Илла Ноиман: другие произведения.

Территории любви часть 1-7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это истории об ангелах - Хранителях и любви. О их друзьях, которые живут на Небесах , на Земле и даже в Преисподней. О нас с вами и ещё много о чем. Это сказки, мечты. Но я верю, что всё хорошее, что мы имеем в реальной жизни, начиналось с мечты, со сказки. И я верю, что пока кто-то читает добрые сказки - ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО.


   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
   ИВАН ДА МАРЬЯ.
  
  
   "Ох уж эта парочка", - Старшая даже потрясла головой, чтобы прогнать крамольные мысли. - "Ну что с ними делать? Вот ведь расселись. Хихикают. И еще собаку с собой опять притащили"
  
   - Я сколько раз говорила, - Старшая как можно более грозно сдвинула брови. - Пса оставлять за дверью.
  
   - Ну, Арина, ну ты же знаешь его, - протянул Алекс. - Он же никому отказать не может. Его же там так закормят, что нам потом два дня придется его лечить.
  
   Рекс протиснулся мимо Ники и Алекса, уложил свою большую голову на колени первой и обвил хвостом ноги второго. Никуда его не выгонят - это он точно знал. Каждый раз одно и тоже.
  
   - Ладно, - вздохнула Старшая. - Знаете, паршивцы, что я вас даже выгнать не могу. Хорошо работаете. - Алекс и Ники согласно закивали головами.
  
   "А ведь правда - хорошо работают. Четыре пары собрали вместе. И какие пары - комплекс на комплексе и комплексом погоняет. Даже их собственные Хранители руки опустили. А этим шалопаям удалось. И всего за год... " - подумала Старшая.
  
   - Новое задание. Учтите - не из легких. У обоих подопечных - характер еще тот, железный. Придется попотеть. - и Старшая протянула Хранителям толстую папку.
  
   Ники, как всегда, развалилась в кресле, вытянула свои длинные ноги и начала почесывать Рекса между ушей. Рекс, как всегда, сделал вид, что ему страшно нравится, когда ему треплют уши, и что все эти людские проблемы его совсем не интересуют. Алекс, как всегда, уселся за рабочий стол и открыл папку.
  
   - Та-а-а-к - что мы имеем. Иван Царёв. 32 года. Технарь. А это что... Интерпол? Да как его туда занесло? И ещё три ранения... Мария Новикова. 28 лет. Врач - психотерапевт. Бл-и-и-и-н .- выругался Алекс человеческим словцом, которое подцепил на земле.
  
   -Что? Что там? - Ники заинтересованно подалась вперёд.
  
   - Да болячка какая-то у неё. Что-то с сосудами. Лопаются. Может прожить до глубокой старости, а может умереть прямо завтра. Живет всю жизнь, как на мине замедленного действия. Да. Влипли мы с тобой, - Алекс расстроено откинулся на спинку стула.
  
   - Что, синдром "Я-со- всем-справлюсь-сам"? - Ники тоже тяжело вздохнула.
  
   - Ага. Плюс "Я -никому -не могу - позволить - из-за - себя - страдать". Причём у обоих.
  
   - Влипли, - констатировала Ники.
  
   - Ещё как, - подумал Рекс.
  
  
  
   Иван со злостью стукнул дверью аудитории.
   "Ну какого черта? Ну на кой мне сдались эти курсы повышения квалификации? И чего это командиру ударила блажь в голову отправить меня на них? Да я сам их могу читать!"
  
   Зверски хотелось курить, но - нельзя. Простреленное легкое - это прострелянное легкое. Командир узнает - вмиг с работы выгонит. И так с трудом медкомиссию прошел. Но окончательно Ивана добила эта лекция по психотерапии. Вот уж нужна она ему - как рыбке зонтик. И лекторша опаздывает. А в аудитории, набитой такими же здоровыми лбами, как он сам - уже совсем нечем было дышать.
   "Ладно. Погуляю в вестибюле. Если через десять минут не придет - смоюсь", - подумал Иван.
  
   Но входная дверь хлопнула, и в вестибюль почти вбежала девушка с потрясающими солнечными волосами.
  
   Ники и Алекс, примостясь на подоконнике, с интересом и надеждой наблюдали за развитием ситуации. У их ног, в обнимку с Рексом, сидели Харл и Семен - хранители Марьи и Ивана.
  
   - Ну что? - прошептал Семен. - Сейчас они увидят друг друга и всё будет о'кей. Зря я, что ли, его командира почти месяц уламывал, что бы он Ваньку в эту дыру отправил...
  
   Вся компания затаила дыхание.
  
   Иван увидел Марью. Марья увидела Ивана. И...как-то странно вытянувшись вверх, вскрикнула и стала падать. Иван и Харл рванулись вместе. Харл чуть-чуть задержал падение , Иван успел подставить руки под легкое, истекающее жизнью тело девушки.
  
   ******************************************************************
   Марья смотрела из воды на Ивана, и ей было больно.
  
   Месяц назад, придя в себя в больнице, первое, что она увидела - это было какое-то растерянно лицо незнакомого парня. Впрочем, нет. Она его где-то видела...Ну да.. Она вбежала в учебку, опаздывая на эту дурацкую лекцию, на которую непонятно зачем её оправил шеф, увидела, как он мыкается у входа и ... мир рухнул в какую-то синюю мглу.
  
   "Где на этот раз?" - вяло подумала Марья.- "Вроде, серьёзно"
  
   Парень нагнулся над ней и испуганно забормотал
   - Всё будет в порядке. Вы просто переутомились. Потеряли сознание...
  
   - Где...
  
   - Что где?
  
   - Где ...доктор?
  
   - А. Сейчас, сейчас,- и парень пулей вылетел из палаты.
  
   Юрий Иванович пришел быстро.
   - Где на это раз? - Марья чувствовала полное безразличие. - Ну, опять накачали успокаивающими, - подумала она.
  
   - В районе аорты. Ничего. Обошлось. Полежишь недельку, и всё будет в порядке.
  
   Юрий Иванович никогда ей не врал. Раз сказал, что обошлось - значит, так и есть. На это раз.. А на следующий... Но на эту тему не надо думать. Просто не надо думать, и всё. Это Марья прекрасно умела делать. Недаром в психотерапевты пошла.
  
   Неделя прошла быстро. Выяснилось, что парня звали Иван, и он простой инженер, который приехал на курсы к ним в город. Ему Марья объяснила, что действительно просто грохнулась в обморок от переутомления. Незачем ему знать, что, как и почему.
  
   Потом он забрал её из больницы и каждый день стал бегать по вечерам к ней домой. Просто посидеть, поболтать. Он даже цветы ей ни разу не принёс.
  
   К дому Марьи почти впритык подходило озеро. Марья плавала в нем, но Ивана так и не уговорила составить ей компанию. Он просто охранял её, лежа на берегу и задумчиво жуя стебельки травы.
  
   Вот и сейчас Марья заплыла на середину озера и оттуда смотрела на него. И ей было больно.
  
   "Ну когда же ты уедешь. Ну сколько можно. Я же больше не выдержу. Я же ...люблю тебя, но ты должен уехать. Ты большой, ты сильный, ты говорил мне, что часто ездишь по командировкам. Тебе нужна жена, которая бы ждала тебя. Чтобы у тебя был дом, в который хотелось бы вернуться. А я не могу обещать тебе, что дождусь, что ты всегда найдешь меня на месте. Уезжай. Так будет лучше для нас обоих...Я не могу иначе. Это будет нечестно."
  
   Иван в который раз за этот месяц сидел и любовался Марьей. Боже...Как она прекрасна...Такая девушка... Да он и не представлял себе, что существует такая красота...Каждый день он говорил себе, что всё - в последний раз, надо это прекращать... Что эта прекрасная девушка заслуживает хорошего, надёжного мужа, а не такого, который будет всегда уходить неизвестно куда без всяких гарантий на возвращение. И ходил, ходил, ходил...
  
   Но сегодня - эта встреча действительно последняя. Через три часа его самолёт, и сегодня он простится с Марьей. Иначе нельзя. Иначе просто нечестно.
  
   - Алекс!- кричала Ники.- Ну что же ты сидишь? Сделай же что ни-будь. Он же сейчас уйдет! Да хоть притопи её!
  
   - И что? - Алекс устало покачал головой. - Ну, он вытащит её и всё равно уйдет, а она его не остановит. Мы сделали всё, что смогли. Они любят друг друга, но как заставить их перестать жертвовать друг ради друга?
  
   - Нет, - топнула ногой Ники.- Нет. У нас ещё целых три часа. Мы должны что нибудь придумать. Обязаны.
  
   Через час Иван уходил от Марьи. Прощание прошло спокойно. Марья беззаботно помахала ему рукой и побежала в дом: "А то на улице резко похолодало".
  
   "Сейчас схвачу такси и в аэропорт. И всё. Хватит. Перетерпишь. Боже - как больно... Да, это тебе не пуля в грудь. Но тогда перетерпел - и сейчас сможешь..."
  
   Иван еле успел увернуться от колес скорой помощи, которая, воя и скрежищя тормозами, вылетела из-за угла и остановилась у калитки марьиного дома. Из машины выскочили врач и медсестра и бросились в дом.
  
   У Ивана ноги приросли к земле. Он хотел бежать к Марье, но не мог сдвинуться с места. Только через минуту увидел, как живая и здоровая Марья провожает медиков к машине.
  
   - Извините, Юрий Иванович. Ну, я не понимаю - кто мог вам позвонить. Да всё в порядке... Да за месяц даже синяка нигде не было...И голова не кружится... - бормотала Марья, оглядываясь по сторонам.
   "Меня ищет", - понял Иван и поглубже спрятался в тень. Скорая уехала. Марья, убедившись, что Ивана нигде нет, быстро ушла в дом.
  
   Иван Царев, майор элитного подразделения Интерпола по борьбе с терроризмом, специалист по обеспечению технической поддержки всех операций упомянутого формирования, еще несколько минут постоял в тени, а потом развернулся и побежал в ту сторону, куда уехала скорая.
  
  
   - Ты гений.- Ники висела на шее Алекса и болтала от восторга ногами.- Нет, правда, гений. Да он сейчас всю больницу перевернет вверх ногами. И никуда не уедет, пока не разберётся - а с чего это врач, лечивший его любимую от "простого обморока", несётся ночью к ней от звонка соседей. Рекс! Иди сюда. Оближи нашего гения...
  
   Алекс отмахивался от восторгов Ники и облизываний Рекса, но довольная улыбка так и лезла ему на лицо.
  
   "Да, неплохо получилось... Ну, не гениально, но прямо скажем - неплохо", - думал он.
  
   Марья проснулась поздно. Вчерашний день вымотал её и лишил последних сил. Прощание с Иваном, потом эта скорая...
  
   "Слава богу, хоть Иван успел уйти. И слава богу, всё кончилось... Теперь потихоньку, очень осторожно будем приходить в себя. Ничего. Всё пройдет", -уговаривала себя Марья, выходя на крыльцо. Она чуть не упала, споткнувшись об огромный букет, да что там букет - копну цветов, которыми было завалено и само крыльцо, и даже ступеньки.
  
   А под её любимой яблоней, прямо на земле, блаженным сном спал Иван, нисколько не смущаясь полного отсутствия всякого рода постельных принадлежностей.
  
   Не веря своим глазам, Марья на цыпочках подошла к нему и присела. В то же мгновение глаза Ивана открылись, и земля ушла из под ног Марьи, но не потому, что она падала, просто её кружили на руках по саду.
  
   - Ты... Ты что делаешь? Отпусти! Ты должен уже улететь... Отпусти же...
  
   - Завтра, или послезавтра ... Я договорился... Но сначала...
   Иван с размаху усадил Марью прямо на цветы.
  
   - Сначала выходи за меня замуж...Вот. Можно прямо сегодня.
  
   - Нет.
  
   Марья поняла, что сейчас расплачется.
   - Уходи. Нет...
  
   - Почему?
  
   - Уходи...
  
   Но ласковые руки Ники уже легли ей на плечи, и неслышный голос зашептал на ухо: "Говори. Говори, девочка. Ты готова. Ты можешь. Посмотри на него ... Он всё поймет... Ну же... Вы оба готовы..."
  
  
   - Потому что это будет нечестно... - вырвалось у Марьи.
  
   - Нет. Честно.
  
   Иван достал своё удостоверение и протянул ей.
   - Читай.
  
   - Ты ... майор... Погоди. Но ты же говорил, что просто инженер, много ездишь по командировкам...
  
   - Точно. Инженер. Езжу. - спокойно качнул головой Иван.
  
   Он расстегнул рубашку на груди и показал шрам с левой стороны.
   - Вот. Из одной командировки. И на спине тоже есть. И еще... Ну, там я тебе потом покажу. Всё будет честно. Я не знаю, смогу ли я вернуть из .... очередной командировки, а ты не знаешь, сможешь ли дождаться меня. Мы будем самой честной парой.
  
   В этот момент, в цветах, на которых сидела Марья, что то зашуршало и ей в колени ткнулся мокрый холодный щенячий нос
  
   -Рекс.- зашипел Алекс.- Твои штучки? Где ты его откопал? Опять на помойке? Ну сколько можно пристраивать всех щенков, попадающихся у тебя на пути...
  
   -Да брось.- Ники присела рядом с Алексом на траву. - Ты посмотри на них...
  
   Иван и Марья сидели рядышком на крыльце и ,перебивая друг друга говорили, говорили, говорили.. А в ногах у них возился маленький щенок, солнечного цвета.
  
   " Ну и что ,что на помойке."- проворчал про себя Рэкс. - "Подумаешь. Знали бы вы, как трудно жить с двухстрочным именем"
  
   И еще он подумал- это хорошо, что ни людям, ни ангелам, ни даже Старшей, не дано знать будущего. Только им - псам - Хранителям.
  
   Потому что эти две пары, которых теплое летнее утро окутывало нежной дымкой, ждет впереди самый тяжелый год в их жизни.
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   ОЗЕРО БЕГЛЕЦОВ
  
   - Заходите, ребята, - сказала Старшая. - А ты, Рекс, подойди-ка ко мне.
  
   Ники и Алекс мгновенно посерьезнели. Если Старшая не выговаривает им за собаку - значит, дело плохо.
  
   Рекс послушно подошел к Старшей и положил ей на колени свою большую голову. Ангел взяла её в руки и заглянула в янтарные глаза пса: "Ты ведь знаешь, правда? Знаешь... Ну так помоги мне, не дай своим друзьям наделать глупостей". Старшая тяжело вздохнула и, погладив Рекса по голове, отпустила его.
  
   - Ники, Алекс. У нас проблема. Мы можем потерять будущего Хранителя. Смотрите. - и почти незаметным движением руки Старшая превратила одну из стен своего кабинета огромный экран.
  
   Александр Лэкленд, командир элитной группы Интерпола по борьбе с терроризмом, остановил машину на перевале, вышел и стал ждать.
  
   Вид с этого места открывался потрясающий. Дорога, словно небрежно брошенная бечевка, выделывала кренделя по склону горы, то скрываясь из вида, то неожиданно выныривая из очередного тоннеля. Там, где кончалась земля, лежало море, но не синее, а серебряное, струящееся, как парча по плечам прекрасной дамы.
  
   От любования красотами природы Лэкленда отвлек мобильник.
  
   - Да, Царевич, слушаю тебя.
  
   - Командир. В общем, так. Я не знаю, что там вообразили себе местные полицаи, но в тех лабораториях, которые они нарыли, оборудование - полное барахло, никаких бомб и тем более оружия на нём сделать нельзя. Всю макулатуру, которую там нашли, Аня забрала с собой. Передаю ей трубу.
  
   - Санни, привет. Тут какие-то инструкции, листовки, куски чертежей. На арабском, иврите, французском, английском и хинди. Хорошо, что я поехала, а то твой Царевич в жизни не смог бы объяснить местным властям, что это не имеет никакого отношения к наркотикам или контрабанде. Разберусь поподробнее в конторе. Всё. Целую... Соскучилась.
  
   - И я соскучился. Дай ещё раз трубу Ивану. ... Слушай, ты там не гони, побереги даму. Я вас жду, как договорились. Вы скоро будете?
  
   -Минут через двадцать. И не волнуйся. Зн-а-а-а-ю - кого везу...
  
   Санни дал отбой и усмехнулся: "Молодожен чертов".
  
   Когда три месяца назад, в четыре утра, его разбудил звонок от Ивана, из сумбурного потока слов: "не могу приехать", "люблю", "больница", опять "люблю", "перезвоню потом", Санни понял одно: Иван Царев, его самый дисциплинированный и спокойный боец, находится в полном очумении и первый раз за всё время их совместной работы злостно нарушает дисциплину. Причем, даже не спрашивая разрешения, а просто ставя в известность.
  
   Ситуация разъяснилась через два дня, когда прямо на планёрку ввалился Иван, сияя непроходящей улыбкой и обручальным кольцом. Он высыпал на стол ворох фотографий и начал совать их всем в руки и объяснять, задыхаясь от восторга.
  
   - Вот. Смотрите - это Марья. Нет, ну правда красавица? А вот ещё она ...А это мы вместе... Ну что вы смеётесь ... Нет, ЭТО не со мной, а со своей собакой... Её Солнышко зовут... Да не Марью, а собаку... САННИ!!! Не дерись, это случайно получилось ... Её Марья так назвала. Я тут ни причем. И вообще, это по-русски говорить надо - Сол-ныш-ко...
  
   Через пятнадцать минут шума, гама и тарарама всем стало ясно, что Иван вместо того, чтобы учиться, затеял жениться. И, вместе с женой, приобрел собаку с провокационным именем, которое в присутствии командира лучше не произносить.
  
   Перебаламутив всех и начисто сорвав планёрку, Иван обессилено рухнул на стул и умирающим голосом простонал:
  
   -Всё. Теперь, командир, можешь меня наказывать.-впрочем, по его безмятежному лицу было ясно, что он уверен в полном помиловании.
  
   "А вот шиш тебе", - подумал Санни и приказал Ивану заняться бумажками. Тем более, врачи порекомендовали придержать его от оперативной работы пару месяцев.
  
   Поэтому, когда позавчера из Марселя пришла информация о том, что во время облавы местной полицией были обнаружены странные помещения, набитые какими-то непонятными станками и кучей литературы на пяти языках, Санни отправил туда Ивана и запросил разрешение подключить к работе лингвиста Анну Логинову.
  
   Поскольку всё управление знало, что вот уже год между Санни и Анной протекает бурный роман, начальство пошло ему на встречу.
  
   И теперь Санни ждал на перевале Ивана с Анной, возвращающихся из Марселя, чтобы забрать девушку и прокатится с ней по берегу моря.
  
   Ага. Вот и знакомый красный ситроен маленькой божьей коровкой вынырнул из-за поворота. Санни сел в машину, завел двигатель и... в этот момент огромная горячая ладонь толкнула и его, и машину, и весь мир вокруг. Санни выскочил и увидел, как на месте ситроена разбухает огненный шар.
  
   "Термический заряд", - профессионально отреагировал мозг. Грохота взрыва не было. Термический заряд не взрывает, а сжигает, не оставляя после себя НИ-ЧЕ-ГО, кроме огромной уродливой кляксы спекшегося асфальта на дороге.
  
   - Итак, - проговорила Старшая, останавливая изображение и стараясь, чтобы её голос прозвучал как можно строже и бесстрастнее, -теперь о деле. Александр Лэкленд. Блестящий аналитик и боец. За последние пять лет разработал и осуществил семь операций по освобождению заложников, захваченных террористами.
  
   При этом потерял массу оборудования и других материальных ценностей, но не потерял ни одного заложника и ни одного бойца из своей группы. Мы давно обратили на него внимание, но официально кандидатом в Хранители он был зачислен только год назад. Тогда же был отозван его собственный Хранитель.
  
   Ну, вы знаете правила - будущие Хранители должны прожить свою жизнь самостоятельно, без всякой помощи с нашей стороны, чтобы доказать своё право на это звание, ну и опыта набраться.
  
   "Господи, что я несу", - подумала Старшая. - "Они же прекрасно знают все наши правила. Я просто тяну время, потому что боюсь на них посмотреть. И вообще, почему так тихо?"
  
   Старшая собралась с духом и подняла глаза на Ники и Алекса.
  
   Ники, забившись в угол кресла, сжавшись в комок и заткнув себе рот руками, беззвучно плакала. Алекс, напротив, был абсолютно спокоен, слишком спокоен. Рекс сидел между ними и по очереди бросал внимательные взгляды на обоих.
  
   - Ну. Если есть вопросы - задавайте.
  
   "Главное, чтобы они начали говорить. Потом будет легче. Давайте же, ребята. Не молчите"
   Алекс поёрзал в кресле, прокашлялся и слегка севшим голосом спросил:
  
   - Лэкленд говорил с Иваном Царёвым?
  
   - Да.
  
   - Понятно. А Анна...
  
   - Анна Логинова. Лингвист. Имела свою частную фирму, но Интерпол иногда привлекал её к своим делам, когда требовался специалист со знанием многих языков. Лэкленд любит её. И может сорваться... А вы - мои лучшие специалисты в этом вопросе.
  
   - Но, по правилам, мы не имеем права помогать ему.
  
   - В этот раз решено сделать исключение. Дело в том, что это, - Старшая ткнула пальцем в огненный шар на дороге, - провокация, направленная конкретно против него. Осуществили её люди, но вот задумали те, кого не устраивает просто его смерть. Те, кому надо, чтобы он сжег свою душу. А раз в игру против него вступили силы выше человеческих, мы сочли себя в праве тоже вмешаться.
  
   - Хорошо. Давай материалы. - Алекс поднялся и ... тут же полетел обратно в кресло от удара в грудь совсем не мягких и ласковых лап.
  
   -Рекс! Ты что...- Алекс опять попытался встать, но на этот раз лапы припечатали его так, что он сразу потерял это желание.
  
   Ники не выдержала и разрыдалась в голос. Рекс метнулся к ней и, буквально втиснувшись между её руками, начал слизывать слёзы.
  
   Старшая посмотрела на зареванную Ники и напряженно сжатые кулаки Алекса и вздохнула про себя.
  
   "Да наплюют они на все мои приказы и, как только выйдут за дверь, понесутся к своей Марье, и ничего я сделать не смогу. Лучше Я буду нарушать правила, чем они", - приняла решение Старшая и с удивлением почувствовала, как ей самой стало легче на душе.
  
   - Ладно. Успокойтесь оба. Не было вашего Ивана в той машине. Это вообще не та машина, и в ней вообще никого не было. Она шла под автоматическим управлением. И всё.. - Старшая хлопнула рукою по столу, увидев округлившиеся глаза хранителей и открывающиеся рты, из которых вот-вот должны были посыпаться вопросы. - Я вам ничего не говорила. Если проболтаетесь - сначала я выгоню вас, а потом выгонят меня. Марш на работу - спасать своего будущего коллегу.
  
   - Арина, - всхлипнула в последний раз Ники. - Да мы... Ты не сомневайся ...
  
   Алекс молча встал, опасливо покосился на Рекса, но, не заметив на этот раз, агрессивных действий с его стороны, подошел к столу, взял папку с материалами, вытащил еще вздрагивающую от рыданий Ники из кресла, обнял её и повел к дверям. И только там оглянулся и тихо бросил:
  
   - Спасибо, Арина.
  
   Последним ушел Рекс. У дверей он тоже оглянулся, внимательно посмотрел на Старшую, ,и, как ей показалось, успокаивающе кивнул своей лохматой головой.
  
   "Знаешь. Всё знаешь", - в который раз подумала Старшая. Потом вытащила фотографию Анны Логиновой и стала внимательно рассматривать красивое, холёное и слегка надменное лицо.
  
   "Ох и дрянь же ты, девочка, ох и дрянь. Но ничего не попишешь. Вы с этим Санни созданы друг для друга. Ребятам ещё придется повозиться с вами. Лишь бы они сейчас дров не наломали".
  
   Вот уже десять дней Санни, взявший отпуск, кружил по всей Европе и пил, пил, пил...Пил, почти не пьянея, а как-то тяжелея. Казалось, какая-то незримая сила давила на его плечи и пригибала к земле. Притуплялись зрение и слух.
  
   Города мелькали смутными пятнами, не оставляя в сознании никаких следов. Не было сил думать ни о жизни, ни о смерти. В редкие минуты трезвости Санни тупо удивлялся, как он ещё в таком состоянии не попал под колеса, или не вывалился из поезда, или просто не поскользнулся и не грохнулся головой об какой-нибудь острый угол.
  
   Из памяти Санни полностью выпал период его жизни между тем мгновением, когда он увидел огненный шар на дороге, и этим запоем. Он не помнил, как подал рапорт о случившемся, как писал заявление на отпуск. Он даже не знал, кто и когда сообщил Марье Царевой о смерти её мужа.
  
   Вот и сейчас Санни сидел на веранде какого-то летнего кафе и мучительно пытался вспомнить - что это за город и как он в нём оказался. Хорошо, хоть сумка с вещами стояла рядом. Значит, не надо вспоминать, в какую гостиницу идти. Видно, он только приехал и ещё никуда не поселился.
  
   Ники и Алекс наблюдали за Санни. Они оба очень устали за эти десять дней. Ники осунулась, под глазами залегли темные круги. Алекс стал всё чаще себя ловить на том , что сжимает кулаки так сильно, что потом разжимать их приходится с большим трудом. Даже Рекс позабыл о своих прогулках по новым местам и использовал каждую свободную минуту, чтобы устроится в ногах своих друзей и поспать.
  
   Все их силы уходили на то, чтобы спасти спивающегося будущего коллегу от колес машин, открытых дверей в поездах, скользких ступенек и ещё бог знает скольких опасностей, о которых Санни даже не подозревал. До работы с его душой, которая всё больше и больше теряла свой свет, руки просто не доходили.
  
   Вот и сейчас - надо было решать, как увести Санни из этого кафе, потому что скоро хлынет дождь, и промокшая одежда плюс пронизывающий холодный осенний ветер быстро расправятся с его ослабевшим от алкоголя и отчаянья организмом.
  
   Ники покрутила головой и увидела на противоположной стороне улицы картинную галерею. Перед входом красовалась вывеска: "Выставка работ художника Анри Жюли".
  
   - Может, туда? - показала она Алексу на плакат. - Пусть хоть дождь там переждёт.
  
   "Ну вот. Сейчас дождь пойдет", -подумал Санни. - Промокну и помру от простуды. Вот смеху то будет... Крутой Санни отбросил копыта из-за того, что у него зонтика не было...Обхохочешься".
  
   Он поёжился на холодном ветру, оглянулся вокруг и увидел на противоположной стороне улицы картинную галерею и вывеску перед входом: "Выставка работ художника Анри Жюли".
  
   "Может туда? Хоть дождь пережду..." Санни поднялся, взял сумку и побрел через дорогу к ярко освещенному входу.
  
   В галерее неожиданно оказалось много народу. Санни шел через толпу, стараясь не привлекать внимания к своей персоне не очень устойчивой походкой. В углу одного из залов он увидел кушетку, не огороженную канатом, и с наслаждением плюхнулся на неё.
  
   Прямо напротив висела небольшая картина. На ней было изображено озеро, окруженное высокими горами с заснеженными вершинами. На невысоком песчаном берегу стоял современный котетж. От холодных вершин гор к озеру сбегал зеленой шерсткой сосновый лес. А вот озеро... Озеро было теплым.
  
   Санни встал и подошел к картине. Как художнику удалось передать это сочетание холода и тепла? Ведь вода была явно тёплой. Окунутся бы в неё...
  
   - Молодой человек,- раздался прямо над ухом Санни деликатны голос.
  
   Санни крутанулся на месте от неожиданности и уставился на невысокого пожилого мужчину, неизвестно откуда появившегося около него.
  
   - Мне хотелось бы с вами поговорить. Я - Анри Жюли.
  
   Жюли мягким, но решительным жестом взял Санни по руку и повел его за собой. Через минуту они сидели в маленькой комнате и, к огромному удивлению Санни, пили чай.
  
   - Ну, рассказывайте, - Жюли доброжелательно кивнул головой.
  
   - Что рассказывать?
  
   - Почему вам надо туда.
  
   - Куда?
  
   - На озеро Беглецов. Вы что - не прочитали название картины? Вы же там больше часа простояли. Рассказывайте. Почему вы хотите туда попасть.
  
   Санни обалдело помотал головой и, собрав остатки своих аналитических способностей, задал, по его мнению, гениальный вопрос:
  
   - Куда-а-а?
   Жюли вздохнул и терпеливо повторил:
   - На озеро Беглецов. Понимаете ли, молодой человек, это озеро и земли вокруг него более трёхсот лет принадлежат моей семье. Вернее принадлежали. Мой дед подарил их государству, с условием, что там будет устроен заповедник, и выговорил себе маленький участок земли на берегу. Раньше там стоял просто сарай, но я построил на его месте вполне комфортабельный дом.
  
   - Зачем? - тупо спросил Санни.
  
   - Для беглецов, которым больше некуда идти, - всё так же терпеливо продолжил Жюли.- Понимаете, существует легенда, что если человек бежит от жизни, то он обязательно окажется на берегу этого озера. И, если он того заслуживает, озеро ему поможет. Были прецеденты, знаете ли. Я понял, что вам надо туда. Ваши вещи с вами?
  
   - Да, - кивнул совершенно обалдевший Санни.
   - Вот и хорошо.- Жюли бодро встал из-за стола. - Тогда поехали.
  
   - Сколько он сказал ехать? - промурлыкала Ники, вытягиваясь на заднем сидении объемистого хаммера художника, абсолютно не заботясь о том, что загнала Рекса и Алекса в самый угол машины.
   - Шесть часов,- проворчал Алекс, пытаясь спихнуть Рекса с колен. - Слушай, Ники, коллега спит, надёжно пристегнут ремнем. Я отлучусь на часик?
  
   - Дава-а-а-й, - зевнула Ники и крепко заснула.
  
   Когда она проснулась, машина стояла уже на берегу озера, и в ней никого не было.
  
   Ники перенеслась в дом, но там она застала только Жюли, который объяснял Санни, как запустить генератор электричества и где что находится. Через несколько минут художник сел в машину и уехал, а Ники осталась один на один с Лэклендом.
  
   Санни стоял посредине пустого дома и пытался собрать свои разбегающиеся мысли воедино. Все произошло так неожиданно и быстро, что он даже толком не понял, где очутился.
  
   Он вышел на веранду и действительно увидел то самое озеро, которое было на картине. Санни спустился по берегу и опустил руки в воду. Вода была действительно на удивление теплой.
  
   "Термические источники", - вспомнил он объяснения художника, которые слышал сквозь сон по дороге сюда.
  
   "Черт. Да он же даже моего имени не спросил", - сообразил Санни.
  
   Он сел на берегу и почувствовал, что его душу опять охватываю уже ставшие привычными апатия и отчаянье. В голове Сании начала расти притягательная мысль: "Вода такая теплая, в ней так будет хорошо, спокойно...И никто никогда не узнает... А художник, ну он же не расскажет, что сам меня сюда привез..."
  
   Санни встал и пошел к воде.
  
   Ники шла рядом с ним и, в отличие от Санни. испытывала чувство полной паники. Алекс и Рекс куда-то исчезли, и она ничего не могла сделать. Темнота, заполнившая душу Санни, погасила последние огоньки тяги к жизни.
  
   И тогда Ники повернулась лицом к озеру и закричала, потрясая поднятыми кулачками:
  
   - Ну помоги же! Ты же видишь - он НУЖЕН людям, он НУЖЕН нам и он ДОСТОИН твоей помощи! Помоги!!!
  
   По озеру прошла едва заметная рябь. Ники замерла, ожидая ... Она сама не знала, чего именно...
   И в этот миг на землю, на воду, на человека и на Хранителя рухнул теплый ливень.
  
   Теплая стена воды, упавшая на Санни, ошеломила его. Он остановился почти у кромки воды, не понимая, что происходит, и ... рухнул на колени.
  
   Ники бросилась к Санни и с размаху влепила ему пощечину.
   - Плачь... Ну же, плачь, дурак ... Этот дождь для тебя... Плачь. Во время дождя может плакать даже самый сильный мужчина. Во время дождя слезы на лице не видны.
  
   Санни плакал, стоя на коленях около воды. Плакал навзрыд, как маленький ребёнок. И со слезами из его души уходили отчаянье и безнадёжность. А над водой плыло любимое лицо.
  
   - Ты не сомневайся, - бормотал он.- Ты всё равно будешь со мной, всегда...
  
   А далеко-далеко от него, на берегу совсем маленького озерка сидела Марья.
  
   У её ног весело игралась Солнышко. Марья сидела на том самом месте, где обычно лежал Иван, пока она купалась, боясь раздеться перед ней, чтобы она не увидела его шрамов.
  
   "Ты не сомневайся, - думала она.- Я всё равно тебя дождусь"
  
   - Где Алекс?- жестко прошипела Старшая. - Ники? Я спрашиваю - где он? Харл мне сообщил, что видел его у дома Марьи Царёвой. И ещё - она уверенна, что её муж жив. Ники, ты понимаешь, что полагается за передачу людям информации, которой им не положено знать? ТЫ ЭТО ПОНИМАЕШЬ?
  
   Ники, сжавшись на краешке кресла, послушно закивала головой и хотела начать что-то объяснять, как открылась дверь, и в кабинет вошел Алекс.
  
   -Ты где был! - впервые за долгие годы Старшая почти сорвалась на крик. - Ты что натворил?!
  
   Алекс спокойно, слишком спокойно подошел к столу, по дороге успев на мгновение обнять Ники, уперся в столешницу руками и, буквально нависнув над Старшей, сказал:
  
   - Не кричи. Да. Я был у Марьи. Да. Она знает, что Иван жив. Но я ей ничего не сообщал. И никто не сообщал. Это сильнее нас. Это сильнее даже НЕГО. Это - её сердце.
  
  
   ******************************************************************
  
   Солнышко, заливаясь радостным лаем, подбежала к Рексу. Шелковистые уши щенка переливались на солнце, которое спешило лишний раз побаловать теплом свою несмышленую тёзку.
  
   - Ну как ты, малышка?- могучий зверь устало опустился в опревшую сухую листву, сложив крест накрест большие когтистые лапы.
  
   - Да всё хорошо, нам правда очень хорошо вместе.
  
   - Ладно. - Рекс поднял седеющую морду вверх, чуть зажмурившись, уставился янтарно-волчьими глазами на косые осенние лучи. - Только я прошу тебя, ни на шаг от Марьи. Она завтра узнает, что у неё будет ребенок. У неё родится девочка, и она назовет её Женей. Евгенией. Ты знаешь, что означает это имя?
  
