Игнатьев Сергей: другие произведения.

Винтерпанк: Заклинатели снега

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    манифест жанра; 1-е место на конкурсе сюрреалистических "святочных" историй sur_noname (тема: "Елочные игрушки")


   Винтерпанк: Заклинатели снега
  
  
   - Просыпайся, Кролик...
   Кажется, что голос звучит прямо в моей голове.
   Кажется, я пришел в сознание.
   Я пытаюсь пошевелиться, вглядываюсь в окружающий меня чернильный мрак.
   Свет загорается внезапно, слепит, я жмурю глаза, на оборотной стороне век пляшут мириады цветных вспышек.
   - Я хочу сыграть с тобой в игру...
   Моргая и щурясь, я пытаюсь сориентироваться в слепящем свете, оглядываюсь. Куда я попал?
   Не могу пошевелиться. Тугие цветные ленты опутывают тело. Вспоминаю название - серпантин.
   Кто я?
   Я в комнате с низким потолком, по углам ее - бесформенные нагромождения ваты. Яркие лампы над головой.
   - Где я?
   В ответ тишина.
   Рядом со мной лежат три предмета.
   Здоровенный круглый будильник. Старый, с облупившийся краской и проржавевшими стрелками. На нем трафаретная надпись красной краской:
   "до конца света осталось =)"
   Портновские ножницы. Такие же старые и ржавые, с облупившимися остатками краски на рукоятке.
   Серебристая металлическая маска с узкими прорезями для глаз и рта. От нее отходят две пластины, напоминающие... Стоп, да это же уши.
   Это же маска кролика.
   Моя маска?
   - Кто ты такой?! Покажись!
   В ответ тишина.
   Внезапная вспышка, обрывки воспоминаний... Если я действительно кролик...
   - Эй, ты! Где мой барабан?!
   Никакого эффекта.
   - Я спросил потому... Что поскольку ты, кажется, прибрал к рукам мой барабан, приятель. Так вот, когда я доберусь до тебя, буду тебя использовать вместо него, пока твое чувство юмора не вернется в привычные рамки. Как тебе, наледь, такой расклад?
   Снова тишина, и вдруг:
   - Ты плохо вел себя, Кролик, - голос звучит громко, но совершенно бесстрастно. Глухо, с сильным искажением, и непонятно, какого пола или возраста его обладатель. - Ты всегда был недоволен своим положением, вечно брюзжал и жаловался своим приятелям. Считал, что тебя недооценивают. Тебе не хватало чего-то в жизни. Хотелось большего... Ты считал, что твоя жизнь лишена смысла... Теперь тебе выпал шанс узнать, что это значит, настоящая жизнь. Ты узнаешь, чего она стоит в действительности.
   - Кто ты такой, пурга тя забери! - кричу я. - А ну, покажись, шутник сосульчатый!
   Что-то происходит с часами. Издав грозный скрежет, стрела передвигается на одно деление. Изнутри раздается скрип и приглушенный лязг, сдавленное кряхтение невидимых шестеренок.
   - Отсчет пошел, - продолжает голос. - Слушай внимательно, и постарайся запомнить. Есть только один способ добраться до звезды - держаться ствола. Ответвления пути будут казаться спасением, но это мнимое спасение. Ты должен остановить конец Снега. Он грядет... Стрелки служат напоминанием о том, что время ограничено. Лезвия разорвут путы. Будь внимателен, Кролик... Игра началась!
   - А-а-а-а!!! - я пытаюсь вырваться из цветных пут, не получается. - Сосуля талая, кто бы ты ни был, твоя шутка тебе дорого обойдется! Ты не знаешь, наледь, с кем связался!
   Вопрос в том, знаю ли это я?
   Я катаюсь по полу, по сугробам ваты, которая лезет в рот и ноздри. Извиваясь, как вмазанная гусеница, оказываюсь возле ножниц.
   - Лезвия, поморозь тебя?!
   Руки онемели и ноют, но кое-как мне удается подхватить ножницы, просунуть их под опутавшие меня цветные ленты. Ругаясь и шипя сквозь зубы, разрезаю одну, затем другую, освобождаюсь.
   Оказавшись на ногах, я встряхиваюсь, пытаясь привести в тонус онемевшие мышцы.
   Хватаюсь за ржавую цепь, приделанную к часам, рассматриваю их. Одна стрелка замерла неподвижно на красной отметке. Вторая успела преодолеть несколько еле заметных делений. До красной отметины ей почти полный круг.
   Что ж, время у меня есть.
   Я мечусь по комнате туда-сюда в поисках выхода.
   Стены шершавые на ощупь, в плотную фактуру вплетаются тонкие волокна. Картон!
   Бью по стене кулаком, пинаю ногами - без толку. Ни малейших признаков просвета, полости, утончения. Стены слишком толстые. В дальнем углу, куда не достает свет лампы (ламп три - напоминают здоровенные груши, подвешены под самым потолком, стекла вымазаны красной краской) я вижу нечто подозрительное.
   На стене намалеван ухмыляющийся снеговик с носом-морковкой и кружкой в лапе, в дурацкой треуголке. Рядом нацарапано:
   "банапарт сафсем замерс, слафся жинирал марос!"
   Я с разбегу врезаюсь в него. Картон с треском ломается. Отчаянно работая кулаками и ногами, я прорываюсь насквозь, выпадаю наружу.
   - Конец Снега?! - ликую я, обращаясь непонятно к кому. - Да ты спятил, поморозь тебя, кто бы ты ни был!
   Я падаю на четвереньки, пытаясь отдышаться, жадно глотаю холодный воздух.
   Оглядываю строение, из которого только что выбрался. Картонный куб, размером с сарай, на одной из граней у него нанесено черной краской причудливое граффити - рюмка, зонтик, две уходящих ввысь стрелы. И сверху надпись ОСТОРОЖНО.
   - Это я понимаю на что намек, - говорю я вслух. - Водка, ядерный щит, баллистические ракеты... А буквы сверху означают великую литературу. Я угадал?
   Но никто мне не отвечает. Лишь перемигиваются где-то в разрывах туч цветные звезды. Да позвякивают на легком ветерке заледенелые еловые лапы.
   - Эй, ты?! - ору я. - Отзовись, воображаемый друг?
   На всякий случай я забираю из странного здания ножницы и маску. Ножницы прячу за пазуху. Только сейчас понимаю, что на мне надето: узкий, некогда белый мундирчик с подпалинами и рваными голубыми шнурами, голубые бриджи и грязные белые полусапоги.
   Очень удобно для лесных прогулок.
   Куда прятать маску - непонятно.
   Не придумав ничего лучше, надеваю ее на себя и...
   Голоса налетают со всех сторон, оглушительный хор, а следом за ним - калейдоскоп ярких картинок, обрывков эмоций, клочков воспоминаний:
  
