Хван Дмитрий Иванович: другие произведения.

Царь с востока

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.56*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    глава 16 добавлена 19 октября

Глава 1
Восточно-Корейское море, остров Эдзо. Август 7154 (1646)
Преодолев в середине лета полноводный из-за обильных дождей Амур, оба винтовых корвета, выйдя из Албазина, спустя пару недель достигли Амуркотана, айнского поселения в устье великой реки, где был основан ангарский пост. Там на борт 'Забияки' поднялись Алексей Сазонов и три десятка айнов под началом Нумару и его сыновей. Айны пополнили собой сборный батальон морской пехоты, состоявший из казаков-дежнёвцев, обученных людьми Матусевича, беломорских поморов и дауров. Размещённый на трёх кораблях, включая выкупленный таки у Пояркова флейт 'Кастрикум', где команда состояла из курляндцев, немцев и нескольких голландцев из команды де Фриза, батальон делился на три роты. После того как флотилия, с некоторым трудом миновав мелководья Амурского лимана, вышла в Татарский пролив, все вздохнули с облегчением. Все, кроме морских офицеров - ибо спокойная вода в проливе редкость, а из-за разницы температур туманы здесь постоянны. Однако на сей раз Провидение улыбнулось смелым - море было на удивление спокойным. Хотя без первых неприятностей не обошлось - около четверти из тех, кто впервые вышел в море, очень скоро свалились от приступа морской болезни. Многих прошиб холодный пот, появилась апатия, вялость. У некоторых началась тошнота, а то и рвота. Бывалым морякам пришлось помогать своим неопытным ещё товарищам, рассказывать, как можно облегчить состояние. Сартинов специально для этого случая взял в поход мёд, сладкие ягодные компоты. Тех, кто чувствовал себя хуже, спустили вниз, уложив в койку.
- Ничего-ничего! - морщась, капитан похлопал по плечу одного из амурцев, только что исторгнувшего содержимое желудка за борт. - Сейчас полегчает!
Машины, установленные на кораблях, уверенно давали скорость хода в семь с половиной узлов. "Удалец", как и в лимане, тянул на буксире "Кастрикум". Не сказать, что мореходность корветов была блестящей, но капитан Сартинов в целом остался доволен первенцами Тихоокеанского флота Сибирской Руси. Теперь нужно было заняться поиском сахалинского угля, что оказалось делом несложным. Примерное расположение месторождений капитан знал, и уже на третьей стоянке местные нивхи показали высадившимся на лодках морякам те места, где они добывали для своих нужд 'мягкие чёрные камни'. И действительно, это оказались пласты каменного угля, выходящие на поверхность прямо у песчаной береговой черты. Это вселило в людей радость и уверенность в своих силах. На холмистом мысу изумрудного цвета, близ устья безвестной речушки, что на западном берегу острова, морякам капитана Андрея Сартинова и первому сводному отряду морской пехоты пришлось немало потрудиться кирками и лопатами, выполняя первый пункт плана освоения этой земли. Зато оба корвета приняли на борт большой запас первоклассного топлива. Позже были переписаны и приведены к присяге нивхи, живущие близ стратегических месторождений угля. Вождям нескольких родов были вручены медали с выбитой на них надписью "Союзные Руси Сибирской", а также красные кафтаны, зеркальца, ножи, иголки и котлы. Вожди остались очень довольны щедрыми подарками и желали отдариться. Ангарцы с удовольствием взяли у них юколу - вяленую рыбу и свежие ягоды.
На мысу, в поселении нивхов, Сазонов оставил два десятка дауров и пять казаков с припасами и инструментом - для устройства поста. Им предстояло построить укреплённое жилище и пережить зиму, благо топлива для буржуек под рукой было навалом. Задача зимовщиков была в сборе информации о присутствии на острове казачков из Охотска, промышлявших сбором ясака с сахалинских аборигенов. Кроме того, на мысу, названном Угольным, был поставлен большой деревянный крест с прикреплённой на него табличкой с записью о принадлежности окрестной земли Руси Сибирской. Вскоре флотилия ушла в море. Далее ей предстоял переход к острову Хоккайдо.
В открытом море случилась и первая серьёзная проверка для сибирских моряков. Неподалёку от необжитого острова Монерон, что у южной оконечности Сахалина, поднялся вдруг сильный и холодный ветер, вода вмиг потемнела, заштормило море. Низкие грязно-серые облака заслали всё небо - погода поменялась очень резко, будто по мановению руки. На 'Кастрикуме' успели убрать паруса и закрепить грузы на открытой палубе, подготовившись к испытанию природной стихией. Курляндские и немецкие матросы - люди бывалые. Некоторые из курляндцев ходили даже в Вест-Индию, где герцогство не единожды пыталось основать колонию. Более нагруженным корветам пришлось сложнее. Винтовые корабли натужно выгребали на гребни высоких волн и тяжело скатывались с них. Истошно воющий в снастях ветер выжимал слёзы из глаз у тех, кому надлежало быть на палубе, а не пережидать непогоду в трюме. Андрей Сартинов и его офицеры, бывшие на других кораблях, в эту сложную минуту проявили уверенное спокойствие, передававшееся бывшим с ними рядом членам команды. Эта уверенность в своих силах не давала и малейшего шанса появлению трусости или несобранности. Перестало штормить так же внезапно, как и началась непогода, стихли и вой ветра, и рёв волн. А вскоре очистилось небо и выглянуло солнце. Корабли вышли из шторма, к счастью, без потерь, хоть и потрепало их весма ощутимо.
Показал свою силу великий Океан, пусть и не столь яростную, не убийственную. Хуже всего пришлось даурам - покуда непривычны они к морским походам, хоть и парни все молодые, на канонерках проведшие множество рейсов. Но в открытом море, в котором куда ни глянь - всюду вода, заробели дауры. Что уж говорить про высокие волны, разбивающиеся множеством тяжёлых брызг о корпус корабля, надрывно свистящий ветер и тяжёлый гул тёмных волн в будто бы ночном сумраке? Но ничего, перетерпели амурцы, сдюжили...
Хоккайдо же встретил флотилию спокойными водами, ярким солнцем, попутным ветром и пронзительным криком чаек. Встав на отдых и ремонт у покрытого густым лесом каменистого мыса на северо-западной оконечности острова, начальник экспедиции Алексей Сазонов размышлял, спустить ли на берег шлюпки, чтобы снова почувствовать под ногами твёрдую землю и разбить лагерь. По словам капитана Сартинова, получившего отчёты о состоянии кораблей, стоянка могла затянуться на некоторый срок, но не более двух суток. Сазонов, внимательно осмотрев холмистый берег, покрытый густым изумрудного цвета лесом, позвал своего тестя, стоявшего рядом:
- Нумару, здесь живут другие айну?
- Живут, - сразу же ответил старик и протянул руку за биноклем, - это же земля айну.
- И сейчас мы можем их встретить? - спросил Алексей, передавая прибор.
- Да, - невозмутимо отвечал Нумару. - Если они захотят нас увидеть, то выйдут к нам.
- А если не захотят? - повернулся к тестю Сазонов. - Уйдут в леса?
- Да, - снова согласился айну, не отнимая бинокль от лица. - Или нападут.
- Замечательно! - покачал головой подошедший к Алексею капитан Сартинов. - Отличные перспективы!
Через некоторое время несколько лодок, отвалив от кораблей, направились к берегу. Нумару, сидевший на носу передней шлюпки, стал и первым среди тех, кто ступил на Эдзо. Он даже не стал дожидаться того, что она ткнётся носом в мокрый песок, и спрыгнул с лодки, разом оказавшись в воде по колено. Шумно расталкивая воду, айну двинулся вперёд, держа над головой сапоги и обожаемую им саблю - подарок Сазонова. Сошли на берег и остальные - айну, казаки и дауры, числом до полусотни. Казаки, оставив амурцев переносить со шлюпок палатки, провизию и прочее, сразу же озаботились безопасностью зоны высадки. Принявшись осматриваться, дежнёвцы, однако, сохраняли порядок, не разбредаясь в стороны и прикрывая товарищей. Сказывалась сунгарийская наука. Вчерашние нахрапистые ватажники, привыкшие действовать напролом, безрассудно, за пару лет на Сунгари под командованием офицеров воеводы Матусевича становились совсем другими - бойцами, для которых дисциплина не была чем-то излишним или обременяющим. Ценность жизни каждого воина ставилась во главу угла. Дауры меж тем сноровисто разгрузили лодки и, в ожидании приказов старшего, принялись присматривать за берегом.
В ветвях высоких елей, местами подступавших к самой кромке воды, шумел дующий с моря ветер. Остров был чертовски красив, и если над Сахалином небо зачастую бывало серым, то здесь оно было ясно-голубым. Белые облака не спеша плыли в вышине, дополняя идиллическую картину чуть ли не рая земного. Эдзо бородачам явно пришёлся по нраву, некоторые даже восхищённо поцокали, оглядывая далёкие изумрудного цвета сопки, залитые сочным солнечным светом. Красота! Вскоре была подана команда обследовать ближайшую к берегу местность и часть казаков, держа наготове оружие, скрылась за стволами елей да зеленью невысоких колючих кустов. Отойдя от места высадки, казаки тут же оказались в густом лесу, не знавшим доселе топора. Осторожно ступая по мягкой земле, они углубились в него, вскоре найдя обширную поляну, светлым пятном показавшуются меж деревьев. Неожиданно для впереди идущего казака перед самым его носом вспорхнула птица, шумно хлопая крыльями. И тут же оглушающий крик потревоженных непрошенными гостями птиц показался сибирякам оглушительным - с дюжину не в меру горластых пернатых, оглашая окрестности противным ором, взмыли вверх. Теперь вряд ли появление ангарцев станет сюрпризом для местных жителей, коли таковые тут имеются - наверное так подумал каждый казак, провожавший ворчанием невидимых глазу птиц. Группа двинулась дальше, с ещё большей осмотрительностью и вниманием. Однако следов присутствия человека так и не было найдено, а потому старший среди казаков решил возвратиться - надо было проверить и устье небольшой речки, что была замечена Сазоновым ещё с корабля. Алексей, к тому времени перебравшийся на берег, возглавил казаков и, вместе с частью айнов, направился к реке. Через некоторое время прибрежный песок сменился галечником, всё сильнее нарастал и шум бегущей по камням воды. Мелководная речушка сбегала с каменистого холма, с шумом и брызгами прыгая по уступам. Берега её поросли мелким кустарником с обильной листвой, на холме же высились привычные ели.
- Тропа! - воскликнул Рамантэ, указывая дулом винтовки на, казалось, ничем не примечательный, но более пологий склон на той стороне реки.
- Как ты только разглядел? - негромко проговорил Сазонов, осторожно ступая на мокрый плоский камень, который немного возвышался над водой. - За мной!
Пропустив вперёд Нумару, айны перешли водный поток вслед за казаками. Пройдя сотню метров, отряд остановился на некотором расстоянии от склона холма, покрытого буйной растительностью.
- Нумару, - обратился к старому айну Сазонов, оценивающе осматривая склон. - А может здесь быть засада?
- Может, - флегматично ответил вождь. - Рамантэ, иди, смотри.
- Да, отец, - держа винтовку обеими руками, парень стал в одиночку приближаться к едва заметной среди сочной зелени тропе, уходившей наверх, вглубь леса.
Сазонов обернулся, посмотрев на силуэты кораблей, стоявших на якоре. Они мягко покачивались на воде близ берегов Хоккайдо, самого северного из больших Японских островов. Сейчас же остров Хоккайдо, так же известный как Эдзо, нельзя было назвать японским - фактически самураям он не принадлежал. Они владели крайним югом острова - полуостровом Осима, где господствовал клан Мацумаэ, колонизировавший остров с позволения правившего в Японии Эдоского сёгуната, да прибрежными участками, где велась торговля с айну. С решительным упорством японцы пытались постепенно продвигаться вглубь острова, подчиняя айнов. Частенько вспыхивали восстания эбису - северных варваров, как называли захватчики своих противников, но каждый раз японцы брали верх, пользуясь то разобщённостью айнских племён, то доверчивостью вождей. Приглашая их на переговоры, самураи могли во время пира подло зарубить своих гостей, а затем напасть на обезглавленное и деморализованное войско северян. А потом огнём и мечом пройтись по мятежным поселениям. Но и в следующий раз иные вожди не отказывались от опасных приглашений японцев, надеясь на ответное благородство.
- Отец, там лодки! - выкрикнул, подойдя к кустарнику, Рамантэ. - И много!
Ясно. Свои лодки айну прятали в буйно разросшихся кустах, чтобы их не было заметно с берега. Значит, они опасались чужаков.
Вжжик! Одна стрела, вылетевшая из покрывающей склон холма зелени, вонзилась меж камней, у самого сапога Рамантэ. Вторая, срикошетив от плоского камня, отскочила в сторону. Айну замер, правильно истолковав предупреждение. Если бы в него хотели попасть - непременно попали бы. Сазонов не стал вмешиваться, когда Нумару решительно направился вперёд. Подойдя к сыну, он отправил его назад, а сам расставил ноги, упёр руки в бока и поднял голову, рассматривая склон.
- Рома, что происходит? - Алексей подозвал Рамантэ поближе. - Нумару думает, что к нему выйдут?
- Да, воевода, - негромко проговорил боец. - Сейчас выйдут, а как иначе?
Так и случилось. Из зарослей кустарника показалась серая фигура. Незнакомец подошёл к Нумару, и они заговорили. Айну несколько раз оборачивался, показывая на отряд, и махал рукой в сторону моря, где стояли корабли. После Нумару снова остался один и, развернувшись, направился к своим.
- О чём говорили? - спросил Сазонов, едва Нумару приблизился.
- Поздоровались, воевода, - улыбнулся уголками глаз старый айну, расправив плечи. - Если хочешь поговорить с нишпа Кутокерэ, пойдём со мной. А людей отправь к лодкам.
- Пойдёшь ли? - сузил глаз старый айну. - Или обождём да на юг поплывём, в то место, о коем сказывал?
- На Туманную? Пойдём, конечно, - отвечал Алексей. - А пока поговорим с этим нишпа.
Подъём не занял много времени. Преодолев ступени, сделанные в каменистой почве склона, Сазонов и Нумару следовали за незнакомцем, который вёл их по тропе, удалившись от шумящей реки. Шли молча. Сазонов с удовольствием слушал живой лес, наполненный свежим и терпким ароматом хвои. Алексею казалось, что после проведённого на корабле времени его обоняние будто бы обострилось. Наконец, впереди замаячил просвет, и вскоре деревья расступились. Поселение располагалось на широкой поляне, поделённой бегущей по камням мелководной речкой примерно пополам. По обоим берегам стояло до двух десятков крытых соломой домишек на сваях из отёсанных брёвен - видимо, на случай весеннего половодья. Были дома и обычного вида, размером поболее - они располагались на опушке, у самого леса. Казалось, что эти дома собраны из вязанок соломы. Над жилищами вились белёсые дымки, невидимые с берега. При приближении к селению залаяли встревоженные видом чужаков собаки, но вскоре смолкли, поняв, что тревога ложная. Провожаемые внимательными взглядами хмурых бородачей в цветастых запашных кафтанах воевода и его тесть подошли к одному из больших домов. Проводник, даже не обернувшись, исчез внутри. Сазонов хотел было проследовать за ним, но Нумару остановил ангарца:
- Погоди, нишпа выйдет сам!
И верно, на пороге дома показался высокий босой мужчина крепкого телосложения, с пышной растительностью на лице. Он и пригласил гостей пройти внутрь. Сняв при входе сапоги, Нумару сказал сделать то же самое и Алексею:
- Делай всё так, как я.
Обойдя очаг с правой стороны и скрестив босые ноги на циновке, Нумару расположился напротив сидящего в такой же позе хозяина, после чего амурец несколько раз кашлянул и сложил перед собой руки. Сазонову пришлось всё повторять за тестем. Хозяин дома - местный вождь Кутокерэ также следовал этому ритуалу. Наконец молчание было прервано учтивым вопросом - Нумару справился о здоровье нишпа и пожелал благополучия ему, а также его жене, детям и всей родне. После традиционных вопросов Нумару, потирая ладони, принялся излагать историю похода на больших кораблях из устья Амура к берегам Эдзо. Делал он это столь красочно и вычурно, что Сазонов с трудом понимал родственника. Кутокерэ стал поглаживать бороду, заинтересованно поглядывая на собеседника. Нумару тоже последовал его движениям и кинул взгляд на Алексея - мол, гладь бороду! Борода у Сазонова была не столь окладиста, как у айнов, потому ангарцу сделалось неловко. Нишпа напротив, стал более раскован, то и дело поглядывая на Алексея. Нумару представил своего зятя как высокого военного вождя обширной области, верно служащего своему верховному владыке и весьма им уважаемого. Кутокерэ уважительно поклонился Сазонову, и Алексей, уже без подсказки Нумару, поклонился в ответ.
- Давно твой род здесь? - задал вопрос Нумару.
- Второе лето, - ответил Кутокерэ. - Мои люди пришли из Матомая*, из-за зла, творимого сисам*.
- Сисам? - переспросил Сазонов. - Кто это? Японцы?
Теперь айну непонимающе переглянулись. Амурец пояснил, что муж его дочери принадлежит к иному народу, называемому рус. Кутокерэ удивлённо вскинул брови и поднялся с циновки. Сделав приглашающий жест рукой, он вышел из дома на двор. Алексей и Нумару последовали за ним. Там нишпа, немного поискав что-то взглядом, махнул рукой и вытащил из-за пояса кинжал. Присев на корточки, он принялся что-то чертить им на утоптанной земле. Снова махнув рукой, Кутокерэ позвал Алексея:
- Иди сюда! Смотри!
Сазонов с немалым удивлением глядел на землю - перед ним были очертания островов Хонсю и Хоккайдо, а также Сахалина и даже Курильских островов. В стороне весьма неясно был обозначен материк. Вокруг нишпа и его гостей уже собирались жители селения, в том числе женщины и множество детей, пытливыми глазёнками выглядывающих едва ли не из-за каждого плетня. У женщин ангарец заметил ту самую татуировку вокруг губ, походящую на улыбку - в своё время он запретил своей Евгении делать такую же. Значит, эта сомнительная для человека из двадцать первого века традиция была присуща и эдзоским айну.
Алексей обошёл чертёж нишпа и, присев рядом с ним, вытащил штык. Воевода дорисовал ещё два крупных острова из Японской гряды, отметил корейский Чеджу и продолжил Курилы до Камчатки, начертав и её берега. Уточнив начертание материка и устья реки Амур, Сазонов нарисовал и Корейский полуостров, несколькими движениями наметил острова Цусима и после этого, протерев штык, убрал его в ножны.
- Мой народ пришёл отсюда, - ладонь ангарца зависла в стороне от берегов материка и, вернувшись к устью Амура, опустилась там. - Здесь мы встретили Нумару и его людей.
Кутокерэ в совершеннейшем изумлении продолжал смотреть на земляную карту, потом перевёл взгляд на Сазонова:
- Мы не будем вам подчиняться как Нумару! - лицо его исказила гримаса гнева и обиды, из-под густых бровей глаза эдзосца, словно уголья, сверлили ангарца.
Алексей опешил - ситуация неожиданно выходила из-под контроля. Все мужички вокруг мигом подобрались, а дети быстренько исчезли. Видно, здорово им от япошек досталось, подумал тогда Сазонов, коли его так проняло.
- Погоди, Кутокерэ! - заговорил ангарец, выставив вперёд ладони. - Нам только это и нужно - чтобы вы никому не подчинялись! Не нам, и, тем более... этим, сисам! Нумару, скажи ему!
- Пошли в дом, - предложил нишпа Нумару. - Поговорим в покое.
Эдзосец, так же внезапно успокоившись, как только недавно взорвался, ещё раз бросил внимательный взгляд на земляную карту и, как ни в чём не бывало, прошёл в дом. Последующий разговор проходил в спокойном тоне, Кутокерэ будто бы забыл о вспышке гнева и, казалось, сожалел об этом, говоря с гостями подчёркнуто тихим голосом. Сазонов с помощью Нумару попытался рассказать о своей державе, о том, что внутри границ его страны запрещено насилие и беззаконие. Кроме того, военные вожди следят за тем, чтобы никто не посмел обидеть доверившихся им людей других народов. Конечно, Алексей попытался играть на чувствах этого нишпа, людям которого пришлось бежать на север острова - необжитый и холодный, спасаясь от японцев. Нумару рассказывал, что ранее его род жил и на более южном острове, нежели Эдзо, который был и больше, и теплее. Но сейчас он не знал даже его названия. Ну а Кутокерэ, похоже, впечатлился, потребовав показать ему большие корабли. Сазонов немедленно согласился - отряд ждал его возвращения, да и небо стало заволакивать тучами - не иначе скоро пойдёт дождь. Уже час спустя 'Забияка' на малом ходу двигался вдоль побережья. Мелкий холодный дождь на море превратился во влажную взвесь, висящую в воздухе. Заметно похолодало. Ветер дул встречный, но слабый. Экипажи кораблей укрылись в трюме и кубриках, а Кутокерэ с сыновьями и несколькими воинами, не обращая внимания на промозглую погоду, находились на носу корабля, с восторгом оглядывая медленно проплывающий мимо берег острова. Нумару, закутавшийся в плащ, находился рядом с нишпа.
- Скажи, Нумару, почему этому кораблю не нужны ни гребцы, ни паруса? - лязгая зубами то ли от холода, то ли от волнения, спросил амурца Кутокерэ. - Что заставляет корабль плыть против ветра?
- Горячий пар от запертой воды, - отвечал Нумару. - Я знаю, что в чреве корабля есть огромные котлы, накрепко закрытые крышками, где заключена кипящая вода - вот её пар и двигает корабль.
- Разве у воды бывает чёрный пар? - вопросил Кутокерэ, вытирая выбритый лоб рукавом халата и кивая на торчащую посреди корабля трубу.
- Это дым мягкого чёрного камня, - неуверенно произнёс усть-амурский нишпа. - Но лучше спросить у Рамантэ, он обучался у этого народа, живя в селении русов.
Эдзосец задумался, медленно оглядываясь по сторонам. Взгляд его остановился на кормовых пушках.
- Это что, Нумару?
Старик немедленно подозвал сына, и тот с горем пополам попытался объяснить, что, мол, это великое оружие, которое способно уничтожить любую крепость или утопить любой корабль на большом расстоянии. Кутокерэ готов был поверить в это. Что ему оставалось, после того как он оказался на палубе самодвижущегося корабля? Между тем, корабль набирал ход и постепенно уходил мористее, ложась в поворот. Вот теперь нишпа по-настоящему ощутил мощь корабля, принадлежавшего нежданным пришельцам! Дрожь прошла по его телу, ноги ослабли, а в животе стало холодно. Что же за люди они такие? Вроде видом своим они схожи с народом самого Кутокерэ - особенно те бородатые воины, с которыми он пытался говорить у устья реки. Потом Нумару пояснил, что эти люди тоже русы, они приходят с севера и нанимаются к правителю.
- Они свирепые воины, - объяснял амурец.
А ещё удивлял Кутокерэ младший сын нишпа Нумару - Рамантэ. Он держался несколько иначе, чем его старший брат, был более задумчив. Кроме того, вождь русов явно благоволил Рамантэ, часто подходил к нему и заговаривал с ним, причём и на языке русов, и на родной речи айну. Нишпа понимал, что сын Нумару владел Знанием. Также Кутокерэ видел, что Сисратока по-хорошему завидует своему брату и тоже хочет иметь не только оружие русов, но и их знания.
- О, боги! - с горестным укором воздел вверх руки эдзосец. - Зачем же вы послали нам жестокосердных сисам?!
Тем временем в рубке 'Забияки' Алексей обсуждал с каперангом положение дел. По словам Сартинова, второму корвету требовались ещё сутки для устранения проблем с машиной, это значило, что у северного Эдзо флотилия простоит недолго.
- Не хотел бы я ходить по осеннему морю, - процедил Андрей, - на наших-то посудинах.
- Всё так плохо? - нахмурился Сазонов.
- Неплохо, Алексей, - ответил капитан и, глядя на столпившихся на носу эдзосцев, добавил:
- Ты смотри, промокли, как цуцики, но всё равно не уходят!
- Интересный народ, вроде дикари дикарями, но что-то в них такое...
- Ты про вождя местного, который тебе карту нарисовал? - усмехнулся капитан и изменившимся голосом приказал рулевому, юноше из поморов:
- Право руля! Больше право! Так держать! Хорошо, Аким... - после чего снова обратился к товарищу:
- Знаешь, Алексей, такая же ситуация была и у Лаперуза на Сахалине - там ему один полуслепой старикан, тоже вроде из айнов, нарисовал и сам Сахалин, и Хоккайдо, и берег материка. Так он ещё французу и Татарский пролив верно показал, и пояснил, где пройти кораблям можно. Так что...
- Не всё так просто, - согласно кивнул Сазонов. - Да, дела!
Накинув кожаный плащ и опустив капюшон, Алексей взялся за ручку двери:
- Пойду приглашу их на чай в кубрик. Андрей, ты тоже спускайся.
C некоторым трудом расположившись в кубрике за общим столом, сибиряки и их гости продолжили переговоры. Кутокерэ и на этот раз проявил изрядное любопытство, выспрашивая Сазонова про жизнь в сибирской державе, интересовал его быт народа, её населяющего. Задавал он и неожиданные вопросы, например, охотятся ли ангарцы на медведя, едят ли его мясо? Утвердительный ответ Алексея на последние два вопроса, а также выказанное им уважительное отношение к этому животному, привели эдзосца в полный восторг. Интересовало Кутокерэ и иное - казаки в большинстве своём имели схожий с айну вид - окладистые бороды, густые брови, плотное тело и хмурый взгляд. А потому он и спросил о том, не имели ли они в родне своей его народ? И тут же внимательно посмотрел на собеседника, замерев. Сазонов понял, что вопрос этот был очень важен для нишпа, будто от этого зависело нечто... И Алексей решился:
- Возможно, Кутокерэ, - выдавил он из себя. - Может быть и так.
Нумару, сидевший рядом, просветлел лицом и разом опростал чашку чая, переглянувшись с эдзосцем. Развеселившийся нишпа решил рассказать Сазонову про то, как боги создали этот остров айну. По его словам, мир создало верховное существо, а остров создавали бог-мужчина и бог-женщина. И если бог-мужчина принялся за порученное ему дело с усердием, то богиня встретила подружку и долго с ней болтала о разной ерунде. В итоге бог сотворил доверенную ему южную и восточную часть острова, сделав их на совесть, а богиня сделала работу наспех. Из-за этого север и запад острова неуютные, а поверхность земли неровная.
- И холодно! - добавил один из сыновей Кутокерэ, после чего эдзосцы с готовностью рассмеялись.
После этого последний холодок недоверия между ангарцами и эдзосцами растаял, и беседа продолжилась обсуждением более важных тем. Естественно разговор пошёл о борьбе с японцами. Кутокерэ, насколько это было возможно, рассказал своим новым друзьям о врагах - самураях клана Мацумаэ, распоряжавшихся землёй айну, как собственной.
- Люди даймё Удзихиро говорили, что земли нашего народа отданы им сёгунатом в полное владение, - с горечью говорил нишпа. - И только они тут хозяева.
- А Хэнауке? - вопросил один из молчавших прежде воинов-эдзосцев.
- Да, нишпа Хэнауке поднял восстание против сисам три лета назад в местности Сэтанаи, но его отряды были разбиты, а нишпа казнили, - печально произнёс Кутокерэ.
- А почему же его разбили? - спросил Сазонов.
- Сисам было больше, - проговорил Кутокерэ. - Что с этим поделаешь?
- А почему ваши люди не могут объединиться и вместе выгнать сисам с острова? - через Нумару спросил Алексей. - Неужели вас всех меньше, чем врагов?
Нишпа не ответил. Сведя густые брови над глазами, он глядел в сторону.
- Понятно, - стал говорить Сазонов. - Пока вы разобщены, враг вас и бьёт по одному.
Они говорили ещё долго, выпив при этом много чашек чая. Воевода пытался донести до нишпа, что только объединённое войско всех родов айну способно противостоять захватчикам. Но даже если айну объединятся, то они в итоге, рано или поздно, потерпят поражение.
- Почему? - недоверчиво вымолвил Кутокерэ.
- Потому что ваш враг это не разрозненные племена, - пояснял Сазонов. - Вы не сможете с ними бороться, поскольку сисам знают, что у них за спиной единая держава.
- Что же делать? - таков был вопрос взволнованного нишпа.
- Вам нужно избрать вожака среди вашего народа. Это первое, а второе - мы вам поможем, обучим ваших воинов огневому бою и дадим сильное оружие и доспехи.
Айну покидали корабль с неохотой, явно желая остаться на нём подольше, но воевода всё же убедил их покинуть борт, щедро одарив заготовленными подарками. Котлы, зеркальца, иголки, ложки, ножи и прочее были приняты с великим почтением, а назавтра нишпа обещал одарить и своих новых друзей. Сошлись на оленине, медвежатине и рыбе, кроме того нишпа вручил гостям расшитые узорами халаты, очень похожие на японские кимоно, сделанные из древесного лыка. В ответ Сазонов преподнёс вождю такие подарки, от которого тот буквально растаял - стальную кирасу со знаком сокола, каску с тем же знаком, саблю - точно такую же, что имел Нумару и длинный кинжал. Кроме того, эдзосец получил медаль "Союзные Руси Сибирской". Воевода объяснил, что принятие этого предмета означает дружбу и взаимопомощь. Перед тем, как Кутокерэ спустился в шлюпку, он долго прощался с Сазоновым, даже обнялся с ним, а после весьма учтиво просил его взять с собою одного из его сыновей. Он хотел бы, чтобы его младший сын - Техкантуки, был обучен так же, как и сын Нумару. Алексей пообещал ему это, и вечером этого дня на борт поднялась дюжина человек - семья Техкантуки и несколько воинов. Айну острова Эдзо получили знание того, что у них есть братья, готовые помочь в борьбе с жестокими сисам. Но для этого было необходимо сплотить усилия и действовать слаженно.
- И главное извести о нас как можно больше вождей и глав родов острова, - прощаясь, говорил Сазонов. - Я буду здесь следующим летом.
'В конце концов, ради успешного дипломатического решения можно и слукавить, назвавшись роднёй этих людей. Им приятно, а с нас не убудет', - думал Сазонов вечером следующего дня, когда уже пропали из виду скалистые берега северного Эдзо, растаяв в далёкой дымке. Корабли направились на юго-запад. К южной стороне полуострова Осима, родным местам Кутокерэ - Матомаю. Туда, где в берег клещом уцепились японцы. Откуда они направляют карательные отряды на мятежных айну, считая их своими данниками и рабами. Оттуда же приходят в селенья айну жадные торговцы и жестокие бандиты, прибывающие во множестве из Муцу - провинции на той стороне пролива Цугару.
После рейда к Матомаю флотилия должна будет отправиться к устью реки Туманной, где стоял одноимённый посёлок, в котором требовалось сменить гарнизон. Кроме того, в заливе Посьета следовало устроить пост и организовать поселение, для чего с Амура переселялись несколько поморских семей, дауры и нижнеамурские айну.
***
К вечеру вторых суток на горизонте появилась искомая земля - южная оконечность полуострова Осима. В отличие от скалистой и негостеприимной северной части острова, здесь наблюдались пологие берега, поросшие густым лесом, подступающим вплотную к воде. В глубине острова темнели сопки, окружённые белым туманом, спускавшимся к морю. Берег казался необитаемым, и даже подойдя ближе, никаких признаков присутствия человека ангарцы не обнаружили. Сын Кутокерэ - Техкантуки, отправив жену и двоих детей в отведённую ему каюту, вместе с пятью воинами практически всё время проводил на палубе 'Забияки'. Было видно, что этот молодой парень буквально очарован кораблём, с которого он теперь наслаждался видом родной земли. Ранее Сазонов пробовал с ним заговаривать, но снова, как и прежде, он многого не понимал в речи эдзосца. Всё же местный диалект языка, отличавшийся, пусть и не столь сильно от сахалинского, был сложноват для ангарца. Но, как сказал Нумару - со временем Алексей научится понимать эдзосцев.
Корабли огибали полуостров, приближаясь к Сангарскому проливу. Ветер усиливался, снова стал накрапывать мелкий дождик. После ужина в семейном кругу, воевода поднялся на мостик.
- В проливе течение в сторону океана около трёх узлов, - проговорил вместо приветствия Сартинов, когда воевода заглянул в рубку. - На якорь буду сейчас вставать, нечего туда лезть, на ночь глядя.
- Твоё дело, ты же капитан, - ответил Сазонов коротко и добавил:
- Я пришёл с тобой поговорить насчёт завтрашнего дня, Андрей.
- Хорошо, я буду у себя, только отдам распоряжения на 'Удалец' и 'Кастрикум'.
После выхода в море капитан первого ранга Сартинов словно преобразился - казалось, даже взгляд и походка стали иными. Человек снова нашёл своё дело, работу по призванию. На речных канонерках такого не было, а вот море дело иное.
Вскоре корабли, приблизившись на некоторое расстояние к берегу, встали на якорь. Спустившись в свою каюту, где его уже ждал товарищ, Андрей выслушал Сазонова. Воевода предлагал назавтра навести самураям шороху, устроив разгром портовых сооружений и утопление всех плавательных средств крупнее лодки.
- Нет, Алексей, - капитан покачал головой, с сожалением посмотрев на друга. - Я думал об этом не один день. Чего ты добьёшься стрельбой сейчас?
- В смысле? Поясни, Андрей, - предложил Сазонов.
- Ну пожжём мы японцев сейчас, а что это даст? Мы же не закрепились тут, а япошки ситуацию прокачают и будут ласковее с верхушкой айнов, будут перетягивать их на свою сторону. Нет, надо по-другому.
- Так что ты предлагаешь? - нахмурился воевода.
- Официально прибыть в Мацумаэ! - встав с места, капитан подошёл к карте, закреплённой на стенке. - Передать даймё через того же Нумару требование освободить остров в течение года. А уж потом и жечь там всё. У нас много гражданских с собой, а через год привезём сильный десант.
Наутро после завтрака и радиообмена с 'Удальцом' и 'Кастрикумом', каперанг Сартинов отдал приказ сниматься с якорей и идти к проливу. Вскоре корабли, используя течение и при попутном ветре, надувавшем паруса, выстроились в кильватерную колонну за 'Забиякой'. На море было лёгкое волнение, водная гладь покрыта барашками, и корабли покачивало. Поначалу покрытое вековым лесом побережье было привычно пустым, первые домишки стали попадаться через несколько часов хода вдоль южной оконечности полуострова. И чем дальше продвигались корабли, тем больше попадалось невзрачных хибар, крытых соломенными вязанками. Встречались и рыбацкие лодки - людишки в них, увидев вдалеке корабли, смешно махали руками и отчаянно гребли к берегу.
Как и все находившиеся на палубе корвета ангарцы, Сазонов был одет в расшитые замысловатым орнаментом халаты айну, подаренные им нипша Кутокерэ. Воевода наблюдал в бинокль за собиравшимися на берегу группами людей, которые показывая на корабли, размахивали руками. Однако вскоре эти люди разбегались в стороны, и более их видно не было. А вскоре там, вдалеке, появилась группа всадников в чёрных доспехах. Было их не более десятка, на гарцующих конях они сопровождали флотилию посуху.
- Ты глянь! Словно рыцари! - с долей восхищения воскликнул штурман Сергей Лазарев. - И доспехи, и рога на шлемах!
- Сейчас наведём мы им шороху! - ухмыльнулся каперанг, передавая бинокль стоявшему рядом сыну нишпа Кутокерэ.
Ранее уже познакомившийся с увеличительными возможностями бинокля Техкантуки приставил его к лицу и тут же, побледнев, отшатнулся от борта:
- Убийцы! Подлые убийцы!
- Самураи? - спросил Сазонов, бросив взгляд на берег.
- Они самые! - утвердительно кивнул Андрей Сартинов.
Посмотрели на воинов и Нумару с сыновьями, но, в отличие от натерпевшегося от японцев Техкантуки, у амурцев всадники не вызвали ровным счётом никаких эмоций. Воевода же пытался найти среди множества построек мацумаэскую крепость местного даймё. Однако меж простеньких и более искусно сделанных - с ломаными скатами соломенных и даже черепичных крыш, никаких укреплений не наблюдалось. Алексей спросил о крепости у эдзосца, мол, неужели здесь нет никаких укреплений? Айну разъяснил, что, дескать, стоявшие ранее укреплённые дома знатных воинов поломали ещё при прежнем даймё, а их обитателей переселили поближе к крепости.
- Так где же она?
- Отсюда крепость не видно, - пояснил Техкантуки, указывая рукой в глубину открывающейся взору бухты, окаймлённой скальными мысами. - А вот там, где стоят лодки, как раз и видно верх мацумаеского укрепления.
Огибая левый мыс, за которым исчезли в сочной зелени сопровождавшие корабли самураи, отряд кораблей повстречал японский корабль - джонку. Несуразное на первый взгляд судно, с прямыми парусами из циновок, тупым, корытообразным носом и высоко поднятой кормой выходило из бухты прямо навстречу переднему 'Забияке'.
- Внимание! Боевая готовность! - по кораблям немедленно был передан приказ командующего флотилией каперанга Сартинова. - Без приказа оружия не применять!
Кормовые и носовые пушки были заблаговременно укрыты от чужих глаз за фальшбортом, а также накрыты грубым полотном. Казаки в цветастых халатах айну и сами айну находились на шканцах, на стороне, обращённой к джонке. Воеводой была заранее продумана дезинформация японцев, имевшая своей целью убедить их в том, что с представителями клана Мацумаэ будут говорить от имени айну Амура. Расстояние между кораблями быстро сокращалось. С японского судна уже были слышны недоуменные и изумлённые вопли моряков да повелительные окрики старших. На сибирских кораблях сохранялось выдержанное спокойствие. Вскоре ангарцы разминулись с японцем, проплывшем в каких-то трёх десятках метров от борта 'Забияки'. Сазонов наблюдал, как мимо промелькнули совершенно изумлённые лица-маски японцев, застывших на своих местах. И через несколько мгновений они словно очнулись от наваждения, подстёгнутые хищными выкриками хозяев и забегали по удалявшейся от ангарцев джонке, исполняя приказы, словно и не было этой встречи. Между тем приближались причалы Мацумаэ.
- Готовить якоря! - последовал новый приказ каперанга.
Через некоторое время, расшугав лодки и мелкие, одномачтовые джонки, отряд сибирских кораблей выстроился в продуваемой ветром акватории порта Мацумаэ. Крупных джонок, как та, с которой ангарцы разминулись совсем недавно, более не наблюдалось.
- Вон там крепость даймё, - негромко проговорил Техкантуки, показывая рукой.
И верно, поверх крон деревьев выглядывала традиционная японская постройка, знакомая всем первоангарцам по картинкам с изображением буддийских пагод. На первый взгляд мацумаэская крепость отстояла от берега на расстоянии не более трёх сотен метров. Достать из пушек - не вопрос, но не сейчас. Не готовы были ангарцы к бою с японцами, а точнее - не нужен он им был ни сегодня, ни завтра. Для начала Сазонову была необходима информация о противнике, реальное положение дел на Эдзо и уровень экспансии, исходящей из самой Японии.
Стоянка продолжалась уже несколько часов, но никакой реакции на неё не следовало. Единственно, что было отмечено ангарцами - на берегу прекратилось всякое движение, не стало видно даже случайных зевак. Тихо и пустынно. На воде то же самое - все давно уже причалили и скрылись среди домов и зелени.
- Слушай, Алексей, а Япония вроде закрывалась от всех? - озадаченно спросил Сазонова каперанг. - Я только не помню когда.
- Стало быть, уже, - ответил воевода. - Иначе как объяснить...
Не успел он договорить, как снова появились чёрные всадники, которые успели обогнуть высокий мыс. Теперь самураев можно было разглядеть получше. Их кони оказались похожи на тех, что были у дауров на Амуре, такие же низкорослые и лохматые, норовистые - было видно, что они нетерпеливо трясли гривами и били копытами о землю. Прогарцевав на виду у сибиряков несколько минут, японцы вскоре скрылись с глаз, повернув коней в сторону крепости. Снова в Мацумаэ наступило затишье. Тем временем подоспел обед и, выставив наблюдателей, Сартинов приказал экипажам кораблей принимать пищу.
На берегу до глубокого вечера не было никакого движения, хотя подальше от берега, пожалуй, местная жизнь шла своим чередом. Когда окончательно стемнело, на прибрежном песке были выставлены шесты со сменяемыми на них факельным навершием. На том день и закончился. Утро не отличалось от предыдущего дня - перед сибиряками снова представал пустынный Мацумаэ. Людей, правда, прибавилось, но теперь они совершенно не замечали покачивающиеся на воде корабли, спокойно занимаясь своими делами. Лодки же оставались вытащенными на прибрежный песок - к ним никто не подходил. После обеда воздух заметно посвежел, ветер стал сильнее и принялся накрапывать мелкий дождик. Впрочем, уже скоро он кончился и снова выглянуло солнце. Погода на Эдзо непостоянна.
На следующий день некоторые члены экипажа начали было ворчать, осуждая бездействие отряда и старпом - тот, кто чье-либо безделье на корабле расценивает как оскорбительный упрек себе, немедленно отреагировал на эти упрёки. Что же, работы по наведению порядка на корабле не заканчиваются в принципе, ибо их можно только временно прервать. Наконец, Сартинов после беседы с воеводой принял решение высадить людей на берег, чтобы набрать свежей воды. На воду были спущены три шлюпки. В них сидели двадцать шесть человек, в том числе воевода Сазонов, казаки, что покрепче да побойчее, также Нумару с сыновьями и, после недолгих уговоров - Техкантуки с частью воинов. Все находившиеся в лодках были одеты в халаты айну, поверх которых были надеты лёгкие и прочные кирасы. Каждый, кроме эдзосцев, помимо висящей на боку сабли, имел по два револьвера. Лежали в лодках и винтовки, и гранаты. Рисковать людьми воевода не хотел.
Ещё не достигнув берега, ангарцы увидели, как сначала одна женская фигура, потом вторая, третья, появившись из домов, которые стояли ближе к причальным сооружениям, побежали прочь, пытаясь укрыться среди деревьев. А когда шлюпки уткнулись в мокрый песок, казаки, наполовину вытянув их из воды, начали выгружать бочки, близ передних, беднейших домишек на невысокой возвышенности появились мужчины, числом не более трёх десятков. Они не были воинами и выглядели так, что опасаться их вовсе не стоило - босые, одетые в какую-то рвань, а некоторые и вовсе из одежды имели лишь несуразную повязку вокруг бёдер.
- Каменья да палки собирают, Лексей Кузьмич, - хмуро заметил один из дюжих казаков, косясь на японцев из-под кустистых бровей. - Ежели учнут кидать, что тогда?
- Когда начнут, тогда и скажу, - отвечал воевода. - А покуда выгружай бочки да ставь их кругом.
Наконец, сибиряки закончили выгрузку и выжидательно встали у шлюпок. Меж тем небольшая толпа, пополняясь всё новыми мужчинами, глухо ворча, постепенно стала приближаться к ангарцам.
- Ребятушки, приготовились! - прозвучал приказ Сазонова. - Огнестрела не доставать! Пошли, с Богом.
Толпа японцев, видя движение незваных гостей, тут же приостановилась, громко загомонив. Вопли их не были злыми, но досаждали своей визгливостью. Казалось, что японцы выкриками накручивали сами себя, всё сильнее распаляясь. Вскоре первый камень упал на землю перед шедшими впереди казаками. Это раззадорило толпу, тем более что ответа от чужаков не последовало. Полетели следующие сучья и камни, к счастию, миновавшие ангарцев. Воевода остановил отряд и вышел в передний ряд, положив руку на эфес сабли. Японцы, приняв их остановку за робость, вовсе раздухарились и, взявшись за руки, хотели было вытолкать ангарцев обратно к лодкам. Да куда там! Не по силам это оказалось возбуждённым мацумаэсцам. Передние же казаки отпихивались от наседавших, щедро раздавая несильные оплеухи. Один из толкающихся, на свою беду, дёрнул казака за бороду.
- Но-но! Не балуй! - рыкнул моментально разозлившийся бородач и привычным ударом огромного кулачища свалил японца наземь, отчего тот сразу же затих и немедленно был утащен своими товарищами к ближним деревьям. Толпа начала разбегаться, отчаянно ругаясь, осыпая чужаков всевозможными ругательствами. В это время послышался частый гулкий топот и конское всхрапывание - снова самураи! Это уже серьёзно. Рука Сазонова сама собой потянулась к револьверу, а большой палец быстро взвёл курок. Послышались короткие, рубленые фразы - и толпа окончательно разбежалась в стороны, мигом попрятавшись за постройками. Ближний к ангарцам всадник в пластинчатом доспехе, украшенном шёлковыми нитями, и с маской на лице, указывая на Сазонова, что-то ему кричал. Понять его было невозможно - японского языка никто не знал. А тот продолжал вопрошать, повелительно, требовательно. И только окончательно поняв, что его никто не понимает, самурай отдал приказ одному из своих воинов, и тот, хлестнув коня, умчался к крепости. Всадники же, обступив незнакомцев, жадно осматривали их, постоянно кидая взгляды на корабли. Те из самураев, кто был без маски, выглядели поражёнными, хотя и пытались скрыть это чувство. Ангарцы и айны невозмутимо стояли перед дюжиной конных, нисколечко не опасаясь их. Главный среди японцев, продолжая что-то негромко говорить, видимо, для себя самого, пристально рассматривал воеводу, наклонив набок голову, украшенную рогатым шлемом. Оглядел он и остальных, задержав взгляд на Техкантуки - молодой айну смутился, как-то сжался в плечах и попытался спрятаться за Сисратока - старшим сыном Нумару. Японец, хмыкнув, громко гаркнул короткую фразу и, тронув поводья, отвёл коня в сторону. Через десяток минут на дороге, по всей видимости, ведущей от крепости, показались три всадника, причём у последнего поперёк седла был какой-то мешок. Вскоре выяснилось, что за мешок Сазонов принял одетого в лохмотья мужичонку, которого со смехом скинул наземь привёзший его воин. Старший среди всадников резкими окриками подозвал мужичка ближе. Нумару от вида привезённого мужчины аж перекосило, послышался зубной скрежет - этот несчастный оказался айну, служившим у японцев. Амурский нишпа повернулся к Техкантуки, сверкнув взглядом - смотри, мол, что вас ждёт!
- Кто вы, откуда приплыли? - послышался невыразительный голос мужичка.
Понятно, самурай доставил переводчика.
- Мы приплыли с великой реки Амур, чтобы повидать нишпа Кутокерэ! - отвечал Сазонов.
- Э... э... - скривился толмач, с трудом понимая воеводу, но ему помог Нумару.
- Это земля принадлежит даймё Удзихиро, главе клана Мацумаэ, - проговорил, нахмурившись, переводчик.
- Кто это? - спросил Алексей, кивая на самурая в маске. - Этот воин?
- Нет, даймё Удзихиро сейчас в Усукэси, - поспешно ответил айну, обернувшись на японца. - Это Нагакура Кандзи, великий воин нашего даймё.
- Нашего даймё?! - прошипел Нумару с яростью. - Подлый предатель!
- Передай великому воину, что мы хотели бы встретиться с нишпа Кутокерэ, чтобы распить с ним чай.
Айну негромко переводил слова Сазонова, но Накагура не дослушал его и рассмеялся, придерживая руками доспех на животе.
- Убирайтесь прочь... - пожевав губами, переводчик не стал повторять за японцем обидное и для него самого ругательство. - Садитесь в корабли и уплывайте, тогда останетесь живы!
Рамантэ первым заметил появившийся на дороге пехотинцев с копьями, сопровождаемый несколькими всадниками с луками в руках. Нужно было уходить, ведь бой с японцами не входил в планы ангарцев.
- Значит, они хозяева этой земли? - повысил голос Алексей. - Что же, мы докажем вам, что это ошибка.
Снова смех. Зазвенели вынимаемые из ножен мечи, взгляды самураев были полны ненависти и злобы. Казаки достали из лодок винтовки. Нагакура вдруг резко поднял вверх руку и закричал на своих воинов, останавливая их порыв. Он тоже не хотел схватки - возможно, Кандзи опасался кораблей.
- Нагакура Кандзи приказывает вам немедленно убираться с земли клана Мацумаэ, - бесстрастно произнёс айну. - Уплывайте, не то вы станете его пленниками и на вас наденут колодки и вы будете сидеть в яме, ожидая решения даймё.
Набрать воды самурай тоже не позволил, а подходившие воины уже расходились в стороны, чтобы охватить ангарцев полукольцом и прижать к воде.
- Пусть Кандзи передаст своему хозяину, что мы ещё вернёмся! - повторил воевода, после чего приказал своим бойцам забрать бочки и грузиться в шлюпки.
Сазонов последним забрался в лодку и пристально посмотрел на самурая. Но тот, ударив коня пятками, умчался прочь, а за ним с шумом и бряцаньем оружия и доспехов последовали остальные всадники. Айну-переводчик остался на берегу один и, подняв лицо вверх, побрёл за ними. Над его головой проносились кричащие чайки, дерущиеся друг с другом из-за добычи. Солнце опускалось к горизонту, и на воде появилась широкая оранжевая полоса, озарявшая корабли, которые поднимали паруса.
*Матомай - местность айну, впоследствии её название было изменено на японский лад - Мацумаэ.
Матомай-утару - люди из местности Матомай.
*Сисам - японцы.
*Даймё - (здесь) глава клана Мацумаэ.
Глава 2
Восточно-Корейское море. Август 7154 (1646)
Очертания Эдзо давно растаяли на горизонте, но сидевший на корме 'Забияки' Рамантэ продолжал задумчиво посматривать вдаль, туда, где исчезли берега острова. Когда-то давно его предки покинули Эдзо, уплыв на Сахалин, как называли этот остров русские, а оттуда на нижний Амур. Там айну столкнулись с воинственным племенем нивхов, которые похитили его сестру Сэрэма. Но в один воистину прекрасный день она вернулась, живая и здоровая, на самодвижущемся судне. Вместе с ней в жизни амурских айну появился её муж Алексей, принадлежащий народу Рус. Теперь Рамантэ полагал себя навсегда связанным с этим народом, который он считал братским. Ему было приятно ощущать себя причастным к происходящему - он плавал на огромных морских кораблях, он имел великолепное оружие, он узнал про другую жизнь...
Когда он увидел на Эдзо жалкого айну, который служил японцам и подобострастно внимал словам убийц, на душе Рамантэ стало погано. Айну подумал, что лучше умереть, чем прислуживать врагу.
- Рамантэ... - прозвучал вдруг рядом негромкий голос.
Это подошёл Техкантуки. Немного смущаясь - амурец был уже в ангарской полевой форме, со штык-ножом на поясе и винтовкой на коленях - он проговорил:
- Рамантэ, почему русы не напали на сисам? Ты говорил, они побеждали и более сильных противников.
- Значит, сейчас рано, - отвечал боец, приглашая эдзосца сесть на соседнюю бухту пенькового каната. - Нападём, когда будет нужно, - с некоторой важностью добавил он, привычно поглаживая приклад любимой игрушки.
- Расскажи мне про русов! Они же братья нам! - воскликнул после некоторой паузы Техкантуки. - Ты жил с ними и многому научился. Я тоже хочу быть похожим на руса.
В итоге ровесники проговорили весь оставшийся день, не прерываясь на ужин. Эдзосец был жаден до знания, а потому вопросы на Рамантэ сыпались один за другим. Техкантуки удивлялся, поражался, не верил и даже пытался спорить, но в итоге ушёл от амурца воодушевлённый и готовый последовать примеру своего нового друга.
На третий день перехода погода вновь испортилась, доказывая свой непредсказуемый нрав. Виной тому были пути следования тропических тайфунов и циклонов, пересекавшие Японское море, как оно называлось в покинутом первоангарцами мире. А северо-восточная его акватория особенно сложна для плавания. Похолодало, и усилился ветер, оттого на воде появилась зыбь. На потемневшем небосклоне быстро проплывали сгустившиеся слоистые облака, часто менявшие свои очертания.
Судя по показаниям барометра, в ближайшие двадцать четыре часа предстояла сильная буря, навстречу которой последние дни шёл отряд сибирских кораблей. По расчётам каперанга ангарцы были на полпути к южным берегам Приморья, где сейчас и бушевала непогода. После короткого совещания с капитанами судов Сартинов принял решение сменить курс и продвигаться на юго-запад, чтобы избежать неприятностей. Несколько часов экипажам пришлось поработать в авральном режиме, когда волны с силою ударяли в борт, прокатываясь по всей палубе, а ветер пронзительно выл в парусах. Непогода сильно потрепала корветы и флейт, но к утру следующего дня все они всё же покинули опасные воды. На 'Кастрикуме' обнаружились течи, которые успешно выявлялись и умело заделывались экипажем. Натерпевшиеся страху дауры были вознаграждены потрясающим зрелищем - игрой китов. Одни огромные лоснящиеся туши выныривали из воды, тут же плюхаясь обратно, поднимая при этом столбы белых брызг. Другие, появляясь на поверхности, со значительным шумом выпускали фонтаны водяного пара. Красота! Ярким солнечным днём и при попутном ветре флотилия взяла курс на север.
Устье реки Туманная. Август 7154 (1646)
Дежурный радист поста Туманный Аверьян Белозёров чуть не свалился с кресла, когда ранним утром хриплым треском прозвучал сигнал вызова доверенной ему радиостанции.
- Корвет 'Забияка' посту Туманный! Приём!
Проснувшись в сей же миг, Аверьян чертыхнулся, уронив на дощатый пол полученный им в школе Албазина учебник 'Наставления по радиоделу', повалил табурет, на котором лежали ноги, и подскочил к столу:
- На связи пост Туманный! - буквально выкрикнул он в ответ.
Получив информацию и сделав запись в журнал, Белозёров помчался в соседнее строение - докладывать начальнику поста майору Васину о получении радиосигнала с прибывающих на днях кораблей. Радист был донельзя доволен тем, что ему предстояло увидеть воочию корабли, о которых так много говорили. Мало того, теперь он сможет и побывать на борту, изучив радиорубку корвета. Парень хотел непременно попасть в состав экипажа одного из строящихся в Албазине кораблей, чтобы самому бороздить моря и увидеть мир, ведь прежде об этом только рассказывали на уроках географии. Было бы прекрасно, если бы на флот попала и его любимая девушка Полина, которая этой весной окончила среднюю школу с тем же профилирующим предметом, что и у Аверьяна - радиодело. Тогда они могли бы вместе служить на одном из корветов.
В Туманном всё было готово для приёма гостей, в том числе сделан причал и построены дополнительные бараки, склад и амбары, а также заготовлены брёвна для постройки изб поселенцев. На Туманной поселялась часть поморов и несколько семей дауров-землепашцев для закрепления Сибирской Руси на этой земле. Ангарск давно принял решение осваивать юг Уссурийского края - будущий центр кораблестроения и место базирования флота. Строевой лес, подходивший к самому берегу моря, и прекрасные защищённые от ветров и волн гавани для флота, которые когда-то восхитили графа Муравьёва-Амурского. Он же выбрал уникальное место, залив Петра Великого и бухту Золотой Рог для будущей русской крепости, призванной владеть востоком. Бухта окружена со всех сторон поросшими лесом сопками и удачно прикрыта островами с моря. Единственный недостаток Владивостока - замерзание его удобнейших бухт, которое начинается с конца декабря. Лёд обычно держится до середины апреля. Это могло бы решиться с помощью ледоколов, но ангарцам такие суда пока были недоступны. Было и иное решение этого вопроса - получение другой незамерзающей гавани, как в деле с арендой Российской Империей у Китая Порт-Артура. На этот счёт Ангарск тоже имел определённое мнение.
Через несколько дней корветы и флейт уже стояли на якоре близ устья Туманной. Оставив на кораблях необходимое количество экипажа, остальные отдыхали после долгого перехода на берегу. Люди устраивали купания в реке, мылись в бане, некоторые погоняли мяч - в общем, наслаждались передышкой. Ведь уже через двое суток экипажи и морские пехотинцы вернулись к работе - Сартинов и Сазонов дали старт запланированным учениям. Была проведена дневная и ночная высадка десанта на берег с занятием плацдарма и его удержанием и расширением, а также учебные стрельбы. В день артиллерийских учений установилась подходящая погода - на море было лёгкое волнение, умеренный ветер не поднимался выше четырёх баллов, вспенивая барашки на гребнях невысоких волн. Ярко светило солнце, и небосвод был чист, проплывали лишь редкие облака.
Шлюпки на длиннющих канатах буксировали подальше от берега заранее подготовленные плотики с укреплёнными на них щитами. Это были цели для комендоров - морских артиллеристов. Сидевшие в шлюпках поморы и айну со старанием и воодушевлением налегали на вёсла. Прирождённые мореходы, щурясь, восхищённо посматривали на стоявшие вдалеке корабли, освещённые находящимся в зените солнцем.
На дистанции в восемь кабельтовых, при расхождении с мишенями, двигающимися контркурсом, Сартинов, капитан-командор флотилии, скомандовал: - Флотилии открыть огонь! Савватий Михайлович, начинайте.
Главный корабельный старшина и старший комендор артиллерийской команды корвета 'Забияка', потомственный помор, до этого прошедший отличную школу на речных канонерских лодках, продолжил:
- Дистанция восемь кабельтовых! Начать пристрелку!
Над "Забиякой" взвился красный флаг - сигнал открытия огня другим кораблям. Находившийся в одной из шлюпок уроженец Шлезвига, служивший теперь боцманом на 'Удальце' Гюнтер Стеллер, координировавший работу постановщиков целей, в этот миг крепко сжал древки своих флажков. Ему, морскому волку, ходившему и в Африку, и к турецким берегам, стало не по себе. Разумеется, он знал характеристики орудий, изготовляемых в Сибири, но восемь кабельтовых - это расстояние очень серьёзное. На такой дистанции открывать огонь глупо - ядра упадут в море, не долетев до врага. Но у сибирцев ядер вовсе не было, вместо них ангарские комендоры использовали снаряды, коими пушки снаряжались с казённой части, а не с дула, как в европейских и османском флотах. Не все корабельные комендоры были опытны, что Стеллера немного нервировало. Он надеялся, что и сибирские снаряды не долетят до цели. Хотя просоленному морской водой, опытному и многое повидавшему боцману не пристало бояться падающих снарядов.
- Ядрам не кланяться! - коверкая слова, заорал Гюнтер в рупор, снова перепутав ядра со снарядами. - Грести ровнее! Не бойся, может, не убьёт!
Одновременно с удачной шуткой, а боцман считал себя завзятым остряком, на баке 'Забияки' появилось белое облачко. Спустя пару секунд неподалёку от ближнего из мишеней-щитов с шипением поднялся столб воды и раздался запоздалый орудийный грохот со стороны корвета.
- Mein Gott! - в изумлении воскликнул Стеллер. - Если так пойдёт дальше, сегодня рыбы останутся без корма!
После первого выстрела начали стрелять и остальные орудия, пристреливаемые индивидуально. С ровными промежутками во времени вокруг мишеней то и дело вырастали новые водяные столбы. Дальним рокотом звучали выстрелы. Десять минут промелькнули, словно несколько мгновений - орудия одно за другим замолкали, израсходовав свою норму учебных болванок. Флотилия и плоты-мишени к этому моменту окончательно разошлись на контркурсах. Теперь оставалось только подвести итоги плановых учений морской пехоты и комендорских команд.
Спустя час с небольшим старший артиллерист флотилии Савватий Феофанов докладывал о результатах стрельб капитан-командору Сартинову и офицерам, собравшимся в кают-компании флагмана:
- Комендорским командам удалось добиться около пятидесяти процентов попаданий, что ненамного меньше результатов прежних стрельб, производимых на параллельных курсах. И это... - немного смутился помор, добавив:
- Предлагаю поощрить команду гребцов боцмана Стеллера двойной порцией наливки.
Офицеры с готовностью рассмеялись, Адрей Сартинов встал и, пожав крепкую руку Савватия, сказал с улыбкой:
- Предложение твоё одобряю, Савватий Михайлович. Составь список отличившихся, а сейчас держи!
Сартинов протянул Феофанову нашивки лейтенанта флота и наручные часы, после чего торжественным тоном сказал:
- Благодарю за службу! Хороша молодёжь!
- Служу Руси Сибирской! - гаркнул Феофанов.
Вечером офицеры-первоангарцы собрались на песчаном пляже, где под шашлык из косули и ягодную наливку обсудили перспективы дальнейшей службы. Главным предметом обсуждения стали вовсе не новости, привезённые Сазоновым от берегов Сахалина и Эдзо, а инициатива Игоря Матусевича по дальнейшему продвижению владений Сибирской Руси на юго-восток - к южным берегам Уссурийского края, их бухтам и заливам, к устью реки Туманной. Последняя служила естественной северо-восточной границей корейского государства Чосон династии Ли. Бассейн реки Уссури, чьё название на языке живших на её берегах ороков значило 'стрела', и Приморье были практически безлюдными, лишёнными какой-либо власти ангарцев или маньчжур, которые за несколько лет потеряли контроль над множеством даурских, нанайских и дючерских князцов. Русские помогли им в этом, обеспечив туземцам свободный доступ к необходимым им товарам - железным орудиям труда и оружию, бытовой утвари. Дауры выменивали на продукты и меха ангарские предметы роскоши, немудреные украшения, стёкла для домов и кое-какую мебель. Кроме того, ангарцы прекратили практику выплаты автохтонами дани Цин и обеспечили им защиту от маньчжур. Плюс к этому дауры, нанайцы и прочие получили возможность служить в полках и эскадронах под началом своих же князей, получая от русских оружие и доспехи. Воин таких подразделений вырастал в глазах соплеменников и пользовался непререкаемым авторитетом среди них. Особенное положение и доверие со стороны людей Сокола имели дауры-землепашцы, многие из них приняли веру русских, а молодёжь с успехом училась в школах, образованных при церквях. Дауры уже служили во всех частях Сибирской державы - от Ангарского Двора в Енисейске до поста на Сахалине и вот тут, в устье Туманной, на корейской границе.
Владея практически полным положением дел в областях, соседних с его воеводством, Матусевич получал информацию от разведчиков даже из Мукдена, где недавно удалось подкупить ещё одного чиновника средней руки, советника фудутуна, снабжавшего их новостями, приходящими из новой столицы империи Цин - Пекина. До этого чиновника был другой, меньшего ранга, подкупленный даурским князцом, который регулярно приезжал в Мукден якобы с данью. Князь рассказывал маньчжурам о силе северных варваров, о кишащих на реках боевых кораблях, вооружённых множеством дальнобойных пушек. Маньчжуры слушали рассказы о закованных в железо тысячах всадниках и несметных полчищах аркебузиров. Благодаря купленному дауром чиновнику Матусевич всегда знал о намерениях маньчжур отправить какой-либо отряд или речной корабль на северо-восток, к владениям Сибирской Руси. Естественно, что тот отряд всегда встречали и конные латники, и убийственно меткие аркебузиры, а корабль всякий раз сталкивался с канонерками. Ангарцы оставляли в живых часть воинов врага, чтобы те смогли принести очередную печальную весть в Мукден. Оттого в старой столице маньчжур укреплялась уверенность в том, что поступающая им от туземцев информация о несметной силе царя северных варваров верна. Постоянно разрушаемая ангарцами Нингута была, наконец, оставлена, а жившие в округе туземцы уведены вглубь Маньчжурии и поселены близ Мукдена и Гирина. Маньчжуры спешно укрепляли Гирин и строили палисадные укрепления вокруг этого города. В Мукдене поговаривали, что скоро придётся приводить войска из Пекина, ослабляя контроль над китайцами в самый важный момент противостояния с остатками войск, верных китайской династии Мин.
Последним серьёзным выпадом Цин стал июльский поход более чем трёхтысячного войска на Наунский городок, причём самих маньчжур в нём было едва ли не половина. Матусевич позволил им доплыть до городка, не показывая, однако, что об их продвижении ему известно. Селения на пути врага на время обезлюдели - дауры, жившие там, заблаговременно ушли в леса, чтобы избежать мести маньчжур за смену ими сюзерена. Наун, состоящий из нескольких даурских деревень, находился на некотором удалении от основных транспортных путей ангарцев, но был заранее укреплён по своему периметру по указу из Сунгарийска. Этому благоприятствовали окружающие городок сопки, на которых были организованы замаскированные огневые точки, в том числе гнёзда на два имевшихся пулемёта. Они простреливали наиболее опасное направление - дорогу от пристани, ведущую к главным воротам Науна. Защищала Наун и батарея из четырёх миномётов. Обороной руководил старший лейтенант артиллерии Ян Вольский, ребёнком прибывший в Ангарию вместе с родителями - переселенцами из Литвы. Сейчас это был один из лучших молодых офицеров Матусевича. Впоследствии Ян получит за этот бой повышение - звание капитана и перевод в оперативное подчинение сунгарийского воеводы для последующей работы над планом занятия и обороны Нингуты. Кроме того, по приказу Матусевича к городку заблаговременно подошли два эскадрона латников и батальон корейского полка под руководством принца Ли, переброшенный к Науну из Сунгарийска на лодии, буксируемой пароходом "Алмаз". На расстоянии двухдневного перехода корабль повредил винт и остановился для ремонта, батальон же прибыл к Науну пешим порядком.
Вокруг городка были распаханные поля, на которых уже созревали рожь и овёс, цвёл картофель. В тот день на реке и у сопок клубился туман, моросил мелкий, нудный дождик. Отряды стрелков, заняв позиции на сопках, облачились в кожаные плащи, а всадники с угрюмыми лицами молча мокли за первой линией домов Науна у главных ворот. Шум дождя и только - не слыхать ни звона железа, ни лошадиного всхрапа.
Маньчжурам дали беспрепятственно высадиться. Они не стали разбивать лагерь, видимо, надеясь организовать стан в Наунском городке, и, построившись в боевые порядки, начали обходить поселение с флангов. Вытянувшись в подобие громадных чёрных змей, маньчжуры огибали две передние к ним сопки, прикрываясь до поры лесом. Небольшая часть маньчжур глубже ушла в тайгу, чтобы упредить возможную засаду. Впереди латников и гордости маньчжурского войска - лучников шли неорганизованные отряды дючер и нанайцев - они должны были завязать бой и дать время маньчжурам на решающую атаку. Только их и пропустили в опустевший город, а после... Туземцы дрогнули от гулких миномётных хлопков и следующего за ними режущего звона множества вынимаемых из ножен палашей. Рейтары, ожидавшие авангард неприятеля, безжалостно вырубили их за несколько минут. Немногие из дючер успели тогда спастись в паническом бегстве. Одновременно с рейтарами атаковали врага и наунские стрелки-дауры, чьи позиции находились на сопках, а также корейцы, ожидавшие приказа на открытие огня в лесном массиве, окружавшем Наун. Ручные гранаты и убийственно меткий огонь в упор дезорганизовал воинство неприятеля, бой распался на отстрел небольших отрядов маньчжур, покуда не утративших боевого духа и пытающихся сопротивляться. Без потерь со стороны корейских стрелков не обошлось - враг опасен, даже если победа над ним неминуема. Принц Бонгрим подпустил маньчжур слишком близко, доведя дело до совсем необязательной рукопашной схватки, в которой неприятель силён. Потом он получит резкое замечание от Игоря Матусевича за отступление от плана боя, разработанного Вольским.
Продолжали рваться мины. Ухая при выстреле, они со свистом пролетали над полем и с треском разрывались близ скоплений воинов неприятеля, пытающихся забраться на корабли, создавая ещё большую панику и дезорганизируя немногочисленных стойких бойцов, оборонявших посадку, побуждая и их к паническому бегству. Позже огонь батареи был перенесён на берег и причалы - там тоже была устроена кровавая баня. Всё было кончено, когда рейтары врубились в беспомощные толпы обезумевших от страха маньчжур, окончательно их рассеяв. Дауры и корейцы потом пинками сгоняли их на берег реки из леса. Немногих пленных, годных к тяжёлому физическому труду, доставили в Сунгарийск, остальным выжившим ангарцы дали возможность уйти восвояси, чтобы рассказать очередную страшилку мукденскому дутуну.
- Что будет, когда они займутся нами всерьёз? - проговорил Матусевич после разбора боя, проведённого Яном Вольским по прибытии в Сунгарийск. - Как только ситуация в Китае станет более-менее стабильной, нам придётся туго.
- Быть может, они захотят-таки мира? - Мирослав Гусак, прохаживаясь у огромной, во всю стену, карты, остановил свой взгляд на Нингуте. - Мы каждый раз даём им по зубам, как только они собирают новое войско и пробуют высунуть нос.
- Как знать, как знать... - задумавшись, произнёс тогда воевода. - Скоро у нас будет несомненный козырь.
А на берегу Туманной продолжался долгий разговор. Уже темнело, с моря потянуло солёной прохладой, взоры товарищей были обращены к костру, в котором потрескивали сухие сучья. Шашлык давно был съеден, но наливка ещё оставалось.
- Давай, последняя... - разлив остатки, Васин убрал пустую бутыль толстого стекла в рюкзак. - Короче, Матусевич доказал Ангарску целесообразность и, более того, возможность захвата и удержания покинутой маньчжурами Нингуты, - вздохнув, проговорил он.
Отблески костра плясали на невозмутимом лице Олега, и было неясно, одобряет он дальнейшее продвижение Ангарии в земли маньчжур или нет.
- Ну а ты что думаешь-то? - спросил майора Сазонов.
- Правильно Игорь делает, от Нингуты обозу до корейской границы посуху три дня пути, - хмуро кивнул Васин. - А там спуститься по реке - и привет, Туманный! Да и огромного крюка давать не надо.
***
Нингуту заняли в начале сентября. Отрядам, высаживавшимся с парохода и канонерок на песчаную отмель близ разрушенных причальных мостков, никакого сопротивления оказано не было. В самой Нингуте оставались лишь несколько маньчжур, да и те были древними стариками. Они, казалось, даже не заметили произошедшего. Развалины былой крепости лежали на земле бурыми грудами, заросшими высокой травой и колючим кустарником. Там же были обнаружены сгоревшие остовы нескольких строений, по всей видимости, казарм и складов, возведённых близ руин. Они были сожжены, вероятно, перед уходом последнего цинского гарнизона. Первым делом ангарцами были приведены к присяге те немногочисленные семьи дючеров и дауров, которые, по их словам, ранее прятались в лесу, чтобы не быть уведёнными в Маньчжурию уходившими отсюда солдатами Цин. Дауры-разведчики из Сунгарийского полка, прочесывая местность в течение двух с половиной недель, привели к Нингуте ещё некоторое количество местных жителей, ушедших в леса. За время рейда дауры не встретили ни одного вражеского солдата. Более того, разведка не выявила никаких следов присутствия маньчжурских отрядов в нижнем течении Хурхи и её притоков. На обратном пути к Нингуте они повстречали ещё одну партию корейских солдат из города Хверёна, тайно посылаемых ваном Кореи в войско своего сына. Отряд лучников и аркебузиров сопровождал офицер Ли Минсик, заместитель Сергея Кима, куратора корейских формирований Сибирской Руси. Таким образом, численность корейских отрядов возросла до двух тысяч бойцов, и уже впору было формировать войско из двух полков или полноценную бригаду. Корейцев отвезли в тренировочный лагерь под Сунгарийск, где они поступили под начало Сергея Кима и офицеров воеводы Матусевича. Обыкновенно ван отправлял на север хороших солдат, всецело ему преданных, якобы для выполнения карательных операций, проводимых по просьбам маньчжурской администрации Пекина. В этот раз корейцы должны были разрушить несколько поселений нанайских и дючерских родов за их отпадение от верности Цин. И каждый раз сеульские послы перевозили через Амноккан к Мукдену вести о том, что очередной отряд, посланный на усмирение варваров по просьбе Цин, бесследно пропал в тех землях. В этот раз на Сунгари ушло пять с половиной сотен воинов.
Обратным рейсом канонерки привели ещё несколько лодий со стройматериалами - обработанным лесом, камнем, кирпичом, мешками с цементом и прочим. Пока это складировалось и прямо на землю, и в спешно возводимых для этого помещениях. По замыслу Матусевича Нингуте отводилась очень важная роль - она должна будет стать краеугольной крепостью, прикрывающей Уссурийский край и будущие порты на юге этого региона.
Ангара. Осень 7154 (1646)
Промозглым октябрьским днём во Владиангарске встречали долгожданный караван, который был сформирован ещё в Карелии полковником Смирновым. Сделав двухдневную остановку в Енисейске, где люди получили отдых после подъёма по Енисею, и, забрав там два десятка мужиков с двумя мальчуганами, охочих до 'службишки онгарской', за что местному воеводе было уплачено сполна, 'Гром' вскоре огласил окрестности пограничья протяжным гудком, появившись у причала ворот в Русь Сибирскую. На этот раз с мостков на крепкие доски причала сходили не только привычные прежде русские крестьяне, мастеровые или ремесленники, нанимавшиеся теперь в ангарских факториях с письменного дозволения дьяка Ангарского приказа и уплаты немалой пошлины, взимаемой с представителя Сибирской Руси, но и пленённые воинами Смирнова шведские солдаты. Большая часть из них, правда, была финнами, поставленными под ружьё королевскими офицерами. Четыреста пятьдесят полоняников оставили на лодиях, пока таможенный пост проходили добровольные переселенцы с Руси, числом до двух сотен. В тот же день, после прохождения таможни и мытья в бане, они получили комплект новой одежды, документы и семейные направления на поселение, которые выдавалось в зависимости от того, чем именно поселенцы могли помочь своей новой земле, каким мастерством они владели либо какое ремесло могли бы освоить. Пообедав в гостевой столовой, без малого двести человек вскоре отправились вверх по реке, к порогам. Там переселенцы должны будут пересесть на подготовленные к их приезду многоместные крытые повозки. Утомлённым долгой дорогой людям оставалось до конечной точки совсем немного, лишь несколько дней пути.
Спустя несколько дней
Теперь Славкова частенько величали по имени-отчеству. Как же, Прокопий Васильевич - новый староста второй линии посада, недавно избранный вместо Тимофея Попова. А прежнего-то старосту сам царь Сокол упросил перейти на реку Уссури - дабы там налаживать хозяйство, да так же справно, как и в Ангарске. Так что Славков, денно и нощно разъезжая по вверенной ему территории на бричке, выделенной в правлении, ревностно смотрел - ладно ли всё, али где надобно усердие приложить? Старался Прокопий, а старание его не было показным, примечал его Сокол. Уж, бывало, хвалил за службу на собраниях в правлении, и на совещаниях в кремле. Ну а на сегодняшний день у старосты стояла задача встретить на причале пароход, который должен будет привезти несколько семей из числа переселенцев. Последнее время их было не так много, как прежде, да и посылались они, как правило, на Амур или Селенгу. Но на этот раз шесть семей, которые были готовы работать в мануфактуре по пошиву полушубков и стёганых штанов, поселялись в ангарском посаде. Сам Прокопий весной, после избрания в старосты, оставил свою работу в расширившейся за последнее время кожевенной мануфактуре, сохранив, однако, за собой обязанность время от времени проверять качество работы её сотрудников, а также дубилен и клееварни. Вот уж середина осени, а замечаний от старосты так и не было. Среди работников мануфактуры большинство было местными - тунгусами и бурятами, для которых занятость на производстве означало едва ли не такое же повышение социального статуса, как и у принятых в солдаты молодых парней. Разделение труда позволяло работать быстрее и выдавать больше продукции, производимой из сырья, поставляемого из халхасских и забайкальских степей. Разделённое на простые операции производство способно выдавать руками нескольких не самых квалифицированных рабочих в целом гораздо больше продукции по сравнению с работой отличного мастера.
Перед тем как идти на причал, дома Прокопий чинно оправил одежду перед зеркалом, поправил значок старосты на кителе, потрогал ремень и кобуру, после чего надел кожаный плащ - на улице было сыро, с обеда не переставая моросил противный дождик - и вышел к ожидавшей его повозке. Вчера Славков проверил дома барачного типа, где проживали бездетные или холостые до поры граждане, а также работники мануфактур - туда заселялись девять переселенцев. Заглянул староста и в избы, оставленные переведёнными на Амур семьями, в их числе был и дом бывшего старосты - в них селились три семьи с детьми. Всё оказалось в порядке - печи сложены на совесть, дымоходы исправны, отопление пола функционировало отлично, из оконных проёмов не поддувало. Необходимая в быту утварь и инструменты были на месте.
- Одеяла, подушки, матрацы... - оглядев последнее, староста Славков кивнул и подписал приёмку шестого дома.
Так вчерашним поздним вечером закончился его рабочий день. Ну а сегодняшний был уже в разгаре. Часы на причале показывали без пяти минут пятнадцать часов дня. Согласно передаче радиста с парохода, подход 'Молнии' ожидался через сорок минут, это время Прокопий решил провести в думках, оставшись в повозке. Вскоре дождь кончился, но воздух был наполнен холодной сыростью, дул резкий, порывистый ветер. Наконец, протяжный гудок прибывающего парохода огласил окрестности. Выйдя из крытой повозки, называемой первоангарцами латинским словом омнибус, Славков поёжился и выпустил изо рта облачко пара. Причал был пуст, если не считать ещё трёх повозок, ждавших переселенцев и нескольких рабочих, возившихся с паровым краном, подготавливая его к работе - с 'Молнией' прибывала и баржа с углём.
Пароход, заранее сбавив ход, подходил к причалу. Скинули швартовы, спустили мостки - и первой на берег организованно сошла небольшая группа молодых парней, вернувшихся в Ангарск на зиму из Удинска, за плечами винтовки, за спиной рюкзаки. Следом гурьбой, в сопровождении помощника капитана - переселенцы.
- Здорово, Прокопий! - обменявшись рукопожатием, воскликнул речник. - Принимай! По списку девятнадцать человек.
- Граждане! - с традиционного для первоангарцев обращения начал Славков, подойдя к людям, которые, кутаясь в выданные им плащи, только присели на свои пожитки. - Проходите в повозки, садитесь на лавочки. Скоро вы будете дома!
'Омнибусы' один за другим останавливались у каждого из домов, где староста сдавал очередную семью на руки своим помощникам. Они, в свою очередь, помогали новым соседям осмотреться в доставшемся им доме. Подъехали, наконец, к дому бывшего старосты, в который должна будет заселиться семья Ивана Горицкого, получившего эту фамилию на таможне от Горицкого монастыря, при котором он когда-то числился в работниках. Семья его состояла всего из трёх человек - жена Агафья да семилетняя дочка Марья. Но ожидалось пополнение - Агафья была беременна.
- Проходите, - Прокопий открыл калитку, впуская Горицких. - Дом хороший, тёплый. У меня такой же, - добавил Славков подошедшему Ивану.
- Богато... - только и молвил тот. - Не хуже хоромов матушки-игуменьи.
- Да, - улыбнулся староста. - За домом огород, яблоньки... Ежели котейку завесть надо, то в правлении потом справитесь. Козу, кур, гусей дадим...
- Я уж ко всему привычный, - почесал лохмы Иван, стянув шапку. - Ты вот скажи, не тая, Прокопий... Нешто вот и дом... И коза... Да и котейка, - усмехнулся новоиспечённый Горицкий. - Всё это за просто так, токмо работать надобно?
- И плодить детишек! - подмигнул Славков.
- А ежели я корову захочу, дашь ли? - хитро прищурил глаз работник, переглянувшись с женой, которая тут же покраснела из-за мужней наглости.
- Корову дать - оно дело-то нехитрое, - вздохнул Прокопий. - Мне тоже Пеструху привели на двор. Да только отдал я её взад.
- Ишь ты! - удивился Горицкий. - Отчего же так?
- А на кой она мне? - приглашая Ивана в дом, сказал Славков. - Нам с ней управляться некогда - дети в школе, мы на работе. Подумковал я, да и отдал её на ферму.
- Куды? - встал на крыльце Горицкий.
- На ферму, - пояснил Прокопий. - Там все коровы содержатся разом, а оттуда молоко развозят по домам - и с утренней, и с вечерней дойки. И навоз, коли надо, завсегда есть.
- А кой тогда приводили?
- Маху дали, - пожал плечами Славков. - Потом подумали, как народу проще будет, да и сделали фермы, а туда взяли скотников, доярок да пастухов. Всё из этих, тунгусов наших. Справный народец, ежели не дикой.
В пустых ещё сенях разулись и прошли в дом. Агафья, увидев просторную, светлую и чистую светлицу, сразу же ахнула, привалившись к стенке.
- Батя! Батя! Глянь-ко, куколки тута есть! - дочка, взвизгнув от радости, нахватала целую охапку тряпичных игрушек и принялась кружить с ними по светлице.
- Печка топится не по-чёрному, - сразу указал Прокопий, присаживаясь на лавку у застеленного скатертью стола. - Иван, завтра дрова тебе привезут, а опосля...
- Батя! Всё видать, что снаружи! - Марья, встав на лавку, прильнула к окну. - Как прежде видали - на корабле да в столовой!
- Опосля в правление зайдём с тобою, Иван Тихонович, потом поедем мануфактуру смотреть, - проговорил Славков, после чего встал, а у двери, надевая шапку, он добавил:
- Сейчас соседку вашу, бабу Лукерью, пришлю, она поможет с хозяйством. До завтра, Иван, отдыхайте!
Ангарский кремль, раннее утро следующего дня.
Очередное собрание у Соколова началось с докладов начальников поселений. Отчитывались о состоянии дел перед наступающей в Сибири зимой и руководители отраслей - начиная от начальника Железногорского комбината первоангарца Бориса Лисицына до руководителя опытного Ольхонского зверосовхоза Петра Нарубина, сына переселенцев из Литвы, ранее доложившего о полной готовности к зиме по радио. Наибольшее внимание, что естественно, было уделено Железногорску. Этот город становился фактической копией советского 'почтового ящика', закрытого моногородка, замкнутого на работу комбината. Именно сюда, наряду с химическими лабораториями Ангарска, посылались самые смышленые парни и даже девушки, показавшие способности к дальнейшей работе на производстве. Пока живы первоангарцы, они должны были передавать свои знания и умения молодёжи, которую сами же и растили. Однако многие из учёных и высококвалифицированных инженеров и рабочих были людьми в возрасте, большинство их перешагнуло полувековой юбилей, в отличие от бывших солдат-срочников, с которыми они вместе оказались в экспедиции.
- Давай в целом, Борис Иванович, - предложил Соколов начальнику комбината Лисицыну. - Цифры я потом посмотрю.
- Как уже все знают, не так давно вместо наших старых печей был запущен небольшой, но гораздо более технологичный конвертер, - начал начальник комбината. - Теперь я даже боюсь затоваривания, - добавил он с затаённой улыбкой и продолжил:
- Кроме того, электролизный цех давно требовал своего расширения, сейчас мы этого добились, введя в строй ещё две паротурбинные установки для получения энергии и тепла. Ввод третьей, предназначенной для трубопрокатного цеха, назначен на весну. Плюс, почти готова документация для трехкубовой установки по переработке сахалинской нефти с получением керосина, соляры, бензина, мазута с битумом, а также масел и смазок.
- Что по рельсовому цеху?
- Трехвалковый стан для прокатки рельсов работает, - вздохнул Лисицын. - Качество материала пока не на высоте, как и длина рельса.
- Не прибедняйтесь, - усмехнулся Вячеслав. - Кстати, скоро на комбинат прибудет две сотни крепких мужчин...
- Шведы? - кивнул Борис Иванович. - Мне уже докладывали. Это отлично, обучим и приставим к работе.
- Вячеслав Андреевич, - тут же поднялся Александр Тюрин, занимавшийся производством консервированных продуктов. - Мне нужно хотя бы два человека.
Как и в случае с бипланом, поначалу Тюрин занимался воплощением своего дела в одиночку, а потом и с помощью энтузиастов. Стеклянные банки нагревали в закрытом котле с кипящей водой, а затем, закупорив, снова подвергали нагреву. Бактерии, вызывающие порчу продуктов, уничтожались, а получаемые таким образом консервы хранились весьма долгое время. Это могло здорово пригодиться при морских переходах, на дальних постах и, конечно же, в войсках.
- Александр Фёдорович, будут тебе люди, - заверил Тюрина Вячеслав. - Ты когда предоставишь консервный аппарат?
- Этот вопрос решится в ближайшем времени, - ответил за Тюрина Лисицын. - Скоро будем закатывать.
- Хорошо, - резюмировал Соколов. - Борис Иванович, вчера радировали с Нижнего - от Строгановых к Оби вышел обоз с уральской платиной.
- Вот это отличная новость! Лучше только начало выплавки меди на реке Холодной! - воскликнул Лисицын и тут же добавил укоризненно:
- Вячеслав, мог бы мне и пораньше сказать!
Нужда ангарской промышленности в платине была велика. Где только этот металл ни использовался! В металлургии как легирующая добавка при производстве высокопрочной стали, а также для изготовления магнитов, хирургических инструментов. При переработке нефти платина может исполнить роль катализатора для получения бензина высшего качества. Незаменима платина в ювелирном деле, в химических реакциях при получении азотной и серной кислот, перекиси водорода - словом, металл сей был Сибирской Руси необходим. Поэтому одним из первых дел, которые начала вести Нижегородская фактория, стал поиск богатых россыпей самородной платины на Урале, во владениях Строгановых. Дмитрий Андреевич, успевший дважды побывать у Соколова в гостях, сотрудничеству с сибирским царством был доволен. Вячеслав обещал ему прислать мастеров Ивана Репы для организации выплавки пушек, стрелявших ядрами, разрывными и зажигательными гранатами, бомбами и картечью, дабы Строганов поставлял их в русскую армию.
- С твоего разрешения резюмирую, Вячеслав, - произнёс Лисицын, сделав паузу, чтобы все его услышали. - Дорогие мои товарищи! Иногда у меня в голове не укладывается всё то, что мы смогли сделать, наворотить за прошедшие восемнадцать лет. Почти с нуля мы сумели достичь таких высот, что дух захватывает!
Собравшиеся в зале заседаний люди загудели, соглашаясь с этими словами. А теперь уже Соколов продолжил:
- Борис Иванович прав, я тоже частенько осмысливаю дело наших рук и умов - воистину, мы словно в миниатюре повторили то культурное и промышленное развитие, которое провели в Советской России большевики. Не знаю, корректно ли это сравнение, но я думаю именно так!
- Что же мы - мини-большевики, по-твоему? - улыбнулся, отмахнувшись, Владимир Кабаржицкий.
- Почему нет, Володя? - ответил Соколов. - Ладно, вернёмся к обсуждению перспектив сотрудничества со Строгановыми...
Разошлись люди нескоро - на улице уже начинало темнеть. Направились, что естественно, в столовую - за время обсуждений и докладов все успели здорово проголодаться. Но даже там продолжались бесконечные споры и дискуссии, и каждый хотел лучшего, каждый желал бы сделать так, чтобы будущее казалось безоблачным, понимая, однако, что жизнь внесёт свои коррективы.
А на улице пошёл снег. Мелкий и колючий, еле слышно шурша, он ложился на стылую землю, покрывая её первым белым покрывалом. Завтра от него не останется и следа.
Глава 3
Ангарск, август 1647 (7155)
Разомлевшая кошка разлеглась на широкой лавке под окном, изредка поводя свесившимся хвостом. Тепло ей. Летний день в самом разгаре. С реки доносятся детские крики, смех - уроки закончены, и теперь самое время искупаться, поваляться на песке, прогретом ласковыми лучами солнца. Слышны и радостные возгласы играющих в волейбол ребят постарше. Солнце щедро изливается на Приангарье, но жары нет - виной тому прохладный ветерок с Ангары. Шла последняя декада августа, комары да мошка исчезли, а потому можно было смело открывать в светёлке окна. Оттого она казалась ещё более светлой и просторной.
- Смотри, Аннушка, Павел Лукич-то сызнова идёт, - проговорила миловидная женщина, выглянув в открытое окошко из-за шёлковых штор. - И чего он?
- А то не ясно, сестрица? - улыбнулась Анна, покачивая на руках спящего ребёнка.
Старшая сестра вспыхнула и отошла от окна, младшая же проводила её озорным взглядом. Мария, вдова почившего государя, мальчика родила в Тобольске, в начале июля прошлого года. Роды были тяжёлыми, и Мария изрядно намучилась, прежде чем стала счастливой матерью. Ранее ради того, чтобы не тревожить находившуюся на сносях женщину, отплытие парохода задержали на две драгоценные недели. Она сильно ослабла, но на пароходе были медики - ученики Дарьи Поповских, тут же взявшие молодую маму под свою опеку. Тогда же перед ангарцами возникла непредвиденная проблема - сёстры наотрез отказались подниматься на борт 'Вихря', разведшего пары и готового отчаливать от тобольской пристани. Решение нашлось быстро. Капитан парохода Онфим Холмогоров смекнул освятить судно. Для этого из стоявшей неподалёку Софийской соборной церкви, где недавно крестили ребёнка, наречённого Владимиром, пригласили батюшку. Священник согласился провести обряд освящения за щедрое пожертвование церкви. Грауль, неодобрительно покачав головой, скупо отсчитал несколько золотых монет. Лишь после обряда Милославские взошли на корабль. Шведы же, в том числе и Аксель Оксеншерна, такого неприятия не выказали, хотя было видно, что путешествие на самодвижущемся судне для них стало серьёзным испытанием. Кстати, в Тобольске пришлось здорово расширять факторию под склады. Если сотрудничество со Строгановыми продолжится, то именно в Тобольск будут приходить их обозы с платиной, кристаллами кварца и другими необходимыми ангарцам товарами.
'Вихрь' в конце октября причалил у второго Ачинского острога, возведённого на Чулыме, вместо прежнего на Белом Июсе, сожженного енисейскими кыргызами. Воевода Яков Тухачевский, из смоленских дворян, с радушием принял гостей, накормил и растопил для них баню. Оставив судно с частью команды на зимовку в Ачинске, ангарцы и их спутники погрузились в крытые повозки, направившись к Ижульскому острогу. Преодолев около полусотни километров, обоз, сопровождаемый конными стрельцами, достиг берега Енисея, где стояло укрепление воеводы Ивана Вербицкого, происходившего из сынов боярских. Оба острога - и Ачинский, и Ижульский - прежде частенько подвергались нападениям кыргызов. Однако ангарцы и вооружённые ими казаки и стрельцы всякий раз с успехом и великим для нападавших уроном отбивали эти атаки. После побед под стенами острогов следовали карательные рейды в становища неприятеля, которые всегда бывали разоряемы. Оба острога и дорога между ними представляли собой последний отрезок Сибирского тракта, который вёл с Руси к царству Сокола. Поэтому защита их была первостепенна и для ангарцев, и для царских воевод. Врагу спуску не давали. Тем кыргызам, кто не желал замиряться, пришлось в итоге откочёвывать к югу, к джунгарам.
После долгой дороги Грауль и его спутники в конце ноября прошлого года ступили, наконец, на ангарскую землю. Со дня прибытия в сибирскую державу прошло уже десять месяцев, Милославские жили в Ангарском кремле, занимая левую часть недавно выстроенного терема. Павел Грауль, опекун Владимира, к московским беженкам заходил теперь частенько, пользуясь их расположением. Поначалу жалея сестёр, в пути долгом прикипел он душою к младшей из них. Вот и захаживал теперь часто, играл с маленьким Владимиром, пил чай да поглядывал на Марию. Та, без сомнения, понимала что к чему, но память об убиенном муже была ещё жива. Конечно, не по любви выходила она замуж, но брак был освящён церковью. Однако постепенно Анна и Мария привыкали к ангарской жизни, к непривычным местным обычаям, благо Андрей, приставленный Морозовым охранять сестёр, пытался нарушить уклад их жизни, ограниченный теремом и кремлёвской часовней. Всё чаще Милославские выбирались на прогулки по Ангарску. И всё чаще Грауль сопровождал их.
Попавшие в Сибирь шведы, члены семьи бывшего канцлера, также жили в кремле, в отдельном двухэтажном доме. Аксель и его жена Анна, дочь Катарина и внучка Барбара занимали первый этаж. Часть дома занимал и Йохан Аксельссон с супругой - болезненной и тихой Анной Стуре, детей у них не было. Остальные помещения занимала прислуга. Младший сын бывшего канцлера двадцатичетырёхлетний Эрик и две дюжины охранников - молодых парней, набранных на службу в родовых землях семьи Оксеншерна, жили в казарме, причём сам Эрик и его ребята прошли половину из двенадцатинедельного курса молодого ангарского бойца-пехотинца. C помощью сержантов-инструкторов ими уже были заучены основные команды и военные термины, проведено знакомство с оружием и амуницией. Два шведских отделения, наряду с остальными, начали участвовать и в традиционных для подготовки бойцов Ангарии соревнованиях. Отделения на первом этапе обучения постоянно соревнуются между собой и на тренировках, и на маршах, и на строевых смотрах. Потом начинается более плотное изучение оружия, а вскоре на стрельбищах проходит и огневая подготовка. Далее, к восьмой неделе обучения настаёт время заключительной вводной части - тренировочного лагеря под Иркутском или Удинском, где проходят рейды на местности, ориентирование и выживание в тайге и финал - полуторасуточный марш-бросок в полной экипировке. Это задание основывается на взаимовыручке и общекомандном духе бойцов. Прошедшие его зачислялись в состав определённого полка - Сунгарийского, Селенгинского, Уссурийского, остальные же пополняли гарнизоны поселений, охранных команд при рудниках или направлялись на переобучение для работы на благо державы.
