Илу: другие произведения.

Карбоксигемоглобин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ участвовал в конкурсе "Презумпция виновности 17", где занял совместно с другим автором сразу 12е и 13е место из 18 (по итогам лайт-голосования - 8е из 18). Тягаться мастерством на уровне соперников оказалось весьма непросто=))

  Падал снег.
  Ирина стояла у окна и наблюдала за танцующими хлопьями, казавшимися особенно белыми в кольце мягкого света уличного фонаря. Давным-давно они с сестрой вот так же смотрели на снег, прижавшись носами к холодному, покрытому белыми кружевами стеклу. Ирина была младше сестры на восемь лет, и ей приходилось придвигать стул, чтобы добраться до подоконника. А потом Оксана стала слишком взрослая, чтобы глупо пялиться на это обыкновенное чудо природы, и маленькая Ирка грустила возле окна одна.
  С тех пор прошло тридцать лет. Слишком много, чтобы вспоминать сестре старые обиды. Слишком рано, чтобы умирать.
  Сегодня Ирина похоронила свою сестру.
  День прошел как в тумане. Все время нужно было куда-то ехать, контролировать, сверяться со временем, суетиться и стараться ничего не забыть. Удивительным образом она так и не смогла ни разу заплакать, ощущая себя отвратительным циником. А еще она никого не знала из тех, кто пришел проститься с ее сестрой, кроме соседки Екатерины, которая, собственно, и сообщила ей о смерти Оксаны. Они познакомились давным-давно, когда Ирина приезжала в гости, и ее старший сын сдружился с сыном Кати. Если бы не этот факт и не вездесущие соцсети, женщина бы очень не скоро узнала о том, что сестры у нее больше нет. Катя добровольно и усердно помогала с похоронами, но держалась довольно холодно, и краткие разговоры между ними всегда были только по делу и даже вскользь не затрагивали каких-то личных тем. Ирина понимала, почему.
  Они с Оксаной совсем перестали общаться после смерти мамы, хотя до этого регулярно созванивались и иногда приезжали друг к другу в гости, хоть путь и неблизкий. А потом Оксана узнала про завещание и смертельно обиделась.
  Старшая сестра всегда была любимицей родителей. Самая умная, самая красивая, надежда и опора. Папа работал на двух работах, чтобы Оксаночка могла заниматься своими любимыми танцами, пока не умер от сердечного приступа; мама пожертвовала доставшимся от бабушки домиком, чтобы оплатить дочке высшее образование в престижном ВУЗе. Все для кровиночки. Оксана с отличием окончила учебу и... осталась там, в далеком городе, чтобы жить для себя. А Ирина, серая мышка, привыкшая к сознанию собственной незначительности, не допускала даже мысли расстаться с тяжело больной мамой. Тоже отучилась - на бесплатном, разумеется, - вышла замуж, родила детей. Стала центром своей маленькой вселенной, где каждый тянулся к ней за заботой и лаской. Мама, ставшая бабушкой двоих маленьких сорванцов и обнаружившая, что в минуту нужды ее опорой стала именно младшая дочь, пересмотрела свои взгляды на жизнь. В последние годы она часто извинялась перед Ириной за свою жестокость, за перекосы в материнской любви, за детство, отравленное ревностью и обидами.
  Потом мама умерла, оставив Ирину единственной наследницей двухкомнатной квартиры. Оксана была в ярости и с тех пор оборвала все контакты с единственным родным человеком на этом свете.
  Ирина чувствовала себя виноватой, но, наверное, впервые в отношениях с сестрой проявила стойкость и не стала выпрашивать прощения. Не стала! Решила, что пройдет время и все само наладится, ведь кровная связь сильнее, чем какие-то бытовые ссоры. Пройдет время, и Оксана поймет, что это... справедливо.
  А теперь Оксаны больше нет. Четыре дня назад вечером она загнала свой автомобиль в гараж и, не заглушив мотор, закрыла двери. Утром какой-то мужчина проходил мимо и услышал урчание мотора, понял, что дело неладно, бросился на помощь, но было уже слишком поздно.
  Как такое могло произойти? Зачем Оксана загнала машину и закрыла двери, если собиралась куда-то ехать? Если не собиралась, то почему не заглушила мотор? Может, наоборот, она зашла в гараж, завела машину, чтобы прогреть, а открыть ворота просто не успела?
  В полиции посчитали, что это несчастный случай.