   ...мир это Великая Йелль, ее ствол и ветви - наши материки, Снега ее великие и ледники безоглядные - наши океаны...
  
   ...ее глаза цвета самого синего льда, а кожа матово-белая, и пепельные волосы волной спадают на обнаженные плечи...
  
   ...потому что у нас столько ракет, что мы можем накрыть ихний Джинжирбред в единый момент, и если только они посягнут, товарищи солдаты, на просторы нашей Свекольской...
  
   ...и светит над миром Красная звезда, которую мы с нежностью зовем Красавицей, и светят нам звезды малые, коих цвета и количество до сих пор перечисляют, зачастую споря между собою, наши пытливые астрономы и хвоенавты...
  
   ...а когда я сказал ей, что ради одного лишь того, чтобы иметь возможность слышать ее дыхание, касаться губами ее следов на снегу, я бы в этот самый момент бросился бы за Край, она рассмеялась и ответила...
  
   ...иф йу вонт кип йор боллз сейф, телл аз вериз йор ракет лаунчер стейшн, нау!...
  
   ...в основании же нашего мира царство холода и мрака, и того особенного Снега, что зовется фальшивым, либо же искусственным, созданного волей сурового Колотуна, хозяина Крестовины...
  
   ...просто рассмеялась и смех ее был звонкий и переливчатый, как звон льда, с хриплым пришепетыванием, как хороводы снежинок, что путаясь в ветвях, мягко ложатся на алебастровый снежный ковер...
  
   ...энд иф йу вонт ту лив, йу маст телл ас нау - вот из зе намбер оф йор регимент энд сквадрон, энд зе нейм оф йор коммандер...
  
   ...не ведает Колотун пощады, и смягчить буйный нрав его под силу только дочери его сына, именуемой Снежкой... Сердце Снежки не замерзнет вовек, а ласковые очи и тонкие пясти ее - отрада для замерзающего путника, коего она непременно выводит на теплый свет Красавицы, либо же к желтым огням жилых строений, где найдет он тепло, ужин и ночлег...
  
   ...Потому что она царственная особа, а у тебя есть только дешевый мундирчик, барабан и твое неизбывное безумие, и еще неоплатный долг перед тем, что все мы называем...
  
   ...ви ар зе солджерс оф Свекла Юнион Арми, плиз донт ран авей, ю ар ин сейф нау, бекоз ви бринг ю фридом энд френдшип энд пряникс, агейнст зе джинжир конгресс эвил варлордс энд зеир суппортерс, фор олл-Йелль бразершип! Плиз ю кен тейк э пряник...
  
   ...И пока ярко светит наша Красавица, продолжается бытие нашего мира. Когда же погаснет - мраком будет окутана Великая Йелль, и о том неведомо мне, и о том даже думать не хочу...
  
   ...от Шубных Сельдей до Морков-Виниградска раскинулась наша родная Свекла-а-а! Нам светят рубиновы звезды Осётра-а, нам радость навеки велика дана-а-а...
  
   Я снимаю маску, запихиваю ее за пазуху.
   Вокруг тихо. Ветра почти нет, лишь веет по сугробам легкая поземка, предвестник надвигающейся бури.
   Кругом, насколько хватает глаз, припорошенные снегом еловые дебри. В разрывах тумана проглядывают цветные огоньки звезд. С левой стороны, за верхушками деревьев, едва заметен туманный силуэт параллельной Ветви, нависающий над бездной, уходящий в небо, целеустремленный и бессмысленный, как разрушенный мост.
   Перекрывая точки звезд, буйствует северное сияние, переливается множество оттенков, грандиозные призрачные полотнища двигаются там, вверху, под порывами ветра, мерцая всеми цветами радуги.
   А невдалеке от меня, полузарытое в снег, лежит тело.
   Я подбегаю, переворачиваю его.
   - Эй, приятель?
   На нем черный смокинг с помятой гвоздикой в петлице, на красивом лице - ни кровинки. Пытаюсь откачать его, отвешиваю пару хороших оплеух - но все без толку. Он вроде бы дышит, но в полной отключке.
   Похоже, и он попал в крутой переплет.
   Поразмыслив немного, я взваливаю его на себя, иду прочь от картонного куба. Туда, где за елками проглядывает подобие тропы.
  
