Хволкер: другие произведения.

Часть 23

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.50*10  Ваша оценка:

   По пути к камере Маликрисс Талик очень много и напряженно думал, поглаживая защитный амулет на груди. Он подготовился к визиту к "заключенным"достаточно тщательно, заготовив контрмеры на случай плохого развития событий. Защитные амулеты, одноразовые, но мощные. Дрэга в снаряжении, суммарно дававшем почти полную невосприимчивость к атакам на разум, имела при себе несколько свитков для отмены любых негативных эффектов. Просто на всякий случай.
   В старом мире этого с большим запасом хватило бы, чтобы завязать на морской узел любого менталиста. В новом, Талик был не уверен.
   От этой встречи зависело довольно многое. Не считая того факта, что ожившая темноэльфийская ведьма, похоже, довольно уверенно читала и внушала мысли, был еще один момент, который Талик находил довольно важным.
   Все ожившие персонажи воспринимали прописанную им историю как фактическую реальность. Они буквально помнили эти истории, как часть своей жизни. Конечно, всю жизнь не засунуть в десяток страниц текста, но неведомая сила, перенесшая Город в этот мир, позаботилась и об этом. Когда непись начинал анализировать свою жизнь, мелкие факты, забавные случаи, поучительные события и прочие мелочи, формирующие, собственно, память о жизни, возникали как-то сами собой. Они не противоречили, а наоборот, очень гармонично вписывались в основную линию.
   Например, Вильгельм помнил из выдуманных для него походов имена своих солдат, их привычки и характеры. Даже свою первую любовь помнил, причем достаточно подробно. Хотя из всего этого реально было написано только о том, что когда-то в юности его любимую жестоко убил тиранический правитель его страны.
   Не зная природы этого явления, Талик не был уверен, что может в полной мере доверять этой "памяти". Кто знает, о чем "вспомнит" непись с судьбой, написанной в приступе обиды. Взять, например, ведьму народа темных эльфов, разочаровавшуюся в богине своего народа и предавшую свой дом. Море крови, горы трупов ради мечты, которая в итоге все равно не сбылась, по ее же вине. Потом, поддавшись обману, предала еще и апостола своей новой веры. Все, как полагается в темном фентези.
   Кто знает, что за тараканы в голове бегают у такой личности. По большому счету, было бы разумно вообще ее уничтожить и не рисковать. Но Талик не хотел поступать таким образом, и моральная точка зрения тут стояла отнюдь не на первом месте.
   Во-первых, потому, что если Маликрисс окажется так же повернута на преданности Гильдии и ему лично, как и все остальные персонажи, она может стать исключительно ценным союзником. Способность читать и внушать мысли, в теории - даже изменить образ мышления цели, это не тот талант, который можно просто взять и похоронить просто из страха. Талик уже сейчас прикидывал в голове, какое поручение ей можно дать для начала.
   Во-вторых, даже если с ней и не получится найти общий язык, это будет не менее ценно. Будет подтвержденный факт того, что не все гильдейские неписи безоговорочно верны игроку. Брать в рассчет "теплый" прием в Некрополисе не имело смысла, там сыграло роль постороннее влияние неизвестного врага. А сейчас, это можно будет считать чистым экспериментом. Если Маликрисс окажется врагом, это будет значить, что история персонажа имеет куда большее влияние на мотивы и поступки, чем он видел до сих пор.
   Кроме того, у него наконец-то появится критик. Этого страшно не хватало.
  
   "Не загремел бы Кацуба в больницу, насколько было бы проще. Эх..."
  
   Ну и в третьих, даже сама подготовка в этой встрече заставила задуматься о вещах, которых он в других условиях избегал бы. Маликрисс - телепат с невыясненными границами возможностей, хитрая и очень амбициозная женщина. Просто придти и сказать: "Привет, я не хочу тебя убивать, давай лучше дружить", это не лучший способ начать отношения с такой, как она. По крайней мере, отношения, выгодные не только для нее.
   Пришлось задать себе несколько неудобных вопросов и ответить на них. И самый главный из них - а чего он вообще хочет от новой жизни?
   Вопрос был простым только на первый взгляд. Решай он только за себя, вообще никаких проблем бы не возникло. Но нравится ему это, или нет - отвечает он за очень многих существ, которые ему безоговорочно верят. Как за них самих, так и за их поступки.
   Со всеми этими мыслями он спустился в необитаемое крыло замка. Дрэга, в слегка флюоресцирующих бело-золотых доспехах, неотступно сопровождала его.
   Сет с бонусом к защите от магии Разума удалось раскопать буквально чудом. Талик, перед концом игры, продал вообще все, что могло иметь хоть какую-то ценность, но это коснулось в основном сокровищницы. Королевскую стражу "раздевать" не стал, это не имело смысла. Много заработать на этом не удалось бы, а стража в одних трусах(и лифчиках, если уж на то пошло), мало того, что никак не вяжется с имиджем, который не хотелось портить при финальных сьемках, но и очень так себе защита в случае нападения "на прощание".
   И среди прочего снаряжения затесался этот очень сомнительный с точки зрения игровой практичности, но очень красивый сет. Который оказался крайне удачной находкой в данной ситуации.
  
  "Ну и создает очень интересный образ. Если представить, что это профессиональная косплейщица... Блин, прям настроение приподнимается. Вечером обязательно разовью тему. Даже если и фигня как в прошлый раз получится, хотя бы попробовать надо."
  
   Во избежание неловкости, Талик заставил себя отвлечься на монотонный серый гранит обстановки.
   Архитектура в необитаемом крыле была такая же, как и в остальном дворце. Высокие тонкие колонны в коридорах, широкие витые лестницы, арки и залы, все было таким же, технически. На деле же портили настроение унылой базовой расцветкой. Когда стало понятно, что здесь никто не будет обустраивать себе постоянное обиталище, на эту часть дворца просто забили. Зачем раскрашивать картинку, на которую никто не смотрит? Дорого и бестолково. Даже мягкие ковры с ворсой по щиколотку, и те были одноцветно серыми.
  
   "А еще тут начинает скапливаться пыль," отметил Талик, проведя пальцем по рельефному узору оной из колонн. "Логично, в принципе, крыло закрыто, маршруты бытовому персоналу сюда тоже не прописаны"
  
   Наконец, Талик и Дрэга вышли в большой пустой зал. Коридор здесь заканчивался, из зала дальше вели только несколько дверей, расположенных на равном расстоянии друг от друга.
  
   "В теории, здесь должен был быть фонтан... Блин, ну надо довести до ума, прям как камень в ботинке эта пустота. Вообще крыло доделать надо. Только как, блин?"
  
   Дверь в покои, где оставили "сидеть" Вильгельма с Илладрией, была ближе, и Талик решил сначала зайти к ним. Четырехметровая, двухстворчатая, строгая дверь легко подалась на буквально касание руки. Талик, окинув взглядом огромное и абсолютное помещение, сразу увидел "сидельцев".
  
  "Похоже, я не очень вовремя"
  
  Вильгельм держал растерянную Илладрию своими лапищами за тонкую ладонь и что-то с жаром шептал. Та, очевидно ощущая неловкость, все же не отстранялась. Они тоже заметили его, и все трое, застыв, несколько секунд молча смотрели друг на друга. Наконец, Талик решился и прервал тягостную сцену.
  -
   Я попозже зайду, - сказал он, закрывая дверь.
  "Они таки встречаются. Даже завидно слегка. Вот что значит "из-под носа", да? Ну, кто успел, тот и сьел. Сам виноват."
  
  Дрэга высокомерно фыркнула в закрываюшуюся дверь. Она буквально всем своим видом демонстрировала превосходство и какое-то внутреннее довольство, природу которого Талик не понял.
  
   "Ну, хотя бы не психует, и то хорошо... Ладно, Маликрисс, вижу, от тебя ну вообще никак не отвертеться."
  
  Перед следующей дверью он все-таки немного задержался. Внутренняя решимость начала понемногу таять, и Талик, закрыв глаза, досчитал до десяти. Нельзя было терять уверенность и ясность мысли.
   Тяжеленные на вид створки легко разошлись от касания.
   Внутри было очень светло, хотя источника света как такового не было. Огромная квадратная комната, такая же, как и предыдущая, была такой же уныло-серой. Предполагалось, что жильцы будут рисовать, или хотя бы просто проектировать под свой вкус стены и обстановку. Но в силу сложившегося положения, здесь буквально не за что было зацепиться взгляду.
  
   "Все базовое, все из серии "потом доделаем", вот же ж лодыри. Хоть по шаблону-то могли сделать, не так это и дорого. Гнетущее впечатление... А где, собственно?.. Ага. "
  
   В дальнем углу обнаружился искомый персонаж. 
   Серокожая девушка с флюоресцентно-белыми глазами, в поношенном простом рубище и с повязкой на глазах сидела на коленях в дальнем углу. Сведенные вместе колени, чуть согнутая спина, наклоненная голова и уложенные на бедра руки. 
  
