Ильченко Т.: другие произведения.

Год Дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.02*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная история про попаданку. Уже выкладывалось на СИ.

   Встреча.
  Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.
   Фридрих Ницше
  
  Тая.
  Осень. Тучи. Дождь. Промозглый холод. Тишина, нарушаемая только звуком падающих капель. Стекло, очерчивает почти осязаемую границу. Одиноко. Холодно. Больно. За этой границей жизнь, шум колес по асфальту, размытые огни, торопливые шаги прохожих - жизнь, которая меня не касается, в городе, который никогда не спит.
  Я стояла, прижав лоб к оконному стеклу, сегодня, так же как и вчера, так же как и позавчера, как все вечера этой невероятно дождливой осени.
  - Идиотский дождь, идиотский вечер, идиотский гороскоп, - сказала я своему отражению. Оно, как всегда согласилось.
  - Дура, тебя никто не заставлял ему верить. И нечего жаловаться, многим гораздо хуже, чем тебе, - уточнила я.
  У меня есть все что нужно, отдельная квартира, приличная работа, все чтобы жить нормально, но... не для того чтобы жить счастливо. А когда я жила счастливо? Ну, может в самом раннем детстве и потом, когда мы с дедом ездили на Кубань, несколько счастливых недель, во время которых я не чувствовала себя ущербной. Несколько недель, когда мир был цветным и ласковым. Там не было удивленных взглядов, осторожного интереса и нездорового любопытства, а главное, там не было одиночества. Еще были пять лет занятий с Оби Ваном, по два занятия в неделю. Потом их стало три, четыре, пять.... Время, наполненное радостью, когда во мне видели человека, девушку... , даже "доберманы". Теперь не было и этого.
  Кто-то сказал, что жизнь - веселая штука, если ты не слишком много от нее ждешь. Но дело в том, что от своей жизни я вообще ничего не жду, давно. Ни чувств, ни надежд. Может мне просто уехать? Купить билет и рвануть, куда глаза глядят.... Какая разница, откуда звонить маме с папой? Мне с каждым днем все сложнее общаться с людьми, я предпочитаю молчать, кивать и улыбаться тем, кто мне более- менее симпатичен, а с остальными использую свою любимую пару слов "пошел" и "на". Бабушка была бы в шоке!
   Весь этот год, с самой зимы я постоянно чувствую гнетущее тревожное состояние. Может это ласковые объятия шизофрении? Плохо сплю. Мечтаю. Во всем виноват чертов гороскоп, засевший у меня в мозгах как кривой гвоздь! Это из-за него я нарушила обещание, которое дала сама себе - не мечтать о том чего никогда не будет. Но я мечтаю. О любви. Смешно, вот самой смешно.
  А гороскоп был фееричный...! А Новый Год, зашибись, какой веселый! Я, елка, ведро оливье и бутылка вина, обхохочешься. С какой стати я решила, что утверждение - плохие приметы сбываются, только когда в них веришь, работает и в другую сторону? Потому что очень хотелось верить. И я верила, примерно до мая месяца, а потом раздражение начало накапливаться и к сентябрю превратило мою жизнь в кошмар. Мысли ходят по кругу зацикленные на том клятом гороскопе, я почти не сплю от обиды на весь свет, сижу и тупо таращусь в темноту. Жить не хочется. Докатилась до звонка на горячую линию и приятный мужской голос немного рассказал мне о вывертах подсознания, об ущемленном самолюбии и про то, что нужно повышать самооценку, примириться с ситуацией и жизнь снова начнет обретать краски. А напоследок выдал замечательную фразу о том, что во всех неприятностях нужно научиться видеть положительную сторону. Бред, но выбрасываться из окна я раздумала, спасибо и на этом.
  У меня и раньше были неудачи, про исполнение желаний я вообще молчу, как сказала Эльвира - повелительница тьмы: "Я видно не та девушка, чьи мечты сбываются. У меня лучше получаются кошмары". Но такого всепоглощающего разочарования я не испытывала никогда. Временами у меня было такое чувство, что я живу в стане врага, где все, даже дети, норовят ткнуть в тебя пальцем, скривиться и плюнуть в след.
  Я не одна такая, очень многие люди не довольны той жизнью и тем миром, в котором они эту жизнь проживают. Но я не не довольна, я ненавижу мир, в котором живу. И вовсе не потому, что мой путь здесь не усыпан розами. Некоторым помогает самовнушение типа: "Я самая привлекательная и обаятельная", в моем случае это дохлый номер. Я одна из тех, кто отлично понимает степень своего безобразия. Взглянув на себя в зеркало, я в очередной раз "восхитилась" своей красотой. Все как всегда, уныло, посредственно и изменить ничего нельзя. Как же мне все это надоело, жить в ожидании очередного удара, насмешки, обидного слова, брезгливо поджатых губ. Я устала выискивать в каждом слове угрозу своему самолюбию и гордости, устала от обид нанесенных специально, а чаще не специально, но от этого становящихся еще больнее.
  Большинство тех, кого я знала, были очень милыми и лояльными людьми, допускающими существование кого-то или чего-то отличного от них самих или от их представлений о жизни..., но не рядом с ними и до тех пор, пока это не касалось их лично. На самом деле все они боялись сталкиваться и общаться с теми, кто отличался, хоть немного.
  Другие, наоборот хотели быть исключительными, считая себя единственными в своем роде. Хотя на самом деле были обыкновенными людьми. Я хотела быть как они. Потому что быть не таким как все, на самом деле больно и одиноко.
   А еще была отдельная группа, испытывающая к таким как я нездоровый интерес, и этот интерес был еще хуже, чем презрение и неприятие.
   Мне кажется, что я потерянный волчонок, оставшийся без стаи. Обидно, холодно, больно. И с каждым днем все больнее, холоднее и обиднее, а ведь я до минимума урезала свое и так ограниченное общение с окружающими. Потому что стала ловить себя на поднимающейся волне злости при одном взгляде на людей. С каждым днем все большая уверенность в том, что я здесь чужая. Совсем, в глобальном смысле, только что кислотой не плююсь.
  Моя жизнь отстой. Моя работа однообразна и монотонна, изо дня в день одно и то же. Я вздохнула и опять посмотрела в окно. Мне нравился дождь. Он убирал из мира краски, делая все и всех, такими же, как я. Серыми. Особенно такой дождь как сейчас. Он льет третий день, и мне хорошо, потому что начало осени было отвратительно прекрасным. Как там у классика? "В багрец и золото, одетые леса..."? Люди, бурно выражающие свой восторг по этому поводу, действовали мне на нервы.
  Я так и не научилась правильно реагировать на окружающих. Меня спрашивают о чем - то и я страшно удивляюсь тому, что ко мне обратились. Потом начинаю искать в словах собеседника скрытый смысл, недосказанность, намек на насмешку и злюсь, превращаясь в стервозный кактус. А напоследок обязательно нахамлю, отбивая всякую охоту общаться со мной в дальнейшем.
  Так проходит моя жизнь... моя скучная нудная жизнь, которая движется по хорошо накатанной дороге. Нет не дороге, она движется по рельсам - прямолинейно и неотвратимо, и у нее только две большие остановки - дом и работа, ну и несколько полустанков. Супермаркет, книжный магазин, видеопрокат и старая скамейка в глубине парка.
  Разве я так много прошу у жизни? Я хочу, чтобы рядом был кто-то, кто увидит меня саму, а не то, как я выгляжу, кто позовет меня по имени, чтобы куда-то пойти.... А у меня даже комнатных цветов нет. Зачем привязываться к кому-то, а потом разочаровываться в них? Или наблюдать, как по какой-то причине они уходят от тебя. Дед, бабушка, Оби Ван....
  Натянув капюшон куртки поглубже, я вышла из подъезда. Все как я люблю, ночь, дождь, пронизывающий до костей ветер. Мокрые, темные улицы, редкие одинокие прохожие, ожесточенно сражающиеся с зонтами. Куда они спешат? К кому? Кто их ждет? Если у них смысл в жизни?
  Год назад, по настоянию мамы, я пошла к психотерапевту. Зря. - Тебе нужно задуматься о смысле жизни и понять, что тебя увлекает. Как только ты это сделаешь, у тебя появятся мечты и надежды, то ради чего стоит жить, - она это сказала, не отрывая взгляда от стены за моей спиной. Больше я к ней не приходила.
  Мечты и надежды? Они испарились в четырнадцать. Когда мировое светило озвучило мой приговор и похоронило мое будущее под бетонным надгробием. Зря мы к нему обратились, нужно было и дальше кочевать по больницам, поликлиникам, врачам, знахаркам и экстрасенсам, те хотя бы позволяли надеяться.
  Я - извращенное генетическое отклонение. Очень светлые, почти белые волосы, темно - серая кожа, шершавая как старый асфальт, мутно-голубые глаза. Рост почти 190 и вес почти 40. Всю жизнь в пяти килограммах от дистрофии! Красотка! Единственный плюс - я могу есть сладкое-жирное-вредное-калорийное тоннами. А еще я могу злиться, плакать, драться, уехать к черту на рога, могу даже умереть, но ничего не измениться. Я так и останусь... такой.
  Я очень рано поняла значение слов "заразная", "больная" и "ненормальная". Еще в детском саду. Откуда меня благополучно выперли по просьбе обеспокоенных родителей, не помогла даже солидная справка, подписанная одним академиком и двумя докторами наук. Я окончила школу с золотой медалью, а мой университетский диплом произвел фурор, но я нигде не смогла найти себе работы по специальности. Это невыносимо обидно, когда тебя не хотят и тебе не рады, будь ты хоть семи пядей во лбу и очень- очень доброжелательно настроена, потому что твоя внешность "не формат".
   Я зарабатываю на жизнь голосом. Хриплое темное контральто и внешность рахитичного инопланетного кузнечика, что может быть печальней? А когда я не работаю, то убегаю от реальности. Книги, музыка, прогулки (в основном по ночам). А работа ... ну на автомате, наверное. Унылый отсчет от выходного до выходного. Еще пробежки и минимальная разминка каждый день, так, по-привычке, чтобы не терять форму. Я не жалуюсь, жаловаться бесполезно.
  Я всегда беру вечерние и ночные смены, медленно иду по вечерним улицам и выпадаю из общего движения, из суеты, из жизни. Вот как сейчас. Еще два квартала и постоянный повтор, под мерное гудение системника: " Здравствуйте, меня зовут Таисия. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов?". Может в секс по телефону перейти? Предлагали. Говорят, голос, самое то для такой работы.
  Смена тянулась бесконечно, звонков было мало. Можно было сидеть и смотреть, как за окном по голым веткам деревьев скользят капли дождя, подсвеченные огнями с проспекта. И в кафетерий я не пошла, прожевала нечто безвкусное из пакета и снова уставилась отсутствующим взглядом в темноту. Может, мне повезет, и через несколько часов я снова буду идти сквозь дождь.
  Не повезло, ну я не очень-то и надеялась. Проходя мимо школы, я скривилась и плюнула. Ненавижу школу - филиал ада на Земле. Вечно на задней парте и вечный объект для травли и мерзких унизительных розыгрышей. Мой рост воспринимали, как личное оскорбление, не говоря уже о моей, мягко скажем, необычной внешности. Мало мне было этого, так я еще и училась лучше всех. Достаточно причин для всеобщей ненависти, правда? В школе я научилась терпеть. Боль, насмешки, да что угодно. Не жалуясь. Привыкла вести себя как партизан в гестапо и не показывать как мне плохо. Стоит один раз показать слабость, и это сразу же используют против тебя. Унижений и боли будет столько, что захлебнуться можно. Мне пришлось стать замкнутой и серьезной, это была моя "защита от мучителей", которые отравляли мне жизнь. Мне и еще нескольким детям. Но они, со временем, переросли полноту, скобки на зубах и прыщи, а я нет. Поэтому я дралась и всегда била первой, иначе, до сих пор обливалась бы слезами, сидя в каком-нибудь углу. Драк было много. Большинство из них для меня заканчивались очень плохо. Потому что один на один со мной никто не связывался.
  А вначале мне нравилось ходить в школу. В воинских частях детей мало, да и авторитет родителей помогал. Потом все изменилось, большой город и большая школа. Я приходила домой в синяках и ревела от злости и одиночества. Конфликты росли как снежный ком. Деду это надоело, и он отвел меня к Оби Вану.
  В школе я дралась и ругалась, но в универе, поддавшись на уговоры родителей и деда, зубрила, просидев в библиотеке пять лет, а потом плавно переместилась в колл-центр. Следующая остановка - кладбище.
  Домой идти не хотелось. Стены квартиры как будто давили на меня, и я свернула к парку. Я любила этот парк, вернее, кривоватую скамейку около заросшего пруда. Когда дед был жив, мы сидели здесь часами, теперь сижу я одна. Здесь всегда тихо и можно вообразить, что кроме меня нет никого на свете. Просто сидеть и слушать ветер.
  Гру.
  Я сидел в мокрых осклизлых кустах уже давно, целую вечность. Поминая незлым тихим словом, глупого человеческого мальчишку. Чужой мир был отвратительным, на вкус, на запах, на слух. Высасывал силы, туманил рассудок. Сколько еще я смогу продержаться? Такого отчаянного голода я не испытывал со времен войны, а жажда? Она почти иссушила. Дождь не приносил облегчения, с неба лилась не вода, а какая-то неприятная маслянистая субстанция. Я был разбитым, больным и старым, не способным принять правильное решение. Еще немного и я сойду с ума раньше, чем голод, жажда и боль, прикончат меня. Это было невыносимо, чувствовать свою беспомощность и уязвимость! На секунду сознание затопила чистая ярость и желание как можно дороже отдать свою жизнь. Только кому она здесь нужна? К концу вторых суток стало ясно, что я застрял в этом жутком месте. Ничего, я согласен остаться...надолго, главное чтобы не навсегда.
  Решившись покинуть свое убежище, я долго выбирался из тонких колючих веток. Ноги затекли и плохо слушались, рука, жестоко ободранная во время падения, опухла и противно ныла. Мне пришлось прислониться к дереву, чтобы отдышаться. Долго стоять, прислушиваясь к бешеному стуку своего сердца, впервые так остро чувствуя свой возраст.
  Лентолет.
  К утру, с гор, на крепость опустился холодный туман. Он был таким плотным, что через него не пробивался даже огонь Сторожевой Башни. Легкий намек на то, что совсем скоро ледяные ветра превратят все вокруг в снежную пустыню.
  В огромном зале было пусто и холодно. Чтобы не замерзнуть, пришлось ходить из угла в угол. Сто пятьдесят шагов в одну сторону, сто пятьдесят в другую, постоянно вздрагивая от каждого шороха, оборачиваясь на скрип тяжелой двери, дрожа от сквозняка гулявшего по бесконечным коридорам крепости. Окончательно замерзнув, я начал подкармливать почти потухший огонь в камине. Пламя разгоралось плохо, будто было недовольным именно моим вмешательством, неохотно оживляя чуть тлеющие угли. Замерев перед огнем и втянув голову в плечи, я снова и снова переживал свой позор.
  Я так хотел быть здесь. Рассказы матери о своей суровой родине так захватили меня, что больше всего на свете я хотел стать Стражем в Серых Башнях. Надо мной смеялись. Слабый, болезненный, вечно отстающий от своих сверстников. Отец видел меня Целителем, говорил, что в этом случае я хотя бы не дам себе умереть. Уступая настойчивым просьбам матери, я прилежно учился два года, ждал очередного Испытания. Тайком от отца подал заявку. Мне не отказали, но на фоне остальных соискателей я казался самому себе еще меньше и слабее, чем на самом деле. Испытания я выдержал, удивив всех и прежде всего самого себя. Учился вдвое больше и усерднее остальных. Попросился в Серые Башни, просьбу сочли странной, но благосклонно удовлетворили. И вот я Страж, и еще утром был так счастлив, что готов был расцеловать своего напарника, старого ворчливого норда. Жаль, что это продлилось так недолго.
  Все было как всегда, притихший осенний лес, перекличка кириков высоко в небе, терпкий запах листьев под ногами. Мы уже возвращались, когда сильный порыв ветра чуть не сбил меня с ног, а впереди стало разгораться яркое голубое свечение.
  -Проход, - крикнул мне Гру.
  Конечно, я прекрасно знал, как нужно поступить в этом случае. Найти укрытие, дождаться закрытия Прохода и убедиться, что "гостей" нет. Если же "гости" появились и настроены агрессивно, принять меры к задержанию и обезвреживанию. Место, где открылся Проход нанести на карту и по возвращению в крепость доложить лорду-хранителю. Но чем ярче разгорался голубой свет, тем сильнее мне хотелось заглянуть в открывающийся новый мир. Не обращая внимания на окрики Гру, я подбирался все ближе, жадно всматриваясь в неясные тени. Забыв обо всем на свете, я оказался слишком близко, и меня стало затягивать прямо в центр голубого свечения. Я держался из последних сил, но скользкие камни не давали возможности хорошо ухватиться. И вот тогда Гру прыгнул. Мощное тело норда сбило меня с камней, и я покатился вниз, по заросшему жесткой травой склону. Когда очнулся все было кончено, только на камнях блестело несколько капель темной крови.
  Меня нашли через несколько часов. Я все еще пребывал в каком-то оцепенении, когда слушал "теплые" слова от своих товарищей, а последствия рапорта лорду-хранителю оставили отчетливые следы на лице. Было не больно. Душа болела гораздо сильнее.
  Норды в крепости шарахались от меня как от чумного, а некоторые даже плевали в след. Старейшина, с ледяным выражением лица (уж лучше бы плевался), привел в этот зал и велел ждать.
  Самое меньшее, что мне грозит - отставка с позором. Бесславную смерть Гру мне не простят. Раненый, один в чужом мире, норд беспомощен и скорее всего уже мёртв. Часы шли, а в зале никто не появлялся. Меня душила паника, не в силах больше ждать, я рванулся прочь и натолкнулся в дверях на Старейшину. Что ж, я готов выслушать свой приговор.
  - Выходите через час. Я был против всей этой затеи, ничего хорошего вы там не найдёте. Твоё участие мне тоже не нравится, но твой командир просил за тебя, - Дикон тяжело вздохнул и махнул рукой, отпуская меня.
  Я хотел бежать за ним, но не смог, ноги не держали. Тихо опустившись на каменный пол, я закрыл глаза и попытался успокоиться.
  Я сидел, повторяя про себя как заклинание: "Все будет хорошо, все будет хорошо...", когда сильный пинок тяжелым сапогом вернул меня на землю.
  С первых дней своей службы я усвоил простое правило, чем меньше попадаешься на глаза лорду-хранителю, тем больше он тебя ценит. В гарнизоне Серых Башен это правило было главным и единственным. Даже ветераны не рисковали обращать на себя его внимание. По ночам, в казарме о нем говорили только шепотом. Кулак Лорда, закованный в тяжелую стальную перчатку, был первым, что я встретил, когда вернулся.
  Я вскочил на ноги со всем возможным для затекшего тела проворством. А он смотрел на меня, как смотрят на кучу отбросов и говорил почти не разжимая рта, будто у него сразу заболели все зубы.
  - Полчаса. Привести себя в порядок. Ждать у ворот. Свободен.
  Времени было больше чем достаточно и я даже умудрился проглотить кусок хлеба с сыром, желудок все настойчивей напоминал мне о своем существовании.
  Мы выехали из крепости втроем. Лорд Хок, Уго, способный найти следы даже на воде и я. Пока ехали, начался дождь, сначала мелкий, а потом сплошная стена воды накрыла долину и горы вокруг. Я промок насквозь, Уго тоже недовольно ерзал в седле, а на лорда, похоже, ледяная вода не оказывала никакого видимого воздействия.
  Лорд заговорил со мной только один раз.
  - Ты покажешь, где это случилось. Точное место. Больше ничего.
  Я кивнул и послушно указал камень, уже начисто отмытый от крови Гру холодным осенним дождем. А потом, вцепившись в повод своей лошади, внимательно следил за Уго, который бродил кругами вокруг злополучного валуна, не смея поднять глаза на застывшего рядом лорда Хока.
  Гру.
  Мне не повезло. Я повел себя глупо, покинув убежище. Нужно было остаться, ждать и верить. Верить в то, что Одна Из Четырех никогда не бросает своих детей. И вот теперь, как будто в насмешку, сзади, в глубине куста, из которого я только что вылез, начало разгораться голубое свечение. Мой шанс на спасение. Метнувшись обратно и почти сразу осознав, что не успеваю, я сорвал с руки кольцо и бросил в затухающий огонь. Если повезет, то его найдут, поймут, что я жив и мой не в меру любопытный напарник избежит позора. А потом, проклиная себя, свое нетерпение и некстати ноющие кости, я глубоко вздохнул и замер, не в силах поверить.
  Весна приходит на Север, когда зацветает веска. Запах крошечных цветов настолько силен, что пропитывает все вокруг. Каждый северянин носит с собой колючую веточку, ведь веска никогда не теряет своего аромата.
  Свежая волна родного запаха, в этом пропахшем нечистотами мире, могла означать только одно, еще один Проход открылся где-то рядом и теперь настойчиво зовет меня домой.
   Медленно, ежеминутно принюхиваясь, я стал продвигаться вперед.
  Тая.
  Скамейка была мокрой, но я все равно уселась на склизкую деревяшку. Плевать. В этом месте сильнее всего ощущалось присутствие деда, как будто он все еще рядом, все еще со мной. Мой дед... был. Черт, до сих пор больно.
   Он казался мне сказочным великаном, волшебником и супергероем в одном лице. Он никогда и ничего не боялся, а то, что он рассказывал было круче любого блокбастера. Он был очень открытым и общительным, наверное, поэтому у него было так много друзей. А еще он любил хоккей и всегда брал меня с собой. Это было восхитительно! Азарт. Рев трибун. Сталкивающиеся как товарные поезда хоккеисты.... Бабуля всегда смеялась, говорила, что хоккей нам нравится из-за нашей врожденной кровожадности.
  Дед и Оби Ван, два человека, которые старались примирить меня с действительностью. Говорили что я другая, не такая как все. Исключительная. Единственная. Я старалась так думать, честно, ради близких мне людей. А потом умерла бабушка. Дед, казавшийся несокрушимым и вечным, в одночасье превратился в раздавленного горем старика. Через несколько месяцев его не стало. Потом ушел Оби Ван. Я осталась одна. Родители? Они у меня замечательные, но слишком заняты... спасением других, не меня.
  Глупость, все глупость! Все из-за гороскопа! Зачем я его прочитала? Зачем загадала желание под бой курантов? Ну не одна же я такая, в конце концов! В том смысле что урод? Есть же люди, которые абсолютно не обращали внимания на мою внешность, и я могла с ними общаться. Оби Ван и его жена, "доберманы".... Наверняка есть еще, нужно только поискать. Но я не могу. Почему? Что со мной не так? Почему я чувствую себя настолько одинокой и неприкаянной? Чужой среди своих? Я ведь многое могу и умею. Я научилась быть волевой, бесчувственной, злой, но внутри я не такая! Я еще не совсем разучилась мечтать.
  Мечты.... О чем я мечтаю? Да ни о чем, в последнее время я почти забросила это никчемное занятие. А если и мечтаю, то уж конечно не о карьере и деньгах. О семье? Ну, это мало осуществимо. О детях? Боже упаси! Не дай Бог в мамочку. О любви? Ну, это если только слепой попадется. Когда я сижу на этой лавочке я не мечтаю, я скорее грежу, проваливаясь куда-то. Передо мной проносятся какие-то неясные образы. Горы, море, крики чаек, безграничный простор....
  Я не читаю фэнтези и фантастику, это не для меня. Я точно знаю, что меня ни что не изменит. Вампиры и демоны (если они существуют) никогда на меня не польстятся и попаданкой мне стать не светит. Я люблю читать желтую прессу, всякие ужасы о снежных людях, лохнесских чудовищах, инопланетянах и явлениях вечно живого Элвиса на пару с Цоем.
  Рассевшиеся на окружающих деревьях вороны, внезапно подняли гвалт, вернув меня на землю. Я, наверное, провела тут несколько часов, не заметив, что снова пошел дождь. Ощутив, как холод пробирает до костей, поспешно поднялась. Промокшие насквозь джинсы противно облепили ноги. Куртка от впитавшейся в нее влаги казалась ужасно тяжёлой, еще раз оглянувшись на взбесившихся ворон, я побрела домой.
  Гру.
  Я вышел к небольшому водоему с мутной стоячей водой. Здесь запах ощущался сильнее всего, но следов недавно открывавшегося Прохода я не обнаружил, а пить из пруда не рискнул. Проведя рукой по старой деревяшке, ощутил тепло. Здесь сидел кто-то, долго, дерево было почти сухим. И этот кто-то пах веской. И что он тут делал? Наслаждался пейзажем? Я хмыкнул, что хорошего в этом унылом месте? В любом случае у меня нет другого выхода. Один раз я уже проявил нетерпение и был наказан. Мне дали шанс заслужить прощение. Я буду ждать.
  Лентолет.
  Несколько часов поисков и ничего. Я старался сохранять невозмутимость. Но это было выше моих сил, я несколько раз порывался помочь, но тяжелый взгляд лорда каждый раз заставлял меня оставаться на месте. С каждой минутой надежды на благополучный исход оставалось все меньше и, увидев, что Уго возвращается, я попрощался с жизнью.
   - Гру определенно жив, милорд, - на ладони следопыта лежало кольцо норда. - Проход открывался снова.
   Я не удержался от вздоха облегчения. Гру жив и есть надежда на его возвращение, значит для меня еще не все потеряно.
  Лорд Хок нахмурился глядя на меня, покрутил кольцо в пальцах, кивнул.
  - Уходим. Старейшина подскажет, что делать дальше.
   - Эту скалу видно со Сторожевой Башни, милорд, позвольте мне наблюдать, я увижу, если Проход откроется снова, - выпалив все это на одном дыхании, я сжался в ожидании ответа.
   - Смотреть придется долго, - усмехнулся Хок.
  - Справлюсь, - облегченно выдохнул я.
  Направляя застоявшихся лошадей к крепости, я и Уго тихонько переговаривались, а выражение лица лорда-хранителя уже не было таким мрачным.
  Тая.
  Я вышла из парка, мокрая и замерзшая, а дождь уже не казался таким замечательным. И почти сразу упала, споткнувшись на ровном месте, умудрившись, свалится на газон. Газон был мерзким и мокрым, липкая земля с небольшими пучками жухлой травы. Не поднимаясь, начала собирать все, что вывалилось из моей сумки. Потянувшись за телефоном, выползла на тротуар и мне тут же наступили на руку, спешащая куда-то парочка.
  - Смотри куда лезешь, пьянь! - взвизгнула девушка. - Мерзость какая, это же надо так обкуриться! Ты ее лицо видел?
  Я тут же опустила голову, запихивая телефон в сумку, не видя протянутой мне руки.
  - Нафиг ты это делаешь! Может она заразная? Ты же потом меня этими руками трогать будешь!
  - Ты как? - произнес парень, и рука слегка толкнула меня в плечо.
   - Встать можешь?
  - Обалдеть, - продолжала шипеть его спутница. - Что дальше? Накормишь, напоишь и спать уложишь?
  Парень молча поднял меня на ноги.
  - Все путем?
  Мне было так плохо, что я, не решаясь поднять голову, только кивнула.
  - Ну, Вадик, - заныла его спутница. - Хватит ее трогать, пошли, я замерзла.
  - Держись, - шепнул мне парень.
  Вообщем, это было последней каплей, по дороге домой я беззвучно плакала, а вот дома отвела душу. Я не рыдала, я стонала и выла где-то на грани с ультразвуком, а так как я все это проделывала, уткнувшись в подушку, то удивительно, как сама себя не придушила. Я так и заснула, лицом вниз и поэтому проснулась не только с жуткой головной болью. Отражение в зеркале просто пугало - нечто злое, всклокоченное, красноглазое.... Я умылась и достала не допитую с зимы бутылку. Год Дракона, блин. Чтобы там не говорил мой гороскоп, а я так и останусь чудовищем, обреченным на бесславное прозябание. Поплакав еще немного, я накинула куртку и вышла в ночь. Вино я забрала с собой, мои проблемы можно решить очень быстро. Если я сопьюсь, то мне будет глубоко плевать ... на все.
  Ноги сами принесли меня в парк, к скамейке. Дождя не было, только над прудом клубился туман. Вино я отставила в сторону. Пить не хотелось, да и не поможет. Попробую по - другому, в конце концов, спиться я всегда успею. Не глядя нажала на кнопку, привычным движением поправила наушники и... "Alpha". Вангелис. То, что надо.
  Мое дыхание спокойное и ровное, волнение ушло, я сосредоточенна на движении. Мышцы расслаблены и я мягко скольжу вместе с музыкой. Легко и свободно. Я чувствую свое тело. Я падающий лист, я капля дождя, я туман над водой... легко и свободно.
  Гру.
  Ждать пришлось не долго. В темноте, ветер принес знакомый терпкий аромат, а через несколько минут на старую скамейку, уселась худая угловатая фигура. Мальчишка! Я поморщился, чем же я так не угодил Найне? За что? Это же ребенок, нянчится с ним.... И почему он здесь? Скрючился на той коряге, один, ночью.... В руках у парнишки, что то звякнуло, и в тоже мгновение он поднялся, покачиваясь из стороны в сторону.
  А мальчишка-то непрост! Неужели бастард Айсенгарда? Вот почему у них на гербах нет ни одной черной полосы. Приловчились, змеиные дети, выкидывать ублюдков в этот мир! Могли бы найти место и получше. Наблюдая за пацаном, я несколько раз одобрительно кивнул. Только все равно не понятно, что он тут делает. Где его Учитель? Я не люблю асенгарцев. Их никто не любит. Но лучше выйти самому, сейчас, чем получить кинжал в спину, высматривая, как "танцует" мальчишка. Вздохнув, я сделал несколько шагов вперед и произнес:
  - Мир между нами.
  
  
  
  
  
  Начало.
   ...Я начну с нового имени на чистом листе,
   Со взгляда, устремленного в бесконечность...
   30 Seconds To Mars
  
  Тая.
  Мне было хорошо. Я чувствовала себя свободной. Жаль, что моя свобода длилась немногим больше пяти минут, ровно столько, сколько звучала "Alpha". А потом, все вернулось. Ночь, пустой парк, туман и приземистая коренастая фигура рядом....
  Доигралась! Страх был почти осязаемым, липким и душным, я в панике оглянулась. Что мне делать? Бежать или кричать? Взгляд зацепился за сломанную ветку, нагнуться и поудобнее перехватить ее в руке было секундным делом. Я не побегу.
  Он что-то сказал, фраза изобиловала шипящими звуками и звучала угрожающе. Я демонстративно крутнула палку в руке. Он повторил фразу, протягивая ко мне пустые ладони. Это что, типа "я пришел с миром"? Незнакомец сделал шаг вперед, поклонился и снова повторил те же самые слова. Похоже, он не угрожал.
  Ну что сказать.... Ему, похоже, повезло еще меньше чем мне. Короткие ноги, слишком длинные руки, коренастое бочкообразное туловище, круглая голова на толстой шее и лицо...обезьяны?
  - Ты что из цирка сбежал?
  Уменьшенная копия Кинг-Конга опять что-то прошипела и укоризненно покачала головой. И что мне с ним делать?
  - Ты кто?
  Обезьян вздохнул и тяжело опустился на скамейку, укачивая руку.
  - Ты ранен? Где ты живешь? Ты потерялся?
  Но он только покачал головой, проворчал что-то совсем невразумительное и отвернулся.
  Обиделся. И что мне делать? Уйти? Как-то он жил без меня, проживет и дальше. У меня даже рыбок никогда не было, зачем мне говорящая обезьяна? Но с другой стороны я же хотела, чтобы кто-то ждал меня дома, называл по имени. Рыбки так не смогут. Я еще раз посмотрела на опустившую плечи фигуру. Грязный, в рваной одежде, раненый..., наверняка с ним плохо обращались, а может, и вовсе выгнали, ну он же старый. Вон виски совсем седые.
  - Эй?!- я дотронулась до его плеча. - Кинг-Конг? Пойдешь со мной?
  Он не поворачивая головы, буркнул что-то и медленно поднялся.
  - Пошли. Я живу вон там, видишь, огни за деревьями?
  
  
  Гру.
  Я не знал, чего мне хотелось больше, смеяться или плакать. Глупый ребенок так перепугался, что схватил палку. Палку! Да он даже родного языка не знает! Судя потому, как округлились его глаза, он и норда видит первый раз в жизни. Кто он такой?
  - Мир между нами, - повторил я и показал ему пустые ладони.
  Глупый человеческий ребенок, он думает, что эта палка ему поможет? Если бы я захотел причинить вред, кривая ветка меня бы точно не остановила.
  - Выбрось ее, пока заноз не насажал.
  Судя по тону мне тут не особенно рады. Ну что ж я не собираюсь навязываться.
  - Иди своей дорогой, мальчик, - буркнул я и отвернулся. - Все равно я не понимаю, что ты говоришь мне.
  Мальчишка замолчал, но не уходил. Потом я услышал, как в кусты улетела палка. А минуту спустя он положил мне руку на плечо.
  - Ты меня приглашаешь?
  Паренек мне улыбнулся, что-то прощебетал и указал на мерцающие огни.
  Шли мы не долго, пацан впереди, я за ним. Иногда он оглядывался и ободряюще мне улыбался. Мальчишка вызывал во мне странные чувства, во-первых, я все еще опасался, что его Учитель воткнет мне отравленное лезвие между лопаток, а во-вторых мне было его жалко. Уж больно он маленький и хлипкий. Еще меньше, чем тот задохлик Страж, навязанный мне лордом Хоком. Голодает он тут, что ли? "Танцевал" он конечно более- менее пристойно, но оружия ему не дадут, слишком слаб, а жаль, у мальчишки есть куда расти.
  Асенгарцы не любят своих бастардов, теперь я в этом уверен. Дом, в который привел меня парнишка, не место для детей. От запаха, стоявшего на лестнице этого странного дома, я почти задохнулся. Этому ребенку очень повезло, что он живет на самом верху и вони тут поменьше.
  Дверь в жилище мне не понравилась, хлипкая, вылетит с одного удара. А этот ребенок старательно запирал ее на несколько замков! Я рассмеялся и заработал "грозный" взгляд, насмешивший меня еще больше.
  Похоже, что это ученик Целителя. Нет, ну я знал, что все Целители немного не в себе, а если вспомнить Агами из Серых Башен, то и вообще с придурью, но чтобы взять в ученики бастарда Айсенгарда нужно быть сумасшедшим. Единственное, что хорошо у них получается - яды. Может, я зря опасаюсь ножа? Предложит мне этот ребенок водички попить и все, не будет больше старого норда.
  А вот и водичка.... Паренек подтолкнул меня к открытой двери в крохотное помещение (нормальному мужику тут и не повернуться), заполненное паром от льющейся горячей воды. Купальня? Ну, будем надеяться, что я не здесь не окочурюсь.
  
  Тая.
  Обезьяна послушно шла за мной. Несколько раз, оборачиваясь, я ловила его взгляд. Было такое чувство, что он меня жалеет. Самого бы кто пожалел! В подъезде он недовольно фыркал и плевался, ну да, воняет! Можно подумать, что в том обезьяннике, где он жил до сих пор пахло лучше. Я была в зоопарке, я знаю. Лифт опять сломался, и нам пришлось топать на пятый этаж. Последний пролет обезьян преодолел с трудом, я уж думала сейчас сдохнет. И куда мне потом труп девать? А потом увидел мою дверь и зашелся от смеха! И что смешного? Нормальная дверь, четыре ребра жесткости, замки хорошие. Первым делом решила его помыть. Ясно, что не сама, если в одежде ходит, значит и мыться научили.
  - Воду я тебе отрегулировала, мыло и шампунь вот. Обноски свои тут брось, - я вручила ему большое полотенце и дедов халат.
  - Помоешься, накормлю. И лапу твою посмотрим, надеюсь, моих знаний хватит, чтобы понять, в чем там дело. На ветеринара денег нет.
  Кинг-конг очень внимательно меня слушал, на его морде (или все-таки лице?) застыло выражение крайнего удивления. Несомненно, русский язык он слышал впервые. Для очистки совести попробовала английский.
  -Who are you? How to get here? This bath. Can you wash yourself?- ноль реакции. Может он из китайского цирка сбежал?
  А потом это животное начало раздеваться! Я даже сообразить ничего не успела, а он уже, в чем мать родила! Выскочила из собственной ванны, как ошпаренная, под аккомпанемент его хохота.
  Плескался он долго. Я сидела на кухне, грызла сухари и ждала, пока обезьяна вымоется.
  
  Гру.
  
  Смешной парень! Покраснел, как девчонка и выскочил из мыльни. Неужели аристократ? Вот уж угораздило! А по виду и не скажешь, могли бы и вместе помыться. Перенюхав все пузырьки, стоящие на полочке, выбрал тот, который пах вески. Сиреневая жидкость весело пенилась, и я не стал отказываться от удовольствия хорошенько прогреть старые кости.
  Одежда, которую дал мне мальчишка, пахла взрослым мужчиной. Ну, думаю, его Учитель не обидится, что я немного поношу эту хламиду. Пока моя рубаха и штаны не высохнут. Если у пацана куча всяких притираний на полках, то иголка с ниткой наверняка найдется.
  
  
  Тая.
  Он внезапно появился в дверях кухни, дедов халат был ему явно не по размеру. В плечах явно мал, а подол по полу волочится.
  - С легким паром! - кивнула я ему и подвинула к себе отцовскую сумку. - Давай руку твою посмотрю.
  Обезьян по- птичьи наклонил голову, неожиданно издал какой-то непередаваемый горловой звук, а потом начал синеть. Жуткое зрелище! Его здоровенная лапища стянула ворот халата у самого горла, еще немного и он сам себя задушит!
  - Ты испугался? Что случилось? Все в порядке? - я слезла с подоконника и протянула к нему руку. - Не делай так, ты же удавишься.
  Это испугало его еще больше, он вжался в стену и зажмурился, бормоча себе под нос очередную тарабарщину.
  - Что же тебя так напугало, глупенький? - я осторожно погладила его по руке (или лапе?). - Давай ты сядешь, успокоишься и поешь. Ты любишь суп? А еще есть пирожки, творог..., бананов нет. Потерпишь до завтра, без бананов?
  Говоря все это, я медленно тянула его к столу. Поддавался он очень неохотно и смотрел на меня так, как будто видел впервые. Неужели рассмотрел, как следует? Вот будет здорово, если он сейчас выбежит с воплями!
  
  Гру.
  Я слепец! Я старый, выживший из ума, слепец! Правда все время была у меня перед глазами! Маленький, с узкими плечами, цыплячьей шеей, тонкими изящными руками и нежным голосом. Почему я решил, что передо мной мальчишка? Девочка? Нет, девушка! Или все-таки девочка? Ребенок! Девушка! Леди! А я в купальне...! О, Найна! Лучше бы я умер, там в кустах! Большего позора и представить себе невозможно.
  А какой у нее голос?! Как я мог подумать, что она мужчина! Старый дурак!
  - Прошу простить меня, моя леди. Я неумышленно нанес вам это оскорбление и приму любое наказание из ваших рук, - нужные слова сами скатывались у меня с языка.
  Я закрыл глаза, чтобы не смотреть на девушку. То, что на ней было надето... да это и одеждой нельзя было назвать! Где тот мужчина, запах которого я ощущал в этом доме? Странный запах, смутно знакомый....
  Нет. Она не бастард Айсенгарда. Почему я вообразил такое? Ее не бросили бы тут одну, мальчика могли. Но не девочку. Это невозможно! Даже эти змеиные выползки не додумались бы до такого. В человеческих кланах женщина любого возраста и положения, всегда находится под опекой. Да они их за порог не выпускают без сопровождения! А тут она одна! Девочка! Девушка! Почти ребенок! О, Найна! Ненавижу Айсенгард!
  Я сам не заметил, как оказался за столом. Маленькая леди, что-то говорила, улыбалась, подвигая ко мне одно блюдо за другим. Пахло очень вкусно.
  Тая.
  
  Я с трудом уговорила его поесть. Видно же было, голоден, как волк. А ел аккуратно, не торопясь, с достоинством, легко пользуясь столовыми приборами. Почему я решила, что нашла говорящую обезьяну? Никакая он не обезьяна, он человек такой же, как и я. В том смысле, что ему так же не повезло родиться уродом. Вот научу его разговаривать по-человечески и извинюсь. Понять бы еще, что его так напугало?
  - Хочешь добавки? - я указала кастрюлю с супом.
  Он покачал головой. Будем считать, что это жест отрицания. Осторожно отодвинув от себя, пустую тарелку, он поднялся и легко поклонился, прижав руку к груди. Прозвучала очередная порция тарабарщины и он глядя мне в глаза произнес:
  - Гру` Гард` Виндс, - внушительный кулак ударил в грудь.
  - Это твое имя? Гру?
  - Гру, - кивнул головой он.
  - Тая, - улыбаюсь я, протягивая руку. И он опять застывает, глядя на меня круглыми испуганными глазами.
  
  Гру.
  Милая девочка. Вкусная еда. Я старался есть медленно, демонстрируя манеры, и мысленно благодарил Хока, который настаивал на моем присутствии за столом лорда. Наевшись, я поднялся и, как положено, поблагодарил ее, назвав свое имя. В ответ она назвала свое.
  - Тэйе? - Ее имя - Тэйе?
   Ну конечно! А я столько времени ломал голову над словами Старейшины. Норды всегда считали себя Хранителями, дружбу с нами считали привилегией самых достойных. Норд и избранный им, разделяли одну жизнь на двоих, не расставаясь до самой смерти. Мне тоже предрекли такую судьбу, но годы шли, а я все никак не мог встретить того, чьим Хранителем хотел бы стать. Даже Хок, достойный правитель и отличный воин не стал для меня тем единственным. Предсказание не давало покоя и я решился спросить у Тех Кто Видит, получив странный ответ: "Не спеши и ты станешь тенью ветра".
  Тогда, я посчитал эти слова насмешкой. Я только сейчас понял их значение. Я - Хранитель этой девочки, потому что ее зовут Тэйе, потому что тэйе это южный ветер, почти ураган, который каждую весну сметает снег с Синих гор, ломает лед в море Мрака и пробуждает к жизни лиловые цветы вески.
  
  Тая.
  
  Гру, пребывая в каком-то подобии ступора даже не поморщился, пока я обрабатывала рану у него на предплечье. Глядя на меня удивленными карими глазами позволил уложить себя на диван, осторожно пожав мою руку, пробормотал что-то и немедленно заснул. Подоткнув ему одеяло, как когда-то делала бабуля, я выключила свет и ушла.
  Наведя порядок на кухне, я переместилась в ванну и, засовывая одежду Гру в стиральную машину, обнаружила, что она сшита вручную. Стежки были аккуратными, но отличались от машинной строчки, как небо от земли. Сапоги, похоже, так же были хендмей. Откуда же он такой явился?
  Хорошо, что моих знаний хватило на то, чтобы правильно обработать его рану. Впечатление было такое, что его волокло по чему-то острому, может камням? Откуда здесь камни? И рана была давняя, дня два-три. Слава Богу, хоть шить не пришлось. Я, правда, умела, отец научил. Но живого человека штопать не приходилось, пока. Убирая внушительную аптечку на место, я грустно улыбнулась. Зная, что никаким врачам кроме родителей дед не доверится, папа старался предусмотреть все. Вот и меня учил. Как жаль, что нет лекарства от разбитого сердца. Чтобы там не говорили врачи, а дед ушел именно поэтому.
  Проверив, смешно сопящего Гру, я ушла к себе. Время позднее, хорошо, что смена у меня с шести вечера. Высплюсь.
  
  Гру.
  Я еле дождался, пока девчонка уляжется. Где, мрак их побери, ее родственники? Что же это за мир такой, что детей бросают одних? Неудивительно, что она такая самостоятельная, и готовит, и лечит. Хорошо лечит, между прочим. Не больно. Не то, что этот, коновал Агами, у которого даже Беорн ревел раненым зверем! А молоденькие Стражи так и вовсе предпочитали терпеть, а к Целителю не ногой.
  Заботливая у меня девочка, одеяло подоткнула, шарик световой погасила, а потом еще и проверила, младенцем себя почувствовал! Больше всего боялся, что опять в тот лесок пойдет. Вот что она там делала? Не дело девушке одной по ночам шляться! А как я за ней пойду в том балахоне, что она выдала? Да еще и безоружный?
  И дом мне этот не нравится и двери у него негодящие, а окна так вообще - смех один. Слишком большие. Одно хорошо, высоко и лестница узкая, если, к примеру, топор хороший, то долго продержаться можно.
  
  Тая.
  Утром позвонил шеф. Одна из девочек заболела, мне нужно выйти в утреннюю смену. Он знает, что я этого не люблю и бла-бла-бла, но это разовая замена и мне заплатят вдвойне.
  Сначала я хотела отказаться, а потом согласилась. Я же теперь не одна. Гру мужчина видный, бутербродами его не накормишь, а когда он еще работу найдет? Теперь нужно как-то объяснить моему гостю, что ему придется поскучать в одиночестве.
  Он обнаружился у дверей моей комнаты и выдав очередную порцию тарабарщины, он поклонился и застыл, поедая меня глазами.
  - Очень хорошо, что я, как видно, для тебя авторитет. Пошли.
  Я привела его на кухню, напоила чаем и настругала целую гору бутербродов. Потом, как смогла, объяснила ему, что мне нужно уйти. Гру тотчас же выразил готовность идти со мной. Пришлось повысить голос и почти приказать остаться. Он послушался, уселся на стул в прихожей и смотрел на меня исподлобья, бормоча себе под нос. Ругался, наверное.
  - Вернусь, когда вот эта стрелка будет вот тут! - ткнув пальцем в часы, я ушла. Надеюсь, квартиру он не спалит и соседей не затопит.
  Гру.
  Я так и знал! Девчонка совершенно отбилась от рук! Сначала разговаривала непонятно с кем, потом засобиралась куда-то. А идти ей не хотелось, согласилась-то она нехотя. И меня с собой не взяла, как я не старался объяснить, что не может она одна бродить где вздумается. Она же... ее же, обидеть могут! И "танцы" эти айсенгарские не помогут. И какой же я после этого Хранитель? Так эта соплячка мне приказала! Мне, сотнику, главе рода, приказала! Ух, хороша, девка! Глазюками своими как сверкнула! Ну ладно, пускай погуляет, напоследок. Вот освоюсь, язык этот тарабарский немного подучу, мозги ей вправлю!
  Тая.
  Не люблю утренние смены. Слишком шумно, слишком народу кругом много, как капюшон не натягивай все равно заметят и пялится начнут. А сидеть за чужим терминалом вообще пытка, весь день себя экспонатом в музее чувствовала. Естественно, что к концу смены страшно хотелось кого-нибудь убить. Еле сдержалась, когда увидела, как моя сменщица, гадость блондинистая, протирает гарнитуру влажными салфетками. Захотелось написать заявление по-собственному и уйти, громко хлопнув дверью. Вовремя о Гру вспомнила, мне его кормить надо. Буду терпеть. Но дверью я все равно хлопнула, да так, что у нее с монитора все финтифлюшки послетали. Настроение резко улучшилось и захотелось побаловать себя чем-нибудь вкусненьким, ну и Гру заодно. Зря он что-ли целый день в квартире сидел?
  В супермаркет я пробиралась дворами, так ближе. Ну и конечно, не смогла отказать себе в удовольствии постоять минутку в одном из них.
   На школу боевых искусств это походило меньше всего. Небольшой ухоженный дом, затертый высотками. Двор, засыпанный, опавшими листьями, скрипучие ступеньки, домотканый половичок при входе.... Я улыбнулась, вспоминая свои первые впечатления. Оби Ван, о котором мне всю дорогу рассказывал дед, оказался сравнительно молодым мужчиной, может чуть старше моего отца, с коротким седым ежиком волос и внимательными прищуренными глазами. После взаимных приветствий они отошли в сторону, но и так было понятно, что хваленый сенсей от меня не в восторге. Я насупилась и принялась гипнотизировать свое отражение. Да уж подарочек! Худая, с торчащими во все стороны коленками и локтями... Короче, он согласился только после слов деда: "Ты мне должен, парень". Не очень то и приятно, что тебя берут в уплату какого-то долга.
  Первые месяцы, да что там - почти год был непрекращающимся кошмаром. Я ведь вообразила, что вот так с ходу, после одного занятия смогу укладывать обидчиков штабелями. Наивная финская девочка! Это был кошмар, жуткий унизительный кошмар.
  - Раздевайся, - сказал мне Оби Ван, когда дед ушел. - Оденешь вот это. Я должен знать, что мне делать с твоим телом.
  Как будто у меня вообще когда-нибудь было тело.
  Мне пришлось одеть форму, плотный эластичный топ и короткие, по колено, штанишки. Зеркало, висевшее в раздевалке, отразило худющее нечто с мертвенно серой кожей.
  - Атас парни,- воскликнул кто-то, когда я появилась в зале. - Зомби наступают!
  - Пятьдесят отжиманий, - спокойно сказал Оби Ван весельчаку и несколько раз обошел вокруг меня.
  - Все не так плохо, я ожидал худшего. У тебя хорошая форма несмотря на изящное сложение. Разомнемся?
  Я усмехнулась, изящными, мои "формы" еще никто не называл. Потом я прыгала, бегала, отжималась, качала пресс и даже лазила по канату (вот это было хуже всего!), таскала "железо".... Неделями! Ни на шаг не приближаясь к посрамлению обидчиков. Особо продвинутая группа учеников (Оби Ван называл их доберманами) умирала от смеха, глядя на меня и мои килограммовые гантельки. Я даже устроила пару истерик на тему: " Когда меня начнут учить!?". Внимательно слушая мои вопли, учитель каждый раз говорил:
  - Силенок ноль, координация как у младенца, зато голос громкий. Если кто и полезет, оглохнет на первой секунде. Зачем тебе учиться?
  А учится очень хотелось! Хотя бы потому, что Оби Ван и остальные его ученики (даже "доберманы"), как будто не замечали какая я. Относились ко мне как к обычной девчонке. И это было так приятно, что несмотря на все синяки, растяжения, боль в мышцах, пару переломов и не единожды отбитые пальцы я шла туда с радостью.
  Тут мне было очень легко, тут я была своей. Со мной могли обсуждать фильмы, книги... девчонок. Я даже несколько раз вытаскивала нескольких "доберманов" из милиции, пользуясь тем, что начальник нашего отделения был давним другом деда.
  А потом, через несколько месяцев, после смерти деда, Оби Ван уехал. Куда, почему? Не знаю. Доберманы тоже... разбрелись, по всяким "Гепардам" и "Беркутам", а новый Учитель.... Мы не понимали друг друга, мне пришлось уйти. Все равно той атмосферы, что согревала меня все эти годы там уже не было. Обидно, но он сказал, что у меня неправильная мотивация и что я слишком кровожадна для курсов самообороны.
   А Оби Ван придерживался другого мнения, призывая меня решать все проблемы быстро и кардинально. Он сразу предупредил меня, что не сможет научить меня драться на равных с другими, но он может научить меня вывести противника из строя одним ударом. Постоянно говорил, что для меня нет запрещенных приемов и заставлял читать анатомический атлас. Не столько учил, сколько укреплял мою уверенность в себе. Его слова я помню очень хорошо, жаль, что записать не догадалась!
  - Ты не можешь победить честно, запомни это. У тебя никогда не будет достаточно силы для этого. Но я научу тебя не проигрывать. Помни, даже в спарринге, цена твоего проигрыша - жизнь. С твоим небольшим запасом выносливости, ты сможешь только обмануть, запутать, вывести из равновесия, разозлить, правильно используя результаты этого, другого пути нет. Оценить силы противника, просчитать атаку, нанести удар. Один, чтобы у тебя появилась возможность убежать или позвать на помощь. Спрятаться, наконец. Единственная альтернатива - выстрел с максимально удаленной дистанции. Поэтому, трезво оценивая твои возможности, мы будем учиться грязным приемам, резкой смене стилей, способов защиты и атаки. Все должно быть элегантно, без лишних движений. Зачем тебе грациозным и красивым, ты же девушка в конце концов.
  Да уж, девушкой, похоже, меня считал только Учитель. Из воспоминаний я вынырнула только у своего подъезда, с удивлением обнаружив в руках пакеты с продуктами. Вот это автопилот! Затащив все это на пятый этаж и обнаружив Гру на том же стуле (он что, так весь день просидел?), я бросилась на кухню.
  - Ничего, - косясь на недовольного гостя, бормотала я. - Сейчас будем ужинать.
  - Как говорила моя бабушка: "Пустой желудок, плохой советчик голове".
  Раздавшийся за спиной хриплый голос был для меня полной неожиданностью.
  - Хорошо сказано, вот поедим и я тебе посоветую, как одной, неизвестно где, весь день шататься.
  Это что? Это сказал... Гру?
  Неизвестно откуда прозвучавшие слова, заставили меня буквально взлететь на кухонный стол. Я лихорадочно шарила по нему руками, пытаясь взять мобильник. Непослушные пальцы не удержали телефон, и он упал прямо под ноги, этому...этой...этому. Потеряв единственное доступное мне средство спасения, я зажмурилась, приготовившись к самому худшему.
   Минуту или две было тихо, потом раздалось какое-то фырканье и странные квакающие звуки. Сидя в углу кухни, Гру смеялся.
  Гру.
  
  Время тянулось бесконечно. Лучше бы я в кустах сидел! Все эти шорохи за дверями, подозрительные звуки на лестнице, шум от непонятного белого ящика на кухне, капающая вода из крана в мыльне, действующая на нервы больше чем заунывные песни степняков.... Девчонка явилась, когда за окном почти стемнело. Глянула на меня испуганными глазами и побежала на кухню, шурша странными сумками. Знает, что виновата! Захотелось ее выпороть. Но сначала пусть накормит! Глядя на ее тощий зад, я передумал ее пороть. Жалко. И тут она, наконец, заговорила по- человечески! И вдруг залезла на стол. Зачем? Я просто стоял и смотрел, как она шарит по столу руками, нащупывая что-то среди кульков, а потом она взяла и зажмурилась. Испугалась? Кого? Я даже обернулся, мало ли.
  То, как она там сидела, нахохлившись, с закрытыми глазами.... Я старался сдерживать себя, но не удержался и засмеялся уже в голос. А когда увидел широко раскрытые глаза девушки, то просто зашелся от смеха.
  -Неужели я такой ужасный? Может леди спустится, а то очень хочется есть. Раньше, ты относилась ко мне с большим пониманием, - я протянул ей руку. Негоже сидеть на столе.
  -Ты... кто? - подозрительно прищурилась она.
  - Гру. Забыла?
  - Я совсем ничего не понимаю! - всхлипнула она, и едва коснувшись моей руки, спрыгнула со стола. - Я даже не понимаю, как я тебя понимаю!
  - Ха! Я тоже тебя не понимал, но по столам не прыгаю! Зачем было морочить мне голову, моя леди, если ты прекрасно знаешь язык кланов? - спросил я.
  - Никакого языка кланов я не знаю! Это ты придуривался все это время, я теперь заговорил по-человечески! - разозлилась она.
  - Я не могу говорить по-человечески, я норд!
  - Правда?
  Бессовестная девчонка, почему старшие не научили ее уважению?
  - А кто сказал: "Пустой желудок, плохой советчик голове"?
  - А это что пароль?
  - Нет! - весь этот глупый разговор стал меня раздражать. - Это были первые слова, которые я понял!
  Тая.
  Сидя по-турецки на кухонном столе и глядя на Гру, я постепенно расслабилась и, осознав нелепость своего положения, тоже начала смеяться. Было уже совсем не страшно. Наоборот, глядя в его глаза, я чувствовала себя маленькой непослушной девочкой, которой терпеливо приходиться объяснять абсолютные истины.
  -Может, мы поедим? Когда ешь, говорить не обязательно! - проворчал он.
  - Да, да, конечно!
  Ужин, конечно, был немудреный. Макароны, котлеты из отдела полуфабрикатов и салат. Ну и чай, с пряниками. Зато быстро. Правда, Гру, обнюхав котлету, осторожно отодвинул ее в сторону, ограничившись макаронами. А вот пряники ему понравились.
  Все это было так странно! Я всегда считала, что язык, которому научили меня дед и бабушка, был вымышленным. Просто еще одна игра, которой меня отвлекали от одиночества. А теперь, получается, что его знает еще один человек? Или не человек? Он сказал, что он - норд. Кто такие норды? У меня на языке вертелось множество вопросов к моему странному гостю, который с задумчивым видом жевал пряник за пряником.
  - Э...Гру? - неуверенно начала я. - Это точно не выдуманный язык?
  Он перестал жевать и сурово прищурился.
  - Да ладно, я же просто спросила. Для меня это было игрой.
  - Ты говоришь очень хорошо, моя леди, - улыбнулся норд.
  - Даже акцент есть! Так говорят на севере, - уже без улыбки закончил он, внимательно изучая мое лицо.
  - Пожалуйста, не надо, - отмахнулась я.
  - Чего не надо?
  - Так смотреть. Обычно, после такого взгляда ты застываешь, как соляной столб. Вот так, - я скосила глаза к переносице и замерла.
  - А чего ты хотела? Я уже столько раз ошибался на твой счет. Ты прости меня, за то, что я там, в мыльне....
  - Да ладно, я уже забыла. С кем не бывает, - я пожала плечами.
  - Лучше скажи кто ты такой, Гру?
  -Я - норд, леди. И я твой Хранитель.
  - Хранитель меня?
  - Тебя.
  - И отчего ты будешь меня охранять?
  - Хранители не сторожа, - буркнул он. - Это гораздо большее. Мы с тобой близки по духу, как две половинки целого, понимаешь?
  По духу, как же! Понятно, подобное тянется к подобному. Моим "хранителем" может быть только такой звероподобный мужичок, но ни как не кавайная няшка. А что, мы бы хорошо смотрелись. Красавиц и чудовища.
  - Я и сам не очень понимаю, почему я здесь, с тобой. Видишь ли, до сих пор Хранителя не было ни у одной леди. Норды служили только воинам или Стражам, ну мужчинам, понимаешь? Тем, кто рискует своей жизнью, нужен кто-то, кто будет прикрывать спину и не предаст.
  - Сидя здесь, я ничем не рискую, сам видишь. И я нисколько не мужчина. Я вообще вся из себя неправильная. Ты не расстраивайся, а если передумаешь быть Хранителем, я не обижусь.
  Гру ничего не ответил, только вздохнул и потянулся за следующим пряником.
  Тэйе.
   Теплый свет освещал накрытый старенькой, еще бабушка выбирала, клеёнкой стол. Гру чинно жевал и шумно дул на чай. Идиллическая картина. Несколько сюрреалистическая, быть может. Ее можно было бы назвать - "Встретились два одиночества". Хранитель он мой, смешно! Я бы тоже обозвала себя каким-нибудь чудным словом, если бы была бездомной, старой, раненой и голодной. И это не смешно, это печально.
   -Что огорчило мою леди? - тихий голос Гру заставил меня посмотреть на него, а встревоженная морда, в сдобных крошках вызвала приступ смеха.
   -И что такого смешного? - Гру смахнул крошки и принял величественно-неприступный вид
   -Ну что ты, это я над собой смеялась, ты вообще не смешной!
   -Хочу предупредить тебя девочка, что смех без причины, ни к чему хорошему не приводит,- сердито пробурчал он.
   -Не дуйся. Я ведь не хотела тебя обидеть, просто все так странно. И ты и наше чаепитие у меня на кухне.
   Я пересела к нему на диванчик и взяла за руку.
  - Где твои родители, девочка?
  - Далеко, - пожала я плечами, а потом, потянувшись, сняла с полки маленький глобус.
  - Это наш мир. Норды знают, что Земля это шар?
  - Норды знают, как воспитывать маленьких девочек, чтобы они не грубили старшим, - хмыкнул он.
  Я пожала плечами и поставила глобус на стол.
  - Вот тут мы, а тут, - я крутнула голубой шарик, - мои родители.
  - Почему так далеко?
  - Ну, они же не выбирают, где может понадобиться их помощь. Они парамедики.
  - Кто?
  Ну и как ему объяснять?
  - В этом месте, - мой палец уперся в Таиланд, - наводнение. Очень много пострадавших. Они их спасают.
  - Твой отец Страж?
  - И мама тоже, - кивнула я и улыбнулась, заметив, как вытянулось у Гру лицо.
  После долгого сосредоточенного рассматривания Индийского океана, он спросил:
  - А другие родственники?
  - Никого нет, - я отвернулась, еще не хватает разреветься. Вот зачем он так смотрит?
  - Пускай Те Кто Видят будут ласковы с ними, - вздохнул Гру и неуклюже погладил меня по голове. - Я должен сказать твоим Ушедшим спасибо, если бы не они, мы еще очень долго не понимали друг друга.
  - Хочешь, я покажу тебе их? Фотографию? Ну, портрет? - быстро исправилась я, глядя как перекосило Гру.
  Он, что думал, я прячу умерших родственников в шкафу?
  - Пойдем в комнату, - потянула я его за собой. - У меня есть все их снимки, даже самые первые, черно-белые.
  Усадив норда на диван, я положила ему на колени старый, обтянутый вытертым плюшем фотоальбом и принялась медленно переворачивать плотные желтые страницы.
  - Вот это они сразу после Победы, у бабушки в госпитале. Это около фонтана, видишь, с папой на руках. Это уже со мной. А вот это, моя любимая. Бабушка просто красавица, правда? И дед не подкачал.
  
  Гру.
  Правду говорят, что если Те Кто Видят хотят наказать, они отнимают разум.
  Следуя за ней комнату, я никак не мог отделаться от чувства, что уже где-то слышал эти интонации и то, как она плавно растягивала окончания, было странно знакомым. А потом, разглядывая небольшие, но удивительно четкие рисунки, я все больше и больше убеждался, что где-то видел эти лица. Но воспоминания ускользали от меня, их образы расплывались, будто в тумане. А потом, ее тонкие пальцы погладили единственный рисунок на листе и я вспомнил....
  Тая.
  Он опять это сделал! Впал в ступор, уставившись на старую фотографию. Сидел, смотрел и можно сказать, почти не дышал. Это продолжалось так долго, что я начала беспокоиться.
  - Гру? - позвала я, погладив его по плечу. - Что случилось?
  - Прошу простить мне мое поведение и мои слова, - медленно поворачиваясь ко мне, произнёс он и снова застыл, теперь уже глядя на меня. И глаза у него были такие...щенячьи.
  - Простите, я не знал кто вы, - беспомощно пробормотал он.
   -И кто же я?
  Но Гру уже вышел из своего ступора и метался по комнате, то и дело, натыкаясь на мебель.
  - Я старый дурак! Как я сразу не догадался! Все это не случайно! Эти глаза, волосы, даже голос! А акцент? Горцы! Понятно кто учил ее! Вот почему я ее Хранитель! Старый дурак! Выживший из ума идиот!
  Я несколько раз пробовала привлечь его внимание, бесполезно. Он как-будто не видел и не слышал меня. Я могла только сидеть и ждать, пока Гру успокоиться и перестанет бормотать.
  Он посидел на диване, в углу комнаты и даже попробовал забраться на подоконник, но подоконник явно не был рассчитан на то, что на нем будет сидеть норд.
   -Гру, может, хватит мелькать у меня перед глазами! Голова кружится, честное слово!- моя попытка опять не принесла никаких результатов.
  Свое броуновское движение Гру прекратил только через полчаса, я уже и задремать успела. Остановившись прямо передо мной, он опустился на одно колено и, прижав здоровенный кулак к груди, четко произнес:
  - Приветствую тебя, Тэйе диа Агомар, леди Фраги. И присягаю тебе на верность, как твой Хранитель и подданный. Принцесса, - наклонил он голову.
  Я усмехнулась и подошла к зеркалу. Отражение, как всегда, ни чем не обрадовало.
  - И ты считаешь, что принцессы бывают вот такие? - я скорчила рожу. - Ну, какая из меня принцесса? С какой радости мне вообще ей быть? Мои родители, дед с бабушкой обыкновенные люди, без намека на корону.
  Гру покачал головой и положил руку на фотографию деда.
  - Может быть, на этом рисунке и нет короны. Но я и так вижу, кто на нем.
  - И кто же? Парень в гимнастерке и девушка в ватнике?
  - На ней шестьдесят девятый Лорд-хранитель Фраги и его жена, леди.
  - Перестань, Гру! - вся эта ситуация начала меня раздражать. - Не нужно рассказывать мне сказки. Может, ты боишься, что я укажу тебе на дверь? Зря. Только давай обойдемся без клятв и титулов.
  Было видно, что он обиделся. Ну, а как иначе? Заладил, как попугай, "принцесса, принцесса"! Я ведь тоже обидеться могу...
  Гру тяжело вздохнул и спросил:
  - Ты говорила, что милорд твой дед жил здесь. Как долго?
  - Мой дед жил здесь десять лет, а до этого мы часто переезжали, - нехотя ответила я. - Гру, давай продолжим играть в эту игру завтра. Я спать хочу.
  - Это было все имущество милорда в этом мире?
  Я кивнула.
  - Моя леди, должно быть что-то еще. Твой дед, покидая Морак, унес с собой несколько очень ценных вещей.
  -Да ладно, Гру. Даже если на минуту представить, что они провалились сюда ОТКУДА -ТО -ТАМ да еще и умудрились что -то с собой притащить, то это давно уже пропало. Дед рассказывал, что они встретились в сорок втором году, когда шли через перевал Бечо. Шла война. Сам подумай, как бы они таскали за собой эти воображаемые ценности?
  -Моя леди, то о чем я говорю, твой дед не мог потерять, забыть или продать.
  - Гру, ты мог бы не называть меня "леди"? Это не смешно.
  -Я очень стар. Я пришел в Серые Башни, когда твой дед был еще ребенком. Норды живут долго, я уже и не помню, сколько мне лет. И мне всегда нравилась твоя бабушка, иногда я жалел, что она не мужчина, а я не ее Хранитель. Ты очень похожа на нее, моя леди. Ты гостеприимная хозяйка, я сыт, одет и моя рука больше не беспокоит меня. Здесь, мне ничего не грозит. Но я с радостью променял бы уют этого дома на самое мрачное ущелье в Синих горах и вой снежных волков. Хочешь, я расскажу тебе о том, откуда они пришли? - Гру осторожно дотронулся до старой фотографии.
  Я кивнула и поудобнее устроилась на диване. Пускай выговорится, и мы больше не будем вспоминать этот бред. Тем более сказок я давно не слушала.
  Гру отошел к окну, в которое опять стучался дождь. А когда заговорил, его голос был полон торжественной грусти. Таким голосом сказки не рассказывают....
  Когда Фредегарду Агомару, наследнику Лорда-хранителя клана Фраги исполнилось десять лет, на земли Морака пришла война. Яростное сопротивление захватчикам не принесло результата, силы были слишком неравными. Чужаки стремительно продвигались вглубь страны. Пять лет понадобилось кланам, чтобы накопить силы для ответного удара, пять лет бесконечной партизанской войны. Свою землю кланы отвоевывали по кусочку, щедро поливая ее кровью. Захватчики отступали неохотно, оставляя за собой выжженную пустыню, не щадя никого. Еще через два года последний из них был сброшен в море Мрака в самом начале зимних бурь. Не было сомнения в том, что те из них, кого пощадили мечи Морака, примут свою смерть от ледяных штормов.
  Для клана Фраги победа была горькой. Немногочисленный северный клан был уничтожен почти на две трети. А из шести крепостей устояли только Серые Башни. Древний замок дал приют уцелевшим, позволив выжить суровой послевоенной зимой и сохранить то немногое, что осталось.
  Через год после победы в крепость прибыл посол Боундлесса с предложением объединить два клана, заключив брачный союз между молодым лордом Фраги и леди Боундлесс. Это было очень выгодным предложением, два клана, объединившись, могли быстрее восстановить разрушенное, больше торговать и легче отражать нападения. Такой союз устраивал всех, кроме жениха - Фредегарда Агомара. Потому что у него уже была невеста, дочь родового вождя КаД`Ор - Вивет.
  Род КаД`Ор славился своими оружейными мастерами, целителями и ювелирами. А еще КаД`Ор считали чудаками, а кое-кто и опасными сумасшедшими. Ходили слухи, что они дружат с оборотнями-вере и даже посещают чужие миры, хотя на это был наложен строжайший запрет. Были и те, кто обвинял этот род в колдовстве. Но об этом говорили шепотом, никто не рисковал переходить дорогу коренастым мужчинам с татуировкой сокола на запястье.
  Девушка из любого из остальных пяти родов клана еще могла бы быть соперницей леди Боундлесс, но только не Вивет КаД` Ор. Родовые вожди не желали, чтобы матерью будущего правителя была девушка из рода с такой репутацией. Несмотря на сопротивление молодого Фраги, Вивет отослали, и Лорд-хранитель от имени своего сына дал согласие на брак. Наследник три раза пробовал сбежать из крепости, четвертая попытка так же окончилась неудачей. Его поймали и посадили под замок. В ответ он объявил голодовку.
  Через два месяца, его родители, вместе с десятью приближенными, возвращаясь с охоты, погибли, попав в лавину. На их похоронах, нового Лорда-хранителя Фраги пришлось поддерживать двум Стражам, стоять самостоятельно он не мог.
  Как только в руке у Фредегарда перестало дрожать перо, в Боундлесс отправилось послание о расторжении помолвки. Решительно преодолев сопротивление родовых вождей, и игнорируя угрозы со стороны соседей, лорд Фраги назвал своей супругой Вивет КаД` Ор.
  Новой хозяйке Серых Башен пришлось нелегко, её считали ведьмой, опоившей лорда и наславшей смерть на его родителей. Она терпела, улыбалась и не жаловалась, а по ночам плакала от обиды. Фредегард приходил в ярость, видя слезы жены и грозя повесить ее обидчиков на воротах, но Вивет каждый раз останавливала его.
  Никто в крепости так и не понял, каким образом синеглазая тоненькая девушка завоевала доверие слуг, а потом и суровых воинов своего мужа. А через год перед ее очарованием не смогли устоять и Старейшины.
  Клан наслаждался мирной жизнью, раны, оставленные нашествием, затягивались. Всем казалось, что союз Фредегарда и Вивет, воспеваемый менестрелями, залог будущего расцвета. Но судьба распорядилась по-другому.
   Ярким осенним днем леди Вивет и две ее служанки не вернулись с прогулки. Через два дня нашлась одна из девушек, без конца твердившая, что ее леди вместе с другой девушкой, исчезла в голубом сиянии Прохода так быстро, что она ничего не смогла сделать.
  Проходы были проклятием Синих гор. Никто не мог сказать наверняка когда и где они откроются и куда ведут. Те, кто пропадал в их сиянии, почти никогда не возвращались назад.
  Старейшины справили тризну по леди Вивет, а Серые Башни погрузились в глубокий траур, но лорд Фредегард упорно продолжал искать свою жену, отказываясь верить в ее смерть.
  Так прошла зима и начали поговаривать, что теперь лорду ничего не останется, как просить руки леди Боундлесс. Все собравшиеся в Серых Башнях в начале лета считали, что лорд объявит им о предстоящей помолвке. Но Лорд-хранитель, назвав своим наместником Вольфа Вольтара, единственного оставшегося у него кровного родственника, уехал в горы и не вернулся.
  С тех пор прошло почти шестьдесят лет. Кланом правит сын Вольфа, Хок, титул Лорда-хранителя он носит формально, но клан воспринимает его как настоящего владыку и готов признать его главенство перед Советом кланов в столице Морака, Намарре.
  Я слушала рассказ Гру, боясь пропустить хоть слово. Я верила и не верила. Представить деда правителем было не трудно, согласиться с тем, что он был влюблен в бабушку, как мальчишка, тем более, но вот все остальное?
  А Гру говорил и говорил, рассказал о Страже, из-за любопытства которого очутился в кустах городского парка. О том как просидел там двое суток, пока не почувствовал запах моих духов....
  Он закончил свой рассказ, когда за окном начало светать. Я заварила свежий чай, соорудила несколько бутербродов, совершенно не думая о том, что именно я делаю. Я боялась смотреть на Гру, потому что он смотрел на меня с такой отчаянной надеждой! Как же ему хочется, чтобы я поверила! Но у меня не получалось, совсем. Я, наверно, просто разучилась верить в сказки.
  
  Гру.
  Она мне не верила. Ни одному слову не верила. Внимательно слушала, но не верила. Как же мне убедить ее, что все сказанное, правда? Ведь если лорд Фредегард сумел найти свою леди в этом мире, то может и нам удастся вернуться? Как объяснить этой одинокой девочке с печальными глазами, что она значит для клана?
  Наша трапеза прошла в молчании, она отводила глаза и часто вздыхала. Она была расстроена, мне казалось, что еще немного, и она заплачет. О, Найна, что же мне делать? Я всего лишь старый норд.
  -Моя леди, а тебе не интересно знать, что забрал с собой твой дед?
  -Да что он мог забрать, государственную печать?
  - Меч и кольцо.
  -У деда никогда не было колец. Он даже обручального не носил, - буркнула она и отвернулась к окну.
  - Они должны быть здесь, - упрямо повторил я. Стоит нам найти их и она поверит.
  - Гру, пожалуйста, прекрати это! Я не собираюсь простукивать стены в поисках этих мифических сокровищ. Это панельный дом, а не замок с приведениями, - устало вздохнула она.
  
  Тая.
  
  Я убеждала Гру, что ничего ценного у меня нет. Но как же мне хотелось ошибиться! Мой взгляд медленно скользил с одного предмета на другой, пока не остановился на шкафе в прихожей.
  Это было монументальное сооружение, шедевр мебельной промышленности, сосновый монстр с зеркальными дверцами, антресолями и большим ящиком для обуви.
  - Скажи мне Гру, а какого размера твой предполагаемый меч?
  - Примерно такой, - норд развел руки в стороны. - А что?
  - Дед, - я указала на полированную громадину, - называл это своим талисманом и упорно отказывался выкинуть. И это единственная вещь, которая кочевала с нами с квартиры на квартиру.
  Мгновенно напрягшийся норд, уставился на шкаф и спросил:
  - Ты позволишь мне посмотреть?
  - Смотри, - пожала я плечами.
  Гру осторожно распахнул дверцы и уткнулся носом в старую бабушкину шубу.
  -Может, если вытащить всю эту одежду, можно будет рассмотреть лучше?
  -Да, пожалуйста! - неожиданно для самой себя я безжалостно распотрошила внутренности шкафа.
  Десять минут безуспешных поисков и ничего. Никакого потайного отделения или нацарапанного плана на задней стенке.
  -Ну, убедился?!
  Гру вздыхал, наблюдая мои безуспешные попытки найти в недрах шкафа меч-кладенец. А после моих слов, как то странно сгорбился и ушел в комнату.
  Я уселась на пол и с ненавистью уставилась на молчаливую мебель. Устала и ничего не хочу, и убирать этот разгром не буду. Вот посижу тут немножко и пойду спать. Прислонившись к стене, я бездумно уставилась на стоящий рядом ящик для обуви. Идиотский ящик! Зачем было делать его дно таким толстым? Какой в нем толк, если дно занимает больше половины всего объёма?
  - Гру?! - придушено пискнула я, боясь поверить, а еще больше боясь ошибиться.
  - Леди? - норд оказался рядом, обеспокоенно заглядывая мне в глаза.
   - Ты можешь сломать это? - кивнула я в сторону ящика.
  Он на минуту нахмурился, а потом его лицо прояснилось. Он разломал эту деревяшку так, как будто это была бумажная коробка.
  - Это то, о чем я думаю? - не веря своим глазам, спросила я.
  Гру кивнул и бережно освободил из-под обломков плоский и длинный ларец. Я осторожно провела рукой по резьбе на его крышке. Темное дерево было гладким, как шелк и приятно пахло. Очень старая вещь, а вот замок казался совершенно новым, металл был светлым, почти белым.
  - И как его открыть? - вздохнула я. - Ломать такую красоту жалко.
  -Не получится,- счастливо улыбаясь, ответил Гру. - Ларец из строги, это дерево становится со временем только крепче. Нужно искать ключ.
  - Ключ? - внезапная догадка заставила меня вскочить. Секунда на то, чтобы найти связку ключей, с которой никогда не расставался дед и в моих руках ключ, блестевший так же, как и замок на ларце.
  - Вот, - протянула я его Гру.
  - Открой сама, моя леди. Это твое наследство.
  У меня так дрожали руки, что открыть замок с первого раза не получилось, наконец, внутри ларца что-то тихо щелкнуло, и я откинула крышку. Внутри, на черном бархате лежало самое красивое оружие, которое я видела в своей жизни.
  -Талон! - голос Гру предательски дрогнул, и он быстро наклонил голову.
  Меч блестел и переливался, как будто дышал. По прямому, обоюдоострому лезвию нескончаемым узором вились руны. Распростертые крылья дракона, образовывали гарду. Вытянутые для нападения лапы с грозными когтями охватывали клинок, а лежавшая между ними голова чудовища держала в пасти грубо ограненный черный камень. Туловище и хвост служили рукоятью меча. Оружие казалось абсолютно новым, особенно в контрасте со старым деревом ларца.
  -Какой красивый... и опасный, - прошептала я.
  - Это мифрил, леди, - благоговейно выдохнул Гру. - Драконье серебро, самое дорогое, что есть у клана Фраги. Самое дорогое, что есть в Мораке.
  Я бережно освободила оружие из бархатных объятий. Меч был почему-то теплым и при кажущейся легкости приятно тяжелым, его рукоять удобно легла в мою руку.
  - Положи сейчас же, - неожиданно рыкнул Гру. - Это оружие, а не веер!
  Я нахмурилась, но норд смотрел так грозно, что мне пришлось подчиниться. На его лице застыло такое сосредоточенно-патриотическое выражение, что возражать я не решилась.
  Укладывая меч обратно, я обнаружила кольцо, которое заставило Гру блаженно улыбнуться. Но вся его благожелательность мгновенно пропала, стоило мне примерить неброскую печатку с черным камушком.
  - Сними сейчас же, - возмутился норд. - Это кольцо не для тебя! Знак власти!
  - Мое наследство значит?! - фыркнула я. - Это не трогай, то не бери! А что ж камешек-то такой невзрачный, прям булыжник!
  -Не все вещи так просты, как кажутся на первый взгляд. - Задумчиво произнес Гру и застыл, глядя на меч и кольцо перед с собой.
  Чтобы не мешать Гру, вспоминать доблестное прошлое, я вновь принялась расправлять складки бархата. Пальцы легко скользили по мягкой и нежной ткани. Это ощущение было настолько приятным, что я закрыла глаза.
  