   Из-за поворота тропы доносится перезвон колокольчиков и скрип полозьев по снегу.
   На открытое пространство выезжают сани, запряженные шестеркой оленей. На козлах сидит бородатый возница в красном тулупе и сбитом набекрень красном остроконечном колпаке с белой опушкой. Завидев меня, подтягивает поводья:
   - Эй, парняга! Как проехать к Стволу?
   - Хотел бы я знать, - говорю я, поддерживая типа в смокинге, тащить которого мне порядком надоело. - Мне в ту же сторону.
   На самом деле, не имею ни малейшего понятия - куда мне?
   Ближайший олень косит на меня налитым кровью глазом, отрывисто фыркает, роет копытом снег. Кажется, он вмазанный.
   - Вы, ребята, похоже, неплохо тут отмечаете, а?
   - А что, сейчас какой-то праздник?
   Возница скребет в растрепанной бороде, оценивающе разглядывает меня и безвольное тело, которое я поддерживаю плечом. Глаз не видно под надвинутым колпаком, поэтому сложно судить о его выводах.
   Я выгляжу подозрительно. Мундирчик этот, часы болтаются на цепи, да еще в компании с полутрупом.
   И барабана нет.
   Возница пододвигается, хлопает по накрытому вытертой шкурой передку саней. Мол, садись.
   - Куда тебе вообще?
   Пожимаю плечами:
   - До звезды.
   - Доедем...Клади своего приятеля назад.
   Я следую его указанию, затем сажусь рядом, мы трогаемся.
   - Ты чем вообще занимаешься?
   - Бью в барабан, - предполагаю я.
   - Понятно. А я Вихарь Быстролет.
   - А я...
   Не знаю, что сказать, пожимаю протянутую мне рукавицу. Вихарь лезет за пазуху, извлекает объемистую фляжку. Прикладывается к ней.
   - Будешь?
   - Не откажусь.
   Внутри лютая самогонка.
   Глотнув, я выдыхаю клубы пара, пытаюсь остудить обожженную глотку.
   - Был у меня приятель, - говорит Вихарь, пряча фляжку за пазуху. - Тоже возил всякое туда-сюда. Была у него лодка...
   Ненавижу такие дорожные разговоры. Делаю вид, что внимательно слушаю.
   У самого в голове только скрип шестеренок в ржавых часах.
   - И вот как-то начался потоп. Он поплыл на своей лодке, и спасал парней, которые укрывались на льдинах. Ну таких, типа тебя... Ездил там, собирал их.
   - Типа меня, это каких?
   Вихарь делает над головой неопределенный жест рукавицей:
   - Ты смахиваешь на бужнинского кролика, а?
   - Инея не помню, - признаюсь я. - Правда.
   - Гыыы! Да и ну его в прорубь, парень! Не забивай голову.
   Он еще тот тип, думаю я.
   - Был у меня приятель, - говорю в тон ему. - Однажды говорит мне - скоро конец Снега, и ты должен его остановить...
   Вихарь с интересом кивает колпаком, ожидая продолжения.
   - Говорит мне, ты должен держаться ближе к стволу и дойти до самой звезды. Иначе всем нам сугроб...
   - Да твой приятель, похоже, тоже закладывал, будь здоров!
   - Не то слово.
   - Это он? - Вихарь кивает на лежащее сзади тело в смокинге, укрытое шкурой.
   - Не, с этим позже познакомились.
   - А где тот?
   - Не знаю, - показываю ржавые часы. - Это все, что мне от него осталось.
   - Я считаю, - задумчиво говорит Вихарь через какое-то время. - надо каждый день жить так, будто завтра конец Снега. Согласен?
   - Мудро.
   Некоторое время олени продираются через нагромождения снега.
   Вот, наконец, мы выбираемся на нечто вроде разъезженной дороги среди леса. Это не санная колея, а скорее пешеходная тропа. Но очень широкая. Мне почему-то не хочется представлять пешехода, оставляющего такие внушительные следы.
   Я смотрю за спину.
   - А что ты перевозишь?
   Вихарь довольно крякает.
   - А ты по сторонам вообще оглянись. Сам посуди, что тут перевозить можно?
   - А где мы?
   - Ну, ты даешь, Кро... - он ловит мой косой взгляд и не договаривает. - Это ж Воткины пустоши!
   - Хммм... - название мне о чем-то говорит. - Оружие? Наркотики?
   - В точку... Кстати, заметил, что у нас компания?
   - Заметил.
   Слева за деревьями маячит некий белесый силуэт внушительного роста. Двигается параллельным курсом. Изредка оттуда доносится хруст снега под тяжелыми шагами.
   Вихарь кивает назад.
   - Глянь там слева.
   Я приподнимаю припорошенную снегом шкуру. В открытом ящике под ней несколько 47-х "Каскадов" мандаринской сборки и оливковые тубусы салют-18 "искорка" с морков-виниградской маркировкой на прицелах.
   - "Маслята" правее, - Вихарь дает вожжей, не отводя глаз от тропы. - Там, под мешками с сахарной пудрой... Я думаю, это йети. Слышал, они всегда нападают стаями? Да. Один отвлекает на себя внимание. Остальные заходят с боков... Но эти ребята страсть как боятся шума. Сейчас мы их припугнем.
   Зарядив ракету, я кладу "салют" на плечо, навожу прицел на обочину и даю залп.
   С оглушительным грохотом елки при дороге разносит в щепу, огненное зарево заливает светом наш путь, ветер подхватывает яркие искры. Олени, протяжно трубя, ускоряют бег. С левой стороны, из-за деревьев, раздается заполошный хруст сбиваемых обледенелых ветвей. Невидимый преследователь, утратив всякий интерес, скрывается в чаще.
  