   - Знаю! - Солнышко подпрыгнула от радости всеми четырьмя лапами и закружилась в вихре осенних листьев. - Знаю! Это означает - Жизнь! Да будет Жизнь!
  
   "А ведь замечательный пес-Хранитель получится из неё когда-нибудь", - довольно подумал Рекс, нехотя поднимаясь. Хорошо бы еще понежится, да некогда - Ники и Алекс, несомненно, хорошие Хранители, ну куда им справиться без него?
  
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
   ДА БУДЕТ ЖИЗНЬ!
  
  
   Ники сидела на пустынном берегу недалеко от Эль Аламейна. Прозрачные до полной невидимости волны Средиземного моря подбегали к её босым ногам и, едва касаясь пальцев, откатывались назад. Ники, положив голову на колени, набирала в горсть песок и смотрела, как он ослепительно белыми струйками убегает из руки. Она была одна. Вот уже десять месяцев, как ей часто приходится оставаться одной и ждать, ждать, ждать...
  
   Всё свободное время Алекс и Рекс искали Ивана Царёва. Брать с собой Ники на эти поиски Алекс наотрез отказался. Ники знала, что спорить с ним было бесполезно.
  
   И вот сейчас ей опять приходится ждать его. Ники сидела и вспоминала Алекса таким, каким увидела его первый раз.
  
   Ники тогда работала в Секретариате, Алекс был бойцом одного из гарнизонов. Что ему понадобилось , Ники уже не помнила, но зато она прекрасно запомнила весёлые огоньки в глазах Алекса, когда первый раз заглянула в них.
  
   Сначала ей показалось, что там, в своей одинокой земной жизни, она видела его лицо. Может быть, краем глаза, случайно столкнувшись в толпе... Но когда Алекс рассказал, что на земле был простым солдатом и погиб очень молодым, Ники поняла: они разминулись во времени на целых 200 лет.
  
   Обаяние быстрого, ловкого, искрящегося смехом Алекса подхватило и закружило Ники, как пушинку. От него не было спасения, да и спасаться совсем не хотелось. Когда их пригласила к себе Старшая и предложила работать вместе Хранителями, задачей которых было соединять пары, созданные друг для друга, оба были в восторге. Быть Хранителем - это и так большая честь, а ТАКИМИ Хранителями...
  
   А потом к ним присоединился Рекс. Псы-Хранители сами выбирали, с кем им работать. Поговаривали, что их направлял сам ОН. Но псы-Хранители не раскрывали свою тайну, оставляя всех теряться в догадках о причинах своего выбора.
  
   Первые годы, проведенные вместе с Алексом, были для Ники сплошным праздником. Это уже потом, позже, Ники узнала, что веселые огоньки в глазах любимого могут приобрести голубоватый цвет блеска стального клинка, а сквозь мягкого чудака мгновенно проступает Солдат.
  
   Ники прекрасно понимала, почему Алекс так прикипел душой к Ивану, и даже не пыталась отговаривать его от безрассудной затеи, которая была нарушением всех мыслимых и немыслимых правил . И становилась ещё, кроме всего прочего, опасной.
  
   Дело в том, что вместе с Иваном пропал и его Хранитель Семён. И это был не первый Хранитель за последние несколько десятков лет, который исчезал вместе со своим подопечным. Поползли слухи о том, что опять появилась Ловушка для Хранителей.
  
   Ловушка для Хранителей была древним и мощным оружием Темноты. Обнаружение и уничтожение её каждый раз стоило огромных сил и жертв. Но проходило несколько столетий, и она появлялась опять, уже в новом виде. Так что, было неясно, как и что надо искать.
  
   Ники была уверена, что именно из-за этих слухов Алекс и запретил ей участвовать в своих поисках. Но запретить ей умирать от страха за него - не мог.
  
   Вот и сегодня, когда Алекс оставил её дожидаться на берегу моря, а сам с Рексом унесся в глубь пустыни, Ники затеяла этот сеанс воспоминаний, чтобы заглушить свой страх.
  
   Пустыня, лежащая у неё за спиной, на первый взгляд выглядела вполне обжитой и цивилизованной. Скоростные шоссе пересекали её вдоль и поперёк. Бензозаправки, мотели, курортные местечки имели вполне европейский вид. Но стоило свернуть на одну из многочисленных грунтовых дорог, почти незаметных и петлявших, как змеи, между барханами, всё резко менялось. Обычно эти дороги заканчивались странными молчаливыми поселениями, живущими своей древней жизнью, скрытой от веяний цивилизации.
  
   Где-то в них сейчас и пропадали Алекс с Рексом.
  
   Санни, постанывая от боли, поднялся с пола и проковылял до койки.
  
   Три дня назойливого внимания к четырем плотно стоящим кубам из серого песчаника в глубине пустыни не пропали даром. В конце концов, Санни заметили, поймали, скрутили, побили и засунули внутрь одного из этих кубов. Что и требовалось.
  
   Неделю назад Интерпол получил информацию о частных тюрьмах в ряде арабских стран, зинданах, в которых за деньги могли держать кого угодно, сколько угодно, и которыми часто пользовались террористы для своих заложников. Информация была очень полной, включая планы тюрем, коды внешних датчиков сигнализации и даже коды, открывающие замки камер.
  
   Группе Лэкленда была поручена операция по освобождению пленников одной из таких тюрем в районе Эль Аламейна. Реализация не представлялась очень сложной, но Санни беспокоило то, что пока они будут прорываться внутрь, люди, даже выпущенные из камер, могут поддаться панике и попасть под огонь. Выход был только один - в момент начала операции внутри должен быть кто-то, способный организовать заключенных и уберечь их до того момента, пока здание не будет полностью очищено от тюремщиков.
  
   Санни поудобнее устроился на койке. Зверски болело всё тело.
  
   "И чего они так разозлились, - подумал он.- Ну, я же даже толком и не сопротивлялся. От скуки, наверное".Ждать оставалось недолго. Слишком затягивать своё пребывание в столь сомнительном месте Санни совершенно не собирался.
  
   Когда раздался взрыв, сотрясший всё сооружение, он быстро оказался около дверей. Одновременно со взрывом, Санни услышал, как раздались щелчки открывающихся дверей камер, и испуганные голоса людей в коридоре.
  
   Вот только его дверь не открылась. И ещё запах ... Санни слишком хорошо знал запах усыпляющего газа. Ничего страшного. Но почему о подаче его в камеры при чрезвычайной ситуации Интерполу ничего не было известно?
  
   Алекс и Рекс стояли около темного входа в длинный коридор, вырытый прямо в глинистом откосе. Для человека этот вход был незаметен, но не для Хранителя. Странно...
   Алекс наклонился к Рексу и посмотрел ему в глаза.
  
   - Алекс, ты же понимаешь, что это может быть Ловушкой.
  
   - Понимаю. Поэтому я пойду, а ты останешься здесь. Если через час не вернусь, веди сюда наших.
  
   - А ты?
  
   - Я буду очень, очень, очень осторожен.
  
   Рекс вздохнул и послушно улегся у входа, уронив голову на лапы.
  
   Коридор был очень длинный и извилистый. Алекс быстро потерял счет его поворотам и уже не понимал, в каком направлении движется. В конце концов, он оказался в небольшой пещере, освещенной странным мерцающим светом. В глубине ее клубилась Темнота.
  
   "Ловушка... - Алекс рванулся назад, ожидая наткнуться спиной на преграду, но ... преграды не было. Сделав по инерции несколько шагов, он удивлённо остановился. - Стоп. Если меня здесь не удерживают силой..." Алекс вбежал обратно в пещеру.
  
   "Пра-а-а-вильно, Хранитель, - промурлыкала Ловушка. - Я тебя держать не буду. Сам останешься. Знаешь почему ? Смотри".
  
   Посредине пещеры вспыхнул огненный круг, и в следующее мгновение в нем оказалась Ники. Она сидела в той же позе, положив голову на колени, из её руки на пол сбегали струйки песка.
   Ники вскочила на ноги, испуганно озираясь.
  
   "Что, девочка, заду-у-у-у-малась о своём любимом? Забыла о Защите? - ехидничала Ловушка. - Ну, теперь вы оба тут и будете моими. И не только вы. Там, наверху, прямо надо мной, ваш дружок - будущий Хранитель, и ещё кое-кто знакомый. Жа-а-а-ль. Хорошее место было. Сюда привозили людей, а Хранители попадали ко мне. Но ничего не поделаешь, приказ есть приказ.
  
   Этот будущий у кого-то в печёнках сидит. Пришлось подбросить сведенья об этом месте. Я зна-а-а-ла, что он придет сюда и попытается спасти этих жалких людишек. Вот только ничего у него не получится. Дверь для него не откроется. А людишкам придется понюхать кое-чего неприятного.
  
   Просто усыпляющий газ, но в этот раз его будет немного больше, чем надо. Так что, когда всё кончится, он найдет мно-о-о-го трупов, и не просто трупов тех, кого он не смог спасти, а ещё кое-что интересное"
  
   Ловушка захохотала: "А ты, Хранитель, можешь попытаться спасти свою девчонку. Разорви круг, только поторопись, специалист по любви-и-и".
  
   В это время над головой Алекса раздался взрыв. С потолка посыпались комья земли.
  
   "Ну вот, - довольно вздохнула Ловушка. - Началось. Развлекайтесь, а я посмотрю-ю-ю"
  
   "Алекс, помоги!" - хотелось закричать Ники. Но она промолчала. Сама виновата. Расслабилась. Не ощутила опасности. Что теперь кричать. Алекс и так сделает всё, что сможет.
  
   Алекс шагнул к огненному кругу почти вплотную.
  
   "Держись", - по губам прочитала Ники, и он исчез.
  
   "Сбежа-а-а-л? - разочарованно заныла Ловушка. - Нет. Ну, так не честно. А как же любо-о-о-вь? Эх вы, слабаки"
  
   А Ники успокоилась."Дура ты, - подумала она. - Что ты понимаешь в любви...На этот раз ты ошиблась. Не с теми связалась"
  
   Ники уселась на пол и стала ждать, стараясь не обращать внимание на медленно сужающийся вокруг неё огненный круг и удержать в памяти тот голубоватый блеск стального клинка, который увидела в последний момент в глазах Алекса.
  
  
   Дверь не поддавалась. Санни раз за разом налегал на неё всем своим весом, но всё было бесполезно. Из коридора слышались топот ног, кашель и крики испуганных людей, а он был здесь, по другую сторону, и ничем не мог помочь им.
  
   - Да помоги же! - сам не понимая кому, закричал Санни, и в это момент замок щелкнул, и дверь откатилась в стену.Санни буквально вывалился в коридор.
  
   В нем металось пять человек, и только один, высокий заключенный, с лицом, обмотанным мокрым полотенцем, ковырялся в дверях, которые отделяли коридор с камерами от дежурки, где обычно находились охранники.
  
   "Надо же. Сообразил. Молодец", - подумал Санни, но самому возвращаться в камеру за полотенцем времени не было.Санни подскочил к заключенному. В этот момент дверь открылась, и они вдвоем влетели в дежурку. Два охранника от неожиданности даже не оказали сопротивления.
  
   - Ты затаскивай людей, а я заблокирую входную дверь, чтобы этих сволочей ещё сюда не набежало, - крикнул ему заключенный и уверенно полез в пульт управления дежурки.
  
   Сании побежал обратно в коридор и начал одного за другим вытаскивать почти неподвижных людей из коридора. Когда он нес последнюю женщину, стены неожиданно закружились вокруг него, и он потерял сознание.
  
   Пришел в себя Санни от грохота и того, что кто-то лупил его чем-то мокрым и орал:
   - Командир, хватит дрыхнуть! Приходи в себя. И вообще, какого черта, почему вы так долго меня искали...
  
   Сании открыл глаза и увидел перед собой лицо Ивана. Тот уже успел стащить полотенце с лица и держал его в руке. В дежурке, видно, работала вентиляция, потому что воздух был чистым.
   Санни, еще ничего не соображая, обвёл глазами дежурку. Пятеро заключенных лежали, где попало, но явно были живы и приходили в себя.
  
   -А где охранники? - тупо спросил Санни.
  
  
   - А я их в коридор запихал и дверь загерметизировал. Пусть понюхают сами, чем нас пытались травить, - бодро сообщил ему Иван и опять начал трясти Санни. - Да приходи же в себя. Я спрашиваю, почему вы меня так долго искали?
  
   В это время опять раздался взрыв, и на Ивана посыпалась извёстка.
  
   - Тьфу на тебя, - разозлился Иван и отпустил Санни.- Пит что там, совсем с ума сошел? Он же обрушит на нас эту рухлядь.
  
   - Не обрушит. - пробормотал Санни. - Тут железобетонные перекрытия...
  
   В этот момент до него, наконец, дошло, с кем он разговаривает.
   - Царевич! - на этот раз уже Санни вцепился мертвой хваткой в Ивана и начал его трясти. - Ты... Ты... Где Анна?!
  
   - Прости, командир. - виноватая физиономия Ивана окончательно убедила Санни, что он имеет дело не с призраком. - Не знаю. Мне как шины прострелили - так я еле-еле смог в кювет не навернуться. Головой приложился сильно. Очнулся - мордой в землю лежу. Вроде слышал, как она с кем- то разговаривала. Но мне что-то вкатили, и пришел я в себя уже здесь. Ну, тут её точно нет. Я за это время... Эй, командир, ты что?
  
   Санни отпустил его и сполз на пол."Жива, господи, жива", - билась в голове, в груди, в сердце единственная мысль.
  
   Испуганный Иван присел на корточки около него.
   -Ты что? Тебе плохо? Может, задело камнем ? - озабоченно заговорил он.
  
  
   Тут входная дверь дежурки обвалилась, и в проём ввалились бойцы во главе с Питом Сташевским, главным подрывником группы.
   -Всё, командир, проход свободен, - закричал Пит. - Где клиенты?
  
   И в следующее мгновение с воплем: "Ванька! Живой!", повис на Царёве.
  
   Санни плохо помнил, как они выбирались наружу. Окончательно очнулся он уже на свежем воздухе.
  
   Пит, поняв, что командир явно не в себе, взял на себя руководство и организовывал погрузку людей в вертолеты. Все свободные бойцы облепили Ивана и наперебой что-то рассказывали ему, а тот обалдело мотал головой, периодически хватаясь за неё.
  
   Санни сидел, опершись спиной об камень. Кто-то заботливо сунул ему в руку флягу с водой.
   " Анна, Царевич ...живы ...", - блаженно подумал он, и вдруг, так же, как и на озере Беглецов, у него вспыхнула левая щека, и странное чувство, что ещё не все сделано, буквально подбросило его в воздух.
  
   - Иван, возьми у Пита взрывчатку - и за мной, - крикнул он и бросился обратно в полуразрушенное здание.
  
   Иван догнал его, когда Санни открывал дверь в коридор с камерами.
  
   -Ты что! Там же газ!
  
   - Нет. Я проверил, уже нет. Давай сюда, - Санни оттолкнул ногой тела двух охранников и влетел в свою бывшую камеру. - Закладывай здесь, - и ткнул пальцем прямо посредине камеры.
  
   Иван спорить не стал. Быстро установил заряд и выскочил за Санни в коридор.
  
   Опять грохнуло так, что задрожали стены. Иван и Санни заглянули в камеру и увидели, что посредине пола зияет черная дыра. Не сговариваясь, они прыгнули в неё друг за другом и оказались в небольшой пещере, посредине которой горел огненный круг.
  
   А в центре круга билось почти неосязаемое, почти невидимое, сотканное из тончайших белых нитей создание, но Санни показалось, что у него лицо Анны, а Иван увидел свою Марью.
  
   И они оба бросились тушить это круг. В ход шло всё - песок, собственные руки, куртки. Но люди не знали, что гасили этот огонь не силой своих рук, а силой своей любви, и что рядом с ними стоял Алекс. Он собирал, свивал их силу и свою в единый клинок и бил, бил, бил им по адскому кругу. И круг не выдержал. Он вспыхнул белыми искрами и погас.
  
  
   Круг не выдержал. Он вспыхнул белыми искрами и погас. Ловушка взревела от боли и гнева. Тьма заклубилась, вспыхнула алыми глазами и прыгнула на людей и Хранителей.
  
   Алекс одним движение отбросил людей к дальней стене пещеры и заслонил Ники, готовясь принять на себя удар.
  
   Но удара не последовало. Путь летящего комка Тьмы перерезал солнечный луч. Рекс обрушился на Ловушку всей своей мощью, и они покатились по полу. Пещеру заполнил рев и визг, и казалось, ему не будет конца, но маленькая искорка света спикировала буквально неоткуда в этот рычащий и воющий клубок, и наступила тишина.
   ***
  
   - Что с тобой, девочка? - Марья бросилась к Солнышку, и та, уткнувшись носом ей в колени, заплакала и начала жаловаться: "Это так больно, я же не знала, что отдавать свою любовь может быть так больно, но я не могла ... Он бы один не справился... Но мне так больно..."
  
   Марья не понимала, почему плачет Солнышко и о чем она скулит, но на душе у неё первый раз за все эти десять страшных месяцев неожиданно стало так легко и спокойно, что она взяла на руки уже довольно большую Солнышко и отнесла её к кроватке своей дочки. Села рядом сама и, обняв девочку и собаку, прошептала им обоим:
  
  -- Всё будет хорошо. Я знаю, у всех нас всё обязательно будет хорошо.
  --
   ***************************************************************
  
   Санни сам завел правило - никаких телефонных звонков родственникам, если надо сообщить какие-нибудь страшные новости. Только лично. И сам всегда выполнял эту тяжелую обязанность.
  
   Когда с ним самим случилась беда, его функции на себя взял его зам - Пит Сташевский. Именно он в своё время ездил к Марье, что бы сообщить о смерти её мужа.
  
   Сейчас Санни шел к ней, предварительно заскочив в больницу и осведомившись о состоянии её здоровья, совсем с другой новостью. И, честно говоря, ему было страшно.
  
   Он знал, как надо вести себя с людьми, на которых обрушилось горе, но как вести себя с Марьей, Санни не представлял. Но всё оказалось удивительно просто.
  
   Увидев, как он идет по дорожке к дому, Марья сама сбежала с веранды навстречу ему.
   - Здравствуйте. Вы - Санни? Правда? Иван много рассказывал мне о вас. Я угадала? - Марья протянула Санни обе руки и, подхватив его под локоть, повела в дом.
  
   Ошеломленный Санни не успел оглянуться, как уже сидел за столом и пил чай. Устроив гостя, Марья уселась напротив него и внимательно посмотрела ему глаза.
  
   - Ну, говорите. Вы ведь не просто познакомиться приехали. Я же вижу.
  
   Чтобы собраться с духом, Санни оглянулся вокруг. Маленькая белоснежная комнатка и Иван... Повсюду Иван. Более десятка фотографий, и ни одной траурной ленточки.Марья перехватила его взгляд.
  
   - Не удивляйтесь. Иван предупреждал меня, что будет надолго уезжать. Вот и сейчас... Он просто уехал...Надолго.. Да не смотрите на меня так. Я не сошла с ума, и у меня не посттравматический шок. Я ведь сама врач, - Марья улыбнулась. - Ну, говорите же, вы же хотите рассказать мне что-то об Иване.
  
   -Хочу, - выдавил из себя Санни.- Я ... Я очень виноват перед вами...Очень...
  
   - За то, что не приехали ко мне сразу? Да, Пит мне говорил. Но у вас самого было такое горе. Ничего. Вы знаете, Пит предлагал меня свозить на то место, где вы установили памятник... Ну там где был ...где они погибли, а я так и не собралась с духом. Я вас понимаю. Может быть, позже соберусь.
  
   - Не получится, - Санни набрал полную грудь воздуху и выпалил. - Нет больше памятника. Мы вчера с Питом взорвали его к чертовой ма...., простите. В общем, никуда вам не надо ездить.
  
   Марья побледнела и подалась вперёд.
  
   - Иван ... Он... Вы его... нашли...спасли ... Да? Где он? Где он был?
  
   - Ну, если честно - это он меня нашел и спас. А сейчас он сидит в карантине и грызет от нетерпения телефон. Ждет моего звонка, - Санни буквально растекся по стулу от облегчения.
  
   - В карантине... Почему в карантине?
  
   - Да все это время он провел в очень...сомнительном месте. Врачи сказали, что не выпустят его, пока не проверят - не нахватался ли он там какой-нибудь заразы. Да вы не волнуйтесь, с ним всё в порядке, - Санни набрал номер и протянул Марье телефон. - Вот. Поговорите с ним.
  
   И быстро вышел из комнаты на веранду.
  
   Тепло позднего лета обволокло Санни. Где-то в глубине сада раздался радостный лай.
   "Солнышко... - подумал Санни. - Пойти, что ли, познакомиться со своей тёзкой?"
   Но идти никуда не хотелось. Санни сел в кресло на веранде и стал думать, с чего ему начинать поиски Анны.
  
   Ники дремала в траве, но вредный паучок, который всё время пытался забраться в ухо, разбудил её. Не раскрывая глаза, она попыталась поймать его, но вместо паучка у неё в руке неожиданно оказалась травинка. Ники резко перевернулась на живот, и нос к носу оказалась с Алексом, который злостно не давал спать своей любимой.
  
   - Ах, ты! - Ники хотела щелкнуть его по носу, но носа в нужном месте уже не было.
  
   Алекс уселся рядом и, посмеиваясь, показал ей на Солнышко, которая, заливаясь счастливым лаем, бегала вокруг Рекса.
  
   - Смотри, какая красавица выросла. Ай да Рекс! Какую подружку себе отхватил.
  
   Рекс, еще настолько слабый после боя с Ловушкой, что Ники и Алексу пришлось принести его на свидание с Солнышком на руках, лежал на небольшой полянке и, жмурясь от удовольствия, наблюдал за беготнёй и прыжками заводной золотистой девицы.
  
   ******************************************************************
   Старшая горестно вздохнула и выключила экран, на котором была идеалистическая картинка мирного отдыха её Хранителей.
  
   "Ну и что мне теперь делать, - подумала она. - Что мне писать в отчёте? Что Ловушку нашли и уничтожили совсем не те ангелы, кому это положено было, и вообще, не только ангелы, но и люди? А тех, кто это сделал, по правилам надо не награждать, а строго наказывать?"
  
   Старшая еще раз вздохнула и начала аккуратно уничтожать всю информацию, связанную с деятельностью Ники и Алекса, не относящуюся к их непосредственным обязанностям.
  
   А Ловушка? Так была - и нет её. И слава ЕМУ.
  
   У ребят впереди трудная работа.
  
   Старшая подвинула к себе папку с делом Анны Логиновой. Ну как могло так получиться, что для Лэкленда создана была именно она? Женщина, которая спланировала и организовала тот взрыв на дороге
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ.
   СТАВКИ СДЕЛАНЫ.
  
  
   Старшая с грустью смотрела на хмурые лица Ники и Алекса, которые, буквально соприкасаясь лбами, листали дело Анны Логиновой.
   - Арина, - первым возмутился, как всегда, Алекс и даже потряс папкой перед носом Старшей. - Это что за безобразие! Это как же такое может быть! Мы же ангелы, а не волшебники...
   - И почему у неё нет Хранителя? - поддакнула ему Ники - И что...
   -НЕ-ЗНА-Ю - Старшая постаралась, что бы в её голосе не проскочили жалобные нотки.
   -Что-о-о?..
   -Что-о-о?..
   -Гав?..
   Оторопела вся тройка Хранителей. За время их работы со Старшей, она в ПЕРВЫЙ раз чего-то НЕ ЗНАЛА.
   - Дело передано из ...высших инстанций. Идите и работайте.
  
   Санни сидел на веранде знакомого кафе. На противоположной стороне улицы, перед входом в картинную галерею, всё также стояла вывеска: "Выставка работ художника Анри Жюли". И хотя для средины октября было очень тепло, Санни чувствовал, как его всё больше и больше бил озноб. Он пришел в это кафе на свидание, которое ему назначила Анна.
  
   Почти два месяца её поисков после спасения Ивана ничего не дали. Хотя Анна и не была сотрудником Интерпола, но, на момент исчезновения, она выполняла его задание, и поэтому Санни добился, чтобы были задействованы все доступные, а иногда и недоступные ему ресурсы этой организации.
  
   И ничего. Полный ноль. У Санни уже начало возникать ощущение, что Анна действительно испарилась в том огненном шаре, который вспыхнул на шоссе в южной Франции.
   Но вчера, во второй половине дня, когда Санни сидел у себя в кабинете, зарывшись с головой в бумажки, которые накапливались на его столе с неимоверной скоростью, раздался звонок мобильника.
  
   - Лэкленд. Я вас слушаю, - пробормотал он, прижимая телефон плечом к уху и пытаясь продолжать работать.
  
   - Здравствуй, Санни. Я узнала, что ты меня ищешь. Я думаю, нам надо встретиться.
   Голос Анны звучал так спокойно и обыденно, то Санни автоматически записал место и время встречи, и только когда в трубке запиликал сигнал отбоя, до него дошло, что именно, собственно говоря, произошло.
  
   И вот теперь Санни ждал Анну. Тот же самый город, то же самое кафе... Место, где произошел перелом в его жизни в прошлый раз. Почему судьба привела его опять сюда? Что всё это значило? Что его ждёт? Санни пытался найти объяснение происходящему - и не мог. А Анна? Где она была? И что скажет ему...
  
   - Алекс, ты уверен, что это хорошая идея - заставить их встретиться здесь? - Ники тревожно глядела на Санни, одиноко сидевшего на веранде в кафе.
  
   - Не знаю. - Алекс застывшим взглядом смотрел себе на ладони - Не знаю. Я вообще не знаю, что нам делать. Ну как так может быть, что эти люди созданы друг для друга? Может ошибка какая? Рекс, укуси меня, если я прав.
  
   Рекс осуждающе посмотрел на Алекса, но кусать не стал, а просто сунул голову ему в руки.
   "Совсем растерялись, - подумал он. - Хотя Алекс прав, очень хочется покусать кого-нибудь из этих... высших инстанций. Жаль только - они не делают ошибок. Придется разгребать это... безобразие всеми четырьмя лапами. Ну, с будущим коллегой ребята сами справятся, а вот с этой женщиной..."
  
   Рекс краем глаза из-под ладоней Алекса посмотрел на Анну, быстрым шагом подходящую к столику, за которым сидел Санни.
  
   Санни так задумался, что не заметил, как к его столику подошла высокая красивая женщина в светлом плаще и села напротив. А когда пришел в себя и поднял глаза, увидел незнакомку. Анна сидела молча, предоставляя Санни время рассмотреть её и собраться с мыслями.
  
   Через несколько секунд Санни понял, почему их поиск ничего не дал. Дело даже не в том, что Анна могла жить под другим именем и фамилией. Её лицо... Нет, оно почти не изменилось, но с другой стороны было совсем другим. Пластический хирург поработал на славу. Почти не изменив черты, он всё-таки переместил все ключевые точки на нем, по которым работают поисковые программы и сканеры. И не только пластика лица...
  
   Напротив Санни сидела женщина, с которой поработали профессионалы высочайшего класса, или же которая сама являлась таким профессионалом.
  
   Анна улыбнулась и закурила.
  
   - Ну что? Готов к разговору?
  
   -Да, - вот теперь Санни стал абсолютно спокоен. Любовь, отчаянье, надежда, страх и непонимание - всё исчезло.
  
   Предстоял бой с противником - что же, это было работой, тем, что Санни умел делать лучше всего.
   Анна заговорила.
  
   -Я была бедна. И красива. И умна. И хотела денег, своё дело, независимость от всяких похотливых уродов. Мне всё это предложили в обмен на тебя.
  
   -На меня? - Санни прокашлялся. - Ты что, должна была убить меня?
  
   Анна улыбнулась и почти печально покачала головой.
  
   -Убивать героев бессмысленно и даже опасно. Тогда они становятся героями с большой буквы. Нет. Я должна была сделать так, чтобы ты сам убил себя. Пулей, водкой, наркотиками, просто перестал быть тем, кем ты был - не имеет значения. Мои наниматели изучили тебя досконально и сделали из меня твою "идеальную женщину". И это сработало. Ведь правда?
  
   - Сработало, - отстранено подумал Санни и кивнул Анне головой. - Правильно. Я полюбил тебя. А потом они просчитали, что самым большим ударом для меня будет убить тебя и моего друга на моих глазах. И это тоже сработало. Почти... Это... какая то организация или просто мои личные... недоброжелатели?
  
   - Организация, - Анна говорила абсолютно спокойно. - Они принимают заказы на уничтожение людей. Естественным способом, так сказать. Это стоит недёшево, но - заказчики находятся. Санни. Больше я ничего не знаю. Ну, ты сам понимаешь, иначе им пришлось бы убивать таких исполнителей, как я - а это невыгодно и опасно. Я имела контакты только с одним человеком - ни я, ни вы его найти не сможете, как не могли найти меня.
  
   -Недёшево, говоришь? - Санни усмехнулся. - Это даже приятно. Ну, а зачем ты решила встретиться со мной?
  
   - Мне приказали встретиться с тобой и рассказать правду. - Анна пожала плечами. - Операция ведь ещё не закончена.
  
   - И...
  
   -И всё. Да, кстати, - Анна порылась в сумочке - Вот моя визитка. Там мой новый адрес и телефон. По легенде, Иван просто высадил меня перед нападением на машину, а узнав, что случилось, я испугалась, официально сменила фамилию, место жительства, чтобы больше не иметь с вами дела. Я теперь Анна Лонг, живу и работаю в Монте-Карло, всегда мечтала об этом. Там для переводчиков - золотое дно.
  
   Анна поднялась из-за стола. Улыбнулась.
  
   - Пока, Санни. Если возникнет желание - позвони.
  
   Махнув на прощание рукой, Анна быстро ушла, шурша туфлями по опавшим желтым листьям. Бой был коротким, как любой бой не на жизнь, а на смерть,если он не ставится на потребу публики.
  
   Санни остался сидеть. Один. Проигравший свой бой.
  
  
  
   - Гадина...Какая же гадина, - шипела Ники.
  
   -Ники, мне больно, отпусти, - Алекс покосился на Ники, которая с побелевшим от гнева лицом смотрела в спину уходящей Анне. Потом, поняв, что она его просто не слышит, осторожно сам разжал один за другим пальцы Ники, которые мертвой хваткой вцепились ему в локоть.
  
   - Ники, посмотри на меня, - Алекс, взяв Ники за плечи, слегка тряхнул её. - Посмотри...
   Ники не стала смотреть на Алекса, а, шмыгнув носом, просто уткнулась ему в плечо.
  
   - Мы обязательно что-нибудь придумаем. Придумаем, не переживай. - Алекс шептал на ухо Ники утешительные слова и гладил её по волосам.
  
   Они оба не заметили, как Рекс, неслышно ступая по опавшим листьям, пошел за Анной.
   Ники глубоко вздохнула и огляделась вокруг.
  
   - А где Рекс?-Алекс осмотрелся и нахмурился.
  
   -Он, наверное, ушел за... ну этой, Анной.
  
   Оба хранителя одновременно посмотрели на Санни. В глазах Ники зажглись огоньки неистребимого ничем оптимизма, которые так любил Алекс.
  
   - Ну, если он так решил, - Ники почему то заговорила шепотом, - Значит, Лэкленд наш. Слушай, он же умный и сильный, давай его просто побережем.
  
   - Давай, - согласился Алекс.
  
   Хранители тихо подошли к Санни и сели по обе стороны от него. А в следующее мгновение над человеком сомкнулся купол из двух пар белых крыльев - высшей степени защиты, которую могут осуществить Хранители
  
   Он проиграл. В голове Сании бешеной пляской крутились слова: "Операция ещё не закончена..., дорого стоит..., сработало..., позвони...". Можно было думать до бесконечности, но вывод был один - его просчитали, и просчитали правильно. А значит, он теперь вне игры, значит, его могут просчитать еще раз, и тогда он будет рисковать не только собой, но и другими людьми. Вот этого Санни не мог допустить. Они выиграли. Он проиграл. Надо уходить.
  
   Санни даже зажмурился, ожидая боли и отчаянья. Но...ничего не было. На душу и ум опустилась удивительная ... белизна. Да, именно так - белизна.
  
   И эта белизна сопровождала его все последующие дни, когда он писал рапорт об отставке, прощался со своей онемевшей от неожиданности группой, рассчитывался на работе, договаривался с Жюли о разрешении пожить в его домике на берегу озера, ехал туда и устраивался там.
  
  
   Алекс и Ники стояли на берегу озера Беглецов. Они очень устали. Устали так, что, казалось, не было сил пошевелить даже пальцем. В домике неподалеку спокойно спал Санни. Хранители отдали все свои силы, чтобы привести его сюда невредимым. Им самим теперь требовался отдых, но...
  
   - Ники, ты останешься с ним, - Алекс старался говорить как можно убедительней. - Просто присматривай, и всё. А мне надо найти Рекса и...Ну, в общем есть одна мысль.
  
   Алекс заглянул в глаза Ники.
  
   - Ты сделаешь это? Я оставляю всю свою силу тебе. Держись.
  
   Ники согласно кивнула головой. Её отчаянно не хотелось оставаться одной и отпускать Алекса без его крыльев - главной силы Хранителей, но разве его удержишь?
  
   - Не беспокойся. Я всё сделаю. Ты только возвращайся поскорей, - Ники поднялась на цыпочки и крепко поцеловала Алекса. А в следующее мгновение его уже рядом не было.
  
   Санни слышал во сне, как ночью к домику подкатила машина. Сначала хотел встать, пойти посмотреть - кто это, но передумал. Домик не заперт. Захотят войти - войдут, захотят разбудить его - разбудят, захотят спать - пусть ложатся на диване внизу, захотят есть - холодильник забит продуктами, захотят убить - ... впрочем, как ему доходчиво объяснили две недели назад, убивать его нельзя и даже опасно. Так что, Санни спокойно перевернулся на другой бок и заснул.
  
   Проснулся Санни от тишины. Особенной тишины. И сразу понял - это идет первый в этом году снег.
   Так и было. В окошко его спальни, на втором этаже домика, было видно, как медленно, невероятно легко и важно кружатся крупные снежинки.
  
   Встав, одевшись и прихватив стакан с янтарной жидкостью, Санни вышел на веранду. Старую потрёпанную хонду он заметил сразу, а вот человека - только тогда, когда тот сам заворочался в углу.
   Это был Иван. Одетый в теплую парку, он сидел на любимом саннином кресле- качалке и ужасно неодобрительно рассматривал стакан в руках у друга.
  
   Санни усмехнулся и протянул ему стакан.
  
   - Хочешь?
  
   - Да рановато вроде, командир, - пробурчал Иван.
  
   - А ты попробуй, - Санни буквально под нос сунул Ивану стакан.
  
