Гладышева Миша: другие произведения.

Отторжение Страха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Было ли это случайным и экзклюзивным явлением природы, или подарком, а может наказанием судьбы? Неизвестно. Но только двоим досталось по дару, ставшему их силой и одновременно проклятием. Случайность их встреча или замысел богов - тоже тайна. Но их только двое в этом жестоком мире и только вместе они смогут стать счастливыми. Каждому из них придется пожертвовать привычным ритмом жизни, изменить планы и заново открыть свои сердца.
    Прода от 26.04.2016г.

ОТТОРЖЕНИЕ СТРАХА






Пролог
В холодную январскую ночь 1661 года, над старыми лесами Шотландии, большим поселением Охри и затерявшейся в бескрайних чащах деревенькой Мервельд, пронзая небосвод серебряными огненными стрелами, пролетела комета. Скорее всего, в далеком будущем, можно было бы объяснить последующие явления, опираясь на законы физики и прочих точных наук. Обсыпать произошедшее сложными определениями, приправить трудными для восприятия формулами и скормить взволнованным умам. Но тогда... Никто не знал, почему в ту ночь пал почти весь скот в Борвульской округе, и иссохло больше половины сосен вокруг населенных пунктов. Наверняка, летящую комету увидела вся Европа, а может и весь мир, но только в Шотландии, в ту ночь, без шести минут четыре, родились мальчик и девочка. И дважды произошли необъяснимые взрывы на комете, осветив небосвод яркими вспышками. Как раз пролетая над большим, добротным домом в Охри, где родился мальчик, и через 6 секунд над убогой хижиной в Мервельде, где на свет появилась девочка.
Спустя шесть лет после того знаменательного события, которое местные служители божьей веры окрестили не иначе как побегом бесовским из пучины адовой, оправдывая падеж скота религиозным значением, вечером 16 июня началась небывалая даже по местным меркам гроза. Сумеречное марево рассекали десятки молний, странно редко сопровождающиеся громом. В старом, полуразвалившемся храме, стоявшем в отдалении от Мервельда, собралась почти вся деревня.
- Отродье сотрясает небеса. Узрите же сопротивленье дьявола! - кричал что есть мочи старик в черной рясе, держа за шкирку, как шкодливого щенка, вырывающуюся плачущую девочку. Именно он еще несколько часов назад убил ее мать, вынося суровый приговор лесной ведьме, как ее прозвали за неосторожную смелость целительствовать в этих глухих краях. Отец давно оставил их, внушавшийся проповедями, и испугавшийся проклятий, ежедневно сыплющихся на их семью. Сейчас он отсутствовал, как и другие охотники, на несколько недель отправившись в лесную чащу за добычей. Но даже стой он в этом храме, ни за что не стал бы и пытаться встать на защиту малютки, которую давно не считал своей дочерью.
Девочка размазывала слезы грязными кулачками, из её худенькой груди вырывались сдавленные всхлипы, но она ни слова не произнесла с тех пор, как была найдена прячущейся в дупле старого дуба, росшего неподалеку от их хижины. Ей нечего было сказать этим людям, благодаря которым страх стал основой всей её маленькой жизни. Никто давно не верил, что Нэндэг не виновата в том, что родилась такой. Что сама природа наградила её. Или наказала? За её способность, которую в храме именовали дьявольской, их семья была обречена. Как и она сама.
- Если Господь не примет её, купель святая осквернится телом порченным! - продолжал вещать старик под одобрительный гул жителей. - Но мы обязаны попробовать. Во имя Господа нашего всемогущего.
- Ничего страшного, Керий, - пробасил кузнец, стоявший в первых рядах, - мы построим новый храм.
- Да, зато избавимся от этих порождений дьявола! - проскрипела старуха рядом с кузнецом. Её дряблая рука, совсем недавно, легко подняла камень с острыми краями, который она на удивление метко швырнула в мать девочки, привязанную к мертвому дереву. Жители деревни сожгли бедную женщину на глазах у дочери. Да и девочку предали бы огню, но та укусила державшего ее местного лекаря за руку, и убежала. Тогда отец Керий решил попробовать спасти душу малютки, и окрестить ту в старом храме. Только метод выбрал не совсем гуманный. А попросту - утопить ее в купели и тем самым освободить дух, бесами плененный. Сам испугался мучительных криков горящей в огне женщины, струсил, и оттого по своему мнению сейчас смалодушничал. Ведь утопленники не кричат и не корчатся в огне.
- Помоги мне, - проскрипел старик, пытаясь удержать девочку. Та молча вырывалась что есть сил. Кузнец ринулся к купели и схватил ребенка за ноги.
- Чего ты боишься, Нэндэг? Мы же помогаем тебе, - по-видимому, он попытался успокоить девочку. Но она словно чувствовала, чем может закончиться для нее такая помощь и ужас все сильнее сдавливал маленькую грудную клетку, мешая дышать.
Затащив её на небольшое возвышение, Керий и кузнец растянули тело девочки над широкой круглой купелью, держа ту за конечности. Молнии за окном и ливень резко усилились, а гром сотряс хлипкие прогнившие стены храма.
- Сопротивляется, адово отродье, - прошел шепот по толпе.
Отец Керий громко запел молитву, призывая все небесные силы освободить рабу Нэндэг от дьявольских пут. При этом и он, и кузнец, медленно погружали девочку в купель. Она задергалась еще больше, из горла вырвался всхлипывающий писк, глаза расширились от всепоглощающего страха. Череда молний пронзила небо, и храм затрясло от трескучих взрывов грома. От звука у всех заложило уши и на несколько секунд все перестали слышать пение проповедника. Тот же, стараясь не обращать внимания на бушующую стихию, продолжил бормотать молитву. Наконец, когда над водой осталось лишь искаженное гримасой ужаса личико, он, глядя в испуганные глаза, произнес:
- Мы будем молиться за тебя, дитя.
И с силой надавил на грудь девочки, заставляя ту полностью погрузиться в купель. Тогда малышка закричала, и вода тут же хлынула в горло. Тело девочки задергалось, расплескивая воду вокруг купели, легкие обожгло острой нехваткой кислорода. Зрачки расширились, практически полностью перекрывая золотистую радужку. В тот самый момент, когда сознание Нэндэг начало ускользать, страх резко отпустил разум, оставляя место холодному безразличию. И в этот же момент сильнейшим порывом ветра сорвало прогнившую крышу храма, и ливень хлынул внутрь помещения. Над купелью, прорезая воздух, сверкнула молния, и заряд ушел прямо в тело девочки, а через долю секунды сверкнула еще одна. Череда разрывающих ломаных линий, слепящих глаза шарахнувшихся в стороны жителей, ушла в тело Нэндэг. По каменному полу храма поползли трещины, стоящие ближе к купели люди закричали и подались назад. Под действием ударной волны не прекращающих бить в одну и ту же точку молний, от купели в толпу запаниковавших селян, отшвырнуло два тела с обугленными руками.
- Господи, помоги! - закричала какая - то женщина. Народ начал ломится в узкий дверной проход, но тот завалило балками и кусками гнилого дерева с сорванной крыши. А молнии все продолжали бить в купель. От воды пошел пар, а из трещин в полу вверх взмылось пламя. Огонь был такой силы, что тела присутствующих прошило смертельной волной за пару мгновений, обхватывая людей ярко синими языками. Последняя молния ударила в храм и стены его обрушились, завалив большинство обгоревших тел.

Над Мервельдом повисла тишина, гром прекратился, а ливень сменился на легкий моросящий дождь, капли которого быстро тушили небольшие костерки, оставшиеся после бушующей стихии. На возвышении лежала девочка. Ее мокрые темные волосы разметались по треснувшим камням. Края купели обвалились. От тельца шел пар. Руки и ноги Нэндэг были широко раскинуты. Она резко распахнула глаза и тяжело задышала, предварительно откашлявшись. Потом с трудом села и обвела развалины мутным взглядом. По рукам от худеньких плечиков проблескивали небольшие заряды, словно она вся напиталась от молний и чаша ее была переполнена, выплескивая лишнюю энергию. Но девочка не замечала этого. В душе малютки опять возрождался страх. В воздухе пахло паленым и гарью, а ноздри щекотал озоновый ветерок. Глаза охватили окружение, как кадры фотоаппарата: вот из-под обломка стены торчит обгоревший сапог, возле ступеней лежит несколько чуть дымящихся скорченных тел, за развалинами, оставшимися от храма видны черные верхушки деревьев, которые в начинающихся сумерках выглядели довольно мрачно. Ни одной живой души вокруг. Наверняка, такое зрелище и отсутствие живых людей напугало бы до смерти любого, оказавшегося в том храме. Но только не Нэндэг, для которой каждый человек представлял потенциальную угрозу. Страх отступил, спрятавшись, затаившись в укромном уголке маленького сердечка.
С трудом поднявшись, пошатываясь от слабости из стороны в сторону, девочка сошла с возвышения и медленно побрела к трещине в стене, через которую виднелся лес. Все было кончено для жестоких жителей Мервельда. И тогда малышка поклялась себе не оборачиваться и не возвращаться сюда никогда. Спотыкаясь и падая, но упорно шагая дальше, она скрылась в мокрой черной чаще леса.

* * *
Пока Нэндэг плутала в лесу, пытаясь отыскать хижину их пра-пра-пра-какой - то там бабки, собираясь там прийти в себя да пожить какое-то время, в селении Охри, в огромном богатом доме с белыми стенами и резной крышей, творилось целое столпотворение. Слуги по десятому кругу обыскивали каждую комнату, обшарили все углы на чердаке, даже проверили на несколько раз пустые бочки, заготовленные в подвале для вин. Все дворовые постройки были повергнуты тщательному обследованию, но поиски, длившиеся уже около четырех часов, не принесли результатов. А двери, ведущие в спальню Господ, до сих пор не могли взломать. Потому что даже коридор, ведущий в покои хозяев, был покрыт толстым слоем льда. Он был прозрачным и настолько холодным, что от него шел пар, а лестничный пролет и марш были обильно покрыты инеем. И, чтобы подобраться к спальне, в доме гулким эхом раздавались стуки от ломов и топоров, а туда-сюда сновали мальчишки с полными ведрам ледовых осколков. Войти туда с окна не представлялось возможным, так как массивные кованые решетки были крепко вмурованы в стену дома, отрезая путь для возможных преступников и воров.
Законники, которых привели запаниковавшие соседи, хмуро оглядывали рыдающих горничных, и в который раз опрашивали снова и снова, каждую, даже их детей. И опять все тщетно. Услышанное не поддавалось логике, тем не менее, поверенный местного судьи тщательно записывал весь тот, на его взгляд, бред, что несла прислуга.
- Прошу вас повторить. Вы утверждаете, что хозяин в очередной раз был крепко пьян? - спросил молодой мужчина в темно-синей форме, важно покручивая тонкий юношеский ус.
- Да, сэр. Он уже пять лет каждые выходные много прикладывается к Асизому вину, который заказывает в Италии.
- И вы слышали, о чем он ругался со своей супругой?
- Ну да. Я же говорила.
- А кто видел, что мальчишка выбегал из комнаты?
- Мой муж, он как раз шел докладывать о готовности лошадей, - служанка скромно потупила глаза, но добавила с гордостью в голосе, присущей только хвастливой жене, - конюх он.
Здесь как раз была небольшая неувязка, ведь конюх сам был изрядно пьян и не мог гарантировать, что видел господского сынка, выбегающим из спальни родителей.
- Перескажите еще раз то, что вы слышали. С самого начала, пожалуйста, - он кивнул поверенному, - пишите дословно, и вносите правки, будьте так добры. Ваши каракули приходится сутками разбирать.
Молодой парнишка покраснел и уткнулся в бумаги.
- Начинайте, - величественно указал служанке человек в форме.
- Дык, я и начинаю, - женщина закатила глаза, намекая на невозможную глупость представителя закона, - хозяин пил каждые свои выходные последние пять лет. С тех пор как начал обвинять госпожу в том, что мальчонка - то и не его совсем. А как иначе? В его родове, голубых кровей, этих, между прочим, и не бывало никогда таких. Чтоб как снег волосья, глаза чтоб черные, как уголь. А когда не пил - работал, мы и не видели его. Все пропадал на лесах своих, там же и жил. Порой по неделям целым. А трезвым - и не помнит никто.
- Мы уже поняли, - прервал поток речи мужчина в форме, - расскажите о недавних событиях.
- Недавних..., - служанка потянула паузу, наворачивая себе важности, будто единственным свидетелем являлась, - да разругались они как обычно. Он госпожу поколотил чуток, опять же, как и всегда. Кричал, чтоб выродка своего к родному папаше отправила. А где его взять? Я госпоже верю, его это сын. Не гуляла она никогда от мужа, любила его, даже после побоев. Плакала часто только. Что не верит ей. Так вот он её с гостиной - то за волосья поволок в спальню, - тут женщина скромно зарделась и отвела глазки к стене, - якобы наследника делать. Настоящего, а не этого, которого не от него родила. Ну, якобы. Сами понимаете.
Мужчины кивнули.
- Из спальни грохот раздавался. Наверняка хозяин мебель крушил в который раз. У нас уже и плотницкая своя есть, за конюшнями, чтобы быстренько в порядок приводить дом после его умопомрачений. В это время, по госпожнему указанию, слуга на этаж не подымается. Запрещено. Только все слышали как мальчонка плакал. А потом резко стихло все, а лед и иней как поползет, как поползет! Прямиком от спальных дверей! Вы представляете? У нас трубочист еле успел отскочить, пятку ему вмиг заморозило, - служанка глубоко вздохнула, - ну и всё.
Всё или не всё, мужчина выяснить не успел, потому что в кабинет, где проходил допрос прислуги, вбежали запыхавшиеся стражники и доложили о том, что дверь в спальню взломали. Человек в форме поспешил на выход. Аккуратно переступая ногами по заледеневшим ступенькам, держась за перила, он поднялся на второй этаж и, опираясь на заиндевевшую стену, подошел к спальне. Увиденное поразило его. Впрочем, все, кто в тот вечер увидели то, что находилось внутри, еще долгие годы пересказывали друг другу, порой сомневаясь в увиденном и вообще не веря глазам своим.
В комнате царил жуткий погром. Даже массивный дубовый стол, стоявший неподалеку от мраморного камина, был перевернут и разломан. Повсюду валялись осколки некогда дорогих восточных ваз, украшавших богатую спальню. На широкой кровати раскинулись изорванные подушки, от стульев остались только щепы и ножки, валяющиеся на полу. Возле огромного окна нашлись и хозяева. Застывшими в ужасной позе. Мужчина, с яростной гримасой на лице вонзал спину красивой черноволосой женщине огромный кинжал. Та же будто не замечая, что за ее спиной творился страшный суд, застыла, стоя на коленях, протянув руки куда - то в угол комнаты. Видимо она кричала, это было понятно по её открытому рту. Казалось, горькое отчаянье, замерло в ее широко распахнутых глазах. Спальню покрывал толстый слой инея и льда, тела господ тоже были покрыты изморосью. Словно все в комнате замерзло в одно мгновение.
Мужчина в форме обошел страшную пару и посмотрел вдоль протянутых рук матери. В углу, куда не доходил лунный свет, что освещал спальню в огромные окна, сидел маленький мальчик. Его невероятно белые волосы, словно маячок, отблескивали среди темных стен, оббитых дорогим бархатом. Он единственный не был покрыт мельчайшими снежинками. И он дышал. Легкий парок вырывался из его ноздрей. Мальчик смотрел на застывшую пару, не замечая вошедших в комнату людей.
- Сеумас? - позвал мальчика человек в форме. Тот не реагировал. Тогда мужчина подошел к нему и осторожно коснулся плеча. Пальцы человека в форме обдало ледяным холодом бледной кожи мальчика, он вздрогнул в удивлении, но не оторвал ладони от ребенка.
- Сеумас, ты в порядке? Посмотри на меня. Ты цел?
Безрезультатно. Мальчишка не сводил тяжелого взгляда с матери. Его тонкие губы были плотно сжаты, весь он был, словно натянутая струна, тронь - и она либо порвется, либо издаст протяжный предельный звук. Бледные пальчики сжимались в кулачки, на которые он опирался, сидя на промерзшем полу. Что удивительно, в радиусе полуметра от мальчика не было ни инея, ни льда, будто он сидел в особой зоне, которую обошло это странное обморожение спальной комнаты.
Человек в форме глубоко вздохнул и взял ребенка на руки. Он не сопротивлялся, но напрягся еще сильнее, хотя ручки его безвольно опустились вдоль тела. Поддерживая Сеумаса за спину, мужчина, осторожно ступая по скользкому полу, вынес мальчика. Прислуга облегченно зашепталась за их спинами, когда они прошли на кухню, поближе к горячей печи, на которой подогревалась похлебка.
- Что же будет с ним дальше? - спросила пожилая женщина, утиравшая сбегавшие на дряблые щеки слезы. Она прослужила нянькой не одному поколению в этом доме. И, как и вся прислуга, ожидала дальнейших указаний.
- Дальше... Жить он будет дальше, - проворчал человек в форме и взглянул на опустившего голову мальчика, - не вовремя ты появился в моей жизни, племянник. Тяжелые настали времена.