   Едем дальше, туман редеет, становятся видны примечательные детали окружающего пейзажа. Вот серебристый водопад Мишуры, каскадами спускающийся вниз, теряющийся где-то внизу, обрываясь за край Ветви. Вот проплывает мимо смутно различимый подъем мерцающей пестрыми цветными кристаллами Гирлянды, уходящий ввысь, теряющийся в темноте, быть может, ведущий к другим Ветвям.
   Заснеженный лес вокруг нас то расступается, то смыкает обледенелые еловые лапы прямо над нами, нависает так низко, что приходится пригибать головы.
   Впереди показываются огни поселения.
   - Выбрались, кажись, - говорит Вихарь. - Шишкин-четыре, почти у самого Ствола.
   Въезжаем в поселение. Оно представляет собой скопище заснеженных изб, окруженное лесом. Из труб, кучерявясь, валит густой дым. По улочкам разгуливают бабы в салопах и пестрых платках, мужики в зипунах и ушанках, с ними же играющий на гармонии медведь. У многих в руках высокие кружки. Все поют.
   - Низкий поклон, мужики и бабы! - орет Вихарь. - И тебе низкий поклон, медведь с гармонией!
   - Тебе того же! - любезно отвечают селяне.
   - Будь здоров! - ревет медведь.
   - Какбы нам к Стволу попасть?
   Румяные селяне обступают нас со всех сторон. Кто-то протягивает мне кружку.
   - А и вовсе прямо езжай, милай! Хотя с другой стороны поглядеть, куда вам перется-та на ночь глядя? Оставайтесь на ночлег! У нас нонче праздник.
   - Что за праздник?
   - Ледоход жа, родимый! Али ты с Красавицы свалился?
   - И впрямь, - говорит Вихарь, адресуясь ко мне.
   Попрощавшись с селянами на дружеской ноте, едем дальше, навстречу Стволу, которого вовсе не видно за густым туманом.
   Часы тикают. Тело в смокинге не подает признаков жизни.
   У нас с собой такое количество ящиков с хлопушками и сахарной пудры в мешках, рассказывает Вихарь, что если нас остановит разъезд Воткинских народных патрулей или Бужнинской королевской гвардии - сегодня же вечером отправимся гаситься спиртом в чертоги Колотуна.
   Я не вполне понимаю метафору. Кажется, речь идет о том, что если нас поймают - нам полный сугроб.
   Мы едем на оленях навстречу судьбе и по очереди пьем из фляжки.
  
   Через какое-то время достигаем Ледовой Магистрали.
   Зрелище это довольно трудно описать словами.
   Скрип, треск, бесконечное движение льдин несколькими потоками, сверху вниз, снизу вверх. А за всем этим в разрывах тумана проглядывает величественный, поистине титанический Ствол.
   Нас встречают молчаливые хмурые пингвины, с их помощью мы переправляем упряжку на припаркованную у обрывистого берега льдину.
   Распрощавшись, начинаем движение вверх, в сполохах разноцветного сияния, в каскадах Мишуры, согласно течению изначальных тектонических сил...
   Иногда вдалеке появляются дикие хоккеисты, извечные обитатели этих мест. Беззвучно скользят, негромко чертя по льду коньками и страшными загнутыми посохами, щерят железные зубы. Вскоре они отстают, и мы продолжаем путь Наверх в одиночестве.
   Когда мои ржавые часы показывают полтретьего, нас нагоняет подледная лодка. Сначала из нагромождения льдин показывается перископ, затем обледенелые борта, выкрашенные в вызывающе белый цвет. Подлодка притирает нас к краю Магистрали, к туманному обрыву. Из люков поспешно вылезают какие-то типы в голубых мундирчиках с меховой опушкой и киверах с серебристыми плюмажами, цепляют нашу льдину баграми и кошками.
   По ржавой лесенке, спускается, отклячивая обтянутую голубыми бриджами задницу, статный офицер с подкрученными усами.
   - Гвардейская стража Королевства Бужнинского! - рапортует он. - Капитан Фендер Стратокастер.
   А затем добавляет, адресуясь ко мне:
   - Здравия желаю, Кролик! Никак думал удрать от нас, а?
  
   Вихарь смотрит на меня, я на него, потом мы оба смотрим на Фендера.
   - Наледь! - говорю я. - Никак я и впрямь кролик?
   - Вы нас с кем-то перепутали, - поспешно вставляет Вихарь. - Мы простые туристы...
   - И куда же вы направляетесь? - смеется капитан.
   - У нас тур! Глинтвейнберг - Брютт - Оливьера, с остановкой на дозаправку в княжестве Холодец.
   - В данный момент вы находитесь в территориальных льдах королевства Бужнинского. Предъявите груз на досмотр!
   - Не имеешь права! - парирует Вихарь. - У меня многоразовая виза и Свекольский дипломатический паспорт.
   - Эй, да в чем дело? - прерываю я. - Ты, как там тебя... Фендер... мы типа знакомы?
   - Ох, кролик... - капитан скалится, подкручивает ус. - Ну, хватит ломать комедию, а?
   - Приморозь тебя, я серьезно?!
   - Ты еще скажи, что ничего не помнишь, - смеется он.
   Его солдаты в голубых мундирах, охватившие льдину полукругом, заискивающе подсмеиваются.
   Я молчу.
   Капитан делает круглые глаза.
   - Не помнишь?! Как угнал Ее высочества Цеппелин "Божоле Фужер"?! Как потерял управление и совершил аварийную посадку на спасательной капсуле? Не? Мы капсулу эту нашли, и следы твои вокруг... Забыл, да? Забыл, что ты устроил? Ты еще скажи, наледь, - добавляет он, и глаза его наливаются яростью, - что ты не помнишь, как лично оскорбил Ее высочество!
   - Ее высочество? Принцессу?
   - Ее высочество, - кивает капитан. - Ее высочество Малину Виалету Анжелу де Каниак де Вермот принцессу Бужнинскую! Ну, смир-на!!!
   Солдаты делают на караул.
   - Да Инея не помню! - признаюсь я.
   - Кролик Белый Номер Сто Пятнадцатый, - чеканит капитан казенным голосом. - Именуемый также Кривоух Третий-с-краю, состоящий по барабанному лейб-баталиону Личного Конвойного дивизиона Ее высочества... Обвиняемый в преступлениях против Короны, бегстве из-под стражи путем угона личного Ее высочества цеппелина и последующей порче казенного имущества... Именем Короны, я королевской гвардии капитан Фендер Стратокастер, заключаю тебя под стражу! Сержант, в кандалы его!
  
