Prostak: другие произведения.

Вариант 1940 война всерьез

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
  • Аннотация:
    ФАНФИК-АНТИУТОПИЯ.ОСТОРОЖНО-тут будут снимать розовые очки и покажут УЖОС!Демагогам,либерастам,толерастам и прочим слабонервным сюда заходить не рекомендую.ВЫРАЖАЮ БОЛЬШУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ ВСЕМ АВТОРАМ СОГЛАСИВШИМСЯ ПОДЕЛИТСЯ СО МНОЙ СВОИМИ МАТЕРИАЛАМИ!

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН.

Я попал, я попал, я опять попал... А как всё хорошо начиналось! Я впервые за три года института выспался. Очнулся в постели, по ощущениям - словно в одно рыло литр спирта выкушалал и теперь расплачиваюсь за свою жадность.Огляделся вокруг. Комнатка ничё так - просторная, светлая... почему-то подумалось о музее, а не о жилой комнате, пусть даже и гостиничной. Кровать, правда, старомодная, напоминающая нарядный гробик, но вполне удобная; да и обстановка вся, что называется, под ретро. Ч-черт, правда, что ли, гостиница? Ну и как я, спрашивается, сюда?.. В дальнем углу, боком к кровати, - здоровенное зеркало, рядом с ним - шкаф... Ага, не там ли моя одёжка? Приведем себя в надлежащий вид, а потом уж будем дальше думу думати. Встал, босиком прошлепал к шкафу, мимоходом посмотрел в зеркало и... Если цензурно и без мата - лучше бы я этого не делал. Из зеркала, из этого вот куска амальгамированного стекла в тяжелой деревянной раме, на меня смотрел самый большой маньяк во всей мировой истории. Может, было бы гораздо лучше, если б я не догадывалась, кто он. Из зеркала на меня смотрел Адольф Гитлер. собственной персоной!!!Никогда в жизни не падал в обморок, а тут свернуло так, что хоть кричи... вот только не получается кричать... и народу вокруг - никого. Сказать, что я был в шоке - все равно что ничего не сказать. Это бред! Просто очень реалистичный бред. Не помню как, видимо когда сознание потерял. Вот меня и плющит со страшной силой. Я зверски ущипнул себя за бедро - мерзкая рожа в зеркале никуда не делась. Чертовщина какая-то! Пошел в ванную... та-ак, стоп машина, а откуда я знаю, что за этой дверью ванная? Нет, ну точно. Вот и ванночка стоит королевских размеров, старомодная такая, на золотых львячьих лапках. В шкафчике над раковиной нашел опасную бритву, вытащил её и хотел было порезать палец, надо же как-то, в конце концов, в себя приходить. Но в этот момент рука сама собою разжалась, роняя бритву, а в голове дико заистерило: ай-ай-ай, как нехорошо резать бритвой великого фюрера германского рейха, стоящего на пороге великих свершений! Меня аж затрясло - настолько сильной была истерика. "Заткнись, падла, тебя ещё в мозгах не хватало, хватит и рожи!" - мысленно рявкнул я на Адика - в том, что это был он, я не сомневался ни минуты. Доигрался... Я плюхнулся на колени и ущипнул себя за запястье. Больно, однако! Так... На истерику времени нет! Руссел, если ты меня слышишь, если нам предстоит ещё встретиться - знай,геймер несчастный, ты калека! И за эти эксперименты я тебя не просто убью, я тебя... Я тебя к стулу привяжу и заставлю пересмотреть весь "ДОМ2" , если только выберусь! Нет, я, конечно, сильно сомневаюсь, что Руселу под силу перенос сознания в другое тело. Но с этого гения всё может статься. Кстати, а что я последнее помню? Общагу. Большое сборище ВАААГХ соседей и предложенный Русселом супермарафон на выносливость - весь "Блицкриг" за сутки. Нет, даже я в курсах, что такое количество миссий в один присест пройти нереально, разве что неделю не есть и не спать, но... Этот "ТАНЧЕГ" у нас крутился трое суток без перерыва, народ собирал тотализатор. Выигравший получал почти десять штук налом. Естественно, я был в числе геймеров. К слову сказать, последнее, что я помню - смешные цветные точки перед глазами. Пока я предавался размышлениям, тело на автомате собиралось. Очухался я уже на подходе. Что там у нас? Ах ты с... сволочь, на пороге великих свершений он! - теперь уже и я был в бешенстве, какого отродясь за собою не замечал. Хрен тебе, а не Барбароссу! Вот вернусь сейчас в спальню, возьму из ящика стола "Вальтер" - а я ведь точно знаю, где у тебя, тварь, пистолет лежит! - и вынесу тебе мозги, сволочь нацистская, заодно и проверю, бред это или реальность. Не знаю, орал ли на Гитлера кто-нибудь ещё с такой силой... может, и орал, когда он еще не был "великим фюрером"... но уж точно - не мысленно. Да и подзабыл, наверное, "великий", как оно бывает, - скукожился и заткнулся. Вот и ладненько. Я перевёл дух - и вдруг четко осознал, что я не у себя, в две тысячи десятом, а в том самом - грозовом - тридцать девятом, и до проклятого дня Зимней Войны в Финляндии остаётся ровно месяц.. и что всё уже готово к нападению с обоих сторон. Память Адольфа была для меня открытой книгой. Малоприятно, конечно, но в данных обстоятельствах такой вот бонус не лишний. Фюрер в моем сознании, поделившись своей памятью, других признаков жизни не подавал, и я, устроившись поудобнее на кровати принялся размышлять: а что же дальше. А что же дальше-то? Вышибить фюреру мозги - самый простой вариант. Да и мозги у него... вроде как - мои. Жалко, знаете ли. А не могут ли эти мозги додуматься до чего-нибудь поинтереснее?.. Во-первых, у меня есть доступ к памяти брюнета, значит, развернемся. Во-вторых, есть знания о происходящем и теоретическая возможность подкорректировать. В-третьих, я, наконец, увижу девушку своей мечты! Лени Рифеншталь! Прости, Ева, но моё сердце навеки принадлежит ей! Для начала надо определить стратегию будущего развития, мои собственные планы. Стать сильнее.Вот и первый минус вылезает: я, конечно, геймер, но циник, у меня послезнание и увидеть подоплеку тех или иных поступков, наверно, смогу. И что для "Новой" Антанты, наверное, самое страшное, я - не идиот. Итак, учиться, учиться и ещё раз - учиться. Для меня это сейчас самое главное. Где-то на отшибе сознания робко поскрёбся Адольф - напомнил, что пора забирать со стула за дверью утренние газеты. Да уж, вот что значит фриц, ну просто до мозга костей фриц, - порядок, пунктуальность, аккуратность превыше всего, хоть тебя недавно, можно сказать, только что, обложил русскими матюками подселенец в твоем сознании! Я накинул халат и прошлёпал к двери - оказывается, эта сволочь привыкла читать газеты в постели... сибарит, мать его. Забрал газеты и залез в кровать... в принципе, не самая плохая привычка. Как выяснилось, я очень даже понимал по-немецки, то есть газету читал без усилий, достаточно бегло. Любопытства ради попробовал что-нибудь написать. И вот тут-то выяснилось интересное: по-русски я писал своим почерком, а по-немецки - Адольфовым. Еще выяснилось, что Адик неплохо шпрехал по-французски и по-английски - так что на двоих с ним мы знали четыре языка. Ништяк! Попутно с изучением моих новых возможностей открылось, что я отлично помню не только прошлое Гитлера, но и идеально воспроизвожу все, что когда-либо попадалось мне на глаза в прошлом, включая статьи из "Науки и жизни", пролистанной мною в трехлетнем возрасте. Живём! Судьба, сыграв со мной злую шутку, решила, помимо мерзкого нрава, продемонстрировать мне свою щедрость - и подкинула не самый печальный из возможных вариантов. Адик! Слышь, Адик, а тебе со мной конкретно повезло. По крайней мере, можешь не беспокоиться, что Германия окажется в... на задворках Европы, короче. Мой природный оптимизм всё ж таки начал брать верх над Адиковой германской меланхолией, и настроение стало заметно менее мерзким. Мурлыкая про себя 'трех танкистов', я начал придирчиво осматривать гардероб Алоизыча. В чем тут не стыдно перед людьми показаться. А, ладно, какие, к чертям собачьим, тут люди - нацисты одни. Нет, ну, может быть, не все такие уж правоверные нацисты, но ведь момент такой, что им выгоднее прикидываться. А я что, под волчьи шкуры полезу овец искать. Щаз! То есть - ни в коем случае не сейчас. А потом - как карта ляжет. Карта Европы. Как раз на сегодня в имперской канцелярии намечен большой шабаш... в смысле - сбор всех командующих группами армий и самих армий, участвующих в нападении на Скандинавию и Францию. Эх, бомбу бы туда одноглазого Ш! Я явственно представил себе рожи военной элиты Рейха, когда фюрер со словами "За Родину! За Сталина!" привёл бы в действие этот "портфель". Гитлеру мысль не понравилась, хотя он и не знал, что такое портфель Ш, но понял - ничего хорошего. Я мстительно улыбнулся и показал Алоизычу пяток особо тошнотворных картинок с результатами применения этого нехитрого оружия, чем поверг его в ужас - героем Адольф не хотел стать ни за какие идеи. Похоже, теперь Гитлер держал меня за психа и был готов хоть сейчас сдаться в плен товарищу Сталину. Вот, Алоизыч- теперь привыкай. И к подселению, и к неудобному соседу. А твои генералы отныне - ценный ресурс, переводить который на фарш недостойно истинного арийца. Оглядев себя в зеркале, я поморщился - нужно что-то делать с внешностью; дурацкие усики и чёлка раздражали... либо сбрить их на хрен, либо отрастить нормальные. Адик понял, что сегодня его взрывать не будут и скромно напомнил про завтрак. Мать-перемать, он же ВЕГЕТЕРИАНЕЦ! Ну что я теперь буду делать с этим долбодятлом? Посоветовавшись немного с фюрером (всё ж таки тушка - это наше совместное имущество и портить его резкой сменой рациона я не собирался) остановились на рыбе и печени. Оказывается, лучший друг немецкой молодёжи и кумир домохозяек уважал печень и трескал её даже будучи вегетарианцем. Ну вот, кажется, и договорились: если Адик будет паинькой и проведёт совещание как будет нужно, то вечером угостимся рыбкой по моему фирменному рецепту. Наскоро позавтракал, с трудом проглотив пяток ложек овсянки и поклевав печени, а потом затребовал у адъютанта все документы по "Гельб" и разведданные по Британии. Буду готовиться к совещанию. Устроившись поудобнее, погрузился в чтение. Я читал очень быстро, и с непривычки у фюрера стали уставать глаза - не выдерживал он моего темпа чтения. Ничего, привыкай, Адик, приободрил я фюрера. Он благоразумно отмолчался. Разведка у немцев была как слоёный пирог: слой бисквита - слой дерьма. Если по расположению частей Антанты приграничной зоне всё было представлено шикарно, а карты были едва ли не лучше, чем в Британском и Французском генштабе, то в части стратегической разведки немцы облажались по полной программе. Промышленный потенциал авиапромышленности Британии был существенно занижен, сведения о новых видах вооружений и радиолокаторов фрагментарны и неполноценны, но через всю документацию красной нитью проходило: враг будет разбит, победа будет за нами. Короче,Геббельс с его шедеврами пропаганды нервно курит в сторонке. Оказывается, шапкозакидательство - это особенность не только русского менталитета. Да, с таким подходом только с Польшей да с лягушатниками воевать. Какого чёрта этот придурок полез на Британию? Ни одного рационального довода я от Адика так и не услышал, детский лепет о миротворчестве и "братских" арийцах. Дурак ты, Адик, и кончишь плохо... если, конечно, не поможешь мне сообразить, как твой вожделенный план "Зеелеве" изменить. А уж как сделать, чтобы Германия никогда не воевала на два фронта, и как вынести англов - это моя забота. Время убегало, как песок сквозь пальцы; я почти физически ощущал каждую секунду... секунду, на протяжении которой реальность оставалась неизменной. И каждая прошедшая секунда приближала роковой день, сломавший десятки миллионов судеб и отнявший миллионы жизней. Иду на совещание. В последний момент я изменил регламент Адольфа, и вместо двух совещаний получилось одно, вышколенный адъютант шустро подыскал новое помещение, где с комфортом могли расположиться почти четыре десятка человек - командующие группами армий, армиями и их начальники штабов. Все ждут фюрера. Вхожу в залу и глохну от дикого "хайль!" Приветствую собравшихся и прохожу к креслу во главе стола. По-хозяйски осматриваю подчиненных - уверенные в себе матерые волки, лица гладко выбритые, холеные. Это потом они будут писать о "генерале зиме", "неправильной тактике русских", о том как фюрер им постоянно мешал выиграть войну, кто-то попав в плен и вовсе займется антифашистской пропагандой, ну а кто-то сдастся амерам и... А пока это самоуверенные, довольные собой индюки - ещё не пощипанные судьбою и русской армией. Вон тому в июле оторвет руку и он долго проваляется в госпитале, а вон те двое попадут в плен под Сталинградом... Один за другим генералы отчитывались в готовности порвать бритто-франков на кусочки и завершить войну - один раньше другого... кто меньше? Я слушал их, чувствуя, как во мне закручивается стальная пружина холодной ярости. Поднявшись из кресла, я обвел генералов тяжелым, исподлобья взглядом.

Господа генералы, вам в последнее время дурные сны не снятся?

Собравшиеся смотрели на меня с недоумением. Ну конечно! Не давая им времени на размышления, я продолжил:

Головокружение от успехов - так это называется. Легкие победы в Польше вскружили вам голову, и теперь вы обещаете своему фюреру повергнуть Антанту за пять-шесть месяцев, а некоторые - так вообще за четыре. А что вы вообще знаете о России и Финляндии за пределами досягаемости авиаразведки? Что вы знаете о новых заводах на Урале и за ним? Магнитогорск, Омск, Челябинск готовы произвести тысячи танков, самолётов - и об этом я узнаю за неделю до начала войны? - я, в свойственной Адику манере, нагнетал обстановку фраза за фразой, взвинчивал темп, наращивал громкость. - Что вы знаете об их новых танках, броню которых не может пробить ни одно противотанковое орудие вермахта, об этих монстрах, вооруженных стапятидесятидвухмиллиметровыми орудиями? Почему об этом сейчас рассказываю вам я, а не вы мне?! Напади Россия на Финляндию, мы получим тотальную войну - войну на уничтожение! И что мы получим взамен? Выжженную обезлюдевшую пустыню с уничтоженными городами и заводами? Так почему же, планируя "Гельб", мы ничего этого не учитывали? Это вопрос к вам, Канарис. Почему Абвер кормил нас сладкими сказками о "колоссе на глиняных ногах"? Я вас спрашиваю, Канарис!

Изрядно побледневший Канарис по-прежнему молчал. То, что говорил фюрер, для него самого было шоком.

Молчите? Ну так я отвечу за вас. Нападение России на Финляндию выгодно только Англии. И всё это время вы, Канарис, намеренно занижали военно-промышленный потенциал России, толкая нас на Запад, втягивая в войну на два фронта. Вы английский агент. Вот почему вам нечего сказать! - я оглядел собравшихся, изобразив на лице эдакую торжественную скорбь.

Йодль,как новый глава Абвера, основательно перетрясите это осиное гнездо,разрешаю задействовать коллег из SD и Гестапо - обратился я к Йодлю. - И ещё: уберите этого гада. Вошедшие эсэсовцы живо подхватили бледную и безмолвную "жертву гитлеровских репрессий" и выволокли из комнаты. А что же делать с Россией? - я снова обвел взглядом "соратников", с радостью отметив на их лицах признаки замешательства; ага, значит, я на верном пути. - А с Россией мы будем укреплять экономические связи. Укреплять до такой степени, что Сталину даже в голову не придёт напасть на нас. Мы превратим Россию в свой надежный тыл! - а что, хороший заголовок для передовиц немецких газет. А вот то, что будет сказано дальше - пока под грифом "секретно". - Теперь наша главная цель - Англия,а Скандинавия и Франция лишь одни из многих ступеней к победе. Мы должны окончательно решить вопрос с ней. И чем скорее, тем лучше. Сейчас она не может нанести существенного вреда рейху, но если мы будем медлить, то она станет непотопляемым авианосцем мировой плутократии. Тысячи стратегических бомбардировщиков будут взлетать с её аэродромов и нести смерть на мирные немецкие города. Эти мерзкие шакалы будут убивать беззащитных детей и стариков - они не смогут разбомбить Берлин или Мюнхен, но сотни городов поменьше будут стёрты с лица земли. Они не будут убивать солдат - они убьют их детей и родителей. Сотни тысяч мирных немцев могут заживо сгореть в своих домах! И наш долг, господа генералы, предотвратить это. Мы должны вымести этих выродков за пределы Европы! Только так мы обеспечим спокойствие рейха. Семнадцатого июня, в два часа пополудни, я жду от вас предложений по нейтрализации английской плутократии. Я верю в победу арийского гения над англосаксонским... англосионским коварством! Будьте дерзкими, господа! Забудьте о так называемых уроках мировой войны. Буря и Натиск - вот залог нашей победы! - оп-па, еще один лозунг для газет.

Я вновь оглядел будущих победителей Британии - и поразился. Нет, я, конечно, читал о том, что воздействие Гитлера на людей было прямо-таки гипнотическим, но... Да если бы здесь оказался этот жирный английский боров Черчилль, генералы изорвали бы его на части голыми руками в мгновение ока. Воодушевленные воители покидали зал, а в соседней комнате меня ждал Ойген Тристан Райнхард Гейдрих собственной персоной - ох и не простая ему предстояла миссия! Но у меня были основания верить в его таланты. В конце концов, он до последнего не хотел "войны в поддавки" - исторический факт, как ни крути. Так что - справится.

Хайль! - это Гейдрих меня поприветствовал.

Здравствуйте, Райнхард, - я выбрал для общения более доверительный стиль, надеюсь, сработает, как хотелось бы. - Присаживайтесь к столу. И, если не возражаете, беседовать мы будем, наслаждаясь хорошим кофе.

Райнхард всё же дипломатично дождался, пока я усядусь в кресло, и только после этого занял отведенное ему место напротив. В это время проинструктированный заранее адъютант сервировал столик, раскладывая на нем разные вкусности и разливая по чашкам ароматный кофе. После того, как мавр, сиречь адъютант, вышел, я, аккуратно отведав аристократического напитка, обратился к Гейдриху.

Можете быть довольны, Райнхард. Сегодня я отменил поражение. Вы оказались правы, мой друг. А Канарис, - я многозначительно поглядел на Райнхарда, потом, выдерживая паузу, потаращился в чашку, - Канарис сознательно вводил нас в заблуждение насчёт России. И теперь вам предстоит совершить величайший подвиг во имя Рейха... - и еще одна пауза, торжественная такая. - Вам необходимо организовать провокацию в Америке. Да-да, только так мы обеспечим Рейху надежный мир с Россией. И только так мы обеспечим наши танки и самолёты горючим - без союза с Россией мы не сможем быстро расправиться с Англией. Делайте что угодно - в известных вам пределах, разумеется, - я решил, что уместная лесть излишней не будет, - но Рузвельт должен уйти в отставку,а помощь американцев-от Британии. Полагаю, лучше всего это сделать в Финляндии... как раз посередине между Москвой и Берлином. Символично, как вы думаете? И помните, судьба Рейха в ваших руках! - возвысив голос, повторил я. - Завтра вам надлежит быть в действии.

Подошел к концу тот самый знаковый первый день попаданца. Наверное, самый длинный день в моей жизни. Подведем итоги. Пусть промежуточные, но все же. Конечно, неприятно обменять свои тридцать с хвостиком на адиков полтинник... да и рожа, которую я вижу в зеркале, мне откровенно противна. Так, рефлексии - к чертовой матери, миллионы людей жизни положили за Родину, а я сопли из-за каких-то двадцати лет разницы распустил. На повестке ближайших дней - великие дела. А великие дела не всегда обдумываются за столом внушительного вида и в кожаном кресле. Я вот предпочитаю - в удобной кровати. Настраиваясь на размышлятельный лад, мурлыкал про себя песню "Броня крепка и танки наши быстры". Адику она даже понравилась... но только до момента "когда нас в бой пошлет товарищ Сталин". Фюрера вообще колбасило от моих политические убеждения... ну ещё бы он и в самом страшном своём кошмаре не представлял, что у него в башке поселиться геймер-циник, да ещё и будет рулить вместо него. Вообще я отметил, что мои музыкальные способности резко улучшились, и я начал попадать в ноты - такой вот бонус, оказывается, у этого стервеца были неплохие музыкальные способности. Так, а что с художественным талантом? Должон присутствовать или где? Пришлось вставать за листом бумаги и карандашом. Что бы такое изобразить, чтобы порадовало и глаза, и душу? Ага, "Смерч"... "Буратино"... "Беркут". Так, с этим порядок! А если...ну да,поняша тоже получился вполне сносный. Увы, до потомков мои творения не дойдут, - печально думал я, сжигая их над блюдечком. Адольф чего-то там солидарно вякнул насчет уничтожения чертежей вундерваффе... Ну так вот, формулирую задачу номер раз: додушить в себе Гитлера... для начала - хотя бы свести к минимуму его попытки порулить. Адик, хочешь, я тебе на сон грядущий еще и сказочку расскажу, русскую народную? Про заюшкину избушку. Ты типа волк? Ну, извини, мне по барабану, кого выселять. Это не я такой, это жизнь такая. Точка! Сегодня я если и не сломал маховик "поддавков", то хотя бы песочка в механизм подсыпал. Далее.Рейнхарда нашего Гейдриха зарядил по полной программе. Надо понимать, товарищ Сталин тоже медлить не будет. Не та личность. И ситуация не та. С чем прибить Верховного, которому в измененной реальности, надеюсь, не судьба побыть Верховным, более или менее понятно, все равно на сто процентов ситуацию не просчитаешь. А вот чем загрузить по самое не хочу ближайшее окружение, чтобы у соратников-сподвижников в мое отсутствие времени не было для ненужных размышлений, германских терзаний и тевтонских поползновений - это вопрос. Даже вопросище. С этими не/приятными (нужное подчеркнуть) мыслями я соизволил задремать.

...Мелкий осенний дождичек. Как водится, серый. Серая брусчатка. Серо-зеленое пятно на кирпично-красном - фанерные щиты, закрывающие Мавзолей. Потом щиты уберут. И Мавзолей заодно. Как поступить с Кремлем, я еще не решил. А куда торопиться? Как художнику, мне даже нравится. И цветовая гамма хороша - кирпично-красное на сером.

На помосте, устланном красной ковровой дорожкой, стоит кресло. Одно-единственное кресло, обитое серым бархатом. В меру строго, в меру аристократично. Кресло в стиле ампир, серый бархат, красные ковры. Позади меня - генералы в серых шинелях с красными отворотами. Ждут. Ну что ж, дождались - подаю знак. Победные звуки марша вздымаются над башнями Кремля. По серой брусчатке старательно вышагивают солдаты вермахта - герои русской кампании. Уверенно проходят эсэсовцы, все как на подбор двухметровые великаны, следом, пусть не столь твердо - прославленные асы люфтваффе. Приблизился и раскатился по площади железный лязг - непобедимые германские "панцеры" из первого по пояс торчит "быстроходный Гейнц". Я сдержанно улыбаюсь - как трудно порою удержать ликование в положенных рамках, но я ведь лицо нации. Таким я и останусь на фотографиях и кинопленке. Фюрер великого германского народа Адольф Гитлер на параде в Москве. Октябрь 1941 года.

Площадь опустела. Тишина. Пауза... пауза, заранее согласованная со мной. И вот на брусчатку вступают первые ряды колонны военнопленных. В меру небритые, в меру оборванные. Конечно же, их немного привели в порядок, я приказывал. Они должны утверждать мощь германского оружия... не изможденное стадо, а побежденные враги!.. Я вглядываюсь в лица и просыпаюсь.

...Никогда до сих пор мне не доводилось просыпаться в холодном поту. И с дикой головной болью, будто бы я всю ночь гвозди лбом забивал... Нет, не ночь, всего лишь полночи, на часах без четверти три. Ну вот и поспал, стоило ослабить контроль - а что ж поделать, спать и бдеть одновременно я не умею, да и обходиться без сна не научился! - как вся нацистская "мразность" Адольфа полезла наружу. Знаешь, ублюдок, я так и думал, что с тобой нельзя по-хорошему. И вообще, терпеть не могу, когда меня будят среди ночи. Так что получай фашист грана... то есть - ночной киносеанс.

Для начала извлек из памяти и продемонстрировал фюреру фрагмент из "Гитлер Капут", благо, совсем недавно пересматривал. Ты думал, что на кинопленке будешь выглядеть эдаким отцом нации, клоун усатый?! Эпическим героем, которому не чужда сентиментальность? "Я и белочка", "я и девочка"... А не хочешь ли с Евой Браун?.. Хочешь? И с Блонди? Да пожалуйста!.. В бункере. В ночь с двадцать девятого на тридцатое апреля. Кушать подано, товарищи - сегодня у нас жаренный Адольф - я показал Гитлеру его обгорелую тушку и останки Евы Браун. А вообще-то, зря ты так затянул, надо было решиться еще первого. Мир ты своей смертью изрядно обрадовал-развеселил.

Ну, что тебе еще хорошенького показать? Может, процитировать по памяти кого-нибудь из твоих приближенных? Как они отмазывались в твоем любимом Нюрнберге! Всех собак на тебя навешали! Так что, считай, я тебя, идиота, и от смерти спасаю, и от посмертного позора, а ты мне такую гадость во сне подсовываешь! Совести у тебя нет, нацист - ещё раз такое провернёшь - вышибу мозги к едрённой матери.

Воистину, понедельник день тяжелый. Особенно когда по ночам всякая муть снится, голова что чугунная болванка - неподъёмная и соображать не желает. А соображать надо - сегодня в гостях у Адика авиаконструкторы и химики. А ещё - Райнхард наш Гейдрих, на которого я и Рейх возлагаем ну очень большие надежды. Потому как если не удастся разобратся с товарищем Сталиным, то задача моя станет практически нерешаемой.

Следуя обычному распорядку фюрера, я старался втиснуть в него как можно больше, стремясь исправить весьма раздолбайское расписание Алоизыча - ни хрена ж себе это он утром проёживается... и вечером ...и ночью! Словом, на вечер у меня возникли планы на фройлейн Рифеншталь, чем я и загрузил одного из своих адъютантов, Кольку Белова, - будет ему о чём в мемуарах писать. Отослав адъютанта восвояси, я начал строить наполеоновские планы на предмет как бы это нам попортить шкуру британскому льву. В принципе, на современном для Адольфа техническом уровне провернуть вторжение на остров возможно, но для этого необходимы наглость, внезапность, скорость и слаженность действий люфтваффе, армии и флота... ну и конечно - приправы по фирменному рецепту Адольфа: шок и трепет. Да, забыл самое главное - сделать это надо не позднее осени 1941 года, пока войск в метрополии с гулькин хрен.

Размышляя в этом направлении, я рисовал на листах бумаги то, из чего мои конструктора должны будут сделать оружие победы. И только пусть попробуют не сделать - я их Лаврентию Павловичу на воспитание сдам.

Встреча с научно-технической элитой рейха прошла на ура. После того, что я им рассказал, конструкторы готовы были на каждом углу кричать о гениальности фюрера. Но кричать было нельзя, ибо секрет. А обеспечить режим секретности должны были КБ особого типа. То есть шараги. С почином, Адольф Алоизыч! Самое интересное, что узнав о предстоящем ограничении свободы гиганты технической мысли не особо и расстроились - уж больно интересную задачу им предстояло решать.

А после совещания пришла весточка от Райнхарда - сегодня с утра он организовал план подставить сначала Рузвельта, а затем и Сталина. В принципе, сенатор из пронемецкого лобби готов был встретиться, но вот место ему не понравилось. Ну не хотел он встречаться на месте, которое находилось в пределах досягаемости ФБР и которое от него отделяло двадцать минут хода. Словом,сенатор предложил Канаду и меня это вполне устраивало; похоже поезд истории со скрипом переходил на другой путь, надеюсь, более радостный и светлый.

Фон Белов не подвёл и ужинал я сегодня в обществе несравненной Лени Рифеншталь. Поговорив о погоде, о чудесной рыбке, которую умудрился-таки сварганить по моей подробной инструкции гитлеровский шеф-повар, мы перешли к главному. То есть к кино, которое, как известно, из всех искусств... - и далее по тексту. При отсутствии телевидения, кино и радио были главными средствами пропаганды - и, надо сказать, средствами очень действенными в умелых руках. Вон в январе 1945 года почти 70% немцев верили в своего фюрера - и это под бомбами и снарядами! От Рифеншталь мне была нужна серия фильмов, и не было в мире человека, который справился бы с этой задачей лучше неё. Масштаб съёмок предстоял колоссальный и результатом должно было стать то, что в представлении каждого русского не будет более близкого и душевного друга, чем немец. Но Лени пока ещё не знала во что выльется это необычное пожелание фюрера. Мы ещё некоторое время поговорили о том о сем - и распрощались, условившись, что Лени отложит свои планы на несколько месяцев для реализации планов фюрера. Я отправился к себе с осознанием того, что день был прожит не зря. Но всё же мне казалось, что я сделал меньше, чем мог. Поэтому я карандашом набросал карту Европы и, разбив её на квадраты, начал подробно зарисовывать каждый квадрат на отдельном листе, отмечая все полезные ископаемые, про которые помнил. Труд был огромный и очень кропотливый, но он того стоил. Лучшего подарка для германской промышленности я придумать не мог.

На досуге... Кстати, о досуге. Там, в своей родной реальности (ох, какой далекой она кажется, эта реальность! как будто бы и не реальность вовсе, а - банальное, но точное сравнение - давний кинофильм на пленке не самого лучшего качества... или это Алоизыч опять свои рога и копыта кажет?), я не уставал удивляться, откуда у первых-вторых-третьих лиц государства столько досуга, что они перед видеокамерами позируют чуть ли не двадцать четыре часа в режиме реального времени. Эдакое реалити-шоу, демонстрируемое восторженному электорату в новостных программах. Вялотекущее, как большинство хронических заболеваний. Ну и далее: во времена, когда король считался первым среди равных, порядка было, мягко говоря, маловато. Вот и период, когда власть имущих именуют "менеджерами" высшего звена, сиречь наемными управленцами, тоже не радует. Народ, который их якобы нанял, пусть не безмолвствует, но бездействует, что, по моим далеким от либерализма представлениям, практически одно и то же. Тем временем пресловутые "менеджеры" ведут себя как туристы-отпускники, а то и вовсе как школяры на каникулах. Думается мне, реальный правитель, в отличие от "менеджера", имеет весьма насыщенный рабочий распорядок и весьма бедный досуг. Особенно - с учетом конкретного исторического периода. Тут не то что об отдыхе - о здоровье побеспокоиться некогда... И досуг мой - это полчаса перед отходом ко сну. И заполнен он, ясное дело, не подсчетом поголовья воображаемых овечек... ...Чувствую, Алоизычу мои рассуждения ой как по душе пришлись... или что там у него вместо души? Ты, Адольф, конечно, гнида редкостная, но уж менеджером тебя точно не обзовешь. Даже несмотря на склонность попозировать перед фотографами и кинохроникерами... Да, кстати, из этой твоей склонности мы еще извлечем пользу. Но это, так сказать, надстройка... ...На удивление свежие воспоминания... а ведь лет прошло... Короче говоря, на заре эпохи тотального пофигизма наш исторег нахватался идеек, пребывающих в близком родстве с журналистской сенсацией, но в самом отдаленном - с историей, утверждала, что марксистский тезис о базисе и надстройке безнадежно устарел и в свете новых представлений не материальное превалирует над духовным, а совсем наоборот. Вот это я завернул! Но, кстати, весьма близко к первоисточнику, то бишь к рассуждениям " драгоценных наших тупых американцев" . 'Не верю!' - как сказал бы более авторитетный мыслитель. И простым народным способом тут не управишься. Значит, надо приспосабливаться к ситуации. А как лучше всего приспосабливаться к ситуации? Правильно, потихоньку приспосабливая ее под себя. Даже диктатор, увы, в просвещенном ХХ веке не может выйти поутру на балкон своей резиденции и громогласно объявить: с сего дня я, верховный самодур Германии, отменяю старую идеологию и ввожу новую, хау! Следовательно... Ну, память, дорогуша, подкинь мне какую-нибудь нетривиальную схемку! Мыслей о том, как облагородить паука, так и не возникло. А вот насчет арийцев мне сам Алоизыч подсказал. Не сейчас, нет. Сейчас он, к счастью, тихий, пришибленный. Подсказал в той реальности, которую я сейчас пробую изменить. Кто, как не он, объявил японцев желтыми арийцами?.. Верная союзница-память не замешкалась, показала мне страничку из читанного давным-давно, еще в школьные годы, журнала: году в сорок четвертом ленинградские ученые провели сравнительные исследования, согласно которым получалось, что жители русского севера - арийцы из арийцев. А недавно... тьфу ты, то есть в значительно более отдаленном будущем (черт, как же трудно определиться со временем!), году эдак в две тысячи пятом, наши с немцами в Костенках основательно покопались и выдвинули гипотезу, что прародина белой расы - где-то между Воронежем и Смоленском. Вот она, возможность аккуратненько скорректировать представления о расовой чистоте, дабы ничто не могло омрачить братскую дружбу с Советским Союзом в составе Третьего Рейха. Если все пойдет так, как задумано, форсировать эти исследования - плевое дело. Но... Надеюсь, встреча с "нашим" сенатором пройдет без осложнений?.. За этими мыслями я и не заметил как заснул,по очереди вспоминая кадры из своего прошлого- деда-танкиста Максима Хальсена,трижды кавалера Ордена Славы;маленький городок в провинции,куда с помощь друзей деда мы съехали,спасаясь от депортации в Казахстан,где бабка работала учительницей в детдоме в две смены,а вечерами вязала варежки и носки,пытаясь прокормить четверых детей,где я вырос,вспоминал 90е,когда государство ограбило все их сбережения в Сбербанке,оставив их умирать от голода и нищеты,нищенскую пенсию которую не знали как растянуть на месяц,свою нынешнюю,а теперь прежнюю учебу ,на оплату которой приходилось работать с утра и до вечера и я понемногу,по чуть-чуть начинал приходить в ярость и желать расквитатся со всеми по полной программе... РУССЕЛ.

МАТЬМОЯЖЕНЩИНА,ГОСПОДИСПАСИИПОМОГИ,АТОЯЗАДОЛБАЛСЯ! "Повезло" мне выбрать именно эту миссию-кампанию,мать ее за ногу!Уже в стопяцотый раз себя спрашиваю-как?А ведь мог выбрать "Шаровую молнию",но нет,угораздило выбрать "Талвисоту",черт бы побрал ее разрабов,хотя судя по глюкам в ней он именно так и поступил.ИТАК,здравствуйте,я ВОРОШИЛОВ! Уже пошла вторая неделя,а я нихрена серьезного практически для победы меньшей кровью не успеваю,хорошо хоть его память мне досталось вся целиком,сам хозяин куда-то без следа испарился, узнав будущее нашей с ним Родины из моей памяти!За это время я смог сделать лишь две вещи всерьез- отправил Котина с Зальцманом в составе экипажа СМК и Кошкина в экипаже Т-34 в направлении будущего удара на Суомоссалми,чтоб ненароком не выжили, гады;и скинул с лестницы Мерецкова после очередной пьянки, добавив от души ему по селезенке пару раз-правда,ему,твари,снова повезло и он выжил даже после операции.На принятие его плана это помешало мало,план приняли его,а не Шапошникова.Смог лишь выбить бойцам вагончики с буржуйками, теплую одежду и зимний рацион,заявив Сталину ,что "сидя в теплом Кремле на всем готовом забываешь о холоде и голоде"- и все,простите меня, будущие неизвестные герои Зимней Войны.Командовать вместо Мерецкова,как и в РИ отправили Тимошенко.Единственная радость- танк ИМЕНИ МЕНЯ.Пользуясь этим,я,пригласив Грабина, лично приехал на завод,познакомился с настоящими героями-студентами,чьих дипломной работой он являлся,и громко заметил,что "у меня калибр ствола больше ,чем у танка" и приказал переделать.Полученный гибрид с КП Шамшурина,с сервоприводом сделанным на базе ж/д транспорта, с передним МТО под РИ предлогом незацепляния ствола,102мм пушки в тумбе РИ аналога КВ-2 с непременной командирской башенкой! так понравился вождю,что теперь он стал называтся КВ-ИС.Памятуя о своих мучениях в прошлом и пользуясь моментом пробил настоящим конструкторам-студентам персональное жилье и премию в размере годового оклада рабочего в заводе.Возражать мне после переименования танка именем вождя самоубийц закономерно нигде не нашлось. На этом фоне спасение Чкалова своевременным переломом ноги,заказ Симонову птр из его винтовки,принятие на вооружение зенитных пулеметов и пушек конструкции Юрченко,разработка одноствольного 40мм "ружья-ракетницы" а-ля м-79 Таубиным выглядили мелочью.Авиация пока мне была недоступна,ибо там пока "пилил бабло" урод Сильванский с его родственником хитрой нации Кагановичем,но попросил Белянина озаботится истребителем и не гнать пургу с ДБ-ЛК,сказав,что "бомберов навалом,а УБИЙЦ МЕССЕРОВ нигде в проекте не наблюдается,попутно предупредив,чтоб с движками френчей дурью не маялся и выбирал Микулинский или Швецовский. Самому Швецову порекомендовал сосредоточится на М-71,потихоньку плюнув на остальное. ВАЛЬТЕР ШЕЛЛЕНБЕРГ.

До сих пор всепроизошедшее и наш с Отто успех кажется чем-то невероятным,за одну неделю по рекомендациям фюрера мы практически поставили под контроль целую страну,операция "Mein Tann" прошла как по нотам,единственное,что нас с Отто огорчило- нужда оставить оставить наших коллег во главе со вчерашним офицером SS Гансом Нойнером и нынешним частным детективом и главой детективного агенства Джоном Ньюменом.На Ван Херста,на глазах которого он при помощи местных "хиви" перебил две группы ФБР- одну запустив предварительно в сад Ван Херста,а вторую на дороге к нему переодев бойцов в их форму,это произвело огромное впечатление. Но,обо всем по порядку- после первой публикации сфабрикованных материалов на основе настоящих о тайных соглашениях президента с СССР это вызвало гнев общественности и приказ об аресте Ван Херста.В то время,когда ФБР безуспешно пытались арестовать его,"мясник" Отто возглавив и вооружив чем смог ближайшую толпу,взял штурмом здание ФБР и захватил их архивы с компроматом на президента и главу ФБР,который и был в американской прессе во второй публикации.Взбешенные конгрессмены практически единогласно вынесли решение об импичменте президента и его аресте,и если Гуверу относительно повезло и он успел скрытся обьявленным в розыск с наградой в 500000 долларов за свою голову,то Рузвельту не повезло вообще- суд присяжных вынес единогласно обвинительное заключение и в тот же вечер получив электрический стул и высоковольтный "заряд бодрости",отправился на встречу снашим Создателем.На этом фоне смысл обьявления "морального" эмбарго Советскому Союзу на новые технологии и формулировки ленд-лиза "о порядке предоставления помощи жертвам агрессии" как то сам собой ускользнул от них и его также приняли под аплодисменты.Газеты снова все преподнесли обывателям все это как победу демократии над коварной попыткой установления тирании бывшими президентом Рузвельтом и главой ФБР Гувером. РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН..