Самого Акселя только недавно освободили от частых бесед с властной верхушкой первоангарцев. Вёл переговоры и активно участвовал в обсуждении важнейших вопросов заместитель и правая рука воеводы Матусевича - Лазарь Паскевич, который, как и Оксеншерна, в совершенстве владел латынью. Он же ранее всю душу вытряс из иезуитов Гонсалу ди Соуза и Иоганна фон Рихтера, пленённых солдатами Сунгарийского полка в разгромленном маньчжурском лагере. Поначалу служители ордена, мешая китайские и латинские слова, просили отпустить их, бедных христиан, проповедовавших слово Христа среди народов, не знающих истинной Церкви. Но Лазарь тогда же объяснил им, что выполняемые ими функции военных советников автоматически делают их военнопленными. Иезуиты поведали многое из того, что интересовало Матусевича. Они и не стали делать тайны из своей основной миссии - проникая в Китайское царство, братья ордена старательно и прилежно изучали язык и обычаи китайцев, чтобы впоследствии приспособить христианский обряд к местным культам, не потеряв смысла обряда. Это делалось для того, чтобы убедить китайцев в христианских корнях их языческих верований. Так, например, брат-иезуит ле Конт рассказал китайцам, что Конфуций, это "Вдохновлённый богом мудрец" и с успехом использовал цитаты этого весьма уважаемого в Китае человека для поддержания основ христианства. Кроме того, братья ордена использовали в храмах традиционные для китайцев дощечки с надписью "Поклоняйтесь небу!". Иезуиты получали достойное внимание, их считали просветителями древней идеи. Обмануть китайцев, а теперь и маньчжур, гораздо легче, чем пытаться долго и, по всей видимости, непродуктивно разубеждать азиатов в их религиозных заблуждениях. Вот в Японии до определённого момента иезуитов сопровождал успех - более миллиона японцев из южных княжеств были обращены в христианство. Видя, что местные сунгарийцы также носят крестики, Гонсалу ли Соуза, как старший брат, поблагодарил властителя северных земель за просвещение туземцев словом Христовым. Кроме того, Гонсалу заявил, что среди китайцев велико число христиан и оно растёт день ото дня.
- Вы считаете этих людей христианами только потому, что они удовлетворяются смешением их религии и христианских обрядов? - усмехался Паскевич, но иезуиты будто не замечали этого.
- Неужели вы думаете, что стали для китайцев своими, обрядившись в платья мандаринов и научившись их языку? - продолжал спрашивать Лазарь, да всё без толку. Иезуиты были истово уверены в своей правоте и верной стратегии, выбранной для достижения нужного результата в будущем. Естественно, что отпускать братьев Матусевич не собирался, содержа их в Сунгарийске, под присмотром казаков, которые 'латынцев' не жаловали и не позволяли им ничего лишнего.
Соколов остался доволен информацией, полученной от Оксеншерны. Разумеется, что-то Аксель утаил, о чём-то частенько недоговаривал, но что делать? Не пытать же старого человека? Зато многое ангарцы узнали о ситуации в Европе, скандинавских проблемах, шведско-польских и шведско-русских делах, отношениях Речи Посполитой с Русью и многое другое. Ход переговоров подробно записывал Владимир Кабаржицкий, выполнявший функции архивариуса Сибирской Руси. Вместе с профессорами Радеком и Сергиенко он систематизировал учебные пособия, словари и справочную литературу, составляемую для потомков. Таким образом проверялась информация, полученная Граулем и от московских осведомителей. В итоге Оксеншерна дал своё согласие на помощь в составлении проекта мирного договора с империей Цин и в заключении мира с учётом вероятного присутствия иезуитов на стороне маньчжур. Аксель заверил, что эта публика ему хорошо известна и не должна будет доставить каких-либо неприятностей, после чего проговорил:
- Бесконечно рад, господин Вячеслав, что нахожусь у вас в гостях, но... - на Соколова смотрел усталый пожилой человек, в чьих глазах светились ум и достоинство. - Но я хотел бы умереть на Родине.
Вячеслав заверил Акселя, что после заключения мира он сможет покинуть Сибирь, если таковое желание у него возникнет. Оксеншерна остался удовлетворён этим ответом. После обеда Соколов пригласил своего гостя прокатиться по Ангаре на паровом катере, который недавно был доставлен из Железногорска и спущен на воду после внутренней отделки, произведённой в столице. Оставалось только установить на нём вооружение и защитную надстройку. Этот катер, как и пять его собратьев, строящихся сейчас в одном из цехов комбината, предназначался для отправки на Сунгари, чтобы выполнять патрульные функции на реке и её притоках. Аксель остался в полном восторге от катера и просил назавтра повторить прогулку.
А Соколов, после того как проводил шведа в его дом, пригласил к себе Лазаря Паскевича. С ним необходимо было серьёзно поговорить. Павел Грауль, вернувшись из Европы, настоятельно советовал Вячеславу сменить Белова на Эзеле более жёстким человеком.
- Белов немного устал, ему пора вернуться, иначе нам это выйдет боком, - говорил Павел.
Предложение Соколова самому возглавить балтийское воеводство Грауль отверг, настояв на продолжении работы в Москве и осуществлении координации между факториями. Но он предложил кандидатуру Паскевича, несмотря на некоторые расхождения во взглядах с помощником Матусевича в прошлом. Соколов решил поговорить с самим Паскевичем.
Когда Лазарь вошёл в кабинет, Соколов поднялся из-за рабочего стола, обменявшись с гостем крепким рукопожатием, после чего пригласил его сесть в кресло у окна, а сам сел напротив. На Вячеслава смотрел уверенный в себе, крепко сбитый мужчина с умным, мужественным лицом.
- О чём вы хотели поговорить со мной, Вячеслав Андреевич?
- Лазарь, - начал Соколов, собираясь с мыслями. - Я хочу, чтобы... Нет, ты нужен нам на очень важном посту.
Паскевич молчал, обратив на собеседника пытливый взор серых глаз, с интересом ожидая продолжения его слов.
- Я уже общался с Игорем Олеговичем на эту тему, и он был категоричен... Ты, Лазарь, должен принять дела у Белова. Взять Эзельское воеводство под свой контроль.
- Он не справляется? - невозмутимо сказал Паскевич.
- Брайану просто надо немного отдохнуть, заняться семьёй, - вздохнул Вячеслав. - А вообще он большой молодец, очень многое сделал. Но сейчас там нужен крепкий профессионал.
- Я вас понял, - кивнул Лазарь. - Когда отправляться?
- Не спеши, - улыбнулся Соколов. - По весне, когда Ангара вскроется. Обоз будет приличный. С Оксеншерна старайся больше общаться - он в твоём распоряжении.
Эзельское воеводство, окрестности Пернова. Август 1647 (7155)
Раннее утро на берегах безвестной речушки в двух десятках вёрст от города. Прохладно и сумрачно, по-над рекой клубится утренняя дымка. Самое время для тишины и покоя. Но нет, щебечущие птахи, встречая зарю, устроили шумный пересвист. А поскольку концерт сей начинался в одно и то же время ежедневно, то и смена ночного караула проводилась ровно с его началом. Часовой, предвкушая горячую кашу из печи и скорый сон, с нетерпением поглядывал вниз. Не прошло и минуты, как зевающий парень, хлопнув дверью, вышел на небольшой двор заставы, построенной на развалинах каменного дома богатого немецкого дворянина, сгинувшего без следа лет двадцать назад. Соединённые частоколом казарма да склад - вот и вся пограничная с Русью застава перновского уезда. К складу были пристроены стойла и вышка, откуда караульный наблюдал за мостом, к которому подходила единственная в округе наезженная дорога, петляющая меж еловых чащоб. Приставив винтовку к стенке казармы, парень, ухая и фыркая, шумно умылся водой из бочки, после чего задрал вверх широкое раскосое лицо, высматривая своего приятеля - датчанина.
- Эй, Каспер, ты не продрог там?! - довольно лыбясь, прокричал он бойцу на вышке. - Туши прожектор, я подымаюсь!
- Карашо, Петер, - без эмоций кивнул дан.
На противоположном берегу пустынно, только ветер гуляет в высокой траве да темнеет стена хвойного леса. Тунгус посмотрел в увеличительную трубу - взгляд скользнул по заливаемой восходящим солнцем зелени, елям... Дорога пуста, только вдалеке вороньё, неловко переваливаясь и топорща крылья, дерётся за останки павшей ещё в начале весны лошади. Не успевшее окоченеть мясо в тот же день срезали крестьяне-эсты с ближнего хутора, а кости потом обглодали голодные по весне волки.
Остальные трое выспавшихся за ночь пограничников, позавтракав, пили копорский чай*. Отнесли горячего ароматного напитка и дозорному. Компания на заставе собралась весьма пёстрая даже для Ангарии. Начальник заставы Михаил Савин из тобольских казаков, его заместитель тунгус Пётр, карел Осмо, освобождённый из шведского плена, эст Индрек и дан Каспер. Последние трое завербовались в эзельскую дружину по собственному желанию и прошли необходимый курс обучения в лагере под Аренсбургом. Кроме того, среди пограничников находился и немой подросток, названный Митькой, прибившийся к беженцам-кашубам, которых норвежцы Олафа Ибсена вывозили из западной Померании, оккупированной датчанами. Какого он роду-племени, никто не знал. Зато парень умело обращался с лошадьми, был трудолюбив и послушен. Когда окончательно рассвело, а птицы, наконец, примолкли, в эзельском лагере раздался звон сигнального колокола с вышки.
- Митяйка с ночного возвращается? - неуверенно предложил Осмо, отставляя дымящуюся чашку и подтягивая к себе винтовку.
- Нет, - уверенно сказал Савин, поглядывая на Петра. - Вона, Пётр на Феллинскую дорогу кажет. К оружию! Картечницы на стены!
Пограничники, взяв дополнительные боеприпасы, заняли свои места на стенах, а Осмо бросился к стойлам, где оставался один жеребец - при появлении чего-либо, заслуживающего внимания на дороге, ведущей из Феллина - первого города, лежащего на пути в русские земли, по установленным правилам следовало отправлять гонца в Пернов. Савин взбежал на вышку и, взяв у тунгуса трубу, вгляделся в приближающихся всадников. Кони чужаков переходили на шаг, колонна вытягивалась. Число их Михаил оценил в три сотни с гаком. Это были русские воины - среди них были и стрельцы, и драгуны, и рейтары. Лица всадников были усталыми, а кони - измождёнными, будто им пришлось скакать несколько часов без роздыху.
- Осмо! - Савин подозвал карела и передал ему записку. - Быстро!
От остановившейся колонны вдруг отъехало трое всадников, и они стали приближаться к мосту. Тоболец присмотрелся к ним и вскоре узнал переднего. Это лицо он уже видел прежде и точно знал, кто это.
- Стой! - снова закричал Савин Осмо. - Это князь Бельский! Так и передай! Князь Бельский! Скачи!
*Копорский чай (иван-чай, русский чай) - традиционный русский чай, приготовляемый из кипрея узколистного.
Эзель, Аресбург. Два дня спустя.
Бельский появился в порту столицы воеводства уже на второй день, сойдя на причал с борта шлюпа 'Адлер'. На Эзеле князя, как дорогого гостя, встречали развёрнутыми знамёнами, шумно хлопающими на свежем морском ветру, небольшим оркестром, который сыграл бравурный марш, и строем почётного караула Аренсбургского полка. Белов и Саляев с искренней радостью объятьями приветствовали Никиту Самойловича. Бельский же был невесел и просил Белова о личном разговоре.
- Да на тебе лица нет, Никита Самойлович! - не опуская рук с могучих плечей князя, озадаченно произнёс Брайан. - Что за...
- Полковник Смирнов преставился, бают, отравлен боярами в Ладоге на пиру... - еле слышно проговорил он. - Уж сорок дён минуло, али более того.
- Что?! - едва не выкрикнул Ринат, вмиг побледнев. Во рту у него сразу же стало сухо, а виски будто сдавило горячими щипцами.
Позже Бельский рассказал многое. Как уже знали на Эзеле, собранный в начале апреля Земский Собор утвердил воцарение Никиты Романова. Уже через месяц новый царь отклоняет грамоту королевы Кристины о признании прежних границ между державами с включением Нотебурга - Орешка в состав Руси. В ответ Романов пишет, что 'прежний договор закреплял за Шведским королевством отчины Русские', а потому 'нынче жить по тому договору более не мочно'. Снова надвигалась война в карельских землях, старых новгородских вотчинах. Никита Иванович с рвением принялся продолжать дело прежних государей - увеличивал число солдатских, рейтарских и драгунских полков, в которые переводились дворяне и дети боярские. Особое внимание государь обратил к основанным в Туле чугуноплавильным, железоделательным и оружейным заводам голландского фриза Андрея Виниуса, а также заводу голландцев же Томаса де Свана, Тилмана Аккемы и Питера Марселиса, которые поставляли в русскую армию пушки и мушкеты. Царь подтвердил все их прежние льготы и приписал заводчикам пару волостей, для выполнения крестьянами черновой работы - подвоза дров и руды. Кроме того, как говорили в Москве, Андрей Строганов обещался Никите Романову к следующему году наладить выпуск пушек 'онгарского образца с бонбами'.
- Значится, послал Соколов ему мастеров, - безразличным тоном проговорил Саляев, сидевший, навалившись на стол, и смотревший в одну точку. - Будут и пушки Никите.
- Я по государеву приказу шёл к Юрьеву, - продолжал князь. - По дороге встретил посланных ко мне воеводой Ефремовым людишек, которые всё и обсказали, как есть.
- А ты, Никита Самойлович... - произнёс сидевший, как истукан, Брайан.
- А я пришёл сюда, - закончил Бельский. - Со мною семья и многие верные люди. И назад нам ходу теперича никакого нет. Я бы раньше пришёл, но отрок какой-то неверной дорогой послал нас брод искать...
- Какой отрок? - проговорил Ринат.
- Да лешшой его знает, - махнул рукой Никита Самойлович. - Немой малец. Верно, эст, пастух... Вздёрнуть его опосля хотел, да робяты не нашли уж его, сбёг.
- Кто отравитель, известно ли? - посмотрел на князя Ринат. - Нужны имена.
- У меня письмо от капитана Лопахина, - полез за подкладку кафтана Бельский под укоризненные взгляды ангарцев. - А ишшо на словах гонцы передали, что часть стрельцов Ефремова и солдаты Смирнова пойдут лесами до Ленинграда.
- Куда?! - поперхнулся Саляев. - Куда пойдут?
- До Ленинграда, - повторил князь, разводя руками. - К Васильевому острову, где устье Большой Невы. Нешто не так?
- Всё так, - ответил Ринат. - Всё правильно...
- Я распоряжусь готовить корабли! - воскликнул Брайан, резко встав и направившись к двери.
Молчание воцарилось на несколько долгих, тяжких минут, покуда Саляев читал письмо. Наконец, Ринат поднял глаза на сидевшего напротив князя:
- Ну а ты, Никита Самойлович, отчего нашу сторону взял?
- Нешто я слепой, не вижу, что затевается? - вздохнув, отвечал князь. - Подьячие с Тайного приказа на прошлой седьмице дознавались, отчего ко мне наведываются людишки онгарские с Москвы и с каким умыслом я сносился прежде с Эзельским островом... Беклемишев-то уже схвачен. А в Юрьеве в цепи и меня взяли бы, ей-ей!
- Тоже верно, - согласился Ринат, задумавшись. - Что же, располагайся, что далее будет - узнаем. А Беклемишева надо выручать.
Спустя несколько дней
Гонец, посланный Беловым к шведскому генерал-губернатору Эстляндии Карлу Карлссону Гюлленхельму, вернулся из Ревеля на четвёртые сутки. Помимо ответа нового наместника, назначенного на эту должность в начале года, в Аренсбурге появился приехавший вместе с ним старый знакомый Белова - майор Арно Блумквист, посланный Гюлленхельмом для переговоров. Эзельцам позволялось провести корабли через шведские воды, чтобы вывезти своих людей из Карелии. Однако эскадру островитян должны будут сопровождать шведские корабли. Брайан согласился с этим условием наместника.
Майора Блумквиста сопровождали двое, по всей видимости, чиновников - одежды их были типичными для зажиточных горожан, а таковых Белов навидался в Аренсбурге. Представляться они не стали, ограничившись именами. Одного, худого и высокого, словно жердь, звали Густав, второй же, дородный обладатель роскошной шевелюры, назвался Клаусом. Переговоры проходили в бывшем епископском замке, в кабинете Белова. Шведы уже знали о том, что воевода Смирнов был отравлен на пиру. Клаус, сложив руки на животе, посетовал на известные в Швеции вероломство и кровожадность московского царя. Так, по его словам, совсем недавно Никита Романов отверг и вторую грамоту королевы, в которой она предлагала мир, отдавая Руси не только Нотебург-Орешек и Ладогу, но и Дерпт-Юрьев. Кроме того, русским купцам даровалось право торговать через Нарву с взиманием в пользу короны весьма умеренной пошлины. Московский царь и на сей раз ответил Кристине дерзко, грозя совместно с поляками начать новую войну против Швеции.
- Скажу прямо, - сказал Клаус. - Для нас это станет катастрофой. Думаю, уния с Данией будет не столь противна нашему Отечеству...
- Мы знаем, что вы связаны договором с датчанами и участвовали в нескольких сражениях на их стороне, - продолжил Густав. - После битвы у Скагерна, последней битвы несчастливой для нас войны, среди солдат ходили слухи о великолепных мушкетах. Их называли османскими из-за дальнобойности и лёгкости...
- Несколько мушкетов попали к нам в руки, - проговорил Клаус. - Наши оружейники сейчас пытаются с ними работать.
- У вас ничего не выйдет, - сразу же ответил Ринат. - Вы не сможете повторить технологию.
- Что-то эдакое мы уже слышали от мастеров-оружейников, - нарочито озадаченно кивнул долговязый Густав. - Но мы не опустим руки.
Саляев в ответ равнодушно пожал плечами.
- Так с чем вы прибыли, господа? - перевёл слова Белова служивший в городском правлении Аренсбурга Хенрик Эгерод, советник воеводы. - Сказанное вами не выйдет за эти двери.
- Нам известно, что польский король Ян Казимир сносился этим летом с царём Никитой Романовым. Они договорились выступить против Швеции в сентябре. Польские армии готовы напасть на шведские владения в Померании и атаковать Ригу, а царь с начала лета собирает войско в Новгороде... - выдержав паузу, начал говорить Густав, вознеся вверх рыбий взгляд равнодушных глаз.
Саляев переглянулся с Беловым, и тот утвердительно кивнул - Бельский говорил ему об этом. Клаус напряжённо смотрел на Брайана, крепко сцепив пальцы рук на коленях.
- Итак, риксканцлер Якоб Понтуссон Делагарди предлагает вам не участвовать в скорой войне и не продавать более ezelsky musköter* врагам шведской короны. Кроме того, Делагарди будет весьма удовлетворён вашим уходом из Карелии.
Клаус бросил быстрый взгляд на Густава и едва заметно улыбнулся, пригладив усы.
- Я должен подумать, - быстро сказал Белов, повернувшись к Саляеву. Ринат мрачно разглядывал блестящую пряжку шляпы Густава, лежащей на краю стола.
- Как вам будет угодно, - угодливо проговорил Клаус с приторной слащавостью на лице. - И ещё одна просьба из дворца - бывший риксканцлер не должен возвратиться из Сибирии. Никогда! - после чего гости раскланялись и покинули кабинет воеводы.
* Эзельские мушкеты (швед.)
Знатных шведов поселили в одной из казарм у северного бастиона, оставив им троих слуг. Остальных, включая драгун конвоя, оставили в пригороде Аренсбурга, приглядывая за ними в оба.
Разговор Белова с послами из Ревеля продолжился на следующий день, после обеда. Перед этим подданные королевы провели утро на лавках, которые стояли у дверей казармы. Завтракая, они во все глаза наблюдали за процедурой принятия присяги на верность Сибирскому царю, народу и державе, которую давали семьи словинцев, кашубов и лужичан, на прошлой неделе вывезенных из Кольберга на кораблях Олафа Ибсена и Ханса Йенсена - старых друзей ангарцев. Людская вереница тянулась к главным воротам замка, где были установлены накрытые тканью столы, за которыми сидели сотрудники таможни, выписывавшие документы тем переселенцам, кто прошёл первичную проверку.
Круглобокий норвежец и сухопарый дан, с помощью падких на золото датских чиновников, организовали в Померании несколько вербовочных пунктов для переселения людей на Эзель. Особое внимание они уделяли многочисленным осиротевшим детям и подросткам, которые, зачастую погибая от голода и лишений, влачили жалкое существование среди пытающейся выжить родни и не всегда добрых односельчан. Множество детей ангарцам отдавали несчастные матери, удовлетворяясь надеждой, что их исстрадавшееся, едва живое чадо выживет у добрых людей. Не раз уже участвовавшие в этих командировках Сергей Бекасов, купец Ложкин, Тимофей Кузьмин и Иван Микулич так и не смогли привыкнуть к ужасающим картинам ада земного - европейские провинции, по которым прокатилась смертельным катком общеевропейская бойня, будто превратились в филиал преисподней. Холодное и дождливое лето сделало напрасными ожидания людей на будущий урожай. Цены на еду взлетели вверх, оттого теперь из-за краюхи плесневелого хлеба можно было лишится жизни. На полях, у дорог там и сям валялись гниющие трупы. Хуже всего приходилась измождённым крестьянам, коих постоянно грабили и убивали ради забавы банды дезертиров и мародёров. Эзельцы старались не задерживать надолго взгляда на землистого цвета лицах этих несчастных, проезжая ту или иную деревеньку. В городах и селениях, помимо всякого сброда полно было нечистот, по улицам сновали полчища крыс, разносящих болезни. Хотелось зажать нос и бежать прочь из этого смрада, дальше и быстрей, лишь бы оказаться среди близких людей. С каждым рейсом число вывезенных с континента переселенцев росло, и постепенно оно составило более двух тысяч семисот человек. Но вскоре явный недостаток в средствах заставил Белова временно прекратить ввоз беженцев с континента, ограничившись плановой закупкой скота, птицы и продовольствия в Курляндии и Псковской земле. На Эзель могло быть вывезено и большее количество беженцев, но этот вопрос находился в ведении датских таможенников - сделать лишний рейс без оплаты было абсолютно невозможно. По всей видимости, стоило обратиться к королю Кристиану за разрешением этой щекотливой проблемы, являвшейся чрезвычайно важным делом для ангарцев.
Принятие крестьянских присяг же постепенно заканчивалось:
- Буду до могилы верен! - истово перекрестившись, воскликнул тем временем остававшийся последним в очереди семейный кашуб, после чего он получил выписанные ему документы - лист плотной бумаги с печатью воеводы Эзеля и вписанным именем. Он вовремя спрятал за пазуху вожделенную бумагу - небо стремительно заволакивало тучами, совсем скоро принялся накрапывать мелкий, противный дождь и поднялся крепкий ветер с моря.
- Какой прок сибирскому царю от этих нищих бродяг? - искренне не понимал Клаус, неловко кутаясь в плащ. - Ещё вчера это отребье подыхало с голоду в придорожной канаве, наполненной нечистотами, а сегодня они приносят присягу?! Не понимаю!
- Верно, у царя Сибири недостаток в рабах, - поджав губу, отвечал Густав, поправляя шляпу. - Вернёмся в казарму...
- Они не годны для работы, - махнул рукой толстяк, - пустая трата денег! Вернёмся, снова чёртов дождь!
- Не ругайтесь, господин Клаус! - с улыбкой поднял указательный палец Густав, заходя в открытую слугой-эстом дверь. - Это не угодно нашему Господу.
Бородач только фыркнул в ответ. А вскоре вернулся Арно, сообщивший, что Белов ждёт их в кабинете.
Хенрик Эгерод, встретив шведов у ворот, проводил их наверх, в кабинет воеводы. Белов и Саляев ожидали гостей за столом, приготовив необходимые документы. Поприветствовав вошедших, Брайан поинтересовался уровнем их полномочий - будет ли он достаточен для подписания государственных бумаг?
- Не извольте беспокоиться, господин Белов, - заверил его Густав. - Наших полномочий хватит для заключения договора от имени короны, если на то будет достаточно оснований.
- Хорошо, - кивнул Брайан, пригласив шведов сесть за стол. - Насколько я понял, у вас мало времени?
Клаус молча кивнул, а Густав прошелестел в ответ:
- Совершенно верно...
- Тогда перейдём к делу, - с удовлетворением проговорил воевода. - Я оглашу наши условия. Первое - Стокгольм признаёт за Сибирской Русью нынешние границы Эзельского воеводства, включающие острова Моонзундского архипелага и ту территорию Перновского уезда, которая нами контролируется.
Белов сделал паузу, посмотрев на Густава. Тот взметнул вверх брови и развёл руки в стороны, ожидая продолжения.
- Это главный пункт, - пояснил Брайан. - В зависимости от его принятия можно вести дальнейшие переговоры.
- Мы уполномочены королевой согласиться на определённые условия... - начал было Густав, принимая от Белова бумагу.
Положив её перед собой, долговязый швед достал футляр, откуда он с величайшей осторожностью выудил очки, а точнее, пенсне своеобразной формы - более всего они походили на ножницы без обоих лезвий. Водрузив их на нос, Густав принялся читать бумагу.
- Но среди них не было владений Эзеля в Эстляндии, - вскоре закончил он свою фразу. - Я должен буду отправиться в Стокгольм, дабы ознакомить королеву и риксканцлера с вашими притязаниями.
- В таком случае, не буду вас задерживать, - вставая, ответил Брайан. - Ведь у вас каждый час на счету, верно?
- Именно так, - кланяясь, произнёс Клаус.
- А вы, господин Клаус, не спешите покидать нас, - Саляев остановил толстяка в дверях. - Составьте нам компанию в плавании, завтра утром мы выходим в море.
Швед изменился в лице, бросая взгляды на сопровождаемого эзельскими солдатами Густава и беззвучно открывая рот, пытался возмутиться, но вскоре обмяк и, махнув рукой, присел на лавку, утерев выступившую на лбу испарину. Арно Блумквист, сильно побледневший, также остался в кабинете.
Ранним утром следующего дня эзельская эскадра вышла в море. В её составе помимо фрегатов 'Тролль' и 'Беллуна' вошли шлюп 'Адлер' и шнява 'Рысь', которая так же, как и шлюп, была куплена на верфях Виндавы. Несмотря на малые размеры герцогства, кораблестроение в Курляндии было на высоте, но относительно уровня балтийских флотов, разумеется. Тягаться с голландским, французским или английским флотами курляндцы, конечно же, не могли, однако они были открыты для сотрудничества. И Белов пользовался расположением Якоба Кетлера. Герцог даже начал принимать к оплате долговые расписки Эзельского воеводства, зная, что его соседи дорожат репутацией. Кроме того, под эзельским флагом в море вышли два датских бота, подаренных королём Кристианом.
Команды, набранные в Виндаве, состояли из немцев и поляков, но были и немногочисленные голландцы - в основном офицеры, перешедшие на эзельскую службу с согласия Кетлера. Командующим эскадрой Брайан назначил опытного датского капитана Ханса Йенсена, который теперь находился на "Тролле". Сам воевода также был на борту флагмана, там же обретался и молчаливый с недавнего времени Клаус, не покидавший, впрочем, своей каюты. Лишь только когда в Финском заливе эзельцы встретились со шведским фрегатом и пинассой, которые присоединились к эскадре, Клаус выбрался на мостик. Выпятив нижнюю губу, он мрачно наблюдал за работой курляндских матросов, частенько отирая кружевным платком обширную залысину - палящее солнце стояло в зените. Яркий свет заливал палубу, попутный ветер наполнял паруса покачивающегося на лёгких волнах фрегата, поскрипывали снасти. Где-то внизу вяло переругивались матросы на смеси немецких и польских крепких словечек. Неподалёку от Клауса постоянно торчал майор Арно Блумквист, смотревший на него с явно читаемым подобострастием.
- Господин Клаус! - Эгерод по просьбе Брайана позвал шведа, который за короткое время успел возненавидеть невозмутимого переводчика. Повернувшись к Хенрику, Клаус немедля одарил дана уничижительным взглядом. Ничего не ответив, он хотел было уйти в каюту, но был остановлен окриком Белова:
- Извольте подойти!
- Господину Клаусу нездоровится, - попытался ответить за своего начальника Блумквист. - Он выйдет к ужину.
- Карл Густав мог бы уделить нам некоторое время, - произнёс Брайан. - Переведи ему, Хенрик, будь добр.
Невесело усмехнувшись, 'Клаус' спросил Белова, будет ли ему предоставлена возможность перейти на шведский корабль во время стоянки. Но эзельский воевода будто не слышал вопроса, приблизившись вплотную к шведу.
- Господин Врангель, с какой целью вы решили хранить своё инкогнито? - поинтересовался у собеседника Брайан, не повышая голоса. - И кто же был ваш спутник, уехавший в Ревель? Его никто не узнал, в отличие от вашей персоны, адмирал.
- Знаете, господин Белов, нашей королеве захотелось узнать, что за люди появились у наших границ, - ответил швед. - Неудивительно, что вы не знаете его, это всего лишь мой секретарь Густав.
- Интересно, что вы расскажете королеве? - улыбнулся воевода.
Прежде чем ответить, Карл вздохнул, собираясь с мыслями. Вскоре, прищурив глаза из-за яркого света, он непринуждённо проговорил:
- Всё то, что уже знал прежде, ко времени моего назначения в Эстляндию. Скажу прямо, господин Белов, - лицо Карла Густава приняло уверенный вид, а в голосе прибавилось железного звучания. - Не знаю, как вам удалось склонить датчан и московитов к покровительству над Эзелем, для меня это загадка... Но, право слово, на вашем месте я бы не стал упорствовать в противостоянии со шведской короной. Или вы надеетесь на ваши мушкеты? Бросьте, вам удастся выиграть бой, но никак не войну.
К исходу вторых суток похода корабли бросили якорь у острова Котлин, встав на ночёвку у его южного берега - там, где узкой, извилистой полосой проходил фарватер. Шведы остались у северной оконечности Котлина. Наутро эзельцы снялись и вошли в Невскую губу, сопровождаемые лишь пинассой - шведский фрегат остался на месте ночёвки. Йенсен, руководствуясь картами ангарцев, снова бросил якорь у устья Большой Невы, приказав спускать шлюпки. Боты уже ушли к берегу острова, называемого финнами Лосиным. Где-то там должны быть бойцы Смирнова.
Глава 4
Карелия - Эзель. Начало сентября 1647 (7156)
Ранняя осень на Балтике умиротворяющая, тихая. Часты дожди и туманы, ветер с моря всё холоднее день ото дня. Урожай убран, корма для животных заготовлены, но у крепостных крестьян ещё много работы - барщина да тягловая повинность общины перед хозяином. Кроме того, на церковь надо хорошенько поработать, не то жди беды! Терпеливы эсты. Долго зрело их недовольство, видели они, как новая власть селит на покинутых шведами землях острова славянских чужаков из немецких земель, а также выходцев с Руси. А с ними ни барону, ни епископу сладу никакого нет. Работают только на себя, лишь десятую часть отдают воеводе на кормление солдат, а за остальное - молоко ли, масло, зерно или рыбу, получают звонкую монету. А за эстов денежки получают люди барона да церковные служки. Долго ворчали крестьяне, засылали молодых парней в деревни, дабы те посмотрели за житьём пришельцев. Стали говаривать в народе, что чужаки веру имеют иную, нежели у эстов, а потому воевода не даёт их в обиду ни барону, ни церковнику. И никто над ними не властен, кроме воеводы и его людей. Школы при церквушках есть в каждой такой деревне, да и обращению с мушкетом учат тамошних мужиков. Бывали случаи, когда бароны пытались новых поселенцев научить уму-разуму, заставив их работать на себя да платить оброк, но только каждый раз бывали бароны биты. А воевода вскоре присылал солдат, которые забирали барона и увозили его в столицу, где он представал перед судом. И каждый раз барону присуждали выплатить в казну немалый штраф.
- Всё дело в восточной вере! - началось брожение среди крестьян. - Примем её, и воевода нас защитит!
С тех пор со всех волостей Эзеля в Аренсбург зачастили ходоки от крестьян, прося настоятеля церкви пророка Илии, построенной на окраине Аренсбурга, псковского протоиерея, отца Варфоломея, окрестить их в православие. Крестьяне рассказывали ему о притеснениях, чинимых им - а священник внимательно слушал просителей, сожалел об их незавидной доле, кормил в трапезной. Видя ласковый приём православного священника, число крестьян-просителей начало увеличиваться. Варфоломей и ранее несколько раз встречался с Брайаном, рассказывая ему про чаяния крестьянские. Но прежде Белов не смог бы действовать по своему разумению, не навлекая на себя гнева лютеранской церкви, шведских помещиков и баронов-немцев. Теперь же ситуация резко переменилась. Помимо прежней опоры воеводской власти - датско-немецкой дружины горожан и батальона наёмников, на острове оказались бойцы Саляева, три сотни воинов князя Бельского, полторы сотни стрельцов воеводы Ефремова, а также ангарцы из Карелии, которых возглавлял капитан Евгений Лопахин. Теперь настало время коренных преобразований на Эзеле и прочих землях воеводства. И пусть кто-то посмеет возразить! Для начала Брайан переговорил с Конрадом Дильсом, капитаном эзельской дружины, которую с подачи Сергея Бекасова давно уже величали милицией. Потом Белов долго общался с Йоргом Виллемсом, выполнявшим обширные функции в управлении воеводством. Оба современника этого века не поняли, почему воевода решил отнять земли у церкви и баронов и отдать их крестьянам? Виллемс посчитал это едва ли не святотатством, посягательством на жизненное устройство и принялся отговаривать Брайана. Спор был долгим и Йорг ушёл от начальника уверенный в том, что Белов совершит ошибку. Конрад же наоборот, изумившись, поддержал идею воеводы, но предупредил, что придётся усмирять мятежи баронов.
- Рано или поздно это пришлось бы сделать, - вздохнул Брайан. - Лучше сделать это тогда, когда я уверен в своих силах.
- Говорите, герр Йорг назвал это редукцией? - ухмыльнулся Дильс. - Что же, я готов помочь вам пощипать этих надутых святош и дворянишек.
- Я рад, друг Конрад, что могу на тебя положиться, - ответил воевода. - Надеюсь, Виллемс всё же примет грядущие перемены и поможет мне с составлением проекта указа.
А на следующий день в Аренсбург пришло важное сообщение. В Пернов прибыл и ожидал срочной аудиенции у эзельского наместника резко возвысившийся при Никите Романове Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин, недавно назначенный главой Посольского приказа, а также пожалованный в прошлом году чином боярина. Как говорили люди, прибыл он из Москвы в великой спешке, по приказу царя. Чиновник, несмотря на относительную молодость, был весьма опытен и искусен в дипломатии и ещё при Алексее Михайловиче участвовал в нескольких важных переговорах с Речью Посполитой о межевании границ с Русью. Последним его делом было проведение границы с Датской Норвегией и установке там граничных столбов - это же предприятие стало первым для нового русского государя. Никиту Ивановича не устраивала неопределённость в Лопской землице, двоеданство её жителей, а также жалобы поморов, идущие с тех мест - поэтому по его твёрдому настоянию спорные территории были поделены пополам между коронами. Кристиан Датский пошёл на эту уступку ради заключения военного союза с Русью, получившей нового государя. Теперь же крепость Вардегуз, устроенная датчанами ещё в годы царствования Ивана Великого, передавалась Руси, и там уже располагался небольшой стрелецкий гарнизон. Поморские деревни Васино и Ваграево, называемые при норвежцах Вадсо и Вардо так же оказывались на русской половине Лопской земли, поделённой межою, которая шла по реке Тана, известной своим рыбным изобилием, от её устья и до самой шведской границы.
Бывавший уже на берегах Ангары, Афанасий Лаврентьевич на сей раз отошёл от привычно пышного посольского выезда, уподобившись самим ангарцам. Как бы сказали в двадцать первом веке - главой МИДа была проведена деловая встреча. Ордина-Нащокина сопровождали лишь двое приказных подьячих и личный писарь, остальное посольство было оставлено им в Пернове. Датский бот, недавно ходивший к Неве, доставил чиновников в порт Аренсбурга. Как и предполагал голова приказа, встреча прошла холодно, без оркестра и почётного караула, которых он вдосталь наблюдал в своё время на Ангаре. Сибирский воевода Эзеля был сдержан, когда приветствовал Афанасия. Сухо поинтересовавшись здоровьем государя и его семьи, а так же семьи приказного головы, Брайан пригласил его в замок. В крытом возке Белов не проронил ни слова, сохраняя молчание до конца поездки.
Едва гости и хозяева расселись за огромным, застеленным дорогой тканью, столом в нижней зале замка, едва наполнили бокалы венгерским вином, чиновник Посольского приказа заговорил, понимая, что эзельцы ждут от него только одного. За этим Афанасий Лаврентьевич и приехал в Аренсбург. Отставив бокал в сторону, Ордин-Нащокин поднялся с лавки и, оглядев мрачные лица островитян, хрипло проговорил:
- Никоей вины за Государем и его людьми в смерти воеводы Смирнова нету! - глядя в глаза Белову, Саляеву, Бекасову, Лопахину и прочим первоангарцам, собравшимся в зале, Афанасий твёрдым голосом продолжил:
- Сомненья не держите в своём сердце! Наговор се, дабы рассорить Русь с державой царя Сокола! Государь наш, Никита Иванович, не учинял коварства и воеводу вашего смерти не предавал, тако же и его людишки.
- Афанасий Лаврентьевич, - морщась, произнёс Саляев. - Это только слова...
- Не токмо! - держа себя в руках, как и подобает опытному дипломату, отвечал Ордин-Нащокин. - Схватили мы боярина, что отраву в Ладогу доставил. Показал он, что получил оную в Вологде, на дворе англицкого купца Ивана Иванова Азборна...
- Нешто англичане извели... - нахмурившись, усмехнулся Белов.
- А в Вологду её привёз холмогорский купец иноземец Томас Виельямов сын Тассер, - уверенно продолжил голова приказа. - Государем приказано было его схватить и доставить в Москву.
- Тассер?! - воскликнул Ринат. - Знавал я уже одного Тассера!
- Так он был на Эзеле, - проговорил Брайан, переглянувшись с Бекасовым. - Я говорил с ним.
- В Вологде зарубили его стрельцы, - говорил Афанасий. - Когда на двор Азборна пришли мои людишки, дабы Тассера в приказную избу отвесть и учинить спрос, сам Иван Азборн яриться почал, собак пустил, да людишкам моим бока аглицкие немцы дубинками намяли. Пришлось стрельцов звати, так и вбили Тассера того. Взяли живым лишь его помощника...
- Э-э... Патрика Дойла? - спросил Саляев, подняв голову, лежавшую на кулаке.
- Нет, - погладил бороду Ордин-Нащокин. - Имя того немца Марк Петров Албрайт. Его схватили да в Москву отправили, чтобы спрос учинять. Строго с него государь наш, Никита Иванович, спросит. А Азборна велено гнать взашей с русской земли и торговлишку его пресечь, а двор его и товары взять в казну, дабы неповадно впредь было соваться куда не след.
Эзельцы снова переглянулись, на сей раз в их глазах прочиталось явное облегчение. Никому вражда с Москвой не была по душе. Что может быть хуже разрыва отношений или страшнее того, военного противостояния с Русью? Первоангарцы опасались этого более всего.
- Но ты, Афанасий Лаврентьевич, знать должон, что мы услышали только твои слова, - проговорил Брайан, поднимая взгляд на приказного голову, - а они требуют догляда.
- Словно англицкий купец речь ведёшь, воевода, - невесело усмехнулся Ордин-Нащокин. - Вот и слову моему, вижу, веры нет. Нешто я не голова Посольского приказа, а пустобрёх какой?!
Последнее предложение Афанасий произнёс, повысив голос и сжав в кулаки лежавшие на столе ладони. Глаза русского дипломата сузились до щелочек, в которых недобро играл огонёк умело сдерживаемого гнева. Покашляв, Саляев пододвинулся к Брайану:
- Зря ты... Тут не Американия, - подмигнув, прошептал он Белову. - Такой человек врать просто не может...
- Прости, Афанасий Лаврентьевич, - проговорил Белов, кивнув товарищу. - Но гибель воеводы Смирнова для нас очень тяжёлая утрата.
- Вы можете направить посольство, чтобы самим догляд устроить, государь дозволили оное, - поглаживая бороду, сказал собеседник. - А ишшо я привёз от нашего государя, Никиты Ивановича Романова, грамоту, - склонив голову, приказной голова протянул руку и в сей же миг подьячий, сидевший чуть поодаль, вложил в неё свиток. - Великий князь и царь всея Руси велел передать его великое сожаление и просит вас сохранять терпение - после того, как убивцы во всём покаются, государь самолично отпишет письмо для царя Сокола.
- Тако же, должон я говорить о горнозаводском деле на Урале, - вздохнув, продолжил Афанасий Лаврентьевич. - Государь наш предлагает ангарским мастерам стать во главе оного предприятия, благо люди ваши зело сведущи в горном деле, в литье металла и прочем.
- Это очень важное предложение, - проговорил Белов, покачав головой. - Следует оное обсудить с нашим государем Соколом.
- А ишшо потребно нам посылать отроков на обучение, - важно произнёс Ордин-Нащокин. - Это государева воля, хочет он и в немецкие земли отроков посылать, и в ангарские. Но токмо надобно нам, чтобы отроки непременно вертались на Русь.
Далее беседа пошла в деловом ключе, в которой не было места прежней отрешённости ангарцев. Московский дипломат, уроженец древней Псковщины, выходец из мелкого и весьма небогатого дворянского рода, сумевший выбиться в бояре и возглавить один из важнейших приказов благодаря своим способностям, сумел перебороть в ангарцах тот холодок недоверия, что возник у них после смерти товарища. Не обошлось и без вопроса о судьбе боярина Беклемишева. На это приказной голова ответил, что Василий Михайлович хотел было отъехать с государевой службы без спросу, а оттого по указу царя был послан он в Арзамас, на постоянное житие.
- Но коли учинится меж нами прежнее согласие, - пояснил Ордин-Нащокин, - то Беклемишеву будет дана воля уехать в Сибирь.
Потом Белов перевёл беседу в плоскость готовящейся военной компании Никиты Ивановича в Карелии. Когда ангарцы выходили оттуда, среди местного населения гуляла информация о том, что, заняв восточные корельские землицы, Романов станет осаждать Выборг - важнейший форпост королевства в регионе. Шведы закрепились тут ещё в конце тринадцатого века, построив укрепления на небольшом острове близ берега и более-менее успешно отражая попытки новгородцев отбить эти земли обратно.
- Под Выборг полки не пойдут, - улыбнувшись, покачал головой Афанасий. - Они ужо под Нарвою. А в Ревель, наместнику Гюлленхельму, отправили грамоту для королевы Христины - мы примем её прежние условия, ежели она и Нарову присовокупит к нашим приобретениям, да новую корельскую границу утвердит, как светлой памяти полковник Андрей Смирнов установил.
- Нарву следует осаждать зимой - ведь шведы будут снабжать город с моря, - заметил Бекасов.
- Так и есть, - согласно кивнул дипломат. - К зиме, даст Бог, сладим дело оное.
- Быть может, не стоит спешить? - проговорил Саляев. - Для начала накопить новых пушек...
- Время может быть упущено, - отвечал Ордин-Нащокин. - Ежели свеи с ляхами вскорости накрепко сцепятся, то нам надобно пощипать обоих. Даны будут рады этой войне - король Христиан ещё более упрочит своё положение перед Христиной.
- Афанасий Лаврентьевич, - заметил Ринат. - Обратил бы Никита Иванович взор свой на Юг - Дикую Степь укротить бы. Лютуют же...
- О том речи мне вести невместно, - вдруг насупился гость. - Да и не ведаю о том. Ежели государь изволит обратиться к южным украйнам - то и будем о том речи вести. Что лютуют окаянные, знаю... Засечные линии крепим, дабы поганые не прошли, стрельцов шлём в гарнизоны.
- Вам бы тачанки на шляхах, по которым татары на Русь ходят, в засады поставить, прожектора кое-где поставить, - негромко проговорил Бекасов. - И казачков в округе винтарями вооружить.
Афанасий с интересом посмотрел на Сергея. Гость заметил, что среди ангарцев нет и намёка на местничество - каждый садился произвольно, а не согласно какой бы то ни было иерархии. Кроме воеводы, сидевшего в центре стола, конечно. Говорили они, опять же, без ранжира, но не перебивая один другого - не то что голосистые бояре. Интересно!
Вдруг раздались далёкие громовые раскаты - небо стремительно заволакивали тёмные тучи, поднимался сильный ветер, врывавшийся в помещение через настежь отворяемые им приоткрытые доселе окна.
- Сейчас снова польёт! Затворяй окна! - ангарцы повставали с мест, спеша закрыть витражные окна кабинета, в которые вскоре забарабанили косые струи осеннего дождя.
- Ведомо мне, что у вас есть некие ларцы, - глядя перед собой, снова заговорил Афанасий, когда все уселись на свои места. - Кои слово людское переносят на многие и многие вёрсты и что говорити можно из Москвы с человеком, что в Нижнем Новгороде обретается? Так ли? - собеседник поднял взгляд на Брайана. - И нет ли в ларцах тех бесовства али волшбы?
- Волшбы в наших ларцах не больше чем в луче света из прожектора, - ухмыльнулся Саляев. - Просто ларец сей не свет, а слово вдаль переносит.
- Государь наш в оных ларцах большой интерес имеет, - пояснил гость. - Как и в источающем яркий свет прожекторе. Возможно ли приобрести таковые фонари?
- Возможно, - уверенно ответил Белов. - Стало быть, государь Никита Иванович желает учинить новый договор о сотрудничестве? Что же, думаю, царь Сокол будет не против оного.
В двери кабинета осторожно постучали. Из-за приоткрытой створки появился человек, который сообщил, что в нижней зале накрыты столы. Белов пригласил всех обедать, объявив о паузе в переговорах.
- И ишшо... - уже поднимаясь, Афанасий вдруг выпрямился и обратился к эзельскому воеводе:
- Недавно безвестно сгинул феллинский воевода, князь Бельский, с невеликим отрядом, - Ордин-Нащокин внимательно посмотрел на Белова, прищурив глаз. - Бают, что он де за свеем погнался, что у Феллина разорял селенья, да так и не вернулся в город. А не убёг ли князь Бельский на Эзель?
- Ежели меж нами учинится прежнее согласие, - после секундной паузы Брайан процитировал гостю его же собственные слова. - То будет ли ему прощение за оное и дозволение остаться на нашем острове?
- Как государь наш решить изволит, так и будет, - усмехнувшись, ответил дипломат.
На следующий день Ордин-Нащокин снова говорил с Беловым, но на сей раз это была личная беседа двух людей, не затрагивающая интересов представляемых ими держав. Афанасию было интересно больше узнать о жизни простых людей в сибирской землице. Сильнее прочего его поразило отсутствие в царстве Сокола боярских и дворянских родов, это казалось ему немыслимым и даже нелепым. Получалось, что государство может успешно развиваться, да и просто существовать без высших сословий! Даже Церковь не имела каких бы то ни было особенных прав! А наибольший почёт и уважение имели мастера, выходцы из крестьян: литейщики, строители, химики и прочие да воины. Афанасий Лаврентьевич от своего имени попросил ангарцев не распространять подобную информацию на Руси, посчитав это опасным для державных устоев. А на следующий день, после небольшой прогулки по Аренсбургу, Ордин-Нащокин был отвезён в порт, где стояло два курляндских и один датский торговый корабль, после чего приказной голова отбыл в Пернов, сопровождаемый Евгением Лопахиным. Капитану предстояло связаться по рации с нижегородской факторией из Москвы, так как радиостанция его отряда сгорела в Карелии ещё задолго до трагедии.
***
А тем временем отряд Лазаря Паскевича, погрузившись на суда во Владиангарске, отправился вниз по Ангаре к Енисею к первому месту зимовки - Ижульскому острогу. Под командованием Паскевича находился сводный батальон, состоящий из амурских, зейских и сунгарийских дауров, укомплектованный добровольцами. Это были молодые воины, уже имеющие немалый боевой опыт противостояния с маньчжурами и их вассалами как в открытом бою, так и в томительных лесных засадах, долгих преследованиях по сильно пересечённой местности и карательных походах на селения изменников. Эти бойцы не знали иного начальника, нежели сержант-наставник, ангарский офицер, сунгарийский воевода и далёкий царь Сокол. Даурский юноша теперь воевал не за свою деревню, он давал присягу служить всем подданным своего царя. Он знал, что у него в руках самое лучшее оружие из всего, что есть на свете. Он видел, как не раз были повержены воины империи Цин, которые прежде бивали его предков. Этот воин многое знал и умел применять свои знания, а если его царю и народу стало нужно, чтобы он отправился на другой конец света - он сделает это с радостью, не колеблясь ни минуты. Такой подвиг достоин настоящего мужчины и каждый солдат с готовностью докажет это своим мужеством и воинским умением. Так что Паскевичу не стоило большого труда сформировать из достойных бойцов три стрелковые роты, миномётный и пулемётный взвода, взвод связи и санитарный отряд. Включая взвод тылового обеспечения, Даурский батальон насчитывал почти пять сотен бойцов. Причём очень многих хороших вояк по их же горячим просьбам пришлось отправить на должности ездовых, санитаров и даже кашеваров.
Погрузившись во Владиангарске на пароход и буксируемые им баржи, бойцы отправились в далёкий путь к верховьям Енисея, сделав по пути лишь несколько остановок - в том числе в Новоенисейске, строившимся при впадении Ангары, а также под Красноярском, где Паскевич устроил двухсуточный отдых. И уже там, перед самым отплытием в Красноярск пришло тревожное известие о сожжении Ижульского острога киргизцами, а также о войске алтысарских князей Ишея и Бехтенея, которое шло к крепости. Принесли эту весть трое служилых казаков, отправленные воеводой Иваном Вербицким за подмогой к соседям на дощанике. В этот недобрый час в городке даже не было полноценного воеводы - прежний, Пётр Ануфриевич Протасьев, в конце августа сложил с себя полномочия, но ещё не отъехал с воеводства, а сменщика его только ожидали. Оборону крепости возглавил казачий атаман Дементий Злобин. Этот крепкий и сильный дончанин, сосланный в Сибирь за то, что в Смуту гулял по Руси и куролесил в Москве в войске мятежного атамана Ивана Заруцкого, полностью оправдывал свою фамилию, а равно и имя, означавшее на латыни укротитель. Прежнего красноярского воеводу, Алферия Баскакова, за снятие его с атаманства, Дементий отделал так, что бедняга неделю провалялся без памяти в съезжей избе. Злобину сие злодейство сошло с рук, на следствии он отпирался ото всех обвинений, поясняя, что воевода наговаривает на него, чтобы оправдаться в недоборе ясака. А там ещё и красноярские казаки написали прошение о возврате Дементия на атаманство, упирая на прежние заслуги своего головы, не раз бивавшего своенравных кыргызских князцов. Так, с булавой, и вернулся Злобин в Красноярск из Томска, где разбиралось его дело.
Ижульцев, наделавших в остроге большой переполох, гомонящая толпа встревоженных красноярцев привела к атаманской избе. Злобин встретил их на крыльце.
- Идёт большое войско! - снова затараторили усталые гонцы. - Князцы те направляются к Красному Яру с тубинцами, и с алтырцами, и с езерцами, и с маторцами, и с байкотовцами! Всех, кого смогли, взяли! Чуют киргизцы свою силу несметную! Бают, джунгарцы заодно с ними!
Смерив казаков угрюмым взглядом из-под набрякших век, Дементий выставил вперёд руку - все разом замолкли, посмотрев на атамана.
- Цыц, сказал же! - рявкнул Злобин, и двое бородачей, продолжавших яриться меж собою, немедля получили от своих товарищей добрых тумаков и в сей же миг умолкли.
На Злобина страшно было смотреть. Грубое лицо казака потемнело от гнева, на переносице легла глубокая борозда.
- Изменщику Ишейке неймётся! - прокаркал он хриплым басом. - Уж приносил шерть на верность, подлец, ан нет - сызнова обманул! Оный сучий потрох, верно, качинцев, называемых им кыштымами своими, захотел возвертать. Забыл, паскудник, что на государевых людей пасть свою разевает!
- Ты, Дементий, веди нас навстречу нехристям! Побьём чёрта-Ишейку! - прибывавшая толпа уже полукругом охватывала атаманскую избу.
- Неча с ними в чистом поле тягаться, дурень! - прорычал Злобин. - Идите за Петром Ануфриевичем, да скажите, чтобы он острог оборонял! Нешто ежели он более не воевода, то и службу надобно бросать?!
- Верно!
- За качинцами идите - ежели они хотели в служилые люди поверстаться, дабы не платить ясак, пущай сейчас и служат!
- Да оне оборотистые! На чьей стороне сила, тому и служат! Переметнутся, ироды! - закричали многие в голос.
- Аманатов возьмём! - возразил Дементий, потрясая тяжёлой саблей. - Я им так переметнусь, что надолго запомнят!
- Дементий, к ангарцам слать надо! За Вторушиными покосами лагерем стоят!
- Неча... - поморщился атаман. - Управимся, с Божьей помощью!
- Ты, Дементий, не гонорься, шли к ангарцам! Они завсегда с нами! В Ижульском остроге их люди были - прознают об Ишейкиной измене, сами придут и не спросят! Шли к ангарцам! - эти выкрики товарищей заставили Злобина махнуть рукой и вскоре с десяток всадников, нахлёстывая коней, умчались из-за ворот острога в разные стороны - поднимать людей, собирать силу для отражения киргизцев.
Паскевич с группой офицеров вскоре прибыл в острог и немедленно направился к атаману. Дементий даже не сразу заметил появления нескольких человек в приказной избе, где он зычно лаялся с Протасьевым, который требовал подчинить его власти и злобинских казаков. Атаман упирался и, наседая на бывшего воеводу, доказывал ему, что двумя сотнями солдат и стрельцов острог можно оборонить, а он, Злобин, со своими казачками и качинцами будет бить стоящих под стенами киргизцев из засад. В помещении, куда набилось десятка два бородачей - казаков и стрельцов, которые ратовали каждый за своего начальника, стоял дикий гомон.
- Порядку у них нет! - кричал в запале атаман, когда Лазарь вошёл в помещение. - Ежели они под стены встанут, то я с казачками и качинскими людишками тревожить их ежечасно стану! Не сдюжат они!
- А зачем врага до стен острога допускать? - громко осведомился Паскевич, морщась от спёртого воздуха и кислого запаха пота и сыромятных овчин.
Дементий, тут же бросив спорить с бывшим воеводой, резко обернулся и, недобро зыркнув на ангарца, проговорил:
- А ты кто таков?
- Полковник Паскевич, Лазарь Миронович, вооружённые силы Руси Сибирской, - чеканным голосом ответил гость и повторил свой вопрос:
- Так зачем вы хотите допустить врага к острогу?
- Так сами дойдут, - заговорил Протасьев негромко, выдержав тяжёлый взгляд Дементия. - Ижульские казачки сказывают, кизгизцев до пяти тысяч будет. А у меня две сотни стрельцов, да казаков три сотни и качинцы такую же силу имеют.
- Я уверен, - проговорил Лазарь, подвигая к себе разложенную на воеводском столе карту, сделанную на коже, - что мы можем не допустить неприятеля к острогу и избежать сожжения окрестных деревень и хуторов. Люди слишком важны, чтобы подвергать их опасности.
Судя по карте, а точнее, схематичному рисунку течения Енисея и его притоков, а также уверенным ответам Злобина, дорога на Красный Яр была одна - в прежние годы именно по ней отряды киргизов и их кыштымов совершали набеги на русских, захвативших их ясачные земли и лишивших этим улусных князей своей ежегодной дани. Противостояние с киргизами началось с момента основания красноярского острога и с тех пор не прекращалось. Борьба шла с переменным успехом, но только в последние годы красноярцы стали одолевать противника. Причём наибольший вклад в разгром нескольких отрядов 'улусных мужиков в пансырях и куяках' внесли своими отважными действиями казаки Дементия Злобина. Красноярцы даже сорвали поход войска кочевников на Томский городок, когда преследуя тубинцев, учинивших погром в двух деревеньках близ острога, поднялись вверх по Енисею и обнаружили в Саянской землице становище тубинцев, саянцев и киргизцев. Дементий, не долго думая, напал на врага, имея лишь полторы сотни казаков. Несмотря на свою малочисленность, красноярцы 'учинили шкоту большую', разгромив дезорганизованных и впавших в панику кочевников. Тогда Красноярск и окрестные объясаченные земли на два года были освобождены от набегов. Но вскоре киргизы появились вновь - и снова пылали деревни, люди и скот угонялись в полон. Со временем от Красноярска стали одна за другой отпадать ясачные земли, а в Томск и Москву в который раз отправлялись полные отчаяния послания с просьбами усилить острог людьми, а также упорядочить выплату жалования служащих уже десятки лет казаков.
- Я встану у деревни Майской, - Паскевич постучал пальцем в точку на карте. - Ежели неприятель, как и прежде, придёт частью по реке, а частью верхами, то мои воины сдержат их натиск и отбросят прочь. Твоё дело, атаман, - указал на Злобина Лазарь, - преследовать врага и вырезать его под корень, дабы снова не появлялись они тут.
- Нешто ты воевода? - скривился в ответ Дементий. - Какого ляда мне тебя слушать?!
Казаки, бывшие в помещении, разом подобрались и насупились, уставившись на ангарцев. Замер и Протасьев, с тревогой посмотрев на атамана. Но Паскевич будто не заметил накалившейся обстановки и в полной тишине продолжил говорить:
- Дементий, коли желаешь оборонить Красный Яр на долгие годы от киргизцев, то надобно делать, что должно. А ежели у тебя нужды в полной победе нет, то ты и твои люди могут каждый год встречать неприятеля под стенами острога, покуда ваши деревни будут гореть, пашенные люди гибнуть, а скот уводиться. Решай сам, ты же атаман, приказывать тебе я не могу.
Спустя несколько часов Даурский батальон, выставив дозоры, организовывал оборону в Майской, а казаки Злобина, ожидая своего часа, укрылись в тайге, отведя коней на заранее присмотренные поляны у становищ местных туземцев.
При осмотре занятых в деревне позиций Паскевича удивило то, что немногих оставшихся крестьян пришлось едва ли не насильно уводить в острог. Так те ещё и сопротивлялись, желая участвовать в схватке! Но полковник был непреклонен - крестьяне должны быть в крепости, а не мешать стрелкам. Ещё больше удивления у Лазаря вызвало само расположение поселения - оно стояло прямо на пути, по которому кочевники ранее ходили на Красноярск. Протасьев на совещании по этому поводу ответил, что де, третье лето не было набегов, потому крестьяне и селятся южнее - пахотные земли там богатые.
- А выше по реке землица и того лучше, но неспокойно там, - продолжил воевода, - киргизские кыштымы шастают частенько, да прочие гулящие людишки тоже балуют.
Передовые разъезды кочевников были замечены уже к вечеру. О появлении врага сообщил качинский князец Кузпеш, отправив своих людей к становищу своих соплеменников близ Красноярска. Те немедля доложили казакам, прискакав в Майскую. Князь Кузпеш, бывший несколько лет в плену у кыргызов, теперь желал отомстить недругам, предлагая красноярцам вместе напасть на передовой отряд кочевников. По его словам, врагов, конных лучников - саянцев, было не более двух сотен, а покуда не подошли главные силы неприятеля, следовало разбить их. Протасьев решил тут же послать за Злобиным, чтобы идти боем на авангард киргизцев.
- Пётр Ануфриевич, не следует бросаться, очертя голову! - предостерёг воеводу Паскевич. - Доверяешь ли ты этому Кузпеше?
- Люди знают его! - бросил Протасьев. - Он в полоне у кизгизцев был, много зла претерпел от них.
- А ежели это ловушка, воевода? Коли он воевать вместе с тобою желает, пусть с воинами сюда идёт. Я своих людей в западню не поведу.
- Да полно тебе наговаривать, Лазарь Миронович! - нахмурившись, махнул рукой Пётр. - Коли там две сотни саянцев, то Дементий их побьёт без остатка.
- Тогда пусть языка ценного возьмёт, - мрачно проговорил полковник. - Расспрошу его о войске киргизцев.
Красноярский атаман, к сожалению Лазаря, препираться с воеводой не стал, а, быстро собравшись, отправился с половиной своих казаками вслед за качинцами, не медля ни минуты. Что поделаешь, по всей видимости, Дементию не впервой было бросаться в бой, не обременяя себя такой безделицей, как разведка. Паскевич всё же отрядил два с половиной десятка бойцов под командованием одного из лучших лейтенантов, служивших под его началом на Сунгари. Отряд забрал последних лошадей в крепости - Протасьев не чинил союзникам препятствий. Для лейтенанта Ерофея Котомарова, младшего сына одного из захудалых князцов, жившего близ устья реки Котомары, это задание стало первым самостоятельным делом, и молодой офицер был преисполнен решимости выполнить его без потерь и ошибок. Ерофей знал, как ценит воевода Матусевич толковых воинов - каждый даур мечтал повторить карьеру рейтарского полковника князя Лавкая, который командовал латниками - достойнейшими и славнейшими из воинов, безмерно уважаемыми в народе.
Помимо однозарядной винтовки, каждый из бойцов имел револьвер и две гранаты, предназначенные для ближнего боя. Бойцы, ожидавшие долгой и утомительной дороги к месту несомненных будущих подвигов, были довольны возможностью показать себя уже так скоро, на берегах Енисея.
На прежнем месте кочевников не оказалось, но к казакам тут же подошли двое мужичков в худо скроенных зипунах из кожи, с виду качинцы, которые наперебой принялись тараторить что-то, отчаянно жестикулируя.
- Бают, саянцы ушли к Мунгатову становищу, - нехотя пояснил Дементий, когда Ерофей подъехал к нему. - А до того пожгли ещё одно ясачное Атыково становище.
Жеребец Злобина нетерпеливо фыркал, переминался с ноги на ногу и жевал кожаные удила, позвякивая уздой. Атаман исподлобья глядел на ангарца, посматривал и на своих людей, ожидавших его приказа. Среди казаков многие хотели тотчас же отправиться вслед за саянцами, догнать их и непременно побить.
- Дементий, а коли это западня? Ежели они заманивают тебя с казаками в чащобу?
- Не впервой, - нахмурился атаман, держа плётку для удара. - Хорош лясы точить! Возвращайся к полковнику или айда за нами.
- У меня приказ идти с вами, - ответил лейтенант, заставляя коня повернуться. - Теперь надо объявить бойцам их задачи при засаде.
Неотрывно смотря в спину удаляющемуся ангарцу, казак напряжённо раздумывал, как ему поступить. Наконец, Дементий решился. Приказав взять обоих качинцев и порешить их, коли заведут в западню, он пихнул коня пятками в бока и, окликнув Котомарова, вскоре догнал его:
- Ерофей! Теперь сказывай, что хотел!
Тем временем быстро вечерело. Воздух заметно посвежел, к тому же зачастили резкие порывы ветра с предгорий Восточного Саяна. Отряд, стараниями Ерофея и Дементия вытянувшийся в походную колонну, шёл широким руслом ручья, которое и вело к становищу князца Мунгата по следам недавно прошедших этим же путём саянцев. Обступавший всадников лес неумолимо сужался, обступая их корнями огромных деревьев, обнажившихся из-за талой воды, которая весной превращает журчащий ручей в бурный поток. Казакам становилось неуютно, постепенно начались разговоры о том, что 'неча соваться было' и 'обождали бы, а потом уж и задали трёпки'. Сунгарийцы напряжённо посматривали по сторонам, держа револьверы наготове. Более всего Котомаров опасался в своём первом деле попасть в засаду. На прежнем месте службы, в Сунгарийском крае, те же дючеры не раз и не два пытались заманить бойцов воеводы Матусевича в чащобу, где скопом нападали на отряд, отчего сунгарийцы несли потери. Хоть кираса и надёжно защищала грудь и спину бойца, а шлем и наличник - голову и лицо, бороться с яростным навалом неприятеля в лесной чащобе или скальной теснине было непросто. Котомаров, будучи младшим сержантом, попал в такую заварушку в отрогах Малого Хингана, когда его отряд преследовал небольшой отряд дючер, который уходил вглубь лиственничной тайги берегом реки Нонни. Несмотря на то, что землица эта была давно замирена, сунгарийцы попали в засаду - полуторасотенный отряд стрелков в оставленном жителями становище атаковали около восьми сотен лесовиков. Это были последние 'непримиримые' - верные империи Цин дючерские роды. Победив в жестокой схватке, сунгарийцы недосчитались тринадцати своих товарищей, павших в бою. Многие были поранены в незащищённые доспехами места. После этого Матусевич приказал провести карательные рейды и истребить всех мятежников без остатка. Даурами было разорено около двадцати становищ и городков, женщины и дети 'непримиримых' уведены на Сунгари, старики же оставлены с телами их сыновей, не признававших новую власть и боровшихся с нею до самого конца. На обезлюдевшие земли потянулись племена с севера, в том числе и ушедшие из-под власти царских воевод с той стороны Амура.
По словам шедших впереди всадников проводников в зипунах, до становища Мунгата оставалось пройти совсем немного. Верные качинцы, выполняя роль охранения, сопровождали отряд по обеим сторонам от русла ручья, двигаясь на небольшом от него удалении. Время от времени они исчезали за стволами огромных деревьев и появлялись снова. Так как конные двигались не слишком быстро, вынужденно преодолевая препятствия на своём пути - принесённые потоком валуны, покрытые зелёным мхом завалившиеся стволы деревьев, скопившуюся в низинах наносную грязь.
Наконец впереди показался широкий просвет - деревья расступались, а ручей, обрамлённый каменистыми террасами, уходил вправо, к холмистым склонам предгорий Восточного Саяна.
- Надо спешиться, - предложил Злобину Ерофей. - И обойти с фланга... Нечего соваться в открытую дверь.
Атаман, к вящему удивлению сунгарийца, и не думал препираться, приказав своим людям слезать с коней. С лошадьми оставили десяток качинцев и несколько красноярцев-бородачей. Дауры, ещё раз проверив амуницию, стали подниматься на левую сторону оврага, за ними последовали злобинцы. Качинцы князца Кузпеши ушли вперёд, свой отряд Котомаров отправил вслед за ними, разделив на две группы. Девственная тайга, в которую тут же, едва ступив в сторону от оврага, углубились воины, встретила их сырым запахом прелой хвои и оглушающей тишиной. К неудовольствию Ерофея, продиравшиеся через чащу казаки делали это слишком уж шумно. Дауры тоже недоуменно оглядывались назад, - ну чисто сохатый прёт, ломая сучья, напролом. Но ничего, обошлось. А уже вскоре бойцы вышли на опушку, откуда, притаившись в кустах, стали оглядывать в свете заходящего солнца открывшийся их взорам распадок между двумя холмами.
- Эка-а! - не удержавшись, разочарованно протянул один из казаков, бросив снимать с бороды налипшую на неё паутину. - Ну и хде вороги, нешто лешшой их побрал?
Становище Кузпеши жило своей обычной жизнью - клубились дымки костров, на которых готовилась еда, чумазые дети играли возле конусообразных жилищ из длинных жердей, обложенных корой лиственниц и всякой ветошью, задорно перелаивались псы - словом, никаких саянцев тут не наблюдалось. Этого Ерофей никак не ожидал увидеть, даура обуял еле сдерживаемый гнев. Провели! Обманули!
- Где качинцы?! - Котомаров резко повернулся, встал с колена. Лицо его горело, кулаки были сжаты с силой.
- Сукины дети... - всё понял и Дементий, прорычав ещё несколько замысловатых ругательств.
- Ушли, атаман! В лес нырнули, поганые! Токмо вот... - подскочил один из казаков и протянул кусок кожаной куртки, вырванный им у одного из убегавших проводников.
Злобин тут же ударил его по руке и снова зарычал:
- К коням! Быстро!
Не прошло и получаса, как сунгарийцы первыми оказались у края оврага - сказалась выучка и более компактное снаряжение. Почти в полной темноте спустившись к руслу ручья, они вскоре оказались на месте. И самый резвый из них едва не был зарублен на месте - выскочивший из-за огромного валуна казак с диким воплем обрушил на даура сабельный удар. Тому лишь по счастливой случайности удалось избежать неминуемой гибели, упав под валун, по которому и пришёлся основной удар - остаточный поцарапал кирасу. Казак понял свою ошибку и, тяжко дыша, отступил, выронив саблю.
- Он ранен! Санитара сюда! - раздались голоса. - Качинцы где? Что с конями? Где остальные, где сотоварищи твои?
- Вона, - хмуро кивнул бородач, зажимая рану в боку, откуда сочилась на камни тёмная кровь. - Лежат мои сотоварищи, а посеченного стрелами Фрола поганые с собою увели. Яко псы дикие набросились, а из лесу ещё, словно клопы, полезли. Коней увели, а кого не увели - многих покалечили... - казак бессильно откинул голову. - Жилы животинам резали, окаянные...
- Добились своего киргизцы! - процедил Ерофей, сев на камень и наблюдая, как санитары обрабатывали раны пострадавшему. - Увели нас от крепости, казаков увели. А сами на острог и напали, как пить дать!
С отчаяньем Котомаров ударил кулаком о хладный валун, неслышно прошептал молитву и воздел глаза в чернеющее небо. Первое его задание полностью провалилось, но сейчас Ерофей был менее всего озабочен собственной карьерой. Ему было стыдно перед оставшимися у острога товарищами, что он не смог им помочь.
Дауры тем временем, выставив караулы, осматривали оставшихся лошадей, выискивая среди них здоровых. Пытаться преследовать изменников ночью было бы неразумно - сунгарийцы были на этой земле гостями. Злобин согласился с сунгарийцами и принялся обустраивать ночлег. Ранним утром отряд двинется в обратный путь.
Красноярский острог, ранее.
После того как ушли казаки и отряд Котомарова, а пароход, приняв на борт две роты стрелков, уплыл к Ижульскому острогу, сунгарийцы продолжили укреплять свои позиции в деревне Майское, выросшей из одноимённого зимовья. Два пулемёта установили на позициях у бродов притока Енисея - безвестной речушки, которая в своём устье шумно бежала по мелким камням. В самом глубоком месте брода обжигающе холодная вода доходила коню до брюха. Именно здесь в прошлые годы проходили кочевники, чтобы попытаться уничтожить хронически испытывающий нехватку людей и пороха Красноярский острог. Только в последние годы, с появлением Сибирского тракта, крепостице стало уделяться больше внимания, нежели прежде. Но и этого было недостаточно, понимал Паскевич. В его мире Красноярск был столицей Русии, находясь здесь, он испытывал необъяснимые чувства - ведь в той, прошлой жизни Лазарю не пришлось побывать в столичном граде. Но то, что один из районов того Красноярска именовался Майским, он помнил хорошо.
Недолгий переполох в лагере, вызванный сообщением сигнальщика с дальнего поста, застал Паскевича за обедом. Сунгарийцы ранее обследовали местность вокруг крепости, особенно уделяя внимание всем возможным путям, по которым враг мог бы попасть к Красному Яру.
Старший сержант Ермолай Хурхаев, замкомвзвода связи, вскоре доложил обстоятельно - с кряжа в долину спускаются большие группы всадников, причём движение их продолжается.
Дорога, ведущая с каменистого кряжа на покосные луга, рассматривалась полковником как один из путей проникновения небольшой группы разведки врага, но никак не его войска.
- По кряжу обошли? - проговорил Лазарь, отставив миску с дымящейся кашей. - Ясно... Казакам и Протасьеву сообщить, чтобы не ввязывались в бой без согласования со мной. Офицерам собраться здесь. В темпе!
Кыргызский князь Ишей осторожничал, пройдя по неудобьям. Слишком многое на этот раз поставлено на карту. Прежде чем атаковать деревянную твердыню урусов, нужно было разорить их поселения, разбросанные вокруг оной. Разгромить всё - вплоть до отдельных покосов и зимовий, сжечь все амбары, увести скот и захватить женщин и детей, мужчин посечь. А уж потом приступать к мешавшей, словно стрела в боку, крепости. Князь спешил с походом, плохие вести приходили от джунгар - помимо урусов объявился ещё один народ, схожий с ними. Народ, имеющий в своих данниках халхасских князей да прочих людей, обитающих рядом с ними. А властитель их будто бы дружен с властителем урусов. Если так, то говорить следует, держа копьё у горла ближнего врага.
Первые селения урусов, пахавших землю, оказались покинутыми людьми, амбары - пустыми. Ни одной курицы не встретилось воинам. Весь скарб был унесён, кроме бесполезного хлама или откровенного мусора. Ишей приказывал жечь деревни и встреченные зимовья, но разве это могло утолить жажду победы? Латники были недовольны, князь был недоволен, его сын, Иренак - тоже. Отец обещал ему развлечения, а вместо этого славные всадники копаются в мусорных кучах у жилищ чужаков.
- Отец, - склонил голову Иренак. - Зачем мы здесь? Где крепость урусов? Надо бы спалить её, а не тратить время на дома простых пахарей.
Княжичу шёл пятнадцатый год - время становиться воином. Он пытливо смотрит на отца - не заругают ли его за гордыню, за самонадеянные советы старшему?
- Верно говоришь, Иренак, - невозмутимо отвечал князь. - Но не стоит пренебрегать возможностью нанесения твоему врагу наибольшего урона из возможного. Но они успели увести людей в крепость - кто-то донёс урусам о нашем приближении.
- Значит, крепость стала сильнее? - приуныл Иренак.
- Вовсе нет, - улыбнулся отец. - Теперь там больше лишних ртов и меньше возможности уйти прочь в целости.
Разъяснив задачу подчинённым, Паскевич приказал оставашейся части батальона немедленно выдвигаться к месту скорого появления неприятеля. Стрелковая рота, усиленная одним миномётным и двумя пулемётными расчётами, отправилась на позиции, не теряя ни минуты. Приданный роте санвзвод, экспроприировав остававшиеся в Майской телеги, двинулся следом. В селении остались миномётчики, штаб батальона, связисты, бойцы хозвзвода, а также пулемётный расчёт, прикрывавший броды - ставшие теперь второстепенным направлением.
Рота заняла позиции на пологом склоне холма, покрытого колючим кустарником и нагромождениями крупных валунов. Пулемётные расчёты заняли фланговые позиции, перекрывая путь в долину на приенисейские луга со стороны подножия Лысого кряжа, отстоящего от сунгарийцев на несколько сотен метров. Не прошло и часа, как на склоне появились первые отряды кыргызов.
Командир первой роты старший лейтенант Фёдор Матвеев, выходец из поморской семьи, чья родня обустраивалась в южном Приморье, получив все необходимые инструкции от Паскевича, сейчас раздавал чёткие команды подчинённым. Спустя некоторое время, проведённое стрелками в тягостном ожидании, группы вражеских всадников, пополнившись спускающимися с кряжа соплеменниками, двинулись вперёд. Вскоре, завидев не таившихся сунгарийцев, чей стяг развевался над позициями, они отвернули коней. С пронзительным посвистом и гиканьем кочевники вернулись за подмогой, выпустив в сторону бойцов Матвеева с десяток стрел, вонзившихся в землю далеко перед их позициями.
Кыргызы сбивались в сотни, не решаясь атаковать урусов, покуда их не соберётся внушительный кулак. И уже потом сотни лучников забросают склон холма стрелами, урусы ринутся вперёд и тогда в бой войдут тяжеловооружённые латники.
- Ждём, ждём, - повторял старлей, наблюдая за тёмной массой кочевников, готовой стронуться с места. - Уже скоро.
Его бойцы только что отогнали меткой стрельбой небольшие группы лесовиков-езерцев, которые пытались подобраться к позициям с флангов, скрываясь в густом кустарнике.
Наконец, будто повинуясь единому приказу, кыргызское войско двинулось по скошенному лугу. Для того чтобы выйти на простор приенисейских равнин, к крепости и деревням русских, кочевникам нужно было пройти мимо роты сунгарийцев да обогнуть деревню Майскую, зажатую между каменистыми холмами и бурным потоком реки. Лучники, составлявшие большую часть войска, разбившись на несколько отрядов, ускорили шаг своих коней, а плотные ряды латников неспешно двигались за ними следом.
Защёлкали затворы винтовок, хищно поводили стволами пулемёты, примериваясь к фронту своей работы.
- Приготовиться! - громко раздался приказ Фёдора Матвеева. - Прицелы выставить на триста метров!
Войско врага приближалось с немалым шумом, который производил топот тысяч лошадиных копыт, ржание и грозные, полные ярости, выкрики воинов. Каждый род кыргызов имел свой боевой клич - уран. Колыхались на ветру разновеликие стяги с остро вырезанными углами, топорщились длинные копья с бунчуками. Урусов-воинов немного, это знали все окрестные князцы, а селения пахарей беззащитны. На сей раз алтысарский князь Ишей, собравший сильное войско из лучших воинов по праву надеялся на то, что удастся уничтожить крепость урусов и восстановить былое влияние в регионе.
- Стрелять по моему сигналу! - снова прозвучал зычный голос Матвеева. - Дай-ко винтовочку мне, Пров, - слова были обращены к снайперу, прикрепленному к отделению управления ротой. - Сейчас я его упокою.
Офицер вскинул винтовку и прицелился в заранее выбранную им цель - знатного воина в богатых пластинчатых доспехах, возглавлявшего передовой отряд лучников. Восседая на сильном жеребце в роскошной сбруе, защищённом нагрудником, воин то и дело оборачивается на своих людей, подбадривает их. Наконец он вынимает из колчана стрелу, прикладывая её на лук, натягивает тетиву. Острие стрелы смотрит в чистое, без единого облачка, небо. Полёта стрелы князя Бехтенея ждут сотни лучников, готовых спустить тетиву.
Громко треснул выстрел. Матвеев снова взялся за бинокль, отдав винтовку цокнувшему от удовольствия Прову. Там, на лугу, знатный воин завалился набок, уронив на землю шишак с плюмажем из конского волоса. А вскоре и сам он безвольным кулём свалился вниз, оставшись одной ногой в стремени. Не успел стихнуть звук выстрела, как воздух буквально взорвался от грохочущего рыка обоих пулемётов и хлёсткой винтовочной трескотни. В первую очередь стрелки выбивали коней, которые, падая и кувыркаясь, ломали себе ноги и давили седоков. На лугу наступил сущий ад. Грохот не прекращался ни на минуту, кыргызы валились с коней десятками, не понимая, что их убивает. Уже совсем скоро всадников обуяла паника, раненые кони обезумели, и над лугом раздался общий горестный вопль. Пулемёты смолкали лишь на короткое время, необходимое для перезарядки или смены горячего ствола. Жатва смерти наделала в рядах врага жесточайшее опустошение, а склон, на котором находились сунгарийцы, покрылся клубами порохового дыма.
- Прекратить стрельбу! - прозвучала новая команда Матвеева, продублированная ординарцем.
Внезапная тишина непривычно давила на уши, но уже вскоре стали различимы звуки, доносившиеся оттуда, куда только что летели пули. Эти звуки заставляют сжаться сердце любого человека, но сердце солдата к ним чаще всего глухо.
- Примкнуть штыки! В цепи! - над позициями слышались новые команды ротного командира. - Пулемёты на телеги!
- Красноярцы, командир! - поднимая пыль и разбрасывая камешки, спешно спустился с гребня даур-ефрейтор из первого отделения. - Из крепости!
Холм, на котором засели сунгарийцы, огибали конные стрельцы и казаки, числом около полутора сотен, возглавляемые воеводой Протасьевым. Бородачи, изумлённые тем ливнем свинца, что обрушили на войско врага 'сибирские стрельцы царя Сокола', придерживали коней и бросали на стрелков недоуменно обалделые взгляды. Красноярский воевода, извещённый о скором появлении киргизцев, собрал и вывел войско для вспоможения своему союзнику. Он хотел ударить по неприятелю, когда тот уже схватится с ангарцами. Обычно такая тактика срабатывала в столкновениях с приенисейскими туземцами - они, не выдерживая удара в спину или во фланг, ломали свой строй и в панике разбегались. Но сейчас было всё по иному - отряд ангарцев дал врагу достаточно времени, чтобы те развернули войско и попытались их атаковать. И когда каждый лучник из киргизцев был готов спустить тетиву, чтобы послать на головы воинов Паскевича одну из сотен стрел, те словно косой прошлись по конному войску.
Наконец прошло первое оцепенение и красноярцы, славя Богородицу, бросились рубить мечущихся в панике кочевников, уже не способных к организованному сопротивлению. Тех, кто не потерял разум от страха, на бродах у Майской снова встретил убийственный огонь пулемёта и лишь отказ механизма подачи патронной ленты спас жалкие остатки кыргызского воинства, сумевших спастись, преодолев бурный поток реки.
До самого вечера шёл разбор тел убитых для подготовки их к сожжению - воевода Протасьев менее всего хотел видеть под стенами Красноярска горы разлагающихся трупов. Князя Ишея, возглавлявшего войско, среди мертвецов и раненых не нашли, как и среди пленных, согнанных красноярцами и даурами к Майской.
- Жаль, - произнёс по этому поводу Паскевич. - Тогда нам придётся задержаться здесь и навестить несколько становищ в поисках сего князца. Да и Ерофея искать надо.
Пленных, лишив доспехов и снаряжения, начали отпускать прочь уже к вечеру, когда занимались первые погребальные костры. Красноярский гарнизон пополнили три сотни коней, пойманные казаками на лугах. А местные жители, помогавшие пленникам в разборе трупов, изрядно запаслись мясом погибших животных.
Вечером следующего дня казачий разъезд завидел большую группу всадников, появившихся на склоне Лысого кряжа. Неужель киргизцы совсем выжили из ума, сызнова вернувшись к месту упокоения их сотоварищей?! Однако вскоре дауров, посланных навстречу конного отряда, объяла радость - это возвращались их братья из отряда лейтенанта Котомарова. Вернулись и злобинцы во главе с Дементием.
- Товарищ полковник! В мунгатовом становище врагов не было, качинцы предали. Князец Мунгат дал коней. По возвращению в расположение прошлой ночью моим отрядом и казаками был разбит конный отряд киргизцев, расположившийся на отдых. Был пленён и алтысарский князец Ишей с сыном! - докладывал Ерофей, глядя Паскевичу в глаза. - Потери личного состава - четверо раненых, один средней тяжести.
- Себя тоже посчитал? - нарочито строго спросил Лазарь, кивая на забинтованную ладонь лейтенанта, после чего широко и добродушно улыбнулся, пожал офицеру здоровую руку и приобнял его:
- Молодец, Ерофей, не подвёл! Отдыхайте!
Последствия этого боя ещё предстояло оценить, но Паскевич уже взялся за планирование дальнейших операций. Для начала следовало закрепить успех, проведя несколько рейдов в верховьях Енисея. Красноярцы горячо поддержали его в этом. Также нужно было восстановить сожженный Ижульский острог и похоронить погибших там воинов. А пленённого князя с сыном решено было везти в Москву. Воевода Пётр Ануфриевич только так согласился оставить его в руках ангарцев. Собрался в столицу и сам Протасьев, составив для государя несколько грамот с описанием боя сибирских стрельцов и киргизцев.
Глава 5
Корея, южное побережье. Май 1648 (7156)
Вечерело. После захода светила за скалы, покрытые буйной зелёной растительностью, наконец, спала жара, осточертевшая экипажам за этот долгий день. В пусанской бухте установилась долгожданная прохлада. Вообще-то, строго говоря, никакого города Пусана на этих берегах ещё не было и в помине. Сейчас тут располагалась лишь японская торговая миссия, именуемая корейцами Вегван, что означало нечто вроде 'представительство карликов' да несколько посёлков. Эта бухта - достаточно глубокая и спокойная -защищённая скалами и островами от волн и ветров, с шикарными песчаными пляжами и целебными горячими источниками, бьющими прямо у берега моря, была известна сахалинцу Киму не понаслышке. В Пусане, втором по величине городе Южной Кореи и одном из крупнейших мировых портов, Сергей успел побывать ещё перед армией, работая электриком на контейнеровозах, ходивших в Пусан из Корсакова. В сам город, правда, вырваться ему тогда так и не удалось, о чём он позже часто сожалел. Зато теперь... Но теперь это было совсем другое дело. Да и другое время.
С наступлением сумерек заканчивалось и время, отведённое воеводой Сазоновым японцам из Вегвана - им было предложено отпереть ворота миссии и принять там гостей для переговоров.
- В Идзухаре было проще, - опустив подзорную трубу, недовольно проговорил Ли Хо, постукивая пальцами по лееру. - Князь Со не заставил нас ждать слишком долго.
- Это всё же Корея, мой дорогой друг, - негромко ответил Сергей Ким, едва заметно улыбнувшись. - Не стоит начинать с пальбы на отчих землях.
- Верно, сейчас можно и потерпеть, - согласился с Сергеем Минсик, обменявшись взглядом с молчаливым Кангхо. - А вот в Идзухаре только так, силой, и надо было действовать. Бить, пока не пришли в себя, не опомнились! Верно?
Пихнув друга в плечо, Ли добился от Сонга лишь короткого кивка головы. Минсик, полный гордости за товарища, удовлетворился и этим. Сонг и неделю тому назад, при высадке на Цусиме, командуя головным отрядом морпехов, сохранял, по словам принца Бонгрима или просто Ли Хо, своё 'мужицкое спокойствие'.
Тот знойный день надолго запомнится Минсику, теперь он знал, о чём будет рассказывать своим детям чаще всего. Высадка в заливе Ташамура была назначена на раннее утро. Далеко вдающийся в берег залив, с обилием мелких бухточек был для оного предприятия весьма удобен. Он перерезал остров поперёк почти на всю его ширину и предоставил для адмирала Сартинова полную свободу действий. Адмирал, кстати, после разведки так бурно восхищался удобствами Ташамуры для стоянки или же базирования флота, что воеводе Сазонову даже пришлось его немного успокоить. Но и Алексей Кузьмич остался доволен:
- Назовём его заливом Решимости! Если это наш Рубикон, то мы его переходим!
Ночная стоянка у небольших скальных островков прошла спокойно, а утром, с первыми лучами солнца, амурские корветы, в том числе три корабля второй очереди - 'Громобой', 'Богатырь' и 'Тангун', направились в восточную часть залива, где и была произведена высадка. На этих трёх кораблях завершалась первая очередь строительства военных кораблей на амурских верфях, теперь было необходимо заняться не менее насущными проблемами экономического освоения дальневосточных землиц - побережья Уссурийского края, Сахалина, Курил и Эдзо, где только недавно - в прошлом месяце, был устроен торговый пост. Там же сейчас находился и 'Кастрикум'. Помимо торговых функций миссия ангарцев занималась и важной дипломатической работой - среди эдзосцев начали ходить слухи о царе Соколе, чьи пределы соприкоснулись с землёй айну. Нумару с сыновьями этому всячески способствовал, частенько принимая у себя посланников от глав островных родов, а также военных вождей айну. Особенно обстоятельным был визит вождя племени сибуцари Сагусаина, высокого и физически сильного человека, весьма влиятельного на острове. Вместе со своим зятем Риттоином он часто и подолгу беседовал с Нумару, кроме того вождь порывался разговаривать с несколькими бородачами-казаками, к слову, похожими на него самого, и очень сокрушался оттого, что русские его не понимали. Поднявшись на борт корабля, вождь внимательно исследовал флейт и даже провёл на нём две ночи. Перед убытием Сагусаин общался с Рамантэ, выудив из лейтенанта всё, что тот знал о жизни подданных царя Сокола и самом властителе рыжебородых братьев.
Так вот, для лучшего сообщения, в том числе и с Эдзо, на амурских верфях закладывались датские боты - вместительные суда с отличными мореходными качествами. Датскими они были изначально, всё же пройдя некоторую коррекцию со стороны поморских мореходов, вобрав в себя лучшие качества обеих школ корабелов. Проектировалось и судно-сухогруз, необходимое для каботажных перевозок большого количества груза одновременно, что было нужно для постепенного перевода верфей во Владивосток - но для него, в отличие от ботов, уже требовалась паровая машина.
Уже в самом начале высадки возникли проблемы - японцы, сопровождавшие по берегу корветы на их пути по заливу, принялись обстреливать из луков шлюпки с бойцами батальона морской пехоты, набранного из дауров, служивших на сунгарийских канонерках и корейцев, там же проходивших курс молодого бойца. Островитян было немного, не более двух с половиной сотен - их заметили ещё прошлым вечером прятавшихся в высокой траве близ устья Ташамурского залива.
"Тангун" дал холостой залп - японцы, среди которых в основном были голоногие лучники, более всего похожие на крестьян, и лишь около тридцати конных воинов в неплохих доспехах, подались было назад, но невероятным усилием воли всё же сумели вернуть себе былую уверенность и, прячась в колышущемся от ветра тростнике, пускали стрелы по приближавшимся морпехам. Кангхо Сонг, надвинув на лоб каску, первым соскочил в воду и пошёл вперёд, с шумом расталкивая перед собой воду. В одной его руке была зажата рукоять тяжёлой голландской шпаги, выменянной им у одного из офицеров с "Кастрикума", во второй находился револьвер. За ним со шлюпок начали спрыгивать остальные морпехи в касках и лёгких кирасах, держа винтовки с примкнутыми штыками над водой. Шлюпки взяли обратный курс, за следующей партией бойцов. Тут же "Тангун" и "Громобой" дали по холостому залпу, но на этот раз испугались разве что кони японцев, а воины лишь присели на мгновение, продолжая посылать стрелы в сторону берега. От кирасы Сонга уже отскочило несколько стрел, одна застряла в сочленении доспеха. На бедре корейца зияла рваная рана, штанина набухала кровью - широкое острие стрелы рассекло кожу в незащищённом месте. Не замечая этого, Кангхо буквально пёр вперёд, как рассерженный носорог. Японцы, обменявшись быстрыми взглядами, отбросили луки и схватились за короткие мечи. Пешие пропустили вперёд конных самураев и с яростными и пронзительными вскриками бросились вслед за ними на полусотню ангарцев.
- К бою! - раздалась громкая команда Сонга. - Строй!
Морпехи в считанные секунды собрались, выстроившись в две шеренги - первая на колено, вторая стоя. Десятки винтовочных стволов смотрели на стремительно приближающегося неприятеля, на лезвиях штык-ножей играли солнечные блики. Бойцы ждали лишь команды, держа палец на спусковом крючке.
- Огонь!
Слитный залп полусотни ангарок выкосил с два десятка нападавших и, самое главное, в тёплый береговой песок повалилось около половины коней, увлекая за собой наездников. Некоторые из них после падения изловчились быстро встать на ноги и продолжить атаку. Первого из них Кангхо застрелил из револьвера, второго ранил шпагой, бойцы добили его штыками.
- Готовсь!
Перезарядив оружие, морпехи были готовы стрелять снова, однако японцы в растерянности остановились, подавшись назад, озираясь на самураев, которые, повернув коней, бежали с поля боя. Кангхо не стал давать отмашку на залп, дав возможность цусимцам отступить, забрав своих раненых. Выдвинувшись вперёд, морпехи однако захватили оставленных ими на берегу двух легкораненых островитян, придавленных мёртвыми лошадьми. Плацдарм был захвачен и высадка продолжилась.
После стычки передового отряда высадившийся сборный батальон морской пехоты выстроился в походную колонну и, организовав охранение, двинулся к столице острова. Впереди ангарцев летела тревожная для островитян весть о приближении неведомых чужаков - все селения на пути к замку князей Со стремительно пустели. Похватав нехитрые пожитки, взяв на закорки стариков и держа за руку детей, люди убегали в покрытые густым лесом горы, чтобы спастись от захватчиков. Никто более не пытался атаковать морпехов. Под палящими лучами батальон и приданные ему отряды подошли к Идзухаре в полном порядке и без единого происшествия. Замок Ёшинари Со, властвующего даймё, не впечатлил морпехов как размерами, так и качеством своих стен. По приказу Кима миномётчики, установив своё оружие, выпустили в сторону укреплений несколько мин с химическим зарядом слабой концентрации. Батальон же окружив замок, не предпринимал покуда активных действий, ограничившись блокадой призамкового городка. После истечения некоторого времени Сергей направил в замок обоих пленников к князю - с предложением немедленно провести переговоры. Ким гарантировал Ёшинари безопасность и обещал не атаковать город во время их беседы. Местный властитель оказался человеком неглупым и вскоре отреагировал на это предложение, в одиночку, если не считать державшегося поодаль знаменосца, выехав из ворот замка. Уже вскоре крепко сбитый конь привёз даймё к позициям ангарцев. Туда, где развевался штандарт Сибирской Руси.
