Ильина Елена Алексеевна : другие произведения.

История пятая

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  История пятая.
  Часть первая. Пробуждение.
  
  
  
  
   '...На заре времён, когда жизнь ещё только зарождалась в нашем мире, на свет появились бессмертные - Живые Духи. Обладающие даром творения. С истечением множества тысячелетий, блуждания в холодной бескрайней тьме вселенной. Духи-Природы создают живых существ, из крови и плоти. В силу не известных обстоятельств первыми живыми творениями, стали Волки. С течением промежутка времени за волками последовали и другие создания. Духи-Природы и их потомки обладали даром перевоплощения, меняя внешность, они проживали целые века. Кто-то из них предпочел внешность лисицы или медведя, прекрасных тюлений или бабочек. Другие олицетворяли первоначальные образы, так зародился великий народ, носивший имя Лугару.
   Духи-природы радовались своим творением. Гордость за своих детей пленила сердца праотцев, взамен за преданность своих детей. Духи подарили им безграничную власть, магию стихий, открыли порталы в другие миры. Гибкий ум и стремление к самосовершенствованию, в завершении передали тайну бессмертия.
  В то время народ Лугару процветал. Создания жили в гармони друг с другом и с природой в целом. Как и любая другая цивилизация имеет свое начало, ее пик и... и неизбежный конец, она сгорает. Умирая от собственного могущества, так и великой империи Лугару, было суждено погибнуть. Под алчной жестокой всепоглощающей сущностью. Духи-волки уподобились человечеству. Убивали, грабили, насиловали. Одержимые жадностью, алчностью, жестокостью. Воспринимая материальные ценности, а не духовные. Утратили связь с природой.
  Увидев падение своих потомков, Духи-природы опечалились. Покидая вселенную, они закрыли порталы между мирами. Отняли дар бессмертия. Наказывая сыновей своих. Выпустили духов смерти. Настала Великая Ночь. Ночь, уничтожившая с лица земли почти всего живого.
  О том времени почти не осталось воспоминаний. Эта трагедия изменила облик вселенной, земля раскололись на материки, выросли горы и острова, моря и океаны разъединив семьи Людей-волков. Это было время жестоких перемен и испытаний. Численность людей-духов сократилась в десятки раз. Они стали уязвимы перед новым господином мира. Человеком. Их жизнь королей превратилась в жалкое существование в тени господина. Многие века человек устраивал охоту на благородных созданий, истребляя их практически вчистую.
   По приданию великие Духи-Природы вернуться в мир Лугару. С первой каплей пролитой кровью Волков. Когда их дети сойдутся в великой битве.
   Праотцы издадут долгий вой, наполненный древними силами. И каждый Лугару, в какой бы точке этого Света он не находился - услышав его и устремился к Порталу, дабы соединится со своим народом и войти в мир Духов-Природы и где нет Человечества.
  
  
  
  
  Глава первая
  
  
  
  
   Рождение и смерть две грани одной плоскости, граничащие в одном пространстве, времени и месте. Единственный барьер, отделяющий одно от другого, так называемая жизнь. Свойство, вещество или элемент нашего существования, промежуток которого нельзя предугадать, каждый имеет свой. Вступая в тернистый путь, мы открываем дверь, ведущую в коридор жизни, завершающийся еще одной дверью, смертью. Раньше я часто задумывалась, что представляет собой жизнь. Является она частью плоскости, разграниченной определенными отрезками или этапами, так называемыми дверями. Или все же она имеет образ круга, тогда становится под вопросом начало и конец. Вероятно, жизнь разделяет, что-то на до и после, преобразовывая вечность, а может быть, и смерть открывает дверь в новое рождение и жизни после смерти не существует, вместе с адом и раем. Тогда умирая, мы навсегда исчезаем из этого мира.
  Для каждого существа вступившего на тропу испытаний, выстраивается определенный конструктор неизбежностей, исправить или изменить, которые нам не под силу. Будем мы богатыми или бедными, мужчинами или женщинами, человеком, зверем или птицей, решать не нам. А вот насколько он будет прекрасен, ярок и удивителен, зависит только от нас...
  
  
  
   Мягкая воздушная постель, наполненная ароматами чистоты и свежести, бережно покрывало меня с головой, как в старые добрые времена в Каменном. Пение птиц, яркое солнце, пробивающее свои лучи сквозь плотные шторы, рассеивала сумраки комнаты, отдаленные голоса, приглушаемые толщиной стен и расстоянием, напоминали о несовершенстве этого мира. Я все еще жива.
  Донеслись приятные отголоски свежо сваренного кофе и аппетитно приготовленного завтрака, в животе предательски заворчало, отдавая эхами боли. Потянувшись в удовольствие, я с новой силой ощутила холод шелковых простыней и голод, охвативший мой разум. Наверное, мама распорядилась приготовить омлет как я люблю, с разными видами, мелко порубленных колбас, грибами, свежими томатами, сыром и зеленью, подумала я. В желудке тут же почувствовались толчки. Откидывая одеяло, я встала на мягкий шерстяной ковер, и когда мамуля успела его постелить? Ощутила слабость всего тела и небольшое головокружение. Ощупывая подножье кровати, я так и не сумела найти халат или что-то заменяющее его. Не справляясь с голодом, подобно сомнамбулизму, решила отправиться, в чем есть, мы же семья и стыдится мне не чего, они и не такое видели. С густым сумраком я едва могла справиться, двигаясь по инерции. Ковер быстро сменился холодным каменным полом, будоражащим меня. В коридоре оказалось так же темно, и почему никто не додумался включить свет. Спустившись по лестнице, я прошла еще несколько десятков метров, приглаживая спутанные волосы, прежде чем ароматы пищи усилились до предела, за массивными дверями, едва поддавшимися моему напору, я оказалась в огромном зале, наполненном теплом, светом и гулом нескольких сотен голосов. С моим приходом в комнате неожиданно затихло, казалось, никто не смел даже, дышать. Преодолевая усталость и слабость, я подняла глаза... с трудом скидывая занавес дурмана. Премодною открылась необычная картина, кухня, в которую я только что входила, внезапно, очутилась совсем другой незнакомой мне раннее комнатой. Она имела размеры в десятки раз превышающие площадь всего моего дома, и наполнена рядами длинных столов, за которыми восседали неизвестные мне люди. Они по всей вероятности завтракали, когда я вот так бесцеремонно их побеспокоила. Сотни глаз устремились в мою сторону. Я замерла, в поисках мамы, папы, бабушки или хоть кого-нибудь знакомого и все без толку. Только сейчас осознавая происходящее, я проснулась в неизвестной мне кровати, неизвестном доме и сейчас стою в короткой практически полупрозрачной сорочке, обнажающей большую часть моего тела, в окружении, по меньшей мере, сотни чужаков. Как, когда, каким образом и почему я оказалась здесь, мне не было понятно, еще вчера была дома с мамой... Обстановка начинала накаляться, принимая угрожающую сторону. Кем бы ни были эти люди, они тайно похитили меня и перевезли в это странное место. Единственным спасением было как можно быстрее уносить от сюда ноги. Побеждая страх, электрическими импульсами пронзающими тело. ...нет постойте. Я, кажется, начинаю вспоминать. Москва, меня похищают, затем держат в клетке и вывозят в лес... где... оказываюсь в качестве дичи. Замирание сердца..., приближение волчьей стаи... удар... Переполняемые воспоминания, эмоции и ощущения мощным ударом накрыли мой разум и тело. Я развернулась на месте и во что есть мочи бросилась вперед, а точнее назад.
  - Розалия подожди!!! - донесся где-то вдалеке, знакомый мужской голос. Сомневаться нельзя, необходимо как можно быстрее найти выход. Все помещение погружено во мрак, моему восприятию он не поддавался, и как я не старалась просмотреть, хоть что-нибудь волчьим зрением, было тщетно.
  - остановись, прошу - повторил он, значительно ближе.
  Продолжая петлять в лабиринтах этого странного здания, я то и дело натыкалась на различные предметы, в том числе и мебель, несколько раз вслед за мной раздавались звуки бьющегося стекла и неодобрительные стоны вслед за ними. Падая и снова вставая, я бежала и бежала, пересиливая тошнотворные приступы паники и крика. В конец вымотавшись, я забилась в угол, вжимаясь в комок. Пыталась осилить шумное дыхание, зажимая рукой рот, я прислушалась. Шаги приближались, они медленно и уверенно направлялись в мою сторону, проворно избегая столкновений. Шаг, еще один и еще. Он остановился в полуметре от меня и с шумом опустился на колени.
  - Розалия успокойся, тебе не чего бояться, ты дома - проговорил он, протягивая мне руку - Идем со мной. - Я с силой отбила ее, уже не сдерживая рыданий.
  - не трогай меня! - выпуская наружу всю силу страданий.
  - я не причиню тебе боли, поверь - обнадеживающе повторил он, повторяя попытки дотронуться до меня. Нет, сегодня им не заполучить моего тела, я сильными стремительными и довольно не точными ударами ног и рук отмахнулась от наглеца, забиваясь вглубь укрытия. Мою грудь раздирали муки, страх, усталость, и неизбежность. Вырвавшиеся истерические крики, с болью обжигали горло.
  - Розалия, девочка моя не плачь - дотрагиваясь легким касанием руки, он провел ладонью от предплечий до изгиба кисти, оставляя после себя холодное пламя - все хорошо.
  - не трогай - ответила я, отмахиваясь, нет скорее отдергивая руку, с меньшим рвением. Позволяя снова касаться меня. - отпусти, прошу - практически заикаясь проговорила я, продолжая всхлипывать.
  - иди ко мне - спокойным завораживающим тоном проговорил мужчина с осторожностью, притягивая меня за руки. Сил на достойное сопротивление у меня не осталось, а безнадежное упорство выглядело по-детски неуклюжим. Я покорно повиновалась своему похитителю, который в свою очередь заключил меня в крепкие объятия. Мое первое и последнее сопротивление ушло, на нет, как только ощутила всю их осторожность, нежность, заботу, почувствовала до боли знакомый аромат мускуса.
  Зарывшись лицом в его могучей теплой груди, я отдала все силы, выпуская наружу всю мощь страданий и боли.
  - тише, все хорошо поверь. - убаюкивающим голосом проговорил он, укачивая словно ребенка. Мужчина крепко обнимая за плечи, нежно касаясь меня, поглаживая голову и волосы. - я с тобой.
  - может позвать врача? - донесся женский голос, наполненный тревоги.
  - не нужно мама, я сам. - не отнимая ласк, сказал он.
  - как скажешь. Нам лучше вернуться и продолжить завтрак - ответила женщина, покидая комнату.
  - я принесу успокаивающее - послышался еще один голос, на этот раз довольно молодой женщины.
  - спасибо, Элизабет.
  
