Герасимов Игорь: другие произведения.

Ссср - родина нашей свободы (текстовое сопровождение фильма)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.62*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Авторский документальный фильм о создании, развитии и всемирно-историческом значении государства, аналогов которому не было за всю историю человечества. Победитель 11-го творческого конкурса на премию имени Демьяна Бедного в номинации "Левая перспектива" (ноябрь 2020 года)

  Смотреть на YouTube
  
  ...Нет. Не просто страна. И даже не просто эпоха. Описывать это обычными человеческими словами - все равно, что мерить простой линейкой ту манящую необъятную высь, где ни в чем и ни для кого нет никаких преград. Самый первый взлет, самый первый старт туда, в это новое измерение, прорвал окутывавшую мир пелену - и, отринув вековечную темень, сквозь этот просвет пробился ослепительно яркий луч зарницы грядущего - казалось, такого близкого, что достаточно просто протянуть руку. И земным отблеском этого невыразимого звездного сияния стало всё то, что удалось найти и открыть, сотворить и взрастить, выстрадать и отстоять за столь ничтожно малый по историческим меркам, но столь неизмеримо много вместивший в себя семидесятилетний срок...
  Зададим любому человеку вопрос - хотел бы он, чтобы у него был свой дом, свое жилище? Особенно это актуально для тех, у кого собственного жилья нет. Ответ, как правило, предсказуем.
  А захочет ли этот человек владеть тем, что приносит ему гарантированный, не зависящий от зарплаты, доход - то есть каким-нибудь предприятием, причем без головной боли и риска лично для него? В большинстве случаев ответ предсказуем и здесь.
  А если это предприятие принадлежит не только ему, а нескольким людям? Десяткам, сотням, тысячам - причем на равных?
  А если вся экономика из сотен тысяч предприятий принадлежит на равных всем, сотням миллионов, и в том числе и ему, этому отдельно взятому человеку, причем доход с этого огромного холдинга отнюдь не маленький и постоянно растет, и его вполне хватает для безбедной жизни?
  Заинтересует ли человека такое предложение? На самом деле не факт. Он вполне может сделать кислую мину и если не сказать в открытую, то подумать: "Вот еще - хорошо было бы, если бы лично я имел как можно больше, а остальные на меня пахали бы в поте лица, а для этого надо, чтобы у них вообще ничего не было".
  Материальный достаток был важен всегда и для всех. Правда, некоторые мыслители то и дело противопоставляли его свободе.
  А что такое свобода? Вопрос не так прост, как на первый взгляд кажется. Для кого-то это - независимость от враждебной воли внешних обстоятельств, например, других людей, которые могут в чем-то ограничить, сделать зло по своему произволу. А для кого-то - возможность повелевать судьбами других, то есть, получается, ограничивать их свободу.
  Мы видим два противоположных представления об обретении достатка, и мы видим два противоположных определения свободы.
  И именно здесь встает принципиальный вопрос - для каких людей должна быть доступна свобода, каким людям должен быть гарантирован достаток? И вообще - все ли считаются людьми? А это зависит от того, какой из двух подходов заложен в социальную практику.
  От чего зависит успех в обретении достатка и свободы? От личных способностей? Или все же больше от стартовых условий? Которые, очевидно, дает не отдельный человек, а в конечном итоге общество в целом, государство, социальный строй, взявший на вооружение один из этих двух противоположных принципов.
  Кстати, о государстве. Тысячи их возникали, достигали расцвета и уходили в небытие за тысячи лет истории человечества. Какие-то из них известны каждому школьнику, какие-то - лишь узким специалистам, а о каких-то - даже обрывочных сведений до нас не дошло.
  Жалеют ли люди об исчезнувших странах? Возможно, в той или иной степени. Хотят ли они туда вернуться? Может быть, кто-то и хочет.
  Много государств было. Но одно из них - совсем иное, вне общего ряда.
  И по сей день миллионы и миллионы людей считают его родным и своим, в полном смысле этого слова, а возникшие на его обломках - чужими, хоть те и являются странами нынешнего гражданства и работы, странами постоянного, даже с самого рождения, проживания.
  Даже спустя десятилетия десятки миллионов людей готовы, не раздумывая, отдать всё, что у них есть, чтобы туда, в него, вернуться, если бы им вдруг каким-нибудь чудом дали такую возможность.
  СССР. Союз Советских Социалистических Республик. Государство с принципиально новым общественным устройством, которому удалось продержаться семь десятилетий на одной шестой части суши, оставив в истории человечества неизгладимый след.
  Что так привлекало и привлекает в Советском Союзе, в советском образе жизни огромное количество людей - не только живших там, но и, что на первый взгляд вызывает удивление, родившихся уже после его развала?
  Его необъятные просторы? Его экономическая мощь? Его военная непобедимость? Его научно-технические достижения? Его спортивные победы? Все те преимущества, до которых нынешней России, равно как и остальным осколкам СССР, ползти и ползти как раком до Луны? Да, и они тоже. Но ведь и на Западе есть страны, где все это имеется.
  На этом снимке 1973 года первое лицо государства, генеральный секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Леонид Ильич Брежнев во время прогулки на яхте угощает работниц обслуживающего персонала.
  
  Автор снимка Владимир Мусаэльян вспоминал в интервью:
  "- Вы ели вместе? - Да, для него это было нормой. Впервые он позвал меня за стол в охотхозяйстве. С ним сидели врач, адъютант, медсестра, егерь, гости приезжие - Громыко, Устинов, Подгорный. Он забавно приговаривал: "Володя, ешь дикое мясо, в нем много микроэлементов. И вообще в общении с людьми был мягок. Охранников, водителей, уборщиц и буфетчиц знал по именам, дарил на дни рождения подарки. Повара, горничные, водители работали с ним по многу лет и очень его любили".
  А вот сцена из жития последнего российского императора Николая Второго. Рассказывает фрейлина семьи царственных страстотерпцев Анна Вырубова.
  "Вспоминаю случай, как раз во время прогулки с Государем в Крыму. "Охранник" сорвался с горы и скатился прямо к ногам Государя. Нужно было видеть его лицо. Государь остановился и, топнув ногой, крикнул: "Пошел вон!" Несчастный кинулся бежать".
  СССР кардинально отличался от России, которую "ОНИ потеряли", а МЫ - выкинули на свалку истории, правда, как оказалось, не навсегда. И не только от России, а от всего того, что до него было за десятки веков.
  [песня Игоря Талькова "Россия" ("Листая старую тетрадь расстрелянного генерала..")]
  Это уже начало 90-го, когда нашу страну добивали. Ей оставалось жить два года. На ее место уже волокли со свалки труп Российской империи, наспех отмытый и опрысканный дурманящим дезодорантом. Свою власть утверждали те, кто жаждал присвоить богатство, созданное трудом нескольких поколений народа, а сам народ спустя десятилетия достатка и свободы швырнуть обратно в трясину нищеты и бесправия.
  Вот такое представление о государстве трудящихся вдалбливали предатели в головы людей. А под кровавым царем и великим гением, видимо, подразумевается основатель партии коммунистов-большевиков и Советского государства Владимир Ильич Ленин, которому вместе с соратниками впервые в мире удалось отнять власть и собственность у кучки кровопийц и отдать ее всему народу. Который сумел переломить фатальный для России ход событий и направить ее на путь к невиданным высотам.
  СССР. Союз Советских Социалистических Республик.
  Миллионы ныне живущих, вступивших во взрослую жизнь людей так и не застали это уникальное государство, порой имея о нем весьма смутное представление. Почему союз республик? Почему советских? Почему социалистических?
  Советская республика означает власть Советов - то есть представительных органов трудящихся. Это власть не владельцев капитала, не господ, решающих судьбы других в своих шкурных интересах, - а власть рабочих и крестьян, власть трудовой интеллигенции. Власть в интересах всего народа, всех людей. А не только самых богатых. Впрочем, этих "самых богатых" в СССР попросту не было.
  Социализм - это общество, где нет угнетения человека человеком, где нет деления на всевластных господ и бесправных простолюдинов, на узкую группу роскошествующих верхов и огромные массы обездоленных низов. Это строй, где признаются и отстаиваются интересы всех без исключения людей, по праву рождения, в равной степени и в полном объеме, насколько это позволяет достигнутый уровень развития производства. Именно все насущные интересы - а не только провозглашается юридическое равенство.
  Именно эти принципы стали фундаментом страны, аналогов которой не было за всю историю человечества.
  Именно в СССР несбыточные доселе чаяния бесчисленного множества простых людей, людей труда впервые воплотились в реальную повседневную практику, затрагивающую жизнь каждого человека - причем в масштабах всего государства, государства огромного, развитого и мощного, государства, извне непобедимого.
  На протяжении всей писаной истории рабовладельцы властвовали над рабами, феодалы над зависимыми крестьянами, буржуазия над рабочими. На эти классы, интересы которых были диаметрально противоположны, в различные эпохи было разделено общество. Классово антагонистическое общество, в котором ничтожное меньшинство пользуется практически неограниченной свободой за счет лишения свободы подавляющего большинства.
  Ленин писал: "Классы - это "большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства".
  И долгие тысячелетия только представители вот таких присваивающих чужой труд классов считались полноценными людьми, только для них были все мыслимые блага и удовольствия, только они принимали решения за всех остальных. А эти остальные - те, кто трудится - рассматривались лишь как почва, как удобрение, на котором росли, цвели и благоухали чистые, светлоликие, образованные и культурные господа. Простому труженику доставался лишь голод и кнут.
  Не была исключением и Российская империя. Где 40 процентов детей не доживало до пяти лет, где 70 процентов взрослого населения было неграмотно. Где более 90 процентов официально считалось людьми второго и третьего сорта. Где были нормой таблички "Нижним чинам и собакам вход воспрещен". Страну регулярно душил голод с массовыми смертями крестьян, у которых отнимали последнее зерно, чтобы продать за границей и обеспечить роскошную жизнь власть имущих. Рабочие трудились в опасных для жизни условиях по 14-16 часов практически без выходных, а получали гроши, которых хватало на скудную пищу и место во время сна на нарах в рабочей казарме, где то и дело вспыхивали бунты под лозунгом "Одна койка - один рабочий, а не два!". Да и те гроши владельцы заводов старались зажать под видом штрафов, придираясь к любой мелочи.
  В 1905 году с массового расстрела в Петербурге мирного шествия рабочих, которые попытались пройти к царю с просьбой помочь в их бедственном положении, началась революция. Царский режим пошатнулся, но все же ему удалось потопить выступления народа в крови. Именно тогда, кстати, в Иваново-Вознесенске был создан первый Совет рабочих, в котором Ленин увидел прообраз будущей власти трудящихся.
  В 1912 году Россию потряс Ленский расстрел. В Сибири, где на принадлежащих высшей знати и иностранному капиталу золотых приисках рабочие потребовали человеческих условий труда, в частности, чтобы начальство к ним обращалось не на "ты", а на "Вы", и чтобы в лавках не продавали тухлятину по монопольно высоким ценам за талоны, представители власти убили сотни человек. Министр внутренних дел Макаров заявил в Госдуме: "Так было, так будет!" Уже после революции, в 19-м году, при Советской власти, его самого расстреляли в Москве.
  Так что балы, красавицы, лакеи, юнкера, и вальсы Шуберта, и хруст французской булки - это не для всех. Это только для избранных. А для остальных - изматывающий труд, гнилая лебеда да бесконечная череда смертей своих детей в колыбели. И собственная ранняя смерть. Для тех, кто терпит до конца, - от невыносимых жизненных условий, а для тех, кто посмел поднять голову, - от винтовки, шашки и петли.
  И вот наступил 1917 год. Год, в котором произошло самое великое событие в истории человечества. Год, когда оно начало свое трудное, с многочисленными отступлениями, восхождение на новый уровень своего развития. В том году 25 октября, или 7 ноября по новому стилю, залп крейсера "Аврора" возвестил о смене власти в стране. И это была не просто смена власти, которых до той поры были тысячи по всему миру. Впервые в истории государство возглавили те, кто отрицал порабощение человека человеком, кто защищал интересы не высших господ, не капиталистов, не помещиков, не дворян - а интересы рабочих и трудового крестьянства. Знаком нерушимого союза этих двух трудовых классов, ключевой эмблемой нового государства, новой цивилизации, новой эры стал серп и молот. На 74 года символ свободного труда и созидания занял место двуглавой коронованной хищной птицы.