   "Как посадили еще в том злополучном году, так и сидит. У нее там не позатекало все?" 
  
   Талик хорошо помнил, как вот на этом месте ругался с Кащеем. Пожилой зануда настаивал на удалении Маликрисс, чтобы освободить ресурс, а Талик педантично разжевывал, почему это невыгодно и сколько ресурса полетит коту под хвост из-за невыгодной конвертации при переделке. 
   Талику и самому хотелось ее удалить, по личным причинам. Тогда жаба взяла верх, менталистка была создана наполовину за его средства. А потом... Перенастройку откладывали, откладывали, а потом переключились на более интересные методы войны. Маликрисс осталась в роли содержимого чулана. Выбросить жалко, а применения нет. 
   За плечом раздалось сердитое шипение сквозь зубы. Талик обернулся - Дрэга чем-то напоминала пса, увидевшего давно ненавистную кошку. Прищурилась, чуть набычилась, сквозь поджатые губы проглядывался оскал.
  Он положил ей руку на плечо.
  
  - Остынь.
  
  Дрэга послушно поклонилась и перестала напоминать вот-вот взорвущийся чайник. Талик понимал, что с ее характером, это ненадолго. Обьяснять, что реального повода для этой ненависти у нее нет, было бесполезно, он пробовал. Но, по крайней мере, она держала себя в руках.
   Талик прошел вглубь пустого зала и остановился напротив Маликрисс. Та не подавала признаков жизни и казалась искусно выполненной куклой. Он заметил чуть выбивающуюся прядь в ее волосах и непроизвольно поправил ее.
   Девушка, в ответ на это движение, подалась к его руке, словно росток к солнцу, подняла лицо и улыбнулась.
  
  - Вы наконец-то пришли...
  
  Талик вздохнул, оглянулся и запоздало понял, что искать здесь стул было бы глупо. После короткого колебания, подумав - "ну и кого мне тут стесняться?" - сел на каменный пол напротив нее.
  
  - Пришел. Возможно, стоило сделать это раньше, но лучше поздно, чем никогда.
  
  При слове "никогда" Маликрисс вздрогнула. Талик замолчал, изучая ее.
   Маликрисс была очень красивой. В принципе, другого от персонажа, которого прорисовывал 4eJl, можно было не ждать. Но что-то в ней было такое, что не смог бы заложить никакой художник. Что-то неуловимое, притягательное...
  
  - Маликрисс, я бы хотел, чтобы ты прекратила.
  
  Очарование немедленно ушло, оставив просто очень красивую женщину.
  
  - Меньшего и не стоило ждать от всеведущего Лорда. Простите мою дерзость, я лишь хотела улучшить вам настроение...
  
  - Не нужно. Вообще никогда больше не делай так, если я не попрошу этого прямо. Договорились?
  
  - Ваша воля - незыблемый закон, - поклонилась дроу.
  
  Талик, на самом деле, не был уверен в том, что она пытается на него влиять. Это был выпад "на всякий случай" и он оказался вполне удачным.
  
  - Прозвучит немного странно, но как ты себя чувствуешь здесь? Голод, жажда, другие естественные надобности? Особенно последние пару недель.
  
  - Нет, Ваше Святейшество, перечисленное не доставляет мне больших неудобств. Душевные муки гораздо сильнее. Я бы хотела получить право покинуть это место.
  
  - Вот об этом я и пришел поговорить с тобой.
  
  Талик вздохнул, глядя в потолок.
  
  - Если предположить, что я... Разрешу тебе отсюда выйти. Чем ты будешь заниматься?
  
  - Я буду выполнять все, что вы мне прикажете, - склонилась Маликрисс.
  
  Талик снова вздохнул.
  
  - Это не ответ. Если бы ты была неп... Мм... Куклой, способной только выполнять приказы, этого разговора вообще бы не было. Но ты не кукла. Уже не кукла, по крайней мере...
  
  Он задумался и продолжил.
  
  - Давай начистоту. Я хочу понять, что с тобой делать. А для этого надо понять, что ты из себя представляешь сейчас. Кем ты видишь себя, сейчас и в будущем, к чему ты будешь стремиться. Судя хотя бы по тому, что ты первым же делом попыталась на меня повлиять...
  
  Талик услышал шорох металла за спиной и сдавленный рык. Он оглянулся и строго посмотрел на Дрэгу, уже готовую убить ведьму. Под его взглядом она сдала чуть назад и засунула меч обратно в ножны, хотя глаза, направленные на дроу, все так же горели ненавистью. Он снова повернулся к Маликрисс и продолжил.
  
  - ...ты хочешь чего-то, помимо слепого исполнения моих приказов. Так что, я хотел бы полного и развернутого ответа на свой вопрос. От этого зависит то, как закончится наш разговор.
  
   Маликрисс разогнула спину. Ее осанка изменилась, и теперь перед Таликом была Маликрисс, соответствующая своему описанию. Сильная, гордая женщина, не знающая слов "полумеры" и "крайность".
  
  - Мариус рассказал о том, что за стенами Города другой мир. Я хочу нести Вашу волю в этот мир. Подняться в нем настолько высоко, чтобы мои слова от Вашего имени слышал каждый. Я желала этого в прошлом, и оступилась... Теперь, я знаю цену своей вере, и уничтожу любого, кто попытается противоречить Вам.
  
  Талик ощутил смесь облегчения и разочарования. Он, хоть и опасался проблем, но все же надеялся на некоторое здравомыслие со стороны хотя бы такого персонажа.
  
  - Я понял тебя. Давай я внесу некоторую ясность. Этот мир... Он очень уязвим, даже, скорее, беззащитен перед нашей гильдией. Его очень легко разрушить, исходя из того, что я знаю о своих... Предшественниках. А я не хочу его разрушать. Изменить, кое-что убрать, сделать его лучше, с моей личной точки зрения, но не ломать.
  А ты отлично показала, что можешь не вписаться в эту идею. Навязчивые идеи Вильгельма твоя работа, верно? Зачем? Хотя, зная твой личностный скрипт, могу предположить, что ради его дискредитации как администратора. Со временем он начал бы все больше косячить, и я бы его сместил, такой ведь план? В общем, мне не очень нравится то, что ты затеяла, с одной стороны. С другой, твои умения в этом плане могут иметь неоценимую пользу. Если ты будешь применять их только с моего согласия. И здесь начинаются сложности. Я не уверен в тебе и в прочности твоего слова.
  
  С каждым словом Маликрисс выглядела все более подавленной. Будто ей на спину укладывали тяжелый груз.
  
  - Убейте меня, если не верите... Убейте в любой удобный для вас момент, любым способом, который посчитаете нужным. Дайте любой приказ, и я буду счастлива его выполнить. Только не оставляйте меня здесь, прошу, дайте моему существованию хоть какой-то смысл!
  
  Ее слова были буквально физически ощутимыми надеждой и отчаянием. И Талик понял, что не сможет спать спокойно, если оставит ее здесь. Сейчас ему мешали полноценно спать проклятия Мариуса, а потом к ним добавится еще и совесть. Вот только проклятия спадут, а совесть никуда не денется.
  
  - Хорошо. Я тебе поверю, и очень надеюсь, что мне не придется об этом жалеть. Теперь, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. - Он пожевал губами. - Ты знаешь ряд заклинаний, предназначенных для нейтрализации противника. Три из них ты использовала против меня в тот день. Я хочу, чтобы ты сделала это снова. Каждое из них, одно за другим.
  
  - Вы говорите, что не верите мне, и требуете снова совершить предательство. Это жестоко!
  
  Из-под глазной повязки показались слезы.
  
  - Я поклялась... Я...
  
  Талик, видя слезы, сначала немного растерялся.
  
  "Ну блин. Блин. Вот к этому я вобще не был готов, и че делать-то?"
  
  Он быстро порылся в памяти и вспомнил пару сопливых фильмов. Сам он не ценил жанр
  мелодрамы, но на свидании вкусы парня мало что значат.
  Талик мягко положил руку Маликрисс на плечо. Та дернулась, явно ожидая худшего.
  
  - Я прошу тебя об этом не для того, чтобы издеваться. Это и правда нужно. Я обьясню потом. А сейчас, сделай это, пожалуйста.
  
  - Как... Как прикажете... - всхлипнула Маликрисс и подняла голову.
  
  Дрэга плавно перетекла ей за спину, обнажив меч и положив лезвие на плечо.
  
  - Надеюсь, ты понимаешь, - сказал Талик извиняющимся тоном.
  
  - Да, Ваше Святейшество. Я... Понимаю.
  
