Ибрагимов Ринат Динарович: другие произведения.

Параллель (Глава 1-8)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем привет, сегодня я наконец-то смог уделить время своей книге. Я отредактировал диалоги и добавил букв то тут, то там, на семи главах. А так же написал восьмую главу.


   Час не пробитых, возможных секунд,
   Что душу наполнит, а страсть их погубит,
   Сын медицины что славен и горд,
   Погибнет тогда - когда забытым он будет...

Р. Ибрагимов

Глава 1

Вступление

   Пожалуй, все-таки не правы те, кто не уважает медицину. Сам я не сталкивался еще с грубостью и хамством, как посредственных так и не очень людей, вплоть до открытой неприязни к работникам скорой помощи - повидавшие люди рассказывали, после чего в душе просыпалась такая явная ненависть за наш народ. Неужели они не могут понять и по достоинству оценить степень важности каждого медработника? А потом еще спрашивают, откуда берется, весь тот персонал что груб и выгорел на своей работе, из-за постоянной стычки с неугомонными и наглыми пациентами.
   Не привыкший работать на скорой помощи, но уже изрядно втягивающийся в русло своей профессии, правда, конечно, на своем энтузиазме, я с уверенностью еду заступать на смену.
   Утреннего солнца еще не видать, но уже, на востоке проглядывается, багряно-красного цвета заря. Тридцати градусный мороз, кажется невыносимым, после такого теплого и уютного трамвая, где можно было отогреть свою пятую точку даже в самые лютые морозы.
   К счастью станция скорой помощи была в минуте ходьбы от трамвайной остановки, что, конечно же, было огромным плюсом, и так я потрусил через дорогу, попутно всматриваясь на приближающиеся автомобили, как бы ненароком не сбили, ведь с утра у нас уже гололед.
   Увы, за время, проведенное в общественном транспорте, я отвык от уличной температуры. Умственные способности с утра так же ощутимо давали о себе знать заторможенностью в принятии решений. Так и сейчас, завидев автомобиль, мчащийся по направлению к пешеходному переходу, я сразу не придал ему значения. Думал, что он заблаговременно увидит меня в белой куртке, со светоотражающим элементом снизит скорость и даже затормозит. Но, увы, пути судьбы неисповедимы он на меня обратил внимание лишь под конец, чем сразу был вызван визг тормозных колодок и шум трения шипованной резины по льду. Слава богу, я успел ускориться и выбежать на тротуар. Благополучно споткнувшись о выпирающую крышку колодца, под заваленным и утрамбованным снегом шлепнулся в него лицом.
   Освежает, подумал я про себя, встав и отряхнувшись, я уже было собрался идти дальше, как заметил в снегу разбитую банку, так любезно выкатившейся из порванного пакета.
   Я: - Вот и поел супчика, называется. - Возмутился я от своего невезения и поплелся в сторону входа в здание.
   Прием медицинского оборудования у предыдущей смены отнял остаток моей нервной энергии. Казалось, что у всех крышу снесло от ночного дежурства, чем я впрочем, и поинтересовался, как впоследствии оказалось, ночка выдалась горячая, даже наоборот ледяная. Оказывается в пять часов утра в город приехал автобус со студентами изо всей России, на параолимпиаду, с одним правда нюансом, они все были глухие. Так вот, водитель автобуса проезжая по мосту, не справился с управлением, из-за гололеда, врезался в ограждение, выбив окна и пороняв порядочное количество пассажиров, он со всей грузной совестью полетел с сотни метров, в самое что ни есть удачное место, в воду. Ну как в воду? В лед, но пробив его, автобус неспешно пошел на дно. Правда, повезло то, что зацепившись днищем за кромку льда, дальнейшего продвижения не предвиделось. Дальше все как по сценарию, спасатели вытаскивали тех, кто сам не смог вылезти, а "скорая", их приводила в порядок и госпитализировала в ближайшее лечебно-профилактическое отделение. Вот и все мои коллеги подмерзли, ожидая на льду, пока спасатели вылавливали "рыбку".
   Из аналитического состояния, меня вывел голос из селектора, любезно сообщившего мне о поступившем вызове.
   Удачно собравшись и укомплектовавшись, погрузился я в машину. Первым вызовом на сегодня стало - артериальная гипертония, ее осложнение гипертонический криз.
   По дороге в пункт назначения, проезжая мост, на котором, кстати, и произошло недавнее роковое событие, залюбовался красного цвета рассветом. Пейзаж был просто потрясающий. Первые лучи солнца, слепящие своим светом, словно струя свежего воздуха сдувала ночной мрак, как и полагается в середине января сугробы снега, засыпавшие реку, отражали все попадавшие на них лучи, было ощущение, что я прям на месте и ослепну, от столь яркого представления. После первых секунд восхода, глаза, привыкшие к свету, начали ясно воспринимать всю открывшуюся картину. Мост со сломанным ограждением. На фоне багрового цвета восход, яркое солнце переливающегося цвета, по двум сторонам реки лесополоса, чистый ровный снег вместо запомнившегося летом голубого цвета реки "Урал". Словно грибные шляпки, рассыпанные вдоль реки палатки рыбаков, клубы дыма от походных печек, костров и варящейся ухи спозаранку.
   Так, любуясь представшей картиной перед глазами, я не заметил, как погрузился в сон. Снился мне величественный город, времен средневековья, где нормой является антисанитария, бедность, жесткая монархия или даже тотальная тирания, где большую часть населения составляют крестьяне, что борются за свою жизнь изо дня в день. Бесконечная борьба за власть среди высших сословий. Времена рыцарства и пиратства. На фоне городских стен, высоко в небе, можно было увидеть всполохи огня. Там видно шла борьба между драконом и волшебником. С чего я взял, что это дракон и волшебник? Так все просто, кто же еще может походить на гигантскую ящерицу, извергающую пламя изо рта, имеющее шикарные перепончатые крылья на спине. Так же человек, из мира фэнтези, что быстро проговаривает на непонятном языке заклинание, после которого на конце его посоха формируется огненный шар, и пулей вырвавшийся из своих оков, стремглав устремляется в свою цель. Словно в сказке. Вокруг суета, разгром, люди бегают, плачут. Кто-то кого-то потерял во время этой чудовищной битвы, кто-то уже и не может вымолвить и слова, лежа на тлевшей земле или под грудой обломков зданий и стен.
   Тут-то меня и прервал нежный голос второго номера: - Мы приехали.
   Я: - А? Да, сейчас, - достав рацию, отзваниваюсь, уже таким привычным способом диспетчеру. - Кофеин два, двести двенадцатый доезд.
   В ответ мне мелодичный голос женщины по ту сторону аппарата: - Восемь двенадцать.
   Кстати, "Второй номер" - чаще позывной напарника в бригаде скорой помощи, где он является помощником уже "Первого номера". "Кофеин два" позывной диспетчера, а "Двести двенадцатый" позывной нашей бригады.
   Записав время прибытия, сказал второму номеру взять с собой кардиограф и сумку с препаратами, вышел из машины. Пока напарник возился с сумками я, умудрился провалиться ногами в мокрый снег, вот что бывает, когда не смотришь под ноги. Похлюповая кашей в берцах побрел к входу в подъезд. Подойдя к двери, как у нас в России и принято, а именно законом подлости, домофон не работал. Провозившись "под палящими лучами солнца" десять минут, мы, вскарабкались на девятый этаж, и попали в квартиру.
   Оказывается все это время, любимый наш ветеран труда в возрасте 96 лет, со стойким маразмом, все это время пыталась открыть через трубку домофона, входящую дверь в подъезд. При этом покрикивая на весь дом.
   Открылась? Открылась? Открываю. Открылась? - и так до тех пор, пока мы не подошли к ней.
   Любезно пропустив нас вперед, вглубь квартиры, попутно возбраняя свое существование в этом бренном мире, в столь неповоротливом со временем теле, бабка поковыляла за нами.
   Нас встретил, войдя в квартиру, концентрированный запах мочи и фекалия. Что непроизвольно заставляло морщить нос и чертыхать свое невезение и антисанитарию в комнате. Пройдя внутрь, осмотрели старушку, чей возраст не возможно было установить, лишь взглянув на нее. Внешний вид ее можно было описать как пакет с костями. Бледного цвета кожа, запавшие глазницы, огромные синяки под глазами, что больше выглядели как черные круги. Кожа была настолько прозрачной, что можно было увидеть спокойно, вдоль всего эпителия капилляры и сосуды.
   Ох, забыл представиться, меня зовут Ренат, друзья зовут Рен. Мне 23 года, и совсем недавно я закончил медицинский колледж.
   Рен: - Лен, будь любезна, измерь давление и сатурацию. - Сказал я своей напарнице, сам же попутно расположившись у стола, стал расспрашивать Бабушку.
   Рен: - На что жалуемся? - Взял ручку в руки и начал заполнять карту вызова.
   Бабушка: - Ох, милок, я ветеран труда, почетный донор России, я всю жизнь сдавала кровь, я тоже была медработником во времена Сталина и... - ерзала на кресле бабушка.
   Рен перебил ее: - Бабуль, на что жалуетесь? - посмотрев в глаза бабушке и взяв паузу, стал дальше писать.
   Итак, время ограниченно на обслуживание вызовов, а она еще хочет свои светские беседы вести с нами. Иди во двор, с другими бабушками обсуждай.
   Бабушка: - А, так это, давление у меня подскочило, целых сто семьдесят на сто, я сама измеряла. Даже аппарат купила, вон на столе стоит. Мне врач сказала, что бы я вела дневник, и туда записывала во сколько, какое давление у меня. - Начала размахивать руками то на право, то налево показывая, не нужные нам вещи. Даже чуть Лене не заехала в нос, пока та пыталась замерить давление.
   Лена: - Бабушка, сидите ровно, не двигайтесь. - Перемерив, давление, сняла статоскоп и тонометр, повернулась к Рену. - Давление сто сорок на девяносто, сатурация девяносто девять, пульс восемьдесят два. (Кстати сатурация это насыщение крови кислородом, по крайней мере, мне так пояснили, когда я в первый раз услышал этот термин.) - Складывая тонометр и пульсиоксиметр обратно в сумку, сказала Лена.
   Бабушка: - Сколько? Я плохо слышу дочка, громче говори. - Лена в ответ: - Хорошее давление у Вас, не переживайте.
   Рен: - Какое у Вас рабочее давление? - Отрываясь от записи, повернулся и спросил у бабушки, после чего стал читать выписной эпикриз.
   Бабушка: - Сто двадцать на восемьдесят, сегодня я приняла две таблетки каптоприла (препарат для снижения давления) - я спросил: - когда Вы прияли таблетки? - Да вот, перед Вашим приездом. - Посмотрел на бабку строгим взглядом, но постыдившись, повернулся дальше заполнять бумаги.
   Ну, блин. Что за а? Не пойму, почему они вызывают скорую, если уже приняли лекарство для снижения давления? Всем ведь известно, да и в аннотации написано, что лекарства начинают действовать в течении двух часов, в зависимости от организма. А люди все понять ни как не хотят.
   Рен: - Лен, сделай кардиограмму, а потом опять перемерим давление. - Уже не поворачиваясь, сказал Рен напарнице.
   Бабушка: - Вы мне это, укол сделайте, что бы легче стало. - Расширив глаза и посмотрев Рену в спину, возмутилась, было, бабка, услышав нормальные цифры давления.
   Рен: - Бабуля, у Вас давление хорошее, вы уже выпили все необходимые лекарства, так что не переживайте. А в уколе нет необходимости... - Лена протянув мне кардиограмму, стала собирать сумки. - Вот видите, даже на кардиограмме у Вас все отлично, так что переживать и требовать ненужные уколы, не надо.
  
