Роман: другие произведения.

Чёрное сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Исследуя странные события в Псковских лесах, Владимир обнаруживает охраняемую нечистью поляну. Там он поднимает с земли необыкновенный камень, из-за которого оказывается в другом месте. В мире полным колдовства, демонов и древних богов. А найденный артефакт, оказывается частью души забытого темного бога, который просит Владимира помочь ему вернуть былое могущество. Исправленная и дополненная версия книги выложена только тут: https://author.today/work/60867

  Выражаю глубокую благодарность Алексею Баталову за его ценные советы и помощь в написании книги.
  
  
  
  Пролог
  
  
  
  Молодой мужчина в камуфляжном костюме быстро шел по лесной тропинке. Его взгляд внимательно осматривал все вокруг, стараясь не упустить не одной мелочи. Путь в очередной раз преградило поваленное дерево - большая сосна без иголок, но со множеством острых веток. Отклонившись на семь шагов в сторону, человек нашел более проходимый участок, и, раздвинув ветки, переступил через дерево. Уходить с пути без необходимости не хотелось, но, похоже, этого было не избежать. Небольшая дорожка притоптанной травы внезапно закончилась.
  
  Владимир в своей жизни видел много лесов, но тут было что-то странное, неправильное. На первый взгляд, обычный смешанный лес, каких тысячи в нашей стране, но эта тишина... В конце августа такого быть просто не могло...
  
  
  
  Положив правую руку на приклад висящего за спиной ружья, я двинулся в чащу. Похоже, в последней деревушке мне правильно указали дорогу.
  
  Как же забавно выглядело лицо того деда, когда я спросил про Волчью гряду. Но я, конечно, не смеялся над ним. Дед несколько минут пытался отговорить меня, но увидев мою настойчивость, замолчал, и, кажется, даже расстроился. Ткнув пальцем в место на карте, развернулся и поплелся в свою избу.
  
  Я и сам понимал, что моя затея опасна. Понял в тот самый день, когда, отмечая день рождения с друзьями, впервые услышал про это проклятое место. Друг уверял, что там видел настоящего черта с копытами и рогами. Его дача располагалась совсем близко к этому лесу, в котором жители и многие приезжие сталкивались с жуткими вещами. Его отец тоже однажды забрел в лес и там столкнулся с дряхлым старцем, появившимся прямо на дороге. По словам Сергея, как только его отец взглянул в глаза старика, сразу же лишился воли и, словно безвольная кукла, поплелся следом. Было ощущение, словно тело тебе больше не принадлежит, ты все понимаешь, но сделать ничего не можешь. Загадочный дед всю ночь водил его через дебри, и только на утро, когда старик пропал, держащая человека сила исчезла, и он упал на землю от усталости. Ходили и другие страшные истории. Например, про рыбаков, которые хотели порыбачить на маленьком лесном озере. Один из них, кажется, стал заикой, а другой поседел от страха. Все это, конечно, меня настораживало, но не пугало. В отличии от тех людей я с детства увлекался мистикой. Нельзя сказать, что очень серьезно, но книг прочел много, и этих знаний хватало, чтобы предположить, что в том лесу с давних пор поселился леший, который зачем-то упорно пугает людей, не пуская их в лес. Обычно эти создания не вредят людям, иногда пугают от скуки, но не более, а чаще всего просто не показываются. Но зачем здешний такое делает? Мне стало любопытно. Хотя это была и не единственная причина, но достаточно важная.
  
  В своей жизни мне уже приходилось сталкиваться с необъяснимым. По большей части это были мелочи, но я надеялся, что смогу сохранить здравый рассудок, встретив загадочного хранителя, и даже побеседовать с ним. Ведь испугать меня в лесу дело затруднительное - пять лет охоты дают о себе знать. Да и огромное количество просмотренных за жизнь, фильмов ужасов, надеюсь тоже хоть немного укрепили мою психику. Поэтому я надеялся, что леший или там какая кикимора, не пробудят во мне первобытного страх, к сверхъестественному.
  
  Другое дело егерь... Сейчас охотничий сезон еще не начался, и если я его встречу, мне действительно не поздоровится. Вот в кого стоит обратиться лешему, чтобы меня испугать и обратить в бегство - в мужичка с ружьем и корочкой в руке. Я хохотнул, настроение немного улучшилось.
  
  Идти в такое место без оружия было глупо, и ружье было не единственным моим козырем.
  
  Тишина почти мгновенно сменилась звуками. Только что было абсолютно тихо, и вдруг где-то рядом треснула ветка, застучал дятел, а в лесу раздался пронзительный стон. Остановившись, я постарался успокоить быстро забившееся сердце.
  
  'Возможно, леший проявил себя, и этот крик - предупреждение, что я нарушил границы чужих владений. Или у меня просто разыгралось воображение'
  
  Заблудившихся местных или зверя в капкане, тут быть не может. Слишком уж боятся жители этих мест, грибников и охотников тут днем с огнем не сыщешь.
  
  Не обращая внимания на шум вокруг, я продолжил свой путь. Идти с каждой минутой становилось все труднее, местами лес был настолько густой, что неба не было видно. Пару раз мне, чтобы не сходить с намеченного маршрута, приходилось раздвигать ветки руками, протискиваясь между деревьев. Комары почти не беспокоили, спрей действовал отлично, а вот паутина на деревьях уже порядком разозлила, лицо постоянно приходилось очищать от этой гадости, иначе уже давно бы выглядел как мумия. Вспомнилась история про американского паренька, который придумал смешивать паутину с клеем и этим раствором пропитывал ватные салфетки, делая их не слабее стали. Так это или нет, не знаю, но, помнится, он писал, что для одной капли того раствора ему пришлось облазить десяток заброшенных домов. Вот бы его бы сюда, набрал бы на литр своего зелья.
  
  Чаща, наконец, закончилась, и теперь я уже шел под открытым небом. Однако, к сожалению оно было затянуто тучами, оставалось надеяться, что дождя все же не будет. Ходить по лесу мокрым - занятие не из приятных.
  
  Впереди среди деревьев я заметил какое-то движение, и вскоре увидел пенек, на котором сидел человек. Крупный мужчина в белом тулупе, сидел ко мне спиной, и, когда до него оставалось метров двадцать, резко встал и повернулся. По моему телу пробежали мурашки. Слышать - это одно, а увидеть самому - совсем другое. Это был не человек, а скорее то, что описывал мой товарищ. Здоровенный лохматый мужик с копытами вместо ног и огромными витыми рогами на голове. Не успел я все это осознать, как демон прыгнул и приземлился прямо передо мной. Ни один человек не смог бы совершить такой прыжок метров на двадцать, да еще безо всякого разбега. Мне стало страшно, и, почти не контролируя себя, я отступил на шаг назад, перехватил трясущейся рукой ружье и направил его в грудь лешему. Надеюсь что лешему, а не настоящему демону. Человекоподобное лицо, заросшее волосами, с клыками во рту, было ужасно. По ширине плеч существо превосходило меня раза в два, если не больше, настоящий двухметровый громила с когтями вместо ногтей! Я и сам не маленький, но таких здоровяков не видел даже в фильмах. Монстр раскрыл пасть и издал жуткий громовой рык, похожий на тигриный.
  
  Меня почти оглушило, но я не тронулся с места и уже почти справился со своим страхом. Это было трудно, но руки все же перестали трястись, судорожно сжимая ружье. Борясь с паникой, я отвел ствол в сторону, перестав целиться в грудь громиле. Монстр, похоже, ожидал другой реакции и наверняка рассчитывал, что я кинусь наутек, или, по крайней мере, выстрелю. Стараясь спокойно произносить слова, я обратился к лешему:
  
  - Лесной хозяин, позволь угостить тебя хлебом с солью. - После этого стал медленно снимать рюкзак с плеч, но чудовище, похоже, к мирному общению не стремилось.
  
  - Убирайся отсюда, пока цел! - оглушающее прорычало оно, нервно перестукивая своими копытами и обдав меня зловонием из пасти. - Беги, человек, или останешься тут навсегда!
  
  Я не ожидал от лешего такого агрессивного поведения... Ну что ж, как хочет...
  
  - Мне нужно знать, что тут происходит. Расскажи об этом месте, и я уйду!
  
  Монстр издал протяжное рычание, наклонив голову и смотря ненавидящим взором. На всю округу раздался его голос, а само чудовище отступило на шаг, поднимая в моем направлении когтистую руку:
  
  - У тебя был шанс, червь, но теперь его уже нет! Твои кости навсегда останутся в этом лесу, а душа не обретет покоя.
  
  Его глаза сверкнули желтым светом, и по всему моему телу пробежал озноб, но уже спустя пару секунд холод исчез. На лице монстра проступило удивление, которое усилилось, когда он увидел мою снисходительную улыбку.
  
  - Мерзкий колдун! Я разорву тебя на куски! - Монстр прыгнул ко мне, пытаясь схватить когтистой лапой за горло, но в нескольких сантиметрах его рука словно врезалась в невидимый барьер, а самого лешего откинуло назад на два шага. Он посмотрел на меня ошарашено.
  
  Я расстегнул две пуговицы на груди и вытащил небольшую пластинку, висевшую у меня на шее. Она была круглой формы, и, как и державшая ее цепочка, была сделана из золота. Леший отступил на шаг назад, щурясь, как от яркого света.
  
  - Я подготовился перед походом сюда. Против Пентакля Соломона магия духов, бессильна. Ты не можешь ни заколдовать меня, ни даже коснуться. Ответь мне на мои вопросы, и я уйду!
  
  Монстр плюнул в мою сторону:
  
  - Ты ничего не узнаешь! Убирайся отсюда, пока еще можешь, человек! Убирайся! - Топнув ногой, леший растворился в воздухе.
  
  Я убрал амулет под рубашку и перевел дух. Похоже, один-ноль в мою пользу. Сильнейший амулет против злых духов не подвел, хоть и были опасения. Все-таки я изготовил его сам, не будучи при этом настоящим магом. Фактически, просто соблюдая инструкции, нанес резцом все необходимые символы на пластину, но этого, похоже, оказалось достаточно. И думаю, леший уяснил, что в это раз в лес зашел далеко не случайный прохожий.
  
   Любопытство - важная причина, но ради только него я бы не поплелся сюда. Меня интересовала не нечисть, а совсем другое.
  
  Подобных мест на Земле осталось совсем мало, и одно из них, находящееся почти под носом, было большой удачей. Люди говорили о злых духах, проклятиях, демонах и параллельных мирах. Все, конечно, возможно, но у меня была и своя теория. С давних времен в этих местах творятся странные вещи, но в большинстве других уголков нашей страны, духи исчезли или прячутся. Возможно, леший просто скрывает что-то. Запугиванием и колдовством ограждает это нечто, от постороннего взора. Возможно, в центре проклятого леса находится святилище древнего бога, или даже некий оккультный предмет, сохранивший свои силы за столько веков. Если это так, то я бы хотел на него взглянуть или даже получить. Магии в нашем мире остались только крохи, по большей части современные маги - обычные шарлатаны и фокусники, а если и есть настоящие, то они себя никак не проявляют. Но ведь когда-то волшебство существовало, и если в этом лесу есть хоть что-то ценное, то я должен это приобрести, или, по крайней мере, хотя бы пообщаться с кем-то, кто может открыть мне что-то из древних тайн.
  
  Быстро перекусив, я продолжил свой путь. Достал компас, но, взглянув на бешено вращающуюся стрелку, убрал в карман. Или леший пытается меня запутать, или с полюсами земли тут твориться что-то невообразимое. Впрочем, это уже неважно - вдалеке показался холм, который, похоже, являлся центром этих мест. Надеюсь, доберусь туда за два-три часа, и, разведав обстановку, успею выбраться из леса еще до наступления ночи. Ночевать тут я действительно опасался - когда против тебя весь лес с его обитателями, лучше не рисковать понапрасну.
  
  Следующие три часа были настоящим мучением. Идти становилось все труднее, встречались заросли, обойти которые не представлялось возможным, и приходилось пробираться через них напролом. На руках и лице появилось множество царапин. Но не это было главной сложностью. Лес просто сошел с ума. Вокруг меня разносились жуткие голоса и завывания, в чаще мелькали какие-то лица уродливых старух. Ровные участки леса вдруг оказывались трясинами, а комарье просто сошло с ума, накидываясь на меня целыми тучами. Пару раз я подумал, не послать ли мне все это подальше и отступить. Но природная упертость, которая, к сожалению, не очень помогла по жизни, заставляла сжать зубы и двигаться дальше. Оставаться в этом лесу или нет - решать мне, а не кому-то другому.
  
  Выйдя из очередных дебрей, я оказался на небольшой полянке, через которую текла маленькая речушка. Уставший и весь промокший от пота, я направился к ней, расстегивая куртку. Обтереться прохладой водичкой будет сейчас наслаждением. Я наклонился над речкой и... с ужасом отшатнулся назад. Из воды на меня смотрела омерзительная рожа какого-то урода с зеленой кожей. Рот, полный зубов, улыбнулся, и через пару мгновений тварь стала вылезать из воды, протягивая ко мне худые руки с перепонками на пальцах и издавая отвратительный квакающий звук.
  
  - Изыди, нечисть! - я выхватил амулет и показал его монстру, который ответил злобным взглядом и стал медленно погружаться обратно. Он ушел под воду, но продолжал смотреть на меня ненавидящим взором.
  
  Поднялся ветер, где-то вдалеке прогремел гром. Земля содрогнулась. Со всех сторон раздались десятки шепчущих голосов.
  
  - Уходи! Беги! Иначе погибель тебя ждет! Ты навсегда останешься тут! Беги, смертный! - из чащи опять показались уродливые лица, внимательно следящие за мной.
  
  Сердце бешено колотилось, и пожалуй так страшно мне еще в жизни не было. Но вместе со страхом пришла и злость. Эти гады меня от сюда не выгонят. Развернувшись к лесу, я крикнул:
  
  - Запомни, лесной хозяин! Я никуда не уйду! Только когда ты ответишь на мои вопросы! Никто не смеет указывать мне, что делать! - после этих слов двинулся дальше.
  
  
  
  Вскоре случилось то, чего я так опасался. Возвышенность была уже совсем рядом, силы еще были, но время... До наступления ночи оставалось не более часу-двух. Похоже, все-таки придется заночевать в лесу, но сначала я все же узнаю, что тут прячут.
  
