой. Только повиниться хотелось не перед Принцем, в его отношении на данный момент ощущала иное - злость и желание отомстить, а перед простыми людьми, работающими здесь. О них я забыла. Слуги, кухарка, дворецкий - неплохие люди и хорошо ко мне всегда относились, и если они останутся без работы, я буду ощущать себя предательницей... Ох, лучше и об этом не думать. Что сделано, то сделано. Решительно отправилась в гостиную, откуда слышны были приглушенные голоса.
  При моем появлении собравшиеся замолчали, и все взгляды обратились в мою сторону. Какое "приятное" общество! Здесь собрались приближенные Принца. Присутствовала и Лизетта, вальяжно развалившись в кресле, всем своим видом демонстрируя, кто здесь хозяйка. Чтобы побольнее уколоть, она при мне дала пару распоряжений слугам и смерила меня презрительным взглядом. Внутри всё отозвалось болью. Блондинка нагло заняла моё место, ведет себя по-хамски, и никто этому не удивляется. И тут меня осенило! Они всё знают об их отношениях, и о наших, похоже, тоже. Связь моего женишка с Лизеттой давняя и была секретом только для меня. Вот почему меня сейчас так открыто игнорируют. Эти люди с самого начала знали, что я для Грига всего лишь выгодная партия, удобное вложение, средство для достижения цели, бесплатная прислуга, наконец, а совсем не любимая девушка, и тем более не желанная жена. У меня спала еще одна пелена с глаз. Не зайди я тогда в этот дом, скорее всего и после свадьбы жила бы в неведение, а все вокруг только посмеивались и перешептывались за спиной. Внучка Короля воров стала бы всеобщим посмешищем! Правильно я всё-таки сделала, что засадила Грига и это он еще легко отделался!
  И все же странно, как я раньше не замечала их отношения ко мне, все казались добрыми и приятными. В эту минуту вдруг ощутила, как потянуло холодом от данного приёма. Меня молча прощупывали, изучали, как диковинную игрушку. Каков хозяин таково и окружение! "Что ж, я тоже не так проста, смотрите не обожгитесь".
  - Что случилось? - спросила с самым невинным видом. - Меня утром посетил сам глава Тайной канцелярии и задавал странные вопросы...- сделала паузу, ожидая их ответа.
  Они не спешили делиться со мной информацией, в голове у каждого сейчас шёл сложный мыслительный процесс. Я вдруг поняла их озабоченность, "друзья" моего бывшего жениха подозревают в подставе друг друга. Ну, точно стая гиен и шакалов! Именно с этими животными - падальщиками ассоциировалась у меня собравшаяся компания. Небось, радуются втайне сложившейся ситуации. Сейчас, кто первый успеет, тот и займет освободившееся место. "Не спешите примерять корону, из многих зол выбирают меньшее, а для меня меньшее всё же Григ, каким бы подонком он не оказался. Это известное мне зло. Как засадила, так и вытащу".
   - С Григом случилась неприятность, - наконец заговорил Ник, правая рука Принца. - Его арестовали.
  Я молчала, ожидая продолжения. Неужели они думают, что этим ответом удовлетворюсь? Похоже, меня совсем за дуру принимают. Неудивительно, я действительно вела себя, как полная дура. Нет, точнее полная влюблённая дура.
  Я умею держать паузы, недаром же мне дедуля говорил, что я еще та актриса и лучшая его ученица, порой удавалось даже его, гения перевоплощения, провести. Ник видно это понял, потому, что продолжил, правда, не вдаваясь в подробности:
  - В его кабинете нашли украденный бриллиант, - на этом он замолчал, решив, что для меня достаточно.
  Доверять они мне не доверяли, что понятно. Они то и друг другу не доверяли. Но это сугубо их проблемы. Очевидно, что здесь больше ничего интересного не расскажут, а что мне надо было от них я уже и так узнала. Лучше пообщаться со слугами, там и компания поприятней будет, и знают они, обычно, намного больше. Крутанувшись резко на каблучках, направилась на выход из такой негостеприимной гостиной, как меня остановила Лизетта.
  - Грига подставили, - прошипела дама. - И сделал это кто-то из близких, - нагло заявила она, прожигая меня злобным взглядом и явно намекая на мою особу.