   Иван сначала отшатнулся, но потом заинтересовался и, выхватив стакан из рук Санни, сделал довольно большой глоток.
  
   -Сок, - с удивлением констатировал он. - Яблочно - виноградный.
  
   -Мой любимый. А ты что думал? - ехидно спросил Санни.
  
   - Думал, что для человека, родившегося и выросшего в Майями, довольно странный выбор, - не менее ехидно ответил Иван.
  
   -Та-а-ак, - Санни поморщился, как от зубной боли. - И кто же это поимел счастье сунуть свой нос в моё личное дело и растрепаться потом?
  
   - Пит, конечно. Кто же ещё. Он же твой зам. Пока тебя нет, он назначен на твоё место. Ну и, соответственно, уровень допуска ему повысили, - Иван заинтересованно подался вперед. - А правда, командир, что тебе там принадлежат четыре самых крупных отеля?
  
   - Да не мне одному. У меня ж ещё две сестры. И распоряжается всем совет директоров и...Стоп. Что он ещё разболтал?
  
   - Всё, - довольным тоном сообщил Иван. - И что сестры - близнецы и балерины. Настоящие. Танцуют в какой то знаменитой балетной труппе в Нью-Йорке. И ещё ругался страшно... "Богатенький сукин сын" - это самое мягкое. Слушай, командир, а можно, мы с Марьей и Женькой к тебе в отель завалимся, на халяву?
  
   - Можно, - согласился Санни. - Но при одном условии - ты перестанешь называть меня "командиром".
   Иван сморщил свой курносый нос и помотал головой:
  
   - Жа-а-а-ль, жа-а-аль. Придется обойтись без Майями.
  
   Санни смотрел на Ивана, и в душе у него нарастала тревога. Что-то было не так, что-то было неправильно. Иван сидел напротив него, и... на его простодушном лице не было ни капли тревоги, сочувствия, опасения... Зачем он проехал пол-Европы? Перекинутся шутками? Попробовать сока?
  
   - Ты зачем здесь? - не задумываясь о правилах гостеприимства, выпалил Санни.
  
   - Искупаться, - абсолютно серьёзно ответил ему Иван. - Я тут пока сидел, высмотрел - вроде посреди озера отмель? И вода теплая, градусов двадцать пять.
  
   -Двадцать три, - автоматически поправил его Санни, окончательно сбитый с толку.Искупаться? В озере Беглецов? Почему-то эта мысль казалась ему кощунственной, невозможной. Да и снег идет.
  
   Забыв об Иване, Санни посмотрел на озеро и буквально задохнулся от той красоты, которую увидел.
   Белый снег укрыл воздушным одеялом горы, лес, пляж, и только озеро мерцало темным огнем в этой белизне. Белизна - опять это слово. Почему оно всё время крутится в голове? И озеро... А ведь Иван прав. Оно же не святыня, оно же живое, оно же для людей... Почему ему самому не пришло в голову, что в нём можно просто искупаться?
  
   Ники сидела на кромке лодочного причала и болтала босыми ногами в озере. Вокруг кружились хлопья первого снега и таяли, не долетая до воды. Ники было легко и спокойно. Утром приехал Иван Царёв и сейчас мирно беседовал о чём-то с Санни. Ники была уверена, что это дело рук Алекса. И когда чьи то руки закрыли её глаза, она ничуточки не удивилась. В следующее мгновение они с Алексом, хохоча, полетели в воду.
  
   Иван и Санни, не сговариваясь, разделись и побежали к воде. Озеро приняло людей, и они даже не заметили, как оказались на отмели. Теплая вода омывала их тела, а редкие снежинки падали на лица.
  
   -Ну. Говори, Иван. Зачем приехал. - Санни было легко и спокойно.
  
   - За тобой, командир, - Иван фыркну, отплевывая воду и повернулся на спину, поудобнее устраиваясь на отмели.
  
   - Вам что - Пит мой рапорт не читал? Я не могу. Понимаешь - я всё равно люблю её. Они меня сделали. - Санни так же улегся на спину и приготовился блаженствовать.
  
   - Читал. Ну и что? Мы всё обговорили и пришли к выводу, что эти сволочи ошиблись. - уверено проговорил Иван. - Главное - что ты всё ещё любишь Анну.
  
   - Люблю, Царевич, люблю,- Санни сам удивлялся, как просто дались ему эти слова.
  
   - Ну вот видишь. Мы правы - а они ошиблись. И не спорь со мной, - Иван хлопнул ладонью по воде, решительно прервал хотевшего что-то сказать Санни. - Ребята из финансового отдела раскопали, кто платил за то, что бы меня держали в том крысятнике. Это Анна. Ты не мог полюбить бездушного врага. Не мог. Любовь - дело не мозгов. Её нельзя просчитать. Сердце не обманешь. Если любишь - значит, она того стоит. И значит, эти гады ошиблись в ней. А в тебе и подавно. В общем, есть план..
  
   Санни смотрел на Ивана и чувствовал, что мир вокруг него опять обретает цвета. Белизна, которая окружала его всё это время, исчезала.
  
   Алекс и Ники, обнявшись друг с другом, сидели на противоположной стороне отмели и осторожно размыкали крылья над Санни.
   -Мы справились, дорогой, он вернулся.
   - Справились.
  
  
  
   Анна вышла балкон своего дома. Внизу расстилалась шикарная панорама ночного Монте-Карло. Море огней города плавно переходило в мягкий синий огонь Средиземного моря. Давно отгремели рождественские и новогодние торжества, но город всё равно жил бурной жизнью нескончаемого собственного праздника. Именно это всегда привлекало Анну сюда, а не простор для работы.
  
   Вообще, Анна чувствовала, что встречу с Санни она провела на высшем уровне, и всё у неё получилось. Но... Откуда это ощущение постоянного взгляда, которое её преследовало после той встречи...
  
   Анну хорошо обучили, она прекрасно могла распознать слежку и уйти от неё. Но это было совсем другое. Взгляд, который преследовал Анну, проникал в её душу, бередил её, заставлял её всё время прислушиваться к себе и вспоминать, вспоминать, вспоминать...
  
   Анна выросла в очень бедной семье и ненавидела бедность. А ещё она ненавидела богатых. И когда к ней пришли с предложением работы и дали материалы на Лэкленда, она согласилась на эту работу не только ради денег, но и потому, что ей хотелось отомстить богатенькому сыночку, которому от рождения было дано то, о чем она мечтала всю жизнь, и который так беспечно от этого отказался.
  
   Анна даже съездила в Нью-Йорк, чтобы посмотреть на сестёр Лэкленда. Анна сама в детстве немного занималась балетом и, увидев, как танцуют сёстры Санни, поняла, что одного таланта для этого мало. Чтобы ТАК танцевать - нужен ежедневный тяжелый труд.
  
   Вот этого Анна НЕ ПОНИМАЛА. Зачем?
  
   Зачем эти девушки, которые могут превратить свою жизнь в сплошной праздник, выбрали такую нелёгкую работу? Зачем их брат каждый день рискует своей жизнь ради незнакомых ему людей? Что их заставляет с таким пренебрежением относится к тому, что для Анны является таким важным - свободе, независимости. А это, по мнению Анны давали только деньги.
  
   Деньги теперь у неё были. Два месяца назад Лэкленд уволился из Интерпола и устроился начальником охраны одного из казино, огни которого были видны из дома Анны. Он даже начал звонить и просить её о встрече. Говорил, что любит её, что пошёл на это ради неё...Анне сразу
   перевели на счет всю сумму, которую обещали. Очень большую сумму. Операция была закончена.
  
   Анна зябко закуталась в халат. Да что ж это такое? Она же победила. Она может поехать в то казино и вдоволь посмеяться над уже заметно опустившимся Санни. Над тем, что все его деньги не могут помочь ему получить её. Над...
  
   Рекс вздохнул и поудобнее устроился у ног Анны. Хорошо... Уже совсем хорошо... Ох, и тяжело тянуть из самых глубин человеческой души её собственную человечность.
  
   "Ну же , ещё чуть-чуть...Скажи сама себе правду. Ты её знаешь. Ты же смелая и сильная. Ты сможешь...Недаром тебя полюбил будущий Хранитель..."
  
   Анна неожиданно поняла, что стоит, вцепившись в перилла своего балкона, и кричит в ночь. А взгляд, влезший в её душу, прекрасно видит, что ей плохо. Что никакой победительницей она себя не чувствует, и уже давным-давно поняла - что заставляет сестер Лэкленд танцевать, Санни рисковать своей жизнью, и что заставило её саму в ультимативном порядке настоять на том, чтобы Ивана Царёва, доводившего её до сумасшествия рассказами о своей жене и показами фотографий далекой рыжей русской девушки, больной страшной болезнью, оставили в живых.
  
   Они ВСЕ просто НЕ МОГЛИ ПО-ДРУГОМУ.
  
   И плевать было Лэклендам на все их деньги. Сестры хотели танцевать - и танцевали, Санни хотел спасать людей - и спасал, а Анна просто НЕ МОГЛА допустить, чтобы незнакомая ей девушка не дождалась своего мужа. А самое главное состояло в том, что теперь Анна НЕ МОГЛА даже подумать о том, чтобы притронуться к деньгам, которые являлись ценой сломанной человеческой жизни.
  
   - Господи! - прошептала Анна, подняв голову к звёздному небу. - Что ты со мной сделал? За что-о-о? Что мне теперь делать? Как жить? Я же люблю его, понимаешь, люблю! Но его больше нет... Я сама его убила... Хуже, чем убила... Помоги.. Не мне - ему, спаси его, забери мою жизнь, но верни жизнь ему! Я всё отдам ...всё...всё...
  
   "Ну вот ещё, - возмущённо фыркнул Рекс. - Будет ОН заниматься такими мелочами. Сами справимся. Вернее, сама. Да ты уже справилась. Подожди чуть-чуть. Санни уже едет к тебе. Правда, жизнь будет возвращать он тебе, а не ты ему, но тут ничего не поделаешь, будущий Хранитель он, а не ты. Хотя..."
  
   Рекс задумчиво посмотрел на Анну, молившую о помощи ЕГО.
  
   "Хотя... А может, и ты тоже? Почему-то же забрали твоего Хранителя...Может, это и есть твой первый шаг к будущему...Да-а-а...Могли бы и предупредить..."
  
   Рекс мазнул теплым боком по коленям Анны и заставил её сесть на шезлонг, стоящий на балконе.
  
   Анна покачнулась и, потеряв равновесие, села на шезлонг. Сил не было ни думать, ни молиться, ни плакать, ни двигаться... Поэтому, когда раздался звонок входной двери, Анна не двинулась с места.
  
   "Пусть звонят и уходят. Пусть уходят... Пусть уходят...", - шептала Анна. Но звонок настойчиво утверждал, что уходить не желали. Когда в двери начали просто по-хамски стучать ногами, Анна вздохнула и пошла открывать.
  
   На пороге стоял Санни. С трехдневной щетиной, припухшими от ежедневных выпивок глазами, почему-то с разбитой скулой... но это был ПРЕЖНИЙ Санни. Решительный, собранный, с жестко сжатыми губами, способными в любую минуту изогнуться в мягкой ироничной улыбке.
  
   Анна ахнула и попятилась. Но Санни не дал ей времени на раздумья. Быстро скрутил её руки за спину, защелкнул наручники, взвалил на плечо, бегом пересек двор её дома, буквально вбросил Анну на переднее сидение машины, газанув, вырулил на дорогу и понесся куда-то в ночь.
  
   Приходя в себя, Анна сразу забыла о своем бессилии и, отчаянно брыкаясь, закричала на Санни:
   - Ты что - с ума сошёл?! Немедленно отпусти меня! Слышишь, урод, негодяй...Да я тебя...
  
   Санни аккуратно вырулил машину на обочину, остановился, включил свет в салоне, нагнулся над Анной, снял наручники и мгновенно заработал звонкую пощечину. Но когда Анна замахнулась второй раз, перехватил ею руку и строго сказал:
  
   - Всё. Одной вполне достаточно. Не дерись. Я так утащил тебя, чтобы ты смогла вернуться. У тебя же там видеокамер натыкано немеряно. Ну не было у меня времени все их вычислять. А так скажешь - гад, негодяй, посягал и так далее... А мне с тобой поговорить надо.
  
   Анна со злостью выдернула руку и, потирая запястье, запальчиво ответила.
  
   - Не о чем мне с тобой говорить. Немедленно отвези меня обратно.
  
   - Обратно не могу, - вздохнул Санни. - Уже начались аресты. Меня там могут ждать. И так еле оторвался...
  
   -Ка...Какие аресты?
  
   - Ну, я много чего за два месяца накопал. Отмывание денег, проституция, наркотики... Сама знаешь - дно в этом городе отнюдь не золотое.
  
   У Анны перехватило дыхание.
  
   - Погоди... Ка...какие наркотики, какая проституция ... Ты что - всё это время ... работал? Но ты же ..., ты же совсем не этим занимался...Это же не твоя ...об-область...
  
   От волнения Анна начала заикаться. Санни успокаивающе погладил её по плечу.
  
   - Да не волнуйся ты. Это всё так, для прикрытия... Главное - другое. Как ты думаешь, много найдется у фирмы, нанявшей тебя, заказчиков после такого провала со мной? - Санни довольно хмыкнул. - Я ещё свидетелем на суде выступлю. В форме, при всех регалиях... Ох, и представляю себе, как их заказчики побегут требовать свои денежки обратно...
  
   Санни аж зажмурился от удовольствия, а потом обнял Анну и поцеловал.
  
   - Всё. Им конец. И ты теперь свободна. По настоящему свободна и ... богата. Слушай, а сколько тебе заплатили за меня? Ну интересно всё-таки.
  
   Анна молчала. Больше всего на свете ей хотелось разбить в кровь это ухмыляющееся лицо... Как он может улыбаться? Как он может...спрашивать о таком? Как он может целовать её, как будто ничего не было? Как он может...
  
   "Может, - ответила сама себе Анна. - Может, это же Санни. Он всё может". А ему тихо сказала:
  
   - Мало. Мало мне за тебя заплатили. Ты стоишь гораздо дороже. Нет у них таких денег . И... забудь...Забудь об этих деньгах .И я забуду.
  
   - А, и ладно. Бог с ними. - Санни легкомысленно взъерошил волосы Анны. - Так куда тебя везти?
  
   -А можно... Можно мне с тобой?
  
   - Можно, - твердо ответил Санни, выруливая на дорогу. - Тогда драпаем вместе, а то мы ещё не так далеко отъехали от города.
  
   В салоне машины стояла тишина.Анна и Санни давно знали друг друга.И любили.Теперь они будут вместе.И всё. Так о чем ещё говорит?
  
   -Ники...Ники.. Ну успокойся ты ...- Алекс пытался утихомирить хлопающую от восторга и прыгающую на заднем сиденье санниной машины Ники. - А то Рекса позову.
  
   - Зови, зови,- хохотала Ники, высунувшись почти по пояс из машины и подставляя своё разгорячённое лицо прохладному ночному ветру. - Не дозовешься. Он сейчас у своей подружки, рассказывает о своих подвигах, а она восторгается ими...Слушай, а полетели к ним. В снежки поиграем...
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЯТАЯ.
   ТРОПИНКА ИЗ ЛЕСА.
  
   -Ну ладно, ладно Рекс, - сдалась Старшая. - Давай посмотрим, что там происходит, пока твои друзья где-то гуляют.
  
   Она развернула кресло и включила экран, на котором возникла ночная дорога, по которой неслась машина с Санни и Анной. Рекс пристроился рядом. Старшая опустила руку и сама не заметила, как стала потихоньку почёсывать Рекса между ушами.
  
   Иван встретил их на одном из перевалов. Быстро пересадив Анну в его машину и поцеловав её на прощание в щёку, Санни, как привидение, растворился в ночи.
  
   -Куда он? - растерянно спросила Анна.
  
   -Извиняться за самодеятельность, - ответил Иван и завёл мотор. - Ты пока поживешь у меня.
  
   -Пока что? - от всего происходящего у Анны кругом шла голова.
  
   -Ну, пока Санни будет объясняться и восстанавливаться на работе.
  
   -То есть как объясняться? - Анна почувствовала, что в её голосе проскакивают истерические нотки. - C кем? Он же ... работал...
  
   -Не-а...Ты его так уделала, что сначала всё было по настоящему, - Ивана передёрнуло от воспоминаний. - И уволился, и решил всё бросить. Это потом уже мы с ребятами подумали и... Ну, в общем, объяснили командиру, что он не прав, и даже кое-что предложили, но он всё равно все переиначил. Он уже сам разработал план действий и решил не рисковать и не ставить в известность дополнительных персонажей. Эти твои... работодатели - серьёзные ребята. Любая утечка информации - и в опасности оказывался бы не только сам Санни, но и ты. Решили сами справиться. По очереди ездили к Санни для прикрытия. Вроде старые коллеги пытаются вернуть его обратно. Ха... Чен, правда, так проигрался в пух и прах, что Санни пришлось его буквально вышвырнуть из своего казино...
  
   -Я верну, верну ему деньги, - горячо заверила Анна.
  
  
   В салоне неожиданно повисла гнетущая тишина. Иван не смотрел на Анну и, казалось, весь сосредоточился на дороге, но она поняла, что сказала что-то не то.
  
   Перед глазами Анны встал спокойный и невозмутимый Чен Кинг. Специалист по рукопашному бою и снайпер. В его обязанности входило проложить путь всем остальным там, где требовалось это сделать так тихо и незаметно, чтобы не шелохнулся даже листок на дереве.
  
   Анна почувствовала, как мучительно и горячо запылала её шея, а за ней щеки и уши.
   "Это же надо, - подумала она. - Я , оказывается, ещё умею краснеть".
  
   Предложить деньги Чену было так же немыслимо и невозможно, как... попросить ветер за деньги дуть в другую сторону. На глаза Анны навернулись слезы.
  
   -Иван, - всхлипнула она. - Ну прости... Я ещё не пришла в себя...
  
   Иван долго сердиться не умел. Он только хмуро глянул на Анну и вздохнул.
   -И не надо. В ту, которой ты была, не надо приходить. Приходи в другую... Ох, и дремучий ты всё-таки человек, Аня. Ладно. Перебирайся на заднее сиденье. Там Санни оставил для тебя сумку с вещами и документами. Нам долго ещё ехать. Постарайся поспать. Кстати, я тебе поесть приготовил. Голодная, наверно.
  
   - А куда мы едем? - робко поинтересовалась Анна.
  
   -Ко мне. Поживешь, пока все не устаканится, у нас с Марьей. А я вас, девчонок, поохраняю. Я отпуск взял.
  
   Анна послушно перебралась на заднее сиденье, где действительно обнаружилась объёмная сумка. В отдельном пакете стоял термос чая с мятой и медом, и лежали довольно криво нарезанные бутерброды.
  
   В углу сиденья нашлись небольшая подушка и одеяло. Как только Анна плотно укуталась в одеяло, и её голова опустилась на подушку, её сразу стало уносить в сон.
  
   Анна вспомнила свой последний ужин в Монте-Карло. Роскошный ресторан, блеск хрусталя и серебряных столовых приборов, неслышно скользящие официанты. И очередной её клиент, который плотоядным взглядом оглаживал её фигуру и был абсолютно уверен, что в стоимость её услуг, как переводчика, входят и постельные переводы.
  
   " И точно - дремучий лес", - это была последняя мысль Анны, перед тем, как она крепко уснула.
  
   Проснулась она от толчка и странного гула. Анна села на сиденье и осмотрелась, не совсем понимая со сна, что происходит.
  
   Машина стояла, Ивана за рулём не было. Но что это за гул, и откуда взялась тряска? Анна протерла глаза и выглянула в окошко дверцы. Понадобилось несколько секунд, чтобы она сообразила, что машина стоит внутри грузового отсека небольшого транспортного самолета, и что этот самолёт явно в воздухе.
  
   Иван стоял в конце отсека и с кем-то разговаривал. Приглядевшись, Анна узнала белобрысого кудрявого Валентина Денисенко по кличке Вэлл. Вэлл был водителем-пилотом-шкипером группы Санни. Его девизом было: "Легко движемся на всём, что может двигаться, и с небольшим трудом на всём, что не может". Кличку он получил не из желания переделать своё имя на иностранный манер, а из-за любимой присказки: "Всё будет вэлл...".
  
   Увидев, что Анна выглядывает из машины, Вэлл расплылся в своей фирменной улыбке и помахал рукой. Ещё он славился своей абсолютной непосредственностью. Заглянув в машину, Вэлл невинно поинтересовался:
   -Писать хочешь? А то Царевич тебя своим любимым чаем, как пить дать, накачал?
  
   Анне захотелось возмутиться, но... увы, он был прав. Возвращаясь, Анна заглянула в кабину пилота. Она была пуста. Самолет летел на автопилоте.
  
   -Вэлл, ты где самолет взял? - почему-то шепотом спросила Анна.
  
   -Угнал, конечно. Своего у меня нет, - пояснил Вэлл, но увидев вытянувшееся лицо Анны, расхохотался. - Да не волнуйся ты так. Десяток пилотов передрались между собой за право одолжить мне самолёт, что бы переправить невесту Санни в безопасное место. Иди, спи дальше. Всё будет вэлл.
  
   Анна послушно забралась в машину, легла на заднем сиденье и закрыла глаза.
   Иван, Чен, Вэлл, другие бойцы ...Она же работала с ними целый год, встречалась, разговаривала... Почему же они ей тогда казались серой салдафонской массой за спиной её объекта - Санни?
  
   Иван, который из-за неё просидел почти год в тюрьме - везёт её к себе домой, Чен - проигрывает свои деньги, Вэлл "одалживает" не много не мало, а самолёт. Или дело не в ней, а в Санни, и это его свет падает на неё. Невеста... Или дело в чём-то другом?
   Анна укрылась с головой и заплакала. Хороша невеста.
  
   Вэлл приземлился на каком-то заброшенном аэродроме, быстренько развернул самолёт и растаял, так же как и Санни, только в небе.
  
   А ещё через полчаса Иван остановил машину перед калиткой, от которой бежала тропинка к деревянному домику, утопающему в снегу.
  
   Высадив Анну из машины, Иван забрал сумку и повел её к дому. Марья ждала их на крыльце.
  
   Увидев Марью, Анна запаниковала.
   "Что я ей скажу, ведь она из-за меня пережила потерю мужа, я же ..."
  
   Но говорить ничего не пришлось. Марья, встав на цыпочки, обняла Анну, прижалась к её щеке своей, почему-то мокрой щекой, и зашептала на ухо:
   -Спасибо родная, спасибо... Мне Иван рассказал... Если бы не ты, его бы и правда убили.
  
   "Да эти люди просто не умеют ненавидеть, просто не умеют... Нет в них того, чем ненавидят", - поняла Анна.
  
   -Ну всё, всё...Быстро в дом. Холодно же... - Иван распахнул руки и буквально втолкнул обеих женщин в двери. - Маша, а где Солнышко?
  
   -Да с утра по озеру кругами носится. Пусть... Замерзнет - вернётся.
  
  
   Старшая переместила экран на озеро. Солнышко действительно бегала по нему кругами, а внутри круга лежал, изображая полное бессилие, Алекс. Ники сидела верхом на нём и сосредоточенно набивала ему снег за шиворот.
  
   Старшая поймала себя на мысли, что ей тоже хочется туда, в мерцающий солнечными искрами вихрь снега, под синее небо и чтобы обязательно за спиной слышался весёлый лай.
  
   Но... нельзя. Это бренная земная жизнь, а в её место тут - на Небесах. И работа тоже. Вот к ней и надо возвращаться.
  
   -Так ты и правда думаешь, что эта Анна тоже будущий Хранитель? - сделав над собой усилие и выключив экран, спросила Старшая Рекса. - И что атака Темноты была направлена не только на Лэкленда, но и на неё? Да-а-а... Это многое объясняет. Пара Хранителей - встретившаяся ещё при жизни и прожившие её вместе...Такого ещё не бывало. Неисповедимы Его пути. А вот её путь будет долог...И одна она его явно не сможет пройти. Но Он привел её к этим людям. Что ж - пусть они сами и научат своего будущего Хранителя любить всех людей, а не только себя, раз Он так решил. Ладно. Пора делом заниматься. Алекс, Ники - быстро ко мне.
  
   Через мгновение запыхавшиеся и растрепанные Алекс и Ники осторожно заглянули в кабинет Старшей.
  
   - Заходите, заходите. Побаловались - и хватит.
   Алекс, увидев Рекса, потихоньку показал ему кулак и прошептал:
   -Предатель... Всё Солнышке расскажу...
  
   Дождавшись, пока Хранители усядутся, Старшая достала папку и протянула её им.
   -Вот. Ознакомьтесь. Новое дело. Непростое.
  
   -Кто бы сомневался, - пробурчал Алекс и начал просматривать содержимое папки. Ники, перегнувшись через ручку кресла, тоже стала читать дело.
  
   В кабинете воцарил мир и покой.
  
   "Ненадолго, - подумала Старшая. - Сейчас начнут возмущаться". Но на этот раз она ошиблась.
  
   -Здорово! - радостно заявила Ники. Её глаза прямо лучились светом от восторга.
  
   -Да уж...интересно, - более спокойно среагировал Алекс, но тоже было видно, что его дело не пугает.
  
   "Ишь ты. Понравились приключения", - хмыкнула про себя Старшая и продолжила дальше деловым тоном, посмотрев на Ники:
   - Ну, раз "здорово" - расскажи-ка, что ты поняла.
  
   Ники выпрямилась и начала, как школьница, отвечающая хорошо выученный урок.
   -Алексей Боков. Бывший коллега Санни... прости, Александра Лэкленда, три года назад потерял всю свою группу и был обвинён в выдаче секретной информации. Сбежал. До сих пор не поймали. Работает смотрителем лыжныхтрасс в городе Зельден в Австрии. Софья Нойман. Инженер, живёт в Санкт-Петербурге. Работает в техническом отделе института Арктики и Антарктики. Они уже знакомы. Учились вместе в трех старших классах, но после школы не встречались и не общались. Всё.
  
   -Ты уверена? - иронично спросила Старшая.
  
   -Хранители...- одними губами подсказал Алекс.
  
   -Ах да...Хранитель Бокова - Марта, Хранитель Софьи - Дэвид. Наверное, проще всего уговорить Софью съездить покататься на лыжах, а там...
  
   -А она умеет?
   -Ой ... Не знаю, - растерялась Ники.
  
   -Первым делом мы пообщаемся с их Хранителями, а потом уже будем решать, что делать дальше - пришел на выручку Алекс - Э-э-э...Арина...Это что же получается - мы весь Интерпол теперь будем обязаны переженить?
  
   -Ну, раз уж завели там близкие знакомства - почему бы и нет? - ядовито ответила Старшая. - Ты против?
  
   -Нет, нет, Арина. Ну что ты, - замахала руками Ники. - Мы только "за". Это же так интересно.
  
   - Тем более, что ваша подопечная, - продолжала Старшая, - никогда и близко не стояла рядом с этой организацией. А подопечный, хоть и был их сотрудником, но в данный момент находится в бегах и разыскивается своей бывшей фирмой с самыми недобрыми намерениями. Вы их сведите сначала вместе, а потом и говорите о свадьбе.
  
   "Ну - это не проблема, - подумал Рекс. - Скоро их пути и так пересекутся. И не только их...Проблема будет в другом."
  
   Генерал Алексей Георгиевич Кирсанов, непосредственный начальник Александра Лэкленда, стоял перед окном и привычным способом успокаивал себе нервы - рассматривал панораму города, расстилавшуюся внизу.
  
   Последний месяц после того, как Лэкленд, небритый и побитый, ввалился прямо через главный вход в управление, и так прошел для генерала очень бурно. Но, хотя одна звездочка всё-таки спорхнула с погон Лэкленда, ему удалось добиться, чтобы Санни восстановили на работе и вернули ему группу. Полиция Монте-Карло, на радостях от нежданного-негаданного подарка, пошла навстречу просьбе Интерпола и ещё нескольких серьёзных ведомств и провела аресты и облавы с большой шумихой. Санни, в качестве героя торжества справедливости, выступил свидетелем на десятке процессов. Всё вроде пришло в норму. И вот на тебе, этот телефонный звонок: обнаружен Алексей Боков. Надо что-то решать, и решать быстро. Прямо сейчас.
  
   Послеобеденный вызов к начальству означал, что случилось что-то неожиданное и требующее срочных действий, но, когда Санни вошел в кабинет генерала, тот начал разговор не сразу. Санни понял, что его ждёт что-то неприятное.
  
   "Так. Если назовет подполков... тьфу, майором - значит всё в порядке, а если Сашей - дело дрянь", - подумал Санни.
  
   - Саша, - начал генерал и Санни помрачнел. - Ты помнишь дело Бокова?
   Вот теперь Санни всерьёз стало неуютно.
  
   Алексей Боков был командиром такой же группы, как и его, только cпециализировавшейся на проведение боевых операций в горах. Санни почти не знал Бокова. Встречались несколько раз на совещаниях, пересекались на тренировках - и всё.
  
   Беда случилась три года назад. Группа Бокова попала в засаду и была полностью уничтожена, кроме её командира. Было абсолютно очевидно, что их ждали. Расследование, предназначенное для выяснения источника утечки информации, привело к самому Бокову. Но арестовать его не удалось - он исчез буквально из-под носа пришедших за ним оперативников.
  
   По управлению тогда ходило много слухов и версий. Санни особо в них не вникал и в обсуждениях не участвовал, но горечь от предательства своего легла неприятным осадком в его душе.
  
   -Конечно, помню.
  
   -Так вот, вчера его нашли. Он работал в одном горнолыжном курорте в Австрии. Кто-то анонимно позвонил в местный полицейский участок.
  
   -Его арестовали?
  
   -Как же. Сбежал, конечно. - В голосе генерала прозвучало плохо скрываемое удовлетворение - Но не далеко. Засел в старом домике лесника и заявил, что перекрыл все подходы к нему системами слежения, и заложил взрывчатку на снежном склоне над этим ущельем, и что если кто к нему сунется - спустит лавину и на себя и на курорт.
  
   Видно, озвучивание подобного безобразия окончательно доконало генерала.
  
   -Мальчишки! - неожиданно рявкнул он и грохнул кулаком по столу. Даже его очки полыхнули возмущением. - Да что вы вытворяете! Один устраивает партизанские набеги на всемирно известный гадюшник, второй скачет по горам, как снежный придурок. Значит, так, - генерал успокоился так же быстро, как и вспылил. - Раз вы оба такие самостоятельные и независимые, вот и поезжай туда. И привези мне этого балбеса живым. Ты понял?
  
   -Понял, - подтвердил Санни. - А если...
  
   -Никаких если. Я сказал - ЖИВЫМ. Его дело ещё не закрыто, и я имею огромное желание найти ту сволочь, которая сдала тогда его ребят.
  
   -Но ведь ... - опять начал Санни.
  
   -Всё! Без разговоров. Австрийцы тебе людей для оцепления дадут. Кого из своих с собой вожмешь?
  
   - Денисенко и Кинга. Остальным там делать нечего.
  
   -Хорошо. Аппаратуру для сканирования снега и льда тебе послезавтра прямо в горы привезут специалисты из Питера. У них она самая лучшая. Я договорился. Вот в этой папке - все материалы по делу Алексея. Изучи.
  
   Санни взял толстенную папку и молча пошел к дверям. Когда он уже выходил из кабинета, генерал его остановил.
  
   -Саша...Он не предавал... Ты уж постарайся ...
  
   -Арина! Это не мы!
  
   -Это не мы, Арина!
  
   Алекс и Ники ворвались в кабинет Старшей и наперебой начали объяснять ей что, ЭТО НЕ ОНИ.
  
   -Тихо! - прикрикнула Старшая - Ники, Алекс. Сядьте и замолчите. Рекс.. а где Рекс?
  
   -Внизу остался. Охраняет... А почему ты Марту и Дэвида отозвала? - недовольно пробурчал Алекс.
  
   - Потому что считаю - трех Хранителей на таком небольшом пространстве вполне достаточно.
  
   -Ты знаешь, кто позвонил в полицию?
  
   -Арина, ты знаешь, что там твориться ... - опять начала Ники.
  
   -Я сказала - тихо. Нет, я не знаю, кто позвонил, и меня это и не интересует. Да, я знаю что твориться. И не смотрите на меня так. Я не знала, что ситуация так обострится, но предполагала, поэтому и поручила это дело вам. Вот посмотрите - только сегодня получил, - и Старшая протянула лист бумаги Ники и Алексу.
  
   - О-о-о...Анна тоже...
  
   -Так мы что - двух будущих Хранителей сводили вместе? - удивился Алекс.
  
   -Да. Лэкленд и Логинова - это уникальный случай. Вместе они будут очень сильны, но и более уязвимы в то же время. Несчастье с одним скажется и на другом. Я сразу поняла, что Темнота попытается воспользоваться этой ситуацией, когда я узнала, что Боков - в прошлом коллега Лэкленда. А вы имеете опыт совместных действий с ним против Темноты. Ведь так?
  
   Алекс и Ники переглянулись и виновато засопели.
  
   -Вот теперь летите и работайте.
  
   Алексей проснулся и резко сел на койке. За окном домика лесника, несмотря на сумрак ущелья, было довольно светло.
  
   "Сколько же я проспал", - подумал он и посмотрел на часы. - " Ничего себе. Шестнадцать часов. Пора уходить "
  
   Начав работать полгода назад в Зельдене, Боков первым делом облазил все близлежащие горы, ища пути ухода в случае возникновения опасности. Это ущелье сначала не привлекло его внимания. Да, в нем было легко поставить системы обнаружения незваных "гостей" и перекрыть им все подходы, но и "гости" с тем же успехом легко перекрывали выходы для него.
  
   Но однажды, оставшись ночевать в домике, утром он обнаружил, что прямо за задней стеной дома, почти вплотную примыкавшей к отвесной стене ущелья, начинается узкий скальный разлом. С большим трудом, но по нему можно было выбрать далеко в стороне от ущелья. А если взорвать пару зарядов и спустить небольшую лавину, которая полностью засыплет ущелье снегом - этот вариант ухода становился идеальным и давал большую фору во времени. Вряд ли кто-нибудь будет бурить плотный наст снега на несколько десятков метров, чтобы найти его тело.
  
   Пока всё шло, как и задумывалось. Алексей легко оторвался от погони, активировал систему слежения и, когда первый преследователь сунулся в ущелье, взорвал небольшой заряд, поднявший вихрь снежинок, которые четко обозначили лучи, перекрывающие вход.
  