Глава 1.
НАШИ ДНИ

Алена в импульсивном порыве нетерпения прохаживалась по комнате. Светлые волосы то и дело поправляла рукой - старая привычка. Когда она сильно нервничала, то, либо разгибала скрепки, постоянно находившиеся в её сумке, либо приглаживала или теребила тугие пряди, портя укладку.
- Нина. Ты не понимаешь. Это наш последний шанс отдохнуть вдвоем. Только представь себе: море, теплый бриз, шикарный особняк, закуски, выпивка. Люди тоже шикарные.
- Ага, и подстилки для них выбраны тоже под стать, - хмуро отозвалась худенькая девушка, сидевшая в позе лотоса на разложенном диване.
- Ну, спасибо, подруга, - обиделась Алена.
- Извини, я никогда не одобряла твою элитную эскорт - профессию, ты же знаешь, - Нина извиняющимся взглядом посмотрела на нее, отпивая горячий чай из кружки.
- Нэн, я никогда бы тебе не предложила эту поездку. Зная твой характер и отношение к моей работе, - Алена в который раз накрутила прядь на палец, - но мы уже трижды были на празднике у этого хмыря. И ни разу! Слышишь? Ни разу и никто там никогда и никого не принуждал к постели. Мы для них что-то вроде приятного говорящего интерьера.
Нина неверяще хмыкнула:
- Конечно. Прямо слет импотентов в расцвете лет.
- Нэн, выключи, пожалуйста, свою язву! - Алена плюхнулась рядом с подругой, отняла у той чашку с чаем и нагло хлебнула напиток, - ты не ходила с нами отмечать полученные дипломы, молчу уже про золотую середину. Забивала на все студенческие слёты, я еле вытаскивала тебя на девчачьи посиделки. Тем более скоро ты уедешь, сама же говорила! Это наш последний шанс отдохнуть, как следует, побыть вместе. Подруга ты мне или как? Блин, да там такие экземпляры будут - сама на них запрыгнешь!
- Я на члены с разбега не прыгаю, Алён! - фыркнула Нина.
- Да никто тебя не заставляет, без тебя будет полно желающих. Ой, забыла тебе главное сказать. Всем заплатят по пять штук!
Нина замерла. Пять тысяч баксов за пять дней праздной жизни?! Что - то не верится. Алена заметила недоверие на её лице и поспешно защебетала:
- Они всегда хорошо платят. За проверенных девочек. Именно на эти деньги в прошлом году я купила свою ласточку. Нэн, соглашайся. Италия ждет тебя! Ты даже не представляешь, каких трудов мне стоило уговорить Евгеныча взять тебя вместо Наташи.
- И как же тебе это удалось?
- Да он на фотку твою глянул и сразу согласился. А еще я поклялась на крови, что тебе можно доверять.
- Ну - ну, и это все твои труды? - Нина поймала себя на том, что теперь она действительно сомневается, ехать или нет. Эти деньги решили бы все ее проблемы и позволили уехать гораздо раньше. Мечта, к которой она упорно шла уйму времени была так близка, что соблазн согласиться становился действительно огромным. Нет. К черту это все. Лучше потерпеть и поработать подольше. Зато безе риска.
- Н-э-э-эн, - девушка перешла в контратаку и заканючила, - представь себе это как оплачиваемый отпуск. Заодно свои языки попрактикуешь, там и немцы будут и французы. И англичане.
Нэн передернулась, англичан ей только не хватало. Когда - то она дала себе клятву никогда не возвращаться на остров, и теперь любое упоминание об англичанах, и тем более шотландцах, бередило старые раны.
- Какая из тебя переводчица, если ты от иностранцев шарахаешься, как от прокАзных? - спросила Алена на ломаном немецком.
- Никакая, - улыбнулась Нина, - я же по части бумажек больше, зачем мне живое общение?
- Всегда пригодится. Ну, Нэночка-пеночка, ну Нэночка - девочка, соглашайся.
- Я смогу уехать, в случае насильственных потугов в мою сторону? - спросила девушка.
Алена, было, замялась, но тут же закивала головой:
- Я переговорю с Евгенычем. Уверена, что он согласится. Он все сделает, чтобы не потерять контракт.
Еще бы. Ежегодная поставка на берега Италии десятка лучших эскорт-девушек, интеллигентных, держащих рот на замке и умопомрачительно красивых, приносили этому прожжённому сутенеру хорошую копеечку. Договор был старым и именно на десять лучших девушек. Одни из них, Наташа не вовремя переломалась, упав со скалодрома во время тренировки, но на ее место никто не подходил. Заказчик отбривал все кандидатуры. А попасть в 'модельный салон' Евгена даже в качестве зрителя, было практически невозможно, если ты не политик или не имеешь внушительные счета в заграничных банках. Про работниц вообще Алена работала у него со второго курса учебы в одном из лучших институтов Москвы. Её, можно сказать, выбрали, не отходя от студенческой скамьи, что навевало мысли о том, что их доблестный деканат был явно в курсе. И явно в деле. Нэн - ее сокурсница и лучшая подруга не одобряла ее деятельность, но и не вмешивалась, лишь переживая за Алену, когда та уезжала из города на несколько дней на масштабные мероприятия, о которых в смертных кругах не говорят. Когда Алене пришла в голову идея взять вместо Наташи свою подругу, Евген только хмыкнул. Но, увидев на фото невероятно красивую утонченную девушку с густой шевелюрой каштановых волос и пронзительными золотистыми глазами, живо передумал. Потом еще долго пытал Лёну, недоумевая, как он мог проглядеть в институте такую красоту.
- Я подумаю, - Нина отстранилась от подруги и подошла к окну. Их уютная съемная квартирка была, по сути, забавно отремонтированным чердаком одной из элитных высоток. И этот чердак сдавали в аренду за весьма немаленькие деньги. Не сразу Нэн и Лёна смогли позволить себе это жилье, ютясь вдвоем в тесной комнате институтского общежития. Ну, Нина, конечно, могла даже купить себе жилье получше этого 'чердака', честно говоря, но все свои сбережения она тратила на осуществление своей мечты. А до нее оставалось не так уж и много. После долгих лет изнурительной работы над собой, туманных пряток от общества, ее путь к свободе ото всех был, можно сказать, уже за ближайшим поворотом. Так как для себя она решила, что диплом технического переводчика станет последним в ее коллекции, Нэн решила пожить напоследок настоящей студенческой жизнью. Правда все равно не могла себя перебороть и не появлялась на студенческих пьянках. Потому что боялась. И даже не за себя.
- Думай до вечера, потому что вылет послезавтра. И вечером мне нужно будет дать ответ и отвезти твои документы, чтобы на тебя заказали билеты, - Алена посмотрела на часы, соскочила с места и лихорадочно начала собираться:
- Твою мать, у меня же показ через час!
Нэн только улыбалась, глядя на маленький смерч в виде подруги. Ей было немного грустно от того, что вскоре им предстоит расстаться. Алена еще не знает, что навсегда. Нина оставляла прошлую жизнь, перечеркивая любые связи. Сначала ей давалось это с огромным трудом, всякий раз погружая девушку в беспросветную депрессию, из которой она тяжело выбиралась. Теперь же, спустя такое количество лет, в её душе поселялась грусть, ноющая, с примесью сожаления и сочувствия, но не режущая по сердцу, словно затупившаяся пила.
Лёна поцеловала девушку в щечку и спешно выбежала из квартиры. Её мало кто знал такой - непосредственной, веселой и суматошной, коверкающей слова, любящей... Работа у Евгена оставила свой отпечаток и среди одногруппников она слыла снежной королевой, зазнайкой и папенькиной дочкой. Только с Нэн Аленка была сама собой, простой девчонкой из Подмосковья.
Нина вернулась на диван и допила остывший чай. Вот и закончились пять лет студенчества. Вчера были вручены дипломы и грамоты. Какой он у нее по счету? Вроде пятый. Это в России. Корочку она позже уничтожит. Давно ей стало понятно, что информация и знания в этой жизни - определяющие благополучия, а еще главные инструменты, приближающие к её мечте, её свободе. Если она согласится на предложение подруги, то уехать можно будет уже через пару недель. В противном случае не меньше трех месяцев придется зарабатывать недостающую сумму. Хотя, времени стало больше, поэтому можно будет набрать заказов и засесть за их выполнение на несколько недель. Но, черт, как же заманчиво звучит из уст Алены это приглашение. Италия, Нэн там так давно не была, что помнит только особенный солнечный свет, который теплым невидимым покровом окутывал кожу, мягко прогревая тело до самых косточек. Может, стоит согласиться? Ведь, после исполнения своей мечты, Нина и носа не высунет дальше трехсот километров от своего убежища. Или даже двухсот. Или сотни. Да, черт возьми, она вообще сможет не выходить годами за забор. К чему она и стремилась уже много лет. Постоянный риск и не спадающее даже во сне напряжение вымотали её до предела. Удивительно как она продержалась эти пять лет, не сбежав в свой уютный недострой, где в принципе уже можно было проживать.
Девушка вздохнула и отправилась на кухню, снова поставила чайник на плиту и подогрела булочки. Лёнка вечно кусочничала из тарелок и кружек Нэн, игнорируя ворчание той, правда толком они и не ругались никогда. В институте все удивлялись, как могли так тесно сдружиться совершенно разные по темпераменту и характерам девушки. Замкнутая, молчаливая и сторонящаяся всех Нина и активно держащая внимание окружающих Алена. Даже внешне они ярко контрастировали друг с другом. Лёна была высокой стройной блондинкой, рост Нэн же на десять сантиметров превышал полтора метра, а волосы были густыми и темно-каштановыми, почти черными. Она долго смеялась, когда узнала, что за глаза их нередко кличут 'инь и янь', забавляясь безграмотному сравнению.
Включив ноутбук, девушка погрузилась в работу. Сложный заказ, расшифровка технической документации старого проекта одной из Московских высоток. Нужно перевести на английский язык сканированные копии старых, пожелтевших от времени экспликаций, где даже родные буквы местами не складываются в слова. Все затёртое многочисленными пальцами. Но за эту работу обещали хороший гонорар, который она планировала потратить на взятки и справки для еще одной ступени к мечте. Нэн давно приготовила документы для открытия частной фирмы, где она, в одном лице будет и директором и подчиненным персоналом, но об этом никому, кроме ее самой, не было известно. К тому же, документальное оформление её деятельности развяжет руки и откроет много дверей. Слава богу, что клиентурой она себя планомерно обеспечила и уже закинула удочки об открытии своей фирмы. Как только её мечта осуществится, вместе с работой через свою 'ООО' Нэн еще больше обезличит себя в обществе. Скорей бы.
Она отвлеклась и опять грустным взглядом уставилась в окно. Возможно, Нина уже сидела бы на балкончике своего дома и посмеивалась над окружающим её миром, который ей удалось обмануть и обезопасить. Но, к сожалению, слишком много времени из её жизни выпало из реальности. И всему виной её страх, который ни на минуту не оставлял Нэн. Который она нечаянно так долго культивировала и с которым с огромным трудом научилась бороться.
- Не смогу. Не соглашусь, - прошептала своему бледному отражению в стекле. Как же ей надоела Москва, надоели люди. Заманчивое предложение. Лучше один раз напрячься, чем еще несколько недель ждать и работать в шумной столице. Но ведь она зареклась гостить в Европе. Хоть и скучала по нескольким местечкам.
Чуть позже она сделала несколько звонков, отложив самый приятный напоследок. После нескольких гудков в трубке раздался приятный мужской баритон:
- Вечера нежного, Нэнди.
- Нина, Билл, - поморщилась она. Старик знал, что ей не нравится это имя, но настойчиво продолжал её звать так, чтобы она никогда не забывала, кто она. Но она и не забывала! Её страх всегда напоминал о том, кем она являлась.
- Тогда не Билл, а Борис, - усмехнулась трубка на немецком. Они всегда 'играли в эту игру', когда созванивались. И это все же было больше приятно, ведь такое постоянство нравилось девушке.
- Как ты поживаешь, Боря? - имя прозвучало нарочито комично, - голос что-то грустный у тебя.
Повисла небольшая пауза.
- Я сам собирался тебе позвонить, дорогая. Все не решался, но и мочи уже нет терпеть. Или как там у вас говорят - терпежу нет.
Нэн тревожно сжала трубку:
- Говори.
- У меня обнаружили опухоль. В позвоночнике и на нем.
Нэн чуть не выронила трубку.
- Не переживай, Нэнди. Я уже старый, и такое эхо моих фронтовых ран вполне предсказуемо.
- Это можно вылечить? - дрожащим голосом спросила Нина.
- Да. Но требуется операция. Ламинэктомия (процедура удаления кости, лежащей над спинномозговым каналом), и её готовы сделать здесь. Хирург очень хорош. Даже с Израиля с ним консультируются. Правда, - замялся он, - клиника частная.
- Сколько?
- Догадливая, - грустно ухмыляется Билл, - десять тысяч. Я уже договорился и прогнозы самые лучшие.
- Но... наверняка тебе потребуется послеоперационный уход.
- Все включено, Нин.
- Когда операция?
- Если заплачу на этой неделе, то на выходных. Прости, милая, что прошу тебя об этом, но обезболивающие уже не помогают.
- Даже не смей мне тут извиняться. Сегодня же вышлю тебе деньги, - побледневшая Нэн решительно двинулась к небрежно лежащей на диване сумочке, - я, кстати, уезжаю до пятнадцатого. Поэтому не теряй меня.
- Что-то случилось? - напрягся Билл.
- Ага. Возможность заработать недостающие средства и ускорить мое появление у тебя под боком, - девушка рассмеялась, - скажи мне, Боря. Ты же рад такое услышать? Тем более после твоей операции, думаю, мое присутствие будет очень кстати.
- Очень рад. Что за работа? - голос старика оставался на тревожной ноте.
- Не важно, - отмахнулась Нэн, - скажи мне лучше, как там твои тепличные питомцы?
Она старалась отвлечь скорее себя от невеселых новостей.
- Растут как на дрожжах, - эту фразу Билл произнес на таком чистом русском, что девушка улыбнулась. Все-таки он уже почти четверть века жил в России и перенял от местного населения много разных забавных фразочек, разбавляя свою правильную аристократическую речь вот таким вот народным фольклором.
- Успеют поспеть к моему приезду?
- Когда планируешь?
- При хорошем раскладе, максимум через три недели, но я постараюсь быстрее.
- Жимолость подойдет, - Боря наконец расслабился, а Нэн аж зажмурилась от предвкушения. Он любил собирать эту кисловатую ягоду для нее в старую керамическую кружку, а она добавляла туда мед или сахар и ела по одной ягодке, растягивая удовольствие.
- Ты знаешь, чем меня соблазнить. Мои комнаты готовы? Я ведь приеду насовсем, Борь.
- Осталось пару дней, и будут сделаны. Милая, ты не передумала? Это разве выход? - голос его смягчился и стал напоминать престарелого папочку.
- Это моя мечта, Билл. Не начинай, пожалуйста.
- Но я очень стар, Нэнди. Когда меня не станет, ты здесь покроешься толстым слоем пыли, дорогая. Разве о таком может мечтать молодая красивая женщина?
- Билл, - в голосе Нины послышалась вселенская грусть, - я тебя очень люблю. Но не стоит беспокоиться об этом.
- Чем такая жизнь лучше твоей летаргии?
- Ничем, - Нэн даже пожала плечами, - но там я боялась даже во сне, а здесь я буду бороться.
Билл знал, что Нина всегда борется. Со страхом, выигрывая у него периоды спокойствия. Тибетские монахи давно остались позади со своими идеями и медитациями. Такие техники не помогали и у Нэн был свой план.
- Конечно. Тебе виднее, - быстро сдался он, - я буду тебя ждать. Ты же позвонишь, когда вернешься?
- Хорошо. Не буду устраивать тебе приятных сюрпризов. А ты держи меня в курсе, пиши на электронку.
Они мило попрощались и Нэн спустя несколько минут перевела нужную сумму. Плевать, пересмотрит бюджет, откажется от чего - нибудь, но с предложением подруги придется согласиться. И в городе не получится поработать, Борис такой человек, что за ним нужен будет глаз да глаз. Чтобы не уработался, как только из больницы выпустят. Ничего, откроет фирму пораньше. На крайний случай поживет в домике Билла.
Когда Нэн уладила большую часть своих дел, за окном уже начало темнеть. Она несколько раз прерывалась, чтобы приготовить ужин, позвонить и решить несколько вопросов по поводу её будущей фирмы, но Алене предпочла сообщить о решении лично. Подруга ввалилась в квартиру злой ведьмой и выглядела довольно уставшей.
- Ненавижу стереотипы, солнышко, - она даже не посмотрела в сторону Нины и сразу же подсела за барную стойку, служившую им столом и отделявшую кухонную зону от остальной гостиной. На стойке уже дымился горячий бульон с зеленью и рядом на фарфоровом блюдце горкой были выложены свежеиспечённые пухлые сдобные булочки, приправленные зеленым луком.
- Тебя снова заклеймили безмозглой блондинкой, - угадала Нэн, присаживаясь напротив, - но ты же и сама поддерживаешь такое представление о себе.
- Да, но это не значит, что там, - она постукала себя по лбу, не переставая при этом жевать, - только ниточка, держащая мои уши. Ну почему после каждого показа, даже не спонсоры считают, что все вешалки (так она обзывала себя и других моделей) обязаны продолжать банкет у них на загородных дачах, потирая им спинки и жирные животы в саунах?
Нина засмеялась, так забавно Лёна надувала лицо в порыве праведного гнева.
- Разве у Евгена не стояли за кулисами на этот случай его незаменимые феи?
- Стояли, конечно, но не писать же мне и Вере на лице, что мы не по этой части? - девушка умолчала, так как все понимали, что как раз по этой части, только не с этим контингентом.
- Тогда, может, тебя обрадует это? - Нина положила перед подругой тонкую папочку со своими документами, - ведь это был твой последний показ в этом сезоне?
Алёна издала очень высокий звук, и полезла обнимать её через стойку, отчего задела грудью несколько булочек, измазав шелковую блузку в масле.
- Спасибо, Нэночка, ты не пожалеешь! - продолжала она на той же тональности, что и мышиный визг.
- Я уже жалею, - отшатнулась Нина, но, не переставая при этом улыбаться, - но пять тысяч долларов мне нужны. И как можно быстрей.
- Какая ты меркантильная, - подмигнула Лёна.
- Домовитая, - поправила её Нэн.
Алёна в тот же вечер передала папку с документами примчавшемуся к полуночи курьеру. Их контору обслуживали в любое время суток, и на счет виз, и на счет билетов первого класса, на самолет практически любой авиакомпании. За много лет Евген успел запустить свои щупальца чуть ли не во все страны Европы и даже несколько штатов Америки.
Девушки приятно провели вечер, обсуждая некоторые детали поездки. Алена продолжала убеждать подругу, что это будет шикарный отдых, за который им еще и заплатят прилично. Нэн же старалась побольше выведать о загадочном 'хмыре', который ежегодно справлял свои дни рождения так, что это больше походило на какую - то кинопремию, чем на личное торжество. Но Лёна не знала о нем ничего, кроме того, что он просто умопомрачительно богат, красив, и столько же страшен своей властностью.
'Надо будет держаться от него подальше', подумала про себя девушка. Еще ей поведали, что жить они будут на роскошной вилле, где целое крыло было отведено только для женщин. Девушек Евгена селили этажом выше, чем остальную прислугу, как бы показывая, что они много больше, чем обслуживающий персонал, но и не равноправные гости праздника. Тем не менее, никто не запрещал им пользоваться всеми благами, присутствующими там, начиная, от конюшен с дорогущими экземплярами скакунов, и заканчивая финскими банями.
В общем, Алена вполне удалось уболтать Нэн до того, что той почти удалось подавить сомнения. Вместо легкого страха она теперь ощущала железную решимость прожить предстоящую неделю так, чтобы ее пребывание в Италии осталось по максимуму никем не замеченным.