  "Как же ты права, детка", - ухмыльнулась про себя.
  - Возможно, это сделала ты! - не осталась я в долгу.
  - Что? - она даже подскочила. - Ты! Да как ты...
  Белобрысая ринулась было в мою сторону, но Ник её остановил, положив руку на плечо. К моему изумлению это остановило ее, не удивлюсь, если она и с этим занимается постельными процедурами, так сказать для подстраховки. А то вон как оно бывает - сегодня ты на коне, а завтра в темнице сидишь.
  Одарила парочку презрительным взглядом, но промолчала, вовремя вспомнив, что мне надо играть роль маленькой глупышки.
  - Нам нужно его спасти, - изменившись в лице, начала с трагизмом в голосе. - Всем понятно же, что он не такой. Я пойду к герцогу, я докажу ему, что это всё происки врагов!
  Закончив на торжественно-плаксивой ноте, окинула взглядом окружающих. Нужный эффект был тут же достигнут. Презрительные гримасы, минуту назад исчезнувшие, вновь вернулись на их лица. Вот и хорошо, пойду лучше пообщаюсь со слугами, больше толка будет.
  Прислуга, увы, тоже меня не порадовала, ну да не беда. У меня есть информаторы намного лучше, хоть находятся и вне этого дома.
  
  Вернувшись домой, переоделась "мальчиком", самый удобный образ для слежки, выведывания секретов и так далее, не теряя времени, рванула на улицу.
  Сначала нужно разобраться в обстановке: какие ходят слухи, что слышно в городе о моем деле, ведь в конце концов, мне еще необходимо вернуть свой камешек. Отдали бриллиантик баронессе или он ещё в тайном ведомстве? Хотя и то, и другое не сулит мне на данный момент ничего хорошего. Если он у баронессы, то та с перепугу не станет его носить какое-то время, а соваться в Тайную канцелярию и думать не стоит. Пока придётся ограничиться наблюдением и сбором информации, а в этом у меня есть очень славный помощник.
  Итак, мой путь лежал на рыночную площадь, где в основном и ошивалась моя тайная агентура. Да, да, у меня тоже были свои агенты, причем ничем не уступавшие тем, кто этим занимался по долгу службы. Мои же были любителями, но информацию узнавали и быстрее, и она всегда была на все сто процентов достоверная. Спросите, кто же эти супер-агенты? Беспризорники, конечно!
  Своего главного помощника увидела практически сразу. "Шкет", мальчишка с таким запоминающимся прозвищем, которое абсолютно соответствовало его фигуре, вальяжно прохаживался между рядов и гордо попыхивал трубкой. Небольшого роста, худенький, с шикарной гривой вьющихся каштановых волос, от чего голова выглядела непропорционально большой. Но жалкий внешний вид был обманчивым, за оборванными тряпками скрывался жилистый живой малец, с твёрдым характером и изворотливым умом.
  
  Как сейчас помню нашу первую встречу.
  -Тётенька, дайте монетку, - ко мне обратились таким противным писклявым голоском.
  Я обернулась, передо мной стоял чумазый мальчишка, лет с виду семи, босоногий, в лахмотьях явно с чужого плеча, болтались они на нём, как на вешалке, полностью скрывая худющую фигурку. А глаза такие нечастные-несчастные. Только я знаю цену всем этим жалостливым взглядам.
  - На что тебе деньги? - спросила строго.
  - На хлебушку, - всхлипнув для проформы, протянул горемыка так же просительно.
  - Пойдём, - быстро приняв решение, потянула его за грязную ладошку за собой.
  - Куда, тётенька? Мне только монетку... - завыл ещё жалостливее.
  Даже не обратила внимание на его причитания, тем более, что цель моя была совсем рядом. Добравшись до старушки, что торговала моей любимой сдобой, отпустила его руку. Пацан было дёрнулся бежать, но увидев, что покупаю лакомство, остановился и в беспокойном ожидании замер. Купив пару пирожков с мясной начинкой, сунула ему в руку с приказом:
  - Ешь!
  Тот резко схватил лакомство, чуть ли не вырывая из моих рук.
  - Добрейшая тётенька, век буду за вас молиться, - завёл он шарманку, пятясь назад.
