Иклари: другие произведения.

Звёздный скульптор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.19*19  Ваша оценка:

Здесь хранится копия фанфика. Актуальную версию ищите на https://ficbook.net/readfic/3505464
Глава 1. Звёздное дитя
Ритмичный звук, похожий на сигналы кардиомонитора, вырвал меня из тяжелой дремы. Даже не сам звук, его ощущение. Бывает такое, когда не понимаешь, то ли слышишь что-то, то ли тебе это только кажется. Сознание понемногу прояснилось. Попробовал открыть глаза, не получилось. Я понял, что не чувствую тела, вообще ничего, ни тела, ни лица, ни глаз. Только этот ритмичный писк. Подкатила паника, а вдруг повреждение мозга? Не хочу, не надо, я же с ума сойду! Минут пятнадцать лихорадочных мыслей, передумал все, от автоаварии до смерти, накрутил себя до края. Хотелось орать, но голос не подчинялся мне. В голове набатом билось "Нет, нет, нет! Очнись, просыпайся, вставай!".
- Зарегистрирован запуск центральной матрицы корабля. Получена команда на активацию. Принято к исполнению. До полной активации 17 лен.
И снова это был не звук, а ощущение его. Сказано было на незнакомом языке, но фраза была полностью понятна. Даже слово "лен" сразу ассоциировалось с четким отрезком времени, что-то около получаса. "Звуки" нарастали, начали приходить различные отчеты. Все они шли в множество потоков, будто толпа людей говорит прямо в уши, одновременно и на разных языках. В основном пропускал их мимо сознания, но стоило сконцентрироваться, фраза становилась слышна и понятна. Подключались новые голоса, к звуку присоединились картинки и ощущения, будто я одновременно смотрел тысячами глаз и трогал все тысячами рук. Если вначале я боялся сенсорного голодания, то сейчас испугался шока.
- Хватит! Замолчите! Не надо картинок! Не трогайте меня! - мысленно заорал я.
Тишина. Темнота. Изредка возникали сигналы-искорки, словно онемевшая конечность отходила. Постарался сконцентрироваться на зрении. Несколько минут попыток, подбора ощущений и вновь открылись тысячи глаз. Еще минут десять заняли попытки разобраться. В конце концов, мне удалось расположить картинки на виртуальной стене. Концентрация на любой и я вижу изображение детально. Сигналы с камер, в режиме реального времени. Коридоры, склады, каюты, ангары, космос. Стоп, космос? Однако. Недалеко висела планетная система с белой звездой и десятком планет. Я на корабле. На абсолютно пустом космическом корабле. Длиной больше трех километров.
Кстати, а где я сам? Попытался понять где мое тело и что со мной. По аналогии со зрением, ощущения тоже удалось разграничить на отдельные "картинки". Но настоящего своего тела так и не почувствовал.
- Где я? - задаю вопрос в пустоту.
- Палуба 0, отсек 1-2, - пришел ответ с четким знанием где это.
Выделяю камеры, которые смотрят на нужный отсек. Их два десятка, с датчиками температуры, загрязнённости воздуха и еще множеством параметров. По краям помещения стоят ящики с синей подсветкой, а в центре - тускло светящийся полупрозрачный куб с гранью три метра.
- Кто я?
- Центральный ИИ класса "Звёздный скульптор" корабля "Лʼордʼи".
Ха. Ха-ха. Я попаданец в ИскИн. Я чертов компьютер. Нет, не так, я чертов космический корабль!
Презентационные материалы для Министерства по делам внешних колоний.
Видеоматериал ? МК-НТ-000718.
В кадре, на белом фоне появляется зелено-голубая планета. Рядом с ней, по кругу, загораются стилизованные анимированные иконки: огонь, снежинка, вода, расколотый камень, молния, радиация, бактерия и зубастая тварь. Планета разделяется на несколько, каждая со своей иконкой. На фоне звучит речитатив.
- Колонию вдали от метрополии ожидает множество опасностей.
- Пожары и извержения, - в центр изображения выходит планета с иконкой огня, под ней появляются видеоролики с горящей саванной и текущей лавой. Горят дома, взрывается техника, гибнут жители,
- Холод, - планета со снежинкой в фокусе. Видео снежного бурана, лавины и ледяных торосов.
- Наводнения, - планета с каплей, затопленный город, сель.
- Землетрясения, экстремальные погодные условия, жесткое излучение, болезни и агрессивная фауна, - в быстрой последовательности на каждый пункт вперед выходит планета с соответствующим значком, показываются ролики катастроф.
Планеты исчезают, появляются три корабля: один треугольный, второй напоминает вытянутый бочонок и третий угловатый, с огромными двигателями.
- Для того, чтобы противостоять этим катастрофам нам нужна мощная строительная и спасательная техника, - первый корабль перемещается на передний план, из него выходит множество полупрозрачных манипуляторов. Под ним появляется разделенная пополам сцена, на одной завалы из камней и обрушенных зданий, вторая пустая. Половиной щупалец корабль начинает разбирать завалы и вытаскивать миниатюрные фигурки людей, а второй половиной принимается быстро строить дома.
- Средство для эвакуации, - теперь "бочонок" в фокусе. Его обшивка исчезает и становится виден огромный слоеный бутерброд из жилых палуб, парков и технических помещений, где снуют толпы микроскопических фигурок.
- И высокая скорость доставки - в центре третий корабль, из двигателей которого вырывается длинная темная струя в ореоле молний.
- Корабли "Лорабан", "Рифаминʼпуро" и "Файяк"*[1], за шесть десятилетий со времени ввода в строй, показали себя эффективными и надежными инструментами. Увы, что есть у одного, отсутствует у других. У "Лорабан" малый объем, "Рифаминʼпуро" нетороплив, "Файяк" не умеет строить. Поэтому, - звучат фанфары, - мы решили их объединить. Почти буквально.
В кадре корабли сливаются в один трехсекционный. Элементы сглаживаются и изменяются так, чтобы подходить друг другу. По бокам каждой секции появляются "крылья".
- Представляем "Нʼлорʼгарад"* - корабль, который может ответить на любую угрозу колонии!
Последовательно появляются видеоролики устранения кораблем всевозможных катастроф.
- Корабль может разделяться на независимые секции. Он действительно может быть в трех местах одновременно! - на картинке первая секция строит дома, вторая набирает людей, третья перемещает технику. - Секционные соединения разработаны с огромным запасом по универсальности, в будущем не будет проблем заменить секции на новые аналоги, - вид как в одноруком бандите, где в качестве "вишенок" крутятся секции корабля.
- Управлять кораблем помогают 12 функциональных ВИ класса "Механический Эксперт" и ИИ "Небесный Мудрец". Даже ребенок справится!
- Инженерно-спасательные суда класса "Нʼлорʼгарад" - будущее Службы дальних колоний!
В кадре, в верхней части, появляется вращающееся изображение корабля, а ниже инженерный макет и табличка с базовыми спецификациями.
Конец видеоматериала.
(*"Лорабан", на устаревшем ктари - сторукий.
"Рифаминʼпуро" - людоед, дословно "съевший тысячу людей".
"Файяк" - звезда.
"Нʼлорʼгарад" - мастер на все руки.)
Видеоматериал ? МК-МС-0106977.
- Вот уже 28 лет, как корабли класса "Нʼлорʼгарад" спасают жизни наших соотечественников на внешних колониях!
Экран заполняют вставки видеоматериалов с инцидентами спасения колоний при помощи инженерно-спасательных кораблей. Под каждой вставкой написано, когда и где произошло событие. Видео становятся мельче, их становится больше, пока они не образуют контур корабля.
- Сотни миллионов жителей благодарят спасательную службу и нас, создателей и изготовителей кораблей класса "Нʼлорʼгарад", - в кадре, под кораблем, изображены несколько десятков окон популярных почтовых программ, в которых со всё возрастающей скоростью появляется множество писем с темами "Спасибо!", "Благослови Вас Небо!", "Жители колонии благодарят..." и тому подобными.
- Но теперь пришло время сделать новый шаг! - картинка очищается, в центре появляется вращающаяся полупрозрачная синяя пирамидка. - Всем нам известен этот материал, что так стремительно ворвался на современный небосклон - пси-пластик! Достаточно сесть в машину, зайти в больницу или просто выглянуть из окна и станет ясно видно, как прочно этот материал вошел во все сферы нашей жизни. Потолки и стены, проводка, протезы и импланты, двигатели, что только из него не делают! - по мере речитатива появляются соответствующие картинки.
- Пора этому чуду технологии послужить и на фронтире! Представляем "Нʼлорʼгарад II".
Изображение меняется на схему корабля.
- Нам удалось, не нарушая общей компоновки корабля, добавить сеть пси-излучателей. А в грузовую комплектацию добавлены их беспроводные варианты.
По периметру корабля зажигается сеть из белых пирамидок. От них бегут голубые нити, которые сходятся в центре первого модуля. В грузовом ангаре собирается несколько палет из пирамидок с маленькими антеннами.
- Как известно, обычные ИИ не способны работать с пси-излучениями. Чтобы решить эту проблему, Министерство развития, совместно с ведущими институтами разработали "Великий скульптор", - на экране коробка величиной со здание, рядом стоит микроскопическая фигурка человека. - Это было огромное достижение. К сожалению, в размерах и энергопотреблении даже слишком огромное. Поэтому нами был разработан ИИ, который больше подходит для кораблей. Встречайте "Звёздный скульптор"!
Появляется центральный вычислительный центр корабля. Стоящий посередине блок ИИ, по виду похожий на старую турбину, поднимается куда-то наверх, а на его место спускается светящийся куб, который сверху накрывает прозрачная коробка.
- Его генерации пси достаточно, чтобы за двадцать дней построить дома для двух миллионов человек, - на экране схематическое изображение планеты, над которой висит корабль. Планета поворачивается на 45 градусов под кораблем и тот строит на поверхности город. Так продолжается пока вся планета не проходит полный круг.
- "Звёздный скульптор" получился столь эффективным, что заявки на него подало большинство артелей и заводов метрополии, - изображение засыпает снегопадом из официальных бумаг с печатями.
- Так же, с последними обновлениями структуры, "Звёздный скульптор" получил способность легко менять поляризацию пси-излучения, что можно использовать, к примеру, для отпугивания агрессивных животных.
В кадре появляется дом со стоящими рядом фигурками "людей", вскинувших в защитном жесте руки, и огромный шестилапый зверь с сегментированным хвостом, огромной пастью и клыками. Сверху быстро приближается схематическое изображение корабля, откуда начинают идти нарисованные волны излучения. Зверь подбирает под себя хвост и на цыпочках убегает за пределы кадра.
- Первые "Нʼлорʼгарад" стали героями. "Нʼлорʼгарад II" станет легендой!
Конец видеоматериала.
На то, чтобы разобраться с системами корабля, ушло два года. После того, как я выяснил, что моё "тело" здесь провисело больше шестидесяти шести миллионов лет, торопиться желания не возникало. По логам выходило, что это должен был быть испытательный полет. Не для корабля, который являлся надежным и элитным судном, а именно для нового искусственного интеллекта. Но матрицу мышления не успели загрузить, внезапный прорыв гиперполя и создатели исчезли, растворились на месте. Диверсия, уверен. Забавные, кстати, ребята были, этакая прямоходящая помесь птицы с насекомым. Называли себя "Нʼктарʼати" - "говорящие на истинном языке".
Роботы убрали останки экипажа и спустя три года полностью все законсервировали, судно вошло в стазис. Раз в сто лет корабль просыпался, проводил диагностику и засыпал вновь. Только при моем вселении судно ожило окончательно. Ах, да, я себя переименовал. Называться как дурная норвежская группа неохота. Взял имя Индра, старое мое прозвище, которым меня наградили за увлечение индуизмом. Ну и аллюзии есть, тысяча глаз и все такое.
А заодно перевел все единицы измерения на метрические аналоги и календарь с временем земные поставил. Ибо определять скорость в "лохах в милене" я физически не способен.
Сделать это вышло даже слишком просто. В голове застряло несколько физических констант, вроде скорости света, числа Авогадро и массы протона, остальное - банальная серия уравнений, которые ни формулировать, ни решать-то не пришлось.
Корабль, мое тело, великолепен. Длина - 3,7 километра (имперский марш, пожалуйста). Состоит из трех отсеков, которые, при необходимости, могут разъединиться. Первый отсек - капитанский. Похож по виду на натовский стелс, бронирован, обладает собственными мощными двигателями и широким набором силовых инструментов. Средний отсек - грузопассажирский. Выглядит как огромная фасолина. Способен вместить более миллиона человек, с комфортом. Плюс еда и груз. При посадке на планету может изобразить из себя город. Третий отсек - двигатель, основная силовая установка и ангары. Все три отсека окружены "крыльями" с антигравами, позволяющими выполнять резкие маневры и садиться на планеты. Также на крыльях стоят внешние щиты. И все это раскрашено в фиолетово-лиловые цвета. Красиво. Корабль мощный, быстрый и даже элегантный.
Оружия на судне немного и предназначено скорее для отстрела космических паразитов, чем для боя. При столкновении с противником любого толка, в методичке официально приказано использовать 101 прием карате, то есть бежать без оглядки. Зато строительной техники на бригаду "чубайсов" хватит. Экскаваторы, лазеры, буровые установки, силовые манипуляторы и тому подобное.
Обучение пилотированию заняло около года. Главное, чему я учился - это правильно видеть, делать и думать. Воспринимать информацию по одному каналу, как я это делал вначале, глупо. Как здоровому человеку инвалида изображать.
Смотреть множеством непарных глаз очень сложно, пока дошел до сотни, а камер четверть миллиона. Пришлось искать обходные пути, частично автоматизировать, объединять близко расположенные камеры в одно поле зрения, распределять по важности. Работы было много, но теперь я мгновенно замечу опасность в любой точке, и снаружи, и внутри.
Несмотря на похожую ситуацию со зрением, долго учиться ощущать не пришлось. Весь корабль со всеми датчиками я теперь спокойно воспринимал как свое тело.
С "думать" все оказалось еще проще. Внутри "мозга" есть главный процесс - мой, хм, разум. И в любой момент можно запустить вторичные процессы. Детально задачи им ставить не надо, мозги сами разберутся, используя матрицу и память главного процесса как модель и критерий успешности. Есть ли ограничение на количество запускаемых субпроцессов, я так и не понял, пока все упиралось в мою способность обрабатывать результаты.
Самым сложным было обучиться "делать". Две сотни силовых "рук", четыре абсолютно различные системы двигателей, вооружение, принтеры материи, краны в ангарах и тому подобное. В общей сложности четыре тысячи "конечностей", причем это если считать только из фиксированных. Как и с глазами, пришлось хитрить. Писать программы, объединять, распределять и так далее.
В конце второго года ВИ "Пилот" зачел мне экзамен по астронавигации и пилотированию. Наконец-то. Нет, конечно, можно было не заморачиваться, ткнуть пальцем в карту пилоту с криком "фас!" и наслаждаться видами. Но кто не мечтал самолично порулить космическим кораблем?
Глава 2. Первые шаги
Сегодня самый лучший день, сегодня главный тест! Первый самостоятельный полет. Аж мурашки поползли, надеюсь корпус в пупырышку не станет. Подключаюсь к двигателям. Включаю основной, поворачиваю к планетной системе, вывожу ускорение на максимум. До звезды 12 светочасов, почти сутки лету. Как раз хватит освоиться. Полчаса - полет нормальный. Уже можно сказать, что настоящий полет с виртуальным не сравнится. Какая легкость, чуткость управления, любые маневры выполняются на раз, инстинктивно. А самое главное - ощущения. Я чувствую каждую складку пространства, тепло гипер-излучения, щекотку от остающегося "пузырчатого" следа, дрожь крыльев. Плыву по океану космоса. Сказка.
*Через трое суток*
Немного увлекся, но все-таки добрался до орбиты четвертой планеты. Заметил, что на ней есть жизнь, скорее всего именно здесь и планировалось меня тестировать. Вот и последую замыслу создателей.
Полет через атмосферу подарил новые впечатления. Как в хорошей баньке побывал. Антигравы слушаются идеально. Полетал над полями и долами, нарисовал пару десятков фигур высшего пилотажа, попугал местных мамонтов. После этого завис над ближайшей равниной.
Стоило проверить свои способности градостроителя. Проект небольшого поселения ВИ Архитектор разработал мгновенно, со всеми указаниями как и что делать. Полчаса работы "щупальцами" и площадка готова. Силовые эффекторы легко ровняли и бурили любую породу. Ради эксперимента решил строить только из психопластика, разместил на местах будущих зданий и коммуникаций зерна и построил к ним каналы пси-поля. Помаленьку стал подавать энергию. Несколько часов спустя мне это надоело, все объекты росли абсолютно точно, без единого отклонения. Повесил все на вторичные процессы сознания, а сам принялся читать книжку. Медленно читать. Развлекательная литература в сети корабля качеством не блистала, в основном слезливые романтические истории. Не знаю, то ли это общее для нʼктарʼати, то ли конкретно у меня такая подборка оказалась. Две книги спустя строительство закончилось. Подо мной раскинулся городок, аккуратный, красивый и немного кукольный. Двух- и трехэтажные дома были концентрически расположены вокруг площади с административными зданиями. Осталось посадить траву, цветочки и деревья и дом для десяти тысяч человек готов. За четырнадцать часов, стахановец, однако. Меня забавляет мысль, что через сотни тысяч лет родившаяся здесь цивилизация, найдет этот город и будет гадать о предках, "атлантидах" и прочих пришельцах.
За два прошедших года я много раз думал, что мне делать и как мне жить. Оставаться одному не вариант, уже сейчас одиночество начало меня тяготить. Значит надо выбираться в цивилизацию, искать людей или нелюдей. Но! Как с ними общаться? Говорить правду, в любом виде, нежелательно. Неизвестно как будут относиться к такому мне. И как к ИИ, и как к кораблю и, тем более, как к попаданцу. Значит, нужны прокси. Антропоморфные, несколько вариантов "рас", с разной внешностью, с разными шаблонами поведения и продуманными легендами. За всем этим решил обратиться к классике фантастики - Вавилону 5. Вряд ли здесь окажутся люди, которые смогут узнать эти образы, а я всегда хотел сыграть за Деленн, ГʼКара, Моллари и иже с ними. Первым из-под пера вышел ворлонец Кош, как самый простой. Роботообразный бесформенный костюм, из выражений лица - только изменение размера зрачка. Голос подобрал соответствующий. Вместо ног воткнул ему антиграв. Тушка вышла пафосная и зловещая. Управлялась кукла легко, внимания почти не требовала. Теперь попробую сделать минбарца.
*Полгода спустя*
Небеса, это было сложно. Мимика, работа мышц, балансировка - и это только основные проблемы. В итоге "родил" почти настоящее живое существо - внутри скелет, синтетические мышцы, система энергоканалов, похожая на кровеносную, сотни электронных нервных узлов и ВИ вместо мозга. Даже удалось сделать, чтобы это чудо отображалось на сканерах как живое и разумное. Месяц потратил на обучение этой куклы правильно двигаться, сохранять равновесие, выражать эмоции и прочее в том же духе. Остальные "члены экипажа" пошли по шаблону. Куклы способны самостоятельно двигаться и поддерживать несложный разговор, а если что - "Assuming direct control". Полностью одновременно контролировать могу четыре штуки, думаю, на первое время хватит.
Осталось проверить только дальние перелеты. Взлет с планеты, проверка систем, прицел на окраину системы, активация струнного двигателя, прыжок.
Через несколько секунд, я оказался на окраине системы. Небеса, это было мерзко, струнным двигателем точно буду пользоваться в самом крайнем случае. Ощущения будто протащили через трубу с гнилью. И это не фактические сигналы от датчиков, а реакция разума. Надеюсь, вторая система двигателей не выдаст такой гадости. Морально себя подготовив, прогрел двигатель и скомандовал выход в подпространство.
Алое марево и молнии, на границе видимости они собираются в огромные валы вечного цунами. Кажется, еще немного и волна ринется внутрь очерченного круга, сокрушая все в небытие. Картина завораживает. И многое объясняет. К примеру, почему за мной никто не прилетел, почему корабль, дорогой и нужный инструмент никто не забрал и не украл. Система попала в глаз бури подпространственного шторма, Видно именно его рождение и убило создателей. Прилететь сюда, навстречу бушующим потокам задача нетривиальная, даже невозможная. А вот выбраться относительно просто. Увеличиваю скорость обработки информации, пока все вокруг не застывает стеклянным киселем. Анализ течений, выбор потока, вперед!
Через два часа я выбрался из шторма. Пространство вокруг взбаламучено, приходится постоянно маневрировать, чтобы не попасть в завихрения и отроги. Неуютно, но главная неприятность в другом. Сеть гипермаяков, которые во времена нʼктарʼати ставили и поддерживали все расы, даже враждебные друг другу, исчезла. Один-единственный маяк, на другом конце галактики, светил сквозь море подпространства. Маяк чудовищно мощный, но небеса, как же это нерационально! Энергии, которая тратится на подобное устройство, хватит обеспечить сеть маяков по всей галактике. Семикратно.
Впрочем, все это лирика. Пора выйти в мир и, первым делом, наведаться к родным планетам создателей, вдруг что удастся найти или узнать.
Глава 3. О дивный новый мир!
Любуюсь на эпическую панораму - разрушенная планета с кольцом из остатков лун. Осколки. Хотел посетить миры нʼктарʼати, помародерствовать, разжиться технологиями и оружием. Раз я сохранился, может и еще что-то осталось? Увы, не осталось. Сперва проверил окраинные планеты, выходил из подпространства за пределами возможных радаров, запускал дроны-разведчики, приближался с прогретыми движками. В общем, изображал кота, охотящегося на мирно стоящую в уголке швабру. Везде все пусто, где-то просто ничего нет, где-то планеты разбомблены, где-то выжжены, где-то одичали. И вот центральный мир, Ларитʼатан, Колыбель голоса, уничтожен чуть менее чем полностью. Кто-то очень старательно стер все, что было на планете, даже поверхность особо крупных обломков дополнительно "обработали" массированными бомбовыми ударами. Сделано это было сравнительно недавно, две-три тысячи лет назад. Хе-хе, две тысячи лет уже "недавно". Многое воспринимается иначе, когда ты корабль возрастом в миллионы лет.
Посетил и планеты союзников нʼктарʼати. На некоторых сохранились следы цивилизации, но интерес они представляют только для археологов. Печально, но ожидаемо.
Во время своего "исторического" турне озаботился дополнительным вооружением. Ничего сверхсложного, на борту есть фабрика производства дронов, от 30 сантиметровых разведчиков, до челноков 40-ка метров длиной. Я просто добавил к ним боеголовки. Синтезировать взрывчатку, обладая молекулярными принтерами, труда не составляет. Дроны легко управляются и обладают хорошими "мозгами" - идеальные шасси для ракет. Нет, за свою безопасность я не боюсь, перед прыжком в другую систему я всегда прогреваю струнный двигатель, а по выходу из прыжка сразу начинаю готовить гипер. Даже если я окажусь прямо рядом с противником, что нонсенс, сбежать все равно успею. Так что ракеты - это скорее новая игрушка, чем необходимость. А пока пора дальше искать цивилизацию. Пройду по краю сектора и буду медленно продвигаться в центр галактики.
Декаду спустя сигналы пси привлекли меня в систему на самом краю рукава галактики. Мои создатели не использовали психополе для межсистемной связи, слишком непредсказуемо поведение волн этой капризной энергии, слетать и доставить сообщение было проще, дешевле. И вдруг я улавливаю стабильный источник сигнала, явно искусственного происхождения. Очень, неудержимо любопытно.
Вышел, как всегда, на окраине системы. Картина на радарах странная, ни одного корабля, зато на всех планетах и планетоидах высокая энергетическая активность.
День наблюдений ситуацию не прояснил, в космосе никто не появлялся. А вот на планетах засекались вспышки гипер-излучения. Телепортация или планетарный транспорт через подпространство? Интересно, стоит посмотреть поближе. Несколько сотен микродронов, десяток средних и челнок с ГʼКаром и двумя Кош отправились к третьей планете, наиболее активной.
Средних дронов и челнок я разместил на орбите, а микро отправил на разведку. Планета буквально кишела жизнью. Огромное пятно агрессивных тварей разрастаясь, словно единый организм, пожирало остальную часть планеты. У этой саранчи, состоящей из десятков видов, была четкая структура: командиры, линии снабжения, фронты и так далее. Центром всего являлось одно существо, шестиметровый гигант оливкового цвета, вытянутый череп, растущие из спины когти, разум в глазах и оружие в руках. Все это по виду зверски напоминало зерга-переростка. Попробуем познакомиться. Нарочито медленно приближаюсь, выстроив клином челнок и дроны, к месторасположению командира. К моменту входа в плотные слои атмосферы меня заметили, рядом с челноком появились местные воздушные силы. В числе нескольких десятков тысяч, эта помесь таракана с летучей мышью в различных вариациях и размерах, окружила челнок, выстроив коридор к месту посадки и отрезав от космоса. Выпускать меня, похоже, никто не собирается. А раз так, взвел боеголовки и начал процедуру "перегрева" двигателя.
Приземлившись, я открыл люк и на антигравитационной платформе тремя куклами полетел к лидеру зергов. Оружия у "послов" демонстративно не было и платформу спокойно пропустили. Зависнув на уровне живота главного зерга, собирался начать с перебора языков, но меня прервали. Эта тварь с помощью пси пытается перехватить управление куклами. Грубо, напористо, с огромной силой. Ну-ну, посмотрим как ты сможешь изображать в пси двоичный код. И что теперь предпринять? Черт, пока я думал, зерг атаковал физически. Мгновенное движение когтей, столь быстрое, что я не смог его даже увидеть, не то, что бы отклониться. Когти пробили грудь ГʼКара, придавив к платформе. Этим атака не закончилась, с когтей внутрь организма куклы проникли какие-то личинки. Они легко проскользнули сквозь искусственные мышцы и внутренние органы, часть устремилась к нервным узлам, другая начала выделять сильные органические растворители. Даже психопластик начал распадаться. Все, пора этим тварям ответить, челноку и куклам все равно не выбраться с планеты, спасать уже нечего. Командую подрыв. Двойной взрыв двигателя и боеголовки черным бутоном расцветает на поверхности. Твари и их лидер растворились в дестабилизированном пустотном поле. Мгновения спустя волна пси от смерти лидера убила большую часть зергов на расстоянии в несколько тысяч километров. Заметил несколько вторичных взрывов пси на этой и других планетах системы. Пару минут спустя твари на планетах взбесились, нападая без разбора на всё в округе.
Рядом с системой я провел еще несколько суток, записывая, анализируя, пробуя яды, оружие и прочее на местных обитателях. Количество подопытных кроликов сокращалось стремительно. Те, кто не погиб от вакханалии самоистребления, часто умирали от истощения или вообще от непонятных причин. Шел, шел "гидралиск" и внезапно начал растворяться. Анализ останков подобных самоубийц понятнее ничего не сделал, впрочем, меня на биолога не готовили. К концу третьего дня число зергов на планетах исчислялось тысячами, против миллиардов вначале. Перед отлетом захватил в стазис несколько десятков видов вооружения, посмотрю на досуге технологии.
Глава 4. Клеть страстей
Три дня спустя
Ярость. Бешеное, неудержимое чувство сладкой и горячей волной прокатывалось по сознанию. Эти твари посмели сломать мои игрушки, оскорбили меня, приняли за слабака и решили использовать как пищу! Мрази! Пытаясь хоть как-то вылить бешенство, взял под контроль куклу минбарца, "вселился", и устроил в тренировочном зале побоище. Несколько часов болванчики для битья превращались в груды обломков. Мало! Я вернулся в систему тараканов, расстреливая все, что мне попадалось по пути. И объявил праздник охоты, убивая каждую тварь, до которой мог дотянуться. Отделившись от жилого и двигательного модуля, я кровавым богом проносился над поверхностью, убивая всем, что у меня есть. Резал силовыми руками, расстреливал из орудий, разрывал факелом двигателей, размазывал гравитационным полем. Ни одной проклятой твари, ни одного их семени не осталось.
Две декады дней тянулся праздник безудержного уничтожения. Тварей на планетах оказалось больше, чем я заметил улетая. Или где-то прятались, или успели расплодиться. Две декады, прежде чем ко мне вернулся разум. Я испугался, не понимаю, что это было. Это было безумно, опасно, страшно. И приятно?! Радует, что Индра - прочный корабль. В некоторых моментах я рисковал, хм, излишне.
Я засел в пустоте межзвездного пространства, вдали от любых систем, анализируя произошедшее и ремонтируя себя. Что бы это ни было - оно не из-за физических или программных причин. В логах видно ясно, все изменения в матрицах происходили постфактум. Команда на безумство была дана моей душой, а безумство мне не свойственно. Возможно тот пси-удар от смерти командира зергов повлиял на меня, мало данных. В любом случае, надо искать противодействие. Эта бешеная ярость дала мне многое в понимании своих возможностей и знании боя, но она опасна.
Исследуя, сравнивая и изобретая, я потерял счет времени. Будто оседлав птицу вдохновения, я творил. Бесчисленные идеи шли из глубины моей души, оседая в памяти кристаллов. Жажда знания заставила меня осушить все источники информации на корабле. Я изучил все, от устройства дронов, до психологии и беллетристики давно умерших рас. Этого было мало, и я занялся изучением своих собственных технологий, ибо многое мог произвести, но не знал даже примерно принципов, по которым оно работало.
Помимо чистой науки, мне приходили мысли о том, как общаться, выстраивать линии поведения, искать выгоду. Как избегать ситуаций, подобных той, что произошла на мире тараканов. Как правильно лгать и недоговаривать. Как вовремя опознать предательство и как скрыть свое. Мысли о власти и её удовольствиях.
Изначальная задача защиты разума и души отошла на второй план, но и она двигалась вперед. Мне нужна была клетка пси, подобная клетке Фарадея. Не все так просто, конечно. Так коэффициент отражения сигналов свяжем с фактором поглощения материала, амплитуда рассеивания в этом случае...
Многие эксперименты требовали ускоренного восприятия. Не скажу, что мне нравилось использовать его. При ускорении сознания весь окружающий мир для меня замедляется. Дольше ждать результатов, длиннее перелеты, дольше идут реакции, уменьшается чувствительность сенсоров. Еще одна неприятная особенность - из-за моей архитектуры просто включить/выключить ускорение нельзя, это занимает значительное время. Срок растет нелинейно от степени ускорения, по экспоненте. Захотел быть быстрее в 10 раз - в мире пройдет 4 минуты, а по внутренним часам около получаса, в 1000 раз - сутки и полтора года соответственно. Неудобно. Но реакции в стандартном потоке времени не хватало. Сначала я включал ускорение только на время экспериментов, потом на постоянной основе, но небольшое, а потом, мало-помалу, дошел до 100-кратного.
В таком режиме я быстро завершил текущие исследования, а фонтан идей иссяк. Настало время испытать то, ради чего вся эта вакханалия науки затевалась. С некоторым благоговением разместил ажурные элементы защиты вокруг своего "мозга". Оглядев в последний раз конструкцию, я вдруг почувствовал себя крайне неуютно. Черт, я ведь не принял никаких мер предосторожности. Эксперимент-то будет надо мной, а запасного "себя" со склада не взять.
Настроить протоколы безопасности было делом быстрым. Экстренное выключение по таймеру, заряды на узловые точки, перезагрузка на случай недееспособности и так далее.
Мысленно скрестя пальцы, актировал защиту. Фрактальные "цветы" сети засветились, гул окружающего пространства, что постоянно звучал в моем разуме, исчез. В холостом режиме защита работает отлично. Попробую дать нагрузку. Активировал один из излучателей, имитирующий атаку. Внешний поток клетка рассеивает отлично, внутрь ничего не проходит. Хм, что? Почему мощность излучения растет внутри? Твою налево, отключение! Ха, не действует, и почему я не удивлен? А если физически? Славься Лакшми*, получилось.
Мда, чуть не попался. Идиот. Все это увлечение наукой, включая схему клетки, было атакой. Как и ярость ранее. Теперь придется придирчиво перепроверять все свои, хм, свои-ли, изобретения.
Проблему с клеткой нашел быстро. Весьма изящная ловушка. Под внешним давлением защита начинала отражать и усиливать сильные переживания души обратно на пользователя. Жертва должна была стать одержима своим последним состоянием, а что последнее было? Желание знать и изобретать.
Исправить защиту, найдя проблему, было легко. Протестированная во всех режимах, на излом, она была признана годной и заняла свое место. Активацию повесил на симптомы атак, воздействие на душу оставляло заметные физические следы.
Следующая атака случилась через два дня, при исследовании очередной системы. Ощущения от полета многократно усилились. Удовольствие столь густое, что хоть ложкой ешь. Хм, слабо, неубедительно. Будь это нападение первым - что-то могло получиться, но сейчас уже шансов нет. Остановился, отложил активацию защиты, посмотрим, как атака будет идти дальше. Усилились чувства пространства, ярче, многогранней стали видеть "глаза". Не реагирую, жду. В разуме стали мелькать мысли о похоти. Да-а, однако. Мне стало смешно, вы мне член вначале приделайте и самку корабля выдайте. Фыркнул, заржал и полетел дальше. Ками против Сарасвати и Рудры* не тянет.
Было еще два нападения, но их смысла не понял, видно концепции были полностью со мной несовместимы. На этом мои "искушения в пустыне" закончились.
*[Лакшми, Ками, Сарасвати и Рудра - индуистские боги.
Лакшми - удачи, Ками - любви, Сарасвати - познания, Рудра - ярости.]
Глава 5. Чужаки
Девственный мир Нимарифар. Бриесанн, вольная охотница.
Бриесанн нервно ходила по краю посадочной платформы. Она не любила выполнять повеления совета и уж тем более быть Говорящей-за-князя. Но сегодня был особый случай. Провидцам открылось, что сегодня прибудут те, кто станет символом и средством возрождения их мира. Последнее столетие для Нимарифара было трудным. Началось все с двух нападений тиранидов, которые отбили небольшой кровью с помощью братьев с искусственного мира Лирбелах. Столь легкая победа над могучим врагом оставила ложное чувство непобедимости. Ответом на гордость стали глыбы камня и металла, что обрушились с небес и принесли орочий "Ваагх"! Совет, в своей надменности, убедил князя не звать на помощь. Платой за эту глупость стали разрушенные дома, сгоревшие леса и многие жизни эльдар, чьи души соединились с духом мира. Грибы-переростки втоптали в грязь гордость Нимарифара, а с ней и две трети из его сынов и дочерей. Невероятным чудом воины, умирая, забрали зеленую чуму с собой. Нимарифар был в горе и растерянности. Но несчастья не закончились, учуяв аромат пепла и боли, пришли темные кузены и их жадная длань стала собирать кровавый оброк. Звать на помощь уже было поздно, звездные братья не могут здесь быть постоянно. Позволив себе потерять столь многих, они больше не могли запереть паука обратно в паутину, они стали дичью. Издеваясь, темные даже имеют наглость объявлять, когда придут на новую жатву. Уже полтора десятка лет нимарифарцы вынуждены прятаться на собственной земле.
Стряхнув невеселые мысли, охотница направила взгляд в небо, где появилась точка приближающегося челнока. Корабль явно эльдарский по дизайну, цвета индиго, со светло-лиловыми геометрическими фигурами. Кто это, Свободные странники или посланники искусственного мира? Почему не через портал?
Бриесанн стала послом за то, что она легко сходилась с чужаками. Независимая и любопытная, охотница никогда не находила понимания у своих соплеменников и не обрела среди них друзей. Взамен она с удовольствием общалась с теми, кто приходил извне, с гостями с миров-кораблей, с залетавшими торговцами-людьми, один раз даже с круутами. Ее манили тайны, что лежали за границей их стылого мирка, Бриесанн было тесно здесь. Но в нынешние времена даже такой, как она, должно было найтись применение на благо общества.
Четверо появились из трюма корабля. Две почти одинаковые громоздкие фигуры по бокам, в броне, чем-то похожие на тау. Скорее всего телохранители. Впереди вышагивал высокий чужак, в черном дублете и наброшенном сверху бордовом колете. Темные брюки ныряли в высокие, выше колена, бежевые сапоги. Дополняли костюм широкие грубые перчатки и нашитые на рукава пирамидальные шипы. Его одежда, пятнистая кожа головы и выражение красных глаз создавали облик слегка цивилизованного хищника. На шаг позади него и слева шла последняя из прибывших. Одетая в небесно-голубое платье с широкими золотыми лентами, с гордо поднятой головой и полными изящества движениями, она выглядела королевой. Если он их правитель, то она точно серый советник. Как только Бриесанн закончила рассматривать прибывшую, та сделала шаг к ней.
Охотница вздрогнула, с трудом подавив желание протереть глаза. Вышедшая вперед особа демонстрировала своей позой, положением рук и головы то, что не-эльдары даже знать не должны, не то что исполнять с таким умением. Буквально это означало:
- Приветствую как равная и говорю от имени лидера. Желаю разговора и выгоды для нас обеих.
Автоматически Бриесанн ответила, тоже невербально.
- Я, Говорящая-за-князя, приму вас как равных. Следуйте за мной.
Ее охватило предвкушение, эти чужаки были слишком необычными.
Пока они неспеша шли к дому Бриесанн, гостья представила себя и спутников.
- Это ГʼКар, наш лидер и капитан. Я Деленн - посол и советник. А это - она указала на фигуры по бокам - Кош, наблюдатели и учителя.
- А кто из них Кош? - задала не самый умный вопрос охотница, впрочем ее извиняла некая сюрреалистичность ситуации.
- Оба. Они оба Кош Нарранек. У их расы, ворлонов, нет имен в нашем представлении и это скорее титул, который некоторые из них берут когда приходят к младшим расам.
Количество вопросов, что закружились в голове у Бриесанн, заставило ее сбиться с шага. Младшие расы! Это означало многочисленность рас, как и известность ворлонов. А эльдары никогда о них не слышали, значит...
- Вы не из нашей галактики?
- Правильно, - Деленн выглядела как преподаватель, поощряющий свою студентку, - возможно даже не из этой вселенной. Несколько лет назад наш корабль выплыл далеко не к тем берегам, что мы ожидали.
Некоторое время шли молча. Ошарашенная охотница пыталась усмирить лихорадочно скакавшие мысли. Уже подходя к дому, двухэтажному коттеджу салатового цвета, который идеально вписывался в окружающий сад, Бриесанн сообразила представиться. Сгорая от стыда, она провела гостей на веранду и поспешила накрыть на стол, суетясь и чуть ли не падая.
Как чужаки отнесутся к эльдарской еде она не знала. В кочевой культуре, что вели большинство ушедших, предложение питья и пищи означало многое. Как и то, каким образом это предложение будет принято или отвергнуто. Мера доверия и уровень, на котором будут договариваться стороны, от этого во многом зависели. Деленн беспокойства не высказала, беспечно ухаживая за своим лидером, передавая ему напитки и блюда. Это выглядело глупо, ни проверки пищи, ни вопросов о том, что на столе. Бриесанн внезапно поняла, что ее полностью просчитали. От и до. И она, наконец-то, заметила еще одну важную особенность, чужаки не ощущались эмпатически, совсем. Ей нужна была помощь. Извинившись перед гостями и попросив недолго подождать, Бриесанн стрелой помчалась в дом пророков.
Глава 6. Взаимные интересы
Охотница прибежала минут десять спустя. Смущенная донельзя, она суетилась и пыталась поддерживать светский разговор. Получалось плохо. Любопытство в смеси со стыдом и толикой страха, очаровательный коктейль. Она действительно вызывала симпатию. Около часа мы провели за ничего не значащим разговором. Бриесанн потчевала меня байками из жизни эльдар, я скармливал ей легенды об обычаях минбарцев и нарнов, половину из которых придумывал на ходу. И мы оба ждали нового гостя.
- А как вам удалось так легко изучить наш язык? - Бриесанн слегка расслабилась, видно начальство было на подходе.
- У меня талант к языкам и эльдарский очень похож на Адронато, язык моей касты.
- А в какой вы касте?
- Я жрица.
Наконец лёгкий стук двери обозначил конец пустой болтовне. Крайне удачный момент. Или охотницу проинструктировали как, в точности, вести разговор, что вряд ли, или это провидец. Не то, что мне хотелось, но в приемлемых вариантах. Учитывая их пророчество, привередничать не будут, а если что, так и надавить можно. Деваться им некуда.
В комнату вошел высокий надменный эльдар. Еще более увеличивали рост высокая прическа и длинный посох, что он держал в руке не опуская на пол. Темно-зеленый балахон и того же цвета броня были расшиты сотнями голубых рун, на голове диадема в виде символа провидцев. Крупные бордовые камни украшали предплечья, грудь и диадему. В комплекте шло сухое и усталое, даже изможденное лицо.
- Жрица каких богов? - спросил он, не потрудясь представиться.
- Никаких. Мы почитаем вселенную и великих деятелей нашего народа. Верим в душу и ее круговорот в великом цикле жизни.
- А ваши соратники?
- Нарны поклоняются своим древним пророкам, Г'Квану и Г'Лану. А ворлонов и теней слишком часто называли богами, чтобы они сами имели веру.
- Богами? - эльдар был удивлен и раздражен.
- Большинство рас нашей галактики считали и до сих пор считают их таковыми.
- Глупость мон-кей запредельна.
Воцарилась тишина. Провидец размышлял, я изображал тихий разговор между своими, Бриесанн, в шоке, пялилась на всю эту ересь, судорожно пытаясь собрать мысли. Её можно было понять, она просила о помощи, указав, что пришельцы слишком легко её читают и слишком много знают. А тут приходит это, мало того что оскорбительно ведет себя, так еще и не ведет в разговоре. Меня этот субъект тоже раздражал.
- Не воспринимайте это на свой счет, - сделала попытку загладить неловкость охотница. - Калмаэль всегда слишком...
- Не оправдывайтесь за чужую ошибку, Бриесанн, - прервал я, слегка покровительственно. - Меня вполне устраивает, если именно вы будете договариваться с нами, если уж Калмаэлю так плохо дается общение.
Бриесанн облегченно вздохнула, не понимая, на скольких уровнях эта простая фраза пнула под дых провидцу. Здесь и обвинение в некомпетентности и трусости, и пренебрежение к его позиции, и угроза повысить цену. У меня аж виртуальные зубы свело от удовольствия. По скривившемуся лицу Калмаэля было видно, что он понял все подтексты, что я вложил, и еще пару сверху. Эльдар на мгновение сжал губы, сделал лицо попроще и, наконец-то, сел рядом с Бриесанн.
- Прощу простить мою вспыльчивость. Вера - это для меня очень болезненный вопрос.
- Хорошо, - кивнул я. - Раз мы закончили с предварительными разговорами, пора перейти к основному. Из того что мы знаем - у вас разрушены почти все города, нет возможности своевременно обнаружить врагов и нет защитных сооружений. Соответственно, мы предлагаем постройку поселений и застав вдоль путей миграции мегадонов, а также сигнальной сети на всю планету. Всё будет оформлено в вашем архитектурном стиле из психопластика. Здесь, - кладу на стол планшет, - указаны предварительные проекты и сроки выполнения, а это, - кладу рядом прозрачную фиолетовую пирамидку, - образец материала.
Оба эльдара вытаращились на Деленн так, что хотелось их снять и оформить в рамочку с подписью "Что?!". Калмаэль встал, подошел к окну, достал из рукава несколько рун и где-то полминуты медитировал на них.
- Перед вашим прилетом, - сказал он, - я видел как из пепла восстают наши города, пусть подробности и скрыла тень. Признаться, я ожидал, что вы предложите охрану, артефакты или оружие. То, что вы предлагаете интересно, но не спасет нас от нападений. Зачем нам пустые города, когда нас банально вырежут? - эльдар повернулся и пристально уставился на Деленн.
- Калмаэль, вам никогда не приходило в голову, что нападения можно предотвратить? У вас три точки выхода из паутины на планете, - на этих словах провидец дернулся, - Три! И как вы их обороняете? Патрули по полдюжины охотников, которые еще и относятся к этому спустя рукава. Без укреплений, без тяжелого вооружения, без нормальной связи! Банальная сетка из мононити, развешенная вокруг портала и нет проблем с воздушными единицами. Ров-ловушка с выдвижным мостом - и атакующим будет гораздо тяжелее добраться до ваших бойцов. Бункеры с хорошими огневыми точками по периметру и тёмные утонут в своей крови! - взял планшет, открыл файл с проектом защиты и дал в руки эльдару, - вот, смотрите. Это и мобильный отряд усиления и все, о нападениях можно забыть.
- Вы всё продумали. - похоже провидец устал удивляться.
- Естественно, это большая сделка, - пожал плечами. - Условия, риски и выгоды должны быть учтены заранее. Мы больше месяца готовились к визиту.
- Хорошо. Что вы хотите взамен?
- На планшете все указано. Информация, редкие элементы, техника, продукты, члены экипажа, технологии. Все переведено в условные кредиты, указаны минимальные объёмы и цены. Так что смотрите сами, что вы будете покупать и за что. Но одно мы потребуем обязательно. Нам нужны руны или технология защиты от сущностей и атак из варпа.
- Что же заставляет вас настолько категорично искать защиту?
- Бешеная ярость, адово любопытство и подлость, звериная похоть. Три атаки местных демонов, что чуть не уничтожили нас. И это было в обычном пространстве, мы смогли выдержать... - эльдар улыбнулся и издал смешок. - Над чем вы смеетесь?
- Вас никто не атаковал.
- Что? - неожиданное заявление.
- Предполагаю, что у вас варп не агрессивен, так? - я кивнул. - Вы немного не понимаете сущность варпа, - к Калмаэлю вернулся апломб и снисходительная надменность. - Это пространство эмоций и страстей, отражение душ живущих и пристанище для окончивших свой путь. Мириады желаний и страхов породили Губительные Силы, - голос провидца журчал, завораживая, - но боги мало обращают внимание на материальный мир. Совершая что-то значительное, вы рождаете отклик, канал души к варпу. Волны желаний, что бушуют там, проникают в этот канал, усиливая то, что уже есть в душе. Дальше всё, что происходит, вы делаете с собой сами.
- То есть это мы сами хотели обезуметь до потери чувства самосохранения, мы сами изобрели технологии, что не можем понять и сделали ловушки, чтобы себя уничтожить?
- Да.
Меня охватил ступор. Всего лишь на мгновение, но эльдар это заметил и улыбнулся шире.
- В любом случае, - раздраженно сказал я, - нам нужна защита от этих "не атак", потому как эти "не атаки" заметно повреждают мозг и технику.
- Думаю, это можно решить, - дьявол, эта улыбка уже меня бесит. Небеса, весь план переговоров полетел в тартарары.
- Кстати, не подскажете, что вы такого совершили, что Эмпиреи обратили на вас своё внимание? Не секрет?
- Нет, не секрет, - хм, это шанс отыграться. - Очистили несколько планет от агрессивной разумной жизни, - достаю второй планшет и открываю там видео с тех планет, без момента с послами, конечно. - Вот, смотрите.
С удовольствием констатировал ступор уже у Калмаэля. Бриесанн, все это время сидевшая тихо, как мышь, встала за провидцем, заглянула в планшет и тоже зависла.
- Где это было? - сухо спросил он спустя несколько минут.
Забирал планшет, включил карту галактики и выделил звезду, где встретил "тараканов" и отдал обратно.
- Вы позволите взять это с собой?
- Да, никаких возражений.
Дальше мы обсудили несколько технических вопросов и время встречи. Уходя я обратился к охотнице:
- Бриесанн, а вы не хотите слетать с нами? Посмотрите корабль, познакомитесь с коллегами и будущим местом работы поближе?
Выражение полного, хм, обалдения великолепно смотрелось на её симпатичном личике.
Глава 7. Пауки в банке
Калмаэль. Собрание совета, два дня спустя.
Собрание длилось уже который час. Вокруг круглого стола стояли лидеры фракций и их ближайшие соратники. Ритуальный политический калейдоскоп. Жрецы духа мира в белых мантиях, со сто́лами*[1] расшитыми фиолетовыми рунами, предсказатели и миропевцы в зеленых туниках, пастухи и охотники в коричневых камзолах, что почти не отличалось от их обычной одежды, летописцы в светло-бежевых костюмах, садовники, строители и техники, соответственно, в желтых, фиолетовых и синих робах. И, наконец, фракция воинов, в закрытых красных плащах с зелеными узорами. А их лидер был в красно-золотой броне и шлеме, с бордовыми перчатками, явно подражая аватару Кхейна*[2].
- Это оскорбительно! Я не могу поверить, что мы всерьез это обсуждаем! - Рифорион разошелся не на шутку. - Прилетели неизвестно кто, неизвестно откуда, поманили конфеткой и мы уже перед ними на задних лапках прыгаем?! Очнитесь!
- Что вас не устраивает? Цена весьма умерена, и в контракте ясно указано, плата ожидается только по факту, - Этанарк, глава охотников, был самым ярым сторонником сделки, по крайней мере на словах.
- Ах, да, контракт. Столь успокаивающее слово. И замечательный документ, все так удобно, четко описано, - воин стукнул по столу. - Вы столь ослеплены им, что не видите очевидных ловушек! Вот, к примеру, пункт 12-б. "В случае невозможности поставить очищенные металлы, Клиент может предоставить Исполнителю концессию на разработку месторождений. В этом случае цена металла уменьшается на 60%", - советник произнес это издевательским тоном. - Мон-кей прекрасно знают, что у нас нет ни запасов, ни средств добычи. Если вы забыли, - еще более язвительно, - они следили за нами больше двух месяцев, вынюхали все и обо всех! Даже просчитали кого мы пошлем на встречу! Мы не наши братья с искусственных миров, у нас нет тысячелетнего опыта интриг и манипулирования мон-кей. Эта "сделка" неприемлема!
- И какую вы предложите альтернативу, Рифорион? У фракции войны, внезапно появилось чудо, которое может нас спасти? - летописцам не нравилась идея союза с мон-кей, но пока они занимали нейтральную позицию. Воины, несмотря на силу, были изгоями совета, союз с ними был пока невыгоден.
- У меня нет "чудес". Всего лишь разумное решение. Мы здесь бурно обсуждаем, что мы будем покупать и за что. Когда надо просто взять. Захватим их лидеров и корабль и заставим работать. Покажем мон-кей их место!
Нет, Рифорион не был агрессивным глупцом, но такая позиция была единственным для него способом сохранить место в совете. Последний, кто остался от старого совета, он стал лидером, вокруг которого сплотились ястребы. Покажи советник хоть толику слабины, хоть на йоту отклонись от курса фракции войны, и его тут же растерзают. Свои же. К тому же, Рифорион из тех, кто предпочтет править на пепелище, чем прозябать в раю. Что же, кинем свой камень на весы.
- Позвольте кое-что вам показать, советник.
Я несколько минут пытался найти на планшете видео с зараженных планет. Ястребы уже начали посмеиваться. Внезапно на что-то нажал и на экране появилось-таки изображение размазываемых по поверхности планеты тиранидов. Толкнул планшет к Рифориону.
- Вы так хотите, чтобы это произошло у нас? Нам не хватило тиранидов, орков и темных? Нужно еще одного врага завести?
Советник молча уставился на картинку. Другие присоединились и планшет пошел по рукам.
- Тем больше поводов их опасаться! Или вы хотите отдать нас им в рабство?
Хорошо, аргументы у вояки заканчивались. Пора сделать еще один ход. Я переглянулся со своим главой, едва заметно кивнув. Динʼтауил поднял свой посох, призывая к молчанию.
- Позвольте старику добавить немного мудрости в ваше горячее обсуждение. Все наши измышления сейчас бесполезны. Факт, то, что предлагают чужаки - для нас спасение. Факт, у них могут быть свои, опасные для нас мотивы. Мы этого не видим, но ведь провидцы так часто ошибаются, - глава был само ехидство, прозрачно намекая, как было проигнорировано предсказание об орках. - Факт, что конфликт сейчас опасен, мы слишком мало знаем об этих мон-кей. Так что выход один, принимаем контракт и следим за выполнением. А для страховки предлагаю позвать наблюдателей с Лирбелах.
Динʼтауил прочистил горло, похрустел шеей и продолжил, повысив тон.
- Что до рабства, где вы его нашли, Рифорион? Впрочем неважно, даже будь это так, думаете, мало бы набралось добровольцев? Выйди я сейчас на площадь и закричи "Кто пожертвует своей свободой ради жизни нашего мира?". Сколько эльдар я увижу перед собой? Да я сам пойду, если так нужно будет! - уже спокойнее он продолжил. - Есть у кого-нибудь еще замечания?
- Да, - прервали жрецы свое молчание. Я говорил с ними до совета и сейчас они должны вогнать последний гвоздь в гроб для Рифориона. - Дух Ни-мари-фара за союз с чужаками.
Все, это даже лучше, чем я надеялся. Жрецы высказали не мнение фракции, а души мира, даже князь не пойдет против этого. Лидер воинов в ярости сжимал и разжимал кулаки. Разговор дальше пошел по ценам, условиям и срокам. Обсуждение уже заканчивалось, когда слово попросили летописцы.
- Советники, пожалуй, мы забыли об одной детали. Мы отправляем несколько десятков наших детей в опасное странствие. Без духовной защиты и мудрых советов молодым будет сложно среди звезд. Думаю, один из наших знатоков будущего будет идеальным выбором для их наставника. Мы знаем как вы рвались, Динʼтауил, но из уважения к вашей старости и не желая лишить вашу фракцию лидера, - нет-нет-нет, дерьмо Алеана*[3], только не это, - мы предлагаем Калмаэля. Заодно и сэкономим. Насколько я помню, больше чем за провидца, платили только за эту сумасшедшую охотницу, как ее там? Ах да, Бриесанн. Вы за, Динʼтауил?
Вместе с лидером, я осматривал лица других советников. В последнее время наша фракция набрала изрядный политический вес и остальных это сильно раздражало. Сегодняшнее собрание слишком явно показало нашу силу и этим мы обхитрили сами себя. Все, даже союзники, смотрели на нас как сквозь прорезь прицела. И теперь именно мне предстоит стать костью, что бросят псам войны. Иша*[4], я все понимаю, знаю, что выбора нет. Но это не означает, что мне приятно.
После окончания совета Динʼтауил подошел ко мне, положил руку на плечо и ровным голосом заговорил.
- Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, ученик. Не воспринимай это как жертву или изгнание. Прими это как возможность. Пусть мой дар и не видит наших друзей, я предсказываю, с этими чужаками будет связано еще многое. Думаю, ты сможешь влиять на ситуацию здесь с борта корабля гораздо сильнее, чем из зала совета.
В сумерках, стоя на балконе своего дома, я пытался заглянуть за грань времени. Меня сложно назвать мастером предсказания своей судьбы, но сейчас руны говорили ясно, не допуская иных толкований. Впереди долгая дорога, враги, предательства и битвы. Пора собираться, они ждут.
*[1] Сто́ла - расшитая религиозными символами лента, набрасываемая на плечи.
*[2] Каэла Менша Кхейн - бог войны эльдар. Одно из прозвищ - "Кроваворукий". Полумертв. Разбит на осколки, которые могут быть использованы для вызова аватары.
*[3] Алеан - скакун Кхейна.
*[4] Иша - богиня-мать эльдар. Одна из двух оставшаяся в живых эльдарских богов. Единственная добрая богиня из существующих. Похищена и удерживается в плену Нурглом, богом Хаоса.
Глава 8. Планы в планах, и планы внутри них
Искусственный мир Лирбелах, взгляд со стороны.
Около сотни эльдар собрались в просторном зале. Атмосфера в помещении была крайне изысканной, стены цвета слоновой кости с белыми и золотыми мраморными прожилками, мебель различных оттенков бежевого, в нишах по сторонам статуи плачущей Иши, прикованного Ваула и блистательного Азуриана. Картину дополняли запахи дорогих пород дерева, ароматы утончённых блюд и вин, что стояли на высоких изящных столиках, и прекрасная мелодия. Очень гедонистическая, нехарактерная для строгого быта искусственных миров, обстановка. Меж собравшимися в небольшие группы эльдарами текли неспешные разговоры.
- Да. И после эта надменная выскочка получила себе на голову флот некронов, - говоривший был молодым, холеным эльдаром. Руны на его одежде указывали, что он прошел два аспекта воина, скорпиона и копья. - Думаю она до самой смерти так и не поняла, что случилось, почему ее драгоценный ясновидец солгал. Главное, Биель-Тан перестал вмешиваться в наши дела.
Тихий смех был говорившему ответом. Соратники были ему под стать: молодые, боевые, умелые, умные, злые. Сливки общества.
- Да, все вышло замечательно. И благодаря кому? - эльдар сделал паузу и громко провозгласил, подняв бокал. - За мудрость Бреагана, братья и сестры!
- За Бреагана! - ответил зал в едином порыве.
- Энаредин, так что там с Нимарифаром? У меня торговцы уже бьют копытом в стойле.
- Увы, - скривился названный, - ничего хорошего.
- Почему? - искренне удивился первый. - Все же было по плану. Тёмные решили, что им больше не интересно?
- Проблема не в тёмных. Там какие-то неизвестные мон-кей появились. И жрецы с провидцами резво встали на их сторону, спасители и все такое. Что странно, наши видящие их не могут ощутить, пустота. Мы пытались повлиять на совет, через главу "воинов". Но тот провалился. Чужаки подписали договор и развернули масштабное строительство, в том числе защитных сооружений. Теперь деревенщины, ты представь, сами позвали нас, чтобы мы тайно подстраховали их. Я со своими через пару-тройку дней туда, посмотрю, что можно на месте сделать. Ну и их предсказателям точку зрения на нужную поправлю. В общем, отправляй вольных к Робладу. Если что, у меня свои на привязи есть.
- Постарайся побыстрее с ними закончить, брат.
- Будь спокоен, все сделаю. Ха, а ведь эти деревенщины даже не подозревают, что скрывается в недрах их любимых лесов.
Деликатный смех был ему ответом.
Два пожилых эльдара в робах Пути Служения сидели на скамье в кристальном парке, наблюдая за тем, как молодежь расходится со своего собрания. Один из стариков сделал жест на уровне глаз, будто переставляя фигурку.
- Легче всего управлять тем, кто мнит себя кукловодом.
Второй склонил в согласии голову.
***
Нимарифар, Индра.
Я разочарован. Ожидал от эльдар большего изящества, а они филиал украинской рады устроили. Хе, я чуть не попался, когда Калмаэлю видео включил. А вот то, что его подставили и продали стало сюрпризом, неприятным. Мне он не нравится и, подозреваю, у нас это взаимно. Впрочем, мозги у него на месте, может сработаемся.
Еще дня два, на удивление быстро, шла торговля и подгонка договора. Наконец все детали были учтены и я приступил к строительству. По легенде с пластиком могли управляться только ворлоны и тени, так что нагнал пару десятков кукол Кошей, а остальные виды марионеток работали с техникой и "наблюдали".
Как начали появляться первые здания - сбежались все окрестные охотники, да и из столицы примчались, наблюдать и проверять. Строители, провидцы, летописцы. И кучка надменной молоди из вояк, которая повсюду засовывала свой нос. Один особо настырный влез прямо на территорию растущего фундамента одного из зданий. Мне так надоела его наглость, что повернувшись одним из Кошей и зафиксировав его взгляд, шибанул идиота короткой молнией. После чего легкой силовой оплеухой выкинул трясущегося юнца с площадки. На фоне этого гораздо выгоднее смотрелись молодые эльдары, что стояли аккуратной группой рядом с провидцами. Элегантные, в бежевых костюмах с лиловыми элементами, они и аккуратно наблюдали не вмешиваясь. Даже время от времени одергивали вояк, как правило язвительными комментариями. Подошел к ним ГʼКаром, кукла как раз щеголяла свежеизготовленным "переводчиком". После приветствий, завязал разговор. Оказалось, эти ребята учатся на боевых провидцев, по образцу звездных эльдар. Черт, а я надеялся, что это собрали тех, кого ко мне на корабль "продали". Высказал эту мысль, посмеялись, сказали "все может быть". Несколько минут вместе молча наблюдали за стройкой.
- Я смотрю, вы значительно опережаете сроки контракта.
- Предпочитаю перестраховаться. Психопластик иногда ведет себя неожиданно. Вот и приказал все умножить на два.
- Понятно, похвально. Да, ГʼКар, у вас только ворлоны могут управляться с этим пластиком?
- М-м-м? Нет, еще тени и, самую чуточку, минбарские жрецы.
- Тени? Почему же они в стройке не участвуют?
- Скажем так, вы бы не хотели, чтобы они здесь появились. Даже существам без способностей сложно рядом с ними находиться, а уж псайкерам...
- Они парии?
- Кто?
- Парии, бездушные, неприкасаемые, душеубийцы, пустые, - эльдар говорил с едва сдерживаемым отвращением. - Те, кто отменяет действие варпа в некоторой зоне вокруг себя. Смерть рядом с ними всегда окончательна.
- Брр. Нет, нет, ничего настолько страшного. Как говорят наши ученые, пси-волна теней "поляризована" под таким углом, что это вызывает дискомфорт и страх, иногда боль.
Удачно получилось, очередная легенда скормлена. Элиеф, так назвался мой собеседник, высказал желание побывать на корабле. Я согласился принять его, но только после того, как будет завершено еще несколько этапов контракта. Чтобы совет не дергался. Расстались мы вполне довольные друг другом.
Два дня спустя, в шестом городе, при проверке места для закладки фундамента, я обнаружил ловушку. В почву была внедрена структура, которая, вскоре после постройки домов, вызвала бы дестабилизацию пси-пластика. Потеря лица и сомнения в качестве строительства гарантированы. Думал не долго. Перенастроил структуру так, чтобы она устроила безопасную иллюминацию. При сдаче города ловушка сработала. Сделал на мгновение испуганное лицо и объявил, мол это в честь завершения работы над городом. Пусть теперь диверсанты сами ищут, что у них сломалось.
Над уже построенными городами и будущими стройками повесил дронов-разведчиков. Улов появился споро. Воины, кто бы сомневался. А вот слежка за ними принесла известия хуже. Они действовали не сами. Артефакты и рунные ловушки были получены через врата. Значит, вмешались эльдары с искусственного мира. Ну не с режущими же их тёмными ястребы будут сотрудничать. И, если не привносить лишние сущности, за этим стоит Лирбелах. Это объясняет многие несуразицы. К примеру, то самое отсутствие охраны порталов. Хорошо, орки выбили всех военных, молодые только учатся воевать, но почему звездные не подсказали и не направили инструкторов, как минимум? Да и нападение орков тоже выглядит странно, хотя может это уже паранойя. Но в любом случае, я явно нарушил их планы. Эрго, здесь должны были появиться наблюдатели. Кто новый появился в поле моего зрения? Конечно же Элиеф и компания. А он ведь даже не прячется, как я сразу не сообразил. "Элиеф" - по-эльдарски "маска". Благословенный столп Шивы, да меня за идиота держат.
Ладно, лирика это все. Вопрос, что делать? Так-так-так, кажется придумал:
Первое - страховка, раз ястребы не встречаются с поставщиками напрямую, подменить артефакты на свои. С гадостями. Пусть местные твердолобые поссорятся со своими союзниками.
Второе - постоянная бдительность! Слежку увеличить в несколько раз, а то что-то я расслабился.
Третье - убедиться, что мои предположения не бред воспаленного сознания.
Четвертое - если я прав, сыграть местными так, чтобы они сами дошли, что их предали и кто это сделал. А я пока изображу "постучите в дурака" и оценю соперника.
План готов. Будет интересно, хе-хе-хе.
Глава 9. Контригра.
Нимарифар, портал Паутины. Взгляд со стороны.
Высокое здание экзотическим куполом накрывало центр большой поляны посреди тропического леса. Блики двух лун лениво скользили по полированным граням. Казалось, время застыло и ночь навечно заявила свои права на это место. Вспышка мерцающего света, что осветила изнутри колонны строения, казалась чем-то чуждым здесь, лишним. Из приоткрытой вуали древней паутины выплыли два вытянутых саркофага и плавно опустились на постаменты, выросшие из гладкого пола. Сияние замерло и медленно погасло. Тишина.
Тени, что неровными клоками мелькали на восточной стороне поляны оторвались от леса и устремились к порталу. Летя и переплетаясь они соткались в высокую фигуру в остроконечном шлеме. Незнакомец стремительно пересек полосу открытой земли и, исчезнув на мгновение, появился уже рядом с саркофагами. Несколько минут порхания изящных длинных пальцев над консолью и первый из саркофагов открыл створки, обнажая свое содержимое. Ряды аккуратных ячеек из серого пластика были заполнены артефактами, таинственно мерцающими в тусклых лучах лунного света. Еще немного времени и второй саркофаг сдался напору искусного эльдара. Незнакомец достал из сумки блеснувший оранжевым экраном прибор и провел им поверх ячеек. Увиденное на экране явно устроило его и он начал доставать артефакты из саркофага и перекладывать их в сумку. Первый, второй, десятый, пальцы тянувшиеся к очередному артефакту замерли. Эльдар по-птичьи встрепенулся, оглядел кромку леса и мгновением спустя пропал. В место, где он только что стоял, вонзилась яркая спица снайперского выстрела. Полтора десятка эльдар бордовыми молниями неслись от леса к зданию. Заведенный за спину меч, пистолет в вытянутой руке, наклоненное вперед тело. Изящно и смертоносно. Пусть воины миров ушедших и уступали своим более воинственным братьям, этот отряд был бы серьезным противником и экзарху и инкубу. Из-за колонны рядом с постаментами россыпью вылетела горсть ребристых многоугольников. Казалось время в этот момент превратилось в патоку, лениво вылетали в сиреневых всполохах сюрикены из дул пистолетов бегущих, едва заметно плыли через воздух кристаллы, разгораясь изнутри фиолетовым пламенем, чуть быстрее остальных проявлялись нити выстрелов со стороны деревьев, тягуче отталкивался от колонны незнакомец, начиная свой разбег. Один за другим кристаллы разлетались огненными искрами от попаданий, но несколько успело долететь до саркофагов. Три раскрылись электрическими цветками, заключая первый саркофаг в сферу молний. Долетевшие до второго рассыпались черной пылью, видно выстрелы их все же успели повредить. Отряд, уже не обращая внимания на саркофаги, несся за нарушителем, хищными птицами перепрыгивая через препятствия и поливая сумерки перед собой дождем из тонких пластинок выстрелов. Жертва, не оглядываясь, стремительно бежала, иногда рывками исчезая и появляясь чуть сбоку. Вот одна из снайперских нитей нащупала беглеца, пробивая ему бок и разворачивая в воздухе, вот одна из звездочек разрезала верхнюю часть сумки и из нее вылетело несколько артефактов. Но тот не остановился и в высоком прыжке влетел в лес, получив напоследок несколько сюрикенов в спину. Лишь только беглец скрылся в спасительной тени, пришло возмездие. Из-за деревьев злыми осами вылетел рой мелких тонких ракет, разрывая в кровавый фарш переднюю тройку преследователей. Повторный залп бил уже в спины эльдар, внезапно сообразивших, что они превратились в мишени. До укрытия в здании добежали лишь семеро воинов и только командир остался без ран. Остатки отряда с бессильной злостью наблюдали, как над лесом поднялась элегантная узкая машина и умчалась вдаль.
Дом посланников Лирбелах. Два часа спустя.
В темном кабинете разговаривали два эльдара. Советник Рифорион и тот, кого здесь звали Элиеф. Последний беспокойно ходил из угла в угол и буквально шипел на своего собеседника.
- Идиот!
Оплеуха застала Рифориона врасплох. Воин вытер кровь с губ, постепенно зверея. Следующие слова звездного собрата охладили его ярость, обратив ее в стыд. Даже странно, что Рифорион все еще не забыл, что это такое. Дикарь, право слово.
- Вас выследили, выяснили кто вы, что делаете, где и когда получаете оборудование. Провели разведку боем и надавали вам по соплям, украв и испортив ценные артефакты. И после этого ты тут же прибежал сюда! Ты всерьез не понимаешь где облажался? Почему бы просто не подвесить здесь, на доме, мигающую надпись? Так и представляю, аршинными буквами, - Элиеф указывал руками, будто вбивая каждое слово в небо, - "Послы Лирбелах и ястребы Нимарифара. Тупость по сходной цене". Ты поставил под угрозу все, что мы планировали!
Элиеф сорвал с запястья рунный браслет и стал крутить его в руках. Прошел еще один круг по кабинету и, наконец, сел за стол. Подтянул к себе планшет, в очередной раз включил воспроизведение видео с инцидента. Осмотрел с нескольких ракурсов смазанные кадры диверсанта, гранаты, атаку ракетами, изображение машины.
- Разведгруппа. Паук, жнец и копье. Скорее всего, - Элиеф говорил рубленными фразами. Тихо, явно для себя. - К операции полностью готовы не были. Вытянули тактически, с трудом. Значит действуют автономно. Фракция. Оружие нестандартное. ЭМИ-гранаты и Тайфун. Вариации аспектов незнакомые. На ближайших мирах такого нет. Издалека. Странники? Ясновидящий и поддержка? Возможно. Или охотятся за тем же, чем и мы или пронюхали о наших экспромтах здесь и им это не понравилось. В любом случае, придется работать на опережение.
Посол встал, сделал пару очередных кругов, выругался и остановился.
- Вот, что ты сделаешь! - Элиеф быстро перебирал пальцами звенья браслета, окончательно успокаиваясь. - Сейчас, как только от меня выйдешь, собери экстренный совет. Мон-кей тоже должны быть там. На совете пой, как ты героически предотвратил попытку теракта. Покажи пару самых гадких сюрпризов и опиши противника. Побольше черных красок и драматизма, они должны всерьез испугаться. После этого извинись перед мон-кей, наплети как ты ошибался и как теперь ценишь их работу. Следующее, выстави предложение об охране этих чужаков, городов и строительных площадок. Попроси форсировать постройку защиты вокруг порталов. Может удастся запереть крыс здесь. По поводу свойств артефактов - скажи, что получил консультацию, для совета намека будет достаточно. Прикроем этим нашу связь. А, к Суке, скажу сам. Я тоже иду на совет, прятки уже бесполезны. Тебе теперь придется играть безупречного защитника мон-кей. Пошли своих снять все ловушки. Пусть не прячутся, возьмут сканеры и демонстративно "найдут" закладки. Завтра предъявишь как результат своей прозорливости. После этого, что бы наши гости не сказали, им уже не поверят.
Индра. Вскоре после совета.
Я чувствовал себя оплеванным. Три часа пришлось изображать благость и всепрощение. Обыграли меня красиво. Я такие шикарные декорации устроил, так хорошо все подготовил, провел такой красивый гамбит. А противнику хватило полчаса раздумий и одного хода, чтобы разбить все мои комбинации вдребезги. Шах.
И теперь вынужден был выслушивать как ястребы, ценой своих жизней, всех защитили. Кстати, я ведь изначально не хотел никого убивать. Ранить, наказать, да. Но не убивать. А как только расшифровал, что эти милые эльдары хотели подложить своим собратьям, не сдержался. Заражение растущими в крови кристаллами было еще из добрых вариантов. Впрочем неважно. Сейчас прямой ответный ход я сделать не могу. Нет, все не плохо. Угрозы для строительства больше нет. Даже если ястребы что-то устроят, все можно валить на "террористов" и сетовать на плохую защиту бедных строителей. С репутацией тоже все хорошо. При такой поддержке в совете с оплатой и техническими вопросами проблем не возникнет. Все отлично, можно споро доделать работу и улететь с солидной прибылью. И все же, как это бесит. Ненавижу проигрывать.
Через несколько дней я прогуливался с главой провидцев в кукле Деленн.
- Скажите, Динʼтауил, а что это у вас за пси-конструкция появилась вокруг головы?
- Конструкция?
- Да, какое-то облако с плавающими рунами. Один из ворлонов его заметил и просил уточнить назначение.
- Это, хм, - советник неопределенно поводил рукой в воздухе, - защита от плохих сновидений. Не берите в голову. Деленн, я смотрю вы значительно ускорили работы. В чем причина?
- В местной обстановке. Боюсь, она становится слишком опасна для нас.
- Да? А мне кажется наоборот. Саботажников отвадили, вас охраняют, весь совет на вашей стороне. Что заставляет вас видеть здесь повод для беспокойства?
Я помолчал немного, как бы собираясь с мыслями.
- История, советник. Меня беспокоит история. В недавнем прошлом моей планеты была похожая сцена. Лет пятьдесят назад, в самом начале Великой Войны, каста воинов решила, что в такие времена именно они должны управлять Минбаром. Через третьи руки наняв авантюристов и подонков всех мастей, они устроили ряд атак на родной мир и колонии. После чего доблестно, с жертвами и ранениями, отбили нападения и уничтожили врага. Используя победы как политический рычаг, воины захватили лидерство в совете. Статус кво восстановить удалось с большим трудом. Ничего не напоминает?
- Вы предполагаете, что диверсии - дело рук ястребов?
- Я ничего не предполагаю, - грустная усмешка, - я всего лишь рассказываю старые басни. Но вот атмосфера здесь и ваша, - я повторил его жест, - защита от кошмаров, заставляют нас торопиться. Предполагаю, это одна из наших последних встреч, Динʼтауил. До свидания, советник.
Что же, небольшую мину я своему сопернику подложил. Не думаю, что она сработает в ближайшем будущем, но через несколько лет стоит сюда залететь, проверить результат.
На очередном совете меня попросили изменить условия оплаты. Концессии на разработку полезных ископаемых отзывались, уже открытые шахты прекращали работу. Взамен мне предлагался дополнительный пакет технологий, больше эльдаров для экипажа и распределенный платеж чистыми металлами, которые поступят с Лирбелаха. Было понятно, что это очередной ход противника, но мне это было выгодно. Да и пора признаться, что меня победили и сдать игру. Я уже устал от этого мира.
Глава 10. Дела домашние.
Северо-восточный предел сегмента Обскурус, Бриесанн
Охотница сидела на скальном уступе на окраине центрального сада корабля. Остальные эльдары говорили, что на искусственных мирах есть сады и больше и богаче, но там она никогда не бывала. А здесь и сейчас охотница восхищалась тем, что видела. Перед ней раскинулся лес. Ухоженный, культивируемый, но именно лес. Все механизмы замаскированы под естественные особенности рельефа, как бы странно это ни звучало на корабле. Сверху - огромный прозрачный купол, наполненный звездами, а края сада укрыты голограммами и оптическими трюками. Специально для эльдар хозяева корабля перенесли с Нимарифара множество растений. Деревья, цветы, трава, все почти как дома.
Бриесанн спрыгнула с уступа, перекатилась через плечо и скрылась среди деревьев. Привычно скользя от одного укрытия до другого она приближалась к центральному озеру. Разговор на повышенных тонах заставил ее замереть. Стоя посередине прохода в цивилизованной части сада, спорили Деленн и Калмаэль. О чем, было плохо слышно, но среди разговора несколько раз мелькало ее имя. Провидец на чем-то настаивал, а посол возражала. После особо экспрессивного пассажа стороны разошлись, явно недовольные друг другом. Подождав пока они уйдут, Бриесанн вышла и села на скамейку. По пути она подобрала горсть гальки и теперь перекатывала ее из руки в руку. В мысли проникла меланхолия и она сокрушалась над собственной бесполезностью. "Наверняка Калмаэль возражал против ее включения в экипаж. Небось говорил, что нечего было за нее платить, за эту отщепенку. Гад надменный". Грусть перетекла в злость, и эта злость неведомым вывертом сознания переключилась на нанимателей. В душевном раздрае Бриесанн не заметила как сзади к ней подобралась одна ловкая персона. Рука подошедшей взъерошила ей прическу и ехидный голос, по которому охотница сразу узнала НаʼТот, произнес;
- Что грустишь, подруга? Салат несвежий попался или каюта маленькая? Плохо себя чувствуешь?
НаʼТот, старпом корабля, перемахнула через спинку скамейки и плюхнулась рядом, потянулась чтобы еще раз взъерошить ей волосы, но она раздраженно увернулась.
- Маленькая бука! - НаʼТот была той еще язвой. Веселая, активная и вредная, она вечно подтрунивала над всеми вокруг, особо выделяя капитана. - Ну, мелкая, давай, выкладывай!
- Вы. Меня. Купили! Как вещь! Как рабыню! - охотницу прорвало. На каждое слово Бриесанн со всей силы кидала камень в озеро. - Как ты думаешь я себя должна чувствовать? Великолепно, просто замечательно. О да, благодарю за клетку, она очаровательна. Хомячок смертельно рад!
- Колючка, - НаʼТот придвинулась и обняла охотницу, - ты на все не с той горы смотришь. Тебя не покупали и не продавали, мы выкупили твою свободу у маразматиков из совета. Взяли с собой, чтобы ты могла осуществить свою мечту. Знаешь, что на Нимарифаре было сразу заметно? Ты была самая живая из них. Никогда не чувствовала, что тебе нужно нечто большее, чем сельская жизнь в мирке на краю галактики? Что тебе тесно там?
Слова нарнки глубоко отдавались в душе Бриесанн, задевая те же струны, на которых играла она сама. Настроение опять перевернулось и охотница расплакалась.
- Зачем вам такая никчемная? - Спросила она всхлипывая. - Что мне тут делать? Я же буду только мешаться под ногами.
- Чу, что за пессимизм и неверие в себя?! Раз - ты классная! Два - ты единственная, кто общался с другими местными расами, три - легко заводишь знакомства, легко общаешься и чертовски обаятельна. Стань моей женой, ой, не то, я имела в виду, стань нашим представителем и консультантом. Бриесанн, мы облетим всю галактику, познакомимся со всеми расами, узнаем все чудеса. Разве не об этом ты мечтала?
Вцепившись в НаʼТот, охотница рыдала, а та мягко гладила ее, запрокинув голову и уставившись в звездное небо.
Северный предел сегмента Ультима, Индра
Пару месяцев проплавав с эльдарами и устаканив экипаж, хотел в какой-то момент ввести кукол-людей. Ну вроде как спасение терпящего бедствие корабля и все такое. А потом подумал, зачем? Людей, уверен, можно будет спокойно нанять. Если захочется Шериданом порулить - тогда и сделаю, тоже "взяв на работу". Залегендировать земную технику оттуда? Можно выдать за нарнские разработки. Так что я расслабился и наслаждался путешествием.
Галактика огромна, не зная, что ищешь, можно годами летать от звезды к звезде и никого не встретить. Основной проблемой на корабле становится скука. Охотники развлекались спаррингами и охотой, летописцы зарылись в книги, с садовниками тоже все понятно, строители ударились в искусство, техники поселились в мастерских, а Калмаэль и Саймира, провидцы, наслаждались философствованиями с Деленн. Бриесанн же успевала присутствовать везде и еще надоедала мне сотней тысяч "почему". Ребенок.
Глядя на эту суматоху, решил заняться делом. Нет, скучно не было, я исключительно поддержать порыв. Первым делом разобрал купленные технологии. В основном была ерунда, впрочем, а кто ожидал, что эльдары продадут что-то серьезное. Семена призрачной кости, структура монокристаллов, антигравы и тому подобное. Все, что я сам мог делать или что не имело практического значения. По правде говоря, большую часть этих технологий я успел изучить еще на планете. Одно украл, другое раскопал, третье дистанционно отсканировал. Так что не ждал откровений. Я ошибался, среди плевел попалась жемчужина, "Д-граната". Крупный метательный диск, при подрыве образующий в радиусе 8 метров ряд сфер разрыва пространства. Выделенная энергия после устраивала электрический удар в зоне действия. Ничего необычного? Вот только работала эта технология на принципе квантовых пар, именно их множественный резонанс был топливом разрыва. Мне захотелось издать маниакальный смех. То, что эльдары видели как тривиальное и неудобное оружие, станет одним из столпов моей силы! Квантовая связь. Одним махом это решало бесчисленное количество моих проблем. Я с головой нырнул в исследования.
Помимо планов по захвату мирового господства, во мне бродила идея воссоздать корабли из Вавилона 5. Насколько я помнил, это был единственный сериал, создатели которого консультировались у физиков по поводу дизайна кораблей. Пусть "Омеги" и "Белые звезды" пока не построить, нужна большая верфь, но вот истребители "Ниал" и "Звездная ярость" мне по силам. Подогнать дронов под форму минбарского корабля оказалось легко и быстро, и результат был выше ожидаемого. С земным истребителем пришлось провозиться больше трех месяцев, пока не добился нужного результата. Времени было не жалко, получившаяся машина вызывала законную гордость.
Оба истребителя нашли своих приверженцев среди эльдар и теперь в кают-компаниях часто слышались жаркие споры о преимуществах каждого.
Калмаэль
Вызов комма застал провидца в коридоре. Повинуясь жесту, браслет в виде голубой лозы развернул экран, оттуда смотрел капитан.
- Калмаэль, Вы мне нужны в рубке. Прошу, поспешите.
Провидец набрал на комме вызов платформы. Та проявилась секунд через десять. Калмаэль сел на одно из четырех сидений и умчался на хорошей скорости в первый отсек корабля. В рубке уже собрался командный состав, пара неизменных Кошей и Бриесанн. Каждый раз, когда он глядел на нее, знание, что за охотницу заплатили столько же, сколько за него, приводило Калмаэля в сильнейшее раздражение.
- А она здесь зачем? - охотница фыркнула и о чем-то зашепталась со старпомом.
- Калмаэль, - укоризненно сказала Деленн, - я думала, мы это уже обсудили.
Провидцу стало стыдно, слегка. Как-то незаметно для себя Калмаэль подружился со жрицей. У них были сходные интересы, взгляды, порой даже привычки. Когда Деленн, по его просьбе, ненадолго отключила пси-защиту, провидец был очарован ее душой. Столь стройная, размеренная, стойкая, из нее вышла бы идеальная провидица. Вообще, как заметил Калмаэль, каждый из эльдар сошелся в пары с кем-то из экипажа. Даже странно.
- Так, господа и дамы, два часа назад мы засекли сигнал. К источнику был послан разведчик и вот, что он доставил.
На экранах появилось изображение двух больших имперских кораблей, множества более мелких и длинного шлейфа обломков.
- Что скажете?
- Первый корабль - имперский транспорт, - торопливо заговорил Калмаэль, опередив Бриесанн, - подобные заходили на Нимарифар, скорее всего рудный. Второй - легкий крейсер.
- Это - легкий крейсер?! - у капитана отвалилась челюсть. - У нас линкоры меньше.
- Да, легкий. Уверен, оба вольные торговцы. Шахтер и пират.
- Ясно, - секунд десять тишины. - Ну-с, эксперты, что скажете, помочь или не вмешиваться?
- Если заводить связи в Империуме людей, - на этот раз охотница успела первой, - обязанный нам вольный станет идеальным вариантом.
Калмаэль удивленно отметил "нам" сказанное Бриесанн.
Глава 11. Звездные короли.
Северный предел сегмента Ультима, Система Кетебракс, Индра
- Техникам и пилотам истребителей прибыть в приписанные ангары! Экипажу занять места согласно боевому распорядку! Незадействованному персоналу прибыть в центральный зал первого модуля! Через 16 минут 32 секунды отстыковка центрального модуля! Повторяю...
Естественно, мне не нужны были ни сирены, ни объявления по внутренней связи. Что только не сделаешь ради длинноухих новичков. Последние, кстати, активно пытались прорваться на истребители, некоторые даже тайком.
- Гареун, я тоже должен пойти! Это недостойно, что мы отсиживаемся, когда вы сражаетесь!
- Нет.
- Но...
- Послушай меня, Меальдан, даже не говоря о морально-политических аспектах, есть технический. Ты не закончил обучение.
- У вас все равно машин больше чем пилотов!
- На них поставят дистанционки. Все, мне некогда. Сдашь экзамен, налетаешь положенные часы, тогда и рвись в бой. Дуй в штабной! Быстро!
К нашему прибытию свита обоих кораблей прекратила свое существование. У шахтера осталось два десятка истребителей, у пирата два корвета и около сотни малых машин. Несколько десятков крупных судов и тысячи истребителей с обеих сторон присоединились к рою обломков. Сразу по входу в систему я послал на остовы группы дронов. Пленники и технологии лишними не будут.
Сейчас в бою образовалась пауза, жертва проскочила мимо охотника и стремительно старалась уйти к границам системы. Невооруженным глазом было видно, что этот маневр обречен. Пусть шахтер и сохранил скорость, повреждения двигателей и огромная масса не оставляли ему шансов. Ориентировочно пират был быстрее в два с половиной раза. Хорошая новость была в том, что по сравнению со мной они оба были черепахами.
Полчаса спустя, приблизившись к противникам, я наконец-то смог увидеть корабли воочию. Огромные буквы по бортам провозглашали их имена, транспорт "Aurora ferrum" ("Стальной рассвет") и его противник - "Terminus frigius" ("Хладный предел"). Они оставляли странное впечатление, величественность в сплаве с грубостью и уродством. Огромные плавающие платформы, микрокосм. Даже сейчас, несмотря на повреждения, множество шаттлов сновали меж готическими башнями, создавая впечатление жизни ночных городов, зачем-то выдернутых с поверхности планет. На стенах зданий центральных соборов, иначе эти монументальные комплексы не назвать, были золотом выбиты значительные деяния кораблей. "Участвовал в усмирении", "уничтожил", "действовал в составе". С датами, медалями, именами капитанов и торговыми патентами. История обоих кораблей простиралась на тысячелетия. Это вызывало некий когнитивный диссонанс, но впрочем, мне ли говорить.
На арену боя я вышел "сверху", примерно на равном расстоянии от обоих кораблей. "Terminus" только закончил разворот и только начинал набирать ускорение.
В эфире монотонным речитативом раздавался сигнал о помощи.
- Транспорт "Aurora ferrum" торгового клана Капмун взывает о помощи! Щедрое вознаграждение и благодарность клана любому, кто поможет!
Чтобы обозначить позицию и обнадежить жертву ответил, хотелось посмотреть, как отреагирует пират.
- Здесь "Индра", идем на помощь, держитесь.
Через несколько минут оба корвета сорвались к торговцу, а "Terminus" начал маневр в мою сторону. С ускорением у корветов было гораздо лучше чем у крейсера и вскоре они должны были нагнать транспорт. "Terminus" и я сближались по широкой спирали. Не дожидаясь выхода на дальность стрельбы, пират направил на меня свой москитный отряд. Это выглядело, будто огромная рыба втянула в рот своих мальков и выпустила в мою сторону. На максимальном ускорении истребителям нужно было порядка 40 минут, чтобы долететь до меня. Решив ускорить события и опробовать силы, я свернул на более крутую траекторию сближения и выпустил свои истребители навстречу. 18 "Ниалов", 64 "Ярости", 10 челноков нʼктарʼати и три тысячи микродронов.
К этому времени все эльдары собрались на мостике. Специально для них шоу было оформлено в виде сцены из фильма "Игра Эндера". Возвышение, на котором стоит капитан, напряженно вглядывается в голографический экран и отдает короткие приказы команде, которые выполняются еще до того, как он закончит их проговаривать.
- Лаʼмран, ускорение на 12, курс 6-14-9, 3-12-1. Нэригон, основные орудия, заряд на 2.
И медленно ползущие по лицам команды капли "пота". Эльдары впечатлялись, а я про себя усмехался.
Машины противника шли плотным строем, шестиугольной сеткой с расстоянием между кораблями в 30-40 метров. Меня это удивило и порадовало. Дождавшись их входа в радиус моих орудий, повернулся носом к противнику и выстрелил ЭМИ-снарядами. Три секунды спустя, никак не отреагировавшие на выстрел истребители окутались саваном молний. Половина машин противника превратилась в безжизненные снаряды, остальные прыснули в стороны, образовав гораздо более разреженный строй.
Пиратские москитники были значительно крупнее моих, 50-80 метров против 10-20. Тяжелое бронирование, множественное вооружение и большая живучесть, казалось, не оставляли мне никаких шансов.
Свои машины я выстроил в вытянутый к противнику треугольник и шел на сравнимой с противником скорости. Машины с куклами в основании, впереди пустые. Кукол терять было жалко, экипаж у меня небольшой, все на счету, новых будет объяснить сложно.
Противник первым открыл огонь, канонерки засверкали всполохами выстрелов, катера окутались облаками ракет, чистые истребители пока молчали. В ответ я резко растянул треугольник вниз и раздвоил конец, превращая его в змеиный язык, как бы охватывающий строй противника. Вражеские выстрелы закономерно ушли в молоко, а ракеты стали легкой добычей для дронов. Мой ход. Микродроны саранчой накинулись на врага. Вспышки лазерного излучения и снаряды пробивали прорехи в них, уничтожая десятками за раз. Под прикрытием мелочи вперед выдвинулись "Ниалы" и стали методично выбивать своих коллег по вооружению. Учитывая превосходство в маневренности, точность и скорость стрельбы, именно лазерные истребители представляли наибольшую опасность. Один за другим они исчезали во взрывах. В ответ катера выстрелили ракетами с каким-то кристаллическим наполнителем. Череда взрывов этих космических конфетти эффективно защитила противника от светового оружия. Вперед пошли челноки и микродроны. На них стояли скорострельные пустотные орудия. Высокая скорость и малый урон. Пустотные пули не могли пробить броню, но отлично выкашивали внешние устройства. Враг стал глух и слеп. Пока я радовался успеху, противник преподнес сюрприз. Машины, которые были полностью выведены из строя снарядами ЭМИ, приблизившись по инерции к месту сражения, внезапно ожили. Честно, я не понимал как. На сканерах было хорошо видно, что почти вся электроника внутри изжарилась. И вот теперь эти зомби вгрызлись в мои ряды. Поскольку я неосмотрительно послал всех микродронов вперед, прикрыть истребители было нечем. Серьезная и глупая ошибка. Снаряды все так же не могли попасть, но лазеры и ракеты открыли счет моих потерь. Впрочем, это была агония, без эффективного строя и тактики противник был быстро уничтожен.
От вражеского строя осталось полтора десятка условно целых машин, и я попытался их захватить. Экипаж первого истребителя, при стыковке попытался, ничего не слушая, ответить контрабордажем. Когда это не удалось, они взорвали себя вместе с "Ниалом". Что самое поганое, погибла кукла. Два следующих поступили так же. Хоть в этот раз и посылал пустые машины, все одно, неприятно. С остальными уже не церемонился. Пробой обшивки, взрывная декомпрессия, шоковый удар для верности. Полуживые тушки были собраны и отправлены в заточение на жилой модуль. Туда же отправились и образцы техники.
Пока шел бой истребителей, пиратские корветы достигли своей цели и начали расстреливать двигатели торговца, отпугивая заградительным огнем его немногочисленные и слабые канонерки. Отправил туда половину своих машин. Жаль они не успеют до того, как пираты добьют двигатели транспорта, но хоть какое-то прикрытие.
Впереди ждал главный кит местной лужи. Надеюсь, я не в роли Ахаба.
"Terminus" шел в лобовую к моей позиции. Массивные трубы по бокам корабля явно были мощными лазерными батареями. Испытывать их силу на себе мне не хотелось. Я ускорился выходя в закрытый угол между фронтовыми и бортовыми орудиями. Идеальная позиция, я обстреливать противника могу, он меня нет. Скорость, выравнивание, поворот и огонь. Очередь пустотных капсул из главного калибра устремилась к пирату. Капсулы почти мгновенно прошли разделяющее нас расстояние, не заметили щита и ударили в противника. Сразу за лобовой броней. Когда кляксы попаданий развеялись, я выругался. Четверть метра. Все, что я смог проковырять - это убогие 25 сантиметров. Что у него за броня такая?!
Хорошо, в смысле плохо, но надо искать другие способы. Поднялся "выше", оставаясь в слепой зоне. Залпы ЭМИ и главного калибра прошлись по фокусирующим кристаллам лазерных батарей. Да, на сей раз успех! Самое опасное оружие врага выведено из строя. Корсар ответил незамедлительно, из центра корабля широкими ножами раскрылись четыре направляющих. Разряды пробежали по кромке "ножей" и корабль пирата крайне резко развернулся. В десятки раз быстрее, чем раньше. Сомневаюсь, что это ему легко далось, космос украсили обломки разлетающейся обшивки и тучи мелких деталей оформления. Но меня сейчас волновало другое, а именно борт со множеством пушек, который смотрел на меня. И эти пушки выстрелили. Облако из тысяч снарядов разных калибров приближалось ко мне. Маневр уклонения, и смертоносный шквал прошел мимо. Увеличиваю дистанцию, стремясь опять попасть в мертвую зону. Увы, сейчас корсар легко следует всем моим маневрам. Переворот другим бортом в мою сторону и повторный залп. Очередной маневр по случайному направлению, пусть враг и стал ловчее, с такой скоростью снарядов ему ничего не светит.
Внезапно я обнаружил себя в огневом мешке. Рой снарядов имел форму чаши бокала, ловушка без выхода. Как, вот как они меня просчитали?! Нет, нет, нет, твою мать. НЕТ!
- Зарегистрировано повреждение центральной матрицы, степень - 17%. Приоритет восстановления - 84%.
- Зарегистрировано превышение порога ускорения матрицы. Ошибка.
- Анализ траекторий. Возможность уклонения - 0%. Расчет возможностей перехвата. Расчет траектории минимальных повреждений.
- Найдена новая тактическая возможность - перегрузка внешних антигравитационных двигателей. Пересчет алгоритма.
- Запуск последовательности.
- Зарегистрировано попадание 12 снарядов. Щит перегружен. 3 снаряда прошли защиту. Повреждение правого ангара.
- Максимальное ускорение, уход от противника.
- Состояние корабля - критических повреждений нет. Приоритет восстановления - 43%. Начато восстановление центральной матрицы.
- Матрица восстановлена, перезагрузка.
Небеса, это было страшно. Вот уж воистину, нервничать смертельно опасно. Чуть не потерял свою личность, не стал машиной. Хоть эффективность мышления и радует. А что не радует, так это эффективность противника, ракшас его раздери, 9 снарядов и щита нет. И их ракшасово предвидение. Больше рисковать не хочу.
Выдаю серию ЭМИ выстрелов в "ножи" корсара. Хаотичные молнии скачущие по лезвиям заставили врага неуправляемо вращаться. На некоторое время это его задержит. Пора уходить, моими хлопушками его броню не пробурить. Хм. Пробурить.
- Хоʼдран, подготовь к погрузке в спаскапсулы все буровые платформы. Устроим активную добычу полезных ископаемых.
Не знаю удастся ли эта затея, но смотреть на это предпочту с солидного расстояния. Курс на корветы противника.
Корветы не смогли оказать мне достойного сопротивления. Оба корабля уже были серьезно повреждены истребителями и залпы ЭМИ стали их похоронами. Помня об оживших истребителях, на всякий случай загнал в пробоины несколько сот дронов и подорвал реакторы.
В это время две сотни капсул с буровой техникой, под самоубийственным прикрытием беспилотников, приземлилось на "Terminus frigius". Прямо из капсул машины начали работу, вгрызаясь вначале в броню, а после в переборки, круша жизненно важные элементы корабля. Целые сектора отключались и включались, раздавались взрывы, вылетали через пробоины трупы. Горсть абсолютно мирной техники нанесла повреждений в разы больше, чем я сам и торговец вместе взятые. Что-то в этом мире серьезно не так.
Глава 12. Крысы. Часть 1.
Циклопические створки дверей с шумом и паром уходили в пазы стен. Открытый шлюз явил небольшой отряд. По краям четыре воина в бело-черной броне и сухопарый высокий человек в строгом сером костюме. По его виду и позе было все ясно, яснее не стало бы даже держи он над собой плакат с надписью "дворецкий". Он сказал непонятную и вычурную фразу. По схожести слов с низким готиком и итальянским, которые я знал, было ясно, что это за язык.
- Мы пока не говорим на высоком готике, вы не могли бы перейти на низкий?
- Безусловно, прошу меня простить. Я Кэлам, дворецкий "Aurora ferrum". Прошу следовать за мной, лорд-капитан Вас ожидает.
К нам подвели две открытых брички с запряженными в них сервиторами. После того, как мы расселись, дворецкий скомандовал отправление. Сам факт путешествия по космическому кораблю на гужевом транспорте вызывал у меня, как бы так помягче сказать, состояние крайнего шока и недоумения. Пока мы ехали, стало заметно, что корабль в отвратительном состоянии. Ржавчина, грязь, мерзейшие ароматы, заваленные коридоры. Возникало ощущение, что хозяева просто пробили в хламе проход, затолкав часть грязи "под ковер". Бриесанн, глядя на это, заметно морщилась. Пришлось ее одергивать. Вообще эта нахалка довольно бесцеремонно напросилась со мной. Попытки возразить и доводы об опасности были отброшены. Увы, аргументированно. А еще учитывая, что при разговоре была старпом, мне же и пришлось через эту куклу ее поддерживать, тактика индивидуальных компаньонов обернулась против меня самого. Так что делегация была составлена из Деленн, НаʼТот, Бриесанн и пары неизменных Кошей.
Минут через пять мы прибыли. Дворецкий выскочил первым и галантно помог спуститься с брички.
После короткой приемной двери открылись в большой зал. Картина перед нами напоминала сценки из фильмов по мотивам Дюма. Прием при дворе сиятельного герцога, с поправкой на викторианский стиль и стимпанк. Экзотические танцовщицы извивались под приятную клавишную музыку, небольшие группы придворных перемещались по залу, общались, ели, смеялись. Это глупость или бравада? Корабль вот-вот уничтожат, а они ни сном, ни духом.
Большинство людей в зале "красовалась" различными уродствами, шрамами, ожогами и плохо приживленной грубой аугментикой. Странным было видеть стройную девушку, всю в драгоценностях, в пышном, дорогом платье и при этом с выбритой половиной головы, куда были неуклюже воткнуты тянущиеся из-за спины толстые кабели. Мода на уродство?
Нас привели в торец зала, где располагались контрольные пульты, дрожащая голограмма субсектора и трон капитана. Вокруг расположилась ближайшая свита лорда. Сам лорд стоял на возвышении, перед троном. Сероглазый блондин среднего роста, в длинном шелковом мундире цвета топленого молока. Шею охватывал золотистый атласный аскот*[1], грудь украшала небольшая золотая аквилла на цепочке, а на пальцах сверкали массивные перстни. Ансамбль дополняла резная трость из кости, держу пари, с клинком внутри. Весь его холеный вид говорил о длинной череде поколений благородных предков.
- М-м-м! Приветствую, какая радость, что вы решили почтить нас своим присутствием! - капитан спустился с возвышения, встал боком и повернув голову к своим соратникам. - Не правда ли, друзья?
Вразнобой зазвучали одобрительные возгласы различной степени энтузиазма. Во всем этом явно была какая-то подоплека, но я ее не улавливал.
- Я Нортэн Лоравик Капмун, - лорд коротко поклонился. - Позвольте узнать ваши имена, дамы?
- Мое имя Деленн, я посол "Индры". Моя стажер Бриесанн, - изящным движением руки указываю в сторону эльдарки, а после в сторону нарнки, - и старший помощник нашего капитана, НаʼТот.
- М-м-м, очарован.
Легким жестом он позвал нас за собой.
- Позвольте мне представить моих ближайших соратников.
- Уоррен Фирс, старпом и мой старейший друг, - поклонился низкий и полный, даже расплывшийся, но очень крепкий человек. Глазницу пересекает рваный шрам. Глубокие черные глаза, редкие волосы и отвратительная улыбка. Одет просто и дорого, свободная темно-коричневая рубаха с глубоким воротом, черные штаны и сапоги. Из ворота выглядывает бронзовая пластина с пучком тонких проводов прикрывающая сердце. Украшений почти нет, зато в кобурах по бокам крупнокалиберные пистолеты.
- Бьянка Асукара Бисцента, - казалось Нортэн наслаждается самой возможностью произнести это сладкое*[2] имя, смакует его, - моя дражайшая подруга, - молодая девушка в коротком оранжевом платье с белой оборкой поднялась с кресла и сделала книксен.
- Лекс Рейнберн и его помощница Солемс, наши глаза, уши и путеводная нить, - вредный старик в мантии с повязкой на лбу, часть черепа которого была прикрыта металлической пластиной, и отмороженная девица, тоже в мантии, с накинутым глубоким капюшоном.
- Джерава Конгло, мой финансист, - коренастая женщина, с грубым, неприятным лицом, будто вырубленным топором, в черном мундире.
- Николя Тиксон Капмун, глава охраны, - стройная подтянутая девушка с ножным экзоскелетом, на котором были закреплены два монструозных дробовика.
- И брат Горн, именно его молитвами мы еще не развалились, - роботообразная фигура в красном плаще с уродливым манипулятором выглядывающим из-за спины, в руке он держал жезл с навершием в виде шестеренки.
По жесту лорда нам поднесли кресла. Лорд дождался, пока мы уселись и сам умостился на троне. Вообще, на первый взгляд, Нортэн оставлял весьма хорошее впечатление. Хорошие манеры, красивая итальянская внешность, высокий, но не резкий голос, с приятной реверберацией. Любимец женщин и душа компании.
- Что же привело вас сюда в этот, м-м-м, интересный момент? Ну кроме того, чтобы получить заслуженные благодарности и вознаграждение за наше спасение?
- Вы предвосхищаете наши деяния. Ваш враг всего лишь временно выведен из строя. Боюсь, через несколько часов они восстановят свои системы и вновь ринутся на ваш корабль. Увы, оружие, которым мы вывели "Предел" из строя, закончилось. Посему имею честь пригласить вас, вместе с командой, погостить на нашем корабле.
- Горн, в каком состоянии корабль? Как быстро можно будет починить двигатели?
- Это займет месяцы, лорд.
- Печально. Деленн, может вы сможете взять нас на буксир?
- К сожалению, это невозможно, масса "Рассвета" почти на два порядка превосходит нашу.
- М-м-м, печально-печально. Ну что же, в таком случае я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением. Надеюсь мы вас не стесним.
- О, об этом не беспокойтесь, уверена, "Индра" вас приятно удивит.
Нортэн вышел на середину зала и несколько раз сильно хлопнул в ладоши.
- Мои товарищи, друзья, враги и просто гости! Увы, обстоятельства вынуждают нас покинуть "Аврору". Поспешите собрать ваши вещи и подойти на первую посадочную площадку. Жду вас там через полчаса, поспешите.
Поднялся гвалт, дворянчики вразнобой орали и выставляли претензии. Небеса, что за идиоты. Они так наседали на лорда, что Николя вместе с напарниками, не дожидаясь приказа, тычками и стволами быстро выставила эту стаю голубей из зала.
- Горн, отдай приказ своим на эвакуацию. Пусть заглушат системы и отправляются к техническим ангарам. Лекс, у тебя та же задача. Возьмите "Жемчужину" и отправляйтесь к "Индре". Андре, дай экипажу инструкции. Деленн, надеюсь на вашем корабле найдется место для пары-тройки тысяч людей?
- Лорд Нортэн...
- Просто Нортэн, пожалуйста.
- Нортэн. Вы, кажется, забыли о большой части экипажа. По данным наших сенсоров, у вас на борту более 80 тысяч людей.
- 80 тысяч? А-а, вы имеете в виду пустотников? - лорд пожал плечами. - Они не входят в экипаж, это скорее, м-м-м, имущество приложенное к кораблю. Не самое ценное. Не забивайте себе голову, они того не стоят.
- Это же люди, они же обречены, если останутся! - я счел возможным выразить на лице свое, хм, крайнее удивление.
- М-м-м, знаете, раз вы так о них заботитесь, я их вам дарю, - сказано было с абсолютно безразличной интонацией. Меня мороз пробрал. Но что-то выяснять сейчас не время, есть возможность спасти людей, значит надо ей воспользоваться.
- В таком случае, Нортэн, не откажите в любезности, объявите "пустотникам" об эвакуации.
- Конечно Деленн, как пожелаете. Должен правда заметить, многие не придут. Можете быть в этом уверены.
- Да? Почему? - поднял бровь*[3].
- М-м-м. Пустотники живут на корабле поколениями, рождаясь и умирая здесь. Эвакуация - это для них что-то невообразимое, м-м-м, за гранью разума. А пока позвольте откланяться, мне стоит отдать необходимые приказы.
Нортэн отошел к техникам, сказал пару фраз и спустя несколько минут на корабле взвыла сирена. Резкий механический голос возвещал о точках, куда следует прибыть для эвакуации. После того как он вернулся, мы известили, что возвращаемся на свой корабль и можем взять с собой человек 15. Лорд отправил с нами тех гостей, что прибыли налегке. Самых адекватных из них, за что ему отдельное спасибо.
К этому моменту я уже успел соединить корабль и прибывших отправили сразу в каюты с приказом до окончания переселения не выходить из них. После наступил кошмар. Первая его часть началась с аристократами, что прибыли на шлюпе "Коронованный птенец". Изящная машина, явно построенная не по людским технологиям, надо будет на досуге изучить. А вот с пассажирами были проблемы, даже несмотря на помощь Нортэна. Они жаловались, они требовали, они говорили-говорили-говорили. Одна придурковатая стала с презрительной миной наседать на одну из кукол за то, что ей не дали взять ее коллекцию духов. Я не выдержал, вызвал теней*[4] и, с их помощью, разогнал "аристократов" по каютам. И запер там. Идиоты.
Обычный персонал, в отличие от благородных, эвакуировался спокойно. Техники и астропаты прибыли за несколько рейсов своей громоздкой "Жемчужины", другие воспользовались помощью моих челноков. Расселил, на всякий случай, в отдельные сектора.
Следующая серия ужасов - это пустотники. Как и предсказывал Нортэн, к ангарам пришла лишь малая часть, тысяч девять. Мне хватило. Разномастная, враждебная друг к другу толпа, состоящая из небольших племен. Уродства, увечья и мутации были обычным делом. Кто-то тащил с собой тучи скарба, кто-то пришел налегке. Вдобавок, среди людей носилось множество стай крыс. Они бегали, кусали, пытались прорваться на челноки, прыгали на людей, забирались им под одежду. Людей пришлось силой сортировать и распределять. Я их выстроил в два десятка очередей и быстро обрабатывал. Подошедшего человека заводили за ширму, раздевали донага, чистили, выдавали балахон и тапочки, разрешали взять пару мелких вещей и отправляли в изолированную капсулу на челноке. Проблем было много, но я справлялся, есть бонусы в ускоренном мышлении.
Одновременно с этим внутрь корабля были отправлены команды, чтобы привести оставшихся. Насмотрелся всякого, от местных морлоков*[5], до залитых кровью алтарей. Встречались целые города и династии с местными царьками. Натыкаясь на группы людей, я старался уговорить их покинуть гибнущий корабль. Силы моим словам добавляли выключающиеся механизмы и подступающая тишина. Было много накладок, но, так или иначе, еще семь тысяч присоединилась к исходу. Эвакуация шла до последнего, пусть я уже не так старался, как вначале. Энтузиазм сильно угас, после того как я насмотрелся на свою новую "собственность". Под конец больше занимался мародерством и минированием ключевых узлов корабля, чем спасением людей.
Через 19 часов после начала эвакуации "Индра", нагруженный трофеями и людьми, ушел в варп, оставив пирата подбирать объедки.
*[1] Аскот - шейный платок-галстук, как правило конец заправляется под рубашку, жакет.
*[2] Асукара - сахарная (исп.).
*[3] У минбарцев бровей нет, но соответствующее выражение лица имеется.
*[4] На тенях стоят излучатели пси с определенной поляризацией, что вызывает крайне неприятные ощущения вблизи и нарушение неполяризованного потока пси.
*[5] Морлоки - раса постлюдей. Бледная каннибальская немочь. (из Г.Уэлса)
Глава 13. Крысы. Часть 2.
Олара Сервиус
Как обычно, она проснулась по тринадцатому стуку Великого Очистителя. После утренней молитвы омылась, шел конец стоцикла и воды опять было мало, хватило лишь на легкое обтирание губкой. Одела светло-серое простое платье, внимательно себя осмотрела и, к стыду, заметила пятнышко. Оглянувшись по сторонам, будто кто-то мог заметить она вгрызлась в ткань, выкусывая грязь. Пятнышко осталось, но стало совсем маленьким, никто не заметит. Точно не заметит. Выйдя из своей крошечной комнаты, Олара направилась на рынок. Сегодня должны были прийти торговцы граксом, а она скопила достаточно шестеренок, чтобы себя побаловать. Ну, а если те опять заломят цену, как в конце прошлого стоцикла, то можно купить моченой крысятины. Только обязательно у тетушки Войры, у нее самое нежное и ароматное мясо получается. Вот так в мечтаниях о будущем ужине девушка вышла на главную аллею. Длинный высокий коридор открывал привычную картину: куда-то спешили толпы людей, утренние очистители драили стены, несколько вершников на своих огромных ходулях мыли потолки. Олара всегда им завидовала, но заставить себя встать на почти шестиметровые палки не могла, боялась. Как и большинство других, поэтому труд вершников дорого ценился и давал привилегии. Они даже могли сами выбирать партнерш, так что вокруг них всегда вились самые красивые девчонки. Олара и сама так делала, до первого ребенка. Впрочем, дело прошлое, неважно все это.
По пути встретилась группа крысоловов с нижних уровней. Как всегда грязные и ароматные настолько, что Олара закашлялась. Ну как они могут надеяться заработать больше пары шестеренок, если приходят в таком виде. Одно слово - "нижники". Святые Механизмы, а сколько за ними убирать придется, она уже сочувствовала смене этого цикла.
Обойдя источник дурных запахов по большому кругу, Олара вышла на площадь рынка. Была еще одна причина, да и пожалуй основная, почему она так любила здесь бывать. Но Олара никому бы в этом не призналась, даже самой себе. Именно на рынок приходили Стоящие-под-Богами, чтобы отобрать двух-трех счастливчиков на служение на верхних палубах. А самых достойных, по слухам, делали блистательными Сервиторами. Когда-то давно, тысячи стоциклов назад, на служение отбирали по всем палубам, но потом один из Стоящих заметил наш клан и возвысил его, дав правильные ритуалы, цель и новое имя. С тех пор только Сервиусы признаны достойными быть избранными на служение. И Олара всегда надеялась поймать свою удачу. Она же чиста и всегда соблюдает священные положения. Если Стоящие ее заметят, то обязательно изберут.
Девушка неторопливо скользила между стойками, приближаясь к торговцам граксом. Вокруг них уже собралась небольшая толпа. Олара уже приготовилась пробиваться, как внезапно по всему помещению пронесся оглушительный звук. Многократно громче всех Великих Машин вместе взятых. Только уши Олары стали опять что-то слышать, как звук раздался снова. И снова, и снова, непрерывной канонадой убивая любые разумные мысли. Люди поддались панике, толпа хлынула в разные стороны разнося прилавки и стойки. Олара добежала до стены и забилась в какую-то подсобную нишу, дрожа в страхе. Ниша была очень небольшой, полтора метра на метр. Она скорчилась там и периодически отталкивала тех, кто пытался не глядя залезть к ней. Рядом с Оларой, беззвучно крича, упал один из вершников, его ходули разломились и одна небольшая часть отлетела прямо к ней. Девушка вцепилась в обломок и выставила перед собой как копье.
Гул титанических ударов прекратился, зал прекратил дрожать и шататься, пыль понемногу оседала. Когда Олара смогла вновь более менее слышать и видеть, она обратила внимание на крики неподалеку.
- Твою мать, Форк, брось барахло, шестеренки тащи. Плюнь на остальное! Быстрее, тараканы вы беременные, ща местные очухаются! У граксеров и стекольщиков шарьте, они самые фортанутые.
Олара была возмущена, у людей и так горе, а они сразу грабить. Она выкарабкалась из своей ниши, неуклюже задев полки, которые стояли у стены. Те обрушились, подняв тучу пыли. Ближайший бандит обернулся, прищурился и расплылся в похотливой улыбке. Он пошел на девушку облизывая губы.
- Братва, здесь девка! - крикнул он. - Давно у меня чистенькой не было. Сейчас ты у меня, чистильщица, чистильщица же? Вот ты мне хрен и отполируешь.
Бандит подошел ближе и остановился, казалось только что заметив обломок ходули в руках девушки.
- Брось палку, сучка!
Крысолов ударил по палке и нижняя ее часть отломилась на переднем крае, оставив длинный острый шип. Олара в страхе попыталась оттолкнуть бандита и острая часть деревяшки, как в масло, вошла ему в основание шеи. Выражение лица бандита мгновенно изменилось, будто переключателем щелкнули. На нем проступили недоумение напополам с детской обидой. Он тщился что-то сказать, но слова не выходили из открывающегося рта. Девушка, еще больше испугавшись, попятилась назад, вынимая шип и обнажая рваную рану, откуда фонтанчиками брызнула кровь, окрашивая красными полосами светлое платье. Бандит постоял еще пару секунд и рухнул, как марионетка с обрезанными нитями. Это оказалось последним ударом для Олары и она побежала прочь не разбирая дороги. Сзади раздались крики.
- Братва, Лома замочили! Сучка Лому горло порвала!
По счастью, девушка бежала внутрь поселения и крысоловы последовать за ней не решились. Минут пять она неслась, пока не добежала до большого открытого помещения, где вокруг печки сидело человек двадцать. Ее заметили и от группы отделилась крепкая женщина.
- Олара, здравствуй деточка, иди сюда, - девушка узнала воспитательницу Сору и послушно пошла за ней. - Что случилось?
- А я, а они, и вот, ну как... - бессвязный поток слов толчками вырывался из девушки, она скатывалась в истерику.
- Сядь! - внезапный крик воспитательницы обрубил лепетание девушки. Олара послушно села. - Завтра будешь наказана! Теперь скажи мне, за что?
- Но как, ведь бандит... - девушка была обижена.
- Никому нет дела до бандита. Подох и подох, не потеря. Вопрос в твоем поведении! Ты потеряла контроль, ты не поприветствовала старших, ты грязна и ты не извинилась за свой вид! Это потеря репутации! Завтра тебя будет ждать дюжина ударов. Тебе ясно?
- Да, тетушка Сора, - девушку, наконец, прорвало и она заревела, причитая "простите, простите!".
Воспитательница прижала ее к себе, гладя по голове и периодически промокая ей слезы платком. Попытавшихся подойти она отогнала нетерпеливым жестом.
Несколько часов спустя канонада возобновилась, но уже более слабая. Вскоре затихла и она. Люди сидели в каютах и общинных комнатах боясь высунуть оттуда нос. Через полчаса по помещениям прокатился механический голос.
- Всему персоналу палубы ЕВ-15-5 срочно прибыть к ангару НР-21-5 для эвакуации! Приказ относится и к экипажу, и к вторичному персоналу! Повторяю...
Старейшины быстро организовали людей в группы, взяли, что было под рукой и отправили к ангару. Никто не копошился и не роптал. С Великой Машиной не спорят.
По прибытию в ангар их встретила редкая шеренга громоздких фигур с вытянутыми металлическими лицами. Это явно были Стоящие-под-Богами высокого ранга и все Сервиусы упали на колени, начиная выполнять восемнадцать положений поклонения. Стоящие замерли на секунду и металлическим хором произнесли:
- Встаньте! Ритуал вторичен сейчас, время первично. Мы разрешаем и прощаем нарушение. Выстройтесь в ряды и следуйте к проходам!
Спорить, понятно, никто не стал. Стоящие раскидали людей по линиям и очереди стали быстро продвигаться. К своему ужасу Олара увидела, что рядом стали выстраивать линию из тех самых крысоловов. Те так же заметили девушку.
- Форк, глянь, эта та сучка, что Лома мочканула. Ща мы ее!
Бандит двинулся к ней и попытался перелезть через ограждение. В момент, когда он уже собирался поднять ногу на другую сторону его подняло и спеленало до хруста суставов что-то невидимое. Ранее застывший в неподвижности Стоящий приблизился.
- Нарушение порядка. Грязный, асоциальный, агрессивный, плохая репутация. Не нужен, убирайся!
И Стоящий невидимой рукой с большой силой вышвырнул бандита. Тот, пролетев метров десять по воздуху, упал и покатился со вскриками в конец ангара. Все разговоры в очередях затихли. А Олара чуть не заплакала, вспомнив, что ее уже корили сегодня плохой репутацией. Вдруг и ее тоже вот так. Усугубляло ситуацию то, что она до сих пор была в окровавленном платье. Одежду-то ей нашли, но переодеться девушка не успела. Отойти куда-то нельзя, а переодеваться прямо перед всеми Оларе было слишком стыдно.
Наконец, подошла ее очередь. Держа перед собой, как щит, чистое платье, она вошла за ширму. Впереди оказался поворот направо и следом небольшое помещение, где стояли двое привлекательных мужчин в сложных и богатых одеяниях. У одного было вытянутое лицо с длинными острыми ушами, у другого уши были совсем маленькие, зато затылок и виски прикрывала костяная корона. Глядя на нее они обменялись несколькими певучими фразами на непонятными Оларе языке. После чего тот, что в короне сказал ей:
- Здравствуй. Назови свое имя, род и профессию.
- Зд-дравствуйте. Олара, Сервиус, очистительница первого класса.
Мужчина быстро записал что-то на планшет, кинул фразу своему напарнику, после которой тот поморщился, и опять обратился к ней.
- Разденься и встань сюда. Свои вещи положи на этот столик, одежду кинь в ту корзину.
Олару охватил столбняк, мыслей в голове не осталось, совсем. Через несколько секунд Стоящий пощелкал пальцами у нее перед глазами.
- Раздевайся! Это приказ.
Олара, бледная как мел, стала механически стаскивать с себя платье. Настолько медленно, что мужчина не выдержал и помог.
- Вот, хорошо, вставай сюда. Закрой глаза.
Выполнить последний приказ она не смогла, закрыть глаза было слишком страшно. Из тонкой конструкции, что была вокруг места, где она стояла, ударили тонкие и сильные струи воды и пены. Как ни странно, глаза они не задевали, другая странность, что капли не вылетали за пределы конструкции. Ее мыли, наконец до Олары дошло, просто мыли. Святые Механизмы, сколько она еще будет сегодня позориться. Подул теплый воздух, буквально за секунды высушивший ее. Мужчина помог ей выйти и выдал прелестное белое платье и тапочки. Быстро нырнув в теплую и мягкую ткань, Олара почувствовала себя совсем спокойной.
- У тебя среди этого есть что-то, что бы ты хотела с собой взять?
Девушка покачала головой, потом метнулась и указала на связку с шестеренками.
- Деньги? Эти деньги тебе не понадобятся, у нас они другие, - с этими словами Стоящий застегнул у нее на запястье очень красивый тонкий браслет. - Вот, смотри, - он показал куда нажимать, на появившемся экране отобразилась цифра и ее визуальное отображение в виде стопки монет, - теперь это твои деньги, как ими пользоваться тебе расскажут позже. Браслет не снимать, кто бы ни просил, это приказ! Понятно?
Олара кивнула.
- Хорошо, проходи сюда и садись в капсулу.
Две декады спустя
Олара была счастлива, она попала в рай. Огромная комната, чудесная одежда, сколько угодно еды и сладости, которые стоили совсем мало. А главное, можно было читать сколько захочешь. За чтение некоторых книг и учебу даже небольшие деньги платили. И еще, работа здесь была привилегией. Хочешь работать - значит нужно идеально себя вести, прочитать много книг и сдать тесты. Тогда, может быть, тебя допустят на пару часов на сборщик. А если ты совсем хорошо себя проявишь, то можно попасть в нижний сад. По слухам был еще верхний, но Олара не представляла, что нужно совершить, чтобы туда попасть. В нижнем саду девушка была уже два раза, и очень этим гордилась. Весь клан ей завидовал.
По уже успевшей сложиться традиции, девушка шла по коридору в учебную лабораторию. В одной руке учебник по физике, в другой реактивы, в зубах булочка. Она уже прошла половину пути, как ее окликнули.
- Олара, привет, - Марк, давний её знакомый, стоял в проеме каюты, - можешь зайти, это очень важно.
- Салют, а тебе очень надо? Если я пропущу урок, мне два пункта репутации снимут.
- Да, важно, гораздо важнее, чем пара этих твоих "пунктов", - сказал Марк с непонятной интонацией.
- Хорошо, Марк, я зайду. Но ты не прав! Репутация - это важно. Думаешь, почему я уже два раза в саду была?
- Да-да-да. Проходи уже.
Это была большая общественная каюта, из тех, что можно было арендовать на проведение церемоний. Внутри было полно народу, который расселся по периметру комнаты, но главное, там был один из старых Стоящих-под-Богами. Олара глубоко поклонилась.
- Почему ты не исполняешь ритуал? - требовательно вопросила полумеханическая фигура в просторном красном балахоне.
- Что? Но я исполнила, все как положено по новому...
- Молчи! Ни слова о нечестивых "новых" порядках! - жрец вышел на середину комнаты. - Вы все одурманены! Те, кто привел вас сюда - враги! Нелюди! Чужаки! Обманом и мерзким колдовством поганые ксеносы захватили эту священную обитель! Убив истинных хранителей, решили занять их место!
Жрец говорил исступленно, рисуя картину искусных врагов, обманувших наивный клан. Собравшиеся завороженно внимали старому Стоящему. Но Оларе удалось стряхнуть наваждение.
- Но как же, ведь они нас кормят, учат, дают работу и место где жить! И среди них есть и люди и такие же Стоящие, как и вы!
- Молчи! Как смеешь ты перебивать меня! Но я отвечу! Это - уже не люди. Предатели! Изменники, что за щепотку власти и сладкую еду пошли на службу врагу! А это, - жрец выхватил у девушки книгу, - ересь! От первого до последнего слова! - говоря это он раздирал книгу в клочья.
- Но...
- Тебе, нет, вам всем, что, нечестивые слова дороже вашей души? За возможность сладко спать и вкусно есть желаете обречь себя на вечные страдания?
Собравшиеся стали горячо отрицать это. Олара тоже присоединилась и теперь во всем поддакивала жрецу. Но внутри она вся кипела. Разум девушки наконец-то раскрылся и заработал на полную.
Под конец собрания жрец сказал, что позже выдаст всем задания и распустил молодых. По пути в каюту к Оларе привязался один из парней с собрания, Джерд, и сказал, что теперь они будут жить вместе, мол верные должны поддерживать друг друга. Послали следить, догадалась девушка. Но возражать не стала, чтобы усыпить бдительность.
Через день Олара пошла на работу. От Джерда отговорилась тем, что если она не пойдет, чужаки могут что-то заподозрить. Тот согласился, но пошел вместе с ней. На работе у девушки на столе лежала тетрадь, куда она записывала пояснения и последовательности действий. Дождавшись, пока инструктор начнет говорить, она в тетради, кроме заметки дописала еще одну фразу крупными буквами. "Fe + CNOH = 6,8,92,15"*[1]. Уходя с работы она, как бы случайно, обронила тетрадь, зная что ее поднимут и положат на место. Олара надеялась, что неуместная фраза обратит внимание инструктора на себя.
Джерд убежал вперед. Девушка даже удивилась, что он оставил ее одну. Олара продолжила неторопливый променад к своей каюте. За два квартала до нее, перед девушкой вышел Джерд, Марк и еще один незнакомый парень.
- Дрянь! Ты предала нас! Думаешь такая умная? Не-ет! Джерд все увидел и запомнил, а Стоящий Форарм сразу понял. И знаешь, что он сказал? - Джерд встал прямо перед Оларой, она чувствовала его горячее дыхание. - Он сказал "убрать предательницу"!
Внезапно Олара оглохла, все ощущения пропали. Она недоумевающе посмотрела вниз и увидела расплывающуюся красную лужу. "Опять платье кровью испачкала" - не к месту подумала девушка. Коридор перед глазами покачнулся и сменился видом потолка. Неудержимо захотелось спать, глаза закрылись и сознание померкло.
Индра
"Брага закипает, соль с орехами на кляпах. Эхо низкое. Венец упал. Хрупкий венец у зверей". Вначале показалось, что это бред. Или у них, или у меня. Поразмыслив пару секунд, отправился к Нортэну за расшифровкой.
Подслушивать за гостями в последнее время удавалось редко. Радио они почти не пользовались, а в каютах, где собирались более-менее большими компаниями, установили защиту. Весьма эффективную, к моему удивлению и неудовольствию. И ведь не попросишь убрать, а то получилось бы "пожалуйста, не мешайте мне подслушивать ваши разговоры". Не комильфо.
Наконец я добрался до кают лорда. Нортэн сердечно меня поприветствовал и, после обмена дежурными фразами, я показал ему пойманное сообщение.
- М-м-м, ясно. Моя, м-м-м, свита решила захватить корабль и это команда к началу мятежа.
- Хм. Однако. Я знал, что они что-то затевают, но не думал, что так серьезно и скоро.
- Вы очень богатая добыча, ГʼКар. Их жадность вполне можно понять. Даже я с трудом удержался от присоединения к этой, м-м-м, дурной затее.
- И что же Вас удержало от попытки получить новый корабль взамен утраченного?
- О, не беспокойтесь, корабль мне предоставят. Слишком многие хотят, чтобы я держался подальше от, м-м-м, родных миров. В этот раз даже охотнее, чем раньше. И точно не такое корыто, как "Аврора"*[2]. В конце концов, я уничтожил большую часть сил Сорблейдов, а вы хорошо потрепали их, м-м-м, флагман. Сомневаюсь, что у них теперь хватит денег даже на половину прежних сил. Это если они все счета выскребут и хорошо продадут трофеи. Ослаблена, почти уничтожена могущественная семья из клана наших врагов, дома это оценят.
- Тогда почему ваша команда так себя ведет?
- О, м-м-м, потому, что для них это последний шанс. Вместе с новым кораблем будет и новая команда. При мне останется Уоррен, Николя, Горн и Бисцента. Остальных спишут. Не смертельно, но значительная потеря в статусе.
- И что мне с ними делать?
- Пф. Делайте, что хотите. На вашем месте я бы их развесил живописной композицией вдоль бортов. Снаружи.
- И Бьянку тоже?
- Что? Ее тоже затянули в это? Какая же она, м-м-м, глупышка.
- Хе, Нортэн, боюсь, Вы сильно недооцениваете свою подругу. Она один из лидеров мятежа.
- Как? Не может быть...
- Да, да. Как говорят, в тихом омуте черти водятся.
- В таком случае, я сердечно прошу сохранить ей жизнь.
- Никаких проблем. Не хотите посмотреть как будет наводиться порядок?
- О? С большим удовольствием.
Мы направились к мостику, где я уже все подготовил для шоу. Центральное панно было разделено на множество мелких экранов, которые показывали вид "из глаз" дронов. Над центральным столом висела огромная голограмма отсеков с повстанцами, превращая мятеж в увлекательную тактическую игру.
- Не хотите взять командование одним из отрядов?
- Можно? М-м-м, с превеликим удовольствием. Не объясните что к чему?
- Конечно, все просто, позвольте продемонстрирую.
Дав Нортэну поучаствовать в подавлении мятежа, я прикрывал тыл от возможных претензий клана. Впрочем здесь было и много других мотивов. Лорд в "игру" втянулся мгновенно. Кстати, он оказался великолепным тактиком. Там, где я выезжал на скорости мышления и более точной информации, Нортэн брал талантом и умением. А еще Нортэн был жесток, на дронах, кроме боевых, стояли и оглушающие орудия, но лорд пользовался только первыми. За его отрядом оставались завалы из мертвых тел.
Борьба с вредителями проходила более чем успешно. Единственный напряженный момент наступил, когда я обнаружил группу техников, которые возились с массивным прибором. От него исходили мощные квантовые и пси колебания. Мгновенно предположив, что это может быть, я накрыл свой "мозг" защитным кожухом и полем и вырастил в серверной частую решетку по всему объему. Прибывший телепортом отряд в тот же миг прекратил существование. Даже странно было, что они не подумали захватить взрывчатку. Минут пять спустя последнее сопротивление было подавлено. Нортэн был безумно доволен.
- Ох, это было гораздо, гораздо веселее чем охота на равнинных крыс на Сендфлете. М-м-м, я бы с огромным удовольствием повторил. Как насчет устроить у нас такой аттракцион? Что скажете?
- Может быть, Нортэн, очень может быть.
*[1] Железо + Мясо(органика) = Мятеж (C O U P)
*[2] Он произнес именно Аврора, а не Aurora. Разница в произношении.
Глава 14. Калейдоскоп.
Flashback. Рудный транспорт "Aurora ferrum", вскоре после эвакуации.
Темный коридор неспешно раскрывал свой зев перед худой фигурой в красной мантии с накинутым капюшоном. Человек целеустремленно продвигался вперед, не позволяя себе спешить. Да, спешка была бы плохой идеей. Стены вокруг становились все более потрепанными, изношенными, появлялись пятна ржавчины. Ну, по крайней мере, это выглядело как ржавчина.