   Мужчина с легкостью поднялся на ноги, продолжая удерживать меня в объятиях, покидать которые, мне совсем не хотелось. Большая горячая грудь в сочетании глухого биения мощного сердца даровали безмятежность. Я с силой и страхом потери наступившего блаженства, ухватилась за ткань футболки. Спустя пары минут я погрузилась в сон.
   Очнулась я уже, будучи в постели, в которой проснулась этим утром, укутанная по шею в одеяло, с остатками ощущений ароматов моего спасителя. Теперь здесь было много уютнее, кто-то все-таки догадался открыть окна, наполняя комнату светом. Открывая тяжелые веки, я увидела перед собой сестру Эдгара, сидящую на краю кровати.
  - вот выпей, это успокоит тебя - сказала она, приветливо улыбаясь, протянула стакан с прозрачной жидкостью, напоминающей воду.
  - что это? - подозрительно осведомилась я, поднимаясь выше на подушки.
  - это успокоительные сборы - улыбнулась Элизабет, продолжила, будто бы читая мои мысли - это не причинит тебе вреда.
  - спасибо - ответила я, возвращая практически пустой стакан. - как я очутилась здесь?
  - ты не чего не помнишь? - подавая мне аппетитный омлет, тот самый, что пробудил меня этим утром.
  - нет, я помню как была в лесу... - произнесла я, покрываясь гусиной кожей. - как за мной гнались волки... и все.
  - ты в нашем доме, на территории наших земель на Кавказе.
  - как я сюда попала?
  - ты ведь помнишь моего супруга, Шона? - все еще сомневаясь в трезвости моей памяти, свела тонкие брови в одну линию образовывая небольшую морщинку, анализируя мое состояние. - так вот, он узнал от своих источников о твоем месте нахождении и тут же сообщил все Эдгару.
  - а что потом? - проговорила я, с аппетитом уплетая завтрак.
  - после они поехали и спасли тебя - я заметила, как ее лицо наполнилось печалью, приобретая багровые оттенки.
  
  ЭДГАР!!! боже как я могла забыть о нем?! У меня просто вылетело из головы. Я ведь бросила его на нашей с ним свадьбе и сбежала. Скрываясь, бесчисленное количество дней и теперь, когда я оказалась у него в руках, в полной его власти мне пришел конец.
  
  - почему ты сбежала? - неожиданно произнесла она, складывая опустевшие тарелки и чашки на поднос, стоящий на туалетном столике. - как ты могла так поступить с Эдгаром?
  - у меня не оставалось выбора - остерегаясь посмотреть ей в глаза - другого выхода просто не было.
  - выход всегда есть. Он был у тебя. - более строгим, но в то же время не враждебным тоном произнесла золовка, возвращаясь на свое место.
  - да, и какой, к примеру? - иронично сказала я, по шею укрываясь одеялом - может стать счастливой женушкой твоего брата?!
  - не нужно так о нем. Эдгар спас тебя, рискуя своей жизнью. - и почему она так смотрит на меня. Так будто я одна во все виновата.
  - это ты сейчас о чем? - не понимая, переспросила, осматривая апартаменты отведенные мне. Вполне приличная просторная комната, с доминирующими красно-золотыми оттенками. Круглой в центре комнаты кроватью, с белоснежным пологом балдахина, свисающим с потолка до пола, в изголовье, при желании мог скрыть всю кровать. Там же располагались три большие окна, с гардинами, заправленными в буф, в классическом стиле. Справа туалетный столик, прямо две двери, ведущие, я так понимаю в ванную и гардеробную комнаты. - твой брат слюнтяй, он так же как и я его не выношу. Не противостоял воле родителей и не смог признаться себе в этом, вот у меня хватило смелости... а у него нет.
  - что? 'Эдгар тебя не выносит?' что за бред? - воскликнула она - тебя похитил враждебный клан, и вступить на их земли, пусть даже с целью освободить члена семьи, чревато серьезными последствиями. Эдгара не остановило это, он без размышлений ринулся спасать тебя. Я не знаю, имею ли право рассказывать, но будь, что будет. - колеблясь произнесла Лизи, располагаясь в изножье кровати, полулежа опираясь на правую руку. - Шон рассказал мне, что Эдгар получил ранения, заслоняя тебя своим телом. В тот день брату чудом удалось остаться в живых. Его с серьезными ранениями доставили в ближайшую клинику, где провели сложную операцию, а после отправили домой. Ты кстати все это время была без сознания, до сегодняшнего дня, а так называемый 'на дух, не выносящий тебя' муженек от твоей постели не отходил.
  - не чего себе! - искренне удивилась я, вылезая из-под одеяла, легла рядом с новой родственницей. - правда?
  - точно тебе говорю, мой братец не равнодушен к тебе - Элизабет просияла улыбкой, все больше увлекая меня в омуты разговора.
  - с чего бы вдруг?
  - может, он всегда был без ума от тебя...
  - его поведение говорило об обратном.
  - тебе виднее.
  - а какой сегодня день?
  - среда. 23 мая 2013 года
  - ого... - все, что смогла произнести.
  
   С Элизабет мы практически с первых мгновений разговора подружились. Я приобрела в ее лице настоящего верного друга, а точнее подругу, которой у меня никогда не было, за исключением Марианны конечно. В ее присутствии я не ощущала беспокойства или неудобства, для меня она стала дорогим существом, не воспринимаемым как Лугару, к ней я не испытывала отвращения.
  За проведенное вместе время, мы обсудили буквально все, о чем только можно было говорить. Лизи рассказала, как продолжались мои поиски, как я произвела фурор, сбежав сразу после свадьбы. Утерев нос самодовольному Эдгару, привыкшему к женскому вниманию. Она упомянула о маме, как та переживала. Меня огорчило не желание матери прибыть в дом Шацких, после последних событий. За этим наверняка стоит указания супруга, мама не смогла бы не приехать. Я, между прочим, все еще намериваюсь оставить Эдгара, не воспринимая аргументов подруги.
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  - ты готова? - спросила Элизабет, предлагая мне шоколадного цвета блузу, отличавшуюся чрезмерным пафосом, ее мне как-то пре подарила бабушка. Полное отсутствие верхних пуговиц, которые, кстати, начинались с середины груди, исключали возможность прикрыть довольно откровенное декольте, а рюшечки, волунали спускающиеся с ворота, зрительно увеличивали грудь, С учетом сложившихся обстоятельств она категорически не подходила не к месту и не к времени. Я отмахнулась.
  - нужно что-то другое - пробурчала в ответ, в поисках приличной одежды. Продолжая переворачивать несчитанное количество сумок, перевезенных, буквально сразу после моего побега. Так мне по крайне мере сказала Лизи. В порыве гнева мама распорядилась освободить комнату от занимаемых мною вещей, все упаковала и транспортировала в дом мужа, до сих пор смешно и странно произносить слово 'муж', не сравнимое и глупое ощущение. Теперь сумки и картонные коробки заполняли практически все пространство, небольшой, по меркам этого дома, гардеробной, всего пятнадцать квадратных метров. Что бы пробраться к вещам сложенным в дальнем углу приходилось исполнять акробатические трюки, перепрыгивая или переползая с одного крошечного пространства к другому.
  Моя спальня, в прочем, как гардеробная и ванная предназначались для двоих, но я несравненно рада отсутствию 'соседа по комнате', вдоволь наслаждаясь шикарном убранстве комнат. Особенно меня вдохновляла потрясающая ванная, в фиолетовых тонах, из различного размера плиток, оформленными с дизайнерским подходом. Большое зеркало, над каменной или выполненной под натуральный камень столешницей. Не разбираюсь в таких вещах, того же оттенка, под нею удобные раздвижные ящики для туалетных принадлежностей, полностью укомплектованный, с акцентом на мои предпочтения. Раковин, кстати их две, единственный недостаток, напоминающий о супружестве, располагалась в центре, перпендикулярно входу в комнату, разделяя следующее пространство на две изолированные части, по левую сторону от нее туалет, скрываемый массивными листьями пальмы, по правую сторону ванная, круглой формы, напоминающей кровать, и душ, расположенные параллельно друг другу.
  Мое место обитания меня практически устраивали, пока, двое суток с момента пробуждения провела в строгой изоляции, от внешнего мира не покидая пределов спальни. Лицезреть ненавидящие меня лица как-то не хотелось, да, и встречаться с Эдгаром мне не прельщало, вдруг еще вздумает переехать ко мне, а еще я от чего-то, и сама не понимаю, почему испытывала муки совести, усиливающие с каждым напоминаем о побеге.
  С Эдгаром мы не общались, после того как он отнес меня на руках в спальню, успокаивая расшатанные нервы, больше не появлялся, сейчас же нет необходимости демонстрировать игры в чувства. Он добился желаемого, я его жена, и к тому же благополучно заперта, все просто замечательно складывается.
  Вчера вечером, принося ужин, Элизабет упомянула распоряжение Эдгара, гласившего строгого присутствия на завтраке и всех последующих трапез, а также непрекословное исполнение его требований. В ответ на это, я попросила передать, о том, а не пошел бы он .... в не цитируемые слова. Как оказалось, Эдгар предвидел и это, на что Элизабет пересказала: 'тогда мне придется притащить ее насильно, и я не стану изощряться на любезности', подчеркивая интонацию с ударением на глаголы. Столь странное и жесткое требование подтолкнуло подчиниться, избегая конфликтных ситуаций. Теперь мне предстоит перевернуть не одну сумку, прежде чем отыщется нужный гардероб. И тут я достала любимые светлые джинсы, когда-то обтягивающие второй кожей, сейчас должно быть будут слегка свободны, и подчеркнут худобу ног.
  - где пуловер? - воскликнула я, сама, испугавшись звонкости голоса.
  - какой именно? - переспросила подруга, испуганно осматривая груду беспорядочно валявшейся одежды.
  - малиновый.
  - он, где то... вот он! - торжествующе протягивая его. - тебе бы не мешала прибраться здесь, если хочешь, могу помочь.
  - я не намереваюсь оставаться здесь настолько долго - скрывая негативные эмоции, ответила я, разглядывая достоинства выбранного туалета.
  -нужно поспешить, если мы не хотим опоздать. - поторопила Лизи, пробираясь к выходу.
  - сейчас только причешу волосы - проговорила, поспешно удаляясь в ванную. Как я в это мгновение переживала, волнение усиливалось с каждой минутой неизбежно приближающей к финалу. - может все таки проигнорировать требование твоего брата?
  - не стоит, если ты, конечно, не жаждешь оказаться в столовой перекинутой через плечо - Лизи двусмысленно улыбнулась, иронично закатывая глаза - уверенна, ты получишь удовольствие...
  - фу, - отбрасывая возникающие образы - какая же ты пошлячка!
  - лучше признайся, ты без ума от своего мужа.
  - это ты лучше смирись с моим безразличием к его персоне.
  - тогда зачем столько времени наряжаться? - она бросила в сторону моего совершенного образа.
  - я скорее скрываю свои прелести, а то еще твой братец навыдумывает чего-нибудь...
  - так я и поверила - продолжала издеваться девушка, наслаждаясь моей суетой
  - идем. - сказала я пропуская ее в коридор.
  