  Журнал "Вооруженный народ" в 18-м году напечатал стихи Марка Рудного "Новые скрижали": Мы раздробили старые скрижали И новые воздвигли над собой. За них пойдем на смерть, за них - на бой, За них века мы долгие страдали. Нет собственности. Родина - планета. Молитва наша - труд. Мы все равны. Земные блага всем равно даны. Нет господина. Нет владыки света. Мы сами - боги и в добре и зле. Единые владыки на Земле.
  Эти строки ярко свидетельствуют, что Октябрьская Революция 17-го года выплеснула на свободу гигантскую энергию социального творчества самых широких народных масс. На эти грандиозные исторические свершения людей труда повели коммунисты. Единственные в истории, у кого никогда не было нужды лгать, притворяться, лицемерить, изворачиваться, кто никогда не стеснялся своих убеждений, кто всегда был искренним перед людьми до конца.
  Ведь, как правило, политики и партии во все времена и во всех странах не очень-то жаждут удовлетворять насущные нужды всего народа, его трудящихся слоев. Они либо прямо провозглашают приоритет интересов самых высших классов, либо маскируют это расплывчатой демагогией. Такие оборотни на словах могут обличать несправедливость и обещать защищать социальные права всех, а на деле, будучи у власти, продолжают проводить политику, направленную на изъятие ресурсов у низов и передачу их верхам. Или, как вариант, находятся на подтанцовке у главных, как правило, несменяемых сил у власти, регулярно включая социальную риторику, но постоянно сливая, на протяжении десятилетий бесплодно замыкая на себя, канализируя в интересах имущих классов протестные настроения.
  Почему так происходит? Потому что ни такие политики не заинтересованы в ликвидации строя, при котором господа имеют возможность высоко подняться над простолюдинами, ни сама классовая система в целом, в которую встроены они и их организации, не желает терять устойчивость. Как правило, те, кто на словах претендует на защиту интересов народа, на деле ограничиваются в лучшем случае незначительным смягчением положения трудящихся, бросанием им подачек, ставя в безусловный приоритет интересы имущего класса.
  Но в том историческом 1917 году свершилось, казалось бы, невозможное - у руля нового государства встали те, кто задался целью, как поется в международном гимне труда и свободы, разрыть до основания весь мир насилия, чтобы построить новый мир, где тот, кто был ничем, станет всем.
  Бесчисленное множество раз низы восставали против верхов, которые присваивали их время и силы, их здоровье и жизнь - но каждый раз подобные бунты подавлялись со звериной жестокостью. И лишь в 17-м году у этих низов, у людей труда, которых повели на бой коммунисты-большевики во главе с Лениным, всё получилось.
  И за то, что коммунисты не обманули народ, не "слили", не стали сами господами над трудящимися, а подняли их на победоносное восстание против любых господ, эта элита, а также ее слуги, будут всегда источать лютую злобу в их адрес. За то, что впервые в истории большевики без всякого вероломства дали все необходимое людям, у которых десятки веков отнимали последнее, хозяева жизни их дико ненавидели и тогда, век назад, и сейчас. Ненавидят или тихо, шипяще изливая яд сквозь зубы, обвиняя по поводу и без повода во всех смертных грехах. Или в открытую, руками нацистских боевиков уничтожая памятники Ленину и карая тюрьмой за слова в интересах народа. Как в Прибалтике после развала СССР, как на Украине после фашистского переворота 2014 года. И как сейчас в России в стремлении уничтожить память о Ленине готовы славить кого угодно, даже военных преступников, нацистских прислужников и палачей. Уже много десятилетий прошло с момента реванша угнетателей и стяжателей над народом, а они все не уймутся, отчаянно пытаясь доказать простым людям, что когда они, эти простые люди, у власти, когда они на равных владеют всем народным хозяйством - это ужасно, это кошмарно, это диктатура, это колючая проволока, ссылки, ГУЛАГ и Колыма. И многие верят. Или хотят верить, подспудно надеясь на что-то для себя лично. А на что, кстати, надеясь? Интересный вопрос.
  [Фрагмент фильма "Кин-дза-дза!" - "У кого воздуха нет, все сюда насыпятся. Воздух наш. - Они будут на четвереньках ползать, а мы на них плевать - Зачем? Удовольствие получать. - А какое в этом удовольствие? - Молодой еще!"]
  Дело в том, что в СССР, при власти советских коммунистов, ни у кого не было ни малейшего шанса стать господами по-настоящему, чтобы это было оформлено и закреплено в законах. Не было ни малейшего шанса вогнать остальных в нищету, чтобы за их счет, пользуясь их зависимостью, возвыситься над ними и наслаждаться жизнью. Нельзя было войти в высший класс по причине отсутствия такового. Основа, социальная структура, социальная ткань советского строя сама по себе не позволяла подняться господам и уж тем более обрести личную власть над простыми людьми - даже если отдельные власть имущие были бы и не против такой перспективы. Те, кто уже сейчас, после падения социализма, дорвался до вожделенного статуса господ, те, кому повезло, совершенно объяснимо ненавидят и Ленина, и его соратников, и весь тот строй и то государство, которое они - как плод их невиданной жертвенности и бескорыстия, - создали и развивали на протяжении десятилетий.
  Да, если встать на место господ, то придется согласиться, что есть за что ненавидеть. За господский статус его обладатель готов отчаянно сражаться и рвать в клочья кого угодно. Проблема лишь в том, что господином можно стать лишь на фоне простолюдинов и за их счет. И для того, кому не повезло родиться в господской семье, у кого нет фамильного капитала, нет, в крайнем случае, нужных выходов, кому родители не смогли в самом начале карьеры выбить через связи начальственную должность, кто, как говорится, не в теме, не в обойме, тому... проще выиграть в лотерею, нежели прорваться в круг господ. Чужих в этом кругу не ждут. Об этом следовало бы помнить всем. Близок локоток, а не укусишь. Для большинства проще и... выгоднее, да, выгоднее перестать на что-то надеяться - и обратиться, наконец, к опыту советских десятилетий, когда ты действительно не мог стать господином даже теоретически, но зато был всем обеспечен и никто тебя не угнетал, никто не решал за тебя твою судьбу в шкурных интересах этого решальщика.
  [Фрагмент фильма "Кин-дза-дза!" - "Нет, генацвале! Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели!"]
  Пока, правда, слишком многие остаются в плену подобных идиотских стереотипов.
  А кто такие коммунисты и за что они выступают?
  Еще в XIX веке немецкие ученые и революционеры Карл Маркс и Фридрих Энгельс провозгласили в Манифесте Коммунистической партии:
  "Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности".
  Здесь важно пояснить, что под частной собственностью понимается не личная, бытовая собственность людей, а та собственность, которая позволяет ее владельцу, массово привлекая рабочую силу тех, кто такой собственности лишен, извлекать с нее доход, извлекать по своему личному усмотрению, в пользу себя и своей семьи. Это и есть ключевое противоречие классового, буржуазного общества - между общественным характером производства и частным присвоением. То есть блага создают миллионы, а присваивают их тысячи или даже сотни.
  Механизм такой капиталистической эксплуатации досконально разобрали Маркс и Энгельс. Как только что сказано, рабочие, пролетарии, не имеющие ничего, что могло бы приносить доход, кроме своей рабочей силы (способности к труду), вынуждены наниматься на работу к буржуа, собственнику средств производства. В ходе товарного производства вырабатывается стоимость, превышающая стоимость рабочей силы - то, что буржуа платит рабочим на поддержание способности трудиться. Эту остающуюся сверху прибавочную стоимость буржуа присваивает по праву хозяина. Именно из этой прибавочной собственности, недоплаченной рабочим, фактически отобранной, экспроприированной у них, и складывается капитал буржуа. За счет постоянного разорения мелких собственников, вынужденных, будучи всего лишенными, наниматься уже в качестве пролетариев на работу к крупной буржуазии, осуществляется концентрация капитала.
  Из Манифеста Коммунистической партии: "Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества. Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать".
  Основоположники научного коммунизма показали, что в определенный момент развитие производительных сил достигнет рубежа, когда они входят в неразрешимое противоречие с этими производственными отношениями.
  "Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют", - писал Маркс.
  Отсюда следует необходимость и неизбежность завоевания рабочими всей полноты власти, изъятия у буржуазии того, что она накопила в форме капитала в ходе вековой эксплуатации, и обретения диктатурой пролетариата контроля над важнейшими экономическими активами в интересах народа - для того, чтобы навсегда покончить с классовым разделением общества. Проложить путь из царства необходимости в царство свободы. Вступить в эру коммунизма, где будет главенствовать принцип "От каждого по способностям, каждому по потребностям", где у всех будут равные со всеми права, где каждый сможет без ограничений получать все необходимое для полноценной жизни и развития, где перед всеми откроются безграничные перспективы постоянного умножения возможностей по познанию и преобразованию мироздания.
  "Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"
  И вот эта миссия, о которой говорили Маркс и Энгельс, и была начата в 1917 году.
  В России, где взвалившее на себя неподъемный груз бессмысленной войны государство рассыпалось буквально на глазах, шло вразнос, в феврале была свергнута монархия. Но буржуазное временное правительство, на словах провозгласившее идеалы свободы, так и не пошло навстречу народу и все так же гнало простых людей в окопы на убой за интересы британских, французских и доморощенных капиталистов. Ленин, вернувшись из эмиграции, в апреле провозгласил курс на перерастание буржуазной революции в социалистическую.
  Беспрецедентный в истории переход был совершен, когда в одной точке сошлись необходимость и возможность. Необходимость - усугубляющаяся с каждым днем социальная катастрофа и тотальный коллапс государства. Возможность - теоретически предсказанная Марксом и практически показанная Лениным достигнутая к тому моменту в России, исходя из нужд военного времени, максимальная централизация производства. Власть тогда буквально валялась под ногами - и ее просто подобрали те, кто не побоялся взять на себя ответственность за страну и готов был ее спасти.
  В октябре в результате свершившегося по инициативе и под руководством большевиков вооруженного восстания утвердилась власть Советов - органов представительства рабочих, крестьян и солдат. Это событие, положившее начало эре освобождения человечества от классовых оков, вошло в историю под названием Великая Октябрьская социалистическая революция.
  [Речь В.И. Ленина "Что такое Советская власть?" - "Что такое Советская власть? В чем заключается сущность этой новой власти, которой не хотят или не могут понять еще в большинстве стран?.. Первый раз в мире власть государства построена у нас в России таким образом, что только рабочие, только трудящиеся крестьяне, исключая эксплуататоров, составляют массовые организации - Советы, и этим Советам передается вся государственная власть]
  В самые первые дни Советская власть приняла декреты - то есть акты прямого действия - в интересах народа. Это Декрет о мире, где провозглашалась необходимость немедленно выйти из грабительской войны и заключить мир без аннексий и контрибуций (то есть присвоения победителями территорий побежденных стран и выплаты дани побежденными победителям). Это Декрет о земле, ликвидировавший помещичье землевладение и предоставивший массам крестьян право бесплатно пользоваться земельными наделами, на которых они трудятся. Народная власть сразу же упразднила сословия, титулы и звания, отделила церковь от государства и школу от церкви, приняла множество других назревших жизненно необходимых решений.
  Заводы и фабрики перешли под рабочий контроль, сбылась вековая мечта крестьянства о свободном труде на земле, которую они обрабатывают своими руками. В многокомнатные хоромы бывших господ переселялись трудящиеся из подвалов и рабочих казарм.
  На сторону народа встали лучшие представители бывших господствующих классов - множество военачальников, высококвалифицированных специалистов, ученых.
  Практически вся страна за считанные месяцы приняла новое правительство. Этот период вошел в историю под названием "Триумфальное шествие Советской власти".
  А для бывших правящих классов Октябрь 17-го стал настоящим кошмаром, который поставил жирную точку в их роскошном существовании за счет чудовищной эксплуатации подавляющей части населения. Не смирившись с потерей безраздельной власти над простыми людьми, они организовали на значительной части территории страны контрреволюционные мятежи и ввергли Россию в братоубийственную гражданскую войну. Выразителем воли свергнутых паразитов стало белое движение, попытавшееся вернуть господам собственность и власть над людьми труда. Белые на захваченных ими территориях развязали против трудящихся, посмевших поддержать своих освободителей, изуверский террор.