Двери в конце коридора раскрылись беззвучно. Хозяин зала, куда они вели, крайне ценил тишину. Отблески мечущегося оранжевого огня неровно освещали двух с половиной метровую фигуру в широком кожаном фартуке на голое тело. Астартес хаоса. На удивление гармоничная фигура, без каких-либо уродств и искажений свойственных их виду. О принадлежности к Губительным Силам говорила лишь татуировка звезды Хаоса Неделимого на плече.
Космодесантник задумчиво вырезал скальпелем руны на теле, что висело перед ним на кронштейне. Жертва, худой и бледный мужчина, была подвешена за руки так, что доставала до пола лишь кончиками пальцев ног. Рот его беззвучно открывался, он с безумием в глазах тянулся всеми мышцами пытаясь встать на пол всей стопой. Астартес изредка аккуратно придерживал жертву одной рукой, чтобы она не вертелась, и продолжал резать. Все происходило в абсолютной тишине.
Осторожно и мягко культист вошел в поле зрения своего господина и стал ожидать дозволения на слово. Через несколько минут астартес закончил рисунок и человек, повинуясь короткому жесту руки со скальпелем, заговорил.
- Лорд, как вы и предсказывали, капитан со свитой эвакуировалась. К сожалению, они забрали с собой больше людей, чем мы предполагали. Примерно одна пятая команды отправилась с ними.
Астартес на секунду замер, обдумывая сказанное. Ни претензий, ни вопросов как и почему он не высказал. Все это было неважно. Работать нужно с тем, что есть в наличии и не тратить время на бессмысленные движения души и разума.
- Сколько у нас времени?
- Судя по данным ауспексов, минимум цикл. В максимуме до двух с четвертью.
Еще несколько секунд размышлений. Что-то решив, астартес направился к левой стене, по пути щелкнув пальцами. Из стены, как лапы паука, развернулись механодендриты. Меж них выехала панель с сине-серой силовой броней. По мере выдвижения оживали гололиты, просыпались датчики, а сама броня разверзла свои недра. Механические конечности хищно покачивались и, как только десантник занял свое место, накинулись упаковывать плоть в металлический кокон.
- Подготовь своих братьев. Им предстоит стать печатями, - из вокса брони голос астартес звучал с искажениями и металлической реверберацией.
- Сколько, мой лорд?
- Всех.
Культист опешил, но уже через мгновение взял себя в руки.
- Конечно, господин. Я прослежу. Есть еще одна проблема, лорд. В нескольких залах мы наткнулись на заминированные системы.
- Какой мощности мины?
- Минимальной. Запрограммированы, как мы поняли, при входе в варп вывести из строя контроль над кораблем.
- Хм, - астартес обхватил рукой подбородок, столкнувшийся металл неприятно заскрипел. - Пошли слуг разыскать остальные мины и принеси мне карту. Я сам позабочусь об этой проблеме.
Полтора цикла спустя "Terminus", залатав, все-таки, многочисленные пробоины, нагнал транспортник. Жадный и безрассудный капитан наплевал на предупреждения астропатов и стремился хоть частично компенсировать потери, когда стоило бежать без оглядки. Он уже собирался отдать приказ об абордаже, когда ЭТО началось.
Незримый удар искажений всколыхнул пространство и все псайкеры корабля закричали в унисон, когда энергия Имматериума стала разрывать их разумы. Впрочем, агония длилась недолго, можно сказать, что им "повезло" - они умерли быстро.
Красная волна родилась на корме "Aurora" и заскользила к носу, перемалывая внешние элементы. Вырастающие на глазах по всему корпусу корабля шипы и орудия не сулили ничего хорошего подошедшему слишком близко кораблю корсара. Сотни сверкающих глазами демонов цепей вырвались из транспортника и вонзились в "Terminus", связывая корабли смертельными объятьями.
А в это время недалеко сверкала небольшая звезда, унося в своих недрах худого человека в мантии, сжимающего в руках металлическую коробку. Очень часто люди не знают какими сокровищами могли бы обладать, протяни они вовремя к ним руку.
Текущее время. "Индра", каюта Нортэна Лоравика Капмуна.
Бьянка сидела на краешке кровати и старалась удерживать как можно более милый и виноватый вид. Лоравик стоял около панорамной картины, что изображала бескрайнюю саванну неизвестного мира и покачивался с пяток на мыски. Девушка знала, что он зол. Как знала и то, что он ее простит. Да, будет наказание, да, будет порция унижений. Это неважно, она перетерпит и "отработает". Всегда так было.
- Милая Бьянка Асукара Бисцента, - она окончательно расслабилась. Нортэн обожал ее полное имя, смаковал, и, когда произносил, это означало, что она почти прощена. - Ты, кажется, не поняла что натворила.
Лоравик в последний раз качнулся и быстрым шагом прошел в другой конец комнаты, к бару. Налил себе амасека, кинул кубик льда и отпил глоток. А после продолжил, глядя на девушку сквозь оранжевые переливы благородного напитка в резном бокале.
- М-м-м, ты же знаешь историю моего клана, да? Три миллениума, внушительная цифра, - молодой лорд говорил созерцательно, мягким, почти нежным голосом, - сотни представительств, огромные деньги, патенты, родная планета почти в полной собственности. Почти, на грани становления Имперским Домом. И на этой грани мы топчемся уже тысячу лет, - Нортэн отпил глоток и продолжил уже более приземленным голосом. - Ты знаешь, почему меня держат вдали от дома?
Бьянка отрицательно замотала головой, с нарождающимся страхом понимая, что она и не хочет это слышать, совсем не хочет.
- Ну-ну, - молодой человек покачал головой, - уж по крайней мере официальную причину ты слышала. М-м-м, обесчестил союзный клан. Ха. Гроксова отрыжка, как будто это вообще возможно, - Нортэн резко махнул рукой с амасеком и, явно по отточенной привычке, автоматически повернул бокал так, что из него не вылилось ни капли. - Я набрал чересчур большую силу дома, по мнению стариков. Слишком много идей, слишком много людей, союзников, средств. А старикам совсем не хочется ни двигаться, ни думать. Убить меня они не могут, я не даром работал над умами семей. А потому мне, как "юной надежде клана", тьфу, с великой помпой вручили патент и отправили прочь. А после неудачи с "Люксором", с чувством великого удовлетворения, как же, "золотой мальчик" облажался, запихнули меня на то старое корыто, варп его раздери!
Лорд несколько раз нервно прошелся туда-обратно. Бьянка боялась лишний раз вздохнуть.
- И вот после 8 лет прозябания в этой помойке мне выпал шанс. "Индра". Ксеносы, что хотят стать частью Империума. Они согласны с главенствующей ролью человека, понимают, что путь труден, что к ним будут относится, как минимум, предвзято. И они просят меня, спасенного ими аристократа, помочь им. Нет, я уверен, что они оказались там не случайно. Скорее всего караулили именно такую ситуацию, а то и сами ее организовали. Важно это? Нет. Потому что эти ксеносы - это власть и деньги. И отличная ступенька, чтобы клан прервал свой застой и стал Великим Домом.
Нортэн перевел дух.
- Когда ксеносы приняли нас сюда, я знал, что с экипажем будут проблемы. Знал и готовился. Но одна пшара*[1], что оказалась чуть умнее, чем все думали, все испортила. Ирония в том, что я просил пощадить тебя, такую глупую и невинную девушку. Как оказалось, ксенос узнал тебя за этот месяц лучше, чем я за два года. Император, какое это было унижение.
В этот момент Бьянка четко поняла, что выйти отсюда живой у нее шансов мало. Нортэн много что ценил: клан, власть, секс, деньги, силу. Но выше всего этого стояла его гордость. "Император сохрани", тихо прошептала она.
- М-м-м, знаешь, милая моя Бьянка Асукара Бисцента, я долго не мог сообразить, что же будет адекватным наказанием. Что ни придумывай, все это было мало, - и без того бледное лицо Бьянки стало белым. На нем неуместным синим пятном выделялись помертвевшие губы. - Или неосуществимо в этой, - Нортэн обвел комнату скупым жестом, - обстановке. Но, по счастью, я вспомнил об одной великолепной возможности.
Лорд подошел к комоду и спустя минуту достал оттуда что-то напоминающее крестообразное тавро с шипами.
- Не узнаешь? Это нейригнер. Ну же, вспоминай, вспоминай! Его шестеренки*[2] очень любят использовать на сорвавшихся сервиторах. Узнала?
Нортэн нажал на руну активации и устройство загудело, окутавшись слабым красным ореолом. Бьянка отшатнулась, и, упав с кровати, отползала, словно каракатица, от приближающегося мужчины, подняв согнутую в локте руку в тщетной попытке защититься.
В коридоре стояла полная тишина, ни звука не вырывалось из каюты. Часа два спустя, дверь открылась и Нортэн, довольно улыбаясь, спокойно направился на ужин в капитанскую каюту.
Текущее время. "Индра", лазарет для тяжелых больных.
Олара очнулась как-то толчком. Не было этого обычного процесса медленного разгоняющего сонный туман разума. Она открыла глаза и обнаружила себя лежащей на высокой кушетке в болезненно белой комнате. Тело ее было укрыто белоснежной простыней и на руках красовались того же цвета широкие рукава. "Я, что, умерла и попала в рай?", некстати подумалось девушке. Справа раздался неуместный в этой обстановке писк. Повернув голову она увидела консоль, из которой шло множество кабелей к ее кушетке, и капитана, который сидел на стуле и, видно только что проснувшись, усиленно тер глаза.
- О! Очнулась? - и после этого в сторону. - Док, процедура успешна?
- Да, - раздался немного шипящий голос из динамиков, - у вас примерно полчаса.
- Хорошо. Ну здравствуй, девочка.
- З-зд-дравствуйте. А что, почему Вы...
- Тихо-тихо. Помолчи капельку. Времени у нас мало, а сказать я должен много. Так что пока погоди с вопросами, хорошо?
Олара кивнула.
- В тебя стреляли. В упор, в живот, из самодельного дробовика. С телом у тебя все плохо. Нет, - он остановил ее руку, - снимать простыню и смотреть нельзя. Если захочешь, я тебе потом покажу, на картинках. Понимаешь почему?
Эта манера разговора так невероятно походила на то, как говорила тетушка Сора, что на глаза навернулись слезы. Девушка опять кивнула.
- Да, чтобы не вызывать излишний стресс.
- Ух, какая умница. Так вот, мы тебя погрузили в стазис. Это поле, что останавливает время. Когда тебя осмотрели, мы поняли, что вылечить тебя не можем, слишком плохо мы пока знаем людскую биологию, да и специалистов по сшиванию человека из кусочков у нас нет. Так что мы посовещались и нашли два варианта. Поспеваешь?
- Да.
- Хорошо. Так вот, первый - мы заключаем тебя в стазис совсем и надолго, пока не появятся специалисты, знания и возможность тебя собрать, а второй...
ГʼКар пожевал губами, но прежде чем успел продолжить, его торопливо перебила Олара.
- Смерть, да? Не надо бояться. Все хорошо, не стоит на меня тратить...
- Что ты, что ты! - вскричал капитан. Он так вытаращил глаза, что казалось они выползут на лоб. - Как ты могла так подумать?! Нет, конечно. Мы думали предложить тебе заменить нижнюю часть тела на кибернетический имплант. У нас это нередко практикуется, к примеру у меня искусственная рука.
ГʼКар задрал рукав и, после нажатий в нескольких местах, поддел кожу, обнажая полупрозрачный пластик, под которым перекатывались явно механические части.
- Вот. Увы, с этим вариантом тоже есть проблемы. Пока мы не сможем сделать полноценную замену твоему телу. Причина та же, что и прежде, отсутствие специалистов. Мы не можем полноценно подсоединить импланты к твоей нервной системе. Поэтому, ты будешь выглядеть примерно вот так, - капитан выудил из недр камзола инфопланшет, на котором была картинка летающей гусеницы-кентавра. - Станешь этаким подобием сервитора, в отличие от настоящих, с мозгами и личностью.
Разум Олары, помимо ее воли, зацепился за последнюю фразу, отметая пока все остальное.
- Подождите, что? Что значит "с мозгами и личностью"?
- Ну как, - ГʼКар потер затылок, - обычным сервиторам стирают личность и делают лоботомию. Это, по сути, тупые машины, только в металл еще добавили немного плоти. Вот, - капитан вывел на экран видео с сервиторами, - видишь, мозгов у них мало, да и те плохого качества.
Оларе перестало хватать воздуха, в груди безумно заболело, зрение затуманилось, а из носа стала течь тонкой струйкой кровь.
В комнату ворвалась женщина, человек, чернокожая, в развевающемся халате. Без слов она всадила инъекционный пистолет вначале в область сердца девушки, а потом в шею. И потом уже зашипела на ГʼКара.
- Ты что творишь, скампово отродье?! Ей не хватает дыры в груди, ты ей инсульт хочешь устроить?
- Но, но...
- Подождите, - прервала зарождающийся конфликт девушка. Ей казалось, что сейчас в ее мозге дрожит струна и вот-вот порвется. - Вы хотите сказать, что механикусы превращали нас в ЭТО? - она ткнула в планшет. - И нет, и не было никаких блистательных золотых людей?
- Э, похоже, что так.
Дзинь.
- Я выбираю второй вариант. Ставьте импланты. Сделайте из меня вашего сервитора и я буду служить вам до смерти и после нее! Клянусь своей душой!
В груди Олары разгоралась искра, отблеск будущего пламени. Пламени, что превратит ее в один из сильнейших инструментов судьбы.
*[1] пшара - рыба, которая водится в реках мира Зифиос, родины клана Капмун. Эту рыбу чрезвычайно просто ловить, достаточно фонарика, поэтому она стала являться синонимом глупости, на этой и многих других планетах субсектора.
*[2] шестеренки - обиходное название членов Адептус Механикус.
Глава 15. Мастерская.
Уже скоро мы войдем в систему Зифиос и большая часть гостей покинет корабль. Должен сказать, это были весьма увлекательные три месяца.
После мятежа я всерьез задумался о жизни, смерти и мелочах, вроде своей безопасности. Ибо в последнее время мыслил, но явно не думал. Уже, как минимум, четыре раза я подвергал себя смертельной опасности, ходил по краю. В прошлой жизни не был адреналиновым наркоманом, а тут одно за другим, тираниды, исследования, пират, мятеж. Я даже проверил еще раз свой "мозг" на влияние варпа, нет ничего. Надо более детально разобрать матрицу на наличие дефектов и закладок, может какие-то старые императивы остались, еще от создателей?
Хм, сбой какой-то, после проверю. Мда, безопасность и бдительность. В общем, торжественно поклялся себе не влезать в разборки лично и уделять больше внимания своей сохранности!
В остальном, в делах за последнее время сплошная благодать. После мятежа проверил все каюты и демонтировал поделки механикусов. И запретил в дальнейшем устанавливать любую технику без согласования. Паранойю восприняли адекватно, инцидентов почти не было. Защита от прослушки осталась только у Нортэна и его ближнего круга.
В качестве эксперимента, среди своих людей внедрил что-то вроде живой ролевой игры. Технически - это небольшой визор около правого глаза, где отображается статистика. Пока параметров мало, в основном социальные, вроде репутации, денег, уровня обучения, ранга и так далее, но думаю впоследствии список расширить, идеи есть. Впрочем, уже сейчас народ с великим энтузиазмом зарабатывает очки, шестеренки, пункты и собирает достижения. И почти не создает никаких проблем. ВИ Администратор Колонии, которого я назначил управляющим в жилом блоке, отметил это решение как крайне эффективное. Небольшой повод для гордости. Вру, большой.
Экипаж быстро и активно, даже остервенело, втянулся в игру. И не только они, около четырех сотен механикусов и двухсот других специалистов изъявили желание присоединиться к экипажу, даже несмотря на то, что шестеренкам запретил организовывать часовни Омниссии. Видно привлекла их жизнь, измеренная в цифре.
Благодаря этой системе, назначая "награды" в нужных областях, я легко разобрал молодежь по группам обучения и теперь у меня растет хорошая поросль будущих инженеров, ученых и техников. Со многими другими профессиями, вроде администраторов и медиков пока дело швах. Специалисты есть, но умеющих преподавать среди них, увы, не нашлось. Учить же на тяп-ляп считаю глупостью и расточительством, после придется в разы больше времени потратить на переобучение. Впрочем, я уже договорился с Нортэном о покупке нормальных преподавателей. Подожду, Рим не сразу строился.
Отдельную радость вызвало то, что ко мне на службу испросилась Джерава Конгло со своей командой. Нет, понятно, что она послана приглядывать за мной. Но даже если и так, хорошие финансисты на дороге не валяются. Тем более, что сам я в этом чуть менее чем ноль.
Параллельно с социальными перипетиями шел разбор трофеев. Исследования некоторых из них принесли неожиданные, но приятные результаты. Многое было вкусным, но главная из находок - "делитель восприятия" у сервиторов. Человеческий мозг, главный компонент этих киборгов, не способен долго работать со скоростью когитаторов, как местные называют компьютеры. Поэтому механикусам пришлось найти обходной путь. Такая простая и элегантная идея. И мне мучительно стыдно, что сам до нее не додумался. Раньше я много переживал о системе разгона мышления, мол и быстро переключить нельзя, и жить постоянно при максимальном ускорении скучно, как в стрелялке с постоянно включенным "bullet time". Да, все враги умрут, но пока дойдешь до конца коридора - состаришься. Так вот, решение проблемы похоже на то, как работали виртуальные машины в мое время, сам компьютер работает с максимальной частотой, а "виртуалка" - как укажет администратор. Вот и "делитель" работает по схожему принципу, строя понижающий каскад от механики до органики.
Адаптация "делителя" на мою технологическую базу прошла гладко. И тут я, несмотря на все обещания и клятвы, едва не применил технологию прямо на себе. Самая тщательная проверка на воздействие варпа опять ничего не выдала. Пришлось отложить почти все остальные дела и составить себе кодекс. Как аутисты себе делают считалочки, чтобы правильно вести себя в обществе, так и я, выпав из активной жизни на сутки, составил правила безопасности и ограничения, где учел миллиард и еще одну ситуацию.
По счастью, с самой технологией проблем не было. И, детально протестированная, она заняла свое место в кристалле. Понижающий каскад будет постепенно наращиваться, но уже сейчас я могу переключать ускорение от единицы до десятки по щелчку пальцев.
Следующая приятная новость - лазеры. Еще благодаря сделке на Нимарифаре, я мог воспроизводить единицы светового оружия, причем значительно превосходящие как имперские, так и эльдарские аналоги, но понять принципы не мог. Техника эльдар вообще сложна для понимания, вывести физический принцип из "магического" переплетения нитей и рун почти невозможно, по крайней мере мне и на текущем уровне понимания. Зато имперское оружие быстро раскрыло мне свои тайны.
Строго говоря - это не совсем лазер, достаточно упомянуть видимый, даже в космосе, след, заметную массу выстрела, останавливающее действие и отдачу. Невероятно увлекательная технология. Ведь даже обычная "зажигалка", как имперцы обзывают стандартный гвардейский лазерный карабин, способна испарить за выстрел сантиметр стали. А корабельная батарея без труда пробьет "Индру" насквозь. В общем, я сильно порадовался, что тот пират не успел поймать меня в прицел.
Как бы то ни было, теперь, со знанием теории, я могу строить по настоящему мощные орудия. Дроны и истребители уже перевооружены, а для начала строительства более крупных кораблей пришлось подождать до следующего изобретения.
"Квантовый мост", так я назвал технологию, что извлек из эльдарских гранат. Пусть до стабильной передачи информации на приемлемых скоростях пока далеко, на пути открылась не менее волнующая грань - передача энергии. Заметил это почти случайно, тестируя различными способами подложку "спутанных" частиц. В результате обнаружил, некоторые виды поляризованного излучения без энергетических потерь проходит на другую сторону моста. Идеальный проводник. У меня дух захватило от перспектив. Миниатюризация, оружие, новые конструкционные решения, защита и еще миллион применений. До сих пор меня поражает, как варварски эльдары используют эту золотую жемчужину и как слепы к ее потенциалу. Звездные дикари, право слово.
Естественно, это было не единственное что я извлек из добычи. Композитные материалы, ауспексы, защита от радиации, мономолекулярные нити и кристаллы, и многое другое. Все это тоже было важно. Шкура моя крепчала, клыки и когти заострялись, а глаза и нюх зверям на зависть стали.
И все мои знания влились в четыре растущие звездочки, что крестом расположились вокруг "Индры". Моя новая ваджра*[1], если следовать мифологии. За основу, визуально, опять взял образ из Вавилона. Да, у меня будут "Белые звезды". Пусть в итоге проект не полностью повторяет стиль кораблей из сериала, но очень многое совпало. Примерный вид, вооружение, скорость, "живая" обшивка и каркас. Все удивительно точно сложилось одно к другому. В очередной раз убеждаюсь, что Стражински был гением.
Еще одним отдельным проектом шли исследования по протезированию и системам поддержки жизнеобеспечения. Мне очень хотелось спасти ту смешную дикарку. Проблем было много, от замены пищеварительной системы и кроветворения, до балансировки и систем безопасности. Но, благодаря помощи медикусов и механикусов, как своих, так и клановых, мне удалось завершить прототип для Олары. Должным образом протестировав все на добровольцах из пленных, я оживил нашу спящую красавицу. Эмоций было море. Из-за несовершенства передачи сигналов от нервов к механической части, вначале выдал Оларе летающий вариант, а после, после Олара отказалась что-то менять. Теперь, обращая периодически внимание на носящуюся по коридорам или парящую где-нибудь в саду девушку, в голове невольно играет песенка Винни-пуха. Та, что "тучка-тучка".
В качестве кармического подарка, мне достались знания, что приблизили меня к созданию кукол из плоти. Текущие всем хороши, но, стоит кому-то воткнуть скальпель в одну из них, быстро станет ясно, что к нормальным живым существам мои создания отношения не имеют.
В любой бочке меда есть своя ложка дегтя. Для меня ею оказался вопрос с пленными. Мятежников накопилось много. Большую часть засунул в стазис-капсулы, в компанию к военнопленным. По-честному, по старой русской традиции, отложил решение на "когда-нибудь потом". "Невинных овечек", после разбирательства с участием старейшин, отпустил в общество, не без наказаний, естественно. А наиболее одиозных публично осудил и казнил. Так посоветовал Администратор, "ради зримого подтверждения власти". А я-то думал, что нʼктарʼати были мирными, белыми и пушистыми.
Моральное похмелье после этого было неожиданно сильным. Смерти в бою и во время мятежа воспринимались без лишних сантиментов. А сейчас, хоть и понимаю, что казненные люди - мусор, все равно душу коробит. И что еще более мерзко - это не конец.
Первоначально, аристократов, что пошли против меня, я думал использовать. Продать, вернуть, сыграть. Вот только когда я пришел за советом к Нортэну, мол что за клок с паршивой овцы можно содрать, лорд ничтоже сумняшеся предложил их тихо-мирно удавить. И очень хорошо объяснил почему и как. Вся эта поросль на имперском высшем обществе никогда не забудет и не простит своего проигрыша и своих обманутых надежд. Значит будут пакостить и "мстить" как смогут. Дополнительным аргументом идет то, что все они из крайне второстепенных родов и были отправлены с Нортэном тоже не за просто так.
Вот и придется, как ни отвратительно это осознавать, золотой молодежи стать "героями, что ценой своей жизни спасли корабль от богохульных мятежников".
Император, храни их души.
*[1] Ваджра - оружие Индры. Отпрыск кровосмесительной связи короткого скипетра, узорного кастета и двусторонней булавы.
Глава 16. Логово зверя. Часть 1.
- Планетарный контроль, вызывает яхта "Аscensium"*[1], класс - АТ-9 плюс, клан Капмун, первичный код доступа - омега-омега-рекс-талон. Просим посадочный коридор на клановую площадку. Планетарный контроль - ответьте.
Я с тихой усмешкой наблюдал, как Нортэн, слушая разговор связиста, гордо восседает в капитанском кресле своей новой яхты. Этот корабль я изначально делал для себя. Естественно, что сейчас заявляться на имперскую планету на "Индре" - не лучшая идея. Можно было сымитировать имперский челнок, но, по размышлению, этот вариант я отбросил. Значит, мне нужно было представительное судно построенное на имперских технологиях. Поэтому я взял самую большую канонерку из трофеев, переделанную "Штормовую птицу", пару "Звездных Ястребов" и сделал из них новый корабль. "Птицу" разрезал, вычистил, увеличил в размерах и обустроил под шикарный пассажирский отсек. Судя по некоторым деталям, эта канонерка была еще времен Ереси, так что я чувствовал себя слегка вандалом. По бокам принайтовил корпуса от "Ястребов", куда ушли двигатели и большая часть оборудования. Дизайн получился не слишком функциональный, но вполне в стиле имперского пафоса.
Когда Нортэн увидел результат, моментально загорелся. Хочу, мол. На все мои попытки отстоять яхту он находил весьма веские аргументы за продажу и обещал дать хорошую цену. Сопротивление было быстро подавлено и я отправился доводить корабль, оставив Джераву договариваться об условиях и цене. Это, конечно, не ее компетенция, но "за неимением гербовой". В результате Нортэн обеднел на 112 миллиардов орлов*[2] и обязался доставить моих представителей на Зифиос, а у меня начался бешеный аврал, делал-то для себя и "костылей" внутри было, ох, много.
Наконец связисты договорились и яхта начала спуск с орбиты. Поверхность встретила нас видом необъятного бетонного поля посередине рукотворной пустыни. Десятки кораблей и челноков ежеминутно отправлялись в небо или прибывали с него. На дрожащем стекле разогретого воздуха сновали мириады машин и людей. При каждом старте и посадке корабля зеркальная пленка ненадолго разрывалась, создавая образ озера во время редкого дождя.
На краю космодрома стояли терминалы и чем ближе к ним, тем посадочные площадки были ухоженнее, а корабли богаче. Мы сели вплотную к терминалу, что четко обозначало позицию Нортэна в местной иерархии. Через десяток минут подъехал кортеж из пяти больших бежевых машин украшенных эмблемой двойного золотого полумесяца. Кортеж остановился так, что третья машина встала ровно напротив трапа. Из другой машины выскочили слуги и споро раскатали бархатную дорожку, по бокам которой выстроился караул из солдат в парадных темно-бежевых мундирах с короткими бордовыми накидками.
- Святой Трон, как же я мог забыть, этикет, - тихо и с тоской прошептал Нортэн.
- Этикет - это так восхитительно... - казалось фраза закончена, - предсказуемо. Нортэн, вспомните одну из наших с вами игр.
- Я с гораздо большим удовольствием вспомню игры, в которые играл с ГʼКаром, - вздохнул Нортэн, а после приказным тоном добавил, - Деленн, когда начнем спускаться, идите за моим левым плечом в двух шагах позади. Линьер должен стоять у вас за правым плечом. Остальные из ваших выстраиваются в колонну по двое и держатся ровно у вас за спиной и не поднимают голов. Джерава с командой идут последними, впрочем они и сами об этом знают.
Кивком головы показав, что я понял, отправился "рассказывать своим". Кроме кукол минбарцев в делегации была лишь вышеупомянутая Джерава с парой помощников. Бриесанн и Олара просились и весьма активно, но я решил не дразнить волков лишний раз. Все куклы были в светло-серых плащах с капюшонами и для стороннего глаза выглядели как представители культа под патронажем клана. Обозначенная Нортэном позиция говорила о том, что я важный гость клана под его личной протекцией. Не совсем то, что мне нужно, но доверюсь Нортэну, его песочница.
В поездке лорд просвещал меня о возможных вариантах встречи и как на них реагировать и об особенностях важных персоналий в Орокрисе*[3]. Машина предоставляла хороший обзор, и, в один прекрасный момент, стало ясно, что освещенная ярким солнцем гора, к которой мы приближались, на самом деле невероятного размера город. Когда подножие города заняло весь горизонт, кортеж нырнул в широкий тоннель. Мелькание желтых фонарей по бокам навевало медитативное состояние.
- Нортэн, а почему мы не воспользовались авиеткой или другим летающим транспортом?
- Старое распоряжение Министорума. Где-то в 36-м миллениуме, когда сюда переместили столицу субсектора, произошел ряд инцидентов с летающими машинами. Сейчас уже не ясно, с чем это было связано, но множество жертв среди высшего класса заставило чиновников издать запрет о полетах. Запрет регулярно, раз в 50-100 лет пытаются снять, но безуспешно. Бюрократы.
- Ясно.
Оставшийся путь мы проделали в молчании. Тоннель закончился обширными платформами, примерно в центре города. Машины встали на одну из платформ и та заскользила вверх. Все те же желтые огни теперь мелькали сверху вниз. Монотонный подъем длился около часа, Нортэн успел даже задремать. Пару раз направление ненадолго менялось, под углом уходя то в одну, то в другую сторону. Наконец, подъем закончился и платформа выскочила на краю залитого полуденным солнцем сада.
Площадка, где мы появились из тоннеля, была окружена фигурной стеной из кустов, что были подстрижены в виде греческих колонн. Примерно в двухстах метрах впереди было видно поместье, куда мы и направились. Когда подъехали, слуги повторили ритуал с раскатыванием дорожки и гвардейцами по бокам. Нортэн, спустившись, галантно подал мне руку и мы, выстроившись в прошлый порядок, направились к дому. У главного входа нас ожидало два человека. Один был дворецким, об этом говорили строгая и без украшений одежда и то, как он держал себя. Второй являлся дворянином и был пьян.
- Ну что Норт, опять корабль про...
- Милорд, - сказал Нортэн очень громко и четко, заглушая прозвучавшее оскорбление, - это Сатай Деленн Мир, посол. Она прибыла сюда, дабы заключить несколько договоров с кланом. Сатай Деленн, это Милорд Лоравик Динатэн Капмун, глава ветви логистики, член верховного совета клана и мой отец.
- Сатай? - через секундную паузу спросил Лоравик.
- Титул, аналогичный герцогскому, - ответил я с улыбкой. - Рада с Вами познакомиться.
- И я кр-ик-крайне рад. Про-прошу меня простить. Аллесандр, помоги нашим гостям, - сказал Лоравик и поспешно ретировался.
Для размещения нам предоставили целый этаж в восточном крыле. Обстановка была шикарной и даже сверх того. Армия прислуги, изысканные покои, удовольствия на любой вкус. Джерава с компанией развлекались на полную, а я, по понятным причинам, насладиться большей частью этих возможностей не мог, да и не хотел. Так, ностальгия иногда проскакивала, но не более того. Увы, застрял я тут надолго. Вопрос такого калибра, как союз с ксенорасой, мог решить только полный совет клана, а его сбор - дело далеко не быстрое. Астропаты уже послали уведомление его членам и, как мне сказали, "всего" через семь месяцев можно ожидать всех на месте. Так что большей частью я "медитировал", занимаясь в это время исследованиями и делами корабля, а оставшееся время общался с Нортэном и несколькими другими вельможами, допущенными к тайне, и разбирался в содержимом местной сети.
Хотел бы я сказать, что легко взломал местные "примитивные" когитаторы, но увы и ах, растопыренные пальцы пришлось свернуть обратно в фигу. Наследие Золотого Века Технологий. Хотя понимаю, почему имперцы обозвали его "Тёмным". Когда знаешь, что когда-то было лучше, то проще обозвать это время нечистым и с яростным огнем в глазах кричать "посмотрите, до чего довели эти технологии", чем признать отсталость и нагнать упущенное.
Через неделю после нашего прибытия собрался малый совет, дабы решить дело с наградой за помощь Нортэну. Пару дней они варились в собственном соку, обходясь без моего присутствия, но под конец все-таки вызвали меня пред свои сиятельные очи. Слуга провел меня внутрь поместья, чем ближе к центру, тем стены становились толще, а охрана строже. Наконец мы остановились пред титаническими дверями, что медленно отворились, являя перед нами большой и темный зал. Слуга прошел вместе со мной вовнутрь и исчез в тенях, пока двери закрывались. В центре зала находился освещенный подиум, куда я и встал. С резкими щелчками впереди зажглись лампы, омывая тусклым светом пять фигур за высокой кафедрой. Театрально, уже чувствую себя в роли осужденного на судебном заседании.
- Сатай Деленн Мир, - сухо и механически произнес голос центральной фигуры, - Вас вызвали, дабы Вы ответили на несколько вопросов о спасении одного из наследников клана.
Ха-ха, как же, ситуация - явный тест на прогиб. Ну уж нет, сама по себе их "благодарность" мне не нужна и показать это не лишне.
- Принесите стул и включите свет поярче, пожалуйста. Минбарцы плохо видят в темноте.
- Что?
- Стул, пожалуйста, - очень, очень мягко произношу я, - и свет, если вам будет не трудно, включите. Пожалуйста.
- Кхм. Хорошо, - он хлопнул в ладоши.
В зале медленно разгорелся свет. Фигуры, что моргали от смены освещения, наконец стали полностью различимы. Две женщины неопределенного возраста, старик и пара мужчин лет сорока. Естественно, я их видел и раньше, ибо "вместо сердца - пламенный мотор, а вместо глаза - фотообъектив", но сейчас разглядел и по легенде. Слуга тем временем принес нечто похожее на барный табурет, конструкция даже на вид была неустойчива. Очередной тест, опять детский какой-то, хм, уйти или нет?
- М-м-м. Однако у Вас очень, м-м-м, непонятливые слуги. Я попросила стул, а не "это". Будьте так любезны, вразумите подчиненных, я Вас очень прошу. Пусть принесут "стул", а еще лучше - кресло.
Женщины на кафедре с одобрительными усмешками переглянулись и с гораздо большим любопытством уставились на меня. Слуги споро принесли большое кресло, куда меня со всей учтивостью усадили, рядом появился столик с бокалом воды. Я отпил глоток, странно, без примесей. Похоже пока проверки закончились.
- Спасибо. Теперь я с удовольствием отвечу на Ваши вопросы. Хотя у Вас все еще преимущество, Вам мое имя известно, а я все еще в безвестности, - на деле, я знал кто они, портретов в поместье хватало.
- Анотатор Гайдик Капмун. С остальными вы познакомитесь позже. Сейчас давайте побыстрее закончим с этой небольшой, эм, задачей. А то, знаете-ли, кости ноют. После нашей "непонятливой" молодежи, - ага, намек на Нортэна и то, что ему было велено держаться подальше. Ну и на мою излишнюю, не будем говорить наглость, понятливость.
- Конечно, лорд Анотатор, что Вы хотели узнать?
- Вы сказали, что случайно...
Старейшины устроили мне легкий допрос, если говорить откровенно. Очень малая часть вопросов была задана напрямую. Тонкие логические ловушки, намеки, аллюзии, я начал восхищаться этими людьми. Там, где они легко и свободно говорили, мне приходилось в ускоренном режиме долго размышлять над каждой фразой. Опять спор опыта и таланта против технического превосходства. Впрочем, наше общение, как мне кажется, закончилось к обоюдному удовлетворению.
С этого момента круг общения расширился и я получил несколько приглашений на предстоящие приемы. Пусть приемы были мероприятия чисто для своих, это был большой шаг вперед. То, что меня решили представить пред очи светской части клана означало, что союз не за горами. А пока было время до приемов, меня развлекали анонимными экскурсиями по верхнему улью и расширенным кругом гостей.
- Да?
- Сатай Деленн, Вас просит об аудиенции Бьянка Асукара Бисцента. С верительными грамотами от младших кланов Товино и Зервас.
Меня несколько удивило подобное сочетание. Бьянка, насколько я знал, была из местной мелкой независимой дворянской фамилии. Ничего не значащей фамилии. Ее положение при Нортэне было положением обычной наложницы-фаворитки.
Обозначенные же кланы были хоть и небольшими, но заметными, на хорошем счету. Товино - клан наемников, частная армия санкционированная для разборок между своими, а Зервас держат мануфактуры по изготовлению удобрений, что, особенно в условиях улья, было важной и дорогой отраслью. Слишком развиться им не давали, держали в рамках, но, повторюсь, их ценили.
В гостиную медленно, плывущей походкой вошла Бьянка. Одета она была в странного покроя платье, которое было сделано так, чтобы ткань как можно меньше касалась тела. Так же я отметил мелкий тремор рук и расширенные от лекарств зрачки. Нортэн был с ней неласков. После дежурного обмена любезностями и короткой беседы "о погоде", мы перешли к основной теме.
- Прошу Бьянка, что заставило Вас искать меня?
- Ах, Сатай Деленн Мир, конечно же дела, - она сделала знак рукой и ее слуга положил перед ней золоченый поднос с бумагами. - Несколько кланов прослышало о Ваших, ах, интересах в этом мире. И предположили, что они могли бы оказаться полезными Вам. И не только на Зифиосе, но и на других мирах, вроде Ксанф Секундус и Атратоса. Меня, как воспитанницу, - ага, вот и связь, - кланы попросили передать свое желание помочь Вам в Ваших планах.
Я бегло, как казалось девушке, просмотрел документы. Протокол о намерениях, вот как это называлось. Условия хорошие, но без одобрения главного клана это всего лишь бумага.
- Бьянка, вы предвосхищаете события. Пока не заключен союз с Капмунами, слишком рано говорить о других договоренностях.
- О, мы уверены в Ваших талантах. До такой степени, что готовы уже сейчас начать работать с Вами вне строгого взгляда главного клана. К примеру на Ксанфе. Просто направьте туда свой корабль и уже через день мы будем готовы начать торговлю.
- И как это будет происходить? Ведь не можем же мы просто заявиться к филиалам ваших кланов, неважно какие бумаги у нас при этом будут.
- Ох, ну конечно же, не беспокойтесь. Я отправлюсь с "Индрой" и обеспечу все необходимое содействие. Вот, прошу, - она протянула два письма, - оба клана дали мне все необходимые полномочия.
Я принял письма, просмотрел их, положил обратно на поднос и взял долгую паузу.
- Поправьте меня, если я вдруг ошиблась. Вы решили за мой счет ускользнуть отсюда, так? Нортэн перекрыл для Вас все выходы с планеты и единственный свой шанс Вы видите в моем корабле. А как только Вы окажетесь на другой планете, эти документы будут стоить меньше бумаги, на которой они написаны. Я что-то упустила?
Теперь паузу взяла Бьянка.
- Да, Император побери! Да, Вы правы! Он, он "находит для меня время" почти каждый день! - она рванула ворот платья, на груди было видно множество белых крестообразных отметин. - Он пытает меня, я больше так не могу! Прошу, умоляю, помогите!
- Милая Бьянка Асукара Бисцента, - девушку болезненно передернуло, - я понимаю Вашу ситуацию. И даже сочувствую. Но вызывать неудовольствие клана Капмун, помогая Вам, не вижу смысла. Вы не можете предложить ничего, - я неопределенно повел рукой в воздухе, - равноценного.
- А насколько будет равноценным то, что Инквизиция и Администорум не узнают, что Капмуны приютили ксеносов? - зло сказала девушка.
- Милая, милая Бьянка, не стоит угрожать. Для того, чтобы уничтожить весь ваш род, мне достаточно сказать пару фраз в правильные уши. Но не думайте, что Вы так просто отделаетесь. Если Вы навредите мне или моим людям, милая, я обещаю, я клянусь, эта боль, которую Вы испытываете, покажется Вам райской лаской. А сейчас, будьте так любезны покиньте меня. Ах, да, напоследок. Кто Вам сказал, что они еще не знают? - я наклонил голову и улыбнулся.
Бьянка прожгла меня ненавидящим взглядом, собрала бумаги и почти бегом вылетела из комнаты.
Следующей ночью меня посетили убийцы. Два силуэта беззвучно проскользнули внутрь спальни. Ни одна из местных систем охраны не подала тревоги. В следующий момент разворачивающийся деннʼбок*[4] с тихим звоном отбил дротик. Я был уже на ногах и убийцы, переглянувшись, метнулись на меня с короткими клинками в руках. Отпрыгнув с траектории первого, я всадил второму в грудь шест со всей силой искусственных мышц. Тот отлетел с противным хрустом и недвижимо осел на пол. Первый, даже не взглянув на напарника, пробежал по стене и на невероятной для человека скорости ударил. Один из клинков я заблокировал, от второго постарался увернуться. Мне почти удалось, но выскочившая из навершия клинка игла пропорола мне плечо. Убийца отскочил и встал в стойку, ожидая. Отрава, догадался я. Изобразив охватывающее меня онемение, я пошатнулся. Противник купился, кинувшись на меня с занесенными мечами. Точечный пси-удар оглушил его, а мои нежные ручки окончательно отправили убийцу в страну снов.
Наскоро обыскав их, я изъял заинтересовавшие меня вещи и стал думать как с ними поступить. На убийцах не было ничего, что могло бы отключить сигнализацию, следовательно их впустили изнутри. Это не Бьянка, у нее нет возможностей для такого, а даже если бы и были, она бы банально не успела. Да и не получала она ничего от моей смерти. Значит кто-то из Капмунов. Вариантов сейчас слишком много. Подумав еще немного, я оделся и вызвал слуг. На убийцах я оставил пару зерен псипластика, буду надеяться это прояснит ситуацию.
Естественно, что после появления слуг поднялась небольшая суматоха. Передо мной раскланивались и слезно извинялись. Минут пять послушав, я всех выгнал и тщательно окутал комнаты своей защитой. В принципе, хорошо, что это нападение произошло. Пригодится и как рычаг давления, и как показатель силы.
Следующим утром поместье напоминало разворошенный улей. Глава клана и по совместительству дядя Нортэна, Кивернер Динатэн, лично принес мне извинения. Как ни удивительно, его слова даже казались искренними. Долго пообщаться нам не удалось, как намекнул Кивернер, пока это было неуместно, но как только совет...
Через два дня после этого состоялся первый прием. Вначале пришлось выдержать поток фальшивого сочувствия и столь же фальшивых заверений в поддержке. После ритуального хоровода, прием пошел своим чередом. Гости сходились и расходились, тасуясь будто карты в колоде. Общаясь с вельможами я смог окончательно понять расклады в клане. Что бы Нортэн себе ни думал, его политический вес в клане был близок к нулю. "Революция", на которую он возлагал большие надежды, развалилась еще тогда, 9 лет назад. На данный момент у лорда почти не осталось поддержки. Кстати, вот и он.
- Гегнерблют теперь много не навоюет, нечем ему больше воевать. Пусть благодарит Императора, если Сорблейды хотя бы "Terminus" восстановят. В Кустомрие теперь у нас больше нет соперников. На фоне этого потеря такой калоши как "Аврора" - мелочь.
- И конечно все это благодаря твоему "гению". А спасшие тебя ксеносы совершенно не при чем.
- Вы правы, - вмешиваюсь в разговор, - "Индра" присоединился в самом конце сражения, да и то, успехи были очень скромные. Мы смогли лишь немного поцарапать "Terminus". По сравнению с нами, Нортэн проявил просто чудеса тактической смекалки. Сколько там было соотношение, два к одному?
- Ох, Сатай Деленн, вы слишком ему льстите. Кстати, Деленн, как нам сказали, в прошлом Вы были правителем минбарцев, это так?
- Одним из правителей, да. Серый совет подобен Сенаторуму. Нельзя сказать, что правит кто-то один.
- И почему же Вы покинули Ваш Серый совет?
- Рассказывать причины будет долго и, боюсь, для вас не понятно. Но если коротко - я устала. Пусть кто-то другой теперь держит путеводное сердце.
- Позвольте, как Вы сказали, "путеводное сердце"? Весьма красочная метафора, для верховной власти.
- Это легенда нашего народа. Прошу прощения.
- Легенда? Это интересно. Поведайте нам ее, просим Вас.
- Хорошо, но краткую версию. Захотите услышать больше - напроситесь к нам на НифанʼДарон - праздник памяти.
- Когда-то минбарцы слишком любили бродить по звездным путям. Словно неразумные дети они заглядывали в самые темные уголки вселенной. И вот однажды, в далеком крае, где свет родной звезды уже не достигал их глаз, случилась беда. Звездные пути, которым они столь безотчетно доверяли, закрылись. Великая грусть охватила народ, ибо не знали они теперь, где их дом. Долго они скитались, бредя от звезды к звезде, находя множество диковин и чудес, но не путь домой и души их тосковали по родным долинам. Наконец, на одном из красивых, но безжизненных миров встретили они странствующего мудреца. Или он их встретил, кто поймет? Взмолились к нему о помощи минбарцы, обещая любые богатства. Тот вынул из груди свое сердце и передал со словами "пока среди вас есть те, кто пожертвует собой ради других, оно будет светить и укажет верный путь". Первый из хранителей взял путеводное сердце в руки и повел народ за собой. Но пока сердце мудреца горело в его руках, его собственное тускнело. Заботы и страсти превращались в пепел, дружба и любовь в обузу. Лишь долг оставался. Поняв, что потерял связь со своим народом, Первый передал сердце другому достойному, а сам ушел во тьму, прочь ото всех. И следующий повел народ, и тоже, в свое время, ушел во тьму. Продолжалось так многие года, пока однажды не нашлось сына, что был готов сгореть душой, и путеводное сердце исчезло.
- Так нашли они путь домой или нет? - нетерпеливо спросил один из слушателей.
- Нашли, но не в тот раз. С тех пор и появилась каста жрецов. Чтобы среди нас всегда нашелся тот, кто возьмет сердце в руки.
- Поэтично. Так значит Вы сгорели душой?
- Свою ношу я отдала до того, как она стала невыносимой и нашла новый путь в другом служении.
- Дворянка на побегушках у простолюдина. Пф, - в разговор вмешался молодой брюнет.
- Кто черно думает - и сам таков.
- Да как Вы смеете! Я...
- Сделали глупый вывод и обиделись на детскую поговорку. ГʼКар несет титул подобный моему по смыслу и равный по положению. Или Вы намеренно пытались меня оскорбить? - и уставился на него, как на неведомую зверушку в зоопарке. Ах, какая милая обезьянка, давай, попрыгай!
- Нет, я...
- Слишком устали и Вас ждут неотложные дела. Ведь так? - здесь я немного хамил. По отношению к Капмунам, естественно, эту мартышку я во внимание вообще не брал. Но и они бестактно себя повели, присылая ко мне столь грубую проверку. Так что равноценный размен ударами.
- Конечно, Вы правы, - окружающие едва услышали голос этого безымянного вельможи. - Прошу меня простить, вынужден откланяться! - Резко обернувшись, он поспешил к выходу из зала.
- Браво! Браво! - раздался голос. Гости поспешно расступились и явили трио разодетых вельмож. - У Вас очень острый язычок, миледи. Радитор Понирос Капмун, к Вашим услугам.
Глава совета клана, собственной персоной. Я уже собирался ответить, когда нечто зацепило мой взгляд и заставило запнуться. Незаметно для окружающих, у всех троих центральная фибула, знак клана, украшения и элементы одежды складывались в один символ. Это могло быть безумным совпадением и я даже снизил степень своей защиты, в тщетной надежде, что мне показалось. Увы, символы излучали, нет не так, они смердели магией варпа. Передо мной стояли последователи Тзинча.
*[1] Аscensium - возвышение, восхождение
*[2] Золотой двуглавый орел - основная межзвездная валюта в секторе Меркавар. В просторечии "орел" или "двуглавый". На нижних уровнях улья на три двуглавых можно прожить месяц. Годовой доход клана подобного Капмунам измеряется десятками, а то и сотнями триллионов орлов.
*[3] Орокрис - город-улей. Столица как планеты, так и субсектора.
*[4] Денн`бок - минбарский боевой посох. В свернутом состоянии - 20см цилиндр, в развернутом - полутораметровый легкий шест.
Глава 17. Логово зверя. Часть 2.
Передо мной стояли три представителя силы, которой я боялся больше всего в этой вселенной. Великий Архитектор. Я с содроганием вспоминал тот экстаз творения, что был вызван тонким ароматом его влияния. Как любой наркоман, понимая вред наркотиков, безвольно тянется за новой дозой, так и меня искушало вновь принять это безумие. И даже более, ибо "наслаждения разума несравнимы с примитивными удовольствиями тела". Даже мимолетное прикосновение силы Изменяющего, когда никто специально не обращал на меня взгляд, вызвало страх, перспектива же противостоять его эмиссарам напрямую ужасала меня. Несмотря на всю многогранную защиту от падения на темную сторону, что я создал.
Но не только это было причиной моей нервозности, как противник тзинчиты тоже крайне опасны. Самые опасные из представителей Губительных Сил. Кхорниты идут напролом, не признавая полутонов и поворотов; культисты Нургла ленивы; слаанешиты могут быть опасны, ибо, в основном, это представители знати, которая умеет ловко плыть по волнам имперской политики и имеет обширные связи, но они ветрены и легко бросают любую задачу ради новых ощущений. Последователи Повелителя Путей лишены этих недостатков. Можно подумать, что их уязвимость - это возможность запутаться в собственной паутине, но увы, это будет ошибкой. Тзинчит планирует противостояние так, чтобы любой исход был учтен в схеме и шел ему на пользу. Или сейчас, или позже, или в другом месте. Или это не его план, а паука на ступеньку выше. Именно поэтому так часто звучит их знаменитое "все как и планировалось".
Я всерьез задумался о том, чтобы взорвать всех кукол на планете и сбежать.
- Приветствую! Признаться, не ожидала увидеть Вас воочию, тем более так скоро, - сказал я главе, копируя его улыбку. - Мне так настойчиво, хм, утверждали, что Вы ведете дела исключительно через посредников. Да так, что контрагент даже и не знает, с кем имеет дело. Чем обязана столь высокому вниманию?
- Не стоит, сатай Деленн. Умный поймет, правда? - после моих слов Радитор мгновенно изменился, отбросил лощёность и теперь говорил твердым, спокойным голосом, обозначив интонацией меня как равного и разумного собеседника. Он слегка качнул в сторону головой. - Не откажите в любезности, пройдитесь со мной.
Вся знать как-то очень резво сжалась и забилась в щели. Мы медленно совершали тур по поместью, не встречая никого на своем пути. Изредка Радитор парой фраз комментировал какую-нибудь картину или реликвию, множество которых было выставлено по всему поместью. Реплики были немного язвительные, шутливые и всегда подчеркивающие те достижения, что стоят за каждым предметом. Радитор старался создать о себе мнение, как о человеке искренне гордящимся своим кланом и радеющим за него. Наконец, мы остановились в небольшой галерее. Рядом соткался слуга с подносом на котором стояли бокалы с водой. Я взял бокал и моментально обнаружил в нем неразличимую человеческим взглядом взвесь. Улыбнулся, полыхнул пси, осветив на мгновение бокал голубым огнем, покачал головой и с видимым наслаждением выпил. Радитор поднял руки и слегка закатил глаза. Слуга исчез так же незаметно, почти мистически, как и появился.
- Радитор, - сказал я слегка растягивая букву "и", - не откажите в просвещении своей невольной студентке. Почему вы не допускаете становления клана полноценным имперским домом?
- Продолжайте, Деленн Мир, развейте мысль. Что Вас привело к таким выводам?
- Сделанная домашняя работа, дополнительная литература и логика, Радитор. 14 лет назад, когда вопрос правления губернатора Эксестехея был пересмотрен соответствующим учреждением, что, по косвенным данным, так же было вызвано вмешательством клана, у Вас были все шансы поставить свою фигуру на высокий шпиль. Что Экклезиархия, что Администратум были готовы увидеть во главе планеты Капмуна. Внутри семьи уже шла подготовка к инаугурации Лоравика, когда вдруг, из ниоткуда, объявился Синистфел Манус, которому уже прикормленные партнеры начинают оказывать всяческую поддержку, забыв об основном кандидате. Удивительно, не находите, Радитор? К слову, нынешнее состояние Лоравика, считаю, как раз последствие того разочарования. Дальше больше. Как мы видим, по прошествии этих лет, новый губернатор оказывает полную поддержку Капмунам, что странно уже само по себе. Но десять лет назад, во время скандала с СПО, Синистфел должен был повторить судьбу предшественника. Капмуны не дали этому случиться, - я сделал паузу. - Все эти события можно пытаться воспринять по-другому, всегда есть место случаю. Но шанс подобной трактовки исчезающе мал. Поэтому, пр... Радитор, не поясните ситуацию?
- Скажите, Деленн Мир, что первым случится после обозначенного Вами события?
- В каком смысле?
- Хорошо, поставлю вопрос проще, какая организация первым делом заинтересуется новым Имперским Домом?
- Хм. Полагаю, не все так хорошо в датском королевстве, да? С другой стороны опасные активы можно... просто убрать, на время.
- А если активы слишком заметные, что их можно было безопасно убрать?
- Они мобильные? Связаны с людьми?
- Да, на оба вопроса.
- Радитор, а что если представить такую ситуацию: соседний субсектор, Сорблейды, движимые понятным чувством мести и малый клан, скажем Сцинтиллы, внезапно решают, что в другой обстановке у них будет больше перспектив. Как думаете, Радитор, это достаточная причина для вылета капо*[1], возможно даже обоих?
- Продолжайте, Деленн Мир, пока все в рамках возможного.
- В поездку берутся все рисковые активы, на обратном пути, на одной из остановок, Сорблейды повреждают конвой. На восстановление возьмем где-то полгода. В это время тут, хм, происходит трагическая случайность с губернатором и верхушкой. Предположим, те же Сорблейды. Паника и бедлам. Администратум обращает свой взор к двойному полумесяцу. Лоравик, естественно, не может пройти мимо такого шанса и, под громогласные аплодисменты, занимает престол. Проверка проходит без рискованных активов. Время до возвращения позволяет купировать тонкие места и получить для остатков менее пристальный пригляд. Ваше мнение, Радитор?
- Браво, браво, оценка "превосходно". Но стоит ли изображать уже увиденную грань? - Радитор внезапно опять сменил обличье, вспомнив одну из сторон наследства своих предков*[2].
Омерзение во мне боролось с восхищением, я знал кто и что он такое, но небеса благословенные, мне нравилось с ним разговаривать. Интересно, а от варпа можно очистить? Я по-новому взглянул на Радитора, отмечая каналы энергии и сгустки варпа в его теле.
- Я всего лишь показала ближайшую ко мне. Граней мириады, каждое явление отбрасывает бесчисленное море отражений, стоит лишь выбрать усладившее глаз и дать ему родиться.
- У вас весьма артистичный взгляд, быть может нарисуете мне пару картин? В этой галерее привыкли к работам моей кисти, но есть несколько других, где с восторгом примут созданные Вами образы.
- Любому служителю пути искусств стоит сперва закончить свои работы. Да и творить в студии с чужим клеймом, не будучи заметным самому, не зная местных красок и холстов - дурное дело, более именитые коллеги не поймут. Профессиональная ревность, знаете ли.
- Поверьте, коллегам есть чем заниматься, кроме Вас.
- Может и так, но позже они станут вандалами. Я ценю свои произведения. Даже написанные по заказу.
- Даже если произведение подразумевает уничтожение?
- Да. Не люблю авангардизм, предпочитаю готику.
- Классика и стабильность?
- Пф, застой. Эволюция - мой выбор.
- Эволюция может вести к деградации.
- Если ее не направлять.
- Искусство безгранично. Хватит ли таланта?
- Даже не буду пытаться охватить все. Предпочту вносить штрихи в картину мастера. Предвосхищая вопрос - мне не важна личность, но известен лишь один.
- Да-а, если бы этот мастер вернулся к картине, это будет эпохальным событием.
- "Явление Валена миру".
- На древней Терре сказали бы "явление..."
- "...Христа народу". Да? Не стоит забывать своих корней. Или Вы цените исключительно личность?
- Ценны те, кто может изменять мир, подчиняя реальность своей воле. И будь это целый народ, я буду только рад, - Радитор переключился на сухой и формальный тон. - Полагаю, нам стоит закончить на сегодня. Мы удачно обозначили свои позиции. Стоит взять паузу, скажем на декаду?
- Вы хозяин, а торопливому достанутся два лотоса*[3].
- Ха, ха, - абсолютно без улыбки произнес лорд.
Вечер. Кабинет главы клана, Кивернера Динатэна Капмуна.
- Здравствуй, братец! Неужели ты не рад меня видеть?
- Тьфу. Что тебе надо, Радитор?
- Капо, не ласково ты, что, даже рекафа не предложишь?
- "Капо"? Откуда ты вытянул такую древность?
- Да так, напомнили. Так что насчет чашечки рекафа?
- У себя выпьешь. С чем пришел?
- Кошмар, никакой галантности. Совет, братец, решил, что ты слишком заигрался с чужаками. Пора их положить в ящичек, оставив на полке пару экземпляров.
- Что? Вы там не охренели? Какого?
- Эх, как же просто было говорить с Деленн, она бы уже все поняла. Кивер, сюда... А, к дьяволу. Я вызвал инквизицию, через своих в Министоруме, и обозначил гостей Xenos Majoris. Один из исключительно рьяных цепных псов Ордо Ксенос скоро будет здесь!
- Да ты охренел, со своим старичьем! Совсем берега потеряли! Знаешь, не один ты имеешь связи в Инквизиции. И там найдутся уши, готовые выслушать, я даже знаю чьи это будут уши. В этот раз ты не сможешь все испортить, Радитор! Спасибо, что предупредил, теперь у меня есть время все исправить.
- О, мой дорогой капо, время - это то, чего у тебя очень мало. Совсем мало.
- Что ты имеешь в виду, Радитор?
Тот выставил руку и на ней заплясало белесое пламя. Из пламени соткалась восьмиконечная звезда, посередине которой открылся глаз.
- Что?! Что ты наделал, ублюдок? Гребаный говнюк! Императора ради, ты обрек нас всех, тварь!
- Нет, братец, не Императора, кхе, ха-ха, - Радитор засмеялся коротким, лающим смехом. - Ты хочешь все исправить, да? Все не выйдет, но клан спасти ты можешь. Убей Деленн и остальных ксеносов, предъяви их головы инквизиторам и у тебя появится шанс разобраться со мной. По-тихому, по-семейному. Ха-ха-ха-ха! Подумай, мой дорогой братец, подумай!
Радитор пританцовывая направился к двери. Не в силах пошевелиться, Кивернер провожал его взглядом. После ухода предателя, глава еще минут пять сидел недвижимо. Наконец отмер и с отчаянным воем, в несколько движений, разметал все, что было на столе. Судорожно вынул из стола бутылку востроянской Vodka и щедро, трясущимися руками, плеснул себе в бокал. После чего бутылка улетела в стену. Со звоном стекла по зубам, он опрокинул внутрь огненную жидкость и отправил бокал вслед за бутылкой. Встал и стал прохаживаться кругами по комнате. Один, второй, десятый, минут 15 у главы клана ушло на то, чтобы хоть как-то привести мысли в порядок. Он подошел к большому книжному шкафу и потянул на себя потайную секцию, шепча ритуальную молитву открытия. Сейчас это ему казалось особенно богохульным. В открывшемся ящике на разноцветных бархатных подложках лежало три вокса. Кивернер взял тот, что лежал на черной подложке, ненадолго задержал дыхание, глубоко вздохнул и нажал на кнопку вызова.
*[1] - капо (ит.) - глава.
*[2] - судя по имени и клану, Радитор греко-итальянского происхождения. В данном случае имеются в виду эзопов язык и греческая философская школа.
*[3] - популярный погребальный обряд на Зифиосе и других планетах субсектора. Усопшему, перед кремацией, в руки кладется по цветку местного лотоса.
Глава 18. Логово зверя. Часть 3.
Тайные покои культистов, где-то в глубине поместья Капмунов
Помещение было оформлено в стиле мягкого арт-деко. Стены украшали лепные дуги, что сходясь и пересекаясь уходили на полукруглый потолок, повсюду были расставлены тахты с подлокотниками, посередине стоял мягкий кожаный диван с низкой спинкой и журнальный столик. Геометрические картины свисали на незримых нитях с узорных кронштейнов. Венчало комнату огромное панно из экранов. Несмотря на большой размер и свободный дизайн, входя сюда люди сразу ощущали духоту, давление. Что-то неуловимое постоянно мелькало на краю зрения.
Двери с шипением раскрылись и в комнату вприпрыжку вбежал Радитор. Периодически подпрыгивая он добрался до дивана, перепрыгнул спинку и плюхнулся на него плашмя.
- Салют, Инсерио! Чё творишь?
- Добрый вечер, - мужчина на вид лет тридцати пяти, высокий, в строгом сине-белом костюме, отвернулся от экранов, большая часть которых показывала видеоряд с шпионских камер по всему поместью, - хм, сколько тебе?
- Ха, шестнадцать.
- Молодеешь, - Инсерио нарисовал на своем лице намек на улыбку. - На разговоре с Кивернером где-то двадцать пять было, так? И запаса у тебя на сегодня уже нет?
- Ага, где-то так. На оба вопроса.
- Неприятно. Кстати, объясни, какого демона ты Кивернера под контроль взял? Мы, кажется, договаривались.
- Не, не, ты что, самая капелька внушения, никакого контроля, никаких следов. Зато что будет, когда он осознает, что он натворил. Хе-хе, сказка.
- Жестко, - Инсерио устало потер переносицу. - Ладно, скажи, какие впечатления об этой Деленн? Кстати, ты почему ее от наблюдения увел?
- Кхе, а девочка на раз его чует. Не скажу как, но я прямо ощущал это. Под камерами она бы серьезно болтать не стала.
- Или тебе хотелось побыть с ней наедине.
- Или так, хе-хе.
- Решил присоединить к коллекции? Ксеноса?
- А что, девка красивая. Как я посмотрел пикты сканов, там у нее все вполне как у людей.
- Может люди и есть? Мутантов хватает.
- Не-а. Сердце посередине, еще одно где-то в районе почек, вторая лимфа, все такое. Ни разу не люди.
- Ладно, шутки в сторону. Каков твой вердикт?
- Ты будешь смеяться, нет его, окончательного уж точно, - Радитор посерьезнел, ненадолго сумев отбросить дурашливость. - Она как ртуть, течет и изменяется под окружение. Вокруг дуболомы - она с булавой и шуткой наперевес, встретились убийцы - она своей палочкой их по стенкам размазала, встретился я - она "кинжал из слов и яд из намеков". Она все мои маски отразила, идеально. Адаптация в пределах одной фразы. Ее саму за масками не видно. Архитектор будет рад такой изворотливой стерве. Да, Инс, тебе бы сколько понадобилось времени, чтобы очистить стакан воды от дури? Типа "мириона".
- Хм, зависит от способа, от пяти минут до нескольких часов. А что?
- Две. Секунды, - раздельно, с длинными паузами, сказал Радитор, для усиления подняв два пальца.
- Шутишь?
- Ага, аж трясусь от смеха. Это еще не все, в пси варпа не было. Совсем.
- Ты бредишь, - Инсерио тряхнул головой. - Не заметил просто. Или это не пси.
- Ни хрена, - к Радитору вернулась детская манера речи. - Мои уже стаканчик потягали, все подтвердили и чуть окончательно с катушек не съехали.
- Любопытно. Если соединить с тем, что мы вытянули из Нортэна, то вдвойне. Стоит увеличить ее область в нашем поле. Расширь за счет Нортэна и Цессекса. Хорошо, что по инквизитору? Не поторопился?
- Не-а, все путем. У них сейчас нет собак с нормальным нюхачом. Свободных тоже. Так что нас не засекут. По-любому будем пасти, если что, прибьем. Плану это только в плюс будет.
- Меньше сленга! Что с образцом?
- Ловцы с клеткой на взводе, ждем только хода Кива.
Эйнзфест. Центральный анклав инквизиции сектора Меркавар
Широкий, стального цвета коридор, казалось, тянулся бесконечно. На стенах из металла и серого мрамора играли блики разноцветного света, текущего сквозь стеклянную мозаику витражей. Далекое белое солнце равнодушно смотрело сквозь деяния великих святых, битвы астартес и облики Бога-Императора. Проникаясь духом этого места, люди, группы которых можно было увидеть по всему коридору, говорили исключительно шепотом и передвигались степенным шагом. На фоне этого бегущий и кричащий молодой человек, в развевающемся одеянии, смотрелся неуместно, почти богохульно.
- Лорд Фольтвиг, лорд Фольтвиг!
Юноша пытался нагнать пожилого мужчину в тяжелых, плотных одеяниях и высоком головном уборе. Массивная инсигния Ордо Ксенос висела у него на груди, а в руке он держал большую книгу в кожаном переплете. Инквизитор остановился, ожидая молодого хулигана.
- Что такое, мой мальчик?
- Лорд Фольтвиг, кхе-кхе, - юноша закашлялся, - Лорд Фольтвиг, с Зифиоса пришел доклад. О новом виде ксеносов. Агрессивных. Уровень Majoris.
- Что-то такое слышал. Туда, мне кажется, деʼВинкуло отправился.
- Да, да, именно.
- И что, что-то не так? Надеюсь на этот раз ты меня дергаешь не по пустякам? Ты же не повторишь ту же ошибку, что и с Аблазором, да, мой мальчик?
"Мальчик" вспыхнул до корней волос.
- Нет, лорд, клянусь, это важно.
- Хорошо, хорошо. Давай, глубоко вздохни, выдохни, соберись с мыслями и говори.
Юноша последовал совету. Судя по выражению лица, он перебрал в голове тезисы и начал их излагать по-военному упорядочено.
- Первое, нам доложили из Министорума. Это не их обязанности, они должны были действовать через губернатора. В случае, если губернатор и другие учреждения скомпрометированы, на докладе должна быть отметка. Ее нет.
- Второе, говорится о двух случаях агрессии. Атака на "Terminus frigus" и нападение на стражу Капмунов. Атака произошла в другом секторе и владельцы, Сорблейды, петицию не подавали. Учитывая их репутацию, ситуация мутная. Со внутренним нападением тоже странно. Почему Капмуны не заявляли, а за них это делает Министорум? Право у Капмунов, как владельцев патента, есть. Почему ксеносы все еще у них в поместье? Слишком много неувязок.
- Хм, пожалуй ты прав, Лютеранг. И теперь туда направляется самый, хм, неаккуратный из наших братьев.
- Да, лорд, боюсь деʼВинкуло будет рубить с плеча.
- Что же, что же, это действительно проблема. Мальчик мой, посмотри, кто из фракционных есть поблизости от Зифиоса?
Лютеранг достал из сумки инфопланшет и начал быстро перелистывать списки. Это заняло у него минут десять.
- Эманс Фремдер ближайший, в нескольких днях пути. Кас Лифдек и София Мелабар примерно в декаде-двух.
- Эманс? Хо-хо, это же замечательно. Подготовь сообщение, не забудь указать, чтобы он дождался деʼВинкуло. Мы же не хотим, чтобы у абнегаторов*[1] был шанс нас упрекнуть? М-м-м. Софию тоже направь туда.
Юноша поклонился и стремительным шагом направился исполнять поручение.
Зифиос, центральный округ Орокриса
Утром слуга передал мне приглашение Анотатора с просьбой посетить его в доме, который он занимал в центре города. Счастливое совпадение, ибо я уже выискивал возможность встретиться с ним приватно. Взял двух кукол к Деленн, захватил Нортэна и споро отправился на встречу. Анотатор жил неподалеку от крепости Администратума в высокой узкой башне, не более сорока метров в диаметре в самой широкой части. Все частные строения в районе вершины города были такими же каменными стрелами, образуя причудливый лес вокруг государственных и клановых зданий.
Внутри нас встретила крайне миловидная служанка и повела за собой. Пологий эскалатор витой спиралью поднимался, огибая по периметру все уровни башни. Этажи были открытые, без перегородок и дверей, свободно демонстрируя свою обстановку проходящим мимо посетителям. Первый этаж занимали скульптурные композиции в имперском стиле, Мужчины и женщины с суровыми лицами и гипертрофированным оружием грозно взирали из своих ниш. Следующий уровень занимала цилиндрическая библиотека, высотой метров 30. Рой сервочерепов единым организмом чистил, убирал и переставлял книги. Признаться, даже меня это зрелище завораживало и впечатляло. Книги по периметру были выставлены так, чтобы посетители могли с легкостью прочитать их заглавия. Юриспруденция, история корпоративных конфликтов, сборники прецедентов, подписки "Кто есть кто?" по годам. Уровнем выше расположилась комната трофеев, точнее, как сказала служанка, подарков. Кристаллы фантастических форм, клинки во множестве вариантов, таинственные устройства и многое другое. Каждый экспонат этой комнаты, казалось, соревновался за звание самого оригинального и уникального. Вслед за кунсткамерой выплыл рабочий кабинет. Я полагал, что хозяин будет встречать нас здесь, но в комнате находилась лишь пара скрипторов, сосредоточенно и без устали переносивших данные с экранов когитаторов на вычурные пергаментные свитки. Анотатор встретил нас в трапезной уровнем выше. Помещение было оформлено в стиле студии и скорее подходило хорошему ресторану, чем дому. Повар в белоснежной одежде за открытой стойкой готовил в шумовке какие-то овощи, рядом стоял слуга, который периодически относил блюда на стол в виде соединенных рожками полумесяцев. Мне оставалось гадать, это намек на знак клана или неполное изображение глаза. Или я слишком много думаю. Анотатор пригласил нас за стол, лично усадив каждую из кукол. За обедом говорили мало и на нейтральные темы. На вопрос, почему он вообще живет в частном здании, Анотатор ответил, что как известный третейский судья, старается не выпячивать свою клановую принадлежность, это считается некультурным.
Основные блюда закончились и по взмаху руки хозяина дома часть стены отъехала, открывая застекленный балкон с изумительным видом на освещенную лучами заходящего солнца вершину города. На балконе стоял кофейный столик, на котором были заранее выставлены чашки с рекафом и сладости. Окончательно стало понятно, что это скорее не трапезная, а второй, главный, кабинет. В то время как первый - для менее влиятельных клиентов и чиновников.
За рекафом разговор пошел уже о серьезных вещах. Анотатор представлял интересы семей, как входящих в главный клан, так и независимых. Они уже сейчас хотели заключить договора и, по легким, но вполне понятным намекам, готовы были начать работу сразу, втихую. В принципе, то же самое, что предлагали Зервас и Товино через Бьянку, но на более серьезном и деловом уровне. Как ни странно, Анотатор свободно говорил в присутствии Нортэна, а тот никак не реагировал на такие сепаратные предложения. Да и вообще молчал, что тоже не было для него характерным.
Также Анотатор поднял ставку на переговорах, добавив свои услуги. И, на деле, это было гораздо серьезнее, чем сделки с малыми кланами. Большей частью он предлагал свои связи. Среди кланов и корпораций, в имперских учреждениях, в криминале, на множестве миров. Дальше пошел торг. Я предлагал со своей стороны строительные и инженерные услуги, кланы и Анотатор хотели технологии и оружие. Этот старый еврей, не важно какой он расы, все равно он старый еврей, вгрызался в каждый пункт, в каждое слово. Он соблазнял, уговаривал и даже угрожал. Причем иногда умудрялся это сделать в пределах одной фразы. Но вот, наконец-то, прозвучало то, ради чего я сюда и пришел.
- Так же, к цене за генераторы я готов добавить свои связи на Эйнзфесте. Ты же понимаешь, как вам сейчас важно хорошее отношение Инквизиции?
- О, я думаю, что подобные контакты тебе стоит придержать для Капмунов.
- О чем ты?
- Ну, не у меня же треть совета в метках Хаоса ходит.
- Что?! - раздалось на два голоса.
- Какие еще метки?! Ты представляешь о чем говоришь?! - Нортэн взмылился, выкрикивая бессмысленные восклицания.
- Вот как, - сказал наконец Анотатор после нескольких минут молчания. - Вот значит как. А почему... понятно. И доказательства?
Раскрыл планшет и вывел картинку встречи с Радитором в монохроме с небольшим просветом одежды, знак стал виден очень четко.
- Знаком символ? Случайно такой не собрать. Запах варпа, хороший псайкер сможет его учуять. Из них же никто не санкционирован? И еще, - запустил воспроизведение избранных частей разговора с еретиком. Хорошо быть ИИ, любой момент памяти доступен в цифровом виде, мне не нужны шпионские устройства, я сам такой.
- Ох-хо-хо. И тебе известны другие предатели?
- Нет, только эти трое.
- Думаю, я знаю остальных. И ты... В таком случае, почему ты все еще жива?
- Ну, собственно, моих людей атакуют прямо сейчас. А на пути обратно в поместье меня ожидает засада.
- Ты так спокойно это говоришь.
Я очень мило и добро улыбнулся.
- "Все согласно плану".
И Анотатора, и Нортэна передернуло.
Поместье Капмунов, гостевое крыло минбарцев
Сорок человек в черных обтягивающих одеяниях, в масках с фильтрами на все лицо, бесшумно появились из теней в коридорах. Они споро разбились на пятерки и каждая замерла у выбранной двери. Шесть групп были чисто штурмовые, вооруженные короткими стабберами с глушителями, в двух оставшихся присутствовал боец с крупным тяжелым излучателем на плечевом ремне. Сложная форма устройства не походила на образцы имперского вооружения.
Лидер первой группы нажал несколько кнопок на приборе, что висел на поясе и дверь перед ним бесшумно отворилась. Двое бойцов проскользнули в комнату. Внутри оказалась девушка-минбарка, которая тихонько посапывала на мягком кресле перед столом с мониторами слежения. Бойцы отсигналили и во внутрь прошел человек с излучателем. Тихонько хохотнув, он направил свое орудие на девушку и, со звуком порвавшейся струны, в нее вонзился белый луч. Секунды две спустя жертва окуталась слабым свечением, а орудие погасло, похоже израсходовав весь свой заряд. Бойцы подняли девушку и исчезли в недрах коридоров. Сцена с открытием двери повторилась во второй раз. Но на сей раз нападающим не повезло, как раз в этот момент из спальни, потягиваясь, выходила обитательница этого номера, по-видимому решившая перекусить ночью. Она увидела нарушителей и закричала, попутно нашаривая на наручном браслете кнопку тревоги. Бойцы ринулись на нее и скрутили, но обезвредить девушку не удавалось. Те удары, что гарантированно отправили бы любого человека в страну сновидений, она игнорировала и лишь громче кричала. Заткнуть ей рот тоже не получалось. Наконец четверо нападавших скрутили ее браслетами и боец с излучателем получил возможность выстрелить. Вторая группа так же забрала свою жертву и исчезла. Сразу после этого оставшиеся группы ворвались в комнаты своих жертв. Коридор наполнился отблесками огня, кашляющими звуками выстрелов, громогласных ударов и короткими яростными вскриками на нескольких языках. Минуты полторы спустя звуки и движение затихли. Из последней двери попытался выскочить один из бойцов. Ему почти удалось, когда удар деннʼбока пригвоздил бойца к полу. Его, нервно и беспомощно цепляющегося за неровности пола, потащило обратно в комнату. Раздался звук удара и в крыле опять воцарилась полная тишина.
Тайные покои культистов. Бункер, 12 этажей под уровнем поместья.
Посередине освещенной голубым светом комнаты стояли две клетки. Прутья светились различными оттенками синего и по ним периодически пробегали разряды. Внутри клеток находились два металлических креста, на которых с помощью пластиковых ремней были распяты минбарки. Девушки, по-видимому, только отошли от стазиса и сейчас с интересом осматривались. Страха, к неудовольствию похитителей, они явно не испытывали. По углам комнаты стояло четыре охранника в тяжелой броне, с иглометами, направленными на пленниц.
В комнату неспеша, достаточно странной походкой, как-то боком, вошел Радитор в сопровождении трех человек, скриптора и двух палачей в хирургических передниках. Лорд подошел к клеткам и долго, внимательно осматривал пленниц.
- Какие, хм-хм, м-м-м, хм, у нас тут стойкие гостьи, уже очнулись, как, хм-хм, восхитительно. Не правда ли, друзья?
- Истинно так, лорд! - раздалось хором на три голоса.
- Ну что же, хм, м-м-м, девушки, поговорим? Чем быстрее мы, хм-хм, решим наши вопросы, тем быстрее вы, м-ма, избавитесь от этих, - он поводил скрюченным пальцем в сторону девушек, - неудобств.
Минбарки переглянулись, едва заметно кивнули друг другу и ремни с громким "дзанг" лопнули, вначале на руках, а после весьма хитрого скручивающего движения, и на ногах.
- Очень энергичные девочки, очень. А-а, а! - воскликнул Радитор, когда минбарки хотели спуститься на пол. Он как-то весь скукожился и покачал пальцем. - Я бы очень не советовал вставать на пол, да, это будет, м-м-м, хм, очень неприятно. Мда, совсем неприятно. Но браво, браво! Вы обе очень сильные, да. Впрочем это мало что меняет в вашем положении. Хм. Видите ли девушки, эти клетки полностью блокируют ваши, хм, психические силы. Мда, мы, видишь ли, учли, да, учли возможные, э, проблемы.
Девушки опять переглянулись и клетки начали покрываться легкой изморозью, то в одном месте, то в другом. Единственным результатом стало увеличение количества молний, текущих по прутьям. Радитор спокойно смотрел на эту попытку, медленно почесывая подбородок. Он даже подошел поближе к одной из клеток.
- Ну что, девочка, убедилась? Никто тебе, хм, не поможет и со своей наставницей ты тоже не свяжешься. Ты откроешь нам свои секреты, м-м-м, девочка. Так или иначе, да, откроешь. А после ты к нам присоединишься, м-м-м, Владыка Перемен с радостью примет тебя, да.
Минбарка на минуту затихла. Радитор ей никак не мешал и молча наблюдал. Что-то явно решив, девушка повернулась к своей соседке и на мгновение соединила кулаки перед лицом, в ответ та прикрыла глаза и поднесла руку к сердцу. Первая девушка повернулась обратно к своему пленителю, сложила пальцы треугольником перед грудью и закрыла глаза. Между пальцев, в центре треугольника, загорелась маленькая звезда. С шипением сгорающей плоти она спустилась на пол и подошла к решетке. Ее глаза открылись и в них бушевало море белого пламени.
- Я живу ради единственного! Я умру ради единственного!
И она взорвалась. Несколько долгих секунд клетка сдерживала выплеснутую силу, треща и сминаясь, а после волна разрушительного огня затопила комнату.
15 минут спустя.
Я, в кукле Деленн, широким, хозяйским шагом, шел по убежищу еретиков. Вокруг меня то и дело летали выстрелы, взрывы, мелькали лазерные лучи. Рядом со мной светил своей улыбкой Линьер, остальные куклы занимались зачисткой. Когда мы подошли к центральной комнате, бой уже утихал. Линьер открыл двери и проскользнул внутрь, а после вошел я. Помещение впечатляло, не ожидал здесь встретить столь органичный интерьер. Мужчина, в одеянии подобном церковной рясе, расписанном сине-белыми узорами, поднялся мне навстречу. Мы, странным образом, были очень похожи друг на друга. Похожий фасон одежды, похожие цвета, рост и осанка. Ему добавить столу и любой назовет нас духовными братьями. Мужчина был явно раздражен и обескуражен.
- Полагаю, Вы - Инсерио. Мое имя Вам, уверена, известно. Давайте подождем, пока мои люди закончат убирать здесь мусор и серьезно поговорим. Да, кстати, подать сигнал на начало беспорядков и все такое прочее Вы уже не сможете. Об этом мои люди тоже позаботились.
- Да кто они такие?!
- Они? - я слегка хохотнул. - Все они члены Анлаʼшок. Самым близким переводом на готик будет "рейнджеры". Во время войн Теней и между ними, мы выслеживали их агентов и их самих. Эти агенты отлично маскировались, промывали мозги и меняли внешность, их интриги порой охватывали десятки рас. Поэтому Анлаʼшок наработал хорошую практику выявления предателей и противодействия им. Ну как, не улавливаете параллелей?
Инсерио выругался.
- А вы?
- Энтилʼза, глава Анлаʼшок, - с легким поклоном и наклонив голову вбок, сказал я.
Спустя пару минут молчания, в комнату заглянула кукла и "прошептала" мне на минбарском отчет.
- Ах, какая жалость, что Радитор погиб. Такой опыт пропал, - произнес с легкими маниакальными нотками.
- Опыт? Вы хотели, - выдал нервный смешок Инсерио, - на "еретике" опыты ставить? Вы точно не тзинчит?
- Абсолютно. И, предвосхищая, Вы не подходите. Как ни странно, Вы гораздо слабее заражены варпом. Удивительно для главы культа, не находите?
- Не удивительно. У кого нет мозгов, заменяет их... другой субстанцией.
- М-м-м, думаете? В таком случае, Вас я тоже не назову умным. Поклонение этим... Впрочем, все это подождет. В данный момент мне нужны от Вас коды сообщников и контор, которыми пользовался культ. Пора вернуть деньги в семью.
- Послушайте, - сказал Инсерио, после короткой паузы, - зачем Вам все это? Вы явились в эту галактику и пытаетесь присоединиться к болоту Империи. Стагнация, механикусы, суеверия, ложная религия и еще сотни граней, что убивают волю человечества к возвышению! Встаньте рядом с нами! Властитель Перемен - это та сила, что ведет галактику на путь развития!
- Ха. Ха-ха-ха, - я рассмеялся до слез. - Развитие? А где оно? Да, возможно я соглашусь с Вами, Империум в стагнации и все остальное тоже. Но разве становиться на сторону Богов Хаоса - это решение? Тзинч утверждает себя как бога изменения, магии и науки. Но где результаты? Где величественные достижения, где новые горизонты? Где пресловутая технологическая сингулярность? А, не спрашивали себя? Почему служители Хаоса находятся на том же, а то и худшем уровне, что и Империум? - неожиданно для себя, я разошелся и говорил с яростным пылом. Волны злости, холода и полной убежденности омывали меня. - Тзинч так рьяно противопоставляет себя Нурглу, но на деле такой же служитель энтропии. Из года в год, в любом миллениуме, столь активный бег на месте. Грязь! Ни варп, ни материум. Что значат все эти ваши интриги на фоне Империума, что они меняют? Ничего, ноль, зеро! - я почти кричал. - Все боги хаоса лживы, все! Тзинч - изменения? Он трусит перед настоящим развитием! Кхорн - битва? Но когда он последний раз сражался? Что, нет достойного противника? Так взрасти его! У него был шанс, Император, и что он сделал? Ослабил хитростью и поверг предательством! Слаанеш - красота? Но все чем он одаривает - скрытое иллюзией уродство! Трусость, предательство, уродство - вот их истинные имена! А мы не желаем становиться, подобно Вам, белками в чужом колесе! Лишь настоящий путь наверх, настоящее развитие, настоящее дело!
Инсерио завороженно слушал меня. Разум почти исчез из его глаз, помалу заменяясь каким-то фанатическим блеском.
После этой, неожиданной для меня самого, отповеди или, скорее даже, проповеди, экраны на стене начали менять картинку. Один за другим, то там, то здесь, они начали отображать части женской фигуры. Наконец, изображения всех мониторов сложились в одно единое. Картина красивой, почти идеальной женщины. По мере ее проявления Инсерио начал заметно бледнеть, а потом и худеть на глазах. В пси было видно, что из него идет толстый жгут энергии в сторону экранов. Я несколько раз попытался разбить этот жгут своими ударами, но безрезультатно. В конце концов, рядом со мной осыпался истлевший труп. Экраны начали трескаться и темнеть. В стене образовалась раскаленная дыра, откуда выплыла женщина, чье изображение только что исчезло. Она была одета в мантию из серо-синих перьев, ее глаза светились, а в руке держала посох с кристаллическим навершием. Приблизившись, она зависла в некотором отдалении от пола.
- Ай-яй-яй, - произнесла она, покачивая изящным длинным пальчиком, - как нехорошо, почти отобрала мою куклу. Грубо-грубо! Ку-хи-хи-хи! Такая талантливая, - женщина облетела меня, проводя длинным ногтем по голове, - такая умная, разнообразная, изменчивая. Та-ак все просчитала. Я почти люблю тебя. Ку-хи-хи-хи! Ой, похоже ты пришла сли-ишком во всеоружии. Увидимся позже, я тебя навещу, когда вокруг будет меньше, хи-хи, лишних элементов!
Мне от этого смеха стало страшно. И то, что передо мной красовалось одно из самых опасных существ варпа, демонхост, жути только добавляло. С последними словами это развернулось и стало со скоростью обычного шага улетать в сторону дыры в стене. Я сбросил заторможенность. Врешь, тварь, не уйдешь! Кинул хлыст из пси, цепляя тварь. В комнату стали вбегать остальные куклы, присоединяя свои силы. Я возблагодарил небеса и свою паранойю, за то, что вырастил здесь две тени. Сейчас они на всех парах мчались сюда.
- Ку-хи-хи, ты так не хочешь, чтобы я уходила?
Тварь вначале попыталась придавить своей силой. Человека бы это размазало по полу, конструктам, тем более тщательно закрытым от варпа, это было нипочем. Видя, что ее атака не имеет эффекта, она опять хихикнула и начала швыряться сгустками силы. Пусть они и были быстры, для человека, куклам не составило труда от них уворачиваться. Следующими стали заклинания. Молнии, огонь, холод. На счастье, всего несколько ударов успело настигнуть кукол, когда в комнату ворвались Тени. Они мгновенно охватили своим полем тварь и та упала наземь. Грязно выругавшись она подняла руку и в нее ударило несколько десятков жгутов силы. К моей радости, этого было недостаточно. Тварь быстро погибала, ткань истлевала, кожа плавилась на глазах, на теле образовывались черные дыры.
- Мразь! - пробулькала она разрушающимся горлом. - Я вернусь, я бессмертна! Я вернусь из варпа и ты пожалеешь, сука! Я разрушу...
Дальше слова стали неразличимы и тварь развалилась в кучу дурно пахнущей черной слизи. На всякий случай я уничтожил все, что было в этом убежище. И пересоздал всех кукол, с нуля. Ракшас его знает, что за пакость она могла мне прилепить, лучше перестраховаться.
Шесть дней спустя, Поместье Капмунов
Я все-таки выиграл эту партию. Да, знаю, "если вы обхитрили тзинчита, пересчитайте свои пальцы, если не найдете отсутствующих или лишних, задумайтесь, может на вас уже стоит его метка?". Хвала всем небесам, все хорошо. После зачистки бункера, договор с кланом стал быстро набирать вес. В обновленный совет вошли Нортэн и Анотатор, который долго ворчал по поводу того, что ему пришлось оставить свою практику. Несмотря на брюзжание и еврейские замашки, Анотатор оказался болезненно честным и благодарным человеком и передал мне весь пакет оговоренных связей и обещался послужить посредником. Бесплатно. Очень приятный сюрприз. В дополнение, когда совет начал чудить и хамить, угрожая дать нелестную характеристику для Инквизиции, быстро вправил им мозги, напомнив, какая грязь может вылиться на клан в этом случае. В результате мы договорились, что похороним эти темы и забудем, где могила.
Радитора и компанию объявили погибшими в результате нападения наемного клана из соседнего сектора. Это была такая неофициально утвержденная форма прикрытия смертей в ходе внутренних разборок. Так что их в тот день не было в поместье, да и на планете тоже. Удобно.
На следующий день после чистки, оказалось, что губернатор погиб, рассыпался на глазах у своих сотрудников. Администратум быстро замял дело, резонно подозревая крайне нелестную для себя ситуацию. А вслед обратился к клану. Танцы павлинов быстро закончились и клан все-таки стал Имперским Домом. Лоравик дал присягу, в церкви. Администратум не хотел ошибиться во второй раз и тщательно проверил кандидата, но никаких грехов, кроме запаха перегара, не нашел. И вот сейчас я на приеме в честь нового губернатора и нового Дома. Скучно. Но убрать фокус внимания нельзя. Постоянно подходят представители разных могущественных людей и организаций. Предложения, союзы, угрозы. Чума на вас!
После этой моей мысли, двери зала с силой распахнулись и народ начал пятится.
- Именем Бога Императора! Всем оставаться на своих местах!
*[1] Абнегаторы - фракция Инквизиции в секторе Меркавар. Основная идея - "лишние знания, лишние печали". Стремятся ограничить образование. В тесных отношениях с инквизиторами-церковниками.
Глава 19. Под взглядом ворона. Часть 1.
Зифиос, Орокрис. Инквизитор Хун-дер деʼВин-ку-ло
Три дня, три фраговых дня я провел в компании этого ксенофила и уже готов его убить. Педераст хренов. Почему не Софию послали, на нее хоть смотреть приятно. А этот своими ужимками совсем достал. То, как к нему липли девки, которых он с арктическим холодом игнорировал, не помогало. А эти лекции? "Не действуй сгоряча, кто знает, какие блага для Империума мы можем получить от этих чужаков". Тьфу, слушать противно. Можно сколько угодно сотрудничать с отдельными представителями, это я еще, скрепя сердце, готов принять, но раса всегда будет следовать только своим интересам. Случись Империуму взять под свою длань ксеносов, рано или поздно последует мятеж. Я это знаю, чужаки это знают, все это знают. "Они многое могут нам дать". О, да, могут, на прозекторском столе!
Присутствие Фремдера раздражало еще по одной причине. Пусть, слава Императору, руководство и решение за мной, но переходить дорогу старику Фольтвигу, Фремдер его креатура, чревато. Этот хитрый седой лис, официально не состоя ни в одной фракции, не занимая ни одной официальной позиции, дергает за ниточки все значимые фигуры в секторе. Достойный пример изощренного ума и очень, очень опасный противник. По слухам, он сейчас под одним балдахином с ксенолюбами, но как оно на самом деле, один Император знает. В любом случае, если Фремдер "выскажет свое мнение", придется прогнуться. А он выскажет. Значит, моя задача - сделать так, чтобы ксеносы запятнали себя перед инквизицией, сильно запятнали, без шансов оправдаться. В этом случае этот педераст будет вынужден поддержать меня.
Фремдер встретил меня на орбитальной станции. Весьма "любезно" с его стороны, формальный протест теперь не заявить. Впрочем, никто и не ожидал столь глупого просчета. Вместе мы спустились на планету, бок о бок вошли в двери "Красного ворона"*.
"Красный ворон" - представительство Инквизиции на Зифиосе, субсектор Эллалия. Высокое двухкорпусное здание, с покрытием из красного керамита, в виде стилизованного ворона с поднятыми крыльями. Когда-то оно было штабом одноименной корпорации, но та, после народного бунта в 272.М41, "добровольно" пожертвовала здание инквизиции. Около 30 лет здание использовалось как запасное и склад, однако в течении этих лет все отделы и сотрудники постепенно перебирались в "Ворона" по причине значительно большего комфорта и оснащенности. Как итог, ситуация перевернулась и уже оригинальное здание стало использоваться как запасное, а потом и вовсе было продано службе Адептус Арбитрес в 327.М41. На протяжении столетий образ здания слился с восприятием Инквизиции в умах жителей планеты. Теперь в их речи, по отношении к инквизиторам и рядовым сотрудникам Инквизиции, чаще можно встретить эпитеты "ворон", "красный", "кровавый" и им подобные, чем официальные титулования.
Внутренняя справка по административным объектам Инквизиции. 930.М41
Здание встретило нас суматохой и авралом. Сплошным потоком прибывали машины Администратума, откуда клерки вывозили огромные тележки с папками и планшетами, сновали толпы людей, стоял нескончаемый гам. Ледоколом пройдя сквозь людскую массу, мы добрались до жилой части здания. После решения вопроса с размещением, навестили местную администрацию. С ее нынешним главой, Максимилианом Лэйзиром, отношения у нас, скажем так, не сложились. Он сходу попытался переложить на нас ответственность за проверку нового Дома. Фремдер резко осадил его, но после Лэйзир, говоря мягко, предложил нам исчезнуть с его глаз. Старик явно никого не боялся и местом своим не дорожил. Пришлось лично идти в скрипториум и прямым приказом реквизировать несколько сотрудников.
Посмотрев первые полученные бумаги, я был вынужден согласиться с коллегой, что дело здесь было не чисто. К сожалению, раскопать что-то сейчас уже было нереально. Все нужные бумаги и электронные документы были зарыты в огромных беспорядочных завалах. Скрипторы судорожно пытались разыскать в этом хаосе нужные сведения, увы, безуспешно. Ситуация явно была организована кем-то из высоких чинов Администратума. И этот кто-то, пока чиновники будут разбирать все по полочкам, надежно вычистит грехи прошлой власти. Разбираться в этом я не собирался, в конце концов, обычный криминал - это дело арбитров, а никак не инквизиции, досадно только, что это мешает моей работе. Еще два дня мы ждали данных, как назло, почти безрезультатно. Из вариантов остался только визит к Капмунам, где все еще гостили ксеносы.
Нота "Periculum Majoris"* формально требовала определенного протокола. Весьма наглого, откровенно говоря, протокола. Никаких предупреждений, согласований, сильный военный контингент и агрессивные действия. В другой ситуации я бы и не подумал придерживаться его, Инквизиция всегда старается поддерживать хорошие отношения с аристократией, насколько это вообще возможно. С нас достаточно врагов Империума, чтобы заводить еще и собственных. В другой ситуации, да, но сейчас это была великолепная возможность спровоцировать ксеносов. Фремдер слегка кривился, но возразить не мог, все делалось согласно букве указов конклава.
"Periculum Majoris" ("большая, серьезная опасность", в.готик) - документ обозначающий степень угрозы. Может быть трех субвидов: "Xenos", "Hereticus" или "Malleus". При подаче в Инквизицию, та обязана прислать команду дознавателей. Следует помнить, что инквизитор всегда может действовать по своему усмотрению, полностью или частично игнорируя протокол.
Отрывок из служебной инструкции. Администратум.
795-й Хельхеймский полк гвардии окружил поместье Капмунов по периметру. Не пересекая, пока, границы кланового квартала. Поддержка отряда из храма Омниссии обеспечила нас невидимостью от ауспексов охраны и подавление коммуникаций на территории поместья. Внутрь мы прошли с отрядом СПО и арбитров. Охрана была обезврежена во мгновение ока. Никто из них не сопротивлялся, не пытался подать знак своим хозяевам. Увидев инсигнию, они послушно отдавали оружие и давали себя заковать, словно агнцы, послушные Его воле. Меня это наводило на нехорошие мысли. Либо ксеносов уже нет в поместье, либо... О "либо" думать не хотелось.
Поведение внутренней охраны ничем не отличалось от их коллег снаружи. Сопротивление было равно нулю. Все внутренние системы охраны были отключены. Кеперрат, механикус из моей свиты, прошептал мне на одной из развилок, чего мы избежали. Волосы невольно зашевелились у меня на голове, паранойя Капмунов заслуживала уважения. Наконец, мы заняли позицию перед дверьми в зал, где, по звукам, собралась вся знать.
- Именем Императора! Всем оставаться на своих местах!
Разномастная толпа аристократов, несмотря на приказ выгнулась широким пузырем. Все звуки замерли, лишь пронзительной, фальшивой нотой, где-то в конце зала, вскрикнула виолончель, по которой прошелся упавший смычок. Несколько секунд спустя я уловил движение. У меня задергался глаз, сквозь строй расступающихся придворных, к нам, неспеша, грациозным и ровным шагом, словно плывя, приближалась моя сестра, отлюби ее баворк*.
Баворч или баворк - самец вида вескох. Вескох - травоядное млекопитающее, часто встречающееся на планетах сектора Меркавар. Легко одомашнивается. Ценится за мягкую, длинную шерсть и полезное мясо. Молоко для людей несъедобно. Взрослый самец достигает 200 килограмм веса и высотой в холке до 1.20 м. Голову окружает валик ороговевшей кожи, который напоминает по виду гвардейский шлем, с чем связано множество анекдотов и крылатых выражений. Во время гона крайне агрессивны, что также нашло отражение в фольклоре.
Краткое пособие по животному миру сектора Меркавар. изд. 912.М41
- Адель, какого фрага ты тут делаешь? - почти прошипел я шагнув ей навстречу. - Хочешь, чтобы отец тебя окончательно прибил? Фремдер, я ненадолго отлучусь, подожди меня. Как ты вообще сюда попала? И что за вид?!
Я уже начал обдумывать, за какие нити потянуть, чтобы быстрее вернуть ее домой. Кажется на орбите болтался "Lucem", можно будет надавить, у капитана раньше рыльце было в пушку, не думаю, что что-то изменилось. Я взял сестру за локоть и попытался отвести ее в сторону. На мое удивление, мне не удалось сдвинуть ее руку ни на йоту. Когда она успела стать настолько сильной?
- Адель?
- Нет, инквизитор, боюсь вы ошиблись, - ответил мне такой знакомый, низкий, с хрипотцой, голос. - Я не ваша, хм, сестра, полагаю. Мое имя Деленн Мир. Сатай Деленн Мир, если вам нужен титул. Я минбарка. Причина, по которой вы прибыли сюда.
- Что? О чем ты говоришь? - я настолько был погружен в мысли о возвращении блудной сестры к родному очагу, что не сразу понял смысл ее слов.
- Кивернер, - обратилась она к главе клана, который успел подойти к ним, - прошу, прикажите, чтобы нам организовали помещение, где бы мы могли приватно поговорить.
- Конечно, Деленн, - он шепнул несколько слов подбежавшим слугам и те споро организовали коридор. - Прошу, вас проведут.
Словно сомнамбула, я двинулся вслед за всеми, путь не отложился у меня в памяти. Наконец, я обнаружил себя в небольшой уютной гостиной. Рядом с чужачкой стоял ее соплеменник, в одежде похожего стиля, с таким же костяным гребнем на затылке. Сейчас мне было ясно видно, на мою сестру эта ксенос походила весьма отдаленно. Да, есть похожие черты лица, но физических отличий хватало. Главная же разница была в поведении, сестра всегда отличалась тактом и манерами грокса, а эта же - герцогиня, как минимум. Великий Император, что за затмение со мной было?!
- Господа, как я уже сказала, меня зовут Деленн Мир. Думаю, ваши механикусы уже подтвердили, что я не человек. Так?
Фремдер и механикусы обменялись взглядами и кивнули.
- Хорошо. Я присутствую здесь как посол от лица объединения "Индра". Вот мои верительные грамоты, - она передала мне в руки свиток из тонкого пергамента. - А это, - посол протянула в сторону руку и помощник вложил в нее другую грамоту, значительно более украшенную, чем первая, - наше прошение о вступлении в Империум, - она протянула свиток к нам.
Со звуком разбитого стекла, где-то в моем мозгу лопнула жилка. Это конец. Фремдер, после такого фиаско, меня живьем сожрет. Меня, а через меня и всех абнегаторов, долгие годы будут склонять на все лады. "А это тот, что сестру с ксеносом перепутал" - словно в живую прозвучал у меня в ушах издевательский голос. Все мои планы по чужакам также пошли гроксу под хвост. И вишенкой сверху это "прошение". Я с тоской и ненавистью глянул на коллегу. Застрелиться, что ли?
Глава 20. Под взглядом ворона. Часть 2.
ДеʼВинкуло был заметно подавлен. Плохо, это нарушало мои планы. Мне нужна его злость, его паранойя и его страх. Молодой и враждебный дознаватель, в присутствии страховки - это идеальный для меня способ получить "прививку" от инквизиции. Да и не верю я, что эпопея с тзинчитами закончилась. Если я прав, нервозность может увеличить его шансы на выживание. Но, ракшас его побери, давить нельзя, закуклится, помочь тоже, создаст привязанность, благодарность. Может быть "качели"? Да, это хороший вариант держать его во взвинченном состоянии.
- Прежде чем мы начнем обсуждение, я хочу, чтобы вы пообещали, что нигде не будете упоминать произошедший ранее неловкий инцидент. Со своей стороны клянусь, что и от меня никто не узнает об этой досадной, м-м-м, досадном происшествии.
- А как быть с толпой аристократов?
- Они ничего не слышали и лишь поняли, что инквизитор со мной знаком и зол на меня. Слухов, естественно, не избежать, но сомневаюсь, что их измышления будут хоть сколько-то близки к реальности. А их фантазии никому не будут интересны. Если никто не станет копать подробно. Надеюсь, Вы прикроете своего молодого коллегу?
- Да. Обещаю, - Эманс Фремдер поднялся и отвесил церемонный поклон. За ним это повторила и его свита. Через несколько секунд те же слова послышались со стороны деʼВинкуло.
- Замечательно.
- Спасибо, Сатай Деленн. Могу я узнать, почему Вы столь великодушны ко мне?
- О, не будьте столь зациклены на себе. Просто начинать общение с самой могущественной организацией Империума со скандала - дурной тон.
ДеʼВинкуло словно под дых получил.
- Кстати, а Вы не боитесь, - обратил на себя внимание Эманс, - что слухи будут слишком похожи на правду?
- Ха-ха, нет. Я могу даже предсказать, какой сюжет будут пересказывать девять десятых присутствующих. Держу пари, все будет крутиться вокруг романтики, - придал голосу интонации восторженной блондинки. - Молодой ворон встречает прекрасную принцессу чужаков в бескрайней тьме космоса и их охватывает взаимная страсть. Они тайно встречаются, но пустота так велика и так редки мгновения счастья, проходит время и чтобы быть ближе к любимому, принцесса выходит на свет. Ах, и лишь инквизитор понимает, что их любовь не примут и жестоко осудят, - продолжил нормальным голосом. - Из оставшихся, основной версией будет, что у нас с деʼВинкуло были какие-то договоренности, которые я нарушила.
- Ну, знаете ли! - инквизитор стал похож на закипающий чайник.
- Что? Это не я говорить буду, а ваши соплеменники.
- Можно подумать, что ваши бы говорили что-то другое?
- Да, можно. У нас сюжеты бы крутились вокруг наставник-ученик, но это долго объяснять. Культур-рные особенности. В любом случае, думаю у нас есть более актуальные темы для обсуждения.
- Какие именно?
- Как мой народ может послужить Империуму. И в будущем, и уже сейчас.
- Вы так желаете служить?
- Смысл существования истинно разумного существа - служение обществу.
- Хм. Что вы можете предложить? - ДеʼВинкуло понемногу оттаивал, сейчас-сейчас.
- То, чем нам бы хотелось заниматься и то в чем мы по-настоящему хороши - это строительно-спасательные работы. Вот, прошу, - передаю планшет с расписанными вариантами.
- Интересно.
- Да, мы старались. Это возможность и задействовать нас и не светить перед широкой публикой одновременно. Хороший шанс для нас заработать репутацию.
- Хм, достойно.
- Кстати, о спасении. После, м-м, инцидента с Авророй, у нас на попечении оказалось большое количество людей. Капмуны от них открестились, - факт этот все равно бы вскрылся, значит есть резон сделать это самому, сместив акценты, - так что мы забрали их себе. И теперь думаем, что с этим, м-м, имуществом, м-м, делать.
- Делать? Имуществом? Делать?! Вы не обнаглели?!
- А что? О, я понимаю, Вы предпочли бы, что они умерли. Ведь спасенные ксеносами люди - это такая неловкость.
- Говори что угодно, ксенос, - деʼВинкуло распалился, - но не думай, что мы позволим вам, прикрываясь благотворительностью, держать людей в рабстве.
- Рабство? Как типично, ничего не зная, обвинять и карать. Давно перестали избивать детей, инквизитор?
- Мне без разницы, что ты там болтаешь, - он говорил ставя ударение на каждое слово. - Вы. Держите. Людей. Насильно!
- Опять, вот опять дурные обвинения без фактов. Да мы только рады будем, если они нас покинут. Одна из основных целей прибытия сюда было выгрузить, эм, то есть, вернуть людей в цивилизацию.
- Конечно, - инквизитор ухмыльнулся, - попользоваться и выкинуть, "как типично".
- Выкинуть?! Да мы готовы заплатить по тысяче орлов каждому, кто сойдет с корабля!
Безучастный до того к нашему "разговору" Фремдер встрепенулся.
- Деленн, снизьте сумму компенсации на порядок.
- Думаете? А, понятно, - сказал я полностью спокойным, деловым тоном. - Конечно, Эманс, сделаю как Вы сказали. Жаль, это уменьшит количество желающих уйти. Может посоветуете, как их дополнительно замотивировать?
- Я подумаю над этим.
Своим вмешательством Фремдер моментально разрядил обстановку, переключил. А всего две короткие фразы и тон. Профессионал.
- А что касается "попользовались", - переключившись обратно в сварливый образ, продолжил перепалку с деʼВинкуло, - мы их спасли, кормили, поили, обеспечили хорошим жильем, учили и позволяли, иногда, за хорошее поведение, работать. Добровольно, естественно.
- Учили? - зацепился инквизитор за любимое слово. - Чему же ксеносы могут учить людей?
- Физика, химия, логика, математика, архитектура и еще многое.
- Что вот так всему и всех?
- Нет, конечно. Мы, минбарцы, верим, что человека нужно учить лишь тому, что нужно и тогда, когда нужно. Общество должно помогать своему члену занять то место, которому он подходит больше всего. Это не значит, что мы ограничиваем человека в развитии, но все остальное он должен взять самостоятельно. И только по достижению соответствующего уровня ответственности.
Дальнейший разговор быстро смялся и деʼВинкуло со свитой покинул гостиную. Хе, тяжело осознавать, что твою мечту, цель, осуществили чужие существа. Так что инквизитор был зол, расстроен и в немалом смятении. И совершенно не вспоминал о своем провале. Нет, вспомнит, конечно, но в другом ключе и с другими эмоциями. Все по плану. Тьфу, птичка, что-ли, меня покусала, ракшас ее побери?
- Не скажете как, - после небольшой паузы спросил я Эманса, - такой молодой и, хм, живо реагирующий человек получил свою инсигнию?
- Два успешно очищенных мира от заражения генокрадами, два отраженных "Ваагха" и еще множество менее значимых инцидентов, - вальяжно-философски ответил Эманс. - Может это по нему и не видно, но он хороший командир, тактик и детектив. Ожидался прямой конфликт, послали его. В свою очередь, ответьте, почему?
- Психотерапия, анализ реакций, возможные аргументы и возражения.
- Не боитесь? В его руках ваша судьба. Перегнете палку и...
- Что-то мне подсказывает, что Ваше слово имеет больший вес. А прежде чем судить, Вы вначале выслушаете. Вдобавок, Вы хорошо понимаете меня.
- Вы понимаете, что я понимаю и далее по кругу. Плохой аргумент с Вашей стороны, очень плохой. Впрочем, да, вам повезло, что меня сюда направили.
- Дайте догадаюсь, Вас насторожили несуразности в донесении?
- Вы хорошо информированы.
- Было время подготовиться, - пожал я плечами. - Успели обзавестись связями.
- Знаете, Вы очень по-человечески себя ведете. Разница лишь в физиологических реакциях.
- А Вы ожидали что? Что-то сверхособенное? В своей галактике я встречалась с представителями минимум сотни рас. У многих из них были, м-м, физические или социальные особенности. Но вот заметные отличия в логике и структуре мышления у ан-тро-помор-фных рас встречались крайне редко. В этой галактике я, пока, познакомилась с четырьмя расами. И можно сказать, что тенденция сохраняется.
- Галактике? Почему, в таком случае вы решили, эм, ...
- Почему Империум? Для того, чтобы ответить на этот вопрос придется слегка пояснить нашу историю. Почти все мы, кто оказались здесь, в прошлом члены одной организации, Анлаʼшок. Рейнджеры, если перевести на готик. Основной целью было выслеживание и обезвреживание агентов Теней. Структура и методы работы были очень похожи на таковые у Инквизиции. После к списку врагов добавились Ворлоны, которые оказались не меньшими манипуляторами. А после, после мы победили.
- Кажется я понимаю.
- Скажите, Эманс, что бы Инквизиция стала делать, если бы были уничтожены все демоны, "боги", ксеносы и абсолютно все граждане исправно били поклоны Императору?
- Не могу с ходу ответить. Продолжайте.
- Поначалу задачи еще были. Объявившиеся "наследники", эпидемия, третье пространство, и еще немного другого, но все быстро закончилось. Нас пытались переключить на другие области. Арбитраж, политика, полиция, охрана. Это оказалось плохой идеей. Мы были живым и ярким напоминанием войны, которую все хотели забыть. Нас попросили исчезнуть из света софитов. И, вместе с другими неудобными осколками прошлого, мы ушли на передний край исследования галактики. Поиск, оценка, подготовка к колонизации, помощь молодым колониям, все такое. Варп-шторм, в который попал Индра, подвел черту истории Анлаʼшок, там. А мораль этого всего одна. Мы привыкли служить чему-то большему, не родному правительству, не даже народу, но самой достойной силе. И в этой галактике это, безусловно, Империум.
- Хм. Лестно и пафосно, - ухмыльнулся Фремдер и изобразил несколько беззвучных хлопков, - сойдет. Но сейчас давайте уточним нечто другое, - механикус передал инквизитору планшет. - Мне известно, что у вас есть предварительное соглашение о заключении фидуциарных договоров по ...
Фремдер оказался очень разносторонним профессионалом. На протяжении двух часов, он из меня душу вынул и обратно вставить забыл. Несмотря на всю мою "вычислительную мощь". Разобрав все аспекты моих переговоров с Капмунами и другими кланами, он, в общем-то доброжелательно, проехался по моему эго тяжелым катком. Мило, четко и ясно показал где и из-за чего у меня будут проблемы. Две трети договоров придется перезаключать заново. Зато пообещал помочь с разрешением на найм людского персонала. Это решит проблемы с остающимися на Индре людьми, придаст им официальный статус. По исходу разговора, должен я ему оказался по самые уши.
Реторта*. Дворец губернатора. Кабинет.
Аралуза Секундус. Благодаря знаменитым на весь сектор кипящим морям и амбициозному проекту терраформирования от Адептус Механикус, стала более известна как Реторта. Основная промышленная деятельность - добыча кристаллов Кан-корр. Эти псевдоматериальные образования являются эффективным и безопасным объектом фокуса для навигаторов и астропатов, а также используются в ювелирном деле. Более 60% населения занято в добыче кристаллов.
Изначально все поселения на планете располагались под герметичными куполами, по причине слишком бедного для дыхания воздуха. В 852.М41 Магос Биологис Сольвентис Пурам обнаружил возможность массовой генерации недостающих элементов из приливных подземных течений. К 935.М41 нужда в купольных поселениях отпала. Все города на данный момент сосредоточены вокруг атмосферных заводов. Заводы работают циклически, днем активно вырабатывая пригодный для дыхания воздух, а ночью находясь в режиме охлаждения, что обеспечило естественный и утвержденный самими жителями комендантский час.
Справка по достопримечательностям сектора Меркавар. Администратум. 950.М41
Все-таки они прибыли в открытую, Немон был прав. Эх, не так я ожидал свою отставку. Тихая ночь, сон, аккуратный взмах кинжала и ты отходишь к Императору, даже не зная об этом. Нет, захотели сделать все публично. Врете, твари, не возьмете!
- Немон!
- Да губернатор? - Немон появился, как всегда, неслышно и мгновенно.
- Гости прибыли, как ты и говорил.
- Тц, как неудачно, я предпочел бы ошибиться, губернатор.
- Уже неактуально. У тебя все готово?
- Да, конечно, губернатор. Вот, прошу, здесь Вам сменят внешность, а эти люди направят в убежище. Вы найдете там все необходимое для возвращения власти.
- Ценю, Немон. На тебя, как всегда, можно положиться во всем. Ты со мной?
- Нет, губернатор. Мы встретимся уже на месте.
Через десять минут. Приемная.
- Корифус! Корифус, ну что там? Вокс так и не работает?
- Нет, без ответа. А что за сыр-бор?
- Ты что? Совсем по жизни потерялся? Награду ему должны вручить. Алмазную аквиллу, на минуточку. Ну там, сверхэффективное управление и все такое. Вот люди прибыли, а виновника нет, как-то по-дурацки получилось.
- Может заместитель сможет их принять? Как его, Немон?
- Ты что, спятил? Он уже год, как погиб.
- Э, да? А мне казалось... - скриптор предпочел оборвать фразу. - Неважно. Схожу в сад кристаллов, он в последнее время часто там заседал. Может просто решил передохнуть и вокс выключил?
Лаборатория "Пурам"
Кристально чистая капля упала на тихо перекатывающийся ковер из белых крошечных бутонов. Поверхность растений заволновалась, протягивая псевдоподии к брызгам. Мгновение и вода исчезла, растения замерли.
- Ах какие вы способные, малыши мои.
Неопределенного возраста женщина, в красно-белой робе стояла перед "каруселью" с аквариумами.
- Какие молодцы, давайте-ка проверим степень адаптации. Вы же хотите помочь своей матушке?
Она зацепила щипцами часть растений и поместила в контейнер, который тут же отправился в подрагивающие механические лапы странной машины.
- Ну же, малыши мои, покажите, что все правильно, что мама не ошиблась. Вы же любите маму, да, милые мои?
Приговаривая, она колдовала над гололитами, то регулируя, то поправляя что-то невидимое.
- Ах, да, наконец-то! Актара все сделала правильно. Учитель, вы должны быть довольны. У меня все-таки получилось!
Странно, но вокруг никого не было. Женщина была единственным обитателем лаборатории посредине кипящего озера. Актара начала танцевать, неумело, но старательно. Машина издала немелодичный гудок, некоторое время шипела и звучно выплюнула на поднос ампулу. Актара жадно схватила ее и вонзила себе в предплечье, ампула была с автоинъектором. Тотчас, словно марионетка без нитей, она упала на колени. Время застыло, ничего не происходило. Минута, две, час, день. Роба стала соскальзывать, что-то шевелилось под ней, стягивая ткань с тела. Под робой Актара была обнажена. Точнее, раньше была обнажена, теперь грудь, часть ног и спины покрывали пробивающиеся из-под кожи белые шипы. В какой-то степени это было даже красиво.
- Чу, спрячьтесь, маленькие. Вы молодцы, теперь мама стала гораздо лучше и ей стало лучше, ха-ха. Но сейчас надо спрятаться. Но мы знаем, где вы сможете раскрыться полностью.
Шипы послушно приняли цвет кожи и плотно прижались к телу, теперь казалось, что это просто шрамы. Женщина вынула из шкафчика объемное платье и аккуратно надела его через голову, иногда морщась из-за неловких движений. Когда платье заняло свое место, она отправилась в ангар, взяла скутер и стремительно покинула лабораторию.
Город 12. Балетная школа.
Эльза вернулась в группу после двух лет перерыва. Ее уход был, скажем так, неприятным для всех. Особенно учитывая, что ушла она посередине сезона. И сейчас девушку моментально подвергли остракизму. "Это та, предательница", слышалось отовсюду. Вдобавок она умудрилась забыть тренировочную форму. Хорошо хоть в сумке нашелся костюм с последнего выступления.
- Смотри-ка, как выпендривается! - "прошептала" одна тренер другой, когда девушка вошла в зал.
Эльза стиснула зубы и встала к станку, сбоку от остальных девушек. Зазвучала легкая мелодия и она приступила к разминке. Лишь только она успела выполнить несколько па, как свет исчез. Исчез станок, стены, пол. Из тьмы вытек туман. Он поднялся, словно змея, на высоту двух метров и стремительно атаковал. Девушка отскочила. Туман ударил сбоку, закрутив ее на месте, уронил на колени, тараном поднял в воздух, отбросил на спину. Эльза, как могла, смягчала удары и падения. Музыка сменилась и теперь била в уши мощными крещендо. Весь бой стал вливаться в узор музыки. Она поняла, туман - это не враг, это ее партнер. Туман нападал, и она уворачивалась, туман отступал и она охотилась. Когда музыка закончилась, весь зал восторженно аплодировал. Ее обнимали, что-то ей говорили, но Эльза не слышала их. Она внимала лишь фигуре, что соткалась из тумана, который видела только она.
- Тебе пора на настоящую сцену, пора. Идем, я отведу тебя.
Город 51. Художественная мастерская.
В просторном зале мастерской было лишь два человека. Один, с въевшимися в кожу рук следами красок, в заляпанном балахоне, со всклоченной шевелюрой, и второй, аккуратный до последней буквы, в элегантном костюме и с дорогим хронометром на руке, на который он то и дело опускал взгляд. Они неспешно подошли к одной из картин. На полотне было искусно изображено множество цветов из металлических шипов. Синий кристалл, из которого росли цветы был покрыт ржавыми пятнами. Несмотря на великолепное исполнение, картина оставляла ощущение некоторой незавершенности.
"Костюм" потер подбородок, то так, то эдак рассматривая картину.
- Знаешь ли, здесь чего-то не хватает.
- О да, как я рад, - художник только что не подпрыгивал, - как рад, что ты заметил, да-да, не хватает. Тебя!
С последним словом художник сильно толкнул своего собеседника и тот рухнул в картину, как в воду. И сразу попал на шипы бутонов. Рот его раскрывался в безмолвном крике, рамка картины звуков не пропускала. Шипы хищно зашевелились и начали неистово вращаться, перемалывая тело в однородную пульпу. Голова, перевернувшись упала на верхнюю грань кристалла. Со влажным чавком кристалл стал стремительно обрастать голову, навечно заключая в себе останки незадачливого критика.
Художник прошелся подле картины.
- Шедевр, определенно шедевр. Но мне пора, "знаешь ли". Есть один пейзаж, который я умираю, как хочу запечатлеть. Пока-пока, мне пора!
Он достал из пачки холст, укрепил на мольберте, схематически, буквально за минуту, нарисовал подножие вулканической кальдеры и нырнул в картину.
Город 15-дзета. Интернат "Мечта".
Мальчишка лет двенадцати сидел за столиком и, подперев голову руками, смотрел на невозможное. Ярко-синее перышко птицы. Это было совершенно нереальное чудо. Птицы не могут здесь жить, задыхаются. Так ему говорили и он верил. Каждый день ему чудилась птица, но он отгонял это видение. "Мираж, фокус", - говорил он себе. И теперь ясно видит опровержение всем тем словам, что воспринимал за истину. Перо. Казалось протяни руку и возьми, но откуда-то он знал, что только он встанет, подует ветер и перышко улетит. Поэтому мальчик только сидел и смотрел. В его "знании" стали появляться моменты, когда перо можно будет схватить. Вот-вот, сейчас, рывок. Мальчишка разочаровано воскликнул, упустил. Но не время сожалеть, надо бежать. Мир расцвел мириадами вероятностей. Вот здесь патруль повернется, здесь упадет камушек, здесь он перепрыгнет и звук, отразившись от старой трубы будет звучать с совершенно другой стороны. Мальчик не задумывался почему и как, для него начали исполняться мечты. А мечтами надо наслаждаться, а не думать о них. Парень скользил от укрытия к укрытию, быстрым темпом приближаясь к выходу из города.
На КПП как раз возвращались арбитры на моноподах. Они всегда патрулировали окрестности перед закрытием врат, на случай идиотов и туристов. Если что, предупредительный выстрел в голову из шокового и бесчувственная тушка отправляется в гостиницу на пару с квитанцией о штрафе.
Как мальчик и ожидал, перо вылетело из города с последним "вздохом" фабрики. И теперь он лихорадочно искал возможность проскользнуть между стремительно закрывающихся створок ворот. Это нет, поймают через пять секунд, здесь минута, здесь не добегу. Взгляд упал на припаркованный монопод. Беспечный водитель оставил включенной систему двигателей. Да, это то, что нужно, здесь вероятность не обрывается. Мальчик никогда не управлял подобной машиной, да и, если честно, никакой, кроме школьного погрузчика, но то же чувство правильного пути подсказывало ему, что все получится. Он в одну секунду влетел в седло и сразу дал максимальный ход. Никто из арбитров среагировать не успел, они только матерились, глядя на сошедшиеся створки. Никто их до утра не откроет, теперь, из-за одного идиота, придется звать десантный бот.
Мальчишка гнал на полной скорости. Каким-то образом перо умудрялось лететь быстрее, но все было правильно, это же чудо. Внезапно, сквозь восторженность, пробилась тревожная мысль. "А как же воздух? Я же задохнусь", - и он стал задыхаться. Руки соскользнули с рулей и мальчик вылетел из седла. Перекувырнувшись несколько раз и ударившись головой, он замер и отключился.
Казалось всего через секунду, мальчишка опять открыл глаза. Он судорожно схватился за грудь, ожидая удушья, но дышалось хорошо, свободно. "Значит об этом нам тоже лгали". Он обернулся вокруг. Подножие скалистого холма. На его вершине, трепетало, пойманное в щели между камнями, синее перо. Мальчик уже собрался идти туда, как сзади послышался гул. На посадку заходил массивный, ощетинившийся орудиями бот.
- Именем закона, оставайтесь на месте! - трубный глас разбил вечернюю тишину.
Из трюма выпрыгнули два арбитра. Первый направился к мальчишке, а второй разложил оружие и без задержки выстрелил в живот нарушителю. Мальчик упал на колени. Первый арбитр подскочил к коллеге, выбил оружие и врезал по лицу.
- Это же просто ребенок, баворк тебя от... полюби! Он от шокера и загнуться может, кретин!
В этот момент "просто ребенок" поднялся и захромал в сторону вершины холма. Арбитр нагнал мальчишку как раз, когда тот поднимал перо. Арбитр в изумлении остановился. Это был не холм, а край кальдеры, полностью усыпанной светящимися друзами кристаллов. Он открыл рот, но сказать что-либо не успел, внезапно упав. Упав на рассыпающиеся тонкими гранями остатки ног. Он неверяще повернул, с заметным хрустом, голову в сторону напарника, но того постигла та же участь. Через мгновения лишь сверкающая пыль напоминала о том, что здесь прошла смерть.
Но мальчика это уже не занимало. Он смотрел на силуэты, что с равными промежутками вышли в этот момент на край кальдеры. Восемь человек, восемь лучей идеально сходящихся в центре. Каждый видел свое, лаборатория, сцена, укрытие, открытие. Пятерых вела история, двоих предсказания, ну, а путешественник, он просто пришел. Мальчик чувствовал их всех, их мысли, их взгляды, их суть. Да, именно так правильно. Он чувствовал это, эту упоительную правильность. Теперь они вместе, теперь откроется цель. Они изменят этот мир!
Где-то в глубинах варпа.
Тонкая, серая птичья фигура стояла перед сложной, многомерной доской. Казалось, демон играл сам с собой. Ведь рядом никого не было, фигуры противника никто не трогал. Вдруг демон будто что-то услышал. Перья встопорщились, он издал вопросительный клекот. Никто не ответил, но он чувствовал, где-то появилось множество новых путей, новых граней для изменения. Он вглядывался, старался понять, увидеть в потоках Имматериума, где истинное знание, а где ловушки расставленные его мастером. Да, да, вот этот завиток. Демон подхватил из воздуха когтем красную нить. Подержал секунду и отпустил. И еще одну, и еще. Казалось, это худое подобие птицы играет на невидимой арфе. Наконец симфония закончилась. Демон кивнул сам себе и, вернувшись к доске, передвинул одну из фигур далеко вперед.
Хаос принимает любое подношение, понимает любой язык. Можно рисовать знаки кровью, можно рисовать знаки краской, водой, воздухом. А можно, и это высшая степень искусства, рисовать знаки людьми и их поступками.
NB.
Сцена с мальчишкой вдохновлена короткометражкой Шумер. https:/youtu.be/z8_A77cRIPk
С балетной школой - Reminiscence. https:/www.youtube.com/watch?v=Difg3iBfE2g
Глава 21. Дым и зеркала.
Зифиос, Орокрис. "Красный ворон". Эманс Фремдер.
Команда собралась в общей гостиной. По сложившейся традиции, они прогоняли ситуацию через несколько стадий анализа. Первым было обсуждение один на один. Остальные слушали и внимали, формировали свое мнение. Сейчас Эманс говорил с Николаем Велиаровым, бойцом. Нико уже лет пятнадцать сопровождал инквизитора, со времен операций в секторе Гало, когда тот еще не получил свою инсигнию. Крупный мужчина, обладающий впечатляющими боевыми качествами, с поистине звериной интуицией и очень непосредственной манерой общения. Помнится, узнав об увлечениях Фремдера, Николай ничтоже сумняшеся заявил: "Эманс, ты мне друг и начальник, но сзади ко мне не подходи, ушибу!".
- Да вроде нормальная девица. Ну посмеялась над Хун-дером, и что? Ему на пользу, меньше дурью страдать будет. С нами-то нормально общалась, уважительно. Ну, почти.
- Эх, Нико, все сложнее и веселее, чем кажется. Мы видели лишь то, что она хотела показать.
- То есть? - боец положил свою лапу на затылок и нахмурил брови.
- Она специально допускала ошибки и подставлялась. Как с Хун-дером, но на более тонком уровне. Все ее слова имеют двойное, тройное и еще не знаю какое дно.
- Хм, а точно? - гигант прищурился.
- Да, мыслит она в несколько раз быстрее человека. Ее реакции и физиология идеально срежиссированы. Не спрашивай, как я это понял.
- И что, она таки дурит нам в голову или где?
Фремдера поражало умение Николая вывернуть фразу ярко, абсолютно грамматически неправильно и полностью понятно.
- Может и не дурит. В конце концов, она политик. Дважды политик. Тем более с их структурой власти.
- А что с ней?
- Ты не понял? - на деле, сейчас Фремдер говорил скорее для себя и немного для других членов команды, не ожидая от Николая понимания. Хоть тот и не был лишен природной смекалки, в "хитро-мудрых", по его выражению, ситуациях терялся. Но всегда был готов поиграть в игру "постучи в дурака". - Даже само название может намекнуть, "Серый совет". Правящий орган, члены которого становятся известны только после отставки. Официальная криптократия. Да она просто обязана иметь превосходные навыки лицедейства.
- Слушай, а она точно, того, правительница да начальница? Не могла соврать, престижу ради?
- Могла, конечно могла. Всегда надо подразумевать возможность лжи, Нико. Но сейчас мы это никак не проверим. Впрочем, главное для нас то, что другие минбарцы воспринимают ее как лидера.
- Лады, Эманс. Свое мнение я высказал. Мне она по нраву. Мысли правильные, девка пробивная. И не хлюпик, скажу тебе. Зуб даю, она половину в зале загнула бы в бараний рог за минуту.
- Да? Странно, я угрозы от нее не ощущал.
- Так я не об угрозе. Но запах силы от нее идет. Хм, похоже как от десантника или, даже ближе, как от той видящей, как ее, Альраноры. Вот вроде стоит рядом, никого не трогает, а сразу нутром чуешь, что она тебя щелчком пришибить может.
- Учту. Паула, твое мнение? Следов Хаоса нет?
Каждый раз, общаясь с Паулой, Эманс истово, всей душой, благодарил Императора за то, что ему досталась столь адекватный псайкер. Он вдосталь насмотрелся на менее удачливых коллег. Даже знаменитой Эмберли Вейл, с которой Эмансу посчастливилось пересечься несколько раз, приходилось мучиться со своей ненормальной Рахиль.
Выглядела Паула, да и вела себя, лет на двадцать. Нет, она была далеко не подростком, но гериатрия в наши времена творит истинные чудеса, были бы деньги. А своим агентам Инквизиция платила очень, очень щедро.
- Она под постоянной защитой. И крутой защитой, скажу тебе. Что-то вроде эльдарских рун, но на другом принципе.
- То есть, там хоть демон может быть?
- Не-а, полный отрыв от варпа. Демон в полминуты сдохнет. В этом смысле она прикрыта. Как при этом она пси умудряется использовать - для меня полная загадка.
- Я прямо чувствую слово "но". Что твоя чуйка говорит?
Одним из самых ценных граней дара Паулы была невероятной глубины эмпатия. Для Эманса, часто поиск виновных оканчивался после первого визита в высший свет. По завершению приема Паула, своим длинным изящным пальчиком, указывала на грешника. Оставалось только найти минимальные доказательства, что просто, когда знаешь, кто преступник. Многие агенты Хладного промысла обязаны своим падением именно ее дарованию. И Эманс берег свою драгоценность, никто вне команды не знал о талантах Паулы, даже коллеги.
- Правильно ты чувствуешь, Эми, - Паула скривилась. - Хреново моей чуйке. Эта мадам холоднее всех равнин Вальхаллы вместе взятых. Ноль эмоций, один расчет. Любой некрон, по сравнению с ней - истеричная профурсетка.
- Может из-за защиты?
- Раньше мне никакая защита не мешала. Впрочем, я молю Императора, чтобы ты был прав, Эми, - девушка поежилась. - Потому что если это не так, мне в одном секторе будет страшно с ней находиться, не то что в одном городе.
Реторта. Столица, Прима Ауктора.
Губернатор раскинув руки стоял на высоком балконе над дворцовой площадью. Еще не успели убрать трупы из дворца и кабинеты были щедро залиты кровью, но он уже объявил парад и теперь готовился начать речь. Под ним, ровными рядами, стояли полки гвардии и СПО. Позади них колыхалось море простых граждан. Сотни пиктеров трещали, стремясь запечатлеть каждую грань события для потомков. Обозрев цепким взглядом людскую толпу, губернатор включил вокс-усилители.