  Всю дорогу мы молчали, я отдавалась внутренним диалогам, успокаивая разгулявшиеся нервы. Еще бы проживать не в самом лучшем обществе, в тесном кругу Лугару, где единственным человеком была я. В Каменном по крайней мере присутствовало достаточное количество людей, скрашивающих унылое существование. Маме мне так и не разрешили позвонить, ссылаясь на особое указание господина вожака, это я так его в шутку называла. Оказывается, эти дикари существуют без всяких средств связи, нет ни телефонов, ни Интернета, ни телевизоров, даже газеты не выписывают. Единственное преимущество сохранялось за господином Шацким, имеющим в своем распоряжении все средства информации, хранились они под замком в личном кабинете, вход в который, без ведома хозяина, строго запрещен. Мне предстоит обсудить льготные условия этих ограничений, я все-таки не принадлежу к их стае.
  Дорога к лестнице ведущей на этаж ниже, заняла приличное время, и как мне удалось в первый день, преодолеть весь этот путь засчитанные минуты? Все пространство лабиринтов коридора, было выполнено из камня, от чего в помещении сохранялась прохлада, к ночи переходящая в холод. Естественное освещение отсутствовало, заменяемое электрическими лампами, включаемые придвижении, которые подключили, только щадя мое неумение двигаться в полной темноте.
  По мере приближения к лестнице жизнь бурлила звонким ключом. Появление Элизабет воспринималось как чудесное явление, ей радостно улыбались и справляли о здоровье малышей. На меня же бросали пренебрежительные взгляды полные ненависти. Их отрицательные эмоции пронзали насквозь, оставляя за собой желчный осадок и головную боль, при чем только у меня.
  - успокойся, не нужно так переживать - легонько касаясь моего запястья - ты сумеешь найти сними общий язык.
  - это мало вероятно - ответила я, избегая очередного потока энергии.
  - доброе утро - Элизабет поприветствовала, входя в столовую - смелее - прошептала мне.
  Комната предстала пред мною в новом удивительном свете, напоминающем школьную столовую с одной стороны, и торговый рынок с другой. Огромное необъятное пространство, в пару сотен квадратных метров, с высоким резным потолков, изображающим волчью охоту. Освещением служили зеркала, отражающие солнечный свет, пропускаемый из целой стены окон от потолка до пола, отсутствие штор мама непременно бы заметила. Как мне запомнилось столовая заполнена столами, различной длинны, за ними располагались группы Волков, так и не приступившие к трапезе, будто ожидая чего-то.
  - каждый Лугару занимает определенное значимое место в стае - послышался голос Элизабет, шагавшей на два шага впереди меня - мы что-то вроде королевской семьи...
  - поэтому вы такие снобы?! - иронично заключила я.
  - за этим кроется твое обаяние - не сдавалась собеседница.
  - а случаем мое обаяние не влияет на...
  - тсс... нас могут слышать - перебивая меня - так вот продолжу знакомить. Несмотря на положение в клане каждый обязан выполнять определенную работу, приносящую пользу общественности.
  - какую, например - поинтересовалась я, приближаясь к буфету, за которым каждый получает свою порцию завтрака.
  - вот, к примеру, кто-то готовит или моет посуду - она указала на поваров, в белых фартуках, другие убираются по дому, третью следят за садом или животными.
  - прям все как у нас - нашла, чем удивить, прислуга она и есть прислуга, а еще говорит о положение в обществе.
  - да не все, дорогая. Наш клан это большая семья, мы в той или иной степени имеем друг с другом родственные связи. Тем не менее, подразделяемся на более маленькие, обычно состоящие из родителей и детей. Каждая группа обязана выполнять строгие указания вожака, расписанные на предстоящую неделю. Сегодня они нас обслуживают, а на следующей недели будем мы их. - проговорила Лизи, передовая мне поднос с едой.
  - в плане работы вы все равны? - удивляясь еще более сложному сюжету.
  - верно - продолжила она, продвигаясь в сторону окон - мы живем сообща.
  - то есть, у вас нет слуг? - медленно воспринимая информацию, почувствовала, как мои брови сошлись в одну линию.
  - нет.
  Я не заметила, как мы оказались возле нашего столика, с двумя пустующими стульями. Родители и муж Элизабет, а также грозно восседающий Эдгар. Благо мне придется сидеть не рядом с ним.
  - доброе утро - проговорила подруга, занимая свое место.
  - доброе утро - проговорила я, следуя ее примеру. Поставила поднос на стол и опустилась на стул, ощущая пристальные взгляды, кажется всех присутствующих сразу.
  - я рад, что ты не ослушалась моего приказа - послышался бес эмоциональный голос Эдгара. Его шоколадные оттенки рубахи придавали его внешности еще более суровый вид.
  - а я рада сохранить целостность своих костей - парировала я, внезапно ощутив прилив сил и энергии. Вероятно, присутствие супруга и ненависть к нему способствовала этому. С аппетитом, разглядывая завтрак.
  - ты это о чем? - непонимающе переспросил он, не отнимая пристального взгляда. За столом царило опасное безмолвие присутствующих.
  - я о твоей не способности - провокационно недоговаривая фразы. Семейство Шацких испуганно переглянулись, не знаю что их так страшило моя вольность или гнев сына и брата. Шон не скрывал улыбок, явно наслаждаясь выступлением.
  - какой такой не способности? - практически выходя из себя, проговорил Эдгар, окончательно отказавшись от еды.
  - сил маловато, а к тому же и ума - непринужденно ответила, уплетая еду, я даже не взглянула в его сторону.
  - на что это у меня не хватит сил, да, еще и ума? -поразился вожак оценивая меня оценивающим взглядом.
  - на все - огрызнулась я.
  - сил отшлепать тебя хватит - прорычал он, с намеком на двусмысленность, знает паршивец за что задеть.
  - смешно
  - еще нет, вот когда перегну тебя через колено - проговорил с блеском потемневших глаз - тогда будет смешно.
   Кусок в горло после таких слов не лез, я лениво ковырялась в еде, борясь с приступами тошноты. Теперь, когда меня ни кто и ни что не могло защитить, будучи собственностью Эдгара Шацкого, я пребывала в огромной опасности.
  - я не думою, что подобные разговоры уместны за столом - сказала София, буквально моментально снижая напряженную обстановку.
  - мне кажется не плохой способ разнообразить скучность обыденных завтраков. - продолжил Шон, едва сдерживая смех.
  - обыденность будней, я тебе скрашу - с ироничной угрозой прошептала свекровь.
  
  
  ***
  
   После завтрака как полагается все направились по своим делам. Избегая приведения угроз мужа в реальность, я последовала за Элизабет и Софией. Они трудились в саду, ухаживая за цветами и деревьями. Шон и Эмиль культивировали землю в отдаленности, уединяясь мужской компанией. Эдгара к счастью я не замечала.
  - я не могу понять, зачем вы работаете? - анализировано спросила я. Избегая неловкого молчания, сидеть в тишине, на лавочки и наблюдать за кропотливой работой скучновато. - у вас полным полно народу, есть кому можно поручить копаться в земле или наймите людей?
  - дело не в отсутствии денег или не желании привлекать посторонних - ответила София, делая акцент на последнем слове .
  - в обыденности будней мы равны - продолжила золовка, ловко управляясь секатором - и труд, к тому же не в тягость, а скорее в радость.
  - в радость?! - поражаясь их глупости. Эти создания имеют буквально все, главное, не считанное состояние, а трудятся сами. И еще в придачу получают удовольствие, я же говорила они сумасшедшие.
  - физическое соприкосновение с природой обогащает наши души. Как приятно любоваться цветами, распустившими бутоны - свекровь указала на цветники - или по осени собрать богатый урожай.
  - да, но пусть этим занимаются садовники.
  - мы и есть садовники, на этой недели.
  - глупо как-то, как можно получать удовольствие физически изнуряя себя?!
  - тебе этого не понять
  - от чего же. Объясните, может и пойму.
  - ты вроде увлекалась балетом?
  - да - с грустью вспоминая безвозвратно утративший талант - было дело.
  - для достижения отличных результатов, тебе приходилось выкладываться по полной, прилаживая максимум сил и умений. Так и для процветания нашей цивилизации, мы не нуждаемся в слугах. Собственноручное вложение труда сохраняет вкус и ценность жизни.
  - человеческая страсть к инновациям губительна для природы. Мы же стремимся сохранить девственность природы, считая себя ее неотъемлемой частью.
  - я заметила, у вас нет электричества
  - в нем мы не нуждаемся. Как должно быть тебе известно, Лугару прекрасно видят в полной темноте.
  - ту часть электроэнергии необходимой для поддержания техники мы используем горную реку
  - обалдеть, если весь погрузиться в энергетический кризис, вы его даже не заметите?
  - точно подмечено
  
  - так почему ты сбежала? - неожиданно произнесла София, не отрываясь от прополки грядок.
  - я не хотела выходить замуж за нелюбимого мужчину?
  - ты когда-нибудь любила? - неожиданно спросила она, пронзая меня насквозь твердостью материнского взора.
  - кажется, нет
  - тогда по какому такому принципу ты решила, что не полюбишь Эдгара?
  - просто знаю - ответила с полной решимостью, не произнося в слух неоспоримые доводы его происхождения.
  - я знаю о нетерпимости к моему народу, я только не могу понять, а свою сущность ты также ненавидишь? - будто читая мои мысли.
  - я человек - настойчиво произнесла я, не желая вспоминать отцовские гены.
  - вовсе нет - произнесла она, удаляясь.
  - не бери в голову, мама все еще переживает за твое не совсем благородное поведение.
  - а по-моему в полнее приличное - посмеялась я.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Обед.
   Все повторилось, как и утром. Мы только немного постояли в очереди за обедом, напоминающей школьную столовку. Все непринужденно веселились, шутили и смеялись. Практически не замечая меня, в отличие от прошлых дней, когда мое появление вызывало всеобщую парализацию. Я не стала своей, но и не была чужой, занимая нейтральное положение, в полнее устраивающее меня.
  