   Начало ждет своего конца,
   Приближения из далека,
   Когда настанет судный час
   Оборвется чья-то судьба на раз.

Р. Ибрагимов

  

Глава 2

Начало конца

   Спустя непродолжительное время промывания мозгов и заполнения надлежащей документации, со всеми ненавистными подписями и бумагами. Я с Леной спустился к машине скорой помощи.
   Лена: - Ну наконец-то, я уж думала что там задохнусь... - Вздыхая полной грудью, сообщила мне свое мнение напарница.
   Я: - Да... Свежий воздух так *кха-кха* прекрасен. *кхм-кхм* В горле до сих пор першит от запаха стоящего в квартире. Лен, ты давай отзвонись диспетчеру, а я пока покурю. - Направился к нашей машине.
   Лена: - Ладно.
   Стоя возле кареты скорой помощи, достал пачку сигарет из-за пазухи, Неловкими движениями вскрыл и достал сигарету зубами, Нащупав в фильтре капсулу, используя небольшое усилие, раздавил ее зубами. Послышался характерный звук разрывающегося стекла под волокнами. И практически сразу рот наполнился вкусом вишни. Достав зажигалку с фитилем, советского образца, я шаркающим движением пальца по колесику высек искру, спустя мгновение искра превратилась в пламя, благодаря напитавшемуся фитилю спиртом.
   Поднося зажигалку с красно-желтым пламенем к сигарете в зубах, закурил. Испустив выдохом, сигаретный дым, засмотрелся на трепещущее пламя, раздуваемое, то гаснущее от порывов холодного и освежающего, зимнего, утреннего ветра. Невольно присмотревшись, как бегает огонек в моей руке, неосмысленно погрузился, в трепещущее чувство, которое поглотив меня, показало, следующую сцену.
   Там, в темном лесу, где вероятно обитают дикие звери, и добровольно не ступала нога человеческая, стояла изба. Она была дряхлой и неухоженной, вся покрыта плесенью, даже невольно ощущался соответствующий запах. Вокруг разросся кустарник, и своим видом показывал, что здесь живым не рады, острые шипы, так и сверкали, под светом полной луны.
   Секунда. И перед глазами промелькнула картинка. По ощущению показалось что кто-то, чьими глазами я смотрю, влетел через оконное отверстие в дом.
   Там было темно, но можно было увидеть, благодаря свету луны и бликам пламени в камине, что сидела напротив двери, в кресле-качалке бабуля возрастом под сто, Она всем своими видом показывала, необратимость времени и скоротечность жизни. Запавшие глазницы, морщинистое лицо, сухая, бледная кожа. Она трясущимся руками держала свиток, и что-то невнятно бормотала.
   Другая секунда. Картинка вспыхнула, из глаз полетели искры, кадр изменился. Теперь под грохот молнии, и завывание ветра, шума льющего как из ведра дождя. Загорелись свечки расположенные, то тут, то там, по всей избе. Если присмотреться, то можно было увидеть, что вырисовывалась картина золотого кленового листа.
   Тут внезапно бабуля смолкла, свиток в руках превратился в прах, а слова, те, что недавно лились из ее уст словно река, еще звоном отдавались в ушах. Она медленно подняла голову, и своими красными глазами, в которых читалась гаснущая жизнь, впилась в меня. От этого у меня прошлись мурашки по коже, стало некомфортно, появилось чувство тревоги и страха. Она лишь сказала одно слово, на непонятном языке. И это слово я смог понять: - Возвращайся.
   Тут передо мной закрутилась пелена, послышался, визг, вой, скрип. Передавая атмосферу ужаса, вспыхнул огонь. И словно на старом граммофоне, где заело пластинку, отдавался, старый скрипучий голос старушки постепенно угасая: - Возвращайся, возвращайся, возвращайся...
   Почувствовав, жжение в губах и в руке, непроизвольно выплюнув что-то и выронив из рук жгучий предмет, я пришел в себя и услышал голос Лены: - Возвращаемся, нас вернули на подстанцию. - Вспомнив, где я нахожусь, и, помотав головой, отгоняя наваждение, я увидел расплавленный бычок и потухшую зажигалку в снегу. Подобрав зажигалку, пошел к машине.
   Лена: - Что с губой? Сигаретой обжог что ли? - насмехающимся голосом, что так нежно звенел, спросила Лена. Спустя некоторое время моего молчания она спросила. - О чем задумался то? - тыкнула меня в бок локтем Лена.
   Я: - Все в порядке Лен, поехали на станцию. - схватив ее руку, отмахнулся и зевнул.
   Под звук заведенного мотора, я погрузился в размышление. Что это было? Сон? Наваждение? Не понятно, но ясно одно, что ничего не понятно. Надо бы в интернете покопаться, к чему это... Или у кого дельного совета спросить. Я хоть и неверующий, но этот сон словно что-то хочет мне сказать, правда, я не совсем понял, что...
   Лена: - Ренат, смотри! - Растолкала меня за плечо Лена.
   От голоса внезапно крикнувшего мне в ухо, я аж дернулся. Поняв, что это звала меня Лена, я посмотрел туда, куда устремился ее взгляд. И тут до меня дошло, мы уже пересекали мост, а по льду, брел, весь покрытый инеем, в мокрой на вид одежде, парнишка, лет пятнадцати. Он судорожно обхвативший руками свое тело, и потирая свои плечи, брел дрожащей походкой, в направлении берега. Тут-то до меня дошло, это же спортсмен, с утреннего ДТП. Оглядев окружающее пространство, увидел недалеко от него прорубь, размеров метра два на три, по всей видимости, след от автобуса, окунувшегося несколькими часами ранее в лед, дружно, со всей компанией глухих и потонувший на большой глубине.
   Я: - Быстрее едем к нему. Лена доставай изолирующее одеяло, готовь носилки, адреналин, магнезию! - Выхватываю рацию попутно и, перебивая другие бригады, кричу, - "кофеин два", это "двести двенадцатая бригада" у нас тут утопающий спортсмен под мостом, нужна подмога, возможно, еще кто-то остался подо льдом! - забираю одеяло у Лены и готовлюсь выскочить из машины.
   Диспетчер: - Принято, высылаю бригаду.
   К тому времени как я договорил, мы уже съехали с трассы на берег, и на полном ходу вылетаем на лед. Остановившись, разворачиваем носилки и несемся на встречу к парнишке. Тут мы заметили, что в прорубе идет бурление воздуха, по всей видимости, остатки кислорода покидают кабину автобуса. Внезапно послышался громкий треск. От края проруба, быстро, во все стороны, начала распространяться трещина, словно паутина, плавно разрасталась по диаметру, попутно откалывая куски льда.
   Я, на ходу тормозя ногами на льду, кричу Лене: - Бегом в машину, уезжайте со льда! - сам же развернув одеяло, бегом к парнишке, и кричу: - Беги! Парень беги!
   Тут-то до меня доходит, что спортсмен глухой, я ускоряюсь, как могу. Уже забыв о страхе смерти, о том, что плавать я не умею, о том, что я не прожил и тридцати лет. Напрочь снеся эти мысли в сторону, я проговаривал себе, я выживу, я выживу! Спасу паренька!
   Добежав до парня, обхватываю его одеялом, и силком потащил к спасательному и такому далекому берегу. И думая на ходу, про себя проговаривал, хоть бы успеть, хоть бы успеть! Видя, как Лена уже залезла в машину, и водитель начал разворачиваться в сторону берега, я почувствовал, как душа ушла в пятки, непроизвольно зажмурившись, я почувствовал холод, дикий холод. Нарастающий с каждой секундой холод, как бы говорил мне, - Ты не сбежишь, все предрешено! - проклиная все на свете, про себя я вспомнил старушку, которая вызвала скорую, и подумал, как несправедлива жизнь и ушел под лед.
  
