Аорорн: другие произведения.

Обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.00*166  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Обновления каждый вторник


Глава 2

     Вход в город для нас и впрямь не доставил особых проблем. Даже не пригодились торопливые наставления Гунира. Людей на площади оказалось мало. Отстояв в короткой очереди, мы удостоились лишь внимательного взгляда стражи и всё. Больше проблем доставил поиск дороги в нужный квартал. Вот здесь объяснения товарища нас подвели. Или же мы где-то просто ошиблись. К счастью, простой вопрос у встречного мужчины решил нашу беду. А затем, при виде знакомой границы мы и сами сообразили, куда идти дальше. Не так уж и велик квартал Чужих имён.
     Ещё в арке прохода мы услышали голоса и смех, а выйдя во двор дома, увидели празднующих людей. Под небо были вынесены столы, заставлены всевозможными мисками и плошками. В глазах пестрило от десятков позабытых лиц всех тех, кто выехал вместе с чемпионами из Нулевого. Но главное, я видел здесь и знакомые лица. Ещё вчера мы считались соучениками. Сейчас лишь, как сказал бы Дарит, собратья по Пути. Красиво звучит. Гордо, достойно. Вот только и ватажники с наёмниками собратья. И даже разбойники Воины тоже могут считаться собратьями идущим по их следу стражам дорог. Бывает. К Небу ведёт много путей. Наши с земляками разошлись.
     — Дарсова отрыжка! — прошипел Зимион. — А вон и Тогрим.
     — А где же ему ещё быть? — я спокойно пожал плечами. — Я пошёл искать своих. Здесь их не вижу.
     — Мои вон, — кивком указал товарищ.
     Я снова оглядел празднующих. Именно тот, дальний край столов. Свободные места нашёл. Но вот своих женщин — нет. Что же, мама всегда была горда. Зря, конечно. Уж в этом празднике нет никакого унижения. Едва я об этом подумал, как слева раздался радостный писк, и я развернулся в ту сторону, раскрывая объятия для мчащейся Лейлы.
     — Чего так долго, братик?! — заявила сестра. — Я уже заждалась.
     Я же сделал то, по чему скучал эти две недели. Поцеловал светлую макушку. И обнял свободной рукой маму.
     — Спасибо, — шепнула она мне на ухо.
     Я лишь улыбнулся. Ведь тоже могу поблагодарить её. Две недели раздумий не прошли даром. Возможно, это заблуждение, но мне всё больше кажется, что решение жить ради своей семьи — самый правильный мой поступок с момента пересечения границы. К чему мне карьера в Ордене, о которой так много говорил Тортус? Как верно сказал Зимион Плаву — простому охотнику много не нужно. Мне тоже. Заработать на еду и кров своей семье для начала. А затем можно будет подумать и о путешествии по поясу. Чем я хуже родителей? Не уверен, что маме эта затея придётся по душе. Но что поделать? У меня будет время её убедить. С каждым месяцем детские воспоминания о красотах Пустошей блёкнут. И я даже не всегда уверен — это настоящее воспоминание или образ, оставшийся после рассказов мамы? Самое время увидеть красоту новых земель и показать их своей семье. Надеюсь, год или два в ватаге дадут мне возможность заработать достаточно денег для этого. И про силу не стоит забывать. Она тоже пригодится в дороге.
     — Пойдём к столу? — поглядел на маму и уточнил. — Угощают ведь всех?
     — Да, — подтвердила мама, — всем миром собирали на стол. Мы без тебя не хотели.
     Я с удовольствием подсел к простому, даже чуть кривому, столу. Этот день и так разжёг аппетит, да и еда на столе выделялась в лучшую сторону по сравнению со школьной. С удовольствием слушал болтовню соседей, их поздравления послушникам Ордена. Все они счастливы. Я тоже. Они гордились детьми. Я же просто рад за них. Почти за всех.
     — Не жалеешь? — спросил, склонившись к самому уху Зимиона.
