Ибну Маа: другие произведения.

In Nomine Tenebrae

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Азари, ожившая во времена Ревана в галактике "Небесная Река".

Пролог.

  Из бледно-серого неба Шили как будто вынули плоть, а на утопавшие в сумраке джунгли не переставая лил дождь. Но ни громкий звук разбивающихся капель, ни нехарактерная для Шили погода, ни отсутствие левого глаза ничуть не мешали юной, но уже побитой жизнью тогруте с черно-белыми лекку выслеживать добычу. На правом бедре девушки, облаченной в легкую черную тканевую броню со вшитыми дюрасталевыми пластинами, окаймленными красной нитью, висел бластер, произведенный еще во времена Марки Рагноса. Руки бывшей наемницы уверенно сжимали лук - хотя прогресс и урбанизация давно преобразили родной мир Ио Тано, пусть и не так сильно, как остальные, но она предпочитала охотиться по старинке.
  
  Метрах в двадцати из-за останков дерева, убитого фикусом-удушителем три века назад показалась средних размеров нахохлившаяся тимиара, несущая в своих пятипалых лапках бьющееся в конвульсиях насекомое, напоминавшее земного богомола. Тогрута посмотрела в глаза тимиаре, скривилась от того, что ей придется убить это милое создание. "Прости меня, но нам надо есть, а эти правительственные уроды никак не могут выбить для нашей планеты нормальный график поставки продовольствия", - подумала Ио, наполнила легкие и, резко выдохнув, разжала пальцы. Стрела с дюрасталевым наконечником, смазанным нервно-паралитическим ядом со свистом рассекла лесную чащу, однако до цели так и не долетела, сперва зависнув в миллиметре от животного, а затем и вовсе улетев вправо.
  
  - Сарлак меня задери, - пролепетала тогрута, роняя лук. На мгновение ей показалось, что сама планета забилась в агонии - гравитация методично превращала джунгли в груду щепок, забили молнии, небо стало напоминать лишенного кожи человека, от рокота бывшей наемнице захотелось выколоть уши, а от алого света, заполонившего абсолютно все - выдавить оставшийся глаз или застрелиться. Обессилев, Ио рухнула на колени. Последним, что она видела было то, как из очередной ярко-алой молнии, разрезавшей пространство там, где секунду назад стояла тимиара, вываливается существо, одетое в явно архаичную броню и, подняв фонтан брызг, падает в серую грязь.
  
  Аллат Н'Ихира медленно приходила в себя. Она лежала под косым серым дождем и смотрела в небо того-же цвета, удивляясь тому, что все еще жива. Её оскалившееся, обнажившее клыки и ряд из двенадцати мелких, но острых резцов, лицо пересекали четыре косых шрама, на щеке виднелись следы от укусов, зрачок левого глаза расширялся и сужался в такт дыханию, а в другой глазнице не было ничего, кроме затекшей туда серой грязи - вся правая сторона лица представляла собой один сплошной ожог. Впрочем, азари на это было наплевать. Отомстить за жену и погибшую два года назад дочь, за братьев и сестер, что безжалостный враг истреблял миллионами было единственным, чего она жаждала. Спустя некоторое время над ней склонилась потрепанная девушка с деревянной щепкой, застрявшей в щеке, одетая в странный головной убор и державшая в руках подобие портативного рельсотрона, встроенного в протез правой руки калеки.
  
  Зрачок правого глаза азари непроизвольно сузился, фокусируясь на шее врага - ствол рельсотрона смотрел прямо на нее. От одноглазой повеяло холодом, лицо еще больше стало напоминать гротескную маску, а протез правой руки дернулся к горлу жертвы. И хотя она понимала, что в нынешнем состоянии близком к вегетативному едва ее пальцы, увенчанные графеновыми когтями с немного затупившейся молекулярной заточкой коснуться врага, как сердце будет пробито пучком высокотемпературной плазмы, она не могла позволить себе попасть в плен.
  
  Слишком многих она оттуда вытащила и слишком немногие вернулись оттуда прежними. С содроганием вспоминала она Дану, жену ее друга. Несмотря на то, что та даже сумела сохранить рассудок, после плена врачам пришлось полностью протезировать нижнюю половину ее тела. И у азари не было ни малейшего желания испытать нечто подобное на себе.
  
  Она схватила девушку за шею, готовясь к неизбежной смерти. Ио Тано, очнувшаяся двадцать минут назад и с трудом пришедшая в себя после свистопляски, дернулась, трижды спустив курок, но лишь усугубила свое положение - заряды с легкостью отскочили от брони, а существо и не думало отпускать ее, все глубже врезаясь когтями протеза в шею тогруты.
  