  - Ни следов насилия, ни предсмертной записки, - констатировал следователь Бычков, проводивший доследственную проверку. - Такое зимой частенько случается, знаете ли. Ребята собирают тусовку в гараже, или с машиной возятся, греются. А при алкогольном отравлении действие угарного газа усиливается.
  Выходит, Оксана была еще и пьяна, но все равно села за руль. Как непохоже на нее, всегда правильную, рассудительную и расчетливую. Она не только бы не стала греться в гараже, вместо того, чтобы отправиться домой; она и мерзнуть бы там не стала. И, уж конечно, она не позволила бы себе возиться с машиной, для этого есть специальные автосервисы.
  "А что, если это самоубийство?" - думала Ирина и не могла в это поверить. У сестры было все: хорошая работа, чудесная двушка в новостройке, иномарка в гараже и наверняка толпы поклонников, судя по тому, как женщина выглядела в свой сорок один год.
  Она даже в гробу была хороша (если бы только не малиновое пятно на щеке - следователь сказал, это от угарного газа) - словно в последний раз указывала младшей сестре на статусную разницу между ними. Ухоженная кожа, густые шикарные волосы с салонным окрашиванием, идеальный маникюр - не похоже на портрет самоубийцы. Ирина, на стороне которой вообще-то была молодость, не могла такой красотой похвастаться, так как забота о сыновьях практически не оставляла времени на себя. Но вот теперь эта успешная, холеная женщина мертва, а она, Ирина, продолжает жить и, возможно, переживет свою старшую сестру. Это было странно. Так же странно, как находиться сейчас в ее квартире, видеть следы ее совсем надавнего пребывания здесь. Каждая вещь: сапоги и расческа в прихожей, чашка недопитого кофе на кухне, продукты в холодильнике, смятая постель, брошенный раскрытым журнал на диване - все безмолвно кричало о своей безраздельной принадлежности хозяйке. Словно она вышла на полчаса и вот-вот вернется, холодно глянет на Ирину, тщательно и без усилий скрывая удивление, и спросит:
  - Ну и что ты тут делаешь?
  - Смотрю на снег, - ответила бы ей Ирина.
  Как тогда, тридцать лет назад.
  
  ***
  
  Ночь, бесконечно долгая, полная сумбурных тревожных полуснов, в которых маленькая Ирина отбирала у старшей сестры игрушки, наконец, закончилась. Женщина спала на диване в гостиной, так и не решившись улечься в постель покойницы. Чашка с остатками кофе на столе, стоящая тут уже четвертый день, нервировала и убивала всякий аппетит. Ирина выплеснула все в раковину и тщательно вымыла посуду, после чего все же смогла заставить себя проглотить два вареных яйца.
  Сегодня нужно было наведаться на работу сестры (в ЗАГСе выдали какую-то справку и велели получить по ней пособие), найти юриста и разузнать, что требуется для получения наследства. Так странно - сначала мамина квартира, теперь двушка сестры последовательно переходили в собственность Ирины, только сейчас это уже не казалось чем-то справедливым, и столько лет скрываемое чувство вины тяжко давило на грудь, мешаясь со скорбью.
  Отгоняя от себя странные мысли, Ирина уселась за письменный стол возле окна и осторожно открыла ноутбук в надежде узнать адрес и телефон какого-нибудь нотариуса. Повезло - пароль не был установлен, впрочем, ничего странного, учитывая, что сестра жила одна. В браузере было открыто несколько вкладок, активная - последняя просматриваемая страница - оказалась профилем соцсети. На аватаре уверенная в себе, жизнерадостно улыбающаяся женщина со стильно уложенными волосами. Чуть ниже, в ленте - совместное фото с еще одной красавицей, явно в каком-то ресторане или клубе. Ирина узнала эту, вторую - она подходила к ней на похоронах и представлялась подругой Оксаны, никак не могла поверить в происходящее и рассказывала, что буквально накануне дня смерти видела ее сестру. Соболиные брови салонного происхождения, стрижка подстать подруге, подтянутая фигура - при личной встрече Ирина ничего этого не заметила, запомнила только опухшие от слез глаза без грамма косметики.
  Подумалось, что надо бы оставить на странице какой-нибудь реквием, на тот случай, если кто-то еще не знает о последних печальных событиях, но слова не шли, как положенные слезы вчера на похоронах. Ирина вздохнула и коротко написала "Спи спокойно, Оксана. 09.02.2019".