  Я уже двигался по холму, и до вершины оставалась всего пара сотен метров, когда застыл как вкопанный. Где-то совсем рядом раздался протяжный вой, ему вторили еще несколько. Волки. Леший все же натравил их на меня. Страх нахлынул с новой силой. Оставалось надеяться, что их немного, а оружие не подведет...
  
  Я снял ружье с предохранителя и передернул затвор, затем вернул предохранитель на прежнее место. Моя 'Сайга' еще не разу не подводила меня. Созданная по образцу Калашникова, это ружье было на редкость неприхотливо и надежно. Калибр, конечно, маловат, всего лишь двадцатка, но мне хватало, а обойма на 9 патронов позволяла при необходимости устроить кошмар любой живности.
  
  Держа ружье в руках, я быстрым шагом направился вверх, желая поскорее добраться до вершины. Когда до нее оставалось совсем немного, позади раздалось рычание. Обернувшись, я увидел, как из зарослей выбегает волк с оскаленной пастью.
  
  Без промедления я вскинул ружье, снял предохранитель, и, почти не целясь, спустил курок. Раздался щелчок, но выстрела не последовало. Мысли понеслись как ураган.
  
  'Невозможно! Оно не могло подвести меня, если только это не...'
  
  Волк бежал ко мне, до него оставалась всего пара десятков шагов. Сзади показались еще двое. Я резко передернул затвор, просунул руку под рубашку, и сорвав с шеи пластинку со знаками, приложил ее к цевью и снова спустил курок. Раздался выстрел, и приближающийся волк, не добежав всего несколько метров, рухнул на землю с пулей в башке, а я выстрелил во второго. Тот, раненый, покатился по земле, но третий уже был рядом и прыгнул к моему горлу. На рефлексах я ружьем, словно палкой, встретил его распахнутую пасть. 'Сайгу' чуть не вырвало из рук. Зверь зубами перехватил ружье у самого затвора и сейчас яростно пытался вырвать из моих рук. На то, чтобы оттолкнуть его, особой надежды не было, и я держал 'Сайгу' из последних сил. Двигаясь вслед за волком, яростно тянущим оружие, я подошел к дереву, а затем быстро опустил правую руку к поясу и схватил нож. Волк рванул еще раз, вырвал Сайгу, но оказался прижат к дереву и удара ножа в грудь избежать не сумел. Я схватил зверя за шкуру на горле и продолжал наносить сильные удары, пока серый, наконец, не затих. Вытерев клинок о шкуру, трясущейся рукой убрал нож в чехол на поясе. Затем, наклонившись, поднял ружье и вернулся к катающемуся по земле раненому волку. Выстрел в голову, и хищник замолчал навсегда.
  
  Поднялся сильный ветер, вокруг раздалось множество голосов. Среди них был и детский плач и страшный, отдающийся эхом, голос:
  
  - Теперь тебе точно не уйти, погань! Сгною, сдавлю, загоню в самую глубокую трясину. Вырву твою душу!
  
  Земля под ногами тряслась, ругань продолжала раздаваться. Похоже, теперь я по-настоящему рассердил лесного хозяина. Но отступать уже некуда, нужно закончить дело, пока не подоспела еще одна волчья стая. Забросив ружье на плечо, я побежал на опушку.
  
  'Болван, идиот, и чего мне дома не сиделось? Теперь меня точно живьем зароют. Силы захотелось, древних тайн... Хм, а это еще что такое?!'
  
  Я стоял на вершине холма. Это место отличалось от всего виденного тут ранее. Никаких храмов и капищ, лишь несколько гнилых деревьев, маленькое озерцо и ужасная вонь. Здесь не росла трава, а земля напоминала пластилин, который проминался под ногами. Чем-то это напоминало торфяное болото, но зрелище было во много раз более отвратительным. Осторожно подойдя к мутному озеру, я пригляделся внимательнее. Мутная жижа, непохожая ни на что другое, на поверхности которой то и дело всплывали пузырьки воздуха. Я резко отшатнулся, когда различил, что там плавает. Огромная омерзительная рыба, словно почуяв мой взгляд, вынырнула из воды, взглянув на меня своей жуткой мордой. Похожая на огромного карася, но с двумя рядами зубов как у щуки и костяными наростами по всей спине. Таких рыб просто не могло существовать в природе!
  
  'Что за безумие? Только атомная катастрофа и радиация могли сотворить подобное. И эта жуткая жижа... которая может и не вода, а какие-то ядерные отходы. Какому чудовищу могло прийти в голову сотворить такое? Откуда тут вообще, каким-нибудь 'ядерным хвостам' взяться? Наверное, поэтому нечисть так лютует, не хотят повторения, и их можно понять'
  
  Отвернувшись от озера, я осмотрел местность. Совсем рядом, у одного из поваленных деревьев валялись несколько костей и еще неразложившаяся туша кабана. От виденных мною раньше эта значительно отличалась - из лопаток животного выходили два длинных изогнутых отростка с жалом на конце, а из раскрытой пасти торчал толстый червеподобный язык в полметра длинной. Меня замутило и чуть не вытошнило, я в ужасе отступил назад. Внезапно нога наступила на что-то твердое. Все еще находясь под впечатлением, я поднял с земли крупный камень черного цвета с несколькими острыми гранями. Он был похож на вулканическое стекло, но отличался тем, что у него по всей поверхности пробегали красные прожилки. А еще он излучал едва заметное тепло. Это странно, учитывая, что воздух и земля под ногами были холодными, но мне сейчас не до изучения странного булыжника, нужно убираться отсюда поскорее. Безусловно, в этом месте повышенная радиация и сюда без спецкостюма вообще нельзя заходить.
  
  Уже собираясь задать стрекача, я услышал звук ломаемых веток и жуткое, продирающее до костей рычание. Его я узнал сразу, похоже, теперь я точно влип по полной. Протерев локтем куртки выступивший на лбу пот, крикнул как можно громче, в сторону леса:
  
  - Хозяева леса, я знаю вашу тайну и не имею к этому никакого отношения! Сейчас, я просто хочу уйти отсюда с миром!
  
  Треск приближался, я услышал множество голосов, раздавшихся эхом со всех сторон.
  
  - Поздно! Поздно! Слишком поздно, смертный!
  
  Из чащи вышел бурый медведь. Он сразу же нашел меня взглядом и издал рычание, после чего ринулся ко мне.
  
  'Боже, помоги мне... Из двадцатки его не завалить, для него это просто царапины, а в глаз попасть почти невозможно. Даже полный магазин в грудь вряд ли поможет. С пробитым сердцем они живут еще минуту... Бежать отсюда. Бежать!'
  
  В ужасе, я ринулся в противоположную от шума сторону, и тут же споткнулся о какой-то большой сук. Не устояв на ногах, полетел лицом вперед, ударившись о землю. Сильная боль волной прошлась по телу, в грудь словно ударили колом. Похоже, я упал на что-то острое. К сожалению, сейчас не было времени корчиться на земле или хотя бы осмотреть рану. Треск и рычание были слышны уже совсем рядом. Сжав зубы, я поднялся с земли, чувствуя, что куртка до самого живота промокла от крови. Сжимая ружье обеими руками, постарался перейти на бег, хотя каждое движение причиняло страшную боль. Дышать было очень трудно, что-то мешало.
  
  Все еще продолжая бег, нащупал рану и то, что в ней застряло. Это оказался тот самый камень, найденный в том проклятом месте. Булыжник, похоже, застрял между ребрами, мешая нормально дышать, но доставать его не стоило, иначе я могу истечь кровью. Хотя, наверное, это уже не важно. За спиной слышалось приближение медведя. Ускорившись еще немного, я несся в темноте, не различая ничего перед собой. Воздух внезапно стал значительно теплее, нога споткнулась об огромный валун, и я в очередной раз навернулся, полетев головой вперед. В глазах на секунду вспыхнул свет, и я потерял сознание.
  
  
  
  Глава 1
  
  
  
  Меня разбудил яркий свет. Солнце уже находилось в зените, и можно было только удивляться, что я так долго был без сознания. Зажав рукой немного гудящую голову, я поднялся с земли. То, что произошло вчера, помнилось смутно.
  
  'Почему я вообще еще жив, ведь уже успел ощутить дыхание медведя за спиной? С чего это мне дали спокойно дрыхнуть и не прикончили, пока я валялся в отключке?'
  
  Но как только я оглянулся вокруг, появились уже другие вопросы. Вчерашнего густого леса не было, как и не было видно болот и того жуткого холма, с которого я вчера бежал. Меня словно закинуло в другую страну. Я стоял на скалистом уступе, за моей спиной в небо упирался шпиль высокой скалы, а под ногами внизу раскинулись поля с небольшими вкраплениями леса. Воздух был теплый, солнце палило нещадно.
  
  'Такую местность можно встретить в Крыму или Турции, но никак не в наших болотистых лесах. О розыгрыше не может быть и речи. Похоже, прав был мой товарищ, который болтал о параллельных мирах, хотя, возможно, никакой это и не параллельный мир. Быть может, кто-то переместил меня из леса в другую страну. Вряд ли это тот лесной хозяин, обладай он подобной силой, не позволил бы мне целый день бродить в своем лесу. Может, вмешались зеленые человечки, решив, что я достоин жить, а не стать добычей медведя...'
  
  Я улыбнулся. Шутки шутками, а ведь помнится тот осколок камня застрял в моих ребрах! А сейчас дышится легко и ничего не болит'
  
  Наклонив голову, я обнаружил тот проклятую каменюку там же, где она и находилась в последний раз. Правда, кровь перестала течь. Возможно, трогать осколок до прихода к докторам не стоило, но мне стало так противно, когда вспомнил, где он лежал, что не задумываясь о последствиях, схватил камень и выдернул его из тела. Боли почти не было, хотя кровь полилась из раны тонкой струйкой, но теперь... она меня уже не волновала. Я смотрел на руку, держащую камень, и не верил своим глазам.
  
  Кожа изменила свой естественный цвет, став в несколько раз темнее. Фактически она стала почти черного цвета, и под ней были видны красноватые прожилки вен. Ногти обрели неестественный серый цвет. Откинув камень, я в спешке скинул с себя сапог и снял носок, после чего с ужасом посмотрел уже на ногу. С ней было тоже самое - кожа по всей поверхности изменила свой цвет. Мне стало страшно, я продолжил осмотр и теперь уже точно уверился, что все тело изменилось. Вторым удивительным открытием стало то, что рана быстро перестала кровоточить и даже покрылась небольшой корочкой. Усевшись на землю, я задумался.
  
  'Похоже, тот жуткий хозяин все же добрался до меня. Хоть я и смог убежать, тварь, похоже, прокляла меня. Возможно, превращение в африканца только начало, дальше будет что-то похуже. А возможно, тот тип и не при чем, а то, что со мной случилось - действие радиоактивных отходов в пруду. Тогда это уже совсем финиш. Ведь помню, во что превращались местные рыбки и пьющие из водоема животные. В любом случае, стоит обратиться в больницу, никакие колдуны мне тут не помогут. И обязательно надо забрать на экспертизу этот странный булыжник. Наверное, он содержит токсины и яды из того пруда, и именно они, попав в кровь, вызвали такие изменения. Ну а в первую очередь нужно как можно скорее найти людей и хорошего доктора!'
  
  Грустно вздохнув, я доел остатки пищи из рюкзака, поставил ружье на предохранитель, закинул в рюкзак булыжник и амулет с оборванной цепочкой. После чего, подняв с земли камешек, пометил крестиком место, где проснулся. Теперь стоило разобраться, где именно я оказался.
  
  В первую очередь внимательно осмотрел свои шаги и проследил, откуда бежал до места падения. Следы были еле различимы и вели на двадцать метров, а затем словно обрывались. Не было никаких ворот или каменных арок, обычная небольшая полянка, которую я исходил вдоль и поперек, так ничего и не обнаружив. Все это весьма странно.
  
  'Возможно, я действительно прошел через какие-то телепортирующие ворота, или меня как в одном фильме просто портанули во время бега, а я и не заметил. Хотя, возможно, и заметил, но мне эти 'инопланетяне' стерли память...'
  
  Стараясь не думать о плохом, я быстрым шагом двинулся вниз по склону. Природа вокруг была очень красивой - чистый сосновый лес с невысокими деревцами. Никаких комаров и другой напасти. Проходя мимо небольшой речки, с удовольствием отпил чистой воды. После чего, не удержавшись, разделся и окунулся - день стоял необычайно жаркий. После небольшого отдыха я продолжил свой путь. Чувствовал себя великолепно. Мысли, конечно, были тревожные, но тело, несмотря на пережитые испытания, совсем не болело и было полно сил.
  
  Час спустя вдали показалось поле с изгородью и стадом с сотню коров. За ним присматривали трое мужчин в необычной одежде и обуви, похожей на мокасины. К ним я и направился, но когда они меня заметили, то повели себя довольно агрессивно. Один закричал что-то непонятное, а затем выхватил из-за пояса здоровенный нож. Другие тоже вытащили оружие - обычную деревянную дубинку и самое настоящее копье, после чего, выкрикивая что-то, направились ко мне, стараясь 'взять в кольцо'.
  
  Такого приема я не ожидал. Попытался обратиться к ним по-русски, по-английски, но, судя по лицам, только больше разозлил. Не знаю, может это из-за цвета кожи, или они со всеми так приветливы... Стоять истуканом я не собирался. Перехватил ружье в руки, сняв предохранитель направил под ноги ближайшему из мужиков.
  
  - Может ты и не понимаешь меня, недоумок, но что это должен знать. Оставьте меня в покое, или сделаю бум-бум!
  
  Забавно, но ружью они уделили совсем немного внимания. Остановились и, послушав мою речь, двинулись дальше. А тот тип с копьем, вообще размахнулся и швырнул его мне прямо в грудь. С большим трудом удалось увернуться.
  
  'Да что тут такое творится?!'
  
  Я спустил курок, выстрелив под ноги ближайшему мужику. Прогремел выстрел, и троица застыла как вкопанная, а затем с криками побежала обратно. Они пронеслись мимо пасущегося стада и скрылись в чаще.
  