На следующий день подруга уехала решать организационные вопросы, но быстро вернулась, утверждая, что все в порядке и летят они сегодня, ночным рейсом прямиком в аэропорт Верона - Виллифранка. Потом еще долго будут ехать до виллы на перекладных (это она так назвала заказанные заранее всякие представительные автомобили). Так что времени на сборы оказалось не так уж и много, и Нэн поспешила к своему шкафу, выуживая то, что ей казалось наиболее подходит для времяпрепровождения в светских кругах. На всяких случай положила и пару закрытых купальников, вдруг получится понежиться в теплом море? А еще, в потайное дно чемодана, изготовленного специально на её заказ, она положила свое утешение, плотно заложив низ тряпками. В дорогу решила одеть легкий хлопковый брючный костюм нежного цвета серой мыши, надеясь таким образом затеряться в толпе красоток.
- О, Боже! Ты собираешься лететь в этом?! - ужаснулась Алена, глядя на серый костюм девушки, когда та вытащила чемодан из спальни.
- А что не так? - Нина сделала удивленное лицо.
- Ты как училка. Секси, не спорю, но тебе не хватает крысиного хвоста и остроугольных очков.
- Зато, надеюсь, ваши богатые покровители, подумают, что я твоя ... скажем фрейлина, и не будут обращать на меня свое бесценное внимание - улыбнулась Нэн, отчего подруга только обреченно закатила глаза. Они поставили квартиру на сигнализацию (это перестраховка явно не принадлежала Алёне) и спустились к поджидающей их машине.
- По - моему, эффект будет обратным, - буркнула Лёна, глядя как Нина помогает таксисту уложить в багажник их немаленькие чемоданы.


* * *

С самого начало всё пошло не так. Точнее, не так, как это себе представляла Нина. Вместо уютного частного самолета их ждал огромный лайнер с местами первого класса, расположенными на втором этаже. Нэн ненавидела эти самолеты, и страх опять начал наполнять её душу. Слишком много людей в железной коробке, из которой некуда деться. И они не властны над своими жизнями. Ей и так огромных трудов стоило научиться летать, не срываясь при этом в неконтролируемую панику. О, она спокойно летала в небольших самолетах, вместимостью по 30-50 человек. Но эти огромные толстопузые птицы отшибали здравый смысл.
- Что - то я готова передумать, - бледнея, прошептала Нэн Алене, когда они шли по телетрапу.
- Не дури, - так же шепотом ответила Алена и взяла девушку за руку, - сядем, дам тебе воды. Успокойся.
Она знала про некоторую настороженность Нины перед полетами, но не имела представления, насколько сильной была тревога девушки.
Поднявшись на второй этаж, как и другие восемь девушек, их рассадили на широкие удобные кожаные кресла с огромными подлокотниками, в которые были зашиты какие - то умные функции, для максимального удобства пассажиров. Всю оставшуюся посадку и взлет Нэн пыталась успокоить учащенное сердцебиение. Внутри поселилась какая - то неясная тревога. Тысячу раз пожалев, что согласилась на эту поездку, Нина попыталась расслабиться. Специально отсела от иллюминатора, за стеклом которого уже начинался дождь, с резкими порывами ветра. Алёна нацепила наушники и откинула сиденье, прикрыв глаза и намереваясь проспать весь полет. Почему эта тревога только увеличивалась, было непонятно. Ведь бояться было нечего. Даже воспоминания не тревожили Нину. Еще около получаса, она безуспешно старалась выровнять дыхание и усмирить бухающее в висках сердце. Безрезультатно. Внезапно, тяжелая туша самолета ухнула в воздушную яму, и по пассажирам волной пробежала паника. Нэн кожей ощущала нарастающий страх людей и начала поддаваться ощущениям. 'Контроль, контроль, дыхание и отвлечение', бубнила она про себя, вжимая пальцы в подлокотники. Она знала, кто повинен в разбушевавшейся стихии за бортом. 'Нужно успокоиться, я просто обязана. Нельзя выпускать страх', продолжала твердить она, когда самолет затрясло, как будто он летел не по воздуху, а скакал по проселочной дороге. От падения в очередную яму с потолка упали кислородные маски, люди начали вскрикивать от каждого более сильного толчка, кто-то громко начал читать молитву.
Нина дрожащими руками раскрыла косметичку. Она никогда не выходила из дома без этого лекарства, держала в косметичке на крайний случай, ведь эффект был скорым, но она потом долго отходила от этих таблеток, обволакивающих разум как густой туман. Но сейчас, как ей показалось, был тот самый случай. Ей никак не удавалось подавить растущий страх, замешанный на неясной тревоге. Да и людские выкрики и страшная болталка самолета не способствовали успокоению. Выудив из блистера одну таблетку она быстро проглотила ее и, вцепившись в кресло, прикрыла глаза. 'Нужно вспомнить, быстрее, Нина', уговаривала она себя. Перед глазами постепенно начала вырисовываться картинка глухой ярко - зеленой чащи леса, старая заброшенная хижина, охватывающая древний дуб своими прогнившими стенами. Мягкий птичий щебет и полный штиль, потому что даже ветер не мог продраться сквозь густые кроны старых деревьев. Её пристанище. Как долго она там была в безопасности? Многие годы беспокойного, но все же умиротворяющего сна. Зачем проснулась? Мшистая поверхность земли, устилающая плотным ковром все вокруг. Высокие заросли папоротника, с огромными паутинами, и чистый родник, от которого вытекал маленький ручеек. Больше этого дома нет, он остался только в памяти девушки.
Гроза за окном резко пошла на убыль, и самолет вылетел из зоны турбулентности, мягко выравнивая полет. Болталка прекратилась, и народ перекрестился, облегченно вздыхая. Тут же между рядами заспешили стюардессы, проверяя самочувствие пассажиров. А в душе Нины вновь поселилось спокойствие. Отголоски необъяснимой тревоги еще дергали за нервные жилки, но уже не так сильно.
- Обратно поеду на машине, поезде, да хоть на телеге, но по земле, - с облегчением проговорила Алена, вытирая влажной салфеткой проступившую на лбу испарину.
- Я с тобой, - еле проворочала языком Нэн, чувствуя, как голова тяжелеет под воздействием таблетки, а мысли рассредоточивались, не удерживаясь в голове. Облегчение от осознания того, что страх удалось подавить, что непогода за иллюминатором утихла, принесли ей слабость во всем теле. Вкупе с туманом в мыслях, девушка не заметила, как её унесло в сновидения.

Нина с трудом вспоминала снижение и посадку, а также то, как их чинно рассадили по сверкающим лакированными боками лимузинам. Далее они долго ехали, и девушка с удовольствием подставляла лицо теплому ветру в приоткрытое окно. Голова постепенно прояснялась, боль в висках уходила и Нэн блаженно жмурилась, вдыхая давно забытый аромат моря и сочной травы итальянского побережья. Была уже глубокая ночь, но спать не хотелось, стало даже интересно, что за вилла такая, про которую ей уже все уши прожужжала возбужденная Лёна. Подруга была на взводе, ей не терпелось всё показать и рассказать. Основные торжества начинались с обеда, и девушкам предстояло еще расселиться и умудриться отдохнуть с дороги хотя бы несколько часов.
Нэн перевела стрелки на часах в телефоне и отметила про себя, что еще часок и начнет светать. Шины лимузинов зашуршали. Машины свернули с асфальтированной дороги на ровный мелкий гравий и подъехали к небольшому причалу. Открыв двери, она огляделась и удивленно поинтересовалась у девушек:
- А вилла где?
Те по-доброму, но снисходительно усмехнулись. Одна высокая черноволосая красотка Ника поделилась информацией:
- Сейчас погрузят на яхту и еще около двух часов плыть до Джаннутри. Вилла находится там.
- Мы едем на остров? - Нэн нахмурилась и грозно посмотрела на Алену. Они так не договаривались.
- И как ты думаешь бежать, если что случится? - прошипела она в ухо подруге, когда шикарная яхта отплыла от причала и набрала скорость.
- Ой, да ладно тебе, - громко хихикнула Алёнка, но все же виновато потупила глазки, - твоя паранойя здесь совершенно неуместна. Не переживай, Нэн.
Легко ей говорить. К островам у Нины была своя особенная нелюбовь. Не разбежаться, когда кругом вода, и не затеряешься особо. Для девушки, которая всю свою жизнь пряталась и скрывала свое истинное я, эти кусочки суши вызывали глухое раздражение.
- Если что-нибудь случится, - погрозила Нина пальцем подруге, - я тебя через соломинку надую и на тебе же и поплыву.
- Кровожа-а-адная, - захохотала Аленка и протянула Нэн бокал с холодным соком.

Глава 2.

