Ибрагимова Диана Маратовна : другие произведения.

Путь к мечте

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Четырнадцатилетняя Минория выросла в приюте и с самого раннего детства мечтала стать хорошей знахаркой. Но претворить мечту в жизнь не так-то просто, ведь единственным местом, где обучают медицине, оказался далекий Андорис. Мэйн предстоит проделать огромный путь, но она не боится трудностей и идет по жизни с улыбкой. Получиться ли у нее достигнуть своей цели?

  Краткое содержание:
  Как вы уже поняли, Мэйн отправляется в далекий путь к Андорису - городу, которому подвластны все болезни. Выйдя за пределы обыденного, девочка сталкивается с реальностью, и та больно ранит ее наивную душу. Мэни почти теряет себя, но благодаря новому другу, справляется с душевным кризисом. Уверенность в выбранном пути растет в ней с каждым днем. Цель Минории, не просто лечить людей - она мечтает вернуть, те времена, когда жители ее городка не делились на больных и здоровых, когда все они были одной семьей, и холодные улицы казались теплыми и уютными. На своем пути девочка встречает новых друзей и врагов. Она учится жить в мире, отдаленом от того, к которому привыкла. Путь к мечте покоряется не каждому, и Мини понимает это с первых дней путешествия. Героиню ждет еще немало встреч, забавных и опасных ситуаций, но все это немного ниже...
  
  Раскрытие темы "Через тернии к звездам":
  О конкурсе я узнала только в середине сентября, поэтому писать повесть пришлось большими темпами. Произведение повествует о девочке, которая поставила перед собой цель и, преодолевая трудности, воспитывая в себе огромную силу воли и терпение, идет за своей мечтой.
   Вы хотели больше позитива? Он присутствует здесь не только в забавных встречах и курьезных ситуациях. Он - в самой Мэйн, в ее характере и поступках. Ее сущность - это яркая жизнерадостность, энергия и вера в мечту. Мини уже 14, но это не мешает ей по-прежнему оставаться ребенком. Девочка любит вприпрыжку бегать по улицам, разговаривать сама с собой и радоваться каждому новому дню. Характер Мэйн далек от идеала, она наивна, взбалмошна и не так умна. Внешне Мэни походит на мальчишку, но в ней есть какой-то особенный внутренний свет и легкость, делающие ее особенно красивой.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Диана Ибрагимова
  
   Путь к мечте
  
  
   Глава 1 "Начало истории"
  
   - Ну, вот и все!
  Минория окинула взглядом пустую комнату, подмигнула сама себе и довольно улыбнулась.
   "Это моя последняя ночь в приюте - подумала она".
  Возле окна, на небольшом деревянном столике тускло светился зачарованный фонарь. На стенах и потолке играли причудливые тени, тяжелые занавески время от времени легонько покачивались от волн игривого ночного ветра. Мэйн отодвинула штору и выглянула в окно. Звезды этой ночью казались необычайно яркими, и она невольно отыскала глазами ту, на которую так часто загадывала желания. Совсем маленькой девочкой Мини мечтала о том, что мама и папа когда-нибудь вернутся... Проходили дни, месяцы, годы, но никто так и не пришел. Ее родители умерли, как и многие жители городка, в котором находился сиротский приют. Умирали не только здесь, это происходило повсюду, прежде всего, от нехватки лекарств и лекарей.
   Существовал только один населенный пункт, неподвластный болезням, голоду и разрухе - Андорис. Этот город был не просто столицей, он занимал площадь небольшой страны и сосредотачивал в себе больше половины всех жителей. Андорис славился развитой наукой, техникой, магией и медициной. Близлежащие к нему торговые города и большие деревни почти не отставали в развитии. Таким был, например, Данафрис. Но в самых дальних уголках страны все осталось нетронутым. Именно такое место и стало родным для Минории. На три города жила всего одна знахарка. Ей была старушка, настолько древняя, что едва помнила свое имя. В свое время она записала рецепты отваров и лекарств, но теперь, спустя полвека, они почти не помогали от новых болезней.
   Еще в детстве Мэйн решила, что обязательно выучится и сама станет лечить людей, но воплотить мечту в жизнь оказалось не так-то просто. Сестры в приюте кое-как обучили девочку грамоте, а устаревшие знания о медицине оказались почти бесполезными. Выход был один - отправиться в Андорис и продолжить обучение там, в городе, которому подвластны все болезни. Путь к столице тянулся через всю страну, Мэйн давно это знала и успела подготовиться. Она работала весь год: помогала торговцам, сидела с детьми и выполняла все, что было ей по силам. К концу осени накопилось немного денег, которых должно было хватить на время пути. Вчера девочке, наконец, исполнилось четырнадцать, и теперь она может начать самостоятельную жизнь.
   Мэни встала, едва рассвет розовыми красками разлился по горизонту. Она спешила уйти, пока дети спят. Больше всего не хотелось огорчать малышей, для которых девочка давно стала старшей сестрой.
   Когда она оделась и закинула за плечо дорожную сумку, в комнату вошли сестры и матушка Эвелент. Мэйн обняла всех по очереди, попрощалась и, улыбаясь, вышла из приюта. Там она по привычке спрыгнула с крыльца, весело подмигнула пролетающим мимо птицам и быстро зашагала вдоль по сонной улице.
   Мини смотрела вокруг, широко раскрыв глаза, и знакомые пейзажи казались ей сейчас необычными и загадочными. Крыши домов в предрассветном зареве черными громадами нависали над головой, тусклым синим светом горели зачарованные, похожие на звезды, уличные фонари, ветки деревьев причудливо сплетались между собой, обвивали заборы и свисали с крыш домов, создавая свой собственный удивительный мир.
   Солнце поднялось выше, и пустынные улицы начали оживать. Уже спустя пару минут, их заполнил знакомый утренний гомон торговцев, смех детей, чей-то топот.
   - Ну, вот! Вот это совсем другое дело! Так намного веселее! - кричала Мэйн, пробегая через торговые ряды и время от времени убирая с глаз короткие пепельно-русые волосы.
   - Привет Мини!
   - А ты уже в путь?
   - Удачи! - то и дело слышалось со всех сторон.
  Девочка смеялась и махала всем вокруг. Даже самые хмурые торговцы улыбались ей вслед.
  
  
  
  
   Глава 2 "Кто ты?"
  
  Мэйн в последний раз посмотрела на удаляющийся город и вприпрыжку спустилась с холма. За ним простиралась огромная зеленая равнина. Осень была в самом разгаре, и главное было, закончить путь к Андорису, до начала холодов. Деревья с южной стороны уже порозовели из-за лучей прекрасной звезды Радонии, а их северная часть, едва тронутая желтизной, весело рябила на фоне чистого утреннего неба.
   - Какая свежесть... - протянула Мини, вдыхая ароматы цветочного ковра.
  Она любила говорить сама с собой, хотя сестры часто ругали ее за это. Утренний воздух, удивительно прозрачный и чистый, казалось, вот-вот станет видимым. Мэйн улыбнулась восходящему солнцу, и его тонкие лучи заискрились в больших серых глазах девочки мириадами бликов. Чтобы не было скучно, она запела свою любимую песню и едва не задохнулась, резко набрав в грудь воздуха.
   - А-а-апчхии! Это еще что такое!
  Девочка встряхнулась, рассмеялась и продолжила петь еще задорнее. Скоро это занятие ей надоело, и она начала беседовать с травами и цветами, мимо которых проходила, но с ними разговора не получалось. Молчаливые собеседники все время отставали, а Мэйн не могла задерживаться и поэтому шла вперед, не дожидаясь ответа.
   К полудню разыгрался аппетит, и девочка решила, что пришло время перекусить. Она расположилась под большим старым деревом, ветви которого свисали до самой земли и, переплетаясь, создавали уютный гамак, аккуратно развернула бумажный сверток и, достав из него несколько молочных лепешек, ломтик сушеного сыра и баночку ягодного чая, принялась за еду.
   Не прошло и нескольких минут, как Мини заметила, что маленькие кусочки второй лепешки куда-то исчезают. Она замерла и услышала тихую возню. Шум доносился сверху, похоже, воришка находился там. Девочка подобрала с земли ветку и принялась осторожно раздвигать древесное плетение у себя над головой.
   - Пи!!!
  Что-то пискнуло и свалилось сверху прямо на колени девочки. Мэйн ни чуть не испугалась и с неподдельным любопытством осмотрела маленький, величиной с ладошку, пушистый комочек. Зверек не двигался с места и, судя по ритмичным движениям, прерывисто дышал. Девочка осторожно ткнула его пальцем. Пушистик запыхтел и испуганно пискнул.
   -Эй! Не бойся! Ты кто такой? Комочек продолжал пыхтеть. -Ты может, есть хочешь! - сообразила Мэни.
  Она отломила кусочек молочной лепешки и протянула пушистику. Комочек немного разжался, из-под меха показался маленький розовый носик, за ним большие черные глазки. Минория затаила дыхание и с широко раскрытыми, от восторга, глазами наблюдала за реакцией пушистого создания. Между тем, от комочка отделилась лапка и попыталась схватить кусочек лепешки, но крошечным пальчикам это оказалось не под силу, и от комочка отделилась вторая лапка. Пушистик ухватил лепешку, притянул к себе и принялся жевать, да так потешно, что Мэйн едва сдержалась от смеха. Комочек, между тем, понял, что бояться нечего, вытянул вперед задние лапки, показав кругленькое пузико, немного поерзал и продолжил доедать угощение. Теперь он был полторы ладони в высоту и почти ладонь в ширину. Мэйн так увлеклась новым знакомым, что забыла о собственном обеде, и о том, что ей давно пора отправляться дальше. К ночи нужно дойти до соседней деревни и устроиться там на ночлег. Минория осторожно опустила пушистика на траву, отломила ему еще кусочек лепешки и поспешила дальше.
   -Пи-и-и-и - раздалось сзади, едва девочка сделала несколько шагов.
   Она обернулась и встретилась взглядом с испуганными черными глазками.
   -Ты чего это? -удивилась она.
  Комочек направился к ней, умильно сжимая кусочек лепешки и забавно перебирая коротенькими задними лапками. Пару, раз он спотыкался, кряхтел, но продолжал идти.
   -Ты со мной хочешь! - обрадовалась Мэйн,- Вот здорово!
   -Пи-и! - пропищал пушистик, и девочка приняла это за согласие.
   -Но если ты будешь так медленно идти, мы точно до зимы не успеем, давай ка, забирайся!
  Она протянула комочку руку. Зверек взял лепешку в одну лапку и попытался вскарабкаться на ладонь.
   -До чего ж ты забавный! - веселилась Мини,- Ладно, садись и держись там!
  С этими словами она подняла зверька и усадила себе на плечо. Пушистик быстро освоился и продолжил трапезу, изредка попискивая, видимо, от удовольствия.
   -И что ты за чудо такое? Не помню, чтоб в нашей местности было что-то подобное... - размышляла Мэйн.
   -Пи-и - пропищал зверек, дожевав лепешку.
   -Пить захотел?
  Комочек часто заморгал.
   -Хочешь, наверное - решила Мэйн.
  Она достала баночку, открутила крышку и налила в нее чая.
   -Смотри, не захлебнись!
  Маленькие лапки потянулись за крышечкой, и через секунду послышалось довольное хлюпанье. Комочек выпил все, что было в крышечке и довольно пискнул.
   -То-то же! - улыбнулась юная путешественница, легонько щекоча зверька. - Как же мне тебя назвать... Знаю! Я назову тебя Пин! Ты, ведь, кроме "пи" ничего и не говоришь.
   -Пи-и - покряхтел довольный зверек.
   Девочка рассмеялась и еще бодрее зашагала по мягкой земляной дороге.
  
  
  
  
   Глава 3 "В гостях у тетушки Кариэн"
  
  Мэйн добралась до соседней деревни, когда солнце уже заходило за горизонт. Она часто бывала здесь, поэтому волноваться было не о чем, к тому же у девочки было с собой письмо от матушки Эвелент, в котором та просила свою сестру приютить Мэни на ночь. Деревенька была небольшой, но, как казалось Минории, очень уютной. Девочка вошла в большие ворота и пошла по главной улице. Дом тетушки Кариэн стоял отдельно от основного массива на небольшом холмике, с которого открывался прекрасный вид на округу. Последние лучи заходящего солнца окрасили все вокруг в малиновые тона, легкий ветер время от времени шевелил верхушки деревьев, и те еле слышно перешептывались между собой. Тетушка Кариэн очень любила цветы, поэтому, не смотря на приближение зимы, маленький дворик благоухал и переливался бутонами всех цветов и оттенков.
  - Красота - восторженно прошептала Мэйн, увидев, как над цветами порхают светящиеся полупрозрачные бабочки.
  - Пи-и - проурчал Пин, до этого мирно посапывавший на плече Минории.
  - Просыпайся Пин, я должна познакомить тебя с тетушкой!
  Зверек приоткрыл один глаз и лениво зевнул. Мэйн позвенела в колокольчик над дверью, за которой вскоре послышались торопливые шаги. Низенькая женщина открыла дверь, поправила очки на носу и радостно завопила:
  - Ах, Мини, деточка это ты! Вот радость то! Проходи скорее!
  - Добрый вечер, тетушка! - только и успела произнести Минория, прежде чем Кариэн засыпала ее еще кучей вопрос и начала бегать по дому с такой скоростью, словно ее что-то подгоняло.
  - Ах, вот радость то, вот радость! - голосила она, выбегая из кухни с чайным сервизом. - А я вот тут печенья напекла, и пироги скоро будут готовы! Мэйн обожала эту суетливую добрую женщину.
   В гостиной было тепло, уютно и пахло восхитительными ягодными пирогами! От шумных восклицаний тетушки Кариэн, Пин проснулся окончательно. Мэни побоялась опустить зверька на пол, по которому то и дело пробегала радостная пухленькая женщина. Небольшую кухню тетушка переоборудовала в настоящую пекарню, и Мини точно знала, утром возле ее домика снова выстроится длинная очередь покупателей.
  - Тетушка Кариэн!
  - Иду-иду милая!
  Женщина выбежала из комнаты, звеня ложками.
  - Тетушка это...
  - Ах, пироги! Мои пироги! - воскликнула Кариэн и снова побежала на кухню.
  От вида радостной тетушки Мэйн развеселилась еще больше. Наконец, Кариэн, немного, успокоилась и вышла из кухни с большим ароматным пирогом.
  - Вот, деточка, как раз к чаю.
  - Пахнет потрясающе - только и смогла выговорить Мэйн, рассматривая пирог.
  - Пи-и - пискнул Пин.
  Видимо, он тоже одобрял выше сказанное: его черные глазки заблестели, и показался маленький язычок.
  - Ой! - встрепенулась Кариэн,- Это кто?
  - Это Пин,- поспешила объяснить Мэни,- вы не бойтесь, он не кусается.
  Но тетушка уже вилась вокруг зверька, то и дело радостно что-то выкрикивая.
  - Ой, какой маленький! Какой пушистенький!
  - Пи-и - пропищал Пин и уткнулся в руку девочки, похоже, происходящее ему не нравилось.
  Мэйн убрала зверька подальше от тетушки и поспешила отвлечь ее внимание письмом.
  - Это же от моей дорогой Эвелент! - обрадовалась Кариэн, поспешно раскрывая конверт и принимаясь читать. - Ох уж моя сестрица! - рассмеялась она, дочитав письмо до конца,- Это ж надо просить, оставить тебя на ночь, ну к чему эти формальности? Будь моя воля, я бы тебя жить здесь оставила... и ты как будто была бы нашей с Кастерном дочкой...
   Тетушка печально вздохнула и на секунду о чем-то задумалась. Муж Кариэн умер два года назад, когда от этой же болезни вымерло пол деревни. Судьба нанесла тетушке тяжелый удар, но женщина оказалась сильнее. Через секунду она встрепенулась и продолжила разговор. Мэйн отломила кусочек душистого пирога Пину и налила ему в крышку свежезаваренный ароматный чай. Зверек тут же схватил пирог и принялся уплетать с таким аппетитом, что девочке, глядя на него, захотелось есть. Тушка уложила ее спать в гостиной. Пин уютно устроился на краю подушки и мерно засопел. Мэйн была счастлива, завтра наступит новый день, а сейчас ее ждет еще одно путешествие,но на этот раз в прекрасный мир снов.
  
  
  
  
   Глава 4 "Торговцы"
  
  Мини проснулась рано утром. За окном гомонили люди, и, время от времени, доносился задорный смех тетушки Кариэн. Та встала еще затемно, чтобы к утру испечь свежий хлеб, сахарные булочки и пирожки. Девочка протерла глаза, улыбнулась и вскочила с постели, чтобы помочь тетушке с продажей.
  - Кариэн, а ты опять с помощницей - заметил бородатый мужчина в широкополой шляпе, с дорожной сумкой за спиной.
  - Ой, и не говори, радость, то какая! С ней мы всегда в два раза быстрее управляемся! - радовалась пухленькая женщина.
  - Тетушка, мне никогда не отблагодарить вас за чудесные пироги - весело сказала Мэйн, протискиваясь в дверь с очередным подносом в руках. Тетушка рассмеялась и продолжила бойкую торговлю.
  - Фу-у-у, вот и все! - радостно сообщила Минория, снимая фартук и поправляя короткие волосы.
  - Пии - прохрипел Пин, нехотя выбираясь из-под теплого одеяла.
  - О-о, а ты я смотрю, как всегда полон энтузиазма!
  Зверек быстро заморгал и вопросительно пискнул, а Мэйн, смеясь над собственой шуткой, отправилась помогать тетушке, накрывать на стол. Пин, наконец, вылез из-под одеяла, спустился на пол и, почесывая пузико, отправился вслед за хозяйкой.
   На кухне тетушка Кариэн и Мини пели дуэтом какую-то задорную песню, за окнами просыпались цветы и порхали утренние мотыльки. Когда Пин, наконец, добрался до кухни, Мэйн уже выходила из нее с подносом в руках.
  - Пи-и - расстроено пискнул зверек и плюхнулся на пол, привычно вытянув перед собой короткие задние лапки.
  - Ах, ты мой маленький! - всплеснула руками тетушка, заметив около порога кухни забавно усевшегося недовольного Пина, -Иди скорей ко мне!
  - Пи-и!!! - испуганно пропищал зверек и засеменил обратно в гостиную.
  - Детка, твой зверек, похоже, потерялся! - заволновалась Кариэн.
  - Ах, Пин, какой же ты смешной! - хихикнула Мэйн и поспешила посадить испуганного пушистика на плечо.
  - Пи-и - прохрипел Пин, тяжело вздохнул и зарылся мордочкой в волосы Мэни.
   "Чай тетушки Кариэн - самый вкусный на свете! - думала девочка, откусывая румяное песочное печенье с шоколадной начинкой и запивая его ароматным ягодным чаем".
  Пин заметно оживился и теперь деловито дегустировал все, до чего дотягивались его крошечные лапки. Тетушка Кариэн достала огромную корзину и принялась складывать в нее выпечку.
  - Что это вы делаете, тетушка? - поинтересовалась Мини.
  - Ну как же, как же! - засуетилась Кариэн,- это тебе, на дорожку.
  Мэни аж поперхнулась от удивления.
  - Тетушка! Зачем мне так много?
  - Как! - расстроилась Кариэн,- Это разве много? Это ж чуть- чуть! Мэйн рассмеялась, положила в котомку печенья и несколько пирожков.
  - Вот, этого нам с Пином вполне хватит!
  - Нет, нет и нет! - всплеснула руками тетушка,- Вот, возьми еще это, а не возьмешь, обижусь!
  Минория не стала спорить и положила большой бумажный пакет с еще теплым печеньем и сладкими булочками в свою дорожную сумку. На пороге тетушка прослезилась, трижды обняла Мэйн, пожелала ей удачи во всем.
  - Ну, все, дорогая, иди скорее, иначе торговцы уедут.
  Мэйн затворила калитку, помахала тетушке рукой и сбежала вниз по холму. Теперь ей предстояло найти стоянку уличных торговцев, они путешествовали из города в город небольшими группами и из этой деревеньки обычно отправлялись в небольшой перевалочный городок - Мемфрис. Из него Мэни планировала отправиться в главный торговый город страны - портовый Данафрис, затем переплыть океан на каком-нибудь торговом корабле и попасть прямиком в Андорис. Девочка сложила в уме последовательную цепочку и на миг даже сделалась серьезной. Ее мысли прервали шумные торговцы, они уже закладывали свои кибитки на колесах и готовились к отъезду.
  - Добрый день! - поприветствовала их Мэйн.
  Ей ответили дружелюбным гулом.
  - А что это у тебя такое? - спросил светловолосый паренек лет пятнадцати, указав на зверька.
  - Это Пин - ответила Мини.
  - Какой забавный! Продаешь? - тут же заиграла в нем кровь торговца. Пин сжался в комок и нервно запыхтел.
  - Нет, что ты! - поспешила разубедить парня Мэйн,- Он мой друг, я его не продаю.
  - Жаль... - вздохнул парень,- забавная зверушка. Тебя как зовут?
  - Мэйн.
  - Меня Гальфред, приятно познакомиться!
  - Взаимно!
  - А что ты здесь делаешь в такую рань? Торговый день был вчера, мы уже уезжаем.
  - Вы случайно не в Мемфрис? - с надеждой поинтересовалась Мэйн.
  - Да, как раз туда, а что? - удивился паренек.
  - Мне тоже нужно в этот город! Не могли бы вы взять меня с собой, я могу заплатить!
  Гальфред задумался на секунду.
  - Я думаю, можем. Сейчас, только с отцом поговорю!
  Он вернулся к кибитке и принялся что-то говорить высокому светловолосому мужчине. Тот одобрительно кивнул, и паренек поспешил вернуться к Мэйн.
  - Все в порядке! - радостно сообщил он,- Ты можешь ехать с нами!
  - Правда?! - обрадовалась Мэни,- Вот здорово! Спасибо тебе!
  - Да брось! Я только рад, если ты с нами поедешь, вместе веселее!
  - И то правда - согласилась Мэйн.
  Пин высунул мордочку из шерсти и опасливо покосился на Гальфреда.
  - Пини, хватит дурачиться - улыбнулась Мэйн.
  Зверек послушно выбрался из шерсти и занял свое обычное положение, свесив лапки и выпятив пузико.
  - А-ха-ха-х! - захохотал Гальфред,- До чего же смешной этот твой Пин!
  - Это еще ерунда - рассмеялась девочка,- ты бы видел, как он ходит!
  - Гальфред! Нам пора! - позвал светловолосый мужчина.
  - Пойдем, я тебя родителям представлю.
  Паренек взял Мэйн за руку и повел к кибитке. Сначала она хотела одернуть руку, но потом подумала, что так ей будет немного спокойнее.
  - Познакомься, это мои родители - Рубиуд Неферис и Агнолия Сайламан.
  - Меня зовут Минория, очень приятно!
  Мэйн вежливо поклонилась, чем вызвала на лицах родителей Гальфреда тихий восторг. Парень помог ей взобраться в тарантас и кибитки на колесах начали свой путь.
  
  
  
  
   Глава 5 "Путь в Мемфрис - часть первая"
  
  Для того, чтобы добраться до Мемфриса, нужно минимум двое суток, и девочке очень повезло встретить этих приветливых торговцев. Они ведь даже не спросили, сколько она заплатит.
  Гальфред устроился рядом с Мэйн на куче теплых одеял и попросил разрешения подержать Пина. Зверек что-то недовольно пробурчал, когда Мэйн предавала его парню, но на его недовольство никто не обратил внимания.
  - Какой забавный! - то и дело повторял Гальфред, рассматривая смешного недовольного Пина, - А он точно не кусается? По-моему, я ему не очень нравлюсь.
  Пушистик встал на задние лапки, пробурчал, что то и по-своему выругался. Подростки прыснули от смеха, вид сердитого Пина забавлял их еще больше. Обиженный зверек засеменил в угол и зарылся в груду тряпья.
  - Эй, Пини ты обиделся? - заволновалась Мэйн.
  Пин тихо пискнул и зарылся еще глубже.
  - Ладно, ладно, я больше не буду тебя никому давать.
  Мини вытащила комочек из-под груды одеял и, поглаживая, прижала к себе. Пин довольно заурчал и быстро успокоился.
  - А он у тебя с характером! - веселился Гальфред,- Такой маленький, а сердитый!
  Полдня прошло в разговорах, и Мэйн была очень счастлива, что нашла настоящего собеседника. Не цветок и не траву, а настоящего человека, который отвечает и веселится вместе с ней.
   Настало время обеда, кибитки остановились, и взрослые принялись разводить костры. Мама Гальфреда начала что-то готовить, и Мэйн вызвалась помочь. Женщина благодарно улыбнулась и попросила начистить овощи. Мэни часто помогала готовить сестрам в приюте, да и тетушка Кариэн обучила ее очень многому, поэтому задание не составило никакого труда. Минория быстро очистила овощи, нарезала их кубиками и положила в казанок с кипящей водой.
  - А ты молодец! - похвалила ее Агнолия.
  Девочка довольно улыбнулась. Работа в две руки пошла споро, и, когда мужчины вернулись с вязанками дров, ароматная и очень аппетитная похлебка была готова. Все уселись на разостланном одеяле. Агнолия налила каждому в небольшую деревянную миску золотистого бульона и раздала по ломтю хлеба. Проблема была только с Пином, которому ужасно хотелось попробовать супа, но ни чашки, ни ложки его размера не было. Когда Мэйн предложила комочку кусочек печенья, он посмотрел на нее такими умоляющими глазами, что все невольно умилились.
  - Ну что с тобой делать... - вздохнула Мини.
  Она достала из сумки небольшую крышечку, ложкой налила в нее немного бульона, подула и дала Пину, вместе с маленьким кусочком хлеба. Зверек моментально осчастливился и начал так прихлюпывать, что все за столом дружно расхохотались.
   Остаток дня прошел спокойно, на ужин пили горячий чай и наперебой расхваливали печености тетушки Кариэн. Первым уснул Пин, за ним Мэйн. Гальфред еще немного посидел рядом с девочкой и нехотя отправился спать в другую часть тарантаса.
  
  
  
  
   Глава 6 "Путь в Мемфрис - часть вторая"
  
   Согласитесь, довольно неприятно просыпаться в холодном и постоянно подпрыгивающем на кочках тарантасе. Ужасное утро... Полночи Мэйн спала довольно спокойно, а потом у лошадей закончилась магия, и из бесшумного скольжения по поверхности дороги они внезапно перешли на шумное цоканье. Всю оставшуюся ночь Мэни вместе с тарантасом подпрыгивала на кочках и куталась в десять одеял. В общем, проснулась юная путешественница в дурном настроении.
   Первым делом она стянула с головы одеяло. И без того растрепанные за ночь волосы вдобавок ко всему намагнитились, чем вызвали со стороны девочки очередную волну негодования. Пин высунул из-под слоя одеял довольную мордочку, похоже, происходящее ночью не принесло ему никаких неудобств, и он отлично выспался.
  - Ну что Пин, проснулся?
  Мэйн уже успела достать из сумки небольшое старое зеркальце и теперь пыталась уложить волосы.
  - Пи-и - прохрипел сонный комочек и шумно вздохнул, похоже, он не торопился выбираться из постели.
  - Ах, ты моя сонька! - улыбнулась Мэйн.
  Каким бы плохим не было начало дня, Пин поднимал настроение одним своим видом. Он, наконец, вылез из-под одеял и фыркнул.
  - Да, это тебе не диванчик у тетушки Кариэн - рассмеялась Мини и принялась укладывать в стопку разбросанные одеяла.
  Часом позже явился Гальфред с горячим чаем, бутербродами и улыбкой до ушей.
  "Чего это с ним - подумала Мэйн".
  - С добрым утром Минория, Пин!
  - С добрым! - улыбнулась Мини, хотя ее утро врядли можно было назвать добрым.
  - Мы запаздываем, так что на завтрак останавливаться не будем - сообщил парень, передавая Мэйн бутерброды и чай.
  Девочка отломила Пину немного хлеба и сыра. Гальфред устроился рядом, и все принялись за еду.
  - Кстати, давно хотел тебя спросить - пробормотал парень, откусывая очередной кусок.
  - О чем? - беззаботно поинтересовалась Мэйн.
  - Зачем тебе в Мемфрис?
  Минория дожевала бутерброд и рассказала Гальфреду о своих планах.
  - Ух, ты! - восхитился паренек,- Вот так мечта! Ты совсем как взрослая.
  Мэйн смутилась, ей очень понравилось подобное сравнение.
  - А ты чем думаешь заниматься?
  Девока спросила просто из вежливости, на самом деле она прекрасно знала ответ.
  - Через год отец отдаст меня в торговую академию, я выучусь и обязательно открою свою собственную лавку магических предметов! Глаза парня засветились, и на время рассказа он мысленно уже оказался там. Девочка улыбнулась. С каждой минутой она все ближе к своей мечте.
   Мэйн мечтала не просто лечить людей, она твердо верила, если в городе люди не будут болеть, он начнет процветать, жители станут большой дружной семьей, потому что исчезнет деление на больных и здоровых, как когда мама и папа были еще живы... и пустынные улицы станут уютными, такими же, как в деревеньке тетушки Кариэн. Минория давно поняла, родителей не вернуть, но верила, что они наблюдают за ней, сверху. Сполна испив горечи сиротской жизни, девочка больше всего хотела избавить от этого других детей и неважно, знакомых, или нет.
  "Может быть, потом я куплю себе лошадь и буду лечить людей в соседних деревнях".
  Глаза девочки загорелись. Только от представления своей мечты она начинала светиться каким-то удивительным внутренним светом, и, хотя никто его не видел, по коже пробегали приятные волны тепла. Мэйн замечталась, а Гальфред восхищенно засмотрелся на нее.
  - Пи-и!
  Пин не на шутку испугался, когда двое обычно веселых и шумных людей неожиданно затихли.
  - Что случилось Пини?
  - Пи-и!
  Зверек забавно засеменил к Мэйн и забрался к ней на колени.
  - Чего это он? - удивился Гальфред.
  - Не знаю! - забеспокоилась Мэйн,- может у него животик болит?
  - Может - согласился парень.
  Минория перевернула зверька на спинку и легонько тронула животик.
  - Кхе - довольно покряхтел сытый Пин.
  Мини рассмеялась и принялась щекотать ему кругленькое пузико. От удовольствия зверек высунул язычок и принялся так забавно кряхтеть, что подростки одновременно расхохотались.
  - Ох, Пин, ну что ты за чудо! - с трудом выговорила Мэйн, едва отдышавшись.
  - Слушай, а почему ты назвала его Пином? Имя такое необычное...
  - А он кроме "пи" ничего не говорит, вот я и подумала, что он такое имя быстро запомнит.
  - Ага, и, правда - согласился паренек.
  Он хотел сказать что-то еще, но тут стук копыт затих.
  - Что уже обед наступил? - удивилась Мини.
  - Не думаю... - разубедил ее Гальфред,- Наверное, лошади устали.
  Паренек ловко спрыгнул с тарантаса и повернулся к Мэйн
  - Нет, я лучше тут посижу...
  Ей было стыдно признаться, что она боится высоты. Паренек, похоже, понял причину отказа и поднял обе руки.
  - Да не бойся, я тебя поймаю!
  - А удержишь? - засомневалась Мэйн.
  - А то! - подмигнул паренек, я знаешь, какие мешки носил! Ты мне пушинкой покажешься!
  Девочка улыбнулась и, с помощью Гальфреда, принялась осторожно слезать.
   Она зажмурила глаза от яркого света, внезапно хлынувшего на со всех сторон, прикрыла глаза и осмотрелась вокруг. Увиденное повергло девочку в ступор... Тарантас остановился у заброшенной деревни: кругом унылые дома с черными впадинами окон и кое-где торчащими в них кусками стекла, сломанные плетни, покосившиеся заборы... Всюду гнетущая пустота и разруха... Больше всего Мэйн боялась, что ее город когда-нибудь станет таким же. Хотя это была совсем чужая деревня, что-то в душе девочки неприятно сжалось, и к горлу подступил комок. Гальфред не испытывал схожих с ней чувств и поэтому спокойно отправился за водой в старый, но вполне годный для использования деревенский колодец.
   Мэйн не обижалась на парня. Торговцы никогда не задерживаются в населенных пунктах больше пары дней, и домом им служат их кибитки на колесах. Когда Гальфред ушел, девочке стало одиноко, и она отправилась собрать хвороста, чтобы хоть немного оградить себя от дурных мыслей. Пин как мог, старался помочь, но за все время собрал всего три веточки, чем, однако, вызвал бурю смеха и умиления всех, кто находился рядом.
  
  
  
  
   Глава 7 "Путь к Мемфрису - часть третья"
  
  На этот раз торговцы решили устроить длительный привал, у Мэйн и Гальфреда появился отличный шанс размяться. Паренек достал откуда-то потрепанный мяч, и друзья затеяли что-то вроде футбола. Вскоре, к ним присоединились дети из соседних кибиток, и игра пошла веселее. На несколько секунд Мэйн показалось, что она дома... Рядом с ней куча малышни с гиканьем и хохотом то и дело проносилась туда-сюда за старым кожаным мячом. Это так напоминало приют, что девочка невольно загрустила, она не скоро увидит сестер, матушку и, конечно же, своих сестренок и братишек. Наверное, все они к тому времени вырастут, не забудут ли они ее...
  - Мэйн! Лови!
  Голос Гальфреда заставил девочку вздрогнуть. Она вовремя спохватилась и, схватив мяч, с хохотом понеслась от бегущей нее веселой толпы.
   К обеду торговцы накрыли два огромных стола. За один из них сели Мэйн, Гальфред и все остальные дети, за другим устроились взрослые. Пин, наконец, вылез из травы и сонно зевнул, на время игры он предпочел спрятаться, чтобы кто-нибудь из детей ненароком не затоптал его.
  - Смотри! Смотри! - загомонили дети, указывая на испуганного зверька.
  - Мэйн, а дашь нам его подержать? - спросил шустрый беззубый мальчишка, зачерпывая ложкой овощное рагу.
  - И мне! И мне! - послышалось со всех сторон.
  Пушистик сжался в комок и захрипел.
  - Простите ребята, но Пин не любит, когда его трогает кто-то кроме меня.
  - Жалко... - расстроилась малышня, тут же забыла про Пина и принялась обсуждать, кто сегодня победил.
  Гальфред хихикнул, видимо он вспомнил тот случай, когда Мэни разрешила ему подержать зверька. Девочка заботливо кормила пушистика, изредка поглаживая его за ушком.
   Когда лошади отдохнули, путешественники продолжили свой путь. Всю ночь друзья не спали, завтра утром они прибудут в Мемфрис, и их пути разойдутся.
  - Мэйн. Ты будешь писать мне? - с волнением в голосе спросил Гальфред.
  - Но как, же я буду писать тебе,- расстроилась Мэйн,- у тебя нет даже адреса.
  - А он здесь не нужен! - взбодрился паренек,- Я сейчас!
  Он вскочил на ноги и удалился вглубь тарантаса. Через минуту вернулся с небольшой баночкой в руке.
  - Вот, возьми!
  Он протянул Мэйн стеклянный сосуд с темно-синей жидкостью внутри.
  - Это зачарованные чернила,- не дожидаясь вопроса, пояснил Гальфред,- когда захочешь написать мне письмо, просто возьми лист бумаги, напиши в начале мое имя, а дальше все остальное. Удобство в том, что письмо не нужно отправлять, когда чернила высохнут, они испарятся и затем отпечатаются на листе, который я всегда буду держать на виду.
  - Ух, ты! - восхитилась Мэйн,- Я обязательно буду тебе писать!
  Лицо Гальфреда расплылось в довольной улыбке. Девочка сонно зевнула.
  -Тебе нужно поспать, - серьезным тоном заметил парень,- ложись, скоро рассветет.
  Мэйн не стала спорить, теперь, когда она знала, что общение с новым другом не прервется, сердце успокоилось, и девочке невыносимо захотелось спать.
   Мини проснулась от того, что кто-то тормошил ее за плечо.
  - Эй, Мэни, вставай, мы приехали!
  - А... Гальфред, это ты... - сонно пробормотала Мэйн.
  Через секунду до нее дошел смысл его слов, она резко вскочила и осмотрелась вокруг. - Приехали?! Как, уже приехали?!
  - Ага - грустно улыбнулся парень.
  - Пин, а ну вставай! - позвала Мини.
  Зверек что-то недовольно пробурчал, но послушно вылез из-под одеяла. Девочка быстро привела себя в порядок и, с помощью Гальфреда, спустилась вниз. Паренек пошел помогать отцу, а Мэйн направилась к Агнолии, чтобы расплатиться за дорогу.
  - Большое вам спасибо!
  Девочка поклонилась и протянула женщине несколько золотых монет.
  - Ну что ты, милая, мы ничего с тебя не возьмем! - всплеснула руками Агнолия.
  Но Мэйн быстро вложила деньги в ее руку со словами "вам они нужнее" и, прежде чем та успела возразить, побежала, чтобы попрощаться с Гальфредом. Она только сейчас заметила округлившийся животик Агнолии, который явно указывал на скорое пополнение семейства.
  - Эй, Гальф - позвала Минория.
  Паренек обернулся.
  - Что, уже уходишь?
  Он был явно расстроен.
  - Да - кивнула Мэйн.
  Ей грустно было расставаться с этими добродушными людьми, ставшими на время ее семьей, и жаль было терять только что обретенного друга.
  - Ну, до встречи тогда... - Гальфред почесал затылок,- Ты прости, в такие моменты нужно говорить что-то красивое, а я в красноречии не силен...
  Он засмущался, и Мэйн поспешила перехватить инициативу.
  - Когда мы увидимся в следующий раз, обязательно будем на шаг ближе к своей мечте. Давай устроим соревнование!
  - Давай! - улыбнулся Гальфред,- Я уж постараюсь!
  - И я тоже!
  - Пи-и! - испуганно пропищал Пин.
  Он понимал, что происходит что-то важное и тоже волновался.
  - Гальфред, нам пора - позвала Агнолия.
  Парень вздохнул и запрыгнул в кибитку. Расставание окончено.
  - Я обязательно буду писать тебе! - кричала Мэйн вслед удаляющемуся тарантасу.
  - До свидания Мэйн, удачи тебе! - кричала малышня, высовываясь из открытых окошек.
  - До свидания - шепнула Мэйн.
  К горлу подошел комок, но она не стала плакать, а радостно улыбнулась и бодро зашагала навстречу своей мечте.
  