     — Ты снова? — парень поморщился, ответил в полный голос. — Не! Всё давно решено. Мне не по нраву было слушать глупые приказы ещё там, в песках. Здесь тем боле.
     — А вот Крим, помнится, не любил подчиняться старикам ещё сильней, чем ты. Но гляди-ка — радуется своей обновке.
     Я кивком указал на правую руку Тогрима, что сейчас стоял, держа в одной руке гербовую накидку, а другой поднял над головой чашу с вином. И с горящими глазами говорил о новой жизни, начавшейся теперь, о том, что они глаза и руки Ордена на всех землях Морозной гряды. Восторженная чушь, которой позавидовал бы и Дигар. По мне, он уже был изрядно пьян. Впрочем, не он один. Помнится, тому помощнику алхимика, что первым знакомил меня с тонкостями зелий, я не поверил, будто-то кто-то из нас может начать пить вино. Помнится, даже Виргл не позволял себе ничего кроме легкой браги, стоявшей чуть дольше трёх дней.
     Зато теперь я видел своими глазами, что недавние подростки, ставшие Воинами и послушниками Ордена, окончательно почувствовали себя главами семей. И редкие увещевания родных почти ни на кого не действовали. Впрочем, их право. Теперь всё и впрямь ляжет на их плечи. Как завтрашнее наказание в стенах Ордена за свой внешний вид. А вот я сам лишь пригубил вино и не собирался делать больше одного глотка. Не думаю, что мне хочется уподобляться Ориколу. Жалкое зрелище. Особенно по утрам после вечерних возлияний. Кстати, и Зимион, всё ещё разглядывающий Крима, лишь начал вторую чашу.
     — Скажу так.
     Товарищ обернулся ко мне, широко улыбнулся, так заразительно, что я, ещё даже не слыша шутки, сам ощутил, как дрогнули мои губы.
     — Орден был обречён меня лишиться ещё в тот день, как нам принесли эти дарсовы жилы вместо мяса.
     — Интересно, кто у них заведовал едой. Пиклит? — я подмигнул. — Знал бы он, из-за какой малости потеряет лучшего следопыта выпуска.
     — Эх! Красиво сказал. Все пьют за свои успехи с гербом. А я предлагаю выпить за наши успехи с рейлами!
     — Друг, — я едва сдержал смех, — надеюсь, никто из соседей тебя не услышал. Иначе восторженные послушники Ордена обидятся, и начнётся драка за то, что ты поставил это на одни весы.
     Я чуть стукнул своей чашу Зимиона и снова коснулся губами вина. Но должен признаться — необычный вкус. Заметил взгляд мамы и успокаивающе улыбнулся ей.
     — Рейлы? — мама погладила меня по плечу. — Их мясо продают в дорогих лавках.
     — Да. Мы теперь полгода будем охранять ферму, где их выращивают.
     — Ладно, — серые глаза внимательно вглядывались в меня. — Это разговор не для этого стола и чужих ушей.
     Я был с ней полностью согласен и уже через десяток минут решил, что нечего больше делать на этом празднике послушников. За столами уже кто-то разговаривал так, что честнее назвать это криком. Кивнул на прощание Зимиону, и мы, тихо и незаметно для большей части празднующих начало новой жизни, ушли. Но оказалось, что за мной внимательно наблюдали, и внутри дома меня уже поджидал Тогрим. Даже не заметил, когда он исчез из-за столов. И сейчас стоял в пяти шагах от дверей в наше крыло, прислонившись спиной к стене широкого прохода. Шагнул навстречу, едва меня увидев.
     — Идите, — я махнул рукой своим и кивнул парню. — Поздравляю.
     Тот скривился, ноздри его раздулись в гневе, а прищуренные, немигающие глаза уставились на меня. Я спокойно встретил взгляд. Зря он ищет в моих словах издёвку или укор. Нет их там. Мне кажется, у Неба вышла отличная шутка надо мной. Не знаю, почему Виликор так рвала и метала в тот день. Если то, что с ней случилось и впрямь так похоже на происходящее сейчас, то я её не понимаю. Ведь она сама считает, что и испытания, и награды даются Небом. И у нас с ней вышло отличное завершение. Почему она была так недовольна случившимся, неужели ей так тяжело оказалось принять эту расплату за поступки? Что говорят служители Неба о таком? Может ли Небо шутить? Или это лишь моя выдумка?