  - Стоять! - опять схватила его за рукав. - При мне будешь есть, даже не думай сбежать.
  Глянул на меня зло, но пирожок в рот сунул, через секунду тот уже исчез, как и не было, как будто засосало в бездонную воронку. Второй пирожок сунул в карман и настороженно на меня посмотрел.
  - Ты почему второй не ешь? - спросила озадаченно, видно же, что малыш очень голодный.
  - Дружок у меня там, - он неопределённо махнул рукой.
  - Понятно, ешь пирожок, - безапелляционно заявила я, но он только нахмурился.
  Только после того, как я вернулась к продавщице и скупила практически весь лоток, и вручила ему получившийся большой пакет с вкусностями, мальчишка вынул уже слегка замызганный и примятый пирожок из кармана и шустро съел.
  Взглянул на меня с явным интересом, но, не сказав больше ни слова, развернулся и припустил бежать, да так скоро, что через пару секунд от него и след простыл. Я только хмыкнула, глядя на то место, где всего мгновение назад стоял сорванец. Что ж, я их понимаю, беспризорники как волчата, дикие, никому не доверяют. Да и, вряд ли за десяток пирожков можно завоевать их расположение.
  Следующая наша встреча произошла через несколько месяцев. Я выбежала из дома ненадолго за продуктами и, скупившись, уже возвращалась назад, как услышала крики со стороны прилавков. Обернувшись, увидела, что горланила огромная торговка фруктами. За шкирку она держала моего знакомого мальца, который только и мог дрыгать ногами, пытаясь вырваться из цепких рук.
  Быстро разобравшись, что дело всего лишь в украденном яблоке, настолько разозлилась, что захотелось прибить эту торговку. Убудет с неё что ли с одного яблочка? Ууууу, ведьма!
  - Сколько стоит одно яблоко? - спросила у противной тётки, но та даже не обратила на меня внимания, продолжая орать. Да, глотка у неё лужёная, такой бы глашатаем ходить по улицам, город поднимать по утрам.
  Безумно захотелось её пнуть посильнее, но я сдержалась и лишь дёрнула её хорошенько за рукав и громче повторила свой вопрос.
  Наконец-то она снизошла до меня, зло глянула и рявкнула сквозь зубы: "Монета!"
  Этого ответа мне было достаточно, быстро вынув монету, швырнула ей на прилавок, торговка сразу же за ней потянулась, выпустив из рук мальчишку, чем тот моментально воспользовался. Рванул со всех ног по улице, только пятки засверкали, и скрылся в ближайшем переулке.
  Мне тоже больше делать было нечего возле этой злобной торговки, тем более, что она вновь загорланила, только теперь и меня, осыпая отборной бранью. Я только поморщилась. Бывают же такие жадные создания, яблочка ей жалко. Да чтоб они сгнили сегодня же все!
  Пацаненок, как оказалось, далеко не убежал и вскорости шагал со мной рядом, заглядывая в глаза. Он долго не решался заговорить, да и я помалкивала. Наконец, мой спутник осмелился:
  - Ты зачем меня спасла? - и взгляд такой с прищуром, пытливый не по-детски.
  - Да нужен ты мне! - фыркнула в ответ.
  Он ошарашено остановился, но через пару шагов вновь меня нагнал.
  - Тогда чего вмешалась? - теперь взгляд не такой колючий, удивлённый только.
  - Да, не понравилась мне эта тётка, не люблю таких, - спокойно ответила, не замедляя шага.
  Мальчишка хмыкнул, но с тех пор мы стали видится чаще, и хотя это происходило каждый раз вроде как случайно, но думаю, он меня находил специально. Сначала я его всё подкармливала, потом нашла кое-какую одёжку, уж больно он страшный был в своих лохмотьях. Одежду он брать не хотел, рассказывал, что в этой лучше подают. Но потом взял, но с таким видом, как будто делал мне одолжение. Через какое-то время стал приносить нужные мне сведения, а началось это после того как столкнулись мы с ним, однажды, когда я шла с ночной охоты. Мальчишка смышлёный сразу всё понял, и вопросов глупых задавать не стал. А вот информацию всегда приносил достойную и проверенную. Со временем я ему процент от работы стала отстёгивать. Сначала он артачился, не хотел брать, говорил, что только по дружбе мне помогает, но голод не тётка и я уговорила его воспринимать это серьёзно, как работу. И еще заверила, что друзьями мы будем всегда, не смотря ни на что.