  Не успела она открыть новую вкладку и набрать в строке поиска слово "юрист", как пиликнуло сообщение - кто-то отозвался на размещенный пост. "Это не шутка?" - спрашивала некая Лелечка Карагуз. Ирине пришлось ответить, подтвердить, представиться, принять очередные соболезнования...
  Закрыв окошко диалога и попав в раздел сообщений, женщина невольно обратила внимание на предпоследнее, напротив аватарки довольно симпатичного мужчины среднего возраста с именем Сергей: "Ты уже выбрал".
  К собственному стыду, Ирина не удержалась и кликнула по иконке, бегло листнула повыше.
  - О какой верности идет речь, если ты сам женат?
  - Я верен. И тебе, и жене.
  - Жене ты изменяешь. А меня пошлешь, если что.
  - В каком смысле, "если что"?
  - Ну, беременность, например.
  - ТЫ ЧТО, БЕРЕМЕННА?
  - Ахах, к счастью, нет. Но если бы была?
  - У меня уже есть дети. Не заставляй меня выбирать.
  - Ты уже выбрал.
  Было как-то постыдно и очень пошло вот так шпионить, подсматривать за тайной, личной жизнью сестры теперь, когда она стала совершенно бесправной и беззащитной. Сколько бы ни было у тебя гордости, достоинства и самолюбия, но после смерти уважение к твоей личности будто заканчивается: твое тело грубо крутят и кромсают чужие руки в морге, знакомые беззастенчиво пялятся на тебя, лежащую напоказ в гробу, и шепотом обсуждают твою обрубленную жизнь; а потом сестра, которую ты бесповоротно вышвырнула из своего круга общения, копается в твоей интимной переписке. И еще она продолжает жить. И забирает, загребает все себе.
  Ирина потрясла головой и решительно закрыла страничку, после чего наскоро выяснила адрес и телефон ближайшего нотариуса. Еще пара часов незаметно пролетела за перебиранием всяческих бумажек в поисках документов на квартиру и машину.
  На улице наконец прояснилось, выглянуло солнце и мир преобразился, стал слепяще-белым. Крепчал мороз, и снег под ногами хрустел, как квашенная капуста. Для Оксаны, конечно, это был бы французский багет...
   После нотариуса, который подтвердил отсутствие завещания, но прилично разочаровал сообщением о том, что без оного процедура вступления в наследство начнется только через полгода, женщина отправилась на другой конец города, чтобы получить причитающиеся похоронные выплаты. Контора, в которой работала Оксана, называлась ООО "Элита" - Ирина выяснила это, отыскав в перебираемых недавно документах трудовой договор. Фирма оказывала какие-то аутсорсинговые услуги, и сестра там числилась главным менеджером. Что ж, видимо, неплохая должность, если судить по уровню жизни Оксаны.
  В отделе эйчар - вот это уровень! не какой-нибудь вшивый отдел кадров! - сестру бывшей уже сотрудницы встретили очередной порцией осторожных соболезнований и любезных причитаний. Впрочем, оформили все быстро, добавив к пособию еще и сумму недовыплаченной зарплаты, и Ирина, чувствуя всеобщее расположение к себе, робко спросила, не было ли у Оксаны недоброжелателей, или, может, каких-то серьезных проблем; какое настроение у нее было в тот последний день. Женщины, все как одна, ответили, что Оксана производила впечатление всем довольной бизнес-леди, а в прошлую пятницу, когда ее видели живой в последний раз, была весела и "на подъеме", особенно элегантно одета и явно собиралась на какую-то встречу.
  "Уж не с тем ли красавчиком, который не желал бросать жену и детей?" - мелькнуло в голове у Ирины, и она, распрощавшись, отправилась обратно, в чужую, наводящую тоску квартиру.
  "Что, если это она из-за него решилась? - раздумывала женщина на ходу, нарочно замедляя шаг, чтобы растянуть вынужденную прогулку. - Беременность, например, настоящая; они встретились вечером в пятницу, он ее отшил, и Оксана, выпив для смелости, совершила последний отчаянный шаг? Не очень-то похоже на мою сестру..."
  Ирина перешла улицу, на минуту прервав размышления. Дорога была четырехполосная и достаточно оживленная.
  "А что, если это он убил ее? - прикинула она затем с другой стороны. - Не захотел выбирать, боялся, что семью его разрушит. Ведь Оксана женщина сильная, волевая, решительная. Не на помойке себя нашла. Напоил и сунул в машину, и ключ повернул".