  Немного о цивилизации народа Лугару. Как я узнала из рассказов, во время общения с Лизи и ее подругами, семья или кланы Волков отличаются друг от друга по многим критериям. Одни сливаются с человечеством, основывая территории в городах, другие сторонятся людей, избегая их общества, основывая поселения в отдаленности, а третьи ведут отшельничий образ жизни.
  Культуру других кланов мне не поведали, а вот семейство Шацких основало свое общество на демократии. Все равны, не зависимо от степени родства по отношению к вожаку, во-первых, в клане практически все в той или иной степени родственники, а во-вторых, Эдгар проповедовал равенство. Одевались они как не странно вполне обычно, исключением являлось маниакальное стремление избавиться от обуви. В столовую, к примеру, они пребывали в обуви как в совершенно типичные люди. Разговоры, увлечения и стремления практически совпадали с нашими. Единственное продолжающее меня удивлять, так это работа, они относились к труду как к нечто особенному и увлекательному.
  
  - как ты провела сегодняшний день? - поинтересовался Эмиль, периодически бросая на меня равнодушные взгляды.
  - нормально, спасибо - ответила, озадачившись неожиданностью его внимания.
  - чем занималась? - не унимался он, продолжая допрос. И что ему ответить, чем я там занималась?!
  - гуляла в саду и общалась с вашими подданными - немного запинаясь, честно ответила я, практически уверенная в его осведомленности.
  - 'с нашими подданными'?! - иронично процитировал, - и это все чему ты уделила времени за...шесть часов? - буквально минуту в минуту уточнил он, продолжая поглощать борщ. Кстати, на обед сегодня был борщ, с ржаным хлебом, картофельное пюре с овощами и говяжьими котлетами, вместо вина подавали родниковую воду или сок. Пользовались люди-волки приборами из чистого серебра, что свидетельствовало о безвредности данного металла к их восприятию, отпадают россказни киноиндустрий.
  Вчера или днем раньше, не помню точно, когда я рассматривала забавные узоры столовых приборов выполненных с акцентом на природу, Элизабет рассказала о ценности этих приборов имеющих возраст в пару сотен лет.
  - вроде да. - неуверенно ответила, посматривая на безмятежно обедающую Лизи.
  - не начинай Эмиль - отозвалась София, не испытывающая сантиментов в мою сторону, но и всячески улаживающая нарастающие конфликтные ситуации.
  - Лизи говорила ты работа в баре? - спросил Шон, рассматривающий меня и мою жизнь как научный опыт.
  - да, я работала официанткой - нехотя отрываясь от тарелки. Чувство голода практически порабощал, промежуток времени между завтраком и обедом излишне огромен. Мне захотелось перекусить еще в одиннадцать часов, а сейчас начало второго. Да еще постоянно отвлекают своими расспросами.
  - и как успехи?
  - я приобрела хороших друзей.
  - и только?
  - работа приносила удовольствие? - неожиданно вступил в разговор Эдгар. Услышать его нежный бархатный голос, оказалось мучительно тяжело.
  - разносить выпивку пьяным байкерам не самая приятная вещь. - вспоминая грязных пропахшие спиртным, под слоем пота, здоровенных мужиков, обычный контингент посетителей.
  - тебе было не приятно? Ого! А я думал ты получаешь удовольствие от всех своих выходок.
  - это не выходки, как ты считаешь - сквозь зубы выговорила в ответ - моя работа была частью самостоятельной жизни, моим собственным выбором и решением. -вкладывая в слова всю энергию решимости. - у меня не было достатка, но там я была абсолютно счастлива и совершенно свободна.
  - да неужели?! - не унимался Шацкий, практически забыв об обеде - по-моему, детский каприз дочки богатых родителей.
  - свобода выбора.
  - упрямство.
  - целеустремленность.
  - безответственность.
  - мечта. - бросая друг в друга словами, мы не отнимали пристальных взглядов.
  - сбылись твои мечты? - провокационно произнес муженек.
  - практически, за исключение некоторых нюансов... - отражая удар.
  - каких, к примеру? - мы с Эдгаром постепенно перешли в открытую схватку
  - их не так много
  - вот как?! - с натянутой улыбкой проговорил он. - хм.. уверен ты сможешь их решить?
  - нет не чего, с чем бы я не смогла справиться. - насмешливым тоном.
  - не сомневался - удаляясь из столовой - ты избалованная, ленивая, нахалка и очередной побег не решение проблем.
  - что?! - возмутилась я, не справляясь с вырывающийся наружу гневом - а ну стой!!! - прокричала, поднимаясь из-за стола - вернись! Мы не договорили.
  Эдгар не обращая внимания, оставил поднос с нетронутым обедом, и направился к выходу.
  - Эдгар! - освободив мощь нарастающих эмоций, пулей выскочила из-за стола, молниеносно пересекая территорию комнаты, игнорируя осудительные взгляды клана.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - как ты смеешь так со мной говорить? - врываясь в его кабинет, до этого момента являющимся для меня недоступным, дверь с грохотом закрылась, оглушая пространство. - отвечай!
  - снизь тон, пожалуйста. - совершенно спокойно сказал Эдгар, поднимая на меня уставший взгляд. Он успел не только удобно расположиться за столом, но и приняться за работу. Кабинет практически кричал викторианским стилем. Я успела отметить уют и теплоту мягких тонов, большой камин с горящим паленом, яркими красными угольками, вытанцовывающими забавные узоры, отапливал помещение. Комната практически утопала в технике, как прекрасно снова увидеть все это: телевизор, магнитофон, ноутбук... и главное телефон.
  - я требую извинений!
  - прекрати орать!
  - я жду - более сдержано, весь пыл истратила, гоняясь за ним в полной темноте.
  - что ты хотела? - проговорил он, набирая что-то на клавиатуре.
  - прежде всего, извинений - вальяжно расхаживая мягкому ковру и наслаждаясь теплотой камина. И почему в моей комнате его нет, мерзну постоянно. - затем, мне холодно и я хочу камин в спальню, а еще свет, мне трудно перемещаться в полной темноте, а...
  - запросы не хилые. Может что-то еще, принцесса? - издеваясь, произнес он.
  - телефон - ткнула в аппарат пальцем, не поддаваясь провокации, я умнее - хочу позвонить маме.
  - остановись не все сразу.
  - чего ждать? Я здесь, и телефон уверенна исправен.
  - верно он работает. Только звонить ты не станешь.
  - еще как стану. - практически касаясь трубки.
  - не смей! - прорычал он, оставляя след гусиной кожи на моем теле. Я замерла.
  - но почему?
  - я так хочу. - твердо ответил Шацкий, играя скулами на лице.
  - я все поняла - практически улыбаясь - ты хочешь, чтобы я просила тебя, умоляла? - сталкиваясь с еще одной гнусной чертой 'спутника жизни', вот так дедушка с бабушкой постарались!
  - м... - в предвкушении - с удовольствием выслушаю.
  - не дождешься сукин сын! - выкрикнула я, бросаясь на него с кулаками.
  - какие не пристойные выражения. Ты супруга главы клана, ты пример для всех... - ловко избегая столкновения со мною.
  - так все прекрати
  - дай позвонить маме
  - заслужи
  - ты о чем?
  - две недели ты палец о палец не ударила - занимая прежнее место, смотрел на меня как на неретивого сотрудника. - трудись как все, получишь свой телефон.
  - не стану я работать! - выкрикнула, ощущая бледность лица.
  - нам не о чем говорить - демонстративно уткнувшись в монитор.
  - ладно - безнадежно буркнула я - только работу выберу сама и завтра Даш позвонить.
  - ха, ха, ха - наигранно скорее прошипел, нежели посмеялся - максимум через неделя. Я тебя знаю и осведомлен твоими играми. Договор в силе, если работаешь в полный график.
  - ты скотина! - вылетая из кабинета, услышав его удовлетворенный смех.
  