   После этого состоялся небольшой разговор, в котором Алексей объяснил, что если кто-нибудь активирует систему слежения, то этим спустит лавину и на него, и на преследователей, и на курорт внизу. Последнее было полным враньём, но среди полицейских не было грамотных лавинщиков, и они не стали рисковать.
  
   Добравшись до домика, Боков решил поспать несколько часов, а на рассвете уйти, но усталость взяла своё, и он проспал гораздо дольше. Быстро собравшись, Алексей вышел через заднюю дверь и приготовился в подъему, и тут ему вдруг стало интересно - а что творится там, перед входом в ущелье.
  
   Он осторожно выглянул из-за угла. Пока он спал, его преследователи провели большую работу. Вдоль полосы, где проходили лучи датчиков, была прорыта неглубокая канавка, видно для того, чтобы кто-нибудь случайно не задел защитный экран, выставлена охрана, а метрах в десяти от неё стояли три небольших трейлера. Очень знакомых трейлера. Боков и сам провёл в таких не один месяц.
  
   "Наши", - подумал он. - "Видно на вертолетах забросили. Надо же - всё проспал. Интересно, а кого послали меня брать?"
  
   И тут Боков понял, что ему совсем не хочется уходить, а хочется плюнуть на всё и пойти просто поговорить, побыть самим собой, не следя за каждым своим словом и движением и не следя за каждым словом и движением собеседника.
  
   Сознание кричало: "Беги, каждая минута промедления тебе дорого обойдётся!", но другой, вкрадчивый голос, идущий из темных глубин души говорил: "А может, хватит бегать? Остановись. Отдохни. Тут ты в безопасности. Они уверены, что тебе всё равно некуда деться - так зачем им рисковать. Посмотри своим врагам в глаза. Убедись, что ты прав, что ты уже отрезан от своей бывшей жизни навсегда. Тогда потом будет легче. Вот прямо сейчас - иди и поговори".
  
   Боков поставил на снег рюкзак, засунул руки в карманы, вышел из-за угла и прогулочным шагом отправился прямо к ближайшему охраннику. Тот от неожиданности чуть не подпрыгнул на месте и быстро начал говорит в микрофон портативной рации. Кто-то вскочил из ближайшего трейлера и бегом направился к нему.
  
   Боков и человек из трейлера почти одновременно оказались у пограничной канавки.
  
   "Лэкленд? - удивился Алексей - Однако меня уважают. Похоже, я всерьёз нагнал страха"
  
   - Здравствуй, Алексей.
  
   Боков порылся в памяти и вспомнил, как звали Лэкленда.
   -Привет, Санни. Ну что - как собираешься меня брать?
  
   -А никак. - Санни неожиданно сладко-сладко зевнул и потянулся. - Раз мы стоим и разговариваем, значит, мне не придется гоняться за тобой по горам.
  
   -А зачем гоняться? Вот он я.
  
   -Брось, - Санни даже поморщился. - Чтобы такой спец, как ты, и позволил загнать себя в угол? Не смеши меня. Небось, есть лазеечка. Но ты ей до сих пор не воспользовался, а значит... Слушай, парень, - обратился Санни к полицейскому. - Иди погрейся, а я тут с коллегой пообщаюсь.
  
   Полицейский, с опаской посмотрев на двух "коллег", послушно ушел.
  
   -Присаживайся, - гостеприимно предложил Санни и сам с удобством расположился на ближайшем валуне. - Так о чём ты со мной хотел поговорить?
  
   "Вот зараза, а я-то идиот. Ну что теперь делать? Поворачиваться спиной и сверкать пятками?" - подумал Боков, но виду не подал и присел на обледенелый камень.
  
   -Что ж, можно и поговорить, только и ты тогда не валяй дурака - какой я тебе теперь коллега?
  
   -Вляпавшийся в дерьмо, по самые уши, - жизнерадостно пояснил Санни. - Ладно. Проехали. Это я сейчас такой умный стал - после того, как одну толстенькую папочку полистал, а три года назад... Ты уж прости, если сможешь. Можешь и не прощать, но давай договоримся - ты ещё дня два не исчезаешь, а я тебя не трогаю и не буду ребят гонять по горам - искать твою лазейку. Ещё покалечатся.
  
   В голове Алексея бешено завертелись мысли. Если до вчерашнего дня в полиции была ориентировка на него - значит, никто его не оправдывал и розыск не отменял. Зачем прислали Лэкленда? Если бы с Бокова были сняты обвинения, достаточно было бы передать эти данные в австрийскую полицию. Что всё это значит? И зачем Лэкленду эти два дня - врёт и надеется найти отход и взять Бокова прямо там? Так зачем было заранее предупреждать и провоцировать его на побег? Нет. Надо действительно поговорить.
  
   -Какую папочку? И что изменится за два дня?
  
   -По твоему делу. Её вчера мне передал генерал. А два дня мне надо, чтобы перелопатить её основательно - за три года там много чего накопилось.
  
   -Кирсанов? - оторопел Боков. - Так его же отстранили от дела и категорически запретили заниматься этим.
  
   -Запретили, - подтвердил Санни и внимательно посмотрел на Алексея. - Ну и что? Ты считаешь, что это могло его остановить? Да... парень, ты совсем одичал в своих горах...
  
   -Покажи материалы. И не копии - оригинал.
  
   -Каким образом? Ты тут такую сетку повесил - муха не пролетит. Хорошо хоть пугалок наставил, чтоб зверьё не полезло. Да я не против. Вдруг что новое надумаешь. Сдаётся мне, что за тебя так круто тогда взялись, потому что ты что-то знаешь, хоть и сам этого не понимаешь, да и сбежать дали, чтобы ты подальше от
   фирмы держался и головку свою трудил мыслями, как свой зад спасти, а не как чужой поджарить.
  
   "Вот гад, - опять подумал Боков.- Какую наживку бросает. Но он прав. Во всём прав. Я тогда в стопоре был. Плохо соображал. А меня ведь толком даже не допрашивали. Генерала шуганули. И в бега чуть ли не под ручки отправили. Это я сейчас осторожный стал, а тогда ведь ещё даже предположить не мог, что свои же...Ладно. Чем я рискую? Проход мой они не найдут. Это уж дудки. Я там хорошо поработал. Устроить мне пакость - не решатся. Здесь лавин боятся больше, чем беглых стукачей. А вдруг есть шанс...Вроде за Лэклендом не водилось особых артистических способностей, и глаза вон - красные, явно ночь не спал. Главное эту папку в руки получить - уж я то сразу липу отличу"
  
   -А давай сделаем так, - предложил Алексей. - Ты всех убери метров на двадцать. Я сейчас в дом вернусь и защиту на пару секунд отключу. А ты за папочкой сходи и, пока защиты не будет, быстренько на этот камушек положи и прыгай назад.
  
   -А обратно я её получу?
  
   -Придется поверить мне. Ты же хочешь, чтоб я остался?
  
   -Хочу. И ещё одно. Ты должен это знать. Завтра гляциологи приедут. Склон зондировать будут. Проверять - действительно городу грозит опасность или нет. Сам виноват - напугал всех до икоты. Если обнаружат, что соврал, а ты точно соврал, сам понимаешь...
  
   -Это твои проблемы - с ними договариваться. Если увижу, что вы по мою душу собираетесь, до папки долго докапываться придется - метров пятьдесят снега я гарантирую.
  
   -Ладно. Только учти, если с документами что случится - голову не только мне открутят, но и генералу.
  
   Алексей и Санни одновременно встали и быстро пошли к своим временным жилищам.
  
  
   Рексу этот разговор дался очень тяжело. Нет. Этот загнанный парень держался хорошо, искра надежды, загоревшаяся в нем, была искренней. Но что-то в нем настораживало Рекса. Какая то злая, нервная, темная, едва ощутимая нота звучала в его голосе. То, что нервы у него на приделе - это понятно. То, что злость накопилось за три года - тоже. Но темнота была чужой, пришедшей извне. И эта темнота несла уже не злость, а ненависть и отчаянье.
  
   И тут Рекс увидел Алекса и Ники, ждущих его около дома, к которому шел Боков. Забыв, что он большой и взрослый пес-Хранитель, а не щенок, случайно забытый хозяевами, Рекс с радостным лаем налетел на них и начал облизывать обоих.
  
   - Рекс, Рекс ...Прекрати! - хохотала Ники.
  
   Алекс поймал его голову и озабоченно заглянул в глаза.
   -Что, дружище, туго пришлось? Извини, больше мы тебя не оставим одного. Спасибо, что удержал этого парня здесь.
  
   "Это не я, - сердито замотал головой Рекс. - Его удержала Темнота. Здесь готовится что-то плохое. Для всех"
  
   Всю ночь в окошках трейлера Санни и домика Алексея горел свет. Оба работали, до одури читая и перечитывая рапорты, отчеты, протоколы допросов, сводки разных событий за последние три года. Санни сдался первым - сказалась предыдущая бессонная ночь. Заснул прямо за столом. Поэтому, когда в дверь осторожно постучали и женский голос спросил: "Можно войти?", Санни решил, что это ему приснилось. Ну откуда здесь, в горах, куда им самим пришлось добираться на вертолетах, взяться женщине.
  
   Но стук настойчиво повторился и Санни, потирая воспалённые глаза, выглянул наружу. Около трейлера действительно стояла женщина. Невысокая, одетая в теплый пуховик с капюшоном. Казалось, она свалилась прямо с неба.
  
   "Это ещё кто? - пытаясь прогнать сонную одурь, подумал Санни. - Чудо в перьях. Щечки розовенькие, губки бантиком"
  
   -Вы кто? - сурово спросил он и добавил. - И откуда?
  
   -Софья, - женщина сдернула варежку и протянула руку. - Из Санкт- Петербурга. Нам сказали, что вас предупредили... Или что-то не так?
  
   -Ах да, учёные, - сообразил Санни. - А как вы сюда попали - дороги здесь нет, а вертолет я бы услышал?
  
   -Что вы, нашу аппаратуру на вертолете нельзя везти. Мы поэтому с собой вездеход захватили. Вон он - и Софья махнула рукой куда-то Санни за спину.
  
   Санни обернулся. Действительно, по крутому снежному склону, пыхтя от усердия, поднимался маленький тягач, тащивший странный, похожий на толстую колбаску серебристый домик - лабораторию, поставленный на полозья.
  
   Через несколько минут тягач подполз к Санни. Из окошка выглянул, сияющий от удовольствия, Валя Денисенко.
  
   -Командир! - закричал он. - Ты посмотри, какую они цацку с собой захватили! Блеск. Давай мы и себе такую заведём.
  
   -Зачем? - пробурчал Санни. - Пингвины ещё в террористы не пошли.
  
   Из кабины вылез хмурый бородатый мужик и осведомился:
   - Ну - где ваш склон? Лабораторию надо правильно сориентировать. Софья - лезь к своей технике и командуй.
  
   -Сейчас сделаем, Миша, - и Софья исчезла в лаборатории.
  
   -О-о-о, - протянул Вэлл, - а я думал, это ты будешь гайки крутить, а Соня будет картинки рисовать.
  
   - Значит, ошибся, - рыкнул хмурый Миша. - И, кстати, не называй её Соней. Софья она. А ещё раз про "картинки" вякнешь - за руль больше не пущу.
  
   -Вэлл, вэлл, вэлл, сдаюсь, - засмеялся Вэлл, включил переговорное устройство и елейным голосом пропел. - Софья, уважаемая, я весь ваш - командуйте.
  
   Через час, заполненный пыхтением тягача и мучениями Вэлла, сопровождаемыми ядовитыми комментариями Миши, лаборатория была установлена так удачно, что даже Миша остался доволен и присоединился к Софье.
   Вэлл вылез из кабины и подошел к Санни.
  
   -Как там наш беглец? - спросил Вэлл.
  
   -Не знаю, - пожал плечами Санни. - Молчит.
  
   -Понятно. - Вэлл оглянулся. - А где Чен?
  
   -Своё место обживает.
  
   С Вэлла мгновенно слетела вся его весёлость.
  
   -Ты что - серьёзно? Думаешь, придется ... своего снимать?
  
   -Не знаю, честное слово не знаю. Теперь всё зависит от него. Ну и от них тоже - Санни кивнул головой в сторону лаборатории.
  
   -Да чем они то могут помешать? - удивился Вэлл.
  
   -А тем...Ты же не думаешь, что Боков действительно собирался создавать угрозу городу. Скорее всего, он хотел перекрыть ущелье. Это логично. А если местные узнают, что им ничего не грозит - они начнут давить на нас. Или сами полезут. И тогда этот ...снежный придурок или опять сбежит, или спустит лавину себе на голову.
  
   -Слушай, - загорелся Вэлл. - А давай я за Софьей приударю. Я так понял, рулит то она, а не этот плюшевый мишка. И уговорю её нам помочь.
  
   -Да уймись ты, - Санни устало махнул рукой. - мне тут только любви не хватает. Иди отдыхай, пока время есть.
  
   Алекс с Ники чуть не упали от хохота с крыши трейлера, на которой сидели и наблюдали за прибытием Софьи. Рекс неодобрительно посмотрел на них. Тревога, которую он испытывал последние дни, не оставляла его.
  
   Алексей который раз просматривал бумаги. Теперь он понимал, что имел в виду Лэкленд. Его дело действительно велось слишком поспешно, с нарушением многих правил. Действие следователя были направлены, в основном, на запугивание его, а не поиск настоящего виновного. А если так - значит, Лэкленд опять прав. Значит, надо сесть и подумать. Хорошо подумать - почему его хотели не только обвинить, но и как можно скорее избавиться от него.
  
   Так. О той операции знали многие. И, значит, дело не в них. Дело в чём-то другом. Всё обвинение против Алексея строилось на том, что маршрут движения группы знал только он один. И это было правдой. Причем этот маршрут он разработал в последний момент. Всю ночь просидел на работе, изучая новую для него местность.
  
   Засада? Может, дело в этом? Она была расположена, прямо скажем, не в самом удачном месте. Ребята многих прихватили на тот свет... Боков зажмурился, стараясь не застонать от боли, опять резанувшей его сердце. Командир - потерявший всю свою группу...Чудом оставшийся в живых. А может, не чудом? Может, его специально не тронули, что бы сделать козлом отпущения?
  
   Нет. Так нельзя. Надо думать. Итак - засада. По маршруту были и более удобные точки. Может, те, кто их ждал, просто точно не знали, где они пройдут. Может, у них были только приблизительные данные, и засад было несколько? Приблизительные данные - где их можно взять? Да это же элементарно - из его рабочего компа конечно. Достаточно его взломать и просмотреть последние материалы, с которыми он работал. Причем сделать надо это практически сразу после его ухода - иначе времени не хватит для анализа данных и организации их встречи.
  
   Боков сосредоточился и начал шаг за шагом вспоминать все события той ночи.
  
   Работал он один. Потом встал, выключил комп, в коридорах никого не было. На улице...Стоп. А вот на улице он кого-то встретил. Ещё удивился - чего это этот парень так рано бежит на работу. Имени его Алексей не знал, но помнил, что он работает в техническом отделе. Как-то раз приходил к ним принтер чинить. Мелкая сошка. Но прикрывает его кто-то очень большой, если смог организовать такую компания против Бокова.
  
   - Алекс! - заторопилась Ники. - Пора. Пошли выгонять Софью на природу!
  
   Алексей схватил куртку и выскочил из домика. Над ущельем уже сгущались сумерки.
   "Надо же - не заметил, как просидел всю ночь и весь день. Даже есть не хочется", - подумал Боков и побежал к выходу из ущелья.
  
   ******************************************************************
  
   Софья еще раз заставила Михаила проверить свои расчёты.
   -Ты уверен?
   -Успокойся ты. Иди, доложи воякам, что они могут спокойно лезть в эту щель. Заряды заложены так, что снега хватит только-только, чтобы создать перемычку. Захвати распечатки - пусть посмотрят на... картинки.
   Выйдя из лаборатории, Софья на минуту остановилась.
   "Как же здесь хорошо, - подумала она. - Тихо. Спокойно. Снег сухой. Не то, что у нас - всю зиму мокреть".
  
   Лэкленд, глубоко ушедший в свои мысли, сидел на полюбившемся ему валуне и даже не сразу понял, что кто-то осторожно трогает его за рукав.
  
   -Господин Лэкленд...
  
   -Да, - Санни оглянулся и увидел Софью. - Извините. Я вас слушаю.
  
   -Вот. Тут распечатки возможных вариантов схода лавины. Срез показывает, что...
  
   -А можно без научных терминов?
  
   -Можно. Если коротко - городу ничего не грозит. Собственно говоря, даже вы в данный момент в абсолютной безопасности. На склоне слишком мало снега.
  
   -А ему? - Санни мотнул головой в сторону домика лесника.
  
   -Если в момент подрыва зарядов будет в доме или около него - гарантированная могила. Глубокая и холодная.
  
   Софья запнулась, но, собравшись с духом, всё таки спросила:
   -Это действительно такой опасный преступник?
  
   Но Санни не успел ответить. В этот момент дверь дома распахнулась, и Санни увидел, как из неё выскочил Боков и побежал к нему.
  
   - Софья. Уходите немедленно, - скомандовал Санни.
  
   Но Софья, не слышала его. Застыв на месте, она пыталась понять, кажется ей или это на самом деле бежит...
  
   Алекс и Ники замерли в ожидании.
  
   Алексей добежал до Лэкленда и, задыхаясь, начал говорить:
   -Я понял...
  
   Но договорить он не успел. Над ущельем раздался странный тянущий вой и лучи датчиков, хорошо различимые в вихре падающих снежинок, мигнули и исчезли.
  
   - Алекс! Смотри! - закричала Ники, указывая на лохматый, отвратительный сгусток тьмы, который вылетел из дома и буквально оплёл Бокова.
  
   -Рекс! Гони эту тварь! - рявкну Алекс.
  
   Рекс прыгнул и всей своей мощью обрушился на Алексея. Сгусток тьмы вильнул и скрылся в скале. Рекс прыгнул за ним.
  
   Лучи датчиков, мигнули и исчезли. Алексей окаменел. Стыд, разочарование, позор, ненависть обрушились на него.
   "Предали"
  
   -Ники, держи Бокова. - бросил Алекс и исчез.
  
   -Лешка... - ахнула Софья. И вдруг, резко качнувшись назад, буквально упала на Санни. Санни автоматически подхватил её, на мгновение повернулся боком к Алексею. Но этого хватило.
  
   Боков выхватил пистолет Лэкленда и, направив его на Санни и Софью, начал медленно отступать назад.
  
   -Не стрелять! - закричал Санни в микрофон. - Чен! Я приказываю не стрелять.
  
   Алекс, что было сил, пытался остановить палец Чена Кинга, который уже начал плавно нажимать на курок, и палец профессионального снайпера замедлил своё движение.
  
   Чен приготовился к выстрелу. Командир и посторонний человек оказались под угрозой. Указательный палец уже начал своё движение, но в это мгновение в ухо Чена из наушника ударил голос Лэкленда:
  
   - Не стрелять. Чен! Я приказываю не стрелять.
  
   Алекс облегченно вздохнул и вернулся к Ники, которая такими же усилиями, пыталась остановит палец Бокова.
  
   Алексей медленно, шаг за шагом, отступал к домику. В голове медленно прокручивались мысли.
  
   "Молодцы. Здорово меня сделали. Не стрелять? Значит где то есть снайпер. - быстро оглядев скалы, Боков сразу определил точку, откуда его удобней всего достать. - Ага. А это выход. Хватит. Больше не могу"
  
   Он даже на мгновение замер на том месте, где снайперу было удобней всего достать его. Но выстрела не последовало. Тогда Алексей повернулся и бросился в домик. Влетев в него, он увидел, что на пульте управления защитой и зарядами на склоне горы, все переключатели стоят в положении "Выкл".
  
   Боков подошел к столу и уже начал переводить их в положение "Вкл", но остановился и задумался.
  
   А, собственно, зачем? Ему некуда бежать, ему не на кого надеяться. Всё кончено. Есть более легкий выход.
  
   Он посмотрел на пистолет Санни и быстро поднес к своей голове.
  
  
  
   - Алекс, я не могу! -кричала Ники. - Он не слышит меня!
  
   Алекс промолчал. Он так же, как и Ники, пытался пробиться в сознание Бокова, но у него ничего не получалось. Стена отчаянья и ненависти была слишком крепкой.
  
   Спусковой курок тихо щелкнул и ... ничего не произошло. Нет - ну так нечестно. Алексей еще несколько раз нажал на курок, но, кроме щелчков, ничего не добился. Он дрожащими руками вынул обойму - она была пустая. Боков с какой- то детской обидой посмотрел на пистолет и... упал в обморок.
  
   Алекс и Ники были потрясены не меньше, чем Боков.
  
   -Не заряжен, - прошептала Ники. - Санни ходил с незаряженным оружием. Когда он успел его разрядить? Почему?
  
   -Потому что он не собирался стрелять при любых обстоятельствах - спокойно констатировал Алекс. - Потому что он будущий Хранитель, и он спас своего подопечного. А мы бы не смогли.
  
   Лэкленд не двигался. Он даже не заметил, как Софья выскользнула из его рук. И только когда хлопнула дверь, закрывшаяся за Боковым, пришел в себя и оглянулся.
  
   Полицейских не было - их как ветром сдуло, как только события начали принимать нежелательный оборот. Зато рядом, в одной рубашке, стоял Вэлл, крепко сжимая в руках автомат. У его ног, прямо на снегу, сидела Софья.
  
   -Не двигайтесь, - приказал Санни и, решительно перешагнув пограничную канавку направился в глубь ущелья.
  
   Вэлл помог подняться Софье и тоже сказал:
   -Не двигаемся.
  
   Санни дошел до домика и скрылся за дверью. Через несколько минут он вышел и, усевшись на крыльцо, крикнул Вэллу и Софье:
   -Идите сюда.
  
   Когда они подбежали к нему, Санни о чем-то говорил по рации с Ченом. Закончив разговор, поднял голову и растерянно сказал:
   -Я ничего не понимаю.
  
   -Что?
  
   -Что с ним? - в один голос начали Вэлл и Софья.
  
   -Боков в отключке. Я его переложил на кровать. Он, когда падал, лоб разбил. Сейчас Чен аптечку принесёт. Но дело не в этом. Когда он выскочил к нам, то забыл пульт управления на столе. И сейчас там всё отключено. Но он же стоял передо мной, когда слежение отключилось, как такое может быть?
  
   В это время подбежал запыхавшийся Чен и, не задавая вопросов, проскользнул в дом. Когда он вышел, вся троица вопросительно посмотрела на него.
  
   -Всё в порядке, - невозмутимо сообщил им Чен. - Лоб я ему обработал. Там только ссадина. Сделал укол. Теперь он просто спит.
  
   -Вэлл... - безнадёжно вздохнул Санни, - пошли посмотрим видеозапись. Чен - ты останься здесь.
  
   Он поднялся, собираясь уйти, но тут раздался тихий голос Софьи:
   -Я не уйду.
  
   -Софья, - начал Санни. - Вам здесь вообще делать нечего...
  
   -Я не уйду, - повторила Софья и крепко взялась за перила крыльца.
  
   Санни с удивлением посмотрел на неё и... понял, что никогда ещё не видел такого серьёзного и волевого лица.
  
   "Надо же, - подумал он. - Да её их собственным тягачом сейчас с места не сдвинешь. А как она ловко меня обездвижила... Чудо в перьях, щечки розовенькие, губки бантиком"
  
   Его мысли поддержал Вэлл, горячо зашептав ему на ухо:
   -Командир. Её или выключать придется, или выпиливать перила. А Чену отдохнуть надо. Правда, Чен?
  
   Не было случая, чтобы Чен не поддержал Денисенко. Вот и на этот раз он кивнул головой.
  
   -Правда. Я тоже видеозапись посмотреть хочу.
  
   Санни задумался, а потом согласился.
  
   -Ладно. Это может даже и лучше будет. Значит сделаем так... - и начал объяснять свежесозревший план.
  
   Алекс и Ники сидели в растерянности рядом со спавшим Алексеем.
  
   -Получается, что мы завалили всё дело? - констатировала-спросила она.
  
   -Получается... - согласился Алекс.
  
   -Но ведь теперь всё в порядке?
  
   -В порядке... - опять согласился Алекс.
  
   -Ну что ты всё соглашаешься! - взорвалась Ники. - Что нам теперь делать?
  
   -Ники, - Алекс обнял её за плечи. - Они САМИ справились. Нам больше ничего не надо делать. Пошли, поищем Рекса - что-то его долго нет.
  
   Алексей приходил в себе мучительно долго. Сознание то выплывало из уютного сна, то ныряло в него обратно. Наконец, он окончательно проснулся и с трудом открыл глаза.
  
   В комнате горел свет. Рядом с койкой на столе лежал пульт управления и весело подмигивал зелеными огоньками, сообщая, что система слежения включена, и заряды готовы к взрыву. Рядом с пультом лежал пистолет Лэкленда. А за столом, положив голову на папку с его делом, спала Софья.
  
   "Бред" - была первая мысль Бокова.
  
   Но в этот момент Софья открыла глаза и, увидев, что он уже не спит, пересела к нему.
  
   -Лешка, - быстро заговорила она - Лежи и не двигайся. Ты сильно ударился головой, когда потерял сознание. Голова болит? Только говори медленно. Не напрягайся.
  
   -Сон... - начал Алексей, но вспомнил, что она не любит, когда её так называют. - Софья, - стараясь как можно медленнее, чтобы его не прервали, выговорил он. - Ты откуда здесь взялась?
  
   -Технику свою привезла, - ответила Софья и улыбнулась. - Чтобы определить, сможет ли страшный и ужасный террорист погубить маленький беззащитный город.
  
   Но тут выдержка ей отказала, и глаза предательски заблестели.
  
   -Я прочитала, пока ты спал... - Софья глазами указала на папку - Какой ужас... Как такое могло с тобой случиться? Как ты выдержал? Три года один... Господи, это же хуже, чем в дремучем лесу... Как ты смог так заблудиться...
  
   Софья вдруг быстро наклонилось к Алексею и крепко поцеловала его в щеку.
  
   -Обещай, что ты больше так не будешь. Обещай сейчас же.
  
   -Обещаю, - прошептал Алексей.
  
   Девчонка наивная. Да что она понимает? Тут он вспомни про пустую обойму и потянулся к пистолету. Но Софья опередила его и сама подала пистолет. Алексей выщелкнул обойму - действительно пустая.
  
   - Мне надо поговорить с Лэклендом, - начал подниматься с койки Боков.
  
   -Лежи, лежи... Он оставил рацию. Сказал что бы ты, как только проснешься, связался с ним. Держи.
  
   -Санни, - позвал Боков.
  
   -Да, я слушаю, - мгновенно отозвался Лэкленд на другом конце.
  
   -Что происходит?
  
   -Объясню, но сначала может ты доскажешь то, что начал говорить, пока мы с тобой не ... э-э-э... повздорили.
  
   Боков обречено вздохнул и рассказал Лэкленду, до чего додумался. Санни немного помолчал, переваривая полученную информацию.
  
   -Логично, - наконец заговорил он. - Очень логично. Я думаю...
  
   -Стоп, - прервал его Алексей. - Теперь твоя очередь. Так что происходит? Как вы отключили защиту?
  
   -Никак. Мы её не отключали. Я понятия не имею, как это произошло, - признался Санни.
  
   -А почему сейчас всё включено? Почему ты оставил документы и оружие? Почему здесь Софья?
  
   -Да всё очень просто. На самом деле ты не забыл, как последний лох, пульт дома - хихикнул Санни, - а коварно выманил меня на переговоры, сам выключил защиту, обезоружил меня, захватил заложника, то есть заложницу, потом включил защиту опять и отступил к дому. Гордись!
  
   Алексей буквально остолбенел от подобного объяснения.
  
   -Ты что, с ума сошел... - зашипел он в рацию. - Да кто в такое поверит.
  
   -А кто не поверит? - Санни явно развлекался - Полицейские ничего не видели - они исчезли, как только поняли, что сейчас может что-то начать взрываться и сыпаться, и теперь согласны подтвердить всё, что угодно, что бы я забыл про их геройский драп. Софьин напарник, после того, как я пообещал ему, что, когда всё кончится, разрешу спустить лавину и проверить его теоретические расчеты, тоже согласился, ну а твоя подружка...
  
   "Она мне не подружка", - Алексей хотел остановить Санни, но поперхнулся и промолчал. Щека до сих пор ощущала теплоту поцелуя.
  
   -... точно не выдаст, - продолжал Санни. - А если серьёзно, то ты прав. Того парня вычислить просто. Сложнее расколоть его и не спугнуть большую шишку. Надо дать генералу время. И кстати - ты хорошенько запомни версию. На вопросы отвечать придется. Если не сбежишь, конечно.
  
   -Не сбегу, - пообещал Боков. - У меня к тебе ещё вопрос есть.
  
   -Спрашивай.
  
   -Не по рации. Я сейчас приду, то есть коварно выманю тебя на переговоры.
  
   -Да тебе лежать надо
  
   -Полежу... потом.
  
   Алексей осторожно сполз с койки, стараясь не дергать резко головой. Софья не останавливала его и даже помогла одеться. Уже в дверях Боков нерешительно остановился и посмотрел на неё.
  
   -Слушай. Там в углу ящик с продуктами. И вода. И плитка. Ты не могла бы приготовить чего- нибудь? Я больше суток не ел...
  
   -Конечно. Иди. Когда вернешься, будем... - Софья посмотрела на часы, - ...завтракать.
  
   Когда Алексей добрел до того места, где они так бурно расстались с Санни несколько часов назад, Лэкленд уже ждал его.
  
   Боков достал пистолет и помахал им в воздухе.
  
   -Твои знают?
  
   -О чем? - Санни очень натурально округлил глаза.
  
   -О том, что он был не заряжен?
  
   -Да ты что! Ходить с незаряженным оружием на боевой операции - это уже трибуналом пахнет, - ещё натуральнее возмутился Санни. - Сам где-то расстрелял все патроны, а теперь выдумываешь.
  
   -Почему ты меня не взял? - серьезно спросил Боков. - И хвати шуток.
  
   -Да кому ты нужен теперь. Информацию я твою уже передал. Боюсь тебя разочаровать, но и ты, и я в этой истории уже отработанный материал. Драка пойдёт на более высоком уровне. Мы сейчас будем только путаться у генерала под ногами. Так что сидим и ждём. Либо мы с тобой отсюда уйдем командирами, либо ...
  
   -Я то понятно - под трибунал, а ты? - Алексея качнуло от слабости, и он уселся на знакомый камень.
  
   Санни последовал его примеру. В голове мелькнула мысль: "Может, этот булыжник к себе в гостиную перетащить - привык я к нему уже".
  
   -Хоть простым бойцом - да оставят. Их всегда не хватает. Я бы вот от парочки не отказался .
  
   -А меня к себе возьмешь? - вопрос Бокова застал Санни врасплох.
  
   Что ответить? Сказать "нет" - сам себя поймаешь на лжи, сказать "да" - значит решать за всех, а так такие дела не делаются. Санни задумался.
  
   -Хорошо - наконец решил он - Возьму, если пройдешь с моей группой горный полигон.
  
   Алексей расхохотался.
  
   -Ты серьёзно думаешь, что сможешь поймать меня в горах?
  
   -А я и не собираюсь тебя ловить. Ловить меня будешь ты, вместе с моими ребятами. Поймаете - возьму.
  
   Теперь призадуматься пришлось Бокову. Чтобы выполнить условия Лэкленда, ему придется завоевать доверие всех бойцов его группы. А это непросто, ох как непросто.
  
   -Ну что - согласен? Чего молчишь?
  
   "Вот же гад" - очередной раз подумал Алексей и первый раз за три года улыбнулся.
  
   - Согласен.
  
   - Вот и отлично! - Санни встал и поежился. - Ладно. Хватит задницы морозить. Пошли по домам, а то Софья заскучает.
  
   - Нет. Она завтрак готовит.
  
   Брови Санни поползли вверх
  
   -Завтрак? Одна-а-ако. Быстро у вас сладилось. Женись - серьёзно посоветовал он.
  
   -Женюсь - так же серьёзно пообещал Алексей.
  
   Он повернулся и пошел к домику, в котором приветливо горело окошко. Его там ждали. Это чувство было новым для него, и оно ему явно нравилось.
  
   - Ну что ж - хорошо справились.
  
   Арина посмотрела на грустных Ники и Алекса и лежащего у их ног Рекса.
  
   - Мы ничего не сделали, - вздохнул Алекс. -Только Рекс отличился - загнал и придушил ту пакость, которая отключила защиту. А мы... - Алекс ещё раз вздохнул и замолчал.
  
   -А мы.. - передразнила его Арина. - Вы что ж думали - без нас мир рухнет? Люди и сами могут справляться со своими проблемами. Мы им помогаем, но и только.
  
   "Молодые они ещё, - подумал Рекс. - Не понимают, что помочь можно только тем, кто сам строит свою судьбу".
  
   Анна и Алексей сидели на лодочном причале на озере Беглецов. За их спинами, в коттедже, о чём-то разговаривали и смеялись Санни и Софья, но сами они молчали. Они просто сидели. Есть такой обычай - присесть и помолчать перед дальней дорогой.
  
  
  
   ЧАСТЬ ШЕСТАЯ.
   ЦЕНА ВТОРОГО ШАНСА.
  
  
   Марта стояла перед Старшей, независимо засунув руки в карманы своей поскрипывающей кожаной курточки и гордо вздернув подбородок. Дэвид сидел за её спиной, примостившись на краешке кресла.
  
   - Арина, - деловым тоном говорила Марта. - Мой подопечный, Алексей Боков, сейчас прилетел к своей невесте и две недели пробудет вместе с ней в полной безопасности. Я прошу разрешения оставить его на это время. Хранитель Софьи может позаботиться о них обоих. - Легкая, едва заметная, презрительная усмешка скользнула по её губам. - Он согласен.
  
   - Дэвид? - спросила Старшая.
  
   Дэвид смущенно потёр затылок.
  
   -Да, конечно...Согласен, - закивал он головой.
  
   "Кто бы сомневался, - подумала Старшая. - Чтобы такой теленок, как ты - да не согласился"
   - Хорошо. Можете идти, - согласилась она и вспомнила, как два месяца назад Дэвид и Марта познакомились у неё в кабинете.
  
   Старшая вызвала их тогда, чтобы приказать оставить своих подопечных на попечение Ники и Алекса. Дэвид, конечно, промолчал, хоть и жалобно посмотрел на неё, а вот Марта буквально взвилась.
  
   -Я не понимаю, - возмутилась она, - мой подопечный находится в тяжелом положении. Я нужна ему. Эти...(презрительная усмешка) "специалисты по любви" не смогут грамотно защитить его в бою, а человек, ну, якобы будущий Хранитель... Я не знаю...
  