   - Это называется, знаешь как? - спрашивает меня Вихарь.
   - Как?
   - Попадалово... Вот как, Кривоух ты льдяной!
   - Не уверен, - говорю я. - что меня действительно так зовут.
   Может, спросить у маски?
   Ножницы у меня отобрали. Зато маску и часы оставили.
   Часы продолжают свой ход, уже почти шесть...
   - Послушай, - говорю я. - Моя голова изморозительно раскалывается, и я не помню ни-че-го. Я сначала просыпаюсь в картонном ящике, потом еду куда-то по льдяным Воткинским пустошам с льдяным контрабандистом, под конец мне предъявляют какой-то, поморозь его, цеппелин и какую-то принцессу, которую я в глаза не видел. Сугроб вообще, кто она такая...
   - А ты уже забыл? - раздается от дверей.
   Принцесса Бужнинская Малина Виалета Анжела стоит на пороге нашей темницы.
   Надо отдать ей должное, она выглядит...
   Рассыпанные по плечам пепельные пряди, из-под которых выступают немного оттопыренные ушки, вздернутый тонкий носик с горбинкой, припухлые бледные губы. Из-под кружев корсажа выглядывает пышная грудь, бледная, с крошечной точкой родинки, тонкий стан, широкие шитые серебром голубые юбки. А глаза... Изумительной льдистой синевы, с небольшой косинкой, так что даже когда она смотрит на вас, кажется, что смотрит куда-то мимо, какбы слегка рассеяно.
   Словом, выглядит изморозительно.
   Нет, дело даже не в том, как она выглядит. Дело в том, что я ее уже видел.
   - Привет, - говорю я.
   - Привет, кролик.
   - Я не...
   Машу рукой, оборвав себя на полуслове. Плевать, в конце концов - может я действительно кролик. Откуда мне, наледь, знать?
   - Ох, ну на кого ты похож...
   Или мне кажется, или в ее голосе чувствуется неподдельная жалость.
   - Весь грязный, неумытый. Пьяный опять. Да?
   - Погоди, - говорю я. - Дай угадаю... Мы с тобой типа знакомы?
   Откуда-то из-за ее спины появляется капитан Фендер:
   - Как обращаешься к ее высочеству?!
   - Исчезни, - говорит ему принцесса.
   Капитан исчезает. Она продолжает:
   - Зачем тебе все это понадобилось? Неужели ты думал, что таким образом сможешь что-то доказать? Как-то выделится? Что-то изменить? Ох, кролик...
   - Ваше высочество, у меня по правде говоря, некоторые проблемы с памятью... Поэтому хочу сразу конкретизировать - между нами типа что-то есть?
   Она смотрит на меня своими льдисто-голубыми глазами.
   - М-м-м... Что-то было?
   Она устало вздыхает.
   - Что-то будет?!
   Она сдувает со лба пепельную прядь.
   - Ну, прости, - говорю я. - Я просто реально Инея не помню.
   - Попрошу не выражаться! Впрочем, куда уж тебе... Ладно, я примерно так себе все и представляла. Было приятно поболтать. Не скучай...
   И уходит.
   Из коридора слышно, как она говорит охране: "а где тот, второй, с гвоздикой?"
   Ледяные створки дверей смыкаются за ее стройной спиной, мы снова оказываемся в покрытой изморозью темнице. За мутными полупрозрачными стенами проглядывают отблески каких-то огней, какое-то движение...
   - Чува-а-ак, - говорит Вихарь. - Да ты просто... ты просто льдяной снеговик, поморозь тебя!
   Мне даже не обидно.
   - Ну а чтобы ты сделал на моем месте? Я даже не представляю, в каких мы отношениях.
   - Поверь моему опыту...
   Тут нас прерывают. Снаружи, из-за мутных стен, доносится какой-то шум, грохот. А следом - крики паники, беготня, полный хаос.
   - Приятель, мне надоела вся это изморозь! - говорит Вихарь. - Она меня тупо вымораживает...
   - Да погоди ты, - я машу на него рукой, пытаясь вслушаться в происходящее за стенами.
   - Ладно, ты как хочешь, - говорит он, вставая, - А мне пора браться за работу.
   Он делает одновременно три вещи - сбрасывает свой красный зипун, срывает фальшивую бороду, и вытаскивает откуда-то увесистый "бенгальфайр".
   Затем делает хороший разбег, и с криком: "За Осётр! За Партию!" с размаху выносит ворота, отгораживающие нас от свободы.
   Судорожно пытаясь сообразить, что происходит, я следую за ним.
   - Работает Свекольская контрразведка! - орет он в коридоре. - Все мордой в пол, снеговики!
   Стражники в голубых мундирчиках падают кто где, прячутся за выточенные изо льда пилястры, роняют свои алебарды, нервно закусывают аксельбанты.
  
   Мы выбегаем на главную площадь Бужнина, а там истинное столпотворение...
   Все беспорядочно бегают, размахивая руками и тараща глаза.
   Навстречу нам выбегает капитан Фендер, он кричит громче всех. Не говоря уж о том, КАК он таращит глаза.
   - Стоять, наледь, - я хватаю его за шеврон, тащу к себе. - Что с принцессой?!
   - Украли! - орет он. - Колотун беспощадный! Снежка благотворительница! УКРАЛИ!!!
   Я пытаюсь найти в толпе своего приятеля, возницу Вихаря, или кто он там.
   Вижу, как он с бенгальфаером проталкивается сквозь толпу к пристани Канитель-провода.
   Снежка-благодетельница! Я же забыл рассказать вам, что такое этот канитель-провод.
   Это такая штука, работает на механической тяге (снеговые големы, плененные снежные духи, тролльбайтеры - ну, эту схему вы сами знаете) и представляет собой сеть транспортных путей сообщения соединяющих крупнейшие города Йелли.
   Представьте себе стандартную транспортную сферу. Я имею в виду не те, патрульно-стационарные, что весят на каждой Ветви гроздьями.
   Нет, эта штука движется между Ветвями вверх-вниз. Очень дорого. Очень быстро. Очень круто...
  