  Девушка недооценила свою противницу и теперь пожалела об этом - все-же покрытая шрамами изуродованная женщина с обожженными до черноты костяными щупальцами, зачесанными назад на манер волос, одним глазом, протезом правой руки и левой ноги ниже колена производила весьма жалкое впечатление.
  
  Точнее так бывшая наемницы думала секунду назад. Теперь же тогрута, вся красная от кислородного голодания, дергая в разные стороны лекку и извиваясь, пыталась навести бластер на голову одноглазой. Та подтянула ее к себе, зрачок сперва расширился, затем сузился на дергавшихся лекку, хватка слегка ослабла, до монтралл донесся хриплый едва различимый голос:
  
  - Fuge, soror! Lahu haska l"prope!
  
  Пару мгновений спустя протез разжался, а и без того мертвый глаз остекленел. Ио Тано повалилась в месиво из щепок, трухи, грязи, чьей-то крови и, судорожно глотая воздух, пыталась прийти в себя от произошедшего. Благодаря оставшимся крохам самоконтроля ей все-же удалось это сделать.
  
  Три часа спустя.
  Лагерь тогрут.
  
  - Я категорически отказываюсь понимать как она сумела выжить, - произнесла Найра, главный врач поселения тогрут, в которое Ио Тано с трудом приволокла тело азари. Найра была черной с белыми полосками тогрутой за 50, одетой в легкий халат на голое тело и ей, как Глав. врачу больницы было глубоко плевать на тот факт, что устав этой самой больницы запрещал появляться на работе в таком виде. На ее покрытом морщинами, но все еще привлекательном лице отображалось искреннее удивление, а обычно ледяные бледно-серые глаза при виде структурной голограммы пациентки горели с такой яркостью, что им могла бы позавидовать даже местная звезда.
  
  Родившаяся во Внешнем Кольце, большую часть своей жизни проведшая на астероидах, маленьких станциях и шахтерских поселениях, Найра отличалась от своих собратьев не только белесым шрамом на шее, черным цветом кожи и вокодером вместо голосовых связок, но и готовностью совершить любой, даже граничащий с жестокостью поступок, основываясь лишь на чистой, практически машинной логике.
  
  И вот теперь Найра с изумлением наблюдала за существом неизвестного ей вида, одновременно с этим расчесывая горло - привычка, от которой она не смогла избавиться даже спустя 30 лет после операции по удалению рака гортани.
  
  - Она не похожа ни на одного разумного, с кем я сталкивалась за 23 года практики, - произнесла женщина синтезированным голосом, глядя в глаз измученной девятичасовым бегом по лесу Ио с забинтованным горлом и пластырем на левой щеке, - А я многое повидала. И да, она лишь внешне напоминает человека. Даже если исключить все ее киберимпланты легких, обеих почек, печени и даже ЖКТ с сердцем, то ее генетический код, - она вывела на голографический проектор три спирали ДНК, - скорее роднит ее с каким-нибудь трандошанином, чем с человеком.
  
  - О да, ты это уже говорила - вздохнув, перебила ее Тано, - как думаешь, она доживет до завтра, мне ее еще допрашивать?
  
  - Сомневаюсь, она не жилец. Она должна была умереть уже как минимум два года назад, а именно тогда судя по состоянию тканей ей заменили его родные органы на импланты. И не от хорошей жизни, надо полагать, - хищно посмотрев на лежавшую на парящих в воздухе носилках азари с прикрепленными прямо к броне датчиками, про себя добавила: "Вскрыть бы тебя".
  
  Тано увидела этот взгляд и села рядом с пациенткой, с жалостью глядя на искаженное гримасой боли лицо.
  
  - Ты же собиралась уходить как только я скажу тебе диагноз, - удивилась Найра.
  - Нет уж, я лучше посижу тут. Пока ты не разобрала нашу гостью на органы. Допрашивать трупы я не умею.
  - Какого же ты плохого обо мне мнения, наемница, - усмехнулась женщина и отошла к окну. С лица врача тут-же сползла ухмылка - во дворе больницы среди деревьев, вплетенных в архитектуру поселения, играли дети - двое разноцветных тогрут лет восьми возились в траве рядом с хихикающей сероватой девчушкой. "Я не могла поступить иначе", - пронеслась в ее сознании мысль, а в памяти возникли лица тех, кого она выбросила в открытый космос десять лет назад, пытаясь пресечь эпидемию "Каменной чумы" на торговом судне.
  
  Как ни старалась, она не могла избавиться от образа пятилетней тви"лечки, обнимающей совсем маленького родианца, что присосался хоботообразным ртом к грязному, потрескавшемся стеклу люка. Она помнила то, как лекку девочки отчаянно извивались когда створки шлюза начали расходиться. Она помнила то, как рот ребенка исказился в беззвучном крике, как ее глаза остекленели от ужаса и холода. Она помнила то, как девочку выбрасывает наружу.
  