  Она плавным движением сняла мокрую от слез повязку. Вообще-то, эта повязка была частью скина персонажа, и снять ее было, по идее, невозможно. Но Талик уже давно начал привыкать к таким вещам.
   Под повязкой были большие, пронзительно красивые миндалевидные глаза. Прозрачные, бездонные, как космос. Они влекли и пугали, как огромная высота под ногами, лишая возможности отвлечься на что-то еще.
   Они были чем-то похожи на космос из космической саги, в которую он играл, когда искал замену Иггдрассилю. Star Explorers. Красивейшие межзвездные баталии, сложные тактические построения, политический накал страстей. Одна из занятных особенностей игры была в том, что игрок мог полностью интегрироваться в свой корабль через имплантанты. Восприятие было совершенно другим, нежели то, к которому человек привыкал за свою жизнь. 4EJl, большой знаток в области развлекательной химии, сравнивал это с самыми яркими приходами от каких-то особенно ядреных препаратов.
   Талик улыбнулся, вспомнив самые яркие моменты. Когда он развел ударный флот противника на маневры в пределах досягаемости детонации звезды. Спровоцировав взрыв, и сам слился, конечно, но так и было задумано. Так что, выслушивая проклятия в свой адрес и получая "письма счастья", он уже реснулся на мазере и вовсю руководил массированной ядерной бомбардировкой промышленных и жилых колоний агрессора. Где-то даже запись сохранилась.
   Жаль, серьезные схватки там были большой редкостью. Потери в боях очень дорого обходились изнеженным любителям баланса. А без них игра очень быстро приелась. В отличие от Иггдрассиля, в котором подобное, пусть и не так пафосно, но происходило едва ли не каждый день. На тот момент, по крайней мере.
   Легкое наваждение, делавшее воспоминания такими яркими, рассеялось. Он протер глаза и посмотрел на заметно побледневшую дроу напротив.
  
  - Что с тобой?
  
  - Н... Ничего, - она опустила голову. - Ваш разум... Очень прочен, мне трудно выполнить... Ваш приказ. Это был [Плен памяти]. Мне продолжить?
  
  - Да.
  
  Маликрисс не сменила позы, но Талик ощутил прилив сильнейшей усталости. В мыслях настала ужасная путаница, голова закружилась, вызывая приступ тошноты. Он отмахнулся.
  
  - Не то. Давай следующее.
  
  И следующее оказалось тем, на что он надеялся. Апатия, безразличие, легкое раздражение от необходимости на что-то отвлекаться накрыли его мощной волной. Приступ паники от воспоминаний недавних событий утонул в мутной воде равнодушия ко всему.
   Почти полностью охватившее оцепенение почти сразу развеялось - сработал амулет, мелкие, колючие осколки которого посыпались под рясой.
   Он поднял взгляд.
  
  - Достаточно. Это оно.
  
  - [Оковы разума]? - осторожно спросила Маликрисс, глядя на него со страхом в глазах. - Это... Одно
  из тех трех заклинаний.
  
  "В тот раз было точно так же, но там имелся и побочный эффект. Что за эффект, как работает, как они это скомбинировали, блин? Разобрались с тем, как работает механизм магии, и создали что-то на основе имевшегося, или сами изобрели? Кто еще так умеет, какие ограничения, затраты? Ох ребята, как много я хочу у вас спросить."
  
  - Да, я вижу. Ладно. Главное, чего я хотел, я получил.
  
  - А... - нерешительно, даже робко начала Маликрисс, и затихла, когда Дрэга чуть сильнее надавила ей клинком на шею.
  
  - А ты... Дрэга, убери меч, пожалуйста. А ты сейчас пойдешь с нами. Есть один человек, который мог бы мне кое-в чем помочь, но у него отвратный характер. Я хочу выяснить, сможешь ли ты изменить некоторые его взгляды на жизнь.
  
  Он встал и подал ей руку. Маликрисс нерешительно оперлась на нее, вставая, и поклонилась, но от него не ускользнул холодный, ехидный взгляд, направленный на Дрэгу. И то, как хищно дернулась губа у демоницы.
  
  "Тот самый случай, когда обе хороши, да?"
  
  - И еще, вы, обе. Знаю, отношения у вас так себе, но держите себя в руках. Дрэга, не цепляйся к ней без повода. А ты не создавай этот повод. Иначе будете отдыхать здесь уже обе, я не буду разбираться, кто первый начал. Договорились?
  
  **
  Узилище было мало похожим на то, что обычно называют этим словом. Вильгельм знал, как должна выглядеть настоящая тюрьма. Не так. Ни клеток, ни соломы на полу, ни охраны - ничего. Лишь огромная серая комната, будто оторванная от остального мира.
  До конца света он ни разу не бывал в этом крыле замка. Даже мысли не возникало, идти туда, где коротает вечность символ предательства. А после - заходил всего пару раз, и никогда не отворял двери, ведущие туда, где, по его мнению, были камеры. Да и заходил украдкой - здесь все буквально кричало о том, что ему тут нечего делать. Это место походило на начало безумия, когда явь смешивается со сном. Все вокруг похоже на то, каким должно быть - и этим не является.
   Он понимал, что ему просто страшно здесь, в бесцветной, жутко тихой пародии на остальной дворец. У этого страха не было лица, с ним невозможно было сразиться. Ему казалось, что стоит тут чуть задержаться, и он растворится между явью и сном, исчезнет, будто его никогда и не существовало. Что-то в этом было от детских страшилок, но кому, как не одному из Старших вассалов знать, что Лорды бывают куда загадочнее и опаснее любого кошмара.
   Вильгельм долго был властителем этого места, но никогда не был настоящим хозяином, и для него были свои запреты. Он это прекрасно понимал, его это задевало, но он научился прятать в себе это чувство - а теперь еще и понимал смысл этих запретов. Пусть корона легка, но ее вручили существа, что выше богов, ему ли, бывшему мятежнику, нос воротить. Лорды не дали ему абсолютной власти, но та, что у него была по их воле, была куда прочней любой другой, которую можно представить.
   До недавнего времени.
   Все, что у него было, он своими же руками пустил под откос. Вера, честь, власть и цель, которые вели его к будущему, растворились, как дым. Его жизнь всегда напоминала ему замок. Переживший плохие времена, но с момента встречи с Пророком покоящийся на абсолютно надежном фундаменте.
  
  "Немного же мне понадобилось, чтобы превратить его в тонкий лед..."
  
  Здесь не было ощущения идущего времени. Он не мог сказать, сколько времени прошло с момента, как за Пророком, лично приведшим его сюда, закрылась дверь. Может быть минута, может быть, год. Вильгельм был уверен, что сошел бы с ума, если бы он был тут один.
   Но Илладрия тоже была здесь, и она, такая живая, настоящая, неуместная в этом безликом пространстве, была тем маяком, который удерживал его сознание на плаву. Без нее, он бы уже давно утонул в бездонной пучине вины, сожалений и осознании бессмысленности своего существования.
   А разговоры с ней будто двигали время вперед, не давая ему застыть.
  Она не винила его за то, что случилось. Именно он лишил ее выбора, когда она колебалась, как поступить. И все же Вильгельм не услышал от нее ни одного упрека. Они просто говорили. Не так, как на террасе дворца или в ее парках - тогда было доверие и общее дело, но не было такой искренности. Они оба открывали друг перед другом лишь ту часть души, которую дозволено видеть соратнику. Теперь все было иначе.
   И до какого-то времени они старались не затрагивать тему своего будущего. Вильгельм не хотел задумываться о нем, и был рад, что Илладрия тоже не поднимала эту тему. Они просто делились опытом, впечатлениями, стремлениями и мечтами. И он открыл для себя кое-что.
   Пассивность, уступчивость, некоторая наивность, которые он полагал просто слабостью характера, оказались признаками юности. Она была значительно старше Вильгельма, но при этом эльфом. Это обьясняло очень многие вещи, и Вильгельму теперь было немного стыдно за то, как он раньше к ней относился.
   Как он понял, 70-80 лет для эльфа то же самое, что для человека 15-17. Он просто слишком многого от нее ждал. Она умела казаться взрослой, уверенной в своих стремлениях женщиной, но ею на самом деле не была.
   Они сидели рядом, просто оперевшись спинами на одну из стен, и старались не смотреть на дверь. Тишина после последних слов уже давила на душу, и Илладрия, наконец, затронула тему, которой они избегали.
  
  - Как думаешь, нас удалят? После того, что мы сделали...
  
  - Не думаю, - ответил Вильгельм, обняв ее за плечо.
  
  - Почему? - с опасливой надеждой посмотрела на него эльфийка.
  
  Вильгельм на самом деле не был уверен в своих словах. Но почему-то ему хотелось ее успокоить, а не расстраивать.
  
  - Потому, что кое-кто уже совершал такое преступление. Ты знаешь, о ком я.
  