     — Я не мог принять другого решения, — Тогрим говорил громко, жарко, не опуская глаз. — Никто из нас не мог! Мы прикинули цены в городе, заработки. Почти никто из наших за полгода здесь не нашёл работу, ты же знаешь! В городе и без нас полно людей, готовых работать чуть ли не за одну еду! Выросших тут, в поясе, понимающих, как устроены дела.
     Я кивнул.
     — А тут — такой шанс! Это предложение — оно решает все наши проблемы! Все! Все приняли такое решение. Во всех классах! Даже не сказав ни слова друг другу! Только вы, два придурка решили испытать удачу.
     — Нет, — я возразил. — Не все. Не только мы с Зимионом. Есть ещё Ярит.
     — Этот мелкий дарс, сколько его ни учи, всё одно не мыслит свою жизнь без банд, — скривился Тогрим. — А вот что с вами? Наслушались Пиклита в лагере?
     Я не понял, о чём он. Не говорил он с нами ни о чём таком. Здесь уж скорее можно подозревать Гунира. Но откуда бы Тогриму знать о его разговорах? Я отрицательно покачал головой, спокойно ответил.
     — Решили пожить только для себя. Без командиров.
     — А сейчас у тебя вообще хозяин! — голос парня сорвался на шипение.
     — Ты понял меня. И хватит кричать, и злиться на меня.
     — Как же мне не беситься, — Тогрим сжал кулаки, — когда я уже дважды тебя обманываю и пользуюсь тобой? На меня уже мои парни косятся! Я же вижу!
     — Как будто они сделали по-другому.
     — Но старший я, — парень помолчал, решительно произнёс. — И я всё равно отдам тебе долг. Возможно, это и к лучшему. Долг орденца вольному гораздо весомей, чем вольного орденцу.
     Я, наконец, позволил себе улыбнуться. Широко, радостно, довольно. Вот оно! Нет, всё же Небо смотрит за нами и умеет шутить.
     — С этого момента ты мне ничего не должен.
     — Что? — Тогрим растерялся, весь его запал улетучился.
     — Это же можешь передать и другим. Между нами нет долгов.
     Я хлопнул всё ещё ничего не понимающего Тогрима по плечу и, обогнув его, пошёл за своими. Отличное завершение этой истории. Позади осталась Школа, впереди вольная жизнь. Я чист перед Небом. И должен сейчас только себе. Должен отдать оставшийся долг Виликор. Нужно накопить денег на визит в её семью. И оплатить уроки Форм, заодно узнать, сколько стоит остальное.
     Лестница едва слышно скрипела под ногами, открывая мне длинные коридоры нового этажа с множеством дверей. Этот дом как термитник. Весь изрыт комнатами и полон обитателей. Вот только сейчас почти пуст. Нас, приехавших из Нулевого, и так было для него маловато, а ведь отсюда выгнали тех, кто ушёл из Школы раньше. И выселят семьи и нас троих, когда между нами и Орденом не останется долгов. Или двоих? Кажется, у Ярита нет семьи. И я его не заметил за столами внизу. Неважно. Нужно подняться выше. Мои живут на третьем этаже. Дверь по правой стороне в середине правого же с лестницы коридора. Место, где меня ждут.
     Небольшая комната, лишь немного больше той, что была у нас в деревне. Чистые, свежевыбеленные стены; много, сейчас занавешенных занавесками, деревянных полок на стенах; две широкие кровати с толстыми серыми одеялами, огороженный тканью угол. Пустое место, где стоял стол, что сейчас на улице. Скрипучий пол, чьи доски чуть прогибаются под моей ногой. Мама и Лейла, обнявшись, сидели на дальнем от входа лежаке.