  
   Если ищешь смерти, то не робей,
   Коль прошла жизнь скорей,
   Чем успел подумать ты о ней,
   Чья коса вонзилась в плоть твою скорей.

Р. Ибрагимов

  

Глава 3

Осознание

   Домик в лесу все так же имел отталкивающую или даже устрашающую ауру. Слово само его существование, на контрасте с зеленым и благоухающим лесом, является злом, что не побрезгует поживиться живыми существами. Лишь только один человек мог сосуществовать с данной атмосферой, и это была женщина в возрасте. Своим внешним видом она показывала тщетность бытия, несовершенство человека и жизни, в ней отражался шаг от смерти, словно некто с косой и в черном балахоне, жаждал совершения ее проступка, чтобы мигом отсечь жизнь и вернуться к столь важным бессмертным делам.
   Она сидела, сидела в кресле-качалке, теребя дрожащими руками свиток. Свиток этот был призыва. На пороге смерти старуха хотела исправить отношения людей, раскрыть людям истину, что кроме них самих ни кому они не нужны. Показать им, что дорога каждая жизнь, перед порогом вечности и забвения, когда идут счеты на десятилетия перед вымиранием человечества. В этом злосчастном и не столь требовательном мире меча и магии, планете Земля.
   Да, это та планета, о которой Вы подумали. Планета что является зеницей среди подобных ею космических тел. Там, где в современности, человечество, словно сорняк заселило дальние уголки. Где другим разумным просто нет места. Но тут, человечество вымирает. Человечество что научным и техническим развитием застряло на уровне рабовладельческой эпохи. Люди вымирают, просто из-за невозможности продлить свою жизнь, из-за невозможности бороться и слабости организма. Но здесь имеется своя изюминка, здесь есть магия, разнообразие рас. И лишь те, кому подвластна сила магии и боевого духа, способны прожить впечатляющую жизнь. Правда людям с такой силой глубоко начхать на простолюдинов, вследствие чего и встала данная ситуация ребром. Падение и расцвет человечества зависит от них самих.
   Старуха, еще раз взвесив, все за и против, все же решилась. Она начала зачитывать заклинание. Заклинание, которое может стать той самой силой, падения или расцвета человечества как вида в целом. Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд, она не могла оторваться от свитка, поскольку это грозило бы провалом, взяв себя в руки, продолжила читать заклинание.
   По мере завершения заклинания, начали проявляться изменения в погоде. Раскат грома далеко в небе, вспышка молнии за окном, завывание ветра в открытые проемы, дребезжание капель дождя по поломанной черепице дома, все это нарастало, словно говоря: - Не гневай бога! Не испытывай судьбу, не лезь туда, куда тебе не следовало. - И внезапно все затихло, вместе с распевом заклинания. Свиток сгорел, оставив лишь пепел после себя, в напоминании проходившего ритуала. Так же остались лишь пятна воска, от свечей, что изображали символ кленового листа.
   Собравшись с последними каплями сил в организме, старуха, подняла свой уставший взгляд в сторону двери. Её руки уже не дрожали, лишь фокусировка зрения в сторону ощутимого ментально, присутствия живого существа, отнимали последние ее силы, она чувствовала, что жизнь ее покидает. Увидев контур размытого светом, человеческого тела, она поняла, что призыв удался. Она хотела о многом поведать, многое увидеть, стать свидетелем преображения человечества. Но, увы, ей этого не удастся сделать. Из последних сил, как будто и не своим голосом, она прошептала: - Возвращайся. - Вспыхнул свет, мерцающая воронка засосала невидимое существо, послышался визг, вой, грохот и все стихло. Даже стук сердца старухи и её сопение через волю, более не было слышно. Её больше не стало.
   Где то недалеко от места упокоения старухи. Туман. Не видно не зги. Лишь слышно щебетание и пение неведомых птиц, звуки копошения зверей и всплеска рыбы в воде, журчание бурным потоком водопада, ниспадающей плотной стеной с высоты птичьего полета. Помимо прочего был слышен вой ветра, что постепенно усиливался, разгоняя вокруг себя туман.
   Спустя пару секунд взору открывается чудесная картина. Голубая река, толщиной в сотни метров, в нее впадает ревущий бурный поток водопада, ломая камни и сметая все на своем пути. Наливное солнце, красно-оранжевого оттенка, что вздымается ввысь с каждой минутой все выше и выше. Чистое небо, без намека на тучи. Вековые деревья на берегу, толщиной в два обхвата человека. С чистой, свежей, зеленого цвета листвой, что так и дурманили своим запахом. Фрукты и ягоды что беззаботно росли на ветках этих исполинов и маленьких аккуратненьких кустарников. Юркие, неповоротливые звери, непуганые охотой, что свободно питались плодами дикой природы, так безбоязненно подбирались к телу молодого человека лежащего на пляже реки.
   Этот молодой человек, лежал без сознания, с полуночи. Он явно был уроженцем не здешних земель. О этом судить можно было лишь взглянув на его одежду, бордового цвета, со светоотражающим элементом и надписью на спине "скорая помощь".
   Он был весь взъерошенный, со ссадинами и царапинами на открытых участках тела. Всем своим видом он показывал, что его пожевало морское чудище и выплюнуло. Дыхание его было еле слышно, он мирно спал.
   Проснувшись, парнишка сел на горячий песок белого цвета, и неверящим взглядом своих карих глаз уставился на окружающий его пейзаж. Его рука слегка дернулась на песке и поднялась. Взглядом, скользнув по покрытой песком руке, впал в прострацию. Он схватил указательным и большим пальцем щеку и сильно сжал. От болезненного щипка он поморщился. Потерев щеку, отпустил руку на песок и про себя пробормотал: - Не верю, это сон? Но как? Я же был недавно на льду, а тут... - набрав полной грудью воздуха, он огляделся, - весна, блин, мне это точно не мерещится, я в спецодежде, причем в бушлате, - разглядывал себя юноша. Подняв голову, он посмотрел на противоположный берег, и протер несколько раз глаза, - скорая? Это машина скорой помощи?
   На противоположном берегу, в зарослях камыша, в стороне от молодого человека, лежала перевернутая машина скорой помощи. Если бы Вы не знали, чем это может быть, то предположили бы, что это куча мусора. Весь развороченный корпус автомобиля, отдаленно напоминал сито. Выдавало машину скорой помощи то, что она была желтого цвета и с менее узнаваемой люстрой на крыше. Страшно представить, через что прошла эта консервная банка.
   Тихонько приподнимаясь на ноги, снимая с себя всю верхнюю одежду, юноша остался в прилегающих штанах темно синего цвета и зеленой футболке с рисунком черепа: - Как хорошо что, я одеваю спец одежду поверх гражданской. Так, надо бы как то перебраться на тот берег, может по дороге пойму, что произошло.
   Закинув на плечо, спецодежду, он резким движением разогнал любопытную свору белок, и тихонько побрел вдоль берега. Попутно натыкаясь, то на шины для иммобилизации конечности, то на разнообразные препараты и аппаратуру разбросанные вдоль берега, после случившегося происшествия. Пройдясь, некоторое время вдоль берега, Рен начал уже сомневаться, сможет ли он переправиться на другую сторону, как заметил небольшой островок. Островок являлся таковым лишь фигурально, фактически это была плотина, сделанная ни кем другим как бобрами.
   Подойдя в плотную к плотине, Рен еще раз оглянулся по сторонам, как бы не доверяя самому себе и спрашивая, что он здесь делает, смело шагнул на плотно выложенные ветки и деревья в виде плотины, что протягивались до противоположного берега, минуя всю речку, и пошел на ту сторону.
   Попутно он отметил, насколько умелые бобры, их плотина, была столь крепкой, что спокойно выдерживала на себе вес молодого человека, весом 70-80 кило. Под хруст веток из-под ног, Рен смотрел на прозрачную, голубого цвета воду. И видя свое отражение, он ни капли не сомневался, что оно всегда ему и принадлежало. Рен задумался: - Если трезво оценить ситуацию, что же тогда выходит? Первое - я не дома. Это факт! Там у нас была зима, а тут, лето? Второе - я в спецодежде, а значит, я сюда попал сразу же после провала под лед. Третье - я не вижу следов цивилизации, а значит либо, меня унесло течением реки далеко-далеко, и я выжил - в чем сомневаюсь очень сильно. Либо мне придется поверить в те сказки, про которые я читал. Прям как в этих ранобэ, где главного героя призывают в параллельный мир, что бы он спас принцессу, ой, то есть мир, от сил зла. Ахахаха! Как смешно, стоит поверить в эту бредовую ситуацию, как окажется, что я лежу себе мирно на коечке в психбольнице. Умора! - Погрузившись в свои раздумья, он заметил, как на краю его взора мелькнула в воде тень, резко поднялась и плеснула в его сторону вода, нарушив тихую и спокойную гладь реки, это нечто вновь погрузилось на дно и исчезло из виду. Как Рен, ошеломленный внезапным изменением спокойствия реки, плюхнулся задом на плотину. Чем тут же ее сломал и пошел на дно вместе с мусором, ветками и щепками, попутно вздымая руки и хватая под них то, что попадется, про себя он подумал: - Блин! Не успел переродиться или как там, уже дохну. Победитель по жизни прям! - Его размышление и самобичевание прерывает резкий удар бревна по затылку. Он теряет сознание и погружается в воду.
  