  Датчики сердцебиения забились в истерике, оглушив посетителей палаты громким свистом и вырвав доктора из воспоминаний, пульс Аллат подскочил до девяти сотен, ее мозговая активность превысила активность любого представителя расы икточи, а сама она изогнулась дугой.
  
  - Найра! - крикнула Ио, вскакивая со стула и заслоняя врача собой.
  
  Боль... Боль в каждой клеточке измученного организма оповестила азари о том, что она еще жива. Женщина с тихим шипением открыла глаз, приблизительно зная что ее ждет - свет врезался в сетчатку как протуберанец в грунт планеты, лишенной атмосферы. Аллат застонала, но сумела удержать веко - сейчас, пока протезы не до конца восстановили свой функционал, зрение было единственным доступным ей ощущением. Азари сузила зрачок, расширила его и снова сузила, наблюдая за тем, как изменяется цвет потолка от родного серого до темно-фиолетового. Повторив процедуру девять раз и убедившись, что ночное зрение не слишком пострадало, она попыталась пошевелить пальцами левой руки. Обгорелое плечо полыхнуло болью, заставив Н"Ихиру проклясть себя за то, что не она забыла последний день своей жизни и не могла выстроить целостной картины.
  
  - Helvítis uppskerumenn. Hvernig ég hata þig. - хрипло прошипела азари, вернув себе контроль над протезом правой руки.
  
  Лезвие обнажилось так внезапно, что будь Ио ближе хотя бы на шаг никакая подготовка не уберегла бы ее от смерти. Тано услышала как сработали фиксаторы клинка в предплечье "пациентки", увидела как та перекатывается влево, падая с гравиносилок на кирпичный пол, как встает на колени, заводя оружие за спину, явно готовая применить его в любую секунду. Бывшая наемница вздрогнула, увидев выражение глаза азари, отточенным десятью годами практики движением выхватила бластер из кобуры на бедре и прицелилась.
  
  Найра мгновенно среагировала, положив руку на запястье тогруты и плавным, но настойчивым движением попыталась увести ствол оружия вниз.
  
  - Я должна попытаться, - тихо произнесла доктор, - позволь мне.
  
  Острые черты лица скривившейся Тано сделались еще острее, став наглядным напоминанием того, от кого произошли тогруты, но она все-же слегка опустила бластер, сделав шаг вправо так, чтобы в случае необходимости испарить мозги азари, не задев при этом врача. Хоть не была уверена, что успеет.
  
  Найра, не обращая внимания на красноречивый взгляд наемницы, встала на колени напротив Аллат, произнесла собственное имя, указав пальцами на свою грудь и жестом предложила иномирянке представиться. Та, мгновение поколебавшись, чуть наклонила голову, постоянно кашляя и прерывисто шепчя:
  
  - Allat N'Ihira. Ég heiti Allat N'Ihira. Ég er skipstjóri í fyrsta sæti skipsins "Dauði guðanna", hermaður Protea Empire. Persónulegur kóði: 7898-43-21. Þú munt ekki læra meira af mér.
  
  Найра, оставаясь на коленях, подошла ближе, ощущая стойкий запах озона и жженной резины, исходивший от собеседницы. Та не шелохнулась, вращая глазным яблоком. В маленькой, похожей на палату протеанского военного госпиталя, заваленной аппаратурой комнате с окном на всю стену не было никого, кроме нее и двоих тогрут. "Будь я в плену, то навряд ли бы сохранила протезы. Да и странно все это. Никогда не видела таких существ", - думала женщина, наблюдая за тем, как Ио, не сумевшая совладать с собой, от волнения дергает лекку, - "Возможно, это виртуальная реальность, но не похоже на то, чтобы меня одурманил Жнец. Да и зачем ему это делать, если есть более традиционные и эффективные методы выдрать информацию из моего мозга. Ладно...".
  
  Лезвие со скрипом втянулось обратно. Ио убрала палец с курка, наблюдая за тем, как гостья, шипя, поднимается на ноги и, шатаясь, подходит к окну, затем подала руку Найре, помогая встать. Взору Н"Ихиры предстало поселение - черные, затерявшиеся среди деревьев и кустарников, обвитые фикусами-удушителями дома, напоминающие панцири улиток, соединенные немногочисленными, будто выжженными в грунте тропинкам, по которым бегали тогруты разных возрастов, окрасов и с разными пигментными рисунками на лицах, одетые в большинстве своем в лохмотья, на удивление чистые и напоминающие листья каких-то растений. Образ беззаботного места разрушала цепочка солдат в черно-красной броне, растянувшаяся вокруг низкой стены, ограждающей похожее на дзот кирпичное здание с привычной для азари, но явно не характерной для местных жителей архитектурой. "Интересно. Если это симуляция, то весьма проработанная", - пронеслось в сознании, когда женщина вгляделась в низкое алое небо, по которому плыли вытянутые в линии облака, - "Надо больше информации. Ладно... Убить этих существ я всегда успею. Надеюсь...".
  