     — Не обращай внимания, — сразу ответил я на молчаливый вопрос. — Закончили последнее дело, что связывало нас в Школе.
     — Спасибо, что не вступил в Орден, — серые глаза светились. — Все эти дни я просила Небо, чтобы ты принял правильное решение.
     — Все те внизу, мама, — покачал я головой, — с тобой бы не согласились. Для них мой поступок — большая ошибка.
     — Что мне до них, когда давно уснувшая во мне воровка из трущоб кричит, что лезем в западню?
     Я промолчал, не желая снова начинать этот разговор. И решил обсудить наше будущее, особенно после слов Тогрима внизу.
     — В прошлый раз ты хвалилась, что устроилась в кожевенную мастерскую, и тебе даже разрешили пользоваться инструментом, — я хлопнул по ножнам кинжала, подаренных ей мне в прошлый раз. — Но мне тут сказали, что почти никто не сумел найти работы. Даже, — здесь я запнулся, но неуверенно продолжил, — за еду?
     — Так и есть, — мама кивнула. Строго сказала Лейле. — Беги хоть руки помой перед сном. И умойся там.
     Сестра с недовольным видом, всей своей фигуркой выражая возмущение, вышла из комнаты. Я с улыбкой смотрел на это представление. Ещё прошлый раз я с удивлением понял, что за месяцы что я её не видел, она стремительно изменилась. Вытянулась в росте, повзрослела повадками. Переезд и жизнь без лишений пошли ей на пользу.
     — Пока никто из этой пьяни, — мама прислушалась к происходящему во дворе, — не припёрся на этаж.
     — Пусть только попробуют мешать.
     Я успокоил встревоженную маму. И не шутил. Пусть наши статусы и отличаются, но не настолько, чтобы я боялся поднять руку на послушника. Может, через несколько месяцев они и обнаглеют, почуяв силу висящего на груди герба. Но сейчас, пока они помнят, как я силён, вряд ли кто рискнёт не послушать моего окрика. Да я могу и напомнить. И вряд ли утром охотники унизятся до жалоб на меня в Ордене. Впрочем, я пока и бить никого не собираюсь.
     — С работой так и есть.
     Мама продолжила разговор, лишь с лёгкой улыбкой покачав головой на мои самоуверенные слова. Ничего. Ещё месяц и можно будет купить ей зелья Роста основы и Возвышения. Я уверен в успехе. Половины года в Первом поясе ей должно хватить, чтобы тело стало готово к рывку на десятый уровень. Тем более с такой помощью. Я верю в её талант. Она за полтора месяца на этих землях прорвалась к девятой звезде, возможно еще месяц-два и она сама бы стала десяткой. А новый этап возвышения — это повышение статуса и снижение налога, это уверенность и новые возможности. Она больше не будет муравьём, которого терпят на этих землях лишь из-за сына-Воина. Не знаю, так ли это было на самом деле. Как их встречали на улицах квартала Чужих имён, а главное, за его зелёной границей?
     — С этим и впрямь сложно, — слова её следовали моим мыслям. — С одной стороны, слишком уж горды большинство тех, кто приехал с нами. Они считают, что прошлых заслуг достаточно для того, чтобы найти себе место здесь. И забывают, что никто им ничего не должен.
     Мама пожала плечами, досадливо продолжила.
     — Словно мозги у людей отбили напрочь. Я вот простая, не гордая женщина.
     Вот здесь я едва удержал на лице спокойную улыбку. Очень уж я оказался удивлён. Особенно вспоминая свои рассуждения внизу о её гордости, не позволившие ей присоединиться к чужому празднику.
     — Отлично помню своё прошлое и кем была в самом начале, — мама повела рукой, обводя комнату, а скорее Пояс, что скрывался за её стенами. — А здесь почти то же самое. Новая жизнь, в которой нашим детям приходится подниматься с самого низа, зарабатывая себе достойное место. Вот только того, что нам ещё хуже, мало кто понимает. Со мной таких и десятка не наберётся, что готовы ходить по мастерским и просить, кланяться всем подряд, даже молокососам подмастерьям. Остальные всё ещё помнят, как были у себя умелыми мастерами. И гордо пьют то, что здесь делают вместо браги.