   И вот попал ты снова, в зеницу ока смерти.
   Стремглав, от смерти ты, сбежать пытался,
   Брыкался, но все же доигрался
   Узнав, что жизнь похуже смерти.
   Сам в лапы ей ты и отдался.

Р. Ибрагимов

  

Глава 4

Смирение

   Кто-то: - Молодой человек, молодой человек! - Слышался на фоне течения реки, взволнованный, дрожащий, нежный голосок. - Ммм... - простонал на столь дерзкое прерывание сна, Рен. Еще не успев открыть глаза, уже спросил - где, где это я? - Открыв глаза, оглядывает вокруг себя пейзаж. Темный лес, где сквозь проросшую листву и крон деревьев, едва можно уловить луч света. Огромные стволы деревьев, словно величественные копья, устремляющиеся вверх, и как бы ментально давя и показывая свое превосходство над бренными людишками, что снуют все время вокруг, что все время спешат и суетятся. Темно-багрового цвета кустарник проросший вдаль, до куда взора хватает. И девушка, лица ее не видно из-за преломления света и неясности взора после сна.
   Рен: - Ох! - Встрепенулся Рен, и внезапно вскочил, на ноги, попутно выговаривая: - Простите, пожалуйста, ради бога за беспокойство. Я, я... вроде бы... в порядке... - Протараторил по началу, а затем, сбив дыхание и забыв как дышать, еле выговорил последние слова.
   Перед ним сидела девушка, в бледно розовом сарафане, плотного покроя, огненно рыжего цвета волосы, симпатичные веснушки на милых кругленьких щечках, курносый носик, что потирает слегка мокрая, синеватого цвета рука, со ссадинами и гематомами, нежно зеленого цвета большие глаза, в которых читалось одновременно взволнованность, испуг и страх.
   Девушка: - Как Вы себя чувствуете, - тихо сказала девушка, как бы боясь громкого голоса Рената и стесняясь, отводя взгляд в сторону, от пристального взора.
   Придя в себя Ренат, почувствовал неловкость, от столь милой сцены и сказал в ответ, - Я себя чувствую хорошо, - затем вспомнив ссадины на руках, он произнес, - а Вы? Вы в порядке? Поранились? - Взглядом, перебегая от одной ссадины к другой, поинтересовался Рен.
   Девушка, не ожидавшая вопроса о самочувствии, смутилась и, сжав мокрый подол своего сарафана в миленькие, маленькие кулачки, промямлила, - Это пустяки, сейчас важнее то, что Вы делали в реке, да и в столь отдаленном от города месте?
   Обратив внимание на мокрую одежду и заросшую бурьяном берег реки, в голове у Рената сложилась картина, что эта молодая особа, пролезла сквозь терновые кусты и бурьян, влезла в холодную реку и вытащила его на берег, не каждая девушка ее возраста способна на такое. И тут он, как бы вынырнув из раздумий, переспросил: - Города? Какого города? И где это я?
   Ответом послужило молчание удивленной девушки, но как бы понимая сложившуюся ситуацию, о заблудившемся путнике, она поспешила ответить, - Сейчас мы находимся в сумрачном лесу, на границе страны Фиатия и республики Мерсия, - выждав паузу, что бы молодой человек осмыслил, где он находиться, она спросила, - а Вы откуда?
   Немного подумав, Рен ответил: - Я сам не знаю, - лучше не буду пока говорить о своей ситуации, мало ли что, мне еще приключений на пятую точку из-за этого не хватало. Буду ждать подходящей ситуации или первых намеков на то, что этот мир мой, ну или чужой. - Потерял сознание, очнулся недалеко отсюда, потом рекой принесло сюда, где, по всей видимости, Вы меня и спасли. Спасибо, спасибо большое! - Рен сложил руки вместе в благодарном жесте, слегка поклонился девушке.
   Девушка: - Да что Вы, не беспокойтесь, мне не тяжело было, и к тому же, видя человека попавшего в беду, разве не всякий придет на помощь? Меня кстати зовут Танди, Танди из рода Диттон, я дочь старосты деревни Грейфилд.
   Рен: - Приятно познакомиться Танди Диттон, меня зовут Ренат, можно просто Рен - представился, попутно подавая руку Танди, что бы та смогла встать. - Может, перейдем на "ты"? А то, как то неловко общаться, притом, что мы с тобой ровесники.
   Танди слегка смутившись, кивнув головой, положительно ответила: - Давай, я не против. - Поморщилась от раздражения ран и вновь покраснев, отпустила руку Рена и отвела взгляд в сторону.
   Рен подумал про себя - милашка. И сказал: - А зачем ты пришла в лес? Да еще и одна, не боишься? Может сопроводить тебя? - Раздулся героем, Рен.
   Танди слегка насмехнувшись ответила, - сопроводи. Так как ты не местный, то не знаешь, в этом лесу дикие звери не водятся, поскольку здесь очень сильная отрицательная энергия, в связи, с чем у животных не бывает потомства, и укорачивается жизнь. Здесь разве что боишься темноты, а так, тут даже разбойников нет. А пришла в лес я потому, что отец попросил проведать тетушку, живущую в этом лесу. Попросил принести ей еды, да и узнать про ее самочувствие.
   Рен удивленно посмотрел на нее и про себя пометил, что у него все больше и больше вопросов. - А как же звери у реки вверх по течению, где я очнулся, что это за отрицательная энергия и почему она не влияет на людей? Или все же влияет, но не так?
   Танди опять взглянула на него как на дурака, но вслух ни чего оскорбительного не сказала, а лишь объяснила, что звери живут за водопадом. Поскольку до места их обитания, эта самая энергия не доходит, выходит она имеет определенный радиус действия, а на людей она не действует, поскольку она была выпущена ее тетей.
   Слушая ее одним ухом, Рен не терял бдительности и осматривал окрестности, пока он сопровождал свою спасительницу. Вдруг, его взгляд зацепился за небрежно растущий вдоль утоптанной травы, растение. Стебель, которого был в виде стрелы, длинной 15 сантиметров, слабо опушенный на конце. Листья расположены ближе к корню, длинной около 10 сантиметров, длинночерешковые, цельные.

0x01 graphic

   Рен дернулся в сторону растения, тем самым удиви девушку и сказал: - Подорожник!
   Танди: - Подорожник? Что это?
   Теперь очередь Рена была в мыслях обзывать девушку дурой, ведь каждый ребенок знает, что подорожник это трава имеющий эффект заживления ран. Народное лекарственное средство. - Эм, ты не знаешь что это за трава?
   Танди смутилась от того как резко на нее взглянул Рен и насупившись сказала: - Не знаю.
   Рен: - Это лекарственное растение, с помощью него можно заживлять раны и ссадины как в твоем случае. Ну и помимо прочего у него еще много полезных свойств. Издавна известные в моей стране, - Рен прикусил свой язык, от того что взболтнул лишнего и лишь молился о том что бы она прослушала его последние фразы.
   Танди: - Ух, ты, как великолепно. Но у нас лечат священники или волшебники. Конечно простолюдинам не перепадает, от того многие и умирают. Правда с недавних пор, как тетушка поселилась здесь, в нашей деревне смертность снизилась, поскольку она лечила всех. - С умным видом донесла информацию до Рена, Танди.
   Рен: - Волшебники? То есть, люди использующие магию? Ты не шутишь? И твоя тетушка - маг? Правда? - недоверчиво переспросил Рен и почесал макушку.
   Танди: - Да, правда! Они использую магию, а источник магии является их манна, и да, моя тетя маг. Если не веришь мне, то скоро убедишься в этом! - Психанула, топнула своими босыми ножками по земле, и пошла дальше. Оставив Рена в растерянности смотреть ей в след, стоя на коленях перед подорожником.
   Рен: - Подожди! Крикнул в след Рен, я верю, верю. - В душе проклиная характер девушек и до конца не веря услышанному, сорвал листья подорожника и помчался следом за Танди. - Вот, приложи листья к ранам и ссадинам, хоть кровь перестанет литься. - Вытянув руку, отдает ей листья.
   Танди: - Кровь перестанет литься? - опять состроила удивленную гримасу Танди, но все же послушалась и взяла листья.
   Рен: - Только ты их оближи, перед тем как прикладывать, не спрашивай зачем, просто сделай. - Заулыбался Рен, наблюдая за недоверчивыми движениями и взглядом Танди. - Приложи, приложи. Потом сама увидишь. - Хотя кого я обманываю, навряд ли поможет... - подумал Рен. Но не успел, мысленно себя оправдать, увидел легкое свечение при контакте листка с ранкой и характерный звук шипения для химической реакции уксуса и соды. Чем сильно удивив Рена. - Брось быстро, вскрикнул Рен, - он не знал, из-за чего так, и точно ли это был подорожник, но ему не понравился эффект шипения. Попутно срывая с рук листья.
   Танди: - Ух, ты! Как круто! - но не успела она договорить, как увидела немое выражение лица Рена.
   Ссадина слегка кровоточащая, к которой приложили подорожник, зажила. Полностью зажила, не оставив ни рубцов, ни следов, лишь капли крови все еще оставались на поверхности кожи.
   Знаешь, правду знают лишь те,
   Что зрят в корень сущего на свете.
   Те, кто не боятся стоять в беде.
   Лжи не будут поддаваться нигде!