   Тут я даже выпустил капитана Фендера...
   Стоп-стоп, наледь, откуда во мне взялась вся эта информация? Какие еще, поморозь, снеговые големы? Какие тролльбайтеры? Что за сугроб вообще?!
   Я начинаю вспоминать?!
   - Короче, капитан, - говорю я. - Если хочешь до конца Снега исполнить свой долг. И если не хочешь... Полюбому - следуй за мной!
   Беру его в охапку и тащу следом за возницей.
  
  
   Мы стартуем.
   Находимся внутри транспортной сферы. Внизу разъяренная толпа.
   Состав примерно тот же - оленей нет, зато снова Вихарь, и капитан Фендер, и какое-то бездыханное тело на заднем плане. Впрочем, на этом - не смокинг. На этом - отсвечивающий золотом облегающий комбинезон, заправленный в сапоги такого же золотистого материала, а на голове - круглый шлем с непроницаемо-черным забралом и красной звездой.
   Капитан Фендер жадно хватает ртом воздух, потому что я только что засветил ему поддых. Вихарь распахивает люк, высовывается и орет вниз, грозя рукавицей:
   - Прощай, льдяная Буженина! И твой совсем льдяной народ! Твои мундиры голубые... Сосулей талых всем вам в рот!
   Снизу кричат что-то в ответ, но ни слова не разобрать за гулом канитель-провода и шумом ветра.
   - Что, наледь? - в сердцах кричу я, затаскивая Вихаря обратно, захлопывая за собой люк. - Вдохновение накатило? Щаз же померзнем к...
   - Не смог, наледь, сдержаться... Ну все, все!
   ТранСфера несет нас сквозь туман вверх, подрагивает и звенит, задевая скованные вечными льдами кончики игл Хвои.
   Низко гудит канитель-провод, воздуха не хватает, в глазах меркнет, пульсируют виски. Невидимая сила вдавливает нас в лежащие на дне трансферы мешки и коробки.
   Но вот дышать становится полегче.
   Мы преодолели полосу вакуума, и снова находимся среди Хвои.
   - Эй, - говорю я, - а кто этот парень?
   Я указываю на тело в золотистом скафандре.
   Вихарь смотрит на меня, как на снеговика, на пузе доползает до него, с щелчком раскрывает забрало шлема.
   Внутри пусто.
   - Какого Инея? - спрашиваю я.
   Капитан Фендер, жадно хватая спертый воздух, делает непонятные жесты рукой.
   Вихарь говорит:
   - Тоесть, ты вообще инея не помнишь? Я выморозился ждать, когда ты вдуплишь, товарищ майор! Хорошо же тебя треснуло при посадке...
   Вместо ответа, я вытаскиваю из-за пазухи маску кролика, прикладываю ее к лицу...
   Действительно, как мне раньше в голову не пришло...
  
   Власть Свекольского союза (и мудрые решения Партии, да пребудет она во здравии в полном составе во веки веков до скончания Снега), распространяется на всю верхнюю часть Йелли, и занимает значительную часть Кроны.
   Где-то там, в местах, что день и ночь озаряет алое пламя Красавицы, находится секретный полигон Армии Свеклы, именуемый в бумагах Курьи Ноги или Избушка-13.
   Он представляет собой укрытый под землей комплекс по эксплуатации и предстартовой подготовке ЗаХвойных транспортных Сфер, снаружи имеющий вид избушки на курьих ногах.
   Если, заблудившись в дебрях Кроны, вы отчаетесь искать спасения среди еловой чащи и нагромождений льда и сугробов, слушая угрюмую поступь мамонтов за перелеском и гулкий вой в чаще - не отчаивайтесь! Знайте - в избушке на курьих ногах (где-то совсем рядом) в этот самый момент горят оранжевым светом окна, а из трубы уютно валит белый дымок.
   Главное, конечно, найти к ней дорогу.
  
   Мы преследуем похитителя принцессы Малины, по секретной ТранСферной линии Канитель-провода, минуя всяческие погранпосты и таможенные пункты, минуя башни чародеев, дома грибных гномов, шишки и огурцы, прем на полной скорости, и можно только удивляться тому, как наши организмы (и организм похитителя) выдерживают все эти перегрузки.
   В особенности же меня волнует организм принцессы. Так некрасиво получилось. Вся эта операция по внедрению... Кролики-барабанщики, дворцовые интриги. Ну мое это, не мое.
   Но у нас в штабе Свекольской контрразведки сидят далеко не дураки. Я пока еще не помню, как мне удалось выйти на след этого льдяного резидента - но ведь получилось же! А потом принцесса, цеппелин... Чем же он меня накачал?
   Или не он?
   Но я точно вмазанный, до сих пор.
   Как бы там ни было, принцессу я ему точно не отдам. Кто бы он ни был. Это, наледь, уже личное.
   Мы шли на полном ходу к Курьим Ногам. Тайному пусковому полигону свекольских ЗаХвойных сфер...
  
   Захвойная сфера поражала.
   Это была не обычная транспортная сфера - какой-нибудь рубиновый, изумрудный, бирюзовый шар, украшенный парой завитушек псевдо-снежного узора, впечатляющий, но не слишком, блестящий, но не блистательный.
   Нет, это был поистине Йеллочный Шар - устройство нового типа и вида. Нечто, выходящее за привычные рамки. Выходящее за грань.
   В этом и состояла его задача - выйти за грань - оторвавшись от Йелли-матушки, преодолеть Хвою, пространство абсолютного вакуума, отправиться в плавание по чернильной пустоте, по неизвестности, по беззвездному ничто, чтобы дотянуться до Красавицы - обжигающей и прекрасной.
   А затем, вернуться назад со сведениями.
   Поистине, такой дерзкий план мог родиться только в Свекольском союзе. Спасибо Партии!
  