  До дома оставалось уже совсем немного, когда Ирина поняла, что стоит возле злосчастного гаража. Видимо, ноги сами привели ее сюда - дорогу она помнила еще с тех пор, как последний раз гостила у сестры. Они тогда ездили на пикник и забирали из гаража мангал и пару раскладных садовых стульев. Дверь по-прежнему была прикрыта, но не заперта. Ирина робко открыла створку, насколько позволил выпавший за последние несколько дней снег, и бочком протиснулась внутрь. Включила свет. Машина-убийца стояла перед ней, сияя красным лаком, словно рождественская игрушка.
  "А ведь не похоже, чтобы на ней кто-то ездил. Слишком уж чистая", - подумала Ирина. Обошла автомобиль вокруг, сама не зная, чего ищет; дернула ручку водительской двери - оказалось, не заперто. Осторожно села внутрь, положила вмиг озябшие ладони на руль - и ощутила острую потребность наконец-то заплакать, нет, разрыдаться... но слез по-прежнему не было. В замке зажигания был вставлен ключ - и почему это его никто не забрал? Вот как странно: тень случившейся здесь смерти словно хранила машину от угона, а то ведь оставь, попробуй, с ключом в замке, да в незапертом гараже...
  "Надо бы закрыть дверь" - решила Ирина, уже выключая свет, и вдруг заметила, что машина на летней резине. На ней действительно никто не ездил с осени! Получается, что Оксана не могла ни приехать на ней, ни уехать, но зачем же тогда она пришла в гараж, зачем села в автомобиль? Ирина все больше уверялась, что несчастным случаем здесь и не пахнет, а полиция подошла к делу слишком лениво и безответственно. Пожалуй, стоит навестить Бычкова еще раз, но станет ли он ее слушать? В любом случае, сперва необходимо успокоиться и подумать. И закрыть, наконец, гараж.
  Но подходящего ключа на связке не было. Впрочем, неудивительно - эту связку дала ей Катя, у нее они лежали на всякий случай с тех пор, как Оксана уезжала на море и просила последить за цветами. Так что нужно поискать оксанины ключи в той сумке, что отдали Ирине в полиции вместе с ювелирным гарнитуром, а пока поплотнее прижать дверь и подгрести немного снега сапогами.
  Всю оставшуюся короткую дорогу до дома женщина думала о неудавшейся семейной жизни сестры. Кажется, Оксана никогда и не хотела ни замуж, ни детей, а тут ударило сорок и бес в ребро? Связалась с женатым, забеременнела и... умерла. Нужно побольше разузнать об этом казанове, выяснить, в каком кафе они встречались и поспрашивать у официантов, не было ли между ними ссоры в тот вечер.
  Зайдя в квартиру, Ирина, на ходу сбрасывая вещи, торопливо поставила чайник и скорее снова уселась за ноутбук. К счастью, браузер сохранял кэш, так что она без труда снова зашла в соцсеть под именем сестры, открыла сообщения, игнорируя поток новых соболезнований и вопросов от прочитавших утреннюю новость друзей, немного еще почитала переписку с оксаниным любовником (совсем ничего интересного, обсуждение какого-то фильма и еще чуть раньше - планы на "командировку") и, наконец, перешла в профиль этого Сергея.
  Ирина покрутила вниз его ленту: где-то мужчина был при параде, в элегантном костюме с галстуком, где-то - в домашней обстановке с детьми и собакой. Несколько фотографий, очевидно, с его сотрудниками в рабочей обстановке, и на одной из них, кстати, он обнимался с лучшей подругой Оксаны. "Кобель", - с недовольством подумала Ирина и зашла в его личные данные. Указано, что "Женат на Светлане Беловой", причем с сылкой на ее профиль. Ирина, не задумываясь, кликнула и остолбенела.
  Светлана Белова оказалась той самой Светланой, что так горько рыдала на похоронах, держала Ирину за руку и, кажется, вполне искренне предлагала любую необходимую помощь. И самая последняя запись в ленте - репост оксаниной фотографии, где они обнимаются в каком-то кафе. И дата совпадает! Вот с кем сестра встречалась в пятницу вечером, вот кого хотела поразить своим элегантным платьем! Да и Светлана сама говорила, что виделась с Оксаной накануне смерти. Что, если это она - убила?! Узнала, что подруга оказалась предательницей, что беременна и мужа вздумала увести, и... заманила как-то в гараж!
  Ирина была так ошеломлена своим открытием, что не сразу услышала, что на кухне надрывно вопит вскипевший чайник. На ватных ногах женщина добралась кое-как до плиты, погасила огонь, трясущимися руками заварила чай. Взяла чашку в обе ладони, стараясь успокоиться, присела на край табурета.
