Хожевец Ольга Аркадьевна: другие произведения.

Фэнтези-2017: судейский обзор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:




   Преноминация
  
   Впечатления по синопсису и первым главам романов.
   Тексты, помеченные как "кандидат в топ", буду изучать подробней - кандидатов явно получается больше, чем мест в топе. :)
  
  
   Бэд Кристиан: Магистериум морум
  
   Интересно, как сам автор переводит название?
   О тексте. Ругать, как известно, легче, чем хвалить, потому для затравки сначала поругаю. Текст кажется сырым; он грамотен, но некоторые ошибки - скорее даже оговорки - создают впечатление, что у автора перо не поспевало за мыслью. Что имелось в виду под "мерной кольчугой"? Или вот описание амулета: "Довольно неприятный, но медный, а это срезает для потусторонних половину его веса". Вообще смысл ускользает. Чем неприятный? Почему "медный" - противопоставление "неприятному"? Что означает "вес для потусторонних", тем более, если амулет на юноше? Или такая страшноватая картинка: "Пальцы демоницы оказались вдруг на его плечах, глаза вошли в глаза". Впрочем, тут речь идет о демонах, способных "сливаться всеми своими сутями". Невольно задумываешься: может, автор имел в виду именно то, что написал - в буквальном смысле?
   Встретились мне в тексте "придержатели" (по смыслу, полагаю, "предержатели"), "условно-феменообразные" (феминообразные?), кольчуга "с рукавами, недостающими до локтей" (здесь - "не достающими", раздельно). Надо вычитывать.
   Теперь о хорошем. Текст яркий, самобытный, увлекающий. Я полкниги проглотила, позабыв о времени - и читала бы с удовольствием дальше, коли б не поджимающие сроки. Дочитаю обязательно. Автору удивительно удается рисовать полотно текста сочными, выразительными мазками. Вот короткая фраза: "Юный человек полон любопытства и трепета, но старается хранить высокомерие". Как сразу оживает для читателя и ситуация, и человек! Самое начало, мы еще ничего о персонаже не знаем, а уже вовлечены в эмоциональное сопереживание. Или вот: "Утро у природы на этот раз вообще не получилось", - одновременно картинка и настроение. "Жизнь так и липла к нему, не давая уединения", - короткая, но выразительная зарисовка характера. "Грабус моргнул и снял с лица официальное выражение". Зримо, точно, красиво!
   Лихо закрученная, нестандартная интрига. Два основных фокала - человеческий и демонический. Динамичное повествование, несколько саркастический юмор. Но не оставляет ощущение, что все это - только оболочка, предлог для разговора о серьезных и невеселых вещах. Просматривается символизм... Впрочем, об этом - когда прочту книгу целиком да повнимательней.
   Кандидат в топ.
  
  
   Вей Алекс: Империя кровавого заката. Туман забвения
  
   Этот текст вычитывать рано. Тут автору надо бы поработать над языком, стилем изложения. Пока - путано, рвано, с вкраплениями канцелярита ("конюх и по совместительству дровосек", "вырождение вовсе привело к окончательному истреблению"), или вот зубодробительная фраза: "Чего только стоит требование отказаот титула при поступлении на учебы, а следом службу в Гильдию Магов". Или: "Попрощавшись с недоумевающей его скорым уходом сестрой, маг пояснил Вейре план действий. Все как обычно, дать Меган сонный отвар, и вместе с ней следовать в дом для слуг". Если все "как обычно", то зачем так сложно? Целый план действий! "Пояснил", "следовать" - не из этого контекста слова.
   Сленговые словечки соседствуют с пафосными красивостями:
   "Поведать, как эти уроды с вечно прикрытыми лицами достали его", - поведать и достали в одной фразе режет ухо.
   "Время пришло. Свобода или смерть. Помоги мне Мироздание!" "Если я не попытаюсь, тогда меня точно убьют. Значит, свобода или смерть". - Если "точно убьют", значит, человек себе жизнь спасает. Зачем тогда так громко про свободу?
   Избыток местоимений; иногда вообще трудно понять, о ком речь:
   "Как всегда, с ним говорил только он, единственный, кто подходил близко".
   "... резко вынул кинжал из-за рукава, тут же метнув его в Старшего. Попал по руке. Тот сразу свалился. Маг не собирался убивать его ..."
   "Меган до истерики боялась людей. Подпускала к себе только его и старуху Вейру, которая была ей нянькой до того злополучного случая. Десять лет назад погибла их мать, а ее чуть не сожгли", - кого чуть не сожгли? Старуху Вейру?
   Повторы:
   "в это внесли лепту сами маги, попавшие под влияние Ордена Света и сами вступавшие в Инквизицию"
   "Никто учение не запрещал, даже Ордену Света не было дела до кучки дураков, с которых даже взять нечего".
   Местами - перебор с эпитетами:
   "до боли знакомый холодный безразличный голос, от которого брала оторопь".
   Неверное словоупотребление:
   "он только и делает, что изгаляется в попытках выкрутиться", "Зачем изголяться, если он и так умеет больше, чем нужно?" - "изгаляться" означает зло насмехаться, издеваться, глумиться.
   "Один из противников засуетился, таясь отпереть дверь" - тщась, может быть?
   "В Хамоне вырождение вовсе привело к окончательному истреблению", - и фраза неудачная, и название. Канцелярит, случайная рифма (вырождение-истребление), да еще и лишние ассоциации.
   В истории с принцессой Эрикой, ее бесплодием, организацией ряженых лекарей, клятвами, которые ничего не значат, и роковой "следующей одной ошибкой" я просто запуталась. Понимаю, что это как бы содержание предыдущих серий - судя по синопсису, я читаю вторую часть. Но тут сказано либо слишком много, либо слишком мало. Мало, чтобы понять, но много, чтобы просто отметить - у событий есть предыстория - и идти дальше.
   Тем не менее, идем дальше. А дальше маг легко справляется с так доставшими его "уродами": "Тадеус знал, противники обречены. Выжить после максимального удара тремя стихиями подряд сможет только высший маг как минимум этих самых трех стихий. Да и то, если умеет обращаться с даром так же, как он. Здесь таких нет. Маг уже успел понять, все его противники владели только одной стихией. Уровни дара он опеределять не стал. Те все равно обречены". Сразу возникает вопрос - если обречены, если наш маг настолько крут, к чему был весь этот пафос? Про свободу или смерть?
   В повествовании о богах и проклятых я увязла окончательно. Просто вынуждена привести кусок текста:
   "Там в подробностях рассказывалось о том, как Мироздание сделало богами тридцать достойных, но те испытание не прошли, расплодились, передрались и чуть не уничтожили Миорию. Больше всех отличился Орион, тот первым попрал все заповеди, подал дурной пример, а потом и вовсе подчинил Бездну. Там он в итоге и оказался. Не зря на западе до сих пор так называют Проклятого. Любопытно было другое, предания для посвященных утвержадали, что злосчастный Орион давно уже отошел от дел. Проклятый на самом деле сам Сиол, которого в Империи почитают как святого Посланника.
   Сиол, полагал, что убив Проклятого, он прекратит войну богов. Но убив Ориона, Сиол неожиданно получил его власть и силу, однако войну прекратить даже с такими возможностями не смог. Тогда он в отчаянии пролил на Проге Мироздания свою кровь и обратился с мольбой лишить всех божественной силы. Его услышали. Но Сиолу пришлось топать в Бездну. Нарушилось равновесие и если бы он там не заперся, Бездна все поглотила бы. Якобы Орион все испортил и вывел Бездну из под влияния Мироздания.
   После этой увлекательной истории якобы Сиол морализаторствует на тему праведной жизни".
   Почему древняя легенда пересказана скороговоркой спортивного комментатора, торопящегося поспеть за пасами? Кто кого проклял? Боги расплодились - значит, их стало больше? Зачем тут мусорное словечко "якобы", причем дважды подряд, почему высокопарное выражение "попрал заповеди" соседствует с разговорным "пришлось топать"?
   Замысел, судя по синопсису, у вас очень интересный. Но текст нуждается в серьезной переработке.
  
  
   Томашева Ксения: Буря
  
   Интересный, нестандартный сюжет. Живое повествование, выпуклые характеры. Хороший, легкий язык. Мне немного не хватило деталей окружения: разговоры и события происходят будто в вакууме, а что вокруг? Есть, конечно, море, есть берег. Но в какой местности стоит деревенька - гористой или равнинной? Лес вокруг или степь, а может, каменистый пустырь? Как выглядят хаты, они тесные внутри или просторные, темные или светлые? Мелочи, детальки, которые помогли бы сделать атмосферу книги более осязаемой.
   С удовольствием прочту целиком. Вероятный кандидат в топ.
  
  
   Кречетов Андрей Николаевич: Воля твоя
  
   На мой взгляд - перспективный текст, нуждающийся в серьезной доработке.
   С первой фразы:
   "Чей-то тянущий зов разорвал витающую рядом со мною тишину, донесся откуда-то со стороны потонувших в сером мареве дворцовых покоев. Люди вокруг были чем-то заняты, кто-то что-то волок, кто-то кого-то тащил, - никто не обернулся".
   Что-то как-то многовато -то. )
   "Может быть, помню, но они мне столь же чужие, как и случайные прохожие на улицах больших городов, идущих куда-то, толпящихся в очереди за представлением и ревущих от удовольствия зрелищности".
   По строению фразы идут куда-то и толпятся города. "Удовольствие зрелищности" - сомнительное словосочетание. "Хлеба и зрелищ" испокон веку хотела толпа, но не "зрелищности".
   Множество развернутых причастных оборотов утяжеляют текст, делают его сложным для восприятия:
   "И полное отсутствие в окрестностях зверья ввело меня, считающего всему виной именно животные нападки, в некоторый ступор".
   "Даже если не учитывать плохо скрываемое раздражение моего давнего приятеля, по своему обыкновению чрезмерно бодро описывающего то положение, в которое он меня втянул".
   Усложненные предложения, видимо, и с самим автором играют злые шутки, иначе не могу объяснить этот странный оборот про смущающийся пункт:
   "Не вороны - обыкновенные пичуги, что немного смущает третий, последний пункт, - в деревне отвратительно смердит мертвечиной, и чем дольше я здесь нахожусь, тем сильнее понимаю, что запах этот здесь по-настоящему устоявшийся, буквально въевшийся в саму плоть земли".
   Или любующийся вальс:
   "Собственно, общаться со столь образованным человеком в подобной глубинке, было сродни любованию королевского вальса в исполнении породистого жеребца и облезлой дворовой собаки".
   "обличив свои мысли в слова" - облачив?
   "развяжет загребущим ртам руки" - рты с руками? Это, правда, цитата из прямой речи; можно было бы счесть фрагментом речевой характеристики персонажа. Но тоже возникает противоречие. Протагонист удивляется образованности собеседника. Из чего он делает такой вывод? Вот еще пример, от лица того же персонажа: "Другое дело отряд, но и тут думать нужно на кого зарываться - все-таки мы хоть и числимся дальней заставой, но одно - солдаты империи". Для вояки нормально, но признаков речи "столь образованного" человека я не вижу.
   О, а вот как выглядит в представлении автора речь человека безграмотного:
   "Эмель, шукаешь, что то би написано? ... ежели разумеешь писанное, да давай так, ... про грамоту свойную младшому все и порасшукаешь по дорожке".
   Извините меня, автор, но это не стилизация. Это перегиб. Персонаж может говорить безграмотно, или на диалекте, или вовсе на другом языке - но смысл-то для читателя исчезать не должен! Что это за "порасшукаешь"? Русское диалектное "шукать" (белорусское "шукаць") имеет четкое значение - искать. Что значит "то би", "да давай"? Вы хотели новый диалект придумать? Ну так придумайте оригинальный и дайте сноску!
   Синопсис многословно перечисляет события, но о структуре сюжета дает очень смутное представление. Только в самом конце, похоже, проявляется то, что можно назвать основным конфликтом книги. Но как раз в синопсисе темнить не нужно! Вытаскивайте самое главное на поверхность, сразу, в ущерб мелким деталям приключений! Нынешний синопсис иной редактор до конца и не дочитает.
   А ведь при всем при том книга цепляет эмоционально. Книгу хочется прочесть - не спотыкаясь на тяжелых для восприятия или несогласованных фразах. Книга очень стоит того, чтобы качественно поработать над стилем.
  
  
   Молодовский Максим Валериевич: Быть другим. Книга 1
  
   Попаданец. От первого лица. Стиль нарочито сниженный, разговорный.
   Описание попадания:
   "Есть такое понятие - офигеть, если "офигеть" возвести в квадрат, то получим "охренеть", а вот если в квадрат возвести "охренеть", то получим ненормативную лексику. Так вот, в тот момент я испытывал охреневание как минимум в четвертой степени". "Охреневание перешло в стадию офигевания".
   Познавательно. Но мне искренне интересно - вы, автор, в экстремальной ситуации именно такими фразочками мыслите?
   Затем герой внимательно разглядывает обстановку: "Стоял я в центре квадратной, вроде как каменной плиты, размером метра эдак четыре на четыре. По углам квадрата, рядом с плитой стояли четыре пирамиды где-то с метр высотой и столько же в основании. Тоже, наверное, каменные, только камень другой, темный. А плита наоборот, почти белая. Гранит? Да нет, у гранита структура зернистая, а тут серые прожилки. Мрамор, наверное. Далее взгляд начал было шарить по помещению, и я даже успел зафиксировать, что от края плиты до стены этого непонятного помещения еще метров пять. Что стена, как и пол, сплошь камень с крупным серо-желтым рисунком, на стенах светильники, типа бра, через каждые несколько метров". И только потом обнаруживает, что оказывается, у него есть "объекты более интересные для созерцания": его держат за руки "два дюжих мужика".
   Уже не верю, извините.
   А вот описание мага:
   "Этот персонаж тоже откуда-то из средневековья вылез. Ростом на полголовы ниже меня, комплекция где-то как у меня, то есть худой, на вид лет 40, темные недлинные волосы, аккуратная бородка типа эспаньолки, только немного раздающаяся в стороны. Одет в темно-синюю толи рубаху, толи тунику, сверху длинный, плотно кафтан почти до пола, без рукавов, синий с золотыми узорами. Из-под кафтана торчат носки обуви, но, что это за обувь, не разглядеть. Судя по всякой хитрой вышивке и украшениям одежонка у него явно не из дешевых. Да и на пальцах колечки массивные. Если из драгметаллов - целое состояние. По ходу дела, он здесь главный".
   Дальше манера изложения не меняется - смесь стеба, канцелярита и сленговых словечек. Довольно бойко. На любителя.
   Вычитывать нужно; из того, что заметила - "пицерия", "как говориться", "краюшек", "где-то у глубинах", "толи рубаху, толи тунику", "плотно кафтан", "за место полотенца". Пунктуация.
   Вероятно, книга своего читателя найдет. Но это буду не я.
  