Что ж, вилла и впрямь оказалась сказочной. Сказочно огромной и нереально вычурной. В самой глубине острова, окруженная ухоженным густым парком, с огромными бассейнами и несколькими площадками для гольфа. Времена королевских династий давно канули в лету, а тяга к гигантизму у аристократии и просто богачей, по всей видимости, с годами только росла. Вилла больше смахивала на загородный дворец королевской четы. Или, скажем, целого рода баронетов. Не смотря на теплые тона в интерьере, Нина чувствовала себя неуютно. От главного входа и до порога их с Лёной покоев (иначе эти апартаменты не назовешь), казалось, шли не меньше десяти минут, минуя несколько лестничных пролетов. Их этаж был третьим, над ними был еще один этаж, где жили хозяева и самые близкие гости. Все это рассказывала Алена, пока они с Нэн перебирали вещи, принимали душ, и укладывались поспать. Впрочем, последнее конкретно Нине не удалось. На новом месте, после переживаний в самолете и недовольстве по прибытию на остров, она пребывала в эмоциональном опустошении и сон не могла уснуть. Когда с ней такое случалось, помогали только физические нагрузки. Где их тут сейчас взять? Без подруги она опасалась выходить из комнат, а искать тренажерные залы или спрашивать местную прислугу о том, где можно устроить пробежку одной не решилась. Пока Лёна сладко сопела в подушку, Нэн взялась за заказ Московской высотке. Солнце за высокими окнами окрасило небо в яркие закатные краски, когда Нина оторвала голову от ноутбука. Она увидела, как на софе сладко потянулась Лёна. Тут же, словно почувствовав, что девушка проснулась, в комнату постучались. Нэн напряглась, но Алена, увидев, успокоила:
- Это горничная, Нин. Сюда больше никто не ходит.
Девушка вздохнула облегченно и пошла открывать. Да уж. Если она и дальше будет опасаться неизвестных заказчиков десятки лучших женщин Евгена, у Нины к концу пребывания случится нервный срыв.
За дверью и правда оказалась горничная, которая вкатила небольшой столик с легкими закусками. Чернокожая пухлая женщина на ломаном итальянском сообщила, что главный прием состоится на террасе, через три часа открытие, и им следует явиться без опозданий. Поинтересовалась так же, нужна ли девушкам помощь в подготовке к торжеству и, получив отрицательный ответ, удалилась, тихо закрыв за собой.
- Рассказывай, чего ожидать? Как себя вести? - спросила Нэн Лёну, стоя в проеме в ванной комнате, глядя как та умывается.
- Журналистов не будет, это закрытое мероприятие. Виллой и доброй частью острова владеет инвестиционная компания 'Вонмортин', собственно глава этой компании Сэм Хандортон и отмечает свой день рождения. Каждый раз одно и то же, все собираются на террасе, все начинается с приветственных и хвалебных речей в адрес именинника, далее все кушают, пьют, разговаривают друг с другом. В общем, самый обычный светский прием. Народу не много и не мало, что-то около сотни. В основном ключевые сотрудники компании и главные компаньоны. Может быть друзья, не знаю. Некоторые берут своих жен, но, чаще всего приезжают одни. Во вторую поездку я узнала, что помимо нашей десятки, сюда завозят еще около тридцати девушек из штатов, тоже одних и тех же. Главное правило - не мешать мужикам. Второе правило - помогать им веселиться, если того требует ситуация.
- И в чем же это проявляется? - напряглась Нэн.
- Поддержать беседу, составить компанию в рыбалке, охоте, гольфе, конных прогулках. Нина, здесь каждый день развлекаются и по вечерам устраивают гулянку. И так всю неделю. Эти хлыщи поначалу остывают от рабочей суеты, по инерции продолжая решать друг с другом какие - то вопросы, и первые пару дней на нас почти не обращают внимания. Потом, видимо им надоедают собственные рожи, и тогда они расслабляются в нашей компании.
Подруга неверяще усмехнулась:
- И что, никто не хочет вкусить ваши шикарные тела? Алёна, не заговаривай мне зубы.
- Конечно, хочет. Но насильно тебя никто не будет принуждать.
- Ты знаешь хоть одну, кто бы отказал этим хлыщам, как ты их называешь? - Нина хмуро взирала на то, как Алена непринужденно уселась на пуфик и начала расчесывать волосы.
- Нет. Нэночка, поверь мне. Эти люди не из той категории, кто пожелает воплотить на этом острове свои извращенские плотские желания. Даже если они у них есть, скорее всего, для этого существуют другие места и другое время. Поговаривают, что именинник не сторонник неприятных историй.
- Алена, ты непроходимая дура, - констатировала Нина, - и я тоже, что повелась на твои уговоры. Сама подумай, кто им тут что запретит? Да если они захотят с тебя кожу содрать живьем, никто и пальцем не поведет, чтобы предать это огласке.
- Ты ужасов пересмотрела? Еще раз повторяю, тебе нечего опасаться. Прекращай накручивать себе и давай собираться. Времени почти не осталось, - Алёна разозлилась. Сколько можно уговаривать Нэн не паниковать? Она здесь уже бывала и ничего плохого не случилось. - Евген никогда бы не стал разбрасываться нами, слишком мы ему много денег приносим. Поэтому даже думать не смей о чем - то подобном. Только настроение портишь.
- Извини, - смягчилась Нина, хотя в глубине души поселилось тяжелое предчувствие, - по твоим разговорам, это звучит слишком неправдоподобно. Им что, негде взять красивых интеллигентных девушек?
- Да ничего, Нэночка. Я все понимаю. Но мы уже здесь, назад дороги нет. Поэтому настраивай себя на принудительное недельное развлечение. А по поводу, где взять девушек - первый год нас сюда привезли, потому что им действительно их было негде взять. Наш координатор задумывал такое масштабное мероприятие и обнаружил острую нехватку в женских особях. Приглашать сотрудниц компании - обречь себя на продолжение рабочего процесса. К тому же сама знаешь, как некоторые представительницы нашего пола хитрыми способами пытаются урвать себе кусочек пожирней. Звездный десант здесь тоже запрещен, потому что выслеживать папарацци и вынюхивать у каждого подозрительного лица наличие корочек журналиста координатор не захотел, и руководство одобрило его нежелание. Тогда и придумали нанять элитный эскорт. Первый год показал, что это было верное решение и вот мы прибыли сюда уже в четвертый раз. Хотя я думаю, что они собираются здесь не день рождения отмечать, а просто отдохнуть или порешать какие - то очень важные вопросы, которые требуют присутствия руководителей филиалов, которых у них по всему миру не пересчитать. А в неформальной обстановки и идеи в голову приходят лучшие и быстрей.
Алёна умолкла и сосредоточилась на макияже. Нэн тяжело вздохнула и открыла шкаф. Как бы она не хотела, Лёне не верила до конца. Поэтому решила по максимуму постараться не выделяться и не привлекать внимания. Ей очень не хотелось оказаться первой, отказавшей какому - нибудь богатому папочке в жаркой ночи. Отсидеться в номере не представлялось возможным, так как их координатор Том строго отслеживал, чтобы все девушке присутствовали в местах скопления заказчиков веселья. Выбор пал на безумно дорогое черное платье с неглубоким треугольным вырезом и рукавами в три четверти. Длинна чуть прикрывала колени, по лифу и подолу струилась искусная темно - фиолетовая вышивка с серебристыми вкраплениями. Неяркое и в то же время очень подходящее для светских приемов. Оглянувшись на подругу, Нина широко улыбнулась. Лёна не собиралась теряться в толпе девушек. Наоборот, ярко-красное обтягивающее платье в пол явно было на грани приличий и доходчиво говорило об охоте, которую негласно этим нарядом объявила подруга. Рядом с ней Нэн точно не заметят.
- Держи, - Лёна протянула ей ярко-алую помаду, - хоть один акцент сделай, будь добра.
- Нет, спасибо, - Нина твердо решила держаться в тени. Поэтому макияж её был тоже неярким, и прическа простой - чуть забранные назад пряди.
Готовые к торжеству девушки вышли из своих покоев спустя несколько минут и не спеша последовали на террасу. Нина шла чуть позади подруги. На первом этаже к ним присоединились девушки из их группы - Мила и Светлана.
- Как думаешь, Сэм в этот раз обратит на нас свое внимание? - спросила у Алены Мила.
- Что, не терпится заполучить красавчика? Не думаю, что он позволит себе больше, чем несколько танцев, как всегда, - Лёна улыбалась девушкам, но улыбка была несколько плотоядной. Нина подумала, наверно, она сама захотела охмурить нелюдимого именинника. Вот интересно, зачем ему этот праздник, если, как говорила подруга, он сторонится толпы, никогда не флиртует с девчонками и вообще, угрюмый и замкнутый. Старается держаться своей свиты, состоящей из его вечных заместителей. Алёна даже шутила и делала предположения о его ориентации, но в прошлом году взор Сэма Хандортона пал на одну из американок, которая потом все уши прожужжала о том, как он хорош в постели. К огромному сожалению для девушки и облегчению остальных, все ограничилось одной ночью.
- Джесс намеревается повторить прошлогоднюю ночку, - хихикнула Мила.
- Я думаю, ему она уже не будет так интересна как в прошлом году, - ухмыльнулась уверенная в себе Алена.
- Девочки, вы опаздываете, - окликнул их Том, спешно подбежав к ним и хмуро продолжил, - никакой охоты на Сэма. Да-да, я все слышал. Если хотите и дальше бывать здесь, и думать о нем забудьте. Если мистеру Хандортону будет угодно, он сам подарит вам свое внимание. Нечего маячить у него перед глазами.
Нина понаблюдала, как девчонки притворно потупили глазки и улыбнулась. Не очень - то они слушаются своего координатора. Хотя Том был строг, его внешность совершенно не располагала к послушанию. Высокий, с внушительно выпирающим животом и круглым блестящим, словно налившийся спелостью апельсин, красным лицом, Том был похож на добродушного здоровяка, нежели на строгого распорядителя.
Под неустанное ворчание мужчины девушки вышли на террасу. Гирлянды матовых лампочек, развешенные на аккуратно подстриженных деревьях, давали теплый мягкий свет, создавая ощущение пребывания в сказочном лесу. На большой поляне, недалеко от бассейна, хаотично расположились белые столики. Вдоль стен виллы стояли фуршетные столы, а возле входа в парк расположилась сцена, на которой играл ненавязчивую мелодию живой оркестр. Все чинно, но в то же время как - то уютно. Впервые за время пребывания на вилле, вместо того, чтобы волноваться и переживать, Нэн чуточку расслабилась.
Зря. Лёна, вместо того, чтобы отстать от подруги, дать Нине насладиться вкусными легкими закусками и просто божественным шампанским, потащила её знакомиться с остальными девушками. Ловко лавируя между скоплениями мужчин, горячо обсуждающих что-то, она то и дело подлетала к стоящим чуть поодаль от остальных красоткам, незаметно рассматривающим гостей. Это было дико и странно. И совершенно не похоже на обычный прием. Такое разделение по половому признаку просто бросалось в глаза, но никто не обращал на это внимания. Девушки приняли Нэн с настороженностью. Еще бы. За три года все давно уже были знакомы друг с другом, и никто не ожидал увидеть здесь новые лица. Но после объяснений Алены, все расслабились и уже более приветливо смотрели на Нину. А та только мрачнела с каждым знакомством, улыбаясь через силу и бросая гневные взгляды на смеющуюся Алёну. Не ожидала, что подруга, зная о нелюдимости девушки, потащит ту через всю толпу.
Наконец, ей удалось вырваться из цепких рук Лёны. Как раз, когда на сцене ярче загорелся свет, музыка утихла, и народ начал потихоньку подтягиваться, занимая столы поближе к возвышению. Нэн, заприметив небольшой столик возле дерева, стоящий поодаль и укрытый тенью, поспешила к нему. Ей повезло, никто не обратил внимания на девушку, да и столик остался незамеченным. Переведя дух, она осмотрелась более тщательно и пристально. Судя по четырех и шести местным столам, гостей и правда, набралось не больше сотни. Безликие, в строгих костюмах мужчины, словно по команде перемешались с девушками в кричащих нарядах. Том говорил, что за стол можно садиться не более двух. И, хотя он не упоминал о распределении, да и карточек на столах она не увидела, Нэн показалось, что каждый присутствующий знал свое место. Потому что расселись все буквально за пару минут. Теперь была видна сцена, и девушка увидела, как по ней поднимается их координатор и еще один пожилой мужчина. Из колонок, стоящих по краям сцены полилась приветственная речь. Далее последовали хвалебные и поздравительные монологи. На сцену то и дело поднимались новые лица, но для Нины они были не интересны. Глазами она нашла Алёну, которая недовольно поджала губы, когда увидела, что подружка сидит вдалеке и одна. А еще Нэн углядела, что два или три столика стояли, как и её, поодаль, и тоже были заняты. За одним, ближе к Нине сидел мужчина, но лица, из-за тени, было не разглядеть. Она еще раз пробежалась взглядом по гостям. Где же именинник? На сцену он не поднимался, среди гостей не замечен. Странно.
Вообще она мало что знала о Сэме Хандортоне. СМИ не трепали его имя и то, что он владеет 'Вонмортин' для Нэн было открытием. Корпорация была известна всему миру, но писали о ней, в основном опираясь на указания их совета директоров. И имя Сэма там также не звучало. Поисковики ничего не выдавали, отчего Нине казалось, что такого человека вовсе не существует. Впрочем, о Нине Ветровой конкретно в её лице поисковикам также ничего не было известно. Она об этом давно позаботилась. А опыт подсказывал, что многие любят оставаться в тени, так что сейчас ей было очень любопытно хотя бы посмотреть на загадочного виновника торжества. Как ни пыталась вычислить среди присутствующих гостей этого самого Сэма, ничего не выходило. Бросив взгляд на столик, где в одиночестве сидел мужчина, Нэн подумала, что это может быть он. Единственный из всех не улыбался и не поднимал бокал в честь мистера Хандортона, лишь изредка поднося его к лицу. Все эти жесты она ловила боковым зрением, не решаясь открыто смотреть на человека, сидящего в тени.
Пока длились поздравления и речи об успешности компании, официанты невидимым фронтом прошлись вдоль столиков, расставляя подносы с закусками и наполняя бокалы выпивкой. Не обошли вниманием и их уединенные столики. В животе послышался легкий голодный призыв, и Нэн разрешила себе расслабиться и насладиться едой. Тем более народ занялся тем же самым и активно принялся за угощения. Алена продолжала кидать на Нину недовольные взгляды, что лишь развеселило девушку, и она отсалютовала ей бокалом, улыбаясь недовольству подруги. Подумаешь, не присоединилась к их честной компании. Ей и тут хорошо, и видно всех, и вдалеке от суеты.
- Не любите шумные компании? Тогда как же вы очутились здесь, мисс?
Нэн повернула голову и увидела стоящего рядом с её столиком высокого мужчину.
- А вы? Судя по тому, что за Ваш столик тоже никто не присел, так же относитесь к любителям праздновать в одиночестве? - она без труда определила своего таинственного соседа. Его костюм удивительно отличался от черных и светлых смокингов остальной мужской части. По ткани сплошным ковром шла плотная бордовая вышивка. Сейчас, когда он стоял близко, Нина разглядела, что возраст у мужчины был средний, ближе к сорока, сорока пяти. Темные волосы с частыми седыми прядями были тщательно приглажены, открывая широкий лоб и внимательные серые глаза. Слишком ухоженные руки и слишком холеное лицо.
Он проигнорировал мою невежливость и сам же довольно наглым образом уселся напротив, чинно поставив перед собой полупустой бокал:
- Это не мой праздник. Мисс?
- Ветрова. Можно просто Нина, - она вложила свою ладошку в приветственно протянутую руку и её слегка пожали. Слишком нежно для столь внушительного мужчины.
- Очень приятно, Нина. Рой Каурвэй, но вы тоже можете называть меня просто Рой.
Согласно кивнув и не сдержав разочарованного вздоха, Нина тихо выпалила:
- Выходит, вы не именинник.
Бровь Роя вопросительно поднялась вверх:
- Почему вы решили, что я именинник?
Нина замялась.
- Среди гостей я не заметила никого, к кому бы обращались с поздравлениями, а со сцены говорили в пустоту. К тому же, вы единственный, кого не призывали поздравить мистера Хандортона.
Он подался вперед за стаканом и с возрастающим любопытством посмотрел на неё:
- Вы не знаете Сэма. С каких пор на вилле появились новенькие?
Девушке стало совсем не по себе от того, что он так быстро провел нужную логическую цепочку и задал вполне закономерный вопрос. Повисла небольшая пауза, Рой плавно откинулся на спинку стула, отхлебнул из стакана и выжидающе посмотрел на Нэн.
- Сколько вам лет?
- Мне отвечать на все вопросы или только на последний? - она внутренне подобралась, готовая к любому подвоху и это придало ей уверенности. В конце концов, даже скажи она правду, часть правды точнее, это не приведет ни к чему плохому. Собеседник настораживал, но не пугал. Скорее был интересен. Слишком женственные жесты, изящные и плавные. Но сталь в глазах скрашивала это, забирая на себя львиную долю внимания. Небольшая догадка мелькнула в голове, когда она уловила взглядом чуточку оттопыренный мизинец Роя с идеальным маникюром.
- Не делайте вид, что вы выброшенный на пляж ёрш, мисс, - он расплылся в улыбке, в глазах снова сверкнул неподдельный интерес, - иначе я могу подумать, что вы меня боитесь? Это лишнее, уверяю вас.
- Мне меньше тридцати пяти. Здесь я впервые, заменяю одну из девушек из России, но по согласованию с вашими главными организаторами, - чего скрывать, если уж Нэн сюда приехала, то решила лучше сразу выдать необходимую порцию информации. Впрочем, об этом и так всем было известно.
- Для вас это в новинку? - продолжил свой допрос Рой.
- Вполне себе. К тому же я очень давно не была на светских мероприятиях, - Нэн безразлично пожала плечами, как будто это её вовсе не волнует, хотя внутренняя собранность никуда не делась.
- Интересно, почему же?
- Ничего интересного. Основная работа отнимает много времени, - вот так. Как хочешь, так и понимай эту фразу и сам угадывай, стандартная девочка-эскорт её основная работа, или какая - то другая. Нэн довольно ухмыльнулась, что не ускользнуло от внимания Роя.
- Каково же ваше призвание, обворожительная Нина? - вывернулся хитрюга. Мужчина прищурился, чем обозначил сеточку морщин возле глаз и сразу стал выглядеть на все добрые пятьдесят. Эта перемена во внешности так поразила Нэн, что та не задумываясь, выпалила:
- Технические переводы.
- Специализация?
- Строительство и архитектура.
- Охват аудитории?
- Больше, чем вы можете себе представить, - опять не удержалась Нэн.
- Что, и египетские пирамиды?! - неверяще удивился Рой.
Нэн засмеялась. А в голову пришла совсем уж шальная идея о собственной рекламе. В конце концов, здесь столько богатых иностранцев, что можно попытаться затолкать свои страхи куда подальше и пообщаться с некоторыми представителями противоположного пола. Желательно днем и во время приема пищи.
- Конечно, нет, - она заговорщицки подмигнула собеседнику, - но даже если я не владею информацией, быстро найду того, кто ею будет обладать и обязательно со мной поделится.
Правильно, кто поверит, что она сама прекрасно оперирует в своей работе чуть ли не всеми основными языками, фигурирующими в больших проектах? Лучше пусть думает, что у нее либо хорошая команда, либо хороший набор знакомств. Последнее предпочтительнее.
- Вы очень самоуверенны, Нина, - заметил Рой и подозвал официанта. Тот в мгновение ока наполнил ему бокал, причем той самой жидкостью цвета темного янтаря, что и была в нем, - за вас и ваше обаяние, - он чуть приподнял бокал пальцами, опять немного отставив мизинец.
- За вас, - ответила она.
Выпили. Немного помолчали, рассматривая веселящихся гостей. Первым не выдержал Рой:
- Как вам вилла?
- Честно? Не очень. Для постоянного проживания кажется не совсем подходящей. Нет домашнего уюта. А для вот таких мероприятий - идеальна, - не стала врать Нэн.
- Вы еще не все видели, на территории довольно много интересного, даже готический храм имеется. Там в табернакле* (башнеобразная открытая пристройка (или архитектурно оформленная ниша) для размещения статуй) есть довольно древние исторические экземплярчики...
Понятно, усмехнулась про себя девушка, вслушиваясь в речевой поток Роя. Проверяет, вон терминами как лихо посыпал. Тот разливался соловьем, а сам при этом четко ловил реакцию Нины. Если бы он знал, что для неё такие вот проверки как слону дробина... Она отвечала спокойно, с легким интересом, и он очень быстро убедился, что миниатюрная красавица, сидящая напротив, не лгала. Беседа потекла в более мирном русле.
- Курдонёр (парадная часть дворца, особняка), а меньшим словом обозвать это устрашающее и поражающее воображение произведение мне не хочется называть, был нагло сворован с одного из лесных замков Франции, - пояснял Рой, когда к их столику подошла Алёна и попросила Нэн отойти на минутку. Та извинилась перед Роем и встала из-за столика.
- Ты невероятно везучая. Среди всей толпы отхватила себе самого безопасного с твоей точки зрения мужика, - шепотом сказала Алена, когда они отошли от столика на несколько метров.
- Это почему? - Нине было весело.
- Рой гей и совершенно это не скрывает, - подтвердила её недавнюю догадку Лёна, - держись его поближе и тебе не придется отказывать в жарких ночах.
- Да что ты? - притворно удивилась Нэн и оглянулась на мужчину. Тот сидел расслабленно и с легкой улыбкой наблюдал за ними, - пока он держит меня тем, что в моей профессиональной теме мы разговариваем на равных. Ну, почти.
- Ага, и он до тебя не дотягивает, - хихикнула Алена, и Нина улыбнулась еще шире. Определенно ей нравился этот вечер. - Ладно, не буду вам мешать. Если тебе наскучит его бубнёж, мы пересаживаемся ближе к сцене и танцполу.
- Окей, - кивнула Нэн, но присоединяться к начинающим пьянеть гостям ей точно не хотелось. И вряд ли возникнет такое желание. Подруга легко мазнула губами по нежной щечке Нины и отчалила веселиться дальше. А она села обратно за столик и извинилась за прерванную беседу.
- Вы так загадочно на меня посмотрели, и я сразу понял, что сказала ваша подруга.
Нэн чуточку смутилась. Все же не принято спрашивать у малознакомых мужиков, не гей ли он случаем, а то костюмы с вышивкой носит, мизинцы отполированные оттопыривает, говорит протяжно и двигается как грациозная лань.
- Прошу прощения, - на всякий случай извинилась.
- Не за что. Судя по тому, что моя ориентация вам даже нравится, смелюсь предположить, что на более близкие контакты вы идти не готовы. Так? Можете не отвечать, - Рой заметил, как Нэн напряглась, - тем более не понятно, зачем такая умная и красивая девушка согласилась посетить столь сомнительное мероприятие. Хм... Дайте - ка подумать. Наверно, вы оказались в ситуации крайней нужды?
С побледневшей Нины схлынуло все хорошее настроение. Черт догадливый, не хуже самого высокооплачиваемого детектива прочитал все по её лицу.
- Нет, в такое трудно поверить, - продолжал рассуждать Каурвэй, - вы не производите впечатление отчаявшейся. Может, жажда приключений? Ностальгия по светским мероприятиям?..
- Все вместе и ничего из вышеперечисленного, - жестко перебила его Нэн. Блин, она и правда чуть испугалась. Вот он сейчас пойдет и доложит Тому, что Нина никакая не эскорт-дива и трахаться с местными богачами не собиралась, - извините, думаю, мне нужно присоединиться к Алёне.
Она приподнялась, но Рой уверенной рукой остановил движение девушки.
- Погодите. Не надо меня бояться, Нина, - он выглядел расстроенным.
- Я вас не боюсь, - Нэн даже поморщилась.
- Да ладно? Вы как пугливая крольчиха во время грозы. Поверьте, ваш секрет умрет вместе со мной.
- Почему вы все время сравниваете меня с животными?
- Извините, мисс. Просто у меня очень богатая фантазия. Нина, у меня к вам есть небольшое предложение, - Рой давил из себя улыбки и очень старался выглядеть наидобрейшим и безопасным, - давайте я стану вашим кавалером на все эти шесть вечеров. Вам не придется отбиваться от назойливых ухажеров, а они появятся уже завтра, поверьте мне. Здесь все уже друг другу слегка приелись и, если не считать нескольких новых партнеров, все друг друга знают. Ваше появление в данной компании хуже красной тряпки для быка.
- И никого не удивит, что именно вас я буду развлекать? - Нэн не верила ему.
- О, про вас могут подумать, что вы мой подрядчик, например. Или компаньон по работе. Да как я вас представлю, так и будут думать.
- Исключено. Том не позволит лгать гостям.
- Тома я возьму на себя.
- Зачем это вам нужно, Рой? И что я должна буду делать взамен? - настороженно спросила Нина. Она же и сама хотела заинтересовать по максимуму этого прозорливого мужика. Сама же планировала держаться его всю неделю, а тут он сам предлагает свою компанию. Стоило поразмышлять над его предложением.
- Мне это интересно. Вы мне интересны. А взамен я попрошу вас иногда посещать те дневные мероприятия, на которых обязан присутствовать и я. Так что вы только выиграете. Мне не будет скучно, вам будет спокойно.
- Зачем вы тогда приезжаете сюда, если вам здесь скучно? Добровольно - принудительный порядок, а? - она дерзила, но ничего не могла поделать. Защитная реакция, так сказать.
- Да за тем же, что и все. В основном, мотивация сугубо деловая. По утрам и перед вечеринками проводятся небольшие собрания. Здесь, уже по давно заведенной традиции, происходит подписание ряда важных для учредителей 'Вонмортин' контрактов. И бла бла бла.
- Я согласна, - резко прервала его девушка. Она давно уже взвесила все за и против. Не смотря на невероятную чуткость и ум Роя, он не вызывал чувства опасности. А Нэн привыкла доверять своей интуиции, которая не раз спасала ей жизнь.
- Тогда предлагаю прогуляться до готического храма, о котором я вам упоминал. Это недалеко, заодно чуть разомнемся, - не растерялся Рой.
Нина вложила руку в широкую теплую ладонь мужчины. Тот помог ей выйти из-за стола и нежно переложил руку девушки на согнутый локоть. Нэн хмыкнула. Со стороны - ну прям чета семейная.
Они не спеша удалялись от гостей вглубь парка, причем Каурвэй уверенно вел её между деревьями, стараясь держаться освещенных матовыми фонариками участков, явно чтобы не пугать спутницу. Мол, не маньяк и не в темный лес тащит. Нина это сразу просекла и немного расслабилась, но было ясно, что с этим 'сладеньким' ухо нужно держать востро. Она и держала. До тех пор, пока в теплом желтом свете не показались стены храма, который Рой окрестил домашней молельней, ибо по величине это строение до храма явно не дотягивало. Но было очень похоже на уменьшенную копию Реймского собора, нижней его части. Хотя и наблюдались видимые отличия. Огромную арку главного входа украшал лиственный орнамент. Прямо поверх лепнины. А башни носили скорее декоративный характер, то есть были сплошь только пинаклями и образовывали с фасадом единое целое. Профессиональный глаз Нэн отметил доминирование композиционной вертикали, заострением вимпергов (высокий остроконечный фронтон над входными порталами и оконными проемами: - украшенный ажурной резьбой или рельефами) и черно белые мрачные витражи. Возможно, она бы пришла в неописуемый восторг истинного ценителя. И, возможно, предалась бы похвалам мастера, который умело построил такую мини-копию храма. Но рисунок витражей настолько поразил Нэн, что она встала как вкопанная, чуть задрав голову, рассматривая холодные фигурки людей, отраженных на сцене идеально чистого стекла.
- Кто автор витражей? - еле слышно прошептала она, побледнев.