  Кто из супругов Беловых убил ее сестру - это точно. Но нужно найти, накопать на них что-то, с чем можно пойти в полицию. Скажем, кто-то видел их ночью возле гаража; или таксист подвозил их и обратил внимание, что одна из женщин уже без сознания - Оксану наверняка сначала напоили, не могла же она добровольно остаться сидеть в смертоносной ловушке и ждать конца. Но сперва, конечно, нужно узнать, в каком кафе они встречались, и начать оттуда.
  На фотографии ни меток геолокации, ни каких-либо намеков на название заведения не было. Под напором обуявшей ее решимости Ирина тут же написала сообщение, потом несколько раз стерла, поправила, перечитала: "Светлана, привет, это Ирина. Скажите, пожалуйста, что это за кафе на последнем фото, где вы с Оксаной?". Вроде ничего. Отправила. Набрала уже следующее сообщение "Просто хочу побывать. В память о сестре", ожидая встречный вопрос, но Светлана так ничего и не ответила. Подозревает, не хочет или просто занята? День то рабочий...
  Ждать не хотелось. Нужно было звонить. Тщательно сдерживать дрожь в голосе, осторожно подбирать фразы и при этом казаться естественной. Хотя нет, дрожь можно оставить. "В память о сестре" же. Только вот номера телефона у Ирины не было.
  С минуту подумав, женщина сбегала в прихожую и принесла сумку Оксаны, ту самую, что ей отдали в полиции. Порывисто вытряхнула все содержимое прямо на пол... и села рядом, вновь окутанная накатившим тревожным чувством близкого присутствия умершей сестры. Аккуратно разложила вещи перед собой: помада, расческа, жевательная резинка, дорогой кошелек из натуральной кожи, визитница, набитая разноцветными картами скидок, водительское портмоне и, наконец, смартфон. Он то и был нужен. Конечно, уж на нем то стояла блокировка, снять которую мог бы только графический пароль или отпечаток пальца, но вот извлечь и переставить симкарту в свой телефон не составляло труда. Оставалось только надеяться, что на самой симке пароля не было.
  Ирине повезло. Как только подгрузились данные, она зашла в журнал вызовов. Когда подруги встречаются, то одна из них приходит на условленное место раньше и звонит другой: "Алло, ты где? Я уже на месте!" Последний вызов был от восьмого февраля, в 19:20. Ирина глубоко вздохнула, собираясь с духом и мыслями. На всякий случай включила запись и позвонила.
  - Да?
  - Добрый день. Это Светлана?
  - Да. А кто это?
  - Это Ирина. Сестра Оксаны.
  На том конце несколько замялись, видимо, не зная, как реагировать.
  - А... привет.
  - Свет, скажите, что это за кафе на вашей совместной фотографии? Я хотела бы съездить. В память о сестре.
  Протораторила. Голос не дрожал. Вопрос звучал страннее некуда. Но Светлана ответила без лишних раздумий:
  - Это "Розмарин". Мы всегда там встречаемся. Встречались...
  В трубке послышались сдавленные всхлипывания. Ирина торопливо попрощалась, ощущая ответную боль в груди, но по-прежнему неспособная плакать. Конечно, Светлана, может, и ни при чем... а может, это все крокодиловы слезы. Оксана бы на такое не повелась.
  В "Розмарине" было довольно людно для вечера посреди недели. Добротная массивная мебель из натурального дерева, уголок с микрофоном и синтезатором, сейчас пустующий, а по выходным занимаемый музыкантами, небольшой танцпол. Играла музыка, гости кушали и болтали, официанты ловко лавировали между столиками. Цены в меню значились довольно приличные, поэтому Ирина, несмотря на голод, ограничилась чашкой кофе с пирожным. Деньги ей еще пригодятся.
  Посидев в одиночестве минут двадцать для приличия, Ирина попросила счет, а потом, расплачиваясь, вложила тысячную купюру в принесенную официанткой книжечку .
  - Вам на чай, - приветливо подмигнула она подошедшей девушке и, когда та начала рассыпаться в благодарностях, добавила: - Мне нужна кое-какая помощь.
  Девушка сразу напряглась, радостная ее улыбка скисла.
  - Ничего особенного, - поспешила уверить ее Ирина. - В прошлую пятницу здесь отдыхала моя сестра. Я хотела бы знать, с кем, не было ли ссоры, как она ушла.