  Здесь важно подчеркнуть, что если бы не мятеж чехословацкого корпуса вдоль Транссиба, если бы не иностранная военная интервенция со всех сторон, то Гражданская война не приобрела бы такой размах и ограничилась бы локальными вспышками, преимущественно на юге России. Белые первоначально смогли добиться значительных успехов именно потому, что в войне против собственного народа широко опирались на поддержку иностранных войск - немецких, английских, французских, американских, японских. С западным капиталом белые заключили кабальные соглашения, обрекая национальное богатство России на разграбление. В этих условиях именно большевики, именно Красная Армия стали той силой, которая отстаивала с оружием в руках не только социальные права подавляющего большинства, но и национально-государственную независимость.
  Интересны свидетельства одного из лидеров социалистов-революционеров Бориса Савинкова, который, уже будучи исключенным из эсеровской партии, не принял Октябрьскую революцию и примкнул к белому движению, а после его разгрома продолжил борьбу против Советской власти из-за границы. Позже, в 24-м году, чекисты заманили этого авантюриста в СССР, где он предстал перед судом и раскаялся, признав, наконец, рабоче-крестьянскую власть. Вот его показания о том, что собой представляла армия одного из лидеров белых - Деникина, наступавшего на Москву с южного направления.
  "Черчилль мне показал карту юга России, где флажками были указаны войска деникинские и ваши войска. Помню, как меня потрясло, когда я подошел с ним к этой карте, и он показал мне деникинские флажки, и вдруг сказал: "Вот это моя армия"".
  А вот восточный "коллега" Деникина, адмирал Колчак. С твердым знаком на конце. При котором умылась кровью вся Сибирь, где крестьян целыми деревнями массово истязали и истребляли ни за что. Отступая под натиском Красной Армии, Колчак оказался в Иркутске, там он и лишился власти. Большевики его расстреляли и спустили в прорубь. Официально он до сих пор признан военным преступником. Но сейчас Колчаку вешают мемориальные доски, ставят памятники, снимают о нем фильмы.
  А вот Карл Густав Маннергейм. Основатель отсоединившейся в те годы от России буржуазной Финляндии, утопивший в крови красных на территории новорожденной страны. Вырезавший в Выборге множество этнических русских. А несколько десятилетий спустя возглавляемые им войска бок о бок с гитлеровцами душили блокадный Ленинград, а на оккупированных карельских землях тысячами истребляли русских в концлагерях. А вот как нынешние российские господа его чествуют. Вот как славят пособника нацистов - за то, что в Финляндии ему все же удалось сохранить власть господ.
  Не только в Финляндии богатые собственники удержали власть, но и в Польше, и в Прибалтике, и в захваченной Польшей Западной Украине и Западной Белоруссии. Правда, во всех случаях - при помощи извне. А на территории большей части прекратившей свое существование Российской империи большевикам, красным все же удалось разгромить белогвардейцев и петлюровцев, дашнаков и мусаватистов, отправить на свалку истории многочисленных панов и ханов, мурз и баронов, баев и эмиров, вышвырнуть прочь их забугорных хозяев, удалось отстоять молодую власть трудового народа и национальную независимость.
  30 декабря 1922 года Российская, Украинская, Белорусская и Закавказская советские республики объединились в новое государство. По предложению Ленина оно было названо Союз Советских Социалистических Республик.
  Трудящиеся СССР, завоевав власть и отстояв ее в кровопролитной схватке с недобитыми господами, приступили к построению социализма.
  [Фрагмент многосерийного художественного фильма "Как закалялась сталь": "Самое дорогое у человека - жизнь. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелкое прошлое и, чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы отданы самому прекрасному в мире - борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь болезнь, трагическая случайность могут оборвать ее внезапно"]
  Эти слова вложил в уста главного героя своего, по сути, автобиографического романа "Как закалялась сталь" писатель Николай Островский - сам активный участник тех великих событий, изменивших историю человечества. Творивший до самого конца, будучи тяжело больным, потерявшим зрение, прикованным к постели, но не сломленным.
  И советские люди спешили жить - переворачивая мир, они бесстрашно шли вперед на трудовые подвиги и на смертный бой.
  Исторически в основу социалистической экономической системы СССР, принадлежащей всему народу, лег государственный план электрификации России, или сокращенно план ГОЭЛРО, принятый по инициативе Ленина. Он предусматривал создание сети электростанций, которая позже станет инфраструктурой энергоснабжения единого промышленного комплекса страны.
  Посетивший Россию английский писатель-фантаст Герберт Уэллс после беседы с Лениным пребывал в убеждении, что это сделать немыслимо. Он назвал Ленина "кремлевским мечтателем".
  Но этот план был выполнен, и тот же Уэллс спустя немногим более десяти лет, встретившись уже с преемником Ленина на посту главы государства, Иосифом Виссарионовичем Сталиным, признал свою тогдашнюю неправоту. Интересно, кстати, его впечатление о Сталине: "Я никогда не встречал человека более искреннего, порядочного и честного; в нём нет ничего тёмного и зловещего, и именно этими его качествами следует объяснить его огромную власть в России".
  Сам Сталин в феврале 1931 года сказал: "Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут".
  Не прошло и двух лет, как в январе 33-го Сталин перед партией отчитался о закладке фундамента самодостаточной полноценной передовой промышленности: "У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь. У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь. У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь. В производстве электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. У нас была одна-единственная угольно-металлургическая база - на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую угольно-металлургическую базу - на Востоке, составляющую гордость нашей страны. Мы имели одну-единственную базу текстильной промышленности - на Севере нашей страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новых базы текстильной промышленности - в Средней Азии и в Западной Сибири. И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы создали их в таком масштабе и таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии".
  Именно так. В системе мирового разделения труда, где все решал западный капитал, России, в свое время упустившей шанс индустриальной модернизации, было отведено место аграрно-сырьевого придатка. И только радикальный разрыв с буржуазной структурой экономики внутри страны и, как необходимое следствие этого, радикальный разрыв нового государства с мировой капиталистической системой, отказ от подчинения ее правилам, отказ от подпитки национальными богатствами империалистических центров накопления капитала позволили Советскому Союзу в ходе самостоятельного развития стать военной, научной и промышленной сверхдержавой.
  Показательно, что бурный рост промышленности в СССР шел именно в те годы, когда на Западе бушевал беспрецедентный экономический кризис - Великая депрессия, во время которой от голода погибли миллионы американцев.
  Коренные преобразования Советская власть произвела и в сельском хозяйстве. Хотя помещичье землевладение было ликвидировано сразу, большая часть жителей деревни к концу 20-х годов оставалась в кабальной зависимости у кулаков - сельских воротил, владевших значительными земельными наделами, средствами производства и финансами. Это позволяло им из года в год так организовывать экономические процессы, что бедняки, ничем не владевшие, по сути, только на кулаков и пахали, а кулаки снимали все сливки.
  Большевики, когда у них дошли руки до деревни, решили объединить индивидуальные крестьянские хозяйства в кооперативы, колхозы (то есть коллективные хозяйства), вооружив их передовой машинной техникой для сельхозработ. Кулаки сразу же поняли, что это навсегда уведет бедняков из-под их власти, и развернули кровавое сопротивление, хотя первоначально у них никто ничего не собирался отбирать. Лишь после этого кулаков решили раскулачить - то есть отобрать излишки, накопленные благодаря многолетней эксплуатации, и выслать подальше.
  Модернизация деревни дала рост производительности сельского труда во много раз, позволила навсегда забыть о нехватке продовольствия. Всего за несколько лет на качественно новый уровень поднялся способ хозяйствования тогдашнего большинства населения страны.
  Мощная промышленность, созданная под руководством Сталина, а также коренным образом преобразованное сельское хозяйство предопределили победу советского народа над нацистской Германией в 1945 году.
  Великий Октябрь открыл дорогу масштабным преобразованиям, которые в конечном итоге вывели отсталую Россию, где до революции были лишь отдельные очаги индустрии, да и то не самой передовой, где господствовал примитивный труд крестьян, каждый год рисковавших умереть голодной смертью, в мировые лидеры по всем показателям. За ничтожный по меркам истории срок на месте мрачного болота всеобщей нищеты и безысходности встала сияющая сверхдержава, могучая, передовая, устремленная в будущее.
  На протяжении десятков веков основной задачей государственной власти было обеспечение интересов наиболее высокопоставленных представителей правящего класса. Базовыми инструментами государства были система сбора податей с бедных для распределения среди богатых, а также силовые структуры - армия, противостоящая вовне таким же государствам, и жандармерия с тайной полицией, ограждавшие внутри престол от других, по сути, таких же, претендентов на власть, и, конечно, подавлявшие сопротивление низов постоянному грабежу.
  В СССР же власть была плоть от плоти народной, принадлежала всем трудящимся и выражала его насущные интересы. Советская власть - власть человека труда, единственная власть, которая полноправными, полноценными людьми считала всех.
  Впервые в истории человечества в представительные органы - Советы - в массе своей избирались самые простые, рядовые люди, прямо от станка и от сохи - рабочие, крестьяне. Наиболее авторитетные и честные. Так, в общем, продолжалось все годы Советской власти.
  Долгие тысячелетия низы общества рассматривались лишь в качестве говорящих орудий, имеющих ценность только как инструмент удовлетворения потребностей высших. Их заставляли делать не то, что нужно им самим, а то, что нужно их владыкам. Но в результате Великой пролетарской революции эти низы, эти широкие народные массы впервые ворвались туда, где принимаются значимые для всего общества решения, ворвались не в качестве бесправного орудия в руках господ, а в качестве самостоятельного субъекта, задающего цели, причем свои собственные, отличные от целей элиты.
  В те переломные годы Ленин, ведя новорожденное советское общество через эти грандиозные преобразования, выступил за безусловную ликвидацию казавшейся доселе непреодолимой пропасти между теми, кто трудится, и теми, кто принимает решения, за то, чтобы массы целиком были вовлечены в государственное управление. Показательно высказывание основателя Советского государства, которое так любят сейчас искажать и передергивать:
  "Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту".
  Через депутатские школы, где выдвиженцев народа учили управлять страной на всех уровнях, прошли десятки миллионов обычных трудящихся. Избранники неустанно отстаивали каждодневные насущные интересы сограждан. Люди много требовали от Советской власти, разговаривали с ней не боясь, на равных, не воспринимали ее как грабительскую, оккупационную, потому что это была их власть. Власть, неразрывно связанная с народом, всемерно подотчетная трудящимся.
  Партия, созданная Лениным, партия коммунистов-большевиков, которую он привел к победе, на протяжении всего периода истории Советской страны была правящей. Выражая насущные интересы людей труда, она десятилетиями играла роль руководящей и направляющей силы советского общества, являлась стержнем системы государственного управления. Плоть от плоти народа, она вбирала в себя его лучших представителей, организовывала работу на всех уровнях, в каждой точке огромной страны, ведя ее от рубежа к рубежу к новым свершениям и победам. Коммунисты были на переднем крае и в мирном труде, и на войне. Партия - пока не стала жертвой клана высокопоставленных оборотней, до поры до времени скрывавших свои истинные убеждения и цели - была гарантом того, что все социальные, экономические отношения в стране, все государственные решения будут отражать интересы всех граждан, а не отдельных прослоек. Гарантом того, что никогда больше не будет высших и низших. Гарантом того, что все ценное и полезное во веки веков будет существовать и работать на каждого в равной степени. Гарантом того, что из общества никогда больше не будут выделяться люди и группы, концентрирующие в своем распоряжении те или иные рычаги, ресурсы, дающие возможность властвовать в частных интересах таких владельцев. Гарантом того, что никто и никогда не будет изымать блага из всеобщего достояния в свою личную пользу.
  И все это обеспечивалось за счет всеобщего равного совладения всеми национальными богатствами страны.
  А что из этого следует? Очевидно, что если кто-то чем-то владеет, то по праву забирает с этого хозяйские блага для себя. Так было во все времена - вопрос только в том, кто является хозяином, какая доля населения имеет - индивидуально или в коллективном совладении - собственность, позволяющую достойно жить. В классовом обществе хозяевами были только представители имущих, правящих классов, составлявших, как правило, несколько процентов населения. А при социализме хозяевами стали сто процентов, и, соответственно, к хозяйским благам получили доступ все граждане просто по праву рождения, по факту жизни и работы в СССР.