Рой восхищенно смотрел на молельню:
- Не знаю. Этому храму лет двадцать, не больше. Но вилла была приобретена уже с этим творением. Правда же, замечательное сочетание мрамора и какой качественный бетон. Под камень. Не отличишь, если не знаешь.
Но Нэн уже не слушала его. В ушах шумело, закружилась голова, и тошнота подступила к горлу. О, она прекрасна понимала, что это просто приступ паники. Страх противно прошелся по нервам от головы к сердцу и то бешено застучало. И все равно она не могла отвести глаз от сцены, изображенной на широком окне над входом в храм. Разящая молния, бьющая в центр постамента, на котором лежит тело девушки, а вокруг стоят люди с испуганными лицами. Это просто невозможно! Кто мог знать это, кроме нее? Такой подробности не было ни в одной из легенд и мифов тех времен. Ни одно историческое писание не могло хранить в себе эту сцену.
Она пошатнулась и Рой, наконец, обратил внимание на состояние спутницы.
- С вами все в порядке? - он заботливо придержал её за плечи.
- Да, просто вино немного ударило в голову, - она не говорила, мямлила.
Над их головами сверкнула молния и Нина вздрогнула. Надо успокоиться.
- Ого! - Рой задрал вверх лицо, его волосы тут же разметал порыв теплого ветра, - по прогнозам дождей не ожидалось. Пойдемте внутрь, посидите немного.
- Нет! - отшатнулась в ужасе Нэн, и над ними тут же прогремел гром.
- Вы что? Надо немного посидеть, прийти в себя. Я вас обратно на руках не понесу, простите. У меня в ногах штыри металлические после травмы. Мне тяжелей одуванчиков ничего нельзя поднимать. А в храме есть мягкие скамейки. Тем более, если сейчас хлынет, там можно укрыться от ливня.
Рой решительно потянул её внутрь.
На ватных ногах она прошла за ним, прикладывая все усилия, чтобы усмирить учащенное сердцебиение и загнать подбирающуюся все ближе панику. 'Все хорошо, и эти люди ничего не знают. Успокойся. Нужно взять себя в руки и выяснить имя автора. Неужели испугалась кучки сдвинутых стариков? Это было больше пятидесяти лет назад, и вряд ли кто-то из них остался жив и продолжил свою больную фанатичную деятельность'.
Рой усадил её на бордовый бархат, которым были оббиты широкие скамейки, в три ряда стоящие в храме.
- Подождите меня здесь, за исповедальней устроена небольшая уборная и там должна быть вода, я принесу.
Нэн кивнула чисто механически, опустив глаза и усиленно делая вид, что её и правда повело от вина. Сама же, сцепив пальцы, возводила внутри себя броню, огромную толстую стену, пропасть и черную дыру, уводящую страх подальше от души. Когда ей стало чуточку легче, мозг сразу же перешел на режим ускоренного мышления, выстраивая в голове тактику.
- Вот, - ей в руки сунули одноразовый стаканчик, - не бойтесь, Нина, вода волне сойдет для питья.
- Спасибо Рой, мне намного лучше.
- Учту на будущее, что со спиртным ты не очень дружна.
- Только с легкими винами, - она попыталась пошутить, потом пригубила воды и после этого огляделась. Внутри храм не производил того впечатления, что снаружи. Единственным интересным местом был прямоугольный алтарь и пустой оракул над ним.
Нэн махнула в сторону алтаря рукой и спросила:
- Это у автора закончилась фантазия или все же тут было изображение того бога, которому предназначалось поклоняться?
- Не могу точно сказать.
- А кто может?
Рой хохотнул:
- Ну, вы прямо промеж бровей бьете. Ни тебе витиеватых похождений вокруг да около. Даже не подстелили ничего масленно - мягкого, так сказать, словесного зефира.
- Хотите, чтобы я общалась с вами именно в такой манере?
- Что вы, упаси Господь, - замахал руками Рой, - за четкость и прямолинейность вам только десять тысяч плюсов. А по поводу богов - кто его знает? Если есть исповедальня, значит, и бог наверно был какой - то нам известный. Хотя, может, мы неправильно интерпретировали этот чуланчик со стульями.
Нина посмотрела на небольшую будку, водворенную в правый дальний угол храма, сделанную из черного массива дерева, скорее всего мореного.
- Больше похоже на тайчелинн. Его строили в 17 веке в английских готических храмах. За ними скрывались высокопоставленные лица, которым не пристало молиться непопулярным богам.
- Хм. Может вы и правы, я не очень силен в истории архитектуры. Вот в современных тенденциях я вас сделаю, просто уверен.
- Охотно верю, - Нина попыталась изобразить улыбку.
- Это армалла, - прогремел бас со стороны входа в храм. И Нэн и Рой одновременно вздрогнули. Резко обернувшись, она увидела высокий силуэт мужчины, стоящего в проходе храма. Но из-за бьющего в его спину света фонаря, лица не было видно.
- Сеум, - облегченно выдохнул Рой, - не доводи до инфаркта своего старого друга. Зачем же так громко, я чуть не поседел до конца?
- Не преувеличивай. С каких это пор ты водишь девушек по темным укромным местечкам, Рой? - мужчина медленно начал движение в их сторону, и Нэн показалось, что он только увеличился в размерах, заполнив собой все свободное пространство маленького храма. По мере его приближения она отметила неестественную белизну коротко стриженых волос, будто их подсвечивали изнутри - так они сияли в полумраке храма.
- Мы думали, что будет дождь и решили переждать непогоду. А этот храм был ближе всего по пути нашей прогулки. А вот что ты здесь делаешь? - Рой оправился и вопросительно уставился на этого великана.
Успокоившаяся немного Нина с интересом разглядывала подошедшего Сеума, которому дала бы не больше лет сорока. Невероятно высокий, наверно, чуть более двух метров. Довольно стройный, но плечи были такими широкими, что создавалось впечатление, будто перед тобой неприступная скала. Скульптурно вылепленное лицо, с рублеными изгибами и тяжелым подбородком с намеком на ямочку несомненно просилось на обложки модных журналов. Нина назвала бы его брутально красивым, если бы не пронзительные, жгуче черные, чуть раскосые глаза, которые, казалось, смотрели прямо в глубину твоей души. Слишком тяжелый, безумно холодный и пристальный взгляд напрочь убивал всё впечатление от идеальных черт лица и сводил всю притягательность на нет. По крайней мере, на вкус Нэн. А уж интуиция и вовсе вопила, что от него нужно держаться подальше. Как можно дальше. Когда он перевел глаза на нее, она словно уменьшилась в размерах, стараясь слиться со скамейкой, но он скользнул по ней взглядом так, будто бы её и не было вовсе. Как по какому - то предмету мебели. А еще ей показалось, что от него просто физически несет холодным ветерком. Или не показалось?
- Вообще - то тебя ищу. Какого ты забрал мои ключи от машины? - белобрысый явно был не в настроении.
- Потому что я тебя знаю как облупленного, - Рой не обращал внимания на злость собеседника и откровенно веселился, - и ты непременно бы поспешил увезти свою задницу на противоположную часть острова. В прошлом году не дал тебе это сделать и сейчас не дам.
- Много на себя берешь.
- Ничего, справлюсь, - Рой кивнул в мою сторону, - познакомься. Мисс Нина Ветрова, а это мистер Сэм Хандортон.
Так вот он какой именинник. Тьху ты. Ничего загадочного, зато понятно, откуда столько надменности и вальяжной важности, придавленной неприступностью. Сэм, наконец, перевел взгляд на девушку, скорее вскользь и не глядя в глаза. Кивнул, будто она пустое место. Но раз он пренебрег вежливостью, то и она перед ним распинаться не собиралась.
- Рой, а почему ты так странно назвал имя мистера Хандортона? - о, это было очень некрасиво говорить о нем в его же присутствии.
- Когда? - притворно удивился тот.
- Когда испугался. Сэм - это производное, или псевдоним?
- Какая проницательная, - вступил в беседу Хандортон, присев на спинку ряда скамеек и сложив руки на груди. Нина все так же старалась не смотреть на него и вопросительно уставилась на Роя.
- Ой, - улыбнулся он, - ты права. Это скорее более адаптированное американизированное имя.
- Сэм - Сеум. Хм...Сеумас что ли?
Рой и Хандортон удивленно вылупились на девушку, причем первый даже открыл рот, а на лице второго промелькнул интерес. По крайней мере, Нине он показался более живым, чем статуи, расставленные по саду виллы.
- Ничего себе! Как ты догадалась? Да откуда ты вообще знаешь такое имя? Оно очень редкое.
Каурвэй был явно поражен. Нина небрежно пожала плечами:
- Люблю историю, как хобби. И в пятнадцатом веке это имя не было редким в Шотландии.
- Не смей никому об этом говорить! - резко рявкнул Сэм и, повернувшись к Рою, гневно выпалил:
- Не думал, что у тебя длинный язык! Как предлагаешь решать проблему?
Мужчина заметно побледнел. Еще бы! Злость Сеумаса просто сочилась по воздуху и перекрывала кислород. Но почему он так разозлился? Нина не собиралась выдавать его маленький секретик. Тут они встретились взглядами, и она поняла, что начала тонуть в гневном черном омуте. Тьма в его глазах была настолько всепоглощающей и обволакивающей, что ей показалось, будто она погружается в вязкий липкий гипноз, подчиняющий сознание.
Встряхнув плечами, она постаралась отогнать от себя неприятное ощущение и встала на защиту бедняги Роя:
- Я и не собиралась болтать, а вы, видимо, оправдываете свое настоящее имя на все сто.
- Следи за языком, девочка, - прорычал злющий Хандортон.
- Не вопрос, но ваш тон прямо таки вынуждает к ответной грубости. Кстати, не понимаю, в чем тут состоит такая большая тайна. Боитесь, что компания развалится под таким знаменем? (имя Сеумас означает разрушитель, уничтожитель (с Шотл.)).
Рой закашлялся.
- Не твое дело. Твое дело молчать и развлекать гостей! - опять рявкнул Сэм.
'Да уж. Крайне отрицательный и неуравновешенный тип' подумала Нэн, но прикусила язычок. С этого психа станется, что распорядится и её сошлют на материк, а денежка все же нужна и еще надо выяснить автора витражей, во что бы то ни стало.
- Ок. Молчу, - она примирительно подняла руку и отвернулась.
Каурвэй при этом больше не выглядел испуганным. Наоборот, он с интересом смотрел то на Сеума, то на Нину. Ему показалось, что девушку ни капли не смутила и не испугала манера обращения Сэма. Причем она не пыталась заигрывать с ним, что делали абсолютно все гостьи их мероприятия. Как же. Именинник, еще и хорош собой - двойной соблазн и просто грех не попытаться прорваться к нему в постель. Он знал, что это 'соревнование' держится с самого первого года среди их эскорт - сопровождения.
Сеумас скривился. Его явно пошатнуло то, что девушка так легко отгадала его настоящее имя. Не то, чтобы это было огромной тайной, но он привык, что так его называют только самые близкие люди, коих было крайне мало. Это стало даже неким признаком приближенности к его персоне. А теперь получилось, что совершенно чужой человек мог назвать его родным именем. Это окончательно подпортило и так не радужное настроение, которое ежегодно в этот день падало на нулевую отметку. Девушка раздражала своим присутствием. Он даже не пытался как следует рассмотреть её, краем сознания отметив только уютную теплоту золотисто - карих глаз и тут же забыв об этом, ведь, несомненно, она красива, а быть может и несколько умна. Отбор эскорта на остров придерживался строгих критериев. Раздраженно протянув руку, он обратился к Рою, прочеканив:
- Ключи.
- Нет.
- Вернусь через пару часов, папочка, - съехидничал Сэм.
Рой молча вынул из заднего кармана брюк связку и бросил в Сеумаса. Тот ловко подхватил и, не прощаясь, стремительно вышел из храма.
Каурвэй и Нэн еще некоторое время просидели внутри, причем первый не очень успешно делал вид, будто бы ничего не произошло. Впрочем, Нина его поддерживала. Она уже не паниковала и хотела поскорее остаться одна, чтобы продумать стратегию поведения на острове и поразмышлять об увиденном, поэтому сейчас лишь отдавала дань вежливости, потому что искренне симпатизировала пожилому интересному мужчине. Рою оказалось сорок девять лет, и он выглядел моложе своего настоящего возраста. На этот комплимент он наверняка покраснел, но в полутьме молельни этого было не заметить.
Чуть позже они вышли из храма и направились к террасе, где уже изрядно опьяневшие гости окончательно разбились по кучкам. Танцпол еще не опустел, а на сцене место занял ди-джэй, и сейчас по воздуху разносилась приятная медленная мелодия.
- Не стану тебя приглашать, Нина. Ты наверняка устала и танцевать для тебя сейчас, как сделать заплыв против течения, - утвердительно сказал Рой, когда они подошли к своему брошенному столику, с которого уже убрали посуду, но поставили 2 чистых бокала и нераспечатанную бутылку виски, - и от вина ты пьянеешь как кошка от валерьянки. Так что Dalmore 64 будет в самый раз.
Нэн засмеялась. Его манера говорить и делать сравнения жутко забавляла.
- Не откажусь. Но только чуть-чуть, а то боюсь, что от такого редкого напитка у меня несварение случится.
Когда они уселись и взяли в руки бокалы, она решила закинуть удочку:
- Рой, а можно мне попробовать выяснить, кто все-таки автор тех витражей. Очень понравилось и у меня, глядя на них, столько идей в голове возникло. Не могу успокоиться теперь.
- Я же говорил тебе, что храм выдающийся. Надо будет покопаться в декларационных схемах, которые шли к документации, когда компания приобретала виллу. Но, Нина, боюсь, эти документы находятся не здесь.
- И что, нет электронных версий?
- Чертежей, которых километровые рулоны? - Рой сомнительно возвел глаза к небу, - вилле больше века. Она, конечно, подвергалась реставрации, но при ремонте, помню, пользовались бумажными экземплярами.
- Этому храму не больше десяти лет, - знающе кивнула Нэн, - это же не настоящий камень или бетонная смесь. Фальш - стены скорее всего выполнены из полу-натурального камня и из-за присадок блестят неестественно. В общем, я думаю... Точнее склонна предположить, что наверняка есть электронный вариант. Может, был передан на диске или флэш-карте? А на общем чертеже всегда есть имя автора, ну, не мне такое тебе рассказывать, - польстила ему Нина.
Рой задумчиво смотрел на девушку. Потом кивнул и улыбнулся:
- Ты не представляешь, как мне приятно разговаривать с тобой, мисс Нина. Когда такая очаровательная девушка является еще и грамотным профессионалом своего дела, то чувствуешь себя при общении с такими, словно съел и рыбу и удочку. И лодку.
Нина опять рассмеялась.
- Ну, так что, поможешь мне? Ведь у нас впереди целая неделя. Не будем же мы бесконечно обсуждать погоду и ландшафты?
- Услуга за услугу, Нина, - хитро улыбнулся Рой, что- то прикинув в голове.
- Я вся внимание, - она постаралась не выдать нервного волнения, хотя весь разговор одной рукой теребила бумажную салфетку у себя на коленях и измочалила её уже до волокон.
- Вы составите мне завтра компанию. Прогулка на яхте, купание в море, немного шампанского и куча солнца.
- И все? - удивилась Нэн, - в чем подвох?
- Абсолютно нет никакого подвоха. Какая вы слишком настороженная, - ухмыльнулся Каурвэй.
- Я вас плохо знаю, это не удивительно, - та пожала плечами.
- Вы можете мне доверять, Нина. Это дурацки звучит, как будто из дешевой книжки, но уверяю тебя это так и есть.
- Я могу взять с собой свою соседку по покоям?
- Безусловно. Но не более того. Прогулка с ограниченным кругом людей, чтобы нам было комфортнее, ведь это уже не официальный прием, а просто приятное времяпрепровождение.
Ага. Вот и подвох.
- А нельзя ли поконкретней?
Рой махнул рукой:
- Раз ты новенькая, то никого не знаешь. Вот и познакомишься.
- Согласна, но после прогулки сразу займемся поисками, хорошо? - дождавшись утвердительного жеста, Нэн спросила еще, - что взять с собой?
- Купальник, - засмеялся Каурвэй.
Он объяснил, откуда будет происходить отплытие, и буквально через час после их соглашения Нина устало скинула туфли и вытянулась на кровати в их с Лёной покоях. Подруга согласилась на её предложение и уже принимала душ в своей ванной, которая была индивидуальная у каждой.
Сцена в черно-белых стеклах никак не выходила из головы. Орден, состоявший из спятивших стариков, что пытался уничтожить Нэндэг, прекратил свое существование по причине вымирания участников. Да кто вообще мог знать такие подробности, как центральное расположение алтаря в храме, к примеру? Или что молнии били в центр целыми каскадами в тот страшный день? Опять же, если это изображение было сделано в этом веке, то Нэн все же стоит скрыться у Бориса и уже оттуда вести свою 'поисковую компанию'. Но она сейчас в Италии и придется переждать. И пока она постарается узнать автора, не выдать при этом себя. Желательно вообще с этим автором никогда не встречаться лицом к лицу.
А еще ей вдруг вспомнился хозяин виллы. Сеумас Хандортон. До чего же странный он и холодный как древние льды антарктики. Черный взгляд прямо замораживал. Хотя, если бы Нина не умела так тонко чувствовать эмоции и силу выражения людских глаз - опыт, приобретенный годами, то он показался бы ей сказочно прекрасным.
'Все равно нужно держаться от него подальше, я видимо его невообразимо разозлила' подумала Нина, и на этом все её размышления развеял тревожный сон.
Глава 3.