  Видя, что официантка сомневается и явно подумывает, не вернуть ли деньги странной клиентке, добавила, торопливо извлекая свой смартфон из сумочки:
  - Понимаете, она... умерла. Это была ее последняя прогулка. В полиции говорят, что несчастный случай, но... там есть кое-что странное.
  Девушка все-таки глянула на фотографию Оксаны (конечно, ту самую, где они со Светланой обнимаются за столиком в "Розмарине", а чуть выше видна следующая запись "Спи спокойно"), но покачала головой:
  - Вообще-то лицо знакомое, но в пятницу была не моя смена. Подождите минутку, я поспрашиваю.
  Через пару минут подошла другая девушка и подтвердила, что работала в пятницу и обеих посетительниц помнит, так как обслуживала их столик.
  - Но ничего странного у них не случилось, болтали, смеялись, как и все, - сообщила она и, подумав, осторожно добавила: - Может, конечно, и поссорились, потому что кучерявая ушла довольно рано. Но со стороны не скажешь.
  Кучерявая - это Светлана. У нее ведь муж и дети дома, конечно, она ушла пораньше - Ирина тоже на вечеринках не засиживалась, даже когда сыновья подросли и начали спокойно засыпать и без нее. Что ж, значит, Светлана не при чем...
  - А ваше сестра оставалась почти до закрытия с каким-то мужчиной, с ним и ушла. В ооочень хорошем настроении!
  Ирина быстро нашла фото Сергея, показала девушке:
  - Он?!
  - Не, точно нет. Тот был уже с проседью и в очках. Высокий, очень такой импозантный мужчина.
  Что же это за мужчина? Выходит, Оксана не с одним только Сергеем встречалась? Красивое платье и приподнятое настроение в пятницу - на самом деле для него, а вовсе не для Светланы. Возможно, это он убийца?
  Ирина поблагодарила официантку, заказала еще кофе и принялась искать в соцсетях среди друзей своей сестры подходящее под описание лицо. Потратив пару часов и выпив еще две чашки кофе, для надежности разыскав Оксану на других ресурсах и прошерстив там все контакты, Ирина смогла выудить изображения двоих человек, но ее любезный информатор только головой покачала.
  - Нет, это не он.
  Выходит, с седым очкариком Оксана до пятницы была незнакома, либо они по какой-то причине скрывали свои отношения, причем тщательнее, чем с женатым мужчиной.
  - Скажите, - в очередной раз оплачивая чек и снова вкладывая зеленую купюру в книжечку, спросила Ирина, - а можно ли на записи камер взглянуть? Очень-очень вас прошу.
  - Разузнаю, - деловито пообещала официантка и, вернувшись через несколько минут, заговорщицким тоном сообщила: - Приходите завтра ближе к обеду. Администратора не будет, и сисадмин покажет вам запись.
  На следующий день Ирина, едва дождавшись полудня, снова отправилась в "Розмарин". Сисадмин, пухлый парень лет двадцати пяти, представившийся Юрием, проводил ее в тесную комнатушку с парой мониторов и системным блоком, опутанным паутиной проводов, усадил в свое рабочее место и пристроился рядом сам. Какое-то время они просто листали записи с разных камер, пока не увидели Оксану с подругой - они сидели на видном месте в довольно неплохом ракурсе, чтобы разглядеть даже выражение лиц и жестикуляцию.
  Юрий включил ускоренную перемотку до того момента, как Светлана засобиралась домой. Женщины действительно очень тепло обнялись на прощанье, так что не похоже, чтобы подруга вообще что-либо знала о похождениях своего муженька. После ухода Светланы Оксана некоторое время сидела одна со скучающим видом, тянула что-то из бокала и оглядывалась по сторонам. Затем к ней подошел тот самый незнакомец, впрочем, было похоже, что они все-таки знакомы - женщина засветилась улыбкой, протянула ему руку, которую мужчина весьма галантно поцеловал. Юрий хотел было снова включить перемотку, но Ирина остановила его. Через несколько минут просмотра ничем не примечательного и довольно скучного фильма сисадмин предложил:
  - Давайте я вам на флешку скину, дома посмотрите, - и, когда Ирина радостно закивала, добавил: - Но вы же понимаете, я рискую, если администратор узнает...
  Понятно было, что ничего такого администратор ему не сделал бы, но Ирина все же выудила из кошелька три тысячных купюры и положила на стол рядом с замызганной мышкой.
  - Спасибо вам огромное. Можно еще с камер над входом?
  - Да, все будет здесь, - радушно пообещал Юрий.