  'Копья, дубины, необычная одежда. И это в наше время, когда у каждого пацана в Африке есть калаш. Похоже, я действительно попал по полной'
  
  Местного языка я не знал, соваться в их деревню было явно не лучшей идеей. Эти типы даже разговаривать с чужаком не захотели, сразу решили прибить.
  
  'Похоже, стоит действовать максимально осторожно и для начала выяснить обстановку'
  
  Я оглянулся на пасущееся стадо. Пополнить припасы тоже стоило, в животе уже начинало урчать. Конечно, поступать так не красиво, но и аборигены со мной повели себя по-хамски. Будем считать это моральной компенсацией.
  
  Подойдя к ограждению, я выбрал бычка помельче и выстрелил в голову. Тот рухнул на землю, а стадо отбежало в сторону на пару десятков метров. Я перелез через заграждение, и, достав нож, снял часть шкуры и вырезал несколько крупных пластов мяса. Сложил их в рюкзак, и поспешил убраться подальше.
  
  Добравшись до леса, я спрятался за крупный куст и решил подождать и посмотреть, не появятся ли люди и как они себя поведут. Местные не заставили себя долго ждать. Уже через полчаса на поле выбежала целая толпа, по меньшей мере, человек двадцать. У половины были луки, остальные сжимали в руках мечи и топоры. Действовали аборигены довольно слажено. Осмотрев убитого бычка, разбились на три команды и двинулись в разном направлении. Я заметил, что главным у них, похоже, был старик с посохом в руке и амулетом на шее. Когда один из отрядов направился в моем направлении, мне показалось мудрым убираться отсюда побыстрее. Надев на плечи рюкзак, бегом направился в сторону гор.
  
  
  
  Солнце тут заходило довольно рано, но я все же успел собрать веток и хвороста до наступления ночи. Нужно было развести костер, чтобы приготовить пищу, а главное, заготовить мясо впрок. На этой жаре оно уже начинало портиться. Для начала развел костер, а потом приступил к более трудной задаче. Единственный сейчас доступный мне способ сохранить мясо - копчение. Об этом я знал только в теории, самому делать раньше не приходилось. Выбрав три большие толстые ветки, сложил вместе и связал с одной стороны бечевкой, другие концы заострил с помощью ножа. После этого развернул получившуюся треногу, поставив рядом с костром. Нашел три небольшие веточки и привязал их горизонтально чуть выше центра конструкции, сделав таким образом три распорки, которые послужат рамой для моей коптильни. После этого поставил самодельную треногу над костром, проследив, чтобы огонь не доставал до конструкции. На раму выложил несколько прутиков, создав решетку. Похоже, коптильня готова, можно выкладывать мясо. Разрезав первый кусок на несколько продольных ломтиков, уложил их на решетку и занялся вторым. Сильно хотелось есть, но сейчас главное - позаботиться о портящемся от жары мясе, а сам поем позже, поджарив последний кусок на углях.
  
  Того, что ко мне в лагерь заявятся местные, я не опасался. У них не было собак и фонарей, и вести поиски ночью они, скорее всего, не станут.
  
  'Все-таки любопытство до добра не доводит. Сидел бы сейчас дома в безопасности, а так неизвестно сколько буду в этих негостеприимных землях. Может, местные уже написали куда надо о рыскающем в округе чужаке, и прямо сейчас по мою душу собирают серьезный поисковый отряд. Отбиться в одиночку вряд ли получится, патронов всего четыре десятка осталось, кто же знал, что так получится. Машина, наверное, все еще стоит на обочине. Родственники уже, наверное, волнуются, но дергаться до завтра не станут. Предупреждал ведь, что уйду на день-два, эх...'
  
  Перевернув палочкой мясо на коптильне, задумался снова.
  
  'Нужно не отчаиваться, а брать себя в руки и искать выход из положения. Возможно, есть способ вернуться домой или хотя бы освоиться в этом мире. Итак, с чего стоит начать? Пожалуй, со сбора информации. Стоит завтра наведаться в поселение, увидеть его самому. Понять, чем живут местные и как устроено их общество. Как обстоит ситуация с оружием, какой у них тут уровень развития. Возможно, у меня найдется, что предложить этому миру'
  
  Пару часов я потратил, чтобы заготовить мясо и сделать себе ужин. После этого подкинул дров в костер, и стараясь не думать о грустном, лег спать. Замерзнуть я не боялся, тут довольно тепло, животные тоже не подойдут к горящему костру.
  
  
  
  Город пылал. Армия крылатых чудовищ добивала последних защитников. Три десятка стражников - все, что осталось от полутысячного гарнизона. Сейчас они, обессиленные, продолжали сражаться, сдерживая натиск сотен демонов. Их задачей было защитить ворота крепости, не дать чудовищам проникнуть в этот последний оплот. Но все оказалось тщетно. Огромный рогатый монстр, который шел впереди других чудовищ, полыхающим клинком разрубал защитников одного за другим. Стрелы арбалетов были бессильны, их отражало черное свечение, окутывавшее могучую фигуру. Взяв последнего защитника за горло, демон швырнул его в небо. Человеку не суждено было упасть, ибо три уродливые твари, поймав тело в воздухе, мгновенно разорвали его на части. А их лидер с оскаленной пастью прошел внутрь.
  
   Большой зал был заполнен женщинами, стариками и детьми. Они жались к стенам и кричали от ужаса при виде высокой фигуры. Чудовище издало оглушительный смех, который жутким эхом отразился от стен. Я вдруг осознал, что этот монстр я сам. Это я стою перед этими людьми и ответственен за уничтожение города. На моих руках кровь сотен жертв...
  
  
  
  Я проснулся у затухшего костра, меня всего колотило от ужаса. На небе уже взошло солнце.
  
  'Боже... это всего лишь сон. Как мне вообще мог привидеться такой кошмар? Но уже все, все прошло...' - Я провел рукой по лбу и... ужас нахлынул снова.
  
  Моя рука изменилась. Эта кисть уже не могла принадлежать человеку. Фаланги пальцев удлинились, вместо ногтей росли острые когти. Кожа не просто была черной, но и поменяла свою структуру, стала грубее и крепче. Быстрый осмотр показал, что изменилось все тело. Руки и ноги стали более мускулистыми, на пальцах ног тоже выросли когти, которые изгибались и были длиннее, чем на руках. Грудь стала шире, все тело более поджарым. Кожа стала плотной, как у буйвола, возможно даже еще крепче. На груди, бедрах и плечах выступали костяные наросты, создавая дополнительный пласт защиты. Вскочив на ноги, я побежал к ближайшей речке, чтобы узнать, что стало с лицом. Уже через пару минут, когда я всмотрелся в свое отражение, захотелось выть. Лицо изменилось даже больше всего остального. Оно стало по-настоящему жутким. Голова была совершенно голая, если не считать двух пар рогов, одна торчала спереди в районе лба, другая сразу за ними на макушке. Эти рожки были сантиметра по три-четыре. Нос заострился и был загнут книзу, подбородок вытянулся, став более массивным. Рот полон острых длинных зубов, а все лицо словно изъедено морщинами. Довершали картину заостренные уши.
  
  Зрелище было ужасным, теперь действительно меня можно назвать чудовищем. Человек, встреть меня в глухом переулке, вполне может остаться заикой или поседеть от ужаса. Прижав когтистую лапу ко лбу, я, сдерживая стон, отправился обратно.
  
  'Можно уверенно сказать, что никакая это не радиация. Тогда что? Неужели тот дух был столь силен? Зачем ему тратить такие силы, превращая меня в нечисть, когда проще было убить? Или он тут вообще ни при чем?'
  
  Быстро подбежав к рюкзаку, я схватился рукой за бечевку, желая его раскрыть, и по телу пробежал электрический разряд такой силы, что меня отбросило на два метра. Меня скрутило на земле. Я не смог сдержать крик, такая боль была во всем теле.
  
  'Да что тут такое творится?! Что вообще происходит?!'
  
  Боль отступила так же внезапно, я очень медленно встал на ноги и осторожно подошел к рюкзаку, внимательно пригляделся. Странное дело, но от него исходило легкое, еле видимое сияние. Но я точно знал, что никакого колдовства на нем быть не может, а значит проблема не в нем самом, а в его содержимом. Подняв два прутика, я зажал ими край узелка и дернул бечевку, затем этими же прутами раскрыл горлышко, а затем, поддев рюкзак за лямки, вытряхнул содержимое на землю.
  
  Яркое сияние вынудило меня прикрыть глаза рукой и отступить на пару шагов. Сразу стало понятно, что оно исходит от тряпочки, в которой лежал мой защитный амулет. Похоже, теперь он мне больше не помощник, раз я сам стал нечистью. Эта штука теперь стала опасна, и у меня, похоже, нет другого выбора, кроме как от нее избавится.
  
  Отойдя на пару шагов, я нагнулся над землей и вырыл ямку примерно сантиметров в тридцать глубиной. После этого палкой осторожно подтолкнув амулет к ямке и бросил в нее. Сверху кинул несколько горстей земли, и когда сияние утихло, установил крупный булыжник. Все, теперь этого жуткого света больше нет, и можно спокойно подумать.
  
  Вернувшись к разбросанному рюкзаку, я испытал еще одно потрясение. Та радиоактивная каменюка светилась. Это было совсем не похоже на чистый яркий свет пантакля, совсем наоборот. Из камня на несколько сантиметров исходило темное свечение. Приглядевшись, я увидел небольшие красные разряды, пробегавшие в нем, и медленно прикоснулся к камню рукой. Ничего не произошло, никакой боли или удара. Взяв его в руку, ощутил тепло, которое стало более интенсивным.
  
  'Теперь все ясно. Дело было не в радиации, да и откуда ей там взяться. Похоже, именно этот булыжник был тайной того места. И все метаморфозы с местностью, рыбами и животными произошли из-за него. А лесной хозяин просто сдерживал эту напасть, не давая ей распространиться. Именно поэтому тот кабан не покинул поляны, ему не позволил леший, а, возможно, и сам убил, забросив тело в проклятое место. Возможно, этот камень - часть какого-то древнего святилища одного из темных богов. Мое изменение, скорее всего, произошло из-за раны от этого булыжника. Зараженную воду я не пил, значит, передалось прямо через кровь. Вполне возможно, что лесной хозяин, когда увидел, что я могу сбежать, сам открыл передо мной тот портал. Кто знает, быть может, его такой вариант полностью устраивал. Получается, что он чужими руками избавляется от проклятия леса и теперь может спокойно заниматься там своими делами'
  
  Сильно сжав проклятую каменюку, я размахнулся, чтобы закинуть ее подальше, но в последний момент остановился.
  
  'Можно его выкинуть, но если камень попадет в реку или озеро, вполне возможно изуродует еще и это место'
  
  Стать осквернителем другого мира совсем не хотелось.
  
  'Оставлю камень при себе, и, по возможности, заброшу в какую-нибудь глубокую яму. Там навредить булыжник уже не сможет'
  
  Вернувшись к рюкзаку, сложил вещи на место. Камень закутал в тряпку и бросил на дно. Продукты класть туда не хотелось, поэтому, поев, сложил вяленое мясо в отдельный пакет, который и повесил на дерево. Будет неприятно, если, пока я отсутствую, мои запасы похитят местные звери.
  
  Стоит проверить свое новое тело, чтобы понять, насколько сильно оно изменилось.
  
  В первую очередь отжался и подтянулся на суку, отметив, что, во-первых, я стал значительно тяжелее, а во-вторых, сила тоже выросла существенно. Также повысилась выносливость. Теперь для меня не было проблемой подтянуться раз тридцать и при этом не выбиться из сил. Я смог поднимать довольно большой вес, а также с легкостью ползать по деревьям. Сильные пальцы с когтями глубоко впивались в кору и почти не испытывали усталости. Ради интереса я поднялся на вершину только с помощью рук, не запыхавшись при этом. Кожа тоже проявила себя великолепно. Похлопывания камнем еле ощущались, а нож протыкал ее, но с большим трудом. В общем, оружие местных для меня представляет опасность, хотя и не такую большую, как прежде. Похоже, эта метаморфоза преследовала определенную цель, делая из существ более опасных тварей, приспособленных для выживания в любых условиях.
  
  После небольшого отдыха я повесил 'Сайгу' на плечо и отправился к уже знакомому пастбищу. Задача не изменилась, мне по прежнему нужно собрать больше информации о местных. То, что они примут такое чудовище, было под большим сомнением, но и сидеть просто так я не собирался.
  
  Идя по лесу, я обратил внимание, что слух значительно обострился. Сосредоточившись, я мог уловить шуршание зайца в траве и то, как белка перебегает по веткам дерева. Пасущихся коров я услышал задолго до того, как увидел. Медленно подошел к своему вчерашнему наблюдательному пункту, и, раздвинув ветки, взглянул на пастбище. Коровы все также паслись на поле, но теперь их охраняло целых семь человек. У пятерых мужчин за спиной висели луки.
  
  'Похоже, к встрече со вчерашним незнакомцем они подготовились. Но, знай они лучше возможности ружья и то, что теперь человеком меня назвать можно лишь условно, то не были бы так беспечны. Думаю, пожелай я прихлопнуть эту команду, они мало что смогут противопоставить. Но зачем мне их убивать? Эти люди мне ничего плохого не сделали'
  
  Обойдя поле по большому кругу и стараясь не выходить из леса, я нашел небольшую тропинку. Идти по ней было бы большой глупостью, поэтому я двинулся вдоль нее по лесу, постоянно прослушивая местность, чтобы случайно не столкнуться с местными. Через некоторое время дорога вывела к поселению.
  
  Оно находилась на большом поле, со всех сторон окруженном лесом. В деревне было около сорока домов, по большей части деревянные постройки, и только из них были четыре обложены камнем. У каждого дома была своя территория с сараем и небольшим загоном для скота. К деревне вплотную прилегали два вспаханных и засаженных какой-то культурой поля. Поселение окружал частокол трех метров высотой, в котором находились ворота. Сейчас ворота были распахнуты, но их охраняли двое молодых парней.
  
  Большая часть мужчин и несколько женщин работали в поле. Остальные, включая детей, похоже, старались без необходимости не покидать стены поселка. Возможно, это связано с моим появлением, или у них есть причины опасаться кого-нибудь посерьезней. Как действовать дальше я понятия не имел.
  