   Сфера была велика и величественна.
   На ее золотистой поверхности отражался вид окружающих лесов и ледников, она была покрыта тонкой росписью. Здесь нашлось место и разудалой свекольской тройке с ямщиком на облучке, и довольным хуторам Вотки, и изящным пагодам Мандаринии и острым шпилям Глинтвейнберга...
   ЗаХвойная сфера была как Йелль, она изображала собой ее ккарту, и именно она должна была выйти за ее пределы.
   И тем, кто должен был находится внутри, предстояло заглянуть за грань.
   Мои ржавые часы, насмешка льдяного паяца, продолжали идти, и до конца Снега по его версии оставалось всего-ничего... Ну, посмотрим.
  
   Маска молчит по поводу того, в каких связях я состою с похищенной принцессой.
   Зато я теперь вспомнил много интересного про себя.
   Я смотрю на Вихаря, а он на меня.
   - Вспомнил, товарищ майор?
   - Вспомнил, товарищ лейтенант, - говорю я.
   - О чем вы толкуете, поморозь вас? - оживает капитан Фендер.
   - Ты вообще молчи, раззява бужнинская!
  
   Мы выходим из трансферы, которая донесла нас до станции "Курьи Ноги".
   Рядом лежит в снегу трансфера, брошенная похитителем. Вдаль уходят две цепочки следов.
   Вокруг белая пустыня, кое-где обрамленная зубчатыми черными краями елового леса.
   Мы на Кроне. Почти на самой верхотуре!
   Красавица заливает окружающий пейзаж теплым алым светом.
   Мы проходим шагов шесть, прежде чем ближайший к нам сугроб оживает.
   Из-под него вылезает солдат в тулупе и ушанке с красной звездой. В руках держит взведенный к бою укороченный филд-фейерверк веерной подачи "Абзац-6".
   - Стой, кто идет?
   - Свои, - говорю я, не веря тому, что говорю. - Свои...
   - Здравия...
   Я машу рукой.
   - Гостей пропустили?
   - Все по инструкции, товарищ майор...
   - Курс?
   - К пусковой...
   - Генерал в курсе?
   - Так точно!
   - Лады, товарищ сержант, поднимай всех!
  
   Я поднимаюсь по трапу, ступени бряцают под сапогами (а сапоги на мне все те же - белые кроликовские), позади бухтит Вихарь, мол как он стар для всей этой льдяной наледи и сугробского сугроба. За ним громыхает каблуками Фендер.
   Вокруг стартовой, в поле, залегло в снегу такое количество свекольской шок-пехоты, что можно прямо щаз идти захватывать всю Йелль. Но они пока лежат молча, ждут сигнала.
   - Открывай! - приказываю я, трижды стуча в люк.
   - Наконец-то! - раздается изнутри знакомый голос.
   Тот самый, с которого началось мое пробуждение.
   Я смотрю на ржавые часы: до конца снега - минут двадцать где-то.
   На том, кто стоит по ту сторону люка, по-прежнему смокинг.
   И даже гвоздика в петлице та же самая, пожухлая.
   Принцесса Малина сидит в пилотском кресле. Примотана к нему серпантином. Рот у нее замотан скотчем, синие глаза при виде меня распахиваются шире некуда.
   - Привет, красотка! - говорю я успокаивающе. - Не обращай на него внимания, Все будет заледенись.
   - Ха-ха! - тот, кто некогда был полутрупом в смокинге, отступает к пульту. - Игра подходит к концу, кролик, да? Или как тебя лучше называть - товарищ майор Армии Свеклы? Или барабанщик личного бла-бла-бла Ее высочества конвоя? Сам-то не запутался, мм?
   - Привет, Фрост, - говорю я. - У меня к тебе профессиональный вопрос...
   - Я тебя слушаю.
   - Чем ты меня накачал?
   - Военная тайна, майор.
   - Хорошие вещества у вас в Джинжирбредлэнде варят. У меня до сих пор вертолеты, если честно...
   Тот кивает, мол, комплимент принят.
   - А для чего такие сложности?
   Он разводит руками. В одной у него - заряженная по полной программе связка ибанитовых трубок с таймером и прикрученным запалом от сф-4 "метеор", в другой - изящный "пистон-мини" оливьерской сборки.
   - Просто у нас с тобой такая работа, - говорит он. - Что иногда становится смертельно скучно. Просто вымораживает, согласись?
   - Согласен, - говорю я.
   Он отступает к пульту.
   - А знаешь, в чем самая сила? - спрашивает он.
   - В чем, Фрост?
   Он касается пульта локтем, и створки люка за нашими спинами смыкаются.
   - В том что, все это отвлекающий маневр. И он удался на отличненько. Верно, Фендер?
   - Так точно, сэр! - говорит Фендер с сильным джинжирским акцентом.
   - Сосуля талая, - улыбаюсь я. - Как же я сразу не догадался...
   Мы смотрим друг на друга, Я на Фроста, Вихарь на Фендера, и в наших взглядах есть какая-то тайная игра, перекличка, немой язык.
   Принцесса Малина мычит сквозь скотч, посылая мне гневные взгляды.
   - Есть только один способ дотянуться до звезды, - цитирую я, глядя на Фроста. - держаться ствола... Ты ведь всерьез задумал погасить солнце, а?
   - Всерьез, приятель.
   - Сумасшедший снеговик.
   - Щелкучника тоже все называли сумасшедшим... Или вашего Колобка...
   - Ваш Щелкунчик победил Крысиного короля. А наш Колобок научил нас верить. А ты... ты, сосуля талая, просто хочешь, чтобы мир накрыло сугробом. Ты просто отморозок, Фрост.
   Он успел что-то сделать с пультом управления.
   Все мы чувствуем, как заХвойная сфера набирает ход. Что-то гудит под ней, запускаются стартовые механизмы, мир качается из стороны в сторону.
   К горлу подступает тошнота, пол уходит из-под ног, в глазах пляшут цветные искры.
   Наши тела теряют свой вес. Вихарь с криком садит из своего бенгальфайера, в ответ Фендер шпилит из какого-то пугача, выхваченного из сапога. Фрост бьет в меня из пистона-мини. В обшивке появляется сквозная дыра, в которую со свистом улетает воздух, уносятся какие-то бумажки и клочки, и оторвавшийся фендеров аксельбант.
   Вихарь отлетает к одной стене, Фендер - к другой, мы с Фростом встречаемся в центре сферы, и начинается что-то вроде того, чему нас так долго учили. И меня, и его. Мы работаем как два медведя с молотами, только вместо молотов используем кулаки, а вместо наковальни - собственные рожи. Управление потеряно, сфера, взяв хороший старт, несется навстречу Красавице, держась заданного курса, и я теперь точно знаю, что на уме у льдяного психа...
   Отпихнув его ногой к приборной доске, я оказываюсь возле Малины - она без сознания, отключилась от перегрузок - плыву в невесомости к стене, на которой закреплены световые трубки. Оторвав одну из них, я с шипением и гулом рассекаю зеленой световой полосой стремительно разжижающийся воздух.
   Наши приятели болтаются по стенам в полной отключке.
   Фрост следует моему примеру, вырывает из потолка световую трубку. У него она красного цвета.
   Мы слетаемся посреди сферы, рубимся световыми палками, как мечами.
   - Просто вдумайся в это! - кричит он, стараясь перекрыть гул уходящего воздуха и шипение наших световых мечей. - Погасить сугробом льдяную Красавицу!!! Мы же с тобой станем льдяными королями, а? Присоединяйся, снеговик!
   Мне хочется сказать в ответ что-то остроумное.
   Но как же, поморозь его, болит башка! Все из-за его мудреных джинжирских колес, которыми он меня накачал в процессе провокации с цепеллином.
   Я делаю выпад снизу, нос Фроста встречается с моим коленом, а затем он, кувыркаясь, летит к свистящей прорехе в оболочке сферы, с разгона насаживается на собственную красную лампу-меч.
   Он обмякает, заткнув собой пробоину. Безумный свист смолкает. Я плыву навстречу приборной доске. Приборы трещат, пищат, мигают всеми цветами радуги.
   Мы падаем. Падаем навстречу Йелли.
  
