Игнатов Макс: другие произведения.

На новый лад... 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    *По мотивам: "Волшебник Изумрудного города" т/о "Экран" 1974 г., "Собачье сердце" реж. В.Бортко, 1988 г.

  НА НОВЫЙ ЛАД... - 5
  
  Они шли по незнакомому городу и вертели головами во все стороны. Но ничего похожего на дворец Великого Мудреца и Волшебника Гудвина не находили.
  Да и под ногами было что-то не то. Брусчатка - была, да, но никакой дороги ВЖК, то есть "вымощенной желтым кирпичом", не наблюдалось. Все было серое и невзрачное.
  - Может, мы заблудились? - спросил Страшила.
  - Нет, мы же постоянно шли по дороге ВЖК! - воскликнула Элли. - Правда, в какой-то момент она перестала быть желтой...
  - И кирпича на ней стало меньше, - задумчиво проговорил Железный Дровосек, - а грязи - больше. Бедный Лев, весь измазался уже.
  Трусливый Лев, весь в пыли и пятнах, только грустно покачал в ответ большой головой.
  - Но мы же видели указатели, - продолжала спорить Элли, - там было написано: ВЖК, и стрелочкой указано направление. Мы туда и шли.
  - Ну да, - проскрипел Дровосек, - и уперлись в дом с надписью "Высшие Женские Курсы".
  - Да тут с этими ав... ав... аббревиатурами, - Тотошка мотнул мордочкой и чихнул, - полный дурдом! Куда ни глянь, везде сплошные комы, факи и губы. Вот это что - Москвошвея?
  - Тотошка, успокойся, - сказала ему Элли. - Надо у кого-то спросить про Гудвина. Ведь такого волшебника должны знать все!
  И она смело направилась к первому попавшемуся дому, возле входа в который стоял, переминаясь, усатый мужчина в фуражке.
  - Извините, сударь, будьте любезны! Мы с друзьями заблудились, и нам требуется помощь.
  Было видно, что обращение мужчине не понравилось, и он что-то пробурчал. Элли продолжила:
  - Нам сказали, что у вас в городе живет настоящий волшебник. Он может дать моим друзьям то, о чем они больше всего мечтают - мозги, сердце...
  - А, - прервал ее мужчина, - так это вам к Филип Филипычу! Он здесь и живет.
  - Правда? - изумилась Элли. - Вот здорово! Эй, друзья, бегом сюда! Мы нашли его!
  Вся компания мигом подвалила к входу. Только Лев будто бы продолжал что-то искать.
  - Элли, это правда? - Тотошка завилял хвостом. - Он здесь?
  У мужчины в фуражке чуть не выпали глаза.
  - Не обращайте внимания, - сказала ему Элли, - это мой песик.
  В целом аргумент подействовал. Мужчина покачал головой, внимательно всех оглядел и чуть поморщился. Потом махнул рукой и сказал:
  - А, ладно! Тут, как домком въехал, все одно цирк. И без галош ходят. Идите уж!
  Он проводил их до квартиры и позвонил в дверь.
  Пустили их не сразу. Потом они толпились в прихожей, которая от обилия гостей стала несколько тесноватой. Профессор Преображенский и доктор Борменталь обозревали вошедшую гоп-компанию, не скрывая удивления.
  Взгляд профессора был строг. Элли тряслась от страха. Тотошка прислонился к ее ногам. Страшила пялился на чучело совы, висящее над дверью. Железный Дровосек скрипел каким-то суставом. Лев просто опустил глаза и испортил воздух.
  Пауза затянулась.
  - Так я вас слушаю, - прервал молчание профессор.
  - Мы к в-вам, в-волшебник, и в-вот по какому делу, - запинаясь, ответила Элли.
  - Начало не лучшее, - заметил профессор. - А мы - это кто?
  - Я - Элли, это Тотошка, в-вот Страшила, он - Железный Дров-восек, а в углу - Труслив-вый Лев.
  - Занятно. Ну и кто, извольте узнать, составил вам протекцию для обращения в мой адрес? - спросил Филипп Филиппович.
  - В-виллина, - дрожащим голосом ответила Элли.
  Профессор переглянулся с Борменталем.