- Корейцы... - одними губами прошептал князь, осматривая находившихся рядом людей - воины, вернувшиеся из бухты, не ошиблись, определив в неприятеле ближайшего к княжеству соседа.
Не наврали они и в описании одежд, а также оружия врага - единообразные доспехи, лёгкие мушкеты с ножами и... Ёшинари несказанно удивился, увидев вдруг среди тех, кто приближался к нему, совершенно не походивших на корейцев людей. Их было двое - бородатых и большеносых мужчин, весьма широкоплечих, высокого роста и особенной стати. Князь сразу же понял, что именно они являются главными среди захватчиков. Тем временем солдаты принесли на лужайку складные стульчики и небольшой столик, после чего князя пригласили сесть. Его знаменосец, несший укреплённое за спиной полотнище с гербом клана Со, сел на колени позади своего князя. Оба чужака сели напротив Ёшинари, что подтвердило его предположение об их власти. Князя вдруг осенило - это же заморские христиане, последователи которых ещё скрываются в Нагасаки и ближних княжествах! Это те люди, которых привечал великий Нобунага Ода!
- Достойный Ёшинари, глава славного клана Со! - начал говорить дребезжащим голосом престарелый чиновник-кореец, выписанный Ли Хо у отца, корейского властителя Ли Чонга. - Люди, пришедшие из-за Восточного моря на твою землю, сожалеют о случившемся столкновении. Видит Небо, мы не желали проливать кровь твоих воинов!
Ёшинари коротко кивнул, наклонившись вперёд и нахмурив брови. Своим видом он показывал, что готов слушать гостей дальше.
- Эти люди, служащие великому властителю Сибирской Руси, прибыли на твои берега в поисках хорошей гавани для своих великолепных кораблей, лучших среди всех!
- Сибируцу? - неуверенно повторил князь, дождавшись еле заметного кивка головы от старика, прикрывшего глаза.
- Они останутся тут надолго? Силён ли властитель Сибируцу? Много ли у него боевых кораблей? Сколько у него солдат? - вопросы посыпались один за другим.
Однако старый кореец, чьё знание японского языка не было столь блестящим, предложил перейти на китайский. Князь согласился, но вскоре собеседники, к удивлению ангарцев, и вовсе перешли на 'беседу кистью' - обмену короткими записками. В какой-то момент Сергей Ким перестал понимать старого Чо, негромко бубнящего для него перевод беседы, но внезапно разговор закончился - Ёшинари удовлетворённо откинулся на спинку креслица, устремив свой взор на деловито снующих солдат, а Чо повернулся к Киму, уставившись на него своими слезящимися глазами-щелочками:
- Ёшинари согласен... - прошелестел бывший чиновник.
- Согласен? - непонимающе повторил Ким по-русски.
- Но у него есть условия, - продолжил Чо и принялся загибать тонкие пальцы с длинными ногтями:
- Властитель Сибирской Руси не должен требовать от даймё и его народа изменять своим верованиям, жизненному укладу и древним обычаям. Кроме того, Ёшинари должен известить бакуфу, правительство сегуната, о вашем присутствии и ваших требованиях. Если в ближайшее время от Токугава не последует ответа, Ёшинари будет считать себя вправе принять подданство Сибирской Руси.
- Вот так, - только и сказал Сартинов, подмигнув удивлённому быстрым решением дела Сазонову. - А ты был готов разметать этот несчастный замок по камешку.
- Ты теперь смотри, чтобы на остров ни одна лохань не прошмыгнула с ответом от сегуна, - усмехнулся Алексей Кузьмич и добавил:
- Товарищ адмирал!
- А вы, товарищ воевода, займитесь оформлением границ базы, - оскалился в ответ Фёдор Андреевич, - и, будьте любезны, согласуйте валку леса для постройки складов и казарм.
С этого дня более ни одного неприятного инцидента на острове не случилось. Местные рыбаки, хоть и отворачивали лица первое время, всё же волей-неволей да княжескими указаниями начали сотрудничать с новыми соседями, нанимаясь на строительные работы к чужакам. На исходе недели корабли ушли к Вегвану, где помимо прочего, ангарцев должны были ожидать несколько человек от корейского вана, в том числе опытный лоцман, который должен был провести корабли в непосредственной близости от крепостных башен острова Канхва, чтобы ван Ли Чонг смог рассмотреть корабли вероятного союзника, находясь в своей резиденции.
Но перед переходом к устью реки Ханган, где стояла островная крепость корейского вана, ангарцы должны были получить контроль над Вегваном. Начинало смеркаться.
- Время! - сказал Сазонов, озабоченно посмотрев на часы. - Фёдор Андреевич, начинайте...
Одна за другой с кораблей стали спускать шлюпки, в которые по спущенным с борта канатным сеткам с изрядной ловкостью слазили морпехи. Грохот нескольких корабельных орудий известил японцев об истечении отведённого им на раздумье времени. Султаны воды, в которых отражался багровый свет заходящего за скалы солнца, с шипеньем опустились неподалёку от берега. Когда стихло эхо разрывов, по-над бухтой раздавались лишь ритмичные команды, подаваемые гребущим к берегу бойцам.
Искушать судьбу торговцы и дипломаты Вегвана не стали и тот час же открыли ворота миссии, валом повалив из-за них на побережье, где по-своему пытались приветствовать чужаков. Уже скоро, чувствительно потеснив бывших хозяев, ангарцы устроились на новом месте, перевезя на берег радиостанцию, продукты и боеприпасы. Тем же вечером, перешедшим в ночь, высшие офицеры провели переговоры с присланными из Сеула чиновниками вана. Принц Бонгрим же встретился с Сохёном, своим старшим братом.
- Брат, ты стал совсем чужим, - с немалой тревогой в голосе проговорил Сохён, всматриваясь в огрубевшее лицо Ли Хо. - Ты похож на нищего янбана, которому приходится самому растить рис, потому что он не может нанять крестьян. Ты худой. Плохо питаешься?
- Дурень ты, Сохён, - рассмеялся младший брат, махнув рукой на изобразившего обиду старшего. - Ты мне лучше скажи, поедешь ли ты к отцу вместе со мной, на том корабле? Его назвали 'Тангун', в честь внука бога небес!
- Нет! - Сохён отшатнулся, вмиг сделавшись пунцовым. - В своём ли ты уме, брат?!
- Боишься... - грустно усмехнулся младший, потупив взор. - А ведь мы скоро поплывём к острову Канхва, где на корабли будет смотреть наш почтенный отец. Это его желание. Неужели тебе не хочется...
- Нет! - отрезал Сохён, резко встав с циновки, расстеленной на полу гостевого домика. - Это уже слишком!
- 'Слишком' - это сидеть запертым в четырёх стенах, боясь высунуть свой нос наружу, - снисходительно проговорил Ли Хо. - Я надеюсь, когда-нибудь ты поймёшь это сам. Даже наш многоуважаемый отец...
- Я почитаю отца не меньше твоего, а даже больше! - вспылил Сохён, снова усевшись напротив брата.
- Ладно, - махнул рукой Ли Хо. - Не нужно этим меряться.
- Отец желал получить от властителя Сокола карты, - словно нехотя проговорил старший. - Я отвезу их ему.
- Да, мы привезли карты, они на 'Тангуне', - отвечал Ли Хо. - Взойди на борт и возьми их.
Сохён тяжело задышал, насупившись. Посмотрев на брата исподлобья, он глухо сказал:
- Ты хочешь, что бы и я, позабыв о добродетельном учении, встал на неверный путь?
- Это желание отца, а оно, по твоему учению, священно, - пожал плечами младший. - Ты исполнишь его волю?
Несколько минут Сохён молчал, мрачно смотря в циновку перед собой. Наконец, подняв ставшие тяжёлыми веки, он проговорил:
- Вы захватили княжество Цусима?
- Князь Со принял подданство властителя Сокола, - ответил брат с гордостью. - А ещё наши воины постоянно дают отлуп маньчжурам и их рабам. Да, нам тяжело, но Цин не может ничего поделать с нами.
- Ты так говоришь, будто этот Сокол - твой господин! - с неудовольствием воскликнул Сохён, закашлявшись.
- Ты действительно дурень, хоть и мой уважаемый старший брат, - рассмеялся Ли Хо, ударив себя ладонями по коленям. - Неужели ты не понимаешь, что, с умом используя дружбу и расположение Сокола, Корея, наконец, станет самостоятельной?! Больше не надо будет позориться, отсылая наложниц и солдат для императора Цин!
- Опять война, - горько вздохнул Сохён, скривив лицо. - Не заросли маньчжурские раны на народном теле, истерзанном ещё японскими шрамами, а ты снова хочешь войны!
Ли Хо, сжав кулаки, отвечал:
- За свободу надо платить, брат!
Внезапно яркий свет озарил пространство комнаты, проникнув сквозь сёдзи, оклеенные рисовой бумагой раздвижные двери. Сохён вскочил на ноги, озираясь по сторонам.
- Успокойся, - широко улыбаясь, сказал младший брат. - Это зеркальный свет. Очень полезная штука.
Сохён же, раздвинув дверцы, ведущие на веранду, застыл в их проёме, уставясь на залитый светом двор. Он наблюдал, как новые хозяева Вегвана заполоняют центральную площадь японской миссии.
- Ладно, мне пора, Сохён, - сказал Ли Хо, встав рядом с братом. - Сейчас будет поднятие флага и присяга вегванцев Соколу, державе и народу.
Старший сын вана Чонга, старший наследник корейского престола принц Сохён, так и остался стоять на широкой веранде гостевого домика, внимательно смотря за церемонией. И лишь только когда отшумело эхо последних здравиц в честь властителя Сокола, он вернулся в спальню и устало повалился на набитые рисовой соломой татами.
Пробуждение было внезапным - ранним утром, когда солнце ещё не осветило небосклон, нежданно заиграли трубы, призывая воинов к побудке. Принц снова вышел на веранду, поёживаясь от утренней прохлады. Отогнав в стороны заспанных слуг, Сохён принялся наблюдать за чужаками, которые, построившись в несколько отрядов, шеренгами встали по сторонам двора. В центре построения стояли несколько людей, в которых принц узнал военачальников чужаков. Один из них принялся говорить, приложив к губам какой-то предмет, наподобие широкой трубы.
- О-о! - только и смог вымолвить Сохён - на дворе вдруг появились музыканты, принц сразу узнал некоторые инструменты и уставился на эту группу варваров. Варвары? Да какие они теперь варвары?! В сознании наследника словно что-то поменялось - прежние установки больше не работали. Совсем. Старый шаблон мировоззрения дал сбой. А музыканты, тем временем, заиграли непривычную уху принца музыку. Мощную и резкую, слишком мощную, чтобы понять её. Сохён почувствовал, что ноги его ослабли и он опёрся на перила веранды. Солдаты властителя Сокола между тем слаженно маршировали, используя такт музыки, проходя по двору слитными отрядами. Сохёна осенило - они же тренируют парад для встречи с его отцом на Канхвадо!
Музыкальные и строевые тренировки северян продолжались. Каждый день, едва заслышав звуки побудки, Сохён спешил на веранду - наблюдать. Этот ритуал продолжался вплоть до того дня, когда солдаты Сокола, оставив небольшой отряд в Вегване, погрузились на корабли и взяли курс к устью Хангана. Принц, плывший на "Тангуне" с нетерпением ожидал встречи с отцом, большую часть дня находясь на палубе, а не в ставшем вдруг тесным и душным помещении, выделенным ему на корме корабля.
Ли Хо постоянно приглядывал за старшим братом, находясь в рубке или на мостике. На его лице частенько бывала улыбка, глаза светились радостью - скоро встреча с родителями, после долгого перерыва. И возвращается он не с пустыми руками. Младший принц выполнил указания, полученные им от отца - он нашёл для Кореи верного союзника, который будет заинтересован в сильном корейском государстве. Войска властителя Сокола совсем близко - в завоёванной ими Нингуте, что стоит всего в нескольких переходах от пограничного города Хверёна. Между ними нет ни одного маньчжурского воина, нет их и на сотни ли окрест - в этом есть заслуга и младшего принца.
Льстила Ли Хо и другая победа - он заставил Сохёна взойти на борт корабля, чтобы тот вскоре сошёл с него на глазах их почтенного отца. Это станет для него лишней толикой уверенности в выбранном им направлении. Сохён, найдя в себе силы, преодолел довлевшие над ним и всем обществом косные догматы, которые заставляли верить в то, что каждый иноземец враг, которого не грех и убить. Каждый крестьянин и сейчас уверен, что любой чужак-варвар опасен как для каждого подданного Императора, так и для самого Императора, перед которым варвары должны склонять головы и слать богатые дары.
Две недели спустя. Западное побережье Кореи, остров Канхва.
Недавняя весть о появлении у берегов Кореи кораблей, из недр которых столбом валил чёрный дым, взбудоражила тех людей, что были посвящены в тайну прибытия посольства северного народа. Ван Кореи Ли Чонг, уже добрый месяц находившийся в крепости Канхвасан, воспринял новость с явным облегчением. Свершилось!
Теперь Чонг с лёгким трепетом ожидал появления на Канхвадо, в разные годы становившимся убежищем корейских властителей, долгожданных гостей. Остров сей имел давнюю, сакральную историю - именно на этой земле появился Тангун, основатель древней страны Чосон, долгие годы правивший многими племенами людей, основатель корейской государственности и нации. Не случайно Канхвадо был избрал властителями страны местом, где они переживали наиболее трудные времена. Остров являлся настоящей крепостью - со стороны материка он прикрыт Ёмха - Солёной Рекой, которая являет собой бурный поток, изобилующий опаснейшими водоворотами, преодолеть который может лишь опытный лодочник. Берега его, созданные ветром и неутомимым прибоем, неприступны со стороны моря - лишь только мыс Капкот, называемый 'вратами Канхвадо', доступен для высадки на берег. Здесь уже всё было готово для встречи гостей. Когда корабли проходили к Капкоту по опасному мелководью меж скальных островков, следуя скупым командам мрачного кормчего-корейца, каждое из небольших укреплений, оснащённых артиллерией, производило приветственные выстрелы из довольно-таки скромных пушечек. Сибирская флотилия дала ответный залп при входе в залив Капкот, поразив корейцев громоподобными раскатами корабельных орудий. На море стоял штиль, ветра практически не было, а потому пороховой дым на некоторое время окутал борта кораблей. Вскоре были выброшены якоря - Сартинов привёл отряд к намеченной цели. Теперь оставалось спустить на воду паровой катер, который доставил бы ангарское посольство к берегу.
Когда большая лодка из длинной трубы которой валил небольшой столб чёрного дыма, стала приближаться к мосткам причала, звонкий голос подал квэнгвари - медный гонг, заставляя собравшихся на берегу музыкантов взяться за инструменты. Взвыли трубы, пронзительно засвистели бамбуковые флейты, басовито зазвучал ритм большого барабана и вторивших ему чангу - двухсторонних барабанов поменьше. Барабанщики выплясывали, потрясая краями цветных одежд и лентами, укреплёнными на плетёных шляпах с широкими полями. На причале и вдоль дороги к крепости выстроились гвардейцы вана - аркебузиры и копейщики, одетые в единообразную чёрно-белую форму, отличавшуюся от одежд музыкантов разве что цветом и наличием у воинов наручей да поножей.
Чонг, наблюдая с открытой башенки крепости за кораблями северян, с удовлетворением отметил для себя возможности, открывающиеся перед моряками, не зависящими от воли ветра и силы гребцов. Даже та небольшая, чадящая дымом, лодка, что подплывала к мосткам, тащила за собою ещё две лодки, набитые людьми. Ван уже знал, как устроено чрево таких кораблей и что именно толкает их вперёд волнам. Довольно ухмыльнувшись, Ли Чонг неспешно направился к своим покоям, сопровождаемый десятками слуг и советников - скоро гости прибудут в крепость и, наконец, предстанут его взору. А он утолит своё великое любопытство и, наконец, увидит младшего сына после долгой разлуки. Судя по прочитанным ваном письмам, за прошедшее время он сильно повзрослел и возмужал, не оставив, однако, присущего ему задора. В доставляемых через пограничный Хверён бумагах принц Бонгрим красочно описывал столкновения с солдатами Цин, по большей части весьма удачные, в том числе величиной трофеев. Ван, задумавшись, покачал головой, прикрыв глаза - по всему выходило, что войска властителя Сокола стойко и умело отбивали все попытки маньчжур вернуть утраченное ими влияние не только над приамурскими землями, но и ближними к провинции Хамгён территориями, что лежали на северном берегу реки Туманган. Чонг также сделал вывод о том, что армия Цин, собираемая из подвластных империи народов, не столь крепка своим единением, как войска Сокола. Последний раз северные варвары объединились при князе Бомбогоре, но были довольно легко разбиты маньчжурами. Но вот теперь, новая сила, что соединяла амурцев, оказалась Цин не по зубам.
'И это очень хорошо' - думал ван, усаживаясь на возвышение в зале, предназначенном для переговоров.
На берегу ангарцев встречал знакомый им Ан Чжонхи, ставший советником вана по делам, связанным с народами, живущими к северу от провинции Хамгён - так при дворе сейчас именовалась его должность. Выйдя из нестройной толпы сановников, Чжонхи лично поприветствовал каждого высокого гостя не только традиционным поклоном, но и крепким рукопожатием, изменяя тем самым строгий вековой этикет. Удивлённый Ким сразу же указал на это товарищам:
- Добрый знак! Ван готов к переменам!
- Я безмерно рад первым приветствовать вас на корейской земле! - с жадным интересом оглядывая лица гостей вана, прибывших из-за моря, торжественно воскликнул Ан. - Как здоровье вашего властителя?
Обмен любезностями занял не менее десятка минут, Сазонов уже порядком устал - хотелось поскорее уйти с солнцепёка да размять ноги.
Наконец Чжонхи сделал широкий приглашающий жест и посторонился с дороги:
- Великий ван ждёт вас, чтобы выразить вам своё расположение. Я провожу...
Подъём по каменным ступеням был недолог - вскоре процессия миновала внешние ворота крепости, пройдя под мощной, приземистой башней, увенчанной резной крышей с загнутыми кверху углами. Воины, которые стояли вдоль всего пути посольства, с великим интересом провожали гостей взглядами. Многие из них слышали об удивительном воинском умении северян, о речных кораблях, о разрушительном огне их пушек, о скорострельных аркебузах - среди корейских солдат давненько гуляли самые разнообразные слухи, то и дело подогреваемые рассказами товарищей, которые возвращались с Cевера. Кроме того, некоторые из офицеров крепостного гарнизона успели повоевать против империи Цин на Сунгари и Хурхе. Когда-то они отправились в варварские земли в составе карательной экспедиции, отправленной Чонгом по требованию маньчжур, но попав в плен к ангарцам, солдаты вана получили право выбора - отправиться домой или остаться среди своих собратьев, чтобы бороться с Цин. Немногие тогда предпочли второй вариант, да только потом ни разу не пожалели о своём выборе - корейский властитель, благоволя северянам, возвышал и приближал ко двору тех воинов, кто возвращался с хорошими рекомендациями от Ли Хо.
Идущие чуть позади матросы из числа казаков и амурских айну несли подарки для вана, которые были отнесены в специальное помещение во дворце, чтобы правитель осмотрел их заранее. Этим процессом распоряжался старший принц Сохён. Среди даров были просимые ваном карты, а также изящный напольный глобус, выполненный мастерами Ангарска, приведший в своё время в полный восторг Ли Хо. Кроме того, сибиряками были подарены несколько механических игрушек, модели кораблей на подставках, роскошный альбом гравюр с видами Ангарии, несколько богато украшенных сабель и ружей, а также великолепная соболиная шуба и шапка.
Ли Чонг принял посольство в просторной и светлой зале, украшенной лишь несколькими высокими вазами и начертанными на стенах изречениями. Ван сидел на невысоком троне, стоящем на возвышении, а по обеим сторонам от него на подушечках сидели самые приближённые к нему сановники. Дворцовый церемониймейстер, заранее проинструктировавший ангарцев, подал знак Киму. Тот кивнул и, подмигнув Сазонову, заговорщицки процедил:
- Ну, пошли...
Пропустив вперёд Алексея, послы двинулись вперёд, к противоположной стороне залы. Преклонив колено и произнеся приветствие, Сазонов передал вану ларец с письмом от Соколова, в котором обозначались наиболее важные принципы сотрудничества между Корейским государством и Сибирской Русью. Чонг принял ларец собственноручно, что означало большое расположение к гостям, и милостиво кивнул в их сторону. Один из сановников, что стояли позади вана, вышел вперёд и начал громко говорить, воздевая кверху руки. Ким с некоторым трудом переводил:
- Ван испытывает величайшее удовлетворение... Благодарит за достойные подарки и внимание... Ван со своей стороны говорит о великом чувстве уважения и радости... Надеется на достойное продолжение сотрудничества и доброе согласие.
- Хорошо, - сохраняя торжественное выражение лица, едва слышно ответил Сазонов. - Осталось узнать цену этих слов.
Ким удивлённо бросил взгляд на старшего товарища и с некоторой долей обиды произнёс:
- Разве он до сих пор позволял усомниться... - но, увидев жесты церемониймейстера, быстро произнёс:
- Садимся!
Советник по церемониям указал ангарцам на свободные места по левую сторону от трона - что также было знаком уважения, так как левая сторона считалась более почётной. После ангарцев к трону приблизился представитель цусимского клана Со, который в нижайшем поклоне передал бумаги, в которых ван извещался о недавних событиях на острове, а также о появлении нового покровителя торговой миссии цусимцев.
Вскоре в зал внесли низкие столики, которые тут же оказались заставленными множеством изящных чашек с угощениями - супами, рыбными и мясными блюдами, горками белоснежного риса, исходящего паром, а также яблоки, груши и дыни, очищенные от кожуры и порезанные на небольшие кусочки. Ван Ли Чонг, немного поев и дав насытится гостям, принялся задавать вопросы через своего советника по церемониям, который оглашал их громко и торжественно. Сергею пришлось туго - вопросы сыпались один за другим - Чонг старался узнать как можно больше о быте ангарцев, их обычаях, а также кулинарных пристрастиях не только самих гостей, но и их властителя Сокола. Ким отвечал также громогласно, дабы все присутствующие слышали его слова. Через некоторое время властитель Кореи, удовлетворившись ответами, встал с трона и, предложив гостям хорошо поесть, вышел из залы, сопровождаемый Чжонхи и несколькими сановниками. А вскоре к Киму подошёл церемониймейстер и, склонившись, принялся что-то говорить ему на ухо. Сергей кивал и многозначительно посматривал на Алексея.
- Ну, Кузьмич, готовься! - Ким подошёл к Сазонову и, хлопнув его по плечу, проговорил:
- Настал момент, ради которого мы сюда прибыли - ван с тобой желает говорить лично. Кушай пока, - ухмыльнулся кореец и кивнул на удалявшегося сановника. - Чжинсу подойдёт, когда настанет время.
Советник вана подошёл к ангарцам спустя без малого час и, поинтересовавшись, хорошо ли поели гости, предложил Сазонову прогуляться в саду.
- Вы по достоинству оцените его красоту и мастерство ванских садовников, - елейным голосом говорил Чжинсу, прикрывая глаза, словно сонный кот. - Следуйте за мной...
- Удачи, Алексей! - с улыбкой на лице произнёс сидевший рядом раскрасневшийся Сартинов, поднимая стопку с рисовым вином. - Ни пуха, ни пера!
- К чёрту! - махнул рукой воевода, поднимаясь со своего места. - Кимыч, не спеши!
Оставив становившееся всё более шумным застолье, где раскрепостившиеся, наконец, корейцы пытались общаться со своими гостями, угощая их вином, Сазонов и Ким окунулись в вечернюю прохладу сада, где царила тишина и умиротворение. Чжинсу с читающейся на его лице гордостью рассказывал Алексею об истории правящей в Корее династии и о временах древних, когда на острове появился внук бога небес Тангун.
- Верно ли, что один из ваших кораблей назван его именем? - вдруг остановился сановник и пристально посмотрел на Сазонова.
- Да, - перевёл ответ товарища Ким.
- Это замечательно! - искренне порадовался Чжинсу. - А есть ли корейцы среди моряков?
- Несколько есть, - пожал плечами Сазонов и, хмыкнув, добавил, - адмирал лучше меня знает команды. Кстати, Чжинсу, а почему в саду так много камней?
- Камни - это тело Земли, они являют собой силу рождения и созидания, - с великой важностью ответствовал сановник, вновь остановившись на неширокой дорожке, посыпанной мелким камнем. - А жизненную силу саду даёт вода, а также разум и безмятеж...
Чжинсу вдруг заметив что-то, осёкся на полуслове и, изменившись в лице, отступил на шаг:
- Я должен идти...
- Чжинсу! Показываешь сад моим гостям? Хорошее дело! - раздался сильный голос вана, внезапно появившегося из-за поворота. - Но теперь этим займусь я, а ты возвращайся к остальным!
- Да, господин... - пятясь и кланяясь, сановник вскоре скрылся за густо ниспадающими ветвями ивы.
- Рад снова видеть вас! - произнёс ван, обращаясь к Сазонову. - Хорошо ли вы поели?
- Очень хорошо! - ответил за товарища Ким. - Ваши повара великолепны!
Чонг важно кивнул и, поведя рукой, проговорил:
- Я очень рад, что вас заинтересовал мой сад. Так вот, как говорил Чжинсу, вода даёт земле силу жизни...
Ещё долго, нестерпимо долго для Сазонова, ван неспешно ходил по дорожкам парка, рассказывая и расспрашивая о чём угодно, только не о деле, интересовавшем его гостей. Ким также кусал губы, недоуменно переглядываясь с товарищем. К чему все эти пустые разговоры? Неужели у Кореи столь же безмятежное состояние, что и у её властителя? Однако время шло, а созерцание творения рук безвестных садовников продолжалось.
- Сколь долго вы сдерживаете Цин? - остановился вдруг Ли Чонг и пристально посмотрел на Алексея, сжав тонкие губы.
- Восемь зим минуло, - с расстановкой ответил Сазонов.
Услышав перевод Кима, ван покивал и задумался, после некоторой паузы задав второй вопрос:
- Маньчжуры часто просачивались через оборонительные заслоны? Много ли они наносили урона?
- Бывало, что и прорывались, - безмятежно вздохнул воевода, - но только лишь малыми отрядами, которые уничтожались нашими лесовиками.
- Лесовиками? - переспросил ван, приподняв брови. - Лесными племенами, что подвластны Соколу?
- Не совсем, - едва улыбнулся Алексей. - Это хорошо подготовленные воины, которые умеют воевать в лесу. Таковых бойцов у нас много - ведь маньчжуры теперь крайне редко суются на реки.
- Корабли... - проговорил ван, прикрыв глаза.
- Верно, - перевёл ответ старшего товарища Сергей. - И такие же могут появиться на пограничных реках Кореи, для этого нужно лишь ваше решение, великий ван... - Ким учтиво поклонился.
- Это очень сложное решение, слишком сложное... - поморщился и потёр виски Чонг. - Я буду думать! Небо даст мне сил.
После этих слов ван повернулся и неспешно побрёл по тропе. Ангарцы хотели было проследовать за ним, но сопровождавший вана Ан Чжонхи, преградив им путь, проговорил еле слышно:
- Возвращайтесь. Чжинсу проводит вас, - Ан коротко кивнул и на тропе, за спинами сибиряков снова появился хорошо знакомый им церемониймейстер. - Ответ будет дан вскоре.
Однако ни на следующий день, ни через неделю ответа не было. Ван более не приглашал ангарцев на беседы, лишь кое-какую информацию давал Ли Хо. По его словам, отец много времени проводит у древних капищ, беседуя с духами.
- Нелегко ему идти против традиций, - сокрушался младший принц.
Спустя две недели корабли ушли к Цусиме, так и не получив ответа вана. В день прибытия кораблей на цусимскую базу состоялось собрание по итогам встречи с Ли Чонгом, где были выработаны решения для продолжения попыток сотрудничества с Кореей. В целом, итог переговоров на Канхвадо был несомненно положителен, хотя бы потому, что они вообще состоялись, а требовать большего от Чонга было бы неразумно. Оставалось только ждать. А на острове было неспокойно - люди даймё Ёшинари схватили нескольких смутьянов, которые будоражили крестьян и рыбаков зловещими слухами о демонах в человеческом обличье, что плавают против ветра на больших кораблях, испускающих чёрных дым. Островитяне собирались в нестройные толпы и, выкрикивая угрозы и ругательства, кучковались у частокола строящейся фактории. Князь Со уже хотел было казнить задержанных подстрекателей, но Игорь Штефаница, капитан остававшегося на Цусиме "Богатыря", решил забрать их на корабль, для выполнения самых грязных и тяжёлых работ. Князю это решение он пояснил нежеланием делать из этих людей мучеников и Ёшинари остался вполне удовлетворён таким объяснением.
Кроме того, за время одиночного патрулирования цусимских берегов "Богатырь" несколько раз отгонял пушечной стрельбой японские джонки, шедшие со стороны порта Нагасаки. Таким образом Штефаница выполнял приказ Сартинова о недопущении возможности связи сёгуната с кланом Со и получением Ёшинари формального права стать вассалом Ангарска.
Долгожданный ответ Чонга пришёл в Вегван и был переправлен на Цусиму только поздней осенью. В письме, написанном старшим сыном вана, сообщалось о невозможности появления на корейской земле чужеземцев. Всяческие сношения между сторонами теперь должны будут происходить только через ванского чиновника, ответственного за инспекцию Вегвана. Помимо этого, пришли и дурные вести - ангарцам стало известно, что властитель Кореи серьёзно занемог и не появляется более на людях. Лишь изредка его выносят в сад. Как передавал через своих людей Ли Хо, при дворе уверены, что ван заболел из-за того, что встречался с неугодными Небу чужаками на священном для всех корейцев острове.
- Это худшее, из того, что могло произойти... - проговорил осунувшийся лицом Ким, после того, как пересказал товарищам дворцовые новости.
Глава 6
Ирландия, юго-западная провинция Манстер, крепость Клонмель. Май 1650.
Саляев проснулся от резкого света, настойчиво бившего в лицо. С трудом разлепив тяжёлые веки, он сей же миг был вынужден прикрыть глаза. Занимался рассвет, окрашивая в ярко-багровый цвет окружавшие долину холмы. Наконец, привыкнув к утреннему светилу, Ринат убрал руку и попытался протереть глаза, но ладонь была шершавая и как будто стянута тугой перчаткой. С минуту он тупо глядел на раскрытую ладонь, покрытую бурой корочкой запекшейся крови. Потом, сбросив наваждение, попытался встать, но тело послушалось не сразу. Устало заныли мышцы, закололо в спине, и Ринат сначала попробовал хоть немного размяться. И вскоре, с некоторым сожалением сняв с себя шерстяные накидки, Саляев с трудом поднялся на ноги. Первым делом нужно было найти горячей воды, чтобы смыть с себя грязь и согреться.
- К-колот-тун, твою мать! - процедил Ринат, разминая кисти рук.
Промозглый ветер, беспрестанно дувший в долине, помимо сырости нёс и противный запах гари, забивавший нос и раздражавший лёгкие. Постепенно Саляев пришёл в себя и, прокашлявшись, принялся оглядываться, ища своих товарищей. Унылая картина открылась его взору. Рядом копошились солдаты с отрешёнными лицами землистого цвета, многие спали, укрывшись кто чем смог. Курились дымки многочисленных костров, слышались голоса сидящих вокруг них воинов, их сиплый перхающий кашель, постанывания раненых.
Серые склоны холмов, до коих ещё не добрался солнечный свет, были покрыты распростёртыми телами, между которых бродили понурившие головы кони и мародёры, обиравшие погибших. Один из таковых, пожилой крестьянин, зажав под мышками английские сапоги, теперь пытался стащить с трупа, валявшегося у разбитой пушки, заляпанные грязью и кровью портки. Ноги старика разъезжались на влажной земле и он то и дело шипел от злости и сыпал проклятиями. Брезгливо отвернувшись от мародёра, Саляев присел к почти затухшему костерку, выставив ладони к теплу, исходящему от углей.
- Командир! Уже проснулся?! - бросив рядом с кострищем груду дров, окликнул Рината сержант-аренсбуржец.
- А-а, Каспер... - вялым голосом пробурчал Саляев. - Умыться бы...
- Один минут, - кивнул дан на другого солдата, несущего котелок. - А на ручье мертвяков много, коих ночью побили.
- Осмо, неси сюда котелок, холодной умоюсь! Полей мне! - Ринат закатал рукава куртки и принялся оттирать с рук чужую кровь.
- Зря ты не пошёл в замок, - покачав головой, с укором проговорил Ринату Осмо. - Застудится так недолго. А там и...
- Не каркай! - оборвал карела Ринат, а спустя пару минут вновь заговорил с насупившимся бойцом:
- А почему я не пошёл в замок?
Осмо не ответил, а лишь растерянно посмотрел на Каспера.
- Ты сказал, что шибко устал и чтобы мы шли в... Э-э - задумался было дан, но его размышления были прерваны появлением Евгения Лопахина.
Бывший морпех в сопровождении ирландцев приближался к товарищам, которые сейчас находились на бывших позициях парламентской артиллерии у северной стены крепости.
- Ринат! - осматривая товарища критическим взглядом, заговорил Евгений. - Ты идти можешь? Чёрный Хью требует доставить тебя в крепость!
Один из офицеров пинком прогнав мародёра, показал солдатам на Саляева и те, приготовив две жердины, с готовностью подскочили к сидящему у разгорающегося костра ангарцу, знаками показывая, что готовы нести его.
- Нет! - отмахнулся от них Ринат и вопросительно посмотрел на Лопахина:
- Как там наш друг? Будет суд или его сначала излечат от ран?
- Какой к чертям собачьим суд?! - отмахнувшись, воскликнул Евгений. - Кромвеля повесили ещё ночью! О'Нил зачитал ему текст обвинения и того сунули в петлю.
Днём ранее
Вновь с самого утра зарядил прохладный моросящий дождь, преследовавший ангарцев от самого Голуэя. В этом порту полусотня бойцов, прибывшая на французском торговом корабле с Эзеля, транзитом через датский Гамбург, сошла на ирландскую землю. А начало вояжу на Изумрудный остров было положено бессонными ночами совещаний между Ангарском и Сунгарийском. Игорь Матусевич был не против отпустить Паскевича, своего ближайшего человека и лучшего друга, на воеводство в далёкий Аренсбург. Сунгарийский воевода не возражал также и предложению отправить даурских стрелков на берега Балтики, чтобы сменить тамошние гарнизоны, позволив им, наконец, возвратиться домой. Но было и одно условие у выходца из иного мира - Матусевич настаивал на необходимости физического устранения одного из столпов британской государственности и завоевателя первой полноценной английской колонии - Оливера Кромвеля. Сие казалось невероятным и даже в чём-то кощунственным, но Игорь настаивал на возможности успеха оного дела.
- Кромвель всегда был в гуще боя, ему невероятно везло всю жизнь. Погибнуть от пули или клинка он мог десятки раз, - говорил он, - так пусть уж это произойдёт с нашей помощью.
Положившись на Матусевича и разделяя с ним возможный провал операции, Соколов дал согласие на её проведение. Руководство группой, отправлявшейся в Ирландию, принял Саляев, но у входившего в её состав Мирослава Гусака, человека из ближайшего окружения Матусевича, было своё задание, ради которого и состоялся этот вояж. Поднаторевший в отстреле маньчжурских военачальников Мирослав и должен был устранить человека, которого ненавидели слишком многие. Английские роялисты - за казнь Карла, законного монарха. Ирландцы - за бойню в древней Дрогеде и Уэксфорде, за те неисчислимые страдания народа, которые принесла им армия вторжения. Вполне возможно, что и многие члены Парламента были не прочь удалить этого человека подальше из Лондона, в неспокойную Ирландию, надеясь, что болезнь или случайная пуля убьёт его. Очень многим он мешал своей неподкупностью, прямотой и грубостью, с которыми он отстаивал свою линию, считая её единственно верной. Этим человеком был генерал-лейтенант парламентской армии Оливер Кромвель, сын небогатого помещика-пуританина, к тому моменту поднявшийся до невиданных высот благодаря великому таланту военачальника и организатора. Остатки разбитой Кромвелем в Англии армии роялистов после казни короля стекались в Ирландию, под командование эмиссара Карла, графа Ормонда. Поддерживаемый папским нунцием, граф заключил соглашение с католиками и, объединив свои усилия, они начали одерживать победы над противником. Уже вскоре англичане-парламентаристы оказались заперты в нескольких крепостях на восточном, ближнем к Англии, побережье Ирландии. Из осаждаемых Дублина, Дендалка и Дерри в Лондон понеслись отчаянные мольбы о помощи. На кону было само существование английского влияния на изумрудном острове. Спасать его Парламентом был призван герой гражданской войны Оливер Кромвель.
Однако вместо решающего полевого сражения, что было привычно в Англии, в Ирландии началась осадная война. Ирландцы не могли себе позволить рисковать армией, а потому заперлись в древних крепостях, предоставляя свободу действия врагу. Пусть у ирландцев были крепости и замки, у Кромвеля имелась новейшая артиллерия, которая без особых усилий рушила средневековые стены. Так было в Дрогеде, Уэксфорде, Гауране и многих других городах. На второй год вторжения Кромвель направил армию на юго-запад, в провинцию Манстер. Взяв оплот католического союза - город Килкенни, генерал-лейтенант подошёл к крепости Клонмель. В отличие от осад других ирландских крепостей, в Клонмеле Кромвель не смог применить свою несложную тактику осадной войны - проделывания брешей в стенах с тем, чтобы обороняющимся пришлось разделять силы на их защиту. Теперь его артиллерия могла бить только по одной стене, так как с востока и запада крепость окружали болота, а вдоль южной стены протекала полноводная река Шур. Гарнизон мог сконцентрироваться на обороне только северной стены.
К обеду английский лагерь снова пришёл в движение - солдаты Парламента, ведомые главнокомандующим армией вторжения, Оливером Кромвелем, после артиллерийской канонады, снова устремились к стене крепости, туда, где зиял пролом. Хью О'Нил, командовавший обороной Клонмеля, подготовил англичанам достойную встречу. Под его энергичным руководством в самое короткое время солдаты и жители города возвели у пролома три стены баррикад таким образом, что ворвавшиеся внутрь враги оказывались в мешке. На стенах установили небольшие пушки, многочисленные мушкетёры заняли удобные позиции не только на баррикадах, но и на крышах и в окнах ближайших домов. Завидев приготовления англичан, защитники Клонмеля принялись издавать воинственные кличи, ободряя друг друга. Эзельский отряд находился на северной стене, слева от пролома, и тоже ждал приближения неприятеля. В состав отряда входило три отделения лучших стрелков Аренсбургского полка, реформированного при новом воеводе Лазаре Паскевиче, а также отделение медицинской службы и две пары снайперов. Основным снайпером был Гусак, прикрывал товарища Лопахин. Мирослав с напарником находился на верхней площадке одной из башен близ северных ворот, а Евгений - на городской стене среди своих стрелков. Уже вскоре со стороны наступавших англичан послышалось слитное пение псалмов, с которыми они шли в очередную атаку.
- Приготовились! - прокричал стрелкам Саляев, привстав на колено, и снова поднёс к лицу бинокль. - Наши первые цели - офицеры, знаменосцы! Беречь патроны!
Наконец, пение смолкло и вражеские пехотинцы - одетые в красные кафтаны, которые позже станут отличительной чертой английских войск, с рёвом бросились в пролом. Ирландцы принялись стрелять из мушкетов и немногочисленных пушек, англичане падали на каменистую землю десятками, но атака продолжалась. Видимо, сегодня Кромвель решил во что бы то ни стало взять город. После первой волны штурмующих показалось вторая - мушкетёры в широкополых шляпах и войлочных колпаках, а также доспешные пикинёры, теряя товарищей, устремились к пролому в стене. Большой отряд 'железнобокой' кавалерии Кромвеля, числом в семь-восемь сотен, находясь в полной готовности, ожидал исхода атаки. Как только пехота войдёт в город, свяжет боем защитников и откроет ворота, настанет час кавалерии, которая стальной волной прокатится по улицам, уничтожая всё на своём пути.
Ирландцы защищались с отчаяньем и отвагой. Они знали, какая судьба ожидает их в случае поражения - весть о бойне в Дрогеде облетела весь остров, заставляя сердца его обитателей сжиматься от гнева. Защищавшиеся стреляли не переставая, но краснокафтанники уже прорывались за стену, оказываясь перед баррикадами, с которых на них извергались картечь, а также двойные, скреплённые цепью ядра, которые прорубали целые просеки среди густой толпы нападавших. Началось форменное избиение английской пехоты. Ирландские мушкетёры, выстрелив, тут же уступали место на баррикаде своему товарищу, а сами спешно перезаряжали оружие. Таким образом обеспечивалась непрерывность стрельбы. Англичане, истово выкрикивая строчки из псалмов и то же время самые грязные ругательства, несмотря на свою отчаянную храбрость и упорство ничего не могли поделать, попав в западню, устроенную им Хью О'Нилом. Все их попытки достать врага кончались только тем, что они устилали землю своими окровавленными телами. В конце концов англичане дрогнули и бросились обратно, затаптывая в образовавшейся сутолоке своих раненых товарищей. Стоял неимоверный шум, в котором смешалось всё - и пушечный рык, и мушкетная пальба, и вопли раненых, и торжествующий ор ирландцев. Парламентские пехотинцы огрызались - с баррикад то и дело падали защитники крепости, но их место тотчас же занимали другие, а оружие погибших подбирали горожане. О'Нил заранее выделил команды из клонмельцев, для того, чтобы те помогали солдатам - заряжали и чистили мушкеты, оттаскивали раненых или заменяли собой погибших воинов. Казалось, Чёрный Хью и на этот раз сможет отразить натиск солдат Кромвеля, который уже второй месяц безрезультатно осаждал город. Это не могло длится слишком долго - вскоре генерал-лейтенанту всё же придётся снять осаду, так как среди его воинов с каждым днём было больше больных, а снабжение армии за счёт близлежащих поселений вызывало всё большие затруднения. Кроме того, неотложные дела снова звали его обратно в Англию. Уже в январе Оливер узнал, что он нужен дома, а в апреле он получил приказ Парламента о возвращении в Англию. Над его страной нависла угроза шотландского вторжения под знаменем Карла Второго, сына казнённого короля, и только он, Оливер Кромвель, мог железной рукой усмирить горцев и завоевать их дикие земли. Из Бристоля за командующим был послан корабль, оставалось лишь взять этот чёртов Клонмель и, оставив командование армией Айртону, вернуться домой!
- Что же творится там, за стеной?! - Генри Айртон, зять Кромвеля, беззаветно ему преданный, подскакал на вороном жеребце к недвижно сидящему в седле Оливеру.
Увидев, как от крепости начинают отходить, а из пролома - ретироваться нестройные толпы солдат в красных кафтанах, он возмущённо воскликнул:
- Великий Бог! Они отступают! Отступают!
Пристально наблюдавший за развитием атаки Кромвель закрыл глаза. Неудача! Снова неудача! Лютая, бешеная злоба подступала откуда-то изнутри, грозя выплеснуться наружу. Кромвель до крови искусал нижнюю губу, и тонкая её струйка стекала по подбородку на камзол. Айртон и высшие офицеры молча ждали решения Кромвеля. И оно не замедлило себя ждать. Кромвель открыл глаза, посмотрев на серое небо, после чего со звоном вытащил из ножен палаш и воздел его кверху.
- Кавалерии спешиться! - зазвучал его хриплый голос. - В атаку! С помощью Господа мы возьмём этот город, и его защитники дорого заплатят нам за все те жертвы, что были нами принесены под его стенами!
Воздух был вспорот лязгом металла обнажаемых клинков и слитным рёвом сотен глоток. Оставив коней в лагере, "железнобокие" - элита армии нового образца - детища Оливера Кромвеля, двинулись в сторону стен Клонмеля. Туда, где сейчас царил хаос и уныние - пехотинцы в беспорядке отступали, позабыв о прежних подвигах, совершённых ими под командованием генерал-лейтенанта. Увидев "железнобоких" и самого Кромвеля, ведущего их в бой, пехота приободрилась, воспрянула духом.
- C нами Кромвель! С нами Господь! - со всех сторон доносились восторженные вопли. - Именем Господа, мы победим сегодня!
Кромвель был в ярости, внутри него клокотал гнев, тот самый, что прежде помогал ему в критические моменты - так было при Незби, так будет и сегодня. Тогда Кромвель возглавил атаку кавалерии, сейчас он снова ведёт 'железнобоких' в бой. Генерал-лейтенант видел, как от одного только его вида бегущие солдаты Парламента останавливаются, их лица озаряет решимость, а сердца наполняются душевным спокойствием. Вновь звучат псалмы и, исполнившись доблести, воины идут в атаку с именем Господа на устах. Солдаты обгоняли Кромвеля, одни падали замертво, но другие всё равно шли вперёд.
- Мой лорд, мы возьмём этот город! - закричал Генри Айртон, догоняя Оливера. - Не один мятежник умрёт от моей шпаги!
Кромвель, оборачиваясь, вытащил пистоль и бросил взгляд на старые, потемневшие от времени и покрытые у основания зелёным мхом стены Клонмеля.
- Вперёд, Айртон! - ободряюще крикнул он зятю.
Тот восторженно глянув на тестя, рывком обогнал его и, словно подкошенный упал вдруг ему под ноги, заставив Кромвеля покачнуться. В тот же миг ирландская пуля высекла искры из валуна позади Оливера, со свистом уйдя в сторону. Кромвель похолодел - на голове Айртона зияла отвратительного вида рана, из которой вытекала чёрная кровь, собираясь в густую лужицу.
- Вы ранены, сэр? - к командующему подскочили несколько солдат и офицеров.
- Прочь! В атаку! - рычал Кромвель, ища рукой выпавший пистоль. - Оставьте меня!
Ему подали оружие, помогли подняться на ноги. А в проломе тем временем снова кипел бой, и Оливер желал быть там, где решался исход долгой осады, чтобы вдохновлять солдат.
- Вперёд! - палашом он указал на стену крепости, но в тот же миг невидимый стрелок снова взялся за свою работу - офицер, что бросился исполнять приказ Кромвеля, лишь на миг заслонил его и тут же упал замертво, обагрив кровью ботфорты Оливера. Через мгновение генерал-лейтенанта словно оглушило - что-то с огромной силой ударило его в челюсть. Он пошатнулся - но его подхватили на руки, снова окружили и понесли. Свет померк в его глазах, но Оливер не желал проваливаться в темноту. Он что-то кричал, призывая солдат исполнить долг перед Господом и Англией.
- Лекаря! Да переверните же его на бок, ради Бога, быстрее! Он задохнётся! - доносилось до ушей Кромвеля.
Ему не хватало воздуха, а во рту словно были насыпаны камешки, и Оливер понял, что это его собственные зубы и попробовал их выплюнуть. Но язык не слушался его. Солдаты несли его в лагерь, пытаясь делать с максимальной осторожностью, но этого не получалось. То и дело кто-то из них молча или вскрикивая падал наземь. Его место в тот же миг занимал другой.
- Мы взяли город?! - очутившись в своём шатре и немного придя в себя, пытался говорить Кромвель, вместо этого слыша лишь невнятное бульканье.
- Посадите его! - прокричал бледный лекарь, дрожащими пальцами водружая на нос очки.
- Город взят?! - попытался повторить Оливер, отмахиваясь от лекаря.
- Атака захлебнулась, мой лорд, - склонив голову, проговорил Чарльз Флитвуд, один из высших офицеров. - Следует снять осаду, наши потери столь велики...
- Ирландцы! Ирландцы выходят из города! - заглушив слова Чарльза, взволнованно завопили десятки голосов перед входом в шатёр командующего. - Исчадья ада! Слуги сатаны!
***
- Патронов нет больше... - Мирослав Гусак с неприкрытым раздражением отставил СВД в сторону.
После того, как стало ясно, что раненого Кромвеля всё-таки смогли унести в безопасное для него место, несмотря на все старания стрелявших по нему ангарцев, Мирослав немного растерялся. Задача не была выполнена до конца. Кромвель несомненно был ранен, но тяжесть ранения была неясна. Он может вернуться в Ирландию снова, но более озлобленным на обитателей острова, коих командующий английской армией и так за людей не считает. И тогда он всё равно сформирует основу той Великобритании, в пределах которой не будет заходить солнце. Сомнений в способностях этого великого человека не было.
Но тут торжествующие ирландцы, а весть о ранении Кромвеля разнеслась между защитниками крепости молниеносно, вдруг начали собираться у пролома. К баррикадам стекались толпы воинов и вооружённых горожан. Мирослав протянул руку второму номеру и взялся за поданный ему бинокль. Командующий обороной Клонмеля Хью О'Нил, называемый Чёрным Хью за смуглость лица и тёмные, вьющиеся до плеч волосы, произносил перед своими людьми пылкую речь, то и дело указывая перстом в сторону англичан. Потрясая кулаками, О'Нил заставлял солдат реветь от восторга. Мирослав переглянулся с напарником, поняв, что Хью намерен атаковать английский лагерь. Сумасшедший! Ирландцев раза в три меньше! И это несмотря на потери английского войска, солдат которого пало не менее двух с половиной тысяч. И ещё неизвестно, сколько погибло защитников - тела своевременно убирали, а раненых уносили в церкви и дома.
- Чёрт! - там же, где толпились, потрясая оружием, ирландцы, Мирослав заметил и аренсбуржцев. - Саляев тоже выжил из ума?! Вниз! - отдав приказ напарнику, Гусак бросился к винтовой лестнице башни, что уходила в сумрак её чрева.
Внизу Гусак был встречен Лопахиным.
- Он сказал, что должен завершить задание! - выставив вперёд ладони, сообщил он Мирославу.
Ор огромных толп ирландцев между тем усиливался, артиллеристы скатывали с баррикад пушки и, расчищая для них путь среди павших англичан, готовились выкатить их далеко за стены, на склон холма, чтобы обстреливать лагерь неприятеля. Всё, решено! Атака! Отперты крепостные ворота, в проем которых, так же как и в пролом в стене, устремились сотни ирландцев, потрясая оружием. По сравнению с англичанами, войско О'Нила являло собой нестройную толпу одержимых. Ольстерцы, клонмельцы, ополчение из Кашеля, отряды из Килкенни - все они бросились на отступающего врага, одержимые ненавистью, готовые умереть за свободу своей Родины, тем более, когда нежданная победа так близко. Чёрный Хью не желал упускать единственного в жизни шанса поквитаться с противником.
Ядра ирландских пушек падали среди дезорганизованных тяжёлым ранением Кромвеля пехотинцев, не нанося им особенных потерь, но производя ещё больше паники среди краснокафтанников. Тут и там небольшие отряды противников сходились врукопашную, где озверевшие солдаты разбивали друг другу головы тяжеленными прикладами мушкетов, резали кинжалами упавших раненых, сыпали проклятьями в адрес врагов. Ирландцы одолевали, пользуясь разобщённостью английских отрядов. Пикинёры Кромвеля не успевали собрать строй и их пики становились для них же обузой, мушкетёры стреляли вразнобой - началась свалка, где каждый солдат бился за себя. И чаще всего некому было прикрыть спину товарища. Лишь у английского лагеря, где 'железнобокие' стояли стеной, собирая вокруг себя пехотинцев, сохранялся порядок. Угрюмые лица оставшихся шести сотен кавалеристов выражали лишь уверенность в своей силе и твёрдую решимость отбросить мятежников, разбить их и одержать таки победу. Они - лучшие в армии Оливера Кромвеля, они были с ним с самого начала, он их взлелеял и всецело опирался на них.
Рассеяв, подавив и уничтожив разрозненные отряды противника, войско Чёрного Хью подступило к лагерю Кромвеля, охватывая его с флангов. Медленно, стараясь сохранить хоть какой-нибудь строй и порядок, ирландцы приближались к англичанам. Впереди войска катили пушки, позади которых на гнедом жеребце, в окружении преданных товарищей, ехал мрачный, предельно собранный Хью О'Нил. Многих из этих людей Чёрный Хью знал ещё по испанской службе во Фландрии, где он долгое время сражался против голландцев и снискал себе должное уважение. На расстоянии полёта ядра О'Нил остановился и приказал солдатам сомкнуть ряды, а артиллеристам готовиться к стрельбе. Однако англичане сделали ход первыми. Чарльз Флитвуд, после ранения Кромвеля и смерти Айртона, принявший командование армией, осторожничал не меньше ирландца, но всё же решил открыть огонь из пушек, не без оснований надеясь на лучшую выучку своих канониров и большее количество орудий. Хью, несмотря на небольшое количество зарядов, приказал расстрелять последнее. В начавшейся перестрелке сразу же сказалось умение английских артиллеристов - их ядра чаще врезались в ряды ирландских солдат, проделывая там бреши, которые, впрочем, тут же смыкались. Расстреляв практически все заряды, ирландцы, по приказу Чёрного Хью, начали сближаться с противником, осторожно ступая по каменистой земле. Подбадривая друг друга яростными выкриками, воины ускоряли шаг, крепче сжимая древки пик. На ветру шумно стучали оловянные и деревянные трубки с порохом, закреплённые бечёвками на широком кожаном ремне-бандельере через плечо. В такт шагам раздавался мерный металлический звон амуниции.
- Помни Дрогеду! Отомстим! - раздавалось над долиной.
Тонко ржали, потрясая головами, обгонявшие пехоту кони. Это небольшой, в полторы сотни опытных бойцов, кавалерийский отряд О'Нила перемещался на правый фланг. Туда, где был простор для манёвра, так как левый фланг ограничивался широким оврагом с протекавшим на его дне ручьём. Там же, справа находились и лучшие стрелки клонмельцев - две роты ольстерцев, вооружённых кремневыми мушкетами, а также испанский и ангарский отряды. Несколько десятков пиренейцев прибыли на Изумрудный остров по окончании войны на материке, чтобы и тут подзаработать звонкую монету. Ринат, сговорившись с вожаком испанцев, Хосе Кабралом, присоединился к ним уже в Голуэе. Хью с радостью принял наёмников - у ирландца каждый мушкет был на счету, а плата испанцам за службу оказалась не слишком высока. Необременительное жалованье потребовал и командир эзельских мушкетёров, которые удивили О'Нила тем, что даже не были католиками. Несмотря на это, стрелками они показали себя отменными - Хью отметил это в первые дни осады города подошедшим войском Кромвеля. Эзельцы частенько убивали прислугу английских орудий меткими выстрелами из своих чудесных мушкетов. А потому эзельцам и испанцам для прикрытия от удара кавалерии был выделен лучший отряд пикинёров-ольстерцев, которые пришли в Клонмель вместе с самим Чёрным Хью.
Когда расстояние между воинствами сократилось до двух сотен метров, Саляев дал команду на открытие огня.
- Орудийная прислуга, знаменосцы и офицеры выбиваются в первую очередь! - громким, охрипшим от сырости голосом Ринат прокричал приказ.
Но и без него аренсбуржцы знали о приоритетных целях - на Эзеле и при Белове, а тем более, при новом воеводе Паскевиче, военную науку втолковывали накрепко. А посему за пару лет вчерашние крестьяне, рыбаки, горожане и подмастерья становились слаженной командой боевых товарищей, которые понимали друг друга с полуслова. Ровный шаг, остановка и прицеливание. Каспер, эзельский дан, попавший в полк из дружины, задержав на несколько секунд дыхание, мягко нажал на спусковой крючок. Громыхнул выстрел, свежий ветер, дувший навстречу ирландскому войску, тут же унёс пороховой дым, а аренсбуржец, вытащив гильзу и перезарядив оружие, снова ожидал команды лейтенанта Кармакулова.
- Готовсь! Огонь! - прокричал офицер.
Каспер ещё раз выстрелил, целясь в далёкого всадника со штандартом, на котором реял английский крест. Однако тот остался невредим, отчего дану пришлось лишь недовольно поморщится. Вскоре до наступавших ирландцев донеслись мелодии английских трубачей. Многочисленные стяги противника перемещались за первую линию пехоты. Снова раздался рокот орудийных выстрелов. Саляеву стало не по себе. Он видел, как его ребята стали по привычке искать укрытия на местности, избегая опасности оказаться на пути шальной пули или ядра. Напрасно - впереди лежала ровная, как стол каменистая равнина, покрытая изумрудной травой. Ни валуна, ни деревца... Это шло вразрез с ангарской тактикой боя, которая категорически не приветствовала сближение с противником, что называется, в чистом поле. Совершенно неприемлемыми считались необоснованные потери личного состава. Жутковато. В воздухе гудели английские ядра, и одно из них с шумным уханьем влетело в порядки ольстерцев - раздался треск ломаемых пик, кого-то из несчастных подбросило кверху и, оросив товарищей кровью, он упал наземь, словно тряпичная кукла. Это происходило раз за разом, пока ирландцы, поломав строй, не бросились с рёвом на ненавистного врага, презрев потери от последнего, картечного залпа. Теперь всё зависело от воли, духа и отваги каждого воина. В ход пошли шпаги и кинжалы, палаши и топорики, приклады и кулаки. Стрелки, в том числе и ангарцы, прикрытые каре*, ощетинившимся длинными пиками, раз за разом посылали пули в пикинёров врага, что пыталась атаковать и развалить строй ольстерцев.
- Выцеливай всадников! - рычал Саляев. - Они главное оружие Кромвеля!
Сам Ринат выстрелами из револьвера свалил с коня уже несколько 'железнобоких', гарцевавших близ его построения. Сражение развалилось на противостояние небольших отрядов пехоты, со стороны англичан поддержанных кавалерией. Чёрный Хью свой отряд рейтар до сих пор придерживал в резерве, выжидая критического момента для ввода всадников в сражение. Со стороны города к ирландцам постоянно прибывало пополнение из числа горожан, вооружённых оружием павших - и своих, и чужих. Наконец, О'Нил решился ввести в бой свой последний козырь - рейтары атаковали левый фланг англичан, врубаясь в ряды сражавшейся пехоты. Англичане, наконец, дрогнули, сломленные отчаянно-яростным натиском ирландцев и попытались организованно отступить к дороге на Уотерфорд. Небольшой части их войска во главе с Флитвудом, уже не надеявшемся на успех, удалось уйти, его не преследовали. А остальные остались на поле боя. Разделённые, оттеснённые к подножию холмов и прижатые к полноводному руслу ручья, лежащему в овраге, они не сдавались, сражаясь с обречённой решимостью. Английский лагерь, меж тем, уже заняли ирландцы, захватив войсковую казну врага, документы и знамёна, большую часть артиллерии и лазарет, переполненный больными солдатами. Озверевшие от крови воины Чёрного Хью вырезали их всех. О'Нил понимал, что победа близка. Но цена её казалась для него слишком велика - от полутора сотенного отряда рейтар осталось не более тридцати его товарищей. Пехоты полегла половина, никак не меньше...
- Кромвель! - достигли вдруг его ушей опьянённые великой удачей голоса гонцов. - Кромвель захвачен!
Хью с окружением спешит туда, сгорая от нетерпения. Посреди захваченной позиции английской артиллерии посреди валяющихся в лужах мертвецов стояли носилки, а на них, прикрытый грубой тканью лежал человек. Нижняя часть его лица была обезображена ранением, язык вывалился, челюсть держалась на лоскутах кожи. Хью пристально всмотрелся в лицо несчастного. Несомненно, это был Оливер Кромвель, командующий армией вторжения, палач и грабитель ирландского народа. Истово вращая глазами, он силился что-то сказать, но лишь сипение исходило из его глотки.
- В крепость его! Готовьте виселицу, а я составлю текст обвинения!- отчеканил Хью, окаменев лицом. - Кто совершил подвиг?
Покуда О'Нил оглядывал своих людей, ему привели командира испанцев, держа его под руки. Лицо пиренейца было заляпано засохшей грязью, а на голове набухала кровью повязка. Казалось, он готов свалиться наземь в тот же миг, когда его перестанут удерживать.
- Ты будешь щедро вознаграждён! - проговорил Чёрный Хью донельзя уставшему Кабралу, словно не понимавшему, что происходит. А когда ему втолковали, Хосе указал на командира эзельцев, который, словно в забытьи сидел на земле, привалившись к колесу завалившейся набок пушки. Кабрал рассказал, что их отряды вместе отбили Кромвеля у 'железнобоких', пытавшихся уйти руслом ручья.
- Отдыхайте, ради Господа! - бросив взгляд на истомлённого эзельца, воскликнул Хью. - А после жду вас у себя в замке!
В тот день сражение кончилось лишь с наступлением темноты, когда пополнившие свой запас захваченным в английском обозе свинцом и порохом, ирландцы перестали обстреливать укрепившегося на склонах холмов противника, позволив им уйти к Килкенни. Клонмель ликовал. Той же ночью, при свете многочисленных факелов, после прочтения приговора, в котором перечислялись все несчастия ирландского народа, принесённые англичанами, во внутреннем дворе клонмельского замка был повешен Оливер Кромвель. Повешен лишь со второй попытки - в первый раз верёвка, не выдержав грузного тела генерал-лейтенанта, лопнула, заставив охнуть и перекреститься множество зевак. Но Чёрный Хью, громко посетовав на гнилую верёвку, а вовсе не на Провидение, лично проверил крепость другой и довёл казнь до конца.
*Каре - боевой порядок пехоты, построенной в виде квадрата.
***
- Ринат! Ты слышишь меня?! - Лопахин потряс товарища за плечо. - Пошли в замок, помоешься и поешь!
- Мда, помыться бы сейчас не помешало, а лучше в бочке с горячей водой покайфовать... - Саляев мечтательно прикрыл глаза, но вскоре, скривившись будто от зубной боли, посмотрел на Лопахина цепким взглядом:
- Ты знаешь, Женя, сколько людей мы потеряли?
- Шестерых, двое пропали без вести, - глухим голосом ответил Евгений. - Ищут...
- Да, - криво улыбнувшись, уронил голову Ринат. - Именно так... - развёл он руки, отмахнувшись от рыжего здоровяка с жердиной, после чего с некоторым трудом поднялся на ноги.
- А почему я их потерял, Жень? - продолжил Саляев. - А ведь это я их потерял! Да потому что отступил от правил...
- Ринат, - насупился Лопахин. - Парни погибли не зря. Задание выполнено...
- Вот! - поднял указательный палец бывший морпех. - Задание!
- Понятно, - проговорил его товарищ. - В замке есть виски и сидр.
Махнув своим бойцам, чтобы собирались, Саляев, немного размяв спину, проследовал за Лопахиным. Спустившись с холма к его подножию, где их ожидали трофейные кони, ангарцы, в сопровождении офицеров О'Нила, направились к крепости. Места недавних схваток вновь привели Рината в не лучшее состояние духа, захотелось напиться при мысли о том, что на Эзель вернутся далеко не все бойцы Аренсбургского полка. В отличие от ирландских офицеров, потерявших более половины войска, но пребывающих в отличном расположении духа, ангарцы не могли себя заставить радоваться вместе с ними. Наконец, конный отряд въехал в полуразрушенные ворота крепости, миновал разбираемые жителями баррикады и устремился вверх по одной из узких, мощёных камнем, улиц. Там было сыро и сумрачно, пахло плесенью. Лошадиные копыта гулко стучали по камням, редкие прохожие, попадавшиеся на пути, тут же жались к стенам домов, с опаской посматривая на всадников исподлобья. Площадь перед церковью появилась внезапно, из-за очередного поворота, Саляеву даже пришлось зажмуриться от солнечного света. У каменной, похожей на укреплённый форт, церкви отпевали погибших горожан. Ирландцы, а вслед за ними и эзельцы попридержали коней, проезжая мимо площади, заполненной скорбящими клонмельцами.
- Место для наших нашли? - спросил Лопахина Ринат, оглядывая католического священника, монотонно читавшего Псалтырь по погибшим. Вокруг слуги Господа стояли сгорбленные старики, заплаканные женщины и мрачные, льнущие к матерям, дети. От людей веяло безысходностью, а всё вокруг казалось серым-серо. В довершение снова стал накрапывать прохладный дождь, ветер закачал ветвями деревьев, а где-то наверху ударил и протяжно зазвучал колокол.
- Да, - кивнул Евгений, встретившись взглядами с маленькой девочкой с развевающимися из-под капюшона светлыми волосами, которая крепко держалась за юбку матери.
Сдавленным голосом он продолжил:
- Когда найдут тела Фомы и Клауса, тогда и похороним.
Наконец, всадники въехали в ворота проездной башни старого, порядком обветшалого замка, в котором их ожидал Хью О'Нил. Ринат озирался, чувствуя, как мрачные своды древнего строения давили ему на плечи. Во внутреннем дворе всадники спешились, тогда-то Саляев и заметил мертвеца, висящего в петле на крюке, торчащем из стены.
- Кромвель? - кивнул Ринат, обращаясь к товарищу.
- Да, он самый, - ответил Лопахин и похлопал Саляева по плечу, - Пошли, Мирослав ждёт нас.
Гусак встретил товарищей в огромном, сумрачном и прохладном зале. Тот сидел на грубо сделанной лавке у открытого огня камина, погружённый в свои мысли. Поднялся он лишь тогда, когда Саляев окликнул снайпера.
- Ринат! Как ты? - друзья пожали друг другу руки. - Я не стал разговаривать с Хью, пока вы не подойдёте. Да и английского я не знаю, а на немецком тут не говорят, - улыбнулся Мирослав. - Его, верно, уже позвали...
- О чём ты так задумался? - спросил Гусака Лопахин.
- Думал, что дальше будет, - вздохнул тот.
- Разве не ясно? - ухмыльнулся Ринат. - Сейчас предложит денег, позовёт на службу...
- Нет, - перебив Саляева, замотал головой Мирослав. - Я о другом - теперь Англия будет совсем иной. Человека масштаба Кромвеля у неё не будет ещё долго.
- Нам что с того? - пожал плечами Ринат. - Ну не будет Великобритании, а будет Великофранция или Великоголландия, Европа сильно не изменится.
- И колониализм неизбежен, - проговорил Евгений. - Так что...
Внезапный шум голосов, позвякивания стали и шуршания одежд на лестнице возвестили о приближении Чёрного Хью. Тихо беседовавшие за стоящим неподалёку от камина столом ирландцы тут же встали со своих мест и подобрались. Пружинистой походкой в зал вошёл крепко сбитый, небольшого роста мужчина. Поприветствовав гостей энергичным кивком головы, он внимательно осмотрел их. После чего уселся на лавку и пригласил эзельцев последовать его примеру. Изъяснялся Хью на скверном английском, однако Лопахин с грехом пополам понимал то, что ему говорит этот ирландец. К слову сказать, смуглостью кожи и чёрными, словно уголья, зрачками глаз, уроженец Брюсселя и сын ирландского вояки на испанской службе, О'Нил больше походил на испанца или итальянца, чем на уроженца Изумрудного острова. Сняв шляпу, и показав при этом копну тёмных, вьющихся волос, Хью подозвал одного из своих людей и тот подал ему два увесистых мешочка, перевязанных тесьмою.
- Держите вашу плату! - небрежно проговорил Хью.
- Благодарю, - не глядя на звякнувшие мешочки, сказал Лопахин. - Вы хотели видеть нас только чтобы заплатить?
- Но вы даже не взглянули на золото! - усмехнулся Чёрный Хью, взметнув кверху брови и оглянувшись на сопровождающих. - А испанец сразу сгрёб свою добычу!
- Золото? - переспросил Саляев, широко улыбнувшись. - Говорят, много золота не бывает, да? Мы бы хотели отдать это золото вдовам защитников Клонмеля.
Лопахин с некоторым трудом, но всё же перевёл слова командира.
- Вот как! - воскликнул Хью, нахмурившись. - Вам не нужна моя награда?!
- Наша награда болтается на верёвке, - буркнул Ринат, хищно оскалившись.
- Что же... - ирландец недоуменно фыркнул и привстал со своего места, с интересом посмотрев на гостей. - Стало быть, дальнейшая служба вас не интересует?
- Нет, - твёрдо проговорил Евгений. - Нам нужен двухдневный отдых, еда и кони, чтобы добраться до Голуэя.
- Вы получите это, - махнул рукой О'Нил. - Всё же вы захватили чудовище в плен, совершив богоугодное дело. А я предал его честному суду. Прощайте!
Чёрный Хью покинул залу той же энергичной походкой, которой он вошёл в неё. Один из его людей, забрав мешочки с золотом, многозначительно посмотрел на непонятных ему наёмников, которые отдали чужим для них людям всю ту немалую награду, что честно заработали своей же кровью. Склонив перед ними голову, он молча вышел вслед за своим господином.
Уже вечером того же дня к безвестной деревеньке, где квартировали ангарцы, люди О'Нила пригнали захваченных в битве английских коней, а также две повозки, доверху набитые провизией. За последующие сутки тела всех погибших аренбуржцев были найдены и похоронены в братской могиле, над которой установлен памятный знак. Несколько раненых, к счастью не получивших серьёзных повреждений, набрали достаточно сил, чтобы отправится в порт Голуэя, что находился на северо-западном побережье острова. Перед уходом Саляев с Лопахиным составили письмо, в котором они извещали Чёрного Хью о возможности дальнейшего дипломатического общения между Ирландией и Эзелем.
Спустя несколько часов, прочитав это послание, О'Нил непонимающе хмыкнул и, скомкав бумагу, швырнул её в угол своей спальни, устало завалившись на жалобно заскрипевшую кровать. Сегодня он сам отправил несколько важных писем своим соратникам - Рори О'Муру, Донахью МакКарти и многим другим, кроме того, был отправлен гонец и в Рим, чтобы известить о казни английского чудовища Святой Престол.
Совсем скоро ирландцами будут освобождены Килкенни, Корк, Дрогеда, Уотерфорд и прочие города. И снова польётся кровь - английские поселенцы в Ольстере и на всём восточном побережье заплатят своими жизнями за преступления Кромвеля. Деморализованные войска Парламента будут снова прижаты к побережью, а к концу года лишь Дублин и Дерри останутся в их власти, надёжно блокированные ирландцами с суши. Но судьба и этих городов уже будет предрешена - англичанам придётся убраться с Изумрудного острова. Надолго ли?
Глава 7
Путивль, царство Русское. Ноябрь 1652.
На берегу Сейма, на невысоком холме, стоят грозные стены Молчановского монастыря, оборонявшего подступы к древнему Путивлю. Вокруг монастыря, расположенного на русском пограничье, сплошь неудобья - болота да заболоченные озерца, речные старицы, густой лес да причудливо изгибающееся течение Сейма. Сюда, за крепкие монастырские стены четыре седьмицы назад, в сопровождении гусарского и двух драгунских полков нового строя, прибыл государь Русский, Никита Иванович Романов, чтобы дожидаться уральского обоза. Год назад с казённых и строгоновских пушечных заводов в Коломну был отправлен большой караван с орудиями, которые были изготовлены по ангарскому образцу. Управляющий литейным производством ангарский мастер Иван Репа, по прибытию речного каравана в Коломну, сдал в ведение Пушкарского приказа четыре десятка скорострельных пушек, стреляющих разрывными чугунными ядрами и картечью, а также две дюжины гаубиц, называемых единорогами, которые могли стрелять бомбами и из-за укрытий, и поверх порядков своего войска. Заряды для орудий были заранее отмерены и соединены в бумажном патроне, именовавшимся картузом, использование которого сильно увеличивало скорострельность дульнозарядной артиллерии. Там же, в Коломне, несколько ангарских офицеров во главе с чрезвычайно молодым полковником, проводили учения конной артиллерии, заставляя ездовых и пушкарей добиваться быстрого и чёткого маневрирования упряжками на поле боя, изготовки пушки к стрельбе и быстрого её отхода после необходимого количества выстрелов.
Когда хлад сковал раскисшие от осенних дождей дороги, а первый снег покрыл их белым ковром, сформированные ангарским полковником батареи двинулись на юго-запад - к Путивлю. От Коломны пушки везли на специально сделанных для них санях.
***
Царь российский, одетый в европейское платье, сидя за столом в жарко натопленной монастырской трапезной, читал послание от боярина Беклемишева, доставленное гонцом, обогнавшим обоз. Боярин сообщал, что принятые им пушки все 'добрые, стрелянные, а пушкари справные и ловкие'. Никита Иванович не просто интересовался военным делом - он уверенно продолжал дело, начатое прежними государями. При его всемерной поддержке и опеке ускорилось формирование полков нового строя. Для обучения русских воинов из Европы, главным образом из Голландии, Дании, Шотландии и германских земель приглашались опытные командиры, прошедшие только что отгремевшую великую войну и теперь оставшиеся без дела. Закупки вооружения, прежде всего из Соединённых провинций, год от года увеличивались. Соответственно повышалась и загруженность перновского порта, в который прибывали корабли с товарами для Руси. Ну а казна Эзельского воеводства получала весомое пополнение бюджета, получаемое за использование торговцами порта и складов не только Пернова, но и Аренсбурга.
Окончательно замирившись со Швецией и оставив в её руках часть Эстляндии с городами Ревель и Нарва, но вернув, золотом казны да дипломатическими усилиями Ордина-Нащокина, Корелу и Сердоболь, государь смог теперь обратить свой взор на польские земли, где уже пятый год гремела польско-казацкая война. Поначалу казацко-крестьянское воинство Богдана Хмельницкого одерживало одну победу за другой и даже подошло ко Львову, откуда сбежали польские войска, прихватив немало ценностей горожан. Хмельницкий удовлетворился меньшей частью, взяв с города плату за снятие осады. Вскоре татарские и казацкие разъезды появились близ Перемышля и Люблина, а по всем Восточным Кресам* начались волнения черни. Усугубило ситуцию тяжкое поражение польского войска под Зборовым, где король едва не был пленён татарами. Лишь приказ Хмельницкого об отводе войска помешал этому свершится, при этом татарский хан Ислям Герай остался крайне недоволен решением Богдана - ведь его воины были в шаге от великой удачи. В силу таковых обстоятельств король был вынужден пойти на переговоры и добиться заключения хотя бы временного перемирия. На переговорах хан Ислям сполна отплатил за нанесённую ему обиду, примкнув к польской стороне и потребовав от Хмельницкого подчинится решениям польского сейма. Гетману пришлось заключить не самый выгодный мир, в которых он лишь подтверждал старые привелегии казачества. А Ян Казимир сумел с умом распорядиться передышкой. При этом весьма кстати пришлось окончание великой войны. Магнаты Речи Посполитой скрипя зубами ссужали казну деньгами и в Польшу стали стекаться отряды оставшихся без работы солдат удачи со всей Европы - итальянцы, немцы, испанцы, валахи и венгры - все они с радостью принимались поляками и вливались в недавно набранные армии. Нарушив недолгий и хрупкий мир, они нанесли ряд чувствительных поражений восставшим, оттесняя их всё дальше на восток. Не гнушались поляки и подкупом крымцев - ненадёжных союзников Хмельницкого. Татары не раз покидали поле боя в самый ответственный момент, когда, казалось, победа была уже в руках казаков - и те терпели сокрушительные поражения. Богдану ничего не оставалось, как рассылать письма с просьбами о помощи - турецкому султану, крымскому хану и, конечно же, русскому царю. Никита Иванович и ранее получал таковые послания - с просьбами принять войско Запорожское под свою руку, да только не желал он до поры ссориться с Польшей, имея под боком враждебно настроенную Швецию. Теперь же, после переговоров в Нарве, в коих со шведской стороны участвовал риксканцлер Делагарди, царь мог разобраться с польскими делами. Кроме того, договоры предусматривали, в случае русско-польской войны, соблюдение интересов Стокгольма в Польше, то есть возможность шведского вторжения на земли Речи Посполитой. Государь уже составил ответ гетману, покуда осторожный, но твёрдый в намерениях оказать помощь восставшим, уже не только вооружением и деньгами. Подготовка к новой войне с вековым противником велась последние два года и царь не без оснований надеялся на возросшую ещё со Смоленской войны силу русской армии.
*Восточные Кресы - польское название территорий нынешних западной Украины, Белоруссии и Литвы, некогда входивших в состав Польши; 'восточная окраина'.
***
Приближаясь к Путивлю, пушечный караван проезжал мимо очередной безвестной деревеньки, над приземистыми домами которой стелился сизый дым печей. Тихо и спокойно вокруг, только поскрипывает снег под полозьями саней да фыркают понурые лошади, выпуская клубы белого пара. Над стылым лесом с хриплым карканьем взмыла стая ворон, встревоженная, видимо, стуком топора, и начала кружить над запорошенными полями.
- Пробирает... - утыкаясь носом в тёплый, отороченный мехом воротник шубы, пробормотал Ян Вольский, молодой полковник артиллерии.
- Так то ляшская карета, а не ваш... Омни...Как его? - крякнув и утерев губы и усы, Василий Михайлович Беклемишев, убирал в необъятные свои одежды бутыль с дарёной ягодной настойкой.
После двух лет опалы и вынужденного жития в Арзамасе боярин вернул таки расположение государя, обещав тому возвращение своего сына из Ангарии после окончания тамошнего университета и поступление его на службу отечеству.
- Бричка, - махнул рукой полковник. - Нечего латынь употреблять без нужды.
Хмыкнув в ответ, боярин попытался что-то рассмотреть через убелённое морозом мутное оконце, протерев его рукавом. Пустое дело - вокруг лишь голые деверья да снег.
- К вечеру будем в монастыре, - заявил всё же Беклемишев уверенным голосом, после чего внутри кареты установилась тишина. Боярин вскоре задремал, шумно засопев.
Василий Михайлович не соврал - ворота проездной башни караван проехал когда солнце заходило за чёрную стену леса, окружавшего монастырь. Сама обитель более всего напоминала казармы - многие монастырские постройки занимали расквартированный тут гусарский полк, потеснивший монахинь. Два полка драгун находились в Сафрониевском монастыре да в Путивле, а отдельные их отряды размещались в деревеньках окрест, неся дозорную службу. Небольшим войском командовал приближённый государем, полковник и талантливый воевода Христофор Фёдорович Рыльский. Он-то первым и встретил полковника Вольского по приезду каравана. Внимательно осмотрев орудия да сани, на которых они были водружены, Христофор Фёдорович несколько минут наблюдал за спорой разгрузкой каравана сибирцами - единообразно одетых в светлые полушубки, тёплые штаны и меховые шапки. За спиной у них висел мушкет на ремне, а на поясе малые короба да длинный нож. Каждый из сибирцев доставал из саней мешок, закидывая оный на плечо. Завидев отдававшего приказы Вольского, воевода тут же направился к нему. Представившись и поинтересовавшись, лёгок ли был путь, Рыльский пригласил сибирского полковника отдохнуть с дороги в его светлице, откушать и испить горячего. Ян согласился, но сначала выслушал доклады своих офицеров. Полковнику было доложено о том, что все пушки доставлены в монастырь в целости, личный состав здоров и вскоре займёт выделенные палаты, а Иван Репа и Василий Беклемишев по прибытии отправились на доклад к государю Русскому. Рыльский с интересом внимал словам офицеров-сибирцев, подметив их выучку и чёткость доклада.
Недолго понаблюдав за тем, как местные мужички помогали ездовым распрягать лошадей и рвались помогать разгружать сани, Вольский повернулся к воеводе.
- Я только чаю возьму, Христофор Фёдорович, угощу вас, - проговорил Ян. - Пахом! Захвати мои вещи!
Ординарец полковника, широкоплечий даурский парень, сей же миг метнулся к карете за кладью своего начальника и вскоре догнал его у широкой каменной лестницы.
- Верно ли люди говорят, будто оные пушки на ворога вместе с драгунами будут идти? - Рыльский не утерпел и задал гостю первый вопрос в дверях.
- Коли нужно, орудия могут следовать вслед за кавалерией, либо в её порядках, а то и впереди неё, - кивнул Вольский, проходя внутрь. - Всё зависит от поставленной задачи и обстоятельств её выполнения.
Чай Рыльскому весьма понравился, особенно после добавления в него, по совету Яна, некоторого количества мёда. Разговор двух полковников продолжался долго, то неспешно, убаюканный обильным угощением, то вновь взрывался - первый на Руси гусарский полковник был жаден до новой информации. Христофор Фёдорович пояснил, что государь сам потребовал от него обстоятельной беседы с сибирским офицером, дабы получше уяснить пушкарскую науку Ангарии. Вольский не только многое объяснял на словах, но и, достав бумагу, расписывал Рыльскому схемы применения скорострельной артиллерии на конной тяге.
- Тут самое главное - отличная выучка ездовых и канониров, - пояснил Вольский, нарисовав очередную схему, которую внимательно рассматривал его собеседник. - Ежели они безукоризненно выполняют манёвр, то сила артиллерии вырастает во много раз! Артиллерия - это бог войны, Христофор Фёдорович!
- Может, оно в Сибире так и есть, - пробурчал тот благодушно, задумчиво почёсывая бороду и подвигая ближе к гостю пироги с зайчатиной.
- Так везде будет! - воскликнул Вольский, после чего, похлопав себя по животу, рассмеялся:
- Всё, Христофор Фёдорович, не могу больше, прости уж! Пойду я к бойцам своим, нужно проведать обстановку, а тебя благодарю за угощение.
Рыльский понимающе кивнул и решил проводить Яна, приказав служке собрать гостю пирогов. На дворе гусарский полковник снова заговорил:
- Государь наш, Никита Иванович, принимал послов из войску Запорожского... Ежели возьмёт государь войско оное со всеми городами и землями под свою руку, оттого войне с ляхами быть неминуемо.
- Стало быть, будет - под Коломной полки для того собираются?
- Так и есть, - вздохнул Рыльский, перекрестившись. - От Тулы князь Черкасский и князь Барятинский войско поведут, а от Коломны пойдут князь Трубецкой да боярин Шереметев.
- Знатные воеводы, - мигом собравшись, отвечал Вольский.
- Нешто в Сибире известны они? - искренне удивился Рыльский.
- Чай мы не дикари какие, - с хитринкой посмотрел на собеседника Вольский. - В Москве у нас и Двор свой имеется, отчего нам лучших людей на Руси не знать? Теперь и ты нам знаком, Христофор Фёдорович!
- Эка! - рассмеялся полковник. - Не мне с ними тягаться!
- Время покажет, - пожав плечами, серьёзным тоном отвечал Ян.
Иван Репа, управляющий производством казённых уральских заводов, вернулся в палаты ангарцев поздно. Причём вернулся изрядно уставшим - долгие разговоры с русским государем чисто психологически вымотали литейщика до предела. Увидев на столе большой лоток с пирогами, Иван поморщился - у царя он наугощался на славу. С облегчением плюхнувшись на застеленную лавку у стены, подальше от яркого света фонаря, Репа прикрыл глаза и сложил руки на животе.
Гул голосов в помещении прекратился, все с интересом смотрели на товарища. С улыбкой наблюдая за отдыхавшим мастером, Ян проговорил:
- Иван, ты не томи, расскажи, о чём с царём говорили-то? Долгонько тебя не было!
- Государь пожелал назавтра увидеть учения конной артиллерии, - не открывая глаз, нехотя отвечал Репа.
- Понятно, а я, как знал, распоряжения уж раздал, чтобы завтра к смотру готовились. Так оно и вышло, - оглядев на своих товарищей, собравшихся за длинным столом, Ян покивал головой и вновь повернулся к литейщику:
- А ещё?
- А ишшо о заводах говорили, о литье пушек да и о самих пушках, - продолжил Репа. - Верные вопросы Никита Иванович задавал, всё по делу - как производство расширить, какая помочь нужна, сколько людишек на работы прислать, не чинят ли нам воеводы козни каки-ие...
Тут Иван широко зевнул и с удовольствием потянулся.
- Спать хочу, мочи нет, - сказал он извиняющимся тоном.
- Что ещё говорил, царь-то? - не унимался Вольский.
- Любопытен он зело, - пожал плечами Репа, устраиваясь на широкой лавке. - Всё спрашивал о житье в Сибири... Уж хочет с Соколом знакомство завесть.
- Заведёт, коли нужда в том у него есть, - задумчиво проговорил Вольский. - Ладно, ты спи, Иван, а мы подумаем насчёт завтрашнего смотра. Надо царя удивить... Пахом!
Даур, дремавший уже на лавке, немедленно был послан к канонирам за командирами батарей - нужно было обсудить план учений.
Сам же Ян решил возвратиться к Рыльскому, чтобы предложить ему участие в государевом смотре. Несмотря на то, что гусарский полковник уже задремал, он тут же вскочил на ноги, едва услыхал от служки с чем пришёл его недавний гость. Наскоро одевшись, Христофор отправился в палаты сибирцев. Там же он и уснул наутро.
***
Новый день, словно по заказу, выдался солнечным, ясным, к тому же исчез, наконец, вчерашний холодный и порывистый ветер. Лёгкий морозец лишь слегка пощипывал нос и щёки, бодря тело. Едва рассвело, как Ян Вольский и Христофор Рыльский, забравшись на колокольню, нашли открывающийся оттуда вид на покрытые снегом покосные луга и идущую меж них дорогу на Путивль приемлемым для наблюдения за смотром. После чего отряд гусар и командиры орудий провели несколько тренировок, а потом разобрали их с ездовыми и канонирами. К обеду государь русский, Никита Романов, был извещён о начале учений и для лучшего обзора поднялся на колокольню, чтобы с высоты наблюдать за манёврами конной артиллерии. Рядом с ним были несоколько приближённых бояр и князей, а также Вольский и Иван Репа, передавший в дар царю увеличительную трубу, которая весьма ему понравилась. Как сказал Романов, оглядев в неё окрестности, ангарская труба лучше голландской и спросил, возможно ли будет закупить у царя Сокола сотню штук таковых.
- Присылайте купцов, - отвечал Репа. - А то пока сибирские купцы бывают, енисейцы да красноярцы. Товары разные на ткани выменивают. Надобность у нас в тканях большая.
Царь понимающе кивнул, взявшись за трубу, а стоявшие позади троица бояр зашушукалась.
- Ага, вижу! - воскликнул вдруг государь, указывая в сторону путивльской дороги пальцем, на котором красовался золотой перстень с драгоценным камнем. - Гусары Рыльского! И пушкари!
- Для начала свою выучку покажут ездовые, - проговорил Ян, показывая государю на колонну всадников и упряжек, что показалась из-за угловой башни монастыря. Словно тёмная гусеница, она выползала на наст путивльской дороги. Полусотня гусар, возглавляемая самим Рыльским, задавала темп движению колонны. Пушки не отставали - шестёрка коней с лёгкостью тянула каждое из четырёх орудий батареи и боеприпасы к ним, также уложенные в возке.
- Ходко! - цокнув языком, воскликнул Никита, не отрывая взгляда от окуляра трубы. - Поспешают пушкари за гусарами!
Едва последний возок миновал поворот, гусары, по команде Рыльского, круто завернули в разные стороны, устремившись на засыпанные снегом покосные луга. Упряжки последовали за ними, по очереди съезжая с дороги - то налево, то направо. Как будто привязанные к всадникам полковника, они образовали уже две гусеницы, длиною поменьше, которые сейчас учиняли настоящую круговерть.
- Эка! - выпалил кто-то из бояр, стоявших чуть сбоку от государя. - Эвона как выписывают!
Взрывая мягкий снег и мешая его с чёрной, не замёрзшей ещё землёй, звенящая сбруей конная артиллерия, по команде трубачей, снова возвратилась на дорогу и, проскакав сотню метров, чтобы выровнять строй, остановилась. Гусары разъехались в стороны.
- Добрые ездовые, добрые, - милостиво покивал головою царь.
- Теперь своё умение явят канониры, - продолжил Вольский. - Им нужно с марша сразу же вступить в бой. Впереди колонны - головной дозор, - Ян пояснял царю ход учений, указывая на дюжину всадников, что двигалась впереди пушкарей. - Как только они замечают врага... Вот! Трубачи извещают канониров об опасности и те должны изготовиться к стрельбе.
- И сколько же времени им будет надобно? - повернувшись к Вольскому, спросил Романов.
Ответом ему стали раскатистые звуки выстрелов, согнавших стаю ворон с монастырских крыш.
- Выстрелы холостые, без дроби! - поспешил пояснить Вольский, когда Никита, опешив, повернулся к нему.
Бояре, жавшиеся друг к дружке позади, загомонили. Если бы не государь, то бородачи давно бы вернулись в монастырские покои, к столам, к теплу, а так им приходилось следовать за царём, да ещё пихаться, чтобы занять местечко что поближе к Романову. Вскоре стоявшая последней упряжка сорвалась вперёд, вновь остановившись впереди колонны - и через некоторое время снова раздался выстрел, третья упряжка повторила её манёвр, а за ней и вторая, и, наконец, первая.
- Мы называем этот прикрывающий манёвр перекатом, - пояснил Ян. - На юге нашей державы, на верхнем течении Сунгари, иногда гуляют воровские шайки степняков и однажды дивизион этих пушек таким образом разбил джунгарский отряд.
- Государь, Никита Иванович! - возопил вдруг один из бояр, горестно воздев руки. - Так и околеть можно! Нешто смерти они твоей желают?! Надобно в трапезную спуститься да горячего испить!
- И то верно, - проговорил Вольский. - А после того, как согреемся, снова на умение пушкарей поглядим!
Вскоре, к вящему неудовольствию бояр, государь снова поднялся на колокольню, где, запахнувшись в великолепную соболью шубу, продолжил наблюдать за смотром. Во второй половине дня заметно похолодало, и Вольский, дабы не морозить государя, немного подкорректировал ход учений, немного уменьшив их продолжительность. Никите Ивановичу показали стрельбу поверх голов наступающего войска, уничтожение целей с закрытых позиций, из-за холма, а в конце Ян вовлёк государя в процесс, предложив ему поучаствовать в выборе целей для дивизиона единорогов. При этом использовалась связь с корректировщиками огня через сигнальные флажки, сообщаясь через сигнальщика на башне монастыря. Никита Романов был в полном восторге от увиденного. Он дважды уточнял у Вольского, его ли эти пушкари да ездовые или люди Сокола. И Ян дважды пояснял царю, что люди эти выучены при казённых заводах и нижегородской фактории. И что это вчерашние казачки, крестьяне да мастеровые. - Кроме того, государь, для пущей пользы для Руси надобно уже при заводах школы пушкарские учредить, а в Нижнем Новгороде от Пушкарского приказа училище основать - дабы учить канонирскому умению самых сметливых из тех школ.
- Хорошее дело, - согласился Никита, спускаясь с колокольни. - На то из казны денег отпустить надобно, но... Сперва описать сие должно - сколько школ да по скольки учеников в них, в чём нужда у них будет, а кто учителями будет. Сможешь сделать опись таковую? Награжу, коли дело сделаешь.
- Уже готова опись, государь! - склонил голову Ян, глядя, как полы царской шубы волочатся по каменным ступеням. Царь же был полностью погружён в свои мысли. А за ужином Никита Иванович предложил Вольскому разделить орудийные батареи между армиями Трубецкого и Черкасского, 'дабы у каждого была сила сия'. На что сибирец осторожно, но твёрдо возразил:
- Для полного успеха должно иметь сильный кулак, а не два кулачка врозь. Коли свести все пушки вместе да использовать их там, где успех нужен более всего, то победа будет полной и уверенной!
- Хорошо, коли так, - отвечал царь. - Знай, уж скоро и проверим! В войско Христофора Фёдоровича отдаю оный... - царь вопросительно посмотрел на Вольского.
- Артиллерийский дивизион! - выпалил Ян. - Первый Уральский!
- Артиле... Добро! - не сумел сразу выговорить новое для него слово, Никита рассмеялся и кивнув Вольскому, вдруг посерьёзнел:
- А ты, Ян Игнатьевич, пойдёшь ли служить мне и Отечеству моему?
- Есть у меня приказ моего государя - поступить к тебе, царю русскому, на временную службу. Дабы командовать дивизионом в случае войны.
- Что же, рад я тому безмерно, - проговорил Романов, пощипывая постриженную на испанский манер бородку. - Гляжу я, с Рыльским вы дружбу учинили...
- Учинили, государь! - отвечал Вольский, глядя в благородное, огрубевшее от осенних ветров и походной жизни лицо Никиты, в его умные глаза, с интересом взиравшие на сибирца.
- Вот и пойдёшь к нему в завоеводчики*, - закончил самодержец, едва улыбнувшись. - О том бумагу сегодня напишут.