  - Маликрисс? Я всегда ее так ненавидела, а теперь в таком же положении... Если честно, я бы предпочла смерть, чем судьбу, как у нее.
  
  - Перестань. Жизнь, как бы ужасна она ни была, всегда дает шанс. Даже такой... Таким, как мы.
  
  - Я не уверена, что мне нужна такая жизнь, Вильгельм. Из меня будто душу вынули, и оставили пустое тело... Как тебе хватает сил не сдаться? После того, как... И ведь ты строил такие планы, и все разом рухнуло.
  
  Он сжал ее плечо чуть крепче.
  
  - Я такой, каким был рожден. Я хочу нести закон и порядок наших творцов и правителей. И пусть сейчас это звучит смешно, но я буду ждать шанса вернуть все на круги своя.
  
  Илладрия грустно улыбнулась и положила голову ему на плечо.
  
  - Слушая тебя, я думаю, что может и получиться. А вот мне стать женой Пророка точно не светит теперь.
  
  Вильгельм ответил не сразу.
  
  - Лично я этому не огорчен.
  
  - Что? - удивленно отстранилась Илладрия. - Мне казалось, что ты готов отправить меня под венец даже силой, если придется? Ради власти, ради влияния, ради наследника?
  
  - Да, это правда. Но и ради... Ради того, чтобы... Не думать, что ты могла бы быть и рядом со мной. Чтобы не мечтать о невозможном.
  
  Илладрия отстранилась от него и обняла колени.
  
  - А ты не думал спросить, чего хочу я?
  
  - Не думал. Мне это казалось неважным. Прости.
  
  - А сейчас важно?
  
  - Сейчас - важно. И будет важно впредь.
  
  Илладрия вздохнула.
  
  - Я люблю Его как Бога, как воплощение силы, мудрости. Я... Не уверена, что смогла бы быть счастлива, как женщина. И это замужество, что ты планировал, для меня было бы огромной честью, и радостью, но не семьей. Мы не равны, и никогда не будем равны с Ним, понимаешь? Мне казалось, что... Да неважно.
  
  - Эй, - Вильгельм взял ее за руку, поворачивая к себе. - Я же сказал. Теперь это важно. Посмотри на меня.
  
  - Отстань.
  
  - Ну уж нет. Я хочу это услышать.
  
  - Я подумаю.
  - Да чтоб тебя, женщина, я не какой-нибудь юнец, которому можно морочить голову!
  
  - Да? Хорошо, не какой-нибудь юнец, который едва ли не втрое меня моложе. Я думала, что с тобой могло бы получиться что-то более искреннее и настоящее, если бы ты не был бараном, который вытирает ноги о мои попытки показать это!
  
  Вильгельм обнял ее ладонь обеими своими.
  
  - Да, я был бараном. Я постараюсь не быть им впредь. Не злись.
  
  - Уже поздно, Вильгельм. Мы предали нашего Лорда, так что, глупо ждать, что нам позволят быть счастливыми...
  
  - Я говорил, что жизнь всегда дает шанс.
  
  Он собирался убеждать ее, и видел, что она будет с ним спорить. Это давало некоторую надежду, на лучшее и позволяло забыть о том, в каком они положении, пусть и ненадолго.
  Спорить, убеждать и добиваться своего - это то, в чем он считал себя мастером, и небезосновательно. Он вдохнул, чтобы начать, и тут открылась дверь и его окатило ощущением высшего присутствия. Того самого, которого не было в Некрополисе, из-за чего он потерял рассудок.
   На пороге стоял Пророк. Конечно же, он сразу увидел, что происходит. Вильгельм обмер, чувствуя, как Илладрия судорожно сжала ладонь.
   Но на них не обрушились ни громы, ни молнии. Пророк, чуть приподняв бровь, просто сказал:
  
  - Я попозже зайду.
  
   И вышел, закрыв дверь.
  
  - Что теперь с нами будет? - спросила Илладрия со страхом в голосе.
  
  - Не знаю, - ответил Вильгельм, крепко обняв ее. - Но нам дали время. Давай не будем тратить его на сомнения, сожаления и страх.
  
  **
  
   В просторной усыпальнице, слабо освещенной ровным желтоватым светом, шёл поединок. Скелет в массивных латах, с саблей и щитом, наседал на сухощавого человека в простой монашеской рясе с посохом. 
   Человек выглядел лет на двадцать, не больше, и при этом был почти полностью седым. 
   Сначала могло бы показаться, что у него нет ни единого шанса выстоять. Но первое впечатление рассеивалось быстро. Человек просто экономил силы, двигался очень скупо и отступал, выгадывая момент. И такой момент настал.
  Лиас бастро и плавно перенёс вес с ноги на ногу и ткнул посохом своего противника. Прямо в грудь, в центр тяжести, и сразу отскочил на шаг, отвод посох в сторону. Тяжёлая тусклая сабля с опозданием в пару мгновений пропорола воздух там, где он только что был. 
   Еще подшаг, и тяжёлое древко посоха рухнуло на стальной наплечник закованного в доспехи скелета. Сквозь глухой звон металла послышался треск. Нежить тут же снова попытался ударить Лиаса саблей, но рука подвела мертвеца, удар оказался неловким и медленным. Лиас, развивая успех, с гулом повернул посох, отбивая саблю в сторону, и оружие со звоном отлетело в сторону.
   Немертвый воин, оставшись без оружия, замялся буквально на секунду, и Лиас незамедлительно воспользовался паузой. Он все ещё не мог призывать светлые силы мгновенно, и требовалась толика времени для концентрации. Эту самую толику времени он и старался выиграть, сбивая противника с равновесия и калеча его. 
   Его учитель, рациональная, безжалостная сволочь, считал привычные Лиасу методики обучения бестолковыми и не эффективными.
   "Я не вижу причин тратить годы на то, что ты способен освоить за дни," сказал сумасшедший бог Смерти. "В твоём случае стремление к совершенству является куда более слабым стимулом к обучению, чем желание выжить"
   Как ни прискорбно, учитель Мариус, как обычно, был полностью прав. Лиас не мог понять, учителю правда плевать, выживет ли его ученик, или нет. Зато точно знал, что ни жалости, ни сочувствия от этого чудовища ждать не стоит. 
   Ладонь Лиаса, окруженная золотистым свечением, коснулась тёмного от времени нагрудника скелета. Свет тут же будто впитался в металл, чтобы мгновение спустя сверкнуть уже внутри доспехов.
   Закованный в латы костяк дернулся и осыпался на мраморный пол. Лиас тяжело выдохнул, согнувшись от усталости.
   Из тени между колоннами плавно шагнул учитель. Синие огоньки а пустых глазницах светились из-под капюшона тусклее обычного.
   
  - Учитель, дайте мне ещё пару минут, - взмолился Лиас.
  
  - Ты устал? - безразлично зашелестел голос Мариуса.
  
  - Очень. Можно отдышаться хотя бы?
  
  - Нет.
  
  Части поверженного скелета собрались воедино, и костяной воин снова встал перед застонавшим Лиасом.
  
  - Передышки повышают результативность физических упражнений. У нас иная цель.
  
   Скелет в доспехах взмахнул саблей, едва не достав седого парня. Тот лишь в последний момент парировал удар посохом. 
  
  - Целью происходящего является развитие твоих магических сил до уровня, на котором их можно признать существующими.
  
  - Для этого не обязательно пытаться убить меня!
  
  - С тобой эта методика работает лучше всех прочих, я уже пояснял почему, - невозмутимо возразил архилич. - Следовательно, ты неправ. 
  
  Лиас, отбивая посохом очередной удар, неудачно поставил руку. Сабля мертвеца скользнула по девку и начисто срезала парню пальцы. Лиас с криком отдернул руку, выронив посох, и отшатнулся. Последнее спасло ему жизнь. Новый косой взмах сабли не раскроил ему голову, а рассек щеку. 
   По ощущениям было похоже, будто в лицо плеснули кипятком. Слезы брызнули чуть ли не сильнее, чем кровь. 
   Лиас не удержался на ногах и рухнул на спину. Лёжа скрюченным на холодном мрамором полу, сжимая изувеченную руку здоровой, он, как завороженный, смотрел, как бронированный мертвец делает шаг и  поднимает оружие. 
   Лиас отстранился от болевых ощущений почти сразу, так что думать раны не очень мешали. Он мимоходом отметил исполнение детской мечты. Слушая истории о том, как герои мифов и историй превозмогают боль, он тоже хотел такую силу воли, как у них. 
   Теперь он и сам способен отстраняться от боли. Почти не обращать на неё внимания. Не сразу, не надолго и только будучи трезвым, но все же. 
  