  Что это за блага? Это бесплатное жилье. Это бесплатное образование и здравоохранение. Это санатории, профилактории, курорты, детский отдых по символическим ценам или вовсе бесплатно. Это бесплатные кружки и секции для подрастающего поколения. Все перечисленное - впервые в истории.
  И много чего еще в СССР было достигнуто впервые в истории ради всего народа - причем во взаимосвязи, в системе. Это право на восьмичасовой рабочий день. Это право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Это невозможность увольнения работника по инициативе администрации без согласия профсоюзной и партийной организации. Это право на труд, причем оно было гарантировано, например, тем, что выпускников профессиональных учебных заведений трудоустраивали по специальности, давая жилье.
  Женщинам, также впервые в истории, предоставили дополнительные льготы. Декретный отпуск для рожениц, право на бесплатную патронажную службу младенцу, на бесплатную молочную кухню, на бесплатное медицинское и санаторно-курортное лечение при любых детских заболеваниях.
  Дети, подрастающее поколение, были, как любили говорить в СССР, единственным привилегированным классом. С самого своего появления на свет юные граждане были окружены заботой народного государства, которое ничего не жалело для сохранения их здоровья и жизни, для развития их физического и интеллектуального потенциала, для того, чтобы они выросли грамотными, зрелыми гражданами страны. Учебные программы и методики воспитания с самого начала были нацелены на то, чтобы все дети, повзрослев, стали думающими, ответственными, умеющими безошибочно разбираться во всех сложных социальных аспектах людьми, стали полноправными хозяевами, совладельцами страны, с неотчуждаемым достоинством и волей. Школа была университетом в миниатюре и давала знания целостно, во взаимосвязи. Так, как учили и воспитывали всех детей в СССР, в классовом обществе испокон веков учат и воспитывают только лишь так называемую элиту. Социализация будущих хозяев проходила в семье, в школе, в рамках внешкольного обучения, то есть в многочисленных кружках, секциях, творческих объединениях, в массовых детских и юношеских организациях - октябрятской, пионерской, комсомольской.
  Блага, которые впервые в истории человечества предоставлялись всем без исключения, по праву рождения, даже прописали в Конституции новой страны - причем не в нынешнем издевательском понимании, право как отсутствие запрета, а право вместе с гарантией, вместе с механизмом практической реализации государством "под ключ" конкретного блага. И это нельзя рассматривать как бюджетные подачки от власти. Это - именно результат хозяйского совладения. Люди получали не только зарплату - достаточную для того, чтобы массово откладывать сбережения, впоследствии конфискованные новыми хозяевами жизни. Люди получали и хозяйские блага в натуральном виде - через уже забытые сейчас общественные фонды потребления. Что крайне важно подчеркнуть - не только больные и немощные - но и здоровые и трудоспособные, все без исключения. За квартиру, например, не нужно было горбатиться десятилетиями в ипотечном ярме - таких слов тогда просто не знали. Ее, как уже сказано, давали бесплатно. А если это кооперативное жилье, то за него можно было или заплатить сбережениями, или из зарплаты вычитали на протяжении нескольких лет необременительную долю. Квартплата не менялась многие десятилетия и составляла в среднем три процента бюджета семьи.
  Цены на общественный транспорт и ЖКХ, на продукты питания и товары первой необходимости в СССР были занижены также за счет общественных фондов потребления, то есть эти расходы населению незаметно субсидировались, и никто не извлекал, не присваивал с этого прибыль.
  Многие критикуют СССР за то, что он якобы "развращал людей халявой". Но когда малолетние наследники тех, кто ограбил народ, ни дня в жизни не работавшие и не собирающиеся работать, только повелевать другими, но в то же время имеющие огромные состояния, открыто этим кичатся - то такая халява для них допустима, она не развращает? А гарантия на порядки более скромной жизни, причем для тех, кто не ленится, кто честно трудится - выходит, неприемлема? Если у людей есть собственность, почему они не вправе с нее получать доход? Или если огромная собственность у частных лиц, причем немногих, то это допустимо, а если не роскошная, но достойная, у всех в равной степени, то нет? Интересная логика.
  Именно за счет равного совладения единым народнохозяйственным комплексом было достигнуто социальное равенство всех. В атмосфере общности судьбы, общности цели, общности пути каждый из советских людей был хозяином всех огромных богатств на территории страны, причем с каждым годом они увеличивались объединенным свободным трудом. И, как следствие, постоянно росло благосостояние всех граждан. Росло с каждым годом, за исключением, конечно, периода Великой Отечественной войны. Росло даже непосредственно перед ней, в 1940 году - первой половине 41-го, когда всем уже было ясно, что на подготовку к жестокой схватке надо бросить максимум средств.
  С самого начала, даже когда находящиеся в распоряжении Советского правительства ресурсы были предельно скудными, когда надо было отбиваться от лезущих со всех сторон врагов, она не забывало о необходимости удовлетворять насущные нужды трудящихся.
  Советская власть всемерно заботилась о сохранении жизни и здоровья людей - всех людей, а не только "избранных". Нарком здравоохранения Николай Семашко разработал и впервые в мире внедрил принципы охраны здоровья, которым было охвачено все население. На их основе в СССР была создана бесплатная, невиданно эффективная система, позволившая навсегда покончить с массовой детской смертностью, с многочисленными эпидемиями, которые косили людей в пору золотых куполов и французских булок.
  Советская власть всемерно заботилась о просвещении народа. Она, поставив своей целью преодоление векового мрака невежества, искоренение неграмотности, формирование всесторонне развитой личности, сделала культуру, ранее доступную лишь имущим классам, достоянием всего общества. За парты сели миллионы людей, в том числе взрослых. Повсеместно открывались рабфаки, сельские клубы, избы-читальни. За считанные годы народная власть сделала на этом пути столько, сколько власть августейших особ не сделала и за десятилетия. Только ставила препоны. Как в циркуляре царского министра Делянова, которым запрещалось принимать в гимназии детей кучеров, прачек, кухарок, дабы они на всю жизнь оставались в самом низу социальной иерархии. Как вспоминал известный советский детский поэт Корней Чуковский, его в свое время отчислили из одесской гимназии именно на основании деляновского циркуляра.
  Российская империя, где читать и писать умели не больше тридцати процентов подданных, была государством тотального невежества, а Советский Союз стал одной из самых просвещенных стран в мире. Образование, вплоть до высшего, за исключением небольшого периода, было бесплатным. Дети рабочих и крестьян, из самых глухих уголков, поступали в многочисленные вузы и становились высококвалифицированными специалистами, учеными, писателями. В рядах ОСОАВИАХИМа молодежь осваивала самую передовую для своего времени технику, авиацию, радиодело. Именно представители этого первого свободного поколения, поколения полноправных хозяев страны, в самой страшной войне победили тех, кто пришел их поработить, - объединенных Гитлером европейцев.
  Советская система образования позволила создать самодостаточную независимую фундаментальную науку, систему самых передовых разработок во всех отраслях.
  В самые первые годы Советской власти основываются новые научно-исследовательские учреждения - например, колыбель отечественной ядерной отрасли Радиевый институт, Институт физико-химического анализа, Институт по изучению платины и других благородных металлов, Государственный гидрологический институт. Именно при Советской власти получили зеленый свет инициативы образованной в годы Первой мировой войны Комиссии по изучению естественных производительных сил страны.
  Основоположник теоретической космонавтики Константин Циолковский до революции имел репутацию чуть ли не городского сумасшедшего, его ключевые идеи и труды всерьез на официальном уровне не воспринимались. И лишь Советская власть практически сразу признала его как выдающегося ученого.
  И всего через 12 лет после Победы вставшая из руин Страна Советов впервые в мире запустила искусственный спутник Земли, а через 16 лет впервые в мире покорил космос человек - советский летчик, коммунист Юрий Гагарин.
  Плодами инновационного прорыва первого в мире государства трудящихся стали первая автоматическая межпланетная станция и первая фотография обратной стороны Луны. Первая атомная электростанция и первый атомный ледокол. Первая долговременная пилотируемая орбитальная станция. Первые в мире ключевые достижения в сфере трансплантации и искусственных органов. Первый в мире квантовый микроволновый генератор как основа лазерной техники, за что советские ученые Александр Прохоров и Николай Басов получили Нобелевскую премию. И многое другое.
  Граждане народного государства искренне чувствовали себя первооткрывателями, творцами будущего. В те годы миллионы детей на полном серьезе мечтали стать космонавтами, а не эффективными менеджерами.
  Как мы видим, СССР был страной не только социальных благ или, как говорят злопыхатели, халявы (хотя непонятно, как вообще можно называть халявой то, что получено по праву хозяина тем, кто честно работает на себя, на общее дело, на миллионы своих сограждан, своих компаньонов-товарищей).
  Суть социализма вовсе не в том, чтобы всем раздать поровну всё, а в том, чтобы определенную долю общего блага собрать и направить не в частные руки, а в общий центр, работающий в интересах всех и отвечающий за движение вперед. А то, что останется на личное пользование, - распределить между всеми членами общества - равноправными членами - более-менее равномерно.
  Идея прогресса была стержневой, основополагающей идеей советского проекта. СССР был государством-первооткрывателем, государством-творцом. Воля его народа воплощалась в масштабных преобразованиях природы, экономики, общественной жизни, человеческого сознания.
  "Впервые после столетий труда на чужих, подневольной работы на эксплуататоров, является возможность работы на себя, и притом работы, опирающейся на все завоевания новейшей техники и культуры", - отмечал Ленин.
  Основатель Советского государства видел в социализме не просто общество уничтожения классов и частной собственности, но и общество, где должны уничтожаться различия между городом и деревней, между людьми умственного и физического труда. В свою очередь, Сталин понимал под социализмом систему, которая на благо всех членов общества осуществляет непрерывное научно-техническое развитие. Именно на благо всех - по словам Сталина, капитализм отличается от социализма не уровнем техники или методами организации, а тем, на что тратят прибыль.
  Руководствуясь этими принципами, СССР с самого начала шел по новому пути, даже несмотря на менее развитые по сравнению с передовыми капиталистическими странами производительные силы. И за несколько десятилетий советский народ своим трудом создал принадлежащую ему экономическую систему из всех без исключения отраслей - богатейшую, передовую, стремительно развивающуюся без всяких кризисов и совершенно нечувствительную к курсу доллара. Она представляла собой единый плановый нетоварный народнохозяйственный комплекс с равенством трудового участия и равенством в доступе ко всем благам.
  Залог того, что собственность не только на словах, но и на деле принадлежит всему народу, - планомерное подчинение социалистического производства общественным интересам с тем, чтобы его приоритетом стало обеспечение благосостояния и всестороннего развития всех членов общества - как равноправных хозяев.
  Высшим рабочим органом в процессе управления была государственная комиссия по планированию - Госплан. Он размещался в здании на проспекте Маркса в центре Москвы (ныне Охотный ряд). Сейчас там находится другой орган - тот, который оформляет в виде законов волю господствующего рейдерского класса, заключающуюся в том, чтобы как можно больше отнять у простого народа в пользу самозванных хозяев страны.
  Социалистическое планирование - это совокупность научно выверенных программ развития, охватывающих все в комплексе, без противоречий. Это конструктивное отрицание хаоса и неэффективности, присущих капитализму, рыночной экономике, где каждый вынужден на свой страх и риск лично участвовать опытным путем в процессе всеобщей оптимизации в рамках социально-экономической иерархии угнетения - как правило, конечно, проигрывая. Госплан же за счет централизации ресурсов и целостности системы вырабатывал наиболее выгодное решение по управлению - причем выгодное для всех граждан - равноправных совладельцев, а не для уважаемых господ собственников частного капитала. За счет этого социалистическая экономика всегда росла гарантированно быстрее экономики самых развитых стран мира.
  СССР вплотную подошел к тому, чтобы впервые в мире создать - прежде всего для точного, оптимального оперативного управления единым народным хозяйством - систему обработки цифровых данных, охватывающую всю страну. Сделать это предлагал академик Виктор Глушков, причем еще до того, как в США появились первые зачатки Интернета. Его проект предусматривал создание по всей стране вычислительных центров и магистральных линий цифровой связи, которые в режиме реального времени обрабатывали бы данные со всех производственных комплексов и транспортных систем. Это позволило бы формировать оптимальные планы развития народного хозяйства и тут же воплощать их в жизнь. Такая система отслеживала бы движение буквально каждой партии сырья, каждого продукта, состояние выполнения плана в любой момент времени в любом месте. Это дало бы гарантированную защиту от бесхозяйственности и дефицита по всей стране. Глушков честно предупредил, что это потребует средств больше, чем на атомный и космический проект вместе взятые, но в конечном итоге даст огромный эффект и окупится. Ему не поверили.