Вечером того же дня и Рыльского, и Вольского Никита Иванович пригласил в свои палаты для обстоятельного разговора, по итогам которого Христофор Рыльский был произведён в новый для себя чин, став первым* русским генерал-бригадиром. Кроме того, из подчинённых ему драгун теперь нужно было набрать две сотни человек для обучения пушкарской науке. А его отряд, по указу государя и совету Вольского, теперь стал называться бригадой - казалось, Никита Иванович был более чем настроен на всяческие нововведения. И это нравилось далеко не всем среди его окружения. На прошедшем в конце лета в Москве Земском Соборе, посвящённом принятию в подданство Войска Запорожского и войне с Польшей, это стало ясно окончательно. Пусть никто не выступил против царя открыто, но глухой ропот среди бояр и представителей церкви, недовольных европейскими замашками государя, был ясно слышен.
Далее события только набирали свой ход, предвосхищая сюжет предстоящей войны. В конце недели в Путивль прибыл глава Посольского приказа со многими людьми. Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин встречался с польским посольством, которое не пустили далее Могилёва, задержав в этом пограничном городе Руси и заставив ждать ответа из столицы. Получив наказы от царя, Ордин-Нащёкин всё же встретился с посланцами короля, выслушав их предложения. Ян Казимир, стремясь предупредить вступление Руси в войну на стороне мятежных казаков и черни, предлагал царю удовлетвориться Левобережьем Днепра, вплоть до татарских владений. Кроме того, король надеялся заключить с Москвой анти-шведский союз, предлагая и Киев с округой. Однако Ордин-Нащёкин, всячески затягивая переговоры, так и не дал полякам ответа ни по одному из пунктов мирных соглашений. Посольство уехало в Варшаву несолоно хлебавши. А тем временем, двигаясь от Смоленска, к Шклову уже подходила двадцатитысячная армия князя Хворостинина и боярина Бутурлина, состоящая исключительно из полков нового строя, которыми командовали европейские офицеры. Кроме того, в её составе было несколько рот наёмников из немецких земель, принадлежащих Дании. Целью армии был захват Минска и Вильно и выход к Неману. Вторая армия, численностью более тридцати двух тысяч воинов, включая стрелецкие полки и ополчение, подходила к Стародубу, имея своей задачей выдвижение к Турову через Гомель, чтобы там ожидать дальнейших приказов от государя. Командовали ей князь Черкасский и князь Барятинский. Третья армия, князя Трубецкого и боярина Шереметева, численностью более тридцати пяти тысяч воинов, подходила к Чернигову, куда вскоре убыл и Никита Иванович, оставив Рыльскому необходимые распоряжения и письменные приказы. Эта армия, пополнившись казаками запорожского гетмана Богдана Хмельницкого, имела приказ войти в Киев. В её же составе должна будет действовать и бригада генерала Христофора Рыльского. Кроме того, на Белгородской засечной черте более двенадцати тысяч воинов армии старого образца под началом Григория Ромодановского надёжно перекрывали татарам возможные пути на Русь.
А в Путивле тянулся за днём, всё больше холодало. Постепенно подваливало снега, что не мешало проводить учения канониров, благо недостатка в порохе и фураже для лошадей не было. Время, проведённое в монастыре до того момента, как вместе с отрядом драгун в Путивль пришёл приказ выдвигаться берегом Сейма, а затем и Десны к Чернигову, прошло недаром - всадники генерал-бригадира Рыльского и воины Вольского достигли того уровня взаимного понимания, который, несомненно, может сыграть решающую роль и на марше, и в бою.
*Завоеводчик - товарищ, помощник воеводы. В современной терминологии - заместитель.
*Первым генералом на русской службе в реальной истории стал шотландец Авраам Ильич Лесли в 1654 году.
Чернигов-Киев. Декабрь 1652.
Пополнив обоз местными ополченцами, бригада Рыльского, пройдя заснеженными берегами Десны, несшей к Днепру свои тёмные, свинцового цвета воды, вскоре достигла лагеря русской армии. Расположившись на левом берегу Днепра, близ устья Десны, войско готовилось к переправе. Первые известия об успехах русского оружия пришли в ставку государя с северо-западного направления - гонец привёз письмо от воеводы Потёмкина. Его полк, вышедший из Себежа, приступом взял две крепости на Двине - Друю и Динабург, приведя жителей оных городов к присяге русскому государю. После чего, оставив в крепостях по сотне драгун, а также мужиков из новгородского ополчения, полк Петра Ивановича принялся преследовать бежавшего противника и подошёл к Кукейносу, занятому поляками у шведов семь лет назад. После недолгой осады, город сдался на милость победителя. В обратном письме Никита Иванович похвалил Потёмкина, пообещав наградить, а покуда приказал стоять в Кукейносе и отражать возможные попытки врага вернуть себе крепость. Кроме того, царь приказывал ласково обращаться с горожанами, не чиня им никакого зла.
Пополнившись казачьими отрядами Богдана Хмельницкого и проводив двадцатитысячное войско наказного атамана Ивана Золотаренко, отправленного под Гомель на соединение с князем Черкасским, армия Трубецкого оставила Чернигов и подошла к Днепру. Государь Никита Иванович со свитой находился среди войска, претерпевая все трудности похода. На недавнем собрании в Чернигове, царь ознакомил гетмана и его людей с грамотой патриарха Стефана, бывшего духовного отца преставившегося Алексея Михайловича, едва ли не насильно избранного на патриаршество. В ней иерарх объявлял богоугодной и священной борьбу против католиков, попирающих православие и насильно совращающих православных христиан в преступную унию.
- И всех вас, православных христиан, да помянет Господь Бог во царствии Своем! - звучали слова послания патриарха Стефана в палатах Троицко-Ильинского монастыря, где остановился самодержец.
После прочтения грамоты патриарха Никита Иванович передал благословение Стефана русским и казацким воеводам, отдав приказ на занятие Киева. Вскоре были устроены наплавные переправы через реку и армия, возглавляемая государем, вошла в древний русский город, встречаемая восторженными горожанами. Из Киева между тем бежали не только поляки, коим не чинили к этому препятствий, но и небольшая часть духовенства, возглавляемая киевским митрополитом Сильвестром Коссовым, пыталась покинуть город. Однако возок митрополита был остановлен казаками и вскоре Коссов предстал перед царём и был вынужден признать не только единение Гетманщины с Русью, но и верховенство Московского Патриархата. Воеводы, тем временем, совещались со своими казацкими товарищами по поводу дальнейших действий, имея в виду армию Стефана Чернецкого и Петра Потоцкого, приближавшуюся к Киеву со стороны Винницы. Стон стоял по всей Подолии - там, где проходили польские силы, ветер разносил лишь пепел сгоревших жилищ и стыли в снегу тела - воеводы Речи Посполитой хотели утопить восстание в крови мятежного народа, заставить его склонить непокорные чубатые головы и повиноваться польской воле. Хмельницкий оценивал польские силы более чем в сорок тысяч воинов, он же предлагал Трубецкому дать врагу сражение под Киевом, надеясь на численное превосходство объединённой русско-казацкой армии перед поляками. Однако гетман, предлагая ожидать неприятеля на месте, не принимал во внимание донесения о татарских ордах, что могли уже скоро пойти к Киеву на соединение с армией Речи Посполитой. Трубецкой же предлагал идти к Белой Церкви и ожидать противника там, чтобы не дать татарам возможности соединится с ляхами. А в Киеве Алексей Никитич предложил оставить подошедшего к днепровской переправе от Курска с тремя стрелецкими полками и десятью ротами рейтар боярина Никиту Одоевского. Государь Никита Иванович поддержал своего большого воеводу и спустя некоторое время южная армия, оставив на попечение киевских монахов своих заболевших воинов, ушла на юго-запад, постоянно пополняясь в пути местными ополченцами. У Белой Церкви авангард армии был остановлен отрядом винницкого полковника Ивана Богуна. Полковник, несколько дней сдерживавший у Винницы передовые польские силы, при подходе основного войска Потоцкого и Чарнецкого был вынужден с боями прорываться на восток. Показывая отчаянную отвагу и умелое командование, Богун, сохранив более половины численности своего отряда, отошёл к Белой Церкви, где принялся собирать разрозненные отряды охочекомонных*.
Воевода князь Трубецкой, предоставив на военном совете слово Ивану Богуну, с яростью настаивавшему на скорой битве с поляками, с которым согласился и Богдан Хмельницкий, упрочил своё решение дать решительный бой противнику, прежде чем татары придут на помощь полякам. Уже вскоре после совета воеводы и казацкие старшины отправились на изучение местности с целью выбора наилучших позиций для расположения полков.
* Охочекомонный - конный казак-доброволец.
Несколькими днями позже
Бух! Ворота, ведущие во двор дома, в котором квартировали Ян Вольский и Христофор Рыльский, с шумным треском захлопнулись. Послышались крики всполошённой посреди ночи дворни, лошадиный храп и визг собаки, которую, верно, огрели кнутом. Подняв голову со скрещенных на поверхности стола рук, Ян быстро умылся из стоявшей рядом плошки, пытаясь сбросить дремоту. Добавив яркости еле горевшему фонарю, он повернулся лицом к двери, положив на стол револьвер.
На улице, наконец, успокаивалась бушевавшая уже сутки метель, затих и порывистый ветер, ещё днём валивший с ног. Вольский, зевая, потянулся, оглядывая светлицу - Пахом заворочался на лавке у входа, проснувшись вслед за полковником, два стрелка из охранения храпели на полатях. Таких и из пушки не разбудишь! Послышался шум в сенях, топот каблуков и надсадный кашель. Дверь отворилась, и в жарко натопленной светлице повеяло холодом. Рыльский вернулся с военного совета поздней ночью и, сбросив на лавку заснеженную шубу и шапку, широкими шагами подошёл к печи, открыв заслонку, после чего принялся растирать ладонями закоченевшие щёки. За генерал-бригадиром в помещение вошёл и майор из штаба бригады, который, не раздеваясь, устало присел на лавку напротив вскочившего на ноги даура.
- Что нового, Христофор Фёдорович? - Вольский, не приглашённый на совет из-за малого круга его участников, ожидал Рыльского, не ложась спать. - Долго стоять на позициях ещё будем?
- Уж недолго осталось, Ян Игнатич! - откашлявшись, прохрипел гусарский полковник. - Ляхи в Погребище стоят, люд оттуда почти что весь сбёг ишшо в прошлую седьмицу. Эх, запалить надо было...
- Запалить, - протянул Вольский, покачав головой. - А где им жить потом?
Рыльский не ответил, бросив быстрый недоуменный взгляд на своего товарища.
- Трубецкой приказ дал казачкам - проведать ляхов да осмотреть пути, что сюда ведут...
- Так пускай и пара моих людей с ними отправятся! - воскликнул Ян, отчего проснулись и стрелки на печи.
- Они уж, верно, ушли, - махнул рукой Христофор. - А я смекаю, что Чарнецкий к Днепру рвётся, чтобы войско Трубецкого или порубать, или в реку загнать!
- А то! Пусть рвётся, - усмехнулся Вольский. - А мы тут стоять будем. Ещё чего хорошего было на совете слышно?
- Да! Узнал я добрые вести, что из Москвы пришли, - заговорщицки склонился к Вольскому генерал-бригадир, дыхнув кислым винным перегаром. - Набольший воевода говорил, будто свеи заедно с нами будут и скоро в пределы польские вторгнутся. Так что...
- Что? - произнёс Ян с интересом.
- Теперь самое верное время для победы будет! - возбуждённо заговорил военачальник. - Коли всё ишшо и с умом сделать!
Так прошло ещё несколько дней, наполненных ожиданием скорого боя. В воздухе витало его предчувствие, неминуемость битвы заставляла снова и снова проводить совместные тренировки гусарии Рыльского и конноартиллеристов Вольского. Христофор словно внял тезису сибирца о силе пушечной стрельбы и её особого влияния на общий ход сражения. Окрестные пространства были объезжены вдоль и поперёк, берега покрывшейся льдом Роси изучены досконально, а местные селяне, особенно юнцы, всегда сбегались поглазеть на упряжки, что тянули пушки на возках.
Посланный на разведку отряд казаков не возвратился ни через оговоренное время, ни неделей позже. А вскоре, когда даже у Вольского, казалось, иссяк воинский пыл и полковника начала одолевать хандра, в расположение бригады прискакал десяток драгун из полка, стоявшего в деревнях в нескольких верстах ниже по течению Роси. Полком тем командовал бывший новгородский воевода Семён Урусов, удалённый от двора новым государем, он и отправил гонцов в ставку Трубецкого с сообщением о нападении на него польских сил.
- Несметно ляхов! - кричали драгуны, нахлёстывая коней, спеша к городу. Вертелись ржущие кони, вставая на дыбы. - Семён Андреич помочи требует!
- Ишь ты, требует! - усмехнулся Рыльский, глядя на восходящее над Росью солнце. - Верно, передовой отряд его атаковал, а тот и струхнул, привыкши в покое пребывать.
- Эко ты, Христофор Фёдорович! - воскликнул Вольский, сердце которого снова привычно заколотилось. - Всё одно сотоварищу помогать надобно!
Для изготовления бригады к движению потребовалось совсем немного времени по меркам самого Рыльского, безмерно гордого отличным состоянием своего войска, пополнившегося несколькими отрядами казаков и пятью ротами рейтар немецкого строя, составлявшими арьергард бригады. Впереди и по флангам колонны двигались казачьи разъезды, охраняя бригаду от неожиданного столкновения с противником на марше. Однако первыми были встречены остатки полка Урусова, отходившие к Белой Церкви - пусть и потрёпанные, со многими ранеными на санях, но сохраняя порядок, с развевающимися штандартами. Князь Урусов также был положен в сани - пуля врага задела ему плечо, нанеся рваную и кровоточащую рану. Вольский немедленно приказал своим медикам обработать рану воеводы.
К Рыльскому подъехал молодой драгунский офицер, командовавший остатками полка. Представившись капитаном Андреем Лиховским, он доложил, что его полк был атакован внезапно, на рассвете.
- Ляхи сбили наши заслоны на берегу Роси... - пояснял Лиховский, а Рыльский хмурил брови и недовольно качал головой.
Тем временем семитысячный отряд Михала Казимира Радзивилла, шедший впереди основного войска и имевший своей целью подготовить безопасный проход основной армии Чарнецкого до Белой Церкви расположился на кратковременный отдых в трёх близко стоящих деревнях, где ещё недавно квартировали русские драгуны. На следующее утро Радзивиллом был запланирован поход до южного предместья города, где по докладу перебежчиков, находилась часть вражеской артиллерии, а также гусарский полк и некоторое количество казаков. Михал решил, что иного и желать ненужно - заняв предместье и захватив пушки, он наилучшим образом исполнит приказ Чарнецкого. Проведя совещание с высшими офицерами своего войска, Михал, не снимая шубы завалился спать на неказистые крестьянские лавки, составленные одна к другой и застеленные овечьими шкурами. Как сказал изловленный за сараем хозяин дома, ранее на этом ложе почивал русский князь.
- А теперь тут буду почивать я! - рассмеялся тогда Михал, дал знак жолнежам и те отвесили старому крестьянину хороших пинков, выгнав его за околицу вместе с остальными селянами, из тех, что не ушли с русскими драгунами. Едва воевода растянулся на лавках, как тут же провалился в глубокий сон, тяжёлый и безгрезный. До сего момента за двое суток марша он едва ли на пару часов сомкнул глаза, а потому приказал не тревожить его сон по пустякам.
Но уже вскоре, к вящему негодованию Михала, покой его был нагло потревожен.
- Ясновельможный пан! Пан воевода! - придерживая шапку у груди, молодой поручик осторожно, но настойчиво пытался разбудить Радзивилла.
- Разрази тебя гром, пся крев... - пробормотал воевода, бессмысленным взором воспалённых глаз оглядывая светлицу. - Чего надо, Игнаций?!
- Пане добродзею, русские! - утерев со лба обильно выступающий пот, выпалил поручик. - Приближаются с северо-востока! Я только что вернулся с дозора!
- Русские? Неужели им показалось мало? - усмехнулся Радзивилл, поднявшись таки с лавки и подняв с пола глиняную флягу с остатками разбавленного вина. - Княжеские драгуны хотят ещё тумаков?
- Это не драгуны, пан воевода! - поручик указал на слюдяное оконце. - Это гусария!
- Не смеши меня, Игнаций! Откуда у русских может быть настоящая гусария? - наставительным тоном проговорил Михал, с сожалением вставая со своего ложа. - Зови ко мне Иштвана, да побыстрее!
- Он грозился атаковать их! - выпрямил спину поручик.
- Вот дурень! Нельзя лезть в реку, не зная броду! Чёртов наёмник! - заругался Радзивилл. - Прикажи готовить мне лошадь, Игнаций!
Магнат Радзивилл степенно вышел на двор, где его в полной готовности ожидал небольшой отряд крылатых гусар, облачённых в рысьи шкуры поверх доспехов - приближённая дюжина Михала. Игнаций тут же подвёл ему коня к крылечку и вскоре всадники, выбивая копытами коней слежавшийся снег, устремились прочь со двора, пролетая через покосившиеся ворота. Вокруг всадников царила суматоха - отовсюду раздавалось лошадиное ржание, громкие вопли офицерских приказов, то и дело повторяющиеся призывные звуки труб и лязг железа. Стороннему взгляду показалось бы, что вокруг царило беспокойное смятение, но вот захлопали на ветру штандарты и стяги, затрепетали прапоры с крестом на гусарских пиках и вскоре один за другим объединившиеся в отряды всадники выезжали на свободное пространство покрытых снегом полей. Туда же направлялись польские и венгерские пехотинцы, немецкие наёмники. Часть войска Михал оставил в селениях, другую часть отправил на фланги, чтобы упредить возможные атаки русской кавалерии.
- Пан Михал! - скаля белоснежные зубы, воскликнул Иштван Эрдели, командир венгерских наёмников, сидя на гарцующем жеребце словно влитой. - Дозорные не ошиблись! Перед нами остатки драгунского полка и гусары князя Рыльского! Хотя какие это гусары, чёрт возьми?! - рассмеялся венгр. - Боярское ополчение, холопы!
- Не верю, Иштван! - пристально глядя в увеличительную трубу на разворачивающихся в боевой порядок русских кавалеристов, мрачно прокричал Радзивилл.
- Чему не веришь? - удивился наёмник, мигом успокоив животное.
- Русские что-то задумали, иначе, зачем они пришли сейчас? - не отрывая взгляда от окуляра, ответил Михал. - Перед нами никак не более трёх тысяч воинов, у нас же более чем в два раза больше...
- Ты ищешь загадки там, где их нет, друг! - воскликнул венгр. - Атакуй! Этот Рыльский пришёл отомстить за князя! И он готов умереть, неужели ты откажешь ему в этом одолжении? - Эрдели рассмеялся, запрокинув голову, и посмотрел на воеводу, оправляя роскошные усы.
Радзивилл ничего не ответил. Подобрав светлые, вьющиеся волосы под шапочку-подшлемник, он не спеша водрузил на голову гельмет с козырьком и обернулся на своё воинство.
- Вот это дело! - задорно выкрикнул Иштван, хлестанув коня плёткой, он поскакал к своему отряду.
По знаку воеводы трубачи в сей же миг принялись наигрывать сигнал - гусары подобрались, лошади заволновались, услышав знакомую команду. Михал тронул поводья и послушный конь неторопливо тронулся. Вслед за ним последовала и остальная масса доспешных всадников, за спинами которых трепетали крылья из орлиных и гусиных перьев. Следовавшие за конными отрядами пехотинцы с завистью смотрели на гордость Речи Посполитой - олицетворение её мощи, таранной силы, для которой нет преграды. А между тем, там впереди, перед опушкой перелеска, темневшие ряды русской кавалерии продолжали проводить перестроения, всё никак не сподобясь выстроить нужный порядок.
'Странное дело', - подумал Михал, убрав увеличительную трубу в футляр.
Он был уверен в том, что противник ведёт себя совсем не так, как должен. Они до сих пор не изготовились к бою, хотя имели достаточно на то времени. А что может быть хуже на войне, чем непонимание поступков врага? Передние ряды кавалеристов неприятеля стояли недвижной и безмолвной стеной, а сзади них продолжалось постоянное движение, мелькали знамёна и топорщились пики.
'Почему они не разгоняют коней для атаки? Ведь сила атаки всадников состоит в мощи их слитного удара. Кавалерист, пребывающий в покое обречён...' - одна за одной мелькали мысли в голове Радзивилла.
Расстояние между сторонами сокращалось и вскоре пришло время переходить на рысь - ряды гусар немного расширились, фланги подались чуть вперёд. Михал напряжённо смотрел вперёд, на своего врага и врага Польши. До сего момента он ещё не скрещивал сабли с русскими, а только слушал бахвальство старших. Магнаты всё ещё считают армию Московии сбродом, причём полагают это искренне. Не научила их Смоленская война уважать противника. А ведь времена дедовские - Смуты московской, давно прошли. Помимо самого Смоленска русские отняли у Речи Посполитой Чернигов, Полоцк и прочие древние города, а теперь зарятся на Киев, поддерживая казацкие мятежи. Бросив взгляд направо, воеводы увидел лихого Иштвана, подбадривавшего своих офицеров, скачущих рядом.
Атакующая кавалерия перешла в лёгкий галоп, и только сейчас Радзивилл поверил, что русский воевода полный болван, если он попадёт в плен, то он его, возможно, даже не повесит, а просто выпорет и прогонит прочь. Но что такое? Магнату показалось, что ветер донёс до его ушей звуки сигнальных труб врага. Ряды их дрогнули и подались вперёд. Поздно, олухи! Михал со звоном вытащил из ножен саблю и издал пронзительный свист. Атака! Радзивилл исподлобья смотрел вперёд, щурясь от холодного ветра.
- Матерь Божья... - прошептал он вдруг, увидев что передние ряды русской кавалерии разошлись в стороны, словно створки ворот, явив скрытые за собой пушки, десятки пушек! Михал понял, что русский воевода его обхитрил, словно ушлый торговец деревенского простака. Нутро поляка похолодело - одно дело врубаться в ряды не готового к сшибке противника, а совсем иное нестись навстречу гибельной картечи. Отворачивать в сторону? Продолжать атаку? И так, и эдак, уже не избежать пушечного огня, а значит, только вперёд!
- Самое время... - с холодным безразличием прошептал Радзивилл, зажмурившись и ещё ниже склонив голову, когда услышал как грозно и раскатисто зарявкали русские пушки.
Повезло Михалу, картечь счастливо миновала его на этот раз. Но не улыбнулась судьба другим - со сдавленным криком слетел с коня трубач Мацей Журавский, не видно стало справа Игнация Пыха, поручника его приближённой хоругви. Атака продолжалась, и кони неслись вперёд, переходя на полный галоп. Тяжёлая сабля Радзивилла пела на ветру, Михал уже различал вражеских канониров, копошившихся у орудий - ещё немного и они будут изрублены, осталось лишь...
Но тут раздался второй залп - русские перезарядили орудия с дьявольской быстротой. Рядом с Михалом снова падали наземь его товарищи, в том числе и Иштван Эрдели, вылетевший из седла и закувыркавшийся в снегу.
- Дьявол! - сдавленно закричал Михал, неужели они сподобятся и на третий залп?!
Воеводе перестало хватать воздуха, во рту пересохло. Надо отворачивать! Иначе картечь сгубит слишком многих! Грянул третий залп! Сигнал одинокой трубы резко прервался, повалились на снег знаменосцы и немногие остававшиеся в сёдлах офицеры, отовсюду раздавался шумный треск ломаемых пик - первые ряды атакующей гусарии оказались подчистую выкошены. Атака поляков захлебнулась. И некому даже подать сигнал к отступлению! Радзивилл с яростью замахал саблей над головой, натягивая поводья другой рукой. Михал пытался направить коня в сторону - нужно успеть уйти из-под обстрела... Вдруг сильный удар в кирасу покачнул его в седле, резкая боль пронзила всё тело, заставив зажмуриться и со стоном выдохнуть...
- Матка Боска...
***
- Ай! Попал, Северьян! А офицеров-то боле и не видать! - с восторгом выкрикнул молодой артиллерист, наблюдавший в бинокль за тем, как знатный поляк свалился таки с коня в снег.
Стрелок довольно ощерился и снова прицелился, ища новую жертву.
Четвёртый залп был выпущен уже вдогонку удиравшей с поля боя крылатой гусарии.
- Воистину, артиллерия - Бог войны! - приосанившись в седле, проговорил Яну Христофор Рыльский.
Наблюдавший за сражением с опушки, он убрал увеличительную трубу в футляр и вытащил из ножен венгерскую саблю, воскликнув с радостью:
- Но теперь и наше время подошло! Трубить атаку!
- С Богом, товарищ генерал-бригадир! - напутствовал его Вольский. - А я уж за вами!
Призывно звучат трубы и рожки - ожидавшие своего часа русские кавалеристы начинают разгонять своих коней, объезжая заваленное и живыми, и мёртвыми лошадиными и людскими телами, поле с обеих сторон. Тысяча гусар, поддержанная отрядом запорожцев и драгунскими ротами, бросаются на бегущего врага. Множество рассеянных своей же кавалерией пехотинцев полегло под гусарскими и казачьими саблями, устлав телами заснеженные луга. Изрублены были и многие из тех польских гусар, чьи кони были уставшими, а то и ранеными. Казаки на лёгких и резвых лошадях, настигая врага, с лютой ненавистью бросались скопом на каждого всадника. Но всё же часть крылатой гусарии успела избежать гибели, укрывшись в деревнях за составленными повозками, загородившими дорогу, из-за которых торчали мушкетные стволы и пики.
- Стой! - Рыльский приказал трубить отход, чтобы дождаться артиллерии.
Кавалеристы блокировали винницкую дорогу, предоставив врагу пути отхода по ненадёжному льду реки и оврагам.
Совсем скоро к первому селению прибыли четыре батареи гаубиц-единорогов. Заложив крутой вираж, упряжки остановились в нескольких сотнях метров от последнего оплота поляков. Слаженные действия ездовых и канониров, доведённые до автоматизма долгими тренировками, позволяют открыть огонь едва ли не тут же. Звучат доклады:
- К стрельбе готов!
- Огонь! - глухо рявкают гаубицы, изрыгая на врага пудовые бомбы.
- Недолёт! - канониры, скорректировав угол стрельбы, продолжают обстрел. Одна из повозок развалилась от прямого попадания бомбы. Другая упала прямо в построение пикинёров, буквально разметав их. Бомбы падали одна за другой, создавая хаос и панику среди защищавшихся. Вскоре к русским были отправлены первые парламентёры - венгерские и немецкие наёмники первыми предпочли сдачу в плен бесславной гибели. Остатки же польских гусар, а также немецкие рейтары, решились на прорыв. И это им почти удалось, ведь судьба благоволит смелым и отважным. Связав боем легковооружённых казаков и драгун, сотня гусар ценою своей гибели позволила остальным благополучно ретироваться. А к вечеру спешившиеся драгуны и казаки зачистили селения от последних поляков, после чего бригада встала лагерем в пустых жилищах. В тот же вечер Рыльский отправил составленную им грамоту с описанием боя в Белую Церковь, дабы известить воеводу князя Трубецкого о победе.
Разгром был полный и страшный для поляков. Войско Михала Казимира Радзивилла, авангард армии Стефана Чарнецкого, перестало существовать - до своих добралось менее полутора тысяч воинов, раненых, изнурённых, лишившихся штандартов и совершенно деморализованных. Многие хоругви крылатых гусар исчезли навсегда. Слова же выживших после бойни на Роси произвели на воевод должное впечатление. В тот же день Чарнецкий и Потоцкий после долгих споров и взаимных упрёков решили отойти к Виннице, с тем, чтобы, заняв оборону, дожидаться войска крымского хана. Отправив гонцов в Варшаву и к татарам, армия повернула назад.
Глава 8
Пернов - Аренсбург, Эзельское воеводство. Март 1653.
Первый весенний месяц выдался вьюжным и многоснежным, а кроме того, весьма холодным, словно зима и не уходила вовсе. И пусть световой день частенько радовал солнечной погодой, ночью непогода начинала буйствовать по полной программе. В один из таких тёмных вечеров, когда ледяной ветер, дувший со стороны моря, валил с ног, свистел в ушах и снежным крошевом вышибал слёзы из глаз, через таможенный пост со стороны Феллина к Пернову проехал представительный караван. Когда крытые возки въехали на освещённый прожектором двор поста, из переднего выскочил молодой парень в ладно скроенном, отороченном мехом полушубке и предъявил проездную грамоту. Прочитав оную за огромным столом в караульной, капитан-таможенник сделал запись в журнале учёта о том, что такого-то дня и месяца по указу государя русского Никиты Ивановича Романова с Руси проехал дьяк Посольского приказа Илларион Дмитриевич Лопухин, который целью проезда имеет встречу и переговоры с эзельским воеводой Лазарем Мироновичем Паскевичем.
- Э-э... - начал было парень, записанный в книгу как приказной подъячий Артамон Матвеев, - встреча сия тайная, и огласу никак быть не должно...
- Таковы правила, - помахивая над засыхающими чернилами листом плотной бумаги, сухо прервал его капитан, нахмурившись. - Никто не проведает сих записей, а учёт должон быть. Приказ воеводы на то имеется.
- Добро, - кивнул гость, поднявшись со стула. - Стало быть, нам мочно путь далее держать?
- Без сомнения, - топорща усы, отвечал таможенник. - Токмо я выделю вам сопровождение до Пернова, а для начала справлюсь у господина дьяка о его здоровье.
Заночевав в Пернове, наутро караван продолжил свой путь на запад, и вечером следующего дня, отдохнув в Вердере, дипломаты продолжили свой путь по льду Моонзунда. Ещё через двое суток дьяк Лопухин въехал в Аренсбург, встреченный воеводой Паскевичем у восточной окраины города. Лазарь пригласил дьяка на переговоры не в замок, как было доселе заведено, а в зал приёмов городского совета, что находился в одном из лучших зданий столицы воеводства. Разговор проходил в узком кругу - за резным дубовым столом находились лишь четверо - помимо главных лиц, подьячий Матвеев вёл запись беседы для царя, а Сергей Бекасов выполнял аналогичную работу для ангарского архива, созданного профессором Радеком на базе университетской библиотеки.
- Титулование государя моего теперь отличия имеет от прежнего, - для начала пояснил дьяк Лопухин. - И впредь должно включать завоёванные русским оружьем города и земли.
- Самодержец... Государь Киевский... Великий князь Литовский... - Паскевич внимательно прочитал шапку предложенной Илларионом грамоты, не выражая ровным счётом никаких эмоций. - Ясно, с сего дня изменим титуляцию. Ну а теперь о деле, Илларион Дмитриевич... - предложил воевода.
- Государь мой послал меня на Эзель, дабы упредить о свеях - по весне они вступят в войну с ляхами...
Дьяк замолчал, ожидая реакции Паскевича, но тот внимательно смотрел на гостя, ожидая его дальнейших слов.
- Что не токмо поможет государевым воеводам, но, однако же, сулит и всякие расстройства нашей политики в литовских землях. Магнаты литовские могут избрать себе корону шведскую, сим расстроить договор наш, в Нарове учинённый, и привести Русь к новой войне с королевством.
- Да, интересы Польши, Швеции и Руси сильно переплетены и сложны безмерно. И с устранением одной из сторон сложности не уменьшится, - проговорил Паскевич. - Однако же, коли есть возможность ослабить Речь Посполиту, делать сие надо раз и навсегда. Не растягивая... Но, Илларион Дмитриевич, какова наша роль? Что государь русский желает от воеводства нашего?
- Государь просит вас войти в герцогство Курляндское и выгнать поляков, дабы оное не подверглось непременному нашествию шведскому и не досталось короне. Ваш договор с королём датским защитит вас от гнева канцлера.
- Вот как... - чуть наигранно удивился Лазарь, переглянувшись с Бекасовым.
- Расширение владений королевства шведского в Ливонии недопустимо, - Лопухин повторил заученную, видимо, в царских палатах фразу. - Рига должна оставаться в окружении земель, не подвластных короне. Но ежели в герцогство войдут полк воеводы Потёмкина и новгородское ополчение, то канцлер шведский никак не согласится на оное. А коли Митава станет вольной от власти ляхов, то это устроит всех.
- Великий государь Никита Иванович мыслит верно, - заметил воевода эзельский. - Да только вот будет ли согласен герцог Кеттлер?
- Для оного я и прибыл сюда, - ответил дьяк. - Знаю, что Эзель находится в дружеских отношениях с герцогом...
- В политике дружбы не бывает, - сухо произнёс Паскевич. - А вот интересы присутствуют. И если герцог сочтёт, что его интересы не будут задеты, а выгод прибавится, то он вряд ли будет против.
- Государь мой и том позаботился, - кивнул Лопухин. - Выгод для герцогства без сомненья токмо прибавится.
- Хорошо, коли так, - с расстановкой проговорил Паскевич. - Теперь надо изучить их, дабы знать, о чём речи с Кеттлером вести. А уж потом, Илларион Дмитриевич, путь в Митаву продолжим вместе.
Герцогство Курляндия, Бауск - Рундале. Три недели спустя.
Небольшой городок Бауск стал тем местом, где сошлись в единое войско несколько отрядов, изгонявших поляков из пределов Курляндии. Войско герцога насчитывало почти две тысячи пехотинцев, главным образом стрелков, вооружённых отличными голландскими мушкетами, несколько рот драгун и около шести десятков разнокалиберной артиллерии, сильно сдерживавшей передвижение солдат. Аренбургский полк и две роты эзельской морской пехоты под началом Сергея Бекасова прошли Курляндию с запада - от Виндавы, на юго-восток, к слиянию рек Мемель и Мусса. Четыре сводные роты эзельской кавалерии и большая часть батальона Саляева, осуществлявшего общее руководство операцией, вошли в предместья Бауска с юго-запада, пройдя вдоль польской границы. Из артиллерии отряд Саляева имел только миномёты, для которых оставалось ещё около полусотни выстрелов. За время очищения герцогства от польского присутствия произошло несколько мелких стычек со шляхетским ополчением да небольшими отрядами солдат Речи Посполитой, в которых решительно действующие союзники добивались быстрых и полных побед. Единственное затруднение возникло при занятии Кеттлером Пильтенского епископства. Расположенный на северо-западе герцогства, округ Пильтена формально принадлежал Варшаве на протяжении последних тридцати лет, но Якоб не оставлял мысли вернуть Курляндии эту область. И вот, после попытки подавления в Пильтене народных волнений, вызванных слухами о скором изгнании поляков, Якоб фон Кеттлер отдал приказ занять пильтенскую область.
Отправляя солдат в Курляндию, эзельский воевода Паскевич не оставлял, однако, свои земли без защиты от возможных провокаций шведов. Лазарь Миронович имел под своим началом сформированный им Перновский полк, две роты ангарских стрелков, артиллерию, в том числе пушки, снятые на зиму с кораблей, а также кавалерийский отряд князя Бельского и местных ополченцев. Кроме того, не без основания воевода надеялся и на договор с Данией, определявшей теперь политику на Балтике. Заключённый ещё при прежнем короле Кристиане, он был без проволочек подтверждён и новым королём - Фредериком. Занимавший прежде должность наместника в присоединённых к Дании северогерманских землях Фредерик после смерти своего старшего брата Кристиана был вызван из Бремена в Копенгаген. Проведя несколько лет при дворе, наследник вместе со всем своим народом оплакал и смерть отца - короля Кристиана, при жизни получившего эпитет Великого, который оставил ему державу, находящуюся на пике своего могущества. Судьба послала ему испытания на первый же год правления - но Фредерик, получивший отличное образование и большой опыт управления, сумел с ними справиться. Первым делом он заключил союз с голландцами, недовольными притеснением своей торговли англичанами, а также Навигационным актом, принятым английским парламентом. Датский флот под командованием адмирала Бьелке вскоре был послан к берегам Альбиона, где действовал совместно с флотом Голландии. Союзники нанесли англичанам несколько чувствительных поражений, принудив Лондон к выгодному для них миру. Особенным искусством морского боя в этих столкновениях отличился голландский флотоводец Михель де Рёйтер.
Достигнув курляндского берега по льду замёрзшего Ирбенского пролива и миновав земли ливов, Паскевич и Лопухин вьехали в Виндаву, где на встрече с местным бургомистром попросили аудиенцию у герцога. Гостей с Эзеля герцог принял в родовом замке Голдингена. Кеттлер выглядел неважно, с явным трудом пытался соблюсти этикет, а когда закончилась официальная часть, он устало развалился на отчаянно заскрипевшем диванчике, с досадой откинув в сторону лежавшую там подушку. Паскевичу стало даже немного жаль этого незаурядного, в чём он успел убедиться, человека. Воистину - не позавидуешь положению герцогства, зажатого между тремя державами, каждая из которых имела свои виды на Курляндию! Якоб, как мог, старался отвести от лелеемого им герцогства чужую войну, понимая, что это может разрушить всё то, что он сделал за время нахождения у власти. Потому он и посылал посольства к шведскому канцлеру, польскому королю и русскому царю с просьбами принять к сведению его нейтралитет. Кроме того, в Москву из Митавы за прошедшие года было снаряжено два посольства, но их постигла неудача - первое, отправленное ещё шесть лет назад, не смогло миновать Полоцка. Местный воевода не пропустил курляндцев под началом Фридриха Иоганна фон дер Рекке далее, основываясь на отсутствии дипломатических сношений Москвы с курляндским двором при прежних герцогах. Второе посольство было отправлено три года назад, но и оно потерпело неудачу, так и не достигнув русской столицы. И лишь с началом русско-польских трений герцогство заинтересовало Никиту Романова - в первую очередь своими отличными верфями, с которых каждый год сходило до десятка кораблей. Выслушав дьяка Иллариона Лопухина, Якоб узнал о намерениях русского царя, то, показалось, он воспринял их с удовлетворением и даже облегчением. Шведы также не оставались в стороне, подготавливая себе плацдарм для вторжения в польские пределы. Незадолго до аудиенции у герцога канцлер Курляндии Мельхиор фон Фелькерзам сообщил гостям, что всего неделю назад Митаву покинул рижский наместник, весьма в жёстких тонах продиктовавший волю Стокгольма - на время ведения войны флот и армия Курляндии передаются в ведение шведских военачальников, а само герцогство должно будет принять шведский протекторат. Поляки же, чьим владением, собственно, покуда и была Курляндия, никакой помощи не обещали, лишь требуя от герцога, согласно вассальной зависимости, денег и солдат. Поэтому предложение русского царя о признании Курляндии самостоятельным государством и возможная помощь Митаве в будущем были наиболее предпочтительным вариантом для Якоба фон Кеттлера. Чуть повеселевший Якоб, не откладывая дело в долгий ящик, принялся за снаряжение очередного посольства в Москву. Возглавивший его барон фон Фиркс получил от герцога самые широкие полномочия на заключение договоров с государем русским. Дьяк Лопухин, довольный полным успехом своей миссии, с готовностью предложил Кеттлеру сопроводить Георга фон Фиркса до самых царских палат. Пока же Илларион Дмитриевич советовал герцогу держаться эзельцев, союзников датского короля.
Аренсбуржцы, вместе со сведёнными на берег морскими пехотинцами, приданными им в усиление, квартировали в Рундале, который находился западнее Бауска на десяток с небольшим километров. Солдаты расположились в замке семейства барона фон Гротхуса и в селении, что окружало это строение, более походившее на укреплённую казарму с невысокой башенкой. Поначалу местные жители отнеслись к появлению эзельцев более чем настороженно, многие так и вовсе похватав детей и пожитки, бросились в лес, стоявший стеной вокруг поселения и на берегах Ислицы - речушки, разделявшей Рундале. Однако вскоре, увидев, что чужаки не занимаются привычным для них грабежом и насилием, поддались увещеваниям барона Кристофа Вильгельма фон Гротхуса, вернувшись в свои дома. Командовавший полком Сергей Бекасов предложил барону пригласить волостного старосту, чтобы договориться с ним о приобретении продовольствия для солдат и лошадей обоза. Кристоф тут же отправил в селение юношу с заданием, и вскоре у ворот замка появились несколько крестьян в грубой мешковатой одежде, в одинаковых чепчиках из толского сукна, с опаской взиравших на расположившихся тут солдат. Эзельцы, разбившись на компании, громко разговаривали, шутили, то и дело взрываясь хохотом от очередной выдумки товарища, многие чистили оружие и починяли одежду, подставляя лицо тёплому весеннему солнцу. Наконец, дождавшись дозволения войти, крестьяне, сбившись в кучку и исподлобья посматривая на солдат, пересекли изрытый конскими копытами двор замка, застилаемый сейчас соломой. Видя, что их господина обступили чужаки, они вновь оробели и только после того, как сам барон выкрикнул:
- Эй, Карлис! Да подойди же, болван! Поторопись!
Крестьянин, одетый едва ли получше остальных, приблизился к барону, и с ним заговорил один из офицеров. Поначалу Карлис не мог уразуметь, чего от него хотят, и, после того как офицер повысил голос, вжал голову в плечи и с мольбой посмотрел на барона. Староста понимал, что от него требуется еда для солдат и корм для лошадей чужаков, но что ещё ему пытаются втолковать?
Бекасов, не выдержав, подвинул в сторону немца - полкового каптенармуса и, зажав в пальцах пару солидов курляндской чеканки, приблизил их к носу Карлиса:
- Не понимаешь, значит?! - строгим голосом проговорил Сергей. - А теперь?
Староста, нахмурившись было, тут же просветлел лицом, жадно посмотрев на монеты и быстро-быстро закивал.
- То-то, - проговорил Сергей и, похлопав каптенармуса по плечу, сказал с улыбкой:
- Давай, Юрген, договаривайся о подённой оплате. А то, пока обоза из Бауска дождёмся, оголодаем.
- Герр Бекасов, - вновь окликнул полковника барон Гротхус, - позвольте пригласить вас на семейный обед! - и, сделав рукою пригласительный жест, Кристоф чуть посторонился и с дружеским благожеланием добавил:
- Прошу, я провожу вас!
Жилище барона представляло собой мрачную постройку с тёмными разводами на стенах, однако внутри было тепло и даже уютно, но весьма душно и неприятно пахло пылью, будто бы работал негодный кондиционер. Обстановка комнат показывала своим весьма небогатым убранством то, что фон Гротхусы были небогаты и лучшие годы семейства давно минули. К слову, Кристоф успел похвастаться Бекасову, что его давний предок Отто фон Гротхус был когда-то посланником Ливонского ордена в Москве.
- А вообще, наш род происходит из Вестфалии, - проговорил барон, пропуская Сергея в светлое помещение, где был накрыт стол. - А ваш, герр Бекасов, откуда, позволите ли узнать?
- Мурманск, - тут же ответил сегодняшний эзелец и, подумав, добавил:
- Из Колы...
Тут Кристоф принялся знакомить гостя с членами своей семьи. Сначала с простуженно кашляющим отцом, лысый череп, выдающийся нос с горбинкой и длинная худая шея которого делали его похожим на грифа. С женой, на впалых щеках которой горел нездоровый румянец и с дочерью - милой девушкой лет двадцати, а также с двумя подростками-близнецами, в глазах который читался неподдельный интерес к новому для них человеку. Отец графа задал Сергею несколько вопросов - кто его господин, женат ли гость да какова его вера.
- Царь наш Вячеславом Соколом зовётся, законной жены нету, а веры держусь православной, - скороговоркой ответил "грифу" Бекасов, едва заметно улыбаясь.
За время, проведённое на Балтике, Сергей, как и многие ангарцы, научился довольно сносно говорить на немецком, что было просто необходимо для понимания своих подчинённых и местных жителей. Быть может, это было в ущерб языку русскому - поэтому Паскевич, прибыв на Эзель и сменив на должности воеводы Белова, одним из первых дел наметил расширение использования на острове русского языка, фактически закрепив обязательное двуязычие в делопроизводстве и управлении.
- Кола? - наконец, сев за стол, барон повторил новое для него слово и картинно покачал головой. - Не слышал. Это где?
- Далеко отсюда, - хмыкнув, махнул рукой Бекасов. - На севере.
- Там же и царь Сокол обитает? - держа в руке резной кубок, в который слуга наливал из кувшина вино, спросил барон.
- Нет, царь Сокол правит в Сибири - это далеко на восток, рядом с Китайским царством.
Близнецы, услышав эти слова, быстро переглянулись и снова неотрывно принялись смотреть на гостя.
- Говорят, на Эзеле у дворян отнимают поместья? - снова заговорил старик.
- Это нелепые слухи, барон, - чуть отстранившись, чтобы дать слуге поставить на стол запечённого гуся, отвечал Бекасов. - Имения выкупают, в основном у шведов, которые покидают остров, или у тех, кто не имеет достаточно средств для их содержания и желает продать землю.
- И что дальше происходит с беднягами - они скитаются без своего угла? - не унимался старый барон, позабыв о еде.
- Почему они должны скитаться? - искренне удивился Сергей. - Дворяне поступают на службу, получая жильё в городе или предместье. Им платят приличное жалованье, которого хватает для...
- А на земли дворян вы селите разный нищий сброд, привезённый из Померании или Лусатии, - выставив перед собой длинный узловатый палец, прохрипел Вильгельм, сжав другой кулак. - Это попрание наших устоев, это преступление!
Уронив кусочек гусиной грудки, жена Кристофа закатила глаза, близнецы испуганно втянули головы в плечи, а дочь барона Катарина разом побледнела, мельком посмотрев на старика.
- Отец! Серж наш гость! - нахмурившись, проговорил Кристоф.
- Герр Вильгельм, - с долей снисхождения произнёс Бекасов. - Для преступления необходимы потерпевшие, а их нет. Кстати, в моём полку состоит на службе капитан Гойнинген - вы могли бы пообщаться с ним. По-моему, его род также происходит из Вестфалии. Он сейчас квартирует в селении - можете узнать от него, как ему и его семье живётся в Аренсбурге, в его новом доме.
Сказав это, полковник улыбнулся и, подмигнув близнецам, принялся за гуся. Казалось, старый барон угомонился - далее он лишь изредка спрашивал Бекасова о Сибири, когда Сергей рассказывал о ней по просьбе Кристофа. После обеда Гротхус, отпустив слугу, решил сам проводить уставшего гостя до выделенной ему комнаты, дабы тот немного поспал после дороги. Неспешно меряя шагами коридоры дома, Кристоф заговорил с Сергеем:
- Не держите зла на отца - он живёт прошлым, вспоминая старые порядки. А как он ругает герцога! О, это невозможно слушать! Бедняга Якоб... - фыркнул барон и спешно добавил:
- Но я-то понимаю заслуги Кеттлера! Он сделал очень многое для Курляндии, гораздо больше, чем владетельные господа, которым хотелось бы разодрать её на уделы хоть под польской короной, под шведской или русской.
- А вы не такой, Кристоф? - Бекасов остановился перед широкой лестницей, ведущей в его комнату, кинув взгляд в мутное окошко в стене, и внимательно посмотрел на барона.
- Я практически разорён, полковник, - простодушно отвечал собеседник. - И, думаю, недалёк тот день, когда я буду наниматься на службу к герцогу, чтобы получать от него скудное жалованье.
Помедлив немного, Кристоф вдруг спохватился:
- Не смею вас более задерживать! Отдыхайте, полковник!
Кивнув барону, Бекасов прошёл внутрь сумрачного помещения, скрипя старыми половицами. Снял китель и сапоги, ослабил ремень.
- Боже мой, что же так душно? - пробормотал он, утирая выступивший на лбу пот.
Взгляд его упал на небольшое оконце, единственное в комнате. Однако решётчатые ставни не поддавались - похоже, их никогда не открывали со времён постройки этого дома. Наконец, справившись со ставнями, Бекасов с удовлетворением вдохнул свежего воздуха, с ветром ворвавшегося внутрь. Выглянув во двор, Сергей увидал старого барона - Вильгельм фон Гротхус, обняв за плечи обоих внуков, вместе с ними наблюдал за тем, как прибывшие с дозора эзельские мушкетёры спешиваются и передают поводья ухаживавшим за лошадьми подросткам.
***
В начале мая шведы начали перевозить войска в свои сильно уменьшившиеся со времени замирения в Европе владения в Померании. Датчане взирали на эти приготовления с благожеланием. Фредерик даже ответил согласием на просьбу королевы Кристины о займе на сумму более четырёх миллионов ригсдалеров, заложившей при этом Копенгагену не только восточный Мекленбург, но и Новую Швецию* в придачу. По мнению же датского монарха, теперь он сможет влиять на выбор наследника королевы. А оное непременно будет и совсем скоро, были убеждены в Розенборге**.
А вот Никита Романов всё ещё осторожничал - царь не желал раньше времени ссориться со шведами, сначала требовалось закрепить успехи русского оружия в польско-литовских пределах. Что было не так просто - воеводы Хворостинин и Бутурлин, взявши Борисов и Менск, уже месяц топтались у Вильны. Для помощи северной армии царь приказал выдвигаться из Пскова семитысячному войску Ивана Хованского, прикрывавшего границу со шведской Эстляндией. Кроме того, из Великих Лук под Вильну был отправлен сформированный из поместной конницы пятисотенный отряд рейтар, под началом полковника Венедикта Змеева.
Войско любимца царя, князя Черкасского, действовало куда решительнее - захватив сходу Туров и войдя в сдавшийся после недельной осады Пинск, Яков Куденетович в сражении под Кобриным разбил войско гетмана литовского Януша Радзивилла, захватив при этом множество пленных, в числе которых находился и сам гетман, позже с почётом отправленный в Москву. Дорога на Брест для русской армии была открыта. Южная армия князя Трубецкого так же, как и северная, поначалу праздновала успехи - после небольших столкновений войска захватили Брацлав, Бар и Батог, после недельной осады сдался на милость победителей Каменец. Кроме того, несколько отрядов европейских наёмников, недовольных отсутствием жалования, перешли на русскую сторону, присоединившись к армии Алексея Никитича Трубецкого. Не принимая полевого сражения, тающая армия Чарнецкого и Потоцкого вынужденно уходила на запад, теснимая русскими полками и постоянно терзаемая кавалерией и конной артиллерией Трубецкого, умело взаимодействовавшими между собой. В одной из арьергардных стычек с русскими гусарами у городка Бучач смертельное ранение от близкого разрыва гаубичной бомбы получил брацлавский воевода и генерал Подолии Пётр Потоцкий, скончавшийся под Львовым несколько дней спустя. А вскоре, в конце апреля, и сам Львов оказался в осаде армии Алексея Трубецкого, которая по мере продвижения на запад увеличилась в численности едва ли не на треть.
Князь Черкасский между тем существенно проредил войско берестейского воеводы Мельхиора Савицкого, было решившего помешать ему обложить осадой Брест, а Хворостинин тем временем дожимал Вильну, ведя переговоры о почётной для поляков сдаче города. Воевода князь Хворостинин спешил - государь находился в Смоленске, ожидая падения Вильны с тем, чтобы торжественно въехать в город, объявить его владением Руси и официально принять титул Великого князя Литовского.
Более того, крымский хан Ислям Герай, встревоженный нападениями запорожцев и донских казаков на кочевья ногайцев, а также ввиду постоянно усиливающегося войска боярина Никиты Одоевского, стоящего под Киевом, задержал нападение на Русь, о коем он договаривался с посланниками польского короля. А когда хану стало известно и о том, что шляхи, ведущие на Русь, надёжно перекрыты стрельцами и поместной конницей, а в крепостицах и городках русских достаточно пушек и пороха, Ислям Гераю пришлось, изменив полякам, слать воеводам грамоты о том, что он де и не желал исполнять просьбы короля и готов помогать государю русскому в борьбе против Речи Посполитой.
*Шведская колония на берегах реки Делавэр на территории современных североамериканских штатов Делавэр, Нью-Джерси и Пенсильвания.
**Резиденция датских королей.
Ангарск, май 1653.
Замечательный день! Тепло и солнечно с самого утра, не мешает даже прохладный и порывистый ветер с Ангары, шумящий в ярко-зелёных кронах берёз. К обеду площадь перед главной пристанью стала заполняться людьми - ждали пароход с важными гостями. Вскоре он появился - сначала стал виден дым над берегом за излучиной реки, а потом и показалось и само судно, постепенно вырастая в размерах. То был 'Ермак' - лучший из кораблей Ангарской флотилии, гордость ангарских и железногорских инженеров, рабочих и техников. Корабль был построен двухпалубным, на нём установлены улучшенные, более мощные машины, а помещения для пассажиров и команды отличались повышенный комфортом. "Ермак", разрезая носом водную гладь, шёл по ней уверенно и степенно, олицетворяя собой достижения научно-технологического сообщества людей, создавших на прежде диких берегах сибирской реки свою державу, задав ей свои приоритеты развития, свои законы и мораль, своё общественное устройство.
- Внимание, к первому причалу прибывает пароход 'Ермак'! - незадолго до длинного свистящего гудка разнёсшегося по-над рекой, раздался голос из установленного у здания речного порта репродуктора, одного из четырёх в Ангарске, который успел сообщить о скорой швартовке корабля. 'Ермак' приветствовали орудийными залпами, развёрнутыми знамёнами, оркестром и почётным караулом кремлёвской роты охраны, набранной из дауров. Среди официальной группы встречающих находились глава архивной службы Руси Сибирской Владимир Кабаржицкий, и начальник ангарского гарнизона Пётр Карпинский, и ректор Ангарского государственного университета профессор Радек, и прочие первоангарцы. Собрались поглазеть на встречу гостей и жители, в том числе и школьники, для которых это стало неплохим развлечением после занятий. В числе первоклашек был и Владимир Романов, за которым присматривал Павел Грауль, часто находившийся рядом с Марией Милославской.
Пароход, на корме которого развевалось и хлопало на ветру бело-зелёное полотнище, пришедший из Селенгинска, привёз на своём борту начальника Сунгарийского края, воеводу Игоря Матусевича - крайне редкого гостя в Ангарске. Дело, побудившее его приехать лично, было весьма важным для будущего всей сибирской державы. Вместе с Игорем и его людьми с парохода на причал сошли гости из Пекина - чиновники императорского двора и группа европейцев в маньчжурских одеждах - иезуиты. Присутствие их в составе цинского посольства не вызвало удивления, хотя ещё недавно - в последние годы правления князя Доргоня, регента при малолетнем императоре Фулине, казалось, на европейцев начались гонения. Но в самый разгар войны с остатками империи Мин и отрядами мятежных крестьян Доргонь внезапно скончался. Вместо умного политика, талантливого полководца и волевой личности на троне оказался неопытный юноша-император, находящийся под влиянием высших чиновников. В результате поступательное движение цинских армий на запад и юг Китая приостановилось, и вскоре им пришлось уже обороняться от численно превосходящих их армий Южного Китая. Войска империи Цин, терпя одно поражение за другим, отступали на север, теряя провинцию за провинцией. Кроме того, то и дело вспыхивали мятежи на оккупированных ими землях, стало сложно доверять тем китайцам, которые ранее объявляли о своей лояльности Цин.
В этих сложнейших условиях императорский Двор послал посольство на север, с приказом заключить мир на приемлемых условиях либо перемирие на время войны с мятежниками, если требования северян окажутся слишком обременительными.
Кабаржицкий, на правах исполняющего обязанности начальника службы протокола, приветствовал гостей и проводил их к возкам, которые вскоре доставили посольство в Кремль. Кстати, на Руси посольство обычно везли таким маршрутом, чтобы чужестранцы видели многолюдные населённые пункты, а в Сибири этого делать было не нужно - практически вся жизнь державы кипела по берегам рек - от Сунгари до Ангары. И весь свой путь до столицы посланцы из Цин видели её. Маньчжуры наблюдали двигавшиеся по рекам самоходные корабли, парусники и гребные баркасы, с вооружёнными людьми на борту, приветствовавших их. Видели работу причалов, сунгарийских и албазинских верфей, осматривали с борта канонерки, перевозившей их по Амуру, береговые крепости и многочисленные укрепления, которые были возведены на всём протяжении их пути, и каждый раз посланцы Цин слышали приветственную пушечную пальбу. Когда речной путь кончился и посольству пришлось выбираться на берег, цинские сановники надолго задержались у причального крана, шипящего и пыхтящего паром, гремящего металлическим стуком и лязгом, который с лёгкостью тягал грузы с борта корабля прямо в подъезжающие к нему повозки. На участке пути, что шёл посуху, посольство обгоняло караваны из тяжелогружёных повозок, сопровождаемых вооружёнными людьми, не казавшимися маньчжурам воинами. Навстречу шли такие же караваны, но более людные, нежели двигались с Амура. У Нерчинска, сильно расширившегося за последние годы, была сделана остановка, планировавшаяся на несколько дней. В сам город, на рудники и плавильни гостей, естественно, и не думали пускать, да они и сами не пожелали оного, в первую же ночь услыхав звуки, издаваемые при работах. По настоянию старшего среди членов общества Иисуса, Иоганна Адама Шалля, на следующий день посольство продолжило свой нелёгкий путь. Байкал своим простором и величием ввёл гостей в оторопь, а окончательно добил их 'Орёл', показавшийся над истоком Ангары. Маньчжуры, увидев в небе самолёт, немедленно попадали на палубу, прикрывая головы длинными рукавами своих богато украшенных одеяний. Иезуиты, побледнев, истово молились, не отрывая взглядов от стрекочущего над ними невероятного аппарата, часто осеняя себя крестным знамением. Биплан сделал несколько кругов над 'Ермаком' и, покачав крыльями с нарисованными на них знаками Сокола, ушёл в сторону сопок, после чего сделал над ними разворот и исчез за зеленью тайги. Надо ли говорить о том, что после сего происшествия гости и носа не показывали из выделенных им кают до самого Ангарска?
Наконец, сопровождаемые конными гвардейцами открытые возки покатили по улицам столицы, провожаемые любознательными взглядами жителей. В Кремле для гостей организовали обед, после чего дали время хорошенько отдохнуть в гостевых палатах - отдельно стоящем здании, где ранее квартировало большое семейство Оксеншерна. По просьбе Иоганна Шалля начало переговоров было отложено на три дня, членам посольства требовалось время для согласования предварительных условий мира. Для ангарцев стало сюрпризом то, что иезуиты говорили от имени императора, тогда как представители империи Цин не проронили ни слова за всё время, проведённое ими в Сибирской Руси. По всей видимости, маньчжуры сильно нуждались в членах ордена, раз им были предоставлены такие полномочия. И дело не ограничивалось литьём пушек, составлением гороскопов для императора и высших сановников двора и печатанием карт - искусство их дипломатии и силу знаний решено было обратить против северного властителя, именуемого Соколом, победить которого военным путём никак не удавалось. Большое войско в тех диких землях провести было очень трудно и затратно, к тому же каждый раз воины Сокола бросали в бой "речных драконов", которые уничтожали транспорты с войсками и снаряжением, рассеивали отряды в прибрежных лесах, где на них нападали лесные варвары, отлично вооружённые и защищённые крепкими доспехами. Кроме того, северяне могли атаковать войско и вне реки - обрушить ночью на спящих солдат серные и пороховые бочонки, производящие массовую панику. Однажды принц Доргонь решил использовать против мятежных северян, нарушающих покой границ, небольшие отряды - называя эту тактику "ударами ножа". Это приносило поначалу некоторые результаты, а в один из удачных набегов на даурское селение маньчжуры смогли захватить несколько аркебуз противника. Они произвели сильное впечатление на иезуитов, которым показали это оружие. Братья буквально оцепенели от удивления, после чего пришли в возбуждённое состояние, страстно желая завладеть аркебузами. Доргонь ответил согласием, но в обмен иезуитам нужно было наладить производство этого оружия для империи Цин. Но в итоге у братьев ордена ничего не вышло, и аркебузы пришлось вернуть, а вскоре северный враг стал использовать сходную тактику, и посылаемые на север отряды всё чаще пропадали в лесных дебрях навсегда.
На третьи сутки пребывания цинского посольства в Кремле гости, наконец, покинули свои палаты и были сопровождены в зал переговоров, где их ожидал властитель Сокол. В торце широкого и длинного стола, за который усаживались переговорщики, было устроено возвышение для богато украшенного кресла, куда присел пришедший ранее Соколов. Перед началом церемонии он в который раз с неизменно озабоченным видом пересматривал бумаги Матусевича. Отчёты воеводы подробнейшим образом описывали прежние попытки переговоров с цинскими чиновниками, встречи с коими до сих пор ни к чему конкретному не приводили.
- Надеюсь, сегодня мы начнём составлять настоящий договор, а не трепаться впустую, как прежде! - подойдя к окну и разглядывая участок кремлёвского парка с прудом, окружённым ивами, произнёс сунгариец. - А то болтать языками - они большие мастаки.
- На этот, ты говоришь, они молчат, а говорят иезуиты, - заметил Соколов, ёрзая на кресле. - Не нравится мне этот трон!
- Без трона они просто не поймут твоего статуса, Вячеслав, - ответил Матусевич, добавив:
- Властитель Сибири должен быть выше простых переговорщиков, то есть находиться над ними.
- Едут! - в отворённую дверь зала вошёл офицер караульной роты, пропуская внутрь дюжину гвардейцев, недвижными фигурами занявших свои посты.
Вскоре в зал вошли восемь маньчжуров - в длинных расшитых богатыми узорами халатах, с квадратной вышивкой на уровне талии, в шапочках одинаковой формы, с круглым навершием из светлого металла. Кисти рук спрятаны в длинные рукава халатов, цепкие взгляды глаз настороженны и внимательны. Следом в зале появились иезуиты - одетые точно так же, как и цинские чиновники. У старшего среди них - Иоганна Шаля фон Белла на буфане вышит аист, что означает его высокое положение при дворе. Неслышно ступают кожаные сапоги с загнутым вверх носом. По представлении властителя Сокола маньчжуры совершают обряд приветствия - распростёршись перед возвышением, они касаются лбом пола. Иезуиты низко кланяются, не повторяя, однако, маньчжурского обряда. Соколову передаются приветственные грамоты от императора, которые принимает Матусевич. Вскоре сопровождаемый гвардейцами Вячеслав покидает зал переговоров, и только тогда поднимаются с пола цинские чиновники. Через некоторое время в помещении появляются остальные ангарцы, участвующие в переговорах, и вскоре все рассаживаются по своим местам. Небольшое замешательство происходит во время представления друг другу переговорщиков - фон Белл изумлён присутствием среди противной стороны графа Оксеншерна и в волнении трёт виски. Старший среди маньчжур, которые сидят на лавочках за спинами иезуитов, тут же наклоняется к Иоганну, и они с минуту общаются шёпотом. Вскоре разочарованный маньчжур хмурится и принимается шептаться со своими коллегами.
- Друг мой, - начал говорить на латыни Аксель, - вы приготовили предварительные вопросы для обсуждения?
- Да, граф... Но, ради Христа, господа нашего... Как вас занесло сюда?! - подался вперёд фон Белл.
- Думаю, вы не удивитесь, если я спрошу вас о том же самом? - отвечал Оксеншерна негромким голосом. - Однако мы можем поговорить о наших с вами путешествиях в другой раз, а сейчас мы должны решить очень важный вопрос для того императора, коему вы изволите служить. Верно?
- Я согласен с вами, граф, - потупил взгляд Иоганн. - Предлагаю сначала обсудить наименее сложные вопросы.
Наметки по вопросам дальнейших дипломатических сношений, в том числе создания постоянных посольских представительств, не вызвали трудностей, а вот обсуждение обоюдной торговли застопорилось почти сразу же. Поначалу обе стороны сошлись на Нингуте, как на месте, для торговли привлекательном, но определяли этот посёлок лежащим в пределах своих границ.
- Нингута нами захвачена для того, чтобы прекратить походы маньчжур вглубь нашей территории, - заговорил Матусевич. - Она не может быть возвращена, так как там поднят наш флаг и закончено строительство укреплений.
Маньчжурская сторона принялась совещаться, что затянулось на весьма долгое время.
- Каково ваше предложение по границе между державами? - наконец, сказал иезуит, переводя взгляд с Оксеншерна на Матусевича.
- Оно здесь, - Аксель перевёл на латынь слова Игоря, который встал из-за стола и прошёл к стене, отодвинув в сторону шторку, что закрывала собой карту, закреплённую на деревянной рамке. - Вот наш вариант размежевания!
На карте, представлявшей собой схематическое изображение предполагаемой границы между соседями, он сразу узнал очертания береговых линий. Вот Корея, куда вернулся принц Сохён, с которым они общались в Пекине. Иоганн пытался привить понимание основ христианства корейскому принцу, бывшему в заложниках у маньчжур, и, думал он, ему это удалось. Кроме того, принц живо интересовался науками, и Иоганн надеялся, что в недалёком будущем Орден сможет проникнуть и в Корею.
"Но, Бог мой! Карта сия вполне закончена и полна обозначений, необходимых для её полного понимания!" - с волнением думал иезуит, осматривая очертания китайского побережья.
Смущали его лишь названия рек и многочисленных поселений, принадлежащих властителю Соколу, написанные, несомненно, славянским письмом. Маньчжуры же не сразу сумели толком уразуметь, что именно показал им ненавистный хозяин пограничных с Цин земель, а фон Белл понял всё - и почувствовал себя слепым котёнком среди стаи матёрых котов. Ему говорили про движущиеся против ветра и течения корабли, вооружённые пушками, но он не верил! До того момента, как сам не очутился на борту такого корабля. Поверил бы он в механическую птицу, которая сама летает по небу? Но он видел её! Он видел, что северяне владеют картографией, им известны все те земли, о коих в Пекине не имеют ни малейшего представления! Реки их полны судов, земля обильна, крепости защищены пушками, а города населены вооружённым народом.
- Нам необходимо удалиться для совещания, - выдавил из себя Иоганн фон Белл. - На сегодня переговоры закончены.
Опасения ангарцев, в том, что переговоры будут длиться долго, к счастью, не оправдались. Работа в Кремле шла без излишних пауз. И через три с половиной недели каждодневной работы, подчас весьма скрупулезной - а в части определения границ особенно, на договоры, составленных на русском, латыни и маньчжурском языках, были поставлены печати, статьи Ангарского договора заверены подписями сторон. Лишь после того, как гости, о коих уж, верно, забыли жители столицы, с почестями были препровождены на борт 'Ермака', взявшего обратный курс, а дым из его трубы исчез за горизонтом, Соколов, наконец, понял, какой огромный груз свалился с его плеч. Остался доволен договором и Матусевич, хотя поначалу он упирал на обсуждении статуса корейского государства, что цинские послы наотрез отказывались делать. Так что сей вопрос остался нерешённым и оставлен на будущее, ибо независимый от Пекина статус Кореи был более желателен для Ангарска. По территориальному размежевания был принят своеобразный статус-кво - каждая из сторон закрепила за собой контролируемые ими земли. Для Руси Сибирской это означало примерно ту же линию, что и предложил Матусевич. Начинаясь от северного берега реки Туманной, в своём движении к морю делавшей в этом месте резкий поворот на восток, линия раздела дугой легла до слияния рек Нонни, на среднем течении которой стоял город Наун, и Сунгари. А далее граница также шла на северо-запад, к отрогам Большого Хингана и до владений халхасских ханов. Такая граница существовала в том мире, который покинул Игорь, такую же он желал установить и в мире этом.
Несколько дней спустя
Утро нового дня встретило лёгкой прохладой - всё так же продолжал накрапывать начавшийся ночью дождь, отчего воздух казался пропитанным влагой. После зарядки Вячеслав, покряхтывая от удовольствия, принял едва тёплый душ и направился завтракать на летнюю веранду дома, где его уже ждали жена и младшие дети-погодки - Ярослав и Фёдор. Старший, Стас, плавал старшим мичманом на 'Забияке' и сейчас с кораблём находился в гавани Цусимска. Там же, но на 'Богатыре', служил Мечислав Радек - его лучший друг.
Когда глава семейства сел за стол, Дарья принялась раскладывать дымящуюся молочную кашу из небольшого чугунка по тарелкам. Кроме того, на столе стояли миски с варёными яйцами, ржаным хлебом и кислым козьим сыром, который принесли ещё затемно.
- Настасья отдала четыре копейки, - кивнула на сыр Дарья и с улыбкой добавила, смешно растягивая слоги:
- По-де-ше-ве-ло...
- Ты чем сегодня заниматься будешь? - торопливо глотая кашу, проговорил Вячеслав.
- Я и не надеялась, что ты запомнишь, - отмахнулась супруга, притворно обидевшись. - Сегодня принимаю экзамены у второго курса медфака. Да не спеши ты! Горячая же!
Вскоре к Вячеславу зашёл Кабаржицкий - предстояло согласовать детали для открытия дороги купцам с Руси в Маньчжурию, после открытия торговли с Цин. Нужно было заверить списки уже торговавших в Ангарии сибирских купцов и подтвердить их право первыми торговать с вожделенным 'Китайским царством'.
- И насчёт наших факторий... - спросил Соколов, подписав несколько бумаг. - Что вы с Граулем решили?
Отхлёбывая предложенный хозяйкой зелёный чай, Владимир с готовностью кивнул и нашёл среди бумаг нужную:
- Вот я список набросал - торговыми лавками мы охватываем почти все крупные городки и остроги в восточной Сибири. Красноярск, Енисейск, Зейск и Ленск - под полным контролем, всё снабжение наше. В Якутске и Охотске надо срочно расширять складские помещения - товары уходят быстро, особенно в порту. По Удскому острогу пока нет точной информации - к концу лета туда пойдут боты с Сахалина. Слушай, а ведь до сих пор не верится, что мы заставили их договор подписать!
- Эдзо? - прерывая долгий монолог Владимира, быстро спросил Соколов, между тем просматривая сводные отчёты по выручке, полученной в магазинах, открытых в нижнеамурских острогах.
- К концу лета будет точный ответ, - повторил Кабаржицкий. - Но в принципе ясно, что туда сколько ни привези - всё мало. Сазонов грезит собрать там армию из айнов да надрать этим... - опять оживился Владимир.
- Он лучше разбирается в вопросе, - заметил Вячеслав, снова прервав товарища. - Давай по поводу... - неясный шум, возникший вдруг в коридоре, заставил его умолкнуть и оторвать взгляд от бумаг. - Да что там?
- Слава!! - на пороге возник бледный, как полотно, Карпинский.
Владимир, развернувшись, удивлённо воззрился на Петра, Вячеслав нахмурился. Карпинский хотел что-то сказать, но, хватая ртом воздух, отчего-то не решался этого сделать. Тут и Дарья встала со своего стула, сделав шаг к гостю:
- Что случилось?
- Радек... Умер, - выдавил Пётр. - Не проснулся.
Даша охнула, присев на лавочку. Братья насупились, посмотрев на отца - а тот, будто окаменев лицом, уставился в одну точку.
- А ведь у него столько на сегодня дел в университете было запланировано... - в отчаянии всплеснула руками Дарья.
Вдруг зашумело вокруг. Ветер усилился, похолодало. Крупные капли дождя забарабанили по крыше веранды, так и лившего весь день. Экзамены в универтитете были отложены.
Глава 9
Залив Решимости, Княжество Цусимское - Окинава, острова Рюкю. Лето 1653.
Городок, основанный сибиряками на земле князя Со и без излишних затей названный Цусимском, продолжал расширять свои границы - на берегу главной гавани в начале года были построены новые, необходимые флоту склады, достраивалась ещё одна трёхблочная казарма для растущего гарнизона морской базы. В строительстве и благоустройстве военного городка активно участвовали цусимцы, желающие подзаработать немного серебряных монет для своей семьи. Они же нанимались на корабли низшими чинами, находя это занятие весьма достойным для себя. Получил в своё распоряжение двух островитян и командир комендоров носовых орудий корвета 'Забияка', юнкер Станислав Соколов. Цусимцы, выполняя самые, как могло бы показаться, грязные и тяжёлые работы, не унывали, и их внешне бесстрастные лица излучали торжественное спокойствие. За весьма короткое время новоиспечённые матросы выучили необходимый запас русских слов, уяснили, кто такой боцман и чем грозят упущения по службе.
Князь Ёшинари, принявший подданство Сибирской Руси и провозгласивший себя вассалом далёкого царя Сокола, с тех пор уже несколько раз выходил в море на кораблях, которые базировались на земле его клана. Первое же плавание князя состоялось после того, как он счёл себя более ничем не обязанным сёгунату, так и не приславшему на Цусиму свой ответ. Возможно, Ёшинари и знал, что сибирские моряки отгоняли или топили любую лохань, идущую со стороны Японии, но никоим образом не выказал своего недовольства этими обстоятельствами.
Как бы то ни было, князь Со с видимым восторгом отправился в плавание. Сначала Ёшинари посетил Вегван, а затем и Владивосток, насчитывающий уже почти две сотни постоянных жителей, главным образом, поморов. От верховья Уссури, где кончалась судоходная часть реки, начиналась дорога, ведущая к порту, которую содержали в порядке лояльные племена местных нивхов. Там же был основан посёлок Уссурийский, куда были переселены три десятка даурских семей, обслуживающих причалы и содержащих лошадей. Во Владивостоке Цусимский князь понаблюдал за погрузкой на корветы угля, ящиков с парафином, бочонков со смазочными маслами и бензином. После заполнения трюмов флотилия, пополнившись тремя парусными углевозами, при попутном ветре легла на обратный курс. Корабли шли вдоль береговой черты юга Приморья, а князь в увеличительную трубу наблюдал за берегом, близ которого на волнах покачивались лодки и ботики - к югу от Владивостока, вплоть до устья реки Туманной, ангарцы селили прирождённых рыбаков айну, вывозимых из низовий Амура и частью с Эдзо. Вновь прибыв на Цусиму, князь, посоветовавшись со старшими членами своей семьи и поговорив с приближёнными к нему купцами, предложил адмиралу Сартинову нанести визит Сё Шицу - вану островов Рюкю. Сартинов заинтересовался этим предложением и после нескольких радиосеансов с Сазоновым, находившимся с семьёй в Вегване, решился на новый поход. А поскольку за последние пару лет близ берегов Цусимы не было замечено ни единой японской посудины, после недельной подготовки корабли ушли на юго-запад, к острову Окинава, оставив на патрулировании цусимских вод корвет 'Тангун'.
Сильно изрезанные берега самого южного из японских островов - Кюсю, места, где зародилась японская государственность, медленно проплывали мимо забиравших мористее сибирских кораблей. Совсем скоро покрытые белёсой дымкой холмистые равнины запада острова исчезли на линии горизонта. Впереди лежала гряда островов Амами, ранее принадлежащих рюкюсцам, но отобранная у них несколько десятилетий назад князьями Симадзу, представителями клана Сацума. С разрешения сёгуна Токугавы князь Симадзу Тадацуне с трёхтысячным войском вторгся на Окинаву, разбил местное ополчение, разграбил дворец вана и пленил его, увезя в Японию. Там, после друх лет ареста вана Сё Нея заставили подписать вассальный договор, в котором утверждались потеря рюкюсцами островов Амами и выплата ежегодной дани рисом клану Сацума. Таким образом, не добившись подчинения Рюкю дипломатией, японцы захватили богатое, но слабое государство силой оружия. С тех пор торговля, на которой держалось островное государство, из-за ограничений, наложенных японцами, постепенно хирела, отчего сильно уменьшились поступления денег в казну. Кроме того, помимо выплаты дани клану Сацума, рюкюсцы продолжали посылать богатые дары в Китай, которому последние годы было совсем не до своего островного вассала.
В небольшой бухте, на берегах которой располагалась столица Рюкю - город Сюри, шедшие на машинном ходу корабли Сартинова застали стоящим на якоре круглобокий корабль со спущенными парусами. На корме незмакомца, обращённой к флагману "Забияка", первым вошедшему в бухту, вяло пошевеливался на слабом ветру голландский флаг. Фёдор Сартинов сумел прочитать и название корабля - "Dolfijn". Это была уже вторая встреча сибиряков с моряками голландской Ост-Индской Компании. Следом за 'Забиякой' в гавань вошли корветы 'Богатырь' и 'Громобой', а также угольщик 'Сахалин'. 'Удалец' бросил якорь поодаль, заперев собой выход из бухты. На голландце была замечена суматоха - открывались крышки пушечных портов с видимой сибирякам стороны, а на корме собирались вооружённые мушкетами моряки и солдаты. Над водой со стороны флейта был слышен даже отчаянный боцманский свист, призывавший команду 'Дельфина' к оружию.
Юнкер Станислав Соколов, немного волнуясь от неожиданной встречи иноземного парусника, неотрывно наблюдал за 'Дельфином' в бинокль, отмечая на нём каждую деталь, каждого моряка. Всё же Стас уже видел такой флейт и даже поднимался на борт 'Кастрикума', да и голландцев де Фриза он встречал в Сунгарийске - по приказу Матусевича они обучали смышленых ребят своему языку и рассказывали о своей стране, кораблях и о многом прочем.
- Ишь, забегали! - недобро ухмыляясь, проговорил заряжающий Глеб, сын казака и даурки, стоявший рядом со своим командиром. - А вот залепим им в борт, пущай тогда и бегают!
- Залепить всегда успеем! - буркнул Стас, поглядывая в сторону рубки, где находились адмирал и цусимский князь. - Была бы необходимость. А покуда её нет, надо быть готовым и только.
- От и я о том! - довольно улыбнулся заряжающий.
Примерно через час ожидания от голландца отвалила шлюпка, которая, покачиваясь на небольших волнах, направилась в сторону 'Забияки'. Можно было разглядеть и людей, находившихся в ней. Впереди всех стоял одетый в доспехи старик. Вглядываясь в силуэты незнакомых ему кораблей, он держал руку на эфесе шпаги, ладонью другой руки прикрывая глаза от солнечного света. Позади него, опершись локтём о колено, напряжённо согнулся у борта молодой парень в кожаной куртке и с испанским шлемом-морионом на голове. На корме шлюпки развевался голландский триколор, поддерживаемый солдатом в кирасе и широкополой шляпе. Вскоре шлюпка поравнялась с флагманом сибиряков. С борта "Забияки" голландцам бросили верёвочные лестницы, и те полезли наверх. Старику хотели помочь забраться на борт, но он сделал последний шаг сам, отмахнувшись от протянутых рук матросов. Следом забрались юноша и два морских офицера в бордовых кафтанах с парчовой лентой-перевязью, подпоясанные узкими ремнями, на которых были подвешены шпаги. На ногах офицеров были надеты тяжёлые сапоги с отворотами, кисти рук утопали в манжетах, роскошные перья красовались на шляпах. Их-то они и сняли, поклоном приветствуя сибиряков. Учтиво ответив на проявленное уважение, приветствовал гостей и адмирал Сартинов. После чего вперёд вышел старик:
- Капитан флейта 'Дельфин', принадлежащего великой и славной Ост-Индской компании Соединённых провинций, Корнелиус де Рехтер к вашим услугам!
Помощник Сартинова перевёл слова старика, который, увидев, что его понимают, сильно тому воодушевился. Корнелиус представил офицеров и юношу, оказавшегося его внуком - Адрианом де Рехтером. Тем временем матросы-айну принесли на палубу несколько стульев, и гости с хозяевами присели друг напротив друга. Старик нетерпеливо посматривал на адмирала, и Фёдор Андреевич не заставил его долго ждать:
- Вас приветствует Фёдор Сартинов, адмирал флота Руси Сибирской, вы находитесь на борту корвета 'Забияка'.
Штаб-офицер перевёл его слова, чем немало удивил голландцев.
- Russiae Sibiricum... - чуть растерянно пробормотал де Рехтер-старший, оглядев своих людей, но, пощипав седую клиновидную бородку, собрался с мыслями и снова заговорил:
- Вы подданные царя московского?
- Нет, - покачал головой Фёдор. - Мы находимся в партнёрских отношениях с Москвой.
- Какова ваша вера? Вы христиане? - не удержался от вопроса Адриан де Рехтер, чем навлёк на себя недовольный взгляд деда.
- Отчего ваши корабли искускают те же чёрные дымы, что и выгорающий уголь плавилен? - не унимался Адриан.
Один из офицеров наклонился к Корнелиусу, что-то говоря ему на ухо. Де Рехтер, кивая головой, выслушал его.
- Мы слышали о царстве Тартарии, что лежит за пределами Московии на восток. Тартарией правит великий император, владеющими многими царствами и народами. Множество городов в его стране, - торжественно произнёс офицер с позволения Корнелиуса.
Ответом ему стал дружный и искренний смех сибиряков, грянувший уже на середине перевода. Голландцы оскорблённо подобрались, переглянулись.
- Говорю вам, - ответил Сартинов. - Никаких Тартарий там нет! Наш царь Сокол - потомок древнего русского рода, никаких царств, кроме китайского, корейского и японского, поблизости от наших границ нет.
Сартинов, не желая ввязываться с де Рехтером в вероятно долгое и пространное обсуждение географии и этнографии, сам задал ему вопрос о причине нахождения его корабля на Окинаве.
- Мы зашли пополнить запасы воды и провизии, - заявил Корнелиус.
- Почему вы не сделали это на Формозе? - сразу же спросил Сартинов, смутив этим юношу, но не старика, который, повысив голос, сделал выпад:
- А вы что здесь делаете?
- Мы прибыли дать гарантии вану Сё Шицу, - лаконично ответил адмирал.
- Какие гарантии? - не понял Корнелиус.
- Такие же, что и князю Цусимы, - Сартинов представил цусимца де Рехтеру. - Безопасности его владений, свободы торговли, защиту от агрессии...
- Вы станете диктовать рюкюсцам свою волю? - усмехнулся Адриан, на сей раз поддержанный Корнелиусом.
- Нет, мы просто предложим ему гарантии, - повторил Фёдор. - А ван решит сам, что ему нужно.
На том беседа и закончилась. Сильно раздосадованный Корнелиус де Рехтер поспешил покинуть корвет. Его внук, не проявляя подобной прыти, до последнего момента внимательно осматривал палубу, надолго задержав взгляд на зачехлённых орудиях и встретившись взглядом со сверстником-комендором. Тот даже задорно подмигнул Адриану напоследок.
Проводив голландцев насупленным взглядом, Сартинов подошёл к Станиславу. При этом Глеба как будто ветром сдуло на другой борт.
- Ну, что скажешь, Стас? - задумчиво проговорил адмирал. - По-моему, этот вздорный старик может нам доставить неприятностей...
- Уж не потопить ли вы его хотите, товарищ адмирал? - удивлённо спросил юнкер.
- Нет, - будто встрепенувшись, ответил Фёдор Андреевич. - Ни к чему это!
- Тогда, может, про де Фриза ему рассказать? Подобреет тогда старик, - спросил с улыбкой Соколов-младший. - Да и Мартин был бы счастлив вернуться в Нидерланды.
- Ага, - мрачно ответил Сартинов, посмотрев на силуэт флейта. - Счастлив... А вернувшись домой, он напишет книжку - 'Восемь лет в плену у царя Тартарии' и произведёт фурор, рассказывая о нас всем желающим. Так ведь, Стас?
- Да, товарищ адмирал, - смутился юнкер. - Виноват...
- Да нет, - вдруг широко улыбнулся Сартинов, подняв вверх указательный палец. - Не виноват! Так и сделаем!
Станислав был совершенно сбит с толку резкой переменой настроения адмирала и, нахмурившись, наблюдал за Фёдором Андреевичем, который, поискав глазами помощника, зычно позвал его:
- Евстафий! - его клич тут же подхватили матросы, вызывая штаб-офицера на палубу. Вскоре офицер предстал перед Сартиновым:
- По вашему приказанию явился, товарищ адмирал!
Начальник подробно описал Евстафию свой замысел, и тот умчался к себе в каюту сочинять письмо Корнелиусу де Рехтеру. Пришлось поторопиться - уже скоро на воду должны были спустить катер, чтобы добраться до дощатых причалов на берегу великолепного пляжа залива Сюри.
Совсем скоро Станислав тоскливым взглядом провожал адмирала, Евстафия и князя Ёшинари, сопровождаемого двумя самураями-цусимцами. У борта на лёгких волнах уже покачивался спущенный на воду катер, разводивший пары.
- Станислав! - окликнул встрепенувшегося юнкера Сартинов. - Помогай, чего стоишь!
Фёдор Андреевич указал Соколову на объёмный резной сундук, в котором лежали подарки вану.
- Слушаюсь! - с еле скрываемым восторгом выпалил Стас, подскочив к моряку-айну, который ухватил ящик с другой стороны.
Погрузившись на катер, сибиряки сначала передали на 'Дельфин' ошалевшим от вида самодвижущегося баркаса голландцам письмо адмирала, в котором тот рассказывал Корнелиусу де Рехтеру о судьбе капитана де Фриза и его моряков. В письме говорилось, что они мечтают вернуться в Соединённые провинции, моля Бога о счастливом случае.
'Быть может, господин капитан, вы и есть именно этот случай. Судьба соотечественников находится в ваших руках', - закрывшись в каюте и присев от волнения на стульчик, дочитал письмо Корнелиус.
Спустя мгновение стул был отброшен в сторону ударом ноги, а старик де Рехтер, словно молодой матрос, бросился на палубу, чтобы впиться взглядом вслед удаляющемуся баркасу чужаков.
- Почтенный... - осторожно подошёл внук, сгорающий от желания прочитать послание сибиряков.
Не дав договорить Адриану, Корнелиус молча протянул ему письмо и медленно вернулся в свою каюту, завалившись в широкое кресло.
В столице Рюкю чужаков встретили прохладно, более того - с едва скрываемой неприязнью. Вана Сё Шицу можно было понять - слишком много едоков отирается у его пирога, и каждый хочет урвать от слабеющего хозяина побольше, заставляя его раскошеливаться. Да, лучшие годы Рюкю безвозвратно прошли, рюкюсцам теперь не дано решать свою судьбу самим. Вероятно, так и думал ван, позволив непрошенным гостям ожидать аудиенции во дворце. Ему донесли о неизвестных доселе кораблях, зашедших в бухту Сюри, где уже стояли на якоре иные чужестранцы, недавно купившие у рюкюских купцов посуду, сахар и шёлковую нить для торговли с японцами в Нагасаки. Вану также передали, что сацумские чиновники из дзайбан-буге* сильно всполошились, увидав эти корабли. Они, отчего-то думая, что это китайцы, попрятались по щелям, словно тараканы. Князья Симадзу не желали показывать торговцам из Китая свою власть над Рюкю, дабы не уничтожить торговлю рюкюсцев окончательно, а потому чиновникам было приказано ни в коем случае не попадаться на глаза торговцам. Кроме того, через китайских купцов японцы получали ценную информацию об окружающем их мире, что в условиях самоизоляции Японии стоило весьма дорого. Поэтому Сё Шицу ничто не помешало принять гостей. Однако поначалу ван был сильно разочарован, приняв пришедших людей за недавно бывших во дворце голландцев, но те тут же заставили его удивиться - среди вошедших и отдавших ему почести чужаков был князь Цусимы Ёшинари Со. Кроме того, визитёры имели при себе бумаги от Сохёна, вана Кореи, в которых подтверждался дипломатический статус представителей Сибирской Руси, говорилось об их справедливости и миролюбии.
После того как стоявший рядом с ваном старик в ярко-жёлтом клетчатом халате прочёл грамоты корейского правителя, Шицу протянул к ним руку. Сартинов заметил, что из-под его набрякших век улетучился тот затуманенный взгляд, коим он встретил ангарцев. Наконец, подняв красное, одутловатое лицо с мясистым носом посредине, от бумаг, выписанных в канцелярии корейского вана, Сё Шицу хриплым голосом проговорил:
- Где же ваша земля?
- Земля наша лежит к северу и востоку от корейской державы, - перевёл слова Сартинова Ёшинари. - Если только почтенный ван пожелает, мы преподнесём ему в дар карту с начертанными на ней землями и морями, лежащими вокруг его страны.
Выслушав перевод, ван коротко кивнул, и Сартинов приказал открыть сундук, после чего Сё Шицу были подарены не только восхитившая его карта, которую он в сей же миг приказал укрыть в его покоях, но и увеличительные трубы в резных футлярах, шкатулки с украшениями из золота и драгоценных камней, богато отделанная сабля, зеркала и многое другое - всё это принималось дворцовыми слугами в шуршащих красных халатах и тут же уносилось ими, вслед за картой, в покои вана.
- Так что же вы хотите, чтобы я дал вам лучшие условия для торговли? - спросил Сё Шицу, наконец, полностью расслабившись и устало развалившись на тронных подушечках. Ван слушал, как Ёшинари переводил его слова, и глаза-щёлочки рюкюсца смотрели на сибиряков с интересом.
- Нет, мы не будем просить излишнего, - с поклоном отвечал Сартинов. - Но нам хотелось закупать у твоих купцов, ван, нужные нам товары: серу, селитру, сахар и шёлковые ткани.
- Хорошо, - правитель Рюкю первый раз улыбнулся, показав ряды мелких зубов. - Это несложно. Вы получите разрешение на торговлю. Что ещё?
- Мы знаем, что клан Сацума вторгся на землю твоих предков и теперь берёт с тебя дань. Кроме того, сацумцы отняли у тебя ряд островов - мы могли бы вернуть их и отгонять суда японцев...
- Довольно! - вскричал вдруг Сё Шицу, остановив Ёшинари, переводившего слова чужестранца. - Довольно...
- Разговор окончен. Ван не желает более разговаривать! - прокричал старик, стоявший у трона.
Сибиряки, откланявшись, немедленно вышли из зала. Цусимец также склонил голову и попятился к дверям. Однако ван остановил его:
- Я хочу поговорить с тобой наедине, Ёшинари...
* Ведомство клана Сацума, в обязанности которого входили надзор за охраной берегов, наблюдение за иностранными кораблями и пр.
***
Цусимский князь вернулся к причалам, где его ожидали сибиряки и самураи клана Со, спустя два-два с половиной часа. Ёшинари выглядел задумчивым и был сдержан на эмоции, а потому адмирал не стал донимать его расспросами сразу. Хотя Соколов понимал, как сильно Фёдор Андреевич хотел узнать у князя о его разговоре с ваном. Уже находясь на борту катера, отвалившего от причальных досок, цусимец передал Сартинову свиток тёмной бумаги:
- Это разрешение торговать на всех островах, подвластных вану Сё Шицу...
Адмирал кивнул и убрал грамоту, а вскоре, привлечённый знаком матроса, посмотрел в сторону флейта, поодаль выраставшего в размерах. Голландцы ждали возвращения сибиряков - у борта 'Дельфина' на волнах качалась шлюпка с людьми. Сартинов указал на неё рулевому, и катер, сбавив ход, принял влево. Там ангарцы приняли на борт обоих де Рехтеров, и, попыхивая чёрным дымом, катер направился к 'Забияке'. Отправив голландцев в кают-компанию, Сартинов для начала решил поговорить с князем. Ёшинари рассказал, что интересовало вана - будут ли чужеземцы высаживаться на острове и грабить рюкюсцев, так же как это сделали сацумцы при его предке Сё Нее? Много ли кораблей у пришельцев да много ли воинов? Есть ли у них аркебузы, кои имеют сацумцы, а главное, что интересовало Шицу - отчего князь клана Со, властитель Цусимы, перешёл на их сторону?
- И отчего же? - внимательно посмотрел на цусимца Сартинов.
- Я не могу вам этого сказать, - отвечал князь. - Но ван меня понял. И ещё, он сказал мне, что если вы всё же пожелаете забрать у сацумцев острова Амами, то вы должны это сделать сами, без упоминания имени Сё Шицу.
Сартинов понимающе кивнул.
- Кроме того, в замке вана полно людей сацумцев, - отчего-то понизив голос, добавил Ёшинари. - Не стоило открыто говорить с Шицу о Сацума - теперь он не может ничего сделать более того, что уже сделал и сказал.
- То, что он нам позволил торговать и предложил самим решить вопрос с японцами - уже достаточно, друг мой! - воскликнул адмирал. - Спасибо тебе, Ёшинари, за помощь!
Разговор с голландцами был недолог - Фёдор Андреевич рассказал о де Фризе и его людях, поведал, как они попали к ним и как сильно они желают вернуться домой. Корнелиус загорелся желанием вернуть капитана и моряков в Соединённые провинции, прося Сартинова содействовать этому. Адмирал пояснил, что голландцы находятся в пределах Сибирской Руси, на границе с империей Цин, и если уважаемый капитан де Рехтер пойдёт на север, вслед за его эскадрой, то...
- Несомненно! Видит Бог, это знак! - возопил Корнелиус, обнимая внука. - Без сомненья, я совершу это богоугодное дело!
Когда страсти поутихли, выяснилось, что сначала Корнелиус всё же будет должен сдать товары в голландской фактории в Нагасаки, что находилась на искусственном острове Дедзима, и получить там же расчёт, а потом "Дельфин" отправится вслед сибирским кораблям на север.
- Что же, так мы и сделаем, - подытожил адмирал.
Владивосток-Вегван-Сеул. Середина лета 1653.