Р. Ибрагимов

  

Глава 5

Правда

   На секунду Рен впал в ступор, что же произошло? Если принять во внимание действие подорожника, то можно выделить множество его полезных свойств, но в конкретном случае, ранозаживляющий эффект должен был быть только в случае накладывание на рану свежо истолченных листьев. Тогда, содержащийся в листьях фермент стимулировал заживление ран и остановку кровотечения. А тут, произошел нонсенс, листок подорожника, который даже не выделял свой сок, усилил регенеративные свойства организма.
   Рен оторвал свой взгляд от зажившей раны и посмотрел на счастливую и удивленную девушку. Она с улыбкой на лице сказала: - Спасибо Рен, а я и не думала, что ты владеешь магией.
   Рен: - Нет, я магией не владею, но лечить людей можно и без магии. Главное знать что, как и когда использовать. - Что за бред я говорю? Подумал Рен. Если они даже не знают, как используется эта трава, то о медицине здесь и речи не может быть или я делаю слишком поспешные выводы? И она опять употребила слово "магия" неужели здесь помимо ее использования ни как более не лечат людей?
   Танди: - Это великолепно! Следую смыслу твоих слов, то можно излечить, лишь имея соответствующие знания и опыт, даже не имея таланта в магии, так? - глаза девушку еще сильней засияли. - А что ты еще можешь делать?
   Рен: - Пока не знаю, поживем, увидим. Я здесь новый человек, всех эффектов от лечения не знаю. - Пожав плечами, Рен отправился дальше, стараясь не затрагивать тему, которую он сам толком не понимает.
   Спустя некоторое время, взору Рена предстала девушка без единой царапины, и гематом. Ее нежного цвета слоновой кости кожи приятно сочеталось с ее рыжими волосами и бледного розового цвета сарафана.
   Продолжая путь, Танди нахваливала, лечебные способности Рена, что даже не обратила внимания как они подошли к калитке не большой на вид избушки. Тут-то она и обратила внимание, как в очередной раз ее спутник встал в ступор. Чем соответственно она воспользовалась и спросила: - Что случилось?
   Перед взором Рената предстала изба из его сна. Та самая, что своим видом вызывала отвращение и ужас. Вся покрытая плесенью, обгорелого цвета стена, оконные проемы, словно зияющие дыры в стволе дерева, даже без намека на былое присутствие окон в них. Хлипкая дверь, держащаяся лишь на одном, подобии створки, креплении. Заросли сорняков и кустарников вокруг.
   Рен: - Да нет, все нормально, просто чувство дежавю.
   Танди: - Дежавю? Что это?
   Рен: - Ах, это чувство, когда ты ощущаешь, что когда то был в той или иной ситуации, хотя такого раньше не было или не помнишь. На данный момент, у меня такое чувство, что я, где то видел этот дом.
   Танди: - Понятно. Это, наверное, что-то подобия иллюзии? Верно?
   Рен: - Ну можно и так сказать... - Широко улыбнулся Рен.
   С последними высказанными словами Рен и Танди входят в избу, под звук противного скрипа двери и встреченной темноты внутри.
   Прервал тишину звонкий голос Танди: - тетя Брэден?! Вы до... ма...? - Девушка запнулась, и в страхе устремила свой взор в сторону напротив двери, там, на кресле качалке лежала, неподвижно, женщина векового возраста.
   Рен подскочил к бабушке и начал поверять пульс на сонной артерии, как и следовало ожидать, пульса не было.
   Танди: - Что, что ты делаешь? - спросила Рена, всхлипывающая, Танди.
   Рен: - Как что? Проверяю, жива ли она. Но если судить по ее состоянию на данные момент, то можно сказать что она умерла как минимум двенадцать часов назад. - Разглядывая труп, прикидывая время, ответил Рен.
   Танди в удивлении расширила свои глаза и сказала: - Я знаю, что она умерла уже как четырнадцать часов назад, но ты, ты откуда узнал об этом? Ты же сам говорил, что не владеешь магией?
   Рен: - Долго объяснять, но у нее нет пульса, так же появились трупные пятна, сухие зрачки и отсутствует реакция на свет. Все это говорит о ее смерти. - Перечислив симптомы, он посмотрел на Танди.
   Танди: - Понятно. - Тихо подошла к тете, взяла плед и укрыла ее с головой.
   Рен: - А ты? Как ты определила, что она умерла, да еще настолько точно? - Удивился Рен, Ведь не все медработники смогут это определить, не то что, девушка, не соображающая в этом ни капли.
   Танди: - Ты, может быть, не знаешь это, но как я уже и говорила это все благодаря магии. Человек, не имеющий таланта в ней, не может определить манну вокруг себя. Манна начинает рассеиваться после смерти, и спустя сутки исчезает полностью. Но у особо сильных личностей манна скапливается в теле, и с со временем она кристаллизуется, превращаясь в артефакт. Как я вижу, моя тетя перед смертью использовала сильное заклятье и исчерпала свою манну из-за чего и померла, так что артефактом ей стать не грозит. - Разглядывала состояние избушки и тети, Танди.
   Рен: - Ясно, снова магия. Но почему ты тогда свои раны и ссадины не залечила, раз можешь ее использовать? - Удивленно посмотрел на нее и жестом направил на недавно заживленную рану руками.
   Танди: - Видишь ли, я же хоть и имею талант к магии, но тетушка сказала, что как только наступит мне 18 лет, я начну учиться у нее. Разве что теорию я только знаю. - Загрустила девушка.
   Тут-то Рен посмотрел на тетю Брэден и со вздохом спросил у Танди: - Хоронить будем?
   Танди: - Да, но не сейчас, мне теперь надо в деревню, организовать ритуал погребения, после чего ее придадим небу. - Сказав, направилась Танди к тете.
   Рен: - Можно мне с тобой? Мне идти не куда, а оставаться в одиночестве я боюсь. - Спросил, столь интересующий и не дававший покоя вопрос у Танди, Рен.
   Танди смахнула слезу с угла глаз, усмехнулась и сказала: - Пойдем. Только для начала я помолюсь за упокой тетушки.
   Рен: - Я подожду снаружи, ладно? - Ответом ему послужило лишь молчание, поскольку Танди села перед тетушкой на колени, сложив руки и закрыв глаза, стала молиться.
   Выйдя, Рен все не мог выкинуть из головы, произошедшие за 14 часов события, С начала он видит эту бабку во сне с ее ритуалом, после он проваливается под лед и появляется здесь. Где здесь то? Ладно, попозже узнаем. После опять упал в речку, но уже благополучно был спасен милой девушкой. Узнал что названия стран тут странные, о так называемой магии, хотя в глаза ее еще не видел. Засвидетельствовал смерть бабки со сна. Так получается, что она потратила манну на мой призыв, да? Вследствие чего и умерла. Верно? Ну, подскажите мне хоть немного! Господи, если ты существуешь, ответь мне, что происходит? Я с ума уже схожу!
   Самобичевание себя и своей судьбы Рена прервал, стеснительный толчок в руку. После которого Ренат, повернулся и увидел заплаканную Танди, поминающуюся с ноги на ногу.
   Рен: - Ух, я сожалею о твоей потере! - повернувшись к ней лицом, взял и, сильно прижав к себе, обнял ее. - Пойдем? - посмотрел прямо в глаза Танди, Рен. Чем заставил ее сильнее засмущаться и отвести в сторону лицо.
   Танди: - Угу... - танди смогла лишь это вытянуть из себя, когда закрыла лицо руками, пытаясь скрыть тот факт, что она покраснела.
  
   Смерть выбирает людей без причин,
   Поскольку на то есть веское право,
   Люди не имеют право выбрать себе жизнь
   Пока о смерти не думают трезво.
  