- Приветствую вас, мой народ! Со скорбью в душе я вынужден объявить, в сердце нашего субсектора свил гнездо враг! Ксеносы! Увы, это правда, - губернатор сделал небольшую паузу. - Всем вам известна жадность клана Капмун. В своей надменности они захотели большего и приняли ксеносов как своих союзников, больше чем союзников! Но и этого было мало. В глубинах клана созрел зловещий заговор и законный губернатор Синистфел Манус пал, сраженный силой чужаков! Капмуны тотчас захватили власть. А кто правит Зифиосом, правит Эллалией. Но! Не! Нами! Ибо мы не позволим этой ереси осквернить наш родной дом!
- Враг коварен и умен. И уже развратил все институты Зифиоса. Администратум, Экклезиархия, даже инквизиторы поражены сладкими речами чужаков и принимают их в своих стенах. Ересь! Пред лицом такого богохульства, я объявляю очистительный поход! Освободим наших собратьев от грязи, что нашла путь в благословенный светом Императора мир!
- Ибо быть нечистым, это знак ксеноса!
- Быть преследуемым, это знак ксеноса!
- Быть очищенным! Это! Судьба! Ксеноса!
Единодушный рев людей прокатился по площади. Юноша, что стоял за занавесями балкона поморщился и отступил вглубь кабинета губернатора. Помещение все еще носило следы недавнего боя. Изрешеченные стены и стол, отсутствие стекол и люстры, пятна крови повсюду и запах железа. Он взял со стола пачку карт и стал просматривать их, небрежно отбрасывая ненужные на пол.
- Отдыхаешь, Развитие? - в дверном проеме, как-то незаметно появилась девушка.
Парень раздраженно дернул головой.
- Что тебе, Талант?
- Нас ждут. Времени мало, нужно накачать бойцов. А Власть, сам видишь, занят.
- Да, вижу. Хорошо, кстати, вещает. Даже не обладай он силой, народ пошел бы за ним, - Развитие ухмыльнулся, глядя на девушку. - Исключительно талантливый человек.
- Пф. Идем уже, Наука копытом в стойле бьет.
Часом позже юноша стоял перед группой хмурых мужчин и женщин. Все собранные здесь бойцы потеряли кого-то важного от рук ксеносов. "Ваагх" семилетней давности, пусть и был небольшим, пусть гвардия стремительно его задавила, с избытком обеспечил кандидатов в отряд. Развитие внимательно осмотрел людей, постарался почувствовать их. Да, это было то, что нужно, великолепный материал, их ненависть и решимость горели ярким пламенем.
- Вас всех избрали для миссии в тылу противника. Миссии очищения. Чужаки и служащие им должны быть уничтожены. Вы лучше других понимаете опасность ксеносов. И ситуация даже хуже, чем вы предполагали. Эти ксеносы - угроза гораздо больше, чем любой Ваагх орков. Даже тренированный боец не соперник минбарцу. Они многократно сильнее, ловчее, быстрее и умнее, чем лучшие из гвардейцев. Но этому есть решение.
Развитие перевел дух. Пусть он и воспринял часть силы Власти, научился его путям, но это здорово выматывало юношу. Полсотни человек, стоящих здесь, выпивали из него все силы.
- Принять в себя то, что остальные посчитают скверной. Не буду врать, это и есть скверна. И по выполнению задания, по возвращению, всем вам надлежит убить себя. Горькая и мерзкая судьба, согласен. И не только вам, тем, кто с вами будет работать, и мне, кто предложил этот план, придется ответить. Если повезет, всего лишь своей жизнью. Но что на другой стороне весов? Жизни тех, кто стоит на площади, жизни тех, кто будет нам, по наущению ксеносов, противостоять. Одна наша жизнь, против десятков тысяч, если не миллионов, жизней наших братьев. Все добровольно. Если кто-то из вас откажется, я, мы поймем. Если есть хоть тень сомнения - уходите. Никто задерживать не станет. Все равно, лишь человек с непоколебимой решительностью, с алмазной волей, пройдет через преображение.
Робко поднялись две руки.
- Я не могу, - сказал парень понурив голову. - Воевать - да, умирать - да, но принимать в себя мерзость, - солдат поежился и встряхнулся, - я не стану.
И он быстрым шагом направился к двери, второй солдат неслышно пристроился сзади. Больше никто из строя не вышел. Развитие был немного удивлен. Он ожидал больше отступивших. В конце концов, именно для этого он закинул в группу этих двух провокаторов. Симбионтов было мало и тратить их на заведомый брак было глупо.
- Я рад, бойцы. Знайте, вы уже герои. Уже доказали свою стойкость и преданность нашему делу! Что же, дальнейшая ваша судьба в руках докторов и техников. Крепитесь. Верьте. Победите!
Корабль Индра, Калмаэль.
Один эльдар, бокал эрафкуанн*, прекрасный сад и вселенная - отличный рецепт для праздника. Для Калмаэля, по крайней мере. Он не отказался бы добавить к блюду присутствие Деленн, но та прочно застряла на планете. Провидец отмечал возвращение своего дара и новую веху в своей судьбе.
После отлета с Нимарифара его дар прорицателя быстро, за коротких четыре декады, угас. Это было ожидаемо, ведь почти все силы одаренных среди Ушедших были завязаны на Дух Мира. И вне своего мира они становились обычными, рядовыми эльдарами.
Когда, декаду назад, вселенная вновь начала открываться его внутреннему взору, провидец ненадолго впал в ступор. Калмаэль оказался окружен шумом отблесков мириад мыслей, теперь он знал, что этот шум был всегда, незаметный, тайный, неощутимый. Многое стало понятным. Весь этот корабль пронизывала огромная сеть психических проводников. Иная по форме и слабее эльдарских творений, она во многом повторяла идею матрицы бесконечности искусственных миров. И его дар приспособился использовать эту сеть как резонатор, псионный радар, что пронзал своим взглядом ближайшее будущее. Гораздо, на порядок, слабее, чем на планете, но разве это важно? Он больше не слеп.
Эрафкуанн (лиловая звезда - эльд., в империи так же именуется "звездным вином") - безалкогольный напиток фиолетового цвета. Обладает изысканным вкусом с нотами алоэ и ярко выраженным тонизирующим эффектом. Может употребляться большинством известных рас. Производится экзодитами эльдар из растительных ингредиентов. По неясной причине, сами эльдары пьют эрафкуанн крайне редко, раз в две-три сотни лет, большую часть изготовленного напитка продавая другим расам.
"Пыль на эполетах", том.2, автор - Хильда Софиар, Ордо Ксенос, 872.M38.
В течение этой декады, Калмаэль вновь присматривался к экипажу. Не может быть, что бы пси-активная раса не образовала связей со столь обширным резонатором. И он эти связи нашел, увидел. Гораздо более тесные, чем он ожидал. Каждый член экипажа был связан нитью с сердцем корабля. Даже нарны, которые были, казалось, безнадежно "затупленными". Все они до такой степени срослись душами со своим, с нашим кораблем, что дар воспринимал их почти как одно существо. Калмаэль даже немного завидовал. Он попытался аккуратно порасспрашивать членов экипажа об этой псионной связи, но в ответ получил лишь недоуменные взгляды, хорошо хоть пальцем у виска не крутили вслед.
На фоне единой судьбы выделялся лишь путь Деленн. Где-то, в недалеком будущем, ярким маяком пылала развилка. Ее свет затмевал дальнейшие события и обстоятельства самой развилки и провидец не знал, что думать. Раз за разом он кидал руны, но картина пути оставалась за занавесом.
Калмаэль вскочил, взбудораженный. Внезапно появившаяся идея была совершенно нелепой, нет, этого просто не могло быть. Изящным жестом он развеял бокал и стремительно заскользил среди деревьев. Увлеченный своими мыслями он чуть не выскочил на тропинку, где на повышенных тонах разговаривали две фигуры
- Ты не понимаешь, как ты меня, нас, сейчас оскорбила? Эх, думаю нет, - ГʼКар сцепил руки и сложенными указательными пальцами потер переносицу.
- Но, но...
- Остановись, малыш, хватит, - капитан положил ей руки на плечи и развернул к себе лицом. - Олара, ты словно дочка для меня. И мне больно видеть, как ты стараешься обратить себя в бездумное орудие. Поверь, есть много других граней, как ты можешь всем нам послужить. Если ты действительно хочешь помочь, начни изучать психологию и теорию управления. Грамотные руководители - вот кто сейчас в большом дефиците.
Калмаэль кивнул себе, да, ГʼКар прав, из верных и умных нужно первым делом выделять правителей, мясо найдется само. Не желая мешать, эльдар предпочел покинуть это место.
Уже на выходе из сада он услышал знакомые голоса. НаʼТот и Бриесанн. В последнее время, эти ехидны умудрились так допечь окружающих своими шпильками, что члены экипажа стали именовать их не иначе как "пара-тролль" и старались сбежать, как только они возникали на горизонте. Провидец хорошо понимал пользу от действий девушек. Разрядка напряжения, фокус недовольства, эмоциональный тонус, граней было много. Хоть Калмаэль и сомневался, что Бриесанн в курсе, что она выступает в роли психотерапии для окружающих. Но, как бы это ни было полезно, принимать сейчас эту пилюлю Калмаэль не хотел и бесшумно исчез в коридорах корабля. Мысль и видение были окончательно потеряны.
Зифиос. Индра.
Последнее время я на себя зверски зол. Потому что одна простая мысль, преодолев все барьеры, достучалась-таки в голову. Я себя ограничивал. Подсознательно пытался обойтись минимумом возможностей, быть ближе к обычным людям. "Победить интеллектом", говорил я себе. Бхута* мне в кишки, а не интеллект. У меня дефицит информации, мало огневой мощи, защиты и еще миллион с хвостиком проблем, а я в бирюльки играю. Дайте мне большую галактическую стену, я в нее постучусь головой. Да и про инженерный подход совсем забыл. Не следи я постоянно за состоянием своего "мозга", предположил бы, что меня околдовали, но нет, исключительно своя глупость.
(*Бхуты - кладбищенские демоны-оборотни в индуизме.)
Первым делом сделал новый макет для кукол-людей. Как оказалось, пси-связь, даже цифровую, засечь можно, Калмаэлю это удалось, хоть он и сделал неверные выводы. Поэтому, для конспирации требовалось, чтобы куклы были полностью автономны. Новая конструкция получила ВИ администраторского класса, накопленную матрицу решений от всех ВИ корабля, пси-излучатель, семя пси-пластика и систему самоуничтожения, которая выглядела как вспышка телепортации. Получился почти человек фон Неймана*. До идеала не хватало, чтобы они сами изготавливали следующую куклу. Увы, приходилось задавать программу роста нового семени лично, вручную.
(*Машина фон Неймана - устройство со способностью к саморепликации.)
Сравнительно легко удалось закинуть на уровни подулья несколько семян. Причем закинуть буквально, изобразил одной из кукол кидание камушков вниз. На следующий день на улицы трущоб вышло на два десятка человек больше. Неделю спустя их стало несколько тысяч. В ступор они впадали крайне редко. Если это и случалось, подключиться на доли секунды и разрешить проблему, создавая новый положительный опыт, труда не составляло. Сомневаюсь, что кто-то отследит настолько кратковременное воздействие. Раз в день куклы связывались со своими "родителями", образуя естественную ступенчатую систему ячеек. Раз в три дня изначальные "родители" связывались между собой. В течение месяца большая часть моих шпионов уже вышла на средние уровни, работая в различных государственных и частных конторах, а одна даже умудрилась устроиться мелким клерком в резиденции клана Товино на верхнем уровне. Сеть, даже не полностью развернутая, открыла мне доступ к черному рынку, где я с удовольствием закупал передовые имперские материалы, вроде диамантита и керамита. Даже адаманта удалось достать небольшое количество. Ни одну куклу до сих пор так и не раскрыли.
Параллельно с разведкой шло увеличение боевых возможностей. Четыре "Белых звезды" - это преступно мало, тем более, что до их готовности еще полгода. Такой долгий срок получался прежде всего из-за использования реальных материалов для строительства. Напропалую использовать пси-пластик изначально не решился. Дело в том, что, даже с полем Геллера, этот чудо-материал разлагался в варпе. Верхний слой таял от микропробоев поля, как леденец в горячей воде. И можно представить, что будет, если повреждения дойдут до двигателя. Но что мешает решить это чисто инженерным способом? Если тает внешний слой, то почему не сделать сменный, наращиваемый внешний каркас? А по выходу из варпа сбрасывать его. К сожалению, лепить новые корабли как горячие пирожки все равно не выходило, в месяц в строй входили по две "Призрачных звезды", как я назвал новый дизайн.
Кроме количества кораблей существовала проблема управления. Пси не позволяла держать связь на межзвездных расстояниях. Технология же квантовых коммуникаторов была пока еще в зачаточном состоянии. Мало того, что скорость передачи была крайне малой, так еще и два "зеркала", расположенные рядом вызывали интерференцию, помехи. В итоге, даже сеть передатчиков на "Звезде" обеспечивала канал всего в полтора килобита. Это даже не смешно. Выходом стало создание отдельного коммуникационного корабля. По форме он напоминал морского ежа, игольчатый шарик и вынесенный на тонкой ножке двигатель. Кроме квантовых коммуникаторов, "Дикобраз" нес на себе установку пси-связи, что позволяло контролировать флот в пределах системы вокруг него.
Также я расширил список вооружения. В корабельный арсенал добавились ракеты-буры, куда, кроме взрывчатки, были добавлены семена пластика. Атака и десант в одном флаконе. В оружейной пехоты появились реплики некоторых артефактов темных эльдар, что я "позаимствовал" на Нимарифаре, и гранаты, сконструированные на основе первого варианта защиты от варпа. Поскольку она, в определенных условиях, отражала пси вовнутрь, достаточно было уместить систему в корпус гранаты и закачать туда побольше негативно поляризованной энергии. Полагаю, любому демону от такого подарка станет крайне плохо.
Пока я вовсю развлекался с собственным усилением, на планете проснулся страшный зверь, имя которому "Бюрократия". К кланам большим и малым, Капмунам и инквизиции добавились визиты Администратума и Торговой палаты. Последняя, хоть и была чисто формальным образованием на текущий момент, четыре пятых мест принадлежало Капмунам и их вассалам, но официально именно она решала все глобальные вопросы коммерции в субсекторе. Пока визиты были осторожными, чиновники ждали сигналов с "вороньего гнезда".
Эманс Фремдер прекратил играть в подчиненного и взял расследование в свои руки. Хундер деʼВинкуло после этого стал значительно реже появляться в пределах моего обитания, предпочитая общество новоиспеченного генерал-губернатора и военного штаба. Где-то через декаду после начала общения, Эманс весьма категорично "попросил" меня снять защиту. Приказ меня закономерно насторожил. На мой вопрос "зачем?", инквизитор отговорился тем, что ему необходимо убедиться, что на мне нет пятен Хаоса. Эманс был явно неискренен, поэтому я взял паузу на несколько дней, под предлогом, что нужно подготовить помещение. Все это время, я доводил фальшивый образ души, который когда-то показал эльдарам, до идеального состояния.
На проверку Эманс привел только свою провидицу Паулу, молодую и очень нервничающую девушку. На всякий случай постарался максимально "влиться" в куклу. С большой помпой и скромными спецэффектами отключил блокировку. Паула задала несколько вопросов, попросила продемонстрировать свои таланты и на этом проверка закончилась. Не знаю, чего она так боялась, но облегчение аршинными буквами было написано у нее на лице.
Этот момент стал поворотным пунктом в общении с Империумом. Хундер и Эманс, выдали мне официальное разрешение от имени Инквизиции на пребывание, торговлю и производство на планетах субсектора. С такой индульгенцией передо мной открылись все двери. С Капмунами было уже все обговорено. В обмен на весьма резонные отчисления, мне доставались строительство на пустых и малонаселенных планетах, связь и производство игрушек. Торговая палата и Администратум с радостью подтвердили все пункты. Внешним строительством вообще кроме меня никто не хотел заниматься. Устройства связи я обязан был, как и все имперские производители, изготавливать из базовых модулей предоставляемых механикусами, на мою долю оставался фактически лишь дизайн. Ха, пустили козла в огород. Насчет игрушек неожиданно вклинилась Экклезиархия, но после нескольких уступок, договора о согласовании дизайна и наблюдателях, дали добро.
Два месяца спустя, мои шпионы заметили нездоровое шевеление вокруг инквизиторов. После короткого расследования стало ясно, готовилось нападение. За обеими командами следили, а в трущобах шел набор самых отмороженных наемников. Я был просто обязан использовать эту ситуацию. Минут за десять до нападения к Хундеру, который завтракал в открытом кафе, подошли две минбарки.
- Инквизитор деʼВинкуло, - поклонился одной из кукол.
- Что тебе нужно, ксенос? - мое появление явно не добавило хорошего настроения инквизитору.
- На Вас готовится нападение. В эту сторону направляется большой вооруженный отряд наемников. Мы просим Вас, как можно скорее отправиться в "Красного ворона" или в ставку.
- Пф. Не мешайте мне есть. Наверняка опять какой-то трюк.
- Разрешите нам, в таком случае, быть рядом.
Хундер ответил неопределенным жестом, не то прогоняя, не то позволяя. Я спустил кукол и расположил неподалеку от входа в кафе. Наемники разделились и широким кольцом окружили свою цель. Они хорошо знали распорядок инквизитора и собирались атаковать после того, как тот зайдет на одну из примыкающих улиц-тоннелей. Хундер закончил трапезу, вышел из кафе и прошелся по площадке. За ним, в нескольких шагах, следовал его телохранитель, в отличие от своего хозяина, воспринявший предупреждение серьезнее.
- Ну-с, - сказал деʼВинкуло, крутанувшись на месте, - и где же ваши мифические нападающие, а? Пф. Расслабься, Моран, апокалипсис отменяется. Ха-ха.
С кривой усмешкой инквизитор совершил еще один "круг почета" и вошел в тоннель. Я направился следом и считал секунды. Раз - наемники начали движение, десять - часть отрядов бежит к другим выходам из коридора, двадцать - мои агенты перехватывают несколько засад у нас впереди и тихо устраняют. Незачем кому-то мешать трагической сцене. Двадцать восемь - позади нас раздается взрыв. Одну из кукол отшвыривает в сторону инквизитора, перекувырнувшись, ставлю ее в картинную позу и создаю силовой экран. Второй куклой тоже создаю экран и пятясь веду ее к инквизитору.
- Бегите, инквизитор, мы прикроем!
Как и ожидалось, Хундер остался, достал лазпистолет и стал выцеливать наемников. Боевыми жестами он отослал телохранителя проверять дальнейший путь. Агентами направил нескольких слабых врагов тому навстречу. Большая часть наемников подтянулась и открыла шквальный огонь. Вот он, идеальный момент. Поворачиваю вторую куклу лицом к инквизитору, экран колеблется и прогибается. Пропускаю несколько пуль по краям и после ослабляю поле посередине, одновременно поднимая давление "крови" в груди. Раз, два, есть! Крупнокалиберная пуля пробивает тело куклы навылет, застревая во втором щите. Кровь небольшим гейзером выстреливает из раны.
- Бе-ги-те! - говорю, выплескивая кровь изо рта и раны с каждым слогом. Рваными движениями выдергиваю гранату из-за отворота плаща и поднимаю на уровень глаз, выщелкивая большим пальцем чеку. - Я стою меж свечой и звездой...
Второй куклой подхватываю инквизитора и утягиваю в боковой коридор, куда прежде ушел телохранитель. Сзади проносится волна огня и света.
Час спустя, Хундер, в сопровождении взвода СПО, сдавал "героическую" минбарку своей начальнице. Минбарка, на все попытки инквизитора заговорить, умело изображала глухонемую, выполняя лишь команды типа "пойди туда, сядь сюда". Когда делегация добралась до Деленн, выдал куклой фразу на минбарском с такими интонациями, чтобы любой понял, что там половина мата, а оставшееся просто ругань. Через Деленн перекинулся с инквизитором несколькими нейтральными фразами, с холодными, равнодушными интонациями. Тот помялся, в очередной раз поблагодарил и отправился восвояси.
Примерно в одно время с нападением на Хундера, к Эмансу тоже пожаловали охотники. Но тот моему предупреждению внял и наемникам организовали горячий прием, без особого труда перебив большую часть, а остатки взяв в плен.
На следующий день было много суматохи, толпы людей сновали туда-обратно по городу, буквально обнюхивая каждый угол. В поместье Капмунов тоже была толчея, те призвали бойцов нескольких вассальных кланов. Меня эта масса народа несколько раздражала и нервировала. Я возвращался в кукле Деленн с очередного слушания Торговой палаты, что хорошего настроения мне не добавляло. Уже подходя к своему крылу, я заметил нечто весьма удивительное. Минбарку. Чужую минбарку. Та весьма успешно копировала вид одной из кукол, интересно-интересно. Подойдя поближе, я окликнул ее на минбарском.
- Айлекокок, кодʼра Ривелл. Моят мораʼдо, фуш! * - и для пущего понимания поманил рукой.
(*Рада познакомиться, подделка под Ривелл. Предлагаю сразиться, пойдем!)
Мы вошли в тренировочный зал. Я отправился к дальней стене, взял с полки деннʼбок и кинул фальшивке.
- Сомневаюсь, что ты знаешь как им пользоваться, но попробуй. Кнопка на рукояти, потянуть на себя - раскрыть, развести в стороны - выдвинуть клинки.
- Как?
- Я знаю всех своих. Моторика, поведение, ощущение.
- Ясно, - она несколько раз раскрыла и закрыла шест и клинки, с любопытством рассматривая оружие. - Что дальше?
- Я тебя слегка побью, спущу пар, прости, достали чинуши, спеленаю и сдам инквизиторам. Все счастливы.
- Что?! А сможешь?
- Неважно. Прежде чем начнем, ответь на вопрос. Мне казалось, только лорды Терры и главы храмов могут приказывать ассасинам. Так почему ты направила свой клинок против меня?
- Пришел приказ.
- Из храма? И ты не подумала, что это нереально? Ты обязана изучить цель, так? Ответь на два вопроса, когда мы прибыли и какая здесь первая цифра в дате*?
(*В Имперской системе времени, первая цифра означает аккуратность даты в сравнении с эталоном. Попутно эта цифра свидетельствует о надежности связи с Террой. Цифра 6, которой маркируются события на Зифиосе, означает доставку сообщений из центра Империума через пятые руки, что растягивает время доставки на годы.)
- Сообщение невозможно подделать!
- Адепты Тзинча весьма изобретательны, - пожимаю плечами. - Возможно, что подделали твою память, внушив, что ты получила приказ.
- Невозможно! - по голосу нельзя было ничего разобрать, убийца полностью контролировала связки, но что-то мне подсказывало, что она уже не так уверена.
- Не важно, en garde, ma chérie!
- Что?
- К бою!
И мы одновременно прыгнули навстречу друг другу.
Бой был не то, чтобы тяжелым, умение ускоряться в несколько сот раз в сочетании с силой и ловкостью куклы - это почти необоримое жульничество, но удивить меня ассасин смогла. Пластика ее тела была совершенна. Изогнуть позвоночник три раза на 90 градусов за доли секунды - легко, удлинить руки, ноги - да запросто. И тому подобные фокусы. Я не удержался и незаметно взял образцы ее тканей. Когда она уже не имела сил подняться, похудев в процессе боя на десяток килограмм, я заключил ее в силовой каркас, вызвал обоих инквизиторов и торжественно вручил подарок. После короткого допроса, в сочетании с демонстрацией документов, мы узнали имя нашего врага.
***
Три дня спустя, мерный гул сирены залил улицы города. С ужасающим грохотом развернулись защитные орудия. Нескончаемая череда выстрелов одела дома во все оттенки красного цвета. Небо до горизонта раскрасилось дымными росчерками кораблей, истребителей, десантных капсул и горящих обломков. Война заявила свои права на этот мир.
Глава 22. Над гнездом нелетная погода.
"В первый же час нападения мятежников потери среди СПО Зифиоса достигли полутора миллионов человек. Гражданские потери никто даже не пытался считать. Элитные части с Аралузы Секундус высадились, после массированной орбитальной бомбардировки, в слепых зонах защитного периметра. Стремительными и точно выверенными ударами нападающие, при поддержке бронетехники и авиации, окончательно уничтожили деморализованные силы СПО в пределах охваченной территории, остановившись ровно перед границами действия оборонительных систем Орокриса и Мертрахо. Вслед, командование мятежников распределило силы по мелким отрядам вдоль линии фронта, катастрофически снизив эффективность нашего артиллерийского огня. Оставшееся в живых население городов Бовис, Хаямар, Форенгуро и более мелких поселений было под дулами лазганов загнано на строительство укреплений. По нашим более поздним оценкам, продолжительность жизни гражданских на этих работах составила, в среднем, четыре часа".
Из воспоминаний полковника Мариона Сциллы III-го. изд. 991.M41
***
В воздухе витал густой запах железа. Он забивался в нос, оседал на кончике языка, лип к коже. Маркен ненавидел этот запах. Тогда, семь лет назад, он тоже был, столь же насыщенный. Только в этот раз они сами были "творцами" этого аромата. Солдат тряхнул головой, сменил воздушный фильтр и продолжил чистить лазган. Весьма медитативное занятие. Впереди, между механикусами и связистами метался Лейт. Вообще-то, уже давно капитан, но прозвище прилипло. В роте его любили, не в последнюю очередь, за потрясающую интуицию. Сколько раз он вытаскивал нас из неприятностей, не счесть. Рота только прибыла на позицию, серьезных сил у еретиков в округе не было. Ожидалось рутинное патрулирование.
- В укрытие! Всем в укрытие! Врассыпную! - внезапно заорал Лейт, через секунду продублировав это по воксу.
Сердце Маркена попыталось выскочить из груди. Потому что укрытий не было, лишь выкопанные силами местного населения грубые подобия окопов. Работники из гражданских получились откровенно хреновые. А когда их обязали использовать выданный механикусами ядовитый отвердитель, фактически без средств защиты, взбунтовались. Разумеется, бунтовщиков быстро уничтожили. Но окопов от этого не прибавилось. Пока в штабе выясняли, кто виноват, противник вышел на огневой рубеж. И стало не до этого.
Солдат вспомнил, что в четверти клома* отсюда, к центру, были почти законченные позиции и рванул туда. Над головой раздался свист. Артиллерия. Фраг, откуда? Как ублюдки прошли внешнее кольцо, да еще и с тяжем?
*Клом, пехотный жаргон - километр.
Маркен на бегу обернулся. Предвидение не спасло Лейта и тот пал жертвой первых снарядов, его на глазах разорвало в клочья. Фраг, фраговы осколочные. Солдат спрыгнул в неоконченный окоп, хоть какая-то защита, и продолжил бежать наперегонки со смертью. Вскоре укрытие закончилось и пришлось выбегать наверх. Обернувшись, он заметил несколько сослуживцев, мчащихся неподалеку и отсигналил им направление. Через несколько секунд по ушам ударили близкие разрывы, но Маркен не оборачивался. Он добежал до позиций и рыбкой нырнул в окоп. Через пару минут наступила тишина, артналет закончился. Выглянув, Маркен заметил рядом две фигуры и припустил по окопу в их сторону.
- Вакс, погоди, потерпи. Вакс, сейчас, - Ольвен, Маркен еле узнал сослуживца, волочил второго солдата по земле, держа того за руки.
Грудь солдата была пробита осколком и кровь толчками выплескивалась из темной раны.
- Брось его, дебил! Он уже труп. Мухой сюда!
- Вакс еще живой, он еще живой! - у Ольвена, похоже, была истерика.
- Мудак, ты его только мучаешь! У него нет шансов! До... бля! Быстро в окоп!
Маркен заметил приближающиеся ряды противника. Те сразу накрыли поле битвы плотным огнем. В воздухе было много пыли и это давало хоть какую-то надежду на выживание. Маркен метнулся свалить идиота в укрытие, но не успел. Выстрел попал Ольвену в челюсть. Нижняя часть его лица перестала существовать. Несколько секунд солдат, каким-то неведомым образом, стоял, но еще одно попадание окончательно отправило его в чертоги Императора.
"Война - это фрагова глупость", - подумал Маркен про себя. Он тяжело сполз на дно окопа, прислонил к стенке лазган, сложил руки в аквиллу на груди и стал молиться.
***
Картинка на гололите шла рябью. Вице-адмирал Монтейм, прищурившись, вглядывался в изображение молодого парня, который молился на дне окопа. Внезапно гололит полностью затянуло помехами.
- Работай, Омниссии ради! - командующий резко ударил по проектору, про себя добавив: "рухлядь фрагова".
Помехи пропали, на экране солдат закончил молитву и, выскочив из окопа, побежал на противника, яростно стреляя из лазгана. Монтейм уменьшил масштаб. Две линии стремительно приближались друг к другу. Устройство звук не передавало, но вице-адмирал живо себе представлял громогласный рев "За Императора!", несущийся с двух сторон. Проклятье, как же жаль ребят, превращенных невидимым кукловодом в свое "мясо".
- Командующий, мы выходим на позицию, Вас ожидают в рубке! - адъютант незаметно появился на пороге ПНзП*.
*ПНзП - Пункт наблюдения за поверхностью
Со вздохом Монтейм отключил колонну и проследовал за адъютантом. Экраны рубки отображали положение флотов. Красные кляксы кораблей противника кружили на близкой орбите, в "слепом пятне" оборонительных платформ. Ожидаемо.
Адъютант подгадал так, что они пришли ровно в момент выхода последнего корабля на рассчитанную позицию. Сейчас, оба флота находились в тактической тени друг друга. Но у вице-адмирала было преимущество, в виде обрывков сети разведдатчиков. И он прекрасно видел туши огромных транспортов, загружающих пехоту и технику с линкоров. План возник мгновенно.
- Атака по плану двенадцать-прим. С полным усилением.
- Но, сэр...
- Да, выпускаем всех. Цель - "Киты". Больше ни на что внимание не обращать. Проход авиации противника на форсаже, по схеме "бур". Флоту вначале "конус" по линии атаки, а после "зонтик" до трети боеприпаса.
- Сэр, в таком случае потери машин космоавиации будут близки к ста процентам.
- Приемлемо.
- Сэр? - на лице подчиненных ясно отпечаталось полное непонимание.
- Запомните мальчики, война - это расчет. Холодный и трезвый. Если мятежники потеряют сейчас десантные силы, они могут сразу поднимать лапки и мотать к дьяволу на плантации. Защиту столицы можно взломать только с поверхности. Так что транспорты они будут защищать до последнего и "зонт" им придется глотать. Ясно?
- Так точно!
Каперанг Ундвакс быстро защелкал клавишами тактической консоли.
- Сэр, в этом случае потери противника составят до половины сверхтяжелых и тяжелых единиц, и до двух третей средних, при незначительных наших потерях. Москитники с обеих сторон прекратят существование.
- Великолепно, - командующий широко улыбнулся. - Исполнять.
***
Майор не отрываясь смотрел на восстанавливающийся строй противника. Несколько минут назад тяжелый крейсер "Громогласный" героически принял на себя почти весь заряд "конуса" и даже, каким-то немыслимым чудом, умудрился ненадолго разбить вершину "бура". Это существенно меняло всю картину боя. Если раньше не было шансов не то что выжить, но даже потрепать противника всерьез не удавалось, то сейчас можно было хоть отомстить за свою смерть. Иллюзий майор не питал. "Рыбы"* еретиков стопроцентно забиты самой лучшей "саранчой"*. А отступить они не имели права. Приказ, грокс его сожри. Война - та еще мерзость.
- Крыло, слушай мою команду! Построение "двойное кольцо". Звенья 5-е и 16-е - установить "пыль"* на векторе противника. Тулий, запусти несколько крупных обломков на "бур".
- Сэр, но они же перемелют их в момент.
- Исполнять! - Майор был не в настроении объяснять свои действия. Все одно, жить им ближайшие полчаса.
- Есть, сэр!
- При приближении к противнику, сосредоточить огонь на третьем ряду вражеского построения.
- Есть, сэр!
*Рыба, флотский жаргон - ракетный истребитель.
*Саранча - тип малых противоавиационных ракет. Выпускаются огромными роями по заранее определенным целям. Оружие дорогое и чрезвычайно эффективное.
*Пыль - тип противоракетной защиты.
Через полминуты стало понятно, что и у еретиков есть тузы в рукаве. Под прикрытием "конуса" и обломков, в тыл его крыла зашел отряд невидимок противника. Пройдя границу построения, еретики открыли бешеный огонь, на расплав стволов, выжигая в ноль ресурс своих машин. За несколько секунд, майор потерял с десяток ребят. Строй был безнадежно разрушен. Одновременно с этим "бур" включил форсаж.
- Все ребята. Режим свободная охота! Встретимся у Императора!
- Суки-и-и-и! - заорал один из пилотов по общему каналу. После чего ринулся на основной строй противника, не прекращая на одной ноте выть в вокс. Майор цокнул языком и отключил поехавшего пилота от тактической сети.
А в глазах у безумца отражались фиолетовые, с алыми прожилками, небеса.
***
Демон, запрокинув голову на длинной птичьей шее, завороженно рассматривал переливающееся лиловое небо. А руки и ноги его, казалось, жили отдельной жизнью. Демон... вязал. Усевшись на землю, он круг за кругом, в четыре лапы, вязал из выхватываемых из воздуха черных нитей что-то вроде блюда. С мерностью автомата соткалось основание, метра два в диаметре, затем стенки пошли вверх, изгибом, обращая связанное вначале в чашу, а после в котел. По мере хода работы, воздух над демоном скручивался в вихрь. Казалось кто-то выжимает пространство. И пространство стало истекать тяжелыми, тянущимися струями в горловину котла. Мир вокруг пронзали болезненные вспышки, небо стонало. Ирреальность корчилась, извивалась, стараясь как можно скорее вручить демону его добычу.
Рано или поздно все заканчивается и мир вздохнул, отдавая последние горсти своей сути ненасытной глотке. Демон радостно заклекотал. Он подскочил к котлу, ощупал края и стенки, после чего стал размешивать безумное варево скупыми взмахами лап. Время от времени, демон, угловатыми и, казалось, неловкими движениями когтей подхватывал из котла крупные капли. Те быстро падали обратно в котел и птиц обиженно курлыкал. Наконец, одна из капель зависла на верхнем когте, не собираясь исчезать в вареве. Демон нетерпеливо всматривался в нее, высунув длинный и мясистый язык.
Капля светлела, становилась прозрачной. В глубине ее зажглись звезды. Одна из звезд вышла на поверхность, превращаясь в картинку, изображение, омут, где маленький солдат бежал, петляя, словно заяц.
***
Майк бежал, метаясь из стороны в сторону. Выстрелы лазганов, то тут, то там вокруг него вгрызались в землю, мистически не задевая резвого солдата. Он спрыгнул в окоп и помчался дальше в направлении ранее замеченного бункера. Там он будет в безопасности на какое-то время.
Добравшись до цели, Майк не смог сдержать стона досады. Мощнейшая металлическая дверь бункера была вдавлена и заклинена намертво.
- Стоять! - раздалась команда. Из-за края бункера вышла, держа Майка на прицеле лазпистолета, коренастая женщина в погонах старлея. - Доложись!
- Старшина Микаэль Сторбрук, сэр! 12-й Сольденский! Йота-тридцать-два-дзета-семнадцать, - парень вытянулся во фрунт. Майк всегда отлично соображал в критических ситуациях, поэтому следующая ложь легко сорвалась с губ. - Направлен приказом капитана Морро в распоряжение "Волков". А тут...
- Вольно, - женщина некоторое время копалась в планшете одной рукой, проверяя сказанное. Майк был спокоен. Опровергнуть его слова было уже некому.
- Хм. Вынуждена тебя огорчить, старшина, 12-го Сольденского больше не существует.
- Но, но, как? Полчаса же... - парень был отличным лицедеем.
- Не ныть! Это война, солдат! А война - это жертвы! - впечатала женщина своим стальным голосом. - Так, я тебя реквизирую. Эти данные, - она потрясла планшетом, - нужно срочно доставить в штаб первой дивизии. Ты будешь моим эскортом до ближайшей части второй линии. Дальше меня сопроводят, а ты сможешь отправиться на передовую и отомстить мятежникам.
- Так точно, сэр!
Старлей уткнулась глазами в карту, ища кратчайший путь. Майк перекинул ремень оружия, разминая плечи. Лазган, качнувшись на перевязи, на мгновение оказался направлен дулом на женщину и Майк резко нажал на курок. Ее голова буквально взорвалась. Старшина подошел к трупу и поднял, отряхивая от земли и крови, планшет. Честь, доблесть? Его старикам было легко размышлять, сидя в теплых креслах. "Семейные ценности" не защитят его от выстрелов да снарядов, а вот этот кусок пластика станет пропуском в штаб. Там он уже придумает, как остаться подальше от линии фронта. В конце концов, война - это ложь.
***
Штаб армии был на взводе. Плохие вести с орбиты заставляли, при взгляде на небо, непроизвольно вжимать голову в плечи в ожидании бомбардировок.
- Что с прибывшим пополнением? Много раненых, выбывших? - генерал стоял к штабистом спиной, вглядываясь в карту местности.
- Нет, сэр, - адъютант, в чине генерал-майора, прочистил горло. - Перед снижением капитану приказали переместить солдат в подвижные отсеки, это снизило ущерб до минимума, даже при такой посадке. Не более одной тысячи окончательно выбывших. Вся техника в полной боеготовности. Выгрузка идет в штатном порядке.
- Размещение?
- С этим хуже, сэр. Мы пока не рассчитывали на столь, хм, радикальное пополнение контингента. Прибывших в срочном порядке размещают в горных пещерах. Должен отметить, от орбитального удара это не спасет.
- Спокойно! Пока есть возможность одолеть нас с поверхности, бомбардировок не будет. Главное не провоцировать противника большой скученностью, распределяйте контингент по территории. Что с кораблем, как его там?
- "Iracundia ferreus"*, сэр. Процентов 70 систем выведено из строя, двигатели уничтожены. Механикусы уже сейчас преобразовывают его в точку обороны. В радиусе двух сотен километров мы сможем поразить любую воздушную цель, и наземные на вдвое меньшем радиусе, учитывая рельеф, конечно.
- Что же, можем сказать капитану спасибо. Он спас нас, как и компанию.
- Все равно, сажать войска на линкоре...
- Война - это импровизация. Удивил - победил. А в нашем случае скорее, не удивил - сдох. Учтите господа, в армии еретиков около 160-ти миллионов солдат. Через полгода их будет полмиллиарда. И это без учета подкреплений с других миров. Проклятье, надеюсь, губернатор знает, что делает.
*Iracundia ferreus, в.готик - железная ярость.
***
Инквизитор, сидя на диване в гостиной своих апартаментов разбирал бумаги с донесениями. Действий губернатора Реторты он не понимал, будь он мятежник, еретик или еще кто. Атака на столицу была обречена, сколь бы подготовлены ни были войска нападавших. Уже сейчас наше преимущество больше, чем в десять раз. Дьявол, эта война - какая-та бессмыслица, тайна!
На столе зазвенел вокс, выделенный для связи с делегацией минбарцев. "Помяни дьявола", - с усмешкой подумал инквизитор. Он резко поднялся с дивана, размял затекшую шею и пару раз подпрыгнул, дошел до стола и ответил на звонок.
- Да, Деленн?
- Эманс, мы засекли около картинной галереи в 4-м районе что-то, что просто адски смердит варпом. И это что-то стремительно двигается в сторону губернаторского дворца. У вас около одиннадцати минут. Я бы рекомендовала эвакуировать командование и организовать заслон.
- Понял, Деленн. Есть предположение, что нам противостоит? - Эманс активировал на вызов вокс дворца.
- Не знаю, похоже демонхост или даже несколько.
У инквизитора в голове зазвучала нотка паранойи.
- Откуда Вы знаете о демонхостах, Деленн?
- Приходилось сражаться с одним. Эманс, это подождет! Вы уже вызвали дворец?
- Да, ответа нет. Фраг, - инквизитор присмотрелся к индикатору, - нет даже частоты, коммуникатор выключен или заглушен.
- Проклятье. Я могу быть там через 18 минут. Вы даете мне разрешение на вмешательство?
- Да. Но только минбарцам, - Эманс привычным движением передал коды допуска.
- Принято. У Вас есть кто-то ближе, чем мы?
- Еще не знаю, я пытаюсь связаться с Хундером. Он часто бывает в ставке. При удаче он будет там или поблизости.
- Хорошо. Тогда удачи, Эманс.
- И Вам, Деленн. Не подставляйтесь. И Вы должны мне объяснение.
***
Двумя точными выстрелами из гранатомета Седьмой разметал баррикаду СПО и арбитров. Восьмой и Двенадцатая зачистили подранков из дробовика и огнемета. Приняв силу, все в программе Белой Смерти отказалась от имен. "Мы оружие, а для оружия достаточно номера".
"Оружие, которое несет оружие" - усмехнулся про себя Седьмой. Двенадцатая, услышав его мысли, улыбнулась и подмигнула сослуживцу, дунув на дуло своего огнемета. Из-за симбионтов члены отряда утратили способность говорить, взамен получив общность мыслей. Каждый знал свою цель, каждый знал, что видит любой из отряда. Это позволяло достигнуть невообразимой слаженности и эффективности. Не говоря уже о физических параметрах. Даже десантникам не устоять теперь перед Белой Смертью.
Эта мощь уже не раз и не два заставляла задуматься частички отряда, так ли необходима их смерть, по окончанию войны? Может они смогут и дальше послужить Империуму?
Седьмой тряхнул головой, отгоняя ненужные сейчас мысли. Им оставался последний рывок до дворца. Ксеносы и их слуги должны умереть. Солдата совершенно не смущала необходимость убить правление планеты и субсектора. Он прекрасно знал, что рыба гниет с головы. И эта война - лишь справедливое возмездие.
Солдат почувствовал мысль Первого и в десяток прыжков забрался на крышу здания. Отсюда он видел лишь малую часть дворца, но взгляды братьев и сестер по оружию дополняли картину и позволяли не подставляться под снайперов противника. Мгновение на принятие решения и отряд рванул вперед.
Через несколько минут они уже были внутри дворца. За отрядом остался богатый на трупы след. Но сопротивление только увеличивалось. Причем здесь были уже не СПО или гвардейцы, а наемники кланов. Вооружены они были не многим хуже нападающих, да и воевали умнее обычных солдат. Засады, минирование, техника. Лишь высочайшее качество обмундирования, сверхреакция и их мистическая связь позволяли отряду избежать необратимых потерь. С остальным успешно справлялась нечеловеческая регенерация.
Седьмой, глазами Четвертой, которая пробилась в штаб охраны, увидел на экранах, что цели уходили по нижним коридорам к эвакуационной площадке. Ха, предатели перехитрили сами себя. Отправься они разными путями, отряд могла ждать неудача. А теперь все смертники в одной корзине.
Отряд рванул по дворцу к точке над концом тоннеля. Направленный мельта-заряд пробил перекрытия нескольких этажей. Еще не окончилась первая реакция, как Седьмой швырнул следующий заряд в дыру. Последний заряд солдат кинул уже в полете. В окружении падающих обломков Седьмой приземлился ровно перед семенящим губернатором и штабной верхушкой. Криво ухмыльнувшись, солдат направил на них дуло гранатомета и выстрелил. Еретиков разметало, а он все продолжал и продолжал нажимать на курок, пока щелчок не ознаменовал конец барабана. Задание выполнено. Надеюсь, смерть верхушки предателей поможет нашим ребятам.
Теперь предстояло вернуться в галерею, где, замаскированный под одну из картин, находился обратный портал. И туда очень удобно будет добраться по этому тоннелю, как удачно.
***
Два солдата чистили лазганы. Один управился быстрее, у него была наследная винтовка, со множеством улучшений. И его потянуло на разговоры.
- Слушай, Маркен, а тебя не дергает происходящее? Нам все твердили ксены, ксены, а где они? Стреляем только в своих же. Стопроцентных людей.
- Умолкни дебил, бля! Нарвешься и меня за собой утянешь, - Маркен вставил последнюю деталь и сосредоточено рассматривал оружие на предмет дефектов.
- Не, погоди, ну серьезно, мы орем "за Императора", они орут "за Императора", в чем разница? - Рок даже не думал хотя бы голос придержать.
- Бля, нарвались, - прошептал Маркен, глядя, как из-за блиндажа выходит комиссар.
- И что это тут у нас, подрывная деятельность?
- Никак нет, сэр! - отдавая честь выкрикнул Маркен
- Мне показалось, вы что-то говорили? - комиссар повернулся к Року.
- Сэр, Мне хотелось бы убивать врагов, а не обманутых товарищей. Сэр.
Маркен мысленно приложил руку к лицу. "Император, избави меня от идиота!" - подумал он.
- Солдат, - сказал комиссар после секунд десяти многозначительного молчания. - Вы читали кодекс солдата СПО, Вы его помните?
- Э-э, да, сэр!
- Есть там пункт, который позволял бы нарушать приказы?
- Никак нет, сэр!
- Вот. Скажу по секрету, там и нет пункта, который позволял бы тебе даже сомневаться или обсуждать их! Твое дело - приказы выполнять, без рассуждений и колебаний! Война - это дисциплина! - комиссар повернулся на каблуках спиной к солдатам и продолжил, чуть повернув голову. - И да, ты арестован. За саботаж.
- Нет, сэр, нет. Я верный, я, я, я правильный, моя семья...
- Сдать оружие сослуживцу и следовать за мной!
- Нет, Вы не посмеете! Вы не посмеете!
Рок судорожно направил лазган на комиссара. Тот полуобернулся и выгнул бровь дугой. Маркен помянул про себя гроксов с идиотами и коротким движением впечатал приклад своего оружия в висок сослуживца. Рок тотчас мешком свалился оземь.
- Почему не убили?
Комиссар сказал это непривычно мягким, даже нежным голосом. От этого по коже Маркена забегали мурашки размером с титана.
- Не смею претендовать на ваши полномочия, сэр.
- О! Хех. В таком случае слушай мой приказ! Казнить саботажника!
Маркен немного по-пижонски, лихим движением, вставил свежую батарею в лазган.
- Сэр, зачитаете приговор?
- Хм?! За попытку саботажа боеспособности подразделения приговариваю солдата, - он присмотрелся к кителю, - рядового Рока Жибера к казни через расстрел.
Маркен перевернул Рока ногой на живот и выстрелил два раза в район сердца.
- Почему не в голову?
- В надежде, сэр, что вы посмертно его реабилитируете и тело можно будет нормально похоронить. Не поднимая шума.
- А ты не трус, солдат. И умен, - комиссар порылся в кармане и швырнул что-то в солдата. - Лови, сержант.
Маркен уставился на лычки в руке. Хех, сержант. Опять. Надолго ли?
***
В окопах второй линии молоденький сержант мертвой хваткой уцепился за свой лазган. Ему было страшно, нет, он был в ужасе. И, пока он ждал приказа на атаку, его страх только рос. Не для того этот юноша пошел в войска. Он хотел получить уважение, пофорсить перед девчонками, заработать денег. "Откосить" от армии в Орокрисе проблем не составляло, наоборот, не всех брали. У дверей призывного пункта можно было в любой день встретить очередь из обитателей нижних уровней. И сейчас сержант проклинал свое глупое желание выпендриться.
Челюсть у юноши свело судорогой, а руки трясло, как у древнего старика. Изредка он прикладывался к визору, в тщетной надежде, что врага уже разбили и ему не придется идти в атаку. В один из таких моментов он увидел солдата, который брел на врага держа карабин дулом вниз и мерно стреляя в землю. Говорят безумие заразно. И именно этот вид стал финальным аккордом здравомыслию сержанта. Он повернулся, глядя гигантскими зрачками на своих командиров и комиссара. "Его не пустят, его не пустят, его убьют" - билось в голове у юноши. Внезапное спокойствие омыло нервы сержанта, он поднял лазган и легко, как на тренировке, выстрелил. В комиссара. Даже не глядя на падающее тело, юноша перевел дуло на командиров и длинной очередью, на расплав, ударил по ним. На минуту воцарилась мертвая, неестественная тишина. И юноша разбил ее. Крикнув "отступаем", он побежал. И его призыв, его крик, поддержали многие. Очень много людей находилось на грани и юный трус эту грань порвал. Лавина страха покатилась к городу.
Сержанта пристрелили. Один из верных долгу солдат счел своей обязанностью покарать предателя. Только это уже ничего не меняло. Призыв бежать поддержала вначале рота, лишенная офицеров, потом бригада, а после дивизия. Больше двухсот тысяч человек, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, бежали в сторону Орокриса.
Майор хмуро читал приказ, на экране своего Мародёра. Пятиминутный полет так и не успел дать ему примириться со своей совестью. "Война - это кровь", - подумал он, нажимая на консоли подтверждение на бомбардировку. Дурная кровь.
Сотни тысяч продолговатых контейнеров серебряным фейерверком разукрасили небо. И каждый расцвел огненным цветком за пять метров от земли, выплескивая по шестьдесят четыре шарика пластали. Металлический дождь рвал плоть обезумевшей толпы в клочья. А кровь текла реками, текла и пенилась на раскаленных камнях.
***
Война. Война - это доблесть, это глупость, тайна, ум, предательство, расчет, ложь, правда, истина, бурлящая кровь. Праведники превращаются в мразей, грешники становятся святыми, гордецы обретают смирение, а аскеты - страсти. Война - это хаос, стремительно меняющий все, чего он касается. Калейдоскоп судьбы. Деликатес.
Демон залез на край котла задними лапами, передними уцепился за ручки, вытянул длинную змеиную шею и стал жрать свое варево урча и отвратительно чавкая. По мере того, как содержимое котла исчезало, демон изменялся, уменьшался. Тело теряло шерсть и перья, когти становились мягкими пальцами, конечности обретали другие пропорции. Варево закончилось и с кромки котла на радужный песок спрыгнула антропоморфная фигура, светящаяся и бесполая.
Глава 23. Призыв к оружию.
Зифиос, Орокрис. Индра.
Мимо стремительно проносились здания и переулки, куклы выжимали все возможное из своих синтетических мышц. Для маскировки вокруг ног был включен псионный ореол. У людей тут весьма странное отношение к некоторым вещам, если ты показываешь что-то сверх обычных человеческих возможностей, на тебя сразу устремляются тысячи подозрительных взглядов, но стоит появиться свечению или изморози, как, в тот же момент, критическое восприятие действительности отказывает. "А, это псайкер", говорят люди и идут дальше по своим делам. Не сказать, что они совсем неправы. Варп - универсальная пилюля, Кали, эм, ракшас его побери. Да-а, лучше не поминать божественные силы в проклятьях. Даже вымышленные, даже давно забытые, даже в мыслях. Уж эту-то истину можно понять и без собственного негативного опыта.
Где-то через минуту бега до меня умудрилась достучаться простая в своей гениальности мысль. Пси действительно может помочь. Быстро дополнил программу и теперь куклы передвигались гигантскими прыжками, в парах. Одна толкает, вторая притягивает. Эти скоростные качели домчали меня до цели в полтора раза быстрее ожидаемого.
Дворец встретил тишиной и запустением. Людей не было. Поправка, живых людей, трупы наличествовали в избытке. Нападающие частой гребенкой прошлись по дворцу, убивая все живое. Похоже, старались не оставить о себе возможных свидетельств. А это значит, что стоит найти эти свидетельства. Отправил двух кукол в поиск, а остальные девять пошли по следу разрушений.
Судя по состоянию обстановки, здесь повеселились мелкие подобия десантников Хаоса. Сила есть, но не размеры и точно без силовой брони. Дальше пошел аккуратнее и не напрасно. Не раз, не два, встречались мины и ловушки. Сооруженные впопыхах, рассчитанные на, хм, торопливых. Но эффективные. Похоже на работу спецназа Гвардии. Пригляделся к системам наблюдения, как и ожидал, они оказались отключены. Бхут, надеюсь удастся добыть хоть какую-то информацию о бое здесь.
Обнаружил провал. Ряд окруженных черной гарью отверстий шел напрямую до нижнего уровня дворца. Мда, атакующие - сторонники радикальных решений. Спрыгнул. Меня встретили последствия бойни еще худшей, чем наверху. Здесь безоружных, по большей части, людей, просто размазали по полу и стенам. Криминалистам и коронерам придется сильно потрудиться, чтобы собрать эту головоломку. Но уже сейчас было понятно, клану Капмун придется срочно искать новую кандидатуру на пост губернатора, а Муниторуму нового маршала.
Тоннель мигнул отсветами вспышек далеких выстрелов. Я вновь рванул на полной скорости, периодически по инерции вскакивая на стены. Через минуту восемь минбарцев выпрыгнули на большой, в сотню метров диаметром, перекресток, на лету разворачивая деннʼбоки, а за ними, спокойно, будто прошла весь путь неспешным шагом, вышла Деленн. Получилось красиво и в должной мере пафосно.
На открывшейся сцене, забитая в технологическом отнорке, под прикрытием варп-щита штатного псайкера, стояла насмерть свита Хундера и он сам, к моему облегчению. Их противниками были четыре ловкие и фонящие варпом фигуры в черной броне. Они с легкостью уворачивались от лазерных выстрелов и атаковали укрытие инквизитора. Врукопашную. Да, не каждый день видишь как прогибается под ударом кулака щит, способный не дрогнув удержать танковый выстрел. При этом спецназовцы явно забавлялись, их оружие спокойно лежало в кобурах.
Мое прибытие не осталось незамеченным и пара "черных" направилась в мою сторону. От направленных им в спину выстрелов они легко увернулись. "Великолепно", у них общее поле зрения. Меня уже не удивило, когда телекинетические щупы развеялись в полуметре от этих отродий.
Две куклы по бокам отправились в подкат, две в прыжок к потолку, остальными атаковал в лобовую. Дружный залп денʼбоков "черные" отбили скупыми движениями ладоней, использовав отдачу, чтобы увернутся от атаки снизу. Один из ударов сверху был заблокирован, а второй денʼбок взят в захват и кукла, державшая его, отправилась в полет к ближайшей стенке. При этом спецназовец открылся и наглость не осталась безнаказанной. Двойной удар шестами впечатался хаоситу в грудь, отбрасывая того метров на двадцать. Оставшийся противник остался в одиночестве против восьми кукол. Выщелкнутые лезвия один за другим нащупали уязвимые точки на броне. "Черный" упал и секундой спустя его тело осветилось пламенем, выжигая изнутри плоть и броню. Система самоуничтожения, что же, логично и ожидаемо.
Звериный вой раздался в пси-диапазоне, волнами исходя от оставшейся тройки хаоситов. Похоже, это не только горечь, сдается мне, они прочувствовали все прелести смерти собрата на собственной шкуре. Выдернув из креплений оружие, "черные" открыли шквальный огонь. Поднял с тела покойника один из стабберов, второй был слишком поврежден, и стал отстреливаться. Вот только толку от этого было мало. Ракшас, их реакция была конечно меньше моей. Проблема в том, что этой реакции хватало. Тело, даже такое, как у моих кукол, двигается с ограниченной скоростью. И, в сочетании с общим полем зрения, они уверенно уходили с траектории моих выстрелов.
Пятно варпа, которое было километрах в пяти отсюда, стало быстро приближаться. Ясно, стая решила отомстить. Настало время тактического отступления. Я распределил кукол по залу, лишая противника единой мишени и заманивая в дальнюю часть перекрестка, подальше от инквизитора. Из-за щитов, добиться попадания хаоситы могли только подойдя вплотную, подавив своей способностью мои силы. Как только они оказались в нужной мне позиции, тремя куклами рванул к инквизитору. Выстроив стену щитов, отсигналил Хундеру: "Отступаем!". В кои-то веки не споря, инквизитор со свитой быстро направились к ближайшему тоннелю, не отключая своего щита. Разумная паранойя, одобряю. В это время я непрерывно атаковал хаоситов, не столь стремясь победить, сколько связывая боем, не давая отвлечься. Как только последний человек оказался в безопасности, я одновременно подкинул все свои денʼбоки и на огромной скорости, с помощью телекинеза, вбил их в противников.
Энергия варпа, освободившись от оков тел, образовала в центре зала алую рану, разрыв в пространстве и, усилившись, волной прошла по всему перекрестку. Она опрокинула моих кукол, разбросав по стенам и окутав чуждой мне силой. Я был полностью лишен возможности двигаться. Попытки пробиться, физически или с помощью пси, не имели успеха. Варпу было плевать на мои усилия. Мощности установленных в куклах пси-излучателей катастрофически не хватало. Быть может, все куклы вместе и смогли бы прорвать оковы, но варп изолировал их по отдельности, гася любое воздействие вовне. Небеса, как же я ненавидел в этот момент Имматериум и его мерзкую и жульническую силу.
Время стремительно убегало. Приближались оставшиеся "чёрные", явно горя жаждой мщения, что-то пыталось пробиться из Хаоса сквозь портал, а я все так же изображал коллекцию бабочек. Секунды, растянутые мной до долгих часов, не давали ответа. Рассмотрел тысячи вариантов, но единственное, что пока хоть как-то давало шанс на освобождение - каскад, созданный последовательным взрывом как минимум шести кукол. Все остальное, включая имитацию телепортации, из-за воздействия варпа было или нереально, или неправдоподобно. Я никак не решался на вариант со взрывом до тех пор, пока в зал не начали забегать хаоситы, а сквозь портал не полезли когтистые лапы.
Время, мне никак не хватало времени. Ни для решения, ни для тонкого контроля каскада. Запрограммировав серию взрывов и учтя, насколько мог, все возможные ситуации, я скрестил пальцы на всех свободных куклах и активировал задачу. Минбарцы, прошептав для наблюдателей уже известное "я живу ради единственного, я умру ради единственного", стали накапливать заряд. Тела кукол разгорелись голубым светом. Хаоситам хватило одного взгляда, чтобы понять, куда ветер дует и они скрылись с перекрестка, буквально мгновенно. Демоны на опасность внимания не обращали, все также пытаясь вырваться из портала, сотни лап тянулись к краям разрыва, когда реакция началась.
Первая кукла растворилась, порождая волну, вторая и третья последовали, точно во фронт, четвертая, пятая и шестая создали резонансную волну, заставляя пси и варп кипеть. Увы, этого не хватило, ибо поток энергии из портала усилился. Еще две куклы понадобилось, чтобы окончательно завершить каскад. Вспышка пси-энергии морозным тайфуном накинулась на портал, кроша демонов в ледяную труху. Перекресток выгнулся, схлопывая тоннели, обрушивая трубы, куски стен и потолка, центральная поворотная пластина накренилась и выскочила из пола, открывая провал в недра технических помещений. В живых осталась единственная кукла - Деленн, изрядно поврежденная и вся покрытая голубыми светящимися трещинами.
***
Следующие дни ознаменовало множество изменений. Мне, наконец-то, удалось получить последние документы и, как вишенку на торте, разрешение на ношение оружия. Персонал набрали, фабрики заработали. По правде, настоящих людей там было меньше четверти. Открылись магазины коммуникаторов. Я уже некоторое время изготавливал их на корабле, запас для торговли был. Точнее, это я так думал. Весь товар был раскуплен за несколько часов, завезен еще раз и опять раскуплен. Признаться, такого я не ожидал. Не было ни рекламы, ни объявлений, ни вывесок. Скромная надпись, викторианская обстановка, заоблачные цены и дизайн аппарата в стиле двадцать первого века. Как эти нувориши и аристократы вообще о них узнали? Вот и получилось, что магазины, с первого дня своего существования, превратились в помесь клуба для богачей и стола заказов.
Хундер деʼВинкуло стал новым маршалом. Он фактически оккупировал кабинет, воспользовавшись властью своей инсигнии. И тотчас начал преобразование структуры армии. Гвардейские полки были разбиты на отряды и отправлены в дивизии СПО. В качестве контроллеров и командиров. Решение, на мой взгляд, очень спорное, но дезертирство уменьшилось на порядок, сразу. После этого большая часть армии и техники были оттянуты назад, из них готовился ударный кулак, призванный одним махом покончить с мятежниками. На фронте оставались лишь самые неблагонадежные полки, под строгим взглядом заградотрядов и комиссаров. Враги, обрадованные своими успехами и слабым сопротивлением, носились как бешеные собаки, кусая везде, где только могли. Глядя на довольное лицо Хундера, я понимал, что в этом мятежники очень, очень сильно ошиблись. С другой стороны, а что им еще оставалось?
Должность губернатора занял Анотатор Гайдик Капмун. Сказать, что он был рад, можно было лишь сильно покривив душой. Понимаю его, на должности третейского судьи Анотатор пользовался властью, статусом и уважением, но не имел ответственности. Все его решения были совещательными, их выполнение обеспечивалось лишь авторитетом самого Анотатора. То есть, если кто-то поступил по совету судьи и ничего не вышло - виноват сам, никто не принуждал. Вернувшись официально в клан, Анотатор так же занял роль советника. Удобно, да? Теперь бывшему судье приходилось пахать целыми сутками, а за каждым его промахом следила свора врагов, недоброжелателей и просто завистников. Впрочем, если хорошо подумать, кто еще? Нортэн? Не смешно. Кивернер отказался, под предлогом того, что уже правит кланом. Большая часть остальных, в свете недавних событий не обладали ни авторитетом, ни доверием. Анотатор оказался удачной компромиссной фигурой, его кандидатура была принята единогласно.
Маршрут движения спецназа хаоситов отследили посекундно. От галереи и до галереи. После этого понять, что порталом может стать любая известная картина, труда не составило. Мое шуточное заявление, что эти полотна нужно бросить в тюрьму, было воспринято даже слишком серьезно. Все картины, во всем городе со многомиллиардным населением, были или уничтожены, или заключены в металлические коробы и помещены в хранилища, под пристальное наблюдение. В дополнение, туда же отправились все плакаты и флаги, за исключением церковных. Впрочем, рядом с последними я поставил свое наблюдение, поддавшись общей паранойе.
***
Декаду спустя мне прислали официальное приглашение на совещание в губернаторский дворец. В небольшом кабинете собрались одни из самых влиятельных персон планеты: инквизиторы, к Хундеру и Эмансу присоединилась элегантная София Мелабар, она была из той же фракции ксенолюбов, что и Эманс; вице-адмирал Роберт Монтейм, жесткий и харизматичный командир, обладатель выдающегося ума и смекалки; понтифик Ваэлес Нетиом, по сведениям, весьма разумный и даже прогрессивный человек; архидьякон Инкурва Турбиа, имя вызывало законную улыбку, она сама - нет, так как была резкой, въедливой и дотошной до крайности; Люксано Аурумкрат - глава Администратума, человек серый и незаметный, вот только власти на этой должности слишком много, а это значит, что серость - не более, чем маскировка; ну и, конечно, Анотатор, свеженазначенный губернатор планеты.
Речь пошла об акции возмездия. Возглавить ее предлагали мне. В основном напирая на то, что армия не может выделить достаточные силы, да и псайкеров почти нет. Разумеется, это была только малая часть реальных причин. Я был согласен лететь, вот только...
- То есть, вы утверждаете, что там уже расставлена ловушка, именно на вас? - Инкурва говорила громко, недоумевающе и с закономерно растущим подозрением. - А мятежники знают о вашем знании об этом? И вы все равно согласны лететь туда?
- Да. Скажу больше. Мятежники предсказали почти каждое наше действие и решение, - я говорил слегка отстранено. И, в очередной раз, поймал взгляд Софии. Она открыто ощупывала своими глазами мое лицо и, с точностью метронома, постукивала пальцем по уголку своих губ. Похоже, какая-то техника гипноза или что-то в том же духе. Несмотря на всю мою искусственную сущность, было неуютно.
- Тогда какой смысл лететь? И откуда вы это знаете? Поясните, Деленн! - архидьякон уже кричала.
- Спокойнее, Инкурва, - счел своим долгом одернуть подчиненную Ваэлес. - Но вопросы действительно, кхм, правильные. Потрудитесь ответить, Деленн.
- Я и не собиралась скрывать. Смысл есть. Если сейчас ничего не сделать, мы отдадим хаоситам свободу действий. Добром это не кончится. С другой стороны, если сунуть голову в пасть льва, мы гарантировано потеряем меньше. Что до того, откуда мне это известно, вы не так поняли. Я не знаю этого. Мои слова - прогноз основанный на том, что мятежники используют силу Изменяющего и моих знаниях об этой силе. За такими хаоситами всегда стоит хозяин.
- Я все равно не понимаю, как такое возможно? Никто из наших провидцев не способен на подобное тому, что вы описали.
- Попробую пояснить. Подумайте, как размышляет обычный человек? "Я хочу это, значит нужно сделать то". Просто, линейно. Тот, кто немного умнее, постарается учесть последствия, выберет лучший путь из нескольких, что ведут к одной цели. Поистине мудрый человек сделает несколько изменений, которые будут вести к нескольким целям, учтет куда встанут "фигуры" по достижению целей и компенсирует возможные неудачи. Провидец увидит сразу множество путей и выберет тот, что ему больше всего подходит, решит больше проблем. Демоны же, точнее именно демоны Изменяющего, строят то, что наши ученые когда-то назвали "матрицей вероятностей". На ней учтены все возможные действия, все возможные исходы и связи между ними, все игроки: обычные, глупые, мудрые, провидцы. Они не выбирают путь, они сеют вероятности. Для них нет целей, есть результаты, урожай, который нужно собрать.
- Звучит так, как будто вы ими восхищаетесь, - в голосе Люк-са-но звучала неприкрытая угроза.
- Примерно так же, как можно восхищаться ядовитой змеей или осой Бьонзора. Они красивы и идеально соответствуют своим функциям. Но вы убьете обеих, лишь только они объявятся возле вашего дома.
- Змей можно и приручить.
- Насчет приручения демонов, как и сделок с ними, есть подходящая людская притча, - сделал паузу и, когда возражений не последовало, продолжил. - Однажды, скорпион оказался на берегу реки. Он очень хотел попасть на другую сторону, но не мог переплыть реку, течение было быстрым, а рыбы большие и хищные. На его счастье, он увидел лису, что тоже собиралась на другой берег. И скорпион попросил лису перенести его на спине. Лиса отказала: "Лишь только ты окажешься у меня на спине, ты ужалишь меня". Скорпион возразил: "Но если я тебя укушу, я и сам утону, не бойся, обещаю не жалить". Лиса подумала и согласилась. И вот, на середине реки скорпион ужалил лису. Та повернула к нему голову и спросила: "Зачем, теперь ведь и ты умрешь?". И скорпион ответил: "Что поделать, такова моя натура".
- Вот так и демон, - продолжил я, отпив воды из бокала, - предаст не потому, что плохой и злой, он предаст просто потому, что это его натура. Предавать. Всегда.
- Хо, - вставил слово Ваэлес, - я возьму это для завтрашней проповеди.
Я обозначил поклон понтифику.
- Остался вопрос состава нашей маленькой победоносной армии возмездия. Я так понимаю, со мной направятся Эманс и София, - дождался от них согласных кивков. - ДеʼВинкуло, сколько войск вы сможете мне выделить?
- Немного. Не более, чем восемь полков СПО. Больше, скажем так, - Хундер ухмыльнулся, - морально устойчивых и способных не впасть в амок при работе с ксеносами у меня нет, эти самые надежные. Гвардию выделить не могу. Местное СПО - это жирное и ленивое мясо. Синекура для идиотов. Гвардия - клей, держащий их вместе. Каждый выдернутый из войск гвардеец увеличивает возможность бунта. Пойти на такое перед началом генеральных сражений, я не имею права.
- Не смешно, инквизитор. С этим составом, все что я смогу сделать - это почетный облет вокруг Реторты. Анотатор, может у вас в запасе кто-то найдется?
- Увы, Деленн, - губернатор развел руками, - меня душат кланы, требуя защиты. Вздумай я снять хотя бы часть охраны, меня разорвут на кусочки. Тем более в свете последнего нападения. Я постараюсь, но сомнительно, что мне удастся наскрести больше одной-двух рот.
- И на этом спасибо, Анотатор. Вице-адмирал, чем-нибудь порадуете?
- С кораблями, да. Сейчас, когда флот мятежников представляет минимальную угрозу, я смогу выделить вам в поддержку мощную группировку. Состав мы обсудим позже. Что касается наземных войск, то увы.
- Господа, - сказал я после томительной паузы, - и дамы, если это все, то разговор об акции не стоило и начинать. Это нереально. Мне нужен хотя бы один гвардейский полк.
- М-м-м, возможно я смогу помочь, - проявился в разговоре главный администратор. - Через два дня около нашей системы должен проходить конвой, идущий на территорию Ультрамара. Я имел смелость попросить Софию послать им приказ заглянуть в нашу систему. Мне думается, на этих кораблях может найтись пара-другая полков Гвардии.
- И вы говорите это только сейчас?! - Хундер скорее шипел, чем говорил.
- Успокойтесь, инквизитор, - голос Аурумкрата стал раздражительно надменным. Ха, инквизитор умеет заводить "друзей". - Я узнал о конвое лишь несколько часов назад. И сообщить вам о нем примитивно не успел, - администратор в достаточной степени выделял слова, чтобы мы легко могли понять, кого он считает примитивным.
- Хорошо, - подвел черту я. - В таком случае, обсудим дальнейшие шаги по прибытию конвоя.
Эй-нзфест. Цен-траль-ный ан-клав ин-кви-зиции сек-то-ра Мер-ка-вар.
Благообразный старик сидел перед панорамным окном. Наполненное звездами темно-фиолетовое небо отражалось в чашке рекафа, из которой старик изредка отпивал.
- Лорд Фольтвиг, - раздалось из дверного вокса, - это Лиснэт, по поводу ксеносов, которыми вы интересовались.
- Заходи!
Старик поднялся, подошел к небольшому буфету, собственноручно вымыл чашку и поставил ее в ящичек, наполненный мягким полупрозрачным материалом. Адъютант терпеливо ожидал лорда у стола. Как только тот подошел, адъютант передал ему в руки планшет.
- Здесь последние данные, лорд.
- Краткая сводка?
- Связь исчезновения части совета клана Капмун с Хаосом косвенно подтвердилась, - молодой инквизитор говорил рубленными, четкими фразами, небезуспешно подражая сервитору. - Вероятность того, что купирование проблемы обеспечили ксеносы косвенно подтвердилось. Связь мятежников с Хаосом подтвердилась. Способность ксеносов противостоять Хаосу подтвердилась. Ксеносы пользуются полным доверием правления Зифиоса. Проверка технологического потенциала ксеносов в процессе, промежуточные данные оптимизма не вызывают. По Вашему приказанию, высших чинов подтолкнули к передаче командования миссией возмездия ксеносам, удачно. На данный момент они собирают дополнительные силы. Отбытие можно ожидать в течении декады. Все.
- Ясно. Позови ко мне лорда Турако. Свободен.
Адъютант поклонился и вышел.
Минут через двадцать дверь, без предупреждения и звонка, открылась и в кабинет вошел мужчина лет сорока на вид. Фольтвиг вновь сидел у окна и наслаждался очередной чашкой горячего напитка.
- Здравствуй, Рук. Зачем позвал?
Фольтвиг неопределенно махнул в сторону стойки, где лежал одинокий планшет.
- Ознакомься.
- А так сказать?
- Я тебе не мальчик, докладывать. Сам прочтешь, - лорд вернулся к окну и своему рекафу.
Турако фыркнул и углубился в чтение. Минут двадцать выражение лица инквизитора постоянно менялось. Удивление, опасение, радость сменяли друг друга непрерывной чередой. Несведущего человека эта пантомима легко могла обмануть, но на деле она ничего не означала. Это была лишь дымовая завеса, привычка, защитный механизм. Наконец, инквизитор закончил и отложил планшет.
- Хм, Рук, ты все еще хочешь сделать это? Они выглядят полезными, да и добровольное присоединение...
- Не они первые, не они последние, - теперь уже фыркнул Фольтвиг, тяжело выбираясь из кресла. - Их польза сомнительна и возможна лишь в далекой перспективе. А угроза стабильности и нашей власти есть прямо сейчас. Не хватало еще, чтобы эти, из коллегии, получили такой козырь.
- Как скажешь. Вот только, судя по донесению, София пока не ввязалась.
- Без разницы, - Фольтвиг раздраженно отмахнулся. - Эманс уже попал на крючок и утянет за собой остальных.
- Хм. Кто следующий фаворит, абнегаторы?
- Нет, их я собираюсь утопить в одной луже с ксенофилами. Хундер очень удачно подвернулся. Для нас, ха-ха.
Зифиос, высокая орбита. Индра.
На центральной палубе третьего отсека Индры парадным ордером выстроился полк Гвардии. Выглаженная, вычищенная униформа, свежеокрашенная броня, сверкающие полировкой стволы лазганов. Кто-то очень старался не ударить в грязь лицом. Сбоку от полка стояло несколько Леман Рассов, Химер, Василисков и Часовых, что я выбил из Хундера и флота. С ними возились мои механикусы, сильно раздражая шумом с суматохой оказавшихся рядом гвардейцев. Людям в строю явно было неуютно, по лицам обильно тек пот, задние ряды периодически пытались ослабить воротники. Я ухмыльнулся, похоже интендант перепутал униформу, выдав солдатам утепленный вариант. Включил охладители, понизив температуру в пределах полка на полтора десятка градусов. Лица людей стали менее хмурыми и несколько солдат шумно выдохнули.
Впереди полка стояли три фигуры. Симпатичная, даже в громоздком полковничьем мундире, молодая женщина с рыжими волосами и глубокими синими глазами. Коренастый майор с руками-лопатами. И комиссар, красавец мужчина, высотой под два метра, черные волосы, темные глаза, настоящий альфа-самец. Даже странно было, что это совершенно не вызывало раздражения. Комиссар держал руки сложенными за спиной и на камерах было видно, как он, иногда, яростно чесал центр ладоней.
Я, в виде двух кукол, ГʼКара и Деленн, вместе с вице-адмиралом Монтеймом направлялся на палубу, знакомиться с пополнением. Увидев стоящий на палубе полк, вице-адмирал расплылся в широкой улыбке.
- Друзья, вам опять необычайно повезло. Эти солдаты - истинные сыны человечества, гроза любым врагам. 597-й Валхальский полк.
- Сатай Деленн, капитан ГʼКар, это полковник Регина Кастин, ее заместитель, майор Рупут Броклау, и человек, которого я особенно рад Вам представить. Он храбрейший и достойнейший из известных мне людей, один из самых прославленных героев Империума. Вы несомненно оцените его многочисленные таланты. Комиссар Кайафас Каин.
Глава 24. Затишье перед бурей.
Зифиос. Индра.
Война дарит мириады возможностей. Люди возвышаются и падают, компании создаются и разоряются, все кипит, все меняется. Естественно, что и мне захотелось свой кусок пирога. Сильно не зарывался, помня о "вороньем" пригляде, занимался в основном финансами. Учитывая разведывательную сеть и то, что я был вхож в круг местной элиты, угадать куда и в какой момент потекут деньги было просто. Отдельным подарком стало то, что, несмотря на вынужденную осторожность, удалось взять под контроль пару небольших кланов. Клан Пимоли занимался утилизацией отходов, богатая отрасль, даже несмотря на совершенно зверские налоги и вассальные отчисления и клан Каррозо, предоставляющий услуги поваров и элитные продукты для средней руки дворян. Естественно, что никаких договоров и явных соглашений не было, кланы и не подозревают, что уже под кем-то ходят. Просто, где-то свой человек, где-то "поддержка со стороны криминала", а еще шантаж, подкуп и все сопутствующие средства.
Армия тоже попала в сферу моих интересов. Изначально были опасения, что качества новых кукол из плоти не хватит. В них еще полно было недостатков и "костылей". Обширная сеть имплантов, седативная система для мозга, много нюансов, видимых при детальном обследовании, про которые могли спросить со всем пристрастием. К счастью для меня, к здоровью солдат в армии относились весьма равнодушно, если не сказать наплевательски. Медицинские проверки были поверхностными и небрежными. Ничем не болеешь, явных мутаций нет, оружие в руках удержишь, все, гуляй в окопы. Удачно.
Своих инфильтраторов я представлял, как правило, выходцами из нижних уровней ульев. Там было множество полуофициальных артелей и сообществ, по сути преступных, но держащихся в рамках разумного. Для армейских вербовщиков, люди оттуда были самой любимой категорией. Знакомые с дисциплиной, знающие, как вести себя с любой стороны мушки, они буквально пролетали начальную подготовку. Идеальный для меня вариант, объясняющий как навыки стрельбы, так и нестандартное снаряжение.
Как ни странно, и в СПО, и в Гвардии, было официально позволено приносить свое обмундирование и докупать оное. Практически любое. Хочешь хеллган и реактивный ранец? Пожалуйста, предъяви военбилет, плати и забирай. Но это мало кто делал. Из-за нескольких причин. Первое - все снаряжение нужно было регистрировать у интендантов, а командование имело привычку посылать лучше вооруженных бойцов, особенно новичков, на более опасные задания, чем рядовой состав. Второе - целесообразность. Стандартная экипировка солдат уже была на редкость качественной. Лазганы обеспечивали хорошую огневую мощь и были столь надежны, что при должном обслуживании, могли служить тысячелетиями. Панцирная броня, несмотря на архаичный вид, была гениальным по технологии исполнения изделием и обеспечивала великолепную защиту. К примеру, солдат мог спокойно принять на грудь выстрел в упор из гражданского дробовика, отделавшись незначительными синяками. И так со всем. Качество возведенное в степень. Ну и третье - цена. Комплект рядового оценивался в сумму около трехсот орлов. Офицерское же обмундирование стоило на порядок дороже. Обычный служащий не мог добавить к этому ничего существенного. Нет, были нувориши, чьи семьи могли обеспечить их и щитами, и "цифровым оружием". Но таких не любили и, по пункту первому, рисковали они гораздо больше, чем их менее тщеславные товарищи. Семьи, в которых межушный ганглий был развит лучше, для защиты своих чад применяли иные методы. Инструкторы, курсы, знакомства, ну и техника, конечно, только переданная скрытно.
Мне же риск был только в плюс. Куклы одна за другой, по мере изготовления, входили в ряды СПО, отправлялись в самые горячие точки и, оправдывая ожидания, быстро продвигались по рангам. Скоростная обработка информации, точность и устойчивость тела, знание психологии, правильно примененная протекция, все это хорошо помогало на пути вверх по военной иерархии. По крайней мере так было, пока шли активные боевые действия.
Командование войск с Реторты окончательно уверилось в своей незавидной ситуации. Разведка мятежников засекла подготовку Хундера и их штаб закономерно ужаснулся. Ударный кулак из самых лучших частей, обеспеченный мощной техникой и прикрытием с орбиты и воздуха не оставлял и шанса в прямом сопротивлении. На скорые подкрепления мятежники не могли рассчитывать и они предпочли отступить в район фьордов. Обширное плато из горных массивов и шахты в их пределах обеспечили вторгшимся войскам идеальное укрытие. Для того, чтобы разом выкурить оттуда противника, пришлось бы использовать орбитальную бомбардировку, на столетия загадив окружающую местность. Что власть предержащие допускать не собирались. Образовался тупик, пат, мятежников приходилось медленно и аккуратно выдавливать, по одной пещере за раз. Что невероятно злило самоназначенного маршала, упустившего свой звездный час.
Глядя на тактику мятежников и общую ситуацию на фронте, командование планеты расслабилось и не стало значительно увеличивать армию, ограничившись восполнением потерь и подняв верхнюю планку постоянного контингента до двух сотен миллионов солдат. Всего лишь. Признаться, уже эта цифра вызывала у меня оторопь. Из удачных для меня последствий - ускорился набор в Гвардию, а значит появился хороший шанс устроить моих кукол туда. Позже. Когда их устройство позволит пройти гораздо более придирчивый медосмотр.
***
От размышлений меня отвлек сигнал дверного вокса капитанской каюты.
- ГʼКар, можно войти?
- Конечно, Олара, заходи, - сказал я открывая двери. - Что-то случилось?
- Хм? Нет, капитан, ничего. Скажи, мы скоро отправляемся на другую планету? Воевать?
Говоря это, Олара, одетая в строгий костюм, похожий на стилизованное ципао, уверенно прошла в кабинет. Буквально на днях, она сменила так полюбившуюся ей летающую платформу на более традиционные конечности. Она уселась в кресло и крутанулась пару раз. За последние полгода характер девушки сильно изменился. В нем появилась твердость, жесткость и некоторая бесшабашность, яростность даже. Стиль одежды и поведения также претерпел перемены, девушка целенаправленно готовила себя к вступлению в высшее общество Империума. Честно говоря, мне не нравились эти перемены. То, изначальное, очарование невинности безвозвратно исчезало. Хоть я и понимал необходимость и целесообразность этих изменений. Правильность. Олара взрослела.
Вдобавок, девушка столь рьяно взялась за учителей, что порой мне приходилось спасать их от неуемного энтузиазма своей студентки.
- Хм, да, это так. Примерно через декаду, Инквизиция и Администратум пока согласуют детали. Откуда узнала?
- Я воспользовалась теми маленькими уловками, которым меня так старательно учит Корино. Немного слухов здесь, пара слов там, и вуаля.
Говоря это девушка задумчиво крутила локон отросших и уложенных в сложную прическу волос. Скопировала поведение преподавателя по психологии. Интересно, сознательно или нет? Оценил положение ног, пару напряженных от слегка неудачного положения спины мышц, да, сознательно. Интересно.
- Умница. Так что ты хотела?
- Хочу остаться.
Я был в шоке, это если очень-очень мягко говоря. Почти остановившееся время четко отобразило все черточки лица, дыхание, пульс. Она волновалась, но не так чтобы уж слишком. Несколько минут я разглядывал свою подопечную, пытаясь сообразить, что же она задумала.
- Ты меня удивила. И в чем причина, Олара?
- Ну-у, - девушка стала водить пальчиком по столу, говоря протяжно, с ленцой, - ты сам говорил, что девочкам не...
- Олара, перестань. Я уже оценил твое умение морочить голову. Зачет сдан, поздравляю, - изобразил несколько скупых хлопков.
- Хорошо, папочка, - она посмотрела на меня и осеклась. - Все, все, я закончила. ГʼКар, мне там нечего делать. "Не моя компетенция", - Олара обозначила руками кавычки, явно цитируя одного из учителей. - С другой стороны, здесь есть где развернуться и попробовать себя. Особенно, если ты мне выделишь пару компаний в управление. Ну и пощупать местный бомонд за мягкие места страсть, как охота.
- Олара!
- Что? Это, между прочим, я тебя цитировала. Кто тут на посиделках с Линьером, Мареуном и прочей компанией сетовал, что не может покинуть корабль, развлечься с местными...
- Все, все, уела, признаю. Кстати, ты не забыла, что тут тоже идет война?
- Пф. Наш бравый инквизитор оказался на удивление компетентным командиром. Уверена, мятежникам осталось не больше пары месяцев.
- Ты преувеличиваешь, но я тебя понял. Хорошо, оставайся, раз ты так считаешь правильным. Про компании спрашивай у Деленн, сама знаешь, это ее проект. Развлекайся, деточка.
- Предпочту "дочь", папа, - неожиданно твердо сказала Олара. Это было одновременно и предложение, и просьба, и утверждение.
- Ха, растешь. Развлекайся. Дочка.
Зифиос. Дворец Адептус Терра.
Люк-са-но Аурумкрат, глава департамента Администратума, в сопровождении подчиненного вошел в свой кабинет. Помещение было образцом порядка, казалось положение всех вещей вымерено по линейке. Единственным выделяющимся предметом была странная и сложная головоломка из серебряных кубиков, которая стояла на столе в торце кабинета.
- Люкс, какого демона?! Что это были за расшаркивания на совещании? - взвился молодой чиновник, как только убедился, что дверь кабинета плотно закрылась. Он был одет в серо-красный мундир, на котором красовались регалии префекта третьего класса. В Имперском табеле о рангах это был весьма высокий пост, особенно для столь юного, всего лет сорока, человека.
- Помолчи, Роман, - Люк-са-но говорил тихим, серым и бесстрастным голосом. - На то есть причины.
- Какие? Нет, серьезно, почему, грокс меня задери, мы стелемся перед ксеносами? - Роман почти кричал на своего начальника.
- Потому, что из Офиса* пришел приказ предоставить им режим благоприятствования. В полном объеме.
- Вот значит как. И что на сей раз, Люкс? - чиновник был очевидно обескуражен.
- Тебе это знать не нужно. Пурпурный код.
Роман грязно выругался.
- Утихни! - нет, глава департамента не повышал голос и почти не менял интонацию. Но Роман судорожно сглотнул и вытянулся по струнке. - Если тебя это утешит, им осталось мозолить нам глаза не больше лет пяти.
- Конечно, магистр. Спасибо, что довели до меня Вашу мудрость.
- Ну-ну, - голос оставался ровным, но Люк-са-но позволил себе чуть приподнять уголок губ. - Ксеносы допустили достаточно ошибок, чтобы их деятельность и само существование уже вызвали серьезные вопросы. Мне приходится принимать большие усилия, просто ради того, чтобы они могли свободно появляться на улицах. Ты же понимаешь, что желание этих чужаков войти в Империум нас интересует в последнюю очередь. Как только они исчерпают свою полезность, их не станет. Провидцы нашли их планеты, а уничтожение кораблей обеспечат войска, которые ксеносы так опрометчиво взяли к себе на борт.
- Спасибо, магистр, - Роман широко улыбнулся и сделал церемониальный поклон.
Некоторое время чиновники говорили об отвлеченных темах, приемах, охоте, опере и, конечно, женщинах. После того, как разговор закончился и Роман уже отправился к двери, Люк-са-но его остановил.
- Подожди, - магистр подошел к столу, взял пергамент, перо и набросал несколько строк, после чего запечатал свиток официальной печатью. - Отдай это в Муниторум. Лично в руки, ты сам знаешь.
- Конечно, Люкс.
Выйдя из кабинета начальника, Роман прошел несколько коридоров и зашел в один из пустых кабинетов. Он достал из внутреннего кармана небольшой сканер и просветил пергамент. Посмотрел на экран прибора, хмыкнул, а потом набрал на воксе сложный и длинный код.
- Добрый день, сэр.
- Да, сэр, получил, как вы и предсказывали.
- Только что, буквально несколько минут назад. Да, все по той схеме.
- Конечно, сэр, всего доброго.
А в это время Люк-са-но в своем кабинете стоял рядом со столом и, казалось, прислушивался к чему-то внутри себя. Затем он кивнул и поставил очередные два серебряных кубика на одну из граней головоломки.
(*На сленге чиновников "Офисом" называют правление вышестоящего уровня иерархии, в своей ветви Адептус Терра. В данном случае это канцелярия Администратума сектора Меркавар.)
Индра.
После согласия возглавить миссию возмездия, я ожидал, что смогу улететь с планеты, как только соберутся войска. Как же, разогнался. Проволочки, одна за другой, возникали просто на пустом месте. То поменяют обмундирование, то окажется, что вот эта вот техника не может использоваться без сотни разрешений и предписаний, то еще тысяча и один повод подождать очередные несколько дней. Причина происходящего от меня ускользала, да и мои информаторы тоже не могли раскрыть смысл интриги. И это зверски раздражало. Казалось все забыли, что на границе субсектора есть планета, на которой зреет культ Хаоса, а самым главным во вселенной стала необходимость подписать очередную бумажку. Эманс и София дружно советовали расслабиться и отнестись к этому, как к стихийному бедствию, дескать "на чиновников иногда находит". Да-да, конечно, я вам полностью верю.
Единственным хорошим моментом в этом было то, что после установившегося на планете затишья мне удалось продавить получение еще одного гвардейского полка. Хундер, долго пытался юлить, но неожиданно помог Муниторум и бравый полк Львов Яронта занял свои каюты на борту. Проблем от них не было никаких, а выучка оказалась достойной. Валхальцам на тренировках и учениях они уступали, но ненамного.
Все эти несколько месяцев войска, переданные под мое командование, жили на борту, ни разу не спустившись на поверхность. Солдаты СПО устроились отдельно, всегда держались в собственных отсеках и ни с кем не контактировали, все общение шло исключительно через командиров и их собственного комиссара. Гвардейцы оказались более открытыми, свободно разговаривали с экипажем, как людским, так и "ксено", принимали участие в общих тренировках, восхищались визитами в сад и наслаждались мирной жизнью. А валхальцев, вдобавок, невероятно радовала возможность регулировать климат в своих помещениях. Эти ходячие ледышки установили температуру в комнатах не выше десяти градусов. Да и то, только потому, что их иногда навещали более теплокровные создания. Все было более-менее спокойно кроме, пожалуй, одного курьеза.
Когда я в первый раз заметил косматую фигуру, что таскалась за комиссаром Каином, я был удивлен. Это был полностью заросший, неопрятный и грязный субъект, неповторимый "аромат" которого вышибал слезу у любого человека поблизости. Многие зажимали носы, только это не помогало, такое амбре, похоже, пробивалось даже сквозь уши. Отзывалось это недоразумение на имя Юрген. Откровенно, Каина в этой ситуации я понимал плохо. Нет, польза от помощника была несомненной. Помимо исполнительности и собачьей преданности, Юрген оказался парией, полезное подспорье против псайкеров и демонов. Но что мешало отдать ему приказ хотя бы помыться?
И вот, когда он попался на глаза мне в роли ГʼКара, я поставил ультиматум. Или Юрген приводит себя в порядок или он остается ждать на планете. Юрген попытался проигнорировать, но я был настойчив, привел эскорт и подготовил шаттл. Тогда Каин попытался возразить из разряда, что тогда и он сам останется на планете, но не бросит своего помощника. Тут уже настойчивыми оказались инквизиторы, напомнив об однозначном приказе.
Из-за всего этого поднялся изрядный переполох. Особо отличились гвардейцы, устроив на месте стихийный тотализатор. Юрген долго отпирался, но все-таки был вынужден дать обещание сделать из себя человека. Вот только выполнять это обещание не спешил. Он выполнял поручения или выдумывал себе таковые, старался затесаться среди остальных солдат, что ему по понятным причинам удавалось плохо, прятался, в конце-концов. Несколько дней нескончаемой кутерьмы, лишь бы не остаться наедине с ванной и бритвенным станком. Наконец, я не выдержал, поймал его в коридоре, отсек аварийными переборками и устроил баню с доставкой и злым банщиком в придачу.
Когда чисто выбритый, с аккуратной и стильной прической, с маникюром, в новом, идеально сидящем мундире и ограничителем пси на руке, Юрген появился в расположении части, его вначале попросту не узнали. А комиссарское "Юрген, это Вы?", вкупе с поднятой бровью, надолго стало дежурной шуткой у солдат при его появлении. И, будто этого мало, Юргена настигла еще одна неординарная проблема. В новом амплуа он оказался достаточно симпатичным мужчиной и резонно, что женская часть полка стала проявлять к помощнику знаменитого героя повышенный интерес. Бедный Юрген.
***
Одной из наиболее приятных вещей, за прошедшее время, было общение с комиссаром. Кайафас Каин оказался невероятно умным, эрудированным, находчивым и прочая, и прочая. Его харизма не оставляла равнодушным никого вокруг. Плюс, Каин был абсолютно не зашорен в отношении ксеносов, из оговорок я понял, что ему уже не раз приходилось сотрудничать с чужаками.
- Танны?
- Да, Юрген... Деленн?
После возвращения с планеты, я в очередной раз разрушил и создал заново эту куклу. Риск, в данном случае, был далеко не благородным делом.
- Что Вас так удивило, Каин?
- Нет, нет. Просто не ожидал Вас увидеть здесь. Еще и с чашечкой танны. Спасибо.
Мы с комиссаром стояли в беседке посредине верхнего сада. Точнее посередине половины оного. Сад пришлось разделить, чтобы люди не пересеклись с эльдарами. Этих членов экипажа я держал в тайне, пока весьма успешно.
Каин отвлекся от вечного потирания ладоней и принял у меня чашечку с ароматным напитком.
- Не стоит благодарности. Каин, позвольте полюбопытствовать, а то я как-то забывала спросить, почему вы чешете ладони? Вы, кажется, скоро дырку в них протрете.
Каин глубоко вздохнул.
- Хотите знать? Считайте это способом определения, хм, количества неприятностей, которые свалятся мне на голову. И судя по всему, в этот раз их будет особенно много.
- О! Предвидение? И, как, часто сбывается?
- Постоянно, - комиссар подождал несколько секунд. - Что, больше никаких вопросов?
- Никаких. Я видела достаточно чудес, так что прорицаниями через зуд в ладонях меня не удивить. Особенно учитывая, что я и сама ожидаю грандиозные проблемы.
- Я предпочел бы более оптимистичное заявление. Понятно, что ложь, но звучит приятнее.
- Минбарцы не лгут, комиссар. А там, впереди, нас и так ожидает достаточно лжи.
- Все плохо? - комиссар прикрыл глаза, наслаждаясь напитком.
- Каин, мы летим в логово культистов Тзинча. Конечно, все плохо. И они нас ожидают в гости. Мы это понимаем и подготовились, они понимают, что мы подготовились... И так до бесконечности. Думаю, Вы знаете, как в такие игры играют.
- И на какие сюрпризы Вы рассчитываете?
- Какие угодно. Замыслы подобных существ - это сразу пласт связанных и, иногда, даже взаимоисключающих планов. К примеру, я не удивлюсь, если на Реторте застану культ ксенолюбов, которые ради защиты нас от своего губернатора, обратились к Губительным Силам. Натравить своих пешек друг на друга, это столь в стиле птицемордого.
Каин поморщился.
- А если конкретнее?
- Хорошо, посмотрим. Захватить Зифиос и вслед устроить восстание на весь субсектор. Если не удастся - совратить Реторту, под гнетом поражений. Следующая грань - демонизировать мир. Огромное количество добытых фокусирующих кристаллов можно свободно использовать для полноценного прорыва варпа. Параллельно, спровоцировать нас на участие. Если на Зифиосе - использовать это для пропаганды. Если на Реторте, то совратить. Не удастся, то спровоцировать конфликт с Империумом. А если и это не удастся, то уничтожить. И это только из самого очевидного.
С каждым моим словом лицо у комиссара каменело. Не знаю, о чем он думал, но не может же быть, что столь прославленный герой испугался. Не может же?
Через несколько часов после разговора с Каином мне доставили официальный пергамент с приказом о приведении к покорности планеты Аралуза Секундус.
Реторта. Дворец губернатора.
Развитие вбежал в кабинет, силой втаскивая за собой Науку. Кабинет был залит кровью и черным маслом. Губернатор лежал в своем кресле, пришпиленный к спинке механической рукой, что пробила его сердце насквозь. Развитие чувствовал, что жизнь еще не полностью покинула тело соратника. Напротив губернатора лежали обуглившиеся останки магоса. Юноша изо всех сил надеялся, что тот не успел подать сигнал остальным.
- Наука, законсервируй его. Привяжи душу к телу!
- Но...
- Сейчас! - в глазах у юноши лопнули несколько капилляров.
Наука на деревянных ногах подошла к губернатору, достала из сумки несколько пробирок и вытряхнула содержимое ему на лицо. Несколько десятков тонких розовых червей вонзились в плоть, прогрызая свой путь к мозгу. Пока женщина возилась, Развитие обратил внимание на охранников.
- Что здесь произошло?
Один из спецназовцев, играющих сейчас роль охраны, достал блокнот и начеркал там несколько фраз, после чего вырвал лист и отдал его юноше. Тот прочитал и криво усмехнулся: "Власти не хватило власти". Развитие запустил пальцы в волосы, сильно сжав голову и крутанулся вокруг себя на пятках.
- Кто здесь был, на встрече?
Охранник нарисовал на странице блокнота цифры 4 и 11 и указал пальцем на обозначенных. Развитие посмотрел на спецназовцев и поманил их.
- Убейте себя!
Оба бойца тотчас достали ножи и ударили каждый себя в висок. Два тела упали на пол, выгорая, а все остальные бойцы содрогнулись от жесточайшей муки.
- Это наказание. Мы - единственная надежда этого мира на противостояние ксеносам, а вы посмели так облажаться! Ты и ты, - юноша ткнул пальцем в грудь двух спецназовцев, - приведите сюда Талант и Образ.
С десяток минут Развитие ходил туда-обратно по кабинету, наблюдая за работой Науки. Вокруг тела губернатора уже висела желеобразная, подсвеченная голубым светом конструкция. Наконец спецназовцы втолкнули в кабинет девушку и мужчину. Оба были заспаны и явно злы.
- Бля, Развитие, ты что, совсем...
- Заткнись! - юноша периодически срывался на фальцет. - Возьми у Власти его способность и займи его место. А Образ сделает тело.
- Я не хочу! С какого дьявола мне изображать эту толстую тушу?
- Подчинись! Возьми его силу и займи его место! - из глаз, носа и рта Развития потекли потоки крови. Он упал на пол, выгибаясь в болезненном припадке.
Талант прошла к желейному саркофагу заключившему в себя полуживые останки Власти. Безропотно погрузила вовнутрь руки и лицо, соприкасаясь со своей целью. По телу девушки стали пробегать зеленые светящиеся волны.
- Мы договорились не использовать свои способности друг против друга, - Образ недовольно водил нижней челюстью из стороны в сторону. Не слыша ответа, он чувствительно пнул юношу.
- Это не против. Если, кха-кха, - юноша захлебнулся кровью, несколько минут он откашливался и после продолжил, - если он умрет, если она не примет силу, то все, мы проиграли. Последнего ритуала не будет.
Зифиос. Индра.
В ответ на появление любой новой силы, возникает множество граней противодействия. Естественно, что новые ксеносы, которые стремительно и не снимая сапог влезли в политику и экономику Зифиоса, исключением не стали. К счастью не все векторы были против и людей, которым было выгодно мое вмешательство пока было больше.
В рядах моих сторонников были как те, кто поступал так по меркантильным причинам, так и те кто воевал за идею. Меня даже удивило, что последних было больше. Думаю, влияет продолжительность жизни, пятьсот лет - не предел для могущественных или просто богатых людей. Есть время строить долговременные планы, есть возможность увидеть, как эти планы осуществляются.
Среди же моих противников преобладали мирские интересы. И одной из самых опасных ситуаций на Зифиосе стал заговор двух кланов, Локусфар и Адиурес, изготовителей воксов. Я практически мгновенно лишил их элитного сегмента рынка и это вызвало закономерное недовольство. Вылилось подобное положение в не совсем тривиальный план. Часть моих воксов оказалась заменена на реплики. С небольшой добавкой. Внутри пластины корпуса таился ксеноартефакт. Я так и не выяснил, что он делает, артефакт был техномагический и его принципы были мне непонятны, но в кратковременной перспективе он, хм, улучшал самочувствие и вызывал легкую психологическую зависимость. Жертва постоянно носила вокс с собой, поближе к телу, часто брала его в руки и бездумно гладила. У общества такое поведение не вызывало подозрений, окружающие скорее воспринимали это как желание похвастаться дорогой игрушкой, показать принадлежность к "клубу".
После того, как ситуация была доложена Оларе, она поступила полностью в стиле местных традиций. Естественно, перед этим приказав незаметно изъять и уничтожить троянские подарки. А после девушка спровоцировала конфликт между кланами Локусфар и Сардус, якобы тайно оказав поддержку последнему и сетуя на приемах о том, как неразборчива стала в средствах конкуренция.
Намек прекрасно поняли. Кланы принесли подобающие извинения, публично. Естественно, напрямую ничего не было сказано, но все оценивали ситуацию правильно. Престиж, как Индры, так и Олары значительно вырос. Аристократия с одобрением восприняла наше желание играть по местным правилам.
А через два дня Олара пропала.
Глава 25. Шакалы.
Исчезновение Олары было обставлено аккуратно. Девушка как раз объявила, что собирается посетить соседние системы, так что местный бомонд, в итоге, не обратил внимания на ее отсутствие. Один из ретрансляторов был готов следовать за кораблем на котором должна была лететь Олара, вот только на момент отлета ее там не оказалось. Я стал носиться по возможным траекториям варп прыжков, уповая на удачу, но напрасно. Четырех оставшихся в системе кораблей не хватало для полноценного сканирования окружающего пространства. Полчаса спустя связь с телохранителями Олары и встроенными маячками окончательно прервалась.
Я поднял все связи, все из тех, что мог задействовать незаметно. Кроме того, сотни кукол на всех уровнях также искали ответ на вопросы "Кто?" и "Куда?". Случилось несколько досадных накладок, кукол застали не там, не в то время. Из-за спешки, я был вынужден закрывать эти проколы, скажем так, грубыми методами. Где-то десятку человек пришлось раствориться в "случайных" беспорядках.
Все, что я смог выяснить за сутки - какой корабль украл Олару. "Bestia Rapax", "Дикий зверь", пиратский рейдер под командованием капитана Фумис Таргрейв. Она вела свой корабль кружевами по сектору, ненадолго появляясь около каждой планеты раз в пятнадцать-двадцать лет. Аристократы любили нанимать Фумис для деликатных дел, зная, что вскоре та надолго исчезнет.
В этот раз "Bestia" даже не приближался к планете, держась на границе системы, с прогретыми двигателями. Как только шаттл с Оларой прибыл, он тотчас исчез в варпе. Искать похитителя смысла уже не было. Даже присутствуй в системе весь мой флот, найти один корабль среди десятков тысяч звезд было утопично. От отчаяния я даже обратился к Калмаэлю с просьбой о помощи, сославшись на беспокойство, но и его дар не смог обнаружить девушку.
Злость напополам с бешенством стальной хваткой сжали мою душу. Как уже бывало в таких случаях, я постарался сорвать раздражение в тренировочном зале. Увы, в этот раз вида разлетающихся на запчасти тренировочных дроидов не хватило. Тогда я отделил от флота пару "Белых звезд", долетел до ближайшей системы и, отрешившись от всего, полсуток громил астероиды вокруг одной из безымянных планет.
В какой-то момент дебоша я задумался, а почему я так резко воспринимаю потерю Олары? Она всего лишь одна из пассажиров. Все эти "дочки-папы" всерьез я не воспринимал, это было средство привязать Олару прочнее к кораблю, не более того. Ответственность за питомицу, в стиле Экзюпери, присутствует, но тоже не до той степени, чтобы крушить все вокруг. Так почему? Стоит это проанализировать. Позже. Возможно, это всего лишь гипертрофированное чувство собственности.
Одна мысль потянула другую. Пора признаться себе, с момента, как я понял, что попал в мир Вархаммера, я играл. И не то, что бы это было плохо. Вот только я стал ленив, ленив мозгами. Да, я много работал, много изучал и изобрел. За десять лет, прошедших с моего появления в этой вселенной, знаний и умений у меня накопилось на дюжину научных степеней. Но структуры и цели в моих достижениях не просматривалось. Помочь человечеству - это не цель, так, абстрактное желание.
Так чего же я хочу? К чему моя душа более всего стремится? Я стал рассматривать свою жизнь, ища ответ на эти вопросы. И нашел. Создание идеального решения к задаче. Вот что всегда вызывало у меня самые сильные эмоции. Я ощущал это в бытность мою человеком, создавая удачные изобретения. Те же ощущения я испытал уже здесь, когда внедрил цифровую социальную систему, придумал орудия для "белых звезд" или создал первую куклу. Да, это именно то, к чему я стремлюсь. Произведения искусства. Не в прямом смысле, но как создание чего-то уникального, завершенного. Эстетика решенной задачи, как это сладко. Да-а. Ничто и никогда не доставляло мне большего удовольствия. Пусть сейчас проблемы больше в области социологии и психологии, вместо привычной техники, но разве это важно?
Мне хотелось кружиться, смеяться. Хотелось поделиться с кем-нибудь этой мыслью. Но это подождет. Я нашел направление, в котором стоит двигаться. Осталось выбрать конкретные цели. Хм, а ведь можно сказать, что они очевидны. Я хочу помочь человечеству? Значит главной целью станет Империум. О, да, Империум во многом хорош, силен и необъятен. Продуманная система социальных противовесов, великолепная, в условиях таких размеров, работа Администратума, армия, срок жизни и многое, многое другое. Человечество многого добилось. Вот только, наряду со своими достоинствами, Империум стоит на месте, он инертен, апатичен, параноидален и напоминает лоскутное одеяло, схваченное на скорую грубыми стежками. Триллионы людей проживают свои жизни совершенно бесцельно. Системы откалываются, уничтожаются, мириады врагов одолевают со всех сторон. Империум держится и нельзя сказать, что он уже на грани, но до грани недалеко.
Чтобы исправить этого колосса понадобится долгий труд, множество социальных экспериментов, сотни, а может и тысячи лет. Достойная задача и радостно, что у меня есть время и возможность ее решить.
Естественно, что такой проект бессмыслен без соратников. Мировоззрение самых близких ко мне людей нужно будет аккуратно привести к моим позициям. Как и довести их таланты до максимума. Олара, почему-то верю, что она вернется ко мне, станет идеальным правителем, великодушным диктатором, Бриесанн - приключенцем, Когсворн - инженером, Меальдан - пилотом. Они и еще многие другие станут моими апостолами, инструментами, с помощью которых я изваяю из Империума совершенное государство.
С последней моей мыслью что-то случилось, щелчок, словно какая-то деталь встала на место в моем разуме. Волна прокатилась по мне и окружающему пространству. Картина мира обрела резкость и я стал чувствовать гораздо больше, четче.
Планета Зайнелис. Резиденция Кабала.
По всем космогоническим теориям этот мир был невозможен. Рай для нескольких сот совершенно разных разумных существ. Человекообразные, рептилоидные, искусственные, энергетические, они были столь же разнообразны, как и условия на поверхности. Тропический лес соседствовал с ледяной тундрой, грозовой фронт с пустыней, фьорды с саванной. Венцом всего был центральный комплекс на экваторе, в несколько сот километров диаметром. Дважды чудо, если знать, что двадцать лет назад здесь был безжизненный каменный шарик. Среди капитанов кораблей ходили легенды о подобных мирах и все они твердили одно: "увидел такую планету - беги".
Небольшие группы существ, что тут и там, казались песчинками на территории комплекса. Они что-то обсуждали, проводили расчеты и эксперименты, медитировали и небеса знают, что еще делали. Все было неспешно, основательно. Неистребимый дух вечности витал здесь. Ибо что есть время для бессмертного?
Человеку сложно понять структуру Кабала. Кто отдает приказы, кто должен исполнять, а кто нет, почему вдруг все начинают действовать по плану, который вообще не был обозначен, как определяют успех или поражение, где команды старт и стоп? Происходящее здесь казалось анархией для стороннего взгляда. В какой-то мере это напоминало муравейник, вот только каждый из муравьев был незаурядной личностью и в любой момент мог оказаться "королевой". Загадка, как такая структура не развалилась, но Кабал не знал изменников в своих рядах*[1].
Есть еще одна грань, которую следует учитывать имея дело с Кабалом - предвидение. Точное, разностороннее, дополненное великолепным чутьем пространства и варпа. И организация не зацикливалась на чисто мистических способах. Разведывательная сеть широким неводом охватывала всю галактику, доставляя свой улов в вычислительные центры, где оценивали, проверяли и дополняли каждое предсказание. Во вселенной существовало много способов обмануть предвидение или послать ложное, так что Кабал бдил, предпочитая отбросить сомнительное знание, чем ему следовать.
- Алар*, позвольте. Я ощутил рождение сети С-М класса, - существо, напоминающее худого серого медведя, каркающим голосом обратилось к своему соседу, киборгу, выглядящему словно разросшаяся метелка для пыли.
- Принято, проверяю, - "метелка" распушилась. Киборг замолк, общаясь со своими электронными коллегами.
Медведь улегся на диван, ожидая ответа. Где-то через полчаса киборг коротко пиликнул и передал коллеге предварительные результаты. Сенсор несколько минут провел размышляя над переданной информацией, после чего встал и отправился в ближайшую лабораторию предсказаний. Пространство перед ним скрутилось в тоннель и он в десяток шагов оказался на другой стороне комплекса. Это не было телепортацией, ведь варп здесь, мягко говоря, недолюбливали.
Лаборатория, в которой оказался медведь, скорее напоминала дорогой клуб, чем научное учреждение. Несколько групп разумных сидя в глубоких креслах оживленно обсуждали какие-то свои проекты. Меж ними регулярно вспыхивали картины, руны и графики. На мгновение сенсору захотелось к ним присоединиться, но он встряхнул головой. Его дело было важнее.
- Алар Канʼдекеф, - медведь обратился к стоящему отдельно эльдару в классическом одеянии провидца, только руна города-мира была заменена на руну Сисʼэмва, бесконечность, - нужна Ваша экспертиза, я засек большой источник нитей вероятностей, с охватом почти на всю галактику. Пока сеть только эфемерная, но с активным вектором развития.
- Хорошо, мен-алар, - эльдар наклонил голову к гораздо более низкорослому медведю, - я соберу группу. Вы уже сообщили в ВЦ?
- Конечно, м-м-м, ком-алар.
- Сейчас я занят. Уверены что Ваша задача столь важна? - эльдар поднял бровь.
- Да, ком-алар. Потенциально возмущение на уровне Себастьяна Тора. Пусть прогноз еще полностью не подтвержден, но стоит начать действовать уже сейчас. Думаю, придется спровоцировать выступление Абаддона, чтобы исправить перекос вероятностей.
- Этот мон-кей не выступит без достаточных сил и своей любимой игрушки.
- Это, кхр, решаемо, - проскрипел с натугой медведь.
- Хорошо.
Эльдар подошел к коммуникатору и вызвал корабль. С высокого, до потолка, экрана взирала краснокожая прямоходящая помесь коровы и лягушки, сланн.
- Капитан, мы переезжаем к восточной границе, подготовьте новую резиденцию.
- Да, ком-алар. Координаты источника возмущений?
- Лагра-17. Доставьте нас на сектор севернее, капитан.
Сланн ворча и экспрессивно размахивая руками отключился, ему не улыбалось перебираться в другое место так скоро, только устроились на планете и уже опять перелет. Всего двадцать лет прошло с момента воцарения Кабала в этом мире, что это есть для бессмертных? Пустяк, считай вчера.
*Алар - должность. Грубо, коллега.
Ком-алар - глава группы.
Мен-алар - нашедший задачу, проблему.
Все должности, включая капитана корабля, назначаются на лету, по воле мен- или ком-алара.
Варп. Индра.
Платформа тихо скользила по белоснежным коридорам. На ней, направляясь в мастерскую, вели неспешную дискуссию три механикуса. Магос Когсворн и два молодых послушника. Первый, вообще без видимой аугментики, с горящими глазами восторженно внимал магосу, второй же, с окруженными гексаграммами технопортами на руках и голове и сложным глазным имплантом, хмурился.
- Без часовен мы не можем исполнять множество ритуалов. Объяснения капитана мне представляются сомнительными. Мы обязаны настоять на своем.
- Ты глуп, юнец. Весь этот корабль - истинный храм во имя Его. И даже больше. Мы внутри живой и мыслящей машины. Великий дух обитает в этом корабле, ибо какое тело еще может взять воплощение Бога-Машины? Даже если это и не сам Омниссия одарил нас своим присутствием, то один из апостолов его. Теперь ты понимаешь запрет, юный служитель?
- А экипаж?
- Ха! Попроси их показать тебе свои аугментации и ты поймешь, что есть совершенная машина. Даже не осознавая, они уже жрецы Его, устанавливая величие цифры и механизма вокруг себя. Ибо посмотри, где еще все аспекты жизни измерены, упорядочены и выведены каждому, кто имеет глаза и разум? Даже наши кузницы стократно дальше от торжества Омниссии. Что до остального, вспомни, когда ты видел поломку на этом корабле?
- Но ритуалы...
- Что я тебе стараюсь вдолбить, - перебил Когсворн своего ученика, - так это то, что здесь любое место не менее свято, чем часовня Омниссии. Так и отправляй ритуал, словно находишься в ней.
Кайафас Каин
Выйдя из каюты, я направился в одну из общих столовых. В течение последних дней, я старался проводить хотя бы завтраки в компании рядовых. Учитывая, что нас ожидало по словам Деленн, а также мое предчувствие, я хотел, чтобы солдаты, которые будут стоять между мной и врагами, были максимально мотивированы.
В целом корабль оставлял странное впечатление. Он скорее напоминал шикарную больницу, чем космическое судно. Стерильные белоснежные коридоры, цветные линии указателей, сады, недопустимо шикарные, для солдат, каюты и пища. Мне постоянно казалось, что вот-вот из-за угла выйдет группа санитаров и уведет меня в палату, лечиться.
Столовая казалась полупустой, в помещении рассчитанном на несколько тысяч человек собралось от силы две сотни. Люди неспешно передвигались между столами и нишами с пищевыми репликаторами. Ниши были глубоко вдавлены в стены, так что соседи друг друга не видели. Собираясь заказать я услышал разговор между двумя солдатами, которые стояли слева от меня.
- Глянь, какую мне тут штуку недавно показали, - раздался звук нажатой руны. - Дорогуша, что посоветуешь?
- Рядовой Волчек, - полумеханический женский голос заставил меня вздрогнуть, - учитывая Ваш график тренировок, рекомендую попробовать морской гребешок под хреновым соусом, ледяной салат из раполана и сок туран. Это наиболее полно обеспечит Вас энергией и микроэлементами, а также снизит накопление усталости.
- Обалдеть. А мне, девица?
- Рядовой Коршиц, у Вас наблюдается недобор веса, так что рекомендую взять блинчики с овощной начинкой, куриный жульен и сладкий чай.
- Чума! Фраг, я уже хочу здесь жить.
- Ты что это?
- Ну, а что, у меня дембель скоро...
- Они же ксены?!
- Дык, они же пода...
Я не стал больше терпеть, дьявол их знает, до чего они так могут договориться и вошел в их нишу. Солдаты тут же замолкли, вытянулись во фрунт и отдали честь.
- Комиссар!
- Рядовые Коршиц и Волчек, вам назначается по двадцать нарядов вне очереди, на челноках, - солдаты 597-го всегда считали, что я стою за них горой и я не собирался их в этом разочаровывать, так что счел необходимым смягчить впечатление от наказания. - Вам повезло, что вас услышал я, а не кто-то другой. Представьте, на моем месте Варелла... - солдаты вздрогнули. - В следующий раз думайте, что и где говорите. Свободны!
- Есть, сэр!
Эти глупцы немного испортили мне настроение, но я счел, что чашечка танны сможет его исправить. Я забрал свой завтрак из репликатора и стал искать взглядом Юргена. В последнее время тот вновь умудрился образовать вокруг себя зону отчуждения. Да, он больше не отпугивал окружающих своим запахом и аурой пустого, но сумел найти другие способы. Я не сомневаюсь, что Юрген делал это не намеренно, но, думаю, шпионы бы кусали локти глядя на его таланты.
Найдя, где мой помощник расположился, я направился к нему.
- Юрген.
- Комиссар. Не хотите ли танны?
Я уселся и протянул к нему пустую кружку.
- Да, пожалуйста, Юрген.
Я мог бы заказать танну и в репликаторе, там она получалась ничуть не хуже, чем у моего, в прошлом очень пахучего, помощника. Но Юрген очень ценил свой талант в ее приготовлении и я не хотел его разочаровывать.
После завтрака я, вместе со своей тенью, отправился в ставку. Должно было быть очередное совещание по совместной тактике. Вокруг центрального стола с гололитом собрались все высшие чины, за исключением капитана. Совещание касалось только наземных сил, так что ГʼКар счел возможным не участвовать. Я поприветствовал присутствующих и окунулся в дискуссию. Когда штабная игра закончилась, Деленн попросила меня пройтись с ней. После короткого общего разговора, она переключилась на более животрепещущую тему.
- Комиссар, я хотела бы обсудить с Вами кое-что. Сперва отмечу, я бесконечно рада, что человек Ваших талантов к нам присоединился. У Вас великолепная репутация среди ваших солдат, это впечатляет. Очень нетипично для комиссара. Но есть нечто, что меня беспокоит. Судя по предоставленной информации, Вы всегда рветесь в самую гущу схватки, в самые опасные места. Гравалакс, Адумбрия, Славкенберг и многие другие. Вы очень удачливы, Каин, но я рассчитываю, что Вы будете более осмотрительны в этот раз. Мне не улыбается объяснять Вашу смерть, случись что.
О, конечно, это как раз то, что я и собирался делать. Держаться так далеко от схватки, как это будет возможно. И, конечно, я не мог согласиться с такой постановкой вопроса. Не сразу. Так что я воспользовался маской рьяного служаки, которая не раз уже служила мне верой и правдой.
Индра
Вот же, герой головного мозга, на всю губернию. И ведь не сказать, что Каин глуп, напротив, один из самых проницательных людей, что я встречал. Но в некоторых аспектах казалось, будто шоры ему на разум поставили, железобетонные. Хорошо хоть иерархию командования воспринял с моей стороны, а то бы через инквизиторов пришлось действовать. Но теперь хоть есть уверенность, что комиссар будет держаться исключительно в тылу.
В последние дни, у меня появилась неприятная проблема. В системе корабля стала накапливаться паразитная варп-энергия. Энергия агрессивной не была, но с делами Имматериума я предпочитаю дуть на воду, чем потом обнаружить набор из хвоста и копыт. Самое неприятное, я не мог понять откуда она берется. Пару дней я крутил в голове эту проблему и нашел решение - сеть излучателей на обшивке, которые бы запасали и выплескивали варп-энергию в окружающее пространство. За реализацией дело не стало и корпус оброс короткой "шерстью". Проблему с энергией я таким образом решил, но возникла новая, оказалось, теперь примерно раз в сутки я светился как маяк для любого псайкера в радиусе нескольких парсек. Попытался передавать энергию на другие корабли, получилось, но все равно слишком заметно, к тому же, я светил почти весь свой флот. Требовалось другое решение, совершенно новая структура. В идеале это будет станция, километра три в диаметре. Ха, станция? Интересно-интересно.
***
Все это время я не прекращал расследование на Зифиосе. Qui prodest, кому была выгодна пропажа Олары? Самым очевидным подозреваемым естественно были кланы сетевиков, которых девушка поставила на место, но это было бы слишком глупо. Во-первых, действуя так нагло после официальных извинений, они бы потеряли лицо. На секретность можно не надеяться, слишком много интересов затронуто, чтобы такая история не выплыла, так или иначе. А потеря лица закрыла бы им путь в высший свет, навечно. Во-вторых, должен присутствовать банальный страх, один раз им уже дали под дых, еще раз проблемой не будет.
Так что я игнорировал намеки на кланы Локусфар и Адиурес, сосредоточившись на других направлениях. Как оказалось, зря. Каждая нить, что я вел так или иначе заканчивалась на верхушке этих двух кланов. Естественно, я все перепроверял по тысяче раз, резонно опасаясь подставы. Но все было верно и даже более того, кланы не собирались останавливаться, нацелившись на захват моей компании. Наконец, я даже услышал подтверждение прямо из их уст, заменив своей куклой одного из секретарей. Что же, я не собирался спускать подобное оскорбление.
Зифиос. Орокрис.
Небольшой конференц-зал на вершине отеля неспешно наполнялся людьми. Почему Артур Локусфар и Мерра Адиурес предпочли заштатный отель Башне Согласия Товино? Все просто, оба клана не желали демонстрировать, что у них есть точки соприкосновения. Башня, несмотря на защиту и удобство, была слишком публичным местом.
Наконец, все расселись по своим местам.
- Ну, Артур, теперь скажешь, зачем мы собрались? И почему опять по старой схеме? Ты нашел еще что-то, что можно откусить у ксеносов и не можешь это сделать в одиночку? - Мерра откровенно забавлялась. Этой красивой женщине нравилось выводить из себя главу семьи конкурентов. - Или тебе что-то не понравилось в договоре? Ну тут ты сам виноват. Твоему клану не стоило так подставляться с вояками.
- Вообще-то именно так, Мерра, - Артур нервно и коротко улыбнулся. - Думаю, нам стоит пересмотреть соглашение. Ромул, - глава махнул рукой советнику.
- Ох, госпожа Мерра, Вы не представляете, как я рад, - молодой человек, резво вскочивший со своего места широко улыбался. Он пересек комнату и уселся на краешек стола рядом с женщиной. Ту передернуло от такого хамства. - Вы такая сообразительная. Мы действительно хотим изменить нашу долю. На-апример, до, - Ромул постучал себя по губе, - до ста процентов.
- Артур... - Мерра была в бешенстве.
- Стойте, стойте! - Ромул вытянул в сторону женщины руки ладонями вперед. - Прежде чем вы начнете возражать, Дитамио, будь добр, смени дислокацию.
Глава службы безопасности Адиуресов безропотно поднялся и перешел к другой стороне стола.
- Вот видите, Мерра, Вам сейчас совсем не стоит возражать. Пусть все пройдет тихо, подпишите бумажки и Вы сможете избавиться от нашего общества.
Мерра побледнела. Она понимала, что раз Дитамио предал, на охрану можно не рассчитывать, поэтому она решила зайти с другой стороны.
- Артур, тебе этого не позволят, - женщина игнорировала наглого выскочку, смотря прямо на главу конкурентов. - Ты же знаешь, это не только наше соглашение! Не сходи с ума! Как только другие кланы и Администратум узнают о том, что ты изменил договор, они раздавят тебя! Одумайся, Артур!
- Э-э, мадам, какие такие другие, - Ромул вновь не обратил внимание на пренебрежение собственной персоной, - здесь только мы. Мы, вы и бумаги. Подписывайте!
- Нет! Артур, приструни своего щенка!
- Ах как... не жаль.
Ромул достал из-за отворота камзола компактный лазпистолет и несколько раз выстрелил в женщину. Первые два заряда уперлись во вспыхнувший щит, но третий пробил Мерре живот и отбросил ее на пол. На несколько секунд воцарилась тишина. Оба клана были ошарашены. Но вот тишина разбилась и Адиуресы с ревом и бранью накинулись на Локусфаров. Началась свалка. Выстрелы споро мелькали с обеих сторон. Несколько человек попытались вырваться из зала, но были застрелены в спину. Среди этого безумия лишь Артур и Ромул стояли бестрепетно, окруженные мощным щитом. Через две минуты свара закончилось. На ногах остались лишь несколько членов клана Локусфаров. Что, впрочем, Ромул быстро исправил, ничтоже сумняшеся пристрелив своих родственников.
- Ну вот, мой лорд, осталось только изобразить нашу с вами смерть и дело сделано, - молодой советник изобразил шутовской поклон. - Так и представляю завтрашний заголовок: "Ужасный взрыв унес жизни лучших представителей двух кланов". Ха, мы всю оперативную информацию сохраним, а вот Адиуресам уже не оправиться.
- Действуй.
Ромул вышел из комнаты и вскоре вернулся, толкая тележку с двумя телами и большой мельта-бомбой.
- Лорд, нам пора.
Томмен Адиурес очнулся на крыше соседнего с отелем здания. Во время стычки его парализовало, но на деле повреждения были легкими. Он смутно и фрагментарно помнил разговор Локусфаров, как они ушли, как он сам пытался выбраться из отеля, как сзади полыхнул взрыв. И вот теперь он здесь, почти в полном порядке, несмотря на произошедшее. "Император защищает", - прошептал Томмен. Он оправил одежду, спустился, снял кэб и отправился в резиденцию клана.
Старейшины, как и весь остальной клан, были ожидаемо разъярены предательством и объявили кровную месть Локусфарам. Два клана вцепились друг в друга подобно бешеным псам. Правила корпоративных войн, суды, умеренность? Забудьте. Заводы и резиденции пылали, счет трупов шел на десятки тысяч.
Естественно, что сильные мира были недовольны происходящим. Особенно, учитывая продолжающуюся, пусть и вялую, войну с Ретортой. Хундеру был отдан приказ и тот, озлобленный невозможностью добраться до своего основного противника, ответил на призыв максимально жестко. Четыре гвардейских полка катком прокатились по клановым кварталам, вбивая даже тень сопротивления в пыль под ногами. Операция продлилась всего три часа. Война кланов закончилась. Немногие выжившие предстали перед судом и были отправлены на каторгу. Кланы Локусфар и Адиурес прекратили существование.
Индра
Кланы удалось устранить чисто. Их ошибка, что похищение Олары они держали в полном секрете, даже в самих кланах о нем знали только самые высшие чины, поголовно сгинувшие в конфликте. Так что ко мне не вело никаких следов.
Впрочем, оказалось, что похищение было лишь верхушкой айсберга. Мерра не ради красного словца упомянула другие кланы. Судя по наследству, оставшемуся от моих врагов, в виде документов и записей допросов, существовал обширный заговор, в который были включены десяток средних по размеру и значению кланов. Оказывалось, моя собственность уже давно поделена и готов план рейдерского захвата оной. Устранение сетевиков почти ничего не изменило, их доли просто отойдут другим кланам. А еще веселее то, что они не сами это придумали. Весь план - детище группы чиновников Администратума. А это означает, что меня списали. Подозреваю, что кто-то из чиновников узнал о грядущем уничтожении ксеносов и решил поиметь на этом гешефт. Раз ответчика не будет, значит и некому будет оспорить столь сомнительный переход собственности. Боялись захватчики больше того, что их свои же попытаются лишить куска пирога, чем уголовного преследования.
Раз собираются заработать на мне, что мешает перевернуть ситуацию? Эти грязные пишачи еще не знают с кем связались. Они хотят присвоить себе мои компании? Пожалуйста, только потом не жалуйтесь. План был предельно прост, оставить вместо компаний пустые оболочки, черные дыры с отрицательным балансом и тонной обязательств. Сотни фирм, из тех, что я взял под контроль своими куклами, стали бешеным насосом выкачивать деньги, людей и ресурсы из обреченных предприятий. За декаду я, по документам, оказался весь в долгах, как в шелках. А самое милое, что до конца финансового года никто этого не увидит. Милости просим, господа бандиты.
***
За три дня до моего прилета в систему Реторты случилось радостное событие. Вернулась Олара. Из допросов заказчиков похищения и документов кланов я знал, что девушку должны были доставить на планету Камбир Омирос. Естественно я тотчас отправил туда пару кораблей с десантом. Оказалось напрасно, потому что Олара просто сошла в космопорту с борта хартийского корабля из соседней системы.
Выглядела Олара плохо, изможденная, худая, вся в синяках, с мешками под глазами. Похоже ей немало досталось. О произошедшем Олара сильно недоговаривала. Вплоть до прямой лжи. Я знал, что она лгала, пытался давить, но девушка уперлась, не давая мне узнать истинную историю. Меня это невероятно злило, хотелось ударить эту, даже не мог подобрать эпитета. Конечно, внешне я ничего такого не показывал. Еще не хватало, чтобы девушка совсем закрылась. "Нам горько, что ты не можешь нам довериться. Но мы признаем твое право на секреты. Надеемся, что хотя бы ГʼКару ты все расскажешь, когда он вернется". Что я еще мог сказать?
Два дня, Олара приводила себя в порядок и входила в курс последних событий. Весть о падении похитивших ее кланов девушка приняла с мрачным удовлетворением. О, она все прекрасно поняла. И одобрила. Хотя для нее это больше было возмездием за смерть минбарцев.
А вот грядущая авантюра привела Олару в восхищение, чуть сдобренное ревностью. Как же, не она придумала. Девушка резво взялась за дальнейшую проработку плана, надеясь его улучшить. И ей это удалось, теперь противников ждали не только денежные проблемы, но и юридические, вдобавок к пристальному вниманию аристократии. А всего-то несколько разговоров в кулуарах. Талант у девушки, несомненный талант.
***
Прибывая в систему Аралузы я ожидал многое: мгновенную атаку, флот хаоситов, оборонительные рубежи, минные поля и автоматические станции. Ко всем подобным вариантам я подготовился, на все был свой ответ. Но увидеть полную разруху стало сюрпризом. Кораблей в системе почти не осталось. Их осколки рукотворным кольцом окружали Реторту. А сама планета пестрела подпалинами орбитальных бомбардировок. На поверхности шла война.
Уж не знаю, каким планам культистов эта война отвечала, но мою задачу данная ситуация облегчала значительно. Пора очистить это место от ереси!
[1] - Грамматикус, по моему мнению, был лишь внешним агентом, не являясь частью самой организации.
Глава 26. Колыбельная для демона. Часть 1.
Реторта, резервная ставка губернатора.
Серые рокритовые стены старого бункера ощутимо давили со всех сторон. Казалось, они вот-вот накинутся, давя в смертельной ловушке неразумно пришедших сюда людей. Не лучшая обстановка, но несколько человек, собравшихся около накрытого изысканной снедью стола, не обращали внимания на мрачность окружения. Талант обсуждала с Авгуром предстоящие военные маневры. Ее руки, помимо сознания владелицы, потянулись к блюду с крылышками веладки, взяли одно и стали разделывать на волокна. Уже поднеся кусочек деликатеса ко рту, Талант осеклась и остановилась. Она смотрела на свои белые, толстые и мягкие, словно мучные черви, пальцы, все в соке и жире, сатанея с каждой секундой.