  
   Ситчихина Диана: Свет полнолуния
  
   Просто не могу сразу не сказать о наболевшем. Про -ться и -тся. Ну простейшее же правило. Ставите вопрос к глаголу. Если в вопросе есть мягкий знак - есть и в глаголе. Нет в вопросе - нет в глаголе. "Оно так же делиться на части": оно - что делает? - делится. "Он никогда не злиться": он - что делает? - не злится. "Место, где после появиться расписание": расписание - что сделает? - появится. А вот если бы было, к примеру, "место, где должно появиться расписание": расписание должно - что сделать? - появиться.
   Итак, тут у нас магакадемия. Синопсис есть, но представляет собой, по сути, развернутую аннотацию. Смотрю текст.
   В наличии:
   Героиня-первокурсница, традиционно смотрящаяся в зеркало на первых страницах романа:
   "Перед выходом решила глянуть на себя в зеркало: темные волосы, голубые глаза и тонкие бровки, платье подчеркивало стройную фигурку. Да, с внешностью мне повезло!"
   Красавец-ректор:
   "мужчина лет тридцать на вид, стройный, подтянутый, рельефные мышцы угадываются под черной рубашкой, такого же цвета волосы до плеча, а вот глаза - голубые... Какого-то невероятного светлого оттенка, казалось, у них нет дна, и тонешь в них..."
   Таинственные старшекурсники - зеленоглазый блондин, двое голубоглазых светло-русых и некто темный:
   "Самый младший был с короткими светлыми волосами, зачесанными набок, и сверкающими зелеными глазами. Одет блондин был в черные брюки и рубашку, на руку небрежно накинут шелковый плащ, в такой же мрачновато-темной одежде были и остальные. Двое других парней оказались братьями. Светло-русые волосы, взъерошенные на голове, из-за которых они напоминали воробьев, однако стоило взглянуть в их серьезные глаза, как любая насмешка исчезала из мыслей". ... "но вот глаза... Они поразили меня. Такие голубые и глубокие, но очень добрые". ... "Черный плащ ниспадал с его сильных плеч, на шее цепочка, видимо также с артефактом, скрывающимся под рубашкой, но главным отличием были ножны на поясе с мечом. Я взглянула на его лицо: прямой нос, тонкие губы, один глаз чуть прикрывала прядь волос, которые доходили до плеч парня, а зрачки были такими же бездонными, как у лорда директора..." ... "Его взгляд был пронизывающим насквозь, леденящим все внутри"...
   Кто из красавцев составит счастье героини?
   Я смошенничала, глянула последнюю страничку. Не угадала претендента! Это книге плюс.
   Из огрех - за что глаз зацепился:
   Форма "радостная я вбежала" сразу вызывает вопрос - а "тушка" в тексте будет?
   "Великие академии меня поражало"
   "Мальчик был младше меня лет на десять, ужасно болтливый, но добрый" - из чего следовало, что добрый?
   "и, подписав заявление о зачислении меня, я вышла в приемную" - героиня заявление о зачислении себя подписывала тоже сама?
   "Почему уверенны, что я их не предам" - уверены.
   "я хотела было возразить на такое развития действий" - фраза неудачна и помимо несогласованности; "развитие действий" - канцелярит.
   "никакой отдышки!" - одышки.
   "обнаружились не замеченные ранее часы. Часть их показывала время до подъема (он был в 8:00), а другая - текущее время" - часть часов показывала время? Может, там было два циферблата? И числа лучше писать прописью.
   "но бывали моменты, когда я испытываю сильные эмоции и полностью попадаю под влияние чувств" - несогласование времен.
   Книга найдет своих читательниц. Но у этого конкурса немного другая направленность.
  
  
   Зима Ольга: Темное пламя
  
   Синопсис неудачный получился. Больше запутывает, чем дает ответы.
   Из синопсиса:
   "Вдвоем Дей и Бранн вырываются из болота, убивая ее живое воплощение". - Чье?
   "На границе Благих земель в открытое в пространстве Окно их встречают братья Бранна". - Несогласованная фраза, непонятно, откуда и куда Окно. Кроме того, какая-то путаница тут с Благим и Неблагим дворами, или это я не разобралась? Разве Джоки - короли Благого двора? И если они встречают Дея и Бранна на границе, то почему потом героям приходится преодолевать множество опасностей, чтобы попасть к этим же королям на прием?
   "В Благих землях полно друидов и они настроены совершенно недружелюбно. Они прорываются с боем". - Кто прорывается?
   "Для этого нужно слово Майлгуира, которые находится у советника Джареда". - Которое? Слово - это предмет? Документ, письмо, магический слепок? Надо бы пояснить.
  
   А вот книга захватывает с первых строк. Очень необычная подача - от лица ящерки-татуировки (фамильяра?). Причем от первого лица! И стиль текста великолепно выдержан, очень подходит такому необычному рассказчику. Язык легкий, образный. Восприятие рассказчика-свидетеля, переживающего, но практически не участвующего в событиях, добавляет изысканной эмоциональности. Очень точно выполнены переходы между настоящим и прошедшим временами. Текст чистый, грамотный.
   Прочту целиком обязательно. Кандидат в топ.
  
  
   Дьяченко Наталья: Цветок смерти, или Правдивая история Рас-Альхага, единственного мага, который сумел колдовать без головы
  
   А вот и еще один кандидат в топ! Интересная история, рассказанная живым языком. Динамичная, фактурная, захватывающая. И синопсис, который можно выставлять как образец: дает исчерпывающее представление о сюжете, при этом - только будит к нему интерес.
   Буду читать целиком.
  
   За что глаз зацепился:
   "мрачными подворотнями и глухими тупиками, которые перед человеком знающим охотно распахивали второе дно" - распахивали дно как-то не звучит. Может, показывали дно, или открывали?
   "тоже при мече, издалека видно клейменном" - пунктуация?
   Вот три фразы, встречаются в идущих подряд абзацах:
   "За день я успел намаяться так, что даже на мысли о побеге не оставалось сил".
   "Проснулся я совершенно разбитым, взобрался в седло и побег - или погоня - продолжилась".
   "И это означало возможность побега".
   В первой и третьей речь идет о побеге Подменыша от похитивших его, а во второй - обо всей группе в целом. Это несколько сбивает с толку, первая мысль - когда он уже успел сбежать? И запятой недостает.
   "Теперь он затупиться" - затупится.
   И отдельно об этом:
   "Я метнул кинжал. Тот просвистел в воздухе и ушел в распахнутое окно. Молниеносно тень бросилась в мою сторону. Она оказалась не бесплотной, а вполне даже ощутимой. Последовала борьба. Мне удалось вырваться из цепкой хватки, я кинулся к двери, что стало моей ошибкой. В пылу борьбы я совсем позабыл о заклятии!"
   На мой взгляд, фраза "последовала борьба" выбивается из общего ритма, рушит динамику сцены. Тут бы тоже - динамичное что-то! Глаголы! Схватил - рванул - стиснул - вцепился - врезал - дернул!
  
  
   Ставрогин Александр Алексеевич: Sakta Nomans - Глас Тверди
  
   Что означает "Sakta Nomans"? Не нашла. Звучит красиво, но ведь должен быть и смысл? Если это название чего-либо в книге, стоило бы пояснить в синопсисе. Если просто переводить - то с двух разных языков получается. Сомнительно. "Знак безлюдности"?
   Иллюстрация в начале текста слишком большая, растягивает страницу.
   Текст начинается с описания эпической битвы, происходящей в черте города. Как-то не согласуются масштабы. "Окроплённый кровью и сажей снег втаптывали плотным слоем тысячи солдатских сапог", "две армии смешивались в одну большую и беспорядочную толпу" - и все это на городских улицах? Не могу себе представить. Городское сражение должно отличаться от битвы "в поле", оно позиционное - просто в силу рельефа, оно неизбежно разбивается на множество отдельных стычек. Вообще не получается представить ситуацию, в которой бы две армии - именно две армии, а не одна (победительница) и недобитые остатки второй - оказались бы в центре города. Но по тексту выходит именно так.
   "Милосердие не находило для себя места", - это как? Оно там летало над битвой, но места найти не могло? Может, как-нибудь проще - "не было места милосердию", к примеру?
   "Воины Чёрного Солнцеворота отчаянно бросались в схватку с превосходящими их по физической силе орками, но умелые и слаженные действия создавали постепенный перевес, нанося врагу значительный урон". Сбивает с толку. Сочувствовать хочется воинам Чёрного Солнцеворота - это ведь они "отчаянно бросаются", они слабее, но умело действуют, а орки названы врагами. Но захватчики-то именно воины Чёрного Солнцеворота? Кто тут "наш"?
   "могущественное телосложение" - ошибка словоупотребления, не бывает могущественным телосложение, может быть могучим либо мощным.
   "На холме, что был в центре города, на котором расположился бревенчатый дворец, ... появился орк с окрашенным в белой краске лицом" - что на чем расположилось? Где появился орк? Лицо либо "в белой краске", либо "окрашено белой краской".
   Правила оформления прямой речи освежите в памяти.
   "Умфарг драться умел, ведь не просто так он занимает в орочьих племенах особое положение" - несогласование времен.
   "Орки поняли, что это конец и, один за другим, они стали бросать оружия на землю, вопреки своим древним традициям, сдаваясь на милость врагу" - местоимение "они" лишнее, "оружия" не согласовано.
   "Герцог Ярослав Сокол" - очень режет глаз. Ярослав должен быть князем, а Всеслав - царем, а не королем. Иначе зачем брать такие говорящие имена?
   "... не смог распознать предателей в лице явившихся с "благими" намерениями, предводителями восстания, которые предложили окончить войну и заключить мир" - предложение не согласовано, пунктуацию надо поправить, а еще лучше - упростить или разбить фразу.
   "Герольд, сопровождавший графиню, тут же поставил стражников в известность, кто перед ними находится и те, услыхав фамилию Ворон и разглядев символическое знамя, тут же пропустили гостей в замок.
   Анна ничего не ответила и въехала через ворота замка, сразу попав во внутренний двор".
   Длинное, усложняющее восприятие первое предложение. Перенасыщено местоимениями. Не хватает запятой перед "и те", но лучше разбить или переформулировать. Символическое знамя - масло масляное, знамя само по себе символ. "Поставил в известность" - канцелярит, лучше избегать таких выражений; глаголы "объявил" или "известил" облегчили бы фразу. И непонятно, кому или на что должна была ответить Анна?
   "Стены замка были обстроены всевозможными постройками, как и в любом замке" - повтор и тавтология в одной фразе.
   "И, конечно же, донжон, что стоял в самом центре и представлял собой самую высокую и самую широкую башню в замке, не соединённую со стенами или другими башнями. Это здание ещё называют господской башней, потому как здесь живёт сам правитель замка.
   Если окидывать взором Гнездо Сокола, то только слепец не увидит всей могущественности этих старинных стен, простоявших не одну сотню лет и не проигравших ни одной осады".
   Во-первых, времена скачут. Во-вторых, опять-таки, стены не могут быть могущественными. В-третьих, стены не могут проигрывать осады. Стены могут стоять или пасть, но проигрывают люди.
   "Анна не сводила с мужчины взгляд. Нет, для сына Ярослава он слишком стар. И вряд ли это сам Ярослав - не стал бы герцог великой династии копошиться в грязи с прислугой", - а сын и наследник стал бы?
   "Анна даже не заметила, насколько проницателен и серьёзен был её взгляд со стороны", - вряд ли возможно заметить свой взгляд со стороны.
   Какие-то гипертрофированные эмоции сопровождают встречу Анны и Баломира. Анна охает, ужасается, восторгается, смахивает слезу, сердце ее трепещет. Она настолько экзальтирована?
   Фрейлина - не синоним служанки. Это совершенно разное общественное положение. Фрейлина может услужить госпоже, но - как благородная дама, оказывающая услугу еще более благородной.
   "поклонились вошедшему герцогу, как и подобает этикету" - этикету не подобает кланяться. Может, "согласно этикету" или "по этикету"?
   Далее следует сцена, будто перепрыгнувшая сюда из дамского романа. Герцог "облачён в чёрно-золотые одежды, подчёркивающие широкие плечи мужчины, благородные черты лица и мужественность". Анна лепечет дрогнувшим голосом, глаза ее необыкновенно светятся. Капитан со "шрамами на мужественном лице" разговаривает "железным мужским голосом".
   И тут же Ярослав вдруг говорит Анне: "Твой взгляд: холодный, хитрый. А лицо... Лицо полно серьёзности и аристократичной деловитости, присущей политикам и дипломатам". Как так? Только что я читала про лепетание, дрогнувший голос, необыкновенно светящиеся глаза... Недоумеваю.
   Слишком много разнонаправленных, полярных маркеров. И главная беда даже не в том, что совершенно не складывается характер героини. Беда, что сбитый с толку читатель перестает доверять тексту.
   Полагаю, роман нуждается в серьезной доработке.
  
  
   Резвухин Евгений Юрьевич: Путь к Свету. Путь во Тьму
  
   Роман, целиком написанный в настоящем времени - это смело. Такая подача создает впечатление актуальности, сиюминутности происходящего, дарит читателю ощущение причастности к действию. Сильный инструмент, но сложный в использовании, требует от писателя чутья и филигранной точности.
   Я, кстати, недавно читала книгу, тоже написанную в настоящем времени. "Девушка в поезде", автор Пола Хокинс. Приведу оттуда отрывок:
  
   "Возле путей валяется куча старого тряпья. Среди чего-то грязно-белого виднеется светло-голубое пятно - наверное, рубашка. Судя по всему, мусор в перелеске возле реки скапливался постепенно. Его вполне могли оставлять железнодорожники, которые обслуживают этот участок путей и бывают здесь довольно часто. А может, и кто-то еще. Мама всегда говорила, что у меня слишком богатое воображение. Том тоже так говорил. Я не могу с собой ничего поделать: увидев на земле чье-то тряпье - грязную футболку или один ботинок, - я начинаю думать о втором и представлять человека, который когда-то носил эту обувь и эту футболку. Электричка, дергаясь и скрежеща, трогается с места, куча тряпья остается позади, и мы тащимся в сторону Лондона чуть быстрее бегуна трусцой. Кто-то сзади обреченно вздыхает: медленный поезд, отправляющийся из Эшбери в Юстон в 8.04, способен вывести из себя даже самых закаленных пассажиров. Поездка должна занимать пятьдесят четыре минуты, но такое случается редко: пути на этом участке совсем старые, семафор постоянно барахлит, и ведутся бесконечные ремонтные работы.
   Электричка ползет мимо пакгаузов и водонапорных башен, мостов и сараев, мимо скромных викторианских домов, выстроившихся в ряд задним фасадом к путям".
  
   Обратите внимание, как интересно реализовано. То, что происходит сейчас, то, что видит героиня, описано в настоящем времени: валяется куча тряпья, виднеется пятно, электричка трогается с места, электричка ползет. А вот то, что уже произошло - в прошедшем: мусор скапливался, железнодорожники могли оставлять, мама говорила.
  
   Теперь посмотрим "Путь к Свету. Путь во Тьму":
  
   "Отряд останавливается у крохотной, полуразрушенной деревушки. Ни тел, ни пятен крови, лишь изрытая неведомо чьими сапогами вязкая земляная жижа. Но война и тут оставляет след. Часть хибар лежат поваленные, от некоторых брусков еще тянет теплом".
   Война ведь не оставляет след сиюминутно - она его уже оставила. Отряд останавливается, а хибары уже лежат поваленные. Событие не происходит сейчас, настоящее время для этой конкретной фразы - "война и тут оставляет след" - неправомерно.
   Можно выдержать текст в предложенном стиле, но не перебарщивая, очень точно соблюдая баланс между показом происходящего и уже случившегося. И не впасть при этом в грех несогласованности... Сложная задача.
  