Хорошо жить!А хорошо жить еще лучше!Пока "риттеры" Гейдриха резвились в Америке,я тоже не терял времени даром- совместно с Риббентропом и Браухичем тряс с посла Фиников,ХМ,не фрукты,разумеется,а льготы ограниченному контингенту немецких "туристов" из числа Вермахта на отдых в Финляндии с бесплатным трехразовым питанием,горячей пищей,медстраховкой и многим другим,как для наших "туристов" так и для Фатерлянда.В качестве "туристов" решил сбагрить им всех либерастов участвовавших в заговорах,или вернее сказать будущих участников.Браухич слезать с должности и ехать простым "туристом" отказывался,на что Риббентроп вежливо намекал,да что там,тряс перед его рожей копией договора,но развели его как детсадовца на слабо- Удет,получивший прозрачный намек от меня с Герингом,заявил,что "едет рядовым добровольцем и если херр генерал боится,то пусть так и скажет,и цирк устраивать не стоит".Побледневший генерал заявил что "трусом никогда не был" и тут же все подписал.Посол Финляндии,ознакомившись со списком "туристов" также упиратся и торговатся перестал.С поставками оружия решили хитрее- Тодту прислали всю техдокументацию на всю стрелковки Лахти с лицензиями и прочим,вплоть до тонкостей маркировки оружия."Вундерваффлю"- масштабированный и модернизированный ампуломет решили также оформить на Лахти,правда якобы купленный патент оформили на наших немцев.Запас снарядов 20*138 и патронов 9*19 отправили на двух финских баржах с 50шт.20мм зениток и 500шт. чешских ПП.Также по моему совету Риббентроп совместно с Браухичем уже без меня разьяснили последствия недопоставок и поставок "не той систем боеприпасов" финикам шведскому послу. Остаток недели провел разьезжая по заводам 3Рейха,контролируя конструкторов.К примеру фирма "Маузер" получила нагоняй за отсутствие унификации и спешно переделала свой пулемет МГ-151 с 15*94 на 20*138мм;фирма "Рейнметалл" за то же самое с элетрозапалом 75мм танкового окурка, РаК-38 также был спешно переделан под новую гильзу на базе пушки Крупповской одногодки FK-38 вместе с танковыми собратьями,став немецкими аналогами ЗиС-2 и ЗиС-4 соответственно,но самым важным личным достижением я считал создание Рехсминистерства и Института технологий со Шпеером во главе этой конторы.Теперь все они волей-неволей в рамках унификации и стандартизации будут концентрировать свои усилия,не говоря про банальное "разделение труда",ярким примером чего стал отказ от танка Т-3 и самоходной 105мм пушки на шасси т-4.Теперь вместо них пойдут в производство капитально модернизированные "штуги" с нормальными 105мм пушками вместо планировавшихся 75мм окурков и доработанные "четверки".А жрущий в три глотки DB-605 в надежде сократить дальность "мусь" и "лайтов" сбагрили фирме Аллисон,ибо по остальным параметрам он крыл их движок как бык овцу. АЛЬБЕРТ ШПЕЕР.

Признатся,я был удивлен внезапностью вызова к фюреру,но общение с ним многое прояснило. - Если я правильно понял, то на мировую англичане не пойдут? - спросил я в продолжение разговора. - Именно так! Они готовы воевать до последнего солдата, - фюрер усмехнулся. - Раньше до последнего французского, теперь до последнего русского, а после их заокеанские кузены подключатся, устроят нам бомбовый ливень днём и ночью. - Может разведка несколько сгущает краски? - Альберт, эта информация получена из весьма достоверного источника, никаких сомнений у меня нет, и тебе я советую принять за аксиому, что нас ждут те самые бомбёжки, которые предвидел этот макаронник, ... гениально предвидел, надо отдать ему должное. - Неужели они станут целенаправленно бомбить жилые кварталы? - возмутился я. - Это же варварство! - А ты подумай хорошенько, затем попробуй ответить на свой вопрос сам. В голосе фюрера проскользнули нотки раздражения, и я счёл за благо промолчать. Я ехал с мыслью, что мы вновь будут обсуждать грандиозные планы реконструкции Берлина, на всякий случай захватил с собой множество эскизов и набросков, а вместо этого узнал оглушительную новость, что эти плутократы решили сровнять Рейх с землёй с помощью невообразимо огромных бомбардировщиков в непредставимом количестве. Подумать только - удар тысячью бомбардировщиков, каждый из которых готов высыпать не одну, не две и даже не три тонны бомб, сегодня один город, завтра другой, послезавтра третий и, чтобы ты ни построил, какой бы шедевр ни возвёл, всё это станет лишь грудой обломков. Такова реальность сегодняшнего дня. - Я правильно понял, что мне предстоит заняться проектированием бомбоубежищ? - Ты быстро всё схватываешь, - ответил я, затем покачал головой. - Однако в этот раз ошибся. Строить убежища найдутся люди и без твоего таланта, а для тебя найдётся другая задача, гораздо ответственнее. - Какая же? - удивился я. - Альберт, ты весьма талантлив, а талантливый человек всегда разносторонен, - Гитлер сделал паузу, обдумывая дальнейшие слова, и Шпеер поспешил ответить. - Благодарю, мой фюрер, но... - Не перебивай меня - сверкнул глазами Гитлер. - Сиди и слушай! Я хочу, чтобы ты сделал эти бомбёжки невозможными. - Но к-как? - удивление Шпеера переросло в изумление. - На словах просто, а вот на деле,... на деле сложнее. Но ты сможешь, я это знаю.С промышленностью пока обождём, слишком там всё переплетено, но вот это направление надо разгребать немедленно. - Мне надо, всему нашему Рейху надо, чтобы ты навёл порядок в науке. - Но как!? - воскликнул я, непонимающе глядя на фюрера. - Видишь ли, Альберт, в последнее время я много общался с самыми разными людьми практически на одну и ту же тему. Как ты, наверняка понял, на тему защиты нашего неба. И выяснил, несколько неожиданно для себя, что в сфере науки у нас творится страшный бардак. Есть министерство науки, просвещения и воспитания, со своим научно-исследовательским советом, обществом кайзера Вильгельма и своими лабораториями. Есть лаборатории наших промышленных концернов, у военных каждый вид вооружённых сил имеет свой научный сектор, да ещё плюс Имперская почта со своими учёными. Есть Государственный научно-исследовательский совет и параллельно с ним Управление развития экономики. Получается, что по многим направлениям у нас идут одни и те же исследования в разных секторах и учёные, которые в них заняты, ничего не знают о своих коллегах из других ведомств. Нет ни одной инстанции, которая бы руководила ходом исследований, некому обобщать результаты и доводить их заинтересованным сторонам, в общем и целом - бардак! - Но причём здесь я? - Притом, что у тебя есть мозги и есть талант, для которых найдётся лучшее применение, нежели работа на стройке. Поэтому успокойся и прими как данность, что ты назначен на должность рейхскомиссара по научным исследованиям. Для начала лично ознакомься с ситуацией, пообщайся с людьми, набросай план мероприятий, обдумай и, как будешь готов, сразу ко мне на доклад. Но не позже, чем через месяц! Список первоочередных исследований обсудим завтра, заодно и позавтракаем. Когда план реорганизации составишь, сразу получишь все необходимые полномочия. - Мой фюрер! - от избытка чувств я вскочил. - Как я могу координировать научные исследования, если не разбираюсь в них? Как я определю правильность выбранного пути? Вместо ответа фюрер махнул рукой. - Садись и слушай, - вздохнув и потерев лоб ладонью, он продолжил. - До тебя я общался с полковником Фишером, начальником школы аэрофотосъёмки, обсуждали технические проблемы. Так вот, оказалось, что работы по его направлению параллельно ведут Цейс, Аэрофотограф, Ганза-Люфтбильд и Фотограмметрия, все эти фирмы разрабатывают методы и технику для аэрофотосъёмки, всем нужны специалисты, деньги, материалы и время, при этом ни одна из фирм не имеет никакого представления о достижениях и неудачах коллег. От тебя вовсе не требуется быть учёным в области оптики или фотографии, тебе надо скоординировать их работу так, чтобы силы, время и деньги не распылялись, не уходили водой в песок. Таких примеров я могу привести множество, и поэтому мне нужен человек, который возьмёт на себя наиболее востребованные направления исследований и обеспечит их максимальную эффективность. - Но почему именно мне...? - Потому, что этого хочу я и потому, что это нужно Рейху! - резко оборвал начинающиеся возражения фюрер. - Ты пойми, что из тысячи новорожденных только один имеет шанс стать учёным-первооткрывателем, двое-трое смогут открытие продолжить и развить, а у нас они, получается, что дублируют друг друга. И это в тот момент, когда наша страна ведёт войну на выживание, против нас практически весь остальной мир, все эти плутократы и жидобольшевики желают нашей гибели и мечтают видеть Германию вымаливающей пощаду. - Но ведь у нас пакт со Сталиным, он поддержал нас в польском вопросе, - вклинился в речь фюрера я. - Поддержал, - с горечью усмехнулся фюрер, - Тебе пока незачем знать некоторые вещи, может быть, позже я расскажу о них, но пока вспомни их главную риторику до пакта - "Грязное, преступное порождение империализма - фашистская Германия". Это сейчас у нас мир и дружба, но у Сталина есть свои цели и мир долго не продлится. Сейчас он выкручивает мне руки по финскому вопросу, лезет в Румынию, на Балканы и, если продолжит в том же духе, его придётся останавливать силой. - То есть, нас ждёт ещё и война со Сталиным? - Не исключено, хоть мне и хотелось бы этого меньше всего.Всё, Альберт, спать пора, ты ведь не хочешь, чтобы Ева тебе яду в бокал подсыпала, а то и чего похуже? Ночь, для меня, выдалась бессонной.Я до утра ворочался с боку на бок, перебирая варианты действий, самый простой из которых - решительный отказ. Однако фюрер недвусмысленно дал понять, что отказа не примет, его аргументы логичны, а уверенность в правильности выбора, что ни говори, воодушевляет. Он дал месяц на вхождение в курс дела, теперь осталось узнать о конкретных направлениях работы, а там видно будет. Да и действительно, если ситуация обстоит именно так, то деваться некуда - надо впрягаться и тащить, другого выхода нет, под угрозой само существование Рейха. РУССЕЛ.

Слушаю доклад Проскурова по событиям в Америке и тихо хренею- за одну неделю там всем нашим планам пришел полный песец-вчерашний начальник лос-анджелесской полиции фанатик своего дела Паркер,знакомый мне "охотник на гангстеров" по приказу сената создает У.Н.Б.- секретное подразделение специально для борьбы с угрозой тирании,шпионажа,диверсий и прочих угроз национальной безопасности,подотчетный только конгрессу с открытым счетом на свои расходы.Его "зондеркомманды" организовали натуральный отстрел этих самых угроз,начиная с другана уже покойного Рузвельта- Гарри Трумена и всего руководства ФРС и заканчивая их спонсорами мафиози и "террористами и предателями" руководства КПА.Действовали примитивно и просто- поймав очередного шпиона и просто негодяя,они трясли его и валили по цепочке дальше.Несмотря на все это они умудрялись держатся в тени и обыватели кроме легенд и слухов,абсолютно положительных-надо отметить,заслужили полное одобрение американским обществом,уставшим от хапуг-рэкетиров и коррупционеров и не менее полное доверие Конгресса США вследствие роста рейтингов сенаторов,их поддержавших.Формулировка ленд-лиза вызывала еще большее опасение,ибо смутно напоминала послевоенную "доктрину сдерживания". Закончив слушать доклад,задал ему простой вопрос- Ты жить хочешь? -Но как?-спросил он. -Я предлагаю тебе сдать дела Голикову и сформировать из твоих наиболее значимых кадров отдельное подразделение Осназа и отправиться в 163 стрелковую дивизию в качестве помощника комдива.Приказывать напрямую тебе он не сможет,только через меня или вежливо попросить.Решайся сам,но учти,что на фронте выжить тебе будет проще.Здесь из тебя в случае осложнений сделают козлом отпущения. -Я согласен!-выдохнул он фразу и подписал рапорт. RAIF,американский пилот-доброволец.

До сих пор вспоминаю наше последний вечер с моей ненаглядной Айвелин,даже неделю находясь на борту эсминца из сопровождения конвоя на помощь финнам.Как будто вчера все это было, настолько ярко и четко я это помню- наш с ней танец,прогулка на катере,наше прощание,когда я сказал,что "я еду на войну,меня приняли в Полярную Эскадрилью,мы будем воевать вместе с финнами",помню как на ее возражение я ответил-"ЭТО НЕ ПРИКАЗ,Я ДОБРОВОЛЕЦ!Не вини себя,я сам так решил и не могу иначе,полеты- это все чего я хотел,вся моя жизнь- это дорога к этому!МИЛАЯ Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ,ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ!"Помню как отказался от свидания в отеле и заявил,что "все хочу по-особенному,а не как у других!"Помню ее ответ-"эта ночь была последняя в моей жизни,я провела ее с тобой!"Я сказал, что "я вернусь, а до тех пор буду мечтать вернутся к ней!",и попросил меня не провожать,сказав-"иначе будет тяжело прощатся",а она со слезами на глазах повязала мне свой шарф."Я К ТЕБЕ ВЕРНУСЬ!"-ПОКЛЯЛСЯ Я ЕЙ и поцеловал на прощание,навсегда запомнив ее прекрасный и печальный облик за стеклом двери. Уже на вокзале прощаясь со своим лучшим другом Дейном я мечтал и надеялся увидеть ее снова- И ОНА ПРИШЛА!ОНА ЛЮБИТ МЕНЯ - А Я ЕЕ!Это лушее что я мог узнать за всю свою жизнь! ИЗ КАДРОВ ФИНСКОЙ КИНОХРОНИКИ.

"Самолеты "КРАСНЫХ" подвергли мощной бомбардировке центр Хельсинки, но наши ВВС ведут упорную борьбу в небе Финляндии." JUSSI,финский стрелок-боец .

Раз-за-разом одно и тоже: самоеты красных сбрасывают неприцельно бомбы на наши окопы, затем дают пару-тройку залпов из своих орудий и на нас накатывается живая лавина из их техники и солдат.Мы также раз-за-разом обстреливаем их технику из орудий,ампульных огнеметов и противотанковых ружей,в их пехоту сначала издалека стреляем из пулеметов и винтовок, а когда они подбираются поближе- мы достаем свои "Суоми",которые есть у каждого второго и устраиваем им кровавую сауну из них,не давая никому из них добежать до нас или убежать обратно.Убедившись в очередной неудаче они снова нас обстреливают из орудий и бомбят,также по площади,неприцельно.Их попытки высылать корректировщиков пресекали наши снайперы и расчеты "Лахти",пули которых разрывали их на мелкие части.После этого у красных корректировщиками назначали штрафников,но они тоже закончились. ИЗ РЕЧИ ВРИО ПРЕЗИДЕНТА США ДЖОРДЖА ПАТТОНА В КОНГРЕССЕ США.

"Трудность с пониманием русских состоит в том, что мы не осознаем факта их принадлежности не к Европе, а к Азии. Потому что они мыслят по-другому. Мы не способны понимать русских, как не можем понять китайцев или японцев. Имея богатый опыт общения с ними, должен сказать, что у меня нет и особого желания понимать их! Если не считать понимания того, какое количество свинца и железа требуется для их массового истребления. В дополнение к другим азиатским свойствам их характера, русские не уважают человеческую жизнь, как её уважаем мы, европейцы. Они сукины дети, варвары и хронические алкоголики... Только прикажите, и я выброшу русских за Волгу... "

ПРОСКУРОВ.

МДА,вот тебе и победы малой кровью.А ведь так хорошо все начиналось!Ктож знал что комдив 163й и 44й СД окажутся редкостной гнидами и сбегут вместе с двумя пархатыми жидами из числа экипажа новейшего танка СМК,бросив бойцов на произвол судьбы.К чести экипажа второго экспериментального танка их командир Михаил Ильич Кошкин проявил себя весьма достойно, оставшись со мной,чего нельзя сказать об их танке Т-34,сожженным в первом же бою меткими выстрелами из ПтР"Лахти" в жалюзи моторного отделения,благо экипаж танка уцелел, чего не скажешь о стрелке"Лахти", из которого сделали дуршлаг наши бойцы.По моей просьбе он со своим помощником пересел в СМК и возглавил его.Именно благодаря этому тяжелому танку мы обязаны внушительному саперному усилению, ибо наш нарком заметил про вязкий характер болотистой почвы и усилил нас ими для прокладки и охраны дороги для испытаний танка.Ладно,война войной, пора мне за отчеты приниматся..

ОРГАНИЗАЦИЯ И ВООРУЖЕНИЕ.

а/ Организация и вооружение финских частей действующих перед фронтом 163дивизии была однотипна. Батальон состоял из трех пехотных /по штатному списку в роте 191 человек/, пулеметной и штабной рот. Кроме того, батальон имел рабочую роту 100-110 человек. Пехотная рота четырех взводного состава. На своем вооружении имела в каждом взводе два ручных пулемета и два противотанковых ружья,каждый второй боец имел пистолет-пулемет"Лахти" вместо винтовки. Всего шестнадцать групповых автоматических единиц, из них 8 ПТР 'ЛАхтИ' и 8 ручных пулемета 'ЛС'. Пулеметная рота по штатам должна иметь двенадцать станковых пулеметов, фактически их число колебалось от 8 до 12, смонтированных на лыжах. Итого батальон имел: 24 противотанковых ружья, 24 ручных пулемета и 12 станковых пулеметов. Артиллерии и минометов организационно батальон не имел. Ему, как правило, придавались 2-3 мелкокалиберных орудия и 2-3 миномета. Группы, наряжаемые для бандитских налетов, как правило, вооружались автоматическими винтовками или автоматами 'СУОМИ'. Особая организация была у ПИЕЛИСЯРВИНСКОГО батальона, который состоял из шести стр.рот, пулеметной роты, минометной роты и роты связи. Егерский батальон состоял из трех стрелковых рот, пулеметной и минометной рот, роты ружейных гранатометчиков. Отдельный разведывательный батальон имел в своем составе штабную, самокатную роты, кавэскадрон и пулеметный взвод. Рота партизанского батальона состояла из трех взводов, во взводе - три стрелковых отделения и два отделения автоматчиков; во взводе имелся также один станковый пулемет с прислугой 4 человека. б/ Шведский корпус 'добровольцев' организационно делился на две группы. В группе три пехотных, егерская /разведывательная/ и штабная роты и взвод бронетанковых винтовок. Всего в группе до 1000 человек. Вооружение шведов ничем не отличалось от финских частей..

МЕРОПРИЯТИЯ ПО СКРЫТИЮ ОРГАНИЗАЦИОННОГО СОСТАВА ЧАСТЕЙ:.

Выявленные перед фронтом Армии войсковые части противника имели подробную нумерацию роты, батальона и полка, номер почтово-полевой станции. Как то: 7К III/JR 5, KPK-20, что означает 7 рота 3 батальона, 5 запасного полка, почт.полев.станция - 20. 2Pion. P-9 - 2 саперный батальон 9 дивизии. 3/SP-1 - 3 ротя 1 партизанского батальона. Одним из мероприятий по скрытию организационного состава частей финской армии является полное незнание солдатами нумерации и орг.состава своих высших соединений /батальон, полк, дивизия/. Часто подразделения имели только названия своего учебного центра или именовались фамилией своего командира, как-то 11 Os A Kuh HK,что означало 11 рота отряда А Кухмониемского учебного центра или Yk/Os. Palmqvist - рота связи отряда ПЕЛМКВИСТА. Зачастую пленные солдаты могли только написать адрес своего подразделения, не зная его расшифровку и, наконец, в последний период полное наименование частей было заменено номером; как-то: ранее значившийся 65 полк получил ?-4634, кроме того, как правило, все документы, за исключением писем, фотокарточек и чистой бумаги, отбирались унтерофицерами и хранились в подразделениях под номером закрепленным за каждым солдатом..

ЭКИПИРОВКА РЕЗЕРВИСТОВ ПРИЗВАННЫХ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ.

Как правило, призванные резервисты ввиду отсутствия обмундирования или неполучали его совсем, или получали только шапку, шинель и пьексы /кожаные и матерчатые/; доставляемые в штаб пленные резервисты заявляли, что получаемое обмундирование было плохого качества и холодное, поэтому большинство солдат оставалось в своих свитерах и брюках. При осмотре обмундирования пленных установлено, что резервист носит на себе 2 свитера шерстяных, теплое нательное белье и 2-3 пары шерстяных носков..

ХАРАКТЕР ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВНИКА.

1. Организация и тактика действий финской армии строилась с учетом характера театра военных действии. Основной тактической единицей на фронте являлся батальон, вооруженный автоматами, ручными пулеметами и станковыми пулеметами. По мере необходимости, батальону придавалось 2-3 противотанковых орудия и 2-3 миномета. Лыжи, легкое вооружение, при наличии заранее подготовленных баз снабжения на хуторах, освобождало части противника от громоздкого обоза и давало им возможность широкого маневра. 2. Противник, используя ЛЕСИСТО-ОЗЕРНЫЙ характер театра военных действий и отсутствие сплошного фронта, широко применял заграждения в основных узлах дорог /мины, завалы, фугасы, проволоку/, производя засады, выслеживание нашей разведки, действуя главным образом на фланги и тылы наших частей, активной обороной стремился задержать продвижение их вперед. Основной тактический прием противника выражался в сковывании всеми своими огневыми средствами с фронта и в нанесении основного удара по флангу и тылу. Пример: 3-4.1.40г. в 4-5 км.восточнее ИОУТСИЯРВИ противник, силою до двух батальонов, сделал глубокий обход правого фланга 420 СП и вышел в район артиллерийских позиций. После ожесточенного боя противник, понеся значительные потери, отошел в исходное положение. 3. Боевое охранение организуется по высотам на удалении до 3 км./в зависимости от местности/; помимо того, перед фронтом обороны прокладывается контрольная лыжня, по которой организуется патрулирование для обнаружения действий наших разведгрупп и обходящих колонн. Разведка, как правило, ведется мелкими группами лыжников /3-5 человек, отделение, взвод/. На флангах и в тылу наших частей противник вел разведку наблюдением с высот, дающих возможность просматривать дорогу на значительную глубину. Но имели место случаи разведки боем подразделениями, силою до рота-батальон. 4. Все передвижения частей, а так же работу тыла по подвозу питания и боеприпасов, противник производил с наступлением темноты, соблюдая тщательно маскировку и светомаскировку. 5. В течение всей операции резко проявлялось стремление противника к поражению наших соединений по частям. Умело пользуясь лыжами, части противника обычно ударом с фланга стремились перерезать наши коммуникации, разделить наши части на отдельные гарнизоны. 6. В основу своих действий противник положил так называемый 'партизанский учебник'. Мелкие /по 15-20 человек/, но многочисленные банды белофиннов /имевших в своем составе офицеров и солдат, хорошо знающих местность/, вооруженных автоматами и ручными пулеметами, опираясь на заранее подготовленные базы на хуторах, - широко применяли диверсии /нападая на обозы/, сжигали населенные пункты, имея целью нарушить управление войсками и работу тыл, нанести нашим частям наибольший материальный урон, затруднить расквартирование и оттянуть возможно большие силы наших войск для охраны коммуникаций. 7. Противник сравнительно широко применял контрреволюционную пропаганду через листовки. На Каянском направлении отмечались попытки противника вести контрреволюционную агитацию через радиорепродукторы /337 СП/. 8. В последний период военных действий, противник в батальонах имел отряды 'Смертников', состоящих из шюцкористов. В задачу этих отрядов входило: выслеживание и уничтожение наших разведывательных групп, прикрытие отходов своих частей, расстрел солдат бегущих с поля боя, порча дорог и поджог селений. 9. Противник, как правило, штыковых атак вообще не принимал. Атаки, производимые нашими войсками с дистанции 500 метров, как правило, встречал огнем автоматов. Система оборонительной полосы и характеристика инженерных сооружений и заграждений применяющихся противником. Действия противника характеризуются большой маневренностью отдельных групп и отрядов, прекрасно знающих местность и умеющих полностью использовать её естественные свойства, увеличивающие силу обороны и облегчающие усиление обороны инженерными средствами. В первый период, противник вел исключительно подвижную оборону, которая и определила характер оборонительных рубежей и фортификационных сооружений. Заблаговременно укрепленных полос на фронте Армии противником не возводилось, а быстрое продвижение частей РККА в первый период не давало противнику возможности создавать сильно укрепленные полосы, однако, удачно выбираемые в тактическом отношении рубежи обороны в дефиле между озерами, горами и болотами, усиленные искусственными препятствиями - засеки, завалы с оплеткой их проволокой, давали возможность создавать в течение нескольких суток ведение упорной обороны, как например, на Каянском направлении /в районе 4,5-5 км.зап. Хиликко 2/. Отдельные рубежи были построены за 2-3 месяца ранее и представляли собой окопы полной профили с одеждой, козырьками от шрапнелей и проволочными заграждениями. Противник в основном применял сооружения дерево-земляного типа. Окопы профиля стоя на группу 5-6 чел. Окопы соединялись ходами сообщения больше всего открытыми в снегу и частично в грунте. Как правило, окопы перекрыты бревнами в один-два ряда. Блиндажи на отделение и взвод, приспособленные для стрельбы, перекрытые двумя рядами накатника камнями и землей. Оборонительные сооружения полевых караулов и застав, как правило, состояли из снежных окопов, для стрельбы лежа или с колена. Оборонительные рубежи по сев.вост.берегу оз. САЛМИНЕН, по южному берегу оз. ЛАТВАРВИ, в направлении НУРМИЯРВИ имели круговую оборону, перед передним краем колючая проволока в два-три кола, минные поля, завалы, деревянные заборы, переплетенные проволокой. Наиболее характерным является оборонительный рубеж в дефиле между озерами АЛАС-ЯРВИ и САУНА-ЯРВИ, соединенные незамерзающей горного типа рекой. Река порожистая, скорость течения 6-8 м/сек., глубина 0,75-0,9 м., ширина 25-45 м., берег занятый противником господствует. Местами берег эскарпирован. Оборонительный рубеж состоял из ряда пулеметных гнезд, сплошной траншеи, ходов сообщения и препятствий /естественная водная преграда, усиленная завалами и проволочной сетью/. Пулеметные гнезда имели легкое покрытие, обеспечивающее от пуль и осколков, - из одного ряда жердей и просыпки грунтом на 30-40 см., иногда вместо жердей применялись для покрытия пластины или 5-ти см.доски. На правом фланге была пулеметная ОТ, имевшая покрытие и стены из бетона /тощий бетон из гравия толщиною 25-30 см./ Сплошная траншея по гребню имела длину 650-700 м. из коей прямой участок по длине был не более 25-30 м., 230 метров покрыто жердями. Хода сообщения выводились за обратные скаты на дорогу, проходящую по лесу. По обеим берегам реки и на флангах был поставлен проволочный забор в 3 ряда - немецкого типа и 11 нитей проволоки. Все препятствия находились под фланговым огнем, кроме того, имелся ряд отсеченных заборов. Оборонительная позиция в лесу /НУРМИНСКАЯ/ имела ряд просек, на которых установлена проволока в четыре ряда. В системе оборонительных позиций имелись блиндажи. Другим характерным для белофиннов районом обороны является на Кемиярвском направлении - район под Кайрала. Рубеж обороны прикрывал дефиле между двух озер, соединенные рекой, которая зимой замерзает. По западному берегу озер финнами установлены надолбы в два ряда из бревен, толщиною 20-25 см., соединенных между собою пучками по 3-5 бревен гладкой 5 м/м проволокой. Надолбы расположены в шахматном порядке с промежутками, по фронту 1,8-2 метра, в глубину 1,2 - 1,5 метра. Высота надолб 1,2-1,5 метра. Линия надолб тянулась к северу от дороги на 350 метров, к югу на 200 метров. Сооружения для станковых пулеметов открытого типа, но хорошо замаскированы и применены к местности. Связь с тылом производилась через ход сообщения и скрытыми подступами. Стрелковые окопы индивидуальные, располагались прямо по гребню, профиль стрельбы - с колена и отдельные - стоя со дна рва. Удаление окопов один от другого 4-10 метров. По западному берегу озера сделан завал, оплетенный проволокой, и заграждения из проволоки типа немецкого забора или просто наброской спиралей проволоки по кустарнику. Типы окопов, пулеметных гнезд и траншей неотличаются от общеизвестных, за исключением размеров траншей, которые по-верху имеют 1,7 метра, по-низу 1,0 метр, что очевидно объясняется желанием использовать её как противотанковое препятствие. Наиболее мощным препятствием, как против пехоты, так и против танков, белофинны применяют засеку, вырубая огромные площади леса по обеим сторонам дороги, доходившие до 1-1,5 кв.киломтера. К заграждениям применявшимся противником следует отнести: завалы, колючую проволоку, минирование дорог /мины применялись как металлические - круглые, так и деревянные/, установка фугасов на дорогах, надолбы. Широко применялось минирование концов оборванной телеграфной линии, концы которой заделаны в снег; минирование трупов и отдельных предметов. Противотанковые мины финны начали применять во второй половине операции, устанавливая из исключительно по дороге или обочинам без всякой системы. Мины деревянные, кустарного производства, просты по устройству и установке, которые легко можно применить и как противопехотные. Мины широко использовались даже мелкими разведывательными органами, выставлявшими их на наших коммуникациях. /у п/з 661, КОСКИ, КИВАВАРА/. Большое применение нашел такой вид заграждений, как устройство спотыкачей и просто наброска колючей проволоки. Надолбы пучками были установлены еще с осени в болотистом грунте, в зимнее время представляли хорошее препятствие для танков. Подрывание мостов особенно широко применялось в последнее время. Наиболее мощным типом препятствий, как против пехоты, так и против танков, белофинны применяют засеку, вырубая огромные площади леса по обеим сторонам дороги, доходившие от 1 до 1,5 кв.м. Оборонительные сооружения полевых застав, бивуаков белофиннов, состояло из снежных окопов для стрельбы лежа и с колена. Организация огня. Перед фронтом обороны противник организовывал опорные пункты. Подавляющее большинство огневых средств /станковые, ручные пулеметы и автоматы/ противник имел на переднем крае обороны, располагая их таким образом, чтобы держать под обстрелом лощины и выходы из них, а также взаимно обеспечивая фланговым огнем подступы к огневым точкам. Огонь минометов велся, как правило, с обратных скатов высоты, что в условиях пересеченной лесистой местности затрудняло их выявление. Широко применялась стрельба снайперов с высот и деревьев. Наблюдалось стремление к созданию флангового и косоприцельного огня. Это облегчалось местностью. Оборонительная позиция выбиралась с таким расчетом, чтобы наступающий, вынужденный следовать только по дороге, из-за отсутствия обходных путей, попадал-бы под фланговый огонь обороны..

ДЕЙСТВИЯ АРТИЛЛЕРИИ.

Артиллерия, как правило, применялась децентрализовано. Основным методом стрельбы артиллерии применялся - огневой налет по отдельным участкам боевого порядка наших войск без наблюдения. Стрельба велась , в основном, шквальным огнем, орудием и взводом, редко - батареей. В последний период артиллерия противника до 20 орудий использовалась в районе КП 54 СД, для стрельбы прямой наводкой. Огневые позиции менялись часто /кочующие орудия/. При появлении нашей авиации или открытии огня нашей артиллерии, артиллерия противника, как правило, огонь прекращала и меняла ОП. Много снарядов и мин противника не рвалось /от 17% арт.снарядов до 21% мин/. Обстрел ненаблюдаемых площадей /без должной разведки/ по предполагаемой цели, а также по наблюдаемой цели, но укрытой в блиндажах, должного эффекта от огня 76 и 105 м/м орудий не давал. На одного убитого приходится 219 арт.снарядов и 109 мин. В большом количестве противник применял минометы. Огонь минометов, как правило, был прицельный. Общая численность артиллерии по направлениям к концу боевых действий выражалась:.

НА КЕМИЯРВСКОМ НАПРАВЛЕНИИ-.

В районе САЙЯ четыре 76 м/м и четыре 37 м/м орудия; В районе САЛМИЯРВИ четыре 105 м/м, четыре 76 м/м и восемь-десять 37 м/м орудий; Всего четыре 105 м/м, восемь 76 м/м и 12-14 37 м/м.

НА ПУОЛАНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ -.

В составе имеющихся частей осталось до 7 орудий. НА КАЯНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ -.

В первый период развертывания и наступления 54 СД, противник оказывал сопротивление при поддержке 8-10 орудий 76 м/м калибра и до 6-ти орудий м/к артиллерии. В период окружения, со стороны противника действовало 6-8 батарей 75-76 м/м, до 3 - 105 м/м гаубичных батарей, т.е. весь 9 АП, до трех отдельных батарей, до 10-12 м/к орудий и одна 107 м/м батарея. ДЕЙСТВИЯ АВИАЦИИ..

На фронте 9 Армии противник имел немногочисленную авиацию. До 10.1.40г.на КЕМИЯРВСКОМ направлении было несколько самолетов -разведчиков 'ТУЙСКУ'. 10.01.40г. на аэродром ОУЛУ прибыли из Швеции 12 самолетов; истребители марки Бристоль 'БУЛЬДОГ' и бомбардировщики со шведскими летчиками. 31.1.40г. наши самолеты при выполнении боевого задания в районе РОВАНИЕМИ были атакованы 11 истребителями, типа 'ФОККЕР'. Атаки велись неумело и нерешительно. Всего выявлено 23-25 самолетов. С прибытием самолетов из Швеции, базируясь на аэродром в РОВАНИЕМИ, противник сделал несколько неудачных попыток боевого применения самолетов. 12.1.40г. 12 самолетов, пополнившись горючим в КЕМИЯРВИ, пытались произвести налет на оборонительную полосу 122 СД и на коммуникацию восточнее МЯРКЯЯРВИ. В результате воздушного боя сперва с тремя, а затем семью нашими самолетами противник, потеряв четыре самолета, поспешно ушел назад. Наши самолеты потерь не имели. После этого неудачного налета, противник больше уже не пытался производить налеты днем. Ночью же имели место 3-4 безуспешных налета скоростного бомбардировщика на район КАЙРАЛА и КУОЛОЯРВИ, который, сбросив бомбы в стороне о цели, поспешно скрылся на запад. На Каянском направлении наблюдали эпизодические действия одного скоростного бомбардировщика, производившего налеты на аэродром, на войсковые части. Действия были неудачны /хотя проходили и безнаказанно/ и потерь от налетов не было..

СЛУЖБА ПВО..

В начале боевых действий специальными зенитными средствами противник не располагал. Основным его средством ПВО была тщательная маскировка, чем он и пользовался достаточно умело. Позднее, к концу января 1940г. появилось значительное число зенитных пулеметов. Средства ПВО были установлены: На Кемиярвском и отчасти Пуоланском направлениях - Район САЛМИЯРВИ был прикрыт зенитной арт.батареей, в районе ХИРВАСВАРА 26.1.40г. установлена батарея мелко-калиберной зенитной артиллерии. Наиболее плотно зенит.артиллерией и истребителями прикрывался район РОВАНИЕМИ-КЕМИЯРВИ. В районе ЛАКИЯНКА установлен один крупнокалиберный зенитный пулемет. Всего на КЕМИЯРВСКОМ направлении установлено до полка зен.артиллерии среднего калибра и одно батареи мелкокалиберной артиллерии противника. На Каянском направлении- Из средств противовоздушной обороны выявлено до четырех зенитных батарей, прикрывавших ст. ХЮРЮНСАЛМИ, КОНТИОМЯКИ, ВАЛЬТИМО и КУХМОНИЕМИ. Одна м/к батарея была расположена в районе КЕССЕЛИ и южнее РЯМЕЛА. Помимо этого были обнаружены зенитные пулеметы в районе НИСКА, ЮМИ, ПЕТЯННЯЛАМПИ и до 8 зенитно-пулеметных установок вокруг обороны КП 54 СД. Разведывательные полеты нашей авиации велись, главным образом, вдоль дорог. Видимо это было учтено белофиннами и последние, свою сеть наблюдения и расположения огневых зенитных средств, строили по основным дорогам. Отмечались случаи, когда отдельные наблюдатели из сети ВНОС со средствами радиосвязи, переходили даже границу и следили за вылетом наших самолетов на направлением их полетов, о чем немедленно -же сообщалось по радио..

СЛУЖБА ТЫЛА И ЭВАКУАЦИИ..

Еще до начала боевых действий белофинны создали на хуторах базы, что облегчало их снабжение и освобождало действующие части от лишнего громоздкого обоза. Подвоз продуктов и эвакуация производились с наступлением темноты автотранспортом и конным обозом /на роту до 9 санных подвод, на батальон - до 50/. Для подвоза продуктом и огнеприпасов, а также эвакуации раненных, широкое применение нашли волокуши, перевозимые тремя солдатами или оленями. Эвакуация раненных производилась следующим образом: раненные с поля боя на волокушах отвозились до ближайшей дороги, где помещались в утепленных палатках /при отсутствии населенного пункта/, откуда они забирались автотранспортом, а там, где не проходили машины - гужевым /на лошадях и оленях/. Снабжение поставлено было плохо, части получали всего 1-2 раза в день пущу, состоящую, большей частью, из одного блюда. Если часть попадала в окружение, то доставка боеприпасов и продовольствия прекращалась. Экипировка резервистов, призванных за последний период была плохой. Как правило, выдавался только один мундир. Брюки, белье летнее и теплое не выдавалось. Шинелей многие так-же не получали. Следовательно, экипировка солдата зависила от того, к какой классовой прослойке относился призванный. Из зажиточных слоев населения приходили одетые лучше, из бедняков - хуже. ВЫВОДЫ: 1) Местность на фронте 163 стрелковой дивизии представляла собой концентрацию особых условий - длинная ночь, достигающая 17-18 часов, суровая зима с большими морозами и глубоким снегом, сплошные массивы леса, почти отсутствие дорог и значительных населенных пунктов. Организация и тактика частей финской армии строилась с учетом этой местности данного театра военных действий. К действиям в данной обстановке противник подготовлен: его части неплохо обучены ведению ближнего боя. Основной тактической единицей является батальон, вооруженный пулеметами и автоматами /до 500-600 автоматических единиц на батальон/. Солдаты обучены строить снежные домики из снега ('ИГЛУ'). 2) Вооружение частей легкое. Лыжи являлись неотъемлемой часть вооружения солдата. Наличие заранее подготовленных баз снабжения на хуторах шюцкористов и кулаков, а также довольствие за счет выселяемого местного населения, освобождало части белофиннов от громоздкого обоза, повышало их подвижность и обеспечивало возможность широкого маневра. 3) Основным видом боя, противником применялась подвижная оборона. Штыковых атак белофинны не принимали и сами их не производили. Широко применялись засады, нападения мелких банд на наши тылы и обозы в пределах войскового тыла. Используя лесистый характер местности и отсутствие сплошного фронта, умело владея лыжами части противника обычно старались воздействовать на фланг и тыл наших частей. Мелкие /15-20 чел./, но многочисленные банды белофиннов, пользуясь подготовленными базами на хуторах, нападали на обозы, сжигали населенные пункты и вели разведку вдоль наших основных коммуникаций. Действия противника облегчались помощью шюцкористов и кулаков, прослойка которых в пограничной полосе была значительной, а также тем, что банды белофиннов имели в своих рядах офицеров и солдат, хорошо знающих местность. Наиболее мощным средством заграждения и оборонительного сооружения против пехоты и против танков, - являлась минированная засека, доходившая иногда до 1-1,5 кв.км. 4) Артиллерия противника, решающего огневого воздействия на действия наших войск не имела. 5) Материальная часть авиации противника была низкой по качеству. Современные самолеты насчитывались единицами. Летный состав в своей массе неопытный Атаки производились неумело и нерешительно. 6) Подготовка театра военных действий в предвоенный период выразилась: в прокладке дорог, с учетом их маскировки и закладке баз снабжения на хуторах кулаком и шюцкористов. Для успешной борьбы в условиях северного театра военных действий необходимо: 1. Снабдить действующие части подробной картой, масштаба 50.000. Весь командный состав должен тщательно изучать район предстоящих действий. Вопрос подготовки переводчиков и проводников должен также быть постоянно в поле зрения командиров. 2. Разведорганы должны быть укомплектованы специально отобранными бойцами: Смелыми, инициативными, умеющими быстро ориентироваться в условиях леса. Зимняя одежда разведчика должна быть специально приспособленной к совершению быстрых движений, - теплой и удобной. Вооружение легкое, но мощное по силе огня. 3. Лыжной подготовке частей должно быть уделено серьезное внимание. При чем, качество и тип лыж должно соответствовать условиям работы в лесу, при наличии глубокого снежного покрова. Лыжи должны быть более широкими, чем принятые на вооружение Красной Армии. Во всяком случае, лыжи разведорганов не должны отличаться от лыж, применяемых противником. 4. Артиллерию также следует ставить на лыжи. Для её передвижения использовать тягачи, т.к. боевые действия с белофиннами показали, что конский состав легко выводится из строя и артиллерия теряет способность передвигаться. 5. Длинные северные ночи, достигающие 17-18 часов, и передвижение противника, производимое главным образом ночью, настоятельно требуют боевого применения авиации ночью, для чего необходимо оборудование самолетов к ночным полетам. 6. Для борьбы с бандами, - хутора и базы противника должны уничтожаться в полосе, по меньшей мере, на 25-30 клм. в ту и другую сторону о коммуникаций. Для охраны и обороны коммуникаций, необходимо строить блокгаузы, с постоянным гарнизоном и иметь летучие отряды для ликвидации банд. В колонну транспорта для конвоя включать отдельные танки и бронемашины..

НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛЬНОГО РАЗВЕДБАТАЛЬОНА 163СД.

ПРОСКУРОВ.И,И..

REIF..

"Дорогая Айвелин!Тут все иначе чем я думал,здесь холодно,озноб пробирает до костей,но у меня есть то, что меня согревает-мысли о тебе.Хотелось бы снова оказатся рядом с тобой.Здесь трудно завести друзей- два дня назад мы пили пиво с двумя летчиками-финнами, а вчера они оба погибли."..

AIVELIN..

"Дорогой REIF!Я так по тебе скучаю!Ты где-то на другом краю земли и мне это странно.Каждый вечер глядя на закат, я пытаюсь вобрать тепло этого дня и послать его тебе,от сердца к сердцу!"..

REIF..

Наш командир-финн подошел и спросил"Пишешь письмо родным"- я ответил "Любимой!"Он сказал-"Многие недовольны, что янки не вступили в войну,но я хочу сказать- если у вас все такие как ты- горе стране воюющей с вами!",после чего дружески хлопнул меня по плечу и ушел.А я еще долго сидел и думал над его словами...

ФЕДЯ,КРАСНОАРМЕЕЦ.

Когда отец провожал меня в Киев, он был так счастлив! А проучились мы аж четыре дня. 1 сентября Гитлер напал на Польшу. А за несколько дней до того Президиум Верховного Совета СССР издал указ о мобилизации мужчин 1918 и 1919 годов рождения, и 1920-1921 гг., если те закончили среднюю школу. Вот я и попал. Выдали нам в институте справки, что после прохождения службы в армии мы сможем продолжить обучение. И с этой бумажкой вернулся я домой. Какой же был траур! Отец говорит: 'Что же ты перед комиссией не накурился?' Да разве мы ту комиссию проходили?

И уже через месяц я был в армии. Взяли меня в артиллеристы. В городе Кемь влились мы в состав 44-й стрелковой дивизии им. Щорса и... на финский фронт. Там уже шла война. А мы начали действовать только 25 декабря: зачитали нам приказ, что мы должны за трое суток прорваться к Ботническому заливу и перерезать Финляндию посредине. Но моя война была очень короткая: начали на католическое Рождество, а закончили перед нашим.

26 декабря пересекли мы границу с Финляндией. Перед нами был хутор: пять домиков. И нам надо было его атаковать. Но там никакого сопротивления не было... Как зашли мы в эти дома! Боже ты мой! Ткнулись в кладовку, а там до самого потолка стеллажи: разные фрукты, ягоды... Я себе думаю, где они все это берут, ведь здесь же такое не растет? Это ж какие деньги надо иметь, чтобы все это покупать. А мы ведь пришли освобождать этих бедных крестьян от буржуев!

Полно консервации. А как же они эти банки открывают? У нас-то в селе тогда еще не умели консервировать, только в бочках солили. Это сейчас смешно кажется, а тогда мы брали какую-нибудь чистую скатерку, обматывали банку и разбивали над миской. Дикари! Забыл сказать, командиры и политруки перед тем нам приказывали: ни в коем случае никуда не заходить (все заминировано), ничего не есть (все отравлено)... Но они сами очень охотно ели эти припасы.

Отведав таких вот лакомств, через час или больше пошли мы на дорогу. Дорога добротная, бетонная, поднята на метр вверх, чтобы грязь не налипала. По этой дороге, кажется, за сутки (трудно точно сказать, ведь там же была полярная ночь) мы прошли 27 километров. И командир дивизии скомандовал остановиться, чтобы подвезли продукты, снаряды. Но как только мы остановились, началось. Перегородили финны позади дорогу, устроили завалы, поставили минометы и ударили по нам с тыла. И как мы ни старались, ничего сделать не могли.

Еслиб не отдельный разведбатальон 163дивизии под командованием Проскурова не пришел на помощь в следующий же день,не знаю, что бы с нами было, спасибо ему огромное что спас всех нас тогда!

***

Две строчки Александр Твардовский

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду

Лежало как-то неумело

По детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал,

Да лед за полу придержал...

Среди большой войны жестокой,

С чего - ума не приложу, -

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Промерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький лежу.

***

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

"Жизнь удалась"- приходит на ум глядя на этот пейзаж- целых два советских новейших танка Привез хитрый Браухич из Финляндии.Правда ему это шибко сильно отмазатся от обратной дороги в Финляндию не помогло- Геринг по моему поручению его накормил, напоил, в баню сводил- а затем вместе с письмами и посылками от родных дойчезольдатентуристов отправил первым же рейсом на самолете в страну вечнозеленых елок и Санта-Клауса. В остальном еще лучше- Англо-Франки после долгих дебатов и насмотревшись на позицию США в отношении "жертв агрессии" всю экспедицию в Норвегию оставили в Европе и затихли,наблюдая за Финляндией. К слову сказать, и там и там было на что посмотреть- в США запущенные в оборот песни "ТАЛВИСОТА" и "БЕЛАЯ СМЕРТЬ" собирала тысячи слушателей на стадионах, чему немало способствовала позиция официальных властей,впрочем,как и остальные переделки песен группы SABATON,которые также шли на ура.

***"!

Текст песни Sabaton - Talvisota

Rise of nations pride.

Russians on a way to ruin.

Kreml is more then certain to win.

Sent away an army to the west.

Blizzard reigned the ground were chosen.

Snow was deep and hell were frozen.

Stalin were too eager to invade.

He thought of the might he possessed.

And not of his foe.

Rage of winter.

Rise, nations pride.

Hold whats yours.

Strike'em were it hurts.

Fight, hold your ground.

Winter war.

Reinforce the line.

Split them into small divisions.

Rip 'em of the conquest visions.

Motti tactics used with great result.

Snipers move unseen in snowfall.

Force them to retreat and recall.

Fight the russian rule and their demand.

With molotov coctail in hand.

No fear of their tanks.

Death or glory.

Rise, nations pride.

Hold whats yours.

Strike'em were it hurts.

Fight, hold your ground.

Winter war.

Reinforce the line.

A slice of a knife to a throat,

And their blood turns to ice

TALVISOTA!

Rise, nations pride.

Hold whats yours.

Strike'em were it hurts.

Fight, hold your ground.

Winter war.

Reinforce the line.

Перевод песни Sabaton - Talvisota

Зимняя война (перевод Mickushka из Москвы)

Воспрянула национальная гордость.

Русские на пути к разрушению,

Кремль более чем уверен в победе.

Отправлена армия на запад,

Выбор пал на земли снежных бурь,

Где снег глубок - подобно замороженному аду.

Сталину не терпелось начать вторжение.

Он думал о мощи, которой обладал,

А не о своём противнике -

Яростной зиме.

Воспрянь, национальная гордость,

Отстаивай своё,

Наноси им удары.

Сражайтесь, держите позиции,

Зимняя война.

Укрепляйте границы.

Расколите их на малые части,

Уничтожьте их притязания на победу,

Тактика "мотти" использована с большим успехом.

Снайперы невидимы под снежным покровом,

Вынуждали их отступать и возвращаться.

Боритесь с российской властью и их требованиями.

С коктейлем Молотова в руках,

Бесстрашные перед их танками -

Смерть или слава.

Воспрянь, национальная гордость,

Отстаивай своё,

Наноси им удары.

Сражайтесь, держите позиции,

Зимняя война.

Укрепляйте границы.

С ножом в горле

Их кровь мгновенно превращается в лёд.

Зимняя война!

Воспрянь, национальная гордость,

Отстаивай своё,

Наноси им удары.

Сражайтесь, держите позиции,

Зимняя война.

Укрепляйте границы.

***"!

White death

Almost night, a crimson horizon

Painting thousand lakes red

As your army approach in the east

A hunter is switching his prey

All alone, a man with his gun

Wanders into the wild

Track you down, you can't hide

Once he's on to your trail

Into the night, a flash in the darkness

White Death is heading your way

The fear of his foes, a hero at home

Hundreds will fall by his gun

You're in the snipers sight

the first kill tonight

Time to die

You're in the bullets way

The White Death's prey

Say goodbye!

After the dawn, when morning is broken

Snow once white turn to red

Hundred soldiers, we have them on sight

A tale of a sniper is born

Snow in mouth, hiding his breath

He is steady at hand

Eye to eye, target in sight!

The moment to fire has come

Hundreds of kills, a man and his rifle

Embodied the Sisu of Finn's

Stay out of sight and cover your head

When he pulls the trigger you're dead!

You're in the snipers sight

the first kill tonight

Time to die

You're in the bullets way

The White Death's prey

Say goodbye!

You're in the snipers sight

the first kill tonight

Time to die

You're in the bullets way

The White Death's prey

Say goodbye!

(You're in the snipers sight)

Snipers sight!

(You're his first kill tonight)

First kill tonight!

(Say goodbye, say goodbye)

Say goodbey!

(You will fall by his gun)

(You're in the snipers sight)

Snipers sight!

(You're his first kill tonight)

First kill tonight!

(Say goodbye, say goodbye)

Say goodbey!

(You will fall by his gun)

***"!

Белая смерть

Почти ночь, кровавый горизонт окрашивает

Тысячи озёр в красный цвет,

Когда твоя армия продвигается на восток,

Охотник становится жертвой.

Совершенно одинокий человек с винтовкой

Блуждает по дебрям, выслеживая тебя,

Ты уже не сможешь скрыться,

Как только он выйдет на твой след.

В ночи, вспышка в темноте,

Белая смерть на твоем пути.

Гроза своих врагов, герой дома,

Сотни падут от его винтовки.

Ты на прицеле у снайпера,

Первый убитый за эту ночь.

Время умирать -

Ты на пути у пуль,

Белой смерти жертва,

Скажи 'прощай'!

На рассвете, когда наступит утро,

Снег, прежде белый, обагрится кровью

Сотен солдат, которых мы увидим,

Легенда о снайпере рождена.

Со снегом во рту, сдерживающим дыхание,

Его рука не дрогнет.

Глаза в глаза, цель на мушке!

Пришло время выстрела.

Сотни убийств, человек и его винтовка

Воплощены в финском сису.

Будь незаметным и прячь свою голову,

Когда он спустит курок, ты будешь мертв!

Ты у снайпера на прицеле,

Первый убитый за эту ночь.

Время умирать -

Ты на пути у пуль,

Белой смерти жертва,

Скажи 'прощай'!

(Ты на прицеле у снайпера),

Снайпер прицеливается!

(Ты - его первый убитый этой ночью),

Первый убитый этой ночью!

(Попрощайся, попрощайся),

Попрощайся!

(Белая смерть придет за тобой).

(Ты на прицеле у снайпера),

Снайпер прицеливается!

(Ты - его первый убитый этой ночью),

Первый убитый этой ночью!

(Попрощайся, попрощайся),

Попрощайся!

(Белая смерть придет за тобой).

Автор перевода - Phantom Agony

***"!

Кроме прочего там было много другого оружия и техники,весьма интересной нашим конструкторам, каждого что-то привело в восторг- герр Арндт был восхищен дивизионкой Грабина Ф-22, Луис Штанге был в восторге 13мм пулеметом БС пожелав скопировать его и твердо стал намерен был плюнуть на свое УГ МГ-131,ну а Федя Порше воспринял как вызов эти танки и пневмотрансмиссию в тяжелом двухбашенном танке.

Что сказать- первая часть моего плана вполне увенчалась успехом, теперь настала очередь второй,на очереди сам Сталин,"великий и ужасный"!

Первые шаги уже сделаны- Ван Херст и "Джон Ньюмен" стали совладельцами фирмы "Брюстер" и успешно пропихивают на вооружение ВВС США новую модификацию "Буффало" с тупиковым мотором фирмы Райт R-2600,в то время как более перспективный R-2800 фирмы Пратт-Уитни со всей техдокументацией перекочевал в Дойчлянд и будет производится вместо BMW-801 под его именем как его модификация.Сам мотор BMW я решил спихнуть Сталину,предварительно воткнув на НЕ-112в.Несмотря на убожищность в будущем, громкие победы истребителя "Брюстер" над "ишаками" и "чайками" в Финляндии в руках добровольцев-американцев гарантируют ему рекламу летающей "вундервафли" и читолета, которую победы над японцами на нем только подтвердят.То что у него нет будущего в бою с нами узнают лишь когда конвеер моторов будет запущен и снимать его станет проблематично весьма и весьма.Как навернется репутация Сталина после его всемирного позора ВВС РККА в следующем наступлении предсказать несложно,как и его реакцию на него.

РУССЕЛ

Уже который раз слушаю эту песню и никак не могу сосредоточится.

***

Принимай нас, Суоми-красавица

(MP3, 2.5Mb)

Музыка Даниил и Дмитрий Покрасс

Слова Анатолий Д'Актиль (Френкель)

Сосняком по откосам кудрявится

Пограничный скупой кругозор.

Принимай нас, Суоми - красавица,

В ожерелье прозрачных озер!

Ломят танки широкие просеки,

Самолеты кружат в облаках,

Невысокое солнышко осени

Зажигает огни на штыках.

Мы привыкли брататься с победами

И опять мы проносим в бою

По дорогам, исхоженным дедами,

Краснозвездную славу свою.

Много лжи в эти годы наверчено,

Чтоб запутать финляндский народ.

Раскрывай же теперь нам доверчиво

Половинки широких ворот!

Ни шутам, ни писакам юродивым

Больше ваших сердец не смутить.

Отнимали не раз вашу родину -

Мы пришли вам ее возвратить.

Мы приходим помочь вам расправиться, Расплатиться с лихвой за позор. Принимай нас, Суоми - красавица, В ожерелье прозрачных озер!

***

август 1939 года

Исполняет Ансамбль Красноармейской песни и пляски ЛВО под управлением А.Анисимова

Фабрика граммофонных пластинок. Ленинград

***

После беседы в НКО с командирами РККА, подводя итоги на совещании в ПОЛИТБЮРО, Сталин пытался сделать мне замечания, которые, впрочем, мной были легко парированы- так по вопросу о ПП финнов я зачитал сразу два типа доклада- первый и единственный успешный по поводу применения разведбатальоном Проскурова автовинтовок Симонова,которые приемка забраковала в угоду самозарядкам Токарева;пулемета ДПМ,модернизированный Симоновым же заменой расположения пружины и ее самой на ШКАСовскую двужильную,и измененного на ленточное с дискового питание и 40мм ружье-ракетницу Таубина.Вторые,грустные,содержали нарекания юзеров СВТ-38 и ДП-27,в которых самыми мягкими из эпитетов было "оружие самоубийц" и записанные взгляды на автооружие Федорова с его дружбанами с "перерасходом патронов".Также показал фотографии жертв попаданий ПТР"Лахти", вернее их останки.Командиры с начальником ГАУ Куликом, ни разу не желавшие стать козлами отпущения, мои слова подтвердили практически единогласно, после чего вся федоровская промпартийная банда в полном составе получила по приговору суда за вредительство и саботаж "10 лет без права переписки".Автовинтовка Симонова, "проигравшая" на конкурсе, была запущена немедленно в производство под названием АВС-40,модернизированный Симоновым пулемет также был запущен в тираж под названием ПМС-40.С ПТР получилось еще страньше- 14,5мм вариант Сталин забраковал вообще вместе с боеприпасом,теперь ПТР патрон не 14,5х114мм,а 23х152мм от авиапушки.На замечание Симонова "как ее таскать теперь вообще?"-он заявил, что "у нас есть станок от ДШК, вот и используй его".Впрочем,Симонов с заданием справился как и в РИ за две недели, даже по массе от ДШК его ПТР сильно не отличался, правда, стреляя только в самозарядном режиме-автовариант в спарке и с ленточным питанием воткнули заместо счетверенки "максимов" на тумбе.На испытаниях 23мм ПТР произвел неизгладимое впечатление на всех, разорвав на куски сразу несколько мишеней-свиных туш в одном ряду одним выстрелом,отчего кто-то даже расстался со своим завтраком- на этом фоне расстрел списанного Т-26 прошел как-то буднично серо.Насмотревшись на ПТР, автоспарку на его базе приняли без разговоров сразу вместе с ним на вооружение под названиями ПТРС-40 и ЗУС-23 вместе с гранатометом Таубина под названием ГТ-40.Теперь в каждом взводе РККА будет по штату "как у финнов" сразу два ПТР и 40мм гранатомет чисто от нас.

В остальном все было не так уж и радужно- спустя месяц прибыл первый конвой американцев, и судя по данным ГРУ- далеко не последний.На это их натолкнуло использование части транспортов для создания причалов.

Судьба Зальцмана и Котина вместе с командирами обоих дивизий,изчезнувших куда-то также была неясна и вызывала смутную тревогу.

Вести с фронта также мало радовали- ощущение что поменял шило на мыло, потери замерзшими на потери от ПП и ПТР "Лахти",относительные успехи в центре фронта на практически полный разгром на севере.

В первый период наиболее успешным было продвижение в Карелии.

Войска 14-й армии попытались овладеть полуостровами Рыбачий и Средний, городами Лиллахаммари и Петсамо в Печенгской области и закрыть выход Финляндии в Баренцево море.Затея провалилась с треском, командующий немецкими добровольцами Браухич совместно с финнами окружил и разгромил ее полностью, в то время как немецкие пилоты под началом Удета сорвали всякие попытки помочь им с воздуха.Спустя полтора месяца после начала конфликта и прибытия второго конвоя американцев,он, при поддержке "переданных в аренду финнам до окончания боевых действий" кораблей США с экипажами довершив разгром уцелевших частей и заняв Мурманск.Ярость Сталина не знала границ и требовала немедленных действий, но здравый смысл возобладал в итоге- к чему приводят скоропалительные и неподготовленные решения в войне он уже успел убедится.

В принципе всем присутствующим на заседании военного совета было как божий день ясно, что атаку на Мурманск расстреляют морскими орудиями без особого труда и наш флот ни разу нам не подмога- "флот финнов" имел подавляющее превосходство над нашим Северным флотом.Глава РККФ на заседании сидел тише травы и ниже воды- ему,да и всем остальным включая Сталина стало понятно, что постройка линкоров, равно как и вместо них авианосцев есть по сути растрата и собственная дальнейшая судьба у него никаких иллюзий относительно себя не вызывала.Единственным плюсом стало решение об отказе от крупного надводного флота,развитии малого и подводного флота,усилении морской авиации.

Войска 9-й армии вклинились в глубь обороны противника на 30-50 км в Северной и Средней Карелии, т.е. незначительно, но все же вышли за пределы госграницы. Дальнейшее продвижение не могло быть обеспечено из-за полного бездорожья, густых лесов, глубокого снежного покрова и полного отсутствия населенных пунктов в данной части Финляндии.Тонкую "линию жизни" на дороге в Суомоссалми с трудом удерживала экспериментальная инженерная дивизия Карбышева.Сам населенный пункт после изчезновения обоих комдивов удерживали 163 и 44 дивизии под командованием Проскурова, заменившего их обоих собой.

Войска 8-й армии в Южной Карелии углубились на территорию противника до 80 км, но также вынуждены были приостановить наступление, поскольку некоторые части попали в окружение финских мобильных лыжных частей шюцкора, хорошо знакомых с местностью.

Ведя тяжелые бои, 7-я армия наступала по 5-7 км в сутки до тех пор, пока не подошла к "линии Маннергейма", что произошло на разных участках наступления от 2 до 12 декабря. За две первые недели боев были взяты города Териоки, форт Инониеми, Райвола, Рауту (ныне Зеленогорск, Приветнинское, Рощино, Орехово).

Балтфлот овладел в этот же период островами Сеискари, Лавансаари, Суурсаари (Гогланд), Нарви, Соомери.

В начале декабря 1939 г. в составе 7-й армии была создана особая группа из трех дивизий (49-й, 142-й и 150-й) под командованием комкора В.Д. Грендаля для прорыва за р. Тайпаленйоки и выхода в тыл укреплений "линии Маннергейма".

Несмотря на форсирование реки и тяжелые потери в боях 6-8 декабря, закрепиться и развить успех советским частям не удалось. То же самое обнаружилось при попытках атаки на "линию Маннергейма" 9-12 декабря, после выхода всей 7-й армии на всю 110-километровую полосу, занимаемую этой линией. Ввиду огромных потерь в живой силе, шквального огня из дотов и дзотов и невозможности продвижения, операции были приостановлены фактически на всей линии уже к исходу 9 декабря 1939 г.

Советское командование приняло решение о коренной перестройке военных действий.

Главный Военный Совет Красной Армии решил приостановить наступление и тщательно подготовиться к прорыву оборонительной линии противника. Фронт перешел к обороне. Была произведена перегруппировка войск. Участок фронта 7-й армии был сокращен со 100 до 43 км. Была создана на фронте второй половины "линии Маннергейма" 13-я армия, состоявшая из группы комкора В.Д. Грендаля (4 стрелковые дивизии).

Была произведена перестройка управления войсками и смена командования.

Во-первых, Действующая армия была выведена из подчинения Ленинградскому военному округу и перешла непосредственно в ведение Ставки Главного Командования РККА.

Во-вторых, на Карельском перешейке был создан Северо-Западный фронт (дата образования: 7 января 1940 г.).

Командующий фронтом: командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко.

Начальник Штаба фронта: командарм 2-го ранга И.В. Смородинов.

Член Военного Совета: А.А. Жданов.

Командующий 7-й армией: командарм 2-го ранга Роккоссовский ,которому дали шанс при моем активном участии.

Командующий 8-й армией: командарм 2-го ранга Г.М. Штерн.

Командующий 9-й армией: комкор В.И. Чуйков.

Командующий 13-й армией: комкор В.Д. Грендаль .

Командующий 14-й армией: комдив В.А. Фролов.

Командующий 15-й армией: командарм 2-го ранга М.П. Ковалев .

Были существенно переформированы и усилены войска центральной группы на Карельском перешейке (7-я армия и вновь созданная 13-я армия):

а) 7-я армия (12 стрелковых дивизий, 7 артполков РГК, 4 корпусных артполка, 2 отдельных артдивизиона, 5 танковых бригад, 1 пулеметная бригада, 2 отдельных батальона тяжелых танков, 10 авиаполков).

б) 13-я армия (9 стрелковых дивизий, 6 артполков РГК, 3 корпусных артполка, 2 отдельных артдивизиона, 1 танковая бригада, 2 отдельных батальона тяжелых танков, 1 кавалерийский полк, 5 авиаполков).

Основная задача в этот период состояла в активной подготовке войсками театра военных действий для штурма "линии Маннергейма", а также в подготовке командованием войск лучших условий для наступления.

Для решения первой задачи необходимо было ликвидировать в предполье все препятствия, произвести скрыто разминирование предпольной полосы, проделать многочисленные проходы в завалах и проволочных заграждениях прежде, чем атаковать непосредственно укрепления самой "линии Маннергейма". За месяц обстоятельно была разведана сама система "линии Маннергейма", обнаружено много скрытых дотов и дзотов, и путем методического ежедневного артогня началось их разрушение.

Только на 43-километровом участке 7-я армия ежедневно выпускала по противнику до 12 тыс. снарядов.

Разрушение переднего края и глубины обороны противника наносила и авиация. Во время подготовки к штурму бомбардировщики провели по фронту свыше 4 тыс. бомбежек, а истребители сделали 3,5 тыс. вылетов.

Для подготовки самих войск к штурму по моему приказу еще в начале конфликта серьезно улучшено питание, традиционное обмундирование (буденновки, шинели, сапоги) было заменено на шапки-ушанки, полушубки, валенки. Фронт получил 2,5 тыс. передвижных утепленных домиков с печками.

В ближнем тылу войска отрабатывали новую технику штурма, фронт получил новейшие средства для подрыва дотов и дзотов, для штурма мощных укреплений, были подтянуты новые резервы людей, вооружения, боеприпасов.

Надеюсь,всего этого будет дотаточно для успеха, ибо с авиацией оказалось неожиданно туго и ее пришлось увелиличить весьма существенно,чтобы снабжать и поддерживать с воздуха застрявшие в Суомуссалми войска ибо отводить их после Мурманского позора стало чревато потерей репутации. Радует, что к началу штурма будут готовы 20шт. истребителей Белянина- 10шт. ДИС-ЛК со спаркой моторов Микулина и 10шт. ИФ-ЛК с мотором Швецова.Ради их запуска в строй пришлось пойти на некоторые ухищрения, например, планеры и двигатели были по сути "бригадирской" сборки,как впрочем и оружие на них- 12,7мм авиапулеметы и 23мм авиапушки конструкции Юрченко.

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН.

"Где рассол!"была первая мысль после отмечания Рождества.Второй мыслью было"нифига не помню!" после разглядывания двух особ в неглиже,в коих узнал Лени и Еву.После общения со Шмундтом многое прояснилось и я получил ответ на оба вопроса по-немецки:препарат "Аспирин" вместо первого ответа и стенограмму второго,который привел меня сейчас в ужас, а тогда Тодта со Шпеером и приехавшего Браухича в неописуемое воодушевление,которые также были навеселе вместе со мной за компанию, в ходе которой я заявил что "нефиг зависеть от норвежцев в плане поставок руды и давно пора заиметь свой собственный порт".Итоги я наблюдал через неделю- Браухич неизвестно как умудрился развести амеров на целый миниподвиг- поддержать с моря его наступление на Мурманск.Уже потом я узнал от Йодля, что к нему каким-то чудом попали два еврея с полной техдокументацией на двухбашенный танк и целых два комдива РККА и он в обмен на четыре мутные личности и одну копию техдокументации этого танка представителю сената, бывшего с американскими добровольцами, выбил эту самую поддержку,которая заключалась больше в утоплении рыбаков Советского Союза и обстреле самого Мурманска по городским кварталам,на что они снарядов не пожалели.Руководство флота РККФ суицидными наклонностями не страдало явно и вовремя смылися в неизвестном направлении.Когда РККА стянув практически всю артиллерию к берегу стал отвечать амерам,Браухич нанес свой удар с тыла и относительно просто захватил ее вместе с городом.Так что на Старый Новый год у рейха появился фактически свой порт, оформленный на финнов.Попытки остатков РККА вернуть город пресекли просто-напросто вызвав заградительный огонь на них и заставив их свалить нафиг.

Разумеется по той же договоренности представитель сената с добровольцами амеров записали на себя и получили от своего руководства награды- представитель какую-то медальку,а добровольцы устную похвалу сената перед строем.В самой Америке эта победа вызвала бурные восторги как в газетах, так и на улицах благодаря им.Представитель пробил скорейшую отправку на "испытания в боевых условиях" новых истребителей "нью-буффало" и 16дм Ж/Д артустановку в числе прочих поставок,так что к моменту ожидаемого второго наступления РККА их найдется чем неприятно удивить.Единственное, кому в Берлине это не нравилось вообще- советские посол и военпред, которые безуспешно пытались обивать пороги Рейхсканцелярии,безуспешные во многом благодаря Шмундту получившие четкую инструкцию от меня пускать их ко мне только после того как увидет письменные подтверждения их полномочий Сталиным- и если они их получат от него, то станут первыми в этом деле.Видимо они поняли возможные последствия для себы такой просьбы, так что особо не возникали, ежедневно выпивая на пару со Шмундтом по чашечке кофе поутру вместе с легким завтраком и возвращаясь обратно, ибо доложить в Москву,что нихрена по сути не делают было бы для них формой изощренного самоубийства.

Также через Браухича предупредили финнского президента насчет очевидного "ленинского маршрута" РККА и теперь он ежедневно пинает своих военных насчет этого направления, развернув поистине бурную деятельность.

В самом рейхе оборонка также налаживалась потихоньку- "фоку" доработали под новые движки ДБ-603 и БМВ-802, в девичестве P&W 2800.Модификация с жидкостником как и в реале получила получила вдобавок к имени литеру "Д" и вооружение из двух МG-131(r)в девичестве пулемет БС и MG-151(20) переделанный под зенитный 20мм выстрел под предлогом унификации,а модификация с воздушником соответственно литеру "Б" и шесть MG-131(r).В качестве временной меры в серию пошел ME-109T с унифицированным с "фокой" оперением и четырьмя MG-131(r) под именем автора модернизации Fi-109T.Ему же выписали кредит на покупку контрольного пакета акций авиазаводов афериста Вилли.Хенкель бросил хрень со спарками НЕ-177 и воткнул вместо них четыре воздушника с отдельными винтами на каждый движок.С бронетехникой в принципе тоже нормально, "штуги" со 105мм пушками пошли в серию как и планировалось, а Федя Порше имея на руках две бронемашины и одну техдокументацию на другой танк допиливал свой на их базе, его конкурента Хеншеля вместо хренотехники обязали сконцентрироватся на управляемом оружии, в общем всем нашлось у Шпеера занятие по уму и способностям каждого.

РУССЕЛ

Советские разведчики почти каждую ночь пытались проникнуть к финнам в тыл и добыть языка. Однако в подавляющем большинстве случаев советские разведгруппы были слишком многочисленными и легко обнаруживались финнами. В поиск отправлялись разведроты в полном составе, усиленные саперами и связистами. Поэтому они легко обнаруживались финнами.

Несмотря на все неудачи, в январе разведчики сумели обнаружить оба ключевых ДОТ в Ляхде - 'Миллионник' на высоте 'Язык' и 'Поппиус' на высоте 65,5. Интересно отметить, что сначала советские разведчики посчитали западный и восточный казематы 'Миллионника' отдельными сооружениями и ввели для них отдельные обозначения.

В конце января, в рамках подготовки к штурму Линии Маннергейма, 24-й корпусной артиллерийский полк выставил на прямую наводку два 152мм орудия для разрушения 'Миллионника'. Позиция для орудий была оборудована заранее - были вырыты орудийные окопы, ровики для расчета были покрыты тремя накатами бревен. Орудия встали на огневую позицию уже в ночь с 25 на 26 января, но из-за тумана днем 26 января огня не вели.

В 12.00 орудия под командованием лейтенанта Грачева открыли огонь прямой наводкой по восточной и центральной части 'Миллионника'. Финский корректировщик фенрик в бронекуполе восточного каземата не успел передать координаты на батарею, как советские артиллеристы попали в бронекупол. Прямое попадание убило фенрика и сбило бронекупол. Следующий снаряд сбил бронекупол в центральной части ДОТ. Корректировщики 3-го отдельного тяжелого артиллерийского дивизиона, находившиеся в бронекуполе, кубарем скатились вниз в ДОТ за какую-то секунду до попадания. Оба орудия продолжили безнаказанно бить по ДОТ прямой наводкой, и в результате в стене восточного каземата была пробита брешь размером два на два метра, несколько снарядов разорвалось внутри ДОТ. Разрушение ДОТ было задокументировано актом, который подписали командир 5-й роты 272-го стрелкового полка, командир 4-й батареи 402-го гаубично-артиллерийского полка и начальник штаба 24-го корпусного артиллерийского полка. 28 января обстрелу прямой наводкой был подвергнут ДОТ ? 4 'Поппиус'. В результате обстрела было убито 4 солдата из гарнизона, был разрушен западный каземат. На этом все их успехи и ограничились- батарея финнов несколькими залпами превратила оба наших орудия с расчетами в мусорную мешанину и тут же сменила позицию.

В 08.40 утра 11 февраля 1940 года советская артиллерия (четыре артиллерийских полка) открыла ураганный огонь по финским позициям от озера Сумма-ярви до болота Мунасуо. Артподготовка длилась два часа двадцать минут и по силе была сравнима с артподготовками в битве при Вердене в Первую мировую войну.

Только 24-й корпусной артиллерийский полк выпустил по финским позициям 14 769 снарядов. Артиллерийские командиры сами были впечатлены масштабами подготовки: 'Впервые наш полк принимает участие в такой мощной и организованной артподготовке. Арт. подготовка под Липола по сравнению с этой являлась только репетицией. В период арт. подготовки противник пытался вначале вести огонь, к концу арт. подготовки замолчал. Полк точно выполнил таблицу огня'.

В 11.00 в наступление на 'Поппиус' двинулся 245-й стрелковый полк при поддержке тяжелых Т-28 и легких Т-26, и уже в 12.24 на руинах 'Поппиуса' было поднято красное знамя. Это вызвало ликование в штабе дивизии и еще больше воодушевило бойцов.

Рота лейтенанта Мальма, оборонявшая район ДОТ ? 4 'Поппиус', не сумела ничего сделать. До этого батальон Линдмана находился в секторе Меркки, где заболоченная местность не позволяла массово использовать танки. Вид нескольких десятков советских танков поверг солдат роты в шок. Тем не менее солдаты роты оказали огневое сопротивление. К концу дня от роты осталось 16 солдат из 100.Командир 2-го батальона 9-го пехотного полка майор Линд-ман потерял управление своим подразделением.Советские танки и пехота проследовали на север от захваченного 'Поппиуса' и остановились у испытательного бункера, где окопались на ночь. А ночью произошла трагедия- едва стемнело,заговорили орудия финнов.По нашим позициям прокатился огненный шквал из 6ти- и 4х- дюймовых снарядов, сметая все на своем пути и превращая попутно наши войска в кровавую грязную кашу.Попытки отвечать с нашей стороны заканчивались с прямым попаданием 16тидюймовых снарядов финского Ж/Д орудия, который первыми же выстрелами уничтожил наши бронепоезда с морскими орудиями.

С утра 12 февраля несмотря ни на что наше наступление продолжилось, и уже днем финское командование приняло решение отказаться от обороны занимаемых рубежей и отойти на вторую линию обороны, состоявшую из полевых укреплений под прикрытием грандиозного противотанкового рва.

В районе 'Миллионника', где на высоту 'Язык' наступал батальон 255- го стрелкового полка, ситуация развивалась иначе. Штурмовые группы очистили от финнов южную часть 'Языка', приблизились вплотную к ДОТ и блокировали его к 12.40 дня. Финнам не удалось удержать траншеи южнее ДОТ, несмотря на переходы в контратаки.

РАФАЭЛЬ ФОРТ, рядовой, 4-я рота 9-го пехотного полка:

'...11 февраля русские не так сильно нас обстреливали, а вместо этого перешли в наступление правее нашего ДОТ, против южной оконечности высоты 'Палец'. Наша рота попыталась зачистить окопы при помощи автоматов и ручных гранат, И это нам удалось. Русские все ближе и ближе продвигались к ДОТ по траншеям. В то время как русская пехота приближалась к правому входу, один русский танк пошел в атаку на ДОТ в лоб, очевидно, решив блокировать левый выход из ДОТ. Настало время работы для противотанковой пушки. Она стояла рядом с левым входом. Расчет быстро изготовился к стрельбе. Командир расчета стоял внутри ДОТ в пулеметном каземате и командовал оттуда. Они сделали много выстрелов трассирующими снарядами, но танк все приближался и приближался к нам. Когда танк подошел на 150-200 метров, противо-танкисты в него все же попали. Танк остановился и загорелся. Командир расчета закричал по-фински: 'Прямое попадание!' Я не знал, что это значит, но выскочил из ДОТ и крикнул это же слово расчету, который уже радовался победе у пушки. Подбитый танк горел всю ночь. Лейтенант Эрикссон вытащил блокнот и записал фамилии командира расчета и наводчика. 'Рассчитывайте на медаль', - кратко отметил он. Если бы танк сумел блокировать левый вход в ДОТ, а пехота правый, то мы бы оказались в западне.

Вскоре после того, как русский танк загорелся, русский пулемет открыл огонь по левому входу в ДОТ. У нас рядом с ДОТ был небольшой ДЗОТ с пулеметом, но угла поворота нашего пулемета не хватало, чтобы открыть ответный огонь. Мы втроем стояли в ДЗОТ, наблюдая за горящим танком. Слева Артур Хой-ар, посередине наш комвзвода Хекерстедт и я справа. Внезапно в амбразуру влетели осколки, они попали между Артуром и Хекерстедтом. Комвзвода покачнулся, отдал честь и произнес: 'Передайте привет дому!' Осколок попал ему в сердце, и он умер у меня на руках. Артуру осколками посекло правую руку. Он убежал в ДОТ на перевязку.

Между тем русская пехота сумела приблизиться вплотную к западному каземату и забралась на крышу ДОТ. Они залегли на крыше и стали сбрасывать с крыши камни и песок, чтобы заблокировать правый выход из ДОТ. Это им удалось, вход был полностью завален. Нужно было срочно что-то предпринять'.

ЛЕКАНОВ ,Младший лейтенант, командир штурмовой группы 245-го стрелкового полка:

'...Разведав передние долговременные сооружения, мы перешли на левый фланг, где обнаружили самый большой ДОТ ? ООН. Он находился на высоте 'Язык' и простреливал по просекам надолбы и траншеи вправо до ДОТ ? 006 и влево до озера Сумма-ярви. Этот ДОТ и вся высота командовали над нашим левым флангом.

В день прорыва Линии Маннергейма командир саперного батальона старший лейтенант Грабовой назначил мою группу в резерв. На ДОТ ? ООН были направлены две блокировочные группы под руководством младших лейтенантов Маркова и Емельянова.

Час спустя пришел посыльный с приказом: командир части ждал нас на наблюдательном пункте. - Блокировочная группа товарища Маркова, - сказал он мне, - лежит справа от ДОТа в надолбах, прижатая к земле сильным огнем противника. Танки ей помочь не могут, так как склон высоты слишком крут. Другая группа, товарища Емельянова, действующая тоже справа, попала под ураганный минометный и артиллерийский огонь врага. Емельянов ранен. Немедленно выступайте со своей группой на помощь товарищам и уничтожьте ДОТ? ООН(?)...

Мы вышли из леса к высоте и сразу попали под минометный огонь. Ползком с тяжелыми ящиками взрывчатого вещества стали пробираться к траншеям. Я приказал бойцам снять маскировочные халаты, так как на черном фоне вспаханной снарядами земли они лишь демаскировали нас.

Выл мороз, но мы все обливались потом. Наконец добрались до ближайшей траншеи. Вместе с пехотинцами попытались осмотреть ДОТ, но показавшийся в этот момент белофинн бросил в нас несколько гранат. Короткая очередь пулемета - и враг был уничтожен.

Белофинны заперлись в своей подземной крепости.

С ящиками взрывчатки мы пробрались на покрытие ДОТа. Стали присматриваться, куда заложить заряд. Кругом земля. ДОТ пронизывал высоту, как тоннель.

Бойцы стали кидать гранаты в вентиляционные трубы ДОТа, но это, видимо, не причинило финнам особого вреда.

Тогда сапер Завьялов пробрался в траншею с тыльной стороны и приблизился к самым дверям ДОТа. Хотя в дверях была щель, но огня оттуда не вели. Завьялов, видя, что противник не отвечает, решил бросить гранату. Но только он успел встать, как раздался выстрел, и отважный сапер упал

. Злость охватила нас.

Боец Мокрое пробрался было сзади к Завьялову на помощь, но враг огнем заставил его лечь. Надо было спасать товарищей.

Как это сделать, смекнул сапер Солин. Он предложил завалить камнями двери ДОТа. Заметив это, финны открыли минометный огонь, но поздно. Дверь завалили камнями, щель закрылась... ДОТ был огромный. Я понял, что взятого нами взрывчатого вещества будет недостаточно для подрыва его. Но идти в тыл за добавочной порцией взрывчатки - значит выпустить белофиннов из ДОТа.

Уложили имевшийся заряд под дверью и произвели взрыв. Под его воздействием двери согнулись: белофинны в наших руках - не выйдут.

Пехота быстро окружила ДОТ и заняла тыльные траншеи.

