Минин Андрей: другие произведения.

Гарри Поттер/ Стэнли и много, много имён

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец, если можно так сказать, в Стэнли Шанпайка, сидящего в тюрьме Азкабан. Временные рамки немного перенесены и он сел в тюрьму по указу Фаджа, сразу после четвёртого курса Гарри Поттера и сидит рядом с Беллатрикс и другими идейными. Закончено. Фанфик выложен полностью.

  Стэнли
  Глава 1
   - Бегите! Бегите, глупцы! Здесь какой-то газ! - Надрывалась женщина, руководитель практики, крича нам, студентам строительного факультета ЗМУбиП, что столпились в глубоком овраге и рассматривали покореженный нами же по неосторожности трактор.
   Отвлёкшись, мы непонимающе оглянулись и тут заметили, как работяги, один за другим, без видимых причин, стали падать на землю. Глаза стеклянные. Изо рта идёт слюна.
  Ужаснувшись увиденным, мы переглянулись.
   - Бежим! - Потянул меня за собой испугавшийся товарищ, Санька, но мы не успели.
   - Я, кха, кха, - сдавила мне горло невидимая рука, а потом я увидел его! Существо, словно из кошмаров, в рваном балахоне и так и смердящем смертью.
  Приблизив ко мне своё лицо, оно вытянуло узкие, бескровные губы трубочкой и поцеловало меня, заёрзал у меня во рту его язык, вызывая отвращение и боль по всему телу, чувствовал я, как из меня вытягивают саму жизнь, а потом и что-то ещё. - Мама, - последнее, что я успел сказать, прежде чем потерял себя, утонув в океане боли, в желудке этого существа.
  Так начались мои приключения.
  ***
   Прибывшие на место происшествия ведуны из особой канцелярии при КГБ СССР и в погонах, лишь покачали головами.
   - Дементоры? - Спросил самый молодой из них. Ещё безусый и с горящим взглядом.
   - Они, окаянные, - достал старшой из них деревянную палочку и приступил к привычной для них работе, стирая память очевидцам и подправляя их восприятие. - Сегодня мы не успели, - грустно заметил он, стоя над одним из пострадавших и прекращая его жизнь милосердым зелёным огнём из палочки. В теле молодого парня не осталось души.
   - Эх. Был бы здесь я, - поддакнул молодой, выпятив грудь колесом.
   - Портки бы ты им свои показал! Был бы он, бляха муха, - грубо вмешался в браваду новичка, старожил отряда. - Не тебе тягаться с низшими демонами, периодически прорывающимися в наш мир и устраивающими, вот такое, - показал он рукой на окрестности, ставшие кладбищем.
   - И это римское заклятие "экспекто патронум" тебе не поможет, братец. Оно разве что отгонит одного, двух, но не целую стаю этих тварей.
   - А нам говорили...
   - Забудь, что тебе говорили! Здесь тебе не школа, а настоящая жизнь, малец. Заруби это на носу, если хочешь выжить на этой работе.
  ***
   Я не знал, сколько времени нахожусь здесь. Тут нет ни часов, ни ориентиров. Ни света, ни тьмы. Лишь боль, что не прекращалась ни на миг, раздирала она меня на части, но не отпускала. Как я не хотел. Забытье для меня было лишь мечтой.
   Я был не один, летали вокруг меня такие же сгустки боли, жмясь друг к другу, в поисках защиты или помощи. Стоны этих душ было не разобрать. Все мы выли, не прекращая. Сил терпеть это не было.
   Мне иногда казалось, что я здесь вечность. Я стал забывать. Я стал... Я... Это... Я...
  - Кто я?! - Впервые прокричал ясный, хоть и испуганный голос в желудке демона, вызвав у того изжогу.
  ***
   Если бы в это час охранник заглянул на седьмой этаж башни тюрьмы Азкабан, то очень бы удивился, ведь дементоры целовались! Так бы, по крайней мере, показалось неопытному волшебнику. Те же, кто сведущ, сказали бы, что молодой, только призванный магами Министерства Магии Англии - демон, не по своей воле делится душами с другим, более матёрым и порабощённым волшебниками века назад, продолжал тот сипло доить своего младшего собрата, высасывая из него искру за искрой.
   В коридоре же слышался плач и крики. Стоны и вопли. Рёв и кашель, промораживала аура дементоров стены, вызывая у заключённых этой страшной тюрьмы только худшие воспоминания. Ломая их сознание. Высасывая чувства и магию.
   И надо же было такому случиться, в камере, рядом с которой стояли эти демоны - умер заключенный, побитый накануне магами из охраны. По сути, мальчишка, обвиняемый в связях с террористической организацией, известной как "Пожиратели смерти".
   Старый Дементор совершил ошибку, почуяв, как душа заключённого уходит мимо него, и оторвал свой искривлённый рот от подобия губ более слабого собрата раньше, чем было нужно и произошло чудо. Из горла молодого дементора, пройдя сквозь гнилые зубы, вылетела маленькая, незаметная, дрожащая и блеклая искорка. Казалось, её может затушить даже слабый порыв ветра, но первое впечатление было обманчивым, увернулась она от попытки спохватившегося демона удержать её, и быстро юркнула в щель под ржавой дверью, зависнув над грудью, лежащего на холодном полу мальчишки и словно задумавшись, искорка застыла. Но вот решение было принято, вспыхнула она на миг, удар сердца и душа неизвестного проникла в тело паренька, выгнуло того дугой, и через долгих полчаса, в камере номер 703, вновь открыл глаза Стэнли Шанпайк, но это был не он.
  Или всё же он? Непонятно...
   Дементор горестно взвыл. Попытался проникнуть в камеру, но у него ничего не вышло. Внутрь им хода не было.
  ***
   Очнулся я рывком. Вот я в бреду. Меня накрывает море, нет! Океан боли и вот я лежу на холодном полу и жадно дышу, хрипя словно старик и не чувствуя окоченевших от холода конечностей.
   - Я свободен, я свободен, я свободен... - Заплакал я словно ребёнок, не в силах поверить, что это закончилось.
   Голова начала раскалываться, и я знал, в чём дело. Удирая из желудка демона, мне пришлось бороться. Не один я хотел сбежать и из-за столкновений с другими душами, всё во мне перемешалось, кусался я и щипался, отрывал куски от своих соперников и присоединял к себе. Глотал их и захлёбывался, пытаясь накопить сил на последний рывок. В итоге я победил.
   - Или они или я, - хрипло прошептали мои губы, чувствуя солёный вкус слёз. - Или они или я, - повторил я и снова провалился в забытьё, начиная переваривать всё то, что отнял у других. Их страхи. Чувства. Переживания. Силы. И память. Дааааа. Память.
   Всё это было неполным. Кусок одного. Другого. Вечная боль в голове. Туман перед глазами. Так продолжалось долго. Неделя или две, не знаю. Но и эта мука закончилась, проснулся я в одно прекрасное утро цельным. В блевотине, промёрзший до костей и голый, но цельный.
  Одежда заключённым не полагалась. Тем более, таким как я. Презираемым обществом.
   Вся память Стэнли Шанпайка была моей, и скажу честно, мне было его не жаль. Да, его посадили сюда по надуманным обвинениям. Никакой он не террорист. Просто придурок. Но! Но. Парень был с гнильцой. Семья у него была неблагополучная. Мать бросила отца и ушла к другому, пропав из жизни мальчика навсегда. Его же папаша, клерк в Министерстве Магии и видеть сына от первой жены не хотел. Подарил ему кусок магической земли в лесу Хадли на окраине графства Эссекс и квартирку - клоповник в Лондоне. Всё это он не покупал, а умыкнул из-под носа начальника, переправив некоторые данные в бумагах Министерства. Работал папаша Стэнли в земельном - кадастровом отделе.
   Сам же Стэнли ещё в школе показал себя как вороватого дурачка, поймали его несколько раз на кражах, но не выгнали. Оставили, под обещание исправиться.
   Что ж, с того времени он исправился и воровал только если был уверен, что не поймают. Нашел себе компанию под стать и вместо учёбы они пили сливочное пиво, приторговывая им же. Курили травку, дебоширили, но за некие рамки не выходили. Именно благодаря этому они и доучились до конца школы (пятого курса), благополучно сдали экзамены СОВ и были выкинуты из альма-матер с позором. Доучиться на шестом и седьмом курсах им и не предлагали.
  Волшебниками вся компания были слабыми и глупыми. Никому такие не нужны. И если друзья Стэна с помощью родственников устроились в целом неплохо, то сам же мальчишка, после постоянных стенаний и просьб к отцу, был устроен тем кондуктором в автобус. Там он получал мизерную зарплату и стал окончательно спиваться, перейдя с магического сливочного пива, на магловское виски и джин. Даже пробовал колоться.
   Весь гонор куда-то делся. Спесь чистокровного волшебника ушла, и он рухнул на самое дно. Его зарплаты хватало лишь на оплату счетов за квартиру, на выпивку, да шлюх, которых он презирал, но тратил на них все свои сбережения. За собой он не следил и вскоре заразился от одной из "дам" некой болезнью, от которой по всему его лицу и коже выскочили гнойные прыщи. И так был не красавец, а уж теперь.
  Лечиться он не стал, а так и продолжал ходить по кабакам, в которые его ещё пускали. Себя он забросил, а одежда на нём, вся в заплатах и дырах - попросту воняла. Даже в борделях ему стали отказывать, несмотря на наличие денег. Вот как раз в такой момент его и поймали мракоборцы, напился Стэнли до колик и не удержал язык, рассказывая бармену, что он чуть ли не правая рука некого Тёмного Британского Лорда (всё с большой буквы) и вскоре всех их, то есть маглов, ждёт судьба рабов у таких как он, волшебников. Бармен из маглов лишь хмыкнул, подумав, что постоянный клиент напился до белой горячки, а на выходе из паба Стэна уже ждали. Суда не было. Его просто бросили подыхать в тюрьму.
   Ни отец, ни мать, что устроилась вполне прилично и не подумали ему как то помочь. Вот такая история. Из всех защитников только директор школы, что не забыл забавного мальчишку с длинным носом и оттопыренными ушами, что восхищённо взирал на школу в первые свои дни в ней. Но даже его слов в защиту было мало и Стэн сел.
   Не жалею же я Стэнли потому, что он говорил то, что думал. Он и, правда презирал маглов и мечтал встать под знамёна этого Лорда, которым восхищался и с помощью которого мечтал возвыситься. Ну и хватит об этом. Его больше нет.
   Ещё несколько дней у меня ушло на то, чтобы переварить всю информацию от Стэна и остальных осколков, которые я сожрал. И тут мне откровенно повезло. Если Стэн был слабаком, еле вытянувшим жалкие СОВы, то те три осколка, которые я впопыхах сожрал, порадовали меня куда более интересной информацией. Раньше хозяевами этих кусков памяти были волшебники.
  Первый осколок, это паренёк по имени Гек, учившийся в том же самом месте, что и Стэн. В школе Хогвартс, только в семнадцатом веке. Он, в отличие от Стэна был куда усердней. Не ленился и прилежно занимался, закончив в итоге школу с отличием и получив двенадцать ПАУКов.
  Он наградил меня памятью о первых двадцати годах своей жизни. Усердный и смышленый парень, знающий, чего хочет и отправившийся после школы доучиваться на подмастерье колдомедика в училище при госпитале Святого Мунго.
  Второй осколок, это некий старик Фергюс, почти сквиб, что порадовал меня всего лишь десятью годами своей жизни в заповеднике для редких существ и растений в Новой Зеландии, где он и проработал до самой смерти, ухаживая как за животными, так и за зеленью. Пусть земля ему будет пухом. Хороший человек.
  Ну и напоследок самое сладкое. Наш, советский парень из начала, середины двадцатого века, оказавшийся волшебником или ведуном, как принято называть одарённых, как в СССР, так и в России, уже знал я благодаря Стэну, что Союз распался. Егор, как звали ведуна, прожил жизнь короткую, но яркую. Был он из сильного рода, закончил "Медвежью Падь" и по стопам деда, ушел служить защитником родины в особый отдел КГБ. Так, на службе и скончался, в возрасте двадцати пяти лет, пытаясь закрыть провал в демонический мир. Его память мне досталась вся и, хотя он был всего лишь молодым подмастерьем боевой магии, но знал он много. С образованием в его роду всё было поставлено хорошо, хоть он и не имел склонности как вся его семья к исконному занятию - ведовству, связанному с растениями и природой. Семью он не подвёл и умер как герой.
  - Миски подставляйте, отребья! Жрать! - Разнёсся крик смотрящего на нашем этаже и, проходя по длинному мрачному коридору тот с хеканьями и видимым удовольствием пинал двери камер, заворочались спящие осуждённые, просовывая металлические тарелки под дверь, чтобы вернуть их себе, полными какой-то мешанины из каш. - Вкушайте изыски, демоновы отрыжки! Наш повар сегодня расстарался! Ха, ха, ха, ха, - захохотал тот, после того как разлил нам еду и развернулся на выход, оставляя нас одних.
  - Сука! - Выкрикнул ему вслед мужской голос из одной из камер, и охранник приостановился, пытаясь понять, кто кричал. Так и не поняв, кто, он зловеще пообещал:
  - Завтра для всех половинная порция, зэки поганые, - плюнул он в котёл полный каши и стал спускаться вниз.
  На других этажах тоже хотели жрать.
  - Молодец, Рудольфус. Постарался, - начали переговариваться заключённые, стоило охраннику скрыться.
  - Заткнись, Белла! И так жрать приходится тем, чем свиньи брезгуют, а тут ещё ты с подначками.
  - Интересно, сколько раз охранники плюнули в эту кашу? Как думаешь, Беллатриса? - Спросил скучающий голос дальше по коридору.
  - Не меньше семи, Антонин. Не меньше семи.
  - Почему это? - Заинтересовался тот.
  - Хым! - Хмыкнула она самодовольно. - Это самое сильное магическое число, Долохов. Ты-то должен знать.
  - А, ну да. Думаю, ты права.
  - Этот паренёк так и не заговорил? - Спросил брат Рудольфуса, Рабастан, чья камера была напротив моей.
  - Спёкся он. Слабак, - презрительно заметила Белла, заработав ложкой и отплёвываясь, попадались в каше личинки жуков и опарыши, подброшенные туда местными надсмотрщиками смеха ради.
  Глава 2
  Однообразные дни тянулись один за другим. Небо в окошке камеры, что находилось под самым потолком - было вечно затянуто тучами, Из щелей в старой кладке дули холодные ветра, а в камеру залетали солёные брызги моря. Ещё один день, старался я не отчаиваться и не в силах сидеть без дела, продолжал тренироваться.
  - Раз, два, три. Раз, два, три, - делал я уже какой подход, то приседая, то отжимаясь.
  Умереть от слабости в этом теле мне не хотелось. Стэн в свои последние дни отказывался от еды и окончательно ослаб, притом, что и при попадании сюда был не в лучшей форме. Идиот.
  Сперва из его крови выветрились пары алкоголя, а потом началась героиновая ломка, подошел я к стене, посмотрев в кем-то заботливо прибитое к ней маленькое зеркальце, откуда на меня глядел словно старик или совсем пропащий человек. Но даже за это я был благодарен, продолжает мне сниться раз за разом один и тот же сон, навеянный дементорами.
  Я в желудке демона и другие души, что раньше относились ко мне хорошо, безумно хохоча и завывая, начинают отрывать от меня кусок за куском, кусок за куском, пихая их в свои бездонные пасти, пока от меня не остаётся ничего. Боль и безумный хохот. Боль и хохот!
  Каждый раз, просыпаясь в холодном поту, я пытаюсь снова заснуть, но не получается. Всё болит. И больше всего - душа.
  - Ты там не помер ещё? - Прокричал мне Рабастан, заметив тень под моей дверью, что не перестаёт двигаться.
  - Молчит? - Спросил его брат.
  - Молчит, - подтвердил тот.
  - Может он немой? - Предположила Белла.
  - Когда приходят дементоры, он орёт ещё визгливей тебя, Беллатрис, ха, ха, ха, - заржал Рудольфус, очевидно недолюбливающий свою жену. - Так что язык у него есть. Это точно.
  Из их разговоров можно многое узнать, но общаться с ними? Нет. Это не по мне.
  Они в отличие от меня настоящие преступники и сидят за дело, любил Стэн собирать вырезки из старых газет и я знал обо всех преступлениях, совершенных соседями по камерам, где простое убийство, выглядело словно насмешка. До такого элита, служившая Воландеморту, не опускалась. Им подавай массовые жертвоприношения, чуму и поветрия.
  У нашей Мэри есть дружок,
  Барашек белый, как снежок.
  На свете дружбы нет тесней -
  Повсюду он бежит за ней,
  О хей, эхей! О хей, эхей!
   - Заткнись, Мальсибер! - Первой сегодня не выдержала Беллатрис.
  Как и каждый день до этого из камеры слева от меня звучали вопли Мальсибера, распевающего народные песни Англии. Это было даже забавно.
   - ААААаааа! Я этого не выдержу, - стенала единственная женщина на нашем этаже.
   Отрешившись от этих звуков, я продолжил тренировку, разгоняя по телу кровь.
   Азкабан. Как много в этом слове и как мало понимают те, кто ни разу здесь не бывал. Это место, что когда то принадлежало тамплиерам, потом инквизиции, а сейчас волшебникам - словно отрицает магию, нашли на туманном Альбионе самое верное ему применение. Сбежать отсюда невозможно. Магия заперта глубоко внутри нас. И да, я её чувствую, а значит я волшебник.
   Знания, полученные мной от Стэна и осколков, говорят о том, что обычные люди не видят дементоров. Даже умирая. Выходит, дар у меня пробудился после столкновения с ним. Такое бывает, но очень, очень редко.
   По идее, я должен быть слабым магом, слабее даже давешнего Стэна, но это не так. Ведь я пожрал, не знаю как, но пожрал чужие куски душ, чем усилил себя и вышел на уровень сильного подмастерья. Так что в теории мне доступны все чары, что знали как парень ведун из СССР, Егор, так и английский умница Гек. Нужно лишь потренироваться. И я тренировался. Сразу после физических упражнений, шли магические.
   Вставая на свободном пяточке камеры, я замирал, закрывая глаза, представляя, что рука, поднятая в воздухе, тяжелеет и в ней находится такая родная, тёплая палочка из ясеня, отождествлял я себя с нашим, русским парнем. После чего делал движение, и мысленно или шепотом выговаривал заклинание и так раз за разом, раз за разом, начал я словно изучать заклинания с первого курса школы, пока не отработаю их всех.
   Не знаю, выйду ли я когда-нибудь отсюда, но если да, то выйду я с высоко поднятой головой.
   Мысли же, признаться что я не Стэн Шанпайк, как пришли, так и ушли. Спасибо знаниям почти сквиба, пообтесавшегося в этой системе и хорошо знающего законы магических министерств разных стран. Таких как я, называют одержимыми, приравнивая к демонам. Никому не хочется в один прекрасный момент потерять тело и быть вытесненным из него чужаком. И хоть со мной было не так, разбираться никто не будет. Наказание для нас одно. Смерть. Так что пора забыть своё прошлое имя. Теперь я, Стэнли Филипп Артур Шанпайк и никак иначе.
   И единственное о чём я сейчас волнуюсь, это о брате, сестре и родителях. На дворе у нас тысяча девятьсот девяносто шестой год, сентябрь, а значит, с момента моей смерти прошло шестнадцать лет. Брату стукнуло сорок, а сестре за тридцатку. Как они там? Как родители? Всё ли у них хорошо? Немного раскис я, вспоминая родных и товарища Саньку, тянувшего меня вверх из оврага, в который мы заползли вслед за трактором.
  Получается, я ещё не скоро их увижу. Как читал в газетах Стэн, СССР распалось при прямом содействии Англии и их союзника США, так что, таких как я, англичан, там не любят. Ели бы я был обычным маглом, то попасть на родину было бы проще. Но я теперь волшебник. И как знал Стэн, ведуны России закрыли границы для всех одарённых, в ком не течёт славянская кровь, а волшебника из дождливой Англии там вообще ждёт "тёплая" встреча.
  Да и рано я об этом задумался. Непонятно, даже, сколько я буду тут сидеть. Так как суда как такого не было, срок моего заключения не оглашался. Надеюсь лишь, что мне дали не пожизненное.
  - Граф Монте-Кристо, узник замка Азкабан, - невесело вспомнил я любимую свою книгу, которую читал в детстве. - Какая ирония.
  - Ты чего там бормочешь? - Не утерпел Рабастан, услыхавший меня.
  Вот любопытный мне сосед попался.
  - Чего орёшь, Рабастан?
  - Да этот мальчишка напротив что-то там бормочет. Интересно.
  - Успокойся уже. Дай поспать.
  - Поспишь тут! - Огрызнулся Рабастан. - Скоро ночная кормёжка дементоров.
  Через час, начало резко холодать. А это значит, что смотрители попрятались в свои каптёрки и выпустили демонов, питающихся нашими самыми страшными ночными кошмарами.
  Внизу, на нижних этажах башни замка завыли. Дементоры уже успели до них добраться.
  Сжав зубы аж до того что челюсть свело, я сосредоточился на защите сознания, науке окклюменции, что работала даже здесь, в тюрьме. И хоть я не достиг ещё тех вершин, каких достигли, куски тех, кого я поглотил, это немного, но помогало. Кричать, как резанный я уже перестал. Только выл.
  - АААаааааа! - Заорал Рудольфус.
  - Мама, мама, мамочка, - заплакала Белла.
  - Суки! Бляди! Твари! - Начал материться Долохов благим матом.
  Реакция на чуждых этому миру тварей у всех была разная.
  - Я всё расскажу, я всё расскажу, - молил Рабастан, каясь в грехах и сдавая всех кого можно.
  Даже катаясь по полу, воя и раздирая себе пальцы в кровь, в попытках вырыть нору в каменном полу и там спрятаться, я всё слышал и накрепко запомнил, где Рабастан устроил свой схрон с золотом, магловскими фунтами, одеждой и универсальной палочкой.
  Так и пошли все дальнейшие дни, складываясь в месяцы. Рабастан пытался меня разговорить. Белла с мужем ругались, а я усердно занимался спортом, стараясь привести это тело в порядок. Ну и конечно магия. За сентябрь я заново заучил всю школьную программу первого курса, которую знали все три моих осколка и Стэн, хоть и учившийся паршиво, но на уроках присутствовавший. И да. Стэна я не жрал. Не знаю почему, но его память осталась в теле и досталась мне в наследство.
  Прошел октябрь и Хэллоуин. Наступил ноябрь, когда мы, англичане празднуем ночь Гая Фокса. В этот день, взрослые соревнуются в скорости сожжения чучела Гая, а детвора пристаёт к прохожим, с просьбой "дать пенни для Гая" и покупают на выручку петарды, от которых сотрясается старый Лондон. Всеобщий праздник, заканчивающийся шашлыком, что готовят прямо на останках догорающих чучел бедолаги Фокса. Все угощают всех яблоками, запечёнными в сиропе и сладким картофелем.
  Раньше я об этом празднике не знал, но впервые увидев его в своей памяти - зарёкся обязательно побывать и поучаствовать во всеобщем веселии.
  Радости сейчас мне явно не хватает.
  Наступление же рождества, все мои сокамерники ждали с плохо скрытым гневом. Обстановка у нас на этаже накалялась. Мальсибер, распевая свои песни, всё больше унывал и пел о смерти, мучениях, пытках. Долохов всё больше матерился, а Белла, эта язвительная женщина, отмалчивалась.
  О том, что произойдёт что-то плохое, я догадывался, но что? Между собой они об этом не говорили, и мне оставалось только гадать. Гадать и ждать.
  Двадцать пятое декабря. Рождество, радостно оповестили нас о наступившем празднике охранники тюрьмы, придя сегодня на завтрак сразу вдвоём, чего на моей памяти ещё не случалось.
  Как мне позже стало известно, в этот день ослабевали следящие чары на камерах, что выгодно различным пронырам из охраны, имели они возможность применять любые методы, дабы вытащить из тех, кто сел в эту страшную тюрьму их секретики.
  Частенько потом эти охранники обзаводились дорогой недвижимостью, которая явно была им не по карману. Пыточное заклятие, пергамент и кровь. Вот три составляющие, нужные чтобы переписать чьё-то имущество на другого.
  - Мы будем убивать вас медленно, суки! Не жить вам!
  - Резать, резать, резать! - Приглушенно рычал Рудольфус, сквозь железную дверь, сотрясая её своими кулаками.
  - Ха, ха, ха... И так каждый раз, Уильям, - обратился к своему напарнику тот, кто обычно разносит нам пожрать. - Не угомонятся, думают, что им кто-то поможет. Спасёт, ха, ха, ха...
  - Давай уже поскорей, Арчи, мочи терпеть нет! Зря я тебе пятьдесят галлеонов, что ли отвалил? - Раздражённо прервал его Уильям, с нетерпением в голосе.
  - Сейчас, сейчас, - забрякали ключи в руках Арчи. - Секунда.
  Звук проворачивания ключа и чья-то камера со страшным скрипом отворилась. Смотреть, что происходит в коридоре, можно было только через щель для тарелки внизу двери и я, встав на четвереньки, заглянул в неё.
  Две пары ног вальяжно входили к кому то. Звук пощёчины. Вскрик.
  - Белла! Белла! - Отчаянно закричал во всю глотку отмалчивающийся до этого Рудольфус, и я всё понял.
  Не нужно было и прислушиваться. Шлепки, вскрики, плач женщины. Охранники насиловали осуждённую, зная, что она никому ничего не скажет и не сможет отомстить.
  - Как и обещал, о-хо-хо, - довольно протянул Уильям. - Давай её на четвереньки поставим, - предложил он, явно завышая голос, чтобы и мы услышали, и я отполз от двери.
  Сжал зубы и продолжил свои тренировки, старясь не вслушиваться в крики, плачь, и мольбы Беллы убить её.
  В этот день, я впервые пожалел Беллатрису Лестрейндж.
  Глава 3
  Холод. Жуткий холод, скукожился я в дальнем углу камеры, подальше от окна, пытаясь найти место потеплее. Наступил январь. За окном задувают ледяные ветра. Стены Азкабана покрылись льдом, пока я голый, щуплый и весь в гнойных прыщах дрожу как осиновый лист.
  - Ззззззззз, зараза! - Не попадал у меня зуб на зуб, вынужденно стал я тренироваться в невербальной (без использования слов) магии.
  Разогревался я, занимаясь спортом, но проблему это не решало. Невозможно было отжиматься сутки напролёт! Так что, засыпая, если удавалось, конечно, просыпался я окоченевшим и с посиневшими руками и ногами. Спасибо магии, что хоть и свернулась клубочком у меня внутри, не давала умереть.
  Посади в Азкабан обычного человека, и он и месяца не протянет, откинет копыта. Магия нас хранит, начал я засыпать, в тяжелом, тревожном сне.
  - Бум!
  - Что за?
  - Бум! Бум! Бум! - Разносились громоподобные удары, от чего стены камеры сотрясались, а с потолка посыпалась пыль и крошка.
  - Господин! Господин! - Завыли в экстазе мои соседи.
  - Метка! - Верещала Белла.
  - Бля! - В первый раз за всё время громко и членораздельно высказался я, на радость Рабастану, который, кажется этого и не заметил.
  Выходит те байки, о которых писали в газетах и шушукались пассажиры автобуса, в котором я был кондуктором - правда. Этот психопат и главарь террористов Воландеморт, снова жив. Жив и пришёл спасть своих преданных сторонников из тюрьмы.
  - Бля! - Ещё раз повторил я, хорошенько так задумавшись.
  Не знаю, что они со мной сделают, но в любом случае, ждать от "пожирателей смерти" ничего хорошего не стоит. Да и не могу я сейчас ни на что повлиять, если честно. Остаётся только набраться терпения и всё скоро станет ясно.
  Через двадцать минут Азкабан пал. Об этом говорили исчезнувшие из коридоров дементоры и наполнившая их масса волшебников в тёмных балахонах, что звенела ключами, открывая камеры, так как магия здесь не работала.
  - Ты кто? - Высокомерно обратилась к выпустившему её колдуну Белла, с каменным лицом принимая от него хламиду, что должна скрыть наготу сидящих в этой тюрьме узников.
  Нападающие подготовились.
  - Я Харви Осборн, миледи, - поклонился он в пояс леди Лестрейндж. - Служу Лорду Воландеморту, - закатал он рукав, показав отвратительную даже на вид татуировку черепа с торчащей змеёй из пасти. Выглядело это, словно кровоточащая тьмой язва. Мерзость.
  - А где он сам? - Спросил у этого Осборна, Долохов, которого освободили следующим.
  - Внизу, - показал пальцем на пол Харви. - Договаривается с дементорами.
  - Как мы будем выбираться из Азкабана? Министерские уже должны знать, о том, что он пал! Я просто чую, как сюда слетаются их шавки, - потянул воздух носом Мальсибер, захихикав.
  - И где все охранники? - Плотоядно улыбнулась Белла, пока я стоял в сторонке и старался не отсвечивать.
  Освободивший меня "пожиратель" только скривился, увидев гнойники по всему моему телу, и брезгливо кинул мантию мне под ноги. Впрочем, далеко он отходить не стал и краем глаза следил за каждым моим движением.
   Похоже, Лорд решил освободить не только своих сторонников, а всех узников Азкабана.
  Немудрено. Здесь сидят только преступники, которые с радостью присоединятся к его террористической организации. Ну а если нет... Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что их ждёт.
  - Особые портключи на крови жертв. Охранников уже умерщвляют, напитывая их, - ответил Осборн сразу на два вопроса.
  - Тц! - Рассерженно покачала головой Белла. - А я так хотела поиграться с ними. Особенно с парочкой, - оскалилась она словно древний вампир.
  - ВСЕМ СОБРАТЬСЯ ВНИЗУ!!! - Прогрохотало над замком многочисленное эхо, усиленного колдовством голоса. Похоже, Воландеморту законы не писаны, и он единственный здесь может колдовать.
  Старая гвардия воспринял этот приказ с энтузиазмом, поспешили они к лестнице, торопясь на встречу со своим лидером. Я пошел следом, недвусмысленно встал за моей спиной "пожиратель" из новой гвардии.
  Лицо он не прикрывал и я готов был поспорить, что этот крепыш ещё школу не закончил. Судя по всему шестой, седьмой год Хогвартса. Наверно с отцом здесь. В школе сейчас каникулы. Сочельник.
  На лестнице была толпа, торопились заключённые покинуть стены Азкабана. Это только в нашей башне, на седьмом этаже было несколько камер. Ведь чем ниже, тем их больше. А в основном здании тюрьмы вообще сидели по несколько человек, так что к тому моменту как мы покинули Азкабан под светом светившей этой ночью полной луны, народу на холодном, промозглом берегу маленького, обдуваемого всеми ветрами, островка в Северном море было несколько тысяч. Все узники страшной тюрьмы. И всего несколько сотен "пожирателей", ведущие это стадо, куда им нужно.
  Нас стали разделять на группы по десять пятнадцать человек на верёвку, пропитанную кровью и очевидно являющуюся портключом. Стояла неразбериха, крики, споры, но пожиратели не привыкли к неподчинению и ласково выдавали всем зуботычины. Перепало и мне за компанию.
  - Фу! Чёрт! - Недовольно отошел от меня "пожиратель", с отвращением вытирая руку, которая содрала с моей щеки несколько лопнувших и замазавших его прыщей. - Нахрена нам этот мусор, крёстный? - Визгливо спросил парень, очередной студент у стоящего рядом и не снявшего с себя маски на лице мага.
  - Лорд сказал брать всех, - спокойно ответил он, едва дёрнув головой. - Вот мы и выполняем.
  - Но этот! - Всё не успокаивался паренёк, достав палочку и попытавшись кинуть в меня несколько проклятий, что окончилось громким пшиком.
  - Молокосос, - дёрнул я щекой, отворачиваясь и хватаясь за верёвку, к которой меня подвели.
  - Недостойных наш Лорд пустит на ритуалы и ингредиенты. Найдётся и ему применение. Успокойся.
  - Да он даже для инридиентов не годен, - услышал я последние слова пацана, когда "пожиратель", знавший пароль от портключа решил отправить нас в неизведанное.
  - Чистая кровь, - уверенно произнёс он, и нас дёрнуло за пупки, растворились мы в привычном мире, оказавшись в пространстве, именуемым волшебниками астралом или теневой стороной мира. Верёвка, за которую мы держалась - была дорогой, которая прокладывала нам путь через это измерение. - Стой! - Прокричал "пожиратель", заметивший моё усилие, но было поздно.
  Я просто оторвал руку от портключа, и меня тут же отбросило от них в сторону. Я словно попал в смерч, мотало меня кругами, швыряло в воздушные ямы, завихрения энергии, а потом, словно мусор - выкинуло в нормальный мир, летел я с порядочной высоты на скопление огоньков внизу.
  Кого-то это могло смутить, но не нынешнего меня, словно сотни и тысячи раз до этого сосредоточился я и с хлопком исчез, избегнув участи превратиться в лепёшку, чтобы появиться рядом с Собором Святого Павла в Лондоне.
  Аппарация, то есть мгновенное перемещение в место, которое ты знал и бывал, была доступна и без палочки, если конечно ты достаточно силён. Я справился. Прежний же Стэн на моём месте, просто бы обосрался от натуги.
  Но отдыхать рано. Нужно торопиться. Шавки Министерства, как правильно сказал Мальсибер, фору давать не будут. Уверен, уже сейчас они срочно созывают всех и вся, распечатывая до того спрятанные в своих кулуарах склянки с взятой у заключённых кровью, чтобы отследить нас. И если Тёмный Лорд позаботился, как оградить от поиска место, куда мы должны были переместиться, то я делал всё по наитию. На адреналине.
  Родственники меня не прикроют. Друзей нет. Бежать некуда. И я принял решение. Перво-наперво нужно наведаться к схрону Рабастана.
  Поздняя ночь была мне на руку, шарился я по плохо освещённому скверу рядом с Собором в поисках приметного камня в форме карикатурной горгульи.
  Глава 4
   - Есть! - Ёкнуло у меня сердечко, когда я нашел нужный камень и судорожно упал на колени у его подножия, став раскапывать под ним землю, загребая руками и не обращая внимания на грязь, покрывающую мои руки и забивающуюся под ногти. Мне сейчас не до таких мелочей. Да и невозможно изгадиться больше, чем уже есть. Азкабан - не курорт, весело отбросил я полуживого червяка, перебарывая навязчивое желание его съесть. После тюрьмы это будет деликатесом. - Кхм, - хмыкнул я печально, а потом... - Мням, мням, - не успел червяк сбежать, как был сожран.
   Как же меня изменили эта жизнь, а ведь она только начинается. Эх.
   - Кто здесь?! - Прокричали из темноты, порядком меня напугав.- Выходи!
   В страхе, уже готовясь аппарировать куда подальше, я умудрился рассмотреть того кто кричал.
   - Блин! - Сплюнул я частичку непрожеванного червя и продолжил копать, краем глаза следя за священником, что очевидно услышал, как я переместился во двор Собора. Вот он и рыщет здесь, освещая пространство вокруг допотопным масляным светильником, словно на дворе девятнадцатый век.
   Англичане и их традиции. Чтоб их!
   - Кто здесь, я спрашиваю?! Я сейчас полицию вызову! - Потрясал он фонарём, осматриваясь, но не находя меня.
   Было слишком темно. На мне тёмная мантия, а сам я на коленях под нависающим надо мной камнем в форме горгульи. Ему меня до второго пришествия Мерлина не найти.
   - Неужто?! - Прошептал я, почти ласково вынимая из земли старый, видавший виды саквояж. - Не соврал, Рабастан, не соврал... - Покачал я головой.
  И тут, чувствуя, что удавка поисков ещё больше сдавливает горло, я вновь аппарировал, оставив священника недоумевать и сорвав ритуал поиска, выиграл я для себя ещё несколько минут. Нужно торопиться, блин! Нельзя расслабляться.
   - И где это я?! - Удивлённо оглядел я огромную свалку металлолома, куда переместился на инстинктах Стэна. Тот часто бывал здесь, проворачивая свои мелкие махинации и покупая героин среди ужасающего кладбища для машин и перекрученных железяк.
  Положив саквояж на землю, и встав пред ним на колено, я открыл его, заглянув внутрь. Проклятий и другой мерзости на нём я не боялся, ведь Рабастан сознался дементорам, что не накладывал их, ведь предполагалось, что он будет без палочки и ослаблен. Зачем ещё нужен схрон?
  Попадать под своё же проклятие верх глупости, а дураком он не был.
  - Шоколад, орехи, мясо, - доставал я мешочки, развязывая на них тесёмки и проверяя, что внутри.
  Потекли слюни, но я держался.
  - Золото, сикли, кнаты, - снова начал я волноваться, так как мешочков становилось всё меньше, а нужного, я так и не нашел. - Да где же ты?! - Отложил я в сторону универсальную палочку, и почти отчаявшись, нащупал последний мешочек. - Да! Да-да-да, - с облегчение выдохнул я, разглядывая несколько фиалов в руках. - Начнём с тебя, - выдернул я пробку из той склянки, что имела белый цвет, словно молоко или кефир и залпом выпил, приготовившись к боли. - А-а-а-а-а!!! - Заорал я, повалившись на землю и скрутившись в позе эмбриона, пока зелье "чистого тела" обрывает со мной все связи на крови, ритуалы, скидывает следилки и словно обновляет меня, воочию увидел я, как рвётся целый канат крови, ведущий в глубины Министерства Магии. Рвётся ниточка в дом отца, что, оказывается, приглядывает за непутёвым сыном. И к моему большому удивлению рвётся тончайшая, почти незаметная паутинка, основанная на магии душ, пахнущая тленом и гнилью и ведущая в Хогвартс. В школу, ассоциирующую себя со светом.
  Стоило этой последней, странной связи оборваться, как боль прошла, лежал я на земле сипло дыша, отплёвываясь кровью и мерзкой черной слизью, похожей на нефть. Чувства обострились, а душа словно воспарила. Всё получилось. Теперь меня так просто не найти.
  - Ха-ха-ха, - нервно рассмеялся я, шмыгнув носом и уже привычно останавливая руку, чтобы не утереться. Не хочется размазывать гной из прыщей на лице. - Так, что там ещё есть? - Перевернулся я на бок, скривившись от прострелившей в нём боли и подобрал оставшиеся склянки с земли, придирчиво их рассматривая. - "Восстанавливающее", "животворящее", "кроветворное" и "заживляющее". Пьём всё. Вреда от них нет, только польза, - решил я и выпил одно за другим. Жаль только Рабастан пожадничал и не положил в схрон добровольно отданной крови единорога. Надоели эти гнойники и мерзкое самочувствие. Подозреваю, что в наследство мне достался целый "букет" от Стэна. Сифилис, спид, а может что ещё... Удружил, называется.
  Так, в ночной тишине и прохладе, среди гор мусора я и заснул, перед этим найдя себе удобное местечко на заднем сидении покорежённого автомобиля марки форд и объевшийся шоколада с орехами. Мне снился дом.
  ***
   - Экстренный выпуск "Ежедневного пророка"! Экстренный выпуск! Торопись, покупай, - кричал звонкий голос мальчишки этим утром на самой известной улице магического Лондона - "Косой аллее".
   - Лови, - бросил мальчонке кнат прохожий и тотчас получил газету.
  Кинув на неё лишь взгляд, он грязно выругался, с испугом осмотрелся по сторонам и аппарировал, желая поскорее убраться из людного места и не попасть в передрягу.
   Только что купленная газета упала на брусчатку и раскрылась на первой странице, двигалась на ней фотография, показывая мрачный замок и летающих над ним демонов, известных в народе как дементоры.
   Заголовок статьи гласил:
   Самый массовый в истории побег из ужасающей тюрьмы Азкабан!!! Ваша покорная слуга, Рита Скитер. Читайте и страшитесь, дорогие мои. Кхе, кхе. Нас ждут интересные времена.
   Пролистав длинный список сбежавших из тюрьмы, в самом низу страницы, среди многих именитых фамилий - выделялось одно имя. Имя, напротив которого стояла цифра, в которую Министерство Магии оценивало голову данного волшебника. Звали его, Стэнли Филипп Артур Шанпайк и за его голову назначили награду в один галлеон. Словно насмешка, рядом была заметка, указывающая, что этот волшебник состоит в рядах "пожирателей смерти".
   Слухи распространились быстро и "Косая аллея" опустела.
  ***
  Хогвартс. Утро.
  - Гарри, смотри! - Взвизгнула Гермиона, вырвав стакан с тыквенным соком из руки друга, торопясь сунуть ему под нос газету. - Читай! - Приказала она, не обращая внимание на пролитый сок и пятно, что стремительно расширялось на скатерти.
  - Что за? - Замер он на полуслове, тупо пялясь на заголовок статьи, за авторством мерзкой Скитер.
  - Может это ложь? - Заглядывал парню через плечо его рыжеволосый, долговязый и неопрятный друг, Рон, не переставая чавкать бутербродом с мясом хорька, припасённым им ещё вчера, после похода в избушку их друга, лесника Хагрида.
  - Не думаю, - покачал головой Гарри, бросив взгляд поверх газеты на большой зал.
  Все волновались. Перешептывались. Половина преподавателей отсутствовала. А те, кто были, следили не за дисциплиной, а читали ту же статью, что и дети. Одна Долорес Амбридж, эта розовая жаба не читала, а зло смотрела в зал, помечая в своём блокнотике с кошками на изнанке - тех, кто излишне громко и демонстративно помахивает сегодняшней газетой.
  - Невилл, ты как? - Заботливо обратилась к Долгопупсу Гермиона, пытаясь его растормошить.
  - А? А? - Словно вынырнул из воды пухлый парень. - Я в порядке, Герм. В порядке, - оторвал он взгляд от фотографии Беллатрис Лестрейндж и её мужа. Встал из-за стола и поникший побрёл в сторону кабинета трансфигурации.
  - Плохи дела, - нахмурился Рон, указывая на столы различных факультетов, за которыми сидели такие же, как Невилл дети, что плакали, заметив в списках фамилию, повинную в убийстве их родителей, братьев или сестёр.
  Молча, выражал свою радость только один факультет. Слизерин. Да и то не весь. И там нашлись те, кому это не по нраву...
  - Ой! - Закрыла рукой рот Гермиона, читая забранную обратно газету.
  - Что? - Вновь выхватил её Гарри, нервно реагирующий на такое поведение подруги.
  - Помните кондуктора "ночного рыцаря"? За него ещё Дамблдор вступился, пытаясь доказать его невиновность.
   - Того, прыщавого? - Скривился рыжий, вспоминая свою последнюю поездку на "рыцаре" и мерзкого кондуктора, в чью руку пришлось вложить два сикля и один кнат. - Он ещё на чемпионате мира по квиддичу был, да? Приставал к вейлам, - масляно заблестели глазки Уизли.
   - И что с ним? - Перебил друга Гарри.
   - Он тоже сбежал, - с болезненным выражением на лице сказала Гермиона, махнув гривой непослушных волос. - Министерство же объявило, что все сбежавшие заключенные отныне законная добыча любых охотников на монстров, егерей или свободных авроров и назначило награды за их головы. Бедный, Стэн, - всхлипнула сердобольная Гермиона.
   - Жаль его, - нехотя посочувствовал Шанпайку рыжий, ухватив со стола последнюю порцию яичницы и начав жрать, не замечая, как на него смотрит их общая с Гарри подруга.
   - Может Дамблдор сможет ему помочь? - В надежде посмотрел на преподавательский стол Гарри, но директора Хогвартса за его местом не было. Зато был нелюбимый профессор Снейп, что по привычке, ещё с первого курса обжог его взглядом и Гарри поспешил отвернуться.
  Глава 5
   Сон был беспокойным и в конечном итоге, ещё до рассвета я проснулся. В машине, в которой я заснул, пахло рыбой и кошачьими консервами, которыми провоняла моя мантия с чужого плеча, кисло понюхал я себя и сморщился. Как же я опустился то так, а? Ладно, махнул я на это рукой. Это меньшая из моих проблем, продолжал я тупо лежать на заднем сидении автомобиля и продумывать свои дальнейшие шаги. Действия.
  Я беглец и преступник. Раньше, будучи маглом я бы сказал, что деньги решают всё. Смени внешность, поменяй документы и ты другой человек, но волшебников подобным не обмануть. Глупо об этом думать. Нет. Меня нигде не ждут и никто мне не поможет. Существуют законы о выдаче преступников под эгидой Международной Конфедерации Магов, М.К.М. и стоит мне исчезнуть из туманного Альбиона, появившись в той же Франции, как меня схватят авроры и выдадут нашему Министерству. Прецедент никому не нужен. Виновен я, невиновен - никого не колышет. Такой уж мой новый мир и рассчитывать здесь можно только на себя или семью, которая в нынешнем моем теле подкачала.
  Нет. Сбегать нельзя, но и сдаваться я не собираюсь. Выживу всем назло, но больше не сяду в Азкабан!
  - Что же делать, что же делать? - Бормотал я, перебирая вариант за вариантом, вороша свою память и отбрасывая идеи, что мне не понравились или дурно пахли. - Ладно. Похоже на план, - продолжал я болтать сам с собой, доедая остатки от вчерашнего пира: крошки шоколада, шелуху орешков и подгнивший изюм. Запил всё это водой призванной с помощью заклинания "агуаменти", в процессе поигравшись палочкой, словно ребёнок и постоянно удивляясь, когда из её кончика бьёт фонтанчик воды. - Хватит! - Прервал я сам себя. - Пора собираться.
  Пустой, потрёпанный, бомжеватого вида саквояж Рабастана полетел в груду металлолома, палочка за пазуху, а волшебные деньги и немного наличности обычных людей, фунтов, распиханы по карманам. Придётся добираться магловским способом. Стэнли там никогда не был, так что нужно искать остановку, не стал я петлять по свалке, а просто собрался переместиться к одному приметному местечку в Лондоне, где Стэн, когда напивался до нужной кондиции, выискивал своих жертв. Обычно это были такие же подвыпившие забулдыги, которых он обкрадывал, ища деньги на очередную дозу, но иногда ему хотелось сладенького, и он заманивал женщин в переулок, где под воздействием заклятия дезориентации "конфундуса", его жертвы делали все, что он захочет, упивался он властью, заставляя их...
  - Всё! - Помотал я головой, отгоняя мерзкие видения прочь. - "Процидат десептионем", - повёл я палочкой в свою сторону, меняя себе внешность заклинанием обмана чувств и иллюзии. Простейшее заклинание, которое доступно тем же третьекурсникам Хогвартса, что вышло у меня с третьей попытки. Навыков не хватает, да и не великий я волшебник. Нужны настоящие тренировки, а не то, что я проделывал в камере. Спасибо хоть с третей попытки получилось, уже без боязни аппарировал я в любимое место Стэна, рядом с крутой пивнушкой, пабом, в который его не пускали.
  Замаскировался я не столько от ищеек Министерства или охотников за головами, сколько от обычных людей. Выгляжу я не очень, если честно. Весь в гнойниках, пованивающий и в целом отталкивающий.
  Хлопок и я мгновенно перемещаюсь за сотню миль.
  - Слышал от теракте в магазине на Цветочной?
  - Да мам, я знаю, как переходить улицу. Хватит!
  - Сегодня игра Манчестера, я прямо в нетерпении. А ты?
   Выйдя из переулка, я оказался на оживлённой улице. Все куда-то спешили, говорили по телефону и не обращали на меня внимания больше, чем того требовало, если конечно не проходили слишком близко, словив шлейф запахов тянущихся за мной. Но и они лишь презрительно окидывали мою фигуру взглядом и шли дальше, сердито бурча о неких безработных и пьяницах. Это меня устраивало, огляделся я по сторонам и направился к остановке, терпя бурчание живота и не заходя по пути в магазины с продуктами, кафе и стараясь не смотреть на выложенные, на прилавки вкусности. Свежую, одуряюще пахнущую выпечку и яркие, сочные фрукты, что так и просились в рот.
  Я знал, что после побега из Азкабана Министерство не могло не принять чрезвычайных мер и не активировать до того спящие чары на лавках маглов в Лондоне и других крупных городках Англии. Отдел обеспечения магического правопорядка, после бесчинств прошлой войны с Тёмным Лордом удачно протолкнул нужный им закон, и теперь все лавки маглов под колпаком. Им потребовалось десять лет, чтобы взять под контроль все наиболее важные места в стране, да и оповещатели включаются не часто, из-за прожорливости, но они есть. Рисковать и покупать что-то в крупном городе не стоит. Ведь моё детское заклинание иллюзии будет сразу выявлено и на место могут прибыть авроры. А могут и не прибыть, если посчитают всё шалостью. Но рисковать нельзя. Все покупки только в деревнях или прямо с ферм. Нужно таиться, разыгралась у меня паранойя, и я стал чаще оглядываться, пока не подошел к остановке. Табло что над ним висело, показывало, что по нужному мне маршруту ходит только один автобус, номер 103 и следующий рейс только через два часа, примостился я на скамейке под козырьком и стал ждать.
  - Дяденька, дяденька?
  Проснулся я от того, что кто-то меня тормошит.
  - Эээ... - Разлепил я глаза, с трудом фокусируясь. Сказалась плохая ночь и нервный сон в машине. - Да, да? Слушаю? - Посмотрел я на девочку, в тёплом пальто и белой шапке ушанке, словно из детства.
  - Мама сказала вас разбудить, а то вы пропустите свой автобус, - показала она на женщину, что стояла в сторонке и вполне доброжелательно на меня смотрела.
  - Спасибо тебе, - поблагодарил я малышку и собрался, сбросив сон и посмотрев на часы.
  До моего автобуса оставалось десять минут.
  - Пожалуйста, дяденька, - отошла девочка к маме и через пять минут они уехали, дождавшись такси, что поймала мама девочки, помахавшей мне рукой за стеклом. Я помахал в ответ.
  - Вот так и попадаются, - слабо попенял я себя и встал, чтобы не заснуть и не пропустить автобус. На улице хоть и была зима, но снега не было. Это не СССР, тьфу, Россия. Просто прохладно, но мантия держит тепло. Не замёрз.
  Загорелся зелёный сигнал светофора и к остановке подъехал красный, обычный, а не двухэтажный автобус с номером сто три на борту. Двери открылись.
  - Сколько до конечной? - Спросил я при входе, засунув руку в карман и нащупав пачку бумаги.
  - Двадцать остановок.
  - Эээ... А денег? - Не поняли мы друг друга.
  - Сто фунтов, - спокойно ответил водитель, что и принял бумажки, вручив мне билет с номером места.
  Соседа у меня не оказалось, да и вообще автобус был полупустой, так что следующие три часа, что мы ехали до моей остановки, прошли в тишине и спокойствии. Я же, чтобы не терять время, старательно запоминал местные ориентиры. Пригодятся. Не ездить же мне сюда в следующий раз из Лондона на автобусе? Нужны точки для аппарации.
  - Остановка, Клаверинг, - объявил водитель через несколько часов и я, да ещё несколько пассажиров вышли, а автобус направился обратно, весло нам побибикав.
  Это была обычная деревушка в графстве Эссекс, что стояла вплотную к лесу Хадли, обычной его части, а не магической, куда простой человек и попасть не сможет. Именно в этом лесу отец подарил мне кусок земли по всем правилам, не просто переписав нужные бумаги, но и проведя обязательные обряды, брал он для этого кровь у Стэнли, как я помнил. Больше мне идти некуда.
  - Вы к кому-то в гости молодой человек? - Обратила на меня внимание бабушка божий одуванчик, что вышла вместе со мной и заметила, как я оглядываюсь. - Я вас раньше здесь не видела.
  - В поход. Вот только куплю провизии и отправлюсь в лес, - постарался я не нервничать. - Природа. Запахи. Сами понимаете. Здоровый образ жизни.
  - О! - Удивилась она, округлив рот. - Какой вы молодец, - неверяще покачала она головой. - А мои то, мои то, - с упрёком заметила она. - Все разбежались, - всплеснула она руками. - Город им подавай. Клубы эти, тусовки, - сморщилась она, произнеся это слово, словно большей мерзости не слыхала.
  - Мне природа ближе, - поддержал я разговор, хоть и хотел поскорей уйти, но грубить нельзя. И колдовать я пока поостерегусь. Нужно сперва добраться до земли.
  - Это вы молодец, - ненавязчиво взяла бабушка меня под локоток и куда-то повела.
  Тут хочешь, не хочешь - насторожишься.
  - Я вам такую лавку покажу, - развеяла она мои сомнения. - Её Джек держит, старый пенёк, но хозяйственник хороший. Их ферма тут, - указала она рукой вдаль. - Так что всё свежее, вкусное. Да и другие вещи там продаются. Вам явно не помешает, - поиграла она носом, поведя им из стороны в сторону.
  - Спасибо.
  - Не за что милок. Не за что. Старой Бетти всё равно делать нечего, вот и покажу тебе лавку. Ну и заодно прогуляемся мимо окон этой пингвиньи, моей соседки миссис Дрю. Пусть видит, какие у меня кавалеры, - лукаво улыбнулась бабушка, подмигнув мне.
  - Кхм-кхм, - закашлялся я, услышав, зачем я ей понадобился.
  На всё про всё ушло два часа. Пока гуляли под окнами этой бабули Дрю, пока слушали скрежетания её зубов... Потом старя Бетти, хвалила меня и рекомендовала местному лавочнику, Джеку, в чьём магазинчике я спустил все свои фунты, купив не только провизии, но и семян, палатку, посуду, в общем закупился на все деньги и Джек даже не спрашивал, зачем мне всё это надо. И вот я ступил под сень леса, глубоко вдохнул и не спеша пошел в глубину чащи, туда, где чувствуется естественный барьер, отделяющий обычный лес от магического.
  ***
   - Вас обдурил обычный кондуктор автобуса? Ха-ха-ха-ха, - холодно рассмеялся бледный, высокий человек, поглаживая по голове змею, что жалась к нему в поисках тепла, но находила лишь холод. Он даже не стал наказывать стоящих на коленях и трясущихся от страха слуг, а просто прошел мимо, жутко посмеиваясь.
   Тьма, клубящаяся по углам комнаты, ушла вслед за ним.
  ***
   В тысяче километров от места, где свил своё гнездо Лорд, тоже не спали, а интересовались судьбой Стэна Шанпайка.
  - Он твой сын и ты не знаешь где он?! Говори зараза!!! - Заорал на подозреваемого в содействии преступнику аврор. Запугивая того. И надо сказать, у него получалось.
  - Я давно порвал с ним все связи, - взвизгнул подозреваемый. - Я, я, правда, не знаю, - сидел перед следователем серый, обычный по всем статьям клерк Министерства, которых тысячи.
  Он пытался отдышаться и утирал со лба пот. Глазки у него бегали. Отец Стэна больше боялся за себя, чем за сына наркошу, поставившего его в такое положение.
  После пяти часов допроса его унесли. Нет. Не вперёд ногами. Просто в обмороке. А у следователя на мятом листе бумаги было записано два адреса. Квартирки в Лондоне и куска земли в магическом лесу.
  Глава 6
  По началу моё перемещение через лес не вызывало проблем. Всё почищено. Веток и крутых оврагов нет. Словно не по лесу идёшь, а по парку в городе, так тут всё вылизано, коробило меня от такого "леса". Надо же так изгадить природу!
  Примерно через три часа, лес стал меняться. Появились спящие, промерзшие муравейники, что ранее варварски разрушались людьми. Под ногами была не вытоптанная тропка туристов, а звериная тропа. Запели птицы, что остались здесь на зимовку. Лес наполнился шорохами и запахами. Идти стало веселее, хрустела под ногами трава, покрытая изморозью. Настоящих сугробов так и не появилось.
  - Эх, хорошо-то как! - Остановился я на пять минут отдохнуть, с восхищением рассматривая звонкий, быстрый ручеёк, который не смогла заковать в белое мягкая английская зима.
  Окунул в него тотчас окоченевшие руки и умылся, на глазах уходила из меня усталость, а настроение ещё больше подскочило вверх. Это Стэн не любил природу, а вот я прежний, Егор, Гек и старик сквиб - очень даже уважали. И природа платила им той же монетой. Сквиб, даром, что магии в нём кот наплакал - никогда не уходил из леса без полной корзинки грибов и ягод. А как его звери любили? Неспроста он работал в заповеднике для существ и растений, а на его грядках росли самые крупные в Новой Зеландии фрукты и овощи. Гек же, учившийся на колдомедика, умудрялся отыскать даже в грязном овраге у своего дома мандрагору или женьшень. Ну а Егор, из потомственных ведунов, никогда не плутал, чувствуя лес, как свои пять пальцев. Ему бы талант предков и стал бы отличным друидом.
  Вот почему я направился в лес, на свой участок. Сейчас, из сильных сторон у меня только явно выраженный дар природы, протянул я руку к слабому ростку зимнего дуба с золотистыми, пожухшими листами, которому не хватало сил подрасти и выйти из затеняющего его отца-дерева и росток, словно прильнул к моей ладошке, обхватив её трепещущими листочками и стал пить из меня магию, на глазах подрастая и зеленея, словно сейчас не холодный январь, а яркий на краски июнь. Взяв от меня всё, что может, он весело поиграл листьями и отпрянул, став переваривать всё то, что скушал, не забыв меня поблагодарить, оторвался от него один из листов, крутанулся в воздухе, сделав пируэт, и упал мне на ладошку. Этот золотой листочек испускал тепло, что грело, казалось не только тело, но и душу. Приятный подарок, бережно убрал я его в карман у сердца.
  - Спасибо, - ласково погладил я кору уже не ростка, а молодого деревца и пошел дальше. Впереди меня ждал не один день пути.
  Чем дальше я заходил, тем дремучей становился лес. По коже периодически шел озноб, насторожился я, вспоминая, каких только тварей не водится при подступах к магической части любого леса. Ждал нападения, сжимая палочку до белых костяшек, но так и не дождался. День шел к концу, и небо начало стремительно темнеть.
  Колдовать я всё ещё опасался и отыскал первую же полянку с ручейком поблизости, принявшись устраиваться на ночлег. Первым делом насобирал хворост и разжёг огонь, задымились чуть сыроватые палки, но я был уверен, что пламя займётся.
  Оставив пока костёр, стал выкладывать вещи из рюкзака.
   Достал палатку из брезента, весёлого оранжевого цвета и поставил её рядом с костром. Всё оказалось просто. Колышек там, колышек тут и она стоит. Закинул туда спальник, рюкзак и, подхватив котелок, пошел к ручью. Помыв его в холодной воде и порядком потерев песочком, смывая пыль, что осела на нём в лавке Джека, я наполнил его до краёв водой и возвращался в свой лагерь уже в полной темноте, не заметив, как окончательно стемнело. Путь я держал на занявшийся и весело трещавший огонь, манящий в ночи и отгоняющий ночные страхи.
   Поставив котелок на треногу и став ждать пока вода в нём закипит, я присел на подтащенный к костру камень, уже успевший нагреться и продолжил думать о своём дальнейшем житие, бытие.
   Стоило воде закипеть, как туда было вброшена пачка макарон, а через десять минут, сверху всё это заправлено мясом из банки тушенки, переложил я свой ужин в железную миску и снова сбегал на ручей, ополоснув тару и вновь поставив кипятиться воду. Буду готовить чай, взвар из листьев вечнозелёных растений, собранных мною по пути и положительно влияющих на организм.
   Покушав, и нерешительно постояв с палочкой наперевес, я так и не поставил сторожевых заклятий и заполз в палатку, застегнув вход на молнию и надеясь всласть отоспаться этой ночью.
   - Спокойной ночи тебе, Стэнли Филипп Артур Шанпайк, - с чувством пожелал я.
   Скоро меня накрыла тьма и я начал свой полёт, не замечая, как ночь за пределами палатки становится всё черней, а звери тревожней, прокричала сова в лесу. Спрятался заяц в нору, прикрыв собой пищащих детишек. Как мимо костра пробежала серебристая лиса, не испугавшаяся огня. Как тревожно взвыл ветер, покачнувший вековые дубы.
   И всё замерло. Звуки словно исчезли.
   - Ох! - Подпрыгнул я в спальнике. Сердце колотилось, вынырнул я из сна, сам не понимая, почему и прислушался. Тишина... Неестественная тишина, шумно вдохнул я морозный воздух, пытаясь уловить чуждые лесу запахи. - Псиной пахнет. Чёрт! - Стал я выпутываться из спальника и готовиться к бою. Память Егора ясно говорила, с чем я столкнулся и нужно быть наготове, натянул я на себя тряпки и выбрался из палатки, с испугом вглядываясь в ночь.
   Они не спешили, улавливал я как за деревьями, в ночном лесу мелькают тени, наслаждаясь моей беспомощностью и страхом. А было страшно, покрепче ухватился я за мою последнюю надежду, палочку.
   - Шавки, поганые, - храбрился я, стараясь не поддаваться панике. - Выходите на свет твари, и посмотрим, чья возьмёт! - Прокричал я в темноту и меня услышали.
   Ветки разошлись в стороны.
   - Твари, шавки, какая некультурная сейчас молодежь пошла, - укоризненно качая головой, вышел на поляну пожилой мужик, перекинувшийся в человека за пределами света костра.