  
  
  
   Глава 8 "Серый город"
  
  Мемфрис не был похож на города, которые Мэйн видела раньше. Что-то в нем было не так... Серые здания с облупленной штукатуркой, улицы, по утреннему туманные, и люди... угрюмые и серые, как и все остальное в этом городе. Мэни стало не по себе, она словно снова очутилась в той заброшенной деревне, в воздухе витало что-то неприятное. Здесь не было ни капли уюта, даже солнце спряталось за облаками и словно не хотело освещать этот мрачный город.
  - Эй, а ну проваливай с дороги! - послышалось за спиной.
  Мэйн отскочила в сторону, и через секунду, едва не задев ее, проехал на деревянном велосипеде беззубый обросший пьяница. Девочка не успела ничего разглядеть, перед глазами мелькнуло что-то грязное и черное.
  - Ладно, ничего страшного! - попыталась она приободриться.
  Пин как-то странно притих.
   Для начала нужно было узнать, не отправляется ли кто-нибудь в Данафрис, а затем поискать гостиный дом и устроиться на ночлег. По сравнению с прошлым днем, стало намного холоднее. Мэйн очень боялась, что большие белые тучи, затянувшие полнеба - снеговые. Если не выехать в Данафрис завтра утром - все потеряно. Девочка наткнулась на каких-то людей. Издалека она приняла их за торговцев и решила не терять вемени.
  - Добрый день - поприветствовала Мини присутствующих.
  Все они оказались мужчинами, неопрятно одетыми, грязными, заросшими щетиной. Никто не ответил.
  - Чего надо, малявка? - прошепелявил самый безобразный с кривым носом и огромной бородавкой на щеке, он как раз отрезал ножом кусок колбасы и засовывал его в рот.
  - Вы случайно не едете, завтра в Данафрис? - робко спросила Мэйн.
  - Ну, едем, а тебе какое дело? - прошепелявил бродяга.
  - Не могли бы вы взять меня с собой? - еще тише спросила Мини.
  Послышался громкий неприятный смех.
  - Нет, ну вы слыхали? Совсем девка обнаглела! А ну иди отсюда, пока жива - пригрозил кривоносый.
  - Но я могу заплатить - попыталась переубедить его Мэйн.
  - О-о-о, так у тебя значит, есть денежки!
  Кривоносый встал и направился к Мэйн, помахивая перед собой ножом. - Знаешь, мне они очень пригодятся, вот только ты будешь лишней.
  Мэйн бросилась бежать.
  - А ну стой, паршивка!
  Кривоносый бросился, было, за ней, но скоро закашлялся и отстал.
   Мини бежала, пока не выбилась из сил и, наконец, остановилась возле скамейки. Ноги подкашивались, то ли от усталости, то ли от страха, в горле пересохло, Пин судорожно вздыхал и жалобно попискивал. Пошел дождь... Сначала мелкие капельки чуть прибили пыль на листьях и тротуарах, а затем пошел холодный осенний ливень. Мэйн кое-как взяла себя в руки. Нужно найти место и укрыться от дождя, если осенью промокнуть, можно простыть. К тому же, так и не решился вопрос с дорогой в Данафрис.
  - Нужно найти гостевой дом - решила Мэйн.
   Спрашивать у прохожих, где он, девочка боялась, поэтому в поисках до позднего вечера. Наконец, решившись, она спросила дорогу у какой-то старушки и, еле переплетая ноги, добралась до указанного места. Ручка двери, как нарочно, оказалась высоко, и Мэйн со своим невысоким ростом могла едва касаться ее кончиками пальцев. Через минуту девочка окончательно обессилела и присела на корточки возле двери. Кричать и ждать помощи, было бесполезно. За дверью слышался пьяный смех, звон посуды и простенькая танцевальная мелодия. Минория встала и попыталась дотянуться до ручки еще раз. К ней потянулись другие пальцы, девочка вздрогнула. Высокий мужчина в черном плаще с капюшоном на пол лица открыл дверь и пропустил Мэйн вперед. Единственым, что она успела увидеть, была тонкая полоска сжатых губ и бледная, с неприятной желтизной кожа.
  - Спасибо - еле слышно проговорила Мэйн.
  Она промокла до нитки, а к вечеру стало еще холоднее. Пару минут спустя она, вероятнее всего, замерзла бы окончательно.
  - Ох, малышка, что это с тобой?! - завопила полная дама со свинячьими глазами и вульгарным макияжем.
  - М-м-могу я снять у вас комнату - еле слышно, стуча зубами от холода, проговорила Мэйн.
  - Ну, конечно, крошка, а у тебя есть деньги? - повысила она голос на целый тон.
  - Есть - прошептала Мэйн.
  Она достала висевший на груди мешочек и отдала даме за прилавком золотую монету. Та опасливо проверила ее на зуб, тут же подобрела и выдала ключ.
  - Иди, переоденься и спускайся. Ужин за счет заведения.
  Она указала на широкую деревянную лестницу, ведущую на второй этаж.
   Мэйн нашла свою комнату в конце коридора. Она оказалась небольшой, но очень уютной. Кровать, столик, маленькое окошко и зачарованный светильник, а что еще нужно? Первым делом девочка переоделась и вытерла вымокшего Пина. Согревшись, она спустилась вниз за обещанным ужином.
   Внизу ничего не изменилось - все тот же пьяный смех, шум, чья-то возня, сигарный дым. Но, по крайней мере, повсюду теплый свет от зачарованных светильников, довольно-таки чисто и очень уютно. Несравнимо с домиком тетушки Кариэн или с приютом, но после холодного серого города это место показалось Мэйн чуть ли не раем. Невзрачный, темноволосый, пропитый мужчина подошел к барной стойке, за которой по прежнему стояла хозяйка со свинячьими глазками и протирала посуду белым полотенцем.
  - Эй, дорогуша - хмыкнул он,- а ты я смотрю, не собираешься возвращать малышке сдачу.
  - А ну, цыц! - хозяйка жестом велела ему молчать,- Вот еще! С чего я должна ей что-то возвращать! И без того, бесплатно накормлю ее лучшим ужином!
  - Ну-ну,- мужчина ухмыльнулся,- ты же знаешь, милая, что он не стоит и пятидесятой части золотой!
  - А ну пошел вон, пока я не вышвырнула тебя отсюда! Не твое это дело! - вскипела хозяйка.
  - Интересно - злорадно оскалился бородатый,- а что если посетители твоего заведения узнают, как ты обсчитываешь своих постояльцев, в наше время зарабатывать трудно... Стоит сказать, лишь пару словечек, и к тебе уже никто не зайдет...
  Хозяйка затряслась от ярости.
  - На, держи, пьяница несчастный - процедила она, сквозь зубы, подавая мужчине бутылку спиртного.
  - Вот это уже совсем другое дело, милая! Ну я пошел!
  Бородатый просиял и гордо вышел за дверь.
  - У-у! Пьянчуга. Это ж надо! За бутылку все нервы вытрепал! - бормотала вполголоса хозяйка, продолжая, остервенело вытирать тарелки.
   Мини, как и все, не слышала разговора между этими двоими. Сейчас ее волновал только обещанный ужин. За день она устала, и теперь ей ужасно хотелось есть.
  - Простите,- обратилась она к хозяйке,- а куда мне сесть?
  - Вон туда, деточка.
  Дама улыбнулась и указала пухлым пальчиком на свободный столик возле окна. Мэйн послушно направилась к своему месту, а хозяйка приказала принести ей ужин. Вскоре, молодой веселый официант принес поднос, с ужином. Глаза Мэйн расширились от восторга. На блюде дымилась ароматная, еще горячая котлетка с румяной золотистой корочкой, почти воздушное, щедро сдобренное свежими сливками картофельное пюре и очень аппетитный салат из овощей и пряностей. В дополнение к горячему на столике перед Мэйн появились салфетки, хлебница с поджаренными ломтиками хлебцев, чашка горячего шоколада и небольшое кремовое пирожное с фруктовой прослойкой.
  - Красота... - выдохнула девочка.
  Официант весело подмигнул ей и отправился разносить другие заказы. Мэйн отделила небольшой кусочек румяной котлетки, положила его в рот и зажмурила глаза от удовольствия.
  "Вот это вкуснотища! Просто пальчики оближешь - подумала она".
  Конечно, печености тетушки и похлебка торговцев были замечательными, но, ни что не могло сравниться с полноценным и таким вкусным ужином, особенно после тяжелого дня. Мэйн вдруг вспомнила про Пина, и ей стало стыдно. Она здесь шикует, а он там закрыт в комнате, совсем один, с кусочком сухого печенья. Девочке стало жутко, от одной масли об этом.
  "Ну конечно устала, проголодалась, замерзла, но ведь Пин намучался не меньше, как же я могла так с ним..."
  Она оторвала кусочек салфетки, положила туда всего по-немножку, быстро доела, поблагодарила хозяйку и поспешила наверх.
  - Пи-и...
  Таким несчастным зверька Мэйн еще не видела. Он сидел под закрытой дверью, несчастно попискивая и сжимая в лапках кусочек так и не съеденного печенья.
  - Прости меня Пини.
  Девочка попыталась поднять зверька, но тот вырвался и забился под кровать.
  - Пин, я тебе поесть принесла - позвала Мэйн.
  Зверек не ответил. Весь вечер он сердился и не выходил из своего уголка, не смотря ни на какие просьбы Мини.
   Девочке не спалось... Тучи загромоздили небо, за окном не переставал дождь, под кроватью, сжавшись в комок, ежился несчастный Пин.
  - Пини,- позвала Мэни,- милый, ну не сердись. Она, осторожно отодвинула кровать и взяла комочек на руки. Зверек обиженно заурчал. Девочка прижала его к себе и принялась баюкать. Наконец, пушистик успокоился и принялся за обе щеки уплетать принесенное ему лакомство.
  "Вот ведь как,- думала Мэйн, глядя в потолок и поглаживая спящего зверька,- Пин совсем не домашняя зверушка, он все понимает и так же чувствует, а я его обидела".
  По спине пробежал неприятный холодок, Мини закрыла глаза, желая только, чтобы этот невыносимый день скорее закончился.
  
  
  
  
  
   Глава 9 "Человек в плаще"
  
  Постояльцы произвольно улыбались, глядя на растрепанную после сна Мэйн. Она шла в умывальную, сонно зевая и потирая глаз. Забавнее всего выглядел Пин, сидевший на ее плече. Он еще не до конца проснулся и, привычно выпятив пузико, лениво посматривал на окружающих через щелочки приоткрытых глаз. Мини решила позавтракать здесь же, поэтому, умывшись, чуть не спустилась вниз в одной пижаме.
  - Ой! - спохватилась она,- Во что же я одета то!
  Мэйн поспешила в комнату, краснея под взглядами других постояльцев. Она уже открывала дверь, когда из соседней комнаты вышел вчерашний знакомый - человек в черном плаще.
  - С добрым утром! - чуть не прокричала от неожиданности Минория.
  Мужчина чуть заметно ухмыльнулся и, не говоря ни слова, отправился к лестнице.
  - Ой,- покраснела Мэйн,- и что это со мной сегодня твориться... веду себя глупо... Если сестры узнают, засмеют, ведь, а вот матушка, наверное, побранит, но быстро забудет она ведь добрая...
  Прохожие с любопытством поглядывали на девочку. Все свои рассуждения Мини проговаривала вслух, по-прежнему стоя в коридоре.
  - Ой! - снова спохватилась она, забежала в комнату и захлопнула за собой дверь.
  - Кхе-кхе-кхе! - похоже, Пин веселился.
  - Эй, а ты чего это, ну ка прекрати!
  - Кхе-кхе! - не унимался зверек, забавно потряхивая ножками у нее на плече.
  - Не смешно, Пин, между прочим, над тобой тоже смеялись!
  Зверек так и замер, высунув язычок и закрыв один глаз. Теперь рассмеялась Мэйн.
  - Ну и видок у тебя, Пин, сделай мордочку попроще!
  Минория поспешно переоделась и спустилась вниз.
  - О, малышка, с добрым утром! - улыбнулась хозяйка, усердно натирая новую партию тарелок,- завтрак за счет заведения!
  - Ну что вы,- смутилась Мэйн,- я заплачу.
  - Нет! - запротестовала дама.
  Похоже, в ней заиграла капля совести, или она решила оставить о себе хорошее впечатление.
  - А она довольно милая, да?
  Пин недовольно фыркнул.
  - И правда, откуда тебе знать... - вздохнула Мэйн и направилась к своему столику.
  Утром здесь было малолюдно, и за счет дневного света зал казался намного просторнее. Незнакомец сидел через столик и вполголоса беседовал с высоким рыжеволосым мужчиной. Мини произвольно стала свидетелем диалога.
  - В Данафрис значит - крякнул рыжеволосый.
  Незнакомец кивнул.
  - Ну, брат, это последний повоз в этом году, потом снег пойдет, так что серебряниками не отделаешься, минимум два золотых!
  - Один и пол монеты серебром - отрезал незнакомец.
  Его голос показался Мэйн приятным, хотя, каким-то неестественным.
  - Э-э, нет уж, брат, за полтора я не соглашусь,- хмыкнул рыжеволосый,- а кроме меня никто больше не едет.
  - Ну да,- согласился незнакомец,- вот только тебе в любом случае нужно возвращаться в Данафрис, а из клиентов только я один, не согласишься, сделаешь себе в убыток.
  Горе-торговец нехотя смирился. Весь диалог Мэйн настороженно слушала, забыв про остывающий омлет.
  - Простите,- она подошла к столику,- могу я к вам присоединиться? Я вам заплачу!
  - Тогда покажи деньги,- равнодушно потребовал рыжий,- знаю я вас таких, любителей прокатиться за чужой счет...
  Мэни неохотно достала мешочек и показала несколько монет.
  - А, ну вот так другое дело! Давай тащи тряпье, скоро выезжаем!
  
  
  
  
  
  
   Глава 11 "Истина"
  
  - Деньги вперед! - скомандовал возница, когда Мини подошла к экипажу, запряженному тройкой зачарованных коней.
  Она отдала ему полтора золотых и уселась на сиденье рядом с незнакомцем. Почему-то рядом с ним девочка чувствовала себя спокойнее.
  "Эх, а не услышь я этот разговор, потеряла бы последний шанс,- подумала она и улыбнулась,- наверное, сегодня мой день".
  Пин был чем-то обеспокоен и предпочел не вылезать из теплого одеяла, которым укуталась Мэйн. Незнакомец изредка поглядывал на нее, а девочка смотрела в окно и ждала, когда экипаж выедет из этого неприятного города. Ей казалось, что как только это произойдет, небо расчистится, и выглянет солнце. Но этого не произошло, тучи на горизонте сгустились и стали плотнее. Минории показалось, что они выглядят неподвижными и тяжелыми.
  "Еще бы чуть-чуть и не успела до снега - снова порадовалась она и плотнее укуталась в теплое одеяло".
   С каждой минутой пейзаж за окном становился все унылей. Деревья уже сбросили свой пестрый осенний наряд и теперь одиноко смотрелись на фоне серого неба. Тучи нависали все ниже.
  "Успеть бы,- заволновалась Мэйн,- до Данафрис неделя пути, даже если кони зачарованные, а вдруг магия закончится... Нет,- разубедила она сама,- себя возница хоть и жадный, но знает свое дело. Добраться до города, прежде всего в его интересах". Незнакомец ничуть не волновался, и девочке стало немного спокойнее. Из-за туч стемнело быстрее. Мэйн потянуло в сон...
  - Пии - сонно проурчал зверек во сне, шумно вздохнул и мерно засопел.
  Мэйн нехотя открыла глаза, за окном было еще темно, незнакомца рядом не было.
  "Наверное, разговаривает с возницей - подумала она".
  Девочка прильнула к небольшому окошку, чтобы проверить там ли он. За ним слышался тихий разговор. Мэйн решила, что подслушивать нехорошо, и хотела было вернуться, когда фраза незнакомца заставила ее содрогнуться.
  - Я тебе говорю, повернешь в Каранус - властным тоном настаивал незнакомец.
  - Какая мне с этого выгода - хмыкнул возница.
  - Вот какая! Незнакомец достал тряпичный кошелек и тряхнул его, послышался звон монет.
  Мэйн застыла в ужасе и еле сдержалась от крика, это же ее кошелек!
  - Я срезал его у девчонки, здесь двенадцать золотых,- продолжал мужчина в плаще,- если сделаешь все, как я сказал, получишь все.
  - Заманчиво,- прищурился возница,- а тебе-то, какая с нее выгода?
  Незнакомец хищно улыбнулся.
  - Видишь ли,- пояснил он,- маленькие девочки на черном рынке пользуются большим спросом.
  - В рабство, значит, продашь, - хмыкнул рыжий,- хитер, а если не возьмут?
  - Тогда пущу на органы, она здоровая! После целого дня на холоде даже не простыла, для экспериментов просто идеальна!
  - Чертов ты шакал...
  - Да что ты понимаешь в черной магии, деревенщина! - надменно произнес незнакомец.
  - А ну тебя! По рукам - согласился рыжий.
  - Тогда у развилки сверни направо, пойду, свяжу ее, чтоб не рыпалась, и этот мерзкий комок шерсти пора выкинуть, он меня раздражает.
  Мэни, наконец, пришла в себя. Незнакомец отвезет ее в Каранус - город мертвых. Его так называли из-за процветающей черной магии и подземного запретного рынка. Ведьмы, черные маги и прочая нечисть - все они нашли там прибежище.
  "Нужно бежать - мелькнула мысль".
  Дальше Мэйн действовала инстинктивно. Она рванула запертую дверь, выкинула рюкзак и выпрыгнула сама, держа в руках Пина.
   Она упала на едва припорошенную снегом дорогу, корчась от боли, поднялась и побежала в сторону леса. Мужчины еще не заметили ее отсутствия, нужно было спрятаться, пока они не вернулись.
  - Эй, тормози чурбан! - заорал маг,- Девчонка сбежала, поворачивай!
  - Черт с ней с девчонкой! Снег пошел!
  - Поворачивай! - орал маг.
  Но тут пошел снег, настоящий снег, он падал уже не крупой, а огромными хлопьями, с каждой секундой все быстрее.
  - А-а, плевать, трогай - согласился маг и вернулся на свое место.
   Мэйн посмотрела на небо и протянула расцарапанные ветками руки навстречу снежинкам.
  - Как хорошо,- облегченно вздохнула она,- мужчины не вернутся.
  Девочка рухнула на землю, опершись об дерево.
  "Снег! - теперь это слово внушило ей ужас,- это же снег! А я одна в сутках езды до ближайшего города! Нужно выбираться...".
  Мэйн выбралась из колючих кустов и побрела по заснеженной дороге.
   Становилось все холоднее. Девочка достала рюкзак и надела на себя все, что было можно, подвязав сверху одеялом и засунув Пина за пазуху. Ветер крепчал, а снег с каждой секундой становился все гуще. Холод сводил руки и ноги судорогой, зубы стучали, но Мэйн упорно шла вперед.
  - Я доберусь. Я доберусь до перекрестка. Это главное.
  С каждой секундой идти становилось все труднее, снег залеплял лицо, и Мини остекленевшими от холода пальцами убирала его с лица. Вдали не было видно ничего, моментально выросли сугробы, девочка еле передвигала ноги.
  - Ну, уж нет! Я здесь не умру ясно?! Я не умру здесь!
  По щеками потекли слезы. Разум понимал, что все бесполезно, но Мэйн не хотела этому верить.
  - Я не могу здесь умереть...
  Голос охрип, и она тяжело дышала. Наконец, впереди, появилась развилка, Мини прибавила шага, но сил почти не осталось.
  - Я столько всего должна сделать... сестры, матушка, тетушка Кариэн, Гальфред,- я ведь всем им обещала.
  Мэйн уже не чувствовала ног. - Я не зря столько шла, я не умру здесь...
  Девочка повалилась в снег, едва пройдя два шага от развилки. Она почти не чувствовала боли, только очень хотелось спать... глаза закрывались, веки тяжелели, она сдалась...
  
  
  
   Глава 12 "Так ли страшен вараг, как его малюют?"
  
  Мэни проснулась от жуткой боли: все тело горело, ломало. Она лежала под толстым одеялом, смазанная чем-то маслянистым и дурно пахнущим. Рядом кашлял и судорожно вздыхал Пин. Мэйн хотела что-то сказать, но горло пересохло, ее охватила мучительная жажда. Вокруг было темно. Должно быть, наступила ночь...
  - Очнулась? - послышался чей-то голос.
  Кто-то приподнял ей голову и влил в горло горячий горьковатый отвар. Мэйн почувствовала, как жажда утихла и снова провалилась в полузабытье...
  - Ой!
  Мэни скорчилась от боли и с усилием открыла глаза. Первым, кого она увидела, был Пин. Зверек выглядел вполне здоровым, он сидел у нее на животе и грыз кусочек вяленого мяса. Мэйн судорожно сглотнула, ей тоже хотелось есть.
  - Интересно, где я? - прохрипела она.
   Помещение, где Мини лежала, напоминало небольшую комнатку, а точнее коридор, с двумя арками. Судя по частому изменению теней в узком окошке, она ехала в тарантасе.
  "Похоже, меня подобрали торговцы".
   Сознание прояснялось. Минория улыбнулась, почувствовав, что боль, наконец, прошла.
   Послышались тяжелые шаги, и в дверь вошло нечто... Мэйн передернуло от страха, и она больно ударилась головой об стену. Ее спаситель был чуть выше двух метров и полностью покрыт густой рыжеватой шерстью. Рельеф крупных мышц хорошо просматривался на руках и туловище, которое, не смотря на погоду, не имело никакой одежды. Похоже, монстр понял, что Мэйн испугалась, кинул на кровать вещи и поставил на подоконник тарелку с супом.
  - Оденься и поешь.
  С этими словами он поспешил удалиться.
  - Вараг - прошептала Мэйн, дрожа от страха.
  Она узнала его по описанию...
   Издавна, по стране, из города в город, из деревни в деревню ходила легенда о варагах - одних из самых древних родов, населявших когда-то эту страну. Говорили, что раньше на этой земле существовало племя огромных, устрашающих существ, наделенных разумом и нечеловеческой силой. В то время вараги были прославленными убийцами, лучшими в своем роде. Они завоевывали страну шаг за шагом, пока не наткнулись на людей. Вот тогда-то главный защитник всего живого - Фелодериус и показал варагам первую в мире магию. Племя было почти истреблено, оставшимся предложили заключить союз. С тех пор вараги осимилировались и смешались с людьми, но уродливость не позволяла им жить полной жизнью, все по-прежнему видели в потомках древнего рода - убийц, ненавидели и избегали их. Тогда гениальный ученый Фадерик претворил в жизнь свое уникальное изобретение. Он создал идеальный человеческий ДНК и попытался встроить его в тело варага, дабы тот трансформировался в человеческое тело. После долгих опытов, проб и ошибок он создал-таки самую эффективную методику. По ней новорожденному варагу вводили зачарованную ДНК, которая в свою очередь активировалась только тогда, когда тело полностью сформировывалось и становилось способным выдержать такие изменения. Оптимальный возраст для этого - 18 лет. За счет идеального ДНК человеческое тело, полученное в результате трансформации, получалось невообразимо красивым и почти не теряло прежней силы. Теперь таких существ -потомков древних варагов почти не осталось, но имена Фелодериуса и Фадерика до сих пор живут в истории.
   Мэйн вспомнила все, что когда-то знала о древней легенде.
  Он не монстр,- решила она,- просто у него еще не было трансформации. А ведь выглядит явно старше восемнадцати...
  Девочка вспомнила, что он велел ей одеться, и только сейчас заметила, что абсолютно нагая. Мини залилась краской и принялась торопливо натягивать на себя сухие вещи.
  "Ну конечно, а как бы он меня по-другому натирал - думала она, еще больше краснея".
  Чувство стыда просто зашкаливало. Будь это семья торговцев, ее наверняка отходила бы женщина, а он, похоже, тут только один. Не смотря на душевные переживания, пустой желудок настойчиво потребовал еды, и Мэйн за считанные минуты опустошила содержимое тарелки. Пин продолжал посасывать, скорее всего, уже не первый ломтик вяленого мяса. Похоже, он совсем не волновался, и его здесь все устраивало.
  "Хорошо хоть Пин не простыл - с облегчением подумала Мэйн и, почувствовав страшную усталость, вернулась в постель".
  
  
  
   Глава 13 "Прощай мечта"
  
  Минория провела в постели почти трое суток. За это время, ни разу не видев своего спасителя. Когда она просыпалась, на столе стоял завтрак или обед, а вараг во время ее бодрствования предпочитал оставаться в дальней части тарантаса. Мэйн, впрочем, все устраивало. Не смотря ни на какие убеждения, потомок древнего клана был ужасен, особенно пугал его взгляд - холодный и неприятный. Мэйн мучил только один вопрос. Девочка не знала, куда ее везут...
  "Да какая теперь разница,- подумала она,- наивная я дура, и зачем только поехала в этот Андорис... Можно подумать, все получилось бы так легко... Была бы сейчас в приюте, или у тетушки Кариэн, нашла бы работу и помогала бы сестрам с детьми. А теперь остается надеяться на уродливого монстра... Зачем было мечтать? Это же так глупо...".
  Теперь, после того как Мэйн оказалась на грани жизни и смерти, ее сознание резко изменилось: время показалось потраченным впустую, мечты глупыми, а жизнь бессмысленной. Пин пискнул и залез на колени к девочке, она отстраненно поставила зверька на пол.
  - Пи-и - обиженно пискнул комочек.
  - Отстань Пин... Мэйн с головой укрылась одеялом,- И без тебя тошно.
   Пин потерянно пискнул и засеменил в дверной проем, где раздавались шаги варага. Парень сидел в конце кибитки, читая и мельком поглядывая на лошадей.
  - Привет пушистик - улыбнулся он Пину.
  Зверек за эти три дня привязался к нему, как к родному.
  - Кхе - закряхтел комочек и принялся забираться на плечо варагу.
  Тот поглядел на неуклюжего зверька, вздохнул, взял его двумя пальцами и посадил на плечо. Пин быстро устроился и принялся перебирать рыжеватую шерсть.
  - Что, бросила тебя хозяйка?
  - Пи! - пискнул Пин, хотя врядли понял суть вопроса.
  - Ну, конечно, расстроена из-за меня... Кому ж понравится, если твоим спасителем вместо прекрасного белого мага окажется уродливый вараг...
  Пин вопросительно посмотрел на него и замер.
  - Ладно, забудь,- вараг снова посмотрел вдаль,- просто не понимаю, зачем на тебя злится... Не страшно... еще пара дней и окажемся в Данафрисе, а оттуда отправлю ее домой.
  Парень тяжело вздохнул.
  " Вот ведь, выпало на мою голову с детьми возиться".
   Мэйн равнодушно водила пальцем по одеялу, за окном рассветало, нужно было думать, что делать дальше, но думать не хотелось. Послышались тяжелые шаги и кряхтение веселого Пина. Мэни накрылась одеялом с головой и отвернулась к стене.
  - Эй, может, хватит уже лежать - позвал вараг.
  - Уйди, страхолюдина - буркнула Мэйн.
  "Только его здесь не хватало...".
  "Страхолюдина, значит... - вараг хмыкнул про себя,- Наряду с обычными отзывами это звучит, как комплимент".
  - Уйду, если встанешь и посидишь, хоть немного на свежем воздухе, ато совсем затухнешь.
  - Тебе какое дело?
  Мэйн уже давно перестала бояться. Осталось только раздражение и неприязнь.
  - Ладно, тогда я останусь здесь и почитаю тебе лекцию о хорошем поведении.
  - Сгинь! - рассердилась девочка и сбросила одеяло.
  Вараг ухмыльнулся
  - Чего скалишься? - Мэйн не на шутку рассердилась.
  - Ты когда себя в последний раз в зеркало видела? Вид ужасный, а еще девушка вроде...
  - Ану замолчи! - крикнула Мэйн, покраснев от стыда,- Ладно, я подышу воздухом, уйди отсюда!
  - Ухожу, ухожу - развел руками вараг и, ухмыляясь, вышел в дверной проем.
  - Странный, какой то,- подумала Мэйн, - корчит из себя взрослого и даже не страшный совсем... Раздражает он меня...
   Девочка подошла к кривоватому полуоблупленному зеркалу и ужаснулась: на нее смотрела другая Мэйн, с серыми мешками под глазами и торчащими во все стороны клоками волос.
  "Ну и пусть,- подумала она,- для кого мне прихорашиваться, для страхолюдины этой что ли?".
  Мини стянула с кровати одеяло и уселась перед открытой дверью. Лошади, посапывая, тянули тарантас, а вокруг все по-прежнему оставалось морозно белым.
  - Ненавижу снег... Мэйн поежилась, в голове проплыли неприятные воспоминания. - Кстати, а где Пин?
  - Пини-и! - позвала она.
  В другой части тарантаса послышался приглушенный писк, вараг вышел в дверной проем, снял с плеча Пина и передал Мэйн.
  - Тебя я не звала,- напыжилась девочка,- иди обратно.
  - Эй, это вообще-то мой тарантас...
  - Ну, тогда я сама уйду!
  Мэйн резко встала, но не удержала равновесие и чуть не упала с подножки. К счастью, вараг успел ее удержать.
  - Не трогай меня, страхолюдина! - взвизгнула Мини.
  - Да я тебе тут вообще-то жизнь спасаю - пояснил парень, усаживаясь на подножку.
  - А я не просила - фыркнула Минория.
  Ей было стыдно, но признать себя пораженной она не хотела.
  - Ну, извини,- вараг пожал плечами,- тогда можешь падать в снег и спокойно умирать, я мешать не буду...
  - Страхолюдина противная - процедила сквозь зубы Мэйн и уселась рядом.
  Вараг хмыкнул.
  - Не скалься...
  - А ты не дуйся, и волосы подбери, на мочалку уже похожи.
  - У-у, зануда - протянула юная попутчица, нехотя побрела обратно к кровати и стала рыться в рюкзаке в поисках расчески. Затем подошла к зеркалу и принялась расчесывать спутанные волосы.
  - Ой, больно как! - говорила она сама с собой,- А все этот вараг противный, не нравиться ему, видите ли, на себя б посмотрел! Ой!
  - Да кто ж так расчесывается? Все волосы выдерешь!
  Вараг стоял в дверном проеме.
  - Уйди, страхолюдина противная!
  - Дай помогу.
  - Ану сгинь! Ай!
  Расческа запуталась в волосах.
  - Пошли на свет, расчешу тебя.
  Парень взял ее за руку и повел обратно к подножке. Мэни нехотя поплелась за ним.
  - Ты куда меня везешь, страхолюдина? - понуро спросила Мини, пока вараг осторожно разделял и расчесывал спутанные пряди.
  - В Данафрис,- ответил он,- там отправлю тебя домой.
  - Благодетель, тоже мне - фыркнула Мэйн.
  - А что я такой уж ужасный?
  - Все равно, страхолюдина...
  - У меня имя есть вообще-то - задумчиво произнес парень.
  - Ну и радуйся, я и знать не хочу.
  - Ладно... - вараг вздохнул и отделил еще одну прядь,- А ты хоть откуда?
  - Из Лавиоса - нехотя ответила Мэйн.
  - Ох, ты далеко тебя занесло, а как здесь оказалась?
  - Не твое дело...
  - Эх, быстрее бы в Данафрис... надоела ты мне...
  Гигант вздохнул, положил расческу рядом с Мэйн и ушел.
  - Надоела, значит... - глаза девочки наполнились слезами от обиды,- ну конечно, кому я такая нужна...
  - Пи-и! - пискнул Пин.
  Он только что добрался и плюхнулся на пол, выпятив пузико и высунув розовый язычок.
  - Ну чего опять ревешь?
  Вараг появился в дверном проеме. Мэйн стиснула зубы, но промолчала, он, конечно, терпеливый, но может и сорваться... До Данафрис ехать еще двое суток к тому, же у нее, ни монеты...
  - Эй?
  - Не реву я.
  Мэни сидела, уткнув лицо в колени.
  - Ладно,- согласился вараг,- ты можешь звать меня страхолюдиной, я не против, но если не скажешь свое имя, буду называть тебя вредной лохмушкой.
  - Издеваешься, да? - процедила Мэйн.
  - Ну, совсем немножко - улыбнулся вараг.
  - Минория...
  - Минория, Мэйн значит... Красивое имя!
  - А у тебя?
  - Что у меня?
  - Тебя как зовут?
  - Страхолюдина тебя не устраивает? - съязвил вараг.
  Мэйн тяжело вздохнула.
  - Я Эферинс, можно просто Ферон.
  - Эферинс? - Мэни хмыкнула.
  - Что смешного?
  - Не идет тебе это имя.
  - Вариант страхолюдины еще не отклонен - напомнил гигант и улыбнулся.
   Девочка подняла голову и посмотрела на него.
  "А он не такой страшный,- было первой ее мыслью,- лицо вполне человеческое, к тому же шерсть на ней гораздо короче...".
  Черные брови и ресницы смотрелись на фоне рыжего немного не естественно, но все-таки красиво. Мэйн отвела взгляд и про себя выругалась:
  "Уже страхолюдиной любуюсь! Нет, мне конечно нужно к нему привыкать, но...".
  Теперь неприязнь к варагу заметно уменьшилась.
  - Расскажешь все-таки? - он присел рядом и посмотрел на нее.
  - Расскажу, если перестанешь на меня пялиться - буркнула Мини.
  Вараг отправил взгляд вдаль, и Мэйн рассказала ему о своей глупой мечте, долгом пути и событии, которое ей больше не хотелось вспоминать.
   После услышанного парень долго молчал.
  - Глупая ты - наконец, произнес он, глядя на соломинку в своей руке.
  Мэйн вопросительно уставилась на своего спасителя. Вараг улыбался.
  - Эх, а ты, в самом деле, еще ребенок... - вздохнул он,- Ну, и что, ты так и сдашься при первой трудности?
  - Трудность? - вспылила Мэйн,- Да я чуть не умерла!
  - Не умерла же - заметил Ферон.
  - Все равно, это глупо.
  Мини потупила глаза.
  - Глупо спасать людей?
  В сердце что-то кольнуло.
  - Я просто не готова еще, вот через пару лет... - начала она, теребя в руках конец рубашки.
  - А что, если за эти пару лет, снова начнется та болезнь?
  Мэйн вздрогнула.
  "А что, если, правда? Тогда все: матушка и сестры, братишки с сестренками, и все жители города могут умереть!".
  Она похолодела от этой мысли, ее лицо вмиг сделалось мертвенно бледным.
  - Эй! Вараг тряхнул девочку за плечи и она вернулась в реальность. - Не пугай меня так!
  Девочка промолчала.
  - Ладно... - вздохнул Ферон,- До Данафриса еще трое суток, ты подумай пока, стоит ли возвращаться, если передумаешь, отправлю тебя...
  - Куда? - отстраненно спросила Мэйн.
  - В Андорис - коротко ответил вараг и отправился вглубь тарантаса.
  "Что же это я... - думала Мэйн,- Первая трудность и что со мной стало...".
  Появилось ощущение снятой маски, под которой эти несколько дней, пряталась теперь далекая, жизнерадостная и смело идущая за мечтой Минория.
  "Он прав,- подумала девочка,- он, ведь, прав! - она улыбнулась, впервые за последние несколько дней,- Не все бывает, как надо. Просто я еще не знала, какой мир на самом деле, теперь я буду осторожнее, а этому варагу можно доверять, если бы он хотел продать меня, давно бы это сделал".
  На щеках Мэйн заиграл румянец, глаза заблестели и губы растянулись в той самой улыбке, с которой она встречала каждый новый день. Мэни смотрела на восходящее солнце с новой надеждой. Теперь она окончательно убедилась в правильности выбранного ей пути.
  
  
  
   Глава 14 "Тайна Ферона"
  
  Эферинс стоял у небольшой самодельной печки и раздувал огонь, когда в комнатку влетела радостная Мэйн, напевая веселую песенку. От таких перемен вараг опешил.
  - Что делаешь? - беззаботно поинтересовалась Мини.
  - Да, вот, завтрак готовить собираюсь, а что это с тобой вдруг?
  - Ничего! Кстати, спасибо, ты мне глаза открыл! Я теперь знаю, как поступить... да и спас ты меня и кормишь, и вообще...
  Мэйн покраснела, она только сейчас поняла, скольким обязана этому варагу.
  - Не напрягайся так! Ферон легонько хлопнул ее по плечу,- Ато, того и гляди, лопнешь.
  - Ладно,- улыбнулась Мэйн,- давай, я сама приготовлю.
  Она выхватила у него из рук сковороду и принялась усердно взбивать кремовую массу, из которой планировалось позже испечь блинчики.
  - Ну, ладно,- улыбнулся Ферон,- похоже, ты справишься, я тогда пойду, лошадей проверю.
  - Ага,- не отрываясь от готовки, кивнула Минория,- и найди Пина, он не любит, когда его оставляют одного.
  Вараг улыбнулся и вышел из тарантаса.
   За три дня полного покоя, в девочке накопилось столько энергии, что, казалось, она вот-вот засветится! Когда вараг вернулся, Мэйн, во всю распевая любимую песню тетушки Кариэн, переворачивала последний блинчик.
  - Странная ты,- сказал гигант, опуская Пина на стул,- то плачешь, то светишься от счастья...
  - А! Да ты не волнуйся об этом! Мэйн уже разложила блинчики по тарелкам, сдобрила их сладким сиропом и теперь наливала чай,- Я теперь всегда такая буду!
  Она улыбнулась во все лицо и поставила на стол блюдечко, для Пина. Эферинс улыбнулся, новая знакомая нравилась ему теперь гораздо больше.
  - Слушай! - Мэйн отвлеклась от своих мыслей,- А я, ведь, ничегошеньки о тебе не знаю... расскажи мне что-нибудь!
  Вараг помрачнел.
  - Да, у меня, в общем, не интересная история...
  - Нет уж! - настаивала Мэйн,- Не убегай от вопроса!
  Ферон вздохнул, посмотрел в окно и начал рассказ.
  - Родился в Хельсеване, это северные земли далеко отсюда. Однажды, приезжие торговцы занесли в деревню страшную болезнь, и вся моя семья, родители и младший брат умерли от удушья... С тех пор я путешествую. Варагов у нас не жалуют, сама понимаешь, так что долго задерживаться в одном месте не приходится.
  - Извини...
  Мэйн сконфуженно опустила глаза.
  - Ничего,- Ферон улыбнулся,- кстати, очень вкусные блинчики, я так не приготовлю!
  - Еще бы! - Мэйн довольно хмыкнула,- Это рецепт тетушки Кариэн! Никто на свете не печет блинчике вкуснее, чем она!
  - Хорошая у тебя тетушка! - улыбнулся парень и встал, чтобы убрать со стола.
  - Я сама! Мэйн выхватила у него посуду и, мурлыкая себе под нос веселую мелодию, направилась к мойке.
   Ферон снова куда-то ушел.
  "Расходился тут...".
  Мэйн хотела рассердиться, но кроме улыбки ничего не получалось. Ее взгляд блуждал по тарантасу, пока не остановился на прикрепленной к стене пачке листов. Для того, чтобы дотянуться и обследовать предмет, девочке пришлось встать на стул.
  - Вот ведь, вымахал! - удивлялась она.
   Наконец, Мэни дотянулась до листка и перевернула его. Там были цифры и надписи.
  "Календарь - догадалась Мэйн".
  Хранитель дат и чисел оказался восьмилетней давности, хотя отмечены в нем были только первые три года. Девочка обратила внимание на небольшую заметку.
  "Двадцать третий месяц Радонии, число пятнадцатое - гласил календарь".
  Под обведенной кружочком датой была выведена надпись - "восемнадцатилетние".
  "Восемнадцатилетние... А, так это его восемнадцатилетние! - улыбнулась Мэйн. - Стоп... - она похолодела значит,- ему исполнилось восемнадцать, пять лет назад... почему он все еще вараг? А если он навсегда такой...".
  Минория присела на табурет и впервые задумалась о том, как же трудно смириться с мыслью об уродстве. Если бы это было на время, не так уж плохо, жить, в ожидании чуда. А вот остаться таким навсегда... Он всю жизнь вынужден переезжать из города в город и терпеть насмешки.
  "Ужас, а я еще его страхолюдиной называла... совсем не подумала. А Фер молодец, держится. И я должна держаться!".
   Ферон до вечера провозился с колесом и вернулся в тарантас, только когда из-за облаков выплыла, голубая Надония. Она посеребрила верхушки деревьев и, как властная правительница, окутала свои владения ровным лазурным светом. В отличие от сестры, Надония не делила ночь ни с кем, поэтому в ее пору все вокруг становилось голубоватого оттенка.
   Мэйн уже спала. Вараг тихо прошел мимо и улыбнулся.
  "Все-таки здорово было встретить ее. Вместе так весело! Давненько я ни с кем так не разговаривал, надеюсь, она все же решит, следовать за своей мечтой...".
  
