Хволкер: другие произведения.

Часть 22

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    тут могла бы быть аннотация

  ** Ниган
   
   Ладони, упертые в пол, напряжённо подрагивали.
  Вдох. 
  Руки согнулись, опуская вертикально стоящее на них тело так, что подбородок коснулся холодных гранитных плит пола. 
  Выдох.
  Руки разогнулись, поднимая тело на исходную. По лбу, виску, огибая вздувшиеся жилы, текли горячие капли.
   
  "Двести. Как же я жалок."
   
  Мышцы буквально вышли от напряжения, в висках гулким барабаном отдавалось сердце. В обычное время сэр Ниган даже не устал бы от такой разминки, теперь же приходилось прислушиваться к требованиям едва восстановленного тела.
  Новые, непослушные, капризные мышцы и сухожилия требовалось обучать, заново вкладывая в них рефлексы и стойкость. Их было легко повредить сейчас, если напрягать привычным образом.
  Сэр Ниган неохотно встал на ноги.
   В келье глубокого уходящего в каменные недра храмового комплекса было очень тихо. Толстые, вытесанные прямо в скальном основании, стены, гасили любые звуки извне. Даже слабый сквозняк воздушных проходов был полностью бесшумен. 
   Каменная комнатушка четыре на десять шагов, без окон, вмещала в себя лишь жёсткую деревянную кушетку и малый алтарь, освещаемые одной единственной свечой. Идеальное место для размышлений и медитаций.
   И для сожалений, от которых удавалось отмахнуться, лишь сосредоточившись на тренировках 
  После срочного отчёта, к нему явились дознаватели из инквизиции, и тщательно расспросили о произошедшем. Он ничего не утаил и не лгал, лишь умолчал о паре незначительных деталей. И с того момента остался в одиночестве и полной неопределённости.
  Перед глазами против воли снова возникла картина его поражения. Горький груз унижения и чувства слабости, беспомощности перед лицом зла снова навалился на сердце.
   Сэр Ниган закрыл глаза, пытаясь отогнать образ пылающего ненавистью врага, которого не удалось одолеть, даже используя святые реликвии.
  
  "Кара за мою гордыню, не иначе"
  
  Слух уловил шорох подающейся двери. Сэр Ниган, внутренне дернувшись, спокойно обернулся.
  
  "Снова дознаватель? Не стоило умалчивать... Они не спрашивали - слабое оправдание, почему раньше оно казалось мне таким удачным?"
  
  В первый момент он не узнал вошедшего. Мгновение спустя - стал на колено и склонил голову.
   В келью вошел иссохший старик с резной тростью, в облачно-белой одежде и с такой же бородой до самого пояса. Возраст не пощадил кожу - та была вся изрыта морщинами и возрастными пятнами. Только волосы, белоснежные, ровным водопадом спускающиеся по плечам, устояли перед временем. Старик будто светился, распространяя вокруг себя ощущение уверенности и мощи. Впечатление дополняли глаза - чистые, ярко-голубые, без малейших признаков старческих бельм. 
  Архивариус отмахнулся от стоящей по ту сторону охраны и закрыл за собой массивную дверь. Сэр Ниган не мог видеть, но слышал, как старик мягко прошагал мимо и сел на кушетку.
  Несколько минут висело молчание. Сэр Ниган перебрал возможные причины визита высшего должностного лица. 
  "Совет - это крайне занятые люди, они никогда не тратят время впустую. Почему он пришёл ко мне, а не меня доставили к нему?"
  О чем думал Архивариус, предположить было невозможно, и Ниган терпеливо ждал. Наконец, послышался скрипучий голос.
  
  - Это место пропахло потом. Решил занять тело, чтобы отвлечься от душевных мук?
  
  - Чистый душой не терпит праздности, - процитировал сэр Ниган, не отрывая взгляд от пола.
  
  - Верно, мальчик. А стерпит ли чистый душой ложь на своих устах?
  
  - Я...
  
  Сэра Нигана прервал ощутимый тычок тростью по темени. Ощущалось это так, будто ему в голову вбили гвоздь.
  
  - Ты неумело попытался сокрыть то, о чем должен был сказать в первую очередь. Почему? Стыд? Или что-то другое? - Старик встал и навис над мужчиной, холодно исследуя его острым, внимательным взглядом. 
  
  - Стыд, - выдавил из себя Ниган.
  
  - Тебя одолела женщина? Ты ни разу не указал пол своего врага, формулируя общие фразы.
  
  - Да, Архивариус. Я не хотел сделать свой позор всеобщим достоянием.
  
  - Ты должен быть выше этого, - вознегодовал старик. - Для таких, как ты, сомнения и мораль должны значить не более чем пыль на одежде. Ты служишь высшему благу и отдаешь этому служению всего себя, без остатка. Мнение толпы не должно тебя волновать, независимо от того, чего ты достиг. Я полагал, ты уже понял эту простую истину... Ладно, это не так важно сейчас.
  
   Старик замолчал и снова сел на кушетку, углубившись в свои размышления. Ниган терпеливо ждал, борясь с желанием приложить руку к ушибленному месту.
   Наконец, старик продолжил.
  
  - Ты уверен, что бился с именно с человеком? Хорошо подумай, это важно.
  
  - Нет, - после небольшой заминки ответил сэр Ниган. - Не уверен в этом.
  
  - Обоснуй свои сомнения.
  
  - Запах говорил о том, что это человек. Помимо крови и дерьма - крестьянская снедь, взрытая земля, дома, в которых живут другие люди. Ни низшие расы, ни демоны так не пахнут. Из низших рас разве что эльф мог бы затесаться среди еретиков, но ему понадобилось бы много лет, чтобы перестать пахнуть, как эльф. И в этом случае я не представляю причины для того, чтобы создать столь мастерскую иллюзию, которая скрывает лишь внешность.
   Демон, если бы нашел в себе самообладание и причину влиться в людское общество, не смог бы заполучить жетон гильдии. Я слышал, что даже одержимые не могут влиться в ряды этих наемников, их сразу же разоблачают и уничтожают. Все это говорит о том, что та еретичка именно человек.
   Старик задумчиво погладил бороду.
  