  Аллат развернулась, едва не упав и, облокотившись на прозрачную сталь окна спиной, произнесла после очередного приступа кашля:
  
  - Prothean tungumál. Einhver talar Prothean?
  
  Понаблюдав за явно не понимающими ее разумными, калека вдохнула настолько глубоко, насколько позволяла емкость импланта легких, ощущая покалывания в низу живота, в отсутствующих ладонях и ступне. Затем шумно выдохнула, посмотрела на Найру, переглянувшуюся с Тано и тихо прошипела:
  
  - Tík, af hverju þarf ég alltaf að hafa óheppni? Einstök samþætt bardagakerfi. Hvar er mitt einstaka samþætt bardagakerfi?Að ríða mæður þínum! Já, skil þig mig nú þegar!
  
  Видя непонимание на лицах собеседниц, она слегка постучала по груди, сокрытой под почерневшей, пробитой в нескольких местах кирасой, провела рукой возле шеи, пытаясь достать до своего плеча, медленно указала на пояс Ио, который та забыла снять, придя в палату.
  
  - Она просит разгрузку, - догадался доктор.
  - Ты из ума выжила, Найра? - произнесла наемница, держа "пациентку" в поле зрения. Та хотела что-то сказать, открыла рот, обнажив неестественно белые, острые зубы, но не успела издать ни звука - ее лицо исказил немой крик, она медленно сползла по окну, ударившись головой о тумбочку. Издав приглушенный гортанный стон азари вцепилась в раму, оставляя глубокие следы когтей, подтянулась на протезе, снова прислонилась к холодному металлу.
  
  Найра рванула к калеке, но Ио взяла ее в захват и оттащила. Лицо иномирянки еще сильнее исказилось когда она отстегнула юбку, состоявшую из пяти защитных пластин, усилием воли оставаясь в сознании неуверенными движениями просунула пальцы протеза между боковыми пластинами брони. Фиксаторы щелкнули, кираса упала на пол. Аллат неопределенно махнула рукой, со второй поптыки зацепилась за ворот изодранного поддоспешника и, рванув его вниз, распласталась рядом с гравиносилками. Найра высвободилась, подбежала к ней, прилепила к ее лбу датчик-присоску, свисавший с койки, предусмотрительно прижав протез руки левым коленом.
  
  - Беги в кладовку! Живо! - крикнула она, взглянув сперва на критические показатели азари, отобразившиеся на прикроватном голографическом дисплее, а затем на Тано.
  
  Увидев взгляд доктора наемница поняла, что возражать бессмысленно и, выматеревшись, выбежала из комнаты.
  
  ***
  
  На краю крыши минарета стоял человек, левой рукой придерживающий капюшон черной, надетой поверх тканевой брони, робы. Он вглядывался в пространство вокруг себя, в тянущиеся до горизонта ряды небоскребов, соединенных друг с другом многочисленными переходами, отсюда похожими на пластиковые трубочки, воткнутые в разноцветные пакеты соков. Он вглядывался в бескрайний поток каров, полицейских машин, в неоновые вывески самых различных заведений - от магазина одежды до бара с проститутками, именуемого Галактическим Сенатом. Воздух здесь, на высшей точке Храма Джедаев, да и скорее всего, всего Корусканта, был гораздо чище, избавлен от миазмов и озона, источаемых на нижних уровнях, но все равно с каждым вдохом приходилось делать над собой усилие, чтобы не вытошнить завтрак.
  
  - Любуешься видом? - донесся откуда-то сзади приятный женский голос. Он повернулся. Напротив стояла молодая загорелая девушка в безупречно белой джедайской униформе. Лучи местной звезды, с трудом пробивающиеся через оранжевую завесу смога освещали лицо с резкими чертами, многочисленными морщинками вокруг уголков рта и слезящихся глаз.
  - Да, любуюсь, - сухо соврал человек, поправляя унизанный заполненными подсумками ремень, на который была привешена цилиндрическая рукоять светового меча. Долго молчал, глядя на собеседницу, затем медленно произнес:
  - Ты пойдешь со мной, Митра?
  - Да, Реван. Пойду. - ответила она уверенным голосом, не сочетающимся с ее переутомленным видом. Человек обнял девушку, подавив в себе желание уткнуться в развевающиеся волосы, - К сожалению.
   Они еще долго стояли обнявшись, наслаждаясь последними секундами мирной жизни.

Глава 1.