  
  
  
   Глава 15"Последний день пути"
  
  Мэйн проснулась посреди ночи и уставилась в темный потолок. Надония уже покинула свои владения, и за окном было ничуть не светлее. Девочка раздумывала о будущем, составляла план, мысленно зачеркивала его и составляла снова. Так она и пролежала в постели до самого рассвета. Вараг проснулся рано и первым делом отправился осмотреть лошадей. В дальнем пути важнее всего здоровье животных, Мэйн это понимала.
   Позавтракали без Пина, он не хотел просыпаться и упорно натягивал на себя одеяло, пока Мэйн пыталась его разбудить. Пришлось оставить зверька в объятиях сна.
  - Лошади устали,- сообщил Ферон, засовывая в рот горячий омлет,- говорят тут красивое озеро неподалеку есть, остановимся и передохнем.
  - Ага - кивнула Мэйн, дожевывая завтрак и запивая его ягодным чаем.
  - Потом, к вечеру, заедем в деревню, запасемся продуктами.
  - Угу... - Снова кивнула Мини.
  - Поможешь с покупками?
  - Не волнуйтесь, дядюшка Эферинс! Я все возьму на себя!
  Мэйн расхохоталась и понесла посуду в мойку.
  - Ну, вот,- улыбнулся Фер,- теперь видно, что рядом большой город!
  - Ты о чем это? - озадаченно спросила Мэйн.
  Вараг указал на окно. девочка подошла к нему и ахнула.
  - Да тут же ни капельки снега нет!
  - Да, похоже, не обошлось без магии, я слышал, что вначале осени белые маги рассыпают в округе заряженные кристаллы, и они немного замедляют приход зимы.
  - Здорово как! - воскликнула Мэйн, глядя на розово-золотистые деревья и роскошный цветочный ковер.
   Экипаж свернул с основной дороги на проселочную, мало заметную, тропинку. Она вела в редкий лес. В просветах между макушками деревьев искрилось солнце, через некоторое время тропинка стала шире, и путникам открылся вид на чудесную лесную полянку. Мэйн слезла с подножки.
  - Пи-и - Пин недовольно кряхтел и пытался улечься на плече девочки поудобнее.
  - Красота!
  Мэйн широко раскрыла глаза, ей хотелось запомнить эти мгновения: утренний воздух, чистый и прозрачный, почти как в окрестностях родного городка, дождь из розово-золотистых листьев и свежий, едва заметный ветерок - все это рождало в сердце Мэни ни с чем несравнимое чувство восторга. Она, как ребенок, радовалась каждой прожитой секунде.
  - Эй, малышка, хочешь взглянуть на озеро? - позвал Ферон откуда-то из-за деревьев.
  Минория поспешила на звук голоса.
   Огромная водная гладь искрилась тысячами бриллиантов, оттенок воды менялся от золотисто-изумрудного, до нежно-розового, в зависимости от того, лучи какой звезды сейчас преобладали, солнца, или утренней Радонии. Мэйн застыла, широко распахнув глаза, она никогда еще не видела ничего подобного. Ветер легонько гнал разноцветную воду, и та, легкими волнами, накатывала на каменистый берег. Вараг улыбнулся, глядя на восторженное лицо Мэни.
   На другом берегу отражались в воде необычные изумрудные деревья. В просветах между ними гомонили птицы, и тихо перешептывались прибрежные камыши. Мэйн села на мягкую траву и провела рукой по искрящейся глади. Вода приятно охладила ладонь, и она на несколько мгновений стала бриллиантовой. Ферон отпустил лошадей, и те, впервые за долгое время, занялись самым обычным для лошадей делом - принялись щипать цветочный ковер.
  - Мэйн, простынешь, оденься.
  - Не хочу! - отмахнулась Мини.
  Она понимала, что отдых не затянется надолго и хотела уловить каждое мгновение. Вараг вздохнул, улыбнулся и забрался в тарантас. Девочка вздрогнула, когда сверху на нее упало одеяло.
  - Укрывайся, простынешь.
  - Не простыну я - пробубнила Мэйн, расстроенная тем, что ее отрывают от слияния с природой.
  - Ну-ну - хмыкнул Ферон.
  Пин проснулся и забавно зевнул.
  - Пи!
  - Ах, ты, сонька! - пожурила его Мэйн,- Все утро проспал!
  - Кхе - покряхтел зверек и осмотрелся.
  К большому разочарованию Мэни, Пин не восторгался чудесами природы, а просто зевал, потирая сонные глазки.
   Привал скоро закончился, пора было отправляться в деревню.
  - Мэйн поторопись,- позвал Ферон,- иначе без обеда останемся.
  Девочка пожала плечами, показывая, что ее это не особенно беспокоит. А вот пушистику явно не понравилось такое предположение, и он еще усерднее принялся забираться на подножку. Мини хихикнула, шлепнула Пина по мягкому местечку и посадила себе на плечо.
  - Забирайся скорее!
  Ферон подал ей руку. Мэйн не успела даже опомниться, как была подхвачена и поднята наверх.
   Домик на колесах отправился в путь. Лошади заметно отдохнули и теперь бежали гораздо веселее. Все путешествие Минория слушала невероятные легенды, которые Ферон запомнил во время своих путешествий. Не смотря ни на что, вараг был прекрасным рассказчиком, и девочка слушала его, широко раскрыв глаза и, как губка, впитывая каждое слово. До деревни добрались уже к вечеру...
  - Эй, Ферон! - позвала Мэйн,- Ты где?
  Варага нигде не было видно.
  "Вот, ведь, как сквозь землю провалился...".
  Внезапно что-то обрушилось на плечи Мэни, она вскрикнула и отшатнулась
  - Ты чего это? - удивился Ферон, укрывая ее скинутым одеялом.
  - Ах, ты вараг противный! Мэйн легонько шлепнула его по руке,- Не смей больше меня так пугать!
  - Да, я, вроде... - Ферон замялся.
  - Ладно, забудь, просто внезапно так,- отрывисто заговорила Мэйн,- ну, в общем, испугал...
  - Прости.
  Вараг виновато улыбнулся. Мини отвернулась. Почему-то ее смущала улыбка Фера. Уж слишком она не сочеталась с жуткой, хотя, если немного подумать, не такой уж и жуткой, внешностью варага. Деревенский рынок уже закрывался, но путешественники успели купить все необходимое. Ферон шел с огромными пакетами, а Мэйн несла в одной руке связку веревки, а в другой теплый хлеб.
  - Эй, Фер?
  - Да - отозвался вараг.
  - Чего ты набрал столько мяса вяленого?
  - Ну, во-первых, это очень питательно. Во-вторых, занимает мало места, к тому же, его не надо готовить и...
  - Ладно, не продолжай - перебила его Мэйн.
  - Да, и тебе в дорогу пригодится!
  Девочка помрачнела.
  - Слушай, Ферон...
  Вараг повернулся и заметил, что Мэйн чем-то опечалена.
  - Может, поедешь со мной? - попросила она.
   Мини очень боялась снова оставаться одна. Теперь она прекрасно понимала, что мир не так безоблачен, и люди в нем бывают разными. Вараг стал для нее поддержкой и опорой и, хотя Мэни не хотела признаваться сама себе, за эти дни она к нему немного привязалась...
  - Я сейчас не могу. Вараг вздохнул,- Видишь ли, я обещал одному человеку передать кое-что, поэтому из Данафриса отправлюсь дальше.
  Мэйн потупила глаза и теперь смотрела на носки своих башмаков.
  - Но если я окажусь в Андорисе, обязательно найду тебя!
  - Здорово...
  По виду Мэйн было прекрасно видно, что ничего не здорово. Ферон чуть не сдался.
  "Нет, нет, нельзя, не могу я ехать с ней... И так уже слишком привязался, когда она там освоится, я стану лишним, лучше уж сразу уйти...".
  На самом деле он, конечно, придумал всю эту историю с посылкой, чтобы оградить себя от лишних переживаний.
  - Ну и хорошо! Мэни вдруг взбодрилась,- Ато с тобой рядом люди косо смотреть станут.
  - Да, пожалуй.
  Ферон попытался улыбнуться, но у него получилось жалкое подобие эмоции. Слишком уж быстро Мэйн перестала расстраиваться...
  "Жаль, что я не похож на прекрасного белого мага, ато, может, и подружились бы...".
  Реальность ставила перед неоспоримым фактом, и мечты по-прежнему оставались просто мечтами...
  - Завтра к утру будем в Данафрисе - сообщил вараг, проходя через комнату, где Мэйн разбирала постель.
  - Фер - позвала она.
  - Что?
  - Ты не занят?
  - Нет...
  - Оставайся тогда, поговорим о чем-нибудь, ато завтра, ведь, уже расставаться...
  - Хорошо,- кивнул вараг,- я только табурет принесу...
  - Ну, его, этот табурет, садись на край кровати!
  Мини залезла под одеяло, вараг устроился рядом.
  - Что-то Пин весь день спит сегодня - озабоченно произнесла Мэйн, указывая на спящего зверька.
  - Может, у него зимняя спячка... - предположил Ферон.
  - Похоже, у него сытая спячка, ты посмотри! девочка погладила Пина по животику,- Он же совсем круглый стал! Скоро перекатываться начнет!
  Ферон улыбнулся, он редко общался с людьми, и ему было трудно угадать, каких эмоций от него ждут, и достаточно ли это смешно, чтобы рассмеяться.
  - Эй, Фер, а ты когда поедешь в Андорис?
  Мэйн теребила в руках край одеяла.
  - Не знаю даже...
  Вараг запнулся. Он не умел врать, и решил, что лучше ничего не ответить.
  - Ну, я тогда тебе писать буду,- вздохнула Мэйн,- у меня зачарованные чернила есть, я как устроюсь, тебе напишу, приезжай!
  Мэни не хотела показаться слабой и старалась говорить бодро, но все-таки голос заметно дрожал. Девочка до последнего надеялась на то, что Эферинс передумает, но вараг молчал и смотрел в окно.
  - А я рассказывал тебе легенду южных народов?
  - Нет, расскажи!
  Мэйн затаила дыхание и принялась слушать.
  - ...Вот так и закончился поход героя - окончил рассказ вараг и впервые оторвал взгляд от окна.
  Девочка спала, уютно устроившись у него на коленях.
  "Пусть спит,- подумал Ферон,- подожду, пока уснет покрепче...".
  
  
  
  
   Глава 16 "Завтрак в городе"
  
  Мэйн проснулась от звона колокольчиков, который предвещал скорый конец пути. Она попыталась повернуться и почувствовала, как ее обнимает чья-то большая теплая рука.
  - А ну, не трогай меня, вараг противный... - промямлила девочка еле слышно.
  Выбираться из постели не хотелось, потому что снаружи было холодно и еще довольно темно. Мэйн посмотрела на Ферона.
  - Бедняжка, так и уснул сидя...
  Она аккуратно уложила его, нехотя выбралась из-под одеяла и выглянула в окно. Перед глазами простиралась огромная равнина, а на линии горизонта виднелась темная полоска города. Ферон вздохнул во сне и повернулся на другой бок. Мини и произвольно улыбнулась.
  - А он на Пина похож, только вот размерчиком не подошел.
  Делать было нечего, и девочка тихонько забралась под теплое одеяло, прижалась к теплому варагу и быстро уснула. Ее разбудил тихий шепот.
  - Мэни, вставай.
  - Не хочу - пробурчала она, как маленькая, и потянула руку за сползающим одеялом.
  - Вставай, Мэйн, нам некогда!
  - Я не проснулась еще, отстань...
  Девочке так хотелось спать, что она не могла заставить себя открыть глаза.
  - Ладно, значит проснешься по дороге.
  Вараг подхватил ее на руки вместе с одеялом и спустился с тарантаса.
  - А ну, отпусти меня! - закричала Мэйн.
  Она не сразу поняла, в чем дело, и теперь колотила варага, что было силы.
  - Тихо ты,- рассмеялся он и опустил ее на землю,- не дерись, больно же все-таки.
  - А нечего трогать без разрешения!
  Мэйн не на шутку разозлилась.
  - Малышка ты еще!
  Вараг улыбнулся и взъерошил ей волосы.
  - Ты чего себе позволяешь! Страхолюдина противная!
  - Ничего особенного, просто хочу накормить тебя в таверне, а потом поискать какое-нибудь судно, на котором можно было бы тебя переправить.
  - И охота тебе тратиться на меня... - сконфуженно пробубнила Мэйн,- что, так хочешь скорее избавиться?
  - Что ты несешь? - голос Ферона погрубел,- хотел бы избавиться, не стал бы тебя подбирать, а оставил в снегу и мимо проехал...
  - Ладно тебе, не злись,- смущенно протянула Мэни,- просто не понимаю, чего ты со мной такой добрый?
  - А по-твоему вараги только злые и ужасные?
  - Нет, ну, точнее, я только сейчас поняла, что нет...
  Эферинс улыбнулся.
  - Эй, Фер? А как я поеду? У меня же ни копейки...
  Мэйн смутилась и покраснела.
  - Ну, во-первых, ты не поедешь, а поплывешь. А во-вторых,- он вложил ей в руки туго набитый монетами мешочек,- теперь у тебя вполне хватит денег на дорогу и на первое время в Андорисе.
  - Я тебе верну...
  Мэйн сконфуженно опустила голову.
  - Да ладно тебе,- улыбнулся вараг и снова взъерошил ей волосы,- ну, чего скуксилась? Прибавь шагу! Нас ждет вкусный завтрак!
  - Глупый ты,- пробубнила девочка,- возишься тут со мной...
  Ферон остановился.
  - Так, если через секунду не сменишь физиономию и не перестанешь говорить всякие глупости - отправлю домой!
  Мэйн улыбнулась.
  - Нельзя мне домой, я не выучилась еще!
  - Вот и хорошо!
  Девочка крепче прижала к груди спящего Пина и прибавила шагу. Наконец, друзья подошли к городу.
  - Огромные! - воскликнула Минория, задрав вверх голову перед городскими воротами.
  - Это тебе не деревенька,- улыбнулся Ферон,- смотри, не потеряйся.
  - Вот еще - хмыкнула Мини.
  Вараг отдал стражникам монету, и те медленно открыли огромные ворота. Минория снова ахнула. Солнце взошло совсем недавно, но в огромном городе кипела жизнь: всюду гомонили люди, ходили женщины в длинных платьях, с корзинами в руках, друг за другом с хохотом проносились дети, весело зазывали покупателей торговцы. Повсюду, из огромных многоэтажных домов выглядывали люди. Кто-то вешал белье, кто-то приветствовал знакомых, а в основном, просто глазели по сторонам. Глаза Мэйн загорелись, она никогда еще не видела такого скопления людей.
  - Как же здесь здорово! Правда, Пин? - воскликнула Мини, радостно озираясь по сторонам.
  Мимо проехал торговец, громко звеня какими-то побрякушками. От шума зверек проснулся и теперь удивленно рассматривал все вокруг. На лицах людей играла радость, и всюду чувствовалось необыкновенное оживление.
  - Вот бы и у нас было так же...- прошептала Мэйн,- Эй, Фер, а тут всегда так весело? Или только по утрам?
  Вараг не ответил.
  - Эферинс! - крикнула Мэни.
  Его нигде не было, и девочка не на шутку испугалась.
  - Ну, сказал же, не потеряйся!
  Ферон возник, как из ниоткуда с парой сладких пряников.
  - Ты куда пропадал, вараг противный? - рассердилась Мэйн,- я же испугалась!
  - Чего испугалась? - удивился он.
  - Ну, что потеряюсь - смутилась девочка.
  - Вообще-то, был у соседней лавки.
  Вараг указал на веселого усатого продавца.
  - Ах, прянички, сладкие прянички, хлебушек ароматный, покупайте, пока горячее! - зазывал он людей.
  Его труды не пропали даром, об этом говорила огромная очередь желающих, возле его тележки.
  - А чего мне не сказал? - рассердилась Мэйн.
  - Я тебе говорил, не потеряйся! - невозмутимо заметил Ферон и улыбнулся.
  - У-у, страхолюдина занудная - пробормотала Мэйн и ухватилась за его рукав.
  Вараг хмыкнул, но ничего не сказал. Таверна оказалась совсем близко, точнее, здесь они были на каждом шагу. Перед дверью звенели колокольчики, а миловидная молодая хозяйка вежливо приветствовала посетителей. Увидев варага, девушка растерялась, в глазах застыло удивление, но она взяла себя в руки и вежливо предложила столик.
  - Ее зовут Карнелит - тихо сказал Ферон.
  - Ты что влюблен в нее? - хихикнула Мэйн.
  - С чего ты взяла? - невозмутимо спросил вараг.
  - Да ну тебя! - девочка надулась,- Сидит тут... Никаких эмоций... Откуда тогда знаешь, как ее зовут?
  - Я знаком с ее отцом, вот с ним-то ты и отправишься в Андорис. У старика есть судно, на котором он перевозит пряности. Хоть Вернонс и любит подвыпить, он очень добрый, и команда у него хорошая, в общем, я могу тебя им доверить.
  - Ага,- пробормотала Мэйн, водя пальцем по столу,- а вдруг ты меня продать, решил, а эти люди твои подельники...
  Вараг тяжело вздохнул.
  - Похоже, ты все еще не доверяешь мне...
  - Теперь доверяю! Мэйн улыбнулась и показала ему язык.
  - То есть? - не понял вараг.
  - Ну, если бы так и было, ты бы начал отговариваться, а ты не стал, значит и правда хороший!
  - Да у тебя прямо талант, раскрывать характеры!
  - Ну, ладно тебе, не злись!
  Мэйн надула губы.
  - Да я и не думал - пожал плечами вараг.
  Наконец, принесли их завтрак: мясное жаркое с салатом и сладкие блинчики.
  - Ого! Это больше на обед похоже!
  - Ешь, тебе нужно много сил.
  Просить дважды не пришлось, Мэйн принялась за еду. Пин деловито занялся сладким блинчиком, отрывая от него кусочки и покряхтывая от удовольствия. Все в таверне с интересом наблюдали за необычными посетителями. Вараг, девочка и потешное существо - не каждый день увидишь такую необычную кампанию. Минория оторвалась от еды и посмотрела на окружающих. В основном все они сверлили взглядом варага. Мэйн похолодела... Она никогда не видела, чтобы кого-то так презирали... Все вокруг шептались, с ненавистью глядя на уродливого, для них посетителя. Ферон прекрасно это чувствовал, но не подавал вида. Мини тоже постаралас не замечать, но шепот становился все громче. Люди, как назойливые мухи, гудели и сверлили варага взглядом.
  - А ну замолчите! Мэйн встала и хлопнула по столу кулаком, шепот мгновенно затих,- Что, варага ни разу не видели? - девочка не на шутку разозлилась,- Нечего пялиться на него так! Он вам не убийца!
  - Мэйн успокойся! Это неприлично.
  Вараг заставил ее сесть.
  - Нечего мне нотации читать! Не могу терпеть, как они на тебя смотрят!
  Пин замер и, перестав жевать, испуганно уставился на хозяйку.
  - Ох, Пини, прости, я тебя напугала?
  Девочка погладила зверька по голове, тот успокоился и продолжил жевать. Ферон вздохнул и почувствовал, как на душе потеплело. Люди перестали пялиться на их столик и теперь активно осуждали невежество Мэйн.
  - Ты не должна так себя вести...
  - Я...
  - Нет. И не смей мне перечить. Это тебе не деревушка. Будешь настраивать людей против себя, не выживешь! В Андорисе меня рядом не будет, научись сдерживаться...
  - Ладно... - Мэйн расстроилась,- Хотела, ведь, как лучше...
  - Мне приятно, что ты обо мне беспокоишься.
  Ферон улыбнулся, и на душе у девочки просветлело.
  - И ничего я не беспокоюсь...
  - А я уж, было, подумал...
  Вараг наигранно вздохнул, и Мэйн не смогла сдержать улыбку.
  
  
  
  
  
   Глава 17 "Капитан Вернонс"
  
  Посиди здесь - попросил вараг после завтрака и отправился к стойке, за которой стояла дочь капитана.
  Некоторое время они о чем-то разговаривали, а Минория пыталась определить влюблен Фер, или нет. Но вараг ничем себя не выдавал, и девочке это быстро надоело. Пушистик сыто закряхтел и распластался прямо на столике, пузиком к верху.
  - Пин! Да ты же два блинчика съел, ужас!
  Мэйн не на шутку разволновалась, но судя по виду, пушистик был очень доволен.
  - Пини, ты скоро на шарик похож станешь!
  - Кхе - покряхтел довольный зверек, поглаживая круглое пузико и, как-то по-своему, улыбаясь.
   Вараг вернулся к Мэйн, в приподнятом настроении.
  - Чего довольный такой? На свидание согласилась? - сострила Мэни.
  Ферон сделал вид, что не слышал.
  - Хорошие новости! Собирайся! Отец Карнелит уезжает завтра утром, нам нужно обговорить с ним время отплытия.
  Мэйн кивнула, взяла на руки кряхтящего зверька и отправилась за варагом.
  - Что это с Пином? - спросил Ферон, когда они шли по еще более оживленной улице к центральной площади.
  - Похоже, придется оставить его сегодня без обеда - улыбнулась Мэйн.
  - Пи-и!
  Пин протестующее пискнул.
  - Нет уж, милый, если бы ты рос, я еще понимаю, а так, столько кушать тебе вредно! Ну, посмотри, еле дышишь!
   "Вот уж правда, прибрежный город! - думала Минория".
  Везде стояли торговцы, но торговали в основном морепродуктами, сетями, зачарованной прикормкой и всем, что могло бы понадобиться для рыбалки.
  - Хм,- Ферон задумался,- знаешь, придется взять экипаж на прокат, иначе мы до вечера не доберемся. Порт находится на окраине города, а Данафрис по своей численности уступает только Андорису...
  - Экипаж! Кто из вас сказал экипаж на прокат?
  К ним подлетела карета, запряженная четверкой зачарованных лошадей. Длинноусый, кудрявый и толстенький мужичок, оказавшийся возницей, ко всему, был еще и очень низенького роста и неустанно болтал короткими ножками. Мэйн прыснула от смеха, спрятавшись за спиной варага.
  - Нам к порту.
  Парень отдал вознице серебряную сонетку, и довольный усатый шарик в модном черном костюме повез их с небывалой скоростью. Мэйн смеялась всю дорогу, а веселый усач то и дело подмигивал девочке через небольшое прямоугольное окошко. Дорога к порту, даже не смотря на четверку скоростных лошадей, заняла больше часа.
  - Какой огромный город! - восторгалась Мэни.
  - Андорис в восемь раз больше,- задумчиво произнес Ферон,- успеешь еще устать от этого шума.
  - Не устану!
  Мэйн нравился этот оживленный и многолюдный город, в душе она надеялась, что и ее городок скоро станет таким же.
  - Вас подождать? - осведомился возница.
  - Да, пожалуйста - попросил вараг и направился в сторону порта.
  - Ух, ты!!! - девочка широко раскрыла глаза и полной грудью вдохнула соленый воздух океана,- Фер, какой же он огромный!
  - Да,- кивнул вараг,- океан гораздо больше, чем тебе кажется. На судне придется добираться дней десять... Это еще смотря, какая погода будет...
  - Ого! - удивилась Мэни,- он что, правда такой огромный?
  Вараг снова кивнул. Мэйн прищурила глаза, вглядываясь вдаль.
   Порт казался еще оживленнее, чем сам город: на берегу толпились люди, грузчики распределяли товар, капитаны отдавали приказы.
  - А где судно нашего капитана? - спросила Мини.
  - Во-он там.
  Вараг указал на роскошную зеленую каравеллу, с белоснежными парусами и тремя позолоченными мачтами. По трапу то и дело бегали люди, а четверо матросов дружно драили палубу, распевая какую-то задорную песню. Мэйн вприпрыжку побежала к судну, Ферон, улыбаясь, поспешил за ней. Теперь песня матросов стала отчетливее.
  - Ах, наша ба-абочка родная! - распевали они, размахивая в такт тряпками.
  - Эй, где капитан Вернонс? - окликнул их вараг.
  - А-а, наш старичок на капитанском мостике! Предстоящий путь со штурманом обсуждает, чего-то у них там по карте не сошлось - ответил один из бравых парней.
  - Да, вы поднимайтесь, сами с ним переговорите! - позвал второй, перекинул на другой бок дешевую сигару и снова запел.
  Ему вторили дружным хором. Ферон поднялся по корабельному трапу и помог Мэйн. Девочка впервые видела подобное судно и то и дело спрашивала варага, что это такое, и зачем оно здесь.
  - Это тебе капитан расскажет, я в устройствах кораблей, как-то, не очень...
  - У-у-у, вот страхолюдина занудная...
  Матросы дружно загоготали.
   На капитанском мостике о чем-то спорили двое мужчин.
  - Нет, я тебе говорю, нам левее брать надо! Ветер того и гляди измениться! Опять на чарах плыть придется! - громким хриплым голосом говорил один из них - высокий мужчина, с длинными черными волосами, такими же усами и бородой.
  - Нет, друг мой, ты просчитался - спокойным, уверенным голосом отвечал второй.
  У него было приятное, тронутое морщинами лицо, светло-зеленые, с коричневатым отливом, глаза, небольшая залысина, и накрученные белоснежные, как и все остальное, усы. Одет он был в дорогой костюм. Мэйн этот старичок - одуванчик показался строгим и солидным господином.
  - Ах ты, старый зануда! Опять из-за тебя не туда заплывем!
  - Ну, я капитан как-никак!
  - Да если б не обстоятельства, я бы давно уже тебя сменил! - вспылил бородатый мужичок.
  - Но, друг мой, я, право, не виноват в твоих обстоятельствах, если хочешь, могу посочувствовать!
  - Да ну тебя! - огрызнулся мужичок.
  Капитан довольно улыбнулся, осмотрел палубу и заметил приближающихся Ферона и Мэйн.
  - Эферинс! Сынок! - заорал он на всю палубу, отбросил трость и с диким хохотом понесся прямо на варага.
  Ферон не успел даже отреагировать, как на него налетел хохочущий румяный старичок. Всю солидность, как рукой смахнуло, и Мэйн еле сдержалась, чтобы не рассмеяться.
  - Здравствуйте, капитан! - улыбнулся Ферон и дружески похлопал старичка по плечу.
  - Это ж надо! Это ж надо! Радость то какая! - продолжал восклицать Вернонс.
  Матросы на палубе перестали работать и теперь хохотали над собственным капитаном.
  - У меня к вам просьба,- вараг указал на Мэйн,- мне нужно переправить эту девочку в Андорис, а доверить ее никому кроме вас, я не могу.
  - Я Минория, рада встрече!
  Мэни учтиво поклонилась и улыбнулась своей лучшей улыбкой.
  - Ой! Вот радость то! Вот радость!
  Пожилой капитан принялся скакать по палубе, выкрикивая:
  - Теперь у меня будет еще и внучка! Как замечательно! Как хорошо!
  Мэйн не выдержала и рассмеялась, уткнувшись в руку варага.
  - Капитан! - окликнул его Ферон,- Вы бы потише с эмоциями, матросы же смотрят...
  - Да ну их, обормотов! - отмахнулся Вернонс,- У меня праздник! Пополнение семейства! Пойдемте, скорее, отобедаете у меня!
  - Да, мы, вроде, ели - попытался возразить Ферон, но веселый старичок уже тащил их в каюту.
  - Эй, Мантрик! - крикнул Вернонс пробегающему мимо юнге.
  - Да, капитан! - отчеканил тот.
  - Беги к коку и скажи, чтоб тот поторапливался, у нас гости!
  - Есть, капитан! - прокричал мальчишка и убежал, гремя ведрами.
   В каюте Вернонса пахло как-то необычно. Может, это был аромат орхонского дерева, которое выращивали специально для кораблей, а, может, запах старинных рукописей.
  "А здесь и, правда, все пропахло стариной".
  Мэйн подошла к маленькому круглому иллюминатору.
  - Эй, Фер! - позвала она, удивлено указывая на корабельное окошко,- А чего это там все голубое такое и пузырьки?
  - Я тебе объясню, внученька! - обрадовался старичок,- Наша Бабочка, так он называл каравеллу, погружается дном в воду, поэтому верхняя часть остается на поверхности, а нижняя, где находится каюта и трюм, такой отсек для грузов, запасов и прочего, находится под водой.
  - А! Вон оно что! - обрадовалась Мэйн,- А сюда вода не нальется?
  - Нет, малышка, такие окошки воду не пропускают.
  - Вот здорово!
  Мини хотела еще о многом расспросить капитана, но тут принесли обед, и расспросы пришлось оставить на потом.
  - А дочка то моя! - запричитал старичок,- Совсем взрослая стала, отдалилась от меня. Скучно ей со стариком, вот и плаваю из одного города в другой, как неприкаянный.
  - Не переживайте, капитан,- улыбнулся Ферон,- дочь ваша красавицей стала, это похвально, что она сама свою жизнь наладить хочет, не каждая так сможет! Старичок просиял и запихнул в рот еще один кусочек рыбной запеканки.
  
  
  
  
   Глава 18 "Прощание"
  
  После сытного обеда в мерно покачивающейся каюте девочке нестерпимо захотелось спать. Вараг заметил это и предложил ей остаться.
  - Нужно было и вещи твои захватить с собой, я что-то не подумал.
  - Нет! Мэйн схватила его за руку,- Я с тобой!
  - Ну, хорошо - кивнул вараг и отправился обратно на палубу, где уже бурно беседовала парочка весельчаков - капитан и нанятый ими возница.
  Последний увлеченно что-то рассказывал, отчаянно жестикулируя и отряхая усы от рыбной запеканки, которой его угостил веселый капитан.
  - А, вот и вы! - обрадовался возница, распрощался с капитаном, как с родным и побежал к своему месту.
  Вараг поблагодарил за ожидание и отдал усатому шарику три серебряника. Возница несказанно обрадовался и погнал лошадей так, что те, даже не соприкасаясь с землей, умудрились оставить за собой целый столб пыли.
   Добравшись до тарантаса, Мэйн первым делом улеглась на кровать и устало зевнула. Довольный Пин продолжал доедать кусочек запеканки, покряхтывая и забавно перебирая маленькими ножками.
  - Пин, ну хватит уже есть! Ты лопнешь скоро - забеспокоилась Мэни.
  Зверек посмотрел на нее такими глазами, будто не ел тридцать три года, и девочка решила оставить его в покое. Ферон проверил лошадей, умылся и тоже забрался в тарантас.
   За окном стемнело, солнце уже зашло, и теперь светила только Надония.
  "Скоро наступит ночь... а завтра я уже буду ночевать в каюте корабля - думала Мэйн".
  - Ну, как тебе капитан?
  Ферон присел на освобожденный для него край кровати.
  - Я сначала думала, он строгий,- улыбнулась Мэйн,- а, оказалось, такой смешной! Кстати, Фер, почему он называет нас своими родственниками?
  - Вернонс - очень семейный человек, ему всегда хотелось иметь к старости большую семью... детей, внуков, но его жена умерла вскоре после родов, и он так и не смог жениться...
  - Почему?
  - Не знаю,- пожал плечами Ферон,- может из-за характера, обычно женщины любят солидных и размеренных, а он такой вот, шабутной старичок.
  - Надо же,- расстроилась Мэйн,- как судьба обделяет.
  - Да, и не говори,- согласился Ферон,- ну, все, хватит разговоров, завтра рано вставать, так что давай-ка, засыпай.
  - Не хочу я! - запротестовала, было, Мэйн.
  Теплая рука варага погладила ее по голове, и Ферон отправился к себе. Девочка почувствовала, как от нее отрывается что-то родное и очень нужное. Душа грезила в мечтах, а сердце сжималось в ожидании скорого расставания.
   Утро настало слишком быстро, может от того, что Мини быстро уснула, а может, потому что ей хотелось, чтобы солнце не вставало как можно дольше. Пин тоже проснулся и теперь взволнованно смотрел на нее.
  - Ты чего это Пини? - удивилась Мэни,- Животик, может, болит?
  Зверек легонько покряхтел и внезапно развеселился.
  - Кхе-кхе-кхе!
  - Пини, малыш, что с тобой?
  Мэйн прижала зверька к себе и проверила, здоров ли он.
   Скоро проснулся вараг.
  - Ну и вид у тебя с утра - хихикнула Мэйн.
  Ферон улыбнулся и подошел к умывальнику. Мэни пыталась шутить, но шутки получались какими-то плоскими.
  - Эй, Фер.
  - Что?
  Они сидели на подножке и смотрели на восходящие звезды.
  - Знаешь, я, наверное, буду скучать по тебе, ты отвези эту посылку и приезжай скорее ко мне, ладно?
  Мэйн смущалась и не могла смотреть варагу в глаза.
  - Я приеду, как смогу...
  У него в душе что-то кольнуло.
  "Неужели, она и правда ко мне привыкла? Нет... шутит, наверное... шутница...".
  Он грустно улыбнулся.
  - Знаешь, Пин сегодня странный - тихо сказала Мэйн.
  Зверек сидел между ними и смотрел вдаль.
  - Да, и встал рано,- согласился вараг,- может, приболел?
  - Нет, он здоров я уже проверяла.
  - Странно...
  - Пи! - зверек пискнул и принялся отчаянно забираться на колени варага.
  - Теперь ясно в чем дело... Мэйн грустно улыбнулась,- Он к тебе очень привязался, чувствует, что скоро нужно расстаться...
  - Вот оно что.
  Ферон улыбнулся, ему не хотелось оставлять этих забавных малышей, но для себя он уже решил, что так будет лучше.
  - Фер, а можно тебя спросить?
  - Конечно.
  - Почему у тебя не было трансформации?
  - Откуда знаешь?
  - Я видела календарь.
  - Не знаю, наверное, ДНК было слабое или не захотело активироваться.
  - А у докторов был?
  - Был... Они не знают в чем дело, да и что толку их спрашивать... Для них важнее массовость, а не какой-то единичный случай.
  - Извини, это неприятная тема, а я тут...
  - Ну, не кисни! - Ферон улыбнулся,- Я уже давно привык, ничего страшного!
  - Но все эти люди... они так смотрят...
  - Так же, как и ты сначала - улыбнулся вараг.
  - Я тогда еще не знала, что ты хороший!
  - Но, ведь, теперь узнала! И это здорово, что существуют же такие люди, как ты и Вернонс, те, кто видят в нас не убийц, а существ равных себе. Пока вы есть, остается и мой смысл жить.
  - Какой ты взрослый - вздохнула Мэйн.
  - Что совсем, как капитан? - улыбнулся Ферон.
  - Нет, ты старше... Мэйн вспомнила капитана и хихикнула,- этот старичок, совсем как маленький ребенок, он точно не может быть старше тебя.
  - Ну вот... - вздохнул вараг,- и старый и страшный...
  - Ну, перестань! Мэйн хохотнула и обхватила его руку.
  Она хотела сказать еще столько всего, но никак не могла подобрать нужные слова.
   Девочка не успела заметить, как Тарантас уже подъезжал к порту.
  "Быстро время летит, когда хочется, чтобы оно текло долго - думала она".
  Расставаться было трудно, даже труднее, чем с тетушкой Кариэн, потому что Мини точно знала, что вернется и увидит ее. А вот приедет ли Ферон, или это их последняя встреча... Пин приглушенно попискивал, ему явно было не по себе.
  - Ну, все не люблю я долгие расставания!
  Ферон сжал нервы в кулак и улыбнулся.
  - Ага - еле слышно сказала Мэйн.
  - Вараг обнял ее и легонько прижал к себе.
  Девочка зарылась в теплую шерсть и тяжело вздохнула.
  - Ну, все, пора.
  Ферон спустился с трапа, помахал Мини рукой и быстро направился к тарантасу. Девочка еле сдерживала слезы.
  "Нельзя,- мысленно твердила она,- нельзя мне плакать, пусть увидит, я еще докажу ему, что я не слабая!".
  Минория смотрела на удаляющийся тарантас, пока тот не скрылся из виду. Пин судорожно вздыхал...
  
  
  
  
   Глава 19 "Веселье начинается!"
  