  Гру.
  Я с трудом стряхнул с себя воспоминания, нахлынувшие на меня при одном взгляде на Талон. И моя леди тоже была довольна, полузакрыв глаза, девушка гладила ткань, в которую были завернуты меч и перстень. И я снова погрузился в воспоминания. Может мне только казалось, но Талон, как живое существо, радовался воздуху и шептал мне о прежних яростных битвах. Мне казалось еще немного, и я начну понимать его.
  - Гру, - взвизгнула Тэйе. - Оно меня укусило!
  - Ты порезалась? - почему ее дед и отец не научили ее слушаться старших?
  Но девушка с таким ужасом смотрела на ларец, что я забеспокоился, кто знает, что положил внутрь лорд Фредегард, чтобы отвадить чужие руки.
   -А вдруг оно как выскочит! - девушка подалась назад.
  Ничем таким особенным от ларца не пахло, опасности я не чувствовал. Настораживало только странное ощущение, что там, в бархатных складках, кто-то изо всех сил сдерживает смех. Чем больше я прислушивался, тем явственнее слышал хихиканье. Наконец мне это надоело и, убедившись, что леди стоит достаточно далеко, я резко опрокинул ларец.
  Бархат черной волной вытек из него, обнаружив несколько листов пожелтевшей бумаги и небольшую фигурку.
  - Внучке лорда Фраги не к лицу детские страхи.
  Тая
  Я не трусиха, но меня же что-то укусило! Не сильно, можно сказать по дружески. Так кусаются щенки или котята, но это было настолько неожиданно, что напугало меня до икоты.
  Гру снова уселся около Талона и ушел в астрал. А я взяла в руки то, что вызвало такой переполох.
  -Интересно, а что-то другое, кроме рептилий в землях Фраги ваяют? - хмыкнула я.
  В ответ на это Гру пробурчал что-то, отчетливо послышалось "символ клана". В ответ я показала ему язык, и Гру сразу же недовольно отвернулся.
  То, что я держала в руках было настоящим произведением искусства. Дракончик, был живым настолько, что казалось, еще мгновение, и он оживет. Это была довольно упитанная рептилия, длинной чуть больше моей ладони, а на шкодной морде застыло выражение, сдерживаемого из последних сил смеха. Глядя на это чудо, я и сама начала улыбаться, прислушиваясь к ворчанию Гру. Он все еще переживал по поводу моего недостаточно трепетного отношения к реликвиям.
  - Гру!
  Я хотела попросить извинения, но все слова вылетели у меня из головы, потому что фигурка дракончика начала меняться. Он оживал! Под чешуей перекатывались мускулы, когти на лапах плотно обхватили запястье, гребень победно топорщился, маленькие черные глазки сияли. Он потоптался по моей руке, как собака, устраиваясь на новом месте. Посмотрел на Гру, показав раздвоенный язык и сморщился. Обнюхал мою руку и, подмигнув мне черным влажным глазом и одним стремительным движением свернувшись на моей руке, застыл.
  -Что это? - хриплым прерывающимся голосом спросила я.
  -Шилд... Я думал это сказки, их не существует. - Судорожно сглотнув, прошептал Гру.
  - И что теперь? - я держала свою руку, как гранату без чеки. Хотя никаких неприятных ощущений не испытывала, наоборот, от тельца на моем запястье вверх по руке растекалось приятное тепло.
  Устав держать руку на весу, я решилась рассмотреть свой "браслет" поближе. Шилд, или как его там, свернулся в тугое кольцо и совершенно не подавал признаков жизни. Лапки сложены, глазки закрыты.
  -Ну и что теперь делать? Гру, ты хоть знаешь, что это такое?
  -Я всегда думал, что это выдумка, сказки, не больше! - С каким-то отчаяньем в голосе произнес норд и отодвинулся от меня.
  -Хорошенькая выдумка, ничего не скажешь, особенно этот фокус с оживлением, - и я осторожно, одним пальцем, дотронулась до гладкой спинки.
  Реакция на это прикосновение была такой бурной, что я завизжала. Как только я коснулась Шилда, его голова стремительно дернулась и маленькие острые зубки отчетливо клацнули в миллиметре от моих пальцев. А сам Шилд просто зашелся в беззвучном смехе, отсмеявшись и показав язык, он опять обвился вокруг руки, но не плотным кольцом, как раньше, а свободной спиралью. Блестящее тело вытянулось и стало почти плоским. Кончик хвоста доставал до середины локтя, а голова с блестящими черными глазами лежала на внешней стороне ладони.
  Шилд больше не подавал признаков жизни, и если бы я захотела, то легко бы сняла его с руки, но снимать совершенно не хотелось. Никакого страха я не чувствовала. У дракончика был очень умиротворенный вид, как будто он очень ждал нашей встречи, волновался и теперь успокоенный, заснул. Я не удержалась и погладила гладкую спинку, Шилд под моей рукой тотчас потянулся, как сытая кошка.
  - Дай мне руку, - буркнул Гру.
  Взяв меня за кончики пальцев, он долго рассматривал мое "украшение".
  - Я знаю что это, - хмыкнул норд. - Это родовой браслет рода Агомар, твой дед одел его на руку леди Вивет в день свадьбы. Теперь он твой по праву.
  - А мою бабушку он тоже доводил до истерики?
  - Кто знает, он мог и не оживать, а она могла и не догадываться, кого носит на запястье, - пожал Гру плечами.
  - Здорово! Как хорошо, что бабушка не стала заикой прямо на свадьбе!
  - Не думаю, что такое могло произойти. Твой дед, вероятно, считал браслет просто фамильной драгоценностью, не больше.
  -Смотрю на него и не верю своим глазам, - вздохнул Гру. - Я всегда считал, что все эти рассказы - пустая болтовня, а теперь ...
  -Что же в нем такого, - я покрутила перед ним рукой. - Что ты не веришь тому, что у тебя перед глазами?
  Гру несколько минут сидел с задумчивым видом, а потом пробурчал себе под нос:
  -Я всю жизнь не верил слухам, леди. Все так перепутано, что простому норду и не разобраться, где правда, а где гнусная ложь, -он несколько раз вздохнул, как будто собираясь с силами и продолжил.
  - Говорят, до прихода нордов и людей на берега моря Мрака, в Синих горах, вокруг Вилдвинд, жило множество странных существ. Болтали даже про драконов. Их никто не видел, но слухи ходили, один страшнее другого. Север Морака очень долго оставался безлюдным, как раз поэтому. В долину Вилдвинд забредали только племена вере-оборотней, да и те старались не забираться далеко в горы.
  - Людей туда привел твой предок, Хантер Ледяной Дракон. Кто он был на самом деле и откуда появился, не могут сказать даже Старейшины клана. Известно только, что он был великим воином, большим умником и мастером на все руки. Доподлинно известно, что Талон, - Гру благоговейно дотронулся до сверкающего лезвия, - его творение.
  - Хантер стал первым Лордом - хранителем Фраги. Он начал строить Серые Башни и нашел залежи мифрила в горах вокруг Вилдвинд....
   -Ну, а Шилд-то здесь причем?
  -А притом, что дальше начинаются эти самые россказни, которые я так не люблю! - поджал губы Гру.
  - Говорят, что лорд Хантер не только видел драконов, но и говорил с ними. Будто бы Фраги, имя последнего в Мораке дракона!
  С каждой секундой Гру все больше и больше сердился, слова сопровождались рычанием. Он вскочил на ноги и заметался по комнате.
  - Они выдумывают лживые легенды о том, что Хантер и был этим самым последним драконом, принявшим человеческий облик. Что он смешал свою кровь и кровь людей, чтобы продолжать жить, когда его народ ушел за Грань. Что он колдовством вдохнул жизнь в Шилдов. Что ожить они могут только в руках тех, в ком течет его кровь, кровь дракона. Поэтому только люди из клана Фраги могут носить мифрил без риска для жизни, - он остановился рядом и ткнул пальцем в браслет.
  - Ты носишь на себе целое состояние, леди, но для любого другого это медленная мучительная смерть. Достаточно было бы одного прикосновения.
  - Но моя бабушка носила его? А она не потомок Хантера, - пробормотала я, прислушиваясь к своим ощущениям, но, похоже, смерть в жутких судорогах мне не грозила.
  - Она из рода КаД` Ор, - рявкнул Гру. - Этот род первым обосновался на землях клана и женщину этого рода взял в жены Хантер Ледяной Дракон. Про род твоей бабушки ходят еще худшие слухи. Но это все глупые бессовестные враки! - последние слова Гру произнес, рыча от нескрываемой злобы, к тем, кто распространяет эти самые враки.
  Я была ошеломлена такой бурной реакцией и сидела тихо как мышь. Гру же никак не мог успокоиться, но то, что он говорил понять было невозможно, сплошное рычание. Глаза норда горели такой отчаянной ненавистью, что я уже пожалела о своем вопросе. Бросив нечаянный взгляд на причину эмоционального взрыва, я рассмеялась. Шилда на моем запястье не было, а дрожащий кончик хвоста выглядывал из под рукава футболки.
  -Ну чего ты так разошелся!? - окликнула я Гру, стараясь поймать Шилда, планомерно продвигавшегося ко мне за шиворот.
  -Прости, - выдохнул он, - Я никогда не верил слухам, которые распускали про Фраги, а теперь вижу ожившего Шилда на твоей руке! Получается, что раз они существуют, то и остальное может тоже оказаться правдой. А это невыносимо! Я давно знаю род Агомар. Может внешне он и отличается от других, но уж точно не имеет нечего общего с вот этим!- Гру с отвращением покосился на притихшего Шилда.
  -И чем же интересно этот род отличается от других? Что ты хочешь этим сказать? Я не понимаю, - нахмурилась я.
  - Я, леди, старый дурак! Был бы умнее, сразу понял кто передо мной. Сразу, как только увидел тебя на скамейке около воды. Такие глаза и волосы могут быть только у потомков Хантера, ну и кроме внешности есть еще кое-что.
  -Кое-что, что?
  -На твоей руке ожил Шилд, тебе не вредит чистый мифрил и..., -он замялся, - Есть много чего, что не понравится остальным. Ты не представляешь себе, как я рад, что нашел тебя! И как бы я хотел вернуться обратно. Ты сама не понимаешь, девочка, как много значишь для Фраги, - Гру привлек меня к себе и крепко обнял.
  - Не знаю, за какие заслуги Те-Кто-Видят наградили меня таким подарком, но если мы встретились, то обязательно найдем дорогу домой, - норд поцеловал меня в лоб и отстранился. - А сейчас, моя леди, я немного отдохну.
  Глядя, как он устраивается на диване, я неожиданно поняла, что Гру действительно очень стар. Укрыв норда пледом, я снова подошла к зеркалу.
  Хмуро разглядывая свое отражение, я решила, что если я типичный представитель рода, то это абсолютно уродский род. Правда, дед с бабулей и родители всегда считали меня красавицей. Это реально раздражало, особенно в последнее время. Может Где-То- Там я и правда настоящая принцесса из страны, где живут норды и водятся живые браслеты. Только вот как туда попасть?
   За окном, как заведенный лил дождь.
  Странно, столько всего случилось, а мне все равно.... Ничего меня не пугает и вообще, многое становится ясным. Теперь понятно, почему родители, как могли, ограничивали мое общение с дедом и бабушкой! Отец всегда яростно спорил с дедом, как только речь заходила о наследстве. Ясно теперь каком! Папа не хотел, чтобы я знала, да и сам не собирался становиться Лордом-хранителем. А когда дед понял, что из его сына не получится наследный принц, он переключился на меня. Смешной, птичий язык, оказался языком на котором говорит множество людей. А те подробности "из жизни принцесс", которые рассказывала бабушка? Да и о тайнике отец наверняка знает. Он же не мог предположить, что я встречусь с Гру? Иначе давно бы забрал и меч, и кольцо, и смешного Шилда. Только зря все это. Обратной дороги нет, и я останусь непризнанной принцессой параллельного мира навсегда.
  Дождь, наверно, почувствовал мое настроение и почти прекратился, тихо плача за моим окном. Обидно.
  Одно время я успокаивала себя тем, что по сравнению с другими мои проблемы не стоят выеденного яйца - я здорова, ну фактически, руки ноги целы. Работа, дом - все в наличии, не сирота, слава Богу! Но это плохо помогало, потому что у остальных существовал хотя бы призрачный шанс выздороветь, а у меня нет. А теперь так вообще..., лучше бы я ничего не знала.
  Отлепившись от подоконника, я вздохнула и принялась наводить порядок. Завернула в черный бархат меч и кольцо. Убрала жалкие остатки ящика для обуви. Подняла несколько листов пожелтевшей бумаги и уже хотела затолкать их в мешок для мусора, когда увидела, что они исписаны размашистым дедушкиным почерком. Сердце сразу же провалилось куда-то вниз, а коленки противно задрожали. Я была не в состоянии сделать хотя бы шаг и поэтому просто опустилась на пол.
  Листы бумаги были плотными и слегка желтоватыми. Один из них был исписан затейливыми, похожими на руны закорючками, с цветными заглавными буквами и черной печатью на размашистой подписи внизу. Дракон с распростертыми крыльями.
  -Конечно! Как оригинально! - буркнула я и отложила этот лист, руки дрожали, так же как и коленки.
   "Мой сын, твой отец, никогда не одобрял моего стремления вернуться на Родину. Да и я, до последнего времени, был не уверен, что это возможно. Он отказался от своего наследия. Это очень больно! Ты не представляешь, что значит жить с осознанием того, что династия обрывается на тебе. Много лет мне снились недовольные лица наших предков, всех семидесяти поколений! Но сделать я ничего не могу, мой сын больше не принадлежит Мораку. Ты моя наследница! Мы с бабушкой как могли, готовили тебя к этому. И мы не шутили, называя тебя принцессой, это правда.
  Я прошу тебя вернуться, хотя бы для того, чтобы передать мое завещание, Талон и кольцо лорда моему наместнику Вольфу Вольтару или же его наследнику. Я составил формальное отречение в его пользу, от своего имени и имени твоего отца, выразив свою волю в отношении тебя.
   Ты должна всегда помнить, что мы заботимся о твоем счастье. Быть может, тебя удивит или рассердит такая забота, но поверь, я опытнее и мудрее. Пройдет время, и ты поймешь, что только там, куда ты отправишься, тебя будут ценить и беречь, так как ты этого заслуживаешь. И у тебя будет все, чего ты была лишена в этом мире. Возвращайся домой, Тэйе. Ты сможешь, рискни. Каждому из нас в своей жизни хотя бы раз приходится сталкиваться с обстоятельствами, в которых необходимо это сделать. Ведь без этого наша жизнь превратилась бы в скучное и безрадостное существование, согласна? Будь сильной. Ничего не бойся. Нет ничего, чего бы ты не смогла сделать. И самое главное, будь счастлива.
   Я прошу тебя вручить мое завещание и символы власти Наместнику, в присутствии всех родовых Вождей и Старейшин. Ты и новый Лорд-хранитель должны закрыть судьбу нашего клана.
  Теперь, моя девочка, читай очень внимательно! Я вычислил, когда открывается Проход, но вот место его открытия, только приблизительно. Ты должна точно выполнить все мои инструкции..."
  Я потерянно уставилась на цифры и даты, которые покрывали остальные четыре листа. Сняла со стены календарь и, сверяясь с письмом деда, принялась за расчеты. Результат я получила минут через сорок. Мне было страшно и весело одновременно, еще раз перечитав письмо, я заплакала. Дед так во мне уверен! А вдруг я не справлюсь? Я же ничего не знаю о том куда иду.
  Я читала письмо снова и снова и постепенно успокаивалась. Я сделаю все, что просил дед. Тем более у меня есть проводник.
  
  Гру
  
  Мне снились Серые Башни и тот смешной, нескладный мальчишка, что был со мной в последнем патруле. Неожиданно он повернулся ко мне и, шмыгая носом, сказал: " Гру! Не спи, а то замерзнешь!". От удивления я проснулся. Рядом с моим ложем сидела Тэйе, держала меня за руку и плакала.
  - Что случилось? - я не на шутку испугался, девчонка выглядела не лучшим образом. Красные слезящиеся глаза, распухший нос, трясущиеся руки с какими-то бумажками.
  - Тэйе, девочка, что случилось? Ты заболела? - я сдернул одеяло, которым был укрыт и, укутав в него девчонку, усадил к себе на колени.
  - Я не заболела, - поминутно всхлипывая, возмутилась девчонка, выпутываясь из одеяла.
   - Я знаю, когда откроется Проход, - и тут же сунула мне под нос свои бумажки.
  Соскочив с моих колен, она заметалась по комнате, хватая и тут же отбрасывая какие-то вещи. Очень скоро мне это надоело, и я схватил ее за край одеяла, в которое она все еще куталась.
  - Прекрати мельтешить! И отвечай мне четко и ясно. Когда откроется Проход?
  - Сегодня, через два часа, - простонала она. - Только не знаю где,- перед моим лицом снова оказались дрожащие бумажки.
  - Тут очень неточные координаты.
  - Успокойся. Я знаю, где он откроется, - я хотел ее подбодрить и успокоить, но вместо этого она занервничала еще больше.
  - А где это? Это далеко? А мы успеем? Что брать с собой? Как одеться? А как нести меч? А еда? - вопросы сыпались из нее бесконечно.
  У меня закружилась голова, показалось, что в комнате не одна девушка, а десять. Если она будет метаться так и дальше, то мы точно никуда не успеем. Поэтому я решительно остановил ее еще раз.
  - Перестань мелькать и успокойся! Мы все успеем!
   Все дальнейшие сборы проходили под моим руководством. Я говорил, она делала. Я заставил девчонку надеть самые теплые вещи, которые у нее были. И пока она собиралась, прикрепил к ларцу из строги свой ремень. Девчонка слушалась плохо, нагребла каких-то тряпок, зачем они ей? Она все равно не сможет носить их в Мораке.
  Тая.
  Спасибо Гру, его уверенность придала мне сил. Но вот его заверения, что мне ничего там не понадобиться.... Норд ворчал и с ненавистью смотрел на каждую вещь, которую я запихивала в рюкзак. Он что, боится, я его свои шмотки тащить заставлю? Так ему и "оружейного ящика" хватит.
  Вещей у меня было немного. Кое-какая одежда, всякие необходимые мелочи и пара бутербродов. Удивленный взгляд Гру, я проигнорировала. Не объяснять же ему, что когда я нервничаю, то всегда ем. Процесс жевания меня успокаивает. Последним, что я запихала в рюкзак, была отцовская аптечка. Осталось самое сложное.
  Гру стоял в открытых дверях и хмурился, а я в четвертый раз проверяла газ, воду, свет. Оказывается это очень страшно, вот так взять и уйти из родного дома. Интересно, что подумают родители, увидев, что творится в квартире после поисков тайника и последующих сборов. Звонить я им не стала, во-первых из-за разницы во времени, а во-вторых, это не телефонный разговор.
  Разбудив соседку, вручила ей ключи. Тетя Даша сонно таращилась на меня из под очков.
  -Что такое, деточка? Куда ты в такую рань?
  -Мне нужно срочно уехать. Передайте, пожалуйста, папе, что я еду выполнить последнюю волю моего деда.
  До парка мы добрались быстро, вот и знакомая скамейка около пруда. Место, с которого все началось. Я оглянулась на огни просыпающегося города. Теперь, когда до цели осталось так немного, я засомневалась, в том, что делаю.
  -Все будет хорошо, моя леди! У тебя есть расчеты деда и ты всегда сможешь вернуться..., если захочешь. Не стоит волноваться, мы идем туда, где нас ждут.
  Гру говорил с такой уверенностью, что я, отбросив последние сомнения, решительно двинулась вслед за ним через мокрые кусты.
  - Здесь, это здесь! - еще немного и Гру начнет обниматься с очередным пучком веток.
  - Ты уверен? Все эти кусты совершенно одинаковые.
  - Конечно, уверен! - надулся он. - Как можно забыть место, где просидел почти двое суток!
  - Гру?
  - Да, - норд оторвался от рассматривания куста и повернулся ко мне.
  - Это больно?
   -Что ты, леди! Не веди себя как маленькая девочка. Это просто дверь, ты проходишь в нее и оказываешься в другом мире. Дома! - радостно добавил он.
  А потом стало очень тихо. Так тихо, что я услышала, как с голых веток капает вода. Капли падали все реже и реже, и наконец, наступила полная, абсолютная тишина. Мне стало так страшно, что я была готова бросить все и сбежать, но Гру улыбнулся, придвинулся ближе и взял меня за руку.
  -Сейчас, все случится сейчас. Просто сделай шаг вперед и все.
  Из-под рукава куртки выглянула довольная мордочка Шилда, раздалось восторженное попискивание, и черный хитрый глаз мне подмигнул.
  Засмотревшись на дракончика, я не заметила, как в гуще веток загорелась голубая искра, одна и еще одна, а потом искры слились в одно яркое голубое сияние, которое поглотило меня и норда.
  
  
  
  Морак
  НЕ БОЙТЕСЬ БУДУЩЕГО. ВГЛЯДЫВАЙТЕСЬ В НЕГО, НЕ ОБМАНЫВАЙТЕСЬ НА ЕГО СЧЕТ, НО НЕ БОЙТЕСЬ,... ЕСЛИ У НАС ЕСТЬ ЦЕЛЬ, МЫ ВСЕГДА ПРИДЕМ ТУДА КУДА ХОТИМ
  УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ
  
  
  Тэйе.
  
  - Можешь открывать глаза, - услышала я голос Гру.- Мы уже прошли.
  Это было ясно и так, я больше не чувствовала запаха сырости, в легкие лился чистый морозный воздух. Не открывая глаз, я подставила ладонь, и на нее тут же упало несколько сухих, обжигающе холодных снежинок.
  - Ничего не бойся, - прошептала я и открыла глаза.
  Вокруг были только горы, подернутые легкой голубоватой дымкой, и рваная линия вершин уходила в небо, туда, где уже загорались первые звезды. Площадка, на которой мы стояли, была совсем крошечной. Рядом, к отвесному склону, прилепилось какое-то полуразрушенное строение и вниз, в долину, вели стертые, едва различимые ступени. Лестница вилась среди камней, спускаясь на заснеженную равнину, пологими волнами стекавшую к побережью. Там, на угольно-черной воде, качались огромные куски льда.
  Долина, куда мы спускались, была лишена даже намека на растительность и впечатляла своей мрачной красотой. Был вечер, последние лучи солнца окрашивали вершины в нежные розовые тона, а немного дальше, над морем, висела полоса темно-синих облаков. Эти облака у самого горизонта почему-то очень тревожили Гру. Он все время торопил меня, а я была так очарована, что все время останавливалась и восхищалась. Моих восторгов Гру не разделял.
  - Гру, перестань. Ну посмотри какая красота! Я никогда не думала, что где-то может быть так красиво! Только тихо. Даже птиц не видно, - мне почему-то казалось, что в горах обязательно должны быть птицы. Орлы например.
  - Птиц нет, - усмехнулся Гру, - все улетели туда.
  Короткий взмах руки указал направление.
  - Здесь остались только снежные волки и кирики. А встреча с ними не принесет ничего хорошего. Нам нужно вниз, моя леди. Любоваться красотами можно и из крепости.
  Гру постоянно меня торопил, но я то и дело застывала на ступенях и страшно жалела, что у меня нет с собой фотоаппарата.
  - Ты можешь говорить и идти одновременно? - ворчливо поинтересовался Гру.
  
  Гру.
  
  Солнце садилось и в долине выпал снег, но это было не самым страшным. Самый большой проблемой было то, что Проход открылся совсем не там, где я ожидал. Чтобы добраться до Серых Башен нам придется пересечь всю долину, ночью, в метель.... О чем я думал! Все плохо, очень плохо. Ни обувь, ни одежда девчонки не спасет ее от холода. А она и не думает об этом, постоянно останавливаясь и восхищаясь! И что красивого в камнях и снеге? Всем эти можно любоваться и из крепости, сидя у камина с кубком доброго вина в руке.
  Как объяснить этому ребенку, что ночь в горах начинается, сразу, как только солнце уходит за ближайшую вершину, а остаться зимней ночью без крыши над головой, верный способ не увидеть рассвет. Облака над морем обещали скорую бурю, для меня она не страшна, а вот для девочки.... А она прыгала вокруг и не замечала ни холодного ветра, ни снежинок танцевавших в воздухе.
  -Тэйе, нам нужно спешить, - я старался говорить спокойно, не стоит пугать ее раньше времени.
   - До крепости далеко, а погода портится. Я не хочу, чтобы ты замерзла. Скоро совсем стемнеет и нам нужно спуститься пока еще хоть что-то видно.
  -Крепость? - она завертела головой во все стороны. - Где крепость? Ты говорил она большая, почему ее не видно?
  -Вон там, - я развернул ее в нужную сторону. - Смотри внимательно, вот сейчас!
  
  Тэйе.
  
  Заходящее солнце осветило ее всего на миг. Темно серые стены вырастали прямо из скалы и уходили вверх, пронзая облака. Крепость была не просто большой, она была огромной! И как только солнце окончательно утонуло в облаках, крепость медленно, как мираж, растворилась в окружающих скалах.
  - Это просто чудо, Гру! Я никогда не думала, что такое может быть в реальной жизни. Какая красота! - от восторга я бросилась ему на шею. И, похоже, даже прослезилась.
  Гру.
  Ее восторгам не было конца! Что такого она увидела в тех старых стенах? Я мог поклясться, что на щеках у нее блеснули слезы. А потом она уселась в сугроб и начала есть.
  - Когда я нервничаю, то всегда ем! И нечего на меня так смотреть! Давай присоединяйся, что тут такого? - буркнула она, вгрызаясь к кусок хлеба.
  Я отказался от угощения. Какая еда, если на счету каждая секунда! Мне нужно было заранее предупредить ее, рассказать.... А я, старый дурак, понадеялся на везение и не захотел пугать ее раньше времени. Она и так была доверчива сверх меры! Маленький, глупый человеческий ребенок.... Жаль, что пришлось ей соврать. Ведь она уже никогда не вернется туда, откуда пришла.
  
  Тэйе.
  
  Когда мы спустились, в долине было уже совсем темно. Ветер нес с собой все больше колючих снежинок, и погода портилась на глазах. На ступенях каменной лестницы, по которой мы спустились, снега почти не было. А теперь перед нами лежало совершенно ровное снежное полотно. Как, интересно, Гру сбирается определить, где дорога?
  Норд недовольно фыркал, принюхиваясь к ветру.
  - Ну чего ты такой мрачный, Гру? Потихоньку дойдем. Ты же знаешь куда идти? - дождавшись утвердительного кивка, я продолжила.
  - Ветер в спину. Мороза почти нет. Все хорошо.
  - Я не провидец, - нехорошо улыбнулся Гру. - Но клянусь Четырьмя Камнями Нордов, ветер будет дуть нам в лицо. Очень сильно. Пойдет снег и мороз усилится.
  -Я знаю тебя совсем недавно, но уже поняла - ты очень любишь поворчать. Нас ведь встретят? Ты говорил о патрулях, нас наверняка заметили и уже едут навстречу.
  -Я не ворчу. Просто говорю то, что есть. А патрули все в крепости. Зачем им шастать по долине в такую погоду?
  -Нас не встречают?- мне вдруг стало зябко и неуютно. - Может, тут где-то есть укрытие, переждем до утра?
  - Я не думал, что Проход откроется там, - Гру махнул рукой в сторону гор. Укрытия нет, если останемся, ты замерзнешь насмерть. Пошли, - тяжело вздохнул он.
  - Пойдем девочка, - потянул он меня за собой. - Ничего, дойдем! Вон, смотри, на Сторожевой уже и огонь зажгли.
  Впереди и правда мерцал огонек, но он был таким маленьким и далеким, что почти не давал надежды в скором времени оказаться в тепле. А ветер, как будто в насмешку, вдруг резко изменил направление и начал швыряться пригоршнями снега.
  Мы прошли совсем немного, а сугробы стали такими глубокими, что я проваливалась в них почти по-пояс. Короткие сапожки моментально промокли, а от снега, летящего в лицо, я почти ничего не видела. Мне пришлось, ухватиться за руку норда, и идти за ним закрыв глаза.
  Мне казалось, что мы идем уже целую вечность, а вокруг только ночь и снег. Каждый шаг давался с трудом, ног я уже давно не чувствовала, руки были немногим теплее. Холодный воздух рвал легкие. Я останавливалась все чаще и чаще. Потом упала, раз, второй.... Гру поднимал меня, шептал что-то ободряющее и тянул дальше.
  Гру.
  
  Я проклинал себя за свою самоуверенность! Почему рядом с этой девочкой я не в состоянии думать? Я повел себя по-дурацки, понадеявшись на везение. Разве я не знал, что милость Найны не может быть бесконечной? Нам нужно было остаться наверху, в развалинах. Там была хоть какая-то защита от ветра и до темноты, я наверняка бы сумел найти что-то, из чего можно было бы разжечь костер. Я так обрадовался возвращению, что потащил этого ребенка через долину, ночью, в метель и теперь надежда на спасение всего, что мне так дорого замерзает у моих ног.
  Девочка ни разу не пожаловалась, упрямо идя за мной свозь метель. Я, как мог, закрывал ее от ветра и снега, облегчая путь, но в конце концов силы оставили ее и она беззвучно упала мне под ноги. Если нас не найдут в ближайшее время, до утра она не доживет. Ужаснувшись такому будущему, я прижал ее к себе, пытаясь сохранить остатки тепла и позвал. Я звал снова и снова, до тех пор, пока не вывернулся наизнанку в своей отчаянной просьбе, пока не почувствовал что мой Зов услышан.
  
  Лентолет.
  
  Я уже несколько суток почти не спал, сидел на площадке Сторожевой Башни и слезящимися от напряжения глазами смотрел на другой конец долины. Ничего. С каждым часом надежды на возвращение Гру таяли, как лед на солнце. К вечеру над морем поднялись облака, обещавшие скорую бурю и в крепость вернулись все патрули. Когда я, на несколько минут, спустился в караульное помещение, чтобы немного погреться и выпить горячего, там был лорд Хок. На его лице было такое презрительное выражение, такой холод, что мне стало ясно, это мое последнее дежурство. Лорду-хранителю не стоило утруждать себя и сообщать мне об этом, я презирал себя гораздо больше чем он.
  Я вглядывался в сумерки, опускавшиеся на долину, отчаянно прося Тех-Кто-Видит, сжалится над старым нордом и вернуть его домой. Уже начинало смеркаться, когда я заметил яркую вспышку в горах. Я не сразу поверил своим глазам, они уже не раз давали мне ложную надежду, да и сияние, свидетельствующее об открытии Прохода, было совсем не там, где я его высматривал. Неужели Гру? А ведь еще утром Дикон предупредил всех о приближении первой из сильных зимних бурь в этом году. И норд идет теперь через всю долину, быть может, из последних сил!?
  Сонливость сняло, как рукой. Я скатился с башни и, забыв о всякой осторожности, без всякого доклада, вломился в зал прямо под ноги лорду Хоку.
  -Милорд! Проход открылся, я видел!
  
  Хок
  Мальчишка так торопился, что почти рухнул мне под ноги.
  - Ты уверен?
  Его глаза были так воспалены, что померещится ему, могло все что угодно. Парень просидел на верху башни несколько суток.
  - Где?
  - У Старых Ворот, в конце долины, яркая голубая вспышка.
  То, что Проход открылся в таком месте, может означать все и ничего. Это мог быть Гру, а мог быть кто угодно. Такие неожиданности не всегда были безвредными. Уже несколько раз, нам приходилось сталкиваться с очень неприятными гостями. Старый норд был дорог мне, как мой учитель, как друг моего отца. Кроме того были обязательства перед общиной нордов, требовавших наказания для не в меру любопытного Стража. Но надежда на то, что Гру жив и нашел возможность вернуться, была настолько мала, что голубое свечение в горах не стоило принимать в расчет.
  Я отдал приказ исключительно из уважения к памяти норда и упрямству Лентолета, потому что в возвращение Гру не верил никто кроме этого, еле держащегося на ногах парня.
  Уже через несколько минут после того, как мы покинули крепость, я пожалел о принятом решении. Было очень опрометчиво покидать Серые Башни в такую погоду. Усиливавшийся с каждой минутой ветер, нес с собой все больше снега и задувал факелы. Гру, если это и вправду был он, нашел бы укрытие и дождался утра. А не прошеные гости, кто бы они ни были, вряд ли переживут эту ночь. Буря становилась все сильнее, и я хотел уже повернуть назад, когда норды застыли, прислушиваясь к вою ветра.
  -Сотник! Он просит помощи! - прокричал один из них.
  
  Гру.
  
  Сначала казалось, что это просто завывание ледяного ветра, но потом стали слышны и другие звуки, бряцанье оружия, тяжелое дыхание лошадей, оклики моих сородичей. Я медленно поднялся, отряхнулся, несколько минут прислушивался и снова позвал. Наконец, в почти абсолютной темноте, разбавленной снежной заметелью, замелькали огни факелов.
  -Тэйе, моя леди, все хорошо, нас нашли. Совсем скоро будет тепло, потерпи еще немножко, Тэйе, ну же..., - я просил ее, уговаривал, но она упорно не желала просыпаться. А потом я рассердился и, схватив ее за воротник куцей одежки, принялся трясти. Понадобилось несколько минут, чтобы она, наконец, зашевелилась.
  
  Тэйе.
  Я могла и не открывать глаза, какой в этом толк, если вокруг ничего не видно, кроме снега. Иногда из кружащихся снежинок выныривало довольное лицо Гру. Я никак не могла понять, о чем он говорит, а потом увидела пляшущие огни факелов. Через мгновение рядом с Гру появились еще две очень похожие на него черно-серые тени. Я хотела подняться, но не удержалась на ногах и упала прямо под ноги возникших из ниоткуда лошадей. Вставать я больше не пыталась, ноги меня абсолютно не держали, а замершие губы отказывались повиноваться. Я могла только мычать, цепляясь за Гру. Не понимая, что от меня хотят, я никак не хотела его отпускать. Потом, кто-то просто разжал мои пальцы и, завернув во что-то теплое и мягкое, поднял вверх. Мне казалось, я плыву куда-то в полной тишине, мерное покачивание убаюкивало, и я провалилась в какое-то подобие сна.
  Хок.
  Это действительно был Гру, почти неразличимый на фоне снега. Он то закрывал от ветра маленькую фигурку, то безжалостно встряхивал ее, заставляя очнуться. Неужели старик настолько выжил из ума, что потащил за собой ребенка?
  -Милорд, скорее, как бы ни было поздно! - стараясь перекричать завывание ветра, крикнул он.
  Я с трудом разжал, сведенные судорогой пальцы. Кто бы ни был этот мальчишка, он почти замерз. Заворачивая тщедушное тельце в свой плащ, я с трудом сдерживался, чтобы не накричать на старика. Моя злость была такой сильной, что почти заслонила радость оттого, что мой старый учитель жив.
  Обратная дорога превратилась в кошмар, ветер задул факелы и замел все следы, сигнальные огни на Сторожевой были неразличимы из-за несущегося снега и если бы не норды с их необыкновенным чутьем, вряд ли кто-нибудь из нас вернулся в Серые Башни живым. Никто не помнил, чтобы в начале зимы бури набирали такую силу.
  
  Тэйе.
  
  Я очнулась, когда мерное покачивание прекратилось и меня, словно мешок с картошкой потащили куда-то. С трудом разлепив заледеневшие ресницы, я увидела грубые каменные стены и яркие пятна, которые, наверное, были факелами. Вокруг суетилось множество людей. Все они что-то говорили, но слов я не различала.
  Вспомнив о Гру, я беспокойно заерзала в руках того, кто меня нес. Но он, как будто не почувствовав, что его ноша подает признаки жизни, ровно двигался вперед. Я успокоилась только тогда, когда разглядела почти белого от снега и льда норда, шедшего рядом.
  Мы прошли одни двери, потом другие и наконец, неизвестный спаситель осторожно поставил меня на каменный пол. Зря он это сделал, стоять я не могла. Я бы здорово приложилась, если бы меня не поддержали и не усадили на деревянную скамью и тотчас сунули мне в руки кружку с чем-то горячим.
  От кружки поднимался густой травяной пар, который сразу растопил снег, налипший на волосы и ресницы. Я попыталась отпить хоть глоточек, но не смогла, руки свела болезненная судорога. Я вскрикнула и почти разжала пальцы.
  Кружке не дали упасть руки, с двух сторон обхватившие мои ладони.
  - Пей! Это поможет! - требовательный голос не допускал никаких возражений.
  Я с трудом сделала глоток. Горячий напиток моментально оживил непослушные губы.
  - Больно, почему так больно - пожаловалась я. - Руки, не слушаются...
  - Замечательно! Значит, мы успели вовремя, и нечего ныть, как девчонка! - теперь в голосе ясно слышалось недовольство.
   - Допивай, что осталось и раздевайся, тебя нужно согреть!
  Я сумела сделать еще несколько глотков и почти оттаяла. Мне даже удалось самостоятельно поставить кружку рядом с собой, на скамью. Кисти и ступни болели немилосердно. Я понимала, что это восстанавливается кровообращение, но легче от этого не становилось.
  В помещении пахло дымом и еще чем-то странным, взгляд постоянно упирался в каких-то людей в мехах и коже, а вокруг меня стоял гул от множества голосов.
  - Что такое? Похоже, Гру привел к нам знатную особу, которая не может сама раздеться! Снимай штаны, парень! - заявил все тот же голос.
  Вот уж нет, раздеваться я тут не собираюсь! Я вцепилась в ворот своей куртки и постаралась отодвинуться. Вокруг засмеялись. Где Гру? Он же Хранитель, вот пусть и охраняет меня от этой толпы озабоченных дикарей.
  - Ну, что же ты, парень? Тут все свои! - почему этот мужик прицепился именно ко мне?
  Меня легко подняли за плечи и встряхнули несколько раз. А Гру стоял рядом и ни во что не вмешивался. Я дернулась в его сторону, но у этого варвара была мертвая хватка, а норд, похоже, был способен только подмигивать. Ладно, они сами напросились! Выбор у меня был небольшой, поэтому я просто пнула мужика.
  Мой удар не нанес ему никакого ущерба, но руки на моих плечах превратились в тиски. Капюшон куртки и растрепавшиеся волосы страшно мешали. Не знаю, что он там рассмотрел, я видела только злые светло-серые глаза.
   - Кого ты привел, Гру? Похоже, мальчишка плохо воспитан, и нуждается в порке. - Раздражение в его голосе сменилось брезгливостью.
  Мне стало обидно до слез, и это называется радушный прием? Он держит меня, как нашкодившего котенка! И я снова ударила. Этот удар он почувствовал, потому что меня отшвырнули обратно на скамейку. К ноющим рукам и ногам добавилась отбитая задница.
  - Ну, хватит! Мне надоели эти игры! Я раздену тебя сам!
   В его голосе было столько решимости, что я изо всех сил обхватила себя руками, решив держаться до последнего. Но тут, наконец, подал голос Гру:
  - Я не стал бы этого делать, милорд, - норд говорил очень тихим и твердым голосом. - По крайней мере, здесь, у всех на глазах.
  Норд стоял впереди меня и рядом с ним еще двое его сородичей
  -В чем дело? Пацана нужно немедленно согреть! Не переживай, не съем я твоего мальчишку, хотя хорошая трепка ему бы не помешала.
  - Это совершенно не возможно, - Гру оттянул рукав моей куртки, выставив на всеобщее обозрение матовое тельце Шилда.
  - Я представляю вам Тэйе диа Агомар, леди Фраги.
  - Одень это, - шепнул мне Гру, вкладывая мне в руки небольшую подвеску на кожаном шнурке.
  Подарок Гру получилось одеть только с третьего раза, руки все еще плохо слушались и сил, чтобы убрать волосы от лица уже не осталось. Я помотала головой, чтобы увидеть хоть что-то, но рассмотрела мало, каменный пол и широкие спины нордов. Мне было холодно, замерзшая одежда оттаяла и доставляла массу неудобств, руки и ноги кололи тысячи иголок, и очень хотелось спать. Гру легко сжал мою руку и громко поинтересовался:
  - Может милорд пошлет за мастером Агами? Леди устала и замерзла. Будет лучше, если ее осмотрит целитель.
  Наверно, приказ был отдан, потому что я услышала, как кто-то убежал, громко топая по каменному полу.
  Мне надоело рассматривать пол, и я подняла голову. Около десятка мужчин стояли в нескольких шагах от меня, интересно, в чьих руках я болталась, как тряпичная кукла?
  Пока я рассматривала их, рядом материализовался белый как лунь старичок, похожий на Кощея Бессмертного. Скосив глаза на Гру, так и не отпустившего мою руку, он проскрипел:
  - Здесь ей не место. Милорд?
  - Огня на половину леди! - рявкнул тот же голос, который обещал мне хорошую порку.
  - Пойдем, малышка, - ласково прошептал Гру.- Мастер Агами осмотрит тебя, и ты будешь отдыхать.
  - Леди вы в состоянии идти? Обопритесь на мою руку, леди.
  Я помотала головой, "доктор" был еще костлявее, чем я.
  - Сама. Покажите куда идти.
  
  
  
  Хок.
  
  Вероятно, если бы норд сказал, что привел в крепость Тельмар, я удивился бы меньше. Наследница? Вот этот заморыш? Хотя в смелости ей не откажешь. И не единого слова жалобы. Где Гру нашел ее?
  К счастью, я успел поймать ее около самого пола. Голова девушки безвольно повисла, глаза закрылись. Я оглянулся на Агами.
  - Обморок, - сурово сказал он. - Несите ее в спальню.
  Поднимаясь по лестнице с леди на руках, я заставил Гру несколько раз повторить ее имя. Честно говоря, я почти не верил в романтическую историю исчезновения лорда Фредегарда, а уж в возвращение его наследников тем более.
  - Это точно она? - то, что я нес, мало походило на женщину.
  - Милорд, я попался в ту же ловушку! Не сомневайтесь, это девушка! Вас вводит заблуждение мужская одежда.
  Дыхание девчонки было ровным и глубоким, но её лица я не видел. Мне пришлось осторожно убрать светлые пряди. Высокий лоб, точеный носик и пухлые губы сказали мне больше, чем все заверения Гру. Сомнений больше не было. Закрыв ее плащом, чтобы уберечь от гуляющих по крепости сквозняков, я понес ее на женскую половину.
  Осторожно положив девчонку на меховые одеяла, я встал рядом. Что дальше?
  - Ее нужно раздеть, - проскрипел рядом Агами.
  - Вы предлагаете сделать это мне, мастер? - возмутился я.
  - У нее есть Хранитель, - хмыкнул тот. - Чем не родственник?
  - Вот и займитесь этим.
  - Зайдешь ко мне, Гру, позже.
  Хок.
  Я велел подать сигнал сбора, как только покинул половину леди. Вот и нашелся повод проверить, правда ли, что огонь, горевший на вершине Сигнальной Башни, виден всем на землях Фраги.
  Серые Башни, при необходимости, вмещавшие целый клан, сейчас были почти пусты. Я не видел смысла держать в крепости большой гарнизон даже летом, а сейчас, вначале долгой и холодной зимы, тем более. Зима, с её внезапными метелями и снежные бурями, постоянные лавины в Синих горах исключали даже мысли о внезапных гостях. Две трети гарнизона Серых Башен были отпущены к семьям в родовые поселения еще осенью. В крепости остались только несколько ветеранов, да два десятка новобранцев. Теперь, с прибытием наследницы, жизнь в крепости определенно изменится.
  Норд пришел ко мне не один. С ним был Дикон и Агами. Оторвавшись от бумаг, я кивнул, показывая, что готов их слушать.
  - Девочка очень истощена, - Агами тяжело вздохнул.
  - Гру?
  - Она жила одна, милорд, - вздохнул он. - Ее отец Страж, и его жена сопровождает его в патрулях, Лорд Фредегард и леди Вивет ушли за Грань несколько лет назад. Она не голодала и не была в плену, - растерянно добавил он. - Я и сам не понимаю.
  - Одиночество девушки не объясняет ее состояния,- хмуро заметил я. - Мастер?
  - Она не только истощена, она уже долгое время живет рядом с Гранью и ей осталось совсем немного, чтобы уйти.
  - Она умрет?
  Целитель сморщился и пожал плечами.
  - Я не думаю что Те Кто Видят привели ее сюда, чтобы сразу же забрать.
  - Она не больна, - тихо сказал, молчавший до сих пор Старейшина.
  - Я видел таких, милорд, в молодости... крепость Риах.
  - Тюрьма?
  - Тот мир, откуда она пришла, был для нее тюрьмой, милорд. Поэтому она такая... крошечная, не представляю, как у нее хватило сил вырасти, - глаза Старейшины влажно блеснули.
  - Ее жизнь, как свеча на ветру, - проскрипел Агами и, глядя в сторону добавил. - Я прошу разрешения дать ей настой.
  - Гру?
  - Как ее Хранитель я даю свое согласие, милорд.
  - Это не повредит принцессе?
  - За несколько дней она окрепнет, милорд, - согласно кивнул Старейшина, -а мы подготовимся.
  
  Тэйе
  
  Мне было удобно и тепло, было слышно, как где-то рядом уютно потрескивают горящие поленья, вздыхает и бормочет что-то Гру. Я съежилась от воспоминаний о пережитом холоде и еще глубже зарылась в подушки, пахнущие лавандой. Глаза открывать совершенно не хотелось, и я могла бы лежать так еще очень-очень долго, если бы не Шилд.
  Сначала он просто возился под одеялом, скользя вверх и вниз по руке, потом выбравшись наружу, посидел у меня на груди. Это ему очень быстро надоело, он перебрался ко мне на голову и некоторое время вил там гнездо. А потом, растекшись прохладной лужицей, начал громко сопеть и шуршать около уха. Было смешно и щекотно, но я мужественно терпела и глаз не открывала.
  
  
  Гру.
  Я не думал, что девчонка настолько истощена, кожа да кости! Мрак! Да если бы я увидел это раньше, я бы подумал, что ее морили голодом с самого рождения.
  Без одежды малышка казалась совсем крохотной, младенец да и только. Больше всего я боялся, что этот выживший из ума старик, Агами, причинит ей боль. Но Целитель, был удивительно осторожен, а может, чувствовал, что стоит ему вызвать неудовольствие на бледном лице моей леди, и я переломаю ему все его костлявые пальцы!
  А потом мне пришлось оставить ее, спящую и беззащитную. Хотя, это отродье, Шилд, слез с руки леди и уселся в изголовье. Сторож! Кого может напугать ящерица? Нет у меня к нему доверия! Уходя, я поставил у ее двери двоих из своей сотни.
  Мне был понятен гнев лорда и его недовольство, но подозревать меня во лжи?! Норды не врут! Хотя... соврал же я Тэйе? Ну а как иначе? Скажи я ей правду, и она никогда не пошла бы со мной. Так что это вранье не считается.
  Старейшина сразу вцепился в футляр, который мы принесли, наверно он и спать с ним теперь будет, от радости! Дикон вечно важничает и воображает, что только он знает то, что известно самому последнему пацаненку на конюшнях.
  Ни у кого не было сомнений, что следующим лордом-хранителем должен быть Хок, клан уже признал его и без завещания деда Тэйе, но я сомневаюсь, что его признали бы в Намарре. Боундлесс уже давно старается прибрать к рукам мифриловые рудники, да и остальные соседи не лучше, от их "дружеского" участия лучше держаться подальше.
  Вольтар достоин титула как никто другой. И совсем не потому, что справедлив, смел и умен. Он мог бы быть слюнявым идиотом (Слава Найне, что это не так!), его все равно бы усадили на Крылатый трон! Родовые вожди скорее согласятся выпустить себе кишки, чем допустить в Серые Башни кого-то из своих соседей.
  А Хок другое дело, не принадлежит ни одному роду и в нем тоже течет кровь Ледяного Дракона. Ее немного, но вполне достаточно чтобы основать новую династию.
  
  Тэйе
  
  - От долгого сна красоты не прибавится, - сообщил мне Гру и потихоньку начал стаскивать с меня одеяло.
  Шилд согласно пискнул и в срочном порядке перебазировался на запястье. Пришлось открывать глаза.
  Кровать, на которой я лежала мне понравилась сразу, вместе с пушистыми меховыми одеялами и голубым балдахином расшитым сложным цветочным узором. Узкие окна с низкими широкими подоконниками, прикрывали тяжелые темно синие шторы, подвязанные толстым витым шнуром. Ковер на полу напоминал цветущий луг, а каменные стены закрывали светлые деревянные панели. Камин в углу комнаты был сложен из мерцающего зеленого камня и украшен симпатичными фигурками птиц. Толстенные зеленые свечи, наполняли комнату мягким рассеянным светом, распространяя терпкий хвойный аромат. Рядом стояли два кресла и диванчик, с разноцветными подушками и подушечками. В углу туалетный столик с зеркалом в темной раме и сундук. Очень симпатичное средневековье! Мне нравится!
  - Привет! Вот уж не думала, что обстановка замка будет такой приятной, - я улыбнулась Гру. - Тут везде так?
  -Это спальня твоей бабушки. Твой дед велел содержать ее в порядке, потому что никогда не сомневался, что ее хозяйка вернется. Как видишь, этого приказа никто не забыл, иначе ты ночевала бы в караулке. А там совсем не так красиво как здесь!
  - А это зачем? - я удивленно посмотрела на руки в мягких полотняных перчатках, а потом пошевелила ступнями, обмотанными полотном.
  - Это мастер Агами, девочка. На мой взгляд, надобности в этом не было никакой, но он очень настаивал. Вот и намазал тебя мазью.
  Я уже хотела откинуть одеяло, как вдруг поняла, что раздета. Даже белья не было.
  - Почему я раздета? - носки с перчатками еще куда ни шло, но раздевать то зачем? Осознание того, что кто-то разглядывал мои мощи, существенно испортило мне настроение.
  - Не злись, малышка, кто же спит в мокрой одежде? Я раздел тебя, как твой Хранитель имею на это право. К тому же, в крепости, кроме тебя, нет ни одной женщины.
  И как мне с ним после этого общаться?! Мне захотелось залезть под одеяло и никогда оттуда не вылезать.
  - Ну же, леди, - Гру осторожно погладил меня по голове. - Все не так плохо как ты думаешь.
  - Где моя одежда? - буркнула я из-под одеяла.
  - На сундуке, - хмыкнул Гру.
   Волоча за собой одеяло, я переместилась ближе к сундуку, и уставилась на тряпку, бывшую когда-то джинсами.
  -Ты издеваешься?
  -Эта одежда совершенно не подходит такой леди как ты, не стоит жалеть о ней.
  - И что мне делать? Ходить в одеяле или начинать сшивать шкуры?
  - Зачем тебе шкуры? В крепости нашлось несколько вещей, которые должны тебе подойти, на первое время хватит, - Гру положил на край кровати аккуратную стопку.
  Прихватив по дороге свой рюкзак и путаясь в одеяле, я снова залезла на кровать.
   Все было очень просто. Свободная бежевая туника с длинными рукавами. Мягкие темно-коричневые штаны и длинный, то ли плащ, то ли халат, отороченный пушистым светлым мехом, миленько. Все было чистым и приятно пахло.
  -Нравится? - Гру подошел ближе. - Это все что могли найти, - он тяжело вздохнул.
  - Может быть немного великовато, но ходить в этом тебе придется не долго.
  - Не переживай, - кивнула я. - Для меня важнее, что я прихватила с собой это! - я ткнула пальцем в рюкзак.
  Как оказалось, с собой я взяла не так много, как воображала. Несколько смен белья, носки, всякие мелочи вроде расчески и зубной пасты, ну и отцовская аптечка конечно. Быстро отобрав все что нужно, я повернулась к норду:
  - Стесняюсь спросить, а где здесь... умыться можно?
  Ну, вот сейчас он меня обрадует! Ночной вазой и корытом. Но Гру ничего не сказал, а просто подошел к едва заметной двери в углу комнаты и тихонько толкнул ее рукой.
  Подхватив кучу вещей и все так же в одеяле, я с трудом протиснулась в узкую дверь и закрыла ее за собой. В небольшом помещении с гладкими каменными стенами было очень чисто и удивительно тепло. Из отверстия в стене весело лилась вода, стекая в круглую каменную чашу. И она была теплой, почти горячей! А за легкой деревянной ширмой обнаружилось сооружение аналогичное привычному для себя унитазу. Нет, это средневековье нравится мне все больше и больше!
  Вокруг "ванны", на небольших полочках, стояло множество баночек, коробочек и флаконов, а рядом, на низком столике, стопка аккуратно сложенных вышитых полотенец.
  -Как будто только что вышла, - вздохнула я. - Спасибо, бабушка.
  Я без труда обнаружила деревянную пробку и закрыла сливное отверстие. Пока в "ванну" набиралась вода, я поближе рассмотрела содержимое флаконов и, найдя в одном из них нечто похожее на шампунь, с удовольствием погрузилась в горячую воду.
  Купание пришлось по вкусу не только мне. Шилд, как оказалось, прекрасно плавал. А когда ему надоело изображать из себя Моби Дика, он выбрался из воды и устроился на полотенцах. Сох, наверное. Я протянула руку, чтобы его погладить и только сейчас заметила тонкие, как проволока мифриловые кольца на каждом пальце. Они каким-то непонятным образом совершенно мне не мешали, я и заметила их только потому, что обратила внимание на их приглушенный блеск. Кто и когда их одел? Зачем? Позже обнаружилось, что на мне не только кольца. Шею охватывал изящный торквесс, на щиколотках были браслеты, а еще сложная витая цепочка на талии. Если прибавить к этому еще и Шилда, то я носила на себе кучу мифрила. Может тут так положено? Ну, я же принцесса... вроде.
  - Гру, - я чуточку приоткрыла дверь. - А зачем мне эти "железяки"?
  - Какие железяки? - фыркнул Гру с той стороны.
  - Всякие, на руках, на шее.... Зачем они?
  - Агами велел, - немного помолчав, ответил Гру. - Сказал, надо.
  - А кто такой Агами? - я вылезла из теплой воды и начала вытираться.
  - Целитель, - буркнул норд.
  Ну, если доктор велел, то конечно.
  Одежда была мне безбожно велика. Мне пришлось попросить у Гру ремешок, чтобы как то удержать спадающие с меня штаны. Ну, на первое время сойдет, только вот как быть с обувью?
  - Мне так и ходить? - Я сидела в кресле, рассматривая свои ноги в веселеньких полосатых носках.
  - А где моя обувь?
  - В камине, - фыркнул Гру. - Там ей самое место.
  Он протянул мне короткие замшевые сапожки.
  - Вот, случайно нашлись.
  Обувка, была великовата, размера на три, не меньше. Но на толстые носки сойдет, постараюсь не потерять.
  - Ну и как я тебе? Похожа на принцессу?
  - Вот еще, - Гру сморщился и недовольно проворчал. - В этих обносках?
  - Сейчас принесут ужин. Я решил, что тебе будет удобнее поесть здесь, а не перед сотней мужчин.
  - А зачем мне есть перед сотней мужчин? - насторожилась я.
  - Все равно когда-нибудь придется, - норд пожал плечами. - Ты леди.
  - А это обязательно, Гру? Может лучше не надо? Я не люблю выставлять себя на всеобщее обозрение, тем более незнакомым людям.
  - Какие же они незнакомые? Это твои люди!
  - И потом, - добавил он, после минутного молчания. - Ты уже заслужила их уважение...
  Глядя на хитрую улыбку норда, я нахмурилась.
  - По крепости ходят слухи о твоем, исключительно точном, ударе! И кто, интересно, тебя научил?
  - Нечего было меня хватать и трясти! Можно подумать, что я ему там что-то отбила!
  Я отошла к окну и стала заплетать еще влажные волосы. Морозные цветы почти полностью закрыли стекло, и через него можно было рассмотреть совсем немного. Только снег и ветер, да несколько корявых деревьев внизу.
  Обернувшись на осторожный стук в дверь, я увидела входящего темноволосого юношу с подносом в руках. Он так нервничал, что посуда ходила ходуном.
  -Сейчас от ужина миледи ничего не останется, поставь поднос на стол и уходи. - Недовольно проворчал Гру, а парень вздрогнул и почти уронил поднос.
  Я решила быть вежливой, раз уж я принцесса.
  -Привет! Можешь поставить его сюда. И спасибо, что позаботился обо мне.
  Так как молодой человек застыл на месте, я подошла сама, чтобы взять еду из его рук. Буквально на мгновение, подняв на меня глаза, парень прошептал:
   -Готов служить, моя леди, - и тут же выскочил из комнаты.
  Меня не удивило такое поспешное бегство, конечно, мальчик ни когда еще не видел такой "красоты"!
  На принесенном подносе оказалось жареное мясо и хлеб. В кувшине был, слегка терпкий травяной чай, в чашке мед.
  - Конечно, это не такой ужин, который следовало бы предложить такой леди, как ты. И он, конечно, не такой вкусный, как тот, которым ты угощала меня, но вполне съедобен, - улыбнулся Гру.
  - Ешь поскорее. Нас наверно уже все ждут.
  - Кто ждет? - жесткое несоленое мясо почти не жевалось.
  - Да все! - пожал плечами Гру. - Лорд Хок, Старейшина, капитаны.... Все хотят на тебя посмотреть, а мои сородичи до сих пор не верят, что ты девушка. Чего испугалась? - он удивленно на меня вытаращился.
  Мысль о том, что меня будет разглядывать такое количество народа, моментально лишила меня аппетита. Отхлебнув немного из кувшина, я отодвинула поднос в сторону.
  - Это так необходимо? Давай ты сам им все расскажешь, а?
  - И что я расскажу? Как сидел в кустах, а потом сидел в твоем странном доме, пока ты пропадала неизвестно где? - нахмурился Гру.
  - Хорошо, - похоже, идти все равно придется.
   Ладно, пойду, представлюсь, так сказать. Чем скорее это начнется, тем скорее кончиться.
  И на свое отражение в большом зеркале я смотреть не стала, зачем? Все равно ничего нового я там не увижу. Только косички расплела, уж больно гаденькие они получились.
  Уютная обстановка моей комнаты резко отличалась от тех залов, коридоров и лестниц, по которым мы шли. Пусто, чисто и холодно, а яркий, бело-голубой свет факелов, только подчеркивал эту чмстоту, как в операционной....
  - Гру, а здесь всегда было так... стерильно?
  - Что значит "стерильно"?
  - Чисто, - я поежилась. - Такие большие залы и ничего кроме знамен и оружия на стенах.
  - Да нет, - вздохнул он. - Лорд Хок, так же как и его отец, не считает себя вправе распоряжаться имуществом рода Агомар, вот и приказал убрать лишнее. Некоторые залы закрыты уже многие годы. Вот погоди, приедет Торвальд, и вы с ним вернете всю красоту на место, - мечтательно закончил Гру.
  - Торвальд?
  - Эконом.
  - Я здесь не для того, чтобы заниматься дизайном. Мое дело передать все что положено и домой, - буркнула я.
  Гру скривился, но промолчал. И обижено сопел пока мы не остановились перед монументальными дверями.
  - Ну вот, мы пришли, - он вздохнул. - Подтяни штаны.
  -Я боюсь! - затягивая скользкий ремешок, простонала я.
   - Мне плохо, зачем я ела? А вдруг меня вырвет прямо кому-нибудь на ноги! - Закутавшись в свой плащ-халат, я уткнулась лбом в стену.
  -Ты не побоялась уйти со мной, а тут трусишь! Те, кто ждут за этой дверью, встретят тебя с радостью. Давай, леди, вспомни кто ты!
  Меньше всего я ожидала от Гру такой подлянки, мало того, что он рывком распахнул двери и гаркнул так, что мое имя эхом отбилось от стен. Так он еще и придал мне ускорение... шлепком по заднице! Первые несколько метров я почти пролетела, стараясь не запутаться в спадающих штанах.
  Мне хватило одного короткого взгляда, чтобы испугаться до дрожи в коленках. Было такое чувство, что меня втолкнули в клетку со львами, поэтому я шла, стараясь не поднимать глаз от каменных плит. Сбылась мечта идиота! Я по сравнению с ними..., Господи, как это приятно, почувствовать себя такой маленькой. Вот если бы еще было не так страшно! Меня окружали огромные и судя по всему опасные мужчины. Я чувствовала себя не просто маленькой, я чувствовала себя лилипуткой от такого обилия мышц и поэтому почти остановилась. Гру пришлось снова подтолкнуть меня к небольшому возвышению в центре зала.
  - Подойди ближе, - шепнул он. - Тебя ждут.
  Ждали двое, старик в сером балахоне и здоровенный мрачный тип. Похоже, что именно от него я отбивалась в караулке. Я дошла до них и остановилась. И что теперь? Я оглянулась, но Гру застыл в шаге от меня в таком же благоговейном молчании, как и остальные. Они просто стояли и смотрели, темноволосые смуглые мужчины с резкими чертами лица. Тишина была такая, что было слышно, как воет ветер за толстыми каменными стенами.
  Решив, что пауза слишком затянулась, я заговорила первой.
   - Спасибо, что помогли нам. Я не ожидала, что будет так холодно, там, откуда я пришла, еще осень.
  - Вы не должны благодарить, - голос был низким, грубым и хриплым. Точно таким, как я помнила. А какой еще у него должен быть голос? Наверняка он отдает свои приказы не шепотом. Понятно, что он постарался смягчить его, наверно подумал, что я сейчас упаду в обморок или опять его пну.
  - Заботится о вашей безопасности, наш долг, леди.
  Какое-то время я смотрела на его сапоги, потом решила рассмотреть остальное. На нем ничего не было кроме свободных замшевых штанов и светлой полотняной рубахи. И не холодно ему? Мне понравился его пояс, широкий, с бляхами и заклепками. Потом подняла глаза выше.
   Мрачный, черноволосый, сероглазый. Интересно кто его стриг? Почти полностью выбритые виски, рваная челка и шикарная черная грива до середины спины. Надменный взгляд, высокие скулы и оливковая кожа. Он что, последний из могикан? Я улыбнулась, изобразив жалкое подобие реверанса, и его губы моментально сжались в одну тонкую линию.
  - Не угодно ли леди присесть и рассказать нам о лорде Фредегарде и вашем отце? - До моей руки дотронулся местный "Гендальф". Он понравился мне больше, симпатичный дяденька с добрыми карими глазами.
  Хок.
  Я никогда не думал о том, что когда-нибудь увижу кого-то из Агомаров, а тем более наследника...наследницу, но даже, если бы и думал, такого я себе представить не мог.
  После того как она уснула, я долго разговаривал с нордом. То что он рассказал никак не укладывался у меня в голове. Это было...недостойно и совершенно невозможно в Мораке, где женщина любого возраста и положения, всегда находилась под опекой. Да она не могла покинуть дом без сопровождения! А тут леди, принцесса, представляющая огромную ценность сама по себе, была оставлена в полном одиночестве.
  Я говорил с Агами, мастера злили мои вопросы о девушке, но я его отпустил только тогда, когда он поклялся, что леди ничего не угрожает. Старик злопамятен и теперь будет лечить с особой жестокостью
  Пока она спала, все в крепости искали одежду для нее, дружно проклиная отсутствующего эконома. Торвальд отличался редкой подозрительностью и никому не оставлял ключей от гардеробных на женской половине. А ломать шкафы из строги было бесполезным занятием. Нужное нашлось у одного из новобранцев, парень слишком быстро вырос из своих вещей.
  Когда девушка в сопровождении Гру вошла в зал. У меня сжалось сердце. Она была слишком маленькой. Туника и плащ , безусловно, шли ей больше того что было на ней одето раньше, но были безнадежно велики и только подчеркивали ее беззащитность. Я сердился все больше, на Гру, на ее отца и деда, на погоду, на прохладный воздух в плохо протопленном зале, заставлявший ее зябко поводить плечами.
  Когда Дикон предложил ей рассказать о своем отце и деде, я с трудом скрыл улыбку. Ну что она может знать о делах мужчин?
  Она не стала отказываться, и говорила легко и просто, как будто выучила все заранее. Но она нервничала. Тонкие пальцы беспокойно перебирали край плаща, поправляли непослушную прядь.... Если бы не волосы, ее легко можно было принять за мальчика, и это тоже меня рассердило.
  Я всегда старался быть похожим на своего отца, отличавшегося крайней сдержанностью в выражении своих чувств. Да и сам считал, что для правителя вредна излишняя эмоциональность. Я предпочитал действовать, а не разбираться в мотивах. Для копания в причинах у меня есть Старейшина. А стоит только посмотреть на девушку, почти утонувшую в моем кресле и я с трудом сдерживаю раздражение. Но раздражает меня не она, а все кто смотрит на нее, заставляя краснеть. Я подошел ближе, пора заканчивать это представление.
  - Прошу простить, леди. Но мне кажется странным, что в Серые Башни вернулись вы, а не ваш отец, - девчонка посмотрела с обидой, и я постарался улыбнуться.
  - Вы не должны думать, что вам здесь не рады. Это ваш дом, леди.
  - Я все понимаю. Вы вправе спрашивать, - она улыбнулась, но глаза потускнели.
  - Мой отец - воин, он принес присягу и не может нарушить данного слова, - по ее лицу пробежала тень сожаления.
  Леди не довольна этим? Почему? Ее обидели? А может ее отец, желая сына, был слишком строг с ней?
  Она устала. Паузы между словами становились все длиннее, она все чаще вздыхала и, наверно, замерзла, все плотнее заворачиваясь в плащ.
  Тэйе.
  Я еще никогда не говорила так долго и на меня еще никогда так внимательно не смотрели. Такое внимание несколько нервировало, да еще этот лорд! Я все время чувствовала его взгляд. Он смотрел на меня то осуждающе, то с откровенной неприязнью. Даже когда остальные улыбались, этот, наоборот сердился еще больше. Пальцы сами нашли гладкое тельце Шилда и его молчаливая поддержка придала мне сил. Пусть смотрит, переживу, а через несколько дней я отдам ему, то, что должна и уйду. Зачем переживать?
  -Благодарю вас, леди, за рассказ. Мы продолжим в следующий раз. Вы устали. Я провожу, - его голос был похож на лед.
  Я и сама была рада отложить продолжение разговора, вот только слова прозвучали слишком категорично, как приказ.
  - Может быть, у вас есть еще какие-то вопросы? Я не устала и с удовольствием отвечу.
  Мне очень хотелось, чтобы он спросил. Поинтересовался еще раз, зачем я здесь и я тут же перестану изображать из себя "леди". Пусть не думает, что может распоряжаться и указывать.
  - Я думаю, что милорд совершенно прав. - Раздался скрипучий голос Агами. - Вам лучше отдохнуть.
  - Миледи! - Хок протянул мне руку.
  Хорошо, я еще успею сказать ему все, что думаю.
  Он выпустил мою руку, как только я поднялась и пошел вперед, никаким "проводить" тут и не пахло. Даже его спина выражала крайнее осуждение. А что я хотела?
  Представляю, как я сейчас выгляжу. Удивительно, что меня поселили в роскошной спальне, а не в чулане. Везде симпатичные парни одинаковы, что тут, что дома. Вот была бы я хоть немного хорошенькой, он не изображал бы из себя "статуй каменный, холодный". Вероятно, последние слова я произнесла вслух, потому что Хок резко повернулся.
  -Вы что-то сказали?
  - Я?
  -Спокойной ночи, леди, - он толкнул тяжелую дверь, пропуская меня вперед.
  Подарив мне очередной хмурый взгляд, он кивнул и ушел, ни разу не оглянувшись, ну не очень-то и хотелось.
  -Что не так, Гру? Я нарушила какие-то правила? Что, скажи, я ему сделала? Ножичек этот антикварный притащила и кто мне спасибо сказал? Да этот лорд в упор меня не видит и разговаривает, как будто я ему миллион должна.
  -Не надо, малышка, ты не права. Ты все сделала правильно, но его недовольство можно понять.
  -Правда?! - я залпом выпила чай и развлекалась тем, что тыкала кочергой в горящие угли.
  - Леди, - вздохнул норд и осторожно забрал у меня изогнутый железный прут
  - Это очень плохо, когда девушка живет одна. Твой отец и дед не должны были оставлять тебя одну, да и мне не нужно было тащить тебя через Вилдвинд в бурю. Это чудо, что нас вовремя нашли. Лорд прав, девочка.
  - Значит вежливым ему быть не обязательно?
  Разговаривать не хотелось, хотелось есть. Умываясь, я думала, что зря отказалась от ужина. Может, попросить Гру? Он же Хранитель, вот пусть и спасает меня от голодной смерти. Но когда я вернулась, норд уже спал, устроившись в кресле, возле камина и я не стала его будить, укрыла одним из одеял и улеглась сама.
  Спать не хотелось, покрутившись на кровати некоторое время, я встала и снова натянула безразмерные штаны. Я большая девочка и сама в состоянии о себе позаботиться. Решительно распахнув дверь, я уткнулась носом в перетянутую ремнями грудь. Да чего ж они тут все такие здоровые!
  -Чем я могу служить вам, леди?- меня осторожно взяли за плечи и отставили в сторону.
  - Ничем! - прошипела я
  Это что, охрана? Зачем? Я что пленница? Ничего, дождусь утра и закачу грандиозный скандал! Будут знать, как ограничивать свободу передвижения принцесс! Снова раздевшись и устроившись в постели, я, в конце концов, задремала.
  Спала я плохо и очень скоро проснулась. От голода. За окном чернильная темнота потихоньку уступала место серому рассвету. Все, хочу завтракать! А тот тип за дверью, отлично подходит на роль провожатого. Гру мерно сопел, развалившись в кресле. Что Хранителю кровать по статусу не положена?
  Дядька за дверью бессовестно храпел, послав ему воздушный поцелуй, я отправилась на поиски кухни. Коридоры и лестницы были бесконечными, залы пустыми и темными. Одолев очередную монументальную лестницу, я очутилась в огромном помещении размером с олимпийский стадион, не меньше. Мутный рассеянный свет не позволял рассмотреть детали, но его было достаточно, чтобы впечатлиться.
  Я медленно шла между двумя рядами изящных колонн, уходивших вверх, на недосягаемую для взгляда высоту. Колонны чередовались с большими, почти в мой рост светильниками в форме чаш. Три огромных стрельчатых окна украшали стену зала, жаль, что в предрассветном сумраке почти ничего не видно. Как раз напротив окон, за светильниками и колоннами, темнел провал камина. Его портал представлял собой голову дракона с открытой пастью. Я провела рукой по шероховатому черному камню, наверно, если камин растопить, получится очень реалистичный огнедышащий монстр. Немного дальше, на полукруглом возвышении стояло несколько легких кресел и ... трон? По-другому этот здоровенный стул с крыльями назвать было нельзя. Подлокотники матово блестели. Сколько рук их касались? Мои предки.... Былое величие..... Теперь я понимала деда и это запустение вокруг меня было неправильным, недостойным....
   На трон я сесть не решилась, выбрав одно из кресел. Сиденье оказалось на удивление удобным. Шилд на моей руке, старательно изображавший из себя браслет, ожил и крутился рядом, восторженно вереща. По-моему, он даже светился от удовольствия. Тот, кто его создал, был настоящим волшебником, гладкое металлическое тельце было живым, теплым и легко отзывающимся на ласку.
  - Наверно тут собирался весь клан,- вздохнула я. - Ты же это видел, правда?
  Шилд в моих руках согласно свистнул, поднял голову и уставился на меня тяжелым немигающим взглядом. Не в силах отвести глаза, я начала проваливаться куда-то, а потом пространство вокруг меня взорвалось светом, цветами и звуками.
  В чашах светильников плескалось бело-голубое пламя. В грандиозном камине гудел огонь, и глаза каменного дракона полыхали красным. Играла музыка. Я видела женщин, расположившихся около окон на небольших диванчиках, сновавших вокруг слуг с подносами, слышала громкий смех. И совсем близко, почти рядом, медальный профиль мужчины, сидящего на Крылатом троне. Он наклоняет голову, улыбается, протягивая руку, и я вижу массивный перстень из мифрила со сверкающим багровым камнем.... Мгновение, и порыв холодного ветра заставил меня очнуться. Сквозняки лениво колыхали старые знамена, тоскливо выл ветер в холодном камине. А Шилд, устроившись на запястье, подмигнул мне черным влажным глазом и застыл.
  Видение было таким теплым и ярким, что некоторое время не чувствовала холода и сырости. В реальность меня вернул звук хлопнувшей двери, в дальнем углу промелькнула какая-то фигура и тут же скрылась. Оттуда, из-за неплотно прикрытой двери, потянулась тоненькая полоска ярко-желтого света, а в холодном воздухе запахло дымом и только что испеченным хлебом. Желудок моментально проснулся от вкусного запаха и решительно потребовал уделить внимание поиску еды.
  Ориентируясь на свет, я нашла еще одну бесконечную лестницу, ведущую вниз. Принюхиваясь и облизываясь, спустилась на несколько пролетов и оказалась еще в одном зале. Он так же поражал воображение своими размерами, но все-таки был немного меньше, чем тот, наверху. Мне даже удалось разглядеть потолок перечеркнутый темными деревянными балками. Холодный сумрак скрывал камин и несколько длинных столов, сдвинутых к стене, а единственный факел горел около небольшой двери на другом конце зала.
  Теперь, когда я была так близка к своей цели, мне меньше всего хотелось наткнуться на кого-то из аборигенов, подозреваю, что они моментально отправили бы меня обратно в спальню, голодать. Я в нерешительности остановилась и чуть не получила по носу резко открывшейся дверью, из-за нее выскочило нечто всклокоченное с двумя ведрами и тут же исчезло в ближайшем коридоре.
  -Кухня!- почти простонала я.
  Действительность превзошла все мои ожидания... вместо стука ножей и дружных воплей " Да, шеф!", мертвая тишина.
  Я осторожно закрыла за собой дверь и огляделась. Большая часть помещения тонула во мраке, а огонь в печи был едва жив, из последних сил облизывая прогоревшее полено. Неужели я встала настолько рано? Или тут вообще не принято завтракать? Расстроившись, я уселась на низенькую скамеечку. Вчера в зале я толкала речь перед кучей здоровенных мужиков и нордов. А судя по аппетиту Гру, поесть они любили! Уже почти совсем рассвело и по идее, здесь должна быть масса народа, занятая готовкой. Где все? Страдания о потерянном завтраке так захватили меня, что я не сразу поняла, что не одна.
  В дверях стоял болезненно худой подросток. Интересно, чем он открыл дверь, если в двух руках у него ведра с молоком, а в зубах корзинка с яйцами?
  В старых разношенных сапогах, коротких штанах, открывавших сбитые коленки и рваной рубашке, с рыжими всклокоченными волосами и торчащими из них соломинками, он живо напоминал Золушку, только что получившую разгон от злой мачехи. Глаза паренька становились все больше и больше, и если бы я не подхватила корзинку, пол кухни украсила бы гигантская яичница.
  Я как можно приветливее улыбнулась и только собралась поздороваться, как паренек, расплескав молоко, бухнулся на колени.
  - Прошу простить, моя госпожа,- запинаясь, произнес он
  - Встань, пожалуйста! Извини, что напугала. Да встань ты, ради бога, вон молоко все разлил!- и я подхватила одно из ведер, из которого выплеснулась почти половина.
  -Госпожа очень добра, - мальчишка бросился убирать ведра и вытирать лужу.
  -Как тебя зовут?
  - Томи, госпожа, - он застыл рядом по стойке смирно.
  -Расслабься! - я махнула рукой. - Скажи, тут что, голод? Или вы пост соблюдаете?
  - Что?
  - Где завтрак? - прищурилась я. - Молока нальешь?
  Парень подался назад и часто-часто заморгал.
  - Не нальешь, - вздохнула я.
  - Леди, - взвыл мальчишка и моментально поставил на стол большую глиняную кружку.
  - А хлеб есть? - обнаглела я.
  Томи вздохнул и отрицательно помотал головой.
  - Совсем?
  - Вчерашний...
  - Неси, - булькнула я, не отрываясь от кружки. Молоко было теплым, сладким и пахло жарким летним полднем на лугу.
  - Все хорошо, госпожа, - торопясь отрезать мне горбушку, частил Томи. - Просто я тут совсем один. Только и могу, что поджарить мясо и испечь хлеб, и то не всегда получается. Конечно, эта не та еда, которую едят такие леди как вы, но я больше ничего не умею,- и у мальчишки предательски задрожали губы.
  Я вздохнула, вспоминая вчерашнее, жесткое как подошва мясо.
  -А остальные где?! Судя по размерам кухни, тут может уместиться с десяток поваров.
  -О, гораздо больше, моя госпожа! Зимой в крепости мало людей, вот мастер Бертин с сыновьями и уехал на свадьбу к родичам, а лорд Хок посчитал, что я справлюсь....
  -Ты давно здесь?
  -Три года, госпожа.
  -Похоже, уроков кулинарии у тебя было маловато! - улыбнулась я.
  - Или ты не очень прилежный ученик?
  Я не хотела смеяться над ним или обидеть, но Томи вздохнул, засопел и с преувеличенным старанием принялся переливать молоко в кувшин.
  - Не обижайся на меня, Томи. Не твоя вина, что ваш повар сквалыжничал со своими тайнами.
  - Вы надо мной смеетесь!? - сжал губы парень. - Тут как везде. У мастера Бертина четверо сыновей и куча племянников, никто меня учить и не собирался. Я должен быть счастлив, что меня пристроили на кухню и дали возможность отрабатывать свой хлеб,- последние слова он произнес, как заученную наизусть фразу.
  Отвернувшись от меня, он принялся возиться с печью, отчаянно шмыгая носом.
  Парня было жалко. Дыры на рубахе были такими большими, что все его ребра, синяки и ссадины были как на ладони.
  - Золушка, блин, - фыркнула я.
  Теперь, по законам жанра, я должна стать его феей-крестной. Вот попала!
  - Что Томи, а много сейчас народу в крепости?
  -Да нет, почти сотня наших, да нордов десятка два, - буркнул он.
  -И ты один всех кормишь?
  -Как могу! - надулся он и непроизвольно потер скулу.
  - Вам, леди, наверно лучше вернуться к себе, скоро сюда придет ночная стража, они не очень вежливые, - хмуро сообщил он. - Сожалею, но кроме мяса и хлеба, ничего предложить не могу. Вы потерпите! Скоро вернется Бертин, а он знает, как угодить госпоже.
  - Зачем мне его ждать! Я конечно не Эктор Хименес Браво, но кое-что могу. Кого ты должен накормить первым?
  -Тех, кто сменяется с ночного караула, леди. Они..., - он испуганно взглянул на меня и опять зачастил. - Я их не виню, они всю ночь проводят на холоде, а тут их ждет только это,- он кивнул на хлеб и несколько обгорелых кусков мяса в сковороде.
  -Ну, не так уж это и плохо, знаешь ли, - неуверенно произнесла я.
  -Я пробовал приготовить что-то другое, но выходило еще хуже.
  Представляю, как радовались замерзшие и голодные мужики этим кулинарным шедеврам!
  - Давай их удивим? Вместе? - я протянула ему руку. - Партнеры?
  Вместо того, чтобы пожать мне руку, мальчишка опустился на одно колено и поцеловал кончики моих пальцев.
  -Готов служить вам, моя леди.
  Это было так неожиданно, что я не ответила, а просто кивнула. Пока Томи возился с дровами и растопкой, я с удивлением рассматривала свою руку. Вот уж не думала, что мне когда-нибудь ее поцелуют. Шилд на запястье беззвучно смеялся, вытягивая губы трубочкой. Я показала ему язык и занялась готовкой.
  Прошло совсем немного времени, и кухня наполнилась светом, теплом и запахами. Весело горел огонь в двух печах. Мы испекли хлеб, а из остатков теста я соорудила некое подобие пиццы. Овощи, были очищены, нарезаны и брошены в большой котелок в компанию к весело булькавшему мясу. Занимаясь готовкой и болтая о пустяках, я продолжала свои исследования и наткнулась на корзину с крепкими яблоками.
  - Томи, я могу использовать несколько яиц?
  -Да, леди, конечно! - парень заметно повеселел, даже румянец появился.
  -Я хочу испечь пирог. Все любят сладкое, а грозный Ночной Дозор особенно. Все очень просто, я покажу тебе. Его часто пекла моя бабушка..., - я зажмурилась, вспоминая непередаваемый аромат корицы и яблок, будивший меня по утрам.
  
  Гру.
  
  Я потянулся до хруста в костях. В комнате было тихо и светло. Восходящее солнце пробилось сквозь плотные облака, и его лучи играли на изголовье кровати.
  Вот и ладно, пусть девочка поспит. Эх, неудачно вчера вышло! Рассердилась...почему? Лорд был вежлив и почтителен. Ладно, малышка не дура, поймет и привыкнет. Вот сейчас дровишек в камин подбросим, завтрак сообразим, поговорим....
  Я подошел к двери и застыл. Плотно закрытая с вечера, она была приоткрыта. Дурак старый! Проспал девку! Я выскочил в коридор и сбил с ног Уго, обнимавшего алебарду около двери. Он рухнул с высоты своего роста вместе с несколькими щитами, украшавшими стену около комнаты леди и парой тяжелых канделябров.
  Хок.
  Мысль о том, что наследница была расстроена, когда я уходил от нее, не давала мне покоя. Я еще и еще раз вспоминал каждый свой жест, слово... в них не было ничего, что могло оскорбить девушку. Быть может, она еще не совсем здорова? Я мог бы проводить ее к завтраку и узнать, что же смутило ее во мне. Настолько хрупкое создание, как она, нуждается в постоянной заботе и внимании. Было бы неплохо поговорить еще раз с Гру, может, девушку что-то тревожит? Какой-то каприз, желание? Я мог бы исполнить его. Для меня будет не лишним заслужить благосклонность этого ребенка.
  Меня тревожило только одно, было еще слишком рано и девочка могла спать. Будить ее мне не хотелось. Но в коридоре, возле двери в ее спальню, отпихивая от себя канделябры, возился отчаянно ругавшийся Уго и шипящий от злости норд. Подняв щит, подкатившийся к моим ногам, я терпеливо ждал, пока они встанут.
  - Спасибо, что избавили меня от необходимости будить леди.
  - Ее там нет, - буркнул Гру.
  - Вы не смогли уследить за ребенком? - вчерашнее раздражение охватило меня снова.
  Норд и побледневший до синевы Уго, благоразумно промолчали.
  -Уго?- рявкнул я, мое раздражение настойчиво искало выход. - Я еще могу понять, как девчонка проскочила мимо Гру, он наверняка заснул около камина и забыл обо всем на свете, Хранитель стар! Но ты....
  Я готов был ударить, когда торопливые шаги, заставили меня обернуться. Лентолет. Опять!
  - Что на этот раз?
  -Мой лорд, леди Тэйе..., - он на мгновение запнулся . - На кухне.
  - На кухне? - что ради Тех Кто Видит она там делает? И как она там оказалась?
  Не говоря больше ни слова, я поспешил туда, оба стража следовали за мной. Гру, кипя от возмущения, несся впереди.
  -Как ты ее обнаружил? - оглянувшись на Лентолета, спросил я.
  - Я сменился первым, милорд. Было холодно и вот я..., но там..., я не знал, как поступить и решил найти Хранителя, - пробормотал он.
  - Леди пыталась выйти еще вечером, - подал голос Уго.
  - Она легла, клянусь, я слышал, как скрипела кровать, и госпожа говорила на чужом языке. Ругалась,- добавил он тише.
  Гру.
  Почему я не подумал о том, что она не будет сидеть и ждать разрешения выйти? Я должен был объяснить, подсказать.... Хранитель! Как я могу быть Хранителем у этой вздорной девчонки! Эх, я даже выпороть ее не могу! И мирного разговора с лордом у нее теперь не получится.
  У кухни собралось десятка два стражей, слава Найне, у них хватило ума не заходить. Растолкав их, я встал у дверей. Пусть только сунутся. Может я и проспал леди, потому что "стар", но сил, чтобы раскидать человеческих щенков у меня хватит!
  
  Тэйе.
  -- Вот видишь, мы все успели,- улыбнулась я.- А ты сомневался.
   -Просто и вкусно. Думаю, тебе не наставят новых синяков до приезда шеф-повара.
  -Я запомнил, моя леди,- Томи уверенно кивнул, а потом вдруг засомневался.- А вдруг забуду? Мастер Бертин говорит, что у меня голова дырявая.
  -Не страшно. Ты знаешь, где меня найти, так?
  -Госпожа, меня к вам не допустят. Возвращайтесь к себе. Вас не должны здесь видеть, вам здесь не место.
  -Ерунда какая! Я могу ходить, куда мне хочется! Я не маленькая девочка, чтобы водить меня за руку,- я сказала это гораздо резче, чем хотела.
  -Не нужно сердиться, но эта кухня место для такой, как вы. Я не должен был говорить с вами, да и вообще..., - поежился он.
  - Я вас больше не увижу леди.
  - Почему?
  - Меня накажут.
  - За что?
  - За то, что говорил с вами и смотрел на вас. Наедине,- пошептал он. - А если узнают, что я вас касался..., - мальчик судорожно вздохнул. - Вам лучше уйти.
  - Глупости какие! Я тебя в обиду не дам! Веришь? Мы же теперь с тобой друзья? - я взяла его за руку.
  - Моя леди, - выдохнул парень и, опустившись на одно колено, снова поцеловал мне руку.
   - Это поможет мне пережить наказание, - блеснул он глазами.
  - Томи! - покраснела я.
  - Моя госпожа, уходите. Вас наверняка вот-вот хватятся. Вы замечательная, но если вас найдут здесь, со мной, мне не сносить головы.
  Его последние слова прозвучали очень убедительно. Может, я действительно нарушила какие-то правила и сама того не желая подвела мальчишку под монастырь.
  - Неужели все так серьезно?
  Он вздохнул и наклонил голову.
  
  Хок.
  Внизу было слишком много народа. Похоже, сюда сбежались все, кто был в крепости, а не только те, кто сменился с караула. Они стояли молча, бросая настороженные взгляды на Гру. Норд близко к сердцу принял мои слова о возрасте и, похоже, был готов убить любого, кто рискнет подойти ближе.
  - Гру? Я могу войти?
  Хранитель зло оскалился, но от двери отошел.
  Я не ожидал увидеть поваренка у ног вымазанной сажей и обсыпанной мукой леди Тэйе. Она готовила? Судя по их разговору, у парня было гораздо больше здравого смысла, чем у девчонки. Ему почти удалось уговорить ее уйти, но вот руку целовать... не стоило. Жаль мальчишку, хотя..., у него будет что вспомнить. Долгий сон, вызванный настойкой Агами пошел ей на пользу, она уже не казалась "свечой на ветру". На щеках появился румянец, глаза блестели....
  