   Далее. В прологе действует неопределимое количество персонажей. Мы видим: короля Алариха, монарха, правителя, потом присоединяются Темный Лорд, Властелин, Лорд, колдун. Это сколько людей? Дальше еще сложнее - фигурируют гвардейцы, гроссмейстер паладинов, переодетый в гвардейца, паладин, рыцари, еще рыцарь (этот вроде наш, в отличие от предыдущих), фирдмены, стража. Девушку держат гвардейцы - а щека ее трется о щетину паладина. Замахивается гроссмейстер - наносит удар рыцарь-паладин. Это сбивает с толку, трудно вникнуть. Лучше использовать для обозначения одного персонажа одно, ну максимум два наименования; особенно - в динамичной сцене.
   Кстати, неверно называть пролог "предисловием". Хотя это слово и является прямым переводом греческого "пролог", но в русскоязычной литературе сложилась своя, давняя традиция: предисловием называют статью, предваряющую текст, но частью самого текста не являющуюся.
   И еще: если события пролога отстоят по времени от основного действия - надо дать понять это читателю, а не заставлять догадываться.
  
   Роман нужно вычитывать - править пунктуацию, вылавливать мелкие огрехи, где-то встречалось неверное словоупотребление.
   Но эту книгу хочется прочесть целиком. Возможно, это кандидат в топ.
  
  
   Иванова Татьяна Всеволодовна: Хозяйки Долины между Мирами
  
   Очень многословный и путаный синопсис, который совершенно не дает представления о структуре сюжета. Или, наоборот, дает - если вот это перечисление людей и событий и есть сюжет.
   Смотрю текст.
   А текст захватывает. Героине веришь, и в героиню веришь. Грустная история нездешней девочки... Читаю дальше.
   И все же, впечатление от синопсиса оказалось правильным - а жаль. Текст сумбурен; множество имен - не успеваешь запоминать; множество диалогов, которые, в свою очередь, состоят из длиннющих монологов-объяснений. У читателя еще не успел созреть вопрос, а уже даны ответы. В то же время реального действия мало, интрига тонет в разговорах и обсуждениях.
  
   Встречаются повторы, перебор с местоимениями:
   "Харрайн Лэндигур из рода менталистов Лэндигуров обладает наследственными способностями. Поэтому у него его дар на чужую психику действует мягче, чем у тех, кто получил его первым в роду. И, чтобы там ни говорили насчет того, что он получил свое место по наследству и по знакомству, у него яркий дар, да еще и наследственный". (наследств(о)енный, него-его)
   "Ее теперь смущало все в себе даже внешний вид. На ней были надеты вполне уместные по здешней жаре пестрые полотняные бриджи и легкая свободная рубашка вообще без рукавов. И до встречи с господином Лэндигуром ей очень нравился ее наряд". (ее, ней, ей, ее)
   "Тот внимательно с недовольным видом вглядывался во что-то в ней, видимое ему одному. И ему совсем не нравились постоянные судорожные движения, сводившие тело и лицо молоденькой девушки. Но встретившись с ней глазами, он мгновенно принял заботливо-сочувствующий вид". (местоимения)
   "Но сейчас важно, что Ателлан имеет, выражаясь по-земному, право "вето" по отношению ко всем предложениям Эмераны. Причем, многие на Ателлане живут, мягко выражаясь, в полигамных браках..." (выражаясь) И, кстати, искренне интересно - а если выразиться не мягко? В гаремах?
   "Мы имеем молодого, не очень опытного, но могущественного официального представителя Второго мира. Он представляет интересы, естественно, своего Мира". (представитель - представляет)
   Долго думала над фразой:
   "Развращающая все вокруг нравственность Третьего мира..."
   Может ли нравственность развращать? Это авторская концепция или ошибка словоупотребления, и следует читать "безнравственность"?
   Пунктуацию нужно править.
  
  
   Ковалевская Александра Викентьевна: В душной ночи звезда
  
   Книга для неспешного, вдумчивого прочтения. Очень хороший язык - речь течет легко и плавно; оттенок архаики умело вплетен в стиль, добавляя атмосферы, при этом не мешая восприятию. Заинтересовали идеи, заявленные в синопсисе.
   Буду читать. Кандидат в топ, без сомнения.
  
  
   Беляев Николай Владимирович: Седьмая сестра
  
   Синопсиса нет. Из аннотации узнаем только, что "Данное произведение создано на основе игрового модуля Shadowdale: The scouring of the land ("Тенистая Долина: Освобождение") игровой системы Dungeons&Dragons (вселенная Forgotten Realms)"
  
   Текст не проходит преноминацию.
  
  
   Варлашин Сергей Александрович: Лууч
  
   Синопсис отсутствует. Есть, правда, довольно объемная аннотация, но... Если она отражает положение дел в тексте - роман преноминацию не пройдет.
   Глянула текст. Странное впечатление. С одной стороны - задумка у автора интересная, живая, затрагивает какие-то струнки в душе. С другой - построение предложений таково, что свободно читать нельзя. Причем переделывать, переформулировать нужно почти каждую фразу. Иначе просто ускользает смысл. И все же, даже в нынешнем виде в этом что-то есть.
   Очень жаль, но текст не проходит.
  
  
   Алексеева Светлана Борисовна: Замок в наследство
  
   Книга для отдохновения. Рассказанная легким языком задорная, авантюрная история с оттенком сказочности.
   Возможно, кандидат в топ.
  
   Из прочитанного не понравилась вот эта сцена:
   "В бешенстве барон сполз с коня и подлетел к кузнецу. Детина ловко отвел руку с документом, не позволяя барону прикоснуться к нему.
   - В моих руках смотрите.
   Сомнений не было. Печать настоящая. ... Барон разъярился окончательно. Его гениальный план рушился на глазах.
   - Мне плевать на то, каким образом вы состряпали эту подделку! Я уничтожу её! Дай сюда! - Юлда трясло. - А после этого никто не поверит в то, что она вообще существовала!
   Кузнец перехватил огромной лапищей руку барона. А грамота тут же бесследно исчезла где-то в толпе.
   - Отпусти руку, - злобно зашипел Юлд. - Я найду на вас управу"...
   Понимаете, барон ведь - не налоговый инспектор. У барона его "управа" на поясе висит. И если мир по системе взаимоотношений между чернью и аристократами хоть немного напоминает наше средневековье, то простолюдину хватать за руки барона - самоубийство. И никакие грамоты не помогут. Тем более - при бароне его люди, отряд. Тем более - дело происходит, как позже выясняется, в вольных баронствах... Да зарезал бы или повесить приказал, и все дела! И даже штрафа платить бы не стал: кузнец руку на благородного поднял - значит, разбойник, тать.
  
   Мелочи:
   "двух плафонов в люстре как ни бывало" - не бывало
   "не было заметно ни цепи или веревки, которыми обычно привязывают пасущуюся скотину" - либо "ни цепи, ни веревки", либо "ни" убрать
   "плачь женщин" - плач
   "родством с родом Тэйсов" - тавтология
  
  
   Охэйо Аннит: Племя вихреногих
  
   Большую ответственность взял на себя автор. Писать об эпохе, которую еще помнят - дело неблагодарное; всегда найдется свидетель, который посчитает своим долгом возопить: "Было не так!" И это даже не "заклепничество". Понимаете, можно азартно спорить о форме, скажем, кирас или кринолинов, но для всех участников дискуссии информация эта будет относительно безличной - никто из них в тех кирасах не шествовал и кринолинов не носил. А вот пионерский галстук поносить успели многие. Ваш текст будит эмоции - и именно потому так задевает любая фактологическая неточность. А у вас этих неточностей очень много.
   К примеру, вожатая - это куратор от комсомольской организации, т.е. одноклассницей пионеров быть никак не может. Реально в школе была обычно одна старшая вожатая (вожатый) - формально от комитета комсомола, но это освобожденная педагогическая должность, т.е. работа такая - вожатым. Были вожатые отрядов в лагерях - тоже работа, обычно студенты на лето нанимались, чаще из педвузов, им за это еще и практику педагогическую засчитывали. Мог пойти вожатым представитель турклуба. Но в любом случае - не одноклассник, а "старший товарищ".
   Организация похода. Вообще нереально, по многим позициям. Расписывать здесь подробно не буду, если интересно - после конкурса отдельно пообщаемся. Но особенно умилило то, что школьники должны ежедневно отмечаться на маршруте. Каким образом? Звонить из деревень в турклуб? Вы как себе представляете телефонизацию в семидесятых? Я, правда, не в курсе реалий Красноярского края. Но в густонаселенном Минском районе телефон на селе еще о-очень надо было поискать. А потом потратить совершенно непредсказуемое время, чтобы дозвониться. Или не дозвониться - как повезет.
   По литературной части претензий нет. Речь течет легко, гладко, образы яркие, выпуклые. Я, признаться, долго размышляла над вашим текстом; он мне нравится - нравится идея и попытка создать атмосферу, нравится притчевая образность, просматривающаяся в синопсисе. Но читать не могу: пионеры ненастоящие. Уговаривала себя - мол, представь, что это не совсем наш мир, есть отличия. Но тогда отличий мало! Тогда надо было бы выдумать некую детскую организацию в вымышленном мире и дать понять читателю - это не наши, только похожи немного. А если уж вы эксплуатируете ту атмосферу, тот ассоциативный ряд, что связан с нашим прошлым, нашей пионерией - будьте любезны подтянуть фактологию.
  
  
   Васильева Светлана Сергеевна: Йормунганд
  
   Открыла книгу и зачиталась. Захватывает атмосфера, выдержанная в холодноватых тонах; очень осязаемый, хорошо и уместно детализированный мир; живые и неоднозначные персонажи.
   Кандидат в топ.
  
   На первых страницах встречается несогласование времен:
   "Ангаборда же выглядела как обычно и, судя по шепоткам, ее охотничий наряд, в котором она проделала путь, не соответствует ни времени, ни месту, и выглядел более чем необычно".
   "Фригга уже седая и в морщинах, но заметно молодилась"
   "Ее не сковывало платье, и все движения плавные и в такт музыке".
   Изредка повторы:
   "Мужчины носили цветные кафтаны с драгоценными брошками на плечах. Женщины украшали себя ожерельями и поясами из самоцветов, а платья носили длинные и с широкими рукавами".
   Дальше, впрочем, текст течет легко и свободно. Разве что в паре-тройке мест запятых недостает.
  
   Вызвал вопросы вот этот эпизод:
   "- ... И кто это - Бальдер?
   - Один из сыновей Альфедра. Он просит меня наложить проклятие на одного певуна, тогда он все расскажет".
   Это Йормунганд беседует с Хель. А вот их же разговор чуть позже:
   "- У этого Этельгерта есть недоброжелатели, - сказал он.
   - Что? - Хель удивилась так, будто никто в целом мире не мог иметь зуб на понравившегося ей скальда.
   - Меня попросили наложить на него проклятие.
   - Кто?
   - Не скажу, - он ухмыльнулся.
   - Какая- нибудь ведьма. Признавайся, что за ведьма тебя просила! - Хель сжала руки в кулачки".
   Такое впечатление, будто Хель напрочь забыла, о чем шла речь недавно. Ведь вряд ли Йормунганда дважды за один вечер просили наложить проклятие на скальда?
  
  
   Вайя Ариса: Лепрозорий
  
   Стойкая ассоциация с японским аниме. Мрачноватая постапокалиптическая атмосфера, странные взаимоотношения с верховным божеством, герои-не-люди, демонстрирующие преувеличенную, я бы сказала - подростковую эмоциональность, импульсивность.
   Приведу пример. Алиса, командир охотниц, получает задание - вернуть Люциферу. И поначалу вроде бы даже мечтает эту самую Люциферу убить. Но в последний момент - вспомнив, чем обязана бывшей наставнице - решает иначе и убивает собственных бойцов. И вот вопрос: а зачем, собственно, такие крайности? Алиса - командир. Она может просто приказать охотницам отступить. И - да, конечно, ответить потом за свое решение; но ведь она и так предполагает, что скрыть ничего не удастся! А ситуация-то неоднозначная. Люцифера - национальный герой, ей памятники стоят по всей стране. И охотницы совсем не горят желанием на живую легенду нападать. Да и не было у Алисы приказа ликвидировать Люциферу любой ценой - только вернуть. Ну, развела бы руками - не получилось. Вместо этого она уничтожает собственный отряд.
   Откровенно: я вижу для подобного поступка героини одну причину - желание автора поднять уровень трагизма.
   Нагнетание трагизма просматривается и в другой сцене: реакция Хоорса на то, что Люцифера убила своего пегаса. Ужас, омерзение, она безумна! А почему, собственно? Нет, если рассматривать в рамках психологии мирного времени, мирных людей - да, конечно. Но перед нами - боец, прошедший войну, неизбежно научившийся выживать в сложнейших ситуациях. И именно боец, воин, а не неуравновешенный подросток, совершив бегство и оставшись без еды/одежды/оружия, убивает свое ездовое животное, чтобы добыть еду. Для много воевавших людей это должно бы выглядеть тяжелым, но жизненным происшествием - никак не ужасом-ужасом.
   О болезни. Теоретически известно, что весь мир болен, все жители зависимы от лекарства - но мы этого не видим. Не видим лепры - разрушающихся тел, отваливающихся носов, ушей, пальцев; не видим, чтобы кто-то реально заболел; нет и каких-то особенностей во взаимоотношениях - отчаянных усилий, с которыми люди добывали бы необходимый им препарат. Лепра существует как некая невнятная угроза на заднем плане; так зачем она нужна сюжетно? Не ясно.
   В книге есть яркие, интересные детали - например, мне очень понравилось, как Алиса обоняет языком. Понравилось разнообразие рас (или лучше сказать - видов?), населяющих мир. Произвели впечатление песочные часы, в которых пересыпаются размолотые высушенные сердца - это сильно, символично.
   Уважаю оригинальность, но в топ не выберу.
   Шероховатости:
   "даже если на ладан дышала", "Дом, милый дом" - выражения, которые странно слышать из иномирных уст)
   "Совету - больше свободы? Они - самодуры, которых собственные господа послали лишь затем, чтобы самим не заниматься пустой политической болтовней. ... И каждый клялся, что расскажет своему вассалу об этом происшествии, они поднимут местные армии и будут начеку каждую секунду"
   Почему послали их господа, а отчитываться по приезду они будут вассалам?
   "Ведь если бы им удалось, она бы улетела. Не могло такого быть, чтобы маршал Люцифера, так гордившаяся своими крыльями, вдруг не использовала их. Как будто ловушка, капкан эгоизма и гордости. Она словно хотела еще раз подразнить Алису и всех Охотниц, напомнив, насколько они ничтожны и бесполезны, раз не заслужили крыльев".
   Не улавливаю логики. Чем подразнить? Тем, что не улетела?
  
   Халкиди Марина Григорьевна: Служительница. Ход королевой
  
   Ошибка уже в аннотации: "Смириться ли героиня с судьбой жрицы?" (-тся) Это плохая примета.
  