     Мама замолчала, в её глазах светился смех, пополам с отсветом клинка.
     — А мы на самом деле здесь, как беспомощные дети. Вот ты говоришь — кожевник. Это в Нулевом я была им. И шкуру свежую обрабатывала, и мастерила из неё всё, что покупатель хотел. Ножны? Через неделю. Переплести книгу на подарок? Я пришлю мальчишку, как будет готово. Сумку? Поглядите на готовые. Выбирайте! А здесь...
     — А здесь? — поддержал я разговор.
     — А здесь только сырыми шкурами занимаются три разных человека! И есть ещё полтора десятка других мастеров по коже, что кривятся, как от ругательства, едва услышав, как я назвалась кожевенником. Здесь каждый занимается своим делом. Один делает только ремни. Другой — только сёдла. Понимаешь? Конечно, я словно нерадивый подмастерье для людей, что всю жизнь полировали своё мастерство только в одном. Таких мастеров на все руки, как я, здесь и по глухим лесным деревушкам не найти.
     — Здесь нет глухих деревушек. Ты же сама...
     — Ты меня понял, — отмахнулась мама. — Потому я и не нужна никому такая.
     Дверь едва слышно скрипнула, пропуская Лейлу.
     — Вот, — она покрутила ладошками. — Я чистая и красивая.
     — Ну давай тогда ко мне под бок.
     Я с удовольствием прижал к себе невесомое тельце.
     — Ты по мне скучал эти дни? — требовательно заглянула Лейла мне в глаза.
     — Конечно, — я поднял брови. — Разве можно в этом сомневаться? И по тебе, и по маме.
     — Тогда можно сегодня с тобой спать?
     — Ах ты хитрюга!
     Я принялся щекотать сестру. А она восторженно вопила. Наверное, на весь этаж. Только после окрика мамы мы принялись вести себя тише, потом и вовсе успокоились, а я вернулся к разговору, перебирая волосы сестры.
     — Если ты сделала ножны, значит, выбрала мастера? И что с заработком?
     — Об этом говорить рано, — отмахнулась мама. — Моя поделка чуть ли не из мусорных отрезков. Меня, конечно, похвалили, все же ножны у меня всегда отлично получались, но вот с деньгами ничего ждать не стоит. Наоборот. Я сама изрядно потратилась на подарки, пока ходила по окрестным мастерским. И это вторая причина моей удачи. У остальных таких денег на подношения нет.
     — Много это сколько?
     Я ещё до города предупредил маму, что три кровавых монеты она не должна тратить ни в коем случае, чтобы ни произошло. Это её шанс стать Воином. И моя уверенность, что если со мной что-то случится, то они с Лейлой не попадут снова в Пустоши. Хотя об этом я тогда промолчал. Но не думаю, что мама не поняла недосказанного.
     — Почти шестьдесят зелёных монет.
     Тогда это немного. Половина заработка за месяц простого работяги, равного ей по силе.
     — Этот мастер, вернее, — я исправился, вспомнив, что и Лейла ходит помогать к стеклодуву. — Мастера. Они — Закалка?
     — Да.
     Тогда наверно неплохо. Дарит не упоминал, что мастера так уж больше остальных зарабатывают. Не в разы точно. Для этого нужно стать Воином и начать работать с другими материалами и другими заказчиками. Не все хотят прилагать усилия. А из тех, кто готов отдавать этому время, не все одарены талантом.
     — А когда ты станешь Воином?
     — О! — мама в восторге закатила глаза. — Тогда возле меня начнёт виться половина мастерских округи. Наивные думают, что смогут меня уговорить на полцены.
     — Полцены чего?
     — Услуги Воина, что берёт на себя приписки по налогам. Обычно ему платят четверть самого налога. А они хотят половину от этой цены.