Во Владивосток эскадра пришла с недельным опозданием - но оно того стоило! Трюмы кораблей были полны купленной на Окинаве китайской селитрой и японской серой из богатых источников на острове Кюсю. Адмирал собирался в ближайшее время планировать высадку на острова Амами и освобождение их от сацумцев силами айнского отряда Рамантэ - кроме того, это стало бы отличной тренировкой перед активными действиями айну на Эдзо. На острове появился несомненный лидер племён центральной и юго-западной части Эдзо - Сагусаин, вождь племени сибуцари, и Нумару наладил с ним самые доверительные отношения. Однако планы эти были забыты, как только был налажен радиоконтакт с портом. На 'Забияку' был передан приказ о скором походе к Сеулу.
- Машины ведь необходимо чистить, чинить! - недоумевал взволнованный новостью Сартинов. - C голландцами ещё надо разобраться!
'В Сеуле волнения, Сохён отравлен! Нельзя терять времени! Как понял меня? - озадаченный радист передал адмиралу записанное им очередное сообщение из Владивостока. - Полный вперёд! - приказал Фёдор Андреевич.
Из-за встречного ветра, вынуждавшего парусный отряд долго маневрировать галсами - идти загзагом, пришлось взять на буксир флейт и угольщик и идти машинным ходом. В залив флотилия вошла в закатном сумраке - по количеству костров на полуострове, где располагался городок, Сартинов понял, что тут расположилось немалое войско. Адмирала встречал местный воевода Роман Зайцев и сразу же ввёл его в курс произошедших событий:
- Фёдор Андреевич, значится так - в Корее затевается смута, Сохён отравлен! У Ли Хо очень мало времени!
- Погоди, а что Ли Хо? Он здесь? - огляделся адмирал, входя в здание морского штаба.
- Принц уже ушёл к Хверёну, с ним полк стрелков Ан Чжонхи и отряды крестьян, числом до двух тысяч, - Роман подошёл к карте, висевшей на стене в его кабинете и указал на городок Туманный, проведя указательным пальцем на северо-восток от него. - Позавчера он переправился через Туманную и углубился в горные районы. В северных провинциях его ждёт серьёзное пополнение...
- Сохён отравлен... - сев в кресло, повторил Сартинов. - Кто это сделал, не передают?
- В Сеуле говорят - чиновники, подкупленные маньчжурами, - ответил Зайцев, подойдя к столу.
- Он понимал, что рискует, - кивнул Фёдор.
Как полагали в столице, ван был отравлен цинскими шпионами из числа высших сановников дворца, за его смелые поступки и взгляды. После своего вступления на престол, Сохён первым делом отказался принимать от маньчжурских послов календарь, принятый в Пекине. Кроме того, не принял он и печать, означавшую признание императором прав Сохёна на занятие трона. Среди столичных чиновников ходили разговоры и о том, будто покойный ван желал вскоре и вовсе разорвать отношения с маньчжурами и отказаться выплачивать им дань, тяжким бременем ложившуюся на экономику страны.
- Насколько я могу догадываться, от меня требуется переправить к Сеулу второй полк? - задумался адмирал, подперев кулаком голову.
- Совершенно верно, Фёдор Андреевич! И чем быстрее, тем лучше! - воскликнул воевода Зайцев. - Ли Хо должен обложить столицу со всех сторон!
- Цейтнот какой-то получается, - барабаня по столу пальцами, задумчиво проговорил Сартинов, после чего, собравшись, с готовностью заговорил: - Так, я к кораблям - объявлю аврал машинистам. И это... Голландцев я привёл, надо их в Сунгарийск отправить, пусть Матусевич разбирается - к чему их пристроить. Ты им до Уссурийска охрану обеспечь.
Корнелиус де Рехтер почуял неладное, когда приближался к причалу на борту самодвижущегося баркаса, называемого сибирцами катер. Там, на берегу, их уже ждали - на берегу и самом причале выстроилась цепь солдат, но это был не почётный караул. Ни знамён, ни музыкантов капитан в увеличительную трубу не увидел. Более того, кроме тех воинов, больше никому и дела не было до прибытия голландцев - никого не интересовал его флейт. Люди в порту жили своей жизнью.
- Mijn god... - прошептал Корнелиус.
Только теперь он понял, как легко его одурачили. Словно матёрый карточный шулер, адмирал сыграл на его благородном порыве.
- Старый дурень... - проговорил де Рехтер-старший.
- Что такое? - Адриан улыбался, словно глупый ребёнок. - Почему ты не рад?
Ребёнок... Корнелиус сам растил Адриана, чей отец сгинул в море по вине английских пиратов, когда его сын был совсем малюткой. Мать его умерла от чахотки, и с малых лет Адриан сопровождал Корнелиуса в его путешествиях. 'Дельфин' ходил к островам пряностей, в Батавию и на Формозу. Де Рехтер был чертовски удачлив и беды обходили его стороной. Его команда была одной из лучших во всём флоте Компании. Этот рейс был последним для Корнелиуса - по прибытию в Амстердам старик хотел уйти на покой, завещав своё дело внуку. Казалось, сама судьба напоследок дала ему уникальный шанс прославиться на все Соединённые провинции - привезти домой капитана де Фриза, сгинувшего в водах Тартарии!
- Глупец... - пробормотал капитан.
Сейчас ему хотелось закричать, требуя вернуть его на корабль, захотелось заколоть проклятых сибирцев, которые пленили его. Но нет, Корнелиус, словно заворожённый сидел на скамье у рубки катера и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Даже слово молвить более он не мог - горло пересохло, словно он не пил несколько дней. Голландец понуро уронил голову. Будь, что будет.
- Снимать шпагу! - первое, что услышал Корнелиус на причале от рыжебородого здоровяка-офицера, вышедшего из-за строя солдат. - Кидать здесь!
Де Рехтер подошёл к нему вплотную и внимательно посмотрел в его глаза - голубые, холодные.
- Как тебя зовут? - спросил он, кидая тяжёлую шпагу на доски причала. - Я хочу знать имя.
- Эрик! - хохотнул здоровяк. - Меня звать Эрик! Эрик Оксеншерна! Проходи вперёд!
Он немного подтолкнул находившегося в прострации голландца и на него тут же налетел молодой парень, шедший следом, пытаясь уколоть его тонким лезвием, вытащенным из-за голенища сапога. Офицер, изловчившись, попросту сграбастал юношу и бросил наземь. Нож упал в нескольких метрах от растерянного и посрамлённого Адриана. Матросы, находящиеся позади, заволновались, но были быстро успокоены видом штыков и резким окриком Корнелиуса:
- Нет! Не драться!
Эрик многозначительно покивал головой и далее дело пошло на лад - голландцев, разделив на несколько групп, отвели в казармы. Далее им предстояла баня, смена одежд и ужин.
- Стас, вторая казарма! Веди его! - приказал Эрик, указывая на всё ещё лежащего Адриана.
Соколов-младший, с выражением сожаления на лице, протянул голландцу руку, чтобы помочь тому встать. Однако де Рехтер, негромко проговорив ругательство, сплюнул под ноги юнкеру, после чего поднялся и, утерев кровь из разбитого носа, побрёл за своими товарищами. Он ни разу не оглянулся на сильно сконфуженного произошедшим сибиряка-сверстника, идущего вслед за ним с мушкетом наперевес. А на 'Дельфине' уже хозяйничали моряки с корветов, пробуя управится с флейтом. Вскоре на залив и окружавшие его сопки опустилась ночная тьма, рассеиваемая в городке светом прожекторов и ламп. Но многие в эту ночь не спали, готовя машины к новому походу.
Поздней ночью, вернувшись с собрания офицеров и мичманов флотилии, адмирал снова зашёл к воеводе. Зайцев не спал, работая с бумагами.
- Василий, хорош шуршать бумажками! - объявил Сартинов с порога и плюхнулся в обитое кожей кресло. - М-м-м, хорошо... Чай у тебя имеется? Я на Окинаве сахару приобрёл! Вот, тростниковый!
- Класс! - тут же оторвался от работы воевода, устало потерев глаза. - Вон чайничек стоит, тёплый ещё.
- Кто-то из наших пошёл с принцем? - развязав узелок со сладостью, поинтересовался Сартинов, наблюдая как Зайцев разливает по чашкам терпкий напиток.
- Только Ким, - отвечал воевода. - Ты же понимаешь, это внутрикорейское дело и нам туда соваться ни к чему.
- Сколько людей надо перевезти? - осведомился Фёдор после паузы, вызванной опустошением керамических чашек, привезённых из Хверёна. - Я прикинул, с учётом флейта, что реально могу взять не более тысячи двухсот человек.
- Примерно так и есть, - кивнул Зайцев, закинув в рот кусок коричневого сахара. - Тысяча и ещё полста. Крайний срок выхода - послезавтра. А машины и под парусом можно починить.
Спустя сутки флотилия покинула залив, снова отправившись в поход. На корветах, отобранном у голландцев флейте, а также угольщиках 'Сахалин' и 'Камчатка' к Сеулу отправились немногим более тысячи корейцев. Основу этого воинства составлял испытанный в боях батальон под командованием Ли Минсика, а также около трёх сотен перебравшиеся за Туманган крестьян из северных провинций.
Минсик нервничал и почти весь путь до первой цели отряда - крепости на острове Канхва, провёл на палубе 'Забияки'. Кусая губы, он напряжённо вглядывался в очертания берегов, лежащих на горизонте. Ох, как же нужно было спешить! Бывший советник вана Чонга, Ан Чжонхи, ушедший в поход вместе с Ли Хо, обещал быструю сдачу крепости его солдатам. Дни в пути тянулись бесконечно долго, слишком долго! Но вот, наконец, в один из счастливых дней заработали машины корветов - флотилии предстояло идти среди множества скалистых островков на западном побережье, чтобы достичь устья Хангана. Вскоре его взору открылись 'врата Канхвадо', но что это? Вместо причалов, что были устроены на берегу во время правления вана Ли Чонга, теперь там был лишь пустой каменистый берег.
- Шлюпки на воду! - раздалась команда боцмана.
Прошло совсем немного времени, и отряд самых опытных солдат отправился к острову. Заняв 'врата', войско Минсика продолжило высадку и на берег материка, под защитой орудий корветов перевозя людей, боеприпасы и снаряжение. Первым делом, после того, как были заняты подступы к северным и восточным воротам, Ли Минсик отправил в крепость парламентёров, призывая начальника гарнизона благоразумно сдать крепость, проявив уважение к сыну покойного вана Чонга, принцу Бонгриму, брату убитого предателями вана Сохёна. Ответ поразил Минсика - как оказалось, прежний начальник гарнизона был переведён в заштатную крепость на Амноккане, а нынешний отказался признавать принца Бонгрима, то есть Ли Хо, законным претендентом на престол.
'Империя Цин признаёт достойным трона великого принца Инпхёна, третьего сына покойного вана. Великий принц Инпхён ожидает даров Цин и мы ожидаем вместе с ним - с ненавистью глядя на послание, прочитал Ли.
- Пальцы вместе на свет появились, но один больше, а другой меньше! - воскликнул он. - Не быть младшему впереди старшего! Цинские прихлебатели! Сукины дети! - Минсик долго ещё выкрикивал ругательства, покуда, наконец, не успокоился.
Поначалу Ли приказал устраивать лёгкие укрепления, которые пригодились бы случай вылазки гарнизона, но уже скоро командир батальона понял, что в крепости слишком мало солдат - в ином случае они бы непременно ввязались в схватку и попробовали атаковать высадившихся ещё на берегу. К обеду с кораблей перевезли часть полевых орудий, чтобы разрушить ворота, а с наступлением сумерек в крепость снова были посланы переговорщики. Ли требовал сдать крепость немедленно, иначе заговорят пушки. Но на это раз ответа и вовсе не было. В назначенное время северные ворота, в которые когда-то ворвались маньчжуры, были внезапно освещены ярким светом нескольких прожекторов и тут же грозно рявкнули пушки. Первый залп был немного не точен, но он стал лишь объявлением начала атаки для осаждённых. Всё же достаточно опытным канонирам сложно промахнуться с нескольких сотен метров. Второй же залп получился прицельным - тяжёлые, усиленные железными полосами, створки ворот дрогнули, подались. Совсем скоро раздались слитные вопли радости бойцов Минсика - третий залп сбил одну из створок, вторая сильно накренилась и вскоре упала, развалившись на куски. С надвратного укрепления и ближних стен бойцы гарнизона пробовали пускать стрелы и стрелять из аркебуз в сторону солдат, но это не принесло защищавшимся ровным никакого успеха - яркий свет прожекторов слепил неприятеля, не давая возможности метко стрелять.
- Не удивлюсь, если оборону возглавляет трясущийся от страха сановник! - прорычал Ли, готовя скорую атаку. - Натиск! Гнев! Мы вышибем цинских прихвостней со священного острова! На эту землю сошли наши боги!
Солдаты с яростными воплями бросились в атаку. У ворот образовался затор и этим воспользовались защитники крепости - им удалось поразить стрелами и пулями с десяток воинов принца Бонгрима и ранить около трёх десятков. Но это не могло остановить атакующих - а только лишь ожесточило их сердца. Канониры принялись палить по стенам, стараясь попасть по низким зубцам, за которыми укрывались лучники и аркебузиры. А крестьяне уже оттаскивали раненых солдат от крепости. Схватка внутри стен была короткой и кровавой - солдаты, накаченные Минсиком, презиравшие смерть и более всего любившие своего принца, устроили в крепости и дворце дикую резню, которую с трудом остановил сам Ли, приняв предложение о сдаче в плен оставшихся защитников Канхвасана. Пленников вскоре разделили - простых воинов оставили во внутреннем дворе твердыни, офицеров заперли в казарме, а чиновников вывели за ворота. Минсик долго не мучился выбором их участи, оставив в живых только тех, кто немедленно признал принца Бонгрима своим господином. Остальные были умерщвлены - связав несчастным руки за спиной, всех их сбросили с обрыва на камни, омываемые шипящими волнами Западного моря.
Приведя к присяге верности остававшихся в живых бывших защитников крепости, числом в полторы сотни человек, Минсик, оставив в Канхвасане сотню солдат, в том числе всех раненых, а также полусотню крестьян, ранним утром переправился на материк. Согласно приказу Ли Хо, он должен будет идти маршем к дворцу Кёнбоккун, находившемуся на севере от столицы, чтобы внезапной атакой ворваться внутрь его стен и арестовать принца Инпхёна. Дороги назад Минсику уже не было - и только скорость и дерзость давали ему шансы на победу. Клика проманьчжурских сановников и военачальников-изменников, что заправляла сейчас в столице, в случае молниеносных действий войска Ли не успевала возвратить к столице армию, отправленную навстречу опальному принцу Бонгриму. В эти дни решалась будущая судьба державы, либо Корея останется, как и прежде, покорной и послушной своему соседу, либо станет свободной и сама выберет свой путь. Путь развития, путь знаний.
Глава 10
Ангарск, Кремль. Начало августа 1653.
Вечерело. Душное марево долгого дня сменялось вечерней прохладой и крепнущим ветром с Ангары. Небо быстро темнело, заволакиваемое тучами, чувствовалось дыхание влаги - приближался ливень. Люди спешили по домам, подстёгиваемые глухим ворчанием в вышине - мокнуть никому не хотелось. Однако стихия сподобилась лишь на накрапывающий дождь, пролившись потоками воды стороной.
На наблюдательном посту, что стоял на окраине ангарского посада несколько милиционеров - четверо юношей с винтовками и старший смены караула, пожилой литвин-охотник, ждали смены. В пристроенной к караулке башенке, где на специальном станке стоял прожектор, находилось двое парней. Состоявшие в народной милиции работники ремонтных мастерских Ангарского речного пароходства, на три вечера в неделю привлекались к караульной службе.
- Как бы не промокнуть, Мирон, - хмурился один, с опаской поглядывая на тёмное небо, гремящее раскатами грома.
- Бричку со сменой пришлют, иначе как? - отмахнулся второй, взявшись за ручки поворота прожектора.
Осветив дорогу, он увидел только что упомянутую бричку, но та двигалась со стороны Белореченска.
- Глянь-ко, Чеслав! Кому в такую погоду неймётся? - ухмыльнулся Мирон.
Его напарник уже слазил с лестницы вниз, чтобы предупредить товарищей у ворот.
Старший смены Лесь Роговский фонарём осветил закутавшегося в плащ возницу, узнав его. Тот, простужено чихнув и утерев нос, сообщил, что везёт профессора Сергиенко от Усолья, где из-за поломки машины встал байкальский пароход.
- Спешит он сильно... Хорошо, что стемнело только что! - добавил возница.
- Вадим, что случилось? - дверца брички приоткрылась и, подслеповато щурясь от света фонаря, наружу выглянул помощник профессора.
- Добро пожаловать в Ангарск! - хлопнув лошадь по крупу, воскликнул Роговский. - Проезжайте!
На заседание Верховного Совета Сергиенко попал последним, добираясь в столицу из Новоземельска. Из двенадцати человек, что составляли Совет, отсутствовали трое - Сазонов находился во Владивостоке, готовя первые отряды айну и казаков к операции у Матомая на Эдзо, Саляев в Курляндии, а Паскевич на Эзеле. Остальные, по прибытию профессора, собрались в зале для переговоров. Разбившись на группы, они обсуждали последние новости, делились интересной информацией да и просто шутили.
- Ну что, товарищи, рассаживаемся! - призывно произнёс Соколов среди приглушённого гула голосов, наполнявшего помещение.
За огромный стол, занимавший чуть ли не всё пространство зала, сели те, кто определял принципы развития созданной ими державы, называемой Русь Сибирская. На некоторое время воцарилась неловкая тишина - многие посмотрели на пустое кресло профессора Радека, который никогда прежде не пропускал ни одного собрания.
- Для начала организационный вопрос, - прервал тишину Соколов. - В связи с постигшей нас утратой... Нужно выбрать достойную замену, ввести в Совет нового человека. Кандидаты всем вам известны.
- Поскольку голосование у нас открытое, - первым взял слово бывший заместитель главного инженера одного из мурманских заводов Борис Лисицын, сменивший покойного Радека на должности ректора АГУ. - Я за то, чтобы оставить место вакантным.
- Поясни, Борис Иванович! - тут же произнёс Кабаржицкий, нахмурившись.
- С удовольствием, - кивнул Лисицын. - Вы все знаете, что старший сын нашего товарища, Мечислав, очень толковый молодой человек, характеризуемый только с самой лучшей стороны всеми его учителями и наставниками.
- Подтверждаю, - добавил Матусевич. - Согласен с Борисом Ивановичем. И добавлю аналогичное мнение Сазонова, его начальника, отправленное радиограммой заранее.
Следующим высказался Петренко. Владиангарский воевода, отвечавший за оборону государства, также поддержал предложение Лисицина.
- Павел? - Соколов обратился к Граулю.
- Я согласен с высказанным тут мнением моих товарищей, - тут же ответил он, оглядевшись. - Но я хотел бы вернуться к вопросу о расширении Совета.
- Позже, Павел, - кивнул Вячеслав. - Мы и в меньшем количестве все вместе покуда собраться не можем.
- Что же, - вздохнул Карпинский, поглаживая бороду, когда Соколов посмотрел на него. - Тогда объясните мне, почему вместо сына Смирнова, в Совет вошёл я, а не Валентин?
- Понимаешь, Пётр, - декан геологического факультета АГУ Роман Векшин, снял очки и, потерев усталые глаза, взглянул на Карпинского:
- Не всем потомкам дано быть достойным продолжателем дела своего родителя. Знаешь, если все будут понимать, что членство в Совете - это не привилегия, а необходимость, то и ответственность будет иной.
- У Александра Миротворца сам знаешь, кто уродился, - буркнул Петренко, на что Карпинский только саркастически усмехнулся.
- Валентин Смирнов, согласно полученной от Паскевича информации, более всего интересуется вином и женским полом, а в общественно-полезной жизни воеводства участвует лишь по принуждению, - пробаcил сунгарийский воевода Матусевич. - Не думаю, что он нам чем-то поможет в будущем.
- Ладно, товарищи, вопрос решён! - закончил обсуждение Соколов. - Володя, готовь постановление.
Кабаржицкий заполнил подготовленную бумагу, в которой все присутствующие поставили подписи и свои резолюции. Заверив документ печатью, Владимир оставил его на столе.
- Теперь приступил к стратегическим вопросам, - продолжил собрание Вячеслав. - Причём решение некоторых из них оставил нам Радек. Володя?
- Первый вопрос наверное самый важный, - заговорил Кабаржицкий, отпив воды из кружки. - Это начало проекта "Наследник" или же "Царь с востока", как его называл профессор Радек.
- Это очень серьёзное дело, прошу высказаться по существу, - проговорил Соколов, пока присутствующие молчали, лишь переглядываясь друг с другом.
- В случае неудачи мы очень сильно подорвём свои позиции на Руси, - отметил Грауль. - Я не буду поддерживать эту затею сейчас. Но выучить Владимира, подготовить его к роли правителя - необходимо.
- Замечу, что царь Никита до сих пор не обзавёлся потомством, - подался вперёд Игорь Матусевич. - И, судя по поступающей из Москвы информации, не собирается исправлять эту ситуацию.
- Товарищи, - заговорил молчавший доселе профессор Сергиенко. - А ведь это отличный шанс не только для нас, Руси, но и для всего человечества... Не надо улыбаться! - энергично махнув рукой, Николай пригладил редкие волосы на голове. - В наших условиях мы способны воспитать нового человека, способного на дерзкий порыв в будущее! И это не только технические и гуманитарные знания, что они значат без творчески сформированной личности?! Без мечты в будущее?
- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью? - проговорил Карпинский, повернувшись к Сергиенко.
- Да, Пётр, именно так! - возбуждённо воскликнул профессор. - Иначе, каков же будет прок от наших усилий?
- Я думал, что мы уже реализуем эти планы, - побарабанив пальцами по столу, сказал Лисицын. - По-моему, мы до сих пор старались оставить таковых людей после нас... Таких как Мечислав, как Стас Соколов, как сотни других юношей и девушек.
- Так я же говорю о появлении такого же человека на московском престоле! - воздел руки Сергиенко. - Если мы решили не узурпировать власть сами, то сын государя Алексея Михайловича подходит идеально!
- Кроме Павла есть те, кто не поддерживает этот замысел? - Соколов смотрел на своих товарищей и понимал, что большинство из них были настроены решительно и вскоре одна за другой стали подниматься руки согласных.
Воздержались лишь Грауль и Карпинский. Матусевич поднял руку последним:
- Надо ознакомиться с планом Радека более подробно, обсудить все возможности и трудности реализации, - заговорил Матусевич. - Я уверен, что мы должны осуществлять этот план. Пусть он и ломает нашу прежнюю историю... Как я вижу, профессор, в отличии от Павла, вы этого не опасаетесь, - закончил Игорь многозначительным взглядом, устремлённым на Сергиенко.
- Мне уже боятся нечего, Игорь, - снисходительно проговорил остывший учёный. - Да и вам, думаю, тоже.
- Ну а пока мы грезим о новой власти на Руси, подобное уже происходит в Корее, - снова заговорил Соколов. - Игорь Олегович, доведите до нас обстановку на сегодняшний день.
- На сегодняшний не скажу, - усмехнулся Матусевич. - А в целом, как вы уже должны знать, наш союзник и мой недавний боевой товарищ, принц Бонгрим, сейчас ведёт борьбу за власть со своим младшим братом, принцем Инпхёном, которого признали наследником власти империи Цин.
- Он уже правит? - тут же уточнил Сергиенко, отодвигая от себя остывший уже чайничек.
- Насколько мне известно, церемонии интронизации ещё не было, - ответил воевода. - Сейчас правит с десяток высших сановников из разных кланов и только один из них негласно занимает сторону Ли Хо, снабжая его информацией.
- А что маньчжуры? - поглаживая седую бороду, спросил Петренко. - Держат свою креатуру на поводке?
- Влияние Цин при Дворе сейчас очень велико, - кивнул Матусевич. - В народе ходят слухи, что посольство из Пекина пересёкло пограничную реку Амноккан.
- На кого опирается наш союзник? - Карпинский заинтересованно посмотрел на Матусевича. - И почему бы нам не помочь ему так же открыто, как это делают маньчжуры? Признаем Ли Хо правителем, пришлём посольство. Государь Никита Иванович тоже может посольство прислать - тысячи казаков хватит вполне.
- Нет, вмешиваться нельзя, - покачал головой Игорь. - Это междоусобица и влезать в неё чревато, пусть корейцы интервентами видят только маньчжур. А насчёт поддержки... Принц Бонгрим опирается на северо-восточные провинции, в которых велика его слава, как о великом полководце, не раз бивавшем армии Цин. Город Хверён - по сути его столица...
- Да, во внутренние разборки нам нельзя встревать, - согласно кивнул Соколов. - Продолжай, Игорь.
- Так вот, и из Хверёна его войско ушло к столице, на своём пути пополняясь не только крестьянскими отрядами, но и гарнизонами правительственных войск - может получиться, что к Сеулу подойдёт огромная армия, с которой правительству будет уже никак не совладать.
- Эффект снежного кома, - хмыкнул Сергиенко. - Спасибо, по этому вопросу всё ясно. Вячеслав, у меня есть важный вопрос для обсуждения, я говорил тебе...
- Да, я не забыл, - нахмурился Соколов. - Только сначала сделаем перерыв, заварим свежего чайку.
Перерыв был недолог, собравшиеся успели лишь размять кости да разлить по чашкам свежезаваренный чай. Матусевич, получив свою порцию, пообещал скорое появление на Ангаре тростникового сахара с Окинавы, чем вызвал у товарищей бурю положительных эмоций. Наконец, все снова расселись, и слово взял профессор Сергиенко, выходец из мира Матусевича, в своё время, как и Радек, работавший над каналом перехода в эту реальность. Николай сообщил, что хотел бы поговорить о библиотеке Радека - тех работах и дневниках профессора, над которыми тот работал вплоть до последнего дня. Покойный профессор занимался составлением энциклопедий, учебников, наставлений и инструкций для следующего поколения, которое будет жить уже без них - первоангарцев, чужаков этого мира.
- Считаю, что крайне необходимо начать разбор его библиотеки, с целью анализа и систематизации работ Радека, - говорил Сергиенко, - и чем быстрее мы приступим, тем лучше. Мы тоже далеко не молоды, каждый день на счету. Кроме того, надо понять его планы и продолжить работу за профессора.
- Хорошо, что ты сам поднял этот вопрос, - согласно кивнул Соколов, переглянувшись с Лисицыным. - Вот вместе с Борисом Ивановичем и займётесь разбором записей. Ещё что-то, Николай Валерьевич?
- Да, - несколько замялся Сергиенко. - Я уже говорил тебе, Вячеслав... Хотел снова поднять вопрос.
- Ясно, - помрачнел Соколов. - Ну что же, говори.
- Я о вирусе, - сложив ладони над столом, опустил взгляд Сергиенко. - Хорошо ли будет оставлять его потомкам? Нужно или использовать его, наконец, либо уничтожить. Иначе уже в недалёком будущем может произойти страшное. МакГроу предлагал...
- МакГроу глупость предлагал! - рявкнул Матусевич. - Использовать боевой вирус близ наших границ - верх идиотизма!
- Значит, надо безотлагательно заняться его уничтожением, - пожал плечами Сергиенко.
- Или использовать с умом, - добавил вдруг Петренко. - Например, внутри ограниченной естественными границами территории.
- Не понял тебя, Ярослав, - повернулся к другу Вячеслав.
- А я поясню, - с готовностью кивнул воевода. - Я бы использовал вирус для уничтожения бандитского гнойника работорговцев и убийц - Крымского ханства.
- И как ты собираешься это сделать? - произнёс Грауль, недоверчиво покачав головой. - Не думаю, что это возможно провернуть без долгой подготовки. Надо учитывать множество факторов...
- Я не считаю это фантастикой, - загоревшись идеей, твёрдо говорил Петренко. - Думаю, если вы все поддержите меня, то я представлю проект сего предприятия.
За составление проекта высказались единогласно - Крым, отделённый от Руси морем и незаселённым Диким полем, был бы идеальным полигоном для не долгоживущего вируса. А ослабление государства, питающегося кровью славянского народа да живущего за счёт русско-польской розни, было бы весьма полезным делом.
- Нужно с царём говорить, составлять партии для выкупа пленников и действовать по обстоятельствам, - негромко проговорил Карпинский. - Не думаю, что Никита Иванович будет против, а, наоборот, с удовольствием примерит лавры освободителя на свои и без того могучие плечи завоевателя древних отчин.
- Да, - усмехнулся Соколов. - Сдаётся мне, Никита Иванович получит приставку Великий к своему титулу ещё при жизни. Отобрать у Польши княжество Литовское, взять Люблин и едва не осадить саму Варшаву - дорогого стоит!
- А с учётом разработки недр Урала и основании заводов, интереса к учреждению флота, покровительству толковым иноземцам и попечению над народным просвещением - выходит эдакий Пётр Первый вкупе с Екатериной Великой, - добавил Лисицын с улыбкой.
- Выходит-выходит, - проговорил Петренко. - Но не нужно обольщаться, царь действует только к своей, хотя и общегосударственной выгоде.
- Действительно, - помрачнел Вячеслав. - У нас же есть вопросы и по Смирнову, и по пропавшему в подземельях Антониева Сийского монастыря отцу Кириллу.
- Что?! - разом выдохнули многие из собравшихся.
- Не знаю, можно ли доверять Строгановым, но именно они предоставили информацию об отравлении Смирнова и пытках Карпа, - глядя в одну точку, с расстановкой произнёс Соколов.
- Доверенный человек семьи уральцев доставил послание во Владиангарск две недели назад, - заговорил Петренко. - В нём говорилось об "ангарском попе", помещённом в подземную тюрьму при этом монастыре на архангелогородчине.
- Мы попробуем проверить эту информацию через наших людей, - добавил Вячеслав. - Кроме того, я не исключаю провокации строгоновцев...
- Ведь мы проникли на Урал, а не они на Ангару, - пробурчал Карпинский, сложив руки на груди.
Собрание продолжилось отчаянным спором, который продолжался по поздней ночи - горячие головы, такие как Сергиенко и Кабаржицкий предлагали вообще заморозить общение с Никитой и потребовать от него объяснений по факту смерти их товарища в Карелии и немедленного освобождения ангарского священника. Но другие - Матусевич и Петренко, в первую очередь, говорили, что царь никогда не признается в случившемся и, в лучшем случае, может переложить вину на своих подданных - да только возможность оного чрезвычайно мала. Скорее всего, ответа вовсе не будет.
- А ведь Кирилл сам явился к патриарху, - заявил вдруг Матусевич. - А тот решил вызнать всё. Хорошо, наш служитель веры не знает самого главного!
- Знает, - негромко произнёс Соколов, постучав пальцами о стол. - Я рассказал ему.
Воевода молча, но энергично развёл руки в стороны и с изумлением посмотрел на Вячеслава.
- Теперь и Никита будет знать, - охрипшим от волнения голосом проговорил Сергиенко.
- Надеюсь, однако, у него хватит ума сохранить это в тайне? - добавил Грауль. - Ну а Кириллу теперь уж точно света белого не видать.
Далее собрание проходило как-то скомканно, тёплая комната перестала быть уютной, а в головах у собравшихся только и вертелись разные, но одинаково невесёлые мысли. Без обсуждений удвердили сроки открытия ещё одного плавильного цеха в Железногорске, отправку на работы голландцев с захваченного флейта "Дельфин" и планы организации корабельных мастерских и дока во Владивостоке. Разошлись все далеко заполночь, а многие так и не смогли заснуть, дождавшись в тишине рассвета. Не спали и в доме Милославских - поначалу сёстры расплакались, не желая тихо сопевшему в кроватке мальчику той же судьбы, которой вдоволь натерпелись они, будучи вовлечёнными в жестокие и кровавые дворцовые интриги.
- Видать, не дано иного, - перебирая светлые волосы сына, повторяла Мария Ильинична, то и дело утирая платочком слёзы. - С Божьей помощью сладится, уповаем на Господа нашего...
Дворцовый комплекс Чхандоккун, к северу от Сеула. Август 1653.
К вечеру следующего дня передовая группа войска Минсика - сотня под началом Кангхо Сонга, вышла к горе Унбон, с которой, по поверью, на землю сошла созидающая энергия Неба. Окружённый лесами дворец Чхандок со склона Унбонсана был бы как на ладони, сразу заметил Сонг. Солнце садилось, сочным светом пробиваясь сквозь ветки и кроны вековых деревьев, играя бликами на изумрудной траве. Ещё немного и начнёт темнеть, а потому каждая минута была счету!
- Ждать! - таков был приказ Кангхо, обращённый к его воинам, уставшим от тяжёлого перехода к столице от негостеприимного берега Западного моря.
Отряд верных принцу Бонгриму бойцов, до сей минуты петлявший среди холмов, лесных долин и извилистых речушек, обходивший стороной даже одинокие домики охотников, чтобы не обнаружить себя раньше времени, теперь отдыхал под сенью высоченных сосен, набираясь сил у прозрачного ручья, петлявшего между зелёными от наросшего мха валунами. А Сонг с несколькими бойцами поднялся на склон горы, чтобы с помощью увеличительной трубы, подаренной ему принцем, внимательно осмотреть Чхандоккун. Вот главные ворота - Тонхвамун, вот мост Кымчхонгё... По телу Сонга побежали щекочущие мурашки - священное место, этот мост строил сам ван Тэджон, отец великого Сэджона! Схема дворцового комплекса, которую рисовал принц Бонгрим, оживала на глазах - Кангхо точно знал, где нужно искать принца Инпхёна, признанного маньчжурами наследником престола.
Глаза его устали, Сонг опустил трубу. Посмотрев на заходящее солнце, раскрашивающее небо в мягко оранжевый цвет, он вспомнил слова Ли Хо об осторожности. Три десятилетия назад за дворцовыми стенами Чхандока произошла попытка переворота - но мятеж провалился и все его участники были жестоко умерщвлены. Нет, Кангхо не боялся смерти - он был готов сложить голову за своего принца, но вот принц... Он не желал смерти своих людей, пусть и за правое дело.
- Теперь нужно ожидать света множества факелов! - Сонг передал зрительную трубу находившемуся рядом солдату. - Как только ночная смена караулов будет совершена, мы начинаем действовать.
Теперь предстояло последний раз обсудить с командирами штурмовых групп каждое их движение после того, как будет преодолена внешняя дворцовая стена. Укрепления дворца несерьёзны, он не предназначен для обороны и проникнуть внутрь будет несложно - тренировки во Владивостоке на участке специально построенной стены, аналогичной дворцовой, не прошли даром. Вот только бы принц оказался на месте! Только бы слова сановников, захваченных на Канхва, оказались правдой!
Лежащий к югу от дворца столичный город зажигал ночные огни - в Чхандоке также началось движение, загорались десятки фонарей, дававших тусклый свет - и Кангхо тут же вспомнил яркие светильники, что были в его доме на Сунгари. Не сравниться им! Но тем временем в караул постепенно заступала ночная смена. Гвардейцы, держа в руках факелы, проходили по маршруту патрулирования огненной гусеницей, сменяя своих товарищей. Наконец произошла смена караула у главных ворот. Командир сменяющегося отряда, обменявшись паролем с коллегой из заступившего на дежурство, передал ему ключ от ворот. Гулко бухнул в тишине далёкий гонг, и вскоре всё стихло. Пора!
Каждый из диверсантов ещё раз проверил амуницию - револьверы, ножи, дубинки, удавки и прочий инструмент. Кто-то взял изготовленные тут же лестницы, на плечо закинув забухтованные веревки, приготовил крючья.
- Помните, сегодня в ваших руках судьба Кореи! Настало время изменить её судьбу! Изгоним прочь маньчжур и их прихвостней! Вперёд! - провозгласил Кангхо, бойцам, чьи лица были полны отчаянной решимостью.
Разделившись на несколько групп, отряд Сонга отправился вниз, в долину, освещаемую серебряным светом полной Луны, оставляя за спиной чёрную громаду горы Унбон.
Диверсанты принца Бонгрима обошли главные ворота комплекса стороной, пройдя перелеском из редкостоящих сосен и колючего кустарника до восточной стены Чхандока. Там она шла уступами, спускаясь со склона холма. Лёгкий ветер шуршал в высокой траве, освежая лица, наполняя лёгкие свежим воздухом. Перед решающим рывком бойцы на минуту замерли, вслушиваясь в тишину, нарушаемую лишь стрекотом сверчков, тёплой летней ночью поющих свою песню. Никого!
Лестницы приставлены, крючья, закреплённые на верёвках, взметнулись вверх и вот первые бойцы Сонга оказываются за стенами. И сразу же вступают в бой - две тройки гвардейцев нападают на бойцов. Лязг металла звучит очень недолго, гвардейцев закалывают. Кангхо похолодел - неужели их ждали? Но нет, более никто не атакует его солдат. Снова тишина вокруг. Итог первого столкновения печален - четверо убитых и трое тяжело раненых, последних приходится перетаскивать обратно и уносить в лес, чтобы оказать помощь, отряжая на это четверых воинов. Так отряд лишился более чем десятой части своего состава. Кангхо старался сохранить спокойствие, что удавалось с великим трудом.
- Вперёд! - прорычал он.
Впереди лежал прямоугольный парк с аккуратно постриженными кустарниками и небольшими деревцами. Преодолев его, диверсанты оказались перед низкими стенами, окаймлявшими площадь перед зданиями покоев вана и его супруги. У ворот горели факелы и там же собирались встревоженные гвардейцы, слышавшие шум схватки у внешней стены. Кангхо приказал приготовить револьверы - после того, как их обнаружили, счёт пошёл на секунды. Приблизившись к охранникам принца Инпхёна, диверсанты остановились. Считанные мгновения противники смотрели друг на друга - зло, решительно, изучая своего врага. Тишину нарушил офицер дворцовой стражи - с яростным воплем он ринулся на чужаков, едва не достав острием меча одного из бойцов.
- Огонь! - крик Сонга потонул в грохоте пальбы, вспышки выстрелов озаряли лица противников - перекошенные злобой, обескураженные и одинаково решительные. Едкий пороховой дым наполнял пространство перед воротами и вскоре солдаты Кангхо, переступив через распростёртые и скрюченные тела мертвецов, а также умирающих, бьющихся в конвульсиях гвардейцев, бросились в распахнутые настежь ворота.
Ворвавшись на площадь перед освящённым фонарями зданиями ванских покоев, бойцы на секунду замерли, озираясь по сторонам. Они слышали далёкие ещё крики спешащих сюда гвардейцев. Перезаряжая оружие, видели множество приближающихся факелов. Но цель так близка - было видно, как на веранде покоев мечутся фигуры в светлых, просторных одеждах. Кангхо помнил одно - если им не удастся схватить и увести с собою принца, Ли Хо приказал его убить. Покои вана были совсем близко, когда люди Сонга начали валиться на камни. Вот, схватившись за горло, упал на колени и, захрипев, завалился набок командир первого отделения, бывший рядом со своим командиром. Беззвучно, будто натолкнувшись на невидимую преграду, остановился и упал навзничь один из солдат, что бежал впереди. Рядом с головой Сонга с поющим свистом пролетела стрела, с найдя свою жертву позади. Лучники! На веранде павильона становилось всё больше воинов противника, одетых в чёрные, блестящие в свете фонарей, одежды. Кангхо остановился и, прицелившись, выстрелил, снова бросившись вперёд. Враги тоже валились, подстреленные пулями бойцов, но их становилось всё больше. В голове Сонга зашумело, в висках стучала кровь, живот свело. Он стрелял и перезаряжал оружие, видя как падали его солдаты, пронзённые стрелами.
'Что это? Ловушка?!' - бессильная злоба душила его.
Сонг понимал, что его миссия потерпела полное поражение. Он видел оглядывающихся воинов, видел сомнение, появившееся в их глазах.
- Назад! Уходим! - закричал Кангхо, продолжая отстреливаться.
Лучники сошли с веранды и уже вели стрельбу с лестницы павильона, кто-то из них сошёл на камни площади, переступая через тела погибших товарищей. Около трёх десятков остававшихся в живых диверсантов бросились к воротам, но и там их ждали. Около двадцати гвардейцев-аркебузиров в этот момент изготавливались к стрельбе, выстраиваясь в ряд. Несколько бойцов сумели вовремя уйти из зоны поражения, перебраться через стену и устремиться в сторону сада Хувон. Кто-то стреляет по аркебузирам, двое гвардейцев падают, заливая кровью цветастые одежды, их широкополые шляпы летят в сторону. Но всё равно следует залп. Кангхо складывается пополам, будто получив сильнейший удар под дых. Он не может дышать, хватая ртом воздух и беззвучно кричит от боли. Он лежит на тёплых камнях площади. Вскоре его грубо хватают за ворот и куда-то тащат. Его бьют по щекам, но он не чувствует ударов. Его бьют ещё и ещё. Наконец, сознание проясняется, Кангхо осмысленным взглядом осматривается - его прислонили к стене, а вокруг столпились те самые лучники, которые с интересом и злостью смотрят на него, обсуждают, кричат. Маньчжуры! Эта мысль буквально пронзает его сознание и Сонг пытается поднять руку, в которой всё ещё зажат револьвер. Кто-то заметил его попытку - звучат возбуждённые крики, по его руке бьют дубинкой, ещё и ещё, пока оружие не вываливается из сломанных пальцев. Револьвер пинают ногой, одетой в сапог с загнутым вверх носком. Сонг пытается пошевелиться - маньчжуры снова орут, приставляя к его горлу острия мечей. Вдруг следует резкий окрик и маньчжуры расступаются, пропуская вперёд какого-то высокого сановника. Тот склоняется перед лежащим Сонгом, с интересом вглядываясь в лицо, искажённое болью.
- Вы хотели убить принца Инпхёна? Его нет здесь, он в безопасности, - мягким, фальшивым голосом проговорил сановник. - Вас, мерзких убийц, послал Ли Хо, этот отщепенец?
Кангхо лишь посмотрел на говорившего исподлобья.
- Молчишь? - продолжил сановник. - Осветите его!
Факел поднесли к самому лицу Сонга, опалив брови и волосы.
- Вам конец! - прохрипел Кангхо. - Что не смог я, сделают другие! Армия Бонгрима идёт с севера, другая армия, что идёт от Канхвасана, скоро будет тут - маньчжуры не помогут вам удержать власть! - вдруг рассмеялся Сонг. - Вам конец, собаки!
Сановник резко выпрямился, брезгливо посмотрев на смеющегося пленника в последний раз. Отвернувшись, он пошёл прочь, за ним последовали другие сановники, сопровождаемые гвардейцами. Перед Сонгом остались только маньчжуры.
- Чего... - не договорил Кангхо - сразу несколько мечей пронзили его тело, он обмяк, уронил голову набок и испустил дух.
Спустя несколько минут сановник, говоривший с Кангхо, жестом остановив сопровождающих, прошёл во внутренние помещения ванских покоев. В дальней комнате, освещаемой тусклым светом мерцающего в каменном фонаре огня, он нашёл испуганного молодого мужчину, с опаской смотревшего на сановника.
- Санхен! - голос мужчины предательски сорвался от чрезмерного волнения. - Что происходит?! Кто были эти люди?
- Мятежники, посланные твоим братом, чтобы убить тебя, - склонил голову сановник. - С помощью воинов, которых прислал тебе милостивый император, нападение отбито и почти все нападавшие уничтожены.
- Почти все? - заметно успокоившись и вынув руку из-под вороха одежд, Инпхён взглянул на сановника, вздёрнув голову.
- Несколько мятежников рассеялись в саду Хувон, - проговорил, словно урчащий кот, Санхен. - Совсем скоро их изловят, как диких животных. Потом они будут преданы казни.
- Хорошо! - заулыбался младший принц. - Ты можешь идти, Пак Санхен.
Сановник снова склонился и, попятившись, вышел из комнаты принца. Торжествующая улыбка играла на его лице.
'Что за недоумок!' - подумал он и фыркнул от усмешки, вспомнив, как напуганный Инпхён прятал в одежде бесполезный в драке ножичек. Но улыбку вскоре сменила более привычная холодная и надменная маска, носимая Паком. Если проклятый мятежник не врал перед своей смертью, то у него, регента Санхена, наступило время больших трудностей. Сегодня ночью предстояло отправить десятки гонцов по всем ближним к столице гарнизонам, чтобы они срочно прибывали к берегу Хангана у западной границы города. Кроме того, нужно отправить конный отряд навстречу врагу. Сановник скрипнул зубами от негодования - Ли Хо, сукин сын, почему ты не остался в северных лесах?!
Тем временем Бонгрим продвигался по северным провинциям Кореи, беспрестанно пополняя свою армию не только крестьянскими отрядами, но и гарнизонами небольших крепостиц и городков, которые лежали у него на пути. Провинциальные военачальники, управляющие провинциями и уездами, чиновники, главы кланов, депутации янбанов, ремесленников и крестьян - все они спешили засвидетельствовать перед принцем своё почтение и показать ему свою полную лояльность. Ли Хо благосклонно принимал этих людей, слушая их уважительные речи, исполненные почитания памяти его отца и надежд на то, что принц будет следовать ему во всём. Но были и те, с кем Ли Хо принципиально не встречался - к ним относились знатоки конфуцианского учения, служители прошлого - как он их называл. Это никоим образом не мешало ему пользоваться любовью среди простого народа, у которого до сих пор в почёте были культы духов земли и неба, рек, озёр и гор.
Первое серьёзное столкновение с правительственными войсками произошло под Чхорвоном. Войско принца, преодолевая горный район Йонсо, двигалось берегом реки Хантан, обходя стороной и буддийский монастырь Куынса, и крепость Чхорвона, пострадавшую ещё во времена японского вторжения. Передовые конные отряды обнаружили вставшего на отдых противника в живописной, окружённой острыми скалами долине Тамтхо. По оценке командира разведроты, численность армии регентского совета составляла не менее пяти тысяч пехотинцев, а также около тысячи всадников. Силы Бонгрима уступали неприятелю в численности, кроме того, большая часть его войска была плохо вооружена - особенно крестьянские ополченцы. Но было у него и неизвестное врагу преимущество - испытанный в боях и спаянный дисциплиной полк 'Бунно*', состоявший из двенадцати сотен бойцов, включая подразделения обеспечения, которые также крепко держали в руках оружие и умело им пользовались. Всадников, вооружённые цепами, копьями и трезубцами, из примкнувших к принцу северных гарнизонов у военачальника Ан Чжонхи насчитывалось лишь две с половиной сотни - но и они представляли собой весьма серьёзную силу перед основной частью войска регентского правительства - неопытными солдатами, набранными, главным образом из крестьян. Как только воинство Бонгрима быстро развернулось в боевые порядки прямо с марша, Чжонхи, форсируя события, начал немедленное движение навстречу выжидающему в покое противнику. Полк "Бунно" занял центр построения. На флангах военачальник принца выставил небольшие конные отряды, а во втором эшелоне двигались пехотинцы из северных провинций. Крестьянские отряды своего войска Чжонхи оставил в арьергарде, надеясь, что до их участия в битве дела вообще не дойдёт.
- Посылать людей на войну необученными - значит предавать их, - на полевом совете перед боем Ан Чжонхи процитировал слова Конфуция, на что принц заметил:
- В данном случае Конфуций прав! Но для нашего противника эти слова - пустой звук. Смотри! Они кидают вперёд крестьянских сынов. Глупцы!
Войско принца, спускаясь в долину, между тем всё ближе подходило к противнику, занявшему оборонительные позиции между бегущей по камням рекой и скалами, тянущимися к голубому небу. Ряды неприятеля заволновались, увидев слаженные движения своего врага. В полку 'Бунно' был отряд музыкантов, которые использовали не только корейские инструменты, но и те, что были приняты в войсках северного соседа. Басовитые удары барабанов, наверное, было первым, что услышали солдаты регентской армии - потом им стало уже не до них. А когда до врага оставалось около одного ли, что на Сунгари считалось за пять сотен метров, войско Бонгрима остановилось. Ан Чжонхи на чёрном жеребце выехал вперёд строя, сопровождаемый офицером и знаменосцем, который удерживал в руке полотнище с гербом Чосона, на котором извивался рассерженный дракон. Но с военачальником принца никто не захотел говорить - а из стана неприятеля, расположившегося на невысоком каменистом холме, что стоял позади выстроившегося войска, в сторону войска Ли Хо полетело несколько каменных ядер из гулко ухнувших гаубиц. Камни упали менее чем в сотне метров от первых рядов солдат. Чжонхи, оскорбившись, поворотил жеребца, и парламентёры устремились обратно. Полковая артиллерия - четыре литые пушек, перевозимые на мулах, уже давно были готовы к стрельбе, и военачальник принца приказал командиру батареи обстреливать холм, на котором находилась ставка врага. В отличие от своего неприятеля, канониры принца имели на вооружении не каменные ядра, а бомбы, разрывающиеся на множество осколков и поражающие ими пространство вокруг. Вскоре рявкнули орудия и, пролетев над головами своих и чужих солдат, три бомбы из четырёх разорвались на склонах холма, не нанеся особого ущерба врагу. Одна бомба, к досаде Ли Хо, наблюдавшего за стрельбой, и вовсе не взорвалась. А тем временем конница регентской армии начала концентрироваться на правом фланге, готовясь к решительному удару по малочисленной коннице Бонгрима. Следующий залп батареи был более удачен - один из шатров разорвало в лоскуты, повалены стяги врага а, кроме того, от испуга разбежались кони обоза, которых тут же принялись ловить рекрутированные крестьяне, добавляя суматохи в тылу вражеского войска.
И тут снова ударили барабаны и заиграли трубы - полк двинулся в атаку. Пушки же теперь перенесли свой огонь на доступный им правый фланг неприятельского построения, заставляя всадников врага, потерявших с десяток воинов, укрыться за скальными выступами. 'Бунно' тоже понёс первые потери - каменные ядра гаубиц нашли своих жертв среди бойцов.
Тут же неприятельские военачальники, умело перебросив свою конницу на другой фланг, недоступный для полковых пушек, бросили в бой свою главную силу - всадников, вооружённых цепами. Отличное владение этим смертоносным оружием одного удара являлось визитной карточкой корейской кавалерии, как и красота исполнения этого удара. Ли Хо, наблюдавший за полем боя в увеличительную трубу, даже залюбовался конной атакой. Воистину, прекрасны были эти воины! И горе падёт на голову тому, кто бросил их на войско законного наследника трона!
Командир полка Сергей Ким, находившийся, вопреки уговорам принца, в боевых порядках, заранее приметил перемещение всадников врага и остановил движение своих солдат. Над рядами воинов раздалась его команда, передаваемая офицерами:
- Стой! Первая шеренга на колено! Готовсь! Огонь!
Грянул слитный залп, нанёсший чувствительные потери первой волне приближающегося противника. Вскоре грянул и второй залп, солдаты слаженно и чётко перезаряжали своё оружие. Но не допустить всадников до сшибки всё стрелки не смогли - помешали складки местности, конница обогнула поле боя, укрывшись высоким берегом реки, после чего обрушилась на правый фланг. Завязался конный бой, яростный и кровавый. То и дело из сёдел вылетали воины, покалеченные жестокими ударами цепов или пронзённые копьями. Стрелки теряли людей от метких выстрелов лучников противника, крестьяне то и дело оттаскивали бойцов, посечённых стрелами в тыл к медикам.
Пушки практически разгромили ставку и лагерь регентского войска, сейчас там виднелись лишь разбитые повозки да поваленные шатры, близ которых курились дымки. А в высокой траве долины полегло немало одетых в белое обозников, убитых осколками, меж телами которых бродили понурые кони, пугливо отшатываясь от очередного близкого разрыва бомбы. Ли Хо с ужасом смотрел на братоубийственный бой, покрывшись холодным потом. На душе его стало мерзко и противно, принц в этот момент люто возненавидел всех этих подлых и продажных чиновников, которые ради маньчжурского сапога готовы были пожертвовать не только свободой своей страны, но и жизнями сильных воинов, лучших сынов народа. Мрази!
А между тем, на помощь малочисленным всадникам Бонгрима пришли солдаты северных гарнизонов, использовавших копья чжукчжанчан, длиною чуть более четырёх метров. Ощетинившиеся ими отряды, взаимодействуя со стрелками и конницей, старались отбить атаку неприятельских кавалеристов. Бунновцы же, продолжая вести огонь, отстреливали лошадей врага. Всадник без коня - плохой воин! А тем временем, военачальники регентского войска, видя, что конница завязала борьбу, бросили в бой и пехотинцев. Но, видит Небо, они были неправы! Кавалеристы, которым так и не удалось вклиниться в порядки своего врага, вскоре были отброшены навстречу своей же пехоте плотным ружейным огнём стрелков принца.
- Панцирники! Вперёд!
В первые ряды наступающего полка выдвинулись две ударные роты панцирь-гренадёров, как таковых воинов называли на Сунгари - солдаты решительного удара, одетые в броню, имевшие гранаты, тяжёлые сабли, булавы и револьверы. Это сильные и бывалые воины, знавшие себе цену и уверенные в своих силах, не раз обращавшие в паническое бегство маньчжурских солдат. Первая же сшибка панцирников с неприятельской пехотой оказалась для врага поистине ужасной. Сначала полетели гранаты, которые нанесли не столько физического урона, сколько морального, а потом с яростными криками во вчеравших крестьян врубились гренадёры, производя среди неприятеля сущее опустошение. Пехотинцы регентского войска спустя несколько минут буквально взвыли от ужаса и бросились наутёк, совершенно развалив последнее подобие строя. Смешавшись со своими всадниками, они бросали оружие и пытались бежать, бежать прочь, куда угодно... Некоторые бросались в пронзительно холодные воды Хантана, чтобы перебраться на тот берег и укрыться среди далёких зарослей высокого кустарника. Лишившиеся управления, совершенно деморализованные солдаты врага сдавались в плен десятками, сотнями. Крестьянам принца пришлось немало потрудится, чтобы загнать пленников в скальный карман. Вскоре принц подъехал к помрачневшим и насупившимся людям на взмыленном жеребце и, буравя тяжёлым взглядом недавних врагов, рубленными фразами объявил:
- Я не держу на вас зла! Я приказываю вам немедленно возвращаться к своим очагам! Занимайтесь хозяйством и растите детей! Больше никто вам не прикажет умирать за маньчжурских прихвостней! Всё, убирайтесь прочь!
Немногих оставшихся в живых военачальников Ли Хо объявил виновными в случившейся бойне и повелел казнить тут же, а от знатных воинов из числа кавалеристов потребовал немедленно отречься от узурпаторов престола и марионеток империи Цин, признав своим властителем его, наследного принца Бонгрима, сына вана Инджо*. Лишь две дюжины пленников, представлявших знатные кланы, отказалось поступить подобным образом, и все они были обезглавлены перед своими недавними товарищами. А спустя несколько часов отдыха армия принца, оставив на месте боя похоронные команды, снова двинулась к столице, путь к которой более никто не мог бы ей преградить. Начиналась новая эра древней страны Чосон.
Инджо - посмертное имя вана Ли Чонга.
Глава 11
Владивосток - острова Амами - Эдзо. Сентябрь 1653.
Налёт на Амами прошёл молниеносно, как и задумывал Сазонов. Сам воевода в операции не участвовал, поручив командование полковнику Семёну Дежнёву, начальнику батальона морской пехоты, сформированного из наиболее подготовленных бойцов, знавших море не понаслышке. Костяк батальона составляли казаки и поморы, а также айну и дауры. По сути, операция стала лишь тренировкой перед скорым походом на Эдзо - вождь Сагусаин, наконец, передал Нумару весть об объединении нескольких племён и готовности эдзосцев начать восстание против японцев. Только потому Сазонов одобрил рейд на Амами - чтобы бойцы поднабрали опыта в столкновении с самураями, поближе узнали своего неприятеля да наладили более тесное взаимодействие между собой. В начале сентября корветы 'Богатырь' и 'Удалец', выйдя из Владивостока, направились на юго-запад. После короткой остановке на Цусиме, во время которой несколько молодых людей, направленных князем Со в помощь своему сюзерену как переводчики, присоединились к штабу батальона, корабли взяли курс на Амами. По информации, полученной от вана Рюкю, Дежнёву было известно о малом количестве японцев на островах, а воинов и вовсе было чуть более двух сотен. А на самом деле их оказалось и того меньше - около сотни. Однако и они оказали упорное сопротивление чужакам, заставив их обложить деревню на главном острове гряды, где жили японцы и обстреливать её. Тут и помогли цусимцы, убедившие самураев уйти с островов, сохранив честь непобеждённых и оставив при себе личное оружие. Кроме того, старшему среди японцев было рекомендовано соблюдать приказ сёгуната о принципе 'страны на замке' и не пытаться захватить чужую землю. С тем они и уплыли на трёх джонках, оставив на произвол судьбы поселенцев, которых насчитывалось чуть менее четырёх сотен человек. Острова, оккупированные княжеством Сацума, теперь были полностью зачищены от японского военного присутствия. Кстати, оказалось, что коренные жители этих островов вовсе не горят желанием возвращаться под руку вана Окинавы. Кроме того, прежде они не раз пытались добиться самостоятельности от династии Сё. Ангарцы, несмотря на просьбы островитян, не стали задерживаться у Амами. Полковник Дежнёв обещал лишь своё покровительство от японской угрозы. Японские поселенцы, оказавшиеся на острове по приказу даймё, были перевезены корветами на Японские острова и высажены прямо на берегу у рыбацкой деревушки близ города Кагосима. Совсем недалеко от места высадки находилась резиденция самурайского рода Симадзу, захватившего Амами четыре десятка лет назад. Японцы поначалу так и не решились помешать столь дерзкому поступку со стороны неизвестных им людей. Простые сацумцы, в том числе рыбаки, раскрыв рты, лишь наблюдали за шлюпками, приходящими со стороны чужих кораблей и выбирающимися из них соплеменниками. Войско же местного даймё, наспех собранное, появилось на берегу уже после того, как корабли, подняв паруса, ушли на север.
По возвращению корветов во Владивосток 'Богатырь' сразу же встал у причала для ремонта - ещё в пути в корпусе открылись течи. Требовали починки и осмотра машины кораблей - предстояла замена износившихся деталей, чистка, смазка. Так что перебравшимся с Амура корабелам и техникам привалило работы. А ведь кроме того, продолжались работы над двумя заложенными в начале весны корветами следующей серии, при строительстве которых использовался заготовленный для постройки фрегата лес, с проектом которого пришлось повременить - как говориться, лучше две синицы в руках... На новых верфях Владивостока, почитай, одни поморы да ангарские мастера остались. Датчане же да немцы, что ранее обретались на албазинских верфях, прошлым летом почти что все были отпущены на родину с кошелями, изрядно потяжелевшими от чеканной золотой монеты. Почти что все значило то, что некоторые из мастеров навсегда остались в амурской землице, не сдюжив в местном климате, а ещё с дюжину решили и вовсе не возвращаться, а служить здесь, на краю Ойкумены, обзаведясь семьями и положением в обществе. Возвращавшиеся же в Европу корабелы, озолотившиеся в далёкой Сибири, теперь наверняка станут ценным источником информации не только для датского двора, но и для тех, кто пожелает последовать их опыту. Кстати безопасное возвращение работников в их пути до самого Пернова гарантировалось службой охраны Московско-Сибирского тракта, учреждённой царём Никитой Романовым в Нижнем Новгороде.
Отчёт Дежнёва о проведённой операции был заслушан в штабе Тихоокеанского флота, что находился в бревенчатом двухэтажном строении, окружённом казармами. После недолгого обсуждения рейда Сазонов приказал полковнику готовиться к следующей - чрезвычайно важной миссии на Эдзо. Рассказав последние вести с острова, прибывшие оттуда с письмом от казачьего старшины, находившегося при Нумару, воевода внимательно посмотрел на Дежнёва, словно задумавшись.
- Семён Иванович, в твой отряд завербовалось ещё два десятка казачков якутских, - после небольшой паузы сообщил полковнику Сазонов, при этом озабоченно покачав головой. - Ещё двадцать...
- Нешто плохо, Ляксей Козьмич? - нахмурив густые брови, пробасил Дежнёв. - Сподручней будет.
- А то может и плохо, атаман, - садясь за стол, с сомнением произнёс воевода. - Якутский воевода Кокошкин уже слал нам не одно письмо, требуя вернуть беглецов для наказания. Сдаётся мне, многие казаки в Сибирь идут, чтобы потом к нам на службу сбежать.
- Верно, слыхал такое, - степенно кивнул Семён Иванович. - А кто среди той ватажки за главного?
- Себя он называет Василием Ермолаевичем, а прозвище его Бугор, - ответил адмирал Сартинов, покопавшись в бумагах и выудив из стопки нужный лист.
- Посмотрим, каков из него бугор выйдет, - ухмыльнулся Дежнёв, после чего подвинул к себе бумаги, среди которых был и список продуктов, которые были приготовлены к отправке батальона на Эдзо.
Прочитав и согласно кивнув, Семён заметил:
- Добрая каша из риса ентого выходит, - сказав, полковник снова посерьёзнел лицом и заговорил:
- Ляксей Козьмич, - Дежнёв на секунду задумался, сцепив в замок узловатые пальцы сильных рук, - отобрал я людишек для похода - три сотни из баталиона возьму, а более и не надо, сгодятся здесь. Лучше меньше, да лучше... Что с конями-то?
- Шесть десятков голов из Нингуты пригонят на этой неделе, - ответил воевода. - С ними канониры сунгарийские прибудут.
- К намеченной дате выхода эскадры, значит, успеваем, - удовлетворённо проговорил Сартинов. - А то на осенние шторма попадать не хочется.
Две недели спустя, у юго-западных берегов Эдзо.
На едва волнующееся море опускался вечер, принесший с юго-запада час от часа крепнувший ветер. Скоро станет совсем темно - а значит, пора искать место для ночной стоянки. Флотилия, состоящая из голландского флейта, управляемого поморами и курляндцами, транспорта 'Амур', что перевозил маньчжурских лошадей, а также двух ботов, подходила к местности Отару, которую Раманте, сын Нумару, называл 'река на песчаном берегу'. Командующий экспедицией полковник, Семён Дежнёв, в этот час находясь на мостике 'Дельфина', с интересом оглядывал в бинокль растущий на горизонте остров Эдзо, покрытый голубоватой дымкой, из-за которой выступали скалистые берега земли айну. Опустив подаренный в Ангарске прибор и убрав его в чехол, он задумался - прошло почти десять лет, как он, раненый при нападении на крепостицу чужаков, попал к ангарцам. Его выходили, поставили на ноги, нашли службишку по силам, продвигали да не забывали. Хотел ли он вернуться в Енисейск, повиниться воеводе да всё рассказать? Хотелось и сильно, но... Поначалу Семён хотел отплатить добром на добро, а потом - втянулся что ли, как говорят ангарцы. И то странно было - иной раз, что в Ангарске, что в ином их городишке, едва кто из них услышит - Семён мол, Дежнёв, сын Иванов, так и норовят подойти ближе да поглядеть, руку пожать покрепче. А ещё бывший десятник пеших казаков не раз слыхал, что ангарцы шептались промеж собою - сам Дежнёв, ишь как! Будто Семён воевода какой али боярин, но ведь у ангарцев принятого на Руси чинопоклонения вовсе не бывало - это устюжанин понял довольно быстро. Ценились сметливость да ответственность, вона - Бекетов, воеводою стал и держит в спокойствии и порядке все земли от Байкала великого и до Амура реки да почитается у ангарцев среди лучших людей. А ему, Семёну, воеводство не совсем по нутру. А вот отправиться к землицам новым, что на ангарских картах указаны, но прежде человеком русским не виданным - то и есть его дело.
Шумно втягивая прохладный морской воздух, набирая оного полную грудь, Семён оглядывал темнеющее небо.
- Дождь, небось, будет, - чуть слышно проговорил он, с недовольным видом поправляя широкий поясной ремень. - Как бы не ливень ишшо!
- Помани ишша маленько, Семён Иваныч, да и будет дожжь, - кивнул Феофан, помор-сигнальщик, подойдя к полковнику.
- Вторуша, к югу помалу правь, гавань будет приметная! - старпом Чунин, ранее ходивший к Эдзо на 'Кастрикуме', скомандовал безусому ещё рулевому. - Ночь там переждём.
'Вот ещё кому раздолье в морях!' - подумал Семён, оглядывая поморов.
- Феофан! - Чунин окликнул сигнальщика, который стоял рядом с Дежнёвым. - Передай на корабли сигнал 'Следуй за мной!'!
- Есть! - стуча сапогами, тот бросился к кормовому прожектору.
На следующий день высадившиеся в Отару люди Дежнёва были встречены вождём южных племён Эдзо - Сагусаином.
Первыми на берег ступили казаки и поморы, которые, взяв с кораблей бухты верёвок, скобы и топоры, отправились валить лес, чтобы смастерить плоты для переправки коней на берег. Пока шла выгрузка людей и вооружения, они уже сделали первый и, под внимательными взглядами эдзосцев, доставили на берег пару животных. В отличие от русских и дауров, сахалинские и амурские айну держались несколько скованно, кучкуясь в стороне. Слишком уж они отличались от местных собратьев. Во-первых, в отличие от голоногих эдзосцев, на их ногах были мягкие кожаные сапоги, что очень удивляло островитян. Да и одеты гости были в одинаковые, пусть и с традиционным орнаментом, одежды. Флейт, на котором курляндцы споро убирали паруса, поразил эдзосцев - он был гораздо больше любого из виденных ими японских кораблей. Лошади также были крупнее тех, что появились на острове вместе с японцами. А вот пушки, устанавливаемые казаками на собранные повозки, весьма заинтересовали Сагусаина. Рамантэ пришлось долго и подробно объяснять вождю, что это такое и для чего орудия нужны. Дежнёв позволил для наглядности произвести стрельбу с борта флейта, чтобы наглядно продемонстрировать возможности орудий. Что же, демонстрация прошла более чем успешно - толпа айну отхлынула от берега после того, как несколько вековых сосен на крошечном скалистом островке близ самого берега были разбиты в щепы и повалены взрывами нескольких разрывных или же по-иному, бомбических, ядер. Сагусаин, к удовлетворению Дежнёва не показал виду, что был испуган, напротив - вождь племени сибуцари был в полном восторге! И даже порывался залезть в лодку, чтобы поплыть к островку и осмотреть торчащие и расщепленные обломки стволов поближе. Но казаки Бугра не дали ему лодки, едва не устроив потасовку с айну. Семёну пришлось вмешаться и отвести вождя в сторону, через минуту уже забывшего о происшествии и продолжавшего осматривать выгружаемые с флейта пушки. Кстати, лишь вождь да ещё несколько воинов могли бы тягаться в комплекции с русскими бородачами, так схожими с ними внешне.
Вскоре Дежнёв, оставив необходимые распоряжения, вместе с Рамантэ, отправился на переговоры с Сагусаином. Там же спустя некоторое время выяснилось, что вождь южных племён, как его представил Нумару, совсем не является таковым. Оказалось, что Сагусаину подвластны лишь несколько родов, притом не самых крупных и сильных, а многолюдные племена и не думали подчиняться незнатному вождю, несмотря на его настойчивые предложения объединиться против захватчиков-японцев. Все проведённые Сагусаином советы вождей остались практически без результата, если не считать таковым союз родственных родов. Но Семён Иванович не заметил обречённости в глазах вождя, напротив - он был очень рад появившимся из-за моря людям, называл их братьями и с оптимизмом говорил о будущем, не единожды поминая в разговоре восхитившие его пушки.
- На Матомай надо идти! - несколько раз заявил Сагусаин уже в самом начале разговора, энергично жестикулируя. - Побьём японцев!
- Спешить нельзя! - остановил айну Дежнёв, обеспокоенный его горячностью, после чего принялся спокойным голосом пояснять:
- Для начала нужно провести смотр твоего войска, установить добрые отношения с твоими военачальниками, да и нам надо после морского перехода пообвыкнуться, коням должно роздыху дать, попастись вдоволь, силушки набрать. Эка ты хватанул - сразу идти на Матомай! Погоди...
Рамантэ переводил, разглядывая Сагусаина. Айну заметил, что оба переговорщика схожи меж собой - высокие, статные, у обоих густые бороды и кустистые брови, цепкие и выразительные глаза. Даже позы, в которых русский полковник и вождь айну сидели на покрытых шкурами оленей брёвнах, были одинаковы.
Не выдержав, амурец сказал об этом Сагусаину, но тот поначалу не понял, о чём толкует айну, пришедший из-за моря. Всё же различия амурского и эдзосского диалектов в языке давали о себе знать. Но вскоре вождь прояснел лицом и, прищурившись, пристально осмотрел сидящего напротив собеседника. Рассмеявшись, Сагусаин подался вперёд и, встав на ноги, в голос захохотал. Дежнёв в недоумении поднялся, а дюжий айну его в тот же миг обнял, продолжая смеяться.
- Брат мой! - восклицал Сагусаин.
- Полно тебе! - усмехнулся Семён Иванович, отстраняясь. - Садись, давай. Роман, а ты прикажи, чтобы чаю заварили и сахару не забыли окинавского.
С подачи Сазонова, тростниковый сахар с Рюкю, привозимый цусимцами во Владивосток и Туманный, чтобы обменять его на ангарские товары - в основном на стальные изделия и разнообразную утварь, называли теперь окинавским.
На следующий день Сагусаин попытался устроить смотр части своего 'войска' - из тех воинов, которые были в Отару. Рамантэ они напомнили нерегулярно собиравшееся ополчение амурских племён. Это были нестройные толпы воинов, кучковавшиеся строго по своему роду или племени, даже просто собрать их вместе стало для вождя предприятием весьма сложным. Хотя Сагусаин и понял, что хотел Дежнёв - сделать оного вождь не смог. Вместо хотя бы нестройного построения воины айну пытались улизнуть в сторону, присесть на траву, а то и вовсе прилечь под деревом да поговорить с товарищем. В общем, ничего путного из этой затеи не вышло. А вот айну, которыми командовал Рамантэ, показав лишь совсем немногое из того, что они умели, совершеннейшим образом поразили Сагусаина. Он изумился виду стройной шеренги воинов, у которых в руках были винтовки с примкнутыми штыками, на лезвиях которых играли солнечные блики. Подивился слаженным действиям, которые выполняли его соплеменники из-за моря, следуя коротким командам командира. Подивился занятному зрелищу и не более того. А после заявил Рамантэ, махнув рукой:
- Если так перед врагом открываться да всем вместе ходить - утыкают стрелами! А вот пушки - дело стоящее, ими можно укрепления Матомая разбить и японцев скинуть в море!
- Я показал, что люди слушают команды и исполняют их, - немного смутившись, возразил амурец. - А в лесу воевать мы научены, только не малыми отрядами, которые каждый за себя, а все вместе! Как говорит муж моей сестры - один за всех и все за одного!
- Этого нам тут и не хватает, - нахмурившись и почесав нос грязным ногтём, сказал Сагусаин. - Видишь сам, никто из глав сильного рода не хочет иметь над собой ещё одного вождя.
- Если бы все айну разом... Да даже половина! Если бы они собрались - ни одного японца не осталось бы на Эдзо! - возбуждённо заговорил Рамантэ, озадачив вождя своими словами.
- Ты же знаешь, я пробовал объединить силы, - усмехнувшись, ответил Сагусаин. - Но вот совсем недавно люди из союза Онибиси устроили набег на земли моего племени и убили Камокутаина, нашего утарпа*. Мы мешали им торговать с японцами, не пускали их жадных купцов выше по реке!
В этот момент вождь вспомнил, что вражда с утарпа Онибиси началась с того дня, как воины Камокутаина на пиру убили человека Онибиси и за это преступление не только не принесли дары, но и не выразили свою печаль. Вспомнил, на мгновение потупив взор - но промолчал.
- И что? - не утерпел амурец.
- Хех! - почесал густую бороду эдзосец. - Люди из Сямоти* прислали нам приглашение приехать к ним на примирение между нашими родами.
- И что же?
- Я же тут сейчас, а не в окрестностях Матомая! - рассмеялся Сагусаин, положив руку на плечо собеседника. - Нету у меня ничего, чтобы связывало меня с сисам*, а им нужно, чтобы наша с Онибиси вражда не мешала им добывать золото из реки Сибуцари.
Дежнёв, слушая до поры разговор двух айну, нетерпеливо прервал его, оглянувшись на звук застучавших топоров:
- Роман, спроси, сколько у него есть воинов и сколько японцев в Матомае и ещё, пусть расскажет, где японцы стоят на Эдзо да сколько их и есть ли служащие им айны... Поспрошай крепко да запиши на карту, а потом мне всё растолкуешь хорошенько и думать будем.
К вечеру амурец вернулся к полковнику с обильно расписанной пометками картой южного Эдзо. Семён Иванович тут же расстелил лист бумаги на пустом ящике из-под винтовок, что служил сейчас столом, а один из офицеров штаба батальона поднёс фонарь, подвесив его под низким потолком айнского дома. Теперь Сагусаин не подвёл - все военные и торговые посты японцев, о коих он знал, были нанесены на карту более-менее точно. Дежнёв поначалу хотел размяться на небольших факториях неприятеля, а уж потом подступаться к Матомаю и Усукэси - крупным поселениям захватчиков, где имелись укрепления и большое количество воинов. Семён Иванович с интересом осматривал карту и уже прикидывал маршруты первого похода.
- А ещё вождь поведал мне, будто на севере Эдзо стоит крепостица русов. Корабль ихней о камни разбило, зимовать будут, - проговорил вдруг Рамантэ.
- Ишь ты, - присвистнул кто-то. - Может, 'Дельфин' отправить, разведать, что да как?
- Можно, - кивнув, пробурчал озадаченный полковник. - Заодно вызнаем, откуда плыли и куда прежде путь держали. Надо поговорить с Чуниным. А пока...
- Вот, атам... То есть полковник, - Максим Телицын, бывший берёзовский казак, а теперь начальник одного из сунгарийских казачьих отрядов, указал пальцем на ближнюю к Отару японскую факторию. - Может сюды наведаемся для начала? А там и до следующего местечка недалече.
- Верно, Максим, - снова согласился Дежнёв. - Надобно с людишками Сагусаина сработаться, иначе смех один будет - как нонче видал ли? Спать улёгся посреди строя! Где такое видано?! А ежели он в бою уляжется?
В тростниковом домишке, откуда из-под приподнятой циновки на входе лился непривычно яркий свет, раздался вдруг взрыв хохота. Собравшиеся в нём на военный совет ангарцы теперь немного расслабились и, принявшись за полюбившийся им горячий чай, припоминали какой-нибудь казус, случившийся недавно, после чего следовал очередной взрыв смеха. Вспомнили и Василия Бугра, едва не сцепившегося с самим Сагусаином из-за лодки, отчего тот раскраснелся, и вяло поругивался с товарищами, поясняя им - мол, неча хватать чужое, коли дозволенья не дадено. На том вскорости совет и кончился.
Несколько последующих дней прошли в попытках хоть как-то наладить взаимодействие батальона с эдзосцами - давалось оное с великим трудом. Как объяснял Рамантэ, каждый отряд, представлявший какое-либо племя, привыкшее решать вопросы самостоятельно и только своими силами, так же норовит действовать сам по себе.
- Чтобы заставить айну действовать сообща, - усмехнулся Рамантэ, одним из вечеров обсуждая день прошедший, - нужна сильная личность, военные победы и добыча.
- Значит, будем помогать Сагусаину стать таковым, - рассудил Дежнёв. - Нет иных вождей на юге Эдзо, что союзны нам.
Наконец, вскоре все приготовления к зимовке были закончены, а корабли, кроме флейта, ушедшего на северо-восток острова, встали на долгую стоянку в гавани. В лагере были устроены склады, поставлены избы и тёплые полуземлянки с печками. Небольшой табун лошадей набрался сил, отъевшись на обильном корму местных лугов. Когда же сводные отряды ангарцев и эдзосцев приготовились к первым атакам на японские торговые фактории, совершенно нежданным стало появление гонца из Матомая, пойманного амурскими айну, стоявшими в карауле на заросшем вековым лесом перевале, что вёл в долину Отару. По словам прибывшего, выходило, что войско клана Мацумаэ ушло на север, оставив в крепости около лишь пяти десятков воинов и множество вооружённых торговцев и их слуг.
- Через два дневных перехода тут будут, - объявил усталый айну, как оказалось, посланный к Сагусаину одним из утарпа, который был на последнем совете военных вождей айну южного Эдзо.
- Упредили нас, значит, - проговорил посуровевший лицом Семён Иванович. - Тогда встретим врага на перевале - сутки на приготовления у нас точно есть!
Приближавшиеся к Отару самураи были замечены конными разъездами к исходу вторых суток ожидания. Солнце уже заходило за невысокие горы, что лежали на западе, когда тёмная масса пехоты расположилась на ночлег в долине неширокой речушки, в безлесном месте - видимо, японцы опасались внезапных уколов лесовиков. К опасности в виде отравленных стрел, вылетавших из темноты леса, давние враги айну давно привыкли. До перевала, ведущего в Отару, неприятелю оставалось пройти около десятка километров - сущая разминка для отдохнувших за ночь мацумаэсцев.
***
То первое появление больших кораблей, так схожих с судами христианских купцов, заставило прежнего даймё Мацумаэ - Удзихиро отослать в Эдо полное отчаяния письмо с просьбой помочь клану в скорой войне с чужаками. О том, что на кораблях в тот день прибыли рыжие айну и спрашивали какого-то нишпа из местных варваров-бездельников, даймё предпочёл не упоминать, справедливо опасаясь быть поднятым на смех. Сёгунат решил прислать около сотни воинов, припасов для аркебуз и несколько чиновников с тем, чтобы они засвидетельствовали слова Удзихиро. Однако время шло, но в водах близ замка даймё более никаких кораблей не появлялось. С тех пор Удзихиро умер, а его наследник Такехиро спустя несколько лет снова посылает письмо в Эдо - и опять пишет о больших кораблях, регулярно появляющихся с запада. Даймё пишет и о 'рыжих айну', что прибывают на этих кораблях и торгуют с эмиси, эдзосскими айну. Чужаки продают им железное оружие и всякие товары, отвращая их от торговли в басё* и, тем самым, нанося убытки торговле клана. Поначалу сёгунат отмалчивался, не отвечая на послание, но Такехиро пишет снова. И его слова подтверждают купцы и знатные воины, которые говорят о том, что на Эдзо появились айну с большой западной земли, которые баламутят эдзосцев, подбивая их на мятеж, а некоторые из вождей часто гостят у чужаков и слушают их, берут от них дары и отсылают с ними за море своих воинов. Назывались некоторые имена знатных айну, в том числе и имя Сагусаина из местности Сибуцари. И снова чиновники из Эдо направляются на север - теперь они готовы подтвердить слова даймё, многие на Эдзо говорят о больших кораблях и айну с большой земли, которые прибыли на Эдзо, чтобы защитить айну от злости и жадности японцев. Осознав опасность подобных слухов, но вовсе не веря в айну из-за моря, регентский совет при малолетнем сёгуне Иэцуна решил снова отправить воинов на север, на сей раз три сотни, а с ними и четыре орудия, стрелявшие ядрами.
Удостоверившись, что японское войско идёт к перевалу лугами, не сворачивая в стороны, где темнел густой лес, Дежнёв приказал готовиться к скорому бою. На перевале казаками были устроены засеки, за которыми расположились стрелки и были установлены пушки, конный отряд был отведён в резерв, фланги заняты частью стрелков и воинами Сагусаина, который был безмерно рад скорой сшибке с японцами и, размахивая подаренной ему Дежнёвым саблей, то и дело выкрикивал воинственные кличи. Полковник же с интересом наблюдал за воинством неведомого ему народа. Конечно, перед экспедицией, во время учений во Владивостоке воевода Алексей Кузьмич долго и подробно рассказывал ему о японцах и стране их. Воевода не уставал повторять, что враг это опасный, настойчивый в своих желаниях и очень наглый. Говорил Сазонов и о самураях - так он называл лучших воинов среди японского войска. Объяснил Алексей и то, что правит в Японии вовсе не император, а князь, по-иному - сёгун, выбираемый из одного из знатнейших родов земли японской, именуемый Токугава. Много чего поведал Дежнёву Сазонов, чем крайне поразил его. Дежнёв тогда же хотел было спросить, откуда воеводе известно столь многое, но не решился, а потом и вовсе забыл.
Тем временем, вождь Сибуцари снова принялся докучать полковнику своими криками.
- Роман, надо бы его утихомирить, иначе сейчас все японцы разбегутся, - подозвав сына Нумару, проговорил Семён Иванович. - И он так и не доберётся до них.
Подействовало. Спустя какие-то мгновения Сагусаин молча прохаживался за укреплениями, хитро посматривая на Дежнёва, а вскоре вождь потребовал от полковника дать ему бинокль.
- Как дитё, ей Богу! - сокрушался Семён, показывая айну, как обращаться с прибором и одновременно успокаивая его эмоции, буквально забушевавшие от увиденного.
- Онибиси! - возопил вождь Сибуцари - Они пришли вместе с японцами! Тем лучше, обе бешеные собаки сдохнут разом!
Тем временем, заметив завал из деревьев, устроенный на перевале людьми мятежного Сагусаина из Сибуцари, войско Такехиро Мацумаэ замедлило своё движение и начало выстраиваться в атакующие порядки. Такехиро был спокоен - он понимал, что случится дальше. Всё будет как всегда - после недолгого боя лучников в дело вступят присланные сёгунатом аркебузиры и пушки, эмиси разбегутся по лесам, в которые его воины не станут соваться. Воины Такехиро сожгут лагерь мятежника, а потом возвратятся на восток, где пройдутся карающим мечом вверх по реке Сибуцари, утопив в крови всю родню Сагусаина. Натянув поводья, даймё осмотрелся и в голос рыкнул - пришедшие с ним айну из Онибиси, являвшиеся злейшими врагами Сагусаина, снова не успевали за воинами его клана, которые организованно выстраивались для нападения.
- Пусть эти скоты поторопятся! - заметив недовольство Такехиро, старый самурай Накагура Кандзи, служивший и прежнему даймё, резким голосом приказал одному из военачальников отправить лучников айну вперёд. - Пора начинать!
Айну из Онибиси, а также их союзники из иных родов, подвластных им, числом около двух сотен, стали осторожно приближаться к перевалу, за которым в долине Отару находился лагерь мятежников. Умело пользуясь складками местности, прячась за валунами и деревьями, лучники Онибиси достигли расстояния полёта стрелы и вскоре принялись обстреливать отравленными стрелами укрепившихся на перевале врагов. В ответ также полетели стрелы, а покуда айну стреляли друг в друга, японские аркебузиры заняли позиции, прикрываясь ростовыми щитами, из-за которых они намеревались вести огонь по засеке, рядом эдосские пушкари возились с орудиями. Позади шеренгами встали копейщики, так же присланные сёгунатом и отряд конных самураев. Войско же Мацумаэ было разделено на две части и заняло фланги.
- Господин! Пора ли стрелкам начать? - спросил Кандзи, обернувшись к даймё.
Такехиро, надевая на голову шлем, степенно кивнул:
- Пусть начинают...
Про то, чтобы отозвать назад айну Онибиси, продолжавших вести упорный бой с Сибуцари, никто и не вспомнил, а может, не захотел вспомнить. Онибиси подобрались совсем близко к засеке, заплатив за это жизнями пяти воинов, а с десяток лучников, зажимая кровоточащие раны, уже ковыляли прочь от места сражения - стрелы Сибуцари не были отравлены, а потому раненые не умирали. Вождь их находился рядом с Такехиро Мацумаэ - и он был доволен, потому как конец Сагусаина был близок и все земли, охотничьи и рыболовные угодья Сибуцари перейдут к нему, а оттого выгода от торговли с японцами станет ещё крупнее. Вождь неотрывно следил за даймё, что был окружён знатными воинами, отчаянно ему завидуя. Жаль, ему не стать таковым - высокое положение доступно только японцам.
'Неужели я хочу быть японцем?' - подумалось вождю Онибиси и ему стало стыдно - ведь раньше он гнал от себя подобные мысли.
Размышления были прерваны выстрелами из аркебуз, и сердце его в тот же миг сжалось - ведь воины Онибиси всё ещё находились там, у завала из деревьев, и они неминуемо попадали под убийственные залпы аркебуз, чья жестокая сила была ему хорошо известна.
Но что это? Вдруг всполошились воины вокруг Такехиро Мацумаэ, огласив грозными воплями окрестности. Ведь наземь упали аркебузиры, присланные из Эдо...
А на засеке продолжали греметь выстрелы, в числе прочих стреляли и нанятые за золотые монеты якутские казаки из отряда Бугра:
- Эвона как! Что, съели?! - в боевом запале хохотал Василий Бугор, уверенными движениями заряжая выданную ему во Владивостоке винтовку.
Выстрелив снова, казак воскликнул, победно оглядывая товарищей:
- Ага! Ещё один!
Щиты, устанавливаемые японскими аркебузирами перед собой для защиты от стрел айну, больше не помогали им, раскалываясь, разбиваясь в щепы от нежданных японцами пуль. В считанные мгновения десятки свинцовых вестников смерти, прилетевшие с противным уху свистом из-за покрывшихся сизым дымом поваленных деревьев, где гремели выстрелы, буквально растерзали отряд эдосских стрелков. Около полусотни их были убиты сразу же, не успев даже выстрелить в сторону неприятеля. Удивительно меткие выстрелы невидимого врага разбивали щиты и рвали в кровавые клочья тела аркебузиров и пушкарей. Вместе с ними падали наземь и насаженные на длинные тонкие древки полотнища со знаками кланов. Убийственные выстрелы стали достигать и копейщиков. Тут уж не выдержали воины клана Мацумаэ, в испуге подавшись назад.
- Откуда у варваров аркебузы?! - вопил Такехиро, вдруг перестав справляться со своенравным жеребцом.
Последним, что превратило войско Такехиро в скопище беспомощных, разбегающихся людей, стал залп нескольких орудий со стороны укрепления айну. Ядра, вылетевшие из-за раздвинутых в стороны деревьев, закрывавших путь на перевал, взорвались сотнями горячих осколков, от которых воины валились, словно тростник под ударом меча. Этого вынести было нельзя, руки даймё ослабли и он свалился с жеребца. Но уже скоро, подхваченный Кандзи, он был посажен на другого коня.
- Нужно уходить в крепость, господин! - завопил старый самурай.
Такехиро беспомощно и жалко кивнул, осознавая своё полное поражение и грядущее великое бесчестье клана. Взглянув на Накагуро, он по-настоящему испугался - самурай будто остолбенел, а его глаза... Их-то и испугался Такехиро. А услышав вдруг резкий свист и дикое гиканье, доносившееся с поля боя, Мацумаэ посмотрел назад. Ему показалось, что он сошёл с ума - его мечущихся воинов, словно каких-то терзаемых животным страхом крестьян, по лугу гоняли конные айну, одетые в доспехи. Причём делали это столь умело, что не поддавалось никаким разумным объяснениям. Судорожными движениями Такехиро сумел заставить коня ускакать прочь от этого страшного места, тогда как Кандзи наоборот, бросился на одного из айну. Стуча зубами от невыносимого волнения, Мацумаэ гнал коня вперёд, ничего не слыша. И, конечно же, он не видел, как упал старый самурай Накагуро Кандзи, сражённый выстрелом из револьвера. А его убийца, оглядевшись, слез с коня и поднял с земли богато украшенный шлем самурая, водрузив его себе на голову, и довольный собою, рассмеялся, уперев руки в бока.
Ничего не видя перед собой из-за пелены, что застила ему глаза, Такехиро остановил коня и неловко пройдя несколько шагов к темнеющему лесу по высокой траве, упал на колени. Сняв доспех, он разорвал на себе одежды и лоскутом материи обмотал лезвие своего меча. Взявшись за середину лезвия, он воздел невидящие глаза в небо, после чего выдохнул и вонзил острие меча в левый бок и потянул его к правому, разрезая живот.
Умер даймё под пение лесных птиц и шум ветра в кронах высоких деревьев.
*Утарпа - глава утара, рода или племенного образования айну.
*Сямоти - айнское название земель княжества Мацумаэ.
*Сисам - айнское название японцев.
*Басё - японская торговая фактория.
Корея. Май 1654.
За прошедший год в Корее произошло слишком многое, что в самом ближайшем будущем должно будет кардинально изменить традиционный уклад жизни общества. Пока нововведения стали реальностью только в столице, а также в северной провинции Хамгён, вотчине властителя. Но вскоре ван Бонгрим собирался реорганизовать административную систему, провести военную и экономическую реформы в остальных провинциях. В Сеуле до сих пор осторожно, озираясь по сторонам, шептали про 'зимнее избиение' чиновников и военачальников, не согласных с политикой и взглядами нового вана. Говорили, что вступивший на престол принц помутился рассудком после смерти старшего брата - вана Сохёна. И вот во дворце появился опальный прежде Бонгрим. Он пришёл в столицу с севера, из Хверёна, во главе войска стрелков-аркебузиров. Во время его марша на Сеул он входил в города - и ему оказывались высшие почести, его признавали за будущего властителя. Подойдя к столице, он встал лагерем у восточной окраины и послал во дворец Чхандок переговорщика - военного начальника провинции Хамгён, сопровождаемого полуротой стрелков. Высшим сановникам был предъявлен ультиматум, и в тот же день в столице было объявлено о скором восшествии на престол нового властителя - среднего сына вана Инджо, принца Бонгрима. А спустя полгода ван, опираясь на верные ему полки стрелков, произвёл в Сеуле настоящую чистку верхов - многие столичные, а также провинциальные военачальники и чиновники, приглашённые на празднества, лишились головы на площадях, украшенных ко дню торжества. Кровь лилась рекой - так говорили шёпотом очевидцы. Множество людей попросту исчезли навсегда - вторили им уцелевшие сановники. Если население северных провинций Кореи было наслышано о победах принца над маньчжурами, а оттого питало к Бонгриму уважение, а то и страх, то на юге началось глухое роптание - солдатам пришлось усмирять бунтовщиков-янбанов, баламутивших тёмное крестьянство. Генерал Ли Минсик, отправленный ваном на усмирение бунта, не брезговал лично казнить виновных - его суды были скоры и жестоки. Простых людей происходившее в столице никак не коснулось, наоборот, народ в итоге поддержал решительные действия властителя. Все цинские чиновники, захваченные гвардейцами вана, были выдворены из пределов страны. Бонгрим объявил о начале нового этапа в жизни государства - века знаний, века прогресса. Но в первую очередь нужно было позаботиться о безопасности державы. Поэтому на границе с маньчжурами начались работы по возведению оборонительных сооружений, строились военные городки, проводились учения и смотры войск. Кроме того, был объявлен особый набор в армию - полки комплектовались только добровольцами, годными к военной службе. На пограничных реках появились 'речные драконы' - корабли северного властителя, наводившие ужас на цинских воинов. Бонгрим отдарился за те корабли рисом, перцем, прочими съестными припасами, а также прислал в Нингуту несколько обозов с множеством бочонков селитры. Новый ван совершил неслыханную дерзость, открыто проявив неуважение к империи Цин - его кандидатура на престол не была согласована с Пекином. Более того, он заключил военный союз с властителем северных земель Соколом, который являлся несомненным врагом маньчжур на их северо-восточных границах. В придачу, корейское посольство, отправляемое в Ангарск, будучи ещё в Сунгарийске, встретилось с якутским воеводой Яковом Кокошкиным, который прибыл на Сунгари загодя - по приглашению воеводы Матусевича. Позже Яков Романович в подробностях отписал в Москву 'скаску о царстве Корейском', а также о дозволении ангарского государя начать торговлю с оным царством через крепость Нингуту. А уже через месяц послами вана в Урге был заключён военный союз и с федерацией халхасских ханов. Таким образом, в самое короткое время были созданы все условия для обеспечения обороны корейского государства, наконец, добившегося независимости.
В течение полугода железной рукой генерала Ли Минсика был наведён порядок в государстве и прекращены все явные конфликты между провинциальными элитами, что стало залогом для быстрого развития государства, лишённого, наконец, распрей между сановными кланами, сеющих прежде лишь смуту и разорение в провинциях. Бонгрим же, принялся объявлять проекты будущих реформ, в чём ему помогали не только последователи учения 'Сирхак', которыми ван постепенно заполнял освобождавшиеся места чиновников, но и посланцы от властителя Сокола, а один из них - Сергей Ким, стал главным советником при дворе и самым доверенным лицом вана.
Остров Канхва, май 1654.