  
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  
   Решиться на работу было намного легче, нежели воплотить ее в реальность. На следующее утро, после разговора с Эдгаром, я решительно направилась трудиться. Первым и довольно спонтанным решением стало партнерство с группой Элизабет. Они в это время трудились на ферме, да у Шацких имелась крупная ферма. Разводили все виды крупного и мелкого рогатого скота, а также птиц. Большое белое каменное здание, окруженное просторным загоном, находилось в нескольких километрах севернее дома. Рядом с постройками расположен домик охраны.
  Пробудил меня будильник со звонкими ударами в другом конце комнаты, я намеренно отставила его подальше, так чтобы отключить звонок необходимо было встать, иначе отключила бы и, перевернувшись на другой бок, спокойно продолжила сон. Время показывала три сорок пять, у меня максимум пятнадцать минут на сборы. Более или менее умывшись холодной водой, пришла в себя, почистила зубы, расчесала волосы, туго зачесав в хвост, чтобы не мешал. Время раннее и довольно прохладное запастись теплой одеждой, приготовленной вчерашним вечером, джинсы, майка, футболка, толстовка и удобные кеды, все я готова.
  Около входа меня уже ждали, практически все семейство Шацких, за исключением Эдгара. Этот лентяй дрыхнет, наверное.
  - доброе утро - поприветствовали меня.
  - в такую рань, утро добрым не бывает. - недовольно ответила я, и зачем торопиться на ферму такую рань. Животные сами еще спят.
  - раз все в сборе поторопимся - скомандовал Эмиль, первым выходя в прохладную ночь или уже уместно сказать раннее утро.
  За все пребывание на землях Шацких сегодня я впервые выходила за пределы границ дома. Это несколько пугало меня. На улице, нас ожидали еще около пятидесяти человек, все они работали на ферме.
  - готова? - поинтересовалась Лизи, указывая мне на припаркованную машину, пикап.
  - мы поедем на машине?
  - если хочешь, можешь отправиться со всеми пешком, но учти они быстро бегают - произнесла она, намекая на способности Лугару. Заняла место водителя
  - а почему Эдгар не работает сегодня? - любопытство взяло верх, усаживаясь рядом.
  - соскучилась?
  - скажешь тоже - хмурясь, произнесла я - меня волнует вопрос, почему я работаю, а он нет?
  - одно из преимуществ вожака. А еще у него неотложные дела в городе.
  - в городе? - произнесла я как нечто невозможное - он далеко?
  - около трехсот километров.
  - ого! Недалеко мягко сказано.
  - решила сбежать? - осторожно произнесла Элизабет, внимательно наблюдая за моей реакцией.
  - нет - грустно произнесла в ответ - очередной побег не решит сути проблем. Если мне удастся уйти, то это будет добровольный поступок.
  - я слышу слова взрослой женщины - сворачивая на парковку моей новой работы.
  - возможно, Эдгар меня отпустит.
  - ты действительно все еще хочешь уйти?
  - да, это не мой дом и здесь нет, не чего моего. Я ощущаю себя чужой. Пустым бесформенным сосудом.
  - глупости - отмахнулась она, указывая направление - твои предки жили здесь многие столетия. Твой отец и его родители считали его своим домом, а ты их наследница и имеешь полноправный возможности проживания в нем.
  - а если вождь изгонит меня.
  - ему это не под силу. Так как ты не передумала? - с надеждой в голосе и сердце сказала подруга, пронзая меня ослепительностью взора.
  - стоит попробовать. - воодушевленно произнесла я, ощутив прилив сил и энергии. В этот самый момент я действительно желала остаться здесь навсегда. Земли и все окружающее, и наполняющее ее было чуждо и неизвестно мне. От чего существование становилось намного интереснее и увлекательнее прежних лет.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Первым делом мы отправились в коровник, предстояла дойка. Когда я увидела численность рогатых кормилец, чуть не обомлела, но к счастью напарниц было достаточно и управились мы за считанные десятки минут. Элизабет провела короткий основной инструктаж, акцентируя на правилах пользования доильным аппаратом. На корове пятой, наверное, у меня самой получилось укрепить эти штуковины, как их там сосковые селикаторы. После того как коровы закончились, к моему огорчению, вошла в азарт. Затем собранное молоко во флягах, мы транспортировали в цех переработки молочных изделий. В этом здании, отдаленном от фермы, занимались производством молочных продуктом, переработке шерсти во втором крыле, а в третьем акцентировали работу с мясо производства. Все получаемые изделия употреблялись и хранились исключительно для собственного использования, Шацкие не вели экспорт товаров.
  
  Не так то сложна эта работа и чем меня Эдгар пытался напугать. Отработаю неделю позвоню маме, и может, даже вернусь домой. Я была полна решимости.
  - готова? - послышался голос Лизи.
  - к чему? - в недоумении спросила, практически направляясь в дом на завтрак.
  - вычистить коровник - спокойно ответила она, протягивая мне лопату.
  - это еще зачем? - рассматривая инструмент, лопаты мне и раньше доводилось видеть, но чтобы держать в руках, а еще работать ею это впервые.
  - животных сейчас гонят на пастбища, необходимо вычистить все... э...их испражнения.
  - ладно, давай уже приступим - безнадежно ответила - поспешим, я есть хочу.
   Через минут пятнадцать я стерла руки в кровь. Ужасные волдыри, во внутренних фалангах, пальцы раздулись подобно воздушным шарам. Каждое движение давалось с трудом сопровождаемое резкой болью и невозможностью шевельнуться. И это было еще ничто по сравнению с болью, когда волдыри прорывались, освобождая наружу жидкость, и теперь с деревянной поверхностью черенка лопаты касалась живая плоть. Как я не старалась, унять накатывающиеся слезы они предательски катились по щекам.
  Лизи да и все остальные соратники по работе с легкостью справлялись с нею, не испытывая тяжести или дискомфорта. Я не заметила, как к нам присоединился Эдгар. Он трудился в дальнем углу, без рубашки. Представляя на показ рельефный узор его торса, играющий под напряжением. 'Вот скотина' первое, что пришло мне в голову. Теперь отступать или халтурить не имело возможности. Почувствовав хоть частичку моей слабости, усталости, голода, он непременно воспользуется ситуацией.
  Эдгар резко обернулся, наши взгляды на мгновение встретились. Его фиалковые глаза в этот момент до боли напоминали мне знакомый, родной и любимый взгляд. Словно дежавю. Отведя глаза в сторону, я принялась доказывать свое право на телефонный звонок, прямо как в тюрьме.
  Натянув рукава толстовки до самых кончиков пальцев, жестко ухватила за ручку и принялась грузить навоз в тележку. Ткань, плотно прилагающая к ладоням, сдерживала трение, сохраняя остатки кожи.
  - все управились - проговорила подруга отставляя инструменты в сторону - сейчас из шланга польем и закончили.
  - что работать сегодня не нужно? - по-детски наивно спросила я.
  - нет только до двенадцати - счищая сильным напором воды остатки фекалий, которые в свою очередь быстрыми ручьями стекали в канализационные решетки. - в весенне-летний период коров доят три раза в день.
  - ясно, урок животноводства.
  - о боже! - воскликнула она, обхватывая мои ладони - твои руки. Почему ты мне не сказала? Тебе нужно к врачу.
  - пустяки - на зло проходящему мимо мужу ответила - я обработаю сама.
  - не в коем случае. Идем со мной.
  Пожилая медсестра аккуратно обработала раны, практически не доставив боли. Ее пронзительный взгляд серых глаз изучал меня на протяжении всего приема.
  - благодарю - рассматривая перевязанные кисти.
  - по аккуратнее милая, у вас чувствительная кожа - выбрасывая использованные ватные тампоны - смените работу, я думаю, Эдгар пойдет вам на встречу.
  - я в этом не уверенна.
  - передайте мои указания мужу.
  - Лучше оставить все как есть.
  - не чего, я с ним поговорю.
  Немногим позже приняв холодный бодрящий душ, я отправилась в столовую, не дожидаясь появления Лизи. Оказавшись в полу мрачном коридоре, совсем одна я поначалу испытала панику. Преодолевая панические приступы, шагнула вперед, с каждым движением страх уходил на затворки, оставляя после себя уверенность и твердость намерений. Используя все силы остроты чувств, я ощутила приятные запахи, указывающие верное направление.
  В столовой мне довилось быть в числе первых посетителей, наверняка самых голодных.
  - привет - произнесла я, входя в помещение. Как не удивительно в ответ послышались приветственные возгласы.
  - что у нас сегодня? - подходя ближе к буфету.
  - салат из свежих томатов и морепродуктов с зеленью под оливковым маслом. Тосты, булочки с корицей, чай и кофе.
  - Мм... - аппетит разыгрался - как хочется кушать - откровенно сказала я.
  - здесь все такие - сказал один из поваров, указывая на собравшихся по эту сторону.
  - я так понимаю, едите вы только в полном сборе?
  - верно. Меня кстати Люком зовут. - улыбаясь протянул через столешницу длинную кофейного цвета руку. Его внешность практически схожая с обложкой глянцевого журнала, с виду латиноамериканец, лет двадцати пяти, с голубыми глазами, ослепительной улыбкой и одним маленьким минусом, собственно и обозначающим 'Практически', небольшой рост. Всего метр шестьдесят.
  - я Розалия
  - я знаю, ты супруга Эдгара.
  - да есть такое дело.
  - может чашку кофе?
  - она мне явно, не помешает.
  - я слышал у тебя сегодня первый рабочий день - наливая из кофеварки большой красный керамический стакан.
  - Как видишь - показывая ладони. - спасибо.
  - не за что. - страдальчески указывая на мои ранения - Бывает Располагайся, через пару минут все соберутся.
  - присоединишься к нам? - послышался голос из одиноко сидящих за столиком.
  - с удовольствием
  - я Марк, это Сьюзи, Александр, Даниэлла и Айша.
  - привет.
  - ты тоже из любителей покушать?
  - после такой изнурительной утренней нагрузки, да.
  Мы довольно мило и доброжелательно беседовали. Порой даже смеялись. Компания самых нетерпеливых оказалась радушный прием, некоем образом не ущемляя мое происхождение или поступки. Все хранили молчание, за исключением семейства Шацких.
  Постепенно столовая стала наполняться домочадцами, и нам пришлось разойтись по своим столикам.
  - приятного аппетита - сказал Люк, протягивая мне завтрак с двойной порцией салата.
  - У Розалии появились поклонники! - пролепетала Элизабет усаживаясь за стол вслед за мной. Все остальные соседи уже заняли свои места.
  - да мы подружились - ответила, без тени скромности, ощущая пристальные, осудительные взгляды свекра и свекровью. Эдгар молчал, и казалось даже, не замечал моего присутствия.
  - как твои руки? - поинтересовался Шон, наблюдая за поведением шурина. Вообще муж Лизи отличался повышенным чувством юмора, таким оптимистом, способным найти все положительно там, где его даже нет.
  - нормально, мне дали обезболивающие. - намериваясь в один момент закончить трапезу. Как только поднесла вилку ко рту, иллюзия разрушилась.
  - ты намеренна продолжить работу? - тщательно рассматривая нас.
  - естественно - ответила скорее Эдгару, нежели Шону.
  - как отреагировал Эдгар? - не унимался он.
  - он так переживал... едва сдерживал рыдания
  - и как это происходило? - с ехидной улыбкой, обратился к шурину.
  - она может не работать - пристально посмотрел на собеседника, и тоже, скорее обратился ко мне.
  - он у меня такой заботливый! - мы положили новый уровень общения, передовая недовольства, через Шона.
  - да, что там я?! это она, самая замечательная жена!
  - где уж там мне? Супруг не позволяет перетруждаться, так мило - скорчив забавную рожицу.
  - буквально все держится на ее хрупких плечах - столь же пафосной улыбкой, отразив удар - если бы не она?!
  - все хватит!!! - воскликнул Эмиль, с грохотом поднимаясь - достаточно! Сколько можно слушать вашу брань! Прекратите! - продолжал выкрикивать он, покидая комнату. Вслед за ним удалилась и София.
  - не чего себе! - на мгновение искренне, это чувствовалось, улыбнулся. Поражаясь стремительному взрыву эмоций, уравновешенного отца.
  - я его никогда таким не видела - тихонько продолжила Элизабет, все еще опасаясь быть услышанной родителями.
  - он сам виноват - ткнула пальцем в мужа.
  - Я? - поразился он.
  - кто же еще? Устроил тут детский сад. - наконец то приступая к поеданию салата.
  - ты первая начала
  - я вообще молчала - серьезно уставившись на него. Сейчас, когда нас разделяла площадь стола, и я в полной мере могла ощутить его аромат и красоту, е несчастью зачаровывающую меня все больше. Я обомлела, правда на мгновение. Надо скорее валить от сюда, а то еще решу остаться - это все... ты! - мы все уставились на хохотавшего Шона.
  - и еще потешается - шутливо ударил его по плечу Эдгар.
  - вы такие забавные - сквозь смех, проговорил он.
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  
  