  - Думаю, это кто-то из новых, - ответил Иван Арнольдович. - Имя уж больно современное. Владимир-Ильич-Ленин-любит-и что-то там дальше.
  - Определенно, вы правы, коллега, - кивнул Филипп Филиппович. - Придется принять. С этими мерзавцами лучше не ссориться.
  - Контрреволюционные вещи говорите, Филипп Филиппович...
  Профессор махнул рукой. Элли смотрела на него и в дискуссию не вступала.
  - Так что вам необходимо, любезные господа? - спросил профессор.
  В этот момент прозвенел звонок, и у совы загорелись глаза. Трусливый Лев опять поддал газу. Борменталь открыл дверь, и вошел тот самый усатый мужчина, который пускал всех к профессору.
  - Я извиняюсь, прям совестно, - начал он с порога, - но там этот Лев прямо у входа лужу наделал.
  - Сколько я должен, Федор? - спросил профессор.
  - Полтора, - помявшись, ответил тот.
  Когда Федор вышел, профессор снова оглядел всех вошедших и сказал:
  - Итак, господа, кому и что от меня необходимо? Начнем с вас, любезный, - он поглядел на Льва.
  - Ему нужна смелость, - поспешила ответить Элли, боясь, как бы Трусливый Лев не выдал очередную порцию своих миазмов. В прихожей и без того было нелегко дышать.
  Филипп Филиппович усмехнулся. Ситуация переставала быть серьезной.
  - Ну, это проще простого. Дарья Петровна! - крикнул он.
  На зов вошла женщина в переднике, напрочь измятом на груди.
  - Пожарник? - шепотом предположил профессор.
  - Не иначе, - вполголоса согласился Борменталь. - И ведь каков подлец: насчет разведения огня нас ругает, а столоваться каждый день приходит. Гнать его надо, Филипп Филиппович.
  Профессор покивал, соглашаясь. Тем временем женщина смотрела на присутствующих и крестилась, поминая при этом какую-то небесную ось. Профессор схватил ее за руку и сказал:
  - Дарья Петровна, голубушка, принесите нам водки. Той самой, которую вы так отлично готовите. И краковскую захватите, если еще не выбросили.
  - А рюмок сколько? - озираясь, спросила женщина.
  - Нисколько, - сказал Филипп Филиппович. - Штоф водки и стакан. И колбасу не забудьте.
  Через пару минут поднос с требуемым находился в руках профессора.
  - Ну-с, молодой... э-э... в общем, подходите сюда.
  Лев медленно приблизился.
  - Откройте рот. Иван Арнольдович, голубчик, подержите его!
  Когда Трусливый Лев разинул пасть, Филипп Филиппович влил туда стакан водки.
  - Глотай! И дыши! А теперь краковской... закуси! - командовал профессор, - вот, молодец!
  Лев извивался в объятиях Борменталя, но доктор крепко держал животное. Впрочем, это продолжалось недолго. Эксперимент повторили, после чего Лев успокоился и медленно уполз в угол.
  - Так, с одним пациентом вопрос решен, - потер руки профессор, - надо подождать с полчаса, и результат будет очевиден. Кто следующий?
  Железный дровосек шагнул вперед:
  - Меня зовут Дровосек, я сделан из железа. Мне нужно сердце, без него я не могу любить!
  - Только сердце? - осведомился профессор. - И больше ничего? Для любви вам, голубчик, скажу по секрету, необходимы еще кое-какие органы...
  - Нет, только сердце, - отрезал Дровосек.
  Профессор кивнул.
  - Хорошо. Сейчас я посоветуюсь с коллегой.
  Он повернулся к Борменталю, и они начали шептаться.
  - Что скажете, доктор?
  - Исходя из размеров грудной клетки пациента, Филипп Филиппович, думаю, что подойдет бычье.
  - А ежели стухнет?
  - Можно поместить в масло... но как хранить? - взгляд Борменталя стал печален.
  - А грудная клетка пациента вам, коллега, ничего не напоминает?
  Доктор уставился на Железного Дровосека. Внезапно его озарило.
  - Ну, конечно же! Консервы! О, Филипп Филиппович, вы - гений!
  - Успокойтесь, Иван Арнольдович. Сейчас же попросите Федора съездить на бойню и привезти бычье сердце. Заодно пусть заедет за маслом. Так что забирайте этого железного истукана и - в дворницкую, не в операционной же его кромсать, хе-хе!