  'Похоже, в поселении живет около двух сотен человек. Боеспособных из них около сорока-пятидесяти. Учитывая ружье и мои новые способности, я вполне могу защититься от десятка, но не от такого количества. И не нужно быть особо зорким, чтобы заметить, хоть и работают люди в поле, но рядом с каждым мужчиной есть топор или копье. Так что идти к воротам и попробовать наладить мирный диалог не получится. Во-первых, не знаю их языка, а даже если бы знал, то с таким чудищем никто разговаривать не станет. Что же делать? Жить отшельником не мой выбор, все равно нужно узнать, что это за страна и какие тут порядки. Идти искать другое поселение или город тоже бессмысленно, мои проблемы от этого не исчезнут'
  
  Подумав немного, я решил, что единственный доступный мне путь получить информацию - это захватить 'языка'.
  
  'Одного из местных, мужчину или женщину, хотя лучше мужчину. Меньше истерики будет. И, наверное, не старика, а кого помоложе, чтобы уж точно шел на контакт, а умер от страха. Но сначала нужно все хорошенько подготовить, с пленником предстоит немало возни. Для начала найти себе нормальное жилище, и лучше там, где до него будет непросто добраться, а у меня будут пути отхода. Второе - заготовить провизии на двоих минимум на две-три недели. Эх, не думал, что когда-то снова придется учить иностранный язык, но, похоже, другого пути нет. И помню, что в экстренной ситуации люди способны на чудеса. Школьники годами сидят за партой и часто не могут выучить и одного, но закинь его в Америку, сможет нормально разговаривать уже через месяц. У меня, конечно, ситуация посложней, но попробовать стоит, другого выбора просто нет'
  
  Я вернулся в лес и направился к своему временному лагерю в горах. Уже через час был на месте, и быстро перекусив, продолжил свой путь. Хотелось исследовать ближайшую территорию более основательно. Новые способности позволяли мне подниматься высоко в горы, словно заправскому скалолазу. Слишком высоко забираться все же не старался, ведь одно дело ползать самому, и другое - дотащить пленного человека.
  
  Два часа были потрачены на эти исследования, и в итоге было обнаружено более-менее достойное место. В тридцати минутах от моего лагеря располагалась пещера, находящаяся на высоте десяти метров в скале. Не так высоко, как хотелось бы, и есть риск обнаружения, но лучшего варианта пока не было. Поэтому, по-быстрому ее обследовав, я решил завтра же заняться ее обустройством.
  
  Солнце уже заходило за горную вершину, и я поторопился вернуться в лагерь, бродить ночью по чужой земле не хотелось. Уже подходя к поляне, заметил, что зрение теперь позволяет довольно четко видеть в темноте. Похоже, тоже одна из моих новых способностей от проклятой каменюки. Но на данный момент меня это только порадовало.
  
  
  
  Небо было затянуто черными тучами, среди которых время от времени сверкали молнии. Вспышки освещали тела десятков тварей, летящих в ночи. Черные уродливые демоны с крыльями за спиной и их могучий предводитель, летящий впереди чудовищ, с улыбкой смотря на суетящихся внизу жителей города. Яростный рык пронесся в небе, заглушая ветер и треск молний. Демоны, сложив крылья, понеслись к беззащитному и такому лакомому городку. Я понял, что этот улыбающийся демон - я сам. И жители не в силах ничего поделать. Еще до того, как луна взойдет на небосвод, они или умрут, или склонятся перед моей силой.
  
  
  
  Медленно открыв глаза, я с наслаждением потянулся. На этот раз сон мне понравился, ощущение полета и неудержимая сила того тела были приятны. Хотя в душе все равно остался немного неприятный осадок. Даже жаль, что у меня самого нет крыльев. Только подумал об этом, и вдруг ощутил, что на спине что-то странно давит, словно я забыл снять рюкзак перед сном. Вскочив на ноги, понял, что это не просто ощущение.
  
  За спиной теперь находились самые настоящие крылья. Сейчас они прижимались к спине, не выступая выше плеч, и достигали изгиба колена. Разобраться в новых конечностях было несложно, через несколько секунд я раскрыл крылья на всю длину. Они имели огромный размах, пожалуй, не меньше пяти метров. Каждое крыло имело три основных сустава и могло легко складываться, прижимаясь к спине. Никаких перьев, только перепонки из тонкой, но прочной кожи, очень похожие на те, что были в моем сне. Легкий взмах крыльями, поднял потоки воздуха и едва не подкинул меня в небо.
  
  'Похоже, эти сны появились не просто так, а попытка показать мне картины возможного будущего, или что-то в этом роде. В этот раз камень даровал мне крылья, и сейчас я уже точно рад такому подарку. Теперь значительно повышаются шансы на выживание'
  
  Решив отложить все запланированное, я отправился на ближайшую полянку - ставить эксперименты и учиться управлять новой способностью. Поначалу все складывалось не так удачно, как хотелось, и несколько раз меня неслабо приложило носом в землю, но с каждым разом взлет получался все лучше. Крылья оказались невероятно сильными и без труда поднимали меня в небо. Спустя час я более-менее освоился с ними и стал проводить другие испытания, пытаясь научиться ловить потоки воздуха в небе, а не трепыхаться как пчела. Учился летать на расстояния, тренируясь в скорости, брал булыжники в руки и проверял, какой вес для меня максимально возможен.
  
  Потратив полдня в тренировках, я вернулся в свой лагерь очень довольным. Все показатели были на предельной высоте. В небе по скорости теперь мало кто может со мной сравниться. Наверное, я смогу без труда обогнать и орла. С маневренностью еще много работы, но опыт дело наживное. Мне было доступно не только перелетать с места на место, но и зависать в воздухе. Я мог без напряжения поднимать в воздух крупный камень около ста килограммов, или даже два таких, хотя тогда удержаться становилось значительно труднее.
  
  Решив вернуться к своему плану, остаток дня я провел в поиске убежища. Теперь, с новыми способностями, ранее выбранное меня не устраивало. Хотелось найти что-нибудь на самой вершине, куда людям точно будет не добраться. За несколько часов я обнаружил несколько подходящих пещер, и бегло осмотрев, остановился на одной из них.
  
  
  
  Вокруг все полыхало. Жители в панике бежали из уничтоженного города, а оставшиеся защитники дали последний бой. Посреди этого хаоса стоял я, окруженный черной сферой, от которой отражались заклятия мага. Человек в алой рясе направил на меня руку, выкрикивая колдовские слова. В сферу ударила ослепительная молния и, отразившись, попала в одного из моих подчиненных, черного демона, сцепившегося в битве с человеческим воином. От попадания разряда оба осыпались горкой пепла, а я призвал свое колдовство. Слова древней магии прозвучали в хаосе идущего сражения, и с моих рук в сторону волшебника ударил алый луч. Защита мага продержалась пару секунд, затем его тело, а за ним и стена здания были прожжены насквозь. Маг рухнул с дырой в груди, а я развернулся к отступающим стражникам. Жалкие глупцы, неужели вы думали что у вашего мага были шансы выстоять против магии древних?
  
  
  
  Пробуждение было как обычно резким. Не понимаю, что за сны мне приходят. Они не могут быть просто фантазией - тот, кто насылает их, добивается какой-то цели. Но какой? Хотя ощущение силы было приятно, хотелось бы обладать такими способностями... Но хватит мечтать.
  
  Встав с земли, я внимательно осмотрел себя. Никаких изменений в теле, похоже, не произошло. Во сне мои рога были значительно больше, да и тело более могучее, но сейчас я все тот же, кем и был. Возможно, для этого нужно больше времени. В любом случае я уже стал привыкать к подаркам того булыжника, и отсутствие изменений даже слегка разочаровывало. Ну да ладно, сейчас не до этого, у меня на сегодня планируется важная операция. Надеюсь, то, что я затеял, не сделает меня врагом номер один для жителей этой страны.
  
  
  
  В поле сейчас находилось двадцать семь мужчин и восемь женщин. Они держали в руках некое подобие серпов, с помощью которых собирали неизвестный мне вид растений. Я не был специалистом в ботанике, поэтому не мог судить, что это за растение, но более всего оно напоминало сахарный тростник. Переходя на другое место, люди возвращались за оружием и переносили его с собой к новому месту работы. Кроме работающих в поле, вдоль границ леса ходили пять человек с луками. Они, похоже, охраняли крестьян от диких зверей и возможного нападения. Однако сразу было видно, что это не воины, а такие же поселенцы.
  
  Раздвинув кусты руками, я продолжал наблюдал за полем и работающими людьми, пока один из пахарей не имел неосторожность подойти довольно близко ко мне. Тогда я решил, что пора действовать. Выскочив из кустов, я на всей возможной скорости побежал к незамечавшему меня человеку, до которого было не больше двадцати метров. С поля раздались крики, меня заметили, и крестьянин наконец увидел стремительно приближавшую к нему фигуру. Я уже был в нескольких шагах, когда он заорал что-то бессвязное, кинул в меня серп и побежал к своим. Но было поздно. Увернувшись от летящего оружия, я в несколько шагов догнал его и схватил руками. Взмах крыльями, и мы взлетели на четыре метра в высоту. Человек отчаянно сопротивлялся и беспрестанно вопил, но я был значительно сильнее и не разжал руки. В меня полетели стрелы. Две прошло мимо, а одна воткнулась в бедро, причинив сильную боль. Стараясь не обращать на это внимания, я быстро замахал крыльями, набирая высоту и делая в воздухе разворот к лесу.
  
  Местные меня даже немного впечатлили, не ожидал я от них такой быстрой реакции. За спиной то и дело свистели стрелы. Наконец, набрав значительную высоту, я полетел в противоположную от логова сторону. Аборигены не могли меня преследовать, но, безусловно, запомнили в какую сторону я полетел, поэтому туда и отправят погоню. Пролетев минут двадцать, я резко снизился, и, сделав круг, полетел уже над самыми верхушками деревьев. Нужно добраться до пещеры, оставаясь незамеченным. Парень яростно вырывался и пытался кричать, поэтому пришлось одной рукой зажимать ему рот. Он кусался, но прокусить кожу на ладони не мог.
  
  
  
  Через полчаса мы были на месте. Раскрыв крылья словно парашют, я стал осторожно пикировать на выбранную раньше вершину. Тут находился небольшой выступ на высоте около тридцати метров от земли. Скала местами была почти отвесная, а пещера хоть и небольшая, но сухая и относительно удобная. Как только мои ноги оказались на выступе, я втолкнул сопротивляющегося человека внутрь. После этого наклонился и вырвал проклятую стрелу из ноги. Она мешала весь полет но не было возможности от нее избавиться. Крови почти не было и я решил не придавать ране много внимания. Смажу йодом чуть позже, а сейчас главное - пленник.
  
  Оказавшись в пещере один на один со мной, он немного притих и как-то сдулся. Отступив на пару шагов с искаженным в ужасе лицом, он что-то усиленно обдумывал, а потом вдруг громко затараторил какую-то тарабарщину. Его истерики и попытки привлечь себе внимание аборигенов в мои планы не входили. Я рявкнул, призывая к молчанию, и приставив палец к своим губам сказал:
  
  - Ш-ш-ш...
  
  Но на мужчину это не произвело впечатления и орать он стал еще громче. Пришлось отвесить ему легенькую оплеуху, от которой абориген грохнулся на пол. Повторный жест пальцем теперь понял сразу и замолчал, отползая к дальней стене.
  
  - Вот и отлично, а то с ума можно сойти от твоего крика, - я подошел ближе и сел напротив него. Он продолжал смотреть на меня с ужасом и отвращением, отводя взгляд.
  
  - Ну, ничего, будем надеяться привыкнешь.
  
  Направив себе в грудь палец, я произнес:
  
  - Владимир. - после этого указал пальцем на него.
  
  Глаза у мужика распахнулись еще шире, подняв правую руку и слегка оттопырив палец, он направил его себе в грудь и повторил:
  
  - Влядимирь...
  
  - Это я Владимир!
  
  Еле сдержавшись, чтобы вновь не отвесить ему оплеуху, постарался успокоиться. Взял его руку в свою, и указав себе в грудь, повторил имя несколько раз, затем направил палец на него и стал ждать ответа.
  
  - Ласс...
  
  Видно было, что он весь напряжен и ждет удара, но я похлопал его по плечу.
  
  - Молодец, Ласс, я Владимир, а ты Ласс, - направил свой палец на себя и него.
  
  Следующие три часа занимался исключительно аборигеном, и видит небо, раз тридцать хотелось ему всыпать по первое число. Я никогда не отличался терпением, а еще тип попался на редкость медлительный.
  
  Я показывал ему различные предметы - уголь, камень, ветки, пищевые продукты. Лил перед ним воду, зажигал огонь и даже вытащил его на воздух, полетал с ним над речкой и лесом. Показывал пальцем на все, что было вокруг, включая солнце, облака и скалы. Вставал перед ним, садился, ложился и подпрыгивал, требуя назвать на их языке это действие.
  
  Уже начинало темнеть, когда мне это надоело, и я решил, что на сегодня хватит. Особого удовлетворения собой не было, слов я узнал довольно мало, а как дальше продолжать обучение понятия не имел. Язык был несложный, и слова запоминались на удивление быстро, но все же изучить его в подобных условиях будет невыносимо трудно. Стоило запасаться терпением на несколько месяцев как минимум, что печалило.
  
  Покормив аборигена, я решил, что и самому пора отдохнуть и выспаться. Оставаться с человеком в одной пещере мне показалось не очень хорошей идеей. Камней вокруг было достаточно и не хотелось получить во сне по голове. Поэтому, махнув ему рукой, я вылетел из пещеры, направившись в другую, тоже выбранную заранее и там почти сразу погрузился в сон, этот день меня просто чудовищно измотал.
  
  
  
  Я находился в комнате без дверей и окон. Каменный мешок три на три метра с высоким потолком, двух небольших факелов, торчащих из стен, еле хватало, чтобы осветить помещение. По центру комнаты стоял простой деревянный стол и два стула.
  
  Почти сразу мне стало понятно что это очередной сон. В отличии от прежних этот мне совсем не понравился, я нервно стал искать выход или потайной рычаг, чтобы выбраться отсюда, но не мог обнаружить. Удары когтями не оставляли на стене даже царапины. Внезапно факелы моргнули и в помещении появился человек.
  