  "Ещё бы. Что такое удар меча для того, кого наказывал за нерадивость бог смерти" 
  
   Лёжа на полу и истекая кровью, он понимал, что если ничего не предпринять, его сейчас просто убьют. Учитель не будет вмешиваться, он явно считает, что Лиас может справиться. А поскольку учитель никогда не ошибается, выход должен быть. 
   Что он мог сделать в такой ситуации? То же, что и в прошлый раз, но быстрее и лучше.
   Лиас отрешился от всего вокруг, восстанавливая в памяти ощущения тепла в груди. Краем сознания он отметил и подавил страх неудачи и смерти. Тепло, направляемое волевым усилием, нехотя потекло по телу в соответствии с заученной схемой. 
   Способов управлять внутренней силой Лиас знал довольно много. Его учитель не только издевался над своим учеником, он и правда учил. Крайне подробно отвечал на любые вопросы, объяснял с нескольких точек зрения, помогал составлять схемы и последовательности, подбирал литературу. В последней разобраться было крайне тяжело, она была очень бедна деталями, содержа в основном общие принципы. И без помощи учителя Лиас не продвинулся бы даже на сотую долю того, что знал сейчас. 
   Вот только практические методы "закрепления материала"... 
  
   "Нет, слишком медленно, не успею. А если вот так?.. Может не получиться, но если не попробовать, умру гарантированно"
  
  Сабля рухнула на лежащее тело, и Лиас выставил раскрытую ладонь ей навстречу. Лезвие, не дойдя до руки буквально на пару дюймов, словно налетело на невидимую преграду. Воздух слабо замерцал, обозначив тончайший купол, прикрывающий лежащего парня. 
   Скелет снова размахнулся и рубанул защитный купол. Не сказать, чтобы тщетно, и так едва заметный, тот почти растворился в воздухе. Но Лиас получил, наконец, возможность сосредоточиться. 
   С рук парня сорвался хаотично меняющий форму, золотистый пучок света, и врезался в мёртвого воина. Скелет мгновенно полыхнул, как факел, и осыпался пеплом, оставив от себя лишь броню и оружие. 
   Вместе с тем на самого Лиаса навалилось чудовищная, неодолимая усталость. Он потерял сознание, даже не успев закрыть глаза. 
   Из тени колонн к лежащему у груды золы телу неспешно подошёл Мариус. Лениво приподнял ладонь, и тело Лиаса оплела призрачная дымка [стазиса]. Потом лич другим движением ладони послал извивающийся клубок тьмы в останки скелета. Горка перемешанной с деталями доспехов золы никак не отреагировала.
  
  - Хм, - заинтересовался архилич.
  
  Новое движение костяной ладони, и зола маленьким подвижным облаком поднялась в воздух. Облако на короткое время приняло очертания человеческого костяка, но оставалось зыбким и не чётким. 
  
  - Ну да, логично, - постуча пальцем по подбородку Мариус, - часть материального состава утрачена в пламени.
  
  Архилич отпустил телекинетическую хватку, и пепел нова осыпался на пол.
  
  - [откат], - пророкотал Мариус.
  
  Останки сгоревшего дотла скелета будто тронул ветер, снова поднимая пепел в воздух. Секунду спустя на полу лежал целехонький костяной воин. Мариуса снова послал  в него сгусток тьмы - реакции не было.
  
  - Даже так? - удивился архилич. - Любопытно... Селена.
  
  Из тени шагнула женщина-вампир и опустилась на колено.
  
  - Доставь Лиаса в город и передай в ближайший храм, пусть его восстановят. Потом распорядись, чтобы этот костяк доставили в лабораторию. Ступай.
  
  - Повинуюсь, владыка.
  
  Мариус перестал обращать на неё внимание. Он был... Воодушевленн. Этот экспромт Лиаса был не тем, чего ожидал Мариус, а чем-то куда более значительным.
  
  "Необратимое уничтожение. Даже не предполагал, что такой эффект может существовать"
  
  Мариус быстро воспроизвел в памяти все книги, которые использовал для обучения парня. На первый взгляд, они не содержали ничего подобного. Даже если предположить, что можно собрать заклинание подобно мозаике, из разных кусочков существующих, заклинание с таким эффектом получиться не могло.
  
  "Значит, он не просто использовал, а что-то изменил. Значит ли это, что он разобрался в теории магии? Маловероятно, скорее, опять случайность. Так или иначе, похоже, я выполнил приказ владыки найти в нем талант. Теперь нужно выяснить, это талант удивлять под давлением обстоятельств или талант конструировать заклинания."
  
   Мариус полагал в равной степени возможными оба варианта. Причем, второй его устроил бы намного больше - в этом случае блек даже эффект заклинания, значение которого могло получить стратегический масштаб. Он сам до сих пор не смог вывести фундаментальную теорию, обьясняющую механизмы привычных ему вещей. Конечно, он не стоял на месте, и многие зависимости, условия и последовательности ему уже были известны - пусть и только в виде теорий и гипотез. Обучение Лиаса очень поспособствовало этому - парень, хоть и был откровенно туп, с точки зрения Мариуса, все же освоил основы абстрактного мышления и мог обьяснять, что делает и каким образом.
   И все же Мариус осознавал, что он всего лишь пользователь, а не конструктор. Он стремился изменить это - и Лиас в очередной раз указал ему частичку пути к желаемому.
  
  **
  
   Акуро, впервые за свою богатую на события жизнь, хотел умереть.
   В яме, где в луже собственных нечистот лежало его тело, он не мог даже пошевелиться, чтобы отойти в сторону. Все, что ниже лопаток, он ощущал будто сквозь толстый слой ткани, и это было благом, судя по тому, как он чувствовал свои руки.
   Проклятый орк, клыкастая рожа которого постоянно стояла перед его глазами, разрушил все, во что верил работорговец. Он просто ломал Акуро, в буквальном смысле, и тот ничего не мог противопоставить. Разница в силе, рефлексах, скорости реакции была такой, будто Акуро был эльфийским подростком в руках опытного бойца Святых Писаний.
   После боя, в котором он убил взрослого орка, Акуро был уверен, что сможет одолеть любого из них. Или потерпеть поражение - но такой ценой, что победитель если и переживет свой триумф, то останется увечным на всю жизнь. Он считал, что понял, как они бьются, как их убивать.
   Орк показал ему, сколь это ошибочное суждение.
   До того момента, Акуро считал, что выхватить оружие из рук опытного бойца невозможно, что это миф из сказок для тех, кто понятия не имеет, что такое настоящий бой. Теперь он знал, как это бывает, когда рука с мечом попадает в безжалостные клещи, одним движением превращающие кости в дробленый фарш.
   Он сопротивлялся изо всех сил, и этим только веселил своего противника. Снова, как в тот раз, в лесу, когда впервые почувствовал себя на месте жертв своей игры с мечом. Венцом этого унижения было то, что орк помочился на изломанное до неузнаваемости тело.
  
   "Знай свое место, мясо", так сказал орк.
  
   Мир перестал быть тем, к какому привык Акуро. В котором он что-то значил. И в этом новом месте, в котором чудовища были настолько сильнее людей, он просто не видел места для себя. Даже если он не умрет здесь, даже если его снова вылечат чудодейственной соленой мерзостью, он всегда будет помнить о высотах, которых человеку никогда не достичь.
   И поэтому он хотел, чтобы для него все закончилось.
  Сквозь гул и свист, поселившиеся в его ушах, донеслись слова, которые он не смог раобрать. Потом снова. Он хотел послать эти голоса подальше к демонам, но изо рта послышался только слабый хрип.
   Внезапно на его тело будто обрушился поток живительной силы. Она как будто промывала каждую мышцу, каждую кость, унося мутную грязь боли, усталости и онемения. Дышать вдруг стало легко, как раньше - и даже вонь нечистот в воздухе показалась чистой и жизнеутверждающей. Он шевельнул ногой, потом рукой - тело было идеально послушным.
  
  "Значит, сдохнуть мне пока не дадут. Ладно, твари. Посмотрим."
  
   Акуро, оперевшись на землю рукой, сел, и открыл глаза.
  Напротив него, чуть дальше края лужи, стояли четверо. Очередной орк, их Акуро так и не сподобился различать между собой. Женщина поразительной красоты, которую он уже когда-то видел. На ней была поразительная броня, бело-золотых цветов, и при том, что Акуро считал, что женщина не в праве носить доспехи, он невольно засмотрелся. Была еще одна женщина, темнокожая в простом рубище и с повязкой на глазах. Она была тоже очень хороша собой, чем-то напоминая недавно пойманных рабынь. Что-то в ней было странное, он не сразу понял что, а потом заметил. Ее уши. Слишком маленькие для эльфа, размером почти как человеческие.
   Акуро невольно задумался, сколько она могла бы стоить. Это какая-то неизвестная ему порода, или работа искусного хирурга? Уши выглядели так мило, что он пожалел, что не додумался обрезать их пленницам раньше.
  И там был тот самый юноша с незапоминающимся лицом.
  Акуро криво ухмыльнулся, пытаясь стряхнуть с руки подсыхающую глину и дерьмо.
  