   Так и есть. Текст неряшлив, ошибки разнообразны - от орфографических и пунктуационных до стилистических, смысловых. Несколько примеров:
   "Мужчина лет сорока, с заросшей щетиной и красными воспаленными от пыли и недосыпания глазами, натянул удела" - "удила"; чем заросла щетина?
   "Соломенная шляпа с широкими палями дарила скупую защиту" - "поля"
   "С рассвета обитель гудела как улей или же как спрут, готовый поглотить своих обывателей" - гудела как спрут? "обыватели" - ошибка словоупотребления.
   "Жажда богатств и власти меркла с жаждой и желанием жить" - меркло и то, и другое?
   "каждый человек, желающий попасть в царство мертвых обязан преклонить колени перед Велесой" - так это орден киллеров, что ли? Про пунктуацию молчу.
   "Слухи доносили, что королева сняла парик и заплетала волосы в косу, а вместо платья с глубоким декольте, стала заказывать одежду нейтральных тонов, не позволяющих разглядеть даже тень ложбины на груди" - тон - это цвет, а не покрой.
   "Еда была не привередливой" - ошибка словоупотребления.
   Но особенно меня потрясло вот это:
   "Под стенами обители можно было увидеть стариков, с трясущимися руками и вставной челюстью, цепляющихся за последние крохи жизни".
   Овации средневековым стоматологам!
  
   На нескольких страницах автор азартно клеймит жадных жриц, мерзких богачей, которым жрицы помогают, неких непонятных странников, которые "ведают" ("ведать" - знать, а не рассказывать!) о мощи богини и почему-то делают это непременно "в грязных тавернах и борделях", "за кувшин вина и прелести портовой девки". Зачем такой напор, зачем развешивать ярлыки? Покажите действие, а не оценку, дайте читателю возможность сформировать собственное мнение! Чем активней вы навязываете своё - тем меньше читатель в это верит.
  
  
   Кубрин Михаил Сергеевич: 2. Аксеот: перелом судьбы
  
  
  
  
  
   Фанфик по Heroes of Might and Magic.
   Люблю эту игру, но - согласно правилам конкурса, пункт 9:
   "9. ... Фанфики, ... не рассматриваются".
   Текст не проходит преноминацию.
  
  
   Кунин Алексей: Тихая стража. Дело о похитителе душ
  
   Хороший язык, живые, характерные персонажи. По синопсису история кажется чересчур прямолинейной, но текст приковывает внимание, героям хочется сопереживать.
   Кандидат в топ.
  
   Несколько натянутой показалась сцена, предшествующая поездке Ройса к Дубовой пади:
   "В голове Ройса назойливыми мухами вились вопросы..."
   "беспричинное глухое беспокойство продолжало грызть изнутри..."
   И тут же диалог:
   "- ... Возьми трех человек и через двадцать минут ждите меня и Корвина у ворот. Прокатимся к Дубовой пади.
   - Думаешь, наш граф затеял какую-то пакость? - спросил Уолтер, дождавшись ухода Лесьера.
   Феликс неопределенно пожал плечами
   - Если бы думал, взял бы, по меньшей мере, полный десяток. Просто хочу съездить, убедиться, что там все в порядке".
   Как-то нелогично. А о чем думал и беспокоился Ройс, если не ожидал неких действий со стороны графа? О наводнении, землетрясении? Что там может быть не в порядке? Понимаю - автору нужно, чтобы герой взял с собой троих спутников, а не десяток. Но вот это "если бы думал" выглядит неестественно.
  
   И еще: как-то уж очень легко Ройс принял решение остаться в столице. Уезжая, он ожидает нападения на замок:
   "- Если вдруг герцог действительно осадит замок, - не стройте из себя героев. Открывайте ворота, пусть видит, что меня в замке нет".
   Потом получает дополнительные угрозы от герцога:
   "- Ваши сожаления можете оставить при себе, барон, - прошипел меж тем Вердозо. - Если вы думаете, что сегодня для вас всё закончилось, то глубоко ошибаетесь. Всё только начинается".
   И после этого:
   "- Возвращаться в замок я, пожалуй, действительно остерегусь какое-то время, - ответил Ройс. - Уж слишком там велика власть Вердозо: королевский наместник зачастую значит в провинции больше, чем сам король".
   А замок как же, а оставшиеся там люди? Создается впечатление - брошены на произвол судьбы.
  
   "...ты думал бы не о красоте своей избранницы, а о том, что она принесет тебе в свадебном подоле".
   В подоле приносят ребенка. Фразеологизм "принести в подоле" означает родить вне брака, "нагулять дитя".
  
   Правила оформления прямой речи освежите в памяти, попадались где-то огрехи.
  
  
   Пушкарева Юлия Евгеньевна: Хроники Обетованного. Пути и маски
  
   Как-то не заладилось у меня с этим текстом. Несколько раз перечитывала начало, чтобы вникнуть.
   Итак, герой просыпается под крики ужаса:
   "Нет ничего приятного в том, чтобы просыпаться под крики.
   С тех пор, как альсунгцы вторглись в Ти'арг. С тех пор профессору Орто уже не раз довелось проснуться под крики, нарушавшие пыльно-книжный покой его комнатки-кельи.
   И всегда они были криками ужаса".
   Что должен подумать читатель? Как минимум - дом атакуют, подожгли; возможно, враг уже внутри.
   Но тут же мы узнаем, что осаждают-то столицу, которая от Академии (где и происходит действие) в получасе быстрой езды. Что осада идет третью неделю, что происходит очередной штурм (столицы, не Академии!)
   "Голоса гулко доносились из-за двери: люди бежали по винтовой лестнице преподавательской башни, бежали вниз; профессор Орто не слышал, но мог представить панический перестук их сердец и шорох наспех наброшенных мантий".
   Вот так три недели и бегает с криками профессура? А куда они бегут? Эвакуироваться? Так уже уехали бы давно - если есть, куда.
  
   Далее. Профессор Орто привычно собирает аптечку и спешит на помощь раненым в битве. По контексту создается впечатление, что делает он это не в первый раз. Я не понимаю: куда, опять-таки, он спешит? Город осажден - следовательно, окружен врагом. Академия в получасе езды от города - следовательно, снаружи кольца осады. Профессор торопится оказывать помощь вражеским солдатам?
   Такое возможно, конечно. Вспоминаются прекрасные истории о врачах, для которых пациент - это всегда только пациент, независимо от его принадлежности к какой-либо армии. Но: во-первых, прибыв на поле боя, профессор выискивает только "своих" раненых. А во-вторых - чтобы добраться до места сражения, ему понадобилось бы пройти сквозь вражеские порядки! Очень сомневаюсь, что его пропустили бы.
   "Ещё немного, и варвары проникнут в город". То есть еще не проникли. А почему бой происходит снаружи кольца стен?
  
   Неудачные фразы:
   "Рыцарь был красив и молод, держался в седле прямо, будто на придворном турнире, так что сердце сжималось от понимания: он обречён", - обречен оттого, что красив и молод, что прямо держится в седле?
   "Клинок так и сверкал у него в руке, отражая самые сложные вражеские удары", - а простые пропускал? Чтобы убить человека, удару не обязательно быть сложным.
  
   Вот эта сцена не вызывает доверия:
   "В несколько коротких движений старик просто отмахнул рыцарю кисть с мечом, ткнул в живот, и наконец - с почти нечеловеческой силой рассёк нагрудник.
   Шатаясь, рыцарь до последнего пытался удержаться в седле, но вскоре повалился в сторону окровавленной грудой. Левой рукой он всё ещё сжимал бесполезный щит.
   - Эйвир Тоури, лорд Кинбраланский, - прохрипел он, сплёвывая кровавый сгусток".
   Ему так необходимо, уже умирая, своими последними словами представиться противнику? Или это он специально для наблюдателя говорит?
  
   Следующий эпизод: Ринцо выходит из Дворца Правителей.
   " "Ничего, - привычно утешил себя Ринцо. - Ещё всего лишь два года".
   Два года срока на почётном месте - и он вернётся в домашний покой, к книгам, винограднику и своей Лауре. От этой мысли у эра Альи теплело на сердце".
   То есть к Лауре он вернется через два года, так ведь написано?
   Тем не менее, тут же персонаж садится в "лепесток" и едет к жене:
   "Ринцо нахмурился. Не годится думать о делах в такой чудный вечер. И отчего так медлит этот возница - Лаура уже, наверное, заждалась..."
  
   "- Точно. Приходил сегодня позировать, - Лаура скорчила гримаску и принялась отмывать кисти в деревянной плошке. Ринцо невольно залюбовался выверенными, ласковыми движениями её пальцев. - Его жена заказала, для подарка. Заплати она поменьше - и я не взялась бы, думаю. Он просто старый осёл", - к сожалению, в наши времена фраза "его жена заказала" как-то двойственно звучит... Может, стоит уточнить, что она заказала портрет?
  
   Глава об Альене заинтересовала. Только тут, похоже, намечается завязка: читатель узнает о Хаосе, о существовании некоего разрыва, который можно закрыть, о том, что это способен сделать Альен. Но для первого знакомства - многовато имен, названий, упоминаний о событиях и отношениях. Резко вспоминаешь, что книга-то вторая... Возможно, если читать, начиная с первой, все это будет совершенно иначе восприниматься. К сожалению, в рамках конкурса это нереально.
  
  
  
   Нейтак Анатолий Михайлович: Падшая звезда
  
   Ощущение, будто читаю две книги одновременно. Они даже разным языком написаны. Одна - о приключениях Терин - ярким, образным, выразительным:
  
   "Опасностью дохнуло пронзительно, словно маскирующий полог резко отбросили за ненадобностью".
   "Стиснув зубы сильнее прежнего, Терин ощутила, как струна Силы между теменем и точкой тун в основании позвоночника натягивается, раскаляясь от тёмного огня и начиная вибрировать".
   "Это Терин уже распробовала. Боль - она от сдержанности. А вот наслаждение - от власти. Потаённой, но могущественной, какой большинство лишено".
   "Залитый светом мир был поистине прекрасен. Раскалённый, пропахший пылью воздух, поднимающийся от земли, сдувался прочь иным воздухом: свежим, по контрасту почти прохладным, пахнущим солью и жизнью".
  
   Вторая книга знакомит читателя со вселенной Пестроты, а также магией и философией, которые тут очень плотно увязаны. Стиль тяготеет к научно-популярному:
   "После каждого использования природного дара нервная ткань начинала регенерировать с такой полнотой и скоростью, которые не характерны для млекопитающих, а свойственны, скорее, дождевым червям и прочим примитивным животным".
   "Представить себе Пестроту как некое целое довольно трудно. Хотя некоторые факты сомнений не вызывают. Например, такой факт: Пестрота состоит из Лепестков, отдельных миров и малых анклавов относительно стабильной реальности"...
   "В остальном же Пестрота, равно как её отдельные элементы, в высшей степени хаотична".
   "Что говорит нам системный подход о решении возникающих проблем? Что каждое событие существует на нескольких уровнях".
   Некоторые формулировки тяжеловаты для худлита. Но мне понравились обе книги.
  
   Кандидат в топ.
  
  
   Кучевский Антон Ярославович: Заложник дипломатии
  
   Интересный сюжет, нестандартный и неплохо проработанный мир. Но деревянный, казенный язык затрудняет восприятие. С первых фраз:
  
   "Река Жемчужная с ее множеством рукавов является не только торговым активом империи Грайрув, но и, как сказал один поэт, важнейшим природным достоянием".
   Вот именно поэт так и сказал?
  
   "В отличие от турбин, использовавшихся на флевиллах, более поздний тип обладал двумя мощными винтами со стальной закаленной крыльчаткой, уходившими согласно нормам конструкции под воду".
   В отличие от, более поздний тип, согласно нормам конструкции... Ощущение, будто я ТУ читаю.
  
   Иногда вообще сложно понять, о чем речь:
   "Вряд ли виной такой доступности было происхождение баронета", - виной доступности?
  
   "Но к лодкам и кораблям это не относилось - водная гладь была лишена и толпы снующего люда, и узких переулков забитого домами Телмьюна". Такое впечатление, что обычно по водной глади снуют толпы, и принято застраивать её узкими переулками и забивать домами. А эта вот лишена.
  
   "Учитывая, что на переоснащение частных кораблей, государственного торгового флота и немногих судов классического типа, принадлежащих Гильдии, ушло двенадцать лет, легко было догадаться, что за опознавательные знаки были нарисованы на носу брига со снятыми мачтами, беззастенчиво торчавшего по левому борту парома". Признаюсь, мне было трудно догадаться.
  
   "Однако, как и всякое "перо", имеющее дело с собственным призванием", - странная конструкция. А можно не иметь дела с собственным призванием?
  
   "...однако письмо подтвердит, что она была рассказана именно ему, и именно баронетом собственной персоной, так как приглашение он дал от своего лица".
   Переизбыток местоимений, переусложненная фраза. А если после "баронетом" поставить точку и убрать остальное - смысл не изменится.
  
   "Кроме того, мажордом обладал рядом дополнительных привилегий по сравнению с поварами или горничными - обязательный выходной день, отдельная плата за каждый объект, вверенный ему в управление и прочие блага, выражавшиеся, по большей части, в денежном эквиваленте", - теперь читаем трудовой договор.
  
   Когда начинается повествование от первого лица - язык становится живей. Но канцелярита все равно хватает:
   "Кроме данного вопроса, из того, что рассказывал Локстед, я запомнил одно - у народа йрвай нет единственного правителя".
   "...настоятельно советую выбрать какой-нибудь способ, не включающий в себя обязательную поездку"...
   "Немногие экспедиции в это место либо возвращались в составе двух-трех человек"...
   "Без украденной нами из гробницы безделушки флевиллы обладали бы значительно меньшими скоростными качествами"...
   "Конечно, оставался момент инерции, но гашение скорости теперь тоже происходило вдвое быстрее. Осуществлялось оно методом резкого поворота турбин на сто восемьдесят, а после прекращения движения двигатели одним рывком рычага отключались".
   "Завершилось все взрывом, от которого я ослеп, а Локстед с его большими чувствительными зрачками наверняка ощутил куда больший дискомфорт".
  
   "Пройдя через усыпанные красным гравием дорожки парка, я привычным маршрутом отправился к двери черного хода. Конечно, она была богато украшенной и достойной громадного здания дворца, но парадный вход был оснащен с огромным пафосом, не чета какой-то скромной двери".
   В этом описании сколько дверей? Я насчитала три: богато украшенную, вход, оснащенный "с огромным пафосом" и скромную. И ходят обычно по дорожкам, а не через.
  
   "Даже костей может не остаться, чтобы отвести домой", - отвезти, может быть?
  
   Замысел книги любопытный. Но над стилем работать и работать.
  
  
  
   Костенко Олег Петрович: Феникс
  
   Видится мне противоречие между жесткой ритуализированностью мира, прописанной автором, и тем, как ведут себя, как воспринимают все это персонажи. Будто взяли людей, выросших в совершенно других условиях, обучили наспех правилам игры и поместили в заданные декорации. Понимаете, человек, воспитанный в подобной системе, не станет постоянно вспоминать о ритуале, о том, что разрешается, а что запрещено. Он будет не отстраненно знать, что какое-то действие считается позором - а чувствовать, что вот это - позор. Не думать, видит ли его кто-то в данный момент, а просто вести себя естественным - то есть предписанным ритуалом - образом. Внутреннее, а не внешнее следование ритуалу - единственное, что способно поддерживать баланс такой системы. В противном случае что заставило бы людей совершать предписанные самоубийства?
   Поясню на примере. Девочку везут представлять императору - насколько я понимаю, своего рода совершеннолетие. И всю дорогу она думает - скорей бы закончилась эта пытка! Она никогда так долго не держала голову неподвижно!
   Да не должна она так думать. Пыткой для нее это могло бы быть в три года, в пять. И голову обязана держать привычно - небось, пока училась, подольше держала. И гордиться выучкой своей.
   Вот про слом такого мировоззрения почитать - вдвойне интересно бы было. Но и слома здесь не видно - нечего ломать. Мы видим обычную девчонку с привычными нам реакциями, засунутую волей автора в необычные обстоятельства.
  