  Около тридцати лет, с приятными чертами лица и спортивной фигурой. Черные волосы почти касались плеч, гость был одет в средневековый костюм из черного бархата. Дополняли картину сапоги из кожи, напоминавшей крокодилью. Мужчина улыбнулся мне и сел на один из стульев.
  
  - Присаживайся, нам есть о чем поговорить.
  
  Я сел на предложенное место и обрушил на него свои вопросы. Похоже, этот тип был замешан в ситуации, в который я оказался.
  
  - Кто ты такой? И что тут вообще происходит? Что за странные сны я вижу? Во что превратилось мое тело?
  
  Он махнул рукой, обрывая меня.
  
  - Тише, я все объясню и отвечу по порядку.
  
  Мужчина откинулся на стуле, задумался о чем-то ненадолго, потом посмотрел в мои глаза.
  
  - Мое имя Балдор, и я один из богов этого мира... Точнее, был им. Около четырех сотен лет назад мой вечный противник объединился с другими богами и смог одолеть меня, лишив божественных сил. Тот камень, что ты нашел в своем мире, это часть моего сердца, которое оказалось расколото на три части. Одна из них была заброшена в ваш мир.
  
  - Что значит 'ваш мир'? А это что тогда за место? Почему местные не понимают меня, а ты можешь спокойно разговаривать?
  
  - Сейчас мы во сне, тут языковой барьер не может быть помехой. А мир... ну, это просто один из множества миров Вселенной. Ваша Земля тоже когда-то была довольно посещаемым местом, ну а сейчас ее стараются обходить стороной.
  
  - Почему? Что ты знаешь о Земле? И как ты вообще остался жив, если говоришь, что твое сердце было вырвано и разделено на части? Почему тогда сейчас так спокойно беседуешь со мной?
  
   Мужчина устало вздохнул.
  
  - Сколько вопросов... Попробую ответить по порядку. Во-первых, враги меня сильно боялись, поэтому после победы и раскололи его. Обычно убитого бога еще можно возродить, и часть его души еще может откликаться, притягиваясь к источнику прежней жизни. Они же пытались лишить меня всякой надежды на возрождение и отрезать даже астральный путь в этот мир. Отчасти это удалось, поэтому разговаривать с тобой и хотя бы ненадолго навещать этот мир для меня стало трудно. А Земля... насколько я знаю, раньше у вас было вполне достойное место, где были рады любым религиям. А потом несколько великих богов забрали всю власть в свои руки, изгнав и истребив остальных. Поэтому твой мир сейчас стараются не навещать боги и их жрецы, порталы разрушены или перекрыты. Именно потому для одной из частей моего сердца было выбрано это место.
  
  - Но если ты был побежден, почему сама природа того холма была так трансформирована? И во что превращаюсь я сам?
  
  - Мои враги просчитались, такого, каким я был тогда, так просто не уничтожить. Пусть и крохи былого, но силы все же остались со мной. Мое влияние трансформировало землю вокруг. По большей части это были просто хаотичные всплески, которые я не контролировал. Животных, которых я менял в лучшую сторону, местный хозяин немедленно уничтожал, а людей он мог сдерживать, не допуская ко мне... Ты первый, кто добрался до сердца за много столетий.
  
  - Это оказалось не так уж сложно.
  
  Мужчина пожал плечами.
  
  - Я чувствовал, что тот, кого ты называешь 'хозяином леса', слабеет с каждым столетием. Порождение старого времени, которое уничтожают новые боги. Сотни через две лет он, как и многие другие духи, погрузится в спячку, а мир будет очищен от старого волшебства. Поэтому тебе просто повезло, что он так ослабел, ну и ты сам воспользовался очень сильным символом. Хотя еще сто-двести лет назад Хранитель выстоял бы и против десятка священников, не то, что против простого человека. Время работало на меня.
  
  Он улыбнулся.
  
  - Так что случилось со мной?
  
  - Ты первый человек, который дошел туда и взял сердце в руку. Такого шанса я упустить не мог, а твое ранение лишь ускорило процесс.
  
  - Чего тебе от меня нужно? Зачем все это? Ты сделал из меня чудовище!
  
  Я выставил когтистые лапы перед собой. Он ухмыльнулся и покачал головой.
  
  - Ты просто не понимаешь, как тебе повезло. Я дал то, о чем большинство моих жрецов могли только мечтать. Ты получил бессмертие и силу, стал намного выносливее, чем какой-то жалкий человечек. А этот мир, в отличии от твоего, очень опасен. Не стоит надеяться на свою железку, есть твари, которые не обратят на нее внимания. Так что я оказал тебе услугу и даровал новое тело. А если поможешь мне, обретешь все, о чем мог только мечтать!
  
  - Я теперь не смогу общаться с людьми, от меня бегут в ужасе! Ты обрек меня на одиночество!
  
  - Бред! Этот мир отличается от вашего, тут обитают сотни всевозможных монстров и колдунов. Есть страны, в которых тебе даже будут рады. Ты ничего не лишился, только приобрел.
  
  - Но как я оказался здесь? Помню что бежал, а потом очнулся уже тут...
  
  - Это было действительно трудно. Портал был закрыт магией, и пришлось потрудиться, чтобы подобрать к нему ключ, тем более за такое короткое время... Но я справился, а иначе ты бы лежал там, разорванный медведем. Так что ты еще и обязан мне жизнью.
  
  - А что это за сны я видел постоянно? Твоих рук дело?
  
  - Да. Я хотел показать тебе варианты возможного будущего. Показать, что стать на мою сторону будет правильным шагом. Я очень многое могу дать.
  
  - Чего ты от меня хочешь?
  
  - Хочу, чтобы ты нашел другие части сердца и соединил их вместе. Когда три части объединятся, я вернусь в эту вселенную и наделю тебя божественными силами, сделаю полубогом.
  
  - И где эти части?
  
  - Одна в этом мире далеко отсюда, добраться будет очень сложно. Последняя - в другом мире. Кто ими владеет сейчас, я не знаю. Возможно, мне мешает охраняющая его магия.
  
  - А сейчас ты можешь как-то помочь мне?
  
  - Конечно, именно поэтому я и пришел поговорить, а не продолжил посылать видения. Я могу видеть то, что творится рядом с камнем, а если ты возьмешь его в руки, то даже помочь в бою. Но это трудно и изматывающее для меня. Так вот, я увидел, что ты пытаешься изучить местный язык, и хочу помочь тебе, сэкономив тем самым нам время.
  
  - Как?
  
  - Просто вложу необходимые знания в твою голову. Это поможет тебе за несколько дней научиться разговаривать с местным населением и даже писать на их языке.
  
  - Заманчиво... И что мне нужно делать?
  
  - Ничего, я уже все сделал. Когда проснешься, увидишь.
  
  Он встал из-за стола.
  
  - Наше время истекло. Этот разговор и знания обошлись мне довольно дорого, теперь я по меньшей мере три дня буду восстанавливать силы. Потом продолжим разговор.
  
  - Хорошо.
  
  Мужчина поднял палец вверх.
  
  - И самое важное. Если ты станешь помогать мне, то обретешь большую силу и власть. Я даже обучу тебя некоторым заклятиям и дополнительно награжу за каждый найденный кусок сердца. Но если ты предашь меня, то очень пожалеешь об этом.
  
  - Мне уже страшно, - с сарказмом пробормотал я, оставшись один в комнате. А затем все вокруг поплыло, и я проснулся.
  
  
  
  Глава 2.
  
  
  
  'Как же я не люблю угрозы, даже такие расплывчатые. Ну да ладно, стоит взять себя в руки и успокоиться. В конце концов, этот тип мне действительно серьезно помог'
  
  Я открыл глаза и приподнялся с пола, приняв сидячее положение, и для удобства уперся спиной в стену пещеры. Сейчас мне хотелось обдумать случившееся.
  
  'Итак, часть вопросов теперь можно забыть, многое стало ясно, хотя при этом возникло множество других. Этот странный мужик произвел двоякое впечатление. С одной стороны, умеет расположить к себе и предложил довольно хорошую сделку. Стать полубогом... не очень ясно что конкретно это значит, но перспектива интересная. И если в мире действительно много подобных мне созданий и есть места, где к ним относятся нормально, то это тоже радует. Еще понравились его слова, что обучит магии'
  
  Я улыбнулся, затем почесал макушку одним из когтей.
  
  'Магия - это очень даже здорово, всегда мечтал обладать настоящей силой, а не этими наивными штучками, основанными на своей собственной фантазии. В наших магазинах ничего реального по магии не купишь, все бред какой-то. А если то, что я видел во сне... эти могучие заклятия существуют, хотелось бы их заполучить'
  
  Развернув один из пакетов, я достал кусочек вяленого мяса и стал неспешно пережевывать.
  
  'С другой стороны, что-то в том типе мне не понравилось. Какая-то отстраненность, натянутость и эта плотоядная улыбка. Словно разговариваешь с хищником, который может тебя в любую секунду слопать. Наверное, так разговаривают с простыми людьми олигархи и всякие там министры. Ведь и ежу понятно, не бывает во власти добрых самаритян, туда выбиваются только самые сильные акулы. Помню я, какие у нас товарищи баллотировались в Думу. Главы группировок или их представители... А простым людям нужно выбирать, кто из них займет заветное кресло. И так, наверное, везде'
  
  Съев пару небольших кусков, я отложил пакет в сторону.
  
  'Можно ли верить тому странному типу? Похоже на игру кошки с мышкой. Видел я, что он сделал с тем холмом, доброе существо так бы не поступило. Нужно постараться разузнать у местных про этого бога. Ну а пока приму его предложение, сейчас это самый правильный выбор. Кстати, надеюсь, бог не может читать мои мысли и способен только наблюдать посредством своего сердца. Интересно, он наблюдает постоянно, или лишь время от времени? Если постоянно, будет совсем туго, каждый мой шаг станет ему известен. Хотя, он упомянул о том, что может только иногда навещать этот мир. Надеюсь, что дело обстоит именно так. Со временем станет более понятно, а сейчас пора заняться своими делами и для начала поговорить с пленным'
  
  
  
  Как только я выглянул из пещеры, сразу же услышал какие-то крики. Похоже, пленник не собирался успокаиваться и пытался звать на помощь. Расправив крылья, я полетел в его сторону. Скоро уже можно было различить слова - недавняя тарабарщина теперь стала понятна.
  
  - Помо-ите! Арлана, Дейк помо-ите!
  
  Я увидел, что пленник стоит на уступе, смотря на подножье скалы. Но как только он заметил мою фигуру в небе, сразу исчез в глубине пещеры.
  
  Подлетев к пещере, я неспешно спикировал на скалистый уступ. От пленника можно было ждать чего угодно, поэтому, соблюдая осторожность, я медленно вошел внутрь. Ласс не пытался напасть на меня, а наоборот, забился в самый дальний угол, и, похоже, ожидал жестокой расправы. Но у меня злости на него не было. Парень поступил так, как и ожидалось. Поэтому место и было выбрано довольно далеко от деревни, кричать было бесполезно. Неспешно подойдя к нему, я улыбнулся и немного поднял руки. Глаза у человека полезли на лоб и он, вместо того, чтобы успокоиться, издал жуткий крик. Но это моя вина, забыл, что улыбка моя теперь отнюдь не добрая, и выставленные вперед когтистые пальцы теперь тоже означают совсем другое.
  
  - Успокойся, Ласс! Я не стану тебя ни бить, ни убивать!
  
  Он сразу же замолчал и посмотрел на меня с огромным удивлением в глазах.
  
  - Вы меня понимаете? Я думал, вы не знаете нашего языка, ведь вчера столько времени меня прокуенго...
  
  - Тихо! Говори помедленнее! Теперь я тебя понимаю, но пока еще не все слова.
  
  Он замолчал, а потом обрушил на меня кучу вопросов, о том кто я и что хочу с ним сделать. Но в моих планах не было намерения тратить на это время и пытаться с ним подружиться.
  
  - Тихо! Здесь вопросы задаю я! А ты просто отвечай, или...
  
  После чего оскалился, вызвав у него очередной приступ страха. Теперь разговор пошел намного более конструктивно. Я понимал еще не все, но основная часть слов была понятна. Меня интересовала деревня, лес и страна, а также все, что может помочь выжить в этом мире.
  
  Вот что мне удалось узнать. Мир, в костром я оказался, назывался Эйр. Даже приблизительные его размеры были человеку неизвестны. Он знал только то, что есть несколько основных материков, разделенных океаном. На материке, где я оказался, находилось девять различных государств. Деревня Ласса называлась Малая Кавка и располагалась на периферии страны под названием Никада. В этом государстве правил король Николос Третий. В настоящее время войн королевство не вело, но отношения с соседними двумя странами были натянутыми. В деревне ходили разговоры, что до войны осталось недолго... Впрочем, информация могла уже устареть - по словам Ласса выходило, что их поселение находится довольно далеко от столицы, и новости к ним доходят с изрядным опозданием. Даже их правитель, барон Готри, не появлялся в деревне более трех лет.
  
  Меня особенно интересовало все, что связано с демонами и магией, а также отношение к ним в королевстве. Ласс рассказал то, что знал сам. Никада считалась Светлым государством, что означало, что тут поклоняются светлым богам. Всего их в пантеоне было четверо. К магии отношение негативное, жрецы светлых богов отлавливали волшебников, а затем сжигали на кострах. Разбираться, кто хороший маг, а кто плохой, никто не хотел. В руки жрецов часто попадали даже простые люди, которые случайно воспользовались магией. Таких людей ждал такой же конец. Жители деревни, похоже, жрецов поддерживали, считая любую магию злым колдовством. О демонах можно было и вовсе не говорить, их должны были убивать сразу же. В других странах отношение к магам было более терпимым, но в целом тоже негативным. Однако там их, по крайней мере, не преследовали, отлавливая только нарушителей закона. Таково положение дел было в Урсунде и Шахской Империи. В стране под названием Сардиния, находящейся в самом центре материка, темные маги могли чувствовать себя в безопасности. Об этом государстве Ласс знал только из слухов и многого рассказать не мог, но, похоже, там действительно процветало чернокнижие и обитали порождения зла. Подобная ситуация была и в так называемых Вольных землях, расположенных где-то между Урсундой и Империей, и наводненных бандитами, беглыми рабами и магами-преступниками. Там правили самозваные лорды, бывшие ранее вожаками банд, чернокнижниками или даже демонами. В общем, опасное место.
  