  Тая.
  Утро было добрым, пока рядом не появился лорд- статуя со скорбно поджатыми губами. За ним маячил хмурый Гру, слышались недовольные голоса. Они что, все сюда сбежались?
  - Что ты творишь, девочка? Тебе не нужно было бродить одной, - проворчал Гру и ловко отодвинул меня от Томи.
  А тот так и остался стоять на коленях, низко опустив голову.
  Может быть, они хотели напугать меня этим или заставить почувствовать себя виноватой? Зря. Этот непонятный переполох, по поводу банального похода на кухню, хмурые лица мужчин, подавленное состояние Томи и ласково - осуждающие слова Гру, только разозлили меня.
  - Что я такого сделала?! Я не младенец, а он, - я ткнула пальцем в Томи, - не государственный преступник! Мне захотелось, есть, и я пошла на кухню. Это запрещено? Чего вы переполошились? Боитесь, что сбегу? Куда бы я, интересно, делась? Лучше скажите спасибо за приготовленный завтрак!
  Гру попробовал меня остановить, но я оттолкнула его руку.
  -Не трогай меня! Где обещанное тобой гостеприимство?! "Тебя так ждут, Тая!", " Ты так важна..."....
  - А вы, Ваше лордство?! Зачем вы приставили ко мне охрану?
  - Леди, - Хок с шумом втянул в себя воздух. - Вы должны....
  - Ничего я вам не должна! - почти выкрикнула я. - Я здесь не поэтому.
  - Ступай в Оружейную, Томи, и жди меня там, - отвернувшись от меня, ровным холодным голосом сказал Хок.
  Паренек побрел к выходу. Мужчины в коридоре разошлись, давая ему пройти. Томи шел, как осужденный на казнь.
  - Куда вы его отправили? На расстрел? За что? Он единственный , кто улыбался и разговаривал, не делая мне одолжения, - и я многозначительно посмотрела на Хока.
  -Если вам так приспичило, наказывайте меня!
  Я хотела пойти вслед за ним, но Хок, сделав шаг, загородил проход.
  -Отойдите! - потребовала я. - Что вы встали, как истукан?- я подняла голову и посмотрела ему в глаза.
  Ничего! Холод и пустота. Он вообще понимает, что я ему говорю?
  - Отойдите! Я могу играть в гляделки очень долго, но только если ваши глаза будут на уровне моих. У меня уже шея затекла. Отойдите и дайте мне пройти. Немедленно!
  -Леди вы ведете себя неподобающим образом. Я прошу вас уйти к себе и оставаться на женской половине, - голос был спокойным, но я видела, как он напрягся.
  Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что мне нужно быстренько заткнуться. Если я действительно разозлю этого громилу, мало не покажется. Но остановиться я уже не могла, пошла в разнос, недаром дед все время говорил мне, что я могу находиться только в двух состояниях, тихой мышки и чокнутой ведьмы.
  - Отсылаете меня, чтобы не слышать правды? За авторитет боитесь? Так он гроша ломаного не стоит, авторитет ваш, если вы позволяете подчиненным издеваться над ребенком!
  - Каким ребенком? - нахмурился Хок.
  - Вот этим! - я указала на Томи.
  Лицо Хока исказила презрительная усмешка.
  -Этот мальчишка должен быть благодарен уже за то, что сыт и не замерз до смерти. Он вообще не фраги. Может, повар незаслуженно строг с ним, но парень жив, а это главное.
  Что значит "не фраги"? Расисты средневековые!
  -Это вы называете строгостью? Да на нем живого места нет! Вы знали, что повар допускал его только до черной работы? А теперь вы захотели, чтобы он готовил!? Странно, что он никого не отравил! Как может мальчик, которого ничему не учили, кормить сотню здоровых мужиков? Тумаки, которыми награждают его ваши люди, не добавляют ему ума!
  Я и не заметила, как тыкая пальцем в грудь Хока, заставила его выйти из кухни.
  -Никто не поднимет руку на достаточно ценного человека. В интересах каждого приложить все силы для процветания клана, леди, - прошипел, он сквозь зубы.
  Меня это не впечатлило.
  - Вы всем добавляете ума оплеухами? Вот этот парень, например? - указала я на худощавого молодого человека с шикарным фингалом в пол-лица. - Он тоже не достаточно ценен?
  -Вы не можете этого понять, леди, вы женщина. Вас плохо учили и воспитывали.
  - Я конечно не идеал, но зато руки не распускаю!
  - О, до идеальной леди, вам очень далеко, - Хок издевательски поклонился.
  - Не стремлюсь, - фыркнула я. - Мне не хочется быть "леди" рядом с моральными уродами, - я изобразила реверанс, - а вот Томи другое дело. Он был вежлив и любезен, и я отвечала ему тем же!
  - Я дарю его вам, наслаждайтесь! Вы так же умны, как красивы, леди!
  Такого я совсем не ожидала. Это был удар ниже пояса, и обида едва не взяла верх над злостью. Я почти задохнулась, от усилий сдержать слезы.
  - Тогда и его отдайте, - указала я на парня с синяком. - Нам, таким далеким от идеала, следует держаться вместе.
  - С радостью, - прошипел он.
  - Вы так щедры, - оскалилась я.
  Если бы мой взгляд мог убить, то Хок умер бы на месте. Жаль, что я не Горгона!
  - Давайте закончим этот разговор, моя госпожа. Я прошу простить меня за невольную обиду, - мгновение спустя пробормотал он.
  Я не стала отвечать, подхватила спадающие штаны и ушла. Обиженная, злая и голодная.
  
  Хок.
  Это не девушка и это не леди. Неужели ее отец и дед, полагали, что воспитывая ее таким образом, они превратят ее в мужчину? Да она бы меня убила, если бы могла! И я считал ее хрупким существом?
  Мне потребовалось несколько минут, чтобы справиться с гневом. А когда я смог трезво мыслить и говорить, не срываясь на рычание, рядом со мной остался только Старейшина.
  - Она..., - мне пришлось несколько раз глубоко вздохнуть. - Дикон, ты что-то понимаешь?
  - С девушками это случается, она успокоится и извинится, мой лорд.
  Вот в этом, я сильно сомневаюсь! Я и не подозревал, что меня можно настолько вывести из себя. Похоже, мне понадобиться все мое терпение, чтобы не сорваться до приезда лорда Колина. Сдать ее на руки ближайшему родственнику и забыть навсегда!
   - Я искал вас, чтобы сообщить, - напомнил о себе Дикон. - Только что прибыли Бертин с сыновьями и Торвальд.
  - Хорошо, - выдохнул я.- Что еще?
  - Торвальд привез с собой двух девушек для леди и вдову мастера Фица, Кристу. Вы должны помнить ее.
  Конечно, я помнил! Барышня была идеальной до зубовного скрежета.
  - Мне бы хотелось, чтобы вы сообщили леди Тэйе, что ее свита уже в крепости, - улыбнулся я. - Идем, Дикон, поприветствуем дам.
  Быстро шагая по направлению к холлу, я, не переставая, думал о Тэйе. Эта маленькая злючка сделала из меня посмешище, рассказами об этом мои люди будут развлекаться до весны, а поваренок избежит наказания. Девчонка ловко выторговала его жизнь для себя. Ладно, пусть! Но Лентолет? Служить капризной невоспитанной девчонке, что может быть хуже? Я бы предпочел умереть.
  Девушки, которых привез эконом, были совсем молоденькими, чуть старше леди Тэйе. Эконом надеялся, что я проявлю снисхождение к его выбору. Я пропустил мимо ушей его многословные извинения, мне наплевать на то, кого он притащил в крепость. Главное, чтобы они заняли свою истеричную госпожу до приезда ее родственников, с тем, чтобы она как можно меньше попадалась мне на глаза.
  
  Криста.
  Нам повезло, самую опасную часть пути, через перевал, мы преодолели при полном безветрии. Мужчины старались облегчить тяготы пути как могли, но от пронизывающего холода защитить были не в силах. Я почти не чувствовала ног, когда мы достигли крепости и была очень благодарна стражам, которые перенесли меня в тепло и позаботились о подогретом вине.
  Я уже почти любила наследницу. Если бы не ее возвращение.... Я не зря просила Тех Кто Видит и они услышали меня! Развернутое по ветру черное знамя Агомаров и сигнальный огонь на одной из башен крепости, переполошили всех в селении. А потом прибыл гонец с радостным известием, и я не стала ждать, пока меня позовут. Я сама пришла к Торвальду и предложила свои услуги. Ведь леди почти ребенок и ей нужно женское участие, разве нет? Эконом не стал спорить и тут же отправился к лорду. Как жаль, что я не видела его жирного лица, когда Торвальд объявил, что забирает меня!
  Вместе со мной забрали еще двоих, глупые девки плакали половину дороги и их хорошенькие мордашки опухли и покраснели от слез. А я улыбалась, даже когда от холода лицо сводило судорогой. Все складывалось как нельзя лучше. Я буду единственной женщиной в Серых Башнях. Леди слишком мала, эти две селючки не в счет и у меня будет достаточно времени, чтобы добиться своего. И разве многого я прошу? Достаточно всего одной ночи с лордом Хоком, чтобы оказаться под его покровительством. И как только это произойдет, я уже никогда не вернусь к Хирду. Думая о таких приятных вещах я с радостью приветствовала Старейшину и лорда-хранителя.
  
  Мей.
  Мы с Алтеей радовались, узнав о возвращении в Серые Башни наследницы лорда Фредегарда, и даже помогали упаковывать подарки, которые лорд Хирд собирался послать туда. Кто мог подумать, что мы тоже будем в их числе?
  Мастеру Торвальду достаточно было сказать всего одно слово и наша жизнь круто изменилась. Мы и сами не поняли, как оказались в возке, все дальше уносившем нас от родного дома. Уже в дороге нам объяснили, куда и зачем мы едем. Эта задавака, госпожа Криста, сразу сказала, что мы недостойны подобных милостей. Алтея заплакала, она младше меня и никогда не покидала селения. Я успокаивала ее, как могла, утирая собственные слезы.
  У нас не было мехов и теплого шерстяного платья, как у Кристы и если бы не светловолосый капитан, сопровождавший нас, мы бы наверняка замерзли. Он отдал нам свой плащ, подбитый волчьим мехом, назвал меня Лапочкой, сказал, что присмотрит за мной и велел не бояться. А потом, уже в крепости, усадил нас ближе к огню и принес подогретого вина с пряностями, чтобы мы быстрее согрелись.
  Робея, мы поздоровались с лордом Хоком и Старейшиной. Нам не о чем было говорить с ними. И пока Криста улыбалась и щебетала, мы рассматривали наш новый дом. Моя сестра первой увидела госпожу, невысокую светловолосую девушку в сопровождении норда. Она смотрела на лорда-хранителя и госпожу Кристу, так же, как леди Хирд на нерадивую служанку.
  
  
  Тая.
  Влетев в свою комнату, я минут десять сидела в "ванной", мне не хотелось, чтобы Гру видел следы слез на моем лице.
  -Я опять не поела. Что ж так не везет-то! - пробормотала я, с ненавистью посмотрев на свое отражение и вышла.
  - Когда соберутся все родовые вожди? Гру? Сделаю, зачем пришла и уберусь из этого сумасшедшего дома!
  - Тебе очень повезло, малышка, что лорд Хок так хорошо владеет собой. Ты должна понимать, здесь все по-другому. Ты хоть и принцесса, но все, же женщина и должна вести себя соответственно, - проворчал он.
  Я забралась в кресло, кутаясь в плащ-халат.
  - Типа, знай, свое место, женщина?! - хмыкнула я. - Я не собираюсь вести себя "соответственно". Дед никогда не затыкал рот бабушке, а она не вела себя как дрессированная обезьяна.
  - Леди Вивет всегда вела себя, как подобает леди. А лорд Фредегард относился к своей жене с большим уважением, и я не понимаю, что значит " дрессированная обезьяна", - взглянув на меня исподлобья,- ответил норд.
  - Забудь про обезьяну, Гру. Если быть "настоящей леди", значит ходить, опустив глаза, изображая дебилку, то я не хочу ей быть.
  - Тэйе, - Гру придвинулся ближе. - Не горячись. Все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Страж у твоей двери ради твоей безопасности....
  Я фыркнула и отвернулась.
  - Тэйе! Пойми, ты не принадлежишь ни одному мужчине и ....
  - Что? Что значит "принадлежишь"? Я что вещь? Я такой же человек, как и вы все, с руками ногами и головой, - вскочив с места, я чуть не задохнулась от возмущения.
  - А теперь ты проявляешь неуважение ко мне, леди, - строго сказал Гру и, схватив меня за руку, усадил обратно.
   - Я понимаю, что в вашем мире живут по другим правилам, но здесь тебе придется соблюдать наши.
  Я уже открыла рот, чтобы ответить, но Гру, глядя мне в глаза, заговорил, четко произнося каждое слово.
  - В человеческих кланах любая женщина, совсем маленькая девочка или древняя старуха, принадлежит о мужчине, говоря по-другому, находится под его опекой. Особенной заботой и вниманием окружены молодые девушки и женщины. Каждая из них является ценным достоянием семьи, рода, клана. Ничто не скрепляет союз или договор лучше, чем брак. Ты последняя из рода и с тобой рядом нет мужчины, который опекал бы тебя. Кроме того, ты молода, никому не обещана и красива, а если прибавить к этому еще и то наследство, которое тебе досталось.... Ты самое ценное, что есть у фраги. Поверь, все воины в крепости без исключения, желают одного - тебя, - когда он это сказал, я расхохоталась.
  Гру поджал губы и продолжил.
  - Лорд Хок отвечает за тебя. Не кривись! Он несет за тебя ответственность перед всем кланом, а ты бегаешь по замку и вводишь в искушение сотню здоровых мужчин, каждый из которых спит и видит, чтобы предъявить свои права на тебя.
  Я пыталась не засмеяться, но получалось плохо.
  - Посмотри на меня внимательно, Гру! Неужели эти мужики так оголодали, что могут позариться на такую красоту, - я дернула себя за волосы.
  - Это не смешно! - Гру обиженно засопел. - Любое посягательство на тебя наказывается смертью! Глупая девчонка!
  Хранитель был серьезен как никогда. Значит, Томи говорил правду? Я закусила губу и отвернулась.
  - Ты правильно подумала. Мальчишка говорил с тобой, касался тебя....
  - Он же ребенок! - в ужасе прошептала я.
  - Он мужчина, ему больше четырнадцати.
  - Что мне делать? - я схватила Гру за руку. - Кого мне просить за него? Хока?
  - Зачем тебе его просить, девочка. Мальчишка и так твой, лорд отдал тебе его, ты помнишь? - усмехнулся Гру. - Так же как и другого.
  - Другого? Парня с разбитым лицом? Что значит отдал? Они что вещи? Рабы?
  - Теперь жизнь Томи принадлежит тебе, ну а Лентолет...
  - Лентолет? Твой напарник?
  - Он хороший парень и будет честно служить тебе, - кивнул Гру. - И его лицо скоро заживет, поверь мне, все могло бы быть гораздо хуже.
  Я только вздохнула в ответ. Все оказалось не так весело, как я думала. Может сбавить обороты? Со своим уставом в чужой монастырь.... Я же здесь "проездом", можно и потерпеть. Извиниться, от меня не убудет, а Гру обрадуется. Вон, испереживался весь! Если отбросить все эти заморочки с правилами и этикетом, то мне здесь все нравилось. Никто не смотрел на меня, как на инопланетянку, не шептался за спиной. Может потому, что я такая маленькая по сравнению с ними? И они меня жалеют... или нет?
  Я взглянула на Гру, Хранитель, с удрученным видом сидел у огня. Нам нужно поговорить, пусть он расскажет, как мне вести себя и я буду считать все это игрой, театром. Вернусь, буду развлекаться, вспоминая, как изображала средневековую дурочку.
  И тут в дверь постучали.
  - Входите,- крикнула я, а Гру показал мне кулак. Так я еще и немой должна быть?
  Хранитель, указав мне на кресло, подошел к двери и толкнул ее. Стоявший за ней Лентолет, коротко кивнул и, не поднимая глаз, сообщил:
  - Моя госпожа, лорд Хок и Старейшина, просят вас спуститься. Я провожу вас, - и он вновь поклонился.
  - Идем Гру, - вскочила я. - Не будем заставлять лорда Хока ждать.
  Идя по коридорам крепости за стражником, я решила быть как можно более вежливой с Хоком. Чем лучше я отыграю свою роль примерной девочки, тем скорее вернусь домой.
  Откуда тут появилось столько народа? Еще вчера, нет, еще сегодня утром здесь было тихо и пусто, а теперь не протолкнуться, как в час пик на проспекте. Все бегают туда-сюда, что-то носят и повторяют, как заведенные: "Рад служить, моя леди". Улыбаются.... Всеобщее приподнятое настроение оказалось настолько заразным, что я не заметила, как начала улыбаться во ответ. Мало того, я каждый раз приседала в реверансе и отвечала: " Благодарю вас ", скромно опустив глаза. Судя по довольному виду Гру, это не противоречило правилам.
  Еще на лестнице я услышала женский смех, поэтому перегнувшись через перила, взглянула вниз. Лентолет, уже собирался объявить о моем присутствии, но я дернула его за рукав и прошипела:
  - Не сметь! - парень скривился, но промолчал.
  - И как это понимать, Гру? - отчего-то сердясь, спросила я.
  Там внизу, у камина, живописной группой расположились три женщины и лорд Хок вместе с "Гендальфом". Разговор был непринужденным и свободным от всяких условностей, его участники веселились во всю.
  -Замечательно, ты не находишь? Стоило Томи мне улыбнуться и его сразу же объявили государственным преступником. А тут море улыбок! И никого не расстреляют? Смотри, даже Его светлость изволит улыбаться!
  - Перестань, девочка. Лорд просто вежлив с теми, кто не побоялся тягот зимнего пути и прибыл в крепость, вот и все.
  -Да ты что? А мы значит, никаких "тягот" в пути не испытывали?
  - Ты сейчас брюзжишь, как старуха. Тебе совсем не идет.
  - А мне, дорогой Хранитель, вообще мало что идет, - ответила я и начала спускаться.
  Гру и Лентолет следовали за мной.
  Стоя на нижней ступеньке, я несколько минут наблюдала за оживленным разговором. Лорд Хок и Дикон вели легкую светскую беседу с яркой брюнеткой в бархате и мехах. Две девушки, были одеты гораздо скромнее, чем дамочка, расточавшая медовые улыбки, и в разговоре участия не принимали. Они первыми нас заметили. Поглазев некоторое время на меня, норда и Лентолета, за моей спиной, девочки вскочили и начали кланяться, как китайские болванчики.
  Криста.
  Я неожиданно поняла, что меня больше никто не слушает. Мужчины поднялись, а обе девчонки безостановочно кланялись и приседали. Причем делали это так бездарно! Сообразив, что это может означать, я медленно поднялась, сделала шаг вперед и поклонилась со всем изяществом, на которое была способна. Но все слова, которые я хотела сказать, вылетели у меня из головы, как только я подняла голову и увидела леди.
  На нижней ступеньке лестницы, стояла и презрительно щурилась девушка. И она вовсе не была ребенком! В мужской одежде, с распущенными волосами... и нордом, держащим ее за руку! И это леди?
  - Прошу простить милорд, что прервала такую милую беседу, - усмехнулась она.
  - Оказывается, вы способны говорить как нормальный человек, а не делать одолжение каждым своим словом. Наверно потому, - норд дернул ее за руку, но она оттолкнула его, - что вы общаетесь с настоящей леди. Не думаю, что когда-нибудь, я смогу достигнуть таких высот, - с притворной печалью закончила она.
  Лорд сморщился, как от зубной боли, но Старейшина заговорил первым.
  - Леди, я рекомендую вам госпожу Кристу и этих двух девушек - Мей и Алтею. Они будут заботиться о вас. Томи и Лентолет, также отданы в ваше распоряжение. В Серые Башни вернулся эконом, мастер Торвальд и мастер Бертин. Теперь, ваше пребывание здесь, будет более комфортным. Вы познакомитесь со всеми за ужином.
  Леди слушала Дикона, поджав губы, и как только он закончил, я сразу выступила вперед и снова поклонилась.
  - Я буду рада помочь вам выглядеть настоящей принцессой, моя госпожа. То время, которое у нас осталось, мы потратим с пользой, чтобы порадовать милорда, - я решила сразу дать понять этой невоспитанной девчонке, что теперь пришел конец всем ее выходкам.
  Но вместо того, чтобы поблагодарить, она криво улыбнулась и спросила.
  - А кто вам сказал, что мне нужна ваша помощь? Хотите потратить время с пользой? Поучите хорошим манерам милорда!
  После этих слов в холле повисла напряженная тишина. Мужчины, занятые разгрузкой многочисленного багажа, застыли с тюками в руках. Старейшина Дикон сосредоточенно рассматривал потолок, селючки сжались, с головой укрывшись плащом капитана Беорна. Этот норд, Гру, вообще притворился спящими, а мне страшно захотелось упасть в обморок.
  Странно, но лорд не закричал и не ударил ее, он стоял и смотрел на эту странную девушку с выражением искреннего удивления на лице.
  
  Хок.
  Я не понимаю, чего она добивается! Зачем она делает это? Неужели не понимает? Почему Гру до сих пор не объяснил ей?
  - Чего вы хотите, леди? Мое терпение не безгранично, а вы постоянно его испытываете. Поверьте, в моей власти наказать вас, - я старался говорить медленно и тихо.
  Она должна быть благодарна за предоставленную возможность научиться правильно вести себя в присутствии мужчин. Если она будет упорствовать в своем невежестве, мне придется заставить ее.
  - Вы усомнились во мне, леди. Ваши слова... оскорбительны, - я решил дать ей шанс все исправить.
  - Я приму ваши извинения, если вы сделаете это прямо сейчас, - она же не дура?
   Она должна понимать, что это единственный выход. Всего одно слово и я отпущу ее.
   - А за что я должна извиняться? И главное перед кем? Перед этой курицей, которая изображает обморок или перед вами? Если вы так думаете, то у вас такие же куриные мозги, как у мадам, - хмыкнула она.
  У меня было такое ощущение, что вокруг не осталось воздуха. Я рванул ворот. Ну что ж, она сама так решила!
  -Мне жаль леди, - я намеревался взять ее за руку, но она отскочила.
  - Убери руки, козел! - прошипела она.
  Ее светлые глаза постепенно наливались чернотой, а потом, в глубине этой черноты стали проскакивать ярко-красные искры, как в костре, где под слоем пепла жив огонь. Не в силах смотреть, я отвел взгляд и тут же отдернул руку. Браслет леди ожил и, оскалившись, следил за каждым моим движением багровыми злыми глазами.
  Девушка, увидев это, тут же оправила рукав. Но существо это не остановило, и оно начало выбираться наружу. Криво улыбнувшись и прижимая руку к груди, она моментально повернулась к притихшим девушкам.
  - Так девчонки, я смотрю, вы совсем окоченели от холода. Пошли, тут и без нас разберутся! Ну же давайте, шевелитесь! - торопила она их, поминутно оглядываясь на меня.
  В конце концов, они нерешительно двинулись вверх по лестнице, а я вновь обрел дар речи.
  -Вам придется присутствовать на ужине, леди, - теперь, я не собирался нежничать с ней.
   - Я хочу, чтобы вы выглядели, как подобает! - она никак не реагировала на мои слова, и мне пришлось прокричать это. - Вы должны явиться в платье, леди.
   В ответ, она перегнулась через перила и рявкнула:
  - Бабушкой своей командуйте!
  Я выскочил на одну из наружных лестниц и подставил лицо навстречу летящему снегу. Все что сейчас произошло, потребовало от меня больше сил, чем вся жизнь, до того момента, как в крепости появилась эта... леди. Меня всегда учили, что от малого непослушания до полной анархии всего один шаг. Что нельзя пренебрегать правилами, потому что без них жизнь превратится в хаос. Неужели девушка настолько глупа, что не понимает значения дисциплины и порядка? Везде и всегда правит сильнейший, тот, кто может принять на себя бремя ответственности. Мужчина, лорд. Никто раньше не сомневался в моем праве, а я никогда не колебался, выражая свою волю. Девчонка была единственной, кто оспаривал это священное право, причем открыто. Я впервые в жизни не знал, что делать, оправдывая себя и свою нерешительность присутствием странного существа на ее руке.
  - Милорд, - Дикон тихо подошел и встал рядом.
  - Ведь мне не показалось, Дикон? У нее на руке Шилд? Я видел его, еще немного и он вцепился бы мне в глотку. Во имя Семи ветров, она доводит меня до белого каления и любой на ее месте уже давно бы понял это. Зачем она это делает? И что делать мне, Дикон?
  Старейшина положил руку мне на плечо, и я на мгновение почувствовал себя маленьким мальчиком, как раньше.
  - Пойдемте, милорд, вы должны это увидеть.
  Я очень неохотно пошел вслед за ним. Мне никогда не нравилась библиотека. Огромное помещение, заставленное кучей шкафов с книгами и рукописями. Кроме всего прочего там было множество портретов, длинная череда лордов - хранителей Фраги. Мне всегда казалось, что их глаза смотрят на меня с немым укором.
  - Ладно, Дикон, что ты хотел показать мне? Давай закончим с этим быстрее, утро было тяжелым, да и вечер, похоже, ничего хорошего не принесет, - в моем голосе было столько раздражения, что старик сразу заторопился.
  - Милорд, я начал это подозревать с того момента, как увидел леди Тэйе. Но сегодня убедился окончательно. Вот, замечаете сходство?
  Несколько минут я вглядывался, не в силах произнести ни слова.
  - Я не верю своим глазам...
  - Поразительно! Вы не находите? И внешность, и характер, судя по всему! Обратите внимание вот на эту деталь, - Дикон прикоснулся к нижней части портрета. - Это то, что вы видели?
   - Не понимаю, Дикон. Почему? Она девушка и фраги только наполовину....
  - Не будьте таким категоричным! Кто знает, какая кровь течет в жилах матери нашей принцессы? - и он многозначительно взглянул на портрет.
  С этим трудно было спорить и я кивнул.
  - Теперь я понимаю, почему лорд Фредегард предпочел внучку своему сыну. Истинная причина именно в этом, а не в обязательствах отца, о которых она говорила.
  - Но это не значит, что девушка может безнаказанно пренебрегать правилами!
  - Милорд, - очень мягко начал Дикон. - Вы надеюсь, понимаете, зачем она здесь. Ведь так? - он дождался моего кивка и продолжил.
  - Тэйе хорошая девушка, милая и приветливая. Не ее вина в том, что она продолжает жить по правилам того мира, откуда пришла. И она особенная, иначе норд не стал бы ее Хранителем, - Дикон неожиданно замолчал и отошел к окну.
  -Господин, вам необходимо найти с леди общий язык, - твердо произнес он.
  - Зачем? Через несколько дней сюда приедет лорд Колин, и я уже не буду отвечать за нее,- пожал я плечами.
  Но улыбка, скользнувшая по лицу старейшины, заставила меня насторожиться.
   - Или ты знаешь что-то такое, чего не знаю я?
  - Вообще-то, еще не время говорить об этом, милорд, но видя ваше отношение.... Лорд Фредегард объявляет вас своим наследником и отдает руку леди Тэйе.
   Наверно, моя улыбка была похожа на волчий оскал и Дикон отшатнулся. Его страх был приятен.
  - Думаешь, я поверю этому? С какой стати Фредегард Агомар делает мне такой щедрый подарок? Отдает не только трон, но и последнюю из рода, мне, грязному полукровке и выскочке!
  - Милорд, ваши детские обиды давно в прошлом и не должны вас волновать. И родовые вожди с радостью поддержат вас, в ваших жилах течет кровь Хантера, милорд, и вы более других достойны, сесть на Крылатый трон, вернув клану былое величие.
  - Пусть так, но леди....
  - А что с ней не так? - пожал Дикон плечами.
  - Она не очень хорошо думает обо мне сейчас, а когда она узнает всю правду, будет думать еще хуже, - пробормотал я.
  - Это зависит от вас, мой лорд. Она, женщина, а не Ледяной Дракон, - усмехнулся Старейшина.
  Я хотел ответить, но передумал и только махнул рукой. Еще раз взглянул на портрет, вспомнил прекрасный голос, воинственный взгляд, дрожащие губы и тихо сказал:
  - Я бы предпочел иметь дело с Драконом, а не с ней.
  
  Тэйе.
  
  Я шла по коридору и отчаянно ругала себя за несдержанность. Ну что такого! Ну, любезничал он с этой мадам, и что? Зачем я нагрубила? Сорвалась, а хотела извиниться! И девочек этих напугала. Идут теперь, за мной, как на казнь. Ужасно! Гру теперь, будет читать мне нотации не меньше недели. А Шилд молодец! Теперь этот лорд-индюк сто раз подумает, перед тем как ручки ко мне тянуть.
  - Хороший мой, - погладила я серебристую спинку и Шилд муркнул что-то неопределенное.
  Теперь девочки, кажется Мей и Алтея? Приятные имена. И еще две Золушки в коллекцию. Ну и зачем мне столько? Я что, фея-многостаночница?
  Девочки были совсем молоденькими, похоже, еще младше Томи. И как их родители из дома отпустили? Да и одеты..., слегка не по сезону. И котомки эти..., ну точно беженки!
  Я так увлеклась размышлениями по этому поводу, что едва не столкнулась с толстячком в черной меховой накидке.
  - Это эконом Серых Башен, мастер Торвальд, - шепнул мне Гру.
  - Очень рад! Очень рад, моя леди! - и он отвесил мне поклон, сияя розовой лысиной.
  - Я счастлив, я счастлив! - взмахнул он руками. - Серые Башни наконец-то дождались хозяйку! Как вас устроили? Надеюсь, у вас нет недостатка ни в чем? - он говорил без остановки, не давая возможности ответить.
  Протиснувшись за мной и Гру в комнату, он моментально оценил обстановку и сразу же начал отдавать приказания девушкам, топтавшимся на пороге.
  - Мастер Торвальд, спасибо за теплые слова и эту чудесную комнату. Вероятно, в ней поддерживался порядок исключительно вашими усилиями? - я решила быть милой и вежливой. Тем более, что Торвальд мне сразу понравился.
  - Я могу попросить вас о небольшом одолжении?
  - Вам, моя госпожа, можно все! - Торвальд так быстро закивал головой, что казалось еще немного, и она отвалится.
  - Я бы хотела, чтобы моих девушек поселили в такие же удобные комнаты, как эта. Рядом, если можно. И потом, мастер, вам не кажется, что они слишком легко одеты? В крепости есть женская одежда или быть может то, из чего ее можно было бы сшить?
  - Конечно, конечно! Все что захотите! Вы совершенно правы, их необходимо переодеть! И комнаты найдутся, вся эта башня в вашем распоряжении. Я вам все сейчас покажу. Мы держали подготовленной только эту спальню. А вы, я вижу, и не заметили,- Торвальд метнулся к стене и толкнул одну из деревянных панелей. - Прошу вас!
  Эта комната была гораздо больше спальни. Большие окна, бело-розовая отделка стен, камин, сложенный из светлого камня, буфеты полные посуды, кресла, удобный диванчик и бюро около окна... все припорошенное пылью.
  - Миледи, вот увидите, это будет прелестная комната. Мы вытрем здесь пыль, повесим лампы, разожжем камин, постелем ковры. Мои люди принесут недостающую мебель. Я уверен, вам понравиться!- Продолжал тараторить эконом.
   - А это сюрприз! - Торвальд, сияя как стоваттная лампочка, отдернул тяжелую, расшитую розами портьеру.
  - Мне говорили, что это было любимым местом отдыха вашей бабушки, миледи.
  Несколько ступенек вели в небольшую башенку. Комнатка наверху была почти кукольной. Толстый ковер на полу, два удобных кресла со скамеечками для ног, да рабочий столик с множеством ящичков, обстановка была более чем скромной. Все дело было в окнах. Их темно- серые массивные рамы служили обрамлением картины, от которой захватывало дух. Я только сейчас поняла, на какой головокружительной высоте мы находимся.
  Завороженная открывшимся видом, я замерла у окна. А эконом тем временем деловито передвигал кресла, открывал и закрывал ящики стола.
   - Да, миледи, вид прекрасный! Ваша бабушка здесь занималась рукоделием или просто отдыхала.
  - И не холодно ей было? - не отрываясь от разглядывания облаков, спросила я.
  - Обратите внимание, госпожа! Эта стена сложена из удивительного камня! Он накапливает в себе тепло, от горящего камина с той стороны и отдает его здесь, - Торвальд ласково провел руками по покрытой изразцами стене. Вид при этом у него был такой, как будто он сам, лично, сложил эту стену.
   - Когда мы тут все хорошенько вымоем, вы увидите чудесный рисунок, изображенный на них. К тому же, таких окон как здесь нет нигде в замке!
  Я взглянула внимательнее. Толстое, удивительно прозрачное стекло, каким-то непостижимым образом являлось продолжением грубого серого камня оконных рам. Приложив к нему руку, я не ощутила никакой вибрации, а ведь облака внизу неслись со скоростью гоночных машин, но стекло было таким же безразличным к стихии, как и горы вокруг.
  - Этот секрет мастеров Акадзомэ, госпожа. Большая тайна! - почти прошептал Торвальд.
  - А эти окна тут появились по личному распоряжению Властителя Каиссы. Одно время они были очень дружны с вашим дедом, моя леди.
   - Ну, пойдемте, я покажу вам остальные комнаты.
  Как оказалось, я владела еще двумя симпатичными комнатами, гостиной и столовой, и был красиво обставленный небольшой зал, который использовался для приемов знатных леди или торговцев, допущенных на женскую половину, ну и гардеробная, в которой запросто можно было потеряться. Нашлись и две хорошенькие комнаты для Мей и Алтеи. Кроме того был небольшой сад на одной из террас, но Торвальд настоятельно советовал не выходить туда сейчас. Слишком сильный ветер. Да и нет там ничего интересного, те самые корявые деревца, которые я видела из окон спальни.
  - Миледи, прошу вас принять эти ключи, - эконом торжественно протянул мне тяжелую связку. - Это от шкафов в комнатах, это от гардеробной, это ключ от сундука с драгоценностями, это от бюро в малой гостиной, это от кладовой. Все это теперь ваше. И конечно, я буду являться к вам, каждое утро, чтобы получить указания и сделать доклад.
  - Зачем? Вы прекрасно справляетесь и уж точно знаете, что и как нужно делать, - взвешивая на руке увесистую связку ключей, воскликнула я.
  - Нет-нет,- запротестовал эконом.- Я не имею больше права отдавать приказы, госпожа. У Серых башен теперь есть хозяйка.
  - Я сожалею, моя леди, но мои обязанности вынуждают меня оставить вас. Быть может у вас есть пожелания по поводу ужина?
  Мне захотелось расцеловать его! Наконец-то! Хоть один вспомнил о еде!
  - Мне не хочется затруднять вас, мастер, но я просто умираю с голоду, да и девочки не откажутся перекусить с дороги.
  Торвальд покраснел. Нет, он стал лиловым. Еще чуть-чуть и его хватит апоплексический удар по моей вине.
  - О, леди! Как же можно? Неужели вас морили голодом? - изумление эконома было неподдельным.- Это ужасно! Сейчас что-то придумаем! Бертин, я уверен, найдет способ поддержать ваши силы до ужина.
  Сорвавшись с места, он буквально вылетел за дверь, продолжая возмущаться.
   - Это абсолютно неприемлемо! Как можно было так пренебречь обязанностями! Я сообщу милорду.
  Торвальд ушел, а я, почувствовав себя страшно усталой, почти рухнула на кровать. Все что я хотела, это свернуться калачиком и заснуть, даже есть уже не хотелось.
  - Леди, - норд сел рядом и положил мне руку на плечо.
  - Я устала. Я голодна и хочу спать. Торвальд обещал прислать чего-нибудь, я поем и засну. Давай отложим нотации до завтра? Хорошо? - пробормотала я, не открывая глаз.
  - Ты забыла про ужин. Ты обязана там быть, - тихо сказал Гру. - Оказывается, ты можешь быть очень милой и вежливой. Торвальд, похоже, просто в восторге от твоих манер.
  - Я вежлива с теми, кто вежлив со мной.
  Гру усмехнулся и погладил меня по голове.
  - Тэйе, девочка, ты не понимаешь. Торвальд твой подданный, а лорд Хок нет. И на ужин придется пойти. В Серых Башнях уже очень давно никого не собирали на общую трапезу. Там будет не только лорд Хок, но и его капитаны, эконом, Старейшина и твои дамы, Накроют столы для остальных. Я заглянул на кухню, Бертин очень старается. Не веди себя, как ребенок, ты принцесса.
  Я вздохнула и открыла глаза. Небо за окном было совсем чистым. Быть может, вкусная еда за ужином отвлечет меня от общества за столом? Я же дала себе слово быть милой, в конце концов! Но только пусть не надеются, что я сделаю прическу и надену платье. Поднявшись, я поплелась в ванну.
  - А ты не забыла, что теперь отвечаешь не только за себя? - спросил Гру.
  Точно! У меня же там две Золушки замерзают! Мечта о пенной ванне растаяла, как дым.
  Я перебирала аккуратно сложенные и развешанные в гардеробной вещи. Откуда я знала, что найду здесь так много? В плетеных корзинах, переложенное сухими травами лежало удивительно мягкое белье, отделанное кружевом белого и кремового цвета. В шкафах висели платья, от вида которых захватывало дух. А меха! Гринписом тут и не пахло. Рядом стояло множество ящиков, заполненных обувью. Тапочки, туфельки, сапожки....
  - Да, бабуля! Одеться ты всегда умела, но чтоб вот так! - веселилась я, перебирая наряды.
  Постепенно радостное возбуждение, охватившее меня при виде всей этой роскоши, сменила печаль. Роскошные ткани, яркие цвета и пышные вышивки подходили для настоящей принцессы....
  -Не для меня, - прошептала я, закрывая дверцы шкафов и распихивая по местам все остальное.
  Разыскав в углу две пустые плетеные корзины, я сложила туда несколько пар белья, теплые вещи, платья, обувь - все, что сочла подходящим для девушек. Вещей получилось довольно много. Приданное, да и только.
  
  Алтея.
  Наша леди была неправильной, совсем не такой, как дочери леди Хирд. А как она разговаривала? Я чуть со страху не умерла, глядя на лицо лорда Хока. Мне было страшно, а вот Мей совсем нет. Не зря мама говорила, что сестричка пошла в отцовскую родню. Все О`Ши были такими, безрассудными.
  - Я о таком и не мечтала! - щебетала Мей, осторожно прикасаясь к мебели. - А ванна! Такого даже у леди Хирд нет! Нам очень повезло. Тебе повезло! - она чмокнула меня в щеку.
  - Чего ты, неужели замуж так хотелось?
  - С чего ты взяла, что нам повезло? - спросила я. - Лучше не трогай тут ничего, вдруг леди передумает?
   - Не передумает, - фыркнула Мей и улеглась на кровать.
   - Если так и дальше пойдет, лучше уж пешком обратно домой, замуж....
  - Ну, ты и сказала! Пешком! Замуж! Посмотри лучше, какая кровать!
  - Ага, вижу! И еще вижу, как ты на этой роскошной кровати в драном платье,- фыркнула я.
  Мей уже открыла рот, чтобы ответить, как в дверь протиснулась леди Тэйе, с трудом волоча за собой две корзины. Выпихнув их на середину комнаты, она приветливо улыбнулась.
  - Ну что встали? Забирайте! Это все вам, подарки к новоселью! Не уверена что совсем по-размеру, но вы девушки взрослые, разберетесь. Владейте! - она еще раз улыбнулась и вышла.
  Первой к подаркам кинулась Мей:
  - Ты видишь, видишь! - Восторженно шептала она, прижимая к себе светло-голубое бархатное платье.
  
  
  Криста.
  
  Я так и не дождалась, чтобы меня проводили на женскую половину. Девок увела за собой наследница, а лорд Хок, с перекошенным от ярости лицом, устремился в противоположную сторону. Старейшина, коротко поклонившись, поспешил за ним. И что мне теперь делать? Злость и обида просто кипели в моей душе. Как они посмели так обойтись со мной?! В конце концов, я поймала за рукав какого-то мальчишку и не терпящим возражений голосом приказала ему взять мои вещи и следовать за мной. Даже Торвальд, отмахнулся от моих жалоб, заявив, что спешит выполнить просьбу госпожи! Ее! Да какая она госпожа?! Невоспитанная, грубая..., да она и на леди не похожа.
  Ну, как бы там ни было, я все же ее воспитательница и мое положение дает мне право на две очаровательные комнаты в непосредственной близости от спальни этой... леди. Всю дорогу я представляла, с каким комфортом я там устроюсь. Какие ковры и мебель потребую у эконома. И что же? Я нашла в этих чудесных комнатах несносных девчонок, самозабвенно копающихся в ворохе одежды. Мало того, туда явился мальчик с подносом полным еды. Это невыносимо! Про меня никто не побеспокоился, а этих грязных девок, годных только на то, чтобы прибирать за свиньями кормят, как принцесс. За что Те Кто Видят так наказывают меня?
  Они даже осмелились разговаривать со мной. Та, что повыше, нагло заявила:
  - Эти комнаты наши! Миледи и мастер Торвальд сами поселили нас здесь!
  А другая, с глупыми коровьими глазами, указала на разложенную одежду, и похвасталась:
  - А это подарила нам леди.
  Покраснев от унижения, я выскочила из комнаты. Как я могла забыть, что рядом стоял мерзкий мальчишка, которому я приказала нести мои вещи? Глядя на гадкую улыбку, мне захотелось дать ему пощечину. Мне нужно было немедленно, в присутствии этого же слуги добиться от леди Тэйе, чтобы селючки были изгнаны в какую-нибудь дыру под лестницей, где им самое место.
  Томи.
  
  Я искоса поглядывал на молодого стража, ожидавшего лорда вместе со мной. Он нервничал. Зря. Ну, отошлют его из крепости, так ведь ненадолго? Потом-то вернется, и каждый день будет видеть леди. А вот мое наказание не будет таким легким. Зато я не только видел леди, но разговаривал с ней и касался ее руки.... А она была так ласкова! Мне шепнули, что леди просила за меня, благослови ее Те Кто Видят. Да только кто ее послушает.... Но вот если бы меня попросила девушка с такими глазами, как у леди Тэйе, да я бы..., я бы, я бы луну достал с неба.
  - Что ты улыбаешься? Томи? - нахмурился страж.- Ты что ненормальный?
  - А меня все равно накажут, улыбаюсь я или нет.
  - Последнего, кто совершил подобное, изгнали из клана. Думаю, ему было не смешно.
  Хок.
  Я вошел в Оружейный зал, все еще размышляя над словами Дикона. Не может быть, чтобы все, о чем говорил Старейшина - правда. Хитрый старик просто не хочет скандалов, вот и наплел про завещание. Но я никак не мог решить для себя, что я буду чувствовать, если леди Тэйе и вправду мне обещана?
  Хорошую свиту она себе выпросила. Мальчишка и... мальчишка! Лентолет старался, держал лицо. А этот, как его, Томи, улыбался. Неужели не в себе? Похоже, Бертин начисто отшиб ему мозги. Да какая мне разница! Пажу вообще мозги не положены, за него леди думать будет.
  Увидев меня, оба тотчас преклонили колени.
  - Мой лорд.
  -Господин.
  Голос стража не дрогнул, а вот до мальчишки, наконец, дошло. Побелел весь.
  - Томи, иди к мастеру Торвальду. Он скажет, что делать.
  Парнишка быстро поцеловал мою руку и выскочил из зала. А Лентолет еще ниже опустил голову. Наверно думает, что за неуместное любопытство я его выгоню. Да я его наградить должен, если бы не он....
  - Страж, - он поднял голову. - Не считай это наказанием. Я отдал тебя леди. Ты ее эскорт, ненадолго, я думаю. Знай, как только представиться такая возможность, тебя освободят от этой службы. Иди. И не бросай занятия. Думаю, что твоя госпожа, - я поморщился, - не станет возражать.
  Тэйе.
  Я была занята. Торвальд, лапочка, не забыл обо мне, прислав наваристого бульона и целое блюдо маленьких пирожков. С мясом! Божественно! Еду принес Томи. Красавчик! В новой, темно-синей рубахе, бархатных штанах и длинном, расшитом серебряными нитями жилете, он выглядел сногсшибательно.
  - Я теперь ваш паж, моя леди, - сияя, объявил он. - Приказывайте!
  - Порадуй девушек в соседней комнате, Томи, - я указала на блюдо.
  Мальчишка кивнул и сорвался с места.
  - И любую королевы блажь, рад исполнить юный паж..., - пробормотала я.
  - Теперь ты весела, малышка? - улыбнулся Гру.
  - Мне всегда нравилось делать подарки. Если бы ты видел, как эти девочки обрадовались нескольким тряпкам! Хочешь пирожок?
  - Я не голоден, моя госпожа. Может тебе стоит немного привести себя в порядок? К ужину?
  - Я не буду одеваться и причесываться! - сморщилась я
   - Если мне нужно обязательно там быть, то я пойду так, как есть.
  - Даже с паутиной на голове? - невозмутимо спросил норд.
  Быстро проведя рукой по волосам, я с удивлением уставилась на свою руку. Действительно, паутина.
  - Ну, я несколько погорячилась. И возможно, я переоденусь. Но не в платье! - на всякий случай уточнила я и потянулась за следующим пирожком.
  Гру.
  Ох, девочка! Что ж ты творишь-то! Хок конечно резковат временами, да и рука у него тяжелая, но с женщинами всегда вежлив. И как это у нее получается с одного слова его из себя выводить? Как же так, а? И Криста эта, язва каких мало! Вот зачем ее Торвальд с собой притащил? Она, как овдовела, совсем стыд потеряла. Все глазки лорду строила, на постель напрашивалась. Грелка, Мрак ее задери! Видно и сейчас того же хочет. А дамочка она красивая, а мужчина он видный и без женщины давно, а малышка моя...ох, Найна! Да если лорд.... Не будет Тэйе терпеть, не такая она как остальные.
  Пойду, девахам этим скажу, пусть платье ей подберут, с волосами что делать подумают. Нужно чтобы моя девочка лучше всех сегодня была, чтобы Хок даже и помыслить не мог.
  А ничего так служаночки, с понятием, особенно старшая, Мей. И вежливые, сработаемся. И паренек ничего. Так и ел леди глазами, ну еще бы, считай, из петли его вытянула, жизнью он моей малышке обязан, а это дорогого стоит.
  - Мне необходимо видеть леди, Хранитель, - вот, правильно говорят, не поминай лихо... Криста!
  - Сожалею, но сейчас это не возможно, она одевается перед ужином, госпожа. Вам, вероятно, тоже следует поспешить, чтобы сопровождать ее, - и улыбнуться, пошире, чтоб все зубы наружу. Стерьвь!
  Да я ж оглохну сейчас, милая! Да разве ж можно так орать? Такого крика я и на рыбном рынке в Намарре не слыхал.
  - Я хочу говорить с леди! В моих комнатах поселили, каких-то грязных девчонок, одарили их. А я? Как я могу привести себя в порядок?! У меня нет ни комнаты, ни служанки, чтобы одеть меня к ужину. Меня унижают в присутствии слуг!
   О как?! Слуг у нее нету? А давно горшки за леди Хирд выносила?
  На крики этой ненормальной сбежались все, кто был на женской половине. Мей и Алтея, в кое-как надетых платьях с растрепанными волосами, слушали ее, разинув рот. У меня уши заложило от ее воплей. А слуга, таскавший за ней баулы и свертки, бросил их и поспешил убраться. Жаль я уйти не могу.
  А малышка моя, настоящая леди, не то, что эта. Вышла из купальни, встала рядом и молчала, пока Криста о ее взгляд не споткнулась. Та подавилась, прям, жалобами своими.
  - Никогда не думала, что такие нежные дамочки могут так кричать. Может, еще по полу покатаетесь или может, головой о стену постучитесь? Для эффектности? Ты не находишь, Гру?
  А голос какой! Бархат! А глаза - ледяные..., да.
  - Здесь нет мужчин, на которых ваши истерики произвели бы впечатление. Поэтому слушайте! Во-первых, мадам, вы прекращаете орать и быстренько собираетесь на ужин. Вы не безрукий инвалид, поэтому оденетесь сами. Во-вторых, девушки останутся там, где их поселили и с теми подарками, которые они получили. Вы здесь с ними на равных, так что свой командирский тон бросьте. В-третьих, я уже вышла из того возраста, когда мне требуется нянька, так что все свои ценные указания держите при себе. Все понятно? Идите, ваша комната в конце коридора. Странно, что вы ее не нашли, мастер Торвальд говорил, что вы жили там около года.
  Криста.
  На меня только что вылили ведро помоев и все эти... люди, стояли и смотрели, как это маленькое недоразумение меня отчитывало. Надо мной смеялись, я и сейчас слышу, как за дверью хихикает паж и селючки. Мне пришлось самой подобрать свои вещи и тащиться в свою старую комнату. Я так ее ненавидела, я так хотела вырваться отсюда и вот опять! Ну, ничего, я ей покажу! Я всем им покажу! Лорд будет есть у меня из рук. Я сильная, я справлюсь. Подобрав последний сверток и бросив его на середину комнаты, я упала на кровать и заплакала холодными злыми слезами.
  
  Тэйе.
  Занудство Гру не знает границ.
  - Все уже собрались девочка. И ждут только тебя одну. Сколько можно, в конце концов! Ты одеваешься слишком долго. Могла бы, и принять помощь девочек. Мы опоздаем из-за твоего упрямства.
  - Без нас не начнут, - крикнула я, задумчиво рассматривая себя в зеркало.
  - И все же поторопись, нехорошо заставлять ждать столько народа....
  Бла-бла-бла-бла-бла....
  Ладно. Перед смертью не надышишься.
  -Ну, что же мы стоим? Неужели никто не проголодался?- я улыбнулась.
   - Томи, не будешь ли ты так любезен, проводить нас на ужин?
  Он церемонно прижал руку к сердцу и с серьезным видом поклонился. Казанова малолетняя!
  Девочки у меня, какие хорошенькие! И платья замечательные и держались они свободнее, чем раньше. А Мей еще и глазками стреляла, заставляя Лентолета краснеть.
  А эта? Орущее существо где?
  - Где мадам?
  - Она одевается, леди, - присела в реверансе Алтея и покраснела. - Госпожа, я боюсь рассердить вас, но может вы тоже?
  - Что тоже?
  - Переоденетесь?
  - Что-то не так? - я ожидала такой реакции, зачем сердиться?
   - Все как хотел милорд - платье, прическа, разве нет?
  - Давайте спросим молодого человека. Лентолет? Как тебе? Нравиться?
  Но юноша промолчал, заливаясь краской.
  - Очень красиво! - выдохнул Томи.
  - Так что не так?
  - Вероятно, Алтея хотела сказать, что ты слишком просто одета, - буркнул Гру.
  Я пожала плечами.
  - А, по-моему, очень даже ничего, ты сам сказал "обычный ужин", а не дипломатический прием. Зачем выпендриваться?
  - Я не знаю, что означает последнее слово, леди. Но принцесса должна выглядеть принцессой всегда, - к нам присоединилась мадам.
  И она действительно была великолепна! Зеленое, расшитое серебром платье, прическа с локонами...фея.
  Я поспешно отвернулась, хорошее настроение исчезло без следа.
  - Раз все в сборе, то можем отправляться.
  Томи чинно шел впереди, за ним, перешептываясь, шли девушки, потом, шурша зеленым шлейфом, плыла Криста. А я плелась вслед за ними, представляя себе, как "замечательно" сейчас выгляжу. То, что задумывалось, как шутка, вызов индюку Хоку, теперь казалось глупостью. Особенно на фоне Кристы.
  Гру молчал, его лицо ничего не выражало. Я завидовала его спокойствию, и была благодарна Лентолету, юноша всякий раз мягко улыбался, когда я смотрела на него.
  Если бы я могла, то бродила бы по гулким переходам до утра, жаль что полутемные залы так быстро закончились. Из-за больших, окованных железом дверей пробивался яркий свет, слышался гул множества голосов и негромкая музыка. Томи остановился:
  - Мы пришли, моя леди.
  Девушки торопливо расправляли несуществующие складки на платье. Криста величественным жестом поправляла прическу. А я замерла, не в силах сдвинуться с места.
  - Прикажете объявить о вашем приходе, моя госпожа? - Лентолет легко поклонился.
  Стараясь не расплакаться, я кивнула.
  
  Хок.
  
  Я с удивлением огляделся.
  - Впечатляет, правда милорд? - Дикон с улыбкой наклонил голову. - Торвальд, несомненно, заслуживает награды.
  В ярком свете факелов блестело отполированное оружие, которым были завешаны все стены. Горячий воздух, идущий от камина, был пропитан ароматами жарящегося мяса и лениво шевелил знамена, развешанные на темных от времени потолочных балках.
  Между столами, расставляя плетенки с теплым хлебом, суетилось несколько человек.
  - Надеюсь, миледи будет довольна! - поклонился Торвальд. Его, лысина, напоминала свеклу и была покрыта мелкими капельками пота. Он обмахивался большим платком, но был страшно доволен.
  - Вы не представляете, милорд, как я очарован нашей леди! Она не только красива, но очень добра и заботлива. Я был рад ... - Торвальд оборвал свою речь на полуслове, - О, простите меня, я должен проследить... ,- толстячок засеменил к столам.
  - О какой леди говорил наш эконом? - нахмурился я.
   - На леди Тэйе не похоже!
  Дикон не возражал.
  Повсюду слышался смех и шутки. Негромко заиграла музыка. Я и не подозревал, что несколько моих новобранцев так музыкальны. Сидя на кресле, покрытом медвежьей шкурой, я с удовольствием смотрел на посветлевшие лица вокруг. Наконец собрались все, ждали только леди и ее девушек.
   Створки дверей глухо ударились о стены, и Томи высоким, срывающимся, как у молодого петушка голосом, объявил о ее прибытии.
  Разговоры и музыка сразу же прекратились, было слышно, как за толстыми стенами воет ветер. Я поднялся, собираясь приветствовать ее.
  Томи отступил в сторону и поклонился, прижав руку к сердцу. Старается малец! За ним вошли Мей и Алтея, совершенно неузнаваемые в новых нарядах. Сделав неловкий реверанс, они застыли в смущении от всеобщего внимания.
  Затем в трапезную вплыла Криста, поклонившись, она встала рядом с девушками и скромно опустила глаза.
  Пока все было замечательно, именно так, как предписывали правила, и я довольно улыбнулся. Может девчонка взялась за ум?
  Они одновременно шагнули из темного коридора на свет. Сладко жмурящийся в предвкушении вкусного ужина Гру, серьезный Лентолет и она. Тэйе.
  Я смотрел на нее и никак не мог решить, ослушалась она или нет. Говоря о платье и прическе, я не имел в виду такое! Но с другой стороны и прическа и платье, несомненно, присутствовали.
  - Умная девочка, - заметил Дикон.
  Оглянувшись, я с удивлением обнаружил, что двое совсем седых ветерана, стоящих рядом, украдкой вытирали скупые слезы.
  А Дикон, наоборот, выглядел очень довольным.
  - Настоящая Агомар! Теперь, вы должны быть более осторожным господин. За нее вступится вся крепость. Мало того, что она сама готовила..., удивительно вкусно, кстати.
  - Ты пробовал? - все еще рассматривая ее, спросил я.
  - Нет, но мне говорили. Те, кто сумел.
  - Леди не побоялась спорить с вами и забрала себе мальчишку, позаботилась о своих девушках, была вежлива с Торвальдом. А ее отповедь Кристе?!
  - Откуда ты знаешь все это?
  - Это мой долг, - усмехнулся Дикон.
   - А теперь она подчеркнула свою принадлежность клану и напомнила мужчинам о тех, кто их ждет, - Дикон придвинулся ближе и шепнул.
  - Хрупкая, скромная, нежная..., она станет их сердцем, милорд.
  Действительно, нежная. Ей удивительно шло светло- голубое платье с широкими, украшенными незатейливой вышивкой рукавами. Подол открывал маленькие ножки в ярких полосатых чулках и кожаных туфлях с завязанными крест- накрест ремешками. Узенький поясок, с крохотными колокольчиками, камень Хранителя на груди, да подвески на пушистой косе. Да! Девчонка действительно умна, каждый мужчина в этом зале видел в ней не леди - принцессу, а сестру, жену, мать, невесту....
  Тэйе.
  Я, совсем упала духом, когда услышала дружный вздох, сопровождавший появление мадам. Я была готова провалиться сквозь землю, проклиная себя за глупость, шагнув вслед за ней в ярко освещенный зал. Но в глазах вокруг не было и тени осуждения, только тепло и нежность. И я, неожиданно для себя самой, почувствовала себя дома, и улыбнулась в ответ.
  Хорошее настроение вернулось, я даже не растерялась, когда увидела, что ко мне, через весь зал идет лорд Хок. Он склонился передо мной так низко, что я разглядела его макушку и с некоторой опаской положила свои пальцы на затянутую в перчатку руку Хока. Можно на минуту расслабиться и представить себя женщиной, которая может заинтересовать такого как он. И пусть это просто жест вежливости, не более, мне довольно и этого. Но эйфория мгновенно улетучилась, когда я повернула голову. Хок держал мою руку с выражением крайнего отвращения, как дохлую крысу! На глаза навернулись слезы, и я часто-часто заморгала, попытавшись вырваться. Но лорд, скривившись, только крепче сжал мои пальцы.
  Я почти не слышала имен капитанов, но сумела найти в себе силы, чтобы каждый раз приседать в реверансе и улыбаться. Наконец эта пытка закончилась, и мою руку отпустили.
  - Прошу вас леди! - Хок отодвинул кресло, помогая мне сесть.
  Я облегченно выдохнула, мне не придется сидеть рядом с ним. И значит, я не умру от голода и не захлебнусь слюной, не в силах проглотить ни кусочка.
   Рядом с ним посадили Кристу, и она тут же принялась улыбаться и нести всякий бред, выражая свое восхищение всем на свете.
  
  Хок.
  Широкий рукав платья легко скользнул по руке девушки, обнажив ее почти до локтя. Мифриловый браслет мягко засветился и я с опаской скосил на него глаза. Я не был уверен, но показалось, что Шилд оскалился, показав все свои зубы. Стараясь держать руку леди как можно дальше от себя, я подвел ее к своим капитанам, чтобы представить их.
  Девушка казалась такой счастливой, когда шла через зал, и со смущенной улыбкой подала руку. А потом ее лицо исказилось от боли. Неужели, сам того не желая, я слишком сильно сжал ее пальцы?
  Было неуютно от внимания, которое мне оказывала моя соседка. Сначала я не придал значения тому, кто именно сидит рядом, чириканье Кристы навевало тоску. Тэйе уткнулась в тарелку сразу же, как села за стол. И посмотрела в мою сторону лишь однажды, когда провозглашали тост в честь нее, но, не дослушав, отвернулась. Почему? Злится, что заставил надеть платье? Неужели ей все равно как она выглядит?
  А Криста раздражала все больше. Эти ее заигрывания..., глазки, губки и салат, который она жеманно ковыряла у себя на тарелке. Может велеть ей замолчать? Я отвернулся от нее и в меня тут же вцепился Умсбар, донимая бесконечными рассказами о вверенной ему конюшне.
  Из-за этого докучливого соседства я не чувствовал вкуса того, что ем, прислушиваясь к оживленному разговору на противоположном конце стола. Вот и сейчас нудные рассуждения Умсбара о количестве корма, необходимого для лошадей были прерваны громким смехом.
  Смеялась леди Тэйе, а ей вторили капитаны. Смеялся даже Агами. Я вопросительно взглянул на Кристу, но она только страдальчески закатила глаза и отвернулась.
  Леди Тэйе, что-то быстро говорила, держа в одной руке кубок, а в другой цыплячью ножку . Ее слова тонули в общем хохоте.
  - Ужасно, милорд! Так забыться! А манеры! - Голос Кристы дрожал от возмущения.
  - Смею напомнить, что вы как раз и приехали сюда, чтобы поправить ее манеры, госпожа,- с трудом сдерживая раздражение, ответил я. Равнодушный к кулинарным изыскам Бертина, я тщетно искал причину такого безудержного веселья, чувствуя себя обделенным.
  
  Тэйе.
  Моими соседями оказались только что представленные капитаны, Мей, Алтея и Дикон. Рядом сидел Торвальд и мастер Агами, за ними расположились несколько седых и очень суровых с виду стариков. За другими столами разместились остальные, люди и норды. Гру, кряхтя, уселся рядом, заставив потесниться Лентолета, а Томи застыл за спиной.
  Вид накрытого стола сразу же отвлек меня от неприятных мыслей, связанных с Хоком. Некоторые блюда были узнаваемы, некоторые выглядели очень необычно, но аромат, витавший над столом, заставил меня забыть обо всем.
  - Что угодно, леди? Мастер Бертин, просил меня проследить, чтобы вы попробовали все, что он так старательно готовил, - шепнул Томи.
  - Спасибо! - так же шепотом ответила я. - Все выглядит таким вкусным! Так с чего мне начать?
  А потом я больше не обращала внимания на окружающих, еле успевая съедать все то, что подкладывал мне мой паж. От этого приятного занятия я оторвалась только однажды. Лорд Хок провозгласил тост в мою честь, пришлось встать и поблагодарить за оказанное доверие.
  Что ж, они выглядели прекрасной парой. Сильный мужчина и обворожительная женщина. Хок снисходительно улыбался, когда Криста что-то ему шептала. Ее глаза блестели, улыбка стала многозначительной, а кончик языка скользил по ярким губам.
  Я некоторое время наблюдала за ними. Интересно, получилось бы у меня что-то подобное? Сумела бы я так же наклонять голову и опускать глаза? И так же звонко смеяться? А потом мне стало противно, и я отвернулась.
  - Замечательно! Два сапога пара! - пробормотала я.
  - Что-то не так, миледи? - Томи наклонился над моим плечом.
  - Вот салат, который вы еще не пробовали и рыба, по особому рецепту Бертина.
  - Томи, ты наверно решил меня уморить? Я же лопну! Я так наелась, что не смогу проглотить и кусочка, - мне захотелось уйти, идиллия на противоположном конце стола невероятно угнетала.
  - Что вы леди! Это всего лишь первая перемена! Сейчас подадут цыплят в пряном соусе и жаркое. Вам понравится! А пока попробуйте это, - и Томи поставил передо мной очередной бокал.
  - Что это? - я с недоверием смотрела на коричневый, пенящийся напиток.
  - О, вы не пожалеете, миледи! Это поможет вам справиться с цыплятами, - поднял свой бокал Старейшина.
  - Я не очень уверена, мастер, что леди может так много есть. Образец, который так любезно предоставил мне милорд, не ест совсем ничего. Та горка салата, что она положила себе на тарелку, не стала меньше, - и я кивнула в сторону Кристы.
  - Я бы сказал, госпожа, - проскрипел Агами. - Что некоторые молодые девушки и женщины не уделяют внимания достаточному питанию, в ущерб своему здоровью. И, к тому же, это влияет на характер. А вам, моя госпожа, не помешает немного ... округлиться. Хотя я давно не видел такого безупречного сложения.
  Ну вот, еще один. Сначала Оби Ван, называл мое сложение изящным, теперь вот он. Я улыбнулась, а потом вспомнила, что "доктор" осматривал меня, вдоволь наглядевшись на мои мощи. Стыдно. В замешательстве, я схватила бокал и выпила его залпом.
  Со стороны капитанов послышался одобрительный хмык. "Сильна!", пробормотал кто-то. А у меня тут же запершило в горле и перехватило дыхание, я закашлялась, приложив салфетку ко рту.
  - Тебе не следовало пить это залпом, девочка. Уж очень в нос шибает, - многозначительно заявил Гру, не отрываясь от тарелки.
  - Что это?
  - Это пиво, миледи, всего лишь пиво! Неужели в вашем мире не варят этот замечательный напиток? - Удивился Дикон.
  Варят, конечно. Да только на наше пиво это совсем не похоже.
  Когда мне удалось справиться с дыханием, передо мной оказалась тарелка с аппетитно подрумяненным цыпленком, обложенным овощами и политым соусом. От него шел такой запах, что я забыла, как жаловалась, что не смогу проглотить ни кусочка. Мясо было великолепно, ничего вкуснее я никогда не пробовала. Но если с остальными блюдами я без труда справлялась с помощью симпатичной двузубой вилки, то здесь возникли проблемы. Мне удавалось отколупывать совсем небольшие кусочки, а хотелось гораздо большего.... Я подобрала с тарелки гарнир и огляделась по сторонам, в надежде, что мои соседи уже решили эту проблему. Но у них дела были еще хуже. Никто из них не решился даже притронуться к птице, а некоторые не смогли справиться даже с овощами.
  Слева от меня сидел один из капитанов лорда Хока. Огромный, похожий на медведя, он задумчиво смотрел на вилку, почти не видимую в его руках. У остальных дела были не лучше.
  Подавленные присутствием женщин, торжественностью обстановки и изысканной сервировкой, мои соседи почти ничего не ели, с завистью поглядывая вниз. Там вовсю пировали, не обращая внимания на такие мелочи, как столовые приборы.
  Фыркнув, я подвернула рукава платья, постелила на колени салфетку и смело оторвала от цыпленка румяную ножку. Жир тут же потек вниз, и недолго думая, я лизнула свою руку. Тут же над ухом раздался шепот Томи:
  - О, госпожа, как можно? Я принесу воды, чтобы вымыть руки.
  - Не раньше, чем я закончу, Томи. Мой дед часто говорил, что птицу, как и женщину, нужно брать руками.
  - Томи, не забудь принести и мне воду для умывания,- Дикон подмигнул и последовал моему примеру.
  Вокруг все оживились, а я оторвала вторую цыплячью ножку. Вкуснота! Я их тут быстренько плохому научу.
  Когда с цыплёнком было покончено, Томи принес миску с теплой водой и полотенце. Тем временем, ловкие руки освободили стол от лишней посуды, поставив на ее место большие глиняные миски с крепкими яблоками, мед и желтый сыр со слезой. Но главным украшением стола были небольшие корзинки, наполненные пирожными.
  - Какая прелесть! Такие пирожные пекла мне бабушка! Томи, прошу тебя, попроси мастера Бертина выйти к нам, я хочу поблагодарить его за чудесный ужин!
  Я раб своего желудка, поэтому моментально забыла, что хотела рассказать Бертину о его методах воспитания.
  - Это справедливо, сказать спасибо человеку, который так старался для всех нас! Я могу увидеть Бертина, лорд Хок?! - я даже улыбнулась, правда, не особо надеясь на успех. Его сиятельство сидели, надувшись, как мышь на крупу.
  - Как можно? Благодарить повара, глупость какая, - вставила свои пять копеек Криста. - Это неприемлемо, мой лорд.
  - Позовите Бертина! - поджал губы Хок и отвернулся от мадам.
  Я бросилась навстречу повару, как только он показался в дверях.
  - Позвольте поблагодарить вас за чудесный ужин, вы настоящий мастер! Я никогда не ела ничего подобного. Цыпленок выше всяких похвал, а для остального у меня просто нет слов, - я обняла, совершенно ошалевшего от такого обращения Бертина, оказавшегося коренастым мужчиной с пронзительными черными глазами.
  - Надеюсь, вы не в обиде на меня за то, что я немного похозяйничала у вас на кухне? И за то, что забрала Томи?
  - О, леди! Я не знаю, что сказать! Я так рад, что угодил вам! А что до мальчишки, я готов отдать вам любого из моих сыновей, да что там, я сам готов стать вашим пажом! - он неожиданно шмыгнул носом.
  - Как я могу сердиться на вас? Ваш яблочный пирог прекрасен!
  Бертин с поклонами проводил меня к столу и остался рядом, и с гордостью поглядывая на остальных, предложил мне пирожное. Нежное, с воздушным кремом, оно возвратило меня на нашу маленькую кухню, где бабушка пекла их каждое воскресенье. Я всегда была сладкоежкой и смогла остановиться, когда съела, по меньшей мере, штук пять. С трудом удерживаясь от желания облизать липкие пальцы, повернулась к Дикону.
   - Дед называл их "винго бласс", но не говорил мне, что это означает. А мне всегда хотелось знать.
  После моих слов все вокруг замолчали, а Криста уронила свой бокал и застыла с открытым ртом. Я с удивлением увидела, как краснеют девушки, а мужчины прячут глаза.
  - Я сказала что-то не то? - я посмотрела на моментально заморозившегося Хока. Неужели он тоже покраснел? Спасибо тебе большое, дедуля! И какую глупость я только что сказала?
  - Гру? - я толкнула своего объевшегося Хранителя в бок.
  - Я думаю, что лорд Фредегард был прав, скрывая истинное значение этих слов. Они не совсем приличны, леди! - оттаял Хок.
  Так это какое-то ругательство? Тоже мне, тайна мадридского двора, а заклякли так, как будто я их прокляла.
  - А я думала это название цветка, - пожала я плечами.- Звучит же красиво.
  Хок фыркнул и поднял вверх одно из пирожных.
  - Действительно, выглядит это привлекательно..., - он хотел сказать что-то еще, но его слова заглушил гомерический хохот присутствующих.
  В общем веселье не участвовали Криста, я и девушки. Мадам и барышни молча краснели, а я злилась, на мужиков. Пошляки!
  Смех в зале затих только через несколько минут, и все это время мастер Бертин, стоявший за моей спиной, старательно отвлекал меня разговорами. Пожалуй, я не буду сильно его ругать за Томи, ограничусь лекцией о недопустимости телесных наказаний, а остальное отработает пирожными. Томи, наверняка, их тоже любит. И вообще, пора как говориться и честь знать.
  - Гру, - тихонько обратилась я к норду. - Я хочу уйти. Есть какие-то правила на этот счет?
  Но мой шепот услышал Томи и завопил, как резаный.
  - Леди Тэйе покидает нас.
  Моя свита тут же поднялась, надеюсь, все успели насладиться десертом. Хок тоже поднялся и проводил меня к выходу. Прощаясь со мной , он вновь поклонился.
  - Благодарю за оказанную честь, принцесса. Надеюсь, каждый день видеть вас на общей трапезе.
  Это что, тонкий намек на то, чтобы все остальное время я торчала у себя в башне и не маячила у него перед глазами?
  
  
  
  
  Принцесса.
  Дева живет в замке у нас,
  Духом светла и крепка, как алмаз.
  Красота ее ярче, чем сапфир в серебре,
  И нежнее чем жемчуг на вечерней заре.
  С ней не сравнится ни один самоцвет.
  Второй такой и на свете нет.
  
  Баллада неизвестного средневекового трубадура.
  
  
  На следующее утро меня разбудили громкие голоса, доносившиеся из соседней комнаты. Тихонько спустившись со своей "кроватки", я осторожно выглянула в приоткрытую дверь. Торвальд вовсю командовал запыхавшимися девчонками, а Гру медитировал около камина. Прелестно! Мужики командуют, а "слабый пол" надрывается. Сначала я хотела обругать таких нехороших "мальчиков", а потом мне стало стыдно. Пока я нежилась в постели, Мей и Алтея работали и, судя по тому, как все выглядело, начали они еще вчера.
  - Я прошу прощения! - поспешила я оправдаться. - Я ужасно виновата! Почему вы меня не разбудили?
  При одном взгляде на меня маленький эконом покраснел и тут же повернулся ко мне спиной, а норд моментально затолкал меня обратно, в спальню.
  - Что ты себе позволяешь? Ты же не одета! - недовольно ворчал он.
  Я приподняла подол ночнушки в мелкий сиреневый цветочек, она по моим ощущениям была фланелево - флисовой и закрывала меня полностью, от шеи до пяток, еще и сзади метра два волочилось, на вырост наверно.
  - Я одета, - пожала я плечами. - А чего ты в обморок не падаешь?
  - Я твой Хранитель, к тому же норд. Разница очевидна, - рассердился Гру.
  - Выходит, норды мужчинами не считаются?
  - Я тебя выпорю, - оскалился он. - Зачем тебе понадобилось выходить? Могла бы просто позвать и тебе помогли бы одеться.
  - Доброе утро госпожа, - Мей и Алтея исполнили синхронный книксен.
  - Одевайся, - бросил Гру, выходя за дверь.- Скажу Томи, чтобы принес завтрак.
  Я повернулась к девушкам, они отчаянно улыбались, держа в руках нечто розовое.
  - Что это?
  - Ваш утренний туалет, госпожа.
  - А это что, - прикоснулась я неопознанно уродскому, висевшему на Мей.
  - Что-то я не помню, чтобы я приносила вам такое убожество.
  Мей поджала губы и сказала:
  - Позвольте помочь вам одеться, госпожа.
  - Ни в коем случае! Я не хочу, чтобы мне помогали. Вы можете идти и заниматься своими делами.
  - Но наше дело вы, миледи! - нахмурилась Мей.
  - Если вы отошлете нас, никто не поверит, что вы захотели ухаживать за собой сама,- со слезами на глазах, поддержала сестру Алтея.
  - Все подумают, что мы вам просто не угодили и нас с позором отошлют обратно!
  Я сморщилась, обижать этих славных девушек не хотелось, но изображать из себя куклу хочется еще меньше.
  - Для начала снимите эти мерзкие платья. Где те, что я вам принесла?
   - Леди Криста настояла на этом, - краснея, сказала Алтея.
  - Я хочу, чтобы вы переоделись и присоединились ко мне за завтраком. Я оденусь сама. А потом мы решим, как быть дальше.
  Девушки не стали спорить и вышли. Я подошла к оставленному ими платью. Приподняв почти невесомый роскошный туалет, я хмыкнула и отправилась в гардеробную. Вернув его на место, я поискала то платье, что было на мне вчера, но его нигде не было видно.
  - Спрятали!- проворчала я.- Можно подумать, я не найду что одеть.
  Когда я вернулась, Томи как раз закончил накрывать на стол. Рядом стояли девушки. Мей в зеленом, Алтея в сиреневом.
  - Ну вот, другое дело. Теперь вы хоть на людей похожи, а то напялили на себя мешки из-под картошки. А почему накрыто только на двоих?
  - Это для вас и госпожи Кристы, леди. - Ответил мальчик.
  - А Алтея и Мей?
  У Томи от удивления округлились глаза.
  - Но леди, они не могут тут с вами...
  -Мы уже поели, - поспешила сказать Мей и покраснела.
  - Интересно когда? Вы тут столько сделали, что, похоже, и не ложились. Томи, будь другом, сгоняй на кухню за тем, чего не хватает. Ну что ты встал, иди!
  - Но леди....
  - Это приказ, - нахмурилась я, и паренек выскочил за дверь, как ошпаренный.
  О, как я могу! Прям деспот и тиран.
  - Леди, могу я спросить? - осторожно начала Мей.
  - Спрашивай, конечно, - я бродила вокруг стола, рассматривая сервировку.
  - Вы попросили нас переодеться в такие роскошные платья, а сами одели это! - ее рука осторожно коснулась фиолетовой туники.- Почему?
  - Глупый вопрос, - пожала я плечами. - Посмотри на меня внимательно и ты увидишь, что ни одно платье мне уже не поможет. А ваши хорошенькие мордочки незачем портить дерюгой.
  - А теперь садитесь, будем завтракать.
  Девушки удивленно переглянулись, но остались на месте. Тем временем вернулся Томи с тяжелым подносом и поставил на стол недостающие приборы.
  - Ну что же вы! Садитесь, - настаивала я.
  - Мы не можем сидеть с вами за одним столом, - неуверенно произнесла Алтея . - Вы леди...
  - А вчера сидели!
  - Это совсем другое дело, вчера был праздник! Там были все,- продолжала отнекиваться Мей. - Леди Криста объяснила нам правила, когда мы одевали ее.
  - Боже, сколько переживаний, только из-за того, чтобы позавтракать!- я начала сердиться. - А ну быстро сели и начали есть! И запомните, мы едим за одним столом, сегодня, завтра и всегда! И мне плевать, что там сказала мадам.
  Испуганные девушки осторожно опустились на краешки стульев, как будто они были стеклянными.
  - Ну! А ты Томи, так и будешь стоять?- нахмурилась я.
  - О! Я не могу, мне нужно идти, - и он выскочил из комнаты, чуть не сбив с ног Кристу.
  - Доброе утро, моя леди, - поклонилась она.
   -Вы так кричали! Леди никогда не кричат, - при виде девушек ее тонкие брови поползли вверх.
  - Мое высочество не кричало, оно просто хочет, наконец, поесть, - буркнула я.
   - Сидеть! - взвизгнула я, пресекая попытку девушек подняться. - Если вы, мадам, наконец, усядетесь, то мы сможем начать.
  Криста почти задохнулась от возмущения.
  - Вы предлагаете мне сидеть с ... этими!?
  - Я предлагаю вам позавтракать.
  - Это недопустимо!
  - Прекрасно! Томи, - крикнула я, и голова пажа просунулась в дверь. - Убери один прибор, хотя нет, присоединяйся к нам. Мадам не голодна.
  - Это, это.... Да как вы можете?
  - Легко! Если не хотите есть с нами, ешьте, где хотите! - я махнула рукой.
  - Да и еще, не напрягайте моих девушек. Они должны заниматься только мной, я жадная.
  Криста так хлопнула дверью, что в коридоре что-то с грохотом свалилось со стены.
  
  Хок.
  
  Я проснулся еще до рассвета, хотя накануне долго не мог заснуть. Несмотря на все старания, ничего кроме Тэйе на ум не приходило. Это страшно раздражало. Не помогали даже мысли о собрании Старейшин, а ведь раньше стоило только подумать об этом, и у меня сразу же слипались глаза. Я забылся совсем ненадолго, но и во сне меня преследовала ее робкая улыбка.
  Умывшись ледяной водой, я наскоро перекусил, стараясь думать только о своих обязанностях. И это мне хорошо удавалось почти до обеда. Я следил за занятиями новобранцев, когда ко мне подошел Дикон с ворохом посланий от родовых вождей. Все шестеро подтвердили свою готовность прибыть в крепость по первому требованию и выражали свою радость по поводу прибытия наследницы.
  - Все складывается удачно. Похоже, мы сможем собрать всех как раз накануне праздника. Нужно поговорить с Торвальдом и Бертином. Я не хочу, чтобы гости испытывали недостаток в чем-то.
  - Да конечно, милорд. Думаю, это можно будет обсудить вечером, за общей трапезой, - Дикон был как всегда вежлив.
  - Как там наша леди? Надеюсь, она уже встала?
  Старейшина усмехнулся.
  - Леди поднялась с рассветом, милорд.
  - Неужели? И что же она делает, ест пирожные?
  - Ее любовь к сладкому оказалась не такой сильной, как нам показалось.
  Интонация меня насторожила и я спросил.
  - И чем же она занята?
  - Она начала с того, что вышла из спальни в ночной рубашке и довела Торвальда до сердечного приступа. Потом переодела своих девушек в роскошные платья и усадила их за один стол с собой. Криста попробовала возражать, но ее выставили вон. Эконом показывал ей крепость, вернее ту ее часть, которая предназначена для леди, но "случайно" показал и все остальное. Леди Тэйе настояла на посещении казарм и караульного помещения. А когда Криста попыталась вернуть ее на женскую половину, госпожа услала ее штопать чулки, используя такие выражения, что присутствующие при этом мужчины краснели, - Дикон хмыкнул.
  - Она ругалась?
  - Да милорд, очень виртуозно, смею заметить. Мне продолжать?
  - А что, это еще не все?
  - О нет! Леди обедала на кухне и даже помогала Бертину готовить, они сначала поссорились, но потом помирились. А сейчас они с экономом расставляют мебель в парадных залах, большая часть наших людей тоже там.
  Последние слова Дикона заставили меня нахмуриться.
  - А ее девушки, Лентолет?
  - Он отлично справляется милорд, насколько это возможно, конечно. Гру все время рядом, так же как и Томи.
  - А Криста?
  - Рыдает в бельевой, милорд.
  Я удивленно посмотрел на Дикона, старик, казалось, был доволен тем, что происходило в крепости.
  - Я думаю, что мне нужно поздороваться с ней, - неуверенно произнес я. - Как ты думаешь Дикон?
  - Несомненно, милорд, - серьезно ответил Старейшина, хотя глаза его смеялись.
  
  Тэйе.
  Я была слишком занята развешиванием гобеленов, чтобы смотреть по сторонам. И слишком сердита на Торвальда, чтобы слушать, что мне говорят. Поэтому я отмахнулась от очередного вопроса, но тишина, наступившая вслед за этим, меня насторожила и я повернулась.
  - Ну что опять? Только не говорите, что я опять повесила его вверх ногами.
  - Мне совершенно безразлично, как вы его повесите, леди, - лорд Хок спокойно смотрел на меня, протягивая руку.- Позвольте вам помочь.
  Явился! Криста настучала! Сейчас начнет загонять меня в комнаты. Я проигнорировала протянутую руку, спрыгнув с невысокой лесенки.
  - В чем дело?
  - Уделите мне несколько минут, леди, - мягко произнес Хок, подталкивая меня к окну.
  - А это разрешено правилами, милорд?- тут же поинтересовалась я.
  - Не знаю, единственный знаток этикета штопает носки, - улыбнулся Хок.
  - Почему вы не в платье, леди? - спросил он, указывая на простую фиолетовую тунику и замшевые штаны.
  - Я не люблю платья, и к тому же, в них неудобно заниматься уборкой.
  - Но ваши девушки в платьях? - Хок махнул рукой в сторону Мей и Алтеи.
  - Только потому, что мне не удалось уговорить их надеть штаны, - пожала плечами я.
  Хок усмехнулся.
  - Вам совсем необязательно все делать самой, у вас достаточно помощников. Достаточно отдать приказ, а платье замечательно подходит для подобной работы.
  - Вы предлагаете мне сидеть и смотреть?
  -Да, как и подобает такой леди как вы.
  Я с сомнением оглядела Хока.
  - Ну, вы-то таким не занимаетесь!
  - Чем, таким?- удивился он.
  - В смысле, не сидите и смотрите. Судя по вашей одежде вы успели побывать в конюшне и в кузнице, и уж наверняка не для того чтобы просто там посидеть, - я показала на пятна, украшающие его штаны и рубаху.
  - Мы говорим о разных вещах леди,- резко ответил он. - Высказывайте пожелания и отдавайте приказы, но сидя в кресле и одетая подобающим образом, - немного помолчав, он добавил.
   - Хотя бы так, как были одеты вчера за ужином. Это приказ!
  Хок.
  Резко повернувшись, я поспешил уйти, чтобы не слышать ее ответ, впрочем, я нисколько не сомневался, что она и не подумает слушаться.
  Всю вторую половину дня я провел с Бертином и Торвальдом. Предстояло подготовить крепость к прибытию гостей. Я не первый раз выступал хозяином, но принимая во внимания повод по которому все соберутся, подготовка должна быть особенно тщательной.
  На трапезу она не явилась. Лентолет принес извинения от ее имени, говоря, что леди слишком устала, чтобы ужинать вместе со всеми. Я не сомневался, что это просто отговорка, но настаивать не стал. Мей и Алтеи тоже не было, и единственной дамой за столом была Криста. Остаток вечера был безнадежно испорчен, беспрерывные жалобы лились из раздраженной женщины рекой, лишая меня остатков аппетита. Укладываясь спать, мне хотелось отослать эту даму куда-нибудь подальше от Серых Башен, например в Айсенгард.
  