  - Откуда же сомнения?
  
  - Человек не может пользоваться такой силой, не вредя себе. От той скорости, что я видел, волосы человека сорвало бы с головы. От ударов сломались бы кости. Когда мы, воины святых Писаний, идем в тяжелую битву, то усиливаем свои тела магией и алхимией. Мы годами учимся не калечить себя в бою. Каждое движение выверено и отточено. В ней я не увидел этого. Лишь невообразимую, ничем не сдерживаемую мощь. Поэтому, Архивариус, я не уверен, был ли это человек.
  
  - Ясно... Ниган, что ты знаешь о вторжении демонов два столетия назад?
  
  - Лишь то, что написано в священных текстах. В общих чертах, дворец демонов упал с небес, из него вышли легионы нечистых и обратили в пламя несуществующую ныне страну. После того, их эмиссары поработили души правителей других государств. Их устами демоны принуждали народы покориться злу. Тех, кто отказывался, уничтожали безо всякой жалости. Лишь святая церковь смогла дать нечистым отпор. Благодаря вере и доблести, демонические владыки за пять лет были повержены один за другим, а их войско разбито и истреблено.
  
  - А чуть подробнее насчет тех самых демонических владык?
  
  Ниган побледнел.
  
  - Вы хотите сказать...
  
  Старик кивнул.
  
  - Именно. Вампиры, которым не страшен свет солнца. Демоны, чье человеческое обличье могло обмануть кого угодно. Чудовища, в одиночку истребляющие целые армии.
  
  - Но ведь святая церковь истребила их самих и выкорчевала их проклятое семя. Святые тексты не могут лгать! Да и демон такой силы не мог бы оставаться в безвестности два столетия.
  Старик вздохнул и покачал головой.
  
  - Тех демонов и правда истребили, до последнего. И тех, кто возлежал с ними, и тех, кто того лишь желал. Все их потомство предано пламени. Демонический род, с которым мы имеем дело в наши дни, не сравнится с теми, которые принесли столько бед нашему миру...
  
  - Тогда... Как?
  
  - Разве это не очевидно? Явились новые демоны. Тому есть много признаков... Нашествие зеленокожих из великого леса, что-то гонит целые народы нечистых с их территорий. Разлом материи мира в небе над проклятыми равнинами. Сильные одарённые, пришедшие ниоткуда. 
   Людям вновь предстоит великая война. Это само по себе плохо, но куда хуже то, что не все осознают, насколько страшна угроза. Ты - старик указал на Нигана худым пальцем, - это осознаешь в полной мере, Ниган. Просто представь, что тварей, подобной той, что ты встретил, будут целые полчища.
  
  - Безгрешный, я без малейших сомнений пожертвую собой и всем, что понадобиться, чтобы защитить наш мир. Скажите, что мне делать?
  
  - Твой отряд уничтожен. Как быстро ты сможешь набрать новых воинов, чтобы заменить павших, если дать тебе право призыва?
  
  - Около двух месяцев. Если мне будет позволено использовать Врата, то три дня.
  
  - Я дам тебе разрешение и четыре дня на всё.
  
  - Я соберу людей. Но, Архивариус, я заранее прошу простить меня за сомнения. Я не верю, что смогу собрать достаточно сил для противостояния такой угрозе.
  
  - Те, кого ты наберешь, нужны не для войны с демонами. Скорее всего, они до нее просто не доживут. Отряд под твоим командованием займется эльфами. Ты пробьешься за нейтральные земли, войдешь в занятые ими леса и устроишь террор. У нас нет возможности провести разведку, так что, в первую очередь полагайся на свою интуицию, опыт и то, что удастся вытащить из выживших. Действуй так быстро и жестоко, как только сможешь. Таким образом, ты отвлечешь на себя значительную часть их пограничных сил.
  
  - Нас перебьют, и достаточно быстро. Претор говорил, что нет смысла в подобном вторжении, оно обескровит наши войска.
  
  - Не ты ли говорил, что готов на любые жертвы? Это плохой путь, Ниган. Он связан с большими потерями, которых мы всегда стараемся избегать. Но хорошего пути нет. Только так мы сможем быстро ослабить угрозу на границах, хотя бы временно. Те, кто явится за твоей головой, покинут свои дозоры в нейтральных землях, рейдеры перестанут быть угрозой для пограничных селений и крепостей. Благодаря этой жертве нас появится время перегруппировать силы и приготовиться к куда более тяжелой войне.
  
  - Я понял. Все выполню.
  
  - И еще, Ниган. Конкретно ты обязан выжить в любом случае. В грядущей войне каждый воин, обученный обращаться с реликвиями Героев, будет на счету. Возможно, нам придется даже использовать полукровку.
  
  Сэр Ниган скрежетнул зубами.
  
  - Зетсумей? Это полуживотное... Как вы собираетесь держать это существо в узде?
  
  - Это не твоя забота, - холодно ответил Архивариус.
  
   Старик встал, опираясь на трость. На какое-то мгновение сэру Нигану показалось, что перед ним не всемогущий полубог и нерушимый столп государства, а простой, уставший от всего старик. 
  
  - Счёт, возможно, идет на дни, Ниган. Скоро демоны освоятся и проявят свои аппетиты. Мы должны быть к этому готовы. Идем, я проведу тебя к Вратам.
    
