Вечная Iarra: другие произведения.

Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Этот рассказ был написан 4 года назад, найден был в далекой папке совсем недавно. Увидев некоторые фразы - ужаснулась.Сейчас "реконструирую" :)

   Я родилась на окраине южной окраины Северного леса, в маленькой избушке егеря, в холодную зиму второго месяца от праздника Лютых морозов. Родительский первенец Тим, старший меня на полтора года, считал себя жутко взрослым и способным помогать отцу в нелегкой работе егеря. Мы с Феодором (наш младший братишка), карапузы с удивленными глазами, сидели дома, скорее мешая матери, чем помогая.
   У мамы, еще до замужества, случались нервные припадки, явно попахивающие сумасшествием, но обычно она была спокойна и холодна даже ко мне, единственной дочери. Отец мирился с ее поведением с завидным терпением, успокаивая ее по нескольку часов подряд. Когда мама бесновалась в комнате, бросаясь на отца, кусаясь, воя от боли и ненависти на саму себя, мы, дети, тихонько сидели в углу. Феодорка находил утешение в слезах, я шепотом молилась всем известным богам, прося помощи матери, а Тим, как самый взрослый, успокаивал нас, показывая всякие фокусы. На его ладонях вспыхивали маленькие огоньки, и он играл ими, заставляя то сильнее вспыхивать, то искриться и менять форму.
   Когда мы прогуливались по деревне, отправленные отцом развеяться, то частенько слышали, как местные удивляются нашей семье. Деревенский мужик, сын кожевника, женившейся на полоумной и ушедший в лес, чтобы не краснеть от стыда, да к тому же не захотевший перенять отцовское ремесло, - оставался предметом для сплетен многие годы. Ходили различные версии: от сумасшествия папы, до пристрастия мамы к колдовству, а особенно к приворотным зельям. На нас смотрели, как на последствия ужасной беды , и даже не угощали сладкими петушками, как побирушек. Папин младший брат, кожевник, не предлагал нам переживать у него в такие периоды. Слабохарактерный, он полностью подчинялся своей жене, которая, как и все деревенские бабы, считала нас чужими. Стараясь не обращать внимания на косые взгляды сверстников, мы держались особняком, без труда находя себе развлечения в шумной деревне. С виду зловещий, но довольно милый, пустырь, летом зарастающий лопухом, чертополохом, одуванчиками и подобной зеленью, а зимой - ровным слоем белоснежного снега, - стал нам вторым домом.
   В один из таких дней я надолго задержалась дома, проводив братьев до дверей, я еще раз проверила тулупчик Феодорки, расцеловала его в обе щеки, и вернулась к маме в комнату. Она лежала на кровати, закрыв глаза, и почти не дыша, отца, к сожалению, дома не было. Я присела на стул рядом с кроватью и отхлебнула горячего чая, чтобы развеяться. Не знаю какие чувства я испытывала к ней: любила, потому что мать, а все дети должны любить своих родителей, волновалась, как за больную, но совсем не боялась. Мне казалось, что у нас очень много общего, и что с годами я стану такой же. Только у меня никогда не будет детей. И мужа тоже. Я улыбнулась своим мыслям, представив себя великой путешественницей и спасительницей мира. Меня будут узнавать все... из раздумий о вечной славе меня вырвал мамин стон. Ее лоб покрылся испариной, сама она задрожала, странно выгибая шею. На подобные случаи у нас был какой-то дурно пахнущий отвар, тряпка, пропитанная чем-то подобным, на лоб и моя смелость. Отец, уходя, строго-настрого запретил мне дотрагиваться до мамы, поэтому я не знала, как ее успокоить, если не взять за руку. Она усмехнулась, показалось, что она смотрит через меня. Тонкое серебряное колечко на большом пальце тускло блистало, ее глаза улыбались, как будто она нашло то, что вечно искала.
  
   Я достала меч и замахнулась им для зарядки, пытаясь унять дрожь в руках после бессонной ночи. Глаза слипались и болели, нос, казалось, навеки заложило.
  -Маринка! - меня обняла за плечи старая подруга Эйя с луком за спиной. - Тебя чего вчера не было?
  -Вчера на работе почти до полуночи просидела. - Только выдохнула я. Она сочувственно покачала головой. - Ну, что готова растрястись?