   -Вот именно, - резко оборвала тогда её Старшая. - Не знаешь. А Ники и Алекс ЗНАЮТ! Они уже работали вместе, очень успешно и именно в бою. Ты свободна.
  
   Марта демонстративно четко повернулась и зашагала к двери кабинета.
  
   "Ну-ну, - подумала тогда Старшая. - Смотри, девочка, если эта дверь сейчас хлопнет, Хранителем тебе больше не быть..."
  
   Дверь не хлопнула.
  
   И вот опять. Ах, Марта, Марта ... Ну когда ты поймешь, что задача Хранителя - не только спасать жизнь своего подопечного от пуль, ножей и других физических опасностей. Могла бы поучиться у Дэвида...
  
   Старшая любила его. Спокойный, мягкий, немного неуклюжий Хранитель, если у него была возможность, всегда выбирал себе в подопечные самых слабых, самых неприспособленных к жизни младенцев.
  
   Он выхаживал их с бесконечным терпением и заботой. Если младенец плакал, а Дэвид понимал, что вмешательства матери не требуется, он наклонялся над колыбелью так низко, что тонкие паутинки волос малыша начинали шевелиться от его дыхания, и начинал напевать ему колыбельные на всех языках мира.
  
   Малыш затихал, протягивал свои крохотные пальчики, начинал теребить Дэвида за нос и через несколько минут засыпал, давая своей матери такие необходимые для неё несколько часов сна.
  
   Когда ребёнок подрастал, его здоровье укреплялось, и опасность для жизни исчезала, Дэвид приходил к Старшей и робко просил, не может ли она дать подопечному другого Хранителя, а ему, Дэвиду, если, конечно, можно...
  
   Старшая обычно соглашалась.
  
   Софья была одной из таких детей. Слабенькая, получившая родовую травму шейного отдела позвоночника, она начала беспрерывно плакать, буквально с первых минут появления на свет Божий. Первые полгода её жизни Дэвид не отходил ни на минуту от неё. Успокаивал, утешал, следил, чтобы головка лежала ровно и повреждённые позвонки срастались как можно правильней, уговаривал лучше есть.
  
   К году здоровье Софьи выровнялось, но, в связи с работой отца, семье приходилось часто переезжать. Менялись климатические зоны, условия жизни. Девочка болела, и Дэвид остался с ней. Только когда Софье исполнилось четырнадцать лет, её семья окончательно обосновалась в Санкт-Петербурге.
  
   Старшая думала, что Дэвид опять придёт к ней со своей обычной просьбой, но он не появлялся. Ну что ж, если Хранитель хочет и дальше оставаться со своей подопечной - пусть остаётся.
  
   Тогда-то Софья и познакомилась с Алексеем Боковым. Но, круглоголовый и непоседливый заводила всех мальчишеских проказ, не обратил никакого внимания на тихую и "правильную" отличницу. Надо отдать ему должное - особых неприятностей своему тогдашнему Хранителю Станиславу, он не доставлял. Все свои идеи Лешка тщательно продумывал и реализовывал без особого риска для себя и своих последователей.
  
   Только когда он выбрал для себя опасную профессию, встал вопрос о замене Станислава на Хранителя с боевой подготовкой.
  
   Выбор Старшей пал на Марту. Прекрасный боец, хладнокровная и несуетливая, она как нельзя лучше подходила для Бокова. Вот только её стойкое презрение ко всем людям, да и ангелам "мирных" профессий беспокоили Старшую. Но поскольку жизнь Алексея никак не обещала быть "мирной", этот её недостаток не должен был отразиться на выполнении обязанностей Хранителя.
  
   Старшая включила экран. Алексей и Софья сидели на крохотной кухне и, почти соприкасаясь лбами, о чем-то тихо разговаривали и, смеясь, не отрывая глаз дуг от друга.
  
   "Молодцы Ники и Алекс, - очередной раз подумала она. - Хорошая работа".
  
   Дверь подъезда с грохотом распахнулась, и из неё пулей вылетел Боков.
  
   -К черту! - прорычал он и почти бегом припустил по ночной тихой улице.
  
   После завершения следствия по делу гибели его группы, Алексея пригласили к начальству и предложили взять две недели отпуска, по окончанию которых ему было предписано явиться на тренировочный полигон под Варшавой для определения места дальнейшего прохождению службы.
  
   Алексей, быстро собрав вещи, впрыгнул в первый попавшийся рейс, летевший в Санкт-Петербург, и к вечеру уже звонил в дверь софьиной квартиры, а когда дверь открылась, молча сгрёб Софью в охапку и начал её целовать. Сопротивленья ему не оказали.
  
   Две недели пролетели быстро, но Алексея это не волновало. Какие проблемы? Софья летит с ним в Варшаву, а потом... Но сегодня вечером вдруг выяснилось, что Софья не собирается вот так неожиданно бросать работу.
  
   Нет, она прилетит, но через несколько недель. Ей надо закончить кое-какую работу, договориться с начальником, передать настройку приборов другим людям ... Какая работа? Какие приборы ? Она что - не понимает, что Алексей НЕ МОЖЕТ расстаться с ней, что она нужна ему прямо здесь и сейчас, что он должен видеть её и чувствовать, что она рядом. Какие несколько недель?
  
   Попытка применить силовые методы на этот раз не удалась. Сумка с софьиными вещами была отобрана и водворена на место в шкаф. Вещи разложены по полкам. Срок в несколько недель был сокращен до десяти дней, но и всё.
  
   -К черту, обойдусь, подумаешь... отличница... - бормотал Алексей, толком не разбирая, куда бежит.
   Остановился он только тогда, когда с разбегу налетел на парапет набережной Невы, даже не запомнив, из какой улицы выскочил на неё. На часах было три часа ночи.
  
   "Спокойно, - скомандовал сам себе Боков. - Спокойно. Сейчас отдышусь и соображу, что делать дальше. Так... Документы, деньги при себе... Вещи... Да бог сними, пусть горят синим пламенем - новые куплю, а эти заберу потом... Стоп, никаких потом - ушел так ушел. Пусть поплачет... Сама прибежит".
  
   Алексей решительно зашагал в сторону моста, виднеющегося в темноте. Но, сделав несколько шагов, неожиданно остановился. Резко закружилась голова, сердце сжала какая-то беспросветна тоска. Тишина и темнота как будто сгустились и начали давить на грудь, мешая дышать. Масляно поблескивали волны Невы, с отвратительным чавкающим звуком ударяясь о гранит набережной.
  
   "Да что это со мной?" - подумал он.
  
   Паника тонкой струйкой начала просачиваться в мозг. Алексей застонал. Едва переводя дыхание, он прижался спиной к парапету, крепко зажмурился и потряс головой. И тут всё кончилось. Зловещая тишина превратилась в тишину уютно спавшего города. Темнота отступила. Ярко и доброжелательно засветили фонари. Нева опять превратилась в важную и степенную хранительницу этого города.
   "Нервы", - последний раз мотнул головой Алексей и пошел дальше.
  
   Ссора, вспыхнувшая между Алексеем и Софьей, застала Дэвида врасплох. После того, как дом содрогнулся от хлопка двери подъезда, Дэвид потратил несколько минут, чтобы успокоить Софью. Только тогда, когда судорожные рыдания перешли в тихий плачь, он бросился за Алексеем, чтобы вернуть его.
  
   Дэвид догнал Алексея уже на набережной. Боков решительно шагал в сторону моста, но это было не страшно. Дэвид смог бы остановить его, заставить задуматься. Страшно было другое. Над головой Алексея клубилось, переливаясь фиолетовыми и лиловыми отблесками, плотное облако Тьмы. От облака начали тянуться тонкие щупальца, готовясь напасть на человека.
  
   Хранитель никогда в жизни не видел ничего подобного. Что было делать? Вступить в бой? Но он может проиграть, погибнуть, а Тьма всё равно доберётся до своей жертвы. И тогда этот человек будет потерян, хуже, чем мёртв. А у его подопечной будет сломана жизнь.
  
   Этого Дэвид допустить не мог. Нет. Только не это. Он должен защитить непутёвого парня, защитить любой ценой.
  
   Хранитель и Тьма одновременно рванулись к Бокову, но Дэвид всё же успел положить руки на плечи Алексея до того, как первые струйки Тьмы коснулись человека.
  
   Вопль боли, изданный Тьмой, стон Алексея и хрип теряющего сознание Хранителя, у которого мгновенно истаяли все силы, слились в один странный звук, растекшийся над Невой.
  
   Очнулся Дэвид в большом темном помещении, занятом какими то стеллажами, уходящими во мрак, на которых стояли старые, но очень крепкие на вид контейнеры. Сам Хранитель был буквально распят на чем-то жестком и холодном, а прямо в глаза ему смотрела Тьма.
  
   - Ты нарушил мой план, - зашипела она - Мне нужен этот человек, мне нужно, что бы он пришел сюда, уже моей добычей. Поэтому ты снимешь с него свою Защиту. Я не могу ждать, пока она истощится сама - ты понял меня?
  
   - Но она будет плакать... А я не выношу, когда мои дети плачут... - едва шевеля губами, попытался объяснить Дэвид. - Я не могу этого слышать...
  
   - Хорошо, - засмеялась Тьма. - Посмотрим, как тебе понравится слышать свой крик.
   Она прикоснулась к Хранителю, и он закричал.
  
   Софья стояла у окна и смотрела на спящий, темный город. Первый раз в жизни она испытывала такое безграничное и бездонное чувство одиночества.
  
  
  
  
   Дверь в кабинет Арины распахнулась с таким же грохотом, как и её земная сестра. Марта с разгона затормозила у стола и, вцепившись в столешницу, выкрикнула:
  
   -Он исчез...И ещё След, я увидела След, но есть Полная Защита... А я не могу... Арина, позови его!
  
   Арина быстро вышла из-за стола и силой усадила Марту в кресло.
  
   -Замолчи. Успокойся. Молчи, я сказала!...И не реви...Марта! Соберись. Вот так. А теперь ответь одним словом - кто пропал?
  
   -Дэвид, он...
  
   -Я сказала - одним словом. Теперь дальше так же - у кого Полная Защита?
  
   -У моего подопечного и След... Я ...
  
   -Молчи.
  
   Арина повернулась к экрану и тихо произнесла:
  
   -Дэвид, ты меня слышишь? - любой Хранитель, где бы он ни находился, должен был услышать Арину и откликнуться, но экран остался мертвым.
  
   Арина вернулась на своё место и пристально посмотрела на испуганную и бледную Марту.
  
   - Слушай меня внимательно. Я сейчас расскажу, что поняла из твоих слов. Ты вернулась к своему подопечному и обнаружила, что у него внутри есть След Тьмы, но кем-то поставлена Полная Защита. Ты проверила Софью и обнаружила, что её Хранитель пропал. Попыталась позвать его, но у тебя ничего не получилось. И после этого ты отправилась ко мне. Так?
  
   -Не совсем... Сначала я увидела Защиту, - запинаясь, но уже более спокойно заговорила Марта. - И ...провела полную проверку подопечного. Тогда я и увидела След, а потом... всё, как ты сказала.
   Арина молчала.
  
   "Нет, не всё, - думала она. - Если бы это было всё, ты бы сейчас так не боялась. Что-то есть еще, что-то - в чём есть твоя вина. Говори сама. Не жди, чтобы я тебя заставила, не позорься... Говори..."
   Молчание Арины казалось, придавило Марту. Она съежилась, стараясь смотреть только себе под ноги, но гордость взяла своё. Марта встала, и подбородок принял свой привычный независимый вид.
  
   -После событий в ущелье не проверила Бокова. Я думала, что... - но Марта проглотила оправданья - Не важно. Он мой подопечный, я знала о нападении на него Тьмы, и это была моя обязанность. Я пропустила След.
  
   -Ты уверена, что след появился именно тогда?
  
   -Да. Когда я оставляла его тогда, всё было в порядке, потом я была всё время с ним, а потом ...Вероятно, на него было новое нападение, и Дэвид принял решение...
  
   Марта всё - таки не выдержала и опять всхлипнула.
  
   - Это моя вина. Я готова понести наказание.
  
   - Твоя, - согласилась Арина, - и ты понесешь наказание, но сначала надо найти Дэвида. Сделаем так. Твой подопечный сейчас под Полной Защитой, а вот Софья осталась одна. Ты отправишься к ней и не отойдешь от неё ни на шаг. Ты поняла?
  
   -Да, - губы Марты дрожали, но она молчала.
  
   Старшая сжалилась над ней.
  
   -Ладно, не волнуйся...Когда мы найдём Дэвида, я позову тебя. Иди.
  
   После того, как за Мартой закрылась дверь, Арина несколько минут сидела неподвижно, стараясь собраться с мыслями.
  
   Всё было очень серьёзно.
  
   После овладения человеком, Тьма могла уйти из него бесследно, но чаще всего оставался След. Он мог быть ярким, заметным, исказившим душу человека, но мог быть и крохотной черной точкой. Он не оказывал влияния на поведение человека, и его очень трудно было заметить, но именно через него Тьма могла ворваться снова и погасить весь Свет человеческой души.
  
   Люди с таким Следом должны быть под особо пристальным вниманием Хранителей. Да, Марта виновата, что не проверила Алексея, вероятно, понадеявшись на Ники и Алекса. А они этого не сделали, так как это обязанность личного Хранителя человека. Но Дэвид...его вина во сто крат больше.
  
   Полная Защита обеспечивала человеку неуязвимость почти от всех человеческих опасностей и от любого нападения Тьмы. Бессмертия она не давала и истощалась быстро. Человек мог погибнуть, если выживание противоречило закон физики его мира, но пока он был под ней, вся удача и счастливый случай были на его стороне. Но дело в том, что ни один Хранитель не имел права принимать решения о её установке самостоятельно. Люди не должны быть менее уязвимыми, чем им положено.
  
   Только Совет Старших мог принять такое решение и то - только в крайнем случае, если жизнь человека действительно представляла огромную ценность для Небес.
  
   И ещё одно. Хранитель, поставивший такую Защиту, отдавал все свои силы, и сам становился абсолютно беззащитным и уязвимым, даже больше, чем простой человек.
  
   -Дэвид, мальчик, что же ты натворил...- почти простонала Старшая. - Как же мне тебя теперь защитить...И где ты? Как мне тебя найти?
  
   Арина развернулась к экрану и позвала:
  
   -Алекс, Ники - вы мне нужны.
  
   Алекс появился на экране мгновенно. За его спиной Ники утешала горько рыдающую девушку, сидящую на берегу Тихого океана. Рекс задумчиво наблюдал за закатом солнца, на фоне которого длинные и плавные океанические волны набегали на берег.
  
   " Слава ЕМУ, - подумала Старшая, - что у ребят сейчас простое дело..."
  
   - Арина - спросил Алекс, - а можно, Ники пока останется, а то сама видишь... - Алекс бросил взгляд на Ники.
  
   - Можно. Бери Рекса и мигом ко мне. И без всякого стука в дверь - не до того.
  
   Лёгкий шелест, и Алекс с Рексом уже стояли перед Старшей.
  
   - Что случилось?
  
   -Беда, Алекс, беда...Дэвид пропал.
  
   -Правитель? - вырвалось у Алекса.
  
   -Что? - Старшая сердито нахмурила брови. Она терпеть не могла, когда её подчинённые давали друг другу клички.
  
   -Ничего, это я так... - смутился Алекс.
  
   -Алекс...
  
   -Да ничего плохого, правда...
  
   -Алекс!
  
   Алекс вздохнул и сдался.
  
   -У людей есть поговорка: "Рука, качающая колыбель..."
  
   -...правит миром, - ледяным тоном закончила Старшая - Знаю. И что?
   -Гав..
  
   -Рекс, не защищай его!
  
   -Ну, Дэв известный специалист по ребятишкам ...Арина, брось... Ведь правда - ничего обидного для него. Он молодец...Я бы так не смог...Куда он делся-то?
  
   Старшая бросила последний сердитый взгляд на Алекса и рассказала, всё что узнала от Марты.
  
   -Ты уверена, что этот След оставила такая же гадость, которая атаковала его в ущелье? - глаза Алекса приобрели стальной блеск.
  
   -Не уверена. За этим вы мне и нужны. Рекс - Арина нагнулась к псу и заглянула ему в глаза. - Ты сможешь узнать его?
  
   Рекс фыркнул: "Обижаешь..."
  
   -Тогда пошли.
  
   В Варшаве была ночь. Старшая и Хранители окружили спокойно спящего Алексея, который и не подозревал о таком внимании небесных сил.
  
   -Ничего себе, - даже присвистнул Алекс. - Полная Защита! Первый раз вижу...Но ведь за это полагается...
  
   -Потом. Давай сначала найдём его...живым. - Арина начала водить рукой над Боковым. - Смотрите.
   Сквозь контуры тела человека, обведенные легкой золотистой дымкой, заметной только для высших сил, постепенно начала проступать крохотная черная точка.
  
   "Вот это да-а-а! - восхитился Алекс. - Мне для такой проверки минимум часа два пыхтеть пришлось бы. Сильна Старшая, ох, сильна...Не зря Ники подражает ей во всём. Даже называет людей "мальчиками" и "девочками"...А ты, парень, даже не подозреваешь, как тебе повезло, что ты встретился с сумасшедшим Прави... тьфу, Дэвом. Пока мы, лоботрясы, разобрались бы с твоим Следом, слопала бы тебя Темнота и не подавилась!"
  
   -Рекс? Узнаёшь? - черная точка уже отчётливо проступала сквозь Защиту.
  
   -Р-Р-Р! - ощерился Рекс.
  
   -Значит она... - Арина перевела дух. Всё-таки ей эта проверка, сделанная с такой скоростью, далась не легко. - Алекс. Бери Рекса и отправляйся на то место, где он поймал такую же тварь прошлый раз. И ищите. Помощь нужна?
  
   - Мне - нет. А Рексу...
  
   "Сам справлюсь. Только мешать будут", - мотнул головой Рекс.
  
   - Хорошо. А теперь оба слушайте меня внимательно, - в голосе Арины зазвучали такие ноты, что у Алекса заранее пропало всё желание ослушаться, а Рекс даже попятился и спрятался за его спину. - Когда найдете эту тварь - сразу ко мне. Даже если будет казаться, что дело решают минуты. Самим не лезть. Это приказ. Мне надоело терять своих Хранителей. Всем ясно?
  
   -Ясно.
  
   -Тя-ф-ф-ф...
  
   Когда Старшая вернулась к себе, то нашла Ники, спавшую в одном из кресел. Услышав шаги, Ники проснулась и, протирая глаза, быстро заговорила:
  
   -Ох, прости... А что случилось? Почему Алекс с Рексом так быстро ушли - мы же ещё не закончили...Где они?
  
   -У них есть дело. А тебе придется заканчивать с подопечными самой. Справишься? - Арина села в своё кресло.
  
   -Справлюсь, но... - было заметно, что Ники не на шутку встревожена. - А... Это опасно?
  
   -Надеюсь, что нет. Надеюсь, - Арина устало прикрыла глаза. - Возвращайся к своим подопечным, девочка. Нам с тобой теперь остаётся только надеяться и ждать.
  
   Полигон "Карусель" был создан для проверки и тренировки работы бойцов в паре. Сложное техническое сооружение позволяло практически за несколько минут менять конфигурацию полосы препятствий. Поэтому новая пара, выходя на старт, понятия не имела, что её ждет впереди.
  
   Вот уже четвертый день на этой карусели крутился Алексей. Раз за разом проходил он круги с новым партнёром из группы Санни. И как проходил... Все наблюдающие, включая самого Санни, просто диву давались. Было ощущение, что Бокова несла светлая, сметающая всё на пути волна. Ни одного штрафного очка, ни одной царапины, ни одного синяка, и если бы только это! Каким-то немыслимым способом он умудрялся спасать от этих же царапин и синяков своих партнёров.
  
   Сейчас Боков уходил на новый круг с Ченом. Санни проводил взглядом их спины, исчезнувшие в листве и вдруг фыркнул, вспомнив, как Чен впервые познакомился с Боковым не через прицел винтовки.
  
   В конце "Великого сидения", как ехидно называл Вэлл их операцию в горах над Зельденом, каждый развлекался, как мог. Санни отсыпался в трейлере, Алексей пытался ухаживать за Софьей, а Чен с Вэллом раз за разом гоняли видеозапись событий, произошедших в результате отказа системы слежения на входе в ущелья.
  
   Санни разбудил вопль Чена. Вопящий Чен - это было что-то из области фантастики. Поэтому, когда тот выскочил из трейлера и понесся к канавке, обозначающей защитный барьер, Санни только и успел крикнуть:
  
   -Вэлл, держи его! - и стал, путаясь в шнурках, натягивать ботинки.
  
   Когда он прибежал на место событий, то застал невероятную сцену. Вдоль входа в ущелье бегал Чен, выкрикивая ругательства на азиатских языках, известных только ему, Вэлл буквально катался по снегу от хохота, а встрёпанный Алексей загонял Софью обратно в домик, категорически отказываясь принять её помощь в разрешении и этого инцидента. Наконец, его усилия увенчались успехом и, захлопнув дверь, он тоже подбежал к канавке и уставился на Чена.
  
   -Ты чего-о-о? - от удивления глаза у него были совсем круглыми.
  
   Его вопрос привел к тому, что Чен перешел на общедоступный язык.
  
   -Гад! А ну, выходи! Я тебе башку прямо сейчас откручу! Хочешь на тот свет, так я тебя туда отправлю - не поленюсь! А ну, выходи, говорю!
  
   -Чен, успокойся, - начал Санни, но добился только того, что Чен развернулся и набросился уже на него.
  
   -Успокойся? Ты хочешь, чтобы я упокоился? Так пойди и посмотри запись! Он же мне специально под пулю подставлялся, когда тебя держал на мушке, даже остановился и зыркнул в мою сторону. Я же чуть не пристрелил этого гада, имел полное право при угрозе командиру не ждать твоей команды! - Чен аж подпрыгнул от возмущения и опять начал орать на Бокова - Выходи, подлюка!
  
   -Да не было... - начал Алексей, но вовремя остановился и бросил взгляд на Санни.
   "Что делать-то?" - спрашивал это взгляд.
  
   Бедный Чен. Если бы он знал, что гад, доведший его до такого состояния, и его любимый командир, не будь они бравыми и крутыми мужиками, покраснели бы оба, как барышни.
  
   Санни набрал побольше воздуха и рявкнул так, что от него шарахнулся Боков, а Вэлл перестал смеяться.
  
   -Чен, отставить!
  
   Это помогло. Чен замолчал на полуслове, но всё равно ещё пыхтел от злости.
  
   -Ну чего ты разошелся? - встрял Вэлл. - Откуда ему знать, где ты лежал? Ну шел человек, споткнулся, огляделся, а ты целую историю раздул. Пошли в тепло. Выключим наконец это кино, а то мы уже от безделья глючим. Кончай прыгать - камеры-то работают, а запись стирать мы не имеем права. Что люди о тебе подумают?
  
   -Пусть думают, что хотят, - проворчал уже успокаивающийся Чен.
  
   Он молча погрозил кулаком Бокову и виновато посмотрел на Санни.
  
   -Прости командир, но если бы ты оказался на моём месте - понял бы.
  
   -Я не могу оказаться на твоём месте. - у Санни неожиданно кольнуло сердце - Я не умею стрелять, как ты, не умею часами ждать не шевелясь, а вот на его месте оказаться могу и ...Идите уже. На сегодня хватит шума.
  
   Чен побрёл к трейлеру, но Вэлл остался. Несколько секунд он буравил взглядом Лэкленда и Бокова, а потом выдал:
  
   -Знаете что, господа командиры... - Вэлл ткнул пальцем в Алексея. - Я не думаю, что твои ребята смотрят с того света на твои выкрутасы с восторгом. А ты, - он в упор уставился на Санни, - имей в виду, если, не дай бог, действительно останешься без нас и удумаешь выкинуть что-нибудь подобное, учти. Я, как праведник, естественно, отпрошусь из рая и лично спущусь в ад, а ты будешь именно там, как самоубийца, и буду собственноручно чистить тебе рыло между сеансами геенны огненной.
  
   После этой тирады Вэлл величественно повернулся и пошел догонять Чена.
  
   -Да-а-а... - протянул Алексей. - дисциплина у твоей команды, однако...
  
   -Нормальная у моей команды дисциплина, - проворчал тогда Санни. - И они правы. Оба. А мы с тобой козлы... Тоже оба.
  
  
   Санни посмотрел на часы и начал проверять снаряжение. Следующая очередь бежать с Боковым была его.
  
   Алексей с Ченом финишировали без единой царапины и синяка.
  
   -Ну, как время? - поинтересовался Боков. Было видно, что его просто распирает от гордости.
  
   Время было отличное.
  
   "Хоть бы запыхался, что ли", - ревниво подумал Санни, но промолчал.
  
   -Значит так, - начал он излагать задание, выданное сверху для них. - Идем в связке "ведущий-ведомый". Ты ведущий. Пошли.
  
   Полоса препятствий сама ложилась под ноги. Тела автоматически отрабатывали все приёмы. Казалось, сам воздух держал и помогал им.
  
   " Да что ж это твориться", - крутилось в голове у Санни.
  
   Но вдруг Алексей резко затормозил. На том месте, где ещё на прошлом круге была ровная полянка, неожиданно оказался широкий овраг, а в искусственном небе на приличной высоте закачалась трапеция. По правилам, проходить такое препятствие надо было следующим образом: ведомый прыгает, блокируется на трапеции ногами, принимает на руки ведущего и перебрасывает его на другую сторону, потом уже под его прикрытием, перелетает в кувырке с трапеции сам.
  
   "Всё, приплыли", - мелькнуло в голове у обоих.
  
   "Я его не удержу - лося эдакого", - подумал Лэкленд.
  
   "Он меня не удержит", - подумал Боков.
  
   Но... первым в воздух взлетел Алексей и через мгновение, выбросив ему навстречу руки, прыгнул Санни. Приземлились они на противоположной стороне оврага почти одновременно.
  
   -Запороли полигон, - бросил Санни.
  
   -Точно, - согласился Алексей.
  
   И они побежали дальше.
  
   На следующий день Боков и Лэкленд навытяжку стояли перед генералом и ели его глазами.
  
   "Ишь - подумал Кирсанов - надеетесь, что прощу. Перебьётесь"
  
   - Полигон прошли отлично все, кроме вас двоих, - сурово проговорил он. - Сташевский уведёт группу на базу, а вы останетесь ещё на два дня. Потренируетесь. А потом уже подумаем о твоей просьбе, Санни, насчет горного полигона. Свободны.
  
   -Есть.
  
   -Есть.
  
   Когда Лэкленд и Боков вышли, генерал усмехнулся и набрал номер телефона.
  
   -Порядок, - доложил он. - Прошли.
  
   Алексей и Санни не знали, что перед ними сознательно поставили преграду, которую невозможно было преодолеть, соблюдая условия задания. Их проверяли на взаимопонимание в нестандартных условиях, на способность поменяться ролями, если этого требовало дело. Они не знали, что на самом деле они ПРОШЛИ полигон.
  
  
   Старшая смотрела на довольно улыбающегося генерала и неожиданно поймала себя на том, что улыбается. Отправив Марту к Софье, Арина сама начала приглядывать за Боковым. Защита защитой, но слишком многое было поставлено на карту, что бы оставлять его без присмотра. Так она и познакомилась с Кирсановым.
  
   Хранитель генерала подчинялся другому Старшему и не пожелал показаться Арине. Ну и ладно. Не хочет - как хочет.
  
   "Так вот кто воспитал будущего Хранителя, - думала она. - Пожалуй, мне у него стоит поучиться. А может, и мне поучить его...Но это потом...Алекс, мальчик мой, где же ты? Я не буду звать и торопить тебя, но ...поторопись. Ведь Дэвид где-то совсем один. Сила Защиты убывает, и Тьма поджидает человека, ради которого он рискнул жизнью"
  
   Казалось, Алекс услышал её.
  
   "Арина, - раздался его голос у неё в голове. - Где ты? Мы нашли!"
  
   Через мгновение Старшая уже стояла рядом с Алексом и Рексом на краю заболоченной лесной поляны. Рекс, припав к земле, тихонько рычал на небольшую земляную насыпь, на склоне которой едва различалась поросшая мхом дверь. Алекс, весь перемазанный в грязи, пытался оттянуть его от двери. И было понятно, почему.
  
   Поляна, насыпь, дверь были покрыты сплошным ковром капканов для ангелов, и печатями невидимости, а на двери, поверх капкана для ангела, горел черным светом капкан для человека. Ни один ангел не смог бы проникнуть через них, никто из людей не смог бы увидеть эту поляну. А тот человек, кто первым пройдет через эту дверь, был обречён на смерть в ближайшие десять минут.
  
   -Что будем делать? - просипел Алекс, всё-таки оттаскивая Рекса в глубь леска, окружающего поляну.
  
   Тьма зашипела и впервые за эти дни оставила Дэвида в покое. Сам Дэвид давно потерял счет времени.
  
   Сначала он кричал, умолял Тьму остановиться, пытался объяснить, что он НЕ МОЖЕТ, просто НЕ МОЖЕТ допустить, что бы его подопечная плакала... Потом на крик уже не осталось сил... Жизнь - капля за каплей - утекала из его тела... Он даже не понял, что боли уже нет, он уже был почти мёртв...
  
   Тьма в ярости металась по подземному бункеру. Ангелы, Хранители, они всё- таки нашли её первыми, времени не осталось.
  
   Ну что ж. Пусть люди приходят сюда, и тогда посмотрим, кто выиграет этот бой. И Тьма сняла все печати, делавшие это место невидимым для людей.
  
   Печати невидимости мигнули и исчезли.
  
   -Это...Это сделала ты? - Алекс пораженно посмотрел на Старшую.
  
   -Нет. Не я...Это сделала Тьма. Она приглашает сюда людей.
  
   Арина подошла почти вплотную к двери и начала водить пальцем вдоль контуров капканов:
  
   - Алекс, Рекс, - вы своё дело сделали, - проговорила она, не оборачиваясь - Возвращайтесь к Ники.
  
   -Но...
  
   -Р-р-р..
  
   -Марш! У меня мало времени, чтобы ещё пререкаться с вами
   .
   Последние слова Арина произнесла, уже шагая по своему кабинету. Подойдя к экрану, она позвала Марту и, когда та возникла у неё за спиной, сказала:
  
   -Смотри, - и развернула панораму лесной поляны.
  
   -Дэвид там? - почти шепотом спросила Марта, заворожено рассматривая сияющие знаки Тьмы.
  
   -Там Тьма, напавшая на Алексея. Думаю, что и Дэвид тоже там.
  
   -Я прорвусь...
  
   -Нет. Ты погибнешь. И погибнешь зря. Сядь! - приказала Арина. - Завтра там уже будут люди, и я сделаю так, что первым в эту дверь пройдет твой подопечный.
  
   -Но...
  
   -Тихо! - Арина хлопнула ладонью по столу - Два капкана одновременно сработать не могут. Поэтому, когда он активирует капкан для человека, у тебя будет секунда, чтобы тоже попасть внутрь. Его Защита почти истощилась, но я надеюсь, что её ещё хватит, чтобы блокировать действия капкана. Но потом всё - человек станет открыт, поэтому ты должна быть всё время рядом с ним. Я не знаю, зачем он Тьме, но она обязательно постарается опять напасть на него, ведь след никуда не делся. Ты поняла?
  
   -Да! - Марта встала. - Я поняла. Спасибо, Арина.
  
   Старшая усмехнулась.
  
   -Как Софья?
  
   -Ей очень одиноко...И... - Марта запнулась, - мне тоже.
  
   -Ну что ж, девочка, тогда иди и спаси ваших мужчин.
  
   Генерал недоумевал. Как могло случиться так, что прямо в центре Европы неожиданно обнаружился законсервированный подземный бункер времён Второй Мировой? Почему его не нашли до сих пор? И что там внутри? Снаряды, газ или, не дай бог, биологическое оружие? В те времена уже начали баловаться с ним, ещё не представляя последствий его применения.
  
   По тревоги были подняты военные химики, сапёры, медики. Сканирование почвы показало, что на глубине десяти метров есть большой зал, к которому ведёт запутанная сеть коридоров, начинающаяся от небольшой двери в земляной насыпи.
  
   Всё было готово для вскрытия бункера, но первыми по этим коридорам, чтобы расчистить путь для остальных, должны были пройти его люди. Причем пройти так, чтобы ни в коем случае не повредить то, что хранит этот зловещий бункер.
  
   Группа Лэкленда вполне подходила для этой задачи. Санни всегда славился своими осторожными и десятки раз продуманными действиями. Вот только Боков - что делать с ним, он новичок в группе. Может, не отправлять его на это задание?
  
   Арина подошла к столу Кирсанова и села на свободный стул
  
   -Эй, где ты там, - окликнула она невидимого Хранителя, - брысь отсюда.
  
   Хранитель, решив не связываться со Старшей, быстро ретировался.
  
   Старшая тихо сказала:
  
   -Но любое задание когда нибудь будет первым...
  
   "Но любое задание когда нибудь будет первым..."- в голове неожиданно четко, как будто кто-то произнес эту фразу над ухом, всплыла мысль.
  
   Генерал даже оглянулся по сторонам.
  
   "Я что - думаю вслух?"
  
   Старшая была довольна. Этот человек слышал её так ясно, как никто другой за всё время её службы у Хранителей. Не даром он сразу ей понравился.
  
   -Готовы? - Санни оглядел свою команду. - Идем парами. Разрыв две минуты. Первыми я и Боков, остальные как обычно. Еще раз предупреждаю - стрелять только в самом крайнем случае и так, чтобы ничего не повредить.
  
   Около дверей он замешкался и почему-то подумал:
  
   "Вся удача и счастливый случай на его стороне"
  
   -Лёшка, давай вперед, я тебя прикрою, только не вздумай отрываться от меня.
  
   -Не боись, командир, - Боков подмигнул Санни, распахнул дверь и нырнул в темноту коридора.
  
   Арина проводила взглядом Алексея и Марту, буквально прилипшую к его спине.
   "Надеюсь, твоей удачи хватит на всех. Я устала терять своих Хранителей"
  
   Пропетляв по коридорам, Санни и Алексей неожиданно оказались на пороге довольно большого помещения со стеллажами, на которых стояли какие то странные ящики. И, хотя в коридорах было абсолютно темно, само помещение заливал холодный, мертвенный свет.
  
   -Откуда он? - удивился Боков, осторожно выглядывая из коридора. И в этот момент между стеллажами мелькнул какой-то силуэт.
  
   -Стоять! - Алексей рванулся вперед и вдруг почувствовал, что его нога что-то зацепила.
  