Принц Сунсон был в восторге! Мало того, он буквально захлёбывался от тех эмоций, что подарили северные чужаки! Ему, проведшему всю свою недолгую пока жизнь за стенами дворцов да изредка путешествуя между ними в закрытом и душном возке, сегодня удалось покататься на маленьком самоходном корабле по морскому заливу близ устья великой реки Хан, вдыхая полной грудью свежий морской воздух, пронизанный солёной влагой, подставив лицо тёплым лучам солнца. Над водой кружились пронзительно кричащие чайки, чей лёгкий полёт то и дело сменялся стремительным падением вниз и взмыванием вверх - но уже с добычей в клюве. Сунсон посматривал на находившихся рядом с ним северян - высокие, сильные, с широкими улыбками и смеющимися же глазами, они вовсе не пугали принца, а наоборот - внушали уверенное спокойствие. К тому же прибывший в крепость Канхва генерал Ли, близкий друг вана Бонгрима, говорил о них, как о добром и отважном народе, у которого в чести учёные и мастера. В этом старший сын Кви И - любимой наложницы отца вана, уже успел убедиться - кораблик, на котором он плыл, толкали вперёд вовсе не вёсла, и не парус - а диковинный механизм, для работы которого сжигали уголь. Генерал Ли рассказал об этом и Сунсону и его младшему брату Наксону - но тот, испугавшись шума механизма, наотрез отказался залезать в кораблик. Движимый лишь только страхом перед неизведанным, Наксон кричал и заплакал, вскоре убежав с берега обратно в крепость, сопровождаемый донельзя взволнованными слугами. Ну что взять с ребёнка? А он, Сунсон, уже взрослый, который может управлять своими эмоциями и не показывать людям свои слабости!
Генерал Ли ещё во дворце предупредил братьев, что им вскоре предстоит познакомиться и подружиться с сыном властителя северного народа Ороса. Когда кораблик пристал к большому военному кораблю - одному из тех, на которых прошлым летом Ороса привезли войско генерала на Канхвадо. С борта корабля спустили лестницу, удерживаемую бечёвками, и гости поднялись по ней наверх. Сердце Сунсона бешено колотилось, грозя выскочить из груди, когда он ступал на палубу корабля и, расправив плечи, осматривался вокруг. Рядом с ним были столичные сановники, начальник и военный руководитель провинции, несколько чиновников и военачальников рангом поменьше. Все они прибыли сюда по приказу правителя Кореи, чтобы посмотреть на корабли северян, но главное, увидеть самих Ороса, дабы знать, с кем им уже совсем скоро предстоит сотрудничать.
Пока чиновники и их коллеги Ороса знакомились, совершая необходимые для этого ритуалы, Сунсон стоял в сторонке да смотрел во все глаза на корабль и людей, которые управляли им. Он сразу же увидал грозные пушки, с которых уже снимали чехлы, чтобы показать гостям корабля орудия в полной красе. Военные чиновники столичной провинции Кёнги надолго задержались у пушек, что-то выспрашивая у офицеров корабля. А генерал Ли, подойдя к принцу, показал ему на молодого Ороса, который находился у ближней пушки:
- А это сын властителя Сокола, - проговорил Минсик. - Я тебя представлю.
- Но я же не знаю его языка! - немного оробел принц.
- Будешь учить! - твёрдо произнёс генерал, пояснив:
- Это приказ вана. Ты и твой брат Наксон совсем скоро отправитесь в страну Ороса, чтобы стать офицерами флота. Ты же помнишь великого флотоводца Ли Сунсина?
Принц едва не лишился чувств, даже ноги его на миг ослабли. Удивлённый такой реакцией Минсик даже поддержал пошатнувшегося юношу, чтобы тот не упал.
- Что с тобой, Сунсон? - требовательный взгляд генерала Ли будто уколол принца.
- Ничего! - выпалил тот. - Мой великий брат знает, что лучше для меня. Но...
- Что 'но'? Продолжай, - приказал генерал.
- Великий принц Инпхён сейчас на Севере...
- Инпхён - другое дело! - рыкнул Минсик. - Он предал своего брата! Он достоин наказания! Бонгрим пожалел его, отправив в земли властителя Сокола.
Опального принца, так и не ставшего ваном, Бонгрим отправил в Сунгарийск, подальше от столицы. Это было необходимым решением для внутреннего спокойствия страны - запятнавший себя связью с маньчжурами великий принц Инпхён не должен был стать объектом цинских провокаций. Своих младших братьев и сестру, рождённых от наложниц, а потому не имевших прав на престол, ван поначалу сослал в крепость Канхвасан, где они жили под присмотром гвардейцев. Но после, по совету Кима, Бонгрим решил отправить обоих во Владивосток, учиться морскому делу. Что до сестры, принцессы Хёмён, которой только минуло семнадцать лет, то ей следовало искать жениха, и теперь уже сам Бонгрим решил узнать у своего ближайшего товарища - не будет ли властитель Сокол противится знакомству своего сына с принцессой? Нет ли у него иных планов?
- Думаю, не стоит пока озадачивать самого Сокола этим вопросом, - отвечал тогда вану Сергей. - Но идея верная. Военный и торговый союз, закреплённый династическим браком, станет ещё крепче.
В итоге ван отправил в Вегван просьбу о прибытии к Канхвадо весной следующего года корабля 'Забияка', якобы для того, чтобы сановники столичной провинции могли поближе узнать своих союзников и оценить мощь их морского флота.
Трое суток спустя
Корвет 'Забияка', а также сопровождавший его транспорт 'Уссури' продолжали находиться на якорной стоянке в спокойных водах залива близ острова Канхва, но команды не были заперты на кораблях, а имели возможность посещать остров и находится в крепости. На корабли же каждый день совершались экскурсии чиновников и военных уже не только из провинции Кёнги, но и иных - новости разносились быстро. Некоторые из визитёров уже видели 'речные драконы' северного соседа, охраняющие речную границу с Цин, а потому держались более уверенно по сравнению со своими коллегами.
За то время, что корабли стояли близ устья Хангана, Стас вместе со своим другом Мечиславом, сыном покойного профессора Радека, успели обследовать крепость и ту небольшую часть дворца, куда их допустили. Капитан корвета не препятствовал и конным прогулкам друзей, на которые их приглашали принцы. Младший брат Сунсона - принц Наксон всё же пересилил свой страх и, повинуясь приказу вана, ступил на палубу корвета северян. Теперь же он то и дело просил устроить ему покатушки на катере, а с корабля его трудно было возвратить на берег. Быть может, прав ван Бонгрим - быть ему морским офицером?
В один из дней принц Сунсон, снова прибывший на вновь устроенные причалы у 'врат Канхвадо', где швартовался паровой катер, пригласил Стаса с другом на прогулку по острову. На сей раз Сунсон обещал показать нечто новое. И верно, на сей раз кавалькада всадников, состоящая из двух юнкеров, принца, присланного генералом Ли молодого парня-переводчика по имени Хэсук и двух молчаливых и хмурых гвардейцев охраны, проследовала дальше обычных до сего дня маршрутов. Сунсон решил показать своим новым друзьям древние каменные монументы, в которых ангарцы узнали дольмены - они слышали о таких сооружениях ещё в школе на уроках географии. Но друзья не ожидали увидеть их тут, да ещё в таком количестве! Вдоволь полазив по каменистым склонам холмов, где стояли мегалиты, используемые крестьянами в ритуальных целях да пообедав в одном из селений, они решили возвратиться в крепость. Кстати, местные жители хоть и поглядывали на чужаков с напускным недоверием, но при виде принца, запросто общающегося с ними, позволяли себе и более благожелательные взгляды. Но не более того! Все ещё довлеющие среди народа вековые догмы сдерживали их, мешали выразить свои эмоции. И всё же Стасу казалось, что им хочется подойти ближе, пообщаться и рассмотреть чужестранцев, появившихся на Канхва по воле властителя Бонгрима. Однако идеологическое правило, что чужак является источником всяких неприятностей, было доминирующим.
'Что же, а мы своим примером будем показывать, что правило это ложное' - думал Стас, возвращаясь в крепость.
Назавтра Сунсон пообещал своим друзьям отправится к подножию горы Манисан, на вершине которой внук бога Тангун установил жертвенный алтарь Чхамсондан.
- Это самое священное место страны Чосон! - заявил он торжественным голосом.
В крепость въехали через южные ворота, у которых находился монастырь Чондынса - который, как поведал переводчик, был построен в ужасно древние времена эпохи Корё. Застав процессию монахов, одетых в оранжевые и красные одежды, Стас с Мечиславом неприятно поразились сверкавшим на солнце лысинам - но не монахов, что было привычно глазу ангарцев, а монахинь! Проводив округлёнными глазами служителей буддийского учения, друзья-ангарцы, не сговариваясь, прыснули со смеху. Вот это диковина!
- Стас! - проезжая мимо стены жилых построек крепостного дворца, Сунсон заговорщицким голосом вдруг позвал Соколова.
- Он говорит, что хочет показать тебе нечто, - перевёл Хэсук. - Это здесь, за стеной!
- Славка! - выкрикнул Радек. - Ты чего застрял?
- Ты должен посмотреть, - мягко, но настойчиво повторил принц, заслонив собой остальных спутников, оставшихся на дороге. - Пошли со мной, пожалуйста.
У стены, словно специально оставленная тут, стояла прислоненная к ней широкая лестница. Сунсон вмиг оказался на ней, энергичными жестами поторапливая слишком медлительного Ороса. Наконец, Станислав забрался на лестницу, чертыхаясь и вполголоса браня своего нового товарища. Ну и что тут? Пруд да сад, ровные дорожки... Соколов непонимающе посмотрел на Сунсона. А тот, загадочно улыбаясь, передал Стасу свой подарок с 'Забияки' - увеличительную трубу, и указал на садовую беседку, что стояла у декоративного пруда.
- Гляди! Это Хёмён! - негромким голосом, полным волнения, но всё же улыбаясь, произнёс принц. - Она - моя старшая сестра. Не каждому дано её увидать! Говорят, она очень красива.
Недолго понаблюдав за склонившейся над низким столиком девушкой в розовых просторных одеждах, рядом с которой сидел пожилой наставник, Соколов спустился с лестницы и молча подошёл к коню.
- Сегодня у неё обучение искусству красивого письма, - с энтузиазмом пояснял Сунсон, следуя за своим гостем. - И так каждый день.
Стас ничего не ответил принцу, оставив того в смущённом недоумении.
- Странно, - начал говорить Радек, когда конь Стаса, наконец, поравнялся с жеребцом Мечислава. - Я точно видел, что ранее там, у той стены, стояла стража... Да ты слушаешь меня?
- А? - в задумчивости почесав голову, повернулся к товарищу Соколов. - Не понял тебя, извини.
- У-у-у, как всё запущено, - Мечислав повторил одну из фраз своего отца, привычных дома. - Ладно, проехали. Возвращаемся на 'Забияку'.
Весь вечер, после прибытия на корвет, Стас был мрачен, отмалчиваясь на попытки Радека разговорить его. Лишь перед отбоем он решил, наконец, заговорить о том, что его взволновало:
- Невесту мне показали, Слав...
- Ой-ли? - поразился Мечислав, тут же широко улыбнувшись и разразившись смехом - заливисто, с удовольствием.
- Дурень! - обиделся Соколов. - Что ты ржёшь?
- Известно чего! - утерев заблестевшие уголки глаз, ответил товарищ. - Теперь ясно, зачем ван Бонгрим пожелал чтобы наш корабль прибыл сюда ранее намеченного.
- Вот и я о том же подумал, как за трубу взялся, - пробурчал Стас. - Не иначе отец с ваном уже всё оговорили заранее. Политика... - после чего он добавил с кислой улыбкой:
- Мамушка и прежде шутила, что как-то так меня и женят.
- Ну и как тебе невеста? - ухмыльнулся Радек. - Красивая?
- Я особо-то и не рассмотрел, - пожал плечами Соколов. - Ну так, милая вроде.
- Раз за тебя всё решили, что неудивительно, - рассудил Мечислав, - то нужно прекращать все эти гляделки из-за забора, а знакомится конкретно. Ну а коли она страшна будет, то уж тебе вопрос решать.
- Верно говоришь, друг! - согласился Станислав и лицо его, наконец, озарила улыбка. - Так я и сделаю!
Глава 12
Гродна - Белосток, Царство Русское. Август 1654.
Багровое солнце садилось, уходя за тёмные просторы принеманских лесов скрывая в надвигающихся сумерках дальние дымы пожарищ - то крестьяне громили и жгли усадьбы шляхтичей, либо дружины поляков разоряли окрестные селения, заподозренные в симпатиях к москвитянам. Воевода князь Хворостинин, не раз уже выручал селян, посылая отряды драгун и казанцев, вылавливая и уничтожая шайки шляхтичей. А посланцы к воеводе шли безостановочно, поминая обиды, принимаемые крестьянами от помещиков и ксёндзов. Доходило до неприличных для поляков случаев. Так, один из посланных воеводой отрядов - а это были смоленские драгуны, столь резво преследовали мародёров, что, увлёкшись погоней, углубились в необжитые места. На исходе вторых суток преследования, драгуны окружили и вырубили, к чертям собачьим, всю шайку у давно покинутого людьми хутора, после чего настало время возвращаться к Гродне. Однако вояки под началом капитана Людвига Мартинса из Фландрии заплутали, более того, встреченные ими селяне, оробевшие при виде озлобленных москвитян, указали им не то направление. Смоленцы, оказавшись у Белостока, были приняты местным гарнизоном за приближающееся войско князя Черкасского, до сих пор стоявшего под Люблином. В итоге гарнизон Белостока бежал, а драгуны заняли опустевший замок, когда-то принадлежавший шляхтичам Веселовским. Отправив двух местных хлопцев с посланием к воеводе в Гродну, Мартинс решил оборонять городок своими силами, покуда есть возможности для оного. Через несколько дней Хворостинин прислал подмогу - войско боярина Матвея Шереметева, состоящее из восьми сотен солдат-калужцев с полковником, сотни московских рейтар и Аренсбургский полк союзников-эзельцев. С солдатским полком прибыли и три пушки.
Сам князь Хворостинин тоже ожидал помощи от царя, посылая одну за другой грамоты с просьбами в его ставку в Полоцке. В свете скорой осенней распутицы и долгих холодных дождей укрепиться в Гродне было бы весьма полезным делом, считал Фёдор Иванович. Сей город был оставлен польскими воеводами практически без боя. Гетман Павел Ян Сапега, после короткой, но жаркой схватки передовых отрядов, в ходе которой он чудом избежал пленения, поспешил уйти на запад, оставив Гродну на милость князя Хворостинина. Победитель, заняв город на Немане, не стал преследовать совершенно расстроенные отряды поляков - войску Хворостинина требовался длительный отдых, кроме того, необходимо было пополнить запасы, поскольку захваченного в Гродне пороха было недостаточно.
Поправить дело смог бы давно обещанный пороховой караван из Пскова, но до сих пор в ставке воеводы не было известий о его прибытии. Другой же обоз, что приближался со стороны Минска, миновав Лиду, стоял теперь всего лишь в трёх дневных переходах от Гродны. В обозе том находилось четыре десятка уральских пушек, предназначенных для усиления обороны Гродны. Кроме того, множество телег было занято семьями и пожитками тех стрельцов, чей полк сопровождал пушки от самой Москвы. По приказу государя, многие стрелецкие полки уходили на поселения во вновь отвоёванных русским оружием землях древней Руси. Так, один из московских полков поселялся близ Гродны, а второй полк уже выходил из Москвы, чтобы осесть на земле неподалёку от первого. Вяземские стрельцы осели у Берестья и Кобрина. Иные близ Пинска, Луцка, Каменца, Львова, Владимира на Волыни и Галича. Каждое из поселений стрельцов представляло собой несколько слобод, укреплённых на манер крепостицы да усиленные пушками, которые располагавшиеся неподалёку от посада того или иного города. Во главе каждой из них становились видные, опытные в ратной службе люди, что показывало чрезвычайный интерес царя в этом предприятии. Так, стрелецкими слободами, кои должны будут построены у Гродны, начальником был назначен стольник и голова московских стрельцов Авраам Никитич Лопухин. Военные поселенцы, которые, по задумке государя Никиты Ивановича должны были утвердить его власть на новых украйнах, получали за свою службу высокое жалование, доходившее теперь до восьми рублей в год для рядового стрельца, уплачиваемое помимо хлебного оклада. Кроме того, каждый из них получил деньги за оставленное им прежнее жилище.
Саляев, чей полк проходил через Гродну, где и остановился на несколько дней отдыха, узнал об этой идее русского царя от Фёдора Хворостинина, посетившего походный лагерь эзельцев и отобедовший там. А по прибытию в Белосток, в первый же вечер обустройства на новом месте, Ринат по достоинству оценил решение государя в беседе с Бекасовым:
- Нравится мне этот царь! Определённо, есть польза в изменении истории... Вот он сейчас свои погранвойска селит на новых рубежах. Хорошее дело! Крепости пограничные укрепляют, пушки льют новые...
- Линия Никиты Ивановича? - оторвавшись от карты, проговорил Бекасов.
- Сдаётся мне, назовут её линией Никиты Великого, - ухмыльнулся Саляев.
- Ну да, - согласился Сергей. - Петру бы уже ничего прорубать не пришлось. Да и вообще - за него уже многое сделали - и армия новая создана, и заводы строятся уральские, и выход к морю завоёван, и флот на курляндских и немецких верфях уж заказан...
- И шведов с поляками угомонили, - добавил Бекасов. - Крым остался.
- Это вряд ли, - нахмурился Ринат. - С Турцией опасно сейчас всерьёз схватываться, разве что за усы подёргать - Азов захватить реально, ногайцев в низовьях Днепра разгромить.
- Товарищ полковник! - в проёме шатра, занимаемого Ринатом и его помощниками, появился штаб-капитан полка, усатый немец из Аренсбурга, крепко державший за руку хнычущего паренька лет двенадцати. - Дозорные из разведроты поймали его на реке, с той стороны переплыл. Говорит, к воеводе у него слово есть.
- Пусти мальца, Ганс, - поднялся с лавки Ринат. - Пусть говорит.
Однако отпущенный офицером парень затараторил на такой адской смеси польских и русских слов, что Саляев с Бекасовым в сей же миг скривились, будто от зубной боли.
- Я позову Игнатия! - всё понял Ганс, ощерившись в подобии улыбки.
Игнатий, старшина из роты разведки, присел на лавочку рядом с парнем, который представился Олесем, дал ему кружку горячего копорского чая и подсохший крендель, после чего принялся выспрашивать. А через некоторое время доложил:
- Говорит, что большой конный отряд ляхов к Белостоку от Суража движется, стяги королевские видал. Есть и кареты в обозе. Думаю, не более тысячи их будет, али чуть больше. У страха глаза велики! - хрипло рассмеялся разведчик, потрепав паренька по соломенного цвета волосам.
- Передовой отряд? - спросил Бекасов.
- Похоже на то, - кивнул Саляев. - Чего ещё говорит?
- Просит, чтобы отпустили его, - смягчил тон Игнатий. - Он лошадёнку в лесочке оставил, вертать её надо старосте.
- Ты это, Игнат... Скажи там, пусть Олесю немного монет дадут, ну и одежонки какой, - задумавшись, проговорил полковник. - А мы пока к встрече подготовимся.
О близости поляков был извещён боярин Матвей Шереметев, сын воеводы Василия Петровича Шереметева, который стоял сейчас в Перемышле, где находились и гусары Рыльского, а также конноартиллеристы Вольского. Матвей Васильевич немедленно созвал военный совет, на который, помимо Саляева, были приглашены его коллега-калужанин, а также драгунский капитан Мартинс и капитан рейтар Лыков. Шереметев-младший выслушал своих подчинённых, а после решил - ввиду отсутствия укреплений в городке, дать встречный бой на переправе, а в случае неудачи, отступить к Гродне, под защиту пушек тамошней крепости. За сутки, которые были у гарнизона Белостока, были устроены нехитрые фортификационные сооружения у бродов на той невеликой речушке, через которую шла дорога на город. Солдатский полк калужан занял фланги обороны, аренбуржцы же, по настоянию Саляева, укрепились в центре позиций войска воеводы Шереметева. Рейтарская сотня к вечеру была отведена в ближайший перелесок, а драгуны Мартинса, спешившись, усилили резерв, расположившись у невысокого холма, где находился личный отряд воеводы и миномётная команда эзельцев.
К обеду следующего дня воевода, осмотрев созданные солдатами укрепления, нашёл их удовлетворительными и, отослав гонца в Гродну, приказал занять позиции - польский отряд ожидался Матвеем Васильевичем совсем скоро. Дорога от Сурожа сухая и широкая - накатанная ранее частыми торговыми караванами, сейчас она была пуста - война всё же докатилась до этих мест и польские власти запретили поставлять провизию для царских полков. Зато купцы с восточной стороны сейчас получали отличные барыши, снабжая русские войска.
Матвей Шереметев, находясь у пушек, что обороняли мост и держали под прицелом броды, позвал к себе эзельского полковника - молодой боярин был наслышан о Сибирском царстве, теперь же он желал поговорить с одним из представителей царя Сокола наедине. Расположившись на пустом бочонке из-под пороха, воевода пригласил Рината сесть напротив и, с интересом вглядевшись в лицо полковника, начал беседу:
- Ты из казанских татар, верно ли?
Саляев в ответ едва улыбнулся и молча кивнул, посмотрев на Матвея - снова здорово, начинается стандартное дознавание. Татарскую фамилию сразу узнают, но не имя Ринат - современники сего века видели в нём европейское Ренатус. Мода у казанцев на европейские имена, привычные веку двадцатому, такие как Марсель, Альфред или Рафаэль, в семнадцатом веке совершенно отсутствовала.
"О, сейчас спросит, крещён ли я", - внутренне усмехнулся Ринат, предугадывая следующий вопрос воеводы.
- Крещён ли? - продолжил Матвей.
Его собеседник вновь молча вытащил из-под ворота куртки простенький крестик на шёлковом шнурке. Шереметев удовлетворённо кивнул, распрямил спину и подобрал полы кафтана.
- Скажи мне, полковник, каков прок царю Соколу посылать тебя воевать за нашего государя с ляхами? Нешто не легше, как герцог курляндский - свои пределы оборонить?
- Так мы не курляндцы, чтобы всякий раз хозяев менять, - усмехнулся Ринат. - А то, что я здесь - то наше общее, народное желание - помочь в меру сил царю единоверному. И тут, и на заводах уральских...
- Ха, то верно! - воскликнул Шереметев, хлопнув ладонями о колени. - Ныне уж слыхал от калужанина тово, полковника Коробовского, что людишки на Урал деревнями бегут - будто при заводах и житьё сытнее, и мошна ширше.
- Он говорил, будто к Калуге мор пришёл, чего же не бежать?
- И то верно, - важно кивнул Матвей. - Ох, лихомань проклятая, много народишка помрёт... На то и воля Божья.
- Не Божья тут воля, а дьявола! - нахмурившись, заговорил Ринат. - Ещё же при Иване, государе великом, люди знали, как с мором бороться! Нужно болеющих сразу отделять от здоровых, запретить людям выезжать из чумных мест в иные стороны. Надобно также сжигать одежды больных, потому как блохи, что в ней живут, переносят мор да, особо, изводить крыс ...
- Ну, так уж и изведёшь их, как же! - махнул рукой воевода.
- Кошаков нужно заводить да объедки не раскидывать, кухни в чистоте держать, - поясняющим тоном говорил Саляев. - Скотобойни особо...
Ангарец вдруг замолчал, уставившись в землю. Воевода тоже задумался, прикрыв глаза и поглаживая бороду. У переправ уже раскладывали костры, чтобы они горели всю ночь, освещая подходы к реке. Прожекторы до поры зажигать не стали, приготовив их для момента столкновения с неприятелем. Над лагерем разносились ароматы варёного мяса, каши и масла. Солдаты перекрикивались друг с другом, шутили - ужин был почти готов и все находились в предвкушении скорого отдыха после сытной трапезы. Кроме тех, кто был назначен в караулы, разумеется. Шереметеву первому поднесли на серебряной тарели порцию солдатской еды, после чего и у котлов началась карусель едоков. Каждый из них, зачерпнув немалой ложкой обжигающе горячей каши, отходил в сторону и снова становился в очередь к котлу.
- Глянь, - ложкой указал Матвей Васильевич. - А твои-то свою плошку наполняют и отходят.
- Не круговерть же у котла устраивать, - пожал плечами Ринат.
Воевода, жуя кусок мяса, ответил нечто невразумительное, покивав. Ангарец усмехнулся, отвернувшись от занятого едой собеседника. Взгляд его зацепился на какое-то движение на той стороне у моста. Будто бы началось...
- Что такое, ляхи? - Шереметев поднялся, отставив тарель, вытер масляные губы рукавом кафтана.
- Да! - увидав сигнал, ответил Саляев. - Прикажи трубить тревогу, Матвей Василич!
Совсем скоро дюжина молодцов, перекинув через плечо кожаные ремни, на которых они носили барабаны, принялись лупить в них, что есть мочи. Протяжно затрубили и трубачи, заставляя Рината морщиться от противного их звучания. Его полк и морпехи Бекасова быстро заняли окопы по берегу и весь периметр обороны, калужцы тоже не сплоховали - Коробовский оказался неплохим начальником. Прошло около часа, когда на дороге показался конный отряд разведки, застучали копыта коней по мосту, и вскоре Саляев принял доклад старшего, позже продублировав его воеводе Шереметеву. По словам старшего разъезда, конный отряд поляков насчитывал до двух тысяч человек, но он был связан большим обозом и каретами. Действительно, разведчики видели и королевские штандарты и гербы, коими были украшены кареты.
- Видимо, в Белостоке планируют ночёвку устроить... - проговорил Ринат подошедшему Бекасову.
- На кой чёрт им кареты? - задумался Сергей, то и дело поглядывая на дорогу.
- Может, шишка какая знатная? - ответил Саляев. - Говорят, каждый второй тут знатный да гонористый шляхтич. Хотя...
- Идут! Вона! - заволновались воины оттого, что на дороге показались первые всадники.
Явно не ожидавшие увидеть тут укрепившихся москвитян, поляки остановили коней. Перед ними лежала единственная в округе наезженная дорога, ведущая к Гродне. Кто-то из верховых ускакал обратно. Наконец, вперёд, к мосту выехали несколько всадников с королевскими стягами и направились к позициям своего врага. Ехали медленно, с достоинством.
- Посольство то ляшское, в Полоцк небось идёт, - только и произнёс Шереметев, сплюнув в сторону поляков.
Воевода направился к шатру - одеваться для переговоров. Прошло совсем немного времени и Матвей Васильевич, одетый в роскошные одежды и панцирь, появился верхом на вороном коне у моста, сопровождаемый офицерами и знаменосцами.
Вперёд выехал знатный поляк и, откашлявшись, прокричал:
- Я Ежи Кароль Глебович, комиссар короля Яна Казимира, уполномочен им вести переговоры с государем и царём русским Никитой Ивановичем! Требую пропустить нас к Полоцку и не чинить препятствий!
- Не думаю, что моему государю нужно видеть под Полоцком столь много ляхов! - заговорил Шереметев. - Коли говорить о мире желаешь, то ни к чему гусарию с собою вести! Оставь воинов да прикажи им возвращаться, а сам с малым отрядом и обозом иди к Белостоку, а там и до Гродны. Сопровожденье я дам. Я всё сказал, а коли пойдёшь супротив, то у меня пушки и добрые мушкеты на то имеются.
Сжав кулаки, Ежи посмотрел на небо. Смеркалось, а скоро и совсем стемнеет. Опытный дипломат, удачно проведший недавшие переговоры с казацкими мятежниками, он с трудом сумел обуздать клокочущие внутри эмоции и согласился с требованиями русского воеводы. Ибо на карту было поставлено слишком многое, чтобы препираться с первым же москвитянином, оказавшимся на его пути.
Полоцк, четыре недели спустя.
Польских послов Никита Иванович выдерживал в отведённых им дворах в полоцком посаде и не позволял начинать переговоры, вовсе не для того, чтобы унизить представителей недружественного государства. Это уже было сделано - послов у Полоцка встретил вовсе не боярин и даже не дворянин из старого и честного рода, а обычный драгунский полковник из простых людей с небольшим отрядом солдат. Русский царь ожидал известия о взятии Люблина войском князя Черкасского, которое двинулось к этому городу за две недели до прибытия послов в Гродну. Ведь начиная переговоры, нужно иметь на руках какой-нибудь козырь. Провизии, однако, посольским людям, их многочисленной свите и лошадям посылалось во вполне достаточных объёмах, так что жаловаться на отсутствие внимания полякам было никак нельзя. Но вот, как только гонец от князя Якова Куденетовича привёз долгожданное известие о занятии Люблина, осаждаемого почти что полтора месяца, царь вызвал к себе голову Посольского приказа Ордина-Нащокина и, подробнейшим образом разъяснив тому, что стребовать с поляков за желаемый ими 'вечный мир', велел Афанасию Лаврентьевичу готовиться к скорым переговорам.
И действительно, известие о сдачи Люблина омрачило королевского комиссара Глебовича. Положение Польши было весьма сложным. Шведы хозяйничают в северо-западных землях, русские отняли восточные воеводства, казаки шалят в окрестностях Варшавы. Кроме того, приказный голова, начавший переговоры, сообщил о предложении, что получено его государем из Вены, от императора Священной Римской империи. Фердинанд Габсбург настоятельно предлагал Романову приступить к разделу польских земель с помощью шведов. Теперь положение стало абсолютно безнадежным, это понимал и Ежи Глебович, и Ордин-Нащокин. Посол имел приказ заключить мир не только от короля, под которым всё сильнее раскачивался трон, а также Сейма, но и настоятельные рекомендации от многих виднейших и могущественных магнатов. Условия вечного мира, выдвинутые Ординым-Нащокиным, оказались столь тяжёлыми, что поначалу Глебович отказался продолжать переговоры и заперся на дворе, где жил последний месяц. Но и съезжать он не съезжал, да и не смог бы - государь Никита Иванович не дал бы комиссару такой возможности. Наконец, после трёх недель долгих препирательств, жарких споров и яростной торговли по каждому пункту договора, вечный мир был, всё же, заключён. Во время начала церемониала подписания выступил думный дьяк Иларион Лопухин, поздравивший всех собравшихся и призвавший стороны свершить присягу над текстом соглашения. Русский государь целовал крест над текстом окончательного соглашения, призвав в свидетели Пресвятую троицу, Христа и Богоравную Деву, что означало торжественное принятие мира, заключённого Лаврентием Афанасьевичем. А перед тем, Ежи Глебович, совершил аналогичный обряд, положа руку на Евангелие, после передав бумагу царю.
Уже на следующий день в одном из каменных домов Верхнего замка Никита Иванович встретился с польским посланцем наедине, тут же было составлено письмо к Яну Казимиру, в коем царь предлагал свою помощь в деле защиты польских земель от шведской агрессии и алчности империи Габсбургов. После роскошного обеда Глебович в великой спешке отбыл в Варшаву, дабы известить короля и Сейм о заключении 'вечного мира' с Русью. Несмотря на внешний успех своей миссии, на душе у Ежи было неспокойно - цена мира казалась ему непомерной, чудовищной. Возвращая короне Люблин и окрестности Варшавы, царь отнимал у Польши не только Литву, Подолию и Волынь, но и большую часть Подляшья с Бельском, а также Русское воеводство, включающее в себя древние города Киевской Руси, такие как: Галич, Львов, Холм, Ярослав и Перемышль. Кроме того, статьи договора утверждали ранее свершившийся факт перехода Курляндии под руку русского царя. Другой польский вассал - прусское герцогство теперь оказывалось в совместном управлении держав. Этим Никита Иванович напрочь разрушил давно вынашиваемые планы Фридриха Вильгельма, бранденбургского курфюрста, который также был и герцогом Пруссии, на полное избавление герцогства зависимости от поляков и объединение своих земель. Для этого Фридрих тайно сносился со шведским канцлером и Делагарди подтвердил будущий суверенитет курфюрста над герцогством, в случае если бранденбургские войска будут участвовать в грядущей войне. Но все карты спутал воевода Фёдор Хворостинин, который по приказу государя вторгся в Пруссию, приводя жителей её к присяге без всякого насилия. Без боя сдалась и столица герцогства. называемая поляками Крулевец. Шведы не решились на противостояние с Русью, опасаясь за Ригу, в опасной близости от которой стояли курляндские полки и псковское ополчение. А вскоре окрик из Копенгагена заставил шведов и вовсе пришлось убраться из изрядно ограбленных ими земель Польши.
День задался с самого утра - солнечный свет щедро заливал полоцкие окрестности, стояла безветренная, сухая и тёплая погодка. Короткое бабье лето перед скорыми дождями и осенней серостью раскисших дорог. В душе у Никиты Ивановича словно музыка играла - никому из прежних правителей Руси не удавалось за одну войну освободить едва ли не все земли Древней Руси. Но в тоже время царь понимал, насколько сложно будет теперь удержать их - юго-западная граница Руси стала русско-турецкой границей, включая крымские владения, протянувшейся от Дона до владений Габсбургов. А Польша будет рада любому союзу, направленному против Москвы.
'Хоть шведа окоротили вконец' - вздохнул Романов - царь едва ли не ежедневно добрым словом поминал прочный союз с датским королём Фредериком.
- Великий государь! Посольского приказу голова... - Никита Иванович, поморщившись, замахал руками, прогоняя дьяка за двери.
- Заходи, Афанасий Лаврентьевич! - государь подошёл к боярину, вернувшемуся с докладом к монарху, после того как верхом проводил гостей до стен Заполотья.
- Вовек земля Русская не забудет тебя и трудов твоих! - Романов заключил смутившегося дипломата в свои крепкие объятия.
- На то я и поставлен тобой, государь Никита Иванович, - пролепетал Ордин-Нащокин, - царской большой печати и государственных великих посольских дел сберегателем.
- Устал, Афанасий Лаврентьевич? - царь пригласил приказного голову сесть на креслице напротив себя. - Устал, знаю. Хочешь ли на отчину отбыть? Псков недалече, а ведь в родных местах и отдыхается лучшей, особливо после тех долгих дней и бессонных ночей, что ты над миром великим трудился.
- Благодарствую, великий государь, - боярин поднялся с места и поклонился Романову. - Непременно съезжу на отчину. А покуда есть дела и тут.
- Куда без них, Афанасий Лаврентьевич, - махнул рукой государь, вздохнув. - Это со стороны видеться, будто приобрели мы землиц отчих, а ведь опричь их теперь ворог злейший затаил злобу до поры. А Порта? Будет ли она взирать на наше усиленье со спокойствием?
Ордин-Нащёкин молча покачал головой.
- То-то, - молвил царь. - Нынче думать надобно быстрее прежнего, смекаешь? Знаю, смекаешь, Афанасий, друг мой.
- Государь, - встав с креслица, боярин обошёл его и, взявшись за спинку, заговорил:
- Верно, слыхал ты о тех речных кораблях, кои в Ангарском царстве по рекам плавают? Силушку они имеют огромную - будто морские корабли!
- Самоходные корабли-то, слыхал! Через купцов узнавал - пусть и не много их, а реки держат под ангарцами... Думаешь, купить у царя Сокола корабли оные? Полно! Не продаст, ведаю о том.
- Так зачем покупать, государь? Пушки надобны, а уж корабль, пусть и гребной, завсегда можно сработать, - убеждённо проговорил дипломат.
- И то верно... - монарх задумчиво теребил бородку, устремив взгляд на слюдяное оконце, сквозь которое пробивался яркий солнечный свет.
- Государь, - понизив голос, снова заговорил боярин. - Каков будет твой ответ императору Фердинанду?
- Не желаю я Польшу с ним делить! - отмахнулся Романов. - Сам посуди...
Ордин-Нащёкин довольно и торжественно кивал, слыша разумные слова русского самодержца.
"Женился б ещё без промедлений" - тоскливо подумал Афанасий. - "Скоро уже сваты из Голштинии вернутся, с ответом герцога Фридриха".
Недавно государь решил таки жениться, соглашаясь исполнить разумные требования Патриарха и многих ближних людей. Итак уж довольно Никита Иванович попирал древние законы, оставаясь без супруги. И вот ко двору пришлась Анна, юная дочка голштинского герцога.
- ... умножать внутри границ русских племя оное - горячее, склонное к вольнице и изменам? Нет уж, пусть будет Польша!
- Так что Фердинанду писать будем? - умильным тоном повторил вопрос приказный голова. - Супротив короля союза учинять не станем, стало быть...
Дождавшись уверенного царского кивка, боярин произнёс:
- Но негоже и от предлагаемого союза отступаться, надобно предложить иное. Турецкая граница у Руси ныне стала велика, да и император от турок беды претерпевает разные... Разумею я, коли союз против турок создать, пользы оттого всем станет больше.
- Верно, Афанасий Лаврентьевич! - воскликнул царь, встав с креслица.
Заложив руки за спину он недолго походил по застланному коврами полу, после чего остановился и посмотрел на дипломата:
- О том и пиши! Супротив турок союз учинять будем, а с ляхами нам самим решать!
- Да, государь, - поклонился Афанасий, пряча довольную улыбку в бороде.
Анти-турецкий союз с императором Священной Римской империи будет создан уже в конце следующего года. Фердинанд охотно пойдёт на заключение с Москвой оборонительного договора, по собственной инициативе назвав это предприятие 'Священной лигой', поминая этим одноимённый союз Испанского королевства и итальянских государств, некогда успешно противостоявший тем же туркам. Едва узнав о заключённом союзе, Венецианская республика известила Вену о своём желании присоединиться к нему. Венецианский дож Франческо Молин отчаянно просил помощи, ведь республика уже воевала с османами, отбиваясь в осаждённой ими критской крепости Кондия и более успешно воюя с турками в Далмации. Однако Фердинанд даровал венецианцам только лишь право найма солдат в своих владениях, более всего беспокоясь о своих пределах. Москва, силой оружия заявившая о себе в борьбе со своими соседями, стала объектом надежд православных народов. В Вильно, куда окончательно переехал Никита Иванович, зачастили послы из Молдавии, где с помощью лояльных царю казаков на престол вернулся Василий Лупу, активно развивавший отношения с Русью. Были у Романова и послы от черногорских кланов, от константинопольского патриарха Афанасия Пателара, которые призывали русского царя идти на Царьград, дабы сокрушить турок и освободить древний город. Никита Иванович всякий раз подолгу разговаривал с посланцами, многое узнавая от них, однако неизменным его ответом было сетование на силу турок и сложность такого похода для государства. 'Токмо о сбережении пределов своих думаю, на Бога уповая' - упрямо отвечал царь, отпуская послов с богатыми дарами. После окончательного замирения на западных границах и ухода шведов из изрядно опустошённых ими северо-западных и центральных польских провинций, Никита Романов обратил свой взор на Юг.
Воронеж, апрель 1658.
Сей год стал первым, в который Русь не закупала шведского железа и вдвое уменьшила покупку олова и меди у голландцев и датчан. Постоянно выраставшие в числе уральские казённые заводы, начальником производства на которых Никита Иванович назначил Петра Беклемишева, сына почившего три лета назад боярина Василия Михайловича, с каждым годом давали всё больше выплавляемого металла, изделий из него, а главное - пушек, с помощью которых русское воинство громило своих неприятелей. Строгоновским же заводам наказывалось то количество орудий, которое они должны отливать для нужд государства - эта продукция шла на восток, в сибирские городки и остроги, в степные крепостицы, только через которые и могли проходить хивинские купцы, во избежание торговли людьми. Посылались уральские пушки и в казачьи области - на Терек, Сунжу и Дон.
- Э-эх! - последний удерживавший галеру канат был перерублен дюжим раскрасневшимся бородачом в распахнутом полушубке. Подпорки, удерживавшие судно, уж были выбиты ударами топоров его товарищей и, сопровождаемое торжествующими выкриками и свистом, галера, плавно спустившись со стапеля, шумно плюхнулась на воду. То была тридцать вторая по счёту галера из состава Азово-Донского флота. А вскоре последовал тройной орудийный залп, ознаменовавший окончание основных работ. Теперь оставалось оснастить галерные корпуса парусным и пушечным вооружением, установить вёсла, и, погрузив припасы, готовить корабли к походу на Азов. Кроме галер, русские корабелы с помощью курляндских мастеров построили и три двухпалубных корабля, вооружённых тремя десятками пушек каждый. Получившие от государя имена 'Орёл', 'Коршун' и 'Сокол', они стали первыми единицами южного флота Руси. На Балтике же Русь имела полтора десятка кораблей, построенных на курляндских и немецких верфях. Вкупе с флотом вассального герцогства, это число весьма заметно увеличивалось до шести десятков боевых кораблей и восьми десятков торговых судов, в основном флейтов. Ну а после замены устаревших курляндских пушек на уральские бомбические орудия сила Балтийского флота возрастала ещё более существенно. Теперь и герцог Якоб с оптимизмом смотрел на дальнейшую колонизацию Вест-Индии, где курляндцы укрепились на острове Тобаго и успешно продолжали экспансию на соседние земли.
Никита Романов же, наконец, решился бросить вызов османам, коих на Чёрном море прежде беспокоили лишь казаки, устраивавшие дерзкие набеги на прибрежные селения. Грабежи, которыми занимались казачьи ватаги, сильно расстраивали отношения Москвы и Константинополя, но теперь царь открыто поддерживал набеги, щедро снабжая донцов с запорожцами оружием, порохом и хлебом. Захват Азова укреплял позиции Руси на южных её границах. Одним из важнейших последствий приобретения устья Дона становилась свободная и безопасная торговля с Персией. Кроме того, освоение южных земель получало новый импульс - ведь богатейшие чернозёмы, не знающие до сих пор крестьянского плуга, покуда контролировались кочующими степняками. Усмирить ногайцев и татар да преподать урок и самим туркам - такова была задача этого похода. Подробный план всего предприятия, как и предложение о его разработке, Никита Иванович получил от ангарского посла и эзельского воеводы Лазаря Паскевича, который, вместе со своим штабом, стал советником при главном воеводе князе Якове Черкасском. Сам Никита, поначалу намеревавшийся сопровождать армию в походе, в начале весны слёг с недомоганием после двух дней охоты на зайца. Кроме прочих лекарей был вызван человек и из Ангарского Двора в Вильне, принятый иными весьма прохладно и даже открыто враждебно. А всё из-за того, что врачом в представительстве сибирского царства была женщина - одна из лучших учениц Дарьи Поповских, ректора медицинского факультета АГУ. В итоге, после нескольких дней кровопускания и рыбной диеты царь приказал ближним людям допустить к себе ангарского лекаря, которая вскоре стала довольно часто посещать царские палаты. Вскоре Никита пошёл на поправку, но к Азову так и не отправился, оставшись в Вильне. Начавшая выдвигаться к югу армия была поделена на несколько частей - первая, состоящая из гусарских полков, запорожцев и молдавских ватаг под началом воеводы князя Ивана Хованского и генерала Христофора Рыльского, усиленная конной артиллерией, шла правым берегом Днепра к его низовьям - громить ногайские кочевья вплоть до Дона. Основное войско приближалось к Азову несколькими путями - московские стрелецкие и солдатские полки воеводы Семёна Урусова плыли на судах - из Москвы-реки в Оку и далее по Волге до Царицына, а оттуда до Дона. Войско князя Юрия Барятинского, состоящее из солдатских полков, осадных команд, а также специалистов минного дела, собиравшееся в Воронеже, плыло на кораблях и бесчисленных стругах из реки Воронеж по Дону. Здесь же, на "Коршуне" находился и сам князь Яков Куденетович Черкасский со своим штабом. Правым берегом шёл огромный обоз, а по обеим сторонам реки перегонялись табуны лошадей и неисчислимое количество мелкого и крупного скота. Наконец, из Тамбова выдвигался шеститысячный отряд князя Семёна Пожарского. Не считая донцов, которые должны будут присоединиться к соединившейся у Азова армии Черкасского, она уже насчитывала более двадцати семи тысяч человек. К Азову воронежская флотилия плыла почти четыре недели, усердно сохраняя в пути порядок. В условленном месте корабли были встречены двухтысячным войском донцов, атаман которых при встрече с царскими воеводами похвалялся им недавним разгромом нескольких ногайских кочевий и захватом турецкой галеры, кою казаки взяли в ночном бою.
- То братья Разины подбили товарищей галеру ту увесть! Вона - Иван, Степан да Фрол! - рассказывая о том случае князю Барятинскому, довольно щерившийся атаман Корнилий Яковлев кивал на трёх молодцев. - На галере той коих турок зарезали, а коих и попленили. А ишшо христьянским рабам, что в цепях были, свободу дали! А Степан первый на борт ступил, он и голову турского живота лишил!
Позже, с жалостью оглядев освобождённых галерников, воевода отрядил их в обоз, а братьям Разиным велел дать по серебряному рублю.
А тем временем основная часть армии развёртывалась согласно утверждённому плану, первым делом произведя рекогносцировку местности будущих осадных работ и расположения полков. При этом уже в первый день прикрывавшие штабных офицеров драгуны отогнали и рассеяли несколько ногайских ватаг, осмелившихся приблизиться к ним. Начштаба воеводы князя Черкасского Лазарь Паскевич внёс несколько изменений в план осады, сочтя негодными некоторые из ранее предоставленных ему карт Азова и окрестностей. Уделил внимание ангарец и возможной вылазке части турецкого гарнизона в первые дни осады, вместе с атаманом Яковлевым они составили удобные для врага подходы к лагерю и в вечерних сумерках казачьи патрули заняли там наблюдательные посты. Лазарь не ошибся - с наступлением темноты турки устроили вылазку из крепости, надеясь пленить кого-нибудь из русского войска. Думая, что пришедший под старые стены крепости неприятель, не успевший ещё устроиться, будет беспечен и самонадеян, они сурово просчитались. Патруль донцов, подползший к земляному валу, засёк турок и сумел скрытно сообщить о том. Огородившийся обозными повозками русский лагерь не спал - несколько полков, назначенные в караул, были наготове, ожидая схватки ежечасно. Турецкий отряд, подкрадывающийся к повозкам, перед которыми были разложены костры, был внезапно освещён ярким светом прожекторов и почти что весь расстрелян, а пытавшиеся бежать - зарублены. Так азовский гарнизон лишился почти что двух сотен воинов. Лишь малую часть их оставили для расспросов. Оставшаяся часть ночи прошла спокойно. А уже с рассветом в стане русского войска закипела работа - команды солдат от каждого полка, а также обозные мужики занялись обустройством лагеря. Кто-то сооружал полковые лазареты и рыл ямы для сооружения над ними отхожих мест. Другие насыпали валы, где устанавливались осадные орудия, наполняли землёй плетневые туры, оборонявшие воинов от турецких пуль. Пленных ногайцев заставили собирать юрты, захваченные донцами во множестве. Вырытые полуземлянки застилали шкурами и циновками - словом, всё делалось для того, чтобы избежать болезней среди солдат. Но всё же Паскевич надеялся на скорую сдачу крепости, полагаясь на сильную артиллерию. Ангарский воевода посоветовал Черкасскому покуда не начинать рытьё минных галерей под бастионы, посоветовав дождаться результатов бомбардировки Азова. Пальбу начали двухпалубные корабли, а затем уральские гаубицы заговорили и с дюжины галер - остальные ушли западнее - сторожить устье Дона. Первые бомбы врезались в северную стену, затем за дело взялись пушки и мортиры на суше. После долгих часов беспрестанной пальбы уже во многих местах старых стен из местного известняка появились повреждения, была частично обрушена одна из башен, повреждены минареты, а в городе начались пожары. В обед артиллерией был сделан перерыв, а после недолгого отдыха и чистки стволов обстрел продолжился. Вечером изрядно повреждённые стены внезапно для их защитников осветились ярким светом. Это прожектора, установленные на валах и кораблях нацелили свои лучи на крепость, после чего бомбардировка продолжилась, столь же сильная и яростная, как и днём. Наутро, в крепость, над которой стояло зарево пожаров, князь Черкасский направил парламентёров с предложением о сдаче. Яков Куденетович обещал сохранить жизни защитников города, если сдача будет подтверждена без излишнего промедления, иначе обстрел будет продолжен и тогда никакой пощады туркам ждать не придётся. Главный воевода, чьи чёрные глаза сверкали лихим пламенем, широкими шагами мерил покрытую травой землю перед входом в свой шатёр. Только что вернулись парламентёры, доложив, о просьбе турок дать им чуть времени. Черкасский рыкнул от недовольства, хотев уж было дать отмашку пушкарям, но, увидев спокойное лицо своего начальника штаба, повременил. Остановившись вдруг и заложив руки за спину, князь снова подошёл к ангарскому воеводе, осмотрев его с таким интересом, словно и не разговаривал с ним только что:
- Небось не выдержат турчане, Лазарь Миронович?
- Обожди с час, Яков Куденетович, - степенно отвечал Паскевич. - А после снова начнём. Но только, думаю я, раньше они сдадут Азов.
- Так и поглядим, - буркнул князь, взявшись осматривать крепость в увеличительную трубу.
И снова ангарец оказался прав - не прошло и получаса, как из-за разбитых ворот и каменных завалов показалась процессия знатных турок. Их пропустили до шатра воеводы, а атаман донцов немедля прислал добрых толмачей. Вокруг шатра собрались офицеры и сдерживаемые ими солдаты, с интересом оглядывающие гостей. Вычурные одежды их, грязные да обгорелые, вызывали усмешки у нижних чинов, которые то и дело осмеивали парламентёров. Но лишь одного окрика Черкасского хватило для того, чтобы прекратить обидные реплики и смех - солдаты унялись и вскоре разошлись по своим делам, к тому же близилось время обеда.
Турки сдали крепость. В городе князь разрешил остаться лишь жившим тут грекам, а все остальные должны были его покинуть. Кроме того, Черкасский задержал в плену две тысячи вражеских воинов - необходимо было очистить крепость и город от многочисленных трупов, затушить пожары и расчистить улицы. Только после этого воевода обещал им свободу. Между тем Паскевич посоветовал Якову Куденетовичу начать отвод части войск от Азова. Ещё в Воронеже решено было оставить в усиленном артиллерией Азове шесть полков солдат и три роты драгун - на случай попыток отбить крепость. Пора было и начать раздачу земли стрельцам, коих государем решено было поселить на Дону, на устраиваемой Азовской линии укреплённых поселенений. К тому же было ещё время распахать и засеять придонские луга. Семьи стрельцов, выехавшие вместе с ними из Москвы, сейчас находились в Тамбове, ожидая своей участи.
- Воевода князь! Яков Куденетович! - обратился после вечернего пира к хмельному Черкасскому Паскевич. - Что будешь с полоном делать? Отпустишь ли в Крым?
- Не лучше ль перебить их к чертям? - нахмурил брови крепко стоявший на ногах князь. - Иль утопить?
- Разве не обещал ты им свободы? - опешил Лазарь.
Воевода в ответ рассмеялся, а потом крепко обнял ангарца, поблагодарив его:
- За усилие твоё да за пушки, что заводы теперь льют, благодарствую тебе да царю твоему Соколу! Пусть здрав он будет многие лета! А за турок тех не переживай! Завтра и решим. Устал я...
Следующим утром, посадив многих пленников на галеры и струги, флотилия вышла в Азовское море. Среди кораблей была и турецкая галера, захваченная Степаном Разиным сотоварищи. На неё посадили турецких военачальников и самых знатных горожан, за вёсла взялись янычары, коих приковали, как ранее прикованы были истязаемые рабы. Она должна была последней подойти к приближающемуся скалистому берегу близ древнего града Корчева, за этим зорко следила дюжина ангарцев с соседней галеры, с которой на турецкое судно в нужное время были перекинуты мостки. К оробевшим туркам перешли двое, а остальные взялись за мушкеты. Одетые, словно лекари в чумное время, оказавшиеся на турецкой галере ангарцы прошли на её корму, где один из них открыл лоснящийся на солнце стальной чемоданчик.
- Ну что, Савва, - глухим тоном проговорил один из них другому. - Твоя сторона правая, моя левая. Время нас рассудит.
Глава 13
Москва, Ангарский Двор. Июль 1660.
Посланец из неофициальной столицы Русского царства града Вильны, от главы переведённого в тот город Посольского приказа прибыл к воротам Ангарского Двора ранним утром, едва отпели своё петухи. Взяв коня под уздцы, он нерешительно прогулялся вдоль ворот после чего, недолго потоптавшись у чуть приоткрытой калитки, набрался смелости и потянул калитку на себя, чтобы заглянуть внутрь и позвать караульного или кого-нибудь из дворни.
- Эй! Ты куда собрался без приглашения, молодой человек? - послышался вдруг звонкий голос. - И коня пошто за собой тащишь? Рази он пройдёт?
Парень непонимающе повернул голову - на лавочке у ворот, как казалось ему, дремала молодая женщина. Нет, совсем девица... Да ещё так нахально смотрит на него своими глазами зелёного цвета. Гонец опешил:
- Передать письмо... Игорю Сергеевичу, Ангарского Двора начальнику.
- От кого? - девица с интересом посмотрела на гостя.
- Кто ты такая, чтобы спрашивать? - покраснел парень от недовольства и волнения. - Позови кого-нибудь из мужчин! А ну!
- Из дворянчиков чтоль? - рассмеялась нахалка, легко встав со скамьи и пройдя пружинистой походкой к калитке. - Оружен? - оценивающе оглядев парня, кивнула на пояс:
- Сдашь саблю, - у собеседницы оказался вдруг неожиданно твёрдый голос. - Как звать-то?
- Артемий Хмелевич, - буркнул посланец.
- Так от кого прислан? - она прищурила глаз, шире отворив дверь.
- Немочно мне говорить о том, только передать письмо наказано, - нахмурился Артемий.
- Понятно, - улыбнулась и кивнула головой девица.
'Что за дурная девка!' - подумал парень, укоряя себя за излишнюю нерешительность.
Наконец, с той стороны сняли запор и ворота стали открываться.
- Проходь чтоли! - пробасил дюжий воин, поманив гонца широченной ладонью.
Он и принял уздцы, отведя коня в стойла.
- Снимай саблю, Артём! - требовательный голос всё той же девицы и её протянутая рука заставили парня снова покрыться пунцовыми пятнами.
- Ты смеёшься надо мной?! - не выдержал он.
- Марийка, говорил я тебе... - неслышно для Артемия проговорил девушке на ухо подошедший к ней молодец. - Нечего провоцировать парня, тут тебе не Владиангарская таможня.
- Коля, ты скажи спасибо, что подменила тебя да юбку длиннющую одела! - задрав носик, ответила Мария.
Николай принял у посланца пояс с саблей, передав его напарнице, и проводил его в столовую, чтобы парень вдоволь поел с дороги.
Пока гость жадно хлебал густые щи, вылавливая из дымящейся миски куски мяса, положенные туда щедрой рукой поварихи, Николай, привалившись к стене и сложив руки на груди, стоял у приоткрытого окна, наблюдая за гонцом. Опытным глазом начальник охраны оценивал парня:
'Ну да, дворянчик из обедневшей шляхты, каких много... Младший сын, наверняка - пошёл на службу к новой власти. У-у, голодный какой! Кто такого пошлёт? Воевода? Купец?'
Вскоре в пустом зале столовой раздалось усталое:
- У-уф! - после чего послышался звук отодвигаемой миски.
Похватав оставшиеся на широком блюде пироги и засунув их в свою котомку, Артемий встал из-за стола и с готовностью поглядел на Николая.
- Следуй за мной, Артём, - не слишком вежливо проговорил начальник охраны, выходя в коридор.
Пройдя по диагонали пустой внутренний двор, они прошли аллею, обогнув цветочную клумбу. Впереди было двухэтажное здание с широкой каменной лестницей.
- Клуб? - прочитал Хмелевич надпись над входной двустворчатой дверью.
Пройдя внутрь, Артемий оказался в полутёмном коридоре, где, едва не столкнулся с девушкой, неожиданно вышедшей из-за двери, на которой висела табличка 'Читальный зал'.
- На лестницу, - приглашающим жестом показал ангарец.
На втором этаже они остановились перед очередной дверью...
'Радиокомната' - снова прочитал надпись Хмелевич, а Николай постучав, прошёл внутрь, сказав гонцу обождать немного. Вскоре из комнаты вышел плотный пожилой мужчина с чисто выбритым лицом и короткими, седыми волосами. Он внимательно осмотрел Артёма и пригласил его пройти дальше по коридору. Там оказалось открытое помещение с низеньким столиком посредине и четырьмя диванами вокруг. На столе стояла доска, покрытая чёрными квадратами, а на них фигурки... Артём видал однажды такие в Вильне, но не смог вспомнить название этой игры. Был на столе ещё и деревянный футляр, на котором стояло два стаканчика для костей, что лежали рядом - эту игру Хмелевич-младший и вовсе не знал. Артемий уселся на один из диванчиков, после того как сел старший из ангарцев и указал ему на место напротив. На соседний диване расположился Николай.
- Артемий! - кашлянув, заговорил седой. - Я Игорь Сергеевич Задорожный, начальник Ангарского Двора в Москве. Говори, кто таков, кем послан, с чем послан... Слушаю.
Хмелевич покосился на сидевшего поодаль Николая.
- Ты на него не смотри, на меня смотри...
Вздохнув, гонец заговорил:
- Моё имя Артемий Антонович Хмелевич, родом из Вильны. Отец мой, Антон Глебович, служит в Посольском приказе. Послан я от самого головы... Афанасия Лаврентьевича Ордина-Нащёкина. После того, как приехал он с отчин псковских, отца к себе звал, а отец, взяв меня со службы в гродненском гарнизоне, наказал мне привезти на Ангарский Двор письмо от самого головы, значит... Письмо личное.
- Так давай его, - протянул руку Игорь.
Артемий вскочил с диванчика, в спешке снял кафтан, чертыхаясь, оторвал подкладку и достал кожаный мешочек. Из него он и извлёк запечатанное сургучом письмо. Протянув его Задорожному, он снова сел и вытер рукавом выступивший пот. В помещении воцарилась тишина и стали слышны непонятные звуки - будто где-то недалеко пищали мыши, но как-то однообразно и вроде бы писк то и дело повторялся. Артемий поглядывал на старшего среди ангарцев - тот непонимающе тёр пальцами лоб, уставившись в текст письма. После чего потом свернул бумагу и тяжелым, ожидающим взглядом посмотрел на гостя.
- Письмо прочитано? - спросил Хмелевич.
Седой молча кивнул.
- На словах передать велено мне, что Афанасий Лаврентьевич будет в Нижнем Новгороде в декабре. Просит он прислать к тому времени человека от царя Сокола, дабы дела важные обсудить.
- Всё?
- Истинно говорю, мною сказано всё без утайки, - перекрестился Артемий.
- Коля, - чуть растерянно позвал удивлённого начальника охраны Игорь Сергеевич. - Артемия пока определи на постой. Поглядывай там внимательно.
- Есть, - Николай проводил гостя на выход.
А начальник ещё пару минут сидел в тишине, погрузившись в собственные мысли, потом решительно встал и направился к радистам:
- Ребята, ночью организуйте связь с Нижним!
Задорожный пошёл было к оставленным им последним сообщениям, что он разбирал перед визитом гонца, но на полпути остановился, ещё раз глянув в бумагу:
'Ныне ведомо мне, кто вы есть и откуда пришли тако же'
Ангарская фактория, Нижний Новгород, Царство Русское. Декабрь 1660.
Глубокой ночью Тимофея, отдыхавшего в караулке при воротах, бесцеремонно разбудил Иван, его старший товарищ.
- Что? - встрепенулся юноша. - Уже моё время на двор иттить?
- Тимоха! А ну, пошли, поможешь ворота отпереть! - пихнул его в бок товарищ. - Гости скоро прибудут. Потом ещё подрыхнешь малость и сменишь меня.
'Что же это за гости такие? Нешто ночью добрые дела делаются?' - недоумевал Тимофей. Недоумевал да помалкивал, ибо знал - дурного за ангарцами допрежь не водилось, а доброго он от них получил сполна. Его, вечно голодного сироту, чья мать умерла от лихоманки спустя два года после его рождения, а отец сгинул на работах при тульских заводах Виниуса, ненавистный дядька при подвернувшемся случае отвёз с обозом в Коломну, где и оставил его на самобеглом судне. Не просто оставил десятилетнего мальца, а продал за серебряную монету. Но Тимоша не гневался на дядьку - с тех пор он был ему благодарен за такой поворот судьбы. Всё к лучшему.
Холодно. Морозец щипал нос и щёки. Похрустывал под ногами мягкий снег. От фигур людей, которые негромко переговариваясь, ожидали неведомых гостей, валил пар, подсвеченный из оконцев караулки. Парни подошли к приоткрытой калитке, где уже находился начальник охраны фактории и двое его ребят.
- Открывай ворота! - послышался возглас начальника.
Тимофей с Иваном кинулись отпирать засов, охранники помогли им развести створки. На дворе появились огни. Спустя несколько секунд в открытые ворота на вороных жеребцах влетела четвёрка всадников, а за ними крытый возок - рядом с возницей двое крепких юношей в заснеженной одежде.
- Тимоха! Ворота запирай, дурень! Чего вылупился? - Иван подтолкнул друга. - Не наше дело глядеть, кого ночью принесло. Вишь, тайно обставлено? Я-то и не знал, до последней минуты. То-то...
- Ничего, - вновь запирая засов, пыхтел Тимофей. - Вот к лету школу-то закончу, тогда другой будет ворота тягать.
- Правильно мыслишь, - выдохнул облачко пара Иван. - А всё-таки интересно, кто это приехал? Верно, важная птица.
Некоторое время спустя
Ордин-Нащёкин долго не начинал предметного разговора. Сначала он с нарочитой радостью согласился испить горячего чаю с обжаренными в масле хлебцами и мёдом, потом долго расспрашивал о здоровье царя Сокола, его жены, детей. Интересовался Ордин-Нащёкин и сыновьями сибирского царя, причём известие о женитьбе старшего сына Сокола на сестре корейского государя привело его в восторг. Правда после этого известия Карпинскому пришлось долго и обстоятельно рассказывать о Корее, о торговле с ней и с китайским царством. Грауль, так же как и Петр, приехавший в город на Волге для встречи с приказным головой, пока отмалчивался, потягивая ароматный напиток. Известие, полученное в Ангарске от начальника московского Двора, не стало откровением - слухов об Ангарии на Руси ходило уже множество, но вот автор письма... Это был один из самых влиятельных людей в государстве, определявший всю её внешнюю политику, ближайший советник Романова, щедро им обласканный. Разумеется, в Ангарском кремле моментально связали пропажу на Руси посвящённого в их тайну отца Кирилла, как оказалось, сгинувшего после встречи с Патриархом, послание от Строгонова, сообщившего о том, что священник схвачен и недавнее письмо Афанасия Лаврентьевича. Наконец, воздав должное китайскому чаю, который пользовался всё большим спросом в купеческих лавках русских городов, Афанасий устроился в кресле удобнее и, оглядев спокойным взглядом собеседников, произнёс:
- Значит, всё в вашем царстве ладно и справно...
- Афанасий Лаврентьевич, - не выдержал Грауль. - Что с отцом Кириллом? Умучили на дыбе, железом или ещё как? Жив ли он вообще? К чему эти расспросы, если вы желали говорить о деле?
- Можно и о деле, - степенно кивнул боярин. - Со служителем Церкви нашей ничего дурного не случилось, он сам всё патриарху Павлу поведал, без утайки.
- И вы поверили? - усмехнулся Карпинский.
- Вера тут не надобна, - в свою очередь улыбнулся Афанасий. - Ежели бы Кирилл обмануть патриарха пожелал, то не смог бы оного свершить - тяжела была бы ноша для плеч его. А теперь нет его среди нас...
- Так сказано было... Жив он?! - опешил Пётр.
- Жив, - улыбнулся приказной голова, зрачки его блеснули в приглушённом свете фонаря. - Да только в скиту он теперь. Что? - тихо рассмеялся боярин, увидев недоумевающие лица ангарцев. - Теперь у вас веры нет словам моим? А может, у Строгоновых о том вызнать?
- Да-а, Афанасий Лаврентьевич, за вами не угонишься в интригах, - задумчиво побарабанив пальцами по ручке кресла, произнёс Павел, исподлобья скользнув взглядом по богатым одеждам боярина. - Так давайте уж начистоту - чего Никита Иванович желает узнать?
- Государь мой Никита Иванович? - изобразил удивление Афанасий, разведя руки в стороны, однако глаза его оставались прежними - цепкими и внимательными. - Государь не ведает о беседе нашей, о словах Кирилла. Патриарх Павел известие о словах ангарского попа мне направил, в Посольский приказ.
- А кто ещё знает? - спросил Карпинский.
- Токмо те, кому следует, - лаконично ответил боярин, поглаживая бороду. - Лишнего уха нету, а коли будет - то его вина.
- Так что же ты, Афанасий Лаврентьевич, от разговора нашего желаешь? - Грауль подался вперёд. - Ежели условия какие ставить нам - так то напрасное дело, должен знать.
- Верно, - отвечал Ордин-Нащёкин. - Да токмо условие моё одно будет - царь Сибирский Сокол должон на трон московский сесть после Никиты Ивановича. А коли не пожелает - то пусть сядет сын его, старший али молодший.
Карпинский едва сдержался, чтобы с его уст не слетело лишнего словца. Грауль поразился не меньше товарища, но хладнокровно переспросил:
- Сел на русский трон? Неужто на Руси нету выбора?
- Государь наш бездетен, - сокрушённым тоном произнёс Афанасий, и тут уж неясно стало - то ли боярин снова играет, то ли говорит искренно. - Невесту хоть уж избрал себе! Да токмо наследника покуда нет! А уж вокруг трона вьются бояре да князья, партии собирают, союзы сговаривают... Государь болеть стал часто, не ровен час... - зашуршав богатой одеждой, Ордин-Нащёкин перекрестился, прошептав слова молитвы. - Коли загубят дело его, худо станет. Иной раз думаю - токмо я да ближние его люди понимают все задумки его - тот же флот! - вдруг истово заговорил боярин. - Бают многие - не нужен он, при отцах и дедах наших не было таких кораблей, куды на них плыть? Словно дети неразумные...
Афанасий вдруг умолк и снова заёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее, будто что-то мешало ему.
- Афанасий Лаврентьевич, - произнёс Карпинский, отпив стылого чая, чтобы промочить вдруг охрипшее горло, - какова же твоя партия, что за нашего государя стоит?
- Да и остальные - что затевают, как в прошлые времена - польского королевича или шведского принца? - задал вопрос и Грауль.
Ордин-Нащёкин долго не отвечал, собираясь с мыслями, словно решал какую-то задачу. Наконец, взгляд его прояснился:
- Шведы сами только что нового короля получили. Да и с польскими королевичами сейчас совсем непросто. Ян Казимир не сегодня, так завтра будет низвергнут с трона, а может и живота лишён, повторив судьбу родича своего. Выборы нового короля будут, как пить дать... Фёдор Михайлович о том знает.
- Фёдор Михайлович? - переспросил Карпинский. - Ртищев?
- Он самый, - кивнул боярин, усмехнувшись. - Вот тебе и ответ мой на вопрос о моей партии.
Грауль удовлетворённо кивнул - оный человек при дворе царя был весьма известен - именно Ртищев основал Преображенский училищный монастырь, из которого позже выросла знаменитая Славяно-греко-латинская академия. Он же открыл и первую в Москве больницу для неимущих. Во время польской войны Фёдор Михайлович заботился о раненых воинах, кроме того, жертвовал немалые деньги на выкуп пленных из крымского рабства - всем этим Ртищев по праву заслужил уважение и в народе, и у ангарцев. Ныне окольничий Фёдор Ртищев, высоко ценимый и государем русским, служил в Польском и Лифляндском приказах, возглавляя их.
- А кто же ещё в партии? - продолжил Павел.
- Мало? - тихонько рассмеялся ставший вальяжным Афанасий. - Подымай выше... Бывший епископ Коломенский.
- Патриарх Павел? - изумился Карпинский.
- Снова угадал, Пётр Лексеич! Ох, вот токмо не жалует патриарх государя нашего, не жалует. А то, что в Вильне тот живёт - так и вовсе ругает! Но... - спохватился Ордин-Нащёкин, выставив указательный палец. - То слова тайные есть!
- Мы не говорливые, - хмуро проговорил Грауль, голова которого шла кругом. - Сильна же ваша партия. Кто же ещё в ней?
- Думаю, сказанного достаточно, - вмиг посерьёзнел боярин. - Однако скажу ещё одно имя - князь Черкасский, Яков Куденетович. А теперь, пожалуй что и хватит.
И Грауль, и Карпинский думали об одном и том - все названные боярином фамилии, включая его самого, являлись приближёнными царя. Кроме главы Церкви, разумеется - и виной тому было прохладное отношение Никиты Ивановича к патриархальным нормам бытия, увлечение его европейскими нравами, а также отсутствие у Романова всякого авторитета к высокому сану Павла. А сколько знатных фамилий Ордин-Нащёкин до поры умолчал?
- Афанасий Лаврентьевич, но вы же не собираетесь смещать Никиту Ивановича? - осторожно спросил Павел.
- Упаси Господь! - воскликнул боярин, сузив глаза. - Откель тебе такое в голову пришло?! Нет, государь наш править должон сколь долго, сколь ему Бог отпустит. Надобно лишь вовремя занять престол.
Боярин вздохнул, сложив руки на животе - было видно, что он устал, а разговор сей ему всё же в тягость. Ангарцы тоже почувствовали себя измотанными - сказался недосып, общая усталость от спешного пути из Ангарска на Волгу и то волнение, что устроил им визит приказного головы. Перед тем как покинуть Ангарский Двор, Ордин-Нащёкин остановился перед дверьми из переговорной комнаты. Уронив плечи под тяжестью одежд, он наморщил лоб и огладил в задумчивости бороду. Будто вспомнив что-то важное, Афанасий обернулся:
- Патриарх Павел писал, что ваше явленье в наш мир... Есть Божий промысел, - медленно, растягивая слова, говорил боярин. - И только он. А потому Павел на том и стоять будет, как и Ртищев, и Черкасский. Тако же и я. А более никто не ведает правды, но на нашей стороне будет. Ответ от царя Сокола жду, уповая на милость Господа.
Более Афанасий не проронил ни слова. Уже светало, когда его возок выехал со двора. Ворота закрылись, а в комнате для переговоров продолжал гореть свет - многое ещё предстояло осмыслить ангарцам. Многое нужно было рассказать в столице сибирской державы.
Посетивший ангарскую факторию инкогнито, приказный голова большую часть пути до Москвы также был погружён в тяжкие думы - по прибытию в Вильну нужно снова говорить с государем о предстоящей женитьбе. Вассал и родич датского короля герцог Гольштейн-Готторпский Фридрих с радостью согласился отдать царю свою дочь Анну Доротею, едва его посетили московские гости. Политически сей союз был выгоден и Никита Иванович это понимал. Вот только наследника надобно ещё зачать да вырастить, подготовив к занятию престола отцовского.
- Решено! - прошептал Ордин-Нащёкин, когда возок его миновал град Владимир. - Заговорю о Соколе.
Несвиж, Великое княжество Литовское, Царство Русское. Февраль 1660.
Зимовать государь решил в граде Несвиже, в пришедшемся ему по нраву родовом замке Радзивиллов, отличные укрепления которого в прошлую войну так и не были проверены русской армией - обитатели замка сдали его, опасаясь гнева царских воевод. Ныне род Радзивиллов сильно ослаб - многие из мужчин сложили голову в недавнем противостоянии с Русью, к тому же могущественнейшая прежде семья потеряла большую часть своих огромных земельных владений в Литве. Романов оставил Радзивиллам только слуцкую да клецкую вотчины, забрав всё остальное. Никита Иванович не доверял знатнейшим фамилиям литовским, опираясь на те дворянские роды, которые присягнули ему ещё до заключения мира с Польшей. Кроме того, царь сознательно попустительствовал частым восстаниям черни. Говорили, что именно государевы люди умело направляли гнев простонародья против определённых усадеб, типографий кальвинистов, католических костёлов, иезуитских школ. Жалобы на учиняемые крестьянами притеснения, направляемые царю, оставались без ответа, зато на присоединённых территориях вовсю укреплялась роль православия, как общегосударственной, связующей народ религии. Во время визита патриарха Павла в Полоцк им была проведена совместная с униатскими архиереями служба, на которой был принят акт об отмене Берестейской унии и присоединении униатской церкви к православной. Написано было и прошение о том государю Руси, которое тот сразу же удовлетворил, отписав, что среди крестьян и мещан проповеди о вреде униатства следует вести с ласкою и терпением.
Прибыв в Несвиж из Менска, Ордин-Нащёкин испросил встречи с государем после обеда, когда Никита обычно просматривал подаваемые ему на подпись бумаги. Не торопясь, боярин прошёл коридорами замка, сопровождаемый личным слугой правителя. У дверей царского кабинета Афанасия Лаврентьевича попросили недолго обождать - Никита Иванович выслушивал доклады штаб-офицеров армии князя Черкасского, недавно прибывших из Очакова. Этот город, называемый турками Ачи-Кале осаждался русским войском под началом князя Барятинского с начала января, а спустя две недели был взят в результате внезапного штурма отрядами казаков, которых поддержали солдаты и корабельные пушки "Коршуна", "Орла" и "Сокола", блокировавших город с моря. Как только офицеры покинули государя, снова появился слуга:
- Великий государь ожидает! - приказной голова медленно поднялся с резного креслица, стоявшего у покрытой гобеленами стены.
Пройдя в раскрытые солдатами Корельского охранного полка, расквартированного в Несвижском замке двери, Афанасий оказался в рабочем кабинете царя. Там же находился и Фёдор Ртищев, склонившийся над расстеленной на столе картой.
- А-а! Афанасий! Друг мой! Рад видеть! - Никита Иванович, искренне улыбнувшись, подошёл к склонившемуся в поклоне боярину, приобняв его за плечи. - Как добрался?
- Слава Богу, государь, слава Богу, - проговорил, кивая, Афанасий. - Как здоровье твое?
- Недурно, друг мой! Лекарь-то у меня зело знатный! - со смешком пробасил царь, обходя Ртищева, замеревшего у края стола с зажатыми в руках костяными фигурками.
Романов поманил боярина к столу, кивая Ртищеву:
- Фёдор, покажи сызнова.
Ртищев, слегка поклонившись, заговорил, выставляя на карте костяных воинов:
- Нынче в Каменце... И Брацлаве полки стоят. На Перекопе... И в Очакове. В Корчеве и Азове. Турки силы не сбирают, токмо в Хотине, как пишет князь Барятинский, сильный гарнизон. Кизи-Кермен сожжён и разрушен, а по Днепру плаванье свободно.
- Ангарская типография... - Афанасий, внимательно осмотрев немалый лист плотной бумаги, прочитал и слова на печати, что стояла в углу её.
- За карту сию сибирского царя благодарить надобно, - подтвердил государь. - А фигурки из клыка мамонта резаны. Как и те шахматы, что были присыланы в позапрошлом годе.
- Будем ли мир с султаном заключать, государь? - посмотрел на Романова боярин. - Ныне самое верное время - в угорских и молдавских землях неспокойно. Пусть и Леопольд Австрийский больше грозится, нежели дело делает - верно, ждёт, покуда турки с нами сцепятся, чтобы Угорию себе взять.
- Черкасский о том же пишет, - негромко проговорил Ртищев. - Время верное. Крым от мора долго не оправится, а ногаи разбиты и рассеяны.
- Коли султан пожелает говорить о мире - будем говорить, коли нет - то пусть пробует Азов или Очаков отнять, - пожал плечами Никита Иванович. - Пороху и ядер у нас много.
- Как бы они флот не привели свой, - снова заговорил Ртищев. - Справимся ли? Что Тромп говорит?
- Зачем ему что-то говорить? - улыбнулся царь. - Его дело воевать.
После этих слов царь надолго задумался, осматривая карту. Как же разительно она отличалась от всех виденных им прежде! Совсем иное исполнение, хоть и работали с нею лучшие из картографов Руси, делая на листе подписи тех мест, кои упустили ангарцы.
- Великий государь, - молвил в тишине глава Польского и Литовского приказов. - Ежели я более не надобен, позволь мне откланяться...
- Фёдор Михайлович, не буду тебя задерживать более, - отвечал государь Ртищеву. - Верно, ты сейчас в Вильне надобен. Езжай с Богом! Первым делом посети Ригу и сообщи о моих новых предложениях, пусть Карл подумает.
- Теперь миллион талеров золотом? - усмехнулся Ордин-Нащёкин.
- За Ригу и Ревель оного много будет, - благодушно махнул рукою царь. - Ну да ладно, не жаден я, а Карлу прибыток в казну немалый будет, ежели продаст он мне остатки шведских владений в Ливонии. Всё одно торговля наша через курляндские порты да Пернов идёт. Нарва да Ревель захирели вконец, людишки бегут оттуда. Друг мой, герцог Якоб на Ригу через трубу смотрит...
- Ныне посольство из голштинской земли возвращается, - вздохнув, невпопад проговорил боярин. - Со свадьбою надобно спешить.
- Что ты мелешь, Афанасий? - беззлобно ответил государь. - Нешто я не исполню долга?! Анне Голштинской быть моею супругою, дай срок.
- Срок... - смиренно опустил голову Ордин-Нащёкин. - Нету срока, поспешать надобно, а получив ответ герцога в тот же час слать за Анной..
- Полно, - отмахнулся Романов. - Успеется!
- Великий государь! - воскликнул Афанасий. - Но как быть нам, верным слугам твоим?!
Никита Иванович устало опустился в кресло, вытянув ноги. Взяв со столика рядом изящный колокольчик, царь энергично потряс его. В сей же миг в приоткрывшуюся дверь неслышно проскользнул слуга, склонившись неподалёку.
- Пусть заварят чаю ангарского... И подать мёду с орехами, мне и гостю моему.
Проводив служку глазами, Романов дождался, когда закроется дверь, и вновь посмотрел на боярина:
- Эх, Афанасий...
- Великий государь! - упал на колени приказной голова. - Ещё у меня дело важное к тебе имеется! Верно, ты и сам слыхал, что давно уж разговоры идут - давно пора тебе императорский титул принять! И патриарх Павел о том говорил...
- Павел? - брови Романова удивлённо изогнулись. - Хм... В прошлом годе мне друг Якоб советовал именование принять, как древние цесари Римские именовались. Что ж, коли Павел о том заговорил, пусть он и обратится с этим ко мне. Если гордыня его...
- Не говори так, государь! Как митрополит Макарий убедил Иоанна, государя великого, царём именоватися, так и патриарх Павел убедит тебя императорство принять! - убеждённо и яростно говорил боярин. - И не гордыня то, а обида на нелестное твое к нему отношение. Ежели ладно меж вами будет, то и на Руси ладно станет!
Царь молчал, насупившись. Вскоре принесли чай и угощенье. Слуга разлил ароматный напиток по китайским чашкам, привезённым купцами с Востока, после чего всё так же неслышно удалился.
- Ты прости меня государь, за дерзость мою, - тихим голосом возобновил разговор Афанасий. - Но есть у меня мыслишка...
Продолжил он только после одобрительного кивка Романова:
- У сибирского царя Сокола, сын есть - женат он на сестре царя корейского, а ещё есть иной сын - тот и не женат вовсе. Вот когда... придёт время, великий государь, быть может, коли выборы властителя Руси учинятся - не будет ли излишним кандидат сибирский? Ведь в прежние времена при избрании светлой памяти Михаила Фёдоровича был и сибирский царевич Алей на Собор вызван.
- Ох, замутил ты мне голову сегодня, Афанасий! - слабым голосом проговорил Никита Иванович, прикрыв глаза. - Прошу, уймись. Угостись чаем, а о делах завтра говорить будем. Сегодня я хотел с тобою письмо Фердинанду составить по турецкому вопросу. А ты - вона как...
- Прости государь, токмо от сердца речи веду, - поклонился боярин. - Не гневайся. А письмо мы составим, нешто первый раз?
Романов, наконец, позволил себе улыбнуться. Он снова потянулся за чашкой - Никита не любил стылого чая.
Восточный Крым, Корчев - Ени-Кале. Апрель 1660.
Крепкий и холодный ветер дул с востока, с мелкой лужи, по ошибке именуемой морем. Турки называют его Белым, а русские, недавно обосновавшиеся на его берегах, говорят, что море это Азовское, по имени бывшей турецкой крепости, которую они захватили. Унылые берега этого водоёма - несусветная глупость называть его морем, навевали смертную скуку, которую не перебить тем огромным жалованьем, что предложил русский царь при личной встрече в своей новой столице, отвоёванной у поляков. А вот в Крыму стало веселее - три корабля русского флота, вооружённые поистине отличнейшими пушками уничтожили буквально всё, что могло плавать - турки лишились нескольких галеасов, десятка полтора галер, а мелких судов никто не считал. И не жалко было тратить на них ядра? Но русский капитан Алексей Головин, который после окончания контракта Корнелиуса Мартинсона Тромпа, готовился стать адмиралом, рад был каждой тренировке своих бомбардиров в утоплении любой лохани. А потом был Очаков! Славное дельце!
'Забросила судьба...' - в свободные минуты Корнелиус не переставал думать о бытии, осмысливать перипетии своей насыщенной на события жизни. Совсем недавно один из самых успешных голландских флотоводцев, контр-адмирал, участвовавший во многих сражениях, в том числе и в избиении английского флота в совместных с датчанами операциях, теперь был выставлен со службы... Подумать только, в Гааге прознали про то, что он использовал корабли своей эскадры для торговли! Кто этим не занимался?! Ждать окончания наложенного на него наказания, состоя на русской службе оставалось ещё целых два года, лишь потом предстояло возвращение в Соединённые провинции и восстановление на флоте.
'Что же, пусть это время пройдёт не впустую!' - думал Корнелиус, то и дело подавая команды Головину через переводчика, а уж потом тот повторял их своим людям. Тромп, конечно же, ожидал большего от этой работы - командовать лишь тремя парусными кораблями и оравой галер ему было непривычно. Узнай о том де Рёйтер - и Корнелиусу не избежать насмешек, появись он в любой из провинций, даже в новоприобретённой при дележе испанских земель Фландрии. Правда, Головин обещал ещё два корабля в следующем году - но разве этого будет достаточно? Русским повезло, что венецианцы недавно уничтожили большую часть турецкого флота в битве при Дарданеллах, не то этим новоиспечённым морякам османы быстренько бы указали на их место. Хотя...
- Эти пушки великолепны... - пробормотал Тромп, заставив переводчика переспросить, что имел в виду господин контр-адмирал, на что голландец лишь махнул рукою и поморщился.
Сейчас же русские строили главную свою базу флота на берегах мыса Таган-Рог. На зиму именно там укрылась большая часть галер. Тромпу бухта Таганрога показалась весьма удобной для укрытия тут кораблей и устройства верфей. И вообще, русские являли голландцу пример деятельности и настойчивости в достижении поставленных перед собой целей. А их царь оказался очень обходительным и располагающим к себе - напрасно поляки распространяют о нём да о Руси нелестные слухи, Корнелиус теперь знал, что это наговоры. Просто русские здорово надавали заносчивым католикам тумаков, отняли много земель на востоке, вот те и исходят злобой да шлют жалобные письма в Рим, а царь между тем заключает союз с Веной и встречается с послами Венецианской республики. Неудивительно, что в Воронеже адмирал и его свита встретили венецианских мастеров - скоро у русского флота будут и галеасы.
Турки появились неожиданно - Тромп, хоть и предупреждал Головина о такой возможности, сам всё же не верил, что в самый разгар Кандийской войны с Венецией османы отрядят на север какие-либо достойные внимания силы. Корчев и окрестности были достаточно прочно заняты русским гарнизоном, а окрестная местность вычищена от последствий мора, прокатившегося по этой земле два года назад. Поначалу сложно было заставить людей сходить на обезлюдевший берег, первыми были ватаги казаков, грабивших город и прилегающие к нему земли. А после рассказы удачливых товарищей звучали и на Дону, и в Сечи, вызывая у остальных нестерпимое желание повторить успешные налёты на ханство. Прознали о том и в Вильне. И вскоре азовский воевода князь Григорий Ромодановский по приказу государя и по уговору с атаманом донцов, лично напутствовал казаков в лихие рейды, снабжая их порохом, лёгкими пушками и стругами, но четвёртую часть добычи казаки обязывались сдавать в казну. Это устроило всех, после чего началось сущее казачье нашествие на северо-восточные берега Крыма. Ватажники вдоволь потерзали ослабевшие районы полуострова, получив богатую добычу и уведя с собою на Дон и Днепр множество пленников. Казалось, судьба сыграла с крымцами злую шутку - прежние рабовладельцы теперь становились рабами у тех, чьих соплеменников они же сами и похищали. Ныне и они могли испить до дна горькую чашу невольника. Тот же Ян Вольский, нынешней весной увольнявшийся с царской службы на посту начальника Перекопского артполка и отбывавший на Сунгари с новой женой, считал такое положение вполне справедливым.
Несмотря на то, что татары находили в себе силы уничтожать некоторые зарвавшиеся в грабеже ватажки, особенно запорожцев, не всегда согласовывавших свои налёты с воеводами, Корчев был прочно занят русскими, которые устроили в городе перевалочный пункт. Спустя некоторое время Никита Иванович основал Таврическое воеводство и послал туда воеводой Андрея Дашкова, прежде служившего в Астрахани. Дашков взялся за дело рьяно и основательно - первым делом осмотрев невеликие свои владения, он, имея на руках государев приказ, вскоре основал артиллерийские позиции на мысу, названным им же Батарейным. Пушки должны были перекрыть пролив для прохода турецких кораблей к Азову и Таганрогу. К тому времени прибыл на полуостров и адмирал Тромп, а вскоре на этих негостеприимных берегах появилась и группа французских специалистов-фортификаторов во главе с инженером Гийомом де Бопланом, ранее трудившиеся на благо Варшавы, а теперь сменившие работодателя. Французы должны были в самые кратчайшие сроки разработать проект оборонительных сооружений Корчева, прикрывавших бы город от возможных атак с запада. С тех пор прошёл неполный год, татары и турки за это время дважды пытались подступиться к Корчеву, но укрепившийся на недостроенных фортах и в каменоломнях небольшой русский гарнизон и казаки отбили оба штурма, сметая врага залпами картечи из снятых с галер пушек.
- Стало быть, теперь османы решили попытать счастья, напав с моря? - проговорил Тромп, услыхав от Головина, что казаки, которые плавали на стругах вдоль южных берегов Крыма, заметили появление у Сурожа турецких галер и нескольких парусных кораблей.
Две недели спустя
Ночевавшего в одном из лучших домов Корчева адмирала Тромпа разбудили под самое утро, едва рассвело. Его помощник, морской офицер из фландрского Дюнкирхена, возбуждённым голосом сообщил, что русские заметили приближение турецкой эскадры к восточной оконечности полуострова.
- Господин адмирал, османы и татары снова обложили город! - добавил он и подал Тромпу шпагу.
Быстро собравшись, Корнелиус отправился к причалам - тем временем в тревожно гудевшем городе уже готовились к отражению врага. Трещали барабаны, протяжно пели трубы. Воины, покидая перестроенные под казармы дома, строились на площадях, чтобы строем отправится на позиции. Помимо Рязанского и Армавирского солдатских полков, расквартированных на крайнем востоке Тавриды, тут же находились двадцать четыре орудийные батареи, сапёрные команды и около четырёх сотен донских и запорожских казаков. Кроме того, около полутора тысяч нанятых на строительные работы мужиков подряжались в помощь пушкарям и солдатам.
Три корабля и полтора десятка галер, составлявшие эскадру Тромпа, спустя несколько часов были выведены в море, чтобы там встретить турок. Голландец не скрывал своего пренебрежения к русскому адмиралу, выказывая всем своим видом несерьёзность происходящих тут, на окраине Европы, морских сражений. Он бы никогда не появился тут, если бы не обида, нанесённая ему адмиралтейством - отстранение его от командования сильно ударило по самолюбию Корнелиуса. Так что щедрое предложение русского царя - в восемь тысяч талеров содержания и тысячу талеров морского довольствия, пришлось в самый раз, пусть в Гааге знают, что Корнелиус Мартинсон Тромп не будет сидеть без дела и смиренно ждать прощения.
- Галерам держаться берега, а при появлении врага уходить в бухту, под защиту батарейных орудий, - раздавал приказания голландец. - А там по знаку на абордаж идти, сближаясь с османами как можно быстрее. Так и корабли их, Божьей помощью да добрыми пушками, одолеем.
Перед тем как эскадра покинула бухту, Алексей Головин, подробно обговорив с голландцем ранее составленный план боя, был отправлен Тромпом командовать галерами. План адмирала был прост - он желал заманить ложным отступлением галер турецкую эскадру в корчевскую бухту и там подставить их под пушки расположенных на мысах батарей. Далее его корабли захлопывали бы ловушку, после чего в атаку на врага должны были устремиться галеры Головина. От турецких они отличались тем, что за вёслами на них сидели солдаты, а не рабы, прикованные к скамьям цепями, как водилось у османов. Тем самым, абордажная команда русской галеры превосходила числом любую турецкую. Кроме того, помимо солдат, на галерах находились ватаги казаков, более привычных к морским схваткам с турками.
Оставив галеры у мыса Кыз-Аул, все три парусных корабля держались мористее, используя перешедший к юго-западу ветер. Турки не заставили себя долго ждать - когда Алексей Головин услыхал далёкие раскаты пушечных выстрелов, которые означали появление противника у корчевских фортов, на горизонте появились силуэты приближающихся вражеских кораблей. Головин отдал приказ своему отряду разворачиваться и уходить к бухте. Однако турки имели своё мнение и следовать плану не собирались - они не стали преследовать Головина, а принялись высаживать солдат на низменный берег, покрытый высокой травой и каменными валунами. Но русские галеры уже миновали далеко вдающийся в море мыс, а потому продолжали движение к Корчеву, не видя, что предпринимает противник. Корнелиус Тромп, заметив врага, пошёл на сближение. Он знал действительную дальность поражения новых русских пушек, а потому надеялся на безнаказанный обстрел неприятеля.
- Двигайтесь, ленивые свиньи! - офицеры покрикивали на моряков, выставлявших дополнительные паруса.
План изменился. Тромп решил атаковать османов, покуда они заняты высадкой, а корабли их встали на якоря близ берега. Поймав парусами ветер, 'Коршун', 'Сокол' и 'Орёл' стремительно приближались к вражеской эскадре со стороны моря, имея за спиной стоявшее в зените светило. Яркий солнечный свет слепил глаза турецких моряков, и они не сразу заметили грозившую им опасность. Османы же были как на ладони - Корнелиус насчитал четыре парусных корабля, около двух десятков галер и множество мелких вспомогательных судов, перевозивших войска. 'Коршун' двигался впереди, за ним следовали остальные корабли, повторяя каждый манёвр флагмана эскадры. Турецкие моряки, заметив приближение чужих кораблей, забили тревогу и стали лихорадочно готовится к бою. Их парусники, снявшись с якорей, пытались маневрировать по ветру, чтобы встретить врага бортовыми залпами.
- Становится на якорь! - закричал, уже не сдерживаясь, Тромп, когда его корабль занял выгодное положение напротив турецкой эскадры.
Пушкари, изготовив орудия к стрельбе, уже ожидали приказа на открытие огня. Нижняя палуба также была готова к бою. Десятки людей напряжённо присматривались к вражеским кораблям, кидая требовательные взгляды на мостик.
- Огонь! - последовала долгожданная команда. Левый борт 'Коршуна' немедленно окутался дымом, вскоре снесённым ветром. Флагманский корабль начал бой в одиночку, не дожидаясь своих собратьев, посылая с каждым залпом пятнадцать бомб в сторону османов. Через некоторое время к бою присоединился 'Сокол', а за ним и 'Орёл'. Бомбардиры русских кораблей сосредоточили огонь на ближайшем к ним паруснике, который, умело закончив манёвр, всё же не успевал ответить стрельбою. На корабле начался пожар - бомбические пушки оставляли крайне мало шансов паруснику на спасение. Вскоре, не выдержав обстрела, турки перерубили якорные канаты и пылающий корабль стало относить к берегу, а корабли Тромпа принялись за следующий парусник.
Между тем, Алексей Головин, поняв, что голландец вступил в бой с турецкой эскадрой, решил возвращаться. Но на полпути им был замечен казачий патруль, подававший знаки двигавшимся вдоль берега галерам. В увеличительную трубу стало видно, что казаки отчаянно пытаются предупредить моряков об опасности. После того, как адмиральская галера обогнула мыс, боярин всё понял - казаки пытались предупредить о высаженных на берег турках - там скопилось до нескольких сотен янычар. Алексей Петрович принял решение разделить свой отряд - одна его часть должна была атаковать турецкие транспорты и галеры, а остальные, высадив на берег десант, поддержать огнём своих пушек вступивших в бой товарищей. Тем временем, и второй турецкий парусник, лишившись рангоута, с перебитыми мачтами, чадя чёрным дымом пожаров, пытался отвалить в сторону. 'Орёл', увлёкшись стрельбою по израненному кораблю, сам получил множество попаданий от двух перестроившихся османских парусников, только сейчас вступивших в бой. Между тем, перевозившие солдат турецкие суда одно за другим выбрасывались на берег, опасаясь быть атакованными.
- Goed... - похвалил Головина Корнелиус Тромп, заметив стремительный ход галер боярина Алексея Петровича, сближавшихся с судами неприятеля.