     — Выходит, — я оказался удивлён, — договориться с чужим человеком им проще, чем заняться собой и стать Воином или потратить деньги на кого-то из семьи?
     — Эти земли и сами люди ничем не отличаются от тех, что остались в песках, — мама объясняла спокойно, размеренно, видно, как и я, часто вспоминала и сравнивала ушедшую жизнь. — Сколько из желающих брали десятую звезду? Сколько верило в детей? И сколько продолжали возвышение после нескольких лет неудач?
     — Мне кажется, — захотелось опровергнуть её, — что здесь гораздо легче прорвать границу этапов.
     — А мне кажется, — мама засмеялась, — не настолько, как тебе кажется.
     — Ну так есть алхимия, — я пожал плечами, — притом разрешённая. И не сильно дорогая.
     — Для нас, которым эти монеты достались счастливым случаем, — мама покачала пальцем. — А так — одно зелье Возвышения стоит как три-четыре месячных заработка.
     — Всего лишь.
     Здесь мама уже откровенно захохотала.
     — Если не есть и не пить всей семьёй, то да. Особенно это забавно слышать от человека, который никогда не решал в конце месяца, что купить — мяса, чтобы вспомнить его вкус, или новые штаны ребёнку, чтобы он не сверкал задницей, — она вскинула руку, заметив, как я нахмурился. — Не обижайся. Я сама именно такого не решала. Да и ты тоже прав. Полно тех, кто копит или влезает в долги и берёт зелья. Здесь это легко. Тут ростовщиков человек пять только в той части города, где я бывала.
     Мама замолчала, я вскинул брови в вопросе, но она по-прежнему блуждала мыслями в своих раздумьях, и пришлось напомнить о разговоре.
     — Так что с зельями?
     — А? Да... Странно, но мало кому везёт. Даже с ними. Мне рассказывали об усмаре, что влез в жуткие долги, пять раз брал Возвышение и ничего не добился.
     — Странно, — я нахмурился. — Но, значит, тебе можно будет выбирать.
     — Я уже почти выбрала, — отмахнулась мама. — И погоди. Стоит тебе рассчитаться с Орденом, как и к тебе потянутся с просьбами. А может и раньше. А вообще, приятно, что сын так в меня верит.
     Так вот к чему были слова Гунира, что с силой приходит и богатство. Если скоро я сам буду считаться... А кем я буду считаться? Как всё это устроено? Стану я или нет владельцем лавки? Понятно, на бумагах, но всё же? Было бы забавно.
     — Я твой сын! А талант ведь в крови? — жаль не дотянуться обнять, так что я лишь улыбнулся маме. — Сначала пусть попробуют со мной встретиться. Я же только на один день буду приходить сюда.
     Наконец у нас дошёл разговор о том, какая мне теперь работа предстоит. Описал ферму и лес.
     — Я рада, что хотя бы здесь у тебя появились товарищи, — мама покачала головой. — С этим нашим путешествием ты вечно был одинок.
     А вот здесь я чуть не сказал о своих планах на такой же круг, но по поясу. Хорошо вовремя замолчал. Нельзя такую новость вываливать маме откровенно и так сразу. Она ведь сразу же вспомнит как плохо закончилось прошлое путешествие. И во многом будет права. Самое первоочередное — устроить свою жизнь, заработать денег на путешествие, узнать больше об этих землях и получить цветные пряди в волосах. Из того что я видел, Воины такого ранга редко встречались на улицах города. А значит представляли собой реальную силу, с которой уже будут считаться. И опасаться. Думаю, и без зелья Ордена я смогу за несколько лет добиться этого. Вот за это время и нужно подготовить маму к поездке.
     — Да, — я поддакнул маме, осторожно перекладывая уснувшую Лейлу. — С приятелями веселее.
     — Но будь осторожней там с этой вашей работой и лесом.
     — Конечно, мама.
     
     Продолжение https://author.today/reader/51272/408740

Оценка: 8.00*166  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Лерой "Если хобби — охота на монстров"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Ю.Богута "Дышать"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"