  Сейчас, в эпоху всеобщей компьютеризации, уже очевидно, что если бы тогда предложения Глушкова не были роковым образом отвергнуты, то социализм в конечном итоге победил бы, и мы жили бы в совершенно другой стране, в другом мире.
  Плановая экономика, даже несовершенная, превосходит экономику "невидимой руки рынка" примерно так же, как буржуазный строй некогда превосходил феодальный. Конкретные практические результаты полностью подтверждают эту истину. К 80-м годам по ряду важнейших показателей СССР вплотную подошел к США. И это при том, что в начале пути, в 1917 году, США были первой экономикой мира, а Советская Россия лежала в разрухе. И это при том, что по итогам Второй мировой войны в США хлынули богатства со всех стран, а СССР претерпел колоссальный урон. И это при том, что развитые страны во главе с США грабили периферию мира, а СССР, напротив, развивающимся странам помогал.
  В бесклассовом обществе - в относительно спокойный, мирный период его развития - постоянно и неуклонно повышается жизненный уровень всех его членов - за счет того, что там нет частных лиц и структур, по праву собственника изымающих в свою пользу все лишнее сверх того, что остается на воспроизводство эксплуатируемой рабочей силы. Историческая практика полностью подтвердила справедливость этого социального закона. В СССР, где экономика принадлежала всем гражданам сообща, жизнь с каждым годом, за исключением очевидно экстремальных периодов, действительно становилась все лучше и лучше - гарантированно, во всех аспектах, и недостатки были преходящими и устранимыми. Цены на продукты и товары народного потребления были едины и стабильны - так, что их печатали, выбивали на всех изделиях при изготовлении. Более того - при Сталине цены на товары первой необходимости регулярно снижались. На прилавках магазинов на протяжении большей части советского времени (перестройка, то есть целенаправленное уничтожение социализма, не в счет), как правило, было все необходимое. Фальсификация, снижение качества продуктов было абсолютно немыслимым.
  В 60-70 годы уровень жизни в СССР для масс, для трудящихся, не уступал среднеевропейскому. Опережающими темпами велось строительство жилья. Новые квартиры за время правления Брежнева получили - именно получили, а не купили - более полутора сотен миллионов человек. По всей стране возводились заводы и электростанции, города, социальные и культурные объекты, медицинские и образовательные учреждения, осваивались месторождения, прокладывались магистрали.
  При так называемом застое государство делало огромные вливания в промышленность и инфраструктуру, которые должны были дать эффект в 90-е 2000-е, но не дали по понятным причинам.
  С того, что было создано при Советской власти, кормится только нынешняя преступная элита. До какого уровня возросло бы благосостояние людей за тридцать пять лет, если бы СССР все это время планомерно развивался, остается только догадываться.
  Пятнадцать равноправных республик, провозглашенных в разное время на территории большей части ушедшей в небытие Российской империи. Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Туркмения, Эстония, Латвия и Литва.
  Ради великой цели построения нового мира, более светлого и человечного, объединилось множество наций - таких непохожих друг на друга - принадлежащих к самым различным языковым группам, самым различным культурам, с самой различной историей.
  Еще Маркс и Энгельс подчеркивали, что межнациональную вражду позволит прекратить только лишь уничтожение антагонизма классов внутри наций. Спустя много десятилетий правота этого утверждения полностью подтвердилась практикой - в Советском Союзе, который без всякого лишнего пафоса был содружеством братских народов.
  На протяжении семи десятилетий каждый из этих народов вносил свой вклад в общее дело развития единой страны.
  У каждой республики было что-то свое, что востребовано всеми остальными, - зерно и хлопок, уголь и металлы, нефть и газ, лес и фрукты, уран и гидроэнергетика, теплые морские берега и горы. А все вместе - сотни миллионов человек - неисчерпаемый интеллектуальный и трудовой потенциал.
  В прежде отсталые окраины вкладывались средства - но отнюдь не для проедания, как утверждают недоброжелатели, а для того, чтобы вдохнуть в них полноценную экономическую жизнь - в качестве инвестиций, в рамках создания единого народнохозяйственного комплекса, ради будущей возвращающейся сторицей отдачи в интересах всего Союза.
  Старшему поколению памятны стройки века, объекты всесоюзного значения на территории различных республик. То, что было делом не только этих республик, а всего огромного СССР.
  Байкало-Амурская магистраль. Самотлорское месторождение. Братская ГЭС. Усть-Илимская ГЭС. Ингалинская АЭС. Нурекская ГЭС. Экибастузский топливно-энергетический комплекс. Волжский автозавод. КАМАЗ. Это лишь небольшая часть списка из десятков и сотен колоссальных проектов последних советских десятилетий. Брежневских десятилетий взрывного, многократного экономического роста, который доморощенные ученики Геббельса впоследствии нарекут "застоем".
  И все, что было построено, принадлежало на равных всем нациям Советского Союза, было их общим достоянием, позволявшим уверенно идти вперед без всякой зависимости от внешних сил.
  Обретя эту общую собственность, умножая ее своим каждодневным коллективным трудом - трудом на самих себя, сообща, - советские люди, независимо от цвета кожи, разреза глаз, родного языка, обрели фундаментальное основание впервые в истории стать друг для друга своими, не делясь на конкурирующие за место в господской иерархии группировки, кланы, на чуждые друг другу нации. До конца это, как мы видим, так и не было доведено, но основа этому все же была положена в Советском Союзе.
  Дружба народов была не пустым пропагандистским клише, а самой сутью существования многонационального государства, государства трудящихся, государства без господ. Каждый человек, откуда бы он ни был родом, чувствовал себя в любой точке страны как у себя дома. В СССР сложилась единая общность - советский народ.
  "Если частная собственность и капитал неизбежно разъединяют людей, разжигают национальную рознь и усиливают национальный гнет, то коллективная собственность и труд столь же неизбежно сближают людей, подрывают национальную рознь и уничтожают национальный гнет. Существование капитализма без национального гнета так же немыслимо, как немыслимо существование социализма без освобождения угнетенных наций, без национальной свободы". - отмечал Сталин.
  В СССР имевшая вековые корни национальная рознь уже, казалось бы, навсегда ушла в прошлое, и для избавленных от угнетения народов, познавших подлинную свободу, стали естественными отношения дружбы и братства. И уже при перестройке потребовались колоссальные усилия изменников из высших эшелонов власти и КГБ, чтобы целенаправленно устроить кровавые провокации и буквально с нуля вскормить националистов и сепаратистов. Чтобы развалить Союз, избавившись, по задумке инициаторов процесса, от географического балласта и усеченным осколком в виде России попытаться войти в мировую империалистическую элиту, коллективно узким кругом присвоив все народное достояние.
  Спустя десятилетия можно, наконец, подвести итог этому античеловеческому проекту. Он половинчатый, и именно в его половинчатости, указывающей на ущербность достижений по сравнению с замыслом, - источник наблюдаемых всеми истерических судорожных метаний элиты российского олигархического государственного капитализма. С одной стороны, забрать то, что создавалось трудом поколений, удалось блестяще, а с другой стороны, протиснуться туда, где принимают глобальные решения, так и не получается.
  С самого своего возникновения Советы заявили о себе как о воплощении альтернативы глобального масштаба и призвали к мировой пролетарской революции, которая разобьет оковы социального угнетения и откроет новую эру в развитии человечества.
  Реальность оказалась сложнее. В Германии буржуазная революция в социалистическую не переросла, пролетарские вожди Карл Либкнехт и Роза Люксембург были убиты. Советские правительства в Баварии и Венгрии были свергнуты. В ходе советско-польской войны Красная Армия потерпела поражение под Варшавой, в результате пришлось уступить Западную Украину и Западную Белоруссию почти на два десятилетия. В Италии кризис власти разрешился созданием фашистского правительства во главе с Муссолини, что послужило началом губительной преступной тенденции в Европе.
  А впереди были еще более тревожные события - приход к власти нацистов в Германии, поражение республиканцев в Испании, ползучая оккупация Китая Японией, раздел Чехословакии с согласия Британии и Франции - и, наконец, развязывание Гитлером Второй мировой войны.
  Советское государство с самых первых своих дней выступало против войн и насилия, за всеобщее разоружение. Но реальность, в которой оно оказалось, сулила тяжелейшие испытания, к которым надо было тщательно готовиться, чтобы не погибнуть.
  Укрепляя и развивая новый общественный строй, СССР с самых первых лет взял на себя роль локомотива социального прогресса в общечеловеческом масштабе. Даже первоначально оставаясь в одиночестве, он был яркой звездой надежды для угнетенных и обездоленных во всем мире, которая зажглась на небосклоне вечного доселе мрака классового общества. Каждое экономическое, военное, научное, интеллектуальное достижение, умножающее мощь советской страны, было победой не только народов СССР, но и всего прогрессивного человечества. Алое, с пятиконечной звездой, серпом и молотом, полотнище освобождения было высоко поднято не в интересах только тех, кто жил в границах Союза, а в интересах всех людей Земли. Пролетарии всех стран, которые до этого не имели ничего, а, следовательно, и своего отечества, впервые в истории обрели свою родину - пусть далекую, зато, в отличие от государства проживания, от всего сердца желающую им добра и воспринимавшую чужую боль как свою. Родину своей надежды и своей свободы.
  Сейчас даже сложно представить, какой ужас элиты Запада в то время испытывали перед мировой революцией, как они боялись и ненавидели СССР. Как пытались любыми руками его уничтожить. Того же Гитлера эти элиты практически до последнего всячески науськивали на первое в мире государство рабочих и крестьян. Правда, потом от бесноватого фюрера и их странам досталось, но тем не менее факт показательный.
  Из смертельной схватки с фашизмом СССР, заплатив огромную цену, вышел победителем. Наиболее одиозные порядки, политические практики, которые, если бы не было Советской страны, неизбежно стали бы в мире доминирующими, получили оценку на международном суде над нацистами как преступления против человечности. Как наглядное предостережение всем будущим последышам Гитлера, готовящим фашизацию отдельных стран и планеты в целом.
  После того как отгремели залпы орудий, в ряде государств, очищенных с помощью СССР от внешних захватчиков, трудящиеся успешно избавились и от доморощенных господ. И стали жить по-новому.
  [Фрагмент художественного фильма "Секунда на подвиг": Ты смотри!.. А ну, стой (Яков Новиченко - рикше, который везет корейского помещика)! Стой, тебе говорят! - Оставь их, Яша (сослуживцы Новиченко)!.. Не надо, не вмешивайся! - Слезай (Новиченко - помещику)! А ты (рикше) садись, дедушка. Да не сюда. А вот сюда. Здесь будет удобнее. Вот так. А вы (помещику) впрягайтесь сюда. Ппали, ппали (быстро)! Держи (дает палку рикше)! Не бойся, дедушка, не бойся, всё будет хорошо. Давай (тыкает палкой в спину помещика)! Вот так, вот так! Вперед!]
  В этих странах - странах народной демократии - к власти пришли выразители воли большинства народа - коммунисты. Родился мировой социалистический лагерь. Большинство из составлявших его государств объединилось в хозяйственный союз - Совет экономической взаимопомощи - и военный блок - Организацию Варшавского договора. Это ознаменовало начало эпохи двуполярного мира - с одной стороны лагерь империализма, конгломерат стран, где главенствует капитал, под предводительством США, с другой - содружество государств трудящихся, авангардом которого был СССР.
  И в экономическом, и в военном отношении мир социального равенства успешно противостоял миру угнетения. СЭВ производил более трети промышленной продукции мира. ОВД занимала фактически пол-Европы и имела стратегический паритет с империалистическим военным блоком НАТО.
  Послевоенное время запомнилось людям как период развития, оптимизма, движения вперед. Его даже называют "золотые десятилетия". Научно-техническая революция, наиболее яркой победой которой стал прорыв в космос. Демократизация общественной жизни. Прогрессивные социальные преобразования в самых различных уголках планеты. Рухнула мировая колониальная система. Прямо под боком у США отвоеван плацдарм социализма - Куба. Крупнейшей победой советской дипломатии стал подписанный в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, провозгласивший закрепление итогов Второй мировой войны, нерушимость границ, принципы невмешательства во внутренние дела.