  Тэйе.
  Благополучно пропустив мимо ушей слова Хока, я принимала активное участие в благоустройстве парадных комнат до самого вечера и действительно устала. Отослав Лентолета в трапезную, я уже собралась тихо поесть у себя, но в последний момент передумала и решила спуститься. Двери в зал были широко распахнуты, но темнота в коридоре надежно скрывала меня и девушек.
  За столом царила Криста. Она упивалась тем вниманием, которое оказывали ей мужчины, еще более очаровательная, чем вчера.
  Я вздохнула и повернулась, чтобы уйти. Здесь мне надеяться не на что. Я никогда не смогу стать такой, как она. Даже если надену самое роскошное платье и нацеплю на себя все драгоценности из бабушкиного сундука.
  - Если рыба видит только крючок с приманкой, то она не достойна того, чтобы ее ловить, - тихонько прошептала Мей, за моей спиной.
  - Какой крючок, причем тут рыба? О чем ты?- рассеяно спросила я.
  - Крючок, - эта та приманка, на которую клюют все мужчины, леди, - усмехнулась Мей. - Широкие бедра, пышная грудь и так далее, - многозначительно пояснила она.
  - Мне это совсем ни к чему, - вспыхнула я, и круто развернувшись, пошла обратно.
  Забравшись в обжигающе горячую ванну, я осторожно добавила несколько капель темно-синего масла. Маленькое помещение сразу же заполнил горьковатый цветочный аромат. Лаванда, как же хорошо!
  В целом, день прошел удачно. После завтрака пришел Торвальд и повел на экскурсию. Я и подумать не могла, что на плечах этого маленького человечка столько забот. А теперь часть этой ответственности ляжет и на меня. Хорошо, что ненадолго.
  Мы проходили комнату за комнатой, и я не переставала удивляться тому, что видела. Высокие потолки, украшенные резьбой, стены покрытые мозаикой и гобеленами, все это совсем не напоминало интерьер мрачных средневековых замков.
  А потом пришла очередь кухонь, пекарен, погребов и кладовых. Ткацкие, оружейные, сапожные мастерские - всего было так много! Хозяйство было большим и требовало постоянного внимания. Конечно, сейчас большинство рабочих помещений были пусты или использовались время от времени, но Торвальд говорил, что в скором времени все это заработает в полную силу.
   А когда эконом начал перечислять все мои обязанности, мне стало страшно. Но я успокаивала себя тем, что это временно, и я, как -нибудь продержусь. Торвальд хотел ограничиться экскурсией по мастерским и кладовым, но я уговорила его показать и остальную часть замка. Мы спустились вниз, туда, где в многочисленных пещерах били теплые ключи, согревая гору, из которой вырастал замок.
  Эконом не переставал восхищаться мудростью первого лорда Фраги, начавшего строительство Серых Башен именно здесь. Торвальд с гордостью показал мне целую систему труб, при помощи которых горячая вода подавалась наверх, в жилые помещения.
  Я была страшно заинтересована и настаивала на продолжении экскурсии, но толстячок наотрез отказался идти дальше, туманно намекая на возможные опасности. А когда я попробовала "отстать" и свернула в один из слабо освещенных боковых проходов, Лентолет просто загородил мне дорогу, а Гру взял за руку и потащил наверх.
  Выбравшись из подземелий, я резко "закапризничала" и, невзирая на увещевания Торвальда, побывала в караулке и казармах. Стражи, обитавшие там, не растерялись и дружно меня приветствовали, все как один со зверзко - отрешенным выражением лица. Мой Лен смотрелся на их фоне кавайной няшкой, даже цветущий во всю фингал под глазом впечатления не портил. Мой восторг по этому поводу так огорчил мадам, что нам пришлось срочно расстаться.
   Обедала я на кухне, окончательно наплевав на правила и этикет. Тут было здорово. Во всех печах горел огонь, в многочисленных кастрюльках на плите шипело и булькало, вокруг суетилась куча народа, а Бертин раздавал подзатыльники и обзывался. Я думаю, что идея "Адской кухни" родилась именно здесь.
  Совершенно невинный разговор о достоинствах и недостатках различных блюд неожиданно превратился в яростный спор. Шеф был единственным, кто, не стесняясь в выражениях, открыто мне возражал. Я даже по рукам получила, когда полезла пробовать соус без разрешения. Это было гораздо приятнее набивших оскомину улыбок и беспрекословного подчинения, которое проявляли все остальные. Но Торвальд, хватаясь за сердце, почти насильно увел меня из кухни.
  А потом мы начали возвращать на место прежнюю красоту. Эконом оказался настоящим хомяком. Чего только в его заначках не было! И все это следовало размещать в соответствии с планом. А план был для каждой комнаты и каждого зала, с четким указанием, где что стояло, висело и лежало. Непонятным образом к нашей компании присоединилась масса народа. Было весело..., пока Хок не явился.
  Воспоминания о разговоре с Хоком, заставили меня вздохнуть. Он, наверно, только обрадовался, когда увидел, что меня нет за столом. Да еще и Мей, со своими рассуждениями о мужских предпочтениях. Я вышла из ванны и, завернувшись в простыню, принялась расчесывать волосы, их в последнее время стало как-то слишком много. Но слова Мей так прочно засели у меня в мозгу, что я все время думала об этом.
  - Крючок. Нет у меня никакого крючка. Суповой набор есть, крючка нет, - прошептала я, разглядывая свою коленку. Грустно.
  Но упиваться обидой помешали голоса за неплотно прикрытой дверью, я прислушалась.
  - Ну и что скажешь? - говорила Мей. - Теперь-то уж, не побежишь домой, после всего что было!
  - Страшно, - тихо ответила Алтея. - Дома спокойнее.
  - Вот глупая! Да здесь за день столько всего случилось, сколько дома за год не бывает. Спокойнее!? Скука страшная, завтра будет так же как вчера, а вчера, как сегодня.
  - Ты, Мей, не серьезная! - тут же возразила Алтея.
  - Жизнь слишком коротка, чтобы принимать ее всерьез. Раз мы не знаем, что нас ждет завтра, надо веселиться сегодня, - смеялась Мей.
  - Это неприлично, - ворчливо отозвалась Алтея.
   - Подумаешь! А ты у нас значит вся из себя, как госпожа Криста? Вот она всегда ведет себя прилично, а сама змея змеей!
  - Тише! Леди разбудишь, устала она, - зашикала на нее Алтея. - Не говори так.
  - А что? Скажешь, я не права? И не шикай на меня! Будешь долго думать, что прилично, а что нет, останешься ни с чем. Прям, как наша леди!
   - Замолчи! Кристу, обсуждай, сколько хочешь, а про леди, я тебе говорить не позволю! - зашипела Алтея.
  - Да успокойся ты, полоумная, я же не в обиду ей. Я к тому, что уж очень она не решительная. Нас вон переодела, мол, платья уродливые, а сама оделась, как служанка.
  - На себя посмотри! Нашла с кем сравнивать, - хмыкнула Алтея.
  - Это да! - вздохнула Мей. - Леди она такая....
  Девушки еще немного повозились и ушли, а я долго стояла около зеркала.
  - Чудес не бывает, - прошептала я, разглядывая знакомое отражение.
  
  
  Хок.
  За всю следующую неделю я видел леди Тэйе не больше трех раз. Мне кажется, она намеренно избегала меня. А когда присутствовала на вечерней трапезе, не поднимала головы от тарелки и быстро уходила к себе.
  Я знал, как много времени она проводит, придавая замку тот вид, который он имел при жизни ее деда. Торвальд с восторгом отзывался о ней, указывая на ее многочисленные таланты. Эконом настаивал на том, что сам бы никогда не сумел подготовить все необходимое к приему гостей в такое короткое время.
  И я знал, как называют леди Тэйе мои люди - Айна. Сияющая. Стоило ей улыбнуться, как любой из стражей становился глиной в ее маленьких ручках.
  Единственным, на кого не действовали ее чары, был Лентолет. Парень очень серьезно относился к своим обязанностям, сопровождая ее, словно тень. Причина такого равнодушия недолго оставалась тайной, стоило мне заметить, какие пламенные взгляды бросает юноша на скромницу Алтею. И я, неожиданно для себя, обрадовался его увлечению.
  Криста была единственной недовольной. После нескольких истерик, леди Тэйе предложила ей "заткнуться или убираться". Естественно, дама выбрала первое и теперь ходила за своей госпожой с мученическим выражением лица.
  И она так надоела мне своими жалобами и откровенным флиртом за общей трапезой, что я не выдержал и предложил ей то - же, что и Тэйе. Это подействовало, и уже на следующий день я избавился от своей неприятной соседки. Криста дулась теперь между Бертином и Умсбаром, способным говорить лишь о лошадях.
  А я отчаянно завидовал своим капитанам, сидевшим рядом с Тэйе. На противоположном конце стола всегда было весело.
  
  Тэйе.
  
  Ветер, поднявшийся ночью, согнал тяжелые свинцовые тучи, плотно закрывшие небо, а ближе к рассвету пошел снег. Он был таким плотным, что казалось, все краски на свете внезапно кончились, и остался только белый цвет.
  Я проснулась рано, успев до прихода Мей и Алтеи отыскать наряд себе по вкусу. Девушки, как я не просила, постоянно подкладывали мне наряды "для такой леди как вы", пряча штаны и туники. За последние две недели это превратилось в традицию.
  - Ты зря это делаешь, - ворчал Гру. - Платья идут тебе гораздо больше, чем то, что надето сейчас.
  Но менять штаны на юбки я не собиралась. Попробуй, увернись в этих юбках на лестницах, когда стараешься смыться от дышащей в затылок свиты!
  Я привыкла жить одна. Я, можно сказать, сроднилась с постоянным одиночеством и поэтому присутствие такого количества людей рядом со мной невероятно раздражало. Меня не оставляли ни на минуту! Уединиться я могла только в купальне, да и то после того, как закатила истерику не хуже Кристы. Я устала от их внимания и желания мне услужить, поэтому и поднялась так рано, в надежде забиться куда-нибудь в уголок и остаться наедине с собственными мыслями.
  Отделаться от "сопровождающих лиц" мне удалось только несколько часов спустя. Со мной остался только Гру, ускользнуть от Хранителя мне еще ни разу не удавалось.
   - Здесь нет ничего интересного для тебя, малышка. Давай лучше вернемся.
  - Куда ведут эти двери? - я твердо решила "потеряться" в этой части крепости до ужина.
  - Это библиотека, миледи,- раздался за спиной голос Лентолета.
  - Как ты нас нашел?
  - С вашего разрешения, госпожа, я и не терял вас, - пожал он плечами.
  Я оглянулась, кроме норда и моего телохранителя никого не было видно. Против них я не возражала, Лентолет почти всегда молчал, сливаясь с окружающей обстановкой, а внимание Хранителя было ненавязчивым и где-то даже приятным. Его присутствие успокаивало. Я сжала в руке подвеску, которую дал мне Гру. Грубо обработанный камень без оправы с несколькими дырочками, настоящий Куринный Бог. Хотелось верить, что он принесет мне удачу.
  Библиотека Серых Башен была огромна, почти бесконечна. На фоне книжных шкафов, поднимавшихся в заоблачную высоту, камин и заваленный рукописями стол, казались игрушечными. Я с наслаждением принюхалась, здесь замечательно пахло. Кому-то, запах книжной пыли может показаться скучным, но для меня это был запах истории. А историю я любила, мне нравилось читать о событиях давно прошедших лет, там было столько неожиданного, даже романтичного.... Мне нравилось читать о том, чего уже давно не было, от которого только и осталось, что камни, ржавые железяки и толстые книги, наполненные мертвыми словами. Иногда, я даже представляла себя героиней какой-нибудь рыцарской хроники, перекраивая события, так как хотелось бы мне.
  - Леди?! Я рад вас видеть, - из-за книжных завалов возник Старейшина.
  - Чем я заслужил такую честь?
  - Люблю книги, - пожала я плечами. - Я не помешала? Я не думала, что застану здесь кого-нибудь.
  - Я почти всегда здесь, если моего присутствия не требует милорд, - ответил Дикон.
  - Прошу вас, леди, вот сюда, ближе к огню, - и он указал на небольшое кресло.
  Несколько минут все молчали. Наконец, Дикон, откашлявшись, спросил:
  - Госпожа, вероятно, что-нибудь желает? Я признаться, не ожидал....
  -Почему?
  - Леди не частые гости в библиотеке, госпожа, - вздохнул Старейшина.
  - Странно, разве леди не любят читать? Романы, стихи, приключения? Замечательное занятие для долгих зимних вечеров.
  Дикон улыбнулся.
  - Я буду счастлив, подобрать вам книги для чтения, леди. А Лентолет, несомненно, с радостью прочтет вам их, как только вы выразите такое желание.
  - Мне не нужен чтец, мастер. Мне нужно, чтобы меня научили читать. Благодаря деду и бабушке я говорю на языке кланов, и только. Из-за этого могут возникнуть проблемы, когда приедут вожди. Как я, по-вашему, должна прочесть завещание? Я все время ждала, что вы сами предложите мне учиться, - по правде говоря, эта мысль только что пришла мне в голову.
  Дикон непонимающе уставился на меня.
  - Но вам совсем необязательно что-то читать самой! В таких случаях документы зачитывает отец или муж, брат, Старейшина, наконец.
  - Это табу? Есть закон, который запрещает женщинам читать? - нахмурилась я.
  - Нет-нет, - быстро заговорил Дикон. - Никаких запретов нет, если девушка хочет учиться, ее учат. Дело в том, что такие желания высказываются редко. На моей памяти это первый случай, моя госпожа,- растерянно закончил он.
  Я пожала плечами.
   - И почему же? Неужели все так увлечены вышиванием?
  - Далось тебе это вышивание! - буркнул Гру.
  А как же! Криста постоянно занудствовала на эту тему, таскаясь за мной с корзинкой для рукоделия.
  - Есть и другие занятия, леди. Женщины заботятся о доме, муже, детях....
  Дикон собирался сказать что-то еще, но я его перебила.
  - Может, я сейчас вас всех удивлю, но не все женщины рождаются с желанием стирать и штопать, а в перерывах говорить мужчинам, как они счастливы.
  Дикон обиженно поджал губы.
  - Миледи, процесс обучения занимает определенное время, перерывы в занятиях нежелательны. А в случае с девушками такие перерывы неизбежны.
  - О чем вы твердите? Какие перерывы?
  - Ну, разные. Замужество, например. Рождение детей. Разве не в этом состоит предназначение женщины в любом мире?
  - Я думаю, что умение читать не влияет на возможность иметь детей, - фыркнула я. - Ну, вы будете учить меня? Или мне следует поискать другого учителя?
  Дикон обреченно кивнул.
  - Я посмотрю, где-то тут, у меня должна быть азбука. Правда, она очень старая, последним по ней учился читать лорд Хок.
  - Замечательно. Сегодня и начнем.
  Старейшина потерялся между многочисленными книжными полками, звук его шагов слышался то с одной стороны, то с другой. Старик, изредка чихал, проклиная пыль.
  - И не надо на меня так смотреть,- заметив осуждающий взгляд норда, сказала я. - Я прекрасно знаю, о чем вы все думаете! Мол, та, у которой кроме кухни, детей и мужа есть еще какие-то интересы - урод!
  - Кто это, все? - прищурился Гру.
  - Все вы! Мужчины! - я по очереди ткнула пальцем в книжные полки, за которыми копошился Дикон, Хранителя и Лентолета.
  - Скажете, я не права? А ты, что молчишь? Лен!?
  Но молодой человек только наклонил голову и спокойно ответил:
  - Моя леди, я буду рад сопровождать вас, куда бы вы ни направлялись и что бы ни делали.
  Хороший мальчик.
  - Ну, хоть не споришь...
  Дикон отсутствовал уже довольно давно, и я начала подозревать, что он уже смылся к лорду Хоку, с жалобами. Но тут из дальнего угла библиотеки послышался грохот и сдавленные проклятия.
  - У вас все в порядке, мастер? - громко крикнул страж.
  - Все хорошо, просто никак не могу найти нужный том, - чихая, отозвался Старейшина.
  Сидеть на одном месте мне надоело, и я медленно пошла вдоль книжных шкафов, перебирая пальцами корешки незнакомых книг. Лентолет и Гру двинулись вслед за мной. Зачем? Чего им около камина не сиделось?
  Двигаясь между книжными полками, я поднялась на галерею, соединявшую два крыла библиотеки. Ее стены были сплошь увешаны портретами, с каждого из которых внимательно смотрели надменные мужчины в воинственных позах.
  - Кто это?
  - Это лорды-хранители Фраги. От первого до последнего, - Гру подошел ближе и взял меня за руку.
  Я внимательно всмотрелась в одно из полотен и радостно вскрикнула:
  - Это же дед!
  - Да, девочка, это он. Фредегард Агомар, шестьдесят девятый лорд-хранитель Фраги.
  - Совсем молодой,- прошептала я.
  - Красивый.... А где первый?- обернулась я к норду.- Здесь есть его портрет?
  Гру кивнул, указав рукой в конец галереи.
  Наклонившись вперед, одной рукой опираясь на рукоять меча, а другой, прикрывая лицо от летящего снега, холодными пронзительно синими глазами, оценивающе, будто предупреждая, на меня смотрел Хантер Ледяной Дракон - первый лорд Фраги. Серебристо-белые, длинные волосы опускались ниже плеч и подчеркивали упрямую линию челюсти. Чеканное, волевое лицо с твердой линией подбородка и слегка изогнутыми в насмешке губами притягивало, взгляд был живым, источал опасность и напряжение. Его фигура подавляла, занимая почти все место на полотне. На заднем плане едва угадывались очертания Серых Башен, все остальное тонуло в снежной мгле. Метель билась около него, развевая полы мохнатого плаща, открывая кожаный жилет и широкий пояс, панцирем охватывающий живот. На его правой руке, сжимавшей рукоять меча, багровым огнем полыхало кольцо лорда-хранителя. А на левой застыл Шилд. Дракончик, обвивший руку хозяина хвостом и крепко ухватившись задними лапами, готовился напасть на невидимого врага. Его глаза горели так же, как и камень в кольце.
  - Дракон,- почему-то прошептала я и легко дотронулась до полотна рукой.
  Шилд моментально ожил и уставился на картину. На его мордочке появилось какое-то потерянное выражение и он, повторив мое движение, коснулся своего изображения. А потом, всхлипнув, свернулся на руке в тугое кольцо.
  - Ты скучаешь....
  Мне было жаль Шилда. Он, как и я, был совсем один, чужой в своем собственном доме.... Глаза сами собой наполнились слезами, и я часто-часто заморгала, стараясь, чтобы Гру и Лентолет ничего не заметили.
  - Должен вам сказать, леди, что из всех его потомков, вы более других унаследовали фамильные черты, - раздался за моей спиной голос Дикона. - Гру?
  - Ты прав, Старейшина. Хотя, на мой взгляд, это немного странно, - ответил Хранитель.
  - Опять? - слезы на моих щеках моментально высохли.
  - Чем недовольна леди? - вздохнул Дикон.
  - Я, конечно, его... потомок, - указала я на портрет.- Но я не мужчина и совсем не похожа на этот секс-символ.
  - Что значит секс-символ? - нахмурился Гру.
  - Комплимент! Я не собираюсь очернить безупречный образ моего великого предка. Я хочу спросить, где портрет его жены? Где портреты шестидесяти девяти многоуважаемых супружниц? Неужели плохо вышивали?
  - Госпожа! Во всех хрониках говориться, что лорд Хантер был бесконечно предан своей жене, он почитал и уважал свою леди, - возмутился Дикон.
  - Да? И как же ее звали?
  Дикон в растерянности посмотрел на Гру, потом, обернулся к Лентолету, но страж невозмутимо молчал.
   - Ну, что же вы молчите, не можете вспомнить? Для истории их имена ничего не значат?- настаивала я.
  - Леди Элеал,- голос Хока был ровным и холодным, как лед на стекле.
  - Первую хозяйку Серых Башен звали леди Элеал. И я, так же как и вы огорчен, что ее портрета нет здесь.
  - Замечательно! Вы решили для разнообразия со мной согласиться?
  - Нет, я решил закончить этот бессмысленный спор. Посмотрите на Дикона, он еле дышит! За что он так провинился? До сих пор ему везло, вы обходили библиотеку стороной!
  - Я буду учиться писать и читать, - нахмурилась я и выхватила из рук Дикона потрепанную книгу.
  - Это учебник?
  Старейшина со вздохом кивнул.
  - Прекрасно! Начнем урок, мастер, - я повернулась и пошла обратно, к камину.
  
  Гру.
  Малышка, вырвав из рук Дикона замусоленный том, унеслась. Лентолет, легко поклонившись лорду, тенью последовал за ней.
  - Бедный мальчик! - вздохнул Старейшина.
  Какой же он мальчик? Мужчина.
  - Не думаю, что Хок мог бы тренировать лучше, - я не смог удержаться. - Еще месяц такой службы и он даст фору любому из капитанов. Малышка не позволяет расслабляться.
  Лорд сморщился, но промолчал. Вот и ладно, не стоит спорить с Хранителем.
  -У меня от этого сходства мороз по коже, - неожиданно признался Дикон.
  - Может нам не стоит сердить ее? Говорят, в гневе Дракон был страшен, мне не хочется зимовать на развалинах, - и старик, кутаясь в мантию, поспешил вслед за стражем.
  Хок, хмуро взглянул на портрет и спросил:
  - Ты знаешь о завещании?
  - Знаю.
  - А она?
  - Нет. Я не стал говорить ей. Не разочаровывай меня, лорд. Если я сочту тебя недостойным, ты ее не получишь.
  Моя девочка заслуживает лучшего, а этот ... человек, почти не смотрит в ее сторону. Да он ни разу не улыбнулся ей по -настоящему. Можно подумать, что у него лицо треснет! И чего ему надо? Принцесса, красавица, хозяйка, да еще и грамотная - где этот волчий выкормыш еще такую найдет!?
  Пусть читает! У меня уже ноги отваливаются за ней по крепости гоняться. Пусть что хочет, делает, лишь бы на месте сидела.
  
  Лентолет.
  Сначала, я просто выполнял приказ лорда, считая свои новые обязанности унизительными. Я страж, а не охранник. И хотя госпожа была добра, не капризна, и смотреть на нее было сплошным удовольствием, я с тоской представлял бесконечные дни, проведенные в безделье у ее дверей.
  Но скучать мне не приходилось. Леди покидала свои комнаты рано утром и часто возвращалась на женскую половину, только после ужина. Я, следуя за ней, узнал о Серых Башнях больше, чем знал до сих пор. Через неделю, поднимаясь и спускаясь по нескончаемым лестницам вслед за ней, я уже смеялся над своими страхами. Вот где пригодились изнурительные тренировки! Она держала меня в постоянном напряжении. Мне приходилось прилагать массу усилий, чтобы оставаясь незаметным следовать за ней.
  Старейшина ворчал, он находил желание леди абсурдным, полагая, что она могла бы заняться чем-то другим, более подходящим для принцессы. Пожаловался, что явившись в библиотеку, госпожа нарушила годами установленный порядок и ему пришлось рыться в книгах, вместо того чтобы спокойно изучать свои хроники. Кому они нужны, эти полуистлевшие бумажки, над которыми он так трясется?!
  Я вот совсем не против того, чтобы леди училась. Так, она пока крайней мере, будет сидеть на месте. Может и Алтея захочет тоже..., нет, не учится, а хотя бы присутствовать? Мое "наказание" нравилось мне все больше и больше, ведь оно давало возможность быть рядом с девушкой, от улыбки которой начинало быстрее биться сердце.
  
  Тэйе.
  Сидя в кресле, я задумчиво листала книгу, исписанную непонятными закорючками. Первый раз в первый класс, честное слово! Может ну его, пусть сами свои иероглифы читают....
  Гру, тем временем, занял место у камина, со вздохом облегчения вытянув ноги. Старенький.... Как бы придумать, чтобы он отдыхал больше? Дикон с видом мученика устроился, напротив. Лицо, как у Кристы, под копирку. А лорда, зачем принесло?
  - Ты можешь быть свободным Лентолет. Я провожу леди, когда урок закончиться, - нагло заявил он и уселся рядом.
  - Я не буду возражать против ваших занятий, - лорд снисходительно улыбнулся.
  Я тоже улыбнулась, пусть только попробует возразить.
  - Но при одном условии! Вы будете уделять время и всему остальному.
  - Это чему же? - напряглась я.
  - Этикету, манерам, всему, что должна знать и уметь принцесса крови. Криста в этом поможет. Я не хочу, чтобы родовые вожди разбежались из крепости раньше, чем вы прочитаете завещание, - он вопросительно изогнул бровь. - Вы согласны?
  - Хорошо.
  - Тогда можете начинать,- Хок кивнул Дикону и взял первую попавшуюся книгу из стопки на столе.
  Его присутствие меня раздражало, и я с трудом могла сосредоточиться на том, что говорил мне Дикон, но закончить урок не могла. Наверняка лорд только этого и ждет, чтобы объявить меня бездарностью и выгнать из библиотеки, поэтому назло врагам старательно повторяла алфавит и писала незнакомые буквы.
  
  Хок.
  Тэйе стала источником моего постоянного раздражения. Куда бы я ни шел и чтобы я ни делал, я не мог избавиться от мыслей о ней. Она отвлекала меня. Ее присутствие обостряло все мои чувства. Как она умудряется все время пахнуть цветами вески? Зачем смотрит с таким задумчивым видом? Я не мог сосредоточиться ни на чем, когда она была рядом. Ее самые простые жесты казались мне наполненными тайным смыслом. Я мог бесконечно долго наблюдать за ней. Например, за тем как она пытается заправить волосы за ухо или забавно морщится. Вот как сейчас!
  - Что не так? - вдруг спросила она.
  - Что?
  - Все! - фыркнула она и уткнулась в свои бумажки.
  Ее губы приоткрылись и она нежно (нежно!?) начала выводить следующую руну, указанную Старейшиной.
  Мне потребовалась вся сила воли, чтобы сохранить безразличное выражение лица.
  -Что не так? - ее пальцы сжали перо, еще немного, и она его сломает. - Что не так, лорд? Таким лицом, как ваше, только ворон пугать!
  - Я запомню! - прошипел я, поднимаясь.
  
  Тэйе.
  После того, как Его Лордство убралось из библиотеки, я расслабилась, и учиться стало намного легче. Да и Дикон почувствовал себя свободнее. Я послушно выводила крючочки и палочки, стараясь, чтобы строчки выходили как можно ровнее. Получалось не очень.
  Из библиотеки я выбралась поздним вечером, да еще и домашнее задание с собой прихватила.
  -Как красиво, - я остановилась у окна.
  Я еще никогда не видела таких ночей, до краев наполненных светящимся полумраком, когда звезды мерцают и переливаются почти у тебя в ладони.
  - Благословление Тельмар, моя леди, - отозвался Гру за моей спиной.
  - Только вот не знаю к добру ли это, говорят, такие ночи посылает Владычица Сумерек, как знак путникам.
  - Знак?
  - Что твой земной путь окончен. Вилдвинд суровая земля, девочка, и только Те Кто Видят знают кто встретится тебе на дороге. Зверь, вере или снежная буря. Еще говорят, что в такие ночи Тельмар выезжает кататься и если встретить ее, то можно попросить. А если желание идет от всего сердца Госпожа исполнит его без всяких оговорок и условий.
  - И много было таких счастливцев?
  - Ни одного, моя леди,- и заметив, что я зябко поежилась, добавил. - Не стоит бояться. Здесь в замке тебе ничего не грозит.
  Шилд, соглашаясь с нордом ободряюще пискнул.
  Теперь мой день был расписан по минутам. Утро было отдано Торвальду и Бертину, до праздника оставалось совсем немного, и подготовка к знаменательному событию шла полным ходом. После обеда я отправлялась в библиотеку, а потом наступала очередь мадам. Для себя любимой оставалось совсем немного времени....
  Похоже, никто не ожидал, что я буду так терпелива. Мей и Алтея не захотели учиться, а Криста, презрительно сморщившись, заявила, что подобное времяпровождение неприемлемо для леди. Я была вынуждена выслушивать ее занудные лекции о правильной осанке или тому подобной ерунде, стиснув зубы, повторяя про себя, что терпение есть добродетель. Суть всех ее наставлений сводилась к тому, что жизнь принцессы вовсе не усыпана розами. Они, принцессы, имеют множество обязанностей, и рождены не для того чтобы наслаждаться жизнью, а для пользы дела. А еще, мне (как принцессе) в обязательном порядке положено быть нежной, кроткой, скромной и исключительно домовитой, посвящая все свое свободное время вышиванию.
  Мое желание научится читать, вызывало смех и удивление. Даже Дикон считал это капризом, и каждый раз хмурился, когда я появлялась в библиотеке. Средневековье.... Конечно, здесь не было отвращения к чистоте, рыскающих повсюду инквизиторов и глупых суеверий, но женщина, не важно, леди или пастушка, не имела никаких прав. Женщина не могла быть целителем или ремесленником, ей нельзя было торговать, она не имела право брать в руки оружие, поднимать руку на мужчину и много чего еще с приставкой "не". В Мораке женщина была вещью. Красивой, ценной, нежно оберегаемой, но вещью.
  А еще, здесь, как оказалось, почти не было легенд, сказок или историй в которых влюбленные, после всех злоключений, выпавших на их долю, жили счастливо и умерли в один день. Никакого "хеппи-энда"! После нескольких счастливых мгновений, трагическая смерть, самопожертвование в стиле "но я другому отдана и буду век ему верна" и так далее.
  - Почему у вас все так мрачно?
  - Простите, моя леди?- Дикон оторвался от толстенного тома и непонимающе взглянул на меня.
  - Все так печально и даже сказки без счастливого конца. Почему?
  - А, вот вы о чем, - улыбнулся Дикон. - Истории, которые достойны стать легендами не могут быть счастливыми. За счастье, пускай недолгое, всегда нужно платить. И вы ошибаетесь, предполагая, что в этих сказках нет счастливого конца. Разве любовь, которая сильнее смерти, любовь, которую не может победить время не достаточная награда?
  Я кивнула и опустила глаза, изображая страшную заинтересованность азбукой, лежавшей на моих коленях. Выходит, свою "награду" я уже получила.
   И зачем я это сделала? Одним неосторожным взглядом обрекая себя на пожизненное сравнение всех с НИМ. Да я теперь до смерти не забуду этой картины! А кстати, есть такие, как Он, у нас? Может и есть, но уж точно на меня не взглянут.
  Я видела Хока. Одного. В узких кожаных штанах. С мечом в руке. Удар, резкий поворот, взмах, выпад, снова удар, шаг назад, выпад и удар. Мощь и сила. Смертоносная мягкость. Каждое движение настолько изысканно, что заставляет замирать от восторга. Он почти парил над засыпанным опилками полом. А Талон в его руках, казался легче крыла бабочки и воздух вокруг гудел, как растревоженный улей. Высокий, темноволосый, с ледяными глазами....
   Я всегда боялась этого. Боялась встретить того, кто заставит мое сердце замереть и глупо улыбаясь, мечтать о поцелуях. Может это и к лучшему, что через несколько дней он исчезнет из моей жизни навсегда. Говорят, время лечит.
  - Мастер, - я отложила азбуку в сторону.
  - Да, госпожа.
  - Расскажите мне о Мораке, я здесь уже довольно давно, но не знаю ничего о том, что находится за пределами замка.
  Дикон нахмурился. Что не так?
  - Чтобы вы хотели узнать? - неуверенно начал он.
  - Все, - решительно ответила я.
  - Как будет угодно леди.
  Старейшина освободил место на заваленном бумагами столе и одним движением расстелил передо мной карту.
  - Это Морак.
  Ну что же, огромный кусок суши, окруженный водой. На Земле тоже есть такой - Австралия.
  - В хрониках сказано, что Кланы пришли на эту землю вот отсюда, - его палец уперся в схематичное изображение берега на другом конце мира.
  - Зачем? В смысле, почему они это сделали? Так далеко.
  Дикон пожал плечами.
  - Никто не знает, почему наши предки покинули свою Родину, леди.
  - Вам неинтересно?
  - Не всякие знания полезны, госпожа, - поджал губы Старейшина.
  - Вы разрешите продолжать?
  Дикон говорил о тех землях, которые окружают Морак, а я думала о причине, по которой горстка людей сорвалась с насиженного места и рванула через океан в поисках лучшей доли. Что это было? Они спасались? Бежали от чумы? А может все как один были авантюристами или отступниками?
  - Их было много?
  - Кого? - Дикон говоривший о торговле с какими-то островами, удивленно смотрел на меня.
  - Тех, кто пришел в Морак первыми?
  - Несколько кораблей, - неохотно ответил он.
  - Больших?
  Старейшина поджал губы, вздохнул и раскрыл передо мной еще одну книгу.
  - Драккар?
  - Что, простите?
  - В моем мире такие корабли назывались драккарами, мастер, - улыбнулась я, рассматривая рисунок. - И такой корабль вполне мог пересечь океан, - добавила я, вспомнив теорию о том, что викинги вполне могли побывать в Америке до Колумба.
  - Это тарк, госпожа, их строят и сейчас. Вот здесь и здесь, - указал Дикон на несколько точек на карте.
  - Тут кто-то жил? Или эта земля была пустынна?
  Дикон нахмурился и сел прямо.
  - Мастер?
  - Мастер не ожидал таких вопросов, девочка, - хмыкнул Гру, вроде бы дремавший в своем кресле. - Он думал, ты будешь спрашивать о бхакасском шелке или сладостях Белиза. Что же вы молчите мастер? Ответьте леди, были ли земли Морака пустынными?
  - Земли Морака не были пустынными и наших предков радушно встретили, - Дикон не отрываясь, смотрел на Гру. - Не так ли Хранитель?
  - Совершенно с вами согласен, - прищурился норд. - Встретили их очень радушно.
  Я хмыкнула, дальше спрашивать не имело смысла и так все понятно. Пришедшие из-за моря, дружили с аборигенами, пока обживались на новом месте, а потом....
  - И чем же вам не угодили норды и вере?
  - Леди! - зло сверкнул глазами Дикон. - Вам не пристало задавать такие вопросы.
  - Почему? - удивилась я.
  - Леди!
  - Старейшина?
  - Оставь малышка, он все равно ничего не скажет, - рука Гру легла мне на плечо, а потом он наклонился и прошептал. - Я сам расскажу, потом.
  Взгляд Дикона не выражал ничего кроме безразличия, совсем как тогда у Хока, ну может быть удивления побольше....
  Он заметил меня тогда, впрочем, я сама виновата, вылупилась, как баран на новые ворота....
  - Вам необязательно уходить, - улыбнулся он и глаза были такие холодные- холодные, вот как сейчас, у Дикона .
  - Как вы великодушны, милорд, - я вернула ему улыбку. - Но я так же не обязана оставаться здесь.
  Похоже, я его удивила. Он думал, что я растаю или брошусь ему на шею? От того как он посмотрел, у меня внутри все сжалось. Захотелось заплакать и чтобы не разреветься мне пришлось себя ущипнуть....
  Я отвернулась, не хочу, чтобы Гру заметил. Мне нужно продержаться еще несколько дней, сконцентрироваться на задании деда и вернуться домой. В моем мире нет, таких как Хок. Ни один не напомнит, не станет искушением, и я забуду.
  Дикон, бурча что-то себе под нос, скрылся в лабиринте книжных шкафов, а Гру подсев ближе рассказал мне то, о чем умолчал Старейшина. Ничего нового я не услышала, в человеческой истории множество таких примеров. Высоким лордам потребовалось совсем немного времени, чтобы объявить племена вере вне закона и навесить на нордов ярлык людей второго сорта. Хранителей становилось все меньше и меньше, да и отношение к ним изменилось.
  - Вот, - Дикон подвинул мне толстый том. - Читайте, ваших знаний должно хватить, здесь много рисунков. По этим Хроникам учат истории.
  Я лениво перелистывала страницы, читать не хотелось, а рисунки изображали исключительно несущих "слово истины" лордов, благоговейно внимающих этому сородичей Гру и скалящихся существ, вероятно оборотней-вере. Скучно.
  Дикон не обращал на меня никакого внимания, Гру дремал, а Лентолет, пристроившись рядом , что-то читал. Я поднялась, и страж тут же отложил книгу.
  - Сиди, - улыбнулась я. - Я никуда не собираюсь уходить, тут поброжу.
  Лен кивнул.
  Я бесцельно бродила между книжных полок, учиться не хотелось, уходить из библиотеки не хотелось. Стоит выйти за дверь и в меня тут же вцепятся. Торвальд, Бертин, Криста, Хок.... Вот если бы здесь был какой-нибудь тайный ход, чтобы раз и к себе в спальню!
  - Это же замок! - прошипела я. - Он же должен быть весь в тайных ходах, как сыр в дырках!
  Шилд призывно свистнул и серебряной белочкой поскакал по шкафам, я поспешила за ним, стараясь не потерять из виду. Дракончик обнаружился за ближайшим поворотом, он висел на старом канделябре, безуспешно дергаясь всем телом и обиженно кося на меня черным глазом.
  - Да не вопрос, - я дернула железяку вниз.
  Кусок стены послушно отъехал вбок, открывая уходящую в темноту лестницу.
  - Там же ничего не видно.
  Пренебрежительно хмыкнув, Шилд мягко засветился.
  - Тогда пошли, - я смело шагнула вперед.
  В тайном ходе было темно, прохладно, пахло пылью и немножко мышами. Я шла, следуя указаниям моего "браслета", то опускаясь, то поднимаясь, пока не уперлась в стену.
  - А дальше куда?
  Шилд скользнул к стене, внимательно изучая грубую каменную кладку, наконец, ткнулся в один из камней и свистнул. Я послушно нажала на чуть-чуть выступающий из стены булыжник. Мне потребовалось несколько минут, чтобы разглядеть то куда я попала, свет после почти полной темноты резал глаза.
  - Вообще-то, я хотела попасть в свою спальню, - сообщила я своему проводнику, радостно скакавшему по большому круглому помещению.
  Судя по всему, я оказалась в одной из многочисленных башен крепости. Пол покрывал толстый слой пыли, с темных балок свисали бесформенные тряпки, бывшие когда-то знаменами, а в углу валялись какие-то шаткие трехногие конструкции, в которых я с удивлением опознала примитивные мишени. Кожа, натянутая на круги и квадраты из прутьев была вся в отметинах от стрел и ножей. Если вымести пыль и паутину, вымыть окна и содрать с балок остатки былого величия, то это место идеально подходит для моих занятий, не нужно прятаться от свиты и терпеть усмешки Гру, постоянно наблюдавшего за моими "танцами". Просто замечательное место!
  - Ты лучше всех! - поймав Шилда, я чмокнула его в нос. - Пошли дальше.
  Мы долго спускались. Темнота вокруг понемногу становилась теплой и влажной.
  - Мы идем вниз? К источникам? - поинтересовалась я и дракончик что-то неодобрительно просвистел.
  Он привел меня туда, куда я так настойчиво рвалась и куда меня не пускали. В пещеры. Тут было значительно светлее, уже не темнота, а полумрак. Рядом тихо булькала вода в небольшом озере, время от времени вспучиваясь симпатичным шипящим гейзером. Близко я не подходила, любовалась издали. Неожиданно Шилд буквально сорвался с моей руки, я отстала, спотыкаясь о камни. Мой друг метался по берегу озера вокруг какого-то валуна и жалобно верещал.
  Я уже собиралась подойти ближе, но на мое плечо легла тяжелая рука. Дальше я действовала так, как меня учили. Перехватила эту руку и зажала ее в замке, потом развернула неизвестного наружу и перехватила вторую руку, вывернуть плечо мне не дали спокойные слова:
   - Это вам не поможет, леди. Вере не будет предупреждать вас. Подойдете ближе, и он вцепится вам в горло. Не будете ли вы так любезны, отпустить меня?
  - Лен? - пробормотала я, отпуская.
  - Позовите Шилда, нам нужно уходить отсюда.
  - Там действительно волк? Вере-оборотень?
  - Я не знаю, как он попал сюда, леди. Нам нужно уходить, вам здесь не место.
  - А может, ему нужна помощь?
  - Кому? - удивился Лентолет. - Если мы не уйдем отсюда, помощь будет нужна нам, леди. Когда с ним разберутся, вы сможете удовлетворить свое любопытство.
  - Что значит разберутся? Его убьют? За что?
  - Это всего лишь хищное животное, леди, - вежливо ответил Лентолет.
  - Пустите! - я дернулась, но страж был быстрее.
  - Я приказываю! - прошипела я.
  - Я вправе ослушаться приказа, леди, если ваша жизнь под угрозой.
  - Это бесчестно добивать раненого!
  - Это дикое животное, леди.
  - Я хочу посмотреть.
  - Сожалею. Хотите, я принесу его шкуру? Мех волка очень красив, вам понравится.
  Этого я уже не могла вынести. Рванувшись изо всех сил, сдвинулась вбок и дернула Лена за руку.
  - Прости, - прошипела я, награждая стража ударом в челюсть.
  В тот же момент меня грубо схватили за плечо и оттащили от упавшего на колени Лена. Я попробовала заехать в неизвестного локтем, но удар заблокировали, а меня развернули и облапали со всех сторон. Я не вырывалась, Хок держал меня мертвой хваткой.
  Он молчал все время, пока тащил меня наверх, сжимая мою руку, как в тисках. Было больно и обидно, а еще страшно, потому что Шилд остался там, внизу.
  Хок отпустил меня только в моей комнате, а зареванных Мей и Алтею, вытолкал вон.
  - Это недостойно леди, вы ведете себя хуже кухонной девки и этот ваш наряд абсолютно неприличен! - Его взгляд ожег меня будто пощечина.
  На меня очень часто так смотрели, презрительно поджимая губы и морща нос. Почему он решил, что я хочу быть достойной его внимания? Пропади он пропадом! Наверно он уже жалеет, что привез меня в замок, если бы я замерзла по пути проблем было бы гораздо меньше.
  - Зато вы безупречны! Что вы собираетесь сделать с тем раненым животным, добить? Это достойно лорда? Меня от вас тошнит!
  - Вы не понимаете!
  - Конечно, нет! И никогда не пойму!
  Придурок и идиот! Я дымилась, от злости, которая настойчиво искала выход. Когда, наконец, это кончится? Я здесь совершенно посторонняя, я не понимаю и не принимаю такого образа жизни. Схватив первое, что попалось под руку, я запустила это в стену. Кувшин осыпался кучей блестящих осколков.
  - Я не хочу! Не хочу! Я хочу домой!
  - Леди!
  - Уйдите.
  - Леди.
  - Я не леди, я Тая.
  - Успокойтесь, вы слишком переутомились и все еще слабы....
  Я расхохоталась ему в лицо.
  - Я не переутомилась, я из другого мира, я из другого времени, неужели непонятно! Я хочу вернуться.
  - Не глупите, вы леди. Вы принцесса и вы наша надежда...
  - Вы сами в это верите? Вы приставили ко мне охрану! Никому в этом чертовом замке нет дела до моих желаний!
   - Это неправда, - Хок говорил преувеличенно спокойно, как с душевнобольной. - Все в крепости беспокоятся о вас. Когда вы пропали из библиотеки....
  - Провались ты!
  - Успокойтесь, - Хок выхватил из моих рук очередной кувшин.
  -Вы навредите себе. Успокойтесь леди, все будет хорошо!
  - Тут этого не будет. Мне надоело, я хочу домой!
  Хок.
  Раздражение от ее поступка уже прошло, но сейчас я опять не в силах совладать с эмоциями и в этом виновато выражение ее лица. Зачем она так смотрит? Ведь это неправильно. Она груба, она невоспитанна, она не готова подчиниться судьбе и неуважительно относится к своему долгу и предназначению, которое дает ей право рождения.
  - Вы делаете это назло? Мне?
  - Ничего подобного! Никто не имеет права указывать мне, что делать! - сверкнула она глазами и потянулась к статуэткам на каминной полке.
  - Имею. Я мужчина.
  - Я тоже могу надеть штаны.
  Глаза. Сапфир в серебре. Она смотрела на меня глазами глубокого чистого цвета сумеречного осеннего неба. Она была настоящей Агомар, принцессой, все в ней буквально кричало об этом. Я понимал, что только что соврал сам себе. Тэйе нельзя спутать с кухонной девкой, она была бы принцессой и в лохмотьях. Слишком гордая осанка, слишком открытый взгляд, слишком грациозные движения. А ее голос? Она играет им как виртуозный музыкант. То звонкий, как у ребенка, то наполненный чувственной бархатной хрипотцой, то холодный и властный. Она сводит с ума быстрой сменой настроений. Спокойная умиротворенность может мгновенно смениться вспышкой ярости и так же быстро перерасти в сосредоточенную задумчивость. Изменчива, как ветер.
  Почему она так странно реагирует? Она наблюдала за мной, и ей понравилось то, что она увидела. Я уверен. Так почему она ушла?
  Я никогда не испытывал затруднений в общении с женщинами. Они приходили ко мне сами, благодаря за заботу о них. Я был неизменно вежлив с ними. Достаточно было нескольких минут доверительного общения, мягкой улыбки и их скованность проходила. Но Тэйе не была такой. Я хотел убедиться, что с ней все в порядке, объяснить ей, успокоить ее, но вместо этого она вывела меня из себя и сейчас смотрит на меня полными презрения глазами, а вдобавок еще и боится, хотя всеми силами старается не показать своего страха. Как говорить с ней?
  - Ты не должна меня бояться, - как можно мягче сказал я, но леди в ответ только плотнее сжала губы.
  У меня никогда не было проблем с женщинами, мне было легко с ними. Я всегда давал столько же, сколько получал. Ни одна из них не была обижена, но мне было совершенно не интересно чем они занимаются и что делают после того, как я отпускал их. Так было. До Тэйе. Все что она делала или говорила, представляло несомненную ценность. Я мог бы провести вечность, наблюдая за ней. И если бы я мог пожелать, я пожелал бы знать ее мысли. Я не могу отпустить ее, потому что иначе я навсегда останусь с тем, что только могло бы быть и это съест меня изнутри.
  - Ты всех напугала. Я пришлю Хранителя и твоих девушек. Мне придется оставить тебя сейчас....
  - Не смей его убивать!
  - Ты не должна...
  - Не смей. Его. Убивать.
   Я гордился тем, что могу управлять своими чувствами, а теперь стоит мне взглянуть на нее и моя защита рушиться. Мне хотелось поговорить с ней, увидеть ее улыбку, такую как в первый вечер, прикоснуться. Но она не хочет меня. Или хочет? В моей власти не торопить ее, пусть это будет моей благодарностью Тем Кто Видит за их подарок.
  - Я понимаю леди, что я мало похож на тех мужчин, которые ранее искали вашей благосклонности, - улыбнулся я. - Ты не можешь мне приказывать.
  - Моей благосклонности никто не искал, - зло усмехнулась она.
  - Вообще?
  Она пожала плечами.
  - Чему вы удивляетесь?
  - Но почему?
  - Никто не выражал такого желания, - она рассмеялась, но в ее смехе не было радости.
  Я подошел ближе и взял ее за руку, маленькая ладошка чуть дрогнула. До этого момента в моей жизни все было просто. Наставления Старейшин, притязания родовых вождей, надменная холодность Намарры все было ясно. Даже то, что мне придется жениться не по своему выбору, а по необходимости, не тревожило меня. А потом появилась Тэйе, и я говорил и делал совсем не то, что хотел. А еще она испытывала мое терпение своими взглядами искоса. Это вызов? Даже сейчас в ее глазах была настороженность и предупреждение. Она не собирается сдаваться. Ну и что? Я разбираюсь в защите и нападении лучше, чем она.
  - Прекратите! - прошипела она и ее глаза почернели. Моя леди была в ярости!
  - Что? - Я изо всех сил старался не улыбнуться.
  - Держать меня за руку и рассматривать меня с таким видом. Уйдите! И не смейте его убивать!
  
  Тэйе.
  Совсем? Да совсем! Он смотрел на меня так пристально, как будто не понимал, что же во мне не так. Все равно. Пусть смотрит и удивляется, почему парни при взгляде на меня в штабеля не складывались!
  Я успела умыться, а обещанных девушек и Гру все не было. И как мне теперь забрать Шилда? Или он сам ко мне вернется? А еще меня очень беспокоили слова Лена, про красивый мех....
  На страже у моих дверей стоял Томи, непривычно серьезный, без улыбки на круглом лице.
  - Леди, - кивнул он. - Вам лучше оставаться внутри.
  - Где Мей и Алтея? Криста?
  - У себя. Если вам что-то нужно....
  - У нас что, осадное положение? Где Гру? - Томи опустил голову.
  - Что случилось?
  - Вам лучше знать, - буркнул мальчишка.
  - Это что из-за волка в пещерах? - Неужели они воображают, что зверь в состоянии забраться в башню?
  - Вам лучше оставаться внутри, леди.
  Вот уж нет!
  - Мне нужен мой браслет, я оставила его в библиотеке.
  - Я принесу.
  - Нет. Ты не найдешь. Я сама.
  - Вам нельзя, - испугался Томи.
  - Тогда пошли вместе, - прищурилась я. - Будешь меня охранять.
  Он нахмурился.
  - Мне приказано не выпускать вас из комнаты, леди.
  - Кем?
  - Лорд Хок....
  - Ты служишь не ему, паж. Я приказываю тебе, - сказала я как можно холоднее.
  - Я провожу вас в библиотеку, леди, - после минутного замешательства согласился он, и я облегченно выдохнула.
  Все это время я боялась, что Томи не станет меня слушать и не позволит выйти. Не драться же с ним! Мне еще перед Леном извиняться, зря я его....
  В библиотеку мы почти бежали. Замок будто вымер. Неужели та "зверюшка" до такой степени кровожадна? Или она здесь не одна? Томи на мои вопросы отвечать отказался.
  - Ну, где ваш браслет? - заторопился он, как только мы оказались в библиотеке.
  - Здесь, - ответила я, пробираясь между книжными шкафами к заветному канделябру.
  Как только кусок стены отъехал в сторону, паж схватил меня за руку.
  - Вам туда нельзя!
  - Они там? Гру, Лен и...Хок. Они там? Убивают зверя?
  - Да, - буркнул Томи. - И вам туда нельзя.
  - Я не хочу, чтобы зверя убили, понимаешь? И я туда пойду. Ты со мной?
  - Леди, - почти простонал он.
  - Испугался? - усмехнулся я.
  Спустя несколько минут мы спускались. Впереди шел Томи с факелом в руке. Купился на "слабо", наивный.
  Внизу было неожиданно тихо. И где все? Я опоздала?! Зверя убили или это он уже всех сожрал? И где мой Браслет?
  - Шилд, - тихонько позвала я. - Ты где?
  - Леди, - быстро зашептал Томи. - Может, мы вернемся? Вы же видите, тут никого нет.
  - Если тут никого нет, почему ты шепчешь? Шилд! - снова позвала я, совершенно не представляя, что мне делать дальше. - Ты где?
  - Шилд! - продолжала надрываться я, а Томи стоял рядом и шипел что-то себе под нос.
  Я таращилась в темноту в тщетной надежде хоть что-нибудь рассмотреть и испуганно взвизгнула, когда мне на голову, откуда-то сверху свалилась моя пропажа. Сидя у меня на голове дракончик возбужденно попискивал и дергал меня за волосы.
  - И как это понимать? - я с трудом вытащила его из остатков своей прически.
  Выскользнув у меня из рук, он бросился в темноту и снова вернулся, возмущенно вереща.
  - Идти за тобой?
  - Не нужно этого делать, леди, - пробормотал Томи, но я его не слушала.
  Судя по всему за время моего отсутствия, зверю стало значительно лучше. Он больше не был похож на бесформенную кучу, и твердо стоял на ногах. Увидев меня, он коротко рыкнул и оскалился.
  - Мы с тобой одной крови, - выпалила я первое, что пришло в голову.
  Вот зря я это сказала, Томи ощутимо дернулся за моей спиной. Теперь придется "Маугли" ему пересказывать.
  - Зачем ты меня сюда привел?
  Шилд не обращая на меня никакого внимания, сосредоточенно обследовал стену прямо передо мной, а Томи, справившись со страхом, настойчиво тянул меня назад.
  Наконец, поиски дракончика увенчались успехом, он повис на камне, раскачиваясь из стороны в сторону. Зверь снова рыкнул.
  Дверь не открывалась. Я и Шилд дергали, тянули, толкали и все без толку. Механизм явно заело. Пришлось звать на помощь пажа, все это время изображавшего статую.
  - Помоги, - прохрипела я, изо всех сил налегая на камень. - Мы должны открыть, зверь уйдет, и мы сможем вернуться.
  Услышав последнее слово, Томи оживился, оттеснив меня в сторону, нажал на упрямый булыжник и дверь, наконец-то, открылась. Правда не до конца, но проход был достаточным для того чтобы зверь смог протиснуться наружу. Не удостоив нас даже взглядом, волк тенью проскользнул мимо нас.
  Наверх мы поднимались очень долго, Шилд петлял, как заяц, а лестницы все никак не кончались. Томи молча сопел рядом, за всю дорогу не проронив ни слова. Его помощь снова мне понадобилась, когда мы, наконец, дошли. Видимо, тут давно не ходили, дверь открывалась туго.
  - Нам нужно нарисовать план, - сообщила я растерянному пажу. - И смазать петли или то, что там есть, чтобы открывалось легко и без скрипа.
  - А зачем? - снимая с себя паутину, спросил он.
  - А вдруг враги? Или заговор?
  - Какие враги? - удивился Томи. - Серые Башни неприступны.
  - Это потому, что никто не знает про тайные ходы. И ты не говори никому, где мы были и что делали. Пусть это будет нашим секретом, хорошо?
  - Мне нужно сообщить об этом лорду, - насупился он.
  - Сообщай, - пожала я плечами. - А я скажу, что ты все придумал. Без Шилда все равно ничего не получится, а он не ничего не будет показывать. Правда? - погладила я гладкую спинку, и дракончик согласно кивнул, показал Томи язык.
  - Идите к себе, леди, - вздохнул паж. - Я буду молчать, но вы должны пообещать мне, что одна никуда не пойдете, и мы возьмем с собой Гру и Лентолета.
  Я согласно кивнула. Если моя охрана будет со мной, никто не станет поднимать тревогу, как в этот раз.
  Мне удалось проскользнуть в свою спальню никем не замеченной. Мей, Алтея и Криста сидели под домашним арестом, а все остальные ловили зверика. Никого они не поймают! Гринпис может мной гордиться!
  Утро выдалось не добрым. Гру со мной не разговаривал, Лентолет со мной не разговаривал, хотя я попросила прощения, Томи разговаривал, но цедил слова сквозь зубы, Криста презрительно поджимала губы, а Мей и Алтея рыдали. Узнать в чем причина этих слез было невероятно трудно. Продираясь сквозь многочисленные всхлипы и не относящиеся к делу восклицания, удалось выяснить, что лорд Хок страшно ранен и наверняка умрет, потому что мастер Агами уехал в соседнее селение к роженице.
  Ну, вот и пригодился папин чемоданчик. Я конечно не доктор, но благодаря родителям кое-что умею, надеюсь, моих знаний хватит, чтобы Хок продержался до возвращения местного эскулапа.
  - Пошли, - скомандовала я своей свите.
  - Куда? - нахмурился Гру.
  - Лорда вашего лечить, он еще наследство не принял, так что не имеет право умирать. Ведите.
  - Тебе нечего там делать и он все равно не примет твою помощь.
  - Может, спросим у него? Ты вроде не жаловался, когда я лечила тебя.
  Гру покосился на саквояж в моей руке и кивнул.
  - Сама будешь с ним разговаривать.
  - Не вопрос, - пожала я плечами. - А ты не в курсе, что с ним?
  - Волк ранил его, - неохотно ответил норд. - Выскочил, как из - под земли прямо перед лордом, если бы он не успел поднять руку, вцепился бы в горло.
  Это что же получается? Спасая одного, я чуть не убила второго? И как сильно его ранили? Хватит ли моих умений, чтобы помочь? В саквояже есть и обезболивающие и антибиотики, но можно ли их использовать? Все-таки другой мир, а вдруг аллергия! С анафилактическим шоком я точно не справлюсь. Рассуждая, таким образом, я накрутила себя до такой степени, что увидев бледного до синевы Хока, сидящего в кресле у огня, я вздохнула с облегчением. Он в сознании и руку ему не откусили.
  - Зачем ты ее привел, - Его Сиятельство нахмурилось.
  - Пусть посмотрит на рану, лорд. Малышка помогла мне и рука у нее легкая.
  - Ну, пусть посмотрит, - нехорошо улыбнулся Хок и повернулся, продемонстрировав мне замотанное окровавленным полотном плечо.
  И что? Он воображал, что я упаду в обморок?
  - Нужно снять повязку, - я подошла ближе и поставила саквояж на стол.
  - Снимайте.
  Издевается!
  Я разматывала полотно очень осторожно. Рана..., ну не так плохо, как я себе навоображала, но и хорошего мало. Придется шить, а шить я не очень.... Тренировалась, конечно, папа хотел сделать из меня полноценную хирургическую сестру, но чтобы по-настоящему никогда. Страшно.
  - Мне придется зашить, - моя улыбка получилась немного кривоватой.
  - Шейте, - прищурился Хок.
  Придурок, он что, думает я просто так сюда пришла?
  - И убрать боль у меня не получиться.
  - Переживу.
   Я осторожно дотронулась до него, мышцы слишком напряжены, да я иглу сломаю! А обезболивающее давать нельзя.
  - Гру, лорду нужно выпить. Чего -нибудь покрепче, - норд кивнул и через мгновение протянул Хоку стакан.
  Вот и хорошо, выпьет и расслабится. Да и травма обычно снижает чувствительность.
  - Если все сделать быстро, то вы ничего не почувствуете.
  - Правда?
  Я кивнула и начала подготавливать все, что мне могло бы пригодиться.
  - Вы делали это раньше?
  - С живыми никогда, - Хок беспокойно вздохнул.
  - Я тренировалась, на курицах и мясе, - быстро поправилась я. - Ну и видела, много раз.
  Хок.
  Ее пальцы дрожали, когда она прикоснулась ко мне, я вздохнул, и она тут же забеспокоилась.
  - Я делаю вам больно?
  - Нет, леди, мне не больно.
  - А так?
  - Нет, - я неожиданно охрип.
  - Нужно закрепить руку, чтобы вы случайно не дернулись. Давайте ее сюда.
  - Куда?
  -Сюда,- она положила свою руку в подмышку. - Вы должны положить сюда кисть, ну? Гру не сможет помочь, мне будет неудобно.
  - Вы требуете от меня слишком много, я мужчина, - неужели я краснею!
  - Ну, вы же благородный мужчина? - улыбнулась она. - Вы просто раненый и я оказываю вам помощь.
  Тэйе.
  Он все-таки сделал то, что я просила. И хотя я убеждала себя, что Хок всего лишь раненный, но глядя в его глаза поняла, что ощущения не те. Я крепче прижала к себе его руку и сказала:
  - Не дергайся.
  Итак, первый стежок... Хок вздрогнул, я замерла.
  На его лбу вдруг выступили крупные капли пота, и он побледнел.
  - Нечего тут терять сознание! - фыркнула я. - Закрой глаза и дыши.
  Я старалась. Первые стежки были кривоваты, а вот под конец ... папа был бы доволен.
  - Ну как?- поинтересовалась я мнением Гру.
  - Как мухи на сыром мясе, - скривился Хранитель.
  Лорд скосил глаза на мою работу, и устало улыбнулся.
  - Для первого раза неплохо, леди. Теперь я справлюсь сам.
  - Не думаю, - хмыкнула я.
   Судя по блестящим глазам и лихорадочному румянцу, у Хока была температура.
  - Вам нужно лечь. Ты поможешь, Гру?
  - Это необязательно, - хрипло заметил Хок.
  - Не думаю.
  - Я не допущу вас в свою спальню.
  - А я и не стремлюсь. Вы можете устроиться тут, - я указала на некое подобие дивана в углу.
  - Это так необходимо? - осторожно спросил меня Гру. - Он же воин, а не девица.
  - Все может быть очень плохо, - тихо ответила я.
  Как я буду справляться с горячкой? А вдруг у него заражение? Мне вспомнилась картинка из одного из папиных учебников, изображавшая ампутацию в средневековом антураже, таком как здесь, меня затошнило.
  - Ты присядь, - Гру подтолкнул меня к креслу. - Я сделаю то, что ты просишь.
  Постель для лорда Хока соорудили на удивление быстро и с небольшой помощью Гру он все-таки улегся. Конечно, можно было бы померить у него температуру, но я и так знала что она слишком высокая.
  - Ну вот, лорд лежит, как ты и хотела. Что дальше? - спросил Хранитель
  - Ничего хорошего.
  - Не верю, лорд сильный молодой мужчина, он воин. Справится! Подумаешь, горячка!
  - Если бы это случилось в моем мире с моим земляком, то я промыла бы рану, зашила бы ее, вколола бы противостолбнячную сыворотку, обезболивающее и антибиотик, чтобы избежать заражения. А в случае, если пациент потерял много крови, вот как Хок, ему бы еще и капельницу поставили.
  - Я мало что понял, но не думаю, что он, - норд кивнул в сторону Хока, - сможет возразить. Делай что хотела, малышка, если это поможет. Скажу честно, у тебя на удивление легкая рука. Наш Целитель предпочитает тех, кто теряет сознание на первых минутах лечения.
  - Ты не понимаешь..., - начала я снова.
  - В твоей сумке нет необходимого? - перебил меня Гру.
  - Есть, но я боюсь, что лорду это не подойдет.
  - Почему?
  И как ему объяснить?
  - Если лекарства в этой сумке подходили для лорда Фредегарда, то и для Хока подойдет, - прищурился Хранитель.
  А ведь и правда! У деда никогда не было проблем с человеческими лекарствами, так же как и у бабушки, так же как и у папы. Мне, правда, ничего не помогло, но это к делу не относится. Так. Собраться и не распускать нюни!
  - Гру, ты мне поможешь?
  - К вашим услугам, моя леди, - Хранитель аккуратно стер слезу с моей щеки.
  Хок был слишком слаб, чтобы сопротивляться, к тому же, я попросила Гру привязать его. Мало ли что он мог вообразить в горячечном бреду, увидев импровизированную капельницу.
  Я сделала все что могла, теперь мы могли только ждать. И, по крайней мере, видения Агами, отпиливающего руку Хока, меня больше не преследовали.
  Глядя на немного бледного, но спокойно спящего лорда, я спросила:
  - Я виновата?
  - Виновата, - кивнул Гру. - Пещеры опасны. Там легко заблудится. Иногда, туда забредают раненые или больные животные. Несколько лет назад там нашла укрытие целая стая кириков. Было очень неприятно вылавливать их, малышка. Было много таких, - указал он на Хока. - Четверых спасти не удалось.
  - О волке, о котором ты так переживала, мы знали. Его никто бы не тронул, только если бы надежды на его выздоровление не осталось. За ним присматривали. Было важно понять, как он попал в пещеры, вере слишком опасны. Твое появление там было очень некстати! А потом зверь исчез. Женщин сразу же закрыли в комнатах, а мужчины обыскивали нижние этажи крепости и пещеры.
  - Твое упрямство, девочка, слишком дорого обходится, - Гру наклонился ближе. - Тебе запрещают только то, что может представлять опасность для жизни, а ты не веришь и обижаешься.
  - Я не знала, мне никто не сказал....
  - А ты спрашивала?
  - Ты хочешь сказать, что если бы я спросила, мне бы ответили?
  Хранитель молчал.
  - Я хочу домой, Гру. Я здесь чужая и никогда не привыкну. До праздника осталось несколько дней, я хочу уйти сразу после него.
  Он ничего не ответил, только тяжело вздохнул.
  Некоторое время мы молчали, норд недовольно сопел, глядя на огонь в камине, а я сидела и смотрела на спящего Хока.
  - Гру? А что будет после того, как я прочитаю завещание деда?
  - Хок станет новым лордом-хранителем, будет править, женится...
  -Женится?
  Хранитель оторвался от разглядывания огня и повернулся ко мне.
  - Прямо на празднике и женится, невеста уже сговорена.
  - Ну конечно, - я отошла к окну и уставилась на снег.
  - Девушка чудо как хороша, - не унимался Гру. - Умница, красавица, а рукодельница какая!
  - Ага, - буркнула я. - Шьет, вяжет, слова не скажет....
  Пора домой.
  Утром прибыл Агами. Оглядев цепким взглядом меня, Гру и Хока, Целитель поклонился и сказал:
  - Я могу взглянуть на рану?
  Он придирчиво осмотрел извилистый красный шрам, припухший, с потеками сукровицы, посчитал пульс....
  - Что ж нужно признать, что вы отлично справились, леди.
  - От лица спящего лорда, выражаю вам свою признательность и восхищение. Как вам удалось добиться таких ровных стежков? Шрам будет на удивление аккуратным. Вы его связывали?
  - Она положила его руку вот сюда, - Гру широко улыбнулся и засунул свою ладонь подмышку.
  - Интересно, - задумчиво пробормотал Агами, заметив мой саквояж, его глаза вспыхнули.
  - Вы позволите? - спросил он, не отрывая горящего взгляда от блестящих хирургических инструментов.
  - Конечно можно, но только не тут. У вас же есть... кабинет или лаборатория или мастерская? - ну или пыточная на худой конец.
   Я больше не хотела тут оставаться, я же не его невеста, чтоб сидеть здесь и держать его за руку.
  - Идемте, - сразу согласился Агами. - С ним все будет хорошо.
  - Я тоже пойду, - прищурился Гру. - Я ему не доверяю.
  Все как я себе и представляла. Полутемное помещение, масса колбочек-скляночек, везде связки сушеных трав и каких-то подозрительных корешков. Но без крыс, пауков и заспиртованных уродцев в банках. И было очень чисто, нигде ни пылинки.
  - Рассказывайте! - велел мне Целитель, с жадным любопытством крутя в руках стетоскоп. - Для чего нужна эта вещь?
  Говорила я долго. Агами устроил мне форменный допрос, с невероятной ловкостью вытягивая из моей памяти все, что я знала, читала, видела, все чему научил меня отец. Мне пришлось перевести ему все инструкции, которые нашлись в саквояже. С лекарствами было сложнее, в фармакологии я была полным профаном, а слова "вот эти таблетки принимают, когда болит живот" Агами не устраивали. Он предпочитал докапываться до сути.
  Только благодаря вмешательству Гру, Агами отпустил меня поесть и немного отдохнуть. Пока я приводила себя в порядок, мастер проведал Хока и сообщил мне, что "милорд вполне здоров, у него хороший аппетит, и он занят своими обычными делами". Я выразила ему свою радость от этой замечательной новости, больше о Хоке мы не вспоминали.
  К вечеру я себя исчерпала, голос почти пропал, голова болела, а вид разложенного на столе содержимого аптечки первой помощи вызывал желание что-нибудь сломать.
  - Я понимаю, что за столь короткое время невозможно рассказать все, что вы знаете леди, - нахмурился Агами. - Вы ведь не откажете старику в удовольствии послушать вас снова?
  А вот это уже угроза.
  - Я пойду? - улыбнулась я, отступая к выходу.
  - Нет, - прищурился старик. - Теперь поговорим о вас леди. У вас есть зеркало?
  - Ну, есть, - осторожно ответила я.
  - Когда вы в последний раз в него смотрелись?
  Да я вообще в него не смотрюсь! Зачем?
  Целитель усмехнулся и сказал, протягивая мне руку:
  - Порадуйте старика.
  Гру нахмурился и сделал шаг вперед.
  - Твоей подопечной ничего не угрожает, Хранитель, - хмыкнул Агами.
  - Боитесь меня, леди?
  Топая за худой нескладной фигурой, я усмехнулась. Развели на "слабо", а я еще над Томи смеялась. Мы вернулись на женскую половину, в мою комнату. Поставив меня перед зеркалом, Агами, отдернул тяжелые шторы.
  Я взглянула на отражение с некоторой опаской, я вообще зеркал не люблю, а тут... ну раз пообещала. То, что я увидела, заставило меня испуганно ойкнуть. Кто это? Я выглядела..., я выглядела.... Почему я так выгляжу? Шилд ожил, весело свистнул, и легко пробежавшись по руке, уселся у меня на макушке с гордым видом. Я молча изучала свое лицо, все было узнаваемо, это мои губы, нос, подбородок. От волнения я закрыла лицо руками и несколько раз глубоко вздохнула, потом посмотрела снова.
  Это была я. Но я поправилась и больше не выглядела заморышем, у меня действительно появились, как это...формы. Небольшие, но все-таки. Локти, коленки и ключицы уже не торчали наружу. Кожа приобрела нежный оттенок кофе с молоком, глаза стали яркими и живыми, а волосы не напоминали мертвую прошлогоднюю солому. Я положила ладонь на стекло, на пальцах блестели мифриловые кольца.
  - Мастер? - я повернулась к довольному Целителю.
  - Был рад помочь вам, леди.
  - Но... как?
  - Фраги и мифрил всегда были связаны, моя госпожа. Я полагаю, там, откуда вы пришли это не известно.
  Я могла бы быть такой с самого начала! Сердце колотилось как бешеное.
  - Вот значит, какие витамины были мне нужны?
  - Когда Гру привел вас, вы были свечой на ветру, почти на грани, - вздохнули за моей спиной. - Не думаю, что там... даже с теми чудесными лекарствами...
  - Я умирала? - мой голос дрогнул.
  - Можно сказать и так, - проскрипел Агами.
  Я вздохнула.
  - Драконья кровь и мифрил на вашей руке, спасли вас. Теперь вы настоящая. Вам не нравится то, что вы видите? Те Кто Видят вовремя вернули вас домой, леди.
  - Мой дом не здесь, - тихо сказала я.
  
  Весь вечер я привыкала к своей новой внешности. Агами сказал, что на этом изменения не закончатся, для того, чтобы вернуть "облик, данный от рождения" понадобится несколько месяцев. Он сказал, что когда я совсем "оправлюсь от болезни" то "мужчины будут замирать в молчании" рядом со мной. Я так рада! Почему меня бросает из крайности в крайность? Была страшным инопланетным кузнечиком, стала .... Ну и кем я стала? Почему я не могу быть как все?
  Устроившись около айсенгардского окна в башенке, я хмуро провожала взглядом падающее за заснеженный склон солнце. Мей и Алтея шептались и хихикали внизу, Гру дремал около камина (как всегда), а Криста что-то тихонько наигрывала, перебирала струны местной гитары. Она хорошо играла и через некоторое время, я услышала знакомые аккорды. Эту песню я знаю.
  "Покуда сокол мой был со мною, мне клекот его заменял молитвы..."*. Почему я раньше не догадалась о ком эта песня? Вивет - сокол, на языке кланов. "Милого друга похитила вьюга, пришедшая из далеких земель..."*, "В тумане различит мой взор лишь очи цвета горечавки"*. И это тоже про нее, у бабули были синие, как летнее небо глаза. "Каждую ночь полет мне снится - холодные фьорды, миля за милей"*, дед тосковал по своей Родине, а когда остался один, эта тоска убила его. "В дальней стране, укрытой зимою, ты краше весны и пьянее лета"*, я смотрела на горы и снег и думала, есть ли где-нибудь кто-то кому я буду так же дорога. "Время не остановилось, чтоб взглянуть в окно резное"*, я еще раз провела рукой по листьям и цветам на оконной раме и запела.
  
  Хок.
  Я долго выбирал подарок для леди. Мне хотелось, чтобы моя благодарность была весомой, особенно после слов Агами. Старик заявил мне, что он никогда бы не стал возиться, зашивая мою руку. Для него легче было бы ее отрезать. Не думаю, что он шутил.
  На половине леди пели. Глубокий чистый голос легко следовал за гитарой.
  "Где-то бродят твои сны, королевна;
  Далеко ли до весны в травах древних...
  Только повторять осталось - пара слов, какая малость -
  Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье..."*
  Увлеченные старинной балладой, никто из свиты леди не заметил моего появления. Только норд, хитро прищурившись, наклонил голову, приветствуя меня.
  - У леди легкая рука и волшебный голос, мой лорд.
  "Сердце ранит твоя милость, как стрела над тетивою;
  Ты платишь - за песню луною, как иные платят монетой,
  Я отдал бы все, чтобы быть с тобою..."*
   Ее голос забирался под кожу, о ком она поет с таким чувством?
  - Малышка скучает по дому, - вздохнул Гру. - Там остались те, кого она любит.
  Любит?! Разве норд не говорил, что девушка жила одна? Хранитель продолжал улыбаться.
  - Подарок? - ухмыльнулся он, указывая на сверток в моих руках.
  - Ты думаешь, что это отвлечет ее?
  "Ты платишь - за песню луною, как иные - монетой,
  Я отдал бы все, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету..."*, голос Тэйе дрогнул.
  - Передай ей, - нахмурился я. - Мою благодарность!
  - Обязательно, - кивнул Гру. - Как только песню допоет, так сразу и передам.
  *Хелависа "Сокол".
  Тэйе.
  - У вас такой красивый голос, леди, - Алтея поднялась в мою башенку. - Мне всегда нравилась эта баллада, может, вы согласитесь спеть еще?
  - Не сегодня.
  - Вам принесли подарок, - лукаво улыбнулась она.
  - Мне? Кто?
  - Лорд Хок, - отчего-то покраснела девушка.
  Я отлепилась от окна. Он принес мне подарок! Простое "спасибо" было бы гораздо приятнее.
  
  - Леди, - Криста стояла рядом с креслом, прямая как палка.
  - Милорд Хок, выражая вам свою признательность за заботу и внимание....
  - Что это?
  - Это? - Криста непонимающе уставилась на мех в своих руках.
  - Это что? - я ткнула пальцем в сверкающее светло-серое великолепие.
  - Мех снежного волка, леди. Это бесценный дар.
  Я подошла ближе, прикоснулась, серебристый мех шелком скользнул по руке.
  - Оставь это.
  - Вам нужно....
  - Иди Криста, я хочу остаться одна. И вы девушки тоже, идите....
  Никто не спорил, одна за другой они приседали в реверансе и исчезали за дверью.
  - И почему ты отослала их? - лениво поинтересовался Гру.
  - Хочу спалить "бесценный дар", - пожала я плечами и потащила мех к камину.
  - Ты с ума сошла! - Гру выхватил сверток у меня из рук. - Что не так?
  - И ты еще спрашиваешь? Он подарил мне шкуру волка, такого же, как тот, что мы вывели из пещер. Этого, вероятно, добили из жалости? Чтоб не мучился? Это отвратительно! Он пахнет кровью!
  Гру осторожно принюхался.
  - Я заберу.
  
  Хок.
  Песни она поет! Скучает! Любит! Она не имеет на это права!
  - Милорд, хочу сообщить вам, что наша леди вполне способна прочесть завещание самостоятельно, правда пишет она не так уверенно, как читает, но все же.... Я, признаться, не ожидал от нее таких успехов, - Дикон неожиданно появился рядом.
  - Я восхищен ее многочисленными талантами! Вы еще не слышали, как она поет?!
  - Вас это не устраивает? Мне казалось, что это только придает девушке ценности, как оправа драгоценному камню.
  - Ювелир уже приехал? - оборвал я излияния Старейшины.
  Дикон улыбнулся и кивнул.
  Прекрасно! Мне надоела эта неопределенность, как только я одену ей на руку браслет, скучать ей больше не придется.
  Мне никогда не нравился мастер Райлах. Что забыл этот южанин в Серых Башнях? Но он год за годом появлялся в канун Средзимья, привозя с собой изящные дорогие вещицы.
  - Я так долго ждал этого момента мой господин, - снисходительная улыбка искривила тонкие губы. - У меня есть множество вещей, которые порадуют вашу избранницу и украсят ваше оружие.
  - Я пришел сюда не за этим. Я хочу, чтобы вы заменили камни в этом браслете, - достав из кармана отцовский подарок, я положил его в центр стола.
  - Прекрасная работа! - восхитился Райлах. - Только зачем же менять эти камни?
  - Цвет не подходит.
  - И какой же цвет предпочитает господин?
  - Синий.
  - Какого рода синий, господин? У этого цвета множество оттенков.
  Я повернулся к окну, взглянув на стремительно темнеющее небо, как мне объяснить ему?
  - Быть может, если я увижу девушку, то смогу подобрать камень, достойный ее красоты?
  Наглец! Как может мертвый камень передать красоту ее глаз?
  - Вы увидите ее за ужином, мастер. У леди Агомар доброе сердце и она лично приветствует тех, кто прибыл в крепость.
  
  Тэйе.
  Настроение было отвратительным. Почему я все время думаю об этой "невесте"? Какая мне разница кто будет вышивать Хоку подштанники? Почему все мои желания исполняются шиворот-навыворот? Я хотела быть симпатичной, ну вот стала. Не красавица, конечно, но вполне ничего. Так я же здесь, как белая ворона! В прямом смысле! Нет тут блондинов, ни одного. Все как на подбор брюнеты разной степени жгучести. А я, блин, Снегурочка!
  Раньше я ненавидела свою внешность, эта мне тоже не нравилась. Маленькая, худая, белобрысая, темнокожая. И все так же незаметна на фоне яркой красоты Кристы, нежной привлекательности Алтеи и откровенной сексуальности Мей. Представляю, что я буду чувствовать, когда увижу избранницу Хока! Идеал, который даже Гру превозносит до небес.
  С каждым днем в крепости становилось все больше людей. Торвальд, развив кипучую деятельность, вернул в Серые Башни всю обслугу. Я их не считала, но их было очень много, гораздо больше сотни и все они смотрели на меня с восхищением. Чтобы их не разочаровывать я попросила Торвальда познакомить меня с каждым. Он удивился, но не отказал. Я улыбалась и кивала, кивала и улыбалась, воображая себя английской королевой. У меня опять появилось чувство, что я окружена хищниками, что болтаюсь посреди океана, а вокруг сужая круги, плавают акулы, и нет никого, кто бы пришел мне на помощь. Все вокруг меня были отвратительно счастливы, вся эта чертова куча народа, собравшаяся здесь, радовалась предстоящему празднику, "коронации" Его лордства и конечно свадьбе!
  И пусть я изменилась внешне, внутри я была все такой же, привыкшей обижать первой, чтобы не быть обиженной. Никакой мифрил не сможет это изменить. Слишком глубоко это в меня въелось.
  А еще меня посадили под замок, домашний арест так сказать. Женскую половину я покидала только под усиленным тремя стражами конвоем с Лентолетом во главе. Молчаливый, спокойный, сосредоточенный, немногословный. На шаг сзади и справа, с перманентным милым синяком на скуле - настоящее сокровище! Он все еще дулся, оставляя у моих дверей охранников, исчезая в неизвестном направлении. Я подсовывала ему пирожные и заводила разговоры о пустяках, которые он стойко игнорировал.
  - Перестань извиняться! - ворчал Гру. - Мальчишке только на пользу! А то слишком нос стал задирать. Первый год в стражах и уже телохранитель принцессы! Ты же его не только от наказания освободила, ты его вровень с капитанами поставила, вот он и навоображал себе. Понятное дело, ребята в казарме его бы быстро нос задирать отучили, но ты первая успела. Синяк -то у него знатный! Не хуже того, что Хок поставил. Вот и бесится теперь. Как же, девчонка в бараний рог скрутила. Теперь вот наверстывает то, что пропустил, стоя около твоих дверей.
  Выходило, что сама того не подозревая я сделала из Лена очень важную персону. Главу своих телохранителей, которых по статусу мне полагалось целых десять штук. Перепрыгнув одним махом через несколько ступенек служебной лестницы, парень несколько загордился. Мой синяк вернул его на грешную землю и мой "сержант-ат- армее" рванул повышать "боевую и политическую" вместе с товарищами по службе. Наверно и мне пора собой заняться.
  - Гру, ты помнишь, как мы встретились?
  - А что такое?
  - Мне не помешало бы заняться собой, пример Лена меня вдохновил.
  - Ты про "танцы" свои что-ли? Зачем? - Неохотно отозвался Гру. - Зачем тебе это? Тебе не стоит заниматься этим здесь.
  - Почему?
  - Айсенгард, - нахмурился Гру. - Когда я тебя увидел то именно так и подумал.
  - Ну и что? У Фраги с ними кровная вражда? Я больше не могу слушать лекции Кристы и восторги девчонок по поводу праздника!
  - Гру?
  - Лорд запретил тебе выходить из комнаты
  - Я не буду, - пожала я плечами. - Из комнаты не буду. Шилд нашел замечательный ход из моей гардеробной. А из гардеробной мне выходить не запрещали. Ну, пожалуйста, я же с ума тут сойду!
  
  Хок.
  - Я видел леди, господин, - ювелир склонился в поклоне. - Она драгоценна как глоток воды в пустыне, дуновение ветра в зной, бутон в каплях росы. Мечта.
  - Вы заменили камни? - Мне была неприятна сама мысль о том, что этот южанин смотрел на нее и эти его сравнения...
  - Я долго думал, господин, как оттенить ее красоту, ведь она ценна сама по себе. Ледяной блеск мифрила, синяя бездна сапфиров, свечение опала и блеск турмалина. А эта ее трогательная худоба!? О, господин, я не сомневаюсь, что в скором времени она превратится....
  - Ты забываешься! - рука сама потянулась к кинжалу.
  Райлах улыбнулся.
   - Девушка знает о вас?
  - Ты хочешь остаться без языка, мастер?
  Ювелир вздохнул и протянул мне обожжённую ладонь. Это не было похоже на тот браслет, что я дал ему, но подходило Тэйе гораздо больше. Ажурное переплетение стеблей и листьев, скрывавших в себе руны моего имени. И ни одного камня, только металл.
  - Вам нравится, господин?
  - Он достоин руки принцессы, - браслет был действительно красив. - Где же камни, о которых ты говорил?- хмыкнул я.
  Он с улыбкой покачал головой.
  - Твои руки, мастер. Агами поможет, мифриловые ожоги болезненны, - я забрал браслет и кинул на стол кошелек.
  - Господин уже не хочет отрезать мой язык? - прищурился Райлах.
  - Агами может сделать и то и другое.
  - Хочешь тронуть розу - рук иссечь не бойся, - ответил ювелир с загадочной улыбкой. - Я найду способ помочь себе.
  Он найдет способ! Если бы и для меня все было так же просто. Чем ближе приближался праздник, тем тяжелее становилась драгоценность, которую я носил в кармане.
  Еще несколько дней и в Серых Башнях соберутся родовые вожди, леди Тэйе прочтет завещание лорда Фредегарда, а потом..., потом должен буду отдать ей этот браслет. Что я буду делать, если она не примет его? Эта мысль грызла меня всю последнюю неделю, я злился и ссорился с ней, запретил покидать комнаты. Неопределенность и беспокойство ужасно раздражали. Насколько было бы проще, если бы лорд Фредегард потрудился воспитать свою внучку, как подобает! Она скромно опустила бы глазки и взяла бы браслет. А я, со спокойной душой, закрыл ее на женской половине и занялся бы повседневными заботами о клане. Думал бы о важных делах, обучении новобранцев, ремонте нижних залов и корме для лошадей. Выслушивал жалующихся друг на друга родовых вождей, инспектировал мифриловые рудники, сидел на собрании Старейшин.... А она помогала бы мне расслабиться после тяжелого дня. Я поморщился, картина, которую заботливо нарисовало мое воображение, была удивительно привлекательна и отвратительно скучна.
  Зачем было грубить ей? Изображать из себя деспота? Девчонка упряма и независима. Я не верю, что там, откуда она пришла у нее не было поклонников. Она может украсть сердце и у слепого, сказав пару слов. Мне она их сказала, вчера за ужином.
  Сидела за столом, похожая на луну в беззвездном небе или море в штиль или пустыню. Одна. Неужели она думает, что если будет держать всех на расстоянии вытянутой руки то останется свободной? Как сделать так, чтобы моя ледяная принцесса оттаяла?
  Перламутровая кожа, сапфировые глаза, лунный шелк волос.
  - На что вы смотрите, леди? - не выдержал я.
  - На свои разбитые мечты, лорд, - зябко поводя плечами, ответила она.
  Почему она не носит мой подарок? Я навредил сам себе, она была рядом, но на самом деле очень далеко. Никаких споров, только вежливость сводящая зубы. Она смотрела на меня. Я знал, что она смотрит, запах вески выдавал ее, я слышал, как она вздыхает, глядя на меня. Я совершил глупость, повел себя как новобранцы на плацу, когда служанки бегают взад вперёд по двору. Принцесса...! Почему она не такая как те девушки, которых так настойчиво сватали мне в Намарре?
  И она почти ничего не ест. Больна?
  - Я хочу знать, что с ней! - Целитель даже не поднял голову, увлеченно копаясь в каких-то корешках.
  - Ничего. Леди грустит. Девушке такого склада трудно оставаться в четырех стенах. Ей нечем заняться. Она угнетена. Ей трудно, - Агами бормотал все это, не отрываясь от своего занятия. - Если вы и дальше будете держать ее на женской половине ситуация только ухудшиться. Апатия перерастет в раздражение и злость.
  - Нечем заняться? До праздника остались считанные дни, пусть готовится. Платья, драгоценности, прическа....
  Старик оторвался от своего сена и удивленно посмотрел на меня.
  - Вы считаете, что это займет ее? Вы неправильно думаете о ней, лорд. Ее вышивка украшает вашу руку, какая бы из наших леди сделала такое? Тэйе не тепличный цветок, она, она..., - Агами ткнул пальцем в один из сосудов стоящих у него на столе.
  - Отличное сравнение, мастер, - осклабился я, разглядывая тонкое хрупкое стекло.
  Целитель фыркнул и, размахнувшись, швырнул сосуд на каменный пол. Я отшатнулся, закрывая глаза от тонких осколков.
  - Она не разбилась?
   - Это шуичи - драгоценное стекло Акадзомэ, - поджал губы старик. - Оно тверже стали милорд.
  
  Тэйе.
  