  Галактика: Небесная Река. Сектор: Эхосик. Регион Экспансии. Планета Шили. Поселение тогрут.
  Когда Тано вбежала в палату с увесистой разгрузкой в одной руке и шприцом, извлеченным из глубоко запрятанного внутреннего кармана разгрузочного жилета в другой, полуобнаженная азари все так-же извивалась, придавленная Найрой.
  - Шприц! Ты нашла его? - донесся голос чернокожей тогруты. Ио в три прыжка преодолела разделявшее их расстояние и молча передала светившийся оранжевым цилиндрик в руку доктора. Та ударила азари по щеке, на некоторое время приводя в себя. Аллат с облегчением выдохнула, увидев инъектор и тихо зашипела от ужаса, прочитав его маркировку. Говорить не было сил. Врач вколола иглу в пульсирующую сонную артерию женщины, с видимым усилием вдавливая содержимое. Одноглазая отбросила ее к гравиносилкам, дернулась в попытке встать, выдрала из горла шприц. "Не тот", - поняла бывшая наемница, нащупав в кармашке еще один инъектор, отбросила разгрузку и навалилась всем телом на пациентку, поднося новый, полупустой цилиндрик к ее шее. Н'Ихира среагировала на инстинктах, раздавив тогруте кости запястья протезом. Заорав Тано со всей силы ударила азари по голове свободной рукой и, подобрав шприц, вколола его. Надавила на поршень. Женщина потеряла сознание.


  Сутки спустя.


  Аллат провела рукой по окну, оставляя глубокие царапины в прозрачной стали. Лучи восходящего солнца освещали ее обманчиво хрупкую фигуру, оббегали узкие плечи и широкие бедра, пробивались сквозь прорехи в механической кисти протеза. Со спины она могла показаться монохромным изображением статуи богини, или духа из пантеона какого-нибудь народа, обрамленным залитыми светом стенами словно красной рамкой дисплея, но стоило подойти к ней ближе и становились видны десятки укусов, рубцов и ожогов, покрывавших ее нагое тело, а воинственный левый наплечник превращался в пропитанный едко пахнущей жидкостью бинт, пересекавший грудь с давно зажившим ожогом на месте соска и иссеченную двумя косыми шрамами спину, из которой торчал имплант поясничных позвонков. От изуродованного, абсолютно гладкого низа живота шел рубец, какой бывает лишь у вскрытых трупов, разделяющийся на две части в районе солнечного сплетения и уходящий к позвоночнику под миниатюрными грудями. На ярко-фиолетовой коже, состоявшей из мелких чешуек, можно было разглядеть белесую точку напротив сердца, что теперь заменял сердечный имплант.


  Азари впервые за долгое время не убивала и не пряталась, а просто стояла напротив окна, вдыхая больничные запахи, наслаждаясь каждым мигом, дрожа всем телом от мысли о том, что все это может оказаться лишь галлюцинацией ее умирающего мозга. Она никогда не видела поселение, подобное этому, хоть и родилась до войны. Десятки завинченных по затерявшихся между деревьев спирали зданий не казались чем-то чуждым природе, не были настолько величественными, как строения протеан, не давили своим превосходством. По немногочисленным выжженным в грунте тропинкам бегали тогруты разных возрастов, полов, с разным цветом кожи и пигментным рисунком на лицах, минуя небольшие уроганчики, подхватывавшие листья, образовывавшие своеобразную мягкую подстилку между тропинками. Часть разумных носила на ногах примитивные сандалии, иные, особенно дети, и вовсе бегали босиком, шевеля лекку в одних им понятным жестам. Женщина снова скосила взгляд на мерцающее небо, на замершую группу из девяти разумным в красно-черной броне, среди которых виднелись представители примитивной расы людей, о которых она знала лишь то, что они существовали на непримечательной планете в системе желтого карлика, посмотрела на беззаботных гражданских и поежилась. "Сколько же времени прошло с тех пор, как я..." - она не успела додумать. К прозрачной стали прилип пятиконечный лист. Азари отшатнулась - перед ней не было угловатого листка, просвеченного лучами местной звезды. Перед ней висело оторванное отливающее синевой крыло. Вместо жил она видела массивные механические кости, а вместо зеленой плоти растения - тонкую, сотканную из углеволокна перепонку.