  ** Некрарх
   
  Зал ритуалов было не узнать. Обычно это место было темным, тусклым и безжизненным. Контуры сложнейших заклинаний вообще не бывали видны в другое время - по крайней мере, для обычных глаз. Иногда, при проведении сложных и энергоемких ритуалов, контрольные линии перенасыщались, и тогда выдавали едва заметное свечение. 
   Владыка всегда относился к волшебству рационально и бережно. 
   Теперь же огромная полусферическая пещера сверкала так, что у Владыки даже не было подходящего сравнения. Каждый контур, каждая линия, каждая руна полыхали страшным пламенем, отчего начал понемногу раскаляться камень, в который они были втравлены.
   Мерцающие, рвущиеся на глазах символьные конструкты заполнили все пространство между полом и стенами. Вспышки, яркие, как внезапно выглянувшее из-за туч солнце, возвещавшие разрушение очередного контура, сверкали все чаще и чаще. Между последними проходило едва ли несколько секунд. 
   Владыка напряженно работал, пытаясь исправить свою ошибку.
   Подобрать ключи, которыми пользовались Короли, искажая пространство, оказалось не так уж сложно. Это было ожидаемо, магия пришлых псевдобогов была всегда одинаковой, по крайней мере, в первое время. Сложность была лишь в том, что эти Короли использовали ее на удивление редко - не сразу удалось предугадать "входы" и "выходы" для подбора ключа.
   Из глубины горы донесся протяжный гул, пол дрогнул, и Владыка ощутил стремительное приближение волны неконтролируемой силы. Не выдержал очередной накопитель.
   Сначала некрарх посчитал поимку некроконструкта удачей. Конечно же, надеялся он на гораздо более крупную рыбу - в идеальном случае в ловушку должен был попасть один из Королей. Но и их поделка стала отличным призом. Невероятно мощная тварь, при это тупая до такой степени, что перехватить контроль над ней оказалось попросту невозможно. Она была совершенна.
   Ценность образца оказалась много выше, чем даже артефакты иного мира. Тварь так упорно сопротивлялась, цепляясь за свою псевдожизнь. Она "умирала" так долго, что Владыка успел во всех деталях зафиксировать все тонкости взаимодействия вложенных в нее элементов. Некоторые полученные знания сэкономили десятилетия экспериментов. Некоторые - вообще были революционными. Какой артефакт может сравниться с возможностью производить подобных чудовищ?
   Волна чистой, яростной энергии захлестнула зал, сметая жалкие остатки контролирующих контуров. Камень стен и пола загорелся и потек, искажая, уничтожая вытравленные узоры. Энергия разрушала все на своем пути, освобождая новую энергию. Подобно лавине, эта волна усиливала сама себя.
   Владыка оставил бесполезные попытки удержать эту силу в узде. Он не был уверен, что даже сам сможет уцелеть, оказавшись в этом бушующем море маны.
  
   "Короли всегда были предсказуемыми и наивными. Что изменилось, каким образом?"
  
   Следящие заклинания дали знать о новых порталах, когда некрарх заканчивал препарацию пойманного монстра. Он ликовал, полагая, что пришельцы недооценили степень угрозы и упростили задачу по их истреблению. И сначала очень удивился, увидев появившийся за барьером скелет. Отличный образчик для своей категории, не более того. Владыка упокоил его лишь одним незначительным усилием. Пока он размышлял над тем, что бы могло значить такое падение "качества", как появился еще один, потом еще, и еще. Некрарх понял, что его переиграли, когда из очередного портала вывалилась не очередная нежить, а огромный щербатый гранитный блок. Покрытый пылью и мхом, он упал на исчерченными узорами пол, обратив в труху безучастно стоящий скелет в броне.
   Заклинания, направленные на перехват магии порталов, были очень чувствительны и независимы. Владыка строил всю систему так, чтобы она делала свою работу мгновенно и не требуя вмешательств с его стороны. И просто так остановить их действие было невозможно. Это можно было сделать, лишь уничтожив плоды труда последних сотен лет.  Он не решился - и теперь похищаемая энергия нескончаемым потоком вливалась в неспособные ее удержать накопители. Будто пища вталкивалась в неспособный закрыться рот, несмотря на уже лопнувшее брюхо.
   Некрарх быстро осмотрел роскошные в своей безупречности залы наблюдения. Это было последнее место, до которого еще не добралась волна - и здесь еще можно было что-то сделать.
   Грубо, нерационально, принеся все свои правила в жертву скорости, некрарх перекраивал силовые линии, гасил одни заклятия и создавал другие. К приходу волны все было уже готово.
  
   "Хотя за такую работу я бы очень жестоко наказал любого из своих адептов"
  
  Неудержимая и беспощадная волна чистой силы хлестнула в зал, и, попав в объятия удерживающих контуров, пошла по самому легкому пути. В небо.
  
   "Какая потеря... Буквально держать в руках такое богатство, и быть вынужденным его попросту выбросить... И при этом потерять накопленное за много десятков лет. Это мучительно."
  
   Рвущееся в клочья небо высоко над головой сияло диким пламенем, освещая гору и всю местность на сотни миль вокруг небывало ярким светом зелено-желтых тонов.
   Владыка мрачно подсчитывал предварительные потери. Предстояло много незапланированной работы.
   
  ** ГГ
   
  - Как пожелаете, - проскрежетал Мариус и указал на Талика костлявым пальцем. - Плоть от кости!
  
   "Первый пошел", отметил Талик. "Противотанковое. +25% на шанс получить крит, +25% урона от входящих критов. Как это в реале сработает? Споткнусь и переломаю ноги, обожгусь еле теплой едой? Шанс тупо умереть от любой случайности... Мда."
  
   Архилич возвел свое оружие над головой одной рукой и рокотал речитативом на латыни, готовя следующее проклятие.
  
   "Красиво звучит. Правда, я понятия не имею, правда ли эти строфы значат то, что я о них знаю. Язык-то не умер окончательно только благодаря медицине и биологии, в которых я не очень силен"
  
  Небо потемнело, а от ног Талика к Мариусу протянулась длинная тень. Лич жестко вогнал в нее лезвие косы. Металл вошел в камень мозаичной мостовой, как в вату. Тень забилась в судорогах и растаяла.
   Под сердцем у Талика неприятно заныло, появилось ощущение постороннего предмета внутри груди. Это было не больно, но неприятно. Каждый вздох напоминал, что жизнь теперь висит буквально на волоске.
  