  Для того чтобы уговорить Гру помогать мне, понадобилось два дня. Еще день ушел на то, чтобы хоть как-то прибраться в обнаруженном мной помещении. Хранитель назвал его Арсеналом. Мне было без разницы как его называть. Я не могла подчиниться приказу Хока, не выходить за пределы женской половины, потому что должна была избавиться от напряжения, неприятных мыслей и притаившейся за углом депрессии.
  С лордом я виделась исключительно за столом. Он сидел напротив меня с мрачным видом, гипнотизируя голодным взглядом. Как будто я кусок хлеба, а у него нет денег, чтобы заплатить. Он не язвил, не делал замечания, не указывал. Он вообще со мной не говорил. Безупречно вежливый, безупречно галантный, безупречно предупредительный, безупречно замкнутый и отрешенный.
  Интересно, чтобы я почувствовала, если бы он посмотрел на меня с интересом? Так как Лен смотрит на Алтею, к примеру? Или Беорн, смотрящий на Мей взглядом, который запросто мог расплавить металл?
  И мне не зачем смотреть на него, чтобы понять, чего я лишена. Теплое прикосновение, приятный мужской аромат.... Я слишком отличаюсь от всех, зачем я ему? У него есть невеста.
  Ничего, осталось немного, два-три дня и я буду свободна.
  - Ты проводишь меня, Гру? - шепнула я Хранителю, еле высидев положенное время за общим столом.
  - И охота тебе заниматься ерундой?
  - - Я привыкла чувствовать уверенность в себе, - не буду же я распространяться о том, что если бы не эти занятия, то моя жизнь была бы значительно труднее.
  - Малышка, женщине у нас ничего не грозит, а тем более, такой как ты.
  - Ага, - хмыкнула я, оглянувшись на застывший у стены почетный караул из трех стражей и Лентолета.
  
  Казалось бы, все в порядке. Мягкий свет факелов, тишина, умиротворяющее сопение Гру, пристроившегося на принесённом стуле. Но ничего не получалось, даже встать правильно и то не смогла, я не справлялась с элементарным. Ноги и руки жили своей собственной жизнью и не хотели подчиняться, ни координации, ни равновесия - деревяшка. Как тогда, на первом занятии с Оби Ваном.
  Норд смотрел на меня, презрительно поджав губы.
  - Ты уверена, что это, - он изобразил неопределенный жест рукой, - тебе необходимо?
  - Необходимо. Времени у меня навалом, - буркнула я. - Ничего, я все вспомню.
   Но сколько я не билась, ничего не получалось, мне не удавалось уловить ритм, последовательность позиций, никакой мышечной памяти. Все как в первый раз!
  - Пойдем спать, малышка? Хватит мучить себя.
  Я не ответила. Я сидела, прислонившись спиной к стене, вот сейчас я отдохну и попробую еще раз. Как жаль, что у меня нет музыки. Тогда она мне очень помогла. Я просто себя отпустила. Начав очередное движение, я больше не думала что правильно, а что нет, позволив телу жить собственной жизнью. И ничего страшного не произошло, все вышло гармоничным и вполне допустимым даже с точки зрения Учителя. Теперь все движения были связанными перетекающими одно в другое. Каждое тянуло за собой следующее, и я даже позволила себе некоторую импровизацию, чем очень порадовала Оби Вана. Он кое-что подправил, обозвал все это "произвольной формой" и заставил продемонстрировать остальным, как пример "упражнений позволяющих лучше почувствовать свое тело и отключающий контроль сознания за заученными движениями". Один из "доберманов" снял это на видео. Я с трудом узнала себя в гибкой фигурке. И два веера - тэссен в моих руках были крыльями бабочки....
  Где же мне музыку найти? Разве что Кристу сюда приволочь, чтоб на гитаре сыграла. Пальцы сами нашли гладкую спинку Шилда.
  - Ты очень полезный девайс. Сканер, фонарик и вообще, - я вздохнула. - Жаль, что плеера нет.
  "Як не загубиш, то не знайдеш,
  Я зрозуміла тепер.
  Втратити все на світі,
  Щоб мати тебе"
  Я подскочила напряженно вслушиваясь. Откуда?
  - Чего подскочила? - проворчал Гру. - Уходим?
  "Все що навколо - все недарма,
  Кожен шукає своє.
  Хтось по житті мене за собою веде..."
  - Ты слышишь? - взвизгнула я.
  - Слышу, - согласился норд. - Как ты кричишь.
  "Тримай...
  Біля серця мене тримай,
  Тісно... ти мене тримай"
  Я напряженно вслушивалась, это что глюки?
  "Лиш одну... ти мене тримай", пропела Лама где-то в глубине моего сознания.
  - Не смей кусаться! - вскрикнула я, потирая руку, на которой сидел Шилд.
  А морда у него была жутко обиженная.
  - Это ты?!
  - Чего я? - буркнул Хранитель. - Нужно заканчивать с этими глупостями. Тебе нужно больше спать и есть.
  - Все хорошо, - улыбнулась я. - Теперь все обязательно получится.
  Оказалось, что комплектация дракончика предусматривает стереосистему с огромным количеством музыкальных произведений, начиная от Рио-Риты и заканчивая хардкором. Где только такого наслушался? Продираясь сквозь эту мешанину, мне все же удалось выделить свои любимые композиции, правда от какофонии в мозгах, страшно заболела голова.
  
  - Это такая радость для нас, леди, что вы появились как раз перед Средзимьем! - восхищенно вздыхала Мей.
  Теперь меня не коробили эти постоянные вздохи и щенячий восторг. Я слушала музыку.
  - Моя бабушка часто рассказывала мне про то, как пышно отмечали праздник в Серых Башнях, а теперь я сама это увижу! - улыбалась Алтея.
  - А ты уже приготовила подарок? - хихикнула Мей и толкнула покрасневшую, как рак Алтею.- Уверена, Лентолет про тебя не забыл!
  В последние два дня никто в крепости никто не мог разговаривать ни о чем кроме этого. Я вдоволь наслушалась воспоминаний о былом великолепии и о том, какими унылыми были эти дни в отсутствие лорда Фредегарда. Мне показалось немного странным, что ни дед, ни бабушка никогда не рассказывали мне о Средзимье, но я не придала этому большого значения. Праздник и праздник, помесь Нового года с Рождеством, приходящийся к тому же на день зимнего солнцестояния. Вопрос подарков, вот что беспокоило меня по-настоящему.
  И теперь, слушая болтовню девушек, я спросила:
  - А подарки нужно дарить всем?
  -Вам, миледи, - тут же вмешалась Криста, - следует преподнести подарок только одному человеку, милорду Хоку. Остальные недостойны вашего внимания, - закончила она, и многозначительно посмотрела на Мей и Алтею.
  -Я не хочу дожидаться праздника, чтобы вас порадовать.
  Действительно не хочу, у меня не будет времени, чтобы дарить подарки, как только прочитаю завещание, тут же уйду. Так что праздновать они будут без меня.
  Мей и Алтее я приготовила бархатные платья из запасов бабушки, ну и кое-какие безделушки. Девчонки решительно настроились замуж, так что приданое им понадобиться. Мадам я презентовала злосчастные меха, полученные от Хока, в благодарность за терпение так сказать. Не обращая внимания на онемевших "фрейлин", я продемонстрировала им подарки для Томи, Лентолета, Гру и всех остальных
  - Вы очень щедры, миледи, - голос у Кристы слегка дрожал, Мей и Алтея согласно кивнули.
  - Я... мы не ожидали таких даров. И все остальные будут так же поражены. Но..., что же в таком случае вы подарите лорду Хоку?
  - О! Для него у меня есть особый подарочек! - я сладко улыбнулась. - Вот, вам нравиться?
  Разбирая бабушкину корзинку для рукоделия, я нашла там незаконченную работу. Грубый полотняный пояс, расшитый ярко-синими нитками. Вышивка была простой и схематичной, какие-то крючки, переплетенные с палочками. Эта деталь костюма определенно была мужской, я видела такие на поварятах Бертина, на нескольких молодых стражах, на слугах, бегавших туда-сюда с охапками еловых веток. Не знаю, для кого бабушка вышивала, но я без труда закончила ее работу, мстительно хихикая от предвкушения.
  Показав свой шедевр, я приготовилась слушать лекцию Кристы о недостойном поведении, но ничего не было. Не было даже молчаливого осуждения. Как же так? Я же сделала это из вредности. Для всех ценные подарки, а для лорда половая тряпка расшитая суровыми нитками! В чем дело?
  Взглянув на это уродство, Мей и Алтея смущенно захихикали и выскочили из комнаты, унося в руках обновки. А Криста неожиданно мягко сказала:
  - Спасибо леди, никто из нас не заслуживает подобной щедрости, - она присела в безупречном реверансе.
  - Но то, что вы приготовили для лорда.... Поверьте, господин по достоинству оценит ваш дар, так же как и все мы.
  И она вышла, оставив меня в полном недоумении. Мне так и не удалось выяснить значение моего "подарка". Девчонки глупо хихикали, Криста поджимала губы. Гру посоветовал не забивать голову ерундой, а Дикон самостоятельно найти ответ в библиотеке. Да мне жизни не хватит, чтобы все эти книги перечитать! Теория Заговора во всей своей красе!
  
  Хок.
  С тех пор, как я принял на себя обязанности главы клана, времени для себя оставалось совсем немного, но когда выпадала такая минута, я приходил сюда. То, что я видел и чувствовал, находясь здесь, было самым лучшим, что было в моей жизни. Это было мое убежище, место, уединение которого никто кроме меня не нарушал. Я любил Серые Башни. Каждый камень. Каждую трещину. Знал все потайные лестницы в толще стен (ну или почти все). Я мог подробно описать огромные нижние залы и небольшие комнаты наверху. Я влюбился в крепость еще ребенком и с годами эта привязанность только усиливалась. Иногда мне казалось, что я связан с крепостью кровными узами. И здесь, на крохотной сторожевой площадке, рядом со старым Арсеналом эта связь была особенно тесной.
  Она была здесь. Я понял это еще не видя ее, слабый цветочный аромат витал в воздухе. Нужно было обнаружить свое присутствие раньше, теперь придется постараться, чтобы Тэйе меня не заметила. Но как ей удалось выйти? Где Лентолет и Гру? Зачем вообще она явилась сюда в такую рань? И на ней опять были штаны!
  Зябко передернув плечами, она широко расставила ноги и немного покачалась из стороны в сторону, потянулась как кошка, покрутила головой и начала двигаться. Шаг вперед, приседание, одна рука у бедра другая вытянута вперед, поворот, резкий выпад правой ногой вверх... Было такое впечатление, что она ведет бой с невидимым противником. Я обнаружил себя, завороженно наблюдая за прыжками и перекатами, а потом заметил, что у нее закрыты глаза и она что-то шепчет. Это молитва или какой-то ритуал? Она поет?
  Она заметила меня, но не прекратила своего странного танца. Все ее движения были отточены, лицо спокойно. Не было удивления, страха, только глаза заблестели еще ярче. Она определенно знала, что я здесь и я недоволен.
  
  Тэйе.
  Я не стала будить сладко спавшего Гру и пробралась в Арсенал одна. Один день, мне остался один день! Я немного задумалась, какую музыку мне выбрать? О! То, что надо! Несколько слов Шилду и ...: "Говорит радиокорпорация Би-Би-Си, вы слушаете записи экзотик-поп-дуэта "Кармен".
  "Сотни лет часы на башне зазывали лордов на пир
  А теперь Биг Бен на память нам подарит сувенир
  Волны холодной реки
  Наши хоронят мечты
  
  Лондон, гудбай
  Лондон, прощай, я здесь чужой
  Лондон, гудбай
  Лондон, прощай, пора домой..."
  То, что нужно, как раз под настроение, чемоданное. Композиция еще не закончилась, когда я заметила Хока, стоявшего у стены. Черт! Ну и плевать! Пусть смотрит, пусть стоит. Я не испугаюсь. Пора окончательно убить в себе страх. Я не жертва, я не урод, я просто другая. Исключительная. Единственная.
  Почувствовав мое настроение, Шилд мгновенно среагировал, заменив голос Сергея Лемоха на любимую мной Сертаб "Here I am", то что надо! Пусть смотрит до посинения. Когда-то Оби Ван сказал мне: "Если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней", вероятно, пришло время воспользоваться этим советом снова.
  Закончив, я несколько раз глубоко вздохнула, восстанавливая дыхание и повернулась, чтобы уйти. Когда я дотронулась до камня, открывающего проход, мимо меня что-то пролетело, заставив отскочить в сторону. Кинжал Хока, воткнулся в деревянную панель передо мной. Я обернулась.
  - Возьми...те, - выдавил из себя Хок.
  - Зачем? Женщины не могут владеть оружием. Вам нужен повод для наказания?
  - Ты считаешь себя женщиной? Разве женщины пробираются сюда тайком, чтобы заняться, - он поджал губы, - непонятно чем!? Разве ты ведешь себя, как женщина? Как леди? Как принцесса? Возьми кинжал.
  Он подошел так близко, что я начала задыхаться.
  - Возьми. Он принадлежал твоему деду. Фредегард отдал его моему отцу, когда покидал Серые Башни. Теперь он твой.
  Он ушел, а я с трудом нашла в себе силы пошевелиться и выдернуть лезвие из доски, в котором оно застряло.
  
  Хок.
  Она заберет клинок, в этом я не сомневался. Девчонка попалась! Я предложил ей свою защиту, и она согласилась, следующий шаг браслет. А что до ее "танцев"..., пускай! Но только в Арсенале и только под присмотром Гру. Я не хочу, чтобы она грустила.
  
  Тэйе.
  
  После завтрака, Торвальд, многозначительно улыбаясь, сказал:
  - У нас все готово, моя леди, но осталось одно очень важное дело, о котором мы, в своих заботах, совершенно забыли.
  - Что за дело? - вяло, поинтересовалась я, думая о ножичке, который презентовал мне Хок. С чего такая щедрость?
  - Вы, госпожа! - поклонился эконом. - Вы, самое главное лицо на торжестве, поэтому все оставшееся время вы должны посвятить себе. Платье, прическа, драгоценности....
  Я хмыкнула:
  - Лицо?! Хорошо бы вместе с платьем выбрать себе и его.
  - А что с лицом? Госпожа вы не здоровы? - забеспокоился Торвальд. - Я знал, я так и знал, что вы слишком много работаете! Вас немедленно должен осмотреть Агами! Что я скажу лорду?! - Торвальд посерел и без сил опустился в заботливо подставленное кресло.
  Он так перепугался, что ушел только после моего клятвенного обещания показаться Целителю.
  Как только за экономом закрылась дверь. Мей тут же вытолкала из гостиной Томи и Лентолета. Только Гру остался сидеть около камина, довольно щурясь на огонь. Вся эта предпраздничная суета была ему глубоко безразлична.
  - Ну, госпожа, теперь мы займемся самыми приятными приготовлениями, - не скрывая своей радости, сообщила Мей.
  - Мы будем выбирать вам платье и все остальное.
  Алтея горячо поддержала сестру и даже Криста оттаяла, захваченная их возбуждением.
  Я дала себя увести в гардеробную, где в бесконечных примерках провела весь день. Мы даже ели тут, обсуждая достоинства и недостатки нарядов.
  Ближе к вечеру меня охватила тоска по дому. Последние дни я так уставала, что засыпала, едва коснувшись подушки. Быть принцессой ( пусть даже временно) и управлять повседневной жизнью замка оказалось неожиданно трудным делом. А сегодня, перебирая наряды, я вспомнила, как мы с мамой последний раз ходили за покупками, и поняла, как соскучилась по ним. Я не сомневалась, что они поймут причину, по которой я отправилась в Морак, но легче от этого не становилось.
  Спать я не могла, полная луна заливала спальню мягким белым светом. И мне вдруг захотелось увидеть, как выглядит долина за пределами замка. Можно было бы подняться в свою башенку и насладиться видом, но меня, как магнитом тянуло совсем в другое место. Я осторожно проскользнула мимо спящего Гру в гардеробную. И первое что попалось мне на глаза, было злополучное платье, которое я, несмотря на долгие уговоры девчонок, так и не решилась примерить.
  Что если одеть его сейчас? Меня никто не увидит, а я смогу почувствовать себя принцессой, не опасаясь насмешек. Забрав платье и любимый плащ-халат, я вернулась к себе. Переоделась.
  - Фу, - недовольно сморщилась я, глядя в зеркало. - Расчесаться, что ли?
  Шилд внезапно ожил, и радостно попискивая, одним прыжком оказался около шкатулки с драгоценностями. Я подняла тяжелую крышку, и дракончик вскоре потерялся среди сверкающих камней. А когда вынырнул, тащил за собой одно из ожерелий.
  - Кутить, так кутить, - подмигнула я ему, принимая драгоценный подарок из ловких лапок.
  Но он не успокоился, притащил серьги с подвесками и дивное украшение для волос. На тонкой мифриловой сеточке, непостижимым образом, были закреплены прозрачные камни, рассыпающие вокруг себя тысячи огненных искр. Шилд настаивал и я сдалась. Ожерелье приятно холодило открытую шею.
  В зеркало я решила не смотреть, боялась, что увидев результат, расстроюсь и никуда не пойду.
  
  Хок
  
  Я уже несколько ночей подряд бродил по крепости, не спалось. Завтра я стану не только лордом- хранителем. Завтра мне будет принадлежать Тэйе. И все чем заполнены эти бесконечные анфилады, достанется моим потомкам. Потомкам? Я усмехнулся. Я хочу этого, а вот захочет ли она?
  Думая об этом, я не заметил, как очутился внизу. Полная луна наполнила огромный зал призрачными тенями и таинственным шепотом. Я остановился, мне не раз приходилось слышать рассказы о том, что такими вот ночами по замку бродят души прежних лордов-хранителей. Вздохнув, я медленно пошел по центральному проходу и в нескольких шагах от Крылатого трона заметил Тэйе. Я, стараясь оставаться в тени колонн, подошел ближе и замер. Опять прячусь!
  На ней было одето нечто, окутывавшее ее невесомым облаком, в то же время четко облегая каждый изгиб. В расплавленном серебре волос, каплями холодного огня горели бесценные "слезы гор", мерцало ожерелье и серьги. Она была похожа на мечту, видение, Тельмар..., но в отличии от холодной бесчувственной Леди Сумерек, от нее веяло теплом.
  
  Тэйе.
  
  Я как на крыльях пролетела через спящий замок, и легонько толкнув высокие двери, оказалась в главном зале Серых Башен.
  В этот момент я казалась себе настоящей красавицей. Полузакрыв глаза, я медленно шла между колонн, ловя свое отражение в начищенных щитах. Там отражалось легкое светлое облачко.
  Погладив нежную спинку Шилда, я усмехнулась:
  - Жаль, что здесь нет родовых вождей, я бы показалась им настоящей красоткой, в этой темноте!
  Дракончик сморщился и обижено засопел.
  Я подошла к окну и долго смотрела на долину. Вилдвинд огромным пуховым одеялом, лежащим мягкими волнами, сбегала к морю. Луна висела так низко, что казалось, до нее можно было дотронуться рукой. Я никогда еще не видела таких огромных звезд, и попыталась найти среди них что-то знакомое. Но как, ни старалась, не смогла отыскать даже ковша Большой Медведицы.
  Легкий шорох заставил меня обернуться. Хок! Что он подарит мне на этот раз? Щит со стены? И это платье, украшения..., я не рассчитывала на зрителей.
  - Добрый вечер, милорд. Я могу уйти, если вам неприятно мое присутствие здесь.
  Он на несколько мгновений замер, вглядываясь в меня с непонятной тревогой.
  - С чего вы это взяли? И где ваш эскорт? Хотя бы Гру?
  - Гру знает, где я, кроме того, со мной Шилд, - я указала на дракончика, воинственно топорщившего гребень на блестящей спинке.
  - Все устали, милорд. Вся эта суматоха.... Мне не хотелось никого беспокоить. Мне просто хотелось побыть одной. Но это ваше место, - я кивнула на Крылатый трон. - Я уйду.
  - Останьтесь, - тихо попросил Хок. - Этот замок и ваш дом тоже...
  -Дикон сказал, что Серые Башни стоят на этом месте больше тысячи лет. Вечность..., - могу же я поговорить с ним вежливо, на прощанье?
  - Каждый из ваших предков, миледи, оставил здесь свой след. Это самая старая часть замка. Быть может, эти камни положены рукой Хантера, - Хок прикоснулся к грубой кладке.
  - Я, конечно, ничего не строила, - улыбнулась я. - Но, надеюсь, помогла вернуть былое великолепие. А завтра вы станете лордом Фраги и начнете все с чистого листа, - вздохнув и помолчав, я добавила. - Мне будет не хватать всего этого. Моя сказка закончится и принцесса снова станет тыквой.
  - О чем вы?
  - Я сделала все, о чем просил меня дед. Вернула национальное достояние и все такое. Осталось только прочитать завещание и избавить вас от своего присутствия.
  Хок внимательно посмотрел на меня.
  - Я не понимаю. Вы собираетесь покинуть Серые Башни? Но почему? Это ваш дом.
  - Мой дом очень далеко отсюда и меня там ждут.
  - Но в завещании..., - начал Хок.
  -... все предельно ясно. Я должна отдать вам меч и кольцо в присутствии кучи свидетелей. Я с радостью это сделаю.
  - Вы не до конца понимаете леди, мы с вами должны закрыть судьбу клана. Ваш дед очень ясно выразился на этот счет, - медленно, будто подбирая слова, сказал Хок.
  -А я о чем? Мы сделаем это. Вы станете основателем новой династии, найдете себе ... красивую девушку, правильно воспитанную и замечательную рукодельницу к тому же. Можете прислать мне приглашение на свадьбу, я от души за вас порадуюсь, - тихо закончила я.
  
  Хок.
  
  Я усмехнулся. Тэйе и не подозревала о решении деда. И наверняка не знала, что Гру уже давно отдал мне расчеты лорда Фредегарда, а без них вернуться в свой мир она не сможет. Мне стало жаль ее, она много сделала для того, чтобы завтрашний праздник удался, а он принесет ей только боль и разочарование.
  Я хотел поговорить с ней сейчас, объяснить, подготовить к тому, что ее ждет, но передумал. Лучше пусть остается в неведении. Учитывая ее невозможный характер, лучше поставить ее перед свершившимся фактом.
  - Я хочу сделать вам подарок, леди, - неожиданно для себя самого произнес я. - Это ... древняя традиция, дарить такое в день Средьзимья.
  - Так может, стоит немного подождать?- лукаво улыбнулась она. - Праздник завтра.
  - Зачем? Уже за полночь и значит, он уже наступил. - Я поднял вверх раскрытую ладонь.
  - Браслет? Очень красиво..., - она осторожно коснулась подарка.
  - Вы принимаете мой дар перед лицом Тех Кто Видит, леди? - запнулся я и продолжил. - Добровольно и с чистым сердцем, - закончив ритуальную фразу, я несмело улыбнулся. Как мальчишка, честное слово!
  Мое волнение было неожиданным для нее, ее глаза удивленно округлились и я застыл. Вдруг откажется?
  Но она улыбнулась и протянула руку.
   -Я буду носить его с радостью. Я заберу ваш подарок в свой мир, милорд. Он всегда будет напоминать мне о вас.
  - Только это?- рассеяно спросил я, чувствуя громадное облегчение. Все оказалось легче, чем я себе представлял. Она так легко согласилась и выглядела смущенной.
  - Это тут я леди, у меня есть три фрейлины, паж, взвод охраны и личный Хранитель, которое любит подремать у камина. Там, - махнула она в сторону гор, - я всего лишь оператор колл-центра. Мифрил не носят с джинсами, - скривилась она.
  - Но это не мешает вам дарить его, - сказал я первое, что пришло в голову, только чтобы не молчать.
  Тэйе обиженно поджала губы.
  - Не беспокойтесь, я проконсультировалась с Торвальдом, фамильные драгоценности на месте. Я позволила себе распорядиться только теми вещами, которые принадлежали лично моей бабушке.
  - Вы... я не хотел обидеть, поверьте! - я говорил искренне, проклиная себя за неосторожно вырвавшиеся слова. Мне очень хотелось сохранить хрупкое равновесие между нами. - Простите невольную обиду, моя госпожа и позвольте мне искупить вину. Назначьте цену!
  
  Тэйе.
  Я взглянула на него и улыбнулась. Я знала, чего бы мне хотелось. Мне захотелось этого, как только Хок подошел ближе. Но просить о поцелуе? Да я скорее умру! С меня хватит и того, как он смотрит и говорит сейчас. Мне будет что вспомнить. Дома. Я опустила глаза, преувеличенно тщательно разглядывая сложное плетение браслета и сказала:
  - Не стоит, милорд. Я неправильно вас поняла, только и всего.
  Рука сама нашла в потайном кармашке, сложенный в несколько раз пояс. Когда я успела положить его туда? Определенно, существовал какой-то скрытый смысл, который никто не пожелал мне открыть. Я почувствовала угрызения совести, эта тряпка не могла быть равноценным подарком для Хока. А менять что-либо поздно, я поступила глупо, разболтав всем о своих планах. Наверно будет лучше, если я подарю его сейчас. Хок не заслуживает прилюдного унижения.
  - У меня тоже есть для вас подарок и я хочу его подарить, здесь и сейчас. Вот, - я протянула ему сложенную вдвое полосу ткани, расшитую голубым узором.
  - С благодарностью принимаю ваш дар перед лицом Тех Кто Видит, - сказал он, забирая пояс у меня из рук. - Добровольно и с чистым сердцем. Нужно, чтобы вы сами его завязали, - тихо добавил он.
  Я кивнула, и неловко затянув узел, отошла назад. Хок так пристально смотрел на меня, что от смущения я не знала, куда деть дрожащие руки.
  - Холодно? Может нам стоит уйти?
  Я не в силах произнести ни слова, отрицательно помотала головой. О, это я тоже запомню!
  - Нет-нет, все в порядке. Как можно уйти от такой красоты, - я уставилась в окно, чтобы не смотреть на него.
  - - Вы правы, смотреть на такое никогда не надоедает.
  Быстро повернув голову, я увидела, что Хок, с непривычной мягкой полуулыбкой смотрит на долину далеко внизу.
  Свет луны падал на его лицо сбоку, освещая медальный профиль и темную волну волос.
  - Слишком красиво, чтобы уходить, - произнес он через некоторое время. Его глаза стали прозрачными, как хрусталь. Он смотрел на меня и в его взгляде было то, чего я хотела и боялась. Но, как и я, Хок стоял неподвижно, не решаясь на следующий шаг.
  Тишина стала почти осязаемой, когда я, собравшись с духом сумела произнести:
  - Посмотрите, какой необычный туман, он почти серебряный.
  - Покрывало Тельмар, - выдохнул Хок у меня за спиной.
   - ...С мягкой тишиной
  Возникла вдруг передо мной.
  И как прелестный призрак ты
  Несла мгновенья красоты;
  И пышным облаком волос
  Закрыла мир до самых звезд;
  Подвижный, зыбкий образ твой
  С рассвета до ночи со мной;
  Влечет меня твой нежный лик,
  Что из тумана вдруг возник..., * - нараспев произнес он.
   * Уильям Вудсворт.
  - Это... это ваши стихи? - обернулась к нему я. - Я и не предполагала, что вы ... поэт. Это очень красиво.
  - Нет, - усмехнулся Хок. - Не нужно приписывать мне чужие достоинства, леди. Это слова того, кто любил Тельмар.
  - И кем она была?
  - Она не была, леди. Она есть и будет всегда. Тельмар одна из Тех Кто Видит.
  - Божество? - я была немного разочарована, ожидая романтической истории о любви. - А эта Тельмар хорошая или плохая?
  - Она Тельмар, - пожал он плечами. - Ее благословение так же губительно, как и проклятие. Встреча с ней не несет ничего хорошего для человека. Так же как и этот туман.
  Я взглянула вниз еще раз. Внизу легким флером колыхалась белоснежная дымка, пронизанная серебряными искрами.
  - Это очень холодный воздух, - сухо сказал Хок. - Очень холодный и очень сырой. Он выжигает легкие. Попавший в этот туман, начинает задыхаться через несколько минут. Эта красота убивает, леди. Как любовь к Тельмар погубила Фанболара, написавшего эти стихи.
  Я поежилась, вглядываясь в поднимающийся все выше туман.
  
  Хок.
  
  - Но вам не надо бояться, - тихо сказал я. - Здесь, вам ничего не грозит. Мне хотелось добавить, что я всегда буду защищать ее, но слова застряли в горле и я молча протянул руку.
  - Обещаю.
  - Да, конечно, - рассеяно произнесла она и вложила свои холодные пальцы в мою ладонь.
  - Вы не обидитесь, если я спрошу вас?
  - Спрашивайте.
  - Почему вы отдали Кристе плащ, который больше подошел бы вам? - Неожиданно для меня она покраснела и опустила голову.
  - Я знаю, что поступила плохо, - вздохнула она. - Я не могу носить его, а Кристе все равно. Она не чувствует.
  - Чего? - удивился я.
  - Я..., вы будете смеяться, - буркнула девушка.
  - Даю слово, даже не улыбнусь, - я легко сжал ее пальцы, радуясь, что она не отняла руки.
  Глаза у Тэйе расширились и она вновь покраснела.
  - Вы смущаетесь? - спросил я. - Если так, то я не смею настаивать.
  - Нет, я скажу, - она осторожно освободила свою руку и прижала ее к груди.
  - Эта вещь, конечно, очень красивая и дорогая. И теплая. Но когда я дотронулась до нее у меня было такое чувство, что я чувствую боль зверя, отдавшего свою жизнь. Это ужасно, мне казалось, что мех пахнет кровью. Криста этого не чувствует, - пожала она плечами. - Ей все равно. Она рада подарку.
  - На плаще мех снежного волка, леди. Такого же, как тот, которого вы освободили из пещер. Видимо, ваше общение с этим... существом не прошло даром. Иногда, некоторые люди чувствуют его двойственную природу, - боясь напугать, сказал я.
  - Двойственную? Они ... оборотни?
  Я кивнул, к чему ей подробности? А она счастливо улыбнулась. Она радуется?
  - Я совершила доброе дело, помогла попавшему в беду существу. Вы точно ничего ему не сделали? - нахмурилась она.
  - Он на свободе, леди. Но вы, похоже, совсем не расстроены, что провели несколько часов наедине с кровожадным чудовищем.
  - Он не чудовище. - Твердо сказала она. - С чего мне расстраиваться? И если честно, то его глаза показались мне слишком умными для зверя и слишком красивыми. Почти такими же красивыми, как ваши, - быстро добавила она и легко побежала к выходу.
  Через мгновение от соседней колонны отделилась тень и поклонилась мне.
  - Доброй ночи, милорд, - тихо сказал Лентолет и бесшумно двинулся вслед за своей госпожой.
  - Моя девочка забрала у тебя лучшего парня, Хок, - Гру хмыкнул и удалился вслед за Тэйе и стражем.
  - Похоже, здесь собралась вся крепость,- проворчал я.
  - Вы немного преувеличиваете, - вежливо сказал Дикон, появляясь откуда-то из темноты.
  - Если в крепости по ночам шляется столько народа, то неудивительно, что появились эти россказни о привидениях! - разозлился я.
  Старейшина наклонил голову в знак согласия и подошел ближе.
  - Леди Тэйе была сегодня особенно очаровательна, не правда ли, милорд.
  Я был почти уверен, что Дикон видел, как я смотрел на девушку и слышал каждое слово и теперь прячет улыбку в густой бороде.
  - Ты прав, то, что мы видели, было больше похоже на принцессу, чем всегда. Спокойной ночи, мастер.
  
  Тэйе.
  
  Я страшно гордилась собой. Меня никто не искал. Лентолет дремал в кресле у моих дверей. Стараясь дышать, как можно тише, я прокралась в спальню и вздохнула с облегченьем, увидев Гру на прежнем месте.
  Это было так романтично! Как будто у меня настоящее свидание! И лорд был исключительно вежлив, я коснулась рукой браслета, металл был теплым. Все кончится, не успев начаться. Я уйду, а у него есть невеста. Может быть, если бы мы встретились раньше и у нас было бы больше времени.... Определенно, я всегда безнадежно мечтала о таком как он. Хок вполне мог моей первой школьной любовью, когда невнимание сверстников было таким обидным. Или позже, в институте, рядом с ним меня вряд ли посмели игнорировать. Почему я не встретила его тогда, когда в голову лезли мысли о собственной ущербности!? У него конечно множество недостатков, но он умный и волевой и умеет быть нежным....
  Глупо! Какой смысл мечтать о нем? Что я себе вообразила? Ничего не будет. Хок никогда не стал бы смотреть на меня, встреться мы на Земле. А тут..., тут он почти женат.
  Гру.
   Я слишком стар для того, чтобы бегать по лестницам. Пришлось изображать храп, чтобы не обнаружить своего тяжелого дыхания. Я опередил ее на несколько секунд. Малышка повздыхала некоторое время и заснула, а на подушку вылезла эта хитрая мифриловая бестия, и уставилась на меня. Смеялась. Бегала по простыням, раскрыв пасть и вывалив язык, переваливаясь с боку на бок, как утка. Издевается. Гаденыш! Змеиный выползок! Поймать бы его переплавить и наделать пуговиц! Я ощерился и железка, коротко пискнув, мгновенно исчезла под одеялом.
  Похоже, мои рассказы о сердечных привязанностях пошли им на пользу. Мне было приятно, когда Хок скрипел зубами, слушая мои рассказы о "грусти разъедающей сердце" моей девочки. Да и малышка стала смотреть на него по другому, обнаружив, что у лорда имеется "невеста". Какими он глазами смотрел, когда она пояс ему завязывала! Может и сладится. Так был бы у нее характер помягче, давно бы все объяснили. Другими бы глазами, на Хока смотрела, парень-то видный, как не крути.
  А теперь он ее не отпустит, с браслетом-то. Обрадовалась подарку, как ребенок. Как есть дитя! Разве можно такие вещи просто так брать? Или дарить!? Не доглядел, виноват. А ведь с самого начала знал, что в свой убогий мир не вернется, бумаги эти с цифрами отдал. Нет ей назад дороги. Зачем судьбу искушать?
  Девочка улыбалась. Спи, моя хорошая, а я пойду с женихом поговорю. Может, не спит? Я бы не спал.
  Не спит. Улыбается. Пояс на руку намотал. Ага. Глупый человек, радуешься, что сама завязала? Так не знала же, что делает. А если б знала, то петлей бы на шее затянула.
  - Тебе весело, Хок? Думаешь, победил? Настаивать собираешься?
  - Я не сделаю ничего, чтобы леди не захотела, чтобы я сделал, - усмехнулся он.
  - Ты не сделаешь ничего, чтобы я не захотел, чтобы ты сделал, человек. Ты обманул ее, она не знала истинного значения твоих подарков, лорд.
  - А ты не обманывал ее? Ты привел ее сюда обманом, Хранитель.
  - Она свободна в своих желаниях, и я не навязываю ей свою волю.
  - Ты ее Хранитель, а я ее лорд. И я решаю.
  Решает. Лорд. Все правильно. Но ломать девочку не дам.
  - Ты хочешь получить врага в свою постель?
  - Она моя, Хранитель.
  - Объяви о сговоре, лорд. Не подтверждай брак. Она же ребенок, пусть побудет невестой. Привыкнет. Успокоится. Я прошу, лорд.
  
  Тэйе.
  Я проснулась поздно и в ужасе заметалась по спальне. Проспать в такой важный день! От волнения я никак не могла сосредоточиться и сообразить, что мне делать. Еще немного и я разревусь.
  В дверь боком протиснулась Мей с подносом в руках.
  - Вы проснулись, - улыбнулась она. - Я завтрак принесла. Бертин старался, когда еще тот ужин будет.
  - К черту завтрак. Я проспала! Почему меня не разбудили? - я почти кричала.
  Мей вздрогнула и еле удержала поднос в руках.
  - Не кричи, испугала девочку. Ты поставь это, - хмурый Гру, подтолкнул Мей к выходу. - И иди, занимайся своими делами. Тебя позовут.
  Со звоном опустив нагруженный посудой поднос на столик около кровати, Мей выскочила из комнаты, с грохотом хлопнув дверью.
  - Сядь, успокойся и поешь, - сказал норд. - Не порть праздник себе и другим.
  - Но я же проспала и никто...
  - А если ты будешь вопить, как будто тебя режут, то это поможет? Ешь.
  Я нехотя принялась за еду, а Гру, насупившись смотрел на весело горевший огонь в камине.
  - Тебе не обязательно быть на ногах с самого утра и совать свой нос во все на свете. И гостей встречать тебе не нужно. Этим занимается Хок и Старейшина. Тех леди, которые прибыли вместе с мужьями, принимает от твоего имени Криста. Тебе представят их позже. Ты - главная причина всей этой суматохи, помнишь? И если ты свалишься к вечеру от усталости или вздумаешь цепляться к Хоку, Бертину или Торвальду, праздник кончиться, так и не начавшись. Твоя задача на сегодня - ты сама.
  - Что, мне и выйти отсюда нельзя? Я хотела посмотреть, как Торвальд...
  - Нет, - твердо сказал Гру. - Ты, останешься и покинешь эти комнаты только вечером, перед началом праздника. Сама сообразишь, чем заняться, - проворчал он.
  - И вот еще что, не пытайся улизнуть. Твоя охрана поклялась Семью Ветрами, что не выпустит тебя. Это слишком серьезная клятва, чтобы ее нарушать, не подводи ребят.
  Я все еще в растерянности сидела около стола, когда в дверь спальни осторожно просунулась кудрявая головка Мей.
  - Я могу войти?
  -Конечно. Прости, что накричала. Я очень волнуюсь.
  Вслед за Мей, в комнату неуверенно вошла Алтея.
  - Позвольте нам первым поздравить вас и лорда Хока, - покраснев, сказала она. - Вы расскажете, как все прошло?
  -Что прошло? Я не в настроении отгадывать загадки, - буркнула я. - А за поздравления спасибо и вам удачи в следующем году. Мне придется сидеть тут до вечера, не представляю, как я это переживу!
  Девушки переглянулись и захихикали.
  - Ну, не вы первая, - пряча улыбку, сказала Мей. - Мы не дадим вам скучать. И нам никто не помешает своими занудными объяснениями.
  - Ага, - поддержала ее Алтея. - Криста слишком занята, распушила перья и красуется перед гостями.
  - Для начала ванна, - генеральским тоном заявила Мей. - А потом все остальное. Пошли!
  Все было замечательно до тех пор, пока девушки, на вытянутых руках, осторожно, внесли в спальню платье глубокого синего цвета, мой бальный наряд.
  - Оно чудесно подойдет к вашим глазам, леди, - вздохнула Мей.
  - Я его не одену!
  Платье такого же цвета было у меня на выпускном. Не очень приятные воспоминания, вернее, совсем неприятные
  - Вам не нравится? - сумела выдавить из себя Алтея.
  - Это отвратительно! - скривилась я и закрылась в ванной.
  Я сидела около небольшого зеркала, вглядываясь в свое отражение и вздыхала. Волосы, глаза - никакой макияж не в силах изменить эти черты. Все будет слишком ярко или неуместно. Мне было страшно. Вчера в темном зале, наедине с Хоком, я чувствовала себя почти хорошенькой. А сегодня? Сколько людей будет меня рассматривать при ярком свете? И как я буду выглядеть на фоне Мей, Алтеи и Кристы. Особенно Кристы, с ее чудесными каштановыми локонами и зелеными глазами. Огрызок в праздничной упаковке! Все будут таращиться на меня с выражением крайнего удивления. Откуда взялась эта бледная моль? Ну хорошо, не бледная. Но все равно моль. Я даже всплакнула от жалости к самой себе. И открыла дверь только тогда, когда на отчаянные призывы девушек явился Гру и пообещал разнести в щепки дверь туалетной.
  Увидев мое зареванное лицо, норд выгнал служанок и молча ждал, пока я шумно сморкалась, умываясь холодной водой.
  - Что опять? - недовольно поинтересовался он.
  - Я не могу туда идти. Посмотри на меня? Как я могу идти туда в этом платье, - ткнула я пальцем в разложенный на кровати ярко-синий шелк.
  - Возьми другое, - буркнул Гру. - Мало их у тебя, что-ли?
  -Они все не для меня. Я буду смешно выглядеть...
  - Штаны ты не оденешь! - решительно заявил Гру.
  - Причем здесь штаны! Я ничто! И останусь им в любом платье, - я забралась на кровать и свернулась в клубочек. - Уходи Гру, дай мне спокойно умереть!
  Я устала от попыток быть такой, какой мне никогда не стать. Вся моя жизнь прошла в тени и улыбалась сквозь слезы. Я жила надеждой на чудо, но все на свете кончается и даже у надежды истекает срок годности...
  - Твоя... наивность, меня поражает. У тебя что, нет зеркала?
  - Уходи, - простонала я из-под одеяла.
  Гру выругался и выволок меня из кровати. Подтащив к зеркалу, он встряхнул меня, как нашкодившего котенка и сказал:
  - Посмотри и скажи, что ты видишь?
  - Ничего хорошего, - я исподлобья взглянула на свое растрепанное отражение.
  - А я вижу девушку, которая даже с точки зрения норда, очаровательна, несмотря на спутанные волосы и красный нос.
  Я всхлипнула и отвернулась.
  - Я слишком высокая, у меня большие руки и ноги, ужасные волосы, глаза и темная кожа...
  Гру расхохотался.
  - Это ты высокая? Томи выше тебя, а ему всего пятнадцать. Или может, ты смотришь на Мей сверху вниз? Это у тебя большие ноги? Будто не я искал по всей крепости обувь для тебя! Волосы! Глаза! Кожа! Тебя сравнивают с Тельмар!
  - Ага! Красота, которая убивает! Как здорово! А нельзя чего по проще, например, как у Кристы?
   - Ты считаешь ее красивой?
  - А разве нет?
  - На вкус, на цвет...,- проворчал Гру и подтолкнул меня ближе к зеркалу.
  - Зачем ты сравниваешь себя с ней? Вы очень разные.
  - Вот именно..., - начала я, но Гру грубо встряхнул меня.
  - Не перебивай меня! - рыкнул он.
  - Послушай. Я был в Намарре и видел, как поступают умные торговцы. Они выставляют напоказ все самое броское, потому что знают вкусы толпы, а по-настоящему ценное предлагают не каждому! - норд отпустил меня и отошел в сторону.
  - Посмотри на себя еще раз и ты увидишь правду. Только ты можешь показать то сокровище, которым являешься. Я и не думал, что ты так низко ценишь себя. Это казалось мне кокетством. Разве тебе нужны те, кто ищет легкой добычи? Приманку с крючком? Как Кристе? - хитро сощурился он.
  - Перестань реветь и соберись! - сверкнув глазами, закончил Гру.
  Я несколько минут разглядывала себя в зеркале, а потом мне на глаза опять попалось злосчастное платье.
  - Я его не надену!
  - Да одевай ты что хочешь! - потерял терпение Гру. - Можешь идти голой, мне наплевать!
  **********************************************************
  Едва за рассерженным Гру закрылась дверь, в спальне тут же появились Мей и Алтея.
  - Что вы с собой сделали? - запричитала одна.
  - Это ужасно! - вторила ей другая.
  Они говорили еще что-то, но я их не слушала. Я думала о словах Гру. В чем- то он прав, конечно. Не на помойке же я себя нашла?
  -Оденусь сама, - остановила я метавшихся по спальне девчонок.
  - Идите, приводите себя в порядок и ждите меня внизу. Как только я буду готова, спущусь. Спасибо вам за все.
  Алтея хотела что-то сказать, но Мей дернула ее за рукав и поклонилась.
  - Как будет угодно миледи.
  Я вернула на место ненавистный наряд, и медленно пошла вдоль вешалок, перебирая тонкие ткани. Алтея и Мей проделали огромную работу, подогнав по моей фигуре кучу бабушкиных платьев, а я так ни одно и не надела. Таскала только то, голубенькое. Зато две пары штанов протерла.
  Нарядов было множество, а я никак не могла выбрать. Все они были слишком броские. Обойдя гардеробную несколько раз, и так ничего и не выбрав, я закрыла глаза и наугад протянула руку. Мягкая ткань нежно обласкала ладонь.
  - Только не синее! - прошептала я, открыла глаза и счастливо улыбнулась.
  Это было очень простое платье и самое главное, его цвет даже отдаленно не напоминал ненавистный оттенок.
  Платье сидело идеально. Шилд довольно жмурился, пока я крутилась перед зеркалом, а потом уселся рядом со шкатулкой и негромко свистнул.
  - Нет, я ничего на себя не повешу, даже не уговаривай. У меня уже есть драгоценности, ты и вот, подарок Хока.
  Но дракончик недовольно сморщился и снова свистнул.
  - Ну что еще? Я не хочу быть похожей на елку!- недовольно ворчала я, наблюдая за самозабвенными копаниями Шилда.
  Он вытащил серьги, похожие на ледяной водопад и тяжелый пояс, состоящий из кованых мифриловых пластин.
  - Нет, убери все обратно, - велела я ему.
  Шилд надулся, свил себе гнездо из облюбованных драгоценностей и сидел там все время пока я причесывалась.
  - Ты идешь? - спросила я около дверей.
  Нарочито медленно он стек со стола и неспеша направился ко мне.
  - Ждать не буду, - протянула я руку.
  Шилд хмыкнул и обвился вокруг запястья.
  - Вы невозможны! - проскрипела Криста, аккуратно качая головой.
  Как она шею себе не свернет с такой прической?
   - Вы выглядите нищенкой! Это платье - кошмар! Даже ваши селючки смотрятся лучше.
  Мей и Алтея, обе в подаренных мной нарядах опустили глаза. Я улыбалась.
  - Как вы можете улыбаться? Вы опозорите не только себя, но и весь ваш род! Это же ... какие-то лохмотья!
  - Замолчи! - зашипел Гру.
  - Принцесса остается принцессой даже без короны на голове, - кивнул он в сторону сложного сооружения качающегося на макушке Кристы.
   - Настоящая принцесса останется ей и в "лохмотьях".
  С самого первого дня Серые Башни казались мне чудом. С двумя огромными нижними залами и большой трапезной для официальных приемов, несколькими залами поменьше, двумя террасами и сотней гостевых спален в башнях, библиотекой, арсеналом и личными покоями лордов-хранителей крепость производила неизгладимое впечатление даже в тишине забвения. А теперь, наполненные светом и жизнью, Серые Башни сияли, как сказочный замок.
  Бело-голубое, бездымное пламя факелов отражалось в натертых мраморных полах и драгоценном оружии, которым были увешаны стены. А воздух был наполнен ароматами духов и терпким запахом хвои от множества гирлянд и венков. Мне было хорошо видно, как по широкой лестнице поднимаются приехавшие в Серые Башни родовые вожди в сопровождении Старейшин и дам, похожих на экзотические цветы.
  - Все собрались, госпожа, - ободряюще улыбнулся мне Лен. - Ждут только нас. Вы готовы?
  Готова? Конечно, не готова! Коленки трясутся как желе, руки вспотели, мне кажется, я задыхаюсь!
  - Ну же, девочка, - прошептал мне на ухо Гру. - Покажи им настоящую Агомар.
  
  Хок.
  Неприятный разговор с Хранителем лишил меня остатков сна. Я ничего ему не обещал, решив положиться на волю Тех Кто Видит. Может быть, леди не будет против? Женщины часто говорят "нет", имея ввиду совсем другое.
  Я старался занять себя разговорами со Старейшиной, улыбался, говорил комплименты женам вождей, но с каждой минутой ожидания делать это было все сложнее. А потом, я уже не скрываясь, напряженно вглядывался в широкий проход между двумя рядами горящих чаш. Где она?
  Наконец, все в зале задвигались, затрубил рог и в зал четким парадным шагом вошел знаменосец с высоко поднятым флагом Агомаров. За ним, глядя прямо перед собой шагал Томи, держа на вытянутых руках деревянный ларец лорда Фредегарда. Вслед за мальчиком, в отполированных до зеркального блеска доспехах шел Лентолет, положив руку на рукоять меча. Сегодня он единственный в этом зале, кому разрешено носить оружие.
  За ним, в розовом, поплыла Криста и по залу прокатился восторженный мужской шепот. Прошло несколько мучительно долгих секунд, и я увидел Тэйе. Вместе с Гру, она стремительно шла по проходу, а Мей и Алтея, еле поспевавшие за ней, в своих ярких платьях напоминали увлекаемые ветром лепестки цветов. Взлетев на возвышение рядом с Крылатым троном, она остановилась, сердито взглянула на меня и прошипела:
  - Вам не говорили, что нельзя так пялиться на людей?
  - Что? - я вздрогнул, не в состоянии смотреть на что-нибудь другое.
  - Ничего, - буркнула девушка. - Глаза могут вывалиться и разбиться!
  - Леди, - вмешался Дикон, вставая между нами. - Успокойтесь, милорд не хотел вас обидеть, наоборот, у нас просто нет слов чтобы выразить свое восхищение вами.
  Гру многозначительно хмыкнул. Все еще хмурясь, Тэйе отвернулась и еще больше вскинула подбородок. Я, как завороженный, следил за тем, как ее нежная кожа покрывается розовым румянцем. С трудом отвел глаза от ее плеч, и рука сама потянулась к отсутствующему оружию. Если смотреть на нее ТАК, можно потерять не только глаза.
  Гру.
  Она одела платье из тяжелого, черного, как безлунная ночь бхакасского шелка. Хотела сделать себя незаметней? Дурочка, на нее смотрели все, леди с завистью, лорды с вожделением. Даже у Старейшин глаза подернулись поволокой. Козлы бородатые!
  Никакие драгоценности не могли соперничать с блеском глаз и нежным румянцем. Она была невыразимо очаровательна, раздражена и взволнована. Нагрубила Хоку. Хорошо.
  Вперед выступил Дикон и начал говорить. Слишком много слов. Зачем пересказывать историю от Начала Времен? Малышка сначала покраснела, потом побледнела. Мрак побери этот этикет! Еще немного и она упадет. Пришлось ткнуть лорда в спину. Мальчишка понятливый, это от него не отнять, сообразил, что девочка держится из последних сил. Не знаю, что уж он Дикону прошептал, но Старейшина покраснел не хуже Тэйе и быстренько закруглился.
  - Не бойся, - я взял ее за руку и вывел вперед.
  
  Тэйе.
  
  Ну вот, настало время сделать то, зачем я, собственно, сюда и явилась.
  - Прошу вас леди, - вкладывая мне в руку свиток, сказал Дикон. - Прочтите завещание.
  - Приветствую вас, милорды! - хотя коленки противно дрожали, я все- таки сумела пристойно поклониться.
  Несколько раз глубоко вздохнув, развернула завещание деда и начала читать, заметив удивление на лицах мужчин. А когда последние слова были произнесены, передала свиток Томи, а он с поклоном, первому из родовых вождей. Каждый из лордов бережно брал документ, перечитывал его и передавал дальше, согласно кивая головой.
  Лентолет подошел ближе, раскрыв ларец. Хок опустился на одно колено, я улыбнулась, увидев свой подарок, концы вышитого пояса виднелись из-под серой бархатной куртки.
  - Вашу руку, милорд, - и перстень деда легко скользнул на свое законное место.
  - Смелее, леди, - шепнул он.
  Держа Талон на вытянутых руках, как ребенка, вручила его Хоку. А он, так же бережно принял меч у меня из рук, поцеловав клинок. Встав с колен и развернувшись, он высоко поднял меч у себя над головой.
  Вот все и кончилось. Я с грустью смотрела, как знамя Агомаров сворачивают, чтобы развернуть новое. Хок выглядел так, как будто родился с Талоном в руке. Еще минуту назад черные, как угли камни в кольце и рукояти меча, светились победным багровым пламенем. Одобрительный рев сотни собравшихся здесь мужчин эхом прокатился по залу. Значит, все сделано правильно, дед выполнил свой долг, а я свой. Теперь, можно возвращаться. Мне хотелось плакать, когда Дикон от имени всех старейшин клана провозгласил Хока новым лордом-хранителем и усадил его на Крылатый трон, но я стояла рядом и улыбалась, думая лишь о том, чтобы поскорей уйти.
  Поздравления смолкли только тогда, когда Дикон поднял руку, призывая всех к тишине. Вперед вышел очень старый человек, тяжело опиравшийся на трость.
  - Подойди ко мне, дитя,- голос у старика был похож на шелест опавшей листвы.
  - Это старший брат твоей бабушки,- тихо сказал Гру.
  - Я рада вас видеть,- улыбнулась я старику. Ему лет двести, не меньше.
  Он долго вглядывался в мое лицо.
   -Настоящая Фраги!- одобрительно кивнул он и проворчал. - Надеюсь, твой дед знал, что делал.
  Легкая сухая ладонь ласково погладила меня по голове.
  - Встань рядом со мной.
  Опираясь на мое плечо, старик с трудом выпрямился и сказал:
   - Я, Колин Сигур Локк, лорд К` Д` Ор, говорю от имени Фредегарда Агомара и отдаю эту девушку Сидхоку Рейфу Вольтару, Властителю Фраги.
  Я онемела, с изумлением глядя на свою руку, вложенную в ладонь Хока.
  - Ты получаешь самое ценное, что есть у клана, Вольтар. Смотри, - голос старика зазвучал неожиданно сильно.- Цени этот подарок.
  -Будь счастлива девочка. Те Кто Видят были к тебе благосклонны. Я рад, что дожил до встречи с тобой.
  Хок, крепко сжал мою руку и развернул меня лицом к залу.
  - Тэйе диа Агомар ситт Вольтар, леди Фраги, - проревел он.
  Все кто был в зале, одним слитным движением опустили головы.
  - Что это?
  - Присяга на верность.
  - Мне? Зачем?
  - Нельзя быть верным лорду, не признавая его жену.
  - Вы шутите? - отшатнулась я, но Хок не отпускал. - Меня не интересует замужество, я приехала сюда не за этим! Мой дед...
  - Ваш дед высказался достаточно ясно, леди, - быстро заговорил Хок удерживая меня, и натянуто улыбаясь остальным. - Там написано: " закрыть судьбу клана", вы сами прочитали!
  - Я не хочу замуж!
   - Перестаньте вести себя как ребенок, - прошипел он.
   - Я не хочу замуж, - повторила я. - Я сегодня же возвращаюсь домой.
  - Нет. Вы остаетесь. Вы уже дома, вы уже замужем и бумаги вашего деда я сжег.
  У меня закружилась голова.
  - Сядьте рядом, леди, - твердо сказал он. - Вы уйдете только тогда, когда я вам разрешу.
  Я машинально опустилась в кресло рядом с Крылатым троном. Хок положил мою руку на широкий подлокотник, накрыв ее своей. А внутри у меня не осталось никаких чувств и мыслей, только ледяная пустота.
  
  Хок.
  
  Я почти насильно усадил ее рядом, слыша проклятия Гру за спиной. И изо всех сил пытался справиться с раздражением, принимая поздравления родовых вождей и представляя их Тэйе. Она была напряжена, как тетива. В лице не ни кровинки, губы плотно сжаты, потемневшие до черноты глаза безжизненны, а рука холодна, как лед. Похоже, она даже не дышала. Но внутри нее бушевал шторм. Я чувствовал это. Глаза свернувшегося на ее левом запястье Шилда, не отрываясь, смотрели на меня, с каждой секундой все больше наливаясь кровью.
  Я давно понял, что Тэйе независима, и принуждать ее к чему-либо бесполезно. Удерживая ее силой, я не добьюсь привязанности. Но что мне делать? Если я отпущу ее, она тут же исчезнет. А настаивая на своем, получу врага в собственном доме. Я не хочу сражаться, я хочу равновесия. И Тэйе нужна мне, не только как гарантия власти.
  Я могу уложить ее в свою постель прямо сейчас, силой, и никто, даже Хранитель не смогут ничего сделать, но это ничего не изменит. Я хочу, чтобы она желала меня так же сильно, как сейчас ненавидит. Мне хотелось успокоить ее, но не смог, слишком много ярости пополам с болью плещется в ее глазах. Она не будет слушать.
  
  Тэйе.
  Сначала, все что я могла чувствовать была всепоглощающая чудовищная паника. Мне хотелось закричать и бежать сломя голову. Я бы убежала, но Хок держал меня. Все что я могла, отстранится от реальности, в которой находилась, но и это получалось с трудом. Было слишком больно. Вокруг меня что-то происходило, звучали голоса, двигались люди. Все равно. Я пыталась выбраться из ужаса, в котором находилась и решить, что мне делать дальше. В памяти всплывали слова, взгляды, намеки. Все это было невероятно и абсурдно, но правда была в том, что меня предали, продали, подарили и передали по наследству, как переходящий приз!
  Дед.... Мучительное воспоминание о дорогом для меня человеке заставило содрогнуться. Слезы подступили очень близко и жгли глаза.
  - Теперь, вы можете идти. Успокойтесь все не так плохо, как кажется.
  Я медленно повернула голову, поднялась, с отвращением отбросив от себя его руку.
  - Отойдите. Я не нуждаюсь в вашей помощи.
  - Задержитесь на минуту, - тихо сказал Хок. - Я хочу извиниться за ... недоразумение, возникшее между нами.
  - Что? И это все, что вы можете сказать? Извините!? - задохнулась я.
  - Я извинился, - твердо повторил Хок. - За то, что вам вовремя не объяснили для чего вы здесь. Если бы вы знали о том, что произойдет заранее, то избежали бы... ненужных слез, - с нежностью добавил он.
  - Уйдите.
  Мне пришлось сделать неимоверное усилие, чтобы покинуть зал с высоко поднятой головой. Гости расступались, освобождая мне дорогу, улыбались, желали счастья. Мне было наплевать на них. Я не хотела здесь находиться, я не хотела никого видеть.
  **********************************************************
  
  Гру.
  - Она сидит так уже очень долго, - шепотом сказала Мей. - Может нужно позвать мастера Агами?
   Я со вздохом повернулся к Тэйе. Она неподвижно сидела на маленькой скамеечке около камина и не мигая смотрела на огонь.
  - Малышка, - негромко позвал я. - Внизу все готово к праздничному ужину. Ждут только тебя.
  Прошло несколько минут, прежде чем она ответила:
  - Я не пойду.
  - Ты не можешь не пойти, - ласково возразил я.
  - Я не пойду, - без всякого выражения повторила она.
  - Уходите, - повернулась она к выстроившимся у двери девушкам, Лентолету и Томи.
  - Я не хочу ни с кем говорить и не хочу никого видеть.
  - Девочка..., - начал я, но она меня перебила.
  - Вот именно! Глупая, наивная девочка, которая принимала все за чистую монету! - с каждым словом ее голос набирал силу, а глаза на бледном лице загорались все ярче. - Убирайтесь! - почти взвизгнула она и закрыла лицо руками.
  - Леди хочет остаться одна, - сказал Лентолет, широко распахнул двери и почти вытолкал из спальни Кристу, Мей и Алтею.
  - Томи! - грозный оклик стража вывел мальчика из оцепенения в котором он находился.
  Я вышел последним и обвел всех тяжелым взглядом.
  - Ну и что нам теперь делать? - всхлипнула Алтея.
  - Я думаю, нужно послать за милордом, - решительно заявила Криста.
  - Томи, найди его и попроси подняться сюда. Только, пожалуйста, говори тише, - кивнул я.
  Мальчишка бегом бросился выполнять поручение.
  - Вам лучше тоже уйти. Разговор между ними будет не из легких и лорд Хок не потерпит свидетелей. Идите вниз дамы, - посмотрел я на девушек. - И придумайте какую-нибудь подходящую отговорку для леди. И ты, Лентолет, иди с ними. Я буду ждать здесь.
  
  Тэйе
  
  Почувствовав, что наконец осталась одна, я медленно поднялась и подошла к окну. Маленький заснеженный садик внизу искрился в лунном свете. Везде горели яркие огни. Мне казалось, что даже сюда доносится музыка и смех. Праздник.... Как я ждала этого дня! И что получила?
  - Леди? - хриплый голос заставил меня вздрогнуть. - Я пришел за вами.
  Я медленно повернулась к стоящему в дверях Хоку.
  - Зря. Потому что я не собираюсь никуда идти, а тем более с тобой.
  - Твое желание в данном случае не имеет никакого значения, этого хочу я, - спокойно ответил Хок.
  - Ах да, милорд! Сию минуту, милорд! Только не кричите, а то мне страшно милорд!
  - Довольно! - нахмурился Хок. - Идем!
  - Тебе придется тащить меня за волосы и привязать к стулу. И чтобы ты не говорил, мне совершенно наплевать на то, что подумают при этом остальные, - я отвернулась от него и снова уставилась на снег.
  - Ты думаешь, я этого не сделаю? - он подошел ближе и встал за спиной. - Или что кто-то придет тебе на помощь? Этого не будет, даже Гру не поможет. Сегодня я получил над тобой неограниченную власть. Подумай, стоит ли начинать совместную жизнь с унижения?
  Хок говорил, как будто вколачивал гвозди. При каждом его слове я все сильнее сжимала кулаки.
  - Никогда больше не веди себя подобным образом! Я запрещаю это!
  -Запрещаешь?! - я резко повернулась и оттолкнула его. - Кто ты такой, чтобы запрещать мне?
  - Ты делаешь только хуже! - прорычал он в ответ. - Я пришел, чтобы помириться.
  - Да ну? И поэтому я должна растаять и броситься тебе на шею?
  - Может быть и так. Особенно теперь, когда мы женаты...
  - Женаты? Унизить меня больше, чем ты уже унизил невозможно. Я тебя ненавижу.
  Хок дернулся как от удара и сказал:
  - Прежде чем ненавидеть, вспомни, что дело не только в отношениях между нами....
  - Отношениях? У нас нет никаких отношений.
  - А как же это? - указал Хок на подаренный им браслет. - И это? - дотронулся он до пояса.
  - Это кусок металла и тряпка, - пожала плечами я.
  - Мы обменялись этими подарками в день Средзимья, миледи.
   -Добровольно, - с угрозой в голосе добавил он. - Ты сама хотела этого.
  - А теперь не хочу, - скривилась я и попыталась снять браслет, но непослушные пальцы никак не могли справиться с застежкой.
  - Так чего же ты хочешь? - рассердился Хок. - Ты и вправду Тэйе, изменчива как ветер.
  - Я очень постоянна в своих желаниях. Я хочу того же что и раньше, - огрызнулась я.
  - Я не обязан потакать твоим капризам, а ты не имеешь права требовать от меня исполнения своих желаний.
  - Ну здорово! Теперь ты будешь говорить мне, как я должна ходить, говорить, одеваться, что чувствовать!
  - Ты..., - я пристально посмотрела в его глаза. - Ты, бессердечный расчетливый.... Впрочем, теперь это не важно, - глухо сказала я. - Важно, что это не имеет ничего общего с моими желаниями.
  - - И чего ты хочешь? - нахмурившись спросил он.
  - Свободы!
  - Никто не свободен. У всех есть долг и обязанность.
  - Их ты выбрал сам, - хмыкнула я. - Ты мог бы отказаться от того что тебе предложили, но ты согласился и теперь хозяин положения. Я хочу для себя того же.
  - Но ведь ты женщина..., - он был искренне удивлен. - Твое дело дом и дети. Разве тебе не хочется вести спокойную жизнь, защищенную от всех превратностей судьбы?
  - Полное подчинение с одной стороны и тотальный контроль с другой. Мне это не подходит.
  - Ты женщина и твой дед...
  - Я человек, как и ты, а не какой-нибудь кусок железа, переходящий по наследству.
  Он пожал плечами.
  - Все жены принадлежат своим мужьям, - Хок с улыбкой протянул руку и я отшатнулась.
  - Ты не должна бояться.
  - А ты не боишься? Что каждую секунду своей жизни я буду ненавидеть тебя?
  - Разве обязательно должно быть так? - покачал головой Хок.
  - Убирайся из моей жизни!
  - Это твое последнее слово?
  - Да.
  - А ты случайно не забыла кто ты? - с ледяной вежливостью поинтересовался Хок. - Твоя родословная подразумевает не только права, но и обязанности. От твоего замужества зависят судьбы множества людей. Если до тебя еще не дошло, то только ты можешь стать матерью будущего главы клана, Тэйе.
  - Не дождешься!
  - Я так тебе отвратителен? - яростно выдохнул он.
  - Да, - не задумываясь ответила я.
  - Мне так не показалось, - усмехнулся Хок. - Тебе определенно нравилось мое общество вчера вечером.
  Я попыталась дать ему пощечину, но он легко перехватил мою руку.
  - Перестань! Почему ты упираешься, когда я хочу облегчить тебе жизнь? Скажи мне, наконец, в чем дело?
  - В тебе! Мы из разных миров. Я не хочу жить твоей жизнью и по твоим правилам.
  - Ну, а я хочу! А ты можешь ненавидеть меня, сколько хочешь, но это ничего не изменит. Потому что твой дед все решил за тебя. Ты женщина и моя жена. До сих пор ты была в стороне от женского образа жизни. И кровь Агомаров будет течь в жилах моих сыновей.
  - Нет!
  Он глубоко вздохнул и отступил.
  - Успокойся. Я не собираюсь предъявлять на тебя права. Сейчас, - уточнил он. - Ты должна перестать меня бояться.
  - Убирайся к дьяволу, Хок.
  - Боишься..., - покачал головой он. - Почему?
  - Потому что не понимаю. Все вокруг твердят мне какой ты замечательный, чистое золото! Но с тех пор как мы познакомились, ты открывал рот только для того, чтобы прочитать очередную нотацию, угрожать или сказать какую-нибудь гадость, - я усмехнулась.
  - Но вчера вечером, ты был... довольно милым. Но только для того, чтобы заморочить мне голову.
  - Ты сама в этом виновата, - тут же возразил Хок. - С тобой невозможно разговаривать, ты все сводишь к рассуждениям о равенстве и независимости. Как ты не поймешь, что независимость для такой как ты невозможна! Ты слишком ценна и кто-то должен оберегать тебя...
  - И ты считаешь, что этот "кто-то", ты? Да если бы мне действительно что-то угрожало, ты был бы последним к кому бы я обратилась!
  
  Хок
  Я не мог больше выносить все это, чувствуя, что если останусь хоть на минуту, сверну этой тупоголовой девчонке шею.
  - Хватит!- рявкнул я и выскочил из спальни, громко хлопнув дверью.
  
  - Поздравляю тебя, лорд, - эти слова, неожиданно прозвучавшие в пустом коридоре, заставили меня выпрямиться.
  - Что-то вид у тебя не больно-то счастливый, - фыркнул Гру, бесшумно возникая на свету. - Нездоровится? - невинно поинтересовался он.
  - Ты о чем? - я смог произнести эти слова почти спокойно.
  - Малышка выставила тебя, вот ты и бесишься.
  - Ты забываешься.
  - Да брось ты! - ощерился Гру. - С чего бы ты стал бодать стену? Я конечно старый, но еще не слепой и вижу, как ты смотришь на нее.
  - И что с того? У меня давно не было женщины, ты же не настолько стар, чтобы не понимать этого, - буркнул Хок.
  - И каково это? После всех кто вешался тебе на шею?
  Я не нашел в себе сил, чтобы ответить, лучше уйти, чтобы не стереть ухмылку Хранителя кулаком.
   Тэйе.
  Поднос с ужином мне принесла Криста. Поставила на стол у окна и молча встала рядом.
  - Скажи мне, Криста, - спросила я, не поднимая головы. - Эти подарки ведь не просто так?
  - Да, - тихо ответила она. - Если девушка принимает браслет от мужчины в день Средзимья и дарит в ответ пояс, они считаются связанными друг с другом на всю жизнь. Этот выбор должен быть добровольным, по любви..., - Криста невесело усмехнулась. - Говорят, когда-то так оно и было.
  -А сейчас не так?
  - Сейчас? Любовь и брак никогда не идут рука об руку, можете мне поверить. Имя, богатство, земли, родословная, связи, да что угодно, вот что имеет значение при выборе мужа или жены. Даже возраст и внешность ни при чем.
  - Я так и думала, - прошептала я и отвернулась.
  - Не все вещи таковы, какими кажутся на первый взгляд. Ведь вы могли и не принять подарка, вы обменялись ими добровольно. Я не знаю ни одного мужчины, кроме лорда Хока, способного на такое.
  - На что?
  - Он предоставил вам выбор. Это все что он мог сделать для вас. Вам было бы гораздо больнее, если бы вас заставили принять браслет.
  - Выбор? Да ты бредишь, я поменяла шило на мыло!
  - Я завидовала вам..., - продолжала Криста, как будто не слыша моих слов.
  - Мне казалось, да и не только мне, что между вами есть что-то кроме связывающего вас договора. Вы вышивали пояс, а милорд несколько дней носил браслет с собой, - она мечтательно улыбнулась.- Это было так... романтично, - вздохнула она. - Как в сказке... как в стихах Фанболара.
  - Это который умер от любви? - хмыкнула я. - Не думаю, что Хок способен на такой подвиг.
  Но Криста, как будто не слышала.
  - Девочкой я завидовала дочерям лорда Хирда. Их баловали, исполняя любой каприз. Их наряжали и осыпали подарками. Я не понимала причины, ведь я была гораздо красивее. Мне так хотелось быть дочерью лорда, я мечтала об этом.... А потом в деревню приехали молодые Стражи и мне понравился один из них, у него была такая замечательная улыбка. Я даже начала тайком вышивать пояс для него..., - Криста тяжело вздохнула. - До Средьзимья оставалось всего несколько недель, когда погибли мои родители, и я осталась совсем одна. И тогда лорд Хирд счел, что еще одна дочь, пусть даже приемная ему не повредит. Я даже обрадовалась, моя мечта сбылась. Меня нарядили, обласкали и поселили в хорошенькой комнате. Но через месяц из Серых Башен приехал мастер Фиц и лорду Хирду приглянулся один из его мечей. Они никак не могли сойтись в цене, и тогда милорд предложил меня в качестве доплаты. Когда он пришел и сказал мне об этом, я поступила, так же как и вы сегодня, - она вздохнула.
   -Меня оставили в сыром подвале и держали там без еды, без света.... Мне было всего четырнадцать, леди, и мне было очень страшно! Если бы вы знали, какие крысы там бегали!- Криста покачала головой, как будто стряхивая с себя эти воспоминания.
  - Я вышла замуж за человека на пятьдесят восемь лет старше меня. Он считал меня совершенной дурочкой и обращался, как с дорогой игрушкой. У нас с ним не было ничего общего, просто жили вместе.... Я была рада, когда он умер.... А когда срок траура истек, лорд Хирд потребовал меня к себе. Я не хотела возвращаться, я просила Торвальда помочь мне, но он не захотел или не смог, - пожала она плечами.
   - Ваше появление, леди, спасло меня от брака с очередным стариком, и я думала, что задержусь в Серых Башнях надолго. Но вы совсем не маленькая девочка, которую я ожидала здесь увидеть, вы замужняя женщина и мне придется уйти.
  - Почему? - я не ожидала подобных откровений от той, с кем постоянно ссорилась. И к тому же, сейчас Криста была совсем на себя не похожа.
  - Вы принцесса, а я всего лишь приемная дочь лорда. Очень скоро вы должны будете выбрать себе более подходящую компанию из настоящих леди.
  - Ты не хочешь уезжать? Мне казалось, ты сделаешь это с радостью, я ведь наверняка тебе не нравлюсь.
  - Да, - осторожно согласилась Криста. - Неужели вам мало того, что у вас есть?
  - У меня ничего нет.
  - Вы принцесса! Вам мало этого? Вы можете позволить себе очень многое, гораздо больше того, что позволено другим женщинам, и вы должны повиноваться только главе клана....
  -Я не собака, чтобы повиноваться!
  - Но он же ни к чему вас не принуждал! - улыбнулась Криста. - Хотя мог бы,- улыбка исчезла с ее лица, уступив место печали.
  - Милорд не остался с вами прошлой ночью, хотя все ждали, что он подтвердит ваш брак, и он позволил вам не присутствовать на ужине. Я была там и слышала, как лорды выражали свое неудовольствие. Если бы на месте Властителя был Хирд..., он приволок бы вас за волосы и наслаждался вашим унижением, поверьте мне.
  Я смутилась, вспомнив, как сама предложила это Хоку. Вероятно, ему очень хотелось именно так и поступить.
  - Праздник был чудесным, - вздохнула Криста. - Жаль, что вы не могли этого видеть. Вы столько сделали...
  - А ведь я всегда мечтала побывать на балу и встретить принца, -усмехнулась я. - Но Золушки из меня не получилось!
  Криста недоуменно посмотрела на меня, а потом сказала:
  - Лучше не мечтать, жизнь совсем не похожа на сон.
  - Почему ты раньше вела себя, как гламурная стерва? Зачем было притворяться повернутой на этикете дурочкой? Самой не противно?
  - Это слишком глубоко в меня въелось, леди. Все пять лет моего замужества от меня требовалось только это. Мастер Фиц любил повторять, что мужчина в браке ищет хорошую хозяйку, покладистую и скромную, а если она еще и красива, то этим можно хвастаться перед другими, но главное ее предназначение дать мужу наследника. Увы, - зло сощурилась она. - С этим я не справилась.
  - В таком случае я абсолютно не подхожу Хоку. Я упрямая и не терплю приказов.
  - Это не весь список! - засмеялась Криста. - Вы не глупы, а все мужчины, за редким исключением считают, что женщины - пустоголовые дуры. Нельзя показывать, что ты умна, этого они не прощают, - нахмурилась Криста и ее лицо потемнело. - Безопасней притворяться милой и беспомощной.
  - Вы не представляете, леди, как тяжело быть такой! Когда вам все время повторяют, что ваши желания ерунда, потому что вы существо совершенно бесполезное и годитесь только для продолжения рода!
  - Не поднимай глаз, не повышай голос, не говори что думаешь, не смейся громко, не ешь много, не смей стричь волосы. Вся моя жизнь миледи бесконечная череда запретов, - с горечью воскликнула она.
  Я с трудом представляла это, мне никогда не приходилось подчиняться запретам и слушать бесконечные замечания. Быть свободной для меня было так же естественно, как дышать.
  - Вам дико слышать это? Рано или поздно и вам придется подчиниться этим правилам. Прошу простить меня за болтовню, миледи, я хотела попрощаться и поблагодарить вас за все. Вы были добры ко мне, - она поклонилась. - Желаю вам счастья, моя госпожа.
  Как только за Криста вышла, из спальни выскочила красная, как рак Мей.
  - Простить за болтовню, как же! - быстро сказала она. - Не поддавайтесь на этот трюк, слепому ясно, что ей до смерти хочется остаться. Она старается вас разжалобить. Надо же, придумала, что ей было плохо замужем за мастером Фицем! Да все что ей нужно было делать, сидеть дома, выглядеть счастливой и украшать жизнь мужа!
  - А ты хотела бы такого для себя?
  - Конечно нет, Те Кто Видят позволили мне родиться простой девушкой, а не леди! И я свободна, - с вызовом ответила Мей. - А значит, могу выбрать мужа сама, - весело закончила она.
  Но через минуту побледнела и еле слышно прошептала.
  - Смогу, если... вы не захотите выбрать за меня, моя госпожа.
  
  Полночи я проплакала в подушку, заснула под утро, а когда открыла глаза, увидела сидящую рядом с кроватью дородную даму с недовольно поджатыми губами. За креслом, на котором она сидела, стояли две краснощекие полногрудые девушки.
  - Вы слишком долго спите, - заявила мне дама. - Вы слишком худы и вам требуется надлежащее руководство.
  - Вон, - сказала я и повернулась на другой бок.
  - Леди, извольте встать и одеться. Мои дочери помогут вам и впредь....
  - Гру! - заорала я.
  - Присутствие норда в вашей спальне....
  - Лен! - еще громче завопила я и услышав как открылась дверь, продолжила. - Почему в моей спальне посторонние?
  - Это не посторонние, малышка, - хмыкнул Гру за моей спиной. - Это леди Хирд и ее дочери. Они выразили желание помочь тебе стать настоящей хозяйкой Серых Башен.
  Я резко села на кровати.
  - Вон!
  Леди Хирд довольно улыбнулась и кивнула.
  - Вы совершенно правы, леди. Этим, - она поджала губы, - не место в вашей спальне.
  - Они останутся, уйдете вы.
  - Но, милорд Хок....
  Я слезла с кровати, и пройдя мимо покрасневшей Хирд, рывком открыла дверь, за ней стояла вся моя свита. Девушки, Криста, Томи и Лен.
  - Позови мою охрану, Лен. Сейчас же!
  - Всю?
  - Что значит всю? - удивилась я.
  - Властитель увеличил ее в четверо, леди.
  - Как мило! Зовите всю, и избавьте меня от этого! - Я ткнула пальцем в пунцовую Хирд и девиц, с круглыми от удивления глазами.
  Дамочки не стали дожидаться взвода охраны и ушли сами, пообещав мне хорошую порку "в назидание", за ними потянулись остальные.
  - Стоять! - рявкнула я.
  - Вы неодеты, - попробовала возразить Криста, но Мей дернула ее за рукав и та замолчала.
  - Вы предатели! - Томи всхлипнул.
  - Зачем? В чем дело? Почему вы так поступаете со мной? Даже ты, Гру! Хранитель!
  Алтея заревела, уткнувшись в плечо Мей. Криста вцепилась в кружевной платочек, так, что побелели пальцы. Лен, я видела, разрывался между желанием успокоить Алтею и сохранить невозмутимый вид.
  - Прекрати! - сказал Гру, и взяв меня за руку, увел в спальню.
  - У тебя нет сердца, девочка.
  - Правда?
  - Может ты не Агомар?
  - Как ты догадался? Отправьте меня домой, и найдите ему настоящую!
  - Глупая белобрысая пигалица, тебе обязательно было доводить их до слез?
  - Ты спрашиваешь? По-твоему у меня не достаточно причин? Каждый из вас приложил руку. Вы все обманывали, недоговаривали и умалчивали. Вы все планомерно загоняли меня в ловушку, на что вы надеялись? Что я так увлекусь им, что ослепну и оглохну? Он украл, вы украли мою свободу!
  Гру плюнул и ушел, громко хлопнув дверью.
  Я немного посидела на кровати, рассматривая браслет Хока. Шилд беспокойно бегал вокруг.
  - Можешь снять? - протянула я руку.
  Дракончик покрутил браслет лапками, обнюхал, даже погрыз, и виновато взглянув на меня, свернулся на запястье тугим кольцом.
  - Вас ждут к завтраку, леди, - Криста стояла в дверях спальни.
  - Это традиция..., - замялась она. - Продолжение праздника....
  - А он еще не кончился? - усмехнулась я.
  - Средзимье празднуют десять дней, госпожа. Вам нужно надеть платье, что-то светлое. Мей уже подобрала вам....
  - Светлое не надену, - сказала я и как была в ночной рубашке пошла в гардеробную. Новенькие охранники по пути моего следования отчаянно старались слиться со стеной.
  Я присмотрела себе отличное платьице. Глухой ворот, длинные рукава, но главное это был действительно черный цвет, самого темного оттенка черного который только можно себе представить. А Шилд, хихикая и скалясь, вытащил из шкатулки с драгоценностями длинную нитку алых, как артериальная кровь камней.
  - Леди, - робко заметила Криста. - Не надо.
  - Что именно? - я рассматривала себя в зеркало.
  Эх, мне бы кожу побледнее и глаза покраснее, Дракула удавился бы от зависти!
  - Черный цвет власти, красный - месть, - вздохнула Криста. - Могут подумать, что вы....
  - Вендетта, - счастливо улыбнулась я. Да Хок от меня сам откажется и лично до дома проводит.
  
  Полтора десятка дам при моем появлении дружно исполнили реверанс.
  - Прошу к столу, - махнула я рукой, не обращая внимания на их растерянные взгляды.
  Томи, с робкой улыбкой, отодвинул кресло, стоящее во главе стола.
  - Садись рядом, - шикнула я на Кристу и, поискав глазами Мей и Алтею, поманила их пальцем.
  Они все, конечно предатели, но пусть будут рядом, так спокойнее.
  Парадный завтрак тянулся бесконечно. Леди ели так, как будто месяц сидели на хлебе и воде. Голодные что-ли?
  Конечно, на мои кости наросло немного мяса за эти несколько недель, но по сравнению с большинством здешних дам, я выглядела дистрофиком. Похоже, диеты в Мораке не в чести.
  Я, усиленно подавляя желание бежать отсюда, как можно дальше. Мне казалось, что я уже целую вечность сижу в этом кресле и слушаю занудные рассуждения. Время от времени мне хотелось сказать что-нибудь этакое, но Криста, как ястреб следила за мной и дергала за рукав. Да если бы и сказала?! Кто бы услышал? Леди были слишком заняты собой, сплетничая и перемывая кости друг другу и всем на свете.
  
  
  Хок.
  Я смотрел на Тэйе. Она казалась единственным ярким и живым существом в этом огромном зале, несмотря на то, что была одета в черное. Кровная месть? Очень интересно.
   Иногда скука на ее лице сменялась задумчиво-мечтательным выражением и Криста сразу же отвлекала ее. Моя леди больше не боялась, она была уверена в себе. Она смотрела на сидящих вокруг дам с видом завоевателя, которому принадлежит весь мир. Думает, что сможет поступать, как хочет? Жаль, что это не продлиться долго. Ей придется уступить. Я опять злился.
  Почему она не хочет слышать меня? Я мог бы рассказать ей о том, как мне страшно, почти так же страшно как после смерти отца. Когда мне, четырнадцатилетнему мальчишке, только что получившему свое первое оружие пришлось приказывать родовым вождям, и как трудно было сдержаться и не заплакать от обиды и унижения в свое первое посещение Намарры, когда каждый из лордов- хранителей счел своим долгом растоптать мою гордость и достоинство. Я мог бы рассказать ей о том, что я чувствую, когда смотрю на нее. Я всегда знал, что буду уважать свою леди, что моим долгом будет заботиться об ее удобстве и безопасности, но я даже вообразить не мог, что женщина будет так важна для меня. Я уже несколько раз ловил себя на мысли о том, что мне интересно только то, что имеет к ней отношение. Если бы не ее невозможное упрямство! Как хороша была бы эта зимняя ночь.... Она требует, чтобы я отпустил ее. И как я буду жить, когда она уйдет? Ее дед отдал ее мне, я ее лорд и я буду отцом ее детей, я буду заботиться о ней и защищать ее, она останется. Моя леди. Пусть ненавидит. Я буду терпеть, лишь бы иметь возможность видеть, слышать, касаться... иногда. В конце концов Те Кто Видят сжалятся и моя снежная принцесса посмотрит на меня как на мужа.
  