  Она больше не видела ни тогрут, ни их зданий, ни леса - все обозримое пространство занимали горящие руины некогда прекрасных мегалитических зданий. Она глядела на иссиня-черные, разорванные алыми трассерами и залпами тяжелых рельсовых орудий небеса сквозь одну из нескольких узких смотровых щелей бронзированной стенки челнока. Лишь они были источником света, освящая ее и еще восемь разумных, вцепившихся в впаянные в потолок поручни. Летательный аппарат сильно тряхнуло, а тени на полу стали невообразимо четкими - то вдалеке утонул во вспышке клин летающих хасков, Жа, похожих на гигантских механических светящихся потусторонним птиц светом птиц, мгновением ранее разодравшим такой-же малый десантный корабль. Аллат снова осмотрела товарищей по несчастью - три незнакомых ей протеанина-офицера, если судить по красно-черным полосам на броне и четыре "девы"-азари в явно снятых с трупов заплатанных доспехах, не всем подходившими по размеру.


  "Как же низко мы пали, что посылаем на смерть детей", - пронеслась в голове женщины мысль, когда она отстегивала один из двух фиксаторов цубы вложенного в заспинные ножны меча. Откровенно идиотское решение на ее взгляд, сломавшее спину не одному бойцу при падении и убившее еще большее число разумных, съеденных хасками из-за не способности быстро выхватить клинок. Но ножны были намертво припаяны к задней части кирасы и без нужных инструментов перевесить катану на пояс не представлялось возможным.


  Одна из девушек нервно теребила цевье четырехствольного рельсотрона, то и дело поглядывая на пустые подсумки своей неровно прикрепленной разгрузки. На ней не было стандартного колпако-образного, наскоро спаянного из восьми графеновых пластин, шлема с массивным назатыльником, увенчанным широкими отворотами, поэтому Аллат могла рассмотреть испуганное девичье сиреневое лицо с вытатуированным над левым глазом угловатыми символами слоганом: "Смерть креветкам! Во славу небес!", с которого смотрели заплаканные зеленые глазки. Закончив с проверкой креплений разгрузочного жилета женщина сняла петельку и изъяв из подсумка две энергоячейки, сделала шаг вперед, протягивая их девушке. Та посмотрела на нее с недоверием и изумлением, понимая, что только что Аллат возможно добровольно лишила себя жизни, и резко мотнула головой, убрав за спину руку, дернувшуюся к зажатым в механической ладони упакованным в угловатые корпусы выскоемким конденсаторам.


  - Как зовут? - перекричала гул двигателя и отдаленные звуки боя одноглазая. - Рядовая Си, - потупив глаза, ответила "дева" настолько тихо, что Аллат смогла понять ее лишь по губам. Какой-то протеанин издал нечто вроде хмыка, утонувшего в окружающем реве. - Не будь дурой, Си! Без них ты сдохнешь! - А вы? - почти прошептала девочка, переборов себя и все-же посмотрев в глаз женщины, мгновенно отведя взгляд увидев полумертвый пульсирующий зрачок на фоне коричневого белка. - Мне без надобности, - соврала Н'Ихира, до боли в локтевом суставе вытягивая руку. - С...Спасибо, - рядовая взяла подарок, бережно расфасовав его по подсумкам, а Аллат согнула правую руку в локте чтобы унять простреливший ее спазм, делая вид, что проверяет крепление длинного ножа к груди.


  "Без надобности, как же. - пронеслась в ее создании мысль, когда челнок снова тряхнуло, а пассажиров едва не прибило к левой стенке, - Повезет, если сумеем высадиться.". В своих способностях противостоять пехоте Жнецов она не обманывалась, да и трудно найти бойца, дожившего до ее возраста, что допускал бы такую ошибку. Она думала, что если повезет, то сумеет зарубить мечом хотя бы несколько изуродованных кибернетическими имплантами тварей прежде, чем ее заживо раздерут челюстями или размажут по камню биотикой. В щель азари видела, как дымясь, заваливается очередной малый корабль и исчезает между оплавленных остовов поваленных небоскребов. Она ощущала как по полу расходиться дрожь редких залпов бортового орудия, а все еще живые носовые рецепторы слышали запах жженой проводки и озона.


  - Азари, - донесся хриплый голос Ипну, единственного знакомого ей протеанина из стоявших рядом офицеров. Хоть он и был одет в броню более старого и качественного образца, за его спиной висел такой-же портативный рельсотрон с четыремя стволами, что придерживала левой рукой Аллат, а на нижней части доспехов виднелся разгрузочный пояс с лишь одним заполненным карманом и прикрепленными пустыми изогнутыми ножнами для чего-то по форме напоминающего вакидзаси. На бойце, как и на ней и на деве не было шлема, но не из-за того, что он его потерял, или ему не хватило при раздаче амуниции - гарнизон протеан, оставшийся отрезанным от основных сил, на Тессии в первые-же месяцы войны понял, что чем сложнее технологии, тем легче они используются Жнецами против своих хозяев, и отдал приказ не уничтоженным врагом автоматическим заводам производить доспехи и оружие по наиболее примитивным схемам, а от сложных голографических визоров и дисплеев пришлось отказаться. Исключением были разве-что импланты Аллат, да термобалические гранаты, одна из которых оттопыривала не предназначенный для этого подсумок протеанина.