Атака галер стала окончательным актом боя - свинцовым градом пушки и картечницы сметали с палуб неприятельские команды и десант, одно за другим суда османов захватывались неистовыми казаками Степана Разина, который бесшабашной яростью своей увлекал за собой товарищей. Вскоре галеры обоих противников столкнулись между собой в жестоком бою. Головин заранее приказывал щадить гребцов на турецких кораблях, но всё же несколько османских галер утонуло или сгорело вместе с несчастными, нашедшими в мучительной смерти избавление от своей тяжкой доли. Наконец, разинцами была взята головная шебека, на которой был обезглавлен командовавший эскадрой османский флотоводец. Это была победа. Лишь одному паруснику, подставившего своего товарища под бомбы с кораблей Тромпа, удалось избежать гибели и удрать в сторону открытого моря - все остальные корабли и суда османов были захвачены или потоплены. Невольников немедленно расковывали и освобождённые, среди которых были венгры, поляки, казаки и венецианцы, исступленно набрасывались на пленённых русскими моряками мучителей, предавая их смерти.
А затем настало время и той части десанта, что турки успели высадить на берег. Осознавшие незавидное своё положение османы устремились прочь от берега, пытаясь уйти от наседавших на них солдат и казаков, высаженных с галер Головиным. Прибрежные каменистые холмы и зелёные степные луга ещё долго покрывали тела тех янычар, кто не сумел спастись от мушкетной пули. Едва передохнув после боя, капитан Головин, оставив казаков делить трофеи и охранять бывших невольников, с большей частью галер, поспешил в Корчев, чтобы его воины смогли присоединиться к обороняющим город товарищам. Но и там осаждённые уже праздновали успех - несмотря на захват турками одного из недостроенных фортов, рязанцы и армавирцы сумели отбить натиск османов, рассеяв нападавших выстрелами в упор. Кое-где дошло и до рукопашной схватки, в которой отличились мужики-строители, изрубившие топорами и насадившие на колья хвалёных янычар, прорвавших оборону на фланге. Однако организовать преследование отступивших от фортов турок воевода Дашков не сумел, за что удостоился резких слов от возбуждённого победой Головина. В итоге едва не сцепившихся бородачей пришлось разнимать адмиралу Тромпу, который заставил обоих выпить вина за победу русского оружия, после чего воевода и боярин прилюдно помирились и крепко обнялись.
Голландский адмирал был не столь радостен, сколь его русские товарищи по оружию - в сражении пострадал корабль 'Орёл', получивший серьёзные повреждения и несколько пробоин в корпусе. На корабле погибло более двух десятков моряков и пушкарей, многие были ранены. Корнелиус винил капитана 'Орла', курляндца Дитмара Матсена, в том, что он излишне сблизился с турецкими кораблями, не сумев принять во внимание большую дальнобойность русских пушек по сравнению с турецкими. В тот же день в Азов была отправлена галера с донесением государю о великой победе на море над турками. О первой победе русского флота на отвоёванных берегах Чёрного моря.
- Теперь либо турки захотят мира, либо пришлют больший флот... - сам с собой рассуждал хмельной Тромп, раз за разом поднимая наполняемую слугой чарку в воздух, когда кто-то из русских начинал выкрикивать очередные здравицы на пиру по случаю победы, продолжавшимся далеко заполночь.
Глава 14
Томск - Ангарск, весна 1660.
Дорога домой, на берега Ангары, заняла у ангарцев больше времени, нежели недавнее путешествие на Волгу. На сей раз у Грауля и Карпинского не было необходимости спешить к установленному сроку. Поэтому во время пути по Сибирскому тракту у товарищей было достаточно времени обдумать и, главное, осмыслить прямое приглашение Ордина-Нащёкина об утверждении на московском, а теперь, стараниями Никиты Ивановича, и на виленском троне, сибирского кандидата. Радиоотчёт о встрече с Афанасием Лаврентьевичем был отправлен из Нижнего сразу после прощания с боярином. В этом коротком сообщении нужно было лишь успокоить Ангарск - мол, всё ситуация держится под контролем, поводов для беспокойства нет, остальную информацию доведём на собрании после прибытия в столицу Сибирской Руси. Сам тракт радовал - дорога в Сибирь год от года хорошела, на неё, словно на связующую нить, нанизывались новые городки, посёлки. Среди тайги вырастали маковки деревянных сельских церквушек, а затем и вздымались каменные колокольни городских соборов. В безлюдных прежде местах появлялись торжища, постоялые дворы, походившие на те, сделанные под старину гостинично-банные комплексы, кои Грауль прежде видел в Карелии во время отпуска. От Сибирского тракта отходили и иные дороги, которые Павлу привычно было именовать стратегическими. Так, некоторые из них вели на застраиваемые крепостицами берега Иртыша, на осваиваемый с помощью десятка ангарских специалистов Рудный Алтай, в Кузнецкую степь.
В конце марта небольшой ангарский обоз на трое суток задержался на одном из постоялых дворов близ окраин Томска. Местные воеводы захотели встретиться со знатными представителями соседней державы, пригласив Грауля и Карпинского посетить воеводскую усадьбу, что находилась внутри Томского кремля. Стены Томска, его укрепления, стоявшие на южном мысу Воскресенской горы, возвышающейся над правым берегом реки Томь, вызывали у гостей искреннее уважение. Прежде город не раз подвергался нападениям и джунгарских вассалов, а с недавнего времени и их соперников - телеутских князей Коки и Мачика. Стрелецкий гарнизон, томские казаки и поселенцы всякий раз отбивали атаки неприятеля с большим для него уроном, заставляя врагов уважать имя русское в этих землях. Телеуты, дважды разгромленные томичами и верными им местными племенами, три года назад приняли русское подданство, послав своих представителей к великому царю урусов, и с тех пор Томск перестал быть пограничным городом. А длящаяся в Джунгарии почти что с десятилетие клановая война за власть способствовала дальнейшему продвижению Руси на юг Сибири - один за другим переходили в русское подданство улусы, прежде платившие дань джунгарам, переметнувшиеся теперь к новой силе.
Приглашение воевод, естественно, было принято, но вначале, после устройства на Ангарском дворе Томска, Карпинский посетил, что называется, фирменный магазин ангарских товаров. Он представлял собой огромный склад, в пристройке к которому находились стенды с закреплёнными на них образцами имеющихся в наличии товаров - тут можно было купить всё, начиная от гвоздя, топора и шила и заканчивая увеличительной трубой, однозарядной винтовкой и картой той или иной местности Сибири, которая принадлежала Руси.
Там, в магазине, к Карпинскому сразу же подошёл директор торговой точки - Макар Осипов, бывший мальчик на побегушках при купеческом приказчике, сбежавший с торговым караваном в Ангарию. После учёбы в школе, а затем и на экономическом факультете АГУ, Макар попал на стажировку в один из магазинов Енисейска, где добросовестный продавец проявил смекалку и самостоятельность. Вскоре Осипову была доверена должность заместителя директора красноярского магазина, а спустя год он возглавил томский филиал Ангарского торгового дома.
- Пётр Алексеевич, вас купцы ярославские спрашивали, - заговорил Макар, - прознали, что ваш обоз в городе. Только тут были...
- И чего же они от меня хотят? - рассматривая стенд с развешанными на нём пилами и фуганками, проговорил Карпинский.
- Винтовки купить желают! - развёл руками директор.
- Разве они не знают правила? - посмотрел на молодого управленца Пётр. - Или у них экспедиция?
- Знают, - кивнул Осипов. - Я лично всё рассказал, что да как - что винтовки заказаны под походы, русским государем утверждённые - на Аляску да острова алеутов да в остроги саянские.
- Так в чём же дело? - остановившись у витрины с ножами, задумчиво произнёс Пётр.
- Не унимаются купцы, - махнул рукой Макар. - Верно, скоро уж тут будут...
И правда, в сей же миг в магазин буквально ворвались трое рослых бородачей, насторожив персонал и двух стрельцов, деловито переговаривавшихся у витрины с ремнями и патронными сумками. Впереди, выставив объёмный живот, вышагивал старший среди гостей, оказавшийся дядькой двум родным братьям, едва поспешавшим за родичем.
- Ты и есть Пётр Ляксеич, что ли? - рокочущим голосом вопросил передний купец, явственно смягчив тон, насколько это было возможно, и принялся теребить в руках свою шапку.
- Я и есть, - сощурив глаза, Карпинский с интересом оглядел гостя с ног до головы. - А тебя как звать да по батюшке величать и что за дело у тебя такое, что винтовки наши надобны?
- По батюшке... - хмыкнул удивлённый ярославец и оглянулся, обменявшись взглядом с родичами. - Звать меня Иван, а по батюшке Гурьевич. То племянники мои - Афанасий да Николай, они Михайловичи. А все мы - Назарьевы. Слыхал аль нет?
- Нет, - улыбнулся Пётр, посмотрев на ставшего важным купца. - Не слыхал. Так какое дело у тебя, Иван Гурьевич?
- Дело то не для лишних ушей, - чуть ли не зашептал Назарьев, озираясь на стрельцов, подобравшихся ближе к ярославцам да на новых посетителей магазина.
- Вот как... - протянул ангарец. - Что же, тогда обожди малость, мил человек, я со своими людьми переговорю, а потом милости прошу ко мне на Ангарский двор.
- Благодарствую! - приложив ладонь к сердцу, пробасил купец с донельзя довольным видом.
Закончив дела в магазине, Карпинский вышел на крыльцо, где, зажмурившись, задержался ненадолго, обратив лицо к тёплому солнечному свету и слушая весёлый птичий гомон, после чего вдохнул полной грудью свежего воздуха и, подойдя к возку, решил сесть рядом с возницей, а не залезать внутрь. Вскоре небольшой караван повозок отправился дальше, к ангарской миссии, уминая полозьями рыхлый и ноздреватый апрельский снег. Последним ворота Ангарского двора проехал возок ярославцев. Купцам указали на главное здание миссии - основательное двухэтажное строение из камня с деревянной мансардой и двумя флигелями, окна которого яркими бликами сверкали на солнце. Пройдя покрытые искусной ковкой высокие двойные двери, меж которыми на полу лежала грубая ткань, на которую ангарцы сбили с обуви снег, купцы оказались в ярко освещённом холле. Ярославцы немного оторопели от ударившего в глаза света, принявшись осматриваться вокруг. В просторном помещении с выбеленными стенами и высоким потолком, в который упирались два ряда колонн, стояли диваны и низкие столики при них, за которыми сидело с десяток человек. Полы были устланы циновками, а в каждом из углов залы стояли большие кадки с растущими там деревцами. Слышался негромкий гул голосов, приглушённый смех. Немного поодаль, у входа на лестницу с обеих сторон на стенах висели высокие зеркала.
- Ишь ты, зерцала какие, - хмыкнул один из братьев Назарьевых, потрепав вихры на макушке.
Ярославцам предложили пройти далее, подведя будто бы к торговой лавке, за которой стоял пожилой, но крепкий мужик. Гостям, к их явному неудовольствию, пришлось сдать старику-гардеробщику свои богатые кафтаны и меховые шапки, только потом их пригласили пройти по широкой лестнице на второй этаж, в комнату для деловых переговоров, где их ожидали ангарцы. Грауль и Карпинский приветствовали гостей, пригласив сесть на диванчик, а сами присели напротив. Вскоре в кабинет принесли чай и пару вазочек со сладостями и орехами. Когда за юношей, принесшим угощение, закрылась дверь, Грауль предложил ярославцам озвучить то важное дело, ради которого они прибыли в Томск за винтовками.
- Да что Томск! - решительно рубанул рукою Иван. - Мы бы и до Ангары добрались! Верно?
Племянники молча и степенно кивнули в унисон. Ангарцы молчали, ожидая продолжения.
- Мы ишшо в Тобольске хотели винтовальных мушкетов купити, всё одно же - нету, говорят. А дело наше - до дальних землиц добраться да выгоду свою взять.
- Какая ваша выгода? - проговорил Грауль, нахмурившись. - Зверя добывать у местного люда?
- А то и зверя! - отвечал Назарьев.
- Где землицу-то присмотрели? - добавил Карпинский, поставив чашку на столик.
- А путь наш на Алясочку лежит - так ту землицу называют. Нешто не поход? Вот нам мушкеты и надобны, - купец развёл руки в стороны, мол, в праве мы купить. По уговору.
- Лихо! С Ярославля - на Аляску за мехом, - c невозмутимым видом проговорил Павел. - Неужели ближе охотных мест нету?
Купец предпочёл отмолчаться.
- Иван Гурьевич! - широко улыбнулся Карпинский. - Ты не в воеводской избе, и не в приказной. Лишних ушей у нас нет, как нет и говорливых языков. Говори, как есть!
Иван опустил голову, исподлобья оглядев родичей, а затем и ангарцев:
- Золотишка хотели поискать на Алясочке, слыхали мы, будто есть там жилы... - проговорил он. - А винтовки нужны от лихих людишек оборонится да от тамошних жителей. Бают, они в бою искусны да доспешны.
- Сколько у тебя людей, Иван Гурьевич? - сухо спросил Грауль.
- Сотня да ещё немного, - отвечал Назарьев. - Из них литвы двадцать человек.
- Нормально, - кивнул Карпинский. - А что дальше хочешь - до Охотска добраться?
Купец кивнул:
- А там корабли снарядить да по морю иттить.
После этих слов в кабинете повисла пауза. Павел и Пётр молчали, каждый что-то обдумывая. Вскоре ангарцы обменялись несколькими тихими фразами, из которых Назарьев смог разобрать лишь нечто вроде 'Лифорнии'. Ярославцы напряжённо ожидали ответа ангарцев. Наконец, Грауль, решившись, чуть подался вперёд:
- В общем так, Иван Гурьевич, винтовки ты получишь в Енисейске... Но! Предлагаю тебе ехать с нами в Ангарск, чтобы обговорить твоё дело более обстоятельно. Есть у нас предложение, которое, может статься, сулит большие выгоды, как для тебя, так и для нас.
- Я на то согласный! - довольный купец встал с места, протягивая руки ангарцам. - А ну, Колька, Афанаська! Собирайте людишек!
- Да уж поспешай, - встал с места и Грауль. - Бог даст, завтра тронемся в путь. Реки скоро вскрываться ото льда начинают. Две недели у нас есть до Красноярска добраться.
Последующая встреча с воеводами Томска прошла буднично - долгие разговоры, взаимные восхваления да бесконечные здравицы в честь государя Никиты Ивановича и царя Сокола Сибирского - и утро следующего дня вследствие обильного ночного застолья стало весьма тяжким для ангарцев. Однако караван, к которому присоединились ярославцы, ещё затемно ушёл из Томска на восток.
Ангарский кремль, лето 1660.
Это непривычно жаркое лето становилось особенным, решающим для будущего не только Ангарской державы, но и для соседней с нею Руси. Хоть и здоров да крепок телом был русский государь, но так и не было у него наследников. Третий месяц после широкой свадьбы, на коей гуляла вся Москва, тихая красавица Анна, супруга Никиты Ивановича, никак не могла зачать в чреве своём. Злая молва винила во всём голштинку, очаровавшую государя да оказавшуюся бесплодной. Многие говорили о скорой борьбе за престол, который окажется пустым после смерти царя. Желающих же занять его становилось всё больше - разные языки шептались и в Москве, и в Вильне об измене Долгоруковых, будто бы Софроний Алексеевич хвалился о том, что займёт место Романова, о каких-то королевичах из Европы - якобы Никита Иванович отдаст трон иноземцам, то ли датскому принцу, то ли ещё кому.
За Волгой, однако, этих разговоров уже и слыхом не слыхивали - а за Уралом и вовсе темы таковой не поднималось. А вот в Ангарском кремле идея Ордина-Нащёкина сотоварищи наделала немало шума. По прибытию Карпинского с Граулем в столицу было немедленно созвано совещание для обсуждения результатов встречи с Афанасием Лаврентьевичем. Потенциальный наследник московского трона - ангарский школьник Владимир Романов также прибыл в Ангарск из Удинска, где мальчуган проходил военные сборы. До сих пор паренёк и не догадывался о своих монарших перспективах, а вот его матушка - Мария Милославская уже была осведомлена о планах первоангарцев, отчего сильно опечалилась - видимо, тщётно остаток дней своих Мария желала прожить в тишине и покое.
Ступив на причал Ангарска, Грауль с Карпинским первым делом отправились домой - повидать детей да успокоить своих жёнушек. После в баню, а уж потом в кремль, на совещание. И вот уже битый час дверь в кабинет была крепко закрыта - пятеро первоангарцев обдумывали свои дальнейшие действия, расположившись за широким столом.
- Значится так... - расцепив пальцы рук, Соколов устало прикрыл глаза и несколько секунд не спеша массировал лоб. - Мою кандидатуру Афанасий предложил из дипломатической вежливости, это понятно. Да и старый я уже... А наших людей на московский трон сажать нечего - на Руси своя династия.
- Согласен с тобой, Вячеслав, - кивнул Петренко, прибывший из Владиангарска вместе со своими товарищами. - Ведь, случись что, в Москве первым делом вспомнят, что царь - ненастоящий.
- Теперь уж в Вильне, - усмехнулся Грауль. - Да и скоро уж не царь править на Руси будет, а - подымай выше, император!
- Думаю, как раз к миру с турками и приурочат новый титул Романова, - проговорил Карпинский.
- Насколько я знаю, именно Никита и вынудил мать Владимира бежать из Москвы, - произнёс Ярослав Петренко. - Как он отнесётся к возвращению сына Милославской?
- За Никиту ничего сказать не могу, - проговорил Пётр, - не общался с ним.
- Петя, так не потому ли Афанасий говорил, что трон следует занять вовремя - то есть у самого Никиты и не будет возможности противиться оному? - повернулся к товарищу Грауль, на что тот ответил согласным кивком головы.
- Не думаю, что тот же Ордин-Нащёкин или Патриарх Павел станут противиться пришествию Владимира, наоборот - спасшийся в Сибири волей Господа законный наследник не принесёт с собою смуты. Разве нет? Ведь им что надо? - размышляя, говорил Соколов.
- Надеюсь, я понял Афанасия, - отвечал Павел. - Он не корыстен сверх меры, искренне заботится об Отечестве и желает Руси только хорошего. Властен - возможно да, но минусов от его властности я не предполагаю. Влияние на юношу он окажет, но не дурное и это главное. Кроме того, я буду при Владимире и помогу ему в любом случае.
- Как там наш Романов? - обвёл взглядом присутствующих молчавший прежде Кабаржицкий.
- В читальном зале сидит, - улыбнулся Карпинский. - Недовольный...
Первоангарцы обсуждали Владимира Романова - сына бывшего русского государя Алексея Михайловича, родившегося в Тобольске и очутившегося в Ангарии. Ныне же всерьёз допускалось возвращение Владимира на Русь, откуда его мать бежала в Сибирь от преследовавших партию боярина Морозова людей Никиты Романова. Как теперь встретят мальчишку в Москве? А пока ученик средней школы Ангарска был очень расстроен - ведь в прошлом году он уже пропустил военные сборы в Удинске и не участвовал в 'Зарнице' по причине малолетства - до двенадцати годов ему не хватило каких-то пары месяцев. В этот раз Володе стукнуло почти тринадцать - и парень вместе со своими друзьями отправился на пароходе в Удинскую крепость и начал готовится к военной игре, назначенной на последнюю неделю августа, и даже попал в команду 'синих', но... Дядька Павел, прибывший на пароходе к удинской пристани, забрал его обратно в столицу. Объяснением стали лишь немногие сухие слова, мол, 'дело очень важное, не только для тебя и твоей матушки, но и для меня и всех людей на Руси'. Володя был поражён, услыхав такие речи - дядька никогда не бросал слов на ветер.
- Матушка, что же ты смотришь на меня жалеючи? - осторожно спросил Владимир у сидевшего напротив самого родного для него человека. - Не случилось ли что дурного?
Милославская молча покачала головой, утерев платочком уголки глаз. Сын заметил, как она осунулась в последнее время, а сейчас ему показалось, что матушка даже постарела. Его тут же бросило в жар от такой мысли и защипало в носу. Романов поморгал, чтобы сбить накатывающуюся слезу. Вдруг раздались гулкие шаги в коридоре, что вёл в пустой читальный зал библиотеки, где они сидели - в тот же миг Мария будто бы сжалась и бросила быстрый взгляд на дверь, которая вскоре беззвучно отворилась. На пороге появился дядька Павел. Он увидел влагу, предательски выступившую на глазах Володи, и укоризненно нахмурился.
- Мария Ильинична... Владимир... Пойдёмте со мной, - Грауль посторонился, пропуская их вперёд. - Вас уже ждут.
Когда бывшая царица появилась в кабинете, все присутствующие мужчины поднялись со своих мест, а Соколов, приглашая Марию садиться, проговорил:
- Мария Ильинична, да что же вы так переживаете? Никакой опасности для вашего сына не будет, я ручаюсь за его безопасность лично!
Владимир почувствовал, что у него будто бы зашевелились недавно остриженные в Удинске волосы на затылке, но он встал с места и, глядя на самого Вячеслава Соколова спросил неожиданно для самого себя твёрдым голосом:
- Что случилось, Вячеслав Андреевич, отчего матушка моя плачет? Почему я здесь?
- Ты сядь, Володя... - дружелюбно отвечал Соколов. - Сядь да послушай.
Вячеслав говорил спокойно, делая паузы, чтобы дать возможность молодому Романову осмыслить его слова. К чести мальчишки, он принял эти сведения серьёзно, совсем как взрослый - хотя неизвестно, как на его месте себя повёл бы и иной мужчина. Владимир сидел и сосредоточенно внимал речи царя Руси Ангарской, изредка кидая вопросительные взгляды на мать, а та молча кивала, мол, всё правда.
- Вот так, Владимир Алексеевич, подумать тебе не предлагаю, ибо выбора у тебя нет, - закончил говорить Соколов. - Осталось только ещё лучше подготовить тебя к неизбежному.
- Мы предполагали, что такой момент настанет, Володя, поэтому ты учился согласно методикам самого Акселя Оксеншерна, - добавил Кабаржицкий. - Очень жаль, что он не дожил до этого момента.
- И... когда же мне уезжать? - мрачно выдавил из себя Романов.
- Охо-хо! Не спеши! - Соколов огладил бороду. - Никита Иванович ещё крепок, наш врач постоянно при нём и случись что, мы узнаем об этом едва ли не первыми. А пока ты будешь учиться дальше, будто и не было нашего разговора сегодня. Никто не должен узнать об этом раньше времени. Ты меня понимаешь, Володя?
- Да... - невесело кивнул парнишка, но, смекнув что-то, тут же просиял:
- Значит, я успею на 'Зарницу'?
- Несомненно! - улыбнулся Павел. - Пароход что сейчас стоит у причала, завтра отплывает на север.
Мария Ильинична всё же собралась с силами и далее держалась молодцом, снова вживаясь в прежнюю роль матери наследника русского престола. Владимира вскоре отпустили с совещания, чтобы парень отдохнул от нахлынувших на него новостей и немного побыл с собой, обдумал всё хорошенько. Настал черёд Милославской - с ней говорили деликатно и как можно мягче, делая акцент на обеспечении безопасности сына покойного государя.
- С ним постоянно будет наш отряд охраны, ведь мы заботились о Володе все эти годы и логичным будет факт его появления на Руси вместе с сибирскими телохранителями, - убеждал женщину Соколов. - И царская кухня будет под присмотром, и доктора будут наши люди, в общем - не волнуйтесь.
Милославская молча кивала. В итоге согласие на возможное возвращение на Русь было от неё получено и все вздохнули с облегчением, после чего мужчины отправились на обед. За столом Карпинский напомнил о ярославцах, дожидавшихся встречи с царём сибирским.
- Пётр, завтра ярославцами твоими займёмся! - с удовольствием вдохнув аромат грибного супа, воскликнул Вячеслав. - Сегодня я в университете буду занят до вечера, ты с Павлом часам к восьми заходи ко мне, всё обговорим. Володя, Ярослав, - обращаясь к гремящим ложками товарищам, сказал Соколов. - Вас я тоже жду.
Утро следующего дня
- А-а-а! Крестна сила!
Внезапный сдавленный вопль, донёсшийся со двора, свалил Афанасия с лавки на застеленный плетёными циновками дощатый пол. Дядька Иван, почивавший на широкой кровати, тоже проснулся и, поводя осоловелым взглядом, силился понять, что вдруг случилось. Афанасий, поняв, что стоит на четвереньках, помотал головой, пытаясь прогнать остатки сна, после чего поднялся на ноги. В голове немного шумело - вчера купец здорово налакался местных наливок в кабаке, или, как его называли ангарцы - в баре. Причём упился ярославец задаром - добрые ангарцы угощали его щедро, свистели да хлопали его по плечам, когда тот затеял пляски под залихватские мелодии местных музыкантов, выступавших в том баре.
- Нешто случилось что? - старший братец Николай приподнялся и резво встал со своей кровати, утирая сонное лицо. - Кто там вопил?
- Верно, Кузёмка, подлец, - пробурчал Иван Гурьевич. - Ведь с тобою, Афонька, вчера плясал, будто юродивый в баре том, а сегодня, вишь, голосит...
Застучали в сенях сапоги, смолкнув перед дверью в горницу. Тут дверь отворилась и, оттолкнув одного из купеческих слуг, за порог протиснулся приказчик Кузьма. Вид его был лихой - борода всколочена, глаза горят огнём, зубы лязгают от испуга. Ни дать, ни взять - тронулся умом приказчик!
- Эй, Кузёмка! - поразился Афанасий, умываясь из тазика, что стоял на лавке у печи. - Ты ли это? Что приключилось, сказывай!
- Там... Голос, будто бабий! Из ведра железного! Истинный крест! - затараторил Кузьма, сбиваясь от волнения.
- Тьфу! Вот дурень, - проговорил Иван Гурьевич, одевая кафтан. - Как вчера языком молол с ведром ентим и страху не имал вовсе. А ныне - с пьяных глаз, нате, спужался!
Племянники разом захохотали, припоминая, как упившийся приказчик на потеху собравшимся на площади ангарцам пытался перекричать репродуктор, из которого лился девичий голос, сообщавший всякие разные сибирские вести. Сами Назарьевы уже прознали, что за штука репродуктор и как из него голоса да музыка звучат, а потому снисходительно пожурили приказчика, приказав тому выспаться и более не появляться на людях в непотребном виде.
- Стыдоба! Онгарцы перстом на тя кажут да смеются, дуралей! - держась обеими руками за широкий пояс, Иван Гурьевич с явным удовольствием корил сконфуженного Кузьму.
- А то не видать тебе царя Сокола - не пустят в кремль! - вслед за дядькой ухмыльнулся Афанасий, садясь на лавку и ожидая, когда слуга расчешет волосы гребнем.
- Дядюшка, - заговорил более серьёзный Николай. - Ты давеча хотел причалы осмотреть речные, пойдём ли?
- Ладно, хорош лясы точить! - рявкнул Назарьев-старший. - Пошли-ка, прогуляемся да обговорим дела наши.
И уже скоро небольшая процессия ярославцев в лице трёх купцов и держащихся за ними четвёрки крепких молодых приказчиков, неспешным шагом отправилась по залитой солнечным светом широкой Байкальской улице. То и дело мимо них проезжали повозки, причём те, что двигались вниз по улице, к причальным складам, в основном шли порожние, обратно же кони тянули гружёные телеги. Несмотря на погожий день, людей на улице было мало, а которые и попадались ярославцам, выглядели весьма занятыми. То молодой парень с кипой бумаг подмышкой, не меняя задумчивого и донельзя серьёзного выражения лица, обойдёт купеческую компанию, не забыв, впрочем, пожелать гостям столицы доброго дня, то пожилой ангарец в сопровождении нескольких отроков-учеников, одетых в одинаковые одежды с нарукавными нашивками в виде стилизованной домны, проходит сквозь Назарьевых, что-то бубня сопровождающим его и не обращая внимания на встречных.
- ...вот потому-то свинцовые капли, падая по трубе из плавильни, что стоит наверху, в полёте и принимают круглую форму, становясь картечинами уже перед падением в чан с водой внизу... - услыхал скрипучий голос старика Афанасий, проводив сию компанию удивлённым взглядом, а приказчики и вовсе шарахнулись в стороны, освободив ангарцам середину дорожки.
- Иван Гурьевич, - поравнявшись с дядькой, Николай заложил руки за спину и принялся вышагивать, подражая ему, - скажи, чего ждать от царя сибирского? Даст ли помочи, али затребует взамен людишек наших? Слыхал я, будто в людишках он нужду немалую имает, вот и...
- Цыц, Николка! - оборвал его купец, нахмурившись. - Гляди, не ляпни оное при других! Наведёшь страху! Вона, приказчики наши - ишь, рожи как у борова отъели, а ныне от любого онгарца уворачиваются, будто сила то нечистая.
- Так не без того, дядюшка! - яростно зашептал старший братец. - И пароходы, что сами по реке ходят, и крюк на цепи, что товарного веса подымает, будто сотня мужиков... Смрадом чёрным исходят, железом гремят да пыхтят, словно черти в бочке.
- Ой-ой, Николка, - Назарьев остановился близ открытой в сторону улицы двери, над которой на цепочках висел, раскачиваясь по ветру, искусно вырезанный сапог и, смерив насмешливым взглядом племянника, проговорил:
- Тот винтовальный мушкет, что ты в Енисейске взял, руку тебе не жжёт, аки пламень дьявольский? Много ли в нём нечистой силы? Вона, батя мой - и не такого слыхал на Яике от купцов, что до Хивы ходили! Ты лучше подумай о том, что ежели мы золотишка не достанем, то по миру пойдём! - повысил голос Иван Гурьевич и добавил авторитетно:
- Царь Сибирский поможет, иному и не бывать! Я так думаю.
Отставший от Ивана Афанасий, о чём-то поговоривший с одним из приказчиков, нагнал Назарьева и, озабоченно оглядываясь, сказал Ивану Гурьевичу:
- Дядька Иван, Фролка говорит, будто от двора, что нам определили, за нами девка ходит... Приглядывает, небось.
- И что с того, Афонька? Хорошо, что пригляд держит, ведь случись беда, вона - Николку от чертей оборонит враз, коли те из бочки полезут! - схватившись за живот, довольный своей шуткой купец в голос расхохотался. - Пошли, робяты! Нешто до темени к причалам иттить станем?
Вскоре ярославцы попали на набережную, прошли по тенистой аллее, встретив там сидящих на лавочке двух стариков, с увлечением двигавших чёрные и белые кружочки по доске, рядом с которыми стояли трое пареньков, чесавших затылки. Сойдя с дорожки и спустившись по каменным ступеням лестницы к берегу, купеческая братия подошла к причальным строениям. Там, наблюдая за разгрузкой подведённой к берегу баржи да расторопной работой складских рабочих, Назарьевы пробыли до самого обеда, на который они были приглашены в кремль, стены которого были совсем недалече.
- Что же, пора к царю Соколу идти... - только и успел проговорить Иван Гурьевич, когда его внимание привлекла та самая девка, которая следила за ярославцами от самого двора. Сейчас она снова появилась - рукою поманив ближайшего к ней Афанасия, она что то сказала ярославцу да мило улыбнулась, после чего ушла в сторону двухэтажного здания, стоявшего перед складами. А смущённый молодой купец вернулся к Назарьеву, сообщив, что на улице всю их компанию ждёт...
- ...бричка... - закончил он, пожав плечами.
- Что же, пойдём! - Иван Гурьевич первым отправился к каменной лестнице, ведущей к набережной.
И правда, на улице стояла повозка, с вычурно вырезанным орнаментом, запряжённая двойкой парадно украшенных лошадей, а в возке том находились несколько рядов креслиц, на которых и расселись ярославцы. Назарьев был бесконечно доволен - ещё бы, проявленное к ним со стороны сибирского царя уважение дорогого стоило!
- Прошу паны... - пожилой возница, одетый в богато расшитые едва ли не золотыми нитями одежды, с улыбкой приветствовал своих пассажиров, мешая русские и польские слова, а вскоре, сопровождаемая двумя конными даурами, бричка покатила к открытым настежь восточным воротам кремля.
Купцов приняли в тронном зале, используемом ангарцами довольно редко. На этот раз для гостей из далёкого Ярославля открыли это просторное помещение, обставленное изящной корейской мебелью, стены которого были задрапированы расшитой тканью на манер французских гобеленов. Глаза входивших сюда моментально разбегались от обилия золотого и серебряного цветов, сверкающих зеркал, в которых отражались солнечные лучи, проникавшие в залу сквозь огромные составные окна, в которых помимо стекла использовалась и разноцветная слюда. Тут же на стенах висели несколько полотен одного из первоангарцев, который заново открыл в себе талант художника после того, как попал в этот мир. Он писал тот, покинутый им мир - виды больших городов с широкими проспектами, полными людей и автомобилей, акватории портов с огромными пассажирскими лайнерами, туристическими пароходами и яхтами, а также стройки с остовами зданий, высокими кранами, над которыми плыли облака.
- Соцреализм... - уже давно бросил кто-то, увидев первые наброски автора.
Теперь же бывший инженер с судоремонтного завода, помимо руководства участком на заводе, ещё и преподавал в железногорской школе факультатив по изобразительному искусству, создавая стиль того самого реализма.
Назарьевы, после недолгого ожидания в холле, наконец были приглашены в помещение, где недавно принимали депутацию дючерских князцов, а около года назад побывали послы от джунгар. Войдя в тронный зал, купцы едва не повалились на пол, но предусмотрительно поставленные при входе гвардейцы-дауры подхватили их под руки, не дав свершится логичной, по мнению ярославцев процедуре.
Отказать в глубоком поклоне сидевшему на возвышении Соколу не было возможности и после оного, Вячеслав милостиво приветствовал гостей, предложив им сесть за большой круглый стол, что стоял перед троном. Позже за стол сели Грауль, Карпинский и Лука Кузнецов, представитель Матусевича.
- Итак, Иван Гурьевич, - начал Грауль, заставив сердце купца сжаться - при самом царе сибирском его, купца, вдруг взялись именовать отчеством, будто знатного дворянина или боярина!
- Знаем мы, что привело тебя к нам. Знаем, куда ты желаешь попасть, поясни же теперь, почему желаешь так далеко забраться ради злата, коего и иных местах сыскать можно?
- Да... Про иные места мне не ведомо... - замялся Иван, утирая рукавами кафтана обильно струящийся по вискам и шее пот. - А о золотишке том, мне точно ведомо. Был на той землице человечишко, он всё и обсказал...
- На Аляске? - уточнил Карпинский, на что Назарьев энергично кивнул, шумно выдохнув.
- Наверное, казачья ватага, которую кто-то из местных охотников навёл. Так-то там делать нечего, - рассудил Лука, - промыслу никакого.
- Так какое дело тебя так далеко погнало, Иван Гурьевич? - продолжил Грауль.
- Да крепостица... Ту, что батюшка мой... Городок на Яике, - собрался с мыслями купец. - Гурий Назарьев, который... Поставил на Яике-реке крепостицу деревянную, а брат мой, Михаил, отец ихней, - Иван показал на сидящих, словно истуканы, братьев, - вызвался каменную крепость строить - чтобы оборонится от ногайцев, калмыков да воровских казаков. Государь дозволил Михайле ставить крепость да токмо... - горестно развёл руки в стороны Назарьев.
- Что же случилось? - спросил Карпинский.
- Ныне в нужде великой семейство наше пребывает, взявшись за крепость ту. Долгов дюже много, а платить надо. Да ещё астраханцы шалят, всё спалить пытались, а сынов Михайлы едва не забили... Вот ежели золотишка, о коем я слышал, взять - то будет нам спасенье от позора великого, - сказавши это, купец поклонился Вячеславу и замер, ожидая то ли дозволения сесть, то ли дальнейших вопросов.
Увидев знак от Грауля, купец сел на своё место, поглядывая на Соколова. Вячеслав, выдержав недолгую паузу, заговорил:
- Каков же долг за крепостицу?
- Почитай, уж семь тыщ золотых рублев, да ишшо немного, - горестно разведя руки в стороны, ответил Назарьев. - Ежели наши рыбные промыслы на Волге в казну отдать - того мало будет, придётся и торговлишку сворачивать. Эх!
- Иван Гурьевич, - снова заговорил сибирский властитель, заметив, как простое и привычное на Ангаре именование отчеством, заставило ярославца, сильно взволнованного этим неслыханным доселе уважением густо покраснеть, - а если мы оплатим твои долги?
- Как так? - растерянно выдохнул Иван. - Нешто тебе промыслы отдать?
- Нет, промыслы нам без надобности, - доброжелательно улыбнулся Вячеслав, огладив ладонью седую, до последнего волоса, бороду. - Ты и нам, и отечеству твоему, и себе самому сослужишь службу. Службу немалую и весьма важную. Ангарский банк выдаст тебе десять тысяч золотых рублей, которые ты сможешь отправить на Русь с нашим караваном для оплаты всех долгов. Готов ли учинить со мною сей договор?
- Готов! - измяв в руках шапку, с готовностью ответил Назарьев, склонив на миг голову и снова посмотрев на Сокола.
- И не спрашиваешь, что за служба? - усмехнулся Вячеслав.
- Я на всё готовый, дабы позору избежать и честное имя семьи спасти! - волнуясь, проговорил Иван. - Токмо измену отечеству не потерплю!
- Что же, к измене я тебя не подведу, - удовлетворённо произнёс царь Руси Сибирской. - Павел, а теперь твой черёд!
Грауль кивнул, встав с кресла. Подойдя к покрытой тканью стене, он отвёл в стороны занавеси, явив собравшимся скрытую доселе огромную карту мира, закреплённую в казавшейся невесомой резной рамке.
- Гляди хорошенько, купец! - воскликнул Павел, призывая Назарьева подойти ближе. - Коли ты согласен на службу, то с сего дня быть тебе одним из основателей Русско-Американской компании. Договор и уставные документы уже готовы. От тебя нужна купеческая хватка и добрые люди, остальное мы берём на себя. В порту Владивостока, - Грауль указал на карте местоположение порта на юге Уссурийского края, - сядешь на корабли, кои отвезут тебя сюда, - ладонь Павла слегка коснулась западного побережья Северной Америки. Основать надо крепостицу, дома поставить да землю засеять - а она там добрая, два богатых урожая в год снимать будешь.
- Хлебом и прочей снедью будешь Аляску да прочие землицы государевы снабжать - выгоду свою иметь станешь, - добавил Карпинский. - А после, как крепко да основательно на ноги встанешь - укажем тебе на жилы золотые.
- Ох, Господи! - упав в кресло, воскликнул купец и обхватив руками голову, от великого волнения встормошил кудри. Племянники его сидели, кажется, боясь вздохнуть, напряжённые взгляды юношей устремились на дядьку.
К чести ярославца, он недолго пребывал в прострации и уже скоро собрался с мыслями, а речь его вновь приобрела деловые нотки:
- Значится, я со своими людишками должон факторию основати да царским воеводам на Алясочке хлеба да прочей снеди давать? - Иван Гурьевич почесал затылок, нахмурившись:
- Вот токмо не пойму я - каков твой интерес в сём, великий царь сибирский? Будто для себя прибытку и не ищешь...
- Что мне до того прибытка? - Соколов насмешливо спросил купца, прищурившись. - У нас всего вдоволь, но мы вперёд смотрим, на многие лета. А ты, купец, думай, как в грядущем память о себе оставить. Вот крепостицу отстроишь в Америке, поселенья да мельницы, потом и зверя морского бить станешь, торговать - хорошо и тебе станет, и семье твоей. По делам твоим помнить тебя будут люди, уважать будут.
- Вроде как верно, - кивнул Назарьев, непонимающе оглянувшись на Николая.
- Вот и ты делай так, чтобы люди тебя уважали - у нас только так дела делаются, Иван Гурьевич.
- Ведомо мне оное, а с меня такой же спрос - я не забижаю никого, плачу по чести, никто не скажет, что де Гурьев - вор! - глаза купца загорелись огнём, борода задралась, голос окреп окончательно.
- Вот и славно! - хлопнул в ладоши Вячеслав, довольно улыбнувшись. - С тобой мы не ошиблись, Иван Гурьевич! Не буду тебя больше задерживать.
Далее ярославцев отвели в переговорную комнату, где был накрыт стол - прохладительные напитки, чай, сладости и лёгкие закуски. Купцы, привыкшие к обильным застольям, едва сдержали недоуменные эмоции, увидев предложенное им угощение. Однако Грауль, рассмеявшись, поведал Назарьевым о том, что за обедом важные дела в Ангарске не делаются:
- Всему своё время, а обед - по расписанию. У нас ещё достаточно времени, чтобы проработать основное положение нашего договора, которое вы возьмёте на себя.
Иван с готовностью согласился, присев за столик. Сначала гостям были зачитаны грамоты, предназначенные государю Руси - Никита Романов извещался об основании Русско-Американской компании и приглашался к участию в её судьбе для вящего распространения влияния русского на далёких землицах. Далее разговор пошёл о сумме, выделяемой купцу в виде беспроцентного кредита. На эти деньги Назарьев обязался нанять на Руси, в том числе и в новоприсоединённых областях, вольных казаков, мастеровых и крестьян для основания городка и нескольких поселений в далёкой Америке. После обеда переговоры продолжились, затянувшись до вечера. Но и потом они не прервались - а уже на следующий день после долгой бессонной ночи, проведённой в разговорах с ангарцами, Иван Гурьевич, с выданным ему золотом отправился в обратный путь, ступив на палубу первого же парохода, уходящего на север, к порогам. С ним из Ангарска ушла лишь малая часть людей, племянники же да почти все из его приказчиков остались в столице Сибирской Руси - готовить великий поход в землицу, именуемую Америкой. Много времени Назарьев провёл на носу парохода, слушая глухой шум машины, спрятанной в недрах судна да шипение воды, волнами отваливавшей в разные от него стороны. В сердце ярославца горела решимость, а ум будоражило осознание той задачи, что приготовил ему сибирский царь. Основать торговую компанию в союзе с людьми Сокола на неведомой и далёкой земле, куда ещё не ступала нога русского человека - это ли не вызов ему, Ивану, Гурьеву сыну? А с промыслами брат Михайла справится, он и крепостицу в низовьях Яика достроит с честию да уведомит о том государя Никиту Ивановича.
- Вернусь вскорости... - вдохнув полную грудь воздуха, проговорил неслышно Иван.
Глава 15
Вильно - Москва, лето 1661.
В начале лета, после пышной церемонии принятия императорского титула, прошедшей в виленском соборе Пречистой Божьей Матери, Никита Иванович с супругой, ставшей первой русской императрицей, вернулся в московский Кремль, сопровождаемый Патриархом Павлом. По пути в столицу императорский обоз делал частые остановки - люди приветствовали императорскую семью в каждом городке, в каждом селении собирались толпы. Романовы жертвовали церквям и школам деньги, угощали восторженный люд вином и яствами, раздавали подарки. Причём тратили на это исключительно личные деньги, не залезая в державную казну. В Москве монарх закатил недельный пир - на площадях города день и ночь угощались и бражничали довольные горожане, прославляя императора с императрицею, коей всё же иной раз кт-то да поминал бездетность, обернувшись по сторонам. Никита Иванович поначалу частенько показывался своему народу на городских улицах, отчего происходила дикая давка хмельной толпы и лишь божьим провидением никого не задавили. Страдали и сдерживавшие напор москвичей гвардейцы, получавшие свою долю тумаков от горожан, недовольных оцеплением вокруг обожаемого ими государя. После одной из потасовок, в которой пострадали несколько солдат, Романовы более не выезжали из Кремля, оставаясь в палатах до конца празднований. Там же находились и послы европейских держав - Романов надеялся на признание посланцами европейских дворов его нового титула. Однако лишь голландцы туманно намекнули на возможность оного в будущем да датчане осторожно поведали о желании Фредерика принять аналогичный титул. Исключение составила лишь крошечная Черногория, борющаяся против турецкого ига. Её властитель, митрополит Мардарий Корнечанин, в своей грамоте, присланной с послом в Москву, горячо приветствовав появление на востоке Европы православного императора, попросил у Романова и защиты от мусульманских поработителей.
И пусть недавняя победа над турками была по сути лишь незначительным столкновением, комариным уколом для османов, которые сейчас силы свои бросали на Кандийскую войну и сдерживание восставших сербов и черногорцев, она взволновала умы и европейских монархов, и самых влиятельных персон при дворах, и церковных иерархов, и просто людей образованных. О Руси снова заговорили, как то было после решительной виктории над поляками. Растущее влияние восточного колосса становилось всё более осязаемым, что воспринималось с удивлением и недоумением. Всё большую популярность набирали антирусские сплетни и памфлеты, исходящие из сильно ужавшейся Польши, а так же из Швеции. Оказалось, что государство, расположенное далее польских пределов, в трудах европейских картографов покрытое всяческими Татариями и пространствами, населёнными представителями самых диких народов, являет собой грозную силу, о которой стали забывать со времени, прошедшем со ставшей уже древней Ливонской войны Ивана Великого. Особенно неприятными новости из Руси стали для Рима, чей некогда сильнейший форпост на востоке - Речь Посполита теперь была низведена до жалкого уровня, а продвижение католицизма на восточно-славянских землях совершенно прекратилось, униатство же быстро сдавало свои позиции среди бывших польских 'хлопов', массово возвращающихся в лоно прежней веры. Папа Александр, стремясь к союзу католических корон против противника истинной веры, слал письма, полные самых худших пророчеств, испанскому и французскому монархам, несмотря на неприязненные отношения с последним. Однако Людовик был увлечён своими интересами в прирейнских землях и интригами против Соединённых провинций, а Филипп, король некогда могущественной, а сейчас терпящей бедствия Испании, более волновался за целостность своей державы, чем за трудности католичества на задворках просвещённого мира. К тому же он едва ли забыл те обиды, которые ему причинили французы в ходе недавней войны, чуть не отняв Каталонию. Организация католического союза, мертворождённая затея папы Римского, провозглашённая им на совете кардиналов, с треском провалилась, когда это начинание отверг и Леопольд, император Священной Римской Империи, склонный к миру с Русью и продолжением совместной борьбы с османами, начатой ещё его отцом - Фердинандом. Никита Иванович в тайном послании заверил молодого Леопольда, что мир с турками - всего лишь перемирие и он не вложит меча в ножны, покуда христиане томятся под гнётом иноверцев. В том же письме Романовал советовал "своему брату" не обращать алчущего взора на Польшу, желая оставить государство оное в том положении, в коем оно и пребывает поныне.
С тех пор прошли недели и в Москве снова заговорили о нездоровии государя - Никита Иванович долгое время не являлся народу, хотя ранее частенько совершал конные выезды по столице, всецело пользуясь любовью к нему московского люда. Теперь же государь находился во дворце, редко выходя для кратких прогулок в сады. Сидели по своим дворам и зачастившие в Москву посольства - голландское, желающее выпросить у императора ещё больше торговых преференций да персидское, прибывшее для переговоров об анти-турецком союзе. Ожидали аудиенции и гости из Швеции, с грамотой от нового короля, в коей Магнус Делагарди и регентский совет от имени малолетнего Карла просил подтвердить все прежние договоры с Русью, а также шотландцы, желавшие именем короля Карла Стюарта войти в русско-датский союз, дабы окончательно обезопасить себя от англичан. Но сейчас лишь тишина властвовала в императорских покоях - последние несколько дней Никита Иванович крайне болезненно реагировал на всякое её нарушение, устроив слугам да придворным людям тяжкую жизнь. Романову опять нездоровилось, у него то и дело перемежались приступы то крайней раздражительности, то полной апатии. Немногие теперь допускались к государю - лишь Патриарх самочинно приходил к нему да беседовал с Никитой, утешая властителя добрым словом своим.
На сегодня же император вызвал к себе для доклада главу Посольского приказа Афанасия Ордина-Нащёкина - государь не мог оставлять без рассмотрения важнейшие дела, даже будучи больным.
Тяжёлая, окованная железными полосами дверь тихонько приоткрылась, и появившийся в проёме гвардеец смелее толкнул её плечом. Но та предательски, с надрывом скрипнула, отчего лицо солдата-усача тут же перекосилось от досады. Перед ним открылся длинный коридор, темноту которого рассеивал свет нескольких масляных лампад, чьи огоньки колебались внутри плошек матового стекла. Оглянувшись, бывший московский стрелец - один из многих, взятых в полк охраны императора ввиду исключительной верности Никите Романову, решился позвать того единственного человека, который находился при государе постоянно:
- Ирина Олеговна! - осторожно произнёс гвардеец - только так она наказывала её называть.
- Пришёл кто, Герасим? - в сей же миг выглянула из-за угла помощница лекаря - девка-сиротка, подобранная Ириной в какой-то деревушке ещё на дороге из Москвы в Вильну. - Погоди, сейчас кликну матушку.
Вскоре к вытянувшемуся в струнку солдату степенно подошла и сама Ирина, чуть склонив голову.
- Афанасий Лаврентьевич прибыл по государеву наказу, - доложил Герасим. - Ожидает ныне...
- Проси войти боярина, - ласковым голосом проговорила та. - Никита Иванович желает говорить с ним немедля.
Едва Ордин-Нащёкин вошёл в покои императора, Ирина выскользнула из опочивальни, дабы не смущать своим видом чиновника.
Боярин, пригнув голову под притолокой, вошёл в покои и встал у двери. ожидая слов государя.
- Проходи, Афанасий Лаврентьевич... - слабым голосом приветствовал вошедшего Никита. - Садись... Посольства надобно принять, знаю...
Ордин-Нащёкин опустился в креслице, стоявшее рядом с кроватью императора, а на столик, находившийся тут же, положил свои бумаги - посольские грамоты да отчёты приграничных воевод. Государь лежал поверх одеял, одетый в расстёгнутую на груди шёлковую рубашку, короткие и узкие штаны, а также, к неподдельному неприятию боярина, вычурные оранжевые чулки, от которых Ордин-Нащёкин поспешил отвести свой взгляд.
Романов открыл глаза, поправив влажную материю, что была положена на лоб:
- Афанасий...
- Слушаю, государь, - склонил голову боярин, подвинувшись к императору чуть ближе.
- Вот ежели помру я, - тем же обессиленным голосом заговорил Романов, - кому всё наследовать - и державу, и титул?
- О том ранее заботиться следовало, великий государь, - спокойно отвечал Ордин-Нащёкин, тяжко вздохнув и насупившись. - Кто, как не я, о том каждый Божий день тебе говорил? Но ты же не слушал своего...
- Нешто Долгоруким отдать? - продолжал говорить Никита, будто и не слыша своего ближайшего чиновника.
- Господь тобой, Никита Иванович! - удивлённо, с трудом подавляя эмоции, отмахнулся Афанасий, широко раскрыв глаза. - Сызнова смута учинится! Ужель Богом данного царевича не сыскати?
- Сокол ответ свой дал? - взглянул на боярина властитель Руси.
В этот миг за дверью покоев послышалось какое-то шуршание, и вскоре в приоткрывшуюся дверь осторожно вошла помощница Ирины, неся на серебряном блюде закрытый крышкою кубок. Отчаянно краснея, она подложила подушку под спину приподнявшегося императора и передала ему в руки кубок, после чего, склонив голову и пятясь, покинула покои. Никита открыл крышку изящного кубка саксонской работы, и воздух моментально наполнился ароматом травяного отвара, от коего вмиг защипало в носу. Боярин едва не чихнул, с трудом сдержавшись.
- Так что Сокол? - повторил вопрос Никита Иванович, зажмурившись и отпивая по чуть-чуть принесённого отвара.
- С Ангарского Двора ответ был даден, - проговорил боярин, вынимая из стопки бумаг грамоту, перевязанную красной лентой. - Сокол пишет, что де по смерти государя, блаженной памяти Михаила Фёдоровича, учинил он отказ свой и потомков своих от трона московского на вечные времена. А оттого не может он сына своего прислать на Собор. Но...
- Но? - с интересом повернул голову император.
Боярин выдохнул, будто готовясь к чему-то неизбежному, и, взявшись за ангарскую бумагу, прочитал:
- В грамоте сей Царь Руси Сибирской и иных земель властитель Вячеслав Андреевич Соколов предлагает великому императору русскому и многих областей властителю, Романову Никите Ивановичу с ласкою и отеческим радушием принять отрока Романова Владимира Алексеевича, будто сына родного... - Ордин-Нащёкин осёкся и замолчал, увидев исказившееся лицо государя слишком близко от глаз своих.
- И ты молчал, паскудник?! - зашипел император, испугав боярина так, что тот едва не свалился с креслица на турецкий ковёр, расстеленный у кровати. Государь же вмиг ослаб и, уронив голову, тяжело опустился на подушку, пролив часть горячего ещё отвара на белоснежное покрывало.
- Грамоту оную получил я недавно, - оправдывался бледный Афанасий. - Бумагу принёс посыльный со Двора Ангарского, а с нею я во дворец к тебе и явился. Не гневайся батюшка-государь, на верного слугу твоего, ибо по чести...
- Замолчи... - устало махнул рукой Никита, - да скажи мне - стало быть, Милославские к Соколу бежали? Али он наказал их доставить к себе силою?
- Всё одно, государь! - со спешкою заговорил боярин, выставив перед собой ладони. - Разве сын Милославской не токмо по твоей же воле и объявился? Допрежь и не слышно о нём было вовсе!
- Сын Милославской... - усмехнулся Никита. - Что же ты мелешь, Афанасий? Это сын Алексея Михайловича, светлой памяти царя русского.
- Прости неразумного, государь! Прости! - приказной голова вмиг упал на колени перед императором и попытался облобызать его руку, но Никита сумел вовремя отдёрнуть её.
- А ну! Уймись! - Романов приложил ладонь к влажной материи на лбу. - Докладывай, что на украйнах ныне делается, что воеводы пишут да на что жалуются.
- Из Каменца князь Барятинский пишет, - зашуршал бумагами боярин, - турки из Хотина дерзают на нашу сторону ходить. От того убийства учиняются да в полон людишек часто хватают. А ещё поганые предерзкими словами похваляются, будто скоро Подолье да прочие землицы султану турскому отойдут. С казаками и солдатами схватываются постоянно, а в нашей крепостице Жванец, что супротив Хотина стоит, стены до сих пор не чинены...
- Персиян надобно принять в первую очередь, - Романов поднял руку и указующе ткнул пальцем в бумагу. - Буду говорить с ними. Надобно союз сей завесть.
- А к сему союзу и клятву с шаха Аббаса взяти - более не учинять набеги на терские городки и граничную черту пределов наших не нарушать, - добавил Афанасий, на что государь степенно кивнул.
- На польских украйнах спокойно ли? - после недолгой паузы снова заговорил император.
- Спокойно, государь, - кивнул боярин с готовностью. - Да токмо с ляшской стороны в Перемышль и Белосток людишки приходят, на землице нашей поселится, немцы разные средь них да словяне тож. А ещё с Эзеля, владения Сокола, кашубцы да прочие идут в Пернов и Ригу во множестве. А бароны немецкие да прочие, насильно садят их на свои земли да всякие насилия учиняют. Оттого эзельский наместник, князь Паскевич просит тебя, великого императора русского, пришлых людишек селить на пустых землицах.
- Это где же таковые имеются? - усмехнулся Никита, посмотрев на боярина.
- Он и пишет, - продолжил Ордин-Нащёкин, ткнув пальцем в бумагу. - А сели их, великий государь на берегах Волги да в низовьях Днепра. Тако же за Урал посылай тех бессемейных, кто молод да крепок телом.
- Ишь, наместник каков! Советы мне даёт, будто за Русь радеет, - прикрыв глаза, с улыбкой произнёс Романов. - Что же, пусть так и будет. Дело то нужное. Неча землице впусте пропадать.
- Свеи ныне же не грозны, - продолжал отчёт приказной голова, доставая следующую бумагу, - вот пишут из Канцев да с Ладоги - купцов наших и православных, что в ихнех пределах обитают, более не притесняют, смирны соседушки стали.
- Магнус не дурак, - сняв со лба не охлаждающую уже тряпицу, Романов, покряхтывая, сел на кровати, свесив ноги. - Фредерик Датский желает Швецию под унию подвесть, дабы яко Норвегией владеть и оным королевством.
- Ежели будет так, - нахмурился боярин, - то Дания станет слишком сильна.
- Вот оттого Делагарди более не чинит нам зла, а прежний король Карл Густав продал мне свои последние владения в Ливонии, - проговорил Романов, глядя перед собой. - Надобно теперь сторону отрока Карла Шведского держать втайне.
- Верно, государь, - облегчённо вздохнул Ордин-Нащёкин. - Спальников звать?
Но император не ответил, думая о чём-то своём, устремив немигающий взгляд будто бы мимо сидевшего рядом Афанасия. Наконец, пожевав губами, Романов снова заговорил:
- Отрока-то, Владимира, надобно признать при народе... Дабы никакого обмана или лжи не было, а после смерти моей никто и не посмел смуты учинить, - вернулся к обсуждению наследника император. - Гляди, Афанасий, ты да Павел будете оберегать его от зла. А более никого у него и не будет. Ежели не уследите, вовсе пресечётся род наш, как пресеклись Никитичи и прочие колена.
- Государь! - боярин бросился на колени, ухватив императора за ладонь и целуя её. - Живот свой положу, но отрока оберегу! Пуще всего беречь буду!
- Полно, - отдёрнул лобызаемую руку Никита. - Сначала признать надобно его. Не лжа ли это, не самозванца или вора Сокол прислать на Русь желает. Нынче же пошли человека на Двор Ангарский да, смотри, втайне! Пусть царевича везут в Москву вскорости, поспешают! Не ровен час...
Ордин-Нащёкин взглянул на государя полными слёз глазами, решительно свёл брови и кивнул, сжав кулаки. Поднявшись, он поклонился императору, а тот жестом усадил его в кресло и позвал служку звоном колокольчика.
- Спальников кличь, одеваться буду, - повелел государь, а затем обратился к притихшему боярину. - Теперь о турских украйнах сказывай да не утаи ни слова из грамот воеводских. Чую, наследнику с османами крепко драться придётся. Ох, крепко!
Окрестности Владиангарска, сентябрь 1661.
Солнце постепенно исчезало за сопками, раскрашивая темнеющее небо в мрачно-багровый цвет. Темнота и прохлада наваливалась на лагерь со всех сторон, подстёгивая усталых подростков ещё быстрее устанавливать палатки и раскладывать костры у самой стены леса, что начинался на пологом берегу бегущей по камням речушки. Вскоре заморосил мелкий дождик, из леса тут же потянуло сыростью прелой хвои. Похолодало. Пар от дыхания вился у лиц ребят, которые споро и умело обживали пустынный берег. Первые в сентябре ночные заморозки помимо хлада принесли людям и долгожданное избавленье от мошки и гнуса, настоящего проклятия тайги. Ещё совсем недавно лишь на открытой воде, на хорошо продуваемых ветром пространствах да в дыму тлеющего мха, понакиданного на угли, можно было спастись от докучливо звенящей в воздухе своры кровопийц.
- Готов! - звонкий голос Владимира прозвучал на доли секунды раньше выкрика Игната Вышаткевича, командира пятого отделения, чьи товарищи также успели поставить две палатки и разложить костры одними из первых в учебной полуроте. Теперь трое кадетов готовили еду и поддерживали огонь, а остальные принялись за чистку оружия и починку одежды. И снова майор Осипов, с группой бойцов сопровождавший полсотни подростков в их первом учебном переходе, зафиксировал готовность романовского отделения.
- Романов! Первый! - одобрительно сообщил майор, пройдясь мимо построившихся ребят, осмотрев их обувь и оружие, заглянув в палатки и дымящиеся котелки с похлёбкой из тушек ранее пойманных в силки зайцев, грибов и порубленных корневищ рогоза. - Вольно, теперь отдыхать!
Вскоре застучали ложки, послышались разговоры, смешки. Все знали - осталось совсем немного, ещё чуть-чуть и первое задание будет выполнено. После ужина в центр лагеря вновь вышел Осипов:
- Кадеты! Завтра вы должны будете предельно выложиться, чтобы достичь пристани к назначенному времени. "Вихрь" не будет ждать вас. А следующий пароход придёт только через полторы недели. Так что подготовьтесь к последнему переходу со всей тщательностью. А теперь - готовится к отбою!
После чистки котелков Владимир выставил часового и, составив график смен, устало завалился спать. В палатке было душно, друзья уже сопели, наловчившись моментально отрубаться, но Романову не спалось - всё чаще перед ним вставали картинки неведомой жизни, о которой рассказывала ему мать. Москва, стены Кремля, расписанные стены дворцовых палат, освещаемых свечным мерцаньем... Душа паренька решительно восставала против подобных перспектив.
Закрыв глаза, он поворочался, чтобы удобнее устроится и, наконец, заснуть. Но в голове Владимира мешались мысли и образы, заставляя его морщиться, словно от зубной боли. Хватит! Романов решил выбраться из палатки.
- Чего ты? Рано же ещё сменяться! - удивился появлению командира у костра Егор, заместитель Владимира.
- Ничего... - махнул рукой Романов. - Иди спать!
Замкомотделения кивнув, вскоре скрылся за пологом палатки. Владимир же, подкинув несколько сучьев в костёр, прошёлся по периметру, занимаемому отделением, перебросившись приветствиями с ребятами из других отрядов. Теперь, выйдя из душной палатки, он почувствовал себя чуть легче. Положив винтовку на колени, Владимир присел на бревно, что лежало у костра. Отблески огня заплясали на его лице, огоньки заиграли в глазах. Снова нахлынули невесёлые мысли - ему совсем не хотелось покидать своих друзей и учителей, не желал он и бросать мысли о плаваниях в Великом океане, о которых рассказывали кадетам вернувшиеся из тех мест моряки. Не стоять ему на торжественном построении студентов перед главным входом в Университет, у надгробия первого ректора Радека...
Полно! Парень поднялся и снова принялся обходить периметр, от берега речки до опушки, где дежурил другой кадет. Ветер, часто дувший порывами сильно мешал слушать, поэтому Романов полагался на зрение и какое-то особое чутьё, о котором офицеры говорили на занятиях. Наверное, именно оно и помогло ему почувствовать неясное движение в кустарнике. Отступив на шаг и присев у мшистого валуна, Володя рывком вытащил облегчённый револьвер, но более ничего он сделать не успел.
- Транзистор! - раздался из темноты пароль. То был насмешливый голос майора и кадет тут же представил себе его ухмыляющееся лицо. - Молодец, приметил меня.
- Здравия желаю, - нахмурился караульный и встал из-за укрытия.
- Пройдём к костру, - предложил Осипов, направившись к мерцающему поодаль огню.
По дороге майор перебросился несколькими фразами, поинтересовался и здоровьем матушки Романова, после чего они молча дошагали до костра, где офицер остановился, прищурив глаза от летящих вверх искорок.
Выждав так с минуту, он спросил у парня:
- Скоро в Москву, Володя?
- Говорят, через два года, - невесело вздохнул Романов. - Как к семнадцати годам время подойдёт.
- Что же, - кивнув, усмехнулся Осипов. - Глядишь, даже жениться успеешь, хотя у вас свои правила - царевну, глядишь, какую подберут или...
- Я кадет ангарской армии, правила у меня общие, - отвечая, Владимир нахмурился, зашуровав в костре палкой, отчего в горячий воздух поднялся не один сноп огоньков.
- Верно-верно, - проговорил майор. - Ладно, неси службу, кадет.
Ладонь офицера опустилась на плечо парня, Осипов посмотрел ему в глаза и благожелательно кивнул, после чего отправился проверять остальные отделения, скрывшись в темноте.
Наутро, когда едва-едва забрезжил рассвет, отряд ангарских кадетов, залив костры, уже оставил место ночлега и берегом лесной речушки двигался к месту сбора - пристани на Ангаре, где их должен будет забрать пароход. Южнее к этой же пристани приближались и две другие группы кадетов, так же выполнявших своё первое задание в тайге. Отряд майора Осипова, однако, вышел на берег Ангары первым, достигнув окраины маленького посёлка на пару часов раньше второй группы. У пристани уже стоял пароход, но это был не 'Вихрь'. На воде покачивался небольшой тягач с баржей, груз на которой был укрыт под просмоленной мешковиной. С недовольством поглядев на темнеющее небо, на котором собирались тёмные тучи, Осипов приказал кадетам располагаться на отдых в посёлке, где к их появлению уже приготовили обед. Сам же майор направился в бревенчатый дом, где находился дежурный по пристани - надо было выяснить, почему отсутствует 'Вихрь'. Между тем стремительно портилась погода, задул сильный ветер, порывы которого то и дело бросали в лицо падавшую с неба морось. На реке поднялись волны, а моросящий дождик превратился в яростно захлеставший косой ливень.
Поднявшись на крыльцо, майор рывком открыл первую дверь в коридор, там он отёр лицо и повесил на свободный крючок мокрую куртку, после чего торопливо, но старательно вытер сапоги ветошью и толкнул вторую дверь, что вела в общую комнату.
- Мужики! - с порога рявкнул Осипов, приветствуя находившихся в помещении людей. - А чего это у вас тут тягач стоит? 'Вихрь' когда... подойдёт?
Голос его сник, когда майор увидел, что в комнате был лишь один молодой парень, сидевший на диванчике. Офицер успел заметить, как тот убрал руку с револьверной кобуры и, заложив страницу тонким шнурком, захлопнул книгу. На обложке красовалось золотого цвета тиснение, выполненное готическим шрифтом - 'Шведский язык, второй курс'.
- Товарищ майор, присядьте, - отложив книгу в сторону, предложил парень вошедшему. - Попейте чаю. Горячий ещё.
Но тут на втором этаже хлопнула дверь, и на лестницу выглянул взволнованный начальник пристани:
- Вадим, кто это расшумелся? - увидев Осипова, он усмехнулся и махнув рукой, проговорил:
- А, Матвей! Давай к нам, наверх!
В радиокомнате было людно, но привычный гул голосов отсутствовал - радист, слушая морзянку, записывал сообщение, его и ждали собравшиеся тут люди.
- Здравия желаю, - опешивший Осипов едва слышно поприветствовал оказавшегося рядом Павла Грауля, протянувшего майору руку для рукопожатия. Матвей, как и всякий представитель второго поколения, родившийся на Ангаре, относился к первоангарцам с огромным уважением. А вот увидеть Грауля в этом заштатном посёлке, лишь с прошлого года используемого как конечную точку учебного маршрута кадетов-первокурсников, Осипов никак не ожидал. Майор огляделся вокруг, пытаясь узнать среди находившихся тут людей знакомые ему лица. Ба! Да тут и сам Бекетов! Матвею тут же стало душно.
- Итак, заключительная часть сообщения! - закончив писать, объявил вдруг радист, не отрывая взгляда от лежавшей перед ним бумаги. - Союз с Персией заключён... Шах Аббас обязался не тревожить более терские да сунженские городки и согласился на занятие императором Дербента... Даны привилегии русским и персидским купцам соответственно... И вот - из Томска сообщают - воеводы томские, Хилков да Бутурлин, получив известие о скором явлении в городе наследника, следующего в Москву по призыву императора, исполнившись радости, обязались встретить его с почестями. Тобольск, воевода Пётр Салтыков с истинной гордостью ожидает проезда наследника. Тара, местный воевода Пётр Годунов, говорит о великой чести, встретить во вверенном ему граде юного наследника императорского престола. Енисейск, Красноярск, Кузнецк давно готовы к встрече.
- Наследник... - проговорил Осипов чуть слышно. - А Володя говорил - два года ещё.
В тишине, которая установилась в комнате после слов радиста, Матвея услышали почти все, обернувшись к майору.
- Нет, Матвей, - произнёс Павел Грауль. - Двух лет у нас уже нет. Романов уезжает сегодня.
- А матушка его? - только и спросил наставник кадетов.
- Как же без Марии Ильиничны? - улыбнулся Бекетов, привставая с лавочки. - Да и мы с Володимиром на Русь отправляемся, свита его велика будет.
- Майор, пароход прибудет совсем скоро, - намекнул Грауль.
- Ясно, - вздохнув, согласно кивнул Осипов.
И уже через несколько минут радист принял сообщение с 'Вихря', а вскоре и раздавшийся по-над рекою протяжный гудок возвестил о скором прибытии парохода.
С трудом сдерживая предательски выступающие слёзы, Владимир прощался с товарищами и наставниками, которые уходили из посёлка, чтобы, погрузившись на пароход, уплыть домой. Туда, куда он больше никогда не вернётся. Романов ещё долго стоял на берегу, провожая взглядом уменьшающийся в размерах 'Вихрь', вскоре исчезнувший излучиной реки. От парохода остался лишь чёрный дым, тающий вдали над рекою. Потом он молча ушёл в посёлок, где заперся в отведённой ему комнате дома старосты и не выходил оттуда до самого ужина.
Ближе к закату те, кто сопровождал Владимира в его поездке на Русь - матушка его Мария с младшими детьми, опекун Павел Грауль, сестра бывшей царицы - Анна с мужем Андреем, Бекетовы - отец и сын с семьёй, а также учителя, врачи и повара собрались на вечернюю трапезу.
- Позвать ли к столу Владимира? - проговорил младший Бекетов, осматриваясь по сторонам.
- Не нужно, - махнув рукой, ответил Павел и пояснил:
- Он появится, если захочет, ведь ему нужно время, чтобы побыть наедине.
- Понятно... - кивнув, проговорил Егор, но сказанное им потонуло в возгласе одобрения, коим собравшиеся встретили появление в дверях своих товарищей, принесших с кухни чайники. Аромат свежезаваренного напитка тут же наполнил комнату, в которой вдруг стало значительно уютней, на лицах людей стали появляться улыбки, завязывались разговоры.
- Стало быть, османцы - главное зло будет для Владимира? - налив соседям, а потом и себе чая, спросил у Грауля сидящий напротив Егор Бекетов.
- Вовсе необязательно, - быстро ответил Павел и, помедлив, добавил:
- Хотя из стран внешних они враги первостатейные. Солдаты Никиты Ивановича, сидящие на Перекопе, в Азове и у Хотина для султана как кости в горле...
- Не скажи! - в разговор включился старший Бекетов. - Султану сейчас не до северных своих украин - ему в угорских землях воевать наперво придётся.
- Так и есть, - согласился Грауль, - но, как только венгерский вопрос разрешится, султан непременно обратит свой взор на север.
- Значит, надо его занять другим вопросом! - раздался вдруг из-за плеча Егора громкий и звонкий голос, отчего тот даже подпрыгнул на лавке, а неслышно подошедший Владимир, довольный произведённым эффектом, отступив на шаг, растянул губы в улыбке.
- Ишь ты, вот ужо я тебя! - стал выкарабкиваться из-за стола Бекетов-младший, грозя озорнику кулаком.
- Но-но! Я наследник императорского престола! - выпалил Володя, не переставая улыбаться.
- Ишшо нет! - ощерившись, нарочито грозно сказал Егор. - Покуда тебя можно и поколотить!
Романов, оглядевшись, с удовлетворением отметил, что его шутка привлекла всеобщее внимание, рассмеялся и, обежав стол, встал за спиной Грауля:
- Какой ты неуклюжий, Егор, до сих пор из-за стола не выбрался!
- Володя, уймись-ка, - негромко произнёс Павел, - сядь!
Вскоре стихли последние смешки, а Грауль, обратившись к Бекетовым, продолжил:
- А ведь он верно сказал - занять бы султана иными проблемами, чтобы тот на Русь и не глядел.
- А коли и поглядит, устроим ему трёпку, как великий царь Иван при Молодях! - вспомнил уроки истории Романов.
- Экий ты прыткый, Володя, - покачал головой Пётр Бекетов. - Сначала надо власть свою утвердить среди бояр да родовитых семей. Ведь могут они и словно агнцы с тобою обходится, а ежели не по ихнему будет - в сей же миг волков алчущих узреешь.
- Да, Павел мне говорит об этом, - разом погрустнел парень, но головы не опустил. - Защитой мне сам Патриарх будет да люди Афанасия Ордина-Нащёкина да вы, неужели оного мало?
Романов посмотрел на матушку свою, сидевшую рядом и не проронившую до сих пор ни слова. Мария Ильинична краем платочка утирала уголки глаз, а заметив взгляд сына, попыталась улыбнуться, неслышно прошептав:
- Всё будет хорошо...
Раним утром следующего дня небольшой пароход, толкая полную груза баржу, покинул причал у лесного посёлка и направился на северо-запад, к Владиангарску. Там посольство пересело на более вместительное судно, а кроме того, на борт были приняты несколько человек из консульства Руси, недавно учреждённого в пограничной крепости по просьбе ангарских властей. Сейчас же эти служилые люди по указу дьяка Семёна Румянцева, посла Руси в Ангарске, должны были описать поездку возможного наследника в Москву для составления отчёта самому императору. Исполняли приказ сей они справно уже во Владиангарске и старались не оставлять Владимира одного, подмечая каждую мелочь. Но ретивых служак быстро охолонил Грауль, то и дело оттесняя их от Романова после посадки. Владимир же, прощаясь с ангарскою землёй долго стоял на корме парохода, покуда последние строения Владиангарска не скрылись в туманной дымке, что стелилась водной глади широкой реки. Впереди была первая остановка - Енисейск. Местные воеводы постарались на славу: беспрерывный колокольный звон и пушечные залпы встречали приближающийся пароход. А на берег высыпали почитай что все здешние обитатели, за исключением тех, что были в дальних походах. Пристань, на которой наследника ожидали воеводы, купцы, представители крестьян, духовенства, а также племён, обитавших в Енисейском крае, была затейливо украшена разноцветными лентами и цветами. Красноярск оказал не менее пышный приём - разросшееся за последние несколько лет острожное поселение превратилось в настоящий город со множеством дворов и церквей, внутри которого даже появились три слободки: литовская, немецкая да кашубская. Город стал играть весьма заметную роль в регионе, и никто из воинственных соседей более не смел и замыслить столь привычный ранее набег даже на небольшие деревеньки близ Красноярска - ибо знал, ответ будет неотвратим и жесток. Тут посольство остановилось на суточный отдых, отчего красноярцы гуляли всю ночь, празднество продолжилось и после отбытия парохода к Ижульскому городку. Ачинск, Томск, Тара, Тобольск - города сменялись один за другим, но везде посольство наследника ждал самый радушный приём и обильное угощение. А от подарков воевод и купцов каюта Романова напоминала какой-то музей - на столе, на полу, вдоль стен были наставлены блюда, солонки, фигурки из кости мамонта да прочая утварь, великолепно исполненная настоящими мастерами. Владимир мастерски играл свою роль - он радушно и искренне приветствовал встречавших его людей - и воевод, и купцов, не забывая привечать и простой люд, крестьян. Говорил с крестьянскими детишками, одаривая их гостинцами.
В феврале посольство достигло Нижнего Новгорода, где остановилось на две недели, дожидаясь из столицы посланцев императора. Ангарский Двор гудел словно улей, каждый день принимая депутации не только нижегородцев, но и тех, кто преодолел заснеженные просторы среднего Поволжья, чтобы увидеть наследника. Сегодня после обеда первыми аудиенцию получили представители семейства ярославского купца Зубчанинова, прибывшего в Нижний из-за успеха Назарьевых, кои нежданно получили от ангарцев немало злата на поправку дел. Слух о том множился и обрастали всяческими подробностями с тех пор, как Назарьевы выбрались из долговой петли, сумев закончить строительство каменной крепости на берегу Яика да торжественно отдав ключи от неё самому императору. Кроме того, глава семейства Назарьевых, ныне находящийся в сибирских пределах, бают, золота гребёт под себя немерянно. Не все тем слухам верили, но те, кто верил, ринулись в Сибирь, на великую удачу уповая.
Возок ярославца заехав на двор, остановился у широкой лестницы приёмного терема, где обычно встречали гостей. Владимир вышел навстречу купцу, приветствуя его, словно боярина какого, отчего ярославец явственно смутился. Ангарцы, стоявшие на крыльце поодаль, переглянулись.
- Сдаётся мне, Никите Ивановичу придётся принять его, как родного, - проговорил Егор Бекетов, наблюдая со стороны за разговором Романова с купцом Алексеем Зубчаниновым, раскрасневшимся на морозе от великого волнения.
- А то, - хмыкнул в заиндевевшие усы Грауль, подмигнув Егору. - В народе молва уже идёт не хуже наших радийных передач. К весне, глядишь, и в европах прознают.
- Грамотки? - кивнул Бекетов. - Те, что в университетской типографии печатали?
- Они самые, - подтвердил Павел. - Но то печатали образцы, а на Эзеле сделаем их превеликое множество.
- А Никита Иванович не осерчает, узнав, что мы грамотки про Владимира по Руси рассылаем? - осторожно произнёс Егор.
- А шут его знает, - проговорил Грауль, флегматично пожав плечами. - Он сам про наследника вопрос поднял, сам и пригласил его в Москву...
- Не опасно ли станет в Москве-то? Там свои кандидаты на трон, небось, уж торопятся Никите глаза закрыть на одре смертном, - глухим голосом произнёс Бекетов. - О том отец мне говорил.
- Опасность есть, - подтвердил опасения Бекетова-старшего ангарец. - Ну а мы-то на что? Гвардейцы наши мух ловить не станут, если заваруха какая начнётся. Спрячем, убережём да и на престол посадим. А для того и грамотки средь народа пригодятся - люди царя природного захотят. Так что, Егорушка, не переживай да смотри теперь в оба!
Поздним вечером в ворота Ангарского двора требовательно постучали - несколько всадников, задубевших от ледяного ветра, возвестили хозяевам Двора о скором прибытии императорского обоза. Кроме того, они привезли несколько грамот, в которых оказался свод правил, составленный Ординым-Нащёкиным, необходимый не только для встречи высокого гостя, но и для явления ангарцев и наследника перед императором. В письме же приказной голова пояснял, что свод правил сих необходим, поскольку ангарцы, как было известно в Москве, частенько пренебрегали оными, пусть и не со зла, а от незнания. Сам посланец императора, боярин Софроний Долгоруков с сыном Михаилом, прибыл через три дня, обогнав свой же обоз почти на сутки. Видимо, так сильно спешил он исполнить приказ Никиты Ивановича. Встреча боярина и сопутствующие ей церемонии были долгими и утомительными. Ангарцам, привыкшим к более рациональному и живому общению, пришлось тяжко. Не все из них, как Грауль, были привычны к московским дипломатическим правилам - а окружавшие Софрония посольские дьяки пристально следили за гостями - не умалят ли они где титул императора, вовремя ли снимут шапки да склонят головы перед грамотой русского властителя. Владимиру не понравился присланный из Москвы боярин - он сразу же ощутил на себе его цепкий и оценивающий взгляд. На протяжении всей церемонии Долгоруков не сводил глаз с мальчишки и его матери. То же самое продолжилось и на последующем пире в палатах Ангарского двора. - уж слишком нахально тот пялился на него из-под кустистых бровей, переговариваясь с ехидно улыбающимися дьяками. Когда Владимир понял, что краска окончательно залила его лицо, он, нахмурившись принялся изучать запечённого судака, что лежал на ближайшем к нему блюде. Софроний же, разразившись гулким смехом, вскоре поднялся с лавки и, подняв перед собою кубок с фряжским вином, громким голосом, заставившим замолчать всех присутствующих, принялся выкликивать здравицы императору всея Руси, перечисляя титулы Никиты Ивановича. А поскольку таковых накопилось изрядно, действо порядком затянулось. Лишь после оглашения последнего - ''и иных областей обладатель и государь'', все присутствующие выкликнули:
- Здрав будь! - после чего облегчённо опустошили свои кубки и уселись по местам.
Снова десятки голосов слились в нестройный гул, послышался частый перестук кубков, хохот и звякание приборов. Дьяк, сидевший справа от боярина Софрония, с хеканьем сцапал из огромного блюда запечённую утиную тушку и сальными пальцами, с коих стекал жир, принялся с хрустом разламывать её. Романов недовольно отвернулся и, подперев голову кулаком, стал играться с именной стальной ложкой, что была с ним во всех походах ещё с начальной школы.
- Не тушуйся, Володя, ты же не один, - заметив растерянное состояние мальчишки, с улыбкой наклонился к пасынку Павел, - сейчас моя очередь голосить будет, а потом гляди - если Долгоруков в твою честь кубок снова поднимет и здравицу провозгласит, то, стало быть, за чужого тебя не считает! А там прямой путь в Кремль, к твоему родичу.
- Больно он мне нужен, - неловольно проворчал Романов. - В Ангарске свой кремль имеется...
Грауль в ответ рассмеялся и похлопал мальчишку по плечу:
- Не забывай, чей ты сын, - взгляд Грауля сделался серьёзным, а в глазах будто появились искорки, но всего лишь миг спустя он снова сделался нарочито весёлым и, встав с лавки, он громким голосом принялся славословить сибирского царя Сокола, ничем не уступая Долгорукову в пышности и яркости фраз.
Окончание последней фразы потонуло в дружном оре ангарцев и поддержавших их нижегородцев, москвичи, включая боярина, также подняли кубки, полные хмельного напитка. Владимир заметил как Павел то и дело поглядывал на посланника императора, но Софроний сделал первый шаг сам - он подослал к Граулю подьячего и тот, приторно улыбаясь, быстро прошептал на ухо знатному ангарцу лишь одну фразу:
- Софроний Ляксеич ждёт Марию Ильиничну Милославскую с отроком Владимиром у гостевого терема... - Павел быстро обернулся - глядь, а Долгоруков уже исчез со своего места. Шурша одеждами, удалился и подьячий.
Павел ждал этой встречи ранее, сразу по прибытию Долгорукова, однако тот предпочёл хорошенько присмотреться к тем, кого ему приказано было сопроводить в Москву, пред очи Никиты Романова.
Павел, предупредив командира отряда телохранителей, в сопровождении четверых бойцов охраны отвел Марию с сыном по расчищенной дорожке внутреннего двора к соседнему зданию. Там, у широкого крыльца их уже ожидал Долгоруков, несколько дьяков и две пожилые женщины, укутанные в тёплые платки. Мария приостановила шаг на мгновение, лишь только взглянув на них:
- Кормилицы царские, никак... - вырвалось из её уст, а облачко пара, заклубившееся в морозном воздухе, подсвеченном светом прожекторов, вскоре пропало.
- Волнуешься? - Павел, слегка оборотив голову, обратился к ставшей ему близкой женщине, теперь снова ставшей Марией Милославской, вдовой почившего государя Руси.
- Немного, Пашенька, - женщина прятала лицо в высоком вороте от устремившихся на неё нетерпеливых взглядов.
Немного лёгких поклонов, совсем чуть церемоний и две группы людей, чётко разделённые между собой, вошли в дом. Внутри было сумрачно, пахло ароматным маслом и растопленным свечным воском - несмотря на множество фонарей, гости Ангарского Двора часто использовали свечи, чьё открытое пламя постоянно нервировало начальника фактории по безопасности. К счастью, Гостевой Терем изначально строили на некотором удалении от остальных построек. Перед лестницей, ведущей на второй этаж, где находились спальни, Софроний, чьё мирское имя оказалось Юрий, попросил оставить его наедине с Марией и её сыном, а также убрать охрану из ангарцев.
- Не могу, - покачал головой Грауль и продолжил:
- Я должен быть уверен в безопасности наследника, - услышав такой ответ, Долгоруков недовольно нахмурил кустистые брови.
- Предлагаю оставить мою охрану и ваших дьяков тут, перед лестницей, а мы поднимемся наверх, - более миролюбивым тоном заговорил высокопоставленный ангарец.
Юрий нехотя согласился. В ту же секунду дюжие парни, прошедшие школу перманентной войны в Маньчжурии, разом отошли с прохода и остались в стороне, ожидая такого же маневра от сопровождавших боярина людей - по знаку которого те не спеша и чинно встали напротив.
В спальне, где горел тусклым светом только один фонарь, Юрий и Павел остались сидеть у двери, на широкой лавке, а женщины и Володя удалились за плотную занавесь, разделявшую помещение на две половины. Их приглушённый говор еле слышался и Павлу приходилось напрягать весь свой слух. Чтобы уловить хоть какие-то слова, то же самое пытался делать и боярин, а судя по его недовольному лицу, у него это тоже не выходило. Так прошло минут десять. Наконец, когда мужчины извелись ждать, одна из женщин отогнув край занавеси, выглянула:
- Софроний... - позвала она боярина уверенным голосом, - поди же ты ближе!
Грауль встал с места одновременно с Долгоруковым, подойдя к широкой кровати, у которой стоял голый до пояса мальчишка. Поодаль, на креслице, сидела заплаканная Мария, а вторая женщина утешала её, о чём-то жарко шепча. Бывшая же кормилица Алексея Михайловича указывала Юрию на пару родинок, что были на спине Владимира.
- Гляди, боярин, точь в точь, как у государя было. Истинный Алексеевич сей отрок, без обману!
Долгоруков поменялся в лице - взгляд его стал совсем иным, нежели ещё минуту назад - не было более в нём и тени надменности. Теперь он, низко, в пояс, поклонившись, принялся пятиться к двери, торопясь покинуть спальню и едва удержался на лестнице. Подвели ослабевшие от волнения ноги.
Вернувшись на продолжавшийся без них пир, Долгоруков и Грауль с Володей, как ни в чём не бывало, заняли свои места, а взявший уж себя в руки боярин поднял кубок, рявкнув на пирующих:
- А ну, цыц! Ишь, расшумелись, слово молвить не дадут, ироды!
В полной тишине Софроний, благодаря Бога за чудесное явление наследника престола Московского, сына государя Алексея Михайловича, махом осушил кубок и низко поклонился отроку - то же самое проделали и остальные, кроме ангарцев. Романов едва ли не первый раз за вечер позволил себе улыбнуться, озорно подмигнув Павлу.
А уже через два дня увеличившийся в размерах обоз покатил к Москве, навстречу своей судьбе отправился и Владимир Романов, ещё недавно числившийся ангарским кадетом-отличником.
***
В это время на другом конце земли, вдали от величественных московских соборов, устремляющихся ввысь золотыми маковками, от гомона многолюдной толпы, от страстей и тайн Двора кипела иная жизнь, непохожая на ту, что виделась из окон московского дворца или виленского замка императора. Тот русский вал, что, начавшись с освоения новгородцами северных земель, перевалил через Каменный Пояс и, походя разбив невеликое силой царство бухарского узурпатора Кучума, выплеснулся на необъятные просторы Сибири, достиг Великого океана, но не остановился на его хладных берегах. Далёкие неизведанные землицы, о коих узнавали первопроходцы, манили их, словно и не существовало того предела, у которого они бы остановились. Так вчерашние крестьяне, служилые да вольные казаки с Дона, Яика и Днепра, стрельцы и литвинские полоняники, имея центром своей экспансии Якутск и Охотск, привели под царскую, а затем и императорскую руку колымские земли, столкнулись на северо-востоке со 'злыми в бою и доспешными' чукчами, освоили Камчатку и тянущуюся с севера на юг длинную гряду островов бородачей-айну. А отряд братьев Стадухиных, высадившись на самом Эдзо, встретился с правителем острова, верховным вождём Сагусаином. Старший средь Стадухиных, Михайло, как было на островах, населённых оным мохнатым народцем, сразу же принялся склонять вождя к признанию императора русского как своего господина. Однако властитель эдзосцев показал гостям договор о дружбе и торговле между княжеством Эдзо и Сибирской Русью, чем сразу же отмёл эти попытки. Стадухину ничего не оставалось, как, пополнив свои запасы и оставив нехитрые подарки, возвращаться в Охотск, где он немедля поссорился с воеводами, требуя от них неуплаченных за три года денег. Раздосадован Михайло Васильевич был и тем, что землицы, кои он привёл под руку императора, оказались крайне бедны - ни золотых, ни серебряных руд на островах найдено не было. Лишь на Эдзо узрел он серебряные серёжки в ушах некоторых знатных айну, а более ничего у них не было. Бедный народишко эти мохнатые!
Глава 16
Лето 1671
Иной повествователь написал бы в одной из летописей государства Русского - много воды утекло с тех пор, и не ошибся бы. Добрый десяток лет минуло с того дня, как кадет Романов покинул родные для него берега могучей сибирской реки, что берёт своё начало в великом Байкале. Изменилось многое. Уж другие люди стояли у руля обеих союзных держав - на Руси теперь правил молодой император Владимир Романов, вскоре после коронации, воздвигший в Кремле, на территории Чудова монастыря, памятник прежнему властителю. При этом тишайшую вдову императора, которую Никита Иванович так и не полюбил, государыню Анну Голштинскую, поначалу в горячке отправили в монастырь, а позже, сжалившись, всё же позволили жить в Москве. На том настоял Павел Грауль - ибо негоже томиться в застенках бывшей императрице, много времени посвящавшую помощи бедным и стяжавшей среди простого люда заслуженное признание.
А во главе Верховного Совета Руси Сибирской стоял Станислав Соколов, старший сын первого правителя ангарских земель, похороненного рядом с Радеком на Университетской аллее. Многие из тех, первых поселенцев в этом мире, отошли в мир иной - время неумолимо и с каждым годом число первоангарцев уменьшалось. И самые молодые из них совсем недавно разменяли седьмой десяток. Однако, как и прочие, от дел они отходили неохотно, фактически, лишь смерть заставляла их получить, наконец, отдохновение. Дело их продолжали многочисленные потомки.
Таковым считался и русский правитель - на него возлагались самые большие надежды ангарцев. И он оправдывал их, действуя в интересах своей огромной державы, опираясь на ставленников Никиты Ивановича - новых, зачастую худородных, дворян из провинции, приближенных и обласканных при Дворе, на высшее духовенство, которому пришлось существенно потакать. Кроме того, существенную поддержку Владимиру оказывало и купечество, на которое он сделал свою ставку. Сделал - и не прогадал. Торговое сословие особенно громко заявило о себе ещё в последние годы правления Никиты Ивановича, при жизни прозванного в народе Великим. Купцы, объединяемые в семейные или городские компании, получив обширные налоговые послабления, а зачастую и государственные беспроцентные субсидии, укреплялись и богатели. Торговля с Персией обогатила Астрахань и Дербент, стоящий на самой границе персидских владений - тут хозяйничали по большей части нижегородские купцы. Купцы русские ходили в Хиву, в Польшу, в австрийские пределы, а так же торговали по всей Балтике, учреждая свои дворы в портовых городах - от Краловца, как ныне называли Кёнигсберг, до Колывани, прежде именовавшейся по-шведски Ревалем. А вот ярославцы, например, застолбили за собой торговлю дальневосточную, поставляя на Русь китайский чай, окинавский сахар, корейский перец и прочие специи через Владивосток, где стояли их склады, принимавшие корабли цусимцев и корейцев. Кроме того, немалый доход им приносили и золотые прииски Новой Мангазеи, где Назарьевы и Зубчаниновы имели свою небольшую долю. Но торговцам не только набивать мошну следовало - по уговору с Торговым приказом, ту часть прибылей, что должно было выплачивать казне, купечество вкладывало в народное образование. А именно в строительство и содержание школ, причём от качества опекунства и успехов самих опекаемых напрямую зависело благожелательное отношение к купеческой компании и приказных дьяков, и самого Государя.
Со дня коронации Владимир лишь единожды обратил оружие против врага, вняв отчаянным просьбам императора Леопольда, который молил о помощи. В письме своём Габсбург назвал Романова братом, подтвердив тем самым императорский статус русского властителя. Вскоре государь атаковал и разрушил турецкую крепость Хотин, а его полки рассеяли и обратили в бегство десятитысячную армию османов, прикрывавшую Яссы. В результате султан ослабил натиск на Венгрию, а вскоре заключил в Никополе мир с австрийцами, восстановивший прежнее положение сторон. Трансильвания оставалась за австрийцами, а занятые русскими Яссы и Хотин, с условием не восстанавливать крепости, были возвращены туркам. В Москве результаты переговоров встретили с неудовольствием - получалось, что выиграли от него австрийцы да турки. Посему на русском берегу Днестра, разделявшего русско-турецкие владения, немедленно было начато строительство фортов или, как их называл военный советник императора, Павел Грауль - укрепрайонов. Кроме того, схожие укрепления возводились и на польской границе, возле града Краловца - начаты они были ещё ранее днестровских, ибо первый воевода Пруссии - Ринат Саляев до самой смерти своей утверждал необходимость надёжного прикрытия русской части Пруссии. Вооружались укрепрайоны уральской артиллерией, а нести службу в них считалось за честь. Жалование у солдат невеликое, но скопить кое-какие денежки можно, трофеи, опять же, полагались по праву. А ещё в полках и ротах устраивалось обязательное обучение солдат грамоте. Кроме того, войны Русь не проигрывала давно, а потому отбоя от охотников из народа не было. Рекрутские наборы по воеводствам проводились при большом стечении добровольцев - брали лучших, и уж не было того плача родни, коей воина ранее провожали на службу, словно сразу оплакивали и смерть его. Десяток лет в солдатах для крестьянина являлся немалой ступенькой в обществе, а возвращавшиеся в родные места ветераны, наученные грамоте, с деньгами и подарками для родных, становились завидными женихами. Часто и с большой охотой купеческие компании брали бывших солдат в отряды охраны, даже в приказчики. Вербовали их и в рабочие на заводы, а простой люд выбирал в волостное управление - грамотные люди везде нужны. Все они, как и те из ветеранов, кто после службы возвращался к плугу, числились в запасных полках, кои формировались в случае новой войны. В Европе таковой не предвиделось, постоянную опасность таила в себе лишь Порта - турки были непредсказуемы. Но главный их форпост, обращённый на север - Крымское ханство, было на последнем издыхании, не в силах более оборонять себя от постоянных казачьих набегов. Теперь турки стали подбивать на набеги черкесские племена, снабжая их оружием и золотом. Москве стало необходимо прикрыть территории, лежавшие южнее донского устья - для этих целей на Тамань и Кубань переселялись запорожцы, которым даровали эти земли в безраздельное пользование. Первые суда с отлично вооружёнными переселенцами вышли из Азова и бросили якоря в устье Кубани пять лет назад. Следом за ними двинулись и обозы, формируемые на берегах Днепра. Так началось движение Руси на Юг, имевшее своей конечной целью соединить линией казачьих поселений торговый Дербент, стоящий на берегу Каспия и место на черноморском побережье, ныне именуемое Анабой, имеющей неплохую гавань и весьма выгодное положение. Бывшая генуэзская колония Мапа, некогда захваченная османами, должна была пасть. Столкновения с турками было не избежать, оставалось лишь лучше к нему подготовится.