   Сцена нападения на дом провальна. На упоминание "этот мир никогда ещё не знал парашютов" натыкаешься, как на забор с разбегу. И вот это:
   " - Как же так, - в ужасе шептала Дора, - мама говорила, что до вторжения ещё два дня. Откуда взялись эти невероятные летательные аппараты, более тяжелые, нежели воздух?"
   Вы уверены, автор, что "в ужасе" думают и разговаривают именно так?
  
   Дальше девочка попадает к страшным "производителям", о которых даже упоминать было запрещено. И что? И ничего. Поплакала и послала прочь ритуалы вкупе с этикетом. Опять никакого вам слома, никакого крушения мировоззрения. Побыли в тех декорациях - отправились в другие...
  
   Вычитывать текст необходимо. Пунктуация зачастую случайна. "Не ужели", "кто ни будь" - поправить: неужели, кто-нибудь. Ещё несколько мелочей:
   "Дора почувствовала лёгкое головокружение. Где-то в глубине её возникла уверенность", - в глубине Доры? Может, в глубине сознания, к примеру? Не в животе же...
   "Потребовалось мгновение, чтобы понять, что звук звучит не в реальности", - тавтология.
   Почему гувернантка называет Дору то на "вы", то на "ты"? При таком-то строгом этикете?
   " - Не очень понятно, - сказала Рина, и с точки зрения поэзии тоже весьма посредственно." Разберитесь, где тут прямая речь.
   "Господи, - взмолилась Дора", - разве они верят в единого бога? Как-то больше нигде это не играет.
   "На одном из портретов находился мужчина с широким лицом".
   Был изображен.
  
   Тюрин Роман Вячеславович: Скрамасакс
  
   Попаданец. От первого лица. Стиль сниженный, разговорный, при этом нашпигован канцеляритом.
   Незатейливое название первой главы: "Попадалово". Настраивает на соответствующий лад.
   Из-за деревянного построения фраз не создается картинки, текст читается будто отчет:
   "Тогда, с осознанием случившегося, мне сразу вспомнились загадочные истории популярные средь местных и ураганом накатила паника".
   Вот вроде сообщили читателю, что герой паникует - а не верится. Паникует "с осознанием случившегося"?
  
   "Надо заметить, я никогда не был ни боевиком, ни драчуном, ни даже хулиганом, так что возникшая решительность для меня не совсем адекватна, скорее наоборот".
   Решительность не может быть адекватной. Разве что характерной.
  
   "Борясь с гравитацией и, глядя как мой соперник выходит на позицию для очередного разбега, вдруг чувствую такое спокойствие и равнодушие к дальнейшей судьбе, что даже как-то припух: "Ни фига себе! Оказывается я - хладнокровный монстр, через минуту увижу старуху с косой, а мне параллельно"."
   Сочетание канцелярита и разговорного сленга; сцена должна бы быть динамичной - но динамики нет.
  
   "В голове всё ещё витают клочья ваты", - на самом деле?
  
   "Становится ясно - меня неизвестно кто, бог знает куда, целенаправленно тащит, но, в то же время, наблюдается и явный недостаток информации".
   Неудачно построенная, казенная фраза. И непонятно: если тащит "неизвестно кто" и "бог знает куда", то откуда ясно, что целенаправленно?
  
   "Сидя на заднице, затравленно озираюсь: лес смешанного типа представляет собой довольно-таки густую массу деревьев, земля покрыта зеленоватым мхом, солнце, пробиваясь сквозь кроны, причудливо раскрашивает пейзаж".
   Пейзаж есть, картинки нет.
  
   Встреченные героем персонажи изъясняются тем же языком:
   " - Это ты с небес шваркнулся? - сильней напрягаясь, задаёт он вопрос, игнорируя мой."
   " - Брось - так не бывает, тут помню, тут не помню."
   " - Что ты, что ты. У них Касимов, как собак не резанных и этот из них, - тщательно отводя взгляд, торопится успокоить пацан."
  
   Далее герой, который "никогда не был ни боевиком, ни драчуном, ни даже хулиганом", обретает боевые умения вкупе с повышенной драчливостью, нападает на парнишку, вместе с парнишкой нападает на татар... Насколько можно судить по синопсису, читателя ждет длительный квест со сбором лута и присоединением персонажей. Автор честно пишет: "Все стычки героев, в духе жанра "Попаданчество", заканчиваются, мародёркой да "хомячеством", данный инцидент не исключение".
   Для любителей - вполне конъюктурно, но над стилем надо работать.
  
   Идея ножа, собирающего души, интересна и могла бы быть богато разработана - но этого не видно.
  
  
  
   Эр Герман: Линда из Нэвидолла
  
   Все же это не совсем фэнтези. Это - волшебная детская история, сказка. Очень характерный стиль - нарочитая нестрашность, некая карикатурность персонажей:
   "По Каштановой улице, в сторону дома авиатора Роберта, шагал шеф городской полиции. Он приближался медленно и неотвратимо, как объевшийся марципаном бегемот. В темно-синей с лиловым отливом форме он был похож на спелый баклажан, затянутый в кожаную портупею. Узкие ремни врезались в пышное тело, словно бечёвка в ветчину".
   Экий уютный, вкусный, мультяшный полицейский.
   "С неожиданной прытью старик выпростал из глубоких карманов длинные сухие руки и схватил Маркуса. Мальчик пискнул и попытался вырваться, но цепкие пальцы словно иглы дикобраза вонзились в куртку. Старик по-паучьи подтянул мальчика к себе, приблизил вплотную морщинистое лицо так, что стала видна каждая бородавка, каждое коричневое пятно на жёлтой и тонкой, как промокашка, коже".
   "Косматый старик вскинул голову, глаза его налились кровью и воспылали свирепым огнём".
   Тут наоборот: пугают, но очень карикатурно, не всерьез.
  
   "Невсамделишность" ситуаций - даже серьезные моменты описаны так, будто все это немного понарошку:
   "Линда подскочила и со всей силы стукнула старика по плечу.
   -- Ой-ой-ой! Как больно, -- взвыл старик. Одна рука безжизненно опала, как плеть, но другой он продолжал крепко держать мальчишку. -- Помогите! На помощь! Грабят!"
  
   "Огненные молнии одна за другой вылетали из черного дула, железная трубка плясала в руках старикашки, но слепая ярость не позволяла ему как следует прицелиться. Маркус без вреда для здоровья добрался до выхода, обернулся, и последний сполох отразился в его полных ужаса глазах. К счастью Пилёзус опять промахнулся. Огонь расщепил и опалил деревянную балку над входом. Тугие пружины петель злобно скрипнули, дверь захлопнулась, отрезая Маркуса от злобного старикашки. А тот, увидев, что одна из жертв ускользнула, в сердцах отбросил бесполезное оружие, сжал кулаки, притопнул ногой и грязно выругался"
  
   " -- Вы мне снитесь, -- сказала Линда и голос её окреп. -- Вы не всамделишный.
   Старичок нахмурился и черкнул что--то в тетради:
   -- Плюс один.
   -- Да что такое?
   -- Отрицаешь очевидное, -- пожал плечами старичок. -- Обвинять меня в нереальности это страшный проступок. Страшный.
   -- Где я? Это мой сон?
   -- Это не важно, -- отрезал старичок. -- Не пытайся сбить меня с толку. Мы говорили про планы на будущее, про твои проказы и проступки, так что будь добра за всё ответить.
   -- Не собираюсь перед вами отчитываться.
   Старичок вскинул брови:
   -- А я разве про себя говорил? Отчитаешься перед директором заведения, в которое будешь определена. Мне по большому счёту вообще всё равно, что ты тут вытворяешь. Думаешь мне интересно за такими как ты по всем мирам гоняться и всякое потом выслушивать? Тоже мне, вундеркинды!
   -- Я не собираюсь никуда "определяться". Я обычная девочка и сейчас просто сплю. А когда проснусь, ничего этого не будет. Всё будет по-прежнему."
  
   И все бы хорошо, была бы замечательная детская сказка. Но настораживает какая-то бездушность шалостей этих деток. Разрисовать краской собаку - это мило напроказничать? Все же им по тринадцать лет заявлено, не по семь. А купить отмычку за поцелуй? Вскрыть отмычкой чужую лавку и съесть мороженое - это шалость? Я бы назвала кражей. Пусть бы хоть деньги, что ли, оставили за съеденное...
   В целом: взрослым читать неинтересно. А чтобы рекомендовать детям - автору стоило бы поразмыслить над моральной стороной некоторых приключений. Или хоть как-то обозначить отношение, показать эмоции, дать динамику эмоций, быть может. Пока же такое впечатление: детям от этого всего только весело, нет ни тени сомнения, что поступают они правильно, а если Линда и расстраивается - то лишь потому, что нехорошие взрослые все запрещают.
  
  
  
   Селеверстов Павел Егорович: Золотой череп. Воронка душ
  
   Синопсис оставляет четкое ощущение дежа вю. Может, хоть акценты как-то сместить немного? Текст ведь интереснее.
  
   В прологе:
   "Когда волшебство и простой человеческий талант соперничали друг с другом в создании чудес, окружающий мир казался сырой глиной, из которой можно было вылепить любой предмет. И никто даже не подозревал, что скоро грянет гром и то, что виделось естественным и очевидным, станет вдруг опасным и губительным для всего живого. Уверенность в правоте, надменность и презрение к чужой свободе, определили главным мерилом физическую силу".
   Почему физическую силу? А волшебство как же?
   "...стал началом иного времени, когда в мир живых хлынули полчища созданий порождённые миром мёртвых", - пунктуация, несогласованная фраза.
   "И кошмар, которому не было объяснения, снова вернулся. Ненасытная навь, будто свирепый зверь, вырвалась из глубин тьмы и уничтожила Скальбур, не оставив от него даже воспоминаний".
   Сказано красиво, но если не осталось даже воспоминаний - откуда же мы о нем узнаём? Откуда знает рассказчик?
  
   Первая глава - интересна, атмосферна, но оставляет множество вопросов. Почему Котубир, посланный за подкреплением, соглашается выполнять такое странное поручение? Если отправивший обоз настолько влиятелен - то почему обоз так скуден? А уж диалог Котубира и слуги заставляет подозревать наёмника в суицидальных наклонностях. Как он дожил-то вообще до своих лет?
   О Всеборе:
   "Он не знал, что значит спасти душу, не знал каким богам нужно молиться, просто стиснул зубы и зажмурился".
   Мальчик пяти лет в условно-средневековом мире не знает, каким богам молиться? Это более чем странно.
  
   Со второй главы стиль изложения меняется. Уходит пафос, исчезают нотки хоррора - зато добавляется разговорности и, к сожалению, современных словечек.
   "Но за домами виднелась совсем другая картина, там, за городским лесом, возвышалась "Царская гора", с цитаделью и несколькими замками, принадлежавшими знатным родовитым фамилиям.
   - "Вот где денежки-то крутятся, - усмехнулся Всебор. - Запустить бы лапу в кошельки этих воротил. Я бы своего не упустил"."
   "Воротилы" - есть устойчивое выражение "воротилы бизнеса", оно - ровесник индустриального общества. Можно ли так сказать об аристократах? Не уверена. "Денежки крутятся" - сленг, плотно привязанный к наличию развитой банковской системы. Уместно ли?
  
   Многовато диалогов - не слишком информативных, много трёпа ни о чем.
  
   С пунктуацией беда. Затрудняет восприятие текста, обязательно нужно править.
  
   Странное разбиение на главы:
   "Всебор протянул руку и ущипнул товарища за щёку.
   Глава 3
   - Ну чего ты, чего! - завопил Жиль. - Совсем сдурел?"
   Зачем разбивать единую сцену?
  
   " - Доход поделим пополам, - заметил Попрыгунчик. - Я бы и сам поработал, но не переношу моряков, они почему-то вызывают у меня брезгливость"
   Брезгливость - свойство, характеристика человека, а вызывать они могут отвращение. Или можно сказать "я ими брезгую".
  
   " - А где мои сандальки? - поинтересовался он." Это матрос-то? "Сандальки"? Экий шалун.
   Описание капитана корабля - шаблонно до карикатурности, можно табличку вешать: "страшный пират". Жиль столь же карикатурно глуп.
  
   Книгу было бы интересно почитать - если бы не множество мелочей, разрушающих восприятие. Надо дорабатывать.
  
  
   Шведова Анна Николаевна: Оказия
  
   Ох, как на меня духом Короткевича повеяло от этого текста!
   Богатый литературный язык. Именно литературный - а не его усеченный газетно-журнальный вариант, к которому мы все нынче привыкли.
   Яркие, насыщенные образами описания.
   Нешаблонные, неоднозначные персонажи.
  
   Кандидат в топ, несомненно.
  
   Из прочитанного - не понравилось вот это место:
   "Свою славу в полном соответствии с собственным девизом: "Честь и слово нерушимое" Конкордия заработала исключительно честным трудом - она предоставляла возможность проведения разнообразных переговоров, заключения сделок и подписания любых договоров, свободных от магического подслушивания и обмана".
   Слишком уж прямая, прозрачная аналогия. А для такой прозрачности - чересчур, на мой взгляд, конфетная картинка.
  
   И несколько мелочей:
   "Там, где пассует разум" - пасует.
   "по большому счету больших умений и умствования не требуется" - повтор.
   "Попивая отвратительное местное пиво за неимением ничего лучшего" - не звучит; либо слово "ничего" тут лишнее, либо переформулировать.
  
  
   Злая Олька: Безвечность
  
   Самолюбование, пафосные, картинные страдания героини. Логика отсутствует. С первых строк: героиня страдает оттого, что ее кожа пересохла, а в больничном душе крема нет, только мыло. Родители регулярно приносят еду и одежду; можно ведь попросить и крем, нет? Скажете - ей не до того? Но, автор дорогой, тут повествование от первого лица! Это не взгляд со стороны, это ваша героиня - сама! - рассказывает читателю о сухой коже и отсутствии крема прежде, чем упоминает об умирающем любимом. И сразу вызывает отторжение вместо сочувствия.
   "За восемь дней пребывания в больнице мои вещи пропитались запахом медикаментов и стерилизующих средств, и ни один стиральный порошок не способен избавить меня от тошнотворного рефлекса". Нет такого рефлекса. Есть рвотный. Но дело не в том. Зачем вообще эта псевдонаучная красивость? Представьте, что вы рассказываете кому-то о себе, и произнесите вслух: "У меня от этого тошнотворный рефлекс". Выспренно звучит, правда? Почти любой бы сказал проще - меня от этого тошнит.
   "Мне уже едва удаётся отличить его голос от шума вентиляционной вытяжки или звука капельницы". Вы когда-нибудь слышали, как звучит медицинская капельница? Я - нет. Потому что она никак не звучит. Это мелочь, конечно, но тоже подрывает доверие к тексту.
   "Его лёгкие пострадали в большей степени, чем остальные жизненно-важные органы. Ему сложно дышать". "Я бы отрывала по сантиметру своей кожи за каждый болезненный вздох Стефана..." И тут же, чуть ниже: "Под медленный стук сердца я заснула у Стефана на груди..." А ничего, что ему дышать тяжело?
   "Находясь в больнице последние дни жизни Стефана, я мечтала заразиться. Пока он спал, я посещала палаты инфицированных людей в надежде неизлечимо заболеть". Случалось многим в детстве - в младших классах - есть снег, чтобы заболеть и на уроки не пойти. Но уже к средней школе такой метод решения проблем обычно перерастают. Если героиня всерьез не хотела жить - есть способы гораздо более надежные. Поэтому ей, опять-таки, не веришь. И это я оставляю в стороне общую абсурдность ситуации, когда в обычной больнице, в открытых палатах лежат смертельно инфицированные, к которым достаточно просто зайти, чтобы заболеть. У них там чума? А любимый-то еще жив. Ему принести дополнительную инфекцию не страшно?
   "Даже бездушные роботы не могли скрасить моё одиночество". Где логика в этой фразе? Бездушные роботы предназначены скрашивать одиночество?
   "Помимо того, что затянувшаяся молодость лишила меня прелестей жизни"... Долго думала, каким образом затянувшаяся молодость может лишить прелестей жизни. Какие-то сопутствующие обстоятельства - еще допускаю, но молодость?
   "Больше недели я говорила вслух только сама с собой, надеясь сойти с ума и положиться на судьбу". Без комментариев.
  