  В те десятилетия народы всех континентов боролись за свободу, за мир, за справедливость, за светлое будущее. И СССР, задавая тон всем прогрессивным тенденциям, все так же был маяком для тех, кто стремился к лучшему миру, и по сравнению с первыми послереволюционными годами его сила, его авторитет выросли неизмеримо. Провозглашаемые и воплощаемые им в жизнь идеалы стали в те годы реальной и весомой альтернативой капитализму в масштабах всей планеты. Советский Союз активно помогал многим народам Земли преодолевать вековую отсталость, содействуя революционным движениям, помогая модернизировать народное хозяйство, обучая кадры, направляя специалистов, развивая инфраструктурные проекты, вовлекая во взаимовыгодные экономические связи.
  За несколько десятилетий Советское государство, где полностью было ликвидировано деление народа на высших и низших, не только преобразилось в великую сверхдержаву, но и стало ядром целой цивилизации, которая охватывала почти половину планеты и на равных соперничала с миром угнетения.
  Именно благодаря существованию Советского Союза и стран социалистического содружества мировая буржуазия, встревоженная расширением влияния социализма, ненавидящая СССР и в то же время смертельно напуганная ростом его авторитета на международной арене, была вынуждена немножко и ненадолго - до рейгановско-тэтчеровского неолиберального контрнаступления - поделиться со своими трудящимися. По крайней мере, в развитых странах Запада. Эпоху двуполярного мира помнят еще и как эпоху "государства всеобщего благосостояния". Пока существовал Советский Союз, пусть прямо и не оказывая давление на другие страны, но, так сказать, отбрасывая на них свою тень, капиталисты не решались понижать жизненный уровень народа и урезать его права. Заодно оформили это сугубо временное состояние как пропагандистскую витрину в противостоянии двух систем.
  Однако следует всегда помнить, что в классовом обществе всегда специально делается так, чтобы работающие бедные лишь выживали, а все излишки скапливались у праздных господ. Если бы не их безумная жадность, то все жизненно важные потребности всех людей на Земле можно было бы удовлетворить уже прямо сейчас. Но в классовом обществе бедные именно потому такие бедные, что богатые, имея власть, высасывают у низов всё. Роскошная и сверхсвободная жизнь "лучших людей" требует постоянного ограничения свободы низов в виде вечного нищенского существования большей части населения - именно тех, кто трудится. Временное вынужденное отступление произошло исключительно под давлением СССР, а сейчас, с его уничтожением, "государство всеобщего благосостояния" закономерно сворачивается. Не из-за каких-то кризисов, а потому, что такова воля тех, кто принимает решения.
  Правящие имущие классы всегда заинтересованы в том, чтобы максимально ограничить свободу каждого трудящегося - как в экономическом смысле, лишив насущных благ, так и в политическом - ставя препоны в выражении недовольства.
  Фундаментальное свойство классового общества - то, что большинство людей в нем за людей не считают. То есть одни вынуждены работать ради удовлетворения сверхпотребностей других, а свои собственные, даже жизненно необходимые, потребности вынуждены удовлетворять по остаточному принципу.
  Фактически классовое общество дает имущим эксклюзивное право принимать решения за неимущих, превращая большую часть населения в подвластные высшим орудия. Люди обслуживают какого-либо одного субъекта или группы субъектов (Кин-дза-дза). Это лишает человека главного условия существования разумного существа - свободы воли.
  Конкретный механизм такого лишения воли одних в пользу других может быть различным в зависимости от уровня развития. Экономическое выражение такого механизма поддержания и воспроизводства социального неравенства - частная собственность, а исторически высшее и последнее ее воплощение - капитал.
  И современный нам капитализм, вне зависимости от провозглашенных им на словах свобод для всех, на деле благоволит лишь ничтожному меньшинству. Именно его представителям он позволяет снимать с принадлежащих им частных активов личные бонусы, причем снимать не на развитие, а на собственное роскошное потребление. Но эти активы существуют не сами по себе. В их деятельность вовлечен не только собственник, а в обязательном порядке - массы эксплуатируемых, у которых таких активов нет. И непременное условие работы такого механизма - полное лишение низов каких-либо средств помимо минимально требуемых для выживания и воспроизводства.
  Испокон веков для находящегося на грани выживания этого обездоленного большинства главным источником проблем была даже не безжалостная стихия, а еще более свирепая и хищная сила - так называемая элита, которая тем людям, трудом которых жила, в праве считаться людьми вообще отказывала. В этой системе низшие всегда платят за ошибки высших, они постоянно вынуждены решать проблемы, которые те на них спихивают. В основании практически ничем не ограниченной свободы немногочисленных господ - оковы, надетые на огромные массы трудящихся. Именно эту систему впервые в истории поломала Великая пролетарская революция 1917 года, породившая Советское государство.
  Как же обстояло дело со свободой в этом новом государстве, в СССР - в сравнении с классовым обществом? Имеется в виду реальная, а не декларативная свобода, свобода, доступная каждому.
  По мере того как отдаляется от нас советская эпоха, по мере того как все больше и больше представляется возможностей сравнивать, можно уверенно сказать. В СССР свободы у нормальных людей, у большинства, было на порядок больше, чем сейчас. Это выражалось прежде всего в принципиальном, фундаментальном отсутствии такого положения вещей, когда какие-либо лица и структуры своей волей и произволом определяют судьбы большинства людей, оставляя им на проживание самый минимум и подвергая различным притеснениям в частных интересах сильных мира сего - тогда как узкая прослойка этих "лучших людей" безраздельно владеет всем, с чего можно получать доход, и за счет этого живет в роскоши.
  В Советском Союзе уровень давления на большинство людей со стороны власти, уровень государственного принуждения был неизмеримо ниже. Это касается даже свободы слова, даже пресловутых репрессий - если хотя бы взять статистику реальных осуждений за политику в 70-е годы, то она будет ничтожной по сравнению с политическими репрессиями различных постсоветских режимов. Которые рьяно сажают за так называемое "отрицание преступлений СССР", за демонстрацию советской и коммунистической символики, за разжигание социальной розни (разумеется, под ней понимается не призыв чиновников к простым людям кушать макарошки, а обличение несправедливости, исходящей от власть имущих). Штрафуют и сажают порой даже за лайк под неугодной владельцам страны текстом или картинкой.
  Всемерное, по всем направлениям, ограничение свободы масс ради того, чтобы высшие обрели практически неограниченную свободу - это не эксцесс, это сущность классового общества. Так в его рамках происходило всегда.
  Оправданно ли вообще его существование с исторической точки зрения? Для доклассового общества, охватывающего огромный период исторического времени, было характерно условное равенство элементарных единиц - племен, семей, общин. Изъятые у природы или произведенные примитивным трудом скудные материальные блага не отчуждались куда-то высоко и далеко, а распределялись здесь и сейчас, практически поровну между участниками процесса. Оборотной стороной этой модели была слабость, разрозненность подобных многочисленных одинаковых единиц, что означало блокирование дальнейшего развития.
  И когда люди научились производить больше, чем необходимо для воспроизводства, то есть появился прибавочный продукт, в структуре общества произошли качественные сдвиги. Новые инструменты позволили добиться повышения эффективности управления ресурсами, сформировать большие социальные системы, способные давать адекватный ответ в том числе на экстремальные внешние вызовы - это объективно принесло пользу делу развития цивилизации, хоть и крайне дорогой ценой.
  Это выразилось в том, что общество поделилось на класс непосредственных производителей и господствующий класс, который контролирует процесс общественного производства - гораздо уже более развитого, нежели в элементарных разрозненных общинах - и распределяет произведенное. Принудительно отчуждая у непосредственных производителей ресурсы, порабощая их самих - концентрируя при этом блага в своем распоряжении. С одной стороны, это позволило запустить ход развития цивилизации, поступательное совершенствование производительных сил. С другой - олицетворяемое такими порядками государство на долгие тысячелетия стало орудием подавления класса трудящихся имущим классом. На протяжении десятков веков у масс отнималось порой все до последнего, их лишали какой бы то ни было свободы, каких бы то ни было социальных возможностей - в пользу владык, которые сами себя лично, мягко говоря, не обделяли. Государственное право всегда было возведенной в закон волей господствующего класса, и только его.
  В классовом обществе свободное время трудящихся служило лишь воспроизводству рабочей силы, а возможности саморазвития были доступны лишь хозяевам. Вся культура человечества в рамках классовой эпохи фактически создана в условиях нищеты и бесправия подавляющего большинства населения и как необходимое следствие этого. Высшая интеллектуальная деятельность элиты возможна лишь тогда, когда ее обеспечивают подданные - тяжкой и черной работой из-под палки.
  И даже в рамках высшей фазы развития классового общества - капитализма - труд, пусть и не являясь принудительным в прямом смысле этого слова, все равно отчужден. Он предоставляется господами как милость, и далеко не всем. Фактически доступ к труду не зависит от желания, готовности и способности человека работать - а лишь от того, способен ли отчужденный от работника труд наращивать частный капитал. Сам этот капитал может существовать только тогда, когда на его преумножение вынуждены работать те, кто такого капитала не имеет. За счет этого плодами труда других распоряжаются в своих личных интересах частные собственники.
  Именно поэтому, несмотря на формальное провозглашение личных прав и свобод при капитализме, в реальности у большинства людей их по-прежнему нет и в помине.
  "Мне трудно представить себе, какая может быть "личная свобода" у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода", - так говорил Сталин в 36-м году.
  Что касается пресловутой свободы предпринимательства, то это всего лишь свобода одних лишать социально-экономической свободы других - в противном случае крупная частная собственность просто не имеет никакого смысла и даже не может возникнуть. Фактически это формальное юридическое право каждого на попытку - именно на попытку, без всякой гарантии, залезть наверх, отодвинув других локтями и подчинив этих неудачников своей частной воле.
  Свобода в понимании буржуазии - это свобода одних лишать других средств к существованию. Одержимая звериным эгоизмом, она норовит у всех окружающих максимально отобрать все блага, в том числе даже общедоступные, после чего буквально продавать воздух задорого и в кредит. Ибо при капитализме то, что нужно людям для жизни, то, без чего нельзя обойтись, непременно должно быть максимально дорогим. Чтобы массы были вечно зависимыми от господ. Лишение свободы большинства в личных интересах представителей меньшинства осуществляется ради того, чтобы сконцентрировать изъятые у низов ресурсы в одних, частных руках. И эти отобранные ресурсы каждый из представителей высшего класса использует как инструмент во всеобщей грызне за то, чтобы залезть еще выше, для демонстрации всем окружающим своего могущества - в том числе посредством статусного сверхпотребления.
  Мерило индивидуального успеха в классовом обществе - то, насколько один человек может использовать других в своих личных целях. Именно это определяет его реальные возможности, реальную свободу действий - чем выше позиция в социальной иерархии, тем больше возможностей перекладывать свои проблемы на других.
  В классовом обществе в безусловном приоритете сугубо личный интерес - проблема только в том, что в действительности его реализация доступна лишь ничтожному меньшинству - причем за счет ущемления личного интереса всех остальных.
  Одним из главных необходимых условий бесперебойной работы системы классового угнетения является обязательное постоянное существование тех, кто страдает от нищеты, безработицы, безысходности в самом низу, служа либо черной рабочей силой, либо наглядным пугалом-стимулом, который своей судьбой ужасает остальных, заставляя их вечно крутиться как белка в колесе. Более того - отверженные обязаны там, в самом низу, и оставаться, страдая вечно, и им фактически запрещено из этого ада дезертировать. Это не пропагандистское преувеличение, это именно так, и вот реальный пример. В США в конце 70-х годов прокоммунистическая общественная атеистическая организация "Храм народов" собрала тысячи бедняков и бездомных в равноправную общину - без угнетения, с общим трудом. Гонимые властью, значительная часть из них уехали в южноамериканскую страну Гайану, там они начали готовиться уже к эмиграции в СССР, успели подать в советское консульство сотни заявлений. Но в их поселение, нарушив границу чужого государства, вторглись американские коммандос и убили всех до единого - почти тысячу мужчин, женщин, детей, официально инсценировав это как массовое ритуальное самоубийство. И никакое радио "Свобода" никого не осудило за такое попрание права на эмиграцию.