Я доложил о своих действиях командиру стрелкового батальона и отошел с группой на исходный рубеж, где командир части приготовил для нас взрывчатое вещество'.

РАФАЭЛЬ ФОРТ, рядовой, четвертая рота 9-го пехотного полка:

'Командир роты Эрикссон принял решение перейти в контратаку от восточного входа ДОТ и выбить противника с крыши западного каземата. Мы быстро собрались, для боя удалось собрать всего тридцать гранат - пятнадцать на деревянной ручке и пятнадцать лимонок. Мой командир отделения Гуннар Инго встал чуть повыше на склоне высоты, я же был поближе ко входу в ДОТ. Я отвинчивал колпачки у гранат, а Гуннар выдергивал шнуры и изо всех сил кидал их в направлении западного каземата. После того как мы использовали все пятнадцать гранат, ребята кинулись в атаку на крышу. В ближнем бою они сумели выбить русских и заставить их отступить обратно в траншеи. Я продолжил кидать лимонки в сторону отходящих русских. Я не успел использовать все гранаты, как с крыши мне на руки упал один из наших ребят. Его прошило очередью из русского пулемета, а так как я стоял недалеко от стены, я сумел его поймать и утащил в ДОТ на перевязку. Ему попало в спину несколько пуль, ранение было тяжелое. Когда я затаскивал раненого в ДОТ и посмотрел направо, то увидел, что пули из русского пулемета ударяются в камни и песок в каком-то метре от нас. Я втащил раненого внутрь и начал звать санитара. Санитар был финскоязычным и знаками показал мне, что ему сначала надо перевязать другого раненого. Он как раз перевязывал руку Артуру Хойару. Я положил раненого на носилки рядом с Артуром и санитаром. Раненый плакал и просил меня, чтобы я помолился за него. Я попытался объяснить ему, что на крыше идет бой и мне нужно срочно туда вернуться, но он все повторял и повторял: 'Не уходи! Не уходи от меня!' Я объяснил ему, что санитар его перевяжет сразу, как освободится. Я также сказал ему, что мама наверняка научила его молиться, хотя бы 'Отче Наш'. 'Бог наверняка поможет тебе в твоем положении', - добавил я и поспешил к выходу. В дверях я столкнулся с ребятами, которые возвращались с зачистки крыши. Они рассказали, что один наш погиб и лежит на крыше западного каземата. Во всеобщей сумятице боя проверить это было невозможно.

Лейтенант Эрикссон остался доволен результатами боя. Нас оставалось в ДОТ порядка 30 человек. В большинстве это были ребята из взвода фенрика Скаде, восемь было из пулеметной роты. Раненые, которые могли передвигаться сами, ушли из ДОТ в тыл. Тяжелораненых вывезли на лодочках-волокушах...

Стало тихо и спокойно. Танк продолжал гореть, освещая все вокруг. Русские, очевидно, тоже спали после тяжелого дня. Один за другим наши ребята говорили, что 'выйдут ненадолго' и в ДОТ оставалось все меньше и меньше бойцов.

Поздно вечером в ДОТ появился лейтенант Мальм, командир соседней роты для того, чтобы обсудить ситуацию с Эрикссо-ном. Я слышал часть их разговора, так как только что сменился с поста и как раз возился с примусом, пытаясь приготовить кофе. С Мальмом в ДОТ пришло четыре или пять бойцов. Мальм пытался в течение дня связаться с 'Миллионником' и послал несколько связных, но все они погибли. Лейтенанты обсуждали положение порядка часа. Из их разговора я ничего не понял. Уже совсем поздно вечером 11 февраля лейтенант Эрикссон упаковал рюкзак, взял шинель и со словами: 'Я пошел отсюда, не хочу позволить русским замуровать себя здесь' - вышел из ДОТ. После того как лейтенант покинул ДОТ, мой командир отделения Гуннар Инго произнес: 'А мы, кто здесь остался, значит, позволим себя замуровать!'

Через какое-то время в ДОТ вернулся фенрик Скаде. В траншее он столкнулся с лейтенантом Эрикссоном, который приказал Скаде вернуться в ДОТ и удерживать его. Очевидно, Эрикссон направился в блиндаж фенрика Финне, чтобы обсудить ситуацию. Финне же был ранен осколками и умер от ран в госпитале 21 февраля.

Очевидно, при разговоре в траншее фенрик Скаде доложил Эрик-ссону о том, что большая часть его взвода самовольно покинула ДОТ и находится неизвестно где. Это вывело Эрикссона из себя, и он приказал Скаде вернуться в ДОТ и прочно его удерживать'.

РАФАЭЛЬ ФОРТ

'Ночь прошла. На рассвете нас в ДОТ осталось всего-навсего шесть человек: фенрик Скаде, Туннар Олин, Арвид Аура, Йоханнес Бенгс, Карл Холмберг и я сам, Рафаэль Форт. Все мы были пулеметчики, за исключением фенрика Скаде. Позже выяснилось, что в закоулках ДОТ находятся еще два бойца. Это были Туннар Сторм из Маллакса и финскоговорящий парень, наверное, сапер'. 'Утром 12 февраля, когда мы выглянули из амбразур, то увидели плотные колонны Красной Армии, марширующие по дороге мимо нашего левого фланга на север. Они шли через опорный пункт шестой роты.

Лейтенант-артиллерист Уггла, не подчинявшийся Эрик-ссону, решил оставить ДОТ утром 12 февраля. По его рассказу, группе артразведчиков пришлось прорываться из ДОТ с боем, так как на крыше опять находились советские саперы, готовящие следующий подрыв ДОТ. В 12.07 лейтенант Уггла добрался до второй линии финской обороны и доложил командованию 8-го полка, что: 1) в ДОТ осталось 18 бойцов из роты Эрикссона; 2) эти 18 бойцов забаррикадировались в ДОТ и боятся из него выйти из-за подрыва, который случился ночью.

Создается впечатление, что артиллерийские наблюдатели и пулеметчики в ДОТ вообще не общались между собой, иначе как Уггла мог не знать, что в ДОТ оставалось всего шесть бойцов? Подобное отсутствие общения нельзя объяснить незнанием языков, так как весь личный состав 2-го тяжелого артиллерийского дивизиона был из провинции Вааса, и родной язык у них был шведский. Тем не менее штаб 8-го пехотного полка принимал дальнейшие решения исходя именно из донесений Уггла.

На выручку осажденному гарнизону 'Миллионника' 8-й пехотный полк бросил в контратаку на ДОТ роту пехоты при поддержке четырех пулеметов, но тщетно. Финны наткнулись на интенсивный пулеметный огонь и были остановлены в нескольких сотнях метров севернее ДОТ. Они уже видели бетонные развалины и красное знамя, установленное бойцами 255-го стрелкового полка на крыше ДОТ. После этого они отступили на исходные позиции. Больше из 'Миллионника' к своим никто не вышел, и так родилась легенда о гарнизоне ДОТ, погибшем в полном составе внутри своей подземной крепости. Очевидно, расчет противотанковой пушки у восточного каземата 'Миллионника' также покинул поле боя вечером 11 февраля или утром 12 февраля, так как их пушка 12 февраля досталась 255-му стрелковому полку в качестве трофея'.

РАФАЭЛЬ ФОРТ

Наверное, было около 12 часов дня, когда к нам по траншее в ДОТ сумели пробраться двое связных. Они передали нам приказ лейтенанта Эрикссона немедленно оставить ДОТ. Лейтенант Эрикссон принял решение на отход на вторую линию обороны. Я заметил, что связные - Хьертель из Кревлакса и Стрем из Естерханкмо сильно нервничали. Они призывали нас покинуть ДОТ немедленно. На это фенрик Скаде ответил, что командир роты приказал ему удерживать ДОТ и что он никуда не пойдет. Связные снова и снова повторяли, что нужно немедленно уходить. Скаде и бровью не повел. В конце концов мы, оставшиеся в ДОТ солдаты, сказали ему, что раз командир роты отдал приказ на отход из 'Миллионника', то нужно приказ выполнять. На это Скаде ответил: 'Хорошо, пойдем, только сначала давайте попьем что- нибудь'. Кто-то из нас принес примус, но он не работал, так что остались мы без кофе. Примерно через полчаса связные направились на выход из ДОТ. Я последовал за ними. Кто покинул ДОТ после нас, я не знаю, но Аура, Бенгс и Хольмберг в результате вышли к своим. Скаде и Олин по какой-то причине задержались в ДОТ, они оба были из одной деревни Бренде. Отойдя на 20-30 метров от ДОТ, я оглянулся, но больше из ДОТ никто не вышел, на крыше тоже никого не было видно. Перед тем как покинуть ДОТ, я взял с собой фотоаппарат лейтенанта Уггла, всякую полезную мелочь и два кожаных планшета для карт. Не знаю, чьи это были вещи. После этого я взял винтовку и последовал за связными по траншее. Связные быстро бежали по траншее, хотя на дне лежали спутанные обрывки телефонного кабеля и прочий мусор, мешавший продвижению вперед. Когда мы были в примерно 200-300 метрах от блиндажа фенрика Финне, связные остановились. С этого места их послали к нам в 'Миллионник' с приказом на отход. Вокруг не было ни души, на дне траншеи лежал противогаз и всякая мелочь. Мы выглянули из траншеи и увидели три русских танка, направляющихся в сторону второй линии нашей обороны. В тех местах, где танки переваливали через траншеи, края траншеи были частично обрушены. Мы поспешили дальше на север и вскоре достигли развилки ходов сообщения. Мы втроем побежали по правому ответвлению, впереди связные, я за ними третьим. Я полагался на ребят, думал, что они сумеют найти своих. Вскоре мы прибыли к проходному блиндажу, который был построен прямо на ходу сообщения. Мы пробежали через него и через какое-то время нашли еще один блиндаж. Дальше хода не было. Русская артиллерия била по этому участку из сотни батарей и бесчисленных минометов, шум стоял ужасный. Мы вернулись к развилке траншеи и повернули налево. Через какое-то время ход сообщения кончился, и началась дорога, по которой нас снабжали. Я узнал это место, так как в ночь на субботу забирал здесь пайки с несколькими другими ребятами. Мы пошли дальше по дороге, и нас обнаружили русские. Вокруг засвистели пули. Нам пришлось свернуть с дороги налево, на участок, обработанный русской артиллерией. Снега на этом участке почти не осталось, и нам удалось продвинуться примерно на сто метров, под прикрытием обломков деревьев и прочего мусора. Но тут мы дошли до границы участка, который обрабатывала артиллерия. Перед нами стояла стена снега высотой в метр. Дальше продвигаться было невозможно. Мы втроем заползли в воронку, чтобы держать военный совет, В первую очередь избавились от всего лишнего. Оставили на месте сухарные сумки, я выкинул обе планшетки. Винтовки тоже оставили в воронке. На нас теперь осталась только форма и маскхалаты, почерневшие от грязи. На руках оставались перчатки. Мы решили ползком и перебежками вернуться к ходу сообщения. Первый связной вскочил и побежал. Когда он был в 20-30 метрах от воронки, я изготовился к старту, но второй связной меня опередил, и я оказался последним. Я вскочил и пробежал 10-15 метров, и тут вокруг запели пули. Бросился на землю. Дальше продвигался перебежками и ползком. Примерно через 100 метров на земле лежал один из связных, сраженный несколькими пулями. Я бросился на землю рядом с ним. Он не произнес ни слова. Наверное, он был уже мертв. От этого места я сумел продвинуться еще на 50-60 метров вперед. Там лежало много побитых наших, и я подумал, что наша четвертая рота здесь полегла полностью. Позже я выяснил, что это был пункт эвакуации погибших. Отсюда их должны были вывозить в тыл на санях. Но это было уже невозможно. Погибшие остались лежать на поле боя. Я заметил, что впереди в 100 метрах кто-то машет мне рукой из окопа. В то же время огонь стал стихать, так что я смог сделать длинную перебежку. Я подумал, что это наша вторая линия обороны и наши машут мне. Из окопа была видна только голова солдата. Я пустился бежать туда из последних сил. Когда я был в десяти метрах от окопа, оттуда приказ на отход из 'Миллионника', то нужно приказ выполнять. На это Скаде ответил: 'Хорошо, пойдем, только сначала давайте попьем что-нибудь'. Кто-то из нас принес примус, но он не работал, так что остались мы без кофе. Примерно через полчаса связные направились на выход из ДОТ. Я последовал за ними. Кто покинул ДОТ после нас, я не знаю, но Аура, Бенгс и Хольмберг в результате вышли к своим. Скаде и Олин по какой-то причине задержались в ДОТ, они оба были из одной деревни Бренде. Отойдя на 20-30 метров от ДОТ, я оглянулся, но больше из ДОТ никто не вышел, на крыше тоже никого не было видно. Перед тем как покинуть ДОТ, я взял с собой фотоаппарат лейтенанта Уггла, всякую полезную мелочь и два кожаных планшета для карт. Не знаю, чьи это были вещи. После этого я взял винтовку и последовал за связными по траншее. Связные быстро бежали по траншее, хотя на дне лежали спутанные обрывки телефонного кабеля и прочий мусор, мешавший продвижению вперед. Когда мы были в примерно 200-300 метрах от блиндажа фенрика Финне, связные остановились. С этого места их послали к нам в 'Миллионник' с приказом на отход. Вокруг не было ни души, на дне траншеи лежал противогаз и всякая мелочь. Мы выглянули из траншеи и увидели три русских танка, направляющихся в сторону второй линии нашей обороны. В тех местах, где танки переваливали через траншеи, края траншеи были частично обрушены. Мы поспешили дальше на север и вскоре достигли развилки ходов сообщения. Мы втроем побежали по правому ответвлению, впереди связные, я за ними третьим. Я полагался на ребят, думал, что они сумеют найти своих. Вскоре мы прибыли к проходному блиндажу, который был построен прямо на ходу сообщения. Мы пробежали через него и через какое-то время нашли еще один блиндаж. Дальше хода не было. Русская артиллерия била по этому участку из сотни батарей и бесчисленных минометов, шум стоял ужасный. Мы вернулись к развилке траншеи и повернули налево. Через какое-то время ход сообщения кончился, и началась дорога, по которой нас снабжали. Я узнал это место, так как в ночь на субботу забирал здесь пайки с несколькими другими ребятами. Мы пошли дальше по дороге, и нас обнаружили русские. Вокруг засвистели пули. Нам пришлось свернуть с дороги налево, на участок, обработанный русской артиллерией. Снега на этом участке почти не осталось, и нам удалось продвинуться примерно на сто метров, под прикрытием обломков деревьев и прочего мусора. Но тут мы дошли до границы участка, который обрабатывала артиллерия. Перед нами стояла стена снега высотой в метр. Дальше продвигаться было невозможно. Мы втроем заползли в воронку, чтобы держать военный совет. В первую очередь избавились от всего лишнего. Оставили на месте сухарные сумки, я выкинул обе планшетки. Винтовки тоже оставили в воронке. На нас теперь осталась только форма и маскхалаты, почерневшие от грязи. На руках оставались перчатки. Мы решили ползком и перебежками вернуться к ходу сообщения. Первый связной вскочил и побежал. Когда он был в 20-30 метрах от воронки, я изготовился к старту, но второй связной меня опередил, и я оказался последним. Я вскочил и пробежал 10-15 метров, и тут вокруг запели пули. Бросился на землю. Дальше продвигался перебежками и ползком. Примерно через 100 метров на земле лежал один из связных, сраженный несколькими пулями. Я бросился на землю рядом с ним. Он не произнес ни слова. Наверное, он был уже мертв. От этого места я сумел продвинуться еще на 50-60 метров вперед. Там лежало много побитых наших, и я подумал, что наша четвертая рота здесь полегла полностью. Позже я выяснил, что это был пункт эвакуации погибших. Отсюда их должны были вывозить в тыл на санях. Но это было уже невозможно. Погибшие остались лежать на поле боя. Я заметил, что впереди в 100 метрах кто-то машет мне рукой из окопа. В то же время огонь стал стихать, так что я смог сделать длинную перебежку. Я подумал, что это наша вторая линия обороны и наши машут мне. Из окопа была видна только голова солдата. Я пустился бежать туда из последних сил. Когда я был в десяти метрах от окопа, оттуда выскочило около двадцати солдат. И что же я увидел? Они все были русские. Я застыл на месте, как будто окаменел. Я не понимал, сон это или явь. Несколько десятков русских поднялись из окопа и подошли ко мне, все оживились, и стало шумно. Все они говорили одновременно. Несколько солдат обыскали меня. Кто-то забрал фотоаппарат лейтенанта Уггла. Перчатки мне оставили. В результате у меня остались только часы, которые были спрятаны под маскхалатом, и обручальное кольцо. Ко мне подбежал русский офицер, и начался длинный поход в тыл к русским, в плен. Впереди шел русский офицер, сзади двое солдат с винтовками на изготовку. Я шел вперед, смотрел вокруг, в голове был туман. Я видел русскую боевую технику - танки, механизированные части. В голове промелькнула мысль, что еще немного, и русская армия устроит парад победы на Сенатской площади в Хельсинки. А солдаты - их были тысячи. Только в этом месте было явно больше одного пехотного батальона. Навстречу мне шли плотные колонны пехоты, они шли туда, где противник прорвал финскую оборону в самом слабом месте в Ляхде.

РУССЕЛ

К вечеру 12 февраля все финские части отошли на вторую оборонительную линию. К месту прорыва были срочно переброшены резервы - 13-й и 14-й пехотные полки, которые должны были перейти в контрнаступление ранним утром 13 февраля.Ночью повторно произошел кошмар с финским артобстрелом. Два батальона 14-го пехотного полка должны были начать наступление в 07.30 из района севернее озера Сумма-ярви и выйти на рубеж реки Маяйоки, батальоны 13-го пехотного полка должны были присоединиться к наступлению в районе дороги на Кямяря. Батальоны 14-го пехотного полка сумели выполнить задачу и вышли к реке Маяйоки, откуда днем отбили атаку танков и пехоты, после чего оставив мины,на которых подорвалась наша погоня, ушли безнаказанными. У дороги на Кямяря батальоны 13-го пехотного полка были раздерганы на затыкание дыр в обороне и не сумели начать наступление. В утреннем бою был смертельно ранен командир 14-го пехотного полка полковник Вяйно Полттила. В 11.00 советская артиллерия начала артподготовку, и вскоре стрелки и танки бросились в атаку на финскую линию обороны. Финны надеялись, что противотанковый ров задержит танки, но советские саперы подорвали стены рва, открыв тем самым путь танкам. Финские противотанковые пушки были утеряны при прорыве основной полосы обороны, теперь у финнов остались только противотанковые ружья, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Однако советские танки не спешили приблизиться к траншеям на расстояние броска гранаты, а методично расстреливали финские позиции из пушек и пулеметов, в свою очередь один за другим загораясь от выстрелов финских ПТР.

АРХИПОВ, капитан танковой группы

'Вошли в просеку, двинулись по ней на северо-восток. Километра через два свернули на другую просеку, увидели впереди с десяток толстых бревен. Скрученные проволокой, они были подвешены к деревьям на тросах как раз поперек просеки и на высоте танковой башни. Это было новое для нас препятствие - противобашенный барьер. При плохой видимости - в туман, ночью, в сумерках - танк, если он на полном ходу врежется в барьер, как минимум погнет пушку и башенный пулемет, а как максимум может и без башни остаться. Лес вокруг старый, деревья толстые - ни обойти, ни свалить. Но на то она и есть - солдатская смекалка. Противник рассчитывал, что мы хотя бы задержимся перед препятствием, пока размотаем тросы да распутаем проволоку. А наши ребята вышли из танков с пилами, и за пятнадцать минут от барьера и следа не оставили. Пока пилили, слушали звуки артиллерийской стрельбы. Недалеко уже огневые позиции. Судя по всему, там не менее дивизиона, орудий десять- двенадцать. Гаубицы. Я переговорил по радио с Клевцовым, с Кулабуховым - уточнили время атаки и сигнал. Пошли просекой к огневым позициям. Еще несколько минут ходу - и мы были бы у цели,если б не треклятые мины. Лес поредел, в просветах среди заснеженных елей вижу на поляне земляные полукапониры. В них стояли гаубицы, вели огонь куда-то за дальний лес - стволы подняты очень высоко. А рядом с нами - добротные землянки. Из одной выскочил солдат в белом фартуке и с поварешкой в руке, да так и застыл, вытаращив глаза на танки. Как было у нас условлено, даю радиосигнал, дублирую ста ракетами, и танки с трех сторон попытались ворватся на огневую позицию, подрываясь раз за разом на минах,затем вспыхивая и взрываясь от прямых попаданий вражеских орудий. Видимо,финские артиллеристы были обучены стрельбе по танкам. А может, просто наших паника охватила - они кинулись врассыпную. А поскольку здесь располагались на значительном отдалении друг от друга три гаубичные батареи, то бегущие фигурки, сотни две красноармейцев и командиров, заполнили все видимое пространство своими трупами. Мы уничтожили 12 орудий,но оставшиеся орудия, стреляя шранелью "на удар", превратили в решето практически все наши танки,но видимо их было мало,ибо по пехоте они после пары выстрелов "картечью". Не оказалось поблизости только транспорта - ни конных упряжек, ни автомашин, ни тракторов. Даже следов колес или гусениц мы не нашли. Этот факт, а также стационарная, с прочными полукапонирами, огневая позиция и складские помещения свидетельствовали о том, что мы еще находимся в пределах главной оборонительной полосы Линии Маннергейма, но уже в ее тылах, на последней позиции. Так оно и оказалось. К исходу 13 февраля, на третий день наступления, 123-я стрелковая дивизия с приданными ей танками- 112-м танковым батальоном 35-й легкотанковой бригады и 90-м батальоном 20-й танковой бригады - пыталась прорвать главную оборонительную полосу на всю ее глубину (6-7 км), расширив прорыв до б км. Суммский узел сопротивления, с его 12 дотами и 39 дзотами,хотя и был практически полностью разгромлен,но тем не менее устоял. Часть финских артиллеристов разбежалась, часть заперлась в блиндаже. Советский танк въехал на крышу блиндажа, но крыша выдержала вес боевой машины. После кратких переговоров и отказа финнов сдаться советские саперы подорвали блиндаж со всеми, кто был внутри. Всего в блиндаже смерти, как его потом прозвали, погибло 32 человека. Семь из погибших в блиндаже были артиллерийские разведчики, днем раньше вырвавшиеся из 'Миллионника'.>>

РУССЕЛ

Провал прорыва второй линии обороны в Ляхде 13 февраля означал окончательный провал прорыва Линии Маннергейма. Оборудованных позиций у финнов не осталось вплоть до промежуточной линии. 15 февраля 1940 года в 1б.00 главнокомандующий финской армии маршал Маннергейм принял решение об усилении промежуточной линии обороны. За прорыв Линии Маннергейма многие бойцы и командиры были награждены Золотой Звездой Героя Советского Союза. Посмертно были награждены старший лейтенант Емельянов, командир штурмовой группы, бравшей 'Миллионник', комбат-2 245-го полка капитан Сорока, погибший 13 февраля при штурме второй линии финской обороны. Первые дни новых финских батальонов на фронте прошли относительно спокойно. Советская артиллерия продолжила обработку финских позиций, обе стороны вели активные поиски разведчиков в ночное время суток. Финские подразделения еженощно высылали разведгруппы от рот и от батальонов. В состав разведгрупп, как правило, входило несколько солдат и унтер-офицер. С советской стороны на фронте также была произведена смена частей, перед финскими позициями появилась 100-я стрелковая дивизия, прибывшая из Белорусского военного округа. В начале декабря дивизия была сосредоточена в районе Песочное - Сертолово и в середине декабря двинулась на передовую. К моменту отправки на фронт дивизия была обеспечена теплой зимней формой.

ИВАН СТЕПАНОВИЧ ЧЕТЫРБОК, комвзвода из 3-го батальона 85-го стрелкового полка дивизии:

'От Песочной мы шли по Выборгскому шоссе, до Линии Маннергейма, до Хотинена. Мы подошли к Линии Маннергейма, когда она еще не была взята. Там были дивизии и до нас, они были одеты еще по-старому, то есть по-осеннему и летнему. В ботинках, обмотках и буденновках. Когда мы были в Песочном, мы там в клубе все переоделись. Оделись, как Деды Морозы - шапки нам выдали, впервые в истории нашей армии - до этого буденновки были. Мало того, что шапки, так еще и подшлемники - вязаные из шерстяной нитки, глаза только и рот открыты. Без них мы бы не выдержали, обморозились бы. Одеты мы были так - теплая рубашка, гимнастерка, фуфайка и поверх шинель еще. Трудно повернуться было, не то что воевать. Но все равно холодно было. Когда мы уже шли на передовую, нам навстречу шло много машин - дорога узкая, снег, заторы, - мы больше стояли, чем ехали. Навстречу шли эти обмороженные. Они все время топали ногами - холодно им было. Мы-то в валенках, а они в этих ботинках с обмотками. Но нам тоже холодно было. Те, кто шел с передовой, нам рассказывали, что там ДОТы есть. Мы еще даже не понимали, что такое ДОТы'.

РУССЕЛ

Дивизия сразу приступила к активной подготовке штурма Линии Маннергейма. Западнее шоссе оборону занял 355-й стрелковый полк, восточнее - 331-й стрелковый полк. В момент прибытия на передовую в 355-м стрелковом полку насчитывалось 3028 человек (178 среднего комначсостава, 437 младшего ком-начсостава, 2413 рядового состава). В ночь советская разведгруппа, высланная от 355-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Ватагина (25 стрелков, 12 саперов, 8 связистов), сумела незаметно пробраться к ДОТ ? 3 и подорвала его вместе с гарнизоном. Советские разведчики подорвали дверь ДОТ, схвтили первого, кто выскочил изнутри, и после этого забросали ДОТ гранатами. Четыре финских солдата было убито, один солдат (рядовой 1-й пульроты Тойво Мякеля) был взят в плен, получив тяжелое ранение, - штаб 355-го стрелкового полка сразу направил его в медсанбат. В плену он скончался от ран, так как после войны он не был передан финской стороне. В Финляндии рядовой Тойво Мякеля до сих пор числится пропавшим без вести. Это был первый пленный и первый успех 100-й стрелковой дивизии в боях на Линии Маннергейма. Трофеи - лодка-волокуша для пулемета и пара лыж - казались столь важными, что были отмечены в журнале боевых действий 355-го стрелкового полка. Все бойцы и командиры, участвовавшие в налете на ДОТ, были представлены к наградам. Звания Героя Советского Союза за этот боевой эпизод были удостоены старший лейтенант Ватагин (медаль Золотая Звезда ? 416) и командир отделения Кириллов (медаль Золотая Звезда ? 389). Командир взвода Герасименко был награжден орденом Ленина. Финны поняли причину взрыва ДОТ лишь к вечеру следующего дня, после того, как на передовую было послано несколько офицеров из штаба батальона. Был уничтожен несколькими попаданиями бункер ? 7, использовавшийся как укрытие для личного состава и склад боеприпасов. 19 января убежище ? 15 получило прямое попадание, и было сильно повреждено. Финские саперы, начавшие ремонт убежища, были шокированы тем, как в 1920-е годы строились укрепления: 'Устройство крыши ДОТ ? 15: метр неармированного бетона, метр песка и сверху еще метр бетона без арматуры!' Очевидно, подрядчики финского министерства обороны (небезызвестное АО 'Гранит') в 1920-е годы старались экономить на строительных материалах при любой возможности... В ночь согласно приказу командира 7-го полка граница между 1-м и 2-м батальонами сдвинулась так, что ДОТ ? 2 'Тертту' отошел к 2-му батальону, а позиции от ДОТ ? 11 'Пелтола' включительно до шоссе и далее оборонял 1-й батальон. Днем 355-й стрелковый полк 100-й стрелковой дивизии провел разведку боем западнее шоссе с целью обнаружения финских долговременных укреплений. В разведку боем пошли разведрота полка и саперы 90-го инженерного батальона под командованием лейтенанта Свекровина. Поддерживала атаку 4-я рота 355-го стрелкового полка. В ходе боя обнаружил себя ДОТ ? 2 'Тертту', до этого никак не проявлявший себя (в последний раз ДОТ расположенный в маленькой рощице среди полей, вел огонь во время декабрьского наступления 17-19 декабря). Левее от ДОТ ? 2 советская разведгруппа зафиксировала наличие еще одной огневой точки (ДОТ ? 1). В ходе разведки боем был проделан проход в колючей проволоке, после чего разведчики попали под убийственный огонь из ДОТ ? 2 и финских траншей. Разведчики были прижаты к земле и находились на волосок от гибели. Только бросок 4-й роты к надолбам (по инициативе политрука 4-й роты Фомичева), отвлекший внимание финнов, позволил роте отойти. В огневом бою было убито 8 красноармейцев и еще 8 было ранено. В перестрелке с советскими разведчиками был смертельно ранен командир гарнизона ДОТ фенрик Пенттинен. После обнаружения ДОТ ? 2 подвергся сильному обстрелу - ДОТ получил прямые попадания, тяжелый снаряд 'разбил крышу, площадь пробоины около одного квадратного метра'. ДОТ ? 2 опять получил несколько прямых попаданий. 24 января финны провели ротацию частей: 2-й батальон ушел с передовой на отдых, на смену ему пришел 3-й батальон. Между тем, готовясь к решительному штурму ДОТ ? 2, 355-й стрелковый полк все ближе и ближе подбирался к ДОТ: последовательными атаками полк выбил финнов с их позиций и к 1 февраля рубеж штурма полка был примерно в 400 метрах от самого укрепления в роще ? 3. У шоссе ИЗ долговременных укреплений финнов мы по-прежнему обстреливались тяжелой артиллерией. Советское 45-мм орудие из батареи ПТО 331-го стрелкового полка, установленное на прямую наводку, нанесло ДОТ ? 5 еще более серьезные повреждения. По амбразурам и бронекуполу советская сорокапятка выпустила 20 снарядов 22 января и 180 снарядов (!) и насегда замолчала,получив порцию 75мм снарядов от врага в ответ. По оценке советских противотанкистов, 'пробита башня у ДОТ, пробоина размером 45-50 см'. Финские саперы, которым было поручено ремонтировать поврежденный ДОТ, констатировали: 'Бронеку-пол и крыша каземата прожектора разбиты на мелкие кусочки. Построили перегородку из бревен рядом с пулеметным казематом и заполнили разбитую часть ДОТ грунтом'. По предположению фенрика Пайтула (командир пулеметного взвода из 1-й пульроты 7-го пехотного полка), позиция для стрельбы прямой наводкой была оборудована советскими артиллеристами заранее, и пушка выкатывалась на нее для стрельбы лишь днем. Несмотря на запрос, посланный финским артиллеристам, уничтожить это орудие не удалось, и оно вновь вело обстрел ДОТ ? 5 (одно попадание) и ? 6 (два-три попадания, по советским данным, сорокапятка выпустила 30 снарядов). Очевидно, финские артиллеристы посчитали одинокую советскую сорокапятку слишком мелкой целью,но потом одумались.

Февраль: пятнадцать суток непрерывных боев

1 февраля началось тщательно подготовленное наступление 2-го батальона 355-го стрелкового полка на ДОТ ? 2 'Тертту'.В январе 1940 года 2-й батальон 355-го полка серией последовательных атак вытеснил финнов из рощиц южнее ДОТ и оборудовал исходное положение для наступления в 400 метрах южнее ДОТ. Утром 1 февраля после артиллерийской подготовки на ДОТ пошла в наступление штурмовая группа в составе 4-й стрелковой роты 355-го полка (командир - младший лейтенант Гришин, комиссар - политрук Фомичев), 1-й саперный взвод (командир - лейтенант Кучеров), взвод танков Т-28 95-го танкового батальона (командир взвода - старший лейтенант К. А. Егоров). Полковая батарея поддерживала штурмовую группу огнем прямой наводкой. В 12.15 штаб финского 3-го батальона получил донесение из ДОТ ? 2 о том, что ДОТ уже два часа находится под сильным обстрелом и получил тяжелые повреждения. Очевидно, попадание тяжелого снаряда в крышу старой части ДОТ вызвало обрушение, заживо похоронив лейтенанта Хинттала, командира взвода и лейтенанта Маннерхови, артиллерийского разведчика. 235 Гибель сразу двух офицеров была серьезным ударом по обороне финнов. Фенрик резерва Куутти принял на себя командование взводом, снял пулеметы с лафетов в ДОТ, установил их на открытые огневые позиции и отправил запрос о помощи. Командир батальона немедленно передал это донесение дальше в полк, однако сам активных действий для ликвидации кризиса не предпринял. Сержант-артиллерист Кенття из группы артиллерийских разведчиков в ДОТ радировал на батарею: 'Маннер готов, я еще жив'. В 13.00 с передовой финскому комбату пришло донесение о том, что три советских танка прошли противотанковые надолбы и направляются к ДОТ ? 2. В 13.30 советская артиллерия опять открыла огонь по позициям 7-й роты и ДОТ ? 2, прикрывая огневым валом советских стрелков, продвигающихся к ДОТ. 4-я рота 355-го стрелкового полка медленно приближалась к ДОТ с юга, находясь в мертвом секторе пулеметов ДОТ. ДОТ ? 3, который теоретически должен был прикрывать 'Тертту' от подобных атак, был уже настолько сильно поврежден, что остается неясным, велся ли из него огонь вообще. В советских источниках указывается, что ДОТ ? 3 огонь вел и из-за этого не было возможности заложить взрывчатку на крышу ДОТ ? 2. Финны заметили саперов с зарядами в составе советской штурмовой группы и сосредоточили на них огонь стрелкового оружия. В результате саперы лейтенанта Кучерова не смогли даже сделать проходы для танков в надолбах, понесли тяжелые потери и откатились. Танкисты были вынуждены сами пробить проходы огнем своих орудий. Так как противотанковых пушек в том районе у финнов больше не было, танки беспрепятственно разрушили надолбы и направились к ДОТ, потеряв на минном поле одиннадцать танков и столько же от огня ПТР. На мине подорвался танк командира взвода старшего лейтенанта Егорова. Егоров вышел из танка и побежал к ДОТ, чтобы руководить действиями оставшихся двух машин. В бою за ДОТ он был убит. Уже в 14.40 два танка стояли на крыше 'Тертту'. В 15.10 гарнизон ДОТ запросил по рации заградительный огонь по участку южнее ДОТ, но все усилия оказались тщетными. В 15.55 на КП 3-го батальона пришло донесение о падении ДОТ. По донесениям отступившей 7-й роты, в районе ДОТ находилось до двух стрелковых рот красноармейцев. На самом деле на крыше ДОТ держалась сильно поредевшая 4-я рота. Политрук Фомичев докладывал комбату-2 Сиповичу: 'В роте осталось 28 человек. Если подкреплений не будет, то выполним задачу, оставшиеся бойцы дерутся, как целая рота'. Несмотря на потерю ДОТ, финнам удалось пресечь попытки саперного взвода 90-го саперного батальона подобраться к ДОТ с большим количеством взрывчатки - они были остановлены финским огнем еще на подходе к надолбам. Саперы понесли тяжелые потери и откатились, не доставив взрывчатки на ДОТ. От саперного взвода осталось в строю семь человек. Из- за этого у 4-й роты, блокировавшей ДОТ, оказалось с собой лишь 100 килограмм взрывчатки, чего было явно недостаточно для уничтожения укрепления с двумя казематами и подземной галереей на глубине 4 метров. Подрыв пятидесятикилограммового заряда на крыше ДОТ никакого эффекта не дал. Далее описание событий у ДОТ в советских и финских архивных документах расходится. Расхождение составляет всего несколько часов, но нуждается в упоминании. По советским данным, блокировочная группа была отведена на исходное положение, так как стало ясно, что подрыв ДОТ потребует времени. По финским данным, вечером финны провели контратаку силами 9-й роты и роты легкого отряда. Атака была начата в 20.20, и к 21.50 ДОТ снова был в их руках. Красноармейцы не успели подорвать заложенную в амбразуру ДОТ взрывчатку, и она досталась финнам в качестве трофея. Финские саперы из 28-й отдельной саперной роты сразу же приступили к ремонту избитого снарядами бункера: для укрепления крыши и стен за ночь с 1 на 2 февраля они успели подвезти на крышу ДОТ 9 саней, груженных булыжником. Ремонт укрепления был запланирован на следующую ночь, но ему не было суждено осуществиться. По советским данным, в 21.00 1 февраля, после неудачи первой попытки подорвать ДОТ, командир 90-го отдельного саперного батальона капитан Коровин получил приказ комдива лично возглавить блокировочную группу и уничтожить ДОТ ? 2. Коровин взял с собой взвод саперов, остатки взвода Кучерова, остатки 4-й роты, нагрузил на бойцов около 600 килограмм взрывчатки и отправился к ДОТ ? 45. Поздно вечером его группа оседлала ДОТ и началась доставка дополнительных объемов взрывчатки. Ящики со взрывчаткой пришлось подносить ползком из-за сильного финского огня от ДОТ ? 1 и ДОТ ? 3. Взрывчатку таскали наравне и командиры и бойцы, особо отличились при этом начальник штаба 90-го отдельного саперного батальона лейтенант Лапшин, лейтенант Иванченко, младший политрук Кирпатый, младший командир Смирнов, красноармейцы Анисимов и Колосков, командир 4-й стрелковой роты младший лейтенант Гришин и комвзвода Грошев. К 4.15 все было готово к подрыву - взрывчатка была заложена у восточной стены ДОТ. В 6.20 был произведен подрыв, уничтоживший стену восточного каземата ДОТ. После этого 4-я рота снова оседлала ДОТ. По финским данным, ранним утром 2 февраля финны все еще удерживали ДОТ. О подрыве ДОТ в 6.20 утра ничего не упоминается. Упоминается атака 4-я роты 355-го стрелкового полка на ДОТ утром 2 февраля. В 07.30 утра гарнизон ДОТ сигнальными ракетами запросил заградительный артиллерийский огонь. Несмотря на это, в 07.45 советские бойцы при поддержке огня станковых пулеметов сумели подобраться к 'Тертту' на 50- 100 метров. В 08.20 9-я рота оставила ДОТ, доложив комбату, что ДОТ разбит и его невозможно удержать. Днем финны не предпринимали контратак, в ночь с 2 на 3 февраля в 00.20 прибыла рота 3-го отдельного пехотного батальона, которой была поставлена задача: захватить ДОТ и удерживать его столь долго, сколько представится возможным. В 06.20 утра 3 февраля финны провели артподготовку и бросились в контратаку. К 07.40 они достигли развалин укрепления, но сумели удержать руины : ураганный огонь из ПТР и пулеметов по советской пехоте и танкам вновь заставил их отступить. Перед тем как окончательно покинуть ДОТ, финны сожгли казематы и подземную казарму бутылками с зажигательной смесью. По советским данным, в ночь с 2 на 3 февраля 1940 года был блокирован и уничтожен ДОТ ? 1, мешавший окончательному разрушению ДОТ ? 2 'Тертту'. Блокировочная группа в составе двух танков Т-26, 5-й роты 355-го стрелкового полка и двух отделений саперов пробилась по траншеям к ДОТ ? 1, заложила 1200 килограмм взрывчатки на крышу ДОТ и в 4.20 3 февраля подорвала его. Сразу началась доставка дополнительных объемов взрывчатки на ДОТ ? 2. К концу дня 3 февраля на крыше восточного каземата ДОТ и в его западном каземате было сосредоточено около 3500 килограмм взрывчатки. В ночь с 3 на 4 февраля все было готово к взрыву, но детонирующий шнур два раза отказал. В результате подрыв был проведен при помощи зажигательных трубок. Подрыв произвел младший лейтенант Кучеров. Всего на уничтожение ДОТ ? 2 было потрачено 5300 килограмм взрывчатки. Это был первый ДОТ 'миллионного' типа, захваченный советскими войсками, и командование 100-й стрелковой дивизии сосредоточило все свои усилия на развитии наметившегося успеха. После захвата и уничтожения 'Тертту' 4-я рота в рукопашном бою отбила участок траншей до ДОТ ? 1, а затем блокировала и подорвала и этот ДОТ. Атаки советских войск на финские позиции у захваченных ДОТ продолжались несколько дней, но потеснить финнов и развить прорыв так и не удалось. Финны перебросили резервы и упорно обороняли вторую линию обороны, состоявшую из полевых укреплений. В этих ожесточенных боях в период с 1 по 4 февраля 355-й усилнный стрелковый полк потерял: комначсостава 50 человек убитыми, 230 ранеными, младшего комначсостава и рядового состава 700 человек убитыми и 527 ранеными. 5 февраля 355-й стрелковый полк организовал танковый десант в тыл к финнам с задачей 'выйти в район Школа, Турта, занять траншеи противника, организовать оборону и обеспечить наступление полка'. Для этой операции было выделено 5 танков Т-28 с бронесанями, 3 огнетанка, 105 человек с 4 станковыми пулеметами и 2 минометами. Возглавил десант старший лейтенант Лободин, комиссаром десанта был тов. Чаусов (звание не указано). Десант поставленной задачи не выполнил: дойдя до противотанкового рва, танки попали под сосредоточенный артиллерийско-минометный огонь финнов и начали маневрировать под огнем, наезжая на бронесани десанта. Десантники были вынуждены высадиться в противотанковый ров. В горячке боя экипаж танка ? 108, потеряв ориентировку из-за маневрирования механика-водителя, открыл огонь по своей же пехоте и НП батальона, приняв его за финский ДОТ. Финны описали это наступление как: 'Рюсся наступают 50-60 танками с бронесанями для десанта' и 'около 300 солдат противника ведет наступление, укрываясь за бронещитками', 6 февраля 'в 17.35 донесение об уничтожении 5 танков противника. Противник наступает крайне активно. 19.15. В опорном пункте 'Пелтола' уничтожены все танки противника'. 355-й стрелковый полк в тот же день доложил о потере 8 танков Т-28 и отметил эффективность действия огнеметных установок финнов. Стрелки батальонов, вышедших на соединение с десантом, залегли под интенсивным пулеметным и минометным огнем финнов и не смогли продвинуться вперед. В 20.00 третий и первый батальоны полка были отведены на исходные позиции. Попытки штурмовать оборону финнов между захваченным ДОТ ? 2 и шоссе в период с 6 по 15 февраля также не увенчались успехом. В 04.00 7 февраля утра полк попытался выслать к ДОТ ? 35 (скорее всего так обозначалось одно из долговременных убежищ у шоссе) блокировочную группу без танков, но та наскочила на минное поле и вернулась обратно. В тот же день прямым попаданием в бронекупол 'Пелтола' был убит наблюдатель сержант Руохомаа. Финские минометчики били по наступающим цепям красноармейцев весь день. 8 февраля 355-й полк должен был получить для блокировки ДОТ химические танки и спецтанки (очевидно, речь идет о радиоуправляемых танках), но в последний момент приказ об их применении был отменен штабом 100-й стрелковой дивизии. В тот день танки и пехота 355-го стрелкового полка действовали слаженно: 'Танки проходят пехоту. Бойцы указывают танкам цели'. 9 и 10 февраля полк вновь безуспешно атаковал финские позиции. 11 февраля советская артиллерия обрушила на финскую оборону шквал огня: 'В этот день огонь нашей артиллерии был особо сокрушительным и точным'. 34-й артиллерийский полк 100-й дивизии выпустил по финской обороне 6030 снарядов, 21-й корпусной тяжелый артиллерийский полк - около 1000 снарядов. Однако наступление 355-го стрелкового полка, начавшееся после артподготовки, было вновь с небольшим трудом отбито финнами. Стрелковые цепи дошли до колючей проволоки, где были остановлены интенсивным пулеметным, минометным и артиллерийским огнем. Пехота опять оказалась отсечена от танков. Шесть танков Т-28 весь день маневрировали перед финскими траншеями, ведя огонь по финским траншеям, два из них на свой страх и риск направились в глубь финской обороны и были там обездвижены, а затем сожжены. 14 февраля полк снова выслал блокировочную группу, которая попала под сильный пулеметный огонь финнов и была вынуждена вернуться. В период с 11 по 15 февраля 355-й стрелковый полк потерял командного состава 20 человек убитыми и 60 ранеными, младшего и рядового состава 250 убитыми и 180 ранеными. У шоссе и восточнее все попытки 331-го стрелкового полка прорвать оборону финнов также не увенчались успехом. 1 февраля полк вел разведку боем силами двух рот восточнее шоссе на ДОТ ? 36 (ДОТ ? б в финской системе обозначений), но роты были почти сразу же остановлены организованным пулеметным, минометным и артиллерийским огнем финнов. ДОТ ? 6 продолжал действовать, несмотря на обстрел прямой наводкой из орудий и танков Т-28. В период с 2 по 8 февраля 1940 года 331-й полк пытался наступать силами до двух-трех рот, однако успеха не добился. 6 февраля для поддержки пехоты были применены танки Т-26 и огнеметные танки, из которых финские противотанкисты вывели из строя. Наступлению полка препятствовал и фланкирующий огонь из ДОТ ? 10 'Червонец', который только в этот день открыл огонь и был сразу же обнаружен советскими артиллеристами. 6 февраля комполка майор Буслаев приказал блокировать и уничтожить ДОТ силами третьей роты. Финны заставили роту залечь уже в районе надолбов, и блокировочная группа, понеся потери, отступила. В ночь с 7 на 8 февраля три танка Т-28 с блокировочной группой направились к ДОТ ? 6, однако один танк попал в воронку, второй сел на камень, а третий танк при выдвижении оборвал санки со взрывчаткой. Не имея других средств для подвоза взрывчатки к ДОТ, блокировочные группы пехоты вернулись на исходные позиции. Танки были эвакуированы с поля боя, но блокировка и подрыв ДОТ были сорваны. 8 февраля советское командование, очевидно, решило испытать прочность финской обороны восточнее - советская пехота начала наступление на опорный пункт Руохонен (расположенный в районе ДОТ ? 17), но все атаки были отбиты. После этого советская пехота и танки вновь нанесли удар по опорным пунктам, расположенным в районе шоссе. Для поддержки наступления на прямую наводку было поставлено как минимум три орудия калибром 76-122 мм. 9 февраля командир 331-го стрелкового полка майор Буслаев приказал уничтожить злосчастный ДОТ ? 6 блокировочной группе саперов и стрелков без танков. Попав под сильный пулеметный огонь, группа была вынуждена вернуться обратно. 10 февраля советские орудия, установленные для стрельбы прямой наводкой, окончательно добили ДОТ ? 5 у шоссе - в 13.10 фенрик Салонен доложил о том, что крыша ДОТ обрушилась, похоронив пулемет, однако расчет успел выскочить. В этом же докладе Салонен упомянул о том, что советские снайперы обстреливают амбразуры ДОТ ? 6 бронебойными пулями, однако повреждений нет. Всю первую половину дня над финскими позициями кружили три советских истребителя, затрудняя передвижение пехоты. 11 февраля началось генеральное советское наступление на Карельском перешейке. После проведения митингов в подразделениях полка советская артиллерия начала мощную артподготовку. В 09.15 утра 331-й стрелковый полк при поддержке танков начал наступление на опорный пункт Инкиля восточнее шоссе. Атака и на этот раз была отбита. Советские танки напоролись на противотанковое орудие фенрика Хямяляйнена, замаскированное у руин ДОТ ? 7, и потеряли 7 машин. К концу дня фенрик Инкиля доложил об уничтожении 9 советских танков. Финский артиллерийский разведчик, находившийся в передовых окопах, оценил потери советской пехоты за день примерно в 1500 человек убитыми. Потери финской стороны (только отмеченные в журнале боевых действий) тоже были значительными - 15 убитых, 16 раненых. Штаб 331-го стрелкового полка к концу дня мог лишь констатировать: 'Наступление было остановлено огневым сопротивлением противника, в особенности из районов высоты Камень, Язык, Яйцо, а также ДС ? 36 (ДОТ ? 6) и траншей, что проделаны непосредственно у ДС. В особенности противник не давал возможности продвижения танкам, выведя из строя 10 штук. Также два самолета 'Брюстер' расстреляли нашу пехоту на переднем крае'. Противотанковую пушку фенрика Хямяляйнена советские командиры приняли за мощный артиллерийский ДОТ. За период с 1 по 12 февраля, по неполным данным, 331-й стрелковый полк потерял убитыми среднего комначсостава 60 человек, младшего 140 и рядового 528 человек. Ранеными полк потерял, опять же по неполным данным, среднего комначсостава 7 человек, младшего 8 и рядового 294 человек.