   "Жуткое ощущение, даже если не знать, что за пиздец с точки зрения математики игры сейчас происходит. Как будто кто-то рукой за сердце держит. И висеть этому всему, получается, четверо суток, если я правильно масштабирую время. Мда..."
  
   Мариус развел руки широко в стороны и торжественно запел на все той же латыни. Небо потемнело еще сильнее, по нему пошла багровая трещина. От архилича в сторону Талика полетела волна мутно-сизой дымки. По ощущениям это было похоже на туман равнин Каз, только еще противнее и не только на коже, а во всем теле.
   Нельзя было сказать, какое из этих проклятий было хуже, чем другие. Они все были хуже. Последнее делало невозможным обычное воскрешение - умерший под его действием превращался в низкоуровневую нежить, и ею оставался, пока проклятие не развеется со временем. Лишь умерев опять, когда спадет эффект, можно было возродиться с прежними характеристиками. Учитывая потери в опыте, конечно.
   Мариус выбросил вперед ладонь со скрюченными пальцами. На короткий миг его руку и Талика соединила мерцающая багряная нить. У Талика под кожей будто зашевелилась длинная, тонкая змея. Парень закрыл глаза, отгоняя наваждение. Эффект он знал, остальное же, как он надеялся, было всего лишь самовнушением.
   Когда он открыл глаза, Мариус уже был прямо напротив, на расстоянии вытянутой руки. Архилич был на треть выше, и буквально подавлял, закрыв собой большую часть обзора.
   Талик впервые смотрел на него настолько близко. Обычно он не обращал внимания на мелочь, теперь же в полной мере смог оценить облик стража "привратника"
   Роскошная, отделанная искусными узорами из тончайших нитей драгоценных металлов мантия с близкого расстояния теряла впечатление безупречности. Маленькие прорехи прохудившейся ткани, распустившиеся нити узоров, разлезшиеся швы в некоторых местах. Нагрудник, видный через полураспахнутые полы одежд, пестрил мелкими трещинками и пробоинами. Вещи выглядели безнадежно испорченными. И сквозь них проглядывались желтые кости с редкими нитями высохшей плоти.
   Внутренне Талик содрогнулся. Он все еще относился к внешнему виду своих "слуг" скорее как к сценическому имиджу талантливых актеров. Теперь же, глядя на тянущего к нему руку Мариуса, он как никогда ранее четко осознал ошибочность этого впечатления. Архилич не казался, он действительно был таким... Противоестественным.
   Страшным.
   Мариус жестко схватил Талика за плечо. Тело в том месте онемело, и рука непроизвольно дернулась.
   Застывшие в воздухе клубы пыли, снега и мелкой крошки сдвинулись с места. Сначала медленно, едва уловимо, они быстро ускоряли свое прерванное остановкой времени движение. С неба раздался глухой, пробирающий до костей рокот. Трещина в нем сверкнула и растаяла, а само небо быстро посветлело, приобретая обычный уныло-серый вид.
   Мариус неожиданно деликатно отпустил плечо Талика. Синий огонь с точками зрачков в глазницах почти полностью угас.
  
  - Вот, значит, как это... - едва слышно прошелестел архилич.
  
  Позади послышались треск и грохот удара, разом выломавшего кусок стены. Черной молнией сквозь осыпающийся камень прорвалась Дрэга. Ее лицо теперь было нельзя назвать прекрасным. Оно было искажено судорогой ненависти и злобы.
  
  - Ублюдок!!!
  
  Раньше, чем Талик успел сориентироваться в происходящем, она врезалась в Мариуса, отбросив далеко в сторону. Архилич безвольной куклой ударился в стену напротив. Смазанным движением демон оказалась рядом с ним, занося над плечом меч.
  
  - Стой! - едва успел крикнуть Талик. Клинок уже почти врезался в голову мертвеца. - Отойди от него.
  
  - Вы хотите покарать его лично? Позвольте мне хотя бы быть рядом! Они предали Вас! Они должны быть наказаны, все!
  
   Глаза Дрэги были залиты слезами, а в голосе сквозили истеричные нотки. Но команду она выполнила - отошла в сторону, хотя и не опустила оружие.
  
  - Где Вильгельм? - спросил Талик, бросив взгляд на спящую эльфийку.
  
   Ему приходилось тщательно контролировать свои дыхание и речь. Тот крик, которым он остановил Дрэгу, отозвался судорогой в легких и позвоночнике.
   Вместо ответа она набычилась, глядя в сторону прохода в склеп. Талик уловил быстрые неровные шаги и поспешил убраться в сторону, рукой поманив к себе Дрэгу.
   На лестнице показался Вильгельм. "Король" сильно хромал на одну ногу, одна рука висела вдоль тела безвольной плетью. Там, где он ступал раненой ногой, по земле и инею расползались красные потеки. Лицо с некогда аккуратной бородой было залито кровью, сочащейся с глубокого рубца на лбу.
   Вильгельм поднялся и, не глядя по сторонам, сразу бросился к спящей Илладрии. Он тяжело бухнулся на колени, склонившись над ней, бросил меч и здоровой рукой повернул голову эльфийки, вглядываясь в безмятежное лицо. От его ладони на ее щеке остались грязно-красные следы. Убедившись, сто она в порядке, Вильгельм со всхлипом выдохнул, коснулся своим лбом ее, и аккуратно отстранился.
  
  - Что я наделал... - уронил он лицо в ладонь. - Как это могло произойти?..
  
  Дрэга подобралась, перехватывая меч поудобнее. Под ногами хрустнула каменная крошка. Вильгельм расслабленно распрямил спину, не вставая с колен и даже не обернувшись к ней.
  
  - Делай, что должна, демон. Во всем этом лишь моя вина, не губи больше никого, если тебе не прикажут. А у меня больше нет права быть.
  
   Дрэга обернулась к Талику, всем видом выражая ожидание и готовность.
  Талик некоторое время колебался, подбирая слова. После того, как Мариус приложил его своими проклятиями, он чувствовал себя будто проснувшимся. Куда-то запропастилось безучастное, почти равнодушное отношение ко всему. Вместе с тем, он помнил все, что говорил и делал, и признавал это правильным.
  