  И тут из каюты вылетел веселый старичок!
  - Ах, моя внученька пожаловала!
  Он подлетел к девочке, подхватил ее и покружил.
  - С добрым утром! - улыбнулась Мэйн,- А это Пин, я вас не представила в прошлый раз.
  - О, сударь!
  Капитан отвесил зверьку низкий поклон. Пин внимательно посмотрел, протянул длинное"Пи-и-и" и тоже поклонился. По всей каравелле прокатилась волна хохота: смеялись матросы, юнга, капитан, Мэйн и даже бородатый штурман, схватившись за живот разразился громогласным "О-хо-хо!" Не смеялся только корабельный повар, ему было некогда, он готовил команде завтрак.
   Старичок просмеялся до слез, затем, хихикая, пожал Пину крошечную лапку и предложил друзьям перед завтраком осмотреть корабельные достопримечательности. Грусть Мэйн с каждой минутой улетучивалась, не то чтобы девочка была ветреной, просто скучать ей не давали. Тут же подлетела вся команда, утащила ее от капитана и принялась знакомиться поочередно, то с ней, то с Пином.
  - Дайте, дайте мне тоже!
  Через толпу молодых матросов протискивался худенький, но жилистый мальчишка, в котором Мэйн узнала вчерашнего юнгу - Мантрика.
  - Эй, молодежь, не лезь! - хохотали матросы,- Рано тебе еще о девочках думать!
  - А я Мантрен! - выдохнул мальчишка, улыбаясь во весь рот и проталкиваясь через матросов,- Но меня тут Мантриком зовут.
  - А я Мэйн, это Пин.
  - Пи!
  Зверек гордо пискнул и постучал себя в грудь маленьким кулачком, чем вызвал новую волну хохота.
  - Эй, вы! Обормоты! А ну хватит там к моей внученьке приставать! - кричал где-то в конце толпы старичок, подпрыгивая, чтобы увидеть, происходящее.
  Мэйн была очень рада, но еще больше радовались матросы, у которых теперь появились два забавных попутчика, которые, непременно, внесут море разнообразия в их скучную жизнь. Юнга пожал Пину лапку и довольно рассмеялся.
  - Ох, юнец.
  Кто-то взъерошил ему волосы, другой похлопал по плечу. Мэни поняла, что все они здесь - одна большая семья, и она - член этой семьи. На душе просветлело.
   Все на корабле было ей незнакомо, и матросы уже, было, повели ее на экскурсию по судну, как кок зазвенел в колокольчик, и любопытство Мэйн снова осталось не удовлетворенным. На завтрак был горячий шоколад и вкусные булочки - это для Минории и Пина. Матросы, конечно, ели плотнее, им предстояло выходить в море, а это нелегкий труд. Старичок, увидев Мини, обрадовался и хотел уже бежать, но был остановлен бородатым штурманом, который уволок его на капитанский мостик и принялся что-то уточнять.
   На палубе кипела работа: кто-то мыл палубу, кто-то проверял паруса, другой исправность оборудования, третий уровень магии. Юнга определял направление ветра - единственное, что ему пока доверяли, кроме мытья палубы. Мэйн стало стыдно: все эти люди трудятся, а она одна оставалась не при делах.
  "Что бы мне поделать? - подумала она,- Точно! Кок, ведь, там один старается, вот я ему с готовкой и помогу!".
  Девочка оставила Пина капитану, зверек не проявил недовольства и принялся легонько дергать старичка за усы, чем поднял в нем бурю восторга.
  - Посмотри! Нет, ты только посмотри! Он меня исследует! - то и дело восклицал капитан, не обращая внимания на нотации сердитого штурмана.
  Пину это понравилось, и он принялся щекотать капитанову залысину. Тут даже бородатый не смог устоять и разразился громогласным хохотом. Девочка спустилась вниз, на кухню.
  - Ла-ла-ла - громким басом распевал кок, натачивая ножи.
  - Здравствуйте - поприветствовала его Мэни.
  Коком оказался молодой пухленький парень, с рыжими кудряшками волос.
  - О-о! - обрадовался он,- А ты наша новая спутница! Вот хорошо, что зашла, ато я и познакомиться с тобой не успел!
  - Я Мэйн!
  - А я Алет!
  - Я помочь пришла, скажите, что делать?
  - О! Даже так! - удивился кок,- Ну, вместе все веселее, так что от помощи не откажусь! Картошку чистить умеешь?
  - Ато! - подмигнула Мэйн и принялась за работу.
  - А давно вы здесь?
  - Года три как, вот поработаю еще год и куплю свой дом, а там и жениться можно... Алет мечтательно улыбнулся,- На мое место брат придет так, что без повара ребята не останутся.
  - Здорово!
  - Правда?
  - Да! Это хорошо, когда у человека есть цель, и он к ней идет!
  Алет зарделся.
  - Ну, я не то что бы, но знаешь, было всякое... Вот наваришь, бывало, супа, а его всем не хватило.
  И он затянул долгую историю о том, как трудно быть поваром. Мэни слушала кока, улыбаясь. Всегда интересно находить новых друзей, и каждый человек по-своему особенный. Все, кто был знаком с Мэйн, оставлял частичку себя в ее памяти.
   Обед в две руки приготовили вдвое быстрее, и вышел он, прямо скажем, на славу. Кок даже вышел прогуляться на палубу. До этого дня на такое не хватало времени.
  - О! Алет поднялся! Чего это ты, дружище?
  Кок начал громко рассказывать, как к нему спустилась Мэйн и помогала готовить обед, а он рассказывал ей о правде жизни.
   Минория, довольная собой, поднялась на палубу, мимо, весело подмигнув и гремя ведрами, пронесся юнга.
  - Отдать концы! - скомандовал капитан, и матросы ринулись отвязывать канаты и поднимать якорь.
  Вернонс выровнял каравеллу, забил в трубку новую порцию табаку и неспешно закурил. Бабочка устремилась в океан. Мэйн стояла и смотрела на удаляющуюся землю, с удивлением и непередаваемым восторгом.
  - Дядюшка Вернонс! - обратилась она к капитану.
  Старичок просиял.
  - Что, моя дорогая внученька?
  - А бабочка быстрая?
  - Да милая, конечно, не самая быстрая из зачарованных парусников, но самая скоростная из торговых судов! 148 узлов, и это еще не предел!
  Капитан гордо поднял указательный палец, подчеркивая важность вышесказанного.
  - А бури это страшно?
  - Пи! - пискнул Пин на плече капитана, тот потрепал его за ушком и беззаботно сказал:
  - Нет, милая этому кораблю никакая буря не страшна, его не затягивает даже в океанические воронки! Это самое лучшее в мире торговое судно, для путешествий через океан!
  - Здорово! - воскликнула Мэйн.
  Капитан подмигнул и направился в сторону громогласно ругающегося штурмана, который все это время пытался обратить на себя внимание. Мэни рассмеялась.
  - И, все-таки, здорово здесь!
  Мачты, киль и корма - все было украшено причудливыми узорами, плетениями и цветами.
  "Работал настоящий мастер! - подумала Мэйн,- Это сколько же у человека должно быть терпения, чтобы сделать такую красоту!".
  Матросы запели лихую песню, а девочку почему-то потянуло в сон, и она предалась забвению, уютно устроившись в каюте.
  
  
  
  
  
   Глава 20 "Письма"
  
   Мэни снился сон, будто все они: тетушка Кариэн, матушка, сестры, дети, Гальфред с семьей, Ферон и вся корабельная команда - сидят за одним столом, смеются и разговаривают друг с другом. Девочка проснулась от тошноты, похоже, ее укачало.
  - Это дело бывалое,- улыбнулся кок,- вот, глотни-ка.
  Мэйн отпила немного кисловатой жидкости.
  - Сейчас, пройдет! - заверил ее Алет,- С новичками всегда так, я тут и за доктора заодно, так что лекарства при себе держу.
  - А что за рецепт? - поинтересовалась Мини.
  Кок рассказал подробно об ингредиентах и приготовлении. Девочка подумала, что это нужная информация и спустилась вниз, чтобы записать. Она порылась в рюкзаке и вытащила несколько сложенных листков бумаги. Баночки с чернилами у нее оказалось две, и только тут она вспомнила про Гальфреда.
  - Я же так и не написала ему с тех пор,- расстроилась Мини.
  Она обмакнула перо и написала обо всем, что произошло, с момента их расставания.
   Как только Минория закрыла баночку с чернилами и вытерла перо, буквы начали светиться. Затем они поднялись над листком и растворились в воздухе.
  - Ух, ты! А, ведь, и правда! Все, как он сказал!
  "Интересно, как там у них дела... У Ферона и у тетушки Кариэн... Точно Ферон!".
  Мэйн решила написать письмо и ему. Конечно, глупо было писать всего через день после раставания, но девочка не могла ничего с собой поделать.
   Мини переодевалась, когда на двух листках одновременно начали отпечатываться светящиеся буквы. Первое послание было от Ферона, второе от Гальфреда. Мэни, недолго думая, взяла первое и принялась читать. Ферон писал, что направляется сейчас в горы, навестить одного своего знакомого. Несмотря на краткость, послание было написано с теплом. Письмо Гальфреда бушевало эмоциями! Он был безумно рад и, как он сам признался, письмо читали всей семьей. Сначала переживали, затем радовались. У него все было хорошо, его приняли в академию, и скоро он начнет учиться. В конце письма Гальфред передавал привет Пину и просил, чтобы она ему писала.
   Девочка улыбнулась. Друзья далеко от нее, и она с каждым часом отдаляется от них все больше, но расстояние совсем не важно, особенно, если речь идет о настоящей дружбе. Мэйн аккуратно сложила листы в рюкзак, записала рецепт и вернулась на палубу. Тошнота почти прошла, и девочка снова почувствовала вкус жизни.
   Небо было ясным, где-то высоко кружили птицы, Пин веселился, заплетая косички из волос штурмана. Бородатый легонько его корил, но было видно, что он только изображает сопротивление.
  "Через десять дней я окажусь в Андорисе - подумала Мэйн".
  Но сейчас перед ней простиралась только огромная водная гладь.
  "Океан, как жизнь, никогда не знаешь, что ждет впереди, и когда это закончится... Ну и пусть!- Мини улыбнулась заходящему солнцу,- Если все будет известно заранее, пропадет интерес к жизни, а так у нее есть свое особенное очарование! Сегодня все хорошо, а завтра вдруг плохо, и это здорово, что есть трудности, они делают человека сильнее, и я тоже стану сильнее, я обязательно пройду этот путь к моей мечте и, не смотря ни на что, не сдамся!".
  Мэйн воодушевленно улыбнулась сверкающей глади океана.
  
  
  
  
  
   Глава 21 "Беседа с капитаном"
  
  Утром в каюте стало холодно, каравелла легко лавировала по волнам, подгоняемая свежим утренним ветром. Солнце и Радония поднялись довольно высоко, но их лучи не могли согреть внутреннюю часть корабля. Мэйн поежилась под одеялом и нехотя села на постели. Пин ночевал на плече штурмана, укрывшись его длинной бородой, поэтому проснулся рано и теперь уже терпеливо ждал завтрака. Мэни хихикнула, глядя на деловитого бородатого мужичка.
  "Эх, плохо он строит из себя угрюмого и нелюдимого, на самом деле ведь добрый..."
  Девочка, даже, немного приревновала Пина, но зверек, увидев ее, так радостно закряхтел, что Мэйн тут же забыла всю свою ревность.
  - Привет, малыш!
  Пин протянул к ней лапки, и девочка сняла его с плеча штурмана. Тот облегченно вздохнул, пробормотал что-то вроде "Ну, наконец-то" и отправился восвояси.
  - С добрым утром, Мини! - загалдели матросы.
  Все они поднялись еще затемно. Мэйн поприветствовала их и отправилась гулять по палубе.
   Все вокруг казалось интересным, но без провожатого, который объяснял бы ей устройство корабля, скоро стало скучно, и девочка отправилась на поиски капитана. Старичок стоял на капитанском мостике, дымил трубкой, мурлыкал под нос какую-то песенку и усердно натирал салфеткой штурвал.
  - С добрым утром! - поприветствовала его Минория.
  - Ах! Внученька моя проснулась!
  Капитан подпрыгнул тут же забросил свое дело и подбежал к девочке.
  - Дядюшка, а расскажите мне о корабле! - попросила Мэйн, почесывая Пина за ушком.
  - Этому кораблю уже больше ста лет,- начал повествование счастливый Вернонс,- я получил его в наследство от отца, а тому передал еще дедушка, и все мы занимаемся перевозом пряностей.
  - А почему именно пряностей? - удивилась Мэни,- Ведь корабль такой большой, на него столько всего уместится!
  - О-о, внученька ты еще не знаешь андорийцев! Странные они люди! В год потребляют столько этих приправ, что кажется, будто только ими и питаются! В трюме у нас тонны товара, и расходится он очень быстро, в общем, пряности всегда приносят большую прибыль!
  - Здорово - кивнула Мэйн.
  Пин распластался у нее на руках и блаженно закряхтел.
  - Наша Бабочка, хоть и не самая быстрая,- старичок любовно похлопал деревянную мачту,- зато самая безопасная! Даже океанский шторм ей не страшен!
  - А какой он, шторм? - поинтересовалась Мэйн.
  Она никогда не видела моря и понятия не имела о штормах.
  - Ну, это когда собираются грозовые тучи, дует сильный ветер, идет дождь, и на корабль накатываются огромные волны... Не каждое судно выживет после такой переделки! Но ты не волнуйся, наша Бабочка выдерживала самые страшные шторма, и команда у нас замечательная! - кивнул он в сторону матросов.
  Те играли в кости, то и дело подкалывая друг друга.
  - Эй! Обормоты! А ну хватит дурака валять! Без завтрака останетесь!
  - Опять наш старикан бубнит чего-то, пошли ребята! - скомандовал самый старший.
  Все нехотя разошлись.
  - Побездельничать любят,- пояснил капитан,- ленивые они у меня, чуть отвлечешься, они тут, как тут от работы отлынивают. Мэйн хихикнула. Зазвенел знакомый колокольчик, и радостные матросы, так и не начавшие работу, поспешили к столу.
   Девочка завтракала вместе со всеми, в большой столовой, а потом вернулась на палубу.
  - Эй, Мантрик,- окликнула она юнгу,- а что ты делаешь?
  - Как что! - удивился мальчишка,- Рыбу ловлю!
  - Ой, как интересно!
  Мэйн подошла к нему и принялась внимательно наблюдать за поплавком.
  - Мантр! - крикнул кто-то из моряков,- Опять дурью маешься?
  - И ничего я не маюсь! - рассердился юнга,- Я рыбу ловлю!
  Послышался дружный хохот матросов
  - Дурень! Кто ж рыбу ловит на такой скорости!
  - Да ну вас! Мантрик отмахнулся и еще пристальней посмотрел на поплавок.
   Оставшийся день Мэйн провела в разговорах, сначала помогала коку, затем слушала байки веселых матросов. Она легла, когда солнце уже зашло за горизонт и ночь щедро рассыпала по небу яркие звезды...
  
  
  
  
  
   Глава 22 "Шторм"
  
  Мэйн проснулась, от того, что упала с кровати. Все вокруг ходило ходуном. Девочка одела то, что первым попало под руку и выбралась на палубу. По ночному грозовому небу на большой скорости неслись черные рваные облака, где-то то и дело сверкали молнии, небо раскалывалось в оглушительных раскатах грома, красивые мачты беззащитно накренились, под порывами бешеного ветра, огромные волны накатывали на каравеллу. Теперь она казалась маленьким беззащитным зверьком, в лапах хищника.
   Море бушевало... Мэйн накрыло огромной волной, и она едва успела ухватиться за мачту, чтобы не смыло за борт. Повсюду бегали матросы, во вспышках молний можно было разглядеть их взволнованные фигуры.
  - Давай правее!!! - орал штурман.
  Его голос почти заглушил зловещий гул океана. Накатилась еще одна волна, и судно сильно накренилось.
  - Все к левому краю!!! - проорал штурман.
  Матросы бросились к борту и успели выровнять каравеллу. Бешеный ветер больно хлестал лицо, но Мэйн боялась расцепить руки. Мокрые волосы лезли в глаза, одежда промокла насквозь, и стало невыносимо холодно.
   Небо разразилось раскатами грома, где-то совсем близко сверкнула молния, из тяжелых туч полился дождь. Холодные капли набирали за время падения огромную скорость и, падая, разбивались на тысячи мельчайших брызг. Подгоняемые шквальным ветром паруса раздувались, и корабль несло куда-то в темноту.
  - Спустить паруса!!! - приказал капитан.
  От толпы отделились несколько матросов и принялись выполнять приказ. Без парусов держать равновесие стало легче, Вернонсу, на время, удалось выровнять ход судна.
  - Всем на правый борт!!! - заорал бородатый, и матросы ринулись вправо.
  Капитан пытался повернуть каравеллу, но огромные волны не давали ему этого сделать.
  - Впереди воронка! Срочно открыть магический клапан!
  Матросы открыли люк и спустились в трюм, где находилось магическое оснащение судна.
  - Клапан открыт!
  - Полным ходом вперед!!! - проорал Вернонс и потянул рычаг на себя.
  Судно за несколько мгновений набрало огромную скорость.
  - Уходим из штормовой зоны - облегченно вздохнул капитан и рукавом вытер пот с лица.
  Ветер утих, матросы радостно смеялись и хлопали друг друга по плечам. Люди выиграли схватку со стихией!
  - Потрясающие - шептала Мэйн, посиневшими от холода губами.
  Она так и не отпустила мачту, только дрожащие колени не выдержали, и девочка вынужденно села.
  "Сколько мужества в этих людях! Сколько отваги и сколько силы!".
  Мэни смотрела на них, широко раскрыв глаза. Моряки уже отошли от шторма и теперь весело распевали какую-то задорную песню, капитан смеялся и пытался раскурить намокшую трубку. Штурман отжимал длинную бороду и, ругаясь, то и дело отплевывался от лезущих в рот мокрых усов. Девочка кое-как добралась до каюты. Пин спал. Он даже не почувствовал угрозы. Мэйн сняла мокрую одежду и растерла себя жестким одеялом, сразу стало теплее, она дрожала еще несколько минут а затем уснула.
   Всю оставшуюся ночь Минория то и дело просыпалась и выходила на палубу. По небу медленно проплывали черные, с синеватым, а, местами, фиолетовым отливом, тучи. В просветах между ними проглядывали звезды. Мэйн глубоко вздохнула и заметила, как изо рта выходит пар. На палубе было тихо. Вновь поднятые паруса раздувались от соленого ветра, все на корабле спали, сквозь темноту просматривался силуэт оставленного на дежурство высокого матроса, тот, похоже, дремал, прислонившись к мачте. Каравелла, мерно покачиваясь, лавировала по волнам и плыла вперед, все дальше и дальше, навстречу восходящему солнцу...
  
  
  
  
  
   Глава 23 "Солнце, сквозь завесу туч"
  
  Утром было нестерпимо холодно, и Мэйн надела на себя все теплые вещи. Хотя солнце и Радония давно уже заняли свой небесный престол, плотные тучи не позволяли свету и теплу от них достигнуть замерзшей земли. Девочка поежилась, умылась теплой водой и вместе с Пином отправилась в столовую. Сегодня завтрак выглядел празднично: на столах стояли бутылки с горячительным, закуски и самые разные блюда. Матросы весело праздновали исход прошедшей ночи.
  - Ох, моя внученька!
  Старичок уже порозовел от изрядной доли спиртного и теперь казался веселее обычного.
  - С добрым утром, капитан! - улыбнулась ему Мэйн.
  - Деточка, сегодня произошло небывалое событие! - воодушевленно сказал захмелевший Вернонс,- Наша Бабочка пережила самый сильный за всю свою историю шторм!
  - За Бабочку! - поднял бокал один из матросов.
  - Да!!! - разнесся по длинным столам веселый гул.
  Люди достойно сражались с водной стихией и теперь заслужили право на отдых.
   Мэйн поднялась на палубу, в столовой стало жарко и от громких голосов немного заболела голова. Она посмотрела на небо. Сквозь огромные кучевые облака, то тут, то там прорывались ослепительные солнечные лучи и проделывали дорогу до поверхности океана. Девочка улыбнулась и протянула руку одному из таких лучей, на озябшей ладони заиграли лучики света, и Мэйн почувствовала приятное тепло. Пин удивленно смотрел вокруг и взволнованно попискивал.
   "В океане, как в жизни,- подумала Мэйн,- неприятности всегда заменяются счастьем, а оно, как лучи света, прорывающиеся сквозь завесу облаков...".
  Девочка посмотрела на горизонт. Вокруг по-прежнему простирался безбрежный океан, по небу кружили птицы, волны легонько на катывали на борт каравеллы.
   После обеда матросы принялись дружно драить палубу и вычищать отсыревшие за ночь мачты. Мэйн помогала им тем, что собирала попавшие вместе с волнами ракушки и отправляла незваных гостей обратно в океан. Уборку закончили только к вечеру, а ночью все легли на палубе, укрылись одеялами и любовались расчистившимся звездным небом.
  - Сейчас, осенью, - самое время для звездопадов,- рассуждал капитан,- во-он там, в созвездии Парфийской розы. Он указал пальцем в небо. - Существует легенда, что раньше в самом центре этого созвездия горела большая розовая звезда, потом она исчезла с небосвода и родилась снова, чтобы освещать наш мир...
  - Дедушка, так это легенда о Радонии? - догадалась Мэйн.
  - Да, Мини, но есть еще одна легенда... Она гласит, что когда-то жили две сестры. Одна умница и красавица, а другая черная и невзрачная. Когда родители их умерли, старшая, сгорая от зависти, выгнала младшую, но прекрасная дева встретила и полюбила парня. Возлюбленые создали свои владения, еще лучше, чем у старшей сестры. Теперь парой влюбленных именуют Радонию и Солнце, а жадной сестрой, по преданию, стала Надония - ночная голубая звезда.
  - Красиво... - прошептала Мэйн.
  - Расскажи еще про звезды - попросил кто-то из моряков, и Вернонс продолжил повествовать прекрасные древние легенды о том времени, когда люди еще были звездами.
   Спать легли, только когда Надония сошла со звездного небосвода. Девочка долго ворочалась в постели и вспоминала легенды, одну за другой. Ей снилось, что она поднимается в небо. Будто она птица, и ей легко-легко. Вот Мэни не чувствует ног, они превращаются в блестящие искры, и вот уже все ее тело становиться этими искрами. Мэйн летит все выше и выше... Она сама становится звездой, и все знакомые машут ей с земли, а она гладит их своими лучами...
  - Пи-и...
  Пин проурчал что-то, перевернулся на бочек и снова затих. Мини открыла глаза.
  "Наверное, это грустно быть звездой,- подумала она,- уж лучше, я буду человеком, и у меня всегда будут друзья, чем быть такой красивой и вечно одинокой...".
  
  
  
  
  
   Глава 24 "Туман"
  
  Еще два-три дня плавания прошли спокойно, а вот на четвертый день, с самого утра, судно начал обволакивать густой туман. Стрелка компаса отсырела и указывала неверное направление, штурман не на шутку забеспокоился.
  - Что делать будем? - обратился он к капитану.
  Тот стоял на палубе, запихивая в трубку новую порцию табака и глядя вдаль.
  - В тумане без компаса слишком опасно.- ответил беззаботный старичок, ставший, вдруг, солидным капитаном,- Тут не далеко земли парфий, раз уж на то пошло, пока туман не стал совсем плотным, нужно добраться до их деревни. Там починим компас и переждем.
  - А как с Мэни быть?
  Штурман указал на Мэйн. Девочка беззаботно играла с Пином и щекотала ему за ушком.
  - Малышку придется отправить в Андорис по суше... Стоянка может продлиться больше месяца, а она не может столько ждать.
  - Вот ведь, незадача - вздохнул бородатый и направился к матросам. - Планы меняются, готовьте якорь, скоро причалим! Капитан ухватился за отполированный штурвал и принялся крутить его, что было силы. Огромная каравелла постепенно разворачивалась.
  - Земля на горизонте! Земля! - кричал сверху юнга, радостно размахивая руками.
  - Смотри, не свались - подзадоривали его веселые матросы.
  - А ну вас! Только повод дай, всех засмеете!
  Туман сгущался, но Мэйн еще успела разглядеть вдали тонкую полоску земли.
  - Дедушка! - окликнула она капитана,- А это, что, уже Андорис?
  - Нет, милая, это земля парфий - виновато улыбнулся старичок и рассказал Мэйн об изменении в планах.
  Девочка немного расстроилась.
  "Ну и путешествие! - думала она,- Каждый день, что-нибудь, да случается. Зато как же все это интересно!".
  - А кто такие парфии? - спросила Мэни старичка.
  - Парфии - особые существа,- начал тот,- они питаются цветочным запахом, поэтому их земли всегда во власти лета. Парфии славятся по всему миру, как сильнейшие природные маги! А еще, в их деревне плетут самое дорогое и самое красивое в мире парфийское кружево!
  - Ух, ты! - удивилась Мэйн,- А как они выглядят? Такие же, как люди?
  - Нет,- капитан отрицательно покачал головой,- парфии не похожи ни на людей, ни на животных, ни на кого другого. Все, кто их видел, говорят, что лучше один раз посмотреть, чем сто раз услышать, поэтому и я не стану говорить тебе. Мы уже скоро будем на месте и обязательно навестим парфийскую деревню. Уверен, у них есть быстрые скакуны, они тебя до Андориса за сутки домчат!
  - Здорово! - улыбнулась Мэйн.
   Туман окончательно обволок все вокруг, теперь девочка едва видела собственные руки, поэтому, чтобы не мешаться матросам, предпочла остаток пути провести вместе с Пином, в каюте. Зверек безуспешно пытался влезть по одеялу наверх, но в результате и Пин и одеяло оказались на полу. Мэйн рассмеялась, подняла пушистика с пола и вместе с ним улеглась на кровать.
  "Ну, вот и заканчивается мое морское путешествие,- думала она,- а, ведь, как это здорово было - увидеть настоящий океан, помогать коку готовить, разговаривать с матросами и даже завести собственного дедушку! А что, если свести тетушку Кариэн с дядюшкой Вернонсом! Разница в возрасте у них небольшая, и по характеру они похожи! Да и капитан человек семейный, как сказал про него Ферон... ".
  - Что ж,- улыбнулась Мэйн,- на обратном пути непременно захвачу капитана с собой. Будет здорово, если еще два человека в этом огромном мире найдут свое собственное маленькое счастье!
  Девочка мечтательно улыбнулась, представляя, как они, все вместе, распивают чаи, с бесподобными печеностями тетушки Кариэн...
  
  
  
  
  
  
   Глава 25 "Деревня парфий"
  
  Мэйн проснулась, когда каравелла уже причаливала к берегу. Еще выбираясь на палубу, с Пином на плече, она ощутила необыкновенное тепло. Ближе к берегу туман почти рассеялся. Девочка ахнула. Все вокруг благоухало! Кругом настоящая, по-летнему зеленая трава, пушистые деревья с сочной листвой, и золотисто-лазурное летнее небо! Повсюду росли полевые цветы, с одного бутона на другой перепархивали редкие малиновые бабочки.
   Матросы, и все, кто был на корабле, высыпались на берег. Никому не хотелось упускать прекрасный шанс погреться на солнечной земле парфий, в самом начале зимы. Мэйн взяла с собой рюкзак и отправилась вслед за капитаном и несколькими матросами в деревню.
   Больше всего из пейзажа девочку поразили горы: они тянулись длинной двойной полосой вдоль горизонта, ближний ряд был фиолетово-розовым, с золотистыми краями, от солнечных лучей, а вот те, что подальше, были небесно-голубого цвета, но их макушки так же позолотили солнечные лучи. У подножия гор простирался лес, Мэйн повернула голову и заметила сиреневый замок, окруженный лесным массивом и голубой лентой реки. Его колонны и центральный вход, увитые цветами, гордо возвышались на фоне нежного неба.
  - Это иллюзия,- предупредил капитан,- парфии любят украшать свои земли, на самом деле, там только лес, а вон там, за тем холмом уже деревня.
  - Красиво,- вздохнула Мэни,- жаль,- что не настоящее.
  Она снова взглянула замок, но тот исчез, и на его месте находилось теперь продолжение леса.
   Всюду пахло полевыми цветами. Каких здесь только не было! Но в основном встречались высокие конусообразные, самых разных расцветок. Девочке стало жарко, и она сняла с себя лишнюю одежду, оставив только легкую рубашку и свои любимые широкие, до колен, шорты. Пин, сидя на плече Мэни пытался поймать бабочек, но те, будто смеялись над неуклюжим зверьком. Они кружили совсем рядом, и, как только лапка Пина протягивалась вперед, улетали, хлопая цветными крылышками.
  - А вот и их деревня!
  Капитан указал на какие-то странные сооружения. Дома парфий были неправильной формы, высокие, но очень узкие. Как утверждал Вернонс, они целиком состояли из цветочной патоки. По широким улицам медленно проплывали жители деревни. Мэйн представляла парфий по-разному, но то, что она увидела, обмануло все ее ожидания. Парфиями оказались странные полупрозрачные существа. Все их тело состояло из непонятной разноцветной и постоянно меняющейся материи. По форме парфии чем-то напоминали длинные котлеты. Лицо казалось невзрачным из-за еле заметных светлых глаз, маленького ротика и носовых впадин. Несмотря на свою необычность, парфии одевались, переговаривались между собой на непонятном языке жестов и, в общем-то, вели обычную жизнь деревенских жителей.
  - А, вот и знаменитое парфийское кружево! - капитан указал на разноцветные, переливающиеся кружевные салфеточки,- Оно так высоко ценится, потому что парфии плетут его из собственного тела.
  - Ого! - удивилась Мэйн,- А им не больно?
  - Думаю, нет - пожал плечами капитан.
  Он купил одну салфеточку и протянул ее Мэни.
  - Вот, внученька, это тебе, на память!
  Мини понимала, что подарок очень дорогой, но обижать старичка ей не хотелось, и она с благодарностью приняла переливающуюся паутинку.
  - Какая же она красивая!
  Старичок улыбнулся.
  - Не отставай, внученька! Нам еще нужно отдать в починку компас и найти для тебя подходящих лошадей, или что у них тут используют для перевоза пассажиров...
  Вопреки ожиданиям, деревня оказалась достаточно большой. Друг за другом тянулись бесконечные торговые ряды, не касаясь земли, проплывали туда-сюда парфии и кивали, получая от покупателей монеты.
  - Похоже, день сегодня не торговый! - заметил один из матросов,- В прошлый раз, кого тут только не было!
  - Значит, нам повезло! - улыбнулся капитан,- Иначе, нам бы точно ничего не осталось!
  Путешественники запаслись продуктами, купили кое-какие нужные вещи, отдали в починку компас и отправились искать подходящее средство передвижения.
   Девочке было немного стыдно за то, что капитан так беспокоится о ней, но старику это доставляло огромное удовольствие, и Мэйн решила, что быть его внучкой - это не так уж и плохо.
  - О-о!!! Вы только посмотрите! - воскликнул Вернонс так громко, что Пин на плече Мэйн испуганно подпрыгнул,- Это же настоящие парфийские легасы!
  - Кто? - переспросила Мэйн, разглядывая непонятных существ.
  Они состояли из той же материи, что и парфии, но по форме больше напоминали животных.
  - Отличный вариант!
  - А может поискать обычных лошадок? - неуверенно попросила Мини,- Просто, если их легасы двигаются так же, как их создатели, путешествие затянется...
  - Не волнуйся, внученька! - старичок развеселился,- Легасы достигают огромных скоростей! К тому же, животные очень умные и не нуждаются в вознице! Они сами привезут тебя и вернутся обратно. Если попросишь, остановятся и подождут. До самого Андориса простираются цветочные долины, так что с пищей проблем у них не будет.
  - Здорово как!
  Мэйн внимательно разглядывала запряженных в тарантас необычных животных и пыталась представить, как же они, созданные медлительными парфиями, могут достигать больших скоростей, ведь, даже рост совсем небольшой! Капитан, как единственный, кто знал парфийский язык жестов, отправился договариваться с хозяином экипажа. Брать с Мэйн деньги он категорически отказался и даже счел это оскорблением. Девочке пришлось смириться. Она попрощалась со всеми, еще раз, поблагодарила и пожелала счастливого плавания.
   Двухместный экипаж оказался легким и удобным, небольшие окошки над дверцами не были застеклены, как и полагалось в летние месяцы. Легасы с шага перешли на рысь, а когда выехали за деревню понеслись с такой скоростью, что у Мэйн захватило дух.
  - Ух, ты! Пини! Как здорово! - радовалась она,- Какие быстрые! Мы совсем скоро окажемся в Андорисе!
  Карета то и дело подпрыгивала, но мягкие сиденья приглушали удары, и Мэйн чувствовала себя очень комфортно. Иногда из открытых окон к ним залетали перламутровые бабочки, и Пин, моментально оживившись, пытался их поймать.
  
  
  
  
  
   Глава 26 "Долина роз"
  
  Впереди показалась белоснежная арка, увитая благоухающими розами.
  - Интересно... Для чего она? - задумалась Мэйн.
  На сооружении не было ни надписей, ни указателей. Девочка подумала, что это тоже мираж и обернулась, но арка не исчезла, она по-прежнему стояла на своем месте. Пейзаж вокруг почти не менялся, только все чаще стали попадаться розы. Сначала белые, с большими пышными бутонами, затем желтые, оранжевые, розовые, лазурные... Они кучками теснились возле дороги и яркими пятнами рябили вдалеке. Тонкий аромат становился все сильнее. Мэйн ахнула: теперь весь травяной ковер оказался полностью укрыт цветами роз, кое-где мелькали даже фиолетовые, с острыми лепестками. По-другому их называли цветами Надонии, или ночниками, потому что бутоны распускались, только когда ночная звезда появлялась на горизонте. Мэни никогда не видела таких цветов, но ей часто рассказывала о них тетушка Кариэн. (Она вообще любила говорить о цветах, особенно долгими зимними вечерами, раскатывая пышное тесто...) Мэйн грустно улыбнулась ей, снова вспомнился уютный домик, запах свежей выпечки, суетливая Кариэн.
  - Жаль, что я не могу взять такой для тетушки... - вздохнула Мэни,- Без магии завянет....
  - Пи! - пискнул зверек и продолжил заплетать на голове Мэйн тонкие косички.
  - Эй, Пин, ты только их потом расплести не забудь,- попросила Мини,- ато, знаешь ли, скоро в Андорис приедем... Город большой, сам понимаешь...
  Зверек, конечно, ничего не понял и продолжил увлеченно перебирать тонкие пряди волос.
   Девочка вдохнула сладкий воздух и улыбнулась. Сейчас в ее городе зима... Там сугробы, метель и, наверное, каждый день стучит по крышам град. Сестры и матушка в это время топят печи и разжигают камины, во всем приюте уже разостланы ковры, и дети играют на полу... Сестры бранят их и велят, чтобы те не высовывали головы на улицу и не ловили языком снежинки... Воспоминания снова нахлынули на Мэйн.
  "Тетушка, Гальфред, все! Я скоро доберусь до Андориса - думала она, наслаждаясь солнечным теплом".
  Мэйн не любила зиму, потому что в это время года она друг за другом потеряла родителей... Воспоминания о них с каждым годом становились все более нечеткими, но Минория помнила большие теплые руки отца, и светлую, полную нежности и любви, улыбку мамы... Их фотографию Мэйн держала на камине. Родители смотрели, улыбаясь и держа ее, маленькую Мини, за руки. Это была единственная их фотография, сделанная незадолго до смерти. Минория не взяла ее с собой, чтобы не испортить и не потерять. Память о родителях по-прежнему ждала ее на камине, и на глянцевой фотографии отражались отсветы теплого пламени.
   Мэйн хотелось остановить легасов и немного прогуляться, но было нельзя, у нее было еще очень много дел: во-первых, нужно было найти недорогое, но теплое жилье, потом поступить в медицинскую школу (набор в нее проводился как раз в первом зимнем месяце, и девочке важно было успеть). Потом, когда с учебой все наладиться, нужно будет найти какую-то подработку, во внеучебное время. Минория улыбнулась - столько планов, что душа переполняется радостью. Конечно, не все будет так гладко, но трудности созданы для того, чтобы познать ценность счастья. Теперь приют казался для Мини чем-то родным и далеким, хотя она не была в нем совсем недолго. Душу переполняли странные, противоречивые чувства. С одной стороны - огромная радость и ожидание чего-то очень хорошего, с другой - волнение и страх, потерять уверенность в себе.
  - Нет,- Мэйн улыбнулась,- я больше не сдамся, я ни за что не сдамся, не хочу больше терять дорогих людей!
  Мини вспомнила, как она, маленькая, зимой сбежала из приюта и отправилась искать родителей. Ее лучший друг - Саронс, был старше ее на шесть лет, он отправился на поиски холодным зимним вечером в одной легкой рубашке. С Мэйн ничего не случилось, а вот Сарон подхватил тяжелую болезнь и после недели мучений умер... Конечно, приходили всякие знахарки, поили его бесполезными отварами, натирали мазями, брали деньги и уверяли, что непременно поможет, но не помогло, и никто его не спас...
  - А ведь я виновата... - вполголоса сказала Мэйн.
  Глаза наполнились слезами и ненавистью, ко всем этим горе-лекарям, к тем, кто видел в жизнях людей только собственную выгоду. Когда умер Саронс, Минории было шесть лет, но она до сих пор отчетливо помнила его красивое, всегда веселое лицо, задорный смех.
  - А он был жизнерадостным,- Мэйн улыбнулась сквозь слезы,- хотел стать художником и столько строил планов на будущее... Стены приюта до сих пор хранили память о мальчике, который когда то оживил их яркими цветами и необычными животными. На одной стене он нарисовал себя и Мэни. После смерти Саронса эту стену завесили ковром, чтобы девочка быстрее забыла его, но разве можно было забыть первого и самого дорогого для нее друга...
   Незаметно наступила ночь, Надония выглянула из-за полупрозрачных облаков и накрыла долину ровным лазурным светом. Мэйн остановила легасов и вышла взглянуть на то, как распускаются ночные розы. Темные лепестки друг за другом отделялись от бутона и за секунду раскрывались в роскошный цветок. Внутри он светился мириадами искорок, которые отходили от самой середины цветка, поднимались над ним и растворялись в воздухе. На свет тут же собрались мотыльки и синие ночные бабочки. Мини улыбнулась, вытирая слезы и наблюдая за ночным чудом. Пин удивленно пискнул и покачал бутон, с которого тут же посыпались яркие искорки, но ни одна из них не коснулась земли, все за доли секунды растворились в воздухе. При дневном свете этот цветок не привлекал никакого внимания, но теперь, когда пыльца напиталась светом Надонии и заискрилась, распространяя вокруг нежный сладкий аромат, ночная роза оказалась королевой бала. Мэйн с трудом оторвала Пина от роз и поспешила дальше. Легасы постепенно набрали прежний темп. Девочка уснула, укрывшись теплым одеялом, а экипаж продолжал бесшумно ехать по искрящейся долине.
  