Финская оборона была значительно ослаблена ежедневными артобстрелами и непрекращающимися атаками полков 100-й дивизии: 'Ходов сообщения нет вообще. Окопы и ДОТ частично обрушены'.

Финские офицеры отметили, что ведение оборонительного боя против частей Красной Армии, наладившей взаимодействие между пехотой, танками и артиллерией, стало гораздо сложнее: 'Особо ведение боя затрудняют орудия противника, ведущие огонь прямой наводкой, и пулеметы'.

ХЯМЯЛЯЙНЕН,Фенрик,командир взвода противотанковых орудий в деревне Сумма:

'...Перед рассветом начался сильный артобстрел. Снаряды ложились сначала слева от нас, затем огонь перенесли вправо, и наконец, примерно в 10 утра огонь обрушился на наш участок. Мы все были в блиндаже. Я привел из тыла нескольких ездовых, чтобы они привыкли к фронтовой обстановке. Один из них теперь был наблюдателем в траншее. Я ему приказал сразу поднять нас по тревоге, как только появятся танки противника. Так вот сидели мы и ждали того, что должно было случиться в этот день. Мы - в блиндаже, а наблюдатель - на улице, в траншее. Вскоре после десяти в блиндаж влетел наблюдатель с большими глазами и волосами дыбом. - Они скоро будут на крыше блиндажа! - Кто 'они'? - Танки. - К орудию! Наблюдатель не сильно преувеличивал. Мы увидели мощное железное чудовище, которое, лязгая гусеницами, шло к нашему орудию. Казалось, что его орудие направлено прямо на открытую дверь нашего блиндажа. До танка было всего несколько десятков метров. За первым танком шли танки размером поменьше, 'детеныши'. Все они шли на приличной скорости. Первый танк вел огонь из пулеметов, но поскольку его трясло на ухабах, мы не придали особого вниманию пулеметному огню. Больше нас беспокоила короткая пушка танка, которая медленно поворачивалась в нашем направлении. 'Уже близко! Раздавит', - успел подумать я. Васама прыгнул на место наводчика и открыл затвор, Мур-тоярви послал снаряд в ствол, я же набрался духу и встал на свое привычное место для управления огнем. Выстрел. Он прозвучал в то же самое мгновение, когда закрылся затвор. Мимо! - Прошел левее, правее бери! - заорал я. До громады танка осталось пара десятков метров. Если вторым снарядом не подобьем его, то нам будет совсем плохо. - Огонь! - крикнул я. Первый танк, самый большой, уже навел на нас свою пушку. Еще немного, и на нас обрушится огонь и сталь. У нас был только один шанс. Прозвучал выстрел. Это был наш выстрел. - Попали! Попали в башню! Хорошая у нас была пушка Бофорс. Броня не выдержала. Вечером, когда все стихло, мы сходили к танку и удостоверились, что снаряд пробил броню, прошил тело стоявшего рядом с орудием танкиста и так его швырнул в промежуток между стеной башни и сиденьем, что мы не смогли вытащить его тело из башни. Три маленьких танка, что шли за первым, тоже остановились. Из-за неправильно выбранной позиции они не могли нас обстреливать. Первый танк загораживал нас от них. Один из танков, идущих сзади, сразу начал разворачиваться, подставив нам бок. Мы мигом воспользовались этим и выстрелили по нему. Страшный скрежет. Мы перебили ему гусеницу. Она слетела с катков вперед, собравшись в красивую аккуратную стопку. Несмотря на это, танк продолжал кружиться на одной гусенице. Теперь он полз с большим трудом. Больше у нас не было времени уделять внимание этому танку. Он заполз в большую воронку и застрял там. Противник после этого весь день вел заградительный огонь по местности вокруг этого танка, отгоняя непрошенных гостей. Печальная судьба первых двух танков привела экипажи двух оставшихся в такое замешательство, что они остановились. Вот этого им не следовало делать. Теперь у нас было достаточно времени, чтобы вести прицельный огонь. После двух выстрелов еще один танк загорелся. Очевидно, танкисты противника были из отборной и храброй танковой части. Из подбитых танков никто не вышел с поднятыми руками. Надо отдать должное смелости и стойкости противника. Два других танка повернули направо от нас. Очевидно, они хотели обойти нашу позицию и раздавить нас с тыла. Громадные воронки, усеявшие местность, затрудняли их передвижение. Танки направились обратно, как раз мимо нашей пушки. Да что с ними такое случилось? Они как будто смерти искали, подставив нам борта. Мы открыли по ним огонь. Оба танка загорелись и остановились прямо перед нами. Противник продолжил бесполезный обстрел наших позиций. По нас били фугасными шестидюймовыми, били снарядами поменьше, шрапнелью, били прямой наводкой и настильным огнем. Земля дрожала, и грохот стоял страшный. Нам нужно было менять позиции и вести огонь среди всего этого. Мне кажется, не было разницы, прятались бы мы в блиндаже или залегли снаружи - столь сильный был огонь. Отдельных разрывов было не различить и не сосчитать. Если попадут, то все, если нет - останемся в живых. Я не мог слышать собственного голоса. Приходилось кричать ребятам в уши или показывать все знаками. Малокалиберная пушка вела по нас огонь очередями. Я чувствовал, что снаряды пролетают слишком близко. Один снаряд пролетел совсем близко от меня, я почувствовал горячее давление воздуха, и разорвался сзади меня. Мы решили даже не менять позиции, потому что везде было одно и то же. Если били не слишком сильно по нашему участку, то били по соседям. Все на передовой были в одинаковой ситуации. Просто чудо, что никого из нас не ранило в этот день. В какой-то момент мы оттащили пушку в лес, который был в ста метрах позади нашего блиндажа. Стволы деревьев падали от попаданий снарядов. Нужно было смотреть, чтобы дерево не упало на нас. Рты и ноздри разъедала пыль и газы от разрывов. Пыль также сильно ограничивала возможность вести наблюдение. Из-за этой пылевой завесы выскочил один большой танк, стреляя на ходу из пулеметов, было видно, что он хочет нас раздавить. Я видел, что несколько парней из расчета были близки к панике. Мы зарядили пушку и выстрелили по этому чудовищу. В борту танка появилась дыра. Еще несколько выстрелов, еще несколько пробоин. Атакующий танк, получив эти повреждения, повернул назад. Второй танк появился из дыма разрывов, и повторилась та же история. Мы заставили и этот танк отступить... ... Подбитый танк, у которого мы утром сбили гусеницу, застрял в глубокой воронке справа от нас. Вечером, когда стемнело, я отправил разведгруппу посмотреть, что с этим танком. Однако группа была встречена сильным пулеметным огнем из танка. Наша группа, вооруженная только автоматами, не могла ничего поделать с противником, засевшим в танке. Сам танк был в такой глубокой воронке, что нам пришлось бы подтащить пушку к краю воронки, чтобы в него попасть. Бутылок с зажигательной смесью и противотанковых гранат - весело, правда? - нам не выдали. Я попросил батальон прислать нам бутылок и противотанковых ружей с гранатами, и оттуда пришла небольшая группа истребителей танков. Они с нами поделились этим противотанковым оружием ближнего боя, но для них самих было делом чести уничтожить это чудище. Они поползли к танку, ожидая каждую секунду получить пулеметную очередь. Но было тихо. Как выяснилось, экипаж танка, воспользовавшись темнотой, открыл башенный люк и покинул танк. Дозор, оставленный нами на месте, ничего не заметил, хотя ему было приказано следить за люками танка'.

РУССЕЛ

12 февраля советское наступление продолжились. В 12.30 положение финских частей в УР Суммакюля серьезно ухудшилось: 8-й пехотный полк, удерживающий позиции на правом фланге укрепрайона на линии Суоканта - высота Марьяпеллон-мяки - Кархула, не смог сдержать советского наступления и в 12.00 начал отход на вторую оборонительную линию. На левом фланге все тоже обстояло не лучшим образом: 123-я советская дивизия прорвала оборону 9-го пехотного полка еще 11 февраля и продолжила наступление на север, встречая ожесточенное сопротивление и контратаки финнов. Если бы финское командование не предприняло энергичных мер и не провело бы серию контратак, введя в бой резервы, батальонам, оборонявшим УР Суммакюля, грозило бы окружение. В 16.55 командир 2-го батальона передал следующий приказ в опорный пункт Инкиля: 'Подкреплений пока не будет. Позиции держать до последнего. Обратите особое внимание на стык с опорным пунктом Туомола. В ночное время вперед высылайте охранение, чтобы предупредить внезапные ночные атаки противника. Давайте солдатам как можно больше времени для отдыха, но не в ущерб безопасности'. Последняя фраза приказа как нельзя хорошо описывает физическое и моральное состояние финнов, уже 12 дней подряд ведущей почти непрерывные бои. В эти же февральские дни командир 7-го пехотного полка послал донесение в дивизию, где красноречиво писал: 'даже если окопы будут утюжить советские танки, мои солдаты в окопах не проснутся'. В 17.00 началась атака советских частей на опорный пункт Лемпи на стыке с 8-м пехотным полком. Туда командир батальона отправил приказ того же содержания: 'Позиции удерживать всеми средствами' 13 февраля наступление советских войск в районе деревни Сумма не было продолжено. Только советские артиллеристы продолжили рутинный артобстрел укрепрайона, начатый еще в декабре 1939 года. Очевидно, пассивность эта обусловлена успехом восточнее, на участке обороны 2-го батальона 9-го пехотного полка, где наступала 123-я стрелковая дивизия полковника Алябушева. В тот же день 1-й батальон 7-го пехотного полка был сменен 3-м батальоном 15-го пехотного полка. Батальон сумел продержаться на позициях два дня, до 15 февраля 1940 года, когда финская Ставка отдала приказ оставить Линию Маннергейма и отойти на промежуточную оборонительную линию. Двухмесячная эпопея боев, артобстрелов, потерь и лишений для финской и Красной Армии завершилась. Несмотря на материальное и численное превосходство, финские части в этом укрепрайоне сумели отбить все наступления РККА. Даже потеря ключевого ДОТ ? 2 не обескуражила финнов, и отступление из деревни Сумма они начали только по приказу 15 февраля 1940 года. Попытки блокировать и уничтожить финские долговременные сооружения в феврале 1940 года не удались, по тем или иным причинам - за исключением крупного успеха капитана Сиповича с захватом ДОТ ? 2 и ? 1. Однако развить этот успех 355-му стрелковому полку не удалось. Деревня Сумма была полностью уничтожена в ходе боевых действий,впрочем,как и наше генеральное наступление.Финны снова устояли.

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН.

Наступление на Выборг

Согласно плану наступления Северо-Западного фронта, на левом фланге 7-й Армии 10-й и 34-й армейские корпуса должны были выйти в район архипелага Уу-рас, пересечь Выборгский залив и таким образом помочь частям 50-го и 19-го стрелковых корпусов овладеть Выборгом. Упорное сопротивление финнов на тыловой линии обороны вынудило командование 7- й Армии искать новое решение. Из частей 7-й Армии и Группы резерва Главного Командования в составе 86-й, 173-й и 91-й мотострелковых дивизий был сформирован 28-й стрелковый корпус. В задачу корпуса входило форсирование Выборгского залива по льду и охват Выборга с запада.

Восточнее Выборга 34-й и 50-й стрелковые корпуса должны были прорвать финскую оборону и окружить город с востока.

Финские довоенные планы обороны Выборгского залива рассматривали только летний сценарий боевых действий. Финская оборона сводилась к действиям против Краснознаменного Балтийского флота и воспрещению высадки десантов. Суровая зима 1939/40 года позволила 28-му корпусу свободно маневрировать на льду и перебрасывать на плацдарм тяжелую технику.

Это,тем не менее,не стало полной неожиданностью для финского командования благодаря моему внушению. Силы для обороны архипелага и северного побережья у финнов были- добровольцы из РОВС и казаки Краснова. Огневой мощи береговых батарей на островах Туппура и Равансаари было недостаточно для отражения крупномасштабного наступления и их усилили поставленными 155мм американскими пушками "Длинный Том". Батареи на Сантаниеми и Ристиниеми тоже не могли сильно повлиять на ход сражения и их также усилили этими орудиями. В результате трем свежим советским мотострелковым дивизиям и 70-й стрелковой дивизии были вынуждены противостоять не только отдельные морские батальоны, не имевшие боевого опыта и плохо обученные, но и вполне опытные казаки и русские эмигранты.

2 и 3 марта 1940 года советские дивизии атаковали острова Туппура и Тейкари. Гарнизон форта Туппура расстрелял последние снаряды и не принимая бой в качестве пехоты, отошел. Советские части атаковали остров Кунинкаансаари севернее Туппура, но финскими контратаками были отбиты. Части 86-й стрелковой дивизии с лыжниками-добровольцами и танками взяли остров в кольцо и подставили свой тыл для удара казакам Краснова. Вечером 2 марта гарнизон форта начал отход. На северный берег Выборгского залива из 800 человек гарнизона выбралось 650. При штурме острова 169-й мотострелковый полк и лыжники потеряли 1320 человек, из них 600 убитыми.

Советские дивизии продолжили наступление и сумели захватить плацдарм на северном берегу Вуоксы у острова Васиккасаари. 9 марта финны дважды контратаковали советские части на плацдарме, но успеха не добились, на место убитых красноармейцев присылали новых. Финские контратаки стали значительно сильнее - потери стрелковых частях РККА достигли 40-70 %, в батальонах оставалось от 100 до 250 солдат. Десант держался из последних сил. 11,12,13 марта,советские атаки сменялись финскими контратаками. Советская оборона плацдарма начала рушиться, но еще держалась.Впрочем, финны , подтянув освободившиеся с "линии Маннергейма" орудия весьма быстро за ночь ее защитников смешали с землей всего за день до перемирия.

Советско-финская война закончилась ровно в 11 часов дня 15 марта 1940 года по финскому времени или в 12 часов по московскому времени. Последние часы войны противники потратили на сведение последних счетов друг с другом и постарались выпустить друг в друга как можно больше снарядов и пуль.

Ровно в 12 часов дня вся стрельба прекратилась. Война была окончена. По всему фронту бывшие враги встретились на нейтральной полосе и начали обсуждение действий по выполнению мирного договора. Столь резкий переход от мира к войне был шоком для всех.

АНАТОЛИЙ ДЕРВВЕНЕЦ, связист, 278-й мотострелковый полк:

'...Ночью меня послали дежурить на телефоне в землянке у комбата первого батальона Высоцкого. Комбат красивый, высокий мужчина вполне интеллигентного вида, видно, сильно злоупотреблял 'наркомовским пайком', и лицо его было опухшим. Он оживленно беседовал с командиром ПТ0 Вайнштейном и время от времени принимал немного 'на нутро'. На закуску на жаровне лежало жареное мясо. Освещалась землянка, как обычно, чадившим телефонным кабелем, подвешенным к потолку. Я, чтобы не уснуть, время от времени переговаривался с телефонистами из других подразделений. И неожиданно услышал, как кто-то где-то очень далеко, потому что слышимость была очень плохая, говорит что-то о мире. - Ты слышишь, о чем они говорят? - спросил я телефониста в штабе. Все телефонисты во время дежурства всегда держали трубку у уха. - Слышу, - ответил мне телефонист. - Только не пойму, о чем они говорят. Слышимость очень плохая. Говорят о каком-то мире. - А ты узнай. - Попробую. Это, наверное, в штабе дивизии. И я стал прислушиваться к разговору со штабом дивизии. Слышимость была очень плохая, но все же я разобрал, о чем говорят. Да, сегодня, тринадцатого марта, в двенадцать часов военные действия с обеих сторон будут прекращены. Я прервал разговор комбата с командиром ПТ0. - Товарищ комбат, мир. Сегодня в двенадцать ноль-ноль война закончится. Комбат оторопел: - Кто тебе сказал? - В штабе дивизии сказали. - Дай трубку. - Из штаба подтвердили мои слова. - Вот так да! - воскликнул он и тут же добавил: - Скучно теперь будет. - Что он имел в виду, не знаю. То ли некоторую вольницу, то ли свободное употребление спиртного. Вайнштейн пришел в бурный восторг и стал строить планы на будущее. Я стал обзванивать всех телефонистов. Сначала никто не верил, что эта истребительная зимняя война заканчивается. Я слышал, какой шум поднялся на телефонных линиях. Все старались поделиться и обсудить эту радостную весть: - Война заканчивается! Утро этого солнечного весеннего дня начиналось, как обычно, с редкой ленивой перестрелки. А потом, часов в одиннадцать, как-то вдруг земля загудела. Стреляло все, что могло стрелять и с финской, и с нашей стороны. Била артиллерия, била минометы, сквозь грохот разрывов слышалось такание пулеметов. И в этот момент порвалась связь. И тотчас приказ комбата: 'Связь!' Я оставил аппарат и пошел к выходу. Вместе со мной двинулся и комвзвода посмотреть, что там делается. Вся земля буквально горела от разрывов. Несколько разрывов было рядом с нашей землянкой. Мы подались назад, и в этот момент снаряд разорвался у входа в землянку и завалил вход. Волной воздуха погасило наш светильник - нитку горевшего кабеля: - Вот так-так! Мерзлой глыбой земли меня сильно ударило в бок. Говорят, что за время этой пальбы израсходовали двухсуточную норму расхода боеприпасов. Грохот не утихал. Ровно в полдень наступила полная, ничем не тревожимая тишина. Это был мир. Ясный солнечный весенний день. Тепло. Только сильно пахнет гарью от разрывов недавних. Все вылезли из землянки. Но где-то слышны стоны раненых... Недалеко от берега реки у проруби, из которой, наверное, брали воду, лежал в лыжном костюме молодой мужчина с оторванной головой. С финской стороны показались сани. На нашу сторону приехал финский офицер и три солдата. Офицер попросил разрешения забрать труп убитого. Наш комиссар полка разрешил забрать труп, и когда его понесли, финский офицер горько заплакал. А я попытался поговорить с финским солдатом. Он производил впечатление человека интеллигентного и оказался школьным учителем. Используя свой скудный запас немецких слов, я выяснил, что убитый был другом офицера. Они с ним вместе воевали еще в первую империалистическую войну в рядах русской армии, когда Финляндия была частью Российской империи (возможно, это были два бывших егеря из 27-го егерского батальона прусской армии, воевавшего в Первую мировую войну против Русской императорской армии. - Прим. авт.). Труп погрузили на сани. А пожилой офицер, не стыдясь слез, плакал. Сани умчались в сторону финского селения. Вокруг стояла удивительная чуткая тишина, от какой мы уже отвыкли. Под ярким солнцем искрился ослепительно чистый снег. И не было щемящего душу страха и постоянной настороженности.

Зимняя война закончилась.

ТОЙВО АХОЛА, 3-я рота 15 пехотного полка:

'...рассвет пятнадцатого марта 1940 года был красивым, начинался ясный день, когда мы вылезли из своего подвала. Мы встали в оборону на второй линии за хорошо знакомым нам опорным пунктом Крысиная нора. Позиция наша была в редком сосняке, никакой линии обороны как таковой не было. Но хоть что-то. По привычному шуму боя было слышно, что интенсивность его нарастает, но еще не достигла своего пика. Наш командир роты отдавал последние приказания на второй линии, когда прибежал связной и принес ему письменный приказ из штаба батальона: 'Боевые действия прекращаются 13 марта 1940 года в одиннадцать часов. После этого не должно быть ни одного выстрела. Рота отходит с занимаемых позиций на километр, где ждет дальнейших приказаний'. Я посмотрел на часы, они показывали восемь утра. То есть надо было продержаться еще три часа. Я вспомнил слова Фенрика Андерссона: 'Мирные переговоры должны сейчас идти в Москве'. Я все время поглядывал на часы, стрелки непривычно медленно ползли вперед. Война еще не кончилась.

На левом фланге нашего батальона, точнее, у станции Таммисуо, противник атаковал все утро, и взвод фенрика Матти Мартела уже был почти отрезан от основных сил. Нам пришел приказ сняться с линии обороны и идти выручать Марттила и его ребят. Быстро создали боевую группу, в которой командиром стрелкового отделения был капрал Кавандер, а командиром расчета ручного пулемета - пишущий эти строки. Командиром боевой группы стал фенрик Андерссон. Нам нужно было ударить противнику во фланг и тем самым отвлечь его от взвода Марттила. Однако на практике это означало, что идти в атаку нужно было по открытому полю, и успех всей этой затеи был неочевидным. Было уже почти десять часов, война же должна была закончиться через час? На наше счастье, противник, атаковавший Марттела, начал потихоньку отходить, Марттела сумел соединиться с нашими. Нам разрешили вернуться на вторую линию оборону, куда мы пришли без четверти одиннадцать. Время приблизилось к одиннадцати. И вдруг внезапно наступила тишина. Симфония смерти, которая гремела в наших ушах три с половиной месяца, закончилась. На какое-то время установилась полная тишина, которую нарушал лишь звук моторов самолетов противника, но и они больше не стреляли и не бомбили. Вскоре они развернулись и пропали из вида. Сразу после этого Ванюши начали громко кричать от радости. В финских рядах было гробовое молчание. Мы отошли на километр от нашей линии обороны в тыл, как и было приказано. В роте осталось 45 бойцов, треть от ее первоначального состава. Но все равно мы сумели остановить противника под Выборгом, захват которого был для него самой важной и желанной целью в последние дни войны. Мы зашли в какой-то дом, где все стекла были выбиты, но печь и плита были в порядке. Развели огонь и слегка согрелись - было холодно, несмотря на то что была середина марта. Во второй половине дня к нам во двор дома зашли трое русских бойцов, чтобы с нами познакомиться. Поговорить нормально не удалось, так как никто не знал языка... ...Смоей точки зрения, я адаптировался к мирной жизни без каких-либо сложностей. Некоторые финны, вернувшись с войны, действовали по шаблону - сначала напились до беспамятства, а потом пошли на работу. Я напиваться не стал, а пошел на работу сразу. Весенние сельхозработы только начинались, и моя помощь была очень нужна. Старший брат только что женился и уехал из дома, а младший брат все еще поправлялся в госпитале после ранения'.

ТОЙВО СУОНИО, командир пулеметного взвода

'...по склону к нам шел на лыжах связной и кричал: - Мир! Наступил мир! Огонь прекратить в 11 часов! Мы остановились как вкопанные. Такого быть не может! Лейтенант Парккола, командир пулеметной роты, опомнился первым: - Хватайте его! Он сошел сума, хватайте, пока он не распространил панику в других местах. Но никто не успел догнать и схватить связного Пекку Маттинена, который помчался дальше поведать всем важную весть. Неужели правда? В тот же момент на дороге появились сани, на которых прибыли мины для наших минометов. Ездовой - цыган Вилле Нюман из Савитайпале. Он служит ездовым в минометной батарее лейтенанта Паюкари. Минометы установлены на позиции на гряде. Мы пошли к минометам. Там были также лейтенанты Сууронен и Паюкари. Здесь уже все знают: прекращение огня в 11.00. Осталось уже меньше часа! Ночью у минометчиков кончились боеприпасы. Сейчас мин - завались. На льду Вуоксы и дальше целей хоть отбавляй. Может, противник пойдет в наступление в последний момент? Русская артиллерия активно бьет по грядам Синтола. Сууронен забирается повыше на гряду для корректировки огня. Оттуда он дает команду на открытие огня: - Слушай мою команду! Батарея залпом - огонь! Минометы открывают беглый огонь. - Ребята, стреляйте быстрее! - кричит сверху Сууронен. - За Родину! Наши пулеметы на острове трещат не умолкая. Похоже, они расстреливают ленту за лентой. Они без помех бьют по залегшей на льду пехоте противника - русская артиллерия не может их обстреливать, они слишком близко, можно попасть по своим. Огонь все сильнее. В последний час зимней войны многие в России овдовели. И у нас тоже были потери от артобстрела. В руке Сууронена появляются часы. Кажется, он смотрит за движением секундной стрелки и внезапно командует: - Прекратить огонь! Мы не могли поверить, что ад войны закончится ровно в 11 часов. Но невозможное случилось: когда стрелки на циферблатах показали 11 часов, наступила полная тишина. В прибрежных кустах было слышно чириканье синичек. Передать этот момент словами невозможно. Казалось, что время остановилось. Тут русские, лежавшие на льду Вуоксы, поднялись и направились к нашим позициям. Вдоль реки низко пролетели два самолета - русский и финский! Это утвердило нас в том, что наступил мир. Финских самолетов мы уже пару месяцев в воздухе не видели. Для получения более точных указаний я направился на КП 7-й роты. Мои пулеметы были приданы этой роте под командованием Мауно Куханена. 334 - Снимай пулеметы с острова и отводи их на материк! - приказал он. - Но остальным об этом пока не говори, это я делаю на свой страх и риск. Чтобы было проще и быстрее. Я слышал, что график отвода на новую границу очень жесткий. Когда я дошел до своих пулеметов, русские уже туда подошли - молодые, красивые ребята, вроде (как нам говорили) курсанты из ленинградских военных училищ. Один из двух пулеметов был трофейный, только выкрашенный нами в белый цвет. Может, русские потребуют свой пулемет обратно? Не потребовали, даже помогли погрузить его на волокушу. Потом ко мне подошел молодой младший лейтенант, который немного говорил по-фински. - Вас тут очень мало солдат, - удивленно сказал он. Я попытался ему объяснить, что на том берегу Вуоксы солдат больше. На самом деле там больше никого не было. Да что там говорить - во всем секторе обороны осталось нас только горстка изголодавшихся, смертельно уставших воинов. У одного солдата из Юлямаа на плече была трофейная советская винтовка с колечком на мушке. Младший лейтенант подошел к нему, взялся за винтовку и сказал: - Русская винтовка! Парень обернулся, крепче сжал в руке ремень винтовки, пристально посмотрел младшему лейтенанту в глаза и выложил ему весь свой словарный запас русского языка: - Фински солдат! Русский лейтенант улыбнулся, похлопал нашего по плечу и сказал: - Хороший солдат! И рассмеялся. Наступил мир'.

ВИКТОР ИСКРОВ, командир взвода разведки 68-й отдельной минометной батареи:

'...Вдруг звонок, с батареи мне звонит командир батареи старший лейтенант Внуков. Он звонит и говорит: 'Витя, ты что это развоевался? Стрелять собрался?' - 'Так точно!' - отвечаю. А у меня какое-то приподнятое настроение было: Линия Маннергейма уже позади, Выборг горит, помню как сейчас. Слева было видно и дым и пламя. 'Так вот, конец войны', - он мне говорит. Я говорю: 'Какое там! Даешь Ваазу! Как это так, такую линию преодолели, теперь только на Ваазу и все прочее'. Командир батальона Соколов тоже ничего не знал о конце войны. А старший лейтенант Внуков говорит: 'Ты там развоевался, Витя, а я тут на огневых позициях, и ни одной мины не будет выпущено. Конец войне, вчера договор о перемирии заключили'. Я к Соколову. Он звонит в полк, и ему там говорят: 'Да, все. Артподготовки не будет, солдат оставить в траншеях, не высовываться и ждать дальнейших указаний' Он мне говорит: 'Вот так вот, лейтенант' Я говорю: 'Ну, все ясно'. И сразу прекратилась всякая стрельба. Ни ружейно-пулеметная, ни тем более артиллерийская-минометная, и слышно, как птички поют - чик- чирик, чик-чирик, представляешь себе? И в это время вдруг белый халат сверху: смотрим, соскакивает финн - краснорожий такой, молодой. И испуганно так: 'Конец войне!. Конец войне!' А из Карисалми, из этого поселка финны выходят с бутылками водки, или не знаю, что у них там было. Кричат: 'Русский, иди водку пить! Русский, иди водку пить!' Я спрашиваю у Соколова, что говорит командование. Соколов говорит, что нам приказано никуда не двигаться во избежание провокаций. Мы сидим. А финны покричали, покричали и к себе в избы ушли'.

ГУННАР ЛААТИО, адъютант 3-го батальона 13-го пехотного полка:

'...Саперы уже открыли какие-то шлюзы, и уровень воды в озере сильно поднялся. Все ирригационные каналы и маленькие ручейки вздулись, а нам пришлось переходить их вброд! Шли по пояс в воде. Пришли к мосту, там саперы уже были готовы его взорвать, но мы с комбатом сумели их уговорить сначала пропустить наш батальон и потом взрывать. Связи не было, и комбату пришлось самому идти в штаб полка за приказом. Нам дали приказ контратаковать и занять высоту с поместьем на южном берегу озера. Попробовали атаковать ночью, и ничего не вышло. Не было уже у нас сил в батальоне. Так что мы отошли и окопались на северном берегу озера, кто где. Часть солдат сидела в этих самых канавах, полных воды. Утром 15 марта 1940 года мне позвонил комполка Ваала и передал приказ: 'После 11 утра ни одного выстрела! Открывать огонь только в том случае, если противник пойдет в атаку'. Я сказал: 'Хорошо, пойду, передам солдатам'. Я вышел из поместья, где был наш КП, и пошел передавать приказ солдатам на передовой. Советская артиллерия вела ураганный огонь, но большинство снарядов не разрывались. Я обошел солдат и вернулся на КП. Там опять звонок от комполка: 'После 11 утра огня не вести ни в коем случае! Понял?' - 'Понял'. - 'Войне конец после 11 утра, это тебе понятно?'. Вот это до моего сознания дошло не сразу, потому что после приключений с переходами ручьев вброд, когда я был мокрый по пояс, у меня началась температура, в тот день у меня был жар 39 градусов, и я с трудом понимал, что происходит. 337 В 11 утра стрельба вдруг прекратилась, и это был незабываемый момент. Мы услышали пение птиц! Это было какое-то сумасшествие. В общем, я рад, что война закончилась в тот момент, когда мы все были измотаны до последней степени'.

КРУТСКИХ,лейтенант, командир взвода 16-го отдельного саперного батальона, 54-я горнострелковая дивизия:

'...Когда 15 марта наступило перемирие, поступил приказ огня не открывать с 12 часов. Только в случае нападения финнов. Замкомбата Вознесенского отправили на переговоры. Во что его одеть - все изношенное, порванное, обгоревшее! Одевали его всем батальоном. Еле-еле его одели поприличнее. Всего было три встречи, на второй я присутствовал. Оружие на переговоры не брали, но под мышкой наган был. Нас было три человека, и навстречу шли трое финнов. Шли с белыми флажками. Один из финнов что- то держал двумя руками. Страшно. Встали. Дистанция была между нами - 5 метров. Через переводчика стали общаться. Наши объявили, что мир заключен, война закончилась, радость большая - мы победили. Что больше не должно быть провокаций и выстрелов. Мы будем играть на гармони, петь песни, жечь костры. Они тоже повторили, что наше правительство заключило перемирие, что провокаций не должно быть. Под конец говорят: 'Мы вас просим отведать нашего угощения'. Снимают с подноса, что держал один из них что-то типа накидки, и мы видим, что там лежит нарезанная рыба, мясо, кажется, огурчики и фляга, в которой оказалась настойка на ягодах. Я не пил, а рюмку выпил Вознесенский вместе с финнами. На первой и третьей встрече я не был, но знаю, что там они обменивались рюкзаками. Мы им положили консервы, галеты 'Военный поход', водку. Когда мы уходили, нам было приказано взорвать всю оборону и засыпать траншеи. Финнам было приказано отойти от дороги на 100 метров. Мы пели песни, играли на гармошке. Они играли на губных гармошках. Видел я, что и руками нам махали, и кулаками грозили, ну и мы им отвечали соответственно. Потому, как мы были в окружении, ничего за Финскую мне не дали. Только значок 'Отличник РККА'. Правда, он был очень ценным. Что я скажу о финской войне? В политическом плане - проигрыш, в военном - поражение. Финская война оставила тяжелый след. Горя мы навидались. Потери мы несли очень большие - ни в какое сравнение с их потерями. Убитые так и остались лежать на чужой земле'.