  Когда Борменталь и Железный Дровосек ушли, Филипп Филиппович вытер лоб и поднял глаза. Теперь вперед вышел Страшила.
  - А я чучело, набит соломой. Мне очень нужны мозги. И никто, кроме вас, не поможет мне.
  Профессор почесал бороду.
  - Что ж, надо подумать. Возможно, у меня осталось что-то после операции на гипофизе. Но насколько это вам подойдет, голубчик? У вас в голове может наступить такая разруха!
  - Разрухи не надо, - сказал Страшила.
  - Вот и я о том же, - согласился профессор. - Итак, что у нас имеется в запасе? Точно есть яичники от обезьяны, потом...
  - Летучей?
  - Что? Нет, обычной, - Филипп Филиппович даже не обратил внимания на вопрос - он перебирал варианты. Внезапно он посмотрел в нарисованные глаза Страшилы, улыбнулся и произнес: - Хотя зачем вам все это? Зина! - снова крикнул он.
  Вошла молодая девушка. Увидев стоящих в прихожей, она взвизгнула.
  Филипп Филиппович успокоил девушку, а потом некоторое время с ней о чем-то шептался. Было слышно только "...газеты, что Дарья Петровна принесла... порвать... зашить... мусор..." Страшила из разговора ничего не понимал, а Элли с Тотошкой ничего не слышали. Трусливый Лев так и вовсе тихонько похрюкивал в своем углу.
  После разговора с профессором Зина аккуратно взяла за руку Страшилу и увела его на кухню. Через минуту там раздался громкий хохот Дарьи Петровны.
  - Что там происходит? - спросила Элли. - И разве не вы будете давать Страшиле мозги?
  - Нет, дитя мое, - покачал головой Филипп Филиппович, - в моем присутствии нет необходимости. И ничего страшного там не случится. Сейчас мои помощницы все сделают, как надо, и ваш друг будет мудрее самого толкового депутата.
  Он вздохнул.
  - А вы? Вы ведь тоже чего-то хотите? Спрашивайте, и если я смогу - сделаю.
  - Мы устали и очень хотим домой, - сказал Тотошка.
  Профессор раскрыл рот.
  - Какого черта? Но как... Кто это сделал? Тебе кто-то делал операцию?
  - Не было никаких операций, - ответила за песика Элли, - это такое же волшебство, какое творите вы. И он правильно сказал: мы хотим домой. Но как туда попасть - мы не знаем. И заплатить нам за ваши чудеса нечем, ведь из всех ценностей у нас - только мои серебряные башмачки. И самое главное - сначала нам надо помочь друзьям.
  В этот момент дверь открылась, и в прихожую один за другим ввалились Борменталь и Железный Дровосек. Дровосека было не узнать: он весь блестел от масла, а свеженаточенный топор сиял в свете ламп. На лице Дровосека сияла улыбка.
  - Это волшебно! - проговорил он. - Я стал совсем другим! Внутри меня бьется сердце!
  Внутри него скорее булькало, чем билось, но улыбнувшиеся друг другу коллеги не стали разуверять обрадованного гиганта.
  - Как все прошло? - сквозь зубы процедил профессор.
  - Никаких эксцессов, - тихо процедил в ответ доктор, - даже масленку, которую этот здоровяк таскает с собой, залили до краев.
  - Спасибо вам, Иван Арнольдович, - теперь уже в полный голос сказал профессор, - скажете потом, сколько я вам должен.
  - О чем вы, Филипп Филиппович! - смутился Борменталь. - Когда я студентом явился к вам...
  Они могли еще долго изливать друг другу комплименты, но тут с кухни вышел Страшила. Первое, что бросилось в глаза - то, что его голова стала несколько больше, чем раньше.
  - Страшила, друг! - выпалил Дровосек и кинулся его обнимать. Делать этого явно не стоило - после размыкания объятий Страшила был весь в масляных пятнах.
  - Ну, знаете, - воскликнул он, - теперь я понял, что значит быть умным. И что значит - иметь мозги. Вот, смотрите - я умею думать!
  Страшила закрыл глаза, и тут внутри его головы что-то зашелестело, заскрипело, а через ткань наружу полезли ости и старые иголки. Впрочем, длилось это не очень долго.