   Извините, но напишу вам откровенно. Есть тексты, которые автору нужно просто перерасти - и двигаться дальше. Мне кажется, этот из таких.
  
  
  
   Шашкин Сергей Сергеевич: Скитальцы
  
   Сюжет интересен тем, что не обещает попаданцам волшебных плюшек сходу. Действительно - суровое выживание. И то, что они подзадержались в глуши, кажется мне естественным - где прижились хоть как-то, там выживают, очень по-человечески. А вот разнообразия в их эмоциях, реакциях мне не хватило. Зачем брать целую толпу героев, если не показывать разницу в восприятии, в способностях к адаптации, в моделях поведения?
  
   Вторая линия - исследователь в будущем - хороша, добавляет интриги.
  
   Что не понравилось. Прежде всего, проблемы с пунктуацией - иногда надо несколько раз перечитывать фразу, чтобы сообразить, что автор хотел сказать. Помните "казнить нельзя помиловать"? В тексте - масса примеров, где неверная пунктуация искажает смысл. Навскидку:
   "Ветер поднимающий кончики волос и поток горячей крови из раны на голове". Ветер поднимает поток горячей крови?
   "Хотя, едва ли можно судить кхора сознание, которого сейчас блуждало среди Великой Тьмы" - судить сознание?
  
   О героях. Их многовато, а отличительных, характерных черт - маловато, поэтому в героях постоянно путаешься. Это резко снижает интерес к тексту: трудно сопереживать, когда не можешь вспомнить сразу, кто есть кто.
   Еще очень мешает восприятию постоянно прыгающий фокал. Покажу на примере сцены в маршрутке:
   "Марат, водитель маршрутки в зеркало заднего вида рассматривал компанию молодых людей, севшую на последней остановке." ... ""Цыган наверное?" - решил Марат оценивая короткую темную бороду и смуглую кожу."
   Фокал Марата. И уже следующее предложение:
   "Хотя на самом деле парень был совершенно русских кровей".
   Марат ведь не может этого знать. То есть, фокал уже авторский.
   Дальше нам рассказывают подробности о героях:
   "Они были близнецами, с разницей рождения в семь или восемь минут, хотя и не очень похожими внешне". ... "Благодаря своей фамилии получивший кличку Молот. И только в редких случаях друзья называли его Игорем".
   А перемежается это мыслями Марата. Даже в одной фразе:
   "Звали её Ирой, и водитель постоянно боролся с желанием попросить у красавицы номерок".
   И заканчивается сцена снова фокалом Марата:
   "Именно это больше всего любил Марат в своей работе. Возможность наблюдать за людьми, за их общением, их взаимоотношениями"...
   Надо бы доработать.
  
   "Конечно, некоторые осуждают это произведение за её некоторую художественность" - несогласованная фраза.
   "не могла ответить по другому" - по-другому
   "понадобится не мало времени" - немало
   "можно трактовать по иному" - по-иному
  
  
  
   Ливадия Любовь Олеговна: Акара. Зови меня Зверь
  
   Из синопсиса:
   "Однажды отправивший по поручению короля в горы, Вика, которую все в Акара знают как Аврору, наследницу трона и генерала, попадает в засаду". Кто кого отправил? Вика - наследница генерала или сама генерал?
   "...они узнают, что новый мир очень напоминает средневековье, что магии в нем нет, как и других рас. (...) Когда один из наемных убийц пропадает у них на глазах, ребята понимают, что без магии в этом деле не обошлось" Как так? Знают, что магии нет - это вот как у нас, к примеру. А потом что-то происходит - и сразу понимают, что без магии не обошлось?
   "Прибыв на место, она выясняет, что королевства стравили - оба правителя получили оскорбительные письма, написанные неизвестным". Как легко, оказывается, начать войну. Достаточно двух конвертиков...
  
   Текст начинается с серии длинных неинформативных диалогов - фактически, трёпа ни о чем в баре под пивко. Герои вяло перебрасываются не несущими смысла фразами, общаются с официантом, с каким-то подвыпившим мужиком - для чего это все? Ни характеров, ни действия фактически нет. Ужать до пары абзацев - намного легче бы читалось.
   Попадают традиционно в лес.
   Попаданцев несколько, но фактически - это Вика плюс компания, существующая для фона. Через несколько страниц уже не очень-то и помнишь, сколько их - этих безликих "ребят", выгодно оттеняющих успехи Вики. Вика талантливее всех в обращении с оружием, Вика стремительно прокачивает скиллы, становится крутым бойцом...
   И конечно, именно Вика оказывается принцессой. Вроде бы, подруга тоже - но это так и остается на заднем плане. Вика "принимается на королевскую службу" "в должности генерала армии Катаны с дальнейшим обучением"... Из просто принцессы вырастает до наследницы трона... Начинаются поиски претендента на руку и сердце... На этом я чтение прекратила.
   Очень вторично.
  
  
   Несколько мелких вопросов по тексту:
   "Тонкая одежда ночью не поможет - тут спальники нужны, желательно утеплённые, и спиртное". Чтобы выжить ночью в незнакомом лесу, необходимо спиртное? Вы уверены?
  
   "Первый напрыгнул сверху, упав громоздкой тушей прямо на Сергея. Тот сгруппировался и отработанным до автоматизма приёмом откатился в сторону - биохим не зря гордился своим студентом на соревнованиях. Второй попытался сбить Лёшу, но тот уже успел вооружиться, да и прыгал высоко. Третьего Вика отбила пригодившейся палкой, чуть не вывернув руку. Хищник оказался тяжёлым, но при этом редкостно увёртливым, ни на секунду не останавливался и не давал себя рассмотреть. Сизый мех мелькал перед глазами - казалось, что понятия гравитации для них не существует". Картинки нет. Самих хищников мы не видим - даже приблизительно, какого размера хотя бы. Динамики нет, все происходит неспешно, поэтапно, все успели отбиться, кто-то вооружиться, всё без потерь и повреждений - но не рассмотреть?
  
   "Хищники - их оказалось значительно больше, все кусты облепили - голосили на одной ноте так слаженно, будто репетировали". Все кусты облепили - значит, были очень мелкие?
  
   "Ростом он был выше среднего - даже, пожалуй, выше высокого - широк в плечах, крупные черты лица и глубоко посаженные глаза делали его похожим на героя из сказок, которыми любила пугать Димкина тётя". Тётя любила пугать сказками? Да с такими вот героями? Попробовала вспомнить хоть одну подходящую. Не удалось. То есть, для картинки ремарка про тётю ничего не дает. Стоит либо расписать подробнее, либо убрать непонятку.
  
   "Ближайшее к кузнице селение большим не считалось, а потому почти процветало". Не улавливаю логики. Процветало потому, что не считалось большим?
  
   "-Да уж ладно, едте". Езжайте или поезжайте.
  
  
  
   Холод Корин: Запятая Судьбы
  
   Мелкое замечание по синопсису: падре - это обращение к католическому священнику, все они дают обет безбрачия, так что чисто теоретически детей у падре быть не должно. Впрочем, возможно, в тексте этот момент обыгран (вспоминаем Овода)).
  
   По тексту. Эким неприятным типом получился у вас герой! И трусоват, и неряха, и пьяница. А кто сказал, что герой обязан быть душкой? Он небезнадежен - это главное; он - характер в развитии, а это очень ценно для книги.
  
  
   Отдельно хочу поговорить об этом фрагменте:
   " - Нам идёт меня убивать?
   Девушка подняла брови, потом коротко и нарочито весело рассмеялась.
   - Тебя? Убивать? Кому ты нужен, братец? Разве что морду набить. Если старший захочет, то сам расскажет, чем обернулась твоя придурь, а я просто вестник. Чёрный, к сожалению.
   - Что случилось, Кит? - Мужчина с трудом проглотил ударившее горечью "кому ты нужен" и заставил себя сосредоточиться.
   "А я-то прятался, кретин"."
   Вот на мое (субъективное, конечно) восприятие, эта фраза - "а я-то прятался, кретин" - здесь лишняя. Ну совсем не ложится в характер героя. Посмотрите: он восемь лет варил свою вину; он ее преувеличил, конечно (а это очень по-человечески - преувеличивать, даже возвеличивать как свои успехи, так и вину). И вдруг он обнаруживает, что проступок, который он считал достойным мести, смерти, в глазах других тянет всего лишь на "морду набить". Имхо, он не облегчение должен испытывать, а разочарование, как это ни парадоксально! Или - возможно - недоверие. Ведь месть, смерть, поединок - это все страшно, но и романтично, черт возьми, это приподнимает! А "морду набить" - наоборот, принижает, низводит так долго лелеемую вину до уровня мелкой пакости.
   Вот сцена избиения уже лучше сбалансирована. Вот это хорошо:
   "Он сделал два шага вперёд и остановился. В глазах младшего брата тлел опасный огонёк.
   - Я дал тебе спустить злость. Но если думаешь, что я позволю просто так себя калечить, то ты глубоко ошибаешься. Либо бросай вызов, и тогда я отвечу по полной программе, либо давай закончим на этом братские приветствия и перейдём к делу."
  
  
   Парочка огрех:
   "И не факт, что содержимое осталось бы в целости. Вит покачал головой, откинул крышку и принялся вытаскивать содержимое". Повтор "содержимое".
  
   "На крышке был виден практически стёршийся узор - шесть пересекающихся серебристых окружностей.
   - То ли альтернативная олимпиада, то ли "Ауди" столкнулись, - пробормотал мужчина себе под нос. - Неплохая была шуточка.
   Левой рукой, подцепив крышку ногтем большого пальца, он открыл коробочку, и стало ясно, что это был древний компас."
   Многовато "был" подряд, причем последнее - лишнее, можно просто убрать. Или переформулировать: "стал виден древний компас", к примеру.
  
   "Кот со странным именем "Лис" скептически наблюдал с холодильника за этими метаниями". Вряд ли стоит имя собственное заключать в кавычки.
  
  
   В целом: интересный сюжет, объемные характеры, мудреная детективно-фэнтезийная завязка.
   Кандидат в топ.
  
  
  
   Филимонов Евгений Александрович: Иди сквозь огонь
  
   Текст переутяжелен длинными сложными предложениями, громоздкими метафорами и сравнениями:
   "Шедшие всю неделю дожди вычистили город от грязи, что тоннами выбрасывали в атмосферу заводы и автомобили, шныряющие по улицам подобно раковым клеткам по венам человеческого организма".
   "Он чувствовал напряжение, повисшее в салоне тяжелым мартеновским ковшом, обжигая и давя на плечи и ему и Марии".
  
   Местами высокопарен:
   "Мира, который существовал сам по себе, бесстрастно взирая на живущих под небесами, и нисколько не переживая о чьём-то благополучии".
   " "Так и мы все, - подумалось ей. - Как букашки на свече, сгорим, и следа не останется, кроме пятна на сетчатке. Хотя, если подумать, свет от вспышки уйдёт в космос и превратится в бессмертную волну, несущуюся, чёрт знает куда. Интересно, как далеко она дойдёт"."
   "Поднесённый санитаркой сын молча, каким-то неземным взором, взирал на счастливое лицо матери".
   "Небольшую рощицу у школы посадили давным-давно родители школьников, пожелавшие таким образом увековечить себя и своих детей в истории заведения".
  
   Осложнен выбивающейся из общего контекста лексикой:
   "Что превалировало в этих чувствах - она и само порой не понимала". Девочка-старшеклассница вряд ли думает такими конструкциями. Даже необычная девочка. Зачем, если есть простые слова?
  
   Сочувствовать девочке почему-то не получается. Слишком уж настойчиво автор жмет на эмоции, слишком назойливо убеждает читателя, что Катя одинока и несчастна.
  
   Сцена ссоры с пушером показалась натянутой. Он Кате сразу не понравился - тем не менее, она остановилась, дождалась, пока парень ее оскорбит... а потом неадекватно среагировала? Мотивации не видно, развития эмоций - тоже. "Похоже, шутка превращалась в фарс", - это о чём? Кто тут шутил?
  
   Показ характеров - особенно отрицательных героев - автор подменяет показом своего отношения к ним.
   Боюсь, такое навязчивое морализаторство скорее отталкивает, а не учит чему-либо.
  
   Пунктуацию кое-где надо поправить, встречались опечатки.
  
  
   Буденкова Татьяна Петровна: Жизнь и приключения вдовы вампира
  
   Приятная стилизация. Богатая идея. Но есть дилемма: история хороша именно как бытовая зарисовка с налетом мистики, этакая трагикомедия положений, где мистическое - скорей метафора моральных категорий. На мой субъективный взгляд, определение "фэнтези" тексту не подходит.
  
   Мелкие огрехи и фразы, которые показались мне неудачными:
  
   "Деревянные тротуары под окнами крепких бревенчатых домов приводили в центр города. Там зажиточные горожане строили свои жилища"... - тротуары приводили, горожане строили: создается впечатление одновременности. То есть, добредешь до центра города - а там горожане жилища строят. Ну и повтор однокоренных слов (город - горожане).
  
   "Зато днём тишину городка нарушали лишь лёгкий ветерок, шелестевший кустами сирени, да серьёзный шмель, спешивший куда-то по своим делам". Один шмель на весь город нарушал тишину? Как-то бы вывести этого шмеля в эпизод: например, "иногда серьезный шмель"...
  
   "Кузьма Федотыч нечета пимокату" - не чета.
  
   "Аким Евсеич ещё прибывал в доме зятя, когда приехал доктор". Пребывал.
  
   "Потом откинул край одеяла, сунул руку поглубже и Наталья Акимовна почувствовала уже привычный щипок. Рука, от плеча и до самого локтя, покрылась синяками от таких нежностей". Сунул руку - рука покрылась синяками. Чья?
  
   "Когда слуга, который обычно приносил бокал вина вошёл в комнату, то Кузьма Федотыч по-прежнему храпел, возлежа на подушках. Он аккуратно поправил голову хозяина и тот затих". "Он" хочется отнести к Кузьме Федотычу.
  
   "А сказал он следующее: по дороге, хоть и спешил очень, но пришлось заехать в дом Кузьмы Федотыча, поскольку под копыта его лошади кинулся полураздетый, испуганный слуга, утверждая, что Кузьма Федотыч преставился". Под копыта чьей лошади?
  