  - Чем обязан высокому визиту, благородный господин?
  
  - Захотелось поговорить с тобой.
  
  - Рад буду ответить на любые вопросы.
  
  На самом деле, больше всего на свете Акуро был бы рад прирезать ублюдка. Медленно, вдумчиво. Это по его вине жизнь Акуро пошла под откос.
   Безликий повернулся к темнокожей рабыне.
  
  - Что скажешь, Маликрисс? О чем он думает?
  
  - Он мечтает медленно запытать вас до смерти, Ваше Святейшество, - с глубоким поклоном ответила та.
  
  В душе Акуро поднялась и тут же утихла волна паники.
  
  "Эта мразь умеет читать мысли? Можно было бы предположить, что она читает по выражению лица, но на ней повязка. Хотя кто знает, какие волшебные предметы тут могут быть. Да и плевать. Пусть читает, что они мне сделают такого, чего еще не сделали."
  
  - Не то, на что я надеялся, но он в своем праве. Ладно. Так даже проще.
  
  Он протянул руку в сторону, и орк вложил в нее меч Акуро. Его гордость и величайшее сокровище. Акуро стоило больших усилий не скрежетнуть от злости зубами. Безликий со знанием дела взвесил клинок, вынул из ножен и осмотрел лезвие.
  
  - Откуда у тебя это?
  
  - Боевой трофей, - процедил Акуро, косясь на темнокожую рабыню. - Взял с трупа авантюриста много лет назад.
  
  - Ты его убил? Зачем?
  
  - Затем, что он явился отнимать то, что ему не принадлежит.
  
  - Да? И что это было? Насколько я успел понять, авантюристы не занимаются грабежами.
  
  - Он хотел забрать женщин из партии на продажу. Это и есть грабеж.
  
  - Вот как. Я понял. У меня тут назрел вопрос, я его уже задавал другому человеку, и внятного ответа не получил. Скажи мне, как так получается, что одни люди могут владеть другими? По какому праву? По праву силы, или как-то по другому? Я и правда не могу этого понять.
  
  - Полулюди и еретики обязаны искупить грех своего существования служением потомкам Героев. Это высший закон, идущий от воли небожителей. Я, как и любой теократ, в своем святом праве владеть, кем пожелаю.
  
  - Да уж, - потер переносицу безликий. - Ладно, вернемся к мечу. Я так понимаю, ты считаешься талантливым мечником. Скажи, ты стал им после того как завладел этим мечом?
  
  Это был удар ниже пояса. Это действительно было так, хотя Акуро старался не вспоминать об этом. Его талант к фехтованию проявился через пару месяцев после того, как он завладел этим мечом. После первой же серьезной стычки на границе с эльфами.
  
  - Да, - наконец выдавил Акуро.
  
  - А тот авантюрист, у которого ты его забрал. Он был хорошим бойцом, на твой взгляд?
  
  - Отличным, - уверенно ответил Акуро.
  
  Этого авантюриста с трудом одолели всей группой охраны, половину он перебил на месте, половина от тех, кто остались, умерли потом от ран. Акуро не был уверен, что даже сейчас смог бы легко победить его один на один.
  Безликий непонятно улыбнулся.
  
  - Хорошо. Очень-очень хорошо. Теперь еще кое-что. Ты очень хорошо продвинулся в... Умениях, за то время, пока ты здесь. Ты убил одного орка, но это было уже после того, как ты... Блин, трудно слова подбирать. После перехода на следующую ступень, что ли?
  
  - Верно, благородный господин.
  
  - Теперь суть вопроса. Было ли такое, что ты думал, что убил, здесь, в ямах.
  
  - Нет. Я очень хотел, но никогда не путал желаемое с действительным. К чему эти вопросы, благородный господин? Или ваша рабыня не может достать у меня из головы все, что вы захотите узнать?
  
  Безликий кивнул.
  
  - Может. Но тут есть тонкость. У тебя в голове очень много лет жизни, и найти среди них то, что мне нужно, будет намного дольше, чем просто спросить. Ладно, - он повернулся к рабыне. - Ну как, Маликрисс? Сможешь сделать то, о чем мы говорили?
  
  - Да, Ваше Святейшество, - глубоко поклонилась та.
  
  У Акуро возникло смутное ощущение, что она до одури боится безликого.
  
  "Читает и его мысли тоже? Что же она в них такого видит? А хотя, зная некоторых вельмож, можно
  догадаться."
  
  Тем временем рабыня легким, грациозным шагом подошла к нему, даже не испачкав точеные ножки.
  
  - Что ж, животное, сделай одолжение, не пытайся сопротивляться.
  
  - Ах ты! - Мгновенно вскипел Акуро, и попытался ударить ее по лицу.
  
  Он был готов терпеть любую боль, но никак не унижения со стороны получеловека, и тем более - женщины. Акуро уже представлял, как размолотит ее красивое лицо в кровавую кашу, как раздался приказ:
  
  - Сидеть.
  
  Голос рабыни, на самом деле очень красивый, низкий, с легкой хрипотцой, хлестнул по сознанию с такой силой, что тело парализовало.Сам не понимая, что он делает, он подчинился, сев перед ней на колени.
  
  - Невежество, глупость, наглость в одном лице. Ты прекрасен в своем уродстве, человек. Почему ты считаешь, что в праве вести себя так, будто мир принадлежит таким, как ты?
  
   "потому что я человек, а ты грязь, которая недостойна быть ничем, кроме игрушки для развлечений"
  
  "потому что я человек, я потомок богов, создавших этот мир для людей"
  
  "потому что только люди давали отпор любому злу, стремившемуся уничтожить мир, пока такие как ты ложились под него в надежде возвыситься"
  
  "потому что..."
  
  Он не собирался отвечать ей. Мысли, чувства и воспоминания возникали сами, подпитывая злость и упрямство. И Акуро не сразу понял, что что-то происходит. Каждый выгравированный в душе идеал, которым он следовал всю свою жизнь, странным образом размывался. Переставал внушать такую твердую уверенность, становился каким-то фальшивым, глупым. А из-под ставших казаться наносными, ложными истин стали прогляывать другие. Настоящие.
   Акуро с холодной ясностью и животным ужасом осознал - его ломали. Без проповедей, без пыточных инструментов. Его ИЗМЕНЯЛИ. Делали марионеткой, отнимали то, чем он дорожил больше всего - его гордость и право быть человеком. Его душу.
   Ненависть и бессилие вырвали из груди протяжный крик. Он сам его практически не слышал, завороженный потоком нового знания, хлынувшего в его память. И скоро все закончилось.
  
  - Можешь встать, - разрешила Маликрисс.
  
  - Как скажете, госпожа, - кивнул Акуро и встал.
  
  Ему было стыдно и немного страшно за свои прошлые суждения о ней. Конечно, не зная, что к чему, было действительно легко принять ее за рабыню. Но теперь, зная, насколько она жестока, злопамятна и могущественна, он всерьез опасался за свою судьбу.
   На самом деле любой из присутствующих мог бы размазать его как муху, даже не заметив. Но остальные не могли читать его, как темная ведьма. И он сделал первый шаг к тому, чтобы попытаться себя обезопасить. Стал на колено перед единственным, кто мог бы защитить его.
  
  - Ваше Святейшество, я прошу меня простить за прошлое поведение. Чем я могу искупить свою грубость?
  
  - Забудь, - отмахнулся Пророк. - Маликрисс, насколько продолжителен эффект, по твоей оценке?
  
  - Он останется таким насовсем. Это уже другая личность, хоть и во многом похожая, и с той же памятью, как вы и желали.
  
  - Хорошо. Но все равно пока что проверяй его каждый день. Если будут побочные эффекты или он все-таки начнет меняться обратно, сразу дай знать.
  
  - Как прикажете, - глубоко поклонилась та.
  
  Пророк протянул руку, и Варбосс вложил в нее два длинных прямых меча в замшевых ножнах. При всем кажущемся простоте оружия, взгляд Акуро намертво прикипел к ним. Он с уверенностью мог сказать, что эти небогато украшенные мечи по качеству и тонкости исполнения на голову превосходят тот, что у него был.
   Пророк протянул мечи Акуро.
  
  - Это парные мечи для перехода в следующий класс. Попробуй теперь драться с ними. И имей в виду, если ты убьешь здесь еще кого-то, ты по-настоящему пожалеешь об этом.
  
  - Я понял, Ваше Святейшество, - поклонился Акуро, и было потянул руки к мечам, но опомнился.
  
  - В чем дело? - удивился Пророк.
  
  Акуро спрятал лицо в поклоне.
  