   В иллюминаторе видно, как навстречу нам надвигается черно-зеленая Хвоя и белые языки ледников, и яркие цветные огни.
   Вот уже можно различить некое строение, навстречу которому мы несемся. Это что-то вроде объемистой чаши, стоящей посреди леса. Центр ее освещен ярким пятном света, а по стенкам тянуться скамейки, на которых сидит великое множество каких-то существ.
   Они кажутся смутно знакомыми, мы приближаемся, и наконец становиться понятно, что это мандаринские болванчики, множество мандаринских болванчиков в одинаковых пестрых балахонах и остроконечных шапочках. Эти парни любят всякие массовые мероприятия.
   Наша сфера врезается прямо в центр этой чаши.
  
   Я открываю люк, неся на руках Малину, выбираюсь наружу. Следом за мной, кряхтя, выбирается Вихарь, тащит за собой скрученного Фендера.
   - Снеговик, лжец! - говорит мне принцесса.
   - Слушай, давай потом?
   Кажется, она собирается заплакать.
   - Ты тоже хороша... заладила, кролик да кролик! Что за предрассудки!
   - Льдяной шпион!
   - Мы называем это изыскательной деятельностью.
   - Ненавижу тебя.
   - Слушай, давай потом... Люди же смотрят, неудобно.
   Сотни глаз устремлены на нас.
   Вокруг медленно оседает запах фейерверковой гари, снежная крошка и конфетти.
   В нескольких шагах от нашей сферы, образовавшей внушительную воронку посреди этой чаши-стадиона стоит микрофон на длинной штанге.
   Держа Малину на руках, подхожу к нему.
   - Раз-раз.
   Голос мой эхом разносится над окружающими лесами, уносится вверх, в туман, навстречу Хвое, из которой мы только что появились.
   - Привет Мандариния! - говорю я.
   Сотни (а может и тысячи - как сосчитать?) глаз устремлены на меня. Стоит зловещая тишина.
   По краю сцены на карачках пятится от нас мим в черных перчатках, в белом гриме и балахоне, сжимающий под мышкой красную папку. Видимо, ведущий концерта. Кажется, он вмазанный.
   Похоже, мне придется представить себя самому.
   - С приветом из Свекольского союза! - говорю я. - Из столицы Осётр, проездом... С единственным концертом... Тот-кого-зовут-Кроликом, очаровательная Бужнинская принцесса, лейтенант Вихарь и пара джинжирских шпионов...
   Зал (стадион?) смотрит на меня, затаив дыхание.
   Они ждут песни, это понятно.
   - У леса на опушке, - запеваю я, набирая темп. - Жила зима в избушке-е-е...
   Я смотрю в небо. Там, за туманом, уже угадываются пестрые огни свекольских спасательных сфер, посланных по нашим следам.
   А выше них мерцают цветные звезды, а где-то в невообразимой вышине совершает очередной оборот Красавица. У меня на руках девушка моей мечты, тылы прикрывает надежный парень. Казенное имущество пострадало, но как говориться, не даром...
   - Потоло-о-о-ок ле-дя-ной, две-е-ерь...
   Я пою и пою, и нам снова удалось предотвратить конец Снега, и скоро за нами прилетят, и все будет отлично.
   - За шершавой стено-ой тьма-а-а...
   И уже кто-то в зале подпевает нам, поймав мотив, и кто-то хлопает в ладоши, а значит, мы с этими ребятами точно найдем общий язык, как бы странно они не одевались.
   А значит, мы справились.
   А значит, мы победили.
   А значит, все будет хорошо.
   ...А пойдешь за порог - СИНИЙ-СИНИЙ!...
  
  

Январь 2011

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) О.Герр "Соблазненная"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AОфисные записки. КьязаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Малышка. Варвара ФедченкоСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"