  -Конечно! - она призывно хрустнула суставами. - Феодорка с Тимом только четверть часа назад пришли, а уже шумят на весь зал, - она указала куда-то в поднебесье, к потолочным балкам. Я задрала голову: братья, забравшись на хлипкие доски, устроили занятное представление, снабженное как блеском стали, так и огненными шарами. У Тимки лучше получалось рубить, пардон, изящно пользоваться клинком, поэтому, когда Феодор заговаривался, делая шары все быстрее, больше и горячее, старший брат бил зазевавшегося по пальцам, сбивая с нити заклинания. Так они могла развлекаться хоть до вечера, лишь бы девки, глазевшие снизу, никуда не разошлись. Надюша, любимая девушка (да, да, у него были и "не любимые", так, на вечер) охала, закрывала глаза ладошками, повизгивала и выкрикивала его имя в те самые моменты, когда меч касался пальцев Феодорки. Что и говорить, наши девушки давно заглядывались на Тима, как на высокий, стройный, симпатичный, деликатный и довольно приятный в общении объект. На Феодорку, шестнадцатилетнюю малолетку с еще плохо устоявшейся психикой покушалось только двое - безумно влюбленная, четырнадцатилетняя Эмма (как-то мы с ней пили - бесшабашная девка, лучше спьяну не связываться!) да Дуня, которой он проиграл в карты четыре десятка золотых, преследовавшая его словно тень. Остальные парни тоже от недостатка внимания не страдали, давно присмотрев себе пару. Даже наш гном, слава богам, что единственный, по кличке (его имя в переводе на общий язык было не очень приличным) Одуванчик, нашел себе симпатичную человеческую девушку, правда немного странную, но - высокие чувства! - что поделать.
   К нам, задравшим головы, уже прилично собравшейся толпе, подошел наш наставник, самый настоящий горный тролль, большой, сильный, отважный - в прошлом, сейчас, когда его выгнали из общины, - со скучающим взглядом, набитым брюхом, бутылкой в руках, самокруткой в зубах. Мы его уважали, по-своему, но ценили его уроки, стараясь запомнить боевые маневры старого наемника. Учитель был из него специфичный, в наказание нам полагалось "смотаться за пивом", спеть "что-нибудь веселенькое" или просто уйти "с глаз", нечасто, но случалось, что он метким пинком под зад выдворял учеников за ворота. Наставник Лют, подходящее имя для наемника, насмешливо следил за поединком, пока ему не надоело, и он, не подобрав камень, не запустил им Тимку. Тот протяжно вскрикнул, встретив его спиной, покачнулся и красиво начал падать вниз. Надюша, хорошо владеющая магией воздуха, опустила возлюбленного на землю словно перышко. Феодорка сам, плавно и мягко, приземлился рядом со мной. Сквозь мокрую рубашку просвечивалось уже довольно сформировавшееся тело юного наемника.
   -Ну, что брателлы? - тролль обнял обоих за плечи, оторвав, Тима от Надюши. - Можно вас поздравить?
   -С чем? - насупил брови уборщик, просыпающийся примерно раз в месяц, поэтому в курс дел тренировочного зала, не введенный. Спитый мужичка искренне не понимал, почему все прыгают, орут, обнимаются и под шумок мацают друг друга за интересные места.
   -Ура! Ура! - вопил Феодор, прижимая к себе какую-то новенькую, кстати, весьма довольную таким поворотом дел.
   Я обнималась с Тимом под недовольным взглядом его любимой. Мои братья - молодцы! В том, что они молодцы, никто не сомневался, но что вот так орать в присутствии немного неуравновешенной Наденьки было лишним, считала не одна я. Все дело было в том, что Тим и Феодор - талантливые, как в ближнем бою (но в случае, и с арбалета голову прошьют), так и в магических поединках, всегда мечтали выучиться на профессиональных наемников. Пока они сами не задумывались, на чью службу они поступят, на государственную, или к какому-нибудь богатому нанимателю, но факт оставался фактом. Лют, отмечая успехи учеников, предложил им подать документы в школу Магии и Боевых Искусств, что в Белом городе, столице человеческих земель, после окончания которой, они гарантированный будут разорваны на куски работодателями.
   Говорить при Наде об их поступлении (как никак, а Белгород находился в четырех неделях пути и трех - мрачного скитания по Темному океану от нашей деревни) было неразумно хотя бы потому что, ее глаза тут же налились слезами, губы начали подрагивать, а лицо раскраснелось. Я запоздало вспомнила, что совсем недавно кто-то рассказал мне, что бедняжка беременна.