   Через пару дней, к моему большому удовольствию, мучения закончились, Шацкие перешли работать на кухню. Былые навыки, полученные в Московской квартире пригодились. Наблюдая за грациозными движениями Элизабет, да и все остальных я буквально схватывала на лету, совершенствуя мастерство. Практически к обеду первых трудовых будней на кухне я поняла, что люблю это занятие и мне очень нравиться готовить, что-то придумывать или усовершенствовать. Конечно, трудилась не в качестве шеф-повара и даже не из числа его помощников, а только разнорабочей. Принеси, подай, почисти и так далее. Привыкнуть к раннему подъему мне не удастся никогда, это точно. Двойная доза крепкого кофе спасала в таких ситуациях, взбадривая тело и разум.
  - передай соль - неожиданно обратился ко мне Эдгар, протягивая длинную мускулистую руку.
  - одну минуту - в одно движение, отставляя чашку с кофе и направляясь к полкам со специями - вот держи
  - благодарю - ответил, не удосужившись даже взглянуть на меня. Кропотливо работая над приготовлением лазаньи.
  - может, я могу чем-то помочь? - поинтересовалась, желая приложить свои труды к жмоты шедевру
  - сможешь потереть сыр? - поднимая на меня фиалковый взгляд.
  - да - в нетерпении ответила я, немедленно приступая к работе.
  - осторожнее, не поранься - горячим прикосновением удерживая мою ладонь, в дюйме от острых зубцов и очередных травм. Сейчас мир остановился, уничтожая все в окружении, за исключением нас двоих. Приятный аромат его тела, огненное дыхание, его рука на моей. Как в этот момент хотелось прикоснуться, податься немного по ближе ощутить его поцелуй... момент был утерян, Эдгар отстранился.
  - может завтра приготовим овсяную кашу? - проговорила первое пришедшее в голову.
  - было бы не плохо. Я с детства не ел каш
  - а я обожаю каши - скромно улыбаясь в ответ
  - тогда обязательно приготовим
  - а что у нас на обед
  - не торопись - устанавливая в духовом шкафу нужную температуру - подумаем об этом после завтрака. Я голоден, если продолжим говорить о еде мне придется съесть тебя - двусмысленно произнес он, заставляя меня краснеть. И когда я успела превратиться в краснеющую девицу! Что за бред со мной происходит в этом доме?
  - прекратите бездельничать - послышался голос Софии, адресованный по все видимости нам - у нас еще уйма работы. Эдгар помоги отцу, он явно не справляется с блинчиками, а ты - она ткнула в меня пальцем - перемели зерна кофе.
  - идем работать - смешно закатывая глаза.
   Кстати говоря, кухня обустроена по последнему писку той самой моды. Вся техника и меблировка выполнена из натуральных материалов, а электроприборы известных марок. Только вот подчистую они пользуются ручными устройствами, избегая лишнее использования электричества. Жмоты, что сказать.
  - только не говорите, что варить это - указывая на огромное количество кофе - придется в турке?
  - нет, есть кофеварка - указывая скорее на бочку, чем кофеварку - если не тяжело свари его.
  - она только загубит кофе
  - я думая мама Розалии нужно учиться. Если загубит этот не беда приготовит следующий
  - Элизабет права, пусть варит - подоспел Шон, раскладывая в вазочки сметану и джем.
  И в правду первая партия кофе отдавала странным привкусом, его пришлось вылить. Следующий бочонок слегка пригорел. Трагедия не столь масштабна, Шон посоветовал разбавить его горячим молоком и подавать что-то типа кофе с молоком. Так я и поступила. Осталось только не поджечь и молоко в придачу.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  - привет моя госпожа - проговорил Люк.
  Я помогала Эдгару, Эмилю и Шону обслуживать посетителей так сказать. Чему была безмерно рада. Вспоминая былые времена в Москве.
  - мы поменялись местами, теперь я обслужу тебя. - отвлекаясь от работы.
  - что ты желаешь к блинчикам сметану или джем?
  - пожалуй, и то и другое - обворожительно улыбнулся.
  - ОК - устанавливая на подносе весь ассортимент меню.
  - странный запах? - вероятно, эксперименты над кофе все еще сохранили запах.
  - это новый рецепт
  - не отвлекайся - грозно возвышаясь надомною, проговорил Эдгар, легонько, но при этом настойчиво отодвигая меня в сторону
  - ты что?
  - иди лучше помоги маме - требовательным тоном
  - я хочу остаться здесь
  - НЕТ! - увеличивая жесткость, отнял поднос предназначающийся Люку. - вперед, за работу
  - приятного аппетита - практически бросая в лицо словами. Вот так вот и пришел конец мимолетной гармонии.
  - благодарю - произнес побледневший, внезапно начавший заикаться мужчина, поспешно удалившись от накалившейся ситуации
  - хам!
  - незачем его злить - прошипела София, протягивая груду тарелок - аккуратнее не разбей
  - стараюсь госпожа - отразила я
  
  
  
  
  Глава пятая.
  
  
  