АРМАС ПААЯНЕН, Форт Кеккиниеми, 3-й полк береговой обороны:

'15 марта утром поступил приказ о мире. Сначала этому никто не поверил. Но начали демонтаж орудий. Фенрик Тикка передал противнику карты минных полей посреди озера. Тикка пошел к середине озера в заранее оговоренное время, и одновременно с ним с противоположного берега вышли русские. Мы на берегу волновались и держали русских на прицеле. Мы ожидали, что это какой-то подвох. Но все прошло нормально, и русские пригласили нас вечером выпить водки, но нам в этой ситуации в гости идти как-то не хотелось. Позади остался пустой форт и перепаханная земля. На площади двух гектаров от красивой сосновой рощицы не осталось ни одного дерева. Мы оставили орудия в школе Сапру и вечером были уже в Сорталахти. Там мы узнали о условиях мирного договора, и все сильно обрадовались. На следующее утро ребята решили узнать у офицеров, можно ли будет вернутся в родные дома. Ответ был отрицательный. Я направился прямо к фенрику Тикка и спросил, неужели все так плохо. - Те, кто со мной был на Тайпале, могут идти, я все еще ваш командир. Возвращайтесь через двое суток, не подводите меня. Все ушли и через двое суток вернулись. Выл полдень 16 марта, когда я пришел домой. Я ходил кругами, смотрел на родные места. Было пусто, все увезено. Выло ровно два часа, когда я запер дверь на замок и положил ключ в знакомое тайное место. Я поднялся на свой родной холм, прошел мимо Леппоинмяки и пришел в Сирканмяки. Там я остановился и еще раз посмотрел вокруг. Я увидел замерзшее озеро Кахвеницанярви и деревни по его берегам. На дальней стороне озера оставался мой дом и все связанные с ним детские воспоминания. Небо было темное, шел мокрый снег. Казалось, низкие облака тоже скорбят по судьбе карельского народа. Я долго стоял там, многое передумал. Хотя мои щеки были обморожены морозами Тайпале, а все человеческие чувства во мне притупились из-за войны, по моей щеке скатилась слеза. Я шел по дороге в неизвестное будущее'.

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

Сталин меня удивил и изумил, но еще больше он изумил финнскую делегацию в Швеции , Когда Коллонтай ради клочка земли и островов возле Ленинграда подарила финнам практически всю Советскую Карелию, сорвав практически все мои планы по эскалации конфликта, в коем я планировал обескровить Красную Армию.Денег, правда, никто никому не дал, как и в моей истории, да их никто и не просил, ибо новые земли с лихвой компенсировали все потери финнов.Советская пропаганда на каждом углу кричала об устранении угрозы городу Ленина, умалчивая вместе с тем об утере единственного незамерзающего порта на Севере.Вернувшиеся Браухич с Удетом сияли как начищенные самовары, коих пришлось наградить и отправить на преподавательскую деятельность,вместо них отправив Фромма и Мельдерса.Англо-франки опасаясь вмешательства США, так и не решились на экспедицию в Нарвик,оставив своих солдат дома.Я в свою очередь, усилил за счет несостоявшейся экспедиции подразделение Роммеля ,коему было отведено во Французской Кампании важнейшая роль.Саму кампанию решено было начать в середине мая- 15числа. Вскрывшиеся косяки РККА привели к дополнительным ростом закупок промтоваров, в частности, радиозаводов под ключ по втридорога ибо- неучтено в договоре,идет война,идет инфляция и прочее бла-бла-бла.Также удалось спихнуть под это дело НЕ-112 с мотором BMW-801 и прочие тупики в оружии вроде "Доры" со всей техдокументацией.Также в связи с модернизацей экономики 3рейха, кою удалось пропихнуть под соусом "временных военных мер", все это прошло по взаимо расчету, а не кредиту, заем по коей Советам пришлось погасить ради экстренных закупок. Тем временем пошел в серию Fi-109,Порше сделал первый образец тяжелого танка,Танк впихнул DB-603 в свой самолет FW-190, а Хенкейль моторы BMW-802(а) в свой НЕ-277.

РУССЕЛ

16 марта!Наконец Финский кошмар окончен и начался домашний- разбор полетов.Коллектив вояк практически единогласно все свалили на Мерецкова ибо с данными разведки Сталина я заблаговременно ознакомил,после чего его будет ожидать суд как "самострельщика".Шапошников за правильный расчет наряда сил выбил Красное Знамя ибо ГСС давать всем было бы в принципе неправильным.Также получили свои аналогичные награды Проскуров и Карбышев за Суомуссалми.Тимошенко, погибшему при контрартподготовке финнов награду вручили посмертно.Новая линия государственной границы пролегала по бывшей второй в обороне "линии Маннергейма" укреплениям возле Ленинграда,практически впритык по КаУР до окрестностей Мурманска за сто километров до него поворачивая к морю. Настроение у всех было подавленным- мы потеряли все отправленные туда Ж/Д орудия, практически всю осадную и корпусную артиллерию,половину- от всего количества танков и самолетов во всей стране, полмиллиона человек-приобретя взамен драгоценный опыт боевых действий в зимнее время в Финляндии, ради чего я и предложил создать всеармейскую комиссию по изучению и обобщению боевого опыта. По его работе стали ясны некоторые итоги, в частности, лучшим истребителем по итогам боевых действий оказался доработанный установкой более мощных моторов с бронированием самих мотоустановок и кабин пилотов со стрелками,протектированием баков и установкой ККП "устаревший" ТБ-3,стрелки коих сбили множество неаккуратных пилотов, и враз устарели все "ишаки" и "чайки", ставшие практически безответными мишенями для финских "буффало".Самолетам СБ не имевшим нижней стрелковой установки также доставалось "на орехи",впрочем бомберам ДБ имевшим их также доставалось ибо винтпулеметы были откровенно слабы для самозащиты. Нехватку автооружия решили компенсировать модернизированными пистолет-пулеметами Коровина, в который впихнули шнековый магазин на сто патронов и эжекционный кожух сделав эрзац автокарабина .Вяки идиотов о рукопашке и штыке на нем пресекли жестко, предложив им самим атаковать в штыковой наперевес с мосинкой бойца с ПП"Суоми", который быстро им сократил поголовье идиотов в руководстве РККА. С танками также многое прояснилось- основную массу потерь составили вооруженные 45мм пушками т-26 и БТ всех серий неспособные гарантированно подавить самостоятельно своими силами орудие ПТО.Т-28 же наоборот показал себя очень хорошо, с честью пройдя все испытания от начала и до конца и который было решено ставить на поток до отладки в серии КВ-ИСа , оказавшимся выше всех похвал после расстрела им в упор нескольких Дотов и расчетов ПТО, превратившими его поверхность брони в лунный пейзаж и выжившем в нем экипаже в аду финской контрартподготовки.Плавающие танки и прочую бронехрень перевели во вторую линию и порезали все их заказы.Вместо них всех Астрова назначили главным по легкой бронетехнике и обязали сделать плавающий танк на базе Т-28 вписав в ТТЗ круговую устойчивость к 20мм снарядам и в лобовой проекции и башне к 37мм снарядам. Косяки бронепоездов-Ж/Д орудий с отсутствием электропривода на Ж/Д установку, которые мой реципиент указал еще в 1936г. и из-за коих они не смогли сменить быстро позицию с началом финской контрартподготовки, конструктора ускоренно дорабатывали уже не у себя на воле, а в шарашках лагерного типа. Новые истребители Белянина, хоть и проявили обе модели себя очень хорошо, поступили с ними неравномерно, запустив в серию ФИ-ЛК без ограничений, а ДИС-ЛК по остаточному принципу из-за тех самых ТБ-3 и "неожиданно" отличившимися в качестве ночных бомбардировщиков модернизированных Р-5, кои в отличие от него были относительно освоены в производстве и требовали тех же моторов. СУ-14 на новом шасси КВ-ИС также пошел в серию, ибо стационарная буксируемая осадная артиллерия также стала мишенями без шанса на спасение после засветки своих позиций.Также на удивление легко и просто прошел бронированный "зверобой"со 152мм орудием на базе того же КВ-ИС ибо выкатившие свои орудия на прямую наводку артиллеристы были расстреляны обидной мелочью типа ПТР "Лахти". Наземная установка РЗСО РС-13 на шасси более легкого т-28 также без долгих раздумий была принята на вооружение. На флоте, осознав безполезность линкоров, линейных крейсеров и авианосцев для нас, пустили в производство малый флот с тральщиками, минзагами,танкодесантниками и прочими реально нужными кораблями, самыми большими из которых стали модернизированные многоцелевые "Новики".Учитывая печальный опыт Мурманска, оборону вокруг всех флотских баз срочно достраивали, превращая в круговую и устойчивую к артогню флота также, как и береговые батареи. Радиофикацией после насточертевших всем обидных поражений в воздухе от массировавших свои ВВС с ее помощью финнов с последующим обстрелом после наших войск на земле, также озаботились вполне серьезно, увеличив ее закупки за рубежом включая радиозаводы под ключ со всеми сопутствующими технологиями, а идиотов не озаботившимися закупкой спецстали в свое время на нее отправили на золотодобычу добывать валюту на нее своими руками. Превосходство цельнометаллических "буффало" финнов над перкалево-фанерными "ишаками" также привело к закупке алюминиевого завода под ключ вместе с рядом электростанций для него. Также было закуплена технология спецтоплива для авиации, благо вспомнил про немецкие гонки в 1939г. и испытывавшийся в машине новейший двигатель, купленный образец которого Микулин сейчас пытается использовать для модернизации своих двигателей, а Швецов также на базе BMW-801 проданного вместе с планером Хенкейля допиливал свои движок М-71.Грабин с начальником ГАУ Куликом, отойдя от первоначального охренения также купленной нами по приказу Сталина мегапушки "Дора", принялись выпиливать на ее базе свой 16дм вариант осадного орудия- по моей рекомендации сославшись на унификацию. Немцы также после возмущения качеством руды и грамотным ответом Сталина на него, подловили его огроменным контрактом на сельхозтехнику, в который входили и нефтяные трактора. Сталин,правда, в долгу не остался и включил в поставки вместе с ними и заводы по производству этой сельхозтехники и тех самых нефтяных тракторов с комплектующими на них.

Сирия, французская авиабаза Раяк

13 мая 1940 г., полночь (время местное)

"Фарман-221" капитана Жака-Мориса Люка резвым зайчиком пробежался по взлетной полосе, подпрыгнул, и неторопливо, как обожравшийся селезень, начал набирать высоту. Следом за ним тотчас же стартовал еще один бомбардировщик, с полным боезапасом. Начинался третий день, а вернее сказать - ночь - операции "Бакинская нефть".

Сам Люка никакой особенной неприязни к русским не испытывал, как и какой-то горячей привязанности к финнам. Ну воюют они себе, и Бог с ними -- его это не касается. Коммунисты? И что? Была у него в Марселе одна коммунисточка так она... Впрочем, джентльмены о таких вещах не распространяются.

Однако, как человек военный, как офицер, он обязан был выполнить приказ, а потому его машина, как и еще четырнадцать таких же, взяла курс на одиннадцать часов. "Фарманы" шли бомбить Одессу.

Не испытывая ненависти к предстоящему врагу, не испытывал он и угрызений совести. С какой, спрашивается, стати? Кто-то улицы метет, кто-то роды принимает, а его работа -- бомбы сбрасывать, куда укажут. Ну а то, что там внизу люди... Извините, граждане, вам не повезло -- ваш лидер поссорился с Францией. А почему поссорился, так какое ему, капитану Люка, дело? Он не политик, он военный.

Действительно, идея о проведении операции "Кавказская нефть", или, как ее называли участвующие в ней англичане, "МА-6", принадлежала не военным, а политикам. Едва стала ясна неизбежность войны между Финляндией и СССР, Эдуар Даладье, в записке предназначенной для сведения членам правящего кабинета, предложил двум высшим военным чинам -- начальнику генштаба сухопутных войск армейскому генералу Морису Гамелену и начальнику морского генштаба адмиралу Жану Дарлану продумать и изложить соображения о "предполагаемой операции по вторжению в Россию с целью уничтожения нефтяных источников". Даладье имел в виду три возможных варианта действий: перехват в Черном море нефтеналивных судов, прямое вторжение на Кавказ или поддержка освободительного движения кавказских мусульманских народностей.

Несмотря на англо-советские экономические контакты, идея Даладье была активно поддержана и Великобританией, после чего Генеральные штабы обеих держав принялись за разработку плана совместной операции.

Конечно, борьба с коммунизмом, в большинстве западных держав, из национального спорта еще не превратилась в манию, однако изрядная доля доводов за проведение "Кавказской нефти" числилась именно по этой статье. Были и иные причины.

Восставшая из версальского пепла Германия, из страны стремительно превращалась в державу, вынуждая считаться с собой. Растущая мощь Рейхсвера, а затем Вермахта, а также Люфтваффе и Кригсмарине не то что бы пугали, но заставляли испытывать определенное опасение. Кровь же войны -- топливо -- производилась из нефти. "Германия предстанет перед фактом прекращения поступления нефти с Востока и вынуждена будет довольствоваться тем, что она получает из скандинавских и балканских стран", написал в своей докладной записке председателю Совета Министров Гамелен. Конечно, поставки из Советского Союза покрывали только около десяти процентов потребностей Германии, но ведь нефтепромыслы и захватить можно. А отдавать такой жирный куш как нефтеносные месторождения Кавказа Гитлеру, это чревато боком.

Да и растущая мощь СССР, надававшего по шеям не самой худшей в мире Японской Императорской армии, наводила на размышления о идее Мировой Революции. Может, конечно, русские и впрямь от нее отказались, но лучше было перестраховаться. Ну и война с финнами, разумеется. Нужен же формальный повод для развязывании агрессии против суверенного государства или, по крайней мере, превращения северокавказского региона в очаг вооруженного мятежа.

"Военные действия против нефтяных районов Кавказа должны быть направлены против основных, наиболее важных центров нефтяной промышленности. Это -- центры добычи, хранения и вывоза нефти, сосредоточенные в трех пунктах: Баку, Грозный, Батуми..." -- указывал все в той же докладной Гамелен. Он считал, что такая операция представляет "большой интерес для союзников", поскольку "поставит Советы в критическое положение, так как для обеспечения горючим советских моторизованных частей и сельскохозяйственной техники Москве нужна почти вся добываемая сейчас нефть".

Конечно же, командование рассматривало не один вариант атаки. "Воздушное нападение на Баку и Грозный должно быть проведено либо с территории Турции (район Диярбакыр -- Ван -- Эрзурум), либо с территории Ирана, либо с территории Сирии и Ирака (Джизре и район Мосула)", предполагал Гамелен. В результате решено было "заточить" операцию "под Сирию". А чего б и нет? Французская подмандатная территория, где ВВС belle France не обязаны отчитываться ни перед кем, куда они летают, откуда, как часто, и кто еще приземляется на их аэродромах.

Несомненно, штабисты, разрабатывавшие план были оптимистами. На разрушение Баку отводилось 15 дней, Грозного -- 12, Батуми -- всего 1,5 дня. Они считали, что "в течение первых 6 дней будет уничтожено от 30 до 35 процентов всех нефтеочистительных заводов Кавказа и портовых сооружений... Для проведения операции будет использовано от 190 до 200 самолетов в составе шести французских групп и трех британских эскадрилий. Французские группы... будут укомплектованы двумя группами "фарманов-221" и четырьмя группами "гленн-мартинов", оборудованных дополнительными резервуарами для горючего; за каждый вылет они смогут сбросить в общей сложности максимум 70 тонн бомб на сотню нефтеочистительных заводов".

Англичане, правда, оттянули начало операции, перенеся ее на май-июнь.

Расчет, конечно же, был еще и на то, что Красная Армия, ведущая бои на севере, будет деморализована известием о страшном разгроме на юге.

Ничего этого Жак-Морис Люка, разумеется не знал. Что-то предполагал, о чем-то, возможно, догадывался, где-то что-то краем уха слыхал, но ему, человеку совершенно аполитичному, все это было совсем не интересно.

В настоящее время ему было интересно только одно: сдержат ли турки свое обещание сохранить нейтралитет, и беспрепятственно пропустить его авиагруппу -- за остальные группы пускай головы болят у их пилотов, -- через свое воздушное пространство, потому как пристроившиеся по краям строя, едва только "Фарманы" пересекли границу, PZL P.24C турецких ВВС заставляли нервничать. Однако время шло, горы внизу сменило побережье, а затем и волны Черного моря. Турки качнули крыльями -- не-то желали удачи, не-то выражали радость от того, что гости в их воздушном пространстве наконец-то покидают турецкие пределы, -- и легли на обратный курс. Под крыльями бомбардировочной авиагруппы потянулись долгие мили морского пространства.

За время перелета над морем штурманы трижды давали поправку на курс и вывели машины французских ВВС точно к цели. В лучах яркого лунного света капитану Люка были прекрасно видны и город, и полный кораблей порт. Через несколько минут в воздухе стало очень жарко.

Люка, в отличие от большинства своих товарищей, все же смог прорваться сквозь жаркий огонь зениток, и поразить своими бомбами нефтеналивное судно, однако вернуться домой ему было не суждено. Едва бомбы рухнули вниз снаряды зениток раскололи его "Фарман-221", и он, огненными обломками, рухнул в порт. Простите, капитан, вам не повезло. Ваш лидер поссорился с СССР.

Из радиообращения Председателя СНК В.М. Молотова к советскому народу

Сегодня, в два часа ночи, не предъявляя никаких претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, военно-воздушные силы империалистических Франции и Великобритании, нарушив воздушное пространство независимой Турецкой Республики, нанесли удар по городам Баку, Грозный, Батуми и Одесса...

...потери среди защитников и мирного населения этих городов оказались незначительны, однако же за каждую каплю крови советских граждан... ...благодаря мужеству, бдительности и высокой боевой подготовке советских зенитчиков было уничтожено более пятидесяти самолетов агрессоров, вынудив остальные трусливо бежать, поджав хвосты...

...весь прогрессивный мир, все прогрессивное человечество, единым фронтом выступили против этого вопиющего попрания всех международных норм. Ноты протеста Франции и Великобритании уже направили Португалия, Испания, Норвегия, Болгария, Венгрия и даже Румыния. Даже королевская Румыния, отбросив политические разногласия с СССР, заявила о полной и безоговорочной поддержке Советскому Союзу и объявила о начале всеобщей мобилизации...

...эта наглая провокация империалистов не останется безнаказанной. Кровь погибших вопиет к возмездию...

...наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!

Из приказа Главкома ВВС РККА от 08 января 1940 г.

...дальнебомбардировочным авиаполкам Закавказского и Одесского военных округов приступить к изучению Ближневосточного ТВД, обратив особое внимание на следующие объекты: Александрия, Бейрут, Хайфа, Александрета, Порт-Саид, Никосия, Ларнака, Фамагуста, Алеппо, Суэцкий канал, Стамбул, Измир, Синоп, Самсун, Трапезонд, Мудания, Смирна, Галлиполи, Анкара, Кырыкале, проливы Босфор и Дарданеллы.

Командирам полков, сохраняя строгую секретность, проработать возможные маршруты, бомбовую нагрузку и провести по 2 учебных полета над своей территорией с дальностью и навигационными условиями, соответствующими Ближневосточному ТВД, включая бомбометание и воздушные бои с встречающими истребителями.

Сирия, французская авиабаза Раяк

13 мая 1940 г., четыре часа дня (время местное)

Главнокомандующий французскими войсками в Восточном Средиземноморье армейский генерал Максим Вейган, незаконный отпрыск Шарлотты Бельгийской и Альфреда ван дер Смиссенса, мрачно взирал на деловитую возню механиков через окно штаба. Радоваться, и впрямь, было нечему.

"Три дюжины машин. -- тоскливо подумал генерал. -- Тридцать шесть. Не полста, конечно, как о том на весь мир трубит Serpe i Molotov, но тоже до чертиков. Огромные, просто ужасные потери. И ладно, был бы с них толк! Никто и не ожидал, что бомбардировка советских нефтеносных районов и портов будет легкой прогулкой -- что-то русские наверняка подозревали, -- но такого разгрома не ждал ни кто. Проклятые коммунисты даже не дали толком зайти бомбардировщикам на цель.Та плотность зенитного огня, та эшелонированость средств ПВО, которую продемонстрировали русские, оказалась настолько неприятным сюрпризом, что к целям бомбометания удалось прорваться всего десяти дюжинам бомбовозов из полутора, причем возвратилось из этих героев только семь".

Вейган закурил и вернулся к своему столу. Из Парижа и Лондона требовали повторных налетов на СССР, и плевать было политиканам, что более половины вернувшихся машин нуждаются в серьезном ремонте. Генерал покачал головой и невесело усмехнулся.

"Я ведь предлагал перебросить больше машин и прикрыть бомбардировщики истребителями с турецких аэродромов. Но нет, им надо было побыстрее, им некогда было с Инёню договариваться. И что теперь? Операция "Бакинская нефть", можно считать, провалилась из-за этих столичных торопыг. А всех собак, конечно же, повесят на меня.Надо признать - те два предыдущих налета то удались без потерь сбитыми чисто случайно- благодаря загадочному анонимному письму, где раскрывалась главная слабость ПВО русских- отсутствие ночных двухмоторных истребителей и концентрации практически всех зенитных орудий в Баку, предложение использовать для навигации рельеф морского побережья, уходить от погони русских истребителей снижением и многое другое.В любом случае, обмен этого письма и финской листовки на билет до Австралии и десять тысяч долларов вполне приемлемы.Жаль, что подобные перебежчики большая редкость."

РУССЕЛ

Мда, даже и не верится- англофранки таки решились нас бомбить, а я считал их умнее.Впрочем, нет худа без добра и обо всем по порядку- мы им здорово врезали и в ближайшее время они не сунутся, заодно испытали очередное творение Светлого Советского Гения- ТМ-2-102 - спаренный зенитный автомат на базе Б-34, установленный на Ж/Д шасси в количестве двух штук на зенитный БП - плода совместного творения Василия Грабина и моей дырявой памяти, выудившей послевоенное создание авиапушки и зенитного орудия этого калибра.Гибрид оказался удачным- видимо свою роль сыграло объединение в одном институте под его началом большинства оружейников, в том числе и Гартца- создавшего пучковый боеприпас для нее. Цена, конечно, никуда не делась- но и польза оказалась немалой- с первого боевого испытания каждого из пяти прототипов показали себя с наилучшей стороны, уничтожив каждая по нескольку штук вражеских самолетов.Их возможно было бы больше - но по словам Грабина,пока что больше 20таких пушек в месяц уже составляет сложность для нашей промышленности. Другим последствием такого события явился приказ на "пресечение провокации всеми имеющимися силами"- назвать этот инцидент пока войной еще не решались - в ходе которого проверили в деле ДБ-А в сопровождении ДИС-ЛК наутро после испытания зенитных бронепоездов- досталось всем:истребителям турков, решившим сдуру помешать нашему возмездию, аэродромам англофранков засыпанных "хлебницами Молотова" с ампулами КС и уничтожаемыми вместе с ними округи возле аэродромов- решение плюнуть на находящиеся вместе с аэродромами населенные пункты ПолитБюро со Сталиным приняло после публикаций за рубежом скандальных статей с фотографиями уничтоженного англофранками интерната,трупами детей и воплями о трусости Кремля вкупе с кровожадностью англофранков. Чемберлен в отставку не ушел сам- и товарищ "Рудольфио" по моей просьбе лично помог ему отправится в леса вечной охоты, взорвав его вместе с его автомобилем и половиной теперь нежилого квартала в Лондоне - слава Голливуду и фантазии советских диверсантов c его идеями таких подрывов.Теперь благодаря нам у бриттов новый премьер- Черчилль - сволочь еще та, но по крайней мере с остатками cпинного мозга, не позволяющей ему влезать в откровенные глупости вроде войны на два фронта с немчурой и нами.

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

Все прошло даже лучше чем я ожидал - Йодль прекрасно все понял и организовал все по высшему разряду - "перебежчика" к англофранкам с данными, взрыв "британской" бомбы в интернате, публикации в нейтральных странах вкупе с "возмущениями" мировой общественности - теперь хрен им вместо добровольцев и ленд-лиза гарантирован, максимум наемники и покупки из под полы.Я в свою очередь закатил с помощью реципиента речугу на добрых два часа на тему "какие англофранки подонки и сволочи,никакой пощады правительству и государствам детоубийц, надо арбайтен в три смены и т.д. и т.п.".Итогом стал лозуг "ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА- ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ",перевод на военные рельсы экономики в целом и авиазаводов на нормальный трехсменный режим работы в частности, при полной поддержке всего этого населением- после чего производство истребителей стало соответствовать докладу Петрова из моей реальности на все 100%, так что бриттов вскоре ждет сюрприз. Удивило лишь наличие большого количества зенитных орудий и тяжелой авиации у СССР - но это мне в чем-то даже на руку - нужда в реактивном истребителе для ПВО как и его общем усилении стала очевидной для всех, а не только для меня.Также всем стала ясна нужда в ракетах и самолет-снарядах для прорыва сильной вражеской ПВО и вопросы как-то ушли сами собой. Роммель наконей-то получил в свое подразделение "штуг" с 10,5см пушками на базе штатной дивизионки и "троечки"-и совершенно оригинальные танки "фердинанд" одноименного конструктора-компилятора, использовавшего в нем многое от соседей благодаря программе унификации, начатой Шпеером,а также усиление - так и неиспользованные в Норвегии войска. Орлы Геринга, кроме исправленых в новом "Fi-109" косяков "худого", теперь имеют в наличии целый аэродром с "Ta-190" и экспертами Галланда, который еще в той моей реальности ратовал за пересадку на "фоку" целиком и надеюсь что он оправдает их возможности сейчас. Вроде все, хотя нет , забыл совместный "десерт" англофранкам от "Рейнметалла" вместо САУ "Карл" - мегаРЗСО, который мне напоминал сильно выросшие в "Ураганы" и "смерчи" "Катюши" моего времени- шасси восьмиосное требуемое они таки сделали по опыту создания подобного на броневике, но массу снаряда в две тонны вместе со взрывчаткой в нем уменьшать отказались, посчитав это регрессом - теперь в итоге имеем что имеем - двухтонные ракеты с баллистикой 21см дальнобойного ж\д орудия, что они посчитали достаточным для унификации.

На подступах к г. Буйон

16 мая 1940 г., около семнадцати часов вечера

Батальон Бейттеля находился в авангарде 1-й танковой дивизии. Все три танковых батальона, приданные ему в укрепление гаубицы 75-го артиллерийского полка и мотострелки из 67-го пехотного полка до недавнего времени стремительно продвигались по двум прекрасным шоссе, ведущим к Буйону. Война шла уже второй день. 14 мая, во второй половине дня, в 13 часов 30 минут, в корпусе прозвучал сигнал боевой тревоги. Андреас в это время как раз находился в офицерском клубе, где играл в покер с Вилли. -- Пас. -- произнес тот, бросая карты на стол. -- Пошли по своим частям, кажется война, которой столь долго пытались избежать большевики, началась. Бейттель облегченно вздохнул и забрал выигрыш. Этот герр оберст или был удачлив, как Бог, или жульничал как Дьявол. За последний месяц он успел ободрать как липку половину офицеров 1-ой танковой дивизии, в составе которой должна была наступать 1-й батальон тяжелых танков. Однако же, не пойманный -- не вор, а изловить майора на шулерстве пока никто не смог, хотя подозрения были. Правда Бейттелю он позволил взять выигрыш не оттого, что пришло время очередной раз продуть партию, а потому что валюта-валютой, а война ждать не станет. Наступление началось на следующий день. 15 мая в 5 часов 35 минут 1-я танковая дивизия, сосредоточенная в районе Валлендорфа, перешла люксембургскую границу у Мартеланж. Авангард дивизии прорвал пограничные укрепления, установил связь с воздушным десантом полка "Великая Германия" (46), однако пройти по Бельгии на значительное расстояние ему не удалось -- сволочные бельгийцы повзрывали дороги. Разрушенные участки дорог в условиях гористой местности обойти было совершенно невозможно, так что саперы всю ночь занимались их ремонтом. Тем временем 2-я танковая дивизия вела бои за Стреншан, 10-я танковая дивизия продвигалась через Абэ-ла-Нев навстречу 2-ой кавалерийской и 3-ей колониальной пехотной дивизии французов. 16 мая, во второй половине дня, Вермахтом были преодолены заминированные участки вдоль бельгийской границы. К середине дня и 1-я танковая дивизия вновь начала наступление на укрепленные позиции, возведенные по обе стороны Нешато. Противостоять ей выпало арденнскими егерями из бельгийских пограничных войск и французской кавалерии. Долго сопротивляться идущим в первом дивизионе новым Пз-4 и "тигропоршей" они оказались не в состоянии, и после коротких боев, с небольшими потерями, позиции обороняющихся были прорваны и Нешато взят. Генерал Кирхнер немедленно организовала преследование, захватил Бертри и начал движение в сторону Буйона, где окопались французы. Тем временем 2-я танковая дивизия взяла Либрамон. -- Кёльн, я Гамбург, прием. -- раздалось из рации командирской машины. -- Кёльн на связи, Гамбург, прием. -- отозвался Бейттель. Ничего хорошего от вызова из штаба он не ожидал. Предчувствия его не обманули. -- Кёльн, сардельки говорят, что у тебя на пути, в десяти-двенадцати километрах, две или три груды ящиков, полтора штабеля курятины и несколько котят или щенков, прием. -- А подробнее нельзя, Гамбург? -- недовольно поинтересовался капитан. -- Котята или щенки? Прием. -- Скорее всего, и то и другое, Кёльн. Прием. -- Понял, конец связи. "Итак, две-три роты танков, полтора батальона пехоты, и неизвестное количество противотанковой или/и гаубичной артиллерии. Силы, в общем-то, равны, можно считать. Вот только наступать-то мне. И чего, эти "сардельки", на своих Fi.156, не могли получше авиаразведку провести?"

На подступах к г. Буйон

16 мая 1940 г., около девятнадцати часов вечера

Последний взвод французских пехотинцев рывком пытался преодолеть открытое пространство до леса, но вылетевшие -- иначе и не скажешь, -- из-за фруктовой рощи Pz-IB скосили их пулеметным огнем. Бейттель обозрел в бинокль поле недавней битвы в бинокль, спустился в танк, не закрывая крышку люка, и связался со штабом. -- Гамбург, ответь Кёльну. Прием. -- Кёльн, я Гамбург. Прием. -- Обнаруженный "сардельками" противник уничтожен. Продолжаю движение на Буйон. Прием. На поле боя догорали девять B-1bis, два десятка H39 и четыре дюжины артиллерийских тягачей Рено UA и Сомуа MCG. Пушки, которые тягачи некогда перевозили, сейчас представляли из себя зрелище более чем жалкое. -- Доложите о потерях, Кёльн. Прием. -- Три ящика с апельсинами, четыре с орехами, один с изюмом и полторы курицы. "Ящики с апельсинами", то есть Pz-I, он потерял уже ближе к концу этого скоротечного боя. Атаковавшая с тыла последние три B-1bis 2-я рота (до этого благополучно раздавившая укрывшиеся за леском последние французские гаубицы), более того, атаковавшая успешно -- французы даже башни развернуть не успели, увлеченные перестрелкой на дальних дистанциях с маневрирующими по полю Pz-IV, когда стремительно приблизившиеся танки Вермахта первых трех моделей сделали из тяжелых танков тяжелый металлолом, -- внезапно подверглась обстрелу с фланга ротой H39. Казалось бы, выбили у тебя два танка из пяти, возможность удрать дали -- так смазывай пятки солидолом. Но нет, французы решили погеройствовать, за что немедленно и поплатились. Однако три Pz-I после попадания 37-мм снарядов из пушек Puteaux SA 18 ремонту если и подлежали, то только заводскому. Pz-III, сиречь "ящик с изюмом", Бейттель потерял в самом начале боя. Ну кто ж знал, что в том лесочке, по опушке которого пробиралась во фланг противнику 1-я рота, окажутся две 25-мм противотанковые пушки, и обе засадят в борт одному танку по бронебойному снаряду? Да еще с каких-то десяти метров. Оттуда и стрелять-то почти не по кому, а поди ж. Прятались они там от него что ли? В общем, эти машины, в отличие от четырех Pz-II, которые оказались жертвами меткости вражеских танкистов, были потеряны, можно сказать, по глупости. Впрочем, размен семь легких и один средний на двадцать легких и девять тяжелых танков можно было считать более чем успешным, а если присовокупить к этому уничтоженные пушки и пехоту -- то и превосходным. Бейттель не ошибся в своей оценке -- за этот бой ему вручили "Крест за военные заслуги с мечами" 1-ой степени. Седан, перекресток улицы Лаброш и проспекта Шарпантье

18 мая 1940 г., девять утра

Танк выехал с северной стороны, замер и оказался прямо в прицеле стоящего посреди улицы Лаброш ТП Виттмана. Едва удержавшись от выстрела, командир роты матюгнулся, и полез вон из башни. -- Вот какого черта? -- проорал он, откинув люк, неведомому командиру Pz-IV. -- Я ж в тебе чуть дырку не сделал! -- Не надо во мне ничего делать, Михаэль! -- из люка немецкого танка выбирался Андреас Бейттель. -- Во мне и так ее сегодня чуть не сделали. Хорошо, что пушкам этих допотопных Рено FT-17 моя лобовая броня не по зубам. -- Слушай, это не смешно даже! -- возмутился красный командир. -- Ты хоть представь, что с тобой было бы, если б я сначала стрелял, а потом разбирался? -- А ничего не было бы. -- отмахнулся капитан Вермахта. -- Ни меня, ни танка, ни экипажа... Чего там слышно? У меня рация работает через раз. -- Да вроде бы уже всё тихо. -- пожал плечами Макс Александр. -- Город, похоже, мы взяли. После взятия Буйона, где неприятель смог продержаться почти до самого рассвета, и форсирования реки Семуа (бродами, поскольку мост отступившие французы взорвали) недалеко от последними словами ругающих врага саперов, 1-я и 10-я танковые дивизии, а также 1-й ттб, вышли на исходных позициях для атаки Седана. 2-я дивизия застряла на переправе через все ту же Семуа и безбожно опаздывала к развертыванию. Несмотря на это, фон Клейст приказал Гудериану начать атаку города, и после упорного ночного боя германские войска овладели северным берегом реки Маас и Седаном. -- Товарищ командир, приказ от подполковника Баха продолжать движение. -- донесся голос изнутри танка. -- Ну так продолжай. -- ответил Виттман, и крикнул Бейттелю. -- Все, я дальше воевать! Освобождай дорогу, камрад. И в прицел больше не попадайся!

Окрестности Дюнкерка, борт субмарины H-3 "Хавкален"

28 мая 1940 г., семь вечера

Капитан третьего ранга Андерсен (ни разу не родственник известному сказочнику, хотя, общаясь с девицами, любил приврать на эту тему) внимательно смотрел в перископ и кровожадно ухмылялся. Его субмарина лежала в засаде двое суток -- двое суток без глотка свежего воздуха, в тесноте, задыхаясь от вони немытых тел и подтекающей аккумуляторной батареи, -- ради этого момента. Из порта пылающего города выходили последние корабли британского конвоя. Нет, не выходили -- выбегали. Уносили ноги и остальные части тела того, что осталось от семи дивизий Британского экспедиционного корпуса генерала Джона Веркера. Безусловно, эвакуация шла не первый день -- она началась еще позавчера, когда танкисты Гудериана переправились через реку Аа и даже в Лондоне стало понятно, что если не отступить на острова немедленно, судьба солдат бригадира Николсона, оборонявших Кале от 10-й танковой дивизии Шаля, ожидает весь корпус. Самому Андерсену исход войны, в принципе, стал ясен уже после захвата Седана. Да, впрочем, в отрицательных шансах Франции отбиться от нападения немцев, он и до того не особо сомневался. 18 мая, взявшие Седан 1-я танковая дивизия и 1-й тяжелый танковый батальон оставили город и двинулись дальше, к побережью Ла-Манша. Наступление 1-го пехотного полка, и слева от него, пехотного полка "Великая Германия", переправившихся через Маас, также протекало, как на инспекторском смотре в учебном лагере. Несмотря на то, что пехота наступала на совершенно открытой местности, потери в обоих полках были очень невелики. Французская артиллерия была почти полностью подавлена постоянными атаками пикирующих бомбардировщиков, а укрепления на берегу Мааса уничтожены огнем противотанковых и зенитных пушек. До наступления темноты они захватили Шевеж, часть леса Марфе и прорвали передний край обороны французов западнее Вадленкур. 2-я танковая дивизия, действовавшая на правом фланге, форсировать Маас, правда, не смогла -- к реке поспели лишь разведывательные и мотоциклетные батальоны, поддерживаемые тяжелой артиллерией, а этого, для штурма и переправы, было явно недостаточно. 10-я танковая дивизия реку форсировала, создала небольшое предмостное укрепление, но на этом ее продвижение в этот день и закончилось. Артиллерия ее еще не подтянулась, а с "линии Мажино", южнее Дузи и Кариньян, французы вели по ней сильный фланкирующий огонь. В ночь на 19 мая 1-я танковая дивизия заняла Шемери и продолжила наступление по направлению к Стонн, куда также двигались крупные танковые силы французов. Во встречных боях танкисты Вермахта и СС одержали убедительные победы: у Бюльсона они уничтожили 20 французских танков, у Шемери -- 50. Пехотный полк "Великая Германия" овладел Бюльсоном и стал продвигаться на Виллер-Мезонсель. 19 мая, к полудню, 2-я танковая дивизия все же закончила форсировать Маас у Доншери и готовилась к наступлению на высоты вдоль южного берега реки, и тут же подверглась массированному авианалету, а затем была контратакована. Но, несмотря на храбрость и упорство англо-французских солдат, дойти до моста они не смогли, и были отброшены с большими потерями. Зенитная артиллерия и вовсе отличилась как никогда -- к вечеру она имела на своем счету около 150 сбитых самолетов. Впоследствии командир полка зенитчиков, полковник фон Гиппель, был награжден орденом "Рыцарский крест". 20 мая 1-я и 2-я танковые дивизии, а также 14-я ттбр РККА форсировали канал Дез-Арден и устремились на запад, окончательно прорвав фронт французов. Тем временем 41-й армейский корпус Рейнгардта, развивал наступление на Мезьер и Шарльвиль, а танковые части 10-й танковой дивизии прошли линию Мазонсель, Рокур-э-Флоба и достигли своими основными силами высот южнее Бюльсон и Телонн, захватив у противника свыше 40 орудий, а полк "Великая Германия", после упорных боев, занял местечко Стон. Этой же ночью солдаты 1-го пехотного полка взяли Бувельмон, при этом овладеть им удалось лишь благодаря их командиру, полковнику Балку. Постоянно участвовавший в боях полк не имел отдыха с 14 мая, боеприпасы в нем кончались, солдаты на переднем крае спали в окопах. Офицеры предложили Балку приостановить наступление, на что он ответил: "Тогда я один захвачу деревню!" -- и самым натуральным образом пошел штурмовать деревню в одиночку. Остальным, естественно, не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Французы из нормандской пехотной дивизии и бригады спаги сражались очень мужественно, но принуждены были отступить под немецким напором. 21 мая 1-я танковая дивизия заняла Рибемон на реке Уаза и Креси на реке Сер. Передовые части 10-й танковой дивизии, снятой с участка южнее Седана, достигли Фрайикур и Сольс-Монклен. В этот же день солдатам Вермахта удалось создать предмостное укрепление на реке Уаза у Муа, а к вечеру 2-я танковая дивизия вышла к Сен-Кантен. Утром следующего дня 1-я танковая дивизия и 14-я ттбр форсировали Уазу и продвигалась в направлении на Перонн. 10-я танковая дивизия следовала уступом слева за передовыми дивизиями туда же. XIX-й армейский корпус вышел на линию Камбре, Перонн, Ам. 22 мая пал Амьен. При этом полковник Балк вновь отличился, на сей раз, правда, несколько в ином плане. Не дожидаясь прибытия смены, 1-й пехотный полк оставил обороняемое им предмостное укрепление и выдвинулся для наступления на Амьен, которое Балк считал важнее обороны вверенной позиции. Сменявший его полковник Ландграф изумился такому разгильдяйству, на что Балк ответил: "Ну, что ж, овладейте этим плацдармом еще раз. Мне же пришлось его захватывать!" 22-го же мая 2-я танковая дивизия взяла Абвиль, пройдя через Дуллан, Бернавиль, Боме, Сен-Рикье, и при этом периодически подвергаясь бомбардировке своими же самолетами. На все упреки Геринг лишь делал недоуменное лицо и разводил руками: "Как, по своим? Там же всего час назад были французы". Наконец Гудериану это попросту надоело, и во время налета на его штаб в Керье, северо-восточное Амьена, он приказал зенитчикам открыть ответный огонь, и орлы из Люфтваффе, потеряв одну машину, поспешили убраться подобру-поздорову. Оба летчика из сбитой машины выпрыгнули с парашютом и вскоре предстали перед злым как черт командующим XIX-м корпусом. Еще бы ему было не злиться -- эта парочка успела угробить новенькую, только что прибывшую, разведывательную бронемашину. В ночь на 23-е мая батальон Шпитта из 2-й танковой дивизии вышел через Нуаель к Атлантическому побережью. Это было первое немецкое подразделение, пробившееся к океану. В полночь, 24-го мая Гудериан отдал 1-й танковой дивизии приказ: "Развернуться в боевой порядок севернее р. Конш до 7.00 20.5, 10-я танковая дивизия следует во втором эшелоне, 2-я танковая дивизия ведет бои в Булони. Части этой дивизии 20.5 следуют через Маркизе на Кале. 1-й танковой дивизии и 1-й тяжелому танковому батальону достигнуть линии Одрюкк, Ардр, Кале, затем повернуть на восток и продвигаться в восточном направлении через Бурбур, Виль, Гравлин на Берг и Дюнкерк. Южнее наступает 10-я танковая дивизия. Выполнение приказа по паролю "Выступление -- восток". После этого начать выступление в 10.00". 25 мая пароль был передан. 26 пал Кале, и это был последний рубеж, за который англичане, судя по всему, намерены были драться. (47) В этот же день началась операция "Динамо", по результатам которой, втянувшие французов в войну англичане, "продинамили" Францию, оставив ее один на один с Вермахтом. И все же эвакуироваться без боя не удалось. Слишком быстр оказался "Быстроходный Гейнц", слишком мало оказалось транспортов, которые к тому же нещадно терроризировали налетами орлы из Люфтваффе. Боя за город и его подступы избежать не удалось и потери среди обороняющихся -- как убитыми, так и пленными, -- были если и не чудовищны, то близки к этому. Первую половину дня позиции защитников Дюнкерка утюжили бомбами и снарядами гаубиц, не забывая и про порт -- прямо в гавани, практически у самого причала, затонул один из кораблей от прямого попадания двух 15 сантиметровых снарядов. А в полдень в атаку пошли силы 10-й и 2-й танковых дивизий и полк "Великая Германия". Андерсен повернул перископ в сторону берега и ухмыльнулся еще более кровожадно. Выехавшие к самой кромке воды танки и самоходки вели огонь по уходящим в море транспортам и прикрывающим их эсминцам. Затем кап-три вновь перевел свой взор на англичан, выждал некоторое время, и совершенно будничным тоном приказал: -- Торпедный отсек -- товьсь. -- после чего, выждав почти минуту, произнес все так же спокойно. -- Первый и третий аппарат -- пли. К последнему из транспортов, уже практически вышедшему за пределы дальности танкового огня, устремились две 457-мм торпеды, на которых какие-то остроумцы из экипажа краской вывели слова "Исландия" и "Рейкьявик". Приказ по XIX-му армейскому корпусу от 28 мая 1940 г. "Солдаты 19-го армейского корпуса! 14 боевых дней в Бельгии и Франции остались позади. Путь ровно в 600 км отделяет нас от границы Германии. Мы вышли на побережье Ла-Манша и Атлантического океана. Вы преодолели на этом пути бельгийские укрепления, форсировали р. Маас, прорвали "линию Мажино" на историческом поле боя под Седаном, овладели важными высотами в районе Стони, затем стремительно прошли через Сен-Кантен и Перонн и с боями вышли на нижнюю Сомму у Амьена и Абвиля. Вы увенчали свои боевые подвиги захватом побережья Ла-Манша с морскими крепостями Булонь и Кале. Я требовал от вас отказа от сна в течение двух суток. Вы держались 14 дней. Я приказывал сражаться, невзирая на угрозу с флангов и тыла. Вы никогда не проявляли колебаний. С достойной подражания уверенностью в своих силах и с верой в осуществление стоявших перед вами задач вы самоотверженно выполняли каждый приказ. Германия гордится своими танковыми дивизиями, и я счастлив, что являюсь вашим командиром. Мы чтим память наших погибших товарищей. Мы уверены, что жертвы принесены не напрасно. Теперь будем готовиться к новым подвигам. Да здравствует Германия и наш фюрер Адольф Гитлер! Гудериан.