Москва - Аренсбург, осень 1671
Путь до Эзеля, принадлежащего Ангарску, был недолог - благо дороги содержалась в хорошем состоянии, мосты чинены, а свежих лошадей на придорожных дворах хватало с избытком. Дни стояли тёплые, время хладных осенних дождей ещё не пришло - истинно, стояло бабье лето. Хотелось свежего ветра в лицо, шума в ушах да скорости! Но государев обоз плетётся слишком медленно и, уломав крёстного, Владимир, сопровождаемый сотенным отрядом гусар и свитой, состоящей из самых близких ему людей, обогнал повозки и кареты, устремившись на запад по укатанной торговыми караванами дороге. Несколько торговцев они обогнали ещё у Пскова. Молодой император с видимым интересом останавливал возок и принимался осматривать товар оробевших торговцев, разговаривая с ними, будто со знакомыми. В балтийские порты везли в основном востребованный там пушной товар - выделанные шкурки соболей, куниц и белок и прочих, а так же играющие мехом на солнце роскошные шубы и шапки. Псковитяне торговали красной юфтью, коей славился их город, а также рогожами и полотном. Новгородцы продавали пеньку, скобяные изделия и много прочего, некоторые торговцы через свои склады да подворья в портовых городах сбывали и ангарские товары. Император торговлю поощрял, насколько это было необходимо, не забывая и опекать русских купцов в Европе - мало кто осмеливался обидеть торговца, хоть в Данциге, хоть в Стокгольме. Но и от торгового люда Романов требовал пристойного поведения, честности и умеренности, иначе дьяк торгового приказа мог и отозвать право торговли у иного зарвавшегося горе-коммерсанта.
При въезде в Новгородок-Ливонский, бывший Нейгаузен, встречен был ещё один караван, причём составляющие его возы да телеги растянулись едва ли не на версту. Доскакав до головы обоза, Владимир спешился, ловко спрыгнув с коня рядом с купцом, коего мигом прикрыли двое дюжих бородача.
- Здорово, негоцианты! - озорно гаркнул Владимир, уперевши руки в боки.
Нахмурившийся купец, явно не из зажиточных мужей, пробасил в ответ, косясь на гарцующих гусар:
- И тебе не хворать! Кто таков? Из таможных, небось? Проездная у нас имеется до Пернова, коли хошь - смотри!
- А то и гляну! - потрясая светлыми кудрями, громко рассмеялся Романов, обнажив при этом ровный ряд белоснежных зубов. - Чего везёшь, откуда?
- Притко тебя забодай... - недовольно пробурчал купчина, кивнув набычившемуся приказчику - давай, мол, бумаги.
- Да хорош стращать торговца, Володимер! - рядом с нахальным гусарским полковником, оказалось двое молодцев, схожих будто братья. - А ты знаешь, кто перед тобой стоит? - обратился один из них к бородачам.
- Нешто вас всех знать надобно? - огрызнулся торговец. - А меня звать Илларион Попов, везу я в Пернов, купцу Людерсу, полотно вологодское на продажу. А ишшо в Феллин надобно сапоги да сукно поставить, для гарнизона тамошнего.
- Хорошее дело, - улыбнулся Владимир. - Хорош ли товар, Илларион? Добрые ли сапоги?
- Ишь чего заговорил, ирод! - распалился в сей же миг купец, поначалу едва не задохнувшись от гнева. - А ну, Миколка, тащи сюды сапожишки наши!
Приказчик зайцем метнулся к ближайшему возку, откинул рогожу и схватил ближнюю к нему связку из дюжины сапог. В руках его мелькнуло тонкое лезвие - парень перерезал бечёвку и взял одну пару, поднеся её Попову.
- На-кось! Гляди! - Илларион принялся чуть ли в лицо тыкать сапогами смеющемуся гусару. - Да получше смотри!
- Пошутковали и хватит! - раздался вдруг спокойный голос - купец увидел как подъехавший на чёрном жеребце какой-то знатный муж, не иначе приказной судия. - Поспешать надо, коли в Пернов до темени попасть хотим!
- Не серчай Егор, - махнул рукой гусар, - и ты, добрый человек, прости! Мне любопытно было и только, - с этими словами он снял с головы шапку и протянул её торговцу.
- А ну тебя, - плюнул под ноги купец, передав подарок приказчику.
Вскоре молодцы оседлали коней да сорвались с места, а младшие загикали, соревнуясь в быстроте своих жеребцов.
- А ты, дурень, знай, - трогаясь с места, негромко но весомо заговорил тот, кого назвали Егором. - То сам император Владимир Лексеевич был - любит он вашего брата жаловать, а ты орёшь, словно блаженный.
Попов не ответил, только лишь молча провожал взглядом отряд гусарии, дробь копыт которой ещё долго шумел у него в ушах. Уж осела пыль, поднятая всадниками - только тогда Илларион, тяжко вздохнув, взял из рук еле живого приказчика шапку императора, прижал её к груди и неспешно двинулся к своему возку. Вскоре караван продолжил свой путь к Феллину.
Поздним вечером, достигнув окрестностей Пернова, отряд Владимира остановился в деревеньке Волино, отстоявшей от города на несколько вёрст к юго-востоку. Как оказалось, селение это было кашубское, о чём поведал местный староста Ян - долговязый, седой как лунь, старик со всколоченной бородой. Вывезенных из-под Данцига кашубов эзельский воевода Паскевич поселил на этом месте по уговору с феллинским воеводой, за что Ян тут же принялся обоих благодарить, покуда не был остановлен рассмеявшимся Владимиром:
- Да полно! Видно, что ты доволен - небось, воевода землицы тоже дал немало?
- За то спаси его Господь! - воскликнул старик. - Век помнить буду!
- Стало быть, не император наш, а воевода земли раздаёт? - переглянувшись со спутниками, усмехнулся Игнат, один из двух молодых князей-погодков, сводных братьев Владимира.
Яну тут же поплохело - он понял, что люди эти непростые, коли так вольно о воеводе говорят. Прежде, в Прусском герцогстве, ныне поделенном меж поляками и русскими, никто не смел и о самом захудалом бароне сказать что-либо, умалив его честь при свидетелях.
- Воеводе на то приказ даден, - с неизменной улыбкой покачал головой Романов. - Не смущай народ, Игнат. А ты, Ян, приготовь нам дом для ночлега и горячего...
- Мой дом готов, господин офицер! - с готовностью выпалил староста. - Прошу!
Чтобы не мешать нежданным постояльцам, старики ушли в дом старшего сына, стоявший неподалёку, прислав, впрочем, двух молодых девок для прислуживания, но постояльцы вскоре прогнали их.
- Говорят, не нужно им прислуги, - отчаянно краснея, скороговоркой пролепетали девушки, прыснув со смеху, - разве что ласки нашей! А сами они и воды натаскали, а теперь в котёл с кипящей водой сушеной травы покидали да чашек наставили вокруг! Пахнет вку-усно!
Ян удивлённо приподнял брови, почесав бороду, да махнул рукою, брысь, мол, отсюда! А тут сыновья жёнка принесла пышущий жаром ягодный пирог - угощенье гусарскому полковнику и его ближним офицерам.
- Неси! - буркнул староста, а сам двинулся впереди.
В полутёмных сенях Ян наступил на кошку, принявшуюся было ластиться к хозяину, отчего та, с коротким воплем впилась зубами и когтями в хозяйскую голень, не прикрытую холстиной коротких штанов. Превознемогая боль, он потянулся было к ручке двери, но та вдруг отворилась, осветив сени ярким светом. На пороге возникла фигура одного из гусар - с пистолем в опущенной руке. Он насмешливо оглядел оторопевшую женщину с пирогом в руках и старосту, чьё лицо было ещё полно страдальческих эмоций.
- Гляньте, кто пожаловал! - рассмеялся он, пистолем приглашая женщину в залитое светом помещение. - За такое угощение спасибо! Как раз к чаю!
Старик же, встретившись взглядами с главным среди гостей - полковником Владимиром, аж вздрогнул, до чего у того был недовольный взгляд. К счастью дверь тут же затворили, и староста оказался один в пустых сенях. Почесав затылок, он поплёлся на двор. Катаринка вышла из дома спустя пару минут, но Ян успел смириться с тем, что она останется там для утех офицеров.
- Ну что там? - буркнул он, не оборачиваясь.
- А ничего, - выдохнув, махнула та рукой. - Сидят, словно сычи вокруг стола да слушают писк какой-то из ящика, будто там мыши возятся.
- Чего мелешь? - удивился староста.
- Да Богом клянусь! - фыркнув, рассмеялась Катарина. - А один словно тот писк записывает, а его поправляют. Затем снова слушают.
- Это же... Как его, - Ян зажмурился, вспоминая нечто. - Младший-то мой, Флориан, на Эзеле видал такое, помоги, Господь, вспомнить... А, радиус! Это изготовлено для общения по небесному своду.
- Как это? - изумилась женщина, встав столбом у изгороди.
- А мне почём знать? У Флориана и спросишь, когда он с Эзеля приедет, а мне до этих вещиц дела нет! - пробормотал староста недовольно.
- Как же, вернётся он, - махнула рукой Катарина. - Только дурень с эзельской службы уйдёт!
- А ну тебя к чертям! - осерчал Ян, обернувшись на прикрытые изнутри оконца собственного дома. - Поди, поставь в печь ещё пирог!
Кашуб и не предполагал, что гости, спрятавшись от чужих взглядов, обсуждают новости, касавшиеся и его народа. Ещё в начале сентября на Эзель из города Шверин тайно прибыл принц Фридрих Мекленбургский, для переговоров с русским императором. Выехав из датского ныне Мекленбурга, Фридрих навсегда порвал со своей родиной - хотя, честно говоря, дома младшему сыну герцога Адольфа Фридриха ничего не светило - ну, разве что прозябание в родовом Шверине. Его более удачливые братья имели больше шансов оказаться на престоле герцогства. Но вот, в один из тёплых августовских вечеров в Шверин прибыл русский посланник с грамотами от императора. Как оказалось, в Москве, как и в Вене, теперь правил именно император, который и предлагал Фридриху поистине императорский подарок - а именно, престол Померании. У Артамона Матвеева, посла московского, было с собою ещё несколько бумаг, среди которых письмо от регентского совета молодого короля Швеции Карла, соглашавшегося на появление в некогда шведской части Померании нового рода взамен угасшей со смертью герцога Богуслава династии Грифитов.
- Делагарди и злата немного взял, - улыбаясь, словно сытый кот да степенно оглаживая бороду, проговорил тогда удобно устроившийся в кресле посланник. - А главное, убрались они вовсе в свои пределы.
Информированные о сделке датчане, в лице короля Фредерика, озаботившегося судьбою Швеции, взяли с Романова обещание не воевать шведских земель, на что Владимир пошёл с лёгкостью. И вот он уже был в шаге от Аренсбурга. По радио прошло сообщение, в котором Паскевич, этот крепкий старик, сообщал о прибытии в Пернов фрегата 'Новгород' - а значит, всё готово для встречи Владимира в Аренсбурге. Этот момент подпортило неожиданное появление непутёвого старосты с невесткой, но всё же пирог был хорош! Да и кашубка эта тоже оказалась видной девахой!
Молодые князья Игнат и Лука, сводные братья императора, уговорили спешащего на Эзель Владимира дождаться отца и только потом въезжать в Пернов. Обоз же прибыл в селение спустя сутки и после короткого отдыха вновь продолжил свой путь на запад. Со старостой за постой щедро рассчитался Егор Бекетов - осчастливленный кашуб ещё долго стоял у последнего плетня, взглядом провожая пыливший по дороге караван, даже когда тот окончательно скрылся за темнеющим вдали еловым лесом.
Небольшой отряд уездной конной милиции и несколько офицеров во главе со штаб-майором из Аренсбурга встретили важных гостей из Москвы на таможенном посту у моста через реку, называемую Саугой, о чём информировал дорожный указатель. После недолгого разговора с майором, Грауль-старший пересел с возка на коня. Отряд направился к гавани, поспешая за указывающим дорогу аренсбуржцем, представившимся Петром. Обоз же, под охраной милиции был отправлен в гостиный двор на окраине города.
Торговый Пернов встретил гостей суетой гомонящей толпы, со шныряющими в ней ушлыми приказчиками - в город пришлось въезжать по купеческой дороге, объезжая рынок, чтобы достичь порта кратчайшим путём. Перед сурового вида гусарами императорской гвардии на узких улочках, народ, однако, расступался, всадники сохраняли заданный темп и вскоре, за черепичными крышами ладных домишек вдали замелькали торчащие, словно лес, судовые мачты. Первый же порыв ветра принёс солёный запах моря и свежей рыбы, а внезапно закончившаяся улица открыла вид на гавань, заполненную судами. Владимир зажмурился - в глаза ударил яркий солнечный свет, непривычный после сумрачных улочек. Едущий рядом Лука потянул носом - в воздухе добавились многочисленные запахи яств, приготовляемых в портовых харчевнях.
- Местная еда годна, объедовать можно... - флегматично проговорил майор, всё же сведя белёсые брови и пожав плечами.
- Пётр, ты случаем не эст? - усмехнулся Романов. - Никак не пойму я твоего говора.
- Я с Дрезны*, - коротко ответил офицер.
- Занятно, - кивнул правитель Руси.
До самого причала аренсбуржец сохранял молчание. Прибыв на место, он, легко перекинув ногу, спрыгнул с коня, отдав несколько коротких команд ожидавшим его людям, после чего указал на силуэт корабля, стоящего на якоре в нескольких сотнях метров от берега.
- Император! 'Новгород' готов уплывать к Эзелю! - обратился он к Романову. - Войевода Лазарь Миронович ждёт тебя с нетерпением, и будет встречать на берегу. О ваших конях будут заботиться.
Едва фрегат отплыл из Пернова, погода резко переменилась. Солнце скрылось за хмурыми тучами, стал накрапывать мелкий противно-холодный дождик, потемнели и стали свинцового цвета воды Балтики. Ветер, крепчающий час от часа носил в воздухе водную взвесь, отчего одежда у людей, не спрятавшихся от разыгравшейся непогоды, быстро становилась мокрой. Романов со спутниками спустился в кают-компанию, где за разговорами, потягивая ароматный чай, удалось скоротать некоторое время до того, как снова показалась земля. Непогода немного улеглась, но с темных небес продолжал лить, пусть и меньшим напором, холодный дождь. У небольшого, площадью в восемь квадратных километров, острова Абрука 'Новгород' встретил ещё два эзельских фрегата - 'Ригу' и 'Митаву'. Эти два корабля шведской постройки, пояснил штабист, заступили на службу совсем недавно - теперь эзельский флот обладал дюжиной фрегатов, два из которых сейчас стояли на ремонте в курляндской Виндаве. Там же, у берега островка, близ маяка, на волнах качалась неказистая шхуна и несколько баркасов.
- Курляндцы привезли крестьян, - заметив взгляд Владимира, проговорил майор. - После того, как купцов и их склады перевели с Абруки в Пернов, войевода Паскевич принимает на острове до полусотни людей в месяц.
- Так мало? - обернулся на Петра Романов, утирая мокрое лицо и поправляя капюшон кожаного плаща.
- Ведь остальные направляются в Ригу, согласно вашему приказу, - невозмутимо отвечал лужичанин, на что Владимир коротко кивнул.
По прибытию в гавань Аренсбурга, где, по понятным причинам, из торговцев наблюдалось лишь бременское судно, 'Новгород' был встречен сторожевиком - небольшим паровым катером береговой охраны.
- В прошлый раз их было три, - заметил Владимир, наблюдая за подходившим к борту фрегата корабликом.
- Машины часто ломаются, - нахмурившись, пояснил штаб-майор. - Второй катер стоит у Зонебурга, а третий... - офицер вздохнул отнюдь не наигранно:
- Третий разобрали на запчасти.
Вскоре Романов с князьями и десятком гвардейцев оказался на борту сторожевика, который направился к причалу - а там все уже готовы были встречать императора Руси. Первым пожал руку Владимиру воевода Паскевич.
- Твоя рука крепка, как прежде! - с улыбкой заметил император.
- Как без этого? - сдержанно ответил воевода. - Иначе сожрут, сам знаешь. Ну, думаю, тратить время попусту мы не станем, поэтому, Владимир Алексеевич, прошу ко мне. Возок ждёт.
- Верно, Лазарь Миронович! - ухмыльнулся Владимир и уверенно направился к повозке, позвав братьев:
- Игнат! Лука! Не отставать!
Когда возок тронулся, Владимир успел обернуться, чтобы кинуть взгляд на 'Новгород', от которого отваливали шлюпки с его гвардейцами - бывшими ангарскими кадетами.
В замке Владимир позволил себе расслабиться, первым делом приняв горячую ванну и переодевшись в форменную одежду Аренсбургского полка. После Романов отправился в кабинет воеводы - им предстояло о многом поговорить. Паскевич пригласил императора занять одно из двух кресел у низенького столика, устроился напротив. Поначалу они молчали, думая каждый о своём. Наконец, правитель Руси решился начать разговор первым:
- Итак, Лазарь Миронович, всё ли у вас готово?
- Готово, - заложив ногу на ногу и сцепив пальцы в замок, начал говорить Паскевич, - младший сын герцога Мекленбургского ждёт в нижнем зале.
- Я не об этом! - поморщился Владимир. - Ты знаешь, что я имею в виду. Я готов подождать ещё, главное - чтобы слияние двух частей страны прошло безболезненно.
- Ты спешишь, - прикрыл глаза Лазарь. - Да, объединение неизбежно, это понимали и прежние, первые руководители Ангарии. Их дети смотрят на Русь, как на соседа-добряка, брата - старшего или младшего... Не знаю, - воевода закашлялся, приложив ко рту платок. - Павел, а что ты скажешь?
Расположившийся на резной скамье, что стояла в самом углу кабинета, Грауль поднялся с места. Отчим императора, при дворе являвшийся негласным опекуном и главным советником правителя, изредка бывал на официальных приёмах и совершенно игнорировал традиционные при Владимире заседания глав приказов, получая при этом полную информацию с этих встреч. С самого своего появления при дворе Павел, что называется, 'не светился', предпочитая частые беседы с Владимиром и самыми доверенными людьми, приближенными молодым Романовым - боярами Беклемишевыми и недавно пожалованными в бояре Бекетовыми, князьями Бельскими, искавшими пути дальнейшей службы новому московскому государю да прочими. Люди же Никиты Романова - Афанасий Ордин-Нащёкин, Фёдор Ртищев, князья Черкасские, Барятинские и прочие воеводы, также входившие в ближний круг императора, образовывали собою при дворе второй лагерь. Несмотря на некоторую настороженность между этими влиятельными группировками, затмившими старые и родовитые фамилии, до вражды дело не доходило, зато сотрудничества было налажено отменно. Особенно, когда дело касалось устройства заводов и цехов, а также народного просвещения.
- Вообще, немного забавно... Вот так творить историю, - Грауль, поднявшись со скамьи, стал прохаживаться у края широкого стола, на котором аккуратными стопками лежали бумаги. - Владимир, я не единожды говорил тебе, что совсем необязательно именно ты проведёшь объединение. Кроме того, надо крепко встать на ноги, а ты... Ты даже не женат! - Павел осуждающе посмотрел на смутившегося парня. - Хочешь избавить себя от наследников, как Никита?
- Нет! - замотал головой Владимир. - Женитьба - дело нехитрое. Проведу смотр невест да выберу... - Романов недовольно осёкся, после того как Грауль с Паскевичем переглянулись, едва сдерживая ухмылки.
- Нет, молодой человек! - покачал головой Лазарь. - Судьба монарха в том, чтобы жениться, учитывая интересы государства, а не личное чувство.
- Вероятно, ты и это прописал в своём плане, - спросил воеводу Павел, на что тот степенно кивнул.
- Сей план не только мой, - передавая привставшему с кресла Романову пухлую папку, лежавшую всё это время по правую руку воеводы, проговорил Лазарь. - Тут не менее половины мыслей Матусевича. Он писал это для Бельского, но не срослось...
- Для Бельского? - нахмурился Владимир. - Какого из них?
- Уже не важно, Володя, - отмахнулся Павел.
- Отправлю старшего Бельского на Терское воеводство, - пробурчал император, пытаясь развязать тесёмки, кои скрепляли объёмный труд.
- Да ты снова спешишь! - воскликнул Грауль. - Потом почитаешь, позже и вопросы будешь задавать, а сейчас надобно с Фридрихом вопрос решить - примешь присягу у герцога да отправишь править Померанией.
Перед встречей с мекленбуржцем Павел говорил с Владимиром по-немецки, обсуждая расстановку сил на южных берегах Балтики, словно ещё раз желал удостовериться в знаниях молодого императора. Романов же не выпускал из рук папку, переданную ему Паскевичем, то и дело перелистывая плотные страницы, исписанные убористым почерком воеводы. Гулко стуча каблуками, они спустились по широкой лестнице, но Владимир вдруг остановился перед открытой гвардейцем дверью, что вела в нижнюю залу.
- Но это уже слишком! - ткнув пальцем в текст, уже по-русски воскликнул Романов.
- Что такое? - нахмурился Грауль.
- Паскевич пишет, что лучшим вариантом моей женитьбы является... Ульрика Элеонора Датская, - нарочито громко прочитал молодой император и перевёл внимательный взгляд на Павла. - При этом ей едва стукнуло шестнадцать.
- И что тебя смущает? - проходя в коридор и увлекая Романова за собой, недовольно проговорил Павел Лукич. - Идеальный вариант. Пока всё срастётся, ей и семнадцать исполнится.
- Пф-ф-ф! - Владимир невесело усмехнулся, прикрыв лицо ладонью, и проследовал за старшим товарищем.
- Не думай об этом, - понизив голос, продолжил Грауль, остановившись у двери и взявшись за ручку. - Кстати, Фридриха мы должны женить на дочери герцога Кеттлера Курляндского. И ни он, ни ты от этого не отвертитесь. Геополитика! - добавил он, решительно толкнув дверь.
- Император Руси и многих иных земель обладатель и правитель, Владимир Алексеевич Романов! - раздалось в зале, едва отворилась тяжёлая дверь. Стук церемониального посоха эхом отдался в просторном помещении, освещённом приглушённым светом десятка фонарей. В центре залы стоял стол, накрытый парчовой скатертью, рядом с которым из группы пышно одетых людей, числом с десяток, тут же вышел вперёд невысокий крепыш со светлой шевелюрой и аккуратно постриженной бородкой. Владимир сел в специально приготовленный для этой церемонии трон на возвышении, перед которым стоял стол, а Грауль и Артамон Матвеев, сопровождавший мекленбуржца из Шверина, пригласив за стол герцога и его секретаря, сели напротив гостей. За свободные места присели посольские дьяки, люди из свиты герцога. Рядом расположились писцы и охрана. Говорить начал Артамон, только-только возведённый Романовым в чин окольничего. Матвеев, будучи происхождения незнатного, при Ордине-Нащёкине был приближен ко двору, после чего карьера его резко пошла в гору, чему способствовали ясный и живой ум Артамона, а так же его боевые заслуги в столкновениях с поляками на землях Белой Руси. Кстати, именно из-за Матвеева молодому императору пришлось ранее задуманного времени издавать особый указ об отмене местничества. На торжественном обеде, данном в честь прибывших в Москву ирландских и испанских послов, произошла позорная, по словам молодого императора, стычка. Представители знатных родов, уязвлённые тем, что Артамона Матвеева усадили неправильно, принялись лаяться и с ним, и с оказавшимся рядом Фёдором Ртищевым, а когда князь и боярин Иван Репнин дерзко указал на незнатность Ордина-Нащёкина, терпение императора лопнуло. Недовольных вывели из палат гвардейцы, а в ту же ночь многие смутьяны были арестованы. Из Бронниц и Коломны в Москву скорым маршем прибыли два учебных полка, возглавляемые бывшими товарищами ангарского кадета Романова - они и вывезли из столицы на окраины державы семьи тех, кто упорствовал в старине. Остальные же, кто принял новый порядок, как Василий Голицын и Никита Урусов, поклявшись на Священном Писании в преданности к правителю, были оставлены в Москве и заново утверждены на службе. Позиции же партии Ордина-Нащёкина сильно упрочились, и с тех пор Артамон Сергеевич за несколько лет службы в Посольском приказе успел побывать с посольствами в разных странах, каждый раз успешно выполняя наказы императора. В Копенгагене Матвеев договорился о разграничении владений на южных берегах Балтики с передачей восточной Померании, ранее оккупированной шведами под опеку Москвы. Стареющий король Фредерик, довольный гостем, подписал все бумаги в присутствии Кристиана, своего старшего сына и скорого наследника престола, после чего показал русскому дипломату обширную королевскую библиотеку, лично рассказав Артамону о самых ценных экземплярах. Чувствуя расположенность монарха, русский посол решился предложить Фредерику провести раздел Швеции, при этом Москва получала бы новгородские вотчины да финские пустоши, а король исполнял бы свою мечту о прежнем устройстве государства времён Кальмарской унии, когда Копенгаген властвовал на землях Скандинавии. Но Фредерик наотрез отказался даже обсуждать это предложение.
- Пусть потомки наши сделают оное, если на то будет воля Господа, - таков был осторожный ответ датского самодержца.
В тот же год Матвеев побывал в Стокгольме, где за относительно невеликую взятку, подкреплённую манёврами объединённого русско-эзельско-курляндского флота близ шведских берегов, опекун малолетнего короля Карла Магнус Делагарди согласился с потерей восточной части Померании, итак уже оставленной шведскими войсками. Там же, в Стокгольме Артамон и перезимовал, частенько встречаясь с русскими купцами, торговавшими в шведской столице. А весной, вернувшись в Москву, дипломат был встречен в Кремле с почестями да подарками и новым чином окольничего. Вскоре последовало новое важное задание - длительный и опасный вояж в Шотландию, у берегов которой корабль с послами едва не разбился о скалы. Но из Эдинбурга, помимо долгожданного для шотландского короля Карла договора о присоединении его страны к датско-русскому военному и торговому союзу, удачливый посол привёз в Москву ещё и красавицу жену, представительницу одного из знатных, но обедневших равнинных кланов. Совсем скоро в доме Матвеева стал слышен звонкий детский плач, а по сумрачным коридорам и ярко освещённым горницам богатых московских домов, поползли слухи и пересуды о заморской жене окольничего.
И вот - перед Матвеевым стояла новая задача - привести на престол Померании полностью лояльного Москве правителя. За склонение к русской службе младшего сына герцога Мекленбургского Матвееву было пожаловано боярство, грамоту, объявлявшую о сем повышении, Романов должен был подписать по окончании переговоров при удачном их результате.
Фридрих поначалу был скован, отвечал односложно, с волнением, стараясь не сказать лишнего слова. В принципе, он не был против того, чтобы править на землях, соседствующих с родовыми владениями его предков, принеся вассальную клятву русскому императору. Ведь его отец, герцог Адольф Мекленбургский в своё время принёс такую же клятву королю Дании и Норвегии, а его старший брат Кристиан повторил её. К тому же вряд ли поляки теперь посмеют претендовать...
- Фридрих! - удивлённый голос русского посла Матвеева вывел герцога из состояния задумчивости. - Ты не слышал вопроса императора?
- Простите... - выдавил из себя Фридрих, с недоумением уставившись на походные ботинки Романова, выглядывающие из-под полы богато украшенной мантии.
- Ничего, - милостиво улыбнулся властитель и повторил свою фразу:
- Мне известно, что твой род славянского происхождения...
- Верно, господин, - склонил голову Фридрих. - Род мой от великого Никлота происходит, древнего правителя народа бодричей.
- Что же, бодричей уж нет, а земли их населены народом другим. Но у тебя будет возможность возродить славянскую державу в Померании, - снова заговорил Артамон Матвеев. - А затем, сломив сопротивление Бранденбурга, соединится с Лужицею.
Закусив нижнюю губу, Фридрих посмотрел на императора и тот степенно кивнул, проговорив:
- Согласен ли ты на испытание, либо надобно нам иного правителя искать?
- Согласен! Видит Бог, это судьба! - решительно встал с места побледневший герцог, немигающим взором обратившись к Владимиру.
В тот же миг рядом с Фридрихом оказался изящный четырёхгранный столик, а на него служка с пиететом положил Священное Евангелие. Просиявший лицом Матвеев, передал духовнику герцога грамоту с текстом присяги - на немецком языке, а также на русском в латинской транскрипции. Окружавшие Фридриха люди стояли не шелохнувшись и даже, казалось, не дыша, ожидая его слов. Откашлявшись и отпив воды из поднесённого слугой кубка, герцог, не спеша, чинно и монотонно заговорил, положив ладонь на тиснёную обложку книги:
- Я, Фридрих Мекленбургский, герцог дома Мекленбургского, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом, пред святым его Евангелием, в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному Всемилостивейшему Великому Государю Императору, Владимиру Алексеевичу, Самодержцу Русскому, служить...
Отражаясь от стен и высокого потолка, гулкое эхо повторяло слова герцога, словно придавая им ещё большую значимость. А потом в здании Аренсбургского магистрата был дан торжественный обед в честь новоиспечённого герцога Померании, а ранним утром следующего дня бесчувственное тело Фридриха с превеликой осторожностью было погружено на борт фрегата, уходившего в Ригу. Предстоял недолгий вояж в Митаву. Там у старика Кеттлера в девках просиживала красавица Амалия, чья недавняя помолвка с ландграфом Гессен-Касселя Вильгельмом не завершилась бракосочетанием из-за трагической гибели жениха, до смерти умученного французскими лекарями, переборщившими с кровопусканием. К великой радости герцога Якоба новый и вполне подходящий жених, представленный ему лично самим русским властителем, был немедля поставлен под венец у алтаря церкви Святой Троицы в Митаве.
В столице Курляндии Владимир задержался на двое суток, чем уважил Якоба Кеттлера - а сам герцог под шумок выпросил для своего флота сто двадцать уральских орудий. Они будут весьма кстати совсем скоро, уже через год десяток кораблей под военно-морскими стягами Курляндии отправятся в давно запланированную экспедицию в Вест-Индию. На сей раз Якоб собирался обосноваться там всерьёз, а пушки помогут ему оборонять форты на занятых островах - Тобаго, Гренаде и части Тринидада, при чём на последних двух наличествовали небольшие поселения испанцев и французов - к счастью, они были слишком жалкими, чтобы оспаривать первенство курляндцев.
В начале осени в Польше начались уже привычные для неё волнения шляхты, недовольной ослаблением государства и снижением своих доходов от земли. А снижались они не только от хиреющей торговли, но и из-за хлопов, толпы которых всё чаще разбегались куда глаза глядят. Кстати, глядели они всё чаще на восток, где беглецов принимали и селили на свободных землях по берегам Волги и Яика. Несмотря на яростные окрики и протесты из Варшавы, Москва не отказывалась от перебежчиков. В Кремле ожидали, что и на сей раз бузотёры, поносящие на своих сеймиках трусливого короля и нерешительных магнатов, побряцав саблями, разъедутся по поместьям. Но смута не только не унялась, а, более того, перекинулась и на те земли, которые гонористые шляхтичи ещё недавно считали своими. В Виленском крае, Галицкой земле, на Волыни мятежники, с успехом подбивая на смуту горожан, тщились, однако, найти пополнение своих рядов среди польских крестьян, кои всеми правдами и неправдами пытались уклонится от мятежа. Размах бунта, между тем, рос и всемерно увеличивался, покуда не достиг своего пика. Где-то, особенно в Подляшье, где смуту на родовых землях начал магнат Марцин Замойский и на Волыни, где над восставшими главенствовал князь Александр Януш Заславский, к этому времени всей полнотой власти стали обладать бунтовщики. Возглавляемые знатными фамилиями толпы мятежников нападали на русских купцов, чиновников и небольшие отряды солдат, не смея, однако, атаковать стрелецкие городки и воинские казармы. А вот во Львове и Галиче мятеж, едва начавшись, тут же был раздавлен - воевода князь Даниил Барятинский, передав в Москву сообщение о бунте, немедля вывел солдатские полки из казарм и занял центр города, разогнав нестройные толпы восставших. Посад и окрестности взяли под контроль гусары и казаки. Кроме того, Барятинский принялся за создание вооружённых отрядов из горожан, купеческих охранников и крестьян, которые несли караульную службу и охраняли определённые районы города, селения и дороги вместе с солдатами. Благодаря активным действиям, кои опередили само развитие бунта, Барятинский сумел быстро и с минимальными потерями очистить от смутьянов своё воеводство, после чего сумел помочь и соседу - волынскому воеводе князю Фёдору Куракину, отступавшему под натиском мятежников и пришедших с польской стороны шляхетских отрядов.
Донесения пограничников и таможенников о постоянных переходах границы польскими воинствами в Москве были встречены с нескрываемым раздражением, а потому из Краловца в Мальборк, где постоянно находился король, по приказу из Москвы был отправлен посольский отряд от краловецкого воеводы с требованием не допускать в пределы Руси вооружённых отрядов для помощи мятежникам. А те же мятежники требовали от короля Михала Вышневецкого объявить войну своему восточному соседу и объединить силы с турками или шведами, чтобы добиться победы и восстановления прежней Речи Посполитой. Однако и предводители бунтовщиков, и простые ксёндзы, средней руки шляхтичи и офицеры, напрасно взывали к Польше, отсылая в столицу гонцов с письмами, полными отчаяния и призывов к священной борьбе - но король Михал Вышневецкий, избранный на трон всего два года назад, если и желал помочь бунтовщикам, то не имел на то ни воли, ни средств. Походило на то, что всё же, ему менее всего хотелось воевать с Русью, и это восстание стало для него полнейшей неожиданностью. Вероятно, он уже знал о тайных переговорах венского двора с Кремлём относительно судьбы его державы, но Михал ничего не смог сделать для сбережения внутреннего порядка. Разве мог он сдержать магнатскую и шляхетскую вольницу? Да никоим образом!
Положение короля в Польше являло собой жалкое зрелище для всех его соседей. Понимали это и в Кремле.
Ставшее традиционным ежемесячное совещание в кремлёвских палатах лиц, приближённых к императору, подходило к концу. Воеводские грамоты были зачитаны, отчёты приказных дьяков выслушаны и обсуждены, предел хлебных цен для внутренней продажи утверждён. Но, всё же события в Польше и на украинных с нею земель, стали основным предметом обсуждения, причём самые преданные государю люди не только предлагали, но и требовали от Романова немедленного вторжения в ляшские пределы, дабы 'покончить с бунташством в самом доме евонном'. Император всех выслушал, вроде бы и поддержав бойкий пыл ораторов, но вместе с тем, приказал ожидать и готовиться к выступлению лишь только по указу и никак иначе. Однако приказ на выдвижение части полков к Менску, Быхову и Львову, а также план формирования трёх войсковых групп из оных полков были составлены. Подробные сообщения для воевод, отряжавшихся на командование армиями, ранним утром должны будут отправлены с колокольни Ивана Великого старшим радистом кремлёвского гарнизона. До глубокой ночи затянулось совещание и лишь только когда бояре да князья принялись клевать носом, государь приказал объявить об окончании встречи. Но прежде чем отпустить восвояси порядком уставших людей, Владимир приказал огласить указ о возведении Артамона Сергеевича Матвеева в боярский чин. Польщённый и зардевший как маков цвет Матвеев, склонившись в сторону императора, слушал скрипучий голос дьяка, читавшего бумагу. Артамон нет-нет, да и оглядывал победным взглядом притихших товарищей - вот оно, мол, как бывает - по делам государь наш судит, а не по роду.
- Останься, Артамон Сергеевич! - услыхал Матвеев, пробираясь к выходу из палат.
- И ты, Афанасий Лаврентьевич, обожди малость, - обратился Романов и к Ордину-Нащокину.
- Что скажешь, государь? - проговорил посольский голова, когда за последним вышедшим из палат боярином захлопнулась массивная дверь.
- Посольство к королю Михалу надобно вскорости отправить. Воевода Михаил Волынский из Краловца отправлял к королю малое посольство... Да без толку. Есть у меня идея, теперь с вами обсудить её хочу, хоть и уставши, - широко улыбнулся Владимир, присаживаясь за освободившийся стол. - После отдохнём! А нынче каждый час дорог.
Мальборк, северная Польша.
Стоящий в дельте Вислы огромный и мрачный замок Мальборк, бывшая орденская вотчина, давно служил резиденцией польских королей, и многое повидал на своём веку. Последним испытанием для древних строений стало недолгое шведское нашествие, после которого едва оправились окрестные земли, а сам замок пришлось восстанавливать после пожаров и разрушений, устроенных захватчиками. Те два года, которые Вышневецкий провёл в качестве короля, он жил в замке, выезжая в Варшаву и единожды в Краков лишь по необходимости, например на заседания Сейма. Такое положение вещей устраивало всех, а главное, самого монарха. Сегодня Михала потревожили посланцы восставших на Руси поляков, требовавшие встречи с королём, чтобы передать ему требования о немедленной военной помощи. Посланцы держались дерзко, твёрдо и голосисто отстаивая свои интересы. Михалу пришлось изрядно попотеть для того, что сначала унять незваных гостей, потом наобещать им неисполнимого и, наконец, выпроводить вон.
После тяжких переговоров король захотел выйти в сад, чтобы успокоить душу и сердце, но сначала требовалось принять капли от нервного расстройства. Выпив горькую настойку, монарх осторожно поднялся с высокого кресла. Последнее время его снова начали мучить желудочные колики - лекари связывали болезнь с излишними волнениями короля и советовали больше отдыхать. Отдохнёшь тут!
- Дурачьё! Напыщенные петухи! Ох! - легко шедший поначалу Михал вдруг резко остановился, оперевшись ладонью о край стола - в глазах его в сей же миг появились слёзы - живот пронзила острая боль, от которой он, казалось, счастливо избавился пару месяцев назад. - Проклятье!
Короля под руки подхватили слуги, заботливо помогая тому идти на своих ногах.
- Подумать только, они заботятся о Польше! - фыркнул и воскликнул Вышневецкий, с превеликим трудом добравшись до опочивальни. Вскоре король с облегчением свернулся на краю широкой кровати, бормоча:
- Да они погубят державу своими необдуманными поступками. Они решили дразнить Москву! Дурачьё... Ох! Лекаря сюда, собаки, да поживее!
Вечер прошёл неспокойно, в волнительной полудрёме, но к ночи, хвала Деве Марии, боль в животе улеглась и Михал, выпив тёплого медового вина, провалился в глубокий сон, проспав до полудня следующего дня. Едва проснувшись, Михал заметил в спальне своего секретаря, терпеливо дожидавшегося королевского пробуждения на стульчике у самой двери. Появление его не сулило королю хороших новостей - секретарь старался не попадаться королю на глаза без весомого дела. А дела оные обычно были тягостными и неприятными - Польша трещала по швам. Польша, да, теперь только она - Литва отвалилась, словно отрубленная половинка перезрелого яблока. Но и то, что осталось от великой прежде Речи Посполитой нуждалось в постоянной обороне от каждого из соседей. Австрийский и русский императоры шепчутся меж собой о судьбе польской державы, датский самодержец откровенно насмехается над слабостью Михала, а тут ещё откуда-то возник герцог Померании - ставленник Романова и его слуга. Говорят, в Москве готовят герцога и для Лужицы, от которой датчане отвадили саксонцев - совсем они там свихнулись, чёрт их побери?!
- Голова разболелась... - Вишневецкий потёр виски. - Что у тебя там? Говори же поскорей да проваливай прочь. Бумаги на подпись?
- Ваше величество... Русские известили о скором прибытии посольства...
- Как?! Снова? - Михал фыркнул и голова его откинулась на мягкую подушку. - Они были три недели назад!
- Мой король, - тихонько подойдя ближе, секретарь поклонился и понизил голос:
- Это посольство особенное, обставленное тайною - русские просят не оказывать почестей и принять их будто простых гостей, чтобы не ходило лишних слухов.
- Это правильно, - оттопырив нижнюю губу, недовольно проворчал Вишневецкий. - Едва ли мне нужны слухи о частых визитах непрошенных... гостей...
Внезапный кашель скомкал последнюю фразу Михала.
- Раз русским послам не нужны почести, я приму их в обеденной зале! - прокашлявшись, произнёс король, спустив ноги с кровати. - Всё, проваливай... Стой! Пусть позовут в залу кравчего Келпша... И епископа Выдзгу, хотя нет - епископа звать не надо.
Обильная пища способствует успокоению и душевному равновесию, считал Михал, а потому принялся за жареного гуся с охотою. Однако полностью отрешиться от неприятных мыслей за едой ему не удалось. Ещё и эти русские! Обождут! И почему этот прощелыга Выдзга вечно рядом? Хотя ясно отчего - марминский епископ - старинный товарищ гетмана Собесского. Гетман наверняка прислал своего соглядатая в Мальборк, чтобы тот сообщал ему о любых здешних делах - король недовольно поморщился, отрывая от тушки гуся крыло. Незачем ему слушать лишнего, а вот Келпш предан ему всем сердцем. К тому же он литвин.
Стукнула дверь - в залу уверенным шагом вошёл Келпш.
- А-а, Сигизмунд! Садись, раздели со мной трапезу! - Вишневецкий пригласил кравчего сесть за стол, махнув в его сторону гусиным крылышком.
- Мой король! - волнуясь, отвечал Келпш. - Русские требуют аудиенции. Сейчас.
Михал раздражённо отбросил обглоданное крылышко, вытер руки о край скатерти и пробасил:
- Ладно, пусть их зовут. Но чтобы не было тут толпы! Провести скрытно, чтобы лишние глаза не увидели гостей. Дьявол бы их побрал!
Русские появились весьма быстро - Михалу отчего-то показалось, что они прибыли под ворота замка прямиком с самой границы, так ни разу не остановившись в пути для отдыха. Вероятно, так оно и было на самом деле. Старший среди послов - князь Грауль, крепкий и жилистый старик, с аккуратно постриженной седой бородкой на обветренном лице и неожиданно юношескими, голубыми глазами, в которых играли недобрые огоньки, вышел вперёд своих товарищей и, поклонившись Вишневецкому, передал бумаги королевскому секретарю. Михал милостиво кивнул в ответ и, ответив на традиционный вопрос о здоровье, предложил гостям сесть за огромный обеденный стол, совершенно пустой, кроме небольшой части, занимаемой сейчас переговорщиками. В огромном помещении было сумрачно, а шаги по каменному полу, присыпанному соломой, гулко отдавались от стен громким эхом. Наконец, все расселись по своим местам. С польской стороны, помимо секретаря Качиньского, сидевшего на краю стола, в переговорах принимал участие коронный кравчий Келпш, а охрану нёс лично Станислав Дзялыньский, воевода Мальборкский, под командой которого в зале находились два десятка венгров-наёмников. Да ещё двое писцов сидели рядом с гостями, склонившись над бумагами за специальными столиками, готовые записать любое слово, сказанное присутствующими.
Вишневецкий с интересом оглядывал гостей, задержав взгляд на старике. Князя Грауля знали как человека, имеющего огромный вес при русском дворе. Его приезд в Мальборк сулил нечто очень важное. Кстати, молва приписывала ему связь с матерью императора и немалое влияние на самого Романова. Однако никакой информации о прежних чинах московского посла в Польше известно не было, кроме того, что князь появился в Москве вместе с юным Владимиром, а до того служил сибирскому царю в далёких и диких землях близ Китайского царства. По правую руку от посланника сидел императорский посол Артамон Матвеев, сделавший невиданную карьеру за какие-то несколько лет. О Матвееве было известно, что он, как и многие приближённые императора, вышел из простых людей.
"Романов сам создал себе же новую аристократию и теперь опирается на неё. Умно!" - подумал с тоской Вишневецкий. - "Жаль, но в Польше это невозможно".
Оставшиеся трое молодых людей, вошедшие с послами, по виду своему более всего походили на профессиональных убийц - они сидели на отдельной лавке, за спинами дипломатов.
Говорить начал коронный кравчий, владевший, как и король, и русские послы, немецким языком:
- Итак, господа, какое важное дело привело вас сюда, в сей трудный для Польши момент? С чем вы хотели бы обратиться к славному королю нашей державы, милостиво уделившему вам своё драгоценное время? И так ли нужна была та завеса тайны и та скрытность, с коими вы прибыли в эту твердыню?
Михал, постукивая по столу пальцами, унизанными золотыми перстнями, угрюмо смотрел на гостей, ожидая их слов.
- Ваше Величество, - сложив перед собой ладони домиком, заговорил Грауль. - Я прибыл к вам от имени моего императора с особой миссией. Не думаю, что она будет вам приятна, но иного варианта у нас нет.
- Зачем же вы прибыли, доставить королю неприятности? - изумился Келпш, переглянувшись с Вишневецким, который, насупившись, смотрел на гостя исподлобья.
- Нет, - понизив голос, ответил Павел, - мы привезли решение, которое может помочь вам, Ваше Величество, удержать варшавский престол.
Вишневецкий едва не поперхнулся и резким жестом остановил склонившихся над бумагой писцов. Скрип перьев немедленно прекратился, и в залы повисла гробовая тишина.
- Вы должны знать, что австрийский император собирает своё воинство, высвободившееся после замирения с Портой в Венгрии, у южных границ вашего королевства и уже захватил Спишское староство.
- Да, мы знаем, - хмуро кивнул Келпш. - В грамоте, что была доставлена из Вены, действия Леопольда объяснялись защитой от бунтовщиков, способных посягнуть на владения австрийцев.
- Тем более что на наши владения они уже напали, - заметил Матвеев.
- В армии Леопольда находится Георг-Вильгельм, герцог из дома Пястов*, - продолжил Грауль, - вы должны понимать, чем это грозит именно вам - вы литвин и этим всё сказано. Собесский и Яблоновский открыто поносят Ваше Величество при всех, кто способен услышать, а шляхта не ставит вас ни в грош...
- Довольно! - резкий окрик Михала заставил Грауля умолкнуть.
Король медленно поднялся со своего креслица, пунцового цвета лицо его горело. Он бросил на стол пустой кубок из-под вина, запачкав белоснежную скатерть рубиновыми каплями. Мадьяры, схватившись за рукояти сабель, кинулись было вперёд, но громкий рык воеводы Дзялыньского в мгновение остановил их порыв.
Немая пауза продолжалась с десяток секунд, после чего король неожиданно обмяк, и устало плюхнулся на подушечку, лежащую на кресле. Взяв со стола веер, он с полминуты сосредоточенно обмахивал лицо, лишённое теперь всяческих эмоций.
- Что именно император хочет предложить мне, князь? - веер полетел на стол, упав в серебряное блюдо с обглоданными косточками. Вишневецкий в упор смотрел на Грауля.
- Передать на особых условиях великому коронному гетману Яну Собесскому в управление Малопольскую провинцию, - холодно отчеканил Павел. - Это будет знак австрийцам. Тогда Леопольд удовлетворится Краковом и не станет входить в Варшаву.
- Иезус, Мария! - воскликнул король, схватившись за голову. - Ты сошёл с ума, посол? Как ты смеешь? Сигизмунд, друг мой, что говорит этот человек?!
На сей раз венгерцы сдержались, ожидая приказа воеводы - но тот, уловив смысл сказанного русским князем, с опаской смотрел на Михала.
- Это немыслимо, - прошептал коронный кравчий. - Уж не ростовщики ли пришли за долгом?
- Ваше Величество, у нас иного варианта нет, - повторяя Грауля, заговорил Матвеев, будто бы сочувствуя королю. - Либо вы принимаете наше предложение, либо вам предстоит самому обороняться от австрийцев. Теряя Краков, вы сохраняете для себя Варшаву.
В этот момент у боковой двери в залу послышалась какая-то возня и шум борьбы - ребята Грауля напряглись, потянувшись к поясам. Вскоре дверь решительно отворилась, и на пороге возник марминский епископ Выдзга, одёргивающий свои одежды. Епископ решительно направился к столу, громко воскликнув:
- Прошу простить меня за опоздание, Ваше Величество! Мне только сообщили...
- Я не звал вас, епископ! - сердито проговорил король.
- Любые невзгоды следует превозмогать терпением! - процитировал Вергилия священник, воздев руки. - Я должен быть с вами рядом, дабы Благословение Божие не оставляло вас ни на минуту, мой король!
- Выдзга! Не ослышался ли ты? - прикрикнул на епископа Михал.
- Ваше Величество! Сокрытие зла питает и оживляет его, - с обидой отвечал Выдзга. - Вы не должны подобным образом...
- Пошёл вон! - вскочил с места Вишневецкий, охранники короля приблизились к незваному гостю.
Лицо епископа исказилось гримасой, уязвлённым голосом он заговорил:
- Я уйду! Но сегодня же я отправлюсь в Краков! Великий коронный гетман узнает о твоих делишках! Попомни!
- Плевать, - едва слышно бросил Михал. - Совсем скоро ему будет не до меня.
Аудиенция была закончена. Вишневецкий выдержал паузу в двое суток, которые он потребовал себе на раздумье. На исходе вторых суток король снова вызвал послов к себе. Вскоре в Варшаве был издан и провозглашён указ короля о наделении великого коронного гетмана Собесского особыми полномочиями в Малой Польше, для лучшего обеспечения обороны провинции. В самое короткое время, под предлогом подавления бунта в свете скорой войны с австрийцами, были арестованы многие противники Вишневецкого, из которых далеко не все потом вернулись в свои поместья. На Руси между тем мятеж был жестко подавлен воеводой князем Барятинским, а главные его вдохновители - Замойский и Заславский пленены и увезены для казни в Москву. Великий коронный гетман Ян Собесский, прекратив волнения в Малой Польше и едва успев собрать войска для отражения вторжения, оказался под ударом австрийской армии, вторгнувшейся в пределы провинции. В нескольких сражениях армия Собесского была разбита, Краков занят австрийцами, а раненый гетман умер в плену. Леопольд же после нескольких стычек с ополчением Вишневецкого, прекратил войну в польских землях, выполнив тем самым свой тайный договор с Романовым, заключённый ранее. В нём австриец обязывался оставить дальнейшие попытки подчинить всю Польшу, довольствуясь Краковом и малопольской провинцией, исключая из неё Люблинское воеводство, названное в договоре украиной меж двумя империями. Таким образом на западной границе Руси вновь установился мир, столь редкий для этого века. Владимир, отвлёкшись от военных дел, занялся новым проектом - созданием сети государственных банков, ссужающих деньги купцам, заводчикам или даже крестьянским артелям, на создание и развитие производства, на расширение торговли или же постройку корабля. При этом не использовался ссудный процент, столь любимый европейскими банкирами, должник, отдав долг, выплачивал с ним лишь единожды кредитный налог. Точно так же работал и Эзельский банк, отчего в воеводстве буйно расцвело предпринимательство - воевода Паскевич в своём труде, переданном Владимиру, подробно описывал этот опыт.
По весне решился ещё один волновавший многих вопрос и на Руси вздохнули с облегчением - император в Риге встречал корабль из Копенгагена с юной невестой на борту. Все помнили прежнего государя, Никиту Ивановича, так и не женившегося, а оттого и не оставившего после себя потомства. Сейчас же в Москве готовился настоящий праздник. Датский король ответил согласием на просьбу Романова руки его дочери Ульрики Элеоноры. Перед тем, как отправиться к своему жениху, Ульрика, с согласия отца и натужного одобрения своего духовника крестилась в православие. Таинство состоялось в только что отстроенной церкви святого Илии, что стояла на холме внутри обширной территории, занимаемой русским посольским двором на окраине Копенгагена. При крещении Ульрика была наречена именем Евдокия и через несколько недель невеста навсегда покинула родные берега, прибыв в русский порт на Балтике со своею многочисленной свитой. Обвенчавшись в недавно построенной рижской церкви Успения Пресвятой Богородицы, пополнившийся императорский обоз отправился в Москву, ненадолго останавливаясь в Вильно, Менске, Орше, Смоленске и Можайске. В каждом городе молодых славили ликующие толпы, а люди знатные подносили дары и желали славных дел. Пришло поздравление и от сибирского царя Станислава, в радиограмме которого, помимо многих добрых слов было и приглашение посетить Ангарск, чтобы снова оказаться в родных для Владимира местах.
Непременно приеду, Станислав, благодарю тебя за приглашение. Хочется вновь оказаться на дорогих мне берегах Ангары. Этими словами Владимир закончил свой ответ.
- Непременно, - повторил он, когда радист отстучал сообщение. - Пришло уж времечко-то, иначе и не успею вовсе.
*Дрезна - лужицкое название Дрездена.
*Пясты - первая польская княжеская и королевская династия.
Глава 17
Ангарск, сентябрь 1674
Осень постепенно вступала в свои права, клубясь над водою холодными туманами, закрывая небосвод тяжёлыми тёмно-серыми облаками, одевая деревья в золотые наряды. Днём, ещё бывало, выглянет солнце, чтобы едва согреть хладную землю убранных полей. В этот год особенно уродился картофель, клубни которого успели обсушить в последние деньки бабьего лета, наполнив доверху закрома. Ныне, по прошествии многих лет, сей овощ стал по-настоящему вторым хлебом, полюбившись многим людям не только внутри ангарских границ, но и на сибирских просторах Руси. А по личной просьбе императора патриарх Павел даже объявил выращиваемый в Сибири картофель годным для употребления христианами, издав специальную грамоту, отправленную во множестве копий по епархиям. Однако ещё до официальной бумаги, в возделывании сего клубня особенно преуспели многочисленные сибирские и уральские монастыри, с обширных угодий которых картофель попадал и на крестьянские наделы, успешно завоёвывая всё большие территории к западу от Каменного Пояса*. В середине месяца зарядили долгие, противно холодные дожди, превратившие дороги в вязкое месиво. Люди сидели по домам у тёплых печей, стараясь лишний раз не высовывать и носа наружу. По улицам сновали лишь крытые повозки, перевозившие рабочих и школьников да редкие прохожие, закутавшись в кожаные плащи, спешили по своим делам, подгоняемые порывами холодного ветра. Вечерело. Над столицей сгущался сумрак - время зажигать уличное освещение. И в Кремле двое дауров из числа отставных ополченцев, покинув фонарницкий домишко, отправились на работу. Один из них, отстав от товарища, чтобы удобнее перехватить лестницу, услышал вдруг скрипучий голос:
- Здравствуй, Николай, доброго вечера!
- Вечер добрый, Пётр Лексеич! - уважительно склонив голову, ответил даур.
Мимо прошествовал, придерживая объёмную сумку, старик. Тот самый, из старших... Даур поднял голову, чтобы посмотреть на верхний ярус Сокольей башни, куда направлялся старший и, вздохнув, похромал за товарищем.
Станислав, заложив руки за спину, наблюдал, как один за другим загораются фонари на Ремонтнике - прибрежном районе города, где живут портовые рабочие. Услышав шаги на лестнице, он обернулся - в открытую Мирославом дверь вошёл Карпинский.
- Унылая погодка! - нарочито задорно воскликнул вошедший, сразу направившись к камину, мимоходом повесив сумку на спинку кресла. - А вы чего в сумраке сидите, как сычи?
- И вам здравствовать, Пётр Алексеевич, - сдержанно улыбнувшись, ответил Соколов, повернувшись к Петренко. - Ростислав, зажги светильник.
Несколько минут, после того, как кабинет наполнился мягким светом лампы, Карпинский молча грел у камина озябшие кисти рук. Последние несколько лет у него стало пошаливать давление, не всё в порядке было с сосудами, а оттого кисти на холоде моментально синели, причиняя старику боль.
- Пётр Алексеевич, - обратился к Карпинскому Станислав, когда тот облегчённо вздохнул, натянув на руки лёгкие рукавицы. - Так что же нам делать с Эзелем?
- Смотря на какую степень конфронтации с Москвой ты согласен, Стас, - проговорил старик, усаживаясь в кресло - напротив, на обитом кожей диване сидели Петренко и Радек. - Точнее сказать, все мы согласны.
- Без конфликта не получится? - мрачно произнёс Соколов, опустив глаза.
- Никак, - покачал головой Карпинский. - Наш кадет-отличник неизбежно стал тем, кем стал. Не стоит воспринимать его как старого знакомого, теперь он император.
Балтийский Эзель стал камнем преткновения для Москвы и Ангарска совершенно неожиданно. Началось всё с гибели прежнего эзельского воеводы Паскевича - ранней весной прошлого года Лазарь подхватил безобидную простуду, которая быстро перетекла в тяжёлую форму, при которой развилась пневмония. Несмотря на все усилия медиков воевода скончался, оставив заместителем Тимофея Кузьмина. Но тот вскоре отказался от должности и тогда по предложению Грауля исполняющим обязанности воеводы стал Егор Бекетов, до того момента служившим головой Сибирского приказа. Император утвердил перевод лучшего друга на новую должность.
- С Бекетовым я не разобрался, - сокрушённо проговорил Соколов, усаживаясь в кресло рядом с Карпинским.
- Мы все не разобрались, - добавил Пётр, устало прикрыв глаза.
- Либо Грауль спровоцировал нас! - подался вперёд Петренко.
Вчера ночью радисты Ангарска получили сообщение, передаваемое из Ангарского двора в Москве - назначенный Советом на должность эзельского воеводы Александр Новиков был холодно встречен в Аренсбурге, а Бекетов отказался признавать его назначение. Сегодня же пришло сообщение о том, что сам Романов предложил Новикову возглавить обширное Кольское воеводство.
- Всё одно к одному, - усмехнулся старик. - Кстати, я просматривал состав отряда Новикова, там оказался сын того самого казака Карпинского, что попал к нам в плен... Стало быть, судьба предопределена, а мы с Васькой ещё раз появимся на родной Североморщине.
- Не понял, Пётр Алексеевич! - воcкликнул Петренко. - Вы предлагаете уступить Романову?
- У вас иные предложения, молодой человек? - нахмурился Карпинский.
- Думаю, отец бы их нашёл, - буркнул Ростислав, сложив руки на груди.
Старик развёл руки в стороны, не ответив. Повисла тягостная пауза, никто не решался сказать то, о чём думали все они - бывший кадет, законно ставший императором Руси, не будет разговаривать с номинальным правителем Сибирской Руси на равных. Не оттого, что его обуяла вдруг гордыня, а из прагматичных соображений самодержца.
- Надо с ним договариваться, иначе с потомками Владимира договориться мы уже не сможем, - нарушил тишину Соколов.
- Это верно, - согласился с ним Карпинский. - У нас это называлось разграничением полномочий. C Граулем бы ещё поговорить по душам, но только Пашенька нынче занят сильно.
***
Действительно, последние годы Павел Грауль был занят ежедневно и еженощно, и лишь последние месяцы он, наконец, вздохнул свободно - теперь всё выходило складно. Его питомец, курсант Романов, вырос, окреп и встал на ноги, решительно и твёрдо. То, что начинал Никита Иванович, продолжено с большим усердием. Старая элита скрежетала зубами от злобы, видя, как все лучшие места при дворе и у трона занимают худородные дворяне из Пскова, Арзамаса, Полоцка, Курска и прочих мест. И если Никита Иванович, бывало, надолго уезжал из Москвы в Вильну, желая побыть вдалеке от надоевших ему московских порядков, то Владимир сам утверждал в Москве новые порядки, опираясь на верных ему людей - энергичных, по-молодецки злых, которых начал приближать ко двору царственный дядька. Бояре пытались было бороться с засильем пришлых, да только пообломали зубы свои и окончательно лишились былого влияния. В столице остались только те, кто принял новое положение дел. Мутить воду стало себе дороже, прикрывать тёмные делишки внешней угрозой также не выходило, ибо главный враг Руси последних веков - Речь Посполита была раздавлена и разделена между набравшими силу соседями. Ныне лишь варшавский удел остался во власти короля, и теперь чудом оставшаяся на карте Европы Польша сама искала покровительства Москвы, опасаясь нарочито недружелюбной Австрии. Шведы сидели тихо, словно мышь под веником, зажатые между сильнейшими европейскими державами. В Стокгольме опасались вполне реального раздела страны между Копенгагеном и Москвой, о чём всё громче говорили и вельможи датского короля, и бояре русского императора. А то, что самодержцы никак не одёргивали своих приближённых, только подогревало шведские страхи.
Красноярск - Енисейск, октябрь 1674
В начале года этому городку, что раскинулся окраинными хуторами на обоих берегах величественного Енисея, высочайшим указом было присвоено громкое звание столицы Сибирских владений. Новый воевода, боярин Юрий Трубецкой, огласил сей указ на народном сходе красноярцев сразу по прибытии на новое место службы. Недавно произведённый из стольников в бояре Трубецкой, некогда служил королю польскому, а потом, когда его владения оказались отобраны у Речи Посполитой, присягнул на верность Никите Романову, спешно приняв православие. Теперь же Юрий Петрович вместе с новым чином получил назначение на красноярское воеводство от молодого императора, довольного службой Трубецкого. На Енисей с боярином прибыло шесть сотен солдат да четыре батареи уральских пушек, а также без малого две сотни знатных переселенцев из Галиции. Эти люди были из тех, кто вольно или невольно поддерживал недавний мятеж. Выселение нелояльных престолу знатных семей в последнее время принимало широкий размах - император старательно чистил пограничные воеводства от сомнительных людей, обладавших даже небольшой властью. А началось всё в Риге - именно там гусарский полковник и московский дворянин Степан Епифанович Уваров, назначенный военным комендантом города, по словам одного из доносчиков 'разлакомил баронских холопов'. Желая поближе познакомиться с жизнью простых земгальцев и латгальцев, полковник, бывало, совершал длительные прогулки по округе с небольшим конным отрядом. Однажды, уже покидая одно из бедных селений после ночлега, Уваров по простоте душевной брякнул местному старосте, немного понимавшему по-русски, что, мол, чего вы тут глину месите - трогались бы к югу, где жирные земли у басурман отобраны. Ныне государь, мол, земли там задаром даёт, а о баронах в землях тех и не слыхивали. Староста тогда голову седую почесал да смолчал, а спустя две недели к рижской комендатуре несколько солдат подвели целую крестьянскую депутацию от нескольких селений. Степан Епифанович поначалу и не понял, с какого перепугу крестьяне в город заявились, но те растолковали полковнику про его же нечаянно оброненные слова, о коих тот уж и позабыл давно. Уваров тогда опешил и принялся объяснять, что земли даются токмо православным, а не латынцам всяким. Крестьяне с готовностью согласились на оное условие, тогда комендант и вовсе сдался, махнув рукою - креститесь, мол, а бумагу для представления воеводам южных областей я, так и быть, для вас напишу.
И вот, не прошло и недели, как о самовольстве полковника узнали в Кремле. Однако, в пику клеветникам, полковника не только не одёрнули, но и приказали взять на заметку всех своих недоброжелателей, коих поначалу было во множестве. Позже указом императора Уваров был повышен в звании до генерал-майора и назначен главным инспектором службы государственной безопасности Рижского воеводства. Таким образом была основана секретная служба, прежде пребывая лишь в проектах, но неосторожные слова полковника Уварова заставили Грауля поспешить с оным делом. Пару месяцев спустя во Львове было создано ещё одно подразделение тайной службы, в которую вошли как уроженцы тех мест, верные своему правителю и державе, так и офицеры императорской армии, из числа знавших обстановку в провинции. Оттуда, из Галиции и Волыни, и началось переселение за Урал гонористых шляхтичей, всё ещё мечтавших о великой Польше. С ними прибыли и их семьи, а также часть дворни. Теперь им предстояло жить в далёкой Сибири, зарабатывая на хлеб своим трудом. Дюжина галичан Трубецким даже была отдана в работники на Ангарский двор в Красноярске.
Между тем отделы СГБ утверждались в Керчи и Белостоке.
В Енисейске тоже сменился прежний воевода, отозванный в Москву, а вместо него прибыл пехотный полковник Игнатий Русаков, отличившийся в боях с польскими мятежниками на Волыни. Гарнизон граничного городка усилился двумя сотнями солдат, новой артиллерией взамен устаревших уже орудий, а также полусотней лихих чубатых запорожцев. Едва прибыв в Енисейск, Русаков первым делом посетил Ангарский двор, занимавший приличную территорию на левом берегу Енисея. После официальных церемоний и недолгой прогулки с начальником двора, Андреем Варнавским, Русаков поинтересовался у него, скоро ли ожидается ближайший пароход на Ангару. С удовлетворением узнав, что 'Гром' нагруженный вологодскими и псковскими тканями, отходит от пристани Енисейска уже завтрашним утром, воевода попросил доставить его Ангарск.
- А покуда, Андрей Максимович, отправь радиограмму о моём прибытии, - с широкой улыбкой проговорил Игнатий. - Хотя нет, пожалуй я сам, утречком и отправлю... Ныне в Москве, на Китай-городе, у Арсенальной башни мастера делают оные радиусы, знаешь ли? То-то.
В сопровождении офицера, имевшего при себе объёмную сумку с документами и нескольких угрюмого вида мужичков, Русаков отправился к ангарским пределам на борту судна, заполненного торговым людом. От предложения обождать несколько дней, чтобы про должить свой путь в более комфортабельных условиях на борту другого парохода, Игнат отказался. Большую часть пути Русаков провёл в отведённой им каюте, несмотря на то, что она оказалась тесна для их группы. Иногда он выходил на палубу, чтобы молча постоять у борта, сложив за спиной руки. Сплошная стена тайги, перемежаясь с серыми скалами, медленно проплывала мимо, взгляд новоиспечённого енисейца лишь изредка задерживался на попадающихся в пути пристанях с угольно-дровяными складами, у которых стояло по два-три домишка. Практически всю дорогу до Владиангарска погода стояла мерзкая - моросящий хладный дождь сменялся мокрым снегом, так и норовящим упасть за шиворот, а студёный ветер с сопок становился день ото дня сильнее.
Во Владиангарске гостя встречал воевода Петренко-младший. Старший уже около полугода как отошёл от дел, передав их старшему сыну. Русаков, однако, для начала встретился со старым воеводой, с глазу на глаз проговорив с ним около двух часов. По окончании разговора старик первым вышел из кабинета, сохраняя на лице озадаченность в течение оставшегося дня. Гость же немедля продолжил свой путь, отказавшись даже от бани. Ему не терпелось как можно быстрее достигнуть цели, прибыв в столицу сибирской державы, чтобы встретится с её нынешним государем, сыном прежнего властителя.
- Что же, посмотрим, каков ты, Станислав, князь Сибирский, - пробормотал Русаков, опершись рукой о борт отходящего от пристани парохода.
Ангарск
Приезд енисейского воеводы, пусть и в ранге императорского посланника не вызвал большого интереса в столице - объявленное заранее прибытие парохода с высоким гостем привело на причалы совсем немного освободившихся от учёбы школяров и свободных от смен ангарцев. Однако оркестр и почётный караул, к удовольствию гостя, его всё же встречал - приличия были соблюдены. Соколов приветствовал Русакова на пороге Посольского дома в кремле, где посланнику подали чашу ароматного медового сбитня с пряностями.
Станислав с интересом оглядывал енисейца, задавая тому традиционные вопросы о здоровье императора, самого посла и его семьи да о трудностях, кои пришлось претерпеть в пути. Игнатий, склонив голову и приложив ладонь к груди, с не меньшим вниманием поглядывал на главу сибирской державы, учтиво отвечая на все вопросы. Наконец, все прошли в залу для переговоров, ещё богаче украшенную, чем было ранее, на переговорах с послами из далёкой Хивы, где расселись по мягким креслам ангарской работы. На стоящих подле резных столиках были расставлены лёгкие яства - орехи, мёд, хивинские сухофрукты, а в чайниках томился ароматный напиток.
Соколов, к своему неудовольствию, чувствовал некую скованность, наблюдая за напротив, уверенным в себе гостем, а потому решил начать разговор первым - улыбнувшись, он чуть подался вперёд:
- Так с чем вы прибыли, Игнатий Янович? И отчего сам Владимир Алексеевич не приехал - ведь он желал снова вернуться в Ангарию.
- Императору предстоят важные переговоры с венгерскими повстанцами, - официальным тоном заговорил Русаков. - В Галич из Трансильвании тайно прибыл Ференц Ракоци со своими самыми близкими людьми. Явились и люди от породнившейся с ним семьи Зринских из хорватских земель. Государь хочет ослабить Австрию венгерским мятежом.
- Но ведь Владимир заключил союз с австрийцами! - удивился Соколов. - Зачем же сейчас ломать его, встречаясь с бунтовщиками?
- Я вижу, вы не владеете полной информацией, - прищурившись, с явным удовольствием проговорил Игнатий. - Леопольд Австрийский первым нарушил союз, заключив с турками тайный мир, в обмен на венгерские земли Трансильвании. Кроме того, обе стороны на переговорах в Никополе нашли полное понимание в вопросе опасного усиления их соседа - то есть Руси. Так что теперь у нас развязаны руки.
Соколов, хотевший было что-то сказать, на миг застыл и, хмыкнув, откинулся на спинку кресла.
- Почему ты удивлён, Стас? - кашлянув, проговорил Карпинский, покосившись на посланника. - Договор исполняется сторонами, только если он выгоден, либо если нет возможности его нарушить.
- Вот это верно, Пётр Алексеевич, - заметил Русаков, - уж вам ли не знать, насколько необязательными могут быть подписи и сургуч, их скрепляющий. Главной скрепой международного договора служит сила армий договаривающихся сторон - до иного состояния дел цивилизация пока не дошла и дойдёт ещё не скоро.
- Игнатий Янович, - подобрался Карпинский, - ты говоришь совсем не так, как принято на Руси. Да и жесты твои...
Гость промолчал, едва улыбнувшись.
- Игнатий! - повысил голос Пётр. - Откуда ты родом? Отвечай!
- С северных землиц, - ухмыльнулся Русаков. - Прибыл в Архангельск с голландцами да поступил с ними заодно на московскую службу.
- В Архангельск? Откуда? - сощурил глаза Карпинский, недоверчиво поморщившись.
- С Новой Земли, - откинувшись в кресле, холодно отчеканил Игнат. - Я не стану ничего скрывать, кроме того, я уже сделал всё, чтобы вы это поняли. Да, я оказался в заложниках времени, так же как и ваши люди. Только я сделал это по своей воле, а вы по воле судьбы. Цель моего приезда, Станислав, это твоя подпись на этом документе, а так же одобрение бумаги оставшимися в живых первоангарцами, - Русаков бросил взгляд на старика и, выбрав нужный лист из стопки, протянул её Петру, - предложения императора.
- И давно ты в этом мире? - холодно бросил Карпинский, даже не взглянув на грамоту.
- Достаточно, - усмехнувшись, кивнул Игнатий. - Мой предшественник не смог проявить себя, он много раз ошибался, начиная с первых разведчиков, один из которых - церковный расстрига и вор, в итоге оказался на суку.
- Конан? - с недоумением произнёс Пётр.
- Он самый, - махнул рукой Русаков. - Но, прошу, забудем сейчас об этом! Я приехал вовсе не для того, чтобы вспоминать былое.
- Э-э, нет! - помрачнел Карпинский. - Если ты хочешь хороших отношений меж нами, то без откровенности с твоей стороны они никак не сложатся.
Для Русакова разговор принимал неприятный оборот и он сразу понял, каков будет следующий вопрос.
Меж тем, натужно откашлявшись, старик-первоангарец хрипло продолжил:
- Ты мне что скажи, мил человек, полковник Смирнов - тоже ваша работа? И не вздумай врать мне! Не тот случай.
- Врать вам? - усмехнувшись, сухо переспросил Игнат, постукивая пальцами по лакированной поверхности стола. - Вот такое у вас уважение к гостю...
- Не юли, - поморщился Пётр. - Выкладывай, всё, как есть.
- Кажется, я понимаю, чего хочет Владимир, - сложив руки на груди, проговорил Соколов.
- Тогда дело за малым, - натужно улыбнулся Игнат. - Надо всего лишь принять протянутую вам руку дружбы. Не думаете же вы, что и дальше Ангария будет снисходительно приглядывать за Москвой, а та продолжит терпеть вольницу на своей восточной украйне?
Стас, наконец, решился:
- Мы не можем рисковать, отдавая наши знания, наши умения, весь наш опыт во власть московских бояр, которые не смогут осознать, что попало в их руки и просто уничтожат накопленное нами...
- И мы не хотим оного, - согласно кинул Русаков. - А вот ваш товарищ Смирнов смотрел на вещи проще. Особенно во хмелю. Кстати, главный советник императора, князь Грауль, согласился с нашим мнением.
После паузы, вызванной ненавидящим взглядом Карпинского, Игнатий, недобро усмехнувшись, продолжил:
- Нет, мы не убивали его. Смирнов действительно отравился, безо всякой посторонней помощи. Вам же не сообщили о том, что вместе с ним преставилось ещё четверо человек, отведавших того же 'аглицкого пития'? То-то же. Уж не знаю, что там было намешано в бутыли, но государевы люди к купцу английскому на двор явились да вы о том уж знаете.
Тяжёлая пауза повисла в переговорной зале, ставшей в сей же миг неуютной для присутствующих. Стены будто давили на плечи. Гость молчал, ожидая слов хозяев. Не дождавшись, он снова заговорил:
- А знаете ли вы, что мы спустили на воду два малых судна с паровыми машинами, собранными нашими умельцами с Чусового завода?
Соколов быстро кивнул, подавив желание оглянуться на Карпинского. Русаков же, улыбнувшись уголками губ, выдержал паузу и продолжил:
- Ваши винтовки уже делают мастера в Туле и Пскове. В Москве собирают первые радиостанции. Люди быстро учатся. Пока наш продукт не лучшего качества, и винтовок мало - но, попомните мои слова - через пятнадцать лет может случиться так, что вашего согласия уже никто не спросит, а вверх по Ангаре проплывут десятки пароходов с имперским гербом, полные отлично вооружённых солдат.
- Такое развитие событий кажется вам невозможным? - с искренним удивлением проговорил Русаков, оглядев мрачные лица своих собеседников.
- Мы должны обсудить твои слова на Совете, - глухо ответил Соколов, стараясь не смотреть Игнатию в глаза. - И не стоит нас пугать! Мы сможем ответить на эти угрозы.
- Вот это верно! Поэтому нужно решить наши вопросы миром, полюбовно, так сказать, - кивнул Игнатий, удовлетворённо улыбнувшись. - Да и вот что... Мои воеводские полномочия заканчиваются через два года. До истечения этого времени я должен получить ваше согласие. Или же не получить его...
- Согласия на что? - придвинув к себе бумагу, предложенную посланником, произнёс Станислав.
- Вашего согласия на номинальное главенство императора в наших отношениях, - спокойным тоном проговорил Русаков, - это самое меньшее из возможных для вас зол, но это необходимо... Вы должны признать сначала его власть, после чего я могу переходить к его предложению.
- Для захвата Ангарска?! - зло бросил Стас, оборвав гостя.
- Нет, молодой человек, - нахмурившись, ответил Игнатий, повысив голос. - Это нужно для спокойного объединения земель в будущем. Или вы будете настаивать, что имеете отношение к Рюрику-соколу, сыну бодричского князя Годслава и Умилы - дочери новгородского старейшины Гостомысла, сына Буривоя? Как писано это в Иоакимовской летописи, - уже умиротворённо продолжил посланник.
- Допустим, мы признаём власть императора над нами, - в тон собеседнику спокойным голосом проговорил Карпинский, жестом успокаивая вспыхнувшего от гнева Соколова. - Москва становится нам старшим братом. Что дальше?
- Вы признаёте власть императора, - снова повторил главное условие переговорщик, - и получаете в своё управление всю Сибирь к востоку от Оби и все американские земли с выплатой в казну определённых налогов - золотых, пушных и прочих. В обязанности включается и предоставление вооружения, - понизив голос, говорил Русаков. - Все условия мы обсудим особо, когда вы будете готовы. Как бы то ни было, у вас есть два года для принятия решения.
Русаков степенно допил остывший чай и, поднявшись с места, дал понять собеседникам, что встреча их окончена. Стас предложил проводить гостя до его палат, откуда уже завтрашним утром он отправился к причалам, чтобы убыть в Енисейск. И уже у порога, Русаков вдруг оборотился:
- Едва не забыл. Ваша аномалия... Она не проявлялась с тех пор, как уважаемый профессор Радек побывал у нас в гостях на энергетической станции?
- Нет, - удивлённо выдавил из себя погрузившийся в тяжёлые раздумия Карпинский.
- Вот и славно! - в сей же миг повеселел странный посланник императора. - Надеюсь, она и дальше не потревожит вас. И нас...
Новая Мангазея, Северная Америка. 1676
Эпилог
Русия, Кольское воеводство, Васино. Июль 1991.
Ночью с моря подул сильный ветер, загудев в ставнях, закрывавших окно в спальне от света полярного дня. Казимир открыл глаза с первым же порывом, ударившим в окна. Ему не спалось, может быть из-за того, что последние дни в душе отчего-то копилось непонятное ему напряжение. Сегодня же оно просто не давало заснуть, а ведь впереди предстоял трудный день. Совсем скоро, уже через несколько часов нужно быть на корабле - фрегату береговой охраны 'Енисей' предстоял незапланированный поход к национальному заповеднику - архипелагу Новая Земля. Город спал, только лишь изредка с улицы доносился стук каблуков полуночных прохожих, спешащих домой да шелест колёс автоходов. В порту же, напротив, кипела работа - вот совсем недавно к грузовому причалу пришвартовалось небольшое частное судно, пришедшее из Испании. Этот транспорт, ранее служивший на торговых маршрутах Южно-Американской Компании и зарегистрированный в Новой Мангазее, что на самой мексиканской границе, недавно был выкуплен одной из потомственных поморских семей и теперь исправно ходил в европейских морях, перевозя в трюмах галисийские фрукты и овощи для варангерцев. У продуктовых терминалов уже выстроилась очередь из грузовых автоходов, ожидающих погрузки. Пройдёт совсем немного времени, и они отправятся в путь, наполняя складские помещения магазинов и лавки в поселковых магазинах всего Варангерского уезда. На другом причале работал конвейер, подававший охлаждённую рыбу с очередного сейнера в цех рыбообрабатывающего завода.
Хозяин квартиры, Казимир Краснов, командир 'Енисея' лежал в постели с открытыми глазами, с маетной тоскою ожидая звонка. Несколько дней назад в штаб Варангерского отряда береговой охраны пришёл приказ из Мурманска - пятнадцатого июля встретить научное судно 'Николай Радек' и осуществить его охранение на пути к Новой Земле, где, в случае необходимости, обеспечить и первичную охрану периметра исследовательских работ силами подразделения морской пехоты и моряков, свободных от вахт.
'Странное дело, на Новой Земле разве что птичьи базары от песцов охранять' - думал Казимир, обнимая прильнувшую к его груди жену.
Усмехнувшись своим мыслям, Краснов глянул на часы - цифры, что светились мягким изумрудным цветом, показывали начало второго ночи. 'Скоро вызов' - Казимир решил встать чуть пораньше намеченного, чтобы немного дольше посидеть на кухне за чашечкой крепкого чая. Но стоило ему лишь попытатся подняться, как Мария, крепко обхватив его руками, ещё сильнее прижалась к супругу своим горячим телом. Краснов любил жену, подарившую мужу три года назад обожаемых им близнецов - Владислава и Владимира. А ведь так непросто было получить разрешение на брак от её отца Феодосия - набожного лопаря, упрямого в своём желании выдать единственную дочь только за члена общины. Но и упрямство имеет свой предел - в итоге родитель сдался - и его сердце не камень. В один из дней он сам приехал к Казимиру и молча передал ему фамильную реликвию - старинную колыбель, сделанную из сосны и любовно украшенную умелой резьбой. А на искренние слова благодарности Казимира Феодосий Койвин лишь вздохнул и, махнув рукой, укатил в свой посёлок на старом, но ухоженном автоходе.
- Пора? - открыв глаза, сонным голосом спросила Мария.
- Да, - Казимир крепко поцеловал жену, вдохнув аромат её тела, и, встав с постели, прошёл на кухню.
Там на окнах ставен не было, а потому свет заливал уютное помещение, любимое место семьи, не так часто собиравшейся вместе за большим столом. Движением руки Казимир включил видеопанель, после чего взял с полки достал любимую чашку, привезённую несколько лет назад отцом из Кореи, на которой красовался оскаленный дракон - символ правящей династии и открыл полку с чаями.
'...вторая научно-исследовательская станция начала свою работу с нештатной ситуации, заставив этим самым изрядно поволноваться не только сотрудников Института Освоения Луны, но и всех следивших за трансляцией...' - послышался взволнованный и одновременно торжественный голос ведущей программы новостей - Казимир, чья рука застыла у разнокалиберных баночек чая, обернулся к панели. Видеоряд показывал напряжённые лица специалистов Института, следящих за показаниями приборов, а также задымление внутри отсеков лунной станции.
'К этому часу все нарушения работы станции полностью устранены. Работа ведётся в штатном режиме. И у нас на связи заместитель начальника станции... ' - Краснов вновь вернулся к выбору напитка. Ассамский чёрный, гуандунский улун, японский лимонник, формозские сорта, ланкийские, африканские... У Казимира была неплохая коллекция от 'Русской Чайной компании' - крупнейшего продавца чая в мире, подаренная ему на юбилей дорогим тестюшкой. Панель же продолжала вещать:
'Вчера с официальным визитом Русию посетил царь Сиама Наресуан Третий, прибыв во Владивосток на борту флагмана Первой Тихоокеанской эскадры авианосце 'Семён Дежнёв'. В порту монарха встречал глава Уссурийского воеводства Федор Артемьевич Оксеншерна, председатель Совета воеводства Никита Лукич Молленс, командующий Тихоокеанским ВМФ адмирал флота Арсений Янович Новиков и другие официальные лица. По сообщению пресс-секретаря посольства Сиама в Красноярске, визит монарха связан с заключением договора на постройку шести корветов береговой охраны нового типа, а также нескольких эсминцев и десантного корабля для сиамских ВМС. Не исключена и просьба Наресуана Третьего о включении сиамского космонавта в состав одной из лунных научных экспедиций, что, несомненно, ещё больше укрепит связи между нашими странами, заявил сиамский дипломат...'
Казимир с интересом смотрел на экран панели - невысокий, лысеющий сиамец, с лица которого не сходила довольная улыбка, был в центре внимания камеры - и на борту авианосца, и в цеху судоремонтного завода, и на официальном приёме.
- Казик, чай заварился, - сонная Мария в накинутом на голое тело шёлковом халатике, расставив на столе чашки, разлила по ним горячий напиток и кинула в каждую по два кусочка окинавского сахара.
- Ну что, в отпуск в Сиам поедем? - улыбнулась она, садясь за стол.
- Вот ещё, - хмыкнул муж. - договаривались же, в Хибиногорск ещё съездить, на лыжах покататься...
- Да пошутила я, пошутила, - отмахнулась супруга. - Шуток не понимаешь, как всегда! Рассказал бы, коли такой серьёзный, что вы в заповеднике собираетесь делать или снова секретность?
- Да я сам толком не знаю, - пожал плечами Казимир, - верно, в море получим инструкции, когда "Николая Радека", пришедшего из Краловца, встретим.
- Учёных от мишек охранять? А если... - Мария не успела договорить, когда в прихожей раздалась мягкая мелодия звонка, настроенного на ночной режим. Муж вышел из кухни, направившись к переговорному устройству у двери.
- Да, пять минут, - выслушав говорившего, ответил Краснов, отпустив клавишу переговорника.
Наскоро одевшись, Казимир зашёл в детскую комнату, где спали близнецы. Он погладил их по светлым волосёнкам, тихонько прошептав нежные слова. В коридоре он ещё раз расцеловал жену и, взяв приготовленную с вечера сумку, толкнул входную дверь. На улице Казимир поёжился - из-за крепкого ветра было довольно прохладно, даже зябко. Ожидавший его водитель, молодой лопарь, видимо, совсем недавно уволившийся со срочной службы, вытянулся и приветствовал Краснова:
- Доброй ночи, товарищ капитан!
- Доброй! Ну, поехали, - ответил офицер, укладывая объёмную сумку в багажник.
Сквозь стекло, на котором появились первые капли начавшегося дождя, замелькали тёплые двухэтажные дома из красного кирпича. Минут через десять с высокого холма открылась панорама залитого светом порта, базы отряда береговой охраны и акватории бухты.
***
На 'Енисее' всё было как обычно - старпом доложил о полной готовности корабля к походу и бою и о штатной работе всех служб и боевых частей, после чего он передал Казимиру два запечатанных конверта. Один из них, согласно надписанным указаниям, был вскрыт Красновым сразу же. В бумаге говорилось о характере задачи, поставленной перед 'Енисеем', по сопровождению и охранению научного судна, о взаимодействии с капитаном 'Николая Радека' и начальником научной части экспедиции. В конце сообщения было написано, что второй конверт разрешается вскрыть только при возникновении чрезвычайной ситуации, либо по особому требованию начальника экспедиции.
Вскоре был отдана команда 'Аврал', а затем, с разрешения капитана, старпом объявил:
- По местам стоять, с якоря сниматься!
Фрегат Краснова встретил 'Николая Радека' в заданной точке. Обменявшись радиоприветствиями, капитаны согласовали свои действия, после чего корабли направились к Южному острову архипелага. Неподалёку от каменистого берега полуострова Утиный первая часть похода была закончена, и теперь, следуя приказам в первом конверте, оставалось ждать раннего утра следующего дня. А пока Казимир был приглашён на обед начальником научной экспедиции с 'Радека'. Но прежде радистом фрегата была получена радиограмма, в которой сообщалось об обнаружении радиолокационной станцией, находящейся на острове Медвежий, двух подлодок, движущихся в направлении к Груманту. Оттуда в воздух было поднято звено бомбардировщиков и самолёт электронной разведки.
- По всей видимости, французы заблудились, - проговорил старпом, ознакомившись с радиограммой. - Шалят они последнее время...
- Так у них выборы скоро, - усмехнулся Краснов. - Всё одно грумантские их найдут и погонят, я командира их авиакрыла хорошо знаю. Упёртый служака, сибиряк, из тех самых, ангарских.
- Лисицын... - кивнул старпом, - видная фамилия. - Отец академик, а он в полярную авиацию подался, не то, что братья, пошедшие по стопам отца в науку.
Через несколько часов катер, спущенный с борта фрегата, отвёз капитана на исследовательское судно. В кают-компании 'Николая Радека' было столь уютно, а пахло так вкусно, что Краснов, едва опустившись в мягкое кресло, согласно расхожей поговорке сразу же почувствовал себя как дома. Несколько минут прошли в непринуждённых разговорах с научными специалистами. А вскоре профессор Краловецкого университета, Павел Русаков на правах принимающей стороны пригласил всех к столу. Подали ароматнейший борщ с ржаными чесночными гренками, на второе - шницель с цветной капустой. После еды настало время кофе и, что естественно, разговоров. До самых главных вопросов дошли нескоро - поначалу поговорили о второй лунной станции, которая, наконец-то, после всех злоключений, была введена в строй и начала работу. Зашёл разговор и об экономическом кризисе в Персии, спровоцированном долгой войной с пуштунскими племенами, и об французских инициативах по объединению Европы.
- Так что же там, в заповеднике такого, что понадобились мы? - Казимир, наконец, задал интересовавший его вопрос, глядя на Русакова.
- Я не имею права рассказывать по существу, но скажу лишь, что возможно, мы станем свидетелями грандиозного природного явления... - Павел посмотрел на настенные часы, висевшие над портретом главы императорского дома Романовых, договорив после недолгой паузы:
- Которое должно произойти через шестнадцать часов и четыре минуты.
- Должно? - переспросил Казимир. - То есть...
- Да, - кивнул профессор, - у нас есть информация о скором природном явлении.
- Ну-у, если бы мы могли предсказать извержение вулкана, например, - пояснил один из помощников Русакова, увидев непонимающее лицо капитана фрегата. - Просто характер явления нам до конца не ясен. Вы сами всё увидите.
- Соответственно, если вы его увидите, то должны вскрыть второй конверт, - добавил профессор.
- А если... - начал было Краснов, но Павел перебил его:
- Никаких если! Вы же военный человек, - Русаков подался вперёд. - Следует просто исполнять инструкции.
- Ясно, - ответил Казимир, подавив в себе чувство недовольства. - Ладно, прошу извинить меня, я возвращаюсь на фрегат. Спасибо за великолепное угощение и приятную компанию.
- Я провожу вас! - поднялся с места профессор.
До открытой палубы мужчины шли молча, каждый из них был занят своими мыслями.
- Понимаете, Казимир... - выходя на палубу, Русаков вдруг заговорил, обдумывая свои слова.
Сильный ветер гулял над заливом, где стояли корабли. Влажный, будто наполненный капельками холодной воды, он мешал говорить, оттого профессору пришлось напрягать голос:
- Это очень серьёзное дело, а не просто выход в море и охранение научной экспедиции! Если произойдёт... явление, то оно станет исключительно важным фактором развития нашей науки! Надо просто подождать, - порывы ветра стихли на несколько мгновений и Павел, закончив фразу, с дружеской улыбкой протянул Казимиру ладонь. Пожав руку профессору, капитан отправился на свой корабль с лёгким сердцем. Павел же посерьёзнел лицом и, потирая виски, несколько раз глубоко вдохнул свежего морского воздуха, после чего отправился в кают-компанию, опустив плечи.
Ранним утром следующего дня в дверь капитанской каюты постучали, после чего из динамика переговорника послышался голос посыльного:
- Товарищ капитан! Старпом вызывает на мостик!
Казимир взглянул на часы - до отведённого профессором времени оставалось полчаса. Спустя несколько минут Краснов был на мостике, осматриваясь по сторонам - пока всё оставалось в норме. Старпом заметно нервничал, что за ним обычно не наблюдалось. Минуты тянулись мучительно долго, но когда же настал долгожданный момент... Ничего не произошло. Ровным счётом ничего. Всё те же порядком надоевшие многочисленные колонии не вставших ещё на крыло северных гусей, хозяйничающих на зелёно-красных мхах и лишайниках, покрывающих ковром низинный берег, испещрённый озерцами и протоками.
Буквально расцветший старпом, связавшись с 'Николаем Радеком', пригласил к переговорному устройству капитана, сообщив:
- Профессор Русаков!
- Доброе утро, капитан Краснов! - бодрым и даже торжествующим голосом приветствовал Казимира Русаков. - Оно действительно доброе! Теперь вы можете отправляться на базу, я желаю вам всего наилучшего, друг мой!
- А как же ваше природное явление? - спросил Краснов.
- К счастью, мы ошиблись! - чуть ли не кричал учёный. - Друг мой, от лица Академии Наук благодарю вас за вашу работу! Всё! Мы уходим обратно в Краловец! Могу я ещё поговорить с товарищем Карпинским?
До Краснова не сразу дошло, что Карпинский - это его старпом, всегда предельно собранный и всё знающий на корабле офицер.
- Откуда он тебя знает, Михаил? - недоумевая, спросил капитан.
- Долгая история, Казимир Янович, - ответил старпом. - Долгая и удивительная. Как-нибудь поведаю.
- Да ладно... - махнул рукой капитан. - Ложимся на обратный курс!
Он был рад скорому возвращению домой, к любимой жене, к обожаемым детям.
- Домой...
Жуковский 2013
Оценка: 5.56*37  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Жасмин "Как я босса похитила" (Романтическая проза) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Ботаники не сдаются!" (Современный любовный роман) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | М.Славная "Проклятие для босса" (Современный любовный роман) | | В.Богатова "Невинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | Л.Ред "Акула недвижимости" (Короткий любовный роман) | | С.Бушар "Сегодня ты моя" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"