   - А как ещё назвать тех, кто охотится на людей, пожирая их плоть и лакомясь их страхом и беспомощностью? - Продолжал я ожидать любой подлянки от других оборотней, что так и не вышли в круг света.
   - Выходите, я его узнал, хе-хе, - хмыкнул мужик, смотря на меня с гастрономическим интересом.
   Вот они и вышли, ступили на поляну твари, больше похожие на каких-то облезлых, исхудавших гулей, чем на волков-оборотней. Их было трое. Вместе со стариком четверо, начали они кружить вокруг меня, не приближаясь ближе пяти метров и держась границы света костра.
   Видимо им это надоело, и они начали превращаться. Все старше тридцати, крепкие, ухватистые и с кровью в глазах.
   - Он волшебник, отец? - Обратился к старику старший среди этих оборотней, со шрамом на лице, перечёркивал его глазницу след от удара ножом.
   - Да. Из недавно сбежавших Азкабанских сидельцев. Хех.
   - Он опасен? - Не сводил с меня и кончика моей палочки взгляд этот оборотень, пока другие два нагоняли страху, ухмыляясь и ждя команды к атаке.
   - Судя по награде за голову, полный слабак, - всё так же безмятежно отвечал старик, казалось бы, совсем не опасающийся меня и направленной в них палочки.
   - Подожди-ка, погоди. Ха-ха-ха-ха, - вдруг заговорил один из молодых оборотней, а потом захохотал. - Это же Стэн! Кондуктор "Ночного рыцаря"! Помнишь меня? - Сделал он шаг вперёд и тут же отскочил обратно, стоило мне начать взмах палочки.
   - Нет, - коротко ответил я, вовсю коря себя за излишнюю осторожность и не наложенные с вечера сторожевые заклятья. Боялся Министерства, а нарвался на оборотней.
   Похоже, недолго мне удалось пожить в этом мире. С такими-то талантами этого тела и не отработанными заклинаниями, мне конец, отчётливо понял я, покрывшись капельками пота.
   - Мы на одном курсе были! - Всё также радостно продолжал заговаривать мне зубы этот паренёк. - Только я был на "Гриффиндоре", а ты "Пуффендуец"! Вспомнил, рохля?
   - И что?
   - Так ты мне десять галлеонов должен! - Возмутился он.
   - Идиот, - процедил я сквозь зубы. - Неудивительно, что тебя укусили, и ты стал отрепьем, - не сдержал я злость на этого парня и моего ровесника. - Скольких уже убил тёмная тварь?
   - Заткнись! - Набычился Боб, вспомнил я, как его зовут.
   - Хватит болтовни, - надоел старику наш разговор. - Снимай свой защитный амулет и кидай сюда, - показал себе под ноги этот оборотень, пока я пытался понять, о чём это он. - Не хочешь? - Принял он моё молчание за отказ. - Тебе же хуже, - сунул он руку в карман мешковатой мантии, одетой на нём и я понял - сейчас или никогда.
  - "Люмос солем"! - Выкрикнул я в голос заклинание мощного солнечного света и из палочки на мою удачу вырвался жёлто-белый протуберанец света, ослепив моих врагов и никак не повлиявший на меня.
  - Я ослеп! Ослеп!
  - Не вижу, я ничего не вижу! Мои глаза!
  - Заткнитесь! - Рычал старик. - Ищите по запаху, идиоты!
  Пока они теряли время, я уже был метрах в тридцати от них, бежал в лес, и на ходу пытался накладывать сбивающие со следа заклинания. В прямой схватке у меня не было и шанса, с моими-то возможностям.
  - "Одор абскондам", - скрыть запах. - "Седусер", - сбить с пути, выкрикивал я заклятия за заклятием, пока они не получатся, но всё это не помогало.
  - У-у-у-у-у-у! - Взвыли нагоняющие меня, разозлённые оборотни, что почти достали меня, невзирая не на какие чары, уже видел я жёлтые, умные глаза на морде седого волка позади и, отчаявшись, выкрикнул то, что по праву можно назвать тёмной магией. Ни на что не надеясь. Просто желая продать свою жизнь подороже.
  - "Десперандум небула"! - Потянуло из меня силы, да так, что я не удержался и упал, растеряв как магические силы, так и физические. Уже теряя сознание, я увидел, как надо мной остановилась оскаленная пасть оборотня, капала с него зловонная слюна, заливая моё лицо, и пробираясь в рот и ноздри. А потом я отключился, в мыслях прощаясь жизнью.
  - Ты поймал его, отец! Поймал! - Нагнали вожака их маленькой стаи остальные волки. - Я хочу его печень!
  - Он мой! - Категорически сказал старик, зло рыкнув на сына и двух других оборотней, что были приняты в стаю и пытались откусить лежащему словно сломанная кукла на земле Стэну, голову.
  Пока они ругались, над ним образовался золотистый купол, что отбросил всех оборотней в сторону.
  - Защитный амулет! - Воскликнул первым очухавшийся сын, превратившись в человека. - Сучий выродок не снял амулет!
  В этот момент, лист, подаренный Стэнли молодым дубом и хранящийся у сердца - истлел, растеряв всю свою силу.
  - Сам знаю, - раздосадовано полез в карман за палочкой вожак, не замечая, как ту часть леса, в которой они находились, стал покрывать туман.
  Стэнли, потративший все свои магические силы и заплативший за "десперандум небула" или туман отчаянья несколькими годами своей жизни выиграл в рулетку.
  - А-а-а-а-а! - Взвыли в лесу четыре глотки, исторгая жалкий вой, пока туман пожирал их изнутри, нежно баюкая при этом призвавшего его в этот мир человека.
  В этот момент в отделе тайн зазвенел прибор, оповещающий, если где-то в Англии применяют по-настоящему тёмную магию.
  - Чёртов Сириус Блэк! - Разбудил звон молодого сотрудника, что должен был отмечать все такие срабатывания, скрупулезно их записывая.
  Глава 7
  Вот и подошел к концу третий день пути, всё также стоял я в лесу, но уже совсем в другом. Он был волшебным, заметно потеплело здесь, а с дерева на меня любопытно смотрели его хранители - лукотрусы, защитники рощ, охраняющие кору волшебной рябины от посягательств волшебников и других бродяг.
  О том, что случилось два дня назад, я старался не думать, что не помешало мне разделать тех оборотней. По всем правилам - они моя законная добыча, так сказать...
  По-началу было противно, ведь я разделывал людей, хоть и насильно перекинутых мною чарами в зверей. Заклинания разделки я знал, а потроха этих тварей, как и шкура - дороги. А деньги мне ой как нужны. Не до слюнтяйства.
  Наверно отчасти я сделал это, чтобы унять страх. Слишком близко подобралась ко мне смерть, и таким образом я вымещал свою злость, находя некое садистское удовольствие, когда вынимал из тел оборотней сердца, сочащиеся слизью селезёнки и мозг, ценящийся на вес у алхимиков.
  Оборотней не просто так причислили к тёмным тварям. Стоит им лишь разок попробовать человечину, как они больше не могут без неё. Вот почему их загоняют в резервации. Вот почему разрешена охота на них. Вот почему их смерть - благо.
  Да, бывает так, что сильный человек, укушенный оборотнем, справляется с внутренним зверем и держит свои порывы в узде, не смея нападать на людей, но. Всегда есть но. Таких как он - мало и их никто не учитывает. Ты оборотень? Тогда не смей появляться на людях в полнолуние, иначе мы тебя убьем. Вот и весь сказ. Да и не в полнолуние могут убить.
  Стэн слышал слухи, что власти приплачивают сильным стаям, чтобы те заражали обычных людей, маглов - ликантропией, так как потроха оборотней нужны всем и всегда.
  Волшебники оборотни, вкусившие человечины, в отличие от своих собратьев, но из обычных людей, способны превращаться даже не в полнолуние, да они и куда сильней своих младших, так сказать детей. Их убить сложнее и ты сам можешь стать, чьим-то завтраком.
  В теории я всё это и так знал, но столкнувшись вживую, ещё отчетливее понял, как же этот мир отличается от привычного мне. Страх ушел, да, но опасение осталось. Я перестал таиться и постоянно накладывал на себя чары, отбивающие запах, делающие меня малозаметным и помогающие находить нужный путь.
  Встряска, что произошла, помогла мне прийти в себя. После Азкабана я всё ещё находился слегка в неадекватном состоянии. Впрочем, пересматривать своё решение идти к родной землице я не стал. Даже понимая, что там меня должны ждать, как и на квартирке в Лондоне. Денег нет, а идти мне больше некуда.
  В городе меня сразу засекут, когда как здесь я могу спокойно (почти спокойно) колдовать. Да и своя земля, признанная Министерством - не пустой звук.
  Ещё в стародавние времена, когда было образовано Министерство Магии, все волшебники, жившие на этой земле - наделили эту структуру правами и обязанностями и одно из этих прав гласит: если Министерство Магии признало право волшебника на землю, значит, это право признали все волшебники и магические существа всея Англии. И это важно! Только тогда можно проводить ритуалы признания и благословления земли, которые и провёл мой отец, кхм, отец Стэна, беря у него кровь.
  На своей земле я могу не опасаться ни поиска на крови, ни других ритуалов. Сама земля хранит хозяина. Чужих, что ступили на мою землю и замысливших плохое, будут ждать одни неудачи. То их ужалит пчела, то коряга подвернётся под ногу, то ещё что... Да, всё это не остановит ни авроров, ни охотников за головами, ведь как справляться с такими проблемами они знают, но я не могу просто так отринуть все плюсы. Уйди я в обычный лес, да даже в магический - ничего мне там не светит. Нормальную защиту не поставишь, так как сама земля будет её отрицать. В городе простецов же, не поколдуешь, везде слежка за выбросами и заклинаниями из так называемого "серого списка". Вот и выходит, что мне надо попасть на свою землицу, минуя "гостей". А уж как скрыть свою собственность и не попасться - знает любой маломальский волшебник. Недаром те же "пожиратели" и другие террористы могут скрываться десятилетиями и если сами не выползут из норы, куда они сами себя загнали, их не поймать.
  Ну а что делать после того как обрету место, в котором мне не страшен и чёрт, тьфу, тьфу, решу после.
  Чужих я засёк задолго до того как услышал. Не зря постоянно накладываю заклинание "малого предвиденья", которое почти уже не срывается. Седьмой курс Хогвартса, чтоб вы знали.
  - Лови его, лови. Уходит же! - Причитал мужской голос.
  - От меня не уйдёт! - Уверенно отвечал звонкий женский голос. - Опа! - Воскликнула девушка, пока я подбирался ближе, предварительно накинув на себя ещё одно заклинание.
  - "Инуисибилитас", - щёлкнул я палочкой по своей голове, накладывая невидимость, более продвинутую, чем школьное дезиллюминационное заклинание.
  Да, пришлось делать несколько попыток, но в итоге оно получилось.
  Теперь я почти без боязни выглянул на поляну, откуда шли голоса. Близко подбираться я не собирался, ведь любой нормальный волшебник почувствует, если рядом находится другой волшебник, как ты не скрывайся. Если конечно тот другой, не превосходит тебя наголову.
  - Как тебе экземпляр? - Счастливо трясла девушка зверька, похожего на хорька, заглядывая тому в глаза, в зубы и между лап. - Здоровый, в самом расцвете сил - "кривозубый засека", - гордо подняла она носик, хвастаясь своим трофеем.
  - Неплох, неплох, - причмокнул приземистый мужик, крутящийся рядом и осматривающий этого не знакомого мне зверя. - Не меньше ста галлеонов с носа. А если удастся расторговаться с тем новеньким у рынка Хогсмит, то и все двести.
  - То-то! - Тыкнула она его пальчиком в грудь. - А ты говорил: не водятся они здесь, не водятся, - спародировала она своего сопровождающего, прогундосив сквозь нос.
  - Да, да, - отмахнулся тот. - Ты молодец, а я дурак.
  - Ты мой дурак, - прильнула девушка к этому мужичку и сладко поцеловала, а я пошел своей дорогой, радуясь, что мне попались не какие-нибудь контрабандисты, а обычные волшебники, зарабатывающие по всей видимостью ловлей редких животных.
  К участку, принадлежащему мне, я планировал выйти к обеду, так и вышло.
  ***
   - Думаете, он появится здесь? - Спросил своих напарников егерь, помешивая кашу в котелке над костром странного, синеватого оттенка.
   - Наше дело не думать, а выполнять то, что велят Министерские, - ответил ему пузатый мужик в камуфляже, вычищая из под ногтей грязь.
   Рядом с ним лежали несколько пакетов, полных различных трав, варварски вырванных с корнем.
   - И не задавать лишних вопросов, - поддержал его третий товарищ, щуплый как щепка, что так же вычищал грязь с рук. - Эх, не зря мы подвязались на это дело, - развязно похлопал он грязной рукой по кульку с пучком зелени. - Парень подпитывает это место своей магией, а травы не собирает. Даже если не поймаем мальца, в накладе не останемся.
   - Это нам повезло, - кивнул пузатый. - Те пятьдесят галлеонов за его поимку, что нам обещали - мелочь. Пусть этот Шанпайк катится куда подальше, а мы будем иногда захаживать сюда и собирать дикий урожай, ха-ха-ха-ха.
   - Это ты, верно, заметил, - сплюнул щуплый. Хотя... - Переглянулись они с пузатым, а потом посмотрели на третьего своего товарища, отвлёкшегося на помешивание.
   Он был новеньким и попал в команду к егерям, как и все до этого. Еле дотянул до пятого курса Хогвартса и был выпнут оттуда. Таланты его нигде не пригодились, ведь он ничего толком и не умел, а потому выбора у него большого и не было. К егерям от хорошей жизни не идут. Знал бы он, в чью команду попал, так бы не радовался. Как мать не отговаривала, он не послушал.
   - "Ступефай"! - Выкрикнул жирный и с его палочки сорвался толстый жгут красного цвета, попав новенькому в спину и повалив того на землю вместе с расплескавшимся котелком.
   - Бля! Ты чего пузырь, не видишь куда бьёшь? - Возмутился щуплый.
   - Заткнись, и помогай, давай, - огрызнулся толстый, обидевшись на свою непрезентабельную кличку, и они в две руки стали раздевать новенького, просто срезая с него одежду. - Ты не крути глазёнками, не крути, - обратился он к парализованному парню, чьи глаза продолжали двигаться, чуть не вылезая из орбит. - Пожил бы с наше, понял, каково это жить с вечным клеймом неудачника и работать за жалкие подачки тех, над кем измывался в школе. Эх, - картинно выдохнул жирный. - На что только не пойдёшь, чтобы прокормить семью парень, - отечески похлопал он его по щеке.
   - Ты заманал уже со своим нытьём! Нахрена ты его пугаешь? Он и так уже обосрался! - Скривился щуплый, кинув на парня - "экскуро". Очищающее заклятие.
   - Хе, хе, - жутко улыбнулся его толстый напарник и достал из сумки непонятную металлическую конструкцию, с красным камнем в вершине, принялись они устанавливать её на груди парня, ввинчивая болты прямо в плоть человека, прорывали они кожу, уходя в кости и органы, вызывая жуткую боль, но молоденький егерь кричать, не мог. Только из глаз лились слёзы, молили они о пощаде.
   Два живодёра, не в первый раз проделывающих такое, смотрели на него с равнодушием. Вот что ждало Стэна, попадись он этой команде егерей.
   - Парень молодой, здоровый. Выкачать можно не мало, - деловито взмахнул палочкой над прибором щуплый и шестерёнки конструкции задвигалась, уже сами ввинтились болты ещё глубже в тело паренька, хрустнули у того кости, но он так и не потерял сознание. Прибор не давал.
   Оглушающее ослабло и парень начал слабо стонать.
   - Ма-а-а-а-а... Ма-ма, ма-мо-чка...
   Его палачи на это и ухом не повели.
   - Повезёт кому-то. Проживёт лет на пять дольше, - безучастно отвернулись они от парня, из которого выкачивали жизненную силу, что охотно скупалась состоятельными стариками, не желавшими уходить за грань.
   - Хрум, - приглушенно треснула ветка в окружающем полянку лесу и егеря моментально преобразились, соскочив со своих мест у костра и приготовившись разразиться потоком заклинаний из палочки. Силу им заменял многолетний опыт и хитрость.
   - Это ты, Стэн? - Подал какой-то знак своему напарнику щуплый и пузырь скрылся в лесу. - Выходи мальчик. Мы тебя не обидим.
  Глава 8
   - Чёртов вилорог! - Прошли в стороне от меня егеря, увидев, как от них удирает красавец олень.
   - А ты и струхнул. Ха! - Выдал смешок жирный, после чего заткнулся под тяжелым взглядом напарника.
  Ветка, слава Мерлину сломалась не подо мной, да и не услышали бы они меня, как не прислушивайся. Я теперь учёный и накладываю на себя целый каскад заклинаний, прежде чем ввязаться в любую авантюру.
  То, что произошло на краешке моих земель - меня напугало. Плевать, что там они собрали. Вырастит заново. Но поступить так с напарником. Да ещё при нём обсуждать, как продадут его жизнь любому старику, что больше заплатит. Не знаю даже как это назвать. А я то - думал что "пожиратели смерти" - террористы. Даже Стэн, крутившийся во всём этом дерьме - не видел такого цинизма.
  Чёртов мир и право сильного в нём! Чёртовы дементоры! Как же всё это меня вымотало.
  - Сколько там ещё? - Нетерпеливо поинтересовался пузырь, когда они вернулись на полянку.
  Я же всё ещё подглядывал за ними, стоя под невидимостью.
  - Ты куда-то торопишься? - Подошел к будущему трупу щуплый, проверяя прибор на груди парня. - "Силенцио"!
  Заклинание окаменения ещё сильнее ослабло, и мальчишка кричал в голос, вот его и заткнули взмахом палочки, без всяких эмоций на лице.
  - А ты что, собрался ждать здесь Шанпайка? - Удивился пузырь.
  - Лишними пятьдесят галлеонов мне не будут.
  - Ты когда-нибудь пожалеешь о своей жадности, - предрёк неприятности своему напарнику толстяк.
  - Приготовь лучше пожрать, а то весь котёл расплескали!
  Дерьмоеды! Столько доброй каши перевели, буркнул у меня живот, со слезами на глазах смотрел я на лужу из гречки с крупными вкраплениями мяса.
  - Почему это я?! - Возмутился он.
  - Потому что я так сказал, - с отчётливой угрозой в голосе приказал щуплый и толстяк, ворча, начал готовить заново, пока щуплый подкручивал винтики на приборе.
  Жизнесос с мнимым философским камнем в вершине был мне знаком, хоть я и не смог опознать его с первого взгляда. Уже и не скажешь, в чьих воспоминаниях я его видел, но что это такое - знал. Мерзкая вещь, придуманная одним безумным чернокнижником в раннем средневековье, что никак не хотел умирать. Этот идиот не смог удержать тайну устройства, и оно пошло по миру. Одними из первых его опробовали ведьмы. Не те, что сейчас учатся в Хогвартсе и так себя называют, а самые настоящие. Из ковенов по всему миру. Такие, как: Яга, костяная нога; Мамзелькина; фея Моргана; Тухлая Бетти и другие... Потом об устройстве узнал тёмный волшебник Кощей, получивший впоследствии прозвище Бессмертный и мир затопило кровью. Ставились эксперименты. Маглов резали как кур, но в итоге, выяснилось, что выкачать с обычного человека нечего. Без магии они не на что не годились и взор чернокнижников и ведьм обратился на своих сограждан. Кровавую эпопею удалось остановить только через кровь и боль. На это ушло сто лет. За это время мир магии недосчитался миллиона молодых волшебников, что были выкачаны более сильными или удачливыми собратьями. Сейчас, тайна прибора - неприкосновенна. Только за интерес к нему сажают пожизненно, страшась повторения тех времён. А уж что будет с тем, кто им владеет и подумать страшно. Откуда он у этих отбросов, интересно?
  В них, я видел прошлого Стэна. Недоучки и слабаки, что сами виноваты в своём нынешнем положении. Шакалы, сбивающиеся в стаи, так как так они кажутся себе сильней. Падальщики, готовые на всё, за кусок свежего мяса. Они вызывали отвращение и неприязнь, точь в точь, как прошлый Стэн.
  - А-а-а-а-а! МАМА! - Снова закричал мальчишка, и его опять заткнули.
  Даже нормальное заклятие не могут наложить, идиоты. Полчаса час и оно спадает.
  У парня явно осталось мало времени и хоть он мне никто, я не мог так этого оставить. Они должны заплатить, также тихо, как и наблюдая за ними, уполз я обратно, не потревожив ни кустика. Нужно всё обдумать. Они вроде и слабаки, но не дураки. Нужно продумать каждый свой шаг, чтобы не оказаться на его месте.
  ***
   Каждый из бывших сидельцев Азкабана выходил из депрессии и справлялся с застарелыми страхами и безумством по-своему. Никто ещё не покидал эту страшную тюрьму в полном здравии и с нормальной головой. Не стала исключением и Беллатриса Лестрейндж, в девичестве Блэк.
   - Стой ровно, а то уколю! - Крутила она перед собой живого человека, словно куклу, держа в одной руке большую иглу, а в другой палочку, что виртуозно мелькала между пальцев, молниеносно творя разнообразные чары и выдавая в хозяйке невероятно одарённую волшебницу. Таких называют паучихами (за глаза) или кружевницами (официально), за виртуозное плетение чар.
  В глазах у неё горел маниакальный, всёпожирающий, безумный огонь, хохотала она, творя.
   - Тётя, не надо, - проблеял, стоя, не жив, не мёртв, без кровинки в лице, её бледный как смерть племянник Драко, не смея шевельнуться и чуть не падая в обморок.
   - Что здесь происходит?! - Ворвались в комнату родители мальчика, узнав от домовика, что безумная Белла увела парня с собой.
  Дверь с треском ударилась о косяк. Все замерли.
   - Я готовлю Драко к балу, - отмахнулась та от сестрицы и подрезала очередной бантик, вплетая его в заплетённые волосы мальчика, наряженного в розовое платьице.
   - Мам! - Заплакал тот, вытирая слёзы рукавом с рюшками. - Ай! Больно! - Вскрикнул он, тут же наказанный Беллой уколом иголкой в мягкое место.
   Грудь парня с серьёзным декольте выпирала вперёд, не стоило труда Беллатрисе "помочь" своей родной крови нарастить сиськи, чтоб парни облизывались, а подруги завидовали. Не зря она занимала первые места по трансфигурации на всех конкурсах.
   Успокоить разбушевавшуюся родственницу удалось не сразу.
   Стоило сестре увести раздосадованную, оглядывающуюся назад Беллу, как Драко, запинаясь и немного придя в себя, заговорил:
   - Отец, там, там... - Не мог он ясно сказать, и показал где это там пальцем, покраснев как маков цвет и отвернувшись.
   До того каменное лицо Люциуса дрогнуло, стоило ему приподнять подол платья сына.
  ***
   Придумать план по спасению парня и себя любимого заняло несколько часов, сидел я под кустами слушая вопли на глазах стареющего и усыхающего мальчишки, но не сделал и шагу в его сторону. Попасть в руки к этим животным в человеческом обличье не хотелось.
  Вот что я заметил. Охранные заклинания они накладывали по очереди. И если щуплый восстанавливал их заранее, за минуту две, до полного развеяния, то толстый, дожидался, как они исчезнут, пару минут раскачивался и только потом вставал, начиная размахивать палкой, за что один раз даже был бит, но так и не исправился. И это идеальный момент для нападения. Охранные заклятия работать не будут, и я смогу подобраться на самую эффективную дистанцию для палочки. Десять, пятнадцать метров. Были бы они сильными волшебниками, то почувствовали бы меня заранее, но так как они слабаки, что ясно из их разговоров, работе в егерях и заклинаниям, исчезающими за час с небольшим, меня они не почуют.
  Вот по воздуху прошла рябь и заклинания один за другим упали, мягко оповестил об этом звон колокольчика и толстый, полулежащий у костерка начал вяло двигаться. Щуплый следил за ним в полглаза, не забывая оглядывать округу. К нему я и направился, понимая, что он самый опасный в паре и если не разобраться с ним сразу, дело может запахнуть жареным.
   Как я не старался подобраться к нему незамеченным, не пригибая траву и наклоняясь к самой земле, он всё таки что-то почуял.
   - Пузырь! Что-то не так! - Вскочил он на ноги, поворачиваясь ко мне спиной и обведя взглядом поляну, в поисках того, что его насторожило, тут-то я и ударил.
   - "ИМПЕРИО"! - Прозвучали страшные слова непростительного, подчиняющего заклинания из, казалось пустого пяточка земли, после чего прозвучала новая команда. - Обезвредь своего напарника! Быстро! - Взвизгнул я, так как над моей головой пронёсся красный луч оглушающего.
   Всем своим существом, я старался терпеть и не поддаваться чувству власти и эйфории, что меня затопило, ударив откатом по связи волшебник - подчинённый.
  Откатившись в сторону и всё ещё находясь в невидимости, я наблюдал за схваткой бывших напарников.
  Летели заклинания, вздыбливалась земля, что-то взрывалось, показал себя пузырь не таким олухом, коим казался, а я весь похолодел, понимая, что выбери я другую стратегию и мог бы проиграть эту дуэль. До такого мастерства мне ещё расти и расти.
   И вот наступил конец, с треском отлетел в сторону жирный, упав ничком на землю и находясь без сознания.
   - Молодец, - похвалил я покорного своей воле... раба. - "Петрификус Тоталус"! "Петрификус Тоталус"! - Спеленал я обоих егерей полной парализацией, и устало отменил "империо", повалившись в траву там, где стоял. Руки дрожали, но не это самое страшное. Непростительные заклятия называются так не просто так. Всего имеется две причины. Первая, это лёгкость этих чар. Если у тебя достаточно сил, то освоить их дело пяти минут, что и показала моя тренировка на белках в лесу. И второе, самое важное, это влияние на волшебника. То же "империо" - действует как наркотик, доставляя накладывающему небывалое наслаждение, что проходит по телу волна за волной, туманя разум. Хочется повторить это раза за разом. Раз за разом, чёрт! Пыточное, "круцио" - сводит с ума, повреждая мозг, а убийственное, известное как "авада кедавра" - рвёт душу, повреждая её, и не сводит на нет возможность перерождения.
   - Как же хочется ещё, - встал я с земли, услышав стон парня и сжав зубы, удерживая себя от соблазна применить на ком нибудь "империо", подошел к нему.
  Выглядел он ужасно. Волосы поседели и начали выпадать, кожа сморщилась и покрылась пигментными пятнами. Такое чувство, что этому волшебнику лет двести, так ужасно он выглядел, хрипя, и шмякая ртом с гнилыми зубами и полубезумной улыбкой на лице. Фу! Гнусь. - И что мне делать? - Немного пришел я в себя, растерянно стоя над ним, и переводя взгляд с парня на егерей. С него на них. Решаясь. - Вы сами виноваты, - прервал я процесс выкачки жизни из мальчишки, начав выкручивать болты из его тела, что крутясь, тащили за собой кожу и сухожилия, брызгала во все стороны кровью, пока парень хрипло и безумно смеялся. - Потерпи малый, скоро всё будет, - отправил я его в беспамятство, не в силах смотреть на это. Выкинув треснувший из-за прерванного процесса камень в вершине, я начал пристраивать прибор на груди жирного. Он побудет донором для паренька, а щуплый для меня. Пора уже вылечиться. И нет. Мук совести я не испытывал. Они это заслужили. Они устроили это дерьмо на моей земле.
   Ну а пока у меня есть время их допросить. Нужно узнать, что творится в магической Англии и где они достали жизнесос. Что делать с парнем, решу, как вылечу. Или стеру ему память, перенеся в Лондон, или постараюсь наладить отношения. Всё-таки он мне обязан. А помощь мне не помешает.
  Глава 9
   Слушать стоны обречённых мной на смерть егерей мне было не охота и я, оставив их обездвиженными, пошел осматривать свою землю. За то, что они освободятся из моих чар, я не боялся. Слишком слабы. И хоть я и не могу похвастаться виртуозным владением палочкой, это не меняет того что силёнок у меня попросту больше. Хватает даже на заклятья уровня подмастерья. А пока осмотримся, последний раз бросил я взгляд на лежащих на холодной земле волшебников, раздетых мной почти догола.
  Пришлось их раздеть, опасался я сюрпризов, и они не заставили себя ждать. Амулетов, оберегов и спрятанных по карманам отваров - набралось изрядно. Паренька превратившегося в старика, я тоже раздел, не сделали почем-то это его напарники.
  Единственной проблемой оказались фонящие магией татуировки, обильно покрывавшие живот и руки щуплого. Сюрпризов мне не надо и я, стараясь не слишком вредить, взял самый острый из ножей, найденных у егерей и по-живому, стал срезать с него кожу. Мне не нужно чтобы он умер раньше времени, брезгливо отбрасывал я куски кожи в костёр, с шипением вспыхивали они и сгорали.
  У пузыря ничего такого не было, и я оставил его в покое, уже заметно просел у него жир, а кожа обвисла, начав увядать. Прибор работал как надо.
  Проверив ещё раз как держаться заклятия и обновив их, я ушел осматриваться.
  Кусок земли, представляющий из себя просто часть леса, мне достался не маленький, просто чувствовал я границы своих владений, всем своим естеством.
  Так вот почему я так паршиво чувствовал себя в Азкабане. Эта земля тянула с меня магию.
  - А тебя мы посадим сюда. Хочешь? - Спросил я колючую травку в руке, и она затрепетала, высаживал я по пути ценные травы обратно в землю. Неправильно собранные, они стоили в несколько раз дешевле, да и не стоит их вырывать с корнем, иначе на новый год здесь ничего не вырастет. - Вот так, - отряхнул я ладошки, прикопав смеющуюся крапиву, и полил её водой из запасов егерей, захихикала она, начав умываться.
  Мне бы сейчас заняться защитой своей территории, накладывать чары на землю, но сделать я этого не мог. Жизнесос разносит такие эманации по округе, что всё это обречено на провал. Придётся подождать. Да и слаб я для чего то действительно серьёзного. Ничего путного просто так не поставишь. Даже знаменитый обряд "фиделиус", что волшебник может провести лишь раз в пятьдесят лет, прежде чем восстановится - не наложить.
  - Хорошо здесь. Как дома, - положил я руку на кору хвойного дерева, проведя по нему рукой и испачкавшись сочащейся из него чуть светящейся смолой.
  Все травы вновь посажены на свои места, и можно возвращаться, обошел я свой немаленький участок леса, с несколькими полянами на нём, маленьким прудом, образовавшимся из родникового ключа, берлогой какого-то животного, сейчас отсутствующего и быстрым ручьём, с плескающимся в нём форелью.
  Участок почти километр на километр. Десять гектар или почти сто соток. Можно неплохо развернуться. С голода я уже точно не помру, дышал я полной грудью, наслаждаясь прелыми запахами листвы, леса.
  И тут моя идиллия была нарушена:
  - Зараза! - Заметил я мелькнувший силуэт щуплого в лесу, и бегом поспешил за ним, метя палочкой в открытую спину тварюги. - "Ступефай!". "Ступефай!". - Нервно кричал я, швыряя в него заклятия в виде красных лучей, и только порядком побегав за ним, попал, словно споткнулся он, упав на землю, и по инерции прокатился ещё несколько метров. - Вот чёрт, - тяжело дышал я, пытаясь побороть отдышку и упираясь руками в свои колени. - Как только освободился, гад? - Осторожно подошел я к своему врагу и издалека, не подходя близко - перевернул его заклятием.
  Он не притворялся и действительно был обездвижен, одеревенела у него кожа и только глаза двигались, выдавая в нём живого человека.
  - Заставил же ты меня побегать, мужик, - сказал я ему и начал накладывать на себя каскад заклятий. - Что там, на полянке то? Освободил напарника или сам сбежал, только пятки сверкали? Молчишь? Ну, да... Говорить то ты не можешь. Полежи пока здесь, а я проверю, - приложил я его ещё одним обездвиживающим, прежде чем уйти.
  Вернувшись к лагерю, я не заметил никаких изменений. Видимо щуплый, получив свободу, плюнул на пузыря и попытался скрыться, что ему не удалось, так как, убегая, он попался мне на глаза.
  - Снова расслабился! - Ударил я себя рукой по лбу, пытаясь вправить мозги и пошёл за щуплым, нужно дотащить его до лагеря.
  Прибор почти закончил свою работу на толстом и щуплый следующий на очереди.
  ***
   - И вы утверждает, что не причастны к этому, Дамблдор?! - Кричал на директора Хогвартса Министр Магии, Корнелиус Освальд Фадж, брызжа слюной и выглядя донельзя глупо. - Ваш мальчишка, любимчик, убил троих егерей! А вы только лыбитесь, распространяя эти слухи о "том кого нельзя называть" и вставляя палки в колёса Министерства! Может мне напомнить ещё об одном вашем ученике, что бежал из Азкабана?
   - Корнелиус, право слово, - разочаровано посмотрел на него Дамблдор, сидя в кресле своего кабинета, окруженный сторонниками. Брезгливо поджимающим губы профессором Северусом Снейпом и нахохлившейся как кошка, Минервой Макгонагал. - Вы зря сотрясаете воздух, - проникновенно посмотрел Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор прямо в глаза Фаджа. - Стэнли конечно хороший мальчик, но никак не мой любимчик. А уж то, что вы написали в этой газетёнке, - взял со стола Дамблдор сегодняшний выпуск "Ежедневного Пророка", взмахнув им, - и вовсе бред буйно помешанного.
   - Кхе, кхе! - Противно кашлянула женщина, стоящая по правую руку от Фаджа, заставив всех посмотреть на неё. - О, Дамблдор, как же вы смешны, в этой своей попытке защитить Шанпайка, хи-хи-хи, - противно рассмеялась она. - Я уже доложила Министру, - повернулась она к нему на пол торса, склонив голову в уважении, - о том, что нашла непреодолимые доказательства вашей протекции этому мальчишке и явной его связи с Сириусом Блэком, нежелательным лицом номер один.
   - Очень интересно Долорес, - с живым любопытством заинтересовался директор. - И какие же такие доказательства вы нашли, позвольте полюбопытствовать? - Засверкал он очками.
   - Вот и вот, - как фокусница выложила она на стол две таблички, очевидно выдолбленные из стен замка Хогвартс.
   - Варварство! - Не сдержалась Макгонагал, с возмущением смотря на преподавателя защиты от тёмных искусств.
  Долорес лишь жеманно хихикнула.
   На первой табличке было написано, что сия памятная награда вручается ученику школы Стэнли Филиппу Артуру Шанпайку за "неоценимые заслуги перед Хогвартсом", а вторая гласила о награждении этого студента сотней галлеонов и вручением именного кубка имени семьи Блэк, учрежденного этим родом ещё в 1893 году.
   - И вы будете отрицать, что он не ваш ставленник? Ведь это вы вручили ему эти награды, Дамблдор! - Приободрился Министр, согласившийся повесить всех собак на Шанпайка и, дав добро "Ежедневному Пророку", где сегодня написали разгромную статью, в которой утверждалось что бывший студент Хогвартса и самый преданный союзник Сириуса Блэка, убивший несколько егерей и был целью налёта на Азкабан. Вся операция по освобождению из тюрьмы преступников была спланирована только ради одного, освобождения из её застенков Шанпайка! Сириус Блэк вытащил из тюрьмы своего самого преданного товарища и друга.
   Ересь полная.
   Факты же гласили что Стэн, которому сейчас всего девятнадцать лет просто не мог быть знаком с Сириусом, но кому это интересно? Министерству нужен лишь козёл отпущения, а обывателям уверенность в завтрашнем дне, уже посадили в тюрьму отца незадачливого студента, а мать Стэнли, почуявшая, что запахло жареным, успела скрыться.
   Уверенности что он убил егерей, не появляющихся уже несколько дней, тоже не было. Его просто перемололи жернова большой политики.
   - Эту табличку, - снисходительно улыбнулся Дамблдор, - Стэн получил за то, что спас от смерти студентку, что купалась в ванне старост и потеряла сознание, чуть не утонув. Нужно ли объяснять, как Стэнли там оказался и почему у него нашли мантию-невидимку, принадлежащую другому студенту?
   - И вы наградили его за это? - Скривилась Амбридж.
   - Я действовал согласно уставу Хогвартса, - развёл руки в стороны старый волшебник, снимая с себя ответственность.
   - А как же награда от рода Блэк?
   - Тут вам лучше расскажет профессор Снейп, - перевёл не него невинный взгляд Дамблдор и чему-то улыбнулся, погружаясь в старые воспоминания.
   - Шанпайку, - словно выплюнул это слово профессор зельеварения, - удалось сварить новое, доселе неизвестное зелье, накидал этот идиот несочетающихся инридиентов в котёл и чудом не помер!
   - Но как он получил награду? - Удивился Фадж. - Это же не так просто? Нужна протекция, связи? Рекомендации, в конце то концов!
   - Это произошло на моём уроке, - процедил Снейп. - Я разобрал ту бурду на ингредиенты и зарегистрировал нужное зелье от нашего имени, посчитав это честным, и о чём сейчас сожалею, - не сдержался Снейп и сплюнул смачной зелёной козявкой прямо себе под ноги. - Если вы просмотрите реестры "выдающихся" юных зельеваров, то увидите, что некий Шанпайк, совместно с мастером зельеваром Северусом Снейпом, изобрели зелье "Нога тебе в башку".
   - ЧТО? - Возмутился Фадж, предполагая, что над ним насмехаются. - Вы спятили?!
   - Шанпайк, - вновь выплюнул его имя, словно это нечто мерзкое, Снейп, - которому комиссия принимающая зелье предложила его назвать, настаивал на таком наименовании и теперь во всех реестрах оно значится как "Нога тебе в башку". Председателю комиссии показалось это забавным, - процедил Снейп, замолчав.
   - Ох, дети, - смахнул невидимую слезу Дамблдор, всласть отсмеявшись.
   Эту историю он знал, но всё ещё не мог себе отказать и посмеяться. Как же в тот год ярился Северус, затюкавший Стэнли до икоты.
  ***
  Чуда не случилось.
  - И что мне с тобой делать? - Спросил я живого трупа, с пустым взглядом.
  Камень не помог. Молодой егерь так и не пришел в себя, хоть и вернул просто идеальное здоровье. Кашу же в его мозгах не вылечит и сам Мерлин.
   Я тоже исцелился. Стоило мне взять впитавшийся в меня как вода кроваво-красный камень, как на мне полопались гнойники, и под ними образовалась ровная, чистая кожа. Кашель и отдышка ушла, а сам я набрал вес и перестал быть ходячим скелетом. Колдовать стало на порядок легче.
  - Хватит себе врать, - прикрыл я глаза, точно зная, что молодого егеря было не спаси и задумка у меня была совсем другой. Отпускать его или договариваться, я и не собирался. Мне просто был нужен человек с идеально здоровым телом и без мозгов, что в итоге и получилось. Без жертвоприношения, мне "фиделиус" не осилить. - Что за жизнь меня ждёт, если я уже сейчас иду по головам? - Уложил я это сущее дитё в пентаграмму, тянул он ко мне ручки словно к маме и гугукал. - Блять! - Скатились у меня слеза по щеке, пока я, не переставая, читал древнее заклинание языком несуществующего сейчас народа, и не закончил всё ритуальным убийством и словами, - "Ультима Мортис"! - Вырвался из моей палочки призрачный череп, войдя в тело паренька и убивая его, с детским любопытством смотрели на меня глаза мальчишки, в последний его миг.
  Какая же я мразь.
  В это день, я напился как никогда. Вдрабадан, как последний бродяга и свинья, глотал и глотал я виски, захлёбываясь и желая перестать чувствовать.
  Глава 10
   Из камеры предварительного заключения аврората разносились жуткие вопли, но на это никто не обращал внимания. Заключённые пытались петь.
  Батька, аврор, ты отпусти,
  Оговорили меня злые языки.
  Батька, аврор, ты отпусти,
  Палочку верни и душу сохрани.
  Батька, аврор, ты не бузи,
  Лучше выпей виски и сладко поспи...
  Бабёнку за ляшку ты потряси,
  Сковородкой от жёнушки ты получи.
  Батька! Батька! Батька!
  - Что думаешь?
  - А ты не догадываешься?
  - Мундугнус первым прибежал.
  - Ещё бы. Эта крыса из семейства крыс знает, как выживать, крутясь в колесе. Сегодня он нам, а завтра вам.
  - Ты ему веришь?
  - Он не один такой. Полные камеры этого добра. Слышишь, как поют? Мрази.
  - Я уже отправил семью к родственникам во Францию, - сознался старый аврор. - И тебе советую. У тебя же родственники в Германии? Не жди, когда всё начнётся, - посоветовал он более молодому напарнику.
  - Выходит зря я вчера поносил этого мелкого пройдоху Стэна в пабе Аберфорта? Нужно будет выпить за него.
  - Не обольщайся, - хмыкнул старый аврор. - Загнанная крыса может быть очень опасна.
  - Ты это о чём?
  - Намедни наши из отдела тайн, - показал он глазами вниз, намекая на их расположение, - провели таки ритуал и выяснили что все три егеря, отправленных по его душу, мертвы. Причём ни вызвать их души, ни даже слепок не получилось. Лютой смерть умерли, бедолаги.
  - Так я не понял. Он всё-таки жертва или нет?
  - Узнать это можно только под "веритасерумом" (зельем истины), но не судьба. Сегодня Министр назначил за его голову награду в размере десяти тысяч галлеонов и только за мёртвого. Такие дела... - Философски протянул мудрый аврор.
  - Следы заметает, продажная тварь! - Ударил кулаком по столу молодой аврор, ещё верующий в правосудие.
  - Тише ты! - Шикнул на него напарник. - Услышат, - что-то примолкли заключенные, развесив уши.
  ***
  - Не нравится мне эта идея Лорда. Помяни моё слово Северус, она ещё выйдет нам боком!
  - Чем же? Он Абсолютно прав, Люциус, - цедил дорогой коньяк Снейп, расслаблено сидя в кресле у камина. - Нам нужны верные люди, а как их лучше всего привязать к нам?
  - Кровью, - мрачно усмехнулся беловолосый лорд рода Малфой.
  - Вот видишь?
  - Можно было навесить на них обетов, взять клятвы, а мы отпустили всех просто так. Дали задание принести каждому по десять голов этих тупых маглов и отпустили! Вот что меня беспокоит. Они же предадут и сразу побегут в Министерство.
  - И что? - Усмехнулся Снейп. - Там не хотят верить в возрождение Тёмного Лорда, и сколько это отрепье не болтай, ничего не изменится. А вот те кто вернётся и докажет свою преданность нашим идеалам, с теми можно работать. Скоро власть будет у нас, Люц. Осталось не долго.
  - Может ты и прав, - задумчиво посмотрел в огонь, осунувшийся в последнее время Люциус. Весь его лоск родовитого аристократа словно поблек.
  - С Драко никаких изменений? - Осторожно спросил Снейп, и так знающий ответ. Ведь это он ночами напролёт варил для него зелья, но всё его мастерство спасовало.
  - Нет, - скривился Люциус. - Трансформация продолжает происходить. С каждым днём он становится всё женственней. Да что говорить! - В запале кинул он недопитый бокал с коньяком в огонь камина, где он и разбился, вызвав вспышку пламени. - Я сам стал засматриваться на своего сына, превратила Белла его в настоящую красавицу. Понимаешь? Засматриваюсь на сына!
  - А что она говорит?
  - Что была не в себе, да мы это и сами понимаем, но вернуть всё назад у неё не получилось. Родовые артефакты теперь определяют в Драко девушку и это видно на гобеленах, - застонал сквозь пальцы Люциус.
  - Может попросить помощи у Лорда?
  - Боюсь, помощь может оказаться хуже проклятия.
  - А Нарцисса?
  - Пугает меня, - содрогнулся Люциус. - Они теперь вместе с немного пришедшей в себя Беллой воркуют вокруг Драко и пытаются придумать какое новое имя ему выбрать. Учат быть девушкой. Все эти женские дни, недомогания...
  ***
   Встреча двух неизвестных, подле деревушки Хогсмит, на заднем дворе известного в определённых кругах паба "Кабанья голова".
  - Во тьме ночной, - сказал грубый мужской голос из-под капюшона.
  - При свете дня, - ответил ему низкорослый собеседник, мягким, грудным голосом. Определённо женщина.
  - Имени нет у меня! - Произнесли они в унисон, словно выполняя некий ритуал.
  - Что случилось? - Спросил, взволнованный мужчина, опасливо озираясь. - Здесь не безопасно. Нас могут заметить. Надеюсь, это действительно нечто важное, - до боли в руке сжимал он кулак в кармане, держа палочку.
   - Одна из моих жертв порвала паутину и ускользнула. Связь потеряна, - растеряно взмахнула рукой женщина, прячущая своё лицо под таким же капюшоном, как и собеседник.
   Внимательный человек мог заметить, что под ногтями у неё грязь.
   - Кто?
   - Стэнли Шанпайк.
   - Как?
   - Я не знаю... Но собираюсь узнать. Можете положиться на меня.
   - Действуйте, как считаете нужным, - резким движением крутанулся он и исчез.
   Женщина же аппарировать не стала, а спокойно вышла из-за угла здания и поспешила в сторону замка Хогвартс.
   - Здравствуйте, профессор Стебль, - весло замахали ей её барсучки, проводящие свои законные выходные в деревне и рассматривая витрины местных магазинов. - Удачного вам дня!
   - Спасибо, мои хорошие, - тепло улыбнулась им преподаватель травологии, скинув капюшон.
   Детишки узнали её по походке и характерному запаху драконьего навоза. Таиться было поздно. Знали бы, что она используют навоз, чтобы скрыть впитавшийся в её кожу запах крови, так бы не радовались...
  ***
   Страх. Он гнал меня, бежал я по извилистым коридорам, упираясь то в появляющиеся, то в исчезающие стены. Выхода не было. Все здесь обречены, стонали сами стены, плакал пол, как гильотина нависал надо мной потолок. За мной кто-то идёт... и нет мне спасения. Оно близко.
   - А-а-а-а-а! - Проснулся я в крике и панике. - Что за чертовщина здесь происходит? У-у-у, моя голова, - сразу пожалел я о резком движении. Башка после вчерашнего трещала, лоб весь в липком поту и жутчайший перегар. - И что это было, блять? Проклятие? Слишком реальный сон. Ко мне словно что-то тянулось. Некая гнилостная паутина, как та, что связывала меня с Хогвартсом. Чёрт! - Схватился я за голову, перестав бормотать, и посмотрел туда, где лежало три трупа, уже начало их раздувать. Не разобрался с ними вчера, вот и результат, были они покрыты мириадами светлячков, копошащихся в их внутренностях. Их словно накрыла живая и движущая волна фонариков, тупо смотрел я на это, не зная, что делать.
  Начало рассветать и насекомые стали улетать, следил я за ними, пока в лесу не скрылся последний светляк, а на солнце не заблестели белые кости, не осталось на них ни грамма мяса. Идеальные орудия для некроманта или волхва, прикрыл я глаза, понимая, что не смогу их похоронить, рука не поднимется. Такой ценный материл.
  Придётся использовать их в своих нуждах.
   С тяжёлым вздохом, я принялся за дело. В ближайшее время, которое я определил для себя как полгода, не меньше, и кончик моего носа не покажется за пределами этой земли, защищённой ритуалом "фиделиус". Хватит рисковать, побежал я лёгкой трусцой по своему лесу, по пути раздеваясь, а потом с разбегу прыгнул в чистейший пруд.
   - А-а-а-а-а! - Разнёсся мой крик на милю вокруг, разом свело у меня конечности от холода, вызывая блаженство и желание жить, еле добрался я до края пруда и как паралитик выбрался на берег. - Идиот, это диагноз, - рассмеялся я, отпуская все тревоги прочь.
   Вернувшись во временный лагерь, я занялся, наконец, делом. Собрал кости. Разжёг огонь, поставив на него котелок. Начал полноценный разбор вещей доставшихся мне от егерей. Сбегал на ручей и подложил под камень все найденные мной тряпки, пусть вода сделает своё дело и постирает их. Слишком часто применять очищающие заклинание нельзя, ткань портится.
   Установил палатку. Не свою, а их магическую, заглянув внутрь.
   - Пожалели вы денег, братцы, пожалели, - сожалея, покачал я головой, надеясь на большее.
   Палатка была самой дешевой, копия моего клоповника в Лондоне. Одна комната, маленькая кухня и вонь, словно в мужской раздевалке, начал я брезгливо вытаскивать из неё кровати под балдахинами, ковры и другие вещи, требующие мытья и чистки. Короче вытащил всё, что не было приколочено.
   На последней ходке мой взгляд сам наткнулся на скромно стоящий в сторонке жизнесос, и меня передёрнуло. После допроса щуплого я узнал, что ничего важного егеря не знают. Прибор же попал к ним по воле случая. Поймали в ловушку контрабандиста с опечатанным кофром, в котором и нашли изобретение безумного гения. Пока разобрались что это, пока решались на преступление. Ну а потом дело встало на поток, находили они сквибов и молодых волшебников, которых не будут искать или чью смерть можно списать на несчастный случай. Пошла малая, но деньга, не решались они продавать всё сами и использовали длинную цепь посредников, сжигала та почти весь доход, но они оставались на свободе и живыми. Хитрыми были. Не останови я их, кто знает, чем бы всё это закончилось? И скольких бы они ещё убили?
   Что делать с прибором я так и не решил. Пока спрячу, до поры, до времени, как говорят. Может, и найду ему применение.
   Прошел день, и настал новый рассвет, уже наметил я планы на ближайшие месяцы и приступил к их осуществлению. Если у тебя есть палочка, и ты прилежно учился в школе, от холода и голода ты не помрёшь, что я и доказываю каждый Мерлинов день.
   - "Вингардиум левиоса"! - Поднял я крупный валун в воздух и понёс на свою полянку, укладывая его в основание своей постройки. Жить в магической палатке мне было противно, нашел я там следы рвоты, крови и других неаппетитных выделений, почистил, конечно, но жить не захотел. Сплю в своей, обычной палатке из магазина и строю каменный домик.
   Прообразом для него стала избушка старика Сильвануса Кеттлберна, вечно гоняющего Стэна от своих грядок, где он выращивал интересные травки.
  Сейчас, как знал Стэн, она перешла по наследству этому увальню, Хагриду, встречал он его иногда в пабах, подсаживаясь и набираясь на халяву. Тот не возражал.
   - Бум! - С грохотом встал на место крупный камень, сотрясая всю постройку. - "Гелата лапис", - размяк от моего взмаха палочкой камень и потёк при этом, заполняя все неровности и не оставляя дырок в кладке. - "Фините инкантатем", - отменил я заклинание и камень вновь застыл.
   Вот так и проходили мои дни, строил я своё "родовое гнездо", собирал ягоды в лесу и высаживал в землю растения из семян, купленные в лавке Джека.
   Вместо мяса была рыба, ловил я форель в ручье, простым "акцио". Призывающим заклинанием. Хотя иногда сидел и с удочкой. Не ради рыбы, а так. Для души.
   Я так погряз в дела, что сам не заметил ка прошел месяц, а потом второй и третий. Наступил апрель и в лесу и так более тёплом, чем положено, наступила самая настоящая тропическая жара, ходил я в одних трусах, загорев до черноты и непохожий на себя прежнего.
  Постоянные занятия магией, тренировки в заклинаниях, установка новых, оповещающих и защитных плетений на землю, что впитывала их как губка и сама же поддерживала, хорошо меня подготовили. Палочка перестала быть чуждым предметом в руке. Лёгкие чары больше не срывались, и я мог нормально колдовать, пока не замахивался на что-то действительно сложное, выходящее за рамки школьной программы.
  Отток сил, который я постоянно чувствовал - разрабатывал мой резерв. Магия уходила в землю, не роптал я, а только радовался, благодарила меня землица ягодами, редкими растениями и заботой, сами отпрыгивали с моего пути камни и коряги, расступались ветви и приносили яйца птицы. Отдавали нехотя, но за гнездовье на моей земле надо платить.
   - Вот это отгрохал я махину, - устало отпустил я палочку, осматривая плод трудов своих. Три месяца мне понадобилось, чтобы поставить круглый каменный домище из необработанного, дикого камня, скрепленного так сильно, что стыков не видно, казалось, переходила одна грань в другую.
  Дом получился больше чем тот, Хогвартский, и мне удалось впихнуть в него помимо кухни-гостиной с камином, ещё две спальни и ванную с туалетом, чем не может похвастаться избушка Хагрида.
  Студенты Хогвартса не раз замечали как тот, напившись, срёт прямо в огороде. Это уже давно стало байкой, которую рассказывают первокурсникам, пугая их тем, что попади они под такую кучу, то их уже ни что не спасёт.
  - Мне нравится, - похлопал я рукой крепкую стену и стал заносить внутрь давно готовые и постиранные вещи. Кровати, постельное бельё, занавески, посуду, унитаз и ванную. Всё это было в палатке егерей, а теперь перекочёвывает в мой новый дом. Мебель же я выточил сам, используя крупные коряги и поваленные после ураганов деревья. Это оказалось не так и сложно, если у тебя есть палочка и буйная фантазия.
  После того как я закончил налаживать быт, мне показалось, что в моей жизни начинается новая веха, словно ветерок пронёсся через меня, предупреждая и настораживая.
  Глава 11
  Весенние каникулы. Особняк семьи Малфой.
  - Ну, Драко, тебя же отпустят в школу на следующий год, так? Придётся привыкать. Чего ты мнешься? Мы же друзья?! - Спросил Теодор Нотт с нажимом. - Все девушки делают это. Поверь, - убеждал он. - Будь ты на нашем месте, тоже бы попросила об этом.
  - И что? - Гневалась красивая белокурая девушка, раньше отзывающаяся на имя Драко. - Я теперь должна позволять всем так с собой поступать?
  - Фелиция, ну ты это, - косноязычно поддержали друга похожие, словно братья, Крэбб и Гойл, - девушка теперь. И тебе всё рано придётся... эээ... ну это. Так что лучше с нами. Ведь так? Да?
  Драко ставшая Фелицией закатила глаза и покраснела. Оценила композицию, заперлись они в одном из чуланов для слуг, практически прижали её к стене друзья, чьи глаза масляно пожирали её тело, наряженное в это безвкусное платье. Спасибо тёте Белле, развратно облегало она всё тело, не оставляя и шанса воображению.
  - Эх, - тяжело выдохнула она. Придётся соглашаться, если она хочет чтобы друзья оставались друзьями. - Ладно. Можно попробовать. Но только потрогать! - Встрепенулась она, испугавшись трёх пар рук потянувшись к ней.
  - Конечно, конечно, - заверили её друзья, толкаясь и борясь за каждый кусочек её тела.
  Фелиция, бывшая когда-то Драко, никому бы не призналась, но их осторожные прикосновения сквозь одежду вызывали у неё странные чувства, расходились от мест прикосновений волны тепла, заставляя её дрожать. Ноги перестали её держать, и она была вынуждена обнять Нотта, воспользовался тот моментом, чтобы поцеловать её. На удивление, противно не было.
  Видя, что она не против, Гойл и Крэбб попытались просунуть свои мозолистые руки ей под платье.
  - Фелиция! - Разнёсся голос по особняку. - Фелиция, ты где? - Искала её мама.
  - Ой, - вся сжалась она. - Мне надо бежать. Мама зовёт, - выбралась она из чулана, оставив парней одних.
  ***
   Я уже и забыть успел обо всех тех кошмарах, что навалились на меня. Не до того. Высадил огород, лечу вот животных, что приходят ко мне за помощью, надумал баньку поставить. И тренировки. Конечно же, тренировки в магии, вспоминал я заклятие за заклятием, вороша память Стэнли и осколков.
  Легче всего было с памятью Стэна, пять курсов Хогвартса и всего-навсего тридцать заклятий, которые этот парень выучил за все года в школе. Всё строго по программе, не залезал он лишний раз в книги, если того не требовали учителя. Два месяца упорных тренировок совмещённых со строительством дома и вся его память изучена вдоль и поперёк, не мог он дать мне ничего больше.
   - Ну, вот. Ты как новенький, - погладил я по шерстке зайца, прискакавшего ко мне с утра и пищавшего на крыльце.
  Поранил лапку бедолага и пришел просить помощи.
  - Беги, давай. Хватит на руках греться, мамка вон заждалась, - убрал я палочку, отпустив ушастого на землю, задорно заскакал тот к ожидающим его родичам, жующим травку и плевать хотевшего на пострадавшего братишку. Только мамка беспокоилась, не забывая впрочем, набивать рот сочной зеленью.
   Не знаю, что ко мне привлекает раненых животных, но их словно магнитом сюда тянет, выхаживаю я их, благодаря дару Егора, знающему ведовство и благодаря знаниям Гека, не доучившегося на колдомедика. Это для меня и тренировка и не плохой профит, таскают мне наши братья меньшие всякие волшебные травки из леса. Сейчас они может мне и не нужны, но вот в будущем...
  Сам я как засел на своей земле, так нос отсюда не кажу. Боюсь. Не хочу снова в Азкабан. Волшебники, кружащие вокруг фиделиуса, и требующие сдаться - появляться перестали, но я всё равно на стороже.
  И честно говоря, устал я. Свобода оказалась той же тюрьмой, только заперт я на своём клочке земли. Сколько я не сидел, не думал, но выход из этой ситуации только один. Нужно связаться с Дамблдором. Да. Тот хоть и старый жук, но Стэн от него ничего плохого не видел. Влияния же у Альбуса хоть отбавляй. И если сейчас в связи со всем этим что со мной произошло - оправдать меня не получится, то потом... Когда вся эта катавасия закончится...
  Придется, конечно, отработать. Доказать свою полезность и вступить в орден Феникса, известный своим основателем, которым является директор школы Хогвартс, но это лучше чем прятаться по лесам. Осталось только придумать, как связаться с Дамблдором.
  ***
  Следующим утром, мою идиллию нарушил шум за границей "фиделиуса", слепо нащупал я палочку на тумбочке и так, не одеваясь, вышел из своего сказочного домика на улицу. Нужно посмотреть, кто же это там шумит и почему на них не среагировали оповещающие чары? Услышать то я их услышал, но тревоги не было, а ведь они довольно близко. Странно это.
  Ну что ж. Это не министерские. Уже лучше, с любопытством смотрел я на происходящее рядом с границей пузыря скрывающего меня и мои земли от всех врагов. Мнимых и реальных.
  Вряд ли бы у клерков хватило мозгов устроить такое представление рядом со мной, тем выманив меня наружу. Да и не знают они точно, здесь я или нет.
  - Стойте, суки! - Летели различные разноцветные заклинания в спину нескольких молодых девушек, убегающих от преследователей. - Поймаем, хуже будет! - Стало очевидно мне, что преследовали их егеря. Их повадки я уже ни с чем не спутаю. - "Авада кедавра"! - Произнёс один из егерей и бежавшая первой, черноволосая красавица упала замертво. Зелёный луч смерти не оставляет шансов.
  - Мари! Нет! - Прокричали оставшиеся девки, остановившись и упав на колени рядом с подругой. - Нет, нет, Мари, как же так? - Заплакали они, забыв о преследователях, что хоть и с осторожностью, но уже окружали их.
  Видимо, те не так просты, если егеря так опасаются, переглядываясь и не приближаясь к тем слишком близко.
  - Бросьте нам свои палочки и не сдохните как подруга, - крикнули им насмешливо. - А потом раздевайтесь. Ха-ха-ха!
  И тут ситуация резко изменилась.
  - Тц-тц-тц, - заклекотали девушки, вмиг преобразившись и, превратившись из обычных людей в полуптиц.
  - Вейлы! - Воскликнул я. - Вот дела, - почесал я затылок, задумавшись помогать или нет. Надо конечно. Но для этого придётся выйти за "фиделиус", не хотелось мне отдавать на поругание молодых женщин, но и самому попасться не хотелось. Второй раз в Азкабане я не выдержу. Лучше умру, но не сяду снова.
  Пока я размышлял, ситуация изменилась. Девушки удачно атаковали егерей врождённым даром огня, не требующим заклинаний, и двое волшебников уже валялись мёртвыми, догорая и дёргаясь в предсмертных конвульсиях.
  - Сучки! На! - Выполнил сложный пас палочкой один из оставшихся егерей и серый луч, попавший в девчонку, что стояла слева, разом переломал ей все кости.
  - А-а-а-а, - только и успела она взвизгнуть, прежде чем тот же волшебник не отрезал ей голову очередным взмахом руки.
  - Теперь ты, - повернулся он к оставшейся в живых светловолосой и испуганной девице и я, наконец, решился, сделал я шаг вперёд, покидая родной "фиделиус".
  - "Бомбарда Максимум"! - Удачно стояли рядом оставшиеся егеря, приняв на себя мой удар усиленного взрывного заклинания. - Не зря я тренировался, - удивлённо помахал я чуть дымящейся палочкой, взирая на крупную яму в земле, оставшуюся после моего удара. - Охренеть.
  Все егеря были мертвы, раскидало куски их тел по лесу.