  После рассказа о мире я задал множество вопросов о самой деревне. Меня интересовало, почему она обнесена высоким частоколом, как защищена, и что местные думают обо мне. Ласс, медленно подбирая слова, сказал:
  
  - Когда вы напали на наших людей, использовав темные силы и молнии, староста объявил вас посланцем Кагорта, выродком нечисти и темным колдуном.
  
  Я уже знал, что Кагорт - местный бог Тьмы, вера в него в Никаде была под запретом, а его последователей уничтожали. И, конечно же, местные все перевернули с ног на голову, решив, что все произошедшее - моя вина, будто это не они первые начали кидать в меня копья... Ну да ладно.
  
  - Что значит 'выродком'? И что предпринял старейшина?
  
  - 'Выродок' - значит наполовину человек, наполовину нечисть. А предпринял... он послал гонца с письмом в Торен. Но теперь уже ясно, что вы не выродок, а самый настоящий демон! После моего похищения староста, скорее всего, напишет письмо в Орден Гуриба. А они умеют разбираться с такой грязью, и я буду отомщен... Не буду я больше тебе ничего говорить, демон! Оставь меня в покое!
  
  Ласс посмотрел на меня загнанным, но злым взглядом, в котором появился вызов. Зря это он.
  
  У меня словно красная пелена выступила на глазах. Нахлынула необъяснимая ярость, почти не контролируя себя я схватил человека за горло, прижав к стене. Бедолага захрипел.
  
  - Значит, не будешь говорить? Героя из себя строишь? Ну что ж, пойдем, посмотрим, какой из тебя герой.
  
  Держа его на вытянутой руке, я направился к выходу. Подойдя к обрыву, я подвесил селянина над пропастью. Перехватил его другой рукой за ногу и стал держать его вниз головой. У деревенского вырвался крик ужаса, когда он разглядел место, куда ему предстоит упасть. Захлебываясь словами и пытаясь схватиться за мою руку, он стал просить пощады. Гонор его сразу же пропал.
  
  Я и сам наконец смог взять себя в руки, и успокоиться. Это оказалось на удивление, сложно. Без напряжения занес Ласса обратно в пещеру, сел рядом, и мы продолжили беседу.
  
  Орден Гуриба, похоже, занимался поиском нечисти и колдунов. Состоял он из священников и рыцарей. Судя по тому, что Ласс слышал о них, ребята они весьма серьезные, и лучше с ними не встречаться. Уже через день-два к местным должно подойти подкрепление, а еще через пару дней, быть может, явятся и представители Ордена. Нужно отсюда сваливать.
  
  Уже в конце беседы мы возвратились к частоколу, окружающему деревню, и наличию оружия у крестьян. Меня заинтересовало, от кого они защищаются. Ласс, похоже, удивился моим словам.
  
  - В лесу много волков, а бывает, что и медведи шалят. Сезон дождей уже скоро... Нужно успеть собрать урожай. Кайпы...
  
  - Что еще за кайпы?
  
  Он посмотрел на меня как на сумасшедшего.
  
  - Твари, которые приходят с дождями. Днем не нападают, но ночью... лучше укрыться за частоколом. Слава Гурибу, они не умеют лазать по деревьям и частоколу...
  
  - Хм... Ну, а почему же ваш Орден не вмешивается? Почему не уничтожит этих ваших кайпов?
  
  Опять удивленный и даже растерянный взгляд. Ласс некоторое время молчал, потом сказал.
  
  - Ну так они везде... Их очень много. На деревни и группы людей они нападают редко, а вот если путник будет один - порвут точно... Для нас главное - пережить эти месяцы и они уйдут обратно в свои болота.
  
  - Ладно, фиг с ними.
  
  Я махнул рукой. И так уже полдня разговариваем, пора мне прогуляться и понаблюдать за местными, узнать, что они там замышляют. Понятно, что оставаться тут и ждать этот Орден не стоит. Провизия пока есть, но нужно обзавестись какой-нибудь одеждой, скрывающей мой облик. Возможно, у деревенских есть что-нибудь подходящее. Мне бы сейчас плащ с капюшоном, как у монахов. На лицо маску, перчатки для рук и хотя бы на расстоянии сойду за человека...
  
  Постарался, как можно более спокойно пояснить Лассу, что не собираюсь его убивать, и через пару дней отпущу. После чего оставив ему еды, отправился к выходу из пещеры.
  
  
  
  Стараясь лететь над самыми деревьями, я приблизился к хорошо знакомому полю. Приземлился и последние полсотни метров пробирался почти ползком, внимательно прислушиваясь к обстановке. Сегодня на поле дежурили восемь мужчин. У каждого имелось какое-либо оружие, в основном копья и ножи. У четверых за спинами висели луки.
  
  Я обратил внимание на их одежду, поскольку для меня сейчас это было приоритетной задачей. К сожалению, у этого отряда ничего подходящего не было. Короткие кожаные сапоги, штаны и распашные рубашки, перехваченные веревкой на поясе. Уже собираясь покинуть полянку, я услышал беседу людей и задержался. Разговор шел как раз обо мне.
  
  - Не нравится мне все это, - сказал юноша в серой вязаной шапочке на голове. - Вы ведь сами видели эту тварь. Такой сильный демон. Ласса утащил, стрелы не помогли. Чего староста от нас хочет? Что мы против него можем сделать? Порвет он нас, как котят.
  
  Мужчина с густой бородой махнул рукой.
  
  - Успокойся, Анри. Ты ведь сам понимаешь, сейчас каждый день на счету, дожди должны уже вот-вот начаться... Злобный демон утащил Ласса, и теперь, наевшись человеческого мяса, вполне может напасть снова. Однако он пока еще на крупные отряды не нападал, поэтому у нас есть шанс. Да и нужно продержаться всего ничего. Уже завтра должен приехать отряд из Торена, недолго этой гадине тут летать.
  
  - Они же не знают что у нас настоящий демон... Вряд ли пришлют кого-нибудь из Ордена.
  
  - Мы ведь сообщили, что выродок обладает темной магией, так что нормально все будет. А если что, то господин священник и за подкреплением пошлет.
  
  Они еще долго что-то обсуждали, но мне слушать дальше не хотелось, поэтому я осторожно отполз назад и покинул свой наблюдательный пункт. У меня был выбор как действовать дальше: добраться до деревни и посмотреть, что там твориться, либо вернуться в горы и продолжить свои тренировки. Я решил выбрать последнее, сегодня в деревне делать нечего.
  
  
  
  Весь остаток дня я уделил тренировкам. Носился по ущелью, пытаясь ловить потоки воздуха, таскал в руках всякие камни, а также учился метко их бросать. Результаты продолжали радовать, теперь даже обычный булыжник в моих руках становился опасным оружием. За два часа тренировок я научился довольно метко поражать цель размером с арбуз. Камни били в мишень со огромной силой, разлетаясь на множество осколков. Когда мне это наскучило, я отправился к морю, где с большим удовольствием полетал над самой водой, иногда касаясь поверхности рукой. Никаких акул или других опасностей замечено не было, поэтому, подлетев к берегу, я решил искупаться, и сняв штаны, зашел в вводу. Ощущения были приятные. Термометра у меня, естественно, нет, но думаю, вода сейчас около двадцати градусов, и это тело реагирует на температуру примерно так же, как и человеческое. Выяснилось, что опасность переохладиться мне теперь не грозит - за пару часов купания я так и не испытал никакого дискомфорта. Вторым приятным открытием стала возможность довольно долго находиться под водой - я без всякого напряжения досчитывал до двухсот и совсем не задыхался. Возможно, это тело способно обходиться без воздуха и намного дольше, но проверять не хотелось. Ко всем прочим приятным открытиям выяснилось, что мне теперь не требовалась и подводная маска. Соленая вода совсем не щипала глаза, и я видел под водой на довольно большое расстояние. Подводный мир был насыщенным и красивым, проплывало множество разноцветных рыбок, виднелись даже на самом дне несколько морских звезд. Лишь когда солнце зашло за скалы, я решил вернуться в свою пещеру.
  
  
  
  С самого утра я занял наблюдательный пункт неподалеку от деревни. Прибытие группы охотников я не застал, но, когда взошло солнце, смог их увидеть. Ворота открылись, и из-за них вышли два небольших отряда. В каждом отряде было по семь человек, половина из которых местные. Одну группу возглавлял воин в вороненой кольчуге и остроконечном шлеме на голове. На его поясе в ножнах висел длинный меч, за спиной лук с колчаном стрел и небольшой топор. Он шел по дороге, внимательно осматривая окрестности, и обмениваясь репликами с одним из местных. Позади него двигались трое одоспешенных бойцов, у каждого из которых на плече лежал массивный арбалет. Ребята, похоже, были серьезные. Завершали процессию несколько местных охотников. Судя по направлению их движения, они направлялись в сторону, куда я якобы отнес похищенного человека.
  
  Если первая группа меня впечатлила, то вторая, пожалуй, немного разочаровала. Впереди нее шли два человека. Один - уже знакомый мне местный охотник, а рядом, замедляя всю группу, брел дедок лет восьмидесяти, одетый в просторный серый балахон с откинутым на плечи капюшоном, на его груди висел амулет. Дед опирался на большой украшенный резьбой посох и с недовольным лицом прислушивался к своему спутнику. За ним следовал молодой воин, цепко осматривающий окрестности и небо. За его спиной имелся арбалет, но он, похоже, не торопился его взвести. Больше воинов в отряде не было, лишь пятеро деревенских с луками. Эта группа, похоже, направлялась к пастбищу. Либо старик не собирается меня немедленно искать, а просто хочет узнать у местных, что именно произошло, и осмотреть место моего первого появления. Либо же этот дед весьма уверен в себе, а значит, представляет опасность. Как бы там ни было, наблюдать за первой группой мне не хотелось, а за этими я с удовольствием прослежу. Балахон деда мне тоже приглянулся, как раз то, что мне нужно. Но забрать его вряд ли будет просто, что-то не нравится мне этот дедок, странный он. Если бы Ласс не сказал, что магия тут запрещена, можно было бы принять деда за колдуна, ну а так, наверное, священник местный. Возможно, думает изгнать меня молитвой. Я улыбнулся, представив себе эту картину.
  
  Осторожно ступая вдоль кромки леса, я шел позади группы, внимательно ее разглядывая. Пока все оставалось как прежде. Команда дошла до поля и дедок, наклонившись, что-то рассматривал в земле. Похоже, изучал место, где я застрелил бычка. Вдруг в небе раздался какой-то звук. Крупный ворон сделал круг над пастбищем, а затем приземлился на один из столбиков. Этот ворон сегодня с самого утра кружил над деревней. Я поначалу не придал этому значения, но сейчас, видя с каким интересом на него смотрит священник, у меня возникло плохое предчувствие. Птица сидела в трех метрах от него и в свою очередь сама глядела на деда. Их обмен взглядами занял всего несколько секунд, а затем старик широко улыбнулся и внезапно развернулся к тому месту, где я прятался. Я даже вздрогнул от его хладнокровного и уверенного взора. Старик поднял руку в моем направлении и крикнул.
  
  - Взять!
  
  И в ту же секунду, все деревенские синхронно ринулись в мою сторону, а сзади раздался звук ломаемых веток. Это приближались еще какие-то охотники, возможно, первая группа с воином в остроконечном шлеме.
  
  'Ловушка!'
  
  Не задумываясь, на одних инстинктах, я расправил крылья и подбросил себя в воздух. Полетели стрелы, но я, не обращая на них внимания, стал набирать высоту, одновременно уходя в противоположную сторону от идущего в моем направлении жреца. Я уже поднялся метров на двадцать, когда боковым зрением заметил, как старик поднимает в моем направлении руку и выкрикивая что-то непонятное. Возник яркий свет, который мгновенно охватил меня со всех сторон. Страшная боль разлилась по всему телу, возникло ощущение, словно я напоролся на раскаленную стальную сеть, которая спеленала меня, словно ребенка. Крылья вжались в тело, двигаться стало невозможным, кожа задымилась от соприкосновения с этой гадостью. Я словно камень рухнул вниз, ломая ветки деревьев. Они немного смягчили падение, но все равно от удара я подмял под собой почву и, казалось, превратил в кашу весь левый бок и плечо. Боль была ужасная, но потерять сознание или даже застонать я себе не мог позволить, ведь охотники были уже близко.
  
  Что делать, я понятия не имел. Похоже, кости после удара все же остались целы, и я мог немного шевелить руками, но освободиться от этих жалящих пут был не в состоянии. Мои попытки их порвать не привели ни к чему хорошему. Оставалась последняя надежда. С огромным трудом я просунул правую руку в карман брюк, нащупав проклятый булыжник.
  
  'Балдор! Мне очень нужна твоя помощь! Прямо сейчас! Балдор, пожалуйста! Сейчас!'
  
  Если бог не поможет, моя песенка спета.
  
  Мгновения текли невыносимо долго, я так и не услышал ответа, но почувствовал, что мой зов услышан. Камень засиял черным светом, который обдал меня приятным теплом. Черный свет окутал мою фигуру, и мерзкая сеть стала лопаться и таять на глазах. Скинув с себя последние ошметки, я вскочил на ноги и осмотрелся. Меня окружали, ближайшие люди были уже в десятке метров, натягивая луки. Спустя секунду полетели стрелы. Я отпрыгнул к ближайшему деревцу, пытаясь спрятаться, три стрелы впилось в ствол, но одна попала в мое правое плечо. Сзади также приближался топот ног, у моего лица в дерево воткнулся арбалетный болт. Расправить крылья я даже не пытался, чувствуя в них сильную боль. Похоже, энергетическая сеть священника их сломала. Черное сердце молчало, предоставив мне самому разбираться с проблемой, его сияние уменьшилось, почти исчезнув. Но у меня оставался еще один козырь, надеюсь, он в рабочем состоянии и пережил падение.
  