  Весь вечер Ирина внимательно просматривала запись. Как зачарованная, следила за своей еще будто живой сестрой, красоту и силу женских чар которой не могло скрыть даже низкое качество зернистого, черно-белого изображения. Женщина явно флиртовала с кавалером, и Ирине вспомнились ее слова из переписки с Сергеем: "О какой верности идет речь?" Может, это убийство на фоне ревности - только вот кто из мужчин убийца?
  Ближе к полуночи - по времени, указанном внизу видео - Оксана явно устала, возможно, играл свою роль выпитый алкоголь, хотя Ирина насчитала всего три бокала. Впрочем, неизвестно, какой крепости напитки были в них налиты. Как бы то ни было, парочка начала собираться, и мужчина заботливо помог женщине встать, одеть шубу, приобняв за талию, вывел из кафе и усадил в свой автомобиль - это было видно уже на видео с уличной камеры.
  Что же произошло между этими событиями? Двое голубков садятся в автомобиль и уезжают в морозную ночь, а через несколько часов сестру Ирины находят мертвой в заполненном ядовитым газом гараже. Встречи с малознакомыми мужчинами заканчиваются как угодно: ограблением, изнасилованием, удушением, ножевыми ранениями, ударом по голове, расчлененкой, в конце концов (женщина даже вздрогнула от этой мысли) - но приехать в гараж вместо собственной квартиры и выбрать для любовных игр ледяное сиденье промерзшего насквозь автомобиля вместо удобной теплой постели? Может, Ирина не так уж хорошо знала сестру?
  Решив, что утро мудренее вечера, женщина отправилась спать, но так и не смогла сомкнуть глаз. В памяти всплывали фрагменты так внимательно просмотренного видео, где смеялась и флиртовала ее сестра - такая красивая, совсем еще молодая и, конечно, не планировавшая умирать. Но ничего уже нельзя было сделать, нельзя было остановить время, нажав на паузу, нельзя было крикнуть в монитор черно-белому изображению: "Стой, не ходи с ним! Не верь ему". Да и был ли этот мужчина причастен? Может, высадил у подъезда и уехал домой, а что случилось с Оксаной - кто теперь расскажет? Временное помешательство, нервный срыв, наркотики?
  Утром Ирина твердо решила, что пора ехать домой. Сыновья и муж уже заждались, она ведь обещала, что это всего на пару дней, а в итоге прогостила у покойной сестры четверо суток. Все дела были улажены, оформление наследства все равно пока откладывается на полгода, да и наверняка это можно будет оформить в своем городе. А загадочная смерть сестры... Никудышный из Ирины детектив. Да и что она может, если даже полиция опустила руки, а ведь у них свои источники, методы и полномочия. Вот по базе автомобильных номеров, например, могли бы посмотреть...
  С тяжелым сердцем женщина заказала обратный билет, собрала вещи, выкрутила по всей квартире вентили, перекрыв газ и воду. Внимательно огляделась, проверяя, не забыла ли чего.
  - Гараж! - хлопнула она себя по лбу.
  И замерла посреди комнаты с дорожной сумкой в руках.
  Она собиралась поискать оксанину связку ключей, чтобы закрыть гараж, в той сумке, что выдали в полиции. Но ее там не было! Дрожащими руками Ирина снова высыпала все на пол, тщательно обшарила все изнутри, даже вывернула подкладку и проверила ее на предмет дыр. Ключей не было.
  - Я не могу найти ключи в сумке Оксаны, - срывающимся голосом взволнованно заявила она Бычкову, когда тот подошел к телефону. - Вы не забирали?
  - Нет, что вы, - возмутился следователь после того, как понял, о чем вообще идет речь и кто это звонит. - Я брал только паспорт, чтобы установить личность погибшей.
  - Значит, их забрал убийца! - возбужденно затараторила Ирина. - Ведь ключи были, ими открыли гараж! Я смотрела видео с камер, сестра ушла из кафе с каким-то мужчиной. Там и номера видны - номера его машины. А на ее машине - летняя резина, она никуда не ездила. Что вообще можно делать в гараже после полуночи? Это он убил ее, и обставил так, будто несчастный случай или самоубийство! Зачем ему...
  - Господи, женщина, - раздраженно прервал ее Бычков. - Ну что вы несете? Убил, чтобы ключи забрать? Что ему с ними делать? Деньги, смартфон, дорогие украшения оставил, а ключи забрал? Не выдумывайте. В гараже поищите, возле в снегу. Да просто замки смените.