  - Не реви, дура! - Прокричал я на зарёванную девушку, сидящую на земле и рыдающую в три ручья. - Помоги лучше. Нужно затащить их тела ко мне. Да, - хлопнул я себя ладошкой по лицу, вспомнив. - Как тебя хоть зовут?
  - Флёр. Флер Делакур, - шмыгнула она носом, утирая сопли.
  - Я Стэнли Шанпайк приглашаю Флёр Делакур в свой дом в лесу Хадли, - вслух произнёс я. - Временное разрешение.
  Вот она и увидела, расширились её глаза, когда пространство словно вспучилось и, казалось бы, на безлюдной полянке показался мой дом.
  - Помогай, давай, - потряс я её, помогая встать. - Затаскивай трупы ко мне. Да поживее! Время не ждёт.
  - З-з-з-зачем? - Не попадал у неё зуб на зуб.
  - Следы скроем, да и одежка у них ничего. Моя то уже поистрепалась, - ответил я, показав на свои лохмотья и отвлёкшись от поисков волшебных палочек. Призвать то их нельзя. Стоит защита.
  - Угу, - закусила губу вейла, потащив одну из своих подружек под пузырь "фиделиуса".
  - Эх. Похоже, проку от тебя пока не будет, - покачал я головой. - "Сонмус", - усыпил я девицу первым взмахом волшебной палочки, вторым же собрал все трупы в кучу и отправил их по воздуху к избе. - Осталось убрать все следы, - образно закатал я рукава, начав выписывать кончиком палочки всякие загогулины, зародились от моих действий вибрации, убирающие фон использованных заклинаний и выравнивающие землю.
  Мне не нужно чтобы очередную потерю егерей связали со мной.
  Глава 12
   - Гарри! Так же нельзя, - экспрессивно размахивая руками, ходила вокруг Гарри, Гермиона. - Мы должны кому-то рассказать. Ей нельзя спускать это с рук! Посмотри, что она с тобой сделала, - вцепилась она в руку своего друга, подняв её к глазам и с болью в глазах рассматривая незаживающий шрам со словами - я не должен лгать.
   Эта дрянь заставляла её друга писать строчки кровавым пером, режущим плоть словно скальпель.
   - Гермиона, - недовольно вырвал он из её руки свою ладошку, зашипев от боли, так как шрам после очередного похода на отработку к профессору Амбридж вовсю кровил. - Больно же!
   - Да, да. Полегче, Герм, - поддакнул рыжий парень, сидящий рядом с Гарри в гостиной факультета Гриффиндор.
   - Ой, - прикрыла она рот ладошкой. - Прости, прости, - помогла она Гарри, вновь смочив упавшую на пол тряпицу заживляющей мазью. - Держи.
   - Спасибо, - ворчливо заметил подросток, приложив тряпку к своей руке со шрамом, и блаженно прикрыл глаза. Боль ушла, а из рытвин в виде слов на тыльной стороне ладони пошел гной.
   - Так что? - Продолжала настаивать пышноволосая девушка. - Пойдём к Дамблдору? Расскажем ему о твоей руке?
   - Ты газеты не читаешь? - Скептически хмыкнул Рон Уизли, дожевывая выхваченный из руки первокурсника пирожок. А чтоб тот не возмущался, рыжий пнул его под зад, за что получил подзатыльник от Гермионы, но своей вины не признал. - Дамблдора сняли со всех постов, и если он начнёт наезжать на Амбридж, то у него и школу отберут.
   - Рон прав, Гермиона. Ничего. Я перетерплю, - слабо улыбнулся Гарри. - Не в первой.
   - Но это не правильно! - Продолжала негодовать Гермиона. - Не правильно...
  ***
  - Где я? - Заворочалась на моей постели эта Флёр. Та вейла, которую в своё время встретил на чемпионате мира по квиддичу прошлый Стэн.
  - У меня в гостях, - проворчал я, так как вынужден был спать на маленьком диванчике, скрючившись в три погибели. Другой подходящей мебели у меня не было, а спать на полу, вновь вспоминая Азкабан было выше моих сил. - Вставай, давай. Хватит разлёживаться, - был я не в духе, не собираясь миндальничать с этой ведьмой. Хотя стоило наверно сказать ей спасибо. Мною, с егерей была снята неплохая зачарованная одежда. Кошель же пополнился десятком галлеонов. Ну и те же простенькие артефакты. От комаров, вшей, сглаза. Короче, всё в хозяйстве пригодятся. Одни плюсы.
  - Что ты со мной сделал?! - Взвизгнув, зло посмотрела на меня светловолосая ведьма, натянув одеяло до подбородка и осматриваясь по сторонам. - И где моя палочка?
  - Вот же... - Чуть не сплюнул я, но сдержался. Не на улице чай. - Ничего я с тобой не делал. Просто уложил спать. А палочка на тумбочке. Глаза разуй, Флёр.
  - Откуда ты знаешь, как меня зовут? - Схватилась она за деревяшку как за спасательный круг, направив её на меня.
  Предполагая такое заранее, я ещё с вечера наложил на её волшебную палочку пару специфических заклинаний, превратив инструмент волшебника в обычную деревяшку. Ей придётся подождать сутки, прежде чем этим в её руке можно будет снова колдовать.
  - Ты что, ничего не помнишь? - Удивился я. - Вчерашнее? Как я вас спас... Эээ... - Поправился я. - Точнее тебя. Остальные же, эм... Ну, ты, вспоминай, давай, - не стал я больше ничего говорить.
  - Я. Я, - зажмурилась она, всхлипнув. - Мари, Роза, девочки, - начал она перечислять имена своих подруг и тереть глаза кулачками, пока я сидел за столом и хмурился.
  Успокоилась эта Флёр только через двадцать минут. Посмотрела на меня и внятно, убрав палочку, поблагодарила.
  - Спасибо.
  - Ага, - кивнул я. - Успокоилась?
  - Я в порядке, - выползла она из-под одеяла, бросив на меня настороженный взгляд. - Где мои подруги?
  - Извини, но я их похоронил, - пожал я плечами. - Иначе бы их тут съели. У меня тут по соседству плотоядные светлячки завелись, так что...
  Присев за стол напротив меня, она скептически осмотрела выставленный мной скудный завтрак и тяжко выдохнула, сказав:
  - Я тебя помню.
  - Да?
  - Это ты приставал ко мне на чемпионате мира по квиддичу и даже схватил за задницу. Я ещё тебя прокляла нашим родовым проклятьем вечных гнойников, но их почему-то нет... - Задумчиво закусила она губу, рассматривая моё лицо. - Хотя краше ты не стал. Такой же отталкивающий, как и был. Уж извини, - замолчала она, явно вспомнив, что находится в гостях у спасшего её человека.
   - Такта тебе не занимать, да? - Спросил я. - Знаешь ли, не стоит судить о человеке по внешности. Можно жестоко ошибиться, - отобрал я у неё пряник, который она взяла со стола. - Сиди теперь голодной.
   - Я же извинилась, - заартачилась она. - Хватит меня попрекать. И отдай пряник.
   - Неа, - засунул я его в рот целиком с удовольствие схрумкав. - Так тебе, - невнятно сказал я с полным ртом.
   - Говнюк же ты, Стэн, - гневно раздула она ноздри, обыскивая стол глазами на предмет того что бы съесть и ничего больше не находила.
   - О, - удивился я. - Так ты помнишь, как меня зовут.
   - Ты вчера представился и... Ур-ур, - заурчал у неё живот, и она стыдливо покраснела, бросив на меня злобный взгляд.
   - Кушать хочется, да? - Якобы сочувственно спросил я.
   - Ты говорил не судить по внешности, так? - Зашипела она. - Только вот пока всё сходится. И твоя внешность - прямое подтверждение тому, что ты гад.
   - Вот как? - Покачал я головой. - Думаешь, почему я живу в лесу? Из-за прихоти? Нет! Этот пряник, который я выставил на стол, был у меня последним! - Прокричал я зло. - А что ты сделала в ответ? Назвала меня уродом!
   Флёр промолчала.
   - Всё. Ты можешь идти на все четыре стороны. Я тебя не держу, - указал я ей на дверь.
   - Прости, - опустила она глаза в пол. - Не выгоняй, пожалуйста. Я, я... - Вновь начала она всхлипывать.
   - И за что мне всё это? - Спросил я потолок. - Мерлин! - Встал я со стула, подойдя к кухонным шкафам и сделав этой вейле бутерброд с красной рыбой из моего ручья. - Держи. И не плачь больше, - вложил я его ей в ладошку. - Раздражает.
   - Спасибо, - пробурчала она, начав с аппетитом поглощать угощение, запивая всё чаем из ягодных листьев. - И всё равно ты плохой, - оставила она за собой последнее слово.
   - Может, расскажешь, что с вами приключилось? - Пропустил я её последнюю реплику мимо ушей.
   Немного поворчав на меня, она рассказала. Эти клуши, по-другому я не могу их назвать. В общем, эти молодые вейлы, только закончили школу магии во Франции и, не придумав ничего лучше, отправились путешествовать. Хотели развеяться, прежде чем войти во взрослую жизнь и начать искать работу. И начать они решил со старушки Англии. Только вот как оказалось у нас на днях приняли новый закон и вейл, как было когда то, снова прировняли к животным. Вот егеря то удивились, встретив на полянке в лесу этих красавиц, за которых в борделях Лютного переулка можно выручит под тысячу золотых.
   - Понятно. Дальше можешь не рассказывать, - прервал я её.
   - Хлюп, - мило шмыгнула она носом. - Ты поможешь мне? - Уставилась она на меня своими большими голубыми глазищами.
   - Эээ... Чего???
  - Мне нужно как то выбраться из Англии, а друзей у меня тут нет. Помоги, пожалуйста, - попросила она.
  - Да-а-а-а, - протянул я, горько усмехнувшись, прежде чем рассказать ей свою историю. Не про переселение в это тело, конечно, а про невинно осужденного, сбежавшего из тюрьмы и прячущегося в этом лесу от преследователей и недоброжелателей. - Так что боюсь мы в одной лодке и помочь я тебе не в силах.
  Глава 13
   - Я, наверное, чокнулся, раз дал себя уговорить, - покачал я головой, прикрывая эту вейлу со спины, при подходе к деревушке Хогсмит. - Покинуть безопасное место ради миловидного личика и неявных обещаний. Эх...
   - Заткнись, дурак! - Резко повернулась ко мне разъярённая ведьма, замахиваясь рукой. - Я лишь сказала, что поговорю о тебе с Дамблдором и всё! Понял?
   - Так я так и сказал, - удивился я её поведению. - Ты чего?
   - Твои слова можно трактовать совсем по другому, придурок, - отвернулась она, снова направившись к виднеющемуся вдалеке замку. - И зачем ты сотворил это? - Обернулась она, с отвращением рассматривая моё лицо под капюшоном плаща.
   В Хогсмите следили за безопасностью, и просто скрыться под чарами невидимости было нельзя. Сигнализация. Так что я вспомнил прошлое этого тела и напялил на себе засаленную мантию, не забыв навести побольше прыщей на лице.
   - Маскировка, - проворчал я. - Почти все почитатели паба "Дырявый котёл" так выглядят. Не придирайся, в общем, - отмахнулся я от неё, забыв упомянуть, что эта маскировка нужна мне ещё и для общения с директором, если тот вообще пустит меня на порог. Пусть лучше увидит старого Стэна. Не хочу привлекать к себе ещё больше внимания. И так достаточно засветился в газетах.
   - Мне стыдно идти рядом с тобой, - поджала она губы, наморщив нос. - Ты не мог выбрать мантию почище? Зачем брать такую вонючую?
   Отвечать я не стал. Очевидно, вопрос был риторическим. Нервничала девушка, вот и срывалась на мне.
   И вот вроде прошло всего несколько недель как мы встретились, но наши характеры были настолько разными, что ужиться под одной крышей не удалось. Меня раздражало её чистоплюйство, пение по утрам, постоянное фи и пренебрежение. Ей же не нравился мой простецкий дом, жесткая кровать, рыба на завтрак, обед и ужин, и конечно вечный запах пота от меня. А что поделать, скажите? Не подмываться же каждый час? Работы было много, и я потел. Грядки с растениями, колка дрова и всё такое... Нельзя слишком злоупотреблять магией. Перенасыщение ей тех же растений может вызвать обратный эффект и они сгниют. В общем, я готовил себе подушку безопасности и собирал, сушил и толок дорогостоящие травы на продажу. В будущем мне ой как пригодятся запасы золота. Уверен в этом.
   - Будь внимателен, мы подходим.
   И верно, обратил я внимание на кованый забор опоясывающий школу волшебства Хогвартс. Стоило нам подойти ближе к воротам школы, и вроде как обычные статуи диких вепрей пошевелились. Едва заметно, но...
   - Ой, - сделала прыжок назад Флёр, непроизвольно прижавшись ко мне, и тут же вновь отскочила. - Фу, - вновь отпрыгнула она, но уже от меня. - Как же ты... - Хотела она выплюнуть что-то оскорбительное в мой адрес и еле сдержалась.
   Глупенькая. Ничего она не понимает в маскировке.
   - Чего стоишь как истукан? Постучи! - Начала она наезжать на меня, сама очевидно боявшаяся сделать шаг и пройти к воротам мимо волосатых вепрей с подобием крыльев на спине.
   - Как скажешь, - сделал я шаг и решительно ударил тяжелым кованым кольцом о ворота. Тук-тук-тук.
   - И что теперь? - Спросила она у меня, нервно оглядываясь на оставшуюся позади деревушку.
   - Будем ждать, - пожал я плечами. - Кто-нибудь да придёт.
   Я был прав. Ожидание надолго не затянулось. Мы ещё не видели, кто там покажется из-за поворота, зато услышали. Этот старческий дребезжащий голос мог принадлежать только одному существу в школе.
  - Поганцы, - ворчал старик Филч, смотритель подвалов и мастер ржавых кандалов школы. - Заявились на ночь, словно к себе домой, веди их теперь к директору. Вонючки, - вынырнул он из поворота и, шаркая ногами, да бряцая ключами, направился к нам.
  Вот ведь, удивился я. Ни капли не изменился.
  - Чего заявились? - Подошел он вплотную к решетке ворот, недобро поглядывая на нас с той стороны. - Лучше б ты свою бабу под одеяло загнал, а не тащил ночью в Хогвартс, Шанпайк. Хех.
  Старик хоть и выглядел сморщенным пеньком, но зоркость глаз не растерял, как и ума. Хоть характер у него и паршивый, но хватка у него железная. Столько лет с детишками воюет.
  - Мы к директору и я не его... - Начала нудить Флёр.
  - Знаю, - вставил ключ в замочную скважину Филч, отпирая замок и открывая ворота. - Иначе бы меня здесь не было.
  - Вы должны извиниться, - скрестила руки на груди вейла, смотря на Филча как на навозного жука. И тот меня не подвёл.
  - Тьфу, - смачно высморкался он, удачно попав своими зелёными козявками прямо на ботиночки Флёр, которая только и могла как рыба, выброшенная на берег, открывать и закрывать рот. Безмолвно. Так она была ошарашена.
  - Идите за мной, - проворчал он, заперев ворота и поманив нас за собой.
  - Да как он? - Взвилась Флёр, начав преображаться в полуптицу, насилу успокоил.
  Вот ведь чудная. Сама рассказывала, как ужасно было в Хогвартсе, когда она попала на турнир трёх волшебников, а теперь удивляется Филчу, который был одой из самых одиозных фигур в школе, портящих всем жизнь.
  - Идём, - потащил я её за собой, поторапливая, так как ворчливый старик ушел довольно далеко вперёд.
  - Я пожалуюсь на него Дамблдору, - высказалась она, с отвращением оттирая козявку о пожухлую, прошлогоднюю траву.
  И на это я ничего не сказал. Привык уже больше отмалчиваться. Не объяснять же ей, что директор плевать хотел на её мнение?
  Вечерний Хогвартс, как и раньше заставлял меня останавливаться и с замиранием сердца вглядываться в тёмные коридоры, из которых слышалось сопение и пердёж. Люди на портретах спали.
  - Ваша школа вызывает одно лишь отвращение, - кривилась Флёр, семеня за мной и Филчем.
  - Люди пускают газы, - скромно пожал я плечами. - А на портретах изображены люди. Какие уж есть. Без прикрас.
  - Я заметила, - ущипнула она меня за бок, словно это я во всём виноват, но руку не отпустила. Между выбором идти рядом со мной (вонючкой) и Филчем (козявкометателем), она выбрала меня.
  Наш прекрасный разговор о пускании ветров прервала кошка, прыгнула, она казалось из тьмы, приземлившись на руки Филчу.
  - Что моя хорошая? - Заворковал он, поглаживая её по голове, заставляя мурлыкать. - Нарушители?
  - Мяу.
  - Ути-пути, - почесал он подбородок Миссис Норис.
  - А теперь он кажется вполне нормальным, - шепнула мне Флёр на ухо.
  Филч услышал, и пока она не видела, коварно мне улыбнулся.
  - Пройдёмся немного. Нам по пути.
  - Куда? - Удивилась Флёр.
  - Поймаем пару сорванцов, решивших, что могут шляться по замку ночью, - соизволил он ответить вейле.
  - У нас нет на это времени, - возразила Флёр, но Филч, и слушать её не стал, зашкворчав, словно снова собирает сопли во рту и она спряталась мне за спину.
  - То-то, - ухмыльнулся он и, подняв повыше масляный фонарь, всё это время освещавший нам путь, свернул в параллельный нашему коридор. - Идите ко мне, детки. Я вас чую, - начал он пугать неизвестных, так как голос его неведомым мне способом разносился на десятки метров вокруг. - Раз, два, три, Филча не разбуди. Три, четыре, пять, Филч идёт искать, - хихикая, начал она нагонять ещё больше жути своим стишком, который придумали маглорождённые про него. - Шесть. Лучше свечу зажечь. Семь. Прячься, прячься, не дрожи. Филча ты вокруг пальца обведи. Восемь, девять, точит он в ночи ножи. Пощады ты не жди. В кандалы, в кандалы. Хи-хи-хи-хи...
  - А-а-а-а-а-а, - завизжали от страха две первокурсницы, когда костлявая рука Филча, схватила этих малявок прячущихся от нас под лестницей и утирающих слёзы.
  - Попались! - Победно взвыл завхоз.
  - Не ешьте нас, не ешьте, - размазывали соплюхи слезы по лицам, на полном серьёзе боясь, что страшный Филч их сожрёт. - Отпустите, пожалуйста.
  - Дурдом, - вырвала девочек из рук Филча, Флёр, став им помогать. Вытерла слёзки, успокоила, и мы все вместе отправились провожать заблудившихся девочек в их гостиную.
  Глава 14
   Вот Дамблдор и показал мне моё место, стою я как дурак у входа в его кабинет, дожидаясь конца его переговоров с Флёр. Подслушивать я и не пытался. Глупо и недальновидно. Такая большая рыба как Альбус мне не по зубам. Вот и переминаюсь с ноги на ногу, почёсывая наведенные с помощью зелий прыщи.
   Да, Дамблдор... Я долго думал идти или не идти к нему. В итоге я здесь. Взвесив все за и против, я решил, что это меньшее из зол. Он конечно политик, дрянца в нём тоже немало, как и в любом человеке, но он по крайне мере не был замечен в чем-то по-настоящему плохом. Конечно, помогая мне, он не забудет и про себя, но я готов заплатить справедливую цену, дабы быть обелённым обществом. Не прятаться же мне по лесам или за той же границей, где нас, английских магов - на дух не переносят? Особенно преступников, без гроша в кармане.
   - Заходи, мальчик мой. Не стой на пороге, - пригласил меня голос Дамблдора за дверью, отворилась она, плавно отойдя в сторону, и я чуть сгорбившись, начал свою игру.
   - Д-д-д-директор, - заикаясь, восторженно уставился я на белобородого мага, сидящего за своим столом. - Как я рад вас видеть, - поклонился я ему, показывая затылок с изрядной плешью на темени. - Как рад, - заломил я свои трясущиеся руки прожженного алкоголика.
   Так-то у меня вроде всё нормально и волосы пока не лезут, но ради образа пришлось постараться. За то, что та же Флёр расскажет о моих приготовлениях к походу в Хогвартс, я не боялся. Одним из условий моего согласия сопровождать её, был непреложный обет. Клятва, между двумя волшебниками, которую невозможно разорвать или обмануть.
   - Ты плохо выглядишь, Стэн, - осуждающе покачал головой директор.
   - Да, да, простите, верховный чародей, - стрельнул я глазами на стойку с выпивкой, почувствовав мягкое касание к своим мыслям. - Моргана попутала, - повинился я.
   - Ох, Стэн, Стэн, - перестал Дамблдор считывать мои мысли, вставая и направляясь к стойке с алкоголем. - Опохмелись ка, и поговорим о деле, - передал он мне стакан с плескающейся на самом дне посуды янтарной жидкостью, которую я махом выпил, не дослушав его.
   Я в образе, понимаете?
   - Ох, хорошо...
   - Хех, - хмыкнул Альбус с сомнением, после чего и сам пригубил чутка. - И, правда, хорошо, - покатал он согревающий напиток во рту, смакуя, прежде чем выпить, блаженно закрыв глаза. - Лучшая медовуха моего брата, Аберфорта. Ты с ним знаком? - Резко поменял свой доброжелательный взгляд Альбус, остро на меня посмотрев.
   - Да, да, - начал я мяться, полусклонившись перед ним, и шмыгая носом. - Знаком.
   - Так вот, - удовлетворённо продолжил Дамблдор, - я помогу тебе Стэн, но и тебе придётся помочь мне. Понимаешь?
   - Конечно, директор. Я сделаю всё что нужно, - как болванчик закивал я, с обожанием вглядываясь в его растрепанную бороду, якобы не в силах смотреть ему в глаза. Стыдно.
   - Как ты, наверное, знаешь, я в своё время основал орден, орден Феникса, организацию, чья цель борьба со злом.
   Мне оставалось только хлопать глазами и внимать.
   - И я приглашаю тебя вступить в её ряды. Не в основной состав, нет, нет, - остановил он меня, как только я открыл рот, - а в запасной, возглавляемый моим братом, Аберфортом. Помогая ему, ты будешь помогать мне. Согласен?
   - Всё что будет нужно, директор. Только скажите, и я, и я... гору сверну. Вот.
   - Хорошо, мальчик мой, хорошо, - улыбнулся в бороду старый политик. - Тогда не будем ждать. Направляйся в Хогсмит, в бар "Кабанья голова". Мой брат ложится спать поздно, так что не беспокойся, - взял он запечатанное письмо со стола. - Передай ему это и отныне слушайся его как меня. Он будет давать тебе задания, помогать и платить.
   - Мне не надо, что вы? - Наиграно начал я отказываться от денег, явно не желая этого, но мне надо, чтобы старик поверил, а я прошлый точно бы постарался помочь дедуле за просто так.
   - Нет, нет, - покачал он головой, настаивая. - Тебе не помешает пара галлеонов, - вложил он в мою руку то самое письмо и два золотых, от которых хочется прослезиться. Нет, он серьёзно? Два золотых? Вот ведь... политик.
   - Спасибо, спасибо, - попытался я поцеловать его сморщенную руку, но он вовремя вырвал её из моих лап.
   - Всё. Иди, Стэн, - указал он мне на дверь. - Отныне вся связь через моего брата. Сам здесь не появляйся. Это опасно.
   Как же. Опасно, фыркнул я про себя. Так бы и сказал, не хочу тебя видеть здесь, не дай Мерлин попадешься на глаза приличным волшебникам или детям.
   - Благодарю, директор, - как зеницу ока прижал я к себе письмо, и словно только вспомнив, уже стоя в дверях, обернулся назад, спросив. - А где Флёр? Она ведь не проходила мимо меня, так? - Наивно осмотрел я кабинет Дамблдора, словно пытаясь найти её в пыльном углу. - Не понимаю...
   - Хорошо, что ты печешься об этой девочке, Стэнли, - задумчиво огладил бороду Альбус. - Значит, твоё сердце ещё не зачерствело, мальчик мой. Я горжусь таким воспитанником как ты.
   - Ну что вы, в самом деле, - весь покраснел я от такого откровенного бреда, но Дамблдор принял мою красноту за смущение. - А теперь иди Стэн, не задерживайся. Тебя уже ждут, - напомнил он.
   - Да, да, я побежал, - закрыл я дверь, "забыв" что Дамблдор так мне и не ответил, где Флёр.
  Это было тревожно, но свои выводы я оставил при себе. Мало информации. Посмотрим, какие это задания мне будет давать Аберфорт, а там и решим, по пути нам с орденом или нет.
  Стоило двери за молодым человеком закрыться, как Дамблдор, с отвращением открыл окно и стал проветривать помещение, не желая нюхать вонь оставшуюся после кондуктора всем известного автобуса "Ночной рыцарь".
  - Извини, Фоукс, - повинился он перед жар-птицей, фениксом, что зло поглядывал на своего хозяина одним глазом, спрятав голову под крыло. - Так было нужно. Стэнли нам пригодится. Его связи среди отрепья Англии, самого его дна, такие же обширные, как и у Мундугнуса, который запятнал себя общением со мной, и ему теперь доверяют куда меньше чем раньше. Так что этот молодой человек будет нам очень полезен. Я уверен в этом.
  - Курлык-курлык?
  - Да, мой хороший, - погладил вспыхнувшую огнём птицу Дамблдор. - Держи орешек. Натерпелся.
  ***
   Покинув замок под контролем молчаливо сопровождающего меня Филча, я как тень проскользнул по задворкам домов, обходя освещённые участки деревушки Хогсмит и дойдя до известного в узких кругах бара.
  Это была ещё та помойка. И что ещё за второй состав ордена, скажите мне? Никогда не слышал. Эх. Как-то мне тревожно. За Флёр и за себя. Но за себя больше.
  "Кабанья голова" как и говорил Дамблдор, была ещё открыта, хоть на улице уже и третий час ночи. В мутных стёклах светились отблески факелов, но что происходило внутри, было не видно. Окна не мыли годами.
  - Ну, помолясь, - потянул я на себя ручку двери, сразу словив в себя воздушный удар тёплого, противного воздуха с кислинкой и табачным дымом. - Кхе, кхе, - закашлялся я, пытаясь прийти в себя.
  Сушеные головы домовиков явно оживленные некромантией и прибитые хозяином при входе в паб оживились и начали между собой разговаривать, обсуждая мою персону.
  - Воняет как от наших постояльцев, Бамблби, но что-то я его не помню. Министерский? Аврор? Мракоборец? Как думаешь? - Обращалась одна противная голова к другой.
  На мне был одет плащ, а голову, как и полагается в таких местах прикрывал капюшон.
  - Ты Поганка принюхайся, да принюхайся, а не ухом двигай, - укусило его за оное голова Бамблби. - Азкабаном пахнет. Авроры так не благоухают. Наш это постоялец. Наш, - пережевывая кусочек уха, авторитетно заявила голова.
  - Но что-то в нём всё-таки не так, - хрипло и прокашлявшись, сказал третий их дружок. - Он словно чудовище того магла, Франкенштейна, собран словно из кусков. Вы чуете это? - Проникновенно спросили их.
  - Неа, уважаемый Зюзюмбра, - обратился Бамблби к голове старого домовика. - Ничего такого я не чую, - жадно втянул в ноздри воздух мёртвый домовик.
  - Эх, вы... Молодежь.
  Глава 15
  Моя работа на Аберфорта долго не продлилась. Месяца проживания в этом клоповнике, "Кабаньей голове" и выполнением поручений брата директора Хогвартса мне хватило, чтобы понять - "орден феникса" ещё то кубло.
  Играя свою роль затюканного наркомана, скрывающего лицо под капюшоном, я расплачивался за проживание и пропитание в пабе выполняя различную грязную работу. Начиналось всё просто. Приберись в номерах, помой посуду, гонял меня Аберфорт, словно домовика. Потом мне начали доверять дела, посерьёзней. Незаметно подбросить некую вещь в карман очередного пьянчуги, которых в паб захаживало немало. Дешевая выпивка и шлюхи всегда привлекали клиентов. Дальше, больше. Украсть что-то, выведать, пронюхать. Короче, дела ордена с каждым днём нравились мне всё меньше и меньше, начал я подумывать, как выкрутиться из всего этого с наименьшими потерями. Дамблдор не доверял мне на слово и навесил на меня такое количество следящих заклинаний, что избавиться от них будет трудно.
  Учебный год в Хогвартсе закончился и на дворе стоял июнь месяц. Единственным преимуществом того что я обратился к Дамблдору, получив "помощь", была информация. Газеты, слухи, болтовня в баре. Я знал, что происходит в стране и всё это мне не нравилось.
  Министерство так и не признало, что Воландеморт жив. За мной всё так же охотились. Маги пропадали без вести. Известный на всю страну Гарри Поттер проник в Министерство, в отдел тайн и его поймали и сейчас судят. Бардак полнейший.
  - Чего расселся?! - Чувствительно пнул меня в бедро Аберфорт, угрожающе помахивая палочкой перед лицом. - Дел нету? Пошел в подвал, гниль! Принеси ящик виски, не видишь, заканчивается? Отрепье, - выплюнул он.
  - Конечно, конечно, - раболепно поклонился я и поспешил вниз.
  - Если через пять минут виски не будет здесь, буду сдавать тебя клиентам как шлюху, - злорадно зашипел он мне в спину и я, как положено, сжался от страха, продолжая играть свою роль затюканного и скрывающегося ото всех беглеца тюрьмы Азкабан.
  - Сука! - Выругался я уже в подвале, потирая место пинка. Как же мне хотелось выпотрошить этого старика, но нельзя. Дамблдор тогда меня с того света достанет. Я не верил, что он не знает, чем занимается так называемый второй состав ордена феникса. Блин. Попал, так попал. Доверился, называется воспоминаниям Стэна о светоче магической Англии, а попал в какую-то секту с неясными перспективами и планами. Нет. То, что меня рано или поздно сольют или попросту разберут на ингредиенты, как какого-нибудь оборотня я понял. Взгляд Аберфорта как бы намекал. Но пока я был в чём-то выгоден. Свёл Мундугнуса, ещё одного орденовца, державшегося со мной словной он король, а я грязь под ногами с некоторыми поставщиками наркоты. Показал пару магловских притонов. Навёл на черный рынок торговцев людьми. Был полезен короче. Так, я ждал своего шанса и дождался.
  Хогвартс набирал в штат новых сотрудников. Помощников профессоров, которые помогали тем в повседневных делах или вели некоторые занятия у младших курсов. От Аберфорта я узнал, что мастер зельеварения, Северус Снейп в следующем учебном году будет вести предмет защита от тёмных искусств, а на его место Дамблдор попытается нанять другого мастера зельеварения. И тому понадобится помощник, уже пригласили на это место одно маглорождённого мальчишку, до того работающего помощником аптекаря в занюханной аптеке Лютного. Так уж вышло, что о парне, о котором мне рассказал Аберфорт, я знал. Не далее как вчера один из постоянных посетителей бара набравшись в зюзю рассказал мне как замочил какого-то сосунка собиравшего траву на опушке запретного леса, разбогатев на несколько монет и закопав того под ближайшей ёлкой (спасибо зелью болтливости, которым меня снабжал Аберфорт). Описание того паренька как раз совпадало с новым помощником, который должен был появиться в Хогвартсе со дня на день и подписать контракт. Вот я и дождался, еле дотерпел я до ночи, отправившись, как думал Аберфорт выполнять его очередное поручение, а на деле, обойдя деревушку Хогсмит по кругу и ступая под сень запретного леса. Нужно найти место захоронения парня, время ещё есть.
  Тот пьяница не соврал, лежало на земле откопанное мной тело парня лет двадцати пяти.
  - Пора приступать, - начал я вычерчивать вокруг него линию за линией используя для этого волшебный мел и свою кровь. Знание об этом ритуале достались мне от старика Фергюса, сквиба, который хоть и мечтал стать магом, но так и не воспользовался этим ритуалом, восстановленным им из разрозненных старых книг, и крупиц знаний. - Вроде всё правильно, - ещё рас осмотрел я рисунок вокруг тела парня, но мне помешало мычание очнувшегося почётного "гостя". В ритуале понадобится жертва и тут как никто лучше подойдёт убийца мальчишки, пнул я его по почкам, заставив заткнуться. Жалел я только себя. Из-за этих тварей как он, мне приходилось всё чаще и чаще марать свои руки кровью.
  Ещё раз всё перепроверив. Я начал.
  - Тот, кем я был! - Проговорил я чётко, взмахнув палочкой и отрезав со своей головы прядь волос. Вторым взмахом палочки, порезав кисть руки и пропитав кровью волосы, я бросил сырой шмат "себя" на мёртвое тело парня, окруженное непонятными символами и линиями, что загорелись бездымным пламенем, стило моим волосам пропитанным кровью коснуться голой груди паренька. - Тот, кем я стану! - Продолжал я ритуал и противный шматок моих волос на груди парня зашевелился, размазывая кровь и проникая в его тело, в самую глубину, забираясь тому в сердце. - Тот, кто проведёт меня по пути и станет связующим звеном! - Приманил я парализованного пьяницу заклинанием и, поставив его на колени, перерезал тому горло серебряным ножом, толкнув внутрь ритуальной фигуры, упал он на мертвеца, после чего в круг ритуала шагнул я. - А-а-а-а-а! - Закричал я сквозь слёзы, терпя невероятную боль и падая на колени, чувствуя как моя плоть сползает шматами и вновь нарастает заново. Тело парня, что стало основой для ритуала, его мясо, кровь и плоть заползало на меня, а пьяный бродяжка, служил неким клеем, соединяя чуждую мне кровь с моей душой, истаивал он невесомой дымкой по мере того как ритуал продолжался, а я всё кричал и кричал.
  Обеты, следящие заклинания - стали с меня спадать, ведь я переставал быть Стэнли Шанпайком. Любая проверка и даже книга душ Хогвартса, теперь покажет, что я есть никто иной, как Вин Стэнли Филипп Артур Егор Гек Фергюс Уайт, удивился я уже после того как закончился ритуал и я проверил кто я есть на самом деле с помощью специального пергамента купленного для меня загодя одним пронырой в банке гоблинов. Уставший как собака, я тупо уставился на пергамент в своих руках, проговария все свои имена.
  - Дела... - Покачал я недовольно головой, прежде чем уйти. Следов ритуала не осталось. Все сгорело, а магический фон уже был поглощён запретным лесом.
  Чувствуя себя как никогда грязным, я аппарировал прочь, в лес Хадли. Нужно отдохнуть.
  ***
   - Что такое фоукс? Ты что-то почувствовал? - Ласково погладил по голове феникса, Дамблдор, вглядываясь в окно и смотря на клубящуюся над запретным лесом дымку тёмной магии, что стала словно гуще.
  ***
   О том, что произошло вчера, я старался не думать. План удался и это хорошо. Ещё лучше бы было не иметь никаких дел с нынешним директором Хогвартса, но нельзя. Никто бы не понял, если бы нищий маглорождённый ни с того ни с сего отказался от "сладкого" места помощника профессора в Хогвартсе, так что этим утром я готовился к формальному собеседованию с Макгонагал. К каше в голове мне теперь добавилась память Вина Уайта, а теперь Вина Стэнли Филиппа Артура Егора Гека Фергюса Уайта и я уже не знал, кто я есть на самом деле. Кусок того, кусок сего. Блин. Только привык быть Стэном, так теперь я Вин. Эх. Ладно. Ничего уже не изменить. Этот ритуал можно провести только раз в жизни, так что, ни пуха мне. Главное не загадить свою дальнейшую жизнь новыми необдуманными поступками, вроде сотрудничества с Дамблдором. Буду теперь сидеть тихо и не показываться на глаза сильным мира сего, что перемелют меня на счёт раз.
  Глава 16
   - Итак, мистер Уайт. Рада вас видеть, - пристально посмотрела на меня Макгонагал, отчего я весь заёрзал на стуле. Память Стэна и Вина дала о себе знать. - Очень жаль, что такой многообещающий молодой человек как вы, так и не смог реализовать свой потенциал. Я слышала, вы работали помощником аптекаря? - Вежливо спросила она.
   - Так точно, профессор, - слабо улыбнулся я. - Работал.
   - Хорошо, что вы, наконец, взялись за ум и подали заявление на должность помощника профессора Хогвартса. И да, - строго посмотрела на меня Минерва, - это я выбрала вашу кандидатуру. Вы были отличным охотником сборной Гриффиндора по квиддичу и принесли нам немало побед, мистер Уайт, так что я надеюсь, что и помощником профессора зельеварения вы будете неплохим. Ведь так?
   - Конечно, - кивал я как болванчик. - Сделаю всё возможное.
   - Я подняла свои записи о вашем обучении в школе и была приятно удивлена. Все СОВ сданы на превосходно... Жаль, что силы вашего магического ядра не хватило для продолжения обучения на шестом и седьмом курсах, и сдачи ПАУК. Заклятия, которым там обучают, боюсь слишком затратны по магии и практически ни один волшебник в первом поколении не способен справиться с продвинутой магией. Жаль, очень жаль, - недовольно покачала она головой, поджав губы.
   - Тут я могу вас заверить, что ситуация изменилась. Я как нам советовали наставники, в том числе и вы профессор, - склонил я голову в знак уважения, - продолжал заниматься раскачкой ядра по проверенным методикам и сейчас вполне способен на волшебство уровня подмастерья. Одна из целей моего возвращения в Хогвартс как раз наработка практических навыков и возможность получить степень подмастерья. Надеюсь, будущий профессор зельеварения не откажет мне и примет экзамен, как только я буду готов.
   - Боюсь директор Дамблдор ещё не нашел замену Северусу... В любом случае, если новый профессор зельеварения вам откажет, вы можете обратиться к мастеру Снейпу. Он хоть и бывает чересчур требователен, но звание самого молодого мастера зельеварения получил заслужено. Его рекомендации в Министерство Магии о сдачи вами положенных нормативов на звание подмастерья зельеварения будет достаточно для получения заветного кольца на палец и поднятия вашего статуса, соответствующего высоким стандартам Хогвартса.
   - Спасибо, профессор.
   - Хорошо. Тилли, - позвала профессор и с хлопком в кабинете появилась лопоухая домовушка, что с достоинством поклонилась волшебникам в помещении. - Проводи мистера Уайта в его покои, пожалуйста, - попросила Макгонагал ту. Я встал, и тут Минерва снова посмотрела на меня, - я оставила в вашей комнате старые записи преподавателей и их помощников по предмету. Планы занятий, расписание и список студентов с оценками за прошлые курсы. Постарайтесь разобраться во всём этом до 1 сентября.
   - Постараюсь, - кивнул я Макгонагал и поспешил вслед деловито семенящей впереди домовушки.
   Хогвартс, с трепетом шагал я по коридорам школы, от чего у меня щемило в душе. Воспоминания осколков чужих жизней, так и грозили подгрести меня под лавиной образов. Счастье Стэна, восторг Вина, ностальгия Гека. Всё это захлестнуло меня с головой, не успевал понять я, где чьё воспоминание. Первый поцелуй в подсобке для мётел. Первый полёт на метле. Распределение по факультетам. Шляпа, наползающая на глаза и шепчущая в ухо. Я почувствовал словно я дома. Да-а-а-а. Сколько счастья. Видимо, только я так невезуч, что с самого попадания в магический мир меня преследуют одни неприятности. Неудивительно. Ведь начал я с Азкабана.
   - Ваша комната, помощник профессора, Уайт, - открыла передо мной дверь в комнату Тилли, прежде чем исчезнуть.
  Ну что сказать? Неплохо. Мои покои представляли собой гостиную-кабинет. Всё выполнено из тёмного сандалового дерева. Запах здесь стоял приятный. Одна дверь вела в небольшую спальню, где всё пространство занимала постель под тяжёлым, тёмно-бордовым балдахином, а вторая в ванную комнату, с привычным маглам унитазом (туалетная бумага отсутствовала) и французской ванной на корявых ножках.
  Согласно контракта, который я подписал в самом начале беседы с Макгонагал, жить я должен в Хогвартсе. Контракт, который был подписан мною кровавым пером, налагает на меня множество ограничений, но и даёт немало. Тот же доступ в библиотеку, где, оказывается, есть не только общий зал и запретная секция, в которой содержатся знания уровня подмастерий, но и секретная преподавательское отделение, в котором собраны знания уровня мастеров магии. Ни один из тех, чьи воспоминания я поглотил, об этом не знал.
  - Приступим, - положил я свой саквояж с вещами на пол и достал волшебную палочку. Прежде чем разложить бельё по шкафам, нужно всё проверить, начал я изучать комнату на наличие следящих заклинаний и артефактов, постепенно вспоминая все известные мне чары для выявления подслушки или невидимых глазу "сюрпризов". - "Вердимилиус". "Ревелио". "Остенде абскондитум".
  Обследование комнаты заняло весь день, но как я не старался, ничего интересного мною найдено не было. Похоже, я никому не интересен, и следить за мной незачем, удовлетворённо лежал я в кровати, вяло перебирая в голове мысли.
  Задача минимум выполнена. Я в Хогвартсе. Теперь мне остаётся лишь окончательно свыкнуться со своей памятью, и как я сказал Макгонагал, ничуть не соврав при этом, моя цель теперь наработка практических навыков. Звание подмастерье, о котором я сгоряча ляпнул, мне тоже пригодится, а если всё пойдёт хорошо, то можно попробовать получить его не только в зельеварении, но и трансфигурации и чарах. Я теперь маглорождённый, без связей, и как сказала Минерва - это существенно поднимет мой статус. Придётся постараться. Но главное, оставаться незаметным! Выполнять поручения профессора зельеварения, Макгонагал и стараться реже попадать на глаза Альбусу.
  В документах, которые мне на стол положила бессменный профессор трансфигурации и заместитель директора, и которые я мельком глянул, был список всех работников Хогвартса. В нём значилось, что в школе насчитывается ни много ни мало три десятка помощников профессоров по тем или иным предметам и десять полноценных преподавателей, имеющих степени мастеров в различных дисциплинах, не говоря уже о Дамблдоре, который был мастером чар, магистром зельеварения и архимагистром трансфигурации. Настоящий монстр в обличии человека. Затеряться среди такого количества магов будет не сложно. Надеюсь.
  В любом случае, до 1 сентября мне нужно подтянуть свои навыки, изучить документы Макгонагал, и постепенно начать выстраивать свою жизнь.
  Из памяти Вина я знал, что близких знакомств или родственников тот не имел (рос в приюте). Практически единственный человек с кем он общался, был аптекарь, на которого он работал, так что визита девушки, которая заметит изменения в моём поведении ждать не стоит. Жильё было съёмное, и я от него отказался, всё равно буду проживать в Хогвартсе. Квартирка в Лондоне на имя Стэна для меня потеряна, а вот моя поляна в лесу Хадли - тут всё сложнее. Весь что за ритуал я провёл? Да, я теперь определяюсь как другой человек, но всё это лишь... одежда. Плоть, натянутая на мою суть. Куда важнее душа и магическое ядро, в котором соединились все те осколки, которые я поглотил, будучи ещё в Азкабане. Недаром моё полное имя звучит как какая-то насмешка над здравым смыслом. Даже Дамблдор не может похвастаться таким количеством вторых имён. В любом случае, судя по оттоку магии, кусок волшебного леса всё ещё принадлежит мне. Актив конечно сомнительный, так как мне нельзя демонстрировать его никому, иначе будет слишком много вопросов, но как убежище и тихое место, защищённое "фиделиусом", сгодится. Так, перебирая в голове планы и строя теории на счёт своего будущего, я и заснул.
  ***
   - Оправдали, - смущённо пожал плечами черноволосый очкарик, только вышедший из огня камина в доме на площади Гриммо 13.
   - Ура!
   - Гарри Поттер с нами! - Счастливо подпрыгивали на цыпочках рыжеволосая Джинни, держась за руку со своей подругой, Гермионой Грейнджер.
  - Азкабан, давай, до свидания, - визжали Фред и Джордж Уизли, вытанцовывая какой-то дикарский танец.
   - Крёстник, - раскрыл объятия Сириус Блэк, и Гарри оправдал его ожидания, обняв.
   - Будет вам, дети, - сверкнул своим очками Дамблдор, вышедший из зелёного пламени после Гарри. - У нас впереди много работы. Нужно очистить этот дом от грязи.
   - Грязнокровки! Выродки! - Выглянул из-за угла отталкивающий домовик Блэков, весь покрытый старческими родимыми пятнами и кусками обвисшей кожи, узрев, как противная компания друзей недостойного Сириуса пачкает паркет своими грязными ногами.
   - Пошел вон! - Как всегда лаконично отправил домовика прочь Сириус.
   - Фу-у-у-у... Мам! - Недовольно воскликнул Рон Уизли, случайно получив от неё вонючей тряпкой в лицо.
   - За работу! Второй этаж сам себя не очистит.
   - Гарри, - отвёл в сторону будущего шестикурсника Дамблдор. - Ты не передумал? Помнишь о моей просьбе поспособствовать в найме нового преподавателя?
   - Конечно, профессор, сэр! Я помогу.
   - Тогда завтра утром я за тобой приду. Будь готов.
  Глава 17
   - Магия песни, - прочёл я название книги ещё раз, прежде чем её закрыть. - Интересно, - чуть покачивая головой, проигрывал я в своём разуме одну из своих любимейших песен, и словно отвечая на это действие, предметы в комнате подрагивали, словно желая встать и начать танцевать в такт музыки в моём разуме.
   Не зря я взял эту книгу из запретной секции, почитать, после того как полностью освоил память Гека, паренька из семнадцатого века, очень уважающего магию песни и Егора, из сильного русского рода ведунов, не понаслышке понимающего какая сила таится в этой магии. Это открывает неплохие перспективы, устало провел я рукой по волосам, с неудовольствием понимая, что ладонь покрылась жиром. Весь день варил зелье за зельем для медицинского крыла Хогвартса. Надо помыться, встал я из-за рабочего стола в своей комнате, заваленного кипой бумаг и, пройдя мимо календаря на стене, мельком отметив, что сегодня уже тридцатое августа, скрылся в ванной комнате. Уже нежась в полной до краёв ванне с ароматной пеной, я почувствовал, как напряжение последних дней отпускает. Память освоена полностью. Опыта работы с палочкой ещё не достаёт, но для этого у меня ещё весь учебный год впереди, главное знания всех осколков утряслись у меня голове и не вызывают больше диссонанс. Я не чувствую себя ни Стэном, ни Егором или ещё каким кусочком. Нет. Теперь я одно целое. Я Вин Стэнли Филипп Артур Егор Гек Фергюс Уайт и никак иначе! Ха-ха-ха-ха. Смешно звучит.
   Жаль, но удалось мне не всё. Мда. Серьёзная неудача это профессор Слизнорт, мастер зельеварения и мой непосредственный начальник, с которым мы сразу не поладили. Обратившись к этому старому магу с просьбой провести мне экзаменовку на звание подмастерья, в ответ я получил лишь какие-то намёки на подарки, которые я должен ему предоставить, прежде чем о таком просить. Поняв, что дарить ему я ничего не собираюсь, этот старикашка рассердился и через Макгонагал попытался меня уволить, что не вышло, так как контракт кровью уже подписан. И теперь я вынужден сутками напролёт варить зелья для мадам Помфри (хозяйки медкрыла школы), завалил он меня работой, в надежде, что я не справлюсь, и у него появится законный повод меня выгнать в связи с несоответствием навыков и занимаемой должности. Но я терпел, понимая, что если меня выпрут из Хогвартса, резюме моё будет изрядно подпорчено, что фатально для маглорожденного. Из-за своей занятости я так и не смог обратиться к другому мастеру зельеварения, Снейпу, отложив это на потом.
   Хорошо хоть Макгонагал встала на мою сторону в этой ситуации и выговорила Слизнорту все, что она о нём думает, что впрочем, мне нисколечко не помогло, а создало ещё больше проблем с этим старым магом, что придирался к любое мелочи, выискивая мои слабости, пока я варил зелья и отвары в одной из подземных лабораторий Хогвартса под его непосредственным присмотром.
  
  Руки я не опускал. Предмет я знаю, так что пусть этот зельевар исходит желчью сколько ему угодно. Так просто турнуть меня вон у него не выйдет.
  В остальном всё шло нормально, перезнакомился я с другими помощниками профессоров Хогвартса, узнав много интересного о внутренней кухне школы. Оказывается, тот же Дамблдор, имеет пять помощников, только вот в школе их не видят и чем они занимаются никому не понятно. Хоть те и состоят в штате школы, получая зарплату, здесь они не появляются.
  Помимо преподавательского состава школы, имеется в Хогвартсе и контингент слуг, которых возглавляет старый брюзга Филч. Он помимо прочего ведает не только слугами - людьми, но и домовиками, а также занимается всяческими закупками: провизия, предметы первой необходимости и другие мелочи, необходимые замку.
  - Тук-тук-тук, - услышал я стук в дверь, что выдернул меня из приятной дрёмы прямо в ванной.
  - Да? Да?! Секунду! - Выкрикнул я, чертыхаясь и быстро вытираясь полотенцем. Надев халат прямо на голое тело, я поспешил к дверям, узнать, кто там просится ко мне в гости этим поздним вечером. - Эмммм... - Не знал я что сказать, прикусив язык и поднимая голову всё выше и выше. - Хагрид?
  - Профессор, Уайт, - кивнул тот, отчего с его головы на меня упало пара сосновых иголок застрявших в его волосах. - Вечерочка, это, того, сего, значится.
  - И вам, - медленно кивнул я, не понимая чего ему от меня надо.
  - Меня к вам профессор Слизнорт послал. Говорит, вы поможете, - протянул он мне руку, в которой лежала пустая склянка литра на два, принял я её из его рук, откупорив и вдохнув пары оставшегося внутри зелья.
  - Настой лунной поступи? - Спросил я, будучи уверенным в ответе.
  - Точно, - подтвердил Хагрид. - Так вышло, что я не уследил и настой, того, подошел к концу. А мне в лес нужно, а без него, сами понимаете, опасно соваться туда, куда мне это... надо. Вот.
  - Угу, - угрюмо заметил я, одеваясь. - Идёмте в подземелья. В зельеварню. Буду варить...
  - А-а-а...?
  - Часа на всё про всё хватит, - ответил я на незаданный вопрос.
  - Ладушки, - хлопнул меня по спине Хагрид на радостях, отчего я чуть не упал вперёд.
  Вот так и живём.
  ***
   Собрание профессорского состава Хогвартса. Кабинет директора. Тридцать первое августа сего года.
   - Итак, - оглядел сидевших за длинным столом Дамблдор, осматривая своих соратников, одного за другим. Десять профессоров, десять мастеров своего дела. Помощников и слуг на такие собрания не приглашали. Их считали временными работниками. Грязерабочими. - Учёбный год вот-вот начнётся. Всё ли у нас готово к приёму студентов, Минерва? - Обратился он к своему заместителю и наиболее доверенному члену преподавательского состава.
   - Кхм, - кашлянула она прежде чем начать говорить. Потом недовольно посмотрела на преподавателя прорицаний, Сивиллу Трелони, одетую в сотню шалей вырвиглазной расцветки, поджав при этом губы. Перевела взгляд на "профессора" Хагрида, копающегося пальцем в носу и явно не понимающего, зачем его приглашают на такие собрания, тяжело выдохнула, проклиная про себя Альбуса, при чьём попустительстве двое из десяти профессоров Хогвартса являются... шарлатанами. Одна явная шарлатанка, а другой... просто неквалифицированный работник. Не то что не имеющий мастерства, а просто не закончивший школу.
   - Минерва? - Растеряно посмотрел на неё Дамблдор, когда пауза затянулась.
   - Да, да, - качнула она подбородком, собираясь мыслями. - Задумалась. Простите, коллеги, - оглядела она остальных преподавателей школы.
   - Пф! - Фыркнул вечно желчный, Снейп.
   - Ничего, Минерва, - улыбнулся ей профессор Флитвик, который и сам частенько зависал в своих мыслях.
   - Что ж, - открыла она толстую папку с бумагами, начав доклад. - Первокурсники в этом году...
  Сухой доклад, цифры, цифры, цифры, продолжался двадцать минут и вот слово взял Дамблдор.
   - Гарри в этом году...
   - Блять! - Не сдержался Снейп.
   Остальные преподаватели застонали. Нет, они ничего не имели против студента Гарри Поттера, но эта маниакальная привычка директора обсуждать своего протеже на протяжении последних шести лет у всех уже в печёнке сидит.
  ***
   Большой зал. Торжество. Парящие в воздухе свечи, призраки, летающие по залу и гомон детей. Первое сентября наступило.
  - Тишина! - Строго посмотрела на стол Гриффиндора декан этого факультета, проведя за собой стайку из будущих первокурсников, что с любопытством, а кто и со страхом осматривались по сторонам, не зная чего ожидать.
  Я присел за один из боковых столов находящихся как будто в тени, за которым помимо меня сидели другие помощники преподавателей и слуги замка. На рыцарском щите, что висел над нашими головами, можно было смело выгравировать слова - не привлекай к себе внимание.
  С любопытством осматривая столы четырёх факультетов Хогвартса, первым кого я увидел, был, конечно же, Гарри Поттер. Помню его ещё с тех времён, как я работал кондуктором автобуса (ну вы понимаете). Даже взгляд у него не изменился, такой же пришибленный как и в ту нашу встречу, смотрел он в сторону профессора Снейпа, явственно прищурившись и с подозрением во взгляде. Впрочем, как и вся компания его друзей, сидевших с ним рядом. Незаметный взмах палочки под столом:
  - "Аудитус", - прошептал я заклинание подслушивания, желая узнать, о чём болтает знаменитый подросток и его окружение.
  - Почему ты не рассказал нам, что профессор Слизнорт будет вести зельеварение? - Требовательно спросила Поттера пышноволосая девушка. Кажется её фамилия Грейнджер.
  - Я не знал, - растеряно ответил Гарри, глупо хлопая глазами.
  - Этот сальноволосый ублюдок добился, чего желал, - сквозь полный рот набитый картошкой, пробормотал один из Уизли, со злостью смотря на Снейпа. - Чёртов пожиратель!
  - Тише, Рон! - Шикнула на него Грейнджер.
  Я перевёл взгляд на Снейпа и заметил, что он держит палочку в руке и скорее всего, как и я подслушивает разговоры студентов. Ох, и весёлые уроки ждут этих ребят на его занятиях, улыбнулся я, переведя взгляд на другую компанию студентов, которая меня заинтересовала, и снова повторил своё заклинание подслушивания.
  - Дамблдор ничего об этом не сказал, но Международная Конфедерация Магов на последнем заседании после года споров и взаимных упрёков упразднила турнир трёх волшебников. Кубок огня был расплавлен, а последний турнир признан недействительным.
  - А почему в газетах об этом не пишут? В "Пророке"?
  - Это выставит наше Министерство в плохом свете, так что Фадж приказал журналистам заткнуться.
  Всё это было интересно, но меня куда серьёзней интересовали разговоры за столом Слизерина. Только вот ребята там были, поумней и прикрывались защитой от подслушивания, так что пришлось немного напрячься:
  - "Максима Аудитус", - чётко выговорил я.
  - Дра... Ой! Фелиция, хи-хи-хи, - обратилась к привлекательной белокурой подружке, как там её... э-э-э... А, да! Пэнси Паркинсон, жеманно прижималась она к девушке, успокаивающе поглаживая её ладошку, лежащую на столе. - И как тебе быть девушкой? Те трусики, что я подарила, не жмут? Хи-хи-хи...
  И тут я вспомнил, что мне рассказывала Макгонагал. В этом году в школу вернётся Драко Малфой, который из-за неудачного проклятия врагов рода Малфой, поменял пол и стал девушкой, по имени Фелиция. Я тогда лишь пожал плечами на это, удивив этим Минерву. Во времена, в которых жил Гек, это было в порядке вещей, правда, там принудительно меняли пол схваченным священникам, попам, выискивающим ведьм, после чего прелестниц - а красота верный признак ведьмы, сжигали свои же прихожане. Об этом даже в книгах по истории писали.
  - Ну, всё! Все мы наелись, - хлопнул в ладоши Дамблдор, и еда со столов исчезла, а у некоторых (Уизли), она исчезла прямо изо рта, - и пора бы баиньки. Марш по спальням, дети. Приятных вам снов.
  Глава 18
   Стоило догадаться, стоял я посреди класса зельеварения, в котором раньше преподавал профессор Снейп, а сейчас я, сидели передо мной за партами лупоглазые третьекурсники. Слизнорт в итоге скинул на меня всех малышей, с первого по третий курс. Вот тебе план, вот школьный журнал, иди и учи, рассмеялся он мне прямо в лицо, не забыв добавить, что от проверки домашних работ всех его студентов, включая четвёртый и выше курсы, варки зелий для медкрыла, а также ночных дежурств меня никто не освобождал. Где бы теперь найти лишнее время?
   - Доброе утро, класс, - начал я разговор вспоминая свою учительницу математики из средней школы. Вот кто-кто, а она умела навести страху на учеников.
   - Доброе.
   - Ага.
   - Здрасте, - ответили мне студенты факультетов Слизерин и Гриффиндор в разнобой, а потом вообще словно забыли о моём существовании начав перешучиваться и толкаться локтями. Вот наглые, даже с неким восхищением наблюдал я за этими личинками волшебников, не во что не ставивших помощников преподавателя. В данном случае конкретно меня.
   Понимая, что так дело не пойдёт и если я не смогу показать себя перед детьми строгим, жестоким и требовательным преподавателем, тем более на таком травмоопасном занятии как зелья, бед в будущем не оберешься. Так что, взяв со стола склянку, с клубящимся внутри неё дымом я махнул волшебной палочкой, что издала громкий, противный визг, поднял оную тару повыше, чтобы всем было видно, а потом с размахом бросил её на пол.
  - Дзинь, - разбился стеклянный фиал на несколько осколков и дым, заключенный в нём заволок класс. Секунда, вторая... Ничего не происходило. Дети волнуются. Третья...
   - А-а-а-а-а! - Завизжали юные маги, с ужасом наблюдая, как по их коже распространяются огромные гнойные прыщи, что не стояли на месте, а постоянно копошились, вызывая зуд и желание почесать себя изнутри. - Уберите это! Уберите!
   - Мамочки! Ви-и-и-и! - Попытались некоторые покинуть класс, но дверь была наглухо закрыта.
   - Борода Мерлина! Сиськи Морганы!
   - Чтоб тебя оборотень подрал! - Попытался выдавить один умник прыщ, брызнув гноем на соседку по парте. - Ой! Извини.
   - Тьфу, - ошарашено выплюнула она попавшую в рот неаппетитную массу.
   Девочки начали плакать, а парни материться. В классе воцарился полный бедлам. И чему их только дома учат? В итоге мне это надоело. Пришлось повышать голос:
   - Молчать! - Приказал я, зло, оглядев класс, добавив немного магии, чтобы их проняло. - Вы что, возомнили себя выпускниками? Или может вторыми Мерлинами? - Обвёл я их взглядом, заставляя вжиматься в стулья. Чесаться они при этом не перестали. - Чтобы больше на моём уроке такого не было! Есть вопрос? Подняли руку. Общаться можно только по теме предмета. До тех пор рот на замок! А сейчас, - очередной взмах палочкой, - рецепт противоядия от зелья распылённого мной в классе на доске. Времени вам до конца урока. Сварите правильно, прыщи исчезнут. Ну а если нет, ходите в таком виде до конца дня, пока эффект не спадёт сам собой. Чего ждём?! - Вновь гаркнул я, заставив детей вздрогнуть. - Ингредиенты в шкафу. Время пошло.
   Слух о моём методе преподавания быстро разошелся по замку и с тех пор на моих уроках все вели себя как шелковые, а Снейп, с которым мы не то чтобы общались, стал приветливо кивать в коридорах.
  После всего этого, чего только я о себе не узнал, подслушивая разговоры за столами факультетов в большом зале. Дети такие дети. Одна из самых популярных баек среди первокурсников гласит, что я по ночам отлавливаю девочек, уволакивая их в подземелья и в наказание за нарушение школьных правил требую с них пополнить свою коллекцию ингредиентов, самолично срезая им ногти на ногах (что пригодятся в тёмных притёмных ритуалах), высасываю кровь и забираю половину волос. Короче жуть. В итоге оказалось, что эти слухи среди младших курсов распространяют старосты факультетов, дабы уже с юного возраста отвадить детишек с шилом в одном месте от ночных гуляний по замку.
  ***
   Прошло уже десять дней с начала учебного года, а я всё так же в работе, медленно брёл я по тёмным коридорам Хогвартса, где за каждым поворотом таится смерть... Ну, если судить из рассказов некоторых моих учеников. Кто бы мог подумать? Тролли в замке? Как? Откуда они в подземельях? Нет там никаких загонов для волшебных существ ни зверинцев. Лишь темнота и сырость. А василиск? Почему об этом не было известно в большом мире? Слухов не ходило. В газетах не писали. Очень, очень странно, замедлил я шаг, услышав шепот за поворотом коридора.
   - Я знаю отличное место, Серена. Поверь, тебе понравится.
   - Уже отбой. Что скажут девчонки, если я не вернусь в спальню вовремя?
   - Когда тебя это волновало? - Взволновано спросил юношеский голос.
   - И, правда? - Хихикнула девушка. Звуки поцелуев. Шуршание.