   -Малыш! - издала непонятным голосом она, бросаясь в объятья брату, оттолкнув меня. - Ты бросишь меня!
  Тимка, утащил ее куда-то в переодевалки для серьезного разговора. Настроение народа было несколько подпорчено скорым расставанием с этими паршивцами. Тролль неспешно разгонял, подгоняя пинками и матерными криками, хотел и меня пнуть, но брат остановил его. Феодорка громко чмокнул меня в ухо, подавая Тимкину шпагу.
   -Раз уж я поступил, то ты точно не откажешься принять от меня урок фехтования!
   Я скривилась, но он был неприступен, встав в красивую стойку, чего потребовал и от меня. Я сама плохо понимала, зачем таскаюсь в тренировочный зал, если не обладаю ни навыками обращения с оружием, ни хотя бы средним запасом магической силы.
   "Если что-то в тебе есть, - тыкая в меня пальцем, говорил захмелевший Лют, имея в виду мое жалкое подобие настоящей магии. - То надо пытаться!"
   -Ты же не хочешь устроить внеплановое "избиение младенцев", - держа меч на вытянутых руках, спросила я.
  Феодорка усмехнулся злобно, насколько это было возможно, (по природе добрый малый), и принялся гонять меня по всему залу, не давая и секунды передышки. Сделав красивый поклон, он поклонился мне как достойному противнику, за что получил в награду аплодисменты и слезы умиления большей части наших девушек. Я, пока он отвлекся на вопль "Я люблю тебя!", подскочила к нему, сбивая с ног, брат некрасиво замахал руками, заваливаясь на меня, и в итоге, когда подошла покрасневшая от слез Надюша и побледневший от новостей Тимка, мы лежали на полу живописной кучей.
  
   Осень давно вступила в свои права: желтые, оранжевые, красные листья украшали промерзшую землю, веселя глаз, когда хмурые тучки заслоняли и без того холодное солнце. Дождь лил с завидной постоянностью, щедро орошая кривые прогалины, по ошибке называемые дорогами. С каждым днем становилось все холоднее, мы уже давно перешли на теплые сапоги и куртки, как неожиданно природа смилостивилась над нами, давая короткую передышку, заметно потеплело, дожди прекратились, земля, кажется, оттаивала.
   Я, опершись о стенку, медленно затягивалась самокруткой, наслаждаясь чуточку горьким ароматом смеси незнакомых травок, и ждала братьев, которые не замедлили появиться. Как оказалось, заботливый наставник, как только узнал, что его воспитанники приняты в настоящую столичную школу, то быстренько прикупил билеты на ближайший до Белгорода корабль и вручил им в руки с добрым напутствием "Валите, чтоб мои глаза вас не видели!" Выходило, что завтра я уже не смогу сказать им "Спокойной ночи". Феодорка, как обычно улыбался, доставая свою пачку самокруток, Тимка же был сражен сюрпризом Наденьки. Всю дорогу до дома (мы снимали маленькую квартирку в две комнаты на втором этаже старого домика недалеко от центра деревни), младший брат скакал как подбитый заяц, перечисляя, что же нужно взять с собою. По пути мы встретили старых знакомых, которые тут же узнавали о радостной вести по возбужденным воплям Феодора, они поздравляли нас, жали руки парням и быстро прощались, дабы донести новость до общественности. Действительно, это было событием - чтобы кто-то из глухой деревушки наконец-то осмелился выбраться, да еще куда, в столицу! Я грустно подсчитывала, во сколько мне обойдется рассчитаться за дорогущие билеты с троллем, да и... Не хотела говорить, но я не представляла, как останусь здесь совсем одна. Тимку, похоже, беспокоил несколько иной аргумент, когда Феодор помчался вперед, открывать двери, он только спросил:
   -Ты бы обиделась, если бы твой, - он замялся. - Короче, отец твоего будущего ребенка уехал в город?
   Я не успела и рта раскрыть, придумав красочный ответ, как он перебил:
   -Но он через четыре года обязательно вернется!
   Ага, щас, так и поверила! Выученный наемник приедет в деревню, отказавшись поступать на службу! В такое мог поверить только сумасшедший, перечитавший женских романов, всегда заканчивающихся свадьбой и распознаванием общих детей.
   -Если бы верила, что вернется, то нет. - Я положила руки ему на плечи. - Не парься, она же понимает, как это важно для тебя. Хоть и козел. Да, козел.