  Сейчас у Шкета уже своя бригада из таких же босоногих сорванцов, они и являются моей основной агентурной сетью, но общалась я всегда сугубо только с ним, секретность прежде всего. Мы это оба хорошо понимали. Его настоящее имя Янг, а фамилию он придумал себе сам - Рейт, потому как своей никогда не знал, проведя всю сознательную жизнь на улицах. Первое его воспоминание о детском приюте при монастыре, из которого он лет в пять благополучно сбежал и более не возвращался. Янг Рейт - по-моему неплохо звучит, но мальчишка не любит своего имени, привык быть Шкетом. Прозвище это ему дали из-за маленького роста, мелкого телосложения, но удивительно изворотливого ума. Со временем это прозвище стало звучать гордо. Вот странно, Принц - такая венценосная кличка, а выговаривают её с презрением, а Шкет - с уважением и достоинством. Не имя всё же красит человека...
  
  Найти пацаненка не составило труда, болтался он, как обычно, на площади, прохаживаясь важно меж рядов и попыхивая трубкой. Гадость какая! Где они берут трубки? Дорогое всё-таки удовольствие, доступное лишь знати. Хотя какое удовольствие? Травятся и верят при этом, что выглядят совсем взрослыми и солидными. Так захотелось выдернуть изо рта и растоптать. Эх... мальчишки!
  Только меня заметил, кивнула, и он ответил легким поклоном. Через минуту уже догнал меня в переулке, куда свернула от чужих глаз подальше.
   - Привет! - бросила ему через плечо.
   - Привет! - ответил, пыхнув на меня дымом.
  - Фу, какая гадость, и зачем ты куришь?- замахала руками, разгоняя дым.
  Шкет быстро загасил трубку и сунул в карман, проигнорировал мой вопрос, но не желание.
  - Слышала новости? - перешёл он сразу к делу.
  Я отрицательно покачала головой, мальчишка был практически моим единственным источником информации, кстати, которую он добывал знатно, ещё ни разу проколов не было.
  - Принца упекли в тюрьму! - продолжил он, важно выпятив губу, оценивая мою реакцию на сказанное.
  - Да, ну, - хмыкнула в ответ. - А подробности?
  - В общем, там дело мутное. У одной баронески украли камушек, причём, из-под носа самого Змея.
  Он опять внимательно принялся изучать моё лицо, пытаясь там высмотреть что-то ему одному ведомое.
  - И? - не выдержала я.
  - Герцог, змей ещё тот, камень нашёл в ту же ночь. Но тут одна загвоздка - камушек оказался в доме у Принца... - и он сделал многозначительную паузу, предоставляя мне возможность додумать остальное.
  - А Принц не так глуп, чтобы держать награбленное в своем доме, ведь так? - задала я вопрос, которого от меня ожидали.
  - Вот именно! - воскликнул довольный моей сообразительностью Шкет.
  - Думаешь, его подставили? - удивилась я "по-настоящему".
  - Уверен! Теперь Григ в каталажке рвёт и мечет.
  - Зачем же его посадили? Герцог тоже слабоумием не отличается, должен был понять, что дело не чисто.
  - Этот-то? Этот точно всё понял. Да только ему ж в радость Принца посадить, только дай повод.
  - Думаешь, надолго упёк? - задумалась, прикусив ногтик на указательном пальчике.
  "А выгодно ли это мне? И что стоит дальше предпринять? То, что Змей уцепился в Григочку мёртвой хваткой - это радует, ещё как! Пусть посидит, подумает о своём поведении". Я даже не ожидала такого успешного финала моей провокационной деятельности, хотела лишь слегка пошатнуть его авторитет, но так даже лучше. Теперь его значимость и воровская удача под большим вопросом, и восстановится, если восстановится, ещё не скоро.
  А вот камешек мой теперь возвращать надо. Как он там, мой бедненький без меня...