   "Э... возлежал он на постели смятой молодой женой" - может, предлог пропущен?
  
   "еже вечерне" - ежевечерне
  
  
   Бочаров Анатолий Юрьевич: Легенда о Вращающемся Замке
  
   Пока читала первые главы - сделала себе немало пометок о Гэрисе. Например, о том, что чересчур прозрачные, повторяющиеся намеки позволяют читателю очень быстро догадаться о его настоящей личности - а стоило бы сохранить интригу хотя бы до разговора с колдуньей. Или о том, что явно нет у него достаточной мотивации для мести - надо бы как-то раскрыть этот момент.
   А потом Гэрис погиб, герой сменился - и замечания эти стали неважными, а книга утратила изрядную долю привлекательности. На фоне неоднозначного, интересного Гэриса как-то не вытягивает юный нахал Гледерик роль главного героя.
   Образ Кэран показался плосковатым, не очень достоверным - скорей функция, чем человек.
  
   Отдельно хочу поговорить о моменте, когда Гледерик находит остатки древней цивилизации. Совсем нет ощущения, что человек из средневекового общества впервые видит подобную машинерию. Наоборот - он немедленно опознает, к примеру, лифт:
   "Через несколько сотен футов пещера закончилась стальной дверью прямо в глухой каменной стене (...) обнаружил сбоку что-то наподобие короткого железного рычажка. Юноша потянулся за этот рычажок пальцами, тот легко поддался, поворачиваясь, и с глухим скрипом металлическая дверь отъехала в сторону, словно утонув в стене.
   За ней обнаружилось что-то вроде большой подъемной кабины. Гледерик слышал, что подобные кабины используют шахтеры в горных выработках, да и южные аристократы, по слухам, любили устанавливать такие устройства в своих роскошных усадьбах, развлекая гостей во время вечеринок подъемами с первого этажа дворца на пятый. Вот только внутренности этой кабины были отделены каким-то совершенно незнакомым Гледерику матово-белым материалом. Материал этот был твердым и холодным на ощупь".
   Ну вы представьте современный лифт: двери открылись - перед вами замкнутое помещение. И описан у вас, судя по всему, именно такой. Ни тросов, ни механизмов не видно - как парень вообще может проассоциировать открывшуюся каморку с подъемником?
   "Юноша осторожно вошел в лифт, опасаясь, не повреждены ли тросы и не рухнет ли тот под внезапным увеличением тяжести прямо в шахту"
   Очень уж образованный юноша.
   "Гледерик вдавил палец в клавишу "вниз", дверь кабины захлопнулась, и лифт с мягким гулом пришел в движение".
   Как будто из другого текста эти описания сюда попали.
   "Устройство, транслирующее данную запись, оснащено ментальным переводчиком.
   - Что такое ментальный? - поинтересовался Дэрри."
   А что такое "устройство, транслирующее данную запись" - ему понятно? Для этого парня "запись" - это текст, написанный на бумаге, а никак не видео-аудио.
  
  
   Тимофеев Сергей Николаевич: Из того ли то из города
  
   Синопсис - рекордсмен краткости. И я не очень поняла - так это фанфик по русским народным былинам и сказкам? Или даже не фанфик? Что значит "обработка"? И где тут фэнтези?
  
   Посмотрела текст. Знаете, если под "обработкой" вы понимали изложение былин легким языком - то это не слишком удалось. Читать реально тяжело. И если уж углубляться в подобные дебри - то лучше, на мой взгляд, почитать оригинал.
   Надо, впрочем, отдать должное - работа сделана серьезная. Вероятно, специалисты оценят. Но в рамках данного конкурса я вижу несоответствие жанру.
  
  
  
   Волгина Алёна: Три пилота и водяной
  
   Приятный, легкий стиль изложения. Детективная завязка, динамичный приключенческий сюжет, логичное обоснование попадания. Мягкий, ненавязчивый юмор. Красиво прописанный магический мир. Персонажи обладают индивидуальностью.
  
   Кандидат в топ.
  
  
  
  
   Герастёнок Наталия: Камень Желания Антайо
  
   Начну с цитаты:
   "1. Начало конца
   Кто бы мог подумать, что привычная жизнь в одночасье превратится в самый настоящий кошмар? А после начнет рушиться, скупо роняя кирпичики мироздания в разверзнувшуюся бездну хаоса.
   Неужели всему виной Великий Парад Планет, о котором было сложено множество легенд? Ведь испокон веков он имел дурную славу предвестника Апокалипсиса...
   Никто не знал ответа на этот вопрос. А обычному старшекласснику Джейди так вообще не приходилось задумываться о чем-то подобном. И ему было совершенно невдомек, что сама судьба в скором времени наградит его клеймом, которое он впоследствии сможет наблюдать всю оставшуюся жизнь."
   Ну нельзя так поступать с читателем. Я несколько раз экран туда-сюда переключала: думала - может, случайно синопсис загрузила? Или аннотацию?
   Оказалось, это - начало текста.
  
   Описания затянуты, единой картинки не складывается. Нет характера Джейди, нет динамики действия - события словно размазаны, тонут в многословии. Неуместные сравнения и красивости, порой неудачное или неверное словоупотребление затрудняют восприятие текста. Прыгает фокал; частые авторские ремарки, поясняющие, что герою лучше было бы поступить иначе, разрушают впечатление.
  
  
   "Учительница лет сорока выплясывала, что-то громко рассказывала и вырисовывала мелом неведомые иероглифы на зеленом прямоугольнике классной доски. Джейди ничего не понимал из ее речи, да и особо не хотел. Ибо вообще не видел никакого смысла в замудреных расчетах. (...)
   Джейди сел и тупо уставился на свою парту - уже третья двойка по алгебре за эту неделю. Хотя он всегда подготавливался к занятиям" ...
   Так готовился все же - или ничего не понимал и не хотел понимать?
  
   "Сидя за четвертой партой в третьем ряду, он беспристрастно смотрел на доску". Бесстрастно, может быть?
  
   "Она нравилась ему со второго класса, что нельзя было сказать о ней". Что нельзя было сказать о ней?
  
   "Она схватила ручку и силой влепила оценку в журнале". Силой?
  
  
   "Здесь находился край магазина, молочный и сырный отделы, слившиеся воедино, как финальные титры". К чему тут это сравнение? О чем оно должно сказать читателю?
  
   "Но не успело солнце подняться в зенит, и съесть тени высотных домов города М, как многие жители уже поняли - в этом году будет невероятно знойное лето". А как они это поняли?
  
   "Шагнув на пирс, он заметил, как что-то качалось у кромки воды. Но, присмотревшись, так и не смог разглядеть это. Зато некая продолговатая штуковина прекрасно видела его. И, мигнув отсветом на чешуе, скрылась в толщах синевы". Чей тут фокал?
  
   "И смутился, случайно заметив там, где кончался врезавшийся в море широкий стержень, движение. Он неуверенно зашагал вперед, пытаясь разглядеть, что именно там было. Как вдруг оно, бултыхнувшись, разошлось взрывом брызг". Оно - движение?
  
   "Подойдя к краю пирса, Джейди бросил недоверчивый взгляд на воду. Но ничего, кроме неистово бьющего заросший мшистыми водорослями бетон, так и не увидел". Не поняла второе предложение.
  
   "Внезапно пошла высокая волна. Она заботливо вознесла блондина на вершину, и скрыла за собой. Однако, его противнику не так повезло. Он поднажал. С усилием переборол сильное течение, почему-то толкавшее назад". Кто поднажал? Чей противник?
  
   "Но через полчаса, как Арек ушел, живот пронзила острая боль, от которой Джейди, засевший на кухне, согнулся напополам. Голова пошла кругом, а ноги потяжелели. Но не ступил он и шага, как со стоном повалился на колени". Но - это противопоставление. Зачем здесь?
  
   "Каждый день, и сегодня не исключение, прилегающую к нему парковку забили машины". Несогласованность.
  
   "Городская жизнь бурлила своим чередом, будто бы вчера ничего и не случилось. И в этот момент Джейди нахмурился. Покачал головой, прогоняя остатки воспоминаний о шторме и пляже... А когда взгляд скользнул по огромным буквам над дверями маркета, он еще и припомнил, что там, внутри, расположилось два этажа. Один из них приютился в подвале".
   В какой момент? Почему "еще и припомнил"? Разве до того он думал о магазине? Какой-то неловкий абзац - а главное, непонятно, зачем. Чтобы рассказать читателю о строении магазина?
  
   "Но Джейди не знал одного маленького, но пугающего нюанса; если бы ему вздумалось обойти его с другой стороны, то он сразу бы обнаружил красный, смачно растянутый развод на полу. И нахлынувшее лавиной озарение, вполне возможно, могло бы уберечь его от необдуманных действий".
   Такие приемы работают в кино - зритель уже знает, что за углом лежит труп, а герой - ещё нет. Здесь же - просто раздергивается восприятие.
  
   "Тварь захрипела и приподняла хвост. Яростно обрушила его на расположившийся рядом стеллаж. Деля соседство с сородичем, хранившим упаковки круассанов и печенья, он накренился, вываливая свое содержимое - пряники и хлебцы из разодранных пакетов покатились по полу. А следом с грохотом рухнул на соседний, и тот, негодующе заскрежетав, сгорбился. Посыпавшиеся с него фрукты плюхались на плиточный пол, брызгая во все стороны мякотью и соком". Не думаю, что читателю важно знать порядок стеллажей, но если уж описываете, то описывайте внятно. Который накренился - хранивший упаковки круассанов и печенья или тот, что делил с ним соседство? "Сородич" о стеллаже - сомнительно.
  
   "Джон заметил полицейского, вылезающего из авто в двух шагах от его красавицы. Прибывшему на полчаса раньше Джексону поручили разведать ситуацию. Что он там нарыл за такое короткое время, офицеру не терпелось узнать. Хотя, судя по всему, узнавать, практически нечего".
   Так не терпелось узнать - или узнавать нечего?
  
   "поуши влюбились" - по уши
   "могли глазеть на него непереставая" - не переставая
   "неведавших пощады" - не ведавших
  
   Пунктуацию надо править.
  
  
  
   Махавкин Анатолий Анатольевич: Пасынки Страны
  
   На этот раз попаданцев четверо - две семейные пары, практикующие милый домашний ад. Эти симпатичные люди собачатся всю дорогу: до попадания, в процессе попадания, после попадания... Автор очень старается представить главного героя как жертву, но жертва никак не вытанцовывается: впечатление одно - все они друг друга стоят.
   Впрочем, вскоре оказывается, что пары просто неправильно составлены были. Махнулись партнершами - и дело на лад пошло. А то, что двое стали вампирами, а двое - русалами - это уже вторично, это как-то на заднем плане остается. Чего не сделаешь ради счастливой семейной жизни.)
  
   Мир, в который попадают герои, называется безыскусно - Страна - и не столько прописан, сколько обозначен маркерами. Три пути на выбор, избушка с дедом Подорожником, домовые, лешие, шишиги, русалки, межевые... То есть мир - сказочный. И вот контраст между грубой, чернушной бытовухой взаимоотношений и сказочностью обстоятельств - чересчур резок, не работает на текст. Нет цельности.
  
   Вычитывать нужно: пунктуация, опечатки.
  
  
   Фирсов Алексей Сергеевич: У нас в Заримании
  
   Пародия над фэнтези с попаданцами. Над первыми страницами я ухохатывалась. Герой-качок, рассматривающий себя в зеркало и медитирующий над баночкой силиконовой смазки - это пять! Попаданство через канализационный люк - отлично. Толстуха Машка в качестве "танка" с прицепом из несостоявшегося гея - здорово!
   Потом я смеяться подустала. И начала скучать.
   Из этого бы рассказ сделать. Или серию рассказов коротеньких. А роман - штука тяжеловесная, неповоротливая, трудно сохранить концентрацию юмора на единицу текста) И зацикливается текст, зацикливается юмор: пособачились между собой - Машка пожрала - потрепались еще с кем-нибудь - Машка пожрала... Скучновато.
  
  
  
   Кузнецов Бронислав: Мёртвые душат
  
   Множество разноплановых отсылок, аллюзий, параллелей и философских парадоксов. Тут и немёртвые мёртвые, которые никогда не были живыми. И живые, которые завидуют мёртвым. И единый в трех лицах персонаж, цельная сущность которого - рыцарь, а составляющие - карлики, причем карлики очень не дружат между собой (у меня сразу Ид, Эго и Супер-Эго напрашиваются). Отшибина, являющаяся центром мира, и более того - с которой творение этого мира началось. Великий народ карликов. Запорожье - за порогом между живыми и мёртвыми. Первомертвец, который мёртв, а потому бессмертен.
   Сделано интеллектуально, умно собрано и увязано.
   Но... Есть одно большое "но". Художественная книга, роман - на мой читательский взгляд - в первую очередь интересна своей эмоциональной составляющей: тем, собственно, что вовлекает в мир книги, делает пространство текста не чужим для нас, заставляет неравнодушно относиться к героям. Здесь этого нет.
   По сути, это не роман. Это большой, умный кроссворд.
   Добавить сюда эмоций, жизни - и прекрасная вещь может получиться. Но пока - нет.
  
  
  
   Хабибулин Юрий Далилевич: Синева
  
   Фэнтези не обнаружено.
   Текст не соответствует условиям конкурса.
  
  
  
  
   Летучий Дмитрий: Танец Света и Тени Часть 1
  
   Перспективный текст, который нуждается в серьезной доработке.
  
   Начало хорошее, но диалог Сары и Джекса показался мне наигранным. Невиновный человек спокойно идет на казнь, не сопротивляется, грустно улыбается... И завещает жене мстить. Как-то не ложится ни в образ, ни в настроение. Возможно, такое решение связано с его способностями провидца - но тогда это надо бы как-то обозначить, из текста этого не следует.
   Вот эти слова судьи: "Не прими на свой счёт, дружище! Твоя невиновность останется в нашей памяти", - выглядят натяжкой. Он судья все же, официальное лицо. Его заявление о невиновности казнимого по личному приговору короля - хм, на государственную измену тянет, на мой взгляд.
   Контраст между рассказом Голза и сценой в постели - чересчур резок. Все же он вспоминал события, которые его сильно потрясли. И тут сходу - опа! - ладонью по заднице. Нужен бы какой-то переход, промежуток хоть небольшой.
   "Подплыла на неприлично близкое расстояние" - это нотка юмора? Как-то не играет.
  
   "Король Ричард Третий". Вы специально выбрали такое знаменитое, обросшее ассоциациями имя? Если специально и в тексте это сыграно - то все ок, а вот если нет - подумайте хорошенько. Образ очень неоднозначный.
  
   Общение короля со статуями выглядит достовернее, чем с советниками. Информация явно проговаривается для читателя, советники - статисты, не очень понятно, кто из них говорит. И вот это:
   " - Позвольте представить лучшего разведчика континента... - начал было король"...
   " - Прошу тишины! - чтобы успокоить взволнованных советчиков, король сам поднялся с трона".
   Он король или председатель собрания акционеров?
  
   "Вчера вечером произошло неприятное для всего королевства событие - умерла всеми нами любимая королева"...
   Смерть королевы и наследника вряд ли можно назвать "неприятным событием".
  