   "Я опять начинаю их бояться, и в то же время помню, почему это глупо. Интересно, это значит, что я двинулся головой, или что-то другое? Хотя пофиг, наверное. С такой шизой даже лучше. По крайней мере, уверенней себя чувствую"
  
   Самое важное, что он ощущал, и что укрепляло уверенность - это восстановление запаса маны. Медленное, искалеченное Мариусом, но оно было. Как лучик надежды в кромешной безысходности. И это чувство Талик находил самым приятным из всего, что случилось с ним с момента покидания Города.
  
   "Как сделать человека счастливым? Отними у него все, а потом чуть-чуть верни, да?"
  
  - Сейчас мы не будем разбираться, кто и в чем виноват, - наконец сказал Талик. - Ты говорил, что собрал армию и она ждет твоего приказа выступать. Никто никуда пока выступать не будет. Отмени тревогу и верни обычный распорядок. Потом мы все отправимся в... мой храм и будем разбираться что к чему. Мариус - Талик повернулся к личу, - тебя это тоже касается.
  
  Он подумал и добавил, снова обращаясь к архиличу:
  
  - Открой портал во дворец, пожалуйста.
  
  "Если я ошибаюсь насчет того, что они роботы, в таком виде мы можем создать что-то вроде паники. Нафиг надо. Жаль, что у храмовых служащих нет своих имен, можно было бы попробовать связаться с ними, чтоб проверить портал... А хотя, у дворцовой стражи кое-у кого есть."
   
  **
   
  Лиас сидел на резной скамейке и смотрел на плавающих в маленьком декоративном пруду диковинных птиц. День был теплым и солнечным, по бездонному, чистому небу лениво ползли облака.
   Он будто оказался во сне, и не знал, хочет ли вообще просыпаться. 
    Позади, среди пышной зелени, раскинулся маленький трехэтажный дворец из белого камня. В тени одной из его башенок Лиас и наблюдал за чудными пернатыми и ленивым хрустальным карпом. 
   Селена буквально силком притащила его сюда, заявив, что не собирается рыскать по задворкам в поисках подходящей его вкусам конуры. Лиас пытался возражать, что он ни в жизнь не расплатится даже за приветствие дворецкого в таком месте. Селена лишь снисходительно посмеялась над ним, как обычно, и пообещала договориться с прислугой, чтобы Лиасу выделили кладовую под спальни. 
  
   - Малыш, я не так часто попадаю сюда, чтобы отказывать себе в комфорте и роскоши. А насчет затрат, владыка Мариус разве не сказал, что все устроит? Расслабься и наслаждайся, дурачок! 
  
   "Расслабишься тут" размышлял Лиас, подняв глаза от пруда. 
  
   С этой скамейки открывался вид на большую часть этого города. Изящные и одновременно подавляющие величием башни королевского дворца виднелись по левую руку. 
   Лиас не удивился, узнав, что здесь есть король. Город сам по себе был размером с весь феод Э-Рантела, а сколько земель к нему относится, невозможно было даже предположить. Учитель на робкий интерес пространно ответил "точной информации на этот счет пока нет" и сменил тему. Если уж дотошное и педантичное воплощение смерти не знало ответа... Лиас просто принял все как есть. 
   По правую сторону, за мили отсюда, виднелись кроны самых огромных деревьев, каких только Лиас в жизни видел. Там, как он слышал, жили эльфы, которыми правила волшебница, по силе мало уступающая самому учителю Мариусу. В это верилось со скрипом, после того, как Лиас узрел лишь малую толику мощи древнего лича. Но в этом месте правдой могло оказаться все что угодно... Если не брать в расчет Селену с ее взглядами на юмор. 
   С эльфами вообще была отдельная история. Здесь Лиас видел довольно много эльфов, это было само по себе необычно. Но настоящий шок он испытал, когда увидел эльфа-стражника. Селена в своей обычной манере прояснила ситуацию. 
   Здесь эльфы не просто не были рабами. Они были на тех же правах, что и люди, и единственным, видевшим в этом странность, был сам Лиас. 
   Они держали лавки, проповедовали, убирали улицы, владели роскошными ресторанами, занимались искусством и несли стражу бок обок с людьми. Были даже смешанные пары, и их дети не считались ни экзотикой, ни отщепенцами. Будто и не было уходящей в глубину веков ненависти. 
   Тогда Лиас поклялся себе ничему не удивляться. 
  
   "Очередная пустая клятва... Так было, когда оказалось, что все кого я встречал, знают, что Селена вампир, и беспокоятся не напрягаются по этому поводу." 
  
   Он отчетливо помнил, в каком ужасе был, увидев клыки и узнав, что из себя представляет эта золотоглазая красавица среднего возраста. А этим хоть бы хны. Ну вампир, ну на солнце только недовольно кривится, и что тут такого. 
   Ага. 
   Он ощущал себя дикарем, попавшим в развитое общество. 
  
  "И решившим скорее сдохнуть, чем его покинуть", пронеслась у него в голове мысль. "Место без ненависти, в котором каждый каждому как семья. В котором собрано столько знаний, сколько нет во всем остальном мире. Где никто не желает другому зла, и едва ли не сам бог смерти стоит на страже. По описанию больше похоже на небеса. Если не знать, что там за городскими воротами..."
  
   Сзади послышался холодный голос. 
  
  - Господин Лиас? 
  
  Лиас обернулся. За ним стояла женщина из прислуги этого дворца, называемого гостиницей. Приятнейшие глазу формы подчеркивались одеждой непривычного, но легко узнаваемого местного покроя. 
   Это был единственный недостаток удивительного города. Где бы Лиас ни оказался, к нему ни разу не проявили дружелюбия. В лучшем случае холодная вежливость, как сейчас. 
  
  - Да? - суетливо подскочил со скамейки Лиас. 
  