   - "Инуисибилитас", - наложил я на себя заклинание невидимости. Безмолвно. И вышел из-за угла, чтобы увидеть, как молодая парочка семикурсников заходит в тайный проход за портретом. Прежде чем картина встала на место, я успел проскользнуть вслед за ними, оказались мы в помещении с шикарной кроватью застеленной белыми простынями, начал я подозревать, что данная комната используется часто и самозабвенно.
   Прерывать молодых я не стал. Не маленькие уже. Сами должны отвечать за свои действия. Я тут чисто ради научного интереса. Да-да, покивал я с сам себе, накладывая на девушку определяющие заклинания и старясь не обращать внимания на ёё молодое тело, которое быстро освобождалось от школьной мантии руками возбуждённого паренька.
   Как я и думал, пришел мне отклик от заклинания. Девочка... эээ... точнее уже женщина и давненько - ведьма.
   - О, да. Том. Сними это, - прелестно простонала ведьма, и парень стал снимать с себя штаны, пока девушка, оставшаяся в одном нижнем белье, заползала на постель, соблазнительно при этом извиваясь.
   Почувствовав себя каким то извращенцем и в последний раз, бросив взгляд на Серену, покорно позволяющую Тиму щупать её мягкое тело, я покинул эту тайную комнату для утех, получив то что хотел.
   Заклинание невидимости я отменил. Слишком оно магически прожорливо.
   Ведьма, да... Маглорождённым не спешат рассказать о нашем мире, стоит им вступит в него. И многие юные девочки начинают называть себя ведьмами, не понимая, что это не так. Они волшебницы, а не ведьмы. Так кто такие ведьмы? Это волшебницы, обычно чистокровные, кто ради красоты, долголетия и увеличения магической силы идут на связь с... мужчинами. Начинается всё это ещё в школе, как сейчас. В период полового созревания. Уверен, в постели этой юной ведьмочки побывало уже немало партнёров. Чем их больше, тем сильней становится ведьма, её красота не увядает, а только лишь расцветает, а магическая сила растёт. Это не запрещено. Вреда такие дамы не несут.
  Конечно, общество это осуждает и никто в здравом уме брать ведьму в жены не будет, так что они вынуждены искать мужей среди магов первого поколения (маглорождённых) или обычных простецов. Но это не всё. Есть ещё вторая категория ведьм. Суть та же, но для своих утех они выбирают маглов (простецов) и в этом случае те не выживают. Их высасывают полностью (полгода - год неземных наслаждений от близости с ведьмой, а потом всё). Их жизнь. Их здоровье. Всё это переходит ведьме. Самая знаменитая такая кокетка, это мать студента слизерина, что учится сейчас на шестом курсе. Миссис Забини. И да, это тоже не запрещено. Она же не заставляет маглов в неё влюбляться? Ну а то что они не способны как волшебники выдерживать темперамент ведьмы и мрут после полугода близкого знакомства с её прелестями... Так кого это волнует?
   - Мистер, Уайт? - Неожиданно встретил меня в конце коридора профессор Слизнорт, вглядываясь в меня. - Не спите? Патрулируете школу, как вам и было велено?
   - Так точно, сэр. Патрулирую.
   - Это хорошо, - сказал он, хоть на его лице и отразилась совсем иная гамма чувств.
   Старый стручок! Всё не угомонится, подумал я.
   - Завтра надо будет провести инвентаризацию. Проверить склад ингредиентов для зельеварения, а то знаете, до меня дошли слухи, что вы варите зелья для аптеки в Хогсмите?
   - Это не секрет, - пожал я плечами. - Варю. Но только исключительно из своих личных запасов компонентов. Зарплата у меня знаете меньше вашей, приходится крутиться.
   - Похоже, я дал вам слишком много свободы, раз у вас остаётся время на постороннюю, я бы даже сказал вредную деятельность, - прищурил Слизнорт одни глаз, осматривая меня и негодующе покачивая головой. - Ничего. Я найду, чем вас занять, - оставил он за собой последнее слово, развернулся и ушел. Ушлёпок.
   Я же продолжил патрулирование, периодически использую чары для выявления скрытых проходов или секретных комнат. Интересно же! Сколько ещё таких палат для утех или ещё чего подобного спрятано в Хогвартсе?
  Глава 19
   Получив такую желанную свободу от преследований, чистую биографию, какую-никакую защищённость, у меня было время посидеть и подумать. Подумать о том чего же я хочу? К чему стремлюсь? И как оказалось, все мои стремления связаны с магией. Это ведь невероятно! Иметь такую силу, такую власть над законами природы! Как можно остановиться в своём развитии? Закончить школу и забыть о магии? Стать клерком в Министерстве или аптекарем? Ведь мир огромен и невероятен! Маглы и не догадываются о скрытых территориях, рядом с которыми они живут. Динозавры, о которых нам рассказывали в книгах и про которых снимают фильмы, всё ещё существуют. Атлантида! Олимп! Седьмое небо! Не хватит и жизни, чтобы побывать везде.
  После того как я это осознал, мелкие дрязги со Слизнортом или другими профессорами стали казаться мне несущественными. Как и вся эта война с Лордом. Я словно снял тёмные очки, поняв, что Хогвартс, в котором я занял место помощника профессора лишь малая веха моего пути и в будущем меня ждёт нечто куда большее.
  Ветра перемен ждут.
  ***
  - Сегодня урок у вас проведу я, - осмотрел я класс, в котором находились шестикурсники Гриффиндора и Слизерина, среди которых был и знаменитый Гарри Поттер. - Профессор Слизнорт варит важное зелье по заказу М.К.М. и не может прерваться, дабы провести ваш урок. Итак, - повернулся я к классу спиной, начав писать мелом на доске. - Если вы не знаете, то я помощник профессора Вин Уайт или сэр, профессор Уайт. Вопросы?
   Класс промолчал.
   - Ну, тогда давайте решим, что будем изучать. Слизнорт не оставил мне никаких рекомендаций, так что я даю вам шанс определить это самим. Хотите, сварим какое-нибудь зелье? Или просто поговорим о магии? Как вам?
   Класс снова промолчал.
   - Какие-то вы все затюканные, - улыбнулся я, наблюдая, как два извечно враждующих факультета переглядываются. - Хорошо, тогда я начну, а вы слушайте. Может вас что-то и заинтересует. Кхм, кхм, - прокашлялся я, прочищая горло. - Все здесь сдали С.О.В. (экзамен на стандартный уровень волшебства), а значит, перед тем как зачислить вас на шестой курс деканы ваших факультетов дали вам подержаться за один примечательный шар похожий на те, что установлены в кабинете прорицаний, ну и рассказали немного о силе вашего магического ядра. Так?
   Некоторые из учеников покивали.
   - Хорошо. Значит ядро. У маглорожденных, то есть магов в первом поколении в 95% случаев магии хватает лишь на первые пять курсов Хогвартса. На продвинутую магию или П.А.У.К. (продвинутая аттестация умений колдуна) - они уже не способны. Её мы изучаем на шестом и седьмом курсах.
   - Но, сэр! - Подпрыгнула на стуле Грейнджер, пылая от негодования.
   - Да, да, - отмахнулся я. - Я же сказал что только в 95% случаев. И вы мисс Грейнджер прямое тому доказательство, раз сидите сейчас здесь и слушаете меня. Далее... - Оглядел я класс, довольный тем, что сумел привлечь внимание большей части студентов. - Подытожим, пожалуй. Я сейчас перечислю степени мастерства мага, которых невозможно достичь, не имея сопоставимой силы. Записывайте.
  1) Ученик. Слабое магическое ядро. I-V курс Хогвартса;
  2) Маг. Усиленное магическое ядро. VI-VII курс Хогвартса;
  3) Подмастерье. Среднее магическое ядро. Уровень магических училищ и других заведений подобного типа. Самостоятельное обучение или обучение у мастера. Звание подмастерья может присвоить любой действующий мастер (направив соответствующее письмо в Министерство Магии) или экзаменационная комиссия Министерства;
  4) Мастер. Сильное магическое ядро. Самостоятельное обучение. Экзамен на мастера принимает комиссия Министерства Магии;
  5) Магистр. Сила магического ядра неизвестна. Способ достижения данного уровня мастерства и силы неизвестен;
  6) Архимагистр. Сила магического ядра неизвестна. Способ достижения данного уровня мастерства и силы неизвестен;
  7) Архимаг. Сила магического ядра неизвестна. Способ достижения данного уровня мастерства и силы неизвестен;
   - Хочу ещё вам напомнить, что все эти звания, степени - не пустой звук. Так, в некоторые закрытые анклавы (питомники магических зверей или острова-призраки) не пускают никого, слабее подмастерьев. Это касается и библиотеки Министерства Магии, вход только подмастерьям и выше.
   - Профессор, сэр, Уайт! А в цифрах это сколько? Среднее ядро? Сильное? - Не удержалась от вопроса всё та же Грейнджер, не дав мне закончить мысль.
   - Не помню точно, - пожал я плечами. - В любом случае настолько точные измерения проводят редко. Обычно хватает проверки на артефакте "шар Гора", которую вы уже прошли.
   - А где об этом можно почитать? - Подняла руку одна из студенток Слизерина, прежде чем спросить.
   - "Мазьям Чихри. Грани силы". Эта книга есть в школьной библиотеке, - ответил я.
   - Всё это чушь! - Фыркнул с места Рональд Уизли. - Я никогда о таком не слышал!
  - Вот как? - Вежливо переспросил я.
   - Да.
   - Ну, теперь услышали, и надеюсь, запомнили, - кивнул я. - "Клауде ос туум", - направил я палочку в лицо Уизли, выстрелив в него бесцветным лучом заклинания, что заставил его рот закрыться, а губы слипнуться.
  - Эм-ээ-мэ, - промычал он не в силах вымолвить ни слова.
  - Это послужит вам напоминанием. А то взяли моду выкрикивать с места, не подняв при этом руки, - удовлетворённо заметил я.
  - Но так нельзя! - Очевидно, не поняла намёка Грейнджер, через секунду обиженно усевшись на пятую точку. Присоединилась так сказать к Уизли, что сидел весь красный и пытался разлепить свои губы руками. Грейнджер оказалась умнее и не стала позориться.
  - Может ещё кто-то хочет высказаться? - Оглядел я класс.
  Вверх выстрелила рука Поттера. Ну, конечно.
  - Слушаю.
  - Гермиона права. Вы не имеете права применять на нас эти заклятия!
  - Как же мало вы знаете, - закатил я глаза к потолку, посчитав про себя до десяти, чтобы не сорваться. - Устав Хогвартса. Параграф семь. Преподаватель вправе применять к студентам любые, повторяю любые дисциплинарные и принуждающие меры, в том числе используя на них заклинания, если оные можно убрать без последствий для ребёнка в срок не позднее суток, - продекламировал я наизусть. - Садитесь, мистер Поттер. Или вам есть ещё что сказать?
  - Нет, - буркнул он и плюхнулся на место.
  - Тогда продолжим урок и поговорим о чистокровных, полукровках и маглорождённых. Суть проста. Чем больше волшебников в твоём генеалогическом древе, тем сильнее ты и твоя семья (род). Чистокровные семьи известны тем, что по возможности женятся (выходят замуж) только лишь за волшебников в пятом, не меньше поколении, дабы не разбавлять кровь и усиливать семью, детей. И у нас на островах с этим проблема. Знаете какая? Среди чистокровных уже наметилась тенденция, что все всем родственники. Чем это черева-то, кто знает? Браки между родственниками? Ну?
  Руку подняла только Грейнджер, так что пришлось её расколдовать, как и Уизли, в придачу.
  - Различными патологиями, сэр. Болезнями.
  - Верно! - Указал я на неё палочкой. - Безумие Блэков тому пример. Различные уродства. Отупение. И много ещё чего. А тепрь, кто мне скажет как этого избежать?
  На этот раз руку поднял парень со Слизерина.
  - Назовитесь, а то я боюсь, не знаю всех по именам и отвечайте.
  - Грэхэм Бёрк. Слизерин, - чуть поклонился он. - Ответом же на вопрос будет - брать в жёны девушек из первого или второго поколения, - посмотрел он в сторону всё той же Грейнджер, от чего она зарделась, а Уизли сидящий с ней рядом полез в драку.
  Взмах палочки и рыжего паренька подняло в воздух, ещё взмах и его прилепило к стене, распяв как морскую звезду с кляпом во рту. Пусть повисит, подумает.
  Урок тем временем продолжился:
  - В точку! Разбавлять кровь. Это верное решение. Да, сила магии в ваших детях ослабнет, но незначительно. Вырождение такому роду не грозит. И как все тут поняли, детей от таких браков принято называть полукровками, пример перед вами. Гарри Поттер.
  Поттер который сидел надувшись и вертел в руках свою палочку, не зная что ему делать - пытаться вызволять друга, прилипшего к стене или напасть на учителя, лишь скривился, недовольный повышенным вниманием к его персоне.
  - Ну, о маглорождённых и говорить особо нечего. Это волшебники первого поколения со слабым ядром, что были рождены обычными людьми. Так, - посмотрел я на часы, - у нас есть ещё пятнадцать минут, так что давайте свои вопросы, если они у вас есть, конечно.
  - А что вы думаете о Тёмном Лорде? - Прозвучал провокационный вопрос со стороны Слизерина.
  - Ничего не думаю. Согласно газетам, он давно мёртв, - улыбнулся я, давая понять, что реально думаю об этом на самом деле.
  - Ага, - фыркнули почти все в классе. - А побег из Азкабана устроили Сириус Блэк и прыщавый кондуктор автобуса Стэнли Шанпайк, его верный подручный, - саркастично заметил студент по фамилии Гойл.
  Его гориллоподобный друг, Крэбб, поддержал его:
  - Угу. И если Блэк правая рука Лорда, то Шанпайк, левая нога, ха-ха-ха-ха, - рассмеялись все, кто хоть раз пользовался услугами автобуса "Ночной рыцарь".
  - Тихо, тихо, - улыбался я вместе со всеми, успокаивая класс.
  - Но вы верите, что Лорд воскрес? - Скрывая улыбку, переспросила мисс Грейнджер, гнув свою линию.
  - Я верю, что это проблема Министерства. У нас есть мракоборцы, авроры и ударный отряд отдела катастроф. Это тысячи боевых магов, которым по плесу справиться с любыми проблемами.
  - А как же орден феникса?
  - Насколько я знаю это просто некий клуб по интересам возглавляемый сэром Альбусом Дамблдором, чем они там занимаются, я не знаю, - обтекаемо ответил я, проходя между столами учеников, чтобы размять ноги. И тут я заметил довольно потрёпанный учебник по зельеварению на столе Гарри Поттера, который уж точно мог позволить себе купить новый. Взяв его в руки, я заметил как Поттер потянулся, желая вырвать его из моих рук, но под моим взглядом одумался и сел обратно. Пролистав несколько страниц этой книги я понял, что тот, кто владел этим учебником раньше, некий принц полукровка (надпись на обложке), готовился к экзамену на подмастерье, судя по обилию заметок на полях книги. Хмыкнув, я вернул книгу Поттеру.
  - Профессор... - Привстала со своего места белокурая студентка, от чего форма на ней натянулась и обрисовала внушительную грудь. Парни в классе засвистели.
  - Тихо я сказал! - Повысил я голос на полтона и все замолчали.
  - Кхым, - смущённо кашлянула... Фелиция Малфой. - А вы не знаете способов сменить пол, если стандартные методы зельеварения не помогают? Может ритуалы или ещё что? Сэр, - ещё больше смутилась она, видя, как подростки переглядываются, масляно следя за её движениями, попыталась она оттянуть мантию, чем ещё больше обрисовала свою фигуру.
  - Тут вам может помочь лишь Дамблдор. Он всё-таки единственный известный мне архимагистр трансфигурации в Англии, - подсказал я.
  Прозвучал школьный звонок.
  - Все свободны. Домашнего задания не будет
  - Ура!
  - Профессор, - указала мне глазами Грейнджер на стену.
  - А, ну да, - взмахнул я палочкой, освобождая Уизли из плена.
  Глава 20
  Каюсь, совершил ошибку. Да, да. Поболтал, называется со студентами на отвлечённые темы. Оказалось что разговоры о магическом ядре и статусе крови что-то вроде табу, а я взял и нагадил прямо в тарелку Дамблдору. Макгонагал уже предупредила меня, что как только мой контракт закончится, меня пнут из Хогвартса под зад, такое решение принял Альбус, услышал он разговоры шестикурсников в большом зале и те ему не понравились.
  Может и к лучшему? Да я и не собирался оставаться здесь преподавать (да и не должен, в общем, то, я помощник профессора, а не преподаватель). В любом случае у меня другие планы, но об этом с Макгонагал я конечно не говорил. Хорошая она женщина, хоть и кошка (кошки те еще вредины). Переживает за меня, в общем.
  В любом случае нехорошо получилось. Я ведь хотел не привлекать к себе внимания, а тут весь обед, на тебя прищурившись, смотрит Дамблдор. Мда.
  Школьные будни продолжались. Занятия у младших курсов, варка зелий как на продажу в Хогсмите, так и для больничного крыла, патрули по ночам и чтение, чтение, чтение. Книги из библиотеки, запретной и преподавательской секции поедались мной с ужасающей скоростью. Один-два тома в день (что много, поверьте), причём я постоянно использовал "умозрительное" зелье, недешевое кстати. Если бы я его покупал, то разорился бы, а так варил сам из тех ингредиентов что набрал на своей делянке в лесу Хадли. Думаю, к концу года все, что я для себя наметил, будет изучено, спасибо донорам памяти, которые были до меня и изучили большую часть библиотеки Хогвартса. Не такой и легендарной, как о ней говорят, но вполне приличной.
  Ну а сегодня у меня заслуженный выходной. Воскресенье, 6:30 утра, стоял я на крыльце замка обозревая окрестности, прежде чем сорваться на бег. Да-да. Я не забыл свои Азкабанские будни и так и не бросил тренировки. Разминка, отжимания, приседания, а теперь и бег. Дышалось удивительно легко, разгоряченное тело хотело действий, и я побежал быстрей. Обогнул избушку Хагрида, помахав ему рукой, вот кто жаворонок, уже кормил тот кур за своим домиком, и побежал вокруг чёрного озера.
  Я был не одинок. Этим же маршрутом бегали и ученики, как маглорождённые, так и чистокровные. В здоровом теле здоровый дух даже в магическом мире были не пустыми словами.
  - Профессор.
  - Сэр, профессор Уайт, - кивали мне студенты, когда я пробегал мимо, демонстрируя свою хорошую форму.
  - Доброе, ребята. Доброе, - отвечал я.
  Меня уже узнают даже те, кого я не учу. Слава она такая, да, улыбнулся я, вспоминая, как мне выговаривала Макгонагал за методы наказания нерадивых студентов. Излишне жестоко, ворчала она, пока одна рыжая голова со злорадной улыбкой подсматривала за нами из-за угла.
  - О-о-о, - удивился я. - Профессор Стебль, - окружили бегущую женщину вечно одетую в мешковатую и грязную одежду её студенты. Надо сказать, что, несмотря на это, если присмотреться и стереть с её лица непременно украшающую ещё молодую женщину землю (от её любимых растений) и рассмотреть фигуру, скрывающуюся за грязной одеждой, то становится, очевидно, что это молодая женщина прекрасна. Ямочки на щеках. Узкая талия, переходящая в широкие бёдра. Высокая грудь. Томный, с придыханием голос... И как же соблазнительно перекатывались под школьной робой её задние полушария! Никакая одежда не в силах скрыть такую красоту, сглотнул я слюну, с трудом отводя взгляд.
  Посмотрев нам меня, Помона очевидно заметила, куда был направлен мой взгляд. Глаза у неё заискрились, в них появились лукавые огоньки, подмигнула она мне на ходу, пока её шебутные студенты убежали вперёд, готовя полянку для завтрака.
  - И вы здесь, профессор Уайт, - улыбнулась она мне приветливо, когда мы сровнялись в скорости и побежали рядом.
  - Да какой я профессор. Так, - махнул я рукой. - Помощник.
  - Не знаю, не знаю, - покачала она головой. - Моим первашам нравятся ваши занятия, хоть они вас и побаиваются, - рассмеялась женщина грудным голосом. - Умеете вы нагнать жути. Никак брали уроки у нашего вечно мрачного Северуса?
  - Это у меня от рождения, - отшутился я.
  - Уф, - остановилась Помона перевести дух. Капелька пота соблазнительно скатилась с её лба, прошла рядом с полными, алыми губами, и, скользнув, по шее, скрылась за воротником. - Устала я чего-то... Ой! Смотрите! Какая красивая шишка, - удивилась она, наклонившись чтобы её поднять, и я не отказал в себе в удовольствии посмотреть на то, что она, очевидно, решила мне продемонстрировать. Её укороченная роба, до середины бедра - задралась, и... вместо того чтобы смотреть на попку женщины, похожую на сердечко, всё моё внимание отвлекла не себя татуировка на пояснице. Паутина, в которую попала жертва.
  - Ну как вам?
  - Что? А! - посмотрел я в её смеющиеся глаза и перевёл взгляд на шишку в её руке. - Красиво, - выдавил я из себя.
  - Профессор, Стебль! - Замахали нам руками её студенты. - Сюда!
  - Может, перекусите с нами? - Предложила мне Помона.
  - Боюсь, ваши студенты мужского пола, что так неодобрительно смотрели на меня когда мы бежали рядом, подольют яду в мой чай, - улыбнулся я. - Так что, пожалуй, я пас. Побегу дальше. Мне ещё два круга вокруг озера до той планки, которую я установил себе сам, а потом душ и завтрак в большом зале.
  - Не буду настаивать, - вложила мне в ладошку шишку, профессор Стебль и мягким, незаметным движением погладила мою руку неожиданно тёплыми ладошками. - Если вам захочется, чтобы кто-то потёр спинку, то вы знаете, где меня найти, - заливисто рассмеялась она, наблюдая за выражением моего лица, и помахала мне ручкой, прежде чем присоединиться к утреннему чаепитию на природе со своими студентами.
  Я же, как мог, изобразил масленый взгляд и проводил её фигуру взглядом, прежде чем мотнуть головой и продолжить бег.
  Она не ошиблась. Я был ошарашен, но совсем не её красотой или намёками. Татуировка. Чёртова татуировка! Изображение паука в обрамлении паутины, пожирающего как казалось с первого взгляда куколку бабочки... Но нет... Там был изображен младенец в пелёнках. Культ "прихода ведьминого пастуха"! Чёртовы твари, вновь накатили на меня воспоминания Егора служившего в особом отделе КГБ (аналог мракоборцев в СССР). Грязь, кровь и ужас, на который они наткнулись в одной отдалённой деревеньке в Рязанской области. Ритуалы. Жуткие жертвы во славу их господина. И младенцы, десятки трупов украденных из роддома новорождённых... Тогда они не справились. Еле унесли ноги. А когда вернулись с подкреплением, след культа "прихода ведьминого пастуха" исчез.
  Паутина. Та, что опутывала Стэна. Её работа, отчётливо понял я. Что же эта сука хотела со мной сделать? И чем мне ей ответить... Да. Главное не наследить. Время у меня есть. А пока я и дальше буду учить детей, вести обычную жизнь и наблюдать.
  Уже возвращаясь в замок, на входе меня перехватил Слизнорт. И так настроение поганое, а тут он улыбается. Не к добру это.
  - Я смотрю, мистер Уайт, развлекаетесь?
  - Забочусь о своём здоровье, - дёрнул я плечом.
  - Похвально, похвально, - с мнимой доброжелательность покивал он. - А ведь я, как и обещал, нашел вам занятие по плечу! Скоротать так, сказать вечера, - разве что не захлопал он в ладошки. - Я обратился в совет попечителей, где у меня немало друзей, - намекнул он о своих связях в волшебном мире, - и те пошли мне на встречу. Теперь вы официально руководите клубом танцев. Занятия нужно проводить каждую среду, пятницу и субботу, с шести до восьми вечера, - рассказав мне эту "радостную" новость старикашка и поспешил в замок. Мне же пришлось срочно перекраивать свой график. Свободного времени и так было мало, а теперь и вовсе придётся скрадывать часы, отведённые под сон.
  Это уже не лезло, ни в какие ворота. Чёрт! Тут явно нечто большее, чем просто мой отказ задарить старого пердуна подарками, в надежде, что он снизойдёт до меня и примет экзамен на подмастерье. Где же я успел оттоптать ему мозоль?
  Глава 21
   Минуло уже два месяца с начала моего пребывания в обители знаний - Хогвартсе. Неслышным призраком, невидимым глазу я скользил по ночным коридорам школы и прислушивался к шепоту ночи. С приходом тьмы жизнь в замке не замирает, она продолжается, тенями перемещались по этажам домовые эльфы, занимаясь уборкой. Они натирали блеском доспехи, стряхивали с картин пыль...
  - Заразы! - Выругался один из таких обитателей картин, дядька с шикарными усами, когда по нему прошлись тряпкой.
  - Извините! - Пропищал эльф, а потом хряп тряпкой по красной морде. - Извините! - Вновь взвизгнул эльф, и снова хрясь тряпкой.
  - Никакого уважения, - сбежал усатый со своего гобелена, показав напоследок эльфу фигу с маслом.
  Слуги тоже не сидели без дела. Все основные поставки производились ночью, дабы не смущать юное поколение такой обыденностью как летающие по воздуху ящики с картошкой и подгнившей репой. Филч был в ударе:
  - Больные на голову вошки с ноги тролля! - Брюзжал он на своих подчинённых. - Куда вы это несёте, бездари? Что вам было сказано, шматы сала с жопы Мерлина? Давно не целовали целюлитных ног Морганы? Я покажу вам, что значит испытывать любовь горного великана!
  Все были заняты своим делом. Жизнь играла красками. Шла моя смена дежурства по школе, на сон будет пара часиков, потом занятия со вторыми курсами по зельеварению, а вечером клуб танцев. Так сказать официальное открытие. Я уже думал ничего интересного не случится, но в раннюю рань, когда я проходил мимо гостиной Гриффиндора, кое что меня удивило.
  - Не толкайся! - Открылась рама с изображением полной дамы, охраняющей вход в логово смелых, и оттуда кто-то вышел. Только вот я их не видел... Заклинание? Неужто у кого-то хватило силёнок на заклинание невидимости, но они не догадались заглушить звуки и запахи вокруг себя? Что за идиоты?
  Я, конечно тоже был под невидимостью, но уж я то о таком не забывал, пристроился я в хвост компании, судя по всему из трёх человек.
  - Невилл, не пыхти!
  - От Рона воняет, - пожаловался тот самый Невилл.
  Вот и я определил двух из трёх нарушителей. Невилл Долгопупс и Рон Уизли. Догадаться кто третий, не составило труда.
  - Рон, ты что, снова забыл помыться после вчерашнего занятия на грядках профессора Стебль? Мы же работали с драконьим навозом!
  - Блин, Гарри. Каждый день моются только неудачники.
  - Ты идиот, Уизли, - промямлил Невилл.
  - Хочешь в нос? Я тебе дам, идиота...
  Какая-то возня, писки.
  - Да заткнитесь вы! - Вспылил Поттер. - Нас так услышат.
  - Может, посмотрим по карте, не бродит где рядом Филч или Снейп?
  - Мы уже пришли, - встали они рядом с неприметным тупичком, задрапированным тканью с вышивкой. Узором на шторе прикрывающей голую стену были виноградные лозы и летающие тут и там толстенькие карапузы-купидончики, кидающиеся в друг друга виноградом.
  - Давай, Гарри, открывай проход, - нетерпеливо зашептал Уизли. - Ангелина ушла уже десять минут назад, всё интересное пропустим.
  - Ладно-ладно...
  В воздухе появилась рука с палочкой. Стало понятно, что парни использовали мантию-невидимку, а вот куда они так спешили, встав в такую рань - было интересно. Похоже, я сейчас открою ещё одну тайну Хогвартса. Может какое-то помещение для занятий магией? Тайное логово Гриффиндорцев? Клуб самогоноварения?
  Коснувшись палочкой определённого купидончика и пробормотав нечто невнятное, Поттер заставил ткань затрепетать, словно на ветру и все трое нырнули прямо в неё, разошлись по шторе волны, словно по воде. Я поспешил за ними.
  Не подведите ребятки, аж зажмурился я от предвкушения раскрытия очередной загадки. Надеюсь, там будет что-то интересное.
  Первым впечатлением было - я дома, в деревне у бабушки и она загнала нас с отцом в баню, ударили мне в нос те же запахи веников и горячие клубы пара. Стоило мне прийти в себя, пережив секундную слабость по прошлому, как мне открылась прекрасная в своей чистоте картина. Пареньки то оказались не промах. Подростки, гормоны, закрытый пансионат, все дела, привели они меня в общую купальню для девушек со всех факультетов. И так как я не видел здесь всякую мелочь, то знают о ней только старшекурсницы, плескались в огромном, стилизованном под котёл бассейне с горячей водой молодые женщины.
  Здесь была не только Ангелина, на которую хотели поглядеть парни (черноволосая негритяночка с Гриффиндора), но и другие девушки, весело смеялись они, плескаясь водой и помогая подругам расчёсывать длинные волосы.
  Справа от меня кто-то громко сглотнул. Похоже отважное трио в экстазе.
  - А как вам, Бойл? - Беззаботно болтали они, не зная, что их подслушивают.
  - Противный. Взгляд скользкий. Фу.
  - Эй, Дафна, - обратились девушки к белокурой красавице похожей на ангела, как раз вышла та из бассейна, чтобы пройти к скамейкам, сидя на которых другие девчонки наводили на себя окончательный марафет. Красили ногти на ногах, заплетали косички.
  - Что? - Обернулась Дафна показывая себя во всей красе. Мокрая кожа блестела, стройное как ива молодое тело... Эээ... Тут я понял что я всё таки профессор... Потом правда сам себя одёрнул, не профессор, а помощник профессора, так что я закрыл только один глаз, а вторым продолжал коситься на голые девичьи тела.
  - А тебе всё ещё нравится, Поттер? Помнишь, ты на первом курсе нам рассказывала. Мечтала с ним познакомиться.
  - Я была маленькой и глупой, - закатила она глаза к потолку. - С тех пор я выросла.
  - Ну да, ну да, - хихикнули девчонки. - Особенно в некоторых местах, - приподняла свои груди Ангелина, намекая на шикарный бюст Дафны.
  - Дуры! - Отвернулась от них Гринграсс, покосившись на свои прелести.
  Удовлетворив свою любопытство, и внимательным образом осмотрев каждую девушку (только одним глазом), я решил уходить, поспать немного, но перед этим...
  Сдернуть заклинанием мантию с Поттера и компании не получилось. Серьёзный артефакт. А если так, нащупал я их компашку руками и потянул за холодящую пальцы ткань. Они сперва даже не поняли, что мантию с них сдёрнули и как дураки пялились на голых девок, а вот те не подвели.
  Зазвучали заклятья:
  - "Ступефай"!
  - "Инкарцеро"!
  Ну и немного визга:
  - У-и-и-и-и-и-и!
  Парням не позавидуешь, уже надвигались на обездвиженных шестикурсников разъярённые фурии. И если Поттер и Долгопупс выглядели ещё ничего, лежат взъерошенными и обездвиженными, то вот Уизли, чья рука была засунута под мантию... Он что, делал "это" прямо там?
  - Что будем решать, девочки? Позовём деканов?
  - Нет! - Выкрикнула злая Ангелина. - Разберёмся по-своему...
  - Что, Поттер? Хотел посмотреть на женские прелести? - Язвительно спросила какая-то крупная девка. - А сам показать себя не хочешь? - Наклонилась она вперёд и, приподняв его голову за подбородок, взглянула ему в глаза. - Сейчас мы посмотрим, какой ты "герой", - начал она его раздевать.
  Другие девушки переглянулись, а потом последовали её примеру, начав стягивать одежду с друзей Поттера. Они так и не заметили, как из его кармана пропал странно потертый, желтоватый лист пергамента и как штора входа в тайную купальню пошла волнами, словно кто-то невидимый прошел через неё, но так и не появился.
  - Надеюсь, их там не прибьют, - пробормотал я, возвращаясь к себе в спальню, и с интересом рассматриваю эту карту. Других вещей при себе у Поттера не было, значит, это была она. Надо только разобраться, как она работает и будет ли мне полезной.
  - А-а-а-а-а-а! - Послышался мне мужской, отчаянный крик. Я даже остановился, обернувшись и думая не стоит ли мне возвратиться... Но потом отмахнулся от этой идеи. Пусть девушки выместят злость. Нехорошо это подглядывать. Про себя я благополучно забыл. Одним глазиком же.
  Завалившись в свою комнату, я повалился на кровать и проспал заслуженные мною два часа.
  В итоге не выспавшийся и злой я сидел в большом зале на обеде и ковырялся вилкой в салате. Прислушиваться к разговорам студентов было откровенно лень, но я пересилил себя и взмахнул палочкой.
  Разговор за столом Когтеврана:
  - В больничном крыле, все трое. Крайнее истощение, эмоциональная нестабильность, царапины по всему телу, особенно на спинах.
  Разговор за столом Пуффендуя:
  - Говорят у Уизли сломан... - Замолчала на полуслове девица, засмущавшись.
  - Что? - Вылупились на неё благодарные слушательницы.
  - Ну, там, - скромно указал девочка глазами вниз.
  - О-о-о, - пооткрывали они рты, раскрасневшись.
   За Гриффиндорским же столом сидела Грейнджер и мягко сказать, была ошарашена. Чего только не говорили о Гарри и её друзьях.
   - Минуточку внимания! - Встал со своего места Дамблдор. - В школе произошло чрезвычайное происшествие. Студенты Поттер, Уизли и Долгопупс были найдены профессором Снейпом в пустом коридоре на холодном полу. Они были голыми и без сознания.
   - Ха-ха-ха, - взорвался большой зал смехом.
   - Да, да, - покивал добродушный дедушка Дамблдор, сверкая глазами. - И как я уже высказал профессору, Снейпу, - посмотрел он на удивление счастливое лицо последнего, что сидел за преподавательским столом и попивал апельсиновый сок, - не стоило проносить мальчиков в таком состоянии мимо открытых дверей большого зала, ведь это такой крюк до больничного крыла, - укоризненно попенял он Северусу. Хотя всем и было понятно, что директор говорит не всерьёз и не слишком то расстроен поведением профессора защиты.
   - А что с ними случилось? - Выкрикнул с места один из близнецов Уизли, с горящими от азарта глазами. Как же! Ведь они пропустили такую хорошую шутку!
   - Боюсь, мы этого не узнаем... - Повздыхал, Дамблдор. - Мальчики чрезвычайно истощены и вымотаны. А ещё им стёрли память. И это, - серьёзно посмотрел на детей Альбус, - уже не шутки. Если кто-нибудь знает что случилось с мистером Поттером и его друзьями, мои двери всегда открыты. Продолжаем обед, - уселся он обратно и большой зал вновь загомонил.
   После обеда мне удалось пересечься со Снейпом, и тот подтвердил, что примет у меня экзамен на подмастерье зельеварения в это воскресенье и усталость от недосыпа как рукой сняло. Хорошие новости, притом, что я параллельно готовился к проверке своих навыков от Макгонагал и Флитвика, которые только рады были проэкзаменовать своего коллегу и ничего не просили в замен.
   Уроки прошли быстро, научил я девчат рецепту зелья от подростковых прыщей, а парней отвару храбрости льва. Не по программе, но мы и так её опережаем, а им это будет полезно. Вот и наступил вечер, наводил я последний марафет в классе, выделенном под клуб танцев. Большое свободное помещение с белыми стенами и без мебели. Янтарный пол, сложенный из деревянных плашек и залитый лаком так сильно, что в нём можно увидеть своё отражение. Окон в комнате не было, так что я подумав изменил одну из стен трансфигурацией, превратив её поверхность в зеркало.
   - Так-то лучше, - сказал я, оглядывая дело своих рук.
   На часах было почти шесть вечера, и я взмахнул палочкой, открывая закрытую дверь в класс, а так как дети не умели молчать, то меня накрыл шум десятков голосов, начали заходить внутрь приодетые по такому случаю девушки. Школьные мантии были выброшены и на их место пришли платья, зарябило у меня в глазах от обилия цветов. Парни, которых было заметно меньше девушек пришли как обычно в школьном, даже и не подумав переодеться.
   - Рад всех вас приветствовать на первом занятии клуба танцев! - Повысил я голос, чтобы перекричать детей. Нет, я, конечно, мог начать наказывать слишком сильно шумевших... только вот меня смущала кошка, заскочившая в класс после детей и умостившаяся в уголке. Никак Макгонагал в своей анимаформе решила меня проконтролировать?
   - А какие танцы мы будем разучивать, профессор Уайт? - Спросила Грейнджер, а потом ойкнула, спряталась за спины подруг и подняла руку.
   - Танцы, танцы, - сделал я вид, что не заметил её оплошности и скривился. Я, в общем, то не умею танцевать, так что... Пару стратегий я выработал. Посмотрим, как пойдёт. - Название танца, мисс Грейнджер - вам ничего не даст. Заучивание движений - вам ничего не даст, - начал я нести какую-то чушь, вешая студентам от мала до велика лапшу на уши. - Танец он рождается здесь, - дотронулся я рукой груди. - В сердце.
   - Круто.
   - Профессор знает, о чём говорит.
   - Ага, - верили каждому моему слову первокурсники. Те же шести, семикурсники смотрели скептически.
   - Давайте-ка, теперь я вас расставлю, - начал я ходить по классу выстраивая вокруг парней, девушек. Две, три девушки на парня. Иногда это смотрелось нелепо. Стоит такой лопоухий второкурсник, а вокруг него с кислой миной, сверху вниз (росточком он им по пупок), смотрят девушки. - Ваша задача такова, - вновь начал я вещать. Парни. Вы дубы. Деревья. Вы качаетесь на ветру. Руки ваши ветки, ноги ваши корни. Ну-ка покажите!
   Те, что помладше начали делать какие-то движения, гудеть через рот (ветер, что ли изображают?), в общем, начали "танцевать".
   - Отлично, отлично! - Похлопал я в ладоши. - Теперь девушки, - галантно поклонился я всё более смущенным девицам, явно ожидавшим от клуба танцев чего-то другого. - Ваша задача кружить вокруг партнёров, словно вы пчёлки, а мальчик-дуб это мёд. Кружитесь! И берегитесь рук-веток. Слушайте своё сердце! Начали! - Поставил я пластинку в граммофон, и по классу разнеслась легендарная песня Селин Дион:
  Every night in my dreams
  Каждую ночь в моих снах
  I see you, I feel you
  Я вижу тебя, я чувствую
  That is how I know you go on.
  Я знаю, это ты идешь
  Far across the distance
  Через разделившие нас расстояния
  And spaces between us
  И бесконечные пространства
  You have come to show you go on.
  Ты пришел, чтобы дать мне знать, что ты жив
  
   - Танцуют все! - Крутился я рядом с парами, в открытую посмеиваясь над выражением лиц некоторых. Только младшекурсницы радовались. Выделывали пируэты, кружились словно вихри, уворачивались от рук кавалеров и смеялись.
  Кошка в углу класса закрыла глаза лапами. Ну а я лишь надеялся, что на моё следующее занятие по танцам придут только отмороженные гриффиндорцы и мне будет полегче.
  А вечером я начал раскрывать секреты карты...
  Глава 22
   Один из многих разговоров по сквозному зеркалу между первокурсницами всех факультетов и их родителями. Вечер после урока по танцам.
  - Расскажи-ка ещё раз, чему он там вас учит? - Сердито нахохлился отец девочки, пока её мама, заглядывающая в зеркальце через плечо мужа, улыбалась дочурке.
  - Ну! А потом мы! И ах! Пируэт. Прыжок! - Перескакивала она с одного на другое, периодически пытаясь показать, какого это ох.
  Тут отец девочки не выдержал:
   - Поправь меня если я не прав. Мальчики - это деревья. Дубы, а руки им заменяют ветки. Но на самом деле это не дубы, а мёд. Девочки же это пчёлки. И вы кружите вокруг мёда?
   - Пап, ты ничего не понял! Слушай ещё раз.
   - Ох, горе ты моё.
  ***
   - И вы ничего, ничего не помните? - Допрашивала своих друзей Грейнджер на завтраке в пятницу, как только их выпустили из больничного крыла. - Точно, точно?
   - Отстань, Гермиона. Мы же уже тебе ответили! Не-пом-ним, - по слогам выговорил мрачный Гарри. Чувствовал он себя, словно вернулся в прошлое, и он вновь первокурсник со шрамом во лбу, на которого все показывают пальцем. Ангелина вон странно себя ведёт. И смотрит как. Бр-р, передёрнуло его.
   - Но ведь что-то вы знаете? - Продолжала стоять на своём Гермиона. - Чем вы там хотели заняться, втроём и без меня? Куда ушли тем утром? Почему Невилл боится поднять взгляд от тарелки?
   Парни переглянулись. Долгопупс покраснел.
   - Не помним, - отрезал Поттер.
  Не сознаваться же ей что они с начала года, два-три раза в неделю надевают мантию невидимку и идут подсматривать за девушками в душе? Идею предложил Рон, узнавший летом от старших братьев, где находится одна из лучших общих купален Хогвартса и план созрел сам. Выходит их раскрыли, и поймали? Впрочем, взгляд Ангелины и той же кудрявой Джессики, что сидела с ней рядом говорит сам за себя. Но что же произошло? Что девушки с ними сделали, если даже школьная медсестра не стала отвечать на их вопросы? Сказала лишь, что вылечила их "боевые раны" и погнала вон из лазарета.
   - Не хотите, не отвечайте, - надулась Грейнджер.
   - Извини, Гермиона, но мы и, правда, не хотим об этом больше говорить. Закрыли тему, окей?
   - Ну и ладно, - отмахнулась она. - Лучше скажи, ты идёшь сегодня к Дамблдору?
   - Да, вечером, - покосился Поттер на стол преподавателей.
   - Бесполезное занятие, - категорично высказался Рон, уплетая за обе щеки яичницу. - Не понимаю, зачем старик показывает тебе воспоминания? Лучше бы научил крутой магии.
   - Директору виднее, Рон, - упрекнула его Гермиона.
   - Ну, в любом случаем, мы должны быть ему благодарны, - увёл Уизли тарелку с блинами из-под носа первокурсника, - я думал, нас посадят в тюрьму за нападение на Министерство, но как говорит отец, историю замяли на самом верху. И хорошо, а то плач мамы, причитающей, что младший сын стал совсем пропащим и эти её вечные приглашения Мундугнуса Флетчера на ужин, чтоб тот научил дитятку, как она говорит: "жизни по ту сторону закона", - изобразил Рон отвращение на лице.
   - А чему он тебя учил? - Живо заинтересовалась Джинни, что хоть и сидела рядом, но в основном молчала, читая какой-то модный журнал. - Ты так и не рассказал об этом. Ни мне, ни близнецам.
   - Ну, - растерянно почесал макушку Рон. - Он что-то говорил о баланде. О том, что не в масть спать на втором ярусе койки. Что не брат он мне и палочки со мной не скрестит. Причитал о том, что чепушилы не фраеры и моё место у параши. И звать меня будут Люсей.
   - Я не поняла ни одного слова, - осторожно заметила Гермиона.
   - Не ты одна, - раздосадовано ударил пустой ложкой о тарелку Рон.
   - А мне всё ещё снятся кошмары о том дне, - подал голос Долгопупс. - Гарри утверждает, что его крёстного схватил тёмный Лорд. Мы заманиваем Амбридж в лес, оставляя её драться с великаном. Полёт на фестрале за спиной Луны. Встреча с пожирателями в зале пророчеств. Драка с ними. Ранение...
   - Ага, - поддакнул Уизли, запоздало получивший по шее от Грейнджер за блины. - А в итоге то, что, оказалось? Никакого Сириуса в Министерстве нет. Он вообще умотал в бордель, приняв оборотное зелье. Пророчество нам не досталось, все пожиратели сбежали, а Министр, который прибыл на тревожный сигнал той ночью, увидел лишь как группа детей, разносит отдел тайн... Луна ещё эта бешеная! - Вспомнил он. - Вот зачем она прямо на глазах у министра разнесла фонтан магического братства "бомбардой"? Как там она сказала? Я лишь исправила неправильность в линиях возможного будущего? А на вопрос с чего это она взяла, что эти э-э-э линии неправильные - ответила, что ей шепнули это мои дряхлые коленки?! - Возмутился Рон.
   - Нам повезло, что... Эм-м. Я не это хотела сказать, Гарри, - извинилась Гермиона, спрятав глаза.
   - Да, ладно. Всё нормально, говори как есть, - тяжело выдохнул он. - Нам повезло, что этим летом повторилось нападение дементоров на меня, иначе бы нас точно осудили, а так все договорились. Мы молчим, и Фадж молчит.
   - Но мне всё же интересно кто натравливает на тебя дементоров? - Ушла в себя Гермиона, очевидно перебирая в уме имена всех недоброжелателей Гарри, но он лишь пожал плечами.
   - Привет, Гарри! - Подсели к ним за стол близняшки Патил и Лаванда Браун. - А ты идешь на следующее занятие по танцам?
   - Э-э-э, - даже не надо было ему изображать взгляд барана, всё получилось само собой. - Куда?
   - К профессору, Уайту! - Хором воскликнули Патил.
   - Девочки, отойдём? Хочу вам кое-что сказать, - зыркнув исподлобья на Поттера, увела однокурсниц Гарри из большого зала Ангелина.
  ***
   - Долорес, - приветливо кивнул одной из своих доверенных помощниц, Корнелиус Фадж, как только та зашла в его кабинет.
   - Вызывали, министр? Кхе, - кокетливо, как она сама это понимала, кашлянула Амбридж.
   - Верно, - нахмурился министр, перечитывая документ на столе. И только через пять минут, придя к какому-то решению, он подмахнул его пером, поставил личную печать и взглянул на Долорес, что терпеливо сидела в кресле для посетителей. - Мне нужно чтобы вы снова отправились в Хогвартс.
   - Что?! - Ухватилась она рукой за ногу, которую только недавно отрастили в больнице святого Мунго за целую гору галлеонов. Тот чёртов великан, оказавшийся братом Хагрида уже начал её поедать и если бы не авроры... - Со всем уважением к вам, министр, - начала она краснеть от гнева.
   - Это временно, - успокоительно поднял ладонь Корнелиус. - Нужно будет лишь посещать школу три дня в неделю. На пару часиков.
   - И что мне там делать? Или вы думаете так легко забыть, что Поттер, Уизли, Долгопупс, Лавгуд, Хагрид, - маниакально проговаривала она каждую фамилию. - Думаете, я забыла как все эти, эти... Отбросы! - Забилась на виске Амбридж жилка. - Эти твари! Эти! - Показала она зубы, не в силах себя сдержать. Пальцы на руках были скручены, и легко можно было представить, что в эти руках сейчас хрустят шеи детей.
   Министр предпочёл ничего этого не заметить.
   - Как ты знаешь, профессор Слизнорт не так давно обратился к попечительскому совету Хогвартса, и лично ко мне с просьбой разрешить своему помощнику возглавить клуб танцев... Мне это показалось забавным, и я подписал нужные разрешения. И тут, не прошло и пары недель, как после первого же занятия мой секретариат завалило письмами от родителей. Весьма влиятельных родителей, - заиграл министр бровями. - Отец первокурсницы Пуффендуя, член палаты Лордов, один из заседателей М.К.М. Или мать второкурсницы со Слизерина, которая хоть и высказывалась об этих занятиях немного насмешливо, но просила помочь молодому клубу с его главой встать на ноги. Это кстати была Зиефирия Фокс. Понимаешь?
   - Та самая? - Удивилась Амбридж, заинтересовавшись. - Хозяйка половины виноградников Испании и Франции? Родственница магловской королевской семьи Англии?
   Фадж кивнул.
   - И ладно бы только это, - тяжко выдохнул Корнелиус. - Я не уследил и отдел магических игр и спорта скооперировался с отделом международного магического содружества. Они связались с другими министерствами и школами по всей Европе и теперь, в это самое рождество, нас ждёт первый за последние пятьдесят лет международный рождественский бал в Хогвартсе.
   - Неожиданно... - Не знала, что и сказать помощница министра.
   - Теперь ты понимаешь, зачем ты мне в школе? Мне с большим трудом удалось договориться с попечительским советом и назначить тебя помощником профессора, э-э-э... - посмотрел в бумаги на столе, Фадж, - профессора Вина Уайта. Будешь помогать ему вести клуб танцев и подготовишь студентов к мероприятию, осмотришь школу. Участники бала прибудут со всей Европы заранее и проживут в школе все праздничные дни, так что Хогвартс должен блистать! За последние годы мы уже стали посмешищем и я не потерплю повторения! Турнир трёх волшебников, чемпионат мира по квиддичу... Не подведи меня Долорес и награда не заставит себя ждать.
   - Я хочу лишь одного, - пристально посмотрела в глаза министра Амбридж.
   Видя неподдельную ненависть, Фадж мог только поблагодарить Мерлина, что этот гнев направлен на другого человека.
   - Мне тоже не нравится этот мальчишка, Поттер со своей компанией преступников и террористов, несущие бредни о приходе тёмных времён на каждом углу, но я не могу прищучить его за старое. Пойми меня! Но вот если ты что-то накопаешь, будучи в школе, - намекнул ей Фадж, - то руки у меня будут развязаны.
   - Положитесь на меня министр. Уж я прищучу эту тварь, - прищёлкнула она пальцами с длинными, покрытым красным, как кровь лаком, ногтями.
  ***
   - Вы уж... Это... Постарайтесь, - замялась Минерва, проглатывая слова и не зная что сказать. - Эх! - Возвела она глаза к потолку, просидев так целую минуту, словно, молясь. - Ладно, идите отсюда, профессор, Уайт. Боюсь после вас и рождественского бала в Хогвартсе, иностранные гости больше никогда к нам не приедут, а клуб танцев и всяческие балы отменят ещё лет на пятьдесят. Идите, - слабо махнула они мне рукой на выход.
  Уходил я из кабинета Макгонагал в расстроенных чувствах. Чёртов клуб танцев перерос в нечто несусветное. Рождественский бал, писки, визги. Или вот, посмотрел я на газету в руках, где на передовице рассказывалось о традиции балов в Хогвартсе, на фото же, перед публикой выступал Люциус Малфой, которому за большие деньги удалось уговорить спеть на открытии данного мероприятия саму Милано Этель Звенящий Ручей. В школе теперь только и говорили о бале. Учиться танцам теперь ходили все от мала до велика, и это несмотря на то, что я продолжал учить, как учил, внеся лишь небольшие правки. Дурдом!
  - Профессор, - кивали мне в коридорах.
  - Сэр, Уайт, - кланялись.
  Кто-то пустил слух, что это я буду решать, кто пойдёт на бал, а кто останется в своих гостиных, смотреть на пламя в камине, и мой авторитет в школе вырос до небес. Некоторые старшекурсницы даже пытались меня соблазнить! Так хотели на бал, разболелась у меня голова от всего этого.
  Передвигаться по школе стало куда сложней. Меня вечно все искали и если бы не карта. Да, карта... Невероятное изобретение. Я всё ещё разбирался с вплетённой в пергамент магией, но саму карту открыть удалось, раскрыла она мне поистине много тайн замка. Я всё ещё продолжать изучать все те помещения и коридоры, которые были изображены на старом пергаменте, не видя конца и края своим исследованиям. А уж возможность следить за всеми кто в замке! Немыслимо и очень, очень полезно.
  - О-о, - выплыл прямо на меня Дамблдор, шагнув, словно из стены. - Вас то я и искал, - улыбнулся он. - Пройдёмте в мой кабинет, помощник профессора. Нам нужно многое обсудить.
  Глава 23
  Молодой, да ранний, наблюдал я за помощником Слизнорта, пока тот хлебал чай в моём кабинете. И ведь не отказался паршивец. Уверен, что я ничего не подмешаю или каждый день пьёт антидоты к зельям правды и его аналогам? Хотя чего это я? Он ведь маглорождённый. До сих пор должно быть верит в сказку Хогвартс. Но, всё же... Он ведь уже десяток лет живёт в нашем мире, работая простым аптекарем, должен был поумнеть. Или нет? Хм.
  Сложно. Мальчишка имеет неплохое ядро, как говорят мне артефакты, вмурованные в стены ещё моими предшественниками на посту директора. Подмастерье, не меньше. Думаю, стоит подумать об этом и понаблюдать за ним и в конце года предложить присоединиться к ордену. Неплохое будет пополнение. Да, так и сделаю.
  - Прекрасный чай, - польстил мне мальчик.
  - Что ты, - отмахнулся я. - Пей на здоровье.
  - Спасибо конечно, но боюсь у меня много дел... - Выразительно посмотрел на меня этот Вин Уайт.
  Его намёк был понятен, хоть и был излишне дерзок. Не понимает мальчик, с кем говорит. Взмах руки и от него останется лишь пепел. Прощу ка я ему это по первости.
  - Я пригласил тебя обсудить уже анонсированный во всех газетах рождественский бал и...
  Он не дослушал, перебил меня и начал говорить:
  - С радостью отдам руководство клуба танцев более опытному наставнику, - сразу же попытался мальчишка отделаться от этой обузы. На ходу подмётки режет, усмехнулся я в бороду.
  Как не мне знать, что за контракт он подписал. Все помощники на таком сидят. Да, права у них есть, зарплата (какая-никакая), допуск в библиотеку, но всё перечёркивает гора обязанностей. И кому, опять же, как не мне знать, что этот молодой волшебник поссорился с моим старым "другом" Слизнортом? Тот даже пытался уволить Уайта. Не вышло. Я потом разузнал подоплёку дела, больно уж интересно, зачем это Горацию. Оказалось, старый дурень уже пообещал место своего помощника семье одного висельника (семье, которой он изрядно задолжал). За головой того паренька идёт охота по всей Европе, вот Слизнорт и хотел отдать долг его семье, спрятав того в Хогвартсе. Не получилось. Теперь и сам Слизнорт опасается нос казать вне школы.
  - Боюсь это невозможно, - развел я руки в стороны, - больно уж хорошо ты показали себя на этих танцах, что аж министерство вспомнило о традиционных балах в Хогвартсе. Ты по праву руководитель клуба танцев и ответственный за рождественский бал, - улыбнулся я глядя на кислую физиономию Уайта. - Поговорить же я хотел о разных мелочах касающихся этого мероприятия. Впереди тебя ждёт много работы. Организация такого масштабного события отнимает много времени и сил, хех, - хекнул я, довольный тем, что вся работа свалена на молодого волшебника, а тот и отказаться не смеет. А у меня и других дел полно, покосился я на диван в кабинете, удовлетворенно зажмурившись и отпивая чаю.
  Ещё час назад на том самом диване лежала в чём мать родила, Флёр Делакур. Ох, как сладко визжала эта вейла. Думаю, теперь она горько жалеет, что пришла в тот тёмный вечер на встречу со мной и попросила о помощи. И я ведь её даже не обманул. Она в безопасности, никто её больше не тронет и пальцем... Кроме меня, конечно, причмокнул я, взяв из вазы конфетку.
  Девка оказалась хороша. Юная, здоровая. Отзывчивая. И какая же сладкая! Я даже подумываю, не позволить ли ей выносить моего ребёнка? А что? Хорошая идея. Ещё один сын или дочь мне конечно не нужны, но зато, какая интрига! У девочки богатые родственники во Франции, так что лет через двадцать с помощью этого дитя можно будет добраться до их финансов. Юная же Флёр не взбрыкнёт. Зелье с волосом сирены не даст ей заартачиться.
  Глубоко внутри она понимает, что порабощена мною, но на внешних слоях разума это незаметно и она с радостью глупой дурочки прыгает на меня, прогибается в спинке и стонет под "противным стариком", как я прочёл в её мыслях еще при той, первой встрече. Да-а-а, помрачнел я, вспомнив второго волшебника, что ждал моей аудиенции вместе с ней. Стэнли Шанпайк.
  Куда делся тот грязный наркоман!? Следилки с него слетели, он, словно растворился. Исчез, как дым. А ведь Аберфорт обещал за ним приглядывать. Как всегда ни на кого нельзя положиться. Даже на родного брата.
  - Профессор, Дамблдор? Сэр?
  - Да, да, - прокашлялся я. - Извини за мою старческую придурь, - вновь улыбнулся я одной из своих фирменных улыбок. - Можешь идти. Всё что тебя понадобится для организации бала, есть в этой папке. - Передал я ему нужные документы. - Постарайся не уронить чести Хогвартса и однажды возможно мы уберём приставку помощник в твоей должности, - подмигнул я ему.
  Уайт поклонился, и вроде выказал уважение, но что-то мне не понравилось. Впрочем, стоило ему закрыть дверь, как я тут же о нём забыл, не велика полёта птица. Мои мысли уже неслись к Гарри Поттеру. Всё шло, как и должно было. Жаль, Том узнал о пророчестве, но надежда остаётся. Я никогда не желал драться с ним. Слишком уж он силён, а умирать я не спешил. Возложим ка мы эту почётную обязанность на Гарри. Умрёт - не страшно. Выживет - ещё лучше. Этот дурачок так привык верить мне на слово, что на каждом шаге твердит, что я его учитель, и если всё-таки тёмный Лорд падёт от его руки, я только выиграю, а нет, так на него найдётся и другая управа, уже начал я подготавливать альтернативный вариант. Старый друг-враг, сидящий сейчас в построенной своими же руками тюрьме - Нурменгарде и не представляет через что ему придёт пройти. Конечно, всё ради всеобщего (моего) блага.
  А пока, встал я с кресла, направившись к стене в которой проявилась дверь, пора наведаться в свой цветник. Кого бы выбрать? Может, снова Флёр? Хотя нет, ей я уже насытился сегодня. Искупаюсь-ка я с той самой сиреной, сидящей на цепи в моём бассейне. Полезная игрушка и волосы у неё ценные.
  - Не соскучилась моя хорошая? - Улыбнулась я нечеловеческой девушке с золотистой кожей, что съёжилась в бассейне при виде меня. - Ну, ка плыви сюда, - присел я на край бассейна опустив ноги в воду и шлёпнув ладонью по воде. Сирена повиновалась. - Ты знаешь что делать, - улыбнулся я этому существу, положив руки ей на голову.
  Меня зовут сластолюбцем совсем не за любовь к конфеткам, но об этом мало кто знает, только мои враги.
  ***
  Уходя из кабинета директора, я никак не мог отделаться от чувства, что запах стоявший в комнате мне знаком. Жареный миндаль, аромат грозы и нотка мандарина. Так пахла Флёр. А если учесть взгляд Дамблдора на продавленную кушетку в углу... Что-то я в сомнениях.
  ***
   Площадь Гриммо 12. Следующий день. Собрание ордена.
   - Северус, тебе слово, - кивнул я моему шпиону, который заигрался в игры ещё в детстве. Был пойман мной на крючок, а сейчас и сам не понимает, кому служит. Впрочем, он полезен, поэтому пока жив.
   - Тёмный Лорд отдал приказ на убийство Поттера.
   По мрачному подвальному помещению разнёсся ошеломлённый ропот членов ордена феникса, его светлой части.
   - Он консультировался с пророками, гадалками и другими шарлатанами и те, после того как услышали пророчество об избранном посоветовали ему не связываться с ним лично, а просто отдать команду на его убийство. Назначить награду за голову, так что жизнь Поттера висит на волоске, расстаралась Белла по его приказу, назначив заоблачную награду за его тупую головёнку.
   - Заткнись! - Вскочил с кресла Сириус Блэк, направив палочку в грудь Снейпу. - Иначе я...
   - Сириус! - Гаркнул на него я и тот нехотя опустил руку, усевшись обратно в кресло.
   - Что мы можем сделать? - Всхлипнула Молли Уизли, - как помочь Гарри?
   У Северуса вертелось много слов на языке, но все они были матерными, от того он и промолчал.
   - Готовить его к грядущему. Охранять его.
   - Вы будете учить его лично? - Удивился Римус Люпин, бывший преподаватель защиты от тёмных существ и тёмная тварь. Он был оборотнем.
   - Я уже готовлю его, - проникновенно заметил я, умолчав, что вся его подготовка сводится к просмотру моих и чужих воспоминаний о детстве Тома. Нужно же кому-то уничтожить крестражи которых Том создал, чуть ли не десяток? Учитывая же что сам Поттер один из них, найти их ему будет гораздо легче. Одно тянется к другому. Они хотят соединиться. Это их заветная мечта. Одно кольцо, чтобы править всеми, э-э-э, зря я, похоже, прочитал вчера ту книгу маглов, что мне посоветовал на днях Фламель в ответ на просьбу изучить его философский камень, теперь вот глупости в голову лезут.
   - Думаете Поттеру по плечу справиться с поганцем Томом? - Хмуро задал вопрос Аластор "Грозный глаз" Грюм. Чёртов параноик, который вечно всех подозревает, включая меня. Рядом с ним приходится всегда быть настороже.
   - У Гарри много талантов, - сказал я, про себя продолжив, "но ни один из этих талантов не связан с магией". Этот подросток только и умеет, что летать на метле, да подглядывать за девочками в мантии невидимке. Может и хорошо, что им стёрли память? Сомневаюсь, что узнай они правду о том, что произошло с ними в той злополучной ванной, ребята не наделали бы глупостей. Девушек тоже можно понять, но как они изощрённо отомстили "герою" магического мира.