Р. Ибрагимов

  

Глава 6

Путь в деревню

   Шли в сторону деревни Рен и Танди в задумчивом состоянии. Каждый переваривал то, с чем они сегодня столкнулись. Рен сводил одну информацию с другой, в чем приходил к выводу, что он на самом деле не на Земле. Думал о том, что выпадет на него, о чем ему еще предстоять узнать, и сможет ли он пережить все это и адаптироваться к совершенно новому для него миру.
   Танди, залившись краской, думала о том, почему ее обнял Рен, и о том, почему она ему это позволила? Думала о том, что же подвигло ею, когда она увидела в реке проплывающее тело Рената, почему она решилась на то, что бы спасти его, когда как раньше она бы об этом даже и не задумывалась. О том, как же ей было, больно вытаскивая безвольное тело Рена на заросший тернистый берег. О том, как она любовалась им сидя на берегу и положив его голову на колени, и лишний раз боялась пошевелиться, дабы не разбудить его. О чем она думала, когда ждала, что он очнется? И его познания в травах и их эффектах возымела свой эффект на молодой девчушке, когда он, побеспокоившись о ее состоянии, вылечил ее. Заплыв вновь румянцем, исподлобья взглянув на идущего рядом Рена, почувствовала себя не в своей тарелке. Взглянув вперед и увидев, что приближаются к краю леса, она нарушила молчание.
   Танди: - Рен, скоро мы дойдем до деревни, осталось пройти опушку леса. - Указала рукой Танди на приближающуюся границу света за деревьями.
   Рен: - Ладно, веди. - пошел по следам Рен.
   Выйдя на опушку леса, Рен застыл в изумлении перед открывшимся его взору виду. Величественные скалы, разрезающие горизонт словно пила. Река, что спадает с вершины гор и, прорезающая поля и луга, на которых мирно паслись животные и росли зерновые культуры. Деревянные избушки, что так гармонично вписываются в общий пейзаж лесной опушки и скалистой местности, мельницы, перемалывающие что-то, клубы дыма из труб домов, крестьяне, снующие по своим делам вдоль улиц. Женщины, собирающие урожай с кустов и деревьев, детишки, бегающие и играющие вдоль берега, брутального вида мужики рыбачащие с лодок и рубящие большие стволы деревьев у опушки. Как раз один из них и направлялся в сторону Рена и Танди.
   Танди: - Здравствуйте. - Помахала рукой и радостно поприветствовала идущего к ним мужчину.
   Мужчина: - И тебе не хворать Танди, что-то ты быстро вернулась, - тут он обратил внимание на Рена, и прищурившись спросил, - а это кто?
   Танди: - Его зовут Рен, он путешественник, заблудился в лесу, ну я и привела его с собой. - Повернулась к юноше и сказала, - Рен, познакомься, это старший лесоруб нашей деревни, и мой дядя, Шелтон.
   Рен: - Приятно познакомиться, как уже меня представили, меня зовут Рен. Я путешественник, заблудился в вашем лесу, Танди меня спасла. Вот я и попросил меня вывести к деревне. Извините за беспокойство. - Искренне улыбнулся Рен и посмотрел в сторону Танди.
   Шелтон нахмурившись, впился своими карими глазами в Рена и оценивал его внешность: - И я Вас так же приветствую, можно поинтересоваться, как мне к Вам обращаться?
   Рен в недоумении посмотрел на Танди. Танди же потупилась, до нее только дошло, что она не спросила о социальном статусе Рена, но судя по одежде последнего, он не из низшего сословия.
   Рен: - Эм, так и обращайтесь, если Вы имеете в виду мой статус, то его нет.
   Шелтон оживившись, что гость ее племянницы, не из высшего сословия, обратился к ней: - Дорогая Танди, ты в курсе того, что в нашей деревне не приветствуют чужаков. Так почему ты привела его сюда? - Указал он на Рена пальцем.
   Танди: - Но ему же нужна была помощь, к тому же он не плохой. - Оправдывала свой поступок, чуть ли не писклявым голосом.
   Рен: - Если Вы, Шелтон, не жалуете моего присутствия здесь, то я покину Вашу деревню сразу же, как пополню провизию и узнаю местонахождение ближайшего города. - Ответил Рен громко, на грубость собеседника.
   Шелтон: - Да как ты смеешь? Неведомо откуда объявился на территории нашей деревни, так еще и требуешь провизии? Иди куда подальше, пока на месте не зарубил! - Сгорая от возмущения, чуть ли не размахивая топором в руках, ответил Шелтон.
   Танди: - Хватит дядя! Он ничего плохого не сделал... - Попыталась привести в порядок, весь балаган, что учудил ее родной дядя.
   Мужчина: - Что здесь происходит? - Схватив за плечо Танди, что хотела влететь между Реном и Шелтоном, дабы распинать их по разным углам. Спросил вновь подошедший мужчина.
   Все участники беседы встрепенулись от неожиданности.
   Шелтон: - Староста. - Поклонился подошедшему мужчине, лесоруб.
   Танди: - Папа, дядя не хочет впускать в деревню Рена. - Указала пальцем Танди на Шелтона, заставив того поежиться.
   Староста: - Танди, таковы правила. - Окинул оценивающим взглядом Рена, - я так понимаю, Вы - Рен, приятно познакомиться, я староста деревни Грейфилд, звать меня Брайден. Не сочтите за грубость, но таковы правила, как деревня, находящаяся на границе, мы не приветствуем чужаков, пришедших по ту сторону леса. - С облегчением вздохнул Шелтон, на слова старосты.
   Рен: - Если Вы подразумеваете что я шпион республики Мерсия, то ошибаетесь. Я вообще не из здешних мест. - Переводил свой взгляд Рен, то на старосту, то на лесоруба.
   Все недоуменно уставились на Рена, как бы спрашивая, тогда откуда Вы?
   Рен слегка призадумался, стоит ли им говорить, откуда он: - Я из Российской федерации, плыл с компаньонами на корабле, из-за непредвиденных обстоятельств, корабль затонул, что с экипажем, неизвестно, меня же спасла Ваша дочь. - Слегка исказив истину, поведал им, Рен.
   Брайден: - Я извиняюсь, но позволите ли Вы узнать, а где ваша федерация находиться? - Заискивающим голосом спросил староста.
   Рен оторопел: - Откуда я знаю? Я тут потерялся так то. Если знал, сам добрался бы.
   Брайден: - Ух, я извиняюсь, не подумал. Давайте пройдем тогда ко мне там и побеседуем. - Направился в сторону деревни Брайден, как бы давая понять, что разборки закончены.
   Шелтон: - Но староста, он же чужак, его надо... - Повернулся в след лесору,б и хотел было договорить, как староста махнул рукой.
   Брайден: - Хватит, он гость Танди, прояви терпение к уставшему путнику. - И пошел дальше, подзывая к себе дочь.
   Танди: - Папа! - схватила его за рукав, - спасибо!
  
   Новым знакомым верить нельзя,
   Нож воткнут в спину, почем зря.
   Встретишь людей, ты не робей,
   На верность проверь ты их скорей.
  

Р. Ибрагимов

  