   Разговор Сары с неизвестным. Этакая бытовая сценка: подумаешь, пришла предложить себя за деньги. Неприятно, но нужно... Вот здесь бы - и трагизма добавить, и толику пафоса, и обреченность, и решимость! Такой букет! А происходит все - будто в кабинете у начальника: торопливо, неловко, с долей торга и меж деловых разговоров. Начальник бы такое, пожалуй, больше чем за премию не купил.
  
   Пунктуацию надо поправить кое-где, оформление прямой речи.
  
  
   И главное: насколько я поняла из синопсиса, финала у книги нет - даже промежуточного. Ни одна из сюжетных линий не разрешается. То есть, рассматривать текст как самостоятельное произведение нельзя.
  
   У книги, несомненно, есть потенциал. Она цепляет, держит, ее хочется дочитать. Тем обиднее натыкаться на недоработки.
  
  
  
   Мудрая Татьяна Алексеевна: Осень матриарха
  
   Ой, какая прелесть! Давно не попадалось мне текстов, где автор так естественно-вольно обращался бы со словом. Не текст - мысль на бумаге. Витиеватая порой, но текущая легко, как течет мысль.
   Читать непременно.
  
   Кандидат в топ.
  
  
  
   Рымин Андрей Олегович: Вслед за Бурей. Книга вторая. Бремя сильных.
  
   Ваш синопсис сделал мой день! Проблема только одна: после такого синопсиса думаешь - а есть ли смысл книгу читать? Найдешь ли там для себя что-то новое? :)
  
   Это шутка, конечно. Теперь о тексте.
  
   Сцена со шляпой задумана великолепно. Отличное начало: комедия, переходящая в трагедию, и одновременно - ненавязчивое знакомство с некоторыми реалиями книги. А вот о стиле изложения стоит поговорить особо. Стиль болен многословием, увы.
   Вот посмотрите:
   "Несуразная кособокая шляпа прыгала по дороге, гонимая ветром. Соломенный головной убор, шелестя разодранными полями, проделывал на бегу замысловатые кульбиты, один чуднее другого. Серое облачко пыли, сопровождавшее этого нелепого 'циркача', игриво клубилось над самой землей. Не будь шляпа так замусолена, дорожная грязь в пять секунд изменила бы цвет попрыгуньи. Но, увы. Некогда желтая яркая шляпа и так давно потемнела, утратив весь лоск и покрывшись размытыми пятнами".
   Целый абзац текста - причем, первый абзац. Информативно, по сути, только первое предложение. Ну, отнесем второе на оживление картинки (хотя "головной убор" - это некрасиво, это канцелярит, а "на бегу" вряд ли применимо к шляпе). Остальные лишние вообще - не дают картинки (уже и так понятно, что шляпа старая и страшная), не несут смысла. Зато несут повторы: "шляпа" трижды, "прыгала" - "попрыгунья". Не говоря уж о том, что "лоск" о соломенной крестьянской поделке - сомнительно, даже если она новая, а размытые пятна на кувыркающейся в пыли шляпе вряд ли можно разглядеть.
   "Хозяин соломенной жути прилично проигрывал в возрасте своему головному убору, но в скорости уступать не хотел. На вид лет восьми, босоногий мальчишка отчаянно семенил вслед за шляпой".
   Вы называете примерный возраст хозяина. Зачем это: "прилично проигрывал в возрасте своему головному убору"? Подчеркнуть, насколько стара шляпа? А с какой целью? Слово "прилично" здесь - лишнее в любом случае. Избыточно. И слово "семенил" не подходит мальчишке, гонящемуся за шляпой.
   "Дорожная публика вовсю веселилась, да вот только помочь мальчугану никто не спешил".
   Почему "да вот только"? Публика веселилась. Помочь никто не спешил.
   "Северный ветер принес стук копыт. Причем многих".
   Избавляйтесь от "причем".
   "Несущейся экипаж сопровождало две дюжины воинов, что с лихвой подтверждало и так очевидное - в столицу Лингана направлялся некто особенно важный"
   Убрать "что с лихвой подтверждало и так очевидное" - смысл не изменится.
   "Задача сих воинов легко выполнялась сама по себе, ибо люд был привычен к подобным маневрам, и толпа расступалась заранее, не дожидаясь приказов и криков".
   Достаточно упомянуть, что толпа расступалась сама.
   "Стремительная процессия уже почти поравнялась с тем местом, где мальчик смешил ротозеев нелепой охотой за соломенной дичью, когда налетевший порыв целый день не смолкавшего ветра швырнул шляпу в сторону. Маленький чумазый хозяин не менее замызганного головного убора настолько увлекся погоней, что тут же рванулся во след за беглянкой, не замечая произошедших вокруг перемен. Вильнул несмышленыш так быстро и неожиданно, что удержать его никто не успел".
   Кульминация сцены - а динамики нет. Всё утонуло в словесах. Читатель ведь знает уже - и что хозяин маленький, и что головной убор замызганный, и что мальчик смешил ротозеев, и что увлекся погоней. Суть эпизода: шляпу швырнуло - мальчик рванулся за ней - его не успели удержать. Всё.
   "Взбешенный утратой крестьянин видно не смог удержаться и бросился на служак с кулаками".
   Кому видно? Читателю как раз не видно. Зачем эти загадки - то ли бросился, то ли нет?
   "Он теперь не брыкался и даже молчал". Почему "даже"?
  
  
   Ещё пример - начало главы:
   " - Прыгай! - заорал Кабаз и, руками спихнув Ингу в воду, перевалился за борт челнока.
   Вторая стрела просвистела над их головами и без брызг погрузилась в озерную гладь."
   Отлично же! Динамично, выразительно - то, что нужно. Но абзац продолжается:
   "...Еще одна ткнулась в песок ярдом ближе, чем нужно. Другая же снова клюнула борт. Предупреждением такой обстрел было сложно назвать. Неизвестные явно старались, если и не убить чужаков, то как минимум ранить. Припугнуть бы хватило и первой стрелы. Значит дело в другом..."
   И всё - динамика убита. Неуместны тут эти рассуждения: как назвать обстрел, предупреждение или не предупреждение, убить ли хотели, ранить ли... Действовать надо!
  
   Сцена боя с ордой написана лучше - но словесной воды хватает и здесь. Например:
   "У хозяев орды тоже видно имелся свой взгляд на ведение боя. Задуманное людьми окружение не входило в их планы, и подвижная длиннохвостая мелочь сразу бросилась в стороны, на перехват заходящим во фланг верховым".
   Логично, что у противника имеется свой взгляд, и окружение не входит в его планы. Зачем разбавлять динамику описанием очевидного?
   "Звероводы похоже слегка растерялись от такого нахальства противника. Мягкотелые местные жители обычно старались удрать не вступая в открытую схватку. Ну а тут люди сами помчались в атаку, чем пожалуй весьма удивили пришельцев".
   Последняя фраза по смыслу фактически дублирует первую.
   "Тактика боя наскоками позволяла дружинникам, отстрелявшись уйти быстро в сторону, где уже в безопасности можно было зарядить арбалеты по новой, пока чудища безуспешно пытались поймать подошедший на смену отряд".
   Это описание боя или пособие по тактике?
  
   Замысел интересен, мир выглядит продуманным, сюжетные линии хороши. Но над стилем следует поработать.
  
   Пунктуацию надо править. Освежите в памяти правила оформления прямой речи.
   И ещё - за что зацепился глаз:
  
   "пнул шляпу ногой, предавая ей скорости" - придавая
   "Несущейся экипаж" - несущийся
   "во след за беглянкой" - вслед
   "теперь кос у них по прибавилось" - поприбавилось
   "В обрамлении пестрых заниженных пригород, поднимались все выше массивные стены". Вообще не поняла.
   "но просто обставленном холе" - холле
   "Здесь уже охраняли дубовую дверь шестеро, разного вида солдат". Что значит разного вида? Одинаковые только близнецы бывают.
   "Что-то, Вы, нынче запаздываете" - "Вы" с заглавной буквы уместно только в деловой переписке. Запятые не нужны.
   "Я по мучить горазд" - помучить
   "А по молись ка ты лучше" - помолись-ка
   "на встречу Орде" - навстречу (если не на свидание, на встречу с...)
   "Хотя такая бравадная мысль посетила лишь малую толику родичей". Нет такого прилагательного - бравадная.
   "Несколько чудищ как-будто споткнулись" - как будто
   "На их месте тот час оказалась" - тотчас (в смысле сразу)
  
  
  
  
   Логинов Анатолий Анатольевич: Путь лекаря
  
   Честно признаюсь сразу: ожидала я большего от этой книги. Во-первых, автор достаточно именит - соответственно, спрос другой. Во-вторых, название - "Путь лекаря" - настраивает на мирный лад, очень хочется наконец почитать не про стремительный взлет "всехнагибатора", а про человека гуманнейшей из профессий. Этого не получилось.
   Язык хороший, написано динамично, живо. Попаданец - вполне себе типичный, уволившийся из армии контрактник, медицина притянута за уши (кстати, очень не понравилась заявленная причина, по которой Олег бросил институт - настолько стандартнейшая отмазка).
   Предыстория попадания вызывает вопросы. Человек вернулся в родной город, не может найти работу. Показалось, что кто-то следит. Нашел дома шкатулку. И сразу - однозначно, без сомнений - решил, что охотятся именно за ней? Мне это не кажется логичным. Отец пропал год назад, мать жила одна, болела... У преступников не было ни единой возможности поискать в квартире?
   Кстати, очень неприятная получилась фраза: "срочно уволившийся из армии Олег приехал практически на ее похороны". Что значит "практически"? Так он застал мать живой или нет? По-моему, есть разница.
  
   После момента "попадания" темп книги резко снижается. Большой объем информации о мире выливается на читателя очень бесстрастно, без эмоциональных зацепок. Надо быть большим поклонником "попаданства", чтобы все это внимательно изучать.
   У героя обнаруживают талант мага-целителя, он отправляется учиться. Но целительство так и остается лишь заявлением, словом. Целительства читатель не видит: фокус сосредоточен на боёвке. Тренировки без оружия, обретение способности вызывать волшебный (призрачный) меч, тренировки с оружием... Походя упомянуты экзамены по магомедицине, зато боевое испытание описано подробно.
   Кстати, об испытании:
   ""акселератор" или ускоритель времени, очень опасное колдовство. Время для того, на кого его наложили, субъективно замедляется, то есть он двигается и реагирует очень быстро. Вот только организм остается прежним и от таких экспериментов вполне можно заработать переломы, разрывы связок или даже мышц, анорексию и прочие весьма неприятные последствия".
   Анорексия - это отсутствие чувства голода, аппетита. Может быть, имелась в виду дистрофия (нарушение тканевого питания), или кахексия (истощение)?
  
   Юмор показался мне неуместным, совершенно не работающим на сюжет. Вот, к примеру: лирический момент - герой думает о том, как быстро привязался к новой родине, вспоминает ее красоты... И в числе прочих - "развесистые одинокие деревья, называющиеся клюквами". Зачем тут это? Ну выбивает же из настроения моментально!
  
   Общее впечатление: стандартный попаданческий роман с названием-обманкой.
  
  
  
   Киреева Мария Александровна: Песня грома
  
   Этот текст я начинала читать еще в апреле. Сейчас, перед выкладкой обзора, заглянула еще разок. Подумала: ведь многие обзористы высказывались; может, автор поправила что-нибудь?
   Увы. Всё осталось в прежнем виде.
   Пожалуй, не буду я разбирать текст по косточкам. Зачем - если автору не нужно?
  
  P.S. Выяснилось, что автор как раз в процессе работы над текстом. Удачи!
  
  
  
   Зарубин Александр: Волчья дорога
  
   Книга захватывает с первых строк. На страницах обитают живые люди с объемными, неоднозначными характерами, мастерски намеченными яркими мазками авторского пунктира.
   Сильная женщина, ровесница войны, рыдающая оттого, что наступил мир: он пугает, он непонятен ей.
   Старый сержант, сосредоточенно подсчитывающий на пальцах, за сколько лет, проведенных на войне, ему задолжали жалованье короли.
   Общее ощущение растерянности, лейтмотив: война некстати окончилась.
   Мощно.
  
   Ненавязчивый, хороший юмор - автор не хохмит, автор просто подмечает, как естественнейшим образом в житейской ситуации комичное соседствует с трагичным.
   Уместные, добавляющие глубины, иногда озорные аллюзии.
  
   Книгу хочется растаскивать на цитаты.
   Картинка, фон: "На горизонте торчали одинокие столбы - не поймёшь деревья или виселицы."
   "Первыми в глаза бросались две башни - два чёрных, волчьих клыка на фоне серого неба. Похоже на колокольни собора, но ... не сияли золотом кресты наверху, чернел острой пастью провал на месте двускатной крыши"
   Об амулетах, которые солдаты просят на удачу: "Не бери в голову - живые скажут спасибо, а мёртвым будет все равно..."
   О любви: "Анна, она, - тут мысли Рейнеке совсем разлетелись, как снежинки на ветру, - вихрем сверкающих искр. Анна, она..."
   "Их взгляды встретились. Солдат нервно сглотнул - бесцветные глаза измерили его с ног до головы. Измерили, взвесили и нашли лёгким".
   "Припоздавшая в этом, 1648 году, зима шла по следам роты".
   " - А это наша деревня или чужая? - Вот поверь, парень. Ни нам, ни им никакой разницы".
  
   Пунктуацию прошерстить надо бы.
   Топ, без вопросов.
  
  
  
  
  
   Медведникова Влада: Бирит-нарим
  
   Первая фраза текста:
   "Весной степь звучит голосами любви".
   Пафосно. Красиво. А о чём? Как звучат голоса любви? Мне вот почему-то очень неблагозвучное нечто представилось.
   Потом идет пояснение про цикад и шелест трав. Но первое впечатление уже сделано.
  
   Характеров героев я не вижу. Близкая ассоциация - театральные статисты: в либретто указано - Тирид и Шебу любят друг друга - и вот актеров вывели на сцену проиллюстрировать либретто. Танец красив, но у них нет своего образа, своих чувств - только заданная автором канва.
  
   Взаимоотношения с хозяином, сам факт превращения в нелюдей (демонов? вампиров?), дальнейшая жизнь в степи - всё в том же стиле. Мимо эмоций, мимо жизни, зато зашкаливает градус пафоса.
  
   Подумала - может, это просто вступление затянулось? Почитала про Лабарту.
   Наверное, просто не моё. Извините.
  
  
  
  
   ___________________________________________________________________________
  
   ТОП - 12
   (без расстановки, порядок случайный)
  
  
   1. Бэд Кристиан: Магистериум морум
  
   2. Зима Ольга: Темное пламя
  
   3. Дьяченко Наталья: Цветок смерти, или Правдивая история Рас-Альхага, единственного мага, который сумел колдовать без головы
  
   4. Ковалевская Александра Викентьевна: В душной ночи звезда
  
   5. Кунин Алексей: Тихая стража. Дело о похитителе душ
  
   6. Нейтак Анатолий Михайлович: Падшая звезда
  
   7. Шведова Анна Николаевна: Оказия
  
   8. Холод Корин: Запятая Судьбы
  
   9. Волгина Алёна: Три пилота и водяной
  
   10. Мудрая Татьяна Алексеевна: Осень матриарха
  
   11. Зарубин Александр: Волчья дорога
  
   12. Васильева Светлана Сергеевна: Йормунганд
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"