  Сорвав обгорелый мешок с Сайги, висевшей на плече, я передернул затвор. К сожалению, повесить за спину оружие из-за крыльев не получалось. Поэтому я придумал особое крепление, сцепляя ружье с поясом и правым плечом. Сегодня я решил взять его с собой, опасаясь сложной ситуации, и, как видно, не прогадал. Приклад немного оплавился от сети, но боевые части, похоже, оставались в полном порядке. Выстрел навскидку пробил голову одному из мужчин, вторая пуля попала его товарищу в плечо и вынудила остальных попрятаться за деревья.
  
  Я быстро развернулся в другую сторону и спустил курок в направлении бегущего на меня воина. Тот был уже в нескольких шагах, замахиваясь мечом. Раздался выстрел, и боец рухнул на землю. Его чешуйчатый доспех окрасился красным, а мужчина завыл, схватившись руками за живот. Вновь засвистели стрелы, две воткнулись в меня, но, похоже, ничего жизненно важного не задели. Упав на землю, стал отстреливаться уже из положения лежа.
  
  В ближайшие десять секунд я расстрелял рожок до конца и успел перезарядить второй. Еще трое местных в минусе, но дела мои по-прежнему плохи. Слишком быстро они разобрались в ситуации, и медленно двигались ко мне стараясь находится под защитой стволов деревьев. Я слышал новые голоса, приближающиеся к нам, и кольцо вокруг меня стягивалось все туже. Более того, до полянки наконец доковылял жрец. Он прятался за деревом, и я не мог его видеть, но слышал какую-то белиберду, которую он внезапно затараторил. А потом старик вышел из-за дерева и пошел ко мне, взгляд его не предвещал мне ничего хорошего. Губы сжаты, глаза смотрят злобно.
  
  Ждать я не собирался, и, прицелившись ему в лоб, спустил курок. Прогремел выстрел, но дед оказался невредим, и начал произносить какие-то слова. Еще два выстрела, и тоже без толку. Хотелось протереть глаза от увиденного. В этот раз я заметил, что в момент выстрела деда окутывала синяя пленка, отражая пули. Удивляться и завидовать времени не было. С руки старика сорвался сияющий шар размером с маленький глобус. Испытывать на себе мне эту гадость не хотелось, поэтому я резко кувырнулся в сторону, и, похоже, не зря. Шар взорвался в месте, где я только что лежал, опалив землю и ближайшие деревья. Земля и стволы деревьев на пару метров покрылись какой-то сияющей гадостью, пара капель даже попала мне на спину. Боль была жуткая, слово облили кипятком. В голове раздался крик Балдора.
  
  'Убирайся отсюда! К жрецу идет подкрепление! Налево от тебя тропа, беги!'
  
  - Там лучники!
  
  'Предоставь это мне! Сожми сердце и беги!'
  
  Больше повторять не требовалось, тем более что жрец опять направил на меня руку и затараторил заклинание. Зажав камень в руке, я побежал прямо на прятавшихся за деревьями лучников. Четверо выскочили мне навстречу, натягивая тетиву. Черное сердце завибрировало, налилось жаром, по наитию я выставил камень перед собой. Никаких спецэффектов не последовало, однако лучники разом грохнулись на землю. У них всех из ушей и рта хлынула кровь, люди кувыркались на земле, дико крича и выблевывая потоки крови. А я пробежав мимо умирающих, понесся в сторону густого леса.
  
  Сзади слышались крики, свистели стрелы, прогремел взрыв. Но я уверенно уходил от погони, быстро увеличивая расстояние до своих преследователей. Камень в руке стал холодным, и я убрал его в карман. Похоже, сегодня Балдор уже ничем не сможет помочь, но дальше я уже и сам справлюсь. К сожалению, крылья были сломаны и жутко болели. В небе носился ворон старика и каркал, пролетая надо мной и показывая тем самым преследователям мое местонахождение. Ничего поделать с птицей я не мог. Выпустил по нему две пули, но не попал. Вся надежда была только на мою сверхъестественную выносливость.
  
  
  
  Погоня продолжалась уже четвертый час. Преследователи отстали, но, похоже, не бросили попыток меня схватить. Вдалеке по-прежнему слышались крики. За время бега я успел сделать три небольшие остановки, чтобы выдернуть стрелы, а также попытаться вправить сломанные крылья. Без помощи и навыков это оказалось довольно сложно, но все же я справился, и сейчас крылья уже явно начали заживать. Порванные перепонки, конечно, так быстро не зарастут, но, надеюсь, кости через несколько часов срастутся.
  
  Было понятно, что нужно убираться отсюда как можно дальше, делать в этой местности мне больше нечего. Священник меня неприятно удивил, хотел бы я сам обладать такой силой. При случае обязательно разузнаю про магию и этих служителей богов. Черное сердце сегодня тоже преподнесло сюрпризы, бог реально помог мне, и надеюсь, что это не все его способности.
  
  На очередной остановке я решил все же покончить с наглой птицей. Ворон вел себя очень осторожно, но я заметил, что когда бежал по самым густым участкам леса, ему приходилось снижаться. Поэтому, сделав остановку в густом буреломе, я вытащил рожок и зарядил в обойму три патрона мелкой дроби. После чего, немного смещаясь в сторону, осторожно зашел с другой стороны, занял позицию и стал ждать. Через три минуты наглая птица появилась в зоне видимости, она кружила над лесом, опускаясь все ниже, но меня не видела. Когда до нее было чуть больше двадцати метров, я спустил курок.
  
  Издав пронзительный крик, ворон грохнулся в бурелом. По шуршанию в траве, было понятно, что птица еще жива и пытается спрятаться. Заниматься поисками я не стал, сейчас ворон вышел из игры и этого пока достаточно. Надеюсь, уже завтра я буду далеко отсюда. Поэтому, сменив направление, побежал в сторону своей пещеры. Уже спустя пару часов я смог расправить крылья и подняться в воздух. Крылья побаливали и две перепонки все еще не восстановились, но я летел!
  
  За несколько минут я добрался до своей скалы, и, забрав рюкзак, направился в пещеру с пленником. Ласс вжался в стену, увидев меня. Вид у меня был жуткий, ведь запекшуюся кровь я так и не успел смыть. Убивать его я не собирался, пользы в этом никакой не было, как, впрочем, и в спасении. Но что бы не думали обо мне в той деревне, я не был чудовищем, поэтому, обхватив крестьянина, вытащил его из пещеры, после чего расправил крылья, и как на парашюте спустился к земле. Отпустив человека, взлетел в воздух и направился в сторону моря. Нужно как можно скорее отмыться от крови и грязи, после чего убираться отсюда подальше.
  
  
  
  От костра остались одни угли. Я неспешно доедал подогретый кусок мяса, размышляя о ситуации, в которой оказался.
  
  'Любопытство сыграло со мной плохую шутку... И зачем я пошел в этот проклятый лес? Родня, небось, места себе не находит от волнения, машину, ясное дело, уже нашли. Лешему полиция явно прибавила работенки. Друзья, наверное, организовали поиски, а лесному хозяину теперь нужно всем глаза отвести и из леса выпроводить. Но этому поганцу так и надо, не мог просто сказать, что там происходит, не было бы всех этих трудностей. Из-за него я сейчас выгляжу так отвратительно, лишился людского общества и не могу поговорить с человеком, не вызвав у того крика ужаса'
  
  Я сжал один из угольков в руке, раздавив его в порошок.
  
  'И этот бог уже давно не выходит на связь. Прошло уже три дня, как я спасся от охотников, а вещих снов все нет и нет. Голоса тоже нет, хоть я к камню уже не раз обращался. Ситуация моя не очень. Ночью я лечу в сторону предполагаемой границы, но у меня нет карты. Поэтому приходится основываться лишь на информации того деревенского парня, а он вряд ли когда-либо покидал свою деревню. Единственное, что я знаю точно, так это то, что необходимо как можно быстрее покинуть эти Светлые Земли, перейдя через границу в Урсунду. Там мне тоже не обрадуются, но, по крайней мере, нет этого страшного Ордена. Главная цель это, конечно, Шахская Империя. Большое государство на границе с Урсундой, там, если Ласс не ошибся, довольно терпимые взгляды на религию, магию, а также к некоторым видам нечисти. Демоны, конечно, редкость, и их не любят, но хотя бы прятаться не нужно. В Империи, думаю, я смогу найти себе работу по душе, узнаю побольше о магии и о боге, который втянул меня во все это. Еще можно было бы отправиться дальше, в Сардинию. Поступить на службу к какому-нибудь лорду, быть может, даже добыть себе небольшой замок и жить в спокойствии. А еще лучше было бы найти мага, который сможет расколдовать меня, сделав обратно человеком. Возможно, маг сможет даже открыть портал и вернуть меня домой. Эх, мечты, мечты...'
  
  За те дни, что я двигался в сторону границы, я несколько раз замечал группы людей, идущих по дороге. Попадались и караваны купцов, и даже небольшие военные отряды. Не раз мне в голову приходила мысль о нападении на одну из таких групп. Вяленое мясо уже надоело, хотелось нормальной еды. Нужна карта местности, одежда, оружие и деньги. Я понимал, что если нападать, то здесь, пока не пересек границу. В этой стране я уже вне закона, поэтому нападение отношение ко мне не изменит, но пользу принесет. Однако я реально оценивал свои шансы, и на это пока не решался. Патронов стало значительно меньше, а камень не отвечает. Сначала стоит поговорить с Балдором и узнать, стоит ли на него рассчитывать в бою, а потом уже выбрать себе противника по силам.
  
  Этой ночью никаких вещих снов снова не было. Мне надоело ждать, а до границы оставалось уже, похоже, совсем недалеко. Пора действовать. Поев вяленого мяса, я разобрал ружье и тщательно смазал каждую деталь, после чего протер тряпочкой и собрал. Зарядив девять патронов в рожок, пересчитал остальные. У меня осталось меньше двадцати патронов, половина из которых с картечью и дробью. Заполнив патронами запасной рожок, и спрятав его в карман, я убрал остальные в рюкзак. Теперь можно приступать к реализации идеи.
  
  Я направился в сторону дороги, прислушиваясь к звукам вокруг. Через десять минут нашел подходящее место для засады - небольшой холм, с которого хорошо просматривалась дорога. Теперь осталось только ждать. Насколько я понял, это была одна из нескольких основных дорог, соединяющих две страны. За три часа мимо меня прошли два каравана. О нападении на них не могло быть и речи, так как телеги с товаром сопровождали отряды всадников. В первом отряде я насчитал пятнадцать воинов, вооруженных мечами и небольшими арбалетами. Во втором отряде охраны ехало еще больше.
  
  Наконец, когда я уже собирался отползти назад и немного перекусить, мое терпение было вознаграждено. Раздался стук копыт, и я увидел, что по дороге скачут три всадника. Двое были в кольчугах, с хорошим вооружением - похоже, охрана. Третий всадник, пожилой мужчина в синем камзоле, брюках и высоких кожаных сапогах, ехал чуть позади. На его талии был красивый украшенный серебряными вставками пояс, на перевязи меч в ножнах. На голове тиролька, а за спиной развивался черный плащ.
  
  Эти люди мне ничего плохого не сделали, поэтому я решил по возможности не убивать. Однако мне позарез была нужна карта и снаряжение, поэтому упустить их было нельзя. Я раскрыл крылья и рванул в небо. Сделав полукруг, спикировал на середину дороги в двадцати шагах от скачущих на меня всадников.
  
  Все три лошади поднялись на дыбы и резко остановились. Три человека с ужасом смотрели на меня, нащупывая руками арбалеты. Один из воинов завел молитву. Я же перехватил левой рукой 'Сайгу', а правую поднял вверх, привлекая внимание.
  
  - Мне нужна карта и ваше имущество, отдайте по хорошему и будите жить.
  
  Было ясно, что договариваться с демоном врятли кто будет, но я дал им шанс сохранить жизни, и они им не воспользовались.
  
   С яростью в глазах, дворянин выхватил меч из ножен, направил острие на меня и крикнул.
  
  - Убейте эту богомерзкую тварь! Алиран, Владыка Света, будь с нами в этот трудный час!
  
  Все трое всадников рванули с места, вытаскивая оружие и набирая скорость. Проверять, как они умеют владеть оружием, мне не хотелось.
  
  'Неправильный выбор, господа', покачал я головой, беря одного из всадников на прицел. Прозвучал выстрел и воин рухнул с лошади, но остальные, немного отшатнувшись, были уже рядом. Второй выстрел попал воину в лоб и тот завалился назад, обливая кровью круп лошади. У дворянина в глазах плескался ужас, но он все же замахнулся мечом, пытаясь разрубить меня ударом сверху. Я же отскочил в сторону, и удар прошел мимо. Вторую попытку человек предпринимать не стал. Использовав шпоры, он пустил лошадь в галоп, желая поскорее сбежать с поля боя. Было слышно, что дворянин шепчет молитвы, надеясь на помощь высших сил. Упускать его я не собирался, но и портить одежду тоже не хотелось. Он не производил впечатления умелого воина, поэтому, откинув ружье в сторону, я расправил крылья и полетел за ним. Летал я уже вполне сносно, поэтому за десять секунд нагнал беглеца, и, схватив за плечи, швырнул на землю. Лошадь помчалась дальше, а я приземлился рядом с пытающим вскочить человеком и напал. Тот пытался выхватить нож, но я не позволил. Перехватив правую руку, левой дотянулся до его горла и сжал до хруста. Дворянин сразу обмяк, откинувшись на траву. Расправив крылья, я полетел за все еще несущейся лошадью. Догнать было не трудно, а вот как остановить уже было проблемой. Ружья у меня не было, да и вырубить ее из такой позиции сложно. Поэтому просто рухнул на лошадь сверху, вцепившись в седло, а затем, поймав поводья, сильно потянул на себя. Торможение было резким, не уцепись я ногами, без сомнения, вылетел бы из седла. Как только мы остановились, я отвязал от седла кожаный мешок и спрыгнул с лошади. В любую минуту по дороге мог проехать другой отряд или караван, поэтому стоило торопиться.
  