  
  
  
  
  
   Глава 27 "Андорис"
  
  Мэйн проснулась, потому что первые лучи восходящего солнца нещадно светили в глаза.
  - Еще одно утро,- потягиваясь, протянула она,- вставай Пин.
  - Пиу - проурчал сонный зверек и снова засопел.
  - Ну и спи, весь завтрак проспишь.
  Зверек заворчал, но медленно вылез из-под одеяла. Мэни достала из сумки чай, печенье и немного вяленого мяса, ломтики которого Пин принялся торопливо запихивать в рот.
  - Ты у нас, значит, мясной,- хмыкнула Мэйн,- ну, кушай, кушай, только не торопись.
  После завтрака девочка снова остановила экипаж, чтобы хоть немного размять затекшие за ночь мышцы.
   Постепенно пейзаж начал меняться: ковер из роз медленно, но верно уступал место желтоватой траве, деревья стали розово-золотистыми, похоже, чары парфий здесь кончались. Мэйн проехала еще одну увитую розами арку, и пейзаж резко изменился. Тут был конец осени, сразу стало холодно, за окном виднелись одинокие деревья с потрескавшейся корой и голыми темными ветками, у их подножия лежал густой слой опавших листьев.
  - Надо же,- удивилась Мэйн, как быстро чары проходят!
  На самом деле они, конечно, не прошли, ведь, в противном случае, дорога давно стала бы непроходимой, из-за высоких сугробов. Вдалеке появилась развилка, на одной из стрелок яркими красными буквами виднелась надпись "Андорис", туда и повернули легасы.
  - Скоро приедем - взволнованно проговорила Мэйн. Пин снова уснул, калачиком свернувшись на ее коленях. - Теперь нас ждет новая жизнь, как только я устроюсь, нужно обязательно написать матушке, тетушке Кариэн и все знакомым. Надеюсь, Гальфред не расстроится, что я трачу зачарованные чернила не только на него....
  Вдали появились башни и огромная каменная стена. Впереди, через глубокий ров был переброшен мостик, а перед массивными воротами стояли вооруженные стражники.
  - Ого, сколько их тут! - заволновалась Мэйн,- Человек десять! Не то, что в Данафрисе, наверное, нужно заплатить пошлину, чтобы войти.
  Девочка вспомнила, как это сделал Ферон.
   Она вышла из экипажа, когда тот остановился прямо перед громадными воротами. Легасы тут же повернули обратно, похоже, они чувствовали себя здесь некомфортно. И это было понятно, кругом не было ни цветочка.
  - Откуда? - низким басом прогудел самый высокий из охранников.
  - Я из Веллинса.
  - Как зовут?
  - Минория.
  - Совершеннолетняя?
  - Да, мне уже четырнадцать.
  Мэйн поспешно достала приготовленную монету и отдала стражнику.
  - Зачем тебе в Андорис? - спросил другой.
  Это явно не относилось к его обязанностям, но девочка охотно ответила, что собирается стать медиком.
  - Вот наивная... Тащилась из такой глуши и все впустую...
  - Вы о чем это?
  - Не учат тут таких, как ты, недели не продержишься, езжай, лучше, домой!
  - А вот это не вам решать, уважаемый!
  Мэни не на шутку рассердилась.
  - Ну, мы тебя предупредили - прокряхтел усатый.
  Стражники принялись открывать огромные ворота до тех пор, пока не образовался проход, достаточный для Мэйн. Девочка вошла в город, и ворота принялись закрывать еще с десяток стражников, но на этот раз уже с внутренней стороны.
   Сколько же здесь было людей! У девочки зарябило в глазах, и она произвольно отшатнулась. Нигде, начиная от самых ворот, не было свободного места! Мэйн поглубже спрятала кошелек, как учил ее Ферон, и покрепче прижала сумку к себе. Пина тоже пришлось спрятать, экзотические зверушки нигде так не пользуются спросом, как здесь. Минория прошла забитую торговцами улицу и свернула на вымощенный камнем тротуар. Здесь народа было немного меньше.
  - А тут весело,- улыбнулась Мини,- город прямо кипит.
  Все улицы казались наполненными жизнью: жили и многолюдные дома, и каменные тротуары, по которым каждую минуту проходила сотня человек.
  - Теперь нужно найти ночлег.
  Девочка заглянула в первый гостиный дом и ужаснулась.
  - Два серебряника за ночь? - переспросила она,- Но это, же самый плохой номер!
  - Это Андорис, деревенщина,- грубо отозвался хозяин, с выпученными глазами и неприятным розоватым шрамом на щеке,- у нас самые скромные цены в городе.
  Мэни решила, что он может и врать, поэтому для надежности заглянула еще в несколько гостиных домов. Человек со шрамом сказал правду, цены там были еще выше.
  - Что же делать! - ужаснулась Мэйн,- Мне, ведь, нужно заплатить за учебу, а тут на одно жилье денег не хватит... Ну, ничего, может, первое время где-нибудь на улице устроюсь, тут по ночам еще не совсем холодно, а там, может, найду что-нибудь подешевле.
  Девочка горько вздохнула, в большом городе все совсем не так, никто не пойдет тебе навстречу, просто по доброте душевной.
   - Эх... и Ферона рядом нет, он бы что-нибудь придумал... Да о чем я думаю? - девочка хлопнула себя по лбу,- Ферон придумает! Совсем на себя надеяться перестала! Ну, ничего, справлюсь.
   Переходя перекресток, Мини заметила едва ковыляющую старушку, та переходила дорогу с тяжелыми сумками в руках, опираясь на деревянную палочку. Мимо то и дело проносились резвые экипажи и едва не сбивали старушку с ног. Проскочил какой-то юноша, он задел женщину, и та упала. Парень выругался и поспешил дальше.
  - Чего разлеглась, старая карга! - орали возницы, объезжая старушку, которая, охая и потирая ушибленную спину, собирала рассыпанные овощи.
  - Да что же это?! - Мэйн передернуло от злости,- Что за чертов город! Они что, все слепые?
  Минория подбежала к старушке и помогла ей встать. Та очень удивилась, затем заулыбалась и, опершись на плечо девочки, медленно встала.
  - Как вы, бабушка, сильно ушиблись?
  - Ничего, детка, ничего - кряхтела старушка.
  Мини быстро собрала овощи и предложила старушке донести пакет. Та сначала отказывалась, но потом согласилась и, держась за Мэйн, перешла дорогу.
  - Ох, деточка, как тебя отблагодарить?
  - Не нужно ничего,- улыбнулась Мэйн,- главное, чтоб вы целы были, бабушка.
  - А ты не отсюда - сказала старушка, осмотрев ее с ног до головы.
  - Да, я приезжая, первый день тут.
  - Не уж то! - удивилась старушка,- И что ты тут делаешь, малышка?
  Мэйн рассказала старой женщине о причине своего прибытия.
  - Ох, деточка, нелегко тут с жильем - сетовала старушка.
  - Ничего,- улыбнулась Мэйн,- пару ночей на улице поспать можно.
  - Что ты, что ты! - всплеснула руками женщина,- Ночами холод такой, что в доме ноги сводит! Я сама живу служанкой в доме одних богатых людей и все никак не могу уговорить их нанять мне помощницу, если не против мне помогать, я с ними поговорю, и кров будет и еда.
  - Бабушка! - воскликнула Мэйн,- Милая вы моя! Спасибо!
  - Ну, я еще ничего не сделала. Вот и пришли.
  Старушка остановилась перед резными воротами, за которыми виднелся огромный двор с ухоженным садом, беседками и большим фонтаном.
  - Ух, ты! - только и смогла произнести Мэйн.
  Такой роскоши она никогда еще не видела.
  - Тут два этажа и столько комнат, что я одна никак не справляюсь, а другой прислуге дом не доверяют, скоро и в магазин ходить не смогу - причитала старушка, открывая ворота посеребренным ключом.
  Они распахнулись и женщина повела Мини за собой.
  - Хозяев пока нет дома, да и дочка их, Авиетта, твоего возраста, на учении. Вернутся только к чаю, а ты заходи, поможешь мне пока.
  Мэйн не заставила себя ждать.
   Особняк оказался огромным: повсюду высокие, покрытые пылью зеркала, шкафы, заполненные книгами, просторные коридоры, картины, светильники. Но все какое-то неживое.
  - Я едва с готовкой поспеваю,- сетовала старушка,- а до уборки уж который месяц руки не доходят и в камине не топлено.
  - Где у вас тут тряпка и ведро? - живо нашлась Мэйн.
  - Вон там - в кладовой - указала старушка, и девочка вихрем понеслась за всем необходимым.
  " Я обязательно должна им понравиться,- думала она,- это такой замечательный шанс, и бабушку жаль, совсем ведь старенькая, не стоит уже в ее возрасте за покупками ходить".
  Мэйн выбрала тряпку, ведро и все, что было нужно, налила из умывального бачка теплой воды и хотела уже наводить порядок, но немного подумав, отправилась сначала во двор и принесла вязанку дров.
   В большом камине весело затрещали сучья, а по стенам поплыли теплые отсветы огня. Мэйн аккуратно вытерла пыль со статуэток, картин и прочих поверхностей. Вооружившись длинной палкой с тряпкой на конце, сняла со стен и потолков паутину, тщательно вымела и до блеска отмыла пол. После уборки гостиную было не узнать.
  - Ах! - только и смогла выговорить старушка,- И когда ты успела, тепло то как!
   К вечеру Мэйн отмыла весь нижний этаж. Она на славу потрудилась и теперь вместе с Пином уминала бабушкину стряпню. Зверек наконец-то развеселился. Все время, пока Мэни была занята, ему не разрешалось слезать с дивана. Зверек не отличался ловкостью и по-неосторожности мог что-нибудь разбить. Каждая маленькая скульптурка в этом доме стоит целое состояние, и Мэни врядли сможет ее окупить.
  - А когда-то, во времена молодости, мы по вечерам собирались и пели - вспоминала старушка.
  Чета Рэйменсов застыла на пороге. Все вокруг было начищено до блеска, весело горел огонь в камине, а из кухни доносился смех.
  - Что это Кариэл? - спросила высокая стройная дама, в дорогом черном платье.
  Ее длинные волосы были завиты во множество мелких локонов, сколоты на затылке и украшены парой разноцветных перьев.
  - Разве у нас гости? - не менее удивленным тоном поинтересовался глава семейства.
  Оба поспешили на кухню и застали там старушку и девочку. Обе смеялись и до скрипа натирали вымытую посуду. Мэйн растерялась, увидев на пороге незнакомых людей, но вовремя спохватилась и, как была, с тарелкой и полотенцем в руках, вежливо поклонилась.
  - Ах, вот и вы! - обрадовалась старушка,- Заходите, я вам что-то расскажу. Детка, подожди в коридоре.
  Мэйн послушно вышла за дверь и села край кресла.
  - А ты еще кто такой? - крикнул звонкий девчоночий голос.
  Мэни подняла голову и увидела стоящую перед собой, разъяренную дочь хозяев особняка.
  - Я Мэйн,- ответила Минория,- и я, вообще-то, девочка, как и ты.
  - Как я?! Да как ты смеешь сравнивать меня с собой, деревенщина! А ну пошла вон!
  Мэйн не сдвинулась с места.
  - Ах так!
  Авиетта громко хмыкнула, подняла подол нарядного платья и, сверкнув водопадом золотистых локонов, вбежала на кухню.
  - Мамочка, прогони эту оборванку! - визгливо потребовала она.
  - Подожди, доченька, мы тут кое-что обсуждаем.
  Мэйн не слышала разговора и нервно теребила край вязаной кофты.
  - Вот, видите, какая шустрая! - расхваливала старушка,- За день все комнаты внизу убрала и камин затопила. Стара я стала, давно вам говорю, а тут как раз работница хорошая и жить негде девчушке!
  - Ты чего, старуха, самовольничаешь?! - закричала Авиетта, поставив руки на бедра,- И у нас ей места нет!
  - Там комнатка на чердаке уже столько пустует, вот она бы там и жила - продолжала старушка.
  - Ну, будь, по-твоему - согласился глава семейства.
  - Кариэл! - всплеснула руками хозяйка,- Зачем принимать такие поспешные решения?
  - Я беру всю ответственность на себя - напомнила старушка.
  - А что такого, дорогая? С ее приходом, по крайней мере, дом стал похож на дом, я устал приходить и смотреть на эти пустые комнаты, пыль, грязь, холод. Надоело.
  - Меня вообще кто-нибудь слушает?! - взвизгнула Авиетта,- Я не позволю!
  - Милая, успокойся - спокойным тоном сказала Ромет.
  - Но, мамочка! - захныкала Вита.
  Поняв, что родители своего мнения не изменят, она выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью и, бросив на Мэни полный презрения и ненависти взгляд, взбежала по лестнице на второй этаж.
  - Похоже, они не во всем потакают своему разбалованному чаду - улыбнулась Мэйн.
  - Зайди, деточка - позвала старушка.
  Мини вошла.
  - Познакомься, это Кариэл и Ромет Рэйменс.
  - Очень приятно, я Минория.
   Девочка вежливо поклонилась.
  - Что ж, Мэйн, мы надеемся, ты хорошо будешь выполнять свою работу - снисходительным тоном произнес Кариэл.
  - Я приложу все силы.
  Мэни улыбнулась, похоже, ей удалось завоевать доверие этих людей.
  - А она милая девочка - сообщила Ромет мужу, после того, как Мэйн, в сопровождении старушки, отправилась обживать чердачную комнатку.
  - И вежливая,- подтвердил Кариэл,- не знаю, правда, всегда ли она такая, может, просто притворяется...
  - Время покажет - пожала плечами Ромет и положила в чай еще кусочек сахара.
  - Авиетте полезно будет пообщаться со сверстницей, она в последнее время совсем от рук отбилась.
  - Должно быть, мы уделяли ей мало внимания - вздохнула Ромет.
  - А вот я думаю, мы ее просто разбаловали - ответил Кариэл, помешивая остывающий чай.
  
  
  
  
  
   Глава 28 "Первый поход в школу"
  
  Все утро Мэйн вычищала свою комнатку, похоже, ее долго не использовали, там накопился такой слой пыли, что было нечем дышать. К счастью, на первую ночь старушка, которая назвалась Наренией, разрешила девочке поспать у себя. Теперь Мэни сражалась с паутиной и стремительно одерживала над ней победу. Хозяева снова разъехались, а старушка готовила обед. Минория, наконец, закончила уборку и растянулась на кровати. В комнате было прохладно из-за открытого окна, но девочка не собиралась его закрывать.
  "Уж лучше пусть будет холодно, чем дышать пыльным застоявшимся воздухом".
  Нарения принесла девочке чистую постель, Мэйн застелила кровать и отправилась помогать бабушке, накрывать на стол. К вечеру она убрала весь дом, кроме комнаты Авиетты (та еще с утра визгливым голосом потребовала, чтоб она к ее комнате и близко не подходила).
  - Эх, хотела, ведь, еще сходить в школу. Жаль, уже не успею - расстраивалась Мини, сидя на кровати и рассматривая подобие карты, которое нарисовала для нее бабушка Нарен.
   Чета Рэйменсов оказалась довольна чистыми натопленными комнатами и раньше обычного легла спать. А вот Авиетта до полуночи хлопала дверьми, причем исключительно рядом с комнатой Мэйн, свет в которой, ради экономии, был погашен.
  "Если она надеется не дать мне выспаться, то зря,- улыбалась Мэйн,- это всего лишь избалованный ребенок".
  - Авиетта, ложись спать! - потребовала Нарен.
  - Отстань, старуха - огрызнулась девочка и продолжила хлопать дверьми.
  - Я тушу свет! - предупредила старушка, и один за другим начали гаснуть светильники.
  - Вредная старуха, я тебе это еще припомню! - взвизгнула Вита и, держась за перила, принялась спускаться с лестницы.
  Нарен ухмыльнулась и, охая, отправилась спать. Пин блаженно кряхтел, распластавшись на одеяле. Одной рукой Мэйн чесала зверьку пузико, а в другой по-прежнему держала неизученную карту. Глаза произвольно начали слипаться.
  - Что толку разбираться, если я города-то не знаю - махнула рукой Мини.
   На следующий рано утром Минория отправилась по указанному адресу. Воздух был еще прохладным, но город словно и не засыпал. Мэйн удивилась, в нем так бурлила жизнь, что казалось, будто и у нее прибавилось энергии. К счастью, здание медицинской школы оказалось большим и выделялось среди других. На нем не было надписи, но висела табличка, с нарисованными пробиркой с лекарством и коробочкой с бинтами - международным символом больницы, а ниже книга - символ знаний.
   Девочка вошла через большие парадные двери и оказалась в светлом коридоре. В приемной стояла низенькая, строгая, на вид, женщина. Она непрерывно перелистывала какие-то бумаги и поправляла спадающие с маленького носа очки.
  - Добрый день! - поприветствовала ее Мэйн.
  - Добрый - коротко ответила дама.
  Она на секунду оторвалась от записей и прошлась по Мэйн равнодушным оценивающим взглядом. По спине Минории пробежал холодок, и ей стало не по себе.
  - На запись? - спросила женщина.
  - Да.
  - Имя.
  - Минория Пэйрис - отчетливо произнесла Мэйн.
  - Возраст.
  - Исполнилось 14 две недели назад.
  Девочка волновалась, ей казалось, что женщина найдет в ней какие-то изъяны. Вдруг, возраст не подходит, или то, что она из глубинки. Но дама, молча, записала ее имя и возраст в длинном списке и велела поставить подпись.
  - Вступительный экзамен через неделю,- сообщила она,- через час после восхода, не опоздай.
  - Хорошо!- улыбнулась Мини,- А что это за экзамен?
  - Обычный. Любой ученик подобной престижной школы должен обладать хотя бы среднестатистическим уровнем знаний и грамотности, к сожалению, сюда попадают одни бездарности.
  Мэйн стало не по себе.
  - Не смею задерживать,- сменила тему женщина и снова занялась бумагами.
  - Благодарю.
  Мэни вежливо поклонилась и вышла из здания.
  - Рассуждаю я вполне прилично,- успокаивала она сама себя,- и пишу, вроде, тоже...
  Но уверенности это не прибавило. Сестры кое-как обучили девочку тому, что знали сами, но Мэйн прекрасно понимала - этого недостаточно, к тому же она видела длинный список и успела заметить, что некоторые пытаются поступить уже не первый год...
  - Нужно будет повторить все, что знаю - решила Мэни.
  Она спросила бы старушку горничную, но та была безграмотной, а других знакомых в городе у девочки еще не было.
  - Ничего! - Мини встряхнулась и улыбнулась оживленной улице,- Меня ничто не остановит, я сдам экзамены и буду очень стараться!
   В тот день Мэйн так и не позанималась. До вечера она помогала Нарении по хозяйству, а когда освободилась, было уже поздно, и ей невыносимо захотелось спать.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 29 "Козни Авиетты"
  
  - Свалилась тут, на мою голову, вонючая деревенщина - шипела Авиетта, разбрасывая по полу разноцветные платья.
  Она всегда так делала, когда выбирала наряд. Уже несколько дней в их доме жила деревенская девочка, и это не давало Вите покоя.
  - Да чтоб я, такая красивая, жила с этой уродиной в одном доме! Если кто-нибудь узнает, окажусь, опозорена на всю жизнь!
  Конечно, она преувеличивала, но ее слушал только большой белый кот, интеллекта которого хватало только на то, чтобы поесть и поспать. С Мэйн Вита почти не встречалась, и это злило ее еще больше.
   Минория разложила на столе перед собой бумагу перья и баночки с чернилами.
  - Я ведь так давно не писала домой,- мелькнуло в ее голове,- и тетушка Кариэн ждет письма, и Гальфред, а как там Ферон...
  Мэйн разрывалась между учебой и желанием написать родным и друзьям. Второе все-таки пересилило, и девочка усердно принялась выводить на листке буквы. Первым делом, она написала в приют, к сестрам и матушке, затем тетушке Кариэн, Гальфреду и, наконец, Ферону. Мини очень нехватало их поддержки. Оказаться одной, в недружелюбном городе, от такого любому станет не по себе, а уж тем более девочке, которая только что начала свой жизненный путь. Первым пришел ответ от Ферона. Мэйн так волновалась, что не смогла сосредоточиться на уроках.
  - Здравствуй, малышка! - писал вараг, - Ты большая молодец, очень рад, что у тебя все получилось. Я все еще гощу у моего друга, в горах. Здесь холодно, и пики гор уже покрылись высокими снежными шапками. Как только лошади отдохнут, я обязательно приеду навестить тебя. До встречи. Ферон.
  - Как всегда, жутко красноречив! - хмыкнула Мэйн.
  Она перечитала письмо еще раз, свернула листок вчетверо и положила в маленький ящик стола. Гальфред не отвечал, и Мэни поняла, что он уже спит. А вот из родных мест ответы придут только через неделю, ведь зачарованные чернила - дорогое удовольствие, а в приюте на счету каждый медяк.
  - Опять я не занималась, ну что такое, Пин!
  - Пи-и - пискнул зверек, залезая под одеяло.
  - Завтра обязательно позанимаюсь - пообещала Мэйн сама себе и отправилась спать.
   День не задался с самого начала. Когда Мэни, зевая, вышла из комнаты, прямо на нее вылилось ведро с ледяной водой.
  - Ой! - вскрикнула она.
  Все тело свело судорогой, на шум прибежала Нарения.
  - Деточка! Что же это ты!
  - Это не я - стуча зубами, проскрипела Мэйн.
  - Опять Вита потешается! Ох, я ей задам трепку! - погрозила старушка.
  - Попробуй только, старуха! - провизжала снизу Авиетта,- Мигом отсюда вылетишь!
  - Не волнуйтесь, бабушка! Мэйн через силу улыбнулась,- Это нормально, что она меня невзлюбила, потерплю уж.
  - Деточка, вода совсем ледяная!
  - Зато проснулась! - хихикнула Мэйн и побежала переодеваться.
  После того как она вытерла пол и согрелась, неприятное чувство слегка улеглось, хозяева снова разъехались, и на душе стало спокойнее. Мэйн усердно занималась, но заниматься было не с чем. Она вдоль и поперек повторила все, что знала и, поняв, что больше ничего не вспомнит, забросила это дело. К обеду пришло письмо от Гальфреда, он рассказывал о своих успехах в академии.
  - Вот ведь,- улыбнулась Мэйн,- а он меня обгоняет! Я тоже должна постараться!
  Одна мысль не давала ей покоя, завтра выходной, и хозяева весь день будут дома, неизвестно, что еще задумала Авиетта.
   Наступило то самое воскресное утро. Мэни открыла дверь, на всякий случай палкой, ничего не произошло. Похоже, Вита, решила не повторять свои фокусы дважды. Из гостиной послышался смех шум и отчаянный писк.
  - Пин! - Ударило в голову Мэйн.
  Она вихрем сбежала по лестнице на первый этаж. Авиетта дико хохотала, держа Пина за заднюю лапку и потряхивая. Ей доставляло удовольствие смотреть, как зверек пищит и изворачивается от боли. От вида, корчащегося Пина в Мэйн закипела ярость.
  - Ой, посмотрите-ка, кто проснулся! Деревенщина! Нечего так пялиться на мою игрушку!
  - Пин тебе не игрушка! - закричала Минория, подбежала к Вите и со всей силы залепила ей пощечину.
  - Ой!
  Рука разжала лапку, и зверек полетел вниз. К счастью, Мэйн вовремя успела его поймать. Зверек всхлипывал и приглушенно пищал, все его маленькое тельце сотрясалось от боли.
  - Ты в своем уме, уродина?! - заорала Вита.
  Она кинулась на Мэйн и надавала ей оплеух. Девочка, молча, повернулась и пошла наверх. Сейчас важнее был Пин, а не собственная гордость. К тому же, одно неверное движение, и она может потерять крышу над головой.
  - А ну вернись, уродина! - верещала внизу Виетта.
  Ее никогда еще так не унижали, кулаки сжимались от ярости, и сейчас лучше было не попадаться на ей пути.
  - Избалованная дура - всхлипывала Мэйн.
  Вита вывихнула Пину лапку.
  - Прости меня, Пини... Мэйн прижала зверька к себе, он тяжело вздохнул и зарылся носом в ее рубашку. -Пойдем в аптеку, я куплю тебе обезболивающий отвар.
  Оставлять пушистика одного Мэни боялась, поэтому, чтобы не сделать ему больно, идти пришлось медленно. Девочка не пожалела серебряной монеты и купила самые дорогие лекарства.
   Она напоила Пина отваром еще по дороге. Измученный зверек затих и моментально уснул. Похоже, Вита еще не пожаловалась родителям. Мэйн тяжело вздохнула и торопливо поднялась к себе. В дверь постучали.
  - Деточка, это я.
  - Входите, бабушка...
  - Ну, как зверек твой? - заохала старушка,- Совсем измучился, бедняжка!
  Мэйн уложила Пина в кровать и едва сдержала нахлынувшие слезы.
  - Я тебе ужин сюда принесу - пообещала старушка.
  - Спасибо бабушка.
  "Хорошо, хоть она такая добрая, иначе мне бы здесь не жить..."
  Девочка не сомкнула глаз всю ночь, но лекарство оказалось сильным, и Пин за всю ночь, ни разу не просыпался.
  - Ужас - сказала Мэйн, глядя утром в зеркало.
  Лицо опухло от слез, бессонную ночь выдавали темные круги под глазами, волосы растрепались, а по выражению лица она и вовсе походила на привидение.
  - Деточка! - Воскликнула старушка, когда Мэйн спустилась вниз,- Что с тобой?
  - Все хорошо, бабушка...
  Она попыталась улыбнуться, но губы едва скривились в жалком подобии эмоции.
  - Нет, детка, так не пойдет. Садись-ка, я тебе сейчас заварю своего особого цветочного чая, всю хворь, как рукой смахнет!
  Мэйн послушно села за стол. Сил не было никаких, всю ночь она была, как на иголках, и расшатанные нервы дали о себе знать.
  
  
  
  
  
   Глава 30 "Экзамен"
  
  К большой радости Мэни, растяжение оказалось небольшим, и Пин быстро выздоровел. После этого случая зверек ни на шаг не отходил от Мэйн, и девочка сама боялась оставлять его.
   Наступил день экзаменов. Минория слишком волновалась, поэтому в ночь перед ним не смогла успокоиться. Она уснула перед самым рассветом и встала абсолютно разбитая. Невыносимо хотелось спать...
  - Вот сейчас бы не помешало ведерко ледяной водички - вслух подумала Мэйн.
  Просьба не заставила себя ждать. Едва она вышла за дверь, очередная порция ледяного душа была тут как тут. Девочка встряхнулась, быстро переоделась и убрала воду с пола. Она ничуть не расстроилась, напротив, утренний душ оказал ей большую услугу. Он разбудил и взбодрил спящий организм, к девочке вернулась способность здраво мыслить.
  - Вставай, Пини - позвала она.
  Зверек закряхтел и выполз из-под одеяла. Мэйн наспех позавтракала, попрощалась с бабушкой и быстрым шагом направилась к школе. Хотя солнце едва всходило над горизонтом, Мини очень боялась опоздать и ускоряла шаг с каждой секундой. Последние несколько метров она почти бежала. Сердце бешено колотилось, по телу пробегали необычные волны, причем Мэйн не понимала, приятны они ей, или нет.
  - Минория Пэйрис - сказала Мини той же самой даме в приемной.
  - В пятый кабинет, с лестницы и направо - вяло ответила женщина, подавая девочке порядковый номерок.
  Мэйн зажала бирку в кулаке и отправилась наверх. Поднявшись по лестнице, Мини оказалась в чистом коридоре, в конце которого светилось зашторенное окошко. На тумбочках стояли ухоженные цветы и несколько стульев. Минория открыла дверь в кабинет. Ее руки дрожали от волнения, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди.
  - Успокойся Мэйн! - приказала она себе и вошла.
  Глаза ослепил яркий свет, бесконечным потоком лившийся из больших окон. В кабинете было очень уютно. Пахло свежестью, похоже, здесь недавно проводили уборку, вся мебель и пол были сделаны из янтарного дерева, поэтому оконный свет, отражаясь от них, становился желтоватым. Стены, выкрашенные в кремовый цвет, навевали спокойствие, как, впрочем, и все здесь. В кабинете уже были люди, как только Мэйн вошла оживленный гомон стих, все уставились на новую ученицу.
  - Доброе утро - поприветствовала присутствующих Мэни и сконфуженная села на самую дальнюю парту.
  "Чего они так смотрят?"
  Ей стало не по себе. Между тем, все вокруг начали шептаться и хихикать, то и дело показывать на нее пальцем. Пин выбрался из сумки и, посмотрев вокруг, спрятался обратно.
   Девочка мельком осмотрела ребят. Среди них человек пятнадцать парней и семеро, вместе с ней, девушек. И вся эта масса оживленно надсмехалась над ней...
  "Ну и пусть,- подумала Мэйн,- плевать мне на них, я сюда учиться пришла, а не слушать их визгливый смех".
   Наконец, в кабинет зашел профессор. Им оказался статный, высокий пожилой мужчина, с ухоженными седыми усами и строгим взглядом.
  - Все прибыли? - строго спросил пофессор, надевая очки и осматривая пришедших.
  Шум сразу затих. Похоже, этот человек внушал уважение не только Мэйн.
  - Меня зовут профессор Клантс. - сказал мужчина, проверив по списку, все ли прибыли,- Сейчас я объясню правила экзамена.Правило первое. Если я замечу, что кто-то из вас пользуется учебными рукописями - вы исключены. Правило второе,- он насупил брови так, что по Мэйн пробежал холодок,- если я увижу, что кто-то списывает, я исключу его. Так же нельзя шуметь, разговаривать и задавать вопросы, поэтому если они у вас есть, задавайте мне их сейчас. Кто-то поднял руку.
  - Пожалуйста - кивнул Клантс.
  - Профессор,- парень еле сдерживал смех,- а вы уверены, что этой деревенщине здесь место?
  Он указал на Мэйн. Девочка похолодела.
  - Это школа, а не место для богатых оболтусов,- ответил профессор, еще раз услышу что-то подобное - исключу.
  Парень ошарашено сел. Мэйн улыбнулась.
  "А этот профессор не делит на богатых и бедных".
  - Мэрэлин,- позвал Клантс,- раздайте задания.
  Ассистентка - молодая высокая девушка, поспешно раздала всем листы и перья с чернильницами.
  - Для того, чтобы успешно сдать экзамен, вы должны набрать не менее восьмидесяти баллов - продолжал профессор, расхаживая по кабинету.
  "А сколько это? - подумала Мэйн".
  - На решение вам отводится два часа, результаты я вывешу через два дня в общем коридоре.
  Мини посмотрела на задания.
  - Что это?
  Руки задрожали. В первых пяти заданиях одни цифры, в которых Мэйн не понимала ничего.
  - Что это за знаки? - ужаснулась девочка.
  Она просмотрела дальше. Следующие пять заданий были на грамотность. Мэйн постаралась успокоиться. Дрожь в руках постепенно прошла и к ним вернулась способность писать. Девочка вписала ответы, перепроверила, как учили ее сестры, и посмотрела дальше. Еще тремя заданиями оказались задачи. Они были написаны словами, поэтому Мэйн смогла их решить. К счастью, с логикой у нее все было в порядке. Пару раз девочка вздрагивала, когда профессор произносил грозное:
  - Вы исключены!
  И какой-нибудь горе-ученик покидал кабинет.
   Наконец, время вышло. Ассистентка собрала листы, и все постепенно отправились домой. Еще пару часов Мэйн не могла унять дрожь.
  "А что если не сдала! - с ужасом думала она,- Что если меня не примут!".
  
  
  
  
  
  
   Глава 31 "Результаты"
  
  Дни ожидания тянулись для Мэйн мучительно долго. Она старалась помогать по дому, постоянно бегала туда-сюда, но беспокойные мысли не унимались. В ночь до оглашения результатов девочка не могла уснуть. Сон закрыл непослушные глаза только к утру. Мэйн приснился кошмар. Она вскочила с постели, умылась холодной водой, встряхнулась и отправилась к школе. Небо было удивительно чистым. Девочка глубоко вздохнула, и холодный воздух обжег ей горло.
  - Холодно - прошептала она и сильнее укуталась в меховой жилет.
  Он был ей великоват, но девочку это не смущало.
   В общем коридоре толпились студенты. Результаты еще не вывесили, и ребята шумно беседовали, чтобы скоротать время.
  - О! А вот и наша деревенщина! - хихикнул знакомый парень.
  Профессора рядом не было, и он мог не скрывать дьявольскую ухмылку. Мэйн ничего не ответила. По толпе снова прокатился смешок. Девочка,молча, встала возле окна, она слишком волновалась, чтобы обращать на это внимание. Пин вылез из сумки и забрался девочке на плечо. Шум затих. Все замерли, рассматривая чудного зверька. Комочек зевнул, свесил ножки и принялся чесать за ушком. Его ничуть не смущали удивленные взгляды, но Мэйн забыла утром позавтракать, и зверек тоже остался голодным. Его животик заурчал и комочек жалобно пискнул.
  - Ох, Пини, ты голодный! - спохватилась Мэйн,- А я с собой съестного не взяла...
  - Пи-и! - пискнул Пин.
  - Придется тебе потерпеть, малыш.
  Наконец, появилась ассистентка профессора с длинным списком в руках.
  - А ну разойдитесь! - крикнула она столпившимся вокруг.
  Мэрэлин повесила список и поспешила отойти.
  - Для тех, кто прошел, занятия начнутся с завтрашнего дня, в это же время.
  Мэйн затрясло, она подождала, пока все посмотрят свои результаты, и только после этого подошла к доске. "Список прошедших" Ее глаза заскользили по ряду имен. Их здесь было всего около двадцати, и это притом, что на экзамене в каждом из трех кабинетов, сидели около двадцати двух человек! Мэйн просмотрела список до конца. Сердце упало... Ее имени в нем не было... Она проверилала еще раз... Затем, все еще не веря, посмотрела на список тех, кто не прошел. Да, вот она, Минория Пэйрис, третья сверху. 65 баллов... Под ее именем была какая-то надпись. Мэйн вытерла набежавшие слезы и прочитала несколько строчек. "Зайдите к профессору".
  - Зачем это - удивилась Мэни.
  Она снова вытерла слезы и поднялась наверх.
  - ... ну, я же понимаю, как тяжело содержать целую школу, профессор! - послышалось из коридора.
  Мэйн замерла и, не решившись помешать разговору, осталась возле стены.
  - Взятки мне не нужны - отрезал Клантс.
  - Ну, что вы, что вы! Это просто небольшая помощь,- щебетал женский голос,- это просто глупость, что у моего сыночка недобор баллов. Мы, ведь, можем все это уладить!
  - Проходной балл зависит не от тугости кошелька, а ума,- отрезал профессор,- уходите и не смейте больше являться сюда с подобными предложениями.
  - Старый хрыч - процедила сквозь зубы женщина и пошла к лестнице.
  Мэйн сделала вид, что ничего не слышала и, молча, прошла мимо.
  - А-а, Минория, если я не ошибаюсь?
  Профессор поправил очки и посмотрел на Мэйн.
  - Доброе утро.
  Мэни поклонилась.
  - Проходите, садитесь.
  Он указал ей на несколько высоких кресел. Мини послушно села и нервно затеребила край жилета.
  - Видите ли, голубушка,- начал профессор,- я был крайне удивлен вашими ответами.
  - А что в них не так? - вяло, спросила Мэйн.
  - Меня поразило то, что вы, не имея никаких знаний счета, правильно решили сложнейшие задачи.
  - Сестры обучили меня только грамоте, а задачи я наугад...
  Мэйн сконфузилась.
  - Сестры... - Профессор на секунду задумался,- Так, значит, ты из приюта.
  - Да,- кивнула Минория,- вы, наверное, не знаете, это в городе Веллинс.
  - Ох, ты! - удивился профессор,- Далеко тебя занесло! И зачем хочешь выучиться?
  - Я хотела вернуться, потом домой и лечить людей ... У нас все старое, лекарства привозят очень редко, и они очень дорогие.
  - Вот как, значит,- профессор нахмурился,- решила на этом разбогатеть? Я не думаю, что у бедных жителей найдется, чем оплатить твои услуги.
  - Да я и не думала...
  Мэйн сконфузилась еще больше.
  - В чем же причина? - заинтересовался Клантс.
  Девочка рассказала все, как было. Ей было немного стыдно, но это лучше чем, если профессор будет упрекать ее в корысти. Клантс внимательно выслушал ее.
  - Вот, значит, как. Ну что ж, это хорошая мечта. Я не могу взять тебя, если ты не знаешь чисел. Для лекаря знание счета очень важно! Он должен точно рассчитывать пропорции ингредиентов для лекарств и дозу для пациента. Если этого не сделать, лекарство может оказаться ядом, а пациент заболеть еще сильнее. Мэйн понуро кивнула.
  - Но для тебя я сделаю исключение,- продолжал профессор,- я дам тебе месяц. Если за это время ты овладеешь знанием счета, я приму тебя на учебу.
  - Правда!?
  Глаза Мини загорелись, как огоньки. Профессор кивнул.
  - Но, даже если ты сможешь, первый месяц будешь работать за двоих, чтобы не отставать.
  Мэйн радостно улыбалась.
  - Ну, не смею задерживать, приходи через месяц.
  Девочка поклонилась и выбежала за дверь.
  - Пин! Пини! Представляешь! Шанс еще есть!
  Ее переполняли эмоции, и она, то прижимала к себе, то подбрасывала Пина. Зверек не понимал в чем дело и испуганно пищал.
  - Минория! Девочка обернулась. - Вот, возьми. Профессор протянул ей несколько листков бумаги,- Это примеры, решай дома.
  - Спасибо!
  Мэйн взяла листы и выбежала из здания. Идти в особняк ей не хотелось. Сегодня хозяева весь день будут дома. Девочка присела на широкие ступени и принялась изучать листы.
  - Ничего не понимаю - вздохнула она, спустя несколько минут.
  - Элементарно же - раздался за спиной чей-то отрешенный голос.
  Мэйн повернулась. Перед ней стоял мальчик лет десяти темноволосый, в строгом костюме и с папкой в руках. Из-под круглых очков на нее смотрели равнодушные глаза.
  - Элементарно - повторил он, заглядывая в задания.
  - Тебе, может, и элементарно,- буркнула Мэйн,- а я не понимаю.
  Мальчик неохотно присел рядом.
  - Тут будет шесть - указал он на первый пример.
  - Откуда знаешь? - удивилась Мэйн.
  - Посчитал - неохотно ответил новый знакомый.
  - А как?
  - Считать не учили, что ли?
  Он сказал это так же равнодушно, и Мэйн не поняла, спрашивает он, или надсмехается.
  - Вот, смотри,- он указал на первую цифру,- это семь. Прибавляем двенадцать - выходит девятнадцать, убавляем девять - получается десять, убавляем еще четыре и получается шесть, поняла теперь?
  - Нет - расстроено ответила Мэйн.
  - Да ты и впрямь из глубинки - вздохнул мальчик.
  - Откуда знаешь?
  - Тут о тебе все говорят, Мэйн, да?
  - Ага - кивнула она, а ты?
  - Арлет - нехотя ответил мальчик.
  - А ты умный... - вздохнула Мэни,- без труда поступишь...
  - Я уже поступил.
  - Как? Тебе ведь всего...
  - Десять лет,- закончил за нее Арлет,- я набрал 100 баллов, меня приняли.
  - А зачем тебе учиться? Ты тоже хочешь спасать людей? - обрадовалась Мэйн.
  - Нет,- коротко ответил мальчик,- мне просто скучно.
  Мэни ошарашил его ответ.
  - Хозяин! Пора домой! - прокричал возница, из только что подъехавшего экипажа.
  - Отстань - отмахнулся Арлет.
  Несколько слуг тут же вылезли из тарантаса, укутали маленького хозяина в одеяла и буквально затащили внутрь.
  "Богатенький,- подумала Мэйн,- неудивительно, что для него это просто развлечение... Эх, мне бы хоть капельку его ума...".
  - Эй,- мальчик с трудом высунул голову в окно, попутно отбиваясь от назойливых слуг,- приходи сюда завтра, я с тобой позанимаюсь.
  Возница погнал экипаж, и он быстро скрылся из вида.
  - Чего это он? - удивилась Мэйн,- Но если это шанс, хоть немного понять правила счета, упускать его нельзя!
   Небо снова затянулось облаками, стало холодно, и девочка решила, что пора уже отправляться домой. Мимо хозяев Мини удалось прошмыгнуть незамеченной, и она отправилась к бабушке, чтобы помочь ей с делами и, главное, поделиться переживаниями.
  - Ох, деточка! Вернулась! - обрадовалась старушка,- Сейчас, я чаек заварю.
  Мэйн улыбнулась и вытащила уснувшего Пина из сумки.
  - С утра не покормила - виновато посмотрела она на зверька.
  - Пи-и - прохрипел Пин и потер сонные глазки.
  - Ох, ты, маленький! - всплеснула руками старушка,- Сейчас, молочка ему тепленького налью.
  Скоро чай был готов. Пина усадили перед печкой, и он принялся за хрустящий хлеб с молоком.
  - Ну, рассказывай! - попросила старушка, и Мэйн рассказала ей все, что случилось с ней в это утро.
  - Ох, деточка, и я ничего не смыслю в счете - расстроилась Нарения.
  - Ничего, бабушка,- улыбнулась Мэйн,- я уж как-нибудь справлюсь.
  - И правда,- кивнула Нарения,- к хорошим людям судьба спиной не поворачивается.
  Весь оставшийся день Мэйн убиралась на заднем дворе, чтобы не встречаться с Авиеттой. Домой она зашла, уже, когда стало темно. В зачарованном светильнике, как нарочно, кончились чары, а беспокоить уснувшую старушку не хотелось, поэтому пришлось отложить занятия на завтра. Навалилась страшная усталость и Мини уснула сразу же, как легла в постель, похоже, измотанные нервы снова дали о себе знать.
  