  Классовое общество с ножом у горла вынуждает всех участвовать во всеобщей конкуренции - вне зависимости от того, хотят люди этого или нет. В конкуренции не только за место в господской иерархии, каковая, в общем-то, априори уже бессмысленна для большинства, но и за право учиться и работать, за жилье, за элементарные жизненные блага. Лейтмотив ее - в том, что наверху якобы должны быть лучшие. Но даже если и принять такой посыл - как тогда, интересно, быть тем, кто не "лучший"? Кто просто честно трудится, не хватая звезд с неба? Они, что, должны быть лишены всего?
  Несостоятельность этой установки очевидна. На деле якобы свободная конкуренция - лишь механизм, служащий тому, чтобы не лучшие пробивались наверх, а высшие (оказавшиеся там отнюдь не по результатам соревнования) просто изымали блага у низших для себя. В классовом обществе трудами одних обогащаются другие, и доступ к благам определяется не вложенным трудом, а исключительно классовым положением, дающим или не дающим законного права присваивать чужое и распределять.
  Сплошь и рядом в классовом обществе можно наблюдать, к примеру, людей с похожими способностями, со сравнимым потенциалом развития, с одинаковой готовностью трудиться - но различного происхождения. И классовое общество требует и обеспечивает такое положение вещей, чтобы один из них решал, а другой лишь повиновался без права голоса - даже если второй тоже вполне способен - сейчас или потенциально - решать. Их статус зависит не от способностей, не от трудолюбия, а в основном от стартовых условий, от происхождения, в крайнем случае от успеха в специфическом торге, если за спиной есть что-то весомое, что определяет влияние, - капитал, клан, связи. То есть одним людям заранее гарантирована возможность определения целей, а другие должны априори довольствоваться ролью бесправных исполнителей.
  Статус господина - это то, к чему очень многие стремятся, это то, что невероятно притягательно. Хотя бы ради собственной социальной безопасности, хотя бы ради того, чтобы самому не испытывать на себе тяготы унижения, бесправия, эксплуатации и нищеты - но лишь у единиц получается сорвать этот куш, ибо, как правило, господский статус передается по наследству.
  Принадлежность к классу - господствующему либо угнетенному - зависит не от наличия или отсутствия способностей. Кто наверху в реальности? Отнюдь не лучшие, а те, у кого изначально есть капитал. Лично или у семьи. Или не капитал в традиционном понимании, а нужные связи в уже сложившейся иерархии господства и концентрации отчужденных у масс благ - как спецпропуск в социальный лифт для любимых отпрысков. А для остальных, которым не повезло родиться с серебряной ложкой во рту, - глухие стеклянные потолки.
  В Советском Союзе же, где не было, или, по крайней мере, не должно было быть какого-либо частного, узкогруппового интереса, где народные богатства принадлежали всем, стеклянных потолков не существовало. Можно было расти сколь угодно высоко при желании и способности работать. На передачу социального положения по наследству советский строй не давал шансов. Положение человека в обществе зависело лишь от его собственного трудового вклада.
  В СССР не было и не могло быть конкуренции за господский статус - по причине отсутствия господ. Конечно, соперничество за лучшие места было и в советском обществе, но есть нюансы. Как бы человек ни вертелся, невозможно было владеть заводами и фабриками, то есть частной собственностью. Не только потому, что это было запрещено советскими законами, но и потому, что для того, чтобы владеть частной собственностью, нужно, чтобы у других этой собственности не было и они были бы вынуждены наниматься на работу к тому, кто ее имеет, обогащая его еще больше. А при социализме все были защищены от этого, потому что являлись равноправными хозяевами. Право на имущество, на достойную жизнь в СССР гарантировалось всем, а не как в классовом обществе - только тем, кто имеет инструменты для подчинения себе других, и - конечно, в меньшей степени - тем, кто таким людям служит, помогает господствовать. В Советской стране право на то, что создано трудом гражданина и его предков на общее благо, было фундаментальным и неотчуждаемым. Именно оно - залог полной и всесторонней свободы, свободы для всех.
  В советской экономике зарплата высококвалифицированного рабочего-передовика порой превышала зарплату директора завода, и это было в порядке вещей. В СССР не было безработицы, везде висели объявления "требуются", причем каждому предоставляли жилье, как минимум место в общежитии. Начальник не был царем и богом. Если он зарывался, то рисковал остаться без подчиненных, но до этого не доходило - так как профком и партком его в лучшем для него случае поправляли, в худшем он переставал быть руководителем. Невыплата зарплаты была немыслима, равно как немыслимы были какие-либо нарушения трудового законодательства и норм охраны труда.
  В СССР легко можно было достичь вершин материального благополучия, удовлетворить все разумные потребности честным трудом. Если работник хотел много денег - он ехал на Север, где за несколько лет получал столько, что хватало на всю оставшуюся жизнь. То, что социализм не позволял людям зарабатывать пропорционально вложенным усилиям, а капитализм позволяет, - абсолютная ложь. В действительности всё ровно наоборот.
  В Советском Союзе каждый гражданин был полновластным хозяином своей судьбы, и то, чего он добивался в жизни, зависело исключительно от него самого, от его желания и готовности учиться, трудиться, повышать квалификацию. А не от наличия влиятельных родственников и знакомых, дающих протекцию в кадровом росте, как это происходит сейчас. Государство давало все возможности для профессионального совершенствования абсолютно каждому желающему достойно трудиться советскому человеку, и на этом пути он никогда не натыкался и в принципе не мог натыкаться на изначальные, заведомо непреодолимые препятствия. Равно как никто, с другой стороны, не мог пользоваться и заведомыми гарантированными преимуществами в росте. Биографии многочисленных советских ученых, руководителей, деятелей культуры, которые начали свою жизнь порой в самых глухих уголках, в семьях рядовых рабочих и крестьян, - яркое тому свидетельство.
  [Песня "Юный барабанщик"]
  Вот Сережа Парамонов, солист Большого детского хора под управлением Виктора Попова, советский Робертино Лоретти. Тот факт, что сын преподавательницы и слесаря обрел всесоюзное признание, как ничто иное свидетельствует о том, что для народной власти все, невзирая на профессию и должность, были своими.
  В СССР, где всё делалось для самого обычного человека, у всех были перспективы, была, как принято сейчас говорить, вертикальная мобильность, социальные лифты, поскольку все были хозяевами в равной степени. Всякий, кто проявлял трудолюбие, кто развивал талант, получал достойное место в жизни.
  Социализм принципиально отличается от капитализма тем, что труд каждого вливается в общее дело. Некоторые говорят, что и при новом строе была такая же эксплуатация. Но даже если и на то пошло, то при социализме отдельно взятый член общества как бы эксплуатируется ради блага всех других членов и его самого, ради блага общества в целом, а при капитализме - крайне узкая прослойка имущих эксплуатирует, причем в полном смысле этого слова, всех остальных неимущих - и эксплуатирует исключительно ради личного блага представителей этого привилегированного имущего слоя.
  Для капитализма принципиально важно, чтобы у немногих был максимум, а у огромного количества остальных - минимум. И отнюдь не так, чтобы максимум у самых способных и работящих, а минимум - у глупых и лодырей. Максимум в реальности - у тех, кто занимает привилегированное место в системе, которая отнимает у низов и концентрирует в распоряжении верхов. Те, кто владеет капиталом, легко могут привлечь к работе и самых трудолюбивых, и самых умных, сами таковыми не являясь.
  Капитализм принципиально против усреднения, он сам по себе - смертельный враг среднего класса. Несмотря на формальные красивые фразы о правах и свободах, об уважении к собственности, на деле он отказывает большинству в возможности иметь собственность, позволяющую получать незарплатный доход. Эта возможность дается только меньшинству, причем именно за счет того, что у большинства нет ничего, позволяющего получать доход, кроме собственной рабочей силы. При социализме же средний достаток был у всех. Каждый получал то, что сам и заработал, сполна, и никто у него этого не отнимал. И не только в виде зарплаты - но и, в дополнение к ней, в виде доли во всеобщем хозяйском доходе.
  Потеряв при социализме иллюзорный шанс разбогатеть за счет других, то есть за счет обретения своей частной собственности, советский человек взамен обрел все богатства своей страны и стал ее истинным хозяином. А хозяину огромного богатства страны даже в самом страшном сне не могли привидеться падение в нищету, потеря работы и жилища, необходимость сбора средств через СМС на операцию ребенку. Он был полностью и, как казалось, навсегда освобожден от этого дамоклова меча.
  Бесклассовое устройство олицетворяет возможность полного раскрытия потенциала каждого человека - как обладающего достоинством разумного существа, а не как говорящего орудия при господине, обязанного удовлетворять прихоти и похоти того, кому повезло в жизни. В Советском Союзе все граждане, даже если первоначально многие из них жили небогато, все же получили, причем сразу же, полную социальную субъектность. СССР всегда отстаивал интересы самых широких народных масс, причем не только в пределах страны, но и в масштабах всего мира, выступая бескомпромиссным противником мироустройства, где индивидуальность большинства обнулена в угоду высшим. Соответственно, при социализме нет тех, кому изначально дано всё, и тех, кто носит клеймо отверженного. В СССР даже вообразить такое было невозможно. Никто не мог лишить нормального человека того, что гарантирует достойную жизнь, - ни жилья, ни работы, ни образования.
  Социализм - это строй, где каждый человек абсолютно защищен от риска того, что он внезапно, без всякой вины, вдруг окажется никому не нужным, нищим, безработным, бездомным, сдохнет под забором. В СССР, если человек сталкивался с невзгодами, его не бросали на произвол судьбы, как сейчас, а всегда приходили на помощь, вытаскивали из беды всей силой народной власти.
  Советскому государству было не наплевать на народ, оно реально заботилась обо всех людях, оперативно и конструктивно реагируя на критику прессы, жалобы, сводки выражения недовольства. И хоть отдельные представители власти порой и пользовались регламентированным льготным пакетом благ, но по уровню жизни несильно отличались от простых людей. А многие рабочие - высококвалифицированные, работающие на Крайнем Севере - получали в разы больше, нежели чиновники.
  При социализме не было и не могло быть такого, чтобы у одного всё, а у другого ничего. Соответственно, был установлен предел в накоплении личных материальных богатств. Нельзя было владеть множеством домов, машин, квартир, яхт. Нельзя было вообще иметь яхты размером с крейсер. Нельзя было иметь пентхаусы и дворцы. Просто нельзя. Имущество, в том числе недвижимое, было примерно равным у всех, так что никто не чувствовал себя униженным и обездоленным.
  В классовом обществе огромные массы трудящихся, чьими руками создаются средства производства, активы, с которых можно иметь доход, получают только лишь зарплату - по сути, единовременную выплату за отдельно взятый выполненный объем работ. А немногие властвующие над трудящимися собственники, в чьем распоряжении эти средства производства остаются, упомянутый хозяйский доход получают уже не единовременно, а постоянно, причем без вложения своего собственного труда. И лишь Советская власть впервые в истории планеты дала каждому человеку ранее немыслимое право на равное совладение активами, с которых можно на постоянной основе получать доход помимо зарплаты - доход, обусловленный собственностью. Доход в виде того же бесплатного жилья, а также медицины и образования, кружков и секций, санаториев и курортов. В виде этого полномасштабного и разностороннего социального пакета, предоставляемого всем, а не только нетрудоспособным льготным категориям. Именно этот социальный пакет гарантировал каждому гражданину СССР достойный и постоянно возрастающий уровень жизни. Именно это право коллективной собственности на объединенные средства производства в масштабах всей страны обеспечило каждому гражданину СССР качественно новый социальный статус.
  Воля и устремления всех советских людей сливались воедино, в волю коллективного единого владельца, и поэтому у всех граждан без исключения была непоколебимая уверенность в завтрашнем дне, несопоставимый с нынешним временем уровень психологического комфорта, людям практически нечего было бояться. Все, что человеку было нужно для нормальной жизни, он мог себе позволить.
  Это как раз и олицетворяло совершенно иное качество жизни. Не уровень, а именно качество, причем доступное всем. Непредставимое в условиях всеобщей грызни за убогое местечко под солнцем, которая в классовом обществе навязывается массам - при сверкающем незыблемом рае, которое господа отвоевали для себя и даже кусочком которого с чужаками не намерены делиться.