К северу от г. Жюнивиль

12 июня 1940 г., одиннадцать часов пять минут дня

В отличие от боя под Буйоном, на сей раз потерявший уже треть машин батальон Бейттеля встретился не с разрозненными, находящимися на значительной дистанции друг от друга танковыми взводами, а столкнулись с передовой группой противника наступающей вполне целеустремленно, и состоящей из средних и тяжелых Char B1-bis, Somua S-35, D1, D2, нескольких британских Mark II Matilda и даже пары бельгийских T15. В этот раз враг превосходил отряд капитана не только качественно, но и количественно. Причем по обоим показателям примерно вдвое. Ввязываться в бой с противником было бы изощренной формой самоубийства, так что Бейттель попросту развернул свои машины на 180 градусов. -- Рейн, Рейн, ответь Эссену! Прием! -- проорал капитан в микрофон рации. -- Эссен, здесь Рейн, прием. -- Наблюдаю до трех батальонов тяжелых и средних танков противника в квадрате сорок три -- шестнадцать, отступаю на исходные позиции! Прием. -- Вас понял, Эссен. -- чуть помедлив ответили из штаба бригады. -- Отступление запрещаю. Задержите их, подкрепление уже рядом. Прием. -- ...!!! Чем я должен их задержать?!! Мне весь батальон сожгут ... ... и ...!!! И тут в наушниках шлемофона, раздался до дрожи знакомый голос: -- Не bzdi, Андрюша, сейчас мы их разорвем kak Tuzik grelku. На вершину холма, в каких то трех километрах от батальона Бейттеля, выезжали самоходки "гросхетцер" и тяжелые танки ТП. И капитан уже даже не знал, что лично для него было хуже -- враги, или Вилли.

От советского информбюро,27 июня 1940г. Сегодня, в три часа дня по Московскому времени, на всех фронтах было объявлено о прекращении огня. Империалисты Франции, добиваемые в своем логове доблестными советскими и германскими солдатами, запросили мира. Агрессор полностью разбит и поставлен на колени!

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

НУ ВОТ,с Францией покончено, наши сияющие лучами счастьем "високие лыца" с примазавшимися к нам италами и относительно честными Советами- в точь-точь как в "каноне"- в том же лесу в том же вагоне ободрали ее до нитки- СССР брал "под защиту" Ближний Восток,мы тока свое- Шахт враз записал все выплаченные им репарации как кредит и выставил счет с учетом инфляции и процентов "за пользование кредитом",Манштейн оформил уже на бумаге состоявшийся на деле возврат Эльзаса с Лотарингией нам обратно, Геббельс выбил с них согласие на "проведение референдума по объединению с нами"- и судя по кислым рожам френчей,его будущий итог был им предельно ясен.Италам передали "мой пламенный привет"- по сути сунули мелочевку какую-то и послали на йух. А ТЕПЕРЬ на очереди - ГОРБАТЫЕ,то есть тьфу - БРИТТЫЕ на Острове!

РУССЕЛ

Мда, даже и не верится- англофранки таки решились нас бомбить, а я считал их умнее.Впрочем, нет худа без добра и обо всем по порядку- мы им здорово врезали и в ближайшее время они не сунутся, заодно испытали очередное творение Светлого Советского Гения- ТМ-2-102 - спаренный зенитный автомат на базе Б-34, установленный на Ж/Д шасси в количестве двух штук на зенитный БП - плода совместного творения Василия Грабина и моей дырявой памяти, выудившей послевоенное создание авиапушки и зенитного орудия этого калибра.Гибрид оказался удачным- видимо свою роль сыграло объединение в одном институте под его началом большинства оружейников, в том числе и Гартца- создавшего пучковый боеприпас для нее. Цена, конечно, никуда не делась- но и польза оказалась немалой- с первого боевого испытания каждого из пяти прототипов показали себя с наилучшей стороны, уничтожив каждая по нескольку штук вражеских самолетов.Их возможно было бы больше - но по словам Грабина,пока что больше 20таких пушек в месяц уже составляет сложность для нашей промышленности. Другим последствием такого события явился приказ на "пресечение провокации всеми имеющимися силами"- назвать этот инцидент пока войной еще не решались - в ходе которого проверили в деле ДБ-А в сопровождении ДИС-ЛК наутро после испытания зенитных бронепоездов- досталось всем:истребителям турков, решившим сдуру помешать нашему возмездию, аэродромам англофранков засыпанных "хлебницами Молотова" с ампулами КС и уничтожаемыми вместе с ними округи возле аэродромов- решение плюнуть на находящиеся вместе с аэродромами населенные пункты- ПолитБюро со Сталиным приняло после публикаций за рубежом скандальных статей с фотографиями уничтоженного англофранками интерната,трупами детей и воплями о трусости Кремля вкупе с кровожадностью англофранков. Чемберлен в отставку не ушел сам- и товарищ "Рудольфио" по моей просьбе лично помог ему отправится в леса вечной охоты, взорвав его вместе с его автомобилем и половиной теперь нежилого квартала в Лондоне - слава Голливуду и фантазии советских диверсантов c его идеями таких подрывов.Теперь благодаря нам у бриттов новый премьер- Черчилль - сволочь еще та, но по крайней мере с остатками cпинного мозга, не позволяющей ему влезать в откровенные глупости вроде войны на два фронта с немчурой и нами.

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

Все прошло даже лучше чем я ожидал - Йодль прекрасно все понял и организовал все по высшему разряду - "перебежчика" к англофранкам с данными, взрыв "британской" бомбы в интернате, публикации в нейтральных странах вкупе с "возмущениями" мировой общественности - теперь хрен им вместо добровольцев и ленд-лиза гарантирован, максимум наемники и покупки из под полы.Я в свою очередь закатил с помощью реципиента речугу на добрых два часа на тему "какие англофранки подонки и сволочи,никакой пощады правительству и государствам детоубийц, надо арбайтен в три смены и т.д. и т.п.".Итогом стал лозуг "ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА- ВСЕ ДЛЯ ПОБЕДЫ",перевод на военные рельсы экономики в целом и авиазаводов на нормальный трехсменный режим работы в частности, при полной поддержке всего этого населением- после чего производство истребителей стало соответствовать докладу Петрова из моей реальности на все 100%, так что бриттов вскоре ждет сюрприз. Удивило лишь наличие большого количества зенитных орудий и тяжелой авиации у СССР - но это мне в чем-то даже на руку - нужда в реактивном истребителе для ПВО как и его общем усилении стала очевидной для всех, а не только для меня.Также всем стала ясна нужда в ракетах и самолет-снарядах для прорыва сильной вражеской ПВО и вопросы как-то ушли сами собой. Роммель наконей-то получил в свое подразделение "штуг" с 10,5см пушками на базе штатной дивизионки и "троечки"-и совершенно оригинальные танки "фердинанд" одноименного конструктора-компилятора, использовавшего в нем многое от соседей благодаря программе унификации, начатой Шпеером,а также усиление - так и неиспользованные в Норвегии войска. Орлы Геринга, кроме исправленых в новом "Fi-109" косяков "худого", теперь имеют в наличии целый аэродром с "Ta-190" и экспертами Галланда, который еще в той моей реальности ратовал за пересадку на "фоку" целиком и надеюсь что он оправдает их возможности сейчас. Вроде все, хотя нет , забыл совместный "десерт" англофранкам от "Рейнметалла" вместо САУ "Карл" - мегаРЗСО, который мне напоминал сильно выросшие в "Ураганы" и "смерчи" "Катюши" моего времени- шасси восьмиосное требуемое они таки сделали по опыту создания подобного на броневике, но массу снаряда в две тонны вместе со взрывчаткой в нем уменьшать отказались, посчитав это регрессом - теперь в итоге имеем что имеем - двухтонные ракеты с баллистикой 21см дальнобойного ж\д орудия, что они посчитали достаточным для унификации.

На подступах к г. Буйон

16 мая 1940 г., около семнадцати часов вечера

Батальон Бейттеля находился в авангарде 1-й танковой дивизии. Все три танковых батальона, приданные ему в укрепление гаубицы 75-го артиллерийского полка и мотострелки из 67-го пехотного полка до недавнего времени стремительно продвигались по двум прекрасным шоссе, ведущим к Буйону. Война шла уже второй день. 14 мая, во второй половине дня, в 13 часов 30 минут, в корпусе прозвучал сигнал боевой тревоги. Андреас в это время как раз находился в офицерском клубе, где играл в покер с Вилли. -- Пас. -- произнес тот, бросая карты на стол. -- Пошли по своим частям, кажется война, которой столь долго пытались избежать большевики, началась. Бейттель облегченно вздохнул и забрал выигрыш. Этот герр оберст или был удачлив, как Бог, или жульничал как Дьявол. За последний месяц он успел ободрать как липку половину офицеров 1-ой танковой дивизии, в составе которой должна была наступать 1-й батальон тяжелых танков. Однако же, не пойманный -- не вор, а изловить майора на шулерстве пока никто не смог, хотя подозрения были. Правда Бейттелю он позволил взять выигрыш не оттого, что пришло время очередной раз продуть партию, а потому что валюта-валютой, а война ждать не станет. Наступление началось на следующий день. 15 мая в 5 часов 35 минут 1-я танковая дивизия, сосредоточенная в районе Валлендорфа, перешла люксембургскую границу у Мартеланж. Авангард дивизии прорвал пограничные укрепления, установил связь с воздушным десантом полка "Великая Германия" (46), однако пройти по Бельгии на значительное расстояние ему не удалось -- сволочные бельгийцы повзрывали дороги. Разрушенные участки дорог в условиях гористой местности обойти было совершенно невозможно, так что саперы всю ночь занимались их ремонтом. Тем временем 2-я танковая дивизия вела бои за Стреншан, 10-я танковая дивизия продвигалась через Абэ-ла-Нев навстречу 2-ой кавалерийской и 3-ей колониальной пехотной дивизии французов. 16 мая, во второй половине дня, Вермахтом были преодолены заминированные участки вдоль бельгийской границы. К середине дня и 1-я танковая дивизия вновь начала наступление на укрепленные позиции, возведенные по обе стороны Нешато. Противостоять ей выпало арденнскими егерями из бельгийских пограничных войск и французской кавалерии. Долго сопротивляться идущим в первом дивизионе новым Пз-4 и "тигропоршей" они оказались не в состоянии, и после коротких боев, с небольшими потерями, позиции обороняющихся были прорваны и Нешато взят. Генерал Кирхнер немедленно организовала преследование, захватил Бертри и начал движение в сторону Буйона, где окопались французы. Тем временем 2-я танковая дивизия взяла Либрамон. -- Кёльн, я Гамбург, прием. -- раздалось из рации командирской машины. -- Кёльн на связи, Гамбург, прием. -- отозвался Бейттель. Ничего хорошего от вызова из штаба он не ожидал. Предчувствия его не обманули. -- Кёльн, сардельки говорят, что у тебя на пути, в десяти-двенадцати километрах, две или три груды ящиков, полтора штабеля курятины и несколько котят или щенков, прием. -- А подробнее нельзя, Гамбург? -- недовольно поинтересовался капитан. -- Котята или щенки? Прием. -- Скорее всего, и то и другое, Кёльн. Прием. -- Понял, конец связи. "Итак, две-три роты танков, полтора батальона пехоты, и неизвестное количество противотанковой или/и гаубичной артиллерии. Силы, в общем-то, равны, можно считать. Вот только наступать-то мне. И чего, эти "сардельки", на своих Fi.156, не могли получше авиаразведку провести?"

На подступах к г. Буйон

16 мая 1940 г., около девятнадцати часов вечера

Последний взвод французских пехотинцев рывком пытался преодолеть открытое пространство до леса, но вылетевшие -- иначе и не скажешь, -- из-за фруктовой рощи Pz-IB скосили их пулеметным огнем. Бейттель обозрел в бинокль поле недавней битвы в бинокль, спустился в танк, не закрывая крышку люка, и связался со штабом. -- Гамбург, ответь Кёльну. Прием. -- Кёльн, я Гамбург. Прием. -- Обнаруженный "сардельками" противник уничтожен. Продолжаю движение на Буйон. Прием. На поле боя догорали девять B-1bis, два десятка H39 и четыре дюжины артиллерийских тягачей Рено UA и Сомуа MCG. Пушки, которые тягачи некогда перевозили, сейчас представляли из себя зрелище более чем жалкое. -- Доложите о потерях, Кёльн. Прием. -- Три ящика с апельсинами, четыре с орехами, один с изюмом и полторы курицы. "Ящики с апельсинами", то есть Pz-I, он потерял уже ближе к концу этого скоротечного боя. Атаковавшая с тыла последние три B-1bis 2-я рота (до этого благополучно раздавившая укрывшиеся за леском последние французские гаубицы), более того, атаковавшая успешно -- французы даже башни развернуть не успели, увлеченные перестрелкой на дальних дистанциях с маневрирующими по полю Pz-IV, когда стремительно приблизившиеся танки Вермахта первых трех моделей сделали из тяжелых танков тяжелый металлолом, -- внезапно подверглась обстрелу с фланга ротой H39. Казалось бы, выбили у тебя два танка из пяти, возможность удрать дали -- так смазывай пятки солидолом. Но нет, французы решили погеройствовать, за что немедленно и поплатились. Однако три Pz-I после попадания 37-мм снарядов из пушек Puteaux SA 18 ремонту если и подлежали, то только заводскому. Pz-III, сиречь "ящик с изюмом", Бейттель потерял в самом начале боя. Ну кто ж знал, что в том лесочке, по опушке которого пробиралась во фланг противнику 1-я рота, окажутся две 25-мм противотанковые пушки, и обе засадят в борт одному танку по бронебойному снаряду? Да еще с каких-то десяти метров. Оттуда и стрелять-то почти не по кому, а поди ж. Прятались они там от него что ли? В общем, эти машины, в отличие от четырех Pz-II, которые оказались жертвами меткости вражеских танкистов, были потеряны, можно сказать, по глупости. Впрочем, размен семь легких и один средний на двадцать легких и девять тяжелых танков можно было считать более чем успешным, а если присовокупить к этому уничтоженные пушки и пехоту -- то и превосходным. Бейттель не ошибся в своей оценке -- за этот бой ему вручили "Крест за военные заслуги с мечами" 1-ой степени. Седан, перекресток улицы Лаброш и проспекта Шарпантье

18 мая 1940 г., девять утра

Танк выехал с северной стороны, замер и оказался прямо в прицеле стоящего посреди улицы Лаброш ТП Виттмана. Едва удержавшись от выстрела, командир роты матюгнулся, и полез вон из башни. -- Вот какого черта? -- проорал он, откинув люк, неведомому командиру Pz-IV. -- Я ж в тебе чуть дырку не сделал! -- Не надо во мне ничего делать, Михаэль! -- из люка немецкого танка выбирался Андреас Бейттель. -- Во мне и так ее сегодня чуть не сделали. Хорошо, что пушкам этих допотопных Рено FT-17 моя лобовая броня не по зубам. -- Слушай, это не смешно даже! -- возмутился красный командир. -- Ты хоть представь, что с тобой было бы, если б я сначала стрелял, а потом разбирался? -- А ничего не было бы. -- отмахнулся капитан Вермахта. -- Ни меня, ни танка, ни экипажа... Чего там слышно? У меня рация работает через раз. -- Да вроде бы уже всё тихо. -- пожал плечами Макс Александр. -- Город, похоже, мы взяли. После взятия Буйона, где неприятель смог продержаться почти до самого рассвета, и форсирования реки Семуа (бродами, поскольку мост отступившие французы взорвали) недалеко от последними словами ругающих врага саперов, 1-я и 10-я танковые дивизии, а также 1-й ттб, вышли на исходных позициях для атаки Седана. 2-я дивизия застряла на переправе через все ту же Семуа и безбожно опаздывала к развертыванию. Несмотря на это, фон Клейст приказал Гудериану начать атаку города, и после упорного ночного боя германские войска овладели северным берегом реки Маас и Седаном. -- Товарищ командир, приказ от подполковника Баха продолжать движение. -- донесся голос изнутри танка. -- Ну так продолжай. -- ответил Виттман, и крикнул Бейттелю. -- Все, я дальше воевать! Освобождай дорогу, камрад. И в прицел больше не попадайся!

Окрестности Дюнкерка, борт субмарины H-3 "Хавкален"

28 мая 1940 г., семь вечера

Капитан третьего ранга Андерсен (ни разу не родственник известному сказочнику, хотя, общаясь с девицами, любил приврать на эту тему) внимательно смотрел в перископ и кровожадно ухмылялся. Его субмарина лежала в засаде двое суток -- двое суток без глотка свежего воздуха, в тесноте, задыхаясь от вони немытых тел и подтекающей аккумуляторной батареи, -- ради этого момента. Из порта пылающего города выходили последние корабли британского конвоя. Нет, не выходили -- выбегали. Уносили ноги и остальные части тела того, что осталось от семи дивизий Британского экспедиционного корпуса генерала Джона Веркера. Безусловно, эвакуация шла не первый день -- она началась еще позавчера, когда танкисты Гудериана переправились через реку Аа и даже в Лондоне стало понятно, что если не отступить на острова немедленно, судьба солдат бригадира Николсона, оборонявших Кале от 10-й танковой дивизии Шаля, ожидает весь корпус. Самому Андерсену исход войны, в принципе, стал ясен уже после захвата Седана. Да, впрочем, в отрицательных шансах Франции отбиться от нападения немцев, он и до того не особо сомневался. 18 мая, взявшие Седан 1-я танковая дивизия и 1-й тяжелый танковый батальон оставили город и двинулись дальше, к побережью Ла-Манша. Наступление 1-го пехотного полка, и слева от него, пехотного полка "Великая Германия", переправившихся через Маас, также протекало, как на инспекторском смотре в учебном лагере. Несмотря на то, что пехота наступала на совершенно открытой местности, потери в обоих полках были очень невелики. Французская артиллерия была почти полностью подавлена постоянными атаками пикирующих бомбардировщиков, а укрепления на берегу Мааса уничтожены огнем противотанковых и зенитных пушек. До наступления темноты они захватили Шевеж, часть леса Марфе и прорвали передний край обороны французов западнее Вадленкур. 2-я танковая дивизия, действовавшая на правом фланге, форсировать Маас, правда, не смогла -- к реке поспели лишь разведывательные и мотоциклетные батальоны, поддерживаемые тяжелой артиллерией, а этого, для штурма и переправы, было явно недостаточно. 10-я танковая дивизия реку форсировала, создала небольшое предмостное укрепление, но на этом ее продвижение в этот день и закончилось. Артиллерия ее еще не подтянулась, а с "линии Мажино", южнее Дузи и Кариньян, французы вели по ней сильный фланкирующий огонь. В ночь на 19 мая 1-я танковая дивизия заняла Шемери и продолжила наступление по направлению к Стонн, куда также двигались крупные танковые силы французов. Во встречных боях танкисты Вермахта и СС одержали убедительные победы: у Бюльсона они уничтожили 20 французских танков, у Шемери -- 50. Пехотный полк "Великая Германия" овладел Бюльсоном и стал продвигаться на Виллер-Мезонсель. 19 мая, к полудню, 2-я танковая дивизия все же закончила форсировать Маас у Доншери и готовилась к наступлению на высоты вдоль южного берега реки, и тут же подверглась массированному авианалету, а затем была контратакована. Но, несмотря на храбрость и упорство англо-французских солдат, дойти до моста они не смогли, и были отброшены с большими потерями. Зенитная артиллерия и вовсе отличилась как никогда -- к вечеру она имела на своем счету около 150 сбитых самолетов. Впоследствии командир полка зенитчиков, полковник фон Гиппель, был награжден орденом "Рыцарский крест". 20 мая 1-я и 2-я танковые дивизии, а также 14-я ттбр РККА форсировали канал Дез-Арден и устремились на запад, окончательно прорвав фронт французов. Тем временем 41-й армейский корпус Рейнгардта, развивал наступление на Мезьер и Шарльвиль, а танковые части 10-й танковой дивизии прошли линию Мазонсель, Рокур-э-Флоба и достигли своими основными силами высот южнее Бюльсон и Телонн, захватив у противника свыше 40 орудий, а полк "Великая Германия", после упорных боев, занял местечко Стон. Этой же ночью солдаты 1-го пехотного полка взяли Бувельмон, при этом овладеть им удалось лишь благодаря их командиру, полковнику Балку. Постоянно участвовавший в боях полк не имел отдыха с 14 мая, боеприпасы в нем кончались, солдаты на переднем крае спали в окопах. Офицеры предложили Балку приостановить наступление, на что он ответил: "Тогда я один захвачу деревню!" -- и самым натуральным образом пошел штурмовать деревню в одиночку. Остальным, естественно, не оставалось ничего иного, как последовать за ним. Французы из нормандской пехотной дивизии и бригады спаги сражались очень мужественно, но принуждены были отступить под немецким напором. 21 мая 1-я танковая дивизия заняла Рибемон на реке Уаза и Креси на реке Сер. Передовые части 10-й танковой дивизии, снятой с участка южнее Седана, достигли Фрайикур и Сольс-Монклен. В этот же день солдатам Вермахта удалось создать предмостное укрепление на реке Уаза у Муа, а к вечеру 2-я танковая дивизия вышла к Сен-Кантен. Утром следующего дня 1-я танковая дивизия и 14-я ттбр форсировали Уазу и продвигалась в направлении на Перонн. 10-я танковая дивизия следовала уступом слева за передовыми дивизиями туда же. XIX-й армейский корпус вышел на линию Камбре, Перонн, Ам. 22 мая пал Амьен. При этом полковник Балк вновь отличился, на сей раз, правда, несколько в ином плане. Не дожидаясь прибытия смены, 1-й пехотный полк оставил обороняемое им предмостное укрепление и выдвинулся для наступления на Амьен, которое Балк считал важнее обороны вверенной позиции. Сменявший его полковник Ландграф изумился такому разгильдяйству, на что Балк ответил: "Ну, что ж, овладейте этим плацдармом еще раз. Мне же пришлось его захватывать!" 22-го же мая 2-я танковая дивизия взяла Абвиль, пройдя через Дуллан, Бернавиль, Боме, Сен-Рикье, и при этом периодически подвергаясь бомбардировке своими же самолетами. На все упреки Геринг лишь делал недоуменное лицо и разводил руками: "Как, по своим? Там же всего час назад были французы". Наконец Гудериану это попросту надоело, и во время налета на его штаб в Керье, северо-восточное Амьена, он приказал зенитчикам открыть ответный огонь, и орлы из Люфтваффе, потеряв одну машину, поспешили убраться подобру-поздорову. Оба летчика из сбитой машины выпрыгнули с парашютом и вскоре предстали перед злым как черт командующим XIX-м корпусом. Еще бы ему было не злиться -- эта парочка успела угробить новенькую, только что прибывшую, разведывательную бронемашину. В ночь на 23-е мая батальон Шпитта из 2-й танковой дивизии вышел через Нуаель к Атлантическому побережью. Это было первое немецкое подразделение, пробившееся к океану. В полночь, 24-го мая Гудериан отдал 1-й танковой дивизии приказ: "Развернуться в боевой порядок севернее р. Конш до 7.00 20.5, 10-я танковая дивизия следует во втором эшелоне, 2-я танковая дивизия ведет бои в Булони. Части этой дивизии 20.5 следуют через Маркизе на Кале. 1-й танковой дивизии и 1-й тяжелому танковому батальону достигнуть линии Одрюкк, Ардр, Кале, затем повернуть на восток и продвигаться в восточном направлении через Бурбур, Виль, Гравлин на Берг и Дюнкерк. Южнее наступает 10-я танковая дивизия. Выполнение приказа по паролю "Выступление -- восток". После этого начать выступление в 10.00". 25 мая пароль был передан. 26 пал Кале, и это был последний рубеж, за который англичане, судя по всему, намерены были драться. (47) В этот же день началась операция "Динамо", по результатам которой, втянувшие французов в войну англичане, "продинамили" Францию, оставив ее один на один с Вермахтом. И все же эвакуироваться без боя не удалось. Слишком быстр оказался "Быстроходный Гейнц", слишком мало оказалось транспортов, которые к тому же нещадно терроризировали налетами орлы из Люфтваффе. Боя за город и его подступы избежать не удалось и потери среди обороняющихся -- как убитыми, так и пленными, -- были если и не чудовищны, то близки к этому. Первую половину дня позиции защитников Дюнкерка утюжили бомбами и снарядами гаубиц, не забывая и про порт -- прямо в гавани, практически у самого причала, затонул один из кораблей от прямого попадания двух 15 сантиметровых снарядов. А в полдень в атаку пошли силы 10-й и 2-й танковых дивизий и полк "Великая Германия". Андерсен повернул перископ в сторону берега и ухмыльнулся еще более кровожадно. Выехавшие к самой кромке воды танки и самоходки вели огонь по уходящим в море транспортам и прикрывающим их эсминцам. Затем кап-три вновь перевел свой взор на англичан, выждал некоторое время, и совершенно будничным тоном приказал: -- Торпедный отсек -- товьсь. -- после чего, выждав почти минуту, произнес все так же спокойно. -- Первый и третий аппарат -- пли. К последнему из транспортов, уже практически вышедшему за пределы дальности танкового огня, устремились две 457-мм торпеды, на которых какие-то остроумцы из экипажа краской вывели слова "Исландия" и "Рейкьявик". Приказ по XIX-му армейскому корпусу от 28 мая 1940 г. "Солдаты 19-го армейского корпуса! 14 боевых дней в Бельгии и Франции остались позади. Путь ровно в 600 км отделяет нас от границы Германии. Мы вышли на побережье Ла-Манша и Атлантического океана. Вы преодолели на этом пути бельгийские укрепления, форсировали р. Маас, прорвали "линию Мажино" на историческом поле боя под Седаном, овладели важными высотами в районе Стони, затем стремительно прошли через Сен-Кантен и Перонн и с боями вышли на нижнюю Сомму у Амьена и Абвиля. Вы увенчали свои боевые подвиги захватом побережья Ла-Манша с морскими крепостями Булонь и Кале. Я требовал от вас отказа от сна в течение двух суток. Вы держались 14 дней. Я приказывал сражаться, невзирая на угрозу с флангов и тыла. Вы никогда не проявляли колебаний. С достойной подражания уверенностью в своих силах и с верой в осуществление стоявших перед вами задач вы самоотверженно выполняли каждый приказ. Германия гордится своими танковыми дивизиями, и я счастлив, что являюсь вашим командиром. Мы чтим память наших погибших товарищей. Мы уверены, что жертвы принесены не напрасно. Теперь будем готовиться к новым подвигам. Да здравствует Германия и наш фюрер Адольф Гитлер! Гудериан.

К северу от г. Жюнивиль

12 июня 1940 г., одиннадцать часов пять минут дня

В отличие от боя под Буйоном, на сей раз потерявший уже треть машин батальон Бейттеля встретился не с разрозненными, находящимися на значительной дистанции друг от друга танковыми взводами, а столкнулись с передовой группой противника наступающей вполне целеустремленно, и состоящей из средних и тяжелых Char B1-bis, Somua S-35, D1, D2, нескольких британских Mark II Matilda и даже пары бельгийских T15. В этот раз враг превосходил отряд капитана не только качественно, но и количественно. Причем по обоим показателям примерно вдвое. Ввязываться в бой с противником было бы изощренной формой самоубийства, так что Бейттель попросту развернул свои машины на 180 градусов. -- Рейн, Рейн, ответь Эссену! Прием! -- проорал капитан в микрофон рации. -- Эссен, здесь Рейн, прием. -- Наблюдаю до трех батальонов тяжелых и средних танков противника в квадрате сорок три -- шестнадцать, отступаю на исходные позиции! Прием. -- Вас понял, Эссен. -- чуть помедлив ответили из штаба бригады. -- Отступление запрещаю. Задержите их, подкрепление уже рядом. Прием. -- ...!!! Чем я должен их задержать?!! Мне весь батальон сожгут ... ... и ...!!! И тут в наушниках шлемофона, раздался до дрожи знакомый голос: -- Не bzdi, Андрюша, сейчас мы их разорвем kak Tuzik grelku. На вершину холма, в каких то трех километрах от батальона Бейттеля, выезжали самоходки "гросхетцер" и тяжелые танки ТП. И капитан уже даже не знал, что лично для него было хуже -- враги, или Вилли.

От советского информбюро,26 июня 1940г. Сегодня, в три часа дня по Московскому времени, на всех фронтах было объявлено о прекращении огня. Империалисты Франции, добиваемые в своем логове доблестными советскими и германскими солдатами, запросили мира. Агрессор полностью разбит и поставлен на колени!

РУДОЛЬФ ХАЛЬСЕН

НУ ВОТ,с Францией покончено, наши сияющие лучами счастьем "високие лыца" с примазавшимися к нам италами и относительно честными Советами- в точь-точь как в "каноне"- в том же лесу в том же вагоне ободрали ее до нитки- СССР брал "под защиту" Ближний Восток,мы тока свое- Шахт враз записал все выплаченные им репарации как кредит и выставил счет с учетом инфляции и процентов "за пользование кредитом",Манштейн оформил уже на бумаге состоявшийся на деле возврат Эльзаса с Лотарингией нам обратно, Геббельс выбил с них согласие на "проведение референдума по объединению с нами"- и судя по кислым рожам френчей,его будущий итог был им предельно ясен.Италам передали "мой пламенный привет"- по сути сунули мелочевку какую-то и послали на йух. А ТЕПЕРЬ на очереди - ГОРБАТЫЕ,то есть тьфу - БРИТТЫЕ на Острове!

РУССЕЛ

Мда, никто такого не ждал- а бритты тем более,у них вышло все по поговорке из анекдота- схватились за одно,а пропало совсем другое.После показательного побоища,устроенного немцами их армии и флоту в районе Дюнкерка,где удалось спасти от силы пару дивизий, они потеряли туеву хучу военных и гражданских кораблей- на фотографиях наших наблюдателей через сутки после окончании событий на пляже не было видно земли из-за трупов и жженого металлолома - как нам официально заявили немцы, суточный результат работы их тяжелой артиллерии- а неофициально как мы узнали,результат напоминал одновременное массовое применение РЗСО-мало кто из сухопутчиков спасся.Флоту их также мало повезло- сказалось заблаговременное и ночное минирование прибрежной полосы авиацией и охота подлодок.Попытки RAF прикрыть своих с воздуха также провалились- у немцев ВНЕЗАПНО оказались в наличии "эскортягеры" Физлера Fi-109 с подвесными баками в значительном количестве, так что многие корабли избежавшие мин огребли от люфтов по полной программе "звездного" налета,начисто отбив их тягу к спасательству.Ну а когда немцы убедились, что их кораблей больше не будет совсем, пустили их войска на фарш своей артой.После капитуляции франков когда бритты сидели ожидая вторжения и стянув практически все для защиты Метрополии,их ударили совсем в другое место.

18 августа 1940 года Гитлер неожиданно прилетел в Рим, соизволив уведомить итальянскую сторону о своем визите всего за несколько часов. На встрече с Муссолини фюрер германской нации еще раз настойчиво просил ускорить наступление итальянских войск в Африке и всемерно активизировать операции флота. Гитлер пытался убедить собеседника, что до падения Великобритании остались считанные недели. Достаточно лишь побольнее пнуть поверженного льва, и он окончательно издохнет, оставив в наследство свои охотничьи угодья. Британские войска в Северной Африке необычайно слабы, в разы уступая итальянским в численности, и в ближайшие несколько месяцев англичанам их просто нечем усилить. Все тяжелое вооружение брошено в результате позорного бегства из Франции и ныне с успехом осваивается солдатами Рейха. На весь Среднеземноморский ТВД у британцев не больше сотни самолетов, размазанных тончайшим слоем на тысячи квадратных километров требующей защиты и контроля территории. Даже надежда и опора Англии, ее флот, слаб, как никогда ранее. За межвоенный период Royal Navy, из самого мощного и современного в мире, превратился в коллекцию плавающего антиквариата, вынужденного реагировать на угрозы по всему земному шару. Создать перевес в силах над многочисленным и современным Regia Marina, означает оставить беззащитными Метрополию, Индию и другие заморские владения. Несмотря на вдохновенные клятвы дуче, Гитлер покидал Рим со стойким ощущением, что наличие Италии в качестве союзника скорее приносит гораздо больше вреда, чем пользы. В этом его убедили лица итальянских генералов, на которых большими буквами было написано нежелание брать на себя хоть какие-то обязательства. Уже сидя в самолете, фюрер дал себе твердое обещание, что если ситуация в корне не изменится, он вернется сюда через месяц и заставит их сделать как нужно, пусть даже для этого потребуется применить силу оружия.

Сразу по прибытии в Берлин он озадачил своих генералов разработкой собственного сценария войны в Африке и Средиземном море. Что-то, а по части составления планов переплюнуть немецкие штабы не мог никто в мире. В кратчайшие сроки Гитлеру было предоставлено несколько вариантов, как говорится - "на все случаи жизни". Единственным общим местом в этой куче стратегий было устойчивое снабжение и необходимость скорейшего устранения главного препятствия для его обеспечения - острова и военно-морской базы Мальта. Жалкого клочка суши на полпути между Сицилией и Тунисом, который мог стать непреодолимым препятствием на пути ливийских конвоев. Военные предложили два варианта решения проблемы. Первый предусматривал захват острова силами воздушного и морского десанта, а второй его нейтрализацию с помощью массированных бомбардировок с воздуха и моря.

Разработку конкретного плана операции было решено поручить генералу Штуденту, прекрасно зарекомендовавшему себя в Норвегии и Голландии. Срочно отозванный в Берлин, он удостоился личной аудиенции фюрера, и, получив мощную идеологическую и практическую накачку, отбыл в Италию. Несмотря на то, что Гитлер лично просил Муссолини о всемерном содействии своему генералу уже спустя неделю Штудент был вынужден признать, что не в силах разобраться в хитросплетениях итальянской военной машины.

Если где-то в мире какое-либо из военных министерств придумало абсурдную и трижды дублирующую систему управления, будьте уверены, что потомки римлян ее скопировали. Вот, например чтобы получить поддержку с воздуха итальянским морякам приходилось получить согласие не менее трех штабов, два из которых не имели ни малейшего отношения к морскому ведомству. Вплотную познакомившись с подобными чудесами, немецкий генерал был сильно удивлен тем, что Италия до сих пор не капитулировала, а ее флот по-прежнему стоит в базах вместо законного участка на дне морском.

Уяснив для себя суть проблемы, Гитлер прибег к помощи тяжелой артиллерии. В Италию немедленно отбыли гросс-адмирал Эрих Йоханн Альберт Рёдер и генерал-фельдмаршал авиации Альберт Кессельринг, срочно отозванный с поста командующего 2-м воздушным флотом. Вы не подумайте, это не половина немецкого генерального штаба, а всего лишь два человека. Правда, очень и очень умных и умелых человека. Долго противостоять союзу трех выдающихся немецких военных деятелей итальянские бюрократы не смогли, тем более что Муссолини на самом деле оказывал германцам всяческую поддержку.

Обнаружив в дремучих дебрях Генерального штаба доморощенного союзника детально проработанные планы военного вторжения на Мальту, немцы ничуть не удивились. А что еще им было ждать от таких хороших и предупредительных людей? Оказалось, что итальянцы на протяжении многих десятилетий представляли себе начало войны с Англией именно с захвата пресловутого острова. На худой конец, с его нейтрализации. После такого замечательного подарка, германские стратеги готовы были неделями слушать весомые аргументы в пользу отказа от ее проведения. Слушать-то они их слушали, а вот понять так и не смогли. Ну и ладно, кто старое помянет, тому и глаз вон! Правда? Придется простить римским коллегам такой незначительный факт, как полная неготовность Мальты к отражению нападения. Ну не ждали англичане такого быстрого краха мощнейшего французского государства, вот и не подготовились.