  
  
  
  
   Глава 32 "Маленький профессор"
  
  - Пи-и!
  Зверек удивленно попискивал и гладил свой бурчащий животик.
  - Пин... ты, что опять голодный? - сонно протянула Мэйн.
  Солнце еще не взошло, но было пора вставать. Девочка быстро оделась и спустилась на кухню. Старушка уже проводила хозяев и теперь готовила омлет из оставшейся в чашке массы. Мэни быстро позавтракала, поблагодарила Нарению, подложила в камин дров и, радостно напевая что-то, пошла по улице. Прохожие удивленно посматривали на нее, но девочке было все равно, и она продолжала смеяться и петь, придерживая Пина одной рукой и размахивая сумкой в другой. Минория быстрее обычного, вприпрыжку, добралась до школы, уселась на ступени и принялась ждать.
  "А что, если соврал... - думала она,- ведь, может же".
  Но вскоре в конце улицы появился знакомый экипаж.
  - Садись! - Арлет выглянул из окна.
  - Зачем? - опасливо спросила Мэйн.
  - Ты что замерзнуть решила... - равнодушно поинтересовался мальчик.
  Мэни не стала спорить и послушно забралась в экипаж.
  - Зачем ты мне помогаешь? - поинтересовалась она, усажаваясь на мягкое сиденье.
  - Потому что мне скучно - неохотно протянул Арлет.
  "Странный он - подумала Мэйн".
  Лошади мчались во всю прыть, и скоро экипаж остановился перед воротами особняка. Слово "огромный" не подходило к его описанию. Особняк был просто колоссальных размеров.
  - Значит, ты живешь тут с родителями? - улыбнулась Мини.
  - Нет,- отрешенно сказал мальчик,- я живу здесь один.
  - А как же мама и папа? - ужаснулась Мэйн.
  - Они путешествуют, им со мной скучно...
  - А почему ты не попросил, чтобы они взяли тебя с собой?
  - Потому что мне с ними тоже скучно - равнодушно объяснил Арлет.
  За весь разговор на его лице не проблеснуло ни одной эмоции.
  - Хозяин! Вы вернулись! - защебетали служанки.
  - Вон! - потребовал Арлет,- У нас гости, приготовьте чего-нибудь, и поживее.
  Мэйн шла вслед за мальчиком, завороженная красотой и роскошью увядающего сада. Над осыпающимися цветами порхали последние бабочки, листья мягко шелестели и, подолгу кружась, засыпали, едва коснувшись земли.
  - Заходи.
  Арлет вошел через входную дверь, и Мэйн последовала за ним. Все вокруг сверкало, начищеное до блеска, было тепло, даже жарко. Не успели они войти в дом, как откуда-то появилась куча слуг, принялась раздевать их и бегать вокруг с подносами, заполненными изысканными блюдами.
  - Все поставить в мой кабинет,- скомандовал маленький хозяин,- и чтоб я вас близко к нему не видел!
  Слуги поспешно откланялись и рассыпались по особняку.
  - Грубо ты с ними - попрекнула его Мэйн.
  - Я слишком много им плачу, чтобы они обижались - невозмутимо ответил Арлет.
  "Избалованный мальчишка - возмущенно подумала Мини".
   Вслед за Арлетом она поднялась на третий этаж и вошла в огромный светлый кабинет. Широкие окна, завешенные легким тюлем, делали комнату еще просторнее. Возле камина расположились два дорогих кресла и большой письменный стол. Вдоль стен стояли шкафы, уставленные невероятным количеством книг и рукописей, от высокой напольной вазы исходил тонкий аромат зачарованных цветов.
  - Красиво тут - протяжно сказала Мэйн, проводя рукой по гладкому столу.
  - Не жалуюсь - ответил Арлет, роясь в ящике.
  Он достал оттуда несколько листков и чернила, жестом предложил Мэйн сесть, поправил очки и придвинул тарелку с бутербродами.
   В мучениях прошел час, а Мэни так и поняла смысла решения даже простейших примеров.
  - Ты глупая - сделал вывод Арлет.
  - Ну, спасибо - нахмурилась Мэни.
  - Отдохни, потом еще раз попробуем.
  Девочка расслабилась и по-привычке начала думать вслух.
  - На работу пора бы устроиться... Платить за учебу нужно по три золотых в месяц, а за два года выйдет девяносто, еще и купить бумагу нужно, а это тоже в золотой обойдется... Если зарабатывать в месяц по два золотых, а остальное добавлять из копилки...
  - Стоп! - крикнул ошарашенный Арлет.
  - Ой, извини,- Мэйн покраснела,- привычка плохая.
  - Да не в этом дело! Ты, ведь, только что, за секунду правильно рассчитала все свои расходы за два года!
  - А, так вот ты о чем! - облегченно вздохнула Мэйн,- Я уж думала, рассердился.
  - Представь что у тебя 50 монет,- начал Арлет и записал на бумаге цифры. Мэйн кивнула,- в месяц хозяйка берет с тебя арендную плату два золотых. На сколько месяцев тебе хватит денег?
  - На год и десять месяцев - не думая, ответила Мэйн.
  - Фу-у,- облегченно вздохнул Арлет,- кажется, я знаю, как тебя учить. Когда смотришь на цифры, представляй, что это монеты.
  - Ладно.
  Мэйн сделала, как сказал маленький профессор и без труда решила первый пример.
  - Теперь другое дело!
  Арлет ненадолго оживился.
   Прошел еще час и Мэйн засобиралась домой.
  - С тобой интересно, можешь приходить иногда - предложил мальчик.
  - Хорошо! - кивнула Мэни, выходя за ворота.
  Она сияла от счастья, и долгая дорога домой, показалась ей минутной прогулкой.
  
  
  
  
  
   Глава 33 "Работа"
  
  Дома Мэйн ждала еще одна радость - письмо от Ферона. Ее друг волновался и спрашивал все ли в порядке. Девочка поспешила написать ответ и отправилась протирать пыль. Теперь ей предстояло найти работу.
  - Есть у меня знакомая старушка! - кряхтела Нарения, копаясь в ворохе бумаги,- Давно она мне жаловалась, что тяжело одной. Просто так она работников не возьмет, недоверчивая уж очень, а вот если я ей письмо напишу, она согласится.
  - Бабушка,- улыбнулась Мэйн,- не знаю, как вас и благодарить, вы столько для меня делаете!
  Старушка довольно рассмеялась и на время забыла про ноющую спину.
  - Вот!
  Она достала искомый конверт и принялась писать.
  - Это только моя подпись, Ферония сразу узнает.
  Мэйн удивленно разглядела непонятную закорючку, которую Нарения вывела в конце письма.
   Пока девочка доваривала мясной бульон, старушка рисовала ей очередную карту.
  - Вот, детка, ее зовут Ферония, не забудь.
  - Хорошо!
  Мэйн кивнула, поблагодарила довольную старушку и отправилась одеваться. Пин сонно зевнул и забрался на плечо девочке.
  - Ну, что, малыш, пойдем работать! - весело подмигнула зверьку Мини и сбежала вниз по ступенькам.
   Она остановилась перед большим деревянным домом и постучала в дверь, ей открыла сухонькая, низенькая старушка.
  - Добрый день! - поклонилась Мэйн.
  - Чего тебе, девчонка? - промямлила Ферония.
  Мэни протянула ей письмо. Старушка быстро распечатала и прочитала его. Затем, с ног до головы осмотрела Мэйн.
  - Иди дров принеси - махнула она рукой в сторону небольшого сарайчика.
  Мэни поняла, что следует выполнять все поручения.
  - Куда положить, бабушка? - спросила она, с трудом держа охапку дров.
  - Не бабушка, а хозяйка,- промямлила Ферония,- вон туда положи, у печи и затопи хорошенько, мерзну я.
  Мэйн сделала все, что велела старушка.
  - Теперь поесть приготовь,- скомандовала Ферония,- и уберись у меня, да на совесть.
  Минория возилась у нее до самого вечера и, уставшая, вернулась домой.
  - По-моему невзлюбила она меня - вздыхала девочка, начищая картофель для пирогов.
  - Если б не возлюбила, сразу бы выгнала,- улыбнулась Нарения,- она такая, и бездельников терпеть не может, а будешь у нее хорошо работать, щедро платить будет. Судьба то ей деток не даровала, вот и не знает, как с людьми надобно обращаться.
  - Я уж постараюсь - улыбнулась Мэйн, глядя на спящего Пина.
   Теперь каждый день Минории был расписан с раннего утра и до поздней ночи, между работой она выгадывала время для занятий и по выходным ходила заниматься к Арлету. Спустя некоторое время пришли письма из приюта и от тетушки Кариэн.
   - Мэни, родная наша! - так начиналось письмо из приюта,- Мы так рады, что у тебя все хорошо! Мы очень волновались за тебя все эти дни. Детки по тебе скучают!
  Глаза Мэйн заслезились, она вытерла их рукавом и продолжила читать. Похоже, в городке все осталось по-прежнему. Тетушка Кариэн изобрела новый рецепт вкуснейшего пирога и звала Мэйн в гости, как можно скорее.
  - Я бы радостью, тетушка,- вздохнула Мэйн,- но мне еще учиться нужно!
  
  
  
  
  
   Глава 34 "Снежки"
  
  Две недели промелькнули так быстро, что Мэйн даже оглянуться не успела. Этим утром девочка проснулась раньше обычного. Сегодня ей предстояло заниматься с Арлетом, а до этого нужно было помочь бабушке по хозяйству и сбегать за продуктами. Мэни подтопила камин, и огоньки в нем весело запылали. Она принесла еще вязанку дров, чтобы старушка без труда могла поддерживать огонь и помчалась в лавку за продуктами.
   На улице все было ослепительно белым, за ночь снег укрыл улицы и дома холодным покрывалом. На тротуарах кто-то уже оставил свои следы. По двору бегала малышня, с визгом и хохотом играя в снежки, ребята постарше строили настоящие крепости, но снега было еще не так много, и по размерам они явно не подходили для защиты. Мэйн улыбнулась и снова почувствовала себя ребенком.
  "Тоже хочу - промелькнуло в голове".
   Она не играла в снежки и не строила крепости, в приюте всегда беспокоились за здоровье детей и, чтобы избежать болезней, не выпускали на улицу. Снег для них оставался недосягаемым чудом. Кое-кто, тайком от сестер, высовывался окно, или в дверь и ловил языком белые снежинки, а потом получал большую взбучку и стоял в углу до ужина.
   В Андорисе было много лекарей, и, конечно же, лекарства от простуды были здесь в каждом доме, поэтому горожане не боялись отпускать детей на зимние прогулки.
  - Пих - чихнул Пин, похоже, снежинка залетела ему в нос.
  - Нельзя мне,- уговаривала себя Мэйн,- заниматься нужно.
  Она с трудом оторвала взгляд от веселой малышни и зашагала дальше. В овощную лавку как раз завезли свежий товар, и очередь, несмотря на утро, оказалась длинной. Девочка подождала своей очереди, купила все, что было нужно, отнесла продукты домой и поспешила к маленькому профессору.
   Сегодня Мини хорошо выспалась и решила все заданные ей Арлетом задания в два раза быстрее.
  - У тебя прогресс - равнодушно заметил он.
  - Эй, Ар.
  - Что?
  - А пойдем гулять!
  - Не хочу, это холодно и скучно...
  - И совсем это не скучно, если гулять правильно.
  - А что есть правила для прогулок? - неохотно спросил юный гений, поправляя очки.
  - Да! - кивнула Мэйн,- И тем, кто о них знает, никогда не бывает скучно.
  На самом деле никаких правил конечно же не было, Мэни пришлось их придумать, чтобы заинтересовать Арлета в прогулке.
  - Ну, хорошо,- пожал плечами маленький профессор,- сейчас, только костюм одену.
  - Э-э, нет! - помахала пальцем Мэйн,- Одень что-нибудь теплое, чтобы в нем было удобно двигаться и не жалко намочить.
  - Зачем это? Дождя же нет...
  - Не спрашивай,- отмахнулась Мэйн,- иди, одевайся.
  - Ну и что мы будем делать? - поинтересовался Арлет, когда они вышли из особняка,- В таком виде даже по городу не погуляешь.
  - А нам и не надо по городу - хмыкнула Мэйн.
  - Скучно,- протянул Арлет, засовывая руки в карманы широких штанин.
  - А вот так!
  Мэйн быстро скатала снежный шарик, и он полетел прямо в лицо мальчику.
  - Ты чего дерешься! - разозлился он.
  - Это война! - хохотала Мини,- Ну, давай, теперь ты в меня! Это весело!
  - Не весело мне! Не буду играть, это глупо.
  - О, наш великий гений не умеет играть в детские игры? - рассмеялась Мэйн,- Ой!
  Маленький снежок попал ей прямо в нос. На снегу веселился Пин, скатывая новый комочек. Арлет хмыкнул.
  - Ах ты, Пин! - расхохоталась Мэйн,- Вот я тебе сейчас!
  Она скатала снежок и побежала за зверьком. Пин, весело покряхтывая, перемахнул через один сугроб, но тут его настиг комочек Мини, и он плюхнулся в рыхлый снег.
  - Ранен! - весело заявила Мэйн.
  - Кхе-кхе! - веселился Пин, выбираясь из сугроба.
  - Ой!
  На ветку села крупная птица, и снег посыпался прямо на голову Арлета.
  - Ха-ха-ха! - рассмеялась Минория.
  - Ах ты так! - раззадорился Арлет,- Ну вот тебе!
  Снежный комок полетел в Мэйн.
  - Ранена! - взвизгнула она и, заливаясь смехом, принялась сооружать крепость.
  - Солдат Пин! Нас атакуют, помогите в создании магического барьера!
  - Кхе!
  Пин принялся налеплять маленькие комочки снега к крепости.
  - А я вам не дам ее сделать!
  Арлет наделал кучу снежков и принялся кидать их во "врагов".
  - Атакуют! Солдат Пин, в укрепление! - кричала Мэйн, нагребая снег со всех сторон и пытаясь уклониться от снежного обстрела.
  - Ну я вам сейчас покажу! - рассмеялся Арлет.
  Похоже, игра его раззадорила: очки накренились, шапка сползла набок, щеки порозовели, и он, высунув язык, усердно лепил новые снежки.
  - Атакуем, Пин!
  В Арлета поочередно полетели воображаемые снаряды. Мальчик, смеясь, отбивался от снежков и ничего не видя в залепленных снегом очках, пытался стряхнуть с них снег.
  - Скучно вы играете... - произнес чей-то детский голос.
  Воюющие стороны на миг отвлеклись. У высокого резного забора стояла толпа малышни и наблюдала за поединком.
  - Почему это скучно? - удивился Арлет, поправляя очки.
  - Что это за войнушки, если два человека играют! Надо целой командой, вот тогда весело! - пояснил самый старший из ребят.
  - Ну, так заходите, будем вместе играть - недолго думая, предложил юный гений.
  - А можно? - засомневался мальчишка.
  - Ага,- кивнул Арлет,- эй, кто-нибудь, откройте!
  Из дома тут же выбежала куча слуг и принялась открывать ворота. В проем влетела веселая толпа, на ходу скатывая снежки.
  - Кто тут у вас командир? - спросил новый знакомый.
  - Я! - ответила Мэйн,- А они два моих верных солдата!
  Она указала на Пина и Арлета.
  - А я Капитан-Глаз!
  Мальчишка постучал себя в грудь кулаком.
  - Глаз? - повторила Мэйн,- Это у тебя имя такое?
  - Нет,- отмахнулся он,- но я все равно Капитан-Глаз, я когда вырасту, стану капитаном!
  - Вот оно что! - улыбнулась Мэни,- Ну, что ж, капитан, нужно бы заняться разделением команд!
   И вот тут начался настоящий бой! Со всех сторон летели снежки, слышался хохот, визг и такой шум, какого в этом особняке никогда еще не было. Все слуги собрались у окна и наблюдали за снежным боем. Игра продолжалась до тех пор, пока все не вымокли.
  - Пошли в дом,- махнул рукой Арлет,- горячего шоколада выпьем!
  Веселая толпа побежала за ним.
   Вскоре, ребята сидели в теплой уютной гостиной, перед камином, за огромным столом и пили горячий шоколад с пирожными. Пока одежда сохла, слуги завернули всех в одеяла, и малышня принялась рассказывать страшные истории. Мэни ушла, как только высохли вещи. Ей очень не хотелось уходить из дома который вдруг ожил, стал теплым и уютным, но ждали дела. А вот малышня загостилась у Арлета почти до темноты. И, прощаясь, потребовала реванша.
  - Доброй ночи, капитан! - улыбаясь, махал рукой маленький хозяин.
  - До завтра, Арлет! - подмигнул мальчишка, и вся толпа дружно замахала руками.
  - Не помню, чтобы в доме было так весело - оживленно сказала служанка.
  - Да, да! - завторили ей со всех сторон.
  Маленький гений принял теплую ванну и сразу же уснул.
  - Теперь ясно, как на самом деле нужно гулять - подумал он, засыпая...
  
  
  
  
  
   Глава 35 "Повторение пройденного"
  
  В день перед экзаменом Мэйн хорошо выспалась. Она почти не волновалась. Голова была ясной, а тело бодрым. Пин предпочел бы остаться в постельке, но его мнения никто не спрашивал.
  - Ох деточка, проснулась! - засуетилась старушка, когда Мини, уже одетая и умытая, спустилась вниз.
  - С добрым утром, бабушка! - улыбнулась она.
  - А я, вот, тебе блинчиков напекла, кушай пока горячие, сил набирайся, тебе они пригодятся!
  - Ой, как вкусно выглядит! - захлопала в ладоши Мэйн.
  - Пи-и! - оживился Пин и потянул лапки за завтраком.
  - Бабушка, а можно я Пина у вас сегодня оставлю? Там отвлекаться нельзя.
  - Конечно, деточка! - обрадовалась старушка,- Да и мне скучно не будет.
   Настроение было прекрасным! За прошедший месяц, с помощью Арлета, Мэйн замечательно подготовилась и теперь была полностью уверена в себе.
  - А вдруг задачи сложнее попадутся! - на миг заволновалась она,- Ну и пусть!
  Мини радостно улыбнулась и вприпрыжку побежала по улице. По пути она махала знакомым торговцам и желала им хорошего дня.
  - Удачи на экзаменах, девочка! - пожелал ей старичок из мясной лавки.
  - Спасибо, дедушка Парт! - крикнула в ответ Мэйн и еще бодрее помчалась по улице.
  Войдя в школу, она румяная с мороза, с размаху поклонилась сухонькой даме в приемной и, пожелав доброго утра, помчалась наверх. Женщина чуть приподняла уголки тонких губ в сухой улыбке.
  - Доброе утро профессор! - бодро поприветствовала Мэйн Клантса.
  От неожиданности профессор вздрогнул и поспешно поправил очки.
  - А, это вы, Мэйн, я смотрю, полны энтузиазма!
  - Да! - радостно кивнула Мини.
  - В таком случае, пройдемте, я надеюсь, месяц не пропал для вас даром.
  Клантс проводил Мэни в небольшой кабинет, положил перед ней листок с заданиями и чернила.
  - Когда можно начинать? - поинтересовалась Мини.
  - Прямо сейчас,- ответил Клантс, посмотрев на часы, у меня лекция, но я попросил меня заменить. - Экзамен, все же, нужно проводить, как полагается.
   Мэйн просмотрела первые пять заданий, ее снова бросило в дрожь, но она приказала себе успокоиться. Подобные примеры она уже решала, поэтому, как оказалось, ничего страшного. Девочка постепенно решила все, подумала над логическими задачами. Времени осталось даже на то, чтобы перепроверить грамматику.
  - Можете сдавать - сказал профессор, посмотрев на часы.
  Минория протянула ему листок.
  - А когда я могу узнать результаты? - спросила она.
  - Думаю, через несколько минут, я проверю прямо сейчас.
  Профессор взял в руки перо, принялся просматривать листок и делать в нем какие-то пометки.
  "Неужели, столько ошибок! - заволновалась Мэйн".
  - Ну, что ж, замечательно! - улыбнулся профессор,- Вы набрали девяносто пять баллов! Только, вот, в пятой задачке ошиблись, должно быть, еще не изучили погрешности.
  Минория просияла.
  - Так, значит, вы примете меня!!!
  - Несоменно.
  - Ура! Ура!
  Девочка запрыгала от радости.
  - Ну-ну, Мэйн, успокойтесь,- профессор нахмурил брови,- в школе так себя не ведут.
  - Ой, простите.
  Мини моментально притихла.
  - С завтрашнего дня жду вас в школе,- сообщил Клантс,- занятия с утра и до обеда, прошу не опаздывать. И вот, возьмите это.- он протянул ей папку,- Будете изучать в первый месяц то, что мы прошли без вас.
  - Хорошо!
  Мэйн кивнула и, счастливая, выбежала за дверь. Ей улыбались улицы, добродушно кивали деревья, радостно подмигивали снежинки.
  - Ну, как экзамен, девочка? - окликнул ее хозяин мясной лавки, вытирая пот со лба.
  - Я сдала, дедушка Парт!
  - Умница!
  - Спасибо!
  Мэйн, подпрыгивая, направлялась к дому. Ей натерпелось поделиться своим счастьем с бабушкой и Пином.
  - Добрый день! - радостно обратилась она к Рэйменсам, на ходу расстегивая жилет.
  Те сидели в гостиной, все трое, пили чай и о чем-то монотонно беседовали.
  - Чего носишься? Деревенщина! - завизжала Вита, хлопнув по столу, но Мэйн не обратила на нее внимания и помчалась на кухню.
  - Деревенщина глухая - понеслось ей в след.
  Мэни хихикнула.
  "Пусть злится, сколько хочет, мне от этого хуже не станет".
  - Бабушка, получилось!
  Она обняла старушку, покружила Пина и с радостным хохотом пронеслась по кухне.
  - Похоже наш дом снова оживает - заметил глава семейства, услышав на кухне смех, радостные восклицания и звон посуды.
  - Нету от нее толку - фыркнула Авиетта и, с грохотом поставив бокал на стол, отправилась в свою комнату.
   Пока Мэйн готовила овощное рагу и рассказывала старушке, как прошел экзамен, Нарения раскатывала тесто для булочек,а Пин снова занялся своим делом. Он мешал сладкий крем. Но сил у зверька было немного, поэтому он бегал вокруг чашки, волоча ложку за собой и высунув от усердия язычок.
  - О! И наш бездельник работает!
  - Крем сам сделал - улыбнулась старушка.
  - Правда? - удивилась Мэйн.
  - Да,- кивнула Нарения,- я только говорила, чего и сколько ложить.
  - Молодец, Пин!
  - Кхе!
  Зверек развеселился и еще бодрее забегал вокруг чашки.
  
  
  
  
  
  
   Глава 36 "Студент с бездонными глазами"
  
  И вот, началась долгожданная учеба. Мэйн глотала каждое слово профессора, а дома изучала, все, что пропустила за первый месяц. Каждый урок становился для нее новым открытием. Профессор рассказывал об устройстве тела, о функциях каждого его органа. А вот Пину это оказалось совсем неинтересным, поэтому на лекциях он предпочитал спать в сумке или что-нибудь жевать. На насмешки Мэни не обращала никакого внимания, теперь она была поглощена учебой, и остальное ее ни капельки не интересовало. Спустя месяц, студенты просто перестали обращать на нее внимание. И все бы шло своим чередом если бы не...
   Как то утром профессор вошел в класс и после ежедневного приветствия объявил:
  - Сегодня к нам присоединится еще один студент, познакомьтесь, Дэзавиль Хортс.
  Мэйн оторвала взгляд от учебных записей и посмотрела на профессора. В кабинет вошел высокий, стройный юноша, в дорогом синем костюме и до блеска начищенных белых туфлях.
  - Красивый - заворожено прошептала Мини.
  Парень и в самом деле был красив. Правильные черты лица, бездонные синие глаза, аккуратно зачесанные на бок светлые волосы, гладкая, без единого изъяна, кожа.
  - Рад встрече.
  Он слегка поклонился и направился к своему месту. Девушки оживленно зашептались, похоже, не только Мэйн поразила красота нового студента. Однако, девочке удалось быстро забыть о нем и снова полностью отдаться учебе.
   Прозвенел колокольчик, оповещая о том, что пришло время обеденного перерыва. Пин любил этот звук и сразу же оживлялся. Мэйн достала из сумки себе булочки и баночку с чаем, а Пину маленький мясной рулетик, который Нарения каждое утро готовила зверьку из остатков ужина.
  Похоже, Дэзавиль не принес обед, его тут же окружила толпа поклонниц и все наперебой предлагали свой. Парень подарил каждой из них обворожительную улыбку и вежливо отказался.
  - Ах! Какой душка! - шептались девушки между собой, едва сдерживая эмоции.
  - Того и гляди разорвут на части - хмыкнула Мэйн.
  Пушистик развалился на столе и сыто закряхтел.
  - Опять ты объелся, Пин! Ну, вот, в следующий раз только половину получишь! Что за привычка, съедать все, что дадут!
  - Пи-и...
  Пину было явно не до нотаций, но он был доволен и не имел ничего против того, чтобы объедаться так каждый день.
  - Забавный у тебя друг - тихо произнес чей-то приятный бархатистый голос.
  Мэйн повернула голову, и ее глаза встретились с синей бездной. Дэзавиль сидел на соседней парте и смотрел прямо на нее. Девочка смутилась. Что-то в его лице показалось ей до боли знакомым.
  - Да, он забавный...
  Мэни покраснела и, чтобы отвлечься, принялась чесать зверьку животик. И без того довольный Пин обомлел от удовольствия и принялся умильно кряхтеть. Дэзавиль тихо рассмеялся, его рука скользнула по столу и длинные пальцы погладили Пина по головке. Минория покраснела еще больше. Девушки шипели, собравшись в углу, и Мини догадывалась, о чем они думают. Но Дезавиль подошел не к ней, просто, его заинтересовал Пин и... Мэйн почувствовала тонкий аромат его кожи и вздрогнула, лицо парня оказалось прямо над ее головой, и щеки девочки вспыхнули румянцем.
  "Да что же я краснею так - проносилось в голове".
   Снова прозвенел колокольчик, и парень вернулся на свое место, Мэйн облегченно вздохнула и принялась быстро заталкивать остатки обеда обратно в сумку.
  - Что это у вас на парте, Мэйн? - спросил профессор, указывая на, лежащего, кверху животиком, покряхтывающего Пина.
  - О, простите, профессор,- Минория виновато улыбнулась,- это мой зверек, я обычно держу его в сумке, а теперь он объелся, и ему нужно немножко полежать.
  - Зверек, говорите?
  Клантс поправил очки и подошел к столу Мэйн.
  - Не волнуйтесь, он не помешает!
  - Что это за существо такое? - удивился профессор,- Ничего подобного раньше не видел!
  - Кхе-кхе - рассмеялся Пин, высунув розовый язычок и поглядывая снизу на Клантса.
  - О-о, похоже, его веселит вид очкастого профессора!
  По кабинету прошел дружный хохот, Мэйн еле сдержалась от того, чтобы не рассмеяться вместе со всеми. Клантс понял, что сказал что-то не то, и сам рассмеялся.
  - Можно он тут полежит? - попросила Мэйн, отодвигая веселого Пина на край стола.
  - Несомненно,- кивнул профессор,- а после занятий занесите его ко мне, я очень интересуюсь редкими образцами.
  - Вот здорово! - обрадовалась Мэни,- Мне и самой интересно, что у меня за чудо.
  "И, главное, как оно может столько есть?! - добавила она про себя".
  - Ну все, веселье окончено.
  Профессор снова стал серьезным и продолжил лекцию. Пин до конца занятий веселился на краю парты, и все студенты то и дело с интересом поглядывали на него.
  
  
  
  
  
  
   Глава 37 "Кто такой Пин?"
  
  После окончания лекции Мэйн собрала сумку и взяла зверька на руки. Ее разбирало любопытство.
  - Пини, как же я раньше не догадалась показать тебя профессору?
  Она на миг застыла, на пороге кабинета. Новичок сидел за столом и переписывал дополнительные задания.
  "И все-таки, красивый - снова подумала Мэйн".
  Она редко обращала внимание на парней, и ее волновала подобная реакция.
  - Проходите в лабораторию, Мэйн - позвал профессор.
  Девочка прошла по кабинету и вошла в открытую дверь.
  - Мне его положить куда-нибудь? - спросила она.
  - Вон туда, на кушетку - указал Клантс.
   Мэйн ахнула. Сколько здесь было всего! Тысячи пробирок, баночек и сосудов самых разных форм! Все они были подписаны и аккуратно расставлены на длинных стеклянных полках. На столах стояли разнообразные приборы, и Мэйн понятия не имела, для чего они и как работают. В лаборатории не было окон, но было очень светло из-за длинных зачарованных светильников, на стенах и потолке. Они горели приятным дневным светом, и девочка сообразила, что такое освещение обходится очень недешево.
  - Профессор, а мне можно посмотреть?
  - Ну, конечно, Мэйн. Для начала, где вы его взяли?
  - Я его нашла, точнее он меня нашел, ну, то есть, мы встретились, где то в четырех часах ходьбы от Веллинса.
  - Вот как! - удивился профессор,- Не припоминаю, чтобы эта местность славилась редкими формами жизни.
  Целый час Клантс изучал Пина, водил у него перед глазами какими-то светящимися палочками, нажимал на точки, подсоединял к аппаратам. Мэйн беспокоилась, что зверек испугается, но его это веселило.
  - Поразительно...
  Клантс ходил по лаборатории взад-вперед, поправляя очки и внимательно перечитывая результаты.
  - Что случилось, профессор? - Мэйн заерзала от нетерпения.
  - Похоже, это промежуточная форма, в его теле 160 пар хромосом, а оно расчитано максимум на 30!
  - То есть? - переспросила Мэни, она плохо понимала, чем так обескуражен профессор.
  - То есть 130 пар хромосом еще не проявились! Он не навсегда останется в этом теле, он трансформируется, вот только не могу сказать, постепенно, или в одночасье.
  Глаза Мэйн расшились от удивления.
  - Может, поэтому он так много ест? - предположила она.
  - Боюсь, что нет,- рассмеялся Клантс,- скорее, он большой гурман.
  - Ну, мы тогда пойдем, профессор?
  - Да, не смею вас задерживать.
  - Ой! Пин! - Мэйн вылетела из лаборатории,- Я же на работу опаздываю, вот ужас!
  Она принялась торопливо надевать на себя жилет. Дэзавиль как раз закончил переписывать прошедшие лекции и теперь тоже собирался уходить.
  - Торопишься? - спросил он.
  - Да, очень!
  Мини засовывала Пина за пазуху и торопливо надевала шапку.
  - Меня ждет экипаж, я собирался прокатиться по городу, подвезу, если ты не против.
  - Ты меня просто спасешь - выдохнула Мэни.
  Парень мягко улыбнулся и направился к выходу, Мэйн пошла за ним. Студентки до сих пор не разошлись, похоже, все это время, они ждали Дэзавиля.
  "Ну, вот, опять я не там, где нужно - вздохнула про себя Мэйн".
  Возле входа в школу действительно стоял экипаж, запряженный черными самарсами. В древности они были дикими животными, их приручение занимало много времени и сил. Внешне самарсы напоминали горбатых кошек, с огромными подпиленными клыками и черной блестящей чешуей, вместо шерсти. Вдобавок ко всему, они были хладнокровными, а питались... Мэйн не знала чем они питались, но думать было некогда.
  "Ничего себе! - промелькнуло в голове,- Да кто он такой, если катается по городу в экипаже с самарсами? Это же самые дорогие в мире животные!".
   Девочка села в экипаж, назвала адрес, и самарсы рванули с такой скоростью, что горожане замечали только промелькнувшую темную полоску. В мгновение ока Мэйн оказалась на месте.
  - Спасибо! - выдохнула она.
  - До завтра - улыбнулся Дэзавиль и тут же скрылся из вида.
   Весь вечер Мэни провела в раздумьях, то она думала о настоящей форме Пина, то о учебе, то о бездонных глазах нового студента. Причем, о последнем думать ей не хотелось. Кого-то он ей напоминал, вот только, кого, она никак не могла вспомнить...
  - Эй, незавершенная форма, ложись спать.
  Пин послушно вскарабкался на кровать и залез под одеяло.
  
  
  
  
  
  
   Глава 38 "Забытые воспоминания"
  
  Ее разбудил знакомый голос, теплая рука погладила ее по голове, и Мини нехотя открыла глаза. Вставать не хотелось, но ослушаться она не могла.
  "Опять потом не будет со мной играть".
  - Вставай, малышка, уже пора - снова позвал ее голос.
  - Сарон, я спать хочу - недовольно протянула Мэйн.
  - Я знаю, тебе пора бы уже привыкнуть к новому режиму.
  - У-у-у.
  Мини нехотя выбралась из-под одеяла. Саронс сидел рядом, улыбаясь, в его синих глазах играли блики восходящего солнца и отсветы Радонии. Он, как всегда, помог малышке одеться и за руку привел в столовую.
  - Мне тут не нравится!
  Мини спряталась за паренька, он рассмеялся, взъерошил ей волосы и повел за собой.
  - Садись, Мэни, теперь все они твоя семья!
  Малышка осмотрела сидящих за длинным столом детей. Сарон повязал ей салфетку и попросил, чтобы она все съела.
  - А тогда пойдем играть? - оживилась Мини.
  - Обязательно! - улыбнулся мальчик и, сев в дальнем конце стола, принялся что-то рисовать.
  Мэйн не любила кашу, по утрам мама всегда давала ей пирожное и чай, поэтому ничего другого ей не хотелось. Но мамы здесь не было, и нигде не было, и папы тоже, потому что он больше не будил ее и не выносил из кроватки на своих больших теплых руках. Все здесь были незнакомыми и становилось страшно, а Сарон ушел так далеко... Мини через силу съела кашу и показала ему пустую тарелку.
  - Вот умника! - улыбнулся мальчик, и Мэйн увидела, как вместе с ним улыбается каждая его частичка, и как будто бы, становится теплее...
  - Пи-и - послышался чей-то хрип.
  Минория открыла глаза и резко села на кровати.
  - Сон - прошептала она.
  В ее памяти всплыли воспоминания, о которых она так старалась забыть. Мини видела Саронса, она вспомнила, как он улыбался ей, каждой частичкой души, так, как не мог никто другой. Мэни вспомнила его прекрасные синие глаза. Сестры частенько сравнивали их с глубинами океана и говорили, будто чем дольше в них смотришь, тем они бездонее. Тогда Мэйн еще не знала, что такое океан... А потом было еще два года, и за это время Сарон и Мини ни разу не разлучались.
   Однажды, Мэйн увидела вдалеке, идущих за руки маму и папу. Конечно, это были не они, но детский разум, все еще не осознавший утраты, твердил свое, и девочка, как была, в одной пижаме, побежала за родителями, чтобы они увидели ее и больше не уходили. Сарон отправился за ней. У мальчика было слабое здоровье, и этот шаг стал для него смертельным...
  - Вот дура,- всхлипывала Мэйн,- из-за меня все, из-за меня он умер.
  - Пи! - Пин взволнованно смотрел на Мэйн.
  - Прости меня, Сарон, я обязательно стану хорошей знахаркой, и никто больше из-за меня не умрет...
  Слезы капали на подушку, а Мэйн воссоздавала в памяти забытые воспоминания. Теперь она поняла, на кого так похож Дэзавиль. И почему она так не хотела это вспоминать... Глубокое чувство вины, подтачивающее ее изнутри все эти годы, нахлынуло с новой силой. Конечно, Сарон ее не винил. И даже в последний день, перед смертью, глядя на нее, он улыбался и ослабевшей рукой пытался, по-привычке, взъерошить ей волосы. Маленькая Мэйн тогда еще не знала, что теряет еще одного дорогого ей человека. Она обиженно дула губы и звала Саронса играть...
  И все-таки Минория была счастлива, хоть на пару минут окунуться в счастливые мгновения детства. Этот сон добавил ей уверенности и сил. Сарон улыбался, и он улыбается ей всегда. Когда-нибудь она тоже окажется там и тогда, обязательно попросит у него прощения.
  