  - Леди Рангезо распорядилась передать, что вынуждена с безотлагательной срочностью отбыть в Некрополис. 
  
   Лиас обмер. 
  
  "И сейчас мне выставят счет за постой. Пусть и за полдня, но мне же в жизни за такое не расплатиться! Что ж ты делаешь, сволочь, за что?!" 
  
  - И ск... Сколько я в... Вам должен? 
  
  - Не понимаю, о чем вы, господин, - без тени эмоций произнесла служанка. - Вы никогда не брали у меня в долг. 
  
  "Ну да, это место из таких, где гостям ни к чему думать о деньгах, такой мелочью занимаются слуги... "
  
  Лиас стушевался, подбирая слова. 
  
  - Ну, я тут был полдня... И ел, и пил что-то сладкое. .. Сколько это стоит?..
  
  Девушка ответила тем же голосом, глядя будто сквозь него:
  
  - Я не знаю полной стоимости того, что вы пробовали. Я могу спросить распорядителя, если вам интересно.
  
  - Понимаете, я тут, как бы сказать, по ошибке, - решил не тянуть кота за хвост Лиас. - Все здесь слишком дорого для меня, я не могу себе этого позволить, понимаете? Я бы хотел знать, сколько я за все это должен, чтобы, как бы это, чтобы найти деньги и расплатиться, простите за это...
  
  - Я поняла. Вам нет нужды беспокоиться об этом, господин Лиас. Этот гостевой дом поддерживается за счет казны, все расходы берет на себя король Вильгельм. Это обычное дело для заведений подобного уровня. И поскольку вас привела сюда благородная леди, то, что вы находитесь здесь, это не ошибка.
  
  - Что, вот так прям король за все платит? - изумился Лиас. - То есть я могу тут есть и спать сколько захочу, и за все заплатит Его величество?
  
  - Именно так. Не желаете чаю или других напитков?
  
  Лиас широко улыбнулся внезапному счастью. Если счета оплачивает сам король, то он явно не будет вникать, кто там и сколько чего наел и напил. Отмахнется казначею и забудет.
  
  - Я бы хотел вина. Красного, самого лучшего, что у вас есть. И сыра. И фруктов каких-нибудь.
  
  "Спасибо, вам, Ваше величество. Я буду как принц на один день. Буду молиться Героям за ваше здравие"
  
  Девушка поклонилась.
  
  - Сейчас же принесу.
  
  Лиас снова сел на скамейку и блаженно вытянулся, по новому глядя на окружающий его сад.
  
  "Сколько же денег у этого короля, что он позволяет себе такое. Если подумать, то я тут вообще ни одного бедняка не видел. При том, что на каждом стражнике целое состояние одето. А самих стражников тут столько, что из одних караулов можно армию собрать... Жаль, что не научился по звездам читать, хотя бы знал, где эта страна находится..."
  
   Рядом едва слышно возникла все та же служанка, ловко удерживая в руках маленький раскладной столик и поднос с изящной бутылью, высоким бокалом и блюдцем закусок. Пара мгновений, и все это оказалось собрано в радующую глаз композицию. Девушка ловко распечатала сургучную печать на горлышке и налила темно-алой жидкости в бокал.
  
  - Наслаждайтесь нашим гостеприимством, господин. Дайте знать, если вам что-нибудь понадобится. Я буду здесь.
  
  Лиас глотнул вина и закрыл глаза, растворяясь в океане вкуса.
  
  - Наслаждаюсь от всей души, - сообщил Лиас.
  
  Вино мягко ударило в голову сразу же. В теле образовалась удивительная легкость, а в мыслях кураж, и, почему-то, полная ясность. Он отпил еще и обратил внимание, что девушка никуда не ушла, а так и стоит у него за спиной, чуть наклонив голову и сложив руки на переднике.
  
  - У вас есть имя?
  
  - Мариам.
  
  - Я могу у вас спросить кое-что? - Лиас глотнул еще вина и решился воспользоваться положением. - Вы говорите наслаждаться гостеприимством, но вот я не вижу никакого радушия в ваших словах. Я мог бы понять вашу неприязнь. Я никчемный нищий, меня привели сюда и посадили вам на шею. Вы, наверное, привыкли к высокородным гостям, и тут я... Это прекрасно понятно. Но ко мне так относятся везде. Будто я вор, который еще ничего не украл. Почему так?
   Девушка подняла голову, глядя перед собой. Она ответила не сразу.
  
  - Мне бы хотелось не отвечать на этот вопрос, господин. Ответ может расстроить вас.
  
  - А я настаиваю. Мне можно настаивать?
  
  - Вы чужак. Ваше присутствие здесь не утверждено Лордами. Вам нельзя доверять, и вы в любой момент можете оказаться врагом.
  
  - Здесь столько людей, ну прям очень много, как все узнают, что я чужой? Вот... ты, Мариам, как узнала, что я не местный крестьянин какой-нибудь или не бедняк с окраин?
  
   Девушка повернулась к нему и безучастно пробежала глазами с головы до пят.
  
  - Это очевидно. Любой горожанин всегда поймет, перед ним свой или чужой. Не знаю, как обьяснить. Просто чувствуется.
  
  - Мда... А как ты думаешь, сколько мне тут надо прожить, чтобы сойти за своего?
  
  Она задумалась.
  
  - Не знаю. Думаю, время ничего не изменит, если вас не утвердит кто-то из Лордов.
  
  - А вот например, учитель... Владыка Мариус, он за лорда никак не сойдет?
  
  - Владыка Мариус лишь слуга Лордов. Его слово многое значит, но он не может изменять порядок вещей.
  
  - А король? Он может?
  
  - Король Вильгельм тоже слуга Лордов. Он не может изменить основной закон.
  
  Вино придавало смелости и размывало границы.
  
  - А безликий господин, это лорд? Я с ним общался, он направил меня учиться у владыки Мариуса магии, знаешь ли.
  
  Девушка опять ответила не сразу, и в ее голосе звучала уже скорее враждебность, чем холод.
  