   - Рано или поздно Поттера достанут, - вот ещё одна проблема подумал я. Раньше я был рад иметь в ордене сильных и умелых волшебников, но теперь мне думается иначе. Слишком много они вопросов задают, слишком умные. - Если он не научится защищать себя сам, никто ему не поможет, - говорил рублёными фразами Кингсли Шеклболт, негр из захудавшего рода Шеклболтов, чей отец дабы разбавить кровь взял в наложницы негритянку и на свет появился он. Сильный вудуист, спасибо маме и сильный проклинатель, спасибо семье.
   - Я сделаю всё возможно, дабы обучить его, Кингсли. Поверь.
   - Если Поттер вообще способен к обучению, - язвительно вставил реплику Снейп.
   - Не будем ссориться, - остановил я вновь готового вскочить с места Сириуса. - Мы должны быть едины, если хотим защитить себя, свои семьи и наконец, расправиться с Воландемортом.
   - Что тебе известно, Северус? Чем ещё занят тёмный Лорд? - Начали расспрашивать его сидящие за столом.
  ***
   - Перед вами три котла, профессор Уайт. В первом вам надлежит сварить зелье "наперстянки кровавой", во втором "зыбкую топь", в третьем же должна бурлить мазь "хрустальной пирамиды". Времени у вас час, - демонстративно постучал палочкой Снейп по механическим часам на столе, начали те после этого громко тикать. - Отсчёт пошел, - безучастно отошел он за свой стол, присев и начав проверять домашние работы студентов.
   Кивнув, я быстро прошел к шкафу с ингредиентами, прокручивая в уме всё то, что нужно взять. Все три зелья были мне известны, тренировки и старая память в помощь, не видел я проблем в приготовлении всех трёх настоев за отведённое мне время. Огонь под котлами бы разожжен палочкой. Основа, вода из быстрого ручья, молоко, и моча козла разлиты по котлам.
   В классе стояла рабочая атмосфера, резал, рвал и толок я травы, грибы или гниль с пяток необходимую для зелий. Монотонно или резко помешивал варево, что того и гляди выльется за пределы котла. Вливал свою магию, как в ингредиенты, так и в кипящую основу, и резал, резал, резал, только и сменялись ножи в моих руках. Серебряный, медный, грязное железо.
   - Время, - с ленцой встал со своего места Снейп, подойдя ко мне, и лишь мельком осмотрел все три котла. Такому профессиональному магу не требовалось много времени, чтобы понять бурда перед ним или качественно сваренные зелья. - Поздравляю коллега, - кивнул он. - Я отправлю сову в министерство сегодня же, так что в списки подмастерий зельеварения вас зачислят в течение двух недель. Перстень, подтверждающий звание придёт после.
   - Моё уважение, - поклонился я Снейпу, что был не обязан мне помогать. Да, я мог сдать экзамен в самом министерстве, только вот это было совсем не бесплатно. Две тысячи галлеонов у меня нет, как нет и желания отрабатывать эти деньги. Никто в здравом уме не сдаёт экзамены на подмастерье там. Все получают звания через друзей (мастеров), семью (род), преподавателей Хогвартса, а уже потом копят деньги, но главное знания, чтобы получить звание мастера, которое уже придется подтверждать, хочешь ты того или нет, в министерстве. Пять тысяч галлеонов.
   Те же подарки, которые выпрашивал у меня Слизнорт нормальное дело в таком случае, только вот вручают их по доброй воле, в благодарность мастеру, а не вымогают, без ясного согласия принять экзамен.
   - Прошу принять, - положил я перед Северусом промасленную сосновой смолой тряпицу, раскрыв её.
   - Это-о-о, - осторожно прикоснулся он к редкому компоненту одного хитрого зелья, - это ведь то, что я думаю? - Спросил он.
   - Окуклившаяся королева плотоядных светлячков, - кивнул я.
   Такие вещи не продают. Никогда, знал я это наверняка.
   - Дар принят, - бережно завернул он подарок в тряпицу и мы распрощались.
   Возвращаясь в свои покои, я испытал чувство хорошо выполненной работы. Ни больше, ни меньше. Слишком уж много завертелось дел вокруг. Нет времени праздновать.
   Пройдя в свой кабинет-прихожую, я надел на голову шапку, на улице уже похолодало и шарф гриффиндорских расцветок, после чего выглянул в окно. Квиддичный стадион уже был заполнен. Гриффиндор - Слизерин. Первая игра сезона. И болеть я будут за львов, очень уж мне хочется поболтать со знаменитой командой избранного. А в особенности мне хочется узнать, где находится тайная комната.
  Глава 24
   - Это здесь, профессор Уайт, - оповестили меня, пока я шел следом за ребятами, неся в руках купленный по случаю чемоданчик.
   На удивление поговорить по душам и договориться с Поттером, Уизли и Грейнджер оказалось легко. Им и самим хотелось вновь попасть в тайную комнату, осмотреть всё новым взглядом, но как то времени не было, а может подспудный страх тому виной. Докапываться до истины я не стал. Тем более оказалось, что как раз таки ни Грейнджер, ни Уизли комнату не видели. Одна лежала окаменённой в больничном крыле, а другой разгребал завалы чуть не обрушившегося им на головы потолка... Руками. Мда.
   - Это женский туалет, - покраснела Грейнджер, глянув на меня. - Вход здесь, профессор.
   - Слизерин был ещё тем извращенцем, - с неким даже восхищением заметил Уизли.
  Молчать я не стал:
   - Я изучал старые карты Хогвартса, так что могут точно сказать, что раньше здесь был кабинет, который впоследствии перестроили под туалет, - опроверг я нелепые домыслы рыжего пацана. - Грязный туалет, - заметил я, обходя желтоватую лужу на кафельном полу.
   Заметив мой манёвр, заговорила Гермиона:
   - Домовики и слуги не любят здесь убираться. Призрак умершей здесь девочки по имени, Миртл Уоррен вечно обрызгивает их тухлой водой из унитазов. Вот они и обходят это место стороной, - подсказала мне Грейнджер. - А так Миртл нормальная, - пожала она плечами, обходя ту же самую лужу.
   - Нормальная такая психопатка, - прошептал Уизли, но так, чтобы Грейнджер не услышала.
   Поттер тем времен встал напротив раковины, сосредоточился, уставившись на ржавый кран, и зашипел.
   - Пш-ш-щ-си-пш-с-с-а.
   Я чуть не рассмеялся, но сдержался. Выглядел он донельзя глупо. Будь я до сих пор простым человеком, подумал бы, что у мальчика плохо с головой.
   Так мы простояли целую минуту, начал краснеть Гарри под нашими взглядами, очевидно не понимающий, почему не получилось, но тут к его облегчению раковина, заскрежетав начала сдвигаться вниз и в сторону, освобождая круглый проход в полу.
   - Заржавело, наверно, - с ходу сиганул он вниз, весело покатившись вниз по трубе. - Йухо! - Радостно крикнул он уже где-то на середине пути.
   - Идиот, - констатировала Грейнджер, хоть и прыгнула туда сразу за ним.
   Авантюристка, улыбнулся я.
   - Эй! - Вскрикнул Уизли. - Подождите меня! - Поспешил он вслед за друзьями. - Вы чего?
   Все три хороши, покачал я головой и приступил к делу. Мною были произнесены несколько определяющих заклинаний (проверить путь, не опасно ли), вход в туалет я закрыл, да так что ни один ученик не откроет, только если не позовёт преподавателя и только после всех этих приготовлений, накинув на себя заклинание отталкивающее грязь, прыгнул в трубу.
   - Вы долго, - упрекнул меня Уизли, стоило мне скатиться по желобу вниз, аккуратно приземлившись в месиво грязи под ногами, брызнула из-под ног слизь.
   - Нужно же было кому-то закрыть дверь за нами, Рональд, - менторским тоном, так похожим на голос его брата, Перси, выговорил я. Гермиона это поняла и едва удержала смешок. - Не хотелось бы знаешь, чтобы кто-то зашел в туалет и увидел подозрительную дыру в полу.
   - Сюда, профессор! - Махал нам рукой Гарри, ушедший вперёд и освещающий себе путь заклинанием "люмос".
   - "Миллена миллиа файрфлайс", - плавно взмахнул я палочкой, из кончика которой вылетели сотни небольших зеленоватых огоньков, повисших над нашими головами и освещающими тьму куда лучше "люмоса".
   - Ой! - Потрясённо уставилась на это колдовство девушка. - Что это за заклинание, профессор?
   - Мириады светлячков. Уровень подмастерья чар. Когда-нибудь и вы так сможете, - утешил я Грейнджер, а то нос повесила, глупенькая.
   Мрачный подземный коридор стал выглядеть не так страшно, и мы быстро дошли до Поттера, что стоял рядом со скинутой прямо здесь шкурой василиска, оценил я на глаз длину выползка метров так в двадцать, присвистнул я.
   - Неплохо, неплохо, - взмахнул я палочкой, скатывая кожу в рулон. После чего запихнул её в свой безразмерный чемодан, созданный как раз для хранения и переноски ценных биологических материалов.
   С Поттером и компанией я договорился так. Я помогаю им в разделке туши василиска и её продажей, и получаю за это свою долю трофеев. Гарри по-началу вообще ничего и слышать не хотел, отдавал мне абсолютно всё, но обманывать мальчика я не стал, так что мы договорились. Каждый из нас четверых получает равную долю. На том и порешили.
   Пока шли, Поттер рассказал мне всю историю, приключившуюся здесь. Как они догадались, что по школе ползает василиск. Как нашли вход в тайную комнату. Как Локхарт попытался стереть им память и как он победил тёмного лорда из дневника и спас Джинни.
   - Ты настоящий друг, Гарри, - хлопнул ему по плечу Рон, с интересом дослушав рассказ, хотя и так всё знал, участвуя во всех эпопеях "героя" Англии.
   - Да, ладно, Рон, ты чего? - Отмахнулся Поттер. - Ты бы сделал то же самое для меня.
   - Не сомневайся, - серьёзно кивнул Уизли и я поверил. Рон в сущности бесхитростный и честный тип. Немножко гниловатый, вспомнил я, как он нажаловался на меня Макгонагал, но верный друзьям.
   Дойдя до завалов, которые так и не были никем расчищены, я снова показал ребятам класс. Взмах палочки:
   - "Гелата лапис", - использовал я тоже заклинание размягчения камня, что при постройке своего круглого домика в лесу. Завал, словно живой потёк ручьём расплавленного камня. Ещё взмах, и вся эта живая масса поднялась под самый потолок, заталкиваемая в любую щель. Как только я убедился, что все дыры заполнены, мною было произнесено заклинание отмены, - "фините инкантатем", - и жидкий камень вновь стал твёрдым.
   - Вы великий волшебник! - Не удержалась, он восклицания Грейнджер, двое же её ухажеров стоявших рядом - вид имели лихой и придурковатый. Видимо, им тоже понравилось представление.
   - Да чего уж, это так, - закивал я, а потом рассмеялся, посмотрев на их лица. - Шучу! Я просто не самый плохой подмастерье, - пожал я плечами. - Идём дальше?
   - Да, да, - отвёл взгляд от потолка Поттер и повёл нас вперед, пришлось пройти нам порядком километра, прежде чем мы вышли к огромным двустворчатым дверям, украшенным искусной резьбой со змеиным орнаментом. Двери были открыты на растопашку, а вонь, что мы заметили ещё с десяток метров назад усилилась.
   - Стух, - констатировал Уизли, заглянув в огромный зал, освещённый вечно зажженными факелами, питающимися магией замка.
   - Даже так, в нём ещё осталось немало ценного, - взмахнул я палочкой накладывая на нас заклинание головного пузыря с чистым воздухом внутри. - Я приступлю к работе, а вы можете погулять здесь, поискать тайные проходы, - посоветовал я ребятам, уже подходя к некогда величественному змею, лежащему сейчас на каменном полу с открытой пастью из которой давно тёк ручеёк крови, превратившийся к этому времени просто в мутно-красное пятно, впитавшееся в бетонный пол.
   - Гарри! Здесь точно есть тайные комнаты! Давай найдём их! - Воодушевился Уизли. - Слизерин не мог не оставить своему потомку целую гору золота. Ты ведь поделишься с нами? - Взволнованно спросил рыжий.
   - Конечно, Рон. Мы же друзья.
   Пока они вдвоём простукивали стены и учились у Грейнджер заклинаниям обнаружения тайных проходов, я взялся за работу. Чемоданчик с инструментами был открыт и я принялся резать змея на части. Доставая съёжившиеся и высушенные от времени печень, желудок и воздушный мешок. Осторожно откачивая самое ценное - яд. Не забыл я и о селезёнке. Зубах. Кишечник. Лёгкое. Противно мне не было. Просто работа по разделке зверя. Это как резать куру, подготавливая её для запекания в духовке. Избавляясь от кишков, жопки и головы.
   Тем временем, добравшись до сердца змеи, я замер. Оглянулся, убеждаясь, что дети на меня не смотрят, и быстро извлёк пульсирующий от силы, размером с кулак Хагрида, оранжевый камень, тут же спрятав его в чемоданчике. Никаких клятв Поттеру я не приносил, так что это... э-э-э... небольшое воровство, хоть и выглядело некрасиво конечно, но... Неважно! Нельзя упускать то, что я нашел. Нельзя!
   Облизнув пересохшие губы, и ещё раз убедившись, что дети вовсю заняты поисками тайных комнат внутри тайной комнаты, я продолжил разделку, в итоге закончив с этим только через два часа, стояло рядом с моим чемоданом множество склянок с заспиртованными органами, кусками плоти, выжимкой крови и рулоны шкуры.
   - Уф, - подошла ко мне компания из трёх подростков, умаявшихся поисками и перепачканных в паутине. - Вы закончили? - Любопытно осмотрели они батарею склянок и свёртков на полу.
   - Да, - кивнул я, взмахнув палочкой. Стеклянные банки поднялись в воздух, крышка чемодана открылась, и всё это богатство скрылось внутри. - Ничего не нашли? - Полуутвердительно спросил я.
   - Неа, - отмахнулась Грейнджер, убрав с лица распушившиеся волосы. - Только время зря потеряли.
   - Не повезло, - кисло шмыгнул носом Уизли.
   - Ничего, - приободрил я их. Думаю того что я здесь собрал, вам хватит. По примерным прикидкам каждый получит по две тысячи галлеонов.
   - ЧТО? - Заорал Уизли, уставившись на меня как на чудо. - По две тысячи галлеонов?!
   - Да, - улыбнулся я его экспрессивности. - А если бы змей был свежий, то удалось бы собрать в десять раз больше, но чего нет того нет, - развёл я руками в стороны. - Не знаю, почему вы раньше об этом не подумали.
   - Профессор Дамблдор хотел, чтобы я провёл его в тайную комнату сразу под конец второго года, прямо перед посадкой на поезд, но раковина не открылась, - признался нам Поттер, когда мы уже вышли из тайной комнаты, направляясь по туннелю к туалету призрачной девочки Миртл.
   - Ты не говорил! - Упрекнула его Гермиона, ткнув друга локтём под рёбра.
   - Забыл, - смущенно пожал плечами Гарри, потирая бок.
   - Подожди-ка, - нахмурился Уизли. - У него же есть феникс. Зачем ему ты?
   - Ага, - кивнул Поттер. - Но Фоукс тоже не смог проникнуть в тайную комнату, она словно закрылась тогда. - Я и не надеялся, что мы сможем сюда попасть, просто хотел попробовать.
   Обратно, вверх по трубе все поднялись с моей помощью.
   - Ну, - перебил я разболтавшихся ребят, - может это и к лучшему, - не стоял я пояснять им свою мысль. - Ладо, спасибо ребят, - пожал я их руки, не забыв галантно поцеловать тыльную сторону ладошки зардевшейся Грейнджер. - Я пойду. Как только всё это, - показал я глазами на чемоданчик, - будет продано, я дам вам знать.
   - И вам спасибо, профессор.
   - Да, да, спасибо, - закивал как болванчик Уизли.
   Ещё разок им кивнув, я пошел по направлению к своей комнате, а они свернули в сторону гриффиндорской гостиной.
   Отдохнув в своей комнате и перепрятав сердце василиска превратившееся... Тс-с-с! Даже думать об этом нельзя, ещё пронюхает кто, я принялся за труд.
  Так, сидя за своим столом, и доделывая монотонную, но важную работу и одним глазом посматривая на призванных мною загодя воздушных элементалей, способных разносить письма не хуже сов, но требующих определённых умений, сил на призыв и подношений, я размышлял. И размышления эти были невесёлыми.
  Я не уставал удивляться, какая же это гнилая страна, Англия. И волшебная и обычная. Вейлы для них животные. Великаны, ну-у-у-у, тут надо подходить индивидуально. Хагрид вон хороший малый... А те же феи, русалки, сирены?! Делай с ними что хочешь, никто и не попрекнёт. Никто не встанет на защиту.
  - Эх-х-х, - тяжело выдохнул я уставший от всего этого.
  Отложив домашние работы учеников в сторону, я взял в руки уже написанный мной пергамент с посланием от имени Стэнли Шанпайка, решил я использовать это имя. Это было анонимное письмо во Францию. Семье Флёр. Да, это будет правильно, покивал я себе.
  В письме были немногое, рассказал я от имени Стэнли как спас её, как помог добраться до Дамблдора, и как она пропала после этой встречи, не забыл я упомянуть, что через неких мифических знакомых-знакомых у меня есть сведения, что она периодически появляется в кабинете Дамблдора, но что она там делает непонятно. Никто её не видит. Только запах, не давал усомниться, что это была она (запах который невозможно забыть).
  Ещё немного подумав, я решил не размениваться по мелочам, и зашуршал пером, дописывая в конце письма то немногое, что знал о делишках Аберфорта и второго состава ордена феникса. Может это чем им и поможет. Надеюсь на это, запечатал я конверт, стирая заклинанием все следы на нём.
   В итоге думая как поступить дальше, я продублировал это же письмо главе отдела правопорядка министерства магии Англии, Амелии Боунс, которая по слухам является добропорядочной женщиной и ей можно верить. Я ни на что не рассчитывал, но хуже от этого моего действия не будет. Отследить по этим письмам меня нельзя, ведь я не использую сов. Бумага, на которой я писал тоже чистая, без любых следов. Ни магии, ни отпечатков, ничего.
   - Держите, - поместил я письма прямо в грудь призванных мною воздушных элементалей, в виде небольших смерчей воздуха, что кружились рядом. - Доставьте письма адресатам, и возвращайтесь на план воздуха, - отдал я им приказ, приоткрыв окно и воздушные вихри исчезли, глядел я им вслед, надеясь на лучшее.
   Несмотря на сложный день и моральные терзания, я не мог отменить давно запланированное мной. Да, с Дамблдором мне не справиться, как и не вывести его на чистую воду, но есть то, что мне по плечу, откладывал я решение этого вопроса до последнего, но оттягивать больше нельзя. Всё потребное получено. Осталось дождаться вечера.
   Не в силах усидеть на месте я взял с собой сумку с необходимым инструментом, и пошел на выход из комнаты. Гулять по замку. Время до отбоя час, так что в коридорах были дети, веселились они, бегали и шумели, встретил я близнецов Уизли на входе в подземелья. Они стояли ко мне спиной, так что не видели меня.
   - Он сегодня дежурный по замку. Точно тебе говорю, - убеждал один рыжий бесстыжий другого.
   В руках эти двое из ларца держали полные вёдра с водой, прилаживая их над входом в подземелья, и настраивая хитрую систему рычагов и верёвок, присмотрелся я, предполагая, что вся эта вода должна обрушиться на голову бедного Северуса. Ещё немного постояв позади них, переступая с пятки на носок, я как ни в чем небывало прошел мимо, обернулись они, услышав шаги.
   - Э-э-э, профессор Уайт, а мы тут... - Начал мямлить Фред.
   - Тс-с-с-с, - приложил я палец к губам, подмигнув им, и ушел.
  Снейпу не помешает встряска, усмехнулся я.
   - Обалдеть, - услышал я эмоциональный вскрик Джорджа Уизли, прежде чем скрыться за поворотом коридором. - Наш человек.
   - Ага.
   Время не желало меня жалеть, и за пределами замка наступила тьма, обвешался я заклинаниями не обнаружения, невидимости и отбивания запахов, прежде чем незаметно покинуть Хогвартс, воспользовавшись статуей горбатой ведьмы и туннелем, ведущим прямо в Хогсмит, в магазин сладостей. Спасибо карте мародёров, держал я её под рукой.
   Уже в подвале жилого дома продавщицы сладостей я наложил на весь магазин мощные чары сна, и вышел на улицы Хогсмита. Слабо освещённая деревенька ночью преображалась, не бегали здесь дети, не слышен был смех. Заведения что днём закрыты - пооткрывали двери, невидимый никому проходил я мимо, надев на себя мантию-невидимку Поттера, подозревая, что какие бы чары невидимости я не использовал - их засекут. Мантия отчётливо жгла руки, всё сильнее и сильней, но я терпел. Воровать я её не собирался, просто взял изучить, собираясь подкинуть её обратно Гарри в самое ближайшее будущее.
   На улице тем временем шла своя, ночная жизнь. Забулдыги искали, где бы промочить горло, а шлюхи зазывали к себе клиентов, выглядывали они сквозь подсвеченные красным светом окна, соблазнительно извиваясь и рассылая воздушные поцелуи прохожим. Представляю, как бы удивились дети, побывав здесь ночью, хмыкнул я.
   - Ты чего это, не уважаешь меня, Джек? - Размахивала руками пьяная компания передо мной, и я был вынужден их обойти. - Я тебя щяс флобер червям скормлю, отрыжка ты белобородого, - пошатываясь, выговаривал сопернику всё это типичный волшебник из слабых, каких большинство. - Да я навалю на тебя такую кучу, какую и Хагрид не срёт, - продолжал морально давить оппонента пьяница. - Роза с улицы горшков моя дама сердца! Понял? Да я тебя...
   Противник, набравшись храбрости, вставил своё слово:
   - Сперва тебе придётся вынуть палочку из задницы, Фрэнк, - показал ему именуемый Джеком - кренделёк из пальцев. - Роза давно увяла, чтоб ты знал! Засохли помидоры.
   - Ах, ты!
   В итоге палочки никто не достал, и они просто начали мутузить друг друга руками, повалившись на не держащих их ногах в грязь и валяясь там, на потеху прохожих, что-то еле блея языками, через каждое слово, поминая эту Розу.
   Не без приключений, но я добрался до паба "Кабанья голова", принадлежащего брату директора и, обойдя его вокруг, стал ждать у чёрного хода, зная, что Аберфорт обязательно здесь покажется, любил он ссать прямо на стену, игнорируя туалет. В итоге так и получилось, распахнул он дверь с ноги, выругавшись на какого-то Билли, зажавшего пару золотых за лучший эль в Хогсмите.
   Осмотрев своими злыми, налитыми кровью глазами задний двор паба, Аберфорт повернулся ко мне спиной и начал спускать штаны.
   Шаг, ещё шаг, подобрался я к самой его спине, занеся руку для удара, и:
   - Хех, - с придыханием почувствовал я как клык василиска проходит магическую защиту как нож сквозь масло, проникая в человеческую плоть на глубину десятка сантиметров. Старик только слабо всхлипнул, оседая на землю.
   - "Сонмус", - накинул я на него заклинание сна, раз уж защита спала.
  Я не знал насколько хорошими амулетами снабдил брата, Альбус, так что подготовка к запланированному затянулась, укрыл я нас двоих под тканью мантии-невидимки, поспешив к запретному лесу. Время ещё было.
   Аберфорт был жив. Яд василиска не убивает мгновенно, так что я рассчитывал успеть.
   Углубившись в запретный лес, я по памяти нашел одно неприметное место. Полянка, плотно окружённая деревьями с россыпью камней в центре, пришел я куда надо, пристроив брата директора на земле и даже немного подлечив, не дай Мерлин умрёт раньше, чем нужно и вся подготовка пойдёт насмарку.
   Достав из кармана карту Хогвартса и прошептав ей, что замышляю только шалость, она раскрылась, показав мне множество точек в Хогвартсе, но интересовала меня только одна, уже шла она сюда от своих теплиц.
  - Помона Стебль, я не забыл о тебе, - облизал я солёные от пота губы, вспоминая, как устроил за ней слежку, в чём мне очень помогла эта самая карта.
  Кто будет подозревать в чём то нехорошем - доброю, отзывчивую, улыбашку Помону? Если её отлучки в лес и были замечены, то никто не придал этому значения. Травки собирает, что может быть проще?
  И так, прямо здесь, недалеко от школы, под прикрытием вечно укатанного мраком леса культ "прихода ведьминого пастуха" творил свою мерзость уже не один год, наблюдал я за ними каждую неделю, слушая и запоминая. Готовясь.
   Прошло двадцать минут нервного ожидания и на поляне стали появляться люди. Все со скрытыми лицами, натянули они на головы капюшоны или надвинули длиннополые шляпы до глаз. Всего одиннадцать членов культа, пришли все (пересчитал я их). Прежде чем заговорить твари проверили место своего сбора на слежку, но я давно укрепил окружность в пару метров, где сейчас сидел таким нагромождением скрывающих заклинании, не забыв вырезать руны скрытности на коре деревьев рядом и используя зелья необнаружимости, что найти меня было ещё той трудной задачкой. Мантии - невидимки, когда я всё это начинал, у меня не было.
  - Все здесь? - Спросила Помона, встав в круг и откинув капюшон с головы. - Тогда начинаем.
  Остальные присутствующие последовали её примеру и показали лица. Я знал их всех. Их имена, место работы, всё. Два работника министерства. Держатели лавок. Хозяйка борделя. В этой ячейке культа были разные волшебники, но объединяло их одно. Жажда силы, не считались они ни с чем, ни с моралью, ни с законами божескими, творя гнусь на земле. Они язва, которую нужно вырезать.
  - Всё готово, Пол? - Спросила одного из непримечательных служащих министерства, Помона. - Накладок в этот раз не будет? - Нахмурила она брови.
  - Нет, - мотнул головой тот самый Пол. - Завтра, как и условились. Роддом святой Елены в городе Манчестер. Детей будем забирать оттуда.
  - Тогда... - Продолжали они обсуждать свои планы, но мне уже было не до этого. Аберфорт был на последнем издыхании.
  - Твоя жизнь послужит доброму делу, мразь, - измазал я свою палочку в его крови, вытягивая магию и жизнь этого отброса, дабы вложить всё в одно единственное заклинание. - "ПРОТЕГО ДИАБОЛИКА"! - Прогрохотал над поляной мой уверенный голос, и скучковавшихся в круг культистов окружило на первый взгляд не слишком опасное синее пламя, клубилось оно вокруг них, создавая завихрения, пока лежащий у моих ног Аберфорт усыхал на глазах, питая собой силу вызванной мной магии.
  - Кто это?!
  - Нас раскрыли!
  - Уходим!
  Разносились крики по поляне, но уйти им, было не суждено. Взмах палочки и страшное в своей силе защитное заклинание, применённое мной для атаки начало сжиматься вокруг Помоны и остальных. Аппарировать отсюда нельзя, слишком близко к замку, а пройти сквозь пламя... Ну что ж. Пусть попробуют.
  Нужды скрываться больше не было, и я вышел из-за деревьев.
  - Уайт? - Удивилась Помона. - Ты не так всё понял. Отмени заклинание. Уайт!
  - "Авада кедавра"! - Послали в меня несколько смертельных проклятий окруженные пламенем люди, но ни одно не смогло пройти сквозь огонь, жадно проглотило оно их, лишь набирая мощь.
  Ветер в лесу гудел. Трава, камни, земля - трещали.
  - А-а-а-а, - не выдержал жара, один из культистов, прыгнув прямо в пламя, и его не стало.
  - Вин, пожалуйста! - Кричала мне сквозь огонь Стебль, пытаясь перекричать гул жадного до жизни и магии огня. - Я сделаю, всё что хочешь. Только спаси!
  - Без пощады, - прошептал я одними губами, почти бесшумно, но Помона смотревшая только на меня пока волшебники рядом с ней умирали, всё поняла и расплакалась, закрыл я глаза, направив палочку на Аберфорта, и телекинезом бросил его в пламя. Следов оставлять нельзя, дождался я, когда он вспыхнет, обратившись в пепел, и развеял "протего диаболика".
  Я не святой, совсем не святой, посмотрел я на выжженное пятно на земле, покрытое толстым слоем золы, но любому терпению есть предел. Если окружающие меня твари этого не понимают, это их проблемы.
  Умерщвлённые таким образом не рассказывают сказки, развернулся я на пятках собираясь уйти, ну а на случай если моё волшебство в запретном лесу засекут, по пути в замок я использовал палочку на каждом шагу, творя ей простые чары и забивая память, старясь не думать о перекошенных в муке лицах волшебников, растворившихся в этом дьявольском пламени, расплавившись словно свечи. Поделом.
  Глава 25
  - Так что, поможешь, Вин?
  - Без проблем, Джон, - пожал я плечами. - Проверю я твои домашние задания.
  - Не мои, а первых курсов чар, - поправил он меня. - Извини что прошу. Просто мне позарез надо в министерство, еле у Флитвика отпросился. Срочно наследство оформляю, пока набежавшие тараканы всё не разворовали, - скривился он.
  - А могут? - С любопытством спросил я.
  - Эти министерские способны из камня воду выжать, не то, что прихватить плохо лежащее добро, - гневно фыркнул Джон, помощник Флитвика над младшими курсами. Он в отличие от меня не ведёт занятия кстати. Проверяет домашние задания, готовит планы уроков, помогает мастеру Флитвику в личных исследованиях. Хорошо устроился короче.
  - Ну, всё тогда. Я побежал, - встал он со скамьи, хлопнув меня по плечу и поспешив на выход.
  - Бывай, - вяло махнул я ему рукой, провожая его спину взглядом.
  Завтрак в большом зале был в разгаре. По обычаю над головами студентов летали птицы, преимущественно совы, разносили они почту и утренние газеты. Невоспитанные пернатые не отказывали себе в удовольствии утащить со стола зазевавшихся студентов бекон или баварские колбаски.
  Все шло как всегда, посмотрел я на стол преподавателей, где Хагрид вливал в себя поданные ему эльфами кастрюли с супом, чопорная Макгонагал вкушала тост с маслом, как истинная леди, Флитвик радостно ковырялся в вазе с вареньем, подливая его на тортик в тарелке, а Дамблдор улыбался. Осматривал столы факультетов и подмигивал тем детям, что на него посмотрят. Развлекался старик.
  Помоны, как и Снейпа и ряда других преподавателей на завтраке не было. Отсутствовать на приёмах пищи не воспрещалось, так что тревогу пока не забили. Это хорошо. Это значит никто так и не засёк творимое мною ночью в запретном лесу. Дамблдор тоже не выглядел встревоженным, значит и о пропаже Аберфорта пока никому неизвестно, уткнул я взгляд в тарелку, замечая, что Альбус поворачивает голову к столу помощников профессоров и слуг замка.
  На то, что на меня поминутно посматривает Слизнорт, я привык. Последнее время каверз от него не было, и я как то подзабыл о нём.
  Так, первая пара со студентами у меня только в обед, так что займусь-ка я корреспонденцией. С этой подготовкой к рождественскому балу столько мороки! Помощница, которую мне обещали - некая Амбридж так пока и не появилась, а ворох проблем растёт как снежный ком. Бумаги, бумаги, бумаги. Терпеть их не могу.
  Допив чай в кружке, и вытерев губы салфеткой, я бочком, бочком, отправился на выход из большого зала, не забывая главное правило помощников профессоров - не выделяться.
  - Профессор, Уайт! Доброе утро! - Ненароком встретилась мне в дверях большая группа гриффиндорцев. Грейнджер, Поттер, Уизли (четыре штуки), девушка с когтеврана, Лавгуд и фотошпионы - братья Криви.
  Не выделяться, да...
  - Вот! Пс-с-с-с, - выдохнул я сквозь сжатые зубы. - Колин, зачем вы фотографируете меня, да ещё и со вспышкой?!
  - Но, сэр, - поперхнулся он. - Я готовлю статью о василиске Салазара Слизерина! Это важно, - уверенно стоял он, на своём, не стушевавшись. - Можно я зайду к вам сегодня? Сфотографирую клыки змеи? Вы ведь еще не продали их, сэр?
  - Ещё нет, - медленно ответил я.
  Надежды на то, что компания Поттера удержит язык за зубами, у меня не было, брать клятвы я не хотел, но и на такую скорость распространения слухов о нашем походе в тайную комнату я не рассчитывал, уже привлекли мы внимание преподавательского состава. Уверен, те же Слизнорт и Дамблдор подслушивают наш разговор, вон как директор скривился.
  - Можете зайти, Криви, - кивнул я ему и прошел мимо ребят, торопясь в свой кабинет, в надежде укрыться от всей этой суеты там. Так и вышло, включил я граммофон, поставив на проигрыш хорошую пластинку Limp Bizkit, удобно устроился в кресле, повёрнутом спинкой к дверям в мои покои, забравшись в него с ногами, заварил себе горячего шоколаду и неторопливо начал разворачивать письма от незнакомцев, уже предполагая, что там увижу:
  "Здравствуйте, распорядитель рождественского бала в Хогвартсе, Уругвайт. Правильно? Я не слишком разбираюсь в ваших варварских именах, да и неважно сие.
  Пишу вам, от имени Милано Этель Звенящий Ручей, предполагая худшее. Не уверен, что ваша страна может обеспечить мою госпожу Милано, всем необходимы, предоставив надлежащие условия проживания, но тешу себя надеждой, что с моей помощью вы с этим справитесь.
  Первое о чём нужно знать: госпожа Милано ненавидит яркие, кричащие цвета. Уж постарайтесь украсить ваш большой зал подобающим образом. Второе: спальня госпожи Милано должна быть обставлена... "
  - В задницу, - скомкал я это письмо, точным броском отправив его в урну, и перешел к следующему.
  ***
   Пока профессор Уайт был занят, в Хогвартсе потихоньку начиналась паника. Отсутствие декана пуффендуя заметили, не пришла она на урок, и об этом было доложено заместителю директора, Макгонагал. Быстрые поиски показали, что в школе Помоны нет. Волнение стало сильней. Директор уже хотел начать более масштабный поиск, но беда не приходит одна, вынырнула из пламени камина в его кабинете голова мадам Розмерты, хозяйки популярной у школьников закусочной "Три метлы".
   - Дамблдор! - Тревожно нашла она глазами знаменитого на островах старца. - Твой брат пропал!
   - ЧТО?! - Взревел он, изменившись до неузнаваемости. - Фоукс! - Позвал он, и над его головой появилась диковинная птица феникс, взялся он за её хвост, приказав, - паб "Кабанья голова", - и с хлопком исчез.
   - А что делать нам? - Немного растеряно пробормотала Макгонагал, присутствующая в кабинете, как и другие преподаватели школы, что были в срочном порядке собраны на планёрку. Уроки у детей отменили. - Так, - взяла себя в руки Минерва. - Я свяжусь с министерством, а вы, - посмотрела она на преподавателей, - возглавьте поиски. Привлеките к этому всех слуг и помощников, студентов шестого и седьмого курсов, но переверните весь замок и окрестности! Северус, - посмотрела она на учителя защиты от тёмных искусств, - пройдитесь, пожалуйста, по опушке запретного леса. Хагрид вам поможет.
   - Я, это, - почесал полувеликан свою гриву. - Всегда того, рад, - косноязычно ответил он, немного растерявшись, как и всегда в стрессовых ситуациях.
   - Вперёд! - Хлёстко выгнала всех вон их кабинета Макгонагал, ныряя в камин.
  ***
   Столпившиеся у дверей кабинета профессора Уайта встревоженные пуффендуйки, которых поймал в коридоре профессор Слизнорт, попросив зайти к своему помощнику, и сообщить, что его срочно ждут в подземельях, не знали, что и делать.
  Из-за двери слышалась громкая, незнакомая музыка, а на стуки молодой профессор Уайт не отвечал.
   - Давайте заглянем? - Спросила самая бойкая девчушка у подруг. - Не проклянёт же он нас? - Немного усомнилась она в своих же словах.
   - Ну, давай, - нехотя согласились с ней остальные, поставив условие. - Ты первая.
   - Пфе! - Высокомерно фыркнула бойкая кареглазая блондинка.
   Дверь была не заперта, и она решительно приоткрыла её на ширину достаточную, чтобы просунуть голову.
   - Ой! - Воскликнула она, густо покраснев, и отпрыгнув от двери на два шага назад.
   - Чего там? - Спрашивали её подружки наперебой, но та молчала и тогда они сами заглянули внутрь.
   Сквозь грохот музыки они увидели спину профессора Уайта, сидел он в большом кожаном кресле, не обращая ни на что внимание. Его взгляд был обращен вниз. За спинкой кресла было не видно куда, но... Но в тоже время рука профессора двигалась вверх-вниз, вверх вниз, не молчал он, а приговаривал при этом:
   - О, да! Почти, почти всё! Да-а-а-а-а...
  ***
   Услышав приглушенный писк за спиной, я крутанулся на ножках кресла и с удивлением наблюдал за тремя головами девочек с пуффендуя, заглядывающих ко мне в комнату. А красные то, какие! Словно огненные саламандры.
  Поняв, что их заметили "на горячем", они ойкнули, но не отвернулись, а посмотрели туда, вниз, в надежде увидеть... что?
   - Э-э-э, - не знал я что сказать, оказавшись в такой глупой ситуации. - Вы что-то хотели, девочки? - Не переставал я елозить по своей палочке, вверх-вниз, вверх, вниз, тёр я её тряпочкой смоченной особым составом, полируя и очищая от впитавшейся в неё крови Аберфорта. Впрочем, можно уже заканчивать, придирчиво осмотрел я главное орудие волшебника.
   О том, что могли обо мне подумать студентки, пока я сидел к ним спиной - было мне предельно понятно, улыбался я их смущенным и красным лицам.
   - Вас зовёт профессор Слизнорт, сэр. В подземелья, - промямлила одна из барсучих, стараясь не смотреть на меня.
   - Он не сказал зачем? - Встал я с кресла, убирая набор по уходу за палочкой в шкаф.
   - Хнык, - всхлипнули все трое и я обернулся. - Профессор Стебль, хнык, пропала.
   - Ну, будет вам, - не слишком хорошо понимая как утешать трёх девиц, я просто похлопал их по спинам и погнал в гостиную факультета. Закрыл свою спальню-кабинет и поспешил в подземелья.
   Поиски Помоны продолжались весь день и ночь. В замок прибыли министерские, во главе с аврорами и мракоборцами. Детей и преподавателей опросили, а я продолжал блуждать по подземельям, загнал меня Слизнорт не куда нибудь, а на закрытые для школьников минусовые этажи. Закрыли их не из-за всякой жути, а из-за изношенности стен, сгнивших дверей и постоянных подтоплений водой из озера. Так, мне приходилось шагать в воде по колено, шастая во тьме, магия в вечных факелах иссякла, так что свет я обеспечивал себе сам.
   Понятно, что никого я не найду, так что зачем я старюсь? Виной всему...
   - Крыса!
   - "Секо"! - Проворчал я, и животину разрезало моим заклинанием пополам, разошлось по поверхности воды пятно крови в месте смерти крысюка.
   - Фи! Мерзость, - поджала губы одна из аврорш приставленных ко мне сердобольным Слизнортом. Видимо он сумел-таки прочитать в моих глазах, что в гробу я видел его задание, а так как следить за мной на этих этажах он не мог (и не хотел), вот и попросил главу авроров об одолжении и тот выделил мне хвост из двух стажёров. Некие Нимфадора Тонкс и Марсель Гибсон.
   - Можно же было просто оглушить, - сменила цвет волос Тонкс, не в силах уследить за своим талантом метаморфа.
  Мне б такой талантище, завистливо покосился я на неё, прежде чем ответить:
  - Крысы основные переносчики болезней. Нечего их жалеть.
  - Ты маглорождённый? - Спросила меня немного высокомерная Гибсон.
  Это она каждый раз визжала, стоило нам заметить крысу.
  - Да.
  - И что в тебе нашел Слизнорт, раз взял помощником в Хогвартс, - с чего-то ополчилась на меня сия дамочка, начав докапываться.
  - Марсель, - шикнула на неё Тонкс. - Хватит уже.
  - Я подмастерье зельеварения.
  Гибсон странно на меня посмотрела и заткнулась.
  - Может, хватит? - Остановился я перед преградой из занесённых сюда незнамо как - веток, брёвен и другого хлама. - Стебль здесь делать нечего. Живых заклинание не показывает. Мы только зря тратим своё время, демонстративно посмотрел я на часы. Стоял третий час ночи.
  - Согласна, - решительно кивнула тёмной гривой волос Марсель.
  - Ну-у-у-у, - засомневалась Тонкс, пока из-за завала не показались рожицы любопытно поглядывающих на нас крыс. - Согласна! - Решительно рубанула она рукой. - Пошли-ка отсюда, да побыстрей.
  Глава 26
   Злой и невыспавшийся я попытался накрыть голову подушкой, но не помогло.
  - Бам! Бам! Бам! - Колотились ко мне в дверь.
  - Эх-х-х-х, - горестно повздыхал я, вынужденно вставая и плетясь к двери. - Да, иду я, иду! Достали.
  - Ты прям как улитка, Уайт! - Стояли перед дверьми Тонкс и Гибсон. - Не поверишь, какие мы новости принесли! Посторонись, - оттолкнула меня с дороги эта будущая аврорша, проходя внутрь. Её напарница шмыгнула следом за ней.
  - Может, оденешься? - С любопытством посмотрела на меня Марсель, оглядев мою голую грудь, живот (пресс), трусы с надписью: "тёмный Лорд падёт! И Гарри Поттер мой герой". Каюсь, не удержался и купил на прошлых выходных в Хогсмите, показалось мне это забавным тогда.
  - Какие бы вы новости не принесли, нафига вы припёрлись через три часа после того как мы разошлись спать? - Не очень-то вежливо заметил я.
  - Магловское воспитание, фи-фи, - продолжала с интересом посматривать на меня Марсель. - Даже чаю не предложил. Словно и не англичанин.
  - Мы и не ложились, Вин. Босс не велел, - скорчила рожицу Тонкс, указав пальцем в потолок и зевнула.
  - Понятно, - выдохнул я устало. Обижаться на них было глупо, так что, подвесив в маленьком камине, не предназначенном для подключения к каминной сети чайник с водой, и выставив на стол три кружки, ссыпав туда последние запасы тёртого шоколада, я поплёлся в спальню. Одеться. Новости подождут, кожей чувствовал я, как Марсель провожает меня взглядом, не понимая, чего это она?
  - Не пялься, - услышал я шипение Нимфадоры, прежде чем закрыть дверь. - Сама же говорила, что маглорождённые тебя не интересуют.
  - Он подмастерье, так что проходит по другой категории.
  - Какой же это?
  Я так то был уже у себя в спальне, одевался, и слышать их разговор не должен был, но... Не удержался. Привык уже подслушивать, что говорят детишки в большом зале.
  - По категории потенциально приемлемых женихов.
  - Чего? - Неприкрыто удивилась Тонкс. - И ты бы даже согласилась выйти за него замуж? Без этих твоих, фи?
  - Достойную пару найти трудно, Нимфа и ты бы об этом знала, если бы не бежала от мужиков как от огня, - страдальчески посмотрела на неё Марсель, закатив глаза.
  Э-э-э, вообще то я не видел девушек, только слышал, всё остальное же дорисовывало моё воображение.
  - У меня ещё полно времени впереди, - отмахнулась Тонкс. - И с чего ты взяла, что он нам не соврал? Может он и не подмастерье никакой? А?
  - А на что в моей семье самообновляющаяся книга мастеров, как думаешь?
  - Это та, в которой поимённо указаны все подмастерья, мастера, и магистры Англии?
  - Та самая, - довольно причмокнула губами брюнетка.
  - Так вот зачем ты отлучалась домой на двадцать минут! - Требовательно прозвучал голос Тонкс. - А мне сказала по важному делу... - Обиделась она.
  - Это и было важное дело, - хмыкнула её напарница.
  Придя к выводу, что услышал я достаточно и, выйдя из комнаты я как раз успел к тому моменту как чайник на огне засвистел, взмахнул я палочкой направляя его к столу, и он сам наклонился, разливая кипяток по чашкам, а потом вернулся на своё место рядом с камином.
  Можно конечно всё делать волшебством, кипятить ту же воду в чайнике, но это не то. Вживую, в камине, получается как то... с душой. Даже вкус меняется к лучшему.
  - Спасибо, - поблагодарили меня эти молодые женщины, одна из которых уже имеет на меня планы, усмехнулся я в чашку. Разбежалась.
  - Пожалуйста, - с наслаждением вдохнул я аромат шоколада, окончательно, просыпаясь. - Так что там за новости вы хотели мне сообщить?
  - Ты ведь знаешь, что брат Дамблдора пропал примерно в одно время со Стебль?
  - Знаю, - медленно кивнул я. - Вы же мне это и рассказали.
  - Так вот, - сделала долгий глоток из чашки Тонкс, с наслаждением причмокнув, прежде чем продолжить говорить, - Дамблдор смог отследить путь Аберфорта до места в запретном лесу, где его и убили.
  - Убили?! - Удивился я, подняв брови вверх, и сделав всё то, чтобы сделал любой другой человек, находясь в удивлении. Вышло вроде неплохо.
  - Да, - с мрачным лицом подтвердила она.
  - Там жуть что творится, - добавила за подругой Марсель, поправив рукой причёску и убрав прядь волос за ухо. - Собрались эксперты со всего министерства. И даже отдел тайн. Только, тс-с-с-с, - показала она знак молчать.
  - А нас выгнали, - пожала плечиками Тонкс. - Чтоб под ногами не мешались.
  - Да-да, - торопливо подтвердила слова Тонкс, Марсель, продолжив рассказ. - Главное эксперты смогли определить, что на той поляне погибли несколько волшебников, в том числе брат директора, декан Пуффендуя и ещё несколько неизвестных.
  - Вот те на, - почесал я свою макушку, замирая внутри.
  Очень надеюсь, что это всё что они нашли, иначе дело пахнет жареным, и пора собирать манатки и бежать отсюда пока могу.
  - Так что? Они смогли взять след преступника? - Живо поинтересовался я.
  - Неа, - беззаботно отмахнулась Тонкс. - Ругались только, что этот тёмный волшебник использовал "протего диаболика" и следов теперь днём с огнём не сыщешь.
  - А почему тёмный волшебник?
  - А кто же ещё? - Удивилась Тонкс, хотя та же Марсель лишь поморщилась, - Он же убил нескольких приличных магов! И явно не просто так, ритуал какой-то, - поделилась своим "ценным" мнением Нимфадора.
  - Верно, - решил я согласиться с ней. - Интересные новости. Спасибо.
  Воцарившуюся тишину разорвал неожиданный скрип, и дверь в мою комнату открылась, повернул я голову на шум, увидев в дверях незнакомку. Волшебница низкого роста с доброжелательным лицом и розовым бантом в волосах нам улыбнулась.
  - Мои дорогие, - сделала она несколько шагов внутрь комнаты, остановившись и по очереди оглядев нашу компанию, - девочки, - покачала она неодобрительно головой. Влево, вправо, влево, - разве вам не сказали, что это секретная информация? Зачем вы рассказываете мистеру Уайту то, что ему знать не положено?
  Лица Нимфадоры Тонкс и Марсель Гибсон окаменели.
  - Извините, старший помощник министра, Амбридж, - пролепетала Тонкс. - Извините.
  - Ничего, ничего, - всё так же улыбаясь, пожала женщина плечиками. - Простим вас на этот раз, - показал она нам свои белоснежные зубы, растянув рот в улыбке. - Можете идти, - указала им на дверь помощница министра и мои знакомые стажёрки аврората поспешили сбежать. Так выглядел их уход.
  Дождавшись пока девочки, исчезнут, Амбридж захлопнула за ними дверь, взмахнув палочкой, и обратила всё своё внимание на меня.
  - А вы значит, мистер Уайт?
  - Верно, - кивнул я. - А вы Долорес Амбридж? Моя помощница по клубу танцев? - Задал я встречный вопрос.
  - Эм-м-м-м, - замялась она недовольная поворотом разговора, но в итоге согласилась, но с оговорками, - я скорее ваш консультант, Вин. Можно же называть вас по имени?
  - Без проблем, - указал я ей глазами на кресло. - Присаживайтесь. Прошу.
  - Спасибо, - чопорно поблагодарила она меня, усевшись в тёплое кресло.
  Спасибо за прогретое место надо сказать Марсель. Нагрела своей попой, унеслись на миг мои мысли, куда-то не туда.
  - Я так понимаю вы прибыли сюда не для того чтобы начать мне помога-а-а, - поправился я, заметив как Долорес начала морщиться, - консультировать? Вы ведь с министром? Расследуете происшествие в Хогвартсе?
  - Это так. Вы что-то знаете? - Сразу перешла она к вопросам.
  - Боюсь, нет, - отрицательно помотал я головой. - Я простой помощник профессора. Что я могу знать?
  - Ну, ничего. Следствие разберётся, - не выглядела она огорченной моим ответом. - В любом случае раз уж я здесь, может поговорим о рождественском бале?
  - С радостью, - вывалил я на её голову все те проблемы, которые не в силах решить сам или с помощью других преподавателей Хогвартса. Будь то завышенные требования приглашенных гостей или желание директрисы Шармбатона иметь несколько пажей из числа студентов нашей школы, что буду прислуживать ей, пока она гостит у нас. Не говоря уже о странном желании видеть в одном из пажей нашего Хагрида.
  - Я разберусь, - не выглядела удивлённой Долорес, как она попросила к ней обращаться, держа в руках кипу бумаг подготовленных мной на такой случай. - Если на этом всё? - Начала она вставать.
  - Да-да, - помог я ей придержав за локоть и проводив до дверей, которые открыл для неё. - Приятно было познакомиться с вами. С нетерпением жду нашей новой встречи на следующем занятии клуба танцев. В среду.
  - В юности я была хорошей танцоркой, хи-хи, - жеманно улыбнулась эта немного пугающая женщина, - будьте уверены, вам будет нелегко сладить с моим темпераментом, Вин. Танго, - с придыханием прикрыла она веки, погрузившись в воспоминания. - Ох! - Открыла она заблестевшие от слёз глаза.
  - Буду рад взять у вас несколько уроков, - польстил я ей.
  - Учту, - помахала она бумагами в руках и наконец ушла, оставив меня одного.
   Не успел я присесть или лечь в кроватку, поспать хоть ещё часок, как сквозь стену просочился полупрозрачный кот, патронус Макгонагал, что заговорил её голосом.
  - Зайдите ко мне, Уайт. Я жду.
  - Да что за утро сегодня? - Пнул я не в чём неповинное кресло. - Тилли, - позвал я домовушку и та появилась.
  - Вы звали меня, сэр, волшебник, Уайт?
  - Да, Тилли, - улыбнулся я лопоухой домовушке. - Приберись здесь, пожалуйста, - показал я ей на чашки и общий беспорядок в комнате.
  - Конечно, сэр, профессор, Вин Стэнли Филипп Артур Егор Гек Фергюс Уайт, - поклонилась Тилли.
  Домовые эльфы могли видеть истинные имена, и им нравилось обращаться ко мне таким вот витиеватым образом.
  Торопясь к Макгонагал по дороге я встретил и других ранних пташек.
  - Ай! Больно!
  - Ай-ай-ай!
  - Профессор, Снейп, - улыбнулся я, наблюдая картину, как мрачный преподаватель тащит за вывернутые уши сразу двух студентов. И конечно, кто бы это мог быть? Близнецы Уизли в своём репертуаре. - И что натворили эти проказники в этот раз?
  - Ай! - Пытались они вырваться из цепких рук Северуса, но тот держал крепко.
  - Гад! - Выкрикнул Джордж.
  - Пробрались на опушку запретного леса, пытаясь вынюхивать, - посмотрел на них Снейп как на ингредиенты и те заткнулись.
  - Я к Макгонагал, - указал я головой на лестницу. - Если хотите я доведу их до неё, вы ведь туда их тащили? Или собирались нашинковать серебряным ножом в тёмном уголке замка? - Попытался я пошутить, но Снейпу было не до шуток.
  - Буду благодарен, - отпустил он их, и те, отскочив от Снейпа как от ядовитой гадюки, с красными от прилитой к лицу крови схватились за уши, стали те походить на пережеванные пельмени домашней лепки.
  - За мной, - позвал я их и, не оглядываясь, ступил на лестницу. - Не отстаём!
  - Он изверг!
  - Прислужник тьмы!
  - Вы должны что-то сделать, профессор Уайт.
  - Сами виноваты, - пожал я плечами. - Не надо было попадаться.
  - Гарри пожалел нам мантию отца. Он думал, что потерял её, но кто-то недавно подбросил её в спальню и теперь он с ней не расстаётся. Ой!
  - Мантию-невидимку я так понимаю?
  - Э-э-э, - заткнулись близнецы, понимая, что сболтнули лишнего.
  - Пора бы вам повзрослеть ребята, седьмой курс как-никак.
  - Вы прямо как наша мама, профессор.
  - Ага, - поддакнул другой близнец. - Та самая мама, которая пинками погнала нас доучиваться на седьмой курс Хогвартса, хотя мы уже купили помещение под магазин на "косой аллее" и закупились товаром.
  - Пришлось просить нашего брата Чарли об одолжении и теперь он стоит за прилавком лавки вместо нас, ха-ха-ха, - рассмеялись они по-началу, а потом погрустнели. - Но ему приходится платить.
  - Был не прав - оглянулся я посмотреть на братьев близнецов. - Вы оказывается молодцы. Далеко пойдёте.
  Макгонагал встретила меня не в своем кабинете, а на третьем этаже, стояла она в окружении нескольких серьезно выглядящих волшебников, что-то ей то-ли докладывающих, то-ли выговаривающих. Тонкс с Марсель тоже были в той толпе, незаметно помахали они мне из-за спин коллег.
  - Простите, - извинилась перед окружением Минерва увидев меня и отошла к нам, но те волшебники словно этого и не заметили став спорить уже между собой. - Кыш отсюда! - Погнала она прочь Уизли, и те не веря в свою удачу и расплывшись улыбками, свинтили в закат, пока декан не передумала. - Уайт, - указала она мне головой в сторону, и мы посторонились, пропуская мимо себя торопящуюся куда-то группу мракоборцев во главе с встревоженным Дамблдором.
  - Кто-то в моём кабинете, - услышал я отрывок их разговора.
  - Вин, - смягчила тон заместитель директора. - В связи с, - вздрогнула она, на секунду прикрыв глаза, - со смертью Помоны, мы были вынуждены перекроить расписание. Боюсь у меня не остаётся выбора и я вынуждена попросить вас взять в дополнительную нагрузку первый и второй курс по предмету травология.
   - Вы слишком много для меня сделали, чтобы я мог отказать вам в такой малости, - принял я из её рук новое расписание и толстую пачку казённых бумаг.
  - Вы справитесь? - С волнением посмотрела она на меня.
  - Не беспокойтесь.
  - Спасибо, - легонько прикоснулась она ладонью к моей груди прежде чем с тяжким вздохом втянуться в спор между стоящими поодаль волшебниками.
  Мне же не оставалось выбора, как бежать к теплицам. Придется пропустить завтрак, ознакомиться с документами на месте и бегло осмотреть бывшее хозяйство Стебль.
  ***
  - Да иди ты в задницу! - Перепачканный в драконьем дерьме отбивался я от плотоядной лианы, очевидно решившей меня съесть.
  После смерти Помоны вся её нежно лелеемая зелень пошла в разнос и стала агрессивной, сказалась потеря подпитки от волшебницы, вот и последствия. И даже то, что я имел ярко выраженный волховской дар, связанный с растениями - мне не помогало.
  - Вяжи её, Хагрид! - Крикнул с другого конца теплицы Снейп, и полувеликан приложив свою недюжинную силу, обезвредил кошачью мяту, уже успевшую здорово помять бока кошке Филча.
  - Моя хорошая. Моя прелесть. Любимая, - уговаривал лучший ученик Стебль, Невилл Долгопупс любвеобильный куст красных роз отпустить малиновую от стыда Джинни Уизли, уже лишилась она половины одежды, прикрывая свою грудь рукой.
  Пока я вёл свои занятия с первым курсом в теплице номер один (растения там быстро начали мне подчиняться, стоило приласкать их кулаком, а потом утешить магией), как из теплицы номер три, стоявшей немного на отшибе послышалась ругань и крики. Оставив своих подопечных, подкладывать навоз под вечно голодное дерево (так оно и называется во всех справочниках), я поспешил на крики о помощи.
  Северус, которому поручили вести занятия травологией у старших курсов не справился и начался полный бедлам. Это увидел Хагрид, прибежав на помощь.
  - Гермиона! Держись! - Пытался вытащить подругу из земли и корней каучукового монстра Поттер. Уизли же лишь хихикал, попав под очарование одуванчика-вертихвостки.
  Понемногу ситуация исправлялась и нам с профессорами Хагридом и Снейпом удавалось брать растения под контроль, как:
  - БУМ! - Разлетелась башня директора в районе шестого этажа от мощнейшего взрыва и камни кладки полетели вниз. Земля от их падения вздрагивала, замерли все, посмотрев наверх. - БУМ! - Еще один взрыв и из образовавшегося проёма в башне вылетело два волшебника, что не разбились о землю, а мягко приземлились на ноги.
  - Стар я уже для таких прыжков, Альбус, - стоял напротив окровавленного директора Хогвартса дряхлый до невозможности старичок, выглядевший так, словно сейчас исчезнет, настолько блеклой была его кожа. - Может, сдашься, уже? Я обещаю тебе справедливый суд.
  Дамблдор же, растерявший весь свой лоск лишь поморщился, слизав кровь, стекающую с его головы и попадающую ему в рот.
  - Мы ещё посмотрим, чья возьмёт, Фламель.
  Глава 27
  Дети, взрослые, все кто находился во дворе замка, замерли. Никто не понимал, что происходит и как на это реагировать. И тут Дамблдор закричал:
  - Помогите мне! Французы пытаются меня убить!
  - Скользкий как угорь, - неодобрительно посмотрел на него... видимо сам Николас Фламель, прежде чем ему в спину полетели заклинания от учеников, преподавателей и выбежавших из замка мракоборцев во главе с Аластором "Грозным глазом" Грюмом.
  - Лягушатники, бля! - Заорал тот, брызжа слюной изо рта. - Порву!
  Сам Фламель лишь лениво взмахнул палочкой и его окружил полупрозрачный купол защиты, не в силах было пробить его ни одно пущенное до этого заклинание.
  Вот хитёр директор, даже восхитился я его наглостью. Сопоставить Фламеля и моё письмо французам не составило труда, а значит, явились по его душу.
  Более не обращая внимания на отвлекающие укусы комаров, Фламель заговорил, но так, что его слышали все, разносился его голос на мили вокруг.
  - В Англии лишь два архимагистра, это ты, Альбус и ваш тёмный Лорд. На чью помощь ты рассчитываешь? - Удивился древний алхимик. - Или хочешь прикрыться детьми, как тогда, в якобы честной победе над своим другом, Геллертом Гринденвальдом?
  - Ложь! - Гаркнул окровавленный директор, с тревогой замечая, что свидетелей вокруг становится слишком много.
  Больше никто не посылал заклятия в старика. Детям дали по рукам Снейп и Макгонагал, взрослые одумались сами и один "Грозный глаз" ярился, но его успокоили свои же.
  - Ложь! - повторял Дамблдор оглядывая собравшихся. - Министр Франции присоединился к Воландеморту! Мы все в опасности. Нужно сплотиться. Англия разрывает все союзнические договора с Францией.
  - Ты что мелешь старый дурак?! - Закричал на Дамблдора выбежавший последним из замка министр магии. - Кто дал тебе право делать такие заявления и что это? - Потрясал Фадж свитком в руках. - Почему М.К.М. дало санкцию на обыск твоего дома и Хогвартса? Что ты натворил?
  - Фоукс! - Позвал Дамблдор свою птицу, но секунда шла за секундой, а феникс не появлялся. - Фоукс! ФОУКС! - Всё тревожней кричал он, не в силах дозваться до мифического существа.
  - Я позаботился, чтобы он тебя не услышал, - ответил на не заданный вопрос Фламель. - А теперь, - набрал в грудь воздуха алхимик, заговорив четкими, официальными формулировками, - я, Николя Раймонд Луи Фламель, действуя согласно санкциям М.К.М. (международной конфедерации магов) провел обыск в башне директора, где мною было найдено...
   - ЗАТКНИСЬ! - Заорал взбешенный Дамблдор. - НИ СЛОВА БОЛЬШЕ!
  - Тебе стыдно? - Удивился алхимик. - Или ты всё ещё надеешься выйти сухим из воды?
  Больше Дамблдор на разговоры не разменивался. Магам такого уровня не нужны слова или жесты, разверзся перед Хогвартсом ад.
  Из земли полезли огромные, каменные скорпионы. Воздух превратился в огонь. Небо затянуло тучами. Ветер взвыл.