Яркое солнце разливалось над пристанью, даруя обжигающее тепло и насыщенный, слегка желтоватый свет. Нэн и Лёна, одетые в легкие элегантные сарафаны поднялись по трапу на огромную роскошную яхту, которая размерами напоминала круизный лайнер, нежели частное судно. Обе держали в руках широкие пляжные сумки с лосьонами и купальниками. Рой уже приветственно махал им рукой:
- Доброе утро дамы, - улыбался он, сверкая ослепительно белыми зубами за десятки тысяч евро, - пойдемте, я покажу вам вашу каюту. Вернемся мы затемно, и я приготовил вам замечательную комнату отдыха. Лично проверял.
Нэн живо представила себе, как Каурвэй проверяет на мягкость кровати, подпрыгивая на них и одобрительно кивая, и улыбнулась. Между прочим, Алёна продолжала относиться к Рою с некоторой настороженностью, что удивляло девушку. Но на все вопросы Нины, отмахивалась, утверждая, что он ей просто не симпатичен, как предатель гетеросексуальных отношений.
Они прошли по широкой палубе и спустились в уютную каюту, где услужливый мужчина подал им бокалы с шампанским.
- Где остальная публика? - поинтересовалась Нэн, пригубив прохладный напиток.
- О, будет еще пару человек, они подойдут к самому отплытию, - почему - то взгляд Роя показался Нине виноватым, - вы располагайтесь, сейчас вам сюда подадут легкий завтрак. Перекусите и поднимайтесь на борт.
Он поспешно ретировался, а Нэн непонимающе уставилась на аккуратно прикрытую дверь.
- Не понимаю, он что, нас типа спрятал? - Лёну тоже покоробило поведение Каурвэя.
- Похоже, но не думаю. С чего ради? Не такой уж мы и сюрприз.
- А чего тогда он оставил нас в каюте?
- Не знаю, отдыхать? - Нэн хмыкнула и разложила купальник и бирюзовое парэо на кровати, не решаясь сразу же облачаться в них. Сначала надо познакомиться со всеми, кто отправится на прогулку, прежде чем щеголять красивым полуголым телом.
В дверь тихо постучали, за ней оказался безмолвный официант, протолкнувший в каюту небольшой сервировочный столик, и молча удалился. На нем оказались нарезанные фрукты, пиалы со сливками, блюдца с кукурузным поджаренным хлебом и неизменное шампанское.
- Так и спиться недолго, - буркнула Нэн, разглядывая содержимое их 'завтрака'.
Девушки не торопясь перекусили. Алёна весело рассказала о некоторых гостях на острове, намереваясь, как она выразилась 'оттянуться по полной программе'. Толстые интеллектуальные кошельки ей нравились, и её не смутило замечание Нэн о меркантильности женской натуры подруги. Поправив незаметный макияж, Лёна вытащила Нину на палубу, хотя та хотела еще немного 'пересидеть' в каюте. Но, по еле заметному толчку стало ясно, что яхта отчалила от пристани и все, кто нужно, уже были на ней.
- И где же наш достопочтенный 'высший свет'? - спросила Лёна, оглядывая пустую палубу. Нина тоже крутила головой в поисках Роя и его таинственных спутников. Но яхта сверкала дорогим полом и мебелью без присутствия живых.
- Может, на верхнем ярусе посмотрим? - предположила подруга.
- Давай ты посмотришь, а я здесь подожду, - Нэн отчего - то не горела желанием подниматься наверх, но Лёна решительно схватила её за руку.
- Ничего подобного, тут тебе не полутораметровые окопы, чтобы тихо отсидеться, - он потянула её к лестнице, но, поднявшись на один пролет, они замерли. До них донеслись мужские голоса, причем собеседники явно были недовольны друг другом, судя по ворчливым интонациям.
- Ты как хочешь, - перешла на шепот Нина, - но я туда не пойду.
- Не забывай, дорогая, зачем нас вообще сюда свезли, - прошипела раздраженно Лёна, - сейчас наша прямая задача разрядить обстановку, раз там лается кто-то.
Она уверенно потянула Нэн за собой, так, что та чуть не пропахала носом лакированные ступеньки, еле поспевая за подругой, проклиная тот день, когда согласилась на эту 'работу'. Подруги вывалились на небольшой крытый балкончик, на котором, к ужасу Нины и восторгу Алёны, стояли Рой и Сеумас. Причем Сэм явно отчитывал первого, на что Каурвэй отрицательно поводя головой, ворчал в ответ. Нэн заметила, что довольно высокий мужчина был на голову ниже Сэма и её снова привели в легкий шок исполинские размеры именинника. Бесшумным появление девушек можно было назвать только с большой натяжкой, поэтому мужчины резко замолчали и повернулись в их сторону.
Лёна, увидев хозяина виллы, моментально сделала свою охотничью фирменную стойку, выпятив вперед прелести и сладко, даже приторно улыбнулась, при этом умудрилась скромно потупить глазки. 'Еще бы книксен изобразила' промелькнуло в голове Нины. Она предусмотрительно шагнула назад, уткнувшись попой в перила и постаралась слиться с окружающей обстановкой. В голове возникли кровожадные фантазии с панорамой расправ над Роем. Какого черта он потащил их на эту прогулку?
- Дамы, - осклабился вышеупомянутый товарищ, чуть не потирая руки - вы как раз вовремя.
Нэн хмыкнула. Ага, судя по сжигающему ненавистному взгляду Хандортона, направленного на друга, лучшего момента для своего триумфального появления и придумать нельзя.
- Секунду, - резко прервал его Сэм, схватив за локоть и уводя в дальний угол балкона. И, хотя он говорил негромко, но Нина все равно расслышала его речь.
- Мало того, что ты испортил мне утро своими намерениями разбавить нашу компанию и лишить меня долгожданного уединения, ты еще и эту девку приволок, - глаза Сеумаса метали молнии.
- Ты можешь не обращать на них никакого внимания, Сеум. Но у меня нет никакого желания торчать тут одному весь день. Собеседник из тебя, как известно только мне, совершенно никакой. Так что смирись, - Рой был неумолим.
- Зачем ты взял эту ...? Черт возьми, Каурвэй! К твоим услугам весь элитный эскорт со всего мира!
- Ты запретил брать с собой Олле. Не надо теперь роптать на мои желания. Мы с мисс Ветровой нашли общий язык, и я намерен довольствоваться её компанией столько, сколько захочу! И где захочу. В противном случае, мы всегда можем развернуть яхту. Но на берег я сойду вместе с девушками.
- Хрен с тобой, - Сэм раздраженно махнул рукой, - но на глаза мне не попадайтесь!
- Не беспокойся, - довольно улыбнулся Рой, - место мы себе найдем.
Но Хандортон его не дослушал, резко развернувшись, он грозной тучей пролетел мимо ошеломленной Лёны и Нэн, старающейся не отсвечивать на балкончике, усиленно разглядывающей горизонт.
- А как же... - Алёнка хотела затормозить хозяина, но Нэн решительно заткнула ей рот рукой и грозно покачала головой. Та замолчала и возмущенно уставилась на подругу. Но Нина уже переключилась на Роя:
- Когда мы договорились с тобой о моем сопровождении, это не значило, что я буду выступать куклой в твоих интригах, мистер Каурвэй, - холодно произнесла она, медленно подходя к нему, - не потрудишься объяснить, зачем ты взял нас с собой на эту чертову яхту? И не надо говорить, что все это только для того, чтобы тебе не было скучно.
- Но это именно так, дорогая, - ничуть не растерялся тот, - Сеум слишком нелюдим. Чересчур даже, и каждый год он на острове, словно йети на пляжах Кувейта. Моего Олле он не хочет видеть после одного...м-м-м инцидента. Так что я решил взять тебя. А вам, мисс, - кивнул он Алёне, - пока не стоит обращать его внимание на себя. Через пару часов он подостынет, отнесете ему напитки и развлечете его непринужденной беседой.
Он повернулся к Нине и притворно покаянно склонил буйную голову:
- Я не планировал его столкновение с тобой. Он мог тебя вообще не увидеть. Сеум всегда торчит либо здесь, либо в носовой части яхты. Мы бы спокойно поплавали в хвосте. Там даже джакузи есть, Нина. Не злись, милая.
- Не злюсь я, Рой. Просто недоумеваю, зачем так рисковать настроением хозяина виллы? После вчерашнего он вполне может распорядиться выслать меня на землю, а мне бы не хотелось терять эту..хм.. работу.
- А что было вчера? - встряла в разговор оттаявшая Лёна.
- Ничего, - Нина поспешно решила сменить тему. Она не говорила подруге о неожиданном знакомстве с именинником, - просто попалась под горячую руку. Ты же знаешь мою особую везучесть, Лён. Пойдешь к нему?
- Конечно, - та мечтательно закатила глаза.
- Только лучше к ланчу, - заметил Рой, и улыбка сползла с лица подруги.
- И что мне делать? Я так понимаю, кроме обслуги и нас, на яхте больше никого нет?
- Отдыхать, милая. Вся хвостовая часть яхты в нашем распоряжении. Есть джакузи, кинозал, бар и два официанта. А еще вокруг нет назойливых гостей, - Каурвэй жестом пригласил их покинуть балкончик. Девушки не заставили себя ждать.
Не смотря на недовольство Нины и её подозрения в отношении Роя, до обеда их день прошел очень спокойно. Яхта ушла далеко в море и берега острова скрылись от взглядов. Их троица расположилась на мягких диванчиках в тени навеса в хвостовой части огромной яхты. Алёна почти не поддерживала беседу. Она дремала, загорая в шезлонге или, уткнувшись в телефон, подчищала немаленькие запасы бара. Намерение посетить Сеумаса после обеда её не покинуло, но утренняя сцена чуть поумерила её пыл и теперь она щедро заправляла свою храбрость коктейлями. Каурвэй и Нина обсудили, казалось, всё на свете, кроме того, что её действительно интересовало, но она решила не заострять на этом внимания. Пока... Рой как всегда остроумно шутил, и девушка заметно расслабилась в его обществе. Он уже не казался подозрительным, и она смело откинула прочь мысли о непонятных целях собеседника. Тот в лицах изобразил знакомство Сеумаса и любимого мужчины Роя - Олле. По описанию, нынешняя его 'любовь', был весьма кокетливым экземпляром, который не видел берегов. Он посмел явиться прямо на работу к Рою и, не распознав в лице Сеума владельца их компании, флиртовал с ним напропалую, пока Каурвэй чихал от пыли в архиве, выискивая какой - то важный контракт. И даже когда их представили друг другу, Олле не прекратил заигрывать с 'брутальным няшкой' Сэмом, не обращая внимания на его грубость. Поэтому именинник настоял, чтобы друга Каурвэя вычеркнули из списка приглашенных и наплевал на уговоры и извинения своего заместителя. Нина хохотала, представляя себе выражение лица Хандортона.
Ближе к полудню она отважилась искупаться. Алёна перебрала и уснула на диванчиках, а Рой наотрез отказался лезть в воду. Оказывается, он панически боялся медуз, акул, китов и прочих обитателей бескрайних вод. Нину же, отлично плавающую, не очень устраивало пространство джакузи. Яхта давно стояла на якоре, никуда не двигаясь. Поэтому Нэн, переодевшись в купальник, спустилась по удобным ступенькам, уходящим прямо в воду, и не спеша поплыла.
Вода, казавшаяся парным молоком, ласково смывала с тела девушки лосьон, а из головы улетучивались вообще все мысли. Не зря Нэн регулярно посещала бассейн. Плавание всегда оказывало на неё благоприятное действие. Порядочно отдалившись от яхты, она перевернулась на спину и растянулась по поверхности воды, чуть погрузив уши в воду. Замерла. Над ней распростерлось ослепительное бирюзовое небо, на котором не было ни единого облака. Под ней находилась толща изумрудной воды. Полный штиль и припекающее солнце. Тишина казалась абсолютной. Нина расслабилась и погрузилась почти в полутранс, соединяя сознание с окружающим умиротворением. Потом подняла голову и скосила взгляд на мелькающую вдалеке яхту, чтобы убедиться, что она не ушла в мир иной - такой полной показалась медитация, и снова расслабилась, чуть перебирая пальцами в воде. Господи, как же хорошо!
Наверно, прошло около получаса, когда Нина почувствовала, как по ногам скользят холодные струи. От содрогнулась от неприятных ощущений, перевернулась, и попыталась отплыть от непонятно откуда взявшейся прохладной воды. Но уже через несколько метров снова ощутила, как теперь уже все тело сковало холодом. Она недоуменно осмотрелась по сторонам. Откуда в море такое течение? Вода становилась всё холодней, и Нэн с тревогой направилась в сторону яхты. Но она уплыла довольно далеко, на километр точно. Докричаться она не сможет, поэтому и не пыталась. Только все более размашистыми делала гребки, сосредотачиваясь на движениях.
Вода вокруг стала еще ледянее, и Нина подумала, что еще несколько минут и, если вода станет еще студенее, то ей не поздоровится. Паники, как ни странно, не было. Не прекращая работать руками и ногами, она торопилась к яхте. До неё оставалось не больше трехсот метров, когда ногу прострелило болью и свело судорогой. Скривившись, она попыталась грести дальше, но от ледяной воды свело дыхание и конечности онемели. Удивительно, просто не может быть в этом море настолько холодного течения, фантастика какая - то! Нэн не смогла удержаться на поверхности и, не успев даже крикнуть, как следует, ушла под воду. Она даже не успела как следует набрать воздуха в лёгкие. Толща вокруг была темной, так всегда, когда вода низкой температуры. Вторую ногу тоже свело судорогой и только сейчас Нэн стало страшно. Она видела сквозь воду, как потемнело внезапно небо, а по поверхности пошла рябь, свидетельствуя о начавшемся ветре. 'Глупо через столько лет умереть вот так, затонув, как бревно' - возникло в ускользающем сознании девушки. Она почти потеряла сознание от нехватки кислорода, когда чьи - то руки обхватили её за пояс и потянули наверх. Очень горячие руки. В ледяной воде они казались обжигающими жгутами.
Её вытолкнули на поверхность и Нэн судорожно, до боли в груди, вздохнула. В глазах было темно, замелькали мушки и кашель пробился наружу. На полном автомате она вцепилась в плечи спасителя и инстинктивно прижалась к нему. От него просто несло жаром, ярко контрастируя с холодом вокруг.
- Тише, только не дёргайся, - услышала она властный голос.
Но она и не собиралась брыкаться. Не дура. Знает, как паника может запросто утопить обоих - и тонущего и спасающего. Страх понемногу отступал, но и его хватило с лихвой. Море вокруг расходилось уже не слабой рябью, а большими волнами, а над ними зависли темные тучи.
'Еще не спаслась' дошло до Нины, и она подняла взгляд на своего помощника. 'Вот дерьмо'! Черный взгляд, нахмуренные сведенные на переносице темные брови и ослепительно белые волосы, которые намокли и заблестели еще сильней, хотя, казалось, куда еще ярче?! Нэн обнимала самого Сеумаса Хандортона. Посреди разволновавшегося моря!
- Только не отпускай, у меня ноги свело, - просипела она, еще сильнее схватившись за плечи Сэма. Не дай Бог, еще решит, что ошибся с утопающей и поможет пойти ко дну.
- Какого черта ты заплыла так далеко? - ярость в его глазах оптимизма не добавляла, но схватка на талии стала еще чуть более плотная.
- Нормально заплыла, откуда здесь ледяная вода?
Но Сеум не ответил. Он повернулся так, что она оказалась сбоку и уверенно погреб в сторону яхты, придерживая одной рукой ослабленную девушку. Её эмоции приходили в норму и ветер, трепавший поверхность моря стих, а тучи расходились, и уже прорезалось несколько солнечных лучиков. Только вот вода вокруг них оставалась такой ледяной, что Нэн все-таки мешала своему спасителю, стараясь прижаться к горячему телу.
'Может у него температура?' подумала она, прислушиваясь к своим ощущениям. И наверняка запредельная, раз она чувствует её в такой ледяной воде. Хотя... Это вообще нереально, ведь тело остужается! Что же с ним тогда такое?!
Спросить Нина не решилась, зато слова благодарности сами слетели с губ:
- Спасибо.
Сэм поморщился:
- Господу говори спасибо. За то, что я вообще тебя заметил.
- Я не верю в Бога.
- А зря.
- Ты верующий что ли? - она удивленно уставилась на него, хотя прямого контакта глазами у них не было.
- Не твое дело, - его дыхание ни на секунду не сбивалось, не смотря на разговор при движении, - не знаю. Но это явно его рук дело, раз я проплывал по этой стороне от яхты.
- Ну, вообще - то, если у тебя сейчас тоже что-нибудь сведёт от холода, то мы оба до неё не доберемся.
Сеумас хмыкнул:
- Я закаленный.
- Но если господу, как ты предполагаешь, будет угодно, то и до тебя он тоже может добраться в любой момент.
- Если ты сейчас не замолчишь, то я тебя отпущу, - рыкнул Хандортон.
- Извини, - Нэн попробовала пошевелить ногами, но острая боль судороги снова пронзила конечности так, что та только сильнее стиснула зубы. Вообще - то её болевой порог позволял довольно спокойно пережить подобные ощущения, но это надо не шевелиться, что она и попыталась сделать, вцепившись в спасителя.
- Что ты так липнешь ко мне? - он недовольно попытался её немного отпихнуть от себя, - держись руками, этого достаточно.
- Не могу, мне так теплее.
Сэм перестал плыть и застыл.
- Что ты сказала? - их глаза, наконец, встретились, и Нина прочитала в них нешуточное удивление.
- Что мне так теплее. Не знаю, почему я в такой холодной воде чувствую твое тепло. У тебя, наверное, очень высокая температура. Вы больны, мистер Хандортон?
Тот лишь еще больше округлил глаза:
- Я...теплый?
Нэн для убедительности приложила ладошку к широкой спине.
- Горяченный.
Хандортон шумно втянул в себя воздух и аккуратно отвел её руку.
- Тебе кажется. Скорее всего, тебе слегка не хватило кислорода. Вот и мерещится всякое.
- Ничего подоб...
- Я в этом уверен, - отрезал Сэм, пришедший в свое обычное недовольное состояние, и подпихнул её к ступенькам приблизившейся яхты.
Забравшись первым, он аккуратно вытянул её из воды, поднес к диванчиками и бережно уложил на них. Нина оглядывалась, но подруги и Роя не было. Интересно, куда это они запропастились?
- Не двигайся, - буркнул Сэм и ушел.
'Отлично', подумала Нина. Конечно, она не будет двигаться, только вот сейчас дотянется до полотенца, а то зуб на зуб не попадает. Кое-как, помогая себе руками, она подползла по дивану к полотенцу и, дрожа, как осеннее деревце, обернула его вокруг себя. Тут же села, облокотившись на спинку и начала разминать ноги, игнорируя боль, лишь морщась, когда при особо усиленном нажатии, икроножные мышцы простреливало спазмом.
Прошло минут десять, когда на палубу влетел взъерошенный Каурвэй.
- Силы небесные, Нина! Ты в порядке? Сеум перепугал меня до смерти.
Только сейчас девушка заметила, как за спиной паникёра возник Хандортон. Он держал в одной руке плед, а в другой кружку горячего чая. Выражение его лица, напротив, не выражало никакой заботы. Наоборот, его, очевидно, безумно напрягало то, что ему пришлось спасать тонущий эскорт.
- Я уже в норме, Рой. Не волнуйся, пожалуйста, - она поблагодарила Сэма кивком головы и отхлебнула чаю, - наверно, нужно сообщить в местные организации по защите природы или в какой-нибудь исследовательский институт о том, что в этих водах обнаружены холодные течения. Их здесь быть не должно. Да я бы никогда не полезла, знай о возможной опасности!
В глазах Сеумаса впервые мелькнуло уважение, а Рой боязливо покосился на своего друга.
- Конечно, милая Нина. Мы обязательно сообщим, как только прибудем на берег. Ты можешь не переживать об этом, - он отвел её руки и сам принялся разминать ноги девушки, - мы уже сообщили капитану и через пару минут поплывем обратно. Ох, моё сердце чуть не прекратило свой многовековой ход, когда Сеум сказал, что ты чуть не утонула.
- Я должна поблагодарить вас, мистер Хандортон, - искренне начала Нина, - если бы не вы, я, скорее всего еще и замерзла.
- Это реакция на судороги, - проворчал Сэм.
- Да ну бред какой, - слабо возмутилась Нина, - или у вас в рукаве имеется медицинское образование? Вы так уверено утверждаете об этом. Насколько мне известно, человеческое тело вообще не может иметь таких температур, чтобы ощущаться очень теплым в ледяной воде.
Рой, побледнев, уставился на нее.
- Вот видишь, это звучит настолько невероятно, что, скорее всего, тебе почудилось.
- Действительно, - кивнул Сэм, - не стоит об этом. Пойду, переговорю с береговой службой, - он подмигнул Рою, - жду тебя у себя в каюте через полчаса.
Нэн проводила его взглядом. Интересно, почему они оба так яростно утверждают, что всё ей показалось? Она же не дурочка. И свое тело знает 'от и до'. Ладно, пусть думают, что она повелась на их уговоры. Но зарубку в памяти себе сделала.
Через несколько минут к ним присоединилась Лёна, которая закудахтала вокруг Нэн, как мамочка - наседка. На вопрос подруги, где она была, ответила, что ушла прихорашиваться. Ведь она действительно собиралась соблазнять именинника. Вид у неё был расстроенный и виноватый. Нина явственно ощущала, что ей не хочется возвращаться на берег. Когда Рой ушел с Сеумасу, Лёна засыпала Нэн вопросами про Хандортона.
- Знаешь, наверное, стоит отказаться от идеи соблазнить Сэма. Он показался мне слишком самоуверенным, Лён. Такие как мистер Хандортон не ставят женщин выше приматов. Тебе это надо, унижаться перед ним? - Нина искренне не хотела, чтобы этот черствый мужчина умудрился обидеть Алёну, которая, хоть и казалась толстокожей, на самом деле была довольно ранимой личностью.
- Брось, родная, мне скучно, - глаза Лёны хищно блеснули, - это же целый квест - поднять хозяину настроение. И не только...- она захихикала, - а если не получится, то уверяю тебя, меня это совсем не огорчит.
Нина вздохнула. Она почему - то была уверена, что у Лёны ничего не получится. Презрение, читавшееся во взгляде Сеума, которым он окидывал девушек, прожигало душу. И не только Нэн, которая не понравилась ему, удостоилась его непочтения. На Алёну тот тоже посматривал, как на красивый, обязательный в интерьере столик. Не хочется капать валериану и насильно вливать подруге, когда ту или используют, как прикроватный коврик, или грубо отошьют. Но, видимо, придется, потому что Лёна сдаваться не собиралась.