  Шкет ещё что-то мне рассказывал, но я его уже не слушала. Мои мысли были заняты разработкой нового стратегического плана под названием "Возвращение блудной "Маркизы". Размышляя, рассматривала окрестности. Неожиданно глаз зацепился за вывеску обувной лавки и план в моей голове окончательно созрел.
  - Слушай, Шкет, у меня к тебе дело, - перебила увлекшегося пацана на полуслове.
  - А...- воскликнул он радостно. - Заинтересовала тебя всё же моя история!
  - Заинтересовала, - не стала отрицать. - Хочу своим делом заняться, так сказать, начать честно зарабатывать копеечку.
  У мальчишки ошарашено вытянулось лицо, такого он точно не ожидал. А я продолжила, с хитрой улыбочкой считая, на какой минуте он догадается, о чём я.
  - Начну чистильщиком обуви, - сделала, самое что ни на есть наивное лицо. - А что? Прибыли, конечно, с гулькин нос, зато при деле.
  Шкет всё ещё не понимал, глядя на меня, как будто впервые видел.
  - А возле здания Тайной канцелярии есть удобное местечко для начала моего дела. Да и работают там в основном мужчины состоятельные, не поскупятся денежкой, если что.
  Лицо пацана расплылось в улыбке, понял-таки.
  - Ну, ты... лиса...- протянул уважительно.
  Я хмыкнула в ответ, мол "Да, я такая!"
  - Можешь мне организовать всё необходимое?
  - Деньги?
  - Есть.
  - Ладно, поспрашиваю, через пару дней...
  - Сегодня, - перебила я Шкета. - Мне нужно сегодня.
  Он пристально на меня посмотрел, вроде как сомневаясь, а потом, видно, для себя что-то решив, кивнул:
  - Через час здесь же, - пробормотал на ходу и быстро исчез в одном ему только известном направлении.
  Этот час мне нужно было убить, и я отправилась к месту моей будущей работы.
  Здание Тайной канцелярии находилось недалеко от центральной городской площади. Оно было монументальным, грозным, из серого камня с зловещими глазницами окон. Нижние подвальные его этажи занимала тюрьма, куда не проникало солнечного света. Жуть!
  По спине пробежал холодок, не хотела бы попасть в эти застенки, даже на экскурсию.
  Улица была людной, да и из самого здания всё время кто-то выходил, кто-то заходил. Хорошее место для чистильщика обуви, которым на какое-то время я решила стать. На мою мирно болтающуюся скромненькую персону никто не обращал внимания. Побродив ещё немного, вернулась на место встречи со Шкетом.
  Долго его ждать не пришлось. Появившись, махнул рукой, призывая следовать за ним. Привел он меня к лавке чистильщика обуви, познакомил с хозяином. Им был мужчина, уже не молодой, с лицом, заросшим щетиной и цепким взглядом. Оглядев меня с ног до головы, критически крякнул и принялся объяснять все премудрости его ремесла. Сложного в этом я ничего не видела, в отличие от чистильщика, уверенного, что его ремесло под силу только избранным. Но пришлось ему потакать, в конце концов, мне важнее результат и я перестала с ним препираться, а молча тренировалась чистить обувь. Промучив меня пару часов, удовлетворенный результатом мужчина, наконец, выдал мне чемоданчик с нужным набором инструментов и кремов и отпустил восвояси. Потом мы со Шкетом отправились к Косому, который контролировал район моей дальнейшей работы, заплатив ему пошлину наперёд, разошлись по домам. Первый пункт моего "шпионского" плана был выполнен.
  Домой я вернулась уставшая, но довольная. Чемоданчик оттягивал руку, но эта тяжесть была приятной. Легкость, с которой удалось все так быстро провернуть, окрыляла. Настроение было бодрым, моя новая работа обещала новые возможности.
  На кухне обнаружила еще теплый ужин, заботливо оставленный для меня Кетти. Наскоро поев, отправилась в свою спальню. Сегодня надо лечь пораньше, ведь завтра предстоит тяжелый день. Однако быстро уснуть оказалось не такой уж и легкой задачей - мысли о завтрашнем дне будоражили, все же сон сморил, но даже во сне я продолжала переживать предстоящее новое приключение.
  
  
  Главы 5-50 удалены.
  
  Дорогие читатели, не забудьте поделится своими впечатлениями о прочитанном с автором: комментарии.


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список