  Тэйе.
  Проигнорировав робкие попытки курятника за столом, вовлечь меня в бессмысленные разговоры о тряпках, я направилась в библиотеку, поговорить со Старейшиной. Было у меня к нему несколько вопросов.
  - Как избавиться от этого? - указала я на свой браслет. - Я не желаю быть женой Хока.
  - А вы и не жена, пока, - невозмутимо ответил Дикон. - Брачный браслет гораздо шире этого. Пока вы только невеста.
  - Тем более.
  Он покачал головой.
  - И останетесь ей, пока лорду будет угодно видеть вас в таком качестве. Это ничего не меняет в вашей судьбе. Вы были рождены для этого. Судьба. Вы не можете ее игнорировать.
  - Это не судьба это бред.
  - Ну вы же вышли из дома ночью, в дождь и встретили Гру, привели его к себе, заговорили на языке кланов, нашли Талон и завещание вашего деда, вернулись в Серые Башни. Судьба.
  - Глупости.
  - Леди. Девочка....
  - Я не девочка, - огрызнулась я.
  - Ваш дед...
  - Умер.
  -Я сожалею о его кончине и вы, я знаю, тоже. Он любил вас.
  -Он предал и продал меня.
  - Он любил вас и желал вам самого хорошего, чтобы он не сделал, он сделал это любя.
  - Мне очень тяжело Дикон.
  - Это естественно, вы же переступили Черту.
  - Что?
  - Это случается, редко, но бывает, когда человек по собственной воле или из-за обстоятельств изменяет свою жизнь, переступает черту, которая отделяет старое от нового. Вы сделали это и теперь ваша жизнь уже никогда не будет прежней. Никто не сможет вернуть вас обратно. Почему вы так стремитесь вернуться туда, где нет жизни? Для вас нет.
  Дикон осторожно взял меня за руку.
  - Пожалуйста, леди. Пожалуйста. Расторжение вашего союза все ухудшит. Пострадает весь клан. Пока родовые вожди будут убивать друг друга, земли Фраги растащат по кусочку соседи, а Серые Башни сровняют с землей. Вы этого хотите? Вы принцесса крови, наследница великого рода. Вы не можете это изменить, как бы не старались, научитесь быть ею. Вы обладаете огромной силой, но чтобы ее использовать с честью, вы должны быть дисциплинированной.
  - Ну какая я принцесса? Леди?
  - Платье происхождение и манеры не делают леди, - покачал головой Дикон.
  - Леди не обижает слабых, она умна и независима, смела. Она искрення в своих чувствах и верна своим клятвам. Она щит для рода, так же как лорд меч для врагов.
  - И не важно, что мы чувствуем друг к другу?
  - Поверьте, он видит боль в ваших глазах и знает, что может помочь - мягко произнес Старейшина. - Разве это не лучше, чем позволить себе страдать и что-то доказывать.
  - Как удобно.
  - Ваша ошибка, леди, в том, что вы постоянно сравниваете не сравнимое. Ни одному человеку, будь то мужчина или женщина невозможно изменить решение Тех Кто Видит. Они создали все живое, разделив на две половины. Это равновесие не следует нарушать.
  - Вы хотите вот так сбежать и даже не узнать, что может получиться? Это трудно, я понимаю, но со временем вы поймете....
  - Что я пойму? Что я хочу жить здесь на положении племенной кобылы?
  - Леди?! - покраснел он.
  - Я хочу уйти! Я не собиралась оставаться! Я не претендую ни на что! Я подпишу любую бумагу! У меня есть дом, родители и..., и моя жизнь в конце концов! Моя, собственная, а не распланированная кем-то другим! Все что я прошу - расчеты, жалкий клочок бумаги, отдайте мне его и я тотчас уйду. А лорд Хок сможет утешиться другой, вон их сколько приехало!
  Дикон покраснел и спихнув все что лежало у него на столе, расстелил карту.
  - Вот смотрите, - ткнул он пальцем. - Синими кружками обозначены все точки Проходов. Синими кружками с красной точкой внутри, места, где Проходы наиболее активны. Вот место где вышли вы с Гру.
   - В расчетах вашего деда можно узнать время открытия Прохода, но не место.
  - Ну и в чем проблема? Можно просто ездить к этим местам по очереди...
  - И как вы это сделаете, если время между открытиями неравномерно? От нескольких минут, до суток? Вчера один из них открылся, вы можете сказать какой следующий? - Он дернул меня за руку, принуждая подойти ближе. - Здесь сорок активных точек и больше ста неактивных. Вы с Гру как раз и пришли через неактивную. Эту карту уточняют со времени постройки серых Башен, леди.
  - А мой дед?
  - Ему немыслимо повезло, он каким-то образом нашел тот Проход в который угодила леди Вивет, а потом два года ждал его открытия.
  Два года? Я не хочу ждать столько времени. Должен быть другой способ, я задумалась, вглядываясь в россыпь точек на желтоватой бумаге передо мной. Быть может, если я еще раз взгляну на расчеты деда, меня озарит?
  Услышав мою просьбу, Старейшина нахмурился и заявил, что не может этого сделать. Вместо этого он подвинул ко мне лист плотной бумаги.
  - Брачный договор?
  - Вы должны подписать его, - тихо сказал он и немного отодвинулся от меня.
  Конечно, я его прочитала. Текст изобиловал поэтическими сравнениями и множественными аллегориями, но суть была одна - у меня было три права и две обязанности. Право на еду, право на жилище и право на одежду, соответствующую моему социальному статусу, а так же обязанность рожать и ублажать. Все остальное принадлежало Хоку, в том числе и дети. Я даже не могла дать им имя по своему желанию. А если в течение пяти лет со дня свадьбы у меня ничего не родится, он мог привести в дом столько любовниц, сколько захочет и рожать детей от них. Никаким равноправием тут и не пахло.
  - Не стоит понимать это буквально, - криво улыбнулся Старейшина, судя по тому, как его перекосило, он сейчас проклинает себя за то, что научил меня читать. - Этот Договор не пересматривался больше двухсот лет, сейчас все иначе.
  - Я не буду это подписывать! - схватив злосчастную бумажку, я вылетела из библиотеки.
  Я почти бежала по коридорам, слыша за спиной громкое сопение Гру и топот охраны. Хранитель все еще пытался остановить меня. От злых слез застилавших глаза я мало что видела, и мне пришлось перейти на шаг. Я злилась и удивлялась бесцеремонности близких мне людей, вообразивших, что имеют право распоряжаться мной, как вещью.
  Страж у двери попытался остановить меня
  - Прочь!
  От сильного толчка створки дверей распахнулись, ударившись о стены. И я, прищурившись, оглядела собравшихся мужчин.
  Они, стояли около большого круглого стола, заваленного множеством бумаг, и смотрели на меня с явным осуждением. Никто из них не счел нужным хотя бы кивнуть в знак приветствия.
  В лице Хока не было даже намека на нежность, обидно, он не счел нужным хотя бы притвориться, а еще жених! Никакой мягкости только жесткость, сила, упрямо сжатые губы и ледяные глаза.
  - Миледи, вам не следует здесь находиться. Гру, проводи ее,- он отдал приказ холодным ровным голосом.
  А после кивнул головой, считая, что инцидент полностью исчерпан и повернулся к остальным.
  Я уходить не собиралась. Глубоко вздохнув и сосчитав до десяти, чтобы восстановить дыхание, я медленно пошла вдоль стены, небрежно касаясь, висевшего на ней оружия. Гру вздыхая, шел рядом. Я старалась произвести как можно больше шума, гремя всем, чем можно, но никто не обращал на меня внимания, кроме лорда Колина. Старик, улыбаясь, внимательно следил за каждым моим движением.
  Обойдя зал и захватив по дороге какие-то острые короткие железяки, я подошла вплотную к собравшимся, оказавшись на противоположном от лорда Хока конце стола, и с грохотом швырнула металлолом на бумаги.
  - Какое вы имеете право относиться ко мне, как к вещи! Я не принадлежу никому! Вот! Засуньте это в задницу, вместе с вашим чертовым Договором
  - Милорд Хок,- прорычал, один из мужчин с широким красным лицом.
  - Осмелюсь посоветовать вам, заприте ее в холодной и темной башне. Через несколько дней она научиться вести себя, как подобает, - он широко мне улыбнулся.
  - Вам что, - подалась я вперед. - Зубы жмут?
  - Я хочу, чтобы мне сейчас же вернули бумаги деда. Я намерена вернуться домой, - я смотрела прямо на Хока, надеясь увидеть хоть какое-то чувство в стальных глазах.
  - Ты не можешь этого сделать. Ты приняла браслет добровольно, а я в ответ, принял твой подарок, - ответил он. - Обряд обратной силы не имеет.
  Остальные, даже красномордый, хранили молчание.
  - Я не знала об истинном значении этих подарочков! И никто, даже те, кто назывался моими друзьями, не просветил меня.
  - Знала или нет, значения не имеет! Ты остаёшься. Смирись с этой мыслью. Ты пробыла здесь достаточно долго, чтобы понять. В Мораке существует определенный порядок. У всех, от последнего пастуха до лорда есть свое место и каждый выполняет свой долг. Твой долг поставить подпись на Договоре.
  - Ну, нет! - и прежде чем Гру успел меня остановить, я вырвала у него из рук свиток и тут же порвала его.
  Хок в ярости стукнул кулаком по столешнице с такой силой, что толстая доска треснула и просела посередине. Хмыкнув, я повернулась, чтобы уйти, но была поймана.
  Держа меня двумя руками, он подтащил меня к столу и обмакнув мои пальцы в чернила, прижал к чистому листу бумаги.
  - Вот видишь, как все просто! - сказал он, отпуская. - И зачем было портить глаза, выводя руны? Дикон напишет все, что нужно позже.
  От унижения потемнело в глазах.
  - Не надо, - сжал он мои плечи. - Не надо. Оставь сражения мужчинам, Тэйе. Я очень неприятный противник.
  
  Хок.
  -Я думаю, мы продолжим после,- тихо сказал я.
  Не поворачиваясь, ждал, пока шаги родовых вождей стихнут. Когда за последним из них закрылись двери, я повернулся, вытирая кровь со щеки.
  - Позвольте мне помочь вам, милорд, - подошел ближе Дикон.
  - Укус Шилдов очень болезненный.
  Старейшина достал из складок своего плаща небольшой пузырек.
  - Я все время ношу его с собой,- говорил он, открывая его.- Мастер Агами смешал это, пользуясь древним рецептом.
  -Ты как будто знал, что эта тварь на меня кинется.
  Осторожно накладывая густую сильно пахнущую мазь на мою распухшую скулу, Дикон сказал:
  - Можете назвать это предвидением, но после вашего первого знакомства, я позаботился о лекарстве.
  - Я рад, что лицо лорда-хранителя останется таким же красивым, как и раньше. Но что делать с девочкой?- раздался голос лорда Колина. Старик не ушел вместе со всеми.
  - Сожалею, но мне пришлось это сделать, милорд,- твердо ответил я
  - Я доволен результатами, мальчик, но мне не нравится способ, которым ты добился своего.
  - Леди Тэйе не оставила мне выбора, милорд. Когда она подарила мне пояс, я решил, что она приняла свою судьбу.... Мне и в голову не могло прийти, что она не понимает значения такого подарка.
  Я чувствовал себя провинившимся ребенком. Тон Колина и его обращение " мальчик", были мне крайне неприятны.
  - Малышка думала по-другому,- буркнул Гру из своего угла.- Ей никто не сказал, что это значит. Да и я, с самого начала знал, что в свой мир она никогда не вернется. Выходит, я тоже обманул!
  - Я мог просветить леди, - вздохнул Дикон.- Она ведь спрашивала об обычаях кланов, а я посчитал неудобным говорить о таком с девушкой...
  - Прекратите себя жалеть! - оборвал их Колин.- Вы сделали то, что должны были сделать, но девочка страдает! Шилд, никогда бы не набросился на тебя, Хок, если бы Тэйе не было больно. Что ты теперь будешь делать, мальчик?
  Я больше не мог это выносить.
  - Если вы думаете, что ваша обожаемая внучка несчастное забитое создание, то вы совсем выжили из ума или слепы как крот. Эта девчонка командует всем в этом замке, мои капитаны смотрят ей в рот, а остальные, готовы сигануть в ров, лишь бы их леди была довольна. Мне пришлось отдать ей моего лучшего стража, у нее есть личный паж, две служанки которые ведут себя как леди и леди, которая штопает носки моим новобранцам. Она строит глазки волкам вере и при желании может натравить на меня Шилда.
  Колин довольно усмехнулся.
  - Ты беспокоил меня, мальчик. Но теперь я вижу, что Фредегард оказался прав во всем. Борись за нее, - кивнул Колин, и медленно двинулся к выходу.
  
  Тэйе.
  Мне было душно. Стены давили на меня. Вся эта роскошь, которой я так восхищалась ... золотая клетка, не более. Я не хотела никого видеть, я не хотела ни с кем говорить. Я до темноты просидела в углу спальни, бездумно рассматривая узор на ковре.
  - Я могу поговорить с тобой? - Шилд сорвался с моей руки и жутко зашипел.
  Хок устало вздохнул и сел на кровать.
  - Тэйе, - он опустил голову и медленно заговорил. - Тебе все равно придется делать то, что я скажу, это не обсуждается. Поэтому ты должна подумать и решить, какого отношения ты хочешь. Я бы предпочел, чтобы ты слушалась и делала то, что я прошу.
  Я молчала.
  - Я не хочу принуждать тебя по каждому пустяку, это ... глупо. И я готов уговаривать тебя, скажи мне, леди, чего ты хочешь?
  - Я не хочу тебя слушать, я не хочу тебя видеть. Я хочу вернуться домой.
  - И ты даже не попытаешься поверить мне? Сбежишь?
  И этот туда же!
  - Это не трусость, это чувство самосохранения.
  - Для тебя это трудно, но со временем ты поймешь...
  Одни и те же слова!
  -Что? Что я должна остаться здесь, далеко от дома от родных и всю жизнь слепо повиноваться человеку, который врал мне с первой нашей встречи?
  - Я больше не буду делать это.
  - Детский сад, честное слово! Ты даже не просишь, ты требуешь!
  - А если бы попросил? Согласилась бы?
  -Нет.
  - Тогда это бессмысленно. Ты остаешься. И ты даже не представляешь, что я могу сделать, чтобы удержать тебя. И я сделаю гораздо больше, если понадобиться.
  - Я не подхожу тебе, я никогда не смогу быть похожей на настоящую леди, не смогу смотреть тебе в рот и поддакивать Я не хочу притворяться дурочкой, мне противно.
  - Разве я когда-нибудь говорил, что мне нужна дурочка? - улыбнулся он.
  - У нас нет ничего общего.
  - Ошибаешься. Я дам тебе время, чтобы привыкнуть.
  - К чему все эти разговоры? Я ведь интересую тебя только как гарантия власти? Так она и так твоя.
  - Я не понимаю, - вздохнул он. - Я просто не знаю, как с тобой разговаривать.
  - Я хочу сама решать за себя, почему ты не можешь этого понять?
  - Потому что ни у тебя, ни у меня нет выбора, - устало сказал Хок.
  - Правда? Наверно поэтому ты все время навязываешь свое мнение, как будто наличие груди подразумевает отсутствие мозгов. Я не могу слепо подчиняться.
  - Я твой лорд. Тебе нужно научиться быть послушной, это улучшит твой характер.
  - Ты мерзкий феодальный деспот!
  - Тогда тебе следует закрыть рот, чтобы я не сделал что-то еще более мерзкое!
  - Сидхок Рейф Вольтар, - тихо сказала я. - Ты отнял то, что должно быть подарено, ты доволен?
  И что мне теперь делать?
  А потом меня посетил лорд Колин. Долго молчал, глядя на огонь в камине.
  - Девочка, ты выглядишь как ожившая мечта. Ради таких как ты хочется совершать подвиги, доставать с неба звезды и писать стихи. Но ты ведешь себя так, что некоторые начинают сомневаться, а нужна ли клану такая хозяйка Серых Башен. Ты позоришь деда и отца.
  - Вот и прекрасно! Я с радостью освобожу вас от своего присутствия!
  Старик хмуро на меня посмотрел и коротко бросил.
  - Замолчи!
  - Вот что, девочка, ты мне нравишься. Но твои капризы зашли слишком далеко. Ты, - он ткнул в меня пальцем,- наследница, а значит должна поступать не так, как тебе хочется, а так как будет лучше для всего клана. Смысл твоей жизни в том чтобы принести как можно большую пользу Фраги, а именно: выйти замуж за достойного мужчину и вместе с ним дать начало новой династии лордов - хранителей. Я очень любил свою сестру и уважал твоего деда, но их упрямство стоило клану слишком дорого. Пришло время платить.
  ********************************************************************************************************************
  Сегодня у меня юбилей. Ровно четыре месяца со дня "торжественного прибытия". Четыре месяца без телефона, кондиционера, интернета, телевизора, автобусов, метро, полетов в космос, угрозы Армагеддона и вторжения инопланетян. Как оказалось без всего этого вполне можно жить.
  Мне было хорошо здесь. Я долгое время не могла себе в этом признаться. Но здесь я чувствовала себя на своем месте, даже Хок с его идиотским Договором не мешал мне. Мы редко встречались, я старалась не пересекаться с ним лишний раз. Вежливый кивок во время обязательной общей трапезы, вот собственно и все. Несколько раз он пробовал говорить со мной про долг, про честь, про предназначение, я слушала и молчала.
  У меня появилось множество занятий, отнимающих массу времени. Быть принцессой трудная и достаточно нудная работа. Хозяйственные заботы поглощали все утро, потом Криста учила меня всяким премудростям, "которые каждая уважающая себя леди должна впитать с молоком матери", например, как поворачиваться в платье со шлейфом. Бред. Платьев я по- прежнему не носила. Туника, штаны, мягкие сапожки и неизменный плащ- халат. Все в черно- красных тонах. Злость и обида никуда не ушли, чуть-чуть рассосались, быть может.
  Потом наступала очередь библиотеки. Я изучала "Право Кланов", свод законов Морака. Почти осилила первый том, но про развод или расторжение помолвки не нашла. Осталось прочесть еще пять, может, повезет?
  Гости давно разъехались. Самым последним отбыл лорд Хирд, настойчиво пытавшийся пристроить своих дочек в мои фрейлины. Я стояла насмерть и победила. С отъездом этой "семейки Адамс" развлечений совсем не осталось.
  Лентолет каждое утро занимался с остальными Стражами, продолжая свое обучение. Я наблюдала, с галереи. С моим телохранителем занимались особенно тщательно. Хок приставил к Лену двух ветеранов, которые выжимали из него все соки, добиваясь молниеносной реакции и достаточной силы удара. То что происходило внизу, на засыпанной опилками площадке, напоминало балет. Отточенные движения и скупая грация учебных поединков завораживала. Я не уставала восхищаться, той обманчивой легкости, с которой стражи обращались со своим оружием.
  Томи наблюдал за подготовкой Лена с не меньшим интересом. Я не раз видела, как мальчик старается повторить движения, отражая воображаемые удары. Мне и самой было интересно. Своих занятий в Арсенале я не прекращала.
  Мужчины, поначалу бросавшие неодобрительные взгляды на галерею, постепенно привыкли к присутствию зрителей и иногда даже улыбались.
  Этим утром у Томи было особенно несчастное выражение лица. Внизу занимались его сверстники, новобранцы. Понаблюдав некоторое время за ними, мальчик отошел от перил и устроился в углу, засопев от обиды.
  - Томи, перестань! Если тебе так хочется заниматься, то, пожалуйста! Ты мог попросить сразу и тренироваться вместе с Лентолетом, - парень засопел еще громче.
  - Госпожа, - вздохнула Криста. - Вы помогли этому безродному избежать наказания, но сделать так, чтобы он стал одним из них, не сможете. У него нет ни имени, ни рода, ни семьи.
  - Гру? Это правда?- спросила я.
  - Да, малышка, - буркнул норд. - Ему и так повезло. Поверь, ты сделала для него все возможное, но больше ему рассчитывать не на что.
  - Жаль....
  - Почему? - удивилась Криста. - Он сыт, одет и находится под вашей защитой, мало кому из безродных так везет. Ни к чему мечтать о большем, - уже тише сказала она. - Вы же знаете.
  - Скажи Гру, из Томи мог бы получиться воин? - задумчиво спросила я.
  Критически оглядев мальчишку, Гру сказал.
  - Парнишка ничего. Был бы толк, да только все это пустые разговоры. Нечего забивать голову глупостями.
  - Спустись вниз и пригласи лорда Хока сюда. Я хочу с ним поговорить, - попросила я Мей.
  - Вы только навлечете на себя неудовольствие господина, если собираетесь просить за это ничтожество, - вмешалась Криста.
  - Прошу вас, леди, не надо! Господин рассердится и вышвырнет меня из крепости, - кинулся ко мне Томи.
  - Иди Мей. Зови. Я поговорю с лордом наедине.
  Криста, недовольно покачав головой, вышла.
  - И ты Томи, оставь нас. Не будем дразнить гусей раньше времени.
  Дождавшись, когда мальчик уйдет, Гру подозрительно посмотрел меня.
  -Ты что-то задумала, моя леди? Думаю, ты как раз и собираешься дразнить гусей. Только помни, гусь очень большой.
  - Все будет в порядке, - я поудобнее уселась в кресле, придав лицу задумчиво-мечтательное выражение..
  Хок
  Ее просьба была странной. Зачем ей это? Все наши разговоры заканчивались скандалом, но не пойти я не мог. Поднимаясь на галерею, я сразу понял, что леди всех отослала. Может она хочет примирения? Слабая надежда, но от одной мысли об этом я невольно улыбнулся.
  - У лорда хорошее настроение? - спросила она.
  - Да, моя леди. Вы хотели поговорить? Быть может, это не очень удобное место для разговора?
  Ее бровь удивленно изогнулась.
  - Нет-нет! Место удачное. Присядьте, прошу вас.
  Боясь спугнуть удачу, я опустился на кресло рядом.
  - Скажите, это, правда, что новобранцев не так много, как хотелось бы? Я слышала разговор ваших капитанов, за ужином.
  - Да, это правда. Почему это так вас волнует? - зачем она спрашивает?
  - Мне просто странно, что при недостатке новобранцев, ваши капитаны оставляют без внимания вполне годных на службу юношей.
  - Внизу занимаются все, кто может.
  - Нет не все. Вот Томи не занимается, а он вполне созрел для службы, разве нет? - улыбнулась она.
  Я рассмеялся:
  - Леди, эта служба для него так же невозможна, как и для женщины.
  - Значит, вы считаете, что я не смогла бы противостоять вашим воинам? - безразлично поинтересовалась она и, поднявшись с места, посмотрела вниз.
  - Вы шутите? Какой из вас боец? Вы вдвое легче любого из этих мальчишек, не говоря других. Каким оружием вы собираетесь сражаться? Веером? - я поднялся вместе с ней.
  Она загадочно улыбнулась и сказала:
  - Мне обидно, что вы так несправедливы ко мне. Мне было бы нетрудно сбить с ног любого воина по вашему выбору. Даже без веера, - снисходительно добавила она.
  Что за нелепая фантазия? Я смеялся так, что привлек внимание своих людей. Многие из них начали прислушиваться к разговору. А она еще раз повторила:
  - Я могу сбить с ног любого из них.
  Ее слова потонули в общем хохоте.
  - Я готова поспорить милорд! - топнув ногой, капризно произнесла она.
   - Или вы боитесь?
  - Мне? Бояться вас? Ну что вы! Тем более вы легко можете победить любого мужчину, без всякого оружия, - шепнул я ей.
  - Благодарю за комплимент, - покраснела она. - Но все-таки, как насчет пари?
  
  Тэйе.
  Он попался! Я изобразила обиду и отвернулась, искоса поглядывая на него. К Хоку подошел один из ветеранов, натаскивавших Лена, и что-то тихо сказал. Слушая его, лорд мстительно улыбался. Глупец! Наконец он произнес:
  - Леди, я согласен поспорить. Но в случае проигрыша вы будете носить платья и каждый вечер вышивать после ужина, в моем присутствии, - с победной усмешкой закончил Хок.
  - Согласна!- кивнула я.- Но если проиграете вы, то Томи будет заниматься вместе с остальными мальчиками и ваши люди пообещают, что примут его как своего!
  - Томи? Это абсолютно невозможно!
  - Вы боитесь проиграть?
  - Хорошо! - резко кивнул он. - Пусть это будет вам наукой, не пытаться стать тем, кем вы не являетесь. Лен будет вашим противником.
  - Ну, нет! Он не подходит. Он мой телохранитель и неплохо относится к мальчику. Вдруг я выиграю, а вы решите, что мы заранее сговорились?
  - Так кого же вы хотите? Может меня?
  - Ну что вы! Как я могу! Я так достаточно часто ставила вас в неудобное положение перед вашими людьми, - притворно вздохнула я, изобразив смущение а-ля Криста.
  - Так что же вы хотите? - теряя терпение, спросил он.
  Так, клиент окончательно дозрел!
  - Я хочу, чтобы вы выбрали мне в противники настоящего воина. Опытного ветерана, - выпалила я.
  - Ну, хорошо! Идемте, - стащив меня с лестницы, он вывел меня на середину тренировочной площадки.
  Хок.
  
  Я хмурым взглядом смотрел на выстроившихся передо мной людей. Каждый из них был в несколько раз тяжелее девушки. Она едва доставала самому маленькому из них до плеча, но, похоже, такое различие между ней и ее предполагаемым противником совсем ее не волновало. Что ж, девчонка просто сама напрашивается на наказание, и она сама будет виновата в публичном унижении. Пора поставить ее на место. И я указал на Беорна. Самого здорового из всех.
  - Вот ваш противник, леди! Вы все еще хотите спорить?
  Я ожидал, что она едва взглянув на этого великана, просто признает свое поражение. Но она критически, со всех сторон оглядела черноволосого улыбающегося капитана и весело сказала:
  - Ну, если у вас нет ничего лучше, то этот, пожалуй, подойдет. Вы дадите мне минутку? Мне нужно заколоть волосы и немного размяться.
  - О, конечно! У вас сколько угодно времени, только вам придется обойтись без Шилда, - поклонился я.
  - Как скажете, - пожала она плечами, и сняв браслет тут же отдала его Гру.
  Я отвел Беорна в сторону.
  - Тебе нужно просто поймать ее и держать, понимаешь? Можешь даже немного потрясти. Только не увлекайся! - объяснял я.
  - Милорд, да я боюсь к ней прикасаться, а вы говорите держать! Посмотрите, у нее же руки как веточки. Боюсь, что синяки точно останутся. А может и что похуже!
  - Лучше уж вы сами, да и не могу я нападать на женщину, неправильно все это.
  - Она сама этого добивается, а синяки это хорошо! Чем дольше они продержаться, тем лучше!
  Мне было только на руку, что слух о нашем споре моментально разнесся по крепости. Небольшая галерея была переполнена зрителями, ожесточенно спорящими друг с другом. Меня только радовало такое количество свидетелей. Я с усмешкой следил за ее приготовлениями. Она туго заплела волосы и заколола их на затылке. Скинула тяжелый меховой плащ и несколько раз потянулась, я уже видел это. Она опять закроет глаза?
   - Я готова! - звонко крикнула она и встала напротив Беорна.
   Тэйе.
  - Спокойно, дыши глубоко, не бойся,- повторяла я. - Я выпендриваюсь не просто так, а по делу. У меня все получится.
  Закрыв глаза, я постаралась успокоиться.
  - Представим, что у тебя реальный противник, - вспоминала я слова Оби Вана. - Он сильнее, быстрее, опытней. У тебя есть только одна попытка. Заставь его выйти из себя, разозли его, рассмеши его! Что угодно. Эмоции затуманивают рассудок и заставляют совершать идиотские поступки, все это дает тебе шанс. Сохраняй рассудок холодным, девочка. Тебя хватит на пару минут. Что будет, если за это время ты не справишься? Скорость и постоянное движение, постоянная смена стиля и техники. Только так. У тебя очень мало времени для победы.
  - Одна попытка, - повторила я и открыла глаза. - Я готова.
  Когда мы вышли на середину, над тренировочной площадкой повисла напряженная тишина.
  - Начали, - усмехнулся Хок и махнул рукой.
  Беорн, с несчастным выражением лица, попер на меня как танк. Увернуться было легко. Помня о своем единственном шансе на победу, я старалась вывести его из себя. Потеряв терпение, он ошибется и тогда.... Раз за разом руки Беорна хватали воздух. Зрители начали свистеть и отпускать обидные шуточки. И мой противник начал злиться.
  
  Хок.
  
  С каждой минутой я нервничал все больше. Когда Беорн с первого раза не поймал девчонку, я понял, что не уверен в исходе поединка. Зрители на галерее, лестнице и внизу площадки превратились в болельщиков, яростно поддерживавших обе стороны. Казалось, что никому и в голову не приходит, что они не равны. Я видел, как поначалу смущенно улыбавшийся и притворно неуклюжий Беорн, начинает воспринимать Тэйе, как настоящего противника. Теперь мой капитан не улыбался.
  
  Тэйе.
  Глядя в его глаза, я видела - еще чуть-чуть и можно будет действовать. Мне становилось все тяжелее уходить от его захватов. Он старался зажать меня в угол, а этого я ни в коем случае допустить не могла. Несколько раз он подбирался так близко, что уклоняясь, я касалась его. В глазах мужчины все сильнее разгорался яростный огонь, и это делало его похожим на огромного, обозленного медведя. В очередной раз, ужом выскользнув у него из рук, я решила действовать.
  
  Хок.
  
  Я не понял, как это произошло. Беорн победно улыбаясь, уже почти схватил ее, а она вся подалась навстречу его рукам, но мгновение спустя огромный страж уже лежал ничком на полу с заломленной назад рукой. Леди старательно ее выворачивала, упираясь коленом в шею и лишая возможности подняться.
  Убедившись, что все собравшиеся осознали факт ее победы, она отпустила руку и уселась рядом с ним.
  - Прошу меня простить, мастер, - улыбнулась она. - Если бы не моя хитрость, я бы не победила. Я нарочно злила вас, а злость плохой помощник. Вы прекрасный боец! Вы оказали мне честь.
  Беорн, хмурясь, слушал ее.
  - Мастер Беорн, признать ваше превосходство будет счастлива любая. Я, к сожалению этого сделать не могу, но зато я знаю девушку, которую вы уже победили, - она подмигнула и посмотрела на покрасневшую Мей.
  - Без обид? Мастер?
  - Леди, я и не думал обижаться на вас. Что вы! - Беорн одним движением подняв девчонку себе на плечо, крикнул:
  - Если бы наши враги были похожи на леди Тэйе, я сдался бы сразу. Правда, пришлось бы здорово помахать кулаками, чтобы успеть первым! - Закончил он под хохот присутствующих.
  Неся на ее на плече, Беорн сделал круг по тренировочной площадке и подошел ко мне. Смеясь, он передал Таю прямо в мои руки.
  - Примите мои поздравления, господин, вот ваш победитель. А мне только предстоит признать себя побежденным.
  Последние слова он произнес, глядя прямо на Мей, служанка со всех ног кинулась вверх по лестнице, расталкивая смеющихся воинов.
  Тэйе.
  Я очень удивилась, когда поняла, что Хок не собирается отпускать меня. Улыбаясь и кивая головой, он поднимался по лестнице под одобрительные смешки своих людей. Несколько моих попыток вырваться не произвели абсолютно никакого впечатления на лорда. Я хотела возмутиться, но Хок прошептал мне на ухо:
  - Поверь мне на слово, я все равно сделаю то, что хочу. Даже если мне придется тянуть тебя за волосы. Так что наслаждайся своей победой, пока можешь, - мрачно закончил Хок.
  Он был настроен решительно, но я особенно не волновалась. За нами следовал Гру, а я всегда могу рассчитывать на его поддержку.
  Но на верхней площадке лестницы Хок остановил норда:
  - Прошу меня простить. Я хочу остаться со своей леди наедине.
  Такой поворот событий меня не устраивал, но изменить я ничего не могла. Мое волнение переросло в настоящую панику, когда я поняла, куда меня несут.
  
  Хок
  
  Я решил поговорить с Тэйе у себя. Там можно было не бояться, что в наш разговор кто-то вмешается. Она притихла, сжавшись в моих руках, только ее сердце билось часто-часто, как у пойманной птички.
  Усадив ее в кресло, я закрыл дверь и отошел к окну, стараясь, успокоится. Начинать серьезный разговор с криков и ругани не хотелось. Я понимал, что мое молчание несколько затянулось, но никак не мог найти подходящие слова. Неизвестно как долго я молчал бы и дальше, но возня и сопение, заставили меня обернуться.
  - В чем дело?- Слова прозвучали гораздо резче, чем хотелось, и я постарался улыбнуться, чтобы их смягчить.
  
  Тэйе.
  
  Звук поворачивающегося ключа лишил меня остатков самообладания. Я вжалась в кресло и зажмурилась, но шли минуты и ничего не происходило. Открыв сначала один глаз, а потом второй, я с облегчением вздохнула. Хок стоял у окна. В комнате почему-то было очень холодно, из давно прогоревшего камина пахло дымом и еще чем-то неприятным. Кровать выглядела по-сиротски, застеленная одним жиденьким одеялом. Зато небольшое бюро в углу оказалось завалено ворохом бумаг. То, что не поместилось на столешнице, было кучками разложено на полу. Абсолютно голом полу! Мне пришлось поджать под себя ноги, озябшие, несмотря на толстые шерстяные носки и сапожки на меху. Разгоряченная поединком я моментально продрогла от холодного воздуха и пытаясь согреться, ерзала на кресле.
  Он, хмурясь, повернулся.
  - Почему тут так холодно? - я дрожала, обхватив себя руками.
  Хок пожал плечами:
  - Нужно было сказать сразу, а не молчать, - он бросил мне одеяло и принялся разгребать угли в камине.
  - Думаю, ты зря стараешься, его топили дня два назад, - ворчала я, кутаясь в серый мех. Теперь я понимаю, почему он такой бесчувственный. Еще бы, жить в холодильнике!
  Хок молчал, продолжая ворошить золу в камине. Его усилия увенчались успехом, под слоем пепла обнаружилось несколько угольков. Бросив на меня победный взгляд, лорд начал колдовать над огнем. Вскоре пламя разгорелось, и он переставил мое кресло ближе к огню.
  Я решила, что комплимент удачное начало разговора и сказала:
  - Я не перестаю удивляться вашей силе. Я совсем не пушинка, да и кресло достаточно тяжелое, а вы так лихо все это проделали!
  Хок поджал губы.
  - А я, леди, не перестаю удивляться вашей глупости!
  Это было совсем не то, что я ожидала услышать, но решила не возмущаться.
  - Да ладно, ничего же не случилось! Я все держала под контролем.
  - Иногда мне кажется, что ты выросла частями. Тело взрослой женщины и ум младенца.
  - Между прочим, ты сам согласился на спор! И я старалась не для себя, мне парнишку жалко!
  Хок сморщился и принялся ходить по комнате, изредка бросая на меня недовольные взгляды.
  Я поплотнее закуталась в плащ и сказала:
  - Может, ты перестанешь изображать из себя маятник, у меня уже голова кружится.
  Хок моментально оказался рядом. Его руки упирались в подлокотники кресла, мне опять стало страшно. Глядя на меня в упор, он почти прошептал:
  - Ты видела его глаза? Если ты еще, хоть минуту, продолжила бы его дразнить, он бы искалечил бы тебя. И никакие фокусы тебя бы не спасли! Ты подумала, как бы мы жили дальше, если бы это произошло?
  Хок был так близко и с такой болью смотрел на меня, что мне захотелось успокоить его, дотронуться. Но я только виновато улыбнулась и он, оттолкнувшись от кресла, скривился.
  - Беорн впадает в неистовство во время боя. Я не думал, что ты продержишься так долго, и он потеряет терпение. Так страшно мне было первый раз в жизни, - как будто извиняясь, добавил он.
  - Но ты, же не станешь оспаривать результаты? Я выиграла и Томи получит право на оружие?
  - Я дал слово, - пожал Хок плечами. - Но ты оказала парню плохую услугу.
  - Это еще почему?
  - Я бы отказался от такого подарка.
  - Неужели? Думаю, у Томи хватит ума сообразить, что это единственная возможность стать стражем. Или все дело в мужском самолюбии?
  - Ну, наверняка, ты провела долгое время, раздумывая над решением этой проблемы и рассматривая различные варианты? - Спокойно спросил он, как будто не замечая моего тона.
  - Нет, - я решила быть искренней с Хоком, разговор получался серьезным.
  - Все решилось очень быстро. Я увидела, как он смотрит на своих сверстников на площадке. Спросила, и мне ответили, что мальчик никогда не сможет быть опоясан мечом, вот и пришлось придумывать на ходу.
  - И кто же тебе все это рассказал?
  - Криста.
  - О, конечно! Госпожа Криста большой знаток, несомненно!
  - Ты сам определил ее в советчицы.
  - Что касается тряпок, конечно! Но она не имеет никакого представления о том, как происходит отбор в гарнизон. Если бы ты хоть немного подумала, то нашла бы другого советчика.
  - И что бы он мне сказал? Что ему очень жаль, но Томи и так получил гораздо больше, чем любой другой в его положении?
  - Нет. Он сказал бы, что раз в три года проводятся испытания, в которых может принять участие каждый. Победителей зачисляют в гарнизон. Мне самому нравится парнишка, уверен, из него получится хороший боец. Я хотел понемногу готовить его, чтобы через год он мог достойно участвовать в испытаниях. Шансы у него есть. В этом случае он заслужил бы свое оружие собственными силами, а не благодаря женщине. Даже если эта женщина вы, миледи.
  Хок говорил мягко, не повышая голоса, но мне почему-то стало очень обидно. К горлу подступил тугой комок, глаза налились слезами, несмотря на тепло, идущее от камина, меня снова затрясло. Я плотнее закуталась в одеяло, стараясь, чтобы он не увидел моих слез.
  - Мужчина должен сам заслужить честь носить оружие. Своими собственными силами, а получить из рук женщины недостойно звания Стража. Ты понимаешь? Не думаю, что кто-то всерьез принял наш спор и Томи в том числе. Ты храбрая девушка, но рисковала ты зря.
  
  Хок
  
  Я надеялся, что Тэйе ответит, но она сидела подозрительно тихо.
  - Тебе все еще холодно? - женщины создания слабые, может она уже умудрилась простудиться?
   - Я не часто зажигаю камин, здесь и, правда, прохладно. С тобой все в порядке? Может позвать мастера Агами?
  - Не надо! - почти крикнула она. - Я пойду, мне нужно.
  Она так быстро вскочила с места, что запуталась в одеяле и ничком упала на каменный пол.
  Я подошел ближе, протянул руку, чтобы помочь подняться.
  - Вот уж не думал, что устояв перед Беорном, ты так легко сдашься моему одеялу! Ну же, вставай. Подумаешь, споткнулась, с кем не бывает?!
  Я опустился рядом.
  - Да что с тобой такое? Ударилась? Я зажгу светильник.
  - Не надо!
  Теперь у меня не было сомнений, она плакала. Не ревела со злости из-за неловкости, а горько рыдала, как будто потеряла близкого человека. Было так странно видеть ее плачущей.
  - Брось, это совсем не стоит твоих слез!- я осторожно поднял ее.
  Уткнувшись мне в грудь, она зарыдала в голос. Я не понимал причины, у нее были веские причины плакать, раньше, но она ругалась или хохотала. А тут, подумаешь, шлепнулась! Я укачивал ее на руках и говорил ей это, пока она не начала вырываться.
  - Ты бесчувственный чурбан! Ты знаешь, как я испугалась этого твоего вояку! У меня до сих пор коленки трясутся, а оказалось зря! Я дура! Все зря! Я все делаю не так, мне все надоело. Я хочу домой! Хок, пожалуйста, мне ничего не нужно, все и так твое! Только верни листок с расчетами, и я сама доберусь до Прохода. Пожалуйста!
  Она смотрела на меня полными слез глазами, положив руки мне на плечи.
  - Никто не думает, что ты дура, - я очень осторожно вытер ее слезы.
  - Все любят тебя. Перед тобой не устояли даже мои капитаны, а мастер Торвальд? А Бертин, с утра до ночи изобретающий пирожные, только чтобы порадовать тебя! Ты очень смелая, умная и красивая девушка.
  - Ну что тебе стоит отпустить меня, от меня же нет никакого толку! Я так соскучилась по родителям! Хок, я очень тебя прошу, позволь мне вернуться!
  -Моя леди, я не могу, - я еще раз прикоснулся к мокрому лицу и едва слышно добавил. - И не хочу.
  Я поднял ее и отнес на кровать, девушка немедленно свернулась калачиком на подушках, все еще всхлипывая. Я оставался рядом пока не понял, что она заснула. Аккуратно, чтобы не потревожить ее, я укрыл ее еще одним одеялом и тихо вышел.
  
  Тэйе.
  
  Проснувшись, я еще долго лежала, ругая себя за слабость. Ну, зачем спрашивается, мне понадобилось реветь у него на руках? Просить его!? Как стыдно! Уже совсем стемнело, и если она не проспала ужин, то придется там присутствовать. Может не пойти? И без зеркала ясно, как здорово я сейчас выгляжу. Хорошо бы в комнате никого не было, тогда можно было бы незаметно ускользнуть. Я прислушалась, но тишину ничего не нарушало, кроме потрескивания поленьев. Осторожно приподнявшись, я увидела Хока. Он сидел за бюро и просматривал бумаги. Ну, раз незаметно не получилось....
  - Я долго спала? - спросила я, выбираясь из одеяла.
  - Да нет, может час или чуть больше. Смотри, Бертин прислал, специально для тебя, - Хок показал на низкий столик у камина.
  На нем, источая божественный аромат, стояло целое блюдо пирожных.
  Я не смогла удержаться, слетела со своего насеста и уже облюбовала для себя самое вкусное пирожное, но взглянув на лорда, положила его обратно.
  Он смеялся.
  - Теперь я знаю, как тебя утешить! Что же ты остановилась, это все для тебя!
  - Чем смеяться, лучше скажи, где можно умыться. Я не могу есть такую красоту и выглядеть чучелом.
  - Туда, моя леди. - Хок указал на дверь в углу.
  Я постаралась как можно быстрее привести себя в порядок. Мне совсем не хотелось, чтобы Хок дольше необходимого смотрел на мое опухшее лицо.
  В отличие от моей туалетной комнаты, эта выглядела совсем бедненько. Ничего лишнего. Все чисто и по-спартански. Умывшись холодной водой, я как могла привела растрепанные волосы в порядок.
  За время моего отсутствия на столике кроме блюда с пирожными появились яблоки, и большой кувшин с чем-то горячим.
  - Похоже, все в крепости опасаются, что я обижу тебя, Тэйе. Твои служанки, Томи, даже Беорн, приходили сюда. А Гру сидит под дверью и мне больше никогда не заслужить его доверие, - улыбаясь, произнес Хок.
  - Гру отходчивый, он не умеет долго сердиться. А ты разве не будешь? - Хок снова занялся бумагами.
  - Это не для меня. Я не люблю сладкое.
  - Ну, тогда хотя бы выпей со мной горячего, - я принюхалась к пару, который поднимался над кувшином. - Это очень вкусно, с медом. Но совсем не сладко. Вот попробуй.
  Я протянула ему глиняную кружку с горячим питьем.
  Он сделал несколько глотков и удивленно сказал:
  - И, правда, вкусно.
  Я наполнила кружку для себя и вновь вернулась к столу с бумагами.
  - Я могу спросить?
  - Конечно!
  - Что это за бумаги? Какие-то письма? Отчеты? Донесения?
  - Как много вопросов. А ответ один.- Хок задумчиво посмотрел на меня.
   - Мне нужно быть на Совете Кланов в Намарре и судя по всему, поддержки мы там не дождемся.
  - Почему? Ты законный лорд - хранитель, по воле моего деда..., - я вздохнула. - У тебя есть все, что для этого нужно. Что они могут сделать?
  - Все не так просто. Своим появлением ты нарушила планы очень влиятельных людей.
  - Им мешаю я?
  - Да нет, твои права никто оспорить не может, а вот мои...
  - Я ничего не понимаю. Тебя признал клан. Какие могут быть вопросы?
  - Тэйе, мы не выживем в одиночку. Клан Фраги тесно связан со своими соседями. Если Совет в Намарре признает меня не достойным, мне придется уйти.
  - Чем конкретно ты можешь их не устраивать? - фыркнула я. Хок хрестоматийный феодал. Какого еще лорда им надо?
  - Очень многим, - нахмурился Хок. - Боундлес и Ландфертил уже сейчас выступают против. У них есть свой кандидат. Вот его-то и хотят посадить на Крылатый трон.
  - А может, ну его?! И не ехать никуда.
  - Нельзя! Это смертельное оскорбление, лишний повод для неудовольствия. Мы не можем бороться сразу со всеми. Нас раздавят. Некоторые уже выражают сомнения по поводу твоего существования, так же как и подлинности завещания, - он раздраженно смахнул несколько писем со стола.
  -Если бы я мог заручиться поддержкой, хотя бы одного из лордов-хранителей, было бы гораздо легче.
  - Я могу помочь?
  - Только не это, моя леди! Это будет слишком жестоко по отношению к соседям, - рассмеялся он.
  - Возвращайся к своим пирожным, только не очень наедайся, Бертин готовит что-то выдающееся на ужин.
  Он отсылал меня, а минуту назад, казалось, что видит во мне партнера. Дура!
  - Я могу идти к себе, милорд?
  - Не надо.... Я не хотел обидеть, но ты и, правда, ничем мне не поможешь, - покачал он головой.
  - А в знак примирения я открою тебе секрет! Хочешь?
  - Ну? - буркнула я.
  - Тебе вовсе не обязательно идти через всю крепость, чтобы попасть на свою половину. Вот смотри.
  Он толкнул еще одну дверь, скрытую в глубине комнаты, я последовала за ним и, пройдя небольшим коридором, оказалась у себя в спальне.
  - Эта дверь открывается только с моей стороны, - хитро улыбнулся Хок и, взяв пирожное, исчез.
  Я как раз размышляла о количестве потайных дверей в крепости, когда услышала голоса девушек.
  - Неужели леди Тэйе это сделала? Капитан Беорн такой сильный, не может быть, чтобы она одолела его! - В голосе Алтеи слышалось недоверие.- Наверняка это какой - нибудь фокус, или они заранее договорились.
  - Милорд сам выбрал Беорна в противники леди. Как они могли договориться? И ничего это не фокус, стража говорила, что это какой-то хитрый прием или вроде того! - возмутилась Мей.
  - И что же Беорн? Он наверно страшно рассердился, когда его победила наша леди?
  - Да нет! Все смеялись! И знаешь, - шумно вздохнула Мей. - Похоже, я нравлюсь мастеру Беорну.
  - Ну, это для меня не новость! Капитан постоянно высматривает тебя за столом и лицо у него при этом, как у собаки, что потеряла хозяина.
  - Уж кто бы говорил! А как же Лентолет? Ходишь за ним и вздыхаешь, как привидение, а он так смешно краснеет!
  - Ну ладно, - смутилась Алтея. - Ты мне лучше скажи, где госпожа?
  - Как где, с милордом! Он ее унес к себе. Гру до сих пор в коридоре сидит, ждет.
  - Уж не поранилась ли леди? Может все-таки Беорн зацепил ее своими ручищами? А много ли ей надо!
  - Не ждите ее, - раздался голос Кристы. - Она осталась у лорда.
   - Он ее ударил! - В один голос охнули девушки.
  - Она заслужила наказание.
  -Зачем вы так, госпожа? Леди всегда так добра к вам! Сколько подарков она вам сделала.
  - Ну и дура ты, Алтея, - вступила в разговор Мей. - Причем тут подарки?
  - Она же когда ехала, думала, будет тут всем заправлять, да не вышло. Мне многое рассказали! Как она тут Торвальда обхаживала. Да эконом быстро ее спровадил. Что? Скажешь, вру?
  - Ты гадкая сплетница!- взвизгнула Криста.- Я велю тебя высечь на конюшне!
  - А как же! - зло рассмеялась Мей.- Видали мы таких! Рассказывай про свою несчастную любовь леди Тэйе, а не мне! На конюшне тебя не высекут, как же - благородная дама! Но к Хирду отправят точно!
  В соседней комнате поднялся страшный гвалт. Обе девушки одновременно кричали друг на друга, понося последними словами. Алтея, пытаясь их успокоить, кричала тоже. Я осторожно выглянула. Криста и Мей стояли друг напротив друга, красные, с всклокоченными волосами, сжав кулаки.
  - Не хотите пироженку, девочки?
  Я поделилась честно. Им по одному, мне все остальные.
  
  Весна.
   В глубинах сердец,
   Подземные воды бегут
   Кипящим ключом.
   Молчанье любви без слов
  Сильнее, чем слова любви.
   Неизвестный японский поэт IX-X в.
  
  
  - Не пойму, чего ты все время злишься на меня? - У меня никогда не было подруг, но как оказалось, это может быть очень приятным.
  - Мне стыдно за вас и... за себя, - тихо сказала Криста. - Я уже достаточно долго пытаюсь привить вам хоть какие-то манеры, а вы сводите на нет все мои старания. Кончится тем, что меня отправят обратно, к Хирду. И моя жизнь будет кончена, леди, - в ее глазах стояли слезы.
  - Никуда тебя не отправят, - хмыкнула Мей. - Леди - невеста.
  - Какой жених захочет иметь такую невесту, а потом и жену! Глупая ты корова! Она будет позорить его изо дня в день, - простонала Криста.
  Это прозвучало так убедительно, что все разом притихли.
  - У тебя нет совести, - в комнату рыча, ворвался Гру и с порога швырнул в меня Шилда. - Почему я должен караулить твою мерзкую ящерицу? Этого змеиного выползка? От него никакого толка!
  Хранитель ругался очень долго. Досталось всем, а в особенности мне, моему деду и Хоку. Гру обвинил нас всех в черствости и отсутствии уважения к его возрасту и больной спине.
  - Я могу позвать мастера Агами, - робко предложила Алтея. - У него есть замечательное средство от болей в пояснице.
  - Ты смерти моей хочешь? Тогда уж лучше сразу в Айсенгард, чтоб мучиться меньше, - норд, с треском закрыл дверь и в коридоре опять что-то упало.
  - А что такого страшного в этом Айсенгарде? - обернулась я к остальным.
  - Их никто не любит, - пожала Мей плечами.
  - А норды в особенности, - кивнула Криста.
  - Может, норды и не любят, а вот женщины совсем наоборот, - хихикнула Алтея и покраснела.
  - Эта дурочка целый год бредила Властителем Каиссы.
  - Только не говорите, что вы знакомы, - фыркнула Криста.
  - Она его видела. Издали, - страдальчески закатила глаза Мей.
  - А кто он такой этот Властитель?
  - Красавчик.
  - Все акадзомэ красивы, - просветила меня Криста. - Но он...невероятно.
  - И ненасытен в постели, - подмигнула Мей. - У него куча любовниц.
  - Лорд славится своим успехом у леди, - буркнула Алтея.
  Мей с Криста переглянулись и дружно фыркнули.
  - Смертоносный в бою и убийственный в постели, - приложив руку к груди вздохнула Мей.
  - Я была ребенком! - обиделась Алтея.
  - Он меняет любовниц чаще, чем постельное белье, - сказала Криста. - Но фраги среди них еще не было.
  - Говорят, последней он оставил дом в Намарре, а теперь ищет следующую.
  - Мне такого не надо, - нахмурилась Алтея.
  - Какого такого? - я придвинулась к ней ближе и обняла.
   - Мне не нужен дворец или лорд - красавец, мужчина должен быть добрым и ласковым. Не обязательно знатный, главное чтобы навсегда, - она опять покраснела.
  - Значит, бабники вроде Акадзомэ тебе не подходят?
  - Нет. Я хочу, чтобы на мужчину можно было положиться и мне хочется, чтобы у меня был свой дом, - мечтательно протянула она. - Не обязательно большой. Просто дом. С садом и чтобы было много цветов.
  - Мне нравятся те, кто не считает себя самым умным, - вздохнула Алтея.
  - Скажешь, когда найдешь такого, - засмеялась Криста.
  - Они все считают себя очень умными, но когда работает нижняя часть, верхняя отключается, - заявила Мей.
  - Точно.
  - А давайте жить дружно? - предложила я и улыбавшиеся друг другу девчонки моментально нахмурились.
  Ладно.
  - А мне так хотелось, чтобы у меня появились подружки, - тяжело вздохнула я. - Похоже, мне придется здесь задержаться и как-то общаться с Хоком...
  - Подумаешь, великий секрет! Всего-то, улыбаться и делать вид, будто он начало и конец всему, - пожала плечами Мей.
  - Я так не умею. Криста сказала, что во мне нет ни одного качества, которое интересно мужчинам.
  - Мне кажется, что именно это и нравится господину, - еле слышно пробормотала Алтея.
  Криста и Мей согласно кивнули.
  - Вам нужно поменять свое поведение, леди. Хотя бы в его присутствии.
  - А вы хотите ему понравится?
  Я неуверенно пожала плечами, я и сама не знаю, чего хочу.
  - Это целое искусство и если вы его усвоите, мужчины посыплются к вашим ногам как яблоки. Главное привлечь к себе внимание.
  - Она уже это сделала!
  - Начнем с походки.
  - Когда вы идете по замку, вы каждым шагом бросаете ему вызов, показывая кто тут хозяин. Умные женщины так не делают.
  - Леди послушны, приятны и скромны. Цель каждой служить тому, кому она принадлежит. Других желаний и забот быть не должно.
  Было такое впечатление, что Криста и Мей разговаривают друг с другом.
  - Она что заученный текст повторяет? - шепотом спросила я у Алтеи. - Это же бред?!
  - Женщина не говорит первой, не смотрит в глаза, не ходит с распущенными волосами, - продолжала Криста.
  - Полный бред! - я слегка толкнула Алтею, и она неуверенно кивнула.
  - Вам нужно научиться изящно покачивать бедрами. Покажите ему, что вам приятно, когда на вас смотрят. Мужчины. Вы же их не видите! И ножку изредка выставляйте, вы же такая..., - сказала Мей.
  - Ходить и говорить вы должны так, как будто соблазняете, - поддержала ее Криста. - И вы должны носить платья.
  - Вы не будете против, леди, если мы оденем и причешем вас, -улыбнулась Алтея.
  - Конечно! Вам надо тренироваться, - Мей сорвалась с места. - Сейчас все принесу.
  Я терпеливо ждала, пока девушки спорили, выбирая мне платье, а потом послушно выполняла все их указания. Вставала, поворачивалась, поднимала и опускала руки.
  - Вы довольны нами? - я очнулась в тот момент, когда меня поставили перед зеркалом.
  - Ну же, леди! - дернула ее за рукав Мей. - Скажите хоть что-то.
  - Это я?
  - Конечно вы! Нравится?
  Внезапно до меня дошло, что я вовсе не худая дылда, а девушка с округлыми формами. Не бледное ничтожество, а загадочная незнакомка в рубиновом бархате. Я несколько раз ущипнула себя, чтобы удостовериться, что не сплю.
  Не говоря ни слова, я обняла Мей, пожала руку Кристе и поцеловала Алтею.
  
  Криста.
  Я слишком часто с ней спорила, но она мне нравилась. Когда-то давно я тоже была такой, до того как в моей жизни появился лорд Хирд и ненавистный муж. Я решила, что легче согласиться с мужчинами, быть тихой и безвольной, той, которую им хотелось видеть. Огонь, который горел внутри, погас, и осталась только красивая вещь. Ей приятно владеть и только.
  Мы были почти ровесниками, но я чувствовала себя столетней старухой рядом с ней. Я завидовала ее живому характеру, ее смелости и непосредственности. Она так радуется сейчас. Я не буду говорить ей, что никакое платье и прическа ничего не изменит. Как бы она не упрямилась, рано или поздно она будет как все. Тень своего мужа, без мечты и собственных желаний.
  Мне было жаль ее и я боялась. Она не будет притворяться, не согнется, а сломается. Слишком непредсказуемая, слишком живая и очень упрямая.
  Тэйе.
  - Жаль, что лорд Хок этого не видит, - восхищенно вздохнула Алтея.
  -Если бы увидел, не устоял! - щебетала Мей, поправляя мою прическу. - Рухнул бы.
  - Вряд ли, - неуверенно протянула Алтея. - Он же лорд Хок.
  Я кивнула своему отражению, соглашаясь с ней.
  - Да бросьте вы! - возмутилась Мей. - Он такой же мужчина, как и все. Пойдите к нему и проверьте.
  - Что проверить?
  - Все.
  - Пойдите и... ведите себя, как леди. Ну, он же не урод, в самом деле, - оживилась Криста. - Кто знает, может вам понравится....
  Понравится? Не знаю, в любом случае мне нужно на что-то решиться. И что я теряю? А почему бы и нет? На крайний случай у меня есть Шилд.
  Критически осмотрев себя в зеркало, я пошла искать Хока. Нужно же его поблагодарить, за пирожные.
  Искомое обнаружилось в полутемном кабинете, рядом с его спальней. Хок сидел за столом, и в полумраке комнаты его лицо выглядело слишком суровым.
  - Вы испортите себе глаза. Лен, ты не мог бы помочь? - весело сказала я.
  Страж кивнул и быстро зажег еще несколько факелов.
  - Зачем вы здесь? - медленно заговорил Хок.
  - Мы же поспорили, - пожала я плечами, - и я вроде как проиграла. Вот и пришла вышивать. Как договаривались.
  - Вы не проиграли. Беорна вы свалили с ног одним ударом.
  - Но Томи все равно не получил оружия. Где мне сесть?
  Еще чуть- чуть и он рот откроет от удивления.
  - Здесь?
  - А где? - улыбнулась я.
  - Это невозможно.
  Я подошла ближе и уселась на край стола. Мне не хотелось ничего пропустить. А еще больше хотелось узнать, произвела я на него впечатление или нет. Через секунду стало ясно, что произвела. Он, не отрываясь, смотрел в декольте и мыслительного процесса в этом взгляде не наблюдалось. От осознания своей власти закружилась голова. Я слегка наклонилась, вздохнула и спросила.
  - Вы велели прийти в платье. Я пришла. И как? Я собираюсь ходить так все время.
  Он встал так резко, что опрокинул стул, на котором сидел.
  - У меня... дела. Сегодня вы можете не вышивать.
  - А я могу пойти с вами?
  - Нет!
  Он что ИСПУГАЛСЯ?!
  - Почему? - Я вздохнула еще раз.
  Хок исчез из комнаты в мгновение ока.
  
  Хок.
  Я знал мужчин, сильных мужчин, очарованных женщиной настолько, что готовы были на все ради одной улыбки или взгляда. Я смеялся. Теперь мне не смешно.
   Я знал, что она красива. Она была красива даже тогда, в караулке, похожая на мокрого замерзшего щенка. Сегодня я понял, что ее красота не волосах и не в глазах, не в голосе, а в том, как она двигается, как улыбается, как дышит. Все дело в том, что она просто есть.
  И это платье! Ее обещание одеть его завтра прозвучало как угроза. Для меня и для всех мужчин в крепости, потому что мне хотелось снять его. Другим захочется тоже. Ревность.
  Моя леди слишком жестока, даже Тельмар бывает ласкова. А она... смеется. Драконья кровь. Чарующий голос, насмешливый взгляд, нежные черты.... Никогда не думал, что драконы такие.
  
  Тэйе.
  - Ну и куда ты собралась, с утра пораньше? - ворчливый голос Гру, заставил меня замереть около стены.
  Шилд быстренько соскользнул с заветного канделябра и юркнул в рукав.
  - По лестнице будет гораздо быстрее.
  - И паутины меньше, - добавила Мей.
  - Мне разрешили выйти из "подполья"? - удивилась я.
  - Да давно уже, - пожал плечами норд. - Еще до праздника.
  - Мы и помыли там уже, - согласно кивнула Мей. - А вы все по стенкам пыль собираете!
  - С чего это Хок такой добрый? - подозрительно уставилась я на Гру.
  - Он не добрый, - хмуро сообщил мне Хранитель.- А предусмотрительный. Шастаешь неизвестно где с этой ящерицей, да мальчишек около дверей собираешь!
  - Каких мальчишек?
  - Да таких вот, - толстый палец Гру указал на красного, как свекла Томи. - Вчера штук десять у дверей в Арсенал торчало. На "танцы" твои любовались. Бросай ты эти айсенгарские штучки, у меня от них мороз по коже!
  - Никогда не поверю, что сотник боится, - фыркнула Мей.
  - Я. Не. Боюсь. - Чеканя каждое слово, ответил Гру и вышел из библиотеки.
  - Я не хотела обидеть, - сникла Мей. - Я не подумала....
  - Догони его, - Дикон подошел ближе, - извинись. Гру потерял больше половины своей сотни в стычках на границе с Каиссой. Ему неприятны напоминания, девочка.
  Мей побледнела и унеслась вслед за нордом.
  - А как же мой дед и его дружба с лордом Акадзомэ? - спросила я.
  - Они не просто дружили, - нахмурился Дикон. - Они были побратимами. Лорд Хокку был достойным мужчиной, я сожалею о его смерти.
  Мне хотелось узнать больше, но Старейшина остановил меня движением руки.
  - Не будем о грустном. Вы пришли сюда читать или тайком пробираетесь в старый Арсенал?
  - Я думала это тайна.
  - Это давно уже не тайна, - улыбнулся он.
  - Тогда почему...
  - Вам не мешали развлекаться, - пожал Дикон плечами. - Лорд Хок достаточно мудр, чтобы предоставить вам определенную свободу.
  - Да уж, - хмыкнула я. - А я вообразила, что никто ничего не знает. Наивная.
  - Сложно скрыть что-то, если за вами наблюдает столько глаз, леди.
  - Зачем?
  - Хотя бы потому, что на вас приятно просто смотреть, - улыбнулся Дикон. - И потом, вы слишком значительная персона, чтобы не обращать на вас внимания. Кроме того, вы не кичитесь своим происхождением, не считаете зазорным спрашивать у прислуги и извиняться за свои промахи. Вы вежливы. Но вы, леди зря стараетесь сделать Мей и Алтею своими подругами.
  - Только их? - прищурилась я.
  - Не надо, - покачал головой Дикон. - Не сердитесь. Это действительно так. А вот Криста - другое дело.
  - Ну конечно, мадам приемная дочь лорда, как я могла забыть!
  - Она дочь рыцаря. А ваши девушки..., - он покачал головой. - Вы можете помочь им, вернее их будущим мужьям. Если я не ошибаюсь, ими интересуются Беорн и Лентолет? Достойные молодые люди. Лорд-хранитель с радостью возведет их в рыцарское звание, если вы попросите, - хитро улыбнулся Дикон.
  - Ну конечно! А сам он не догадается.
  - Девушки-то ваши, - удивился он. - Откуда лорду знать, что вы собираетесь с ними сделать?
  - Что значит сделать?
  - Что хотите, - пожал он плечами.
  "Если вы не захотите выбрать за меня", так кажется, сказала Мей. Ужас какой! И я еще переживаю о своей свободе?
  - В Мораке есть рабство? - тихо спросила я.
  - Одушевленная собственность, леди. Вы на данный момент владеете тремя такими душами.
  - И Томи? - почти простонала я.
  - Да. Милорд подарил его вам. И этому есть официальное подтверждение, - Дикон помахал в воздухе какой-то бумажкой.
  - Я очень строго слежу за этим, леди. Что не записано, то не наблюдалось.
  - И как мне избавится от этой "собственности"? - поежилась я.
  - Отдать, подарить, продать, выдать замуж. А в случае с Томи, получить оружие. Но этот вопрос, похоже, уже решен.
  - Девушек я выдам замуж, - вздохнула я. - Пускай хоть кто-то женится по любви.
  - Почему кто-то, а не вы? - удивился Дикон.
  - Мне такое счастье не светит. У меня другая ситуация. Брак по расчету.
  - Брак по расчету?
  - Разве нет? Расчет в пользу Хока. Он получает все, а я иду в нагрузку. Бессмысленное существование.
  - Это слишком мрачно, леди.
  - Зато правдиво.
  - А если он будет настаивать?
  - Я буду сопротивляться.
  - Он может превратить вашу жизнь в сказку.
  - Я не продаюсь.
  - Вы боитесь, - тихо сказал он. - Вы боитесь быть слабой. Это не правильно.
  - Это страшно, - возразила я. - Он будет меня ненавидеть, потому что я не такая как ему бы хотелось, а я никогда не смогу обещать слепого повиновения.
  - Это не обязательно должно быть так. Иногда, стоит прислушаться к... просьбам. Ваши решения могут быть опасны для вас самих.
  - Мне двадцать два и я все еще жива.
  - Вы так похожи..., это пугает.
  - Я и Хок?
  - Вы и лорд Хантер, - усмехнулся Дикон.
  - Только не говорите мне, что вы его знали лично! - фыркнула я.
  - Я много читал о нем, - устало улыбнулся Дикон. - Ему было свойственно отрицать очевидное. Может быть, поэтому он многого добился?
  Я промолчала и, подхватив второй том "Права", побрела в недра библиотеки, настроение идти в Арсенал пропало окончательно. Ноги сами принесли меня к портрету знаменитого предка. Неужели я так похожа на него? Или это касается только манеры "отрицать очевидное"?
  - Вы очень похожи, - Дикон встал перед портретом рядом со мной.
  - Может быть, - пожала я плечами. - По мне так не очень.
  - Иногда один и тот же человек рождается дважды, леди.
  - Переселение душ? В моем мире в это многие верят.
   - В том мире, из которого вы пришли, - мягко поправил меня Дикон. - Это многое объясняет. И я рад, что вы так настойчивы, - он кивнул на толстенный том "Права".
  - Но не нужно это выносить за пределы библиотеки. Боюсь что в Мораке...
  - Женщина и мозг, несовместимые понятия? - Дикон тяжело вздохнул.
  - А почему никто не хочет учиться?
  - Лорды и знать считают ученость признаком слабости, леди. И поскольку вы здесь...
  - Я должна выглядеть дурой, - закончила я.
  
  Своих занятий я не прекращала, осилив второй том, перешла к третьему. Тут мне повезло больше, я даже конспектировала, по-русски, разумеется. И нож, подаренный Хоком, я теперь носила не скрываясь. Естественно, мне тут же указали на мою ошибку, а я в ответ процитировала "Право" и Дикон, нехотя подтвердил мою правоту. Кислое выражение лица Его Светлости стоило времени потраченного на чтение. Это так меня вдохновило, что я читала не только в библиотеке, но и у себя.
  - Зачем вы портите глаза? - Криста, скорбно поджав губы, покачала головой.
  - Я же не спрашиваю, почему ты делаешь это? - я отложила исторические хроники в сторону.
  Криста нахмурилась, разглядывая рукоделие так, как будто видела его впервые в жизни.
  - То, что вы читаете даже не баллада или стихи. Зачем вам вся эта... история?
  - Знание истории это власть, а умение использовать это знание - сила, - глубокомысленно заявила я, вспомнив любимую фразу школьного историка.
  - Если бы вас слышал лорд Хирд, он бы подумал, что вас прокляли при рождении, дав вам ум, больше подходящий для мужчины, - усмехнулась она.
  - В этой книге много интересного, а это, - я указала на вышивку, - нудно.
  - Зато это очень успокаивает и помогает сделать себя красивей. Но если вам не нравится вышивка, можно заняться чем-то другим.
  - Например?
  - Например, торговцы с флагами.
  - А есть еще и без флагов?
  - Не смейтесь. Флаг у торговца, все равно, что герб у рыцаря.
  - Понятно. Ну и зачем они явились?
  - Традиция. Они отправляются в Намарру, на весеннюю ярмарку. Если вы хотите, мы можем пойти, посмотреть.
  - Шопинг?
  - Что?
  - Признайся, Криста, тебе самой очень хочется пойти, ведь так?
  Она смущенно улыбнулась и пожала плечами.
  - Так иди, зачем тебе мое разрешение? И девчонок возьми, я уверена, что в их деревню такие не заезжали. Им понравится.
  - А вы? Неужели вам не интересно? Вы не хотите ничего для себя?
  - Да у меня вроде все есть.
  Я никогда не была фанаткой магазинов, к тому же, заплатить за понравившуюся вещь мне нечем.
  - А ты пошла бы, посмотрела, - подал голос Гру. - Может быть какая-нибудь безделушка тебя порадует.
  
  Хок.
  Торговцы. Десять торговцев. С флагами. В этом году их много как никогда, Серые Башни обязаны этим Тэйе, не иначе. Двое из торговцев уже приходили, просили разрешения быть представленными. Если бы все было так просто! Я отбросил от себя письмо Питера.
  - Мой лорд? - Дикон скользнул в приоткрытую дверь. - Плохие новости?
  - Неутешительные. Намарра не признает завещание лорда Фредегарда, отрицает наличие наследницы и требует нашего присутствия.
  - Это война, - Дикон вздохнул. - И высшее ее преимущество не победить врага, а разрушить его планы.
  - И как, по-твоему, я должен это сделать? Мне придется везти ее в Намарру? Я должен буду. Предполагаю, леди произведет сенсацию! С ее отношением, - добавил я тише.
  Мой отец, умирая, сказал мне:
  - Я не знаю, кем ты будешь Наместником или быть может Лордом, но рано или поздно рядом с тобой появится женщина. Выбирай любых, но никогда не сближайся с той, от которой теряешь голову. Властитель лишен того, что доступно последнему нищему, это цена власти. Держи свое сердце холодным, Хок. Уважай свою подругу цени ее, как мать своих детей, но не больше.
  До сих пор мне удавалось следовать этому совету. Теперь не имеет значения. Как я повезу ее туда? Что я буду делать, если ей понравится кто-то из лордов Намарры? Что я буду делать, если наш зговор расторгнет Совет Кланов?
  Леди честно выполняет условия договора, каждый вечер приходит с вышиванием, в платье. Сидит рядом, не поднимая головы, молчит. Отвечает, если спрашиваю. Потом уходит, а я...как объяснить ей? Мне хочется следовать за ней, видеть ее, прикасаться.... Я противен сам себе! Щенок! Осталось только лечь у ее ног, еще чуть- чуть и завиляю хвостом!
  - Милорд? - Старик, наверно, обеспокоен моим долгим молчанием. - Вы позволите спросить? - он поежился, у него в библиотеке определенно теплее, чем тут.
  - Милорд, обстановка ваших комнат, - он покачал головой, - она неприемлема для Властителя Фраги. Почему вы не хотите обставить ваши комнаты, как подобает?
  - А зачем это мне? - разозлился я. - Ты хочешь, чтобы я постелил здесь ковры и зажег свечи так, как будто жду? Так я и так жду, лежу на этой проклятой кровати и жду. Ты хочешь сделать мое ожидание еще более невыносимым? Мне ведь ничего больше не остается только терпеть и ждать. Раньше я думал, что чем дольше мы рядом, тем скорее это случится, теперь не уверен. Я ждал и просил Тех Кто Видит, думая что чем-то прогневил их, теперь я знаю, они просто не слышали меня. Они равнодушны, так же как и она. Скажи, Дикон, неужели я настолько противен?
  - Мой лорд, расскажите ей об этом.
  - О том, что лежу и жду?
  - О Намарре, милорд, она поймет. Эта леди не из тех, что будет стоять за вашей спиной. Только рядом.
  
  Тэйе.
  Криста ушла, забрав с собой девушек. Они проявили редкостное единодушие в желание пробежаться по "магазинам". Я раскрыла хронику на заложенной странице, но читать не хотелось.
  Скоро весна.... С каждым днем я все больше привязывалась к замку, своим обязанностям, людям и Хоку. Вот если бы....
  - Госпожа? - Томи замер рядом со склоненной головой. - Милорд просит разрешения поговорить.
  - Просит? - С чего бы это? Я кивнула.
  - Вы вероятно единственная девушка в Мораке, которая предпочитает хроники Холлака, шатру торговца, - улыбнулся Хок.
  Я отложила книгу.
  - Мне нужно поговорить с леди наедине, Томи, - повернулся он к мальчику. - Встань у дверей. Я могу сесть?
  - Зачем вы спрашиваете?
  - Я следую правилам, леди.
  - О чем вы хотите поговорить?
  Хок сел напротив меня, положив руки на стол.
  
  - Так больше не может продолжаться.
  - Я тоже так думаю и есть очень простой выход из этой ситуации.
  - Он мне не подходит. Мне очень сложно с вами, но это не значит, что я готов от вас отказаться. Я не могу этого сделать. Слово лорда закон, слово мужчины закон. Я и твой дед дали такое слово и мы не можем отказаться от этого слова, без достаточно веской причины.
  Он еще что-то говорил, но я не слышала. Я смотрела. На руку Хока, лежащую передо мной. Большая ладонь, сильные длинные пальцы, длинные шрамы на смуглой коже. Запястье, перехваченное кожаным браслетом.
  - Леди?
  Я подняла глаза и увидела, что он смотрит на меня.
  - Леди? Вы слушаете?
  Я покраснела, кивнула и отвела глаза. Дурочка! Еще немного и я буду привязана к нему окончательно и бесповоротно.
  - Мне нужна ваша помощь, леди, - он положил передо мной лист бумаги. - Прочтите.
  Мерзость. Каждая буква в этом письме была наполнена презрением к Фраги, а в особенности к Хоку. Мне, кстати, тоже досталось.
  - Гадость.
  - Я рад, что в этом вопросе наши мнения совпадают. Вы нужны мне в Намарре, леди. Как наследница рода Агомар, как леди Фраги, как моя невеста.
  - Вы не можете от меня ничего требовать.
  - Я не требую. Я прошу. Вот, возьмите. Все честно, вы помогаете мне, я вам. Как только мы вернемся из Намарры, вы вправе уйти.
  Я осторожно дотронулась до бумаг деда. Неужели это правда?
  - Я честен с вами. Партнеры? - Хок протянул мне руку.
  - Партнеры, - я, не колеблясь, пожала ее.
  
  Гру.
  
  Я давно не видел Хока в таком хорошем настроении, да еще после разговора с малышкой.
  - Чему ты улыбаешься, лорд?
  Радость преобразила его лицо, совсем мальчишка! Сколько ему? Тридцать? Тридцать пять? Вся жизнь впереди, долгая жизнь.
  - Мы заключили соглашение, Хранитель.
  - О взаимном ненападении? - не удержался я.
  - Не забывайся, норд, - поджал губы человек, но спустя мгновение улыбнулся мне снова. - Она поедет в Намарру и предстанет перед лордами Совета в качестве моей невесты, по собственной воле.
  - Пообещала? - что-то я сомневаюсь, что моя малышка, начитавшись "Права", могла пообещать такое. - Ты еще скажи, на ноже поклялась!
  Лорд нахмурился.
  - А что взамен? - хмыкнул я.
  - Бумаги ее деда, карта Проходов и мое слово, что как только мы вернемся из Намарры она вправе уйти.
  - Уйти? А зачем ей ходить, если можно уехать? - не удержался я. - Как только снег сойдет.
  - Она пожала мне руку, - прищурился он.
  - И ты отпустишь ее?
  - Она уйдет ЕСЛИ ЗАХОЧЕТ, норд. Кто знает, быть может, леди передумает... по какой-то причине?
  - Милорду, конечно, виднее.
  Странно, я не увидел радости на лице моей малышки.
  - Почему ты грустишь? Я думал, ты будешь петь от счастья, получив то, что хотела.
  - Я рада, - бесцветным голосом сообщила она и отвернулась к окну.
  - Тогда почему ты сидишь тут, одна? Почему ты не у шатров торговцев?
  - А зачем мне туда идти? Чего мне не хватает?
  - Девушкам всегда чего-нибудь не хватает, особенно, если предстоит поездка в столицу. Или ты не веришь слову лорда?
  - Верю, - легко пожала она плечами.
  - Тогда почему? Хок благоволит тебе. Ты не считаешь его достойным? Или, может быть, думаешь, что он шутил?
  - О, - вскинулась она. - Он очень серьезен, без сомнений! Но он благоволит не мне, а леди Агомар, Гру. Он все равно делал бы это, даже, если бы я не изменилась. Я так не хочу, - совсем тихо добавила она.
  Я подошёл ближе и обнял ее. Девчонка спрятала лицо у меня на груди и прошептала:
   - Я была уверена, что в моей жизни никогда не будет мужчины, но даже тогда я хотела, чтобы меня любили. И сейчас хочу. Понимаешь? Я хочу, чтобы любили меня, а не "леди-наследницу".
  Ну и что мне с ней делать? Как помочь? Теперь я понимаю, почему у женщин никогда не было Хранителей. Как можно уберечь её от самой себя? А мне повезло! За что Найна так не любит меня? Глупый человеческий ребенок. Испуганный, обиженный на весь мир ребенок. Неужели в плохое верить легче, чем в хорошее? А поверить в то, чего хочешь так страшно?
  - Ты не права, - девчонка дернулась, но я только крепче обнял ее.
  - Твой дед решил не только твою судьбу, но и судьбу Хока тоже. Ему трудно. Он, вероятно, ожидал совсем другого.
  Она снова отчаянно дернулась у меня из рук. Воображает, что может вырваться? Нет уж, придется дослушать до конца.
  - Ты с виду такая... беззащитная и трогательная. Дитя. А на деле ... дракон.
  - Ага, монстр, - всхлипнула она.
  - Глупости! Даже твоя мерзкая ящерица красива! Он может и не любит тебя, - малышка замерла в моих руках, - но ты ему не безразлична и он боится этого, так же как и ты. Хок сильный человек, девочка. Ему пришлось. Ты веришь мне? Можешь не говорить, только кивни.
  - Если он так тебе неприятен, утешься, в Намарре ты быстро найдешь себе другого?
  - Зачем мне другой? - шмыгнула она носом и отстранилась.
  Я отпустил. Этим двоим только и нужно, что научится уступать друг другу. Жаль, у меня не было того, кто подсказал бы, направил, глядишь, и жизнь по - другому сложилась бы....
  - Да и то верно, зачем? У тебя есть его защита, забота и верность, а там посмотрим, правда?
  Ну, вот и глазки заблестели! Правильно, моя хорошая, все у тебя впереди. Немного уверенности и ты сможешь завязывать мужчин узлами. Хоку будет очень весело в Намарре.
  