Сэм задумчиво вглядывался в медленно приближающийся зеленый берег острова. К нему медленно шагнул Рой и облокотился на поручни.
- В следующий раз, - начал Каурвэй, - предупреждай меня о том, что собираешься искупаться.
Сеумас нахмурился.
- Следующего раза не будет, Рой. Я даже тебя не буду больше брать с собой.
Тот поморщился.
- Это лишнее. Ты знаешь, что в море я не сунусь, даже если в меня будут стрелять из пулемета - автомата.
- Ты можешь туда просто упасть. По неосторожности или несчастливой случайности.
- Не надо делать вид, что ты меня шибко бережешь, - усмехнулся друг.
- Вовсе не берегу. Но утонуть будет для тебя слишком быстрой смертью, - пошутил Сэм, но тут же собрался и добавил, - распорядись о том, чтобы эту Нину увезли с острова.
Рой застыл.
- Зачем, Сэм? Ты лишаешь меня последней радости на этой вилле.
- Затем, что она меня раздражает. И вообще, разузнай - ка про неё побольше. К вечеру доложишь.
- Сеум, - улыбнулся Рой, - ты заинтересовался девушкой? На меня сейчас ничего не упадет с неба?
- Прекрати фантазировать, - отрезал тот, - сам подумай. Сначала она легко угадывает мое настоящее имя. Потом твердит о том, что я горячий в ледяной воде. Слишком много узнала про меня за меньше, чем двое суток.
Каурвэй задумался.
- Считаешь, она может что - то знать?
- Вряд ли. Но подстраховаться стоит. И закажи ей обратные билеты.
- А может, лучше оставить её на острове? Под приглядом, пока я не разберусь, кто она и что она.
Сэм рассмеялся. И, если бы кто-то сейчас видел, то был бы поражен красивой улыбкой, столь редко возникающей на его лице.
- Не хитри, Рой. Доложишь вечером, и я решу, стоит ли она нашего внимания.
- Ты меня режешь тупой пилой, Сеум. Отправь я её прочь, у меня совсем не останется развлечений. А ты знаешь, насколько мне ненавистна скука.
- Ну, по крайней мере, до этого вечера скучать тебе не придется.
Он немного слукавил, когда сказал Каурвэю, что Нина его раздражает. Да, она показалась ему чересчур самобытной. Такие девушки не должны встречаться в эскорте. Она не ловила жадно его взгляды, не заигрывала и не рисовалась ни перед ним, ни перед гостями. О, он понаблюдал немного за ней вчера, из-за тени кустарника садового лабиринта. За всё это время, эта мисс Ветрова единственная, кто смог вот так с кондачка угадать его настоящее имя, даже не задумываясь. А когда она приложила свою крохотную ладошку к спине, от этого прикосновения по нему словно электрический заряд прошел. Сэм решил списать это на элемент неожиданности. И да, абсолютно точно, надо избавиться от неё. Слишком много мыслей он тратит на эту юную особу и вряд ли она заслуживает этого.
Как только они достигли берега, Алёна и Нина удалились в свои покои, отказавшись от предложенной помощи Роя. Хандортона они не видели, к огорчению первой и счастью второй. Тома уведомили по внутренней телефонной линии, и он позволил Нэн сегодня не появляться на мероприятиях. И это определило её планы на оставшийся день и вечер. Позволив себе час отдыха, она отправилась на поиски Каурвэя. Тот нашелся за тем же столиком, за которым сидел вчерашним вечером. Он уже успел переодеться в ослепительно белый костюм и выглядел настоящим пижоном, попивающий горячий кофе.
- Думал, не увижу тебя сегодня, - Рой приветственно улыбнулся, - как себя чувствуешь?
- Хорошо. Я не сахарная, Рой, - улыбнулась она, - но перед Томом пришлось немного разыграть и боли в суставах и головную.
Каурвэй рассмеялся.
- Ах ты, хитрюга. И красивая. А еще и умная. Опасное сочетание.
- Спасибо.
- Чем планируешь заняться?
Нэн не стала ходить вокруг да около.
- Я понадеялась на тебя. К тому же ты мне должен за это утро на яхте. Ты нашел автора молельни?
Рой жестом пригласил её пройтись, и они направились по вчерашней тропинке.
- Ты была права. В той кипе бумаг нашлись электронные версии, - он закатил глаза, - и не лень же было кому - то сканировать эти талмуды. Автором проекта храма и десятка статуй является некий Джозеф Томич. Никаких контактов, только его инициалы на чертежах. Удивительно, но их согласовывал Сеум лично. Я пытался просмотреть договоры, но и там ничего об этом Джозефе нет. Может, Сеум заказывал у него проекты отдельно, а может часть контрактов утеряна или находится в головном офисе 'Вонмортин'. Здесь я тебе не помогу.
Нэн расстроилась, хотя имя - это уже лучше, чем полное отсутствие информации.
- Надо поискать в интернете.
Рой согласно кивнул.
- Это я предоставляю тебе. Я просто не успел. И так, как резвая овечка на норвежских лугах скакал от телефона к стеллажам с бумагами.
- Рой, спроси, пожалуйста, у мистера Хандортона об этом Томиче, - сама Нина не хотела бы разговаривать с Сэмом.
- Предлагаешь придумать байку - как сильно меня заинтересовал данный храмик? Да он никогда не поверит в непонятно откуда взявшийся интерес, Нина. За много лет я облазил эту виллу вдоль и поперек и ни разу не спрашивал у него ничего подобного.
- Скажи, что автор нужен тебе для личной постройки. Неужели у тебя нет такого места, где можно было бы сотворить небольшое готическое произведение?
Рой рассмеялся.
- Ты права. Есть такое место. Оно, конечно, в сотни акров меньше виллы, но сад там умопомрачительный.
Нэн возликовала в душе.
- Вот! Пожалуйста, мистер Каурвэй. Вы меня очень выручите, и я определенно буду должна.
- Хорошо, хорошо. Только не надо так выражаться, будто мы с тобой не друзья, а на совещании, где только что подписали взаимовыгодный контракт. Постараюсь узнать, что смогу.
Они прошлись до храма, где Нэн внутренне снова содрогнулась, взглянув на мрачные витражи. Немного позже Рой, ссылаясь на дела, спешно проводил её до покоев и откланялся. Переодевшись в легкую шелковую пижамку, Нина улеглась на кровати и раскрыла ноутбук.
Через час безуспешных поисков, Нэн расстроенно хлопнула крышкой. Такое ощущение, что Джозефа выдумал сам Рой, чтобы Нина от него отстала. Ни один поисковик не выдавал никаких ссылок с таким именем. Подключить свои каналы для поиска она сейчас не могла. В последние десятилетия этим занимался Борис. Нэн давно перестала выискивать нужных ей людей, лишь направляла старому другу запросы на предоставление информации. В основном они касались ордена. А прошедшие восемь лет и вовсе были глухими. Даже Боря не мог найти концов, после чего они сделали вывод, что все члены этой группы психов умерли.
Потратив еще немного времени и лишний раз убедившись, что интернет глух на запросы по Джозефу Томичу, Нэн выпила пару таблеток снотворного и постаралась заснуть. Лёна веселилась на вечеринке и девушка не стала ждать подругу, закрыв свою комнату, но не замыкая её.