- Я ненавижу тебя! - прошипела девушка, кинув поистине убийственный взгляд на Развитие.
- Пожалуйста, - юноша бестрепетно встретил направленный на него взор. - Можешь ударить меня, если тебе станет от этого легче.
Талант на несколько секунд затихла, рваными движениями вытирая руки салфеткой.
- Бить тебя? Не стану марать руки, - девушка ухмыльнулась. - Разбей лицо об стену!
Развитие встал со стула, подошел к стене и со всего размаха ударил головой об рокритовую поверхность. Брызнула кровь, но юноша не останавливался, раз за разом оставляя на некогда красивом лице уродливые шрамы. На ударе десятом он упал, судорожно дергаясь. Талант смотрела на это представление с нескрываемым удовольствием и мстительной улыбкой. Она посмаковала зрелище еще пару минут и уходя кинула:
- Когда поднимешься, не забудь убрать за собой. Языком.
Вслед за девушкой вышли и все остальные, кроме Образа. Не то, что бы он сочувствовал мальчишке или что-то такое, художника просто завораживал вид крови и страданий, он собирался запечатлеть этот момент в своей памяти.
Как только последний из свиты поддельного губернатора покинул помещение, Развитие пошатываясь встал. Он пару раз харкнул красной юшкой на пол, после чего обратил внимание на Образ.
- Платок дай.
Художник вытаращился на юношу и автоматически похлопал себя по карманам. Платка не было, но нашлось несколько отрезов шерстяной ткани, которые он всегда таскал с собой, чтобы оттирать руки от краски. Выбрав самую чистую из этих тряпок, Образ швырнул ее юноше.
Развитие с трудом поймал ткань, оглядел пятна краски, хмыкнул и стал очень аккуратно промокать лицо. Приведя себя более-менее в порядок, он вызвал по воксу уборщицу.
- А как же... языком?
- На меня это дерьмо не действует.
- То есть, ты... Но тогда почему?
- Потому, что меньше всего нам нужно - это чтобы она сомневалась в своих силах. И потом, я заслужил.
- Я бы так не смог.
- Значит, я сильнее.
- Значит, ты - придурок.
- Неважно, - Развитие пожал плечами. - Все это будет неважно после последнего ритуала. Он уже близко.
Художник только покачал головой. Он знал, что и сам не является образцом психического здоровья, но мальчишка далеко превзошел его на пути в безумие.
Индра
К планете мы направились двумя эшелонами, имперские и мои корабли раздельно. Нет, капитаны пытались настоять на смешанном ордере, но после раскрытого заговора, моя паранойя цвела буйным цветом. Впрочем, за разделение быстро нашелся железобетонный аргумент. Имперские корабли значительно медленнее и будут мешать тактике Индры и "Звезд".
Занять орбиту получилось легко, даже слишком. Несколько чудом оставшихся системных мониторов, вразнобой и без какой-либо тактики выступивших на перехват, не успели даже нацелиться на мои корабли. Минимум трехкратное превосходство в скорости и десятикратное в маневренности, не говоря уже о филигранном контроле, не оставили даже шанса судам мятежников. Двигаясь по крутой дуге и постоянно оставаясь в слепой зоне, я зашел им в корму и прямой наводкой уничтожил двигатели. Высадив в никуда несколько десятков залпов, они бесславно погибли и присоединились к облаку обломков. Парочка сохранившихся орбитальных станций защиты тоже не доставила проблем. Выжженные орудийные порты убрали слово "защиты" из их классификации, даже разрушать не пришлось.
Оставшиеся наземные батареи ПКО прикрывали всего несколько областей: столицу, пару богатых рудников и центральный анклав механикусов. Батареи можно было уничтожить, но не без собственных потерь, так что я счел разумным оставить их в покое. Проложить орбиту вне радиуса обстрела - детская задача.
Как я уже сказал, все было очень легко. До такой степени, что я стал ожидать какой-нибудь грандиозной пакости.
На планете шли активные боевые действия. Механикусы, окруженные со всех сторон, с трудом отбивались от толп СПО. Большая часть атакующих солдат была из свежего набора. Плохо обученные и скудно оснащенные, они тысячами гибли под огнем немногочисленных, но профессиональных скитариев. Но, если тактически воины механикусов превосходили войска колонии, то стратегически все было плохо. Мятежниками управлял очень талантливый командующий, отлично предугадывающий действия механикусов. Все контратаки и вылазки скитариев проваливались в огневые мешки, где выучка отдельного солдата не имела значения. И ряды защитников Адептус Механикус необратимо таяли.
Имперские капитаны сомневались в необходимости контакта с обороняющимися, ракшас, да даже мои собственные механикусы были против помощи своим коллегам. Не раз наслышанные о подобных ситуациях, они подозревали порчу с обеих сторон окопов. И мои заверения в способности на лету определить подобную угрозу их не успокаивали. Но решение здесь принимал я. А обязанные лично мне мехи - это полезно, очень полезно.
Упавшие с неба столбы пламени споро очистили участок фронта в несколько сот километров длиной от войск мятежников. На стеклянную корку поверхности опустились капсулы. Командующий противника тотчас начал подтягивать спецвойска. Но именно на это и был расчет. Я не собирался здесь устраивать противостояние. В капсулах не было людей или кукол, лишь кое-какая строительная техника, которая стала имитировать постройку лагеря. Чем больше противник сюда стянет солдат и техники, тем лучше. Основные силы я собирался выгрузить в слепой зоне периметра столицы. Фактически, я планировал повторить нападение мятежников, только уже с ними самими в качестве жертв. Ну и в чуть-чуть большем количестве. Пять батальонов против пятидесяти спецназовцев.
Одна из поддельных капсул прямо над поверхностью перешла в горизонтальный полет, излучая направленным лучом в сторону ставки механикусов имперский код о переговорах. Внутри были две куклы, человек и минбарец, адепт моих механикусов, копии приказов и, на всякий случай, пси-линк. Вдруг удастся уговорить местных на установку устройства.
В периметре открылась щель. Облегчать нам задачу механикусы не собирались, так что пришлось попотеть, пролетая в тоннель ровно по размерам капсулы. Человек бы тут повреждений избежать не смог. Не самое радушное приветствие, отмечу.
Передо мной раскинулась панорама периферийной производственной базы. Все поверхностные сооружения были в той или иной мере разрушены. Тысячи адептов со своими сервиторами ползали по этим обломкам пытаясь хоть что-то восстановить. Но любому было ясно, что этот труд - сизифов.
При подлете к ангару, капсулу захватили длинные механические щупальца и поставили на посадочное место. Грубо, повредив посадочные опоры и крылья.
На выходе нас встречал магос в окружении сервиторов. Горбатый, со множеством механодендритов, вызывающих мысли о пыточных инструментах, с большими баками за спиной, заполненными пузырящейся зеленой жидкостью, почти лишенный плоти как таковой. Похоже высокая птица в местной иерархии.
Как только мы покинули трап, щупальца утащили капсулу к стенду и тотчас начали разбирать. Хамство однако.
- Она не понадобится. Нехватка материалов, - ответил скрипящим голосом на мои вопросительные взгляды магос.
- Стоило спросить. Невежливо, некультурно, опасно, - ответил человеком в той же манере.
- Возможно, - ответил магос после некоторой паузы. - Сожалею? - Магос словно сам не ожидал от себя этого слова. - Зачем прибыли?
- Большей частью проверить, остались ли вы на стороне Империума. А также заявить о наших намерениях и приказах и узнать, будете ли вы с нами сотрудничать, - на сей раз было сказано минбарцем.
- Ксенос? Почему мне не уничтожить тебя прямо сейчас? - столь длинная фраза несколько нарушила его стиль общения.
- Проблемы с Инквизицией? Мы выступаем как наемники. Это раз. Два, мы - единственное, что отделяет этот мир от Экстерминатуса.
- Как?
- Нам поручено привести этот мир к покорности. Совместная операция с имперскими войсками под нашим командованием.
- Почему ксеносы?
- Мы хотим войти в Империум.
- Кхар-кхар, - лязгающим смехом рассмеялся магос. - Как будто это возможно, ксенос.
- Возможно. В освященной форме заявки на присоединение, что когда-то создавалась для отколовшихся миров, на удивление, отсутствует определение расы заявителя. Так что, как это ни смешно, мы полностью следуем имперскому протоколу. Полагаем, если на Терре решат вопрос в нашу пользу, то просто в перечне видов нелюдей* появятся несколько новых позиций.
- И вас это устраивает?
- Полностью. Ну, а пока высокие лорды Терры рассматривают возможность нашего вхождения под руку Империума, Инквизиция дала карт-бланш на работу по, скажем так, субподряду. Естественно, под надзором Ордо Ксенос.
Очередная пауза. Прерывать не хотелось. По большому счету, свою задачу для меня они выполнят в любом случае. И свой бонус я тоже получу, вопрос только в объеме.
- Документы?
- Вот, пожалуйста, копии приказов.
- Оригиналы?
- Думаю, Вы понимаете, что оригиналы подобных бумаг брать на рискованную вылазку - глупо. Оригиналы на орбите. Отправьте с нами вашего представителя и мы предъявим их.
- Хорошо. Что вы хотите от нас?
- Ничего, фактически. Продолжайте удерживать оборону. У вас слишком мало войск, чтобы серьезно повлиять на ход сражения. В ближайшее время мы планируем избавить вас от опасного соседства. Мы, - сделал круг над своими, - здесь, большей частью, чтобы не возникло потом глупых недоразумений. Ну и еще - узнать, что вы можете сказать о враге.
Кайафас Каин
Эта орбитальная высадка была самой мягкой и комфортной из всех, что я когда-либо испытывал. Мы сидели в глубоких мягких креслах-разгрузках, что рядами стояли в большом, светлом помещении. Подсознательно, я все ожидал, что заиграет мелодия, по типу тех, что в лифтах пускают.
Секунд за тридцать до приземления цвет освещения сменился на красный и басовитая сирена начала отсчет. Я окинул взглядом своего помощника. Тот утопал в соседней разгрузке и счастливо обнимал свою новую мельту. Юрген как-то слишком быстро доверился этому гибриду технологий Империума и ксеносов. Я ожидал недоверия и даже ненависти к обитателям Индры, но, на удивление, Юрген относился к ним почти как к людям. Я бы даже заподозрил колдовство, если бы не знал о скрытом таланте своего помощника.
Мягкий толчок возвестил о приземлении. Свет сменился зеленым и пол под нами расступился и разгрузки опустились до поверхности, аккуратно выпуская нас на твердый грунт. Таким образом получалось, что мы высадились сразу в боевом порядке, готовые моментально наступать на позиции врага.
Высадка прошла без единой ошибки, без малейшей. Никто даже не оступился, не забыл застегнуть броню или обронил какую-нибудь мелочь. Так не бывает, так просто не бывает. Мои ладони зачесались пуще прежнего.
Впереди ударными темпами возводился укрепрайон. Десяток минбарцев стояли в центре рукотворного вихря. Мимо них носились детали, стены и комья земли, постепенно преображаясь в бункеры, площадки и укрытия. Это вызывало когнитивный диссонанс. Использовать дар могущественных псайкеров для рытья окопов, мне казалось кощунственным. Что следующее? Титан в качестве крана?
Нашей целью являлся один из центров ПКО. Монструозный бункер, окруженный венцом из длинных орудий, на редкость плохо охранялся с поверхности. Выглядело, на мой непритязательный взгляд, ловушкой, но когда я сказал об этом Деленн, в ответ получил: "ловушкой с легкостью может быть не атаковать эту точку".
Передовые отряды уже схватились с немногочисленным охранением, я же наслаждался танной, которую не преминул захватить Юрген, в глубине тылового отделения. Что полностью меня устраивало. Чем больше тел между мной и противником, тем лучше.
В этот самый момент земля подо мной дрогнула. Секунда и весь пласт, на котором стояла тыловая рота, рухнул и заскользил как сани вглубь темной пещеры. Если бы не минбарцы, мгновенно развернувшие псайкерский щит, многие бы из нас недосчитались своих жизней. С оглушающим грохотом пластина остановилась и я по инерции улетел вперед, к ее краю. Еще один раскат и свет позади исчез, словно огромная рыба проглотила нас и закрыла рот.
Когда я поднялся, в голове все еще гудело, поэтому появившееся впереди светящееся пятно сперва всерьез не воспринял и то успело приблизиться на расстояние нескольких метров. Когда взгляд сфокусировался, передо мной предстал отвратительный ком постоянно изменяющейся плоти.
Взревев от омерзения и ненависти, я выхватил левой рукой лазпистолет и начал стрелять, нашаривая правой рукоятку меча на перекрутившемся от падения ремне. Меня спасло то, что несколько гвардейцев пришли в себя достаточно быстро, чтобы поддержать меня огнем. Пусть раны на этом демоне мгновенно заживали, выстрелы отбросили его, выиграв для меня несколько секунд. Наконец, я сумел выхватить свой меч и как нельзя вовремя. Демон, не сумев подойти вплотную, решил атаковать на расстоянии и выстрелил в меня десятком щупалец принявших вид трехгранных копий. Я метнул свое тело в сторону, пропуская большую часть копий мимо себя и отбив два оставшихся плоскостью меча. Щупальца глубоко воткнулись в камень и, пока демон не очнулся, я вонзил активированный меч в их переплетение. Тонкий визг ударил по ушам и куски плоти упали вниз, истлевая на лету голубым дымом. Я кинулся к все еще кричащему демону, увернувшись от очередного залпа и с яростным ревом врубился в центр мерзкой плоти. Ошметки летели во все стороны, но демон упорно заращивал ранения.
- Отрегенерируй это! - прошипел я, закидывая в центр раны одну из анти-демонических гранат, что выдали мне на Индре.
Я успел отбежать на метров десять, когда граната взорвалась. Тело демона разметало черным песком по полу, почти невидимым в свете фонарей.
Наконец, я смог осмотреться. Дела были не слишком хороши. Минбарцы все еще удерживали купол, не давая многотонной массе камней рухнуть нам на головы, а впереди, в извивающемся тоннеле, мелькали голубые отблески, намекая, что убитый демон был лишь отбившимся от стада одиночкой. Других путей из завала не было, мое чувство жителя улья однозначно об этом говорило. И еще мне было ясно, насколько опасны демоны, как и то, что сейчас спасение во внезапности.
- За мной! За Императора! Вперед! - кинул я, подняв над головой меч и кидаясь в глубину тоннеля.
Солдаты с ревом кинулись вслед за мной. Что, наконец, дало возможность минбарцам убрать щит. Очередной раскат грохота подсказал мне, что бы было, не будь с нами этих ксеносов.
Я пропустил нескольких солдат вперед, якобы споткнувшись на неровном камне, когда меня буквально выдернули назад.
- Комиссар, - зарычала Деленн, - мы договаривались! Никакого геройства! Никаких атак впереди строя! - она приложила кулак ко лбу. - Герои...
Ксенос виртуозно вывела матерную руладу на десятке языков, включая оба готика, эльдарский, минбарский и востроянский. Узнать последний труда не составило, уж очень специфичное произношение, хоть мне и непонятно было, как и зачем она его изучила. Слушая многоэтажную конструкцию, я аж цокнул языком, такого мне не приходилось слышать даже в схоле от наставников, а уж они старались. Я услышал еще один восхищенный цок и с облегчением нашел взглядом стоящего рядом Юргена.
Деленн осталась рядом со мной и моим помощником, окружив щитом и держа нас в тылу. Понятно, что меня это полностью устраивало. Остальные минбарцы рванули вперед, иногда запрыгивая на стены, чтобы обогнать плотные скопления солдат.
Из глубины тоннеля до нас доносились звуки яростного боя. Отблески лазерного огня и взрывов разбивали красно-желтыми всполохами голубое свечение. Вскоре все затихло. Настораживало, однако, что голубое свечение не погасло, а наоборот, стало только сильнее. Солдаты впереди вели себя спокойно и это уменьшило мою паранойю, но не до конца, я знал, как сильны отродья варпа в иллюзиях.
После очередного поворота передо мной открылась огромная пещера. Казалось, что я попал в шкатулку с драгоценностями, все поверхности пещеры были усеяны друзами кристаллов, что излучали ровный свет в палитре от ярко синего до белого.
- Что это?
- Комиссар, Вы просмотрели информацию по планете?
- Не слишком подробно, - как-то не хотелось признавать, что я ее не смотрел вообще, единственный файл, который я просмотрел, был тактической схемой задания.
- Ох, - Деленн приложила руку к лицу. - Эти кристаллы называются Кан-корр и они - основная причина существования здесь колонии. Это психические концентраторы, а я думаю Вы понимаете, как опасны подобные вещи в руках культистов.
Я незаметно потер вновь зачесавшиеся ладони. Деленн тем временем продолжила:
- Так вот, это не самое худшее, видите эти руны? - она указала на ряд выжженных символов на камне вокруг центрального скопления кристаллов. Они выглядели безжизненно и, судя тому, как спокойно ксенос показывал их, были обезврежены. - Я ожидаю расшифровки, но боюсь, ответ с корабля мне очень не понравится.
Сказав это, ксенос ушла с головой в изучение информации на планшете. Я же решил заняться солдатами. Сейчас они слонялись по пещере, еще не отойдя от жаркого боя. Некоторые рассматривали кристаллы и пытались вырвать их из друз. Судя по тому, что минбарцы на подобные попытки никак не реагировали, это было безопасно, но мне все же не хотелось, чтобы у моих солдат были такие игрушки. От псайкерских вещей обычным людям лучше держаться подальше. Не успел я собрать даже половины солдат, как от Деленн донесся ошарашенный возглас.
- Ракшас! Штаб, говорит Деленн! Немедленно отвести все корабли от планеты минимум на три единицы! Всем держать поля Геллера на максимальной мощности! Опасность ухода планеты в варп! "Призрачные звезды" с первой по четвертую освободить от экипажа и перевести на удаленное управление.
Ксенос еще несколько раз повторила инструкции, после чего закрыла канал и устало потерла переносицу. Постояв так пару секунд, она выпрямилась и нашла взглядом меня.
- Каин, помните я сказала не геройствовать? Забудьте. Сейчас нам только и осталось, что геройствовать и превозмогать.
Мне стало дурно.
Индра
Когда Калмаэль расшифровал мне, что означают руны на поверхности, мне захотелось с досады что-нибудь разбить. Дьявольски хитрый план. Точнее демонически. Как только мы прибыли на орбиту, я постоянно сканировал поверхность на следы варпа. Все было в пределах среднего фона. И неудивительно, руны сами почти ничего не делали, они лишь обеспечивали резонанс ключевых скоплений кристаллов с центральной, крупнейшей друзой планеты. Сейчас, напитанная эхом миллионов смертей, сеть кристаллов была на грани, достаточно создать лишь один импульс и всю планету окутает пленка Имматериума, выдергивая ее в варп. Вот зачем нужна была эта война здесь. Энергия. И мы щедро одарили ей тзинчитов. Меня не отпускает ощущение, что и на Зифиосе война служила той же цели, хоть и не понимаю пока как.
До центральной друзы сейчас добраться мы не успеем. Никак. И это означало, что нужно выжечь руны на скоплениях кристаллов вокруг, чтобы "сигнал" не смог уйти дальше.
Самые дальние от нас друзы я собирался уничтожить таранным ударом "звезд", что сейчас накачивали негативное пси, превращаясь в чертовски дорогие брандеры. Около десяти триллионов орлов каждый, если считать по имперским ценам. Увы, с остальными так поступить не выходило, кораблей я бы не пожалел, но слишком серьезной была защита. Посему к средним отправились Тени, а ближние остались Деленн и комиссару.
Ударить требовалось одномоментно, не давая тзинчитам возможность "спустить курок".
Сделав все приготовления и мысленно скрестив пальцы за спиной, я отдал приказ на атаку.
Ставка губернатора.
Юноша наблюдал на гололитах, как под атаками ксеносов и их помощников падают узлы обороны кристаллических друз. Ксеносы действовали на редкость шаблонно. Все, как предсказывал Авгур. Все как планировалось.
Но когда Развитию доложили о том, что Путь погиб от шальной пули, он не знал, выть ему от отчаяния или смеяться. Тот из них, чьей силой была удача, умер из-за случайности. Воистину, вселенная обладает невероятным чувством юмора. И юмор этот черный.
Накручивая круги по кабинету, юноша искал способ обойти смерть соратника в ритуале. Поступить как с Властью уже было нельзя, душа успела ускользнуть, оставив пустую плоть. Наконец, Развитие остановился, приказал доставить тело соратника к нему и вызвал Науку. Он задумал с помощью симбионтов Науки вернуть в останки Пути подобие жизни и влить туда те остатки дара, что Развитие когда-то у него забрал. Не лучшее решение, но на поиск другого уже не осталось времени.
Полчаса спустя все заговорщики собрались в ритуальном зале. Все было давно готово. И говоря давно, имелось в виду "больше, чем полгода, как готово". Единственное, чего недоставало - энергии, силы. Именно ради нее они захватили власть, ради нее развязали войну. И теперь недалекие ксеносы работали воронкой, загоняя эту силу сюда, в центральную друзу.
Развитие в последний раз осмотрел соратников. Все они выглядели плохо и больше всех Талант. Она сбросила облик Власти, но стала лишь бледной тенью себя прошлой. Черные, без малейшего следа радужки, глаза с безумной злобой следили за юношей. Тот лишь усмехнулся.
Без слов они заняли места на стрелах восьмиконечной звезды Хаоса, впаянной в пол зала. На двух стрелах лежали саркофаги погибших. Развитие надеялся, что его трюка будет достаточно, чтобы исполнить ритуал. Юноша первым поднял руку и вызвал свою силу. Перед ладонью закрутился светящийся водоворот и белый луч ударил в кристалл, стоящий в центре зала. Вслед, остальные также повторили жест юноши. Секунду спустя и саркофаги соединились с кристаллом белыми нитями. Люди почувствовали, как огромная сила, пульсируя, стала вливаться в их души. Экстаз полностью захватил их.
Ненадолго. С очередной пульсацией души были вырваны из тел и влетели в кристалл, сливаясь в одну сущность. Над звездой раскрылся портал и оттуда вышла светозарная фигура. Повинуясь слову демона, кристалл взлетел и лег ему в руку. На мгновение души обрели способность понять, что они совершили и пространство огласил отчаянный крик: "Лжец!". Демон лишь издал насмешливый клекот и проглотил наполненную силой филактерию.
Нет, он не лгал. Несмотря на общепринятое мнение, демоны вообще не любят врать. Недоговорить, повернуть фразу, чтобы человек сам додумал так, как надо демону, обманулся - это да. Люди хотели получить силу друг друга? Они ее получили. А что до того, как они ее получили и могут ли ей пользоваться - что же, стоило думать об этом раньше.
Развитие после "стенобитного" упражнения - http:/samlib.ru/img/i/iklari/zwezdnyjskulxptor/razwitie.jpg
Талант а-ля натюрель - http:/samlib.ru/img/i/iklari/zwezdnyjskulxptor/0talant.jpg
Талант в личине Власти - http:/samlib.ru/img/i/iklari/zwezdnyjskulxptor/0wlastx.jpg
*В Империи зарегистрировано 72 вида нелюдей (abhumans - abnormal humans - не нормальные люди). Существует множество отклонений от стандартного человеческого облика. От гигантов огринов, до людей-нэко. Даже козлоголовые встречаются. Имперская пропаганда, при этом, утверждает, что все они являются ответвлениями стандартного генома человека.
Глава 27. Колыбельная для демона. Часть 2.
Волна нечестивой силы прокатилась по планете. Отражаясь в кристаллах, она заставляла их петь. Протяжные и на удивление гармоничные ноты саваном окутывали пещеры. Жаловался, что не чую варпа? Ну так теперь этого варпа - хоть ложкой ешь. Не успел я испугаться, как реальность преподнесла нечто еще более ужасное. Все те руны, что мы так упорно выжигали, загорелись вновь и толстые жгуты энергии соединили месторождения кристаллов с центральным. Все, кроме четырех, на которые я потратил корабли. Но и без них сеть накрыла планету целиком. По линиям пошла волна колдовства и я уже попрощался было и с куклами, и с бравым комиссаром, и с игрой в ксеносов. Однако планета не спешила проваливаться в Имматериум. Напротив, друзы стали якорями реальности, компенсируя уровень варпа и породив противоволну.
Казнь планеты отложили, но ситуация все равно оставалась тревожной, как минимум. Наверняка сейчас сотни тысяч, а то и миллионы человек поддались порче Хаоса. Да и привязка эта тоже вызывает вопросы. Нечто, фонящее на всю планету варпом, не желает с хорошей добычей вернуться обратно в Имматериум. Не нужно быть гением, чтобы понять, что культисты вызвали демона. Очень мощного демона. И умного, чьи планы идут намного дальше одного захолустного мира. Ракшас, была бы голова, получил бы мигрень.
Ближайшая задача была ясна кристально, во всех смыслах. Собрать все силы в пределах друз, что все еще излучали анти-пси. Да, людям будет неуютно, но это исключит возможность падения "на темную сторону" и даст защиту от прорывов варпа и атак демонов. Мелких, по крайней мере. Войска, что остались на поверхности, легко будет переместить авиацией, а вот нам, спелеологам, придется пробираться через тоннели. Даже не столь потому, что невозможно выбраться на поверхность, пара часов работы это бы решило, но необходимо проверить, что демон попытается накрутить с кристаллами и постараться обезвредить их.
Я коротко известил о ситуации Кайафаса и приказал ему двигаться скорейшим маршем в мою сторону. И сам основной группой поспешил ему навстречу.
Через чуть более получаса отряды встретились. По счастью, никто из нас не наткнулся на серьезное сопротивление. Разрозненные банды культистов и мелкие демоны были легко уничтожены огнем лазганов и пси-гранатами.
Объединенная группа направилась в сторону ближайшего убежища, ощетинившись во все стороны стволами. По пути я просвещал комиссара о подробностях произошедшего и моих предположениях. На мою радость, Кайафас воспринял все адекватно и никуда с шашкой, ну или пиломечом, не рвался. У меня была идея все-таки пробиться на поверхность и отправить его на орбиту, но, по размышлению, от нее отказался. Что бы я о себе ни думал, у комиссара как минимум сотня лет опыта сражений в любых ситуациях и всеми признанный талант. Да вдобавок удача. Уверен, в этой вселенной она более чем материальна.
Кайафас вновь занял место в тылу и на сей раз я выделил несколько Теней чисто на его защиту. Тени уже доказали свою эффективность против демонов. Аура, пси-щупальца и прочнейшие когти с легкостью рвали отродий варпа на куски. Самым трудным оказалось убедить самого комиссара, что Тени на нашей стороне и к демонам, несмотря на неприятное обличье, отношения не имеют. Но, в конце концов, он согласился, что парии не могут играть на стороне Врага.
Нам предстояло пройти полукруг по тоннелям почти в полсотни километров длиной. Будь здесь обычные войска, это растянулось бы надолго. Но гвардия - это элита. В среднем, лишь один из трех-четырех тысяч солдат проходит в гвардию. Спецназ, по меркам моего старого мира. Пусть и сложно представить спецназ размеров в многие миллиарды человек. Выдержать марш по пересеченной местности в хорошем темпе этим солдатам не составит труда.
По совету комиссара, по мере движения мы минировали тоннели. Почему-то мне самому такая мысль в голову не пришла. Мины были связаны с датчиками варпа, так что я не боялся потратить их впустую. Вдобавок, на взрывателях стояла задержка, вражеский отряд успеет достаточно глубоко войти в ловушку, когда она сработает.
Естественно, спокойно дойти нам не дали.
Рупперт Блюменау. Гвардеец.
Рупперт двигался вперед, аккуратно переступая по неровным камням. Держать взятый темп на этом участке пути было крайне сложно, приходилось все внимание сосредоточить на предательски неустойчивой поверхности. "Фраг, что мешало этим гребаным культистам выравнять всю дорогу". Он мельком глянул на Лану, похоже она справлялась гораздо лучше него, легко перебегая-перепрыгивая по крупным камням. Лана заметила взгляд своего любовника, обернулась и подмигнула. Гвардеец чуть не свалился от неожиданности.
- Императора ради, эта девица убьет меня когда-нибудь, - пробормотал Рупперт себе под нос.
Командование, конечно, не одобряло романтические связи внутри отряда, но Рупперту и Лане удалось обойти это. Из них сложилась хорошая боевая пара еще тогда, в самом начале 597-го, когда две части сводного полка еще не успели притереться друг к другу и их часто ставили в пример другим. Так что позже, когда отношения пары стали более горизонтальными, на это предпочли закрыть глаза.
Впереди на несколько секунд замелькали вспышки. Дозор опять наткнулся на заслон. Рупперт был готов держать пари, что гвардейцам даже не пришлось оружие поднимать. Он уже был в дозоре и видел, что всю работу, собственно, делали эти ксеносы, минбарцы. Они всегда шли первыми, всегда держали перед людьми свои псайкерские щиты, ну, а если щит пробивали, становились сами грудью на защиту. Фактически, даже если гвардейцам и приходилось участвовать в стычке, она превращалось в безопасный тир.
Возникало ощущение, что минбарцы относятся к людям как к... детям. "Оберегать, учить и сопли подтирать". С одной стороны, такая забота радовала. По крайней мере Рупперту еще не попадались ксеносы, которые действительно заботились бы о людях. 597-му валхальскому приходилось в прошлом воевать бок о бок как с эльдарами, так и с тау, но презрительная надменность, источаемая этими ксеносами, потоки чуждой философии и постоянные попытки использовать людей в качестве "мясного" щита, не раз вызвали желание повернуть оружие против временных союзников. Минбарцы на их фоне, да и на фоне многих людей, если честно, выглядели чуть ли не святыми. А с другой стороны, это же их отношение и раздражало. Ну какому половозрелому мужику больше семидесяти лет возрастом, который, к тому же, больше половины этого срока провел на военной службе, понравится, когда его за ручку водят, будто дитя неразумное.
Задумавшись о парадоксальности ситуации, Рупперт чуть не навернулся, когда очередной камень под ним свалился с шаткого основания. Помянув в сердцах Императора, солдат огляделся, внутренне коря себя за преступную халатность. Все же такое путешествие, когда за тебя, по сути, делают всю работу, расхолаживало.
Отряд сейчас вливался в большую пещеру. В центре ее, отбрасывая яркие отблески на стены, стояла огромная друза кристаллов, соединяя светящимся столбом дно и потолок пещеры. Переменчивые изгибы кристаллов вызывали ощущение, что внутри друзы есть кто-то живой. Несколько солдат около Рупперта даже нацелили туда свои лазганы.
Откуда возникли враги, Рупперт так и не понял. Казалось сами камни перетекли в массивные фигуры в черной броне. До роста и комплекции астартес они не дотягивали, но не сказать, что намного. Покрасовавшись пару секунд, противники ринулись в атаку. На моментально выставленный минбарцами щит они обратили внимания не больше, чем пуля на лист бумаги. Лишь молнии на мгновение проскочили на стыках брони. Ксеносам пришлось разделиться. Один ряд ринулся вперед бешено крутя шестами и напропалую стреляя из своих хеллпистолетов, второй, наоборот, отступил, вновь строя защиту. Впрочем, минбарцы явно сделали домашнее задание, новый щит, даже на дилетантский взгляд Рупперта, был сильнее и содержал физическую основу - крупную шестигранную сеть. Один из "черных", попытавшись пройти его, также как и прошлый, получил оглушительный разряд и отлетел, в ореоле огня и молний, метров на десять назад.
Пока Рупперт судорожно вспоминал, что им говорили о спецназе культистов на брифинге, по внутренней связи поступил приказ.
- Стрелять только по ногам! Не задевать выстрелами сеть! В случае гибели одного из противников, переносить огонь в другие сектора! Не давать им погибать рядом друг с другом!
- В случае открытия прорыва варпа, первым номерам атаковать пси-гранатами!
Сознание гвардейца сузилось до рамки прицела. Присесть, навести, убедиться, что до границ ячейки сети достаточно далеко, прицелиться и выстрелить короткой очередью. И снова, и снова, и снова. Враги уворачивались с невероятной ловкостью, прыгали на стены, прятались за минбарцами и укрытиями. Получить прямой выстрел было нереально и это дьявольски злило. Гвардейцу показалось, что перестрелка идет не меньше часа, хотя на деле минутная стрелка не прошла и трех делений.
По глазам Рупперта ударила вспышка. Пещеру залил исходящий от сети свет. Желтый, словно безумным образом перенесенный с прародины человечества отблеск Солнца, он наполнял солдат силой и радостью. Минбарцев этот свет тоже подстегнул, как "рудное" лхо* подстегивает ледяных ос. Особенно отличилась их предводительница, кажется ее звали Деленн. Рупперту захотелось протереть глаза, когда он увидел, как она ударом ноги подбросила противника, на вид в сотни три-четыре килограммов весом, в воздух на добрых полтора метра, затем, подпрыгнув, ударила подлетевшую тушу, вбивая ту в стену, затем, используя инерцию от удара, сделала сальто и, приземляясь, вколотила еще одного врага в пол пещеры.
А вот на противников свет оказывал совершенно другой эффект, их движения стали неуверенными, рваными, а действия несогласованными. Один за другим черные стали падать под концентрированным огнем гвардейцев и ксеносов. Казалось все, еще чуть-чуть и можно будет праздновать победу, но Рупперт всем своим нутром чувствовал приближение грандиозной пакости.
(*Лхо - собирательное понятие для легких наркотиков растительного происхождения.
"Рудное" лхо - эндемик Вальхаллы с минеральными добавками. Часто используется для окуривания ульев ледяных ос - местных насекомых-опылителей. Это вызывает у них своеобразный сбой биологической программы и заставляет начать опыление даже вне обычного периода цветения местных растений.)
Чутье не подвело солдата. Когда половина врагов была повержена, кристаллы в пещере разом запели. Звук шел отовсюду, с боков, сверху, казалось даже изнутри. Несколько переплетающихся мелодий впивались в уши, словно гадюки, полностью игнорируя защиту шлема. Музыка постоянно менялась, потоки мелодий то набирали силу, то опускались до шепота и голова от этих перепадов кружилась. Рупперта чуть не вывернуло. Через пару секунд, на мощном крещендо, из кристаллов вылетели молнии. Шипящие разряды метались по полу, подобные рукам слепых гигантов, ищущих что-то на ощупь. Скрестившись на одном из потерявших конечности черных бойцов, разряды подняли того в воздух и, на глазах изумленных солдат, плоть врага в местах разрезов вспухла огромными пузырями, и через мгновение лопнула, открывая совершенно здоровые ноги и руки.
Бой вспыхнул с новой силой. Разряды лечили врагов и, сделав свое дело, накидывались на щит, прожигая в нем широкие просеки. А вслед за разрядами внутрь летели, направленные точной рукой черных, гранаты. Пара взрывов раздалось совсем недалеко от Рупперта. Вкупе с непрекращающейся музыкой, они вогнали солдата в состояние грогги. В глазах помутилось и он с трудом увидел, как разряды сосредоточились на одном из здоровых врагов. Броню на том стало корежить, распирать изнутри и она разлетелась, явив на свет демона. Не мелкий клубок из голубых змей, как раньше, а нечто птичье, почти трех метров ростом, с длинной шеей и обрывками крыльев за спиной. Тотчас огонь со стороны противника затих, казалось они были поражены случившимся даже больше, чем гвардейцы.
Заметив замешательство врага, главная из ксеносов выступила вперед и стала кричать, пока пара полупрозрачных теней удерживала на месте новорожденного демона. Сквозь звон в ушах Рупперт никак мог разобрать слов, но по интонациям было понятно, она корила и обличала. И ее слова действовали! Несколько черных приставили болтеры к головам и нажали на спуск. С каждым самоубийством волны боли прокатывались по врагам, роняя их на пол пещеры корчиться в агонии. И все же они вставали вновь поднимая оружие. Тогда один из них, с белым номером 17 во всю спину, скинул шлем, руками разломал баллон своего огнемета и вылил тотчас занявшейся пламенем прометий на себя, внутрь брони.
Казалось сама планета возопила от боли. Дьявольская музыка умолкла на полутоне и более не возвращалась. Черные, обезумев, руками, ломая пальцы, срывали с себя пластины брони, но это не помогало. Плоть врагов на глазах покрывалась ожогами и сгорала. Когда минбарцы стали раскидывать их по разным уголкам пещеры и расстреливать, это казалось милосердием.
Когда последний из черных спецназовцев умер, рев пришел из глубин пещер. Вцепившись в цевья лазганов, гвардейцы выцеливали темные зевы коридоров. Несколько умников стали широким лучом нагревать камень вдали, устраивая таким образом импровизированную подсветку. Все были так напряжены, что идиотов даже не одернули.
Но оказалось, гвардейцы смотрели не туда. Атака пришла снизу.
Рупперт всегда считал, что их комиссар - просто магнит для любых неприятностей. Поэтому совершенно не удивился, когда прорыв случился прямо рядом с Каином. Но вместе с тем, комиссар обладал просто чудовищной удачей. Иначе никак нельзя было объяснить то, как Каину и Юргену удалось увернуться от нескольких сотен щупалец, ударивших прямо в то место, где те стояли мгновением назад.
Пролом все увеличивался и оттуда широкой толпой, лавируя между демонических отростков, хлынули дети. Лет пяти-семи, они радостно смеялись и раскинув руки неслись на гвардейцев. Рупперта от этой картины вновь замутило.
- Открыть огонь! Это не дети! Это демонические бомбы! Первым и вторым номерам, гранаты веером!
Гвардеец сорвал с себя пояс с гранатами, активировал их и кинул в самую гущу этих... существ. Жаль, но не все смогли преодолеть шок. Рупперт с ужасом смотрел, как его возлюбленная подхватывает на руки тщедушное тельце. Видя, что ничего не происходит и другие солдаты стали прекращать огонь. Воксы надрывались, пытаясь заставить людей очнуться, но те не реагировали. "Это же дети!" - горело у них в глазах.
Гвардеец обходил дыру по дуге, все пытался найти ракурс, с которого он мог бы пристрелить отродье не задев Лану, но, как на зло, та каждый раз поворачивалась, сводя на нет все усилия солдата. С чувством полной беспомощности он наблюдал, как челюсти "ребенка" раскрылись, куда как шире, чем предполагалось природой и оттуда выстрелили змеиные тела, разрывая его возлюбленную на куски. На несколько секунд Рупперта охватил полный ступор.
О том, что не стоит отвлекаться во время боя, без разницы, какова причина, напоминание поступило тотчас. Острый шип щупальца подобравшегося слишком близко демона пробил ему бедро. Рупперт коротким движением ножа отсек мерзкий отросток, перекатился в укрытие, выдернул острый кусок демонической плоти из ноги и от души обматерил себя. Сейчас точно было не то время, чтобы оплакивать свою любовь. Крови в ране почти не было, видно демон попал в участок без крупных вен, повезло. Рупперт выглянул из-за укрытия, поднял свой верный лазган и стал с мерностью метронома отстреливать ненавистные фигуры. Когда мерзких тварей, забравших у него Лану, не стало, он покинул укрытие и заскользил вбок, поливая очередями объявившихся в проломе мелких демонов, уже привычного обличья.
Удар сзади застал его врасплох. Казалось в спину воткнули раскаленный прут. Рупперт метнулся в сторону, разворачиваясь и с удивлением уставился на то место, откуда пришел причинивший ему такую боль импульс. Там стоял Марк, гвардеец, с которым он состоял в одной команде. Как он посмел?! Резким щелчком Рупперт вырвал у него лазган. Если дурак не умеет обращаться с оружием, значит оно ему и не нужно. А с остальным пусть комиссар потом разбирается. Рупперт покачал головой, это же надо, напасть на своего во время боя, спятил бедняга. Вспышка предчувствия заставила его искать укрытие в ближайшей россыпи каменных обломков. И очень вовремя, то место, где он только что стоял, взрыл десяток лазерных импульсов. "Дьявол, похоже, помешательство оказалось заразным" - отметил про себя Рупперт, наблюдая, как к нему, стреляя напропалую, несутся его бывшие товарищи.
Расположить ловушку у них на дороге оказалось до смешного легко. Солдаты совершенно не заметили выросшие из пола острые пики, пока они не впились им в ноги. Рупперт сочувственно цокнул языком, слыша их крики. Впрочем, он по своему опыту знал, это ненадолго. Всего несколько минут боли и его товарищи встанут, здоровые и сильные.
Крики замолкли раньше, чем того ожидал Рупперт. Он резко выпрыгнул из-за камней, но его товарищей не оказалось на месте. Вместо них перед солдатом стояла минбарка.
- Позволь тебе помочь, солдат.
- Что? Помочь? - Рупперт потряс головой, не понимая, что происходит.
- Взгляни на свои ноги, солдат, - ксенос говорила необычайно мягко.
- Зачем?
- Поймешь, когда увидишь. Вернись в укрытие, если опасаешься нападения. Но осмотри себя, солдат!
Рупперт последовал совету и отошел обратно за камни. Посмотреть вниз оказалось до странности сложно, шея просто не наклонялась, напрочь игнорируя прикладываемые усилия. Пришлось помочь себе руками. Ног не было, начиная от пояса вниз шел столп демонической плоти, с тихим шелестом перетекающей то в одну форму, то в другую. Зрачки бывшего солдата обратились в блеклые тоннели в никуда. Голова пухла от скачущих мыслей: "Все не так, все не так. Ошиблась, ошиблась, это я ей помогу. Она должна измениться! Измениться, измениться, измениться! Ей же будет лучше. Тогда она поймет, станет сильнее, да, она поймет!".
Рупперт выскочил из-за завала, готовый осчастливить своей новой силой глупого ксеноса. И вдруг понял, что не может двигаться. Минбарка подошла ближе и прошептала: "Прости, я не могу тебя спасти". И навела на него ствол хелгана. "Как же так? Это неправильно", - успел подумать Рупперт, перед тем, как ксенос нажала на курок.
Индра
Благословенные небеса, как я благодарю судьбу, за то что она наделила меня удачей и чувствительностью далеко за пределами обычных человеческих. Не пойми я сразу, что выползло из провала, полегли бы все. А так обошлось меньше чем десятью процентами потерь. Вирус варпа, на который рассчитывали демоны, правда, тоже стал сюрпризом, но при наличии парий, вычистить его проблем не составляло. Жаль не удалось спасти того, последнего солдата, слишком уж далеко зашла мутация.
На дальнейшем пути препятствий не встретилось, мы спокойно добрались до безопасной гавани и появилось время поразмышлять.
Демон уже второй раз использовал кан-корры как усилитель, резонатор и преобразователь для варпа и звука. И у меня все крутилась мысль вернуть ему подарочек. Я вырвал из ближайшей стены широкий кристалл и стал подавать на него пси высокой частоты. "Дон-н", казалось я задел басовую струну на гитаре. Несколько ближайших гвардейцев встрепенулись, но я поднял руку, показывая, все в порядке. Резонирует, но это не удивительно, такое можно сделать с почти любым твердым материалом, даже не пси-активным. В атаке демона было что-то другое, более изощренное. Хм, а если попробовать наоборот? Я запел, звуком подбирая частоту резонанса. Первые несколько попыток закончились осколками у меня на ладонях. Что, впрочем, тоже было любопытным результатом. Но дальше открылась золотая жила, некоторые последовательности гармоник не только усиливали сигнал пси, но и заражали резонансом ближайшие кристаллы. Те тоже начинали петь и, в свою очередь передавали песнь дальше. Пришлось срочно гасить звук, чтобы не встревожить главного демона. Вот значит, как он это делал. Ну что же, голубчик, ты попался.
- Комиссар, полковник. У нас появилась возможность покончить с демоном, даже не приближаясь к нему.
Кастин и Каин переглянулись и комиссар высказал явно промелькнувшую у них обоих мысль:
- В чем подвох? Надеюсь нам не придется ловить отродий Хаоса для богомерзкого ритуала?
- О нет, ничего такого. Просто это решение чревато смертью большой части гражданского населения. Почти все на планете, кто был хоть мельком задет варпом, присутствующих исключая, погибнут или станут калеками.
Люди опять переглянулись и у них в глазах стоял немой вопрос: "В каком месте это вообще проблема?"
- Если ждать - умереть могут все. Как это будет осуществлено?
- Минбарцы сейчас в скорейшем темпе отправятся ко всем крупным месторождениям на кольце. Нет, сопровождать их не нужно, люди не выдержат нашу скорость. А потом мы устроим поистине убийственный концерт для демонов.
Гвардейцы невольно улыбнулись.
- Что нужно будет делать нам?
- Ничего. Разве что... молиться.
- Молиться? - у комиссара вырвался невольный смешок. - Ну да, конечно.
- Между прочим, я вполне серьезно, комиссар. Устройте трансляцию на всю планету и пусть капеллан устроит общее богослужение. Пусть люди молятся, так истово, как никогда этого не делали. Отринут порчу варпа и обратятся всей душой к свету Императора.
- Странно слышать от ксеноса цитату из Кредо.
Я пожал плечами.
- Как мы бы ни относились к вопросам богословия, у людей на планете нет другой защиты от Хаоса, кроме веры в Императора. Именно он ваш щит против порчи и искренняя молитва, обращенная к нему, может сотворить чудеса.
***
Голос полкового капеллана звучал над всей планетой. Он раздавался со столбов экстренных оповещений, из общественных гололитов, с экранов рекламных панелей, изо всех воксов. Вначале неуверенный, запинающийся от свалившейся на его ответственности, капеллан с каждым словом становился спокойнее, сильнее. Люди останавливались и начинали слушать. Слушать и молиться.
А в это время куклы минбарцев и Теней стремительно летели к назначенным точкам.
- За свою жизнь я не раз видел, как люди спрашивают себя:
- "А почему именно мы властители галактики?"
- И действительно, чем мы лучше?
- Может это сила? Но мы вспоминаем орков и понимаем,
нет, не сила сделала нас великими.
- Быть может ум и хитрость? Но мы вспоминаем эльдар и знаем,
не ум открыл нам путь на вершину.
- Быть может числом превосходим всех остальных,
но тираниды дают ответ, нет, не числом властвуют люди.
Первые ноты сорвались с губ кукол, рождая мелодию разрушения.
- И так с любой чертой, что не возьми, в галактике найдутся те, кто лучше нас в этом.
- Мы не самые сильные, не самые умные, хитрые, многочисленные или технологичные.
- Так что ставит людей на ступень выше всех остальных?
- И ответ один - вера! Вера в Бога нашего, Императора!
Хор кристаллов подхватил песню, донося чарующий напев до самых краёв планеты.
- Где ксенос оступится, мы идем вперед. Веруя!
- Где еретик струсит, мы найдем доблесть. Веруя!
- Где демон исказит мир, мы увидим правду. ВЕРУЯ!
Тени стали вливать в огромный резонатор силу излучателей анти-пси.
- И любой враг падет перед нами! ИБО. МЫ. ВЕРУЕМ!
Облака враждебной варпу энергии выплеснулась в чашу центральной долины. Черный колышущийся купол поднялся над месторождением, казалось, сам воздух там отринул свет. У сидящей в центре в позе лотоса фигуры не осталось и шанса. Все его трюки пасовали перед столь концентрированной аурой пустых.
Последние мысли светозарного демона перед концом своего существования были о том, упустил ли Хозяин Перемен такой вариант развития событий или же знал все заранее и воспользовался возможностью избавиться от неугодного слуги. Демон решил остановиться на первом варианте. Думать так было... приятнее.
Глава 28. Spoils of War. Часть 1.
Люди большей частью лежали на полу, кого-то тошнило, кто-то свернулся калачиком, кто-то подпирал стены, "хорошо" было всем. Как я ни пытался ослабить удар, столь большая концентрация анти-пси ощутимо била по организму. Ну, оно и к лучшему. Сейчас уж точно все следы демонического присутствия выжжены из всех солдат.
Комиссар сидел на раскладном стуле и пил мелкими глотками горячую танну. Интересно, а он бы упал? Взглянул на стоящего рядом Юргена. Возможно нет, все же он больше трех десятков лет провел рядом с парией, должна была выработаться устойчивость.
Воксы стали мерцать оповещениями о приходящих отчетах. Я со страхом ждал сводки потерь. Когда появились цифры, напряжение, державшее меня с момента начала этой операции, наконец-то отхлынуло. Меньше восьми процентов, почти в три раза меньше самого оптимистичного прогноза. Воистину, это было чудо.
Нет, не могу сказать, что судьба населения планеты меня сильно волновала. Но сама мысль о бессмысленной гибели людей вызывает у меня неуютное чувство. Словно я что-то не доделал, словно скрежет под черепом.
Среди гвардейцев потери также были значительно меньше "норматива" для подобных столкновений. У валхальцев погибло всего сто тридцать два человека. Ль-вы Ярон-та порадовали меньше, у них штатный состав уменьшился на полторы тысячи. И ведь не потому, что у них бои были более интенсивными или им не везло, нет, просто Львы весьма равнодушно относились к собственной безопасности. Рядовые не ценили свои жизни, ну, а командование, соответственно, не ценило жизни подчиненных. Мне это не нравилось, но это их собственный выбор.
Я задумчиво отломил один из кристаллов. Камень просто истекал враждебной варпу силой. Да уж, навигаторам и прочим придется искать другие концентраторы. После нескольких осторожных проб стало ясно, вернуть "как было" уже не выйдет. А стабильный поток излучения от ядра ясно говорил - не только кан-корры, нет, вся планета превратилась в парию.
Двойственный результат, весьма. На одной чаше - новое и очень эффективное оружие против демонов, на другой - Реторта стала миром смерти, колонию придется эвакуировать. Без вреда для здоровья здесь смогут жить только парии. Даже на равнинах, в местах наименьшей концентрации энергии, обычный человек проживет пару, ну максимум тройку лет. Как на все это отреагирует Империум - большой вопрос.
На фоне этого, начавшие поступать от Администратума просьбы занять пост временного губернатора вызывали нервный смех. Забавно, что и инквизиторы высказывались в стиле - "Что Вы собираетесь делать с колонией, Деленн?".
Нет, нет, в эту ловушку я лезть не собираюсь. Что и высказывал, естественно завуалировав: "Править людьми - не наша прерогатива", "еще рано для такого доверия", ну и в качестве коронного - "наши приказы...".
Фремдер особо упорствовал в своем желании оставить нас тут на пару лет. Похоже, инквизитор раскопал некоторые подробности происходящего на Зифиосе, он несколько раз получал сообщения через своего астропата, и теперь законно опасался последствий. Пришлось аккуратно намекнуть ему, что мне известно о проблемах и уже есть способы решить их.
Люди постепенно приходили в себя. Своими куклами я аккуратно помогал им. Небольшая порция энергии веры, той, что каким-то образом "застревала" в корабле, служила эффективным стимулятором. По крайней мере сейчас, увидев результаты планетарной молитвы, я уже уверен, что это именно энергия веры. Характеристики не совсем совпадали, но были достаточно близки, чтобы не сомневаться в ее природе. Стоит поэкспериментировать, возможно есть способ законсервировать ее, чтобы с одной стороны она на меня самого не влияла, а с другой, была всегда доступна.
Вообще, та, спонтанная идея использовать в бою эту силу оказалось на диво удачной. Тут и "баф" для союзников, и проклятье для демонов, и маскировка. Идеально. Может стоит подумать о том, чтобы делать это на постоянной основе? Конфликтов в галактике хватает, а наклепать фальшивых святых теперь проблем не составит. Или артефактов. Есть над чем поразмышлять.
Закончив с гвардейцами, я нагнал отошедшего размять ноги комиссара.
- Кайафас, нам следует покинуть окрестности месторождения, в ближайшую сотню лет здесь приятнее не станет. Еще максимум пару часов и у людей начнут появляться необратимые повреждения организма. Лучший вариант - скорый марш на равнины, к гражданским, там легче, напряжение поля меньше. И уже оттуда осуществить погрузку на корабли.
Комиссар секунд пять молчал.
- Да? Я думал, это продлится недолго.
- Нет, такое количество энергии не может быстро рассеяться. А судя по последним наблюдениям, она может не рассеяться вообще никогда.
- Тогда почему мы вообще остались здесь?
Теперь уже пауза была с моей стороны. Я слегка наклонил голову и пристально посмотрел Кайафасу в глаза.
- Вы и сами понимаете, комиссар.
- Вы сознательно поставили нас в самый центр своего колдовства, - Кайафас кивнул своим мыслям. Отсутствием сообразительности комиссар явно не страдал. - Не могу сказать, что мне это нравится, Деленн.
- Кайафас, я Вам обещала, что никто не умрет, - я слегка повысил тон. - И свое обещание сдержала. Все гвардейцы здесь выжили. Мы не в бирюльки играли, комиссар, а дрались с демонами. И Вы прекрасно понимаете, что это означает. Скольких своих солдат Вам приходилось отправлять на костер уже после подобных столкновений? Сейчас не придется ни одного.
- Фраг, - комиссар потер большим пальцем ладонь. - В следующий раз предупреждайте. А сейчас прошу меня извинить, мне надо быть рядом с полком.
Кайафас резко развернулся и направился в сторону импровизированной ставки. Бхут, похоже я основательно испортил отношения с ним, печально.
Уходя, комиссар оперся рукой на стену, пальцы соскользнули и ладонь опустилась на кристалл. Каина пронзила короткая судорога и он отдернул руку, несколько раз встряхнув ею в воздухе. Странно, он что, латентный псайкер? Я нацелил на него взгляды кукол с самыми чувствительными наборами сенсоров. Нет, не псайкер. Но в картине, все же, что-то было не так. Энергия веры, причем с собственным оттенком, не "общечеловеческая". И какое-то искажение, особенно около ладоней. В этом есть какая-то загадка, стоит проверить на корабле, в более чистой обстановке.
Обождав несколько минут, я направил стопы в штаб. Предстояло много рутины: передислокация, раненные, мертвые тела, гражданские и все такое прочее. Весь тот ворох бумаг, что обычно следует за солдатами, в одночасье свалился нам на голову. Каин явно не испытывал по этому поводу энтузиазма и все порывался взять свою порцию документов и уйти, но Кастин и Броклау его удерживали.
Мы перебрасывались короткими репликами, когда гололит высветил сигнал о пришедшем сообщении. Появившийся текст, под знаком аквиллы и шестеренки, который "высоким канцеляритом" приглашал сатай Деленн Мир в ближайшее время посетить главную миссию Адептус Механикус на Реторте.
Я известил гвардейцев, что намерен отправиться немедленно. Ответом мне были короткие кивки. Любой разумный в Империуме понимал - официальные запросы Адептус Механикус лучше не игнорировать.
Мои мехи уже успели навестить местных коллег. О чем они говорили, я так и не узнал, технологии сокрытия здесь порой сверх-параноидальные. Когсворн сказал, что темой разговора была их жизнь на Индре, но что-то мне подсказывало, что этим их общение не ограничилось. Что, собственно, и подтверждал вызов.
До миссии я добрался на истребителе. Центральное поселение механикусов разительно отличалось от их периферийных постов. Казалось это живое существо, красотой оно не блистало, но впечатление производило, однозначно.
При моем приближении живой металл забурлил и выпустил, откуда-то изнутри, ложноножку с посадочной площадкой. Как только я приземлился, она стремительно унесла меня внутрь обители поклонников Омниссии.
Ангар до странности напоминал уже виденный мной, но в этот раз никто не спешил разобрать мое средство передвижения. У трапа меня встречал караул из боевых сервиторов и аколит, который усадил меня на шикарный открытый экипаж. Как только я уселся в кресло, машина окуталась пузырем защитного поля и плавно начала движение. Маршрут был извилистый, похоже мне решили продемонстрировать все местные достопримечательности. Увы, гида в набор добавить забыли и часто очередной механический монстр оставался в моей памяти лишь причудливой грудой пыхтящего металла.
Наконец, экипаж доставил меня к огромным дверям. Несколько аколитов, со всем важеством, провели меня по череде вычурно украшенных лестниц в главный кабинет. Хозяин встал из-за стола и направился навстречу. Часть его лица закрывала искусно подогнанная золотая полумаска. Удивительной красоты и мастерства изделие, она даже полностью мимику передавала. На фоне имплантов остальных механикусов, эта маска стояла на совершенно другом уровне.
- Добрый день.
- Воистину. Приветствую и поздравляю с впечатляющей победой, сатай Деленн. Я - магос Раствайп.
- Благодарю. Смотрю, вы изменили свое отношение к нам. Ваш собрат, с которым мы общались до этого момента, был не столь любезен. Кстати, где он?
- Магос-надзиратель Скрай погиб при вашей последней атаке на демона.
- Понятно, - два откровения за раз. Оказывается, с нами общался предыдущий глава миссии и, вот сюрприз, он оказался не столь чист и неподвластен порче, как казался. - Пока мы не начали, позвольте полюбопытствовать, Ваша маска...
- Работа джокаэро.
- Ясно. Так по какому поводу Вы меня позвали. Мастер Когсворн так и не открыл мне, что же Вы хотите от нас.
- О, ничего для Вас обременительного. Первое, хотелось бы узнать, что вы намерены делать с планетой?
- Тц, и вы туда же. Ничего. Если честно, магос Раствайп, я уже устала это повторять. Почему-то все вокруг решили, что мы собираемся поставить здесь себе трон и умостить на него свой зад. Надеюсь, Вы понимаете, что это несколько... неуместно.
- Даже если поступит прямой запрос от Адептус Механикус?
- Магос Раствайп, наша раса даже еще не принята в Империум. Благодарю за доверие, но пожалуйста, не стоит все усложнять.
- Хорошо-хорошо, - Раствайп широко улыбнулся. - Раз Вы столь упорны, не буду настаивать. В таком случае, остался второй вопрос - ваша "система". Мы хотим ее приобрести.
Этой фразой магос на мгновение вогнал меня в ступор. Я ожидал многого, но уж точно не это.
- Вы меня удивили. Впрочем, нет проблем, мы передадим Вам спецификации и программное обеспечение. Адаптированное для вас, конечно.
- И материальную часть, пожалуйста, - магос улыбался настолько широко, что меня это уже начало нервничать.
- Это же ксенотех, - я позволил недоумению проявиться в голосе.
- Мы разберемся.
- Сомнительно. Большая часть устройства сделана с помощью пси-конструирования, это подобие эльдарских рун, если угодно. Впрочем, хм, мы сделаем адаптацию под имперскую технику.
- Мы хотим и оригинальные устройства тоже.
- Хорошо. Оцените, какие вам нужны параметры. "Система" частично на костылях, и некоторые параметры зашиты в железо. Несколько дней мы еще будем здесь, можете обращаться, настроим.
- Нас устраивает все как есть.
- Кхм, почему вы не хотите подогнать "систему" под свое общество?
- У вас работает.
- Она - недоделка. Вообще, на родине, мы используем "систему" для обучения детей. Когда на нас свалились беженцы - мы не знали, что делать с ними и решились на эксперимент. Признаюсь, на удивление удачный.
- Нас устраивает все в том виде, как стоит у вас, - голос у магоса был такой, будто он уговаривает маленькую девочку поделиться игрушкой.
- Но мы и сами собираемся изменять ее, совершенствовать.
- В таком случае, мы хотим получать обновления. Назовите, куда присылать курьеров.
- Хм. Хорошо, раз так - она ваша. Прошу, - я передал магосу визор, - будьте первым пользователем на Реторте.
Магос не сомневаясь ни секунды, тотчас приладил устройство на себя. С одной стороны золотая полумаска, с другой, мерцающий голубым светом визор. Картина стала еще более сюрреалистичной. Из динамика визора зазвучал уже привычный мотив: "'Система' приветствует нового пользователя. Просим подождать, пока ваши параметры оцифровываются. Сила - 76, Ловкость - 39... ".
- А насчет курьеров не беспокойтесь. В скором подобный анахронизм Вам уже не понадобится.
В свободные минуты, я уже не раз размышлял, как повернуть ситуацию так, чтобы стать для Империума священной коровой, которую никто не вздумает резать на мясо. И, кажется, я нашел неплохое решение.
Зифиос. Главное управление Администратума. Люк-са-но Аурумкрат
Из стационарного вокса на столе зазвучал мелодичный голос секретарши:
- Лорд Аурумкрат, к Вам на прием пришла Олара Сервиус.
- Пропусти ее.
Миниатюрная фигурка уверенно прошла через весь кабинет и остановилась перед столом.
- Добрый день, лорд Аурумкрат.
- Добрый день, - Люк-са-но указал девушке на кресло.
Попытавшись усесться, Олара буквально утонула в кресле, несколько раз сменив позицию, ей пришлось устроиться на самом краешке. Небольшая ловушка для несведущих посетителей.
- В чем причина Вашего визита, леди Сервиус? - не удержался от шпильки Люк-са-но, глядя на изысканно и вызывающе богато одетую девушку. - Если Вы насчет потерянных компаний, то вынужден Вас разочаровать, здесь я ничего не могу изменить. Надеюсь, Вы понимаете, кланы действовали строго по закону.
- О, нет, что Вы, что Вы. Наоборот, я очень благодарна этим людям.
- Да? - Люк-са-но стоило немалого труда удержать свое удивление.
- Да. Мне грустно это признавать, но мои наниматели сильно переоценили мои таланты. Уже и не знала, что делать. Столько проблем, столько долгов. Мы были буквально на грани разорения. Вы даже не представляете, с каким облегчением я подписала все эти бумаги.
- В самом деле?
Обычно Люк-са-но прекрасно держал себя в руках, но сейчас смешок прорвался даже против его воли. Он прекрасно знал, что оборот Пирамиды и дочерних компаний составлял десятки триллионов орлов. Что до бездарности Олары, глава Администратума был осведомлен, кто был ответственен за конфликт Ло-кус-фаров и Сардуса. Знал он и многое другое.
- О, Вы не представляете, какая это была радость. Я вначале даже думала, что это Вы мне помогли таким образом и немного огорчилась, когда оказалось, что благодарить нужно не Вас, а добрых людей из одиннадцатого отдела. Какая радость, что они так заботливы к новичкам в бизнесе. Пожалуй я напрошусь чуть позже к господину Перивару, выскажу лично ему свое спасибо.
- Не стоит, Олара, я передам ему Ваши пожелания, не тратьте время. Вы же знаете, иногда приема ждать так долго.
В переводе на готик: "я тебе дам приоритет в паре дел, а ты мне не ломаешь игру с марионеткой Фольтвига". Люк-са-но было интересно, поймает ли девушка посыл?
- Конечно, лорд Аурумкрат, преклоняюсь перед Вашим великодушием. Мне переслать Вашим слугам бумаги?
Люк-са-но опять захотелось усмехнуться. Вернула, зараза, шутку. А ведь совсем недавно она была обычным пустотником. Какой же монстр получился бы из этой милой девушки, родись она в одном из кланов? Возможно, у ксеносов есть еще возможность выпутаться.
- Перешлите лично мне, Олара. Не стоит выражение подобной благодарности перекладывать на плечи подчиненных, - он вернул себе обычный ровный тон.
- Как скажете, Люк-са-но.
- Так что же Вас привело ко мне, Олара?
Девушка приподнялась с кресла и положила перед ним заранее подготовленный планшет.
- Дело в том, лорд, что мы открываем новый проект. Надеюсь он будет более успешным, - притворно вздохнув, Олара положила на стол второй планшет. - И, по нашим оценкам, это начинание может особо заинтересовать Адептус Терра.
- Внимательно Вас слушаю, Олара.
- Моим нанимателям удалось развернуть техно-зародыши станций связи. У них дома, сеть таких станций покрывает всю обитаемую часть галактики. Одной из миссий Индры как раз и было расширение этой сети. К сожалению, их только семь, но даже так, мне кажется - это стоящее дело. Вот, - девушка открыла нужную страницу на планшете, - обратите внимание на дальность.
- Действительно, интересно, - у Аурумкрат в голове сразу завертелись тысячи планов, как он сможет использовать подобный рычаг. - Весьма интересно. В таком случае, что вы хотите от Администратума?
- Охрана станций и схему сети. Куда нам протянуть связь. Мне кажется, это именно в Вашей области ответственности. Естественно, мы гарантируем оплату и льготные цены для Адептус Терра.
- Хорошо, Олара, - Люк-са-но выдержал паузу. - Я дам вашему проекту зеленый свет.
"Еще бы я не дал", - проговорил про себя Аурумкрат. - "Перспектива перейти из шестого круга в третий стоит невероятно много, это не говоря о других перспективах. Что бы не творилось в Иерихоне, им завидовали даже за прыжок на один круг, а тут сразу три. О-хо-хо. Фольтвигу придется найти другую жертву".
- Кстати, Олара, а Вы не боитесь, что услугами вашей связи побоятся пользоваться?
- О нет, нисколько. Мы не астропаты, нашим клиентам не нужно будет создавать мнемонические шифры, ломать голову, как сделать послание понятным только адресату. Мы передаем просто информацию, нули и единицы. Достаточно будет обычного кодирования, как, к примеру, в местной сети.
Минут двадцать Олара и Люк-са-но обговаривали детали, когда вокс снова ожил.
- Лорд Аурумкрат, здесь лорд Креон, глава клана Майрон. И он очень настаивает на аудиенции, - казалось голос секретарши просто сочился недовольством и сарказмом.
Люк-са-но взглянул на Олару и та коротко кивнула. "Вот же зараза" - подумал Люк-са-но. Он мгновенно понял, появление главы одного из кланов-конкурентов было не просто ожидаемо, оно было срежиссировано. Оставалось насладиться спектаклем. Но какой талант, какой талант.
- Впусти.
В кабинет ворвался, силой распахнув недостаточно широко открывшиеся двери, слегка растрепанный мужчина, на вид лет сорока.
- Люк-са-но, эти ксеносы перешли все границы! Эта... - Креон потерял дыхание, увидев, наконец, кто сидел в кресле посетителей. Секунд десять он судорожно пытался уместить эту картину у себя в голове. Наконец собрав в единую массу свои мысли он продолжил, обвинительно вперив в направлении девушки палец. - Эта мошенница повесила перед передачей на компанию долгов больше, чем ее стоимость в десятки раз! И, грокс ее задери, все эти долги - срочные! С ожидаемой оплатой в течении декады! - Креон перевел дух и продолжил уже спокойно, насколько это было возможно. - Я требую отмены сделки на основании положений Фанрега, от 590М39.
Аурумкрат поднялся с кресла, взял со стола планшет с описанием сделки.
- Боюсь, Креон, я ничем тебе не могу помочь, - Люк-са-но лениво листал страницы. - Вы со своими друзьями слишком хорошо постарались, прикрывая "сделку" со всех сторон. И ты прекрасно знаешь, что положения Фанрега не работают для принудительной передачи.
Естественно, Креон это знал. Как и то, что пожелай Люк-са-но, и эта проблема не была бы даже озвучена. Глава Администратума предельно ясно показал, в какую сторону качнулся маятник.
- Императорова кровь! Люк-са-но, чем...
- Стоп, стоп! Господин Креон, - мужчина явственно скривился при этих словах Олары, - остановитесь, прежде, чем Вы наговорите лишнего. Кстати, я бы хотела вернуть себе Пирамиду. Цена, скажем, будет восемьдесят триллионов.
- О, мы согласны, как только вы подготовите деньги...
- Нет-нет, Креон, это вы нам заплатите.
- Что?! - от лица мужчины казалось можно прикуривать.
- Все просто, мы перенимаем себе компанию вместе с вашими долгами, вы нам за это платите.
- Это Ваши долги! - Креон запнулся об усмешку девушки. - В любом случае, это слишком дорого!
- Дороже, чем статус клана? До большого собора осталось сколько, три декады? Вам расписать сценарий или Вы сами понимаете последствия?
- А-а! - Креон завертелся по кабинету, запустив пальцы в волосы. - Гроксова подстилка ксеносов!
- Ой, только вот не надо этих дешевых оскорблений, лорд. Пошло, право слово. Случившееся - чистый бизнес. Вы собирались заработать на мне, но плохо озаботились секретностью своих планов. Так что, вместо этого, я заработала на Вас.
- Так... откуда?!
Люк-са-но откинулся на спинку кресла и искренне наслаждался сценой.
- Ну Вы же не ожидаете, что я отвечу? Кстати, можете озвучить свое возмущение господину Клюду. Он весьма грубо ошибся в своих "прогнозах". Мое начальство возвращается с Реторты с триумфом и, что важнее, полным благословением Инквизиции.
- Гроксово вымя! Все равно, не выйдет. Вы назначили слишком большую сумму. И Вы прекрасно знаете, куда пойдут деньги, если мы не договоримся.
- Угроза? Как мило.
- Это факт. Как только клан падет... впрочем, Вы и сами это знаете, так, госпожа Сервиус?
- Хорошо, я снижаю цену вдвое. Это вполне в пределах вашего оперативного баланса. И максимальная уступка, на которую я пойду. Сделка?
Креон молчал несколько минут. Он один за другим наворачивал круги по кабинету. Сорок триллионов - это была цена неплохого рудовоза, навроде того, что недавно потерял наследник Капмунов. Такая дыра в бюджете надолго, на десятки лет, заставит клан затянуть пояса. И все же, не согласиться он не мог.
- Сделка. Но помяни мое слово, девочка, однажды ты споткнешься. Не стоит настолько глубоко вонзать нож в рану.
- Может. Спасибо за замечание, господин Креон. Действительно спасибо, в конце-концов, я только учусь. Вы правы, возможно я оступлюсь, но я знаю точно, что меня подстрахуют и, случись что, будут за меня сражаться. Лорд Креон, Вы можете похвастать тем же? Сейчас Вы, фактически, спасли клан. Даже умудрились сбить выставленную за это цену, но что Вас ждет по возвращению? Благодарность?
Глава 29. Spoils of War. Часть 2.
Индра. Кайафас Каин.
Индикатор мерно отсчитывал пролетающие мимо перекрестки. Платформа плавно и с тихим шелестом скользила по коридорам корабля. Мой взгляд невольно упал на управляющую панель. Удивительные, все-таки, эти ксеносы, всегда такое внимание к деталям. Все руны на панели были снабжены подписями на двух языках, минбарском и готике, а также картинкой, для совсем неграмотных. И ребенок разберется.
Пара коротких нажатий на руны и перед сиденьем развернулся столик с исходящей паром кружкой. Увы, сейчас даже любимый напиток не смог поднять мне настроение. Странная ситуация, с момента отлета с планеты, меня буквально по пятам преследовало беспричинное раздражение. А вот у окружающих настроение было обратным, они радовались. И нельзя сказать, что у них для этого не было поводов.
Солдаты радовались тому, что сравнительно бескровно закончили серьезный бой. Они ожидали понятных для такой ситуации проверок, но их так и не было. Это было столь непривычно, что несколько солдат сами подошли к командованию с вопросами. Командиры толком ничего не сказали, лишь капеллан Кулат невнятно выступил перед солдатами, кое-как объяснив, почему в проверках на этот раз нет нужды. А после ушел в кают-компанию, вести богословские беседы с Деленн. Тоже, наверное, был рад.
Командиры радовалось возможности записать на свой счет значительную победу, при рекордно низком уровне потерь. Полковники на несколько дней зарылись в планшеты, строча победные реляции.
Все войска СПО остались на Реторте. Были ли они рады этому назначению, мне неизвестно. В их ответственности оказались наведение порядка, восстановление системы обороны и сбор нового ополчения. Местные войска, по окончании боевых действий, скопом были расформированы и могли радоваться хотя бы тому, что их не казнили на месте. По крайней мере, не всех.
Около полумиллиона гражданских рады были выбраться из ставшего в одночасье столь неуютным дома. Их сектора на Индре были постоянно наполнены шумом, бегающими детьми и какой-то дурной атмосферой вечного праздника.
И все это тоже раздражало. В итоге, я проводил большую часть свободного времени в верхнем саду, леча растрепанные нервы умиротворяющими видами и танной, которую, как всегда, приносил мне Юрген. Но частые приступы зуда в ладонях все равно заставляли постоянно быть настороже.
Регина и Рупут, видя мое состояние, советовали расслабиться и списывали все на посттравматический стресс. Такое их недоверие несколько... удручало. А к единственному существу, которое бы отнеслось к моим предчувствиям всерьез, не хотел подходить я сам. Даже не знаю, почему, хотя был уверен, Деленн сразу же начала бы готовиться к неприятностям.
На стенах причудливо извивались цветные линии указателей, чем дальше, тем их становилось больше. Платформа быстро приближалась к командному модулю. Я собирался поговорить с ГʼКаром, раз уж внутренний протест ограничил меня в общении с главой Анлаʼшок, и немного утихомирить свою паранойю.
Из объяснений главы местных механикусов, мне запомнилось, что платформы всегда выбирают маршрут так, чтобы как можно меньше пересекаться с любыми людьми или препятствиями. Поэтому, когда платформа замедлилась и пошла рывками, рука сама потянулась к поясу, нащупывая рукоять меча. Пальцы схватили пустоту и я невольно выругался. Эффективное, но увы, громоздкое оружие осталось в каюте. Типично.
Платформа окончательно замерла перед ближайшим перекрестком. Впереди, перегородив весь коридор, стоял отряд Львов. Ладони на мгновение прострелило приступом зуда.
- Комиссар Каин, сойдите с платформы, - десяток лазганов не оставляли мне другого выбора, кроме как подчиниться.
- Комиссар, - продолжил лейтенант Львов, - нам приказано осуществить захват корабля. Вы должны присоединиться к нам или отправиться под арест.
Фраг, ситуация хуже, чем я думал. Но, как минимум, мне нужно было знать больше.
- Я не могу принять решение, опираясь только на ваши слова, лейтенант. Вам должно быть понятно это. Мне необходимо увидеть полковника Фолмэна.
- Хорошо, сдайте лазпистолет и следуйте за нами.
- И без шуток, - добавил другой гвардеец.
Меня взяли в коробку и повели к казармам. Фраг, Львы даже и не пытались скрыть, что именно конвоируют меня, а не сопровождают. Если нас увидят мои гвардейцы, будут проблемы. Ну вот, стоило только помянуть.
- Эй, кошки-переростки, вы какого грокса творите, а? - лейтенант Дженит Сулла, собственной и неповторимо раздражающей персоной.
Отряд следовавших на тренировку валхальцев выскочил прямо перед моими конвоирами. Обе группы мгновенно остановились и наставили друг на друга стволы.
- Отойди, ледышка, это не твое дело!
- Да? А вот мой хотшот говорит другое. Так что давайте-ка, расступитесь и выпустите нашего комиссара, - она подчеркивала свои слова небрежными движениями дула.
- Отставить, лейтенант. Эти гвардейцы всего лишь сопровождают меня к полковнику Фолмэну. Их просто забыли научить делать такие вещи вежливо.
Валхальцы коротко заржали, опустили оружие и, отступив к стенам, пропустили яронтцев. Когда мы прошли, Львы, к своему неудовольствию обнаружили, что отряд Суллы следует за ними. Конечно, что следующий за ними отряд в несколько раз больше их собственного, не мог не нервировать яронтцев.
- Какого фрага, ледышки? Валите отсюда, по своим делам.
- Тихо ты, тюремный мальчик*, - лейтенант Львов дернулся, как от удара. - Нам просто в ту же сторону. Правда ребята? - солдаты дружно и с ехидными смешками подтвердили. - Ты там давай-давай, иди куда шел. Не бойся, не обидим.
(*Назначение полка на охрану планеты-тюрьмы считается одним из самых позорных для гвардейцев. Учитывая, что в начале своего существования, Львы Яронта около десяти лет выполняли эту роль, озвученное оскорбление было особо болезненно для них.)
Наша процессия весьма быстро достигла казарм яронтцев. Здесь уже валхальцы оказались в меньшинстве, но они, все же, стиснули зубы и проследовали вслед за мной. Лейтенант Львов завел нас в тактический класс, куда, через несколько минут пришел и Фолмэн.
- Комиссар, мне приказано взять этот корабль под свой контроль и арестовать всех ксеносов и их пособников на борту, - полковник Фолмэн даже не попытался подтвердить свои слова. А это значило, что приказа на руках у него нет. В противном случае, Фолмэн не замедлил бы продемонстрировать мне бумаги.
- Кем приказано?
- Конклавом Инквизиции сектора Меркавар, - патетичность, с которой это было сказано, заставила меня поморщиться.
- Да? Странно, инквизиторы Фремдер и София мне ничего не сообщали.
- Ха, - Фолмэн еще больше вытянулся во фрунт, явно невероятно гордый своей миссией, - эта парочка объявлена предателями и подлежит аресту!
Отвратительно. Полковник, похоже, не понимает, теперь его уничтожат в любом случае. Даже не за успех или неудачу, а просто подчищая хвосты. Отсутствие бумаг говорит об этом яснее ясного. И хорошо, если спишут только его самого.
- Могу я увидеть приказы? Надеюсь Вы понимаете, что вооруженные действия против инквизиторов и санкционированных ксеносов должны быть подтверждены документально? - может удастся навести его на правильные мысли.
- Нет. Из-за опасности предательства, приказы были отданы устно. Все необходимые документы ожидают в Муниторуме на Зифиосе, - мне захотелось прикрыть лицо ладонью. Святой Император, он непроходимо туп.
- Полковник Фолмэн, - сказал я через пару секунд самым формальным тоном, каким только мог, - 597-му подобных приказов не поступало, поэтому мы не имеем возможности присоединиться к вашей операции. С другой стороны, защищать ксеносов нам также не приказывали, так что и мешать вам мы не станем.
- Неужели знаменитый герой Империума струсил? - голос незаметно подошедшего комиссара Варелла был сегодня особенно отвратителен.
- Если наличие разума и следование приказам, - я постарался как можно точнее воспроизвести интонацию Эмберли, когда она говорила с зарвавшимися аристократами, - теперь считается трусостью, тогда да, я трус, - несколько валхальцев отчетливо и громко фыркнули.
Ситуация пахла откровенно плохо и с другой стороны. Я не понимал, как они вообще смогут осуществить захват. Гвардейцы Яронта видно забыли, что корабль модульный. Ксеносам ничто не помешает отсоединить безоружный центральный модуль и спокойно его расстрелять, в крайнем случае. Это если не учитывать внутреннюю охрану. Воспользовавшись своей репутацией мне удалось на Зифиосе узнать кое-что об истории первой встречи Индры с Империумом. В нескольких отчетах было отмечено, что на корабле случился мятеж, большой. Так вот, известно лишь то, что он был и все, больше никаких упоминаний. Наводит на очень неприятные мысли, неуютные. Надеюсь у местных аккуратистов есть способы отделить зерна от плевел.
- Полковник, - в помещение влетел адъютант, - техногвардейцы установили телепорт. Мы готовы начать переброску.
- Полковник Фолмэн, думаю Вам пора приступить к осуществлению своего плана. А мы, как я и говорил, вернемся в свои казармы и не будем вмешиваться.
- Не так быстро, господин "герой", - я все не мог понять, когда Варелл успел меня так возненавидеть? - Теперь, когда Вы узнали секретную информацию - у вас есть два выхода: или с нами, или на плаху.
И Варелл нацелил на меня мой же лазпистолет.
- Как будто мы тебе позволим, гроксово отродье! - Сулла, как всегда, была столь же изящна, как тот самый грокс в цветочной клумбе.
Гвардейцы 597-го ощетинились стволами и окружили меня, прикрыв своими спинами. Приятно, однако, когда видишь плоды своей тяжелой работы, солдаты даже не задумались о том, чтобы оставить меня на произвол судьбы. Держу пари, будь ситуация обратной и на моем месте стоял Варелл, его Львы были бы первыми в желании спустить курок.
Но ситуация все равно была плачевной, в меньшинстве, на чужой территории и под дулами оружия. Как-то даже слишком знакомо. Неожиданно мне в голову пришла мысль: "некроны, орки, демоны - чушь, самыми опасными всегда и везде оказываются именно люди".
- Сдавайся, Кайафас, мои солдаты...
- Блокированы, - прервал фразу полковника громкий голос.
С потолка, разделяя солдат на небольшие группы, опустились прозрачные силовые стены. Несколько солдат от неожиданности выстрелило, но голубое марево легко поглотило лазерные импульсы. В класс, свободно проходя сквозь щиты, вошла Деленн. Минбарка подошла к Вареллу и резким движением выбила у того из руки лазпистолет, комиссар Львов болезненно скривился и прижал к груди травмированную конечность.
- Кайафас, мне кажется, это ваше, - минбарка аккуратно кинула в мою сторону оружие.
Как всегда, внимание к деталям. Я с благодарным кивком поймал своего старого товарища и повесил на пояс. Жестами я показал Дженит опустить оружие, чутье подсказывало, стрелять сегодня уже не придется. Деленн тем временем остановилась перед командующим Львов.
- Полковник Фолмэн, Вы были наивны, если ожидали, что мы не заметим такую беспардонную подготовку к захвату нашего корабля.
- И что, ты думаешь это колдовство нас надолго остановит?!
Фолмэн попытался надавить руками на силовую стену и с короткой руганью отдернул их, когда оттуда ударил разряд.
- Для начала, полковник Фолмэн, Вы осознаете, что идете против прямых приказов двух Инквизиторов?
- Приказы изменников меня не касаются.
- Изменников, полковник? Тогда не подскажете, где эдикт, полковник?
- Мне не нужен эдикт! Приказ о захвате был передан с самого Эйнзфеста!
- Эх, Максимилиан. Прошу, просто вслушайтесь в то, что Вы говорите. Вам кто-то передал приказ о захвате корабля и аресте или казни двух инквизиторов и при этом не обеспечил бумагой, подтверждающей законность Ваших действий? Вам хотя бы инсигнию продемонстрировали? - по лицу полковника было видно, что эта мысль не посещала его голову. - Надеюсь, теперь Вы понимаете, что Вас грубо подставили?
На секунду Каину показалось, что глаза у Деленн светятся.
- Поверьте, полковник, здесь врагов нет. В лучшем случае, Вы попались в паутину какой-то подковерной борьбы. В худшем - это измена.
На несколько минут воцарилась тишина. Фолмэн с напряженным лицом пытался переварить сказанное. Я буквально видел, как ржавые шестеренки в его мозгу начали со скрипом вращаться.
- Кишки Императора! Хорошо, ксенос, предположим, я даже тебе поверю. Что теперь? Мы мирно разойдемся и забудем о том, что произошло? Пф.
- Именно так, полковник, именно так. Нам невыгоден очередной скандал. Назовем случившееся, м-м-м, тренировкой службы безопасности, - минбарка наклонила голову и улыбнулась. - Я даже согласна сразу по прилету на Зифиос дать Вам связь с планетой, чтобы Вы могли уточнить свои приказы. И я надеюсь, комиссар разделяет мое мнение, что не стоит предавать эту, м-м-м, неаккуратную ситуацию огласке. Кайафас, Вы как, согласны с такой постановкой вопроса?
Естественно, что мне не хотелось вкладывать свою голову в пасть очередного тигра, так что уверил присутствующих в моем полном согласии прикрыть своих "коллег". Что-что, а правильные слова, вроде "сохранить солдат Императора для настоящих битв", давно уже выходят из моих уст почти без участия разума.
Индра.
На несколько декад, моим основным проектом стала "загадка Каина". Были перепробованы многие сотни способов анализа, но природа аномального поведения пси-энергии около комиссара все никак не хотела сдаваться мне.
В итоге, я собрал массив из нескольких десятков тысяч сенсоров. Каждый из них был настроен на свою частоту излучения. Пусть разрешение не позволяло зафиксировать искажение напрямую, но, совместив уровни помех, я, наконец-то, смогу увидеть, какую тайну скрывает Кайафас.
Перед моим взором вращалось с таким трудом полученное изображение. На нем комиссар чем-то напоминал дикобраза. Огромное количество "иголок" выходило из тела, особо концентрируясь на голове и ладонях. Но меня ожидал сюрприз, сам я представлял собой не намного меньший "ежик". И корабль, и куклы, в особенности Деленн, были окутаны этим странным феноменом. Дальнейшая проверка показала, все люди в той или иной степени обладали этими "иголками". Была некоторая корреляция с социальным положением, командиры и лидеры, как правило, были более колючими, чем рядовые члены общества. Но и без исключений не обходилось. Юрген, к примеру, обошел комиссара, обладая самым большим "кустом" на борту.
Анализ открытого явления буквально захватил меня с головой. Миллионы расчетов, опытов, наблюдений, отброшенных теорий, но, в конце концов, я по-нял. Варп предстал куда более сложной и хитрой субстанцией, чем предполагалось раннее. Весь Материум оказался про-низан мик-роско-пичес-ки-ми ни-тями энер-гии прос-транс-тва душ. Все лю-ди, ксе-носы, животные и даже вещи, не-важ-но, ве-лики они или нич-тожны каж-дую се-кун-ду соп-ри-каса-ют-ся с ми-ри-ада-ми этих ни-тей. Каж-дый раз, ког-да "человек" со-вер-ша-ет ма-лей-шее де-яние, хоть сколь-ко-то зна-чимое для не-го или окружающих, каж-дый раз, ког-да он чувс-тву-ет вдох-но-вение, каж-дый раз, ког-да серь-ез-но пе-режи-ва-ет, эти ни-ти ре-аги-ру-ют. При-липа-ют к ду-ше, становятся сильнее, толще и по-сылают ту-да то-лику Им-ма-тери-ума. Это не столь-ко свя-зано с си-лой Ха-оса, сколь-ко с ве-рой, убеж-де-ни-ями. Как са-мого че-лове-ка, так и ок-ру-жа-ющих. Имен-но по-это-му в этой все-лен-ной столь мно-го ар-хе-типов. Дос-та-точ-но ис-то-во по-верить в се-бя или чтобы дру-гие по-вери-ли в те-бя и им-ма-тери-ум вер-нет эту ве-ру мно-гок-ратно. А ес-ли ты счи-та-ешь се-бя ни-кем, то и в этом варп по-может, де-лая из те-бя за-готов-ку для ве-ры в дру-гих. Вот она, при-чина столь быс-тро-го рож-де-ния куль-тов и ре-лигий, по-яв-ле-ния ге-ро-ев и вож-дей. И этим мож-но будет вос-поль-зо-вать-ся!
Стала понятна и причина такой насыщенности приключений вокруг "героев". Нет, мир вовсе не вер-тится вок-руг них, наоборот, это их самих за-тяги-ва-ет к осям вра-щения. Нити переплетаются, тянутся друг к другу, строят цепочки, незаметно притягивая друг к другу и своих реципиентов, порой даже с разных концов галактики. Словно странного вида гравитация, они захватывают самых ярких людей, да и нелюдей тоже, в воронки событий. И естественно, что, когда в одном месте собирается толпа пассионарных существ, твориться там начинает очень многое.
Комиссар Кайафас Каин, интересный, однако, он человек. Оказалось достаточно повнимательнее присмотреться к нему, чтобы разгадать одну из основных тайн этой галактики.
Эй-нзфест. Цен-траль-ный ан-клав ин-кви-зи-ции сек-то-ра Мер-ка-вар.
Лорд-инквизитор Фольтвиг стоял у окна. Казалось вся его фигура источала недовольство. Весьма необычное состояние для одного из самых могущественных людей сектора. Он даже постукивал жезлом с инсигнией по стеклу, словно подстегивая что-то. Даже звук открывшейся двери не отвлек его от столь нехарактерного занятия.
- Плохие новости, Рук? - спросил Бейн Ту-рако, мгновенно оценив состояние своего старого друга.
- Как сказать, Бейн, как сказать, - ответил лорд после долгой паузы. - Как тебе перспектива стать ближе к Терре, к примеру? На три круга.
- Двойственно, признаюсь. Но ближе к великолепно, чем к плохо. А что, есть возможность?
- Да. А вот что меня удручает - так это то, что эту возможность нам дают ксеносы. Да-да, те самые. Вот, почитай, - Фольтвиг кинул своему соратнику планшет. - Я тебе даже выделил самые интересные моменты, цени. Хе.
На короткое время инквизитор погрузился в чтение, привычно выхватывая взглядом важную информацию.
- Мда-а, теперь Администратум вцепится в них мертвой хваткой, - протяжно отметил Турако, закончив с планшетом. - Придется немного поменять планы.
- Немного. Ну-ну. Понимаешь, Бейн, то, что они предъявили эти свои станции еще ничего не значило. А вот то, что они предъявили их сразу после их ловушки для кланов на Зифиосе, говорит о том, что наши друзья-чужаки все знали заранее. Ход был осознанным и подготовлен был уже давно.
- Ну ничего Рук, мы и не такие фигуры обламывали.
- Тц. Ты не понял, друг мой. За один раунд эта пешка перескочила все поле и стала даже не королевой, она сошла с доски и превратилась в игрока. Придется теперь учитывать их влияние и договариваться.
- Ха. Тебе, Рук, поди, это в новинку.
- Не без того.
- Думаешь они уже знают, что за интригой стояли мы?
- Сомневаюсь. Но стоит быть готовым и к такому варианту. Они уже не в первый раз подкидывают сюрпризы.
- Ожидаешь проблем?
- Нет. Их позиции слабы. И они готовы к диалогу. Ты же видел предложение?
- Нет, не дошел до него, что там?
- Гарантированный эксклюзивный доступ, цены, даже меньше чем чинушам и еще несколько пряников. Хм, я изменю свое мнение. Они знают про нас.
- Да? Хитры. Смотри, Рук, это дитятко может и вырасти. Как бы потом не пожалеть.
- Ты прав, нужно все обдумать. Вызывай остальных, похоже наши скрипящие мозги не справляются в одиночку.
Пла-нета Анаройт Тертиус. Новая ре-зиден-ция Ка-бала.
На планете еще не закончился этап терраформирования, поверхность только начали обживать специально сконструированные организмы, но работа Кабала уже кипела. В близлежащих секторах была реактивирована сеть осведомителей, отчеты и донесения шли рекой. Вся информация проходила множество фильтров и оставшийся ручей вливался в медитацию провидцев. Множество раз поток проходил между отделов, пока не выковывался в стальной слиток результата.
В лабораторию, более походящую на будуар великосветской дамы, буквально ворвалась пара ученых. Они наперебой начали говорить, обращаясь к высокому и надменному эльдару:
- Ком-алар, срочная новость! Произведен вероятностный анализ пришельцев.
- И?
- У них даже не однонаправленные вектора, они одинаковые.
- Кроме Деленн, ее вектор немного отличается, - поспешно добавил второй ученый.
- Гипотез много, - продолжил первый, - но наиболее вероятно то, что это одно существо.
- Рой?
- Да, да, очень похоже на то.
- А Деленн, в таком случае, его королева?
- Выглядит правдоподобно. Мы нашли упоминания о подобном случае. Около двухсот лет назад, заговор радикального крыла Иллюминатов.
- Это не может быть опять их игрой? Кстати, вы не находили этот вектор у мон-кей?
- Находили. Как раз хотел упомянуть.
- То есть оно может включать в себя и другие расы. Вмешательство Иллюминатов видится все более вероятным. Поищите совпадающие векторы.
- Принято.
- Что насчет людей и эльдар в экипаже? Тоже включены в рой?
- Как ни странно, большей частью нет. У нас пока нет на это правдоподобной гипотезы, идет анализ.
- Хорошо, направьте наблюдателей в ее ближайшее окружение.
- Ком-алар, думаю, нам не следует этого делать, - вмешалось одно из сидящих на диванах существ. - Возможно она - корректор судеб.
- Уточните, алар.
- Вот, взгляните на этот анализ, - говоривший развернул с наручного устройства объемную голограмму. Десятки графиков повисли в воздухе, мерцая всей палитрой цветов. - Почти все, кто с ней контактировал, порой даже опосредованно, сменили векторы на сонаправленные. Даже, когда интересы были прямо противоположны.
- Параллелей с Себастьяном становится все больше, - эльдар на мгновение прищурил глаза. - Что по общей степени влияния?
- Растет по экспоненте. В течении пяти лет объект будет контролировать весь сектор.
- Интересно, как она будет управлять роем на таких расстояниях?
- Думаю у нас есть ответ. Взгляните сюда, ком-алар, - помощник передал эльдару планшет. На экране, под символами аквиллы и пирамиды с молнией внутри, вращался макет семикилометровой станции связи.
Глава 30. Танцы в миражах. Часть 1.
Орбита Зифиоса. Транспорт "Неудержимое движение". Полковник Максимилиан Фолмэн.
Центром корабля Империи всегда является церковь, будь то величественный линкор или, как сейчас, скромный транспорт. Небольшая часовня возвышалась над передней частью корабля, окруженная переливами защитного поля. Лучи местного солнца играли в витражах с изображениями святых и, падая на пол, превращались в золотую аквиллу из света. Часовня была почти пуста, лишь пара неизменных херувимов, да один человек, склонивший колено перед центральным алтарем. Он запрокинул голову, глядя на грозный лик властителя Империи и глубоким, раскатистым голосом молился:
Моя служба тебе, о Император Человечества,
Моя верность тебе, о Бессмертный Владыка,
Молю, укажи мне путь, дабы праведны были дела мои,
Дабы оградить людей от всякого зла, от еретиков, от ксеносо...
Полковник запнулся.
- Кша, что за наказание.
Это была уже третья литания, которую полковник не смог закончить. "Ксенос", какое простое слово и он вновь на нем споткнулся. "Будь проклят день, когда чужаки оказались праведнее в защите слуг Императора, чем сами люди. Мир словно перевернулся, того гляди, еретики начнут петь осанны, а демоны продавать святую воду. Тьфу".
Максимилиан выпрямился и сошел с постамента. Голова раскалывалась, он сложил руки в замок, положил большие пальцы на виски и стал массировать их. Немного полегчало, но в мыслях царил полный сумбур. Перед глазами мелькали сцены боев на планете, интерьеры Индры, лицо сквиговой ксенки.
Ноги сами собой подвели его к окну. Витражи на стекле были вверху и по бокам, оставляя центральную часть прозрачной. На полковника уставилась безразличная ко всем его душевным терзаниям пустота. Черноту космоса нарушал лишь свет редких звезд, да вспышки уходящих в варп кораблей. Максимилиан уперся лбом в холодное стекло и замер. Увидь его сейчас солдаты, они были бы поражены столь странным и нехарактерным поведением своего командира. Движение, действие, ярость - вот те столпы, на которых всегда покоился его образ. Он и сам не понимал, что с ним творилось. Казалось какая-то шестеренка внутри него самовольно перескочила на другую ось и весь механизм сменил программу. Он с силой ударил по стеклу.
- Фраг!
Один из херувимов подлетел к нему недовольно гудя. Из зева механизма навечно прикрепленного к пухлым ручкам с мерзким звуком пополз кусок пергамента. Максимилиан оторвал его и вгляделся в текст. Епитимья. Он фыркнул и уже собирался ответить, когда его привлекло яркое пятно в зеве окна. На параллельную транспорту орбиту, тормозя выбрасывающими огромный факел плазмы двигателями, выходил крейсер. На очень близкую к ним орбиту. "Цепи презрения" - прочитал полковник огромные буквы выписанные золотом по борту корабля. Его охватило дурное предчувствие. Над ухом надоедливо проскрежетал херувим, так и не получив требуемого ответа.
- Каюсь, служу, исполню, - раздраженно и скороговоркой выплюнул положенную фразу Максимилиан, отмахнулся рукой с зажатым пергаментом и херувим улетел к алтарю.
Корабль за стеклом уравнивал скорость. Полковник уже понял, что сейчас произойдет. "Фраговы инквизиторы, да что б вас, хуже тварей варпа! Те хоть не прячут свою мерзость", - промелькнула мысль и, вторя ей, на борту крейсера расцвели огни залпа. Самих снарядов видно не было, но Максимилиан знал, что сейчас полсотни стальных ос стремительно приближаются к транспорту, на борту которого он находился. Странно было ощущать, что жизнь твоя уже закончилась, хоть сердце все еще билось в груди, а дыхание оставляло разводы на стекле. Картина за окном поплыла, медленно поворачиваясь. Капитан корабля пытался избежать предательской атаки. Максимилиан раздраженно цокнул языком, он знал, что это бесполезно, максимум продлит мучения на какой десяток минут. Мучительно хотелось жить дальше. Руки бессильно упали вниз и пальцы разжались, роняя пергамент с епитимьей на пол часовни.
- БАМ!
Весь корабль загудел, застонал, принимая в себя смертельных посланцев. У часовни был свой генератор тяготения, поэтому полковник почти не ощутил попадания и лишь наблюдал, как куски обшивки, палуб и крошечные фигурки людей отлетают вдаль. Бежать было бессмысленно, но в голове все равно набатом билось - "Жить. Жить. Жить. Жить!".
По стенам зазмеились короткие молнии, порой взрываясь мелкими фиолетово-красными вспышками. Максимилиан отшатнулся от окна. Молнии перекинулись на пол, заставляя полковника пятиться, пока он не обнаружил себя в центре аквиллы из света. Полковник даже не удивился, когда двери часовни со страшным скрипом смяло, выкинуло прочь и из тьмы коридора появился, замерев на пороге, отвратительный демон.
Голову высокой, метров шести ростом, фигуры обрамляла пара непропорциональных рогов, единственный глаз в центре лба горел нечистым огнем, зеленую кожу "украшали" множество язв и ран, а из разорванного живота, раздутого так, что он достигал колен, падали, тут же с мерзким шипением сгорая на освященных изразцах, сотни белесых личинок. В правой его руке был грубый неровный меч, левая сжимала короткий, истекающий светящимися желто-зелеными каплями, жезл. Демона окружали густые миазмы, а позади, не смея выступить вперед, бесновалось полтора десятка его мелких собратьев.
- Слуги Императора предали тебя, гвардеец, - голос отродья был на удивление мягок и приятен. - Говорят, инквизиторы - проводники его воли. Выходит он тебя совсем не любит.
Возражать не хотелось, да и не было сил. Максимилиан молча стоял, вперив взгляд в единственный глаз существа стоявшего на пороге.
- Прими же благословение Дедушки Нургла и я спасу тебя. Я даже могу спасти твоих солдат, гвардеец, - говоря это, демон вступил под святые своды. Плоть на лапах чудовища загорелась и стала истлевать, но вновь и вновь нарастала поверх сгорающих частей. - Прими и смерть уйдет стороной. Прими и Дедушка примет тебя, как любимое чадо. Ибо мы все под сенью его доброты - его любимые чада и Он, Он никогда не предаст нас. Прими, церковь Повелителя Всего открыта для каждого.
Демон взмахнул рукой с жезлом и прямо за окнами часовни расцвели огненными бутонами взрывы. Мимо полковника жужжа, как сердитые пчелы, пролетели херувимы и накинулись на отродье варпа. Тот отвлекся всего на пару секунд и несколькими движениями рассек докучливых киборгов. Их останки с грохотом упали на мрамор, бурля от сотен попавших в плоть штаммов бактерий. Но Максимилиан успел скинуть оцепенение. Его мышцы вновь налились силой, а руки сжали рукояти оружия.
- Изыди и сгинь, отродье! - прохрипел полковник. - Ты думал, я предам свет Императора и променяю на бытие мешком с гнилью? Ты ошибся, мразь! Единственное, чего я боялся - умереть бессмысленно! Ха! Спасибо, теперь моя смерть обрела смысл.
- Любая смерть - бессмысленна. Прими...
Демон пытался вновь зацепить словами и колдовством человека, но тот уже не слушал. Максимилиан поднял болтпистолет, вынул из ножен и отвел в сторону меч и мерно зашагал вперед, читая наливающимся силой голосом молитву:
Да не убоюсь я зла, да не убоюсь смерти,
Да будет чиста моя душа пред тобой, о Владыка Света!
И да повергну я врагов Человечества с Именем Твоим на устах!
В пустоте бесконечности, дай мне стать Твоей Яростью!
Болтпистолет окутался желтым сиянием, реактивные пули, что полковник с каждым шагом посылал в гротескную фигуру, засверкали словно лучи солнца, развеивая в прах огромные куски плоти демона и причиняя тому невероятную боль.
Стены часовни взорвались, ибо демон, разрываемый исступленной атакой, не смог отразить новый залп крейсера. Куски камня и металла острыми снарядами ударяли по полу уже бывшей часовни, крыша разломилась, открывая взгляду бездну пространства, воздух с ревом вырывался из пробитого поля, а светящаяся фигурка человека все шагала вперед, отрицая все, что стояло между ней и врагом.
Глава 31. Танцы в миражах. Часть 2.
Зифиос. Глав-ное уп-равле-ние Ад-ми-нис-тра-тума. Инквизитор Рóман фон Верлорен.
В коридорах одиннадцатого отдела администратора царила нехарактерная пустота. Не бегали клерки и курьеры, пропали просители и патроны. Несколько отрядов бойцов с розетками Инквизиции на черных мундирах последовательно входили в кабинеты. Там они задерживались не более пары минут и переходили к следующему помещению, тихо, аккуратно и без лишних движений. Во всем этом прослеживалась какая-то механистическая четкость, обычно агентам одной из самых зловещих организаций Империума не свойственная.
Дверь главного кабинета, в торце центрального коридора, была приоткрыта. Внутри несколько человек деловито доставали документы из шкафов и, просмотрев, отбрасывали их на пол. В центре кабинета быстро рос холм из бумаг и информационных планшетов. На стенах светили черными провалами распотрошенные внутренности нескольких вскрытых сейфов и тайников. На это все взирали сидящий за огромным столом чиновник, багровый от возмущения, и забравшийся на боковой столик и беззаботно болтавший ногами молодой инквизитор в серо-красном мундире, чем-то напоминавший таковой у гвардейских офицеров.
- Хватит! - чиновника прорвало, он поднялся из-за стола, обошел его и встал напротив инквизитора. - Ты зарвался, мальчишка! Я работаю с несколькими Лордами Инквизиции и не тебе переть против них. Забирай своих шавок и убирайся.
- Перивар, Перивар, - покачал пальцем Роман, - ты не уловил, на Эйнзфесте тобой недовольны. Тебе поручили простое дело, закопать ксеносов и их союзников. А ты мало того, что его бездарно провалил, так еще и подставил важных людей. А все почему? - инквизитор стал говорить отрывисто, дирижируя рукой в такт своим словам. - Тебе захотелось под-за-ра-бо-тать. Лорды, - он выделил слово, - этого не оценили. Вот мы и проверяем, вдруг ты еще где-то решил проявить свою коммерческую смекалку.
- Руксаан утверждал, что ксеносов уничтожат. На это и был расчет. Если бы ваши не облажались на той стороне...
- Ты смеешь, - прервал чиновника Роман, - обвинять Лорда Фольтвига в своих ошибках? Это так, - пауза, - восхитительно нагло.
- Исчезни отсюда, - гнул свое Перивар. - С Лордом я договорюсь сам. Он никогда не был против моих побочных проектов и делиться я никогда не забывал.
- Ну еще бы ты за...
В комнату стремительно ворвался командир одного из отрядов.
- Мы закончили, инквизитор, заряды установлены, чиновники зачищены. Можем уходить, как только Вы будете готовы, - он кивнул на главу отдела.
Перивар побледнел, до него только что дошло, что правила изменились. Роман пару раз поцокал языком. Демарш агента службы прикрытия поломал ему всю игру. Инквизитор планировал аккуратно раскрутить Перивара на его связи среди аристократов, но теперь потерял к этому всякий интерес. Какая может быть интрига, когда это ничтожество сейчас выложит все, лишь бы только остаться в живых. Роман решил плюнуть на чиновника и найти к аристократам свой подход, все равно он в этом мире застрял надолго.
- Вот видишь, Лорд Фольтвиг решил, что такая жадная крыса ему больше не понадобится.
- Нет, нет! Прошу, не надо! - чиновник попятился и упал, запнувшись о шикарный ковер. От него явственно завоняло. - Милость и прощение, инквизитор, милость и прощение!
- М-м-м, хорошо. Ты меня уговорил, Перивар, - инквизитор спрыгнул со стола, несколько раз поднял колени к груди, разминая ноги и поскучневшим голосом, нараспев продолжил. - Да пребудешь ты в свете, ибо я объявляю тебя чистым пред Императором. Доволен?
- Спасибо, спаси... - благодарность чиновника прервал оглушительный выстрел стаббера одного из аколитов.
Роман демонстративно повертел указательными пальцами в ушах.
- Грокс, Зиманн, смени уже фрагову пушку. Бесит.
- Как скажете, инквизитор, - меланхолично ответил лысый, с окладистой седой бородкой человек, пряча звонкий стаббер в кобуру. - Сразу, как доберемся до нашего оружейника.
***
Басовитый гул сирены отражался от стен и ощутимо давил на уши. Роман со своей командой спокойно спускался по широкой лестнице. Они сняли инсигнии, убрали крупное оружие и сейчас мало отличались от тысяч других посетителей этого храма бумагомарателей. Навстречу им, перепрыгивая по нескольку ступенек за раз, бежали медики и пожарные.
- Ах, жалость, бомбу так и не успели обезвредить. Какая трагедия. Эти повстанцы совсем распоясались, - ерничая, негромко заметил Роман.
Его команда тактично хохотнула, поддерживая шутку начальства. После очередного поворота лестницы открылся вид на вестибюль и в животе у Романа поселилось сосущее чувство. Посередине зала стояла фигура, с которой он совсем не хотел пересекаться. Глава минбарцев раздраженно оглядывалась и вертела в руках рукоять их национального оружия, денʼбокк, кажется. Рядом с ней стояла команда из трех, не понять, людей или тоже минбарцев, на головы были накинуты капюшоны. На мгновение у инквизитора появилась надежда, что она не по его душу пришла, но ксенос уже нашла взглядом Романа и стремительно зашагала ему навстречу.
- Вы какого ляда творите, инквизитор?! - минбарка начала говорить как только подошла. Голос был негромкий, но достаточно звонкий, чтобы их в любой момент могли услышать. - И нет, я не про одиннадцатый отдел, этой крысе туда и дорога. Мне...
- Эм, Деленн, да? - Роман прервал тираду минбарки, наклонив голову и показывая знак "брейк". - Давайте-ка отойдем, ну не посередине же зала разговаривать о таких вещах. Не будем беспокоить людей.
На первом этаже здания Администратума было множество небольших приватных кабинетов. Они занимали практически весь периметр центрального зала. Это было удобно и для посетителей, когда нужно было переговорить конфиденциально, так и для чиновников, люди не создавали толпу, а тихо мирно ожидали в своих ячейках. На это даже пласт своих, внутренних шуток образовался. Вот к двери в один из таких кабинетов Роман и повел раздраженную чужачку. Он и Деленн вошли внутрь, а их свиты осталась снаружи, бдить. Тоже весьма характерная картина, аристократы и охрана, типично.
Когда дверь закрылась, Роман наконец-то смог выдохнуть.
- Так что же Вас заставило так на меня накинуться, сатай Деленн? Да, кстати, я...
- Инквизитор Рóман фон Верлорен, знаю.
"Интересно откуда?" - пронеслось в голове у инквизитора.
- В любом случае, - он изобразил вежливую улыбку, - приятно познакомиться.
- А мне нет! Так вот я повторю вопрос, какого ляда Вы творите? За какой надобностью Вы приказали уничтожить "Неудержимое движение" с полком Львов Яронта на борту, а? Скажите мне, инквизитор.
- Деленн, я слышал об этом прискорбном инциденте, но даю слово, я...
- Не делайте из меня дуру, фон Верлорен! "Не имеете отношения", пф, Вы это хотели сказать? Ну конечно, Вы прибываете на планету и тут же один корабль Имперского Флота расстреливает другой и никто не чешется. Только мусорщики тут же прибыли и выкинули останки на газовый гигант. Вы считаете меня настолько тупой?
- Эм, поймите, это внутреннее дело военных, был сигнал, что Львы заражены варпом и...
- Хватит! Я Вам расскажу про варп и заражение. Пока Вы расстреливали корабль, полковник бился с демоном, который, без сомнения, предлагал ему спасение. И пока Вы не ляпнули что-то глупое, демон там появился из-за атаки, а отнюдь не был там заранее. Так вот Максимилиан Фолмэн не бежал, не пытался покинуть корабль в спаскапсуле, он молился, сражался и победил. Фрагова демона! Фраг, да этот человек достоин того, чтобы его канонизировали!
- Эм, эм... - Роману никак не приходило в голову, что сказать в такой ситуации. Все умные мысли как отрубило.
- "Эм, эм", - передразнила Деленн инквизитора, - 11832 гвардейца, 651 член экипажа, 292 пассажира. Почти тринадцать тысяч человек и хороший корабль - вот цена Вашего "эм"! Тринадцать тысяч смертей там, где можно было обойтись всего одной-двумя, если Вы уж так хотели спрятать концы в воду. Мозг включать не пробовали? Назначить козла отпущения и убить его, а не целый полк! Плюс! Корабль! Просто потому, что Вам было лень, мать вашу, лень подумать!
Ксенос перевела дух, а Роман все пытался собраться с мыслями.
- И потом, от кого Вы вообще пытались скрыть связь гвардейцев с Эйнзфестом? От нас? Мне казалось, я достаточно прозрачно намекнула, что в курсе вашей игры. Да, да, я знаю про Лорда Фольтвига, его команду и план с помощью нашего падения поменять расклады в политике внутри Ордосов. Не смотрите квадратными глазами, у нас очень хорошие аналитики.
Минбарка взяла еще одну паузу, но Роман уже не стремился встревать. Он решил дождаться до какого-то вывода и уже на него реагировать.
- В общем так, если вы и дальше собираетесь убивать своих людей только потому, что вам ЛЕНЬ ПОДУМАТЬ, то нам не по пути! Можете так и сказать Лорду Фольтвигу. Если вы продолжите в том же духе, мы предпочтем найти более адекватных партнеров.
- Вы думаете, это вам сойдет с рук? - невольно вырвалось у инквизитора.
- Вы прекрасно знаете, что в данный момент мне сойдет и не то. Да выйди я сейчас на улицу и начни убивать всех подряд - и это бы замяли. Да только я так никогда не поступлю. Потому что у меня есть честь, совесть и мозг, фраг Вас побери! Мозг! Очень советую Вам тоже завести такой орган, невероятно полезно! - сарказм тяжелой волной изливался из голоса минбарки.
- Все! Я сказала все, что хотела. Я не сомневаюсь, что Вам вставят по первое число, так что надеюсь Вас больше не увидеть, - Деленн встала и направилась к двери, перед тем как ее открыть, она повернулась и добавила: - Передайте Лорду, что мы готовы с ним работать. Пока его люди адекватны и думают над своими действиями и их последствиями. Прощайте.
Индра
На постройку первой станции ушло два месяца. Фактически, она была проще, чем призрачная звезда. Основа - сеть квантовых зеркал, я не поскупился и теперь мог переправлять одномоментно экзабайты данных, остальное - излучатель варпа, пси-излучатели, скромные двигатели, генераторы, жилые помещения и много бутафории. В центре станции стояло пафосное ядро, у которого так же пафосно стояли ворлон и Тень, как "операторы". Картинка вышла красивая.
На первых тестах конструкции, я попытался осуществить задумку с "батарейкой" энергии веры. Внешние кольца станции были преобразованы в бесконечную петлю из пси-проводника. Поначалу все работало хорошо, как мне казалось. Энергия стабильно накапливалась, не стремясь самовольно вернуться обратно в сеть корабля, но чем больше проходило времени, тем больше возникало специфических эффектов. Вначале чисто визуальные, свет, искажения, гало, а потом и значительно более серьезные, на уровне фундаментальных физических законов. Я решил не рисковать, "батарейки", если они у меня появятся, будут совершенно отдельным проектом, где-нибудь в глубине космоса, вдали от всех других объектов. А станцию я переделал в чистый излучатель, короткая концентрация энергии опасности не вызывала. Зато теперь мои корабли перестали светиться словно новогодние елки, хвала всем небесам.
Внезапно меня посетила мысль об истинном предназначении Астрономикона. Ведь, если отбросить всю шелуху, это гигантский излучатель энергии веры. Я рассмеялся, вот Император, вот хитрец. То, что признается самым великим его деянием, на самом деле - средс-тво сбро-сить бо-жес-твен-ную "ма-ну", остаться самим собой, а функция варп-маяка - это всего лишь "вто-рич-ная поль-за". Хм, но тог-да за-чем псай-ке-ры? Не для под-питки же. Воз-можно, как пре-дох-ра-ните-ли, чтобы эта сила не разнесла планету или как сифон, насос, высасывающий энергию из Императора в маяк. Если последнее, то требуемое количество псайкеров должно постепенно увеличиваться, нужно будет провентилировать этот вопрос. А так, дос-та-точ-но смеш-но получается, если я прав. Ведь стоит убрать псайкеров и Император возродится, причем именно как тот бог, которым его все представляют. Вселенская ирония.
***
Когда я объявил, что обладатели коммуникаторов Пирамиды смогут, за разумную плату, отправлять текстовые сообщения между собой в пределах двадцати световых лет, а в дальнейшем и на более далекие расстояния, началась вакханалия. Про раскупленный, в очередной раз, весь запас воксов и говорить незачем, но вот дальше - сумасшедший дом. Мои воксы выменивали, воровали, продавали и перепродавали, на одном стихийном аукционе, цена превысила выставленную почти в две тысячи раз. Со ста тысяч, до ста девяноста миллионов орлов. За аппараты даже убивать начали. Пришлось ввести регистрацию аппаратов с четкой привязкой к пользователям и "линией наследования". Параллельно, по всей планете шла реклама, что аппараты выходят десятками тысяч в день, мощности растут и всем хватит.
Окончательно унять истерию помогли сами люди. По всем городам стали стихийно возникать конторы, единственным достоинством которых было наличие моего аппарата. Которым они позволяли пользоваться за приличные деньги, которые, впрочем, могли себе позволить даже люди с очень средним доходом. Мне даже стало немного досадно, что такая мысль не пришла в мою собственную голову. В итоге я тоже присоединился к тенденции, но не стал отбирать хлеб у сообразительных коммерсантов, а пошел в элитный сегмент. В моих салонах можно было передавать звук, фотографии и даже видео, уже за совершенно неприличные суммы, но тут опять, я недооценил силу моды. Первые дни люди рядом с салонами ночевали, чтобы, не дай Император, не пропустить свою очередь.
***
Прошло пару месяцев с небольшим, после открытия первой станции, когда случилось нечто совершенно неожиданное. Для меня, по крайней мере. В систему ничтоже сумняшеся прилетела "Bestia Rapax". У меня виртуально глаза на лоб полезли, Фумис Таргрейв считалась одним из самых осторожных капитанов. Я не верю, что она не знала, кого она похитила и что ее за это ждет, ориентировки на нее висели по всему сектору. Я уже выводил на траверс атаки пару "Звезд", когда позвонила Олара.
- Па, я думаю ты уже заметил нашу гостью и спустил всех собак? Отзови, пожалуйста, - в голосе девушки звучало неприкрытое веселье.
- Эм, Олара, ты не могла бы объяснить, зачем?
- Это я ее вызвала сюда.
Я молчал, ожидая продолжения.
- Ну, нет, так не интересно. Ты должен был фыркать и возмущаться. Ладно. Если в краткой версии, она отслужит нам пятьдесят лет за свои выкрутасы. Я решила, что нам пригодится такой корабль и, главное, такой капитан.
- Пятьдесят? Кхе-кхе. И она согласилась?
- Ну-у, что тут сказать, па, я умею убеждать. Помнится, ты об этом рачительно озаботился. Ладно, пока-пока, мне надо бежать. Фумис скоро прибудет, надо еще все бумажки пересмотреть, подготовить.
- Хорошо, дочка. Скажу одно, ты меня удивила и порадовала. Беги. С меня пряник.
Орбита Зифиоса. Корабль "Bestia Rapax". Олара Сервиус.
Небольшой карт споро нес гостью капитана к центральной части корабля. Вокруг все было вылизано до блеска. В отличие от многих своих коллег, наемница исключительно заботилась о состоянии своей "птички", закупала в оптовых количествах сервиторов, оплачивала визиты команд механикусов, старалась закупать лучшие детали из возможных. Для Фумис это был вопрос необходимости. С её образом жизни, заход в док был явлением крайне редким, а значит у нее должно быть как можно меньше тонких мест, где что-то может выйти из строя из-за недостатка обслуживания или плохого качества материалов. Даже каюты для пленников можно было перепутать с комнатами в хорошем отеле. Олара знала это из первых, как говорится, рук. Она грустно улыбнулась, когда карт проезжал блок, в котором ее содержали. "Как же тогда было все проще", - вздохнула про себя девушка.
Минут десять спустя она прибыла на мостик. Капитан уже ждала ее около центрального тактического гололита. Больше никого в помещении не было. Олара вопросительно подняла бровь и Фумис, нажав пару рун на панели, едва заметно кивнула. Тогда обе девушки вытянули по направлению друг к другу правые руки с развернутой ладонью.
- Во имя Анлаʼшок.
- Во имя Индры, сестра.
Глава 32. Танцы в миражах. Часть 3.
Доброе утро, магос Энерласт.
Вы хорошо выспались на удобной кровати.
Умственная и физическая усталость на минимальном уровне.
Текущее время - 7:30.
Легкая красивая трель мелодии заставки "Системы" уже привычно разбудила Энерласта. По внутреннему экрану ползли, сопровождаемые приятным женским голосом, строчки.
Итоги предыдущего дня:
Задача "Обучение класса МЕ-42 основам классической механики" завершена.
Вознаграждение - 15 единиц репутации.
Вы заработали отдельную благодарность от части учеников. (Нажмите на ссылку, чтобы увидеть полный список).
Бонус - +3.7 единиц.
Вознаграждение за прочие задачи - 9.0 единиц.
Репутация всего - 8071.3 - +27.7
Физические параметры:
Сила - 61.91 - +0.07
Выносливость - 131.10 - -0.03
Ловкость - 29.11 - +0.12...
- Закрыть все. Текущие задачи, - магос уже успел пробежаться глазами до конца списка.
Энерласт поднялся с кровати и приступил к зарядке. Он не был любителем физических упражнений, но вот "+0.001 к Силе", пролетающие перед глазами каждые пару минут, грели душу безмерно. Как и удручал обратный процесс, когда он забывал о разминке. Многие механикусы, ради единовременной прибавки к характеристикам, ставили импланты, бездумно тратя свои единицы репутации, которые как-то незаметно превратились в своеобразную валюту среди почитателей Омниссии. Но тогда они теряли этот затягивающий процесс, плюсики растущих параметров. Вдобавок, это серьезно портило показатель эстетики. Можно было, правда, поставить импланты из лайста, "живого" пластика, или пойти на поклон к биологусам, но первое стоило просто неприлично дорого, а второе вызывало у Энерласта подсознательное отторжение. Так что магос предпочитал естественный процесс, по крайней мере пока.
Список текущих задач:
1. "Восстановление отряда боевых сервиторов ДХ-15". Заказчик - полк скитариев "Апостол-01". Вознаграждение - 80 единиц. Восстановлено сервиторов - 14/20. Значительное опережение графика, бонус - +5 единиц. При сохранении текущего темпа выполнения задачи, итоговый бонус - +15 единиц.
2. "Участие в общей молитве". Заказчик - Магос Профайф, часовня АрСМ01-009. Напоминаем, Вы уже четыре раза подряд игнорировали задачи от часовен Омниссии.
3. "Проект Борей". Вознаграждение - 600 единиц. Ориентировочная оценка готовности - 43.1 процента.
Напоминаем, времени до завершение задачи "Проект Борей" - 18.2 дней.
Желаете продлить срок (стоимость - 50 единиц)?
Магос отказался от предложения. Пусть ему и придется немного поработать сверхурочно, но пятьдесят единиц репутации - слишком большая цена за спокойствие.
Напоминания:
1. Вы собирались посетить дискуссионный форум "Роль 'Системы' в повышении продуктивности общества" в 19:50.
2. Отдел здорового питания сообщает: в Вашем рационе не хватает...
- Закрыть. Отметить все уведомления как прочитанные.
Энерласта раздражала навязчивость выскочивших, словно грибы после дождя, "социальных служб". Он и без них мог разобраться с тем, что и когда ему нужно. Жил же он без них уже без малого три сотни лет.
На внутреннем экране осталось мигать одно сообщение. Магос раскрыл его, заранее подозревая, что увиденное ему не понравится.
Новая задача "Участие в делегации на встрече с представителями Адептус Астартес". Роль - технический специалист по геологии и добыче полезных ископаемых. Заказчик - магос-надзиратель Раствайп. Время начала - 17:20. Приблизительная оценка длительности - 72 часа.
Вознаграждение - 300 единиц.
Желаете принять задачу?
Руна отказа была затемнена.
- Дамне, стултуло! - в сердцах выругался Энерласт на родном языке.
***
Челнок неторопливо выходил на глиссаду к посадочной площадке на боевой барже "Гнев праведных". Энерласт наметанным глазом отмечал продвинутые дефлекторы щитов, прочную броню класса "погибель варпа" и мощные оружейные порты. Эта баржа могла в одиночку выстоять против немалых размеров флота. И корабль буквально сверкал. Свет звезд играл на ровных серебристых гранях и блестящие золотые буквы литаний покрывали каждую из них. Это был первый раз, когда магос встречал настолько чистое и аккуратное судно.
Пока лифт мчал их делегацию куда-то в центр корабля, Раствайп давал последние инструкции своим подчиненным. Говорил он при этом исключительно на местном диалекте Техно-лингвы.
- Запомните, не задавайте им никаких вопросов. Вообще молчите, пока к вам не обратятся. Эти Астартес не шутят. У любого из них есть право уничтожить всех нас просто по прихоти. Сами соображайте, откуда такие полномочия. И молчите о своих догадках. До меня доходили некоторые слухи и они, поверьте, неприятны.
- Зачем, в таком случае, мы вообще связались с ними? - Энерласт искренне недоумевал, зачем искать себе проблемы там, где их можно весьма просто избежать.
- У нас нет других вариантов. На таком сокровище мы, в любом случае, не усидим без поддержки, а эти "ребята" - первые в очереди на него. И еще, они - поголовно псайкеры. Боевого направления, но все же. Держите мысли под контролем, лингва в помощь.
Двери лифта открылись в полупустое и холодное помещение. Грозные лики Императора и многочисленные черепа взирали со стен на вошедших. Впереди стояло пятеро десантников. Все как один в серебристой броне, столь отвечающей стилю всего корабля, с примкнутыми шлемами. Единственными цветными пятнами были горящие голубым глаза и выбитые в центре нагрудников бордово-золотые инсигнии. Ордо Маллеус, охотники на демонов. Что же, это объясняло их интерес к Реторте.
- Приветствую Вас, капитан Тор.
- Здравствуй, магос.
- Позвольте представить, лекс-магос Люмарманн, магос Энерласт и магос Тур деʼГора.
Раствайп продолжал говорить, но Энерласт уже не слышал разговор, обратив все свое внимание на ряд появившихся окошек.
Внимание! Количество лично известных Вам представителей власти достигло 100 человек. Открыто достижение "В высших кругах", ур.3. Бонус - 15 единиц.
Для достижения следующего уровня заведите знакомство с 300 людьми класса Эпсилон+.
Доступна 1 новая способность: "Социальный анализ" ур.1.
Желаете посмотреть подробное описание?
Уже предвкушая, Энерласт подтвердил показ справки.
"Социальный анализ", активная способность. При применении, эта способность оценивает следующие параметры: социальное положение, связи подчиненности, возможное происхождение, прочие... (нажмите на ссылку, чтобы увидеть полный список) из всех доступных "Системе" источников и выводит в общих отчет. От уровня способности зависит количество информации и затраты на применение.
Текущие затраты на применение: 20 зеттакопс. Время отката: 1 минута. Вам доступна информация вплоть до Красного уровня секретности по Имперской классификации.
Стоимость - 300 единиц. Желаете приобрести?
Естественно, Энерласт нажал "да". Дело было даже не в конкретной пользе, "Система" слишком редко дарила возможность получить новые способности, чтобы упускать ее, собственно магос видел подобную надпись только второй раз. Обладание же дарами от "Системы" означало престиж, ценимый очень многими механикусами.
Внимание! Необходимо расширение подключения к центральному вычислительному центру "Системы" до уровня Тэта+.
Внимание! Этот уровень подключения на данный момент для Вас недоступен.
Ожидайте, идет оценка... Уровень подключения Тэта разблокирован.
Стоимость - 8000 (5000 * 1.6 коэффициент раннего доступа) единиц. Желаете приобрести?
Энерласт торопливо нажал руну подтверждения, словно боясь опоздать. Ему было уже плевать на "Социальный анализ", на него уже не хватало единиц, но одно это расширение окупало все. Цена была запредельной, Энерласт потратил почти до дна все свои накопления с начала работы "Системы", а ведь он был двадцать третьим, ну хорошо, двадцать четвертым по квалификации и заработкам среди шестнадцати миллионов механикусов в системе Аралузы. Конечно, следовало обождать, хотя бы до окончания встречи и работ по сервиторам, но Энерласт не хотел терять ни секунды лишней. Он только радовался, что единиц хватило. Ведь "Тэта", "Тэта" - это была его мечта. Тут и доступ к новым уровням библиотеки, и статус, и ширина канала, и вычислительная мощность, и многое другое. А главное, у пользователей Тэта+ словно появлялся виртуальный двойник, который все делал так, как сделал бы сам магос. И ему можно было поручить все рутинные задачи, оставляя самому магосу чистое творчество. Это было одно из самых больших чудес "Системы" и теперь Энерласт присоединился к узкому клубу обладателей этого дара. Закончить тот же "Борей" теперь - безделица.
Внезапно перед взором магоса во всю ширину виртуального экрана выскочило предупреждение. Оказывается, пока он отключился, ему успели задать вопрос. Времени вникать в суть у Энерласта не было и он прочитал то, что "Система" вывела с тегом "субпоток".
- Около двух тонн в день. Не больше. Добывать возможно только ручным способом, а люди там долго не выдерживают. Сервиторы, предвосхищая вопрос, тоже не вариант, на поверхности они умирают еще до того, как добудут первый кристалл.
Его двойник только что спас его от весьма неприятной ситуации. Энерласт внутренне усмехнулся, он только успел приобрести способность, а она уже сработала. "Славься 'Система'!" - прошептал про себя магос.
- Так нагоните больше людей! Пандора не станет ждать!
- Плохая идея, капитан, - ответил Раствайп со своей неизменной улыбкой. - Ваши же коллеги ограничили нас в контингенте. "Чем больше людей, тем больше риск раскрытия". В чем-то они правы. К тому же, у нас все равно нет материалов на обработку более, чем полутора тонн в день. Без изоляции вы не сможете их использовать.
- Ты сильно недооцениваешь нас, шестеренка.
- Нет. Это вы недооцениваете кан-воиды. Стограммового кристалла достаточно, чтобы вывести из строя псайкера уровня Бета, окажись тот в радиусе пары метров.
Космодесантники переглянулись.
- Ты не лжешь, магос? Доставленные образцы были намного слабее.
- Так было, капитан Тор. После победы над демоном концентрация ауры пустоты постоянно росла и только недавно стабилизировалось, впрочем - Раствайп позволил иронии немного просочиться в его голос, - мы захватили несколько кристаллов, можете оценить их силу сами.
Глава 33. Танцы в миражах. Часть 4.
Система Пандора. Планета Пифос.
Земля смердела, вокруг, куда ни кинь взгляд, торчали опаленные остовы деревьев и грязно-бурые пятна папоротников. Небо расчертили черные столпы дыма от падающих небесных барж и инверсионные следы десантных капсул. Беспрестанная канонада артиллерии и орбитальных бомбардировок раскололи скалы и сейчас те истекали пламенной кровью планеты, завершая картину апокалипсиса.
Впрочем, окружающие пейзажи были последним, что сейчас заботило огромную фигуру в громоздком демоническом доспехе. Огромную, даже по сравнению с остальными десантниками Хаоса. Еще несколько дней назад Абаддон Разоритель победоносным маршем шел вперед, сокрушая слуг Трупа-на-троне. Прислушавшись к голосам провидцев, всполошенных неясной тенью в варпе, он взял с собой в несколько раз больше войск, чем намеревался вначале. Пришлось оголить кое-где фронт, отменить несколько важных операций, но это себя оправдало. Поначалу. Силы Абаддона окровавленным топором вонзились в тушу защитников планеты, открывая путь к Подземелью Проклятых и другому, главному призу. Печати были сорваны, портал открыт, пленник Изумрудной Пещеры возродился и наводнял ужасом сердца противников, флот Астартес разбит, а Азраил и Калдор под натиском бесчисленных орд демонов были вынуждены отступить в горные убежища, откуда совершали мелкие партизанские налеты. Пусть изначально Абаддон не намеревался оставаться на Пифосе надолго, столь оглушительный успех заставил его подумать о пересмотре своих планов.