  Был ли в СССР покой и умиротворенность? Отнюдь - хватало и тревог, и трудностей, и проблем. Но тревоги были общими для всех, трудности преодолевали совместно, проблемы решались усилиями всей страны. И именно поэтому не было перед ней никаких преград. Чего точно не было и не могло быть в Советском Союзе - так это засасывающей, гарантированно ухудшающейся безнадежности, когда каждый в отдельности остается со своими заведомо нерешаемыми проблемами один на один, а вокруг - море равнодушных и циничных, но не от врожденного порока, а скорее от того, что в силу враждебных социальных обстоятельств сами отчаянно барахтаются, чтобы не сорваться в пропасть.
  Что, в конце концов, исходя из исторического опыта, лучше? Принести в жертву личную свободу каждого из представителей подавляющего большинства общества ради увеличения на много порядков свободы представителей его узкой правящей верхушки? Или силой власти нового типа создать условия, при которых каждый человек имеет примерно равные, достаточные для достойной жизни, возможности и никто не съедает свободу другого человека ради расширения своей, никто не надевает оковы на массы ради сказочной жизни так называемой элиты.
  Как бы то ни было, именно благодаря Советскому Союзу впервые в истории был потеснен присущий классовому обществу принцип свободы для немногих за счет остальных. И благодаря совершенствованию общества открылись безграничные, ранее немыслимые возможности для совершенствования каждого из его членов.
  Ученый и писатель Иван Ефремов, у которого, кстати, очень непросто складывались отношения с Советской властью, отмечал в своем романе "Лезвие бритвы": "Окончательная победа идеологии коммунизма неизбежна. "Почему?" - наверное, спросите вы. Я отвечу: потому, что никакая религия или другая идеология не обещает равной жизни на Земле каждому человеку - сильному и слабому, гениальному и малоспособному, красивому и некрасивому. Равной со всеми в пользовании всеми благами и красотами жизни теперь же, не в мнимых будущих существованиях, не в загробном мире. А так как человечество в общем состоит из средних людей, то коммунизм наиболее устраивает подавляющую часть человечества. Враги наши говорят, что равная жизнь у слабых получается за счет сильных, но ведь в этом суть справедливости коммунизма, так же как и вершин индуизма или философии чистого буддизма. Для этого и надо становиться сильными - чтобы помогать всем людям подниматься на высокий уровень жизни и познания"
  Если сторонники классового общества, сторонники разделения на господ и рабов делают ставку исключительно на животное начало, на вечную грызню за ранг в павианьей иерархии, то СССР всегда апеллировал в человеке к высшему, к разумному. Уникальная советская культура, учившая добру и человечности, дружбе и любви, искренности и бескорыстию, трудолюбию и самоотверженности, была отражением сознания народа, сообща владеющего богатствами страны и избавленного от удушающей конкуренции всех со всеми.
  СССР сделал огромный шаг в становлении нового человека. Поскольку этот человек стал равноправным хозяином всеобщего достояния, поскольку для этого человека труд перестал быть проклятием, превратившись из отчужденного процесса в дело чести и блага во имя всех - постольку этот человек как бы сбросил звериную шкуру и стал человеком в полном смысле этого слова.
  В 1961 году, в том самом году, когда Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос, Коммунистическая партия Советского Союза приняла фактически свод заповедей этого нового человека, человека зарождающейся эры общего труда - Моральный кодекс строителя коммунизма. Вот содержание этих новых скрижалей:
  "Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма. Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, дурости, нечестности, карьеризму, стяжательству. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами".
  И многие, очень многие люди в своей жизни не по принуждению, а по искреннему убеждению и стремлению руководствовались именно этими принципами. Общественный строй, который взял их на вооружение, был абсолютно естественным и единственно правильным для огромного числа советских граждан.
  Настоящих советских людей - тех, которые жили не ради обретения избыточной, вызывающей роскоши для себя и своей семьи, а ради процветания всего общества - были десятки миллионов. И успех начинаний на всех уровнях зависел во многом от того, в каком такие люди были положении. Или именно таким людям, видя их ценность и надежность, поручали представлять интересы народа, руководить, судить. Или же над ними, игнорируя их самоотверженность, бескорыстие, честность и готовность служить всем людям, а не узким группам, ставили лицемерных и крикливых рвачей, озабоченных не общим делом, а тем, как бы побольше подгрести за счет всего общества под себя, под "своих". По-разному было.
  В любом случае, слишком мало времени было отведено советскому государству. Выстояв в самых тяжелейших в истории Земли испытаниях и одержав величайшие победы, оно оказалось беззащитно перед жадностью и подлостью тех, кому доверено было управлять и охранять. Миссия взращивания новой цивилизации, нового человека так и не была окончена, и произошел трагический срыв, страшно ударивший по всему человечеству. Несмотря на технический прогресс, в социальном аспекте вся планета претерпела глубочайший откат назад, рухнув в пропасть катастрофической архаизации.
  Необходимо отметить, что по мере развития социализма в СССР и странах, ставших его союзниками, этот новый мир был вынужден постоянно преодолевать яростное, звериное сопротивление тех, кто привержен разделению общества на господ и быдло, кто за то, чтобы у бесправного большинства отбиралось все заработанное тяжким трудом и концентрировалось в руках тех, кто имеет власть - и заодно возможность вести праздную роскошную жизнь. Такие враги, нацеленные на непримиримую отчаянную борьбу с СССР и олицетворяемым им общественным строем, были как вне страны, так и внутри. Само существование наглядного примера общества, не разделенного на кучку полновластных господ и море обслуживающих их рабов, было для очень многих могущественных сил принципиально неприемлемым. Гражданская война, сопротивление кулачества, басмаческое движение, Великая Отечественная война, холодная война - это только верхушка айсберга. Каждый день жизни Советской страны не только на ее внешних рубежах, но и внутри нее шла пусть и не всегда видимая, но невыразимо ожесточенная битва между теми, кто всегда хотел просто нормально жить, работать, растить детей, не быть ни рабом, ни рабовладельцем, и, наконец, обрел свое родное государство, и теми, кто жаждал быть господином, грабить, насиловать, убивать беззащитных "подданных", упиваться беспредельной властью над ними, садистски терзать плоть и пьянеть от крови простых людей труда.
  "По мере нашего продвижения вперед, сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться <...> Не бывало и не будет того, чтобы продвижение рабочего класса к социализму при классовом обществе могло обойтись без борьбы и треволнений. Наоборот, продвижение к социализму не может не вести к сопротивлению эксплуататорских элементов этому продвижению, а сопротивление эксплуататоров не может не вести к неизбежному обострению классовой борьбы", - предупреждал Сталин.
  Показало ли время правоту его слов, каждый может видеть сам. Вся советская история фактически была историей классовой борьбы с реальной или потенциальной, будущей, рейдерско-реставраторской буржуазией. В этих условиях удивительно даже не то, что СССР, отправив на свалку истории казавшихся непобедимыми внешних врагов, пал жертвой тщательно замаскировавшихся червей, возомнивших себя орденом "новых дворян". Удивительно то, что страна, где впервые в истории полноправными хозяевами и по-настоящему свободными людьми стали все, столь долго для самого первого раза продержалась. Столько, сколько в среднем продолжается жизненный путь человека.
  Не хочет стираться память. Не хотят заживать раны, и не хочет уходить боль. Напрасной ли была жизнь тех, кто родился и вырос в СССР, кто не покладая рук трудился на его благо, кто не жалея себя защищал его? Или, быть может, она - бурная, яркая, дерзновенная - является для нас, ныне живущих, наглядным примером того, что могут быть и иные варианты бытия, нежели тусклое, унылое, приземленное существование?
  Растворяется ли образ советской страны с каждым годом в дымке истории - или, быть может, из этого тумана он все сильнее светит нам, как напоминание о том великом пути, с которого нас силой и обманом столкнули, о том будущем, которого нас всех предательски лишили?
  Рано или поздно развитие общества подходит к рубежу, когда встает вопрос его подъема на следующую ступень. Туда, где свободу - социальную свободу - получает каждый, и каждый становится в равной степени ценным для общества. Туда, где блага, созданные уже неизмеримо более могучими производительными силами, чем тысячелетия назад, на заре цивилизации, идут и на индивидуальное потребление, причем в объеме, более чем достаточном для достойной жизни и личностного развития, и на общие нужды - для дальнейшего развития общества, умножения его возможностей, расширения его рубежей, увеличения свободы всей цивилизации - в интересах абсолютно всех, а не узкой прослойки хозяев жизни.
  И этот рубеж в 1917 году был преодолен. СССР впервые в истории взял на себя миссию дать старт тому самому прыжку из царства необходимости в царство свободы, о котором говорили Маркс и Энгельс. В царство свободы как реальной возможности чего-либо достичь, не натыкаясь на препятствия, на ограничения, на нехватку сил и ресурсов. В царство свободы как для каждого человека индивидуально, так и для всего человечества в целом. В мир, где свободное развитие каждого является залогом свободного развития всех. В мир, где примитивные животные законы "Съешь ты, а не то съедят тебя" навсегда перестают действовать.
  С самого своего рождения озаренная светом красной звезды страна была инкубатором, колыбелью именно такого мира. Впервые в истории человечества сломав господствовавшую на протяжении тысячелетий машину социального угнетения, Советский Союз в этот неизведанный мир широко распахнул двери.
  Именно в том, что он перевернул для всей цивилизации новую страницу истории, заключается его неуничтожимая уникальность.
  Именно в том, что он своим примером указал всей планете сверкающие перспективы, заключается его беспрецедентная притягательность.
  Именно в том, что он проложил всем людям путь к освобождению от тысячелетних оков, заключается его непреходящая ценность.
  СССР - то место во времени и пространстве посреди безграничной Вселенной, где после миллиардов лет мрака разум обрел надежду, где зажглась заря нового мира, где родилась наша свобода.
  Чем дальше уходит от нас то время, тем все очевиднее, что Советский Союз отличался от государств старого типа принципиально, на фундаментальном уровне, опережая цивилизацию как минимум на одно столетие. Явив собою вершину развития человечества, своей бессмертной миссией он предвосхитил, наглядно показал реальный осязаемый образ того далекого грядущего мира, где, по выражению Сталина, личность, свободная от забот о куске хлеба и необходимости подлаживаться к "сильным мира сего", станет действительно свободной.
  Да, советская эпоха была без всякого сомнения великой. Но память СССР все же требует от нас не пустых бесконечных славословий. Сейчас, именно сейчас, крайне важно осмыслить реальное советское прошлое - причем рассматривая его не просто как безвозвратно ушедшее, а как необходимый прототип будущего.
  Сейчас крайне важно не стать жертвой обмана и фальши, правильно понять, вычленить самую суть первой попытки построения нового мира, воплотившейся в СССР, - а именно всеобщее равное совладение единым народным хозяйством как основу, гарантию социального равенства и свободы всех людей. Именно это дало материальную возможность строить новый мир и взращивать нового человека. Именно прямое следствие этой сути - все победы и достижения, вся этическая и эстетическая, культурная и духовная привлекательность Советского Союза.
  И задача нового поколения - в том, чтобы на очередном витке развития общества эта фундаментальная суть к нам вернулась, воплотившись в более совершенной форме.
  Советские люди единственные за многие тысячелетия практически попытались построить совершенно другой мир, причем в масштабах всей земной цивилизации. Пока у них этого не получилось. Но их опыт пригодится в следующий раз. Советский Союз раз и навсегда объявил человечеству, что у него есть альтернативный путь развития. И этого уже никогда не вычеркнуть из истории.
  Утверждать, что общество, основанное на более совершенных принципах, нежизнеспособно, поскольку СССР развалился, - это то же самое, что утверждать, что если самый первый самолет пролетел немного и упал, то значит, и авиация невозможна.
  Претерпевая такие падения, накапливая энергию и напрягая усилия для новых взлетов, человеческое общество сквозь тернии восходит на новые рубежи.
  Опираясь на минувший исторический опыт и творя на научной основе будущее для всех, по этому пути к новым звездным высотам пойдут новые люди - либо мы, либо наши более или менее далекие потомки. Это поколение - поколение новых советских людей - грядет неизбежно. Благодаря им невозможное станет возможным. Их усилиями, их жертвами, их дерзаниями возродится наша свобода.
  
Оценка: 3.62*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"