  
   Не нужно было вчера так поздно ложиться спать. Теперь вот не позволительно проспала на работу и панически опаздывала на завтрак. В спешке, натягивая на себя первое попавшееся белье, услышала быстрые шаги, открывающуюся дверь
  - чем ты тут занимаешься? - проговорила Лизи.
  - я проспала.
  - Эдгар рвет и мечет, он не позволил мне подняться в твою комнату еще утром. Пока Шон отвлек его я прибежала к сюда
  - все идем.
  - чем занималась вчерашним вечером, тебя не было в комнате? - спросила она, стремительно покидая мои покои.
  - мы гуляли
  - гуляли? - удивительно произнесла она - и с кем?
  - с Люком и его друзьями
  - ты понимаешь, что поступила не благоразумно
  - от чего? - переходя с быстрого шага, практически в бег - мы сидели в парке, не чего криминального в этом нет!
  - ты замужем - одергивая мою руку - и оставаться наедине с мужчиной, можешь только с позволения мужа
  - все верно наедине, но там было около десятка твоих соплеменников. И мы просто разговаривали. И еще мой муж, которого я кстати не выбирала, мне не хозяин, что бы за каждым шагом спрашивать его разрешения.
  - ну все сейчас, что-то будет - проговорила она, сменяя темп на более медленный и грациозный.
  В столовой буквально пропитанной электрическими импульсами царило удивительное молчание, как в тот первый день моего пробуждения. Завтраки розданы, все заняли свои места, за исключением нас с Лизи конечно. Чем ближе мы приближались к нашему столику, тем отчетливее становился грозный образ вожака, моего мужа и мучителя в одном лице.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
  - вы опоздали!!! - прорычал муженек, прожигающим тоном.
  - извиняюсь, это я не уследила за временем - поспешно отозвалась Элизабет, защищая меня. Складывалось такое впечатление, что Эдгара боялась даже его собственная семья.
  - не извиняйся Лизи, это все я проспала - бросая вызов, произнесла я. Разглядывая однообразность завтрака, фантазии у повара явно отсутствовала.
  - По-твоему это веский аргумент? - еще более угрожающе, хорошо, что я не всегда испытывала страх.
  - а разве нет?! - удивленно произнесла я - завтрак в семь утра довольно рановато.
  - по твоему мы должны изменить расписание из-за возможности дать тебе времени подольше понежиться в постели? - белея словно полотно.
  - я говорю сейчас не о себе а...
  - а о ком, ты еще можешь говорить, как не о себе любимой?!
  - прекрати на меня наезжать! - с не менее грозным тенором выкрикнула я, не стесняясь привлечь постороннее внимание. И без того пристальное.
  - я констатирую факты - сжимая губы в тонкую линию - единственное чем ты себя утруждала за прошедшую неделю так это посещение общественной столовой и то с опозданием.
  - я опоздала всего лишь раз!
  - дважды если быть точным, в понедельник ты тоже опоздала.
  - а...
  - на вас смотрит вся стая. Перенесите выяснение отношений в более уединенное место - прошептал Эмиль, создавая впечатление самого спокойного.
  - пусть все знают, какая она лентяйка
  - Эдгар!
  - сам ты лодырь. - игнорируя просьбу родителей - Только и знаешь, приказы отдавать, на большее ты не способен.
  - ты сама палец о палец не ударила за всю свою жизнь. Привыкла существовать за чужой счет.
  - что ты сказал!!!
  - что слышала, ты и сейчас живешь за счет моей семьи, которая работает в отличие от тебя. Ты даже чашку кофе не заслужила.
  - так вот как значит! - выкрикнула я - и пей его сам - произнесла я, выплескивая содержимое чашки прямо в его лицо.
  Зал ахнул.
  Продолжать лицезреть, стекающие кофейные капли, было довольно опасно, я поспешно удалилась. Сменяя быстрый шаг на бег, как только скрылась из поля зрения. В дверном проеме комнаты я вздохнула с облегчением, как оказалось слишком поспешно. Эдгар быстрым движением запер ее, зашвыривая меня внутрь. Я отлетела в сторону, удачно сохранив равновесие.
  - ты, что сдурел!
  - как ты смеешь втаптывать меня в грязь в присутствии родителей и стаи! Кто ты вообще такая! Скажи кто! - прорычал он, выпуская всю силу гнева, поражая все в округе.
  - я твоя жена - ляпнула первое, что пришло в голову
  - моя жена говоришь? - угрожающе приближаясь - так соизволь вести себя соответственно - заключая меня в жесткие объятия. Когда я отвернулась, игнорируя попытку поцелуя, Эдгар с силой намотал мои волосы на руку, нагибая голову под нужным углом, целуя меня. В ответ я больно укусила его губу, ощущая выступающую кровь. Казалось, это его только подзадорило. Супруг, игнорируя все мои удары, укусы лягания ногами. Перекинул меня через плечо, пересек спальню и безжалостно швырнул на постель. Не успев с реагировать на одно действие, как тут же последовало следующее, он оказался сверху, подчистую уничтожая остатки одежды.
  На все мое сопротивление Эдгар отвечал еще большим напором страстных ласк и головокружительных поцелуев, одурманивающих разум. Сопротивление переросло в любовное сражение, уничтожающее подчистую былые убеждения, желания и веру. Долгий томительный поцелуй, на мгновение вернувший меня в страшную реальность, где я осознала множество вещей, а главное череду тайных желаний скрытых глубоко в моем разуме и сердце. Комната наполнилась звуками тяжелого прерывистого дыхания, перерастающего в хрипы.
  Внезапно Эдгар остановился, глубоко вздохнув, открыл зажмуренные на доли секунд глаза и произнес страшные слова, не вписывающиеся в его действия и намерения.
  - извини, я не должен был так себя вести - поднимаясь с кровати, направился к окну.
  - за что? - прошептала я, все еще под действием адреналина.
  - я веду себя как зверь, не удивительно, что ты нас ненавидишь... - еще более печально произнес муж. Покрывая меня ледяным холодом его слов.
  - я не...- хотела сказать, что уже ненавижу их, ну, по меньшей мере, не всех, но Эдгар перебил меня.
  - последние двенадцать лет я живу только тобой. Единственная цель, смысл... да все что угодно заключается в тебе, словно водоворот, затягивающий в омут. С твоим приходом в моей жизни пролетел ураган, уничтожающий все на своем пути. - прогремел он, выпуская все силу ненависти. От его криков я вздрагивала покрываясь гусиной кожей - Ты уничтожила мою жизнь, ты уничтожила меня. - проговорил последнее предложение, снижая тон, а затем начал совершенно не знакомым мне ранее тихим печальным болезненным голосом - Я не знаю когда именно мое банальное увлечение переросло в нечто большее и глубокое. Я наблюдал за твоим взрослением практически с первых дней... твоя страсть, воля к свободе, независимость открыли для меня новый совершенно не изведанный яркий, головокружительный мир, твой мир. Мне хотелось стать частью этого мира, частью тебя самой, но как бы близко я не приближался ты непременно отталкивала меня... - я почувствовала, как практически слезы скатились с его глаз. Эдгар в последнее мгновение сморгнул их. - я помню как ты практически доказала нетерпимость ко мне использовав заднее сидение 'Мазерати' или твой побег - напрягая скулы - искал тебя, обчесывая все окружности, по началу жаждал убить тебя, отхлестать, просто прижать к груди, но я был слеп, практически глуп. Не понимал или не хотел понять, ты никогда не будешь моей... все это время, я поступал, так как желал, как хотел только я, не замечая твоих кричащих поступков об обратном. Когда я вошел в твою комнату тем днем, ты так побледнела и шарахнулась в сторону, что еще раз подтвердило ненависть, брезгливость и страх. Все что ты смогла испытать к моей персоне. Ничто не сможет пробудить в тебе нежные чувства, ни ласки, ни угрозы, ни что... - я прекрасно припоминала этот случай, тогда и вправду чрезмерно эмоционально среагировала на его появление.
  На какой то период воцарилась полная тишина, теперь понимаю, почему ее иногда называют гробовой. Услышать искренность его слов, огненной плеткой хлыставшие мою совесть, оказалось намного тяжелей.
  - я хочу позвонить маме - стараясь сдерживать нарастающую боль.
  - маме? Да она знать тебя не хочет.
  - не лги мне
  - я сообщил Наталии о твоем спасении сразу по прибытии домой и пригласил ее к нам. Но вот только она не пожелала встречаться и более того, высказала не желание даже общаться по телефону.
  - ты лжешь! Этого не может быть!
  - можешь верить чему угодно, мне все равно. Я устал, как я устал. Заставляя тебя работать, в обмен на звонок я рассчитывал на твою слабость, но и здесь обложатся. Ты продолжала работать, не смотря не на что.
  - она любит меня - сдерживая нахлынувшие слезы
  - вероятно. Ты свободна, можешь покинуть дом в любое удобное для тебя время.
  - мне можно уехать? - не веря своим ушам. Вот так просто взять и уехать?
  - да давно нужно было тебя отпустить. Я распоряжусь о подготовке транспорта и закажу билет
  - и я смогу уехать куда пожелаю
  - да
  - а...
  - Прощай, Розалия.
  Эдгар молча покинул мою спальню, дом и наверное жизнь. Проревев несколько часов в подушку я молча не произнося не слова собрала маленькую дорожную сумку намереваясь покинуть дом сегодня же. Внизу Луи передал мне мои подлинные документы и кредитную карту.
  - в аэропорт вас доставит водитель. Билет заказан, вы можете сами выбрать страну и город.
  - благодарю.
  Лизи в комнате не было, а идти в гостиные мне не хотелось я молча не останавливаясь не на мгновение села в машину и навсегда покинула этот мир.
  
  
  
  
  Глава шестая
  
  
   Время тянулось бесконечно долго, раскрывая меня для предательски накатившихся слез, мыслей и желаний... что-то немыслимо тяжелое скопилось в моей груди, пожирая остатки гордости и чести. Тосковала, покидая особняк Шацких, я утратила что-то очень важное и дорогое моему разбитому сердцу и раненой душе. Что именно я не могла понять, от чего боль становилась еще невыносимей.
  Поздним утром самолет приземлился в аэропорту Волгограда. Меня никто не встречал. Наверное, Шацкие не удосужились сообщить маме о моем приезде. Проходя по терминалу, я чувствовала присутствие людей. Их запахи отличались от ароматов Лугару. Теперь это точно знала. В нашем поведении было больше резкости, больше угловатостей что ли. Человечество стремится вперед, не обращая внимания на прелести окружающих просторов. Множество человеческих радостных лиц встречали родственников, друзей или знакомых. Приветствие сопровождалось рукопожатиями и поцелуями. Счастливая атмосфера буквально пронзала меня из нутрии, уязвляя мое одиночество. Смольный, задымленный воздух некогда любимого города показался невыносимо противным.
  
  Такси остановилось у ворот моего любимого дома. С первых мгновений я поняла, что здесь с моего ухода не чего не изменилось, все осталось по-прежнему. Прекрасный растущий сад, распустившиеся цветники. Они продолжали жить. Мое отсутствие, несомненно, нанесло свои незабываемые отметки, тем не менее, они не угасли, не опустили руки, а наоборот развивались, уходя далеко вперед.
  Охранники безоговорочно пропустили меня внутрь. Растерянно приветствуя кивком головы.
  - привет Марк - произнесла я хриплым голосом. - мама дома?
  - да.
  Ропотной походкой я подошла к двери. Немного колеблясь, постучаться или войти так? Чем больше размышляла, тем сильнее ощущала неловкость ситуации. Взяв в руку двери, ощутила холод металла.
  В доме царила тишина, конечно, все жильцы присутствовали только не решались выйти первым.
  - Розалия? - все еще сомневаясь, произнес Эдуард. Папочка как я скучала. Слезы предательски накрыли лицо.
  - зачем ты пришла? - послышался грозный голос мамы, вошедшей в комнату вслед за отцом. Сейчас она больше похожа на грозную императрицу, нежели мать.
  - я...
  - что ты? Что ты хочешь нам сказать? Ну, давая, найди очередную лож! - бросая в меня словами будто бы камнями. - Мерзавка! Мне стыдно за твое поведение. Каждый день каждую минуту прожить в ожидании очередного поступка порочащего семью. Что на этот раз, кто виноват. Будешь сваливать все на Александра, которого в жизни не видела или может на свое поведение? Отвечай! Молчишь. А знаешь почему? Так я тебе скажу, во всем, что ты нам смогла продемонстрировать, виновата лишь ты сама и никто более. Я вырастила маленькую эгоистку. Ты всегда поступала, так как было удобно для тебя, пренебрегая нашими чувствами, желаниями и болью. Ты просто собралась и уехала, а что до нас? Кто мы тебе? Временно прибежище или удачная возможность избежание наказания? - я совсем не заметила, как она приблизилась буквально в плотную. Остановившись в полуметре от меня, так что я могла рассмотреть морщинки, которых раньше не было. Темные круги под глазами, прекрасно для человеческого зрения, замаскированные тональным кремом. Моя милая и прекрасная мама состарилась из-за меня.
  - прости. - на что Наталия влепила самую жгучею и массивную пощечину сбивая меня с ног. Я свалилась на пол, оказавшись перед нею на коленях.
  - я не заслуживаю вашего прощения, я знаю это. - продолжала говорить не отнимая пристального взгляда от ее наполняемых слезами очей - вы правы я всегда поступала опрометчиво не взирая на ваше положение и чувства. Пренебрегала любовью и заботой. Я воспринимала все это как данное, что-то неотъемлемое не взирая на способность лишиться самого дорогого в моей жизни, потерять вас. Я ненавижу себя за это. Прошу дайте мне шанс доказать, нет скорее заслужить вашу любовь и заботу - выпуская наружу скопившиеся рыдания. С ними справиться уже не смогла.
  Мама опустилась подле меня, крепко охватывая ладонями мое лицо.
  - я всегда знала, что ты вырастишь необычным ребенком. Знала это еще, будучи беременной и ты стала такой. Я не знаю, что не вправе винить тебя Розалия за твое происхождение, но именно оно стало основой всего этого. Если бы у меня имелась возможность исправить ту злополучную ночь, но при этом лишиться тебя. Я не стала бы нечего менять. Потому что люблю тебя, во, что бы то ни стало. - с этими словами мама покрыла нежными ласковыми поцелуями мое лицо и руки. Крепко прижимаясь к материнской груди, я осознала цену счастья. К нашим объятиям присоединились остальные, произнося самые ласковые и удивительные слова, кричащие радостью моего возвращения.
   Я дома.
  