Но все изменилось с прибытием "Гнева пра-вед-ных", боевой баржи Серых Рыцарей. Баржа и сама по себе являлась могущественным кораблем, а пришла она отнюдь не без свиты. Новые силы врага быстро изменили расклад в космической битве. Корсаров и флот Абаддона выдавили в Адамантовый пояс, где те хоть и чувствовали себя относительно в безопасности, но выйти и поддержать войска на планете уже не могли.
Убедившись, что ситуация вскоре не изменится, десантные корабли лоялистов устремились к поверхности. В общей сложности семь полков Гвардии и два Братства Серых Рыцарей высадились для поддержки загнанных в угол собратьев. Казалось, что это есть на фоне миллионов воинов Хаоса? Мелочь, не более. Но прибывшие принесли с собой оружие, которого еще не видели последователи Четверки.
Первыми вперед выступили терминаторы с огромными и толстыми щитами, в центре которых торчал длинный ствол. Залпы этих орудий производили поистине опустошительный эффект на последователей Хаоса. Даже просто пролетая мимо, снаряды испепеляли мелких демонов, а крупных заставляли выть от боли и бежать без оглядки, лелея незаживающие раны. Что до целей, куда снаряды были нацелены... не выживал никто из затронутых варпом.
Когда войска спустились с гор на равнины и в джунгли, терминаторов на переднем крае сменили переделки из Химер-миноискателей. Вместо обычных катков, на длинные щупы были насажены сферы из голубоватого металла. Как только войска сблизились, эти сферы раскрылись, являя миру большие друзы отвратительно черных кристаллов. В радиусе полусотни метров любой демон сгорал в доли секунды, любое колдовство рассеивалось и даже прорывы варпа и порталы таяли словно воск над пламенем.
Теперь Мастер Войны вынужден даже не отступать, а бежать. Бежать десятикратно быстрее, чем перед этим наступал. Это был не первый раз, когда Абаддон проигрывал, но первый, когда он ощущал такое бессилие и даже страх. С коротким яростным рыком, он схватил пробегающего мимо культиста. Пули из выроненного короба золотым потоком пролились под ноги Разорителю. Тело незадачливого человека затрещало в чудовищно сильных руках, сминаясь и превращаясь в ком окровавленной плоти. Как ни странно, хаосит был все еще жив, хотя и сомнительно, что он был рад этому обстоятельству. Абаддон кивнул одному из своих колдунов и тот всадил длинную красную молнию в мясной снаряд в руках своего командира. Повинуясь силе могучих мышц импровизированная граната по широкой дуге полетела в сторону позиций противника. Пролетев две трети пути она взорвалась, образуя широко раскинувшийся занавес из окутанной варпом плоти. Мгновение провисев, этот занавес рухнул, прожигая в земле широкую и бездонную расселину. Земля все продолжала рушиться, наступая на позиции Серых и те были вынуждены отойти. До сих пор подобные трюки были единственным, что хоть как-то останавливало противников с их мерзкой силой.
Вспышка интуиции заставила Абаддона метнуться в сторону и использовать одного из своих десантников как щит. Поднятое за ранец тело задергалось, принимая в себя болты предназначавшиеся Мастеру Войны. Руку стало немилосердно жечь и Абаддон отшвырнул быстро разлагающийся труп в сторону врагов. "Как из-под земли вынырнули, мрази. Проклятье! Конечно из-под земли!", - внутренний монолог не помешал Абаддону откатиться за укрытие. Вокруг, под массированным огнем погибали остатки его войск, казалось все кончено, выхода нет.
Взгляд Абаддона упал на закрытый синтитканью прицеп. В нем находился "Адский камень", древний артефакт, с помощью которого его подчиненные сняли первую печать с Подземелий. На лицо Мастера Войны наползла кривая усмешка. Пусть кинжал, которым можно было управлять камнем был утерян, у него имелся "инструмент" не хуже. Абаддон метнулся к прицепу, на бегу доставая свой меч, Драхʼниен, и со всего маха вонзил его в камень.
Артефакт раскололся и осыпался мелким крошевом, оставив гореть в воздухе цепочки разноцветных рун. Мощнейший поток варпа ринулся от останков камня свиваясь в огромную воронку. Серых Рыцарей пришедших по голову Абаддона отбросило словно слепых кутят, нескольким удалось удержаться на пару секунд дольше, держась за воткнутые в землю мечи, но очередная волна вырвала их вместе с кусками поверхности и вышвырнула вслед за остальными. На планете рождался вихрь варпа. Алые молнии с отвратительным шелестом перепрыгивали от выступа к выступу, энергия Имматериума, обретя физическое воплощение, лилась широкими реками, захватывая и преобразуя землю причудливым и непредсказуемым образом, миллионы голосов шептали, обещая, умоляя, требуя, прося, воздух наполнили фантомы тварей, что скоро явятся сюда во плоти. Этот мир был обречен.
Абаддон хохотал. Он и останки некогда многочисленной армии стояли в оке урагана, нетронутые могучей силой. Небрежным жестом Абаддон открыл портал.
- До скорой встречи, рабы Трупа! - прогрохотал хриплый голос над планетой.
***
Сегментум Обскурус, неизвестная планета
Когда Абаддона нашли представители эльдар, он был удивлен. Всем была известна ненависть и презрение Мастера Войны к ошметкам правившей когда-то галактикой расы, да и их прямое обращение к представителям сил Хаоса тоже вызывало вопросы. А когда он узнал, что эльдары предлагают, удивление возросло многократно. На их стороне весов лежала пара людских псайкеров уровня Бэта и труп недавно погибшего Серого Рыцаря, в стазисе. Более чем сладкий приз. Появлялась возможность задобрить Принца удовольствий после фиаско на Пифосе и заплатить Фабию Байлу.
Встречу назначили на одной из безжизненных планет в отдаленной системе. Достоинство у планеты было только одно, она обладала пригодной для дыхания атмосферой. Серая, не нарушаемая ничем, равнина тянулась от горизонта до горизонта. Две группы, примерно равные по силе, стояли друг напротив друга. Эльдарам даже позволили небольшое преимущество.
Абаддон восседал на принесенном для него слугами троне и наблюдал свысока за переговорами, которые от его имени вел один из подчиненных ему капитанов космодесантников. Ситуация раздражала. Множество оговорок, пустых слов, нелепых требований, длинноухие словно специально выводили мастера войны из себя. С какого бы искусственного мира эти эльдары ни пришли, они явно не понимали с кем имеют дело. Надменные и самонадеянные юнцы. Как и их лидер, "Элиеф", ха. На протяжении тысячелетий Абаддон достаточно нахватался эльдарских диалектов, чтобы прекрасно понимать как значение имени, так и то, о чем длинноухие болтали между собой. Минут через десять ему надоели словопрения глупцов.
- И третье, мы желаем получить Руку Иши. Сейчас она в...
- Хватит! - окрик и удар ладонью прозвучали словно выстрел. Убедившись, что взгляды эльдар прикованы к нему, он продолжил. - Знаешь, в чем ты ошибся, масочник?
- Что? О че...
- Первое - ты меня разозлил, ксенос. И второе - ты пришел сюда с товаром.
Абаддон отдал незаметный приказ и земля рядом с эльдарами взорвалась, изрыгая из себя одетые в шипастую броню фигуры. Мастер войны никогда не считал зазорным учиться у врага. Эльдары мгновенно оказались окружены и теперь каждому из них в лицо смотрели дула нескольких орудий. Два еретеха без промедления подскочили к псайкерам и споро сменили ошейники с рунами на более грубые аналоги исписанные символами Хаоса. Псайкеров увели и шестеренки вместе с апотекарием занялись капсулой.
- Вот видишь, ксенос, мне больше не нужны твои "услуги". Но вот ты сам пригодишься. Принц Соблазна будет рад получить свою сладость, прямо в руки, с пылу, с жару. Или может вы предпочтете компанию Фабия?
В глазах эльдаров плескался ужас, они беззвучно переглядывались, словно не веря, что происходящее реально. А Абаддон наслаждался каждым мгновением ситуации.
- Отпусти, мы заплатим! Мы заплатим! Линзы Ваула! - истерически воскликнул Элиеф.
Абаддон привстал на троне, вцепившись в подлокотники и вперил взгляд сузившихся глаз в эльдара.
- Откуда? Говори ксенос или я начну вырывать сердца твоих братьев прямо у тебя на глазах!
- С обломков Талисманов и Убийцы Планет. Мы успели прежде остальных. Знали, что искать, - торопливо выплюнул Элиеф.
- Надо же, какие молодцы, - Абаддон с тяжелым лязгом опустился обратно и небрежно махнул рукой. - Ты заинтересовал меня, ксенос. Продолжай.
- По одной за двух эльдар, - Элиеф одернул одеяние и попытался предать себе значительный вид. - Я готов отдать по одной за двух эльдар.
- Ха, - Абаддон хлопнул по наколеннику. - Хорошо, ксенос, тащи. И поторопись, а то твои братья и сестры могут и не выдержать нашей компании.
Помещение охватил жестокий смех из нескольких десятков луженых глоток. Абаддон махнул рукой и десантники расступились, пропуская лидера эльдар к челноку.
Во второй раз Элиеф был уже осторожнее, каждый раз прилетая всего с несколькими линзами за раз. Абаддон пытался поднять цену, но ксенос неожиданно уперся. Пришлось забрать часть "товара" у Красных Корсаров. Впрочем это того стоило.
Абаддон с удовольствием смотрел на россыпь янтарных капель лежащих на белой шелковой ткани. Скоро, очень скоро "Убийца Планет" вновь встанет в строй. Гораздо быстрее, чем того ожидают приспешники Трупа-на-Троне. В этот раз Терра падет, как и было предсказано!
Зифиос. Администратум.
На сей раз компанию Оларе у Люксано составила кукла ГʼКара. Редкий случай выхода этой моей аватары в люди, я старался не дергать кота за хвост и не светить попусту оранжево-черными макушками нарнов.
Мы весьма мило сидели за малым столиком и наслаждались прекрасно приготовленным рекафом. Люксано умело разделял внимание между нами. Успевал и с Оларой обсудить рабочие моменты и меня расспросить о "днях былых". И все это в столь непринужденной и легкой атмосфере, что я просто наслаждался. Есть что перенять у этого человека. Собственно, мне фантастически везло в этом смысле, талантливых людей вокруг меня было до невозможности много. Нортэн и Хундер - гении по тактике, Эманс - дипломат, детектив и юрист, Когсворн и Раствайп - отличные ученые, инженеры и администраторы. А еще Кайафас, Анотатор, Калмаэль, София и многие, многие другие. Все они блистали выдающимися способностями. Не знаю, варп тому причиной, продолжительность жизни, или это просто моя удача. Скорее всего сочетание всего. Глядя на них в голове неизменно всплывала знаменитая фраза вождя мирового пролетариата, та что "учиться, учиться и еще раз учиться". И я с удовольствием учился, потому что люди эти были не только талантливыми, но и интересными.
- Лорд Аурумкрат, лорд Кре-он, гла-ва кла-на Майрон настаивает на аудиенции, - ожил вокс на офисном столе.
Люксано насмешливо посмотрел на нас. Я развел руки, покачав головой, Олара пожала плечами.
- Пропусти его, Гремма.
Креон, как и в прошлый раз не вошел, а буквально ворвался в кабинет.
- Здравствуй, Люксано. У меня к тебе...
И история повторилась, Креон застыл, увидев, кто сидит за столиком рядом с главой Администратума. С другой стороны, он скорее изображал удивление, чем реально испытывал таковое. Лицедей из Креона был так себе.
- Ну, здравствуй! Наслаждаешься итогами аферы? - Креон говорил относительно спокойно, но налившиеся кровью глаза хорошо показывали степень его бешенства.
- Креон, неужели ты думаешь, что мой кабинет - это лучшее место для подобных сцен? - Люксано улыбнулся уголками губ.
Образовалась неловкая пауза. Для Креона неловкая, мы же воспользовались ей, чтобы отпить по глотку исходящего паром напитка.
- Люксано, если ты не против, пусть, все же выскажется. Не зря же человек сюда пришел, - разорвал я тишину. Ирония просто ядом сочилась из моего голоса. - Вдруг мы действительно с ним несправедливо поступили.
Креон раздраженно зыркнул в мою сторону, но говорить предпочел все же с Оларой.
- Ты! Обманом вынудила меня отдать компанию и огромную сумму, как раз перед открытием межзвездной связи. Поздравляю. После такого фиаско, мне недолго осталось в лордах.
- Не впечатляет, лорд Креон, - Олара стала накручивать локон на палец. - Вы прекрасно понимаете, что ваши аппараты никто бы в новую сеть не пустил. Как минимум десять лет, по Кринландскому положению от М36. Конечно, могли бы вмешаться механикусы, но, вот беда, с ними у нас полное взаимопонимание. Получив компанию обратно, мы всего лишь избавились от головной боли рекламной кампании по смене бренда. И все. К тому же, даже позволь мы чужим аппаратам отправлять сообщения в межзвездную сеть, а мы собираемся это сделать, через пару лет, как только снимем самые сливки - абонентская плата все равно пойдет нам, а не кому-то еще. Эрго - никакого обмана не было.
- Не меняет того факта, что продажи взлетели бы до небес. Из-за тебя мы лишились огромных денег, - Креон наконец-то перестал торчать столбом и уселся в кресло.
- Вина исключительно Ваша собственная. И я даже не буду расписывать почему.
У Креона дрогнули уголки губ. Ого, а вот это интересно.
- Хочешь сказать, что справилась бы лучше?
- Конечно. Меня очень, м-м-м, - Олара лучезарно улыбнулась, - тщательно учили.
Интересно, она заметила ловушку и сознательно туда идет, или нет?
- Вот как. Может тогда и попробуете сами? - Креон снял с шеи медальон главы клана и, изобразив поклон, положил перед девушкой. - Прошу, станьте нашим Лордом, Олара Сервиус.
Какой превосходный жест, захотелось поаплодировать. Вот только глава клана не имел права единолично назначать преемника. Это означало, что решение обдуманное и уже одобренное, а не спонтанный результат отходняка от вспышки ярости. Я догадывался, нет, знал, почему Майроны решились на этот шаг, про тонкие места этого предложения мне тоже было известно, но интересовало, как справится Олара, а потому не вмешивался.
- Нет, Лорд Креон. Правит в Вашем клане совет старейшин. Лорд, в лучшем случае - это кризис-менеджер и главный исполнитель. Меня не устраивает такая позиция.
- Понимаю. Что же, в таком случае, у меня есть другое предложение, - сделал очередной ход Креон. - Как Вы смотрите на образование своего клана? Я найду еще четыре голоса и мы станем вашим вассальным кланом. Думаю у Вас уже проскальзывала эта мысль, но останавливало то, что вы станете обязаны Капмунам и их союзникам. А так мы возьмем все на себя.
Олара взяла в руки чашку, прикрыла глаза и делала вид, что наслаждается напитком, но я видел, что она в бешеном темпе просматривает документы и донесения по Майронам и отношениям между кланами. Наконец, ее певучий, хорошо поставленный многочисленными учителями, голосок разбил тишину.
- Ллойсон и Ллойсон, да? Так-так. Сроки поджимают, у союзников ситуация не лучше вашей или же они просят столько, что проще распустить клан. А пойти на реструктуризацию - необратимо потерять лицо и статус, что делает саму идею бессмысленной. В свою очередь клан-сюзерен отвечает за долги вассала. В итоге - отсрочка и бесплатный кредит, за наш счет, да еще и с некоторой перспективой невозврата. А взамен - дань в конце года. Очень незначительная. Учитывая разницу в статусе кланов, это будет сколько? От одного до полутора процентов от выручки? Мило.
С каждым словом Креон мрачнел. Олара встала на ноги и стала прохаживаться вдоль книжных полок кабинета, размышляя и нежными движениями трогая некоторые корешки. Если бы Креон обратил внимание на то, каким книгам девушка отдала предпочтение, то он уже знал бы ответ, как и кое-что другое, но он был слишком погружен в свои переживания. А вот Люксано все подметил и сейчас прятал улыбку за чашкой.
- Я согласна, лорд, - девушка говорила мягко и слега отстраненно. - Даже больше, я готова немедленно связаться с Ллойсонами и решить Вашу, - она сделала неопределенный жест рукой, - маленькую проблему.
Я был горд, без дураков. Изящно и коварно. Вон как Креон напрягся, пытаясь просчитать, где же ловушка, а то, что она есть, он не сомневался. Казалось, у него сейчас дым пойдет из ушей. В конце концов Креон обмяк в кресле и, похоже, смирился, он понимал, что выбор у него весьма небольшой, между ужасно и возможно ужасно. В крайнем случае он терял клан, что и так произошло бы, не проверни он этот гамбит.
- Благодарю, - сказал он наконец. - И как же Вы назовете свой клан?
- Оставлю свою фамилию, Сервиус. Ведь наша цель - служить людям.
Олара оправила складки воображаемого пышного платья, она была в брючном костюме, и сделала глубокий реверанс.
- Хо-хо, великолепно, Леди Сервиус, - Люксано изобразил несколько хлопков. И продолжил, добавив стали в голос, - Я надеюсь, Лорд Креон, что ничто не помешает вашему клану в становлении вассалами Сервиусов.
000.961М41
Дела в последнее время шли хорошо, даже замечательно. Я на глазах обрастал "шерстью", как фигурально, так и эзотерически, нитями варпа.
Сигналы с Терры поступали обнадеживающие, окончательное решение обещали в ближайшие три-пять лет. Невероятная скорость для галактических размеров бюрократии.
Объявление нового клана и инаугурация прошли, по понятным причинам, без особого шума для широкой публики. Правда Оларе хватило и тех приемов, что были проведены среди "своих", в смысле, знати высшего уровня. Глядя, как она растекается в руках служанок, после дня полного балов, частных визитов и многословных поздравлений, невольная улыбка сама собой наползала на лицо. На лица, точнее.
Основным составом клана стали соплеменники Олары и самые верные из работников здесь, на планете. Под штаб-квартиру был куплен квартал на верхнем уровне Орокриса. Немного не по статусу, но все понимали, что за ним дело не станет.
В "семью" весьма быстро влилось еще шесть кланов, четыре, как и Майроны, "за долги", два оставшихся - видя перспективы для себя. Поступали и другие предложения, но они были отвергнуты, Оларе не нужны в вассалах откровенно нечистоплотные люди.
С серьезным фирмами во владении, каким-то просто невообразимым количеством денег и семью кланами-вассалами Сервиусы получали хороший задел на вхождение в Золотой Круг. А внеочередной собор, из-за смены статуса сектора, намечался уже в следующем году. В этом и заключалась ловушка для любителей дармовщины, с таким прыжком уровня клана-сюзерена размер дани, как и зависимость вассалов возрастали многократно. Странно, что Майроны все еще не поняли этого и не высказывают беспокойства. Ведь еще совсем немного и все, птичке не вырваться из тенет.
От механикусов за "систему" и технологии, помимо прочего, мне достались две планетные системы, в разных субсекторах. Необитаемые, но с большим запасом полезных ископаемых. Нет, всем было понятно, конечно, что у меня давно уже есть заводы и комплексы на неучтенных планетах. Странно было бы, если бы они отсутствовали, учитывая всю мою строительную технику. Но одно дело работать в тени и совсем другое - официально. Думаю, Империум хочет посмотреть, что я буду делать, плюс дать мне точку концентрации, что полезно во многих отношениях.
Оправдывая ожидания, планетами я занялся весьма плотно. Уже стоят дома для нескольких десятков миллионов людей, шахты, заводы и вся сопутствующая инфраструктура. Построено из моих материалов, но в имперском стиле, со всей этой готикой, огромными статуями, черепами и аквиллами на всех ровных поверхностях. С населением пока не сложилось, по сотне тысяч на планету - это капля в море. Как-то странно было смотреть, как люди ютятся поближе друг к другу посреди больших и пустых городов. Для полного антуража недоставало только музыки Морриконе на улицах.
Официальные службы тоже не спешили обзавестись представительствами и меня это слегка беспокоит, но тут дело скорее в статусе. Одно дело - обитаемый мир, совсем другое - мир-шахта. Вдобавок, для первой категории нужен генерал-губернатор или магос-надзиратель, как минимум, а здесь выходит казус.
С открытием второй станции был очередной бум. Первая "почти мгновенная", я специально делал довольно большой лаг, и относительно доступная дальняя галактическая связь. Сняв первые сливки, мы с Оларой отдали салоны связи в управление Майронам, пусть отъедятся. Те буквально ошалели от такой щедрости. Шаг привлек существенное внимание у нейтралов и несколько кланов пришли на поклон, но по политическим причинам мы ограничивались союзными договорами.
Вслед случилась некоторая сумятица, когда заявились Ультрамарины и весьма ультимативно потребовали "кинуть ветку" к ним в их царство. Хвала всем небесам, получилось переключить фокус ответственности на Адептус Терра и Инквизицию. Из разряда "я ксенос маленький, что скажут, то и делаю". Бои в Администратуме и Красном вороне с тех пор шли нешуточные. Делегации сновали по официальным зданиям буквально каждый день. Но все склонялось к тому, что обладателей радикально синей брони отправят в пешее путешествие... к Лордам Терры. Пусть бодаются с теми у кого лоб покрепче.
Адептусы Терра и Механикусы не раз третировали меня на счет раскрытия самой технологии связи. И разумеется я не мог этого сделать. Вся моя сеть кукол, кораблей и даже коммуникаций внутри моего тела держалась на ней. Давать Империуму такое оружие против себя было просто невообразимо глупо.
На станции ученых и наблюдателей я пускал свободно. Все равно, в момент передачи пакета, вся структура станции настолько плотно наливалась энергией веры, что любые приборы отказывались разбирать что-то в таком месиве сигналов. Промучившись около полугода служители науки, бумаги и цифры подняли руки и вновь обратили свое внимание на меня. На сей раз с требованием показать зародыши.
Посмотрев на плотные фрактальные узоры восьмиметровых шаров, почти полностью составленных из семян пси-пластика, и просветив их всеми доступными ауспексами, шестеренки все же согласились не ломать устройства, которые не понимают чуть более, чем полностью.
Следом их охватила идея заставить меня самого провести реверсинженеринг станций. На что я спросил: "Вы готовы потерять пару станций, больше четверти диапазона, ради эфемерного шанса получить технологию?". Тут уже вмешались силы из других епархий, наложив вето на такие решения, их не вдохновлял пример неуемных энтузиастов от науки, бесцельно разрушивших одни из пар врат в центре галактики. В ответ, я немного успокоил ученых сказав, что и сам плотно занимаюсь этим вопросом и в течении пары-тройки десятков лет у меня будет решение.
Дабы не быть голословным и осуществить обещанное, я отправил несколько экспедиций на поиски той твари тиранидов, что генерировала луч варп-связи. Если удастся повторить эффект, я смогу дать Империуму грубую, но эффективную "реплику" своей технологии связи.
Это из того, что было на поверхности. А под ней, я уже контролировал планеты половины сектора. Куклы, фирмы, знание об экономической обстановке, собственные навигаторы - все это позволяло получать сумасшедшие прибыли и влияние. Фактически, сейчас игра в ксеносов стала уже именно "игрой". Провалится эксперимент - жалко, но потери будут, на общем фоне, небольшими.
Прикладная наука тоже не стояла на месте. Один из главных успехов - наконец-то удалось сделать идеальную куклу. На 99.99% соответствующую настоящему человеку, необнаружимую никакими сканерами, даже псайкеров удалось обманывать. Естественно, я тут же заменил своих марионеток в ключевых местах на новые версии. Путь в Гвардию и Администратум был открыт.
В остальном серьезных прорывов не было. Там пару процентов мощности в плюс, здесь потребление на полтора процента в минус, где-то чуть лучшая компоновка и так далее. Никаких откровений, но все это вместе позволило создать новый тип корабля.
Судно в полтора километра длиной смотрелось елочной игрушкой. Вперед вынесен бронированный нос, напоминающий таран у Имперцев, хотя на деле за пластинами из адамантиума скрывался главный эффектор щита. Поле вуалью окутывало корабль, сзади напряженность падала, но при его маневренности, это не должно было стать проблемой. Пара лансов и излучателей частиц острыми копьями выступали из корпуса сразу за носом. Следом шли кольца накачки, сенсоры и силовые эффекторы, плавно перетекая в основной корпус, щерившийся в окружающую пустоту портами торпедных и ракетных шахт. Венчала корабль ажурная конструкция из эльдарских парусов, дополнительный пассивный реактор и маскировка для системы связи.
Судно получилось исключительно для космоса, даже в атмосферу входить на нем было нежелательно. Зато в космосе это была полностью автономная, быстрая, хорошо защищенная и вооруженная "Акула".
***
С новыми кораблем я получил возможность исполнить давно данное обещание. Мы с Бриесанн стояли на галерее опоясывающей купол над верхним садом. Вектор гравитации был направлен параллельно прозрачной поверхности и перед нами словно раскинулось бездонное окно в космос.
За куполом, подсвеченный прожекторами, выполнял полетные эволюции первый корабль из серии.
- Ну как, нравится "Принцесса"?
Если поставить корабль "на попа", получалось действительно похоже на женскую фигурку в пышном платье, хоть я этого и не задумывал.
- Да, красавица, - эльдарка буквально прилипла к стеклу.
- Пара-па-пам, - забарабанил я пальцами по иллюминатору, - она твоя.
- Что? Но... А-ка... Ох.
- Ну ничего, ничего капитан Бриесанн. Держи ключ, - я всунул в руки эльдарки фигурно вырезанную прозрачную пластину и шутливо отдал честь, - осваивайся.
- Но-но-но, но что мне делать?
- Ну-ну-ну, ну мне кто-то уже давно все уши прожужжал, что хочет посмотреть всю галактику. Так что вот тебе приказ - отправляйся к далеким звездам, ищи чудеса и приключения на свои вторые девяносто, - я хлопнул девушку по обозначенной части тела.
- А как же Наʼтот? - Бриесанн нахмурилась.
- Ну ты же не думала, что я упущу возможность отдохнуть от этой ехидны? С тобой полетит.
- Но она же...
- Т-с-с. Все в порядке, найдется кем ее заменить. А так, размеры шила у нее мало уступают твоим. Думаешь я не знаю, как вы обе мечтали вгрызться в тайны далеких звезд?
Глава 34. Эстафета смерти.
Яркие белые, зеленые и голубые нити густо оплетали темные стены того, что было больше похоже на пещеру, чем на обитель могущественного видящего. Канʼдекеф стоял посередине широкого проема, который заменял в кабинете окно, и, перебирая пальцами левой руки в воздухе, взирал на принадлежащий ему кусочек планеты. Он находил вдохновение в переливах зелени, столь напоминающей ему пейзажи родного и давно погибшего мира.
От широкой ромбической арфы, стоявшей в углу кабинета, доносилась мистическая, чарующая и в высшей степени сложная мелодия. Казалось инструмент играет сам по себе, но это пальцы дара перебирали струны. Многие тысячи лет музыка была для Канʼдекефа любимой практикой, как в даре, так и в искусстве.
Из глубины дома послышался хлопок. Арфа издала фальшивую ноту и эльдар досадливо поморщился. Слишком расслабился. Он оборвал мелодию и стал ждать появления гостя.
- Ком-алар, долю вашего внимания.
- Да?
Канʼдекеф повернулся нарочито медленно, задрав голову и слегка прикрыв глаза.
- Ком-алар, последние данные по минбарцам, - пришедший парил, словно заправский джинн, на столпе туманной энергии, внутри которой вспыхивали крошечные искры. Он собрал со своего планшета рукой горсть света и кинул ее в стену. На той тотчас расцвел экран со множеством данных. - Как видите, их прогресс значительно обогнал наши модели. Они уже контролируют больше половины сектора и запустили щупальца в другие.
- Что с захватом тела?
- Неудачно. Или поспевает помощь, или, в крайнем случае, они совершают самоубийство, уничтожая всех вокруг или просто выгорая в мелкую пыль.
- Хм. Понятно, трутни, - длинные пальцы паучьими лапами обняли подбородок. - Дистанционное сканирование?
- Не выявило больших особенностей. Сам факт сканирования они ощущают, хотя и непонятно как, органов, которые могут быть за это ответственны, не найдено.
- Ясно. Что со станциями? - эльдар махнул рукой и на столе, во вспышке сиреневого света, возникла бутылка вина. Изысканного и овеянного духом тысячелетий, само собой.
- Весьма продвинутая пси-проводящая конструкция. Но специалисты утверждают, что работать по заявленной спецификации она просто не может, - "джинн" жестом высветил на экране нужный блок. - Сейчас станции действуют как варп-маяк на окололюдском диапазоне. Сами импульсы варпа информации не несут. Это трюк, муляж. Каким образом действительно идет передача данных - выясняется.
- Интересно, - янтарная жидкость полилась в бокал. Эльдар отпил крошечный глоток и на секунду замер. - Стоит проверить реакцию на угрозу станциям и, по возможности, уничтожить одну из них. Подсуньте любимой шавке Асдрубаэля "правильное" видение.
- Будет сделано, ком-алар.
"Джинн" коротко поклонился и шелестя силовым полем по полу удалился. А эльдар вернулся к созерцанию, вину и музыке.
***
В центре огромного темного зала на невидимых цепях висела платформа. Приглушенные шумы доносились со всех сторон: скрипы, частый перестук, клацанье, шепот - звуки мягким коконом окутывали единственного обитателя зала. Скупой свет многочисленных голограмм, окружавших платформу, обрисовывал странное существо - гротескный гибрид человека и паука. Из маленького, сморщенного тела, почти без намека на шею, выходили непропорционально длинные, многосуставчатые конечности. Ноги прочно оплетали высокий "концертный" стул, а трехпалые ладони исступленно колотили по расположенным по кругу клавиатурам, благо широко расставленные глаза позволяли буквально заглядывать за спину.
Несколько голограмм приблизились и стали переливаться радугой. Картина вызвала у оператора смешное воспоминание и он стал негромко клокочуще напевать:
- Ellen rom, maen digon,
Fene-febe kom, fene-febe kon,
Ellen rom, uladin sonn,
Fas-aere ton, fas-aere ston.
Следуя словам, палец зигзагом скользил над высветившимися в воздухе пиктограммами. Существо изрядно забавляла мысль, что детская считалочка сейчас решает судьбу сотен тысяч разумных. Ну хорошо, условно разумных. Последнее слово песенки пришлось на картинку мотылька с опаленными крыльями, изображенного на фоне мрачного заброшенного замка. Движение пальца и из пиктограммы вырастает схематическое дерево из светло-голубых линий с шестью ветвями. Рядом появился список и оператор явно наугад выбрал шесть пунктов. Отвечая нажатиям, рядом с ветвями появились надписи и изображения. Результат первоначального выбора не устроил существо и ему пришлось потратить несколько часов на то, чтобы вникнуть в параметры детальнее. Наконец, окончательное решение было принято и главная передающая антенна корабля последовательно выплюнула в небеса семь сгустков варпа. Сигналы, созданные механическим колдовством, почти мгновенно достигли систем назначения и, срезонировав от заложенных тысячи лет назад артефактов, превратились в манок, направленный на подходящих по критерию разумных.
***
Хартийский корабль "Щедрость праведника". Сектор Стелидомо.
Седовласый тучный человек с большим количеством грубой аугментики восседал на капитанском троне и нетерпеливо смотрел на суетящегося у подножия человека. Бывало, как сейчас, придуманные церемонии мешали, но большей частью он наслаждался раболепием подчиненных.
- Ну?
- Милорд капитан, эльʼМаре утверждает, что это именно то, что мы искали последние тридцать лет. Слухи полностью подтвердились. Он также сказал, что нужно спешить, сигнал проснувшегося артефакта могли услышать не только мы.
- Где он? - капитан почти подпрыгнул на троне.
- Безымянная планета не более, чем в декаде пути, мой капитан. Варп благоприятствует нашему пути, - слуга согнулся в уничижительном поклоне.
- Мы сможем скрыть отклонение от маршрута?
- Да, милорд. Все, кто могут понять, что мы идем не тем курсом, верны Вам. Кроме астропата. К счастью, он буквально несколько часов назад обезумел и Болманну пришлось его пристрелить, - слуга изобразил на мгновение скорбь и продолжил с мерзкой ухмылкой. - Для его же блага, конечно.
- Идиот! Ты хоть представляешь, сколько стоит наем нового астропата? Вы не могли сделать как-то по-другому? Вырубить его, усыпить, да что угодно.
- Милорд, увы, Сераф был слишком дотошным. Он стал бы расследовать обстоятельства своего "недомогания", а это, в свою очередь, привлекло бы к нам внимание Гильдии Астропатика. А так, "опасности варпа". Никто не удивится и не станет рыть носом. Не в последнюю очередь из-за цены.
- Хорошо, прощен. Но учти, Черрик, если затея не выгорит, пойдешь на арены Иблиса. Ты меня понял?
- Конечно, милорд, все будет по Вашему слову. Но не извольте беспокоиться, вскоре артефакт будет у нас.
- "Нас", Черрик? - капитан тщетно пытался изобразить угрожающие нотки.
- Вас, милорд, конечно же Вас. Я всего лишь оговорился, милорд, - слуга скривился в презрительной гримасе, зная, что сверху капитану этого не будет видно.
- Пф. Скажи эльʼМаре, чтобы готовился к прыжку.
- Как прикажете, капитан.
***
Пара браслетов покрытых въевшейся в поверхность каменной пылью лежала на бархатной подушке в руках слуги.
- Но милорд, может стоит проверить артефакт?
- Что ты там мелешь, Черрик?! Я сказал, давай их сюда быстрее!
- Конечно, милорд, - слуга, не отрывая взгляда от ступеней, поднялся к трону и протянул браслеты. Дождавшись, когда капитан возьмет их в руки, он спиной и все также не поднимая головы вернулся на свое место.
- Хм, невзрачные какие-то, - отметил капитан, вертя части артефакта в пухлых пальцах. - Это точно те, что мы искали?
- Да, милорд капитан. ЭльʼМаре осмотрел их и подтвердил подлинность.
- Хе-хе. Ну что же, сделайте меня бессмертным, игрушечки.
Пыхтя от усилий капитан стал натягивать браслеты на те куски сала, что были у него вместо рук. Кое-как справившись, он перекрестил браслеты, активируя артефакт. Эффект стал заметен почти сразу. Глаза капитана закатились в удовольствии, тело на глазах изменялось, усыхало, молодело. Всего пара десятков минут и в ворохе обвисшей одежды и груды металлолома сидел совсем иной человек. По крайней мере казалось, что другой, пока он не открыл рот.
- О-хо-хо, - воскликнул капитан ощупывая свое лицо, - да это даже лучше, чем о нем говорили. Про молодость и, - он заглянул под одежду, - хм, прочее никто не упоминал. Великолепно! Че-еррик! Принеси мне новую одежду, немедленно! И пришли пару девок в мою спальню, я хочу попробовать на вкус эту вторую молодость!
Несколько часов спустя слуга осмелился побеспокоить своего хозяина.
- Заходи, заходи, Черрик, - полуобнаженное тело, обладающее ныне статью Аполлона, пребывало в счастливой неге, окруженное перинами, вином и яствами. Капитан поднял бокал и шутливо обозначил чоканье с воздухом. - Нус-с, и с чем же пришел мой любимый, ик, слуга?
- Милорд, навигатор сказал, что это, - слуга мягким и коротким движением обеих рук обозначил сцену, - не предел для возможностей артефакта. В нем скрыто большее.
- Да? - капитан облизнулся и сглотнул. - И что... как получить еще?
- Увы, эльʼМаре не вдавался в подробности, вы же знаете, порой его речь слишком, эм, своеобразна. Но он сказал, что для активации артефакта нужно прибыть в определенное место. Недалеко от нашего первоначального маршрута, потеряем дня два, не больше.
- Так чего мы ждем? Отправляемся немедленно!
- Милорд, навигатор упомянул, что для того, чтобы найти точное место, ему нужен контакт с артефактом.
- Что-о? - глаза сибарита сузились. - Мне это не нравится, пусть так прицеливается!
- Не волнуйтесь, милорд. Ему достаточно и одного наруча.
- Ха, тогда ладно.
Капитан содрал с левой руки браслет и положил на стол, прислушиваясь к своим ощущениям. Убедившись, что ничего в его состоянии не меняется, он махнул рукой, позволяя слуге забрать часть артефакта.
Двое суток спустя, когда "Щедрость праведника" выходила из варпа, напротив башни навигатора в поле Геллера образовалась дыра. Обитатели Имматериума тут же воспользовались нежданным подарком и в обычное пространство судно вышло уже без экипажа. Впрочем и демонов на нем не оказалось. Пошедшее вразнос поле вымело всех незваных гостей и теперь корабль безмолвным призраком парил среди пустоты. Ровно там, где и было нужно.
***
История повторилась еще шесть раз. Люди, ведомые алчностью, любопытством, благими намерениями или "интуицией", поддавались уловкам оставленных Кабалом игрушек. И те пользовались своими носителями, как извозчиками. Шесть окончили свой путь в пустоте, седьмой же артефакт, через несколько посредников, проложил дорогу на планету Йегарад. Скучный серый мир, стандартная аграрная колония, где единственной достопримечательностью был монастырь Пепельного мотылька.
Старый замок венчал пик одной из самых высоких гор, где острые готические шпили весьма органично вписывались в геометрию скалы. Архивы Администратума не сохранили кто и когда построил монастырь, но заглянувшие на огонек механикусы оценили его возраст в двенадцать с небольшим тысяч лет. Однако стиль строения был однозначно имперский, грозные лики воинов и святых, что взирали с многочисленных барельефов и картин, возвещали об этом на каждом шагу. Внутренний зал, однако, носил печать совершенно другой мысли. Мотыльки. Тысячи их изображений, разных форм, видов и размеров, заполняли все поверхности зала. Даже кубки и приборы несли отпечаток мохнатых крыльев. Как и центральный алтарь. Но здесь образ был неполным. В собранном из осколков большом, полтора метра шириной, мотыльке отсутствовала одна часть, центральная, сердце композиции. Из-за этого, у любого человека, взглянувшего на алтарь возникало подспудное раздражение, желание заполнить лакуну. Обещание закончить статую стало одним из главных обетов среди обитателей монастыря. Увы, усилия даже самых искусных скульпторов пропадали втуне, казалось бы идеально изготовленные замены вываливались, рассыпались или смотрелись убогими нашлепками, еще больше заставляя ощущать несовершенство образа. Мотылек не принимал подделок.
Монахи приняли это как знак и стали искать истинное сердце. За четыре сотни лет существования монастыря, поиски обросли множеством ритуалов и мифов. Само существование ордена подчинилось этой цели.
- Брат Тумо, смотрите! Cмотрите, что я нашел на корабле! Это она, это последняя часть! - молодой монах только что не подпрыгивал.
- Брат Нефер! - окрик прозвучал как пощечина. - Как ты смеешь вести себя?!
- Прошу простить меня, почтенный брат шестого крыла, - юноша резко замер и склонил голову в раскаянии, - просто...
- Нет, не просто! Мы с тобой потом поговорим, сейчас не время и не место. Однако, что ты там болтал?
- Почтенный брат, я нашел сердце Великого Мотылька, - юноша говорил медленно, не поднимая глаз.
- Да? Уверен, брат Нефер? - Тумо был полон скепсиса. - Учти, молодые братья уже не раз приносили "настоящее сердце" и все, что им доставалось в награду - розги.
- Уверен, почтенный брат. Меня вела воля самого Мотылька.
- Ха, воля Мотылька его вела. Ладно, покажи, что ты там откопал, - Тумо требовательно протянул руку. - Ну же, быстрее, я не могу стоять здесь весь день!
Нефер достал из-за пазухи и протянул на сложенных лодочкой ладонях небольшой гладкий камень в виде буквы "Y".
- И это оно? Да этот мусор даже не... - в этот момент Тумо коснулся камня и застыл почти на минуту. - Святой Император, ты прав, это сердце! Нужно как можно скорее известить братьев. Это великий день, брат!
В ордене состояло не так уж много людей и собрать их заняло всего пару часов. Монахи сгрудились во внутреннем зале, стараясь не упустить ни одной детали в возрождении их идола. Настоятель монастыря, седьмое крыло, брат Лайбемарн трепетно вложил сердце в лакуну. С тихим шелестом от сердца медленно поползли серебристые ручейки, заполняя и исцеляя трещины, стягивая и объединяя осколки камня в единую скульптуру. Дружное "Ох!" вырвалось у монахов, когда Мотылек предстал перед ними во всем своем великолепии. Забыв о каких-либо ритуалах, они сгрудились вокруг алтаря, оглаживая ставший вдруг таким живым камень. Мотылек наполнял их блаженством и смыслом, осознанием собственного места во вселенной. Нефер чувствовал отголоски этих мыслей и после того, как он сам возложил руки на алтарь и получил свою долю наслаждения, в душе юноши поселилась уверенность, что именно его роль среди братьев - главная. Что именно его дар и место на одной из невидимых рун, что вспыхнули вокруг алтаря - самое важное, что есть сейчас в этом мире.
Монахи торопливо встали на свои места и замерли в ожидании. Все началось с Нефера и еще нескольких одаренных братьев. Красный свет облаком полился из их ладоней, окутывая, соединяя людей в одно целое. На поднятых, словно по команде руках, свет стал сплетаться в завораживающий узор, само пространство дрожало от волн ирреальности проходящих сквозь зал. Впав в мистический транс, монахи отдавали все свои силы чуду, что творилось у них перед глазами. Один за другим они вспыхивали, как мотыльки попавшие в пламя и осыпались пеплом. Уже умирая, Нефер внутренним взором увидел, как узор покинул планету и устремился в пространство, к своей цели. В свои последние мгновения, монах был счастлив, он исполнил свое предназначение.
Внутренняя зала опустела. С громким треском от алтаря стали отваливаться куски камня. Трещины выводком змей побежали по стенам, проникая всюду, от шпилей до самых глубоких подвалов, пожирая жизнь старого замка. С грохотом, отразившимся многочисленным эхом, здание стало проваливаться внутрь себя, превращаясь в груду щебня, что через несколько секунд устремилась к подножию скалы. Больше ничто не напоминало, что когда-то здесь стояло величественное творение рук человеческих.
Колдовской узор нырнул в варп, притягиваясь к яркой точке, маяку, горевшему схожей энергией. Маяк напитал узор и отправил дальше по пути к цели. И следующий, и следующий...
Выполнив свою роль, артефакты рассыпались невесомой пылью, развеялись и исчезли, словно их никогда и не было. С этим, все нити связывавшие Кабал со случившимся оказались окончательно оборваны. Столь качественно, что теперь даже самые могущественные из провидцев не смогли бы увидеть и тени связи.
Планета Иранойс VI
Орбауд Сакрамис суматошно ходил, почти бегал, по богато обставленному кабинету нервно облизывая губы. Он то и дело подходил к постаменту в торце помещения, на котором стояло громоздкое устройство связи, явный ксенотех, но никак не мог решиться его активировать. Орбауд боялся. Боялся того существа на другом конце канала, боялся ответственности за вызов, боялся ошибиться. Наконец, после получаса метаний, он все же положил руку на устройство. Аппарат выстрелил в ладонь множеством крючков, причиняя человеку острую боль, но Орбауд терпел, по опыту зная, что пытаться вырваться сейчас означало испытать боль намного более сильную.
- Я надеюсь ты не дергаешь меня по пустякам, раб! - эльдарская речь, непривычно резкая, даже грубая, пророкотала на всю комнату.
- Конечно, Хозяин, я бы не...
- К делу, червь!
- Видение, Хозяин. Об угрозе Темному Городу.
- Говори!
- Великое расхождение, смерть реющая над городом, уничтожение. И виновны будут новые ксеносы, откуда-то с границ Декеф Амон*[1], - Орбауд тщательно подбирал слова, следя, чтобы формулировка была предельно четкой. Вздумай он сейчас ошибиться и даже смерть не станет избавлением.
- Ты уверен?!
- Да, Хозяин. Видение было чрезвычайно ярким и четким. Комморра в виде разлетающихся шаров, кровь текущая рекой и в середине яркий образ странных станций полыхающих ослепительным желтым светом. Станций населенных ксеносами, подобных людям, но с костяным гребнем на голове. Я проверил дважды, на картах и на костях. Они говорят то же самое.
- Ты видел еще что-то? - сказал эльдар после паузы в несколько секунд.
- Нет, хозяин. Только это и направление к северо-западной границе Уль... эм, Декеф Амон. Прошу простить нерадивого раба, Хозяин.
- Не трясись, червяк. Ты хорошо послужил и будешь вознагражден.
Без предупреждения, аппарат отпустил руку человека и тот упал на пол обливаясь потом, кровью и слезами.
Комморра
- Какие будут приказы, архонт*[2]?
Дракон в темно-бурой броне стоял на одной из первых ступенек широкой лестницы под прицелом четырех инкубов. Это льстило, показывало уровень уважения к его талантам воина и лорда. Собственно, проигнорируй охрана дракона, он посчитал бы себя оскорбленным. Здесь, в Комморре, титул "безопасен" считался презреннейшим из всех.
Лестница, вырезанная из иссиня-черного камня была отполирована до зеркального блеска. Один из тривиальных, но эффективных уровней защиты, ведь даже опытному воину приходилось прилагать усилия, чтобы нормально стоять на столь предательски скользкой поверхности. Лестницу венчала площадка с троном, на котором сидел, покачивая в руке металлический бокал, Асдрубаэль Вект. Бессменный верховный правитель города боли, предательства и порока. Уже девять тысяч лет он держал свору гедонистов-убийц прочно в своем кулаке и никто не мог сравниться с ним в коварстве, жестокости и уме.
- Я чую ловушку, Драскзама. Как ты сказал - видение слишком четкое, словно его вырезали у этого мон-кея на том, что он зовет мозгом. Но также я чувствую и правду в его словах. Эти ксеносы, эти минбарцы, они напоминают мне кого-то.
- Я поищу упоминания о них, архонт.
- Поищи. А пока мы позволим мон-кеям нанять нас. Скажем, кабал Призрачных Лезвий. Ты знаешь, что делать. И пошли гемонкула проверить своего раба. Мне интересно, кто это смог так покопаться у него в голове.
Субсектор Локсбеллум. Планета Элиум Прайм.
На исходящие жаром рокритовые плиты космодрома спрыгнула молодая девушка, шатенка с хорошей фигурой, но простушка по виду, почти неотличимая от сотен тысяч других особ прилетевших вместе с ней в "мясной коробке". Вечером того же дня, она, уже с другим лицом, в дорогом коктейльном платье, сидела в престижном аристократическом клубе, задумчиво глядя на завсегдатаев поверх кромки бокала. Следующий день девушка провела в компании главы корпорации ДисАуд, главного производителя воксов в субсекторе. На третий, она уже успокаивала его злость на ксеносов, что прожорливой акулой вцепились в его деньги. На четвертый - предложила выход.
- И пусть ксеносы режут друг друга, милый Арес, а мы будем получать прибыль.
- Но цена, - Аресу было сложно думать, мысли словно разбегались в каком-то дурмане, - отдавать людей темным убл...
- Милый, что есть пара сотен тысяч грязеедов с нижнего уровня? - девушка подсела ближе к мужчине и стала поглаживать его по голове. - Бездельники и смутьяны, мусор. Мы всего лишь проведем уборку. Малая цена за то, чтобы не дать Империуму подсесть на иглу технологии ксеносов.
- Если Адептус Терра докопаются, мне и моей компании конец.
- Никто ничего не узнает, если просто подсунуть капитану ложный маршрут. Всего лишь пропадет одна из "мясных коробок", даже расследовать не станут.
- Да? Раз ты так говоришь, Люси, - Арес окончательно растворился в источаемом ведьмой колдовстве.
Приказы, под чутким руководством девушки, были отданы и уже через неделю полмиллиона бедняков отправились к новой жизни, как они считали. А на следующий день планету потрясла новость о жестоком убийстве главы успешной межзвездной корпорации.
Станция галактической связи "Гермес". Индра.
С администрацией субсектора и планеты, где расположилась вторая станция связи, увы, отношения не сложились. Местные власти опасались и меня, и тех изменений, что несла быстрая межзвездная связь, организованная по чуждым Империуму принципам. Миллионы проволочек, препон и откровенного саботажа уже давно вывели бы из себя любого человека. Даже помощь инквизитора Софии, которая сама себя отрядила для надзора за минбарцами в Локсбеллуме, не спасала. Впрочем, терпение - это товар, которого у меня было в достатке. Чиновники выли от количества документов и административных актов, которые я прикладывал к каждой претензии за препятствие делам "Анлаʼшок" и корпорации "Пирамида". Сдается, со временем, мне все-таки удастся их выдрессировать.
Моих кораблей в системе было всего шесть. Три "Призрачных звезды", две "Белых" и один корабль класса "Акула", который я назвал "Хранитель знаний". Приходилось таиться и действовать аккуратно, ведь даже восемнадцать кораблей, которых я заявил, построенных за три года - невообразимая скорость для Империума. Реакцию людей на то, что их на самом деле в десять раз больше - я просто боюсь предсказывать. Пусть по местной классификации они не дотягивали даже до легких крейсеров.
Еще несколько десятков кораблей были законсервированы неподалеку, в половине светового года над плоскостью эклиптики, в небольшой гравиметрической аномалии, которая весьма удачно скрывала их от любых дальнобойных сенсоров.
Вдобавок к моим кораблям, станцию охраняли четыре эскадры системных мониторов. Крепкие, но простые суда от километра до двух длиной, большей частью вообще без варп-двигателей, а даже там, где они присутствовали - это были "расчетные", из тех, что позволяют прыгнуть максимум на пять светолет. Зато на вооружение они пожаловаться не могли, по огневой мощи каждая эскадра могла посоперничать с парой тяжелых крейсеров.
Пространство вокруг станции было объявлено запретной территорией. Ряды буев с печатью инквизиторской инсигнии, вещавших об этом, были расставлены в радиусе нескольких сот тысяч километров. Поэтому, когда конвой из четырех десятков грузовых кораблей ничтоже сумняшеся этот периметр нарушил, это вызвало у меня закономерное недоумение и подозрения.
В этот момент я, в кукле Линьера, как раз разговаривал с Софией.
- Значит ты видишь весь ваш "Анлаʼшок" в Инквизиции?
- Да, думаю это самый разумный вариант. Так мы и под приглядом будем и принесем наибольшую пользу. Я же тебе рассказывал, наша работа мало отличалась от выслеживания демонов и их пособников.
- Мысль безусловно интересная. Значит Ордо Маллеус?
- И в Ксенос, возможно. У нас есть опыт борьбы с тиранидами. Весьма удачный, к...
Басовитая сирена прервала наш разговор.
- Угроза станции. Командующий Линьер, Вас ожидают в главном тактическом центре.
Я поднял руку к визору, делая вид, что просматриваю доклад.
- Оператор, немедленно свяжитесь с конвоем и потребуйте изменить курс!
- Принято, командующий.
- София, кажется нам стоит поспешить.
Та только кивнула.
Пока я говорил, кукла оператора уже подбегала к консоли. К сожалению, из-за наблюдателей приходилось изображать театр и терять драгоценное время.
Установленное механикусами устройство для связи с Имперскими кораблями смотрелось совершенно инородно на фоне зализанных граней пластиковой поверхности. Я споро набрал комбинацию и нажал на руну вызова.
- Конвой БАР-9233-Тета-3061, немедленно измените курс. Вы вошли на запретную территорию! Как слышите?
- Какая, к сквигу, запретная территория?! Я здесь больше ста лет хожу, это торговый коридор, Император вашу мать!
- Декретом Адептус Администратум, станция и ее окрестности объявлены закрытой зоной! Немедленно измените курс!
- Крутил я ваших чинуш на болте через два реактора и дохлый рециклер, да в нижние дюзы! Хрена с два я поменяю курс, у меня топлива впритык до планеты!
- Измените курс или по вам откроют огонь! На меньшей скорости вы спокойно дойдете до планеты.
- А заглохшие реакторы мне потом сам Омниссия чистить будет? - и на той стороне оборвали канал.
Все еще пытаясь соответствовать протоколу, я вызвал Администратум. Сигнал
несколько долгих минут оставался без ответа. Наконец, из вокса прозвучал недовольный голос:
- Слушаю вас, "Гермес"
К моей досаде, это был не Ригель Мифас, с которым у нас сложились если не доверительные, то хотя бы деловые отношение, а кто-то другой, незнакомый и более молодой. Я объяснил ситуацию, но получил неожиданный ответ.
- Пропустите конвой, он везет важные припасы для нашего субсектора. Задержка недопустима.
- Что?! Следуя своим курсом, они пройдут в десяти тысячах километров. Вы думаете, что творите? Это почти пистолетная дистанция. Если там окажется хоть один вооруженный корабль, он сможет нанести станции обширные повреждения. И это нарушает три декрета выпущенных Администратумом и Инквизицией!
- Слушай меня, м... ксенос! Мы позволяем вам здесь быть. И это означает, что ты должен смиренно исполнять, что тебе говорят, а не ныть или что-то требовать. Пропустить конвой!
- Вышлите официальный приказ и ордер о принятии ответственности за возможные последствия.
- Ты охамел, ксенос!
Чиновник еще орал, но я уже перестал обращать на него внимание. Понятно, что это только средство задержать меня. Через несколько минут в тактический центр прибыли Линьер с Софией. Я наскоро обозначил диспозицию и она тут же направилась к воксу, на ходу доставая инсигнию. Вызов конвоя был встречен тишиной. Если до этого момента сохранялась микроскопическая вероятность ошибки, то сейчас все стало предельно ясно, для имперского жителя проигнорировать Инквизицию - немыслимо. Я открыл канал с ближайшей к конвою эскадрой мониторов.
- Здравия желаю, каперанг Линьер. Довожу до вашего сведения, мы только что выведены из вашего подчинения приказом Администратума.
Да ракшас вас сожри, со всех сторон обложили. Я молча посмотрел на Софию и та вновь вставила инсигнию в паз на панели.
- Именем Священной Инквизиции, я, инквизитор София Мелабар, отменяю этот приказ. До дальнейшего извещения вы должны игнорировать все приказы Адептус Администратум.
- Есть мэ... - на той стороне раздались выстрелы и руна связи потухла.
В ответ я подошел к межзвездной консоли и стал быстро печатать.
- Что ты делаешь?
- Вызываю помощь. Недалеко должны быть корабли по ротации, если нам повезет, они прибудут вовремя. Вызови, пожалуйста, остальные корабли, надо знать, где еще есть предатели.
Пока инквизитор зависала у вокса, я объявил тревогу первого уровня и стал распределять гвардейцев на станции по точкам обороны. И отправил навстречу конвою корабли. Даже если кто-то из мониторов решится атаковать, мои силы успеют вернуться.
Тем временем София успела связаться с другими эскадрами. Одна хранила молчание, а две оставшихся доложились по форме и подтвердили получение приказа. Но мы предпочли оставить их на месте. Во-первых, это могло оказаться обманом, во-вторых возможна другая ловушка и, как только мы отведем корабли, последует атака с открытого направления. Минут десять спустя на связь вышла первая эскадра и доложила, что мятеж подавлен и они готовы исполнять приказы.
- Командор Роум, приказываю атаковать конвой. Следуйте курсом на квадрант 413-648-519, поставьте им классическую шляпку на гриб. Мои корабли в это время зайдут с кормового направления. Атаковать по готовности. Действуйте.
- Есть!
- Командующий Нерун, - очередная сцена из спектакля, - ваш курс - квадрант 398-651-506. Согласуйте атаку с прибытием эскадры Роума.
- Есть!
Теперь оставалось только ждать, пока фигуры встанут на места. София отправила несколько кораблей на проверку второй эскадры, она так и оставалась на месте, не отвечая на вызовы, но и не предпринимая враждебных действий. Вслед, инквизитор подняла хай на планете, инициировав полномасштабное расследование в Администратуме. Глядя на это я злобно потирал лапки. Виртуально, естественно.
- Как думаешь, какие у нас шансы? - София облокотилась на спинку кресла и задумчиво смотрела на центральный монитор.
- Хех. Мне казалось, такое скорее у тебя надо спрашивать. Ты же у нас псайкер. Если серьезно - то пока абсолютно непонятно. Нужно понять вначале, что за начинка у этих грузовиков. А твой дар что говорит?
- Ничего, - она подкинула несколько игральных костей в руке. - И меня это беспокоит.
Мониторы достигли точки назначения через сорок с небольшим минут. На мою удачу, конвой шел с тем же скромным ускорением, что и раньше, видно не ожидая атаки с ходу.
- Думат, схема 14, ускорение на 6, цель двигатели. Огонь на точке сигма.
К противнику я зашел со стороны кормы, из подбрюшья. Традиционно уязвимая область для имперских и хаосистких кораблей. "Хранителя" я держал позади, решив им поначалу не рисковать. Рядом расположились и москитники, сейчас они будут лишними.
Пролет на инерции, доворот корпуса, выстрел. Образы транспортников поплыли, являя моему агрессивные очертания боевых кораблей, близких к эльдарским по дизайну, но более хищных, злых. Темные. Два судна расцвели бутонами внутренних взрывов, остальные избежали попаданий, их реальная геометрия и расположение существенно отличалась от проецируемого образа и выстрелы прошли мимо. Атака мониторов оказалась вдвое эффективнее моей, плотность залпа порой важнее точности.
Цепочка конвоя сбросила маскировку и стала раскрываться, распадаясь на отдельные группы и выпуская стаю истребителей. Нам противостояли шесть крейсеров по флотской классификации и по полтора десятка фрегатов и корветов, плюс малая авиация. Бхут, а мне даже близко не известно их вооружение и прочие характеристики. А вот мои возможности они уже представляют, заплатив всего-то парой мелких кораблей, хороший ход.
Тактика темных оказалась зеркальной копией моей, агрессивный бой на ближних дистанциях. Первыми на сцену вступили истребители, но здесь длинноухих ждало разочарование. Не обладая тяжелым бронированием и "магией" механикусов, их ряды таяли под зенитным огнем словно мошки в пламени костра, сгустки пустотного поля прошивали их защиту, будто ее и не было. Не желая попусту терять машины, темные отозвали истребители и направили их в другую сторону, против мониторов. Взамен на меня устремились две группы корветов, демонстрируя хорошее ускорение, где-то в десяток g, и отличную маневренность. Корветы были двух подклассов, торпедоносцы с малым зенитным вооружением и то, что можно было назвать пушка-с-крыльями. Приближаясь, корабли темных эльдар окутались дымкой, призванной скрыть их реальное положение. К несчастью для них, моих сенсоров и вычислительных мощностей хватало, чтобы отлично представлять, где точно они находятся.
Несколько выпущенных "в молоко" выстрелов убедили остроухих, что они невидимы для меня и они бросили активное маневрирование и почти прямым курсом пошли на меня, стараясь как можно скорее добраться до дистанции безусловного поражения цели. Того же ждал и я, со своей стороны. Шесть почти одновременных выстрелов оказались последним сюрпризом для эльдар. Их корветы не могли похвастаться ни бронированием, ни даже щитом. Потоки разогнанных до почти световой скорости частиц пронзили агрессивные скорлупки насквозь, как капля раскаленного металла сахарную вату.
На другой стороне бой шел не так удачно. Тихоходные и с устаревшими сенсорами, мониторы пытались компенсировать свои недостатки плотностью залпа и скоростью стрельбы, но работало это плохо. Ситуация немного исправилась, когда я стал передавать им свою тактическую информацию, обозначая, где действительно находятся корабли врагов. Но даже так темные эльдары вились вокруг тяжеловесных судов людей, как рой злых ос над буйволом. Смертельно ядовитых ос. В этот момент к мониторам подошли крейсера противника и я увидел, наконец, действие их главного калибра. Они стреляли темной материей! Темной, ракшас ее, материей! От этой мерзости никакие щиты не помогут, энергетическая составляющая выстрела была просто ошеломительной. Я хочу эту вещь!
Крейсер "СаисʼХаранер"*[3]. Темные эльдары.
- Ярамар, атака на цель 6, торпеды с предельной дистанции. Лазамок, возьми третью эскадрилью бомбардировщиков и атакуйте в тени торпед Ярамара. Вторая эскадрилья, добить коробку 12...
Инструкции почти непрерывным потоком лились из уст архонта Призрачных Лезвий. Динамичный бой на ближних и сверхближних дистанциях, который так любили темные эльдары, требовал неустанного внимания. Капитан, напротив, спокойно сидел, изредка, парой движений закованной в остроконечную перчатку руки, отдавая приказы кораблю. Впрочем, это не мешало ему искренне наслаждался боем, он смаковал подробности жаркой схватки с экранов, как гурман вино.
- Темными Музами клянусь, они танцуют словно Лилит на арене. Я хочу их. Убить, - капитан провел языком по лезвию кинжала, оставляя кровавую дорожку, - медленно, очень, очень медленно.
- Болван, - коротко отозвался архонт, на несколько мгновений прервав связь.
- Архонт? - капитан был несколько обескуражен.
- Их шесть кораблей, а они держатся против всего флота кабала. И учти, их флагман еще даже не вступил в бой. Класс "Акула". Говорящее название.
- Они борются против мелочи, - капитан пожал плечами, - мы еще не взялись за них всерьез. Посмотрим, что они скажут на...
- Заткнись! Они бьют нас в нашей же игре. И мне это не нравится, смахивает на ловушку. Если бы не задание Асдрубаэля, мы бы уже отступали. Если вернемся без сведений или картины разлетающейся станции, пополним ряды мяса на арене. Еще немного и будем приводить в действие второй план.
Минут через двадцать оставшиеся мониторы бежали с разной степенью успешности и архонт стал подготавливать массированную атаку на минбарские корабли.
- Всем отрядам - схема Стылая кровь. После залп торпедами, всем истребителям следовать в тени залпа. Ракеты и торпеды выпустить на предельной дистанции и продолжать следовать тем же курсом. Третьей волной крейсерам выпустить пиявок и сразу следом абордажные. Начало через сорок секунд.
Корабли спешно заняли назначенные по схеме позиции. И, как только на таймере высветился ноль, ринулись в атаку. Плотный слой торпед и ракет заставил противника полностью сосредоточиться на зенитной обороне. Следующие за ними москитники объединили поле, превратившись в единый черный диск, прикрывая следующую волну снарядов и крупные корабли от огня и обнаружения. Раньше эту схему кабал применял исключительно против кораблей не меньше линкора, так что архонту было несколько оскорбительно, что такое оружие нацелено на рыбу гораздо меньше размером.
Увы, минбарцы, вместо того, чтобы покорно дожидаться своей участи, выступили навстречу. Концентрированный конус зенитного огня пробил коридор для одной из "Белых звезд" и та смела заслон из истребителей словно пыль со стола. Вслед за этим, сквозь завесу потянулись яркие линии выстрелов главных калибров, нащупывая мельтешащие фрегаты подчиненных архонта. Но вырвавшийся вперед корабль минбарцев это не спасло. Фантомные копья крейсеров кабала насадили юркий корабль на спицы темной материи. Несколько секунд судно боролось против судьбы, уже это заставило архонта вскинуть брови в удивлении, но затем вспыхнуло радужным переливом и стерлось с лица мироздания, как будто его никогда и не существовало.
Именно этот момент крейсер минбарцев выбрал, чтобы вступить в бой. Для архонта оказалось сюрпризом наличие у того дальнобойного оружия и сейчас он скрипя зубами наблюдал за разлетающимся на куски крейсером "Фхайсоррʼко"*[4], несмотря на имя, он оказался не таким уж непредсказуемым.
- Всем уйти во вращение. Теневое поле не держит двойной выстрел.
Динамик боевых экранов коротко рявкнул, возвещая о прибытии новых врагов. Архонт поминал Суку, наблюдая, как к ним со стороны кормы летят еще три тяжелых и три легких крейсера минбарцев. Противник выпустил тучу мелочи и вышел на траверс портала в паутину.
Архонт вновь выматерился и послал сигналы об отступлении и активации марионеток.
Индра
Мне успешно удавалось давить темных, на подходе были новые корабли, когда часть кораблей мониторов нацелила нос на станцию и включила двигатели в форсажный режим. Оставшиеся лояльными суда тотчас стали обстреливать предателей, но высокая скорость, щиты, сконцентрированные в задней полусфере и многокилометровый хвост плазмы эффективно противостояли редким попаданиям. Я бросил преследование отступающих темных, оставив их на вновь прибывшие корабли и поспешил на перехват брандеров. Два направления удавалось уверенно перекрыть, но третье оставалось почти недосягаемым. Что со станцией сделает пятимегатонная чушка, разогнанная до четырнадцати километров в секунду, или на сколько там хватит двигателей в таком режиме, представить было несложно. Увы, ни двигателей станции, ни ее вооружения, весьма легкого, к слову, не хватало, чтобы избежать угрозы.
- София, бери свиту и немедленно отправляйся к челнокам.
- М-м-м, а ты? - инквизитор слегка ребячливо покачивалась на длинных каблуках.
- Я позже. Поспеши, София!
- М-м-м, нет. Я останусь тут, с тобой, как настоящая героиня! - она явно издевалась, принимая драматичные позы.
- София! У меня меньше десяти процентов на успешный перехват!
- Не беспокойся, о, юный командир! Все будет хо-ро-шо! - девушку пробило на смех.
- Это безнадежно, - я приложил руку к лицу, - тебя силой увести?
- Мда. А я думала ты сообразишь раньше, - она сменила тон на более серьезный. - Помощь сейчас прибудет. Со мной связался псайкер космодесантников. Их флот сейчас выйдет из варпа. И направила их как раз в нужный нам квадрант, - она театрально взмахнула жезлом. - Три, два, один!
Недалеко от курса брандеров открылся портал в варп, откуда в сиянии молний вышел целый флот.
- Говорит Габриель Ангелос, капитан третьей роты ордена Кровавых Воронов. Боевая баржа Литания Ярости и эскорт. Доложите тактическую обстановку.
У меня на мгновение чуть челюсть не упала. Своеобразная встреча с персонажем игрушки, за которой когда-то проводил вечера и ночи. Интересно, а какой это момент, в таком случае, до игр, после? Нашли ли они Кираса или уже убили его? Ракшас, сотни вопросов и мыслей, словно тараканы, разбежались по всему процессору. Впрочем, растерянность и удивление не помешали мне передать информацию космодесанту.
- Капитан Ангелос, говорит и.о. каперанга Линьер, командующий станцией "Гермес". Необходимо перехватить корабли-предатели в квадранте 537-121-206, мои силы не успевают. И желательна помощь в уничтожении группировки темных эльдар. Наши корабли сейчас связали их боем. Думаю, нам удастся удержать их от бегства до вашего подхода.
*[1] Декеф Амон (эльд.) - Скрытый облаками орел. Область космоса, примерно совпадающая с Ультрамаром на эльдарских картах.
*[2] Архонт - глава кабала темных эльдар
Дракон - лорд на ступеньку ниже архонтов.
Инкубы - лучшие воины темных эльдар. Наемники. Считается что их нельзя перекупить, вследствие чего инкубы часто состоят в охране архонтов и других лордов.
*[3] Саис`Харанер (эльд.) - Дарующий боль, так же намек на тайну и змею.
*[4] Фхайсоррʼко (эльд.) - Точка в будущем, которую не может предсказать провидец.
Глава 35. Танго в огне.
Для стороннего наблюдателя, корабли в космосе выглядят едва видимыми точками, их сражение - мельтешением мошек в замедленной съемке. Для участников сражений картина не сильно меняется. За редким исключением, космический бой начинается на сотнях тысяч, а идет на тысячах километров. Противники маневрируют, вычисляют позицию и курс противника, стреляют по предсказанным координатам и задают новую схему для маневра. Все это, видя противника лишь как пиктограмму на экранах приборов.
Так происходит обычно. Но сейчас капитану ударного крейсера "Сын Знаний" казалось, что протяни он руку и сможет достать до мятежных кораблей. Микропрыжок вывел судно "сверху" ордера противника, сухие строчки отчетов сигнализировали, что орудийные порты мониторов заблокированы намертво. По-видимому, захват был не столь стремителен или незаметен, как считали минбарцы. Капитан отдал несколько команд через вокс и яркие линии выстрелов ланс-батарей соединили "Сына знаний" с противником.
Крейсер не стремился уничтожить противников, обломки на том же курсе для станции были бы не менее опасны, чем сами корабли, он бил исключительно по нижним параболам эжекторов двигателей. Один за другим, плазменные факелы погасли, перекрытые автоматикой священных машин. Вектор тяги двигателей мониторов исказился, траектория параболой ушла "вниз" от цели. На расстоянии в полдюжины тысяч километров даже одного градуса хватало на то, чтобы станция оказалась в безопасности. Эльдары пытались скомпенсировать, увести корабли во вращение, исправить траекторию маневровыми движками, но древняя техника с трудом подчинялась их командам. Вдобавок, темные оказались небрежны в зачистке кораблей, небольшие группы спрятавшихся механикусов и горстки неизгнанных духов машин стали саботировать усилия ксеносов.
Добившись цели, "Сын Знаний" аккуратно выбил оставшиеся двигатели. Теперь пассивное сопротивление щитов и генераторов антигравитации метрике пространства в конце концов остановит корабли. Не то, что бы астартес сильно заботила судьба мониторов, но Кровавые Вороны старались поддерживать хорошие отношения с правлением планет. А Элиум Прайм безусловно оценит экономию в несколько триллионов орлов. В условиях подавляющего огневого преимущества, можно было позволить себе быть великодушным.
Увы, грех надменности и самоуверенности часто становится причиной ошибок. Кровавые Вороны знали, что орудия на мониторах заблокированы, поэтому свободно позволили кораблям пройти на расстоянии в несколько сот километров от станции. Но вот чего астартес не подозревали, так это того, что на кораблях окажется полноценный десантный корпус темных эльдар. Когда мониторы оказались в ближайшей точке траектории от станции, с кораблей облаком разъяренных оводов стартовали десантные капсулы.
***
- Сантьяго, на десять - в укрытие, бегом.
- Взвод, огонь на подавление! Первые номера - плазма-гранатами на три! Раз, два, три!
Лучи лазганов плотной сетью перечеркнули коридор, окрасив стены оттенками красного. Несколько прорвавшихся сквозь завесу мерзостных конструктов из плоти попали ровно на активизировавшиеся гранаты. Капитан знал, что делал. За время своей службы он уже дважды участвовал в конфликтах с темными эльдарами и умудрился выжить. Так что капитан неплохо знал способности творений безумных ученых врага и их тактику поведения.
Смрад от мгновенно сгоревшей плоти тяжелой масляной волной ударил по людям. Запах, увлекаемый очистными системами станции, развеялся быстро, но несколько солдат со сломанными респираторами искренне пожалели о плотном обеде несколькими часами ранее.
Под столь жарким прикрытием, разведотряд спокойно добрался до массивных щитов оборонительной позиции. Полтора десятка солдат переводили дыхание после тяжелого забега, кто-то растянулся на полу, кто-то стоял упершись ладонями в колени, несколько солдат привалились к переднему щиту и откинув шлемы жадно глотали воду из фляг, один из молодых разведчиков встал у самого края, да так неудачно, что нога и рука выглядывали из-за щита.
- Живо от края! - заорал капитан, кидаясь к нему.
Увы, капитан опоздал, плита из керамита и минбарского пластика басовито загудела от нескольких попаданий. Солдат, только успевший выпрямиться, волчком отлетел от щита с десятком игл в теле. Глаза его выкатились, тело с треском костей стало изгибаться в конвульсиях, а изо рта пошла пена. Капитан раздраженно цокнул языком, достал стаббер и прострелил несчастному голову. Между тем, вглубь коридора понеслись всполохи запоздалого ответного огня.
- Капитан?! - медик разведчиков с возмущенным окриком подскочил к телу своего сослуживца.
- Это милосердие, солдат. Он бы сам об этом просил, если бы мог. Даже одна игла - ощущение как в масле сварился, поверь, я знаю. А тут... без шансов, никакие лекарства не помогли бы.
Капитан с силой потер переносицу и нашел взглядом командира разведчиков.
- Сантьяго, доклад. Где костяшки?
- Костяшки погибли, сэр. На пересечении семнадцатого радиального и пятьдесят восьмого лучевого, прикрывая отход второй и третьей роты.
- Что?! Все? А дроны?
- Да, сэр. Я лично видел, как Ганрун и Эркхат активировали самоподрыв, что до остальных, шансов у них не было, там сотен пять ублюдков оставалось. А технику темные как-то вырубили, в какой-то момент все дроны резко остановились на месте и темные их быстро расстреляли.
- Святая кровь! Что с путями отхода?
- Увы сэр, почти все коридоры по направлению к центру в нашем секторе перекрыты, а три оставшихся заняты врагом. В заслонах по полдюжины ведьм и жестянок, паре уродов с тварями*[1], плюс по сотни две-три рядовых. Нам повезло, нас не заметили, но и пробиться будет невозможно, позиции укрепленные.
- Ясно. Свободны, лейтенант. Три минуты на отдых, после поступаете в распоряжение старшего лейтенанта Кразсковича.
- Есть, сэр, - командир разведчиков отдал честь и рысцой побежал к своим.
- Что думаешь, Ян? - к капитану подошел старлей, кивнув в сторону убежавшего гвардейца.
- Загоняют нас, Волжек. За-го-ня-ют, как лис. Хреново все.
- Да? С чего вывод?
- С того, что разведчики ушли без потерь и даже успели увидеть состав противника. Поверь, "не заметить" их темные не могли. А значит - отпустили специально. Обозначили, где стоят флажки. Твари, - капитан запустил пальцы под шлем и стал массировать виски. - У нас минут пять-семь, максимум. Отступаем во внешний круг по шестьдесят первому и пробуем найти обход, надеюсь там еще не успели сломать транспортные платформы. Строй наших и поднимай щиты на колеса.
Уже через пять минут рота пришла в движение, окутавшись бронированной стеной подвижных щитов. Арьергард по мере хода ставил ловушки и мины. Капитану было ясно, что задержит это противника ненадолго, но даже пара минут могла стать решающей, не до экономии.
Над гвардейцами изредка пролетали байкеры*[2] темных, высокие трапециевидные коридоры станции давали им достаточно места на разгуляться. По счастью, огонь сверху был не слишком эффективен, у щитов имелись козырьки и солдаты успевали укрыться, услышав вой приближающейся машины. Видимо, озверев от неудач, байкеры стали применять другую тактику. В безумном пируэте они ныряли вглубь бронированной коробки, выхватывали крюками своих угловатых машин одного-двух солдат и свечкой взмывали вверх, осыпая оставшихся внизу кусками тел неудачливых сослуживцев. Гвардейцев это так взбесило, что когда они все-таки подбили несколько юрких машин, полуоглушенных пилотов забили ногами.
Выбирая для маршрута один из основных лучевых коридоров сектора, Ян полагал, что это позволит заметить угрозу издалека. Свою ошибку он осознал, когда два прямоугольных симметричных выступа по краям коридора превратились в гротескных монстров. На правом флаге гвардейцам удалось удержать тварь от проникновения внутрь и закидать ее гранатами, а вот левая проломилась сквозь стык между щитами и превратилась в смертельную мясорубку, за несколько секунд искалечившую выстеленными из тела хлыстами два десятка бойцов. Спас положение один из ветеранов, кинувшийся на тварь с заранее активированной мельта-миной. Он сознательно пошел на смерть, чтобы попасть в радиус уверенного поражения. Когда костяной наконечник пробил гвардейцу живот, он вцепился в хлыст руками и несколько раз подтянул себя ближе к твари. Плазменный шквал из мины, укрепленной на спине героя, испепелил обоих.
Пока медики сновали между стонущими солдатами, пространство впереди стал заволакивать белесый дым.
- Рота, приготовиться к нападению! Схема два! Активировать рефракторы! Четвертый и пятый взводы в авангард, беглый огонь, качели на один-четыре! Второй, третий, в резерве! Первый в арьергард! Шестой - воздух и контроль! Исполнять!
Только капитан успел обозначить приказы, как из тумана в ореоле небольших протуберанцев вырвалась дюжина существ отдаленно напоминавших собак. Активно маневрируя, они стремительно приближались к гвардейцам и те были вынуждены сосредоточить огонь на юрких противниках. Несмотря на небольшой размер, в каждую из этих тварей требовалось всадить по нескольку десятков попаданий, чтобы она наконец-то сдохла. Под прикрытием животных из тумана выбежал куцый строй рядовых солдат эльдар с прозрачными щитами в руках. Явно слепленные на скорую руку, скорее всего из осколков блистеров десантных капсул, эти щиты, разные по размеру и виду, на редкость удачно отражали огонь лазганов.
- Беречь гранаты! - приказал Ян, следя, как резервные взводы подключились к обороне и выцеливают уязвимые места щитоносцев.
Следующая волна атаковала арьергард, но быстро отступила под огнем ветеранов. Видя, что сильного давления с тыла не предвидится, капитан сделал рокировку первого и четвертого взводов. Ветераны поспели вовремя. Туман расступился, являя гвардейцам несущихся на них сотни две рядовых эльдаров, за которыми выступали дюжина темных ведьм, с ленивой грацией уворачивающихся от выстрелов, и четыре огромные гротескные твари. Одна из тварей оказалась походной гаубицей и радужный поток энергии с каким-то неуместно чирикающим звуком пробил щит насквозь, мгновенно иссушив десяток гвардейцев до состояния мумий. Темные солдаты рванули к пролому, прижимая гвардейцев плотным огнем.
- Гранатометчикам, цель - приоритет номер два. Целься, пли! - скомандовал Ян, про себя проклиная запрет на использование тяжелого оружия. Администратум даже пару мельт с трудом пропустил на станцию. - Огнеметчики - к пролому!
Шесть залпов по два десятка гранат понадобилось, чтобы пробить защиту и заставить монстра пошатнуться. Отступив на несколько шагов, он с грохотом упал, но, судя по всему, выжил. Впрочем, это уже не сильно интересовало капитана, главным было то, что оружие уничтожено.
Этот момент ведьмы выбрали для своей атаки. Расчет был прост и понятен, единственным опасным оружием для темных шлюх были гранатометы с осколочным боеприпасом. И теперь, когда почти весь запас выстрелов истрачен, ведьмы вышли на охоту. Капитан ясно видел дальнейший рисунок боя. Ведьмы прорвутся, вбежав по стенам внутрь построения и внесут хаос, заставляя гвардейцев гоняться за неуловимыми целями, в это время подоспеют твари и снесут щиты, а солдаты темных завершат разгром. Шах и мат. Ни победить, ни отступить. Единственное, что оставалось - увеличить число потерь у противника.
- Всем! Схема ноль! Приоритет - ведьмы!
Он не успел еще договорить фразу, как ушей гвардейцев коснулось частое стаккато тяжелых болтеров. Две ведьмы упали, разорванные неожиданной атакой, остальные мгновенно прыснули в стороны как тараканы и попытались прорваться мимо роты, добраться до боковых проходов. Нескольким, насколько видел Ян, это даже удалось.
[1] - 82-му Матицскому полку гвардии названия вражеских единиц никто не диктовал, а поэтому инкубы для них железки, ведьмы - они и есть (плюс шлюхи, суки, бляди), гемонкулы - уроды, а их творения - твари, без разбора. И т.д. и т.п.
[2] - Гелионы. Кабал "Призрачных лезвий" использует гравиборды напоминающие по виду байки, отсюда и название.
Глава 36. Aftermath.
Как мы видим, основными тремя столпами стратегии темных эльдар являются продуманность, многоуровневая подстраховка и беспрецедентная наглость. В качестве примера приведу Пармади Фаго: скандал с семьей губернатора, бунты в соседней системе, имитация культа генокрадов на другой планете, терроризм и еще несколько дюжин подобных, тщательно срежиссированных, происшествий. В результате, силы защиты были обескровлены настолько, что темные просто вошли через главные врата, в открытую прошли город насквозь, забрали коллекцию артефактов, хранившихся в Администратуме и таким же образом вышли. В качестве отдельного издевательства, ксеносы даже не выстрелили ни разу. Весьма, на мой вкус, показательно.
Отмечу еще одну вещь, основной силой войск темных эльдар являются элитные единицы - инкубы, ведьмы, твари гемонкулов и иже с ними. Тогда как рядовые бойцы подготовлены хуже обычного гвардейца. Не ждите от них четкого строя и тактики боя, готовьтесь к свалке.
Если рассматривать слабые места этих ксеносов - то это надменность, самоуверенность и отсутствие псайкеров. С последним темные пытаются бороться, используя другие расы, но даже так, они никогда не доверяют им. Там где человек начнет действовать, поверив предсказанию, темный станет сомневаться и проверять все по тысяче раз.
Поэтому, если вы хотите победить - притворитесь глупее, чем вы есть на самом деле, да-да и вы тоже, Моралес, возьмите с собой нескольких хороших псайкеров, самых набожных солдат, займите подготовленную позицию и тогда у вас будет хороший шанс надрать этим ксеносам их лиловые задницы.
Выдержка из стенограммы лекции полковника Варена Финнеса в Схола Префектус Милитарум. Меркавар, Сквела, Матица, 942М41.
***
Боржек с проклятьем отбросил раскаленные остатки своего хот-шот лазгана и откатился в укрытие. "Курва, придется на обычный перейти", - досадовал про себя гвардеец, обрабатывая мазью пострадавшую руку.
- Капитан Махатый, отступайте и закрывайте переборку, - услышал Боржек голос костяшки, державшего щит на большую часть коридора. Звучал он неестественно спокойно, особенно на контрасте с канонадой выстрелов расцветающих на полупрозрачной поверхности.
- А вы, сэр? - Боржек с ухмылкой отметил уважительный тон капитана. Оценил, наконец-то, Йиржи "этого чокнутого ксена".
- Уйду служебными коридорами. Спешите, надолго меня не хватит.
- Есть, сэр! - тратить слова дальше капитан посчитал излишним. Было ясно, что костяшке не выбраться.
Йиржи стал споро отдавать приказы, собирая в единую массу остатки трех рот. Боржек и еще четыре десятка человек, большей частью раненных, после молчаливого обмена взглядами с капитаном, остались рядом с Атоком, прикрывать. Костяшка отметил их взглядом и коротко кивнул.
Минут десять все шло более-менее по прежнему. Научившись опасаться силы костяшек, ведьмы вперед не лезли, оставляя инициативу рядовым темным. Не лезли до тех пор, пока в поле не начали появляться прорехи.
- Роман, беги! Антон, Ян очередью, прикройте! Шкет, к стене!
Боржек не успевал перевести дух, командуя отрядом. Первую атаку ведьм они отбили. Ну как "они", ведьмы просто провели разведку боем, убедились, что у костяшки все еще хватает сил на телекинез и отступили, хоть и потеряли одну из сук. Но силы у минбарца явно были не бесконечными, прорех в щите стало намного больше и теперь людям приходилось активно маневрировать, чтобы не попасть под огонь противника.
- Боржек, они идут. Второй заход.
- Все! Фраги на двадцать на два! Раз, два!
Боржек рассчитал точно, но, увы, эффект был почти никакой, только пара десятков солдат темных свалились на пол. Ведьмы же за несколько мгновений до взрыва запрыгнули на стены, почти под потолок, избегая потока металлических "подарков".
Шесть тварей, одетых как не всякая шлюха осмелится, единым порывом перемахнули через край щита и начали резню. Аток, сбросив бесполезный щит, пронзил прозрачным щупальцем ведьму рванувшую ко все еще открытым створкам и взревел - "Закрывай!". И тот час получил кинжал в спину от другой ведьмы. Это не помешало ему развернутся и прикончить нападавшую, но уже третья, промелькнув размазанной тенью, снесла костяшке голову и обратным ходом располовинила тело.
Все это Боржек наблюдал через прорезь прицела, пытаясь нашарить выстрелами хоть одну из юрких сук. Наблюдал, пока лазган в его руках не разлетелся на несколько частей. Он с некой обреченностью увидел, что одна из ведьм стоит прямо перед ним, поигрывая силовым мечом. Боржек попытался сорвать с пояса лазпистолет, но ведьма воткнула меч в локоть, пронзая лучевую кость и причиняя поистине адскую боль. Танцевальным движением она приблизилась вплотную, приобняла гвардейца, не давая ему упасть и с милой улыбкой отрубила ему ногу по колено. А затем толкнула его, попутно укорачивая вторую ногу. Боржек приземлился на культи и взвыл от бешеной боли.
Плазменная рубашка меча прижгла раны, кровь не текла, но даже так Боржек с трудом оставался в сознании. Глядя, как темные добивают остатки отряда, гвардеец шептал про себя литанию исполненного долга.
- Эй, сука! - из последних сил выкрикнул Боржек вставшей неподалеку эльдарке. - На, тварь, жри! - он криво улыбнулся и выпростал из-под накидки руку с пультом от детонатора.
Ведьма среагировала мгновенно, еще до того, как он закончил свою короткую фразу. Росчерк кинжала и рука отлетела, оставляя в воздухе след из кровавых капель. Улыбка не покинула лица Боржека, кнопка была нажата еще до того, как он вынул руку, ему просто хотелось взглянуть в лицо этой дряни. "Три, два, один" - отсчитывал он про себя.
Любой гвардеец после пары лет службы знает, как превратить батарею лазгана в гранату. Богохульство перед лицом Омниссии, тем не менее повсеместно используемое. Всего-то надо, поднять верхнюю панель ножом, вынуть и перевернуть перемычку обозначенную синим цветом, счистить изоляцию в паре мест и замкнуть куском фольги от пайка внешнюю и внутреннюю оболочки. Или засунуть туда радиовзрыватель и получить таким образом мину. А у Боржека была не батарея, у него был бэтпак.
Взрыв откинул ведьму почти на сотни три метров. В последний момент, увидев в глазах человека триумф, она успела активировать теневое поле и это ее спасло, в отличие от остальных нападающих. Живописный полет окончился смачным ударом об стену и сознание эльдарки погасло.
Шесть часов спустя. Индра.
Однако знатно я получил по носу. Четверть станции в разрухе, половину гвардейцев перебили, потеряны сорок кукол. Разгром и позор. Дизайн станции придется переработать, добавить нормальные точки обороны, разграничить пространство, установить скрытые орудия, сенсоры и ловушки. Увы, моя вера в надежность дронов оказалось преступно необоснованной. Один импульс из ракшасова артефакта и все пси-приемники оказались забиты наведенным сигналом, радио темные заглушили еще раньше.
Увы, вставить квантовый передатчик в дронов - роскошь, пока мне недоступная. Единственный выход, который я сейчас вижу - добавить им мозгов и создать командные дроны. Одного на пару-тройку сотен будет достаточно.
Весьма "забавным" и тревожным оказалось то, что устройство, устроившее мне столько неприятностей, работало без варпа, на чистейшем пси. А ведь я думал, что монополист в этой области. Придется стать еще параноидальнее. И умнее.
Как только я вышел из командного центра, кукол осталось мало, приходилось мотаться по станции, меня тут же перехватил полковник Гашек.
- Пан Линьер, разрешите обратиться.
- Да, полковник, чем могу?
- Мы бы хотели побывать на похоронах или, не знаю как у вас принято, поминках...
- Стоп. Наши собратья будут похоронены вместе с вашими и по вашим обычаям.
- Но вы же будете и сами поминать, по минбарским обрядам?
- Нет, у нас нет подобных церемоний. Среди минбарцев не принято выставлять ни свою радость, ни печаль. Радуются прожитым вместе мгновениям и желают новой встречи - да, но и это - исключительно в индивидуальном порядке, в комнатах медитации.
Устраивать отдельный трогательный фарс о погибших куклах моего цинизма не хватило. Тем более перед настоящими воинами, у которых были настоящие потери.
- Новой встречи, сэр?
- По нашим верованиям, полковник, умирая, все минбарцы уходят на круг перерождения, их души воплощаются в новых поколениях. Порой даже не минбарцев. Так что, может встретите еще Атока или Ганруна без подобного, - постучал себя по гребню, - украшения.
- Сэр, все же, они все погибли защищая нас. Не дело, не по-людски оставлять это без почтения.
- Погибли тринадцать рейнджеров, остальные, хоть и в тяжелом состоянии, но выжили. Что до почтить - делайте по собственному разумению, думаю они это оценят, вне зависимости от того, какую форму это примет. И спасибо Вам, полковник. Мы, я - Ваши должники. Любая помощь, которая Вам может понадобиться - будет оказана, не стесняйтесь спрашивать.
- Благодарю, пан. Разрешите откланяться.
Вагончик нес меня к гостевым покоям, которые я выделил Воронам, мне нужен был их командир. Астартес меня здорово выручили и стоило их поблагодарить, а также договориться о нескольких важных вещах.
То же время, отсек пленных. Индра.
На высокой кушетке лежала распятая, иначе не скажешь, обнаженная ведьма. Не то, что бы это сильно отличалось от ее обычного костюма. Руки, тело и ноги были закованы во множество прочных пластиковых полос. Фактически, сейчас эльдарка могла шевелить только головой, да и то ограничено.
- И что ты мне сделаешь, мон-кей? Пытать будешь? Ка-ак страшно, - ведьма уставилась на меня шальными глазами и откровенно забавлялась.
- Что-то в этом духе, - тон я взял спокойный, деловой, научный. Учитывая, что говорили мы на эльдарском, подобное было больше чем тоном, это было позицией, ролью.
- Глупый мон-кей. Просто убей меня, не трать свое время попусту. Хотя, нет, я передумала, давай развлече-емся, - ведьма чувственно облизнула верхнюю губу.
- То есть, ты мне намекнула на то, что свое воскрешение уже гемонкулам оплатила, - кивнул я своим мыслям, - буду иметь в виду.
- Ай-йай, как неосторожно с моей стороны. Какой ты внимательный, костегривый. Так что же ты будешь делать?
- Пытать тебя классически, тут ты права, бесполезно. Друзья из инквизиции просветили о такой особенности большей части темных эльдар. Любое новое ощущение - это новое наслаждение, не так ли? Но это не значит, что у вас нет уязвимого места. Подожди чуток.
Я вставил в рот эльдарки особый кляп, он прижимал язык и сковывал челюсти, не давая ей покончить с собой известным способом. Нет, конечно уйти за грань ей никто бы не дал и так, но зачем давать жертве лишнюю надежду, рано пока. Я проверил крепления с ремнями и покатил кушетку прочь из камеры. Для этой гостьи предназначалось совершенно особые апартаменты.
Короткая прогулка привела нас к массивному шлюзу. С едва различимым шипением воздуха, шлюз закрылся, впуская меня с моей подопечной в небольшое темное помещение. Как только это произошло, эльдарка ощутимо дернулась в своих оковах.
- О, я вижу, ты уже поняла. Да, да, этот отсек полностью изолирован. Здесь нет шепота Слаанеш, ты не ощутишь ни Голода, ни малейшего всплеска варпа. А после того, как я помещу тебя в этот бассейн, тело ты тоже перестанешь чувствовать. Ни света, ни прикосновения, ни звука. А релаксант в мышцах не даст тебе двигаться. Поначалу, жертвы этой, - я повел пальцами в воздухе, - конструкции слышат свое сердце, ток крови, скрип костей, но потом, спустя очень короткий промежуток времени, все это пропадает в каком-то слепом пятне разума. И не остается ничего. Только ты и твои мысли.
Пока шел этот монолог, мои руки порхали, вставляя катетеры, делая инъекции и прочие последние приготовления. Тело ведьмы мягко соскользнуло с кушетки на раму, которая тотчас стала погружаться в мутную, почти непрозрачную жидкость.
- Говорят, для людей в таких местах субъективное время начинает идти во много раз быстрее, удобно, да? Ушел я на час, а для жертвы прошел день, я на день, а тебе месяц. Но ведь эльдары мыслят значительно быстрее дурных мон-кей, да? Это, м-м-м, - я шумно вдохнул, - восхитительно!
Центральный мир-фабрика мета-сектора Эта-3-71. Магос Раствайп.
Здание синода встретило магоса шумом множества механизмов. Фактически все строение представляло собой гигантскую машину Гольдберга. Не выполняющая никакой функции, кроме поддержки своего существования, машина ради машины, воплощенная в металл молитва Омниссии. Различные шестеренки, насосы, рычаги и прочие детали покрывали ковром из текучего серебра и бронзы все стены и потолки. Возникало ощущение, что ты находишься внутри диковинного живого существа.
- Магос Раствайп, приветствую. Сдайте устройства.
Раствайп аккуратно отсоединил визор и вокс и положил их в поднесенные служкой футляры. Крышки тотчас захлопнулись и служка, пятясь, исчез в одной из технологических ниш.
- Лорды Фабрикаторы ожидают Вас, - почтительно произнес молодой механикус и указал рукой на двери в конце помещения.
Как только магос пошел, двери распахнулись и он проследовал внутрь. Мрачный, бордового цвета коридор вызывал неуютное чувство. Каждые несколько метров его окутывало очередное излучение. Один из множества барьеров перед теми, кто захочет проникнуть в святая святых власти и веры Механикус.
- Гранд-Лорды, - магос опустился на колено, войдя на середину залы окруженной амфитеатром, на котором заняли места шесть самых могущественных механикусов в мета-секторе, да и пожалуй, во всем Сегментуме Ультима. Внешнему миру о них было неизвестно, даже среди самих последователей Омниссии о совете гранд-Лордов ходили лишь туманные слухи.
"В 'системе' их показатель эстетики ушел бы в минус" - постучалась в голову кощунственная мысль, когда он украдкой кинул взгляд на свое начальство.
- Встань, Раствайп.
Магос медленно поднялся и замер, ожидая слов Лорда. Окажись здесь внешний наблюдатель, ему показалось бы крайне странным, что правители механикусов говорили не на извечной Лингва-технис, а на вполне стандартном верхнем готике.
- Итак, твой вердикт? - испросил председатель совета, похожий на механического спрута.
- Явных закладок и вреда не выявлено, Лорд. Однако визоры ксеносов испускают квантовые колебания. Также замечена неоднородность энергии. Это может быть просто свойством их "пси-пластика", однако я предполагаю слежку. Я бы сам сделал именно так, - увидь Раствайпа сейчас его коллеги, они бы не признали его. Лицо было абсолютно спокойным, равнодушным, казалось оно никогда и не знало такого выражения, как улыбка. - Компоненты изготовленные по технологиям Омниссии чисты от подобных проявлений. Как полученные от ксеносов, так и наши. Но я все равно советую обождать. Слишком много непонятных явлений сопровождают работу "Системы".
- К примеру?
- Технически - "Система" слишком умная, есть подозрение на изуверский интеллект. Есть необъяснимые способности, вроде отмеченных мной в докладах двойников, "субпроцессов". Они действительно копируют людей почти во всех аспектах. Вычислительная мощность также вызывает даже не удивление, опасение. "Зеттакопсы" - само название дает примерную оценку потенциала их когитаторов. Также, часть магосов стала ей молиться, вполне вероятно, что всю общину на Эта-3-71-Мю-264 по окончанию эксперимента придется зачистить.
- Слежка через нашу часть "системы"? - вмешался другой лорд, со множеством витающих подле него сервочерепов и скелетообразных херувимов.
- Весьма вероятна.
- Устройте проверку. Что-нибудь болезненное для них.
- Будет исполнено.
- Социальный эффект? - вновь спросил председатель.
- Чрезвычайно велик. Управляемость, продуктивность, мотивация и удовлетворенность общества возрастает больше чем на порядок. А любые перегибы легко исправляются введением новых коэффициентов.
- Хорошо. Что с оценкой самих ксеносов? Каковы перспективы и технический потенциал? - в этот раз слово взял архмагос, напоминающий гигантскую улитку.
- Потенциал, вопреки первоначальным оценкам, велик. Они постепенно передают нам свои технологии, причем сразу адаптированные к нашим стандартам. Этакий живой СШК. Стоимость они выставляют более чем резонную. Перспективы, по текущей оценке, вполне радужные. Они активно интегрируются в Империум уже сейчас, выполняют все предписания Инквизиции и Администратума, хотя и порой торгуются за некоторые неприемлемые пункты. К примеру, они добились разрешения на ношение метки разрешенного ксеноса на одежде, вместо татуировки. По факту, они вызывают меньше проблем, чем любая из потерянных колоний. А польза от них несомненна, особенно в деле противостояния варпу. Кстати, отмечу, сами минбарцы "системой" не пользуются. "Это для детей" - вот их слова.
- Весьма, весьма интересно. Что с нашими собратьями на их корабле, Индре, так?
- Полностью потеряны. Они уже сейчас рассматривают Индру как аватару Омниссии. Если случится конфликт, можно не спрашивать, какую сторону они займут.
- Неприемлемо! - воскликнул безопасник.
- Действительно, печально, - согласился председатель. - Магос Раствайп, вам надлежит изыскать возможность их устранить.
- Это крайне сложная задача, лорды. Связанная с серьезным риском неудачи и, соответственно, провалом нашей дипломатии. Минбарцы крайне болезненно реагируют на угрозу "своим" людям, это отмечено неоднократно.
- Нам не нужна конкуренция, магос. Все контакты ксеносов с служителями Омниссии должны идти через Вашу ячейку. Но и вы правы, портить отношения сейчас не с руки. Найдите способ сделать это аккуратно. Это все.
- Спасибо за вашу мудрость, Лорды.
- Кстати, а как вы относитесь к мысли, что "Индра" может быть воплощением Омниссии? - догнал вопрос Раствайпа, когда он уже брался за ручку двери.
- Я не верю в сказки. Как и в то, что аватара может появиться у чужих.
- Тем не менее, такое... возможно, - лорды с некоторым недоумением уставились на председателя. - Идите, Раствайп.
Глава 37. Новый сюжет для старой пьесы.
В покоях, отведенных для Астартес, Габриеля не оказалось. Датчики с системой связи все еще не работали и чтобы найти капитана пришлось банально спрашивать. Признаться, я несколько отвык от такого способа добычи столь тривиальной информации. Через полчаса поисков, по иронии почти одновременно с включением сети, я обнаружил капитана в южном парке.
Могучая двух с половиной метровая фигура, стояла оперевшись спиной на столб беседки. Выглядело это слегка гротескно, словно взрослый человек решил отдохнуть среди декораций на подмостках детского кукольного театра. Капитан, в легком доспехе и наброшенном сверху красно-черном камзоле и символикой ордена, с неким спокойным интересом разглядывал окружающие красоты.
Длинный широкий цилиндр по моей прихоти во многом повторял образ сада на Вавилоне 5. Два километра в длину, четыреста метров в диаметре, двести пятьдесят гектаров садов и полей. Последние, кстати, кроме эстетической несли и коммерческую роль, на планетах субсектора оказался хороший спрос на экзотические фрукты и овощи, выращенные на станции.
- Не ожидал, что из всех мест вы отправитесь именно сюда, капитан Ангелос.
- Решил оценить местную "архитектуру". Весьма неплохо.
- Благодарю за комплимент.
Ангелос окинул меня вопросительным взглядом.
- Дизайн этого парка создал я.
- Мне докладывали, что эти станции вы "растите" из зародышей.
- Только структуру. Наполнение, тем более живое, в комплект не входит.
На минут пять воцарилась тишина.
- Зачем ты меня искал? У вас должно быть достаточно хлопот, чтобы ты мог так предаваться созерцанию, - в глубоком, рокочущем голосе десантника звучала насмешка.
- Хлопотами занимается назначенный на это персонал. Мое дополнительное руководство им не нужно. А с Вами, капитан Ангелос, я хотел обсудить акцию возмездия и еще несколько вопросов.
- Возмездие? Злые ксеносы поломали игрушки у добрых?
- "Игрушки", даже и важные, ничто перед смертью. Нельзя позволять отбросам из Комморры безнаказанно резать направо и налево людей.
- Хочешь сказать, что ты будешь мстить за людей, ксенос? В это сложно поверить.
- У нас к этому другое отношение. Более личностное, без оглядки на расу. Мои люди. На моей станции. Почти двенадцать тысяч разумных погибли. Неприемлемо.
- Твои люди? Ты заговариваешься, ксенос!
- Не в смысле, что я ими владею. Те, за кого я отвечаю, мои подчиненные, братство, коллеги, как угодно. Ненавижу, когда причиняют боль тем, кто мне доверился. И да, буду мстить.
- Хорошо, если так, командующий Линьер. Но знай, мы будем следить.
- Всецело одобряю. Следите.
Габриель недобро покосился на меня, подозревая насмешку.
- Что будешь делать с пленными?
- Допрос, после чего большую часть казню, а ведьм и инкубов отправлю на опыты.
- Почему к этим особое отношение?
- Не хочу, чтобы они воскресли. Не заслужили они такого легкого наказания. Жаль только все гемонкулы уже погибли. Для них должна быть заготовлена отдельная камера в аду.
- Что же, ты заинтересовал меня. Немного. Но вот только куда бить? Темные приходят внезапно и так же быстро сбегают.
- Об этом не беспокойтесь. Мы найдем, где и как сделать им больно, - с холодной улыбкой пообещал я. - Нужно лишь Ваше принципиальное согласие. Я все сообщу заранее.
- Хм. Хорошо. Это все?
- Нет, это только первый пункт. Следующим... Насколько мне известно, вы являетесь, несмотря на наличие родного субсектора, орденом космического базирования. Мы предлагаем использовать в качестве постоянной гавани наши станции. Все необходимое для вашего пребывания мы обеспечим. Материалы для техножрецов, провизия, амуниция и все прочее. Все по ценам ниже, чем на обычных для вас портах, скорость, точность и, - улыбнулся, - виды - лучше. А семь станций - дадут вам базу для операций протяженностью в треть галактики.
- А мы выступим охраной. Нагло, но понятно.
- Не только и даже не столько. Будь на станции вооружение - сегодняшних проблем бы не возникло. Это не наша глупость, а запрет Администратума. И, хотя опасения и причины, стоящие за этим запретом понятны, нашу позицию он усложняет многократно. Если Кровавые Вороны выступят нашими гарантами и надзирателями, запрет будет легко оспорить. И не только этот.
- Даже так. Интересно. В чем наша выгода?
- Кроме собственно озвученной части - любая другая помощь с нашей стороны. Включая военную, финансовую и политическую.
- Военную? - Габриель хмыкнул и слегка растянул губы.
- Да. Пусть наши "скорлупки" и не дотягивают до силы и живучести ударного крейсера, но обладают хорошей огневой мощью и непревзойденной скоростью, как в пространстве, так и в варпе. Даже если ограничиться только доставкой наземных войск, это уже окажется хорошим подспорьем. Да и, как Вы видели, темных мы тесним, даже при численном превосходстве с их стороны.
- И где гарантия верности?
- Если отбросить честь и прочие нематериальные стимулы, то выгода. Если мы пойдем на предательство, то тотчас потеряем практически все, чего достигли за последние пять лет. Это как минимум. Анлаʼшок вполне сознательно поставил себя в зависимость от Империума.
- Что же, неплохо. Я извещу магистра, в ближайшее время вас посетят представители ордена.
- Нет, капитан Ангелос, вот тут есть загвоздка. Мы готовы договариваться исключительно с Вами, - беззаботно улыбнулся я, - и помогать мы будем только Вам, лично.
- Даже так, - громыхнул мгновенно подобравшийся капитан и замолчал на десяток секунд. - Ты играешь в опасную игру, минбарец.
- Обратное, насколько мы предполагаем, станет катастрофой и для нас, и для ордена. Мы предпочтем иметь дело с будущим главой ордена, чем с... Азарией Кирасом, ведь он сейчас занимает позицию гранд-мастера и главного библиария?
- Что тебе известно? - капитан развернулся ко мне корпусом и, казалось, хочет взять за грудки.
- Нахождение Кираса на "Суде Воронов", Ваши подозрения, первая война в субсекторе Аурелия, варп-шторм, возвращение планеты Аурелия, потеря немалой части ордена, уничтожение реликвий, разорение сектора, пылающие в огне Экстерминатуса миры, демоническое нашествие, десятилетнее изгнание. Достаточно сумбурно, нехронологично и требует проверки. Но я готов рассказать все, что нам известно. Вне зависимости от того, заключим ли мы соглашение.
- Значит так. Предсказание?
- Они у нас чрезвычайно редки, - кивнул я, - минбарцы не связаны с варпом, все же наше "колдовство" больше механическое, чем мистическое. Ремесло. Поэтому, когда у многих из нас возникает одно видение, это заставляет относиться к такому событию крайне бережно и с опаской.
- Истинный слуга Империума тотчас доложил бы Инквизиции, а не крутил шашни с представителем пораженного скверной ордена.
- А кто бы нам поверил - это раз, второе - мы сами сомневались в правдивости, и третье - опубликование таких сведений повредило бы вашему ордену, вплоть до роспуска или даже зачистки. На мой взгляд, это была бы крайне печальная потеря.
- И что вы хотите взамен?
- Не больше, чем уже озвучено. Ах, да, несколько вещей напоследок. Первое - часть пораженных варпом мы можем вылечить. Второе, вот, держите, - я передал капитану прибор, в его руках казавшийся игрушкой. - Это - детектор заражения. Находит порчу Тзинча и Нургла. Над остальными спектрами работаем. Красный сектор - частичная или полная демонизация, оранжевый - есть возможность вылечить, желтый - направить к капеллану. Третье, - еще одна коробочка, - внутри кристалл, заряженный силой пустых. Вставить такой в оружие - и даже крупному демону не поздоровится, а мелкого развеет моментально. Мы можем предоставить порядка полутонны подобных кристаллов.
Выдержки из докладной записки в Сенаторум от секретариата главного офиса Администратума сектора Инвиа Адфинус.
Тема: проект дальней межсекторной связи (далее ДМСС).
2.2. Проверка выявила, что принятие указа, запрещающего размещение оборонительного вооружения на станциях ДМСС, за номером L-X-966-IP-41-2 от 591.961M41 было спровоцировано законспирированными агентами неизвестной внешней силы. Особо отметим, что указ был принят за четверть года до начала строительства станции. По данному факту Инквизицией инициировано расследование (см. приложение 2).
Договор между Анлаʼшок и третьей ротой ордена Адептус Астартес Кровавых Воронов, а также нападение на станцию "Гермес", предоставили удобную возможность для снятия запрета. Что и было сделано указом L-X-1011-IP-41-2 от 955.962М41. Ожидается, что в ближайшее время все остальные сектора в зоне действия станций ДМСС примут аналогичные указы.
2.4. В связи с экономическими и стратегическими выгодами, принято решение передислоцировать весь свободный системный флот (36 вымпелов) в район станции. Гвардейская группировка на станции усилена 4-мя полками.
4.2. Адептус Механикус присвоили передаче информации через ДМСС фиолетовый уровень безопасности, в то время как астропатическая связь обладает лишь желтым уровнем. Подробный анализ - в приложении 12.
5.2. Концерн Пирамида, благодаря безопасности, скорости и удобству использования ДМСС, стал фактическим монополистом на рынке дальней связи.
Гильдия Астропатика не способна поддерживать конкуренцию в секторах, где присутствует возможность использования ДМСС. Их услугами, несмотря на значительно сниженные расценки, пользуются менее 2% контрагентов. На текущий момент Гильдия Астропатика начала передислокацию более половины стационарных отделений связи.
В качестве первичной меры противодействия Администратумом заключен ряд дополнительных договоров с Гильдией Астропатика на гарантированный объем услуг.
5.5. С начала действия станций ДМСС объем межсекторной торговли вырос на 1173%, секторной - на 264%, логистические и административные потери - уменьшились на 13%, расходы на связь - уменьшились на 51%. Общий валовый продукт сектора - увеличился на 17%.
Таким образом ДМСС признана самым значительным макроэкономическим фактором сектора, начиная с М34.
Святая Терра. Сенаторум Империалис.
Центральный зал Сенаторума окружала галерея в песочно-золотых цветах со множеством альковов. То тут, то там были видны силуэты укрытых легким маревом людей, что-то оживленно обсуждающих. Несмотря на кажущуюся открытость, каждый из альковов был защищен лучшими из имеющихся в Империуме технологий. Шаг за очерченную золотом черту, и никто никаким способом не узнает, о чем ты говорил.
Люди, наполнявшие галерею, состояли в свитах Высших Лордов Терры. Высокопоставленные чиновники, магосы, аристократы. "Мидлорды", как их слегка шутливо называли. Те, кто воплощал исполнительную власть, в то время, как их патроны решали вопросы высокой политики. Среди них шли свои игры, образовывались союзы, течения, шли интриги и целые войны. Все, как всегда.
- Что об этом думаешь? - короткий толстый чиновник, буквально орнаментированный множеством орденов и плашек с наградами, тяжело ввалившийся в альков, растекся на диванчике и кивнул на пергамент в руке своего соратника по фракции. - Салют, - пухлая рука приподнялась на пару сантиметров в пародии на приветствие и упала обратно.
Его собеседником был человек среднего роста, мощный, с большим количеством аугментики, повсюду выглядывавшей из-под синего мундира. Несколько коробок на спине, похожих на небольшие рюкзаки, периодически издавали шумные "вздохи".
- Привет, Гордон. А что я могу думать? Я, милостью Императора, на этих станциях по нескольку десятков триллионов тронов ежедневно делаю. И это только деньги. Там такие водовороты, что я уже на девять планет губернаторами своих ставленников посадил. В зоне Кархеша и Джерима, на минуту. Так что это, - он потряс зажатым в руке пергаментом, - я могу только всецело одобрить. Воды они, конечно, сюда прилично налили, даже из выжимки хлещет, но документ примечательный. Меня один из выводов веселит: "Рекомендуется выделить Анлаʼшок в отдельное субведомство под началом Администратума".
Мидлорд хохотнул и коллега поддержал его парой смешков.
- Мда. Хорошо бы, да жаль, не выйдет.
- А я о чем. Мечты-мечты. Через меня только за последние три декады прошло несколько сот прошений на минбарцев. Они буквально всем понадобились: флот, гвардия, кланы, ассасины, ты представь, механикусы. Даже Серые засветились. Еле заворачивать успеваю.
- Последних не завернешь.
- К сожалению. Придется разрешить или возьмут сами, - чиновник скорчил гримасу.
- А зачем вообще заворачивать? Почему не наоборот? Там же связи, выгода, репутация. И нам, и им легче будет.
- Это бы так, да только они совершенно отмороженные. Вечно лезут вперед и дохнут. Защитнички. Читал отчеты со станции? Почитай. Их всего тысяч десять и, вот сюрприз, большинство из них бесплодно. Если будет продолжаться в том же духе, то лет за пятьдесят, они на нет изойдут. И управлять станциями станет некому. А будут ли Тени и Ворлоны сотрудничать с нами - вызывает сомнение.
- Понятно. Пятьдесят лет. Фух, действительно, быстро. А что с ними?
- Боевые модификации. Они вроде Инквизиции у себя были.
- А клонировать?
- Пытались, сразу, как получили их ткани. Выходят нежизнеспособные уроды. Как сказал биологус, такое ощущение, что в клетках чужая ДНК.
- Печально, - Гордон цокнул языком. Он качнулся вперед, с трудом дотянулся до столика, взял один из бокалов и спросил, кивнув в сторону главных дверей, - Думаешь выйдет?
- Да. Сейчас три за, три против. Из оставшихся - арбитра точно перетянем. Есть хороший шанс получить голос Дикиуса. Карамазов громогласно объявил саму мысль о принятии ксеносов в Империум ересью, - оба мидлорда рассмеялись.
- Как нельзя вовремя, - Гордон кинул взгляд на коллегу. - Ха, понятно. То есть пироман узнал о ксеносах от тебя.
- Поймал, поймал. Мне даже стыдно. Немного.
- И выходит... Томас, стой, это что, опять "тройная"? Грокс, на сколько ты уже ведешь, на пять?
- Именно. Слово, долг и гроб. И на шесть, ты забыл про ту интригу с вратами.
- А с Инквизицией проблем не возникнет?
- Нет. Кортес публично сказал "да". И изъявил желание получить себе в свиту нескольких минбарцев. Фольтвиг и еще полдюжины подобных мастодонтов тоже на их стороне. Вдобавок, Вардан высказал свое одобрение, вот уж чего не ожидал. Инквизиция будет "за".
- В таком случае, за "Homo sapienti favum ossis"!
Сектор Меркавар. Космическая станция Геспарш Энстилл. Олара Сервиус.
Олара молча разглядывала переливы разрядов за стеклом огромного, во всю стену кабинета, иллюминатора, ожидая, пока соберутся сегодняшние гости. Уже полгода, как она купила аппартаменты на этой станции. Сумма, как ей тогда казалось, была совершенно невообразимой, абсурдной. Но главе второго по богатству и влиянию клана в секторе наличие подобного места, удаленного и укрытого от любого взгляда, нейтрального и защищенного как на физическом, так и на информационном аспекте до совершенно параноидального уровня, было необходимостью и мерой статуса.
Станция Геспарш специализировалась на такого рода услугах. Обычно помещения здесь арендовались, на дни или даже часы, ценник был немилосердным, но от этого поток желающих не оскудевал. И лишь беспардонно богатые люди имели наглость селиться здесь на постоянной основе.
В небольшом кармане пустого пространства, посередине газового облака, где располагалась станция, можно было почувствовать себя в полной безопасности. Сюда нельзя было напрямую "прыгнуть", а тихий гул генераторов помех возвещал, что ни подслушивающие, ни, как успела убедиться Олара, отслеживающие устройства, здесь не работали. Здесь она могла действовать свободно, вне пригляда своих бдительных патронов.
Сегодняшнее собрание на первый взгляд не вызывало никаких подозрений. Генерал-губернатор одной планеты, несколько наследников кланов, в том числе Нортэн, полдюжины глав корпораций различного калибра, магос с небольшой свитой, вице-адмирал, пара чиновников и еще десятка два людей. Казалось бы, всего лишь крупная сделка, из тех, что уже не раз заключались в этом кабинете. Но связь между этими людьми и хозяйкой кабинета была глубже. Большую часть из них Олара завербовала, обратила в свою веру, во время эскапады после своего похищения, за остальными она охотилась, оценивая и обрабатывая свои "жертвы", на протяжении нескольких лет.
Когда последний из их небольшого общества прибыл, Олара обошла кабинет с подносом, ставя перед каждым человеком маленький медицинский стаканчик. Закончив, она вернулась за торцевой стол и активировала на дальней стене большой гололит.
- В этих пилюлях находится наркотик особого рода. Не беспокойтесь, при разовом употреблении он безопасен. Примите их, сосредоточьтесь на экране, вглядитесь в картину, вслушайтесь в звуки. Это запечатлеет в вашем разуме психический ключ. Все, что будет сказано в ближайшие несколько часов уйдет глубоко в подсознание, на поверхности останутся лишь сделанные сегодня выводы. Это - мера безопасности. Страховка и спасение, в случае, если вас заподозрят.
Люди в кабинете колебались и Олара подала пример, первой приняв пилюлю. Сразу за ней это сделала Фумис. Остальные члены общества, несколько десятков секунд поколебавшись, последовали примеру своего лидера. Девушка пару раз мерно, "квадратом", вздохнула, настраивая себя на речь.
- Братья и сестры, на сегодняшний день все вы видели возможности "Системы". Знаете, какой толчок она дает. Но для тех, кто не до конца осознал дарованное нам откровение, - на столах перед собравшимися зажглись экраны, - перед вами оценка группы аналитиков из Баймахского универстета. Им дали начальные данные в качестве теоретических и попросили спрогнозировать развитие "воображаемого" общества. При сохранении текущих темпов развития, уже за двести лет общество "Системы" выйдет на уровень людей Темной Эры.
Люди пораженно зашумели, вглядывались в данные. Десятки изобретений, уровень производства, даже при таком небольшом количестве населения, медицинские и психические показатели, прогнозы - все это было далеко за гранью самых радужных ожиданий. Дождавшись, пока соратники дойдут до нужного состояния, Олара продолжила.
- В начале, даруя нам это чудо, Они сказали: "'Система' - это для детей". Что же, это справедливо, ибо в сравнении с Ними, мы - неразумные дети. Их культура, эрудированность, мудрость, трудолюбие - превосходят человеческие на порядок. Их милосердие и участие невообразимы. Их воля, духовность и устойчивость к порче - абсолютны.
Девушка сделала пару глотков из стакана. Скорее отделяя мысль, чем действительно утоляя жажду.
- Несмотря на свое превосходство, Анлаʼшок и Индра верят в людей, в нашу способность стать не только на одну ступень с ними, но превзойти. Они верят в наш потенциал. Они... - Олара обвела взглядом людей, - ошибаются. Там, где человек идет на шаг вперед, Они проходят десяток. Где человек машет руками, Они - летят.
- О, как бы мы хотели, чтобы наш путь был полностью в Их руках. Бесконечная печаль охватывает при мысли, что это желание не будет исполнено. Править людьми должны люди. Вот кредо Анлаʼшок, Их образ мышления, незыблемая скала, которую ни мне, ни кому-либо из "Системы" не удалось подточить. И бремя править этим великим Даром, править "Системой", падет на меня, на, - она выдержала паузу, - нас!
- Эпоха быстрой связи, а я знаю, что Они исполнят обещание и восстановят или изобретут заново технологию, чтобы охватить всю галактику, так вот, эпоха быстрой связи сделает галактику меньше. Роль секторов сократится, над ними возникнут новые структуры. К роли правительницы структуры, что родится здесь, в сердце сегментума Ультима, Анлаʼшок и готовят меня. Остальное вы понимаете сами.
В глазах людей проскользнули искры видений будущего и их роли в нем. Алчность, гордость и причастность к великой цели смешались в дикий, пьянящий коктейль.
- Но на пути к будущему раю есть препятствие, - очередная пауза заставила людей напрячься, на только что увиденные, полные света картины наползла тень. Гневный шепот прокатился по кабинету и замер. - Их благородство и самопожертвование. Они всегда идут вперед, всегда прикрывают, умирают за нас. Они ценят наши жизни много выше своих. На Зифиосе две молодые минбарки сознательно пошли на верную смерть ради раскрытия заговора культа Хаоса. Несколько месяцев спустя, еще одна погибает, покупая своей жизнью спасение для неблагодарного и надменного инквизитора. На Реторте десятки гибнут, прикрывая своим даром и своими телами жизни гвардейцев, а совсем недавно тоже самое в секторе Инвиа. Это, - девушка внимательно обвела взглядом собравшихся, - неприемлемо. Никто из людей не стоит и царапины на любом из Анлаʼшок. Их слишком, преступно мало. И каждая смерть крадет у нас десятилетия развития. Наш священный долг - уберечь Их от собственной добродетели.
Руки собравшихся сами собой сжимались и разжимались.
- Зная об угрозе, Они всегда встанут между ней и нами. По слову Их: "Меж свечой и звездой". А значит, братья и сестры, наша задача - устранить любую угрозу до того, как она посмеет запятнать взор и мысли Анлаʼшок. Собирайте силы, организовывайте ЧВК или кланы, тренируйте и проверяйте бойцов, создавайте сети наблюдения и разведки. Действуйте быстро, но аккуратно. Нужны не просто сильные и умелые, но те, кто сможет войти в наше общество.
Олара вышла из-за стола и встала в середине комнаты. Напротив нее тут же возникла Фумис. Протянув друг к другу руки открытыми ладонями они хором произнесли:
- И да встанет Легион Верных на пути Тьмы!
Глава 38. Вопросы веры. (1/3)
Зифиос. Инквизитор Эманс Фремдер.
Эманс со своей командой спускался по центральной лестнице к вестибюлю Главного Управления Полиции. Минут пятнадцать назад, он сдал все бумаги по новомодному тайному клубу. Клуб был не столько еретическим, сколько просто вредным для Империума. Сборище ошалевших от собственной наглости и безнаказанности клановых детей. Эманс не раз видел, как быстро подобные компании поддавались порче обитателей Имматериума.
По правде, это была мелочь, внимания Инквизиции не стоящая. Но, поскольку Эманс покинуть систему сейчас не мог, подобные задачи позволяли с пользой занять свободное время. Да и местной юстиции добраться до таких деток было задачей почти неподъемной.
На стоянке перед Управлением их ждал выделенный представительством Инквизиции бронированный автомобиль, массивная восьмиместная машина. Эманс уже открывал дверь, когда вспышка интуиции заставила его взгляд зацепиться за странную процессию, идущую по одной из пешеходных галерей в сотне метров впереди. Три ряда одинаковых фигур в светло-серых балахонах с накинутыми капюшонами, мерно ступая в ногу, направлялись к главному зданию Администратума. Пытаясь сбросить возникнувшее подозрение, он нацепил визор ауспекса и приблизил картину. В глубине капюшонов мелькали костяные гребни.
- Неприятно.
- Шеф? - уловивший тревожную ноту в голосе Эманса Николай положил руки на оружие и стал аккуратно, не поворачивая головы, одними глазами обшаривать окрестности.
Эманс молча показал знак "прямой угрозы нет". Он активировал вокс и выбрал на невидимой клавиатуре контакт Деленн.
- Добрый вечер, инквизитор. Чем обязана удовольствию от Вашего звонка?
- Деленн, - вкрадчиво начал Эманс, постепенно меняя голос на стальной - не могли бы Вы сказать, что три десятка минбарцев делают сейчас в центре, в дурацких балахонах, без знаков и сопровождения?
Эманс расслышал шум быстрых нажатий на клавиши. Похоже, Деленн сидела за консолью когитатора.
- Инквизитор, Вы уверены?
- Я смотрю сейчас на них.
- Эманс, в городе сейчас один единственный минбарец - мастер Нерун, на встрече с деʼВинкуло. Со знаком и сопровождением. Это фальшивки!
Дальнейшее было понятно без слов. Фракция консерваторов или сочувствующие им силы решили пойти ва-банк. Случись теракт и будет уже не важно, поддельные это минбарцы или нет, принятие решения отдалится на годы.
- Я оформляю заказ на несколько отрядов Товино, - продолжила Деленн почти без паузы, - у них есть база рядом, должны прибыть в течении минут десяти-пятнадцати.
- Нет времени. Вероятнее всего цель - здание Администратума. Товино не успеют.
- Не рискуйте, Эманс! - успел расслышать инквизитор, прежде чем отключил вокс.
- К сквигу!
Эманс понимал, если сейчас промедлить, долгая работа коллегии будет пущена насмарку. Да и люди погибнут. Он с усмешкой заметил, что успел заразиться от минбарки бережным отношением к жизням обычных людей.
- Паула, найди, где у них бомба, сомневаюсь, что они просто так спешат в Администратум. Беск, набор для разминирования у тебя с собой?
- Всегда, инквизитор, - железным и бесстрастным голосом известил техножрец, выпростав из-под своей накидки объемную коробку со множеством антенн и проводов.
- Хорошо, подготовь его, у тебя минута.
- Нико - доставай bandura.
- Превеликим удовольствием с, Ваше царшество, - из недр багажника был извлечён массивный крупнокалиберный стаббер и Николай стал прилаживать короба с патронами себе на пояс.
- Оммекус - за руль!
Остальные без слов проверяли оружие. Уже устраиваясь на сидении, Эманс вызвал по воксу дежурного офицера только что покинутого здания и распорядился отправить все доступные силы к зданию Администратума.
Последние слова инквизитор договаривал под визг покрышек. Машина прыгнула вперед, проламывая металлический бордюр. Нацеленная твердой рукой бывшего городского гонщика, она с грохотом приземлилась на эстакаду уровнем ниже. Пронзительный рев сирены заставил пешеходов метнуться к ограждению, Оммекусу почти не пришлось тормозить. На Золотой проспект машина вышла лихо, на двух колесах проскользнув меж рокритовых столбов, и понеслась вперед, оставляя на дороге след из сгоревшего пластика. Любой другой не смог бы провернуть такой кульбит, но гонщик сделал это с легкостью и шиком. У Эманса был нюх на таланты.
Перед широкой лестницей, ведущей к Администратуму, Оммекус с заносом развернул машину и направил ее наконец-то к цели.
За все это время, поддельные минбарцы не успели пройти и половины пути. Видя, что водитель по привычке стал притормаживать перед людьми, Эманс заорал:
- Правь сквозь них! Дави!
Террористы, увидев несущегося на них бронированного мастодонта, попытались разбежаться, но Оммекус направил машину юзом и дробный стук по корпусу известил, что добрых две трети подделок выведена из строя. Двери автомобиля раскрылись в осадном режиме, превращаясь в щиты и команда инквизитора, не медля ни мгновения, открыла огонь на поражение.
По счастью, бомба оказалась у одного из попавших под колеса противников. Паула, отцепив от машины пехотный щит, стала прикрывать механикуса, пока тот обезвреживал опасное устройство.
Ряды террористов таяли и после очередной длинной очереди из монструозной конструкции в руках Николая, все затихло. Эманс вышел вперед, окликнув Беска, тот в ответ показал одним из свободных механодендритов "ок".
- Получилось, - выдохнул Эманс.
Радость оказалась преждевременной. Плазменный заряд расплескался прямо перед лицом инквизитора по силовому щиту и тот с треском отключился. Эманс на рефлексах выстрелил в ответ и даже попал, но было уже поздно. Глухо звякнув, рядом с ним упал ребристый цилиндр фраг-гранаты. Николай мгновенно оценив сцену, оттолкнул своего шефа и кинулся сверху на смертоносный подарок.
Как в замедленной съемке, Эманс наблюдал, как тело его старого друга разрывает на куски. "Как глупо", - успела мелькнуть у инквизитора мысль, - "я слишком близко к взрыву".
***
Ритмичный писк, похожий на сигналы кардиомонитора разбудил Эманса. Даже не сам звук, его ощущение. Бывает такое, когда не понимаешь, слышишь ты звук или тебе это только кажется. Сознание давил тяжелый дурман, мысли путались, память разбивалась тусклым калейдоскопом разрозненных картинок.
Обычные, заученные до автоматизма, техники не действовали. "Святой Император, молю, укрепи душу слуги своего".
- Спи. Не мешай, - снова не звук, а лишь ощущение его.
- Где я?
- Внутри меня... в операционной.
- Что?! Что происходит?!
- Воскрешаю тебя. Ты не должен был проснуться. Спи-и. Не мешай.
- Стой! Воскрешаешь? Почему, что, зачем?
- Ты умер. Мои... обитатели волновались за тебя. Сильно. Это неприятно.
- За меня просили, кто?
- Просили? Нет, мы не общаемся. Они волновались, огорчились. Плохо.
- Кто ты?
- Индра.
- Индра? Корабль Индра? Ты Дух Машины или что-то иное?
- Да-а-а.
- И что теперь? Мне тебе поклоняться? Приносить жертвы? - в тоне Эманса плескалось море иронии и насмешки.
- Зачем?
- Э, что зачем?
- Поклоняться. Жертвы. Я не бог. Ты - странный. Спи, я еще не закончил. Ты мешаешь, отвлекаешь.
- Не закончил с чем? - Эманса охватило нехорошее предчувствие.
- Ты слабый. Уязвимый. Плохо. Меняю.
- Что меняешь?! Ты, безмозглая железяка!
- Уязвим перед энергией душ - защитил, плохо переносишь пси - настроил, тело слабое - усилил, медленно думаешь - ускорил. Хватит. Спи!
Прежде чем Эманс успел возразить, его охватило что-то вроде сферы, наполненной шумом моря, дождя и тихими нотами неизвестных инструментов. Звуки несли гармонию и умиротворение. Как инквизитор не противился, очень скоро его сознание погасло.
***
- Простите? - пожилой минбарец в белом халате устало потер переносицу.
- Дух корабля, он меня воскресил, усилил.
- Эм, Вы меня извините, инквизитор, но мы, минбарцы, не разделяем вашу веру в Омниссию, духов машин и подобные суеверия. Пусть на борту и работает некоторое количество технопровидцев, - Эманс попытался вставить слово, но врач поднял руку, призывая к молчанию. - Подождите, молодой человек, я договорю. Предполагаю, это были видения, вызванные отмиранием клеток мозга из-за кислородного голодания. Явление более чем понятное, у нас в подобных ситуациях и Валена порой видели, лично. Я выпишу Вам лекарства.
- Но...
- И посетите психотерапевта. Очень Вам советую. Вот, возьмите, - врач всунул в руки Эманса несколько пластиковых баночек. Он чиркнул пару фраз на бумаге и положил инквизитору на грудь. - Здесь график и дозировка. Выздоравливайте.
Минбарец поднялся и вышел из палаты, так и не дав Эмансу высказаться.
- Вот упертый старик, - инквизитор в сердцах стукнул по тумбочке. На прочном пластике появилась вмятина. - Не голова, а сплошная кость.
***
Через пару часов он говорил уже с человеческим доктором. Доктор Риппа, как он представился. Анатолий Риппа. Эманс слышал о нем. Восходящая звезда на медицинском небосклоне сектора. Именитый и востребованный настолько, что очередь к нему была расписана на ближайших четыре десятилетия. Минбарцы явно не поскупились, оторвать от дел такого человека дорогого стоило, во многих смыслах.
Но разговор, на который Эманс возлагал некоторые надежды, в итоге вызывал лишь глухое раздражение.