   Он резко остановился и посмотрел вниз. Старая, проржавевшая проволка рассыпалась в пыль прямо у него на глазах.
  
   -Ложись! - закричал Санни, но было уже поздно.
  
   Длинна, злая очередь ударила прямо в грудь Бокова.
  
   "Мне конец, но тебя, гада, я прихвачу с собой", - волна ненависти и ярости накрыла Алексея, и руки сами рванулись к автомату.
  
   Длинная, злая очередь ударила прямо в грудь Бокова. Защита вспыхнула золотым слепящим светом и, выполнив последний раз свою роль, исчезла. В это же мгновение из-за стеллажей вылетела Тьма и понеслась на Бокова. Но перед ней уже стояла Марта, и навстречу летел шар Света, такой же золотой и слепящий, как исчезнувшая Защита и так же, как Защита, отнявший у Марты все её силы...
  
   Руки сами рванулись к автомату и... остановились на полпути.
  
   " Нельзя... стрелять нельзя - пули уйдут в стеллажи"
  
   Алексей стоял столбом и ждал - вот сейчас он умрет. Но ничего не происходило. Санни налетел на него сзади и развернул к себе лицом.
  
   -Живой! Черт везучий! Живой...
  
   -Ты уверен ? - дрожащим шепотом спросил его Боков и осторожно провёл рукой по своей груди. Рука осталась сухой. Крови не было.
  
   Шар влетел точно в цент Тьмы и, взорвавшись, разметал её ошметки по углам. Вместе с Тьмой исчезла и конструкция, удерживающая и делающая невидимым для других ангелов Хранителя. Марта обернулась на шум падающего тела и увидела Дэвида, лежащего прямо рядом с ней.
  
   Марта рухнула около него на колени.
  
   Дэвид умирал. Его дыхание, похожее на хрип, становилось всё тише и реже. Марта прижала руки к груди Дэвида и попыталась передать ему хоть каплю своих сил, но их не было. Они все ушли на уничтожения Тьмы.
  
   - Помоги, - сначала тихо, а потом всё громче и громче закричала она, повернувшись к Алексею. - Помоги! Он отдал всё, что бы спасти тебя - так помоги и ты ему! Помоги же!
  
   Боков стоял, абсолютно оглушенный той кутерьмой, которая возникла вокруг него. Его кто-то хлопал по плечу, кто-то крутил, проверяя, не задело ли его всё-таки, кто-то просто орал, восхищенный его потрясающей везучестью.
  
   А он стоял и не мог оторвать глаз от стены, на которой ровной строчкой лег след автоматной очереди и только там, где на пути пуль находилось его тело, был четкий пробел. Невероятно, непостижимо.
  
   И вдруг среди всего этого шума и гама, на самой грани восприятия, возник крик: "Помоги, помоги же! "
   Кто-то просил о помощи, причём просил именно его. Почему-то Алексей был в этом уверен. И откуда-то он точно знал, что надо делать.
  
   Выбравшись из окружающей его толпы, он подошел к стене, пробитой пулями, уперся в неё руками и, закрыв глаза, тихо, чтобы никто не услышал, начал говорить.
  
   -Я не знаю, кто ты или что ты - судьба, бог, удача, но я у тебя в долгу... Так скажи, что мне сделать... Или просто возьми, то что тебе надо и сколько тебе надо... Я здесь... Бери, я отдаю тебе всё...
  
   Люди тоже умеют отдавать свои силы, если они хотят сделать то, что для них важнее своей жизни.
  
   Маленькая золотая искорка оторвалась от Алексей и плавно опустилась в ладони Марты. Тоненький золотой ручеек потек ей в руки. Марта ловила его и заставляла растекаться по груди Дэвида. Но сил одного человека неизмеримо мало для ангела. Их может хватить всего на один вздох, ну ещё один, еще...
  
   Неожиданно золотой ручеёк иссяк. Марта взглянула на своего подопечного и поняла, что сердце человека не выдержало такой нагрузки и остановилось.
  
   Дэвид вздохнул последний раз и затих.
  
   Бокову показалось, что автоматная очередь всё-таки догнала его. Грудь взорвалась болью, перед глазами вспыхнул яркий свет. И в этом свете он увидел совершенно незнакомую ему девушку, которая стояла на коленях перед каким-то парнем, лежащем на полу.
  
   Это видение длилось лишь мгновение, а потом Алексей ухнул в темноту.
  
   Он уже не видел, как бегут к нему его новые друзья и коллеги.
  
   Он не видел, как Чен и Вэлл, первыми добежавшие до него, так же, как и Марта перед Дэвидом, упали рядом с ним на колени. Чен, то ли ругаясь, то ли молясь своим азиатским богам, начал пытаться заставить биться его сердце, а Вэлл - дышать его легкие.
  
   Он не видел, как Санни кричит в микрофон, требуя немедленно врача.
  
   Он не видел, какой плотный круг бойцов сомкнулся вокруг него.
  
   Люди тоже умеют отдавать свои силы, если они хотят сделать то, что для них важнее своей жизни.
  
   По бункеру, который так долго хранил в себе Тьму и смерть, закружился уже не ручей, а вихрь. Он взлетал к потолку, а потом, падая золотым водопадом, внизу, около пола, разделялся на две струи.
   Одна, через руки Чена и дыхание Вэлла, уходила в человека, а вторая через ладони Марты стекала на грудь Хранителя и растворялась в нём.
  
   Человеческое сердце дрогнуло и, сначала робко, а потом всё увереннее и увереннее, начало биться.
  
   Веки Хранителя задрожали. Он сделал глубокий вздох и открыл глаза.
  
   -Как Боков? - спросил Кирсанов.
  
   -Нормально. Врачи говорят - последствие шока. Через пару дней выпишут.
  
   -Как остальные?
  
   -В порядке.
  
   Санни подумал: "Интересно - что будет, если генерал узнает, что все мои бойцы сейчас сидят на травке в сквере перед больницей и наотрез отказывается уйти оттуда, пока, хоть в окно, не увидят "своего"..."
  
   -Алексей Георгиевич, можно вопрос?
  
   -Можно.
  
   -Что там всё-таки было - в этих ящиках?
  
   -Смерть, Санни, смерть. Неизвестный до сих пор штамм чумы. Передаётся по воздуху. Если бы Алексей не удержался и начал стрелять, вас всех не стало бы через несколько дней. А нас, - Кирсанов посмотрел в окно на город, - через несколько месяцев.
  
   -Ничего себе...
  
   Примитивная ловушка - старый шмайсер, старая пружина и старая проволка, которая удерживает эту пружину, чтоб она не надавила на курок. Санни опять увидел тёмный бункер и Бокова, который отдёргивает руки от своего автомата, не смотря на то, что его только что расстреляли.
  
   -Так, когда вы собираетесь проходить горный полигон? - вопрос генерала вывел Лэкленда из задумчивости.
  
   -Полигон? Да, собственно говоря, он уже и не нужен.
  
   Санни вышел из кабинета генерала и отправился к своим, в сквер, на травку.
  
  
  
   Совет Старших, на котором судили Марту и Дэвида, проходил довольно бурно. Арина в пол-уха слушала выступавших и ждала подходящего момента для решительных действий. А пока рассматривала своих Хранителей.
  
   Дэвид, как всегда, примостился на краешке скамьи, Марта, тоже, как всегда, стояла с самым независимым видом. Впрочем, нет, кое-что изменилось. Её рука лежала на плече Дэвида. Лежала легко, почти не касаясь, только чтобы он ощущал её тепло. Дэвид явно был не против.
  
   "Ну надо же, - подумала Арина, - такие разные - и влюбились. Надеюсь, это им обоим пойдет на пользу".
  
   Через несколько минут дебаты вокруг вины Хранителей достигли своей кульминации и касались, в основном, постановки Полной Защита. О пропущенном Мартой Следе все забыли. Старшая поняла, что пора действовать.
  
   - Прошу слова, - встала она и, когда ей его дали, начала говорить. - Поскольку я сама дважды разрешала Марте покинуть своего подопечного, и неизвестно, когда был оставлен След, её вина состоит только в несвоевременности проведения проверки. Предлагаю Совету не отчислять Марту их моего отряда Хранителей и разрешить мне самой выбрать меру наказания для неё.
  
   -Да.
  
   -Конечно.
  
   - Можешь сама с ней разобраться...
  
   Старшим не терпелось вернуться к обсуждению Дэвида.
  
   Геральд, Старший над всеми Гарнизонами, бросил восхищенный взгляд на Арину.
  
   "Хитрая лиса. Молодец. Одного ты отбила. А вот что ты будешь делать со вторым? За такое нарушение правил полагается заключение, и срок немалый!"
  
   Арина поймала этот взгляд и усмехнулась про себя.
  
   "Ага. Ты-то мне и нужен"
  
   После того, как Совет проголосовал за её предложение, Старшая продолжила:
  
   -Перед тем, как уважаемый Совет приступит к решению судьбы Дэвида, я хотела бы ознакомить вас с одной информацией.
  
   Арина взмахнула рукой и над залом загорелось багровое десятизначное число.
  
   -Что?
  
   -Что это значит?
  
   -Арина, что за фокусы?
  
   -Это количество человеческих жертв в результате новой эпидемии чумы, - холодным голосом отчеканила Старшая. - Конечно, если бы подопечный Марты в момент нападения на него Тьмы не находился под Полной Защитой.
  
   -Арина, ты уверена что это верное число? - робко поинтересовался один из Старших.
  
   -Нет. Не уверена. Это только в том случае, если бы люди нашли способ лечить её в течение двух месяцев.
  
   В зале воцарилась тишина. Багровые цифры, казалось, истекали кровью. Никто не решался заговорить первым.
  
   Арина воспользовалась этим моментом.
  
   -Я предлагаю для Дэвида наказание в виде заключения заменить на службу в качестве ученика в Гарнизоне на срок...Геральд, как ты думаешь, каким, по-твоему, он должен быть?
  
   "Гарнизон - не исправительно-воспитательное учреждение", - хотел возмутиться Геральд, но промолчал.
  
   Ну не сажать же, действительно, за решётку Хранителя, который, ради спасения судьбы подопечной, рискнул своей жизнью и свободой и, заодно, случайно спас половину человечества.
  
   Или это был не случай?
  
   Геральд сердито посмотрел на Арину.
  
   "Ладно, Старшая, но запомни - ты у меня в долгу. Когда проштрафится кто-нибудь из моих..."
  
   По губам Арины скользнула легкая улыбка.
  
   "Договорились"
  
   Геральд оценивающим взглядом окинул бледного, худого до полупрозрачности Дэвида, его подрагивающие от слабости пальцы, которыми тот непроизвольно сжал руку Марты, прикинул, сколько надо времени для восстановления его сил, да и потренироваться не мешает, раз уж завёл такую подружку, и назвал срок.
  
   Алексей, еле переводя дыхание, плюхнулся на больничную койку. Поход к окну, жизнерадостная улыбка и помахивание рукой, дались ему нелегко. Но ничего не поделаешь - ребятам пора идти спать. Сколько можно сидеть под больницей.
  
   "Ну что я за человек, - думал он, поудобней устраиваясь на подушке. - Все люди как люди, когда помрут, видят туннель, родственников... А я видел каких-то незнакомых ..."
  
   Тут он даже поёжился, вдруг представив своих погибших бойцов, которые, потирая кулаки, хмуро встречают его на небесах.
  
   "Ребята, - взмолился он. - Простите. Я не знаю, кто дал мне второй шанс - судьба, бог, удача или... эти двое, но я теперь вас не поведу!"
  
   И в его душе легко, как льдинка на солнце, растаяла тоненькая иголка злости. Та самая иголка, которая засела в нем, когда он стоял над своими мертвыми бойцами. Та самая иголка, за которую и смогла зацепиться Тьма, чтобы оставить свой След.
  
   Дэвид медленно добрел до ближайшей скамейки, с облегчением сел на неё, закрыл глаза, подставил лицо лучам солнца и начал впитывать их живительную силу.
  
   Два ангела-бойца стояли недалеко от него и тихо переговаривались.
  
   -Смотри, вон он, тот Хранитель, о котором я тебе говорил.
  
   -Этот задохлик?
  
   -Задохлик - не задохлик, а командира спас.
  
   -Брось, он бы и сам справился.
  
   -Не думаю. Злой он был, как остался один. Да и обидели его. Не-е-е-т. Если бы не этот парень, катался бы Лёшка сейчас на цепочках в Аду.
  
   Дэвид уже начал дремать, но тут его разбудили чьи то голоса. Он открыл глаза и увидел двух ангелов, которые стояли около него.
  
   -Ну, давай знакомиться, что ли, - сказал один из них и протянул руку.
  
   Дэвид опасливо покосился на здоровенную лапищу.
  
   -Не боись, - подмигнул ему ангел, - ты нам теперь вроде как родня...
  
  
  
   Саманта почувствовала, что её веки наливаются такой тяжесть, что она уже не может их поднять. Бессонные ночи над слабеньким, непрерывно плачущим Джонни лишили её последних сил.
  
   -Сынок, потерпи, маме надо поспать, немного, всего десять минут, потерпи, - её голова склонилась на детскую кроватку, и она провалилась в сон.
  
   Джонни ещё поплакал, а потом замолчал, удивленно глядя на что-то, видное только ему. Потом он поднял свои ручки и начал ими ловить воздух. Паутинки его волос зашевелились, как от легкого ветерка. Джонни улыбнулся первый раз в своей жизни и сладко заснул.
  
   После того, как Джонни заснул, Марта подошла к окну и посмотрела на яркие, слегка подрагивающие, звёзды.
  
   "Не волнуйся, дорогой, - думала она. - Выздоравливай. С твоими детьми всё будет в порядке!"
  
   Совсем рядом с ней, на пляже, с которого только что ушла, обнявшись, влюблённая пара, сидели Алекс и Ники.
  
   Алекс задумчиво бросал в воду камушки, а Рекс самозабвенно нырял за ними и приносил обратно.
  
   -Ты думаешь, у них всё будет в порядке? - спросила Ники.
  
   -Конечно, мы же хорошо поработали.
  
   -Да я не про этих подопечных.
  
   -А про кого? Про Алексея и Софью или Марту и Дэвида. Или... - Алекс выразительно поднял глаза к небу.
  
   -Арина и... - Ники расхохоталась. - Да не может быть.
  
   -Вот увидишь.
  
  
   ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ.
   НИ АДА, НИ РАЯ...
  
  
   "Ну и что мне теперь с ним делать?"
  
   Геральд хмуро смотрел на Дэвида, стоявшего навытяжку перед ним. Фигура бывшего Хранителя выглядела, прямо скажем, жалко. За те несколько месяцев, что Дэвид провёл в Гарнизоне, он едва приобрёл вид ангела, который не упадёт от изнеможения через пять минут, и до мало-мальски приличной боевой формы ему было ещё очень далеко. Вот только подбородок был хорош - упрямый, задранный вверх, согласный разлететься на куски от любого кулака, но не сдаться. Но Геральд знал, что это была заслуга не воинской подготовки, а некоей бойкой девицы.
  
   Вот только беды от этого подбородка сейчас будет больше чем пользы, потому что Андрей и Денис, ангелы-бойцы ставшие друзьями Дэвида, не явились на утреннее построение.
  
   Геральд, Старший над всеми Гарнизонами, давно перевёл один из них в прямое подчинении себе. Сделал он это не для того, что бы собирать в него лучших бойцов или своих любимчиков, а совсем наоборот - для того, что бы в нём проходили службу те бойцы, которые, с точки зрения Геральда, могли создать проблемы. Он сначала сам присматривался к таким ангелам, что бы понять - смогут ли они нормально нести службу или их стоит отчислить сразу.
  
   Именно поэтому Старший и забрал почти четыре года назад Андрея и Дениса к себе.
  
   Воины, погибшие на земле при исполнении своих обязанностей, редко предпочитали опять встать на этот тяжелый путь на небесах. А тут сразу двое, прошедшие самую высокую профессиональную подготовку, вместе служившие и принявшие смерть в одном бою, просят принять их в Гарнизон и разрешить служить вместе.
  
   С одной стороны, это хорошо. Навыки работы в паре, приобретённые на Земле, пригодятся, но с другой стороны... Геральд знал, что этим ребятам придется не только переучиваться и осваивать то многое, что необходимо ангелам в отличие от людей, но ещё и перестраивать свои партнёрские отношения в непривычных условиях.
  
   Несколько месяцев Геральд внимательно присматривался к Андрею и Денису, но потом успокоился. Уравновешенные, доброжелательные, дисциплинированные, использующие свою дружбу для помощи друг другу, но не ставящие её выше служебных обязанностей, его новые подчинённые не вызывали нареканий.
  
   Подвижный, непоседливый и способный, как ласка, на неожиданный стремительный бросок, сероглазый, длиннолицый Андрей и подчёркнуто бесстрастный, обманчиво медлительный, по-азиатски темный Денис, так легко и быстро вписались в отряд, что, казалось, они в нем служат давным-давно и будут служить всегда. Они даже предложили называть их земными псевдонимами - Дубль-серый и Дубль-белый. На удивленные вопросы, а что это за странный имена, они дружно спели песенку про двух весёлых гусей, который жили у некоей бабуси. А потом так же дружно намылили шеи тем, кто, по их мнению, начал насмехаться над столь благородными птицами и почтенной пожилой женщиной. Больше проблем с ними не было.
  
   Само собой, и Дэвида Геральд забрал к себе. Ну не мог же он взвалить это горе луковое, проштрафившегося Хранителя младенцев, на чьи-то плечи, раз сам попался на удочку к Старшей Арине.
  
   То, что его ангелы-бойцы мгновенно взялись опекать новичка, озадачило Геральда. Раньше они не проявляли склонности изображать из себя нянек. Но когда выяснилось, что Алексей Боков, человек, которого Дэвид спас, был на Земле их командиром, всё стало на свои места. Вот только...
  
   Не раз, наблюдая за пыхтящим от напряжения Дэвидом, пытающимся выполнить указания своих строгих учителей, или видя, как эти же самые строгие учителя бережно, буквально на руках, затаскивают на кровать обессилевшего после очередной тренировки Дэвида, Старший задумывался - а было ли всё это случайностью?
  
   Как получилось, что судьбы людей, ангелов-бойцов и Хранителей, переплелись так плотно? Воистину неисповедимы Его пути...
   И вот случилось ЧП. Уйдя вечером в увольнение из Гарнизона, Дубли не явились на утреннее построение.
  
   Это было их первое нарушение дисциплины за все годы службы.
   Геральд попытался вызвать их, но они не ответили. Это было уже серьёзно. Надо принимать меры. Но единственный, кто мог помочь Старшему, сейчас стоял перед ним, вытянувшись в струнку и сцепив зубы, всем своим видом демонстрируя, что позволит порвать себя клочья, но не выдаст своих новых товарищей.
  
   Ну как вбить в голову этому мальчишке, что все эти кодексы чести хороши для сопливых игр в рыцарей, что в реальной жизни главное - спасти жизнь друга, а уж потом разбираться, кому придется платить за это - тебе или другу. Что нельзя путать честь с чистоплюйством, и что собственная честь - не такая уж большая цена за жизнь друга.
  
   Понятия воинской дисциплины и беспрекословного выполнения приказов ещё не вошли в плоть и кровь Дэвида. Он запросто откажется выполнять прямой приказ, и тогда его уже ничто не спасёт - такого Геральд не имел права прощать. Судьба и жизнь бывшего Хранителя будет сломана. А вот этого, по твёрдому мнению Старшего, мальчишка явно не заслуживал.
  
   Геральд слишком хорошо помнил, как ломали его самого на Земле бывшие начальники, выливая в нужную для них форму. Он слишком хорошо знал, сколько боли причиняли ему всю его жизнь человека душевные шрамы. И даже Небеса не смогли излечить их.
   Но его бойцы в беде, и проблему надо решать.
  
   "Арина!!! - мысленно позвал Старший. - Где ты? Нужна твоя помощь..."
  
   "Геральд? Что случилось? - мгновенно ответила встревоженным голосом Арина. - Я сейчас к тебе..."
  
   "Нет. Нет. Лучше мы к тебе. Можно?"
  
   "Приходи..."
  
   Старший решительно шагнул к Дэвиду, схватил его за шиворот, и в следующее мгновение они уже стояли посредине кабинета Арины.
   Геральд швырнул Дэвида, как котёнка, в одно из ариныных кресел, в нескольких словах, пытаясь избежать наиболее крепких, обрисовал ситуацию, рявкнул "Молчать!" на пытающегося что-то сказать Дэвида, и рухнул в другое кресло. Эти кресла были предметом его черной зависти, но в свой кабинет он таких не ставил, считая их несоответствующими образу сурового воина.
  
   Старший испытывал огромное чувство облегчения. Нет, он прекрасно понимал, что мужчине сваливать свою проблему на чужие, тем более хрупкие женские плечи не хорошо. Но, во-первых, он безмерно уважал Арину и не считал её плечи слабее своих, а во-вторых, ему было глубоко наплевать на все эти заморочки с мужским самолюбием. Дело есть дело, и делать его должен тот, кто лучше справится с ним. А то, что эта хитрая лиса разрулит ситуацию лучше его самого, Геральд не сомневался.
  
   Арина бросила сердитый взгляд на Старшего.
  
   " Ах ты ж...."
  
   "Давай, давай... - чуть заметно подмигнул ей Герольд. - Отрабатывай должок..."
  
   Арина посмотрела на сжавшегося в комок Дэвида.
  
   Его состояние было абсолютно понятно. Сколько она помнила Дэвида, он всегда был замкнутым и довольно одиноким существом. А тут сразу на его бедную голову свалились и любовь, и дружба. Было от чего запутаться.
  
   Жаль парня, но ничего не поделаешь - синяки и шишки мы получаем не только на тренировках. А на безболезненные методы обучения времени явно нет.
  
   Арина приняла самый возмущенный вид, резко повернулась к Геральду и буквально набросилась на него.
  
   -И как я должна понимать твоё появление? Это твои подчинённые, вот и разбирайся с ними сам! - прошипела она.
  
   -Это ты мне его подсунула! - взвился Геральд. - Ты... Это твоё бабское руководство...
  
   Этого вынести Дэвид не мог. Два его руководителя, бывший и настоящий, на которых он был готов молиться, ссорились из-за него.
  
   - Не надо! - закричал Дэвид. - Ну не надо же. Да ничего страшного, они просто задержались... А молчат потому что, если Старший у Гаянэ узнает, что она...
  
   И застыл с раскрытым ртом...
  
   Арина и Геральд мгновенно замолчали и повернулись к нему...
  
   - Продолжай! - быстро скомандовал Геральд.
  
   Дэвид переводил затравленный взгляд с него на Арину и чуть не плакал.
  
   -Вы меня обманули, заставили... - бормотал он.
  
   -Обманули, - согласилась Арина. - И заставили. Времени на упрашивания нет. Лучше если ты будешь переживать из-за ...- она запнулась.
  
   -...собственной глупости, чем из-за своего придуманного предательства, - Геральд забил последний гвоздь в крышку гроба, в котором почило мальчишеское самолюбие Дэвида - Продолжай...
  
   Дэвид обречено вздохнул и начал говорить.
  
   Причиной всего переполоха оказалась, конечно, любовь
   Дэвид так надоел Марте своими восторженными рассказами о своих новых друзьях, что Марта предложила ему пригласить их с собой, что бы познакомиться. А что бы парням не было скучно, сама позвала свою новую подружку Гаянэ - ангела- Хранителя, тоже занимающуюся детишками. И ангелы-бойцы пали.
  
   В своей земной жизни ни Андрей, ни Денис отнюдь не были монахами. Они щедро одаривали вниманием многочисленных подружек, но свои сердца так никому и не отдали. А Гаянэ сразила их наповал. Всё своё свободное время они стали тратить только на то, чтобы крутиться вокруг неё. Но проблема состояла в том, что вот у Хранительницы этого свободного времен как раз и не было, потому что...
  
   -Не надо, - махнула рукой Арина. - не продолжай, я знаю её историю. Так они что - вчера отправились к ней?
  
   Дэвид шмыгнул носом, потёр затылок и кивнул головой.
  
   Арина действительно хорошо знала историю этой Хранительницы. Она её любила и очень жалела, что Гаянэ была не её подчинённой. Несколько раз Старшая пыталась забрать её к себе, но Совет требовал веских оснований для перевода. Ну не могла же Арина в качестве основания заявить, что считает Старшего Альберта, которому подчиняется Хранительница, дундуком, глупцом и буквоедом.
   Из-за его упрямства и ограниченности, у Гаянэ с ним постоянно возникали неприятности. После последнего скандала Хранительница не выдержала и обратилась в Совет.
  
   Дело было в том, что, получив себе в подопечные очередного младенца, Гаянэ попала в крохотный санаторий для детишек, больных туберкулёзом, который функционировал при монастыре, находящемся высоко в горах.
  
   Пробыв там некоторое время, Гаянэ попросила своего Старшего передать в её веденье всех детишек этого санатория, потому что, по её мнению, если они будут хранимы единой силой, то смогут ещё и помогать другу. Старший отказал, обозвав её самоуверенной выскочкой. Гаянэ обиделась и пожаловалась.
  
   Совет выслушав обе стороны и, в принципе, согласился с Альбертом, но, рассчитывая сбить спесь с Хранительницы, разрешил ей попробовать. Естественно до первой ошибки или просчета.
  
   Весёлая, страстная, обладающая огненно-рыжей гривой Гаянэ была любимицей всех Хранителей, которые вкладывали в работу всю свою душу.
  
   Она могла смеяться так заразительно, что, казалось, и понятия не имеет, что в мире существуют слёзы. Но если Гаянэ плакала, все вокруг были уверены, что больше никогда не услышат её смеха. А смех Гаянэ был удивительным. Где бы он ни зазвучал, вокруг начинали метаться сумасшедшие солнечные зайчики, и никто не мог сдержать улыбки на своём лице.
  
   Её энергия била ключом, волосы пылали ярким огненным светом и, если за спиной Гаянэ распахивались крылья, то казалось, что они состояли не из белых перьев, а из ярких язычков пламени, весело пляшущих на ветру.
  
   Хранительница полностью отдалась своим детям. Ангелы-бойцы помогали ей, как могли, окончательно возведя её в ранг своего божества. Но вот если бы кто-нибудь узнал, что рядом с ней на работе крутятся посторонние ангелы, и даже не Хранители, к Гаянэ могли бы придраться, и неизвестно чем всё кончилось бы.
  
   Поэтому Дэвид и молчал, что бы не подвести её. А в том, что с такими могучими и великими воинами, как его новые друзья, не может произойти ничего плохого, он был глубоко уверен.
   Арина включила свой экран.
  
   -Где этот монастырь? - спросила она.
  
   -Здесь, - Дэвид ткнул пальцем и на экране возник комплекс зданий под красными крышами, расположенный на маленьком плато среди склонов гор, покрытых зелёным лесом.
  
   Всё было очень красиво, вот только все здания были словно оплетены странным серым веществом, с яркими белыми узлами.
  
   - Что это? - ахнул Дэвид.
  
   - Сеть Пустоты... - хриплым от ужаса голосом прошептала Арина.
   Геральд промолчал, но его рука плотно легла на рукоять меча и буквально превратилась в единое целое с ним.
  
   -Но там же дети...
  
   -Там мои бойцы...
  
   -Там Хранитель...
  
   Это было грозное и страшное явление. О нем ходили легенды.
   Тьма и Свет были двумя сторонами Жизни. Они воевали между собой за души, за искры Разума, которые плыли по огромной Вселенной. Но они не уничтожали Разум этих душ, не гасили его.
  
   А вот Пустота гасила. Она была врагом всего разумного, стихией... Безжалостной и безразличной. Была ли она разумна сама? Никто этого не знал...
  
   На любых дорогах есть тупики, на любых, даже самых полноводных реках, есть мутный заводи и омуты, во вселенной среди звёзд есть черные дыры. И все, что попадает в эти тупики, омуты, дыры - исчезает бесследно.
  
   Люди ещё могли противостоять Пустоте, если в них была достаточно сильна воля к Жизни. Душа, потерявшие Жизнь, но выбравшая Свет или Тьму, погибала, но Разум всё равно продолжит свой путь для того, чтобы загореться в душе, заново созданной мировозданьем. А вот, если душа теряла Жизнь, не выбрав своего пути, Пустота затягивала её и гасила Разум. Это был конец.
  
   Иногда, как протуберанцы от звёзд, от Пустоты отрывались грязные серые ошметки Сетей и падали в мир.
  
   Люди ощущали непонятную, неосознанную тоску. Те, в ком сила Жизни была слаба, сдавались, умирали. От обострившихся непонятно от чего болезней, от депрессии, то самоубийств.
  
   Ни ангелы, ни демоны не могли противостоять Пустоте. Чтобы существовать Свету, ему нужна Тьма. Что бы существовать Тьме, ей нужен Свет. В Пустоте они гасли оба. Ни ангелы, ни демоны не могли разорвать Сеть Пустоты.
  
   Это могли сделать только люди. Сильные люди.
  
   ******************************************************************
  
   Санни никак не мог заснуть. Обычно он прекрасно спал в любой обстановке и при любом шуме, но сейчас ничего не мог поделать. Стоило ему закрыть глаза, и перед ним начинали плясать лица бойцов и командиров всех отрядов, стянутых по тревоге в эти, будь они трижды прокляты, горы.
  
   Причём все лица были почему-то серого цвета. И Анна молчит вот уже который день...Санни вообще казалось, что мир вокруг него выцвел до мутных чёрно-белых тонов.
  
   Приказ явиться в управление, который поднял его два дня назад с постели в три часа ночи, не был чем-то необычным. И раньше подскакивали по ночам, и мчались к начальству, и летели потом на край света... Всякое бывало...
  
   Но, войдя в кабинет генерала, Сании почувствовал что-то неладное. Такое неладное, что по его спине поползли ледяные червячки...
   Алексей Георгиевич, казалось, был абсолютно спокоен. Он рылся в каких-то бумагах, что-то рассматривал на мониторе. Увидев Лэкленда, он только буркнул:
  
   -Посиди... Через полчаса наши из Питера подбросят Бокова, мне вы нужны оба - тогда и поговорим...
  
   Алексей был в десятидневном отпуске в Питере у своей Софьи.
   Подбросить его через полчаса в управление - это означало посадить в качестве пассажира в военный истребитель. Случай редкий, но отнюдь не экстраординарный.
  
   Дело было не в этом - дело было в генерале. Санни просто кожей чувствовал волны лютой ярости, которые расходились от Кирсанова по всему кабинету. А вот с этим, за всё время своей работы с ним, Лэкленд ещё не разу не сталкивался.
  
   "Адский пёс...", - всплыли в его голове слова, услышанные им в каком то фильме. Именно такой лютой яростью, по мнению Санни, и должны были обладать адские псы, преодолевающие любые препятствия, для выполнения своей работы - препровождению к дьяволу душ, заслуживших это. И он очень не хотел оказаться между Кирсановым и теми, кто довёл генерала до такого состояния.
  
   Через полчаса в кабинет ввалился ещё не отошедший от столь стремительной доставки Боков.
  
   -Что случилось? - забыв о всяких условностях типа: "Явился по вашему приказанию...", выпалил он.
  
   Алексей Георгиевич протянул им с Санни листок.
   -Сначала прочтите...
  
   После того, как текст сообщения о захвате санатория с больными детишками и о той несусветной сумме, которую потребовали выплатить в двухдневный срок в качестве выкупа, дошел до сознания бойцов, они прореагировали по-разному.
   Алексей разразился такой тирадой на русском языке, что даже привлек внимание Кирсанова.
  
   -Согласен, - проворчал тот. - Но если ты ещё раз позволишь себе такое в моём присутствии...
  
   -Так точно. Понял. Больше не повториться - отрапортовал Алексей, но явно чувствовалось, что он не раскаивается.
  
   Лэкленд промолчал. Ну не было в английском языке таких слов, что бы описать, что он почувствовал. Санни замутило. Лёшке хорошо - хоть душу отвёл...
  
   - Значит так, - сверкнул очками Кирсанов. - Санни. Ты собирай отряд. Алексей - у тебя опыт проведения горных операций. Сиди здесь. Все материалы и оперативная информация в твоём распоряжении. Через час вылетаем.
  
   Увидев, что Боков и Лэкленд переглянулись, он встал из-за стола и отчеканил:
  
   -Вы правильно поняли. Вылетам вместе... - и быстро вышел.
  
   -Ну сволочи, вы и влипли... - процедил Алексей, устраиваясь за генеральским столом и начиная перебирать карты, сводки и доклады.
   -Точно, - подтвердил Санни и побежал собирать свой отряд.
  
   И вот они уже второй день здесь. Всего на операцию было задействованы три отряда. Два - специалистов-горников и Лэкленда.
   Кирсанов смог убедить руководство, что Алексей Боков, в прошлом командир одного из лучших отрядов для проведения антитеррорестических операций в горах, обладает ещё и личным опытом горного терроризма, что доказал блестящей операцией, которую провёл над Зельденем. Ну а бойцы Лэкленда пригодятся.
  
   Так и получилось - для всех нашлось дело. Иван Царёв руководил связистами, обеспечивая радиомолчание и блокирование любых средств коммуникаций в районе. Чен лазил по горам, пытаясь найти место, с которого он мог дотянуться своей пулей внутрь монастыря. Вэл вместе с другими механиками изобретал какие-то фантастические гибриды транспортных средств, способных переправить хоть как-то хоть кого-нибудь через монастырские стены. Пит Сташевский и остальные взрывники готовились уже зубами грызть скальную породу, на которой стоял комплекс зданий. Все были заняты. Все, кроме самого Лэкленда.
  
   Час назад Боков и два других командира, разбив в пух и прах его очередные предложения, попросили его уйти с глаз долой. Санни не обиделся. Горы есть горы, и у них свои правила. А дело есть дело, и делать его должен тот, кто лучше справится с ним.
  
   Он уже до рези в глазах насмотрелся на этот монастырь, облазил всю местность, перелопатил кучу информации, но даже представить не мог - как можно захватить этот построенный несколько веков назад монстр.
  
   Тем более что сведений, о том, что твориться внутри, практически не было. И точных планов тоже.
  
   Террористы, легко захватив здания, сразу выставили за ворота почти всех взрослых людей. И монахов и медиков. Внутри остались только один врач и медсестра. И шестеро больных детишек - от трёх до семи лет.
  
   Сколько всего самих бандитов, какое у них вооружение, куда они разместили детей - рассказать перепуганные врачи и монахи не могли. Сумма выкупа была настолько астрономической, что возникало сомнение в здравом рассудке негодяев, взявших в заложники больных детей.
  