Глава 7

Новые знакомства

   Подойдя к дому старосты, Рен обратил внимание, что это строение больше, нежели обычные дома крестьян. Даже здесь социальная сторона общества упирается в иерархию, кто выше, тот богаче. Правда еще, не известно дает ли статус необоснованные привилегии.
   Внутри дом выглядел примерно как изба, деленная на четыре комнаты, где каждая имела свою функцию, спальня, зал для приема гостей - она же столовая, кухня, кладовая. На свое глубокое удивление Рен отметил, что печь не являлась способом готовки пищи, а лишь отопителем дома и уютной кроваткой для главы семейства. Остальные довольствовались остаточным теплом печи. Дом весь пропитан угарным газом, видимо вывод дыма из камеры сгорания, не досконально продуман. По периферии дома холодно, даже не смотря на уличную жару. Сам дом построен из глины, судя по всему, строители в деревне, не умеют строить дома из срубов. Мебель тяжелая и не поворотливая. Полы гнилые и скрипучие.
   Брайден: - Рен садись за стол, сейчас Танди приготовит еду, а за тем мы с тобой побеседуем. А сейчас прости, меня ждут неотложные дела. - На месте развернулся Брайден и вышел из дому.
   Рен: - Спасибо за заботу, я подожду. - Сказал в след уходящему старосте.
   Ожидая ужина, Рен с интересом смотрел, как Танди готовит. Насколько он понял, то они готовят на раскаленных камнях, а не на углях, из посуды у них деревянные миски и чашки, железный котёл. А готовят, по всей видимости, мясо жуков и травы. Отвратная похлебка, как внешне, так скорее и на вкус. Специй нет, в принципе. А разжигают огонь с помощью кремния, долго и муторно выбивая искру. За просмотром бытовой жизни аборигенов, пролетело время и наступило время ужина.
   Внезапно открылась дверь и через нее зашла женщина в возрасте тридцати лет. Несла она в руках корзину с фруктами и ягодами, а за спиной у неё был маленький мальчик, переминающийся с ноги на ногу и держащий в руках мидии и рыбу.
   Мальчик: - Сестрица, смотри что я сегодня поймал. - выбежал из - за маминой спины малой и поскакал хвастаться к Танди.
   Женщина: - Лайне куда ты так спешишь? Танди, ты уже ужин приготовила? - Женщина, сказав это, направилась к Танди.
   Танди: - Да мама, почти все готово. - Ответила матери Танди и повернулась к братишке. - Молодец Лайне, я горжусь тобой. После ужина поможешь мне почистить рыбу?
   Лайне: - Обязательно, сестренка! - Радовался мальчуган и крутился вокруг себя.
   Рен: - Здравствуйте. Извините за беспокойство, меня зовут Рен.
   Женщина и мальчик аж вздрогнули от неожиданности. Их зелёные глаза расширились от понимания того, что в их доме чужак. Но поняв, что, скорее всего он гость, женщина поздоровалась.
   Женщина: - Добрый вечер, молодой человек, прошу прощения, что не поздоровалась сразу, я Блоссом, мать этих детишек, а так же жена старосты. Кем Вы будете? - Раскладывая фрукты на столе, спросила Рена. - Ну же поздоровайся с гостем Лайне, где твои манеры? - Повернулась в сторону мальчика Блоссом.
   Лайне: - Здравствуйте, пролепетал мальчуган, бросил на стол свою добычу и мигом вылетел из дома.
   Рен: - Приятно познакомиться, я простой путешественник, заблудился, и меня спасла ваша дочь. Староста же пригласил меня к вам домой. - Поклонился и посмотрел в след убегающему мальчишке Рен. Про себя отметив, что у них семейной чертой являются зеленые глаза и рыжие волосы. Красиво подумал он, возвращая взгляд к матери семейства.
   Блоссом: - Мне так же приятно, что столь интелегентный юноша пришел к нам в гости. Вы из дворянской семьи? - Закончив раскладывать фрукты она с интересом наблюдала за Реном.
   Рен: - Нет, нет что Вы, это всего лишь вежливость. У нас считается дурным тоном первым не поприветствовать хозяев дома. - Слегка улыбнувшись ответил Рен.
   Блоссом: - Вот оно как... - Внезапно от шума стрепенулась она.
   На улице слышен был крик мальчишки и размеренный шаг мужчины: - Папа, папа, в доме чужак.
   Мужчина: - Лайне, малыш, я знаю, это я его пригласил к нам на ужин.
   После чего отварилась дверь и вошедшую парочку встретили три взгляда. Взрослый коренастый мужчина, в возрасте тридцати лет. В льняной рубахе и брюках, деревянных сандалиях на босу ногу. И тощий мальчишка лет семи с голым торсом, босиком и в узких рваных брюках.
   Брайден: - Ох, мои манеры. Лайне, извинись за свой шум. - отвесил подзатыльник мальчишке и улыбнулся Рену.
   Лайне: - Извините. - Потупился малец и спрятался за отцом.
   Брайден: - Ладно, уж, давайте приступим к приему пищи. - протолкнул Лайне вперед себя и закрыв дверь направился к столу.
   Разложив на столе похлебку и хлеб, все принялись за прием пищи. Рена, на правах гостя, усадили по правую руку главы семейства.
   Брайден: - Итак, Рен, прощу прощение за мою бестактность, но как я понял ты не местный и прибыл сюда из далекого государства, верно? - начал беседу Брайден с того что уже слышал. Указывая деревянной ложкой в сторону Рена.
   Рен: - Все верно. Повторюсь, прибыл я из Российской федерации. Плывя по течению реки, что находится недалеко от вашей деревни, наш корабль затонул. Почему и как, я сказать не могу, поскольку я очнулся на берегу реки и всех моментов я не знаю. Видел только останки своего корабля на противоположном берегу, попытавшись перебраться на другой берег, дабы оценить ситуацию и найти выживших, я упал в реку. Где меня и нашла Ваша дочь. - Рассказал заранее продуманную версию своих событий Рен, беря стакан с водой со стола.
   Брайден: - А можно узнать, с какой целью Вы сюда приплыли? - Зачерпнул похлебку и закинув ложку в рот, похрустывал зубами кожицу жуков или травы, Брайден.
   Рен: - От чего же нельзя? - сдерживая позывы рвоты сказал Рен. - Я расскажу. Судно наше является, кораблем целителей, с минимальным экипажем, зельями и лекарствами. Мы возвращались в свою страну, после лечения населения города. Но что-то пошло не так, и наш корабль затонул. - Высушил до дна стакан воды, чтобы избавиться от горького чувства в горле Рен.
   Брайден: - А в каком городе Вы были? - Все не угомонился Брайден, все еще жуя и выплевывая частички пищи во время разговора.
   Рен: - Не могу сказать, поскольку я не помню его названия. Маршрут к месту назначения выбирает капитан нашего корабля. А направляет такие корабли как наш, главный целитель федерации. - Перестал смотреть на Брайдена, Рен дабы сдержать позывы. Ну почему он с таким аппетитом ест этих жуков? С отвращением подумал Рен.
   Брайден: - Так значит Вы целители, и спасаете людей от болезней. А кого Вы лечите? - Запивая водой похлебку, поинтересовался Брайден.
   Рен: - Всех, кто в этом нуждается. У нас нет права выбора кого лечить. - Наконец-то успокоился Рен, взяв в руки фрукт, напоминающий апельсин.
   Брайден: - Танди, а где ты его нашла? - положив ложку на стол но, не убирая с нее руки, поинтересовался Брайден.
   Танди: - Как Рен уже сказал, на берегу Змеиной реки. Там я подождала пока он придет в сознание. А после чего мы пошли к тете, правда... - Танди внезапно замолчала, выронила ложку и с раскрытыми от страха глазами посмотрела на отца.
   Брайден: - Правда, что? - Изумился поведением дочери отец.
   Танди: - Отец, тетя умерла... - Склонила голову и начав всхлипывать отвели Танди. - Прости что я не сказала тебе сразу... - Уже чуть ли не ревя, извинялась Танди
   Брайден: - Как умерла? Почему так скоро? Она... она же говорила, что сил у нее осталось на десятки лет. - В полном шоке и неверии смотрел Брайден на свою дочь, после чего повернулся к Рену и спросил. - Расскажи что случилось?
   Рен: - Не знаю в чем причина, но умерла она сегодня ночью. - Вспомнив картину, что была перед его глазами совсем недавно, сказал Рен.
   Танди: - Да, ночью. - Всхлипывала девушка и пыталась вернуть себе самообладание. - Как я поняла, она совершила тот ритуал, потому что, ее магический фон затухал. Да и по дому остались следы ритуала и пыль от сожженного свитка. - утирала глаза девчонка.
   Брайден: - Вот ДУРА! - Ударил кулаком об стол Брайден, ломая посуду и расплескивая остатки еды на всем столе. - Я же говорил ей, что это не поможет, она лишь приблизит неизбежное. Как теперь нам быть? - вскочив на ноги кинул в стену попавшуюся под руку тарелку. - Деревня без целителя долго не продержится, а до ближайшего месяц пути. Надо созывать совет и организовать похороны. - Бросив столовые приборы на стол, резко встал Брайден и направился к выходу.
   Лайне и Блоссом недоверчиво и укоризненно посмотрели на Танди, но поняв, что она не шутит, застыли в неверии. В шоке, от возможных последствий и событий.
   Танди: - Отец... - подскочила со стола Танди, и уже хотела подбежать и обнять его сзади, как была остановлена спокойным голосом.
   Брайден: - Потом дочка, сейчас есть дела поважнее. А Рену найди место для ночлега, не выгонять же его, на ночь глядя. - Сказав это, Брайден вышел из дома.
   Так и думал, целителей здесь не хватает, а что значит месяц пути? Неужели деревня так далеко находится? Растерялся Рен.
   Рен: - Танди, а что значит месяц пути? Неужели город так далеко? - встал и посмотрел в спину Танди, Рен.
   Танди: - Месяц уходит на то что бы до него добраться пешком, а лошадей в деревне мало, их чаще используют для вспахивания полей. Если хоть одну отправить в город, то деревня на две недели, не сможет полностью обслуживать поля, а это чревато потерей урожая. - Успокоившись, объяснила Рену, Танди, снова приняв свой решительный и неунывающий вид. Собралась убрать бардак.
   Вот это я попал, что теперь делать? Месяц пешком я точно не вытерплю, плюс еще неизвестно, дойду ли я вообще, или потеряюсь по пути. Плюс безопасно ли идти одному, да и с провизией пока непонятно, на что я их возьму, и дадут ли их? Надо попытаться подружиться с крестьянами, возможно, примут на первое время, а там разберусь, что да как.
  
   Жизнь однажды погасшая,
   Требует славы к себе.
   Единожды на косу напоровшаяся,
   Приданию вечности - земле.
  