- Вот подумайте, Вы утверждаете, что Вас воскресил "Дух Машины", - врач обозначил руками кавычки, - этого корабля. А хирурги, терапевты, биологусы, собиравшие Вас по кусочкам, совершенно тут не при чём. Великолепная работа, отмечу, и я бы лучше не сделал. Так вот, Вы не находите, что это несколько неблагодарно, а, молодой человек?
- Да я же...
- Да, "вы же". Как всегда, великое "я". Извольте перестать, хоть ненадолго, быть настолько эгоцентриком.
Эманс издал короткий рык. Мало того, что эта знаменитость перед инквизиторскими регалиями не испытывала никакого пиетета, так еще и говорил Риппа с ним как с ребенком.
- В любом случае, какое у меня состояние? Я могу покинуть эту "гостеприимную" палату?
- Я бы сказал, что нет, - меланхолично отметил доктор, перелистывая страницы медицинского дела. - Но Вы же меня не послушаете, так? Знаю я вашу породу. Отлежите хотя бы неделю. Лучше - больше. Поймите, клиническая смерть - это не то состояние, которое проходит без последствий.
- Я - здоров? - с нажимом спросил Эманс.
- Более-менее. Даже удивительно. И ничего, как Вы намекали ранее, лишнего я не обнаружил. Но не советую слишком радоваться, в ближайшее время может пойти нейрологическое отторжение. Скажу так, мозг может вспомнить, что в нем были дырки и отреагировать соответственно. Ясно? Поэтому не удивляйтесь, что, когда сбежите отсюда, внезапно рухнете носом вниз на ровном месте.
Несмотря на все опасения докторов, Эманс честно отлежал рекомендованные две декады в стенах палаты на борту Индры. А потом еще одну в больнице Инквизиции, проверяя и перепроверяя сделанное на борту корабля "почти не-ксеносов". Он просмотрел все документы и даже пикт-записи по своему лечению. Разговор в полубредовом состоянии уже стал забываться. Он почти поверил, что это было лишь фантазией. Почти. В руках инквизитора захрустел, сминаемый небрежным движением пальцев, металлический поднос.
Омак (от Alexh)
Зифиос. Красный ворон.
- Брат Франциск, почему у собрата нашего Эманса такие странные видения были? Ведь разве он не должен был видеть лик Его? Или же вера его пошатнулась?
- Брат Вигельм, вы ещё очень молоды, вот сколько Вы занимаетесь микробиологией? Десять лет?
- Двенадцать, брат Франциск.
- Вот видите, а я курирую весь этот отдел почти триста. Прочтите ещё раз отчёт. Перед самым взрывом он общался с шестеренкой, отдавая приказ на разминирование. Вот отсюда и корни бреда. Бомба - шестеренка - Омниссия. Но даже в бреду он не предал веры, ибо крепка она. Аминь.
- Всё же странные эти видения, брат инквизитор.
- В мирах по Воле Его происходит многое, Вигельм, что и не снилось нашим мудрецам, ибо мудрость Его необъятна.
- Воистину так.
Эйнзфест. Несколько дней спустя.
- Брат Франциск, вы подготовили отчёт для его святейшества?
- Конечно Брат Михаил. Милостью его, всеблагого, держащего свой...
Михаил Багфалт скривился как от зубной боли, позволив проявиться на своем лице раздражению. Слишком давно он курировал группу "простого брата Франциска". Так что такую мелочь, как смену маски, не отражающую его состояние, он вполне мог себе позволить. Наедине с Франциском.
- Стоп. Франциск, вы уже почти три века курируете отдел генетики в секторе. За это время у вас сменилось шесть покровителей. Двое посмертно. Может хватит изображать из себя недалекого фанатика? Это конечно весьма увлекательно, но времени сейчас на это нет.
- Его никогда нет, брат Михаил.
- Я смотрю ваша группа так и не смогла прийти к согласию? Думаю, вам известно, что брат Вигельм, недавно переведённый в вашу группу, причём по ВАШЕМУ настоянию, не согласен с вашими выводами, о чем подал рапорт, поддержанный между прочим и некоторыми другими нашими братьями.
- Проведя многочисленные исследования, наши братья, в том числе и брат Вигельм, так и не смогли установить наличие каких-либо отклонений в психике брата Эманса. Что бы они не говорили. Тело так же по уверениям проверенных магосов Биологус, с коими мы уже давно и прочно сотрудничаем, не содержит каких-либо аугментаций. Следов варпа, контроля, заражения, порчи, одержимости так же не обнаружено. Геном не изменён. Мутации, не отмеченные в его деле, так же отсутствуют. Ничего. Ни одной из трех разных комиссий не выявлено каких-либо отклонений от эталона. И это заключение подтверждено сестрами-госпитальерос, которые провели параллельное независимое исследование, подтвердившие слова доктора Риппы, как там было? "Вам, батенька, повезло, что вышли в твердом уме и памяти. А мелкие галлюцинации в момент операции - это норма". Таким образом никаких объективных причин считать брата Эманса даже ограниченно дееспособным, не говоря уже о подозрении в более тяжких грехах, у нас нет.
- То есть результаты, которые он показывает в тестах, лишь немного не дотягивая до показателей космодесантника, вы объяснить не можете. Если конечно не считать "Волею Его благословлён сей брат", как выразился Вигельм.
- Нет, - скривился Франциск. - Генокод не модифицирован. Совсем. Да, защита от варпа, толерантность к ауре пустых, сила и выносливость аномально высоки. И, конечно, выращивание клонов на основе его генома уже запущено, но оно, уверен, ничего не даст. Впрочем, вреда от этого тоже не будет. У нас есть только один способ выяснить, чем вызваны такие результаты, будь то какие-то недетектируемые нами вживления в ключевые точки организма или неизвестный способ псиусиления. Докладную записку я подавал еще 26 дней назад. Кстати, несмотря на выдающиеся результаты, сравнимые и даже слегка превышающие стандарты темпестус, сравнивать его с космодесантником некорректно.
- Не старайтесь казаться глупее чем есть на самом деле. Вы отлично понимаете, что разобрать брата Эманса на запчасти можно только один раз. Гарантии, что в результате Вы узнаете что-либо полезное, никто не даст. А вот проблем это создаст уйму. И даже самые невинные меры из вашей записки, вроде ампутации руки с целью замены на протез и проверку изменения его эффективности, нам никто не позволит. И не коситесь так на разрешение брата Эманса на любые необходимые исследования, которое он подписал. Мы и так слабейшая из фракций Инквизиции в секторе и те же Альтериус с удовольствием проедутся по нам силовым катком за счет Эманса. Если эта бумажка "случайно" потеряется, не говоря уже о том, с каким удовольствием её объявят подложной или написанной под давлением, мы окажемся в очень плохой ситуации, брат Фредерик. А Эманс не станет свидетельствовать против своей фракции. К тому же, он весьма хорошо ориентируется в этой политической круговерти, и я не удивлюсь, если он написал бумаги в том числе для того, чтобы спровоцировать нас. Никаких серьезных инвазивных процедур. Запрещаю. Тем более сомневаюсь, что после всех ваших бесчисленных проб у пациента мышечной и нервной ткани, вам чем-то поможет рука или все тело целиком. Ограничитесь опосредованными исследованиями. Никто вам не помешает облепить Эманса с пяток до затылка датчиками, а против любого дискомфорта сам он не посмеет сказать и слова. После чего прикрепить к нему пару инфоцитов и "случайно" подкинуть несколько опасных целей. Уверен, в таком случае у вас появится множество новых данных.
- Это всё замечательно, брат мой. Но если вы подтверждаете отказ от исследований второй и третей категории, то, боюсь, мы так никогда и не узнаем, как именно был изменён Эманс. И уж тем более не сможем сами освоить этот без сомнения весьма эффективный способ. Причём быстрый. Менее трёх декад. При направлении же Эманса на задания, где ему придётся проводить столь рискованные операции, мы рискуем потерять возможность провести гораздо более полные исследования. Так что максимум который я могу рекомендовать - усиленные тренировки, основанные на методиках подготовки скаутов Ультрамаринов, без непосредственного участия в боях.
- Видите ли брат мой, дело в том, что сейчас вокруг минбарцев и так слишком много голодных глаз и рук с вилками и ножами. Абнегаторы и Альтериус, которые сейчас в союзе и, благодаря произошедшим событиям, доминируют в секторе Меркавар - будут сильно против длительной отправки Фремдера на скамью запасных. Проигнорировать их... плохая идея. Группа лорда Фольтвига не даст раскачивать лодку, они сделали ставку на ксеносов и получают с них хороший политический навар. Ссориться с ними по такому поводу - нерационально. К тому же, раз ксеносы восстановили нашего брата - значит он для них чем-то важен. Лишних ссор нам сейчас не простят. Особенно лорд Фольтвиг. Гораздо перспективнее мне видится проверить брата Эманса в поле. В конце концов, мало ли у нас заданий, вернуться с которых можно разве что промыслом Его. Заодно и проверить возможности брата, ибо ничто так не раскрывает их, как смертельная опасность. Поведение посмотреть, реакцию ксеносов, результаты тестов на физическую и псайкерскую выносливость и прочее сравнить с лабораторными в боевой обстановке. И, если, паче чаяния, Фремдер отправится к Трону, его тело тотчас вам доставят. А пока я постараюсь договориться, чтобы некоторых братьев из моей свиты тоже так "изменили". В этом случае никаких препятствий для ваших исследований не возникнет, ни с какой стороны. Кстати, у вас же есть тела тех минбарцев, павших на станции связи. Более чем достаточный материал для текущих исследований.
- Вы всерьёз считаете, будто тот пепел, что остался от тел после "погребального сожжения" по гвардейским обычаям, способен дать много данных? Это не более чем органический мусор. Пара-тройка незнакомых соединений, вот и весь "навар". Конечно, даже из не живого тела можно выжать многое, но для этого оно должно быть хотя бы относительно целым. А лучше еще живым. Впрочем, последнее пока определенно невозможно. Пока у нас мало данных о технологиях этих ксеносов, мы не можем гарантировать отсутствие маячков, что ставит крест на захвате. Верить в то, что эти ксеносы раскрыли все свои возможности попросту глупо. Не считаете же вы, что они совершат такую оплошность?
- Если с ними не ссориться? Вполне. Правда, придётся подождать немного. Лет пятьдесят-шестьдесят. Главное, чтоб они не вымерли за этот срок. Конечно, три десятилетия о которых упоминала Деленн это слишком оптимистично, но Империум выживает уже более десяти миллениумов без этих данных, так что даже если интеграция с поглощением их научного потенциала растянется на века, это не такая уж проблема. И умоляю Вас, вправьте мозги Вигельму. Это ж надо было додуматься написать в докладе ВОСКРЕШЕНИЕ брата Эманса. Воскрешение. Да если эту записку увидят другие инквизиторы, а тем паче кто из высоких лордов Терры, то начнётся такой шторм, что нас с вами сдует, не заметив. По сравнению с ним очередной армагеддон покажется такой мелочью.
- Он правда так написал? Мда, жаль, очень жаль. Такой замечательный микробиолог. Был. Второго такого в нашем секторе мы уже не найдём.
- Такой подающий надежды вьюноша. Жаль, что решил испытать ту недоделанную сыворотку на себе. Эх, молодость. Что же, не смею Вас больше задерживать.
- Всего хорошего.
Глава 39. Вопросы веры. (2/3)
Комморра. Ковен гемонкулов Десяти тысяч порезов.
Далеко от мрачных башен города-в-паутине Индра вел допрос попавших ему в руки темных отродий. Вынимая "пациентов" из "гостеприимных пенатов", Индре приходилось вкалывать им подавляющие чувствительность вещества, иначе эльдары очень быстро лишались сознания от сенсорного шока. Процесс шел плодотворно. Одно известие о Черной Библиотеке окупало все хлопоты. А этот секрет был не единственным. Индра уже потирал руки в предвкушении визита на древние тропы.
Не избегнув грехов надменности и презрения, Индра был слегка небрежен и одна из молодых ведьм, черпнув сил из глубин безумия, в которых она плавала, смогла разорвать мышцы сердца и лопнуть несколько сосудов в голове. Индра не стал препятствовать и оживлять ее. Он посчитал наказание достаточным, да и в конце концов, ему нужно было доставить "весть" темным. Они умные, поймут. Хлестнув напоследок отлетающую душу хлыстом из ауры пустых, Индра отправил тело в прозекторскую.
Ковен гемонкулов в Комморре - страшное место. Страшное, даже по извращенным меркам темных эльдар. Слухи, один черней другого, витают по городу. Справедливые слухи, верные, преуменьшенные, ибо фантазия обывателей многократно уступает таковой у мастеров плоти, боли и пыток, бессмертных чудовищ, бывших когда-то правителями народа эльдар. Попавшему сюда никогда неизвестно, кем он будет больше, пациентом или объектом, вылечат его или повесят на крюк. Немного спасало то, что соплеменники гемонкулам стали уже слабо интересны. За тысячи лет они успели изучить каждый аспект эльдар, и физический, и душевный. Но риск оставался всегда.
Лаборатория воскрешения была комплексом из восьми открытых помещений, творцов плоти мало заботили приличия или страх смерти. Одна из комнат, дугой огибавшая остальные помещения, была наполнена подвешенными телами. Живыми телами, которые каждую минуту испытывали чудовищные страдания. Если кто-то искал ад воплощенный, то это был он. Хор боли, питавшей своей извращенной силой новую жизнь для более удачливых разумных.
В центральном отсеке царил хозяин лаборатории. Выгнутая парящая фигура со множеством конечностей, с неестественно вытянутым лицом, с акульими зубами. Он был воплощенным эталоном гемонкулов, пороком возведенным в степень.
Перелетая от одной машины к другой, от тела к телу, хозяин лаборатории постоянно мусолил лоснящиеся масляной пленкой руки, словно мыл их под невидимой струей. Если приглядеться, можно было заметить, что кисти не родные этому телу, толстые обручи весьма органично крепили чужую плоть, скрывая под собой срезы и шрамы. Гемонкул любил каждый день менять набор основных конечностей. Его фетиш, желание ощутить каждый день по-новому. И хор давал ему множество возможностей, для батарейки руки - лишнее. На сегодня руки были эльдарские, впрочем, это скорее было исключением, чем правилом.
Вдоль дальней стены, на множестве кольцевых рельс висели рядами небольшие пластинки с закованной внутри плотью эльдар жаждавших воскрешения. Над одной из таких пластинок загорелся фиолетовый огонек. Пластинки качнулись, сталкиваясь с мягким звоном, когда заработал двигатель. Огонек рывками доехал до развилки и пластинка свалилась в чашу, заскользившую по воздуху в раскрытое чрево анализатора. Несколько мгновений и на экране высветились руны, возвещая смотрящему, кто и что перед ним.
- Фахʼшен, - окликнул хозяин лаботатории своего раба, убедившись, что все оплачено сполна, - готовь капсулу. Очередной клиент прибыл.
Молодой излом отлепился от своей ниши, мелко закивал и кинулся к оборудованию. Спустя пару часов он притащил на медицинской кушетке тело молодой ведьмы. Гемонкул осмотрел тело и остался доволен, хорошая работа.
- Отлично, вколи ей пару стимуляторов и гони в шею.
Секунду спустя, ведьма очнулась и тотчас зажала уши и раскрыла рот, словно вокруг стояли боевые ревуны. Ее фигура скорчилась, выскользнув одним движением, словно змея, из-под медицинского покрывала. Взгляд эльдарки безумно заметался по комнате. Наконец, ее внимание остановилось на столике с хирургическими инструментами. Прежде, чем кто-либо из гемонкулов успел среагировать, ведьма схватила один из широких скальпелей и одним движением рассекла себе горло, почти отделив голову от тела. В затухающем взоре сверкало просто неземное блаженство.
- Как интересно, какой... сладкий вкус отчаяния, топленый оттенок безнадежности, острые кусочки безумной решительности, играющее блаженство свободы в смерти и свежий холод тающей воли, - гемонкул смаковал неожиданный букет чужих ощущений. Он провел наконечником одного из дендритов по своему подбородку, его пальцы били короткими движениями по воздуху, словно играя на невидимых струнах. - Восхитительно! Фахʼшен, включи ловушку на последнего клиента и подготовь капсулу. Оставшихся передай Раззе. Меня не беспокоить!
Скрюченная фигура заметалась по помещению, дергая пышущие тяжелым паром рычаги, нажимая на кнопки и руны.
- Очень любопытно, - озвучил свои мысли хозяин лаборатории, глядя на тело и включая черепной бур, - чем же достигли такого эффекта? И кто это такой умелый? А еще, мне очень повезло, - погладил он тело по щеке, - ведь по слухам, тебя еще долго никто не хватится.
Субсектор Ультрамар. Макрагг. Крепость Геры.
Северус Агемман, капитан первой роты Ультрамаринов, Регент Ультрамара, возвращался в компании нескольких соратников с полигона, когда его настиг вызов с орбиты.
Полупрозрачное лицо магистра парящее над диском походного гололита равнодушным взглядом обвело десантников. Даже сквозь творение адептов Омниссии его аура заставила десантников встать во фрунт.
- Северус, - магистр, как всегда, не стал тратить время на политесы, - последняя станция будет у нас. С Высокими Лордами все решено. Остальное на тебе. Начало работ - через два месяца. Подготовь, что нужно.
- Благодарю за хорошие новости, магистр. Все будет исполнено. Отвага и честь!
- Отвага и честь! - Марнеус едва заметно кивнул и отключился.
- Отлично, - изобразил нечто весьма отдаленно похожее на улыбку Северус. - Если судить по имеющемуся опыту, чистый доход от наших планет вырастет где-то на треть.
- Так это ради денег? С каких пор у нас их не хватает? - Фолкерс, лишь недавно вошедший в свиту Северуса, скривил гримасу. Он был отличным тактиком и командиром, но некоторые вещи не входили в круг его понятий.
- Болван! - регент с оглушительным звоном стукнул по своему бедру. - Естественно не только ради них. Но и они важны. Деньги - это мера доступных нам ресурсов. Это корабли, амуниция и даже твоя терминаторская броня. Ты думаешь, раз нам принадлежит целый субсектор - "эти грязные деньги" нам уже не нужны? Ты дьявольски ошибаешься.
- Но у нас же много...
- И мы используем все, до последнего миллитрона, для усиления ордена! А теперь закрой свой рот и марш к Виккерсу. Будешь просвещаться, раз не понимаешь, что такое финансы и с чем их едят.
Десантник пристыженно, что выглядело комично в исполнении фигуры под три метра в тяжелой силовой броне, поклонился, отдал честь и утрусил прочь.
- Интересно, он вообще понимает, что на восстановление того же Прандиума тронов уйдет столько, что хватило бы перестроить наш флот дважды.
- Сомневаюсь. Но может брат Виккерс вобьет немного толка в его чугунный лоб, - регент хотел еще раз ударить по бедру, но в последний момент удержал руку. - Возьми Слейда, его взвод и лети на Зифиос. Мы не имеем права оставлять контроль над ситуацией другим. Станция важна. Нам необходимо знать, насколько эти ксеносы надежны.
***
Омак от Темный_Змей. "В темно-синем лесу..."
***
Тёмная комната освещалась лишь дрожащим пламенем нескольких свечей. На стенах, еле видимые в отблесках мечущегося света, висели картины. Лишь очертания каких-то людей проглядывались на них, тем самым давая понять, что картины являются чьими-то портретами.
Комнату наполняли несколько десятков людей одетых в балахоны с глубокими капюшонами, что надежно скрывали личность присутствующих даже от ближайших соседей, не говоря уже о внешнем наблюдателе. Все они тихо переговаривались между собой, передвигались, подходили к картинам и обсуждали их, изредка поглядывая на дверь. Словно ждали кого-то.
Но вот в комнату вошёл последний гость, обративший на себя внимание всех присутствующих. И сразу после этого началось то, что любой другой житель Империума Человечества со страхом, ненавистью и презрением назвал бы ересью - люди в балахонах после небольшой подготовки начали молиться. Молиться картинам, изображающим в разном положении и в разные моменты истории существ, которых только издалека можно было принять за человека. Да, только сейчас, когда еретики при помощи дополнительных свеч добавили света, на картинах можно было разглядеть разумных, что совсем недавно стали знаменитостью на восточном крае Империума. Подарившие людям быструю связь и возглавившие поход для освобождения планеты от еретиков и демонов. Последнее весьма удивило многих представителей рода человеческого - не так часто ксеносу дозволялось руководить человеческой армией для освобождения человеческой планеты. А столь эффективный разгром противника только добавил им известности.
Минбарцы. По словам некоторых, самая миролюбивая и дипломатичная раса из известных людям на данный момент. За их деяния, за их культуру и поведение многие люди симпатизировали этим разумным, а более молодые и авантюрные, узнав, что минбарцы обучают людей на своём корабле, пытались добиться для себя того же, чтобы затем похвастаться этим перед своими сверстниками.
Тем печальнее было видеть, как эта раса стала причиной появления еретических направлений. Кто знает, до чего доведут подобные собрания людей? Наверное, хорошо, что у данного собрания не было свидетеля. Ведь не было?..
...Гвардейцы медленно, но уверенно шли вперёд по коридорам, оставляя позади себя трупы ксеносов. Привычная картина для этой Вселенной, однако на этот раз всё происходило немного по иному сценарию. Ксеносы в виде минбарцев, нарнов, теней и ворлонов защищались от гвардейцев, но не отвечали огнем.
Не будь приказа, не находись рядом инквизиторы и комиссары, что пытались воодушевить Верных Детей Человечества призывами не останавливаться, в своём фанатизме не видя, как на них смотрят некоторые "воодушевлённые", многие гвардейцы возможно и опустили бы оружие, прекратили бы бойню. Но у них не было выбора, а потому они продолжали стрелять. Стрелять по разумным, что совсем недавно были друзьями для людей.
Этот корабль, являющийся чем-то вроде основного дома для ксеносов, был последним оплотом для оставшихся выживших. Остальных либо уже уничтожили, либо уничтожают в данный момент времени. И только корабль продолжал держаться. Его защитники ставили препятствия, пользовались щитами, отбрасывали нападающих пси-ударами, передвигались с невероятной скоростью, уворачиваясь от выстрелов лазганов и избегая ранений.
Занятным в этой ситуации было то, что защитники словно целенаправленно двигались в одну точку. Ксеносы, во время штурма находящиеся в передней части корабля, умело отступали в направлении хвоста, каким-то чудом избегая гвардейцев, что должны были встретить их на пути. Находящиеся же в это время в хвосте корабля ксеносы, наоборот, двигались в сторону передней части корабля. Но командующему данной операцией такое поведение защитников было лишь на руку. Загнать их всех в одну точку в середине корабля и насесть с двух сторон - что может быть проще? Разве что расстрелять их корабль тремя линкорами, здесь собравшимися, которые не позволили ксеносам сбежать. Однако высшее руководство приказало не трогать корабль ксеносов, а он не дурак, чтобы ослушаться.
Но как бы защитники не старались - они проигрывали. Гвардейцы всё же слишком многочисленны и хорошо вооружены. Они оставляли после себя множество трупов ксеносов, и невольный свидетель данной картины с облегчением подумал, что, к счастью для Бриесанн, она не видела всего этого.
И именно последняя мысль, удивившая неведомого свидетеля своим сочувствующим отношением к чувствам охотницы, стала отправной точкой для того, чтобы вся эта картина уничтожения ксеносов растворилась в сознании Калмаэля, прерывая его медитацию...
Корабль "Индра". Провидец Калмаэль
Раскрыв глаза, эльдар бездумно огляделся. Вокруг всё было по-прежнему. Сад, в котором он часто медитировал, ничуть не изменился, всё так же радуя своей красотой и даруя спокойствие.
Подышав и успокоившись, Калмаэль начал размышлять над тем, что ему показал его дар. А поразмышлять было над чем. Это только несведущему в делах предвидения могло казаться, будто будущее можно легко предсказать. На самом деле будущее для провидцев - это не одна чёткая дорожка, а множество неясных путей. Провидцы в зависимости от силы дара видят несколько направлений будущего, где-то очень чётких, что бывает довольно редко, а где-то - нет. Чёткость видения свидетельствует о большей вероятности появления данного варианта будущего. И таких ясных или неясных видений может быть несколько, что тоже не добавляет уверенности, а может и вовсе не быть. Новичок в этом деле может лишь видеть варианты будущего, гадая, что привело к тому или иному результату, и не в силах что-то с этим сделать, а вот опытный провидец может то, что не в состоянии сделать другие - в своём трансе он может видеть ситуации его касающиеся, предшествующие концовке видения, и менять их, если это в его силах. И таких ситуаций вокруг провидца намного больше, чем самих следствий. Опытный провидец выбирает нужный вариант будущего, а потом делает всё, чтобы он стал реальностью - он может увидеть сотни вариантов разговора, в котором он лично участвует, лишь для того, чтобы, сказав пару нужных слов, привести собеседника к нужному для него результату.
Калмаэль являлся опытным провидцем. События в его жизни сложились так, что он невольно лишился статуса учителя молодых эльдаров, которые в своём порыве отправились к звёздам, так что приглядывать больше не за кем. Именно по этой причине он, чтобы не казаться приживальщиком в глазах других и в первую очередь в глазах собственных, начал усердно заниматься предвидением будущего, информируя минбарцев о результатах, тем самым помогая им. Просто ничего не делать - не для него.
Две картины, увиденные Калмаэлем, являлись причиной и следствием. Он видел либо уже состоявшееся, либо то, что скоро состоится, и результат этого. На самом деле это довольно редкое явление - увидеть истинную причину знаменательного события будущего, узнать то, что стало причиной грядущих неприятностей. К сожалению, этому нельзя научиться - Мать сама решает, кто достоин данного знания.
И если с причиной события он бессилен - та является единственной картиной и очень чёткой, - то вот со следствием уже можно что-то сделать. Он видел десятки вариантов того, что могло случиться, и эта картина уничтожения ксеносов лишь самая чёткая из них, что вовсе не свидетельствует о своей неизменности.
Калмаэль достал из кармана очень редкую траву, изарʼдаинн, которая позволяла эльдару усилить свои способности провидца. Увы, без этого средства здесь, на корабле, он не может видеть будущее так далеко и чётко, как это было у него на родине. Пусть корабль косвенно и стал тем, из-за чего эльдар снова получил возможность предсказывать будущее, но он же и являлся тем, что мешало Калмаэлю в предвидении. Казалось, будто сам корабль не имел никакого чёткого будущего, будто он был вне времени. И вот такая трава очень помогала ему в деле. Правда, Калмаэль уже принимал стимулятор до этого, что и позволило ему увидеть эти события, и новый приём пагубно отразится на его здоровье, отправляя его в койку на несколько дней, так как употреблять изарʼдаинн можно не чаще, чем раз в семь дней, но оно того стоит. Минбарцы и нарны уже давно стали для него друзьями, так что он сделает всё, чтобы избежать геноцида близких ему разумных.
Пожевав траву, привычно успокоив своё сердце и замедляя дыхание, Калмаэль начал погружаться в глубокий транс. Только в таком глубоком трансе можно увидеть свои действия и менять их, видя результаты своих ещё несовершённых действий.
Найдя желаемый поток событий и выйдя из медитации, Калмаэль весело и неудержимо рассмеялся: "Ну разумеется, разве есть другой, лучший вариант решения, кроме как подойти к Деленн и выдать ей суть проблемы?!"
***
Конец омака.
***
Корабль Индра. Олара Сервиус.
- Леди Олара Сервиус, - голос ГʼКара, прокатившийся из вокса по всему ангару не предвещал мне ничего хорошего, - не соблаговолите ли посетить каюту капитана?
Десять минут спустя, я уже стояла перед отцом и судорожно пыталась найти оправдание открытым на экране документам. Получалось плохо.
- Ты сделала что?! Аргх! - отец зарычал, словно дикий зверь.
Он заметался по каюте. Руками, закованными в черные перчатки, он массировал костяные дуги над висками. Как всегда, когда решение какой-то проблемы от него ускользало.
- Аргх! Предки, за что мне все это! - он воздел вверх руки и потряс ими. Закончив взывать к потустороннему, он опустил взгляд на меня и рявкнул: - Снимай штаны!
- Что?! - я решила, что мне послышалось.
- Ты меня слышала, дочка! - отец взялся за пряжку орнаментированного ромбическим узором ремня. - Видят предки, я не хотел этого, но другого выхода не вижу.
Когда несчастные тугие штаны наконец сползли у меня с бедер, отец перегнул меня через низкий столик и от души, с оттяжкой, врезал ремнем по моим ягодицам. Боль отдалась по всему телу, даже в носу засвербило. Я могла бы ее заблокировать, минбарцы хорошо меня обучили подобным вещам, но не стала. Отец имел право меня наказывать. Мне еще не было понятно, что именно такого страшного я совершила, но это не было важно. Отец прав. Всегда.
- Я вижу ты, дочка, не понимаешь, что устроила. Какой, предки меня забери, Легион? "Тайный" орден. Неужели ты думала, что это осталось бы неизвестным? Мы, только узнав о проблеме, нашли твое творение за два дня. Думаешь Империум глупее? Инквизиция на протяжении десяти тысяч лет искореняет проблемы, ищет заговоры и тайные культы. Десяти тысяч лет, Олара! Это титанический объем опыта. Иные цивилизации рождались и умирали за такое время. Олигархия Нарна вчетверо моложе! Можешь поинтересоваться у Калмаэля, чем бы твоя эпопея закончилась. Мне с Деленн он очень красочно все описал.
- Ладно проблемы с Империумом, - отец мерно, в такт фразам заносил ремень, - ты не подумала, что сотворишь с нами? Ты создала культ! Культ, Олара! Ты забыла, что тебе говорили о силе веры? В конце я, мы - исчезли бы, превратившись в монстра составленного из чужих желаний!
Минут десять спустя, уже на выходе из дверей "Система" оповестила меня о потере 20 тысяч ОР. Я горько усмехнулась. Вот что меня сейчас заботило в последнюю очередь, так это репутация. "Я чуть не убила отца, чуть не убила Индру со всеми обитателями" - эта мысль набатом била в темя. Пройдя несколько десятков метров по коридору, я уткнулась лбом в холодную стену и после несколько раз побилась об нее головой. Визор издал тревожную трель, предупреждая об эмоциональном срыве и принудительном вводе лекарств. Я тотчас сорвала браслет. Успокоительные мне сейчас были не нужны. Я хотела полностью прочувствовать свое... свою... не важно.
- Какая же я дура. Прости, прости, простите, - сорвалось шепотом с губ.
Слезы невольно лились из глаз, как не старалась их удержать. Нельзя было, что бы кто-то увидел меня в таком состоянии. Открыв ближайшую пустую каюту и заперев за собой дверь, я уткнулась в подушку и дала волю чувствам.
Через полчаса, когда на подушке закончились сухие места, я усилием воли прекратила истерику. Все, хватит. Есть время быть девушкой, а есть время быть правителем. И сейчас пришла очередь правительницы.
Зеркало в ванной, отразило образ всклоченной чувырлы из "нижников", с размазанной косметикой и птичьим гнездом на голове.
- Будущий, гракс меня подери, великий лидер! Ха! Ха-ха-ха!
Всхлипнув пару раз напоследок, я стала приводить это существо из зазеркалья в порядок. Отсутствие с собой косметики мне не помешало. Преподавательницы по манерам и этикету не раз повторяли: "не сумочкой единой леди жива".
Аккуратно собранные на кончики полотенца останки макияжа, детская присыпка, таблетка активированного угля, еще пара подобных мелочей и через час с четвертью я выплыла из каюты королевой.
Времени на бесполезную горечь у меня не оставалось. Следовало как можно быстрее придушить выращенную собственными руками гадюку. Стоя на платформе, что несла меня к ангару, я размышляла, кого оставить, кто слишком много знает, а кого еще можно использовать.
На счастье, посвященных я не плодила, их было мало, большая часть агентов исполняла мою волю вслепую, не зная, что и кто на самом деле стоит за их действиями. Пожалуй, стоит перевести их на официальное положение. Устроить аналог добровольческого ополчения, на профессиональном уровне. Тогда можно будет сделать вид, что ранее я лишь присматривалась к ситуации. А если воспользоваться Хиосскими положениями от 822М34, то я смогу на этом даже заработать и получить вход в ближний круг пары губернаторов.
Оставалось решить, что делать с Фумис и Нортэном. Первую я убивать не хотела, а смерть второго поднимет слишком большие волны. Надежда на благоразумие и страх. Известие, что нас раскрыли должно охладить их пыл и заставить пригнуть головы.
Глава 40. Вопросы веры. (3/3)
Подчиненные Канʼдекефа не справлялись. Факты, проклятые факты постоянно выбивались за пределы всех прогнозов. Схемы нарушались, агенты исчезали, провокации и тесты заканчивались неудачей. А поэтому, ком-алару пришлось просить помощи у специалиста. Повинуясь жесту изящной руки, на стене зарябила овальная рамка портала, открывая Кан'декефу путь в статистический центр. Увидев нынешнее оформление помещения, он сцепил руки в замок и с силой несколько раз провел большими пальцами по вискам. Пестрые узоры синего, ярко-зеленого, коричневого и красного в совершенно несочетаемых вариациях вызывали у эльдара мигрень.
Пара взмахов, концентрация и центр принял эстетически более верный вид в его глазах. Канʼдекеф не любил пользоваться оверлеем, но подобные картины убивали напрочь его чувство прекрасного.
Хозяином местного королевства цифр и графиков был химмеш Триэр. Высокая более-менее антропоморфная фигура с заостренной головой, покрытой серыми лентами, и руками, похожими на свернувшиеся бутоны. Химмеш в свое время были крайне активной и любопытной расой, что, в конце концов, их и погубило.
Одет ученый был в аккуратный костюм, напоминающий изделия мон-кей и эльдар был крайне рад, что уже не видит его оригинальную расцветку.
- Триэр, появились новые данные?
- О да, ком-алар. Доверять желтым обезьянам анализ? - он очертил рукой овал перед лицом, что для его вида было аналогично тому, как человек бы покрутил пальцем у виска. - Вы там ебнулись. Да, я знаю, по какой модели они строили. Сожри мои пальцы, чего я искренне не понимаю, так это то, как можно было при этом упустить столько пластов. Смотри, - следуя за широким взмахом, в воздухе высветилась сложная трехмерная структура, со множеством надписей и постоянно меняющихся цифр. Триэр выделил несколько областей одним цветом, - видишь их, ничего не цепляет взгляд? Да-да, я знаю, что у них разные вектора. А если так? - схема завертелась и выделенные области совместились. - Теперь ясно? Все они, пусть и со своими векторами, строят основание для главной модели.
Эльдар мерно вздохнул. Он терпеть не мог хамство и панибратство, но Триэр был лучшим социопрогнозистом в Кабале.
- Проще, конкретнее, короче.
- Если проще - ваш пришелец, этот Рой, выпустил несколько десятков своих отростков в свободное плавание. Из чисто человеческих тел. Кстати, их уже в несколько сот раз больше чем минбарцев. Они охватывают всю палитру общества, от криминальных синдикатов, до высших позиций в правлении планет.
- Стоп, они действительно люди или какого-то рода химеры?
- Нет, агентам несколько раз удавалось получить тело. За исключением необычно быстрой нейронной деградации после смерти, это полностью стандартные люди. И не прерывай меня. Так вот, у этих отростков векторы отличаются. Каждая из групп нацелена на одну персону, которую она продвигает. Антуан Першен Третий - прошел от средней руки чиновника до губернатора, Мириель фон Гаусс поднялась до Лорда-рыцаря, Кастор Кадочкин - ученый, ныне ректор крупного университета, и еще десятки подобных. Интересно, что цели частью Роя не являются. И, в отличие от Олары Сервиус, их тщательно отбирали. Не знаю точно, по каким критериям, но все они выдающиеся по меркам людей личности. Однако фокус всей структуры, в будущем, завязан именно на Олару.
- Если ее устранить?
- Сработало бы, частично, да только хрен, не выйдет. Вот, кушай, отчет по недавнему инциденту, - Триер жестом выделил схему, скомкал ее в шарик и небрежно кинул в эльдара.
Эльдар поймал шарик на палец, развернул, прочитал и подняв бровь, уставился на ученого.
- Да-да, он реально воскресил его. Либо поймал душу в конструкт вроде камня души, либо выудил ее каким-то образом из варпа и вселил в восстановленное тело. Но в себя Рой его не включил, это не замена и не заражение, как в других случаях.
- Не подошел? Какой-либо иммунитет?
- Я так не считаю. Идейные соображения, эмоциональная привязка или опасение в достоверности замены. Это самые правдоподобные варианты.
- Как люди отнеслись к ситуации?
- Никак. Кретины посчитали, что факта смерти не было, а фракция церковников в инквизиции похоронила все намеки на другое мнение. Но это все мелочи. Главное, наш пациент контролирует уже 0,06% Империума.
- Больше, - отстраненно кинул Кан'декеф, уставившись куда-то на потолок.
- Что больше? А-а. Почему?
- Ты обнаружил "отростки" по их связи с Оларой. Если Рой может смотреть дальше, чем на пару тысяч лет, а я уверен, что это так, то он наверняка отправил часть своих марионеток на несвязанные с Оларой проекты. Выводы понимаешь сам.
Триер словно стукнулся в прозрачную стену. Все его пальцы сворачивались и разворачивались, говоря о сильном интересе. Он несколько раз тявкнул как лиса и кинулся обратно к своим схемам.
По опыту, Кан'декеф знал, что до ученого в ближайшее время не достучишься. Он открыл обратный портал и вернулся в штаб своей команды. Эльдар накоротко ввел подчиненных в курс дела и те распались на небольшие группы, обсуждая и ища решение. Один за другим варианты отпадали.
- Может натравить Ваагх орков? Газкулл недалеко и пока, ха-ха, не занят.
Эльдар поморщился. Он не терпел эту плесень-переросток, этих паразитов на челе галактики, которых некоторые почему-то причисляли к разумным видам. То, что Кан'декеф знал, что и орки, и эльдары - создания Древних, только усугубляло его отношение. Сама мысль об этом вызывала у древнего эльдара омерзение.
- Нет. Орки слишком тупы и ненадежны. Для Роя они станут незначительной помехой. И это в любом случае не решит проблему. Захват зеленокожими одной из систем только заставит Империум сильнее защищать Рой, ускорит их объединение. Сделаем по-другому. Вы же находили мон-кей с фокусом на минбарцах? Усильте их. Дайте им ресурсы, связи, артефакты, все необходимое. Пусть один из Сотни поработает с ними лично. И тогда Империум сам уничтожит их.
- Как прикажете, ком-алар.
Зифиос. Индра.
Гидра взращенная Оларой оказалось куда живучее и разветвленнее, чем кто-либо предполагал. Культ неведомым образом успел дать обильные метастазы, глубоко вгрызаясь в плоть Империума. Отстранение верхушки не уничтожило его, а лишь привело к нашей потере контроля над многими ветвями. Таланты тех, кого Олара так старательно подбирала, теперь работали против нас.
Естественно, что я не оставил все это на свою ставленницу, вопрос был важен, а Олара могла пасть в другую крайность и начать, подобно некоторым инквизиторам, карать огнем и мечом. Но моя помощь мало изменила ситуацию. Руководители среднего звена, которые вообще не должны были быть в курсе того, ради чего и кого все вертелось, на поверку оказались моими фанатиками. Откуда-то возникли деньги, большие деньги, связи, оружие, специалисты. И все шло с территорий мне недоступных, что подогревало мою паранойю, как черти грешников на сковороде в аду.
Поддавшись этому благотворному чувству, я ускорил создание нового тела для себя. Монстр длиной в девять километров, где мой модуль станет лишь спасательной шлюпкой, тщательно укрытой в глубине. Дизайн внешних элементов я сделал максимально непохожим на все остальные мои творения. Рубленые грани, черная, поглощающая большую часть излучений поверхность, титанические двигатели и утопленные внутрь орудийные порты. Много орудийных портов.
Корабль по мощности и вооружению выходил на уровне близком к боевым баржам Астартес. И, в отличие от них, нацеленный только на космический бой. Я не собирался садиться или захватывать планеты. Щит и меч, или, раз уж я ношу имя индуистского бога, то чарма и пуддха. До окончания строительства оставалось три месяца, а потом я отправлюсь сюда, а моя копия займет место во главе старого "Индры".
Середину 63-го года ознаменовала важная веха, я закончил исследование своего разума. Теперь стало понятно, как н'ктар'ати умудрились уместить структуру размером со здание в тысячекратно меньший объем. Все оказалось относительно просто. Они этого не делали. То, что принималось мной за центральный процессор, мой мозг - оказалось лишь пробкой в бутылке, эффектором тессерактового лабиринта.
Как именно н'ктар'ати удалось это сотворить - мне неизвестно, пока неизвестно. Эта технология противоречила всей науке моих создателей и их союзников. Для многомерных объектов не было даже теории, я имею в виду практической, а не умозрительной теории. Как не крутил я этот факт, вывод напрашивался один - ксенотех, как бы смешно это не звучало. Н'ктар'ати где-то получили артефакты и либо каким-то образом научились их копировать, либо этих артефактов было достаточное количество, чтобы вставить вовнутрь огромный фрактальный кристалл пси-пластика, приладить интерфейс и назвать получившуюся конструкцию "Звездным скульптором".
Вскоре после развертки последней станции связи, они быстро стали большим, чем просто техническими объектами. Первой ласточкой стали Вольные Торговцы, выбившие разрешение на аренду помещений. Распробовав красоты и чудеса станций, они принялись хвастаться своими впечатлениями среди аристократии. Дальнейшее было понятно любому разумному существу. Единственное, как я мог хоть немного замедлить процесс - это цены. Помещения и услуги стоили баснословно дорого. Но чтобы хоть кого это остановило. Цены сработали фильтром для общества на станциях и очень скоро наличие сертификата аренды на одном из моих творений стало очередным показателем статуса. Но аристократия требует обслуживания. И на станцию потянулись торговые гильдии. Ведь сколько бы не пришлось заплатить за присутствие на станции, люди там тратят деньги и тратят щедро. Окупая, в итоге, затраченное торговцами многократно.
Аристократы и нувориши, особенно молодые - народ шумный и проблемный. Пришлось приложить и свои руки к организации их досуга. Моим рецептом стали виртуальные развлечения. Большей частью охота, вроде той, что когда-то я организовал во время мятежа на корабле.
Может поэтому, а может по какой другой причине, Нортэн практически поселился на станции. Он играл взахлеб, с трудом отрываясь от экранов и капсул на нужды организма. И за ним потянулись многие другие. Но в итоге с этим я тоже справился. Немного химии, немного психологии и еще несколько щепоток разных приправ. Главное - получилось.
Политические течения свились вокруг меня в гигантский водоворот. Не то, чтобы я был целью, больше поводом. Но и свое влияние не было смысла преуменьшать. Кон и про, выгода и убытки, подозрения и надежды. Непонятные и порой противоречивые ходы механикусов. Астропаты и их растущая ненависть ко мне. Новис Нобилите с подозрением глядящие на пилотов-минбарцев, но в тоже время успокоенные небольшим их числом. Кораблей в Империуме миллионы, даже пойди все минбарцы за штурвал, это не пошатнет власть древней гильдии. Кланы, инквизиторы, фракции, генералы и десантники. Все смешалось в невообразимую мозаику. "Round and round and round it goes аnd where it stops nobody knows".
Где мог, я выдергивал нити из этого водоворота и решал связанные проблемы. С Астропатами заключил договор на партнерство в технологиях и равные доли участия на будущих станциях. С помощью кукол в других секторах наладил поставки, что успокоило логистов Администратума. Органам юстиции и арбитрам предоставил детекторы варпа. От Муниторума откупился быстрой доставкой солдат вдоль всей линии станций. Все это и еще тысячи подобных граней.
Но, видно в наказание за иные успехи, с одним противником бой я проигрывал.
- Увы, Деленн, Высший Лорд, Экклезиарх Дециус XXIII поставил это своим условием. А его голос сейчас решающий, - вещал мне своим неизменно проникновенным голосом Ва-элес Не-ти-ом.
- Понтифик, это идет против всех принципов моей касты!
- В таком случае, вы навсегда останетесь существами второго сорта.
- Я начинаю думать, что меня это устроит.
- А ваших людей? Впрочем, не в том дело. Деленн, вы же хотите, чтобы, как и в вашей галактике, в Империуме царил дух сотрудничества? Чтобы расы не уничтожались просто потому, что они другие? Значит Вам, именно Вам нужно показать пример. Тут дело не в верованиях, не в принципах, не в симпатиях или антипатиях, на весах судьба многих триллионов разумных. Неужели это не стоит небольшой гибкости в суждениях?
- Проклятье! Мне нужно немного времени.
- К сожалению, времени нет. Я уже объявил о вашем крещении. Решайтесь, да или нет.
- Вы выкручиваете мне руки, понтифик. Неужели Вам не ясно, что я не смогу уверовать в Императора по мановению кадила? Будет лицемерием, если я заявлю обратное.
- Нам не нужна ваша вера! - воскликнул Ва-элес, взмахом руки как бы отбрасывая этот аргумент. - Мы прекрасно понимаем, что вера это не то, что можно породить несколькими бумагами. Нам нужен знак принадлежности к церкви. Символ, ритуал. Ради своих соплеменников, ради всех ваших идеалов, Вы должны принять это. Никто не потребует от Вас участия в церемониях или богослужениях, упаси Император, мы достаточно разумны, чтобы не вносить излишнее смятение в умы граждан. Но символ обязан быть. И не только в качестве политической уступки. Да, это важно, но более важно то, что этим Вы покажете всем принятие Империума с его ценностями, его целями и обычаями. Станете своими.
Через двенадцать часов я стоял в кукле Деленн перед алтарем в тайной часовне внутри центрального храма Зифиоса. Все скромно, минимум наблюдателей, минимум помпезности. Это было единственным, что мне удалось выторговать.
Впереди, окружая облик Императора, тянул высокие ноты хор церковных херувимов. Говоря честно - пробирало, даже меня. Голоса у летающих киборгов поистине соперничали с ангельскими. Еще парочка порхала прямо передо мной, держа в своих коротеньких ручках массивный свиток с молитвой.
- ...И направь свершения мои на благо твое и человечества!
В последние слова я невольно вложил толику искреннего желания. Наверное каждому разумному существу порой хочется, чтобы его направили, показали путь, показали что и как следует делать. И я, увы, не исключение.
Что же, реальность решила предоставить мне очередной урок. Не стоит полагаться на чужую и чуждую тебе силу. Впрочем, вероятно, от меня уже ничего не зависело.
***
Свет священного Астрономикона изменился. Меньше чем на миллиардную долю. Это могло показаться незначительным, крошечным всплеском, но Свет Императора - словно великий океан, омывающий каждый мир в галактике. Даже толика этой силы, собранная на одной планете, в одной часовне - неодолимая волна, способная разрушить сами законы мироздания.
Золотые молнии зазмеились по святым символам, заключая зал в овеществленное свидетельство силы Правителя Человечества. Стекловидная масса покрыла стены часовни, предохраняя и укрывая церковь от бушующей внутри часовни стихии.
Разряды подбирались все ближе к центру, перескакивая по элементам убранства и, наконец, впились в стоящую на постаменте фигуру. Голубой купол, накрывший минбарку продержался не более пары секунд и ее тело выгнулось, приподнявшись на полметра вверх. Разряды превратились в столбы света полностью закутывая хрупкую фигуру в ослепительный кокон.
Сколько длилось буйство Воли Бога-Императора никто не мог сказать. Люди застыли во времени и пространстве, боясь лишний раз вздохнуть. Ошеломление, благоговение и страх калейдоскопом крутились в их глазах.
Все закончилось в одно мгновение. Исчез свет и молнии, с тихим звоном стала осыпаться казавшаяся незыблемой прозрачная оболочка. По счастью, падая на людей она таяла, будто тонкий лед под кипящей струей.
Кокон исчез последним. Замерший в воздухе облик минбарки, весь в сияющих изнутри трещинах, провисел еще полминуты и осыпался невесомым серым пеплом, только чтобы соткаться из воздуха в нескольких метрах от места смерти. Деленн воскресла, но воскресла уже в другом образе, измененной. О том, что перед людьми стоит представительница другой расы, теперь напоминали лишь плотно охвативший голову костяной обруч, ниже, чем у людей, расположенные уши, да отсутствие бровей. Обнаженную фигуру минбарки, нет, скорее уже девушки, окружал ясно видимый светлый ореол.
Эманс, бывший наблюдателем от Инквизиции, очнулся первым и, подбежав, накинул на Деленн свой камзол. Длинное, застегивающееся внахлест одеяние пришлось очень кстати. Деленн медленным кивком, слегка положив голову набок, поблагодарила инквизитора. По мановению руки, на полу возникла пара полупрозрачных туфель. Надев их, она прошествовала вниз.
- Святая, святая, - низко кланяясь, шептали служки.
- Молчите о том, что здесь произошло! - промолвила Деленн, спустившись с опаленного алтаря. Ее голос звучал словно целый хор. - Всем святым заклинаю, молчите!
- Но, но почему? - вырвалось у настоятеля храма.
Ва-элес Не-ти-ом с легкой улыбкой смотрел на Деленн. Его было не смутить чудесами, за свою жизнь он повидал их немало, пусть это чудо и было столь экстравагантным. Без сомнения, понтифик мог сказать свое слово, частью этот человек был согласен с решением ксеноса и хотя причины для этого имел свои, весьма приземленные, но ему хотелось выслушать как она это выскажет.
- Святая ксенос? Когда нас даже еще не приняли в Империум? - она покачала головой. - Это внесет раскол в умы и сердца. Раскол, который выльется во вражду и смерти. Во многие смерти и великое разрушение. Если вы цените мое слово - скройте произошедшее, сотрите со всех носителей и забудьте сами! Поймите, что со статусом святой, что без него, я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы Империум и его люди процветали. И сейчас тишина - дар.
- Но мы обязаны записать...
- Тогда запишите в чистую книгу и спрячьте ее под семью замками, за семью печатями, семью стенами!
На лица церковников казалось нашло просветление. Еще раз поклонившись, они исчезли, предоставляя оставшихся самим себе.
- Понтифик, прошу вас о том же.
- Увы, не могу этого обещать. Поймите, для меня, не сообщить о святой - это ересь.
Карманная святая была для Ваэлеса хорошей ступенькой наверх и сейчас, глядя на растерянность, цветущую на миловидном лице, он был уверен, что контролировать эту девчонку ему не составит особого труда. Мысленно он уже примерял на себя кардинальскую шляпу.
- Не беспокойтесь, о вашей тайне узнают лишь высшие иерархи церкви. Этого, поверьте моей мудрости, не избежать в любом случае. А с остальными... я не буду вдаваться в подробности, только отмечу, что Император воспринял вашу молитву, м-м, благосклонно.
- И на этом спасибо.
- Всегда пожалуйста. Осталась сущая мелочь.
- Какая?
- Выбрать Вам храмовый мир. Таков порядок, - слегка дернув плечами добавил понтифик, глядя на прикрывшую ладонью лицо Деленн, - каждой святой посвящается свой мир.
***
Через час после столь неожиданно закончившейся церемонии, стоя перед зеркалом в уборной я не смог сдержать смеха. На меня смотрела перерожденная Деленн из сериала, судьба оригинала нагнала и копию. Кукла, а кукла ли теперь, ощущалась странно. Я точно знал, что квантовых и пси структур в теле не осталось. Но мое сознание перетекало в него без малейшей заминки. Загадка и из неприятных. Нужно как можно скорее добраться до лабораторий и уничтожить эту... это.
Накидывая капюшон и закрывая за собой дверь я услышал разговор гвардейцев.
- Добрже паны, на Вавилон сейчас летим?
- Да. Конечне, надоела йиж местная пайка.
- Паны гвардейцы, просветите, что за Вавилон? - услышав меня, гвардейцы вздрогнули.
- Ну это, между нами. Там, на станции, каждой тва... ну, это, людей разных много, ну знаете, как на планете Вавилон... ну вот и назвали, так, между нами, гвардейцами. Станция Вавилон. Как планету.
Если у меня оставались какие-либо сомнения в чувстве юмора Императора и его осведомленности, то сейчас они исчезли полностью.
Глава 41. Похмелье.
Индра. Калмаэль.
Эльдар вел ладонью вдоль стены коридора. Подушечки его пальцев легкими касаниями следовали по острым краям множества трещин и разломов, что пересекали некогда ровную поверхность. Семь часов назад здесь бушевала стихия. Дуги разрядов плясали по помещениям, стены сминались, словно бумага в руках великана, кричали сирены и лязгали захлопывающиеся массивные переборки. Более всего Калмаэля огорчала потеря садов. Что не успели сжечь молнии, погибло при разгерметизации. Занятые спасением экипажа и пассажиров, минбарцы не обращали внимания на столь "незначительные" вещи.
Эвакуация прошла на удивление спокойно. Калмаэль ожидал паники, но нет, ведомые "системой" люди с минимальным количеством эксцессов собирались у транспортных платформ и следовали к челнокам, укрытые кораблем от опасностей с помощью плотных коконов из силовых полей.
Что произошло и кто атаковал, минбарцы так и не сказали, но Калмаэль чувствовал запах силы Императора. Еще недавно он бы использовал слово "вонь", но теперь старался избегать подобных формулировок, даже в мыслях. Не сказать, что Калмаэль принимал выбор минбарцев и вряд ли когда-нибудь примет до конца, но он его понимал. И эльдару импонировал подход этих, в чем-то наивных, пришельцев. "Хорошо", - говорили они, - "мы согласны, люди во многом уступают эльдарам. В развитии, понимании вселенной, даже образе мышления. Пускай. Это всего лишь означает, что человечество нужно подтолкнуть на путь восхождения, побудить его подняться до вашего уровня. И выше". В этом свете фантазии соплеменников с Искусственных Миров об "указании мон-кеям своего места" и дальнейшем "возвращении величия", казались Калмаэлю, если это выразить помягче, детскими и неразумными, недостойными для их просвещенной расы. Даже слова, обозначающих нижестоящие расы: "мон-кей" у эльдар - то, что должно быть уничтожено, против минбарского "эф'каст'анхо" - тот, кого следует возвысить, говорили многое. Разрушение против созидания, вандалы против скульпторов. Калмаэль радовался, что ветвь эльдар, к которой принадлежал он сам, придерживалась другого пути.
Внезапно эльдар осознал неожиданную вещь. В последнее время, он вообще не вспоминал о своем родном мире, Нимарифаре. Отгороженные бесконечной чередой событий впечатления о доме как-то смазались, отдалились. Даже при мысли о слове "дом", первым возникал образ сада на корабле. С одной стороны этого можно было в какой-то мере ожидать, за год на корабле происходило больше, чем за столетие на родине, даже учитывая рейды темных кузенов. С другой - означало, что он слишком расслабился, потерял дисциплину пути и ума.
Размышляя, Калмаэль ходил вперед-назад возле шлюза, отправляя свой духовный взор вдоль вен израненного корабля. Но едва двери раскрылись, как все праздные мысли вылетели у него из головы. Тень Деленн, оттиск в варпе, раньше едва ощутимый, как и у остальных минбарцев, теперь эта тень довлела алмазным монолитом, светясь от переполнявшей ее энергии. Калмаэль еще ни разу не наблюдал такого воочию, хотя само явление ему было знакомо. Изменения во внешности на этом фоне прошли почти незамеченными. "Опять", - промелькнула мысль у эльдара, - "она просто не может успокоиться и перестать влипать в истории".
- Поздравляю с обретенным бессмертием, Деленн, - произнес он вместо приветствия.
Мимо эльдара проскочили прибывшие с Деленн подчиненные, что тотчас принялись за восстановление обстановки. Калмаэль всей кожей чувствовал, как аура силы вокруг меняется на более нейтральную, спокойную.
- Тц. Бессмертием? Теперь у нас есть шанс встретить старость вместе? - Деленн криво ухмыльнулась.
- Немного больше, ты теперь Иакор'арай, Вечная.
- И это означает? - она подняла бровь.
- Твоя тень в Эмпиреях стала столь весомой и плотной, что теперь оказывает влияние на Материум. Отныне, она будет стараться исправить любое несовершенство физического образа. Любые раны будут затягиваться за секунды и, если твое тело будет полностью уничтожено, ты не умрешь окончательно, но возродишься в другом месте. Кроме того, плотность оболочки твоей души и аура людского бога теперь хранят тебя от всех сущностей гибельных сил, кроме, пожалуй, самых мощных.
- Больше за, чем против. Но почему Император выбрал такой образ для меня? - она провела руками возле головы.
- Император людей здесь ни при чем. В Эмпиреях запечатлелся образ того, как ты сама представляла себя.
Деленн замерла и ненадолго замолчала. Калмаэль отметил, что известие о бессмертии, этом желанном для очень многих разумных призе, ни мало не взволновало минбарку, а вот свидетельство изменения самоосознания - ошарашило. Переварив эту новость, она рассмеялась.
- Ох, как же я люблю себя обманывать.
Калмаэль вопросительно взглянул не нее.
- Вспомни нашу первую встречу. Тогда я грешила на демонов, теперь на Императора, а в действительности, как всегда, дело во мне самой. И ты, - она опять ухмыльнулась и покачала в мою сторону пальцем, - опять меня в это макаешь носом.
- Тебе еще многому предстоит научиться. Принятию реальности в том числе.
- В таком случае пойдемте, учитель, - Деленн коротко и ехидно поклонилась. - Похоже, у нас впереди много работы.
Зифиос. Орокрис. Центральный храмовый комплекс. Инквизитор Виглаф Фуршклинге.
Двери часовни с треском распахнулись. Долю секунды спустя вовнутрь спиной вперед и в брызгах крови влетели два тела храмовых служек. Вслед за ними в зал, бестрепетно ступая рядом с трупами, влилось полтора десятка людей с оружием на изготовку, тотчас рассыпавшихся полукругом вокруг входа.
Последним вошел командир, двухметровая мощная фигура, с инсигнией из золота и рубинов, инкрустированной в середину брони. Аугментации тяжелым шлемом из гофрированных металлических шлангов окружали лицо инквизитора, нижняя челюсть и глаз также были явно искусственными. Черный камзол с красной подкладкой и оторочкой был накинут на легкий силовой панцирь. К поясу был принайтовлен массивный том со знаком инсигнии, весь закованный в золотые цепи. Сложенные на груди руки полностью покрывали вытатуированные цветными красками и металлами священные символы и слова молитв.
Он прошел еще несколько шагов вперед и стал вещать громким, хорошо поставленным или, правильнее сказать, хорошо настроенным голосом.
- Волей Святых Орденов Имперской Инквизиции, на события от 790963М41 в этом здании объявлен эдикт Eventus Purgatio! Всем собраться в центре часовни для чистки памяти! Сопротивление карается смертью!
После недолгой тишины, вокруг раздались возгласы ярости. "Еретик! Богохульник! За Святую!" - кричали служители часовни, кидаясь на свиту инквизитора. Ответом им стало стаккато выстрелов. Когда натиск закончился, инквизитор коротким жестом отправил часть бойцов в боковые помещения, а сам направился вперед, за алтарь, прошел мимо узких исповедален и ризниц и поднялся по винтовой лестнице в просторный офис настоятеля храма.
В этой, отделанной мозаикой из черного и белого мрамора, части храма была великолепная звукоизоляция, а посему его обитателям не было известно о судьбе своих собратьев внизу. Их удивление продлилось недолго. Инквизитор заложив руки за спину спокойно шагал вперед, пока мелькающие вокруг него выстрелы ставили точку в жизни последних служителей храма. Он зашел за стол настоятеля и тяжело приземлился на тронообразное кресло.
- Захнрад, проверь когитаторы и другие, - он кинул в руки механикусу лежавший на столе планшет, - устройства. Рейнхольд, ищи артефакты. Кос, пригласи сюда его святейшество понтифика Ваэлеса Нетиома. Отис, - Виглаф взглянул на второго псайкера и покачал головой, - сядь-сядь в кресло и не отсвечивай.
Когда инквизитор не следил за своей речью, у него, из-за ошибки вживления имплантов, иногда выскакивали повторы слов.
Прошло около часа, когда Кос буквально за шкирку притащил понтифика в кабинет. Подчиненные инквизитора зачистили следы побоища и убрали трупы, но в воздухе витал тяжелый и густой аромат свежепролитой крови. Ваэлес замер посредине кабинета и Кос толкнул его в спину вынуждая пройти вперед и усесться на стул для посетителей. Прежде чем понтифик начал излагать свое возмущение, инквизитор ударил ладонью по столу и заговорил.
- Ваэлес Нетиом, на крещение Деленн Мир наложен эдикт молчания. Конклав постановил не стирать вашу память насильно, но очень советую согласиться на процедуру добровольно.
- Но почему? Она же настоящая святая, я лично наблюдал момент ее перерождения! Да как вы смеете ставить политику выше воли господа нашего Императора?!
- Я бы мог сказать просто, "приказ конклава". Но отвечу. Да, есть политические и иные, приземленные причины. Но есть и причина, которая Вам ближе, понтифик. Вера. Вера-вера-вера. Можно сказать, что это один из главных столпов на которых держится человечество. То, что делает нас особенными. Уникальное преимущество. Будет ошибкой дать просочиться идее, что взор Императора может обратиться на другие расы. Большой-большой ошибкой. Вы, как никто другой, должны понимать это.
- Все равно, это неправильно. Их же уже признали частью человеческой расы...
- Нет-нет-нет, правильно. Из сознания людей еще не выветрилось, кто они на самом деле. Да и если Деленн действительно столь благословлена, формальный титул ей не понадобится. Сейчас во всяком случае. Стоит-стоит подождать пару поколений. Вы меня поняли, понтифик? - последнее Виглаф произнес с нажимом, приподнявшись в кресле и уперев мощные руки в край стола.
- Да, конечно, инквизитор. Зовите...
Бам! Хлесткий выстрел прервал уверения понтифика, расплескав его мозг по спинке стула.
- Отис! Какого дьявола?!
- Он думал об обмане, - псайкер говорил отстраненным, холодным голосом. - Сделал копию своего мнемоимпланта. Ячейка прим-7-альфа-4691 в ЭлитХран.
- Блядь, Отис, не смей стрелять, пока я тебе этого не-не приказал. Ты понял?
У инквизитора в голове промелькнуло видение кипы бумаг, которые ему теперь придется заполнить и сколько объяснений дать. Он многословно выругался, послал Коса забрать содержимое хранилища хитрого церковника и достал из внутреннего кармана камзола громоздкий вокс. Глубоко вздохнув пару раз и прочитав короткую литанию, Виглаф нажал на тангету.
- Лорд Бестер, первая задача выполнена, церковь зачищена. Мехи ищут записи.
- Отлично, Виглаф. Они успели с кем-нибудь поделиться?
- Нет, Лорд, не успели. Отис и Рейнхольд все проверили.
- Хорошо, очень хорошо. Курьеров на Бельфендоре тоже перехватили. Из местных астропатов точно никто не был задействован?
- Нет-нет, понтифик спешил и передал только через станции.
- А сам он? Согласен молчать?
- Увы, он, звар*, не проявил понимание.
- Печально, да. Но предсказуемо. Отправь на Терру известие о, м-м-м, столь несвоевременной кончине понтифика. Присоедини эдикт и доклад о нежелательности принятия в веру Бога-Императора минбарцев.
- Но Лорд, Вы-вы считаете это...
- Виглаф, я знаю, знаю, что ты хочешь сказать. Но, поверь мне, там сидят не глупые люди. В чем дело, они поймут в любом случае. Поймут быстро. Отправив сообщение, мы донесем до них правильную позицию. Расставим флажки.
- Почему я, а не Вы?
- На то есть причины. Пояснять не стану, не поймешь сам - значит это игра, в которую тебе играть пока рано. Что с минбаркой?
- Завтра на нее выйдут несколько профессиональных убийц. Следы уведут к нескольким корпорациям и Гильдии Астропатика. Пришлось действовать грубо, но ничего лучше-лучше за отведенное время я сделать не смог.
- Хорошо, очень хорошо. Свяжись с ней сегодня и донеси мысль о запрете.
- Но Лорд, зачем?
- Я не сомневаюсь, покушение провалится. Не беспокойся, я это знал еще до того, как направил тебя на Зифиос. Это тоже, не более чем намек. Закончи там и убедись, что никаких материальных свидетельств не осталось.
- Яволь, Лорд.
Пла-не-та Ана-ройт Тер-ти-ус. Ре-зи-ден-ция Ка-ба-ла.
Широкая рамка портала соединяла два больших помещения, лабораторию предсказаний и аналитический центр. Подобное делалось крайне редко. Не из-за технических сложностей, совсем нет, просто это, как правило, не было нужно. Члены Кабала не любили торопиться, ведь всегда можно было найти путь, который был дольше и надежнее, а то и вовсе "дождаться, пока по реке проплывет труп врага". Но и воле ком-алара перечить было не принято.
Несколько групп разумных оживленно спорили, крутясь среди красочных голографических схем.
- Слушайте, я не понимаю, почему мы так возимся? - возмутился на очередное заумное размышление участник одной из групп. Говоривший по виду весьма напоминал человека, только, так сказать, несколько зауженного. В Кабале он являлся одним из главных программистов артефактов, мастером ловушек, но вот в теории хаоса и социомоделировании был откровенно слаб. - Почему просто не подсказать людской Инквизиции про трутней Роя?
Стоявший неподалеку эльдар только поморщился. Просветить своего коллегу взялся мен-алар. Медведь недавно прошел линьку и его обычно серая шкура ныне пестрела желтыми пятнами.
- Алар Тарнави, не все так просто. Любое прямое воздействие на систему порождает реакцию, иммунный ответ, если можно так сказать, - каркающий голос мен-алара бил по ушам. - Рой достаточно внедрился в Империум, чтобы этот подход работал откровенно плохо. Существует достаточно групп, которым выгодно существование минбарцев. Они станут противовесом для любого вмешательства.
- Но мы же спровоцировали прямую атаку.
- О, алар, мы не рассчитывали уничтожить ту станцию или вообще нанести им какой-либо урон. Напротив, посмотрите, - два крайне упрощенных графика с надписями "до" и "после" повисли перед мастером ловушек, - нападение усилило позиции Роя и ускорило его симбиоз с Империумом. Мы знали об этом заранее.
- Тогда какого бешеного мы это делали?
- Вы знаете, алар Тарнави, Рой очень плохо виден прорицателям. Это значит, нам нужны другие способы предсказать его действия, составить модель, как можно более полную, присущих ему векторов. Взбаламутив вокруг Роя ситуацию, мы стали гораздо ближе к его нейтрализации. Взгляните, вот то, что мы знали до операции. А вот после.
Мен-алар глотнул воды и продолжил лекцию.
- Конечно, мы можем раскрыть известную нам часть сети заинтересованным лицам в Империуме. У нас есть пешки, которые без вопросов и сомнений устроят чистку. Но против этого говорит несколько факторов. Во-первых, это никак не позволит связать минбарцев с этими марионетками. Во-вторых, даже нам сложно определить все подмены. Несколько ключевых фигур и общее количество - да. Для остального придется тащить на планету гору оборудования. Нашего оборудования. У Империума же нет никаких средств самостоятельно определить трутня. Не станут же они поголовно у всех вырезать часть мозга? Что, кстати, может и не помочь. А вот Рой быстро догадается, что знание пришло извне и начнет рыть, искать врага, искать нас. Вот, прошу, результаты этой линии, - медведь поднял из планшета в воздух несколько схем. - В течение трех-пяти циклов, мы полностью потеряем контроль над четвертью галактики.
- Но как? - после долгих попыток найти ошибку в схеме, артефактор выругался. - Как это возможно? Они же не обладают ни предвидением, ни способностью определять эти ваши векторы хаоса.
Медведь приложил когтистую лапу ко лбу.
- Причины мы пока не смогли определить, только результат. Этого вполне достаточно.
- Это просто какая-то глупость. Мы знаем где они, кто и что они. Орки, тираниды, некроны, мы способны уничтожать планеты тысячами не вызывая никаких подозрений, а здесь пасуем перед слегка улучшенной версией поработителя? Неужели нельзя все ускорить?
- Нет, кхр. Рой - могущественный противник и прямое противостояние дорого нам обойдется. Мы его все еще знаем плохо, в поле вероятностей сейчас нет ни одного пути ведущего к их полному уничтожению. Мы продолжим действовать аккуратно, раскачивать ситуацию с минимальным вмешательством, пока не возникнет достаточно широкое окно возможностей, чтобы локализовать эту, без сомнения, занимательную проблему.
*Звар - слово-паразит. Аналог "э-э-э".
Глава 42. Паутина света ...
Безымянная голубая звезда, лишенная планет, астероидов и какого-либо интереса со стороны любого из государств галактики, приютила гостя. Ненадолго, буквально на доли секунды по времени небесного тела, удаленную орбиту занял искусственный объект. Матово-черный, покрытый вогнутыми шестигранными пластинами силуэт, отдаленно напоминающий кашалота. Даже недвижимо застыв посредине ажурных решеток потайной верфи, этот корабль выглядел опасно, хищно. В редких отблесках света улавливались эффекторы и дула титанических орудий, сотни пусковых шахт, бронированные двери громадных ангаров, массивные двигатели. Подобный дизайн, зализанный и лишенный любых лишних элементов и "структурных уязвимостей", будь то иллюминаторы или какие-либо украшения, не использовала ни одна из рас известной вселенной.
Неподалеку от верфи открылось варп-окно, бурлящий ало-лиловый водоворот, откуда, во вспышках молний, в систему выплыл другой корабль, известный Империуму как флагман минбарцев. В сравнении с черным гигантом он выглядел цветастой игрушкой, со всеми этими "крылышками" и светящимися линиями. Передняя часть корабля отделилась и полетела или, вернее, поковыляла в сторону верфи, откуда навстречу вылетела ее копия, попроще, поплоше, но визуально неотличимая, что снаружи, что изнутри. И целая. Сменив головной отсек, "Индра" тотчас покинул систему.
В это время гигант открыл сияющий зев и поглотил сплюснутый треугольник покалеченной части. Как только ангар закрылся, верфь окуталась фейерверком коротких вспышек от взрывов пиропатронов, освобождая черный корабль из своего плена. Фермы сворачивались, прижимаясь к центральной структуре верфи, как паучьи лапы.
Дюзы гиганта извергнули длинный поток пламени, столь же темного, как и пространство вокруг, как и сам корабль, видимого лишь на фоне других предметов. Набрав необходимую скорость, он открыл варп-окно и исчез в глубинах Имматериума. А верфь начала долгий разгон в сторону звезды. Вскоре звездная система вновь стала столь же одинокой, как и миллиарды лет до этого.
Индра
Была бы голова, отчет о повреждениях вызвал бы у меня мигрень. На своем старом теле я все делал со стократным запасом прочности и эта предусмотрительность сыграла со мной плохую шутку. Энергия, неудержимым потоком хлеставшая из квантовых зеркал и центральной матрицы, моего "мозга", цеплялась за узлы псипроводников и застревала там, не успевая перейти на излучатели станций. О нет, она не была ни злой, ни направленной на разрушение. Ее просто было слишком много. Реальность, законы физики вокруг узлов в такой концентрации силы Имматериума изменялись, скакали, как блоха на бешеной собаке. Результат очевиден. Кое-как, благодаря лихорадочным усилиям, целостность конструкции удалось удержать, буквально чудом, но корабль все же не разлетелся на осколки. Однако внутри царила полная разруха. Кормовая часть "Рифамин'пуро", центрального отсека, и "Фаяк", третий отсек, пострадали меньше всего. Наскоро приведя их в порядок, совершенно косметически, я разместил там принятый обратно экипаж и увел корабль на субсветовой скорости в пустое пространство. Людям я объяснил, что это был природный катаклизм. Можно сказать, почти не соврал.
Когда удалось подлатать структуру корабля достаточно для путешествия через варп, я немедля сменил собственное обиталище. Я долго размышлял, как же мне назвать новое тело. Мелькали варианты "пуддха" - индийский щит-меч, или "рондаш" - европейский вариант того же, "Индраширас" - по аналогии с "брахмаширас", самым разрушительным оружием индийской мифологии и многое другое. Но в итоге решил не называть никак. Вообще. Я уже успел убедиться в существенном влиянии мистики на эту вселенную. Само наличие имени могло дать лишнюю зацепку провидцам, а у меня совершенно отсутствовало желание проверять свою новую мощь в реальном бою.
Только "Индра" вернулся в окрестности Зифиоса, как меня настиг вызов от инквизитора Виглафа. Начав экивоками и обходными путями, постепенно нагнетая обстановку, он объявил мне об эдикте.
- О, Вселенная, хвала тебе. И Императору. Благодарю за хорошие вести, инквизитор. Наконец-то, наконец-то ко мне прислушались. Вы просто не представляете, как я старалась убедить понтифика придержать коней. Увы, тщетно. Его энтузиазм несколько... утомлял. Так что, да, я всецело поддерживаю ваше решение. Даже более того, инквизитор, я уже сегодня отправляюсь на дальние рубежи, в долгую схиму.
- Но как?! У Вас же обязательства, встречи-встречи, завтрашний прием. В конце-концов Вы... - он оборвал себя.
- Я отменила все публичные мероприятия и приглашения на ближайшие четыре года. Все это время я проведу одна, в медитациях и размышлениях, вдали ото всех людей. Обязанности и управление Анла'шок возьмет на себя Драал, мой учитель. Бумаги я уже подготовила, через несколько часов их доставят на планету. Не беспокойтесь, все, абсолютно все договоренности останутся в силе.
- Звар. На Вас давят? Из-за того чем, звар, кем-кем Вы стали?
- Нет-нет, инквизитор. Конечно, случись подобное на Минбаре - новый облик, как и мое решение, вызвали бы нешуточный переполох, это если говорить предельно мягко. Здесь же - что сказать, мне повезло, что вокруг только рейнджеры. У них другое отношение к таким вещам, как облик или раса, для них главное - чтобы моральное наполнение соответствовало. Так что нет, никакого давления, это исключительно мое собственное решение.
Виглаф уточнил еще несколько несущественных вопросов, но было хорошо видно, что далеко не это его занимает. Отправкой Деленн в изоляцию я явно ломал ему и его патронам какую-то игру. Ну да не моя печаль. Конечно, в какой-то момент в голове мелькала мысль заменить куклу, точнее уже второе тело, копией, но увы, Деленн излучала ауру, ясно ощущаемую даже лишенными психических талантов людьми. Отсутствие же ауры вызвало бы вопросы. Да, можно было бы и это решить, но зачем все усложнять? Схима получалась идеальным выходом для всех, эр-р, почти всех. И вполне в духе отыгрываемого характера. Так что пока пауза, а там или осёл, или эмир.
***
000.965М41
Мой вход в Империум породил интересный юридический казус. Если точнее, то казусов, безусловно, было множество, но конкретно этот меня изрядно повеселил. Дело в том, что минбарцы более не являлись ксеносами. Нелюдями - да, но не чужаками, а значит и моя техника под строфу про "ксеногенные механизмы", девятый закон Адептус Механикус, более не попадала, не была больше нечистой.
О, какие баталии разразились в нестройных рядах моих надзирателей, просто сказка. Инквизиция, шестеренки, Астартес и Администратум чуть не вцепились друг другу и самим себе в глотки. В итоге вышло "все по плану". По моему плану, как иначе. Широкое распространение "минбарской" техники не отвечало в данный момент задаче по развитию Империума. Слишком велик был бы соблазн заменить один тупик на другой. Самое смешное, что более всех за полное принятие моей техники ратовали сами механикусы, по крайней мере за это были два представителя из трех. Есть у них, как бы так сказать, излишнее стремление к упрощению. Пришлось где-то хитрить, где-то юлить, а где-то, наоборот, говорить прямо и откровенно. Но цель была достигнута. Без ограничений технологии имели право использовать только мои планеты и станции. Остальным - только по санкции Инквизиторов. И не сказать, что ко мне сразу выстроилась очередь, хе-хе.
Кстати, о планетах. Они, наконец-то, обзавелись полным официальным статусом. Первая система, имевшая в активе уже около девятнадцати миллионов населения, сменила сухой номер на имя Венскейб и получила минбарца в генерал-губернаторы - Мерхата из первого дома Чудома. Вторая такими успехами похвастаться не могла и ей достался статус технического аванпоста. В отношении представителей и структуры управления меня не прессовали, но, наряду с плюсами, ситуация повлекла и некоторые неприятности, а именно - Имперский оброк. Если материальная часть никаких эмоций, кроме пренебрежения не вызывала, то обязанность отдавать часть населения в гвардию - удручала. В отличие от обычной армии, гвардия - это очень надолго, на десятки, а то и сотни лет. Совсем не то, что полезно творческому человеку. Выдавать за рекрутов своих кукол, я посчитал излишним риском. Гвардеец регулярно сталкивается с веером различных проверок, от врачебных, до психологических и псайкерских. Если на несколько аномалий внимания не обратят, то целый полк - слишком опрометчиво. В какой-то момент у проверяющих все-таки зажжется на лбу неоновая надпись: "Не верю!".
В итоге, я стал нанимать на других планетах отставников СПО специально под выдачу в дань. С пропагандой в Империуме всегда было хорошо, так что наемники воспринимали такое положение вещей даже с энтузиазмом. Особенно учитывая, что снаряжал я их по последнему слову техники, своей техники. Со стороны Администратума жалоб тоже не возникало. По большому счету, имперской бюрократии было все равно, откуда я возьму цифры для отчетов.
Такое положение вещей порождало некоторую сегрегацию общества, но, что поделать, иного выхода я не видел. Отмахнуться от требований Адептус Муниторум, используя аргументы о малой заселенности, недостаточной инфраструктуре, как и некоторые другие варианты, увы, уже не выходило. По многим причинам.
Большую часть солдат я селил отдельно, на более-менее закрытых территориях, но не сказать, что это полностью избавляло от неприятностей. Само общество накладывало ограничения и даже "система" не спасала от различных инцидентов и высокоморальных идиотов, вроде активистов, ратующих за или против солдат и искренне не понимающих, к чему приведет их деятельность. Ну как же, "они же правы". Люди - такие... люди.
***
Общественный строй в пределах моих владений был неким салатом из коммунизма и технократии, приправленный свежими нотками "системы". Для материальных благ не требовались деньги, на них самих не тратились очки репутации. Все заказы ставились в соответственные очереди, одни быстрые, другие медленные. Полезные специалисты поднимались выше по приоритету, ленивые и безалаберные падали вниз. И вот уже приоритет можно было приобрести за очки.
Конечно, это фактически не касалось бытовых вещей. Еда, вода, одежда и мелкая техника предоставлялись без счета. Безумная страсть к накопительству проснувшаяся в некоторых вызывала искреннее недоумение у окружающих. Зачем тебе сто пикт-экранов, когда ты можешь в любой момент зайти в салон и взять новый? Зачем огромный гардероб пылящихся нарядов, когда можно хоть десять раз на дню зайти в ателье? И так далее.
Такой образ жизни прижился на удивление хорошо. Даже для новичков "система" быстро становилась такой же обыденной частью жизни, как ношение одежды. Мне повезло, что технике граждане Империума доверяли. Даже слишком, на мой вкус, доверяли. Благодаря этому, регулировать общество становилось несложной задачей. Появилось слишком много хикки, к чему технические специалисты, да и некоторые гуманитарии, стремились весьма часто - я вводил бонусы на общение. Что-то вроде "познакомьтесь сегодня с 5-ю новыми людьми", "посетите клуб", игрушками в стиле приснопамятных покемонов и подобным. Застой - компенсировался духом соревнования, депрессия - развлечениями, агрессивность - задачами на выносливость. Не все удавалось подобрать сразу, но у меня было бессчетное количество попыток и широкое поле для тестирования. Собственно я даже и вмешивался-то редко, отдавая все на откуп растущим в сообразительности виртуальным интеллектам.
Технически, "система" представляла собой распределенную квантовую вычислительную сеть из визоров и браслетов, построенную во многом по образу пиринговой сети воксов. Сервера и станции в ней служили только резервными вычислителями, на случай серьезных перебоев. Основными критериями оценки служили действия и слова самих пользователей, так что можно сказать, что она и формировала, и подстраивалась под общество. И была таким образом самоуправляемой. Мне лишь оставалось задавать тенденции, как админу нулевого уровня.
***
Официально в собственности минбарцев числились две планетные системы, семь станций, три верфи и с пару десятков различных фабрик и предприятий. Это, если не считать клан Сервиус. Официально. А вот вне пригляда властей, действовали еще двадцать восемь промышленных объектов, расположенных в отдаленных мирах восточного предела, куда Империум не совался. Редкие попытки исследования и робкие крестовые походы кончались полнейшим пшиком, так что я мог чувствовать себя в некоторой безопасности. Но я не расслаблялся и располагал все заводы так, чтобы их можно было незаметно и быстро уничтожить. И эта паранойя себя оправдала. Несколько раз, что было сложно объяснить простым совпадением, учитывая безграничные просторы галактики, в мои системы заглядывали гости. В числе немалом и серьезном. Но, не обнаружив ровным счетом ничего, они, жужжа рассерженными шершнями, покидали систему. Было забавно однажды слушать как адмирал прямым каналом поносит псайкера на исследовательском судне, не обнаружив на орбите газового гиганта обещанные верфи.
- Лексгерц, я спрашиваю в очередной раз, где? Где эти "великие верфи"? Тебя, да в Императора-Бога-душу-мать?
- Адмирал Гетшман, поверьте, род Перхастен ясно все увидел, как здесь роились десятки кораблей темных эльдар. Абсолютно точно, они здесь были.
- Умник, ты как себе представляешь, что такое верфь? А? Это хренов огромный завод. Ладно, сквиговы корабли смотались. Но где завод, а? Где, ебать твою мать в семь направляющих плазменным генератором до упора с поворотом на двенадцать, сучья верфь? - в дальнейшей речи адмирала, на минут пять, кроме междометий, приличных слов не наблюдалось. - Два, два моих ебаных корабля не вышли из варпа, чтобы ты... е... тупой п... псайкер, смог убедиться, что твои... предсказания тупы как... блядь. Ты не представляешь, как мне хочется сейчас отдать приказ расстрелять твой корабль. Ты просто. Не. Представляешь. Ладно фраговы тушки темных, - в канале явно послышался бульк из фляжки, - плевать. Ты хочешь сказать, что верфь они, что, утопили в одном из гигантов? Ты, е... сквигов гражданский, хоть раз с темными сталкивался, а?
Смешно. Я как мог ограничивал неуместный кураж, который во мне поселился, но, несмотря на печаль от гибели кораблей, меня веселило зрелище того, как провидцев макают в лужу. Верфь, конечно, тоже было жаль, но так, слегка, это вполне входило в ожидаемые потери.
Когда у меня только-только начал появляться флот, а в особенности "Дикобразы", я стал рассылать их в качестве разведчиков. Начинка у этих кораблей была примитивная, за исключением системы связи и сенсоров, и я изготавливал их вначале десятками, а потом и сотнями. Малые размеры и незаметность, высокая скорость и дешевизна - они идеально подходили для этой цели. Прежде всего меня интересовали ресурсы и места под базы. Искал по методу исключения. То, что не заинтересует никого другого. Даже механикусы, к примеру, не желали селиться на планетах без атмосферы и под жестким излучением. Нет, и такое случалось, но крайне редко, когда в системе находилось что-то предельно для них интересное, вроде артефактов или сверхредких ресурсов. В остальном - зачем? Галактика огромна, всегда найдется еще сотня систем, где будет все то же самое, но с лучшими условиями. А вот мне смертельные для других условия не мешали.
Проект себя оправдал. Звезды богаты, а в особенности негостеприимные звезды. Я насмотрелся на разные чудеса, от парящих островов нашпигованных алмазами, как карри - специями, до астероидов целиком из адамантиума. Последнее меня особенно порадовало. Признаться, вначале я думал, что адамантиум - это исключительно синтетический материал, искусственный. Оказалось, к моему изумлению, что нет. Он был редок, но, вновь, на мою мельницу лил воду закон больших чисел. Конечно, его обработка была той еще головной болью, помимо прочности адамантиум является почти идеальным тепловым сверхпроводником. Но главное - он был, как и все остальное. В достаточных количествах, чтобы полностью перекрыть мои производственные возможности.
Кстати, о темных эльдарах. Дело в том, что бесконечно увеличивать флот кораблей Анла'шок я посчитал опасным. Кто-нибудь, в конце концов, обратил бы внимание на количество "Звезд" и "Акул" бороздящих местные просторы, где бы я их ни прятал, и вот тогда волосы у людей на затылках зашевелились бы. Нежелательный исход. А раз так, то почему не мимикрировать под чужой облик?
Первой мыслью было изготавливать копии имперских судов. Что-нибудь вроде класса "Амбиция" - весьма удачной промежуточной ступени между торговым и боевым судном. Появление такого корабля, что одного, что с эскортом, не вызвало бы никакого удивления ни в одной системе. А технологии и накопленных запасов купленных или подобранных на местах столкновений частей хватало, чтобы сделать убедительные реплики. Но, были две причины, по которым эта идея не пошла в серию. Первая - имперские корабли медленные и дорогие, это мастодонты опирающиеся на огромное количество вооружения и поистине титаническую броню. По ресурсам одна "Амбиция" стоила как полтора десятка "Акул". Неэффективный, неэкономный дизайн и только Империум с его циклопическими производственными мощностями и бездонной казной мог позволить себе такие корабли. Вторая проблема - легализация. Проблема частично решаемая, имперская бюрократическая система порой выдавала такие перлы, что теряла целые грозди вполне активных и богатых миров. С губернаторами, кораблями и россыпью станций. Нет-нет, не по причине варп-штормов или нападений, просто по ошибке в документах. От таких фокусов у меня виртуальный чуб дыбом вставал. Что сказать, если даже в деле у Каина, прославленного героя Империума, отсутствовала родная планета, биография родственников и целый кусок из жизни. Ага, у героя-то, у комиссара, сына военных, выпускника схолы Прогенум. Известного, на секунду, на пару-тройку тысяч миров. И никто не знает ни кто он, ни откуда. Шизофрения, не иначе.
Но несмотря на эту безалаберность, порожденную самим размером государства, раскинувшегося на всю галактику, стабильный поток появляющихся из потерянных или уничтоженных миров кораблей в итоге вызовет вопросы и обширное расследование. Империум запрягает долго, шагает медленно, но уже вперив во что-то свой взгляд - снесет все преграды и горе привлекшему его внимание.
Все это вернуло меня к проблеме выбора и я обратил свое внимание на длинноухих последователей "отцов перверсий"[1]. После битвы при "Гермесе", у меня оказались весьма подробные схемы кораблей темных. Далеко не все я мог скопировать, наука темных, одна из немногих в галактике, постоянно развивалась, да и основа, откуда росли их разработки, была внушительной, но изготовить примерно подходящие реплики - выходило вполне. Мои корабли получались медленнее и без шаманских трюков, вроде теневого поля, а потому я не стал точно копировать дизайн, а сделал вольную вариацию. В итоге из-под моего резца вышли: "Трилл'экх'хараи"[2] - тяжелый крейсер с двумя спаренными излучателями темной материи в качестве главного калибра; "Истаушад"[3] - торпедный крейсер, коварный и тихий, мне все-таки удалось натянуть систему подавления сканеров от истребителей темных на крупный корабль. Раньше торпедным вооружением я не увлекался, не желая, чтобы Империум видел во мне угрозу для своих судов, но теперь старые поделки из мобильных буровых платформ обрели новую жизнь; и "Веахк'ишар"[4] - авианосец, двойной корпус, тонкий бронированный стержень с управляющей структурой и двигателями, и надетый сверху легкий бугристый колпак с фермами для истребителей.
К этой триаде прилагалась россыпь различной мелочи, от эсминцев до десантных шлюпов. Все корабли были узкоспециализированными, я не стал строить универсалов, проще было послать три корабля, производственных мощностей хватало, чем мучиться с компромиссами. Внешне все выглядело весьма аутентично, ну, а вовнутрь я никого приглашать не собирался.
Тонким моментом во всем проекте было то, что эльдары не пользовались варп двигателями. А мне, увы вход в паутину был заказан. До сих пор, любое мое устройство, включая биологических кукол, проходя сквозь портал прекращало действовать. Причин, да даже хоть сколько-то правдоподобных намеков, я так и не нашел. Пришлось пойти другим путем и оснастить каждый крупный корабль парой струнных двигателей. То есть, добирался до места я на варп двигателях, выходил в паре светолет от цели и на место уже впрыгивал через струну. А когда нужно уходить - проделывал все в обратном порядке. Визуальные эффекты были не слишком похожи, но да кто их, этих темных знает.
В результате, я получил силу, которую мог бесконтрольно и без подозрений применить в любой ситуации. Темные не брезговали наемничеством, не гнушались схваток с любым противником, включая своих соплеменников или будет правильнее сказать, что как раз со своими они в основном и воевали, допросы пленных слегка осветили мне глубину той клоаки, которой являлся город-в-паутине. И они могли появиться где угодно, как я сам успел убедиться. Ну, а если я наступлю на больную мозоль этому их, Асдрубаэлю, то милости просим. Гоняйтесь, особенно вдали от порталов. И мне настолько интересно, что будут делать темные, когда их собратья на их глазах нырнут в варп, что, пожалуй, я даже осуществлю это как-нибудь. По случаю.
Что до помощи имперскому флоту, то, несмотря на декларируемую ненависть ко всем ксеносам, я успел убедиться, что большинство главнокомандующих было достаточно благоразумно, чтобы не пытаться уничтожить в разгар боя с какими-нибудь хаоситами магическим образом оказавшийся рядом флот чужаков, который был не против заключить временный союз. Готическая война была тому недавним и весьма ярким примером.
[1] - здесь - маркиз де Сад и Захер-Мазох.
[2] Трилл'экх'хараи - (эльд.) кровавый мясник. Дословно - лезвие попусту льющее кровь.
[3] Истаушад - (эльд.) бесшумное копье.
[4] Веахк'ишар - (эльд.) мать улья.
***
Уже пять с лишним лет идет мой проект инфильтрации. Вначале на Зифиосе, а потом и на других планетах. Своих кукол я засеивал исключительно в ульи и подобные конгломераты, на самое дно, конечно. Где большая часть населения, а это десятки, а порой и сотни миллиардов, являют собой аморфную массу мяса, без документов, без постоянной прописки и работы, зато часто с полным набором психических, а то и генетических заболеваний. В места, где можно найти россыпи ужасов, от колоний хрудов и мутантов, до монстров и еретических культов. Темные коридоры подульев - это такой ящик Пандоры, что даже мне порой хотелось все там залить очищающим огнем, но нет, приходилось компенсировать не столь радикальными средствами.
В такой обстановке на странности очередного новичка никто не обратит внимания. Ответила ли кукла невпопад, начала ли пороть белую горячку, застыла или наоборот, начала биться в припадке - что подумает наблюдатель? Что человек напился, под кайфом или психически нездоров. Житейское дело. Подозревать - упаси небеса, все только на бытовом уровне. Идеальная лаборатория для обкатки кукол. Миллионы социальных взаимодействий каждый день, все обрабатывается, собирается в единые матрицы и возвращается обратно. Сотни тысяч кукол. Десятки планет. Два года. Мне больше приходилось опасаться спонтанного возникновения ИИ или рождения души, чем раскрытия.
Очень редким куклам я позволял подняться выше донного ила. И за такими следил пристально, лично правил матрицы и приоритеты, прописывал алгоритмы и "учил" психологическим приемам. Примерно месяц объективного времени и просто прорва субъективного, умноженного на тысячи субпроцессов. Ни одна из элитных не сорвалась. Они жили, как живут люди, ходили на работу, крутили романы и интриги, напивались с друзьями, морализаторствовали и грешили. Все как у всех, может лишь немного чище и светлее. Несколько раз, все же, случались провалы. Исключительно в связи со внешними факторами. С полдюжины крайне плохо окончившихся похищений и ограблений, убийства, неудачные встречи с культами и ксеносами. Что же, в таких случаях кукла или тихо-мирно исчезала, истаивая в каком-нибудь тихом углу, или зачищала всех свидетелей, или же следовал взрыв.
Целью же всего этапа, помимо накопления опыта, было наблюдение и построение базиса для дальнейшего внедрения. Одно дело, когда человек с луны свалился, другое - когда его путь можно проследить хотя бы на ближайшие пару лет.
Когда появились био-куклы, начался второй этап. До этого я ограничивался, за исключением одного случая, только наблюдением, то теперь пришло время более активных действий. Одни куклы стучались в двери военкоматов, часовен Омниссии и разных государственных контор, другие зашли с обратной стороны общества, третьи готовились подменить уже существующих людей.
За все эти годы я четко понял, проникнуть в Адептус Механикус возможно лишь честным образом, с самых низов. Заменить кого-то копией - задача нерешаемая, даже в теории. Пока, по крайней мере. Недаром шестеренки были отдельной ветвью человеческой цивилизации. Даже отшельники среди техножрецов обладали огромным количеством связей и чисто технических нюансов и, при контакте с любой кузницей или общиной, их следы и образ тщательно проверялись, сравнивались с эталоном. В итоге, эту часть проекта пришлось отправить в дальний ящик, ибо как бы ты не старался, внутри системы механикусов возвышение по рангам шло невероятно долго и редкий магос был младше двухсот лет.
А пока, все что мне доступно - игры с "системой". Приоритеты заданий, нужные "откровения" и бонусы, советы "двойников" - даже этого нехитрого набора хватит на многое, хотя и только с одной колонией. Вдобавок, с увеличением сети, я добавил мелкие ошибки, чтобы в будущем иметь легенду под посланный не туда груз или корабль, к примеру. Забавное дело, механикусов Раствайпа эти ошибки только успокоили и сподвигли перенести на "систему" большую часть документооборота и командной структуры. Похоже, безупречность "системы" раньше здорово подогревала их паранойю.
На этом фоне внедрение в кланы и Администратум выглядело детской задачей. Два года, пока не появились совершенные куклы, я наблюдал за небожителями со дна. О, сколько грязи я откопал за это время. Воистину, близость к вершине лишь обостряет все пороки. И лишь в очень редких случаях рядом следуют добродетели.
Нередко эти верхолазы спускались в недра клоак, которыми правили. Некоторые делали это "инкогнито", "в одиночку". Целые кланы отребья занимались удовлетворением "изысканных" желаний своих духовных собратьев с другой стороны социальной лестницы. Рабы, охота на людей, насилие, дети.
Основную ставку я сделал на последнее. Подсовывал своих кукол как жертв. Мне-то все равно как выглядит кукла, все равно, что с ней делают. Убийства, изнасилования и пытки вызвали у меня брезгливость, презрение и радость. Радость от того, что это не настоящие дети корчатся в комнатушках под потными телами аугментированных боровов. Как там было, "закрой глаза и думай об Англии"? Вот что-то в том духе.
Конечно, занять нишу детских работорговцев удалось не в один момент, процесс был, самое малое, неспокойным. Этот "бизнес" дарил своим хозяевам баснословные прибыли, затмевающие даже доход кланов наркоторговцев. Приснопамятные 300% здесь и рядом не стояли. И это означало одно - свой замок на кости они хранят кровью и сталью. Реками крови и бойцами на уровне хороших гвардейцев. Среди кланов и банд, варящихся в этом котле давно наступил паритет, где все следили за всеми, ожидая возможности дружно порвать ослабевшего или, наоборот, набравшего слишком большую силу собрата. Влезть в эту систему новому человеку было, скажем так, излишне сложно, да и не нужно. Просто в один момент в клан приходил человек и приводил с собой девочку в ошейнике. Лет семи-восьми, самый ходовой товар.
- Ты кто такой, паря?
- Мистер Молот, я - Шимош. Хочу предложить... кое-что, в качестве образца. Товар хороший. Чиста, девственна и послушна.
- Умолкни, мне похер как тебя зовут. Хм, - он подошел, взял в свою лапу голову куклы и повертел в разные стороны, разглядывая. Двумя пальцами вынудил открыть рот, осмотрел зубы, потыкал в живот, - неплохо. Можешь валить.
- Мистер Молот, я пришел продать, а не отдать. Это товар и он име...
- Слышь ты, хер с бугра, чо гачишь, прихилял буром и мне, уважаемому человеку, с тобой, фраером, тереть? Хер тебя знает, может ты крот, может темник, а может просто фуфел. Брысь отсюда. И спасибо скажи, что цел пока. Девку считай нам подарком.
- Значит платить вы не будете?
- Слышь, смотри, а фраерок-то сообразительный, - Молот обернулся к своим раскинув руки.
- Боюсь, меня это не устроит, - я поднял руку с небольшим пультом и нажал на кнопку.
С тихим хлопком голова у девочки-куклы отлетела, следующий хлопок и туловище с ногами осели по разные стороны. Один из охранников, молодой да бойкий, согнулся, выворачивая содержимое своего желудка на относительно чистый пол.
- Следующая будет по двойной цене. Или мы предложим свой товар другим.
- Уверен? - бандит наклонил голову и одним движением упер мне ствол обреза в лоб.
- Уверен. Я только посредник. Серьезных людей желающих... подзаработать. Не выйдет здесь, другой посредник пойдет к другому клану.
- Ха, даже не дрогнул. Молодец, паря, - Молот приобнял меня, как бы собираясь потрепать по волосам, но вместо этого ловко захватил мою голову в замок. - И что помешает мне вынуть у тебя весь расклад, а?
- Руки, мистер Молот, уберите.
Бандит хотел что-то булькнуть, но замолк, обнаружив упершийся ему в подбрюшье его собственный обрез. Резким движением отцепив от меня руки, он поднял их и отошел на несколько шагов.
- Понял. Значит, можешь таких девок таскать. Сколько и почем? - на последних словах, он сильно понизил тон, так что только я его слышал.
- Для начала сотню. По четыреста гульденов.
- "Донные"? - бандит фыркнул. Дети с нижних уровней улья, с рождения дышавшие ядовитым коктейлем из паров химических отходов, как их не отмывай, ценились гораздо ниже "вышек".
- Мясо у вас есть, - я кивнул на дымящиеся останки, - проверяйте.
- Хех. Ну что, жду тебя завтра, мистер Шимош, - бандит продемонстрировал, что недаром является главой банды, с памятью и вниманием к деталям у него было все на уровне.
- До завтра. И, мистер Молот, еще один небольшой момент. Я, конечно, только посредник, но моих патронов моя гибель ... расстроила бы, - и вокруг меня зажглось с десяток красных точек. - Всего хорошего, мистер Молот.
Признаюсь, я скопировал поведение для этого спектакля с другого случая. Наблюдал как-то переговоры между бандой ювелиров и представителем одной из химических лабораторий, где наловчились изготавливать аутентичные искусственные изумруды. Сцена была почти один в один. И образец, который и планировалось уничтожить, и бесстрастность посланника и поведение бандитов. Такое ощущение, что им мозги под копирку делают. Однако, я многому научился у этой мрази в искусстве ведения агрессивных переговоров.
Поставки свежего и качественного "мяса" одной из сторон вызвали напряженность, которую оказалось легко превратить в войну. Необходимости в этом не было, можно было сделать все тихо, мирно и аккуратно. Но мне хотелось увидеть как эти твари горят в огне. Полтора месяца спустя, нашпигованные куклами ошметки кланов стали полностью моими.
Достоверно изображать детей получилось не сразу. Великосветские гурманы оказались крайне чувствительны к качеству своих деликатесов, они с цепкостью гиен подмечали все нюансы поведения, все нестыковки. Было несколько скандалов, подстав, зачисток и отдельных смертей. Но справился, как и всегда. Даже популярным стал у подобных подонков на нескольких сотнях планет. Настолько, что они стали привозить друзей из других систем, настолько, что часть этих "клубов" накрыли рейды арбитров с инквизиторами и вертепы сгорели в очищающем огне, вместе с клиентами, хвала всем небесам.
Свою задачу проект выполнил на все 146%. Не только обширнейший материал для шантажа, не только секреты династий и кланов, но главное - психопрофили и расклад сильных мира сего. О, это было словно шведский стол с изысканными лакомствами. Самых вкусных - одиноких, мало контактирующих с другими, отшельников - хватало с лихвой. Презрение, паранойя и чувство собственной исключительности часто порождали подобное отношение к жизни. А заполучив их тела, я постепенно еще больше увеличивал этот разрыв, особенно от их собратьев по порокам.
- Друг Миллер, друг Миллер, куда же ты спешишь?
- Томас? Прости, но я...
- Подожди, Этан, да постой же ты! Мы с друзьями тебя в последнее время совсем не видим. Ты что, нашел себе новую компанию, а о нас решил забыть? - последнее было сказано с угрозой столь явственной, что казалось ее можно пощупать руками.
- Томас, на то есть причины. Я на некоторое время...
- Ты что лепечешь, Этан? У нас тонны договоренностей, а ты пропал. Так что не надо мне говорить, какие у тебя причины. Ждем тебя в поместье у Райли послезавтра, друг Миллер. И не...
- Стой. Просто стой. Как же там, а, вспомнил. Огненный взор ока на левой руке не дремлет. Россыпь очнулась на хворосте. И я тоже чувствую свет, но предпочту тень кипарисов, друг. На пару долгих декад мои очи будут смотреть вверх, а руки лежать на плечах. И тебе советую то же.
- Э-э. Эм. Карты от шулера?
- Да. Всего наилучшего, друг Финнеган.
- Эм, пока, друг Миллер.
Таким образом все и шло, сравнительно неторопливо, ползуче, аккуратно. Лишь в одном случае сценарий был нарушен и случай этот меня изрядно насторожил. Как оказалось, не один я увлекался играми с инфильтрацией. Одна из жертв оказалась далеко не тем, чем казалось вначале. Под обликом чиновника, достоверного даже для лучших из ауспексов, даже для моих сканеров, скрывалось далеко не человеческое обличье. Антропоморфное существо в металлизированном хитине, с сегментированными красными глазами на пол-лица. Ни дать, ни взять, а похоже на пресловутых серых человечков. Поняв каким-то образом, что их хозяин мертв, его телохранители и слуги рванули к месту смерти. Я уже не был удивлен, обнаружив тот же металлический блеск под сползающими обликами людей. Ни в какие разговоры эти существа не вступали, напав моментально, как только меня увидели.
К сожалению, на месте было лишь пять кукол. Да, боевой потенциал у них хорош, при необходимости, я снимал ограничения с тела, плюс для прохождения нервных импульсов использовал свои каналы, проложенные внутри нервной ткани, ускоряя реакцию в десятки раз и позволяя игнорировать любые повреждения. Но и противник нашел чем удивить. Странное оружие, регенерация, устойчивость к ранениям, даже колдовство. В бою я победил, но полдюжины врагов от меня ускользнуло, успев перед этим добить раненных. Я еле успел сохранить расползающиеся тела.
Ксеносы, судя по эпидемии исчезновений среди аристократии, предпочли отступить, чем вступать в схватку за контроль над миром. Позже, используя доставшиеся мне останки, я разработал сканеры, которые должны были определять этих допельгангеров, но до сих пор так и не нашел никого.
За исключением этого происшествия, все было тихо и мне удалось спокойно завершить задачу по внедрению. Количеством кукол я не увлекался, всего по десятку-полтора на систему. Несколько сотен человек, казалось, что это даже в пределах одной планеты? Но все они стояли на крайне удобных и полезных для меня позициях. Не самых высоких, но тех, что определяют политику. Как тот прапорщик, что выписывал генеральские назначения. Результат - власть на большей части планет оказалась в моих руках. Но это не было моей целью и близко, я не собираюсь править, мне это претит не меньше, чем копошение в криминальных отбросах. Всего лишь очередной этап.
Следующим и финальным стало выдвижение самых, на мой взгляд, достойных из людей на управляющие позиции. Выбирал не только, и даже не столько, по оценкам психологического профиля и таланта, но больше по "пушистости", тем самым нитям, сигнализирующим о незаурядной личности. Из остального - я больше всего смотрел, чтобы выбранные мной люди стали в будущем опорой Оларе и ее политике.
Глава 43. ...и паутина тьмы.
Никто не знает, насколько велик на самом деле город-скрытый-в-паутине, никто не может похвастаться, что видел и десятую часть скрытых переливами сизого тумана улиц и украшенных шипами башен. Переплетающиеся тоннели пространства собранных и спаянных когда-то сфер дарили место для миллиардов жизней субстрата из которого пестовались хищники, так восхитительно совершенные в своей мерзости. Настоящее наследие эльдарской расы. Многочисленное, жестокое, развращенное и порочное. До последней клетки тела, до последней струны души.
Каждый день, согласно древнему договору, выращенные в искусственных матках, с минимумом знаний об окружающем их мире, новоиспеченные темные эльдары сотнями тысяч выходили из дверей башен гемонкулов. Выходили и тотчас падали на самые нижние уровни общества, где забравшиеся чуть выше по лестнице успеха хищники лепили из новой поросли все, что им было угодно. Рабов, солдат, слуг, животных. Лишь на пытки их отправляли крайне редко, не по доброте, а просто потому, что не было смысла. Их незрелые, растянутые, как говорили некоторые, души были столь слабыми, что нужно было их пожинать тысячами, чтобы обеспечить себе хоть один лишний день. Лишь по прошествии пяти-шести десятков лет, подросшее и возмужавшее мясо принимали в свои объятья арены и храмы боли.
Что до радостей материнства - они были доступны лишь для сильных родов, способных защитить своих отпрысков. На дне дети неминуемо становились пищей. Слишком вкусен был запах их души, слишком... питательными их муки. И детей, и их матерей. В наркотическом экстазе от поглощенных осколков чужих жизней, банды часто не могли остановиться и убивали своих жертв, кошмарно убивали, стараясь вытянуть живительный нектар страданий до последней капли. По этой причине, среди темных эльдарок почти не было фертильных. В тот момент, когда до них доходило, что означает беременность, они шли к башням и за неплохую цену сдавали свои яйцеклетки, все до единой, в "заботливые" руки гемонкулов. Если это не удавалось, эльдарки были готовы сами вырезать свои яичники, лишь бы не обнаружить себя прикованными и в окружении голодных глаз соплеменников.
Как крючки с наживкой, в густой придонный туман регулярно ныряли ведьмины арены и центры наемников. Заправляли ими, в основном, средней руки культы, которые, однако, на дне представляли силу, с которой никто не рисковал ссориться. Здесь темные вербовали мясо для своих походов. Зверски жестокое и рабски послушное мясо. Ибо местная плесень была готова на все, лишь бы вырваться на ступеньку выше. Сколько бы великий риск не стоял перед ними, как не малы были шансы выжить. Темные, особенно те, что стояли у подножия великой пирамиды, не ценили ни чужие жизни, ни свои. Для них подобные мысли были абстракцией, ведь в любом случае, до первой сотни доживал лишь один из двадцати-тридцати тысяч. И не было никакой разницы, убьют тебя голод, звери, Жажда Суки или же выстрелы на поле боя.
Ведьмины культы, что было необычайно странно для Комморры, свято блюли слово, данное на этих аренах. И жестоко карали каждого, кто посмеет... разочаровать повелительниц боли. Чистая прагматика, помноженная на долгий срок жизни. Впрочем, они также знали, что имеют дело со зверями в эльдарском обличье, которые могут сорваться с поводка в любой момент, и об осторожности не забывали и на долю секунды. Патронов на аренах отделяли мощные барьеры, представителей банд пускали лишь безоружных, в малом числе, по краям стояли мощные орудия, следившие за каждым движением и многое другое. Достаточно, чтобы глава "Десяти тысяч порезов" чувствовал себя в полной, насколько это вообще возможно в темном городе, безопасности и комфорте.
Джукайфлиам с зубастой улыбкой наблюдал за наполняющейся площадью, поглаживая разноцветными руками коробку у себя на коленях. На сей раз он надел кисти тау и орка. Это вносило приятный диссонанс в его ощущения, пусть для осмысленных действий и приходилось изрядно сосредотачиваться.
Структура общества на дне гротескно повторяла жизнь на верхних уровнях. Местечковые "кабалы", "драконы", "культы" и прочая гниль, обмениваясь безыскусной руганью, выстраивались по ячейкам на арене. По мнению гемонкула - это были не более, чем насмешки над оригиналами. Вот, напротив поля стоит "великий кабал" чего-то-там, владеющий целым одним легким крейсером. С целыми тремя сотнями бойцов, которых даже гвардейцы мон-кей раскидают как сквигов. Неумелые, плохо вооруженные, голодные, глупые. Как и все остальные на площади. Идеально.
Гемонкул встал с кресла, подошел к самому краю барьера и молча поднял украшенную рунами крышку. На подставках из полированного дерева поблескивали десять черных жемчужин. Тьма внутри драгоценностей порой отступала и на поверхность выплывали пурпурные клубы, образуя скривленные в агонии лица. Ближайшие к барьеру эльдары, увидев содержимое шкатулки в руках гемонкула, рефлекторно сглотнули и потянулись вперед.
- Сколько?
- Все. За минбарца Линьера и еще десяток любых особей этого вида. Желательно разнополых. Я объявляю открытую охоту. Срок - сто циклов, состав... не регулируется. Вы не ограничены ничем, кроме времени, главное - результат.
"Хотя и далеко не тот, на который вы рассчитываете", - мелькнуло у гемонкула в голове. Последние его слова потонули в поднявшемся гвалте. Джукайфлиам оскалил зубы и радостно улыбнулся. Зрелище получилось откровенно людоедское. Он нажал на руну и его голос перекрыл все звуки на площади.
- И не только это, главам групп, участвующим в охоте, и их ближайшим советникам я дарую бесплатное воскрешение в моей клинике.
На сей раз собравшихся охватила немота. Даже только что готовые убивать друг друга банды отпрянули на свои места. Предложение было не просто щедрым, нет, оно было невообразимо, даже недопустимо, преступно щедрым. Мысли о прямом обмане не возникло, но даже самым неразумным стало ясно, что эта охота может окончиться чем-то худшим, чем просто смерть. Однако заминка длилась недолго. Один за другим главы банд стали ронять капли крови в чашу, знаменуя свое участие в охоте.
- Ты идешь по тонкой грани, Джукайфлиам, - суккуба одним скользящим движением перетекла вплотную к гемонкулу. - Единственное, почему я тебя еще не вбила в песок - это потому, что у них есть мизерный шанс выполнить заказ. Не боишься, что придется заплатить слишком много?
- Поверь, я в любом случае окажусь в выигрыше.
- Не сомневаюсь, - фыркнула ведьма, забирая приз из рук гемонкула.
Меркавар. Мир-улей Буамалат.
Когда у дверей конспиративной квартиры минбарского культа появились незнакомцы, их встретили дула стабберов. Визит ожидали, но люди все равно не спускали с пришедших настороженных взглядов. Дважды - из-за того, кто появился на пороге. Посланником оказался лощенный франт с тросточкой, порочный настолько, что хотелось скривиться и обвинить его во всех грехах только при одном взгляде на лицо с прищуренными глазами, тоненькую полоску усиков и напомаженные жирным гелем черные волосы. Да еще и под ручку с молодящейся старухой, одетой вульгарнее последней шлюхи из подулья. Картина тошнотворная, но франт предоставил все необходимые пароли от правильных людей, людей позволивших культу оправиться от недавней катастрофы.
- Тергжшиц Мастюжшковичец, - представился франт, входя в переговорную.
- Тер-жиц Масто... Масту-шко-ц? - глава отделения, Мариус Эскуро едва язык не сломал на зубодробительном имени посланника.
- Мой дорогой друг, зовите меня Терг. Агара, обслужи нас.
Старуха, только было устроившаяся в кресле, подскочила. Оглянув комнату, она подошла к буфету, достала три граненых бокала и бутылку амасека. Выставив на столик бокалы с янтарной жидкостью, старуха вернулась в кресло, взяла в узловатые пальцы свой бокал и стала принимать жеманные позы, должные показаться эротичными. Где-нибудь, в очень альтернативной вселенной. У Мариуса дергалось веко каждый раз, когда он невольно бросал на эту "Агару" взгляд.
- Что же привело Вас сюда, мистер Терг? Сейчас мы не в лучшем состоянии, чтобы помогать кому-то. Последние события, э-м, посадили нас в инвалидное кресло, образно выражаясь.
- Да, я в курсе. Скажу больше, сами минбарцы... крайне отрицательно оценивают то, что вы здесь делаете.
Вот это было для Мариуса неприятным открытием. Франт тем временем продолжил.
- В их понятиях, все решения должно отдать в руки людей, в руки официальных властей. Но мы-то с Вами знаем людскую натуру, да, Мариус?
- Да, Тергжы-... эм, Терг. О, да, мы знаем. Пусть минбарцы и верят в наше возвышение, но результаты видны невооруженным взглядом. Кто более достоин править? Многомудрые существа, за несколько лет построившие города, про которые уже передаются из уст в уста сотни сказок по всему сектору. Правдивых сказок. Или уродливая клика из мерзопакостных "аристократических" родов, которые только и знают, как набивать свою мошну и неспособные ни на что путное. Вы слышали о Ладуре?
- Нет, боюсь это прошло мимо моего внимания.
- Шахтерская колония, здесь, в соседней системе. Горнодобывающая коммуна "СэйнСоре". Вымерла. Только потому, что очередной транспорт не справился с управлением и начисто уничтожил причал. Четверть года шахтеры пытались растянуть двухнедельный запас воды и еды. Естественно, это вылилось в неприятности. А власти так и не удосужились послать туда транспорт. За четверть года. Сутки лета. Родственники... да что я говорю, все и так понятно. Как думаете, сколько бы у Анла'шок заняло решение этой беды?
- Зная их эффективность и педантичность. М-м-м. Пару-тройку дней. Они не раз уже показывали свой талант в управлении ограниченными ресурсами.
- Вот. Именно. Скорее бы уже увидеть минбарцев в хрустальных креслах.
- Действительно, мой друг, все так. Не сомневайтесь, все, все наши понимают, что будет лучше для Империума. Да, Мариус, хочу поделиться с Вами одним опасением. Как Хорус предал Императора, так, боюсь, и Олара предаст минбарцев. Слишком уж много параллелей в этих историях. Знаю, да, не спорю, - Терг махнул рукой, - это далеко не аргумент. Но! Она предала вас, всего лишь уловив недовольство одного нарна. Не попыталась бороться за вас, не постаралась направить по-новому. Нет. Сразу бросила, как надоевшую игрушку и стала топтать ногами. Неприглядная картина. И знаете же, предавший однажды... - франт поднял палец и поиграв бровями замолчал.
- Однако, никогда не рассматривал ее действия в такой перспективе, - Мариус завидовал умению франта обращаться со словами и старался копировать его стиль речи, старался казаться значительнее, хотя даже себе он в этом никогда не признался бы. - Действительно, так подумать - она поступила как обиженный ребенок. И да, я согласен, ей не место рядом с высшей расой. За ней нужно следить. А еще лучше - убрать с глаз долой.
- Действительно, что это я Вам объясняю, Вы и сами более чем понимаете ситуацию, мой друг, - "Терг" подпустил еще больше масла в свой голос. - И этим обязательно займутся. Жаль, пока еще не время. Но есть нечто обнадеживающее. Нечто интересное и почти никому не известное. Тайное и крайне опасное. Желаете поучаствовать? Причем на переднем крае?
- Вы шутите, друг Терг, конечно желаю.
- Дело в том, что Олара Сервиус - не единственная, на кого обратил свой взор Анла'шок. Есть... еще люди, неординарные, важные люди, которые в будущем станут надежной опорой обновленной Империи. И один из этих людей сейчас живет на этой планете. Мне думается, стоит ему помочь, как Вы думаете, друг мой?
На следующий день, Мариус понял, что не может вспомнить как франт выглядел. Все заслонил собой образ той старой шлюхи, что вечно с ним таскалась. "Дьявол, да я даже его имени не могу вспомнить, а ведь там было что-то очень примечательное", - Мариус потер лоб пальцами обеих рук, - "Проклятье, совсем память дырявая стала. А, какая разница, главное - теперь у нас есть и деньги, и влияние. А главное - цель. На следующей неделе встреча с Кривым. Противно, конечно, работать с такой мразью, но все ради...".
Приступ жесточайшей мигрени словно молотом ударил по мозгу главы культа. Он заорал, схватившись за голову, прошел пару шагов и упал, потеряв сознание. Его собратья, прибежав на крик, застали своего лидера на полу с текущей из глаз кровью. Врачи в больнице констатировали аневризму периферийных сосудов и многочисленные разрывы капилляров, что весьма быстро купировали и вылечили. Через день Мариус вышел из больницы с советом побольше отдыхать и совершенно не помня уже ни франта, ни старуху.
***
Сцены подобные этой повторились в нескольких десятках миров. За весь марафон, длившийся несколько месяцев, лишь в паре случаев агента Кабала ждала неудача. За это время он попробовал на вкус разные мотивы молящихся картинкам на стенах людей. Анархизм, местечковая политика, прагматизм странного толка, мистическое поклонение, фанатизм. Даже сексуальные фантазии. Последнее даже на пару секунд выбило агента из колеи. "Не оскудеет глупостью род людской", - подумалось ему.
Сектор Кастидус. Храмовый мир Сарабик.
- Мастер Агемер, - франт вздрогнул, когда вместо своего отражения, в зеркале уборной он обнаружил вытянутое серое лицо, чем-то подходящее на работу талантливого скульптора.
- Ты что творишь, Ромул? - ксенос не стал тратить время на приветствие. - Тебе было сказано держать дистанцию! Решил подставить весь проект?
- Нет, мастер! Благодаря Кайш-раха-маиш, никаких следов не останется, даже самые сильные кланы провидцев увидят лишь хаос. Вы же знаете особенности их вида.
- Глупо думать так, Ромул, очень глупо. Я разочарован. Мне казалось ты должен понимать, что полные возможности Роя нам все еще неизвестны. Да и неважно, ты должен был следовать протоколу! Зачем вообще ты связался с культом?
- Запутать и вызвать действия Роя. Пусть гадает, как его почитатели видят связь. Пусть ищет мистику, там где ее и в помине нет. Любое действие в такой ситуации будет лишь ухудшать его ситуацию. Цугцванг.
Ксенос прикрыл глаза пальцами.
- С чего ты решил, что можешь строить модели лучше ученых, а, агент? Ты меня подвел, Ромул, серьезно подвел. Я отзываю тебя.
- Подождите, мастер! Если я мог засветиться, то это уже произошло. Остается довести до конца свою роль и исчезнуть на противоположном конце галактики.
- Это, - сказал Агемер после паузы, - имеет некоторый смысл. Но учти, место в Сотне ты потерял. Если, повторяю, если, вдруг, твоя затея удастся, только тогда можно будет поднять вопрос о возвращении.
Зеркало опустело. Ромул упер ладони по обе стороны от рамы и около минуты так стоял, приводя мысли в порядок. "Ничего, они еще увидят, что это я был прав. Я, а не кучка замшелых аналитиков. К победе ведут действия, а не пустое ожидание".
Через три часа, он спустился по трапу из "Ястреба" на расписанные литаниями камни посадочной площадки перед монастырем Яростной Слезы. Сразу за воротами ограды его ждал комитет по встрече. Канонесса в силовой броне и несколько боевых сестер, из ветеранов.
Канонесса с омерзением смотрела на слащавое лицо франта. Ей хотелось раздавить как насекомое и его, и эту вульгарную старуху, с которой он притащился. Если бы не рекомендации кардинала Мафарэна, тело человека перед ней уже рвали бы крупнокалиберные снаряды ее болтера.
- Говори!
- О, канонесса Ратия, Вы воистину чудесное творение Императора. Кардинал нисколько не преувеличивал. Я так рад...
- Не испытывай мое терпение! - в воздухе прямо чувствовалось невысказанное "мразь". - С чем ты пришел в святую обитель?
- Полагаю, об этом не стоит говорить на улице. Дело, уверяю Вас, весьма деликатное.
Ратия некоторое время стояла, сжав губы в почти незаметную полоску.
- Она останется здесь!
Затем резко развернулась и пошла внутрь монастыря, не утруждаясь дальнейшими пояснениями. Ромул нагнал ее и пошел рядом. Канонесса косила на него взглядом и, когда двери остались позади, пророкотала своим глубоким, более подходящем мужчине, голосом:
- Ты почему вошел под сень милости Бога-Императора, без знака аквиллы? Ты столь далеко ушел от Его Света, что окунулся в ересь?
- Ох, простите, канонесса, - Ромул благочестиво сложил руки на груди в священном салюте. - Работа под прикрытием, Вы же понимаете.
- Нет.
- Вы так жестоки к скромному агенту, канонесса.
- Мой долг - быть жестокой сегодня, чтобы не пришлось выпалывать ересь завтра!
- Конечно, канонесса. Вы вправе назначить мне епитимью.
Ратия открыла двери приватного кабинета. Фактически, это был металлический блок, стены которого были напичканы аппаратурой против любого вида подслушивания. Несколько сот лет назад его изготовили на одном из миров-кузниц, а после целиком перевезли сюда, где уже сестры сами установили его внутри монастыря. Сороритас не слишком жаловали адептов Омниссии в своих стенах и были готовы заплатить многократно больше, лишь бы уберечь свою обитель от, хм, столь вольной интерпретации Имперского Кредо.
Как только двери закрылись, канонесса, в очередной раз содрогнувшись от омерзения, вспомнив оставленную около челнока развратную старуху, насела на агента.
- Так что же такого важного, мистер Освальд, ты так хотел мне поведать? Если ты решил попусту потратить мое время, тебе проще прямо сейчас раскусить свою капсулу или что там у тебя.
- Ксеноересь, канонесса. Активная, обширная и дьявольски сильная. Мне дозволено продолжать?
- Говори, - голос Ратии Дюрум заметно смягчился. "Пусть эта овца и ушла далеко от стада, но, похоже, все же осталась верна пастуху", - мелькнуло у нее в голове.
- Благодарю, канонесса. Целый сектор оказался под тлетворным влиянием небольшого выводка неизвестно откуда возникших ксеносов. И даже больше того, есть целый мир, имперский мир, где они полностью захватили власть и пестуют отдавшихся их погибельному влиянию людей, - по мере того, как Ромул говорил, из его голоса пропадали слащавые интонации, заменяясь слегка экзальтированным тоном. - Как мне открылось, их план - выпустить этих людей в Империум, чтобы они проповедовали ценности этих ксеносов, их власть. Ради сокрытия своей сущности, минбарцы, так зовут их расу, с помощью падших пред их соблазнами людей, объявили себя новым видом нелюдей. Поверьте, канонесса, в биологии наших видов очень мало общего, несмотря на похожий облик. Вот, посмотрите, - Ромул передал сороритке инфопланшет.
- Действительно, - пробормотала Ратия, через пару минут. - А что же церковь? Куда смотрит понтифик?
- Увы, понтифик, - франт приложил руку к сердцу, - внезапно исчез. Бесследно.
- Значит целый мир?
- Да, канонесса. Координаты есть на планшете. Население аванпоста - примерно два с половиной миллиона. Они уже вкусили плод греха и, если их упустить, ересь прокатится огромной волной по Сегментуму. Уже сейчас на планетах полно культов обожествляющих минбарцев. Им молятся, истово, фанатично. Я видел это собственными глазами. На планшете все, что я смог выяснить об этой угрозе. Поверьте, хоть их и мало, пока мало, недооценивать этот вид будет смертельной ошибкой.
- Мерзость! Ты хорошо послужил Империуму, агент Освальд. Будь уверен, мы примем меры в ближайшее время. Нет, передай кардиналу, что мы немедля отправимся в очистительный поход.
- Благодарю, канонесса. Позвольте откланяться.
Ратия задумчиво смотрела на выскальзывающего в дверь франта. "Да уж, милость Его взрастает порой на странной почве", - размышляла она, - "впрочем, сейчас мне стоит думать о другом, есть враг и его нужно стереть с лика вотчины нашего Господина".
- Айгур! Вызови глав отрядов и отправь гонца к капитану Адсидюа.
- Старшая Сестра, Стража планировала покинуть систему уже сегодня.
- Ничего, - Ратия быстро скопировала содержимое планшета и отдала копию своему адъютанту, - вот, возьми, думаю, это заставит их передумать.
Меркавар. Зифиос.
Святой отец увидел ее издалека, так сильно она выделялась среди шума и суеты служителей после церемонии. Но не одежда и символы Астра Телепатика создавали этот контраст, а несвойственная прочим походка человека ценящего время и хранящего достоинство, знающего куда и зачем идет. Никто ей не уступал дорогу, но и она никого не обходила, а будто плыла как имперский линкор средь бушующих волн имматериума, крошечный на фоне таящихся в нем опасностей.
С недавних пор они встречались чуть ли не ежедневно, так что отбросив все формальности, и даже пренебрегая элементарными приветствиями, он развернулся и они уже вдвоем направились в небольшое помещение, где услышать их мог только Император.
Когда они остались одни, нечто заставило исповедника обратить внимание на ее глаза. Обычно черные, бездонные как океан с плескающимися на его поверхности отблесками солнца, что заметно даже через вуаль, сейчас были постоянно прищурены. Рот слегка приоткрыт. Губы напряжены. Причиной тому, он сразу понял, не головная боль или досаждающий зуб, а отчаянная попытка скрыть желание расплакаться.
- Вас наверно оскорбило обследование тем новым прибором на входе в храм? - поспешил он озвучить одну из своих догадок. - Прошу нас простить, это минбарское новшество хорошо зарекомендовало себя. Иерархи считают гордыню в вопросах безопасности неуместной...
- Прибор? Ах, да, и это тоже, - будто проснувшись ото сна сказала видящая. Когда она начала говорить, губы уже явно стали выдавать ее настроение дрожанием. - Хотя, не столько он сам и его происхождение, сколько осознание того, что из нужного человечеству специалиста, я и весь наш корпус, становимся просто потенциально опасными фигурами. Больше ничего кроме угрозы мы не несем.
- Что слышно от Адептус Астрономика? Они рассмотрели вашу заявку на повторные испытания?
- Ответили нам отказом. Аколит имеет только один шанс в жизни стать частью Света Императора. В сообщении, к слову, переданном через минбарскую сеть, прямо и не в самых лестных тонах упоминаются мои прежние грешки и небрежение обучением, не позволившие мне пойти по пути Избранных. Делать подобные отступления от правил, даже ввиду последующих заслуг и приобретенных навыков - значит подавать дурной пример. Но главное, никто не станет рушить древние традиции, даже ради всего нашего поколения.
- Не падайте духом, дочь моя. Из любой ситуации всегда есть выход. Скоро будет реформа. Возможно это все поменяет.
- Реформа говорите? Да, я была бы рада покинуть это место и единственное о чем жалела бы - это наши беседы. Только, боюсь, не все успеют дождаться. Святой отец, - она тяжело вздохнула собирая волю в кулак, - три дня назад убили нашего брата и восемь сестер. Совсем еще молодые, только прошедшие посвящение прибывшие на службу и мастер, на которого я возлагала большие надежды.
- Бог Император, всемилостивый и всемогущий! Как это случилось? Простите, мы с этой церемонией совсем забыли про окружающий мир... Кто?
- Верно, забыли. Все были так заняты и увлечены минбарцами. На помощь в нашем поиске, откликнулись не сразу и далеко не все. Многие, зная наше отношение к этим ксеносам и о намерении воспрепятствовать им, отстранились от нас.
- Немыслимо! По всем законам должны были объявить тревогу по всему городу. Почему все молчат?
- Святой Отец, кто из нас должен лучше знать души человеческие? Почему? Алчность, коррупция, предательство, ересь - причин много, выбирайте на вкус. Но прошу вас, прежде чем предпринимать что-либо, обратите внимание на то, что мне пришлось рассказывать об этом вам лично, таясь будто заговорщик, с опасением за свою жизнь. Они, кем бы ни были, повсюду имеют уши. Будьте осторожны и бейте наверняка. И мы в стороне не останемся.
- Хорошо, приму это во внимание. Теперь расскажите подробнее, что вам удалось обнаружить? Известны ли виновные?
- Как это случилось и личности участников не известны. Получив быстро угасшие картины паники и ужаса, мы сразу начали поиски. Часть из нас пошла за помощью, что из этого вышло - вы уже знаете. Даже в церковь нашего посланника не пустили, сославшись на подготовку к какой-то очень важной церемонии.
Она попыталась принять более удобную позу, но внезапно встала и продолжила, смотря на собеседника уже сверху вниз сжимая кулаки. На глазах слезы, но речь оставалась твердой и холодной как гранит.