   На такое он не нашелся, что ответить, поэтому заскочил в квартиру, злой, как голодный упырь.
  
   Мы уже были на пристани. Феодорка обнимал меня, как будто прощаясь на всю жизнь, и чуть не рыдал, Тимка был не в настроении, поэтому быстро сжал меня в своих железных объятьях, хрустнув косточками моей спины, и поцеловал меня в лоб. Всю дорогу он давал мне советы, как правильно распределять время между работой, тренировками, сном и едой, просил не забывать закрывать на ключ дверь, не связываться с идиотами и навещать несчастную Надюшку. Она тоже пришла, и теперь висела на нем, как якорь, заливаясь слезами, как на похоронах. Феодор пытался шутить, получилось плохо: брат с Надюшей шептались о своем, я же уже начинала чувствовать себя одинокой и брошенной, представляя печальную перспективу остаться здесь на веки вечные: тренировки, работа, потом выйду замуж... Ну, уж нет! Я упрямо вскинула голову.
   Когда пришло время, я с трудом отцепила от Тимки девушку, которая чуть не въехала кулаком мне по носу, но никто, кроме нас двоих, не заметил инцидента. Братьев посадили в легкую лодочку с тощим гребцом, они еще помахали нам, улыбаясь, но когда обнаружилось, что лодочка протекает, а гребун - настоящая сволочь, то быстро погрустнели, взявшись за весла. Конечно, в таком ритме они до самого Белгорода скитаться по океану не будут, корабль уже был виден, значит, им спустят лестницу или что-нибудь похожее. Я старалась не думать, что на мирный корабль могут напасть пираты, шторм или морское чудовище, больше меня беспокоила Надюша, которая перестала заламывать руки и начинала медленно, но верно понимать, что потеряла потенциального мужа. Нет, я ее не осуждаю, не смеюсь, но если смотреть на отплыв брата с хозяйственной стороны, то все именно так. Она громко выразилась и презрительно сплюнула на землю, испугав одноногого деда-побирушку.
   -Ну что, подруга, - я обняла ее за плечи. - Пошли кутить?
   -Куда? - вяло поинтересовалась она. - Мне пить нельзя.
   -А что можно?
   Она махнула рукой, типа забудь.
   -Ты сейчас куда?
   -Тебя проводить? - я старалась быть учтивой с будущей матерью моего предполагаемого племенника. - Куда? К Эйе, у них сегодня парню какому-то двадцать исполнилось, вот гуляют опять.
   -Не пей много. - Загадочно сказала она и пошла к себе, опять шуганув дедушку.
   -Девушка, купи осла! - ко мне подошел горбатый мужик с ослом на привязи. От животного смердело, от мужика, полагаю, тоже, но оба старались расположить к себе клиента. Я мрачно оглядела осла, задержавшись на копытах.
   -Нет, спасибо. Денег нету.
   -Совсем-совсем? - сощурившись, не поверил горбун.
   -Отвяжись! Сказала - нет!
   -Тогда обмен! - глуховато заорал он. Я чертыхнулась, пытаясь обойти тупоголовую парочку.
   -Чего тебе? Нету у меня ничего!
   Мужик задумчиво прошелся взглядом на фигуре, довольно присвистнув.
   -Зубы выбью, - мрачно пообещала я.
   -Кольцо, мне твое кольцо нравится! - несколько успокоился он. Я посмотрела на свою правую руку, на большом пальце, словно влитое, было надето тонкое колечко, принадлежавшее покойной матери. Перед глазами снова было ее бледное лицо, заброшенные за плечо светлые волосы, сияющие радостью глаза сумасшедшей. Это всколыхнуло не очень приятные воспоминания, я раздраженно схватилась за голову, прорываясь сбоем через мужика, осла и натянутую между ними веревку. Я даже не орала, не ругалась неприличными словами, да и приличными тоже, но горбун попятился, пролепетав: - Пошутить даже нельзя!
  
   К Эйе я пришла в ужасном настроении, напоровшись по пути на ватагу гномов, попытавшихся пристать ко мне как к "прекрасной деве", на что получили ответ "наших грузчиков", слегка смутившись, они пропустили меня в наш заброшенный райончик, где по вечерам собирались любители выпивки, косяков и чего покрепче. Трактир "Сытный Поросенок" светился всеми огнями и радовал глаз открытыми дверями. На порожке сидели несколько мужиков, вяло, обсуждая какую-то служанку, у дверей я столкнулась с подругой. Она только зашла в здание после перекура и была довольна собой, как сытый поросенок, о чем и свидетельствовала вывеска трактира.