  - ДЕТИ! - Закричала Макгонагал. - ВСЕ В ЗАМОК! БЫСТРО!
  Дамблдору же было плевать, начали бить с небосвода золотые планарные молнии, с легкостью дробя как камень, так и людей.
  - ЩИТЫ! - Орал в унисон с Минервой, Снейп, нависая над группой студентов и защищая их от молний и огня.
  - Сука, Дамблдор! - В последний момент вытянул я свою ученицу из-под шального заклятия, махом уничтожившего одну из теплиц.
  Никто, ни министр, ни Амбридж, ни авроры не убежали, помогая нам, учителям спасать детей, вытягивали мы их с поля боя двух монстров.
  - Мама, мама! - Плакали младшие ребята, сидя на земле и потирая глаза кулачками, не в силах пережить такое. Старшие студенты были привычнее ко всякой вакханалии в Хогвартсе, так что сноровисто помогали взрослым, видел я, как грязная после знакомства с каучуковым монстром Грейнджер тащила на себе двух детей. Уизли вышедший из одуванчикового ступора помогал попавшему под заклятье аврору встать. Поттер... Поттер же смотрел за боем Дамблдора и Фламеля и не обращал ни на что внимания.
  - Хрясь! - Дал я ему звонку пощёчину, разбив губы в кровь. - Очнись, идиот! Пошел! - Толкнул я его в сторону замка. - Живее!
  Фламель пытался увести Дамблдора подальше, отойти от детей, но тварь Альбус специально направлял часть своих заклятий в нашу сторону, отвлекая алхимика на помощь нам. Думаю, без его защиты мы все давно были бы мертвы.
  - А-а-а-а-а! - Попытался я схватиться за руку, но той не было. Очередная планарная молния с неба просто напросто испарила её, всего лишь пройдя рядом со мной. - "Эпискеи", - остановил я хлещущую из плеча кровь, пошатнувшись. Потом левой рукой нащупал в кармане несколько фиалов и выпил все те разом. Бодрящее, кроветворное, регенерационное. Полный набор зелий.
  - Тварь! Эмм-м-м, - простонал я, сжав зубы.
  - Уайт!
  - В порядке, - кивнул я Северусу. - Нормально. Помогайте другим, - терпел я боль, не позволяя себе проявить слабость.
  - Хорошо, - отрывочно кивнул он, взваливая на себя очередное тело без сознания.
  Без жертв не обошлось, но к счастью всех детей удалось спрятать под защитой замка, а на земле остались лежать до конца исполнившее свой долг авроры, защитившее ребят своей грудью.
  Подобрав с земли мёртвое тело одного из таких защитников, я поковылял в Хогвартс. Не хотелось оставлять его просто валяться там. Ничего же не останется. Что будут хоронить родные?
  Глупо конечно, но то, что меня контузило, я понял лишь, когда стал приходить в себя, чувствуя, как споро действуют зелья, становилось мне всё лучше с каждым шагом.
  - Вин, сюда! - Затащили меня в проём больших дверей руки девушек. Тонкс и Марсель. - Ты как? - С болью посмотрели они на моё увечье.
  А глаза то на мокром месте.
  - Жить буду, - слабо улыбнулся я. - А вы? - Протянул я единственную руку к лицу Тонкс, стерев капельку крови с её щеки, отчего Марсель стоящая рядом нахохлилась.
  Холл замка напоминал филиал больницы, лежали вповалку пострадавшие, между которыми бегала школьная медсестра и Снейп, пытались они помочь всем, но рук не хватало. По воздуху разносился плачь, стоны боли, запах гниения, вонь больницы и лечебных микстур.
  - Пойду, помогу, - сказал я девушкам, подойдя к мальчику с разбитым лицом.
  Зря я что-ли учился на колдомедика? Эм-м-м. Кусочек меня учился.
  - Болит? - Спросил я его.
  - Угу, - хныкнул мальчишка, пытаясь удержаться от плача.
  - Сейчас перестанет, - взмахнул я палочкой. Держать её в левой руке было неудобно, но я приноровился.
  Бой за стенами замка всё не затихал, столпились у окон те из учеников, кто не пострадал, комментируя увиденное:
  - Дамблдор призвал огромный огненный торнадо!
  - Фламель заморозил его, разбив на куски и превратив их в пух!
  - А Панорамикс неплох... - Мечтательно выговорила Луна, глядя в окно.
  - Кто? - Удивились дети рядом с ней, выглядывая этого типа со странным именем. - Нет там никого больше!
  - Друид Панорамикс, - тем же мечтательным голосом продолжила говорить Луна, - жил ещё до нашей эры, во времена правления Гая Юлия Цезаря. Он был другом и наставником двух легендарных воинов Галлии - Астерикса и Обеликса. Сейчас все знают Панорамикса как Фламеля.
  Стоявшие рядом с ней переглянулись, но спорить не решились. Кто её знает? Может она и права?
  - Интересно, призовёт ли он их души, чтобы пустить в бой? - Продолжала мечтать Луна.
  Через камины Хогвартса всё прибывали и прибывали авроры и колдомедики больницы Святого Мунго, так что моя помощь больше не требовалась, отошел я в сторонку, уступая место более опытным и умелым целителям.
  - Пустите, твари! Я должен помочь Дамблдору! - Кричал запеленованный словно младенец Грюм.
  - Да что здесь происходит?! - Заорал на этот раз Поттер стоя среди своих одногодок. - Почему мы не помогаем директору?!
  Бочком, бочком к нему подбиралась Амбридж.
  - Заткнитесь! И без вас тошно, - выругался взмыленный Снейп, шикнув на Поттера.
  - Минуточку внимания, - поднялась по главной лестнице Макгонагал, чтобы всем было её видно. Рядом встал министр магии. - Как мне стало известно при обыске в кабинете директора группой сотрудников М.К.М, Альбус... - Оглядела она наши лица, - был уличён во множественных преступлениях. На законные требования мистера Фламеля об аресте он атаковал группу следователей, убив больше половины из них, - появились за спиной Минервы колдомедики, уговаривающие спуститься вниз к главному камину Хогвартса... девушек. Множество невероятно красивых женщин, всех рас, вели их за собой колдомедики, переглядываясь при этом. Тут были и люди и сирены и горгоны. Вейлы, узнал я всхлипывающую Флёр, одетую в разорванный, видавший виды халат. - Кхм, кхм, - прокашлялась замдиректора, с жалостью смотря на них.
  - Альбус Дамблдор объявлен преступником! - Категорично вставил своё слово красный от гнева Фадж. - Он лишен всех постов и вскоре будет представлен перед судом!
  - ПРОДАЖНАЯ МРАЗЬ! - Заорал так громко Грюм, что все вздрогнули, а только успокоившиеся дети заплакали.
  - "Сонмус", - стоял я ближе всего к прославленному мракоборцу, так что... Давно пора было это сделать, спрятал я палочку, усыпив чокнутого "Грозного глаза", видимо имеющего свои счёты с лягушатниками.
  - Спасибо, мистер... - Шепнули ему на ухо мою фамилию, - Уайт.
  - БУМ! - Сотряс замок очередной взрыв и по стене пошла трещина. - БУМ! - Разошлась сетка трещин по потолку большого зала, иллюзия неба с которого спала.
  - Всем эвакуироваться в Мунго! Камин открыт! - Сориентировался Фадж, и все побежали.
  - Старшие курсы, помогаем младшекурсникам! Не рвитесь вперёд! - Наводили порядок учителя, в том числе и я, с замиранием сердца наблюдая, как крошится бетон стен. Холл и большой зал заволокла пыль, и только вспышки зеленого пламени в огромном камине указывали направление куда бежать.
  Ни зги не видно!
  - Колин! Отзовись!
  - Сьюзен?
  - Мари, ты где?! Мари!
  Перекрикивались дети в поисках друзей и родственников, не желая покидать Хогвартс без них.
  Прошло целых десять минут, прежде чем почти все перебрались в Мунго, как зелёный огонь перед нашими носами ярко вспыхнул, а потом погас.
  - Каминная сеть нарушена, - помертвевшими губами сообщила нам обернувшаяся Макгонагал.
  Нас в большом зале осталось человек двадцать. Министр с Амбридж, пятёрка мракоборцев, Снейп, мадам Помфри, трио героев с Поттером во главе, близнецы Уизли, и я, ваш покорный слуга.
  - Поттер, дери вас дьявол! Какого черта вы всё ещё здесь? - Выругался Снейп, замахиваясь рукой, чтобы отвесить пареньку подзатыльник. Тот аж сжался.
  - Возможен сговор, - сладкоголосо напомнила о себе Амбридж, - вы ведь помните что Поттер протеже Дамблдора и его любимый ученик? Кто знает, чем они занимались, закрываясь в директорской башне наедине ...
  - Нам взять его под арест? - Шагнул в направлении парня аврор с квадратной челюстью, явно не дружащий с головой.
  - Только через мой труп! - Загородила ученика Минерва. Снейп тоже не остался в стороне, недвусмысленно приготовив палочку.
  - Мне кажется, нам надо думать о том, как покинуть Хогвартс, а не ругаться, - помог я направить обсуждение в нужное русло. - Бой идёт сюда и, судя по всему, Фламель изрядно переоценил свои силы, раз Дамблдор до сих пор жив.
  - Да, да, - мелко закивал Фадж. - Аврор Долиш. Долорес. Обсудим это после, - строго сказал он.
   Ситуации радовались только близнецы Уизли, практически пылали они энтузиазмом. Цвет их шевелюры как никогда напоминал мне кровь.
  - БАМ! - Снесло главные ворота Хогвартса, и в большой зал ворвался вихрь сражающихся между собой Альбуса и Фламеля.
  Не успели, застонал я сквозь зубы.
  - О-хо-хо, - довольно пророкотал Дамблдор, уже мало похожий на себя прежнего.
  Он уже словно не был человеком, превратившись в живой огонь, с лицом директора. Фламель тоже претерпел череду трансформаций и выглядел как призрак, в три человеческих роста и косой вместо палочки в руках.
  Взмах косы и волосы у нас на головах встали дыбом. Трещины в стенах большого зала разошлись сильнее, температура в помещении упала, выдыхали мы клубы пара изо рта, и этот вой... Взвыли призраки Хогвартса что торчали здесь не в силах помочь ученикам, начали они растворяться, окончательно умирая.
  - Не поможет, - усмехнулся Альбус, покачав огненной головой.
  Атака не нанесла ему никакого урона.
  - Как ты добился этого? - Спросил сипящий через рот, явно уставший, алхимик. - Трансформацией человеческого тела в элементальное владеют только архимаги. Ты же архимагистр!
  - Неужто ты думал, что все мои развлечения связаны только со смазливыми девками? Умирать никто не хочет, - покачал он головой. - Философский камень мне не доступен, а это, - взмахнул он руками в воздухе, оставив после себя дымный след, - результаты моих экспериментов.
  - Но как?!
  - Пришлось вживить в себя несколько органов тех смазливых игрушек, которые у меня боюсь, отобрали, - посмотрел он в потолок, словно пронзая взглядом камень и заглядывая в свою башню. - Тц. Тц. Тц, - зацокал он языком недовольно. Тогда, - замер он на полуслове, сосредоточившись. - Я чувствую, как кто-то ломится сюда через щиты, пронзая само пространство, - прикрыл Альбус глаза на миг. - Кто это? Кого ты позвал, Николя?! - Требовательно спросил он.
  - Скоро узнаешь, - улыбнулся он.
  - Вынужден отказаться, - увидели мы, как испугался Дамблдор. - До встречи, - кивнул он нам и вылетел огненным сгустком в окно. Фламель же что до того стоял скалой начал съеживаться, вновь превращаясь из жуткого призрака в человека. Очень, очень, усталого человека, облокотился он о стену, сползая по ней вниз.
  - Упустили! - Рыкнул белый как мел Фадж.
  - И хорошо, - проворчал я.
  И кому я перешел дорогу? Чёрт! Надеюсь, он никогда не узнает, кто убил его брата.
  Фламель хотел что-то сказать, но в этот момент на нас обрушился потолок. Всё потемнело, и я потерял сознание.
  
  
  Глава 28
  Очнуться в темноте и в поту было лучше, чем не очнуться вовсе.
  В воздухе стоял характерный запах больницы, с трудом разлепил я глаза (вот отчего темнота), попытавшись оглядеться.
  - Лежите спокойно, мистер Уайт. Не мешайте мне проводить процедуры, - прозвучал незнакомый женский голос рядом.
  - Где я? - С трудом разлепив губы, спросил я.
  - В больнице святого Мунго. Уже третий день. На лечении.
  - А что случилось?
  - На вас и других преподавателей Хогвартса, министра магии, и пары студентов обрушился потолок большого зала. Вам очень сильно повезло, скажу я. Всем вам, - выдохнула медсестра тяжело. - Никто не погиб, хоть вы и получили множество травм.
  - Это хорошо, - удалось мне разлепить глаза и проморгаться, чтобы увидеть, что я нахожусь в одиночной палате. Обстановка была скудной. Белые стены, маленькое окошко, тумбочка и кровать на которой я лежал. Рядом суетилась медсестра, вливая в меня через обычную такую, магловскую капельницу зелье, за зельем, перевёл я взгляд на правое плечо и вскрикнул.
  - Бля! Что это?! - В ужасе уставился я на явно не свою конечность.
  Жирная рука, с парой татуировок на ней, принадлежала точно не мне! Ещё и волосатая, словно от обезьяны.
  - Не ругайтесь! - Легонечко хлопнули меня по губам. - Ваше лечение оплатило М.К.М, - поджала губы медиковедьма (вспомнил я, наконец, как нужно называть медсестёр в волшебной больнице). - По самой низкой ставке, но всё же, - качнула она головой.
  - И что? - Приподнял я правую руку, пошевелив похожими на сосиски пальцами, на каждом из которых была вытатуирована буква русского алфавита, сложил я эти художества в слово В-А-Н-Я.
  Похоже, придётся прибавить к своему и так огромному имени ещё одно.
  - Отращивать руку заново слишком дорого, мистер Уайт. Поэтому всем кто потерял руки, ноги в битве у Хогвартса, мы приживили чужие конечности, которые собирают стажеры нашей больницы, отправляясь в горячие точки по всему миру. - Не волнуйтесь, - улыбнулась она, - татуировки будут сведены, а руку, скоро, вы не отличите от своей собственной. Нужно лишь время чтобы ваше тело привыкло, и зелья начали действовать.
  - Ну, неплохо, - уже другим взглядом посмотрел я на свою новую конечность.
  - Ваши травмы были довольно серьезными, и вы практически последний наш пациент из Хогвартса, скажу вам. Остался только мистер Рональд Уизли, и мисс Амбридж, получили они не менее значительные повреждения, чем вы. Но в любом случае, через денёк мы вас выпишем. А пока отдыхайте.
  - А как там Хогвартс? Что с Дамблдором? Что вообще происходит? - Засыпал я медиковедьму вопросами, боясь остаться в неведении.
  - Всё есть здесь, - положила она мне на живот пачку газет: "Ежедневный пророк", "Ведьмополитен", "Нога тролля" и других. - Отдыхайте, - поправила она сползшее с меня одеяло. - А мне нужно к другим пациентам, - развернулась она на каблуках, зацокав по полу к выходу из палаты.
  - Спасибо! - Запоздало сказал я ей в спину.
  - Пожалуйста, - кивнула она, обернувшись, и мягко захлопнула за собой дверь, оставив меня одного на один со своими мыслями.
  Бегло осмотрев сенсационные заголовки, я начал перечитывать газеты, прыгая с одной статьи на другую.
  Статья Азазэля Пронырливого:
  Дамблдор пал! В результате операции сотрудников М.К.М и в ходе обысков в башне директора школы Хогвартс, сотрудники следственного отдела международной конфедерации нашли ужасающие свидетельства его преступлений! По нашим данным из башни было вызволено более сотни женщин, задействованных директором, как для своих сексуальных игр, так и химерических экспериментов. Как оказалось, среди этих несчастных было много представителей иностранных государств. Дочери влиятельных политиков (что перешли дорогу Дамблдору) и старых семей со всей Европы.
  Уже выяснилось, что многие эти женщины понесли от директора и в имении Дамблдоров, расположенном в С.Ш.А. сейчас проживают пять его сыновей (в возрасте от двадцати до сорока лет), семь дочерей (в возрасте от пятнадцати до семидесяти лет) и множество внуков и правнуков. Власти Америки, к сожалению, отказали нам, Англии, в запросе о принудительном допросе всех этих... людей. Вот так.
  Но это не все новости! По итогу продолжающихся разбирательств, власти стран из которых были украдены женщины, уже предъявили претензии, как нашему министерству, так и Хогвартсу, объявили явно сгоряча некие континентальные семейства вендетту преподавателям Хогвартса и близким друзьям Дамблдора. Как сказали представители этих семей - его коллеги не могли не знать о совершаемых директором преступлениях, а значит, тоже виновны.
  На этом всё на сегодня. С вами был ваш покорный и любимый, Пронырливый Азазэль. Мы будем следить за дальнейшим развитием событий.
  Статья Риты Скитер. "Я не знаю...":
  Дорогие мои читатели... Что это творится? Как мы это допустили? И кто виноват? Читайте и узнаете.
  Не проходит и часа, как до меня доходят всё более и более страшные подробности битвы между Фламелем и Дамблдором. Но об это позже. Поговорим о последствиях.
  В развязанной силами М.К.М. битве на нашей земле погиб единственный архимагистр Англии - Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор. Потеря, которую уже называют исторической. Кто будет защищать нас от таких монстров как Фламель, вздумай они явиться в наш дом и творить бесчинства? Скажите мне? Я не знаю...
  А школа? Да, конфедерация магов уже послала своих лучших специалистов, что устранят последствия сражения между двумя великими магами в течение недели и наши дети, вынужденные сейчас сидеть дома и ждать когда школу снова откроют - вернуться туда, но кто поручится, что такое не повторится? А?
  Не буду уже говорить о политических потерях. Рождественский бал в Хогвартсе отменён. Связи со многими странами разорваны. Вендетта от могущественных семей против друзей и коллег Дамблдора по школе? Что это? И как наша страна будет выбираться из ямы, которую мы сами себе выкопали? Я не знаю...
  Следующая статья. Заявление от официального представителя министерства магии:
  Да, слухи что до вас дошли правдивы. Дамблдор не сумел сбежать, и был убит в небе над деревней Хогсмит. Нет, я не могу сказать, кто это сделал. Представители М.К.М. отказались отвечать на наши вопросы и не раскрыли имя того кто был послан на зов о помощи от Николаса Фламеля. Похоронами директора Хогвартса займутся его родственники в Америке. Тело бывшего директора и председателя визенгамота уже переправлено через океан. На этом всё.
  - Дела, - откинулся я на подушку, обдумывая всё, что прочитал и незаметно для себя провалился в сон.
  ***
   - Белла, дорогая, - шепнул на ушко Беллатрисы Лестрейндж лорд Воландеморт, будя жгучую черноволосую красавицу, что развалилась на белоснежных простынях поместья Малфоев, закинув ноги на своего господина и обнимая его руками за шею.
   - Мой лорд? - Встрепенулась она, робко улыбнувшись вернувшему ей здоровье и молодость волшебнику, которого боялась вся Англия, потёршись головой о его грудь, словно котёнок.
   - Да, - улыбнулся страшной улыбкой на нечеловеческом лице Воландеморт, высунув изо рта свой длинный язык, попробовав им воздух словно змея, а потом, засунув его в ухо лежащей на нём женщины, вызвав у той сладостный стон, сжимал он покорное тело своей женщины в руках, доставляя ей удовольствие. - Я передумал, дорогая моя, - прервался он, чтобы провести языком по полным, алым губам Беллы.
   - А? - С трудом разлепила глаза Беллатриса, вынырнув из своих ощущений. - Что? - Приоткрыла она ротик, не понимая, почему сладкая пытка закончилась.
   - Отзови награду за голову Поттера, - приказал лорд, нежно огладив Беллу по голой спине, чем вызвал у неё волну мурашек по телу. - Без Дамблдора он мне не страшен.
  - Но пророчество? - Посмела возразить ему Белла.
  - Оно уже не важно, - решительно перевернул её на спину тёмный Лорд, нависая над ней на локтях и с удовольствием осматривая её тело под собой, - я нашел способ низвести пророчество до ничего незначащих фраз. Мальчишка больше меня не интересует. И я найду лучшее применение тем деньгам, что мы пообещали за голову этого подростка.
  - Ах-х-х-х! - Выгнулась Беллатрис, запрокинув голову и почувствовав, как лорд вторгся в неё. Безжалостно и так сладко, сжала она простынку в кулачках, извиваясь как змея, которые так нравятся лорду. - Нужно поторопиться, - усмехнулся Воландеморт. - Мы же не хотим снова стирать память твоему мужу, о том чего он знать не должен?
  - Да, мой лорд, - обняла его ногами Беллатрис, отдаваясь ласкам того кого она любит больше всего на свете.
  Слуги старались обходить стороной этаж, где проживал лорд, а потому никто не видел юную хозяйку Фелицию Малфой, приложившую ухо к дверям спальни лорда. Учащённо дыша, она, вслушивалась в каждый стон тёти Беллы, представляя на её месте себя.
  В это время родители Фелиции как раз обсуждали её.
  - Меня беспокоит Драко, Нарцисса. Давай поговорим.
  - Милый, - улыбнулась ему жена, сидя напротив зеркала в одном нижнем белье и подкрашивая глаза. - Ты же знаешь, что нам сказали все специалисты, к которым мы обращались, - покачала она головой. - Трансформация затронула не только тело, но и разум. Пора уже привыкнуть, что сына у нас больше нет, а есть дочь. Фелиция.
  - Но!
  - Всё будет хорошо, - уже закончила она краситься и присела ему на колени, пока он не встал с кровати, крепко при этом обняв. - Сделаем ещё одного ребёночка.
  - Ещё одного? - Удивился он.
  - Да, - повалила она его на кровать, захихикав, стоило ему провести руками по новому французскому белью, которое исчезает от мужских прикосновений.
  ***
   - А? Чего надо? - Недовольно уставился Рональд Уизли на вошедшую в его палату молодую женщину в больничном халате, точно таком же, что надет и на нём самом.
   День, когда он попал в святой Мунго, Уизли считал одним из самых счастливых, ведь всё оплачивало М.К.М! А в связи с тем, что после принятия зелий он резко похудел, и ему нужно было набирать вес, то больница разрешила ему самому выбирать блюда на завтрак, обед и ужин. И в практически неограниченных количествах! Отчего сейчас вся его кровать завалена фантиками из-под шоколада. На тумбочке стояли вазы с экзотическими фруктами, орехи всех видов, финики, а на полу высились сваленные горой пустые тарелки с говяжьими и куриными костями. На десерт Рон оставил себе деликатес - огромного, красного омара, ждал он своей очереди на съедение, но в этот момент его отвлекли.
  - Чего надо? - Вновь спросил он.
  - Ты новенький на нашем этаже, да? - Улыбнулась ему светловолосая женщина, подходя ближе.
  - Ну, да, - пожал плечами Уизли. - Свободных палат в отделении интенсивной терапии не осталось, и меня поселили здесь... Э-э-э. Это вроде пятый этаж? Для больных с психическими отклонениями?
  - Верно, - улыбнулись ему и Уизли забеспокоился.
  А вдруг эта тётка сумасшедшая? Чего она вообще ходит по этажу, словно у себя дома?
  - Ну-у-у. Это-о-о-о. Я-я-я-я, - вжался он в подушку. - Может мне позвать целителя? - Проблеял он, стоило женщине выключить свет в палате.
  Так, комната погрузилась в сумрак. Видны были лишь очертания предметов.
  - У тебя что-то болит, маленький? - Ласково спросила женщина, сделав ещё шажок и упершись коленками в кровать, стояла она прямо здесь, руку протяни. - Давай-ка уберём это, - смахнула она с его постели фантики, полетевшие на пол. - И это, - отбросила она в сторону одеяло.
  - А? - Открыл рот Уизли в шоке от всего происходящего.
  - Хорошо, - причмокнула губами женщина, начав расстёгивать пуговицы на своём больничном халате. - Нравится?
  Уизли сглотнул, уже забыв, что находится на этаже для психически больных волшебников.
  - Да, - промямлил он с вожделением.
  - Хороший, мой, - окончательно скинула она пижаму, оставшись полностью голой и запрыгнула на кровать к Уизли, покачнулась та вверх-вниз под их весом и Уизли снова сглотнул, сидела на нём сверху женщина.
  Неужто близнецы ошибались? И он потеряет девственность ещё до окончания школы, вспотели у него ладошки?
  - О, да-а-а-а-а, - начала она наклоняться вперёд и Рон подался навстречу, желая помочь и поцеловать ночную гостью, но... - О, да-а-а-а-а, - взяла она с тумбочки омара, - да-а-а-а, - ласково погладила она его, положив этого крабообразного на грудь Уизли. - Тебе нравится? - Спросила она с придыханием.
  - А-а-а-а? - Охреневал Уизли от такого поворота событий.
  - Нравится? - Переспросила она, поерзав на нём и приспустив его трусы, от чего наружу выскочил мистер пинки.
  - Да! Да! Да! - Сразу же забыл обо всех странностях Уизли.
  - Эм-м-м, - простонала женщина, потершись о Рона. - Потрогай их, - попросила она. - Смелее, милый! Эм-м-м...
  Громко сглотнув слюну и с сумасшедшинкой в глазах, Уизли протянул руки к её грудям, но:
  - Нет! - Ударила его по рукам женщина. - Трогай их! - Указала она вниз и Уизли осторожно положил ладошки на клешни лежащего на его груди омара и начал их поглаживать.
  - О-о-о, да-а-а-а-а! - Восхитилась этим женщина. - Возьми, возьми его в рот, - попросила она всхлипнув.
  - Чего? - Вытаращился на неё Рон.
  - В ротик, - начала она пихать клешню ему в рот, но идиллию прервали, ворвались в палату санитары для буйнопомешанных.
  - Что здесь происходит? - Заорали они. - УИЗЛИ?!
  ***
  - Я от тебя такого не ожидала, - сердито выговаривала Рональду Уизли его мама. - Опозорить нас на всю страну!
  Выписывались мы одновременно, и я с обалдением прислушивался к её откровениям. Вот повезло пацану, подумал я в начале, пока не дослушал рассказ до конца. Чур, меня. Чур.
  Санитарки что оформляли бумаги, смеялись, поглядывая на красного, как тот самый омар, Уизли.
  - Они забегают, а она ему уже омара в рот суёт, - делились они подробностями со всеми желающими.
  - Ха-ха-ха, - взорвались смехом все присутствующие в холле больницы волшебники.
  - Парень то уже думал, что поймал Моргану за ляшку, о-хо-хо.
  - Ну, хватит! - Упёрла руки в бока мама Уизли. - Прекратите смеяться над моим сыном!
  - Извините, миссис Уизли, - прокашлялся лечащий врач Рона, скрывая улыбку. - Просто не часто безумной Пандоре удаётся сбежать из своей палаты, а тут такое... происшествие.
  - Пф! - Фыркнула Молли Уизли и, подписав последние бумаги, взяла сгорающего от стыда Рона за руку, прошла к камину и перенеслась вместе с ним домой.
   - Всё в порядке, - вручили мне справку о здоровье и рекомендации целителей. - Не болейте больше.
   - Спасибо, - кивнул я, направившись к камину, но потом передумал и свернул к дверям, выходящим в Лондон.
   Нужно побывать дома, в лесу Хадли. Отдохнуть денёк, а потом уж возвращаться в Хогвартс. А то ещё придётся помогать с ремонтом.
   - Блин! - Остановился я. - В Хогвартс всё-таки придётся возвращаться. Пора бы уже продать взятое с василиска, да и укрыть сердце, превратившееся в камень тоже надо надёжнее. Не место ему в сундуке.
   Камин в Хогвартс из больницы святого Мунго был открыт, так что попасть в школу не составило труда, выкинуло меня прямо в кабинет директора.
   - Профессор Макгонагал, - поприветствовал я осунувшуюся декана Гриффиндора сидевшую за столом.
   - Мистер Уайт, - озарилось её лицо улыбкой. - Я рада, что с вами всё в порядке, - посмотрела она на мою руку, уже порядком изменилась та, исхудав. Татуировки поблекли.
   - И я рад, - подошел я к столу, так как она указала мне на кресло для посетителей, куда я и плюхнулся с её разрешения. - Детей я так понимаю, в школе нет?
   - Нет, - поджала она губы. - Но это временно. Слышите?
   Да. Я слышал, стоял в замке такой грохот, что не заметить этого было невозможно.
   - Большой зал почти восстановлен, так что через три дня, Хогвартс экспресс отправляется со станции в Лондоне и дети вновь вернутся в эти стены, - счастливо призналась она. Было видно как всё это на неё давит, но она не сдавалась.
   - А здесь? - В первый раз более внимательно осмотрел я стены кабинета директора, заметив, что все полки стояли пустыми, а ранее замаскированный вход на верхние этажи башни директора стал, виден, но сомневаюсь, что там что-то осталось. Всё выгребли.
   - Было изъято, - строго посмотрела на меня Минерва, явно не желавшая поднимать эту тему. - Так, - поворошила она завалы бумаг на столе, вручив мне новое расписание.
   - Э-э-э... - Не знал я что сказать.
   - Профессор Слизнорт разорвал контракт с Хогвартсом и сбежал. Теперь вам придётся взять на себя четвертые и пятые курсы по предмету зельеварение, а шестые и седьмые возьмёт на себя профессор Снейп.
   - А травология?
   - Мне удалось уговорить свою старую подругу вести этот предмет, так что эта нагрузка с вас снята.
   - Выходит вас назначили новым директором? Поздравляю!
   - Спасибо, мистер Уайт, - слабо улыбнулась Минерва. - А пока я бы порекомендовала вам отдохнуть вне стен школы, которую заполнили эти шумные строители. Пара выходных вам не помешает.
   - Я только хотел об этом просить, - поклонился я, привстав с кресла. - Есть пара дел, которые нужно решить, знаете ли...
   - И да, - задержала меня Макгонагал ещё ненадолго. - Думаю, вы уже читали газеты, так что будьте осторожны. Вендетта, которую объявили преподавателям не шутки.
   - Но я всего лишь помощник... - Удивился я.
   - Не думаю, что наемникам, посланным по наши души есть до этого какое-то дело, - ясно видно было, как огорчались директор. - Берегите себя.
   - И вы, - попрощался я, прежде чем отправиться в свой кабинет.
   По пути к себе, и ненароком выглянув в окно, я заметил бегающих перед замком Хагрида и незнакомых волшебников (очевидно министерских), пытались они поймать потерянно летающего кругами феникса, горюющего по хозяину.
  Ну, удачи им в этом, усмехнулся я. Фениксы сами выбирают себе хозяина и вовсе не по уровню святости, как всем доказал Дамблдор, а по каким-то своим критериям. Вот кого реально жаль, так это Фоукса, плакал он свою песню над замком, скорбя по Альбусу.
  Глава 29
   Обычная Лондонская квартира в магловском районе. Длинные коридоры, четыре спальни, деревянные полы, набранные из плашек тёмного оттенка дуба... Обычная квартира, сказал бы любой, но только до тех пор, пока он бы не сунул свой любопытный нос в кладовку или точнее в большую гардеробную, которую хозяева квартиры оставили без ремонта. Голые, бетонные стены, пол и потолок. Всё? Нет... Огромная, просто огромная вытяжка, проложенная сюда вопреки всем строительным разрешениям, кострище, прямо на полу, было оно ограничено лишь валунами, обычными такими булыжниками, дабы поленья не расползались. Тренога над огнём и большой, закоптившийся от частого использования котел, висевший на ней. Всё это было странно, а от того и пугающе. Но ещё более зловеще было то, что котёл не пустовал, булькало в нём черное, пузырящееся, словно грязь варево, с вкрапления то-ли костей, то-ли ещё чего.
  Жуки, ползающие по вздрагивающей поверхности жижи, слегка сладковатый пар, всё это выглядело как некая мерзость, которой уж точно не место ни в квартире, нигде было ещё.
   Дверь в кладовку отворяется, и сюда заходят три женщины лет за сорок. Ничем непримечательные, обычные, такие как все, скидывают они дорожные плащи в угол кладовки и подходят к котлу, всматриваясь в его глубину. Недовольно поджав губы, они закатываю рукава и берутся за большие черпаки, начав мешать вязкий кисель в котле, не замечая, что иллюзия с них начала сползать. Обычные, неприметные женщины стали превращаться в тех, кого любые дети из простаков с полным правом назвали бы ведьмами. Но-о-о, не-е-е-е-т... Это были ни ведьмы. Это были карги! Ужасные на вид и по сути своей существа, бывшие когда-то женщинами. Зло было в их глазах, зло было у них вместо крови, зло это их суть, зло - каждое их слово.
   - Карга, кха-кха, - сплюнула козявку одна из них в котёл, прокашлявшись и обращаясь к одной из сестёр. - Что там произошло, карга? Кому насолил наш мальчик?
   Было странно, но они не использовали имён, называя друг друга - карга.
   - Насолил, ещё как насолил, - запихнула карга, что стояла слева от котла палец с жёлтым, потрескавшимся ногтем в своё ухо, поковырялась там и удовлетворённо вытянув из него личинку жука, сковырнула его в котёл, взорвался в нём особо большой гнилостный пузырь, показав некую реакцию на новый ингредиент. - Дурак перешел дорогу столь многим, что терпение у его врагов кончилось, и они нашли причину убить нашего мальчика. Хи-хи.
   - Жаль, - высказалась та карга, что стояла справа, начав выдавливать гной из одного из прыщей на её лице, сжала она огромный фурункул на лбу двумя пальцами и струя вонючей зеленоватой слизи ударила точно в котёл, резко забурлила вся та субстанция, что в нём находилась. Хе-хе-хе-хе.
   - Вернём его к жизни, сёстры?
   - Зачем? Прежних сил у него уже не будет, он лишь станет тенью себя прежнего, - пренебрежительно махнула рукой левая карга, наклонившись над зельем, и став шуршать над ним своёй немытой головой, обильно посыпая варево перхотью и вшами.
   - Жалею, что мы тогда прислушались к этому мальчику, и поделилась толикой своих знаний, - пояснила первая карга. - Даже научили превращаться в огонь, а он так бездарно подох.
   - Смертные букашки так недолговечны...
   - Карга! - прикрикнули на неё сёстры.
   - Да-да, - недовольно вынула она из кармана кисть праведника, кровоточила, та, не переставая.
  Только вчера понимаешь, подкараулила прихожанина местной церкви, оглушив и отрезав ту самую кисть, а уже приходится с ней расставаться, слизнула она кровь, прежде чем с сожалением бросить её в котёл.
   - Наша цель все ближе, девочки - с вожделением уставилась в котёл первая карга. - Мы помним! - Торжественно произнесла она эти слова, словно мантру.
   - Мы верим! - Поддержала её вторая сестра.
   - Мы отомстим! - Слышались в голосе третьей сестры муки тысячелетней боли.
   А тем временем котел, который не переставали помешивать огромными черпаками сестры-карги словно выдохнул, ужался, и его поверхность, на миг, всего лишь на миг, показала, как выглядели сестрички ещё жалкую тысячу лет назад. Три, прекраснейших создания. Высокие и стройные. Гибкие как ивы, чьи улыбки заставляли смертных пускаться в пляс.
  Золотистые волосы, в которых играют лучики солнца. Заостренные ушки. Глаза цвета лазурного моря и... высокомерное выражение лица. Туатами или с гэльского языка - сиды. С ирландского же - ситхэ. Совершенные создания. И такие же ужасные в своём коварстве.
   - Наше время пришло сёстры! Отомстим же смертным колдунам. Отомстим всем тем, кто превратил нас в это!
   - Дха-а-а-а...
  ***
  - Дафна, нам надо поговорить, - заглянула к ней в комнату мама. - Пойдём в кабинет отца.
   - Иду, мам, - отозвалась Дафна, переглянувшись со своей сестрой, Асторией.
   - О "том самом" будут говорить, - шепнула ей сестрёнка, нахохлившись.
   Ещё недавно сестра была обещана Малфоям, младшему в семье - Драко, но тот к удивлению многих сам стал женщиной... Э-э-э, в общем, пока все переваривали эту новость, родителям с большим трудом удалось подобрать ей новую пару. Молодого человека из хорошей семьи в Швеции, учащегося сейчас в школе Шармбатон на шестом курсе, вот Астория и дуется. Не хочет после Хогвартса ехать в далёкую и холодную Швецию.
   В семье Гринграсс наследником был их брат, тридцатилетний Валентайн, проживающий с женой и детьми на континенте, управлял он оттуда семейным бизнесом. Младшую дочь, Асторию отдавали в другой род, налаживая, таким образом, связи с могущественной семьёй Ларссонов. Дафну же никуда отдавать не хотели. Её участью было взять в мужья того, кто согласится, чтобы их дети носили фамилию Гринграсс, и с этим была проблема. В Англии не осталось чистокровных мужчин подходящего возраста, с кем ей можно было бы завести семью, и они не были бы близкими родственниками. С женихами из-за рубежа тоже не клеилось, вот и оставалась она в подвешенном состоянии, пока все её подружки уже были помолвлены, а кто и замужем.
   - Звали? - Прошла Дафна в кабинет отца.
   - Да, - посмотрели родители на неё.
   - Иди сюда, - подозвала её мама, усадив на стул и встав позади.
  Привычным движением она убрала заколки из её волос, распустив их из аккуратного узелка, в гриву на всю спину, до самой попы и взяв в руки массажную расческу начала плавными движениями поглаживать ей голову. А значит, разговор будет не из приятных...
   - Эх-х-х-х, - выдохнула, Дафна, немного сгорбившись.
   - Ну же, милая, - слышался смех в голосе мамы. - Не стоит так явно показывать, что ты всё поняла. Тем более нам давно пора было об этом поговорить. Не так ли?
   - Нашли мне жениха, да? - Кисло спросила Дафна, поневоле расслабляясь под аккуратными движениями матери, массировала она её голову, расчесывая волосы одной рукой, пока другой, разминала шею. Дафне всегда это нравилось, аж до мурашек, заёрзала она на стуле от наслаждения.
   Злиться на маму за то, что она ей манипулирует, было сложно.
   - Не нашли, - поднял отец взгляд от бумаг, за которыми сидел, вчитываясь в каждый абзац. Как всегда, весь в делах. - Но тянуть больше нельзя.
   - Почему это? - Тихо спросила Дафна, прикрыв глаза и вся, отдаваясь во власть волн наслаждения, расходившихся от головы и шеи, вниз. По телу, до самых кончиков пальцев на ногах.
  Накатило такое спокойствие, нега. Ничего не хотелось слушать. Ничего не хотелось решать.
   - Потому что иначе ты останешься в девках до старости, - проворчал отец. - Или придётся отдавать тебя за Уизли! А ты знаешь как я к ним отношусь.
   - Генри! - Шикнула на него мама.
   - Ох, бабье царство, - закати он глаза, но немного смягчился. - Итак, Дафна.
   - А? - Приоткрыла она один глаз, посмотрев на папку.
   - У нас не остаётся выбора. Будем искать тебе пару среди маглорожденных волшебников, - пожал он плечами.
   - Фу-у-у-у...
   - Да-да, - улыбнулась мама. - Вот уж и фу, - ущипнула она дочь за щёку.
   - Ну, мам, - тряхнула она головой. - И за кого, кстати? - Скривилось красивое лицо девушки.
   - Окончательный выбор останется за тобой, я думаю, - вопросительно посмотрел отец на маму, и Дафна спиной почувствовала, как она кивнула. - Но пока из приемлемых вариантов мы нашли лишь мужчину старше тебя... - Сделал папа паузу. - Двадцать четыре года. Подмастерье зельеварения, и как я выяснил, в скором времени он собирается стать подмастерьем ещё в двух дисциплинах... - Тянул, отец, что-то недоговаривая.
   - Ну-у-у-у, - с подозрением посмотрела на него Дафна. - Звучит не так и страшно. Вроде.
   - Верно! - Обрадовано и с облегчением улыбнутся отец. - Совсем не страшно!
   - И кто он? Или, - прищурилась она. - Он урод? Некрасивый, да? Противный?
   - Ну, не мне судить о мужской красоте, - пожал плечами сконфуженный отец.
   - Мы ещё не вели с ним переговоров, дорогая, - успокоила дочь, мама, - желая вначале узнать твоё мнение, ну а там как сложится. Присмотришься к нему. Погуляете... Поцелуетесь, - вновь начала трепать за щеку дочь, миссис Гринграсс.
   - Так кто он?! - Вспылила Дафна, недовольная всеми этими тайнами.
   - Помощник профессора Слизнорта. Он преподает в Хогвартсе зельеварение для студентов младших курсов. Вин Уайт.
   - Ха-ха-ха-ха, - приоткрылась дверь в кабинет отца, за которой стояла подслушивающая Астория, держалась она за живот не в силах сдержать смех. - Дафну выдадут за старикашку учителя, ха-ха-ха-ха.
   - Ах, ты... Астория! - Крикнула Дафна, покраснев до корней волос. - Я щяс тебе, - вскочила она со стула, побежав за убегающей сестрой, не прекращающей хохотать.
  ***
   Обстановка в особняке Малфоев была нервная. Тёмный Лорд заперся в музыкальной комнате, и играл на органе, звучала устрашающая музыка самого Иоганна Баха, из-под длинных, нечеловеческих пальцев лорда.
   Мало кто знал, что юный Том Риддл, в детстве пел в церковном хоре (выбора у приютского парня не было) и играл на органе. С тех пор прошло почти шесть десятилетий и вот он вновь, нежно и осторожно прикасается к клавишам.
   - Бум! Бах! Брямс! - Разносились по дому заунывные стоны, громы, писки и молнии. Никто не понимал что происходит, лишь одна Беллатрис украдкой останавливалась в тёмных коридорах особняка, улыбалась и поглаживала свой живот.
  ***
   Сад семьи Уизли. Вечер.
   - Ты нашла информацию?
   - А ты принесла плату?
   Прозвучал интересный диалог и из рук в руки были переданы пирожки с мясом, работы миссис Уизли, а взамен получена вырванная с корнем страница из книги.
  - Мням, - зачавкала Луна пирожком, с любопытством наблюдая за взъерошенной подругой, вчитывающейся в текст.
  - Так, закопать черенок в разрыхлённую собственными руками землю, полить кровью смешанной с соком утренней росы, - бормотала она, водя пальцем по строчкам и зажав между губ язык.
  - Ты уверена, что тебе всё это надо? - Спросила Луна.
  Джинни зарделась и не ответила. Лишь наклонилась и начала рыхлить землю. Из кармана же у неё торчал черенок любвеобильной розы.
  ***
  - Вот то, что вы просили! - Грохнул пыльным фолиантом о стойку мистер Горбин, владелец лавки Горбин и Беркс. - "Куроед Уизли. Создание алтаря, также именуемого камнем рода или сердцем семьи. Первое издание, не правленое, но дополненное", - нежно провёл он по обложке рукой. - Берёте?
   - Да, беру и ещё всё по этому списку, пожалуйста - предал я ему лист бумаги и пока он ушел в подсобку, собирать необходимое мне, я вспоминал вчерашний день.
   - Тук-тук, - постучался я в дверь семьи Грейнджер.
   Адреса всех учащихся Хогвартса были в открытом доступе для учителей, так что достать их не составило никакого труда.
   - Да? Вы что-то хотели? - Открыл дверь, мужчина, видимо отец Гермионы, пытался он понять кто я такой. Одет я был по-простому.
  Теплый плащ, никак зима на дворе. Кепка, тоже тёплая и закрывающая уши, ну и штаны, ботинки, всё как у обычного человека, не волшебника.
   - Извините, что беспокою, - склонил я голову в знак приветствия. - Я преподаватель школы Хогвартс, Вин Уайт, - представился я.
   - Добрый день, - поздоровался со мной мистер Грейнджер. - Проходите в дом, пожалуйста, - пригласил он меня внутрь.
  - Только если на минутку, - согласился я, сделав несколько шагов вперёд.
  Грейнджеры были довольно состоятельны, так что ни размеру дома, ни богатой обстановке я не удивился.
  - Гермиона! - Заорал отец в направлении лестницы на второй этаж. - Спустись! К тебе пришли.
  - Кто? - Прозвучало сверху.
  - Спускайся!
  Подождав минуту, и обсудив с мистером Грейнджером ничего не значащие вещи вроде погоды и поведения безумного премьер-министра Англии, мы дождались, когда его дочь спустится вниз.
  - Эм, - запнулась она на первом слоге, увидев меня. - Профессор Уайт? Сэр?
  - Здравствуйте, Гермиона, - кивнул я. - Это вам, - передал я ей золотистый билет банка Гринготтс с номиналом в две тысячи триста семнадцать галлеонов.
  Брови отца Грейнджер потерялись в его волосах, когда он увидел сумму. С учётом того что один галлеон равен двадцати фунтам то итог выходил очень приличный. В тех же российских деньгах - это почти три с половиной миллиона рублей.
  - Гермиона, - посуровел её отец. - Что это? - Глянул он на меня с подозрением.
  Тут как раз в гостиной дома появилась и мама девушки, так что строго на неё смотрели уже оба родителя.
  Я решил помочь девушке и объяснить всё сам.
  - Как я узнал, - привлёк я внимание мистера и миссис Грейнджер, - на втором курсе школы эта девушка с компанией шебутных студентов, Поттера и Уизли, нашли в подвале школы старую реликтовую змею, которая умерла там от старости. Они не знали, что при правильном сборе инридиентов ту можно продать за приличные деньги по меркам как нашего, так и обычного миров. В итоге она так и осталась там, в подземельях, тухнуть все эти года.
  - Да, - закивала моим словам Грейнджер. - Ага, - стушевалась она под взглядами родителей.
  - Но им повезло, - продолжил я рассказ. - Как только до меня дошли слухи об огромной мертвой змее я тут же расспросил мисс Грейнджер и попросил у неё и её друзей разрешение разобрать змею на ингредиенты. Получив согласие, я продал яд, железы и другое собранное с неё, разделив полученную сумму на четыре части. Одна отходит мне, а три другие Гермионе, Рону Уизли и Гарри Поттеру.
  - Вот как? - Усомнились родители в моих словах, но дальше девушка пусть выкручивается сама, сослался я на занятость и с их разрешения аппарировал прямо из гостиной. Меня ждал Уизли. Ну а Поттер потерпит до школы. По адресу, который был указан в его школьном деле, его не оказалось.
  Встретившее меня на пороге дома некие Дурсли разговаривали со мной через едва приоткрытую дверь, сквернословили и грозились спустить на меня собак некой Мардж, так что я оставил их покое.
  А вот Уизли. С теми было интересней.
  Полумагическая деревушка Оттери-Сент-Кэчпоул встречала меня ветром в лицо и пасмурной погодой.
  - Профессор, - махали мне руками по пути к "норе", дети и взрослые, подсказывала им ребятня кто я такой.
  Помимо Уизли тут проживают Фосетты, Диггори, Лавгуды, Брауны, Линчи, и ещё десяток семей, обжились они здесь ещё в прошлые века, договорившись в случае чего защищаться от врагов вместе.
  - Ребята, - помахал я им в ответ.
  - Мистер Уайт, да? - Подошел ко мне невысокий волшебник в очках, крепко пожав руку.
  О мистере Диггори я слышал. Как и о его горе, потере единственного ребёнка на турнире трёх волшебников. Не знаю, как сложилась бы судьба их семьи дальше, но то, что его жена недавно родила, я знал. Вон кстати и она, гуляет с коляской вместе с другими мамочками по Уизли аллее, соединяющей каждую магическую усадьбу в деревне.
  Работа знаменитого Тиарнака Уизли, больше известного как магистр камней, притопнул я ногой по неразрушимой брусчатке и камни под ногой смягчили удар, испустив в разные стороны разноцветные искры.
  - Да, - подтвердил мистер Диггори. - Велик Тиарнак и память о нём будет жить вечно.
  - Очень жаль, что мне не удастся увидеть семейный особняк его работы, - покачал я головой с сожалением. - Я слышал, он был уничтожен во вторую мировую войну?
  - Верно. Когда воиска Гриндевальда высадились на наши берега.
  - Жаль, жаль...
  - Так что привело вас в наши края, профессор? - Продолжал он держаться рядом со мной, стоя этак бочком, чтобы я не видел его правую руку. Опасается? Впрочем, не стоит судить о нём плохо. Такие времена сейчас. Доверять нельзя никому. Да и раньше было также. Опасностей всегда хватало.
  - Я как раз направляюсь к семье Уизли, - пояснил я. - К юному Рональду.
  - К Рону? - Хихикнула девочка лет десяти, что прогуливалась рядом и грела уши.
  - Кыш, Афина. Хватит сплетничать, - погнал её Диггори к другим детям.
  - Бе-бе-бе, - показал она нам язык, убежав.
  Мы улыбнулись.
  - Ну, я пойду?
  - Да, да, - покивали мне. - Извините что задержал.
  - Да что вы? - Отмахнулся я. - Всегда рад поболтать, тем более, завтра мне возвращаться в школу, а сотни детей - это знаете ли ещё та головная боль.
  - Хе-хе, - похмыкал Диггори. - Понимаю. Эх, были времена, - замолчал он, и по его лицу пробежала судорога. Видимо вспомнил Седрика, кивнул он мне и отошел к своей жене. Я же продолжил свой путь по Уизли аллее, ориентируясь на высокую башню, построенную, так и сяк. Знаменитая "нора".
  Не успел я подойти к их дому, как из вечнозелёных, так и не сбросивших листву кустов выбежал Рональд, преследуемый... схватился я за палочку, а потом отпустил.
  Рона преследовали Джордж и Фред Уизли, превратившие себя в некое подобие крабов, кричали они в спину Рона, тянув к нему клешни вместо рук:
  - Возьми меня! Не бросай!
  - Я люблю тебя, Ронни!
  - Милый!
  - ЗАТКНИТЕСЬ! - Бешено орал Рон в ответ.
  - Ха-ха-ха-ха!
  - Фред! Джордж! - Выглянула на шум во дворе миссис Уизли. - Отстаньте от брата!
  - Мам, а чего они, - начал Рональд жаловаться маме и только тут меня заметили.
  - Ой. Мистер Уайт!
  - Кажется у нас проблемы, брат, - переглянулись близнецы, и быстренько смылись.
  То, что у них нечиста совесть, сомнений не было.
  - Джордж! Что вы опять натворили?! - Заорала в спины ребятам миссис Уизли, но те уже спрятались за сараем, откуда выглядывала мордочка любопытной свиньи.
  - Рон, иди, покорми Бэйба, - кивнула на свинку миссис Уизли.
  - Но, - хотел возразить Рональд.
  - Здравствуйте, миссис Уизли. Я к вам как раз по поводу Рона, - ушло у меня некоторое время чтобы пересказать ту же историю что Грейнджерам, но как оказалось мама Уизли знала правду о василиске и врать, об умершей своей смертью змее не пришлось.
  - Больше двух тысяч галлеонов, - открыл рот Рон. - Ух, ты!
  - Ну-ка, - забрала из его рук гоблинский билет миссис Уизли.
  - Мам! Это моё! - Возмутился пацан.
  - Я и не спорю, милый, - погладила она его по голове. - Откроем тебе сейф и положим деньги в банк.
  - Правда? Стоп, - задумался он. - Это хорошо, но...
  - Вот станешь совершеннолетним и решишь, куда потратить такую большую сумму, а пока пусть полежат в банке. А теперь, руки из брюк, мешок с кормом на плечо и марш кормить свиней. Быстро! - Прикрикнула на него миссис Уизли.
  - Иду-иду, - буркнул рыжий парень, направив свои стопы в сарай.
  Вот так.
  - Ваш заказ, - вырвали меня из воспоминаний слова Горбина, заплатил я неприличные двести галлеонов за всё и выйдя из магазина, аппарировал.
  В магической части леса Хадли было куда теплее, начал я стаскивать с себя кепку, расстегивая пальто, подходя к своему круглому дому, когда в воздухе зазвучала трель музыки. Пространство пошло рябью и даже ритуал полного сокрытия "фиделиус" не помог.
  С вспышкой огня над моей головой появился:
  - Фоукс? - Удивился я. - Ты, что здесь делаешь?
  - Курлык, - спикировал он мне на плечо и я вскрикнул.
  - Ай! Жжётся же!
  - Курлык (терпи).
  - Э-э-э? Чего?
  - Курлык (хочу орех).
  - Вот это да, - почесал я затылок, наконец, сообразив, что прожженная одежда на плече это меньшая из моих бед. А вот два шрама в виде отпечатка лап феникса - это куда серьёзней. Феникс осуществил привязку ко мне, и теперь я начал его понимать, обретя полезного друга и проблему в одном лице.
  Как блин мне всем это объяснить? Доказывай теперь что ты не переродившийся Дамблдор. А уж с моей-то кучей имён это будет легко, ага.
  - Курлык (от тебя пахнет орехом). Курлык (дай).
  - Ну, пойдём, - погладил я красно-оранжевую птицу по крылу, - поищем твои орехи в шкафу.
  Глава 30
  Огромная зала, сложенная из зелёного, светящегося изнутри камня... И ярусы. Ярусы поднимающихся всё выше и выше... Только вот больше половины из них были пусты...
  Шло заседание М.К.М. или международной конфедерации магов. Звучит возвышено, да. И по сути всё так и есть, ведь среди заседателей нет никого слабее магистров. В М.К.М. принимают, только начиная с этого уровня силы, так как задачи стоящие перед этой организацией настолько сложны, что кто-то более слабый просто... будет здесь лишним.
  И всё же, пусти сюда постороннего, неважно волшебника или простака - и он очень, очень удивится.
  - Хр-р-р-р, - разносился храп со стороны сектора, который заняли представители России. Четыре архимагистра и одиннадцать магистров, дрыхли они, похрапывая в унисон. - Хр-р-р-р, - летела из их открытых ртов слюна во все стороны.
  Волосатые варвары! Так думали те, кто сидел рядом с ними.
  - Хи-хи-хи-хи, - хлопал в ладоши арабский султан, один из семнадцати архимагов мира, любуясь представлением которое для него устроила свита.
  - Хрясь! - Зарядил смачный щелбан по лбу, проигравшему ему в споре голый по пояс белобрысый мужик, покрытый родовыми татуировками и заткнувший за пояс топор. Конунг Харальд Синебородый, как всегда, в своём репертуаре. - А-ха-ха-ха! - Рассмеялся он, да так, что своды залы завибрировали от его громового голоса.
  Его противник, пролетев двадцать метров по воздуху и врезавшись в каменную стену с такой силой, что обычный человек или даже волшебник точно бы умер, лишь проворчал что-то неодобрительное и, стряхнув пыль с плаща, пошел отыгрываться.
  - Снова, дурдом, - фыркнул один из представителей Англии. - Что скажешь? - Спросил он одного из трёх присутствующих здесь магистров туманного Альбиона.
  Как же обмельчали наши волшебники, если нас тут всего трое, подумал он. Три магистра на страну и один архимагистр восставший из мёртвых и устроивший в стране гражданскую войну в прошлом, покосился он на лорда Воландеморта, сидящего несколько наособицу. И ладно только это! Он ещё и жутко улыбался.
  - А? Что? - Словно вынырнул из облаков Ньют Саламандер. Магозоолог и магистр магии тени. - Чего? Извини, я...
  - Да ну тебя, - отмахнулся волшебник. - Ты то хоть со мной, Варнава?
  Оный Варнава Колосажатель Белби, магистр зельеварения и магистр зелёного огня лишь пожал плечами, продолжая, как ни в чём не бывало вытачивать из деревяшки в руках нечто очень похожее на... кол.
  - Да, похоже, я один здесь нормальный, придурки! - Буркнул сидящий между Белби и Саламандером, Тутанама Бинс известный всем своей дружбой с чокнутым Билиусом Уизли. Тот, если как следует, наклюкается, начинает приставать ко всем с вопросом, не хотят ли они увидеть фокус, и если какой дурак соглашается, Билиус задирает мантию и...
  Эти люди, а точнее волшебники были настолько чужды обоим мирам, что редко когда появлялись на публике, живя уединенно и общаясь лишь в кругу соратников по могуществу. Правила писанные и не писанные были не для них. Долгожители, некоторые из которых видели Атлантиду в своём расцвете или воевавшие с титанами... Они мыслили по-другому и магистры, низшее звено М.К.М. - могли лишь коситься на архимагистров и архимагов, развлекающихся кто как может.
  - ЗАСЕДАНИЕ КОНФЕДЕРАЦИИ ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ОТКРЫТЫМ! ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ! - Заорал на всех архимаг Птица Без Крыльев Но С Душой. Так звучало имя этого низкорослого, краснокожего обитателя С.Ш.А., являющегося коренным жителем Америки. Индейцем. - Первый вопрос на сегодня, это печати на темнице титанов, вновь заворочались они в своих не снах... - Сделал он паузу, оглядывая собравшихся в зале.
  Толпа волшебников заволновалась. Вопрос, поднятый председателем, никому не понравился.
  - Нас слишком мало! - Сразу начал брызгать слюной тот, в чей огород был запущен камень, архимаг Запята Славный, отрицающий свою принадлежность к русским и всегда твердивший, что он с Рязанщины, чтобы это не значило. - Скоро нам придётся привлекать в помощь жалких мастеров, иначе проснутся не только титаны... - Зловеще предрёк он. - Всё то, что было скрыто нами от глаз, как от обычных людей, так и от современных подобий на волшебников - шевелится. Подымают голову левиафаны. Серые пределы вновь пытаются отгрызть кусок нашего мира. Даже срамные фейри перестают слушаться и творят, что им вздумается. НАС СЛИШКОМ МАЛО! - Припечатал он.
  - И что ты предлагаешь, Запята? Или вы, архимаги? Где нам набрать магистров или архимагистров? Вывернуть карманы? - Сыронизировал председатель.
  - Учить надо лучше! Дети, закончившие школу, иногда даже палочку держат неправильно! Безобразие!
  - Бабы всему виной!
  - В моё время женщин и за людей не считали, - проснулись ото сна самые древние, замшелые волшебники, - а сейчас их по этому, телевизору показывают! Жопы голые!
  - Да-да, не дело это...
  - Эм-м-м-м, - со стоном схватились за головы самые здравомыслящие волшебники, понимая, что обсуждение затянется до утра, раз уж пеньки проснулись.
  ***
  Поработать с окаменевшим сердцем василиска времени не было. Едва удалось закончить самые важные дела, как пришлось возвращаться в школу. А жаль...
  С чего вообще пошли рода? Где они берут начало? Семьи? Кланы? В чём их сила? Вопрос не праздный. За века там много что смешалось, да, но неизменным осталось два кита, на которых держится сила семей. Первый - это глава семьи (или рода, неважно). Самый умный, самый сильный и самый хитрый волшебник в роду. Всё опирается на него...
  Бывали случаи, когда сын, зять или ещё кто из семьи рождались с таким огромным потенциалом, силищей, но скудные умом, что бросали вызов главе семьи, побеждали его, убивая или изгоняя, и тем самым занимали место во главе стола. Кончалось это всегда плохо. Сила есть ума не надо? Да? Такие рода, в которых место главы занимал неподходящий волшебник, быстро деградировали, теряли своё влияние, деньги и в конечном итоге теряли всё, как случилось с теми же Уизли. Когда то это был сильный, богатый род, но потом на свет появился ребенок, что решил взобраться на самую вершину, оттеснив брата, и убив своего отца, тогдашнего главу рода. В итоге из-за действий этого сильного, но не слишком умного и хитрого волшебника, Уизли растеряли все свои богатства, потеряли очень и очень многих в междоусобицах и сейчас находятся в самом низу пищевой цепи.
  Для того чтобы такое не повторялось, для того чтобы подготовленные наследники, получившие должное воспитание и взрастившие в себе хитрость, не умирали от рук членов семьи... Для этого в родах и существует алтарь, камень силы или же сердце рода. Некая субстанция, овеществлённая сила, будь то камень, найденный в жерле погасшего вулкана или же выкопанный самородок из-под земли высоко в горах, куда не переставая, били молнии на протяжении десятков лет. Да, эти камни настолько редки, что не каждый род может похвастаться ими, но те, кто их имеет, стоят неизмеримо выше других, ведь при привязке по крови и душе, он в зависимости от волшебника и его силы в кратчайшие сроки поможет тому поднять силу своего магического ядра до уровня мастера. Да, если ты школьник, и твой отец умер, то после привязки к камню как наследник ты не станешь мастером на следующий день. Слишком низкая база. Придётся подождать около пяти лет. Но если ты уже подмастерье, что тогда? Полгода - год и всё. Ты мастер. Важным аспектом ещё является то, что камень привязывается по крови и душе. Сменить владельца нельзя, пока он жив, как и нельзя привязать камень к чужой крови. Красть уже привязанные камни бесполезно. Вот сила семей. Это первый кит. Козырь рода, во главе которого всегда находится волшебник силы уровня мастера.
  И второй кит - это знания. Книги, манускрипты, глиняные таблички или воспоминания. Знания, которые не достанешь нигде, накопленные за века или даже тысячелетия. Древние библиотеки родов, куда нет хода никому постороннему. Тайны, скрытые за семью печатями... Опыт предков. Всё это - второй кит.