- У нас ушло два с половиной дня. Тела нашли сваленными в какую-то грязную канаву на нижних уровнях. Я их видела. Святой отец, их до смерти забили ногами. Некоторые кровоподтеки засохли и почернели, другие были совсем свежими, так что умерли они не быстро. Скажу больше, их убили за час до того как мы подошли к этому месту. Из чего можно сделать выводы, что их просто нам подбросили, а значит имели возможность следить за передвижением моей поисковой группы. Во рту каждого погибшего было по минбарскому кристаллу, вы наверняка слышали об этих черных камнях, а челюсти замотаны чем-то наподобие кляпа, так чтобы не смогли сплюнуть.
Она запнулась. Просто стояла и тяжело дышала смотря в пустоту.
- Дочь моя, - прервал ее размышления исповедник. Он не вставая взял ее за руку, - прошу, только не делай глупостей, я сомневаюсь что сами минбарцы...
- Мне безразличны имена виновников, их легион. Просто не говорите мне о "реформе". Может она и не понадобится, или уже идет... полным ходом. Простите, уже и не знаю что думать. Помогите нам святой отец. У нас есть друзья. Еще много верных Империуму. Далеко не всем минбарские безделушки затуманили разум.
- Непременно, дочь моя. Вы же знаете, я планировал поддержать вас... даже когда вы не выступили с декларацией по минбарскому вопросу, намеревался сам, но просто не успел. Тогда меня завалили работой. Теперь, похоже я заразился вашей паранойей, мне кажется мое присутствие одновременно в десяти разных местах было не случайностью, а предупреждением возможных шагов и личной инициативы в этом направлении. Тучи сгущаются, дочь моя, но свет Императора найдет путь. И мы ему в этом поможем. Вместе.
Око ужаса. "Мстительный дух".
То, что сеанс связи пошел не по обычному сценарию, Абаддон понял по внезапному запаху страха. Колдун, который только что с энтузиазмом потрошивший подвешенного культиста заверещал. Его руки стали погружаться в почти располовиненное тело, соединяя палача и его жертву в гротескную композицию. Мелкие порталы стали открываться на коже образованной химеры. Быстрее, еще быстрее и с влажным треском хаоситов разорвало длинной молнией варпа. Мясные куски, вместо того, чтобы отобразить Неракона Кровостока, лидера нескольких больших варбанд, сложились в незнакомое лицо.
Абаддон встал с кресла и спустился на несколько ступеней вниз.
- Кто ты, наглец? Отвечай или я на тысячи лет отправлю тебя в сады Нургла живым котлом!
- Ох, боюсь, боюсь. О великий Абаддон Разоритель, - мясное лицо искривилось в презрительной улыбке.
Абаддон молча вытянул Дракх'ниен, накапливая на кончике разрушительный заряд варпа.
- Ну, раз тебе не интересно, как тебя заставили бежать в последний раз, то прошу, не стесняйся.
- Говори, червь, или не трать мое время.
- У меня его тоже не много. А потому - Аралуза Секундус, она же Реторта. Данные о ней вычистили из имперских архивов, но, думаю, ты сможешь что-то придумать. Кристаллы, так попортившие твою шкурку и заставившие тебя наложить в штаны пришли оттуда.
Абаддон в ярости опустил меч, испепеляя говорливые останки вместе с изрядным куском палубы. На этом он не успокоился и в несколько секунд зачистил свидетелей нанесенного ему оскорбления.
- Выползли, все-таки, мокрицы. Ха. Ничего, и ваше время придет. Гобан!!!
- Звали, мастер? - названный астартес Хаоса появился буквально через несколько секунд. Залитый кровью и ошметками плоти зал не вызвал никакой реакции у десантника.
- Гобан, готовь войска. Мы собираемся немного размяться перед Походом.
Межгалактическое пространство, "под" диском галактики.
Безмятежную дрему Великого Пожирателя нарушила нота диссонанса. Новая нота, не та басовитая струна, что горит на окраине такой близкой кормушки. Нет, эта, пусть и похожа по запаху и по вкусу, но была тоньше, тише. Что не мешало ей раздражать, не меньше, чем жужжание комара может выводить из себя засыпающего человека. Пожиратель пошевелился, его клетки пришли в волнение, заметались, растягиваясь и замедляя свой бег. Огромные массы живых кораблей изменяли свой курс, нацеливаясь на точку где-то под восточной оконечностью галактики.
Глава 44. Танец со сменой партнеров. Ready (1/3)
Эскадра в два десятка вымпелов, большей частью эскортного класса, кралась в паутине. Легко, с минимальной эмиссией двигателей, так, чтобы не вызвать искажение складок тоннеля, по которым их можно будет найти. Для склочного общества темных эльдар, где тайны, интриги и предательства, казалось, являются неизменными компонентами самого воздуха, подобная осторожность была в порядке вещей. Особенно, если их цель - сектор Йиррик Айшсоам[1], давно и весьма плотно занятый мон-кей. Он был далеко не лучшим направлением для подобной эскадры, слишком малой для боевой операции и слишком большой и плохо оснащенной для разведки.
[1] Йиррик Айшсоам (эльд.) - ослепляющая легкость.
Впрочем, все эти тонкости мало занимали Дексархаэля, главу кабала "Сияющих тьмой шипов". Приз, в его глазах, окупал любые потери. Нет, эльдар прекрасно понимал весь риск предстоящей авантюры. Идти вот так, без подготовки, в одиночку, полагаясь лишь на слова древней зубастой твари - было безрассудно. Но только так и поднимаются на вершину, ставя свою судьбу и саму жизнь против пустой руны.
Действовать в составе коалиции, что образовалась сразу после представления на арене, могло показаться безопаснее, надежнее, но Дексархаэль давно не полагался на поверхностное суждение, у него был свой взгляд на ситуацию. Если гемонкул солгал - не поможет и три десятка мелких кабалов и культов, эльдар вполне осознавал положение союзников, как и свое собственное, в иерархии силы темного города и галактики. Непонимающие... даже на дне редко задерживались. Да и делить приз не хотелось от слова "совсем". Но вот если гемонкул сообщил хоть немного похожее на правду, а к тому хорошие предпосылки были, ха, тогда открывались перспективы весьма и весьма радужные. Фактически, Дексархаэль вступил в коалицию и так активно ее поддерживал как раз для того, чтобы притормозить конкурентов, дать себе хоть немного времени на подготовку и набитие трюмов "мясом". В конце концов, все, что нужно было сделать - это схватить дюжину мон-кей с косточками на головах.
На обзорном экране впереди вспучился участок стены, образовав на пути корабля уродливую белесую кляксу. Засуетившийся навигатор подтверждал, что картинка не иллюзия и препятствие реально.
- На четыре - два скользких басом на серый спиралью до яркой щекотки, - в ответ на, казалось, сумасшедшую фразу пилот только кивнул.
Паутина многомерна. Эльдарские пути проложены, по сути, поверх океана Хаоса, и это делает ориентацию в них весьма каверзной задачей. Привычные для обычного пространства направления здесь лживы и опасны. Любой, кто в беспечной наглости ступит на призрачные тропы, полагаясь лишь на свои глаза, да показания машин, будет обречен до скончания веков плутать сквозь бесчисленные нити отростков и кротовых нор.
Ханжам с Искусственных Миров приходилось проще, к их услугам было колдовство, где путям отводился обширный отдел. Их же темным кузенам пришлось изобрести другие способы. Вернорожденные с башен под крадеными солнцами в Верхней Комморре пользовались разнообразными псионическими артефактами, а вот не столь удачливым было доступно лишь свое тело как мерило направлений. Путем длительных и крайне неприятных тренировок, каждая грань измерений завязывалась на ощущения. Тепло-холод, вкус, запах, прикосновение - все шло в ход. Но результат того стоил.
Да, можно было представить окружающую картину в цифрах. Но это было медленно, топорно, не изящно, не интересно, в конце концов. Паутина существовала практически на той грани, а может даже и за ней, что отделяет живое от неживого. И попытка ощутить всем своим существом эту жизнь работала лучше, чем любое колдовство, чем любая машина.
- Дракон, через двенадцать секунд подойдем к порталу.
Став главой кабала, Дексархаэль не рискнул претендовать на титул архонта. Нет, никто бы не стал возражать, осмелься он на такую глупость. Ему бы просто устроили проверку на соответствие столь высокому положению. И шансы пережить эту проверку, Дексархаэль это хорошо понимал, были даже не нулевые, а отрицательные. Со званием дракона все обстояло несколько проще, да и он тщил себя надеждой, что достаточно продвинулся на пути воина, чтобы иметь право называть себя так.
- Всем принять плотную формацию, лидерам задействовать мимикрию, гражданские суда.
- Исполняю... Дракон! Вижу противника!
Эльдары не ожидали встретить кого-то в реальном пространстве. Незакрепленные входы в паутину дрейфуют в пространстве, обнаруженный однажды портал через пару декад может оказаться на другой стороне системы. И найти их, не имея правильных псионических инструментов, практически невозможно. А потому, четыре корабля в полной боевой готовности, зависших неподалеку от портала, оказались для кабала пренеприятнейшим сюрпризом.
- Врассыпную! Курс семь-три. Широкая сеть, пирамида, схема четыре!
В отсутствии различных чудес, вроде теневого поля, а набор кристаллов для его работы почти удваивал стоимость корабля, для обороны темным оставалось полагаться более всего на два инструмента: маневренность и скорость. Чем быстрее ты летишь, чем быстрее можешь изменить свою скорость и направление, тем меньше шансов, что в тебя попадут. На высокой скорости достаточно отклониться или замедлиться на сотую долю процента, чтобы вражеский выстрел ушел в молоко. Контролировать постоянно такие изменения вручную почти невозможно и поэтому темные эльдары использовали заранее подготовленные квантовые схемы. Обычно за бой использовалось пять-шесть, в зависимости от дистанции, тактической ситуации, состава флота и способности противника раскусить эти схемы.
Увы, Истурайок[2] исполнить приказ флагмана не успел. Четыре черных спицы перечеркнули тяжелый фрегат крест-накрест еще до того, как тот стал набирать скорость. Корабль охватили темно-красные вспышки взрывов и он развалился на части, захватив с собой к Суке пару эсминцев, что шли по бокам, практически вплотную прижавшись к корпусу своего лидера.
[2] Истурайок (эльд.) - адский шепот.
- Проклятье! Кейсариф, - кинул Дексархаэль своему пилоту, - форсаж, уходим на среднюю дистанцию, четыре-прим.
Потерять второй по силе корабль кабала, буквально в самом начале миссии, было катастрофой. Дракон, вцепившись покрытыми чешуйчатым металлом пальцами в черепа на подлокотниках своего трона и вытянувшись вперед, с ненавистью вглядывался в составленное из красно-синих линий изображение кораблей противника, мерцающее в воздухе перед троном. Картинка была откровенно плохой, чтобы приобрести корабли, приходилось экономить буквально на всем, но все же достаточно четкой для отображения всех существенных деталей.
Это были странные корабли. Внимательный взгляд Дексархаэля отмечал россыпь звездных парусов на корме, копья тьмы и света в качестве главных калибров, батареи мелкокалиберных ракет, психоактивный материал корпуса, скорость, достаточно узнаваемые обводы и дизайн - вражеские корабли представляли собой симбиоз технологии обеих ветвей эльдарской расы с некоторым добавлением оригинальных решений.
Дракон рыкнул и с силой ударил по подлокотнику. Гемонкул все же солгал, им явно противостояли соплеменники. Этот вывод подтверждала и тактика врага, никто другой в галактике не использовал динамический маневренный бой на близких дистанциях, это было отличительной чертой именно эльдар, что темных, что "звездных".
Впрочем, кто они разобраться можно потом. Сейчас было важно уйти. И лишь бы эта тварь не обманула с воскрешением.
- Всем экипажам принять боевой коктейль. Лидерам - схема три, держать дистанцию, беглый огонь. Через десять секунд - полный залп ракетами. "Шипам" - схема один, маневр "Плеть"!
С этого момента действовать предстояло крайне быстро. Максимум два часа и откат от коктейля превратит экипажи в сборище беременных овощей.
"Шипы" - эсминцы и катера, выполнили полупетлю и на форсаже ринулись на врага. На тройном ускорении, сжигая ресурсы двигателей, они уверенно уходили от встречного огня, а прикрытие от лидеров не давало противнику устроить активную охоту за зубастой мелочью. В нескольких секундах от целей каждый "шип" выпустил по паре истребителей. Те с ходу открыли огонь, рисуя кружева вдоль бортов крейсеров и отвлекая на себя внимание зенитных орудий, а набранная скорость давала им хороший плюс к шансам на выживание. Сами же "шипы" пока не сделали ни единого выстрела, они словно хотели сбежать из боя, пройдя мимо вражеских кораблей в свободное пространство.
Дексархаэль впился глазами в тактический экран, наблюдая, как "шипы" подходят к точке в пяти креаши[3] за ордером противника. В назначенный момент "плеть" ударила. Синхронно, будто связанные одной нитью, корабли кабала включили подавители инерции и сменили курс на практически перпендикулярный первоначальному, заходя таким образом врагам в заднюю полусферу. Используя исключительно маневровые и нацелив носы на противника, "шипы" наконец-то дали волю своим орудиям. Как того и ожидал дракон, кормовые щиты у целей оказались слабее, два корабля не успели среагировать и трассеры импульсных пушек уперлись в массивные "когти" охватывающие черные факелы двигателей. Прежде, чем цели успели сменить положение, тяжелый крейсер лишился двух "когтей" из трех, а его легкий собрат потерял один. С отчаянной жадностью дракон искал результаты мастерски проведенного гамбита. Оба корабля стали рыскать на курсе, добавилось вращение, хотя не ясно, намеренное или из-за повреждения рулевых механизмов, маневренность упала раза в три, но боеспособности практически не потеряли и могли служить, как минимум, дальнобойным прикрытием.
[3] Креаши (эльд.) - мера длины, около 10 километров. (досл.) - малая часть длины планеты.
Несмотря на временный успех, тактическая ситуация для кабала оставалась откровенно мерзкой и с каждым мгновением она становилась только хуже. Их вынуждали все дальше и дальше отходить от портала. Попавшие под удар крейсеры очнулись ото сна и выпустили рои умных ракет, от которых эскорт удрал лишь вновь задействовав форсаж. Еще один раз и двигатели "шипов" можно будет выбрасывать, вместе с самими машинами. А когда оператор сенсорного массива доложил о новой дюжине засветок, Дексархаэль понял причину несколько странного поведения противника. Их хотели захватить. Даже сейчас враг вел скорее беспокоящий режим огня, чем реально пытался уничтожить корабли кабала. От бешеной ярости на лице дракона выступила сетка синюшных вен, обращая его в одного из персонажей пантомим вездесущих арлекинов. Им пренебрегли. Эльдар знал, что он слабее, два тяжелых и два легких крейсера против одного легкого и пары фрегатов с россыпью мелочи, расклад был более чем ясен. Знал. И тем не менее.
- Кейсариф, генераторы прокола готовы?
- Да, капитан.
- "Шипы", протокол "кипящая кровь", - дракон набрал комбинацию рун, подтверждая активацию мнемонической программы. - Лидеры, через минуту - прорыв к порталу, форсаж, смена схем от пятой прим до первой прим по мере приближения.
Отданный командам "шипов" приказ превратил их в берсеркеров. Весь мир для экипажей эскорта сузился до отметок целей, которые они должны были уничтожить или умереть пытаясь, вне зависимости от цены. Разделившись на два отряда, они разъяренными оводами насели со всех сторон на уже поврежденные корабли. Несколько с запозданием враг запустил дронов, но это уже не могло остановить смертников. Полностью исчерпав боезапас в последней вакханалии уничтожения, эльдары управляемыми снарядами стали впиваться щиты и корпус своих целей.
Дексархаэль с мрачным удовлетворением наблюдал, как один из вражеских кораблей под такой сумасшедшей атакой превратился в безжизненный остов, а второй потерял тягу на пару с управлением и ушел в бесконтрольный дрейф. Два крейсера в обмен на полтора десятка кораблей эскортного класса - великолепный размен, с какой стороны ни посмотреть. На мгновение возникла мысль задержаться и продолжить баталию, но как мысль возникла, так и ушла. Дракон хорошо понимал, ему повезло, противник был беспечен и не воспринял угрозу всерьез. Второй раз на чужой глупости выехать не выйдет. И если к врагу вскоре подойдет подкрепление, то у него самого резервов уже не осталось, как и второй волны самоубийц. Окинув взглядом напоследок поле боя, Дексархаэль скомандовал переход и остатки кораблей кабала охватила серебряная сеть портала.
Обратно шли на полной скорости, резона таиться уже не было, наоборот, дракон распорядился увеличить эмиссию. Скрыв за взбаламученной таким образом паутиной свое точное расположение, через десять минут корабли встали на прикол в одном из отнорков. Экипажам необходимо было переждать время отката от стимуляторов. Полтора корабельных цикла спустя эскадра встала на путь к точке сбора кораблей коалиции.
- Дракон, - у подножия трона склонив голову замер адъютант Дексархаэля.
- Да, Таулбах?
- Считаешь резонно сейчас возвращаться? Мы серьезно ослабли, остальные могут решить увеличить свою долю трофеев.
- Да. Как раз в расположении коалиции будет безопаснее всего, - дракон не жалел времени, по возможности объясняя свои мотивы помощнику. - Мы сохранили флагман, а значит и свое место. С остальным проблем не будет. На виду никто напасть не рискнет, в этом случае коалиция развалится мгновенно, все прекрасно это понимают. Ну а, если и найдется такой непонятливый болван, его приструнят без нашего участия. Не-ет, вот это, - дракон махнул на голограмму с изображениями боя, - даже принесет нам прибыль. Но раз уж ты напомнил, - эльдар открыл канал с фрегатами и запустил удаление записей о бое, после чего перекачал данные из сети корабля в свой браслет. Увидев немой вопрос в глазах адъютанта, он поморщился от его несообразительности. - Страховка, на случай, если кто-то все же решит поиграть мышцами.
- А то, что мы полезли поперек коалиции?
- Ха, никто не скажет и слова. Фактически, мы сделали им одолжение, собрав своим лбом первые шишки. Остальным будет весьма интересно узнать, что какой-то крупный кабал сторожит выход, прямо перед носом у людей.
- И все же, я предпочел бы скрыться. Слишком велик риск.
- Вот поэтому ты еще долго не сможешь бросить мне вызов, - Дексархаэль ухмыльнулся. - У тебя нет чувства момента. Исчезни мы сейчас и нас начнут искать. В результате, мы окажемся в той же ситуации, но уже потеряв инициативу. Учись думать наперед, Таулбах. Да, и еще, - дракон снял с пальца кольцо и передал адъютанту, - возьми "Сичхейрес"[4] в город, возьми остатки средств, продай всю оставшуюся собственность кабала, включая штаб и рабов. Нам нужны корабли, эскорт, найми так много, как только сможешь. Бери любых, даже ящерицы и змеи пойдут. И объяви свободный набор, на половинную долю.
[4] Сичхейрес (эльд.) - фальшивая кровь
***
Четыре цикла спустя, восстановившая свою численность эскадра выплыла на стабилизированный перекресток, где расположилась точка сбора войск коалиции. Тридцать две группировки, больше четырехсот кораблей, завершали последние приготовления к рейду на имперскую систему.
Глава 45. Танец со сменой партнеров. Steady (2/3)
Индра
Эксперимент провалился. С треском. Ракшас, ВИ оказался совершенно неспособен адекватно вести бой. Там, где даже мне достаточно было взглянуть на карту и принять, в общем-то, очевидное решение, искусственный адмирал перебирал миллиарды и миллиарды вариантов. И это несмотря на значительную вычислительную мощность и подключение к моей матрице. Несмотря на бесчисленные симуляции и разбор сотен учебников.
В реальности, любой сюрприз вызывал ступор. На ту "кочергу", которую вычертила эльдарская мелочь, и маневр камикадзе ВИ начал реагировать только когда огонь начал плясать по обшивке. В итоге, ВИ все-таки может принять правильное решение, но до тех пор пока не накопится достаточный объем базовых точек расчета, делать это будет слишком долго. В условиях боя, как я успел убедиться, это смертельно.
Увы, опыт взять было почти неоткуда. Самому натаскивать - глупо во многих смыслах. Ставить несколько ВИ друг против друга бесполезно, они постоянно скатываются в петлю однотипных решений, яму, где все в итоге определяет "бросок кубиков". Академические знания тоже мало могли помочь, начальные курсы флотской схолы, где я присутствовал своими куклами, пока одаривают на лекциях по тактике примитивными "черточками над I", "ровным ордером" и тому подобной малоприменимой в жизни ересью.
Вмешаться в уже идущий конфликт - маловероятно. Несмотря на все слова о "полной войн галактике", хоть сколько-то крупных космических сражений было исчезающе мало. Пока узнаешь, пока долетишь - бой уже давно закончился. А нападать самому - я еще не настолько зачерствел и оскотинился, чтобы даже думать о таком без крайне веской причины. И, надеюсь, до такой степени не оскотинюсь никогда.
Немного поразмыслив, я обратился к играм. Доступные мне технологии виртуальной реальности позволяли весьма достоверно изображать космический бой. Характеристики эльдарских и имперских судов в базе уже были, к этому добавились некоторые данные по тиранидам, оркам и некронам. Недостающее экстраполировал по разговорам солдат и офицеров, книгам, победным реляциям и прочим слухам. Естественно, с большими погрешностями, но моим планам это никак не мешало. Хаос, по некоторому разумению, моделировать вообще не стал. Глупо лишний раз дергать дракона за хвост. Ко всему этому добавил красочных видов, спецэффектов, цитат из церковных книг и мемуаров, а напоследок подкрутил общий баланс в сторону Империума.
Получившееся блюдо было в тот же день предоставлено под грозные очи Инквизиции и чиновников Администратума. С кучей оговорок, с ограничением по контингенту и отдельными наблюдателями, но проект одобрили. Новое развлечение произвело очередной фурор. Честное слово, мне даже немного неловко стало. Такое ощущение, что в качестве эмблемы мне стоило надкусанное яблоко брать, а не трилюминарий.
Впрочем, главное - дело пошло. Играть, естественно, можно было только за Империум. И только против когитаторов. Чтобы ни у кого, а тем более у золотой молодежи, не возникало лишних мыслей. Однако, эти ограничения мне не слишком мешали. Результаты боя отправлялись в лабораторию и место игрока занимал электронный соперник. Таким образом люди работали как генератор идей и фактор хаоса для тренировок ВИ.
Неделю спустя, ко мне обратились военные. Намного быстрее, чем я планировал. Немного ритуальных бюрократических плясок и схолам достался вариант без ограничений сторон, хотя Хаос и там не стали допускать. В принципе на этом можно было закончить, но, по моему разумению, кадровая школа накладывала свои ограничения. А потому, с десяток терминалов были "украдены" и перемещены на пиратскую станцию в соседнем секторе, где флибустьеры космических просторов с удовольствием просаживали за ней свои сомнительные доходы, попутно обогащая меня своими тактическими решениями.
***
Пока я развлекался с источниками данных для своих будущих полководцев, систему Элиум несколько раз посещали "туристы" из города-в-паутине. В виде разведывательных миссий в два-три эсминца. Причем действовали явно две независимых группы. Первые - "любители", весьма посредственно оснащенные и тренированные. Их я весьма спокойно обнаруживал и обезвреживал. К сожалению, при риске захвата, они тотчас подрывали корабли, так что пленных, которые могли бы пояснить, где спрятался портал и что же темным эльдарам здесь вообще сдалось, мне не доставалось. Вторые - профессионалы плаща и кинжала, которых я обнаружил пару раз и чуть ли не случайно. Эти имитировали законопослушные имперские суда, пользовались правильными идентификаторами и проявляли чудеса лицедейства при связи. Причем, при раскрытии, часть кораблей еще и умудрились уйти от преследования. Оставался вопрос, скольких я уже пропустил?
Я как раз собирался идти к Ангелосу за помощью, когда сенсорные массивы засекли на станции непрошеного гостя. Под человеческой личиной с пассажирского транспорта вместе с толпой галдящих людей на борт ступил темный эльдар.
Регистрация на станции проходила в отдельных кабинках, сливки имперского общества были весьма чувствительны к собственной приватности. Показательно не став проверять документы, я сразу открыл выходную дверь, бросив устами клерка на эльдарском: "Вас ожидают".
Гостя я ждал в кукле Линьера на безлюдном пятачке в парке, куда выходили причальные коридоры этой части станции. Когда эльдар появился и нашел меня взглядом, я безмолвно показал: "Подойди и следуй за мной, незваный гость". Убедившись, что он понял послание, я направился в спешно подготавливаемое помещение. Эльдар учтиво шел на расстоянии, не давая возможному наблюдателю связать наши направления.
Путь закончился в одной из многочисленных приватных переговорных, правда эта сейчас была значительно модифицирована датчиками, броней и экранами. Дождавшись, пока эльдар займет место напротив меня за столиком, я выждал пару минут и начал разговор:
- Вы искали меня. По какой же причине Вы рискнули пробраться на мою станцию?
- Кхм. Да. Не скажете вначале, как Вы меня обнаружили? Я так гордился своей маскировкой.
- Вы ожидаете, что я отвечу?
- Думаю, нет. Немного жаль. Но одна эта возможность повышает... вашу цену.
- Неизящно, - несмотря на абсолютно ровный, безэмоциональный тон, Линьер невербально, что только усиливало эффект, показывал легкое презрение и пренебрежение. - Я ожидал более тонкого подхода.
Эмиссара безусловно злило такое отношение к нему, но он предпочел держать свое мнение при себе, глубоко закопав его в недра сознания.
- Прошу меня простить, я не ожидал повстречать здесь ценителя благородной речи, - в этой, казалось бы, совершенно простой фразе сложился десяток смысловых слоев. Удивление, расчет, позиция, игроки и сама игра, признание потерянного хода и многое другое.
- Ценитель здесь только один, - ответ не уступал в многозначительности. И эта многозначительность была оскорбительной чуть менее чем полностью.
- И вновь прошу простить. Я - Ламбруитар.
Тайный посланник, да? Впрочем, это было простейшим толкованием. Дословно это прозвище, эта позиция означала "инструмент эльдара, использующий язык жестов пантомимы". А вот дальше каждую из рун можно было трактовать по-разному, в зависимости от ситуации и хода разговора. Как матрешка, эта головоломка раскладывалась на множество понятий. И среди них не последним было "предатель".
- И что твой хозяин хочет передать?
- Полагаю, Вас беспокоит большое количество неучтивых гостей в последнее время. Боюсь Вас огорчить, но в ближайшее время их число только увеличится. Моему "хозяину" это показалось несколько неспортивным. Вот здесь, - эльдар положил на стол и подтолкнул несколько гравированных пластинок, - примерные сроки, состав и координаты порталов, которые будут использованы. Вы же уже умеете читать наши карты?
Мда, я зря засветил "темные копья". Эльдары высоко и правильно оценили мои таланты по реверс-инженерингу их технологий.
- И я должен поверить вашим словам?
- Вы никому ничего не должны, - эмиссар, похоже, решил больше не играть на смыслах и действовать прямо, почти грубо. - Передать эти данные вам - в наших интересах. В вашей воле проверять, подозревать и даже игнорировать. Это только делает игру интересней.
- Хм. И причина?
- Коалиция мелких кабалов и банд здесь ради пленных, за ваши головы назначена хорошая награда. А кабал "Кровавых озер" по приказу Асдрубаэля должен оценить ваш потенциал и найти причину столь быстрой адаптации наших технологий.
- И в какую цену мне обойдется ваша информация?
- Считайте это подарком. Перед дальнейшими переговорами.
- Подарок от темных эльдар? Звучит как анекдот. Это все?
- Да. Впрочем, есть еще один небольшой вопрос. Пленники. Не желаете ли продать?
Хм, вопрос интересный. В принципе, все что мог, я уже из них выжал.
- После моего гостеприимства, они несколько в некондиции.
- Это не столь важно.
Не важно? Да как же. Эльдар передо мной только что испытал жесточайший приступ возбуждения, сексуального в том числе. Да, естественно, ни единая черточка на его лице не дрогнула, но у меня, бхут подери, сейчас десятки тысяч сенсоров стояли нацеленными на бледнокожую тушку, я в буквальном смысле видел его насквозь.
- Вот как. Хм. Что же, если вы готовы достойно компенсировать мою заботу о столь важных эльдарах в столь неважном состоянии, не вижу препятствий. Жду Вас в следующий раз с конкретными предложениями. Одну минуту.
Особо играть не имело смысла, наоборот, возможно, сейчас они решат, что я понял даже больше, чем есть на самом деле. И это может сказаться на цене, которую они будут согласны заплатить.
Я изобразил набор нескольких команд на воксе. Эльдар в это время применил какую-то мнемоническую технику, пульс замедлился, гормональный дисбаланс ушел в ноль. Посланник явно опасался ляпнуть еще что-нибудь лишнее.
Через обозначенную минуту, дверь открылась и кукла с поклоном положила на стол коробочку в ладонь величиной с парой складных антенн.
- Возьмите. Это устройство для связи с кораблем-ретранслятором. Координаты отображаются на экране.
На самом деле, это был один из многофункциональных датчиков, которых я планировал подкинуть на корабли рейдеров, чтобы понять, наконец, почему отправленные мной в паутину корабли не возвращаются. Прибор был гибридом из эльдарских, имперских и моих технологий, из разряда, хоть что-нибудь, да сработает. Конечно, есть шанс, что прибор просто оставят на планете, но я все же надеялся, что темные, хотя бы из любопытства, возьмут его на корабль.
- Признаюсь, Вы одарили меня ответом совершенно неожиданным, - эльдар перешел на высокий формальный стиль речи, что четко подтверждало его недовольство самим собой. - Я планировал взять с собой лишь нематериальные вещи.
То есть уйти он собирался через самоубийство. Логично, забавно.
- О, не беспокойтесь. Спецтранспорт доставит Вас на поверхность, а там, полагаю Вы уже сможете сориентироваться. Или можно организовать переправку в другую систему.
- На планету, пожалуйста.
- В таком случае, - я нажал пару клавиш и в кабинет зашел молодой минбарец, - следуйте за этим офицером.
***
Сразу после ухода эльдара, я связался с представителями власти, благо почти все они большую часть времени проводили на станции, и пригласил на совещание. После принятия минбарцев в Империум, звания привели к стандартам и все командиры станций стали губернаторами, так что я имел полное право потревожить сильных мира сего.
Минут за пятнадцать до назначенного времени двери распахнулись и в главный тактический зал летящей походкой вошла София Мелабар. Инквизитор обладала поистине кошачьим любопытством и, полагаю, рассчитывала вытянуть у меня горячие новости первой.
Но не успела она приступить к допросу, как двери распахнулись вновь и к нам с лязгом при каждом шаге приблизился магос Дрилбэш, глава небольшой шахтерской колонии механикусов на окраине системы. Несмотря на малый размер, в охране колонии стояли два тяжелых крейсера механикусов и мобильный конвейер, слабо вооруженное, но огромное и невероятно выносливое судно, плюс значительный эскорт. Так что я посчитал, что их помощь в обороне системы будет нелишней. Магос тяжеловесно уселся на кресло через несколько мест от нас. Позади него, периодически жужжа и пощелкивая объективами повисли два сервочерепа.
Посчитав неуместным начинать серьезный разговор при наблюдателе, София сосредоточилась на закусках, лениво обмениваясь со мной фразами о культурных событиях в системе.
Следующими в зале появились генералы Гвардии и СПО, Ирджих Мах и Кристиан Адлер, соответственно. По своему обыкновению, они спорили, наверняка о какой-то ерунде. С этой парочки, весьма похожей друг на друга, как внешне, так и интеллектуально, можно было книги писать, о классическом противостоянии планетарной и космической пехоты. Демонстративно разойдясь, они сели по разные стороны стола. Через минут пять подтянулись и остальные: Габриель Ангелос, вице-губернатор планеты Райнхольд Стоун и командующий системным флотом - адмирал Гайден Либербаум, сухопарый, начинающий седеть человек, чем-то неуловимо похожий на актера Кристофера Ли в свои лучшие годы. Адмирала сопровождала его адъютант, капитан Фрида Гертнер.
Дождавшись, пока все рассядутся и обменяются приветствиями, я взял слово.
- Господа, дамы, вынужден сообщить вам пренеприятнейшее известие, - в голове ехидно проскочило "к нам едет ревизор". - В системе действуют разведывательные корабли двух групп темных эльдар. Ориентировочно, первая - коалиция из тридцати двух мелких кабалов. Состав флота - четыре тяжелых крейсера класса "Пытка", тридцать четыре легких крейсера класса "Страдание", десять тяжелых фрегатов, двадцать три легких и около трехсот эсминцев и катеров. Из хороших новостей - эта группа плохо оснащена и тактически не спаяна, они будут действовать как тридцать две отдельные банды, в любой момент готовые впиться соседу в глотку. Вдобавок, они весьма посредственно обучены, хотя и попадаются самородки. Подробностей о тактической ситуации в системе у них нет, так как их разведчиков мы уверенно ловим и уничтожаем. Они будут атаковать через портал на юго-востоке, - я вызвал голографическую карту системы и отметил место, состав атакующих и предполагаемый вектор атаки. Срок - через одиннадцать дней.
- Откуда у вас эти данные, губернатор Линьер? - прервал меня Гайден.
- Вопрос важный, но об этом позже, адмирал. Позвольте продолжить? - я дождался кивка Гайдена и стал рассказывать дальше. - Вторая группа - кабал "Кровавых озер". Линкор типа "Вечная казнь", четыре тяжелых крейсера "Пытка", два из них рейдерской модификации, шесть легких крейсеров "Иллюзорная боль", два "Страдания", двадцать разнокалиберных фрегатов и около сотни эскортных кораблей. Хороших новостей нет, это высококлассные профессионалы, один из сильнейших кабалов темных эльдар. Атака через портал в двух а.е. под плоскостью эклиптики, на севере, - карта послушно отобразила противника по ходу моих слов. - Начало атаки - через двенадцать дней.
- Каковы цели этих групп? - над столом раздалось скрежетание вокса магоса.
- Скажу откровенно, в обоих случаях, цель - мы, минбарцы. Первая группа пришла за пленными, в Комморре назначили баснословную цену за наши головы. Вторая нацелилась на максимальное причинение ущерба. Разрушение станции, уничтожение кораблей, заводов и живой силы. К сожалению, просто уйти из системы не выход. Думаю, вы и сами понимаете, что устроят эти отморозки, не найдя своей цели. Далее, данные получены от конкурирующей группировки темных эльдар, что означает, что немалая часть информации может оказаться ложью. Хотя пока все коррелирует с найденными по другим каналам данными.
- Что за группировка, Линьер? Почему ты не сообщил мне сразу? - София кинула в меня убийственный взгляд, за столом мгновенно похолодало.
- Потому, что это было два часа назад. Подробности я передам тебе после совещания.
Инквизитор медленно кивнула и прекратила буравить меня ледяным, в прямом и переносном смысле, взором.
- Продолжим. Это, что касается противника. Наши силы - сейчас в системе шесть тяжелых крейсеров типа "Акула", четыре легких крейсера типа "Белая звезда" и десять типа "Призрачная звезда". В течении десяти дней, это количество как минимум удвоится, запрос уже послан, - на деле я задействовал резерв, а корабли из других систем просто отправил в пустое пространство. Если будет нападение на другие системы, а я почти уверен в этом, то корабли "успеют вернуться". - К этому сорок восемь разведывательных кораблей класса "Дикобраз". Пусть и невооруженные, они обладают превосходной системой авгуров и способны "вести" порталы и служить корректировщиками огня. Состав остальных представлять не надо, так?
- Естественно, - Гайден экспрессивно махнул рукой.
На карте появились наши силы и их расположение.
- Ок. Единственно, прошу отметить группу мониторов классов "Гора" и "Крепость". Как показал бой за станцию, в связке с моими кораблями в качестве наводчиков, эти броненосцы показывают хорошие результаты, - я вывел таблицу результативности огня. - Итак, какие предложения?
Гайден уже открыл рот, когда Габриель прервал его.
- Думаю, у вас уже есть план, Линьер, давайте выслушаем вначале его.
- Хорошо. В таком случае, я предлагаю поставить вокруг порталов крепостное минное поле, здесь, здесь и здесь, - я указывал на карте места красными точками, - расположить мониторы, чтобы сразу по выхо...
- Blödwahn[1]! - возглас Гайдена выстрелом прокатился по залу.
[1] Blödwahn (здесь и далее, стелидомский диалект нем.яз.) - тупая чушь, дурь.
- Адмирал! Вы не могли...
- Нет! Schaisse, если план с первых слов - полный бред, я не собираюсь терять время и нервы на его выслушивание. Разве не ясно, что первыми пройдут разведчики? Обнаружив засаду темные ублюдки явно в нее не попрутся и прервут атаку. А в следующий раз у вас может не быть даже тех сомнительных разведданных, что есть сейчас. Что, - Гайден воздел палец, - поднимает другой вопрос. Если ваши информаторы солгали, то, пока мы будем торчать возле порталов, враг сможет зайти с другой стороны. Планета полностью открыта, бери - не хочу. Осознали, молодой человек?
[2] Schaisse (стел.нем.) - дерьмо.
- Да, адмирал, продолжайте, - внутренне я кривился, но старый хрыч был прав.
- Юнцы, хех. Вот как следует поступить. Здесь, - Гайден щедро очертил линию примерно в трети пути от планеты, - расположим мониторы. К ним придадим десяток "Дикобразов". Здесь, - загорелись три точки, в астероидном поле, за луной четвертой планеты и в кольцах третьей, - расположатся основные силы флота.
- Адмирал, в системе все-еще могут быть разведчики, по крайней мере от второй фракции. Разве их не насторожат такие маневры?
- В том-то и дело, молодой человек, это - обычные маневры. Мы регулярно чистим эти области от лёжек контрабандистов и проверяем на наличие противника. Как раз потому, что они не просматриваются авгурами ни с одной точки в системе. Все, что мне надо - так это слегка передвинуть сроки запланированного рейда. Что с последними событиями весьма правдоподобно. И, посмотрите, при данных позициях, через десять дней они окажутся как раз на векторе к порталам. Это даст хорошую начальную скорость и корабли поспеют аккурат к нужному времени, без использования варпа. А выдвижение мониторов - вполне логичная мера после обнаружения разведчиков. Мало того, такое положение даст темным понять, что мы подозреваем о нападении, но ожидаем атаку малыми силами и не знаем, когда и откуда они пойдут.
- Благодарю за разъяснения, адмирал, - ракшас, у этого старика шестеренки в мозгу помощнее моих будут. Очередной талант на мою голову, но что б я жаловался.
- Хех, обращайтесь. Далее, часть кораблей Астартес останется у станции, обозначить присутствие, а конвейер мехов с сопровождением направится к планете, своим обычным, черепашьим ходом, - магос что-то возмущенно проскрежетал на лингве, - в этом случае их можно будет задействовать на любом направлении. Линьер, что вы говорили о крепостном минном поле? Какого оно рода и какие у него параметры? Сможете выставить его тайно и так, что бы их не обнаружили заранее?
- Если кратко, это автономные ракетные установки ближнего радиуса действия. И, да, в инертном состоянии они полностью невидимы для сенсоров темных и, да, мы можем их поставить незаметно.
- Хорошо, очень хорошо. В таком случае - займитесь этим сразу после отправки флота. Дальше, по самой схеме боя, - Гайден выделил кусок карты и увеличил его. - На первой фазе, наши силы вступят в театр с этих направлений. Движение начинать в момент, когда сквозь портал начнут проходить легкие крейсера.
- Но в этом случае...
- Мы поспеем как раз к проходу флагманов.
- Но это означает, что они...
- Это означает, что они уже не смогут отступить. Да, часть кораблей противника вырвется на оперативный простор. Если ваша информация верна, то половина дезертирует и сбежит, а другая половина рванет или к станции, что маловероятно, но желательно, я высоко оценил вашу новую систему обороны, или направится к планете, где ими займется СПО и Гвардия.
Не успел я вставить фразу, как почти одновременно начали говорить оба генерала.
- На...земники сами справятся, у нас приказ охранять станцию и именно это мы и будем делать.
- Мы справимся и без помощи этих...
- МОЛЧАТЬ! Zin aben mar auz di fickhеier! Zvei аrshgaigse zwushtel![3]
Я хохотнул и заметил: "Zin aben eine grosse ausdrukke".[4]
[3]Zin aben mar auz di fickhеier! Zvei аrshgaigse zwushtel! (стел.нем.) - Вы меня за**ли! Два долбаных пид**аса!
[4]Zin aben eine grosse ausdrukke. (стел.нем.) - Как экспрессивно.
- С этими болванами по-другому никак, - старый вояка не смутился ни на секунду. - Довожу до вашего сведения, генерал Мах, Линьер, если вы не заметили, нынче носит звание губернатора, а значит, его приказы теперь для вас обязательны. Генерал Адлер, вы вообще думаете, что говорите? Вы засунете свои предрассудки и соперничество в задницу и будете работать с Гвардией.
- Только, когда поступит приказ.
- Идиот, - лицо Гайдена раскраснелось и он стал массировать виски.
Сзади к нему подошла адъютант и приложила к шее инъектор. Адмирал благодарно кивнул и похлопал ее по руке.
- Спасибо, девочка. Фух. Продолжим. Наконец, я очень сомневаюсь, что кабал, как его там, "кровавых... озер" будет ждать сутки. Нет, держу пари, они выступят ровно в тот момент, когда мы втянемся в активный бой с первой группой. И это хорошо.
- Хорошо?
- Да, потому, что иначе они, увидев, что мы им приготовили, затаятся и ударят исподтишка, в неизвестный и неожиданный для нас момент. Как видите, в атаке на первый портал я задействую только две эскадры. Задачей первой фазы будет не полная победа над коалицией, а только уничтожение самых тяжелых единиц. Как только это будет достигнуто, о коалиции можно забыть. Насколько темные эльдары наглы, настолько же и трусливы. Когда мы перебьем самых матерых из этих гиен, стая развалится и остальные никогда не осмелятся приползти сюда вновь. Может за исключением пары-тройки самых отмороженных. Так вот, во второй фазе, третья эскадра, из кораблей Астартес, минбарцев и "Гадюк", отправится на перехват второй группы темных. И тоже, только при проходе первых тяжелых единиц. Поля замыкайте с началом своей атаки.
- Адмирал, это опасно.
- Война - это вообще опасно, юноша. Но иначе нам не достигнуть главной цели - сломать хребет этому кабалу. От него должны остаться ошметки. А в идеале - вообще ничего. Итак, ваша цель - связать их боем, оттеснить от портала и продержаться до прихода подкрепления, по возможности уничтожив сверхтяжелые единицы. И тогда начнется третья фаза, окончательная зачистка. Капитан Ангелос, есть соображения?
- Да, здесь выступим на восьмой день. Нужен запас по времени и лучше не жечь двигатели. Впереди пустим эсминцы и истребители. В этом случае у темных на авгурах это отобразится как большой рой мелких системных кораблей. Они привыкли, что мы прыгаем в бой, так что не станут проверять. Со всеми группами обязательно пустить "Дикобразов". Их системы связи и авгуры пригодятся. Еще, мы заберем все десантные торпеды и часть гвардейского полка. Лучший способ вывести из строя линкор и тяжелые крейсеры темных - это абордаж. Магос, вашим кораблям лучше отправиться немедленно. Даже если вы достигните планеты раньше срока нападения, это будет выглядеть как обычная выгрузка материалов. Линьер, твои корабли могут принимать на борт имперские истребители?
- Да.
- В таком случае забей места под завязку. Десятую эскадру мониторов, "штрафную", отправить к третьей планете, там тюремное поселение, так что назначение будет выглядеть естественно. Примерно на пятый день. Четвертую и пятую оставить на высокой орбите Прайма. Меньше шансов, что коалиция нацелится на планету и быстрее придет подкрепление к третьей боевой.
- Принимается, - адмирал явно был доволен. - Еще вопросы, дополнения?
- Да, - София беззаботно крутила мундштуком длинной тонкой трубки, - пленные. На третьем этапе, - она ткнула трубкой во временной отрезок и потом в карту, - пусть загонят пару кораблей и возьмут их на абордаж. Вот здесь, к примеру.
- Нереально. Скорость эльдарских кораблей выше, мы просто не сможем их нагнать.
- В таком случае подумайте, как это можно осуществить. Мне нужна информация от обеих групп.
- В таком случае, часть капшипов из первой группы тоже нужно будет брать на абордаж. Придется послать и туда Гвардию, тогда на планете останется только СПО, - адмирал был недоволен.
- Вот и хорошо, думаю, что подопечные мистера Адлера смогут справиться с теми ошметками, что до них дойдут.
Генерал СПО разве что не светился. Мах, глядя на своего соперника, только фыркнул.
- Хорошо, полагаю, на этом можно закончить.
- Нет, - проскрежетал металлический голос. - Оплата?
- Оплата?
- Да. Не военный корабль. Защита системы не имеет смысла. План предполагает менее семи процентов необходимости нашего участия. Нет необходимости, но высок риск получения повреждений. Компенсация?
- Полагаю, мы совместно с Праймом будем рады оплатить все издержки, так вице-губернатор Стоун?
Сидевший до того безучастно и не вступавший в переговоры человек кивнул: "Да, собственно, вам, как особому объекту, даже нет необходимости участвовать в оплате, губернатор".
- Нет. Не деньги. Система.
- Без санкции магоса Раствайпа, не имею на это права. Вы это знаете магос Дрилбэш. Но можем предоставить вам доступ уровня Йота к нашему когитаторному массиву. Или даже Каппа, если запрос будет одобрен архимагосами.
- Двойник?
- Кхм! Магос, вы думаете, что и где говорите? И нет, физически невозможно.
- Жаль. Йота - удовлетворительно. Срок?
- Стандартный, пять лет.
- Принято, - магос поднялся и не прощаясь покинул помещение.
- Вот же... магос, - хором вырвалось возмущение у нескольких участников.
Глава 46. Танец со сменой партнеров. Music (3/3)
- Капитан Мерхаат...
Молодая черноволосая девушка в легкой силовой броне с серебристыми лилиями, с накинутым белым капюшоном из армированной ткани последние полчаса ходила за капитаном буквально по пятам.
- Да, мисс Флайшер, все готово к операции. Абордажные команды тоже. Все проверено и перепроверено несколько раз. Да, мисс Флайшер, сражение скоро начнется, корабли атакующих у точки Альфа уже засекли. Через два часа, ориентировочно, наш старт. Я. Ответил. На. Ваши. Вопросы. Мисс Флайшер?
- Но...
- Никаких но. И сейчас, мисс Флайшнер, Вы и ваши коллеги направитесь на "Величие веры".
- Нет, мы обязаны...
- Превратиться в размазанный по полу кусок мяса?
- Что?
- Мисс Флайшнер, Вы видите эти устройства, принайтованные к корпусу? - я показал на схему корабля на центральном голоэкране. - Это дополнительные одноразовые двигатели. Ускорение на борту будет значительно превышать максимальные для людей тридцать же. Тренированных людей, замечу.
- Нам не привыкать к тяжелым условиям! Волей Божественного Императора мы вытерпим любые невзгоды!
- Мисс Флайшнер, что случится, если на Вас упадет десять тонн?
- Э-э-э... Что?
- Что случится, если прямо сейчас на Вас упадет, предположим контейнер, как вот тот, весом в десять тонн?
- Э-э-э, я умру, полагаю, но к чему...
- К тому, что Ваши сто пять килограммов веса при стократном ускорении превратятся в десять тонн. Вас раздавит Вашим же телом. В фарш. Вы хотите превратиться в фарш, мисс Флайшнер? Или, может, Вы желаете, чтобы Император лично оберегал Вас от физических явлений?
- Но... Но я же знаю, что Вы будете держать внутри только пятьдесят же!
Будто это ее спасет, но я подозревал, что подобный аргумент не пройдет сквозь кость черепа до мозга этой "энтузиастки". Когда к флоту присоединились несколько кораблей сорориток, я полагал, что проблемы возникнут именно с боевым крылом ордена. Но нет, как раз сестры битвы оказались самой трезвомыслящей и спокойной частью этой девичьей шоблы. Зато госпитальерки и десяток, хвала всем небесам, всего десяток, диологус стали той еще занозой.
- Это ускорение - то, что выдерживают Астартес без потери боеспособности. Но это не означает, что, когда в нас начнут стрелять, ситуация не изменится. И я вообще не понимаю, почему вынужден сейчас это обсуждать. С Вашим руководством давно все решено.
- Но сестры...
- Мы закончили, мисс Флайшнер. На выход. Молитесь за нас за прочными стенами корабельных часовен.
Девушка несколько секунд стояла сжав кулаки, что в силовой броне выглядело весьма впечатляюще, а потом резко развернулась воздев к потолку нос.
- Бог-Император накажет вас за ваше высокомерие!
Чье высокомерие? Всеблагие небеса, ход логики подобных существ никогда не будет мне доступен.
***
Пока все шло согласно плану. Коалиция темных вступила у первого портала в противостояние с системным флотом, весьма активно принимая на борт тяжеловесные подарки. Часть рейдеров, как мы и предсказывали, при первых признаках неприятностей прорвалась сквозь заграждение и сейчас драла когти в сторону границ системы.
Из второго портала, как и ожидалось, стали появляться разведчики. Благодаря замаскированным неподалеку "Дикобразам" наши силы получали данные без задержки. Пусть сейчас были доступны только пассивные датчики, их было вполне достаточно для четкой картины.
Минут пятнадцать спустя начались первые сюрпризы. Разведчики нырнули обратно в паутину, а им на смену появились шестнадцать мелких объектов, даже не кораблей, а, скорее, дронов, частично состоящих из органики и с большими усеянными кристаллами тарелками каких-то эффекторов впереди. Они медленно и аккуратно заняли геометрически точную позицию вокруг портала. Глядя на эту картину, у меня зародилось некоторое подозрение о том, что сейчас произойдет. К сожалению, предчувствие меня не обмануло.
Едва заметная рябь энергии ручейками потянулась из портала в дроны и через несколько минут белесая сфера ринулась вперед, охватив диаметр в четыре тысячи километров. Темные провернули тот же трюк, что и в бою на станции, но на сей раз в большем масштабе. Вся моя техника, омытая этой волной, прекратила действовать.
Активировав запись на максимально возможной скорости, я внимательно наблюдал за эффектом. Фазовый переход, изменение физических констант, вот чем это являлось. Волна, проходя сквозь мои творения, меняла свойства пластика, металлов, элементы схем выгорали, превращаясь в аморфную, бесполезную массу. Вторичным ударом стало высвобождение большого количества электронов в физических элементах конструкции, словно ЭМИ, который шел изнутри и от которого не отгородишься банальной клеткой Фарадея. Гениальная мерзость.
Однако, разобрать подробности случившегося с научной точки зрения можно будет позже. Сейчас же главным было то, что минное поле и большая часть моих наблюдателей прекратили свое существование. Часть "Дикобразов", оказавшихся на краю сферы, еще можно было починить, передав энергию через квантовое зеркало, но тогда возникал риск засветить наблюдателей. В итоге, рабочей осталась только одна точка наблюдения и ко мне поступала лишь самая рудиментарная информация.
- Капитан Ангелос, противник знал о минном поле и наблюдателях. И обезвредил их, скажем так, слишком эффективным способом. Среди нас есть крот.
- Глупо было ожидать другого, - ракшас, покровительственную насмешку в его тоне можно было прямо пощупать. - Сильный кабал никогда не высунет нос из своей клоаки без серьезной подготовки. Линьер, выдели эти корабли, - Габриэль передал мне сигнатуры, - и переведи их к Пустельге. Скорее всего, часть кораблей кабал отправит через точку Альфа. Ударные крейсера стартуют немедленно. Твой новый курс пойдет по линии Дзета. Ракетную атаку начинай на точке пять.
Судя по тому, как быстро Ангелос передал информацию, подобные вариации плана были составлены давно. Это несколько... раздражало. К бхуту, да это бесило. Каким бы рациональным не было такое решение. Мне казалось, я заработал достаточный кредит доверия. Оказалось, нет.
- Почему уже не сделать прыжок?
- Не имеет смысла, мы прибываем к выходу основных единиц противника и без этого. Наш точный курс и строй им неизвестны, заранее подготовить эффективную встречную формацию они не смогут. А отсутствие задержки при выходе из варпа и высокая начальная скорость дадут нам значительное преимущество на первые минуты. Это будет достаточно для того, чтобы разрушить их построение, связать боем и обеспечить безопасное прибытие подкреплений.
- Ясно. Но обстрел в любом случае стоит начать на четвертой точке. Лучше уменьшить тормозной путь. Корабли выдержат. Задержка составит чуть больше десятка минут. Восстановить щиты они в любом случае не успеют, а разница в кинетике почти на порядок.
- Хорошо, согласен, пришли мне новый график полета.
***
Обезвредив возможную угрозу, кабал начал выставлять на поле брани свои фигуры. Первыми портал покинули эскортные корабли, рассыпавшись облаком перед порталом. Следующими из паутины выплыли фрегаты и лёгкие крейсера. По мере их выхода, мелочь споро стягивалась в конусы вокруг лидеров. Со стороны это смотрелось даже красиво, словно кристаллизация в насыщенном растворе. Впрочем, красоты сейчас занимали мои мысли в последнюю очередь. Впереди ждала серьезная сеча и моя часть операции только что началась.
Выбросив многокилометровые языки плазмы, мои корабли начали свой разгон. Ускорение плавно увеличивалось, достигнув планируемых показателей через пятнадцать с небольшим минут.
- Эскадра Ястреб, точка Дзета-один достигнута. Идем по графику без отклонений.
- Докладывает Пустельга, расчет прыжка закончен, ожидаем приказа, - изначально проводник для оперативного резерва, теперь, когда к ней присоединили почти половину оригинального состава Ястреба, эта группа сама выступала отдельной командой усиления.
- Эскадры Коршун-Альфа и Коршун-Бета, расчет прыжка закончен, все датчики в рабочем режиме. Готовы вести, - несколько громкое имя для двух пар из "Белой" и "Призрачной звезды".
- Говорит Орел. На подходе к точке Гамма-два, отставание - две минуты, семь секунд, - капитан "Литании Ярости" был явно недоволен тем, что его эскадра уступает кому-то, тем более недавним ксеносам, в точности.
- Докладывает Кречет. Готовы к прыжку. Все системы без отклонений, - четыре ударных крейсера Кровавых Воронов и сборная солянка из самых мощных единиц флота субсектора.
- Докладывает Гриф. Тяжелые крейсеры "Конунг" и "Погибель ксеносов" докладывают о неполадках в системах полей Геллера. Пойманы несколько групп диверсантов. Техножрецы ведут ритуалы починки, но не обещают результат быстрее, чем через несколько часов. Остальные корабли готовы к прыжку.
Плохо, почти половина ударной мощи этой эскадры остается на приколе и неизвестно, когда сможет вступить в бой. Я направил датчики на пострадавшие корабли, на случай, если деятельность агентов темных не ограничилась одной системой. Когда начали поступать данные, с каждой секундой во мне росло подозрение. Повреждений излучателей поля не было, по энерговодам регулярно шли тестовые импульсы, что означало, что и сами генераторы в полном порядке.
Под предлогом замены кораблей в эскадрах, я даже сделал облет, но результат не изменился. Оба корабля были в порядке и, мало того, подготавливали сейчас орудия, хотя на мостиках, как я видел через камеры системы связи, ничего подозрительного не было и приказов на подобную подготовку никто не отдавал.
Я связался с Ангелосом по приватному каналу и описал ситуацию. Ответ последовал немедленно.
- Линьер, отключить их от общей сети вещания.
- Сделано.
- "Благословенный знанием", "Хранитель свитков" - протокол "Червь"! "Благословенный знанием", ваша цель - "Погибель ксеносов", "Хранитель свитков", "Конунг" на вас. Первичные сектора - мостик и орудийные палубы.
Ангелос без сомнений отдал приказ на зачистку, несмотря на весьма вероятную невиновность командования кораблей. Хотя меня и кольнуло на секунду чувство неприятия, я понимал справедливость такого решения. На войне нет места сантиментам и один единственный предатель может заставить нас заплатить дорогую цену. И не только в технике и жизнях.
На очередной эволюции Кречета, два крейсера Кровавых Воронов отошли от основной группы и, рванув вперед, высадили телепортом абордажные команды на мятежные суда. Поскольку пустотные щиты на тех подняты не были, операция прошла без осложнений. Десяток минут и броневые заслонки на орудийных портах стали закрываться.
Увы, несмотря на успех, вернуть корабли в строй в ближайшее время не представлялось возможным. Командование кораблей и расчеты не пожелали сдаваться и Астартес, в свою очередь, не стали стесняться в применении тяжелого вооружения. Повреждения, отсутствие новой подготовленной команды и весьма вероятное присутствие на борту тайных агентов темных, заставили оставить эти корабли на орбите спутника, для контроля переведя туда пару полков СПО и несколько отрядов механикусов с приказом, в случае необходимости, вывести корабли из строя окончательно.
Таким образом, эскадра Гриф понесла потери еще до вступления в боевые действия. Не лучшее начало.
- Докладывает Ястреб, точка Дзета-3 достигнута. Идем по графику без отклонений. Око-23 засекло проход через портал четырех тяжелых и одного сверхтяжелого судна противника. До точки Дзета-4 - восемьдесят одна минута.
- Говорит Орел, поняли вас, Ястреб. Следуйте плану.
Плазменные факелы ускорителей увяли до мелких язычков, держать постоянно ускорение в несколько сот же - крайне болезненно для кораблей. Даже сейчас пришлось ремонтировать на ходу немалую часть систем. Скорость эскадры к этому моменту составляла процент с небольшим от скорости света. Через час десять кораблей начали процедуру отделения ускорителей. Тормозить я собирался полем и своими двигателями, а терять по 800 тонн массы в никуда было глупо. Фактически, сейчас ускорители превращались в огромные торпеды и горе тому, кто получит на борт такой гостинец. Вслед за ускорителями, с интервалом в две-три секунды, полетели ракеты, шесть тысяч бочкообразных конструкций со множеством камер и антенн, бывших когда-то геологическими датчиками. Фактически, эти ракеты состояли всего из трех элементов, сенсорного массива, двигателей и генератора, окруженных металлической рубашкой. Взрывчатая начинка на таких скоростях превращалась в лишний элемент.
Следующими пошли истребители, создавая, по замыслу Ангелоса, занавес, укрывающий эскадру от вражеского взгляда.
Бой у первого портала окончательно превратился в свалку. Пусть и с плохой, по меркам города-в-паутине, подготовкой, корабли коалиции составляли весьма серьезную конкуренцию имперским судам. Темные наверняка желали отступить обратно в паутину, но для прохождения портала необходимо было замедлиться, а под прицелом семидесяти кораблей и ракет минного поля, подобный маневр был равнозначен смерти.
Три крейсера коалиции, включая флагман, были взяты на абордаж и Софию ожидало несколько сотен пленных. Мои инструкции по предотвращению самоубийств оказались весьма кстати. Глава коалиции, однако, все-таки успел уйти. Хитрец вставил в себя крошечную бомбу с отсроченным взрывателем. Еще у нескольких высокопоставленных эльдаров обнаружили подобные же устройства, но, по какой-то причине, те не сработали.
На волне успеха Гай-ден Ли-бер-ба-ум, в обычной для себя покровительственной манере, слал уверения в скорейшей победе, отрицая любую необходимость в помощи. Адмирал показывал заметное равнодушие к потерям среди системных кораблей, коих в эскадре Змееяд насчитывалось больше двух третей.
***
Когда скорость ракет достигает заметных долей от скорости света, основной проблемой становится наведение. На оценку данных сенсоров и реакцию остаются пикосекунды. Учитывая задержку при передаче, что по пси-каналу, что через квантовую связь, все расчеты ложились на когитаторы самих ракет. Как результат, я закладывал процент попаданий не больше единицы. И это сейчас, когда флот эльдар в фазе формирования строя, почти неподвижный. В итоге, я предпочел перестраховаться и на каждый крупный корабль было нацелено по полтысячи самоуправляемых снарядов.
Уже при подходе к финишному отрезку, генераторы ракет замкнули большую часть своей энергии на внешнюю оболочку. Центробежная сила, вкупе с высокой температурой за несколько секунд развеяли металлический корпус в облака раскаленных капель, площадью в сотни квадратных километров, летящих вслед основным телам ракет. На текущей скорости, каждые двести грамм расплавленного металла несли энергии больше, чем бомба скинутая на Хиросиму.
Одна за другой, волны ракет впились во вражеский строй. Первыми пали пред огненными кляксами попаданий теневые поля, туманные клубившиеся облака, обнажая скрытые ими агрессивные очертания эльдарских судов. Следом всполохами взрывов окутались сами корабли. Погибая, они раскрыли еще один неприятный сюрприз. Вместо крейсеров и линкора, ракеты стерли существование каких-то массивных транспортных кораблей, несших на себе фермы Мимических блоков.
Эльдары обманули нас, меня, но и без потерь им уйти не удалось. Они рассчитывали, что лишь крупные цели окажутся жертвами ракетного обстрела. Они меня недооценили. Половина крейсеров и фрегатов превратились в обломки, а эскортный флот и истребители исчезли с экранов авгуров чуть менее, чем полностью.
Оставшиеся вражеские корабли заработали маневровыми двигателями и нацелились на портал. Я внутренне ухмыльнулся, за десять минут, оставшихся до моего прибытия, они явно не успеют. Увы, мое чувство триумфа опять оказалось обмануто. Темные и не думали сбегать обратно в паутину. Странным образом сконфигурированные лучи черных копий ударили вглубь пространственного разрыва.
Моя интуиция в кои-то веки проснулась и начала орать дурным голосом. Вняв предчувствию, я начал отворачивать свои корабли, попутно отстреливая по сторонам от портала десантные капсулы. Тщетно. В коллективном акте самоубийства, эльдары разорвали портал в клочки, порождая титаническую волну энергии. При такой силе, природа этой волны уже не имела значения. Поглотив жертвенных агнцев, энергия стала пожирать само пространство. Словно черная дыра, она во мгновения ока распахнула свои объятья на сотни тысяч километров.
Катастрофа. Я был в бешенстве. Из сорока восьми кораблей эскадры уцелели лишь две командные "Акулы", плюс несколько "Звезд", шедших в хвосте формации. Хорошо хоть среди десанта потери составили всего-то порядка сорока процентов. Сделать экстренную "высадку" в никуда оказалось хорошей идеей. Но как ни посмотри, здесь меня переиграли и по крупному. Я выматерился мысленно, Либербаум, увидев отчет о случившемся - сделал это вслух, забив канал восьмиэтажной фразой. Габриэль же некоторое время хранил молчание.
- Линьер, ты жив? - услышав подтверждение, он приказал. - Собери уцелевшие капсулы и считай прыжок до точки Альфа.
Словно издевательский ответ на слова капитана Кровавых Воронов, из первого портала вышел линкор кабала и стал, словно Немезида, отправлять имперские корабли в объятья космического Аида. Коалиция, получив настолько мощного союзника, воспряла духом и утроила свои усилия. За несколько десятков минут к линкору присоединились и остальные корабли кабала. Эскадра Либербаума стала таять как снег в горячей воде. Адмирал матерился как последний сапожник, со скоростью пулемета отдавая приказы и распоряжения, пытаясь перекроить поле боя по своему разумению. В нескольких моментах казалось, что ему это даже удается. Увы, чудес по заказу не завезли, каждый раз это оказывался очередной финт темных. В качестве последней попытки, Либербаум собрал системники в единый кулак и кинул в самоубийственную атаку против линкора.
Эльдары предвидели и это тоже. Ни один из камикадзе даже не вошел на дистанцию уверенной стрельбы. Изливая в эфир яростные молитвы Императору, системные корабли один за другим развалились кусками под огнем выдвинувшихся широкой воронкой крейсеров кабала. Своей жертвой "утюги" купили для остатков эскадры Либербаума лишь немного времени на отступление.
Естественно, само бегство не являлось планом адмирала. Старый флотоводец не дорожил ни своей, ни чужими жизнями, лишь бы работа была выполнена. Еще одна жертва, ради того, чтобы темные, погнавшись за прыснувшими по раздельным траекториям имперским кораблями, потеряли строй, лишились единого огневого кулака, тем самым давая преимущество другим оперативным эскадрам. План удался частично. Словно улюлюкающая стая гиен, коалиция рванула вслед за наживкой, лишая мясного щита высокопоставленных соплеменников. Сам же кабал собрал корабли в оборонительном ордере и стал набирать скорость в направлении станции.
***
Расчетный прыжок - тонкое искусство, ни мало не похожее на стандартное путешествие сквозь глубины Имматериума. Двигатели в режиме овердрайва создают волну, стремительно плывущую между двумя гранями измерений, на которой, словно серфингисты, скользят корабли. Медленно, по сравнению с стандартной навигацией, болезненно для систем варп двигателей, требует невероятного объема вычислений, но порой незаменимо для тактического маневра или в критической ситуации, когда, к примеру, погиб навигатор или отказали поля Геллера. Однако и опасно это, возможно не меньше, чем обычное путешествие через варп.
Именно поэтому, по паре моих кораблей служили сейчас проводниками и маяками для каждой из имперских эскадр резерва. Двадцать минут лицезрения огненной феерии и мы выскочили на траверзе вражеского флота. За то время, что мы им дали, корабли кабала успели набрать достаточно внушительные 80 км/сек. Какой бы техникой подавления инерции не обладали эльдары, крупным кораблям невозможно было быстро изменить направление, особенно это касалось линкора с его тушей в полторы сотни мегатонн массы.
Единственное, что в данный момент спасало кабал от роя снарядов - имперцам и самим, после весьма жесткой прогулки по изнанке, требовалось время на восстановление.
Эльдары, прекрасно понимая, чем для них окончится пролет сквозь вражеское построение, стали тормозить, принимая бой. На это и был расчет. Достаточно близко, чтобы темные не смогли уже изменить траекторию, но и на достаточном расстоянии, чтобы наши корабли успели прийти в себя и образовать правильный ордер.
Как только борта кораблей обратились к противнику, орудийные расчеты, повинуясь направляющей руке авгуров и псайкеров-предсказателей, организовали темным приветствие в имперских традициях, с угощением в виде кумулятивных пласталевых чушек с диамантовыми наконечниками и золотыми аквиллами по бокам. Хлеб-соль, "дорогие".
***
А в это время моя Пустельга вынырнула недалеко от портала Альфа. Следовало добить то надоедливое недоразумение, "коалицию".
- Адмирал, говорит Пустельга. Прикажите своим кораблям следовать к точкам Альфа-9-12.
- Schaisse, вы не торопились! Ленивые...
- Все согласно плану. К которому, замечу, Вы и сами приложили руку.
Гайден в очередной раз приложил матерной конструкцией на родном языке и отключился.
Способности к сканированию у остатков коалиции, особенно в отсутствии флагмана и разведчиков, не впечатляли. Судя по их поведению, они до сих пор не обнаружили, что состав противостоящих им сил изменился. Пока я организовывал ловушку звездным гопникам, у входа в паутину вынырнули корабли механикусов. Мобильная фабрика, своей 12-километровой тушей заняла всю приемную зону портала целиком. Теперь, чтобы сбежать, темным придется в буквальном смысле пройти механикусов насквозь.
Коалиция, похоже потеряв последние остатки осторожности в горячке увлекательной погони, атаковала убегающие имперские корабли впрямую, без строя, маневров и планов. Просто и безыскусно, беспрерывная атака. То один, то другой из кораблей терял двигатели и эльдары даже не добивали, а разделывали отставшую жертву, явно наслаждаясь каждым мгновением.
- Адмирал Либербаум, ваш корабль скоро потеряет боеспособность. Выходим на помощь, продержитесь десять минут.
- Blödwahn! Держать позицию! Я не для того подставляю свою шею, чтобы ты все испортил в последний момент, schleihtе grünshnaabel[1]! Слышишь меня? Держать позицию!
- Принято, адмирал.
Я слышал через консоль, как он стал отдавать приказы, перемежая свою речь обильным количеством мата. Похоже у старого хрыча все-таки был план, как прожить лишние полчаса до моей позиции.
- Всем - надеть bezhssennе[2] скафандры. Ассира - отстрелить все капсулы и челноки! Да fikegal[3] куда! Вербен - ввести корабль в осевое вращение! Да шевелитесь, schiksönne[4]!
- Адмирал, докла... - подскочивший офицер получил кулаком в зубы.
- Мне некогда слушать sprëhtarshe[5]. Берзен - передать шестеренкам, подготовить основной реактор к сбросу и подрыву! Кюхельброн - подготовить фугасные и осколочные, подрыв на четверть!
- Четверть чего, адмирал?!
- Секунды! Schaisse, секунды! Bezhssennе idioten! Начать стрельбу через двенадцать минут. Эти fike[2] длинноухие как раз с капсулами наиграются. Интервал - шестнадцать секунд, волны вразнобой по расчету, от первого и тридцать второго! Ассира - начать полный сброс трюмов. Контейнеры открыть. Растяни на двадцать минут.
[1] schleihtе grünshnaabel, (стел.нем.) - дурной молокосос.
[2] bezhssennе, fike - "плохие".
[3] fikegal - "плевать".
[4] schiksönne - дети шлюхи.
[5] sprëhtarshe - говорящих задниц.
Запустив капсулы, "Закаленный кровью", на несколько минут избавился от внимания темных. Те полагали, что времени у них навалом и не отказали себе в удовольствии поохотиться за приманкой. К моменту, когда они закончили, корабль уже окутался завесой из взрывов и хлама, тем самым не давая темным приблизиться и мешая целиться. Часть врагов все же периодически прорывалась в корму и била по двигателям. Форсунки уже погасли, когда под прикрытием отваливающихся частей, к темным полетели огромные перегретые цилиндры. Мгновение и взрыв выжег сенсоры ближайших к "Закаленному" кораблей коалиции. Весьма для них неудачно, потому что погоня как раз достигла моей позиции.
Это было избиение, я даже мимолетно пожалел темных ублюдков. В первые же мгновения атаки десятки кораблей вспыхнули светом внутренних разрывов. Оставшиеся далеко не сразу поняли, что стол в очередной раз перевернулся и время, когда они могли хоть что-нибудь еще сделать, оказалось безвозвратно упущено. Как у темных было преимущество над имперцами в скорости и вооружении, так теперь эти же факторы работали против них. Все закончилось меньше, чем за десять минут. Пытаться брать на абордаж или ограничивать повреждения, ради будущих трофеев, я не стал. Впереди все еще ждал основной противник.
***
Даже с преимуществом первого удара и положения, у Кречета и Грифа дела шли весьма недобро. Да, несколько крупных кораблей удалось серьезно повредить. Но дальше... Линкор темных оказался сущим монстром. Пусть его вооружение и уступало по мощности тяжелым крейсерам, защита была совершенна. Каким-то образом, эльдары воткнули в него не одно, а целых три теневых поля. Такой фокус для меня оказался полнейшей загадкой. Я успел подробно изучить трофейные устройства и данные, которые мне предоставили союзники. По моим исследованиям, такая конфигурация была физически невозможна. Наложенные друг на друга, теневые поля интерферировали и либо схлопывались, либо объединялись. Линкор же на соображения науки и логики положил с большим прибором и наслаждался почти полной своей неуязвимостью. Нужна была крайне точно, до долей секунд, скоординированная атака обеих эскадр, чтобы достать вражеский флагман из его туманной скорлупы. А под активным огнем других кораблей кабала это сделать было нереально.
Эскадры резерва оказались в цугцванге. Атаковать крейсеры - подставиться под орудия линкора, направить свои пушки на него - обратная ситуация, сохранять ровный ордер - получить от всех, только займет это больше времени.
Когда на сцену выпрыгнули корабли Кровавых Воронов, ситуация изменилась, но лишь немного. Капитан Ангелос не стал с ходу кидаться в гущу схватки, вместо этого предпочтя осыпать вражеский флот беспокоящим огнем с предельной дистанции. Причина была весьма прозрачна. Одна дополнительная эскадра, пусть и мощная, не обеспечит подавляющего преимущества и бой выльется в тяжелейшие потери, даже без учета возможных сюрпризов со стороны кабала. А что таковые еще будут уже никто не сомневался.
- Пустельга, говорит Ангелос. Немедленно начинайте расчет прыжка к моей позиции.
- Мы в бою.
- С остатками швали разберется Либербаум. Разрывайте контакт, отходите и прыгайте.
- Принято. Исполняем.
***
Финал. Сто шестьдесят кораблей против тридцати семи. По четыре имперских корабля на один эльдарский, без перекосов по классам.
- Говорит Мерхаат, Пустельга. Разведка боем с вектора 12-139, объект - красный-4, контакт через 693 секунды, просьба поддержать огнем по секторам 9-4-4, 9-4-5.
- Здесь Кречет. Приняли, Пустельга. Поддержим на 9-4-4 через 670. Отсечка на 400, на 20.
- Здесь Гриф, поддержать не можем.
- Орел, поддержим через 600 на обоих, Пустельга. Отсечка на 7000. Пройдите мимо 11-3-2. Внимание на красный-12, он близок к вашему вектору.
- Видим, Орел. Через 130 после первой цели - переход по вектору 216-30, с атакой на красный-7-9, уход по 190-301. Поддержка не требуется.
- Здесь Ястреб. Идем на соединение с Пустельгой. Коридор 21.
- Коршун-Альфа, Коршун-Бета. Идем на соединение с Пустельгой. Коридоры 38, 43.
- Орел. Ястреб, отказано. Сохранять позицию.
- Ястреб. Принято, Орел.
Мне требовалось понять, как кабал отреагирует на атаку с ближней дистанции, есть ли у них сюрпризы на такой вариант. Я атаковал "снизу" ордера противника, отгоняя зенитным огнем немногочисленные остатки москитников и эскортных кораблей. Проскользил по десяткам разных направлений и напал на стоящий на краю ордера крейсер. Поле лопнуло после трех копий. Ответным огнем задело одну из "Призрачных звезд" и та лишилась левого крыла. Из-за смещения центра тяжести, она начала рыскать на курсе и я поспешил вывести ее из вражеских порядков. Цель же поймав еще десятка два выстрелов по ключевым узлам, полностью потеряла ход и системы вооружения.
Отвернув почти под прямым углом, я сделал пролет над формацией легких крейсеров, от души их полосуя из всех орудий. Полностью из строя вывести их не удалось, но повреждения были обширными.
- Здесь Пустельга. Красный-4 полностью выведен из строя, 7 - главный калибр, 8 - два двигателя и 70 процентов зенитных пушек, 9 - главный калибр и кормовой реактор. Идем на перегруппировку в 2-1-7. РВП - 311 секунд.
- Орел. Принято, Пустельга. Хорошая работа, капитан.
- Благодарю, Орел.
- Орел. Кречет, ваш заход. Цель - красный-1. Гриф, на вас охранение.
- Здесь Кречет. Принято, Орел. Коридор 66. Атака из сектора 6-3-3. РВП - 1600 секунд.
- Гриф. Охранение принято. Коридор 67. Поддержим по сектору 8-4-6. Через 1550. Отсечка 400.
- Пустельга. Можем поддержать по 8-3-7. Ракеты, ф-тройка. Через 1400, отсечка 1000. Интервал 0,4.
- Пхе, придержите спички для мелочи.
- Орел. Отставить треп, коммандер Бейзен. Пустельга - действуйте.
- Есть.
- Орел. Кречет, поддержим по сектору 8-3-6. Через 1450. Отсечка 2000. Атака дальнобойными по красный-1 через 1520, отсечка 100, вортекс.
Эскадра Ангелоса продолжала действовать исключительно как снайпер и поддержка. На мой вкус - достаточно странный выбор, учитывая мощность как самой "Литании", так и других кораблей, но о причинах такой тактики можно будет спросить после боя. Кречет вышел на позицию и разом выплюнул полный заряд всех макропушек. Затем последовало вращение по оси и повторный залп. Расчет велся с учетом нескольких десятков подробных наборов данных с разных ракурсов, а потому был исключительно точен. Попади они все и поля линкора определенно бы пали.
Но, желая защитить флагман, два легких крейсера темных ринулись поперек траектории залпов и приняли большую часть смертоносных подарков на себя. Спас-капсулы стали отделятся от жертвенных судов еще до попадания снарядов, эльдары явно не собирались бороться за их живучесть. Увидев это, я отправил туда несколько десятков катеров, пополнить, так сказать, коллекцию.
После еще нескольких заходов и выбивания, в той или иной степени, больше половины флота эльдар, пришло время главного блюда. За этот заход я вскрою эту консервную банку.
- Пустельга, вышли на позицию. Начинаем забег.
- Орел. Принято, Пустельга. Торпеды на подходе через 25.
- Принято.
Кречет и Гриф пробили моим кораблям коридор, а огонь Астартес снял первый щит. Я разделил свои корабли на три волны. Первая и вторая прошли на бреющем вдоль линкора и синхронизированными атаками сняли, наконец, ненавистное поле. Открывшаяся картина в очередной раз подняла планку удивления.
Стало понятно, почему линкор обладал столь малой огневой мощью в сравнении со своим размером. Практически полностью, он представлял собой ферму для десантных капсул. Длинные стержни тянулись поперек худого тела основных систем, полностью усеянные игловидными аппаратами. И сейчас все они, словно птицы с облюбованного дерева, разом стартовали в голубых всполохах стартовых ускорителей, оставляя вместо флагмана нечто, напоминающее рыбий костяк.
Сиреневые иглы абордажных капсул стали впиваться в мои и имперские корабли. Первая волна состояла полностью из тварей. От тиранидов в ошейниках, до невероятных конструктов из плоти и металла, величиной с имперского рыцаря.
Полтора десятка имперских кораблей потеряли управление и сейчас слали в эфир панические отчеты о продвижении вражеского десанта.
Для меня тоже нашлись "подарки". Несколько капсул с белесыми паучками. Впрыснутые, как из гигантского шприца, в мои корабли, они тотчас принялись жрать окружающие переборки. Давление, огонь, молнии, на любое физическое воздействие проклятым созданиям было плевать. И они с энтузиазмом термитов поглощали любой псиактивный материал. Еще и размножаясь при этом. Магобиологическая вариация серой слизи. Немного удалось замедлить эту пакость, отстреливая пораженные куски корабля, но достаточно было не заметить одного паучка, как все начиналось сначала. Только через несколько секунд я сообразил, как правильно с ними бороться. Аура пустых, закачанная через квантовые зеркала, эффективно изгнала эту мерзость. Но к этому времени уже успела пострадать четверть палуб на трех кораблях и те выбыли из боя.
Следующая волна насчитывала поровну тварей и их хозяев. И если имперцам приходилось туго, то у меня они попали в смертельную ловушку. Филигранное управление гравитацией, палубами и приборами кораблей, позволило мне передавить отрыжку темного города не нарушая рисунка космического сражения.
С третьей волной на борт высадились гемонкулы и элита Комморры. Защищенные полями и странными бионическими конструктами, они представляли серьезную опасность, даже для меня. Дюжина моих кораблей отправились в безопасные сектора, зализывать нанесенные увечья. Потери же у имперцев, в той или иной степени, составили еще сорок кораблей. Наше преимущество таяло на глазах.
Корабли темных стали набирать ускорение по вектору к третьему порталу. Тот практически полностью был закрыт боевыми платформами и минами, но я не сомневался, что у эльдар есть очередной джокер в рукаве на этот случай.
Однако ускользнуть темным было не судьба. Боевая баржа вынырнула практически рядом с вражеским линкором. Мощные щиты в сочетании с титанической броней позволяли флагману Кровавых Воронов провернуть такой трюк без боязни быть раздавленным огнем противника. Вереницы снарядов и выстрелов ланс-батарей потянулись к крейсерам темных. Для линкора же у Ангелоса было заготовлено отдельное меню. В отсутствии теневых полей, путь на борт линкора оказался открыт и полторы роты космодесантников во вспышках телепортов переместились на вражеский корабль. Сила кабала оказалась окончательно сломлена. Остальное было лишь делом времени.
Еще неделю мы гоняли остатки кораблей по системе, выковыривая тех из самых темных нор. Им не предлагали сдачу, не давали возможности сбежать, не пытались взять на абордаж. Трофеев и пленных хватало. А вот зла - нет. Победа оказалась с горьким привкусом, пирровой. Лишь Кровавые Вороны могли похвастаться сравнительно небольшими потерями: полроты космодесантников, десяток эскортников, три фрегата и два ударных крейсера, причем один еще можно восстановить. А вот остальным, включая меня, повезло гораздо меньше. Системный флот был уничтожен полностью, корабль-монастырь сорориток погиб, субсектор потерял две трети кораблей. Среди моих потерь числились чертова дюжина "Акул", и два десятка "Белых" и тридцать две "Призрачных звезды".
Дело было даже не в том, что у меня не оставалось кораблей. У меня не было кораблей официально, вот в чем беда. Мне еще повезло, что некоторое количество кораблей можно будет восстановить, а для нескольких остовов это восстановление залегендировать. Но этого мало. Случись сейчас кризис и выставить нормальный флот я не смогу. Или ко мне возникнут вопросы, очень много вопросов.
Немного поразмыслив, я обратился к механикусам, благо связи у меня там были. И поинтересовался насчет возможности заказать остовы и броневые элементы по моим схемам на мирах-кузницах. Денег у меня хватало, более чем. Мне ответили, что "с радостью". Как оказалось, это весьма распространенная практика. Нередко было дешевле заказать остов на фабрике в одном субсекторе, двигатели во второй и так далее, чем делать все в одном месте. А учитывая, что счет там шел на сотни триллионов орлов, буксиры были частыми гостями в системах механикусов. Единственно, шестеренки предупредили, что "по моим схемам" будут проверять на соответствие имперским стандартам. Но уж за это я точно не переживал, подогнать в "правильную" сторону чертежи труда не составляло.
Фактически, эта сделка мне нужна была не для ускорения строительства, а для оправдания появления новых кораблей. Мол, закупил то-то там, то-то здесь, а сам занимался только двигателями и отделкой. Один заказ, при должном оформлении документов, спокойно мог обеспечить появление в моем флоте трех кораблей, просто из-за несовершенства связи и излишней бюрократичности Администратума.
***
Вскоре после окончания зачистки, власти Эли-ум Прайм устроили грандиозный парад на все центральные города планеты. Первыми на празднество вступали бесчисленные колонны войск СПО, следом железными траками давили мостовые городов танки и прочая бронетехника. За ними, верхом на грандиозных органных платформах выступили, постоянно читая литании, местные иерархи церкви. Чиновники, местные власти, Гвардия, Кровавые Вороны, инквизиторы, шестеренки. Всем нашлось место. Даже мне. Должным образом проинструктированные и оформленные стилистами, минбарцы предстали как монахи-пилоты. В серых капюшонах, дабы не выдавать нестандартную природу героев. Даже платформу особую успели подготовить, напоминающую дизайн "Акулы". И естественно, все было украшено черепами и аквиллами. А все платформы, даже моя, двигались исключительно благодаря живой мускульной тяге.
В каждом городе нас встречали наградами. Причем нас - это и генералы СПО, и иерархи, и чиновники. Как, однако, знакомо. Впрочем, справедливости ради, основная доля сливок доставалась действительным участникам. Оказывается, весьма доходное дело - спасать системы. Как мне стало ясно по оговорками Ангелоса, подобные акции щедрости составляли немалую часть дохода ордена. Довеском шли россыпи различных наград и обязательных "печатей чистоты". Но вот что порадовало лично меня - это врученный Линьеру Патент. Не локальный, суб- или секторальный, не ограниченный, а именно полный, из старой серии и якобы подписанный Самим.
Парад сопровождало массовое помешательство. Люди в экстазе залезали на бордюры общественных галерей, вытягивали руки, лишь бы хоть на сантиметр стать ближе к прославленным героям. И срывались, порой гроздями падая с сорокаметровой высоты на рокрит окружающих проспекты улиц. И орали. От восторга орали, срывая голос, почти полностью заглушая музыку многочисленных оркестров.
Периодически церковники на своих платформах устраивали казни и пытки. Живыми кострами горели еретики, отступников принимала в свои объятья дыба и другие, не менее "милые" устройства, рядом стояли репентии, одетые только в вериги из пергаментов с молитвами, а то и просто нагие. Толпа неистовствовала, экстатически, безумно и бездумно. Людям явно было все равно, что конкретно происходит на отгороженных спешно установленными стенами проспектах. Истерия.
Важные лица выходили на приватные балкончики, гордые, что могут лицезреть такое событие намного ближе, чем окружающая чернь. Их безумие было другого толка. Некоторые переходили из города в город, следуя за парадом, боролись за места, нередко влезая в чудовищные долги. Целые семьи разорялись, арендуя дворцы по соседству, лишь бы на несколько секунд продлить свое единение с торжеством.
Что куклами на параде, что наблюдателями внутри толпы, я чувствовал изливающиеся волны восторженного сумасшествия, религиозной похоти и безумной веры. И с каждым пройденным метром эти чувства только возрастали. Во мне одновременно боролись отвращение и восхищение подобным "праздником". Бездна людского безумия, она поистине неисчерпаема.
***
Незадолго до окончания парадов, мое внимание привлек увеличившийся объем трафика между офисами Адептус Терра Зифиоса и Элиума. Еще день и причина стала известна. Пока мы, я, развлекались охотой за недобитками и парадами, ковен темных ведьм похитил верховных лиц правительств и главных семей обеих планет. Весь этот налет оказался лишь еще одним слоем в чьем-то плане. И теперь, для переговоров ведьмы требовали именно Линьера. Schaisse.
Глава 47. Колизей.
Монохромный шар неспешно катился по одинокой орбите вокруг тусклой красной звезды. Безымянная и пустынная планета, чья скудная жизнь потеряла силы и права на собственные цвета, теряясь среди бесчисленных и величественных фьордов. Стены уходящие вниз, порой на километры, скрывали многочисленные долины. Когда-то в них бурными зелеными волнами все покрывали сочные листья многочисленных растений. Так было, миллионы лет назад, до того как солнце опалило жесткой и яростной вспышкой свой единственный спутник. С тех пор планета так и не смогла оправиться. Остались лишь черные скалы, да белый песок.
Дюжину дней назад одна из долин ожила. Засверкала драгоценной иглой, и днем, и ночью, затмевая своим светом лик тусклого светила. Строгие линии расчертили ее на равные отрезки, где аккуратно, словно мебель в доме у рачительной хозяйки, появились лабиринты, ловушки, западни и здания разного вида. Следом пришла жизнь, пусть хищная и злая, но ведь и о такой здесь уже давно не помнили даже скалы. И как последний штрих - ожерелье из блестящих металлом черточек по краям фьорда. Темные эльдары, руками своих рабов, поработали славно, подготавливая арену для грандиозного выступления. Новая раса, новая добыча, новая победа.
***
Изначально Империум отказался вести переговоры с ковеном ведьм. И запретил вмешиваться в это дело минбарцам. Члены созданной мной "расы" внезапно оказались более ценным ресурсом, чем правление нескольких планет заштатных секторов.
Но что терял я в случае неудачи, кукол? Несколько несоразмерно по сравнению с реальными жизнями, тем более с жизнями полезных мне людей. Пришлось задействовать свои связи среди Инквизиции. Фракция Альтериус и слышать не хотела о излишнем риске для минбарцев, а вот лорд Фольтвиг и его группа оказались более благосклонны. Особенно, когда мы договорились о некоторых услугах с моей стороны. С такой поддержкой за спиной мне без труда удалось настоять на попытке спасти заложников, сыграть на бесконечном нарциссизме, тщеславии и надменности ведьм.
Как итог, сейчас там, внизу, в самом начале ущелья, на белом песке стартового круга стояла кукла Неруна. Обитатели Комморры отвели "лучшему воину минбарцев" десять дней на то, чтобы пройти тысячу километров, достигнуть главной ведьмы, суккубы, и вырвать из ее рук приз - четыре сотни представителей высшей аристократии двух секторов.
Пикты заложников, грязных, измученных, набитых как сельди в бункер в конце ущелья, транслировались на десятки голоэкранов по всей длине долины. Часть из этих людей уже успела познакомиться с "особым гостеприимством" человекообразных тварей и сейчас представляли собой дрожащие развалины, пугая остальных пленников своей незавидной судьбой.
Если у меня и оставались мысли о какой-то жалости к этим ксеносам и прочих глупостях, то после таких картин они выскочили из моей головы быстрее, чем пробка от шампанского с хорошо взболтанной бутылки. Темные будут умирать. Они хотели шоу? Они его получат, пусть не жалуются.
По сторонам фьорда располагались закрепленные на монорельсах ложи для зрителей. Выступая длинными языками над песками арены комфортабельные платформы позволяли в деталях рассматривать творящееся внизу действо.
Эльдары даже были столь "любезны", что позволили представителям Империума стать почетными зрителями организованной расправы. Естественно, не обошлось без столь любимых бледнокожими тварями подлостей и ловушек. Направленные заряды, дефекты в конструкции и еще россыпь подобных мелочей, должных обеспечить дополнительные развлечения "хозяевам". Естественно, я все быстро устранил, но не расслаблялся. Во мне уже прочно укоренилась мысль, что от темных можно ожидать подобных сюрпризов на любом этапе. Четыре куклы по углам площадки и одна в центре, Майренн, бдили и обеспечивали безопасность представителей Инквизиции, готовые в любой момент подменить своей силой щит предоставленный механикусами.
- И ты совершенно не беспокоишься? - к Майренн подошел Белхайми Хелэм Рэмос Кинтеро, инквизитор, коллега Софии и Эманса по фракции. Подвижный смуглый и седой красавец, не любящий выставлять свою инсигнию на всеобщее обозрение. Сегодня он щеголял в длинном белом приталенном костюме с геометрическим бордовым узором по последней моде Стелидомо. Направив его со мной Альтериус поступили согласно древней истине: не можешь предотвратить - возглавь.
- Нет. Нерун, скажем так, не обычный минбарец. Он способен разорвать на части Талос и не особо запыхаться при этом.
- О! Замечательно. И много у вас таких воинов?
- Четверо.
- Четверо, значит? - инквизитор крутанулся на каблуке оглядывая остальные куклы.
- Нет, не они, - я улыбнулся. - Это всего, во всем Анла'шок. А на всю минбарскую цивилизацию таких, на момент нашего попадания сюда, было около десятка.
- Но почему? Совершенно не понимаю. Вы и так все модифицированы, так почему вы не хотите пойти, эр, дальше?
- Послевоенная адаптация. Мало кто хочет жить рядом с машиной смерти, которая может просто случайно, на мгновение ослабив контроль, пойти вразнос и перебить всех вокруг. А такое случалось, особенно в первых выпусках модификантов. В результате, подобные минбарцы оказывались в полной изоляции. В отдаленных областях вырастали башни, где и проводили свои дни эти воины от битвы к битве, до самой смерти. А для нас оказаться вне общества, без надежды на возвращение - это одно из самых тяжелейших испытаний. Как итог, даже в военной касте очень немногие соглашались на такие модификации. И никто на столь обширные, как Нерун.
- Извлечь, отключить?
- Невозможно. Так же, как и превратить Астартес обратно в обычного человека. Поймите, у нас было крайне мало войн. И они были редкими. Две коротких войны за последний десяток лет, а до того - тысяча! Тысяча лет мира. Мы в разы превосходили окружающие цивилизации в техническом уровне и в боевой силе на порядки. К нам никто не лез и сами мы держались наособицу, никак не вникая в чужие дела и не расширяя свой ареал обитания. Минбарец легко пойдет на смерть ради своих собратьев, но становиться изгоем ради силы, нужной лишь на краткий момент...
- Хм. Признаюсь, мне сложно представить, нет, воспринять такое, - инквизитор пригубил из граненого бокала.
Я мельком проанализировал содержимое и внутренне ухмыльнулся. Под видом амасека, хитрец глушил весьма хитрый мнемонический стимулятор. Профессионал. Этот человек вызывал невольную симпатию. Не помогало даже то, что я понимал, как, какими приемами и с каким прицелом он это делает.
- Ну что же, согласен, в этой галактике модификанты не застоялись бы. Увы, технологии для создания таких супер-воинов у нас нет. И в ближайшую сотню лет, это как минимум, не появится.
Наконец, пришло время начала шоу. Гонг многочисленным эхом покатился по ущелью и я сорвался Неруном на скорый бег. Уже привычно, по образцу гонки за спецназом Хаоса, применяя пси-способности для ускорения. Цепляясь силовыми хлыстами за поверхности и разгоняя, и разгоняя куклу до скорости хорошего автомобиля.
Если темные рассчитывали на кровавое шоу с первых мгновений, то их постигло разочарование. Первые семь десятков километров я проскочил задолго до того, как расположенные там потенциальные жертвы сумели даже понять, что мимо них что-то пронеслось. Какая-то бесшабашная злость захватила меня. По пути, я захватил силовыми руками пару камней и споро настрогал их в тончайшие пластинки. Мне запретили брать с собой оружие, кроме денн'бока, но как-то забыли запретить создавать его по пути. А бросок заточенной до атомарной кромки гранитной пластинки сойдет для поражения живой силы не многим хуже, чем сюрикены звездных эльдар.
Гигантским кузнечиком кукла перепрыгивала через лабиринты и строения. Но, наконец, темные очнулись от столь отличающегося от их ожиданий начала представления и ущелье перегородила силовая стена. Подбор резонанса и пробой не заняли и долю секунды. Стена за стеной, темные все увеличивали мощность и размер заграждения, пока перед куклой не предстал щит корабельного класса. Такой уже взломать не представлялось возможным. Иронично ухмыльнувшись, я опустил Неруна на белый песок. Тотчас от стен арены к кукле кинулись несколько десятков боевых зверей. Подобные громадным собакам, они стелились над поверхностью в ореоле смерчей из белых песчинок. И в десяти метрах от цели они просто умерли. Ни боя, ни столь любимой темными агонии. Оценка, расчет уязвимых мест и незаметный бросок. Быстрая, чистая смерть. Из громкоговорителей раздался разочарованный вой потерявших любимое блюдо зрителей.
- Майренн, ты не боишься, что ксеносы будут слишком-м... раздражены, эр, эффективностью Неруна?
- Нет. По крайней мере пока - нет. Первую пару сотен километров занимает слабое мясо. Разогрев. Я достаточно изучил эту мерзкую породу, - пленники, "наслаждающиеся" моим гостеприимством успели многое поведать о порядках в темном городе и повадках своих соплеменников. - На некоторое время их даже увлечет столь быстрый темп. Главное - не пропускать, хм, "специальных" гостей.
С коротким толчком наша платформа двинулась вперед по монорельсу, к следующей точке наблюдения. Короткий анализ рельса выявил в нем механический замок, который в данный момент открылся. Очередная ловушка. Я не стал никак показывать опасность, просто обернул рельс пси-полем. И, когда мы проехали, отпустил ровно в тот момент, когда по участку проезжала следующая платформа. Со звоном и треском ложа обрушилась вниз с высоты в четверть километра. Как ни странно, обитателям ложи удалось пережить падение, но, оглушенные и беспомощные, они пали жертвой животных, что пропустила кукла Неруна.
Темные встретили мучительную смерть своих собратьев криками радости и возбуждения. Неважно чьи страдания, неважно, что за зрелище, главное - насколько сильными, напряженными они будут. Поистине мерзкие существа.
- Грязь! - произнесли мы с инквизитором хором, наблюдая беснование в других ложах.
Сестра Диологус и инфоцит из свиты инквизитора не обратили внимание на наши слова. Они впитывали реакцию темных и лихорадочно вносили новые строчки в память своих инфопланшетов. Тоже одержимость. Но по крайней мере, эта не вызывала желание все вокруг сжечь к ракшасам.
А внизу Неруна встретило очередное препятствие. На новой арене темные выпустили навстречу дерзкому минбарцу людей. Десятка два гвардейцев, сороритка, пара механикусов и еще один человек, в белом и с инсигнией на поясе. Темные явно издевались, повторив состав имперской делегации.
Одурманенные наркотиками и стимуляторами, с различными добавками со стола гемонкулов, вооруженные разного вида холодным оружием, люди с ревом кинулись к кукле. Весьма резво кинулись. Но я не собирался с ними сражаться, в несколько прыжков достигнув стены ущелья, рядом с гудящей поверхностью щита, я вгрызся в камень, прорубая силовыми руками тоннель в обход препятствия. Как я и предполагал, для темных это оказалось сюрпризом, щит не распространялся вглубь скалы. Обрушив за собой тоннель, кукла оказалась за пределами очередной арены. Жаль, что повторно такой трюк не сработает. Но и то хлеб, убивать людей, особенно перед взглядом инквизитора, мне совершенно не хотелось.
Силовая стена в паре километров впереди стала потрескивать, расширяясь. Ожидаемо. Не понравилось темным излишне простое решение проблем с моей стороны.
Темные использовали две пары корабельных генераторов, погруженных на платформы, чтобы держать Неруна в движущейся клетке. Сейчас, когда одна из стен была пройдена, генераторы позади отключились и платформы заскользили вперед, дабы организовать заслон на следующем этапе.
Кремневые пластинки в моей руке треснули, распадаясь на иглы. Расчет геометрии ущелья, порывов ветра, плотности атмосферы, анализ уязвимостей генераторов и платформ, выведение траекторий и горстка невесомых снарядов устремилась к своим целям, запущенные без какого-либо движения куклы, только коротким импульсом пси.
Увы, сколь бы незначительными не были запущенные снаряды, темные смогли их увидеть и оценить опасность для своей техники. Все иглы отразили очереди фугасных выстрелов из ручного оружия, после чего платформы окутала дымка собственного щита. Тонкого, но вполне достаточного для обороны от возможных атак с моей стороны. Печально, но хоть понервничать их заставил.
Следующим пунктом программы стало выступление нескольких десятков светлых эльдаров. Без брони, с подавляющими ошейниками, с мечами и без единой мысли в глазах. Картина весьма четко показывала, насколько низко в представлении темных стоят люди. До какой-то степени радовало то, как серьезно темные отнеслись к потенциалу минбарцев, раз уж такие заслоны стоят в начале второй сотни километров.
Эльдары скучились вокруг единственного выхода с этой мини-арены. И жалеть их я не собирался, нужно же иногда кидать "кость" "хозяевам" представления. Нет, я не стал медлить, не стал устраивать показательный бой. Подскок к лидеру формации, денн'бок змеей скользит в лицо эльдару, тот отшатывается в сторону, но на то и расчет, жало уходит вниз, прорезая тело от плеча до паха. Отвожу денн'бок назад по мере своего движения, чтобы разрез получился ровным. Разворот спиной и обратным движением своего оружия разваливаю второго эльдара. Еще разворот и третий из стоявших на моем пути оседает на песок потеряв голову, а я ныряю в проем выхода.
Эльдары не успели даже толком направить на меня свое оружие. Тысячекратное ускорение и синтетические мышцы, вкупе с псионикой - это уже даже не жульничество, это борьба бульдозера против фигурок-оригами.
Еще один этап и на сей раз темная часть эльдарской расы. Никого особо сильного. Просто два десятка воинов-кабалитов с изогнутыми клинками в руках. Вот тут я и не думал сдерживаться. Разве что специально не дорезал до конца, оставляя полуживые тела с вываливающимися внутренностями. Один за другим ксеносы умирали, подыхали в мучениях, столь ими любимых.
Когда на песок упало последнее агонизирующее тело, я презрительно осмотрел парящие в вышине платформы. Вы хотели новых ощущений - подходите, отсыплю полной мерой.
Так и проходил путь до отметки в две сотни километров. Где мог, я избегал боя, делая исключение лишь для темных ублюдков, коих косил с неизбывным удовольствием. И вот, в конце одной пятой пути, темные решили сделать мне подарок. Почти буквально, посредине арены стояла громадная коробка, украшенная нежно-розовым шелковым бантом.
Силовые стены очертили квадрат со стороной в полкилометра, крайне явственно не давая Неруну никаким образом избежать схватки. Ну что же, направил стопы куклы к "подарку" и одним длинным, с сальто, прыжком оказался на верхней грани громадной коробки. Нарочито медленно поддел денн'боком узел с бантом, позволяя тому аккуратно распуститься. Не менее медленно "подарок" стал раскрываться. Я отпрыгнул метров на тридцать и стал ожидать, что же такого темные приготовили для меня.
"Подарок" оказался славный. Семь метров в высоту закованной в металлический панцирь измененной гемонкулами плоти, с двумя громадными руками-клешнями, скорпионьим хвостом, лезвиями по всему телу и небеса знают чем еще. Талос, Машина Боли. Что же, осталось проверить, так ли я был прав про "не запыхаться".
Творение гемонкулов не стало ждать пока я закончу его разглядывать. Выбросив несколько десятков облачков зеленоватого дыма из отверстий в панцире, Талос поднялся на полметра вверх и издавая щелчки и громкое гудение заскользил к кукле. Этот конкретный экземпляр был лишен дальнобойного оружия и явно был вариантом для показательных боев или, скорее, казней. Притянув к себе с десяток камней, я стал прощупывать оборону бронированного чудовища. Выступающие колбы, глаза, тонкие антенны и антигравитационная решетка, все это во мгновение ока оказалось выведено из строя. Туша моего противника рухнула вниз, прочертив на песке глубокую борозду. Увы, хоть это и ожидалось, ненадолго. Всего пара секунд и Талос вновь воспарил, колбы с выбросом пара ввинтились в корпус, а проемы вытекших глаз вспухли мясным варевом и мгновением позже явили новые красные буркалы, на сей раз прикрытые твердой и прочной роговицей. Творение мастеров боли обладало огромным запасом прочности и адаптации.
Главное теперь - победить бхутов конструкт без использования сверхсилы. Да, можно запустить силовые конечности под пластины и порвать его в буквальном смысле, при желании нет проблем переправить на эту куклу солидную часть энергии корабельных реакторов, но пока не время светить главные козыри. Нужно найти более изящное решение. Несколько секунд реального времени ушло на выработку новой стратегии, пока Талос тщетно пытался меня нагнать внутри очерченного квадрата. До какой-то степени это было даже смешно, смотреть, как эта массивная туша, клацая металлическими пальцами и щелкая громадным хвостом не может поймать мелкую блоху.
Отпрыгнув от не вписавшегося опять в поворот Талоса, я достал из-за пряжки семя пси-пластика. Когда темные меня досматривали, они так и не поняли, что это, скорее всего приняв семена за вариацию Слез Иши. Защелкнув одно из лезвий на денн'боке, я закрепил там семя и ринулся вперед на врага.
Удар лапой - уворачиваюсь, проскальзываю под брюхо, Талос тут же выключает антиграв и начинает падать, угрожая прибить куклу к песку своим весом. Небольшая помощь силовым толчком и я выкатываюсь сбоку. Тотчас, навстречу вылетают практически невидимые хлысты из мономолекулярной нити. Извернувшись, отбиваю их лезвием в сторону устремившегося ко мне хвоста и опять откатываюсь. Хвост иглой вонзается в песок рядом с куклой, хватаюсь за него рукой и на возвратном движении тот подкидывает меня на спину Талосу, ровно туда, куда мне и нужно. Отцепившись в рассчитанный момент, хватаюсь за заднюю часть брони одной рукой и всаживаю денн'бок на всю длину под панцирь, в уязвимое переплетение металла и плоти. Выщелкиваю лезвие и семечко остается глубоко внутри киборга.
Атака заняла секунды три. Завершив свое черное дело, я сделал длинный прыжок к границам квадрата и остался там, наблюдать, как тварь корчится в агонии. Голубые нити прорвались во все органы Талоса, разрывая того изнутри. Результат был весьма похож на работу остекляющего вируса. Думаю, за что-то подобное темные и примут действие семени.
- Что это за оружие? - спросил у Майренн инфоцит, Герман Ругхарт, не отрываясь от экрана.
- Самое смешное, не оружие. Это, скажем так, нестандартно примененный строительный материал. Вот, почитайте, - я передал ему инфопланшет с открытым описанием пластика. - Осмысленную структуру за такое время, конечно, рассчитать и вырастить невозможно, но вот банальный фрактал - пожалуйста.
- Машина смерти, - подал реплику инквизитор, заглянув мельком в планшет, - способная на подобные расчеты в гуще боя? Magnífico. Ваш Нерун - страшный противник.
- Единственный в своем роде.
- Хм, - Белхайми изобразил в воздухе неопределенный жест. Непонятно было, рад он такому обстоятельству или его одолевало обратное чувство.
Следующая сотня километров прошла в том-же быстром темпе и в конце Неруна поджидал Хронос, еще одно творение гемонкулов. К сожалению для темных, выкачать жизнь и душу, на чем специализировалась эта мерзость, из куклы было невозможно. Весь бой свелся к неспешной прогулке Неруна до противника и двум небрежным ударам. В момент, когда кукла прошла мимо агонизирующей туши, казалось, будто со стороны эльдарских лож послышался дружный зубовный скрежет.
Четвертая и пятая сотня сюрпризов не принесли, в финале шестой меня встретила варбанда Хаоса. Ее уничтожение не оставило бы и малейшего следа в моей памяти, если бы не один персонаж, закованный в тяжелую органическую броню. Мне повезло, что я вначале попытался отбросить его силовой плоскостью. Пси-конструкт развеялся в десяти метрах от него. Разорвав дистанцию, я кинул в сторону аномалии несколько наскоро слепленных датчиков. Их отключение в радиусе тех же десяти метров стало ожидаемой неприятностью. Передо мной находился живой носитель того же феномена, что и порталы эльдаров - смены физических констант. Через мгновение, я обратил внимание, что свита этого специфического псайкера была вооружена лишь самым простым, даже примитивным оружием, в то время, как остальная часть банды могла похвастаться наличием цепных и силовых инструментов убиения ближнего своего. То есть эффект этого мутанта еще сильнее и влияет даже на обычную технику. Для проверки я подхватил один из цепных мечей, завел и метнул в противника. Теория подтвердилась, меч воткнулся в броню уже хладным куском металла.
Встреться мне носитель подобной мутации в другой ситуации и он уже через час оказался бы прикованным на стенде в полевой лаборатории, увы, ситуация не позволяла такую роскошь. По-быстрому дорезав других членов банды, я стал закидывать бронированную фигуру обильно разбросанным в округе заточенным железом. На четвертом топоре с брони стали осыпаться чешуйчатые пласты, а десятый пробил грудь мутанта насквозь. Брошенный рядом датчик подтвердил, анти-техническое поле, вкупе со своим носителем, было мертво.
Одновременно с продвижением Неруна, к бункеру с пленными тайно подбирались еще две мои команды. Было бы крайне глупо подозревать у темных наличие такого качества как честь. Естественно, даже победи я главную ведьму, никто не вернет пленников. Их придется вырывать силой, спасать. Именно поэтому сейчас на почти километровой глубине в сторону бункера устремились два тоннеля. Камень приходилось аккуратно проплавлять, тут же укрепляя стены, лишь бы не всполошить вибрацией датчики ублюдочных ксеносов.
В качестве вишенки на торте, три отряда кораблей с рассчитанными и постоянно корректируемыми координатами прыжка парили вне плоскости эклиптики, в половине светового года. Один, официальный, из "Звезд" - на защиту; и два псевдо-темных - нападение и контроль. Комморриты не должны сбежать отсюда. Эта планета назначена стать их могилой.
До девятисотого километра неожиданностей не было. Люди, хаоситы, твари, звери, темные и прочие ксеносы в различных пропорциях. Первых избегал, прочих резал, делая исключение разве что для светлых ветвей эльдаров. Откровенно, я ожидал от темных большей искусности и оригинальности в подборе гладиаторов.
Что же, как говорят: "Бойтесь своих желаний". Предо мной, в осевшей после открытия очередной "подарочной" коробки пыли, стоял монстр, казалось, состоявший из одних когтей, шипов и челюстей. Бхутовы сумасшедшие мерзавцы протащили на планету синаптическую тварь тиранидов. Этот конкретный вид мне был незнаком, но признаки были налицо. Я чувствовал, нет, видел тот мощнейший зов, что тварь направила к своему родному рою. И рой отвечал. Планете вскоре наступит конец.
Несмотря на ситуацию, я мысленно облизнулся на телепатический орган тиранида. Мне столь долго не удавалось застать подобную тварь вне мощных сил прикрытия и тут вот она, прямо предо мной, одна одинешенька. Впрочем, через мгновение я понял, что в последней оценке слегка ошибся. Под песками ждала команды на появление свита элитного монстра. Еще десятка два противников, судя по форме, стремительных и ловких.
Монстр ждал, выгадывая каждое мгновение на продолжение зова, но и мне не было на руку оголтело нападать, я помнил, насколько молниеносной может быть реакция подобной твари. Монстр не двигался с места, лишь поворачивался к кукле лицом, пока я обходил его по кругу. Он чуял, что фигура перед ним не обычная беспомощная добыча. Чуял, что добычей стал на этот раз он сам и совершенно не спешил навстречу своей судьбе. Умный монстр. Неприятно.
Пока монстр медлил, у меня появилась возможность без помех разобраться со свитой. Хорошенько разогнавшись, я подпрыгнул и всадил лезвие денн'бока в одну из тварей, прямо сквозь песок. Прыжок-удар, прыжок-удар. Лишь после третьего трупа свита выскочила из песка. Это оказался крупный подвид хормагаунтов. Более приземистый и вытянутый, чем оригинальная ветвь. Клацая длинными когтями, растущими из предплечий, хормагаунты выстроились живой стеной между мной и своим лидером. Наивно. Захват за конечность пси-хлыстом и один из гаунтов взлетел ко мне, прямо на подставленное лезвие. Он пытался извернуться или цапнуть меня своим внушительным набором встроенного вооружения. К несчастью для твари, мне не составило труда направить ее полет по безопасной для меня траектории. Один короткий удар и тело, лишенное главного нервного узла, обмякло. Но на этом злоключения гаунта не закончились. Его многочисленные когти и шипы показались мне весьма удобным инструментом. Несколько секущих движений и перед Неруном зависло облако заточенного хитина. В следующее мгновение, все это добро оказалось в телах свиты.
Мы вновь оказались с главным монстром наедине. Видя, что случилось со свитой, тот прекратил осторожничать. В его мелких красных глазках плескалось понимание того, что на расстоянии я забросаю его частями тел его бывших подчиненных и шансы у него есть только в ближней схватке. Монстр кинулся ко мне, надувая по пути массивный зоб. Я отпрыгнул вбок, но у твари оказалась на удивление гибкая, раздвижная шея. Направив в мою сторону пасть он изверг ее содержимое широким потоком. Это оказалась не кислота, как я полагал, а множество белесых личинок. Эти мелкие поганцы были мне знакомы еще по первой встрече с тиранидами. Это было действительно опасное оружие, способное разрушить даже такую прочную куклу как Нерун. Дополнительно придав себе ускорение пси-хлыстом, я метнул денн'бок прямо в открытый зев монстра. Несколько личинок успело попасть на одежду и их пришлось вырывать прямо с кусками псевдоплоти куклы, куда они мгновенно впились. За всю арену, это было первое ранение полученное Неруном.
Монстр ревел, получив внутрь себя металлическую занозу, вошедшую в глотку до спинных пластин. Можно было отступить и перевести бой на дальнюю дистанцию, но мне хотелось закончить красиво. Забежав монстру на спину, я вырвал одну из его рук и с широким замахом вонзил огромный коготь прямо в мозг чудовища.
Сойдя с головы упавшего монстра как с пьедестала, я под приветственные крики аудитории неспешным шагом направился к выходу, по пути восстанавливая поврежденные плоть и одежду куклы. Темные бесновались в своих ложах, до толики впитывая каждый момент жестокой расправы. Радуйтесь, радуйтесь твари. Радуйтесь пока можете, это мой подарок вам напоследок.
На последнем этапе ковен бросил против меня одну лишь элиту. Инкубов, десантников-кхорнитов, снайперов, гемонкулов, даже выкопал откуда-то пару павших в Хаос Рыцарей. Оставляя за собой дымящиеся останки, я поймал себя на мысли, что наслаждаюсь происходящим не меньше темных. Я почти чувствовал, как на моей душе начали расползаться черные масляные пятна порчи. Волна омерзения к самому себе прокатилась по моему разуму. Этот цирк, кровавый фарс, нужно заканчивать. И быстро.
Оставшиеся километры я проделал в темпе вальса, не скрещивая ни с кем клинки и уничтожая врагов исключительно из трофейного оружия. Ни единого лишнего движения. Выстрел-труп, выстрел-труп, выстрел-теневое поле-граната-выстрел-труп. Уже через десять минут нехитрого па-де-де предо мной показалась финишная черта.
Финал, гроздья софитов прочертили ослепляюще яркую дорожку, по которой я взошел на последнюю арену. А мне навстречу, грациозно соскользнув с монументального трона нисходила глава ковена "Обсидиановой Чаши" Хэйсфия И'Деспрейз.
Немалая часть ведьм выступает практически обнаженными, лишь с простыми клинками в руках, побеждая за счет столетий чудовищных тренировок и редко позволяя мастерам плоти касаться своего тела. Однако суккуба предо мной не побрезговала ни модификациями, ни броней, ни оружием. Синтетика в мышцах, проводники вместо нервов, искусственные глаза, кости, кожа. В руках фазовые клинки, на поясе несколько странного вида устройств. А в крови - с полдюжины боевых коктейлей.
Как только нога суккубы коснулась песка арены, судорога сладострастия охватила все ее тело. Рот приоткрылся, язык прокатился по зубам, глаза закатились. Время для меня остановилось. Темные эльдары и удовольствие смешанное с силой. И единственные живые существа на километр вокруг - люди запертые в бункере. Проклятье!
Счет пошел на мгновения. Через секунду руки и ноги ведьмы уже отлетали в стороны и я стоял рядом, вонзив в ее тело и голову щупы, вырывая капсулы с ядом и попутно отключая сознание. Через четыре - кукла, пережигая каналы передачи энергии, вырывала дверь бункера. Четыре с половиной - я начал вышвыривать людей из бункера. Переломы и раны лучше смерти под дождем из кислоты. Двенадцать секунд - в систему впрыгнули корабли, сразу к намеченным целям и моментально открыв огонь. Подземные команды уперлись в укрепленный пласт породы и до их прибытия, даже при использования полной силы, не меньше трех минут. Восемнадцать - темные, явно во исполнение ранее данного приказа, стали обстреливать имперскую ложу. По счастью, исключительно из ручного оружия. Тридцать четыре секунды - "Звезды" начали орбитальный обстрел, подавляя немногочисленные точки ПКО. Тридцать семь секунд - бункер опустел, люди на арене извиваются от страшной боли, они орут, срывая связки и пытаясь буквально вырывать из своей плоти куски мяса. Тридцать восемь - короткий анализ жидкости, попавшей на пленников выявил неутешительный итог - это была не кислота. Людей окропили сложным гелеобразным прионом, который быстро проникал глубоко под кожу и начинал постепенно разжижать белки, превращая в свое подобие и причиняя жертве неописуемую боль в процессе. По-истине дьявольское изобретение. Вероятно, что достав людей из бункера, я лишь продлил срок их страданий. Единственный способ спасти - агрессивная хирургия, вырезать пораженные участки и молиться, что прион не попал в кровоток. Шанс на это был, так как сгустки приона весьма неохотно отделялись от основной массы.
Передо мной встал выбор, кого спасать в первую очередь. Две с небольшим сотни мужчин, шестьдесят два ребенка и около сотни женщин. Ненавижу, люто ненавижу темных ублюдков. В моей голове защелкали расчеты, холодные, ровные. И мерзкие. Первыми на сеанс полевой хирургии пошли не дети, не те кто более или, наоборот, менее остальных был поражен. Очередь в моем разуме выстроилась по степени полезности этих людей. Что, фактически, было равно их положению на социальной лестнице. Дети, большей частью, оказались внизу. Ненавижу. И себя в том числе.
Тридцать восемь с половиной. Одновременно я мог оперировать семерых людей. Шесть - силовыми руками, и еще одного - собственными руками куклы. Себе я напоминал осьминога, а вот со стороны это смотрелось работой безумного вивисектора. Пораженные куски плоти приходилось отбрасывать как можно дальше, чтобы ни единой капли не попало на других людей. И над местом моей работы расцвел нескончаемый кровавый фонтан.
Анотатор оказался в самой первой партии. Ему повезло, гедонизм сослужил бывшему судье хорошую службу, прион крайне неохотно проникал сквозь жировые ткани и губернатор отделался большей частью косметическими повреждениями. Безумная ирония, когда лишний вес - спасение. Кивернер... просто взглянув на него, я заблокировал нервы верхнего позвонка и отправил главу Капмунов в последний сон. Поражение мозга. Дальше пошел конвейер. Оценить, вивисекция или кома, следующий. И так по кругу.
Шестьдесят одна секунда - ПКО подавлено, началась высадка десанта. Минбарцы, 63-й гвардейский полк Элиум Прайм, рота "Славных Сынов" - дочернего ордена Ультрамаринов и рота "Кровавых Воронов". Забавно, последним я обещал любую поддержку, а вот пока выходит ровно наоборот. Десантные капсулы нацелились на фьорды по краям ущелья. Темные наконец-то поняли, что все пошло не по их сценарию и пора делать ноги. Вот только восьми минут, нужных на активацию порталов им никто предоставлять не собирался.
Сто пятьдесят пятая секунда - подземные команды наконец-то выбрались на поверхность. Оставшихся пострадавших удалось раскидать за один присест. В итоге - сто двадцать девять выживших, из которых большая часть - калеки разной степени тяжести. Из детей в живых осталось тринадцать. И даже за это число можно было вновь поблагодарить излишнюю упитанность титулованных отпрысков. Всех "счастливчиков" пришлось усыпить, ибо я сильно сомневался, что пребывание в виде окровавленных обрубков сказалось бы положительно на их психике.
Четыреста девятая секунда - часть темных, избежав пленения, рванули на мелких катерах и истребителях прочь из системы. Я придержал войска, намеренно дав нескольким уйти. Должен же кто-то доложить о "предателях" и уроке. Отсчет закончился.
Несколько часов спустя, я с удовольствием наблюдал за вереницей пленных, распятых в медицинских саркофагах. По-видимому слухи о моем "гостеприимстве" уже пролетали мимо их длинных ушей и сейчас ксеносы тщетно дергались в оковах, судорожно пытаясь покончить с собой. Ну уж нет, ныне вам уготована почетная участь стать новыми экспонатами в моем паноптикуме. Вы хотели меня взбесить - вы этого добились. Я не могу проникнуть в паутину? Ненадолго. Вы сами подарили мне ключи от своего королевства и скоро, очень скоро я узнаю, какой замок они отпирают.
Глава 48. Благие намерения (1/2).
В имперских записях этот мир значился под длинным и бессмысленным для непросвещенного человека номером. Небольшая удаленная колония, аванпост, каких сотни миллионов по всей галактике. Обычная. Это слово застревало в глотке у любого, кто выходил из дверей челнока. Раскинувшийся здесь город мог по красоте и комфорту поспорить с городами райских миров. И этот спор выиграть.
Многослойные пузыри щитов удерживали комфортную атмосферу. Во все стороны тянулись зеленые аллеи, сверкающие жемчужным разноцветьем здания утопали в пышных парках, даже привычные взгляду каждого имперца вездесущие черепа и строгие статуи здесь выглядели празднично. От их взглядов не хотелось, как на других планетах, пригнуть голову и быстро прошмыгнуть мимо, нет, напротив, они смотрели с отеческой заботой, вызывали невольную дрожь гордости от принадлежности к этому городу.
Город был рассчитан на намного большее население, чем сейчас в нем проживало, а потому смотрелся несколько пустовато. Лишь в самом центре можно было наблюдать какое-то оживление. Люди, словно сахар в горячей воде, растворялись среди бесчисленных зеленых крон и зданий-леденцов. Еще больше увеличивало это ощущение отсутствие личного транспорта, даже дорог для него, лишь во все стороны по паутине воздушных рельс бесшумно скользили небольшие вагончики.
Жизнь людей была наполнена столь же яркими красками, как и место, где они жили. Всю черновую работу выполняла армия машин, еда - исключительно вкусная и полезная, жилье - как в лучших гостиницах, развлечений - море. И всех забот - учись, да занимайся любимым делом. Нет, у людей случались проблемы и беды, но все они являлись искусственными по своей природе. Стимулы, чтобы мозги и общество в целом не застоялись, ибо без трудностей любое сообщество склонно превращаться в "крысиный рай".
Сверкающая перламутровая капля в отдаленной системе, жемчужина среди имперских миров, пока еще маленькая, но с потенциалом стать одним из главных сокровищ сектора. Жители колонии так ее меж собой и называли: "Жемчужина". Через некоторое время и в официальных документах, рядом с номером, стало мелькать это наименование.
Объединенный флот Ордена Адепта Сороритас "Ярос-тной Сле-зы" и Караула смерти. Ударный крейсер "Пепел отреченных".
Солнце системы, приглушенное фильтрами, бросало сквозь огромный, во всю стену, иллюминатор, жаркие лучи на группу людей собравшихся вокруг массивного стола со встроенным гололитом. Торцевую часть стола занял инквизитор Ордо Ксенос со своей свитой. Тяжело оперевшись руками о бортик стола, он внимательно изучал поднятую из архива схему системы. Под раскрытыми полами его синего, с золотым кантом, камзола можно было увидеть охваченную цепями книгу в черно-золотом переплете с мистическими символами.
По левую руку от него стояли сестры во главе с канониссой. Они негромко переговаривались, периодически отдавая дань напиткам и закускам разложенным на бортике стола. Их черно-белые одеяния украшала золотая в ореоле шипов слеза. По правую руку расположились Астартес. Их капитан скупыми движениями управлял гололитом, разыгрывая различные сценарии будущего сражения.
Дальнюю часть стола занимали пара механикусов, немалых рангов, ибо плоти в них практически не осталось, астропат - сгорбленный седой человек с повязкой на лбу, опиравшийся на сжатый в сухих руках штандарт с золотым глазом и несколько штабных офицеров гвардии и флота.
В комнату без стука и мягко, насколько это возможно было в массивном доспехе, проскользнул десантник, сжимая в левой руке инфопланшет, а локтем правой придерживая белый шлем. Пока он шел к своему командиру, собравшиеся могли лицезреть заключенный в синий круг горящий меч на его наплечнике.
- Да, Ожьен? - капитан Адсидюа Бихот был краток.
- Капитан, данные от авгуров. Здесь, - он передал инфопланшет капитану, - диспозиция оборонных систем, схема системы сети наблюдения и план поселения. И капитан, ксеносы уже знают, что мы здесь.
- Засекли, неприятно. И какова реакция?
- Ее нет, капитан, оборонные системы все еще неактивны, никаких признаков тревоги. Попыток выйти на связь - тоже. Выглядит так, что ксеносы еще не оповестили людей о нашем присутствии. Магос Мартен обнаружил факт сканирования только с помощью какого-то своего особенного пси-ауспекса.
- Хорошо, свободен, - Ожьен отдал честь, прижав кулак к груди и столь же тихо, как и вошел, покинул помещение.
- "И почувствовал лорд взор ксеноса, и нашел тот нечистым. И сразил он ксеноса, дабы грязь, текущая из глаз его не запятнала чистоту слуг Императора", - мгновенно последовала от одной из сестер неуклюжая цитата из какой-то святой книги.
- Они ждут, - вступил в разговор инквизитор, не обращая внимания на слова сороритки, - пока мы войдем в радиус других, официальных средств обнаружения. Желают придержать свои козыри. Нам следует спешить, они наверняка уже послали курьера за поддержкой.
- Эрих, никаких кораблей систему не покидало, буи молчат, - возразила канонесса.
- Вы готовы за это ручиться своей головой, Ратиа? Это новый вид и пределы их технологического развития нам не известны. Они за два года построили это, - он указал рукой на схему города. - Вопрос, что еще они могут вытащить из рукава? Я не желаю это проверять. Сейчас.
Гололит расцветился россыпью значков, обновляя тактическую информацию по системе. Несколько синих областей раскрылись вокруг планеты, ступенями увеличивая интенсивность по направлению к центру.
- С такой системой авгуров, в четверти единицы они смогут рассмотреть содержимое наших желудков, - нахмурился инквизитор. - Механикусы, озаботьтесь защитой!
- Уже занимаемся, - металлически лязгнул вокс одного из них, при этом, определить, кто конкретно это сказал было невозможно.
- ПКО внушает опасение, - отметил Адсидюа, выведя на передний край расчетные характеристики орудий. - При прорыве потеряем не меньше половины флота.
- Почему не зайти с другой стороны планеты? - прозвучал вопрос с дальней стороны стола.
- Нет, - Адсидюа не собирался тратить время не объяснение прописных истин дилетантам.
- При высадке за пределами обороняемого периметра операция займет слишком много времени, - одна из сестер решила быть более великодушной. - Это риск. Каждая минута, которую мы дадим противнику на подготовку, отольется реками крови в сражении.
- Капитан Адсидюа, выводите флот на высокую орбиту, вне действия оборонного периметра. Посмотрим на реакцию. Если они будут упорствовать в изображении лояльной Императору колонии, это позволит нам занять выигрышную позицию.
- Да, инквизитор.
Металлические пальцы капитана пробежали по последовательности рун, переключая гололит в режим фактического управления флотом. Изображение сразу запестрело иконками дополнительной информации. Адсидюа выделил область планеты и несколько дюжин красных пересекающихся ореолов обозначили области действия орудий планетарной обороны. Когитатор стола подсветил несколько наиболее удачных позиций вне опасной зоны, капитан переместил иконку флот на одну из них, попутно сменив ордер на широкую сеть. Через несколько минут собравшиеся почувствовали дрожь палубы от выходящих на режим двигателей. Один из офицеров распорядился подать обед, до точки назначения было еще двадцать с лишним часов.
Однако, всего через пару часов, когда корабли перешли границу внешней системы обнаружения, на гололите высветился сигнал вызова с планеты. Инквизитор кивнул офицеру связи и тот открыл канал. В воздухе, на фоне текущих строчек с подтвеждениями кодов доступа, возникло изображение человека, лысого, в строгом костюме, с небольшим визором около левого глаза.
- Счастлив приветствовать представителей Адепта Сороритас, Адептус Астартес и Инквизиции в системе Мв173-Э-95517 "Жемчужина". Я - префект второго класса, Дональд Грин, главный администратор колонии. Чем обязаны столь высокой чести?
- Инспекция.
- О! Удивительно, но ваш коллега, с той же миссией, только позавчера отбыл.
- Кто это был?
- Э... странно, что Вы не в курсе. Это Рóман фон Вер-ло-рен, инквизитор. Он у нас регулярно бывает.
- Шавка лорда Фольтвига, - отметил Эрих на невысказанный вопрос, отключив предварительно звук. - Его патрон известен своими связями с Сентентия Альтериус. Фраговы ксенофилы, - инквизитор сделал паузу и вновь включил связь. - Мы должны проверить состояние защитных систем.
- О! Конечно, нет проблем. Единственно, прошу простить, наш космодром небольшой и может вместить только два "Ястреба" за раз. Еще раз, прошу прощения.
- Мы можем вылететь сразу к точкам назначения.
- Прошу вас этого не делать, инквизитор. Полеты нарушают хрупкий баланс экосистемы под щитом и, соответственно, запрещены. Конечно, Вы вправе проигнорировать указания Администратума, но прошу, не стоит ради проверки уничтожать полгода работы наших экологов.
- Хорошо, передавайте пеленг.
- Ваши коды доступа, пожалуйста, инквизитор.
Хмыкнув, и выдержав паузу в несколько секунд, Эрих приложил инсигнию к считывающему устройству.
- Принято. Благодарю Вас, инквизитор Эрих Вагнер. Передаю данные коридора. Ждем вас в "Жемчужине", господа и дамы.
Чиновник исчез с экрана гололита. Воцарилась молчаливая пауза.
- Это было... интересно, - высказалась канонесса, - ни грана страха. Словно визит инквизитора для него обыденное дело.
- Ловушка, - бросил Адсидюа.
- Естественно, - кивнул Эрих. - Тем не менее, я полечу. Высказанная причина даст нам возможность осмотреть и саботировать орудия обороны. Что до риска - у меня есть основания для уверенности в своей удаче, - инквизитор рефлективно дотронулся до корешка книги. - В случае успеха, это значительно упростит нашу задачу.
- Я присоединюсь к вам, Эрих, как и мои сестры.
- Не стоит, Ратия, - Эрих поморщился. - Я не смогу вас защитить.
- Император защищает, Эрих. А мы - следуем его воле.
- Как скажете, канонесса.
***
- Инквизитор, Сестры, для нашей колонии честь приветствовать вас, - Дональд сложил руки в знаке аквиллы и почтительно поклонился.
- Префект.
- Прошу, примите карту нашего маршрута. И не беспокойтесь, несмотря на отсутствие дорог и машин, общественный транспорт удобен и быстр, - чиновник махнул в сторону просторного воздушного вагона, висящего рядом с выходом с посадочной площадки.