  
  
  
   Глава 39 "Встреча"
  
  Ферон стоял перед огромными городскими воротами уже час и до сих пор не мог решить, стоит ли навестить Мэйн, или лучше уйти. С одной стороны, она в каждом своем письме просила его приехать... но с другой... у нее ведь и без него все хорошо. А если ее увидят в кампании уродливого варага, это вызовет лишнюю неприязнь. Ферон тяжело вздохнул.
  - Эй,- окликнул его стражник,- чего там, как девка ломаешься? Проезжай уже!
  Эта фраза послужила своеобразным толчком, без которого вараг бы так и не решился. Он поспешно заплатил пошлину, поблагодарил стражника и проехал через ворота.
  - Чего это он? - спросил бородатый товарищей.
  - А кто его знает - ответил кто-то.
  - Может, он подойти стеснялся! - крякнул самый высокий из стражников, и все десятеро разразились громогласным хохотом.
   Когда Ферон въехал за ворота, Мэйн, что-то весело напевая, мыла в особняке пол. Учебу в этот день перенесли на послеобеденное время, и девочка решила не тратить часы впустую. Вараг внимательно изучил то письмо, где Мэни указала свой адрес и сравнил его с дверной табличкой. В письме девочка не придала особого значения описанию своего нового дома, и вид огромного особняка ошарашил варага. Он оставил тарантас на обочине и прошел вдоль ворот, но войти так и не решился.
   Минория, распевая песни, вышла во двор, чтобы вылить грязную воду и отправиться в школу. Пин сонно зевал в сумке, которую она уже приготовила и оставила на крыльце. Девочка сполоснула ведро, убрала его обратно в кладовую и весело сбежала вниз по ступенькам.
   Какого же было ее удивление, когда вдали она увидела знакомую мохнатую спину. Вараг быстрым шагом уходил прочь.
  - Ферон! - Закричала Мэйн со всей силы,- А ну стой!
  Вараг застыл, как вкопанный и едва успел обернуться, как на него со всего размаху налетела хохочущая Мэйн.
  - Фер! Фер! Ты все-таки приехал!
  - Да,- улыбнулся Эферинс,- я, вот, освободился и решил...
  - У-у-у, вараг противный! - понукала его Мэйн,- Два месяца делами занимался, а обещал, что скоро!
  - Не замерзнешь? - забеспокоился Ферон.
  - Ой! - спохватилась Мэйн,- Я же Пина там оставила!
  Зверек только что проснулся и, потирая сонные глазки, вылез из сумки.
  - Привет, малыш - улыбнулся ему Ферон.
  - Пи-и! - радостно пискнул Пин и со всех ног посеменил к варагу.
  - Он тоже соскучился,- хохотала Мэйн,- смотри, совсем на шарик похож!
  - Да уж,- хмыкнул Ферон,- я смотрю, его аппетит не уменьшился.
  - Кхе-кхе - веселился Пин.
   Вараг был счастлив: на плече у него сидел довольный зверек, а другой рукой он обнимал девочку, чтобы не дать ей замерзнуть.
  - Ой! - спохватилась Мэйн,- У меня же занятия скоро начнутся!
  - Нужно спешить.
  - Фер, пойдем со мной! Я попрошу профессора, и ты посидишь в кабинете.
  - Нет, Мэйн... - вараг виновато улыбнулся,- будет лучше, если я подожду тебя в тарантасе, не хочу доставлять тебе неприятности.
  - Да какие не...
  Ферон не дал ей договорить и закрыл рот рукой.
  - Не спорь, Мэйн, я провожу тебя и подожду снаружи.
  - А вдруг ты уедешь - расстроилась Мини.
  - Ну, куда я от тебя денусь?
  Ферон ласково улыбнулся и погладил Мэйн по голове.
  - Ну, чего ты со мной, как с маленькой - рассердилась Мини, краснея.
  Всю дорогу до школы она шла, держась за огромную руку Ферона и, распуская шутки во все стороны. Ей столько всего хотелось ему рассказать, что настроение было, прямо скажем, не учебное. Время, как назло, тянулось долго, и девочка волновалась, вдруг вараг замерзнет, или не дождется ее. Когда лекция закончилась, было уже темно. Мэйн выбежала самой первой и чуть не свалила Ферона в сугроб.
  - Мэйн, куда ты так летишь? - улыбнулся он.
  - К тебе, вараг противный! Не видно что ли? - пробормотала она, повиснув на нем и уткнувшись в шерсть.
  - Пойдем в тарантас, замерзла совсем.
  - Фер! А я у тебя сегодня спать буду.
  - Исключено. У меня холодно.
  - Ну и ладно,- невозмутимо заявила Мэйн,- ты же теплый!
  Если бы у Ферона не было шерсти, он бы покраснел.
  - Ох, Мэйн, ребенок ты еще.
  - А ты - вараг противный! - насупилась Мини и, дрожа от холода, поспешила в тарантас.
  Там оказалось не намного теплее.
  - Фер, как же ты тут не мерзнешь? Ужас какой!
  - А шерсть мне на что? - хмыкнул вараг, укутывая девочку одеялом.
  - Иногда я тебе завидую - призналась она.
  - Вот уж, не подумал бы - улыбнулся Ферон, подавая девочке кружку горячего чая.
  - И чего это по ночам так холодно стало - возмущаясь Мэйн.
   Друзья беседовали полночи, и когда Мэни уже начала засыпать, Ферон отправил ее домой. Девочка, нехотя, смирилась.
  - Вараг противный,- расстроено шептала она, поднимаясь к себе,- а, ведь, уедет завтра, ну что ему жалко что ли, если я там посплю... Подумаешь, холодно.
  Она уснула быстро. Ферон уехал ранним утром, как только открылись городские ворота. Он счастлив был повидаться с друзьями, но сейчас Минории было не до него, он понял это и решил, что не должен ей мешать.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 40 "Сущность Пина"
  
  Расписание занятий сменили окончательно, и Мэйн пришлось нелегко. Теперь, до обеда она помогала Нарении и готовилась к занятиям, затем, шла на лекции, а сразу после них на работу. Домой Мини возвращалась уже затемно и сразу же засыпала. Этим вечером она припозднилась дольше обычного, Ферония велела ей очистить от кожуры и семечек фрукты, для компота. Работа затянулась, и, когда Мэйн освободилась, была уже поздняя ночь. Старушка предчувствуя что-то предложила девочке переночевать у нее, но Мэни вежливо отказалась. Нарения никогда не ложилась спать, пока Мэйн не возвращалась домой, наверняка, она и сейчас уже волнуется.
   Минория поспешила домой самым коротким путем, какой только знала.
  - Ух ты, какая! - послышался сзади пьяный голос.
  Мэйн ускорила шаг. Судя по голосам, их было трое, и они изрядно выпили.
  - А ну стой, девчонка, поговорим!
  Мэйн хотела побежать, но так устала, что едва передвигала ноги. Стало страшно, она завернула в первый попавшийся переулок и ускорила шаг. Похоже, мужчины отстали.
   Девочка облегченно вздохнула, но тут поняла, что забрела в тупик. Все это время она шла по темному туннелю, который заканчивался метров через сто. Это место раньше служило перевалочным пунктом, для приезжих торговцев. Здесь они оставляли свои тарантасы, прежде чем отправиться в гостиные дома, платили охранникам пошлину и даже ночевали. Теперь, когда Андорис разросся до невероятных размеров, это место забросили и соорудили другой перевалочный пункт, во много раз больше.
  - А вот и она!
  Трое мужчин появились в конце туннеля, Пин испуганно пискнул, сердце Мэйн бешено заколотилось.
  - Ух, какая резвая! Сбежать от нас решила! - рассмеялся один из них,- Я тебе покажу сейчас, как себя следует вести!
  Остальные двое загоготали. Мэйн лихорадочно прокручивала в голове все возможные варианты. Сбежать не получится, мужчины выстроились по всей ширине узкого прохода, отбиться тоже не выйдет, может, попробовать вырваться? Ерунда. Тогда отвлечь их, чтобы Пин смог убежать. Изобьют, сделают женщиной, неважно, все уже неважно, главное, чтобы больше никто не пострадал.
   В руках одного из мужчин блеснул нож, Мэйн отшатнулась, к смерти она не была готова.
  - Пини, беги, когда меня схватят, слышишь, беги! - шептала она зверьку, судорожно прижимая его к груди.
  На глаза навернулись слезы.
  - Ах ты, мерзкая девчонка! Сбежать хотела?
  Мужчина с ножом со все силы залепил ей пощечину. Мэйн отшатнулась и упала, больно ударившись об стену. Пин вырвался из ее рук, встал прямо перед мужчинами и злобно заурчал.
  - Пини!
  Голос Мэйн охрип от ужаса, она попыталась встать, но тело парализовало.
  - Ох ты, смотри-ка! - зашепелявил мужчина с ножом,- Забавная зверушка, пырну-ка я ее ножом, посмотрим, как она дергается.
  Но пырнуть он не успел. Земля под ногами задрожала. Шерсть Пина вздыбилась и стала голубоватой. Вокруг него от земли начали отделяться огромные валуны. Бетонные камни вырывались из земли с такой скоростью, что прорывали крышу туннеля насквозь и улетали еще на несколько метров вверх. Мэйн, как могла сильнее, прижалась к стене.
  - Ты что творишь, уродец?!
  Мужчина с ножом попытался пырнуть Пина, но не успел. Его руку схватила и в одно мгновение сломала огромная когтистая лапа.
  - Чудовище! Это чудовище! - заорал он, выбросив нож, его товарищи со всех ног убегали от огромного двухметрового создания. Злобное урчание маленького существа превратилось в оглушающий рев, от которого Мэйн едва не оглохла.
  - А-а! - закричал последний из оставшихся, кое-как поднялся и, придерживая сломанную руку, побежал вслед за товарищами.
   Чувства Мэйн невозможно было описать. За один короткий миг она перенесла столько потрясений, что сознание не выдержало и отключилось. Камни перестали взлетать в воздух и плавно опустились на землю. Пин спрятал огромные когти и подошел к Мэйн. Она не двигалась, но судорожно дышала.
  - Мэйн - отчетливо произнес гигант.
  Его голос был хриплым и низким, но вполне походил на человеческий. Девочка не ответила. Теперь пришла очередь Пина, нести свою хозяйку домой. Он бережно поднял ее и осторожно понес через огромные валуны. Мэйн машинально вцепилась в густую шерсть Пина, ее дыхание выровнялось. Девочка уснула.
   Пин трансформировался в свой привычный облик, как только удостоверился, что с Мэйн все в порядке.
  - Пии - недовольно кряхтел он, забираясь по одеялу на кровать, наконец, ему это удалось, и он, уютно устроившись возле Мэйн, сладко засопел. Устрашающий двухметровый монстр теперь спал, кверху животиком, высунув розовый язычок и покряхтывая во сне.
  
  
  
  
  
  
   Глава 41 "Осознание"
  
  Мэйн проснулась еще затемно, голова рассказывалась, и очень хотелось пить. Она спустилась вниз и выпила пол ковша теплой воды.
  "Что это? - подумала она,- Ничего не помню... Может, что-то приснилось?".
  - Пи-и - сонно проурчал Пин, усевшись на край кровати и весело болтая задними лапками.
  - Прости, Пини, я тебя разбудила?
  - Кхе! - развеселился Пин, забавно почесывая животик.
  Мэйн виновато улыбнулась.
  - До рассвета еще пару часов, так что с завтраком придется подождать. И чего это, голова разболелась...
  Мэни подошла к зеркалу, чтобы осмотреть больное место. Она подумала, что ударилась как-то и в спешке даже не заметила.
  - Пи-и.
  Расстроенный Пин забрался под одеяло и шумно вздохнул. Мэйн ужаснулась, увидев в зеркале свое отражение. Правая щека стала розовой и сильно распухла. И тут в голове всплыл образ мужчины с ножом, который залепил ей эту самую пощечину. Мэни отчетливо вспомнила, как упала и больно ударилась об стену головой, как стали взлетать камни и... тут она вспомнила двухметровое существо.
  - Пини! - прошептала девочка, ошарашено подходя к зверьку,- Пини, так вот, значит, твоя настоящая форма!
  В голове не укладывалось, как этот крошечный, в полторы ладони, пушистый комочек, за мгновение трансформировался в огромное существо, высвободив при этом столько энергии, что огромные бетонные валуны вырвались из почвы и, разрушив потолок подлетели еще выше.
  - Пи-и - сонно прохрипел Пин, пытаясь удержать сползающее одеяло.
  - Вот уж не думала, что мой маленький, пушистый комочек окажется большим сердитым дяденькой.
  Девочка рассмеялась и принялась щекотать зверька за бока.
  - Кхе-кхе - смеялся Пин, высунув язычок и смешно болтая коротенькими ножками.
  Мэйн чмокнула его в лобик, осмотрела, не ранен ли и хотела уже лечь спать, когда поняла, что спать ей уже не хочется. Похоже, сознание настолько отключилось от внешнего мира, что нескольких часов организму вполне хватило для восполнения сил.
  - Придется что-то придумать - шепнула Мэйн.
  Она решила, что теперь, утром она будет работать у Феронии, а после занятий, в особняке. Это было идеальным вариантом, оставалось только уговорить старушку.
  - Вот, говорила я тебе! - бормотала Ферония туда-сюда расхаживая по узкой полоске ковра, пока Мэйн домывала полы.
  - И правда,- согласилась Мини,- не из приятных выдалась ночка...
  Старушка журила ее еще часа два, а затем, все же, согласилась, да и какая ей была разница, когда работает Мэйн.
   Остаток дня прошел спокойно и размеренно, вот только Пин весь день хотел есть. Мэни баловала своего маленького спасителя и по-секрету рассказала доктору о виде его трансформации.
  - Потрясающе!
  Профессор так обрадовался, что чуть не запрыгал. - Мэйн, нам нужно обязательно это просмотреть!
  - Но как, профессор? - Удивилась Мини.
  - Если честно, понятия не имею,- пожал плечами Клантс,- но, может, его попросить?
  - Может - кивнула Мэйн.
  - Уважаемый Пин,- профессор наклонил голову к стоящему на столике зверьку,- не могли бы вы показать нам свою трансформацию и, желательно, без магии.
  - Пи-и?
  Пин повернул голову на бочок.
  - Похоже, не понимает... - вздохнул Клантс,- А, может, сымитировать опасность?
  - Ой, а как это, профессор? - удивилась Мэйн.
  - Ну,- он пригладил усы,- скажем, я возьму пробирку и с громким криком побегу на вас!
  - Ха-ха-ха-ха - рассмеялась Мэни.
  От одного представления профессора, угрожающего ей пробиркой, становилось смешно, до коликов в животе.
  - О-о, похоже, я опять предположил что-то не то. Мэйн, а может он трансформируется, когда ему самому что-то угрожает?
  - Точно нет - отрицательно замотала головой Мэни, вспомнив случай с Авиеттой.
  - Тогда, право, я в замешательстве.
  - Пи-и!
  Пин похлопал себя по пустому животику.
  - Ах ты, обжорка! - рассмеялась Мэйн и принялась рыться в сумке, в поисках съестного.
   Когда она вернулась домой, расправилась с домашними делами и уже поднималась по лестнице к себе, ее догнала Нарения.
  - Ох деточка! А я и забыла совсем! - шумно восклицала старушка.
  Рейменсы уехали на вечерний театр, поэтому беспокоиться о громкости разговора было никчему.
  - Что случилось, бабушка?
  - Письмо! - размахивая листком в руках, радовалась старушка,- Тебе письмо! А я и забыла совсем, и чудное!
  Мэйн поблагодарила старушку, поднялась наверх и сорвала с конверта печать.
  - Обо что нужно? - проговорило письмо веселым знакомым голосом.
  Мэни отшатнулась и едва не выронила конверт, внутри лист был пустым, и письмо, похоже, говорило само за себя.
  - Капитан?! - удивленно и обрадовано спросила Мини.
  Послышалось колыхание волн, крики птиц и веселый голос Вернонса.
  - Чего? А! Говорить уже можно! А оно точно пишет? Тут слов не видно!
  - Да, говори уже Дурень старый! - понукали его матросы.
  - Внученька!!! - радостно заорал веселый старичок со всей силы.
  Мэйн расхохоталась.
  - Ой! А это точно записывается?
  Вдали послышался дружный гогот матросов.
  - Внученька моя!!! - снова заорал капитан,- А мы только что прибыли в порт Андориса! Целый месяц из-за холода и дождей держался туман! Еще некоторое время мы гостили у парфий, уж очень у них тепло, ну, а потом...
  Он задумался.
  - А потом наш старый зануда опять перекрутил штурвал, и мы из-за него целый месяц прожигали чары в море! - выругался хриплый голос штурмана.
  - А ну уйди! - отмахнулся капитан. Мэйн хихикнула,- Ну, вот, внученька, решил тебе написать, или наговорить, не знаю, как правильно, в общем, будет время, заходи к нам! У нас тут целую неделю праздник! Я соскучился по моей дорогой внученьке!
  Послышался топот, похоже, капитан опять прыгал по палубе. Вдали послышался гогот.
  - А ну не смейтесь, обормоты! - пригрозил Вернонс.
  - Мини!!!
  Девочка отпрянула от письма и расхохоталась, теперь из письма кричали голоса всех, кто сумел добраться до зачарованного листка.
  - Приходи к нам! Мы тебя ждать будем!
  - Да!
  И тут шум затих, похоже, записывающие чары закончились. Мэйн от души насмеялась, свернула лист и положила в ящик, рядом с остальными письмами.
  - Значит, они в порту - улыбнулась она.
  Ей очень хотелось навестить веселого капитана, добродушного кока и всю дружную кампанию моряков, но времени не хватало даже на сон.
  "Жаль,- подумала она засыпая,- может быть, я поплыву с ними, когда буду возвращаться домой. Было бы очень хорошо...".
  
  
  
  
  
  
   Глава 42 "Первый опыт"
  
  Мимолетно тянулись дни. С тех пор, как Мэйн поступила в школу, прошло уже шесть месяцев. Волосы отросли до плеч, но девочка по-прежнему не подвязывала их. Минория посещала лекции с огромным удовольствием, на каждой из них она узнавала что-то новое и необычайно интересное. Профессор заметил ее искреннее увлечение и свободные часы частенько занимался с Мини основами приготовления лечебных отваров. Мэйн уже многое знала и с каждым разом все увереннее и точнее готовила, пусть простые, но лекарства. Наука не казалась ей сложной, теперь, овладев знанием счета, она без труда научилась точно измерять количество ингредиентов на весах, температуру варки и направление смешивания. Профессор был очень доволен и, хотя ничего ей не говорил, дома признавался, что у него давно уже не было такой способной ученицы.
  - Смотри, Клантс,- улыбалась ему жена,- совсем привыкнешь, скоро дочкой называть будешь.
  Профессор смеялся, но в душе понимал, что действительно, привязывается к своей ученице.
   Прошло две трети зимы, и наступило самое холодное время года. Его называли временем сумеречного льда. В это время дни становились самыми короткими, а ночи самыми холодными. В школе устроили двухнедельные каникулы, и Мэйн, наконец, смогла отдохнуть.
  - Ну вот, опять - расстроилась девочка, найдя в меховом жилете новую дырку.
  Она попросила у Нарении ниток и принялась зашивать прореху. Под словом "меховой" подразумевалась плотная грубая ткань, к которой густо крепились тонкие короткие ниточки, полученные из растений. В стране Мэйн не было меховых изделий. Жители истребили почти девяносто процентов пушных животных и, чтобы не потерять их окончательно, в последние тридцать лет действовал закон об неприкосновенности. Жилет девочки уже был роскошью, она получила его в подарок от матушки Эвелент, в день своего четырнадцатилетия. И, судя по всему, жилет был гораздо старше ее.
  - Оно мне не нравится! - визжала внизу Авиетта,- Я хотела красное, а ты купила мне синее! Я не одену это тряпье!
  - Избалованный ребенок,- заскрипела зубами Мэйн,- не видела она, как на улицах люди замерзают. Родители кучу денег потратили на дороге пальто, а ей цвет не подошел...
  - Авиетта, вернись!
  Похоже, Вита решила стоять на своем до конца и, хотя на улице был трескучий мороз, так и не одела пальто.
  - Точно дура - впол голоса проговорила Мэйн.
   Виты не было до самого вечера, и день Минории прошел спокойно. Она записывала и учила наизусть рецепты из книги, которую на каникулы дал ей профессор.
  - Мама! - взвизгнула Авиетта, зайдя в дом.
  Родители до сих пор искали ее по всему городу.
  - Вернулась - вздохнула Мэйн.
  - Вита! - Вскрикнула Нарения,- Бедняжка, что с тобой! Да ты вся белая!
  - Мне холодно! - заныла Вита,- Больно, где мама?
  Мэйн встрепенулась.
  - Так и знала, что обморозится.
  Она забросила книгу и сбежала вниз. Вита сидела на полу и ревела, вокруг сновала Нарения, укутывая девочку одеялом.
  - Деточка! - испуганно заголосила старушка - Нужно лекаря, срочно!
  - Не приедет лекарь,- торопливо бросила Мэйн,- снегопад начался, сейчас все заметет.
  - Что же делать! - заголосила Нарения.
  В дом ворвались Рейменсы.
  - Доченька! - завопила мать и бросилась к Вите.
  - Уйди, мама, мне больно! - заревела та еще громче.
  - Что с тобой, малышка?!
  - Ну-ка, помогите ей встать - скомандовала Мэйн.
  Все удивленно уставились на нее. Минория понимала, что если протянуть, Вита может умереть, и, хотя ей было неприятно, в голове твердо засело главное правило Клантса : "Лекарь не делит людей на богатых и бедных, любимых и не любимых, для него, все они равны и, спасая жизни, он думает не о выгоде и славе, а том, как облегчить страдания больного"
  - Ну, что уставились? - крикнула Мини,- Давайте живее, ей нужно в тепло!
  Первым спохватился отец, он осторожно поднял Виту и отнес в комнату.
  - Нужно лекаря! - вопила Ромет, то и дело закрывая руками лицо.
  - Господин Кариэл, принесите как можно больше дров. Бабушка - чистые полотенца, госпожа Ромет - таз с теплой водой. И быстрее, иначе она умрет!
  Все бросились выполнять приказ. Главное, сохранять спокойствие и хладнокровность. Девочка не волновалась и не дрожала, потому что знала, что нужно делать.
  - Больно! - хныкала Вита.
  - Потерпи немножко. Мэйн сбегала наверх и достала баночку с образцами лекарств. - Вот, выпей это.
  - Горько! - захныкала девочка.
  - Пей, кому говорю! - потребовала Минория.
  Вбежал Кариэл и принялся торопливо закладывать дрова в камин.
  - Много не нужно - предупредила Мини.
  - Вита закашлялась и хрипло задышала.
  - Так и знала...
  Мэйн быстро одела повязку, забрала у женщин полотенца и воду и велела, чтобы никто не заходил в комнату.
  - Да как ты смеешь!- завопила Ромет,- Там же моя дочь!
  - Мне все равно, чья там дочь,- холодно отрезала Мэйн,- она больна, и болезнь заразна, я не могу вылечить всех вас одна.
  Она плотно захлопнула дверь, принялась раздевать стонущую Виту и осторожно растирать ее окоченевшее тело. Когда с этим было покончено, Мэни достала нужную пробирку, добавила в нее щепотку обезболивающего и дала девочке выпить. Кашель прекратился, но на лице оставалась болезненная краснота.
  - Больно! - выла Вита.
  Ее лихорадило.
  - Ничего, милая, потерпи.
  Мэйн укрыла ее плотным слоем одеял и подбросила дров в камин.
  - Сними-и, жарко! - застонала больная.
  - Хорошо, что жарко,- улыбнулась Мэйн,- теперь пропотеешь и перестанет болеть.
  - Правда?
  Вита умоляюще посмотрела на нее. Мэйн кивнула и принялась разбрызгивать вокруг отвар, чтобы уничтожить инфекцию. Всю оставшуюся ночь она поила Авиетту теплым чаем и меняла полотенце на лбу. К утру больной стало легче.
  - Ну, как она?
  Чета Рэйменсов вскочила на ноги.
  - Тише! - шепнула Мэйн,- Только что уснула, не заходите пока, нельзя чтобы холод зашел, пусть отдохнет...
  Рейменсы облегченно вздохнули.
  - Ну, хоть одним глазком! - умоляюще попросила Ромэт.
  - Одним можно - разрешила Мэйн и отправилась наверх.
  Всю ночь она не сомкнула глаз, и теперь ей следовало отдохнуть. Лицо девочки светилось от счастья. Это была ее ночь! Ночь, когда она полноценно заменила настоящего лекаря! Девочка была счастлива, как никогда. К счастью, болезнь не повреждала кожных покровов. Мэйн этого еще не изучала, поэтому, случись подобное, она бы не справилась. Скоро подъехал лекарь, он обследовал Виту, прописал на всякий случай пару недель попить отвар и ушел. Конечно, знай он, что его опередила школьница первогодка - это сильно ущемило бы его достоинство.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 43 "Раздумья"
  
  Прошло два года, скоро Мэйн должна была закончить школу. За это время она стала настоящей красавицей, из задорной девчушки превратилась в... хотя, нет, в душе она все еще была ребенком. Хотя Мэни стала выше, умнее и женственней, старые привычки не спешили покидать ее взбалмошную голову.
  - Пин! Пин! Давай скорее! - прыгала Мэни, стоя у крыльца.
  На ней было легкое весеннее платье, цветочная шляпа и сандалии. Зверек радостно кряхтя, ловко забрался на плечо девушки.
  - Бежим, Пини! Бежим!
  Она радостно рассмеялась и помчалась по улице, легкая, как ветер. Прохожие улыбались в след.
   От девушки исходило радостное, теплое сияние, и у нее был повод радоваться! Сегодня, спустя два года, приезжал Ферон!
  - Пи-и - кряхтел Пин.
  За это время он немного подрос, но в основном, в области животика.
  - Он приехал! Он приехал! Пин!
  Мэйн то бежала, то пускалась вприпрыжку. В руке она держала небольшую корзинку с едой, чтобы угостить, уставшего с дороги Ферона.
   Вараг прибыл в Андорис не в тарантасе, а на корабле, поэтому Мэйн торопилась в порт. На главной улице она поймала знакомого возницу и попросила гнать со всей силы! Паренек не заставил себя ждать, и зачарованные лошади понеслись так, что у Мэйн заслезились глаза.
   Середина весны - самое прекрасное время года. Ослепительно яркое солнце улыбалось с небосвода и щедро согревало город жаркими лучами. Повсюду распускались бутоны белых и розовых андорийских колокольчиков, трепетали под натиском легкого ветерка изумрудные листочки деревьев, горожане распахивали окна настежь и любовались вьющимися цветами. Весна! В утреннем воздухе витали нежные ароматы, по голубому, весеннему небу то и дело проплывали легкие перистые облака, травы и клумбы искрились, отражая солнечный свет. Дома казались теперь теплыми и уютными, повсюду порхали нежные бабочки и мотыльки, веселые торговцы завлекали горожан, а Мэйн неслась по живленным улицам, словно ветер и каждой своей клеточкой ощущала, что городом правит весна.
   Наконец, появился долгожданный порт. Вараг уже ждал ее, терпеливо глядя на круглые солнечные часы.
  - Ферон!!! - Радостно завопила Мэйн, спрыгивая с подножки и бросаясь в его объятия.
  - Как же ты выросла, Мэйн! - улыбнулся Эферинс, прижимая девушку к себе и легонько поглаживая ее длинные мягкие волосы.
  - Фер, я так соскучилась! Мэйн повисла на вараге, радостно болтая ногами.
  - Пи-и!
  Пин забрался к нему на плечо и довольно заурчал.
  - У-у! Вараг противный! - притворно надулась Мэйн,- Два года по заграницам ездил, не стыдно?
  - Стыдно - улыбнулся Фер, опуская ее на землю.
  - Ну, пойдем! - Мэни потащила его за собой,- Я уже договорилась, будешь жить у бабушки! Ферония и берет недорого, очень уж мечтает посмотреть на настоящего варага.
  - И когда ты успела! - Удивился Ферон.
  - Ну ты же неделю назад предупредил о приезде! - рассмеялась Мэйн,- Ясное дело, у меня было время, чтобы все уладить!
  Вараг улыбнулся и вслед за девушкой сел в тарантас. Пину было веселее всех, он сидел на плече Ферона и, не переставая, кряхтел от того, с какой скоростью летит экипаж. Эферинсу пришлось его придержать. Лошади остановился возле ворот, и Мэйн резво спрыгнула с подножки. Ферон расплатился с возницей и поспешил вслед за ней.
  - Ну, давай Фер, шевелись! - тянула его Мини.
  - Откуда у тебя энергии столько? - улыбнулся вараг и, подхватив Пина на плечо, направился к двери.
  Старушка Ферония открыла дверь и замерла в восхищении.
  - Ой! Это ж настоящий! И волосатый-то какой! - промямлила она.
  - Да, бабушка,- Мэйн протащила Ферона мимо ахающей старушки,- но, только, он очень устал, ему передохнуть нужно.
   Друзья поднялись на второй этаж, и Мэйн торопливо закрыла дверь.
  - Чего это ты? - поинтересовался вараг.
  - Да ну ее! - отмахнулась Мэйн,- Еще успеет вечером надоесть, а пока, я тебя делить ни с кем не собираюсь.
  - Пи! - пискнул зверек, залезая на кровать.
  - Ну, разве что с Пином - поправилась Мэйн.
   Весь день друзья беседовали, смеялись и ели бутерброды.
  - Эй, Фер, с этим нужно что-то делать - сказала Мэйн, указав на рыжеватую шерсть.
  - Хочешь, чтоб я постригся - хмыкнул вараг.
  Мэни рассмеялась.
  - Ну уж нет, лысым ты будешь выглядеть еще ужаснее!
  - Ну, спасибо...
  Ферон притворился обиженным.
  - Ну, не дуйся, я не то имела ввиду. Пора бы уже активировать этот твой ген.
  - Я пробовал,- вздохнул Фер,- даже заграницей был, но и там профессоров не интересуют единичные случаи.
  - Есть у меня один на примете,- улыбнулась Мэйн,- и, как раз, любитель подобного.
  - Шутишь? - не поверил вараг.
  - Не шучу я! Завтра утром за тобой зайду, а теперь ложись и спи.
  - Я тебя провожу!
  - А ну живо спать! - рассердилась Мэни,- С дороги отдохнуть нужно!
  Феру пришлось смириться, он и правда очень устал.
   Минория забежала к профессору и предупредила его о завтрашнем визите.
  - О ! Мэни ! Так он, значит, прибыл!
  - Именно! - заверила старичка Мэйн,- Сейчас выспится и завтра будет в полной боевой готовности!
  - О-хо-хо,- рассмеялся Клантс,- ну, уж в боевой не надо, воевать я с ним не намерен.
  - Не с ним, профессор, а с его геном! - важным тоном заявила Мэйн.
  - Ох, ну и задала ты мне задачку, проказница,- улыбнулся Клантс,- ну, неужели нельзя было придумать белее легкий образец для выпускного экзамена?
  - Ни в коем случае профессор! - рассмеялась Мэйн и, подхватив Пина, помчалась домой.
  Она давно уже обдумывала способ запустить внутри варага трансформацию, и то, что доктор согласился ей помочь, было настоящим чудом!
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 44 "Приготовления"
  
  - А-а... Мэйн, ты уже вернулась... - протянула Вита, сонно зевая.
  - Соня,- пожурила ее Мэйн,- опять полдня проспала. Ты же вроде пирожные печь собиралась!
  - Ну, я собиралась,- протянула Вита, перебирая складки платья,- а потом ты ушла, и скучно стало, вот я и решила поспать, пока ты не придешь, пойдем вместе печь, а?
  - Пойдем! - рассмеялась Мэни и за руку вместе с Витой побежала на кухню.
   Да, многое за эти два года изменилось, злейшие враги, стали лучшими подругами. После болезни, они научились друг друга терпеть, а потом стали не разлей вода. Мэйн научила Виту радоваться жизни, а та, в свою очередь, научила Мини видеть в себе девушку. Теперь Минория не была похожа на мальчишку, в широких шортах и рубашке. Ее волосы блестящими волнами рассыпались по плечам, а вместо мальчишеской одежды, в шкафу появились сандалии и платья. Рейменсы привыкли, что у них теперь две дочери. К счастью, дружба изменила обеих девушек в лучшую сторону.
   Мэйн еле дождалась утра. Она вскочила с кровати, разбудила Пина, сделала все утренние дела и, наспех позавтракав, отправилась за Фероном. Вараг уже не спал, он сидел в саду, на скамейке и что-то читал.
  - Привет Фер!
  - Привет! - только и успел ответить вараг, но Мэйн уже тащила его за собой.
  - Давай скорее! Ферон! Ну что ты как парфия, в самом деле!
  - Иду, иду -рассмеялся вараг и поспешил за сердитой Мини.
  На сегодня Пина оставили с Рэйменсам, которые решили устроить пикник. В лаборатории недавно провели генеральную уборку, и теперь, все в ней сияло.
  - Мы пришли! - громко сообщила Мэйн.
  - Хорошо, Ферон, я Клантс, пожалуйста, разденьтесь до пояса - попросил профессор, перебирая баночки на нижней полке.
  - Разделся - сказал Ферон, на котором, кроме штанов ничего и не было.
  - Феноменальная скорость! - удивился Клантс и, поправляя очки, взглянул на варага.
  Мэйн хмыкнула.
  - Я тут не помешаю, профессор?
  - Нет, что ты, Мэни, посиди вон там, в кресле, а вы на кушетку, молодой человек.
  Друзья послушно разошлись по указанным местам. Профессор измерил пульс, давление, полностью просканировал все органы Ферона, сделал анализ крови и внимательно изучил результаты.
  - Хм... Теперь все ясно - задумчиво произнес он.
  - Что?
  Мэйн заерзала от нетерпения.
  - Проблема не в гене! - заявил профессор,- Проблема в его отсутствии!
  - Как? - хором спросили девушка и вараг.
  - Понятия не имею,- пожал плечами Клантс,- но в организме точно нет и никогда не было зачарованной молекулы! Может, произошла ошибка, или виновата некомпетентность персонала.
  - Тогда давайте его введем! - обрадовалась Мэйн.
  - Это возможно? - в душе варага затеплилась надежда.
  - Теоретически, да,- кивнул профессор,- тело здоровое, так что перестройку выдержит, правда, она может затянуться, но вот говорить о последствиях, я не берусь.
  - Хуже не будет - улыбнулся Ферон.
  - Ну, тогда приступим к созданию ДНК! - обрадовалась Мэйн.
  - На это уйдет около недели,- профессор снова поправил очки, роясь в книжной полке,- а до тех пор, молодой человек, вы должны соблюдать строгий постельный режим. Моя ассистентка отведет вас в палату.
   Через несколько минут вараг ушел, а профессор начал объяснять Мэни правила построения.
  - Главное, не переборщить чар! - то и дело повторял он,- Одна лишняя крупинка, и вся цепь распадется!
  - Тонкая работа - шепнула Мэйн.
  - Выбери образцы,- одобрительно улыбнулся доктор,- а я, пока, схожу за перчатками и халатом.
  Мэйн долго сидела выбирая, какая же внешность подойдет Ферону больше всего. Когда она закончила, было уже темно. Профессор аккуратно собрал образцы и отнес их в свой кабинет.
  - На сегодня хватит.
  Он ласково похлопал Мэни по плечу.
  Вараг лежал в своей палате и слушал, как за окном нежно перешептывается листва. Уже стемнело, и пока Надония не появилась на небосводе, звезды казались удивительно яркими. Свежий ветер проникал через открытое окно и приятно обдувал тело Ферона. Вараг не знал, радоваться ему, или переживать, он давно был готов к худшему, и заново ощутить надежду, казалось ему почти невозможным.
  - А вот и я! - Пропела Мэйн, с хохотом вбегая в светлую лабораторию.
  - Ах, Мэни, рано ты сегодня! - обрадовался профессор.
  - Нас ждут великие дела, профессор! - улыбнулась Мини,- Чем сегодня займемся?
  - Будем соединять цепь,- ответил профессор, доставая образцы,- на это уйдет около четырех дней, так что настройся на серьезную работу.
  - Хорошо! - кивнула Мэйн, и работа началась...
  Делать всегда тяжелее, чем думать, а уж тем более, собирать с помощью чар невидимую молекулу. Пару раз цепь распадалась, и девушка, начиная все заново, старалась еще усерднее.
  - Треть мы собрали,- улыбнулся профессор,- завтра продолжим.
   Еще два дня они собирали ДНК, затем перемещали в капсулу и готовили специальный раствор. В заботах прошла неделя. А бедный Ферон, все это время, мог только лежать и смотреть в окно.
   Наконец, все было готово, и профессор с Мэйн торжественно внесли в палату варага прозрачную капсулу.
  - Проглоти! - девушка подала ему стакан воды,- А потом хорошо поешь. Трансформация начнется через час и может занять несколько дней, тебе нужно много сил...
  - Быстрее бы! - улыбнулся вараг,- После недельного отдыха у меня с ними явно перебор.
  Все трое рассмеялись, а потом Мэни пришлось уйти.
   Прошло уже два часа, но никаких изменений Ферон не почувствовал.
  - Так и знал,- расстроенно произнес он,- зря, только, из-за меня мучались...
  По телу пробежала лихорадочная дрожь, сразу стало жарко, похоже, началось... Вараг улыбнулся и закрыл глаза....
   Трансформация длилась больше недели, и все это время Мэйн не находила себе места, она то и дело заходила и спрашивала, как там ее друг.
  - Закончилось... - облегченно вздохнул профессор.
  - Ну, и как он? - заволновалась Мэйн.
  - Не знаю,- пожал плечами Клантс,- вот отдохнет немного, сами у него и спросим...
  
  
  
  
  
  
   45 "Новый Эферинс"
  
  Ферон с трудом открыл глаза. Дышать было тяжело, в новом теле совсем не осталось сил.
  - Я и не думал, что так больно будет,- прошептал вараг,- эх, посмотреть бы на себя, ну, или хоть потрогать...
  Но ни одна часть тела не двигалась. Болезненная трансформация отняла все силы, к парню уже подключили капельницу, и тело постепенно обретало чувствительность.
   Еще одни долгие сутки, на все вопросы и просьбы пустить Мини к Феру Клантс отвечал загадочной улыбкой и просьбой, подождать еще чуть-чуть.
  - Ну сколько можно, профессор! Вы, что нервы мои испытываете?
  Она ходила по коридору взад-вперед, то и дело поглядывая на закрытую дверь. Ферон только что смог встать и теперь умывался.
  - Эй, Фер, ты там?
  Мэйн уже влетела в палату и забарабанила в соседнюю дверь.
  - Да, Мэйн - тихо ответил Ферон.
  - Ну как? Изменился?
  Мини не могла удержаться от вопроса.
  - Пожалуй - ответил парень, разглядывая себя в зеркало.
  - Ну, и? - снова забарабанила Мэйн,- На кого похож?
  - На мальчишку смазливого! - хмыкнул Ферон.
  Мэйн прыснула от смеха.
  - Ну-ка! Выйди, я посмотрю, что там за двадцатипятилетний мальчишка!
  - Подожди немного, я хоть оденусь.
  - Ой! - Мэйн покраснела,- Извини, я что-то совсем не подумала.
  - Ничего - улыбнулся Ферон, натягивая на себя одолженную профессором одежду.
  Наконец, он оделся и открыл дверь.
  - Ну, как?
  - Превосходно! Превосходно голубчик! - захлопал в ладоши профессор.
  Мэйн потеряла дар речи. Ферон не был похож на себя прежнего ни единой частичкой! Он стал человеком... Перед ней дверях стоял высокий стройный парень лет семнадцати с красивым рельефом проработанных мышц. Черные, словно ночь, волосы беспорядочными прядями рассыпались по голове и терялись друг в друге, придавая образу парня какую-то легкую небрежность. Правильные черты лица, выразительные скулы и чуть приоткрытые нежно-розовые губы.
  - Ферон! - выдохнула Мэйн,- Ну ты даешь!
  Бывший вараг смутился, но теперь это можно было заметить, на щеках заиграл легкий румянец.
  - Только вот,- он запнулся,- с глазами что-то не то...
  - То есть? - удивилась Мэйн.
  Она сидела в кресле, довольно далеко от варага и пока еще не замечала изъянов.
  - Красивые глаза, выразительные такие и... Фер, а какого они цвета?
  - В том то и дело,- пожал он плечами,- что разного.
  - Как это? - удивилась Мэни.
  Она поднялась из кресла и поспешила изучить интересующий ее предмет.
  - И ничего не разные, врун,- пожурила она парня,- серые такие, немного светлее моих.
  - Точно? - удивился Парень и на секунду облегченно закрыл глаза.
  - Ой! - вскрикнула Мэйн,- Они теперь голубые! Профессор! Они, как небо!
  - Разве?,- Клантс осмотрел Ферона,- Я вижу фиолетовые... голубушка, а какой цвет мы добавили в ДНК?
  - А-а! - рассмеялась Мэйн,- так вот, в чем дело! Я не могла выбрать самый красивый, поэтому все добавила.
  Клантс и Фер дружно рассмеялись.
  - Предлагаю пир! - раззадорился профессор,- Такое событие положено отметить! Это маленькое научное достижение, оно вернуло меня во времена моей юности, когда душа рвалась к экспериментам!
  Мэйн и Ферон возражений не имели, все трое отправились в закусочную.
  - А вот одежду придется сменить - веселился парень, рассматривая старые вещи, в которых теперь тонул.
  - Эх ты, мелочь пузатая! - хохотала над ним Мэйн.
  - Это ты у нас, мелочь! Мне двадцать пять!
  - Ой, ой, ну, и кто ж тебе теперь поверит?
  Мэни показала парню язык и выбежала за дверь.
   Профессор отлично знал все закусочные в округе и привел их в самую, что ни на есть, лучшую.
  - Ого! - ахнула Мэйн, входя в огромный зал.
  Ее поразили высокие своды потолка, украшенные резными узорами, огромные окна, легкий тюль и дорогие шторы. На стенах и потолке, ровным теплым светом, горели зачарованные свечи, создавая вокруг уютную атмосферу. Людей было много, но столиков, стоящих друг от друга на значительном расстоянии, оказалось еще больше. Повсюду вились цветы, а на небольшой сцене играл маленький оркестр.
  - Потрясающе! - шептала Мини, проходя мимо и осматривая все вокруг.
  За столиками сидели богатые люди: дамы в нарядных платьях, мужчины в выходных костюмах, все они вежливо беседовали. Никакого сигарного дыма, брани и пьяного смеха.
  - Вот это, я понимаю! Вот, что значит андорийский ресторан!
  Вежливые официанты помогли посетителям снять верхнюю одежду и усадили их за уютный столик.
  - Что закажете? - улыбнулась красивая официантка, не сводя глаз с Ферона.
  Мэйн она сразу не понравилась.
  - Все по высшему разряду! - заявил профессор,- Я оплачу!
  - Хорошо!
  Девушка вежливо кивнула и, подарив Ферону еще с десяток своих очаровательных улыбок, неспешно отправилась выполнять заказ.
  - Кривляка - пробубнила Мэйн, когда девушка отошла достаточно далеко.
  - А по-моему, очень милая - не согласился Ферон.
  - Еще бы! - хмыкнула Мини,- После того, как вы минут пять друг на друга романтично пялились!
  Ферон удивленно заморгал, профессор хмыкнул, но промолчал. К счастью, заказ им принес симпатичный молодой парень.
  - Что, к нему у тебя претензий нет? - поинтересовался Эферинс.
  - А с чего бы это? - удивилась Мэйн,- И красивый и обходительный.
  - Ох... - вздохнул парень и принялся за еду.
  - Ну, за нашу победу! - поднял бокал профессор.
  Они с Фером выпили немного вина, Мэйн предпочла сок.
  - Детям пить вредно! - съязвила Девушка, глядя на Эферинса.
  - Я знаю,- ответил парень, улыбаясь,- вот поэтому,- он погладил Мини по голове,- ты у нас пьешь сок.
  - Вараг противный, вечно выкручиваешься! - прошептала Мэйн.
  Ферон хмыкнул.
   Вечер прошел на славу, и, лежа в постели, Мэйн прокручивала в голове чудесные воспоминания...
  