   -Тебя Вад искал, - со смешком заорала мне на ухо она, народу внутри была куча, все шумели. Чокались кружками, кубками, кто-то завывал, кто-то ржал, поэтому я скорее по губам, чем по звуку, поняла ее. Вад - наш общий знакомый - признавался мне в любви с момента нашего знакомства, но почему-то при каждой нашей последующей встрече он клеил малохольных девиц, не обращая на меня внимания. Ни Феодору, ни Тимке он не нравился, славясь своим легкомысленным поведением, помнится, как-то Дуня призналась, что всю ночь форточка в ее комнате отчаянно скрипела, а утром она обнаружила у себя в кровати наглого мерзавца, в чем мать родила. Мозгом я понимала, что могу оказаться очередной жертвой в его розовом списке разбитых сердец, но сегодня я жаждала приключений.
   -А где он?
   -Не знаю, где-нибудь у бара!
   У стойки я встретила только шайку мелких воров, отмечающих удачную кражу. Они уже выпили до той степени, что если бы им предложили погонять в салочки, они бездумно согласились бы. Два мышастых парня, переглянувшись, подсели к компании, и колода карт перекочевала из кармана одного из них на стол. Воры непривычно оживились. Рядом лакал пиво наш наставник. Лют заметил меня и подозвал к себе, предлагая выпить за удачную дорогу и будущее обучение братьев. Я благоразумно отказалась, косясь на игроков. Ставки были невысокие, что распаляло интерес воров. Они отчаянно кричали, били картами по столу, стучали кулаками, требуя еще, поначалу выигрывая и сгребая в свою сторону медяшки. Я стояла за их спинами и видела довольные лица жуликов, которые просто давали хорошую фору своим жертвам. Еще раз переглянувшись, мышастые пошли в атаку, основательно обчищая и без того тощие кошелки гоп-компании. Обнаружив, что денег больше не осталось, один из воров, самый толстый, с неприятным лицом и козлиной бородкой, хлопнул рукой по столу, прижимая пару серебрушек.
   -Вы мухлевали! - изрек он.
   -Мы? - сделали невинные лица мышастые. - Помилуйте! Не умеете играть - не суйтесь!
  Слово за слово, воры начинали закипать, но когда они увидели за своими спинами неизвестную, но подозрительную на вид, девицу с пустой кружкой от пива в руках, они нашли себе оправдание, схватив меня.
   -Ваш подельник! Девка нам в карты глазела!
   -Да я мимо проходила! - отчаянно вопила я, вырываясь, но все было тщетно, я застряла словно муха в отлично сплетенной коварным пауком паутине. На меня дыхнули перегаром. Началась драка. Я, освободившись от цепких рук, пробиралась к выходу, когда мимо меня, можно сказать, параллельно, размахивая руками, пробежал вор-толстяк, выпрыгнув в окно, проламывая раму. В его спине торчала кривая ручка кинжала. Весь трактир, казалось, всполошился, ввязываясь в драку. Лют привычно сидел на месте, допивая пиво, и всем своим видом олицетворяя каменное спокойствие. Как и следовало ожидать, большая часть трактира во главе с хозяином встала на защиту воров, как коллег по работе, видимо мышастые порядком всех достали. Но они отлично держали оборону, пробираясь к выходу. Когда они, спина к спине, проходили мимо меня, словно завороженная ватага пьяных завсегдатых ожила, и в парочку посыпались ножи, кинжалы, вилки, кружки, даже несколько тарелок просвистело. Я пригнулась, но один из жуликов схватил меня за руку, выволакивая на улицу. Он прыгнул на меня, перевернув на спину, откатывая от потока железа, второй отпрыгнул в другую сторону, придерживая толстый кошелек. Я потрясенно открыла глаза и узрела над собой совсем не симпатичную рожу мышастого. Узкое смуглое лицо с горбатым носом не внушало мне романтического трепета. Рядом валялся труп вора с кинжалом в спине.
   -Встань с меня, придурок! - я попыталась отпихнуть наглеца, тот послушно встал, помогая мне встать. Не успела я и отряхнуться, как за нами (именно за нами, меня приняли за их шестерку) побежали мужики, потрясая над головами скамейками, мечами и вдрызг пьяными гномами. Мы долго бежали, я бы предпочла до самого дома, но мышастые остановились у мелкой подворотни, затащив и меня туда. - С ума сошли? Причем здесь я?!