  Тэйе.
  Утром я сказала девчонкам, что мы едем в Намарру. Правда Хок говорил только обо мне, но правило "короля делает свита" работало и в этом мире. "Право" четко регламентировало количество и состав сопровождающих лиц Властителя и его леди. Так что девушки точно поедут, вообще-то, их должно быть на порядок больше. Я скривилась, представив, что их у меня не трое, а пятнадцать. Да они бы меня за день с ума свели. Болтовней, ссорами и визгом. Ну что, спрашивается, такого сказала? Ну едем, ну столица, но не завтра же? До предполагаемой даты отъезда еще месяца три, не меньше. А Криста уже почти в обмороке от того, что ей надеть нечего и эти две, дурочки, туда же. Ах, столица, ах, я буду выглядеть оборванкой! Всего несколько недель и от замерзших испуганных девчонок ничего не осталось. Принцессы! Нет, королевны! И откуда что взялось? И даже с Кристой помирились, на почве общей любви к рюшкам и бантикам. Я с сомнением одернула ставшую привычной одежду - штаны и тунику. Платье я одевала исключительно по вечерам, для Хока. Тыкала в холст иголку, минут пятнадцать не больше. А в Намарре придется платья все время носить,
  - ... не менее десяти, а может и больше. Я права, леди? - Криста с задумчивым видом смотрела на меня.
  - Что? Прости, я не поняла. О чем ты? - я с трудом вынырнула из своих мыслей.
  - Я говорила, леди, что вам потребуется не менее десяти новых платьев.
  - Зачем? Разве их у меня мало?
  - Вообще-то, у вас нет ни одного, - ехидно сообщила она. - Там, -она махнула рукой в сторону гардеробной, - платья вашей бабушки, сшитые по моде прошлого столетия. Вы же не хотите чтобы над вами смеялись в столице?
  - Они очень красивые, - возразила я.
  - Были красивыми, - безжалостно отрезала Криста. - За вещами отлично ухаживали, обновляли и чистили, но это не уменьшает их возраст. Вам нужны новые.
  - Леди отлично выглядит в любой одежде, - вздохнула Мей.
  - Это вы что, типа самооценку мне так поднимаете?
  - Завидуем, миледи, - едва слышно прошептала Алтея.
  Точно! И как я сама не догадалась? Оставив девушек спорить о количестве оборок на нижних юбках, я сбежала в библиотеку. Сюда они ни за что не явятся.
  - Вас можно поздравить? - не отрывая головы от своих манускриптов, спросил Дикон. Старейшина уже давно перестал вскакивать при моем появлении.
  - Смотря с чем, - пожала я плечами.
  - Ваше примирение с лордом обрадовало всю крепость, леди.
  - Вообще-то, я с ним не ссорилась, - Дикон некоторое время пристально смотрел на меня, а потом вздохнул и снова опустил голову.
  - Все так плохо? - я осторожно начала разговор. - Я читала письмо.
  Старейшина отложил в сторону перо и не поднимая головы ответил.
  - Более чем. У нас нет союзников, это плохо, очень плохо.
  - Неужели ни одного?
  Дикон покачал головой.
  - Поступок вашего деда, - он замолчал и нахмурился. - Разрушил отношения, которые строились годами. Сейчас, мы пожинаем плоды того, что он посеял.
  - А подробнее? - нахмурилась я.
  - Подробнее? - Дикон вскочил и начал судорожно складывать расползающиеся во все стороны листки.
   - Я сам! - остановил он меня, когда я захотела помочь.
  - Во-первых, это его ... одержимость вашей бабушкой, - начал он.
  - Это не "одержимость", а любовь!
  - Нет, это одержимость! При всем уважении, любить лорд Фредегард мог кого угодно, но взять в жены был обязан равную! Леди Вивет была наихудшим выбором с этой точки зрения. Я уже не говорю о том, что упрямство вашего деда превратило Фраги и Боундлесс во врагов. И это еще не все! Через несколько лет его несдержанность, лишила Фраги еще одного союзника - Айсенгарда. И это не просто вражда, леди - это кровная вражда! На границе постоянно гибнут люди, наши восточные соседи не берут пленных, предпочитая добивать раненых. Гру потерял половину своей сотни и сам чудом остался жив. В Синих горах почти не осталось поселений фраги, люди уходят с насиженных мест, еще немного и там не останется никого. Клан потеряет эти земли, потому что у лорда Хока слишком мало людей, чтобы защитить свою собственность. Я уважал вашего деда, леди. Я восхищался вашей бабушкой, искренне сочувствовал, когда она пропала..., - Дикон глубоко вздохнул. - Буду с вами честен. Я до сих пор корю себя за то, что позволил вашему деду надеяться на успех в его поисках, и я должен был возразить, когда лорд Фредегард назвал своим преемником Вольфа Вольтара. Этот выбор лишил нас поддержки со стороны Ландфертира и Соузбарона. Ваш дед ушел в неизвестность, бросив на произвол судьбы весь клан! Вы можете возразить мне, любовь, скажете вы. Но ваш дед был не простым человеком, он был лордом-хранителем и должен был понимать разницу между сердечной привязанностью к одному человеку и ответственностью за сотни! А теперь, спустя столько лет и имея сына, он отправляет обратно девчонку! И эта девчонка, так же как ее дед пренебрегает своими прямыми обязанностями, не думая о том, что от ее капризов и желаний зависит множеств жизней!
  Почти выкрикнув последние слова, Старейшина обессиленно упал в кресло и закрыл глаза. Я молчала. Что я могла сказать?
  - Простите старика, леди, - пробормотал Дикон. - Я не должен был говорить об этом... с вами.
  - Я не в обиде, - и если бы знала все с самого начала..., что бы изменилось? Принесла бы в жертву свои мечты? Дед, получается, не смог, отец не захотел. А я, выходит, компенсации за причинённый ущерб? Обидно.
  Могла бы я натолкнуться на имущество деда случайно? Даже если бы не встретила Гру? Ну, могла, наверное. Стала бы искать возможность попасть в Морак? Однозначно, да. Вероятно, на это дед и рассчитывал. Сам он ничего рассказать мне не мог, дал слово отцу, а вот если бы я сама нашла свое "наследство".... Выходит, положился на случай. Судьба.
  - Мастер, - я повернулась к Старейшине. - Я хочу знать подробности.
  - Подробности? Зачем это вам?
  - Не хочу "пренебрегать своими обязанностями", - скривилась я.
  Дикон сел прямо и внимательно посмотрел на меня.
  - Вы уверены?
  Я кивнула.
  Дикон пригладил волосы, расправил складки на своем одеянии и преувеличенно тщательно сложил разбросанные по всему столу листки в аккуратную стопку. Я его не торопила.
  - У клана Фраги не осталось союзников, леди. Это вина не только вашего деда, но многое из того что он сделал, а еще больше того что не сделал, привели к таким печальным последствиям. Лорд Фредегард постоянно забывал, что принимая на себя бремя власти, приходится заменять слова "хочу и можно" на "надо и должен". Мы не можем выжить в одиночку, используя плоды этой суровой земли. Мифрил, всего лишь металл, им нельзя накормить людей. И если остальные кланы поднимают цены на хлеб, нам приходится соглашаться.
  - Разве нельзя торговать самим?
  - Леди, - вздохнул Дикон и вновь развернул карту Морака. - Посмотрите внимательно, у фраги нет возможности везти свои товары морем. Слишком сильны течения, слишком опасен путь вдоль побережья на западе. А везти мифрил на юг... сушей? Тогда нам пришлось бы отправить на охрану торгового каравана всех стражей Серых Башен, оставив женщин, детей и стариков на милость Тех Кто Видит на полгода или больше.
  - А сюда нельзя? - я указала на извилистую ниточку дороги, упирающуюся в довольно крупный кружок на карте. - В Каиссу?
  - Это земля Айсенгарда, леди, - нахмурился Старейшина. - И мгновенная смерть для каждого фраги. Сейчас. А не так давно, на этой дороге, - сухая ладонь Дикона любовно огладила карту. - Никогда не прекращалось движение. Торговые караваны беспрепятственно следовали в обе стороны. Порт Каиссы был открыт для фраги. Лорд Агомар, ваш дед, и Властитель Каиссы лорд Хокку были очень дружны. Оба молоды, здоровы, сильны, красивы. Каждое их слово было Законом. Женщины падали к их ногам, а мужчины искали их дружбы. Они были силой, с которой приходилось считаться. Побратимы. Такие отношения крепче любого торгового договора или союза, - Старейшина вздохнул, - Потеряв такого союзника, как Айсенгард клан лишился слишком многого.
  - Они поссорились? - осторожно спросила я, не понимая, как дед, который ценил дружбу, как никто другой, мог допустить, чтобы побратим стал смертельным врагом.
  - Это вряд ли можно назвать ссорой, леди, - глухо ответил он. - И к моему великому сожалению я до сих пор не могу понять причин. Прошло столько лет, а ответ на этот вопрос мучает меня по-прежнему.
  - Расскажите мне, - я подвинулась к старику. - Расскажите так, как будто-то говорите об этом впервые.
  - К чему пережевывать одно и тоже, леди? Вы умная девушка, но, простите за откровенность, у вас слишком мало опыта и знаний, чтобы понять,- Дикон покачал головой.
  - Совершенно с вами согласна, Старейшина. Я слишком мало знаю про Морак и его обычаи и про мужскую дружбу тоже, но я могу посмотреть на эту историю свежим взглядом.
  - Свежим взглядом? - мои слова его явно озадачили.
  - Мой дед во время войны был снайпером.
  - Что такое снайпер? - тут же вскинулся Старейшина.
  - Снайпер, это стрелок. Одиночка. Деду приходилось подолгу сидеть в засаде, ожидая противника. Он говорил, что после такого напряженного всматривания глаза начинали видеть то чего нет, а то, что появлялось, не замечали, - мой собеседник нахмурился.
  - Так сказать, "глаз замыливался".
  - Ну, хорошо, - после недолгого молчания согласился Дикон. - Я расскажу.
  - Это случилось через месяц после пропажи вашей бабушки. Лорд Хокку, был первым кто предложил свою помощь в поисках и единственным, кто, так же как и ваш дед верил в то, что леди Вивет жива. Они сутками пропадали в долине, надеясь найти хоть что-то, но все их надежды были тщетными. А потом пошел дождь, такой сильный, что продолжать поиски было бессмысленно. Ваш дед сходил с ума от собственного бессилия и приходил в ярость от того, что вода, льющаяся с неба, окончательно уничтожит все следы.
  - В тот вечер ваш дед приказал подать к ужину вино и эконом, желавший развлечь лорда, предложил ему вино-с-холмов. Великолепный напиток, леди, не обычное виноградное вино, а произведение искусства, согревающее душу. За ужином была выпита не одна бутылка, и каждый из лордов пожелал взять с собой в спальню еще вина. Тогда я посчитал это правильным, этот напиток способен притупить боль от потери и от него не бывает похмелья. - Старейшина сгорбился в своем кресле, опустив плечи и нервно перебирая тонкими сухими пальцами край своей мантии.
  - Они пили четыре дня. Постоянно требуя еще и отказываясь от еды. Ваш дед отсылал прочь любого, кто приближался к дверям его покоев, допуская только слугу приносившего бутылки. Сопровождавшие лорда Хокку рыцари Айсенгарда были вынуждены покинуть крепость, повинуясь желанию своего господина. Ни ваш дед, ни его друг не желали никого видеть.
  - Здесь нет ничего сверхъестественного, ну ушли в запой, - пожала я плечами, - повод же, согласитесь, был уважительный.
  - Леди! Причем тут повод?! Рыцари Морака, а тем более Высокие лорды никогда не напиваются, как чернь! Бокал вина за ужином в повседневной жизни, максимум! Даже на праздниках, количество тостов ограничено тремя, во славу Тех-Кто-Видит, за хозяина, хозяйку, здоровье их детей и в память всех Ушедших. Этот "запой", как вы выразились, был недостойным и неприемлемым для таких, как они. Никакие просьбы и увещевания на них не действовали, а власти приказать им не было ни у кого. Потом стало еще хуже, - старик поджал губы, - лорды потребовали принести доску для гинко.
  - Что это такое?
  - Азартная игра, леди. Мне нужно было вмешаться сразу же, но я был слишком молод и побоялся навлечь на себя гнев лорда. Я занялся делами крепости вместо того, чтобы поступить так, как того требовал мой сан! Я струсил, леди! Мне удалось пересилить себя только к вечеру, но было уже слишком поздно....
  - Что поздно? - тихо спросила я и сжалась в ожидании ответа.
  - Когда я вошел к ним, - так же тихо ответил Дикон. - Игра была в самом разгаре, и я лишился дара речи, когда понял, на что они играют. Ставками были Каисса и Серые Башни, потом, это им показалось не интересным, и поставили на кон свои мечи....
  Я изумленно охнула. Меч был не просто фамильной ценностью и символом власти, он был своеобразным индикатором пригодности того или иного кандидата на титул лорда-хранителя. Именно поэтому власть не обязательно переходила от отца к сыну. Наследником становился тот, в чьих руках меч "оживал". Если бы камни в рукояти Талона, не сменили свой цвет с черного на красный, никакое завещание не помогло бы Хоку стать лордом - хранителем. Родовые вожди быстренько провели бы кастинг, и нашли мне нового жениха.
  Как же нужно упиться, чтобы поставить на кон такое?
  - Игра шла с переменным успехом, - Старейшина говорил, не поднимая головы. - Талон и Нисса переходили из рук в руки до тех пор, пока лорды были в состоянии играть. Ваш дед выиграл.
  - Я счел за благо спрятать оставшиеся бутылки, не посвящая в это никого из слуг. Справедливо опасаясь, что, не устояв перед гневом господина, кто-то подаст им этот проклятый напиток и все начнется сначала. Утро, как вы понимаете, было не добрым. Не получив требуемого ваш дед и лорд Хокку ..., - он еще больше сгорбился.
  - Они были не просто в ярости, они были.... Челядь попряталась по углам, а капитаны лорда Фредегарда были готовы применить силу, чтобы успокоить крушащих все вокруг господ. Именно тогда лорд Хокку обнаружил пропажу своего меча и потребовал его вернуть. Ваш дед отказался, заявив, что отдаст меч только в обмен на жену, мол, он давно подозревает, что ее пропажа дело рук Хокку.
  - Это правда?
  - Что вы! - махнул рукой Дикон. - Ваша бабушка и лорд Хокку? Нет. Между ними ничего не было. Они никогда не встречались наедине. Леди Вивет была предана своему мужу душой и телом, а лорд Хокку был слишком благороден, чтобы..., - он тяжело вздохнул.
  - Он любил ее?
  - Было что-то такое в его лице, когда она входила в комнату или улыбалась ему. И он подарил вашей бабушке окно.
  - Окно? В башенке?
  - Да, моя леди, из него видна Ничейная бухта и когда тарк лорда Хокку бросал якорь....
  - Она могла видеть его.
  - А он видел свет в ее окне, оставаясь на берегу..., - на лице Старейшины появилось восторженно-отрешенное выражение.
  - Мастер?
  - Да..., леди?
  - Мы говорили о другом.
  Недовольно зыркнув в мою сторону он продолжил.
  - Ваш дед так и не отдал меч. Лорд Хокку говорил с ним еще несколько раз, безрезультатно. Они оба были слишком раздражены, их выводила из себя каждая мелочь. Лорд Фредегард почти не спал, плохо ел, я думаю, что Хокку чувствовал себя не лучше, когда покинул земли Фраги. Через два дня после прибытия в Каиссу он ушел за Грань, совершив ритуальное самоубийство. Род Итогава Кай был объявлен вне закона, кровных родственников Хокку и тех, кто присягнул ему на верность, жестоко преследовали. Имущество рода конфисковали.
  - И дед ничего не сделал?
  - Когда лорд Фраги окончательно пришел в себя было уже слишком поздно. Ваш дед ничего не помнил, совсем. Был в ужасе от того что совершил. Думаете, мы не искали реликвию Айсенгарда?! Искали. На протяжении всех этих лет искали. Лорд Хок и я... мы предполагали, что если бы нам удалось найти этот проклятый клинок, это помогло бы нам в Намарре.
  - В Намарре?
  - Лорд - хранитель Айсенгарда, леди. Потомок Хокку, сумевший вернуть себе трон Каиссы и мечтающий отомстить.
  - Смертоносный в бою и убийственный в постели, - некстати вспомнились мне слова Мей.
  - Его называю Радостным Убийцей, леди, - Дикон поджал губы. - Поверьте, это прозвище он заслужил не в спальне.
  - Ну? Вы взглянули на проблему "свежим глазом"?
  Была у меня одна мысль, не до конца оформившаяся, правда.
  - Я хочу попробовать вино.
  - Что?
  - Вы сказали, что спрятали оставшиеся бутылки. Достаньте мне одну.
  - Леди!
  - Вы забыли, куда их спрятали?
  - Надеюсь, вы не станете его пить?
  Я пожала плечами.
  - Леди!
  - Мастер, - остановила я его. - У меня появились кое-какие догадки, но для того чтобы их проверить мне нужна бутылка того вина.
  Дикон тяжело поднялся и проследовал куда-то за шкафы с книгами, ну конечно, даже законченный алкоголик не стал бы искать вино в библиотеке!
  - Вот! - он осторожно поставил на стол пыльную темную бутылку с залитым красным сургучом горлышком.
  - А стакан найдется?
  Старейшина пробормотал что-то неразборчивое и снова скрылся за шкафами. Вернулся с пузатым толстостенным бокальчиком, не прекращая ворчать, ловко откупорил бутылку и плеснул в бокал темно-рубиновой жидкости. Пахло замечательно, удивительно, что за столько времени вино не превратилось в уксус. Может попробовать? Но взять бокал в руки я не успела. Шилд резко сорвался с моего запястья, смахнул бокал со стола и страшно оскалился.
  - Что и требовалось доказать, - подмигнула я Дикону. - Вино, вероятно, отравлено. А я хотела его Агами нести.
  - Отравлено? - Дикон брезгливо отодвинул бутылку. - Но кто? Печати на бутылках не были нарушены!
  - Значит его отравили еще до того как запечатали. Я так понимаю, такое вино, рано или поздно, попало бы исключительно на стол лорда, ведь так? Откуда оно?
  - Боундлесс, - затравленно взглянув на меня, прошептал он.
  - Неужели вы никогда не думали об этом?
  - Мне и в голову не приходило.... Почему вы решили, что это яд? Ваш ... ваше..., это существо, быть может, он не хочет, чтобы вы пили, только и всего!
  - Вчера за ужином Шилд мне не мешал. И потом, с чего вы взяли, что если отрава то обязательно мгновенная смерть? Это слишком просто, не интересно и совершенно пропадает наслаждение от мести. Если бы я была оскорбленной в лучших чувствах брошенной невестой, я бы, вероятно, сделала следующее. Нашла бы отраву, не смертельную, а такую, которая отнимает разум, заставляет совершать дикие поступки, лишает памяти, а главное делает человека зависимым от яда и радовалась бы, наблюдая, как обидчик теряет друзей, уважение, человеческое достоинство. Месть - блюдо которое едят холодным, - прищурилась я. - У вас еще вино осталось? Вдруг пригодится.
  - Вы говорите страшные вещи, - Дикон покачал головой. - Но мне нечего вам возразить.
  - Это как-то поможет? С Айсенгардом? С Боундлессом?
  - Не думаю, что эта новость поможет вернуть доброе имя лорду Хокку или наказать кого-то.
  - А что поможет? Если найдется меч, поможет?
  Дикон пожал плечами, задумчиво рассматривая початую бутылку на своем столе.
  - Все слишком далеко зашло. Я не могу сказать ничего наверняка, - он коротко взглянул на меня и добавил. - С вашего позволения, леди, я должен сообщить обо всем милорду. И я благодарю вас, леди, за "свежий взгляд", за вашу помощь. Спасибо.
  - И вам спасибо, мастер.
  
  Пока я разговаривала с Диконом, мои комнаты превратились в филиал (магазина тканей). Розовый бархат, кремовый шелк и расшитое морозными узорами белое полотно, синий атлас, кружево, меха, тонко выделанная кожа, замша....Стоящий посреди всего этого великолепия Торвальд, благоговейно прижимал к себе какой-то сверток.
  - И что это значит?
  Из-за тканевых завалов вынырнула растрепанная Мей и радостно сообщила.
  - Это подарки, леди. Вам.
  - Это шелк Бхакасса, - дрожащими руками Торвальд развернул сложенную ткань, бесконечные метры легкого, как воздух материала, расшитого тонкой серебряной нитью.
  Алтея, восторженно охнув, набросила край мне на голову.
  - Вы должны сшить из этого парадное платье леди.
  Криста, Торвальд, Мей и Алтея говорили одновременно, не слушая друг друга и не обращая на меня никакого внимания. Похоже, мое мнение по поводу того, чего я хочу никого не интересовало. Все всё знали гораздо лучше меня. Закончив перебирать километры ткани, мне представили двух милых, постоянно кланяющихся дамочек, оказавшись портнихами и они тут же, мучительно краснея, попросили пройти в спальню "чтобы снять мерки". К тому времени как они закончили, у меня отваливались руки, и страшно болела спина. Затем, усадив меня в кресло и нагло игнорируя мои робкие попытки поучаствовать, начали обсуждать фасоны и отделку многочисленных деталей гардероба.
  
  
  Хок.
  Почему это раньше не пришло нам в голову? Это так просто и все объясняет, жаль, что не поможет. Айсенгард не примет таких извинений, лорд Киова ждал слишком долго, чтобы отомстить за своего родича и дождался. По словам леди, месть едят холодной, вот в Намарре он ее и подаст. Невеселые мысли оборвал приход Тэйе. В платье. С вышиванием. Я улыбнулся.
  - Добрый вечер, милорд, - она устроилась около камина.
  - Вы довольны моим выбором?
  - Что? - девушка нахмурилась, но спустя мгновение улыбнулась. - Благодарю за заботу. Я могу попросить вас об одолжении?
  - Вам требуется что-то еще? Я с радостью..., - но она покачала головой.
  - Того что у меня есть более чем достаточно. Я хочу научиться ездить верхом. Мне шьют костюм для верховой езды, но какой в этом смысл, если я не знаю с какой стороны подходить к лошади? - она смущенно улыбнулась, а мое сердце пропустило удар.
  "А зачем ей ходить, если можно уехать? Как только снег сойдет", вспомнил я слова Гру.
  - Так я могу рассчитывать на вашу помощь? Милорд? - широко распахнутые яркие глаза смеялись.
  - Несомненно, все, что в моих силах, - я найду тебе самую лучшую лошадь, дорогая.
  Она вновь склонилась над вышиванием, вероятно, я все же займусь обучением ее пажа. Такое упорство должно быть вознаграждено. Тем более перед поездкой в Намарру. Если бы я мог не везти ее туда!
  - Милорд? - с трудом отведя глаза от ожесточенно сражающейся с иглой девушки, я посмотрел на Лентолета.
  - Милорд, - парень был серьезен как никогда. - Вы позволите говорить с леди, мне и мастеру Бертину.
  - Моя леди, - услышав мои слова, Тэйе подняла голову. - Уделите несколько минут своего драгоценного времени.
  - Вам?
  - Мастеру Беорну, моя госпожа, и вот этому молодому человеку, - о нет, девочка, мне не достаточно нескольких минут, я претендую на всю твою жизнь.
  - Конечно, - затолкав свое вышивание в корзинку, она выпрямилась и расправив складки на платье, кивнула. - Я готова слушать.
  Первым к ней подошел Беорн. Опустился на одно колено, склонил голову:
  - Я прошу передать мне права на Мей О`Ши, леди, назовите цену откупа.
  - И я прошу, леди, за Алтею О`Ши,- рядом с моим капитаном встал Лентолет.
  Тэйе прищурилась и еще больше выпрямилась, ее пальцы сжались в кулак. Она недовольна? Чем? В их словах нет бесчестья ни для девушек, не для нее.
   - В соответствии с "Правом", свита принцессы должна состоять из первых дочерей лордов и девиц входящих в рыцарское сословие. Я намерена выдать девушек замуж, за рыцарей. И только после того, как они сами представят мне своих избранников. Вы не рыцари и я не уверена, что девушки хотят перейти под вашу опеку. Поэтому, нет, - ее голос был твердым и холодным.
  Беорн поднялся, красный, как рак, резко поклонился и стремительно вышел. Лентолет, сжав губы так, что они превратились в тонкую линию, последовал за моим капитаном. А она, счастливо улыбнувшись, снова принялась за вышивание.
  - Ваши девушки расстроятся, леди.
  - Тогда я объясню им, что если бы я согласилась, они стали бы одушевленной собственностью вашего капитана и симпатяги телохранителя. Вы уверены, милорд, что навсегда? А вдруг мужчинам захочется жениться? Что станет с девушками? Будь они рыцарями, вопросов бы не возникало. У рыцарей не может быть одушевленной собственности женского рода. Вы не знали? - ехидно прищурилась она.
  - У них серьезные намерения, леди. И со временем, когда они лучше узнают друг друга....
  - Они могут узнавать друг друга и так, я не ограничиваю девушек в общении. А мужчины такие непостоянные существа, милорд, так и норовят сорвать вишенку и смыться. Мне нужны гарантии, я должна заботиться о своей собственности.
  
  Мей и Алтея дружно ревели, временами судорожно всхлипывая.
  - Я вам говорила? - скривилась Криста. - Они не поймут.
  - Кто-нибудь, объясните мне, что здесь происходит? - отшвырнув от себя ненавистную корзинку с рукоделием, я забралась в кресло.
  - Томи прибегал, - лениво растягивая слова, произнес Гру. - Сказал, что Беорн с Леном к тебе пошли, так эти две заполошные вещи собирать кинулись. Потом снова прибежал, сказал, что ты решила их за рыцарей отдать. А не женатых рыцарей у нас в крепости двое Агами и Умсбар. Вот они и ревут, от счастья.
  - Да я лучше в окно выпрыгну, - размазывая слезы по щекам, заявила Мей. - А кочерыжка старый меня не получит.
  - Чего ж он старый, - язвительно усмехнулась Криста. - На три года младше мастера Фица, будешь сидеть в спальне, мужа радовать.
  Мей зарыдала с новой силой.
  -За что вы так с нами? - огромные глаза Алтеи смотрели с такой невыразимой тоской, что я сама чуть не заревела.
  - Хватит, - мой окрик оборвал их всхлипывания. - Все не так как вы думаете.
  - И что, за рыцарей отдавать нас не будете? - на зареванной мордашке Мей появилась робкая улыбка.
  - Дурочки. Я хочу, чтобы Беорн с Леном рыцарями стали.
  - Да зачем это? - удивилась Мей.
  - Дуры! - мне показалось, что Криста еле удержалась от того чтобы плюнуть. - Вы головой своей пустой подумали? Что будет, когда ваши красавчики женятся, по -настоящему?
  - Как по- настоящему? А это не по-настоящему будет?
  - А еще над мужиками смеялись, - усмехнулся Гру. - Когда работает нижняя часть, верхняя отключается, - тоненько пропищал он.
  - Они не стоят ваших усилий, леди, - сморщилась Криста.
  - Скажи Алтея, вот у тебя жених вроде был?
  Она неуверенно кивнула.
  - Свататься приходил? - снова спросила я. - Что говорил? Слышала?
  - Позвольте мне назвать вашу дочь своей леди, - еле слышно пробормотала она.
  - У меня этого не просили, - я выпрямилась в кресле. - Меня просили передать права на вас. Чувствуете разницу?
  Алтея испуганно охнула, Мей побледнела и, сжав губы в тонкую линию, поднялась, увлекая за собой сестру.-
  - На вашем месте, - улыбнулась Криста. - Я бы и смотреть в их сторону не стала. Вот поедем в Намарру, и леди найдет вам самых лучших рыцарей. Щедрых и добрых. Ведь так, леди? - она неожиданно подмигнула и слегка кивнула в сторону неплотно прикрытой двери. Нас подслушивали.
  - Действительно, девочки, какой из ваших кавалеров толк? Один мальчишка совсем, а другой здоровый больно, ему и слова поперек сказать будет нельзя, - поддержала я Кристу.
  За дверью что-то зашуршало, и послышались торопливые шаги. Томи побежал с докладом.
  У Алтеи снова предательски задрожали губы.
  - Пойдем, - Мей взяла ее за руку. - Спасибо, леди. И приятных снов.
  - С вашего позволения, - поклонилась Криста.
  - Спасибо, - кивнула я ей.
  
  - Ну и хитры же вы! - Гру преувеличенно кряхтя, выбирался из кресла. - Ты молодец девочка и от скотины твоей, какая-никакая польза есть, - толстый палец указал на свернувшегося на запястье Шилда. - Переживать теперь не надо, что отравят тебя. В Намарре это запросто! Вот уж не ко времени поездка эта! И не откажешься!
  - Я буду учиться ездить верхом, - сообщила я ему. - Вот завтра и начну.
  Мое желание учится ездить верхом, неожиданно поддержали. Гру ворча, заметил, что в моем возрасте стыдно не уметь делать такие простые вещи. Криста, одобрительно кивнула и сказала, что раз уж мне шьют соответствующий костюм, то я просто обязана хоть раз его выгулять, как полагается. Торвальд, услышав высказанное мной желание, укатился на конюшни. Ну а Лен ничего не сказал, со мной опять не разговаривали. Синяки у него полностью сошли. Я и раньше знала, что он красавчик, но теперь, когда на лице не было ничего лишнего он и вовсе стал похож на эльфа, только ушей не хватало. А уж надменности и высокомерия выше крыши! И зачем Алтее такое счастье?
  В конюшнях меня уже ждали, правда, главный по лошадкам - Умсбар, выглядел не очень довольным.
  - Баловство это, - неодобрительно уставившись на меня, хмыкнул он. - И лошадей у меня свободных нет и учить вас некому!
  - Я же не претендую на этого! - кивнула я в сторону огромного, как гора серо-стального монстра. - Согласна и на поменьше. А учить меня и Лен может. Ты же не окажешься, Лен?
  Бодигард энтузиазма не проявил.
  - Еще чего захотели, - фыркнул старший конюх, а потом вздохнул и махнул рукой. - Ладно, пошли. Есть для вас лошадка. Если бы не лорд..., - он многозначительно поднял палец и повел меня в самый конец длинного ряда денников.
  - Вот, - стукнул он сапогом по дверце. - Принимайте.
  Лошадь была большая, мохнатая и злая. Странная. Я вообще не предполагала, что у лошадей может быть такая расцветка, гламурно - леопардовая.
  Я никогда раньше не общалась с лошадьми. Близко. Видела, конечно. В цирке, на масленицу, в зоопарке. Каталась на пони, давно, года в четыре. Ну и конечно видела кучу лошадей на Кубани, когда мы с дедом там гостили. Но ездить не пробовала, желания не возникало.
  Может, дать ей взятку? Что там лошади любят? Хлеб? Морковку? Яблоки?
  - Томи принеси яблок.
  -Только не говорите мне леди, что эти яблоки для лошади. Бертин хотел приспособить ее нужд кухни, а она разбила тележку.
  - Тогда попроси для меня, - паж покачал головой, но просьбу исполнил.
  - Тебе нужно дать имя,- я задумчиво посмотрела на животинку
  Коняшка томно смотрела на меня карими глазами, влажно блестевшими из под густой длинной челки. Просто Шахерезада. Я не удержалась и протянула руку, чтобы погладить. Она фыркнула и плюнула.
   -Я не знала, что лошади плюются.
   -Эта зверюга не для вас, леди, - соизволил подать голос Лен.
  - Вот еще. Лорд отдал ее мне. Она моя.
  - Это какая-то ошибка, леди. Милорд не мог отдать ее вам. Она перекусала всех конюхов, скотина! Ее давно пора пустить на корм для собак.
  Кобылка поставила уши торчком, прицельно плюнув в Лена. Попала, увернуться он не успел. И тут же повернулась к нам довольно упитанной попой, лениво размахивая длиннющим хвостом.
  - Не смейте обижать мою лошадь, она настоящая красавица. Такой расцветки я еще не видела, а глаза! Я назову ее, я назову ее..., - а как я ее назову? Я уставилась на пестрый зад. Лошадь повернула голову и насмешливо глянула н меня.
  - Барбацуца! Я назову ее Барбацуца. Будешь Барби, девочка?
  - Никаких тележек, - я взяла самое большое яблоко из тех, что принес Томи. - У тебя будет самое красивое седло, и такая упряжь, что все лошади в этой конюшни удавятся от зависти. Я расчешу тебе гриву и вплету туда шелковые ленты. Хочешь яблоко?
  Мне чудом удалось сохранить все свои пальцы целыми, и я осторожно сделала шаг назад.
  - Прежде чем начать ездить верхом, - буркнул Умсбар. - Нужно научиться любить свою...лошадь. Тогда не будет страха, а когда пропадет страх, ваша....лошадь полюбит вас. Она должна знать, что вы ее хозяйка, а лошади всегда нужен добрый и любящий хозяин. Даже такой, как эта. Она же боится, как и вы, и выражает свой страх как может, - он едва увернулся от копыта, насквозь пробившее дверцу стойла.
  - Будете учиться, леди? - сладко улыбнулся он.
  - На этом..., на Барби? - чуть запнувшись, ответила я.
  Конюх тяжело вздохнул и сплюнул себе под ноги.
  - Да ладно, - махнул он рукой. - Идемте, оседлаю вам Помс.
  
  Хок.
  - Помс? Ты так быстро забыл наш утренний разговор?
  - Я сделал все, как вы говорили. Привел леди к этой...лошади. Все, как договаривались.
  - И что?
  - Она дала ей имя, - Уго несмело мне улыбнулся. - Я не мог позволить леди сесть на эту...лошадь. Я не хочу, чтобы лорд Фредегард являлся мне по ночам из-за того, что я угробил его внучку. Вы бы это...тоже, а? Что такого, пусть девочка порадуется? У меня лошадка есть, как раз под стать нашей леди. Беленькая, спокойная, а уж быстрая!
  - Быстрая?! Мне казалось, что леди уже дала своей лошади имя, разве нет? А не захочет, можешь отдать ей Помс.
   -Да она же еле ноги волочит!- Возмутился Умсбар. - Вы и так не очень ладите, это ее точно оскорбит.
  - Делай, как я говорю, - ссору с Тэйе я как-нибудь переживу.
  Старик, ворча, пошел седлать Помс, а я еще раз посмотрел на Тэйе. На бледном лице глаза казались еще больше. Нервничает, я вижу, как дрожат ее руки. Готов поклясться, что она никогда не сидела на лошади, а на лице застыло выражение крайнего упрямства, боится, но делает. Дала этой скотине имя. Пусть. С этой... лошадью, Умсбар не мог справиться третий год. Появилась ниоткуда, как только скотину выгоняют на летние пастбища, исчезает, чтобы обьявиться осенью и перезимовать в тепле. Давно бы на корм собакам пошла, да только каждая лошадь у нас на счету.
   Я не собирался оставаться, но глядя на леди передумал. С нее станется упасть, она ведь не за что не признается что села на лошадь впервые.
  - Седлай Краша, - велел я пробегающему мимо мальчишке
  - Собираешься покататься?- меня всегда раздражало это умение Гру, появляться как будто из воздуха.
  - Собираюсь. Не хочу, чтобы лорд Агомар являлся мне из Мира Теней, если его внучка вздумает сломать себе шею.
  - А справишься? - оскалился норд. - Лошадку ты ей подобрал замечательную! Боишься, сбежит?
  Тэйе.
  Я смотрела, как седлают лошадь для меня. Флегматичную, толстую, невыразительной мышиной расцветки (Помс, прелестное имя!), и не успела оглянуться, как уже сидела на ее широкой спине.
  - Удобно?- поинтересовался Лен, укорачивая мне стремена.- Она спокойная и у нее ровный ход. Можете довериться ей.
  Я кивнула и подобрала поводья. Я справлюсь. Неужели Хок специально? Сначала Барби, потом Помс.
  Моя лошадь сделала шаг, а мое сердце ушло в пятки. Только бы не опозориться и не упасть. Не сразу, но мне все же удалось уловить нужный ритм и суметь сохранить равновесие. Все получалось не так уж и плохо. Нужно только держать поводья и не вынимать ног из стремян, но на засыпанный опилками пол лучше не смотреть.
  - Как вы леди?
  - Отлично, - мне удалось улыбнуться Лену.
  - Требуется время, чтобы освоиться на лошади госпожа. Если что нибудь пойдет не так, просто скажите, - я кивнула.
   Именно этот момент выбрал Умсбар, чтобы гаркнуть какой-то приказ. Помс перешла на рысь и меня начало нещадно трясти, я даже язык прикусила. Изменившаяся походка лошади вынуждала меня снова приспосабливаться. И все это время Хок наблюдал за мной с презрительно-высокомерным выражением лица, я и ему улыбнуться ухитрилась, но стиснутых зубов больше не разжимала.
  Через несколько минут я боялась уже меньше и смогла посмотреть не только на опилки под ногами у лошади. Хок на сером монстре (кто бы сомневался!) гарцевал в середине круга. Не нужно быть знатоком, чтобы понять какой он великолепный наездник. Сколько же мне нужно будет учиться, чтобы держаться в седле, так же как и он?
  - Ослабьте повод, - велел мне Лен. - Держите его вот так.
  - Поняла.
  - Постарайтесь двигаться в такт с движениями лошади.
  Я кивнула.
  
  Хок.
  Я все время держался рядом. Нужно признать, девушка быстро нашла контакт с лошадкой и держалась уверенно. У нее все получится. Посадка отличная, чувство ритма и равновесие выше всяких похвал, но устала. Я еще раз посмотрел на ее напряженную спину. Махнул конюху, вынуждая закончить урок. На первый раз хватит. У девчонки хватит упрямства сидеть на лошади до утра.
  Тэйе.
  С лошади меня снял Лен. Спасибо ему большое! А Томи заслужил мою вечную благодарность, проводив до спальни. По лестнице он меня почти нес и все это с каменным выражением лица, как же хорошо! Потому что жалости и улыбок я бы не потерпела. Сдав меня на руки девушкам, он удалился, а я вдоволь наслушалась причитаний, рекомендаций и восторгов по поводу моего наряда для верховой езды. Я хотела только одного, смыть с себя усталость и боль в мышцах.
  - Ничего не дается просто так, - глубокомысленно заметил Гру, когда я держась за поясницу пробиралась в купальню. - Поболит и перестанет, от этого еще никто не умирал. Терпи.
  - Спасибо, леди, - Мей вылила в воду нечто жидкое, присланное Агами. - Милорд ответил согласием на просьбу Беорна.
  - Зачем ты благодаришь меня Мей? Это не я сделаю твоего мужчину рыцарем.
  - О, нет, именно вы! Вы отнеслись к нам по-доброму, а милорд сделал то, что захотели вы.
  - Как скажешь, - как бы ни так! Мое желание ничего ему не стоило. Я знаю, я читала "Право". Все его капитаны и мой Лентолет, просто обязаны быть рыцарями, им, так сказать, по сроку службы положено.
  - И когда свадьба?
  - Через две недели, - покраснела Мей. - Старейшина говорит, что это очень благоприятное время.
  Ну, надо же, Дикон еще и бабой Вангой подрабатывает! Интересно, день нашего с Хоком "бракосочетания" тоже он определял?
  Слушая веселую болтовню Мей и Алтеи, я, с каждым днем, все больше и больше погружалась в некое злобное уныние, приправленное внушительной порцией зависти. Завидовала я не конкретно девчонкам, я завидовала вообще. Радостному настроению, ожиданию праздника, влюбленности, наконец. Ничего этого у меня не было. Мало того, что меня обманом женили, так еще и лишили самого приятного: свиданий, походов в кино, цветов и плюшевых медвежат в день рожденья. А вместо этого... встречи за общей трапезой (почти по расписанию!) и вежливо - отстраненное "Как прошел Ваш день леди?". В кино я не хожу по причине отсутствия такового, а хожу исключительно в манеж, наслаждаться "подарочком" Его Светлости. Барбацуца, конечно, исключительно плюшевая на вид, а может, даже и на ощупь. Но проверить никак не получается, до тела меня не допускают. Кстати Шилд, дрянь такая, вообще не реагирует на попытки этой леопардовой лошади меня покалечить.
  Каждый вечер я засыпала с желанием послать подальше и верховую езду и злобную скотину, а утром заставляла себя подняться, повторяя про себя слова Оби Вана: "укрепляя дух, ты укрепляешь тело". Да если бы не волшебное средство Агами, я вообще передвигалась бы исключительно на костылях!
  Утренний обход замка с Торвальдом, визит на кухню к Бертину. Занятия с Кристой, бесконечные примерки платьев, которые понадобятся мне для поездки в Намарру, уроки верховой езды и попытки приручить Барби, а под конец общая трапеза и вышивание, над которым я клевала носом. И кто сказал, что жизнь принцессы - сказка?
  Сегодняшний ужин вообще превратился в пытку. Две влюбленные пары постоянно перемигивались, краснели и многообещающе улыбались, а напротив меня с каменной мор..., лицом, сидел Хок. Мог бы и улыбнуться, исключительно для разнообразия, конечно. Я глотала очередной шедевр Бертина, не жуя, мне весь вечер хотелось сказать какую-нибудь гадость девчонкам и Кристе, поскандалить с лордом, накричать на Томи.... Гру понял это и мы ушли. Я даже поплакала немножко у него на плече.
  - Ничего, девочка, не надо. Все у тебя будет, потерпи, - шептал он.
  "Потерпи", а что еще мне остается?! Но, тем не менее, стало легче. К тому моменту, как мы добрели до моей комнаты я почти успокоилась. Гру устроился в своем любимом кресле около камина и сказал:
  - Не хмурься. Твое лицо, как открытая книга, каждый поймет, что ты думаешь.
  - Неужели? - буркнула я, вытаскивая на середину комнаты бабушкину "шкатулку" с украшениями.
  У этой "шкатулки", кстати, появился двойник. Хок постарался. И теперь, каждый день меня "радовали" какой-нибудь цацкой. Не лично, нет. Подарочки торжественно вручала моя охрана. Украшения были красивыми, не спорю, но радости не доставляли. Мне. А вот Шилд был в восторге, он трепетно любил каждое колечко, цепочку и камушек. Дракон. Вот и сейчас, сидя на крышке, он ревниво провожая взглядом все, что я вынимала из сундука.
  - Любуешься? - лениво поинтересовался Гру. - Или выбираешь что-то? На завтра? Послушай старика, выбери что-то, из того что подарил Хок. Парень уже и не знает, как угодить-то тебе.
  - Да что ты говоришь?! - фыркнула я, рассматривая здоровенную брошь, похожую на сказочную птицу с хвостом из россыпи разноцветных камней и телом из цельного камня глубокого зеленого цвета.
  - То и говорю! Раз не носишь, значит, не нравится.
  - И куда я, по-твоему, должна прицепить вот этот булыжник? - помахала я брошкой.
  - Да куда хочешь! - разозлился Гру.
  - Никуда не хочу. Я ее Мей отдам, в приданное. Ей понравится.
  Дракончик неодобрительно зашипел.
  - Даже твоя безмозглая ящерица понимает больше чем ты! - Хранитель поднялся, выхватил у меня из рук брошку и бросил ее Шилду.
  Тот ловко ее поймал и, обхватив лапками, застыл.
  - Ты еще скажи "Моя прелесть!", - фыркнула я, протянула руку и меня тут же тяпнули за палец.
  - Ты что!
  - А то! - отозвался Гру. - Брошка подарок Хока. Хочешь дарить - дари, но не это.
  - Да пожалуйста! - я захлопнула крышку своего сундука и не слушая возмущенное попискивание Шилда, начала выкладывать бабушкино наследство на ковер.
  Через некоторое время все пространство около меня было заполнено переливающимися в свете свечей драгоценностями. Мифрил, золото и серебро. Ожерелье, темно-синие камни которого оплетала невесомая серебряная паутина. Кованый браслет с забавными кисточками из мелкого жемчуга. Кольца, тиары, серьги... с камнями красными, как кровь и зелеными, как весенняя трава после дождя. Синими, в глубине которых сверкали звезды и бело-голубые, горевшие холодным пламенем у меня в ладонях. Желто-коричневыми, как тигриные глаза, до краев наполненные жидким золотом....
   - И не жалко тебе расставаться с такой красотой? - насмешливый голос норда вернул меня в реальность.
  - Нисколько, - вздохнула я, отодвигая от себя сверкающую радугу.
  Я подтянула ближе бабушкин сундук, заглянула внутрь... и с сомнением уставилась на темный узкий клинок, лежавший на самом дне. И вот это то самое, из-за которого столько шума? Узкое темное лезвие, почти без гарды, рукоять обмотана тонкими полосками черной кожи, несколько зазубрин..., и это именной меч? Только и красоты, что витой, слегка выцветший, зеленый шнур на рукояти, завязанный хитрым узлом.
  - Гру? Скажи мне эти акадзомэ..., они какие?
  Норд нахмурился.
  - С чего такой интерес?
  - Девочки говорили... про Киову, - я изобразила смущение.
  - Заполучить его трудно, но усилия того стоят. По крайней мере, он не будет изменять, - хмыкнул он.
  - Что?
  - Высокие лорды Акадзомэ не изменяют своим женам. Поэтому так поздно женятся.
  - Не изменяют?
  - Остальные никогда не скрывают своих любовниц. Во дворце Соузбарона живет больше десятка его любовниц, у Боундлесса еще больше. В Намарре считается неприличным, если мужчина, остается верным одной женщине.
  - А Хок? - вырвалось у меня.
  - Лорды Фраги чтут клятвы верности, миледи, - торжественно ответил Гру.
  Я улыбнулась и спросила снова.
  - Мне следует опасаться акадзомэ? В Намарре?
  - В Намарре..., - Гру тяжело вздохнул и отвернулся к огню.
  - С акадзомэ никогда не бывает просто, каждый их шаг, каждый вздох лишь звено в цепи. Еще ни одного из них не сумели обыграть в шахматы, девочка.
  Он молчал так долго, что я и надеяться на продолжение перестала.
  - Все они относятся к своей жизни крайне пренебрежительно, а жизнь других, не стоит вообще ничего. Любой из них, крестьянин или Высокий лорд, может убить за не вовремя брошенный взгляд. И не просто убить, а заставить мучится! Их женщины, не лучше, сплошь отравительницы. Акадзомэ и в супружеской постели не расстаются с оружием. Они почитают Иссис Неотвратимую, Смерть проще говоря. А Смерть побеждает всех. Я ответил на твой вопрос, леди?
  - А...
  - Ты хочешь спросить о Киове? Он, единственный выживший из опозоренного рода и, не смотря ни на что, вернул себе трон Каиссы. Почему? Потому что он хитрый, сильный, предусмотрительный, осторожный, коварный и изворотливый. Род Итогава Кай стал правящим, потому что достиг совершенства в искусстве причинять боль, леди. Они делают это красиво, совершенство во всем..., - Гру сжался в кресле, - теперь я знаю, что такое "смыть с сердца отпечаток надежды".
  - Прошу тебя,- глухо сказал он. - Я прошу тебя. Не вмешивайся в это. Есть вещи, которые не следует знать женщинам, это слишком грязно. Оставь это для мужчин.
  Я осторожно закрыла крышку сундука и прижала к себе теплое тельце Шилда.
  - Акадзомэ были для нас хорошими союзниками, когда-то, - неожиданно сказал Гру. - Вместе мы были силой, с которой приходилось считаться. Мифрил добывается руками фраги, а наши восточные соседи охраняют свою землю не жалея крови. Поэтому нас пытаются ослабить, связать договорами, сеют раздор. Ты знаешь, леди, что меня могут и не пустить в Намарру? Норды превратились в домашних слуг, которым нет места в обществе Высоких лордов и леди. Мои сородичи уходят на север и восток, туда, где нас принимают, пока. Кланы не любят тех, кто отличается.
  - Тебе будет трудно в Намарре, девочка. Ты не такая как они и ты должна приспособиться. Знаю, это неприятное условие, жестокое, может быть, но это необходимо. Ты в меньшинстве и ты должна выжить. Самой не получится. У тебя появились друзья, не отталкивай их. У тебя есть уважение клана, сохрани его. У тебя есть Хок, постарайся..., - Гру вздохнул. - Он старается.
  Я криво улыбнулась в ответ. И никому не сказала о своей находке. У меня появилась безумная идея самой отдать этот меч. В Намарре. Я даже перепрятывать ничего не стала. Ведь его не нашли только потому, что никому и в голову не пришло искать на женской половине.
  Брачная церемония не впечатляла. Совсем. Мне вообще стало обидно. За девочек. Ну, какая это свадьба?! Собрались в пустом зале (только и красоты что герб клана на стене): Старейшина (нотариус оформляющий сделку), я (продавец), Лентолет и Беорн (покупатели), лорд Хок (гарант законности), Мей с Алтеей (отчуждаемое имущество). Три минуты и все. Брак заключен, как только покупатели подписали Договор.
  - Это не стоило ваших волнений, леди, - шепнула мне Криста.
  - Было так заметно? - смутилась я.
  - Конечно, - усмехнулась она. - Вероятно, вы ожидали чего-то более... пышного?
  Я пожала плечами.
  - Пышные свадьбы это привилегия Высоких лордов, но, в сущности все то же самое, - Криста кивнула в сторону Беорна, ставившего размашистую подпись на Договоре.
  - Большинство девочек в моем мире мечтают о красивой свадьбе, о белом платье и фате. Обычно собирается множество гостей, родственников, все желают счастья, дарят подарки.... У нас это веселый праздник.
  - Здесь никто не плачет, леди. Этим двоим, повезло, - поджала губы Криста.
  Я легко сжала ее ладошку.
  - Мне понравилось быть свахой, хочешь, я найду мужа и тебе?
  - Я ценю вашу заботу, но я уже слишком стара, чтобы выходить замуж, леди.
  - Стара?! - я с удивлением посмотрела на нее. Чудесные темно-каштановые волосы, зеленые глаза, похожие на нефрит, кожа нежнейшего кремового оттенка и легкая россыпь веснушек на чуть вздернутом носике.
  - И сколько же, вам, бабушка, лет? - рассмеялась я.
  - Двадцать, леди. Мужчины предпочитают брать в жены, таких как они, - Криста кивнула в сторону смущённых девчонок.
  - Жизнь не кончается в двадцать, - я снова сжала ее руку.
  - Спасибо, - движение ее руки было едва ощутимо.
  
  В саду, за окном моей спальни, появилась первая проталина. Гру, жалуясь на ноющие суставы, сказал, что через день два подует южный ветер - тэйе. Весна. Подумать только, я здесь уже почти полгода! В другом мире. Принцесса. Привыкла. К своему положению, обязанностям, свите, неуклонно следующей за мной. Охране. Помощницам в сложной процедуре одевания-раздевания. Замужем. За исключительно терпеливым мужчиной, по словам Кристы. Она говорит, что я веду себя как дура и не знаю, чего хочу, раз ворочу нос от такого как Хок. Девчонки, то есть леди Мей и леди Алтея, соглашаются. И всем в крепости интересно, долго ли лорд будет меня обхаживать? Имеет же полное право взять силой. Может. Сегодня я это поняла. Рука до сих пор болит, левая, той, что пощечину залепила. А пальцы правой распухли, лорд "немного" не рассчитал силу. Но рожа у него распухла еще больше, спасибо Шилду.
  Хок.
  Она оказалась очень упрямой. Каждый день являлась в манеж, обмазавшись вонючей мазью Агами, забиралась на Помс и смотрела на Умсбара с восхищением. На меня она так не смотрела. Ей даже удалось приручить это жуткое животное, которому она дала странное имя. Она говорила лягающейся и плюющейся скотине ласковые слова, таскала яблоки с кухни. Каждый раз, когда она расчесывала ей гриву или гладила, я хотел оказаться на месте этой...лошади. Глупец! Меня она почти не замечала. Я ждал. Ждал, что она поймет, и каждое утро надеялся увидеть на ней что-то из того, что дарил. Ничего. Я не уверен в ней, захочет ли она меня когда-нибудь? Я не уверен в себе, как долго я смогу ждать?
  Она была такой счастливой, когда эта ее... Барби, разрешила оседлать себя. Кобылка действительно выглядела неплохо, если бы не ее жуткий норов, то лучшей лошади для принцессы и быть не могло. Тэйе, сделав несколько кругов по засыпанной опилками площадке, спешилась и расцеловала наглую морду.
  - Когда сойдет снег, мы обязательно поедем кататься, правда? Ведь можно? - она улыбнулась, и я улыбнулся в ответ, забыв о своем страхе потерять ее.
  - Забери девочку и медленно отойди, - неожиданно прозвучавший голос Гру вернул меня на землю.
  Норд был слишком серьезен и поэтому я ни секунды не сомневаясь, сделал то, что он просил, схватил Тэйе за руку и, прижав к себе, сделал шаг назад.
  
  
  
  Гру.
  Моя девочка росла не здесь и ей простительно... не знать, Хок слишком молод, чтобы помнить. Но Уго?! Неужели забыл, как двое суток цеплялся за обледеневшие ветки, надеясь на помощь? Почему не помнит Умсбар, раны перестали ныть? Как они могли подпустить Убийцу так близко?
  - В чем дело, Гру? - Тэйе рвалась из рук Хока. - Опусти эту штуку! Чем тебе не угодила моя лошадь?
  - Я сделал то, что ты просил, - нахмурился лорд. - Может, ты скажешь, зачем я это сделал?
  - Вы что ослепли! - я больше не мог сдерживаться. - Люди! Вы привели Убийцу в свой дом!
  - Это просто лошадь! - кричала малышка. - Убери арбалет, Гру, я не позволю убить ее, она моя!
  Они не видят, а значит, не верят. Глупые люди верят в то, что хотят видеть, но не все вещи такие, какими кажутся. Я покажу им.
  - Смотрите! - это было легко, мишень была большая и стояла неподвижно, даже ребенок сумел бы попасть. Тэйе рванулась из рук Хока, но он сумел удержать ее.
  - Ну же, тварь, - я прицелился снова. - Покажись. Твоя смерть будет быстрой. Или медленной, - Тэйе заплакала, когда я выстрелил.
  Мне было больно от ее слез, но теперь они все видели то, что вижу я. И сделали то, что должны, у стражей Серых Башен хорошая выучка.
  - Не смей меня лапать! - девчонка выскользнула из рук удерживавших ее, наградив Хока звонкой оплеухой.
  Я не возражал против оплеухи, затрещина определенно прочистит ему мозги, но он отпустил ее! И малышка тут же кинулась к ней... к Убийце! Повисла у нее на шее, смешивая свои слезы с кровью из ее ран. Мы не могли стрелять, без риска задеть леди. Хок посерел, когда увидел оскаленные клыки так близко от ее шеи.
  - Вы звери! - кричала девочка. - За что вы мучаете ее? Что она вам сделала?
  - У нее истерика, - прошипел Агами за моей спиной. - Спрячьте оружие. Вы пугаете госпожу и провоцируете тварь. Я думал ваша подопечная дорога вам, Хранитель. Если вы такой глазастый, могли бы потерпеть и тренироваться в стрельбе, когда леди уйдет.
  Арбалет выпал из моих рук, стражи опустили луки.
  - Это не лошадь, - сказал я. - Ты слышишь меня, девочка?
  Она не слышала, всхлипывая, она рвала шарф, который был на ней, чтобы перевязать, скалящую зубы Убийцу!
  - Отойдите от нее, - рявкнул Хок. - Немедленно! Я приказываю!
  - Отвали от меня, живодер! - ответила она.
  - Это не лошадь, глупая женщина! Посмотри, кого ты защищаешь! Это хищник! Злобный, хитрый. Убийца. Мы думали, что уничтожили всех, но эта... хорошо пряталась.
  - Вот как?! - девчонка повернулась к нам. - Она последняя? Так же как и я! Может, и меня пристрелите? - прижимаясь к окровавленному боку, малышка подтолкнула тварь в сторону конюшен.
  Никто не двинулся с места. Тварь была ранена, но у нее было достаточно сил, чтобы убить, защищавшую ее дурочку.
  - Я повешу тебя на воротах, - повернув голову к Умсбару, прошипел Хок. - Ты будешь болтаться там вместе с Уго.
  - Тогда тебе тоже придется там висеть, - плевать на то, что он лорд, у меня руки чесались врезать ему как следует. - Что ты за хозяин, если у тебя в доме три года скрывалась Убийца!
  - На вашем месте,- проскрипел Агами. - Я бы подумал о леди, когда она окажется в безопасности, у вас будет время подумать и решить, кто и где будет висеть. Насколько я понимаю, госпожа решила оказать этому животному помощь. И она наверняка попытается вытащить оба болта, которые, вы уважаемый Хранитель, так удачно пристроили. Вы думаете, животное будет радо?
  Подтверждая слова Целителя, эта дурочка приказала:
  - Томи! Метнулся за моей сумкой! И воды не забудь, - она обернулась, на заплаканном, измазанном чужой кровью лице, глаза казались черными. - Будешь мне помогать.
  Бледный, как смерть мальчишка кинулся прочь. Ноги меня не держали, я без сил опустился на песок. Ее сожрут!
  - Леди, - Агами сделал несколько шагов в ее сторону. - Вы позволите ассистировать вам? - морда гроги тут же повернулась в его сторону, тварь глухо рыкнула.
  - Спасибо, справлюсь сама. У меня уже есть помощник.
  Помощник?! Да какой это помощник! Тупая, безмозглая ящерица, способная только спать!
  - Я помогу, - Хок решительно сделал шаг вперед и ..., я не успел его перехватить. Мальчишка был мастером, если бы тварь не оступилась....
  - Гад! - выплюнула Тэйе, глядя на него покрасневшими глазами. - В спину! Гад!
  Шилд молнией сорвался с ее руки и вцепился в лорда, из прокушенной скулы, закапала кровь. Перекусив валявшийся у ног девушки кинжал пополам, ящерица прыгнула на спину твари и зарычала.
  - Оставайтесь там, где вы есть, - скривилась девчонка.
  - Сегодня, определенно, не ваш день, милорд, - сказал Агами, со вздохом рассматривая, рану на лице Хока. - Я не рискну это зашивать, у госпожи получится лучше.
  Хок.
  Мне никогда не нравились лошади. Глупые животные, безвольная скотина. Эта тварь такой не была.
  - Ты такая молодец, - ворковала Тэйе, осторожно стирая кровь с ее шеи.
  Гроги боднула ее головой, жуткие клыки блеснули совсем близко, а девчонка только смеялась. Чудовище толклось с ней рядом, но леди это совсем не беспокоило, зато очень беспокоило меня.
  - То, что вы просили, леди, - Томи осторожно приблизился. - Вода и ваша сумка.
  - Вы хотите, чтобы мальчик помогал вам?- ехидно поинтересовался Агами. - Не думаю, что он справится. Тут нужна помощь мужчины.
  - Вот вы и помогите, - буркнула леди.
  - Я слишком стар, может быть Гру?
  - Видеть не хочу этого...Хранителя!
  Гру обиженно засопел, не отводя взгляда от гроги.
  - Молодой человек, несомненно, будет рад вам помочь, - Агами кивнул в сторону Лена.
  Где-то за моей спиной заголосила Алтея.
  - Уберите женщин, - велел я.
  - Ничего с твоим ненаглядным не случится, - крикнула Тэйе. - Так поможет мне кто-нибудь или нет?
  - Позволь мне, - неожиданно для себя произнес я. - Разреши помочь.
  Я ожидал крика или проклятий, но она молча кивнула.
  - Командуйте мастер, - сказала она и открыла свою сумку.
  - Попросите всех выйти милорд,- поджал губы Агами. - И хорошо бы принести побольше факелов.
  - Я против факелов, - тут же заявил Умсбар. - Мне не нужен пожар среди зимы.
  - А я никуда не уйду, - буркнул Гру.
  - Вон! - заорал я. - Томи! Факелы!
  - Вам не стоит так напрягаться, - тут же встрял Целитель. - У вас опять кровь пошла, а это крайне не осмотрительно, когда рядом возбужденный хищник.
  - Возьмите, - Тэйе не гляди протянула мне клочок ткани вонявший крайне гадко. - Вытрите кровь.
  Стало светлее, Томи был очень исполнительным. Тэйе медленно повернулась и посмотрела на меня. От этого взгляда кровь застыла у меня в жилах, ярость смешанная с болью. Мне было стыдно за то, что я сделал, но она не станет слушать, не примет оправданий и извинений. Не сейчас. Поэтому я просто наклонил голову, а когда я посмотрел на нее, она ласково гладила гроги, шепча тихие слова. Тварь негромко ворчала, как будто жалуясь.
  Не знаю, сколько времени мы провели в деннике с Убийцей. Агами командовал, Тэйе делала, я помогал. Поддерживал, держал, чистил, подавал, мыл. Леди все время напевала что-то и гроги ни разу не показала своего неудовольствия, стойко перенося все, что мы делали. Леди очаровала даже это дикое существо! Она в состоянии поладить даже с Убийцей, но не со мной!
  - Я буду ночевать здесь, - заявила она, как только мы закончили.
  - Что ж, - поджал губы Агами,- это правильное решение. Но я бы посоветовал вам привести себя в порядок и поесть, леди. Иначе помощь понадобиться вам.
  Из темного коридора конюшни показался Гру.
  - Если остаешься ты, останусь и я.
  - Уйди Гру, - устало вздохнула девушка. - Мне слишком больно говорить с тобой.
  - Я останусь с леди. Ей нужна свежая одежда, теплая вода для умывания и ужин.
  - Будет исполнено, милорд, - широко улыбнулся Томи.
  Мы больше не разговаривали. Переоделись, умылись, поели. И устроились рядом с гроги, на охапке сена, которое притащил мальчишка-паж.
  
  Умсбар пришел на конюшню первым. Ему не спалось, всю ночь проворочался с боку на бок, снова и снова переживая события минувшего дня. Как он мог проворонить Убийцу на своей конюшне? Теперь придется проверить всех лошадей.
  В конюшне было тихо. Только привычные запахи и звуки. Никого. Ворча на нерадивых конюхов, отлеживающих бока, Умсбар толкнул дверь стойла и уже хотел отчитать парочку, лежавшую на куче сена, но увидев, кто это, захлопнул рот и попятился. Висеть на воротах Серых Башен очень не хотелось.
  - Милорд, я не думал....
  
  Хок.
  Старик пришел слишком рано. Опустив голову, я обнял закутанную в плащ Тэйе. Блеклый свет, пробивавшийся в крохотное окошко под потолком, делал ее кожу похожей на жемчуг. Я не хотел терять ни одной секунды этого волшебного времени. Мне осталось совсем немного. Скоро рассвет и здесь появится множество людей. Я повернул голову, гроги с аппетитом что-то жевала. Тэйе будет рада, что с этой...лошадью все хорошо.
  Тварь перестала жевать и внимательно посмотрела на меня, вздохнула и смачно плюнула в сторону Умсбара, перебиравшего что-то в полумраке конюшни.
  Тэйе.
  Когда я проснулась Хока рядом не было. У Барби, судя по аппетиту, все было хорошо, а вот у меня не очень. Во-первых, было холодно, во-вторых, неизвестно почему, я чувствовала себя брошенной. Я до сих пор чувствовала прикосновение его руки, легкое-легкое, кончиками пальцев. Почему он ушел? Сбежал? В-третьих, ничего хорошего меня не ждет. Вполне возможно, что Его Светлость меня выпорет, может быть даже где-то здесь. Может он как раз за розгами и пошел? А что я не против, чтоб сразу, чтоб не мучится неизвестностью. Зря я его ударила. Да еще и при свидетелях....
  - Леди? - над створкой показался смущенный Томи. - Вы уже проснулись? Если проснулись, милорд велел проводить вас.
  Ну вот, началось!
  - Куда проводить-то? В подвал?
  - Почему в подвал? - искренне удивился мальчишка.
  - Пошли, - вздохнула я и поднялась. - Не скучай, милая, - кивнула я Барби. Она коротко всхрапнула и снова уткнулась носом в кормушку.
  Я шла по крепости в сопровождении шести своих охранников, сосредоточенный молчаливый Лен, как всегда, на шаг позади. Все шестеро в коже, мехах и бархате. По сравнению с ними я казалась нищенкой, в замызганном плаще и кучей сена в волосах. Я топала молча, спрашивать бесполезно. Лентолет отделается ничего не значащими фразами, а остальные способны только улыбаться и кивать. Такое впечатление, что Хок набрал мне в телохранители немых! Я бы так и шла, если бы не запах только что испеченного хлеба. С наслаждением втянув в себя воздух, я решительно направилась в сторону кухни.
  - Леди, - Лен положил мне руку на плечо, - завтрак ждет вас наверху. Боюсь, что ваш...аромат, не совсем сочетается с представлениями Бертина о кухне, - его аристократический нос сморщился.
  Я принюхалась. Да. Пахло, честно говоря, не очень. Запахи конюшни, сена и дезинфицирующего средства, которым я щедро поливала Барби, смешались в нечто непередаваемое. А ведь еще была мазь Агами, насквозь пропитавшая полотняную повязку на моей руке!
  - Ладно, - вздохнула я, поворачивая к лестнице.
  
  Хок.
  Мне нравилось смотреть на нее. Мне хотелось знать, как она просыпается, увидеть, как она откроет глаза, улыбнется. Я позволил себе только одно прикосновение. Осторожно, кончиками пальцев, провел по скуле, дотронулся до губ, поправил серебряную прядь. Хотелось большего, но не так. Не так и не здесь. Плотнее закутав ее в плащ, я поднялся.
  - Что будешь делать, лорд? - голос Гру заставил меня повернуться.
  - Накажешь?
  - Мне придется, - вздохнул я. - Ты против?
  - За. Можешь даже выпороть ее, не возражаю, - резко выдохнул норд и зло посмотрел в сторону стойла с гроги.
  - Выпороть? - мне это и в голову не приходило, я покачал головой. - Запру в башне. От животного избавимся. Как только леди проснется, проводите ее и сообщите мне.
  Хранитель нахмурился, но спустя мгновение кивнул.
  Я едва успел умыться и собирался поесть, как в дверь постучали. Старейшина, да еще с толстенным фолиантом в обнимку.
  - Я прошу уделить мне время, мой лорд, - поклонился Дикон, а у меня пропал аппетит.
  - В свете вчерашних событий..., - он вздохнул. - Какое решение вы приняли?
  - Ты тоже хочешь, чтобы леди выпороли? - буркнул я.
  - Я? Как вы могли подумать? - всполошился Дикон. - Неужели кто-то требует этого?
  - Гру.
  - Это неприемлемо, - он поджал губы. - Так что же вы решили?
  - Запру в башне, а животное....
  - Это недальновидное решение, мой господин.
  - Предположим, я смогу забыть, - рука сама потянулась к ноющей скуле, - но остальные? Закон один для всех, никто не вправе поднимать руку на лорда.
  - Не в этом случае, - прищурился Дикон.
  Я поднялся, старик выжил из ума, если воображает такое.
  - Зима в этом году была необычайно суровой, но ни один из охотников не пострадал, не замерз и не вернулся с пустыми руками. Волки обходили стороной наши поселения и все дети, родившиеся этой зимой живы. Ни один караван не попал под лавину на перевалах и не сгинул в метель.
  - Я, кажется, уже выражал свою радость по этому поводу. Причем здесь Тэйе?
  - Девушка появилась в крепости в снежную бурю. Ей служит Шилд, ей послушны волки-вере, а вчера она оседлала гроги.
  - И ты решил, что девчонка воплощение Тельмар? Ты выжил из ума!
  - О, милорд, я бы никогда не осмелился! Так решили люди! В крепости полно народа и у всех есть глаза. Если вы накажете ее или устраните гроги, вас не поймут....
  - Не делайте такой ошибки, мой лорд. Простите ей ..., излишнюю пылкость и храбрость. Вас никто не осудит за мягкость.
  - А гроги? - нахмурился я.
  - Оставьте, - улыбнулся старейшина. - Для леди она не опасна. Позвольте ей думать, что это ее решение и ее выбор. Вы только выиграете. Не стоит пренебрегать благосклонностью Тех- Кто-Видит, милорд.
  
  Тэйе.
  
  В маленьком холле рядом с лестницей, что вела в мои комнаты было как-то слишком многолюдно. Моя охрана моментально среагировала, выстроившись "свиньей" и Лен аккуратно (чтобы не испачкаться) взял меня за локоть.
  - Мы быстро продвигаемся к лестнице, леди.
  - А что им нужно? - поинтересовалась я, стараясь хоть что-то разглядеть из-за спин телохранителей.
  - После, - отрезал Лен и подтолкнул меня.
  Он буквально втащил меня наверх и, остановившись на верхней площадке, отпустил мою руку и развернул лицом к собравшимся внизу. Рядом тут же оказалась Криста с несчастным лицом, занудной лекции на тему "неподобающего поведения" мне не избежать. Грустная Алтея, ее ненаглядный вместо того, чтобы вкушать радости супружества, караулил стойло в конюшне. Теперь весь день будет дуться. Насупленный Гру. Смотрит. Не взгляд, а лазерный прицел! А эти что тут делают? Трое сородичей моего Хранителя, четверо странных бородатых мужиков в шубах и высоких шапках, бояре что-ли? Двое светловолосых коренастых дядечек, блондинов я еще здесь не видела, значит, они не фраги. Странная фигура в светлом плаще у окна. Кто такой? Коллега нашего Старейшины?
  Я улыбнулась, и тихонько толкнув Кристу, спросила:
  - Чего им надо?
  - Благословления, - прошептала Криста. - У вас сено в волосах, - моя статс-дама закатила глаза, - и запах.... Это ужасно!
  - Какого "благословления"?! - пискнула я.
  - Вот сама у них и спроси, - буркнул Гру.
  - И спрошу! - прошипела я в ответ.
  - Чем я могу вам помочь? - обратилась я к собравшимся.
  Невинная фраза вызвала удивление, и вперед выступил один из мужиков в мохнатой шубе.
  - Мы просим о милости, леди, - он слегка поклонился. - Каждый из нас сегодня покидает крепость, наш путь долог и опасен. Благословите на удачную дорогу, госпожа.
  - Я!? Почему?
  Дядька не ответил, расплывшись в радостной улыбке.
  - Вас одарила милостью Госпожа Путей.
  А это еще кто такая? И в каком месте эта "милость"? Я беспомощно оглянулась, похоже, никто мне помогать не собиралась. Ладно! Просят благословить, благословлю! Что им сказать-то? "Ни гвоздя, ни жезла"? На языке кланов звучит, как-то по дурацки. "Скатертью дорожка"? Вообще нечто нецензурное выходит. А если вспомнить что там бабуля говорила, когда папу с мамой провожала?
  - Зеркалом дорога, - громко сказала я, обращаясь к тем, кто стоял у подножия лестницы, - Легкого пути, верных товарищей, ночей без тревог.
  
  Гру.
  Ну и зачем я ей нужен? Хранитель!? К волку в пещеры ушла, проворонил, отраву в вине не разглядел, Убийцу не почувствовал...эх! Старый я..., даже посоветовать и то не могу, к Дикону бежит. А сейчас и он не в чести, что ей Старейшина, если она "Право" читает? Вот зачем она женщина? В насмешку? Хока рядом оставила...ну да, тут обижаться не на что, но все равно...обидно. Я же защитить хотел, а она...! Глупый человеческий ребенок! Она и охрана ее, дубины стоеросовые! Хорошо хоть ума хватило на лестницу ее загнать. Кто знает, что у этих, с юга, под одеждой? Жрец этот? Таращится на леди из-под капюшона...собака! Да и Торговцы хороши, душонки продажные! Как же, за благословлением они! Небось, по всему тракту растреплют, что благословляла их сеном присыпанная, да воняла при этом так, что глаза режет! За своих я спокоен, а остальные? Ну надо же, "зеркалом дорога"! Ишь, носы позадирали! Хватит! Толкнув Лентолета в спину, нахмурился, указав на девчонку. Понятливый, враз за локоток ухватил. Да и она упираться не стала, соображает. Иногда.
  - Ты останешься, Гру? - вот не ожидал я от нее таких слов. - Нам поговорить надо.
  - Если прогнать вздумала, так и оставаться незачем! - нехорошо сказал, зло, но...накипело у меня.
  Девчонка испуганно на меня посмотрела.
  - Я и не думала..., зачем ты так? Ты подождешь? Я быстро, - улыбнулась и я, как дурак оскалился.
  - Не вздыхай, все будет хорошо! Я быстро.
  - Подожду.
  - Я голодна, ты про завтрак распорядись, - пропыхтела она из-за неплотной прикрытой двери.
  - Девок твоих прислать?
  - Не надо! - я довольно хмыкнул, испугалась!
  - Они с меня штаны вместе с кожей сдерут! Алтея на меня волком смотрела! - А Лентолет значит радовался?
  - А Криста? Она же мне мозги выест! - И правильно сделает!
  - Ты, если что, только Мей пускай, - ага, как же! Беорн всю ночь скотину проверял.
  - Наделала ты переполоху, девочка, - пробормотал я.
  - А я причем? - вот ведь, услышала!
  - Можно подумать это я Барби в крепость привела!
  - Барби?- мир с ума сошел, Убийцам имена дают!
  - Ты прости меня, Гру? - Причесанная, в платье, глазки блестят, улыбается, как такой отказать? - Прости? Я не со зла, испугалась и обидно было, я ведь ничего не понимала. Да и сейчас....
  - Ладно, садись, ешь, - что ж она тощая-то такая? Кожа и кости.
  - Мир? - застыла с ложкой во рту, еще подавится!
  - Мир. И ты прости..., что напугал.
  - Я понимаю, ты переживал, - испугался я! Малышка этих зверей в деле не видела. А теперь вот и еще один защитник у нее появился. А что я могу, ворчать?
  - Ты не думай, - улыбнулась она, - ты самый лучший! - словно мысли читает!
  - Я без тебя пропаду. Не бросай меня, ладно? - да кто ж бросит тебя, дурочка, я ж к тебе до смерти привязанный.
  - А ты не пугай меня больше! Мне твоя жизнь всяко дороже, чем ....
  - Поняла, - остановила она меня. - Лучше расскажи.
  - Чего рассказать-то?
  - Про нее..., - и смотрит жалобно. Я вздохнул.
  - А чего рассказывать? Убийца она Убийца и есть.
  - Все равно расскажи, - эх, упрямая! - А бояться не будешь? Да и зачем тебе знать? Думаешь, ее в крепости оставят?
  - Уже весна. Я на волю ее выпущу, - вот, надулась, как ребенок.
  - Да не пойдет она на волю-то, - я покачал головой. - Ей податься некуда, думаешь, она от хорошей жизни среди врагов пряталась. Может, и вправду, последняя?
  - Тогда, может, оставим?
  - Ты не у меня проси, - хмыкнул я, а девчонка, вздохнула и отодвинула тарелку.
  - Все плохо? Меня выпорют?
  - А как ты думаешь? - не буду говорить, пускай осознает!
  - При всех?
  - Что "при всех"?
  - Пороть будут, - съёжилась она. - Я знаю, я читала.
  - Читала она! - нет, молчать не могу, скажу! - Не тронет тебя лорд, взаперти посидишь, да и ладно.
  - А Барби? - сразу повеселела она.
  - Да что твоей скотине сделается?!
  
  Тэйе.
  Я поверила Гру, сразу. И успокоилась. Все хорошо, меня не выпорют, Барби не тронут, а взаперти посидеть...подумаешь! Мелочи!
  Следующие полчаса, я пыталась вытянуть из Хранителя сведения о моей "лошади". Отвечал он неохотно, а того что сказал с лихвой хватило, чтобы испугаться.
  Моя Барби была гроги, она же Убийца, она же Вестница, она же Смерть и Погибель. А еще, как оказалось, именно на таких милых животных катается по зимним дорогам Госпожа Сумерек и Хранительница Путей Тельмар.
   Судя по всему, до появления человека в Мораке на вершине пищевой цепочки стояли гроги. Всеядные полуразумные хищники, да еще и хамелеоны к тому же. Если прибавить к этому размеры животного, то соседство с ними становится проблемой. И эту проблему очень долго устраняли, всеми возможными способами. Гроги жили небольшими семейными группами по три-четыре особи, нападали внезапно, всегда из засады, не брезгуя никакой добычей. Жертва обычно и не подозревала, что на нее ведется охота, воспринимая таких как Барби, как деталь пейзажа, до самой смерти. А она, смерть, чаще всего была долгой и мучительной, гроги любили "поиграть".
  В нашем мире тоже есть такие хищники (спасибо Анимал Планет за расширение моего кругозора!), правда не такие крупные и совсем не опасные для человека. Всего лишь стрекозы, "теневики", маскировка которых работала до тех пор, пока стрекоза удерживалась в точке между каким-либо предметом и своей жертвой.
  Гроги очень живучи. Норд, с усмешкой, сообщил мне, что я могла и не лечить Барби. Она бы справилась и сама, два арбалетных болта в боку и длинный порез на ноге были совершенно не критичны.
  А потом он меня "обрадовал" известием о том, что кроме меня к этой "скотине" никто не подойдет, так что я, в ответе за ту, кого приручила по полной программе. Нельзя сказать, что я сильно обрадовалась этой новости.
  Вечером явился Хок и его капитаны, я извинилась. Спектакль, который я разыграла перед лордом и его людьми, мне не нравился, но Криста, Гру и Дикон настаивали. Пришлось одеть платье, соорудить на голове замысловатую прическу, нацепить несколько подаренных Хоком блестяшек, а потом не поднимая глаз, просить прощения и выказывать готовность принять любое наказание из монарших рук. Мне сухо указали на недостойное поведение вкупе с отвратительными манерами и озвучили вердикт: сидеть в башне до особого распоряжения. В библиотеку нельзя, в трапезную нельзя, в Арсенал нельзя. Можно вышивать, смотреть в окно, изучать этикет под руководством Кристы и ухаживать за Барби, четко по расписанию. Срок наказания не оговаривался, и я поняла, что мне придется очень постараться, чтобы Его Светлость вернула мне свободу передвижения.
  Жизнь в ограниченном пространстве была терпимой только несколько дней. Потом стало хуже, снег растаял, и горы укутала нежная сине-зеленая дымка, зацвела веска. В небе было не протолкнуться от птичьих стай, возвращавшихся к своим гнездовьям, а под стенами крепости призывно кричали кирики. Из айсенгардского окна башни было видно, как стремительно исчезает лед, сковывавший море. Барби волновалась, и широко раздувая ноздри, принюхивалась к терпкому прохладному воздуху, льющемуся из открытых настержь ворот конюшни.
  Мне безумно хотелось на волю, ставшие такими родными за это время стены, давили. Высочайшим повелением мне было разрешено выходить в садик, разбитый под окном моей спальни. Это заняло меня на некоторое время, но очень скоро я исходила там каждый сантиметр. Меня тянуло туда - в холмы. Наплевав на гордость и самолюбие, я каждый день просила Хока позволить мне выехать или выйти за ворота крепости, но в ответ получала холодные вежливые отговорки. "Еще не время леди, в холмах еще слишком холодно" или "Вы должны осознать свою вину полностью, леди. Лорд-хранитель не может позволить себе подобную мягкость" или "Мне кажется, что вы еще недостаточно хорошо держитесь в седле для конной прогулки, а гулять вы можете и в саду". Я зверела, но выслушивала это молча, терпеливо дожидаясь, когда на моей улице перевернется КамАЗ с конфетами. И такой день настал!
  Большой день. Большой праздник. Бертин обещал грандиозный пикник. Лорд Хок обещал конную прогулку. Вот оно - счастье!
  Барби смотрелась великолепно, пятнистая шкурка блестела, а в гриву и хвост были вплетены ленты, не лошадь-картинка! Вот если бы еще не скалилась, обнажая тигриные клыки, на коняку Хока, цены бы ей не было! Мы чинно объехали празднующих на свежем воздухе "подданных", я сдержанно улыбалась, кивала и желала всех благ. Потом я присутствовала на торжественном принятии Хоком вассальной клятвы у нескольких десятков мальчишек, присланных родителями под опеку лорда, обедала, сидя во главе стола и благосклонно принимала тяжеловесные комплименты, приехавших на праздник родовых вождей. Я честно играла роль образцовой принцессы, ожидая заслуженной награды - обещанной прогулки по холмам. Но праздник близился к завершению, было уже далеко за полдень, а Хок, похоже, и думать про меня забыл. Пришлось позаботиться о себе самой.
  Это было похоже на полет. Барби буквально стелилась над землей, терпкий ветер бил в лицо - свобода! Мы остановились только на вершине холма, как же хорошо! Но идиллия продолжалась недолго.
  - Вероятно, твой дед и отец позволяли тебе слишком много, в надежде, что ты превратишься в мужчину, но чудо не произошло, и из тебя выросла вздорная упрямая баба!
  - Я..., - я не успела ничего сказать, потому что Хок сдернул меня с седла.
  - Видишь валуны? Они все увиты вески, но под ним нет земли или камней, там глубокие дыры, в которые ты провалишься вместе со своей... скотиной, а там полно змей. Посмотри вверх, видишь облака? Это туман. Ты и мяукнуть не успеешь, как окажешься слепой и глухой.
  Он схватил меня за плечи и начал трясти. Я чувствовала себя тряпичной куклой, не в силах перевести дыхание или почувствовать землю под ногами.
  - Ты безмозглый ребенок, лишенный совести и дисциплины! Зачем ты поехала одна? - он перестал меня трясти, но все еще держал за плечи.
  - Я думала, ты забыл..., - мне было неприятно слышать это, но в тоже время это было проявление хоть каких-то чувств по отношению ко мне, как будто я действительно была ему дорога.
  - Я. Ничего. Никогда. Не забываю, - чеканя слова, произнес он. - Тебе не хватает терпения. Наказание тебя ничему не научило! Может мне следует тебя выпороть?
  И он напугал меня, потому что вполне мог сделать то, о чем говорил. Я не боялась боли, я боялась унижения.
  - Отпусти меня! Я не заставляла тебя ездить за мной!
  - Не заставляла?! Ты поехала одна на этом...этой...этом, на неизвестно ком! Носишься здесь по зарослям, в которых может прятаться, Мрак знает кто, и просишь не ездить за тобой?! Пора научить тебя послушанию!
  - Мама! - шепотом выдохнула я.
   Я не была испугана, я была в ужасе! И мне никто не собирался помогать. Шилд не подавал признаков жизни, а Барби объедала какой-то куст.
  Я никогда раньше не целовалась, но уж конечно не ожидала такого от первого поцелуя. Несколько секунд или минут или часов просто выпали из жизни. А Хок резко отстранился и стоит рядом, сложив руки на груди и глядит куда-то мимо меня. А у меня подгибаются колени и не хватает воздуха чтобы дышать.
  - Ты поняла меня? - спокойно сказал он после минутного молчания.
  А я..., а я не могла придумать, что сказать в ответ. Эти три слова больно ранили и требовали сказать что-то, такое же оскорбительное или обидное, но я не могла, потому что я все еще переживала его поцелуй.
  Я постояла немного, стараясь унять дрожь в коленках, а потом позвала Барби и забралась на нее, удивляясь, как вообще мне это удалось, и поехала в сторону крепости. Спину я держала ровно и ни разу не оглянулась. Мне хотелось плакать. Я хотела его. Я хотела Хока. Я хотела его внимания, одобрения, восхищения, его любви. Я ненавидела его, но себя я ненавидела больше.
  
  Хок.
  Она не оглянулась. Ребенок. Только дети привлекают к себе внимание таким образом. Если не удается добиться желаемого послушанием, добиваются этого своими капризами. Она добилась, чего хотела, а вот я проиграл. Я проиграл сражение, которое вел сам с собой! Я ни разу в жизни не терял над собой контроль, не был до такой степени поглощен женщиной, что почти лишился рассудка. Если бы случайно мы не открыли глаза в одно и то же мгновение....
  Тэйе.
   Навстречу мне спешила моя охрана, злые мужики поравнялись со мной, совершили безупречный разворот и пристроились рядом. А потом мимо промчался Хок, от копыт Краша, размером с тазик для салата, во все стороны разлетались куски дерна. Барби недовольно зафыркала, в отличие от серо-стального битюга, ее легкий шаг почти не сминал траву.
  Мне не хотелось возвращаться в крепость, ничего хорошего меня там не ждет. Сидеть в четырех стенах и рассматривать набивший оскомину крохотный садик под окном? Да и зудящий голосок здравого смысла, твердивший, как заведенный "Сама виновата, сама виновата..." не особо радовал. Гроги, чувствуя мое настроение еле ползла. Охрана недовольно косилась, но сдерживала рвущихся в уютную конюшню лошадок.
  Мы добрались до Серых Башен на закате. Праздник закончился, остающиеся в крепости на ночь гости, медленно двигались в сторону главных ворот, а отправлявшиеся по домам стояли в стороне, ожидая меня. Мое "благословление" слало своего рода традицией. Пришлось изображать на лице улыбку, желать всех благ и счастливого пути.
  Я, как могла, затягивала свое пребывание в конюшне, но, в конце концов, мне пришлось отправиться к себе. Сопровождавший меня Томи вздыхал и хмурился, ни Гру, ни Лентолета не было видно. Причина их отсутствия недолго оставалась тайной. Возмущенный рев лорда не слышал только глухой.
  - Не нужно, леди, - жалобно попросил Томи. - Вы сделаете только хуже, не ходите.
  - Я виновата, - настаивала я, предпринимая отчаянные попытки пройти мимо парня, загораживающего проход. - Пусть меня и наказывают. Да пусти же, Томи! - прошипела я, оттолкнула пажа , подхватила юбки и понеслась по коридору.
  У приоткрытой двери в караулку, где происходил "разбор полетов" стоял Беорн. Увидев меня, он повернулся спиной к двери, сложил руки на груди и слегка наклонив голову сказал:
  - Доброго вечера, моя леди.
  - Ты не дашь мне пройти? - прищурилась я.
  - К моему сожалению, - улыбнулся он и снова наклонил голову.
  - Позвольте мне проводить вас, - облегченно выдохнул Томи и протянул мне руку.
  Новая порция проклятий, раздавшихся за дверью и последовавший за ними хлесткий удар, заставил меня вздрогнуть. Но Беорн лишь удивленно приподнял бровь.
  - Я должна пройти, - я сделала шаг вперед, капитан покачал головой. - Я виновата, - темная бровь поднялась еще выше. - Алтея не простит мне, если Лен снова окажется в синяках.
  - С чего бы это?- он чуть - чуть отодвинулся от двери.
   Милорд был в ярости и не ограничивался словами. Видимые повреждения отсутствовали только у Лена и Гру.
  - Вы забыли, что Лентолет рыцарь, леди? - ну конечно!
  Лицо моего сержанта-ат-армее теперь не пострадает, ударить рыцаря по лицу не может никто, а Хранитель вообще неприкосновенен, поэтому Высокий лорд отрывается на тех, кто попроще. Мне стало ужасно стыдно.
  - Это не справедливо, - шмыгнула я носом. - Они не виноваты.
  Беорн аккуратно прикрыл створки.
  - Они отвечают за вас, леди. Они поклялись охранять вас. Их долг следовать за вами. Оберегать. И они не вчера стали вашими Тенями, им известно..., какая вы. Лорд суров, но справедлив.
  - Но....
  - Их честь не пострадает, если лорд-хранитель отвесит им пару оплеух, в другой раз они не допустят такой ошибки, леди. Идите. Ваш Хранитель скоро присоединится к вам, - меня мягко развернули и легко подтолкнули в сторону переминающегося с ноги на ногу Томи.
  - Он лорд, госпожа и не может позволить себе быть добрым, для этого у него есть вы.
  - Но..., - я попыталась развернуться, но Беорн не позволил.
  - Вы не пройдете. Хотите совет? Рисковать собой глупо, леди. Вы удивительная девушка и можете многое из того, что нашим женщинам и не снилось, но вы не всесильна. И если вы хоть немного уважаете лорда Хока, вы не станете ему мешать, здесь и... в Намарре. Он не должен отвлекаться от дел, думая о вашей безопасности. Вы же умная девушка? Значит, сделаете так, как скажет милорд, правда?
  "Делай так, как скажет милорд", под этим лозунгом я жила почти две недели, прилежно изображая из себя леди. Странно, но никаких репрессий из-за моего "праздничного" выезда не последовало. Все старательно делали вид, что ничего не произошло, особенно Хок. Может тот поцелуй плод моего больного воображения?
  Я очень старалась. Я старалась быть образцовой хозяйкой. Я прилежно заучивала правила этикета и терпеливо выстаивала на бесконечных примерках. Я больше не сбегала от своей охраны и присутствовала на вечерних трапезах, не пропустив ни одну. Я была на суде лорда, сидя по его левую руку, не поднимала глаз и говорила только тогда, когда меня спрашивали. Я вызвала восхищение лорда Хирда, но не впечатлила Хока. С чего я взяла, что он посмотрит на меня и тут же растает? Наивная! Лорд-хранитель поблагодарил Кристу.
  - Вы чудесная воспитательница, леди, - улыбнулся он ей. - И заслужили награду.
  А я, значит, не заслужила!? Нет, награды я не хотела. Я хотела уважения и признания. Я была непохожей на других, это его раздражало. Я пробовала быть идеальной, это его не радовало. Что делать? Я не спала ночами, пытаясь найти способ проявить себя, чтобы он понял, осознал, увидел.... Сидела в своей башенке и смотрела в окно, как будто горы или облака или темное бурное море могли мне помочь.
  Гру.
  Не знаю, что такого сказал Хок моей девочке, но она очень изменилась. Милая, тихая, вежливая, в платье! Малышку как будто подменили. Это настораживало. С чего бы ей вставать в такую рань и пялиться в окно? Рассветом она любуется, как же! С западной стороны! А веер этот? И как только додумалась туда заточенные пластины вставить!? И в Арсенал ходит, чучела потрошит. Томи, паж ее, уж поди всю солому на них перевел. Тренируется она. Зачем? Я ей так и сказал, зачем, мол, солому переводить, если у нее охраны столько? Чтобы быть уверенной, говорит. А я говорю, в чем? Что смогу дать отпор, отвечает, и глазищами своими, зырк! А я говорю, если леди что-то умеет, то ей не обязательно это делать, раз. А два, отвечать на угрозы самой, да еще и кулаками, значит выставлять себя дурой! А она, лучше живая дура, чем мертвая леди! И вжик своим веером! У чучела голова-то и отлетела! Довольная!
  Эх! Человеку голову отчекрыжить, это не мешки с соломой потрошить, да и потом, что она может? Сил как у котенка. Да и не станет никто ей вредить, вот Хоку другое дело. Парень это понимает, готовится... к поездке этой, Мрак ее забери! Ему бы союзника какого, хоть самого плохонького, ведь сожрут! Сожрут и не подавятся! И малышку отнимут. А он не отдаст. Я же вижу, как он смотрит на нее. Заколку ее носит. Обронила девчонка, а он подобрал, простенькая такая заколка, вроде как цвет яблоневый. В кармане ее носил, а вчера на шею повесил. Не постеснялся. Девки ее углядели, хихикать начали. Та, глазастая, покраснела и говорит:
  - О, леди, заколка ваша у милорда, а думали, потерялась.
  А она плечами пожала и спрашивает:
  - Ну и что?
  - Обычай такой, если мужчина носит на виду... такую вещь, то это как бы... обещание. А вот как лорд наш носит, только в песнях поют...
  - А что в этом такое?
  - Если мужчина носит на шее женское украшение, он признает ее власть над собой.
  У малышки моей глаза загорелись, разрумянилась вся, а тут и лорд навстречу. Леди как увидела пропажу свою, на шнурке, да поверх рубахи, засветилась вся. А этот... хоть бы улыбнулся, губы сжал, в глазах лед.
  - Рад вас видеть, леди. Вы здоровы? Жаль, что не могу остаться..., - и ушел.
  Он в одну сторону, она в другую. В Арсенал, солому переводить, а потом в башню, в окошко смотреть. Иди, говорит, спать. Поспишь тут. Вот и сегодня, сначала, еще темно было, прокралась в башенку. Сидела там до рассвета, а как солнце взошло, выскочила оттуда, волосы растрепанные, глаза, как у кошки светятся и улыбается. Я как эту улыбку увидел, сразу понял, больше она из себя овцу изображать не будет. Весь день веселая ходила, Тени ее к вечеру уж извелись все, лорд и тот проникся, Лентолета к себе вызвал. Что уж он там ему сказал..., только на парне лица не было, когда вернулся. А после ужина она ему и говорит:
  - Удели мне несколько минут, Лен. И ты Гру, останься.
  Ну, остались, ну сели. Паж ее у дверей встал, морда хитрющая. И тут девочка моя кладет на стол кусок шелка, разворачивает и говорит:
  - Я хочу вернуть это лорду Акадзомэ и прошу вашей помощи.
  Я как Ниссу увидел, как говорить забыл. Лентолет побелел весь, на лице ни кровинки. Мальчишка-паж ручонки свои загребущие к мечу потянул, тут я и отмер. Затрещину Томи отвесил, да клинок опять шелком прикрыл.
  - Где взяла?
  - В бабушкиных драгоценностях, - пожала Тэйе плечами.
  - Нет. Спросят, скажешь, в тайнике лежал, а ящерица твоя его нашла.
  - Почему?
  - Потому! Нечего именной меч позорить! Нельзя чтоб такое оружие с бабскими цацками лежало, поняла?!
  - Поняла! - схватила сверток и рядом с собой положила. Железка безмозглая с ее руки стекла и сверху на шелк уселась. Охранничек, Мрак его забери!
  - Позволено ли мне будет спросить, леди, - прохрипел Лен. - Какой именно помощи вы от нас просите?
  - Акадзомэ в Ничейной бухте. Я прошу вас сопровождать меня туда.
  Тут я снова онемел, а Лентолет аж в синеву отдавать начал.
  - Томи, подай вина, - улыбнулась она. - Чего вы так перепугались? Думаю, лорд Киова обрадуется, когда ему вернут Ниссу. И примет предложение дружбы.
  - Примет дружбу? Он, приняв от тебя меч, тут же перережет им твое горло, - прошипел я и залпом осушил поданный пажом бокал.
  - Он не сделает этого, - она упрямо сжала губы. - Если вы не захотите помочь, пойду одна.
  Конечно, пойдет! Наверно Лен тоже так подумал, потому что потребовал еще вина.
  - Киова глава рода Итогава Кай, честь имени для него на первом месте, он не будет делать то, о чем ты говоришь, Гру. Я знаю. Я читала.
  - Умная какая! - буркнул я и посмотрел на Лентолета. Он вздохнул, пожал плечами и обреченно кивнул. Ясное дело, одну ее никто не отпустит, а так хоть какой-то шанс.
  - И как ты собираешься это сделать? - спросил я, надеясь, что девчонка начиталась какой-то чепухи.
  Она улыбнулась, расслабилась и заговорила. Умно. Хитро. Дальновидно. Жаль что Тэйе не мужчина, клан только выиграл бы с таким лордом, как она.
  