  
  
  
  
  
   Глава 46 "Выпускной бал"
  
  Подошел месяц экзаменов, Мэни совсем не волновалась, ведь, ее экзамен был уже сдан.
  - Ты уже решила, что оденешь, Мэйн?
  - Куда? - удивилась Мини, входя в аудиторию.
  - Как! - толпа девушек ахнула от удивления,- Ты еще не знаешь? Скоро выпускной бал! Там нам вручат дипломы и познакомят с людьми из высшего общества, каждый год устраивают банкет!
  - Там будет куча вкусностей! - воскликнула полненькая Марата.
  Пин облизнулся.
  - А еще! - девушка выждала паузу, предвкушая,- Наш бал проведут во дворце!
  Подруги ахнули.
  - Как!
  - Неужели правда?
  В самом главном дворце!
  Волшебно!
  Всегда мечтала! - загомонили они.
  - Никогда не видела дворца изнутри - задумчиво произнесла Мэйн.
  - А еще можешь друзей с собой взять, или родственников!
  - А сколько?
  - Да сколько угодно!
  - Ух ты!
  Глаза Мэйн радостно заблестели.
  "Нужно пригласить обеих бабушек, Рэйменсов, Ферона и дядюшку из мясной лавки... Но вот что одеть... Наверняка, все придут в роскошных платьях... Нужно что-нибудь купить... Красивое, неброское и недорогое - подумала она"
   В последний день лекций не было, и студенты веселились, болтали и делали все, чего на учебе так не хватало. Минория вернулась домой раньше обычного, поужинала и решила посоветоваться с Авиеттой, по поводу наряда. Ферон сегодня проходил еще один медицинский осмотр, необходимо было до конца убедиться в том, что он здоров.
  - О-о, выпускной бал! - захлопала в ладоши Вита,- Это же потрясающе! Нужно хорошенько подготовиться! Пойдем, выбирать платье! Она тут же схватила Мэйн за руку и потащила в магазин.
  - Может, мне все-таки лучше одеть что-нибудь повседневное? - спросила Мини, пока Авиетта накладывала на нее кипу платьев
  - Вот, это еще это, и это...
  - Вита, ну хватит уже!
  Из-за горы нарядов Мэйн было почти невидно.
  - А теперь марш, на примерку! - скомандовала Авиетта, и Мэйн покорно отправилась в примерочную.
   Наконец, наряд был выбран. Им оказалось белоснежное длинное платье, которое как нельзя лучше подчеркивало женственные линии Мэйн, и легкий прозрачный шарфик.
  - Что-то не нравится мне белое,- расстроилась Мэни,- запачкать легко такое, один раз одену и все.
  - Не спорь!- приказала Вита,- Это мой тебе подарок на выпускной.
  - Что ты! - запротивилась Мини,- Дорогое слишком!
  - Ничего, не дорогое, не спорь.
  Девушка отправила Мэйн переодеваться, а сама пошла оплачивать покупку.
   В назначенный вечер Минория очень волновалась. Сегодня день вручения диплома, который будет означать, что она стала настоящим лекарем. Рейменсы отправились на бал в экипаже, захватив по дороге обеих старушек, а Мэни отправилась вместе с Фероном. Сегодня на нем был новый кремовый костюм и белоснежная рубашка. Глаза меняли цвет через сутки, сегодня они были янтарно- золотистыми.
  - С выпускным! - улыбнулся Эферинс, протягивая Мэйн небольшую коробочку.
  - Что это? - удивилась она.
  - Это мой подарок - улыбнулся парень.
  Минория аккуратно открыла коробочку и ахнула, на бархатистой подушечке лежала большая баночка зачарованного порошка - самого редкого и дорогого вещества, используемого в медицине. Этот порошок мог заменять почти все ингредиенты, кроме воды, поэтому, с помощью него, можно было создать практически любое лекарство.
  - Спасибо Ферон! Это потрясающе!
  - Рад, что понравилось,- улыбнулся паренек,- пойдем скорее, иначе опоздаем.
  - Пойдем, вараг противный!
  - Да почему противный-то?
  Ферон состроил обиженную мину.
  - По привычке! - рассмеялась Мэйн и зашагала по мостовой с такой скоростью, что паренек едва за ней поспевал.
  - Какой красивый!!!
  Мэни подошла к мосту, ведущему в центральный дворец. Его перила были полностью из икрящихся желтых фонариков и в темноте создавали ощущение звездного лабиринта. По боками цвели розы, и летали крошечные мотыльки. Специально подобранный свет создавал иллюзию прозрачности светящихся башен, и на фоне темного неба все это смотрелось просто бесподобно.
  - Ферон! - прошептала Мэни,- Как же красиво!
  - Ты красивее - улыбнулся парень.
  - Чего это ты... - Мэйн покраснела,- вараг противный, вечно говоришь ерунду...
  Фер улыбнулся и промолчал.
   Мост оказался непростым, как только Мэйн шагнула на него, заиграла тихая нежная мелодия.
  - Чары? - восхищенно спросила девушка.
  Парень улыбнулся и кивнул. Фонарики сменили цвет на фиолетовый, теперь мост выглядел торжественно и загадочно. А затем все вокруг засветилось лазурным, распустились искрящиеся фиолетовые розы. Пыльца маленькими бриллиантами принялась спадать на гладкие резные перила и растворяться в воздухе.
  - Потрясающе...
  Мэйн потеряла дар речи. Наконец, мост кончился, и пара поднялась по широким, устланным ковром ступеням во дворец. Нарядные слуги в белоснежных костюмах открыли двери и друзья очутились в ярком зале. Наверху свет отталкивался, и чары создавали на потолке мерцающие звезды, которые то и дело складывались в необычные созвездия. На стенах горели яркие зачарованные свечи. Все блестело, переливалось и искрилось. На длинных столах дымились блюда, сверкали до блеска начищенные приборы.
  - Фер, мы прямо, как короли! - счастливо рассмеялась Мэйн.
  - Сегодня твой праздник! - улыбнулся он.
  И в след за Мини отправиля в дальний конец зала, где все уже собрались, и профессор готовился произнести речь.
  - Кхым-кхым,- он прочистил горло и начал,- И так, все мы здесь собрались, для того, чтобы отметить главное событие в нашей медицинской академии...
  Клантс затянул долгую речь, половину которой Мэйн пропустила, засмотревшись на что-то интересное в зале. Подошла ее очередь, профессор улыбнулся, пожал девушке руку и вручил диплом с золотой коркой.
  - А это наша лучшая выпускница!
  Мэйн смотрела на диплом, не веря своим глазам. Золотой! Она получила диплом высшей степени! Она - девочка из глубинки! На глаза накатились счастливые слезы, Мини улыбалась и поспешно вытирала их.
  - Мэйн! Поздравляем! - наперебой голосили старушки.
  Вита обнимала выпускницу и радостно смеялась. Рейменсы преподнесли девушке роскошный подарок - дорогой набор украшений. А профессор, не унимаясь, рассказывал забавные случаи, за прошедшие два года.
  - Подхожу я, значит, рассматриваю его, а он смеется! Я и говорю: " Наверное, его веселит вид очкастого профессора..."
  Толпа слушателей разразилась дружным хохотом. Старичок мясник веселился больше всех. На нем был недорогой, но новый костюм, который он прикупил специально, по случаю выхода в свет.
  - Фер, может не стоит оставлять Пина одного? - заволновалась Мэйн.
  Зверек радостно кряхтел, он сидел на краю стола и отдуши набивал пузико мясными рулетами, блинчиками, бутербродами и всем, до чего мог добраться.
  - Не беспокойся,- улыбнулся парень,- сегодня, ведь, праздник пусть радуется.
  - Кхе-кхе-кхе! - веселился Пин, поглядывая на Мэйн.
  - Ты прав! - рассмеялась она,- Не каждый день такое бывает! Вот все обрадуются, когда узнают, что у меня золотой диплом!!!
  Мэйн легонько запрыгала, от избытка эмоций.
  - Ну, какие планы? - поинтересовался парень.
  - Сначала, есть! Потом, рассматривать тут все и танцевать! - быстро нашлась Мэни и потянула Ферона за собой.
  Она так волновалась, что весь день не могла ничего есть и теперь, глядя на, уминающего лакомства Пина и дымящиеся блюда, у нее, как никогда, разыгрался аппетит.
  - Вкуснятина!
  Девушка вытерла рот салфеткой и выбралась из-за стола. Оркестр заиграл веселую мелодию и она вприпрыжку отправилась рассматривать картины, статуи, резные окна, и все, что попадалось на глаза.
  - Потанцуем?
  Мэйн обернулась. Ее приглашал незнакомый светловолосый парень.
  "Почему бы и нет - подумала Мэйн и протянула ему руку"
  - Позволь узнать твое имя, прелестное создание?
  Девушка покраснела.
  - Минория.
  - Оно так же прекрасно, как и ты - улыбнулся ее партнер.
  Ферон нервно теребил в руках салфетку и не спускал с танцующих глаз. Танец, наконец, закончился, и залившаяся румянцем счастливая Мэйн вернулась к Ферону.
  - Такой милый, правда, Фер? - разгорячено спросила она.
  - Ничего особенного - процедил парень, сквозь зубы.
   Бал закончился общей фотографией и роскошным фейерверком на полнеба. Мэйн, подняв голову, наблюдала, как вверх взлетают искрящиеся шарики и разрываются в небе разноцветными бутонами роз.
  
  
  
  
  
  
   Глава 47 "Прощание"
  
  Вот и закончились веселые учебные деньки. Незаметно пролетели два года, и Мэни уже засыпали письмами из приюта. Все ждали ее возвращения. Девушка не отвечала, ей хотелось сделать сюрприз. Все это время Мини работала у Феронии, и та, за усердные труды платила аж 5 золотых в месяц. За два года Девушка накопила большую сумму. На половину она купила еще зачарованного порошка, некоторых трав и большую книгу, с самыми сложными рецептами, которые планировала изучить, приехав домой, а другую потратила на подарки: для тетушки Кариэн она купила книгу с рецептами, для матушки Эвелент - теплую шаль, сестрам - украшения, которые они никогда не могли себе позволить, а детям - новую одежду и игрушки.
   Ферония жутко расстроилась, узнав об отъезде Мэйн.
  - Ох, ну как же я теперь без тебя? Ну как же? Так хорошо было, и в лавке все успевала, и дома чисто, приготовлено.
  - Бабушка, вот вам моя замена! - улыбнулась Мэйн, выталкивая из-за спины капитана-Глаза,- Ему очень нужно подработать, и он все умеет, можете поверить, это мой хороший друг!
  - Да, я все могу! - кивнул мальчишка, заикаясь от волнения.
  - Ну, хорошо,- кивнула старушка,- без помошника мне никак, а ты, я смотрю, шустренький.
  Мэйн довольно улыбнулась. В большой семье всегда нехватка денег, и такая работа для мальчишка - большая опора. Профессор расстраивался больше всех и до последнего надеялся, что Мини останется.
  - Как, уже? Может еще на недельку задержишься?
  - Нет, профессор, я и так уже опаздываю со сроками.
  - Но не забудь приезжать, чтобы обновлять знания! И пиши мне! Я тоже буду заезжать в гости.
  Клантс прослезился.
  "Совсем расклеился, старый дурак - думал он про себя"
  - Конечно! Я буду вас навещать и обязательно писать, профессор!
  Она обняла его, махнула на прощание рукой и, сияя, выбежала за дверь.
  "Расставание - это, конечно, грустно. Но оно не навсегда! - так рассуждала Мэйн, вприпрыжку добираясь домой".
  У нее была, еще одна весомая причина для радости - Ферон решил ехать с ней.
  - Детка, ты вернулась? - окликнула Девушку Нарения, выглянув из кухни.
  - Да, бабушка - ответила девушка, снимая с себя шляпу.
  - Мэни! Мэни! - запрыгала Вита,- Мы с бабушкой таких булочки напекли! Попробуй!
  Мэйн откусила горячее лакомство и закрыла глаза от удовольствия.
  - Это шедевр - протянула она.
  - Правда?
  Вита радостно захлопала в ладоши.
  - Без сомнений! - кивнула Мэни.
  - Ура-а! Я пойду маму с папой угощу, а потом почитаешь мне что-нибудь?
  - Конечно - улыбнулась Минория.
  - Ох, детка,- вздохнула старушка,- совсем ты мне, как внучка стала и Виту изменила... Что ж мы без тебя делать будем?
  - Жить, бабушка! - улыбнулась Мэйн,- Жить, радоваться и писать мне письма! А я буду к вам приезжать.
  Она чмокнула старушку и побежала наверх, где ее уже ждала подруга. Девушки разговаривали до поздней ночи.
  - Не хочу-у-у! - разревелась Вита,- Ну, чем тебе тут плохо? Оставайся!
  - Ну-ну, милая! - Мэйн погладила ее по голове,- Я буду приезжать и писать тебе.
  - А часто?
  - Часто!
   Девушка не могла заснуть, завтра ближе к обеду, они с Фероном отправятся в порт, найдут подходящий корабль и покинут великолепный Андорис...
   Проснувшись, Мэйн увидела на столике конверт.
  "Наверное, от матушки - решила она и торопливо сорвала печать".
  - Внученька!!! - заорал веселый голос капитана так громко, что Мэйн подпрыгнула от удивления и рассмеялась.
  - Пи-и - прохрипел Пин, забираясь к ней на колени.
  Мэни погладила теплого сонного зверька и, хихикая, продолжила слушать послание.
  - А мы тут! В Андорисе! В Андорисе мы! - наперебой гомонили матросы.
  - Я обед готовлю! - крикнул откуда-то издалека знакомый голос кока.
  - А ну отстаньте, обормоты! - пытался отгородиться от них капитан, но гомон не смолкал.
  Послышался топот, скрежет и крики матросов.
  - Ах ты старикан, слезай с мачты!
  Мэйн расхохоталась.
  - Внученька!!! - снова заорал Вернонс,- Мы прибыли в порт за тобой! Ферон сообщил нам, будем ждать тебя, пока не прибудешь! Целую, обнимаю!!! Жду! Твой старик!
  - Мэйн! Мэйн! - орали внизу матросы,- Приходи!
  - Мы по вам с Пином соскучились - послышался громогласный голос штурмана.
  Шум затих, но Минория продолжала хохотать.
  - Ну что, Пин! - сказала она, еле отдышавшись,- Похоже, штурман снова хочет, чтобы ты заплетал ему косички!
  - Кхе-кхе - развеселился довольный зверек.
   Вещей было много, поэтому семейный экипаж Рэйменсов подогнали прямо к крыльцу. Провожать Мини, поехали всей семьей, вместе с бабушкой. Возле порта уже ждал Ферон. Мэйн распрощалась со всеми, поцеловала прослезившихся Виту, Ромет и старушку Нарению, обняла Катерна и отправилась навстречу морю. Ферон взвалил себе на плечи тяжелые тюки.
  - Фер, тебе тяжело же,- заволновалась девушка,- давай понесу!
  - Не тяжело,- улыбнулся бывший вараг,- тело изменилось, а вот силы остались прежние.
   Матросы увидели долгожданных попутчиков еще издалека и, радостно крича и жестикулируя, шумной толпой побежали навстречу. Впереди, расталкивая всех тростью, несся румяный радостный капитан. Его длинные накрученные усы развевались по ветру, а залысина весело поблескивала на солнце. Позади бежали кок с поварешкой и охающий бородатый штурман. От такого зрелища Мэйн и Ферон покатились со смеху. Народ столпился вокруг и удивленно тыкал на необычную орущую толпу людей, несущихся с корабля.
  - Внученька!!! - заорал капитан, подхватил Мэйн на руки и покружил.
  - Здравствуйте, дядюшка! - весело поприветствовала Мэйн старичка.
  - Как же моя внученька выросла! - прослезился сентиментальный капитан, тут же взбодрился и, схватив Мини за руку, побежал подальше от орущих матросов.
  - Ану стой, хрыч старый! - вопили они догоняя.
  Матросы все-таки опередили старичка и, подхватив Мэйн на руки, всей толпой ринулись на корабль. Испуганный Пин спрыгнул на плечо штурмана, и тот громогласно загоготал, поглаживая зверька.
  - Ану стойте, оболтусы! - вопил старичок, догоняя радостных матросов и постирая руки к Мэйн.
  Та хохотала, подпрыгивая наверху.
  - Давай помогу - окликнул Мантрик Ферона.
  Тот благодарно улыбнулся.
  - Они что, всегда такие?
  Эферинс все еще не мог отдышаться после смеха.
  - С годами хуже - махнул рукой паренек, взвалил на плечи тюк и пошел к кораблю.
   Теперь столпившиеся наблюдали другое зрелище: впереди неслась толпа гогочущих матросов, на руках которых подпрыгивала Мэйн, сзади, вопя и грозя тростью, бежал румяный сердитый капитан, за ним шли кок и штурман, гогоча над товарищами и играя с Пином. А самыми последними (и самыми нормальными) оказались Мантрик и Ферон. В общем, встреча прошла весело...
  
  
  
  
  
   Глава 48 "И снова на корабле!"
  
  Каравелла подняла свои белоснежные паруса, и те, в объятиях ветра, повели судно в море. Мачты блестели в лучах яркого солнца, и все дышало недавней уборкой. Кок приготовил роскошный обед, и все, кто был на судне, принялись праздновать. Раздосадованный капитан усадил Мэйн рядом с собой и теперь опасливо поглядывал на матросов. Те гоготали, направо и налево разбрасываясь шутками. Вернонс рассказывал интересные случаи в дальних странах, где они побывали, за эти два года и перенесенных штормах. Мини была счастлива, она снова оказалась в большой и дружной семье.
   Каравелла с каждой минутой набирала скорость и весело лавировала по волнам. Изумрудно-синяя гладь океана искрилась, из воды то и дело, выпрыгивали крупные рыбины. Мэйн стояла на палубе и щурилась под лучами ослепительного солнца, ее волосы развевались на ветру, на щеках играл румянец.
  - Устала от шума? - улыбнулся Ферон.
  - Немного - кивнула девушка.
  Матросы и капитан уже захмелели, теперь внизу стоял такой хохот, что верхняя палуба подрагивала.
  - Кхе-е... - прокряхтел Пин, выползая наверх.
  - Опять объелся! - рассмеялась Мэйн.
  - Пи-и! - довольный зверек облизнулся и, придерживая круглый животик, направился к ним.
  Поднялся страшный ветер, и за мгновение ока крошечный зверек стал двухметровым гигантом.
  - Прошу прощения - произнес Пин.
  - О-о! - удивилась Мэйн,- Пини, ты чего это решил?
  Ферон был ошарашен, гигант походил на него, в теле варага.
  - Объелся,- признался Пин,- думал, живот лопнет.
  - Пи-ини! - расхохоталась Минория,- Ну знаешь же, что лишнее, зачем столько ешь?
  -Не знаю,- улыбнулся Пин,- когда я в своем обычном состоянии, мой интеллект так же понижен до инстинктивного уровня. Поэтому и не разговариваю.
  - Тогда почему ты не остаешься всегда таким? - удивилась Мэйн, поглаживая его белоснежную пушистую шерсть.
  - А где на меня столько еды взять? - расхохотался гигант,- К тому же, это моя временная форма, ее хватает на несколько часов, а потом я автоматически трансформируюсь.
  - Вот оно что,- улыбнулась девушка,- ну ты трансформируйся скорее, иначе штурман расстроится.
  - Как скажешь, Мэни - улыбнулся Пин и за мгновение стал пушистым комочком.
  - Ну, как тебе? - спросила Мэйн Ферона.
  - Потрясающе! - признался парень,- Это самая совершенная защитная реакция!
  - Пи-и - прокряхтел Пин, почесывая животик.
  Мэйн подняла и посадила его на плечо. Остаток дня матросы трезвели и отсыпались. Незаметно прошла ночь...
  
  
  
  
  
  
   Глава 49 "Дальнейший путь"
  
   Мимолетно прошли веселые дни на корабле, и вот уже вдали показалась тонкая полоска земли. Каравелла возвращалась к порту в Данафрисе. Там царило огромное оживление. Корабли из сотен стран толпились друг за другом, матросы спешили распределить тюки и ящики с товаром, кругом гомонили люди, ругались капитаны, за лучшее место для своих кораблей.
   Мэйн вышла на палубу и потянулась. За эти десять дней она здорово загорела, набралась сил и теперь была готова к великим свершениям.
  - Привет, Фер!
  - С добрым утром!
  Ферон поднялся на палубу, на ходу застегивая белую рубашку.
  - Скоро доберемся до берега! - весело заметила Мэни.
  - Отлично! - улыбнулся паренек,- А дальше какие планы?
  - Во-первых,- Мэйн заговорчески подмигнула и, прикрыв рот рукой шепнула,- нужно свести капитана с моей дорогой тетушкой, а для этого придется уговорить его отправиться с нами.
  - Отличная идея! - рассмеялся Ферон,- Вот только, я побаиваюсь за результат!
  - Да уж,- расхохоталась Мэйн,- интересно, что получится если два чересчур энергичных человека объединятся?
  - О-о! Внученька моя проснулась! Капитан побежал к Мини, попыхивая трубкой. - Ну, как спалось милая?
  - Отлично, дядюшка! - подмигнула ему Мэйн,- Кстати, хотела с вами поговорить.
  - Моя внученька хочет со мной поговорить!!!
  Капитан подпрыгнул от радости, высунул трубку изо рта и, как ребенок, выжидающе посмотрел на Мэйн. Послышался гогот матросов.
  - Ану, цыц! - рассердился старичок,- Я внученьку слушаю!
  - Дядюшка, какие у вас планы, когда мы причалим? - поинтересовалась Мэйн.
  - Ну, я и не знаю... - расстроено вздохнул капитан и снова запыхал трубкой,- Наверное, дочку навещу, потом загружу товар и поеду обратно в Андорис,или загляну в парочку соседних стран...
  - Тогда, может, вы отправитесь с нами? - предложила Мини,- Иногда нужно путешествовать и по земле, это очень полезно, к тому же, раз вы мой дедушка, нужно бы познакомить вас с остальными моими родными.
  - Внученька!!! - заорал счастливый капитан, подхватывая Мэйн и кружа в воздухе.
   Девушка разразилась заливистым смехом.
  - Эй! Обормоты! - крикнул Вернонс матросам, привычно отлынивающим от работы,- Когда окажемся в порту, сделаете все по стандарту, приготовите судно к отплытию, штурман за вами проследит.
  - Ну тебя, старикан! - замахала руками расстроенная команда.
  - А потом! - капитан выждал паузу,- Объявляю месячный отпуск! И разрешаю взять из капитала по половинной надбавке!
  - Ура-а! - развеселились матросы и дружной толпой понеслись к капитану.
  - Давай ребята! Порадуем нашего старикана - крикнул кто-то, ему ответили дружным радостным гулом.
  Матросы подняли капитана в воздух и принялись подбрасывать.
  - О-хо-хо - смеялся румяный старичок, ловя свою трубку и помахивая тростью.
  - Как же с ними весело... - тихо проговорила Мэйн, прислонившись к плечу Ферона и улыбаясь.
  - Раз-два! - командовал юнга, и матросы с радостными возгласами и гиканием подкидывали веселого капитана. Тот хохотал, пытаясь в воздухе пригладить длинные усы.
  Ферон улыбнулся.
  - Да, это самая веселая команда, какую я когда-либо видел!
  Наконец, матросы устали и, хохоча, поставили шатающегося капитана обратно на палубу.
  - Пи-и!
  Пин попытался подпрыгнуть на плече штурмана. Бородатый поднял его и, громогласно гогоча, принялся легонько подкидывать в воздух. За время плавания зверек превратил весь волосяной покров штурмана в лес длинных косичек и теперь принялся их расплетать.
   Каравелла снизила скорость и на одном ветре осторожно подошла к берегу. Якорь был спущен, и веселая команда оказалась на долгожданной суше. Мэйн встала на землю и на мгновение закрыла глаза, наслаждаясь забытым ощущением, устойчивой поверхности под ногами. По небу быстро летели легкие кучевые облака, ветер стал немного прохладнее, жара спала, и дышать стало намного легче.
  - Для начала, купим самый скоростной экипаж! - заявил веселый капитан и, не дождавшись ответа, побежал к стоянке продавцов. Мэйн и Ферон переглянулись.
  - Нужно его отговорить, ато и правда купит, можно доехать вместе с торговцами! - заволновалась Минория, знавшая цену деньгам и не любившая лишних растрат.
  - Бесполезно,- улыбнулся Ферон,- капитан слишком богат, чтобы экономить на подобных мелочах.
  - Что, правда? - удивилась Мэйн.
  - Он владелец трех огромных магазинов и целого рынка.
  - Вот уж, не подумала бы... Нет он конечно богатый, и команда большая, и каравелла роскошная, но чтоб настолько...
  - Он, ведь, сам говорил, что путешествует из-за скуки,- напомнил Ферон,- иначе, сидел бы себе в роскошном особняке, распивал чаи и целыми днями беседовал о смысле жизни.
  Мэйн хмыкнула. Представить капитана в таком образе ей не удалось.
  - Сынок, внученька, идемте скорее! - замахал Вернонс капитан.
  Мэни поспешила к старичку, за ней, вместе с багажом, шел Ферон.
  - Вот!
  Капитан любовно похлопал синий экипаж.
  - Самый скоростной! За четверо суток будем в деревеньке!
  - Так быстро! - ахнула Мэйн.
  (По ее подсчетам, прошлый путь занял около одиннадцати суток).
  - Именно! - развеселился Вернонс, помогая Феру уложить вещи.
   Все было готово, путешественники уселись внутри экипажа, и он стрелой помчался по городу. Зачарованный крытый верх исчез, и путники оказались во власти задорного щекочущего ветра.
  
  
  
  
  
  
   Глава 50 "Тетушка Кариэн"
  
  - Кхе-кхе - веселился Пин, один за другим отправляя в рот кусочки сладкой пастилы.
  Подходил к завершению пятый день пути, и экипаж вот-вот должен был подъехать к деревне. Нет, продавцы вовсе не соврали, если бы путешественники не останавливались в пути на отдых, тумгальские лошади домчали бы их в обещанный срок.
  - Это деревня! Это деревня! - радостно завопила Мэйн, указывая на появившуюся из-за холма полосу домов.
  - Замечательно! - воскликнул капитан, расчесывая усы.
  Мэни так и не поняла, зачем ему это делать, ветер все равно тут же спутывал их, но, наверное, Вернонсу хотелось выглядеть, как можно лучше.
   Экипаж въехал в центральные ворота и помчался в конец главной улицы. Деревенские люди тут же высыпали из домов. Всем хотелось посмотреть на невиданных животных. Лошади остановились возле калитки тетушки Кариэн, и принялись мирно жевать траву. Мэйн радостно спрыгнула на землю, держа в одной руке Пина, а в другой упакованный в цветную фольгу подарок для тетушки.
  - Пироги-и-и мои румя-яные-е-е, мои бу-улки ароматные - распевала Кариэн.
  Минория услышала ее еще издалека.
  - Дзинь-нь - отозвался веселым звоном наддверный колокольчик.
  - Иду-иду! - послышались торопливые шаги тетушки.
  От звуков знакомого голоса лицо Мэйн расплылось в счастливой улыбке. Кариэн открыла дверь, поправила на носу очки и, прищурив глаза, посмотрела на девушку.
  - Ах милая моя!!! - завопила пухленькая женщина, целуя девушку в обе щеки и кружась с ней за руки.
  За два года Мэйн подросла и теперь тетушке приходилось забавно подпрыгивать, чтобы дотянуться до щеки девушки.
  - Здравствуй, тетушка!!!
  Мэйн, что было сил, обняла Кариэн.
  - Вот радость то!!!
  Пухленькая женщина, подпрыгивая, как шарик, тут же понеслась в дом.
  - Я сейчас, на стол накрою!!! - восклицала она, пролетая из комнаты в комнату, когда Мэйн только зашла на порог.
  - Проходите - позвала девушка стеснительных Вернонса и Ферона.
  Те вошли, опасливо оглядываясь.
  - Пироги! Мои пироги! Сейчас пироги поспеют! - радостно выкрикивала тетушка, пробегая из гостиной на кухню, с прихваткой.
  - Тетушка, а я не одна! - сообщила Мэйн, ставя обувь, когда взволнованная Кариэн, то и дело что-то восклицая, в очередной раз проносилась, мимо гремя посудой.
  - А, милая твой забавный зверек с тобой? - обрадовалась женщина.
  - И не только, со мной еще дядюшка Вернонс (капитан просиял) и мой замечательный друг, Ферон (парень слегка покраснел).
  - Так у нас гости!!! - завопила тетушка и принялась бегать, чуть ли не со скоростью света, расставляя дополнительные приборы.
  Мэйн рассмеялась.
  - Она всегда такая! Пока не накроет на стол, не остановится!
  - Богиня! - сделал вывод капитан, поправляя костюм и приглаживая усы.
  Девушка вошла в уютную гостиную.
  - А здесь ничего не изменилось - счастливо вздохнула она.
  Над камином по-прежнему висели ее детские рисунки. Горели уютным светом зачарованные свечи, и все вокруг пропиталось ароматом душистых пирогов ,с яйцами, луком и грибами.
  - Присаживайтесь, гости дорогие! Кариэн выбежала из Кухни с дымящимся пирогом в руках. - Вот, свежий, как раз к чаю!
  - Мадам - произнес капитан, поклонился и поцеловал пухлую ручку тетушки.
  - Ой! - тут же зарделась она.
  - Вернонс,- назвался старичок,- позвольте узнать, ваше имя, прекрасная?
  - Кариэн.
  Тетушка заволновалась еще больше.
  - Я Ферон, очень приятно - парень вежливо поклонился и улыбнулся пухленькой женщине.
  - Ой! Какой милый мальчик! - прощебетала она,- Ну, садитесь скорее.
   Когда Мэйн вдоволь напилась чая и наелась изумительных тетушкиных пирогов, стало жарко, и она решила выйти на свежий воздух. Ферон последовал за ней. Похоже, план девушки удался на славу: капитан рассказывал тетушке какие-то удивительные истории, щедро сдабривая их легендами и присказками. Для Кариэн, всю жизнь прожившей в одном месте и не видевшей мир, подобный рассказ оказался безумно интересным, и теперь она, подперев голову локтем, восхищенно слушала Вернонса.
   Уже стемнело, и аромат цветов стал еще ощутимее. Мэйн села на скамейку, посреди благоухающих кустов и, улыбаясь, посмотрела на звездное небо. Сад обновился. Минория заметила в нем несколько новых кустов. Возле ограды, склоняли пушистые головки, мелкие, желтые, с полупрозрачными лепестками, цветочки. А чуть дальше, возле дорожки, разливался ароматами куст нежно-белых роз.
  "А забор тетушка так и не сменила - подумала Мэйн".
  Сколько она помнила, каждое лето Кариэн жаловалась, что деревенские мальчишки то и дело воруют из ее сада цветы и дарят своим подружкам, и каждый год, вот уже десять лет, она хотела поставить новый забор, но до дела так и не дошло...
  - Красиво здесь - улыбнулся Ферон.
  Он сел рядом и полной грудью вздохнул сладкий воздух.
  - Да,- кивнула Мэйн,- тетушка очень любит цветы.
  Ночные мотыльки перепархивали с цветка на цветок, напивались сладкого нектара и улетали куда-то в темное небо, где кружились в завораживающем загадочном танце...
  
  
  
  
  
  
   Глава 51 "Возвращение домой"
  
  Домик тетушки Кариэн был очень небольшим, поэтому Ферон и капитан Вернонс ночевали в экипаже.
  - Ох,- сетовала тетушка Кариэн,- как хочется отправиться с вами вместе, давненько я не видела мою дорогую Эвелент и деток. Но столько дел столько дел... Не раньше завтрашнего освобожусь.
  - Ничего, тетушка, я думаю, капитан вам поможет, а мы с Фероном дойдем до приюта пешком, тут недалеко!
  - Я с удовольствием! - воскликнул румяный Вернонс.
  - Ох! - заволновалась тетушка,- Не знаю, что и сказать!
  Она засуетилась и принялась собирать посуду. Мэни заговорчески подмигнула пареньку и, убрав со стола, поспешила удалиться.
   С утра погода хмурилась, но на лице Мэйн сияла такая солнечная улыбка, что никакой дождик не смог бы заглушить этот свет.
  - Фер! Вот здорово!
  Она то и дело подпрыгивала и весело что-то распевала. Ферон смеялся. Пин подпрыгивал на плече девочки и весело покряхтывал.
   Наступил вечер, но Мэйн все еще светилась от прилива бурной энергии, она забежала на холм и окинула взглядом любимый город.
  - Вот он, Ферон! Вот он! - счастливо крикнула она.
  Городок утопал в лучах заходящего солнца. Небо давно расчистилось, и все вокруг показалось Мэйн еще более прекрасным.
  - Пойдем скорее, Фер!!!
  Она схватила парня за руку и, хохоча, сбежала вниз. Девушка шла по знакомым улицам, сердце ее трепетало и сладко сжималось от волнения. Вот он! Вот ее любимый город! Вдалеке показалась знакомая крыша приюта, в окнах горел голубоватый свет и издалека слышался веселый детский гомон. Мэни ускорила шаг, она уже почти бежала. Ферон улыбался, он никогда еще не видел ее настолько прекрасной. Собранные в хвост длинные волосы, горящие глаза и простая мальчишеская одежда - все это делало девушку настолько естественной и живой, что глядя на нее сердце замирало.
  - Тук-тук-тук.
  Мэйн постучала в закрытую дверь.
  - Не шумите, детки - послышался из-за нее добрый и ласковый голос матушки Эвелент.
  Она отложила книгу со сказками и отправилась открывать.
  - Тише! Тише! - шикали малыши друг на друга.
  Дверь скрипнула и неспешно отворилась.
  - Матушка! - радостно закричала Минория, бросаясь в объятия Эвелент.
  - Мини, деточка моя! - прослезилась матушка, обнимая сияющую Мэйн.
  - Мэни! Мэни! Это она! - загомонили дети, выбегая из общей комнаты в узкий коридорчик.
  Малыши моментально облепили Мэйн со всех сторон и радостно загалдели.
  - Как же вы выросли!
  Девушка смахнула навернувшиеся слезы. Сверху, услышав шум, сбежали сестры, и, пока Мэйн обнимала и расцеловывала их, Ферон знакомился с матушкой и детьми.
  - Детки, пора вам спать - мягко сказала матушка.
  Малыши облепили, сидевшую на кресле Мэйн, со всех сторон и не поддавались никаким просьбам, подняться наверх. Их уложили, только когда ночь перевалила за середину, и они начали сонно зевать. Мэйн уснула уже перел рассветом. А утром ее ждал новый сюрприз.
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 52 "Вот так сюрприз, сразу за дело!"
  
  - Прошу вас! Запыхавшийся мужчина стоял у дверей приюта и умоляюще смотрел на Матушку,- Я слышал, к вам вчера приехала знахарка, прошу, позовите ее, моя жена и сын умирают!
  Его глаза, полные отчаяния слезились, и он нервно сжимал в руках берет.
  - Разбуди Мэйн! - крикнула матушка сестре.
   Мини сонно потерла глаза, она абсолютно не выспалась, но утренняя новость мигом согнала весь сон. Девушка вскочила и принялась быстро собирать предусмотрительно захваченные с собой лекарства.
  - Ведите! - скомандовала она, выбегая из приюта.
  Пройдя череду улиц Мэни оказалась на месте.
  - Сюда! - махнул рукой мужчина.
  Он поспешно открыл дверь. На кровати корчилась и тяжело дышала в бреду несчастная женщина, рядом плакал, протягивая крошечные розовые ручки, новорожденный ребенок.
  - Это зарна - с порога объявила Мэйн.
  Она хорошо изучила эту болезнь, и, к счастью, заболевание легко распознавалось по желтоватой сыпи, на теле больного.
  - Живо покиньте помещение! - скомандовала девушка бабке-повитухе и мужчине.
  - Но, как же? - сопротивлялся он.
  - Живо! - крикнула Мэйн,- Болезнь заразная!
   Она одела перчатки и быстро завязала на лице зачарованную маску. К счастью, в баке оказалось достаточно теплой воды. Мэйн быстро развела в тазу порошок, несколько мелко нарезанных трав и этим раствором принялась обтирать женщину и младенца. Сыпь пропала, больным стало немного легче. Мэни приготовила ампулу и, растворив в отваре, аккуратно ввела матери и младенцу. Вирус нужно было обезвредить, Мини бросила в таз и распылила по всему дому щепотку порошка, затем сожгла использованные тряпки и, наконец, облегченно вздохнула. Оба ее пациента уснули...
  - Входите.
  Минория распахнула дверь и стерла пот с лица.
  - Как она?
  Мужчина схватил девушку за руки.
  - Все в порядке,- успокоила его юная знахарка,- болезнь наследственная, но если вылечить, больше не передастся. Хорошо, что вовремя успели.
  - Спасибо вам!
  На глазах мужчины выступили счастливые слезы.
  - Не время для благодарностей,- зевнула Мэйн,- вы сейчас им нужны.
   Она проспала до самого вечера и проснулась только к приезду Вернонса и Кариэн. Вот тут началось самое интересное - раздача подарков! Кариэн привезла в приют огромную корзину булочек, по новому рецепту, из книги, подаренной Мэйн. Матушка примеряла нарядную шаль, а сестры ахали, показывая друг другу изящные украшения. Больше всех радовались малыши, у которых была теперь новая одежда, а главное, настоящие игрушки, главной, и самой обожаемой из которых стал, конечно же Пин. Но к нему дети относились уважительно, потому что Мэйн грозилась забрать зверька, если они будут его обижать.
   А на следующий день, перед входной дверью, матушка нашла корзину с леденцами и запиской от благодарного мужчины и его спасенной жены.
  - По одному! - командовала Мэйн, раздавая детям разноцветные леденцы.
  Остальное она решила оставить на праздник. Не хотелось брать благодарность, она и не думала о выгоде, но малыши смотрели на леденцы такими восхищенными глазами, что девушка не смогла им отказать. Вот так и прошел этот счастливый день...
  
  
  
  
  
   Послесловие
  
  Прошло пять лет... Маленький городок Веллинс превратился в богатый и процветающий город, перед въездом в который светилось имя Минории. Задорная девочка - теперь уже молодая мама, за эти пять лет, с помощью Ферона, открыла в городе больницу и две школы: общую и медицинскую. Преподавательницей, в которых стала она сама, матушка и сестры. А вот приют закрылся. Но это было здорово! Потому что в городе без болезней, люди перестали бояться брать детей.
   Тетушка Кариэн, уже через месяц, после встречи с Вернонсом, стала его супругой. Веселый капитан оставил свой корабль штурману и поселился вместе с женушкой в уютном домике, в том же городе, где жила Мэйн. Старички построили рядом огромную пекарню, и теперь печености тетушки Кариэн расхваливали по всей окраине страны. Сразу же после обустройства Вернонс и тетушка забрали из приюта троих детей, и сбылась мечта веселого капитана - у него появилась большая дружная семья. Малыши по вечерам забирались к Вернонсу на колени и крутили его длинные усы, тетушка разливала чай, а румяный капитан рассказывал детям удивительные сказки. Матушка Эвелент, вместе с сестрами, поселилась недалеко от Мини и теперь занялась плетением кружева.
   Пройдут годы, и ученики Минории разбредутся по всей стране, разнося частицы света и тепла. А пока, Мэйн улыбается нам с фотографии, где они с Фероном держат на руках годовалого сынишку...
  
  
   Конец...
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"