  - Вы говорите о Пророке. Очень прошу вас проявлять уважение, упоминая о нем.
  
   "Тоже фанатичка. Чем-то на теократов похоже. Нормальные, пока речь не зайдет об их небожителях"
  
  - Я не хотел сказать ничего дурного. Прости.
  
  Вдалеке послышался странный звук, похожий на боевой рог. Служанка вытянулась и прищурилась, глядя куда-то вдаль.
  
  - Что это за звук? - поинтересовался Лиас.
  - Его величество созывает войска. Вам лучше не покидать территорию гостиницы, господин Лиас. Простите за это неудобство.
  
  Лиас попытался протрезветь. Один раз городок, в котором он учился, был взят в осаду. Ему не очень понравилось. Три месяца впроголодь, потом уличные бои, разбор пожарищ, и множество раненых, которых не удалось спасти.
   С другой стороны, это мог бы быть шанс обратить на себя внимание. Он встал со скамейки, следя за равновесием.
  
  - Куда здесь пойти, чтобы записали добровольцем? Я кое-что понимаю в светлой магии!
  
  - Господин Лиас, вам лучше не покидать территорию гостиницы, - с нажимом произнесла служанка, загораживая собой путь. - На этом настояла леди Рангезо. Прошу вас, дождитесь ее возвращения.
  
   Лиас поник. Героический запал в нем угас так же быстро, как появился.
   Остаток вечера он обиженно надирался "королевским" вином. Это не заняло много времени - организм, ослабленный постоянным страхом за свою жизнь, быстро сдался крепкому напитку. Мариам чутко подливала всякий раз, когда бокал показывал дно.
   Лиас, уже плохо ориентирующийся в алкогольном тумане, попытался разговорить ее, но все его красноречие разбивалось о вежливое равнодушие. Спустя какое-то время, когда она уже несла его в спальни, он вдруг заметил, что она чертовски хороша собой, и не замедлил об этом сообщить.
  
  - Знаешь, Мари... Ик!.. ам, ты красавица, каких я в жизни не видел, - вещал он, вися у нее на плече. - Тут вообще одни красотки, куда не глянь, но ты... Ик!.. Самая из всех. Честно... Ай! Ай-ай-ай!
  
   Рука, будто невзначай, легшая на грудь девушки, словно попала в тиски.
  
  - Простите, господин Лиас. Я была неаккуратна.
  
  Лиас, в чем был, бухнулся на роскошную кровать, разминая онемевшее запястье. Мариам опустилась на колени, снимая с него обувь. Лиас, оценив жест, чуть не решился распустить руки снова, но наткнулся на все тот же холодный взгляд, ничуть не сожалеющий о едва не сломанной конечности.
  
  - Что ж ты такая сильная, а, - с сожалением отметил он, растянувшись на кровати и изучая бархатный балдахин.
  
  Он поднес запястье к глазам и с усилием сфокусировал взгляд. Запястье обещало обзавестись отличным синяком к утру. Мариам не ответила. Она ловко стянула с него рубашку и штаны и накрыла мягким, прохладным одеялом.
  
  - Если вам что-нибудь понадобится, звякните в этот колокольчик. Я тут же приду.
  
  - А если мне понадобится тепло и ласка, что тогда делать? - обиженно пробурчал Лиас, закутываясь в одеяло.
   Мариам проигнорировала высказывание, поклонилась, задула свечу и вышла из спальни, деликатно закрыв дверь. Лиас быстро уснул.
  Ночью его разбудило постороннее присутствие под одеялом. Он не проснулся до конца, но очень быстро нащупал грудь.
  
  - Мариам, ты таки пришла... Ты прохладная даже... Ик!... наощупь.
  
  Больше ему ничего не удалось сказать. Женщина заняла его рот поцелуем.
  
  [сообщение]
  
  - Владыка Мариус, позвольте говорить.
  
  - Селена? Говори.
  
  - Я выполнила ваше повеление и соблазнила человека. Вы потребовали сразу же сообщать вам, если произойдет что-то важное или необычное.
  
  - Как интересно. Ты значительно опередила график.
  
  - Владыка, я...
  
  - О, не тревожься попусту. Плохо здесь только то, что я не учел чего-то важного, способного так сильно повлиять на расчеты. Теперь я очень хочу знать, что упустил. Ты взяла его силой?
  
  - Нет, вы же приказали не причинять ему вреда ни при каких обстоятельствах.
  
  - Тогда, как так случилось?
  
  - Когда я вчера явилась на ваш призыв к оружию... Мальчик без присмотра безобразно напился вином и домогался горничной. Я увидела в этом возможность и воспользовалась ею.
  
  - Алкоголь? И всего-то... Удивительно. Я доволен тобой, Селена. Есть что-нибудь, чего ты хочешь? Ты заслуживаешь награды.
  
  - Я хочу выпить этого безродного пса.
  
  - Исключено. Но я могу подумать о том, чтобы позволить тебе поохотиться за пределами города и не сдерживать тебя некоторое время... Когда ты понесешь.
  
  - А если все-таки не получится?
  
  - Тогда ты перестанешь быть важной частью моих планов и утратишь мою благосклонность.
  
  - Поняла, владыка Мариус. Я приложу все возможные силы, чтобы оправдать ваши ожидания.
  
  - Рад, что ты улавливаешь суть, Селена.
  
  **Талик
  
  Талик сидел у себя в кабинете при храме, положив руки и голову на стол. теплый солнечный луч, пробивающийся сквозь витраж, мягко щекотал лицо. Ощущения, похожие на простуду с сильным похмельем хоть и не давали расслабиться, но не донимали так сильно. Храм исправно накладывал постоянный эффект, снижающий силу негативных воздействий.
  
   "Хорошо, что Кащей не ценил юмор ниже пояса. Проклятие недержания в игре тоже было, и эффект даже математически там был просто мрак. Ща бы так спокойно не сидел..."
  