  - Боже милостивый! - Борменталь быстро перекрестился. - Филипп Филиппович, что у него там?
  - Вообще-то я попросил Зину, чтобы она столкала туда весь невыброшенный мусор, и заодно газеты, что таскает Дарье Петровне этот негодяй пожарник. Те самые, от которых пониженные рефлексы, скверный аппетит и угнетённое состояние.
  - Вот, видели? - Страшила открыл глаза и радостно улыбнулся.
  - Друг, какой же ты стал умный, - Железный Дровосек был восхищен до глубины души. - А о чем ты думал?
  - Сейчас, минутку, - Страшила чуть напрягся и вдруг заорал: - Как говорит товарищ Троцкий в своих многочисленных трудах, построение социалистического общества вполне обеспечено и с точки зрения международной экономики. В капиталистическом мире противоречия - классовые и межгосударственные - будут нарастать...
  Все открыли рты.
  Тут из угла донеслось:
  - Я бы еще водочки выпил... Эй, кто там? Бормента-аль!
  Про Трусливого Льва все забыли, а он уже стоял на всех четырех и терся задом об занавеску.
  - По-моему, вам пора, - глядя на Элли, проговорил профессор. - Друзьям вашим я помог.
  - А как же мы? Мы с Тотошкой? - Элли умоляюще смотрела на профессора.
  - Послушайте, друзья, - Страшила поднял руку и посмотрел на тех, с кем он проделал столь длинный путь. - Позвольте мне на правах самого мудрого среди вас сказать несколько слов.
  Все замолчали.
  - У меня есть предложение. Элли, Тотошка, Дровосек, Лев - а вы не хотите остаться? Здесь, в этом городе, в этом мире?
  Началось шумное обсуждение, которое тот же Страшила прервал, снова подняв руку.
  - Если честно, я подумал немного и решил - я остаюсь. И хочу спросить Великого и Ужасного Волшебника, хозяина этого дома: как вы считаете, могу ли я быть здесь востребован?
  - Как красиво ты говоришь, друг! - воскликнул Железный Дровосек, но Страшила в очередной раз поднял руку. Его нарисованные глаза смотрели на Филиппа Филипповича.
  Профессор поднял брови и хмыкнул.
  - Почему нет? - ответил он. - Новая власть нуждается в умных... м-м... личностях. Для начала можете обратиться хотя бы в наш домком, к Швондеру. Судя по песням, которые так мы слышим, он сейчас на месте. Там вам заодно и новое имя дадут. А то с нынешним вам тяжеловато будет.
  - Так я прямо сейчас и побегу, - обрадовался Страшила и пулей вылетел за дверь.
  - Даже не простился, - грустно сказал Дровосек, глядя вслед другу. Потом он повернулся и произнес: - А я? Я могу быть полезным здесь и сейчас? Я не умею так говорить, как Страшила, но я силен и неутомим. И у меня есть сердце.
  Борменталь откашлялся и влез в разговор:
  - Как минимум, в одну организацию вас точно могут взять. Там у них как раз такие товарищи нужны - с сердцем, с руками и головой. И топор может понадобиться - врагов истреблять. Сейчас я вам адресочек черкну...
  - Вот спасибо! Тогда я тоже останусь. Элли, Тотошка, простите меня. И спасибо вам за все! - Дровосек уже никого не обнимал. Из его глаз текли слезы, но он уже не боялся заржаветь - масла не него было в избытке. - И вам спасибо, волшебники! Возможно, еще свидимся?
  - Не хотелось бы, - сказал Борменталь, когда тот ушел.
  - А вот этого куда? - Филипп Филиппович встал перед Львом. - Смотрю, ты уже распробовал на вкус местную жизнь и не захочешь возвращаться?
  - А чего я там забыл? - ухмыльнулся Трусливый когда-то Лев. - Там бегай, ищи себе пропитание. Царь зверей... Да там таких царей! Найти бы тут местечко, где можно было бы харчеваться..!
  - Задаром, что ли? - спросил профессор.
  - Почему задаром? - ощерился Лев. - Я много что могу. Особенно сейчас.
  - Иван Арнольдович, голубчик, - вздохнул Филипп Филиппович, - не осталось ли у вас цирковой программки? Помните, там еще слоны были? Поищите, ради Бога, пристроим животину.