  И повесил трубку.
  Ирина в отчаянии плюхнулась на диван, обхватила голову руками. Что же здесь не так? Может, и правда, ключи просто потерялись? В самом деле, почему он оставил все ценности, и что ему делать с ключами? Хочет квартиру обнести - так зачем же ради этого убивать? Чтобы некому было обратиться в полицию? Но в полицию всегда могут обратиться родственники, наследники...
  Стоп.
  Родственники.
  Оксана ведь жила совсем одна в этом городе, и из родственников у нее осталась только сестра, с которой она совершенно не общалась. Будто и нет никакой сестры.
  Мысль, практически случайно пришедшая в голову, все больше казалось очевидным ответом на все вопросы.
  Может ли быть такое, что этот мужчина уже успел воспользоваться ключами и побывал в Оксаниной квартире сразу после убийства, когда Ирина еще была со своей семьей, или в пути, или занята похоронными делами? Если считать, что ее догадка верна, то нет. Все документы были на месте, женщина успела забрать их раньше преступника. Но он об этом не знает. И, значит, он еще придет.
  Может, просто сменить замки, как посоветовал Бычков, и уехать домой, к мужу и детям? Наверняка она еще успеет, ведь билет куплен на вечер. Но если она все же попытается дождаться убийцу, устроить ему ловушку - то сколько придется его ждать? У него в распоряжении полгода, и наверняка он предпочтет выждать какое-то время, пока разговоры среди соседей не улягутся.
  Ирина поставила сумку на пол, снова вернулась за стол к ноутбуку и набрала в поисковой строке: "Домашние системы охраны".
  
  ***
  
  Сигнализация сработала через девять дней, когда Ирина была уже дома. Жизнь вошла в привычное русло: работа, школа, сад, домашние дела и редкие простые развлечения вроде прогулки по парку или романтического вечера в ресторане с мужем вдвоем. Но телефон она всегда держала поближе - и днем, и ночью.
  Условия контракта по системе охраны были таковы, что по сигналу незамедлительно выезжал отряд быстрого реагирования, так что дело было в надежных руках, но Ирина все равно сильно разнервничалась. Специальная программа, установленная в смартфоне, позволяла подключиться к камерам наблюдения; видео немного подвисало и скорее напоминало слайд-шоу, но женщине удалось разглядеть и узнать высокого человека в очках, спокойно и деловито проверяющего ящики и шкафы в квартире умершей сестры.
  Еще через несколько дней Ирине позвонил следователь Орлов - уже другой, не тот, кто вел доследственную проверку смерти Оксаны, и сообщил, что взятый с поличным гражданин, рывшийся в квартире, похоже, участник довольно крупной преступной группировки черных риелторов. В основном, конечно, они промышляли среди одиноких стариков, то навязывая им договор пожизненной ренты, то обманом или угрозами заставляя подписать дарственную, а после цинично и равнодушно расправляясь со своими жертвами.
  С Оксаной этот на вид приличный и представительный мужчина познакомился, скорее всего, случайно, посчитал, что у нее нет совершенно никого из родственников (Ирина догадывалась, почему) и, воспользовавшись состоянием подвыпившей женщины, инсценировал несчастный случай, который, в крайнем случае, могли принять за самоубийство. Возможно, он уже бывал у нее в квартире до этого, приглашенный самой хозяйкой, и даже знал, какой именно гараж принадлежит жертве, так что просто вернулся через несколько дней, чтобы взять нужные документы и состряпать поддельный договор дарения имущества. Не зная, что у Оксаны есть сестра, он посчитал, что никому дела не будет до того, кто и как стал следующим обладателем квартиры. Все это, конечно, пока было только предположениями, но следователь считал, что дело раскрутится и наверняка появятся ниточки к другим подобным делам.
  Была назначена новая экспертиза, которая смогла обнаружить в крови Оксаны следы клофелина - печально известного в определенных кругах медицинского препарата.
  Через полгода Ирина вернулась, чтобы окончательно оформить наследство и навестить могилу сестры. И вот совпадение - именно когда она возилась с цветами на кладбище, зазвонил телефон.
  - Ирина, звоню вас поздравить, - торжественно произнес следователь Орлов, улыбавшийся до ушей, судя по звуку его голоса. - Негодяй получил по заслугам. Скорее всего, из тюрьмы он уже не выйдет. - Спасибо! - только и смогла ответить Ирина и, положив трубку, вдруг почувствовала, как по щекам часто и быстро потекли слезы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"