  - Мои руки в грязи и дерьме, Ваше Святейшество. Я не хочу осквернять благородное оружие, взяв его вот так.
  
  Пророк улыбнулся.
  
  - Я понял. Варбосс, сможешь выделить ему шатер со всем причитающимся?
  
  - Найдем, - недовольно пророкотал орк.
  
  Пророк нахмурился.
  
  - Ты чем-то недоволен?
  
  - Мне это не нравится, Пророк. Я не понимаю. Сначала этот человек был пленником, потом убил одного из наших, а теперь ему еще и шатер подавай?
  
  - А в чем проблема?
  
  - Если он будет жить среди нас, пусть живет как мы. Сам добудет шкур и сделает шатер. Сам поднимет хозяйство.
  
  - Справедливо. Пусть так и будет.
  
  Пророк с женщинами удалился. В яме остались лишь Акуро и воплощение уничтожения.
   Варбосс покосился на Акуро и процедил:
  
  - Че расселся бля? Дел никаких нет? Так я найду. Шевели булками, ПАРЕНЬ.
  
  Акуро рад бы был послать его ко всем чертям, и раньше так и сделал бы. Но теперь, он точно знал, что перечить вождю имеет смысл, только если надоело жить. Вылезая из ямы по все той же лесенке, он окинул взглядом ту часть стойбища, которая была видна.
   Даже без призмы расовой ненависти, ему не нравилось то, что он видел. Он не хотел жить здесь, среди грубых, примитивных, по своей сути, созданий. Конечно, выбор между стойбищем и ямой был очевидно в пользу первого. Но всегда жить здесь, среди постоянного шума, вони, галдежа он точно не собирался.
   Его грубо ткнули в спину. Он обернулся - над ним возвышался один из орков.
  
  - Слышь, ты воняешь. Поди помойся.
  
  - Ага. Где вода?
  
  - Вон там озерцо, - орк ткнул толстым мосластым пальцем куда-то в сторону.
  
  Акуро направился туда, куда указал орк. Лавируя между шатрами, отбиваясь от надоедливой детворы, он повторял, как мантру - "это не навсегда. Это не навсегда."
  
  **
  
   Дорога в Э-Рантел заняла меньше времени, чем можно было бы ожидать. По пути не случилось решительно ничего, о чем можно было бы вспомнить по его окончании.
   Даймон и его группа решили не останавливаться в поселениях по пути. Брайс для вида повозмущался, но и он без сомнения понимал, что чем скорее они доберутся до гильдии и передадут информацию, тем лучше.
   Светопреставление в небе обещало изменить довольно многое в королевстве. А возможно, и не только в нем. Слишком масштабное явление, чтобы его можно было принять как должное. Эра считала, что церковники неизбежно увидят в этом признаки конца света. А значит, церковь обязательно попытается упрочнить свои позиции под предлогом сплочения перед лицом угрозы.
   И никто не будет игнорировать одну из влиятельнейших политических сил, если та начнет резко тянуть одеяло на себя.
   Еще Эре очень хотелось поговорить в главным чародеем гильдии Э-Рантела. Далеко не самый сильный маг, он, тем не менее, имел огромный опыт и знания во всем, что касалось волшебства. Его даже сам легендарный Парадин пытался сманить преподавать в имперской Академии.
   Перед воротами Э-Рантела было буквально столпотворение. Там всегда было довольно людно - торговцы, поставщики, наемники, вельможи, наемники всех мастей. Сейчас же могло показаться, что город в осаде.
  
  - Такое чувство, что жители всех поселков вокруг разом рванули в город, - протянул Даймон, высматривая место в "очереди".
  
  - Думаешь, это все из-за того света в небе? - уточнил Брайс.
  
  - Похоже на то. Не вижу других причин. Я не думал, что масштабы паники будут такими. Представляете, что будет, когда сюда доберутся те, кто живет подальше?
  
  - Думаю, тревоги было бы меньше, будь это не на проклятых равнинах, - задумчиво протянула Эра. - Попасть бы в город хотя бы к вечеру...
  
   Ее слова оказались пророческими. Огромное количество людей, желающих попасть в город, растянулось в беспорядочную очередь на несколько миль. То и дело возникали споры, драки, и один раз даже дошло до поножовщины. От кровопролития спасло только грубое вмешательство Даймона, ему пришлось показательно избить зачинщика беспорядков.
   К вечеру стало понятно, что в общем порядке они в город просто не попадут. Люди вокруг были злы - оказалось, что мало кто думал о том, что в город можно будет и не попасть в первый же день. Плакали дети, предприимчивые возницы предлагали ночлег в теплом сене за неумеренную плату. Наконец, по толпе прокатился слух, что в город больше не пускают приезжих. Среди людей начало закипать возмущение.
  
  - Плохо дело, - сухо отметил Даймон.
  
   Повсюду стоял усиливающийся гомон. Рядом с их компанией кто-то заводил толпу речами о несправедливости, и находил горячий отклик в сердцах слушателей.
  Эра украдкой посмотрела на заводилу и отвернулась. Но заводила все-таки заметил ее взгляд.
  
  - А что ты отворачиваешься, рыжая? Или ты не считаешь, что с нами поступают нечестно? Может быть, ты одна из тех, у кого там точно есть теплая постель и сытный обед, а?
  
  Оратора явно распаляло ощущение толпы за спиной. Ему явно нужен был козел отпущения.
  
  - Может, проведешь и нас туда с собой?
  
  Даймон подошел к голосистому мужичку и что было силы ударил лбом по носу. Тот упал без сознания, щедро орожая кровью все вокруг.
  
  - Хавало закрой. - Он жестко посмотрел на толпу, не знавшую, что делать без предводителя. - Охота побунтовать? Виселиц в Э-Рантеле полно, всем хватит.
  
  - Но нас не пускают... - Раздался голос откуда-то из задних рядов.
  
  - А чьи это проблемы? Идите в свои дома.
  
  Он демонстративно отвернулся и подошел обратно к своим друзьям. Толпа, лишившись источника вдохновения, начала рассасываться на отдельные кучки. У обочины начали появляться костерки, у которых собирались уставшие люди.
  
  - Это не дело, - пробормотал Брайс, с унынием глядя в сторону таких недостижимых ворот.
  
   Створки уже были закрыты, и пусть подьемный мост был опущен, его перегораживала плотная шеренга стражи с алебардами.
  
  - Что предлагаешь? - осведомился Даймон.
  
  - Да так... Пока ничего. Но в крайнем случае могу найти затратные методы.
  
  - Законные?
  
  - Как посмотреть, - поморщился Брайс.
  
  - Давай завтра, если картина не именится.
  
  - Ага.
  
  Эра уже присматривала место для ночлега. Палатка у них была, дело оставалось за тем, чтобы найти такое место, с которого будет хорошо видно ворота. Учитывая, что почти вся местность вокруг дороги уже была утыкана палатками и телегами, задача обещала быть непростой. Но она справилась.
   Когда они уже раскладывались по соседству с компанией молчаливых головорезов, отпугивающих одним своим видом простых крестьян, Брайс заинтересованно поднял голову и прислушался.
  
  - Что там, - поинтересовался Даймон.
  
  - Пока не знаю, но у кого-то определенно есть шанс попасть сегодня в город без кровопролития.
  Ребят, собираем манатки, такое пропустить нельзя.
  
  Даймон и Эра переглянулись, но сделали, как он говорил, и вышли к все еще полной людей дороге. Долго ждать не пришлось, вскоре послышались возмущенные вопли и недовольный гомон. Кто-то шел сквозь толпу, как сквозь камыш. Эра сначала удивилась тому, как быстро утихают недовольные выкрики, а потом поняла, в чем дело. Сначала донеслась удушающая вонь, а потом показался и ее источник.
   Сквозь толпу шел воин в тяжелых латах, заляпанных чем-то темным. Он был вооружен копьем и щитом, которыми легко отталкивал со своего пути тех, кто не успел убраться. А через плечо была перекинула сетчатая перевязь, в которой болтались две головы огров. Огромные, уродливые, жирные рожи с омерзительным оскалом отбивали любое желание ссориться с тем, кто их, по всей видимости, отделил от тел. А на грудной пластине лениво перекатывалась по заскорузлой крови стальная пластинка авантюриста.
   Из-под поднятого забрала полного шлема виднелось небритое, хмурое лицо с красными от недосыпа глазами. Эра не сразу даже обратила внимание на вереницу из четырех человек, шедших воину буквально след в след.
  
  - Эй, брат по делу! - вылез перед ним Брайс, показыва пластинку.
  
  - Чего? - неприветливо уставился на него воин, не замедлив ход. Брайсу пришлось пятиться, чтобы продолжить разговор.
  