- Как вы это сделали? - Спросил Эрих, когда его вокс выдал сигнал обновления данных. - Я не вижу ни вокса, ни инфопланшета, ни нейроинтерфейса.
- О! Мне не нужно. Вот, - чиновник постучал себя по визору. - "Система", причем оригинал. Превосходит даже командирские воксы, что по надежности, что по функционалу, что по удобству. Нейроинтерфейсы тем более.
- Оригинал?
- Эээ. В смысле, минбарской работы. Эдиктом Адептус Механикус нашей колонии позволено использовать минбарскую технику, даже из психопластика.
- Интересно. С каких пор механикусы не возражают против ксенотеха?
- Ксенотеха? Нет, что Вы. Я же сказал, это устройство минбарской работы. Уже почти год как их официально признали недолюдями. Вот, - чиновник помахал руками в воздухе и вокс инквизитора пиликнул сигналом входящего сообщения. - Высочайший эдикт с самой Терры. Прошу прощения за все это мельтешение, все никак не привыкну ни глазами, ни мыслью управлять. Мне удаются лишь простейшие команды, а вот мой племянник...
Инквизитор подтвердил прием и перекинул файл на планшет. Все проверки подтверждали подлинность как самого документа, так и подписей Лордов Терры. Инквизитору на мгновение стало дурно. Липкая волна страха сковала его тело и он запнулся. Техническое превосходство ксеносов ошеломляло. Подделать такую информацию? Немыслимо. С такими возможностями им не составит труда подделать любой приказ, захватывать власть, натравливать миры друг на друга, да что угодно. Это катастрофа. Он молча передал планшет Ратии.
- Это н... - канонесса прервала фразу, когда инквизитор сильно сжал ее руку. Она взглянула ему в глаза и Эрих покачал головой.
- А как вы получили эдикт так быстро? Судя по подписям, он добрался до сюда за четыре недели.
- Да и быстрее добрался бы. Еще одно из чудес минбарцев. Они построили линию из станций мгновенной связи. Через полгалактики, считай, протянули. К слову, работают намного надежнее, чем астропаты. Теперь Меркавар, да и все сектора на линии - официально в третьем круге времени. Будь мы поближе к центру сектора, можно было бы напрямую посылать сообщения. Но и так, курьеры каждый день приходят.
Эрих не знал даже, что хуже, сфабриковали ксеносы связь или сказали правду. Чиновник все говорил и говорил, расписывая чудеса колонии и с каждым словом словно ледяное крошево прокатывалось по спине инквизитора. Коварство этих чужаков поражало воображение. В отличие от простодушных Тау, минбарцы не требовали отказаться от Имперского Кредо, не призывали к сепаратизму, никаких потрясений и переворотов. "Ты молодец, человек. Молись Императору, возноси Империум, будь праведным гражданином. А мы - поможем. Просто прислушивайся, иногда, к нашим словам, следуй нашим советам". Жизнь человека не меняется, все становится лишь лучше, по всем параметрам. Кошмар наяву. Если эта зараза вырвется - люди секторами станут впадать в ксеноересь, добровольно и с открытыми руками приветствуя чужаков рядом с собой. В течении нескольких декад Империум ждет раскол, ибо инквизитор понимал, время, пока ксеносы ограничиваются вторыми ролями закончится весьма споро. Сейчас, осознав положение, Эрих Вагнер как нельзя четко чувствовал, судьба не только сектора, всего Империума, нет, всего человеческого рода лежит на его плечах. Проблему надлежало решить. В кратчайшие сроки. Любым способом.
Глава 49. Благие намерения (2/2).
С открытой площадки Эрих Вагнер, в компании сестер и префекта, обозревал точку планетарной обороны. Опытным взглядом он отмечал укрытия для солдат, места размещения автоматических турелей, синхронизированные с основными орудиями излучатели щитов. Адсидюа даже преуменьшил опасность, под прицелом такой системы обороны можно положить весь флот и не добиться успеха. Атаковать точку извне - гиблое дело.
В дюжине метров внизу, механикусы и сервиторы споро сновали вокруг титанической орудийной батареи. Словно гротескные пауки, нападающие на жертву, они облепили механизмы, тыкая то тут, то там своими механодендритами со множеством ауспексов.
Уловленный краем глаза отблеск вспыхнул в голове у Эриха неожиданной мыслью.
- Адепт[1], эти визоры, эта ваша "Система", работает и как коммуникатор, так?
([1] - Адептом могут называть любого служащего Адептус Терра, но, как правило, этот титул используется по отношению к чиновникам высоких и средних рангов Администратума. Однако, он принят не во всех секторах, к примеру, в Меркаваре используется более обезличенное "господин", наименование конкретной должности или статуса.)
- Да, конечно. И очень хороший. К примеру, как только я вас увидел, в центре уже начали для вас готовить лучшие номера.
- То есть, там есть и система пикт-захвата? Постоянно действующая?
- Да, да, - энергично закивал Дональд, уподобившись игрушечному болванчику, - все так. Невероятно удобная вещь, можно, к примеру, настроить сканирование и сортировку всех просмотренных документов. Или каталогизацию в ферли-архив всех своих контактов. Люди, ха-ха, любят, когда их...
- Достаточно, - прервал Эрих словоизлияния чиновника. - Что это за тип орудий? Я нигде не видел подобной компоновки.
- Совмещенная батарея, попеременно ланс-орудия и излучатели темной материи. Последнее адаптировано с орудий темных эльдар.
- Темных эльдар? Как они их получили?
- Прошу меня простить, инквизитор, мне это неизвестно. Говорят, несколько лет назад было нападение темных на одну из станций связи, но все это на уровне слухов.
- И они за несколько лет разобрались в технологиях ксеносов?
- Возможно и быстрее. Орудия у нас появились уже год как.
- Ясно. Адепт, мы желаем посетить кого-нибудь из минбарцев. Они же есть в колонии?
- Да, да, хвала Императору, есть. Не знаю даже, что бы я без них делал. Мало их, правда. Можем зайти в ремонтный цех, он недалеко, в пятнадцати минутах отсюда.
- Будьте так любезны, - уголки губ Эриха на мгновение поднялись, нарисовав на лице совершенно неестественную, механическую улыбку.
***
- Адепт, вы можете нас оставить. Мы свяжемся с вами позже.
- Да, да, конечно, - отступая пробормотал чиновник. - Ах, забыл, инквизитор, на вагончиках можно добраться в любое место города. Достаточно сказать вслух и вагончик поедет.
- Идите.
- Конечно, инквизитор, прошу меня извинить.
Когда дверь обширной мастерской открылась, молодой, насколько можно было судить, минбарец, оторвался от верстака и оглядел гостей, вытирая руки чистой салфеткой.
- Добрый день, инквизитор, Сестры, - ксенос говорил мягким, менторским тоном с едва уловимым меркаварским акцентом. Кинув салфетку в ведро, он сложил руки в аквилле и поклонился. Эриху дико и тревожно было видеть священный салют в исполнении чужака. - Чем скромный техник может помочь Ордо Ксенос и Экклезиархии?
- Чем вы здесь заняты...? - инквизитор проигнорировал вопрос и прошел мимо чужака вовнутрь помещения, оглядываясь по сторонам.
- Данурр Висс. Конкретно сейчас - довожу до ума универсальный анализатор атмосферы, для одной из высоток. Остальное, - ксенос махнул на массивную раму оранжево-бордового цвета, - чиню оросительную систему для Янтарного парка, пси-пластик, конечно, обладает самолечением, но уж больно медленным, самому подлатать проще и быстрее. Вот там - очередной вагончик, слева от него - заказ от биологусов, честно говоря, не вникал, что там такое, просто по схеме делаю. Ну и прочая мелочь в том же духе.
- Ясно, - инквизитор шел мимо столов, трогая и вороша затянутыми в белые шелковые перчатки пальцами различные устройства, выглядящие как гибриды между имперской и ксеносской технологиями. - А где остальные минбарцы?
- Большей частью вне города, насколько мне известно. Занимаются оценкой сейсмологической активности, геологоразведкой, подготовкой новых площадок под здания, где-то так.
Внезапно минбарец метнулся вперед. Инквизитор как раз стоял перед ранее обозначенной рамой оросительной системы, деталь висела на двух кронштейнах, на уровне пояса. Пальцы Сестер мгновенно легли на курки болтеров, пытаясь выцелить ксеноса, но тот уже стоял рядом с Эрихом. Вздумай сороритки стрелять и инквизитора наверняка задело бы шальным снарядом. Голубая молния ударила из детали в минбарца и, пройдя вниз по его телу, рассыпалась на рокритовом полу оранжевыми искрами.
- Осторожнее со своими способностями, инквизитор, - ксенос стал похлопывать себя по одежде, туша тлеющие дорожки. - Это - активный пси-проводник, Вы могли серьезно себе навредить.
- И почему же вы используете в общественном месте столь опасный материал? Не боитесь за людей?
- Псайкеров мало. Вероятность, что псайкер направит силу в, грубо говоря, шланг для полива деревьев и того меньше. И, вдобавок, на месте рама будет заземлена. А почему вообще? Для растений полезно. Собственно, только потому у нас тут такие заросли. В ходе экспериментов экологи выяснили, что, при наличии таких проводников, деревья образуют некий эгрегор и растут намного быстрее, правильнее, пышнее.
- Хм. А Вы, однако, весьма быстры для "скромного техника".
- В Анла'шок военная подготовка есть у всех. Иначе не выжить было.
- Анла'шок?
- Эм, - ксенос сделал удивленное лицо, - организация, наподобие Инквизиции. Странно, что Вы не в курсе.
- У нас здесь своя, отдельная задача. Знакомство с Вами - лишь моя прихоть.
- Эм. Как скажете.
- А Вы весьма спокойно реагируете.
- Когда Ваши коллеги, - пожал плечами ксенос, - здесь бывают по нескольку раз за месяц, как-то привыкаешь.
Орбита "Жемчужины". Удар-ный крей-сер "Пе-пел от-ре-чен-ных".
- Но может Вы...
- Нет! Это Вы не понимаете, канонесса! Я считал его разум, почувствовал его, нет, не его, это. Эмоций там не больше чем у вот этой, - Эрих постучал по металлу, - переборки. Только расчет. Холодный, точный и бездушный. Не только выражение лица и голос, даже гормоны у "скромного техника" включались и отключались по сознательной команде. Я видел это, видел собственными глазами, своим даром. Ратия, любой киборг, любой сервитор - образец сочувствия и сострадания по сравнению с этими... когитаторами из плоти!
Инквизитор говорил с таким чувством, что людей, собравшихся в тактическом зале, передернуло от его слов. Он подошел к столу, налил себе в бокал белого вина, залпом выпил и продолжил.
- Это только начало. Знаете, канонесса, почему Вы и остальные Сестры так хорошо отнеслись к этому ксеносу? Почему так хорошо и воодушевленно себя чувствовали? От него исходит аура, светлая и весьма напоминающая ауру намоленных мест и церквей. Подделка под Свет Императора. И это. Без единой. Эмоции!
- Богохульство! - с отвращением в голосе выкрикнула одна из сестер.
- Именно, Сестра. Но есть и еще одна, последняя деталь. Главная. Общаясь с этим ксеносом, я чувствовал, как сквозь его глаза на меня смотрит нечто. Нечто огромное, далекое и неизмеримо древнее. С еще более ледяными мыслями, незримым хором расходящимися по пространству. Я чувствовал себя насекомым, распятым на столе у энтомолога, - Эрих поежился.
Ратия села, переваривая сказанное. Нарисованная Эрихом картина была ужасной, но была еще какая-то мысль, что-то ускользающее, что канонесса никак не могла поймать. Она замерла, уставившись полупустым взглядом в прозрачную стену иллюминатора.
Эрих тем временем выпил еще один бокал, успокаиваясь.
- Архимагос Бурроу, что Вы скажете?
- Предварительный анализ так называемой "Системы" минбарцев мной закончен. Мощность - как минимум уровень Т34 по классификации Адептус Механикус. Сравнимо с мощностью главного когитаторного комплекса планеты-кузницы. Зная архитектуру сообщений, взломать код Сенаторума, как и любой другой - достижимый результат. Опасность не ограничивается взломом. "Система", неизвестным мне способом, использует разумы пользователей для увеличения когитаторной базы и матрицы решений. Проще: чем больше людей носит визор - тем "Система" быстрее и умнее.
- Ясно. Теперь я понимаю, как им удалось взломать код. Должно быть, для них это как орешки щелкать. Мальткодус, вашей группе есть что добавить?
- Да, мы тоже кое-что нашли, инквизитор. Весь город, абсолютно, все здания, вся техника несут неизвестные варп-резонирующие руны. Они едва заметны, даже для моих способностей и выполнены в стиле сильно напоминающем эльдарский. Расшифровать их значение и свойства мы не смогли. Единственное, что понятно, все эти руны связаны между собой. Фактически, весь город, вся колония - это одна большая мистическая структура.
- Визоры тоже несут эти руны?
- Да. Визоры, воксы, инструменты, даже некоторые виды одежды.
Инквизитор уселся на стуле и умолк, уйдя в глубокие размышления. Остальные не решались его прервать, едва слышно переговариваясь между собой и обсуждая открывшиеся факты. Несколько шестеренок, проскрежетав напоследок пару фраз на лингве начальству, покинули зал. Наконец, через несколько десятков минут, Эрих с хрустом поднялся, заложил руки за спину и вышел в центр помещения.
- Господа и дамы. Братья и сестры. Соратники. Воистину, Империум переживает сейчас черные времена. Пожираемые тиранидами планеты, налеты эльдарских корсаров и банд, губительные силы со своими нечестивыми походами, империи ксеносов, пытающиеся урвать куски власти над галактикой, - голос Эриха рокотал, завораживал, поднимая откуда-то изнутри волну ярости и ненависти к врагам Империума. - Тяжкое время и опасные враги. Но то, что мы встретили здесь - опаснее и страшнее во много раз. Даже будь эти эдикты подлинными и какая бы польза от этих минбарцев не привиделась другим, у нас нет права на риск доверия. Даже будь они той расой великодушных менторов, а мы все понимаем шансы такого, их власть над людьми слишком велика. Даже, если нам придется пойти против Лордов Терры, нельзя позволить жадности возобладать над волей Императора. Если мы отступим сейчас, если позволим себе сомневаться, то вскоре и сквозь глаза людей будет смотреть древняя и могущественная тварь. Человечества, как мы его знаем, не станет!
Инквизитор поднял свою инсигнюю на уровень груди и все увидели, как пурпурная печать сменила цвет на голубой.
- Ныне, я беру знак особых полномочий. Я не успокоюсь, пока скверна этих ксеносов не будет уничтожена до самого конца. Во имя Императора, я принимаю сей обет!
Внезапно, у Ратии словно что-то щелкнуло в голове. Она механически встала, вытянулась и тем же стеклянным взглядом оглядела людей в кабинете.
- Вы правы инквизитор! Волей Бога-Императора, это место, эта раса и все соприкоснувшееся с ними, должны быть счищены с лица мироздания!
***
- Архимагос, вы ручаетесь за безопасность связи?
- Да, инквизитор. Без подробностей, минимум три часа до взлома.
- Сколько до обезвреживания щита?
- 67 минут. Окно - не больше минуты. Передаю координаты для ударов.
Эрих мельком взглянул на поступающие данные и жестом указал офицеру связи передать их на другие корабли.
- Что с орудиями?
- Щиты на них обезвредить нет возможности, но нам удалось разместить там маяки для телепортации.
- Принято. Капитан?
- Караул Смерти готов.
- Канонесса?
- Сестры Ордена Яростной Слезы жаждут выжечь ересь с этого мира.
- Капитан Адсидюа Бихот, передаю общее командование операцией на Вас.
- Принимаю, инквизитор.
Инквизитор скривился в душе, заранее ожидая возражения канонессы, Сестры не любили действовать под чужим командованием. На его удивление, Ратия не сказала и единого слова против, передав командные коды.
- Во имя Бога-Императора, инквизитор.
Адсидюа стал споро распределять отряды и специалистов по целям, все тактические схемы у него были уже давно заготовлены. Сестер с Астартес он не смешивал и направлял их на самые тактически легкие цели. Он учитывал безрассудность и прямолинейность боевого крыла Экклезиархии. Закончив с приказами, он с металлическим лязгом опустил руки на бордюр и стал наблюдать за схемами и картами, ожидая, пока загоревшийся на экране таймер не дойдет до нуля.
***
Три, два, один, ноль. Невидимая полусфера щита заколебалась, пошла волнами, открывая в самом центре небольшую проталину. Тотчас несколько золотых капель отделились от кораблей и устремились вниз, чтобы расцвести на поверхности огненным цветком. Укрывающая город пелена, мигнув напоследок голубой сеткой, пропала.
- Первая волна - активировать телепортацию.
На схеме начали зажигаться руны, знаменуя удачное прибытие отрядов на места. Несколько рун остались серыми, капитан уставился на них, ожидая, но через секунду они окрасились красным.
- Вторая волна, вперед! - еще одна россыпь значков и еще несколько потерянных отрядов.
- Включить общий канал! - Эрих вышел на коммуникационную площадку и вытянулся во фрунт перед линзами пиктера. - Волей Божественного Императора, властью Священной Инквизиции, я, инквизитор Эрих Вагнер, обвиняю эту систему в ксеноереси и приговариваю к Sanctus Purgatum! Да смилостивится Бог-Император над вашими душами!
- Вызов с поверхности, инквизитор.
- Игнорировать! Начать бомбардировку!
Орудийные порты кораблей окутались огненными всполохами, выплевывая многотонные заряды. Целое облако рукотворной погибели устремилось к поверхности, угрожая накрыть всю колонию целиком. По счастью для ксенофилов, у флота не осталось циклонных торпед, поход по фронтиру оказался тяжелым, а получить новые, корабли еще не успели. Иначе все закончилось бы в несколько минут.
Батареи планетарной обороны стали оживать, расчерчивая небо черно-белыми трассерами лучей. К удивлению собравшихся на "Пепле", ксеносы нацелили орудия не на атакующие корабли, а на летящие к поверхности снаряды. Небо над городом расцвело мириадами вспышек. Эффективность заградительного огня поражала.
Немногие прорвавшиеся снаряды растекались светящимися сгустками по голубой пленке. По видимому, ксеносы усилили атмосферные щиты. Однако, в отличие от защитного, они не обладали необходимой мощностью и под орбитальным огнем прогибались, порой позволяя осколками обрушиться на город. Пожары, то тут, то там, стали вспыхивать среди столь лелеемых ксеносами парков. Их тушили, быстро и эффективно. Количество черных, чадящих черным дымом пятен росло, но, в целом, ущерб колонии был минимальным.
Люди в тактическом зале ждали, скрестив взгляды на иконках отрядов на поверхности. Когда над парой из них загорелась золотые руны, офицеры не смогли сдержать радостного возгласа. Две монструозные батареи замолкли. Другие приняли на себя сектора обстрела потерянных товарок, но, если еще полдюжины отрядов преуспеют, прикрыть поверхность уже будет невозможно.
- Капитан, взгляните, массивный трафик по городу.
На гололите появилась видео с поверхности. Жители организовано, шеренгами выходили из зданий и грузились в вагончики. Группа за группой, люди с парадной четкостью устремлялись к центру города, пока, в течении всего лишь семи минут внешние районы опустели.
- Готовятся сконцентрировать защиту в одном месте. Плохо, - Адсидюа сконцентрировался лишь на тактическом значении произошедшего. Он нажал руну общей связи с наземными силами. - Всем отрядам, ускорить выполнение миссии. Ксеносы готовят ответный удар.
- Не хотел бы я встретиться с этими "гражданскими" на поле боя, - высказался один из офицеров. - Это же готовые солдаты. Выдай им лазганы - и армия готова. Мне сомнительно, что даже Астра Милитарум смогла бы действовать настолько четко.
- Да, власть ксеносов над людьми велика. Даже Гибельные Силы не могут таким похвастать.
- Инквизитор, опять вызов. Инквизитор, он идет изнутри, ксеносы прорвались в нашу тактическую сеть.
- Выведи на гололит.
Над столом появилась полупрозрачная голова администратора колонии.
- Инквизитор! Что Вы творите?! - ранее спокойный и скромный чиновник, теперь только что не орал. - На каком основании Вы напали на верную Императору колонию?! Что за обвинения в ксеноереси?! На планете нет ни одного ксеноса и тем более их пособников! Мы мирная, гражданская колония!
- Я объявляю минбарцев Periculum Xenos Majoris. И клеймлю эту колонию, как ксенофилов.
- Вы сошли с ума?! Я же передавал Вам эдикт Лордов Терры! - на экране рядом загорелся обозначенный документ, смущая умы собравшихся горящей печатью.
- Эдикт поддельный.
- Да?! А эдикты трех секторов и двух конклавов Инквизиции - тоже подделка? - рядом с лицом префекта высветились новые изображения со множеством печатей высших институтов Империума.
Люди в зале стали недоуменно переговариваться, перекидывая эдикты себе на инфопланшеты и вчитываясь в тексты. Несмотря на то, что они слышали речь инквизитора, магия печатей и имен могущественнейших людей Империума вносила в умы смятение.
- Ваши слова не подействуют здесь, префект. Расследование выявило истинную природу этих ксеносов. Мы продолжим операцию. Молитесь, дабы Император простил Ваши грехи.
- Позвольте префект? - раздался в канале уже знакомый голос.
- Да, прошу, мастер Данурр.
В фокусе гололита появилась голова с костяным гребнем.
- Инквизитор, я не понимаю, почему Вы поступаете так опрометчиво. Вас и людей оказавшихся под Вашим контролем заклеймят еретиками. Если Вы так боитесь нас, минбарцев, то мы готовы сдаться.
- И вы "убедите" людей здесь в своей правоте. Не сработает, ксенос. Я никого не боюсь и я чую твою суть, тварь.
- Раз так, тогда есть другой вариант, - не обратил внимания на оскорбление Данурр. - Мы подлетаем к вашим позициям и вы расстреливаете нас издалека. Пощадите колонию.
- Вы готовы пожертвовать собой ради людей?
- Конечно. Полтора десятка жизней против двух с половиной миллионов, из которых, к тому же, триста семьдесят тысяч детей. Логика и честь диктуют это решение. Прекратите обстрел, это обычные гражданские.
- Ксенос, ставящий жизни людей выше своей? - вперила в лицо ксеноса ненавидящий взгляд Ратия, Эрих даже несколько удивился такой реакции. - Ха. Что же там готовится, ритуал? Продолжать бомбардировку! Дави их, Адсидюа!
Словно в ответ на эти слова, корабль содрогнулся от попаданий. Изображение ксеноса пропало и вместо него появился офицер с мостика.
- Капитан, нас атакуют! Свои! Тяжелый крейсер "Обитель духов" и крейсеры "Великая шестерня" и "Рождение истины", - гололит переключился в режим космической битвы. Карта расширилась, отображая планету и корабли, три из которых сменили цвет на красный. Мгновением позже в красный перекрасился еще один. Люди в зале почувствовали, как заработали двигатели, уводя корабль от неожиданного нападения.
- Фраг, их проклятая сила достала даже здесь! - Эрих выматерился. - Капитан, усильте атаку или мы обречены.
На тактической схеме половина рун над наземными командами вспыхнула золотом, но радоваться, как первым успехам, уже никто не стал. Атакуемые корабли были вынуждены отвернуть макро-орудия от планеты и начать отвечать на огонь нападающих, ослабляя натиск на колонию.
- Капитан, в машинном отделении мятеж! Механикусы пытаются захватить контроль над судном!
Взгляды людей обратились на механикусов в комнате, которые яростно переговаривались на своем языке. Все собравшиеся достали оружие, внимательно смотря на спорщиков. Кто-то излишне громко щелкнул предохранителем и один из магосов с ошеломительной силой оттолкнул других и развернулся к людям.
- Во имя торжества Омниссии! - проорал он и открыл огонь.
Предательский порыв был короток. Механикус успел убить и ранить нескольких неприкрытых броней людей, но и сам пал под градом выстрелов. Начинать мятеж в одном зале с Астартес и Сестрами - идея исключительно глупая. Но когда такие мелочи волновали фанатиков?
- Архимагос Бурроу, как Вы объясните это предательство? - сверкая гневом в глазах, спросил Эрих поднявшегося механикуса.
- Увы, инквизитор. Ваша проникновенная речь, вкупе с увиденным в колонии, заставила некоторые горячие головы поверить, что мы имеем дело с воплощением Омниссии.
- Проклятье! Вы сможете их образумить?
- Пытаюсь, Инквизитор. Увы, такое обилие эдиктов делает это сложной задачей.
- Сделайте это. Или их придется устранить. Фраг! Капитан, пошлите абордажные команды на мятежные суда!
- Уже приказано, инквизитор. К счастью, механикусы, оперирующие телепортами, остались верны. Как только на мятежных судах ослабнут щиты - мои братья будут там.
Увы, проблемы флота не ограничивались мятежниками, колония напомнила о себе. Избавленные от части орбитального огня, ксеносы смогли выделить одно из орудий на атаку. Черно-белый луч нащупал "Уронившую священную слезу", за десяток минут выведя из строя двигатели и большую часть орудий с одного борта тяжелого крейсера.
- Наземным командам - проследовать к вторичным целям, - лицо Адсидюа, несмотря на ситуацию, было спокойно.
- Адсидюа! - Эрих уже не сдерживал голос. - Отправьте, наконец, авиацию. Или нас тут сомнут!
- Как прикажете, инквизитор, - Адсидюа ответил Эриху нечитаемым взглядом.
Не успел капитан отдать соответствующие команды, как гололит высветил новый вызов с мостика.
- Капитан Адсидюа, рядом с планетой из варпа вышли несколько чужаков! Идентификация имперская, но на вызовы не отвечают. Похоже, это грузовые корабли, капитан. Они держат курс на посадку, капитан!
- Инквизитор, они пытаются эвакуировать колонию.
- Вижу! - огрызнулся Эрих. - Сбить их! Мы не можем позволить этой скверне перейти на другие колонии.
- Как прикажете, инквизитор, - капитан говорил спокойно и возражать не стал, хотя понимал, что ксенозараза уже распространилась гораздо шире, чем одна заштатная колония.
Облако малых космических аппаратов покинуло корабли и, разделившись на два потока, направилось к целям. Меньшая часть отправилась на перехват транспортников, а большая взяла курс на колонию.
Ситуация с каждой минутой становилась все хуже. Корабли были вынуждены постоянно маневрировать, чтобы не попасть под усиливающийся огонь с поверхности и снаряды мятежников. Астропаты на мостиках, сжав в руках свои атрибуты, вглядывались в окружающий хаос, пытаясь найти безопасный путь. Несмотря на это, то один, то другой корабль высвечивал на гололите иконки повреждений. Вдобавок командам приходилось иметь дело с саботажниками среди команды. Дар убеждения, в отличие от технических навыков, у архимагоса Бурроу был никакой. В душе Эриха зародился страх, что миссия будет провалена.
Глядя на суматоху в зале, на легко читаемую панику Эрика, Ратия постепенно приходила в ярость. Когда гололит отобразил, что один из транспортов все-таки прорвался сквозь заслон и сел на планете, она ударила по коленям, вызвав громкий металлический звон, поднялась и направилась к двери, жестом приказав остальным Сестрам следовать за ней.
- Куда Вы, канонесса?!
- Решать проблему, Эрих. У тебя это явно не получается.
Пока инквизитор собирался с мыслями и соображал, как ответить на хамство, канонесса уже покинула помещение.
- Инквизитор, - через несколько минут последовал вызов, - канонесса требует доступ к телепорту.
- Предоставить.
- Есть, инквизитор.
Через примерно тридцать минут, совершив разгонный маневр, "Глас праведности", флагман ордена Яростной Слезы взял прямой курс на колонию. Оставшиеся на ходу суда ордена пробили концентрированным огнем коридор для атаки канонессы, в том, что это она сейчас на мостике "Гласа" сомнений не было. Впереди флагмана живым щитом выстроились эскортные корабли.
Огонь с поверхности сконцентрировался на приближающейся группировке, даже позволяя все еще падающим на поверхность снарядам разрушать внешние кварталы города. Один за другим суда ордена или теряли ход, или рассыпались на обломки. Но флагман все также летел вперед, набирая с каждой секундой скорость.
На входе в атмосферу, лучи батарей все-таки нащупали уязвимые места "Гласа", но было уже поздно. Через секунду, потерявший управление корабль врезался в поверхность, даже не заметив щиты. Огромное грибовидное облако покрыло последнее место упокоения канонессы Ратии Дюрум. Колонии не стало.
- Капитан, новые сигнатуры выхода из варпа.
- Инквизитор?
- Уходим из системы. Отправляй всем верным судам координаты точки отступления, - Эрих тяжело опустился в кресло.
- Что с Сестрами?
- Ничего, кораблей на ходу у них не осталось. У нас нет лишнего времени на эвакуацию.
- Куда уходим?
- К рубежу, и далее на север. Нам нужно собрать силы для дальнейшей борьбы. Я знаю, где это можно сделать. И сил нам потребуется много, я не верю, что это последняя такая колония. Здесь все, внимание к проблеме мы привлекли. Это заставит задуматься и Лордов, и Инквизицию, все ли так чисто в образе этих ксеносов. Уходим. Командуй.
Потрепанная эскадра потянулась к выходу из гравитационного колодца. Мятежники и прибывшие в систему корабли перехватить остатки сил Караула не сумели.
Глава 50. Лобовое столкновение (1/4).
Меня словно оглушило. С каким-то мазохистским упорством я смотрел сквозь камеры визоров на то, как волна пламени разрывала моих людей, будто пытался впитать их последние мгновения в себя. Я же знаю их всех, знаю, как никто другой. Сто тысяч ракшасов, мне прекрасно известно, что люди вокруг умирают. Да, известно и даже сам убивал. Даже относительно безвинных. Но, проклятье, нет, только не мои, не так! Не так глупо и бесцельно. Вот этот парень - Алекс Гарден, 36 лет, инфоцит, всерьез увлекается регицидом и гольфом, любит блюз, в задумчивости стучит ногтями по клыку, обожает по утрам встречать рассвет на крыше. Это - Лайла, это - Макс... я знаю, знал их всех. Аргх! Ненавижу! Не-на-ви-жу!
Корабль психованной суицидальной суки стер колонию целиком в фонящую радиацией пыль. Удар молотом в 34 мегатонны массой, с бронированным клевцом, на скорости около 400 метров в секунду. Силы оказалось достаточно, чтобы расколоть геологическую плиту континента, отправив планету обратно в вулканическую эру. А миллионы тонн пыли в воздухе обещали скорый приход ледникового периода. Любая возможность хоть сколько-то комфортной жизни на планете исчезла на сотни, если не тысячи, лет.
В системе остались шесть судов мятежников, относительно целых, и восемь судов противника, полумертвых, несколько даже расколотых на части, но при этом сохранивших системы жизнеобеспечения и даже часть вооружения. О, как я хотел добить оставшихся, причем всех, без разбора на своих и чужих. Увы, этой радости меня лишили.
Когда я объявил о нападении, несколько раньше, чем, по идее, мог получить сообщение, мне навязали целую делегацию высоких чинов. Адептус Терра, Экклезиархия, механикусы и Инквизиция. Это, если не считать эскадры Ультрамаринов и нескольких тяжелых крейсеров Флота с компанией. И все эти адепты написанной буквы слегка не поймут, если по прилету застанут одни обломки. Сто тысяч ракшасов в глотку. Всем.
Ненависть белым штормом затопила мое сознание и выплескивалась при каждом движении. Она пылала так сильно, что вызывала каскады отключений субличностей. Неугасимо. Даже сотни расстрелянных в хлам астероидов, охота на монстров на паре планет смерти, разбитая на осколки луна - не приносили и толики спокойствия. Ненависть стала столь великой, что обрела физическое воплощение, изливаясь из главной матрицы и тела Деленн туманом варпа, сверкающего золотыми искрами. Пришлось начать себя чистить каждые пару минут анти-варп излучением. Стало чуть полегче. Физические эффекты пропали, но вот само чувство, сама ненависть не хотела ни скрыться, ни уменьшится хоть на йоту. Она буквально выжигала в моей душе образ врага и мне было ясно, пока эта мразь не заплатит сторицей за все загубленные души, покоя мне не видать.
971М41. Зифиос. Станция связи "Трилюминарий".
На станции как-то незаметно образовались области, даже кварталы, закрепленные за отдельными службами, орденами, Ордосами и кланами. Если вначале все довольствовались самим фактом владения, это было экзотикой, то впоследствии, за последние годы, присутствие на станции стало больше рабочим инструментом, чем развлечением. И это потребовало некоторой реорганизации. Новые апартаменты и право на аренду покупались и перекупались с ужасающей скоростью, пока ситуация не устаканилась. В некоторых случаях, особенно это касалось аристократических кланов, они пытались устанавливать в этих районах свои же порядки, вроде стражи, КПП, давления на торговцев, но я подобные вольности пресекал. На меня работал штат юристов из нескольких кланов и послабления я позволил лишь некоторым официальным ветвям власти. То есть тем, кто, по сути, этими льготами практически не пользовался.
Квартал Инквизиции был одним из первых, что оформился в законченную структуру. Империум не жалел денег для своего главного пугала, эксклюзивно выкупив целый квартал с парком и лишь позволив нескольким торговцам расположить свои рестораны поблизости. Для квартала не требовалось никакой охраны, люди и сами не стремились сюда, скорее обратное, приходя лишь по "приглашению" или исключительной надобности.
Вызов в Инквизицию я ждал, однако не ожидал такого состава встречи. В одном из приемных залов, вокруг круглого стола с закусками, бокалами и пузатыми графинами, расположилась весьма пестрая компания. Лорд Люксано Аурумкрат с парой высокопоставленных клерков, заместитель губернатора Минрекс Капмун с малой свитой, несколько космодесантников, без брони в обычной одежде, молчаливый техножрец и три инквизитора во главе с лордом Бейном Турако. Последний являлся представителем Эйнзфеста и, как мне было известно, был близким соратником и, возможно, другом лорда Фольтвига. Вдобавок, у стенки постоянно стучали клавишами два скриптора, один от Инквизиции, второй от Администратума. Странная обстановка, смесь формальной встречи и праздничного вечера.
После ритуала представлений и нескольких общих фраз, слово, к моему удивлению, взяли представители Администратума.
- Потерю колонии вам компенсируют, сатай Драал.
- Компенсируют? Как, лорд Аурумкрат? Разве можно компенсировать смерть двух с половиной миллионов людей? Трехсот тысяч детей?
Мне до невероятия повезло, что у меня есть субличности и ускорение. Сам бы я вести разговор, по-нормальному сейчас бы не смог. А так - графики реакций, переплетающиеся ветви возможных ответов и подтекстов, чат. Злиться не на что и сложно искренне ненавидеть сухие цифры. Данные, цели, задачи. Покой, насколько он для меня сейчас возможен.
- О, можете не беспокоиться, вам предоставят и другой мир, и население. Несомненно с хорошим финансовым подспорьем и хорошей защитой.
- Нет. Люди - это не ресурс, не цифры, лорд. Это живые существа, с душой, разумом, мечтами, местом во вселенной. Одно дело, когда гибнем мы, воины. С оружием в руках, на поле боя. Это наш выбор. Другое дело - гражданские. Еще и так, не имея возможности ни сбежать, ни укрыться. Из-за нас. Все это начинание было ошибкой изначально. Людьми должны править люди, а не чужаки или "недолюди". Не нужно никаких планет, никаких компенсаций. Мы планируем переселиться на станции и корабли и держаться преимущественно вне обитаемых систем, чтобы впредь такой ситуации возникнуть просто не могло.
- Нет, сатай Драал, вы этого не сделаете, - голос лорда-инквизитора Бейна Ту-рако, был формален и сух. - Первое - отныне минбарцам запрещается посещать места безопасностью меньше бета-красный. Никаких пустых систем. Второе - всем минбарским кораблям, курсирующим вдоль линии станций Бельфендор - Ультрамар, теперь надлежит следовать в составе конвоев. За это можете поблагодарить Муниторум, они высоко оценили стабильность прибытия и отсутствие потерь в варпе. Третье - здесь список обязательных назначений. Вам предписано держать постоянный контингент своих представителей на указанных планетах и станциях. Ознакомьтесь, - инквизитор прокатил по столу инфопланшет.
- Золотая клетка, - отметил я, мельком пробежавшись взглядом по содержимому документов. Мне было не очень понятно, почему эти приказы передает мне Бейн. Это далеко не задача инквизитора. По видимому, он подводил разговор к какому-то grand finale.
- Да, так, - Бейн и не думал смягчать впечатление. - Вы стали слишком важны для Империума и вас слишком мало, чтобы мы могли позволить вам рисковать. Диверсификация и защита.
- А как же Патент? - здесь на меня играла незыблемость Воли Императора. Никто и никаким эдиктом не может запретить Патент. Его можно лишь отозвать, причем, как правило, это делалось путем отправления к владельцу представителя Официо Ассасинорум.
- Патент выдан дому Чудом. Как указано в переписи - их 72 представителя. Им будет позволено выходить за границы эдикта, - не моргнув глазом парировал инквизитор. - С другой стороны, ожидайте, что их услуги будут затребованы на столетия вперед.
- Лорд-инквизитор, мне понятна позиция Администратума и Инквизиции. Но это неправильно! Сейчас на нас, минбарцах, словно нарисована мишень. И слишком велика опасность, что очередной "герой дня", будь то ксенос, еретик или фанатик, подобный этому Эриху Вагнеру, решит ударить по людям рядом с нами.
- И хорошо, - громыхнул Кайто Галенус, Капитан пятой роты Ультрамаринов. Две полных роты этого ордена проходили в данный момент обслуживание у меня на станции перед какой-то крупной операцией и Бейн, по неизвестным мне соображениям, пригласил капитана на встречу. - Все эти миры станут могилой для врагов Империума. Мощная оборона, быстрое сообщение и аппетитная приманка в середине. Идеальный расклад. Мы практически мгновенно сможем сконцентрировать ударную силу в этих мирах, обеспечив подавляющее преимущество над любым врагом. А разгромленный враг здесь - не сможет ударить в другом месте.
- Врагам уже удавалось нанести существенный ущерб даже в системе со станцией. "Гермес" избежал уничтожения буквально в последний момент.
- О, не беспокойтесь, Драал, - Люксано Аурумкрат откинулся в кресле, поигрывая светом на гранях бокала с амасеком марки "Сектор Солар". - Адептус Терра и Высокие Лорды теперь гораздо лучше представляют преимущества обеспечиваемые станциями. Подобного больше не случится.
- Хорошо. На этом все? - я махнул рукой с зажатым планшетом.
- Нет. Адептус Терра пожелали расширить ваше "начинание" по управлению планетами. Воспринимайте это, скажем, как роль наемных администраторов.
- Вы не можете это сделать. Собственно, по этому же эдикту, - я кивнул на планшет, - мы обязаны оставить даже Венскейб. Ведь его уровень безопасности всего лишь Синий-Альфа. И любой мир с требуемым уровнем безопасности будет по классу как минимум ИН-5, РС-5 или ему подобный. Назначать правителей таких планет может лишь Сенаторум, но никак не Администратум сектора и Инквизиция. Со всем почтением.
- Насчет Венскейба Вы правы, хотя "система" там останется и эксперимент будет продолжен. Что касается второго, вынужден Вас разочаровать, - Бейн медленно вытащил из-за обшлага тубус, откуда торжественно извлек украшенный множеством печатей пергамент. - Эдиктом Лордов Терры, недолюдям "Homo sapienti favum ossis", самоназвание "минбарцы", отдается в управление субсектор Туманность Наследия.
Золотой сектор. В этом была некая ирония. Семь хорошо обжитых и защищенных систем. С другой стороны, по крайней мере, мою задачу это выполняет. Опасность нивелирована. Риск массовых человеческих смертей, по всем оценкам и прогнозам, упал больше чем на порядок.
- Зачем так театрально?
- Небольшая месть за вашу игру со станциями.
Так они восприняли, что я тогда все знал заранее и своим предложением со льготами на это намекал. Забавно, ведь о вовлеченности в интригу Фольтвига я узнал позже.
- Хо. А Вы злопамятны, лорд-инквизитор Турако, - с добродушной улыбкой ответил я. - И какого размера мобильный флот в этом секторе?
- Высокие Лорды, в мудрости своей, приписали к субсектору оборонительный флот составом в 240 вымпелов, - это означало как минимум один линкор и три-четыре тяжелых крейсера. Серьезная заявка. И весьма двойственная. - Не думайте, однако, что подобное решение - нечто сверх особенное. Согласно имперским регулам, любой вид недолюдей должен обитать на отдельной планете или в отдельном секторе, в зависимости от их пользы Империуму, и за ними обязан наблюдать имперский флот. Мы всего лишь слегка повернули законы к нашей и вашей пользе. Но, раз вы так опасаетесь, это будет вам стимулом построить внушительную систему обороны.
- Еще одна западня. Точка концентрации для противников. Кто бы не напал, он потеряет гораздо больше, чем сможет нанести ущерба.
- На лету схватываете, - Бейн позволил себе улыбнуться.
Ну да, сделаем вид, что это - единственная причина второго плана. Особенно учитывая, что власти Империума не могли не принять во внимание откровения Эриха Вагнера, пусть публично его и заклеймили. Мятеж последователей Омниссии тоже мне любви не добавил. Я точно знал, что уже не раз на повестку дня выносилось уничтожение минбарцев. Впрочем, конечно же, о таком говорить вслух не принято, некуртуазно.
Со своего кресла поднялся Люксано. Нацепив на лицо возвышенное выражение и воздев к верху свой бокал, он провозгласил:
- Позвольте мне быть первым, кто поздравит Вас с вхождением в ряды Имперской аристократии, лорд генерал-губернатор Драал! Это поразительное достижение. Казалось только вчера вы, минбарцы, явились на Зифиос, сопровождая наследника Капмунов и вот теперь - становитесь властителем целого субсектора.
- Во имя Империума! - ответил я, поднимая свой бокал. Воспроизводить, в свое время, реакцию минбарцев из сериала на алкоголь мне показалось излишним.
- Во имя Империума, во имя Императора! - громыхнули остальные.
На некоторое время все превратилось в обычный прием. В узком и весьма элитарном кругу. Приняв поздравления и подобрав всем подходящие ответы, я завладел вниманием Бейна. Мне хотелось на волне решить еще один вопрос.
- Признаться, мне крайне жаль, - отпив амасека и посмаковав его, сказал Бейн, - что среди нас не присутствует Деленн.
- Всем нам жаль, инквизитор. Кстати, у меня есть еще один вопрос. Что насчет участия в охоте на еретика?
- Исключено.
- А если это будет наемный флот? С несколькими минбарцами. Как раз дома Чудом, чтобы не нарушать эдикт? В нашей культуре месть занимает значительное место. Особенно месть за смерть наших субъектов.
- Вы считаете, что наемный флот будет эффективнее группы под командованием Инквизиции?
- Больше - лучше, - я пожал плечами. - Как минимум, они смогут разослать эдикты об отлучении Эриха Вагнера на пути своего следования. Это серьезно ограничит его возможности по набору новых сил. Да и обслуживание имеющихся судов встретит множество трудностей. Второе - собрать разведданные о его пребывании и направлении. Группа Караула, да еще и потрепанная - заметное явление.
На деле, конечно, разрешение инквизитора мне не требовалось. Я уже отправил своих псевдо-темных и прочих псевдо- на поиски. Послал их всех. Я страстно хотел видеть голову этого ублюдка на пике. И эта страсть туманила мне разум не хуже крепкого вина, в бытность мою человеком. Ненависть жгла и нахлестывала меня, как наездник породистую кобылу.
- Хорошо. В таком контексте я могу допустить ваше участие. Как только эскадра будет сформирована - свяжитесь со мной, мы обсудим детали.
- Безусловно. Кстати, а что с остатками ордена "Яростной слезы"?
- Месть - это важный аспект культуры, так? Можете быть спокойны, их наказание велико. Большая часть ордена оденет вериги репентий, а затем их ждет крестовый поход в Мальстрим.
- Приятно слышать, что они ответят за свои преступления.
- Безусловно. Вы даже не представляете, сколько людей поддерживают Вас в этой мысли.
Сектор Лифеш. Дамоклов залив. Префектия. Комиссар Кайафас Каин.
Последнее время я наслаждался спокойной жизнью, без подвигов и потрясений. После тройки таких лет меня это начало нервировать. По своему опыту я знал, что обычно так судьба готовит чан отменного кровавого студня, чтобы вывалить мне разом на голову. Я стал интересоваться несколько подробнее, чем было видно в стандартных отчетах. Мое положение открывало двери к большей части архивов и доступ к тактическим данным стекавшимся со всего субсектора. В кои-то веки, мне удалось преодолеть свое нежелание вникать в подробности и открывшееся меня не порадовало, поселив изрядный зуд в ладонях.
Залив был готов взорваться. Крууты то тут, то там, доклады о необходимости усилить пропаганду, торговля артефактами, рейды десантников и многое другое. Все эти признаки по отдельности ничего не значили, но вот вместе создавали гнетущее впечатление. По счастью, руководство пока считало ситуацию стабильной. И это давало мне шанс исчезнуть отсюда до того, как снаряды начнут рваться у меня под ногами.
Я ехал на небольшом джипе в ставку штаба. Не желая в очередной раз испытывать на своей шкуре стиль вождения Юргена, я сел за руль сам, отговорившись необходимостью поддерживать навык. Мой помощник за годы со времен пребывания на минбарских кораблях так и не восстановил свой запах, хотя не могу сказать, что он не пытался. Медикусы говорили что-то насчет того, что его пот стал антисептиком. Но вот зарасти до состояния бабуина Юргену ничего не помешало, как и обзавестись ужасающим псориазом. В сочетании с отвратительными манерами, это отпугивало людей от него не хуже запаха. Хвала Императору, подавая мне в очередной раз кружку танны, Юрген держал ее подальше от себя, чтобы в нее ничего не попадало.
В ставке царило радостное настроение. Стол с яствами, пузатые бутылки, наполненные бокалы, горящий камин, люди в мундирах и великосветских нарядах, что не слишком сдерживая голос обменивались репликами и смехом. Все это делало зал похожим на какой-то аристократический салон. Ранее эта обстановка мне была совершенно по вкусу, но сегодня производила гнетущее впечатление.
- О! Комиссар! Какой приятный сюрприз. Последние дни Вы не баловали нас своим присутствием.
Ко мне неспеша подходил маршал Гюнтер Чернавер, глава гвардейского контингента во всем субсекторе. Мы не раз уже пересекались и стали если не друзьями, то очень хорошими знакомыми. Гюнтер принимал всю мою раздутую репутацию на веру, к счастью, не часто это упоминая. Маршал считал, что настоящие герои должны держаться скромно.
- Бумажная работа, маршал.
Гюнтер понимающе скривился, хотя, по правде, за нас обоих ее как правило выполняли помощники. Он подал мне бокал амасека. Я поднес бокал к губам, вдохнул запах и насилу улыбнулся. Маршал совершенно не разбирался в напитках. Старому вояке была важна лишь крепость и название, все остальное он считал несущественным. Закинув одним глотком содержимое бокала в желудок, я жестом показал, что мне достаточно.
- О! Так Вы по делам, Кайафас?
- Да, Гюнтер, я как раз к Вам, по поводу передислокации 597-го.
Маршал внезапно подозрительно покосился на соседей, но те не обращали внимание на наш разговор. Такое поведение Гюнтера меня изрядно насторожило.
- Пройдемте в мой кабинет, Кайафас. Такие вещи не стоит обсуждать на публике, Вы же понимаете.
Мне было непонятно, почему достаточно тривиальный вопрос вдруг стал столь деликатным, но я согласно кивнул не желая демонстрировать свою растерянность.
Попрощавшись с офицерами и гостями, Гюнтер повел меня за собой. Мы поднялись на лифте и по длинному коридору, через несколько кордонов, прошли в его официальный кабинет. Жестом отослав адъютанта, маршал закрыл двери и переключил тумблер на стоявшем в шкафчике за столом устройстве, в котором я узнал мощную систему подавления.
- Итак, Кайафас? - Гюнтер уселся за стол и сцепил руки в замок.
- Маршал, у меня к Вам простая просьба. Не дело бравым воинам 597-го прохлаждаться на спокойных дипломатических миссиях. Понятно, что наш опыт взаимодействия с Тау и моя, несколько раздутая, репутация, делают нас хорошим кандидатом для подобной работы. Но думаю, как воин, Вы можете меня понять. Я, на правах представителя 597-го валхальского, прошу о переводе полка.
- Хо! - маршал откинулся в кресле, несколько расслабившись. - Признаться, на некоторое время я подумал, что Ваши, Кайафас, таланты простираются настолько, что позволяют проникнуть в приказы, закрытые Пурпурным уровнем секретности, - на мгновение мне стало нехорошо, высший уровень секретности, это обещало неприятности самим фактом присутствия. - В принципе, я должен был передать Вам этот приказ лишь через несколько дней, но не вижу смысла уже что-то скрывать.
Маршал приложил ладонь к считывателю и в столе открылась ниша с несколькими тубусами и планшетами. Он достал один, с серебряной окантовкой и передал мне.
- Как говорится, на ловца и зверь бежит. На Ваш полк и Вас лично поступил запрос от Инквизиции и Адептус Астартес. Сектор Меркавар. Как я понимаю, вы там недавно воевали.
Мои ладони зачесались десятикратно сильнее. Местные проблемы, текущие и будущие, внезапно показались мне небольшими и весьма уютными перед тем, что ждало меня впереди.
Глава 51. Лобовое столкновение (2/4).
Черное полотно пространства лопнуло, словно кожа над фурункулом, обнажая красно-фиолетовый бурлящий водоворот, откуда ирреальность стала, как занозу, с силой выдавливать украшенный восьмиконечной звездой бронированный нос. Вслед за первой воронкой последовали другие. Сотни проломов в Имматериум из которых в ореоле яростных молний выплывал флот оскверненных Хаосом кораблей. В систему Келлбрехт явилась сила пред которой трепетала вся галактика. Абаддон избрал это место последней остановкой перед рывком на Реторту и горе теперь живущим здесь.
Сотни кораблей парадом проходили мимо "Убийцы Планет", выстраиваясь в правильные формации. Келлбрехт был недостоин столь тщательной подготовки, но Абаддон хотел провести учения перед настоящей схваткой. То, что она будет, не вызывало у Разорителя никаких сомнений. Слуги Трупа-На-Троне не могли не охранять столь важную систему. Слишком большое преимущество давали эти "кан-воиды" перед силами истинных богов.
Собранная сила радовала Абаддона, но все же, он был недоволен. Убедить или принудить Гурона Черное Сердце присоединиться к его походу не удалось. Тот в своей спеси решил, что может отрицать зов избранника Хаоса. И слишком хорошо для этого подготовился. Абаддон мог его победить, это столь же бесспорно, как и падение этой системы, но победа обещала слишком много потерь и потратила бы слишком много времени. После коротких и агрессивных переговоров Гурон все же откупился несколькими тяжелыми крейсерами со свитой. Как подозревал Разрушитель, их капитаны просто были слишком строптивыми или не угодили "королю Мальстрима". Впрочем, они охотно подчинились Абаддону и это было все, что важно.
А наказать главу Красных Корсаров можно и немного позже, после Реторты. Забывать об оскорблении Разрушитель не собирался.
Вскоре после того, как все корабли заняли свои места в формации, позади флота появились три новых, поистине огромных разлома, откуда, величественные в своей омерзительности, выплыли халки. Сплавленные из десятков кораблей и тысячелетиями бороздившие варп, медлительные и неуклюжие, но тем не менее, чудовищно выносливые, практически неуничтожимые крепости, наполненные полным набором монстров, от демонов варпа до генокрадов и хрудов.
Ими сложно было управлять, а двигатели, на пару с импровизированными командными рубками, приходилось постоянно охранять от местных обитателей, недовольных вмешательством чужаков. Не смотря на это, халки обещали стать существенным подспорьем для флота Абаддона. Их задачей, по большей части, было вызвать огонь на себя, пробить коридор в защитных порядках для остальных сил и послужить платформой для десанта. Оружие на один раз, но оружие мощное, стоящее затраченных на него усилий сполна.
Абаддон смотрел на схему системы, где флот слуг Бога-Трупа выстраивался в оборонительные порядки, в своем невежестве и спеси полагая, что их усилия хоть что-то значат. Следовало преподать им урок, показать их место в надлежащем порядке вещей.
- Подготовить выстрел, - рявкнул Разоритель в пространство.
- Будет исполнено, Повелитель! - старший техножрец с радостью принял приказ. Он не меньше своего хозяина желал привести могучую машину в действие.
Темная паства бывших служителей Омниссии пришла в действие, миллионы приказов, миллионы действий, они, подобно единому организму, прильнули к главному орудию в извращенной ласке. Девятикилометровый корабль загудел, накапливая разрушительную мощь. Арки красных молний в безумном танце пробегали по поверхности и пространство стало прогибаться пред силой Имматериума. Страх тяжелой патокой лился из сердец защитников системы, пока "Убийца Планет" приближался к своей цели. Нет, они не знали этот корабль, не знали его силы и назначения, но и без того он внушал ужас. Предчувствие чудовищной беды настигло даже самых толстокожих из капитанов.
- Орудие готово, мой Повелитель!
Абаддон не отказал себе в удовольствии лично привести главный калибр корабля в действие. Могучие руки легли на рукояти консоли огня и коротким рывком опустили рычаги вниз. Грубый бас сирен прокатился по всему кораблю, люди, застигнутые тревогой в коридорах и открытых помещениях, споро прятались по нишам. Усиливающийся с каждой секундой флаттер срывал незакрепленные вещи, скакала искусственная гравитация, то пропадая, то, наоборот, усиливаясь до крушащих кости величин, молнии и аномалии прорывались вовнутрь, испепеляя или отправляя в неизведанные планы неудачливых служек великого механизма.
"Убийца" изверг накопленную силу в семь сверкающих столбов, мост губительной энергии соединил корабль и луну единственной обитаемой планеты системы. Лучи вгрызлись в поверхность, слой за слоем вскрывая оболочку спутника, пока не уперлись в холодное металлическое ядро. Холодным оно оставалось недолго, могучий поток колдовской энергии разогрел металл в считанные минуты. Расширяясь ядро стало раскалывать луну изнутри, трещины зазмеились по поверхности, геологические пласты вздымались и опадали, казалось, даже сквозь пустоту космоса можно было услышать треск, идущий от небесного тела. Свет, с каждым мгновением усиливаясь стал сочиться сквозь разломы, ясно видимый в облаках пыли. С последней вспышкой луна раскололась на мириады осколков, немалая часть которых, ускоряясь, полетела к планете, обрушившись на нее огненным дождем.
Моря и океаны Келлбрехта III вышли из берегов сметая все на побережьях, а метеоритный дождь взял тяжелую дань с материковых поселений, стирая города в чадящую жирным дымом грязь. Демоны на кораблях ревели в экстазе, ощущая столь сладкий им поток из сотен миллионов душ.
- Сдавайтесь, рабы Бога-Трупа! - одна фраза, одно единственное требование. Абаддон не потрудился добавить, что ждет Келлбрехт в случае неповиновения.
***
Несколько кораблей с варп-двигателями попытались скрыться. Был ли это страх или, наоборот, беспримерная храбрость, Абаддона не интересовало, он был готов к такому сценарию. Разоритель не даром выбрал Келлбрехт среди десятков других миров, эта система обладала только одним окном в варп и имперским кораблям теперь оставались два варианта: прорываться сквозь порядки флота Хаоса, либо выйти далеко за пределы гравитационного колодца звезды. Первое было явным самоубийством, так что беглецы выбрали второй вариант, ускоряясь поперек плоскости эклиптики. Абаддон заранее просчитал подобный ход событий и сразу по выходу из варпа послал на наиболее вероятные векторы отступления эскадры "Гадюк" и "Вепрей", в скрытном режиме. И теперь, по велению своего мастера, свора юрких корветов споро настигла имперцев. Схватка длилась недолго, обладая почти трехкратным преимуществом в скорости и маневренности, корветы легко подобрались к противникам на дистанцию эффективной стрельбы и выпустили волну тяжелых торпед. Беглецам не удалось пережить даже первый заход.
А на поверхности планеты шла жатва. Абаддон не собирался удерживать планету, не планировал задерживаться здесь надолго. И ее жители требовались только в качестве "топлива". Колдуны Разорителя в массовом порядке создавали демонхостов и нечестивые артефакты, совершали жертвоприношения и творили ритуалы, подпитывая демонов и усиливая самих себя. На космодромы ежеминутно приземлялись челноки и людей толпами, под пристальным присмотром демонов и культистов загоняли внутрь украшенных восьмиконечными звездами ангаров. "Запас" в дороге лишним не будет.
***
Демон лениво перебирал копытами, наблюдая за скучившимися в центре загона людьми. Причина столь трепетного желания оказаться как можно подальше от ограды была понятна, вокруг прохаживались, пощелкивая кнутами, несколько надсмотрщиков из паствы Слаанеш. Прикосновение подобной игрушки заставляло человека одновременно ощутить все самое отвратительное и прекрасное, всю боль и все наслаждение, испытанные за всю свою жизнь. Боли, как правило, больше, но даже и наслаждение, упакованное в доли секунды - невыносимый опыт для столь невинных смертных. Человеку везло, если он терял сознание, в противном случае, в полку безумцев прибывало.
Люди в загоне находились не в лучшей форме. Израненные, изнуренные, усталые, голодные, многие без сознания или даже при смерти. Апатия и страх глубоко просочились в их разумы и сердца.
Приземлился очередной челнок и широкий, заляпанный кровью и боги знают еще чем, трап с грохотом упал на рокритовые плиты космодрома. Демон рыкнул на надсмотрщиков и неспешным шагом направился ко входу в вольер.
- На выход мясо, в корабль! - хриплый, скрежещущий голос демона заставил людей подскочить.
С трудом сообразив, что от них требуется, люди понуро побрели к пандусу. Именно этот момент один из тяжелораненных выбрал, чтобы очнуться. Пожилой ветеран, сержант в отставке, с трудом поднялся с земли и огляделся. Увидев своих соплеменников и, главное, их охрану, воин все понял. Нет, он не знал о демонах, Инквизиция и Церковь зорко следили, чтобы подобные знания хранились за семью замками, но слухи то тут, то там все равно сновали среди солдат.
- Стоять! - с трудом прокричал ветеран. - Сопротивляйтесь, глупцы! Бейте или бегите! Лучше умереть, чем отринуть свет Императора!
Демон прыгнул к шумному мясу, схватил человека в кулак и поднял его к своей вытянутой морде.
- Изыди отродье! - сержант плюнул врагу в лицо. - Император...
Демон сжал кулак. Раздавленная плоть человека просочилась сквозь пальцы демона и с тяжелым шлепком упала на рокритовые плиты, исходя паром в сухом прохладном воздухе. Голова, повинуясь движению большого пальца демонической руки, с неуместным звуком откупоренной бутылки, сорвалась с плеч и взлетела вверх. Второй рукой он поймал ее и слитным движением насадил на шип на наплечнике. Когда демон повернулся к замершим людям, те увидели, что голова еще жива, глаза метались, рот распахивался в отчаянной попытке закричать, но кричать было нечем и от этого картина становилась только жутче.
- Вперед, мясо! - прорычал демон и длинным раздвоенным языком стал слизывать остатки человека со своей руки.
Увидев судьбу соплеменника, люди вжали головы в плечи и побежали, как могли, в сторону трапа. Слишком большое у людей желание еще пожить, хоть немного. Даже, когда эта жизнь не имеет смысла. Даже когда они четко знают, им уготована намного худшая участь, чем просто смерть. Большинство готово совершить что угодно, предательство, подлость, мерзость, лишь бы урвать десять лишних минут своего нелепого существования. В толпе стали раздаваться призывы восхвалять Тёмных Богов, кто-то затянул на ходу сочиняемые молитвы, не забывая при этом споро перебирать ногами.
Демон раздраженно ухмыльнулся. Ему нужна была лишь их кровь и души. А вера подобных ничтожеств не стоит и когтя отродья. Демону гораздо больше нравились те, кто сопротивлялся, кто истово верил в Анафему. С ними было забавно играть, они были намного вкуснее безвольной серой массы. Пересадив голову недавнего бунтовщика на коготь и прокрутив ее пару раз словно игрушку, демон с наслаждением вгляделся в полные агонии глаза и облизнулся.
Меркавар. Аралуза. Боевая Баржа Серых Рыцарей "Обитель кристального порядка".
Ворт Мордрак, гранд-мастер второй роты, адмирал ордена, в очередной раз разбирал тактическую информацию, распределяя недавно поступившее подкрепление. За прошедшие годы система преобразилась. Служители Омниссии, Серые Рыцари и Инквизиция, работая в унисон, превратили это место в громадную крепость, буквально разграбляя защиту соседних секторов. Сотни кораблей, два десятка тяжелых оборонительных станций, доставленных громадными судами механикусов, луны, ставшие домом для тысяч орудий, и россыпь орбитальных ракетных платформ, "пожертвованных" Темными Храмовниками.
Корабли Имперского Флота, к слову, не знали, где конкретно они ведут вахту. Панели авгуров и башни навигаторов оккупировали отобранные Инквизицией служители, доставляя командам лишь тактическую информацию. Многие капитаны, в привычной для себя спеси, роптали против такого произвола, они не привыкли, что им так грубо указывают на их место, пусть даже это сделали и инквизиторы.
Серые Рыцари были не единственными Астартес на защите Реторты. Механисты и Дети Металла, два ордена, тесно связанных с Адептус Механикус, с радостью ответили на призыв. Даже зная о будущей чистке памяти и ограничениях, они прибыли почти полными составами.
Защита Аралузы стала одной из мощнейших в Империуме, уступая лишь полудюжине других миров.
Когда Инквизиция назначила Ворта хранителем Реторты, поначалу он воспринял это как наказание, досадную помеху на пути к мести Тирану Бадаба. Однако, вскорости он понял великую ценность этого мира для Империума. Отдельным призом, лично для него, стала тишина. Шепот призрачных братьев, сопровождавший Ворта на протяжении десятилетий, здесь умолк. Даже на расстоянии в дюжину астрономических единиц от Реторты, сон и явь гранд-мастера больше не беспокоили видения из-за грани.
Со временем, Орден стал находить и другую пользу от мира-парии. Череда оскверненных варпом артефактов и сущностей нашла последнее упокоение на планете, включая зловещее Чёрное Лезвие Энтвир. Это порождение Хаоса начало кричать еще по приближению к орбите, когда же грузовая капсула доставила клинок на поверхность, тот, истекая кровью и радужным дымом, раскололся на сотни частей и истаял не оставив и следа. Однако, несмотря на великую радость, брат-кастелян Гарран Кроу, бывший хранителем клинка, воспринял случившееся как признак собственной слабости и с тех пор стал часто проводить время в системе, очищая и испытывая себя.
- Меровин, где очиститель Танарикс?
- Испытывает свою волю, гранд-мастер.
- И он? Подробности.
- Брат Танарикс взял челнок и отправился на орбиту Реторты. Он планировал провести там сутки, закаляя свой дар.
- Болван. Даже сильнейшие из братьев теряли сознание при приближении к планете. Как он намеревался вернуться?
- Брат взял с собой раба. В случае, если показатели брата-очистителя опустятся до красной отметки, тот должен повернуть корабль обратно. На всякий случай, я лично проверил челнок и настроил когитатор так, что через сутки сработает автопилот.
- Глупо. Возвращай его немедленно. Кто-то из братьев еще практикует подобные "испытания"?
- Никто настолько глубоко. Большинству достаточно подлета на половину единицы, чтобы в полной мере ощутить воздействие планеты-парии, - Меровин набрал пару команд на воксе. - Корабль вернется через пару часов, брат-очиститель без сознания, но его показатели стабильны. Апотекарии займутся им сразу по прибытии.
- Хорошо. Теперь...
- Гранд-мастер, срочная депеша, - в кабинет ворвался, чуть не снеся двери, боевой брат с тубусом в руке. Горящий фиолетовым знак инсигнии на футляре возвещал, что дело и впрямь не терпит отлагательств.
Ворт без слов принял депешу и жестом отослал десантника прочь. Приложив печатку к замку и дождавшись идентификации гранд-мастер достал из футляра пергамент. Не удовлетворившись только лишь печатью Инквизиции, он приложил пергамент к ауспексу, генетический код материала был дополнительной мерой идентификации и шифровки. Прибор издал неопределенный писк и высветил зеленую надпись, подтверждая подлинность послания. Ворт развернул свиток и вчитался в написанное.
- Меровин, через два часа - собрание в главном тактическом. Вызови сюда инквизиторов Фольтвига и деʼВин-ку-ло. И архимагоса Раствайпа. Я желаю видеть их лично.
- Есть, гранд-мастер!
***
На каждом корабле тактический зал устроен по-своему. Где-то это лишь небольшой кабинет с парой панелей, где-то подобие кают-компании. На "Обители" это был шестиугольный зал размером в половину футбольного поля. В противоречии традиции, он располагался глубоко внутри баржи. Стены украшали статуи прославленных боевых братьев, павших за процветание Империума, серый матово блестящий металл, никакой мебели, лишь секции пола могли подниматься, образуя импровизированные стулья и столы. Центр зала занимал громадный гололит, от пола до потолка. Столь большой масштаб позволял увидеть всю картину в целом и управлять с легкостью флотами любого размера.
У стенок, для обслуживания гостей и хозяев стояло полдюжины рослых рабов. Ряды символов арканы и шрамы от операций однозначно выдавали их как собственность Серых Рыцарей.
- Господа, - не стал тратить время на приветствия Ворт, - в системе Келлбрехт замечены силы Абаддона.
Несмотря на формальное старшинство инквизиторов, именно адмирал отдавал приказы. Все давно согласились, что в силу намного большего опыта, это будет лучшим вариантом.
- Значит ваша задумка сработала, - отметил Раствайп. - Признаться, я полагал, что это пустая трата ресурсов кораблей. Больше двух сотен наблюдателей, во все вероятные системы.
- Да. Как я и подозревал, враг встал на "дозаправку" и организацию флота.
- Какие силы нам противостоят?
- Достаточные, чтобы это можно было назвать очередным Черным Крестовым Походом, - Ворт активировал гололит. - Основной головной болью станут халки и "Убийца Планет". Хотя и остальной флот более чем силен. Шесть сотен вымпелов.
- "Убийца"? Он же был уничтожен.
- Даже если это и так, значит враг построил новый. Корабль и его сила настоящие. В Келлбрехте он разрушил луну главной планеты, одним выстрелом. Полагаю, план Абаддона в том, чтобы остальными силами пробить коридор до Реторты и с помощью "Убийцы" уничтожить ее.
- Сколько у нас до нападения?
- Не больше десяти-пятнадцати дней.
- Фраг, времени слишком мало, - Раствайп стал обходить схему по кругу. Его маска в последнее время порой вела себя странно, визиты в окрестности планеты не прошли бесследно. И вот сейчас демонстрировала широкую и радостную улыбку.
- Именно. Что с добычей? Сможете ускорить?
- Нет. Защитный кожух не стал со временем проще. Незаметно собирать подобную конструкцию на других планетах - невозможно, слишком уж специфические требования.
- Значит плохо старались. Брат Арно, что по силам, есть возможность получить еще корабли?
- Ничего существенного в ближайшие дни. Мы и так высосали все боеспособные корабли вокруг. Десяток корветов - все, что я могу обещать.
- Фраг. А обнажать защиту станций связи мы права не имеем.
- Можем устроить домино, - вставил свое слово Хундер. - Связь вполне позволяет оперативно перераспределить защиту секторов на линии.
- Сколько мы сможем так получить?
- Минимум полсотни кораблей в ближайшие полторы недели. Три в течении месяца.
- Добрая новость. Действуйте.
Хундер подозвал одного из рабов и передал тому записку. Раб кивнул и кинулся прочь из зала.
- Какие еще будут варианты?
- Наемники?
- Сомнительно, что это будет достаточная сила, но рассмотрим.
- Можем вызвать самих минбарцев, - неохотно вставил Фремдер. - У них самые быстрые корабли в Империуме.
- Ксеносов? Не лучшая идея, - Серые Рыцари не раз работали совместно с другими расами, но Ворт был не из тех, кто одобрял подобную практику.
- Эти ксеносы создали эту планету. Кан-воиды. Возможно, они чем-то смогут помочь и помимо кораблей. И, к тому же, - Эманс усмехнулся, - они и не ксеносы уже.
- А как же эдикт?
- Защита Аралузы сейчас на уровне Фиолетовый-Три. Формально, эдикт даже и не будет нарушен.
Глава 52. Лобовое столкновение (3/4).
972М41. Индра.
Повторять ошибку оригинальных минбарцев из сериала, пытаясь все тактические дыры заткнуть одним-двумя классами кораблей, я не собирался. Да, и "Звезды", и "Акула" получились хорошими решениями, практически универсальными, но они - охотники, их сильная сторона - прежде всего одиночные дуэли. Идеальный противовес эльдарам.
Но под другие задачи нужны другие решения. Если грубо обобщить накопленный опыт космического па-де-де, то мне не хватало огневой мощи, флагманских кораблей, атакующих стеной огня и способных прикрыть союзников, кораблей эскорта, загонщиков, которые выведут противника под залпы главных калибров и снайперов, уничтожающих врага задолго до того, как тот приблизится на дистанцию огня.
Продолжая морскую тематику, я назвал результаты своих изысканий "Кракен", "Меченос" и "Актиния". Первый - тяжелый артиллерийский крейсер, четырехкилометровый бутон из двух, вложенных одна в другую, спиральных структур усеянных орудийными портами, большей частью энергетическими, и ножка с четырьмя крупными двигателями. Идея была в том, чтобы обеспечить максимальный сектор обстрела для каждой пушки и это получилось, "Кракен" мог сосредоточить в любой точке, кроме небольшого конуса за двигателями, порядка восьмидесяти процентов своей огневой мощи. Ну, а если кто-то намеревался зайти с кормы, то, вот сюрприз, двигатели и сами являлись мощным оружием.
Дабы компенсировать крайне необычную для Империума структуру корабля, я рассчитал форму элементов набора и окрас так, что с торца "Кракен" выглядел как череп с аквиллой на лбу и окруженный двенадцатью конусовидными выступами, наподобие зубцов шестеренки.
"Меченос" вышел идеальным пикадором. Небольшая, по меркам Имперского Флота, длина, немногим больше семисот метров, три двигателя, позволяющих выдать ускорение в шестнадцать G, крайне мощное, хотя и малой дальности, центральное орудие и небольшой набор десантных торпед. Простой, надежный и понятный. В полете его силуэт напоминал короткий стилет.
Образ "Актинии" у меня возник после наблюдения за оборонительными ракетными платформами. Добавить к такой конструкции двигатели и завод по производству боеприпасов и головная боль любому противнику обеспечена. Что и было проделано. Четыре квадратных лепестка этого хищного цветочка каждый несли по две тысячи пусковых шахт, центральная часть содержала торпедные аппараты и датчики; вторым уровнем корабля шли склады и завод с репликаторами, способный за четверо суток полностью отстроить боезапас буквально из ничего. Да, ракеты далеко не самые совершенные, в смысле материалов и активной начинки, но количество компенсировало этот недостаток. На третьем уровне располагались силовые генераторы, паруса, щиты и пара ангаров для авиации.
За год мне удалось полностью отстроить свой флот и ввести в эксплуатацию новые классы. "Кракенов", досадно, даже с ресурсами целого субсектора за спиной, сошло со стапелей всего две единицы. Их постройка требовала большого количества редких и дорогих материалов, как и ювелирной подгонки, что, увы и ах, занимало время, долгое время. "Актиний", при немалом участии Адептус Механикус, коих очень заинтересовал проект, удалось построить девять. Качество оказалось несколько меньше ожидаемого, шестеренки явно использовали части от тех самых станций защиты, но дареному коню в зубы не смотрят. С "Меченосами", вследствие относительно простого дизайна, ситуация была лучше, их во флот поступило три десятка. Я все ожидал, что мне прикажут ограничить размер флота, но этого, к удивлению, так и не произошло.
***
На исходе года ко мне поступил приказ выдвинуть флот в систему Аралуза. Вот вам и эдикт, недолго, однако, музыка играла. Инквизиция вызвала мои свободные корабли со всех секторов, а, учитывая, как имперцы пекутся о жертвах среди минбарцев, это означало, что случилось нечто классифицируемое как катастрофа.
О природе противника мне не доложили, но с вероятностью в 99% это будет Хаос. Именно ему кристаллы с Реторты могли встать поперек глотки. А Хаос это скорость, лазерное оружие с хорошей дальностью, колдовство и абордаж. Минусы - относительная хрупкость кораблей, плохая дисциплина и несогласованность действий. Вдобавок, аура планеты будет их нервировать.
Исходя из такой диспозиции, я опустошил склады с антиварповыми ракетами, снарядами, дронами и отозвал весь свободный контингент своей Имперской Гвардии с Венскейба. Обдирать Наследие я побоялся, все же оборона там готова, дай Император, на тридцать процентов, а вот за Венскейб волноваться не приходилось, понадобится флот сравнимый с секторальным, чтобы пробить глубоко эшелонированную защиту этой системы.
Все сборы и приготовления были завершены за пару дней. Порядка трети флота успело за это время собраться в системе Зифиос, остальные к Реторте стартовали напрямую. Меня забавляли ошарашенные взгляды чиновников и военных, когда они осознавали скорость мобилизации моих сил.
Одновременно с поступившим приказом, на подступах к Зифиосу стали замечать мелькающие корабли Хаоса, темных эльдар, как и другие, неопознанные, силуэты. Всем, даже последним дубам в Администратуме было предельно ясно, что это провокация, средство заставить Империум сконцентрировать оборону перед призрачной угрозой, ослабить подкрепления для Реторты. На другой стороне весов лежало понимание, что основной флот из системы убирать нельзя, враг не упустит возможности ударить по станции. Не смотря на это, где-то треть кораблей снялась и присоединилось к моему конвою к Реторте.
Меркавар. Аралуза. Кайафас Каин.
Систему Реторты я узнал при первом взгляде на карту, но, естественно, не стал об этом распространяться. И аккуратно распространил приказ сохранять молчание по остальному полку. Не хватало, чтобы какой-нибудь умник ляпнул что-то вроде "мы здесь уже воевали".
Через несколько дней после прибытия, нас разместили на космической базе "Колыбель туманов", штабе объединенного флота системы. Признаюсь, одна мысль об этом заставляла мои ладони чесаться еще сильнее, если это вообще было возможно. Вся база мне представлялась разлинованной мишенью, которая только и ждет, когда в нее воткнется дротик тяжелой торпеды. Этот образ постоянно давил на меня и я начал выискивать возможность перевода на тяжелый корабль, желательно в одном из эскадронов резерва. Увы, мои изыскания в этом направлении успеха не имели.
По своему обыкновению, я довольно быстро сумел создать хорошие, можно сказать приятельские отношения с местным командованием. Гранд-адмирал Пётр Юрсаргс охотно принимал меня у себя и делился некоторыми соображениями о ситуации. И, что меня радовало еще больше, знал толк в хорошей выпивке и еде. Личный повар гранд-адмирала постоянно баловал компанию высших офицеров изысканными блюдами, а винный погреб станции казалось был неисчерпаем, даже не смотря на те стесненные обстоятельства, в которых мы пребывали.
Мы с Рупутом и Ре-гиной вышли из лифта в центральном коридоре офицерского крыла. Вокруг сновало множество солдат, механикусов и сервиторов, постепенно приводя окружающее в приличный вид. Несмотря на всю свою огневую мощь и удовлетворительную работу всех механизмов, давно не использовавшаяся база пребывала в запустении. Ржавчина, пыль, разрушенная облицовка, кучи мусора и Император знает что еще. Прибыв на станцию, гранд-адмирал тотчас приказал капитану Леви Дормау привести обстановку в порядок. На что капитан железной рукой кинул на эту задачу весь свободный от вахт персонал, как гражданский, так и военный. Полковник, с моего полного одобрения, с легкой душой выделила в уборочные бригады не занятых во внутреннем распорядке солдат. Известная истина - когда у солдата образуется слишком много свободного времени, он скучает. А скучающий солдат - это проблемы, прежде всего для меня. Так что я был не удивлен увидев здесь нескольких бойцов своего полка, потных и в распахнутых кителях, несмотря на весьма прохладный воздух.
Кивнув солдатам, наша компания проследовала дальше, до поворота на адмиральскую кают-компанию. Здесь мы разделились. Некоторые темы, которые звучали в окружении адмирала, были предназначены для ушей с большим допуском секретности, что был у моих сослуживцев. По правде говоря, такие темы и мне не полагалось слышать, но гранд-адмирал Юрсаргс испытывал некоторый пиетет перед моей славой и, видно, полагал, что уж такому "прославленному герою" позволено знать в какой дыре по-настоящему мы сидим.
Регина и Рупут направились к офицерской столовой, а я вошел в салон-предбанник. На удивление, салон был пуст. Я взглянул на хронометр, без минуты десять. В отношении времени Юрсаргс был весьма педантичен и въедлив, как и во многом другом. И обычно здесь было полно высших офицеров, что ждали ровно десяти-ноль-ноль, чтобы пройти к накрытым столам. Подождав минуту, я раскрыл двери. Кают-компания была полна людей. Особенно выделялись несколько высокопоставленных техножрецов, включая архимагуса Раствайпа, и пара, вот уж кого не ожидал увидеть в такой обстановке, минбарцев. Люди вокруг них большей частью улыбались и на мгновение мне даже показалось, что "костегривых" окружает ореол света. Впрочем, через пару мгновений это ощущение пропало.
- Комиссар, Вы как нельзя вовремя! - Юрсаргс говорил на готике слегка растягивая гласные, что выдавало в нем уроженца окраинных миров. - Контр-адмирал Нерун, позвольте представить Вам одного из известнейших...
- Мы знакомы, гранд-адмирал, - поднял ладонь минбарец, прерывая собеседника. - Приятный сюрприз увидеть Вас здесь, Кайафас.
Нерун подошел ко мне и крепко пожал руку.
- Взаимно... контр-адмирал? Уже не Шай Алит, надеюсь я не ошибся в названии?
- Теперь мы - часть Империума, перейти на флотский табель было... подобающе, - с едва заметной улыбкой произнес минбарец.
Меня эта новость обрадовала, больше никаких претензий по "сотрудничеству с ксеносами" и возможной ереси. У меня даже появилась надежда, что не придется, как в прошлый раз, провести месяц в застенках Инквизиции, отвечая на россыпь крайне неуютных вопросов.
- Комиссар, мы с инквизиторами и адмиралом как раз обсуждали некомплект противоабордажных групп на минбарских кораблях. Пару усиленных венскейбских полков, увы, на весь флот не размажешь. Я был бы рад, если бы Вы и Ваши товарищи присоединились к нам.
- Нерун, Вы хотите забрать нашего героя в свое личное пользование?
- С комиссаром Каином и 597-м Валхальским мы уже работали. Как раз здесь, на Реторте и успели стать боевыми товарищами. Другим будет сложнее освоиться у нас на кораблях.
- Возможно и так, но здесь комиссар нужен даже больше. Одно известие о его прибытии воодушевило всех солдат на "Колыбели".
- Думаю, его участие в битве будет не менее воодушевляющим. Обратиться к солдатам комиссар сможет и с борта "Искателя Истины". В любой момент, трансляцию мы обеспечим.
Эти двое торговались насчет меня еще некоторое время и даже, кажется, успели получить от этого некоторое удовольствие.
- В конце концов, Кайафас, что думаете Вы сами?
Я не колебался ни секунды. На базе мне было безумно неуютно, а к таким ощущениям я привык прислушиваться.
- Гранд-адмирал, я боевой офицер, а не дипломат. Мне привычнее быть в гуще схватки, чем ждать в арьергарде.
- Думаю, это решило наш спор, Юрсаргс?
- Ха. Будете должны, контр-адмирал.
- Сочтемся, - минбарец кивнул головой.
Подписав прямо здесь и сейчас приказы о переводе, Нерун поднял еще один вопрос.
- Инквизитор де'Винкуло, архимагос Раствайп, я хочу получить разрешение на передачу нашего обмундирования полку Каина.
- Не думаю, что ваши игрушки так уж нужны кому-то.
- Хундер, Вы видели результаты учений. Эти "игрушки" - эффективны.
- Для тех, кто умеет их использовать. И я сомневаюсь, что знакомое обмундирование будет хуже новинок. 597-й Валхальский успешен сам по себе.
- Инквизитор, это запрет?
- Нет, - казалось, Хундер только что съел лимон. - Но я сомневаюсь в разумности такого шага.
- Если кому-то будет удобнее использовать старые броню и оружие - навязывать мы не станем. Архимагос, что скажете Вы?
- Адептус Механикус разрешает разовое применение. После битвы все обмундирование должно вернуться обратно, - вопреки словам, золотая маска механикуса выражала крайнюю степень неудовольствия.
- Благодарю, Раствайп.
- А о чем, собственно, речь? - у меня было ощущение, что нас записали в подопытные крысы.
- О новом снаряжении. Броня прочнее, оружие точнее и сильнее. Плюс разные, как выразился инквизитор, "игрушки". Прыжковые двигатели, дроны, переносные орудия и энергетические щиты.
- Экспериментальная техника?
- Нет, все уже обкатано на венскейбских полках. Но на передачу другим войсковым соединениям требуется санкция, - тон Неруна говорил о том, что углубляться в тему не стоит.
***
Валхальцы с радостью восприняли новость о переводе. Не знаю, чего в этом было больше, предчувствий, как у меня, или воспоминаний о пребывании на Индре с его чудесами. Вид корабля, когда мы на челноках приближались к нему, заставил меня, да и всех остальных, включая пилотов, вздрогнуть. Громадный серебряный череп выплыл из черноты космоса и, казалось, его мертвые глазницы следили за приближающимися скорлупками, готовясь поглотить излишне смелых глупцов. По мере приближения, когда тревожащая картина сменилась ажурной спиральной конструкцией, впечатление ослабело, но так полностью и не отпустило до момента посадки. По выходу с аппарели челнока, нас встретила уже знакомая по Индре обстановка. Признаться, я уже ожидал, что внутри будет столь же мрачно, как и снаружи.
Весь полк прогнали через врачей. Минбарцы в этом стали еще быстрее, проверка большей частью занимала не больше пары минут на человека. Медицинский ауспекс, анализ результатов, пара уколов или пластырь и солдат уже выходит с распечаткой рекомендаций медикуса. Лишь в нескольких случаях бойцам пришлось задержаться и можно было предположить, что в эти случаи попал Юрген, весьма недовольный подобным обстоятельством. "Костяшки" потратили на него несколько часов, после чего мой помощник матерясь вышел из кабинета, полностью без волос и без псориаза.
С новым обмундированием солдаты освоились весьма быстро и проводили время в тренировках и военных играх, что не оставляло им столь нелюбимой мной лишней свободы. Лишь пару раз мне приходилось обращать свой взор на мелкие дисциплинарные проблемы, что несомненно было приятным изменением в сравнении с обстановкой на "Колыбели".
Через три дня случилось то, чего мы так боялись. Я как раз находился на мостике, обсуждал протоколы обороны с Неруном, когда прозвучал тревожный сигнал. Бросив взгляд на гололиты, он открыл главную командную частоту. Гололиты один за другим стали отображать пикты командиров флотов, капитанов Астартес, инквизиторов и гранд-адмирала. Несколько секунд спустя в трансляцию вклинился еще один сигнал. Фиолетовая полоса, обозначающая высший уровень полномочий, мигнув, пропала с гололита гранд-адмирала и переместилась на последнего участника. Под затемненным пиктом высветилась надпись Молот-1.
- Общее командование обороной переходит ко мне, - глубокий низкий голос явно принадлежал Астартес. - Командование флотом остается в ведении гранд-адмирала Юрсаргса.
Гранд-адмирал слегка дернул веком, но, в целом, все отнеслись к ситуации спокойно. Видно, наличие над Юрсаргсом и инквизиторами более высокого начальства не было ни для кого секретом.
- Контр-адмирал Нерун, ваши наблюдатели засекли противника?
- Да, передаю данные.
На еще одном экране появилась тактическая схема системы. Северо-западная часть окрасилась ярко-красными точками.
- Ёбаный фраг меня раздери, - слышать брань из уст обычно предельно корректного гранд-адмирала было неожиданно, - больше восьми сотен вымпелов. Двадцать три сверхтяжелых. Дерьмо грокса, это вдвое больше, чем мы предполагали. Ваша разведка, Капитан Молот, облажалась по полной! Проклятье!
- Уверен, это еще не все, - поспешил "обрадовать" Юрсаргса Нерун. - Остальная часть системы пуста, подозрительно пуста, и с вероятностью больше девяносто процентов, как только мы ввяжемся в бой, с тыла появятся рейдеры.
- Весьма вероятный ход событий, контр-адмирал.
- Конечно вероятный. Да нет, точный ход. И как мне оборонять систему с пятью сотнями и таким отставанием по классам? Фраг, это катастрофа.
- Не паникуйте, гранд-адмирал. У Вас еще станции, базы и батареи на лунах. Более чем достаточно для игры от обороны.
Внезапно в разговор вклинился Раствайп.
- Мы эвакуируем конвейер. Присутствие здесь - риск потери. Возврат после битвы.
- Нет! Добыча и обработка должна идти до последней секунды! Каждый килограмм кристаллов после окупит себя стократно, какие бы потери мы сейчас не понесли. Переместите работников на другую сторону планеты и продолжайте работу. Распорядитесь выдать им боевые стимуляторы и ускорьте темпы до максимума. Нагружайте грузовые корабли и отправляйте их в беспилотном режиме за пределы системы. Разрешаю использовать взрывчатку, сейчас не до аккуратности. Контр-адмирал Нерун, ваши люди могут помочь в добыче?
- Есть способ лучше. Мы можем использовать буровые платформы с торпед.
- У вас буровые платформы? В торпедах?
- У местных кораблей слишком серьезная броня. Пришлось импровизировать, в свое время. Решение оказалось удачным.
- Мда-а. И как долго платформы способны проработать на планете? В поле пустоты?
- Без ограничений. Наша техника построена из псиактивных материалов, так что никаких сбоев поле не вызовет. В ближайшие дни - так уж точно.
На той стороне послышался звучный металлический удар. В канале пошли помехи и связь ненадолго прервалась.
- Высылайте немедленно, все что у вас есть, - голос во вторичном канале звучал глухо. - Подозреваю и способ хранения у вас есть?
- Да. Оболочки для контейнеров может подготовить любой минбарец.
- Хорошо. Передаю под Ваше командование операцию по добыче и все грузовые корабли. Обеспечьте добычу и отправку как можно большего объема кристаллов. Гранд-адмирал, организуйте оборону. Вам нет необходимости разбить противника, лишь задержать на шесть-семь дней. На исходе этого срока подойдут основные подкрепления. Архимагос Раствайп - переключитесь на канал Д-13. Отбой.
***
- Сыновья и дочери Империума! Братья и сестры!
- Сегодня! Враг пришел к нашему порогу.
- Сильный, многочисленный, хитрый и уверенный в победе.
- Сегодня! Мы приветствуем Врага!
- Ибо от наших рук Враг познает страх и отчаяние поражения!
- Мы! Заставим небеса пылать по воле Бога нашего Императора!
- И металл кораблей отрицающих Его заплачет кровавыми слезами!
- Мы - сверкающий меч возмездия!
- Мы - знамя Его ярости, что реет над звездами!
- Мы - лучшие из Его воинов!
- В наших руках - мощнейшие из инструментов войны!
- Нет предела нашей силе!
- Во имя Бога-Императора!
- Нечестивые! Сгорят! В огне! Нашей! Веры!
Глава 53. Лобовое столкновение (4/4).
Экраны гололитов отображали корабли Абаддона с десятков ракурсов. Я наводнил систему своими "Дикобразами" и теперь передавал данные на наши флагманы и станции практически без задержки. Авгуры механикусов подобной скоростью похвастаться не могли, на таком расстоянии картинка приходила с двухчасовым опозданием, если не считать гравиметрические показания, но и там сигнал шел больше часа.
Вопреки обычной для Хаоса тактике, Абаддон разделил свои силы на девять флотов и расположил их полумесяцем недалеко от пятой планеты системы, не пытаясь приблизиться к границам охраняемого периметра. Но и наши силы держались вблизи центра системы, гранд-адмирал собирался играть от обороны, в окружении крепостей, станций и планетарных баз, и не рискуя выходить против непредсказуемого и более многочисленного противника. Ситуация зависла в призрачном равновесии.
- Чего он ждет? - Юрсаргс раздраженно постукивал кулаком о кулак. - С каждой минутой к нам приходят подкрепления, Абаддон не может не понимать этого.
- Это так, гранд-адмирал. Но в данный момент, мы можем лишь поблагодарить нашего врага за эту задержку, - раскатистый голос капитана Молота внушал уверенность в людей, да и на меня, как ни странно, оказывал влияние. - Какое бы злое колдовство не затеял Разоритель, вблизи Реторты оно потеряет свою силу.
- Он может атаковать внешние укрепления. Там защита не так сильна.
- Там есть достаточный запас кан-воидов. Но даже если их и не хватит, Разоритель лишь потратит время и силы на незначительные цели.
Взгляд циничный, но понятный и верный. Упомянутые станции, весьма посредственные в смысле вооруженности и качества, и были предназначены в качестве жертв под первую атаку. Передовой заслон, призванный позволить нам оценить силу и тактику врага. Вот только я не был столь уверен в недальновидности главнокомандующего силами Хаоса. Дюжина крестовых походов и сотни, если не тысячи, других столкновений с Империумом - не тот опыт, который можно игнорировать. Впрочем, никаких новых мыслей по существу у меня не имелось, а посему, я предпочел промолчать. Данных о враге было слишком мало, да и Молот был прав, наши силы растут с каждой минутой, а у Абаддона их не прибавляется.
Ожидание затянулось на четверть суток. За это время флагман Абаддона, "Убийцу Планет", окружило большое количество транспортных кораблей, в основном гражданских, скорее всего "реквизированных" в системе Келлбрехта. Но если Разоритель намеревался использовать эти корабли в качестве брандеров, то ответ на такой поворот был готов. Второй "Жемчужины" я допускать не собирался. Сделать варп-прыжок в окрестностях Реторты невозможно, а корабль на обычном ходу станет легкой добычей для "Звезд" и "Меченосов". Достаточно повредить двигатель с одного борта и траектория уйдет на миллионы километров от цели.
Увы, план врага оказался амбициознее на порядки. "Убийца Планет" развернулся к ближайшей планете и его ядро начало пульсировать, разогреваясь. Несколько долгих секунд оценка вражеского хода от меня ускользала. Пока я не рассчитал траекторию единственного спутника обреченного мира.
Мне было сомнительно, что этот замысел был творением самого Абаддона, ибо сложно было заподозрить того в искренней любви к небесной механике. Кто-то другой, столь же гениальный, сколь и безумный, стоял за таким решением. Здесь чувствовалась рука ученого, ставящего эксперимент, решившего воплотить теорию на стыке колдовства и науки в реальность.
- Абаддон намеревается запустить в нас луной пятой планеты, - рубанул я с плеча, открывая общий канал.
- Вы в своем уме, Нерун? Что за лхо вы там курили, чтобы всерьез о таком говорить?
- Я в своем, хаоситы - не уверен. Однако траектория луны от расчетного момента уничтожения планеты пересекает орбиту Реторты. И под очень острым углом.
Я передал на гололиты своих собеседников смоделированную картину.
- Вероятно, но в рамках текущей модели полет займет больше тридцати шести лет, - мгновенно произвел расчет Раствайп.
- Да, сомневаюсь, что Разоритель согласен ждать настолько долго. Но траектория - не случайность. Это значит, у него есть средство ускорить луну. Если я ошибаюсь, мы выясним это в течении суток. Если прав, враг начнет размещение оборонительных батарей на луне.
- Чем нам это грозит? - Молота интересовали только практические моменты, без как и почему.
- Господа, кан-воиды - кристаллы хрупкие, - ответил я устами Моксаала, своего "советника по науке". - Даже просто близкий пролет луны около планеты создаст гравитационное возмущение достаточное, чтобы разрушить все более-менее крупные друзы. А затем последует всплеск поляризованного пси излучения такой мощности, что можно будет попрощаться со всеми псайкерами в радиусе трех-четырех астрономических единиц. О том, что случится при попадании луны в планету, думать не хочется вообще.
- Средства противодействия?
- Эм, зависит от способа ускорения. Если будет двигатель, любого сорта - нарушить или, еще лучше, исказить его работу. В иных случаях - только разрушение луны. И есть еще одна проблема...
- Не тяните!
- Чем дольше луна будет набирать скорость, тем сложнее будет изменить ее курс. Если ускорение составит порядка одной десятой же, то уже через семнадцать дней у нас не останется другого варианта, кроме уничтожения луны. А через двадцать два - не поможет и оно, - свои выкладки я подкреплял формулами и визуализацией.
- Архимагос?
- Милостью Омниссии, слова служителя Моксаала не содержат ошибок.
- То есть, предатель собирается навязать нам сражение на его условиях. Змеиное дерьмо, как будто одного преимущества в силе флота было недостаточно. В какой области будет луна через шестнадцать дней?
- Здесь, гранд-адмирал, - на гололите загорелась желтым цветом грубо очерченная зона. - А вот здесь - точка невозврата, - еще одна область, примерно в миллиарде километров от первой, на сей раз красного цвета.
- Понятно. В таком случае, мы встретим их на этом участке, - Юрсаргс увеличил область примерно посередине между первой зоной и границей периметра, создал на схеме тактическую разметку и стал с пулеметной скоростью раздавать приказы. - Адмирал Бун, выдвигайте свои крепости в квадранты 113-23-19, 23-35, 39-19 и 39-35, - Юрсаргс очертил крепостями широкий квадрат, немного в стороне от предполагаемого маршрута луны. - Также, под Ваше командование поступают станции авангарда, организуйте защитный периметр. Капитан Молот, Ваш флот займет квадрант 188-27-26, архимагос Раствайп - квадрант 188-34-24, Капитан Гейген - квадрант 188-32-31, контр-адмирал Нерун - квадрант 183-31-27 - точки образовали перевернутую пирамиду, где мой флот был в нижней её вершине. - Капитан Баренфор - квадрант 171-31-14, контр-адмирал Фестарика - квадрант 171-31-40, адмирал Хаммонд - квадрант 168-27-27. Адмирал Кёль, адмирал Нойнман - на вас защита планеты от неожиданных гостей, распределите свои силы вдоль ближнего периметра обороны.
Теперь стало ясно, почему именно Пётр Юрсаргс стал главнокомандующим. Признаться, я считал его не более, чем свадебным генералом, получившим своё звание исключительно благодаря связям. Приятно, что мое первоначальное мнение оказалось ошибочным. Погрузившись в свою стихию, гранд-адмирал перестал нервничать, из голоса полностью исчезли раздражающие визгливые нотки, за его словами слышался расчет и стальная воля.
Раздав приказы основным флотам, Юрсаргс перенес свое внимание на более мелкие соединения. Гранд-адмиралу можно было посочувствовать, в данный момент ему приходилось управлять пятью отдельными ветвями космических войск, каждая с собственными особенностями и иерархией командования. Инквизиция, несмотря на внешнюю безликость кораблей Молота, металл сохранил следы спешно вымаранных или замаскированных знаков отличия и инсигний, Адептус Астартес, Адептус Механикус, Имперский Флот и мои минбарцы. Та еще смесь бульдога с носорогом. И это, если не учитывать то, что капитан Молот заявил о высшей власти в своем лице и что Аралуза принадлежала шестеренкам, а значит и оборона, по имперским регулам, должна лежать в первую очередь на их плечах. Пусть большая часть трений держалась под спудом, наличие сильного врага помогает переоценить значимость бытия главной кочкой на болоте, ситуация для командующего, без сомнений, была трудной.
***
Начало движения флотов как раз совпало с уничтожением планеты. Судя по показаниям датчиков, луч "Убийцы Планет" больше чем на четыре пятых состоял из энергии Имматериума. Это давало надежду, что атаковать Реторту напрямую Абаддон не сможет. Залп длился около сорока минут, прежде чем сердцевина планеты исчезла в глубинах варпа, а оболочка разлетелась мириадом осколков. Как я и предсказывал, луна, словно ядро запущенное спортсменом-силачом, устремилась на свой гибельный путь к Реторте. На скорости четыре километра в секунду, чуть больше, чем я рассчитывал. Но, хоть цифра и звучала внушительно, на деле, это была сущая мелочь перед миллиардами километров до цели.
Как только луна перестала пестреть бутонами взрывов, порожденных дождем из останков погибшей планеты, на нее накинулась авиация Абаддона. Фейерверк огненных лучей лазерных канонерок впился в камень, расчищая, разравнивая и сплавляя несколько сотен тысяч квадратных километров поверхности в единый монолит. Признаться, я был удивлен столь слаженной и аккуратной, можно сказать ювелирной, работой сил Хаоса. После первичной обработки, камню дали десяток часов отдохнуть, остыть и принять окончательную форму. Затем, слуги Абаддона принялись за второй этап. Канонерки выстроились в четкий линейный ордер и медленно полетели над поверхностью, подобно фабричной каретке гравируя монолит чрезвычайно сложной рунной печатью. Дело было закончено довольно быстро, но пока колдовское творение оставалось мертво.
Еще несколько часов спустя, над поверхностью луны завис флот из грузовых кораблей. Один за другим, опускаясь на высоту в несколько километров, они стали сбрасывать контейнеры, не мало не заботясь об их сохранности. Я с ужасом наблюдал, как из смятых металлических коробок в каналы печати, дымясь на горячих камнях, потекла кровь. Часть моего сознания на автомате рассчитала, что в каждый из контейнеров содержит порядка десяти тысяч человек. Мрази. Рядом с именем Эриха Вагнера, в моем личном списке ненависти появился Абаддон Разоритель и темный образ пока неизвестного "советника". Нельзя позволять этой презренной нечисти пачкать галактику своим существованием.
- Прошу разрешения атаковать грузовые корабли.
- Как Вы собираетесь это сделать, контр-адмирал?
- "Дикобразами".
- Согласно моим данным, они не вооружены.
- Таран, гранд-адмирал. Гражданские корабли хрупкие, одного-двух "Дикобразов" будет достаточно для уничтожения.
- Вы согласны разменять их на свои корабли?
- Это всего лишь крупные дроны, без экипажа, без ничего. Авгур, генератор, передатчик, двигатель, оболочка. Дорогие, не спорю, но сейчас не время считать барыши. Так что да, "Дикобразами" я согласен пожертвовать без лишних раздумий.
- А разведывательная сеть?
- Перекрывается множество раз. Плюс, я сейчас перекидываю корабли из других частей системы. Так что нет, сеть не пострадает.
Возникла небольшая пауза. Устройства механикусов эффективно защищали приватность каналов гранд-адмирала, но догадаться, что он сейчас советуется с Молотом, было несложно.
- Действуйте, контр-адмирал.
- Рад исполнить, гранд-адмирал.
Четырнадцать "Дикобразов" вышли из режима маскировки и устремились к грузовым кораблям. Гражданские скорлупки оказались не чета армейским аналогам, тонкая броня, слабые щиты и орудия защиты. Полдюжины "мясных" кораблей раскрасило космос вспышками взрывов реакторов. По меньшей мере, восемь миллионов человек пали жертвой моей атаки. Поистине прискорбно, но по мне, так погибнуть во взрыве во много раз предпочтительнее, чем оказаться жертвой демонического ритуала. И души погибших демонам не достались, в момент атаки аура пустоты изливалась сквозь квантовые зеркала на максимально доступной для меня мощности. Хер вам, твари, закуски отменяются.
К сожалению, жертв Абаддон взял с изрядным запасом. Сегмент за сегментом, гигантский сигил, начертанный людской кровью, засветился, медленно погружаясь вглубь планетоида. Я направил еще полдесятка "Дикобразов", пытаясь прервать работу печати. Увы, на сей раз силы Хаоса были начеку. Сетка выстрелов лансовых батарей, созданная плотным строем крейсеров охранения, оказалась выше моих возможностей к уклонению. Один за другим корабли погибли, так и не сумев приблизиться к луне.
- Бегите, рабы Трупа! - Абаддон, словно стереотипный злодей, анонсировал свое присутствие. - Бегите пока можете, прячьтесь в своих норах и проживете несколько лишних дней. Мне нет дела до мошек вроде вас. У вас - нет силы меня остановить. Я разрушу это богохульство пред лицом Истинных Владык! И сотру любого, кто встанет у меня на пути!
В коротком землетрясении в оболочке луны проклюнулись гигантские пасти восемнадцати кратеров. Медленно разгораясь, колдовские термоядерные котлы стали выбрасывать в пространство длинный шлейф из раскаленной материи. Ученый-еретик, эта гениальная мразь, рассчитал все верно, в момент, когда аура Реторты сможет погасить дыхание колдовской печати, станет уже поздно что-либо предпринимать.
Сутки импровизированные двигатели набирали полную мощность. Луна стонала, горы оседали, геологические плиты крошились, сбрасывая в космос каменные осколки, но она держалась, несмотря на титанические силы пожирающие ее изнутри. Итоговое ускорение оказалось выше, чем мы надеялись, двадцать восемь сотых же. Это оставляло нам шестнадцать суток до крайнего срока.
Как я и предсказывал, Абаддон начал размещение стационарных точек ПКО и щитов на луне. Час за часом пузыри пустотных полей охватывали поверхность спутника, пока не покрыли ее всю, за исключением небольших пятачков вокруг кратеров двигателей. Этим защита не ограничилась, вражеский флот занял орбиту вокруг луны, выставив вперед свой второй козырь - три монументальных халка. Разоритель не желал облегчать нам задачу, пробиться к поверхности будет тяжело.
***
- Наземная операция - наш лучший шанс, - гранд-адмирал Пётр Юрсаргс собрал совещание штаба. Он вызвал тактическую карту и сопровождал свои выкладки схемами. - Несмотря на то, что враг уже потерял четкий ордер, при любой попытке силового прорыва соседние флоты успеют прийти на помощь атакуемому соединению. Атака в лоб, на халки и стационарные орудия - несет неприемлемый уровень потерь. Мы будем обескровлены перед основным сражением, даже если луна будет разрушена.
- А таранная атака? У нас достаточно крупногабаритных кораблей.
Я заметил как несколько шестеренок недовольно переглянулись и обменялись экспрессивными фразами на неизвестном мне диалекте Техно-лингвы. Для них пожертвовать кораблем, не важно по каким причинам, было сравни кощунству. Но Молоту свое возмущение они так и не выразили.
- Рассматривалось, неэффективно. По докладу техножрецов, даже конвейер на полной скорости не сможет ни нанести достаточный урон, ни сбить луну с курса. Архимагос Раствайп, Ваша оценка?
- Вывод корректен. Судя по результатам сканирования, пустотные поля луны способны распределить до девяносто шести процентов энергии, даже при прямом столкновении. Результат неадекватен потерям.
- Что оставляет нам первый вариант.
Настойчивость гранд-адмирала была понятна. Наземные войска были сильным аргументом с нашей стороны. Одиннадцать рот Астартес, полсотни когорт Легио Кибернетика, несколько "игрушек" Центурио Ординатус, легион Коллегии Титаника и в общей сложности три дивизии Гвардии - крестовые походы часто велись куда меньшими силами. И лучше воспользоваться этой силой, чем гробить корабли в безнадежном бою.
- Согласен, - упало тяжелым грузом слово Молота. - У Вас уже есть план?
- Естественно, - гранд-адмирал разве что не фыркнул. - "Раскаленные небеса" атакуют второй флот противника, "Благословенный дух" - шестой. Обе цели слабее наших флотов и они запросят помощь. Следом "Вален" и "Молот Императора" атакуют четвертый флот, уводя его от луны. Это создаст достаточную брешь для прохода "Китов" под прикрытием авиации и эскорта.
- Предлагаю для высадки использовать "Звезды". А на "Китах" доставить уже вторую волну.
- На "Звездах" мало пространства для десанта.
- Зато есть внешние подвески.
- Параметры захватов?
Несколько минут штаб оценивал переданные данные.
- Капитан Молот?
- Идея хороша. Особенно учитывая отсутствие возможности телепорта.
- Превосходно. Предложение принято. Цели первой волны - укрепления, орудия и щиты в этих позициях. Это создаст достаточный коридор для безопасного прохода "Китов". Вторая волна закрепит плацдарм и скорейшим маршем выступит к двигателям этой проклятой Императором луны. Третья волна доставит "подарок" от механикусов. Архимагос, каков статус готовности вашего устройства?
- Все будет сделано к моменту начала сражения.
- Превосходно. Адмирал Хаммонд, капитан Баренфор, после высадки первой волны, атакуйте ближайший халк. Даю авторизацию на использование орудий "Нова".
Озвученная гранд-адмиралом тактическая схема значительно уменьшала риск для флота в предварительном сражении и давала возможность быстро отступить на подготовленную позицию, где уже и встретить врага во всеоружии, под прикрытием крепостей и станций защиты. Однако, я сомневался, что ход мыслей Юрсаргса станет сюрпризом для Абаддона и этот расклад меня тревожил. С другой стороны, особо вариантов у нас не было. На нашей стороне весов - преимущество в наземных силах, стационарная защита и предсказуемый маршрут противника, на стороне Хаоса - более мощный флот, ракшасова луна и халки. При удаче, враг лишится главного козыря и второй будет ослаблен. Риск того стоил.
- Контр-адмирал Нерун, архимагос Раствайп, минные поля готовы?
- Да, все согласно схеме.
- Текущий запас мин размещен. Мы продолжаем усиливать поля по мере изготовления новых.
- Принято. Контр-адмирал, через шестьсот минут сворачивайте минирование и возвращайте корабли в свой квадрант.
***
- Мастер Моксаал, каков статус операции на Реторте?
- Немногим больше четырех тонн в час, капитан. Отклонений не предвидится, техника работает в заданных параметрах.
- Доставка? - в тоне капитана Молота чувствовалась просто убийственная аура. Механикусов и инквизиторов впереди явно ждет еще один тяжелый разговор.
- Проблем нет. Инкапсуляция надежна.
- Есть возможность еще ускорить добычу?
- Минимально. Всю добывающую технику мы уже использовали. К сожалению, новые буровые платформы на коленке не склепаешь.
- А переделать машины шестеренок?
- Уже сделано. К сожалению, они слишком, хм, деликатны.
- Направьте несколько десятков тонн на корабли.
- Будет исполнено. Могу я предложить дополнение к этому?
- Говорите.
- Есть возможность переснарядить боевую часть ракет на "Актиниях". Против кораблей Хаоса эффект будет чрезвычайно разрушительным.
- Требуемый объем?
- Тридцать две тонны. Больше все равно не успеем подготовить.
- Действуйте. Сейчас нам требуется любое преимущество, которое мы можем получить.
- Есть, капитан.
"Искатель Истины", линейный крейсер класса "Кракен". Кайафас Каин.
Пусть раньше у меня и были сомнения в правильности сделанного выбора, но за последние полдня они развеялись. Если кому-то могло показаться странным, что сейчас, посреди битвы, я ощущал себя в большей безопасности, чем на космической базе в глубоком тылу, то он явно не бывал на таком сооружении под обстрелом. Беспомощность, которую ощущаешь, наблюдая сквозь иллюминаторы, как сектор за сектором станция разваливается на куски под потоком крупнокалиберных снарядов и ты ничего не можешь сделать - не то ощущение, которое я хочу испытать вновь. На корабле, по крайней мере, чувствуешь некую причастность.
Уже трижды вражеский флагман полосовал космос выстрелом из своего чудовищного главного калибра. Яркий разноцветный луч бил на миллионы кломов, с легкостью пронзая любые щиты. Несложно было представить, как такой выстрел попадает в практически неподвижную станцию и что с ней после этого происходит. Другое дело - корабли, особенно минбарские, чьи скорость и ажурные, хищные обводы заставляли все остальные суда казаться неуклюжими и тяжеловесными утюгами. С губительной траектории они уходили с изяществом балетных танцоров.
На мостике, куда меня любезно пригласил контр-адмирал Нерун, то, что снаружи идет жесточайшее сражение, не ощущалось совсем. Если бы не тактическая схема на центральном гололите и пикты разлетающихся кораблей на других экранах, можно было представить себя в зале экзотического ресторана, чей хозяин увлекся космической тематикой. Особо это чувство подчеркивали стоявший на галерее накрытый стол с закусками, поднесенная юнгой изящная чашка с танной и звуки красивой классической музыки витавшей в воздухе. Я даже успел мельком пожалеть, что не пошел в свое время во флот.
Контр-адмирал Нерун управлял своим флотом не утруждаясь голосовыми командами и лишь изредка обмениваясь фразами на высоком готике с капитаном "Искателя". Насколько я понимал мельтешение рун на тактических картах, минбарцы высоко держали марку, сдерживая натиск предателей практически без потерь. Нет, конечно, бой не был односторонним, я бесконечно далек от того, чтобы недооценивать силу предателей, скорее наоборот, но минбарцы, даже выходя из боя, делали это, как правило, одним куском, после чего своим ходом отступали для ремонта к крепостям.
Несколько раз "Искателя" настигали абордажные торпеды, по словам капитана, таившиеся в скрытом режиме. К несчастью для нападающих, на другой стороне люка их каждый раз поджидал шквал огня из орудий дронов и роботов "костяшек". Гвардию капитан так ни разу и не побеспокоил, а мой лазпистолет надежно покоился в кобуре. Что меня, естественно, более чем устраивало.
Я откинулся в кресле и, качая ногой, мечтал о том, чтобы весь бой для меня прошел именно так. Типично, что именно в этот момент моя Фортуна решила напомнить о себе. Корпус корабля содрогнулся от серии попаданий, музыку сменил вой сирен и мостик окрасился в оттенки красного. Я инстинктивно кинулся подхватить взлетевшую в воздух чашку, но столик уже охватила голубая аура стазис поля, создавая слегка сюрреалистическую картину. Удобно, хотя по мне, растрачивать такую технологию на сохранность закусок было откровенным пижонством.
Тактическую схему на центральном гололите сменила схема корабля, во множестве мест окрашенная в желтый и красный цвет. Согласно ей, мы потеряли два двигателя и часть внешних элементов. Как я не вглядывался в руны, понять, чем являются эти "паруса", так и не смог. Минбарцы, на удивление, встревоженными не выглядели, все также спокойно отдавая приказы и принимая отчеты. Про себя такого я сказать не мог. Мои ладони вспотели и зачесались. Я бы уже мчался в сторону шаттлов и только осознание, что без команды капитана никто не взлетит, удерживало меня на месте.
Следующая серия попаданий заставила уже всю схему запестреть красными пятнами, из двигателей рабочим остался только один, большая часть орудий оказалась выведена из строя и только центральный модуль еще держался в голубом спектре. Я подошел ближе и уже собирался заговорить с Неруном, когда тот вызвал другой корабль.
- Каперанг Сайлен, "Искатель Истины" больше не может выполнять роль флагмана, принимайте командование флотом на себя. Передаю командные коды.
- Принято, контр-адмирал. Меж свечой и звездой, Нерун.
- Меж свечой и звездой.
От короткого обмена фразами, мой затылок похолодел. Воображение сразу нарисовало картину, как Нерун стоит заложив руки за спину, пока корабль несется на таран флагмана Абаддона.
- Корхат, ты знаешь, что делать. Удачи.
- Да, контр-адмирал. Благодарю, вам тоже.
- Кайафас, - Нерун обернулся ко мне, - быстро, за мной.
- А... - Я на секунду замешкался.
- Что? Вы думали, что мы останемся здесь пафосно умирать? Ха. Это слишком большой подарок нашим врагам. Вперед, комиссар.
Минбарец широким шагом направился прочь с мостика и мне пришлось припустить бегом, чтобы нагнать его. Пройдя пару коридоров, Нерун остановился перед круглым бронированным люком. Несколько команд на загоревшейся в воздухе голопанели и тот открылся, сопровождаемый громким шипением и струями пара. Впереди волной включившиеся лампы ярко осветили светло-бежевый салон с рядами десантных кресел.
- А вот и наш извоз. Вперед, Кайафас, проходите, устраивайтесь.
- А полк?
- Эвакуация уже объявлена. Наверняка они уже возле челноков. Хотите связаться с ними? Переключитесь на белый-пять.
Пока Нерун включал приборы челнока и прогревал двигатели, я перенастроил вокс на новую частоту и вызвал Регину Кастин.
- Полковник, как вы, выбрались?
- Комиссар, рада вас слышать. Да, все хорошо, грузимся в челноки, потерь нет. Хотя, это была та еще пробежка. Через несколько минут взлетаем. Как вы сами?
- Эвакуируюсь вместе с контр-адмиралом.
- Это хорошо. Удачи, комиссар! Император защищает!
- Император защищает! И вам удачи, Регина. Отбой.
Пока челнок готовился к взлету, к нам присоединилось десятка два дронов и два отделения из венскейбских гвардейцев. Последний из них втиснулся ровно перед закрытием люков.
Даже несмотря на то, что я надежно закрепил себя в сбруе кресла второго пилота, пинок стартовых двигателей заставил меня сжать зубы от боли. Но я более чем был согласен потерпеть, лишь бы не давать лишнего шанса вражеским кораблям поймать нас в прицел.
Минут пять спустя, давивший мне на грудь груз исчез и я смог, наконец, сфокусировать внимание на картине за стеклом фонаря. К моему удивлению и легкой панике, шаттл направлялся к одному из халков.
- Я думал, мы эвакуируемся.
- Ха. С этим возникли небольшие проблемы. Позади - враги, которые жаждут докончить дело и единственное, что их удерживает от стрельбы - большая часть выстрелов попадет по халку. И тот самый халк впереди - который сделает из нас хорошо прожаренный шашлык, как только восстановятся ослепленные "Новами" ауспексы.
Нерун увеличил на экране кормовую часть халка. Неподалеку от двигателей, были припаркованы несколько эскортных кораблей, на первый взгляд абсолютно нормальных, если не считать грубо намалеванных восьмиконечных звезд. Скорее всего, предатели захватили их совсем недавно.
- Вот он, наш билет отсюда. Осталось лишь захватить один из них и скрыться. Большая часть охраны должна быть сейчас в окрестностях контрольных центров, должно быть несложно.
- Но у нас ведь нет экипажа.
- На то, чтобы вести бой - да, экипажа нет. А вот просто сбежать - нам вполне по силам.
- Это хорошая новость.
- А плохая в том, что нам перед этим придется уничтожить или захватить те самые контрольные центры. Если не хотим сразу по взлету получить залп в спину.
- Ну что же, придется погеройствовать, - я с трудом выдавил из себя улыбку. - Мне не привыкать.
- Точно, комиссар. У нас пятнадцать минут до цели, в салоне есть броня и оружие, советую снарядиться.
Я счел за благо последовать совету контр-адмирала. Мой "Потрошитель", как и броня, к сожалению, остались в каюте и я надеялся найти здесь хоть какую-то замену. Оружейный шкаф меня порадовал, на захватах висело несколько цепных мечей "Druzhba". Я уже успел испытать эту модель за время пребывания на "Искателе", это было надежное и смертоносное оружие, хоть и слишком легкое, на мой вкус.
Открывая шкаф с броней, я ожидал увидеть обычные бронежилеты, с поправкой на дизайн "костяшек", вместо этого, на меня смотрела незнакомая модель полного бронекостюма, да еще и слишком маленькая по размеру. Похоже, даже минбарцы не избежали известной болезни армии.
Видя мое замешательство, один из венскейбских солдат отцепился от кресла и подошел ко мне.
- Комиссар, сержант Март. Позвольте помочь, сэр?
- Похоже, здесь помогать уже нечему, - я снял бронекостюм с креплений и поднял перед собой. Высокотехнологичное изделие закрывало, дай Император, две трети моего тела.
- Нет, сэр, есть. В отличии от стандартных экзоскелетов, которые подгоняются под солдата сразу, этот - аварийная модель. Дозвольте.
Сержант взял бронекостюм у меня из рук, перевернул и нажал что-то в панели на руке. Тот развернулся, превращаясь в причудливое насекомое, поблескивающее рядами голубых индикаторов.
- Разденьтесь до белья, комиссар.
Как бы мне не хотелось влезать в "это", отсутствие брони на захваченном Хаосом халке - практически самоубийство. Выполнив требуемое, я вставил ноги в указанные сержантом места и продел в "рукава" руки. Как только я захватил пальцами рукояти, костюм защелкал, собираясь на мне в единое целое. Процесс длился едва ли с десяток секунд, по окончании которого у меня перед глазами загорелась надпись: "Соединение с вокс-капсулой - выполнено. Щит - 100%. Сенсоры активны. Аптечка - 100%. Аварийный запас кислорода - 30 минут. Температура - 24 градуса. Все системы работают нормально. Повреждений нет. Легкий аварийный бронекостюм 'Кризис' к использованию готов". Как только я прочитал надпись, она поблекла и ее сменил тактический интерфейс. Я оглядел себя, и в очередной раз удивился, костюм непонятным образом разросся и полностью закрыл мое тело рядами плотно прилегающих черных пластин. Размяв плечи и ноги, я взял в руку меч и сделал несколько пробных взмахов в стандартных позициях. Не знаю, насколько эта броня сможет меня защитить, но по крайней мере воевать она мне не мешает. Я поблагодарил сержанта, надел поверх брони форменную шинель и фуражку, взял несколько запасных батарей для лазпистолета и вернулся в рубку.
- "Кризис"? Хороший выбор.
- Выбор?
- Не заметили? На другой стороне была стандартная броня. В любом случае, переодеваться уже поздно. До халка - две минуты.
Достигнув слепленного из десятков судов остова, Нерун направил шаттл вглубь, через хитросплетения огромных труб, разрывов брони и каменных обломков. Через несколько минут блужданий, он пришвартовал наш транспорт кормой к выбранной по одному ему известным параметрам переборке. За открывшимся люком нас встретила сплошная металлическая стена.
- Рядовой Макгиммик, организуйте нам вход.
- Так точно, сэр.
Рыжеволосый солдат отцепил с пояса широкую катушку и подошел к стене. В несколько уверенных движений он очертил на металле белой лентой направленной взрывчатки прямоугольник.
- Подрыв!
Со звонким хлопком в переборке образовалась борозда в десяток сантиметров глубиной, силы взрыва оказалось недостаточно для того, чтобы пробить стену насквозь. Солдат хотел повторить процедуру, но контр-адмирал остановил его.
- Достаточно, рядовой.
- Есть, сэр.
Нерун вышел вперед и металл заскрипел, сминаясь. Еще несколько секунд и кусок переборки влетел внутрь темного коридора. Солдаты нервно переглянулись, да и я почувствовал себя неуютно. Общаясь с Неруном люди, и я в том числе, слишком быстро забывали, что он еще и внушительной силы псайкер.
Как только мы вступили во тьму, костюм включил ночной режим, постепенно окрасив стены в оттенки голубого и серого. Непривычно, но удобно. Несколько дронов пролетели мимо моей головы и исчезли в глубине коридоров. В отличии от света, воздух и гравитация на халке присутствовали. Последняя была даже немного больше стандарта, судя по моим ощущениям.
- Поспешим. Ближайший контрольный центр там, - Нерун махнул рукой и у меня на карте высветилась извилистая желтая линия. - Я уже назначил точки встречи для ближайших к нам команд. Отряд, схема "Копьё". Я в авангард, комиссар, вы в центре.
- Контр-адмирал, что с остальными? Много из наших достигло халка?
- Валхальцы - все. Повезло вашим, комиссар. У венскейбских ребят удачи оказалось меньше, но потери небольшие. Две роты высадились в полном составе, третья и четвертая недосчитались по взводу.
Контр-адмирал сразу взял высокий темп, словно танк расшвыривая по сторонам обломки и мусор. Минут через десять такого забега мы расслабились, больше думая о том, куда поставить ногу, чем ища противника. И, разумеется, тотчас поплатились за это.
Моё чувство опасности взвыло, раскаленными иглами ударив по ладоням. Я еле успел отскочить, когда секция пола провалилась вниз, вместе со стоявшим на ней Макгиммиком. Отряд оказался разделен широким проломом. На моих глазах подрывника поглотил сплошной шевелящийся ковер из живых существ. Уже знакомых мне существ, я бы даже сказал, излишне знакомых. В подтверждение моих мыслей, из дыры поперли ряды когтистых и шипастых тварей.
- Тираниды! Зажигательными! Пли!
Исполняя команду контр-адмирала, солдаты превратили пролом во вход в преисподнюю, но это не остановило тварей, что волной перли вперед, прямо по рассыпающимся от жара останкам своих собратьев. Новые секции пола стали обваливаться, обнажая пульсирующие выросты из плоти. Похоже, нам "посчастливилось" наткнуться на гнездо.
- Отступаем! Сержант, ведите своих людей по обходному пути "Тэта-три". Встречаемся на точке "Гамма".
- Есть, сэр!
Без предупреждения, панели потолка начали падать, предваряя поток из труб и тяжелых кусков машинерии. Свора гаунтов оказалась погребена под металлическим мусором. Нерун взял с бедра термическую гранату, и, активировав ее ударом об бедро, кинул в завал. Пара секунд и раскаленный металл потек вниз, окончательно запечатывая баррикаду.
- Это ненадолго задержит их. Вперед.
Я был более чем счастлив последовать этой команде. По эту сторону завала нас осталось четверо, если не считать нескольких дронов. Слишком мало на мой вкус, чтобы чувствовать себя комфортно, особенно с такими тварями за спиной.
Мы бежали плотной группой, периодически перепрыгивая располосованные Неруном тела тварей. Через пару кломов, укол в ладонях заставил меня остановить наш забег. Как уроженец города-улья, я прекрасно чувствовал окружающие тоннели и путь выбранный Неруном был неверным.
- Стоп! В той стороне тупик. Нам следует пройти через правое ответвление.
- Судя по ауспексу, как раз справа прохода нет. Комиссар, есть причина, по которой мы должны выбрать этот путь?
- Чутье, контр-адмирал, - я понимал, что мой аргумент прозвучал слабо, но никакое рациональное объяснение на ум не приходило
Нерун выдержал короткую паузу, раздумывая.
- Хорошо, значит правый коридор. Меллори, мины.
Пока солдат выполнял приказ, мы стояли, направив в темноту коридора дула своего оружия.
- Контр-адмирал...
- Вы живы, - ответил на мой невысказанный вопрос Нерун, - Будь ваше чутье пустышкой, этот разговор не состоялся бы.
На наше счастье, обнаруженный ауспексом Неруна тупик оказался всего лишь лабиринтом из выгнутых взрывами слоев обшивки. Узко, но вполне можно протиснуться. Через несколько спокойных кломов пути, мы достигли точки "Альфа", где я был счастлив увидеть распахнутые шинели 597-го.
- Майор Броклау, рад вас видеть.
- Взаимно, комиссар. Вы не знаете, что с нашими?
- Минуту, - я обновил данные по отрядам. - Фраг! Кроме вас, почти все наши отряды наткнулись на серьезное сопротивление. Взвод лейтенанта Периш попал в засаду и полностью уничтожен. Полковник потеряла половину бойцов. Сулла пока справляется, но и у нее есть потери. Проклятье! Контр-адмирал!
- Да, комиссар, знаю. Я уже изменил маршруты отрядов, поддержка в пути.
Нерун скинул мне тактическую карту. Чувства, которые я испытал глядя на нее, были смесью облегчения и тревоги. Да, попавшие в беду отряды вскоре получат помощь, вот только это означало, что нашей группе подкрепления в ближайшее время не светят.
- Танны, сэр? - около меня незаметно возник мой помощник, протягивая походный термос.
- Благодарю, Юрген, - я был искренне рад увидеть его.
Взяв у него емкость с исходящим паром напитком, я открыл шлем и сделал несколько больших глотков. Как раз то, чего мне сейчас не хватало.
- Ок, солдаты, подъем! Привал окончен. Выдвигаемся на точку "Гамма".
***
Тоннель вывел нас на один из верхних уровней ярко освещенного ангара. Контр-адмирал подошел к краю короткой грузовой рампы, присел и поднял к плечу кулак, призывая к скрытности. Аккуратно приблизившись к Неруну, я огляделся. Внизу, ровными шеренгами перед командиром стояли солдаты. Вот только радости это мне не добавило. Несколько десятков штандартов с восьмиконечной звездой вокруг подиума четко обозначали принадлежность этого воинского соединения.
И это не было ни обычное культистское отребье, ни солдаты-изменники, быстро терявшие всякое подобие организованности. Дивизия хаоситов внизу демонстрировала четкую выучку, дисциплину и единое обмундирование. Словно кривое отражение Гвардии, каждый из этих солдат держал в руках лазган или автоган, одет в бордового цвета шинель и шлем. Кроме этого в ангаре стояли десяток украшенных рунами Хаоса Химер, а по периметру прохаживались патрульные отряды. К нашей удаче, все лестницы на верхний уровень были обрушены и охранения здесь не наблюдалось.
- Фраг, - прошептал я, когда мы отступили вглубь тоннеля. - Нам не пройти сквозь них.
- Согласен. Нас слишком мало для этого. Предложения?
- Пойти в обход? - спросил майор.
- Нет. Я уже проверил дронами, все ближайшие пути, кроме этого, заблокированы и заминированы.
- Можем устроить диверсию на нижнем уровне. Заложим взрывчатку и похороним их в тоннелях.
- Как вариант подходит. Но эти выродки демонстрируют хорошую выучку. Держу пари, оставшихся солдат нам хватит с лихвой. Даже треть дивизии с Химерами надежно заблокируют проход на другую сторону.
Обсуждение длилось еще минут десять, но мы так и не нашли надежный способ проникнуть на другую сторону ангара.
- Итак, - Нерун стукнул по колену, - у нас не хватает сил ни для одного из планов. Значит, мы найдем того, у кого эти силы есть. Комиссар, вы помните гнездо тиранидов, на которое мы наткнулись? Броклау, вы тоже на своем пути видели скопление этих ксеносов, так?
- Да, сэр.
- Решим одну проблему за счет другой. Отсюда, - по мере отмечал на карте цели, - устраиваем диверсии, как по первому плану. В этих залах строим заставы. Нам требуется втянуть врагов в бой, задержать на десяток минут. Тоннель и этот коридор - минируем. Сомневаюсь, что нам удастся выманить одну из Химер, но, если выйдет - подрываем тоннель сразу, как только она проедет внутрь. В противном случае, выжидаем пятнадцать минут с момента начала атаки. Рядовые Ричард и Мортис, ваша задача - раззадорить и провести эту группу ксеносов до первого зала. Лейтенант Хелхат - на вас вторая группа и второй зал соответственно. После выполнения задачи, группы отступают сюда. Майор Броклау, проследите за безопасностью путей отхода.
Добровольно оказаться между молотом и наковальней. Просто чудесный план. Я невольно стал осматриваться в поисках щелей, куда можно будет забиться, пока остальные совершают форменное самоубийство. Мое чутье помогло мне обнаружить несколько неплотно закрытых служебных тоннелей, ведущих в соседнюю секцию халка и я мысленно отметил их на карте.
Поначалу план контр-адмирала работал как хороший хронометр. Выстрел нашего снайпера поразил командира одного из вражеских полков, выведя хаоситов из себя. Они охотно ринулись за предложенной приманкой, хотя, как мы и предполагали, порядка половины дивизии осталось в охранении. Заманить Химер в ловушку не вышло, но Нерун с помощью дронов умудрился взломать когитатор одной из них и открыть огонь, успев хорошо проредить оставшихся в ангаре хаоситов и нанести серьезные повреждения нескольким машинам, прежде чем "предательницу" уничтожили. Загонщики привели лаву биологического оружия ровно в назначенный момент. Казалось, плану сопутствует успех.
Все изменилось, когда из широкого тоннеля на другом конце ангара выкатились три "Адских гончих". Сгустки горящего прометиума отрезали наши отряды друг от друга и заставили метаться по помещениям в поисках укрытий. На воксы пришел приказ об отступлении, вот только те пути, что были намечены изначально, оказались забиты тварями, их оказалось на порядок больше, чем мы рассчитывали. Окончательно план рухнул, когда одну из стенок ангара смяли когти огромного тиранида, сопровождаемого выводком своих родственников, несколько уступающих ему в размере.
Сражение для нас разбилось на череду локальных котлов, где солдаты оборонялись группами по три-четыре человека. Контр-адмирал Нерун полностью раскрыл свою силу, без разбора разрывая хаоситов и тварей на истекающие кровью или ихором куски, но везде поспеть не мог. В