   -Расслабься, малышка, - смуглый звучно шлепнул меня по заду, за что тут же получил по морде. Второй, более заросший, с обмотанной левой рукой, заржал, доставая деньги.
   -Спасибо, что отвлекла.
   -Не за что. - Буркнула я, заглядывая в кошелек.
   -Хочешь?
   -Да пошел ты... - я было уже развернулась уходить, как один из них протянул мне монету с маленькой дырочкой, как для кулона, гораздо большую, чем медяшки и серебрушки. По весу - металлическая, шершавая, выгравированная морда какого-то чудовища. - И что это?
   -Покажешь нашим братьям, тебя за свою примут.
   -Какая честь... - поворчала я, но монету все же в карман спрятала. По пути я кляла себя за свою девичью наивность, ведь монета могла оказаться проклятой, и навлечь на меня как болезни, так и ненависть всех деревенских жуликов, что было еще хуже.
   Я тихо проскользнула к себе в комнату, забыв, что в соседней уже никто не спит, мерно посапывая в носопырки, и поэтому можно шуметь сколько душе угодно, но я боялась нарушить такую приятную тишину после богатого на впечатления вечера. Накрывшись теплым одеялом, я закрыла глаза, представляя себе бескрайни пучины, сильный ветер, отдающий соленой рыбой, морские брызги и корабль, разбивающий волны о свой борт. Почему мое воображение не нарисовало братьев в виде отважных капитанов, крутящих с двух сторон штурвал и выпивающих ром, поместив Тимку в дозорную, что возвышается на мачте, а Феодорку, в каюту, как мальчика для битья...
  
   Он быстро шел по нескончаемым коридорам нижнего яруса замка. В факелах и подсвечниках он не нуждался, свободно перемещаясь в кромешной темноте. Плащ, висящий на согнутой в локте руке, свободно волочился по каменному полу. Остановившись у одной из дверей, он прислушался. Да, он здесь, дыхание спящего братишки он с ни чем не перепутает. Стучать не было смысла, можно просто пустить сигнал. Дверь почти сразу открылась, на пороге стоял заспанный, в надетых наспех штанах, брат щурился, хотя хорошо видел, кто пожаловал к нему в гости.
   -О Боги, чего тебе? - не слишком почтительно начал он.
   -Приказ от княгини, - улыбнулся пришедший, полуголый поморщился, словно тот только своим голосом оцарапал ему мозги. Стоять рядом с одетым с иголочки братом, ему было не приятно, да и пол противно холодил голые ступни. - Угадай, кто приезжает во Белгород?
   -В Белый город? Ты издеваешься? Это город людей...
   -Когда это мешало приказам княгини? - изогнул бровь первый. Младший брат все время тупит, и это не зависит от времени суток.
   -Так кто приехал? - захватил приманку младший, начиная просыпаться.
   -Эльфики!
   -Ооооо...
   -Княгиня разрешила поохотиться, - старший изобразил на лицо звериный оскал, но второй только зевнул. - Слушай, тебе твоя, как ее там, все время забываю, тебя чем-то опаивает, что ты такой заторможенный?!
   -С чего ты взял?
   -Сколько можно спать с этой идиоткой? - нахмурился старший, хлопая брата по плечу. - Пойдем, я тебе такую подгоню, нет, даже двух!
   -Отвали, вечно лезешь ко мне! Заботливый брат! Достал!
   -Оооо... как мило... так ты со мной?
   -Куда?
   Старший страдальчески вздохнул.
   -Во Белгород.
   -Нет, не хочу, отстань от меня! Ты можешь хотя бы на пару месяцев не появляться и не портить мою жизнь?
   -Нет, братишка. Так ты у нас теперь приближенный, раз отказываешься от приказа княгини? Хотя... раз уж согласился спать с самой страшной ее фрейлиной...
   -Заткнись! Она самая красивая!
   -О да! - старший заглянул в комнату, где, мирно свернувшись в клубок, спала молоденькая девушка, ее черные волосы разметались по подушке, оставляя хрупкие плечи обнаженными. Но было в ней что-то... он не мог объяснить, но, находясь с ней, постоянно чувствовал подставу. - Передавай ей привет от меня! Не забудь, а то я обижусь! И еще передай, что у нее самая очаровательная родинка на копчике!
   -Откуда ты... - младший только открыл рот, как его брат с мерзким хохотом растворился в воздухе.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"