  - Я вижу, тебя ничто на свете не удержит от того, чтобы попасть сегодня за ворота, верно? Давай мы составим тебе компанию.
  
  Воин покосился назад. Один из четырех следующих за ним компаньонов, в кольчуге, с мечом и тоже со стальной пластиной, кивнул и сказал:
  
  - Все нормально, Стена. Мы все в одном деле.
  
  - Как скажешь, - кивнул Стена.
  
  Даймон и компания пристроились к маленькой колонне. Брайс тут же прилип к тому, кто дал "разрешение"
  
  - Стена ваш лидер? Никогда не слышал о таком.
  
  - Нет, он с нами всего второй поход, - ответил тот. - Нам охренеть как повезло найти такого бойца. Надеюсь, он задержится с нами подольше. Лидер тут я. Пока что, по крайней мере. Я Гинн.
  
  - Я Брайс, это Даймон, наш лидер, это Эра.
  
  Он кивнул в сторону головы огра, покачивающейся на спине Стены.
  
  - Тяжело было?
  
  - Нет. Сам удивился, шли-то гоблинов бить, а тут огры вылезли. Думал, там нам и конец. Стене прилетало так, что кто другой бы по макушку в землю встрял. А ему хоть бы хны. Тыкал огров копьем, бесил их неимоверно, даже не отвернулись от него ни разу. Никогда не думал, что от копья в бою с монстром может быть толк. Тим с Валесом гоблинов тем временем порубили, я ограм коленки стриг. Самая легкая победа в жизни.
  
  - Впятером двух огров побить, это тема для попойки, я проставлюсь.
  
  - Договорились, друг.
  
  За разговором разросшаяся компания дошла до ворот. Стража, видя приближающуюся процессию, встала наизготовку, ощетинившись алебардами. Люди позади с интересом смотрели, послышались споры об заклад, чем все закончится.
   Стена шел, как шел, совершенно не впечатленный направленным на него оружием. Один из стражей, судя по нашивкам, сержант, крикнул:
  
  - Стоять! Прохода в город нет!
  
  - Есть, - мрачно сообщил Стена, так и не замедлив ход. - У меня на груди два знака, которые это подтверждают. Жетон и голова монстра. С дороги.
  
   Уверенность в его голосе и то, как он пер прямо на строй алебард, поколебали уверенность стражи - солдаты начали поглядывать на своего командира. Тот, очевидно, взвесил, что ему дороже, спокойная смена или схватка с авантюристами, которые еще и в своем праве, и устало махнул рукой:
  
  - Пропустить.
  
  Строй разомкнулся, давая проход. Авантюристы, сопровождаемые недовольными, а то и вовсе злыми взглядами, прошли к воротной калитке и вошли в город.
   Внутри городских стен тоже было далеко до тишины - в Э-рантел успело пройти очень много народу, и не всем нашлось место в гостиницах а тавернах. Собачий лай, ругань, пьяные выкрики и мат многочисленной стражи, крайне жестко и даже жестоко пресекающей любые беспорядки, портили Эре настроение.
   Снова благодаря Стене, отпугивающему своим видом каждого встречного, они быстро добрались до здания гильдии. На площади перед ней было относительно тихо и немноголюдно. Эра опасалась, что здесь будет как на рынке, или на соборной площади - куча людей, злых, голодных, ждущих чего-то плохого. Но несколько громил с медными пластинами у входа в здание, по всей видимости, отбивали любое желание посторонних собираться здесь. Гинн обратился к компании Даймона:
  
  - Мы пойдем сдадимся пока. В нижнем зале встретимся. Брайс обещал выпивку, не забыли?
  
  - Святое дело, как можно, - улыбнулся Даймон. - За то, как вы нас провели, я вас лично в хлам напою.
  
  - Ох не обещай, чего не знаешь, - заржал Гинн. - Стену споить невозможно. Он вообще неуязвим.
  
  - Гинн, - подошел поближе к говорящим Стена. - Мне долго еще это говно на себе таскать?
  
  - Ребята, нам очень пора, - быстро попрощался Гинн, и направился со своей компанией к черному входу.
  
  Заходя в гильдейский зал, Брайс невзначай бросил:
  
  - Тоже заметили, да?
  
  - Да, - ответила Эра. - Ты про броню, как на тех скелетах?
  
  - С той же символикой, - кивнул Даймон. - Все один в один.
  
  - Чует моя пятая точка, что скоро закипит очень густая каша насчет этой символики, - задумчиво сказал Брайс. - Давайте об этом пока не будем упоминать в отчете.
  
  Остальные молча кивнули.
  
  **
  
   Вечером Талик сидел на берегу декоративного пруда во внутреннем дворике дворца, и кормил цветных карпов. Грациозно-ленивые рыбы ловко подхватывали брошенные в воду катышки хлебного мякиша, подсвечивая пруд прихотливой игрой радужных цветов.
   Талик пребывал в довольно тяжелом расположении духа и хотел побыть один, но избавиться от Дрэги без того, чтобы ее расстроить, не представлялось возможным. Она стояла за его спиной с подносом, уложенным горячими хлебцами, и светилась от гордости быть полезной. Талик сегодня окончательно решил снова затащить ее в постель, вот только после воскрешения Спая его голову занимали совершенно другие мысли.
   Проклятия Мариуса настолько сильно замедляли регенерацю маны и здоровья, что даже на простенькое воскрешение ее хватило только к вечеру. Талик с глухими завистью и раздражением думал о том, что, возможно, не стоило брать тот перк на естественную регенерацию. Значительно ускоряя пассивное восстановление ресурсов, он делал практически бесполезными любые виды зелий и эликсиров. Тратить их на себя для Талика было все равно что просто вылить и ждать эффекта от испарений.
  
   "Хлопнул бы с утра пару больших флаконов, и был бы как новенький. Воскрешалка 2800, флакон 1500. И ходил бы с говенным настроением весь день, а не только вечер. Мда."
  
   Еще порция мякишей полетела к ненасытным рыбам.
  Воскресить Спая удалось без проблем. Подспудно Талик ожидал, что ничего не получится. Все-таки, он всегда считал себя реалистом, и частично оставался им даже здесь. А Спай, когда его положили на алтарь в храме, был начинающим пованивать трупом с распоротой глоткой. И тем не менее, получилось. И это было хорошо. Теперь была уверенность, что даже если кого-то из его "подчиненных" убьют, это еще не приговор. Пусть и с заметной потерей в уровнях, он сможет вернуть их к жизни.
   А вот новости, которые сталкер не замедлил изложить, вогнали Талика в тоску.
  
  "Другой игрок, рога. Значит, если не найдем общего языка, будет партизанить. Ловить рогу на чужой территории... Мда. И еще он здесь очень давно, и судя по фразе, "надеялся, что таких встреч больше не будет", пережил как минимум прошлых попаданцев. Кто там они были, демоны, кажется. Итого, взрослый мужик, который живет тут минимум двести лет. Кто знает, чего он за это время набрался, как в плане отношения, так и в плане шмотья всякого. Тех же теократов взять, удивили так удивили. И я, с целым городом, но без реального какого-то опыта, как рулить этим всем. А непись мне только поддакивает."
  
  Он вытянулся на лавочке и уставился в небо.
  
  "Хотя, может быть, все будет не так уж и плохо. Может, он знает, что за пидарас меня так приложил. А если повезет, то они враги. Поговорить он, судя по всему, точно не против, почву там прощупать, понять, с кем имеет дело. Вот только как его найти теперь... А хотя, тут есть варианты."
  
  [сообщение]
  
  - Мариус, ты занят сейчас?
  
  - Провожу сравнительный анализ изображений силовых кругов одного типа в разных изданиях.
  Ничего столь важного, что не мог бы прервать ради ваших указаний.
  
  - Помнишь того парня, Лиаса? Как у него дела?
  
  - Он прогрессирует. Пока что ничего стоящего внимания, но если сравнивать с моментом прибытия, он заметно продвинулся.
  
  - Он мне нужен. Будет здорово, если он зайдет во дворец... - Талик покосился на Дрэгу, - Через пару часов. И ты еще, помнится, обещал завалить меня результатами своих исследований.
  
  - Учитывая ваш текущий рост, стопка записей достанет вам до ключиц. Чтобы полноценно вас завалить, мне понадобится еще некоторое время. Около шести с половиной дней.
  
  - Нет. Принеси самое важное из того, что на твой взгляд, там есть. Завтра с утра.
  
  - Как пожелаете.
  
  Прервав связь, Талик обернулся к Дрэге, снова оценивая вариант "косплейных" игр, и запоздало спохватился.
   "Блин, тоже мне, "зайду попозже". Мне нужен реальный секретарь. Который бы напоминал о таких вещах. Ладно, пофиг, я не герой любимых комиксов Кацубы, такая хрень меня не отвлечет."
Оценка: 8.50*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"