Рой без стука ввалился в кабинет Сеумаса, держа в руках пару распечатанных листков. Сэм оторвал взгляд от монитора, устало потер глаза и, встав с роскошного кожаного кресла, подошел к бару, спрятавшемуся в стеллаже среди книг.
- Слушаю тебя внимательно, - он, не спрашивая налил Каурвэю его любимый виски, подумал и плеснул их и в свой стакан.
- И почему я застаю тебя здесь, а не в объятьях жарких красоток, которые обязаны поздравлять тебя с днем рождения, клясться в вечной любви и томно обещать неземной кайф?
- Он был вчера.
- Он был у тебя множество раз и это не умаляет того, что ты опять прячешься в кабинете, прикрывая свою нелюбовь к скоплениям людей неотложными делами, - Рой принял из рук Сеума стакан и укоризненно покачал головой, - если бы не я, кто ходил бы на советы директоров и отчетные пресс - конференции?
Хандортон закатил глаза. Сколько раз он поднимал эту тему.
- Не начинай, а? И не увиливай. Докладывай, давай.
Рой усмехнулся. Команды так и сыпались из уст друга, что, впрочем, было вполне привычно.
- Моя красавица тебя заинтересовала, - и, видя, как вскипает Сэм, поспешно продолжил, - окей, окей! Рассказываю. Нина Ветрова, двадцати шести лет отроду. Родилась в поселке Изыхские Копи. Это центральная Россия, Сибирь. Родители неизвестны, воспитывалась в детском доме. Данных почти нет, очень скудные. Следующая информация о ней всплыла, когда она поступила в Новосибирский архитектурный колледж, который окончила с отличием. Училась заочно, где работала все это время - неизвестно. Предполагаю, что все её заработки за этот период времени были неофициальными. В криминале нигде замечена не была. После окончания колледжа уехала в Москву, где буквально несколько дней назад закончила с отличием государственный институт архитектуры и строительства, - тут Рой благостно закатил глаза, - господи, как я люблю красивых и умных женщин. Ну, ты понимаешь, Сеум, в каком это я смысле.
- Дальше, Рой.
- Да-да. А и всё, собственно. Выполняла несколько проектов, больше частных, ничего интересного, обычный калым для начинающих архитекторов.
- Как всё? - удивился Сэм.
Докладчик лишь развел руками.
- Я и сам удивлен. Замужем не была, семьи нет, ни с кем особо не дружила, кроме Воробьевой Алёны, но эта дамочка тоже здесь. Она даже не выезжала из области за все годы учёбы. Хотя загранпаспорт сделала еще на втором курсе. И меня эта милая девушка заинтересовала куда больше. Судя по докладу, из неё получается отличная мышка, серая масса, средний слой. Но этого никогда не скажешь, когда посмотришь на мисс Ветрову. А уж пообщавшись с ней, вовсе поймешь, насколько она неординарна.
- Странно, - задумчиво произнес Сеумас. Из всех особенностей Нэн он отметил только её чрезвычайную чуткость, которая сильно его насторожила. Ну, красивая, так этим его давно не удивишь.
Рой согласно кивнул.
- Очень странно. Еще более необычно то, что в эскорте она впервые. Том согласовал её кандидатуру незадолго до открытия. Российская сторона уверовала в её прозрачности, а сейчас я сам сомневаюсь.
Хандортон изумился.
- Новичок?
- Ага. Том сказал, что это протекция Воробьёвой. Они же подруги. Вот та и привлекла на замену заболевший девушки свою протеже. Я так - то не лез никогда в дела Тома, но замечу, что он расслабился, раз взял на остров сомнительную кандидатуру, - и добавил уже шепотом, - надо будет ему спасибо сказать. Первый раз за столько лет не безмозглая кукла.
Сэм задумался. Очень странно выходит. Новенькая и столько раз промелькнула перед ним. Да еще как! Не может это быть совпадением. Но, что ей нужно? Он решительно опустился обратно в кресло.
- В общем, так. Сегодня наблюдаешь за ней, глаз с неё не спускаешь. Завтра и эту Нину и её подружку отправляешь на землю.
Рой воспротивился:
- Но, Сеум. Мы через три дня и сами улетим отсюда. Позволь мне провести их, не подыхая от скуки, как от жажды, словно кактус в пустыне.
- Тебе и не придется. Твоя задача проследить за ними вплоть до Москвы. И еще понаблюдаешь несколько дней. Лично, раз скука тебя заражает, хуже глистов.
- Э-э-э. А здесь я тебе не нужен?
- Справлюсь без вашей опеки. Надоели, - отрезал Сэм.
Рой фыркнул. Нормальная такая задачка. Он еще за дамочками не бегал и не следил. Симпатия к мисс Ветровой как - то резко поугасла.
- Ты меня используешь. Я только что свою задницу тебе не подставлял, так ты меня любишь, Сеум?
Тот зло сверкнул глазами.
- Не забывайся!
- Я тебя не боюсь. Без меня ты совсем сорвешься в пучину одиночества и гнева, Сэм, - его другу стало грустно, - хорошо, я прослежу за ними.
Сэм, глядя на кислую физиономию своего первого заместителя, всё же немного смягчился.
- Просто меня очень достало твое нытье, дорогой друг. Поэтому я и срываюсь. Сделай, о чем я прошу и весь разговор.
- Конечно, - Рой решил сменить тему, - кстати, не подскажешь, как найти Джозефа Томича? Ты ставил свою подпись на его проектах.
Хандортон насторожился.
- Зачем он тебе?
- Хочу заняться своим садом.
Сэм неверяще фыркнул.
- Знаешь что, Рой Каурвэй, - мужчина приподнялся из-за стола и навис над собеседником, - не надо мне так нагло лгать. Прямо в лицо. Что с тобой случилось, друг? Я не узнаю тебе последнее время.
- Да с чего ты взял, что я говорю неправду? - взвился тот.
- С того, что постройки Джо тебя никогда не интересовали настолько, чтобы окопаться в чертежах. Может, скажешь правду, зачем он тебе понадобился?
Рой скис. Перед кем он тут может выделываться? Еще никому и никогда не удавалось обвести Сеумаса вокруг пальца. Тот, словно каждой порой своей смуглой кожи чувствовал подвох. Даже в мелочах. Даже в безобидных шутках.
- Нина хотела...
- ЧТО?! Кто хотел?!
- Мисс Ветрова, Сэм. Что тут такого? Её очень заинтересовали витражи на готической молельне, но она побоялась, или постеснялась спросить у тебя контакты этого Томича. Не надо смотреть на меня глазами бешеного сатаны, Сеум. Разве трудно помочь мне найти этого архитектора?
Сэм лихорадочно размышлял. Это якобы совпадения уже не вписывалось ни в какие рамки. Джозеф был его старым 'другом'. Одним из немногих, кто знал правду о его происхождении и нес эту тайну в себе. Вообще Джо был порядочным говнюком, и в его седой голове хранилось множество секретов, о которых Сеум мог только подозревать. Хандортон знал, что для Томича все его архитектурные развлечения были всего лишь прикрытием. И когда он нагло заявился на его виллу и занялся строительством молельни и еще нескольких 'гениальных' по его мнению дополнений интерьера и устройства имения, Сэм лишь скрипел зубами от злости, что не мог приструнить наглеца. Мало кто мог воспротивиться ему, но Джозеф Томич легко игнорировал его указания. Что он тогда здесь вынюхивал - так и осталось тайной для Хандортона. И теперь эта девчонка захотела познакомиться с ним? Даже Рой не знает о Джо.
- Рой, сегодня же увозишь девушек на землю. Пусть переночуют в гостинице. Распорядись поставить их телефоны на прослушку и подключи наш отдел безопасности. Пусть более тщательно покопаются в её биографии.
- Её подругу тоже?
- Дай подумать, - замер Сэм, - пожалуй, нет. Пусть думает, что я всего лишь больше не желаю видеть только её. Отчасти, так и есть.
Рой тронул друга за плечо.
- Ты уверен? Не проще ли оставить её здесь и последить за поведением?
- Зачем? Гораздо интереснее, что она будет делать, оставшись одна, - Сеум заговорщицки подмигнул своему заместителю, - развлекайся, друг мой. Ты же этого хотел.
Каурвэй лишь тяжело вздохнул.
- Хотеть - то хотел. Но не перевоплощаться в Шерлока или, хуже того, в нанятую ищейку, как жалкий наемник какой - то.
- Переживешь.

* * *

И, хоть Рой и клял себя и Нэн последними словами, сокрушаясь и ругая свою недальновидность, в тот же вечер он, скромно опустив голову в её покоях, сообщил о скором отплытии. Причина проста до одури - Сэму она жутко не понравилась, и так как он правит балом, его решения исполняются и не оспариваются. Нина была в растерянности, а еще очень зла. Спасибо, что не утянула за собой Алёну. Но деньги? Впрочем, хмыкнула она про себя, ей не привыкать перекраивать планы. Для себя Нэн решила, что к Борису уедет в любом случае и уже там подумает, где достать недостающие средства. Благо за много лет денег скопилось вполне достаточно, чтобы пробовать, и даже рисковать.
До предполагаемого отъезда оставалось не больше пары часов, с Алёной она уже попрощалась и расстроенная подруга ушла 'работать'. Рой тоже сгинул, буркнув что-то невнятное про дела. Оставаться в номере не было сил. И терпения. Захватив телефон, Нэн быстрым шагом пошла по коридорам и уже через несколько минут почти бежала по ухоженной тропинке.
Возле храма, казалось, все звуки отошли на второй план, стали намного тише и окутывали это место слабым эхом. Даже сверчки, которые особенно старались распространить свой стрекот на всю округу, здесь отсутствовали. Нэн поежилась от неприятного, почти мистического ощущения какой - то настороженной опасности и включила камеру на телефоне. В тусклом свете от декоративных фонариков, украшавших сад, витражи казались живыми, унося мысли Нэн в далекие воспоминания.
Она набрела в тот вечер на хижину, и та не была заброшенной, как ей рассказывала мать. Страшная старуха, похожая на лесную ведьму, которой пугали всех детишек её деревни, назвалась тогда её тёткой. Заботливо пропустила в запущенную и заросшую грязью комнатку. Но Нэндэг было всё равно. Усталость брала вверх и она не заметила ни хищного блеска в помутневших от старости глазах, ни щедрой щепотки наркотического растения, подсыпанного в теплое молоко. Именно с того дня началась её летаргия, продлившаяся более двух веков. И лицо той женщины было последним четким изображением, часто являющимся в затяжных кошмарных снах: злое, искривленное алчной ухмылкой, выплевывавшее её имя, как нечто с отвратительным вкусом.
Нина на секунду зажмурилась, отгоняя воспоминание, и защелкала телефоном. Пусть сейчас ей не удается найти этого мистера Томича, но она всё равно выяснит, откуда у него возникла идея изобразить на храме сцену из её прошлого. И искать нужно будет осторожно, не выдавая себя, так, как она научилась за долгие годы, прячась сначала от своих мучителей, потом от ордена.
Качество фотографий было неудачным. Витраж был расположен довольно далеко, да и свет оставлял нечеткие размытые области. Нэн нашла внутри храма пару стульев, что не были привинчены к деревянному полу. Поставив один на другой, она, скинув с себя туфли, и опершись на выпирающую фигурку горгульи, забралась на стулья и снова начала фотографировать. Теперь более тщательно, отбирая основные моменты - фигурку в центре, изображение молний, расстановку людей, которые замерли на этой картине в шаге от своей гибели. Было жаль, что не получилось сделать панорамное фото, но Нина была уверена, что сможет собрать полную мозаику из сделанных снимков.
- Ваш интерес к молельне похвален, но разрешение на фотосессию я не давал, - раздался резкий голос позади девушки.
Конечно, стоило ожидать того, что он её напугает. Матюгнувшись на ставшим уже родным русском языке, совсем не похоже на леди, Нэн неловко взмахнула руками и начала падать. Зацепилась за горгулью, но та с треском отломилась, потому что камень был ненатуральным и, видимо не очень качественным, и полетела вниз. Сэм подхватил её за талию, почти у самой земли, отчего девушка неуклюже крякнула и попыталась зацепиться за плечи, забыв про статуэтку в руке. Острый осколок впился в мышцы и теперь уже Сеум выругался.
- Черт возьми, мало того, что я должен спасать тебя, снова, ты еще и членовредительствуешь в благодарность.
- Извини..те, - пискнула Нина, лихорадочно выдумывая оправдания своему местонахождению.
Сеум дёрнул девушку наверх и, отступив на полшага назад, хмуро поинтересовался:
- Сама удалишь фото или расскажешь причину? Может быть, я и разрешу тебе оставить их себе на память.
Нэн молча перевела взгляд на его руку. По небесно-голубой ткани расползалось кровавое пятно, горгулья порвала ткань и ощутимо задела плечо мужчины.
- Позвольте Вам помочь? - она потянулась к ране.
- Не стоит. Ерунда.
Он дёрнулся и отклонился. Рана попала в свет фонарей всего на пару секунд. Ничтожно малый промежуток времени, но достаточный, чтобы Нина успела рассмотреть, как открытая царапина, проглядывавшая сквозь рваную ткань, затягивалась, вбирая в себя те свежие капли крови, что не успели сбежать и впитаться в рубашку. Увиденное не просто повергло девушку в шок. Отпрянув от Сеумаса, как от прокаженного, она с силой сжала кулаки. Этого просто не может быть! Пожалуйста, господи! Пусть всего лишь привиделось! Нечаянно навыдумывалось или еще что-нибудь .
- Телефон! - он не заметил ужаса, мелькнувшего во взгляде девушки.
Нэн перевела взгляд на лежащий на притоптанной траве смартфон, но не сделала попытки поднять его. Сэм проследил за ней и сам взял тоненькую 'соньку'. Самостоятельно удалил фото и протянул телефон со злой усмешкой.
- Через полчаса вы покидаете виллу.
Да с радостью! Уже сто раз прокляла свою беспечность и то, что согласилась совершить эту поездку. Нина кожей ощутила исходящую опасность от этого странного мужчины. Сначала витражи, теперь это невольно подсмотренное волшебное исцеление. Странно, но она не ощущала привычного приступа страха. Скорее собранность. Кто он? Член ордена? Его глава? Но она бы знала. Она бы точно знала, что есть еще такие же, как она - с сумасшедшей регенерацией.
- Сколько вам лет? - сама удивилась, что спросила это вслух.
Сэм изогнул бровь.
- Как странно вы прощаетесь, мисс Ветрова.
- Простите, - Нэн взяла себя в руки, - Вы меня очень напугали. Спасибо, что не дали свернуть себе шею. А фото? Рой наверняка уже доложил Вам об основной моей профессии. Архитектура моя слабость и за это я тоже прошу прощения. Не думала, что данный храм запрещено снимать.
Мысленно похвалив себя за уверенный тон, она подняла руки. Сдаюсь-сдаюсь Хандортон. Тебе же не известно, что смартфон настроен так, что оставляет резервные копии снимков в скрытых папках.
- Не запрещено, но разрешение необходимо. Ваши вещи уже погрузили на катер. Позвольте, я вас провожу, - с издевкой сообщил Сэм и хотел взять её под локоток, но Нэн ловко увернулась и, не дожидаясь, уверенным шагом направилась к причалу.
Всё к лучшему. Ни на секунду не останется в этом месте, в этой стране! Само провидение подкинуло ей этого странного мужчину. Она извинится перед Алёной, но желание сбежать в своё гнездышко росло в геометрической прогрессии. А что, если её уже нашли? Разве есть еще, кому искать? Почему этот Хандортон (откуда он взялся вообще?) живет и процветает, когда она была вынуждена прятаться почти век, не раз подвергая свою жизнь опасности? Три долгих сотни лет летаргии с примесью редких моментов просветления разума, чтобы осознать свой жестокий плен, а далее долгие годы борьбы со страхом, резкое взросление сквозь военное время - что еще нужно пережить Нэн, чтобы обрести долгожданный покой?
Она настолько погрузилась в свои мысли, что не замечала, как пристально смотрит на неё провожатый. Сэм же гадал, зачем понадобились фотографии нахрен никому не нужного храма? Не очень верилось в архитектурный интерес. Почему она спросила про его возраст? Он скосил глаза на плечо. Рана затянулась, да он толком и не заметил, что был ранен. М-да. Мисс Нина Ветрова определенно оттягивала на себя львиную долю его драгоценного внимания. Когда Том доложил, что она удалилась из номера, ноги сами понесли к храму. Интуиция не подвела. Глядя на то, как девушка тянулась с телефоном в руке, балансируя на хлипкой конструкции из старых стульев, Сэм невольно залюбовался стройной фигуркой. Да и взгляд мисс Ветровой не назовешь глупым, уж он в этом разбирался. Определенно она умна. И красива. Опасное сочетание, рождающее в женщинах коварность и меркантильную хитрость. Может, если за ней не обнаружится ничего подозрительного, он и пригласит её на свой праздник через год, и уделит ей чуть больше внимания, чем остальным. Другого, нежного и, возможно, страстного... Если, конечно, вспомнит о её существовании.
Они так и дошли до причала. Нина чувствовала себя, как под конвоем - Хандортон не пытался ее догнать, державшись чуть позади. Совсем стемнело, и россыпь звезд в небе раскрашивала водную тьму. Катер на этом полотне казался чем - то инородным, но Нэн решительно взошла на палубу, мысленно желая оказаться как можно дальше отсюда. Повернувшись лицом к хозяину виллы, она нашла в себе силы изобразить обаятельную улыбку беспечной девицы.
- Всего вам хорошего, мистер Хандортон.
Вот так. Хватит извинений. В конце концов, она ничего не должна этому тирану. Обидно, что Рой не пришел попрощаться, все - таки за эти пару дней они, можно сказать, даже 'спелись'.
- Удачно добраться, мисс Ветрова, - Сэм шутливо отсалютовал, развернулся и решительно зашагал в сторону.
Уже в своем кабинете он набрал один номер. Через несколько гудков в трубке раздался хриплый кашель:
- Я только о тебе вспомнил, Сеумас.
- Здравствуй Джозеф. Когда ты нанесешь мне очередной визит своей несравнимо ценной вежливости?
- Когда ты будешь проезжать Осло? Твоя ежегодная вакханалия все также длится неделю?
Сэм скривился.
- Жалеешь, что не принимаешь участия?
Голос в трубке разразился противным смехом.
- Спасибо, но одного раза мне было достаточно, чтобы понять - насколько скучное у тебя общество.
- Твое, вероятно, более веселое, Томич?
- Более, - согласился собеседник, - понедельник?
- Если только вечернее время. Перелёт... Сам понимаешь, - Сэм уверенно наполнял бокал виски.
- Тогда не позже девяти, адрес пришлю почтой. До встречи, - Джо, как всегда, был резким, как стрела и не разбрасывался словами. Немного предисловия - щепотка пикировки, которую он позволял себе с Хандортоном, было лишь показателем их давнего знакомства. Настолько давнего, что никто и не вспомнит, кроме их двоих.
- До встречи, - вздохнул Сеум и положил трубку.
Видеться с этим человеком желания у него не было.






(C)


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"