  Уже много позже, после того как были найдены камни, разработан ритуал для их привязки, после того как семьи начали собирать библиотеки, появились и другие столпы силы родов, киты на которых они держатся, будь то кровные связи, деньги, родовые гобелены, ритуалы, много чего... Вопрос. Можно ли в наше время создать род? Да, кончено. Для этого и делать ничего не надо. Любая семья это и есть род в миниатюре. Без камня, без силы, без знаний. Но если они будут стараться, то лет этак через триста может им и удастся добиться того, чего добились до них другие.
  Небылицы о том, что можно создать род за одно, два поколения - можно смело выбросить на помойку. Невозможно это.
  Так, что-то я отошел от сути. Создавать род, чтобы мою фамилию помнили в веках - мне было не интересно в данный момент. Это точно. Я просто хотел обрести самостоятельность. Силу, которую мне не видать, тренируйся я "проверенными методиками" хоть сотню лет. Выше подмастерья без камня мне не стать, так что вопрос продать его за баснословную сумму или привязать к себе не стоял. Но так как времени на это не было, я отложил этот вопрос до выходных в Хогвартсе. Никуда от меня камень не убежит.
  Хлопок вытесняемого воздуха и я стою напротив красного паровоза на вокзале "Кингс Кросс". Платформа девять и три четверти. Спасибо Макгонагал, прислала она мне письмо этой ночью, оповестив, что я и профессор Хагрид должны будем проехаться вместе с детишками. Шум из-за смерти Помоны Стебль и Дамблдора не стих, так что все были на взводе. Также в поезде будут и авроры, как написала мне новый директор, но они представляют министерство, а мы школу, так что... Не отвертеться.
  - Здрасте, профессор Уайт, - заулыбались мне девушки всех возрастов.
  Эх-х-х-х... А ведь я так надеялся отделаться от клуба танцев, но нет. Несмотря на то, что рождественский бал был отменён, Макгонагал и слышать не хотела о том, чтобы закрыть клуб.
  - Детишкам нужно место выпустить пар, - поджала она губы, когда я это предложил.
  Эх-х-х-х...
  - Ромильда, Джейн, Сью, Харли, - покивал я девушкам, одарив их улыбкой, и стараясь, не показывать, как они все мне дороги.
  - Профессор! Мистер Уайт! - Закричал на весь перрон Рональд Уизли. - Сюда! - Замахал он мне мётёлкой. Блин.
  Ступить на ступеньки и спрятаться в вагоне не вышло. Пришлось подходить к семье Уизли. Здороваться.
  - Рональд, - присмотрелся я к нему.
  Парень сиял как начищенный сапог. Грудь выпячена колесом. Вот как на некоторых действует новая форма и метла "чистомёт - 17" закинутая на плечо, помахивал он ей в воздухе словно "случайно", чтобы никто не пропустил сию обновку.
  - Сэр Уайт, - протянул мне руку отец Рона. - Рад вас видеть. Рад, - затряс он головой. - Много слышал.
  - Взаимно мистер Уизли. Взаимно.
  - Вы уж проследите там за нашими мальчиками, - сконфуженно улыбнулся он, кивнув в сторону близнецов. - А то совсем распоясались, шалопаи.
  Близнецы хитренько переглянулись.
  - Да? Может, тогда отдадите их в моё распоряжение? В школе? Помощниками? - Добавил я несколько коротких слов, а то уже больно удивился Артур. - Мне как раз не помешает пара подручных в клуб танцев, ну а я в свою очередь понатаскаю их в зельеварении... Так и так готовлю зелья для медицинского крыла и для продажи, может чему и научаться в процессе.
  - Фред, Джордж, - посмотрел на близнецов мистер Уизли без единой смешинки в глазах. - До конца этого учебного года вы будете помогать профессору Уайту в его работе.
  - Но... - Ошеломленно открыли они рты. - Что?
  - Если откажитесь, или будете плохо выполнять его поручения - пеняйте на себя, - поставил их отец точку в разговоре. - Я всё сказал! - Повысил он голос и его дети закрыли рты.
  Похоже, то, что я слышал о нём - не правда. Нормальный глава рода. Ни тюфяк, ни рохля. Обычный.
  На этом всё не закончилось, приходилось мне ходить между группами детей, возглавляемых своими родителями и приветливо улыбаться. В основном со мной жаждали поговорить те родители, что воспитывают девочек. Так уж вышло, что они им все уши прожужжали о танцах, а мне отдувайся. Эх-х-х-х...
  - Мистер Малфой, - столкнулся я с одной знаменитой семьёй во время этой прогулки.
  - Мистер Уайт, как я понимаю? - Приподнял одну бровь Люциус Малфой и покосился на стоящую рядом Фелицию Малфой, поправляла той банты в волосах мама, а девушка смущалась, бросая взгляды на хихикающих подруг, Пэнси Паркинсон и Дафну Гринграсс, которые уже попрощались с родителями, и пришли забрать Фелицию в своё купе.
  - Профессор, а вы что, будет сопровождать поезд? - Спросила меня белокурая красавица Гринграсс, которую я, кстати, даже видел голой, но одним глазиком, а это не считается! Вот!
  - Да. Таково распоряжение нового директора, - не стал я этого скрывать.
  - А в каком купе вы едите, можно узнать?
  - Ну, - приподнял я сумку, которую держал в руках. - Ещё не знаю. Надеюсь, найду местечко.
  - А давайте к нам! Место у нас есть, - захлопала она глазами.
  - Хм. Если ваши подруги не против? - Посмотрел я на Фелицию и Пэнси и те отрицательно замотали головами, - хорошо. Тогда я ваш гость.
  - Отлично! - Воскликнула Дафна, строго меня, оглядев, словно оценивая. Странное поведение. Мда.
  Поняв, что мне надо отойти, недвусмысленно посмотрел на меня лорд Малфой, я это сделал. Родители хотели проститься с Фелицией наедине, ненароком подошел я к Поттеру, только-только пробежал он через барьер, отделяющий магический вокзал от обычного, Лондонского.
  Весь запыхавшийся, с очками набекрень, с торчащими в стороны волосами, словно только встал с постели и сопровождаемый собакой, что веселясь, вставала на задние лапы и подталкивала его в спину, оставляя грязные следы на спине парня.
  - Осторожнее, Гарри! - Чуть не сбил он меня с ног этой своей дурацкой тележкой.
  - Ой, мистер Уайт. Здрасте. Извините. Я вас не заметил.
  - Угу, - присмотрелся я к собаке, принюхивающейся ко мне. - Вы один?
  - Э-э-э, да. Опекуны не могут пройти на платформу. Они маглы, - спрятал взгляд Поттер.
  Ловить его на лжи я не стал. Не моё это дело. Парень выглядит счастливым, значит всё хорошо.
  - Держите, - вручил я ему денежный билет банка Гринготтс.
  - Э-э-э... - Уставился он на него, ничего не понимая.
  - Я продал василиска и это ваша часть денег, - пояснил я. - Мистеру Уизли и мисс Грейнджер, я уже вручил их билеты.
  - А-а! - Наконец понял он, о чём я говорю. Его же собака, заглянувшая в билет через его плечо удивилась, так я понял выражение лица собачьей морды.
  Одно довольно сложное заклинание из моего арсенала, выполненное по возможности незаметно и я узнал, что это анимаг. Всё страньше и страньше.
  - Как прошли ваши каникулы? - Вежливо спросил я, бросив взгляд на чету Малфоев, которая всё ещё давала наставления своей дочери и её подругам.
  - Неплохо, - пожал он плечами. - Жаль только профессор Дамблдор... Ну-у-у-у. Это так неожиданно, - достал он скрученную газету из кармана.
  Что там было написано и чьё двигающее лицо занимало передовицу, было и так понятно.
  - Жизнь продолжается, мистер Поттер, - пожал я плечами. - А то, что произошло, пусть послужит вам уроком. Нет абсолютно хороших или абсолютно плохих людей. Всем мы скрываем свои скелеты в шкафу.
  - Да, но... - Посмотрел Поттер в сторону Уизли, которые заметили его и направились к нам. - Как нам драться с "сами знаете кем"? - Вздрогнул он. - Без Дамблдора?
  - Несмотря на то, что вам говорил Альбус, это не ваша забота, а взрослых. Вы же ещё подросток! Гуляйте, шалите, подглядывайте за девочками в душе, - подмигнул я и Поттер зарделся.
  - Гав! - Поддержал меня пёс.
  - Ладно, оставлю вас, - распрощался я с этой компанией и пошел к девушкам, которые, наконец, отделались от родителей и ждали меня у второго вагона.
  - Позвольте? - Спросил я и взмахнул палочкой, подняв их багаж в воздух. - Прошу, - ступил я в вагон первым, уже оттуда подавая руку девушкам, помогая им забраться.
  - Хи-хи-хи, - не привыкли девчата к таким знакам галантности от сверстников и рассмеялись, но мою помощь приняли, забрались мы все в вагон, пройдя до первого же купе, которое он заняли, висела на дверях табличка с их именами и названием факультета.
  - Заходите, профессор, - пригласили меня внутрь.
  - Спасибо, - поблагодарил я их, сгружая наш общий багаж на полки и присаживаясь на удобные, мягкие диванчики.
  Неплохо, неплохо, определённо сделали ремонт, покопался я в своей памяти (в воспоминаниях осколков). Раньше комфорта было куда меньше. Или это вагон такой особенный?
  Сперва девушки были зажаты, стеснялись, в основном молчали, но как только поезд тронулся, и мы немного проехались, мелькали за коном покрытые первым снегом холмы, лёд между нами треснул.
  Первые полчаса разговор был ни о чём. О школе, о цветочках, а потом:
  - Мне нужно с вами серьезно поговорить, профессор, - требовательно взглянула на меня мисс Гринграсс, прожигая своими глазами цвета мраморного моря.
  Набралась решимости, устал я ждать этого, давно заметив какие она бросает на меня взгляды.
  - Конечно, - улыбнулся я мягкой улыбкой. - Я слушаю вас, мисс.
  - Кхым, кхым, - кашлянула она, показав жестами подружкам на дверь, но те сделали вид, что не поняли намёка и сосредоточенно начали высматривать что-то за окном. Дафна нахмурилась, но настаивать сильнее, не стала. - Хорошо, - вновь посмотрела она на меня, после чего ещё раз недовольно глянула на подруг, скрестила руки на коленях, и заговорила, периодически бросая на меня взгляд, но в основном опустив взор себе на коленки. - Наш род, нуждается в обновлении крови... Как вы знаете, это стандартная практика и так уж вышло, что найти мне пару оказалось очень тяжело, и... Родители попросили меня присмотреться к вам... Эм-м-м... Ну-у-у...
  - Оу! - Присвистнул, я, не сдержавшись.
  Это было очень неожиданно.
  - Ух, ты! - Вторили моему голосу Пэнси и Фелиция.
  Дафна поджала губы.
  - Это хорошая возможность для вас, - начала девушка агитировать меня за брак с ней, что смотрелось довольно мило. Видимо так думал не только я:
  - Дафна, покажи, от чего профессор откажется, если не согласится! Раздевайся! Ха-ха-ха-ха! - Предложила Пэнси, взвизгнув от восторга.
  - Дуры! - Вспылила Дафна, начав бить подружек одной из небольших подушек, что были разложены в купе. Девчонки же лишь смеялись, закрываясь руками и подвывая от смеха.
  Я тоже улыбался, но внутри... я думал. Честно говоря такого поворота я не ожидал... Нет, умом я понимаю что подмастерье по силе и знаниям это уже не какой-то там маглорожденный работающий в аптеке, но Гринграсс? Сильное имя, сильная семья, с множеством ветвей в разных странах. Где и побочных, а где и превратившихся в фактически самостоятельные рода. Их уже можно назвать кланом. И что мне делать?
  Поговорить в поезде нам так и не удалось. Дафна совсем застеснялась, подружки продолжали её подначивать, и этот разговор был перенесён, даже вздохнул я с облегчением. Нужно хорошо всё обдумать, с холодной головой. А так - самая очевидная проблема - камень. Нет, даже будучи мастером, вряд ли я смогу составить конкуренцию главе рода Гринграсс, с его то опытом и знаниями, но два камня в одном роду? Один принадлежит главной семье, а другой непонятно кому? Я не тешил себя надеждой, что это останется в тайне слишком долго, уж мой рост с подмастерья до мастера заметят очень быстро и вариантов добиться такого немного.
  Кстати, вспомнил я. А где Хагрид? Уж его то фигуру я бы заметил, но ни на вокзале, ни в поезде (который я периодически обходил) его не было. Авроров тоже было не видно... Прекрасная организованность. Один я ответственный дурак.
  Уже по приезду в школу я увидел этого увальня, махал он огромным фонарём над головой, встречая детей и помогая первокурсникам сесть в кареты, на лодках их в этот раз не повезли, не первое сентября всё же.
  - Хагрид, привет, - подошел я к нему поздороваться.
  - Вин, о-хо-хо-хо, - попытался он обнять меня, но я вовремя отскочил.
  - Раздавишь, громила, - хмыкнул я.
  - Так я ж чуть-чуть! - Удивился он. - Ты это, извини меня, - почесал он затылок. - Я ж забыл о поручении Минервы то... Это... Выпил чуть-чуть, - приглушил он голос, чтобы дети не услышали, - вспоминал Дамблдора. Великий человек был, да, - всхлипнул он, утерев нос платком, которым оказалась пискнувшая в его руках мышь, не глядя, достал он её из кармана.
  - Э, ну да, - покивал я. - Сочувствую твоей утрате.
  Переубеждать Хагрида, что Альбус был ещё тем дерьмецом, мне было неинтересно. А так мы хорошо с ним сблизились. Наверно в замке он был моим лучшим другом, частенько ходили мы вместе в лес. Он, просто по зову души, а я собирать ингредиенты. Как для зелий, на продажу, так и для своих личных нужд. Спасибо Хагриду, знал он лучшие полянки, на которых произрастало множество ценнейших цветов, места водопоя единорогов, удавалось мне собрать дождевую воду из отпечатка их копыт в сырой земле или вот яд и паутина гигантских пауков - акромантулов.
  - Ладно, поспешу, - кивнул я ему.
  - Увидимся уже там, Вин, - продолжил он выполнять свои обязанности профессора, лесника, хранителя ключей, привратника... Короче, Дамблдор в своё время скинул на него многое. Надо будет поинтересоваться его зарплатой, сделал я себе зарубку в памяти.
  Доехав до школы на карете в блаженном одиночестве, я смог воочию наблюдать работу умельцев с континента. Пострадавший замок был как новый. Ничего не напоминало о тех разрушениях, что произошли здесь буквально с неделю назад, пробился я сквозь лопочущую толпу детей направляющихся в большой зал. Подняв взгляд вверх, я увидел облака... Легендарная иллюзия в большом зале показывающая небо над замком и та была на месте.
  Добравшись за стол помощников, слуг и так далее, я присел на своё место, и выдохнул с облегчением. Отвык уже от всего этого. Детей, шума, нервотрёпки.
  - Ты как? - Спросил меня помощник Флитвика, Джон. - Выглядишь измученным, уже жевал он что-то, хотя столы были пустыми.
  Вот счастливый человек, Джон. Хоть и немного навязчивый. Всё его в жизни устраивает. Работа есть. Жена есть. Род, в котором он далеко не на первых ролях - есть. И ничего ему больше не нужно. Никаких проблем, сект по его душу, маньяков, грязных подворотен и сомнительных сделок или ритуалов... Завидую белой завистью.
  - Подустал, Джон, - улыбнулся я. - Столько всего навалилось. Ранение опять же это, - покосился я на свою руку, полностью подстроившуюся под меня и не напоминающую тот ужас, что был раньше. - Сам понимаешь.
  - Это да. Многим тогда досталось, - посмотрел он на преподавательский стол, где на месте Помоны сидела незнакомая нам женщина. Место Слизнорта было пустым, не смогла Макгонагал никого подыскать ему на замену и теперь отдуваться придётся мне и Снейпу. Сама Минерва тоже выглядела измученной. Подозреваю, теперь министерство не будет так сильно давить и вмешиваться в дела Хогвартса. Это при Дамблдоре, которому и слово поперёк сказать было нельзя, они гадили где могли, а сейчас его нет... Да... Заметил я в сторонке отдельный стол для авроров. Теперь в школе всегда будет присутствовать группа сил правопорядка, во избежание повторения недавней трагедии... Хотя-я-я, чего тут врать? Чтобы они смогли сделать в тот раз? Доблестно помереть под ударами архимагистров?
  - Смотри, - толкнул меня локтем в бок Джон. - Красотка, - причмокнул губами мужик, провожая стройную мулатку глазами, прошла она мимо нас, обдав запахом духов и присев за преподавательский стол.
  - Это кто? - Спросил я.
  - Забини, Афелия.
  - Э-э-э... мать студента со Слизерина, известная...
  - Нет, - мотнул головой Джон. - Сестра вроде.
  - И чем сия особа знаменита? - Отнёсся я к новенькой с подозрением.
  - Мельканием на страницах журналов в колонке сплетни, - хмыкнул Джонни. - Макгонагал ввела новый предмет. Половое воспитание и эта мулаточка будет преподавать то, в чём очевидно преуспела.
  - Чего?! - Удивился я.
  - Ага. Я тоже ахнул, но как поделился с нами, со своим помощниками, Флитвик - Макгонагал надоела безграмотность маглорожденных в этом вопросе. То они называют себя ведьмами, то соглашаются принять участие в ритуале плодородия не понимая чем всё закончиться в итоге... С Поттером говорят тоже какая-то мутная история произошла. То ли он кого-то, то ли его... - Приглушил Джон голос.
  - Посмотрим, чем это обернётся, - отнёсся я ко всему этому скептически.
  - О-о, - приподнял голову Джон. - Чего это совы прилетели? Завтра же должны были...
  Я тоже посмотрел наверх, пикировали крылатые помощники волшебников, подгребая всех под корреспонденцией. Сам я подписан на газеты не был, так что стал читать через плечо Джона.
  "Экстренный пророк! СРОЧНО! Час назад министр магии Англии и собрание визенгамота признали возвращение "сами знаете кого"! Но-о-о-о! Его оправдали, друзья. Да. Да. Да-а-а! Этого монстра в нечеловеческом обличье оправдали, называя борцом за правду! Официальные лица говорят нам, что гражданская война в восьмидесятые годы была развязана Дамблдором и это его вина, что страну залили кровью. В свете недавних событий... это можно понять. Но! Но как же преступления противников Альбуса? "Его" преступления? На что министр Фадж ответил нам, что Том Риддл, как теперь надлежит всем именовать Воландеморта - просто жертва, напомнив всем, что он единственный на данный момент архимагистр Англии. И что, скажу я вам?
  Как рассказал нам источник, пожелавший остаться неизвестным, после многочисленных консультаций, взаимообязывающих нерасторгаемых договоров, министерству удалось добиться того, что Риддл согласился распустить свою организацию, сняв рабские метки с её членов и занять подобающее ему место в визенгамоте, во благо нашего народа. Его же сторонникам, сбежавшим из Азкабана, были изменены приговоры. Нет! Вы не ослышались! Так, небезызвестная Беллатриса Лестрейндж, как вы знаете в своё время получила пожизненный приговор, который был изменен на срок десять лет в Азкабане, а так как она просидела там даже больше этого... Теперь она чиста перед законом, дорогие мои читатели! И так со всеми нами известными сидельцами! Мальсиберы, Долохов, братья Лестрейнджи, Гринчи, Фаусты. Все они оправданы задним числом".
  Большой зал взорвался криками:
  - Охренеть!
  - Да как так то?!
  - Они спятили?!
  - Это же ПОЖИРАТЕЛИ!
  И надо же было такому случиться, прям вот, прям вот в этот момент, застонал я от бессилья... Со вспышкой огня на моё плечо приземлился феникс. Зараза! Ведь просил его, требовал не показываться на глаза при посторонних. Чёртова птица!
  - Курлык, курлы (жопка чешется, хозяин, погладь меня).
  В том, что я вырвал у него пару хвостовых перьев, он виноват сам. Нефиг столько жрать. Орехи знаете, не дешевы, а так хоть отбил затраты.
  - Э-э-э, Вин... Ты что? Хозяин Фоукса? - Осторожно спросил меня Джон.
  Все, абсолютно все смотрели на меня.
  Глава 31
  - Отлично, Вин, отлично, - похлопал в ладоши немолодой уже профессор Флитвик. - А теперь заставь всю конструкцию сжаться! Давай!
  - Хех, - словно ввинтил я палочку в колдовской узор, уплотняя магию и заставляя ту скрутиться спиралью.
  - Направление! - Продолжали поступать команды от Флитвика. - Указуй!
  - Ха! - На выдохе отправил я получившееся заклинание в стену и та пошла рябью, превращаясь в... окно. Окно, что показывало не то что происходит в другом помещении и не то что находится в небе, как потолок в большом зале, а бескрайнее озеро Байкал, покрытое тёмно-голубым льдом, сопки, похожие на горы и зелень берега. Родные ёлочки и сосны. Медведи и пичуги. Родина.
  - Невероятно! - Воскликнул Филиус. - У вас получилось, мой друг.
  - Это было нелегко, уф, - утёр я катившийся со лба пот, чувствуя, как ядро яростно вырабатывает магию, пытаясь восполнить сосущую пустоту внутри.
  - Это заклинание находится на грани между подмастерьем и мастером. Определённо - это должно быть сложно.
  - Я думал мой экзамен пройдёт проще, - проворчал я.
  - Ха-ха-ха-ха, - заразительно рассмеялся Флитвик. - Если бы вы не справились с этим, - указал он на стену, - то я бы провел экзамен по всем скучным правилам, но так куда интересней. Не находите?
  - Пожалуй... - Посмотрел я в нарисованное окно как раз тогда, когда мимо пролетала чайка.
  - Что это за место? - Заинтересовался Флитвик. - Никогда там не был.
  - Россия. Самое большое в мире озеро - Байкал.
  - Красота то, какая...
  - Да-а-а... - Стояли мы, любуясь новым окном в моей комнате, где меня и застал Флитвик, утверждающий, что сейчас самое время провести мой экзамен на подмастерье чар, не сходя так сказать с места, так как у него появилось свободное время.
  Вид Байкала и, правда, завораживал...
  - Что ж, коллега, - разорвал волшебную тишину Флитвик. - Ещё раз поздравляю. Ждите сову из министерства о присвоении вам звания подмастерья чар.
  - Благодарю, - поклонился я мастеру вручив свой подарок.
  - О-хо-хо-хо, - задорно рассмеялся Филиус, примеряя обновку.
  Что можно подарить мастеру? Ну и что не жалко будет отдать? Короче, я просто отдарился красивой мантией с вышивкой в виде золотых звёзд и полумесяцев. Ткань мантии - крашеная паутина акромантулов (спасибо Хагриду), а вышивка - настоящая золотая нить, работа мадам Малкин, владелицы магазина пошивки всяческого тряпья с "Косой аллеи".
  - Ну, как? - Покрутился вокруг своей оси Флитвик. - Похож я на Дамблдора?
  - Куда меньше чем я, - ответил я с кислым выражением лица.
  Мне пришлось несладко в тот вечер, когда эта зараза, сидящая сейчас на жердочке и засунувшая голову под крыло подставила меня в большом зале.
  - Ничего, ничего, - успокаивающе похлопал меня по руке Флитвик. - Небольшая встряска всегда полезна.
  - Убегать от психованных авроров кидающихся в меня заклинаниями не встряска, а не знаю... Безумство!
  - Но весело же было! Согласитесь?
  - Ну, то что ученики встали на мою сторону конечно хорошо, - вспомнил я как братья Криви кинулись в ноги аврорам, обхватив их всеми конечностями, визжа при этом как девчонки. Как Поттер бросил в самого наглого из авроров, Долиша, кусок пирога. Как Грейнджер незаметно наложила проклятие икоты... Как близнецы... Да, много кто. Ученики меня не подвели. Аж гордость берёт.
  Потом конечно были разбирательства. Проверки, что затянулись до самого вечера и только на ужине Макгонагал объявила, что я тот, кто я есть, а не Дамблдор под чужой личиной или его дух, вселившийся в бедного профессора Уайта. Феникс, дрянь этакая, просто выбрал меня своим хозяином. Всё!
  - Ох, время то бежит, - посмотрел на часы Флитвик. - Я исчезаю коллега, дети ждать не будут! - Засеменил он на коротеньких ножках, выскочив из моих дверей как ошпаренный. Видать и правда опаздывает.
   - Так, а мне пора к Макгонагал, - взял я со стола табель успеваемости по зельеварению с первого по пятый курс. - Но с начала...
  Стремительно проносясь по коридорам, и кивая в ответ на приветствия тех из детей, что вместо уроков шлялись по школе (старшекурсники, у которых свободного времени больше), я спустился в подвалы, прошел мимо входа в гостиную слизерина и рывком открыл дверь в зельеварню.
  - Моргана!
  - Мерлин!
  - Ня-ня-ня-ня, - напевала себе под нос полузнакомая мне пигалица, не обратив на меня никакого внимания.
  Вокруг летали котлы, склянки, мусор и чёрти что ещё! Чувствовался во всём этом некий ритм, замысловатый танец, но-о-о-о... эти двое рукожопых...
  - Уайт, - поправил я рыжих. - Не Мерлин и не Моргана! - Начал я закипать. - Что у вас тут? - Подошел я к близнецам, что варили по моей указке зелья. - Напортачили? - С негодованием посмотрел я на Сальяну, первокурсницу гриффиндора, с какого-то перепугу напялившую на себя мантию зельевара и защитные очки на пол-лица.
  - Мистер Уизли, - почтительно обратилась она к Джорджу, - нож из чадящего железа. Как вы просили. Мистер Уизли, - повернулась она к Фреду, - пипетка с тремя каплями зелёной лихоманки. Пожалуйста.
  - Молодец, ассистент. Далеко пойдёшь, - одобрительно потрепали её за щёку.
  - Так! - Выкинул я из головы весь этот бред. - Ты, - указал я на девчушку. - А ну брысь отсюда! На уроки! Вперёд! МАРШ! - Прикрикнул я на малявку и та убежала.
  - Ай-ай-ай, - пищала она, убегая по коридору, подгоняемая наколдованным мной разрядом молнии, щипающим её за пятую точку.
  - Теперь с вами, идиоты, - не стал я сдерживаться перед парнями, называя вещи своими именами. Не маленькие уже. - В пекло, - оттолкнул я рукой летающий совок. - Что уже успели натворить? Ну? Я жду. Отвечайте!
  - Как можно? - Ответил мне Фред, шаркнув ножкой по бурде разлитой на полу. - Нормально, почти. Всего одна промашка, - шмыгнул он носом, показывая, как ему жаль.
  - А там что? - Заглянул я в котел, что торчал из шкафа, поблескивая своим начищенным до блеска боком. - Прожгли, заразы?! - Глянул я на них через дыру в котле.
  - Это уже я, - сознался Джордж. - Думал ускорить реакцию, добавив в отвар пот, собранный с подмышек магически одарённого волшебника... но...
  - Эм-м-м... - На миг впал я в прострацию, так как ни помнил, чтобы в моём шкафу с ингредиентами... А-а-а, ну да, догадался я, что к чему - Пот ваш? Я правильно понял? - Усмехнулся я. - Боги, дайте мне сил, - с усилием провел я ладонью по лицу, собирая усталость и стряхивая её в сторону. Простенький, но надёжный ритуал.
  - Мы ребята одарённые, - задрали носы рыжие.
  - Без сомнения, - кивнул я скептически, хоть в глубине души и был согласен. - Больше чтобы я не видел Сальяну здесь. Ассистент или кто она вам там, поняли меня?
  - Последовательница, - ответили они с честными лицами. - Новое поколение желающие приобщиться к мудрости старших.
  - Заткнитесь, - отмахнулся я от них.
  Понимая, что слово отца это одно, а личная заинтересованность другое, я заключил с близнецами сделку. За помощь мне, они могли варить свои шуточные зелья не в своей "лаборатории" в какой-то каморке, а здесь. Плюс, за хорошо выполненную работу я награждал их редкими ингредиентами, собираемыми мной в запретном лесу. В накладе никто не оставался, освобождал я себе личное время, а ребята варили зелья для медкрыла. Да, не уровень подмастерья, но там и помимо этого есть что варить. Так что эти два семикурсника пришлись мне как никогда кстати. Если бы ещё они не были чокнутыми экспериментаторами, цены бы им не было.
  - Ладно. Приберитесь здесь и свободны, - сказал я, удостоверившись, что ничего серьезного эти двое не натворили.
  - А-а-а?
  - Не возражаю, - махнул я им рукой, уносясь с проверенными мной и наготовленными близнецами склянками к мадам Помфри.
  Одна нога здесь другая там, торопился я.
  - Так, так, так, - встретила она меня на пороге медкрыла, начав придирчиво проверять каждое зелье.
  Всё эти Уизли, удалось им один раз подсунуть мне вместо партии бодроперцового свои шуточные зелья. Мадам Помфри была недовольна и это мягко сказано. С тех пор приходится терпеть её мелкие придирки и проверки каждой баночки с мазью, полученной из моих рук.
  Полчаса потерянного времени...
  - Все в порядке, мистер Уайт, - махнула она рукой, отправляя полученный зелья в шкаф, пролетели они по воздуху половину медкрыла, позвякивая и занимая положенные места.
  - Не о чем было беспокоиться, мадам Помфри. За качество отвечаю, - улыбнулся я, пытаясь её задобрить, но суровый вид Помфри не смягчился.
  Вот ведь, закрыла она дверь в медпункт перед моим носом, фыркнув мне в лицо.
  Распрощавшись медкрылом, я направился к директору, размышляя по дороге. Время, которое ещё недавно казалось, тянется как резина, понеслось вскачь. Не успела миновать та глупая история с фениксом, как газеты запестрили новыми заголовками.
  Лорд Риддл... по инициативе мистера Риддла... с полного одобрения господина Тома, и так далее. Воландеморт крепко взялся за законы, так что при поддержке родов, которые присягнули ему на верность ещё тогда, в семидесятых - восьмидесятых - он начал наступление. Законы пересматривались, законы менялись. Общество бурлило.
  И не сказать, что он делал плохие вещи, нет, удалось ему смягчить формулировки в отношении тех же вейл, и теперь открытая охота на них запрещена, признали их не магической диковинкой, а разумной расой, наравне с гоблинами. Но натуру не изменишь, начал он продвигать свои идеи в отношении маглорожденных. Его противникам в визенгамоте пока удавалось сдерживать его самые безумные идеи, но только пока. Стоит вступить тому же закону "о праве крови", предложенном им, как всех тех, кто учится сейчас в школе (из маглорождённых) - принудительно, а если надо то и с применением силы и заклятий, заставят вступить в брак с наиболее подходящим кандидатом. Усиливая или разбавляя древнюю кровь. И ведь в каком - то смысле Риддл прав. Таким образом, удастся выйти из этого застоя. Осушить болото, усилить будущих детей... Но цена? Какова цена? Ответ прост - ненависть. Ненависть целых поколений маглорождённых. Как он этого не понимает? Это же просто шаг в пропасть.
  И это ещё не всё. Скандалы только набирали обороты. Тот же Блэк, известный как пособник Воландеморта... Риддл не стал скрывать правды и поведал всем, что тот никогда не был ни его правой рукой, ни пособником, ни кем было ещё и кресло под Фаджем зашаталось, но тут умел так ловко лавировать, что вину за осуждение невиновного повесили на прежнего министра, дружно все позабыли о Корнелиусе. А Шанпайк? Моё прежнее имя тоже всплыло. Короче, в данный момент шли постоянные, круглосуточные опросы допросы всех заключенных Азкабана, из тех, кого ещё не оправдали. По итогу всплыла такая куча говна, что может затопить весь Лондон. Обогатившиеся смотрители тюрьмы, пытками заставляющие заключенных переписывать на них своё имущество, изнасилования, всё, всё это всплыло наружу, и народ жаждал крови. И она полилась, начали арестовывать тех, кто должен стоять на страже закона, а в итоге сам оказался по ту сторону баррикад. Многие из тех, кем заинтересовались, не желали сдаваться без боя, и первая кровь упала на благодатную почву. Аресты, аресты, аресты. Суды. На фоне всего этого мелкое происшествие с фениксом и мало кому известным помощником преподавателя затерялось в слухах и сплетнях.
  - Тук-тук, - постучал я в дверь директрисы. - Можно?
  - Войдите, - прозвучало с той стороны глухое, и я осторожно просунул голову внутрь. В прошлый раз Макгонагал встретила меня, кинув вазу мне в голову, так что я не зря осторожничал. И нет, метила она не в меня. Просто перед этим к ней приходили из комиссии по образованию, вот она и решила, что те вернулись. С тех пор я, перед тем как войти всегда стучал, дожидаясь разрешения на вход.
  - Тяжкая доля лидера, - пошутил я, взглянув на заваленную работой Минерву.
  - Вы дошутитесь, Уайт, - поднял взгляд от бумаг директор. - Может мне поручить вам первые курсы трансфигурации? Что скажете?
  - Всё, всё, - поднял я руку в жесте стоп. - Молчу.
  Ещё несколько секунд пробуравив меня взглядом, Макгонагал вернулась к бумагам.
  - Зачем пришли? - Спросила она, не отрываясь от чтения новых правил, поправок, указаний и всего того с чем на неё насел отдел образования. Я по наивности своей думал, что без Дамблдора до школы не будет никому никакого дела, но оказалось всё наоборот. Все как с цепи сорвались, начало министерство планомерную проверку школы, незаметно наводя новый порядок. Скоро как все уже знали, начнётся переэкзаменовка учителей, и кто-то вылетит со своих мест. Бюджеты пересматриваются, новые предметы вводятся...
  - За наградой, - пожал я плечами.
  - Ах, да, - кивнула Макгонагал через которую мне передали "орден Мерлина III степени" за спасение жизней детей при битве за Хогвартс, как официально обозвали то, что происходило между Дамблдором и Фламелем.
  На официальное мероприятие в министерство меня не пригласили. Так уж вышло, что перед газетчиками и рядом с министром мелькали только сливки общества. Он сам, его заместитель, деканы Хогвартса, в ранге мастеров, выжившие авроры и всё. В итоге из помощников преподавателей, слуг, детей, выказавших отвагу и пострадавших не меньше взрослых - награда досталась только мне, про остальных словно забыли.
  - Вот, - передала мне директор бархатную коробочку.
  Открыв крышку, я придирчиво и с сомнением осмотрел золотую медальку в форме буквы "М" с римской цифрой III выгравированной на ободке.
  - Ну, неплохо, - довольный убрал я награду в карман.
  - Да, - кивнув, подтвердила мои мысли Макгонагал. - Неплохое подспорье для того кто в будущем сможет взять планку мастера.
  Сия медаль имела лишь одно важное свойство, даруемую привилегию. А именно возможность сдачи любого экзамена на ранг подмастерья или мастера бесплатно. Не придется искать пять тысяч галлеонов. Так-то. Небось, министерские не думали, что я когда-нибудь этим правом воспользуюсь. Ха! Прислушался я к себе, чувствуя, как магическое ядро постоянно обменивается магией с таким далёким камнем, сердцем семьи, которое я привязал уже как три недели. Осталось только лишь подождать и не снижать темп. Тренировки, книги... Всё идёт по графику.
  - Пока не забыл, - помахал я перед носом Минервы табелями с оценками. - Куда их? - Осмотрел я башни из бумаг на её столе, не зная, куда пристроить новую пачку макулатуры.
  О просьбе принять у меня экзамен на подмастерье трансфигурации я даже не заикался. Не напоминал. Видел, насколько загружена Минерва и не надоедал... Тем более теперь я мог обратиться напрямую в министерство.
  - Дайте сюда, - недовольно выдохнула сжатый воздух сквозь зубы директор. - И идите уже отсюда. Работайте.
  - Понял. Убегаю, - исчез я из её кабинета как мог быстро, а то и правда поручит вести занятия по трансфигурации.
  За окном, если взглянуть во двор, стояла настоящая зима. Близилось рождество, когда почти все дети разъедутся по домам и нам, профессорам выпадет уникальная возможность отдохнуть. Осталось только дотерпеть.
  - Профессор Уайт. Взгляните, - преградили мне дорогу несколько девушек, показывая ткани. Хвастаясь украшениями и не переставая, жужжа на уши.
  После всего, что случилось, открытый ежегодный рождественский бал с приглашенными гостями из-за границы был отменён, но никто ведь не запрещал провести бал своими силами, для учеников перед их отъездом на каникулы. Так? Так. Вот я и вылез с инициативой. Макгонагал была не против и завертелось. Да и многое было готово и закуплено, так что не сильно я и перенапрягся. Ну а зачем? Для чего я всё это устроил? Ответ: дети. Многие, очень многие были подавлены. Каждый пятый ребёнок потерял близких родственников или родителей в гражданской войне с Воландемортом и известия о том, что он оправдан вместе с подручными убивавшими их близких чуть не на их глазах, очень сильно ударило по некоторым. Очень. Дети ходили подавленные. Плакали. Я варил для медкрыла успокоительное. Галлонами.
  Тот же Долгопупс пугал, начали незаметно следить за ним преподаватели, побаиваясь того что он может свести счёты с жизнью...
  Всё это мне надоело, и я предложил провести настоящий праздник, а не обычный ужин. Растормошить детей. И меня поддержали. Для Долгопупса же я стал настоящим кошмаром. Затюканный и стеснительный, раскрывающийся только в компании тех, кого он считает друзьями... И то, что я ему предложил... а точнее заставил делать выбило из него всю дурь. Ничего. Ему это только на пользу. Да и голос у него подходящий.
  - Да, девочки. Всё очень красиво. Вы будете блистать на балу, - похвалил я девушек, освободившись из их плена, и пошел дальше. Сегодня у меня только один урок, вечером, так что пока не поздно можно отправиться с Хагридом в лес, собирать травы, обещал он мне показать что-то странное, тревожное. Вот заодно гляну, что там такое испугало нашего здоровяка.
  Забежав ненадолго в свой кабинет и утеплившись, я направился на улицу. Шли уроки, и во дворе никого не было, да и кому хочется гулять в двадцатиградусный мороз, скажите мне? Протоптав тропинку в хрустящем снежке, я подошел к избушке Хагрида, в какой раз отмечая, что она ни в какое сравнение не идёт с моей. Уж для себя я расстарался. Закупил на недавних выходных всё, чего не хватало моему домику, и обставил всё новой мебелью, другими мелочами. Да-а-а-а. Лес Хадли стал мне настоящим домом.
  - О-хо, Вин, - как раз вышел Хагрид на улицу, пригибаясь, чтобы не стукнуться головой о косяк. - Ты вовремя, - выскочил за ним следом пёс, напомнив тому лаем, что он забыл арбалет, и Хагрид хлопнув себя лапищей по лбу, выволок этот монструозный инструмент из-под полы.
  - Идём?
  - Да.
  - Слушай, - обратился я к нему, пока мы углублялись в лес. - А у тебя есть дом? Ну, помимо этой избушки?
  - Не, - отмахнулся он арбалетом от веток, из-за чего снег на них упал на шедшего позади - меня. - Зачем?
  Напоминать доброму великану, что скоро начнутся министерские проверки, я не стал. Как и говорить что он, скорее всего, слетит с должности профессора, и возможно вообще будет пнут под зад.
  - Так что ты хотел мне показать? - Не переставал я внимательно смотреть по сторонам, собирая, казалось в замерзшем лесу, шишки, ветки и смолу. Всё полезное в зельеварении.
  - Тревожно мне, - понизил голос Хагрид. - Много странного стало происходить. Животные бегут с насиженных мест. Там, где я раньше спокойно ходил теперь непроглядная тьма, за которое клубится... всякое. Оборотней все больше, слышу я, как они воют и днём и ночью. Другие твари. Что-то не так, Вин...
  - Авроры, что охраняют школу, тоже об этом шепчутся. Говорят по всей стране происходит странное. Старое зло, - задумчиво ответил я Хагриду, припомнив подслушанный разговор Долиша. - Нужно быть осторожней. Не ходи больше глубоко в лес, без меня, по крайней мере. Вдвоем может, и отобьёмся, - попросил я его.
  Хагрид обернулся и медленно кивнул.
  - Хорошо, Вин. Спасибо.
  - Угу, - улыбнулся я, наблюдая как в быстром ручье, не скованном льдом работают бобры, строя очередную дамбу, деловито таскали она на себе ветки, неодобрительно посматривая на нас с Хагридом.
  ***
  Тем временем пока Вин с Хагридом бродили по лесу, жизнь в замке кипела и без них.
  Уроки по половому воспитанию у старших курсов стали настоящим... фурором. А преподаватель, которая взяла с каждого ученика со старших курсов малую клятву о неразглашении... Ох-х-х, обменивались многозначительными взглядами ученики.
  Совместных уроков пока не было. Девушки отдельно, мальчики отдельно, но в конце года мисс Забини обещала провести экзамен и уж тогда...
  В настоящем, если заглянуть на второй этаж, в аудиторию двести три, дверь в которую была наглухо закрыта... О-о-о, там проходил урок полового воспитания у девушек шестого и седьмого курсов Гриффиндора и Слизерина. Давайте туда заглянем?
  - Итак, на чём мы закончили в прошлый раз, девочки? - Спросила Афелия Забини класс. - Кто мне напомнит?
   Руку стыдливо подняла Грейнджер.
  - Да?
  - Мы... надевали... защиту... на... - Сбивалась она на каждом слове, не договаривая слова до конца.
  - Ох, милая, - приблизилась к ней Афелия, мягко приподняв за подбородок лицо, и нежно поцеловав, раздался по классу дружное "ох". - Нужно что-то делать с твоей стеснительностью, - похихикала преподаватель над пунцовой Гермионой. - И да, ты права, - отошла от её стола мулатка. - Мы одевали магловские кондомы на "это", - взмахнула палочкой преподаватель, и перед каждой девушкой возник "он". - Так что, Гермиона? Как "это" называется? Смелее.
  Девушки в классе рассмеялись, но подсказывать не стали, желая узнать, сможет ли заучка ответить или снова застесняется?
  Всё это конечно интересно, но давайте перенесемся на два часа вперёд. Тот же класс. Тот же преподаватель, но другие ученики.
  - Я вижу, вы уже готовы, - насмешливо спросила Забини. Рядом с ней стояла, Серена, семикурсница и ведьма, которая была не против помощи преподавателю в таком сложном деле, улыбалась она, предвкушая. - Ну что? - Спросила Забини. - Кто хочет быть первопроходцем?
  - Я! - Повскакивали парни с мест.
  - Я! - Начали они толкаться.
  - Я! - Чуть не дошло до драки.
  - Слишком уж вас много, - улыбнулась мальчикам Афелия, полюбившая дразнить подростков. - Серена у нас нежный цветочек, к ней нужен бережный подход.
  - Можно мне?! Можно мне?! - Подпрыгивал на месте Уизли, тянув руку вверх.
  - Серена? - Спросила девушку Забини.
  - Я готова, - потупила глазки ведьма.
  С тех пор как Уизли и Сирена уединились в подсобке, прошло две минуты. В классе стояла абсолютная тишина. Все ждали, надеясь услышать как "это происходит" и поначалу всё было хорошо. Шуршала одежда, Серена просила Уизли не торопиться, быть нежным. Ласковым.
  Градус напряженности в классе поднимался. Звуки за дверью были всё громче:
  - Сними это, сними, - постанывала от желания девушка.
  - Сейчас, сейчас, - шипел Уизли.
  - Ух, ты! Какой он у тебя... - Проворковала Серена нежным голосочком.
  - Можно? - С неприкрытой жаждой в голосе спросил Уизли. - Я не выдержу... - Просипел он. - Пожалуйста.
  - Сейчас, мой хороший...
  Странные звуки. Всхлип.
  - Что? А? Да ты чокнутая! Сумасшедшая!!! - Неожиданно для всех закричал Уизли. - А-м-ы-у-у-у, - замычал он, и дверь в подсобку распахнулась, выскочил из неё полуголый Рон, с торчащим изо рта живым крабом, помахивающим клешнями.
  - Сегодня мы поговорим о ФОБИЯХ! Ха-ха-ха-ха, - рассмеялась демоническим смехом мисс Забини.
  Глава 32
   - Чуешь, Вин? - Спросил Хагрид, останавливая меня.
   - Да-а-а-а, - сделал я пару глубоких вдохов. - Тухлятиной пахнет и ещё чем-то мерзким. Незнакомым. А поляну, - посмотрел я вперёд, - заволок подозрительный туман.
   - И такое теперь повсюду, - зло, как-то остервенело, выдохнул великан. - Шага негде ступить, нарвешься на проклятое место. Тьфу!
   - Запретный лес никогда не был подарком... - Пробормотал я задумчиво.
   - Но не таким, как сейчас! - Возразил мне Хагрид. - Это что-то не то. Не наше. Точно тебе говорю! Какая-то тягучая мерзость... Дрянь и погань, - обернул он свои чувства в слова.
   - Да. Находиться рядом с этим местом не следует. Что-то давит на магическое ядро, словно обволакивая его незримым коконом, - прислушался я к себе. - Уходим, Хагрид, - позвал я его за собой. - Тут оставаться опасно!
   - Ага, - развернулись мы спиной к поганому месту, но то, не желало нас отпускать.
   - Берегись! - Отпрыгнул я в сторону в последний момент, уворачиваясь от незнакомой твари исторгнутой туманом.
   - Ох! - Схватился Хагрид за голову, пытаясь отодрать от себя противную, сочащуюся жижей тварь, похожую на сороконожку, облепила та его лицо, словно высасывая Хагрида через огромное количество присосок по всему телу.
  Тварь спокойно разъела одежду на нём и явно не собираясь отпускать добычу.
  - Блять! - Ругнулся я.
   - Эм-а-а-а-а, - слабо стонал Хагрид пытаясь сопротивляться, но не получалось. - Больно, Вин, - пожаловался он как дитё малое, оседая на землю. - Больно... Помоги-и-и...
   - Держись, чёрт! Только держись! "Секо". "Секо". - Пытался я аккуратно отрезать сороконожку от лица друга, но заклинания словно вязли в её плоти, не причиняя видимого вреда этой погани.
   - В-и-и-и-н... - Тоскливо протянул моё имя Хагрид, плача кровавыми слезами и заваливаясь на бок, теряя как кровь, так и магию, вытягивала из него тварь всё что могла.
  - Сейчас, Хагрид! Потерпи, - растерялся я, не зная чем атаковать.
  Выбора как такого не было, и пришлось испытывать в деле все мои самые сильные чары, иначе Хагрид умрет прямо у меня на глазах, а потом тварь или дотянется до меня или... Дерьмо.
  - "Депульсо"! "Мортис"! "Редукто"! - Направляя палочку на тварь, проговаривал я одно за другим заклинание, но ничего не помогало. Эта магия их не пробивала и я перешел к заклятьям уровня подмастерья, которые до сих пор не использовал, так как боялся навредить Хагриду, но выбора нет. Надеюсь, его не заденет. Нужно быть аккуратнее. - "Маджику Экстремус Конверус Лапис"! - Вылетел из моей палочки желтый луч заклинания с руку толщиной, попав точно по противно чавкающей твари, заставив её взвизгнуть.
  Хагрид охнул, но, кажется, обошлось и его не задело.
  - Не нравится, тварь?! - Возликовал я. - Получай! - Надавил я своей магией куда сильней.
   В груди поселилось противное чувство пустоты, забирало это заклинание все мои силы, но палочку я не опускал, продолжая вливать и вливать магию и тварь не выдержала. Отпустила таки Хагрида покрытого кровоточащими дырами по всему лицу, шее и груди и из которых сочилась кровь и голубоватая магия. Умирать правда она не спешила.
  - Ш-ш-ш, - издала она первый звук, услышанный мной от неё за всё это время, если не считать противного сглатывания крови и магии.
  Вот сороконожка повернула ко мне подобие головы без глаз, сжалась как пружина и прыгнула, но я вновь успел отскочить... Прежней скорости, у неё уже не было, коченела она на глазах, превращаясь под воздействием поблекшего желтого луча, что так и продолжал связывать мою палочку и эту страхолюдину в камень.
  Выдавливая из себя магию, каплю за каплей, я побеждал, хоть это и давалось мне тяжело.
  - Ш-ш-ш, - пошипев на меня на прощание, тварюга полностью покрылась камнем, застыв навеки.
  - Сука! - Упал я рядом с Хагридом полностью лишенный сил. Ядро было пусто, и жадно пыталось восполнить магию из окружающей среды, но времени на это не было. Лежать рядом с потерявшим сознанием и слабо постанывающим Хагридом нельзя. Аномалия, из которой вылезла эта тварь, никуда не делась. Нужно бежать. - Фоукс! - Позвал я феникса, что незамедлительно появился над моей головой, со вспышкой огня.
  - Курлык?
  - В больничное крыло! - Ухватился я за его хвост, не забыв дотронуться и до Хагрида. - Быстро!
  - Курлык!
  ***
   - Ну как он? - Присел я рядом с кроватью Хагрида, поставив на тумбочку рядом с ним коробку шоколадных конфет.
   - Зелья, что вы и профессор Снейп варили, не переставая уже как два дня, помогли, - слабо улыбнулась мадам Помфри, поправив сбившийся на голове чепчик. - Магия перестала истекать. Раны затягиваются. Но вот магическое ядро...
   - Что с ним? - Нахмурился я, понимая, что сейчас услышу нечто неприятное.
   - Фатально повреждено. Боюсь, восстановить его не удастся и Хагрид станет сквибом, - осторожно погладила она его по лицу.
   - Ну-у-у... - Пытался я подобрать подходящие слова. - Он и так не мог колдовать, ведь его палочку давно отобрали, да? - Сделали мы с мадам Помфри вид, что ни она, ни я или другой учитель, или ученик Хогвартса знать не знаем о его приметном розовом зонтике со спрятанной в рукояти волшебной палочкой. - Он и без магии справляется со своими обязанностями. Всё будет хорошо, - убеждённо пробормотал я.
   - Верно, - закутала она нашего великана одеялом до подбородка, проявляя заботу, после чего посмотрела на меня. - И как только он очнётся, это вы ему и скажете. Приободрите его.
   - Конечно, - понимающе кивнул я и Помфри оставил нас одних. Я же сидел рядом с его кроватью и корил себя за то, что не начал действовать раньше, позволив непонятной твари навредить ему куда крепче, чем мне думалось. Сука!
   Хлопок дверей и в больничное крыло вошла Макгонагал, что освободила меня от занятий на пару дней, пока я был занят варкой зелий на слезах феникса для Хагрида. Да-а-а-а. Без Фоукса нам пришлось бы... Не думаю что мы смогли бы вылечить нашего великана.
   - Мадам Помфри оповестила меня что Хагрид стабилен, - присела она рядом со мной, посмотрев на бородатое лицо великана, покрытое кровоточащими язвами.
   - Да. Она молодец. Справилась, - улыбнулся я.
   - Опыт, - чуть кивнула Минерва. - Вот ведь, - неодобрительно качнула она головой. - Я ведь предупреждала этого увальня не ходить в лес дальше опушки, а он...
   - Так вы знали? - Посмотрел я на неё. - Знали о странностях в лесу?
   - Конечно, - чопорно поджала она губы. - Как-никак я директор, а запретный лес - это часть земель принадлежащих Хогвартсу. А он, - вновь посмотрела она на всхрапнувшего добряка, - никак не мог уняться. Спасал самых глупых животных, что не могли понять, что некоторые места, в которых они раньше собирали нектар или жевали травки - теперь опасны. Лезли, куда не следует. А он спасал...
   - Что это за дерьмо было?! - Вспылил я. - Я никогда раньше такого не видел. И эта тварь... - Зажмурил я глаза, и сколопендра, словно вновь предстала перед лицом. Противная, истекающая слизью. Чуждая.
   - Вы любите сказки, Вин?
   - Сказки? - Был я немного ошарашен её ответом. - Причём здесь сказки, директор?!
   - С начала времён, - задумалась Макгонагал, собираясь с мыслями, - на земле жили многие виды разумных, притом они были настолько чужды друг другу, что это бросалась в глаза. Не говоря уже о существах и всяческих мифических тварях.
   - Я до сих пор ничего не понял, - покачал я головой. - О чём вы талдычите? Сказки?
   Макгонагал не обиделась, продолжая рассказывать.
   - То, что вы увидели сегодня - было бичом древнего мира. Провалы в межмирье, пустоты, лакуны, бреши, прорывы... места, в которых реальность земли искажается. Порождает мерзость, противную нашему миру, - устало потёрла она глаза, после посмотрев на меня. - Теперь доходит?
   - Вы хотите сказать, - начал я медленно проговаривать, начиная понимать, - что через эти провалы на землю попали все те, кто сейчас живёт вокруг нас? Чуждые нам волшебные существа? Как разумные, так и нет?
  - Верно, - подтвердила мои мысли Макгонагал. - Эти пространственные аномалии принесли к нам гоблинов, кентавров, фейри, много, много кого, о ком сейчас упоминается лишь в сказках. Титаны, двоедушники, мороз, полубоги, дивы, нефилимы, левиафаны... Все они существовали или существуют по сей день. Кто-то просто ушел, кто-то вымер, а кто-то затаился и спрятался. Но все они чужие этой земле. Пришлые.
  - И как я понимаю, ждать от этих пришлых из сраных провалов ничего хорошего не стоит, да? - Горько усмехнулся я, глянув на Хагрида.
  - Не всегда. Многие существа живущие там, за гранью, не желают нам зла. Просто они другие... - Попыталась Макгонагал подсластить пилюлю. - Но в большинстве случаев, да, аномалии ведут в неприятные для нас места с жителями подстать. Это главная причина, по которой Земля была долгое время закрыта. Не знаю кто, не знаю как, но наш мир был надежно запечатан и с тех пор никакая гнусь извне не могла сюда проникнуть... Но теперь. Снова. Порталы открываются по всему миру. Пространство трещит. Магически насыщенные места, словно магнит для всего этого и раз уж нас под рукой "запретный лес"...
  - И что делать? - Дёрнулся я, поняв масштабы проблемы.
  Не пора ли мне бежать и строить убежище, интересно?
  - Бороться, как и древние маги когда-то. Закрывать эти щели. И быть, очень, очень осторожными, - положила мне руку на плечо Минерва. - Угроза Воландеморта, сущие пустяки по сравнению с тем, что нас ждёт.
  - Но как с этим бороться? - Взлетели у меня брови вверх. - Я не встречал упоминаний об этих прорывах в наш мир ни в одной из прочитанных книг. Как бороться с тем чего не понимаешь? - Удивился я.
  - Я уже похлопотала насчет вас, - сказала она и я насторожился. - У министерства не так много сил, и все сейчас заняты, так что талантливых подмастерий с рекомендациями, - улыбнулась она мне, - было решено допустить во внешние сотрудники "отдела тайн".
  - Не понял? - Ещё больше насторожился я. - Куда? И зачем мне это?
  - Сейчас в Англии только "отдел тайн" владеет знаниями о том, как закрывать такие провалы, - хмыкнула она. - Такими вещами в нашем мире делиться непринято, так что если вы хотите быть допущены до заклинаний и ритуалов что могут однажды спасти вашу и чужие жизни, я бы порекомендовала вам согласиться с этим предложением. Ничего обременительного для вас в этом нет. Придется разве что дать клятву о неразглашении. Запрет на передачу полученных знаний на сторону ну и изредка возможно вас будут просить выполнить какую-то работу для "отдела".
  Вот ведь не было печали!
  - Получается в благодарность за знания, я должен буду в свободное от занятий время чистить от этих аномалий "запретный лес"? - Медленно ронял я слова, обдумывая услышанное и уточняя чего от меня ждут.
  - Не только вы такой особенный, мистер Уайт, - усмехнулась она. - Все мы, преподаватели Хогвартса, начиная с ранга подмастерья, этим занимаемся. Хоть нашу работу и не видно, но мы её делаем. Без шума. Паника не нужна. Визенгамот принял решение довести данную новость до населения постепенно. Боюсь обычные (слабые) маги коих большинство - не в силах справиться с такой проблемой самостоятельно и им нужна защита, которую наше министерство в данный момент разрабатывает. Меры противодействия, советы, памятки.
  Ну, это звучало разумно. Сбегать к себе в убежище, в лес Хадли пока нет нужды.
  - Выходит, вы тоже сотрудничаете с "отделом тайн"? - Поинтересовался я.
  - Нет, - поправила Макгонагал очки на своём лице, неспешно разъясняя для меня непонятные моменты. - Я, мастер Флитвик, мастер Снейп... Все мы получили сведения как бороться с разломами и поганью лезущей из них из домашних библиотек или как в случае профессора Снейпа, от вышестоящего мага которому он дал клятву верности. И боюсь ни я, ни другие наши с вами коллеги не поделятся с вами этим знанием, - опередила она меня, не дав и рта раскрыть. - Секретами семьи не делятся! - Категорично высказалась она.
  - Это понятно, - нахмурился я, поняв, что меня в очередной раз ткнули носом в то что я маглорожденный, хоть Макгонагал и сделала это не специально. Наверно.
  Да, хорошее место в этом мире, придется выгрызать зубами, и без знаний тут ничего не добиться.
  - Так вы уверены что, соглашаясь, стать сотрудником "отдела тайн" я не попаду в кабалу?
  Вот что меня интересовало в первую очередь.
  - Уверена, Вин. Это нормальная практика, посвящать талантливых волшебников в "запретные" для остальных таинства. И как я сказала - это хорошая возможность для вас. Где вы ещё получите доступ к таким вещам? В чьей библиотеке покопаетесь? Я бы на вашем месте ухватилась за эту возможность и не отпускала. Поверьте, цена которую вы заплатите за эти знания, не идет ни в какое сравнение с тем, что иногда приходится делать, дабы получить хоть толику сведений у старых семей.
  - Тогда-а-а-а, - протянул я, ещё раз всё взвесив, - тогда я согласен, профессор. И спасибо.
  - Правильное решение, - ещё раз успокаивающе огладила она меня по плечу, прежде чем встать и уйти. - Уже завтра мы с вами отправимся в министерство, где вы принесете положенные клятвы и получите обязательные к изучению всем внешним сотрудникам отдела книги, о юный невыразимец, - улыбнулась она ободряюще. - Ну и включитесь в совместную работу, помогая нам закрывать провалы в запретном лесу, а то боюсь, их становится слишком много, а нас, мастеров и подмастерий - мало. Если вы не знаете, из помощников профессоров только вы и ещё двое тяните на звание подмастерья, остальные же имеют уровень ядра, только-только дотягивающий для СОВ и ПАУК.
  - А авроры? - Успел я спросить, прежде чем Макгонагал ушла. - Что с ними?
  - Выделить дополнительную помощь нам не могут. Везде сейчас сложно. Из тех же кто дежурит в школе на постоянной основе лишь аврор Долиш является подмастерьем, но он не имеет нужных знаний, так как происходит из слабой семьи, а подписать договор меду ним и "отделом тайн", как в вашем случае - он не может. Грехи прошлого, - пожала плечами Минерва. - Набедокурил в юности, вот и расплачивается. Этот путь для него закрыт.
  - Понятно...
  - Отдохните, Вин. И передайте Хагриду, как только тот очнётся, что мы все очень беспокоимся о нём.
  - Непременно, директор. Не-пре-мен-но... - Глубоко задумался я о том на что согласился, в конечном итоге придя к выводу, что всё сделал правильно. Цена знаний не велика, а моё желание, видение своего будущего так и так не изменилось. Магия, волшебство, чары - вот что меня интересует. Ну и мир повидать было бы неплохо. Хочется солнца, пальм, загорелых аборигенок, кхм, кхм. Ладно. Раскатал губу.
  ***
  Прошло ещё несколько дней. Я, как и говорила Макгонагал, получил целую стопку фолиантов с серыми обложками без названий, привязанных ко мне кровью. Никто другой и тронуть их не сможет, а коли попытается, одним ожогом не отделается.
  Ну и клятва, да, пришлось дать малый зарок невыразимца, на главном алтаре министерства магии:
  Разумом и духом. Волей и магией. Светом души.
  Клянусь, не раскрывать тайн, дарованных мне.
  Клянусь, стоять на защите Земли.
  Клянусь, быть верным человечеству.
  Клянусь не вставать под знамена погани.
  Клянусь! Клянусь! Клянусь!
  Это был малый зарок, без которого со мной, и говорить отказывались. Расплачиваться же за знания, придется, взяв на себя обязанность, как и другие учителя, закрывать провалы в "запретном лесу" и окрестностях. Хорошо хоть удалось выторговать пункт, черным по белому прописанный в договоре, о том, что я обязан рисковать своей жизнью (закрывать эти проклятые провалы, щели и другую гнусь) лишь до тех пор, пока работаю в Хогвартсе.
  Видимо все думали, что я держусь за эту работу как утопающий за спасательный круг (бывший аптекарь из Лютного переулка, ага). Печалить я никого не стал. Просто промолчал.
  Вот я и стал невыразимцем на полставки.