  Льва пришлось похмелить и дать селедку. Когда его увезли, профессор спросил:
  - Хорошо, теперь с вами. Сначала мы вас накормим...
  - Мы не хотим есть, - ответила Элли. Песик тоже помотал головой. - Мы хотим домой.
  - А далеко ли ваш дом? - осведомился Филипп Филиппович.
  - В Канзасе.
  - Ох уж эти аббревиатуры! Я их совершенно не выношу, - занервничал профессор. - Иван Арнольдович, может, вы знаете, что это за Канзас такой?
  - Не знаю, Филипп Филиппович, - развел руками Борменталь, - Канцелярское законодательное собрание какое-нибудь...
  - Мы, наверно, пойдем, - вздохнув, сказала Элли. - Как-нибудь доберемся.
  - Подождите, пожалуйста, подождите! - потребовал профессор. - Иван Арнольдович, сходите ко мне в кабинет, там на столе лежат деньги. Принесите их сюда, пожалуйста. А я сейчас у себя в костюме возьму. Так, а вы, - он указал на Элли и Тотошку, - стойте и ждите. Сейчас мы принесем вам денег на дорогу, а потом Федор вас отвезет на вокзал. Ждите!
  Но когда профессор и доктор вернулись, никого из гостей в прихожей уже не было. Только две серебряные туфельки лежали у двери как напоминание об их визите.
  - Эх! - расстроился профессор. - Надо было приставить к ним Зину или Дарью Петровну. Как же они ушли - и без туфелек?
  Он поднял туфельки с пола и поднял их к глазам.
  - А ведь знаете, Иван Арнольдович, это настоящее серебро! Где эта маленькая девочка взяла такое сокровище? Может, еще зайдет за ними? Положу-ка я их себе в рабочий стол.
  Филипп Филиппович открыл ящик и поместил туда туфельки. Когда он закрывал ящик, туфельки стукнулись каблучками - и случилось чудо! Волшебный вихрь закружил идущих по улице Элли и Тотошку, и, прежде чем они что-то поняли, девочка и песик уже были дома в Канзасе.
  Но ни Филипп Филиппович, ни Иван Арнольдович об этом не знали.
  - Зина! Дарья Петровна! - командовал профессор. - Накрывайте, голубушки, на стол!
  - По-моему, доктор, - сев на кресло, обратился он к Борменталю, - мы определенно сделали с вами сегодня немало хорошего и имеем право это отпраздновать. Наливайте, Иван Арнольдович!
  Выпили с удовольствием.
  - Иван Арнольдович, и закусите вот этим... да-да. Разве не прекрасно?
  - Божественно, Филипп Филиппович!
  - Определенно, в жизни есть свои прелести. Кстати, хотел рассказать вам случай. Вчера от Швондера пришло нечто и предложило купить журналы в пользу детей Германии.
  - Нечто?
  - Представьте себе! Я спрашиваю: "Вы мужчина или женщина?" А оно в ответ: "Какая разница, товарищ?" Им уже без разницы! А ведь подобных операций ни в Москве, ни где-то вообще в России не делаю ни я, ни кто-либо еще. Но это существует и - более того, Иван Арнольдович, - живет этажом ниже, поет песни и всех тут беспокоит. Все, пропал дом!
  Они подняли рюмки в очередной раз, и в этот момент кто-то позвонил в дверь.
  - Если это не девочка, то я очень сильно удивлюсь, - сказал Борменталь, снимая салфетку.
  - Да уж, коллега, - отшвырнув салфетку, ответил профессор, - хватит с нас сегодня гостей...
  Когда дверь открыли, внутрь вошла старушка с котомкой.
  - Господи, простите!
  - Вам чего? - строго спросил профессор.
  - Странница я. Пришла собачку говорящую посмотреть.
  Профессор и доктор переглянулись.
  - Федор?
  - Больше некому. Ох, получит он у меня...
  
  *По мотивам:
   "Волшебник Изумрудного города" т/о "Экран" 1974 г.
   "Собачье сердце" реж. В.Бортко, 1988 г.
   **Данный текст создан без цели извлечения прибыли. Все права на использование персонажей и сюжеты оригинальных произведений принадлежат законным правообладателям.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"