  Женщина едва заметно скривилась, но вместо уточнения к кому обращается командир, прокричала: - Сэр! - Наша задача - вывести Атамэ! Любой ценой! Правый уголок губ женщины дернулся, обнажив молекулярно заточенные протезы зубов. - Местоположение цели? - Неизвестно, - переведя нижнюю пару глаз на нее, ответил протеанин. Более он ничего не успел сказать - челнок завертело, правая сторона исчезла в облаке ионизированного воздуха. Пол разрезало по диагонали. Неровный строй "дев" испарился за мгновение. Аллат увидела, как из развороченного салона вылетело обугленное искаженное в немом крике лицо Си с вытекшими на щеки от невыносимой температуры глазами. Ипну прыгнул вперед, придавив женщину к стенке. Фрагмент аппарели распахнулся. Оставшихся в живых солдат вырвало из челнока. Азари различила тушу расправлявшего массивные опоры четырехсотметрого Жнеца, зависшего на городом, его бочкообразный, сужающийся кверху корпус, увенчанный по бокам шестью маленькими щупальцами. По поверхности матово-черной корабельной брони, ярко выделявшейся на фоне оранжевого камня, бегали алые разряды. Азари потеряла сознание от удара о железную перекладину и, перевернувшись через голову, распласталась среди груды камней, заваленных телами протеан.


  Найра вошла в палату и непроизвольно скривилась - пациентка мелко подрагивая свернулась в позе имбриона, меся протезом и здоровой ногой лужу из собственной мочи, смешанной с кровью. Рядом валялось то, что осталась от тумбочки и находившихся в ней приборов, один из которых азари сжимала в руке. - Ио! - выведя громкость вокодера на полную произнесла тогрута. По второму этажу больницы разлетелся ее голос, будто воспроизведенный динамиками аудиосистемы, предназначенной для мини-стадионов. Поморщившись Найра тихо подошла к Аллат, перешагнув через битое стекло сканера и пожалела о своей привычке ходить на работе босиком. "Придется менять окно", - подумала она, рассмотрев пробитый насквозь лист прозрачной стали и встала на колени прямо в нечистоты рядом с пациенткой. Несколько секунд поколебавшись, доктор положила руку на талию вздрогнувшей от прикосновения пациентки. Бережно перевернула на спину, придерживая голову. Сорвала с носилок подушку, положила ее под фестоны, с жалостью посмотрев на разбитый тонометр, оторванные провода которого валялись у ног иномирянки, чье дыхание уже приходило в норму.


  Глаз Н'Ихиры дернулся, веко поднялось, обнажив закатившейся белок. Протез руки аккуратно обхватил запястье Найры. На тогруту просмотрел суженный до предела зрачок. Азари прошептала: - Fyrirgefðu hönd vinar þíns.¹ - скосив взгляд она добавила, слабо усмехнувшись, - og fyrir það.²


  Юго-Восточный Космопорт Корвалы.


  Ли медленно шел хромающей походкой по узкой крытой улочке, больше напоминающей полупрозрачный туннель, зависший над карьером, из которого вздымалась исполинская шахта лифта, переходившая в слегка обшарпанное, опиравшееся на десятки свай, строение. Свет звезды, занимавшей четверть неба, плясал по изгибам побеленного покрытия дороги, разбивался о стены из прозрачной стали тысячей разных оттенков. Вдалеке, на линии горизонта виднелись первые опушки деревьев, ближе были лишь пни и сотни рабочих в серо-зеленых комбинезонах, шедших возле колесных механизмов, поднимавших тучи черной пыли. Все они были тогрутами. 'Ирония судьбы - они убивают свою мать чтобы выжить', - мысленно усмехнулся человек, рассматривая копошившихся разумных. Внешне же с его лица не сползало выражение уроженца Внешнего Кольца, в первый раз в жизни увидевшего что-то кроме однотипных шахтерских станций или агрокуполов.


  Да и вид Агельмана явственно свидетельствовал о том, что он являлся или шахтером, или любым другим низкооплачиваемым рабочим, способным за три сотни кредитов полезть туда, откуда не возвращаются даже специально сконструированные дроиды. Грязный, извазганный желтыми пятнами машинного масла серый комбинезон, распахнутый на груди из-за испортившейся липучки, был подпоясан истершимся пластиковым ремнем с кобурой, из которой виднелась рукоятка бластера, имевшего в военных кругах репутацию 'дамского свечка', неспособного пробить что-либо, кроме одежды. На ногах были надеты поношенные берцы с едва не выпадавшей стальной пластиной, раньше закрывавшиеся на молнию, теперь-же сверкавшие недавно проделанными неровными рядами отверстий с небрежно продетыми в них черными шнурками, заправленными за боковину.