  Хок.
  Я живу во Мраке. Видеть ее каждый день, знать, что она неравнодушна ко мне и не замечать ее робких попыток сблизится, худшая пытка из возможных. Но я не вправе, я не могу позволить себе этого. Не сейчас. Я каждый день прошу Тех-Кто-Видит не забирать ее у меня, я сделаю все, чтобы леди вернулась в Серые Башни вместе со мной. Но если ее все же заберут, если Совет Кланов решит отдать ее другому.... Ей будет легче забыть того, кто обидел ее своим невниманием.
  Я не могу смотреть на нее открыто, но сегодня, стоя в тени, я упивался восхищением и горечью. Куда она собралась, в этом платье, похожая на цветок? Зачем берет с собой Лентолета в парадном облачении? Не важно. Важно, что она смеялась.
   А потом, леди и ее эскорт выехали из крепости, и я поднялся на стену. Тэйе была прирожденной наездницей. Для того чтобы так управлять этим жутким животным (даже не лошадью!), едва заметными движениями рук, заставляя ровно идти вперед, причем не шагом, не рысью, а вот так быстрым галопом, надо просто родиться в седле.
  
  Тэйе.
  Поднявшись на вершину холма, мы остановились. Все молчали. Я обернулась и кивнула Лену, пора приводить наш план в исполнение.
  - Останетесь здесь, - велел он пятерым сопровождавшим нас Теням. - Будете ждать нас.
  Никто из них не посмел ослушаться.
  Когда мы отъехали, я хотела еще раз повторить Лентолету и Томи, как важно выполнить все то, что мы задумали, но передумала. И только ободряюще улыбнулась своим спутникам.
  Со стороны могло показаться, что мы бесцельно передвигаемся по равнине, но на самом деле все ждали сигнала Гру. Наконец, норд кивнул.
  - Мы можем ехать, в нашу сторону уже никто не смотрит. Только делать это нужно быстро. У нас несколько минут, чтобы скрыться,- Хранитель вздохнул.
   От того, как быстро мы сумеем спуститься с холма и повернуть, зависело очень многое. Дозорные на башнях и оставленные нами Стражи не должны были видеть, в какую сторону мы поехали.
  Я взглянула на своих спутников. Лентолет и Томи, верхом на быстрых тонконогих лошадях, ждали приказа Хранителя, заметно нервничая.
  - Ну, Барби, приготовься. Постарайся не отстать! - прошептала я на ухо гроги.
  В ответ она презрительно фыркнула, обнажив клыки, и шумно задышала.
  - Пора,- почти пропел Гру.
  Мне говорили, что гроги, преследуя добычу или убегая, могут двигаться очень быстро, но я и представить себе не могла, что это будет настолько стремительно. Барби распласталась над землей и так быстро перебирала ногами, что толчки следовали гораздо чаще, чем у обычной лошади, бегущей полным галопом. Она не бежала, не скакала и не мчалась - она текла. Только мышцы, ходившие под шкурой, говорили о том, что она двигается. Слететь на землю при такой скорости означало верную смерть, и поначалу я судорожно цеплялась за поводья, проклиная дамское седло. А через несколько минут, расслабилась. Тягучее, струившееся движение не подбрасывало меня, а плавно покачивало. Это был полет! Это так захватило меня, что я почти забыла о главном. Барби остановилась сама, совсем рядом с лагерем акадзомэ. Через несколько минут меня догнали остальные. Лошади тяжело дышали, роняя клочья пены. Барби презрительно фыркнула, глядя на них.
  - А тварь быстро бегает! - хмыкнул Гру.
  - Зачем ты так!- сказала я, успокаивая оскалившуюся гроги.
  - Не надо малышка, он не хотел тебя обидеть. Не надо ссориться.
  Хранитель скривился.
  - Больше не устраивай таких гонок, девочка, это очень опасно!
  - Я и сама не ожидала, что Барби такая быстрая. Я как будто летела! Это было так здорово, Гру!
  - Этой твари все-равно, а вот лошадям нет!
  - Гру, перестань. Ну как ты, Лен? Ты все помнишь?
  - Со всем уважением, миледи, - оборвал меня страж.- Я дал слово и выполню все, что от меня требуется! Может, вы помолчите?
  
  Киова.
  
  Я старался сосредоточиться на песне моря, звучавшей совсем рядом. Это всегда помогало, но не теперь. Едва мой корабль отошел от пристани Каиссы, я понял - все напрасно! Напрасно я придавал такое значение тем странным снам, что снились мне почти каждую ночь. Там, за стенами дворца, я хотя бы мог спать! Тут был лишен и этого.
  Четыре раза рассвет заставал меня на вершине холма. Я смотрел, как восходящее солнце прогоняло утренний туман и огромный замок, всплывая над долиной, напоминал о старом позоре. Долгие часы, я не отрывал глаз от Серых Башен. Где-то там, за неприступными стенами была Нисса. Вот и сейчас, ярость, горечь утраты и стыд сплелись в моей душе в тугой узел. Вернувшись в лагерь, я тотчас же уединился в своей палатке. Лицо Властителя, никогда не должно выражать ничего кроме холодной отчужденности. Какие-либо чувства - непозволительная роскошь для Высоких лордов Акадзомэ. Чувства - удел слабого. Проявляя их, ты даешь своему врагу грозное оружие. Разве мой дед, Хокку, не поплатился за это? Дружба с Фраги принесла ему позорную смерть. Ему и всем его потомкам, кроме меня. Всю жизнь я делал один осторожный выбор за другим, не допустив ни одной ошибки. Мне почти не пришлось убивать на пути к трону, за меня это делали другие, всегда к моей выгоде. Моя мать, мечтавшая о власти, может гордится своим сыном, мои права никто не осмелился оспаривать, пока.... Ни один из лордов-хранителей Акадзомэ, кроме пожалуй, опозорившего себя Хокку, не правил больше шести лет. А со времени моей коронации прошло уже пять с половиной. Вот если бы я получил Ниссу! Я глубоко вздохнул, стараясь отогнать ненужные мысли. Эта поездка была ошибкой, нужно уезжать. Но сначала надо успокоиться. Медитация не помогала, напряжение росло, и я покинул палатку. Десять моих Теней четко и слаженно поклонились. Через несколько минут все закончилось, только один из них оставил мне небольшую царапину. Скучно. Я закрыл глаза, представляя, как лепестки диких роз падают в маленькие водопады в дворцовом саду. Дыхание замедлилось и стало глубже. Я уже не слышал шума волн и приглушенных стонов охраны. Только тихий шелест падающих лепестков, их тонкий аромат... Но состояние блаженного равновесия было нарушено.
  - Господин, - мой личный слуга, опустился рядом со мной на колени.
  Я открыл глаза. Причина, по которой меня побеспокоили должна быть достаточно важна.
  - Посольство Фраги, господин.
  Я поднялся, взмахом руки отпустив слугу. К камням, отделяющим узкую полосу ничейной земли от владений фраги, я вышел , окруженный плотным кольцом охраны. Слуга не ошибся, сомнений в том, что это Фраги не было. Мое сердце застучало сильнее. Быть может, сны, что привели меня на этот скалистый берег не лишены смысла? Я внимательно всматривался в лица, стоящих передо мной. Всего трое, не считая норда.
  Рыжий мальчишка, вероятно паж, молодой страж в парадной одежде, застывший в напряженном ожидании и... леди? Рядом с ней, держа в поводу лошадь странной расцветки, стоял норд. Я не мог разглядеть ее лица, но ясно видел светлые локоны и полыхнувший белым пламенем браслет.
  - Наследница?
  - Прикажите господин, и она будет у вас через минуту, - жарко зашептал начальник моей охраны.- Вы сможете ....
  - Вы предлагаете мне воевать с женщиной? - спокойно спросил я, и грузный воин тут же упал на колени, протягивая мне свой меч.
  - Встаньте Хосато, ваша жизнь мне не нужна. Чего они ждут? - я сделал несколько шагов вперед.
  
  Тэйе.
  Мы стояли совсем рядом с лагерем акадзомэ. Я с интересом рассматривала палатки и покачивающийся на волнах корабль. Нас заметили очень быстро и после минутного замешательства, вперед вышел высокий мужчина в белоснежной рубашке.
  - Как ты думаешь, Гру, это лорд Киова?- прошептала я.
  - Похоже, - так же тихо отозвался норд и добавил.- Не нравиться мне все это. Посмотри на толстяка, наверняка уговаривает своего господина напасть, - процедил Гру сквозь зубы.
  - В таком случае, пора действовать, Лентолет?
  - Я готов. Пообещайте мне, леди, что если что-то пойдет не так, вы сразу уедете. Гроги не догонит ни одна лошадь. И вы не оставите Алтею, - голос стража дрогнул.
  Как бы мне хотелось самой передать Ниссу, но, к сожалению, это было невозможно. Этикет, черт бы его побрал!
  - Все будет хорошо, мы уйдем отсюда вместе, - я наклонилась и положила руку ему на плечо. Но Лентолет не заметил этого жеста, обратившись к Хранителю.
  - Я могу надеяться на тебя, норд?
  Гру оскалился. Барби перестала щипать траву, поставила уши торчком и напряглась, слегка присев на задние ноги.
  - Томи,- кивнула я мальчику.
  Паж, закусив губу, взял в руки нежно-зеленый шелковый сверток.
  - Следуй за мной, - отдал приказ Лентолет и четким парадным шагом двинулся вперед.
  
  Киова.
  Я со спокойным интересом наблюдал за неожиданными гостями. Сделав шаг навстречу, я показал им, что готов слушать, и слегка улыбнулся, взглянув на оскалившегося норда, вероятно, Хранителя молодого стража. Я жалел, что не могу слышать их короткого разговора. Особенно меня интересовала причина, по которой леди так нежно коснулась плеча юноши. Я на мгновение опустил глаза, как будто меня застали за подглядыванием, а когда вновь посмотрел, страж в сопровождении мальчика-пажа, печатая шаг, шел навстречу. Лицо молодого человека было похоже на маску, только слегка подрагивающие кончики пальцев выдавали его волнение. Они подошли близко, на расстояние вытянутой руки, и хотя стояли совершенно спокойно, моя охрана обнажила оружие. Я улыбнулся. Мне понравилось, что страж остался спокойным, лишь удивленно изогнув бровь. Я ответил легким кивком.
  Фраги поклонился. Низко, демонстрируя крайнюю степень почтения, а выпрямившись, держал голову немного склоненной.
  - Моя госпожа, Тэйе диа Агомар ситт Вольтар, леди Фраги, следуя воле отца и деда, приносит извинения и возвращает потерянное, чтобы тени прошлого не омрачали будущего, - на одном дыхании произнес страж и опустившись на колени, принял из рук перепуганного пажа шелковый сверток. Развернул его и поднял вверх, еще ниже опустив голову.
  - Ради чести, - добавил он.
  На зеленом шелке лежала Нисса.
  Я, дрожащими руками, принял меч из рук стража и поцеловал холодное лезвие.
  
  
  Лентолет.
  
  Я с облегчением выдохнул, когда лорд забрал меч из моих рук. На меня никто не обращал внимания, но помня указания леди, я поднялся с колен, поклонился еще раз и попятился назад, увлекая за собой Томи. Медленно повернувшись спиной к лагерю, я пошел к ожидающим меня, с трудом сдерживаясь, чтобы не побежать. Ватные ноги почти не держали и я, с облегчением схватился за повод своей лошади, сил вскочить в седло не осталось. Уткнувшись в гриву, я тяжело дышал, стараясь унять бешено колотящееся сердце.
  Гру, одобрительно толкнул меня в бок.
  - Ты молодец....
  - Ты замечательный посол! Дай я тебя обниму, - леди завозилась, подбирая широкие юбки, чтобы спрыгнуть на землю.
  Почувствовав это, гроги начала топтаться на месте, выражая свое недовольство, прижала уши и громко зафыркала.
  - Ты куда собралась? - тут же накинулся на леди Гру. - Обниматься будем потом, а сейчас нужно уезжать. Лорды договорятся сами, без нас!
  -Томи, подержи лошадь, чтобы мастеру было удобней сесть.
  Оказавшись в седле, я почувствовал себя намного уверенней и смог улыбнуться.
  - Прости, Лентолет, - леди дотронулась до моей руки. - Ты же знаешь, другого выхода не было! У тебя все получилось и теперь у Фраги будет союзник.
  - Да, миледи, - кивнул я, направляя свою лошадь в сторону Серых Башен. - Нам пора возвращаться.
  
  Хок.
  
  - Милорд, - меня вывел из задумчивости голос Дикона.- Милорд, я должен сообщить вам...
  - Что- то случилось? - повернулся я к нему.
  - Леди Тэйе, милорд, ее поездка...
  - Да знаю я, куда она поехала! Напялила на себя эти тряпки.... Девчонка вьет веревки из всех кто вокруг нее! Зачем, спрашивается, она заставила этих юнцов одеться как на парад?
  - Милорд...
  - Да знаю, девчонка очень упрямая..., - я замолчал глядя на обеспокоенное лицо Старейшены.
  - А в чем, собственно, дело?
  - Леди велела Бертину приготовить праздничный ужин, милорд.
  - И что?
  - А Торвальду приготовить все к приезду гостей.
  - Каких еще гостей?
  - На ничейной земле лагерь акадзомэ, милорд.
   Несколько минут я и Дикон смотрели друг на друга. А потом, сорвавшись с места, перескакивая через несколько ступенек сразу, я помчался на Сторожевую Башню. Взлетев на верхнюю площадку, я вздохнул с облегчением. Сверху было хорошо видно четверых всадников, неспеша ехавших по зеленому склону. Когда Дикон, еле дыша, взобрался наверх, я уже улыбался.
  - Мы тревожились напрасно, мастер,- повернулся я к нему.
   Но Дикон, едва взглянув через мое плечо, изменился в лице.
  - Мне жаль, милорд, - прошептал он.
  Я повернул голову.
  Воины акадзомэ, невидимые для Тэйе и ее спутников, уже переваливших через вершину холма, почти догоняли их. Высоко запела труба, дозорные на стенах заметили и эскорт леди и ее преследователей. А я уже бежал вниз, на ходу отдавая приказы.
  - Лучников на стены! Коня! Открывайте ворота!
  
  Киова.
  
  Я, не веря глазам, медленно провел рукой вдоль узкого чуть изогнутого лезвия. Вокруг, в благоговейном молчании застыли мои люди. Я был счастлив и позволил своему лицо отразить это. На мгновение, оторвавшись от клинка в своих руках, я увидел вокруг только склоненные головы, посланцы фраги исчезли.
  Заметив мой интерес, Хосато поспешил пояснить:
  - Юноша покинул лагерь, и мы не стали задерживать остальных. Мы ошиблись, господин?
  - Ты поступил правильно, они не нужны мне,- пожал я плечами.
  Тяжесть Ниссы в моих руках, придавала уверенность, а зеленые кисти, украшавшие эфес были гладкими и нежными. Перебирая их, я вдруг вспомнил, как порыв ветра играл с выбившимися из прически светлыми локонами леди. Наверняка, на ощупь они намного нежнее, чем этот шелк.
  -Ради чести..., - повторил я последние слова стража.
  Мне захотелось увидеть эту загадочную девушку.
  - Хосато! Лошадь, - нельзя, чтобы лорда Акадзомэ обвинили в неуважении к даме. - Оружие оставьте. Леди, доверяя, оказала нам честь. Теперь наша очередь.
  Тэйе.
  Мы ехали молча. Я до самого последнего момента опасалась, какого-то подвоха со стороны Акадзомэ, но теперь самая сложная часть плана была позади. Лентолет расслабился, покачиваясь в седле и полузакрыв глаза. Томи сиял улыбкой.
  - Поторопимся, - буркнул Гру. - Скорей бы добраться, такие волнения не для моего старого сердца.
  Мы спускались с холма к ожидающим нас Теням, когда над холмами поплыл резкий звук трубы.
  Лентолет, подобрал повод и привстал на стременах, оглядываясь вокруг.
  - Что случилось? - спросила я у него.- В замке тревога? Но никто же не нападает?
  - Я не знаю, миледи. Я вижу лучников на стенах. Нам лучше поспешить.
  - Он прав, задерживаться не стоит, - согласился с ним Гру. - Им виднее, - он кивнул на башни.
  
  Хок.
  
  Когда я спустился, меня уже ждал Краш. Вскочив в седло и выхватив из рук оруженосца Талон, я вылетел за ворота. Следом за мной, не отставая ни на шаг, неслась гвардия Серых Башен.
  Я видел, как после минутного замешательства, Тэйе и ее эскорт помчались нам навстречу. Еще чуть- чуть, они окажутся под защитой стен и тогда лучники смогут стрелять. Я закричал, чтобы они поторопились. Но Тэйе обернулась, остановилась и не спеша поехала навстречу преследователям. Я чуть не упал с лошади, когда увидел это. Когда я верну ее в крепость, то запру в башне! Навечно!
  Тэйе.
  Барби подгонять было не нужно, но я сдерживала гроги, чтобы быть рядом с остальными. И как завороженная следила, как из ворот крепости на своей огромной боевой лошади вылетел Хок и гвардейцы. Лорд размахивал Талоном и что-то кричал. Я уже видела, выстроившихся на стенах стражей с длинными луками - олдринами в руках. Потом обернулась... и тут же натянула повод. Причина, по которой в крепости подняли тревогу, была ясна. Нас догоняли люди лорда Акадзомэ. С трудом остановив упирающуюся Барби, и развернув ее, я поехала к ним навстречу. А когда до них оставалось несколько метров остановилась.
  - Что вы делаете, миледи? - Лентолет, схватив поводья гроги, почти кричал на меня.
  - Спрячь оружие, Лентолет. Они безоружны....
  - Но их больше десятка, - перебил меня юноша.- Им не нужно оружие, чтобы увезти вас!
  - Они просто хотят сказать спасибо, это то на что я надеялась. Правда, по плану, мы к этому времени должны были быть в замке, - перебила я его.
  - Она права,- поддержал меня Гру.
  - Лорд Каиссы не знает, что мы действовали сами по себе, а лорд Хок, думает, что нам угрожает опасность. Они убьют друг друга. Нам не нужна кровь, спрячь оружие!
  - Пока я здесь они не смогут стрелять, - я повернулась и показала рукой на стены. - Стрела, выпущенная из такого лука, пробивает всадника и лошадь под ним. Я не хочу, чтобы это случилось с нашим единственным союзником!
   -Томи, помоги мне,- прошептала я пажу, улыбаясь идущему к нам мужчине.
  Паж нехотя подал мне руку.
  - Я бы на вашем месте не доверял им, - сердито зашептал мальчик.
  - Томи, мой дед долгие годы дружил с одним из них. И ты совсем не знаешь этого человека, перестань! Они наши гости, - я спрыгнула на траву и сделала несколько шагов вперед
  Гру и Лентолет не собирались оставлять меня один на один с идущим навстречу мужчиной и встали рядом, сзади шли Тени.
  
  Киова.
  Я поднял руку, приказывая своим людям остановиться. Заметив, что молодой страж, все еще хватается за оружие, улыбнулся и легко соскочил с седла, кивнул охране.
  - Оставайтесь на месте.
  Мне было интересно наблюдать за леди и ее спутниками. И я совсем не ожидал, что леди спешиться. Стоя вот так, впереди всех, безоружным, я хотел продемонстрировать свои добрые намерения. Это было данью уважения по отношению к наследнице лорда Фредегарда, вернувшей Ниссу. Но, несмотря на отчаянные попытки мальчика-пажа и стража помешать, леди подъехала почти вплотную и буквально выпрыгнула из седла.
  Норд зашипел и я подумал, что еще чуть-чуть и он схватит девушку за подол. А леди подошла ближе, вызвав на лицах сопровождающих, ничем не прикрытое отчаянье, склонилась в реверансе, а потом выпрямилась и откинула капюшон.
  Я не ожидал, что меня будут так пристально разглядывать. На это решались немногие мужчины, а о женщинах вообще говорить не приходилось. Её пристальный взгляд был несколько настороженным, как-будто девушка оценивала степень опасности. Я ни секунды не сомневался, что леди не будет колебаться если почувствует угрозу. Из мальчишек с таким выражением лица выходили преданные мне бойцы или опасные враги.... Представив хрупкую девушку своим противником, я рассмеялся в голос, но тут же спрятал улыбку, заметив, как потемнели ее глаза. Эта леди действительно могла быть опасной. Отогнав ненужные мысли, я постарался придать своему лицу более благожелательное выражение. У нее были удивительно синие глаза! Такого ослепительного цвета, что я вспомнил о предках, наносивших на лицо синюю краску перед тем как идти в бой. Это открытие еще больше удивило меня, и я склонился перед девушкой в глубоком поклоне.
  Тэйе.
  Несмотря на отчаянное сопротивление Гру, Лентолета и Томи. Я спрыгнула с Барби, игнорируя руку Томи и поклонилась лорду, стараясь в точности выполнять все указания Кристы.
  Мужчина молчал, и я выпрямилась, откинув капюшон. Мне хотелось надеяться, что какие-то остатки прически все же сохранились, и я не выгляжу чучелом.
  Но лорд не произносил ни слова, то улыбаясь, то хмуря брови, будто не мог решить для себя, достойна ли я разговора с ним. Это показалось мне обидным, я с вызовом смотрела ему в глаза и не отводила взгляд до тех пор, пока он не поклонился. Довольная достигнутым успехом, я оглянулась на остальных и победно улыбнулась.
  - Я, леди Тэйе, - весело сказала я и протянула руку.
  Киова вновь склонился передо мной, едва коснувшись губами кончиков моих пальцев.
  - Луна сошла с небес, чтобы осветить мой путь, - нараспев произнес он, и улыбка осветила его тонкое, овальное лицо с высокими "восточными" скулами.
  От внешних уголков глаз к вискам тянулись светло голубые вытатуированные полосы, состоящие из бесчисленного множества мелких рун. Киова был изящным, аристократично-утонченным и небрежно-красивым. Все его движения были медленными и плавными. Он был таким же, как ученики Оби Вана, но наверняка в несколько раз опаснее. Подтянутый, сухощавый, с неторопливыми движениями, готовый к действию.
  Нельзя допустить, чтобы такой человек оставался врагом Серых Башен. Но если я превращу его в союзника, Хок станет смотреть на меня более благосклонно.
  - Я не ожидала увидеть вас так скоро, милорд, - улыбаясь, сказала я. - Мне хотелось встретить вас в замке, как подобает. Поэтому прошу извинить меня за не слишком теплый прием, - я кивнула в сторону своего хмурого эскорта.
  Киова.
  Она высоко подняла голову и улыбнулась, синие глаза весело, дразнящее, заблестели. Этот взгляд обезоружил меня и я подумал, что именно такая девушка должна сидеть на троне Каиссы - красивая, сильная, уверенная в себе, с царственной осанкой. Я с восторгом поддался ее очарованию, вглядываясь в ее черты. Она... исключительно красива, но определенно не для меня, решил я спустя мгновение. Мне нравились другие девушки, по- проще, без тайн и загадок. А эта была таинственна, как ваза из драгоценного стекла шуичи. На вид кажется хрупкой, но только на вид.
  Я скорее почувствовал, чем услышал приближающуюся опасность и едва успел отпрыгнуть в сторону от несшегося прямо на меня огромного серо-стального жеребца со всадником совершенно дикого вида.
  Леди Тэйе слегка обернулась и очаровательно сморщившись, фыркнула:
  - Ну вот, сейчас он все испортит.
  А потом, вместо того, чтобы отойти, она повернулась ко мне спиной,, и не поворачивая головы громко сказала:
  - Позвольте представить, Хок Рейф Вольтар, лорд-хранитель Фраги.
  Я видел Вольтара в Намарре, издали, никогда не вглядываясь в его лицо. Но этот... перемазанный в саже дикарь, в одетой на голое тело кольчуге, с всклокоченными волосами, размахивающий огромным мечом никак не мог быть главой клана. Но леди, словно прочитав мои мысли, все так же, не поворачивая головы, вздохнула:
  - Не сомневайтесь, милорд, это он.
  Дикарь вылетел из седла прежде, чем его лошадь остановилась, и немного нагнув голову, двинулся вперед, сжимая в руке меч. Развернул, стоявшую между нами девушку так, чтобы она оказалась за его спиной и нахмурился, глядя на меня исподлобья.
  
  Хок.
  
  Он был такого же роста, как и я, правда, немного уже в плечах. Его белоснежная рубашка была чиста как снег и на штанах не было ни пылинки, в начищенные сапоги можно было смотреться как в зеркало. Неровно подстриженные темно -каштановые волосы, янтарные глаза. Акадзомэ собственной персоной! Он смотрел на меня с таким видом, как будто оказывал мне огромную честь одним своим присутствием. Он не просто мне не нравился, я был в ярости. Я прекрасно видел все поклоны и улыбки, которыми обменивалась Тэйе с этим хлыщом, и это бесило меня сильнее и сильнее с каждой минутой.
  - Кто ты и что забыл на земле Фраги?
  - Я, Киова Симарун Аквайо Итогава Кай, лорд Акадзомэ, - слегка поклонился желтоглазый. - К вашим услугам, дорогой друг.
  - Если ты еще не заметил, то я не твой друг и уж конечно не "дорогой". Выбирай слова, лорд. Я выбивал зубы и за меньшее.
  - Неужели? - с легкой улыбкой ответил он.
  
  Тэйе.
  Все произошло очень быстро и я, выглядывая теперь из-за плеча Хока, видела, как напряглась охрана Киовы. А за моей спиной бряцала оружием гвардия Серых Башен. Нужно было спасать положение.
  - Милорды! - голосом веселой дурочки прощебетала я. - Я хочу принести свои извинения.
  Протиснувшись вперед, я встала между ними.
  - Вам, милорд Киова.
  - И вам, мой господин, - я положила свою ладонь на руку Хока, сжимавшую рукоять Талона и быстро заговорила.
  - Я все перепутала, милорд. Но вы же не станете слишком сердиться на меня? Меня предупреждали, но я, как всегда, обо всем забыла! - вздохнула я и кивнула в сторону своего застывшего эскорта.
  - Они предупреждали меня, что на сегодня вы назначили учения. Ведь так, Гру? - я выразительно посмотрела на хмурого норда и тот сморщился.
  - И Лентолет говорил мне, что выезжать небезопасно, - с нажимом произнесла я, и юноша с недовольной гримасой слегка наклонил голову.
  - Только мне так хотелось выполнить ваше поручение, милорд, - капризно пожаловалась я и вновь дотронулась до руки Хока.
  - Какое поручение? - неуверенно спросил он.
  - Перестаньте! - я игриво шлепнула его по руке. - Вы же сами поручили мне вернуть лорду Акадзомэ его собственность, Ниссу.
  Глаза Хока на мгновение широко раскрылись, и он посмотрел на Киову так, как будто только сейчас увидел его.
  
  Киова.
  
  Понятно, что леди отдала меч по собственной инициативе, ее никто никуда не посылал. Но мне нравилось то представление, которое разыгрывала девушка. Считая себя обязанным леди, я изобразил удивление и спросил у Хока:
  - Учения? А что это?
  Тот несколько раз моргнул, и его лицо приняло страдальческое выражение.
  - О! Это идея милорда. Позволь рассказать мне, милый!? - прощебетала Тэйе.
  Это обращение "милый", настолько сбило с толку лорда-дикаря, что он от удивления открыл рот. Становилось все труднее сохранять на лице невозмутимо-заинтересованное выражение, мне уже давно не было так весело.
  - Как пожелаете, - выдавил из себя Хок.
  
  Тэйе.
  - Это гениально! - я продолжала отыгрывать "блондинку"
  - Когда новобранцы ничего не ожидают.... БАМ! Звучит сигнал тревоги и все такое, - я помахала в воздухе рукой. - Все кидаются на свои места, сражаться. Главное, это неожиданность. Ну, а милорд Хок и капитаны смотрят, как новички усвоили воинскую науку.
  - Мне так жаль, - я закусила губу, - что я все испортила. И вы, лорд Киова, встретили такой... неподобающий прием, - я замолчала, приложив руки к груди и грустно вздохнув.
  Гру потянулся, зевнул, а потом задумчиво посмотрел на облака и фыркнул:
  - Ох, малышка, мало тебя пороли в детстве.
  Я, бросив благодарный взгляд на Хранителя, с облегчением заметила, что окружающие меня мужчины немного расслабились и заулыбались. Решив закрепить успех, я вновь обратилась к Киове.
  - Я ожидала встретить вас в крепости, так как полагается, милорд. И вы конечно, проявите снисходительность и позволите мне исправить свои ошибки, ведь так?
  - Мой господин? - я вопросительно взглянула на Хока.
  - Да, - тряхнув головой и слегка нахмурившись, ответил он. - Мы будем рады видеть вас в Серых Башнях.
  - Сегодня! Я, с вашего разрешения поеду вперед, чтобы подготовить встречу, - широко улыбнулась я.
  - Езжайте, - махнул рукой Хок. - Только... не путайте ничего больше.
  - Я не прощаюсь, - мурлыкнула я и махнула рукой Томи.
  Мальчик подвел Барби и помог мне сесть в седло. Моя охрана последовала за мной. Я сделала все что могла. Теперь пусть договариваются сами.
  
  Двое мужчин задумчиво смотрели вслед удаляющейся девушке.
  - Простите, - нарушил затянувшееся молчание один из них. - Мне показалось или леди действительно ездит на гроги?
  - Я приглашаю вас в Серые Башни, милорд, - рассеянно ответил другой. - А что касается гроги. Это животное ее... лошадь.
  
  Тэйе.
  - Ну вот, теперь вы выглядите как настоящая леди, - удовлетворенно вздохнула Мей, разгладив последнюю складку на моем платье. - У вас все получится. Ведь все самое трудное уже позади, правда?
  - Надеюсь, - улыбнулась я.
  Я ворвалась в женскую половину не больше двадцати минут назад и обнаружила там разложенное на кресле платье, набранную ванну и одетую в свой лучший наряд Кристу. Мей и Алтея тут же принялись раздевать меня, а моя статс-дама удалилась встречать высокого гостя.
  - Ты рада, Алтея? - хихикнула Мей. - Сбылась твоя мечта, к нам в крепость приехал лорд Акадзомэ.
  - Я замужем, - буркнула она и покраснела. - Сколько можно, Мей? Я была ребенком.
  - Ага, - согласилась Мей. - Готово, - сказала она и закрепила последнюю прядь. - Эта прическа очень вам идет, леди. Теперь мы можем спуститься? Моей сестре не терпится увидеть воплощение своих детских мечтаний.
  - Мей!
  Киова.
  Все вокруг казалось продолжением моего сна. Я до сих пор не мог поверить, что нахожусь в Серых Башнях. Безоружный. В сопровождении десятка Теней. Глупо.
  - Я леди Криста, милорд. Рада приветствовать Вас в Серых Башнях, Я провожу Вас, и вы сможете немного отдохнуть и освежиться перед трапезой, - взглянув на склонившуюся передо мной девушку, я улыбнулся.
  Каштановые волосы, отливающие красной медью, сливочная кожа, овальное лицо с изящным чуть вздернутым носиком и бровями вразлет, розовые губы и удивительные, прозрачные, как морская вода, глаза. Она позволила любоваться ими всего мгновение, но этого было достаточно, чтобы потерять голову. Безупречно. Такая красавица легко отвлечет внимание, заставит расслабиться. Что теперь? Я получу яд в изысканном вине или кинжал под лопатку в самый разгар любовных игр?
  Тэйе.
  Бертин превзошел сам себя. Морская рыба в соусе из вина и сливок. Жареное мясо, еще шипящее в подливке из пряных трав. Запеченная с овощами птица и истекающие маслом свежие булочки. Блюдо с желтым сыром и чаши с кроваво-красными маринованными вишнями. Он явно использовал все самое лучшее, что было у него на кухне, ничего не жалея.
  Хок стоял у накрытого стола, затянутый в кожу и бархат, надменный, холодный. Неприязненно взглянув на меня, он коротко кивнул и сказал:
  - Встаньте рядом.
  - Может улыбнетесь? - хмыкнула я. - Выражение вашего лица не подходит для встречи гостей. Я привыкла, а вот Акадзомэ может неправильно понять.
  Когда Киова, в сопровождении Кристы и своих людей вошли в трапезную, Хок постарался изобразить некое подобие улыбки. Так что процедура представления высокого гостя капитанам и Старейшине прошла удовлетворительно.
  Киова не сводил глаз с Кристы, а я смотрела на него. Неровная темная прядь постоянно падала на раскосые глаза. Желто-коричневые, похожие на темный отшлифованный янтарь, но в них не было ни капли теплоты, только холодный жестокий интерес... к Кристе.
  Хок.
  Уроки не прошли даром, Тэйе очень изменилась. Идеальная осанка, безупречные манеры, плавные движения. Принцесса. Только вот улыбается она не мне. Я уже начал его ненавидеть. Слишком опасен и слишком красив, чтобы ему доверять.
  - Не стоит, - тихо сказал Дикон, сидевший рядом. - На самом деле, леди оказала нам всем неоценимую услугу, милорд. В Намарре имя лорда Акадзомэ вызывает священный ужас. Если он предлагает вам свою дружбу или симпатизирует это бесценная помощь. Никто не осмелится вызвать его гнев, выказывая свое пренебрежение его друзьям.
  - Дружбы мне никто не предлагал.
  - Если бы это было не так, лорд не последовал бы за вами в крепость.
  - Он последовал не за мной.
  - Милорд! - улыбнулся старик. - Посмотрите внимательней. Вашего гостя интересует совсем другая. Мне кажется, леди Тэйе удалось невозможное.
  - Что же это? - безучастно поинтересовался я, рассматривая своего предположительного союзника. Дикон был прав, свое внимание он сосредоточил на Кристе.
  - Репутации нашего гостя нанесен сокрушительный удар.
  Киова.
  Ужинать в компании тех, кого я привык считать своими врагами, было неожиданно приятно, блюда изысканны, а леди, присутствующие за столом прелестны, под стать хозяйке. Наследница человека, опозорившего род Итогава Кай, была необычайно привлекательной. Необычной. Несколько худа, но это только придавало ей изящества. И я оказался бессилен перед ней, она не воспринимала меня как мужчину и с восторгом смотрела на хмуро-сопящего лорда-дикаря. Недовольно поджимая губы каждый раз, когда я улыбался ее фрейлинам. Чем она не довольна? Ведь я не посягаю на тех, что замужем, а вот прелестная Криста свободна. Она вполне могла бы согреть меня ночью.
  Тэйе.
  Мужчины везде одинаковы. Застолье может примирить даже смертельных врагов. К концу трапезы на лицах присутствующих появились улыбки. Хок и Киова разговаривали, судя по хищному выражению лица лорда Акадзомэ и неприязненным взглядам, которые он бросал на бутылку с вином, разговор у них был серьезным. К их беседе присоединился Дикон, жаль, что я не могу принять участие в разговоре! Я же леди, а леди не интересуются подобными вещами.
  - Позвольте просить вас, госпожа, - Криста придвинулась ближе.
  - Что-то случилось? - рассеяно спросила я. Эх, жаль я по губам читать не умею. И ведь совсем ничего не слышно! Капитаны на мужской стороне стола затянули какую-то песню, топая по полу подкованными сапожищами. Беорн ревел громче всех.
  - Леди! Вы слышите меня?
  - Извини. Я не слышала, что ты сказала. Тут слишком шумно. Ты что-то хотела?
  - Леди..., - она покраснела? - Я хочу просить вас..., если лорд Киова выразит желание..., не могли бы вы....
  - Это принято? - Криста вздохнула.
  - Я единственная свободная женщина в крепости, леди. Заставлять меня не будут. Попросят..., вежливо. Гостю не принято отказывать, тем более такому.
  - Фиг ему! - поджав губы, я посмотрела на другой конец стола. Акадзомэ поднял голову и улыбнулся, я скривилась. Криста снова покраснела.
  - Он довольно симпатичен, - заметила я.
  - Вы правы, - согласилась она. - Но я не хочу так....
  - Как скажешь.
  Криста не зря опасалась. Когда мужчины встали из-за стола, Хок как бы невзначай поинтересовался, нужна ли мне Криста сегодня вечером.
  - Конечно, нужна. Будем вышивать. Всю ночь, - мило улыбнулась я.
  - Приятно провести время, - он наклонил голову.
  Криста.
  - Вы проводите меня, леди? - лорд Киова улыбался мне, и я в который раз покраснела. - Я вернусь завтра, быть может, госпожа будет ко мне более благосклонна.
  Сердце забилось еще быстрее, когда он коснулся моего лица так легко, как будто я была стеклянной. Это было непривычно и волнующе. Меня никогда так не касались, мастер Фиц не считал нужным, церемонится со мной. Хватал, получал то, что нужно и отбрасывал прочь.
  
  Тэйе.
  Лорд Киова покинул крепость в сопровождении почетного эскорта из стражей Серых Башен. По словам Гру, это было сделано для того, чтобы убедиться, что "все змеиные дети убрались с нашей земли". Мой Хранитель надеялся, что "желтоглазый" получив то, что хотел, уберется в Каиссу. Я надеялась, что он вернется и пошла искать Хока.
  Мне нужно было поговорить с Хоком, мое долгое ожидание в холле не принесло желаемого результата, поэтому я сама отправилась на его поиски. В сопровождении охраны, естественно. На их лицах ясно читалось осуждение, конечно, "в такое время леди полагается спать, а не шастать", так сказал Гру. Норд, отправился спать, сообщив моим Теням, что "полностью им доверяет".
  Милорд нашелся на конюшне. Прекрасное место, чтобы поговорить. В случае чего Барби рядом, на Шилда надежда слабая, в последнее время он не часто "бодрствовал". Может батарейки сели?
  - Мы можем поговорить?
  Но Хок даже не обернулся. Медленными плавными движениями он продолжал чистить лошадь, будто меня вообще не было. Я усмехнулась, игнорируют меня не впервые, но легче от этого не становится, моя уверенность в себе с каждой секундой все решительней стремится к нулю. Я подождала еще немного, наблюдая за Хоком, и чуть не впала в кому, представив себя на месте битюга. Чтобы отвлечься от ненужных мыслей, я протянула руку и осторожно погладила Краша.
  Хок упорно меня не замечал.
  - Мы можем поговорить?
  - Нет, - его безразлично-спокойный тон меня не вдохновил, я рассчитывала на более эмоциональный ответ.
  - Послушай! Я понимаю, ты сердишься, но я сделала это не для себя. Я старалась....
  - Слово "сердишься" и приблизительно не передает то, что я чувствую. Уходи.
  Повернувшись, он, наконец, посмотрел на меня. Обычно прозрачные серо-голубые льдистые глаза потемнели, и речь, которую я сочиняла весь вечер, тут же вылетела у меня из головы.
   - Ты. Слишком. Доверяешь. Ему. - Он резко выдохнул.
  - Мне нужно его бояться? - усмехнулась я.
  - Тэйе! - Хок прижал меня к стене, нависнув надо мной. - Это Итогава Кай! Я не боюсь честной схватки, но он не будет сражаться честно! Он из тех, кто убивает во сне. Я не могу доверять ему, он всегда будет делать только то, что выгодно для него.
  - Никогда! - меня встряхнули. - Слышишь?! Никогда! Не смей делать то, что тебе не положено. Это мой замок и мой клан, решения здесь принимаю я.
  Ах так! Оттолкнув его руки, я отлепилась от стены. Нет, кричать на него я не буду.
  - Ты глупый самодовольный осел, Хок, - мурлыкнула я и придвинулась к нему вплотную. - Твое раздутое самолюбие нифига не видит! С чего ты взял, что Киова будет вести себя так же глупо, как и ты? Он не дурак и умеет рассчитывать свои действия на несколько шагов вперед. Высокому лорду Акадзомэ нужны союзники, так же как и тебе, - мой палец уперся ему в грудь, - Он, конечно, жестокий интриган, но у него есть чувство юмора и он уважает достоинство и честь своих противников. Я знаю, я читала, -сообщила я ему на ухо, - мне бы он не навредил. Для справки. Это не первое его посещение Ничейной бухты. Он уже два года подряд торчит на том берегу. Дикон аккуратно записывает все его посещения. Что, поинтересоваться, чего он там забыл не судьба? - усмехнулась я, - Он сидел на том берегу, надеясь, что ты сделаешь хотя бы малюсенький шажок ему навстречу. Но ты же слишком горд для этого, правда? Я обеспечила Фраги союзника, железного союзника, а ты ведешь себя как обиженная девчонка! Высокий лорд Фраги. Вспомни, что ты говорил мне, про долг, про честь и обязанности, а? Кто говорил мне о признании, о союзниках? Чем ты не доволен? Я показала нашим врагам, кто наши друзья, - высказав все это, я еще раз улыбнулась ему и ушла.
  Вот и поговорили.
  Как я и предполагала, Киова вернулся на следующий день, с официальным визитом, в парадной одежде, с двумя мечами. Привез подарки. Один из сопровождавших лорда торжественно вручил их Хоку. Хлеб, вышитая скатерть и лаковая шкатулка, с нарисованной виноградной лозой на крышке. Гру рядом со мной скривился, как от зубной боли и пробормотал:
  - Змеиные дети....
  - Это что-то означает? Плохое?
  - Хорошее, - фыркнул он. - Хлеб - знак доверия, скатерть - приглашение быть в его доме желанным гостем, ну а шкатулка, да еще и с виноградом, означает тайну разделенную на двоих. Не знаю, что будет дальше, но в одном уверен, если Хок захочет мстить Боундлессу, Айсенгард присоединится к нему первым.
  - Я могу преподнести личный подарок леди Агомар? - спросил высокий гость, когда обмен приветствиями закончился.
  Хок нахмурился, но кивнул в знак согласия.
  - Прошу вас, леди, - встав на одно колено, лорд Акадзомэ протянул мне шелковый сверток.
  Я осторожно его развернула. В моих ладонях лежал стеклянный шар, с распустившимся нежно розовым цветком внутри.
  - Очень красиво, - поблагодарила я. Киова поднялся и, сделав шаг назад, церемонно поклонился.
  - Анемон, - шепнула мне Криста. - Означает искренность и прямоту.
  - Лучше бы он это Хоку подарил, - нахмурился Гру.
  
  Киова.
  Я мог бы уйти в Каиссу с приливом. Но не захотел. Я начинал понимать, почему дружбой с Фраги так дорожил мой несчастный родственник. Здесь он отдыхал душой, тут не нужно было ждать удара в спину или яда из рук любовницы, тут не давил долг и родовая честь. Было приятно общаться с теми, кто так искренен в своих чувствах. И если то, что сказал мне Хок правда..., Боундлесс заплатит. Я остался, мне почему-то захотелось видеть Хока своим другом, глупое смешное желание.
  Хосато осторожно поинтересовался причиной нашей задержки, а после моего ответа еще более осторожно намекнул, что меня могут не понять в Каиссе.
  - Вы же Итогава Кай, мой господин, вы не можете....
  Вот именно я, Итогава Кай и мне наплевать, что обо мне подумает сброд, которым битком набита Каисса.
  Это было неожиданно весело, поступать так как хочется, а не так как предписывают правила. Поэтому остаток ночи мои люди посвятили поиску подарков. Для лорда-дикаря и его очаровательной леди, лишившей меня удовольствия заснуть в объятиях зеленоглазой скромницы.
  Вольтар, смотрел на меня волком. Похоже, он надеялся, что исчезну вместе с утренним туманом. Все его мысли были написаны у него на лице, но он, вероятно, воображал, что удачно прячет их. Норда мое присутствие тоже не вдохновляло. Его я помню. Гру` Гард` Виндс, лучший противник из тех, что были у меня. Постарел. И стал еще опаснее. Хранитель леди! Кто бы мог подумать? Но ведь и леди не такая как все. При нашей первой встрече она показалась мне простой и понятной, немного наивной, быть может, а потом... взгляд, поворот головы, уверенность в голосе, выражение лица. Нежна и сильна духом, достойна короны. Завидная невеста. Хоку придется постараться, чтобы отстоять свои права в Намарре.
  Для меня это был новый опыт. Сидеть около огня, наслаждаясь приятным разговором и выдержанным вином, имея возможность видеть заинтересовавшую меня женщину. Она странно тут смотрелась. Она была совершенно не к месту в этом светлом зале со своим вышиванием, судорожно краснея при каждом слове леди Тэйе. Криста не так язвительна как ее госпожа и уж конечно совсем не самостоятельна, но ее пленительной внешностью этого и не нужно. Единственной девушкой, которой шло быть умной, была леди Тэйе.
  Мы говорили с Хоком о войне. Вернее обсуждали способы ее ведения. Нам обоим пришлась по душе идея о небольшой вылазке в западном направлении. Мы могли бы для начала сжечь виноградники. Но леди Тэйе, тут же отбросила в сторону свою жуткую вышивку и сказала:
  - Почему совершенно посторонние люди должны дрожать от страха за своих мужчин, если владетельные лорды что-то там не поделили между собой? Если вам так хочется воевать, убейте друг друга и дело с концом.
  - Вы правы... в целом, - я задумчиво посмотрел на нее поверх бокала. - Но войны неизбежны.
  - Это в природе человека, - поддержал меня Хок.
  - В природе мужчин, - фыркнула она. - Может поэтому, вы и ограничиваете женщин в их правах.
  - А у вас по- другому? - улыбнулся я. - Мужчины и женщины равны, а войн нет?
  - Ну ..., это не совсем так, - нахмурилась она.
  - Держитесь подальше от всего этого, - хмуро заметил Вольтар. - И тогда все поймут что вы гораздо умнее.
  - Совершенно верно, займитесь чем-то более приятным, - сказал я, взглянув на занятую рукоделием Кристу.
  - Типа вышиванием и сплетнями? - леди Тэйе зло прищурилась.
  - Далось ей это вышивание! - пробормотал Хок.
  - Есть еще искусство, музыка, поэзия.... Все, что наполняет смыслом жизнь мужчины, - продолжая улыбаться Кристе, заметил я.
  - Наполняет смыслом? Мне хватило бы уважения, - буркнула леди Тэйе и с ожесточением воткнула иглу в середину своей вышивки. Хок вздрогнул.
  Немного позже мне посчастливилось остаться с интересующей меня особой наедине. Пажа с хмурым лицом я в расчет не беру.
  - Вы заняты сегодня вечером, госпожа? - тихо осведомился я.
  - Моя жизнь подчиняется строгому распорядку милорд, - она очаровательно краснеет.
  - Вам не хочется перемен? Это естественное желание.
  - Для мужчины, - резко возразила она и на мгновение подняла глаза. - Но я женщина и предпочитаю оставаться одна.
  - Мне кажется, мы не понимаем друг друга, - я ласково прикоснулся к ее щеке.
  - Я прекрасно вас поняла, милорд. Я не так наивна, как кажется, - Криста сделала шаг назад и отстранилась. - Я не хочу. Я дочь рыцаря и вам придется уважать мое желание.
  - Это влияние леди Тэйе?
  - Это мой собственный опыт, милорд.
  - Вам просто не встретился мужчина, которому вы с радостью вручили бы себя.
  Она выпрямилась, смело взглянула мне в глаза и с насмешливой улыбкой спросила:
  - А вы уверены, что мне позволено выбирать, милорд?
  
  Тэйе.
  Такое впечатление, что Светлейший лорд Акадзомэ не собирается нас покидать. Уходит за полночь, возвращается ранним утром. Похоже, у Фраги есть союзник и мне приятно, что в этом есть моя заслуга. Вот если бы еще этот "союзник" перестал волочится за Кристой. Но сегодня моя фрейлина может быть спокойна Хок, Киова и почти все мужчины уехали на охоту, забрав с собой Дикона. И я с чистой совестью сбежала в Арсенал.
  Большое помещение в верхнем этаже одной из башен, давно привели в порядок. По распоряжению Хока в арсенал перенесли все старое оружие, которое нашлось в крепости, и Томи усердно приводил его в порядок, удалял ржавчину, полировал, чистил и точил. Мне, естественно, запрещалось приближаться к любому из многочисленных колюще-режущих экземпляров. Мне так тут нравилось, что я с удовольствием проводила бы здесь целые дни, но к своему огорчению, могла заглядывать сюда на часок-другой, рано утром или поздно вечером.
  Пока я разогревалась, Криста, недовольно поглядывая в мою сторону, устроилась в специально принесенном сюда кресле с неизменным рукоделием в руках.
   Лентолет поставил мишень и принялся отрабатывать броски, один за другим посылая в цель небольшие ножи. Томи, забрался на галерею. Гру не было. Мой Хранитель отбыл вместе со всеми на охоту, лорду Киове он не доверял.
  Каждый раз, когда Криста смотрела на меня, ее лицо принимало несчастное выражение. Ей не нравилось то, что было на мне надето. Широкие, не стеснявшие движений штаны, просторная рубаха, подвязанная поясом и мягкие кожаные туфли, предназначались только для Арсенала. Я выглядела как нищенка по сравнению с утопающей в волнах шелка Кристой.
   - Не понимаю, - пожала она плечами после получаса моих занятий. - Какое отношение этот странный танец имеет к вашей победе над Беорном? Это всего лишь плавные повороты и взмахи руками. Если вам так хочется танцевать, миледи, то не лучше ли надеть платье и позвать музыкантов?
  - Все вокруг твердят мне, что Намарра, это филиал ада на земле, вот я и готовлюсь.
  - И чем же помогут вам эти, - Криста вздохнула, - повороты и жесты?
  - Мы можем спросить у Лентолета, - улыбнулась я. - Скажи, имеет ли значение правильное дыхание во время поединка?
  - Да, леди, - ответил он, продолжая методично бросать ножи.
  Похоже, Лентолет взял за правило говорить со мной как можно короче и по существу. Я, при каждом удобном случае, втягивала его во всевозможные споры, но он хорошо держался. "Да, леди. Нет, леди. Это невозможно, леди. Как пожелаете, леди. Позвольте помочь вам, леди", это все чего я могла от него добиться. С Алтеей он был гораздо разговорчивей.
  - Вот, мнение профи! - ткнула я в него пальцем. - А теперь, чтобы доказать вам это, я попробую кое-что другое, - я повернулась и направилась к стойке с оружием.
  - Это невозможно, леди, - тут же преградил мне дорогу Лентолет.
  Я посмотрела ему в глаза и сказала.
  - Я могу сделать это под твоим чутким руководством или буду делать это одна, когда отправлю тебя вниз с каким-нибудь поручением.
  Лентолет нахмурился, но все же отступил.
  - Позвольте помочь вам, леди.
  - Мне нужно что-то легкое. Что-то похожее на Ниссу. Ты понимаешь меня, Лен? Все это слишком тяжело для меня, - задумчиво произнесла я.
  - Да, леди, - он предложил мне легкий прямой меч.
  Я кивнула и легко провела кончиком пальцев по лезвию.
  - Давным- давно, в моем мире было принято отдавать оружию каплю своей крови, чтобы не подвело в бою. У вас так делают, Лен?
  - Это варварство! - вмешалась Криста. - Милорд будет страшно недоволен и вся вина падет на тебя, страж, если леди вздумает порезаться.
  - Да, леди, такой обычай есть. В Айсенгарде, - ответил Лентолет.
  - Ты не мог бы поставить сюда этого болвана, - я указала на чучело, набитое соломой и насаженное на шест.
  Пока он вытягивал на середину зала нескладную человекообразную фигуру, я скинула с себя рубаху, оставшись в последней из захваченных из дома футболок. Не то чтобы рубаха мне сильно мешала. Это был протест, против непрекращающегося кудахтанья Кристы.
  - Мой учитель не любил оружия, но у нас было несколько занятий..., - я несколько раз взмахнула клинком, вспоминая нужные позиции и повороты.
  - Леди, - Лентолет внимательно смотрел на меня. - То, что вы делаете... правильно, но слишком медленно.
  - Естественно, вы же не мужчина, - воскликнула Криста. - Пока вы будете принимать все эти изящные позы, вас проткнут в десяти местах!
  -А так?! - остатки соломенного болвана разлетелись по всему залу.
  Криста охнула и прижала руки к груди.
  - Вот это да! - завопил Томи со своего насеста. - А можно еще раз?
  
  Хок.
  Охота закончилась так и не успев начаться. Неудачи следовали одна за другой. Моя лошадь, испугавшись взлетевшей из-под ног птицы, попала ногой в лисью нору. Сокол, погнавшийся за кириком, запутался в колючем кустарнике. Поднятое егерями кабанье семейство, неожиданно повернуло назад, раскидав собак и ранив лошадь. И в довершении всего с совершенно ясного неба хлынул проливной дождь. Мы были вынуждены вернуться. Теперь я стыдился того, что вначале нашего знакомства все в Киове раздражало меня. Одежда, манера говорить, вежливые улыбки и длинные изящные пальцы, все выводило меня из себя. Я не мог признаться самому себе, что причина этой неприязни крылась в банальной ревности, буквально сжигавшей меня изнутри. Смешно, но осознав тот факт, что Киова предпочел Кристу, я обиделся. ждал от лорда Акадзомэ молчаливого поклонения или неприкрытого восхищения, но никак не братского отношения к Тэйе. А потом благодарил Тех -Кто- Видит за то, что Киова мне не соперник. Мне слишком трудно было бы соревноваться за внимание леди с таким как он. К тому же, такое соперничество только навредило бы нашему сотрудничеству.
  Мы уже больше часа сидели в моих покоях, вернувшись с неудачной охоты. А разговор неизменно возвращался к предстоящей поездке в Намарру. Я не считал нужным скрывать свои опасения. В прошлом, меня принимали очень холодно, почти на грани унижения. Но тогда я был всего лишь наместником, не допущенным в узкий круг Высоких лордов, правящих Мораком. А теперь я не только должен стать одним из них, но и заявить свои права на руку самой завидной невесты страны.
  А если лорды- хранители оспорят завещание лорда Агомара? Одна мысль о том, что у него могут отнять, нет, не Серые Башни, а Тэйе, заставляло меня холодеть от ужаса. Пока я говорил об этом, с лица моего собеседника не сходила мягкая улыбка.
  - Вам не нужно опасаться этого. За вами весь клан и воля последнего Агомара. В вас течет кровь Хантера.
  - Для многих я просто... выскочка. Полукровка, - выплюнул я ненавистное слово.
  Киова покачал головой.
  - Один мудрец сказал, "Будь подобен орлу, парящему над бездной. Орел не размышляет о том, как летает. Он просто знает, что умеет это делать".
  - В моем положении самонадеянность опасна. Чем выше взлетаешь, тем больнее падать. А я хочу сохранить все то, что есть у меня сейчас и то, что должно быть моим.
  - Понимаю, - наклонил голову Киова. - Я знаю кое-что об этом. Стремление сохранить свое достояние и вернуть потерянное, могучая сила, мой друг. А уж если речь зашла о том чтобы приумножить то, что имеешь, укрепить власть, расширить владения..., это желание способно свести с ума, - вздохнул он, вертя в руках бокал с вином.
  - Каиссу на протяжении веков разворовывали, захватывали, сжигали, разоряли. И все это члены одной семьи,- продолжил он после минутного молчания.
  - После смерти лорда Хокку, мой дядя объявил себя наследником и почти уничтожил всех своих родственников. Но я умудрился не только выжить, но и заполучить Каиссу обратно, в обход остальных. И я бы пошел на что угодно, чтобы сохранить то, что считаю своим по праву. Вы понимаете меня? Слишком много за то, что хочешь, не бывает. Вопрос в том, мой друг, считаете ли вы все это своим? -Киова широко развел руки в стороны.
  -Серые Башни в моей крови, - глянув на него исподлобья, ответил я.
  - В таком случае, - широко улыбнулся Киова, - вы должны выполнить три условия. Первое, вас должен признать клан. Второе, вам должна принадлежать леди Тэйе. Третье, вас должен признать Совет. Первое и второе условие вы выполнили. Третье, я уверен, тоже.
  - Я так не думаю.
  -Бросьте! Родовые вожди не приняли бы другого лорда и без завещания Агомара, а оно у вас есть. Кроме того, вам обещана леди Тэйе, а это сила с которой не поспоришь,- засмеялся Киова.
  - Я уже говорил Дикону и скажу вам. Лучше иметь дело с Ледяным Драконом, чем с ней, - буркнул я. - Я не могу с ней справиться, мне кажется, что даже Те Кто Видят не знают что она задумала, прежде чем она сделает это.
  - Это кровь Хантера, мой друг. Вы должны радоваться, что эта кровь будет течь в жилах ваших детей.
  - Оставьте, - рассмеялся он. - Если вы будете почаще улыбаться, леди растает.
  - Если бы у меня была хоть капля вашего обаяния. Вы сами того не желая очаровали всех женщин в крепости, - со вздохом покачал головой я. - Мне это не под силу.
  - Все что вам нужно, это немного огня в глазах. И меньше хмурьтесь. Леди любят, когда на них смотрят с улыбкой.
  Киова улыбнулся и я получил полное представление, что именно испытывают леди, ставшие мишенью его вожделения. Теперь было ясно, почему именно о лорде Акадзомэ говорили как о неотразимом обольстителе, перед которым не смогла устоять ни одна женщина.
  - Не сочтите это оскорблением, но если я посмотрю так на леди Тэйе, она сочтет меня сумасшедшим.
  -Это не так.
  Оба мужчины замолчали, думая каждый о своем.
  - Милорд? - мой оруженосец осторожно приоткрыл дверь. - Гонец из Намарры. Старейшина просит вашего присутствия.
  - Извините меня, - я встал и направился к двери. - Мне неловко оставлять вас одного, но дела....
  - Не стоит, - махнул рукой Киова. - Вы говорили, что у вас есть интересные образцы старого оружия. Я охотно посмотрю их.
  - Да, конечно! Риго, - я кивнул юноше. - Проводи нашего гостя и покажи ему все, что он захочет увидеть.
  - Прошу еще раз меня извинить.
  
  Киова.
  Я бы хотел сказать ему больше. О том, например, что бросилось мне в глаза еще в день нашего знакомства, леди Тэйе была явно увлечена Хоком. Но я не сказал. Не в моих правилах вмешиваться в сердечные дела друзей, а я был склонен видеть в Хоке друга.
  -Ну что ж, веди меня, - я отставил бокал и поднялся.
  Мальчишка меня боялся. Приятно, но в данном случае неуместно. Мне хотелось полноценной экскурсии по крепости, а не пробежки по лестницам и переходам.
  - Арсенал, - пискнул мой провожатый, собираясь распахнуть передо мной двери, но я остановил его.
  Тэйе.
  - Ну что? Повторим еще раз? - я сощурилась, оглядывая раскиданные вокруг куски "болванов". - Там еще что-нибудь осталось, Лен?
  Лентолет вытащил на середину изрядно потрепанное чучело.
  - Да, леди.
  - Хватит, - сказала Криста. - Я уже поняла, что все это не просто так, у нас есть еще дела на сегодня. Это ненормально и неправильно, то, что вы делаете, миледи.
  - Интересно, кому принадлежал этот клинок?
  -Может, какому-нибудь юному лорду, леди? - пожал плечами страж. - Слишком он легкий для взрослого мужчины. Может это трофей или подарок. Это принято, дарить оружие, тем более такое красивое и дорогое.
  Ну, надо же, как разговорился! К чему бы это?
  - Готово, леди. Это последний ваш враг на сегодня. После вашей победы, мы уйдем отсюда, - Лентолет был вежлив, но тверд.
  Киова.
  Я жестом отослал Риго, мальчишка облегченно вздохнул и тут же скрылся из виду. Мне было интересно, какого "последнего врага" имел ввиду телохранитель леди Тэйе. Осторожно приоткрыв дверь я увидел, как девушка с победным воплем развалила на две части набитое соломой чучело.
  Ее волосы выбились из пучка на затылке, глаза горели, а яркий румянец заливал щеки. Глубокий вырез странного вида рубашки открывал шею и нежное плечо. Грациозна. Утонченна. А в руках легкий меч с рикассо.... Осознав все это, я нервно сглотнул.
  Такой меч мог выбрать только умелый воин. Не для защиты или боя, а для того чтобы убивать. Тихо и быстро. На мгновение мне показалось, что это Иссис. Мой смех прозвучал так неожиданно, что она почти выпустила меч из рук.
  - Что смешного? Я сделала что-то не так? - сверкнув глазами, спросила она.
  - О нет, моя госпожа! - сказал я и вошел.
  Здесь были все, кроме норда и двух молоденьких служанок леди. Молодой страж моментально оказался рядом, демонстративно положив руку на рукоять меча. Мне порядком надоело его постоянное недоверие. Паж кубарем скатился с галереи и встал рядом. Все трое хмуро смотрели на него, только Криста, густо покраснев, склонилась в глубоком реверансе и неуверенно улыбнулась.
  - Добрый вечер. Леди, Лентолет.
  - Но вас все же что-то рассмешило? - продолжала настаивать Тэйе.
  - Леди, как можно? - сдавленным голосом прошипела Криста.
  - Вы ответите?
  - В Айсенгарде считается, что только из женщин получаются самые виртуозные убийцы. Красота, сила и непредсказуемость. Я не смеялся. Я вспомнил нашу первую встречу, моя леди. Уже тогда мне стало ясно, что из вас, будь вы мужчина, получился бы прекрасный воин.
  Она недоверчиво взглянула на меня. Не ожидала похвалы?
   - Правда?
  - Леди! - почти простонала Криста. - Это недопустимо, лорд не должен говорить с вами.
  - О! Успокойтесь, моя госпожа, - улыбнулся я.
  
  Тэйе.
  Он повернулся ко мне и его лицо приняло жесткое выражение, разом отметая любые сомнения в серьезности того, что он собирался сказать.
  - Вы решительны и не будете колебаться, когда придет время действовать. А хороший боец никогда не колеблется и идет до конца. Он может и не стремиться к драке, его может пугать предстоящая схватка, но он решительно встречает врага. Лицом к лицу. Не сомневаясь в своей победе. Не многие мужчины обладают такими качествами, а женщины тем более. Поэтому это более ценно, леди.
  - Но меня упрекают за это, - я пожала плечами.
  - Нельзя упрекать за смелость. Это прекрасное качество, как для мужчины, так и для женщины. Но ... неразумно говорить об этом. Ради тех, кто дорог, разумеется. И в этом случае не помешает немного хитрости, что так же необходимо для успешного ведения боя.
  Лентолет хмыкнул и заслужил полный презрения взгляд Кристы.
  - Очень неплохо, - загадочно улыбнулся Киова, рассматривая остатки искромсанных чучел.
  - Да нет, - пожала я плечами, - Я далека от совершенства. Мой учитель любил повторять, что для боя нужна холодная голова, а я слишком увлекаюсь. Никакого самоконтроля. В короткой схватке я еще могу на что-то надеяться, а в серьезном бою - проиграю.
  Киова.
  Дико было слушать подобное от девушки. Но привычка трезво оценивать происходящее взяла свое. Постепенно, я осознал то, что подозревал с нашей первой встречи. И снова рассмеялся.
  - Прошу простить меня, я надеюсь увидеть вас за ужином, - быстро произнес я и вышел.
  Я нашел Хока в библиотеке. Лицо лорда Фраги было напряженным, нетрудно было догадаться, что полученные им известия были не очень приятными.
  - Посланник ничего не смог добиться, - вздохнул Хок. - Я по-прежнему нежеланный кандидат на Крылатый трон. Они усиленно продвигают лорда Лютера. И мне все-таки придется тянуть с собой в Намарру леди Тэйе и ее девушек. В столице не верят, что она действительно существует. Мне сообщают, что дороги не безопасны. Разбойники, оборотни-вере и Мрак знает кто еще!
  - Все проблемы решаемы, - улыбнулся я. - И мне приятно избавить вас хотя бы от одной. Вам не стоит беспокоиться о разбойниках, милорд. Только безумный решиться напасть на эскорт двух наших кланов. К тому же одна из ваших леди прекрасно сможет за себя постоять.
  Хок поднял голову от бумаг на столе перед ним.
  - Я говорю о Тэйе, мой друг. И в связи с этим возникает вопрос, откуда леди знает приемы лимиара? О, я отвечу, вам, от лорда Фредегарда или своего отца. А это значит, что лорд Хокку был изменником и предателем.
  - Это невозможно, - быстро сказал Дикон. - Я бы знал, вы ошиблись.
  Я молча покачал головой, а Хок подошел ближе и спросил:
  - Леди сама сказала вам об этом?
  - Нет, но я видел, что она делает. И ваш рассказ о споре по поводу этого мальчика, ее пажа. Какие еще доказательства вам нужны?
  - Я не верю. Это глупо! Девчонке повезло, а Беорн - неповоротливый медведь, путающийся в собственных ногах!
  - Не нужно отрицать очевидное, - тихо сказал я. - Мне понятна ваша позиция. Но я видел все собственными глазами. Лимиар у меня в крови, говоря вашими же словами. Семья Итогава Кай веками оттачивала это умение. Это наше достояние, как мифрил достояние Фраги. Я уверен в своих словах, леди не мастер, но знает достаточно.
  - Тогда нужно выслушать ее саму, - поднялся со своего места Дикон. - Даже если вы правы, то девочка просто не знала, чему ее учат. На ней нет вины.
  - Закон один для всех, - твердо сказал я. - Знание священно. Им могут владеть только члены моей семьи.
  - Я прикажу подать ужин сюда. Мы выслушаем леди и примем решение, а до тех пор прошу сохранить наш разговор в тайне и ничего не предпринимать, - сквозь зубы произнес Хок. - Согласны?
  - Что вы будете делать, если ваши подозрения подтвердятся? - спросил Дикон.
  - Я вижу два варианта решения этой проблемы, - немедленно отозвался я. - Смерть или замужество.
  - Что? - чуть не задохнулся Хок.
  - Как моя жена, леди Тэйе станет частью семьи Итогава Кай и будет владеть секретом лимиара по праву. Или вы предпочитаете видеть ее мертвой, Вольтар?
  
  
  *********************************************************
  """""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""
  Тая.
  - Что такое? Я что-то не так сказала?
  - Вы посмеялись над всеми правилами, манерами и обычаями, - обреченно вздохнула Криста. - Лорд Киова исключительно благороден и непостижимо терпелив, раз смог выносить это так долго. Я не удивлюсь, если он откажется от сотрудничества с Фраги. И все из-за вас! - последние слова она почти выкрикнула и, бросив свое рукоделие, убежала вслед за Киовой.
  - Это правда? Томи? Лен?
  - Ну..., все не так плохо. Я думаю, - осторожно высказался Лентолет, а паж энергично закивал.
  - И уж конечно из-за этого никто не станет разрывать союзный договор, - уверенности в голосе моего телохранителя было с гулькин нос, а Томи вздохнул и молча протянул мне куртку.
  - Вам пора, леди - Лентолет распахнул двери Арсенала.
   Остановившись на пороге, я с тоской взглянула на зал.
  - Как ты думаешь, Томи, нам еще разрешат сюда вернуться?
  Мальчик криво улыбнулся и пожал плечами. Вот же... влипла! Зачем мне было нужно выпендриваться перед Киовой? Теперь придется объясняться с Хоком, извиняться и Бог знает что еще! Я медленно брела по лестнице, вслед за Лентолетом, ругая себя последними словами.
  - Леди! - крикнула Мей. - Поспешите, милорд ждет вас на ужин. В библиотеке.
  
  - Что за странное желание,- ворчал Гру, наблюдая за нашими суматошными сборами, - есть в библиотеке? Да еще и наедине?
  - Что такого? - сморщилась я. - Может это свидание?!
  - Зачем милорду назначать вам свидание? Между вами и так все ясно, - фыркнула Криста из своего угла. - Это глупо. Поверьте, лорд Киова уже рассказал о том, что видел.
  - И что такого интересного он видел? - прищурился Гру и Криста всхлипнула.
  - Киова видел, что я делала в Арсенале. Ничего такого..., - пожала плечами я.
  - У него аж лицо перекосило! - влез в разговор Томи, и Мей тут же отвесила ему подзатыльник.
  - Наябедничал Хоку и вот..., - я с такой силой затянула шнурок в косе, что он лопнул. - Теперь вызывают на расстрел... одну.
  - Позвольте мне? - Алтея забрала у меня гребень и заново начала плести косу.
  - Нет, не одну. Раз это не ... свидание, - поджал губы норд. - Я тоже, участвую.
  - Вот и хорошо! - облегченно выдохнула Мей. - Хранитель не допустит ничего... такого.
  Криста, Лентолет и Томи дружно кивнули.
  У библиотеки стоял "почетный караул" из двух телохранителей Киовы, Беорна и одного из оруженосцев Хока, Ньюли.
  Все четверо молча поклонились и вновь застыли с одинаково безразличным выражением лица.
  - Как я выгляжу? - шепнула я Гру.
  Норд страдальчески вздохнул и легко подтолкнул меня к услужливо распахнутым дверям.
  Киова.
  Я сидел в кресле у камина и молча наблюдал за беготней слуг. Неужели они думают, что кулинарные изыски заставят меня забыть то, что я видел? Мое одиночество скрашивал только Старейшина, предусмотрительно молчавший все это время. Мы обменялись парой ничего не значащих фраз и только, он был исключительно вежлив. Обидно, если придется убить его, забавный старик и достаточно приятный собеседник, так же как и лорд-дикарь. А ведь мы могли бы стать настоящими друзьями. Но, быть может, мне повезет обменять дружбу на привязанность леди Тэйе? Она достойна трона Каиссы. Вот только имя..., я дам ей другое. Наверно..., Ирами Олори. Нежный Сумрак. Ей понравится, я постараюсь. И я не буду торопиться, я буду терпелив и нежен. Она милая девочка и достойна уважения. Как долго. К чему вся эта суета? Этот разговор никому не нужен. Зачем оттягивать неизбежное?
  Тэйе.
  Не ожидала, что здесь кроме лорда будет кто-то еще. А тут... полный набор. Киова с задумчивой полуулыбкой. Дикон, нервно теребивший кончик своей бороды и шагнувший мне навстречу Хок. Вот же... влипла! Приготовившись к самому худшему, я склонилась в глубоком реверансе.
  - Добрый вечер милорды, мастер. Простите, если заставила вас ждать.
  Гру за моей спиной хмыкнул.
  - Прошу вас леди, - Хок буквально впихнул меня в кресло и жестом пригласил к столу остальных.
   Я честно следовала наставлениям Кристы. Хлопала глазами, "смущенно" улыбалась, молчала, уставившись на вышитую скатерть, и клевала как птичка. Тишина, нарушаемая только стуком приборов, все сильнее действовала мне на нервы. Мужчины обменивались вежливыми округлыми фразами и ни слова о том, зачем мы, собственно, собрались. А когда Хок и Киова, почти одновременно отодвинулись от стола, демонстрируя окончания ужина, заговорив о ценах на зерно, мое терпение лопнуло.
  - Ну, - сердито буркнула я и швырнула на стол салфетку. - Может, скажете, кого мы тут хороним?
  Мужчины замолчали и с каждой минутой, молчание становилось все тягостнее. Дикон старательно отводил взгляд, Хок рассматривал узор на ковре. Киова был единственным, кто смотрел на меня. Ни намека на улыбку и в глазах непонятное для меня жесткое выражение.
  - Действительно, похоже на похороны, - тихо сказал он.
  - Это не смешно! - рявкнул Хок.
  - Я неудачно пошутила, извините, - пробормотала я.
  Гру встал рядом, взял меня за руку и с вызовом уставился на Киову.
  - Тебе не за что извинятся, - оскалился норд.
  - Я хочу знать, в чем дело! - выдернув руку из захвата Хранителя, я поднялась.
  Киова одним текучим слитным движением переместился в пространстве и встал рядом с дверью, практически загородив выход.
  - Кто научил вас лимиару, леди? - вопрос был задан с ледяной вежливостью.
  - Чему?
  - Не надо, - отмахнулся он, - именно этим вы занимались, когда я увидел вас.
  - Я не понимаю....
  - Отвечайте! - прошипел Киова. - Ваша жизнь зависит от этого!
  -Эй! - подал голос Гру. - Повежливее, человек!
  Я снова села и преувеличенно долго расправляла складки на платье, стараясь успокоиться.
  - Я нарушила какой-то закон?
  - Лорд Акадзомэ подозревает, что ваш дед и его дядя совершили преступление и вовлекли в это вас, - по-волчьи оскалился Хок.
  - И что же такого страшного они совершили?
  - Я уверен, что мой дядя раскрыл лорду Фредегарду тайну лимиара, а он в свою очередь, научил вас, - надменно заявил Киова.
  - Неужели? Вы, что больной? - я была так возмущена этими глупыми обвинениями, что эти слова вырвались сами собой.
  - Я здоров, - Киова дернулся, как от удара и слегка покраснел.
  Гру легко сжал мою руку.
  - Осторожнее, девочка, - шепнул он.
  Кивнув норду, я вновь поднялась и отошла к окну. Обвинение было серьезным. Я читала об этом секрете Акадзомэ, его охраняли так же тщательно, как Фраги свои мифриловые рудники. Это было совсем не ко времени и грозило разрушить хрупкую дружбу между двумя кланами. Я обернулась. Киова смотрел на меня с видом милиционера, поймавшего вора за руку. Нужно успокоиться и доказать желтоглазому красавчику всю абсурдность его обвинений. Только вот как?
  Киова.
  А она испугалась. Все же виновата. Отошла к окну. Черное платье с алой каймой, тяжелый узел волос, узкие плечи. Что ты можешь сказать мне, девочка? Все и так ясно. Мне жаль, но тебе придется оставить и Серые Башни и лорда-дикаря. Я не монстр и, несомненно, позволю навестить нас. Через год или два. Когда родится мой наследник. А вот норда придется взять с собой. И Кристу... тоже. И зачем, ради Иссис, я пошел туда? Леди повернулась, сверкнув потемневшими глазами, пригладила волосы, поправила идеальные складки на платье и сказала:
  - Предположим, вы правы, - Хок вскочил. - Я сказала, предположим! Сядьте, милорд! Тогда получается, что мой дед узнал все секреты лорда Хокку, раньше, чем они поссорились, ведь так?
  - Это значит, леди, что мой дядя стал предателем очень давно.
  - И ваш дядя, насколько мне известно, умер за два года до исчезновения моего деда, так?
  - Это так, леди, но это абсолютно ничего не меняет, - быстро сказал я, но она подарила мне загадочную улыбку и повернулась к Старейшине.
  - А теперь скажите мне, мастер Дикон, участвовал ли лорд Фредегард в каких-либо военных действиях с момента ссоры и до своего исчезновения?
  - Безусловно! - с готовностью откликнулся старик. - Это было очень неспокойное время. Мародеры ....
  - А были среди них такие, которые несли угрозу для жизни моего деда? - перебила она его.
  - Лорд Фредегард никогда не уклонялся от драки, - вспыхнул Старейшина. - У меня есть записи..., - старик подскочил и начал копаться в каких-то бумагах, - в одном из боев его ранили.
  - Милорд? - леди подошла очень близко, окутав меня терпким запахом вески. - Мог ли человек обладающий знанием лимиара не применить его в минуту смертельной опасности? Ведь ему некого было опасаться, фраги молчали бы, а враги были бы мертвы.
  - Как сражался мой дед? - она развернулась так резко, что выбившаяся из косы прядь коснулась моего лица. - Есть ли записи об этом? Мастер?
  Не понимаю, к чему она клонит? И почему лорд Хок позволяет ей говорить? Я бы не позволил. Я бы увез ее, спрятал, а потом вернулся, чтобы убить. Всех. Уничтожить следы, не оставить даже намека. Ведь это так легко! У него было достаточно времени для этого. Почему же он медлит? Даже сейчас? Так уверен?
  - Так же как все фраги, моя леди, - отозвался Дикон. - Ничего подобного тому, что делаете вы или умеет наш гость. Лорд Фредегард был непревзойденным стрелком и отличным фехтовальщиком, но и только.
  - Это ничего не доказывает, - усмехнулся я. - Вы же сами сказали, вашему деду некого было опасаться, своих не выдают. Не думаю, что лорд-хранитель лично расправлялся с мародерами.
  - Лорд Фредегард никогда не прятался за спины своих людей! - прошипел норд.
  - О, прошу простить меня мастер! Я не сомневался в вашем лорде, я лишь хотел сказать, что, будучи отличным стрелком....
  - Змеиный язык! - похоже, Хранитель желает продолжить наш давний спор?
  - Высокий лорд, мастер,- леди Тэйе встала между разъяренным нордом и мной. - Я спрошу по-другому. Мой дед искал свою жену, вопреки всему верил, что она жива. Мог ли он позволить себе пострадать в случайной стычке?
  Хорошая попытка, девочка. Но этого слишком мало.
  - Согласен. Но это не может быть неопровержимым доказательством невиновности, моя леди.
  - Прошу извинить меня за дерзость, милорд, - лукаво улыбнулась она, - но лимиар уникален только в Мораке. На Земле Иссис была щедрее, чем здесь, она одарила своей милостью не один клан, а множество народов. То, что вы видели лишь похоже на лимиар, но не является им, - мне подарили еще одну обворожительную улыбку.
   Норд, что-то ворча, опустился в кресло.
  Что ж, это намного интереснее. Девочка не хочет сдаваться без боя? Отлично, у нее будет еще одна попытка.
  - Вы говорите очень убедительно, леди. Но это только слова, а я привык доверять собственным глазам. То как вы обращались с мечом....
  - Каким мечом? - поднялся Хок. - Я запретил вам брать в руки оружие! Леди!
  - Это не самая важная проблема сейчас, - удивительно, это опять сработало! Всего лишь ее рука на плече разъяренного лорда и он теряет дар речи.
  - Простите, милорд, я не смогла удержаться от соблазна. До сегодняшнего дня мне никогда не приходилось держать в руках настоящее оружие. Для занятий всегда использовали деревянные мечи, чтобы избежать случайных ранений, - пожала она плечами и убрала свою руку.
  - Я запру вас в башне! - прорычал Хок.
  - Это угроза?! - вскинулась она.
  - Оставьте, - мне пришлось прервать семейную сцену, игнорируя раздраженного Хока. - Зачем вы вообще учились этому? Вам угрожала настолько серьезная опасность?
  Она снова отошла к окну, спрятав лицо.
  - Ни в одном из миров не любят тех, кто слишком сильно отличается от остальных, милорд. А я не просто отличалась, я была чужой. Всегда. С детства, - она обхватила себя руками и как будто стала еще меньше. Хок, одарив меня ненавидящим взглядом, накинул ей на плечи непонятно откуда взявшуюся шаль.
  - Отец или дед не могли быть рядом постоянно, поэтому я начала учиться защищать себя, - вздохнула она. - Правда, Учитель взял меня только потому, что был обязан деду жизнью.... Но, зато для него и других его учеников мои волосы, кожа, глаза и рост не являлись личным оскорблением.
  - Но теперь вы в Мораке, леди, - как можно мягче сказал я. - Здесь вам не придется защищаться подобным образом. Ведь так?
  Я посмотрел на присутствующих, норд был в ярости. А Хок..., он не отдаст ее. Живой не отдаст, да и мертвой, пожалуй, тоже. Волчья кровь.... Достойный противник. Я кивнул, принимая вызов и сделав шаг назад. Еще не время
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.02*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"