   Он приподнял голову и сфокусировал взгляд на груде бумаг на столе. Красивые листы с вензельными печатями и золотым кантом содержали плоды труда Вильгельма за время, которое "Пророк" отсутствовал. Талик просмотрел их ночью, пока проводил" разбор полетов".
   Он не ожидал от непися такой административной хватки. Вильгельм быстро и изобретательно разрешил множество ситуаций и вопросов, о каких Талик даже не задумывался. Логистика, организация охотных хозяйств, рудные и минеральные изыскания у близлежащих гор, имущественные неурядицы(да, такое тоже появилось). И это только малая часть и прецеденты.
   Рутинную работу, вроде косультаций, частных споров и мелкого организационного геморроя Вильгельм попросту скинул на нежить. Зашел к Мариусу, обсудил идею, и теперь роли судей, складских администраторов и мелких чиновников исполняли низкоранговые личи. Обладающая безграничным терпением, идеальной памятью, внимательная нежить не нуждалась ни в пище, ни в отдыхе, и идеально подошла для этой работы.
   Жители города не видели проблемы в присутствии нежити. Талик, узнав об идее, опасался, что назреют неприятности. Ничего подобного - нежить вписалась в общество, как элемент мебели в большую комнату. Полезная в нужный момент и не мешающая все остальное время.
  
   "Как компьютеры с прошитым ИИ. Отлично придумано. А если и будут какие-то частные проблемы, их можно будет решить отдельно."
  
   Талик вытянул руку, взял из кипы первый попавшийся лист и поднес к глазам. На отливающей янтарем бумаге была нарисована карта с кучей условных обозначений. Угадывались очертания долины, которые Талик уже видел на картах Илладрии. Он вчитался в бисер текста, покрывающий свободное от рисунка пространство листа.
  
   "И дорога уже проложена через весь каньон, соединяющий эту долину с лесами снаружи. И что мне с тобой делать, ваше величество, м?.."
  
  Талик снова положил голову на руки и накрыл голову этим самым листом.
   Разбирательство с сотками быстро превратилось в самую настоящую пытку для него. Сотки, встречавшие его в Некрополисе, испытывали ужаснейшие муки раскаяния. Талик никогда не мог себе представить, чтобы кто-то так убивался.
  
   "Как бы смешно это не звучало, но видеть, как плачет здоровенный мужик... Илладрия недалеко ушла, но она хотя бы девушка."
  
   Из всех троих адекватно воспринимал действительность только Мариус. Тормозил, как перегретый комп, но, по крайней мере, отвечал по существу. Талик после "блиц-допроса" отправил его обратно в Некрополис.
   А Илладрию и Вильгельма - в "тюрьму". В те самые неиспользуемые помещения дворца. По проекту, там должны были располагаться дополнительные спальни для персонажей с боязнью солнца и арсенал, но в итоге дело до них так и не дошло. Единственная вампирша в гильдии среролилась в ангела, а вместо мороки с большим количеством арсеналов напряглись и продонатили на расширенный инвентарь для всей боевой неписи.
   Там закрыли Маликрисс, а теперь и еще двоих.
  
   "И всем троим место совсем не там. Не могу представить, кем заменить Вильгельма. Кстати, интересный момент, что о судьбе эльфийки он беспокоился гораздо сильнее, чем можно было подумать. Они что, встречаются? Об этом вообще ни слова не было. Хотя, это личное, наверное, не стоит лезть.", думал Талик, вороша кипы бумаг на столе.
  
   "Илладрия взялась за экологию, тут тоже все не так просто. Грифоны - это отлично, но Варбосс прибрал к рукам огромные территории, а там сплошь леса и болота, процентов на восемьдесят непригодные ни для чего. Над такими буреломами даже если лететь, ноги переломаешь"
  
   Он видел планы расчистки лесов и детоксикации болот, составленные эльфийкой. Кто будет заниматься этим всем, координируя чародеев, рейнджеров и рабочих, пока она сидит в изоляции?
   Причем отправлять их в" тюрьму" было не его инициативой. Оба непися буквально требовали покарать их за совершенное "преступление". Сам Талик не видел ничего неправильного в выполнении инструкций. Не их вина, что он схлопотал такое заковыристое проклятие. Они просто делали то, что были обязаны делать.
   И надо было наконец решить вопрос с занозой в виде менталистки. Талик не был уверен, что агрессия Вильгельма никак не связана с влиянием извне. Король говорил, что его постоянно преследует тревога, снятся дурные сны, в которых с членами гильдии происходят несчастья.
  
   "Надо хоть понять, что за личностью она стала. Можно ли вообще с ней иметь дело... Если это действительно ее влияние, помня о том, как легко она залезла в голову к Дрэге. Она как минимум опасна. Она или проблема, или ценный кадр, а я все тяну с выяснением этого"
  
   Он откинулся в кресле и улыбнулся ходу своих мыслей.
  
   "Я прям как большой начальник. Ну, если так посмотреть, я и есть большой начальник, да? К этому, оказывается, так легко привыкнуть. Хотя не стоит забывать о том, как меня чуть не убили"
  
   Он посмотрел в сторону окна. За ним проглядывалось солнце и листья фруктового дерева. Все буквально дышало спокойствием, чистотой и комфортом. Контраст с обстановкой в путешествии во "внешний мир" был разительным. Хотелось просто расслабиться и ничего не делать, просто пережидая, пока спадут проклятия.
   "Ну да. Забить на все дела и просто ничего не делать. Стараясь не думать, сколько же у меня проблем. Типичный я."
  
   Талик вздохнул и обернулся к молчаливо присутствующей Дрэге.
   - Пойдем, проведаем сидельцев.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Траарнская Академия Магии"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Милашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутМагия обмана -2. Ольга БулгаковаTaboo story. Gifted WriterДурная кровь. Виктория НевскаяВсе изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяНочь Излома. Ируна БеликЧистый лист. Кузнецова Дарья��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ. Любовь ЧароПленница для сына вожака. Эрато НуарОсколки судьбы. Александра Гриневич
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"