  Обыскав вещи убитых, я разложил на земле то, что удалось найти. Передо мной лежали две довольно качественные на вид кольчуги с короткими рукавами, два остроконечных шлема с бармицами, три меча, один из которых выделялся качеством отделки. Кроме этого имелись два арбалета со стрелами, комплект дорогой одежды, пояс, три плаща, перчатки и бригантина. В отдельной сумке лежал кошель с золотыми и серебряными монетами, карта и несколько свитков с не представляющим для меня ценности содержанием. Из свитков стало известно, что убитого звали сэр Пернас и он ехал к одному из соседних лордов решать спорный вопрос о граничащих землях. Но все это меня не касалось. Разобравшись с картой, я примерно определил свое местонахождение, сориентировавшись, куда мне дальше двигаться. Похоже, до границы с Урсундой действительно осталось совсем недалеко. Поэтому следовало поторопиться. Сложив в рюкзак одежду лорда, золото и провизию, я добавил туда же два плаща, пояс и бригантину. К сожалению, взять кольчуги не получится, хоть я и знал, что в Средние века они стоили очень дорого. Мечи солдат и арбалеты тоже пришлось оставить - лишний вес меня только задержит. Мелькнула идея попробовать переодеться воином. Одеть кольчугу, перчатки, шлем, перевязать тканью лицо, и, в общем, могло и пройти. Но в этом плане были и минусы, поэтому пришлось отказаться. Лошадью я управлять не умею, пешком буду передвигаться слишком медленно, да и первый же встречный патруль может раскрыть мое инкогнито, просто потребовав открыть лицо. Поэтому, собрав вещи, я затащил мертвецов подальше в лес, спугнул лошадей и полетел прямиком к границе, забирая немного влево от дороги.
  
  Уже вечером, сидя у костра и уплетая приватизированную провизию, достал одежду лорда, и примеривая на себя, стал думать, что же с ней делать. Она была тесновата, но все же закрывала мое тело, а вместе с шапероном, перчатками и плащом, вообще оставляла открытым только лицо. Капюшон плаща можно опустить довольно низко, но этого все равно будет мало. Поэтому, достав второй плащ и нож, я вырезал себе подобие маски, которая завязывалась на лице, оставляя только небольшие щелочки для глаз. Теперь я вполне мог сойти за какого-нибудь больного бродягу или человека, скрывающего по какой-то причине свою внешность. Конечно, рассчитывать на нормальное отношение в тавернах с этой маской не приходится, вполне возможно выгонят взашей, боясь заразы, но хотя бы не станут сразу же вызывать священников. В будущем можно заказать какую-нибудь качественную маску из стали или даже с серебряным напылением. Так вроде бы иногда поступали богатые дворяне, стесняющиеся своих ран. Но это все потом. Вот доберусь до Империи и маска, возможно, уже не потребуется.
  
  
  
  'Уже знакомая комната, с несколькими факелами. Я расположился на стуле, с интересом всматриваясь в край стола. Спустя несколько мгновений там прямо из воздуха возникла фигура'
  
  - Здравствуй, Балдор. Давно не виделись
  
  Он скупо улыбнулся.
  
  - По твоей милости, Володя. И надо же было тебе наткнуться на жреца второй ступени! Твоя беспечность создала угрозу моему существованию, мой юный друг.
  
  - Хм, тебе стоило предупредить меня заранее об этих жутких Орденах и их возможностях. Тогда бы я не пытался выведать это самостоятельно.
  
  - Это так. Не ожидал от тебя и от них такой прыти. В мое время эти черви прятались по углам, а не вели себя так нагло.
  
  - Ну, ладно об этом. Ты здесь, поэтому просвети меня касательно наших дальнейших планов. Я обдумал наш прошлый разговор и решил, что желаю помочь тебе, объединив куски сердца.
  
  Мужчина улыбнулся, слегка откинувшись на стуле.
  
  - Мудрый выбор, ты не пожалеешь о нем.
  
  - Ну, так какой у нас план? Я сейчас двигаюсь в направлении Империи, второй кусок там?
  
  - О нет, он в этом мире, но находиться на другом материке. Тебе туда пока еще рано.
  
  - Почему?
  
  - Это очень опасное место, даже сильные демоны и маги не могут там чувствовать себя в безопасности. Ты пока слишком слаб. Для начала обживись тут, скопи силы и вот тогда уже поговорим об этом еще раз.
  
  - О какой силе ты говоришь? Физические способности? Магия?
  
  - В первую очередь, конечно, заклинания, потом последователи, ну и владение оружием тоже бы не помешало.
  
  - Интересно... Тот жрец меня смог удивить. Он использовал колдовство или эти силы дал ему его бог? Возможно, ты тоже сможешь научить меня подобному?
  
  - Не все так просто. Маги и жрецы этого мира используют заклинания, получить которые можно различными способами, и они делятся на многие виды. Жрецы, как правило, получают новые заклятия, просто переходя на следующую ступень. Их чары содержатся в книгах, как и у обычных волшебников. Боги могут даровать своим последователям особые заклинания, которых по-другому просто не добыть. То, что использовал тот священник - стандартный набор боевых заклинаний светлых жрецов.
  
  - Ты говорил, что он второй ступени. Что это значит?
  
  - В Орденах довольно простая иерархия. Послушники, полубратья, братья и старшие братья. Выше всех стоят магистры. Братья и полубратья примерно соответствуют по силам опытным волшебникам. Встреченный тобой священник, похоже, был полноправным братом ордена. Он использовал против тебя четыре боевых и одно сложное заклятие. Это его предел, видимо, более сложных и эффективных чар он не знал. Отсюда я заключаю, что он еще не достиг первой ступени, то есть пока не является старшим братом. Даже для опытного мага это очень опасный противник, но его слабость в узкой специализации и желании пользоваться только заклинаниями света. А они не всегда эффективны.
  
  - Как работают эти заклинания? Нужна какая-то определенная сила вроде маны?
  
  - Мы называем это духовной силой. В теории, любой человек способен использовать заклинания. Другое дело, что для этого нужен гибкий ум, сильная воля и природные способности. Но главная сложность - это, конечно, добыть необходимые заклинания, в лавках их обычно так просто не купишь.
  
  - Подожди, начнем по порядку. Вот, скажем, та фигня, которую кинул в меня жрец. Как может простой человек этому научиться?
  
  - Как и любым другим чарам. Найти книгу или свиток с этим заклинанием и выучить его. Это не так уж сложно. Жрец использовал боевое заклятие, а значит, оно состоит из трех-пяти слов. Его можешь выучить и ты. А вот та энергетическая сеть уже относиться к сложным заклинаниям и может состоять из большего количества слов, максимум из восьми. Чем больше слов в чарах, тем сложнее их выучить и больше вероятность совершить ошибку при произношении. Тебе сложные заклинания пока рано использовать.
  
  - Что нужно для того, чтобы выучить заклинания?
  
  - Время и тренировка. Стоит начать с запоминания простейших чар, потом переходить к боевым и так далее. Постепенно ты научишься вмещать в себя много разрушительных заклинаний.
  
  - Ну, с памятью у меня и раньше не было проблем, значит, обучение мне дастся легко?
  
  - К сожалению, нет. Кроме памяти задействуется и духовная сила. Поэтому выше головы все равно не прыгнуть. Возьмем, к примеру, какого-нибудь поэта. Он в состоянии запомнить и три страницы какой-нибудь тарабарщины, но если его духовная сила мала, то он не сможет запомнить даже пары простейших заклинаний.
  
  - А я сколько сейчас смогу запомнить?
  
  - Люди вашего мира раньше обладали довольно мощными разумом и духовной силой по сравнению с этим обществом. Способности к магии у вас встречались довольно часто. Думаю, что и сейчас, после необходимой тренировки почти любой житель вашего мира будет в состоянии применить одно или даже два заклинания. Возможно, это будут даже боевые чары. После того, как я изменил тебя, повысив твой энергетический фон, ты без проблем запомнишь три боевых или четыре менее разрушительных заклинания. Кстати, это уровень среднего по силе демона.
  
  - Совсем не плохо. А один раз изучив заклинание, я смогу спустя некоторое время его в любой момент использовать?
  
  - После произношения заклятья оно стирается из памяти. Но если у тебя есть книга, ты его сможешь вновь запомнить и применить.
  
  - Это какая-то особая книга, или подойдет любая?
  
  Насколько я помнил, в средние века бумага очень ценилась, изготавливать ее было весьма сложно. А если нужна не обычная, а какая-то особенная, то все еще больше усложняется.
  
  - Подойдет любая книга, свиток, кусок коры или дерева, металлический предмет, и, конечно, подойдет твой блокнот в кармане рюкзака. Не нужны никакие особые чернила, заклятие можно даже набить резцом на оружии.
  
  - Так просто?
  
  - Имея небольшую практику, записать пером на бумаге действительно просто. Ну а работы по металлу и дереву - уже другой уровень, это работа для мастера. Даже не пытайся пока делать такое самостоятельно.
  
  - Фиг с ним, с деревом. Как я могу записывать заклинания в свой блокнот?
  
  - Из памяти, конечно. Заклинание после запоминания будет светиться в памяти, и его нужно просто быстро и четко переписать, не делая перерывов и представляя, как слова по мере написания перетекают в книгу. На самом деле так и будет, они исчезнут из памяти и перейдут на страницу. После этого написанное уже никогда не исчезнет, если только рукопись не будет уничтожена.
  
  - А нельзя ли просто переписать, скажем, из одной книги в другую? Обязательно нужно заучивать?
  
  - Обязательно. Иначе на листе останутся только слова, силы в них уже не будет. Ты сам все поймешь, когда увидишь хоть одно записанное заклинание, это отнюдь не обычный набор букв.
  
  - Я понял. Теперь главное. Ты дашь мне эти заклинания? Ты ведь научил меня языку, может, теперь научишь и колдовству?
  
  Балдор сощурился и покачал головой.
  
  - Все не так просто. Как ты уже знаешь, я сейчас нахожусь в довольно плачевном состоянии, и даже общение с тобой меня чрезвычайно изматывает. А передать Слова Силы будет еще сложнее. Если ты добудешь еще одну часть сердца, я стану намного сильнее и смогу научить тебя чему-нибудь стоящему, ну а пока в моих силах даровать только простейшие заклятия. Они будут малоэффективны в бою, и служат скорее вспомогательным средством. Но и они позволят тебе начать обучение и развивать свой дар магии. Я буду давать тебе время от времени по одному заклинанию, а ты сразу записывай их в блокнот.
  
  - Когда дашь первое?
  
  Он улыбнулся.
  
  - Тебе, вижу, не терпится. Не буду тебя мучить, дам сегодня. Помни, когда достигнешь Империи, ты, безусловно, столкнешься с магами, и если получишь их книги, сможешь научиться чему-то более серьезному.
  
  - Ясно. Есть еще что-нибудь, что ты хотел обсудить, или можем приступать?
  
  - Да, есть кое-что еще. Как я говорил, кроме заклятий тебе стоит научиться владеть каким-нибудь оружием и завести последователей.
  
  - Последователей?
  
  Я придвинулся поближе, с интересом слушая бога.
  
  - Да, ты ведь теперь мой жрец. И тебе стоит научиться всем необходимым ритуалам и способностям. Мне очень далеко до себя прежнего, но кое-какие силы еще остались. В темных мирах все еще ползают порождения моей мысли, если ты позовешь, то они откликнутся. Кроме того ты уже видел, что я делал с живыми существами на том холме. Разумом животных управлять несложно, мы создадим тебе достойного компаньона.
  
  Демон засмеялся.
  
  - Хмм... чувствую с этим компаньоном Ордена меня уж точно врагом номер один объявят. Но расскажи подробнее об этом. Что это за ритуалы?
  
  Балдор внезапно насторожился, словно прислушиваясь к чему-то, потом резко встал с кресла.
  
  - На сегодня хватит. Просыпайся, у нас, похоже, нежданный гость. Разберись, а мне пора уходить.
  
  Комната резко поплыла, все закружилось, тело резко содрогнулось, и я оказался в своем теле. Ночное небо было закрыто темной тучей, из которой лило как из ведра. Чуткий слух уловил небольшой шум позади. Развернувшись, я увидел подкрадывающуюся ко мне тварь.
  
  Тело непроизвольно содрогнулось от отвращения. Чудовище размером и внешностью напоминало огромную собаку. Лапы с перепонками и омерзительный длинный хвост, расширяющийся как у бобра. Самым ужасным была голова. Большая и склизкая, она не имела ушей, из пасти, наполненной множеством острых клыков, выходил извивающийся длинный язык, словно щупальце какой-то морской твари с присоской на конце.
  
  Все это мне удалось рассмотреть за одно мгновение, а затем тварь прыгнула. Язык выстрелил мне в лицо, и моей реакции хватило лишь, чтобы прикрыться левой рукой. К запястью присосалась липкая гадость, а мгновением спустя на нем сомкнулись челюсти монстра. Брызнула кровь, стало больно. Упав на спину, я принялся наносить по голове чудовища удары кулаком. Тварь, навалившись на меня, не разжимала челюстей и только мотала головой, пытаясь оторвать кисть. Не будь у меня столь твердой кожи, руке давно бы пришел конец. Разжать челюсти, или скинуть с себя псину возможности не было, все ее тело было словно обмазано липким маслом. Удары кулаком тоже приносили мало пользы. До ножа было не дотянуться, но тут я вспомнил о своих когтях и уже сам вцепился в шею монстра своей пятерней. Его жесткая кожа поддалась и мои когти погрузились в мягкое. Монстр издал стон и стал сражаться еще более яростно. Я же стал остервенело вырывать целые пласты мяса из шеи твари. Когда рука сомкнулась на пульсирующей вене, я без раздумий дернул ее на себя. Кровь хлынула фонтаном, и псина наконец отпустила руку. Скинув ее с себя, я отполз в сторону, и стал смотреть на агонию чудовища. Булькая и извиваясь, тварь ползала по земле, и только минуту спустя наконец затихла. Подбежав к своим вещам, я стал быстро собирать их. Совсем не хотелось встретиться еще раз с подобной гадостью. Вспомнились рассказы Ласса о тварях, что приходят с дождями.
  
  'Кайпы. Действительно мерзкие существа, но, похоже, неприспособленные к ползанию по деревьям. Стоит найти дерево повыше, и там я смогу выспаться. Очень надеюсь, что кайпы не ядовиты, руку он мне потрепал серьезно'
  
   Продолжение тут https://author.today/reader/60867/480484

Популярное на LitNet.com Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"