   Операция буксовала на месте. Люди устали, обозлились. Лица их посерели. Алексей Боков не спал уже третьи сутки. Он держался на каких-то медицинских допингах, и никто не смел ему в них отказать. Остервенение, с которым он занимался разработкой это операции в горах, первой, после той, в которой погибли его бойцы, беспокоило Санни. Но остановить его он не мог. Да и не хотел...
  
   Ему оставалось только смотреть на своего нового друга и думать его же словами
   "Ну, сволочи, вы и влипли...".
  
   А ещё изнывать на походной койке от бессонницы и тоски, которая высасывала его душу...Лэкленд понял, что всё равно не уснёт, встал и вышел из палатки. Вокруг была тихая ночь, величественные горы, бескрайнее звёздное небо... Вот только почему всё кажется каким-то серым, бесцветным, пустым? Он даже помотал головой, чтобы прогнать наваждение. Не помогло...
  
   Усевшись прямо на траву, Санни вытащил мобильник и вывел на экран фото Анны. Никогда он себе не позволял в боевых условиях отвлекаться на личные дела, но сейчас подумал, что вдруг любимое лицо поможет ему... Не помогло, стало ещё хуже...
  
   Потому что с Анной тоже была беда...
  
   Прожив несколько месяцев у Царёвых, Анна решила остаться в этом тихом старинном русском городе. Она получила вид на жительство, устроилась на работу, сняла квартиру.
  
   Санни ни в чём ей не перечил. Единственное, что беспокоило его, так это то, что Анна начала работать сразу в трёх местах. Преподавателем иностранного языка в школе и переводчиком в местном архиве и районной газете. Зачем такая большая нагрузка? Ради денег?
   Лэкленд, после разговора в машине под Монте-Карло, понимал, что Анна не прикоснётся к тем деньгам, которые ей заплатили за него. Но зачем же себя так загонять?
  
   Но Анна улыбалась и говорила, что всё в порядке, что она привыкла много работать, что ей очень нравится. Вот только Санни почему-то казалось, что тот ясный огонь, который горел в её глазах, пока они были вместе, угасал, как только за ним закрывалась дверь.
  
   Неделю назад Анна позвонила и сказала, что уедет на несколько дней, что ей надо уладить некоторые семейные дела и что она хочет побыть одна. Всё бы хорошо, но Лэкленд, в своё время руководивший её поисками, прекрасно знал, что никакой семьи у Анны нет. Что она единственный ребёнок в семье, что её родители давно умерли и что, эмигрировав, они оборвали все связи со своей бывшей родиной.
  
   Сначала Санни решил было запеленговать её мобильный телефон, но потом отказался от этой мысли. Телефон Анны не был отключен, а это значило, что он либо не с ней, либо Анна не прячется. А шпионить Санни не хотел. Вот и потянулись тоскливые дни в ожидании звонка...
   А теперь, в этих горах, связь и подавно оборвалась...
  
   -Что с тобой?
   Санни пришел в себя и увидел, что рядом с ним стоит Кирсанов.
  
   -А что со мной?
  
   -Ты сидишь, раскачиваешься и тихонько скулишь... - генерал устало потер руками непривычное без очков лицо и присел рядом.
  
   -Что-то с глазами, снял, - пояснил он. - Всё почему - то кажется серым. Так что случилось, Саша?
  
   -Алексей Георгиевич, зачем я здесь? - взвыл Лэкленд. - Ребята справятся и без меня. Лёшке я только мешаю... Я так больше не могу... Либо дайте мне дело, либо отправьте! Я же никому не нужен!
  
   -Ты нужен МНЕ
  
   Кирсанов задумчиво жевал травинку и, близорук щурясь, смотрел на тёмную глыбу монастыря.
  
   -Когда они закончат, - генерал мотнул головой в сторону трейлеров и палаток, в которых горел свет и кипела работа. - Все, что они предложат - пройдет через тебя.
  
   -Да я же не горник, я же ...
  
   -Ты до сих пор не потерял ни одного заложника. Как ты это делаешь - я не знаю, но ты это делаешь. Потерпи, Саша... Я понимаю. Я сам устал ждать, но это единственное, что мы можем сейчас сделать - ждать и постараться не угробить самих себя.
   Генерал болезненно поморщился и непроизвольно провёл рукой по левой стороне груди.
  
   -А когда отключат глушилки, позвони ей. Сразу. Ты слишком многое отнял у этой женщины, чтобы всю пустоту в её душе могла заполнить только любовь к тебе. Ей этого мало. Ей нужно гораздо больше. Не бросай её...
  
   Санни сообразил, что так и держит в руках мобильник, с экрана которого на них смотрела Анна.
  
   -Извините, я... - начал было оправдываться он.
  
   Но Кирсанов встал, похлопал его по плечу и уже уходя, тихо сказал:
  
   -Всё в порядке. Кем бы мы были без наших женщин...
  
   Лэкленд молча смотрел на удаляющегося профессиональным беззвучным шагом генерала. Тревога на его душе не улеглась, даже стала сильнее, но серая, беспросветная тоска отступила. Теперь всё стало на свои места. Надо дождаться плана действий, освободить детишек и позвонить Анне. Ведь всё так просто.
  
   " Могуч,- подумал Санни о генерале. - Интересно, а я ТАК смогу когда-нибудь?"
  
   Он знал, что жена Кирсанова давно умерла, сын вырос. Владимира Кирсанова, лейтенанта из отдела по борьбе с наркотиками, Санни хорошо знал.
  
   " Надо будет как-нибудь расспросить Володьку, как живётся отцу."
  
   ******************************************************************
   Террористы и Сеть обрушились на монастырь одновременно. Дубли автоматически среагировали и попытались прикрыть собой Гаянэ, но мгновенно заработали от неё по увесистой затрещине.
  
   -Дети! - закричала она - Главное дети!
  
   Андрей и Денис переглянулись. И правда - главное дети. И значит...
   -Командуй, - в один голос приказали они.
   И Хранительница начала командовать. Террористы её мало волновали, но вот Сеть Пустоты ...
  
   Сеть полностью отрезала Гаянэ и Дубли от внешнего мира. Они стали слепы и глухи за её пределами. Им оставалось только ждать и надеяться на помощь извне и заботиться о больных детях, отдавая им свои силы.
  
   К концу второго дня заточения, когда на горы опустилась ночь, дети наконец успокоились и уснули. О том, что на улице стемнело, ангелы судили по поведению людей. Окна той башни, в которую бандиты согнали детей и медиков, для ангелов превратились в серые бельма. Ни один луч света не пробивался сквозь них, ни один звук.
  
   Гаянэ почувствовала, что сейчас просто упадёт от усталости. Даже у её энергии был предел. Ангелы-бойцы ещё держались. Они осунулись, как-то поблекли, но их руки пока оказывались именно там, где они были нужны и их силы поддерживали именно тех, кому не хватало своих.
  
   "Спасибо Тебе, - думала Хранительница. - Спасибо Тебе за то, что ты привёл их ко мне. Если бы не они - я бы не выдержала, никто бы не выдержал..."
  
   Гаянэ споткнулась и начала падать. Но не упала. Её подхватили, отнесли в дальний угол комнаты и усадили там.
  
   -Всё - сказал Андрей, садясь рядом. - Всё, хватит метаться. Все спят, даже эти бандитские морды. И ты сейчас поспишь, а мы по очереди подежурим. Нам всем ещё понадобятся силы. Спи...
  
   И Хранительница, как по волшебству, провалилась в сон. Когда она проснулась, в комнате висела особенная больничная ночная тишина. Тревожная и хрупкая, готовая мгновенно рассыпаться на мелкие осколки от стона больного или надрывного кашля, или даже просто от скрипа кровати. В дальнем углу горел ночник и тихонько, стоя на коленях, молилась медсестра.
  
   Гаянэ обнаружила, что лежит, уткнувшись носом в грудь Андрея, который, так же как она мгновение назад, крепко спал. Его руки по хозяйски прижимали её к себе, и одна их них лежала, прямо скажем, не совсем там, где положено лежать чисто дружеской руке. Конечно надо было бы вернуть эту руку на место, но...Было так тепла и уютно, так спокойно...
  
   Гаянэ поискала глазами Дениса и увидела его, стоящим в пол оборота около затянутого серой плёнкой окна. От всей фигуры ангела веяло надежностью и непоколебимостью, как от степного идола. Ну что могут сделать идолу какие-то ветер, дождь, ураган. Даже огонь обходит его стороной, вот только от идолов не исходит то тепло, которое давно согревало сердце Хранительницы и которое согревает её сейчас.
  
   " Как же я им скажу, - очередной раз подумала она. - Ну как же..."
   Но разрешение этого вопроса можно было оставить на потом. А сейчас Гаянэ слегка повозилась, поудобней устраиваясь, покрепче прижалась к своему любимому и, наконец, заснула сном, который приносит отдых и силы.
  
   Денис услышал шорох, но сделал вид, что не заметил его. Через несколько минут из пыльного грязного каменного угла, где спала, обнявшись, влюблённая парочка, опять раздалось мирное дружное сопение.
  
   "Первая их ночь любви, - хмыкнул он про себя. - Обхохочешься. Вот же глупая - небось переживает: "Как я ему скажу-у-у-у...А вдруг он оби-и-и-и-дится...А вдруг уйдете и бросит дру-у-у-га...". Да что я - крот слепой или тупой похотливый козел?.. И никуда я не уйду. С какой стати. Только самовлюбленный эгоистичный болван не может смотреть на счастье тех, кого любит. Да уж... Повезло тебе, брат-гусь Дубль-белый, какая девчонка..."
  
   Денис улыбнулся. Маленькая рыжекудрая ангелица прочно поселилась в его сердце... Так ведь сердце у него не крохотная ячейка камеры хранения на вокзале бытия, предназначенная только для одного чувства в качестве багажа. Хватит места для всего - и для дружбы, и для старой любви, и для новой тоже найдётся.
   А ведь как неудачно началось это знакомство.
  
   Дэвид притащил их к Марте, которая откровенно демонстрировала, что хочет убедиться в их пригодности быть допущенными к её обожаемому Хранителю. Дубли мужественно терпели эти смотрины, но после того, как к компании присоединилась Гаянэ, всё резко изменилось. Стая сумасшедших солнечных зайчиков сразу объединила всех. Куда-то делись натянутость и неловкость. Стало легко и просто. И вот тут Денис, чуть всё не испортил.
  
   Андрей поинтересовался - а как становятся Хранителями младенцев. Дэвид что-то невнятно промямлил, Марта сердито дернула подбородком, а Гаянэ ответила:
  
   -А у меня душа сестры потерялась, вот я её и ищу...
  
   Тут Денис и ляпнул:
  
   -Ну прямо индийское кино получается...
  
   Естественно он сразу заработал подзатыльник от Андрея, но было уже поздно.Глаза Хранительницы наполнились слезами, и солнечные зайчики погасли...Денис собрался уже извиняться, но рыжая Хранительница заговорила первой.
  
   Подрагивающим тихим голосом она рассказала, что они родились вдвоём - маленькие близняшки, но была война и голод и матери не удалось выносить их.Гаянэ родилась на две минуты раньше и прожила дольше своей сестры именно на эти две минуты. Та даже глаза не успела открыть. У неё то и жизни было всего на один вздох. А потом она потерялась...Может просто не успела прийти в этот мир...Может она ещё придет...
  
   Вот Гаянэ и ждёт её, и ищет...И надеется встретиться с ней... А если кто-то считает, что это наивно и смешно, то ...то... Слезы хлынули из её глаз и у Дениса возникла твёрдая уверенность, что он совершил страшное преступление, лишив весь мир счастья общения с солнечными зайчиками на веки вечные.
  
   Марта чуть не придушила его. Дэвид, обняв плачущую Хранительницу, начал что-то шептать ей на ухо, а они с Андреем сидели, хлопали глазами и готовы были провалиться от стыда. Вот только неизвестно, куда проваливаются в таких случаях ангелы.
   Но Дэвид показал высший класс работы Хранителя. Гаянэ быстро упокоилась, вытерла мокрые глаза и ...улыбнулась. И на всю компанию опять снизошел мир.
  
   Денис поймал себя на том, что и сейчас только от одних воспоминаний на его душе воцаряется покой.
  
   Ну ничего, главное вырваться отсюда всем живыми. А они обязательно вырвутся. Ну не оставят же их в беде ни ангелы ни люди.
  
   Денис стоял около слепого окна и не знал, что прямо напротив него, на далеком склоне, буквально глаза в глаза ему смотрел Старший над всеми Гарнизонами Геральд, который привёл под стены этого монастыря самых лучших своих бойцов. И Старшему хотелось выть от серой беспросветной тоски - потому что он был абсолютно бессилен.
  
   **************************************************************
   Ангел может подойти к Сети так близко, насколько ему захочется. Он может даже прикоснуться к ней, если не боится лишиться пальцев. Но вот пройти сквозь неё он не способен.
  
   Геральд мог собрать вокруг монастыря хоть все гарнизоны Небес - это бы ничего не изменило. Только люди могли вспороть Сеть и только за их спинами бойцы Геральда могли попасть внутрь. Старший видел, что люди делали всё, что было в их силах, но им катастрофически не хватало информации.
  
   А времени оставалось всё меньше. Скоро наступит рассвет и надо было или платить или штурмовать монастырь. Но платить такие деньги неизвестно кому и с неизвестным результатом никто не собирался, а штурм... Если он закончится неудачей, его последствия будут катастрофическими. И дело не только в гибели людей и ангелов.
   Слишком много душ уйдут на сторону Тьмы от ужаса, отчаянья, злобы, ненависти...
  
   Пальца Геральда, лежащие на рукояти его меча, давно побелели от напряжения. Собственно говоря, он так и не разжал руку с того момента, как они все стояли в кабинете Арины перед её экраном.
  
   "Арина...- подумал Старший. - Хорошо что её здесь нет. Наверно мне было бы стыдно перед ней"
  
   И тут же почувствовал чью-то руку на своём плече.Геральд резко развернулся и оказался нос к носу с Ариной.
  
   -Ты что здесь делаешь? - возмутился он - Тебе здесь не место... Уходи...
  
   -Успокойся.
  
   Арина укоризненно покачала головой.
   -Во-первых, мне здесь место, правда не то, о котором ты думаешь, а во вторых - я хочу тебя кое с кем познакомить.
  
   Рядом с Ариной стояли незнакомый Старшему темноволосый парень и пес.
  
   "Это же её знаменитый пес-Хранитель Рекс", - сообразил Геральд.
  
   -Зачем они здесь?
  
   -Чтобы помочь. Алекс, говори. - приказала Арина.
  
   Алекс глубоко вздохнул, сдвинул свои темные брови, и Геральд вдруг заметил, что глаза Хранителя отблескивают стальным блеском клинка, а отнюдь не любовной благостью.
  
   -Хорошо, - постарался успокоится Старший. - Я слушаю.
  
   - Рекс говорит, что он может попасть внутрь, - четко выговаривая слова, что бы их смысл быстрее дошел до слушателей, произнес Алекс.
   "Как говорит!?" - хотел удивиться Геральд, но промолчал.
   Да какая разница, как они там общаются, эти Хранители. Главное, что всё это чушь...
  
   -Ты что несешь? - Геральд начал закипать. - Арина, убери этих своих сумасшедших ангелов, мне сейчас только фантазий не хватает...
  
   -Он не сошел с ума, - спокойно парировала Арина. - И Рекс не ангел, он пёс. Вот ты знаешь - кто они такие, наши псы?
  
   Геральд опешил. А ведь она права. Псы приходили к ним неизвестно откуда и сами выбирали, чем им заниматься и с кем работать. И так же сами уходили, когда считали нужным. В гарнизонах тоже были псы-бойцы, которые работали с ангелами.
  
   -Я бы ни за что не отпустил его, - начал побелевшими от напряжения губами Алекс. - Но... он... Я верю ему... Если он говорит, что может пройти, значит, это так и есть... Он всё равно уйдёт... Разрешите... Это же единственный шанс ...
  
   Алекс судорожно вцепился в ошейника Рекса. Было видно, что ему до обморока не хотелось отпускать Рекса, и что он буквально насиловал себя, уговаривая Геральда.
  
   Старший сдался.
  
   -Пусть идёт.
  
   Хранитель присел перед Рексом, на мгновение заглянул ему в глаза и быстро обнял. Рекс исчез...
  
   *********************************************************
  
   Рексу пришлось довольно долго поплутать по монастырю, пока он нашел людей и ангелов. Вершины гор уже начинал обводить золотой ореол пока невидного солнца.
  
   Дети ещё спали. Врач, отпустивший медсестру отдыхать, потихоньку проверял у них температуру и прислушивался к дыханию.
   " Слава тебе Господи, - думал он. - Слава тебе и спасибо за то, что дети так легко переносят это ужас..."
  
   Гаянэ и Андрей сидели в своём углу и шептались. Денис спал, но именно он первым обнаружил Рекса.Почувствовав во сне на своей щеке чьё-то дыхания, он открыл глаза и обнаружил прямо перед собой морду овчарки. Заорав от неожиданности, Денис привлёк внимание Хранительницы и своего друга.
  
   -Рекс!!! - завизжала Гаянэ и бросилась целовать пса - Это ты? Ты пришел нам помочь? Да?
  
   Рекс был не против поцелуев, но время поджимало. Он ткнул свой ошейник в руки Хранительницы, за который Арина и Алекс засунули бумагу и ручку.
  
   -Э-э-э... Что это? - удивлённо пробормотал Андрей, получив эти канцелярские товары. - Тут же пусто. Может ты выведешь нас из-под Сети, да? Ты нашел выход?
  
   Рекс сердито замотал головой.
  
   -Да нет же, нет, - быстро заговорила Гаянэ - если бы был проход, нас бы уже давно забрали.
  
   -А как же он сам прошел?
  
   -Не знаю. Он же пес...Его наверное прислали, что бы мы написали что здесь и как. Верно, Рекс?- Гаянэ заглянула в его глаза.
   "Верно, умница... - Рекс лизнул Хранительницу в щеку и для убедительности кивнул головой. - Молодец, девочка. Вам, ребята, до неё ещё расти и расти"
  
   Но увидев, как ангелы-бойцы быстро и толково начали строчить сообщение, сменил гнев на милость.
   " Ладно, ладно - своё дело вы знаете"
  
   После того, как листки бумаги были надёжно закреплены ангелами на ошейнике пса, и его морда была ещё раз обцелована ангелицей, Рекс опять исчез
  
  
   ******************************************************************
   Генералу казалось, что он только закрыл глаза, и тут же кто-то начал трясти его.
  
   -Алексей Георгиевич, проснитесь, это срочно... - перед койкой стоял встрепанный Лэкленд - Вот, посмотрите, собака принесла...
  
   -Какая собака? - не понял Кирсанов, хлопая по всем карманам подряд в поисках очков - Что принесла?
  
   -Да вот же - Санни всунул ему в руки листки, исписанные мелким убористым почерком с каким то текстом и схемами.
  
   Когда Кирсанов сообразил, ЧТО он держит, у него перехватило дыхание. Это было описание количества террористов, их вооружения, точки минирования, ловушки, схемы всех помещений монастыря с указанием, где держат детей и где находятся все бандиты, планы подходов.
  
   -Какая собака? - ещё раз спросил генерал.
  
   -Не знаю... - растерянно развёл руки Лэкленд. - Я сидел там, где мы с вами разговаривали, а потом смотрю - рядом со мною стоит пёс, овчарка. Я даже не слышал, как он подошёл. Пока я читал, его и след простыл... Что делать-то?
  
   -Что делать, что делать, - передразнил его Кирсанов. - Собирай всех немедленно! - и, выскочив из палатки, побежал к трейлеру, где был развёрнут центр управления операцией.
  
   Через пять минут в трейлере стоял такой шум и гам, и кипела такая буря страстей, что, казалось, ещё чуть-чуть - и он начнёт подпрыгивать на месте.
  
   -С ума сойти, откуда это ...
   -Отдай, я ёще не всё списал...
   -А тут, видно, старые ворота были, указан кирпич, раз тюкнуть - и готов проход...
   -Тебе бы только тюкать...
   -Да уберите отсюда снайперов. Им теперь делать нечего - пусть отдыхают...
   -Детей лучше вертушкой забирать...
   -Да не сядет она внутри...
   -Сядет...
   -Не сядет...
   -Вэл?
   -И сядет, и встанет...
   -Во гады, как тараканы - по всему периметру засели...
   -Так я и говорю - через старые ворота надо. Там они не ждут. Пока очухаются - всех положим...
   -А вдруг они знают?
   -Так нет же на плане там никого...
   -Сволочи, заминировали так, что и от скалы пыль только останется...
   -Сташевский, вы должны...
   -Отцепись, сами знаем... Не мешай...
   -Да кто это всё написал?..
   -Ну, наверное, монах там спрятался...
   -Ты что - сдурел? Какой монах? Это же профи писал, причем - горник. Смотри - указал все щели на фронтоне скалы, по которым можно подняться незаметно ...
   -Так может навоевался так, что в монахи подался... От нашей то жизни
   -Нет, тут явно двое писали, разный почерк...
   -Ну и что...
   -Что "ну и что", два монаха что ли?
   -А может это кто-то из бандюг, раскаялись или "кроты".
   -Ага - два крота и собака...Зверушки нам помогать взялись...
   -Да не кроты, а "кроты"!
   -А вдруг это подстава?
  
   В трейлере сразу повисла тишина. Все замолчали и посмотрели на Кирсанова.
  
   - Как считаете? - обернулся генерал к командирам горников и Бокову.
   -Не похоже...
   -Хотя...
  
   Алексей взял в руки уже довольно замусоленные листки и ещё раз внимательно посмотрел на них. И тут у него возникло сильное чувство дежа вю. Как будто он уже держал их в своих руках раньше, как будто ему кто-то уже писал такие записки и рисовал такие схемы.
  
   "Это от последней дозы, - подумал он, пытаясь проморгаться слезящимися глазами. -Глючу"
  
   -На ловушку не тянет. Слишком много вариантов, они не будут знать. что мы выберем... Слишком много незаметных подходов... Но если нас смотрят со спутника...
  
   -Не смотрят, - встрял Царёв. - мы всё перекрыли.
   -Санни? - генерал посмотрел на Лэкленда.
   -Только если они хотят прихватить всех нас с собой на тот свет.
  
   Алексей Георгиевич на мгновение прикрыл глаза, опять легким, почти незаметным движением руки коснулся левой стороны груди и сказал:
   -Ладно. Под мою ответственность. План захвата - через час. Работайте.
  
   Арина смотрела на Кирсанова и улыбалась.
  
   "Да, мой дорогой, это и есть самое тяжелое в нашей с тобой работе. Найти лучших, собрать их вокруг себя, дать им возможность сделать дело, сжав свои нервы и волю в кулак, а в конце взять на себя ответственность за возможный провал. Но провала не будет, не переживай... Я знаю - у тебя болит сердце. Сильно болит. Но я здесь, я с тобой все эти дни. Я его успокаиваю, заставляю биться ровно, снимаю боль и напряжение. Я ведь берегу его для себя, ты уж пойми меня правильно"
  
  
   План захвата был готов через сорок минут, а ещё через час всё было кончено.Всё прошло настолько легко, быстро и просто, что все эти два кошмарных дня казались страшным сном, чьей-то садистской фантазией.
  
   Люди не знали, что в разрыв Сети, созданный их волей и силой, в монастырь ворвались ангелы-бойцы. И ни одна пуля даже близко не пролетела от человека. Все бандиты были скручены почти мгновенно. Ни один детонатор не сработал.
  
   Детей сразу вывезли на вертолёте, и в монастыре остались только саперы, снимающие минирование и проверяющие, нет ли где ещё взрывчатки.
  
   Санни сидел рядом с воротами монастыря и довольно щурился на солнце, уже высоко поднявшегося над горами. Ни одной потери, все не только живы, но и целы. Это ему нравилось. Это было хорошо.
   И тут тренькнул его телефон, сообщая, что глушение мобильной связи прекращено.
  
   "А когда отключат глушилки, позвони ей. Сразу", - вспомнил он слова генерала и набрал номер Анны. В трубке раздались длинные гудки.
  
  
   -Уходим, - скомандовал Герольд. - Мы своё дело сделали. Всё чисто. Никакой гадости Тьмы здесь нет.
  
   Андрей, Денис и Гаянэ отстали на несколько шагов. Они оглянулись, бросив последний взгляд на комнату, в которой провели два таких тяжелых дня. Детей увезли, и вряд ли они вернутся в неё ещё раз.
  
   - Не отставать, - крикнул Герольд. - разрыв уже затягивается. Догоняйте...
  
   И тут, на грани даже ангельского восприятия, в глубине монастыря зазвонил телефон.Гаянэ остановилась как вкопанная.
  
   "Там же женщина", - неожиданно вспомнила она.
   Как же она могла забыть, что буквально за час до нападения в монастырь к настоятелю приехала какая-то женщина. Но настоятель уехал в город ещё утром, и старый служка, который один встречал её, предложили гостье заночевать. А потом он так перепугался, что потерял сознание, и его выносили на руках. А Гаянэ забыла... Да не до того ей было...
  
   Она развернулась и бросилась бежать по коридору, но сразу налетела на какую то стену. При ближайшем рассмотрении стена оказалось всего лишь ей друзьями.
  
   -Ты куда? - хором спросили они.
   -Там женщина, - затараторила Хранительница. - Она была здесь все эти дни. Сеть её, наверно, совсем обессилила. Ей нужна помощь... Я забыла... Надо посмотреть...
   -Уходи. Мы посмотрим...
   -Нет, я с вами...
  
   И тут Гаянэ узнала, что иногда спорить с мужчинами иногда всё же не стоит.
  
   Две пары крепких рук мгновенно скрутили её, потом молниеносно доставили к воротам монастыря и буквально вышвырнули в уже почти закрывшийся разрыв в Сети
  
   Если бы Геральд, который автоматически среагировал на летящую кубарем Хранительницу, не подхватил её, Гаянэ пришлось довольно сильно покувыркаться по пыльной монастырской дороге.
  
   -Что это значит! - взревел Старший. - Где Дубли, почему они остались...
   -Там женщина, - захлёбываясь, в слезах начала объяснять Хранительница. - Она приехала, а я забыла, и монах... А больше никто не знал... А она все эти два дня была здесь, и ещё там ...И....
   -Ну и что! Люди её сами найдут.
  
   -Нет. Может быть поздно. Вы не знаете... Сеть - она же тянет силы...Это так страшно... Если бы не мы, если бы не ребята ...люди бы погибли... Не бандиты - им всё равно, они и так почти мёртвые. Врач, сестра, дети...Мы им помогали. А ей - нет... Я забыла о ней... Она, может, умирает...Люди не успеют... А я забы...
  
   И тут Сеть начала сжиматься. Серая, дрожащая поверхность стала стремительно втягиваться в глубь монастыря.
   -За мной! - крикнул Геральд и бросился вдогонку за уже почти скрывшейся в самой дальней башне Сетью.
   Ангелы-бойцы побежали за ним.
  
   Влетев в башню, Геральд заметил серый лоскут, уползающий в одну из комнат на первом этаже. Когда он вбежал в эту комнату, то увидел, что около стены на кровати лежит без сознания очень бледная женщина, а Дубли, наклонясь над ней, раскрывают свои крылья, что бы успеть отдать ей всю свою силу перед тем, как Сеть уничтожит их.
  
   То, что произошло дальше, в последствии обросло такими легендами и мифами, что трудно было разобраться - что же случилось. Кто-то говорил, что меч Геральда начал светиться, кто-то говорил, что светится начал сам Геральд, кто-то - что они оба выросли до невероятных размеров и оба начали светиться и даже искрить.
  
   На самом деле никто и ничто не засветилось, не заискрилось и не выросло. Геральд просто в ярости рубанул своим мечём по серому пузырю, готовому сожрать его бойцов, сам не понимая на что рассчитывает.
  
   И пузырь не выдержал. Он взорвался тучей каких-то черных точек и в стене, рядом с которой стояла кровать, образовалась черная дыра, в которой исчезли Дубли. Женщина осталась, но было ясно, что это лишь пустая оболочка, в которой еле теплится искра Жизни, что душа её ушла вместе с сетью.
  
   -За мной, - уже спокойнее скомандовал Геральд и, увидев, что за его бойцами в комнату протиснулась Гаянэ, добавил - Вы, четверо, останьтесь и никого дальше не пускайте.
  
   После этого он развернулся и прямо с места прыгнул в дыру. За ним последовали остальные бойцы, кроме четверых, которые закрыли подход к стене.
  
   И вовремя.
   - Помогите! - закричала Гаянэ. - Ну кто-нибудь, помогите же...
   Арина появилась сразу, а через секунду буквально всем на голову свалились Алекс с Рексом.
  
   -Вы что тут делаете? - напустилась на них всех Арина. - А ну, марш отсюда...
   -Арина, там же ребята... - начала Гаянэ, но её перебил Алекс.
   -Арина, это же Анна! - Алекс подскочил к кровати. - А у ворот Санни, он звонит ей и звонит... Я позову...
   -Вижу. Стой на мете. Позовешь, когда я скажу. И замолчите-ка оба. Это не наш бой, мы будем только мешать... Рекс, если ты меня не послушаешь...
  
   "Да послушаю, послушаю, - проворчал Рекс, укладываясь около ног плачущей Гаянэ. - Если уж этот вояка один саму Сеть смог шугануть, то со всем остальным он и подавно справится".
  
   Прошло несколько минут тягостного молчания, и тут Старшая услышала Геральда.
   "Арина, ты где?"
   "Здесь, в башне, - ответила она. - Сторожу своих Хранителей, а нас всех сторожат твои бойцы"
   "Лезь в дыру в стене, тут недалеко, только сопляков своих оставь, я приказал пропустить тебя"
  
   - Оставайтесь здесь, - приказала Старшая своим подчинённым и шагнула в довольно темный коридор, начинающийся от пролома в стене башни и состоящий из непонятно чего. Он действительно быстро закончился, приведя Арину в огромную пещеру, потолок и стены которой терялся в темноте. Трудно было сказать, где она расположена - на Земле, под землёй или в другой галактике.
  
   Посредине пещеры, по-турецки сложив ноги, друг напротив друга, сидели прямо на каменном полу Андрей и Денис. Их крылья создавали полупрозрачный купол, пальцы рук были сплетены. В позе Дублей чувствовалось огромное напряжение. Они даже дышали очень-очень осторожно. Геральд стоял рядом с ними, задумчиво потирая подбородок, а остальные ангелы образовывали круг вокруг них.
   Арина подошла ближе.
  
   -Послушай их, - не глядя на неё, сказал Геральд.
   -Мы её держим, - срывающимся голосом начал Андрей. - Она ушла в Пустоту, но... - голос его прервался.
   -...мы её держим, - продолжил Денис. - Елё успели... Она ещё может вернуться, если захочет... Связь есть... По ней можно пройти...Она ещё человек... Она ещё жива... Но мы долго не сможем...
   -Понятно - остановила его Арина - Молчите. Берегите силы.
  
   -Что будем делать? - спросил Герольд. - Мы же не можем идти в Пустоту... И держать долго не сможем... А если мы её отпустим, она уйдёт и её уже будет не вернуть.
   -За ней пойдет человек, - сказала Анна. - Мы приведём его сюда.
   -Ты что? - ужаснулся Герольд. - Он же не сможет вернуться на Землю. Душу этой женщин притянет Жизнь её тела, а он-то нужен нам здесь как ЖИВОЙ ЧЕЛОВЕК, у которого душа и тело едины... Что притянет душу человека назад, если его тело будет здесь? Мы же не Пустота, мы не в силах разъединить их, не убив его...
   -Не что, а кто. Он сможет вернуться, если на Земле останется ангел, с которым его объединяет единая Сила. Он его и вернёт.
   -И где ты найдешь таких?
   -Уже нашла. И человека, и ангела. Держитесь, мальчики, - сказала Арина Дублям. - Мы скоро вернёмся с помощником. И ... вы будете рады встрече с ним.
  
  
  
   ******************************************************************
   Ох, и отвели же душу врачи всех трёх групп, когда Боков пришел к ним сдаваться. Не выдержав его давления, они разрешили ему пользоваться стимуляторами почти три дня и теперь искупали свой грех по полной программе.
  
   Алексей понимал, что медики с гораздо большим удовольствием отпинали бы его, чем колоть и совать резиновые трубки для промывания всех тех частей его организма, куда только можно было добраться без вскрытия. Поэтому он мужественно терпел все издевательства, смотрел на них восхищенными глазами, благодарил и кланялся, кланялся и благодарил.
  
   Наконец, медицина удовлетворила свои кровожадные инстинкты, и Бокова отпустили, но потребовали, что бы он медленно и осторожно пошел во-о-о-н на тот пригорок, нашел там место в теньке и сидел там, пока за ним не придут.
  
   Алексей дал страшную и ужасную клятву выполнить все требования и сдержал её.Теперь он действительно сидел в тени и любовался великолепным видом, подставляя лицо горному ветру.
  
   Только в горах ветер пахнет одновременно мягкой талой водой и колючим жгучим морозом.
   Только в горах лето соседствует с зимой.
   Только в горах небо кажется не далёкой бездной, а тонкой голубой льдинкой, зацепившейся за острые пики.
   Только в горах человек может смотреть на облака у себя под ногами без всяких разделителей, типа иллюминатора.
  
   Только в горах... Да что там говорить... Лешка Боков, выросший на болотистых, равнинных берегах Балтийского моря, попав в пятнадцать лет в горы, влюбился в них мгновенно и на всегда. И Лёшка не был бы Лёшкой, если бы ограничился полумерами типа горного туризма или альпинизма. Он поступил проще - сделал горы своей профессией.
  
   Но чем больше любовь, тем большей бедой она может обернуться.
   После того боя, в котором погибла вся группа Бокова, его самого нашли только на четвёртый день. Он лежал без сознания среди девяти могил. Как один человек, оставшийся с мизерным запасом воды и без пищи, на сорокоградусной жаре смог вырыть эти могилы и похоронить в них своих бойцов, никто так и не понял. Да и не хотел понимать.
  
   И правильно - это понимание было бы слишком страшным. Никто так и не узнал, что, разгребая окровавленными руками сухую каменистую горячую почву и отдавая ей своих друзей, Боков проклял горы. За то, что не спасли их, за то, что забирают...
  
   Горы промолчали. Они даже помогали ему, когда он прятался у них от своей судьбы, но они не забыли его проклятия...Стоило Алексею, оказавшись среди гор, хоть на миг заснуть, и его голова снова и снова взрывалась грохотом автоматных очередей, предсмертными криками друзей, собственным воем над их могилами.
  