  'Еще пару месяцев, и напишу рапорт на увольнение. А потом - куда угодно из этой сраной Республики, хоть на Кирос.' - подумал Ли, отдаляясь от выпускавшей все новых разумных тяжелой гермостворки с мерцающей неоновой надписью 'Вы покидаете Шили? Надеемся, вам понравилось.', из которой он вышел минуту назад. И вновь мысленно усмехнулся, вспомнив, что уже каждый год в течении пяти лет дает себе обещание завязать и каждый раз находиться все новый повод этого не делать. Он остановился, подошел к стене, положил на нее руку, всмотрелся в собственное полупрозрачное отражение. С изрытого многочисленными морщинами искаженного идиотской смесью улыбки и удивления лица, частично сокрытого под скомканными, грязными волосами, глядели бесцветные, не выражающие никаких эмоций глаза. Казалось, будто кто-то вылил на радужку белила в удачной попытке сравнять ее цвет с цветом белков. Агельману было неясно как, но даже линзы не могли исправить этот недочет во внешности, а выдвинутую когда-то идею пересадить себе чужие зрительные органы, или вовсе вставить электронные протезы, способные вызвать лишние вопросы, он считал верхом идиотизма.


  Резкий толчок в плечо отвлек его от размышлений. Ли инстинктивно развернулся, намереваясь выломать противнику руку, но мгновенно осадил себя - перед ним стоял увешанный украшениями и петельками прилизанный человек, одетый в деловой костюм, сшитый по последним критериям корускантской моды. Унизанная перстнями рука держала тонкую трость из какого-то редкого разумного растения, названия которого Агельман не мог вспомнить. 'Почему они всегда считают, что выглядят как чертовы боги, хотя любого нормального человека от их вида начинает тошнить', - пронеслось в его сознании, пусть и не был абсолютно уверен, что может относить себя к касте 'нормальных людей' в полной мере.


  - Чего застыл? Я тебя спрашиваю, грязь рабочая? - обладатель трости сморщил напудренный лоб, уставившись на давящего в себе желание сломать ему трахею Ли из под накрашенных ресниц. - А? - Агельман изобразил испуг, до боли сжав мозолистые руки, предусмотрительно занесенные за спину. - Ты мешаешь движению. Я едва на тебя не налетел, - продолжил человек, передвинув трость под подбородок собеседника. Тот не сумел сдержаться и резким выпадом отвел палку, но вместо того, чтобы довершить атаку огромным усилием воли вернулся в изначальное положение, тихо лепеча: - Простите, сэр. Я... я не хотел. Умоляю... Мамой... Мамой клянусь...


  Удар тростью в под дых заставил его замолчать и согнуться на полу.


  - Вот так-то, - улыбнулся уроженец столицы Республики, вновь ударив его. На этот раз в плечо. - П... простите, - прошептал Ли, не ощутив сильной боли, однако схватившись за руку и краем глаза заметив то, как двое тогрут в серой полувоенной форме, до того момента спокойно прохаживавшихся по коридору, почти одновременно приложили пальцы к обручам, заменявшим им наушники и быстрым шагом отошли на добрый десяток метров, принявшись изучать соседнюю гермостворку. - п...простите. - Как тебя зовут, ублюдок? - процедил корускантец, но, видя, что Агельман не в силах отвечать, брезгливо отодвинул ткань комбеза, прочитав на левой части груди выцветшую белую надпись 'Руфус Крайн. Электромонтер VI разряда.". Затем продолжил, растягивая гласные, - Ну что, Руфус. Я тебя запомнил. Можешь распрощаться со свободой на ближайшие полвека.


  И, размашисто замахнувшись, ткнул Ли в пах. Затем развернулся и вальяжной походкой направился в сторону следующей гермостворки, на которой красовалась голографическая надпись: 'Добро пожаловать на Шили. Рай для всех разумных, независимо от пола и расы.'. Электромонтер поднялся, отряхнулся и, подождав когда похожая на песочные часы фигура человека перейдет в следующий отсек, подошел к одному из тогрут в серой униформе. - Простите, - надломленным голосом сказал он, - а где... где здесь находиться... Как... как мне дойти до ближайшего офиса компании Цзерка? Разумный смерил его взглядом, положив руку на рукоять дубинки, расположенной рядом с бластером мандалорсокого производства и тихо сказал: - Выйдешь из этого коридора, затем направо, пройдешь три квартала и там увидишь здание этой сраной компании. Ни с чем его не спутаешь, верь мне. Ли быстрым шагом, хромая на обе ноги, пошел к люку.


  _________
  1.Прости за руку твоей подруги. (исланд.). 2.И за это. (исланд.).
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"