27 августа 1940 года, то есть через 78 дней после вступления в войну, Муссолини сообщил немецкому лидеру, что подготовка к вторжению в Египет завершена. Куда там России с ее тысячами километров бескрайних полей, лесов и болот. Крошечная Италия переплюнула по срокам мобилизации и сосредоточения все воюющие страны вместе взятые! Впрочем, у итальянских генералов на этот счет было иное мнение. Восемь дивизий под общим командованием маршала Родольфо Грациани, сосредоточенные на границе Ливии и Египта, перешли к активным действиям лишь 13 сентября. Всего с итальянской стороны в операции участвовало 216 тысяч человек, 200 танков и около 300 самолетов. Этим силам, весьма значительным даже по меркам Восточного фронта в реальности симбиота, англичане смогли противопоставить целых две дивизии - 7-ую танковую и 4-ую Индийскую пехотную, в которых насчитывалось 36 тысяч человек, 65 танков и 48 самолетов.

Результатом этой эпической битвы за клочок выжженной пустыни, в которой на каждого британского солдата приходилось по восемь итальянских, стало продвижение вперед на целых 90 километров! В первый день наступления был занят Эс-Саллум, 15 сентября Букбук, 16 сентября 1-ая дивизия чернорубашечников вступила в Сиди-Баррани. И, собственно говоря, все. Итальянцы остановились, даже несмотря на то, что англичане продолжали отступать дальше в глубь территории Египта, намереваясь дать оборонительное сражение в районе Мерса-Матрух. В конечном итоге, между конфликтующими сторонами образовалась ничейная полоса шириной в 30 километров! Вместо того чтобы занять хотя бы пустующую территорию, Грациани засел за написание оправдательных отчетов, уверяя Муссолини, что получи он еще пару сотен тысяч человек, и древняя родина фараонов незамедлительно падет к ногам блистательного Рима. Все дальнейшие потуги итальянского лидера сдвинуть с места собственных военных не имели ни малейшего успеха, как бы сильно он не старался.

МУССОЛИНИ

А 18 сентября 1940 года Гитлер исполнил свое обещание и приехал навестить своего старого "друга" Бенито. Фюрер был необычайно спокоен и весьма сдержан в выражениях, во всяком случае, в присутствии свиты дуче. Но и оставшись наедине с основателем новой римской империи, самообладание Адольфу не изменило. Всю свою ярость он успел излить еще на родине, сохранив для важнейшего разговора трезвую голову.

Первым делом Гитлер напомнил, что никогда не просил Италию о помощи в войне с Великобританией - это целиком и полностью инициатива Рима. Более того, он предупреждал итальянского коллегу, что не сможет оказать ему поддержку ни войсками, ни поставками ресурсов. Теперь, когда война объявлена, хотят того лидеры государств или нет, но их страны оказались в одной лодке, и успех всей военной кампании зависит от успешности действий двух равноправных партнеров. Германия, со своей стороны, в кратчайшие сроки выполнила все мыслимые и немыслимые союзные обязательства, в одиночку разгромив французов и английскую экспедиционную армию. А вот Италия не торопится, впустую тратя драгоценное время, завоеванное кровью немецких солдат. Его страна больше не может ждать! Окончательная победа ускользает от них, подобно песку просачиваясь между пальцев. Англия восстанавливается после чудовищного разгрома, ежедневно укрепляя свои сухопутные и морские силы. Речь о победе британцев не идет, идет речь о размерах благ, которые можно получить после победы. Чем быстрее закончится эта война, тем существеннее будут приобретения победителей. В этой связи, фюрер просит своего союзника принять военную и экономическую помощь Германии.

Муссолини прекрасно видел, каких усилий стоило Гитлеру произнести эти слова и сохранить внешнее спокойствие. За последние годы Адольф совсем забыл, что такое слово "ПРОСИТЬ". А сегодня вдруг вспомнил! Смешно, он искренне презирал этого человека, а пару месяцев назад, своими собственными руками, он подарил ему и себя, и свою страну. Еще в мае 40 года "Newsweek" называл дуче "ключевой фигурой в Средиземном море". А сейчас? А сейчас он стал пешкой в руках одержимого, которая не то что не способна стать ферзем, наоборот, она мешает поставить противнику шах и мат! Господи, какой это позор! Какой позор, когда 32 твоих дивизии не способны ничего поделать с 5 французскими, при том, что они фактически никем не управляются и деморализованы капитуляцией Парижа. Не стоит тешить себя иллюзиями, за вежливой "просьбой" кроется неприкрытая угроза - подчинись или я сотру тебя в порошок! И сотрет! Сотрет, и не поморщится! И будет прав, поскольку Италия ему мешает. Своими неторопливыми и неумелыми действиями он позволил англичанам сконцентрировать для защиты метрополии все силы, фактически бросив второстепенные театры боевых действий на произвол судьбы. А он даже не в силах поднять с земли ту гору сокровищ, что лежит под ногами никем не охраняемая! Какая к дьяволу Греция!?! Какая Югославия? Пустые мечты!

Все не так плохо. У Италии еще есть армия, и есть флот. ПОКА еще есть. Пока еще у Англии нет столько продовольствия, чтобы кормить такую толпу военнопленных. Да, сейчас, сидя перед Гитлером, Муссолини четко осознал, что именно так все и есть. Он и его страна существуют только потому, что ПОКА никому нет до них дела. Так что сейчас у него еще есть выбор - поступиться малым, пустив немцев на свою землю ПОКА у Италии еще есть силы, или отдаться целиком, когда они истают как дым под ударами англичан и американцев, которые не упустят случая поучаствовать в европейской сваре. В конце концов, после капитуляции Великобритании он возьмет в Средиземном море все, что только пожелает. Фюрер наверняка позволит своему верному союзнику потешить свое "эго", подобрав пару крошек с господского стола. Конечно, Афины - это не Париж, но и не пара палаток бедуинов посреди раскаленной пустыни. О концепции "параллельной войны" придется на время забыть.

РУССЕЛ

Встреча двух лидеров закончилась полным "сердечным согласием" неожиданно быстро. Дуче "прогнулся" под немцев, умудрившись внешне сохранить красивую мину при плохой игре. Спустя пару недель, на берега Ла-Манша отправился итальянский бомбардировочный авиакорпус, а еще через несколько дней туда же заспешила бригада чернорубашечников, собранная с бору по сосенке со всей страны. Практической пользы от этих подразделений, вооруженных допотопной техникой, во главе с командирами мыслящими категориями давно отгремевших войн, было, мягко говоря, немного. Если она вообще была. Зато с точки зрения пропаганды ход был беспроигрышным. Теперь появление нескольких немецких дивизий на территории Италии будут смотреться не как вынужденная помощь бестолковому союзнику, а своего рода ответный жест благодарности верного "друга", призванный укрепить боевое "братство".

Если отправка итальянского экспедиционного корпуса во Францию была обставлена с большой помпой, мало соответствующей ее реальному значению, то немецкие "камрады" проворачивали свои дела в условиях максимальной секретности. Уже через два дня после визита фюрера в Италию была направлена большая группа немецких офицеров. Помимо разработки планов операции на Мальте и в Северной Африке непосредственно на месте, их основной задачей было подготовить ТВД таким образом, чтобы подходящие части вступали в бой, едва разгрузившись с эшелонов. Иллюзий по поводу сохранения секретности итальянскими коллегами в Берлине никто не питал. Германские стратеги собирались в очередной раз преподать всему миру урок, как именно нужно организовывать переброску войск на значительные расстояния, не дав при этом противнику ни единого дня для подготовки контрмер.

Еще через пару дней в Италию совершила перелет эскадрилья немецких самолетов-разведчиков. Фашистские летчики, не откладывая работу в долгий ящик, уже спустя три дня приступили к интенсивным полетам над Мальтой. Правда, опознавательные знаки на них почему-то принадлежали Итальянским ВВС. Через полтора месяца их работы Штудент уверенно докладывал Гитлеру, что знает не только точное месторасположения всех зенитных орудий на острове, но их калибр, марку и даже сектора обстрела. Тщательная и методичная фоторазведка, недюжинные аналитические способности и опыт немецких офицеров позволили полностью вскрыть сеть английских оборонительных сооружений, равно как и места дислокации абсолютного большинства обороняющихся подразделений. Британские солдаты, не имея иной возможности насолить проклятущим соглядатаям, из камней и мусора выложили на земле здоровенную надпись, с истинно английским юмором обличающую сексуальные предпочтения фюрера. Впрочем, безобидная шутка имела весьма трагические последствия. Во время высадки, в радиусе одного километра от каменных букв немецкие десантники не взяли в плен ни единого человека.

Пока германские спецы занимались подготовкой вторжения, итальянцы усиленно предавались своим прямым обязанностям, то есть ничего не делали. Несмотря на то, что Муссолини временно отказался от вторжения в Грецию, а для десанта на Мальту затраты ресурсов были не так уж и велики, никакой активизации действий в Африке так и не случилось. Грациани занимался вялой перепиской с метрополией, настаивая на посылке подкреплений, горючего, боеприпасов и всего, чего его душе будет угодно. Боевые действия велись лишь между небольшими мобильными разведгруппами, колесившими по пустыне в поисках легкой поживы. Основная масса итальянских солдат продолжала сидеть в укрепленных лагерях, ежедневно поджариваясь на солнце и поедая свой скудный и однообразный паек. Regia Marina по прежнему большую часть времени стоял в базах, изредка выбираясь из берлоги, чтобы провести конвой в Ливию. Сплошная идиллия! Практически мирное время, которое немного портили суетящиеся немцы. Нельзя сказать, что итальянцы совсем изнывали от безделья, кое-кто работал и у них, в конце концов, им предстояло обеспечить морскую составляющую вторжения, но на фоне общей расслабленности это выглядело пузырьками газов, поднимающимися из глубин громадного болота.

Политическая жизнь старушки Европы так же продолжала бить ключом. 27 сентября 1940 года в Берлине состоялось подписание так называемого Тройственного пакта. По существу, Германия, Италия и Япония сделали то же самое, что СССР, США и Великобритания на Ялтинской конференции - ни много ни мало, а разделили мир. Как водится, спрашивать тех, кого делили, никто не стал. Немцы и итальянцы получили от самураев одобрение на распил европейского континента, а тем, в свою очередь, было дозволено вершить самосуд в Восточной Азии. Статья 3 этого волшебного документа предусматривала совместные действия договаривающихся сторон в случае вмешательства в их праведные труды неких неназванных стран, в данный момент в войне не участвующих. Еще более замечательная статья 4 указанного договора специально оговаривала, что положения статьи 3 на Советский Союз не распространяются, оставляя за каждым государством-подписантом право самостоятельно договариваться с товарищем Сталиным. Если учесть, что единственной оставшейся великой державой, не принимающей участие в сваре, были Соединенные Штаты Америки, то не составит ни малейшего труда назвать государственное образование, которое получило в Тройственном пакте статус "неназванного". Америкосам дали четкий посыл - не лезьте в наши дела, или мы навалимся всем скопом и запинаем. В течение осени 1940 года к этому соглашению присоединились и европейские прихлебатели фюрера: Венгрия, Румыния и Словакия. Так сказать, состоялось коронование Гитлера вором в законе континентального масштаба.

Как бы там не было, со стороны действия русской дипломатии выглядели весьма гротескно. Представьте себе такую картину: братки забили стрелку, чтоб разрулить непонятки по поводу того, кто стрижет купоны с ПБОЮЛ "Европа", владеющего обшарпанным пивным ларьком. Бригада англичан, давно крышующая эту территорию, пыталась отстоять свои интересы от банды немецких беспредельщиков. На разборки англичанин прихватили с собой пару пацанов французской, польской, голландской и бельгийской наружности. Немец пришел один, но очень большой и с бейсбольной битой. Не вступая в тухлые тёрки, германец сразу перешел к мордобитию. Первым, мощнейшим хуком слева, был нокаутирован Шляхтич, за один раз сплюнувший на землю все недавно вставленные золотые зубы, на которые копил полжизни. С ударом битой по голове лишился разума крепыш-бельгиец, случайно оказавшийся на пути к расфуфыренному французику. При виде столь быстрой и жестокой расправы со своими корешами, голландец, тщательно скрывавший свое "петушиное" прошлое, рухнул в глубокий обморок. Следующим был повержен Лягушатник. Чудовищный удар ногой пыром по яйцам, превратил любимца всех женщин и полового гиганта в оперную диву, навсегда отбив у нее желание встревать в мужские дела. Осознав, что остался один на один с быком с большим "аргументом", англичанин поспешил укрыться за железной дверью пивного ларька, не забыв при этом неуловимым движением рук сорвать с тела воющего от нестерпимой боли француза массивный золотой крест. Единственное что успел сделать разъяренный таким поворотом событий германец - это отвесить убегающему английскому Денди смачный пинок под задницу и плюнуть в узкую щель между косяком и захлопывающейся дверью, попав при этом в перекошенную от страха рожу. После пары ударов о стальное препятствие, любимая бита немецкого беспредельщика, не раз спасавшая в уличной драке, дала несколько трещин, оставив на преграде незначительные вмятины. Волей-неволей ему пришлось остановиться и немного подумать над разрешением возникшей задачи. Успокоившись и отдышавшись, Гунн своим орлиным взором разглядел за рекой здоровенного мужичину в ковбойской шляпе, неспешно запрягающего лошадь. Когда он был помоложе, именно этот гондурас помог Денди и Лягушатнику дать ему по шее, да еще и обобрал до нитки, лишив первого дохода заработанного праведным трудом сутенера престарелой австрийской проститутки. Сомневаться в том, что Техасец собирается по его душу, не приходилось. Конечно, сейчас немец здорово вырос и раздался в плечах, набрав пару десятков кило "мышцы", но пережитое унижение заставляло хорошо подумать, прежде чем кидаться в драку с непонятным исходом. Наверное, он отобьется, но всего дохода с ларька ему не видать, как своих ушей. Можно конечно позвать Якудзу и братков из Коза Ностры, но уж больно они квелые, да и делиться с ними придется. Неожиданно взыгравшее очко известило Гунна о появлении новой опасности. За своей спиной он обнаружил необъятных размеров человечину грузинской национальности в монашеской рясе и с посохом, с интересом наблюдавшего за происходящим. Закос под святошу нисколько не смущал германца, он знал этого кренделя, как облупленного. Ну, или думал, что знал. Это тот самый хмырь, что публично запинал его ногами после того, как он в пылу драки обидно поскользнулся на льду неприметной лужи. А совсем недавно он зверски избил Якудзу, всего лишь решившего стрельнуть в темной подворотне табачку у смазливой монгольской монашки. Чудом отделался смертельным испугом финский брателло, взявший себе громкую погремуху Викинг. Он даже умудрился отвесить монаху обидный пендыль, после чего получил скользящий удар посохом по хребту, едва навечно не пересев в инвалидную коляску. Вот как раз этот посох сильно смущал Гунна. Пару дней назад он случайно подсмотрел, что это и не деревяшка вовсе, а самый настоящий лом, обклеенный оберточной бумагой. Очко взыграло пуще прежнего. Еще немного подумав, немец рассудил, что старый обидчик лучше сегодняшнего врага, и решил попросить помощи у монаха, тем более, что на прошлой неделе он за немалую мзду выкупил у него индульгенцию, заранее готовясь к спасению души после драки с Денди и его кодлой. К тому же, ходила легенда, будто намедни он заклеймил англичанина как злостного еретика. Благосклонно выслушав щедрые посулы германца, не забывая при этом прислушиваться к приглушенным стальной дверью воплям лайми, сулившего золотые горы, но не сейчас, а после спасения этого закоренелого грешника, отче солидно изрек:

- Сын мой, я с радостью помогу тебе в этом богоугодном деле, вложив в твою карающую длань крепчайшую фомку, но и ты должен помочь в сохранении истинной веры. Церковная кружка давно показала постыдное дно, обличив неразумную паству в небрежении к вере и слугам господним. В моем монастыре есть множество пустующих келий, готовых немедленно принять новых монахов. Я слышал, что болгарин и румын умелые крестьяне, и крепки в своем стремлении познать слово господне. Их помидоры и мамалыга дополнят скромную пищу нашей братии. Мне так же ведомо, что злостный турецкий язычник не пускает своих многочисленных жен на порог нашего храма, где их ждет покаяние и прощение тяжких беспутных грехов.

После таких скромных запросов святого отца, Гунн пришел к выводу, что Якудза и пацаны из Коза Ностры обойдутся гораздо дешевле. Хорош святоша, кружка у него дно показала, то-то рожа поперек себя шире. Да и братва не поймет. Румын и болгарин только-только под его руку отошли, а турок почти согласился снабжать его боевиков халявными бабами. И что же, так просто их отдать? Это, как говорится, западло! И тут, к ужасу Денди, в загрубевшем немецком мозгу родилась гениальная мысль. А что если не биться лбом о стальную дверь, а обойти ларек со стороны и разбить стеклянные витрины??? Ну все, хана тебе сволочь английская!!!

Чем быстрее я пойму, с чем имею дело, тем лучше. Каковы причины того, что фрицы так сильно изменили свои планы? Как не крути, а вариантов всего два: либо у Гитлера есть свой попаданец, либо это последствия моих действий. Как не старался, а третьего варианта так в голову и не пришло. Верить в еще одного попаданца очень не хотелось. Слишком велик научный и промышленный потенциал Германии, если найдется твердая рука, способная сконцентрировать все эти чудовищные силы для достижения победы, нам придется очень туго. Если такой человек еще и нужными знаниями обладает - это воистину катастрофа. Если он все же есть, то тогда я даже теоретически не могу предположить, зачем меня сюда заслали. Если мой мир идентичен тому, в котором я сейчас, в чем нет ни малейших сомнений, то получается, что единственным отличием будут знания и умения попаданцев. То есть сравнивать будут нас! Зачем тогда такой огород городить, чтоб выяснить кто из нас тупее? Это можно сделать гораздо проще, не прибегая к перемещениям во времени! Не верю!

Но верить или нет - это дело десятое, в любом случае надо исходить из того, что попаданец у Гитлера все-таки есть. Причем возможности его как минимум не меньше моих. Осталась сущая мелочь - выяснить, кто он и открутить башку. Чего так сурово? Может он вообще сторонник союза с Россией? Я вам честно признаюсь, нах нам такой союзник не сдался. Пока они у себя всех нациков не передавят, договариваться с ними не о чем. Война со сверхдержавой, идеология которой построена на расовом превосходстве - это лишь вопрос времени. Даже если сейчас мы каким-то чудом договоримся, нетерпимость к неполноценным нациям, к которым они отнесли и нас, рано или поздно приведет к войне на уничтожение. Причем, скорее рано, чем поздно. Это чудо, что Вторая Мировая война случилась ДО того, как было изобретено ядерное оружие. Никаких сомнений в том, что его применят, лично у меня нет, тем более, что угрозу радиоактивного заражения осознали далеко не сразу. И получим мы не просто 26 миллионов убитых и руины всей европейской части страны, но еще и с десяток Чернобылей в самом сердце России. Кому такое счастье нужно? Можно, конечно, постоять в сторонке и посмотреть, как немцы сначала приведут к общему знаменателю англичан, потом утрут нос американцам, которые им физически нечего сделать не могут, так как сидят за океаном, дождаться того момента, когда они объявят японцев желтой ветвью арийской нации и, спокойно, без всякой спешки и напряжения, поделят на бумаге шкуру единственного оставшегося медведя, а потом: "Опа! А вот и мы! Не ждали? А мы таки пришли!". Почему-то у меня нет желания проверять подобные теории. Баланс сил в мире - это вовсе не выдумки британцев. Как бы противны мне не были рожи белых джентльменов, спасать их тощие задницы так или иначе придется, в противном случае последствия будут непредсказуемыми.

Несомненно, что союз России и Германии был бы весьма выгоден для обеих стран, но для начала нужно хорошенько надавать гуннам по сусалам, чтобы раз и навсегда определиться, кто тут шишку держит. Причем лучшего всего будет, если мы проделаем это самостоятельно, без чьей-либо помощи и чудо-оружия, чтобы в дальнейшем избежать разночтений и двоякого толкования.

Ну, а если своего попаданца у Гитлера нет? Что тогда стало причиной изменений? Ответ прост до безобразия. Какой фактор отличает мой мир от этого? Да "Я", чтоб меня черти забрали! Каким образом? Да вариантов тысячи! За девять месяцев я тут столько всего намутил, что глаза разбегаются от вероятностей. Такую движуху в армии, которая явно превышает известную в моем варианте истории, просто не могли не заметить! Обширные нововведения вызвали небывалый рост обмена информацией по всем возможным каналам. Тысячи людей получили новые назначения, родились на свет сотни и тысячи новых документов, к которым, в той или ной степени, имели доступ уже десятки тысяч людей. Вероятнее всего, часть информации о реальной мощи Красной Армии и советской промышленности попала в руки немецкой агентуре. Надо полагать, что с визитом к фюреру фашистская разведка не стала затягивать. Испугался ли Гитлер? Совсем не обязательно, но и оставить ее без внимания он тоже не мог. Лично мне кажется, что принимая решение о нападении на Россию, Адольф находился в глубоком сомнении. Как бы сильно он не заблуждался относительно прочности коммунистического режима и советского государства, игнорировать игрока, занимающего половину Евразии, просто невозможно. Безусловно, немецкий лидер обладает набором качеств больше присущих кровавому маньяку, но записывать его в дураки - непростительная ошибка. Вся цепь событий говорит как раз об обратном. Да, он сумасшедший, да, палач и убийца, да, авантюрист и проходимец, но точно НЕ глупец!

Видимо, в какой-то момент Гитлер, получив новые сведения из Советского Союза, оказался перед необходимостью выбора - проигнорировать их и продолжить приготовления к вторжению в Россию, либо... Либо срочно изменять планы и выкручиваться из затруднительного положения. Не нужно думать о том, что ЛИШЬ мои действия привели к изменению истории - это крохотная песчинка на громадных промышленных весах заваленных чугунными чушками исторических фактов, решений, событий, людей и их поступков. Но при каких-то условиях бывает достаточно и такого крохотного вклада. И упаси бог думать о том, что проблему Германии, именно Германии, а не фашизма, можно решить иными методами, кроме военных. Как это ни печально, но кровавый конфликт неизбежен и является следствием многовекового соседства двух народов, претендующих на главенство не только на Европейском континенте, но и на всей планете. Нам слишком тесно вдвоем на этом маленьком шарике.

Безусловно и то, что несмотря на все вновь полученные сведения, Гитлер по-прежнему считает основным геополитическим соперником англосаксов, и верит в то, что именно они, а не дикие русские племена, представляют наибольшую военную угрозу для Рейха. Так что он вовсе не отказался от русского хлеба и недр, он всего лишь решил немного подстраховаться, подчистив тылы и выиграв время, чтобы спокойно прийти и взять все то, что по праву сильнейшего принадлежит немецкой нации. А вот потом, имея бездонные амбары и неистощимые ресурсы, можно будет подумать и о борьбе за мировое господство! Мне, русскому человеку из будущего, который знает о том, что всего через пять лет наши солдаты поднимут Знамя Победы над руинами Рейхстага, даже как-то обидно осознавать, что Россия вовсе не является конечной целью фюрера. Мы всего лишь один из его шажков на путик к главному - прокладка между поверженной Францией и Англией. Ну что же, придется ему в очередной раз объяснить, сколь сильно он ошибался!

В кабинете Сталина меня уже явно заждались. Уж не знаю как, но я это сразу почувствовал. Помимо Вождя здесь был только начальник Генштаба Шапошников. С карандашом в левой руке он что-то рассматривал на большой карте западного полушария. Мы поздоровались, и я уселся на предложенный Иосифом Виссарионовичем стул.

- Я думаю, нет смысла ходить вокруг, да около. Раз товарищ Ворошилов решился пролететь полстраны ради встречи с нами, нет необходимости терять время понапрасну. Говорите, я так понимаю, что вы насчет Мальты?

Собравшись с мыслями, я проговорил:

- Спасибо. Да, я насчет Мальты, точнее насчет последствий ее падения.

Глубоко вздохнув и мельком взглянув по сторонам, я заговорил:

- То, что сейчас происходит на Средиземном море, будет иметь для нас очень тяжелые последствия. Гитлеру вновь удалось найти наиболее уязвимую точку британцев. И на этот раз он свой шанс не упустит. Полагаю, что уже в ближайшие дни мы станем свидетелями событий, имеющих катастрофические последствия для Великобритании. Взгляните, - я потянулся к карте. - У англичан сейчас нет сил и средств для использования острова в качестве плацдарма для действий против материковой Италии. Они не в состоянии обеспечить здесь базирование крупных сил флота и авиации, поскольку не имеют в наличии достаточного количества истребителей и средств ПВО, способных их защитить. Однако, основная ценность этого клочка суши была в другом. С аэродромов Мальты имелась возможность держать под непрерывным наблюдением весь итальянский флот, что они с большим успехом и проделывали. Кроме того, она могла служить в качестве временной базы легким силам и подводным лодкам, способным доставить итальянцам массу проблем. На значительном и наиболее опасном участке истребители с ее аэродромов могли прикрыть конвои и ударные группы ВМС. Наконец, там можно было исправить легкие повреждения и, при некоторой доле везения, продолжить дальнейший путь.

Сделав небольшую паузу, я продолжил:

- Захватив Мальту, немцы нанесли сокрушительный удар по всей системе обороны британцев в Африке и Ближнем Востоке. Выбили слабое звено, с потерей которого фронт посыплется, как карточный домик. Одним ударом они ослепили англичан и разорвали их коммуникации, попутно обеспечив собственные. Теперь вся центральная часть Средиземного моря покрыта для Великобритании туманом войны. Они больше не имеют возможности контролировать действия итальянского флота, а значит, не смогут своевременно реагировать на них. Перехват ливийских конвоев станет труднейшей задачей, связанной с колоссальным риском для рейдеров. Даже без увеличения сил охранения, потери итальянцев сократятся в разы, что неминуемо скажется на сухопутном фронте в Северной Африке. Если раньше в критической ситуации англичане могли прибегнуть к проводке конвоев в Египет напрямую через Средиземное море, то теперь эта задача из смертельно опасной превратилось в неразрешимую. Все конвои придется вести вокруг Африки, что так же не лучшим образом скажется на снабжении армии.

Прежде чем продолжить, я пару секунд бессмысленно теребил руками карандаш, позаимствованный у Шапошникова.

- Но это не главное. Это своего рода символ, дающий возможность понять дальнейшие планы Гитлера. Во-первых, это означает, что немцы на некоторое время отказались от высадки в британской метрополии. Теперь их усилия будут направлены в другое место. Во-вторых, германцы дали понять, что не намерены больше терпеть независимой политики Муссолини, и больше не позволят ему тратить время впустую. Считаю, что высадкой на Мальте участие немцев не ограничится. Очевидно, что они пошлют свои сухопутные войска в Ливию. В свою очередь, это приведет к скорому и безусловному поражению сухопутных сил англичан на данном ТВД, которые и так в разы уступают в численности итальянским. Англичанам сейчас просто нечего противопоставить немцам на суше. В этих условиях захват Египта и Суэцкого канал всего лишь вопрос времени, причем очень незначительного. Два - три месяца, не больше. Но это только начало. Политические последствия будут гораздо серьезнее. Одно дело, когда идет тяжелая война, с мало предсказуемым результатом, а другое дело, рвать на части рушащееся под сокрушительными ударами государство, не способное дать сдачи. Основываясь на этом, считаю, что после захвата Мальты и высадке немецких войск в Африке, вступление в войну Испании на стороне Оси неизбежно, и произойдет в течение нескольких недель, а, возможно, дней.

Я перевел дыхание, продумывая дальнейшие слова.

- Последствия будут чудовищными. Полагаю, что эшелоны с осадными орудиями уже сконцентрированы на границе бывшей Франции и Испании. Сколько времени в данных условиях продержится Гибралтар - совершенно не важно. Со вступлением франкистов в войну, он мгновенно теряет значение в качестве военно-морской базы, поскольку просто не сможет обеспечить базирование даже легких сил флота. Их там перетопит авиация и полевые орудия. Контролируя всего две ключевых точки - Суэц и Гибралтар, фашисты смогут высвободить громадные силы и средства, полностью обезопасив материковую Италию, превратив Средиземное море во внутреннее озеро. Впоследствии эти войска могут быть использованы против любого противника, в том числе против нас!

Сталин жестом прервал меня, обратившись к Шапошникову:

- О каких силах может идти речь, Борис Михайлович?

Маршал на секунду задумался, и проговорил:

- От тридцати до сорока расчетных дивизий с танками и средствами усиления, и не меньше тысячи самолетов. Кроме того, захватив контроль над проливами, германцы на долгое время обеспечат неуязвимость своего тыла на случай войны с нами. Даже в прежних условиях высадка англичан во Франции, пусть даже при помощи США, была делом немыслимым, во всяком случае, в ближайшие два-три года, то теперь это совершенно невозможно. Контролируя ключевые позиции, немцы мизерными силами могут воевать в Африке годами, если не десятилетиями. Я не вижу, за счет чего англичане смогут переломить ситуацию в свою пользу.

- Продолжайте, Климент Ефремович.

- С захватом Гибралтара создаются предпосылки для объединения флотов Германии и Италии. Это два немецких новейших линкора типа "Бисмарк", два линейных крейсера типа "Шарнхорст", два новейших итальянских линкора типа "Литторио", четыре прошедших модернизацию итальянских линкора типа "Джулио Чезаре", несколько карманных линкоров и большое количество тяжелых и легких крейсеров, многочисленные легкие силы и подводные лодки. Какими-то средствами располагает и Испания, их боеспособность не велика, но для эскортной службы и для статистики они вполне сгодятся. Чисто теоретически, располагая подобными силами, фашисты могут решиться дать английским ВМС решительное сражение, хотя в этом нет никакой нужды. Уже самим фактом своего существования, объединенный флот, базируясь в испанских портах, делает задачу проведения конвоев вдоль атлантического побережья Африки, да и вообще через всю Южную часть Атлантического океана, практически невыполнимой. В очерченной зоне британцы будут вынуждены сопровождать каждый конвой силами, способными дать бой соединенным силам итало-немецкого флота. В противном случае, его уничтожение гарантированно. Я НЕ ЗНАЮ, как англичане смогут решить эту проблему, но фактически у них остается один боле менее безопасный маршрут в Индию и Африку - через Панамский канал. То есть, чтобы подвезти подкрепления им придется совершить кругосветное путешествие! Но, контролируя Средиземное и Красное моря, страны Оси имеют возможность маневрировать своими морскими силами по кратчайшему пути. Ни что не мешает им в считанные недели перебросить хоть весь флот в Индийский океан и устроить там побоище на коммуникациях!

Помолчали, осмысливая только что сказанное. Молчание прервал Шапошников:

- Вступление США в войну следует ожидать в ближайшие месяц-два. В противном случае, Великобритания будет вынуждена капитулировать уже в этом году. Хотя, им даже помочь-то нечем, армия в зачаточном состоянии, промышленность еще не перешла на выпуск оборонной продукции, значительные силы флота они вынуждены держать в Тихом океане для сдерживания Японии.

- Это еще не все. Продолжив наступление, немцы рано или поздно дойдут до Ирака, захватив нефтяные промыслы. Вопрос нехватки нефтепродуктов будет решен раз и навсегда. Скажу честно, я не верю в то, что после захвата Суэца Турция сможет удержаться от искушения поучаствовать в разделе Англии, поражение которой практически неизбежно. Счет к британцам у турок очень длинный, а вернуть под свой контроль хотя бы часть территорий бывшей Османской Империи очень хочется. Но, опять же, одно дело - делить шкуру поверженного зверя, а другое - воевать с Советским Союзом. Зато можно уверенно сказать о том, что уже в ближайшие месяцы следует ждать присоединения Югославии к странам Оси. Полагаю, что в сложившейся ситуации найти глупцов, способных помешать такому развитию событии, допустим устроив государственный переворот, будет, мягко говоря, тяжеловато. Какой-либо существенной военной или экономической помощи от них немцы будут ждать до скончания века. Скорее всего, там просто начнется гражданская война, уже давно назревающая в этом искусственном образовании, но и фашисты смогут не отвлекать свои силы на второстепенные задачи. Ну и остается открытым вопрос с Японией. Как и в случае с Турцией, совершенно очевидно, что японцы не смогут удержаться от искушения подобрать то, что плохо лежит. Азиатские колонии европейских стран абсолютно беззащитны. Их просто нечем и некому оборонять. Бери - и владей. И тут возникает вопрос, что произойдет раньше: либо Америка вступит в войну против Германии на стороне Англии, что отсрочит вступление в войну Японии, либо японцы первыми объявят войну англичанам, что вынудит американцев на значительный срок отложить участие в европейской сваре. Лично мне кажется, что самураи будут ждать, и начнут войну с внезапного удара по Тихоокеанскому флоту США, чтобы хоть как-то компенсировать экономическую мощь противника. Остается непонятным только одно: вступят ли они в союз с Гитлером или будут вести войну параллельно? Для нас - это вопрос принципиальной важности, поскольку тогда мы рискуем оказаться в условиях войны на два фронта.

- Вы уверены в том, что Германия все же нападет на Советский Союз в сорок первом году?

- Безусловно. Возможно, даже раньше, чем рассчитывали. Он не сможет остановиться на достигнутом, раз за разом получая все, чего хотел. Чем раньше начнется эта война, тем лучше для Германии, поскольку ни одна страна не способна длительное время содержать полностью отмобилизованную армию, а Вермахт сейчас находится на пике своего могущества. Пройдет всего несколько лет, сменится состав, и боеспособность неизбежно упадет. Так что нет смысла ждать - либо сейчас, либо никогда. Не даст он нам времени собраться с силами и договориться!

В кабинете на время повисло тягостное молчание. Наконец, Сталин заговорил вновь:

- Подытожим. В следующем году, в конце весны, либо в начале лета, следует ожидать нападения на СССР. К предыдущим нашим расчетам сил противников следует добавить не меньше двадцати расчетных дивизий. В случае вступления в войну Турции - еще не менее двадцати. Если еще и Япония, то еще от двадцати, до тридцати дивизий. При этом наши противники будут иметь доступ к нефтяным месторождениям, а их основные промышленные районы в полной безопасности от вторжения англичан и американцев как минимум в течение четырех-пяти лет. И что ми будет делать, товарищи военные?

Сталин был достаточно спокоен. Я бы даже сказал, что в течение нашего разговора спокойствия и уверенности в нем только прибавлялось, а в его голосе отмечались нотки скрытого удовлетворения. Скорее всего, он пришел к тем же выводам, что и я, и был доволен таким развитием событий. Хорошо, когда проблему видишь не только ты, и нет нужды тратить время на убеждения.

Немного поразмыслив, я все же решил высказать свои мысли, хоть их было не так уж и много:

- Думаю, что кардинально изменить что-либо мы уже не можем. Все, что можно сделать для повышения обороноспособности, мы уже и так делаем. Но кое-что мы сделать обязаны. Например, необходимо проконтролировать взрыв англичанами нефтяных скважин, трубопроводов и всей инфраструктуры, в случае если немцы все же до них доберутся. На их тушение и ввод в эксплуатацию они потратят очень много времени и сил, а там глядишь, арабы поднимут восстание или объявят джихад, взорвав их вновь. И надо любой ценой обеспечить нейтралитет Ирана. Каким образом, даже предположить не могу, но, как говорится, кто на что учился! Мне кажется, что через пару месяцев следует ждать английской делегации, с мольбами о помощи хотя бы поставками вооружения для африканской и индийской армий. Чем мы им можем помочь, кроме поставок "берданок" и кремневых ружей, благо этого добра у нас много, не могу даже представить, но чем-то помочь надо, нам же потом хуже будет!

Сталин усмехнулся себе в усы, и, спустя минуту, проговорил:

- Борис Михайлович, вы свободны. Я прошу вас хорошенько подумать о наших ответных действиях с точки зрения военной. Жду ваших соображений завтра ... точнее, уже сегодня вечером.

РУДОЛЬФ РУССЕЛ

Млять,какже заипал,сцуко гребанный лапшичник Мусоленный- лично просил его прибыть на переговоры перетереть важные вопросы- а он,гад, прислал свою шестерку вместо себя и смеет удивлятся шишу без нихрена.

Пришлось лететь к нему самому утрясать вопросы и одно радует- тот самый Отто лично пообещал, что этот полудурок разочаровал меня в последний раз.Там вместе с Тодтом и Шпеером втроем вбивали в его мозг недопустимость риска начавшейся нефтедобычи в Ливии, тем более,что по уговору расходы и нефть делим пополам.После решения этого вопроса нервов ни у кого из нас не осталось и мы дружно напились вхлам еще в самолете от осознания глубины его тупорылости и нужды в снятии стресса.Впрочем,все хорошо, что хорошо кончается, дойчегенералы к ноябрьским переговорам пустили в расход гарнизон Мальты сэкономленными на несостоявшейся "Битве за Британию" средствами и силами- Рихтгофен умудрился ночными авианалетами "Шторьхов" и дневными ракетными обстрелами "Физелер-ФАУ" провести ее фактически на теперь нашей французской территории,отражая их дневные налеты на наши аэродромы и пусковые площадки- а когда все кончилось затишьем там и захватом Мальты,бритты объявили о "решительном отпоре,который заставил отказатся от высадки в Британию"- подняв настроение нашего Вольфрама и Геринга,ибо самолетов и пилотов бритты профукали в разы больше нашего,не говоря о туевой хуче расфигаченных городков типа Ковентри,спаленных морпех-"электриками"Гиммлера прибрежных рыбацких поселков и пущенных под откос крылатой"братвой" Штудента поездах.Неудивительно,что у них крышу сорвало настолько, что решились на бомбежку аэродромов даже четырехмоторниками- где их пилоты на собственной шкуре убедились в слабости своих винтпулеметов против авиаброни и авиапушек на Та-190,убивавшим их издалека."Спитфайры" сопровождения также быстро закончились ибо каждый встречали по четверке Fi-109 связывая боем до их падения вниз от нехватки топлива- и это хваленые "спитфайры", убожество "харрикейн" сразу стало практической мишенью ибо скорости на отрыв у них отродясь не было,а при попытке ухода в вираж допиленные Физлером истребители доворачивали до них влегкую и сбивали их.Испытания новой стрелковки также прошло успешно- даже бреда моей пьяной фантазии и сумрачного тевтонского гения со звучным названием - БОЛТЕРЪ!!!,боеприпасы для которого сделали на базе выстрелов к сигнальной ракетнице и увеличив его дальность стрельбы из нового оружия в сравнении с исходным вариантом.Самое удивительное,что десантники практически поголовно отказались в пользу него от штатного пистолет-пулемета ,бывшего у них до этого на вооружении- как выяснилось,он деморализовал бриттов, разрывая их тела на куски при прямом одиночном попадании осколочных гранат и приводя в полнейшую негодность их технику при многократных попаданиях кумулятивных- десантники вполне самостоятельно сообразили стрелять по ней групповыми залпами на весь магазин.С ужасом дожидаюсь результатов других пьяных базаров на злополучном банкете с промышленниками- "Крупп" совместно с "Сименс" решилось на одном "лафете" "Доры" строить вместо нее таких же массогабаритов рельсотрон- а "Бош" с "ИГ Фарбен" и "Рейнметалл" на шасси "Карла" уже начали испытания химического лазера."Электрики" также без моего нетрезвого внимания не остались- "Маузер" совместно с "Вальтер" создали им очередную вундервафлю со звучным названием ЙагдПартизаненГевер, по сути - АвтоОбрез по схеме буллпап а-ля СВУ под винтовочный патрон "Маузера" с укороченным утолщенным стволом,эжекционным охлаждением и продвинутым дульным тормозом, испытания коего тоже на удивление прошли успешно- доведя до истерики бриттопатрули полным превосходством боеприпаса над их слабенькими пистолет-пулеметами "стэн", пробивая укрытия их юзеров без труда -и в мобильности над их ручпулеметами "брен", выбивая их расчеты в первую очередь.



Популярное на LitNet.com К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) E.The "Странная находка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"