  Так, незаметно, пролетели эти несколько дней. Дети уже разъехались на каникулы, а рождественский бал прошел мимо меня, словно виденье. Хотя это и было забавно, но моя голова в тот момент была забита совсем другими вещами. Впрочем, насладиться представлением, которое я приготовил для себя и других это мне не помешало.
  ***
   Рождественский бал. Хогвартс.
   - Гарри, причешись!
   - Рон, хватит любоваться на себя в зеркало.
   - Джордж, засунь эту конфету себе в... - Вырвала угощение из рук первокурсника Грейнджер, бросив его в огонь камина.
  Гостиная Гриффиндора стояла на ушах. До бала оставалось всего несколько часов и все нервничали. Особенно девушки. Все в нарядных платьях, с макияжем, облитые духами. Они порхали словно бабочки, мешая суровым мужикам жарить вафли в разожженном камине.
   - Так ему, Гермиона! - Показала большой палец Ангелина Джонсон. - Будет знать!
   - О-о, моя юная нимфа, - встал перед чернокожей девицей на колено Джордж, - молю, даруй мне право поцеловать твою пятку, в знак глубокого уважения... - Начал кривляться один из Уизли. - Дай!
   - А не передумаешь? - Коварно спросила Ангелина.
   - Я?! - Удивился Джордж. - Да никогда! - Прижал он руку к сердцу.
   - Окей, - присела симпатичная негритяночка на кресло, скинув с ноги туфельку и стянув носочек. За каждым её движением следили любопытные лица. Кто-то в шутку зажал нос пальцами. - Целуй! - Велела она, вытянув ножку вперёд, и Джордж не подвёл, подполз он к ней на коленях начав покрывать её ступню поцелуями, увлекшись и продвигаясь всё выше и выше и выше. - Всё! Всё! Хватит! Отдай! - Остановила его Ангелина, когда он, увлёкшись, дошел до колена, стыдливо забрала у него свою голенькую ножку Джонсон.
  Все знали, что они встречаются, так что удивленными никто не был. Хотя представление им понравилось. Ножки у Ангелины красивые.
   - О, Гермиона! Молю! - Попытался повторить фокус брата Фред, встав на колено рядом с черствой старостой их факультета, Грейнджер. - Муза моя. Судьба моя. Краса глаз моих. Спелая вишенка. Сладкая дынька. Пузатый арбузик.
   - Хи-хи-хи, - засмеялись девчонки в гостиной, зажимая рты.
   - Снежинка моя. Котёночек. Мурёночек, - продолжал Фред сыпать глупостями.
   Грейнджер покраснела и отпрыгнула, не дав близнецу ухватить её за ножку, недвусмысленно протянул он к ней руки.
   - Себя щупай! - Взвизгнула она. - Идиот!
   - Я уже, - шмыгнул он носом. - Два раза. Утром и в обед, - погрустнел один из близнецов и весь Гриффиндор рассмеялся.
  - Извращенец, - фыркнула Гермиона, отойдя к своим друзьям, сидящим рядом с камином. Приставать к однокурсникам она перестала.
  С тех пор как в Хогвартсе появился новый предмет - половое воспитание, отношения среди старших курсов Хогвартса... поменялись. На многое открылись глаза. Ведьмы! Надо же...
  Несмотря на аморальное поведение последних, рассказы ведьм, той же семикурсницы Серены из Когтеврана или Юфимии с Гриффиндора, будоражили разум. После их рассказов низ живота тяжелел и хотелось почувствовать, почувствовать всё том о чём они говорили. Горячее дыхание у своего уха, нежный шепот. Руки, гуляющие по её телу. Свои и чужие стоны.
  - Уф, - зажмурилась Гермиона, мотнув головой и отгоняя навязчивые мысли.
  - Ты чего? - Спросил её Гарри.
  - Да так, - отмахнулась от друга Гермиона, посмотрев на Рона.
  Когда же этот чурбан повзрослеет и предложит ей стать его девушкой?
  Томительные минуты всё тянулись и тянулись и вот время настало. Часы пробили шесть вечера и все потянулись на выход из гостиной, кто с парой, а кто и без, как Поттер, Уизли и Грейнджер.
  Холл в замке был переполнен, все ждали, когда откроются огромные двери большого зала, а пока тут стоял шум и гам, шутили парни, хвастались своими нарядами девушки, ревниво оценивая конкуренток и следя чтобы их кавалеры (а у некоторых мужья) не засматривались на всяких там...
  И тут двери большого зала открылись.
  - Интересно, кого профессор Уайт пригласил вместо Милано Этель Звенящий Ручей?
  - Смотри, смотри, купидончики.
  - Как тут красиво...
  - Супер! Вино!
  Большой зал преобразился. Длинные прямоугольные столы исчезли, а вместо них по углам были натыканы круглые столики с закусками и напитками. Под потолком летали невиданные птицы, и волшебные купидончики, осыпающие всех золотой пыльцой из мешочков. А на месте стола преподавателей был установлен подиум. Зал постепенно заполнялся детьми. Профессора тоже были здесь, следили за порядком, но всё внимание было приковано к подиуму. Все ждали музыку. И вот из-за ширмы на сцену выходит... Невилл Долгопупс.
  - Чего?
  - Невилл?!
  - Какого хрена???
  Заиграла мелодия и донельзя смущенный под сотнями взглядов Невилл, поднял микрофон, открыв рот:
  Вот и осталось лишь снять усталость
  И этот вечер мне душу лечит.
  О-о о-о, зеленоглазое такси, о-о о-о, притормози, притормози
  О-о о-о, и отвези меня туда, о-о о-о, где будут рады мне всегда, всегда.
  Там и не спросят где меня носит
  Там, я-то знаю, все понимают.
  О-о о-о, зеленоглазое такси, о-о о-о, притормози, притормози
  О-о о-о, и отвези меня туда, о-о о-о, где будут рады мне всегда, всегда.
  Невилл запел, и надо сказать получалось у него неплохо, прошел первый шок у детей и они стали кружить в танцах, больше не обращая на него внимания. У него даже появились поклонницы, кидали они ему в ноги цветы, хлопая глазами.
  Один лишь профессор Уайт коварно улыбался. Не зря он ознакомился с современными русскими шлягерами и перевел их на английский язык.
  ***
   Англия. Магловский бордель "Медовая ловушка". Трущобы Лондона.
   - Он уже спускается, господин Уайт.
   - Благодарю, - кивнул я симпатичной блондинке, ведающей тут девушками.
  - Может, передумаете? Поверьте, вы останетесь довольны, - провокационно облизнула она губы.
   - В другой раз. Сегодня я здесь только для того чтобы познакомить своего племянника с женскими телом, - устало вздохнул я.
   Вот ведь! Удружила мисс Забини.
   - Да, на счет этого, - замялась Сара.
   - Что-то не так? - Насторожился я. - Он не смог или...?
   Сара, немного помявшись, все рассказала.
   - Девушка, которую выбрал ваш племянник, шепнула мне на ушко о странностях.
   - Странностях? - Не ждал я ничего хорошего.
   - Да. После первого раза, ваш племянник захотел сменить позу и попросил Марьяну встать в позу краба, чтобы он мог её наказать.
   - И? Наказал? - Усмехнулся я.
   - Да и не раз, - улыбнулась Сара мне в ответ. - Десять минут продержался.
   - А дальше?
   - Как сказала Марьяна, с него словно упал некий груз. Он перестал нервничать, заулыбался и вовсю учился у моей девушки, показал она ему пару фокусов на будущее.
   - Вот и хорошо, - выдохнул я с облегчением. Одной проблемой меньше.
   А вот и счастливчик, кстати.
   - Проф... Э-э-э, - чуть не назвал меня профессором, Уизли. - Дядя Уайт. Я всё! - Не сходила с его лица улыбка, а по ступенькам он не спускался, а прыгал.
   - Спасибо вам, - поблагодарил я Сару.
   - Приходите ещё.
   - Непременно! - Влез в разговор Уизли, за что получил от меня подзатыльник и девушки что ждали клиентов на первом этаже дома, рассмеялись.
   Когда в первый же день каникул я встретил Уизли не уехавшего домой с братьями и сестрой, что отчаянно бил стену кулаками, стёртыми в кровь... пришлось принять меры. Малая клятва, которую брала Забини на уроках, не помогла, заглянул я в открытый всем ветрам разум Уизли.
  О чём только Афелия думала, выставляя страх парня на показ? Чему она там их учит?
  - Только молчи об этом. Понял, Рон? Не хочу, чтобы твоя мама или отец прибыли в школу и наорали на меня.
  - Ага!
  ***
  Я думал все рождественские каникулы провести за работой. Поэкспериментировать с новыми знаниями, но... Пришлось от многого отказаться, лежали на моем столе в школе приглашения сразу на несколько мероприятий проводимых министерством, семьями влиятельных волшебников или вот волшебным посольством Гвинеи, куда меня тоже пригласили, что странно.
   Так что почти каждый вечер этих каникул был занят, встал я напротив зеркала осмотрев себя и оставшись довольным увиденным потопал в кабинет директора. Переместиться камином из школы можно было только её камином, остальные закрыты.
   - Хорошо выглядите, - встречала меня Минерва, сидя в удобном кресле, застал я ее не занимающейся скучной бумажной работой, а на удивление расслабляющейся, стояла позади директора помощница, крупная девица лет тридцати с заплетенной в замысловатый узор косой на голове. И знаете что? Марта, как её звали - массировала Минерве голову.
   - Хм. Массаж, да? - Улыбнулся я.
   - Вы же не думали что я железная и мне не нужен отдых, мистер Уайт? - Не открывая закрытых от наслаждения глаз, спросила директор. - Камин?
   - Да. Приём у Малфоев. Отказать я не мог. Сами понимаете.
   - Удачи, - лишь услышал я себе в спину, уже заходя в зелёный огонь.
  Глава 33
   Слишком вычурно. Богато, да, но возникает чувство, что ты в музее. Вот что я подумал первым делом, выйдя из камина в поместье Малфоев.
   Лепнина на потолках с фигурками ангелов. Статуи по всему залу, мраморный пол. Камин позади, зелёный малахит, с орнаментом из змей... Нет. Такое не для меня. Не нравится.
   - Господин? - Растеряно уточнил встречающий меня лакей.
   Слишком долго я молчал, осматриваясь.
   - Уайт, Вин Стэнли Филипп Артур Егор Гек Фергюс Уайт.
   - Э-э-э, - замер он, очевидно переваривая сказанное мной.
   Когда я провел тот ритуал, и моё имя изменилось, оно изменилось и во всех документах, которые когда-либо подписывал Вин. Ну а так как этот парень никого не интересовал, некому было уличить меня, в чём либо. Кто помнит, сколько вторых имён было у маглорожденного без будущего? То-то. Так что когда всплыла эта информация (история с поднасравшим мне фениксом) - никого это не удивило. Ну-у-у, почти. Разве что авроры заинтересовались.
   Сверившись со списком в руках, слуга, слабый волшебник, нашел меня в числе приглашенных и направил в зал для приёма гостей.
   - Приятно провести время господин Уайт, - поклонился он, открывая для меня дверь в соседнее помещение.
   - Благодарю, - ответил я кивком.
   Зал за дверьми поражал не меньше чем прихожая с камином. Да-а-а-а. Это была нарочито выпяченная на обозрение роскошь.
   Огромное, больше чем большой зал помещение было переполнено народом. Свыше тысячи разумных, подумать только. Обалдеть! Похоже, тут собраны все, кто хоть что-то значит в Англии. За редким исключением.
  Волшебники, оборотни (приметил я нескольких по особым чертам лица), парочка вампиров, гоблины... Ну и зная Малфоев можно сказать, что все кто здесь присутствует - настоящие чудовища, как в плане личного могущества, так и денег. Ну а я так. Начинающий монстрик.
   И как скажите мне искать Дафну в таком скоплении народу?
   - Можно? - Остановил я официанта.
   - Конечно, господин. Угощайтесь.
   Взяв с подноса бокал с вином, я неспешно влился в эту толпу, лениво прохаживаясь между волшебниками, оценивая их и периодически кивая в ответ на приветствия от незнакомцев. Ну и прислушивался к разговорам конечно. Интересно же.
   - Да. Ты права. Ух, и прокляла я ту дурочку, что посчитала себя вправе указывать мне! Мне, маркизе Юбер, - обмахивалась веером дама, словно только попавшая сюда из восемнадцатого века.
   Одета она была по моде той эпохи. Огромные рукава платья, зауженная талия. Зашнурованный корсет, плотно обтягивающий грудь. Кринолин (тяжелая, жесткая юбка из конского волоса) и веер, которым она обмахивалась.
   - Наказала дрянь! - Сжала она губы, выставив вперёд квадратный подбородок.
   Эти бабские дела меня не интересовали, свернул я в другую сторону.
   - Заповедник закрывают, - лениво цедил слова тучный мужик, похожий на лавочника. - Слишком много смертей.
  - Идиоты всё никак не иссякнут. Ха, - хмыкнул его собеседник. Такой же сытый и лощеный. - Вздумали тоже разводить таких опасных зверей, как василиски. Вот и поплатились.
  Да-а-а-а. Масштаб мероприятия поражает, обошел я стороной кучку волшебников во главе с министром, не желая попадать ему и Амбридж на глаза. Прошел мимо африканских дикарей. Кхм, кхм. Я хотел сказать людей, да, не дикарей, а людей. Голых, со странными штуковинами одетыми на их волшебные палочки между ног, с проколотыми носами, губами, ушами, щеками и татуировками по всему телу. Тьфу.
  Но это всё мелочи, тут хватало и более диких существ. Назвать их людьми язык не поворачивался. У обычного человека, даже волшебника не бывает пылающих синим огнём волос. Мы не имеем хвоста и чешуи. У нас нет дополнительного глаза во лбу или крыльев за спиной. Нимба над головой. Роста в три метра. Полного рта зубов в три ряда, как у акулы... Долго перечислять, кого тут только нет.
  - А вот и ты, - вынырнула из толпы Дафна, быстро меня приобняв и сразу отпустив.
  Остался только запах ванили и роз.
  - Привет, - улыбнулся я с теплотой.
  На том разговоре в поезде все не закончилось. Сперва Дафна начала ловить меня в коридорах, потом приходить ко мне в комнату, болтала она без умолку поначалу, а потом всё как то устаканилось и мы... подружились. Да. Красивая, светловолосая девушка, с хитрым взглядом из-под длинных ресниц, она привлекала внимание и, зная об этом, умело этим пользовалась. Но наедине, наедине она преображалась. Становилась домашней. Другой. Мы провели не один вечер у меня в комнате, пока не дошли до того уровня доверия, когда она позволяла себе засыпать в моих объятиях рядом с маленьким камином, где под отблески огня, лежа на толстом ворсистом ковре, мы осторожно целовались, знакомясь друг с другом всё ближе.
  - Пойдём, - взяла она меня за локоть, - представлю тебя с родителями. А то ты только из моих разговоров о них знаешь, а сам ни разу не встречался. И не рвешься, - упрекнула она меня.
  Вот. Уже веревки из меня вьёт.
  - Угу, - позволил я ей себя увлечь.
  И да, хоть с её родителями я лично не встречался, но переписку мы наладили (Дафна об этом не знала). Слишком уж мне не нравилась условия, которые они предлагали. Девушка мне нравилась, но переступать через себя я не собирался и настаивал на изменениях в брачном контракте. Пока, дело шло туго.
  Сразу к ним она меня не повела. Решила вначале перезнакомить с теми, кого сама знала, начали мы обходить разных, важных волшебников, в основном работающих в министерстве магии. Начальников отделов их заместителей. Я в целом был не против. Связи это неплохо.
  В итоге к её родителям мы подошли только через пятнадцать минут. Так вышло, что приблизились мы к ним со стороны спины. Они в это время беседовали, и нам ненароком удалось подслушать часть этого разговора.
  - Пусть голова об этом болит у министра. Нам то чего опасаться? - Высказался лорд Малфой. - Разломы недостаточно велики чтобы через них прорвались целые толпы, а один или десяток существ с той стороны, тьфу. Растереть.
  - Тем более, когда на сотню миль вокруг всё чистят твои вассалы, так Люциус? - Усмехнулся Генри Гринграсс. - Тебе то точно нечего опасаться. Разломы закрывают, не успеют они появиться.
  - Как будто волшебники что работают на тебя, не делают то же самое? - Вернул улыбку Люциус.
  - Нас уже утомили эти разговоры о разломах, скверне, аномалиях, - пожаловались мужьям, жены. Нарцисса Малфой и Диана Гринграсс. - Фу.
  Они были прекрасны, бросил я взгляд на Дафну, сравнивая её с мамой. Поймав мой взгляд, она всё поняла и зарделась, не забыв мстительно оттоптать мне ногу.
  - Оу! Нас подслушивают, - в шутку заметила миссис Малфой. Лорды же повели себя иначе, вскинувшись и ястребам посмотрев туда, куда указывала головой жена Люциуса. На нас с Даф.
  - Извините, если помешали, - склонил я голову. - Мисс Гринграсс пожелала познакомить меня с родителями, - сразу свалил я всю финну на Дафну. Ха-ха-ха, рассмеялся я про себя, глянув на надувшуюся девушку.
  - Мистер Уайт, - улыбнулся мне Генри. - Рад видеть вас вживую.
  Дафна вопросительно приподняла бровь, и отец ей пояснил.
  - Мы заочно знакомы с твоим... партнёром на этот вечер.
  - Партнёром? Не женихом? - Уточнил Люциус, внимательно меня изучая.
  - До этого ещё не дошло, - отрицательно покачал головой лорд Гринграсс. - Молодой человек очень свободолюбив.
  - А-а-а, - понимающе ухмыльнулся Люциус. - Выторговывает себе лучшие условия? Понимаю.
  То, что они говорили обо мне при мне (словно меня тут нет), раздражало. Хотелось вспылить, но лицо я удержал. Ничего. Потерплю. Ради библиотеки Гринграссов... и Дафны, такое можно и потерпеть.
  - Не наговаривай на мальчика, - упрекнула мужа леди Диана Гринграсс. - Видела я тот договор.
  - Диана, - посмотрел на неё муж и она замолчала.
  - Как вам здесь, мистер Уайт? Нравится? - Втянул меня в беседу Люциус, пока чета Гринграссов боролась взглядами.
  - Поражает, - признался я. Не уточнив, что поражает меня не убранство, а люди собравшиеся здесь.
  - У вас есть вкус. Более красивого и защищенного манора в Англии не сыскать, - по-хозяйски осмотрелся по сторонам Люциус.
  - Гуляйте, дети. Нечего вам слушать наши стариковские разговоры, - подтолкнула ко мне дочь леди Гринграсс, причислив меня к детям.
  Переглянувшись с Дафной, мы, не сговариваясь, поклонились лордам и леди, и пошли в сад. Но сделать нам этого не дали, намеренно перегородили дорогу несколько человек. Дафна напряглась.
  - Привет, Даф, - слащаво улыбнулся семикурсник слизерина. Гай Джагсон. - Профессор? - Сделал он вид, что только меня заметил. - А вы чего здесь забы... делаете? - Поправился он, немного смягчив формулировку.
  Группа поддержки рядом с ним, заухмылялась. А были тут не только его ровесники, но и старшие родственники. Оставшиеся же позади нас Гринграссы и Малфои не вмешивались, наблюдая.
  - Студент Джагсон, правильно?
  - Верно, - смотрел он на меня с вызовом. - Думаю, будет лучше, если дальше свою ровесницу буду выгуливать я.
  - Выгуливать? - Удивился я. - Вы считаете, что мисс Гринграсс собачка?
  - Я не это имел в виду, - перестал он ухмыляться, напрягшись.
  Тут ему пришли на помощь.
  - Вам лучше знать своё место, помощник профессора, - выделил слово помощник незнакомый мне волшебник, поддержавший родственника. По виду это был старший брат.
  Маги окружающие Джагсона младшего заулыбались. Дафна же напряглась ещё сильней.
  - И что это за место? - Вежливо уточнил я.
  - А ты не понимаешь?! - Зашипел на меня Гай. - Таким как ты! Ты, ты, - не находил он слов. - Не тебе стоять рядом с чистокровной леди! Дафна моя! - Раскраснелся подросток от гнева.
  - Тебе есть, что на это сказать? - Посмотрел я на девушку и та меня не подвела.
  - Этот мальчик меня утомил, - указала она пальцем на Джагсона. - Пойдем отсюда.
  - Ах ты! - Начал он доставать палочку, но между нами встал хозяин праздника. Мне и делать ничего не пришлось.
  - Джагсон!
   Больше разговаривать с этим молодым человеком нам было не о чем, и мы направились туда куда намеревались. В сад.
   - Я тебя достану, - выплюнул мне в спину парнишка. - Оглядывайся почаще.
   Я промолчал. Знал бы он кому надо оглядываться почаще.
   - Как же он надоел мне со своими приставаниями, - тяжко вздохнула Дафна, когда мы вышли в зимний сад, закрыты стеклянный куполом, в котором все цвело и пахло, словно на дворе не зима, а лето.
   - В школе?
   - Да.
  - Ты девушка красивая.
  - Хватит меня смущать, - ткнула она меня локотком в бок, пока мы прогуливались по зелёной аллее, любуясь цветами. Дафна при этом любопытно останавливалась у каждой клумбы, наклонялась и вдыхала ароматы лета.
  - Так чего Джагсон хочет? - Нарушил я молчание.
  - Приданного. Чего же ещё? - Фыркнула она.
  - А мне за тебя ничего не предлагали. Ни золота, ни бриллиантов, - погрустнел я для вида. Всё понимая.
  - Я гораздо лучше, чем какой-то там бриллиант! - Возмутилась Дафна.
  - Это точно, - прижал я её к зеленой изгороди, в тихом уголке сада, нежно поцеловав.
  - Ой! Увидят, - пискнула она слабо, вопреки своим же словам обвивая мою шею руками и позволяя делать с ней всё что угодно.
  Нацеловавшись до опухших губ, и покидая уютный сад, мы столкнулись с тем, с кем я встречаться никак не желал.
  - Лорд Риддл, - вздрогнула Дафна, кланяясь и заставляя меня сделать тоже самое.
  Глава 34
  Лысый. Голова словно покрыта маслом. Вся блестит, словно в поту. Бешеные глаза с розовыми прожилками капилляров, как у альбиноса. Две дыры вместо носа, с сопением проходил через них воздух. Сквозь просвечивающую кожу видно каждую вену... Вот он какой, лорд Воландеморт, ни показал я, ни единым движением лица, свои чувства к этому уроду. Если для того чтобы стать могущественным волшебником нужно превратить себя в это - я пас. Уровня мастера мне хватит.
  И срочно, срочно надо укрепить замки на разуме, задействовал я все свои таланты для защиты, почувствовав подозрительное дуновение ветерка у головы.
  Вот чего ему от меня надо?!
  - Так вот ты какой... - Прошипел он сквозь приоткрытый, кривящийся в усмешек рот.
  - Простите? - Спросил я в растерянности, гадая, когда успел оттоптать мозоль тому, кого нельзя и так далее.
  Позади лорда маячили его прихвостни. Несмотря на то, что он как говорят, убрал свои рабские метки, никто не посмел от него уйти. Сбежать. Трусы!
  В воздухе пахло страхом. Да я сам боялся, чего уж, Моргану мне в жены! Такое чувство словно стоишь напротив сытого дикого зверя, лениво размышляющего убить, не убить. Просто по прихоти.
  - Вы слышали о том, что по одному из пунктов нашего с министерством соглашения, я обязан взять к себе не меньше десяти учеников, мистер Уайт? - Наслаждался он ситуацией, купаясь в страхе.
  Все вокруг замерли, и смотрели только на нас, столпились у входа в сад десятки волшебников, гадая, чем всё закончится. И лыбясь. Уроды!
  - Нет. Не слышал, - замерло у меня всё внутри, и я посмотрел за спину лорда, туда, где стоял Джагсон.
  Неожиданно, без всяких причин, Воландеморт начал испускать наружу магию, волнами расходились от него упругие волны силы, давя на всех вокруг и жаля словно иголками. Я сжал зубы. Те же, кто послабей или трусливей, уже поспешили отойти подальше.
  Дафна все также стояла рядом. Будто окаменев. Не побежала.
  - Да-а-а, - задумался он. - Это правда и я уже нашел тех недоделков, которые мнят себя магами и из которых я должен сделать подмастерьев.
  Я промолчал, не зная, что сказать.
  - И вот, сейчас один из моих учеников прибегает ко мне, падает на колени и слёзно просит о помощи. Представляете, наглый маглорожденный увел его невесту!
  - Я...
  - Тихо! - Поднял руку Риддл, остановив меня жестом. - Мне не нужны оправдания, - прошипел он, сделав неуловимо быстрое движение рукой, и схватив жука, что пролетал над моим ухом.
  Присмотревшись к нему, он плотоядно облизнулся и спрятал того в карман, продолжив разговор:
  - Я сказал ученику, что если он не может вернуть свою невесту без моей помощи, то грош ему цена как волшебнику и дал времени год. Если не управится, не вернёт суженую... пожалеет, - повеяло от лорда смертью при этих словах, и толпа любопытных, окружающая нас, отступила ещё на шаг.
  Лорд же не прекращал давить, все, усиливая и усиливая нажим. Словно проверяя меня.
  Волны силы, исходившие от него, были настолько мощными, что Дафна застонала, начав оседать на землю, и Риддл, наконец, прекратил пытку.
  - Я ценю силу, - процедил он сквозь зубы. - И в редких случаях готов прикрыть глаза на статус крови волшебника если он того достоин, - сделал он глубокий вдох носом. - Вы знаете, чем от вас пахнет, мистер Уайт?
  - Нет, - скатилась с моего лба капля пота.
  Противостояние одной лишь ауре этого монстра здорово меня вымотало.
  - Азкабаном, - усмехнулся он и, развернувшись ко мне спиной, расколол толпу, разошлись волшебники с его пути, не смея в большинстве своём поднять взгляд.
  Стоило ему отойти, как к нам подошли Гринграссы.
  - Думаю Дафне нужно отдохнуть, мистер Уайт, - забрал у меня свою дочь лорд Гринграсс.
  Девушка и правда выглядела неважно.
  - Простите, что не смог её защитить, - извинился я, сконфуженный.
  Лорд Генри лишь отрывочно кивнул. Его же жена сказала следующее:
  - В этом зале, Вин, - повела она рукой вокруг, - никто бы не сделал больше чем вы. Уверена, лорду вы понравились.
  - А? - Удивился я. - Понравился?
  - Он любит сильных личностей. Трусов презирает, но использует. Дураков ненавидит. А слабых... Участь слабых быть жертвенной овцой.
  - Диана? - Обратился к ней лорд Гринграсс, показав глазами на Дафну, повисшую у него на руках, и не понимающую где находится.
  - Да, идём, - улыбнулась она мужу, и они ушли, оставив меня одного.
  Сбегать с приёма сразу вслед за ними я не стал. Это было бы трусостью. Пришлось улыбаться, как ни в чем не бывало, ходить от столика к столику с закусками, пробуя всякие деликатесы вроде супа из обезьяньих мозгов и танцевать, начали приглашать меня на площадку для танцев дамы, заинтересовавшись личностью волшебника с которым так... обошелся Риддл.
  ***
   Рождественские каникулы были в разгаре. И в "нору", зачастили гости.
  - Как хорошо, что у Джинни столько друзей, да, Артур? - Улыбнулась Молли мужу, приобняв его за талию.
  - А? Что? - Престал витать в облаках мистер Уизли, рассматривая отвёртку в руках. - Да. Наша девочка совсем повзрослела, - посмотрели оба родителя в окно, в сторону сада, куда ушла их дочь с подружками.
  Откуда им было знать, что Джинни проболталась про любвеобильный куст роз и теперь девушки желали испытать тоже самое, что и с мальчиком, но без мальчика?
  ***
  На следующий день в замок нагрянула обещанная проверка из министерства. И сразу, после первого же дня, с работы вылетела Сивилла Трелони. Не сказать, что это огорчило Минерву, но осадочек остался. Все догадывались, кто будет следующим.
  Признанных мастеров или подмастерий они не трогали, так что как только проверяющие нагрянули ко мне, я просто показал им кольца, и они сразу же отстали.
  Замок, конечно, бурлил. Оставшиеся на каникулы дети живо обсуждали творящееся, делая ставки на того кто вылетит следующим, но тут не нужно быть прорицателем. Физически полностью здоровый Хагрид уже начал собирать вещи. То, что он немного тугодум, не значит что он дурак.
  - И куда ты? - Зашел я к нему в избушку как раз застав за сборами. - Что будешь делать?
  - Вин, друг, - обнял он меня с осторожностью, сразу забыв обо всём и поставив кипятиться чайник. - Не волнуйся за меня. Я уже получил приглашения от нескольких заповедников опасных животных. Так что уезжаю... - С тоской во взгляде осмотрел он мешки с вещами и бывшую ему домом поточи всю жизнь избушку.
  - Но тебя же ещё не уволили?
  - А, - махнул он рукой. - Я говорил с Макгонагал. Там, - показал он пальцем в потолок, - уже все решено. Эх-х-х, - шмыгнул он носом, пока разливал кипяток по чашкам. - Хорошая она женщина. Не Дамблдор конечно, но хорошая.
  - Спасибо, - принял я из его рук тарелку с кексами и кружку, сделав большой глоток чая. - Хорошо-о-о-о...
  В комнате воцарилась уютная тишина, хлебали мы чаёк из блюдец, размачивая в них кексы.
  - Я поговорил о тебе с лесом. С кентаврами и ещё кое с кем... Если что, тебе помогут, - сообщил мне Хагрид между делом.
  Я с благодарностью кивнул. Слов тут было не нужно.
  - Сам то чем займешься? - Спросил он. - После?
  - Ты о чём? - Удивился я.
  - Я же вижу, - улыбнулся он в бороду. - Школа для тебя только начало. Ты молод и силён. Чем займешься после? Ты ведь не останешься... Я чую.
  Помедлив, я честно ответил:
  - Ещё не знаю. Планов много, но получится ли?
  - Я в тебя верю, - положил он мне руку на плечо. - Приезжай ко мне в Россию, как время будет. Встречу как полагается.
  - Куда? В Россию? - Удивился я его словам.
  - Да. Ясеневый лес в по-о-о, в па-а-а. Блин! - Достал он бумажку из кармана, прочтя по буквам, - в Подмосковье. Вот. Заповедник чудных существ. Я вышлю тебе приглашение, как обоснуюсь. А то посторонних волшебников в Россию не пускают. Граница. Понимать надо.
  - Ничего себе, Хагрид! - Не сдержал я возглас.
  Это же... Это же... Повидаю родителей. Брата, сестру, племяшей. Мерлин! Да я готов расцеловать великана!
  - Спасибо! - Постарался я вложить в голос всю ту теплоту, которую я сейчас чувствовал.
  На следующий день Хагрид покинул стены замка. Его уже ждали в посольстве. Портал ждал, провожали мы его всем преподавательским составом, смутив этим.
  - Ещё одна веха в Хогвартсе подошла к концу, - грустно смотрел в спину уходящего лесничего, профессор Флитвик. - Сначала Дамблдор. Потом Сивилла. Теперь Хагрид. Поколения волшебников, что у них учились, больше не будут захаживать на чашечку чаю к великану. Никто не нагадает смерть на прорицаниях. Никто не улыбнётся в бороду...
  - Пф! - Фыркнул Снейп. - Вот последнего нам точно не нужно. Как и чая с лимоном. Я теперь смотреть на него не могу, - содрогнулся он от отвращения.
  - Филч ещё с нами, - пошутил я, за что тут же поплатился.
  Жмяк, моментально собрал слюну во рту старик Аргус, харкнув соплёй рядом с моей ногой.
  Чёртов старикашка!
  - Аргус! - Строго посмотрела на него Минерва, хоть в глазах у неё и играли бесенята. Ностальгия накатила не на одного Флитвика.
  Глава 35
  Несмотря на всё, прежде чем каникулы закончились, и дети вернулись в Хогвартс, я успел сделать пару полезных дел. Было трудно, неприятно (встреча с Томом испортила настроение), но не опускать же руки? Я всё так же продолжал ходить на званые приёмы по вечерам, днём изучал книги из тех, что "не для всех", а за день до конца каникул - посетил министерство.
  - Добрый день, - поклонился я комиссии из трёх человек, не выказавших приятных чувств при виде меня.
  Так уж вышло, что золото проплывало мимо их рук, продемонстрировал я в приёмной экзаменационного отдела орден Мерлина, вот и... Обломились они короче.
  - Уайт, - проскрипел старческим голосом тот экзаменатор, что сидел по центру. Немолодой уже дядька, с сединой в висках и лысой макушкой.
  - Я.
  - Хм, - нахмурил он брови, стукнув палочкой по артефакту на столе, и в воздухе появилась любопытная папочка с моим именем на ней. - Так, - открыл он её, вчитываясь. - Так...
  Хотел бы я знать, что такого есть на меня у министерства. Хм.
  - Подмастерье чар и зельеварения. Неплохо, - сказал он вслух для других экзаменаторов. - Маглорожденный, помощник преподавателя в Хогвартсе. Внешний сотрудник "отдела тайн". Благонадежный. Владеет куском земли в магической части леса Хадли. Запись в реестр внесена только что, - вопросительно посмотрел он на меня.
  - Верно. Купил по случаю у Стэнли Шанпайка и вот, решил оформить все официально, - легко пожал я плечами. - По правилам.
  - Шанпайка? А разве? Э-э-э... Ну, да...
  - Его кажется, оправдали? - Спросил тот экзаменатор, что сидел справа.
  Рыжебородый, тучный, с маленькими глазками и скукой на лице.
  - Верно. Заочно оправдан, - подтвердил я. - Но он всё ещё боится властей, так что скрывается. Кажется, хочет покинуть Англию, а потому торопится. Продал мне этот кусок земли за бесценок.
  Ещё нося имя Стэнли, до ритуала изменившего всё, я оформил бумаги купли-продажи на свою землю, на имя Вина Уайта и не прогадал. Не подкопаться.
  Земля и так была моя, но теперь всё официально и на вопрос где я живу, можно не врать, а отвечать честно. Не быть бездомным в глазах волшебников.
  - Кхе, - кашлянул в кулак главный экзаменатор. - Хорошо. Значит экзамен на подмастерье трансфигурации? Так?
  Я кивнул.
  - Начинайте.
  И я начал. Не скажу, что было легко, так как приёмная комиссия скидок мне не делала, но выполнить все условия я смог. Началось все с самого простого, первый курс Хогвартса, превращение спички в иголку, а закончилось:
  - "Пиертотум локомотор", - оживил я десяток статуй находящихся в зале как раз на такой случай, превратив их в подвижных големов, со своим самосознанием, и способностью принимать решения на основе слепка личности. Моей личности.
  Выстроившись в шеренгу, статуи отдали нам честь и замерли, ожидая команды.
  - Отлично, - удовлетворенно кивнул главный экзаменатор. - Вы прошли. Поздравляю.
  - Спасибо, - прислушался я к себе, с удовольствием подмечая, что магическое ядро полно наполовину. С каждым днём я все ближе и ближе к силе мастера.
  Дверь в комнату открылась и в экзаменационную залу прошла седая старушка.
  - О, Гризельда, дорогая, - улыбнулся вошедшей главный экзаменатор.
  - Тиберий, - кивнула она. - Что у нас тут? - Указала бабуля на меня головой, присаживаясь за один стол с экзаменаторами.
  - Всё уже. Закончили. Мистер Уайт теперь подмастерье трансфигурации, зельеварения и чар, - проделал он несколько манипуляции над моей папкой, после чего то же самое сделали два его помощника и любопытная папочка исчезла. Вместо неё на ладошке Тиберия появился перстень, просто кинул он его мне в руки. - Способный молодой человек. Новое поколение волшебников, - расхваливал он меня, словно я его любимый ученик. - Талант.
  - Спасибо, - пропустил я его слова мимо ушей, пристраивая очередное кольцо на палец.
  Простое, без изысков. Золото с выгравированными на ободке буквами "ПТ", что должно значить подмастерье трансфигурации.
  - Очень неплохо молодой человек, - пристально посмотрела на меня Марчбэнкс. - Очень.
  Теперь я вспомнил кто она такая. Глава экзаменационного отдела министерства магии. Начальник сидящих здесь волшебников. Древняя бабка, чей возраст перевалил за четыре сотни лет. Древняя и могущественная.
  - Вы бывали у нас в министерской библиотеке? - Спросила она. - Подмастерьем доступ туда открыт.
  - Нет, - помотал я головой. - Времени не было.
  - Советую посетить её сегодня же, - нахмурилась она. - К вашему сведению, на недавнем заседании визенгамота было принято решение убрать некоторые книги из секции подмастерий в связи с... Неважно, - отмахнулась она. - Закон вступит в силу только через три дня, так что вам нужно поспешить и купить всекнигу уровня подмастерья, пока из неё не убрали "лишнего", - подмигнула она мне.
  - Всекнига?
  - Да. Незачем ходить в министерство каждый день и читать пыльные фолианты в коморке называемой министром библиотекой. Сто галлеонов и вам продадут всекнигу, артефакт, в котором собраны все фолианты уровня подмастерий из министерской библиотеки. Их не так много, но этих книг нет даже в Хогвартсе.
  - Спасибо. Воспользуюсь вашим советом немедленно, - поклонился я старушке.
  - Ступайте, - махнула она мне на дверь. - Буду рада видеть вас снова, приняв экзамен на мастера.
  - Маглорожденный, - скривился тот молчаливый мужик с колючим взглядом, что сидел слева. - Вряд ли вы его дождетесь, Гризельда, - желчно сказал он. - Подмастерье его потолок.
  Бабка хмыкнула.
  - Я учту ваши слова, Селвин.
  Не откладывая в долгий ящик решение, я отправился искать библиотеку министерства, которая располагалась на этом же этаже и напоминала... каморку. Бабка Гризельда не соврала. Пятачок пространства с парой стульев и решетчатое окошко насквозь казенной конторки, через которую на меня смотрела симпатичная девушка, немного оживившаяся при моём появлении.
  - Я ожидал большего, - улыбнулся я девице. - Не этого, - посмотрел я на пару продавленных стульев, обшарпанный стол, набор перьев и стопку пергамента.
  - Библиотека не читальный зал, - улыбнулась она мне. - Как вы знаете, сюда пускают только волшебников уровня подмастерий, а уж они то могут позволить себе купить всекнигу за сто галлеонов, - пожала она плечиками. - Какой-никакой доход министерству.
  Кто бы сомневался...
  - Я как раз за этим, - провел я рукой с кольцами над "шаром Гора", подтвердив таким образом, что я подмастерье, и кольца не украдены. - Плюс это, - выложил я звякнувший мешочек на конторку. - Сто галлеонов.
  Заглянув внутрь мешочка и взвесив его в руке, девушка кивнула и достала из-под стола обычную на вид книгу.
  - Заносить в артефакт новые сведения нельзя. Только читать уже внесённое, - педантично объясняла она мне как ей пользоваться. - Оглавление на последней странице. Дотрагиваетесь до названия нужной вам книги, и всекнига превращается в её копию. Ясно?
  - Все понятно. Спасибо, - бережно убрал я фолиант в сумку.
  - Приятного дня.
  Боюсь, на этом мои приключения не закончились. Я уже намеревался покинуть министерство через камины в атриуме, как меня окликнули:
  - Уайт?
  Пендрагон меня за зад! Пришлось оглядываться.
  - Мисс Амбридж, - расплылся я в улыбке, не желая настраивать эту женщину против себя.
  - Какими судьбами? - Цепко ухватила она меня за локоть, целенаправленно ведя к лифтам. Не вырываться же из её хватки?
  - Да вот, - махнул я рукой, акцентировав её внимание на кольцах.
  - Оу, - улыбнулась она. - Вы становитесь все более значительной фигурой, Вин. Кыш! - Погнала она прочь, каких-то низко кланяющихся ей волшебников пытающихся пройти вслед за нами в лифт и те отпрянули.
  - Первый этаж. Министр магии. Правление и обслуживающий персонал, - услужливо прозвучал голос в лифте и мы вышли.
  Догадаться, я догадался. Амбридж вела меня к себе.
  - Меня ни для кого нет! - Бросила он своей секретарше, этакой серой мышке и, пропустив меня вперёд, закрыла за нами дверь.
  Пока я осматривался, удивляясь такому обилию розовых тонов в интерьере и фарфоровым статуэткам котиков на полках, Амбридж незаметно для меня начала раздеваться... признаюсь, я немного испугался, как то... не хотелось мне... Но нет. Под мантией у неё было не нижнее бельё, а вполне приличное платье, хоть и чересчур короткое на мой манер.
  Бр-р-р-р.
  Взмах палочки от неё и граммофон незамеченный мной ранее, заработал, разошелся по комнате звук незнакомой мне мелодии.
  - ТАНГО! - Загорелись у Долорес глаза. - Я веду, - цепко взяла она меня за руку, отведя её в сторону. Потом обняла за талию, и я вынужден был исполнять женскую роль в танце.
  Панталоны Морганы! Проклял я про себя свою невезучесть, чувствуя как она близко. Как она прижимается ко мне грудью. Как она трется о меня ногой...
  Бр-р-р-р.
  - О, да-а-а... - Всё маниакальнее горели у неё глаза. - Вин, - жарко шептала она мне на ухо. - Одно лишь ваше слово, Вин и...
  ***
  Чем ближе лето, тем ближе время, когда я покину эти стены, немного грустно провел я рукой по каменной поверхности коридора, следую в класс. Каникулы закончились, и школа снова наполнилась голосами.
  Цель, которую я себе поставил - почти выполнена. Звания подмастерий в трёх дисциплинах получены, знания из школьной библиотеки прочитаны и освоены, справился я с этим куда раньше чем думал. Осталось только добить книги "невыразимцев", в которых к счастью была не только информация о провалах, но много ещё чего. Всё, что должен знать внешний сотрудник. Всекнига пока оставалась мной нетронута.
  Школа изменилась, прав был Флитвик. Без Хагрида, Трелони, чертового Альбуса... пропала некая тайна. Душок. Изюминка. Все занимались делом, а не бегали от монстров, сбежавших из клеток лесничего. Никто не плёл интриг с улыбкой за бородой, никто не смотрел на тебя со слезами на глазах, жалея бедную дитятку... и предрекая этой дитятке смерть. Просто школа. Просто дети. Всё хорошо... За одним исключением.
  Оглянувшись, я увидел в конце коридора Джагсона. Этот парнишка стал меня напрягать. Следил за мной, изучал расписание... В то что он сможет мне что-то сделать я не верил, но отбрасывать такую возможность не стал и подготовился, а пока мне пора на урок, открыл я дверь в класс, где уже сидели студенты дожидаясь меня.
  - Молчать! - Не изменял я себе в манере преподавания. - Мистер Тарворд, вы глухой? - Навис я над пятикурсником. - Я же сказал молчать!
  - Да ладно вам, профессор, - улыбнулся он, словно то, что я учу их танцам, где позволяю вести себя куда более открыто, что-то значит.
  - Горох! - Прозвучали страшные слова из моих уст.
  - Но!
  - ГОРОХ! - Вытащил я его из-за парты, направив живительным пинком.
  Парень понял, что если не сделает это, то нарвется на куда более сильное унижение и нехотя, под сочувственными взглядами соучеников поплелся в заботливо подготовленный мной уголок наказаний с зачерствевшим горохом, розгами и деревянными ложками разных размеров (удар по лбу мигом прибавляет ума).
  Этот уголок уже прозвали пыточной Уайта, но все ещё находятся идиоты путающие занятия зельеварением и танцы. Те, кто меня не уважают. Так что уголок не простаивал.
  - Начнём, пожалуй, - повернулся я классу спиной начав писать на доске в абсолютной тишине.
  Благодать...
  После урока, направляясь в большой зал на обед, я наткнулся на раскричавшихся студентов, что встали между мной и пюре с котлетой. Непростительно!
  - А я тебе говорю маглы НИЧТО!
  - Ты идиот. Ты хоть знаешь что такое автомат?! Или атомная бомба?
  - Не знаю и знать не хочу, дрянь магловская!
  - А ну тихо! - Рыкнул я на них, не дав начаться драке. - Что здесь у вас? Фарли? Криви? Травин? Бурэ? На горох захотели?!
  - Профессор! - Как к спасителю обратился ко мне Криви младший. - Эти чистокровные ничего не знают про обычных людей, не знают что такое огнестрельное оружие, а строят из себя! Ну, скажите вы им! - Обвиняюще указал он пальцем в группу детей придерживающихся диаметрально другого взгляда на вещи.
  - Сказать что?
  - Что любой человек с пистолетом легко убьет волшебника, конечно!
  - Эм-м-м, - промычал я, формируя мысль. - Вы студент, Криви, правы и неправы одновременно.
  - Это как? - Удивился он.
  - На пятом курсе эту тему проходят в обязательном порядке и только то, что вы ещё на четвертом, объясняет ваше непонимание... Волшебники, какими бы они не были высокомерными, приглядывают за маглами и знают и об огнестрельном оружии и об атомной бомбе и обо всём остальном, - начал я читать очередную лекцию, немного увлекшись. - Всем работникам министерства, и выпускающимся из школы студентам вручают вот это, - потянул я за цепочку на шее, показав ребятам амулет.
  - Что это?
  - Защита от быстродвижущихся физических объектов, которая не даст продырявить ваше тело, даже если выстрел будет сделан в упор. Предохранит от нескольких попаданий.
  - И всё? - Разочаровались маглорожденные.
  - А зачем больше? - Удивился я. - Мы с вами в Англии. И бандиты здесь с автоматами не ходят. Да и более мощные амулеты стоят дороже и бесплатно их не раздают.
  - Но они есть?
  - Конечно, - кивнул я.
  - А атомные бомбы? Одна такая и ПУФ! - Упорно стоял на своем другой маглорожденный. Дерек Смит.
  - Мы дышим с маглами одним воздухом. Ударив по нам, они ударят по себе. Да и небольшой я специалист, если честно, - пожал я плечами. - Уверен, защита на подобный случай существует, просто я о ней не знаю.
  - То есть маглы ничего не могут нам сделать? Но... Но почему же тогда волшебники прячутся? Зачем скрывать себя от людей без дара? Не легче ли? Ну, не знаю...
  - Кому нужно, те и так знают, а обыватели... Обыватели завистливы и глупы. Полное раскрытие ни к чему хорошему не приведет, - нахмурился я. - Делать это надо было раньше, а сейчас уже поздно. Маглы думающие как вы вполне могут счесть, что в силе справиться с волшебниками, закабалить нас, поставить на службу и в итоге развязать войну, которая закончится их поражением, несмотря ни на какие вертолеты, танки и истребители, - показал я словами, что знаком с научным прогрессом.
  Сильно в подробности вдаваться я не стал, но и так понятно, что нас станут ненавидеть и бояться. Между волшебниками и маглами будет кровь.
  Тем временем я не переставал рассказывать:
  - Им просто нечего нам противопоставить. Заклинание невидимости скрывает человека во всех диапазонах. Один средненький по силе волшебник запросто может уничтожить целую базу военных. Сильный же. Сильный же может сжечь Лондон одним заклинанием... Вот поэтому мы и скрываемся, защищая не себя, а ИХ! Более мудрые волшебники, чем мы, решили, что у маглов свой путь, а у нас свой.
  - Странно тогда, - кивнул Криви на группу слизеринцев, - что все эти чистокровные в таком случае не поубивали маглов, заняв планету.
  - Во-первых, кто бы им позволил, интересно? Международная конфедерация не пустой звук. Бдит. Во-вторых, же. Вы слишком плохого мнения о волшебниках из старых семей, - улыбнулся я. - Кровавые маньяки рождаются крайне редко. А так я советую вам наведаться в библиотеку. Почитать про исходы, если интересно. Несогласные с политикой МКМ воспользовались ими.
  - Исходы?
  - Верно. Если память меня не обманывает было уже четыре больших исхода, когда волшебники со всего мира покидали нашу планету через нестабильные порталы, без возможности вернуться назад и неизвестное количество малых исходов. Мы же с вами потомки тех, кто не пожелал бросать родину. Тех, кто остался, чтобы защищать маглов от опасностей, о которых они не догадываются. Защитники Земли от угроз извне... Хех. Ну, или как я или вы, - указал я на маглорожденного паренька пальцем, - волшебники первого поколения. На этом лекция закончена, - посмотрел я на часы. - Марш на обед!
  ***
  Вот и настал тот день, когда я дежурю в лесу и закрываю бреши. На календаре третье марта, погода потеплела, и снег начал подтаивать. Никто из более опытных коллег меня не страховал. И из изученных книг я знал почему.
  Провалы, щели, разломы... Все они были частично живыми. Псевдоживыми. Чувствовали магию, желая её пожрать. Туман и хмарь скрывающая разломы давала сигнал тем существам, что находились внутри этих переходов. Жили там. Да, чтобы попасть в чуждое нам измерение, план или планету, нужно было сперва миновать мост, само искажение, в котором были свои хозяева, свои законы и свои опасности, порой, куда более страшные чем то место, с которым нас связывают эти бреши.
  Два мага - двойная опасность, что щель между измерения выплюнет какую-нибудь тварь нам на расправу, так что... Я тут один.
  В руке палочка, на поясе набор первой необходимости. Склянки с зельями. В заплечном мешке малый ритуальный комплекс. А в потайном кармане - пистолет, усовершенствованный мной с помощью подсказок из книг невыразимцев.
  Достать наш, родненький пистолет Макарова, пал у меня выбор на знакомое оружие - было несложно. Старые связи Стэнли. Ну а потом немного артефакторики, приладил я на рукоять костяные пластины (вот и пригодились останки объеденных светлячками волшебников и василиск). На стволе вырезана чуть светящаяся цепочка рун, помогающая разгонять пулю и охлаждающая ствол. На магазин же наложены чары расширения пространства, вмещал он теперь не восемь патронов, а все триста. Устал снаряжать, но оно того стоило.
  Убойная вещь получилась. Теперь я готов ко всему.
  Первый провал я нашел через полчаса, фонило от него какой-то гнусью... Подождав рядом около пяти минут и не дождавшись гостей с той стороны, я как и было написано в инструкции начал вычерчивать прямо на земле, предварительно убрав снег - ритуальную фигуру. Квадрат внутри звезды. Знак огня. Знак воды. Знак пространства. Заполнить прочерченные в земле борозды жидкостью из фляжки, которая не впиталась в почву, как должна, а запульсировала, начав двигаться внутри фигуры в хаотичном ритме. Направить волшебную палочку для лучшей сосредоточенности в центр знака пространства и пустить ровный поток магии...
  Ритуальная фигура засветилась, активировавшись и словно нитками начала зашивать провал, высасывая из меня магию. Морок, туман или что это было отступали. Брешь послушная моей воле сжималась, исчезая, пока окончательно не исчезла, открыв вид на скрытый участок леса, где в тумане погибли... шесть, да. Шесть единорогов и три фестрала, посчитал я по костякам. Магии в них не осталось.
   - Не так это и сложно, - пробормотал я и начал собирать то, что осталось от магических зверей. В хозяйстве пригодится.
   Осталось только надеяться, что все последующие походы в лес не обернутся кошмаром, и бреши будут закрываться с такой же легкостью.
  ***
  - Я тогда так испугалась... Прости меня. - Попросила Дафна. - Простишь? - Прошептала она мне на ухо, крепко обнимая за шею.
  Вечер перед выходными. Мы сидели на пушистом ковре перед камином в моём кабинете и расслаблялись.
  Переговоры с отцом Дафны были закончены. Не знаю, что повлияло на его решение, но... Гринграссом мне не быть, как и не видеть их библиотеки. Они решили отдать Дафну... просто так. Не понятно... Тревожно... И хорошо одновременно. Поступаться даже частичкой своей свободы было страшно. А так я получил замечательную девушку, способную родить мне магически сильных детей, которая меня любит и... Этого достаточно. Сам я не сказал бы, что люблю её. Она мне нравится, с ней мне приятно, но любовь? Что это за чувство? Бабочки в животе? Нет такого. Возбуждение? Да, есть. Тепло на душе? Тоже есть. Не знаю...
  - Ты меня любишь? - Задала она мне вопрос, волнующий каждую девушку и я ответил.
  - Конечно, люблю, - чмокнул я её в носик, заставив наморщиться.
  - Очень, очень?
  - Очень, - положил я Дафну на ковер, начав снимать с неё всё то, что ещё не было снято.
  Под звук трескавшихся поленьев и блики огня, я раздевал самую красивую девушку школы.
  Она зажмурилась, прикрыв глаза ладонями, и тяжело задышала, позволяя мне водить руками по её вздрагивающему от прикосновений телу.
  Изучая каждый её изгиб, вызывая тем самым разные чувства, я наслаждался. Мне нравилось, что она смущенно улыбается мне сквозь ладошки. Мне нравилось, как она скрещивает ножки, чтобы я туда не лез. Нравилось, как она прикрывает грудки.
  - Ой, прекрати, ха-ха-ха, - рассмеялась она, когда я начал её целовать, позволила она мне лечь сверху, обняв руками за спину, пока я нависал над ней, любуясь.
  Грудь, нежно провел я по ней рукой, мягко сжав в ладошке, заставляя Дафну, смотрящую на меня вздрогнуть и полуприкрыть глаза. Живот, спустился я вниз, покрывая его поцелуями и заставляя её тяжело выдыхать. Ёрзать по ковру, сжимая в ладошках мех и стонать.
  - Эм-м-м-м...
   Ноги, огладил я их, прежде чем развести в стороны, открыв себе вид на её розу.
  - Вин, - пробормотала напряженная Дафна.
  - Все хорошо, солнышко, - лёг я на неё, успокаивая. - Ты моя невеста. Тебе нечего бояться, - погладил я её по голове, нежно смотря в глаза и она кивнула. - Хорошая моя, - улыбнулся я и начал всё заново. Шея, грудь, живот... Ноги.
  - Эм-м-м-м, - простонала она, выгнувшись дугой, стоило мне коснуться розочки.
  Огонь в камине светил все слабее. Только раскаленные докрасна угли разгоняли мрак, освещая то, что происходит между двумя людьми. Два сплетённых на ковре тела. Стоны лежащей на спине девушки. Её приоткрытый рот и мотающаяся из стороны в сторону голова. Кровоточащие царапины на спине мужчины.
  Но и это пропало. Последний вскрик девушки и темнота.
  ***
  Время. То оно течет словно кисель, то бежит словно вода. Сменился март, наступил апрель. Прошли дожди, и выглянуло солнце. Май.
  - Эх, хорошо! - Убрал я в корзинку несколько лисичек, трутовиков и вешенок обыкновенных.
  В лесу расцвело, но находиться в нём было все также опасно. Так что я и другие учителя продолжали закрывать пространственные бреши. Больше я не новичок в этом. Первые страхи прошли и работа, которую я делаю, превратилась в ремесло. Сложное, но при соблюдении всех условий достаточно безопасное. Я как раз возвращался в замок, закрыв за сегодня уже четыре провала, потратив при этом всю магию, что только начала ко мне возвращаться.
  Расслабился и решил на обратном пути собрать грибы, выросшие после дождя. Настроение было приподнятое. Последние мои деньки в Хогвартсе. Осталось принять экзамены у спиногрызов. Потом свадьба и поездка в Россию, поданная как свадебное путешествие.
  Не забыл обо мне Хагрид. Прислал оформленное по всем правилам приглашение. Видать ценят там великана.
  Выйти из леса мне не дали.
  - Чего лыбишься? - Спросил Джагсон, появляясь из-за дерева, за которым прятался.
  - Настроение хорошее, - положил я корзинку на землю, не делая резких движений, так как на меня была направлена палочка, на кончике которой светилось что-то мерзкое. - А вы студент, чего здесь? Заблудились?
  - Не строй из себя дурака, тварь! - Вскричал он и его рука заходила ходуном. Огонёк заклинания то вспыхивал, то потухал. Эмоции плохо подспорье. - Сука!
  Я молчал, давая парню выговориться. Может успокится.
  - Я все знаю!
   Наморщив лоб, я нахмурился. О чём это он?
   - Ты трахнул эту сучку!
   - Полегче, Джагсон. Не стоит...
  - Заткнись! - Раскраснелся он от переполняющего гнева. - Заткнись! Заткнись! Заткнись! - Проговаривал он эти слова словно мантру сквозь удушающую его злость. - Заткнись!
  Старясь не провоцировать подростка, я ждал... Магия возвращалась, наполняя моё ядро. Нужно только подождать.
  - Что, думаешь, я тупой? - Спросил он. - Я ждал. Я терпел. Я следил, - сделал он несколько шагов ко мне, приближаясь и все ещё держа палочку направленной мне в грудь, светилось на её конце что-то похуже смертельного проклятья. Я это чувствовал. - Я искал способ тебя достать, грязный магл, - выплюнул он. - И вот ты в моих руках. Ждешь пока к тебе вернтся магия после выматывающих ритуалов закрытия провалов.
  Я удивился, и он это заметил.
  - Я чистокровный. Наследник. Меня учат тому, о чем ты даже не догадываешься, - усмехнулся он. - Надеешься, что магия вернется, и ты меня разоружишь? Ха-ха-ха-ха, - истерично расхохотался он, показав себе на грудь. - Амулет Оберина Тора. Жалкому подмастерью не пробить его заклинанием, только силу зря потратишь.
  - Зачем же ты тогда ждал? Мог напасть на меня и раньше.
  - Лишний риск, - пожал он плечами.
  - И верно, - наклонил я голову к плечу, задумчиво его рассматривая. - Ты просто глупый мальчишка. Но это не меняет того факта что ты пришел меня убить. Злой мальчишка...
  - Заткнись! - Снова завелся он. - Заткнись или я тебя заставлю! - Тыкал он палочкой то в направлении моего лица то в грудь.
  - Так чего ты ждешь? Действуй.
  - Я, - оглянулся он через плечо. - Ладно. Сами виноваты. Они не хотели верить в мой успех. Сделали меня посмешищем, а я, а я смог, - бормотал он, не обращая на меня внимания, - достал тебя, тварь. Получи же! - Сделал он взмах рукой.
  Похоже, другие слизеринцы в курсе, куда он пошел. Плохо.
  - Медленно! - Крикнул я, отпрыгивая в сторону от блекло-белого луча пробороздившего землю в том месте, где я стоял.
  Второй раз палочку поднять он не успел.
  - Бах! Бах! - Прозвучало два хлопка и удивленный парень падет. - Слишком медленно, - подошел я к тому, кто хотел меня убить, безжалостно посмотрев в его глаза. - Бах! - И третья пуля, пущенная в упор, обрывает его жизнь.
  Амулет Оберина защищает только от магии. Амулет же от маглов, просто сгорел. Мой макарыч не обычный пистолет.
  - Эх. И вот что мне теперь делать? Создал же ты мне проблем, Джагсон, - подхватил я его тело, прежде чем снова скрыться в глубине леса.
  Придется постараться, чтобы все скрыть и первым делом надо избавиться от тела, а уж потом... придется извлекать у себя воспоминания. Извлекать и прятать. Тогда никакая сыворотка правды не поможет. Как и хроноворот. Нужно лишь выждать время, не дать заметить отсутствие студента старостам, а потом будет поздно.
  - Воландеморт, тварь. Всё из-за тебя.
  Эпилог
  - Мама, - нежно провел я рукой по ее волосам. - Отец, - посмотрел я на сурового даже во сне батю. - Как же я рад вас видеть... - Защемило у меня в сердце, пока я любовался на спящих родителей.
  Пробраться ночью в квартиру обычных людей было легко. Все спали. А замки для волшебника не проблема.
  В соседней комнате сопела сестра, что так и не вышла замуж и жила с родителями. Брат жил отдельно, как призрак ходил я по квартире, рассматривая фотографии, на которых был я прежний. Улыбающийся и машущий рукой в объектив. Такой молодой, наивный и счастливый. Омрачала лишь черная лента, повязанная на каждой рамке с моим фото.
  Рассказать все родителям я не мог. Даже если бы они поверили, это было бы опасно. Нет. Пусть все останется как есть, снова прошел я в комнату мамы, нежно проведя рукой по её рано посидевшей голове, а потом приступил к делу.
  Зелье за зельем. Мазь за мазью. Мои родственники больше не будут болеть. Отца не будет беспокоить колено и спина. Мама снова помолодеет и к её волосам вернётся цвет. А чтобы это не слишком бросалось в глаза, все произойдет постепенно.
  Деньги же... Нуждаться они не будут. Удачно закопанный на даче горшочек с купленными мной у гоблинов золотыми монетами времён Екатерины и они обеспечены.
  - Я буду приглядывать за вами, - пообещал я, пока как призрак не покинул квартиру в Мытищах. Не спустился по загаженной лестнице вниз, разбудив бомжа спящего не лавке и не аппарировал в магическую часть Москвы, где меня дожидалась Дафна, примеряющая сарафан в ателье.
  - Нашел?
  - Вот, - показал я ей десяток матрёшек. Сувениров для её родителей.
  Она так ничего и не поняла. Не заметила грусть в моих глазах, обнял я её со спины, счастливую до невозможности, открывала она с удивлением на лице и охами матрешку за матрешкой.
  Продавщицы слабо посмеивались над этими глупыми англичанами, но нам было все равно. Все было хорошо.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"