Р. Ибрагимов

  

Глава 8

Похороны

   Всю ночь была высокая активность среди совета и их доверенных лиц деревни Грейфилд. Лишь обычные крестьяне спали у себя в домах спокойно, не подразумевая, что вчерашний день станет точкой новой истории, как деревни, так и мира в целом. Рен всю ночь не спал, ворочался от того что солома, постеленная для него, кишела блохами и клопами. Танди же не могла уснуть, зная, что нет больше на свете ее любимой тети, что завтра Брэден будут хоронить.
   Ночь неспешно подходила к концу, когда из дома совета начали расходиться люди. Под распев петухов, что горланят ни свет, ни заря, наступило утро, столь долгожданное для крестьян и столь выматывающее для тех, кто не спал. Утро. Едва закончили петь свои причуды ненавистные для Рена птицы, он стал погружаться наконец-то в сон. Как вдруг дверь дома отворилась, и зашел Брайден.
   Брайден: - Танди и Блоссом приготовьте завтрак, через пару часов выдвигаемся на похороны. Лайне оповести жителей, что сегодня будет похоронная процессия. Рен, вставай, пошли, поможешь нам в приготовлениях. - Не успев переступить порог, сразу же выдал всем кучу квестов, и хотел было развернуться обратно, как наткнулся на взгляд Рена.
   Рен малость офигел от такого, с чего это он вдруг должен им помогать? Посмотрел тяжелым взглядом на Брайдена.
   Брайден: - Я понимаю, что ты для нас чужой, и мы не имеем права тебя об этом просить, да и мы сами не больно то и хотим просить тебя об одолжении, но у нас не хватает свободных рук, сам понимаешь, что мы не можем бросить посев урожая из-за похорон. - Неловко себя почувствовал под пристальным взглядом Рена, Брайден. Но негоже отступать хозяину дома и старосте деревне, он продолжил.
   Рен: - Я помогу Вам. Смотря на то, что Вы от меня хотите. Я не буду делать что-то, что мне не по вкусу. - Приподнимаясь с соломы, развел руками в сторону Рен, как бы показывая, что он не обязан за просто так помогать кому либо.
   Брайден: - Само собой, разумеется, пойдем, все кто будет участвовать, собираются в доме совета. Так же мы в ответ на твою услугу, поможем с провизией. - Заискивающими глазами посмотрел на телодвижения Рена, Брайден. Про себя усмехнувшись, что тот знает себе цену и просто так горбатиться не готов.
   Рен: - Ох, ладно, сейчас только умоюсь. - Одевая берцы, согласился Рен.
   Брайден удивился, тому, что сказал Рен, но не подал виду. Он хочет умыться? Тогда я значит, правильно предположил, что он не обычный человек. Простолюдин ни когда не подумает об утреннем туалете. Да и что это за обувь такая? Явно дело рук великих умельцев.
   Рен: - Где у Вас туалет тут? Вчера я в потемках не нашел его. - Вставая, спросил Рен у Брайдена. И отряхнулся от соломы на одежде.
   Брайден: - Если ты имеешь в виду отхожую яму, то она за конюшней. Я могу показать, где она находится. - Пропуская мимо себя Рена, сказал Брайден.
   Рен: - Ладно, показывайте дорогу. Я так понимаю времени у нас мало. - Указал жестом руки Рен, что бы тот вел его.
   Выйдя из дома, двое мужчин отправились к входу в деревню. Попутно разглядывая расположение зданий и их вывески. Рен изучал архитектуру и культурное развитие деревни. Выделил для себя то, что здания в деревне расположены в виде кольца, где центром является круглая площадь. Как он понял, на ней проводились праздничные мероприятия, оглашали глашатаи законы и приказы, а так же казнили или наказывали всех провинившихся. Напротив входа в деревню был дом старосты, слева от которого находился амбар или склад. Справа находился дом главного лесоруба и дяди Танди - Шелтона. Так же по правую сторону находились: пилорама, таверна, доска с объявлениями. Слева находился дом главного охотника, кожевня, и конюшня. Так же от центра к периферии располагалось около 20-30 домов крестьян. За конюшней отхожая яма. Ворота деревни выходили в сторону скал, речка же частично проходил через территорию деревни. Стен и забора у деревни нет. А так же недалеко от опушки леса имеется холм, по всей видимости, именно там находится кладбище, поскольку перекопанные маленькие холмики и маленькие палочки сверху, отдаленно напоминали могилы. Вокруг деревни располагались многочисленные пашни и пастбища.
   Дойдя до отхожих ям, Рен чуть не блеванул на деревянные сандалии Брайдена. Благо у того имеется реакция и он успел выйти из зоны поражения. Попутно возбраняя рвотный рефлекс этого неженки.
   Проблевавшись Рен подумал о том, что здесь вообще ни чего не понимают о санитарии, поскольку, большая яма и продукты испражнения на открытом воздухе, не есть хорошо, благо, хоть оно находится далеко от входа в деревню. Иначе вместо ворот, там было бы озеро рвотных масс.
   Брайден: - Давай быстрее, времени нет. - Подтолкнул в спину Рена, Брайден, обернулся и пошел обратно.
   Рен же по-быстрому сделал свое дело и вышел из биологически зараженной территории и быстрее побежал в сторону речки. Но не успев проскочить ворота, его под руку подхватил Брайден.
   Брайден: - Ты куда это собрался? Удрать вздумал да? - Сжав сильнее руку, спросил у Рена, Брайден.
   Рен: -*ауаааууау* Больно! Отпустите, ни куда я не собираюсь. Качек переросток! Нельзя же так делать! Я хотел просто умыться в речке. - Скривишись от боли в руке Рен чуть ли не облил Брайден отборным армейским матом. Но еле сдержал свой порыв и ограничился лишь сопением в трубочку.
   Брайден: - Зачем же тогда бежал? Если нужно было, сказал бы, и я проводил. Понимаешь же, что мы тебе не доверяем. Ты представляешь для нас и нашей страны большую угрозу. Так что мы тебя не отпустим просто так. Пошли. - Ослабил хватку и повел в сторону речки грубым толчком под руку.
   Блин, да что ж это такое то а? Теперь выпустить не выпустят без разрешения? Беспредел, то не пускали, а теперь.... Если не зарекся бы при маме не ругаться, я бы мысленно его так обматерил. Не вслух конечно, но про себя точно. Я ж не дурак, жить еще хочу, да и кишка у меня для этого слабовата. Ладно, пока расслабимся, и будем плыть по течению. Главное втереться в доверие, а там уже и видно будет, уходить или остаться.
   Брайден: - Вон речка, да только лучше бы тебе умываться на пирсе, но только осторожно, если плавать не умеешь, то за тобой ни кто не прыгнет, спасать. Правда, за исключением моей глупой дочки. - Махнул рукой в сторону деревянного мостика, расположенного вдоль берега, называемым пирсом.
   Умывшись и заодно взбодрившись в прохладной водичке, я вернулся к Брайдену, после чего мы вместе направились в дом совета. Оказывается дом совета это здание, что находится за домом старосты. Там собираются все, кто состоит в руководящей должности деревни. Там они проводят голосования, обсуждают проблемы и перспективы решения проблем и так далее. На сегодня собрались у входа многие жители, они хотели пожелать удачи, тем, кто отправиться проводить ритуал погребения тетушки. А так же отправить гонца с посланием к феодалу, что бы тот помог выжить деревне. Поскольку без волшебницы под рукой, шансы выживания крестьян стремятся к нулю. Рена ни кто не пустил в здание совета. Ему пришлось стоять и ждать у дверей, как и большинству крестьян, что пришли.
   Через два часа, из здания совета вышли главный лесоруб - Шелтон и староста деревни - Брайден.
   Брайден: - Как Вы все уже знаете, вчера умерла волшебница зачарованного леса, в благодарность за все, что она сделала для деревни, мы должны должным образом провести ритуал погребения. Но, на данный момент мы не можем задействовать все силы для погребения, поскольку сбор урожая на носу, и необходимо постоянно за ним следить. С нами пойдут лишь несколько лесорубов, которых назначит Шелтон, а остальным просьба разойтись по своим делам. - После объявления, женщины и дети разошлись по сторонам, когда как мужчины остались.
   Шелтон подзывал к себе мужчин, после того как их стало десять, остальным он сказал вернуться к своим обязанностям. Взглянув на меня, Шелтон позвал к себе и положив руку на плечо сказал: - Сегодня тяжелый день для деревни странник, молись, что бы все прошло гладко, не то каждый житель сочтет за честь пустить тебе камень в лоб. - Оскалившись прогоготал лесоруб. После чего хлопнул по плечу и пошел к воротам деревни. За ним последовали лесорубы, все время, поглядывая на Рена.
   Брайден: - Ну что, еду Танди уже принесла, так что пошли. - хлопнул меня по спине Брайден и поволок за собой, охватив крупной рукою мою шею.
   Рен: - Но что мне необходимо делать?
   Брайден: - Ритуал проходит в течении трех дней. В первый день мы омываем усопшую и переодеваем ее в новую одежду. Во второй день, мы подготавливаем место и продукты для ритуала, А в третий день, переносим усопшую на условленное место и начинаем проводить ритуал, к тому времени должны будут подойти женщины, и провести отпевание и песнопение для удачной загробной жизни. - серьезным тоном рассказал Рену, Брайден.
   Рен: - Про ритуал я понял, но что должен делать я? - Удивился Рен, тому, что ему еще ни чего не объяснили. Ведь он может накосячить, а лесоруб, по всей видимости, этого и ждет.
   Брайден: - Успокойся, все будет нормально, тебе всего-навсего надо собрать жертвы для ритуала.
   Рен: - Жертвы? Жертвоприношение усопшей? - округлились от шока глаза у Рена, чем невольно он оттолкнул Брайден и попятился назад.
   Брайден: - Да, верно, твоя задача поймать зверей, необязательно живых, и собрать определенные растения.
   Рен: - Но я не охотник.
   Брайден: - придется им стать.... - Натянул улыбку Брайден.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"