   Поэтому он и не спал эти трое суток, поэтому так отчаянно сейчас боялся хоть на секунду прикрыть глаза. Но отходняк от допинга есть отходняк от допинга, с ним не поспоришь. И Алексей, поудобней опершись спиной о ствол какого-то дерева, осторожно сомкнул веки.
   Всё его тела напряглось, но...ничего не произошло. Нет, память никуда не делась, но она перестала быть кошмаром, ужасом... Она превратилась в ту глубокую печаль и скорбь, которые ложатся в основу души человека и делают её сильнее.
  
   И Алексей понял, что тогда, в пыльной, душной, бесплодной горной долине, он проклял не горы - он проклял свою любовь к ним. А вот сейчас, в это самое мгновение, горы сняли с него это проклятие. Наверное, он действительно хорошо поработал за последние дни.
   Нет, Боков не собирался бросать свой новый отряд, но теперь у него были и горы, и память о старых друзьях, и покой на душе. И это было здорово.
  
   Поэтому он и не удивился, когда в его ушах прозвучали тихие слова:
   -Дублям нужна помощь...
   Ну конечно же - это всего лишь горный ветер принёс воспоминания, всего лишь ветер... Но ветер почему-то смущенно кашлянул и уже громче повторил:
   -Им нужна помощь, и нам тоже, и вам...
  
   Алексей открыл глаза в полной уверенности, что он никого не увидит, но ошибся.Около него стоял какой-то худой парень.
   -Ты что-то сказал? - переспросил Боков.
   Парень опять кашлянул и повторил:
   -Им нужна помощь.
   -Кому-у-у!!?
   -Андрею и Денису, Дублю-белому и Дублю-серому, - терпеливо пояснил парень.
  
   Да что б ты провалился!!!
   Андрей Белов и Денис Серкудиев, "два весёлых гуся"... Да он же сам, своими руками уложил их в землю... Нет - это просто нечестно, это не справедливо - сойти с ума именно сейчас, когда горы вернулись и простили...
  
   -Ты не расстраивайся так, - участливо произнёс парень. - Всё в порядке, просто у нас нет другого выхода...
   Договорить он не успел, потому что Боков взвыл и бросился на него. И в следующее мгновение они катились кубарем по склону горы.
   "Всё, - подумал Алексей. - Нам конец".
  
   Всё-таки он был профи. Даже любуясь видами, даже предаваясь воспоминаниям и самоанализу, его ум зафиксировал и длинный, покрытый валунами почти вертикальный, склон, и глубокий овраг внизу, чьё дно отнюдь не было покрыто пуховиками. И то, что они кувыркались сейчас, не было ошибкой в расчете броска. Просто этот странный парень оказался удивительно, нечеловечески лёгким.
  
   На дне оврага клубок из тел, рук, ног и голов распался. Боков отполз подальше от своего соседа и начал ощупывать себя. Странно, тело было абсолютно цело. Чего не скажешь о технике. И телефон, и рация - всё было разбито вдребезги...
  
   Ненормальны парень сидел напротив и молча ждал, когда Алексей закончит свой осмотр.Облегчение от мысли, что смерть очередной раз промахнулась, вылилось у Бокова в истерический крик:
   -Идиот, ты посмотри, что ты натворил - и он швырнул в него разбитые телефон и рацию..
  
   Виновник этих ужасных разрушений, начал оправдываться:
   -Ну я же ТЕБЯ хранил, извини, не подумал...
   -Тоже мне, ангел-хранитель нашелся, шел бы ты...
   -Нет, - парень печально покачал головой. - Я уже не ангел-Хранитель.
  
   Это "УЖЕ" окончательно добило Бокова.
   "Что я делаю... - подумал он. - Спорю с собственным бредом. И вообще, может, я никуда и не падал, и не сижу сейчас в овраге, а спокойно глючу под деревом?"
  
   Он оглянулся вокруг, постучал кулаком по земле. Ничего не изменилось.
   "Ладно, - сдался Алексей. - В конце концов, почему бы ни поговорить с умным человеком, то бишь с самим собой"
  
   -Ну хорошо. Если ты УЖЕ не ангел-Хранитель, то кто ты?
   -Ангел-боец, вернее нет, я пока ещё ученик, а вот Дубли - они ангелы- бойцы, замечательные, но... - на мгновение глаза парня вспыхнули настоящим восторгом, но тут же стали серьёзными. - Им нужна помощь. И только ты можешь помочь, потому что у нас с тобой связь и...
  
   -Какая ещё связь!?
   -Ну, это долгая история, тебе потом объяснят...Времени нет. Мне тяжело быть в таком виде на земле - сил очень мало, а мне ещё тебя назад тянуть...
  
   Боков окончательно обалдел. Он уже ничего не понимал. Ну что тут было делать...
   -Чего тебе от меня надо? - обреченно спросил он.
   -Ты просто возьми меня за руку, - и парень протянул свою щуплую руку.
  
   "Господи, ещё и руку буду пожимать своему глюку", - хихикнул про себя Алексей, но просьбу выполнил.
   И в следующее мгновение он оказался совсем в другом месте...
  
  
   -Дубли! - заорал Боков и бросился к Андрею и Денису, но был мгновенно схвачен ангелами - бойцами.
   - Спокойно, мальчик, спокойно, - проговорила Арина. - сейчас ты всё поймёшь.
  
   Она наклонилась над вырывающимся человеком и быстро провела рукой по его голове. Боков сразу затих.
   -А теперь отпустите его, пусть посидит, ему надо прийти в себя.
  
   Прийти в себя - это было мягко сказано. Да в голове Алексея творилось сейчас такое... Новые знания обрушились на него потоком, чуть не снёсшим его рассудок... Но всё-таки не снёсшим...
   "По очереди, - скомандовал себе Боков. -По очереди, одну мысль за раз...Осторожно... Так... Начинай соображать...Первое...Этот парень-придурок... Ага ... Его зовут Дэвид... Он был ангелом-Хранителем... Стоп - что такое Хранители?"
  
   Он сидел, зажмурившись, обхватив голову руками, раскачиваясь и чуть слышно постанывая... Постепенно в его голове всё улеглось, и, когда Алексей открыл глаза, он уже всё понимал. Он понимал, что случилось с ним, с его бойцами, с Анной...
  
   Он знал, чего от него ждут, и что он должен сделать. Он понимал всё...Вернее нет, не всё... Но он знал у кого спросить...
  
   -Арина? - обратился он к потрясающе красивой женщине. - Можно вас спросить?
   -Конечно, - улыбнулась Арина. - Я ведь дала тебе только те знания, которые тебе нужны сейчас. Спрашивай, но не долго, времени мало.
   -Это Рай или Ад?
  
   -Хороший вопрос, - засмеялась Арина тем удивительным смехом, которым смеются очень красивые женщины, обладающие ещё и умом и мудростью. - Нет ни Ада, ни Рая. Есть только Путь Света и Путь Тьма, и души, несущие Разум, идущие этими путями от одного мира к другому, чтобы в каждом из них возродиться к новой Жизни. Рай и Ад - это всего лишь память о том пути, по которому пришла душа и понимание, что её ждёт в зависимости от её выбора.
  
   -А вы все?
   -А мы просто не ушли дальше. Мы выбрали Путь Света, но остались рядом с эти миром, потому что полюбили его или ... Ну у всех свои причины. Мы просто... смотрители полустанка.
   -А Бог есть?
   -Есть Он. И Он всего лишь тоже душа, только прошедшая по Пути Света гораздо дальше, и сделавшая свои выбор правильно гораздо чаще, чем мы... Понимаешь, если душа ушла из этого мира по Пути Света, это ещё не значит, что она не упадёт во Тьму, а если по пути Тьмы, это не значит, что она не вернётся к Свету.
  
   -А что в конце?
   -Не знаю, - пожала плечами Арина - Я ведь ещё не прошла свой путь до конца, никто из нас не прошел. Даже Он. Я даже не помню, как пришла в этот мир. Только снова ступив на Путь, душа обретает знание, что с ней было раньше. Алеша, времени нет. Ещё один вопрос и всё.
  
   Ещё один вопрос? Господи, тьфу ... то есть Он... что же спросить? Ведь так много хочется узнать... Самый важный вопрос...И Алексей спросил:
   -Я могу начинать?
   -Конечно.
   "Нет!!!"
  
   Рекс возник между Боковым и Дублями.
   -Рекс! - ахнула Арина. - Ты что задумал? Зачем ты здесь?
   -Кто пропустил? - возмутился Геральд.
   Но Рекс не обратил ни малейшего внимания на них и, подойдя к Бокову, ткнул морду ему в руки.
  
   Алексей присел на корточки и заглянул ему в глаза.
   - Спасибо тебе, - сказал он. - Это ведь ты принёс те бумаги, правда? Это ты спас все нас? Ты хочешь мне что-то сказать, да?
   Боков любил собак, но никогда не использовал их для работы. Он считал это нечестным, несправедливым. Человек понимает, на что идет, а пёс выполнит приказ и пойдёт по минному полю или прикроет от пули, не понимая, что может отдать свою жизнь.
  
   "Умный мальчик, - подумал Рекс. - И тебе спасибо за то, что не отправлял собак на мины и не подставлял их под пули. А знания я тебе уже дал, но они придут к тебе там, в Пустоте. Иди..."
   Боков подошел к Андрею и Денису, сел рядом с ними на пол и положил свои ладони на их сцепленные пальцы.
  
   Какая то сила буквально отшвырнула ангелов-бойцов от него, а руки Алексея окутала серая липкая мгла. Вся его фигура дрогнула, на мгновение потеряла очертания. Лицо окаменело, и только крупные капли пота, покрывшие упрямо наклоненный лоб, говорили, что этот человек ещё жив.
  
   Струйка крови потекла из прикушенной губы Бокова.
   - Врешь, - зашипел он. - Тебя меня не взять, я жить хочу, я очень хочу жить. И Аню я тебе тоже не отдам. Я буду держать её столько, сколько будет надо, а когда она захочет вернуться, приду и заберу.
  
   -Держись, командир... - прошептал Андрей.
   -Покажи этой дряни... - попросил Денис.
   -Не боись... - подмигнул им Алексей.
   "Хороший мальчик", - подумала Арина.
   "Хороший боец", - подумал Геральд.
  
   ******************************************************************
  
   Анне с удивление осматривала то странное место, в котором проснулась. Ей давно не было так хорошо. Так спокойно.
  
   Слишком много боли и утрат принесли ей последние месяцы. Вся её жизнь развалилась в одно мгновение. И ведь никто её не разваливал специально. Никто не мешал продолжать жить, как раньше. Во всём виновата только она сама.
  
   Анна давно поняла, что главное чувство, которое руководило ей, когда разрушалась её жизнь, была брезгливость. Слишком глубоко она упала в грязь, слишком чист был тот человек, которого она должна была утащить за собой, слишком испачканы были те деньги, на которые она собиралась купить себе свободу.Анна отшвырнула саму себя, как грязную тряпку.
  
   Но что дальше? Как жить?
  
   Вокруг неё теперь были замечательные люди, и Санни... Она его любила. Когда он приезжал, все становилось легко и просто... Анна жила его мыслями, его тревогами, его мечтами. Но, когда он уезжал, с ним уходили и мысли, и тревоги, и мечты. Своего у неё ничего не было.
  
   Вернуться на старую работу в Интерпол, жить вместе с Санни...Это невозможно... Да, её простят, да её пожалеют, даже возможно похвалят... Но никто, и главное она сама, ничего не забудет...
   "В ту, которой ты была, не надо приходить. Приходи в другую..." - посоветовал ей Иван Царёв, когда вёз к себе домой.
  
   Легко сказать, а где найти эту самую другую? Из чего её слепить... Из одной любви? Но даже любви мало, что бы создать новую душу... Анна не умела брать, не умела просить помощи у других. Для неё это было унижением, позором. Всё, что она до сих пор получала от жизни, она добивалась сама. Она всегда гордилась своей силой, своим умом. Но и сила и гордость тоже были потеряны.
  
   Свою работу Анна никогда особенно не любила. Она была всего лишь средством добиться своей цели. Но, что делать, когда старая цель изгнила прямо на глазах, а новой нет?
  
   Пустоту и отчаянье внутри себя Анна пыталась заглушить усталостью. Работала с утра до ночи, но даже это не помогало...Она много плакала...
  
   Как то раз, Анна вспомнила о своих деньга и даже улыбнулась.
   "А ведь я и правда о них забыла, надо же..."
  
   Можно было опять забыть, но она ухватилась за эти мысли, как за спасательный круг. Это было дело. Это было ЕЁ дело. Это был кусочек ЕЁ жизни. Это было то, что связывало её прошлое и настоящее. И это дело она может сделать сама. И ей никто для этого не был нужен
  
   И самое главное, Анна сразу поняла, ЧТО ей надо делать.
   Городок, в котором она выросла, стоял среди альпийских гор. А высоко в горах был монастырь, при котором уже в те годы работал маленький санаторий для детей больных туберкулёзом.
   Если она отдаст свои деньги на нужды санатория, то это будет поступок, который вернёт ей хотя бы память о детстве. Она съездит на родину, и ей не будет стыдно смотреть в глаза людям, которые помнят её ещё маленькой девочкой, которые не знают, что она натворила...
  
   Анна всячески старалась занять себя этими мыслями, но их хватило не надолго. Серая тоска опять начала охватывать её... Но Анна не сдалась. Она позвонила Санни, закончила все свои дела и поехала в монастырь. Но такое уж было её счастье, что настоятеля не было на месте. Пришлось заночевать. Анна легла спать в маленькой комнате в старой башне монастыря, а проснулась здесь, в этом странном месте...
   Наверное, Бог сжалился над ней и забрал к себе... И ей было очень хорошо...
  
  
   Потому что здесь ничего не было. Даже света, но ведь и тьмы тоже не было.Можно было закрыть глаза и брести неизвестно куда - ничего не менялось. Безцветье и беззвучье окружало Анну. В них можно было просто раствориться, растаять, утопить свою боль.
  
   "Так вот оно как, - подумала она. - Нет ни рая, ни ада. Просто исчезновение, распад, ничто...мне это подходит..."
   Надо было сделать только вздох и пожелать этого всей душой.
   Анна вздохнула...
  
   -Кто ты?
   Тихий голосок пришел неизвестно откуда. Анна оглянулась, недовольная тем, что, что её остановили, помешали.
   - Уйди, - ответила она. - Уйди, не мешай, я очень устала, мне дарован покой. Не отнимай его у меня...
  
   Но голосок не ушел.
   -Кто ты? - повторил он.
   -А ты? - сердитым голосом спросила она.
   -Я? ...Я не знаю...
   И столько растерянности, столько одиночества было в этом ответе, что Анна не смогла прогнать от себя обладателя этого голоса.
  
   -Где ты? Я тебя не вижу.
   И тут прямо перед ней пустота уплотнилась, заструилась тоненькими легкими струйками, которые сплелись в зыбкий силуэт ребёнка...девочки.... Маленькой и легкой, как осенние паутинки в лесу. Почти не имеющее лица и тело существо...Только легкий контур.
  
   -Ты меня видишь? Да? - девочка была явно удивлена.
   -Вижу. А почему ты спрашиваешь?
   -Меня ещё никто не видел. Я здесь была одна. Иногда мне казалось, что кто-то рядом есть, но... Потом всё исчезало... Кто ты? - повторила девочка свой вопрос.
  
   Анна растерялась. Как ответить?
   -Я... человек... женщина... А где мы с тобой?
   -Не знаю. А что такое человек?
  
   Любой переводчик, особенно лингвист высокого класса, изучает науку установления контакта с людьми, говорящих на разных языках.
   Анна поняла, что ей придется отложить свои планы обретения покоя. Она оглянулось вокруг, пытаясь найти, на что сесть. Пустота - она и есть пустота. Но девочка её поняла и потянула за руку.
  
   -Садись. Оно само тебе поможет...- и в качестве примера присела прямо...на ничто.
   Анна опасливо пошарила рукой позади себя, но всё-таки рискнула и села. Ничего. Удобно.
  
   -Так кто ты? И откуда? - девочка начала теребить руку Анна.
   -Погоди. Я тебе все расскажу, но сначала помоги мне. Ладно?
   -Конечно, что ты хочешь?
   Анна задумалась. Ну сначала надо понять кто перед ней. Осторожно. Не напугав.
  
   -Как тебя зовут?
   -Не знаю... меня никто никак не называл...
   -Ты давно здесь?
   -Давно, очень давно, но здесь нет времени... Здесь нет ничего...
   -А как ты сюда попала?
   -Я ...не помню...Хотя, нет... Я помню...Я чего-то ждала, чего-то...Это было очень, очень важно...Я этого очень хотела... И я...Мне кажется это случилось, но...А может и не было ничего...Может я придумала...Я очень давно здесь и всё время пытаюсь вспомнить, понять...Я без этого не могу уйти ...Но я не помню...
   -Уйти? Куда?
   -Не знаю... Я только знаю, что надо просто захотеть и всё кончится... Но я не могу, мне надо вспомнить...Или понят, что ничего не было...А ты, ты это тоже это чувствуешь?
  
   -Не совсем - Анна покачала головой - Я всё помню...
   -Правда? Расскажи...
   -О чем?
   -Обо всём. Я ведь ничего не знаю... О чем хочешь...Откуда ты пришла?
   И Анна начала рассказывать.
  
   Сначала, почти на каждом слове, девочка её перебивала и спрашивала:
   -А что это такое?
   Приходилось объяснять - что такое Земля, что такое небо, что такое воздух. Казалось, вопросам не будет конца. Да никаких сил не хватит, что бы рассказать, что такое жизнь. Объяснить, что такое чувства... Но силы не иссякали, и вопросов постепенно становилось меньше и меньше... Девочка, как губка, впитывала всё, о чем ей рассказывали.
  
   Постепенно вопросы прекратились, но Анна продолжала говорить. Она уже не могла остановиться. Её слушала сама чистота, сама невинность, которую невозможно ничем испачкать, ничем замутить.
   Анна рассказывала обо всём - о жизни на Земле, о себе, о других людях, о страстях человеческих, о любви и зависти, о ненависти и надежде, о красоте и грязи... И она не замечала, что постепенно, по мере её рассказа, существо, сидящее перед ней начало обретать форму, очертания...
  
   Всё, что рассказывала Анна, девочка пропускала через себя. Она вскрикнула, когда поняла, что такое боль, засмеялась, узнав про смех, заплакала, усвоив, что такое слёзы.
  
   Анна на мгновение замолчала, выбирая новую тему.
   -А ты возьмешь меня с собой? - вопрос заставил Анну врасплох.
   -Куда?
   -Ты же вернёшься назад...
   -Нет, - Анна покачала головой. - Не вернусь.
   -Но почему?
   -Я больше не знаю, как мне жить. У меня ничего не осталось, моя душа пуста.
   -Так возьми всё, что тебе надо, у других людей!
   -Это нехорошо, это неправильно. Человек должен сам справляться. Только сам... Брать - это стыдно...
  
   -Как ты можешь так говорить! - закричала девочка - Посмотри на меня. Ты считаешь, что я поступила плохо?
   Анна стряхнула наваждение рассказа и ...увидела, что перед ней сидит ...Боже, кто это?
  
   Фигурка девочки уплотнилась, и стало уже заметно, что это, хоть очень маленькая и худенькая, но всё же девушка. Вокруг тела струилась легкая голубая ткань. На лице горели огромные синие глаза, и вокруг восхищенного личика парило облако нежных, как лепестки лилий, белоснежных волос.
  
   -Посмотри! - девушка взмахнула руками и закружилась в танце. - Это всё сделала ты! Моя душа тоже была пуста, и я взяла всё то, что дала мне ты... Это плохо? Тебе жаль, того, что ты отдала мне? Ты что-то потеряла? Стала беднее? Ты жалеешь о том, что ты сделала? Ты раскаиваешься? Я тебе не нравлюсь? Ты презираешь меня?
  
   -Нет, нет, что ты. Ты прекрасна... Я рада и я...я счастлива.
   Анну захватило новое, ранее незнакомое чувство - счастье отдавать. Как же она раньше не понимала, что всё, что делали для неё люди, окружающие в её новой жизни, было для них не долгом, не одолжением, не подвигом, а счастьем. И что они не стесняются, не боятся брать, потому что не хотят лишать этого счастья других.
  
   Потому что сила человека не только в его собственных руках и собственной воле, но и в руках и воле тех людей, которые придут тебе на помощь, считая, что ты эту помощь заслуживаешь. Главное - эту помощь заслужить, главное, чтобы люди знали, что настанет час - и ты рассчитаешься сторицей. И не обязательно с ними, нет. Ты просто подставишь своё плечо тому, кто будет в нём нуждаться.
  
   А девушка пела, смеялась, парила вокруг Анны.
   -Я красивая, да? Ну расскажи, расскажи мне, какая я - я же не могу себя видеть. Расскажи.
   -Ты как...как...прекрасная лилия в голубом ночном пруду, парящая среди звёзд, которые отражаются в нем...
   -Ли-ли-я! - восхитилась девушка. - Ли-ли-я. Какое красивое имя. Можно я буду Лили? Я Лили...Я Лили...
  
   -Конечно можно. Это твоё имя. Оно само тебя нашло... Смотри...
   Анна протянула руку, и голубая ленточка сама отделилась от волшебного платья Лили и опустилась ей на ладонь.
   -Вот, возьми...
   -Но я не знаю, что с неё делать, - Лили озадаченно повертела ленточку.
   -Давай, я помогу! - и Анна завязала маленький бантик, сразу почти утонувший в белом пухе волос Лили. - Девушки должны носить украшения, я научу тебя.
  
   -Но я не хочу оставаться здесь, я хочу увидеть всё, о чем ты мне рассказала, почувствовать.
   -Теперь и я не хочу. Пойдем... Но только куда... - Анна растерянно оглянулась. - Я не знаю, как я здесь очутилась, как я сюда пришла. И ты тоже.
   -Но ты хочешь вернуться, хочешь?
   -Да, - твердо ответила Анна. - Хочу. Я была не права... Я теперь знаю, что мне делать, как жить...
  
   Уж такое это место - Пустота. Сильное, искреннее желание ломает её, заставляет слабеть.
   -Я тебе помогу, - раздался голос мужчины. - Теперь я могу тебе помочь, я сейчас приду.
   Лили ойкнула и спряталась за Анну.
  
   -Санни! - закричала Анна - Это ты? Забери меня отсюда!
   Но из пустоты возник совсем другой человек...
   -Алёша? - удивилась она. - Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал?
   -Ох, и не спрашивай, - вздохнул он. - Связь у меня, понимаешь ли, с ангелом, во влип... А Санни на земле, он тебе трезвонит уже целый час. Давай, пошли, нашим душам пора домой.
  
   -Душам?
   -Ну да. Ты сейчас в том проклятом монастыре лежишь в отключке, а я отсиживаю пятую точку на камнях в Бог знает, тьфу...Он знает каком месте.
   -Но я же здесь очень давно...
   -Да здесь время течет как-то по-другому, я толком не понял.
  
   И тут Боков заметил Лили. Глаза его округлились, и неясно чего было больше в них - удивления или восхищения.
   -А это кто?
   -Она идет с нами, я без неё не уйду - твердо сказала Анна.
   -Да я ж не против, вот только я не знаю, смогу ли я вас обеих... - и тут Алексей замолчал.
  
   Потому что он понял, что ЗНАЕТ, что надо делать.
   Он шагнул к Анне и Лили, крепко обнял их обеих, и крикнул в Пустоту:
   - Ко мне!!!
   Свет гаснет в Пустоте, Тьма растворяется в ней, но если они соединяются вместе, Пустота становится бессильна. На фоне Тьмы Свет горит особенно ярко и рождает черноту тени, которая питает Тьму.
   Вихрь, обрушившийся на Алексея, Анну, Лили, состоял из яростного Света и бездонной Тьмы. Они соединились, сплавились воедино, подхватили души и вырвали, отняли их у Пустоты.
  
  
  
   Боков неожиданно почувствовал, что Анны с ними больше нет. Он запаниковал, но в голове его возникло понимание, что всё в порядке, что её душа вернулась на землю.
  
   "Спасибо, Рекс. - подумал он. - Я понял, неси и нас домой"
  
   И в следующее мгновение он уже увидел, что опять сидит в пещере, рядом с ним, крепко зажмурив глаза, стоит Лили, а у его ног лежит Рекс. И всё было бы хорошо, но в нескольких метрах от их компании, на каменном полу клубился косматый, грозный, размером со всех них вместе взятых, сгусток Тьмы.
  
   Следующие события произошли одновременно.
   -Адский пёс! - рявкнул Геральд, отбросил Арину прямо в руки своих окаменевших от неожиданности ангелов-бойцов, и, вытаскивая меч, бросился вперёд.
   Андрей налетел на Бокова, прикрывая его, и они покатились вместе по камням, Денис схватил в охапку Лили и, развернувшись спиной к адскому псу, захлопнул вокруг неё свои крылья, а Рекс... Рекс буквально взлетел в воздух и, приземлившись на все четыре лапы межу Геральдом и адским псом, развернулся к Старшему мордой и ощерился на него всеми своими клыками.
  
   "Не подходи, - прорычал огромный зверь, который всего лишь мгновение назад был псом-Хранителем. - Не подходи!"
  
   -Герольд! - закричала Арина. - Не мешай ему, остановись!
   "Вот это правильно,- подумал Рекс. - Остановись..."
   И время в пещере остановилось.
   Рекс развернулся и подошел к адскому псу.
  
   "Тайрон, что с тобой, ты меня слышишь? Ты в порядке?"
  
   Тьма заклубилась, в ней обозначились четыре мощные лапы, большая лохматая голова и мигнули багровые угольки глаз.
   "Всё в порядке. Приземлился немного неудачно. Так Он прислал тебя в этот мир из-за неё? - Тайрон мотнул головой в сторону Дениса, за спиной которого была спрятана Лили. - Та самая потерянная душа Света?"
   "Ну да. Её жизнь была слишком коротка, всего на один вздох. Он просто не успел принять её душу. Упустил"
   "Сильная девчонка, столько времени смогла продержаться в Пустоте. Хорошая работа, Рекс".
  
   "Спасибо. А как тот, ваш клиент, которого мы тащили прошлый раз из Пустоты к вам?"
   "Не знаю. Он быстро ушёл по Темному пути. Будешь возвращаться к Нему?"
   "Да нет. Пока останусь, нравится мне здесь... Я теперь специалист по любви..."
   "Ну ещё бы, - фыркнул Байрон. - Наслышан о твоей подружке. Как её там... Солнышко?"
   "Старый сплетник", - проворчал Рекс.
   "Не старей тебя, - парировал адский пес. Ну, пока. Береги себя. Уж очень много ты в последнее время насолил нашим...специалист по любви".
   "И тебе всего хорошего..."
  
   Для всех, кто находился в пещере, этого разговора не было.
   Рекс, превратившись в грозное чудовище, остановил Геральда, потом развернулся и, в прыжке, приземлился рядом с темным пятном. В следующее мгновение исчезли и грозное чудовище, и пятно, остался просто пес-Хранитель.
  
   -Что это было? - озадаченно спросила Арина, подходя к Геральду.
   -Не знаю, спроси у него, - проворчал Геральд и сердито посмотрел на Рекса.
   Рекс подошел к Арине и лизнул её руку.
   "Так ведь не скажет же", - подумала Старшая и просто погладила Рекса по голове.
  
   -Да слезь ты с меня, - возмутился Боков, спихивая с себя Андрея. - Тоже мне, ещё один Хранитель нашелся.
   -Я не Хранитель...
   -Да знаю, знаю, объяснили...
  
   Денис осторожно оглянулся вокруг. Угроза вроде миновала, адский пёс исчез.
   Ангел убрал крылья и, наконец, взглянул в лицо той, которую бросился защищать. И то, что он увидел, повергло его в полную прострацию.На Дениса смотрели два огромных синих глаза, которые как будто парили в белоснежном облаке волос и сияли таким восхищением и восторгом, что его сердце ухнуло в пятки.
  
   Но дело бы не в этом. Дело было в том, что лицо обладательницы сияющих глаз, было слишком хорошо знакомо Денису. Вот только весь огонь и страсть Гаянэ, у девушки, которую он держал в своих руках, вылились в нежность и покой. Именно такой нежный и спокойный пушистый снег укрывает каменные идолы, которые стоят на всех ветрах в бескрайней степи.
   "Вот тебе и индийское кино" - пронеслось у Дениса в голове.
  
   А Лили... Ну в кого же и было ещё влюбиться душе, только что вырванной из Пустоты, как не в могучего и бесстрашного рыцаря, который закрыл её своим телом от страшного адского пса. И как-то так получилось, что крохотный голубой бантик соскользнул с её волос и сам по себе спрятался в одном из многочисленных карманов Дениса.
  
  
  
   Санни всё ещё сидел рядом с воротами монастыря и раз за разом набирал номер Анны. И вдруг вызов прошел...
   -Аня! - закричал Санни. - Где ты? Я беспокоюсь...
  
   Трубка несколько секунд изумлённо молчала, а потом из неё раздался вопль Пита Сташевского:
   -Санни, командир, она здесь... В левой крайней башне по восточной стене... Мы только что её нашли... Она без сознания, но дышит...
   -Врачей вызывай! - крикнул Санни и бросился внутрь монастыря.
  
   Жаль, но при жизни он так никогда и не узнает, что именно его первый звонок вернул Анну, помог будущей Хранительнице спасти свою первую подопечную, а псу-Хранителю Рексу выполнить своё задание - найти потерянную душу Света.
   Иногда вовремя сделанный телефонный звонок может изменить очень многое в этом мире.
  
   -Ну, прощайтесь же скорей! - Марта сердито топнула ногой. - Ему же тяжело, вы что, не видите?
  
   Андрей, Денис, Боков, Дэвид и Марта стояли на дне оврага.
   Дэвид ещё больше осунулся, и ангелы-бойцы только делали вид, что просто стоят рядом с ним. На самом деле, Дэвид буквально висел у них на руках.Алексею ужасно не хотелось прощаться. Он так много хотел ещё узнать...
  
   Расспросить Дэвида о Софье, как она росла, какой была, понять, почему Андрей и Денис не ушли по пути Света, а остались... на полустанке, что это за была связь, объединяющая их с Дэвидом, которая родилась из единой силы, спасшей их в том старом бункере. Но Боков знал, что вот сейчас он протянет руку, коснётся Дэвида - и всё забудет.
  
   Не положено человеку при жизни иметь такие знания, что тут поделать...
   -Берегите его, ребята, - сказал он Дублям.
   -Не беспокойся командир, мы за ним присмотрим
   -И за тобой тоже...
   -Да уж постарайтесь...Спасибо тебе за всё, - сказал Алексей Дэвиду и крепко пожал его руку.
  
  
  
   Через несколько минут, его, вопящего, что есть сил и ругающегося последними словами, нашли сидящем с вывихнутой ногой на дне оврага.
   И родилась очередная легенда о потрясающей везучести Лешки Бокова, который умудрился скатиться по такому крутому склону и ничего себе серьёзно не повредить.
  
   -Ники, ну хватит дуться...- просил Алекс.
   -Я не буду с тобой разговаривать. Не буду... Ты бросил меня, оставил одну, я тут сидела...
   -Ты не сидела, ты работала ... А я вот ничего не делал. Ну ты же знаешь Арину: "Стоять, молчать"
   -Вот и я бы постояла и помолчала рядом.
   -Ну не было там ничего интересного... Геральд никого и близко не подпускал к Сети...
   -Ага... А кто Анну нашел...
   -Не находил я её...Её Санни, можно сказать, нашел первым, его звонок... Я потом только людей к ней направил. Когда её душа вернулась... Ну и к Бокову... Ну Ники, ну я ж правда ничего не видел...
  
   -А как Геральд Сеть победил?
   -Да не был я там! - взвыл Алекс. - Там только бойцы в тот момент были.
   -Бойцы? - оживилась Ники - И те, друзья Дэвида ?
   -Были, - согласился Алекс. - Но вряд ли они тогда что-то могли заметить. Не до того им было... Спроси у них сама...
   -И спрошу, спрошу... А с тобой все равно не буду разговаривать Вот только с Рексом буду - и Ники почесала за ушами Рекса, который мирно дремал, положив ей голову на колени...
  
   Алекс понимал, что Ники просто отводит душу за те тревоги и страх, которые она пережила в те дни, когда они с Рексом оставили её одну. Он не сердился. И у него был припасен один верный способ помириться с Ники.
   - Ну как хочешь. Я тогда сам пойду смотреть, как Арина с генералом знакомиться будет.
   -Что? - подскочила Ники. - Как знакомиться, когда, где?
   -Так ты разговариваешь со мной или нет?
  
   -Разговариваю, разговариваю! - засмеялась Ники и чмокнула его в нос.- Пошли скорей... Хорошо Арине! С её то силой, она сколько хочешь по Земле гулять сможет...Вот бы мне так...
   -А тебе то зачем?
   -Да так... Вдруг понравится кто...
  
   Кирсанов сам не знал, зачем он пришел в три часа ночи в этот безлюдный, залитый холодным светом круглосуточно работающий супермаркет. Просто захотелось выйти из дома, пройтись.
   Он стоял среди полок, заставленных всякими пакетами и пытался придумать - что бы такое купить.
  
   -Простите, вы не одолжите свои очки, а то я свои забыла дома? - раздался голос у него за спиной.
   Он оглянулся и увидел потрясающе красивую женщину, которая стояла рядом с ним. Она, близоруко щурясь, вертела в руках какой-то пакет.
   -Может, вы мне сами прочтёте? - сказала женщина и протянула его генералу.
  
   Кирсанов стоял и не мог оторвать глаз от изящных, точёных кистей рук незнакомой женщины. Но его сердце узнало эти руки, которые столько раз помогали ему за эти последние, такие тяжелые, дни и радостно застучало.
  
   Но ни многоопытный генерал, ни мудрая Старшая не знали, что они не одни, что за ними наблюдают две пары любопытных глаз. Впрочем, почему две? Три! Рекс просунул голову между Ники и Алексом.
  
   "И эти туда же... - подумал Рекс. - Что Земля, что Небеса ...Сплошные территории любви. Надо расспросить у Тайрон, а как у них с эти в Преисподней..."
  
   Никто из них не заметил, что около самого входа в супермаркет, буквально из ниоткуда, появился маленький темный скулящий комочек шерсти с черными бусинками глаз, в которых, только при очень пристальном рассмотрении, можно было заметить алые проблески.
   Адские псы тоже умеют пристраивать своих протеже. А ещё они так же, как и псы-Хранители, видят будущее. Тайрон знал - скоро генералу понадобятся всё его мужество и воля к жизни, что бы справиться с бедой. И этот щенок ему поможет.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"