  
   История Пятая. Часть Вторая. Дети природы. Глава первая Прошло почти два месяца, а точнее сорок шесть дней и восемнадцать часов, с того момента как я покинула особняк Шацких. Прошедший промежуток времени тянулся невероятно и бесконечно долго. Каждый час выглядел годом, а день казался вечностью. Меня уже не что не могло радовать и доставлять блаженство, так как было раньше, до свадьбы, во времена издевательств над Эдгаром. Где каждый момент, каждое действие или шаг приносили с собой море наслаждений и удовольствий, не обращая внимания на всю их гнусность. Сейчас я не хотела этого, всего того, чем занималась раньше. Меня тянуло к подвигам, к поступкам за которые принято награждать, или хотя бы хвалить. Во мне зародилось сильное чувство самосохранения, защиты своей семьи. Возможно, стала мудрее, я повзрослела, возмужала, смешно даже. Если и в какой-то мере переросла подростковый период, какое отношение ко всему этому имеет он! Полный идиотизм. Разве возможно тратить такое количество времени, думая о ... Ну вот опять! Я скучала, тосковала по бескрайним просторам, по свежему насыщенному горному воздуху, как не странно по работе, меня тянуло назад, подобно магниту или свету так манящему светлячков в ночи. В прошедшее время я достигла новых высот, все меньше ощущая перепады температуры, не воспринимая ни холода, ни жары. Мой организм приспособился или скорее адаптировался к новому миру чувств и восприятий. И сейчас сижу на кресле качалке, небрежно завернувшись пледом, под сильным порывистым ветром приносящем большие капли, переходящие в проливной дождь. Мерзость и слякоть вступившей в свои права, осени, принесли с собой не унылость или раздражение, а напротив аппликацию запахов и ощущений. Все чаще на замену солнечным дням приходили сумраки, теплым ласковым лучам, объятия пронзающего, словно миллионам частиц разбитого стекла, ветра. Я чувствовала температуру, влажность и давление воздуха, не выходя на улицу, но мои знания не приносили ощущения. Некий невидимый плащ служил и грелкой и кондиционером одновременно. Я приобрела даже нечто большее, чем просто знания, это был дар, мой собственный талант, связывающий меня с природой в один целый механизм существования. - дорогая - проговорила мама, выходя на веранду. Она, как и прежде излучала чудесный яркий свет счастья - ты можешь простудиться, зайди в дом. - все хорошо, мне не холодно. - ответила я, продолжая наблюдать за стекающим каплям, ударяясь крышу они отскакивают на крупные листья клена, приобретающие различные оттенки от бледного до практически грязно-зеленого цвета. Разукрашенные умелой кистью художника в яркие желтые, песочные и оранжевые оттенки и конечно мои самые любимые кирпичные с отголосками красного. Под силою порыва ветра дождинки плавно, подобно отрепетированному танцу, продолжали свой полет, завершающийся спиралеобразным объятиям перил, затем словно прощальным жестом, падали в небытие, исчезая под покровом травы. - звонил Эдгар - настороженно проговорила она, наблюдая за моей реакцией - и что хотел? - стараясь не выдавать нарастающие эмоции. О ее волнении, я узнала практически сразу после входа на террасу, а о причине только сейчас - он просит нас отправиться в путешествие на пару месяцев - остановившись в метре от меня, облокачиваясь на перила - в Австралию.- воодушевленно произнесла мама, будто Австралия моя самая заветная мечта. - пусть сам и едет. - равнодушно ответила, недоумевая его безграничной наглости. - Мне не нужны его подачки - ты, наверное, не совсем поняла. - Проговаривая каждое слово- Это необходимо, скорее, для нашего блага - ты это о чем? - еще больше запутавшись. - Шацким объявили войну и так как мы принадлежим к числу его людей, а ты и вовсе член его семьи. - мама безжалостно пронзала меня любящим и нежным взглядом, приводящий меня в ступор - Нам угрожает не меньшая опасность в случае... - их гибели?! Ты это хотела сказать? - на мгновения выходя из плена ее глаз. - вероятно да - черт - ...и еще твоя машина доставлена пару минут назад. - избавляется от моих вещей. - пробурчала нежели проговорила я, разминая запястья. - собирай вещи. - сказала она, направляясь в дом. Затем остановилась, в паре метров от входа, обернувшись произнесла - Не увлекайся, только самое необходимое, все остальное приобретем на месте. - намекая на способность упаковать практически все - К вечеру нужно покинуть дом. - донесся ее голос, чуть позже. - хорошо, иду - лениво ответила я, нехотя вставая с кресла. Собирать в принципе было нечего. Все вещи остались в доме мужа, я благоразумно взяла самое необходимое, и сейчас не было необходимости выбирать. Какой то период времени я торжествовала, чувствуя уязвление Эдгара, так отчаянно стремившего сохранить мир и процветание своего народа, делая рискованные ставки. Как мне хотелось увидеть их лица, суровое выражение Эдгара и его родителей, полагающие, что мир в их руках, потеха так потеха. Тем не менее, на меня продолжало давить чувство вины, пусть и не прямого отношения к войне, но все же принимающая к ней косвенное участие. Беспокойство не давало мне покоя. Какая то часть, преимущественная часть, требовала вернуться. Она желала принять участие в сохранении моего вида, и когда я успела свыкнуться с мыслью о кровности с волками?! Потенциально, физический труд окончательно мог лишить меня рассудка. Другая часть меня, и она явно находилась в меньшинстве, настаивала остаться, продолжая человеческое существование. Тем более переезд на другой континент открывал безграничные перспективы. Выбор, выбор, выбор... как сложно предпринять неминуемое решение, при этом не потерять суть себя самой. *** - нам нужно поговорить - уверенно произнесла я, молниеносно врываясь в спальню родителей. - что-то случилось? - дрожащим голосом проговорила мама, медленно, словно в замедленной съемке опускаясь на кровать. - я не поеду в Австралию - Розалия, сейчас не время показывать свой нрав - продолжил отец, прекращая увлеченно читать сегодняшнюю газету, отлаживая ее в сторону. - вы не поняли... - Рози, девочка моя - практически панически сказала мать, бледнее на глазах - если Шацкие проиграют... нам как их союзникам грозит неизбежная смерть - я понимаю это и соглашаюсь с решением Эдгара, отправить вас так далеко, правильное решение. - теперь я совсем не понимаю тебя. - настороженно переглядываясь с Эдуардом. - поясни - вы отправляйтесь в Австралию и начинайте новую жизнь, в которой больше не будет опасности. - а как же ты? Я не оставлю тебя здесь одну! - практически выкрикивая. - мама, я допустила в своей жизни достаточно ошибок, и искренне сожалею, что доставила вам всем столько боли. Сейчас у меня появился шанс, стать кем-то, кем мне суждено было родиться, кем я всегда хотела быть, не осознавая этого. Стать истинной Лугару. - но... - я отправляюсь домой. К своей стае и если мне суждено погибнуть, пусть это случиться в попытке отплатить предкам за подаренное чудо. - не может быть! - послышался голос входящей в комнату бабушки. - ты не поедешь с нами? - спросила Анжелина, впервые излучая беспокойство за мою персону. В мгновение и комната наполнилась всеми членами семьи, даже няня с маленьким братиком на руках, присоединилась к нам. - нет, я вернусь к мужу. - но ты никогда не хотела быть его женой! - не унималась, неожиданно проникшая сочувствием, слова которой плавно переходили в рыдания. - верно, Анжелина - обнимая сестру - тем не менее, мой долг вернуться. - ты никому не чего не должна - всхлипывая на моей груди - это долг себе самой.- ощущая мудрость в каждой букве своих слов. - вернувшись ты обречешь себя на неминуемую смерть - дрожащим голосом прошептала мама, отчаянно не мирившись с моим уходом. - я не смогу потерять тебя еще раз. Это не справедливо. Столпившись в спальне, вокруг меня, семья опасалась моего очередного исчезновения, словно я могла в любую минуту пройти сквозь стену или испариться в воздухе. - я знаю мама и все же прошу отпустить меня. - вложившая слова уверенность, силу, решительность, отвагу и наверное любовь. - отпусти меня... Покидая отчий дом, я навсегда лишалась возможности вернуться назад. И не по причине нежелания или невозможности, а от внутреннего чувства, сообщившего мне. Прощаясь с семьей, мы давали друг другу обещания, непременно увидится, осознавая неизбежность этих клятв. Я больше не увижу этот город, этот дом. Я больше никогда не увижу этот удивительный мир... Глава вторая Не имею понятия, сколько времени заняла дорога, от Каменного до черт знает, какого места, не обозначенного не на одной карте мира. Я гнала на максимально, порой даже рискованной, скорости. Учитывая горные серпантины и практически отсутствующую связь gps-устройства. Дороги я не знала, поэтому перемещалась в слепую, отважно даже для меня. И вот когда практически находилась у цели, можно было с удовольствие вздохнуть от облегчения. Оказалась, меня здесь не ждут и более того не желают впускать на территорию стаи. Охранники, будь они не ладны, в конец меня достали своим рассуждением и нахальством. Указывая на дверь, и не скупясь в выражениях. Я приняла мое излюбленное решение. Метод, которым некогда пользовалась, упорство плюс желание и чуточка отваги, ровняется успех. Переключив рычаг, я максимально сдала на зад, практически скрываясь за утесом. Уйти из вида мне не прельщало, так мои мучители не получат всю мощь моих желаний и не достигну нужного эффекта. Удерживая педаль сцепления, я несколько раз усердно газанула. Выпуская наружу все могущество двигателя, машина металась на месте издовая пронзительное рычание и выпуская клубы дыма из под колес. Затем, когда мужчины поняли мою задумку, вызывающе расположившись по середине дороги, язвито, улыбнулись. Я отпустила сцепление, в полную силу вдавила педаль газа в пол. - ну что девочка покажем класс! - обращаясь к тачке. Испытывая всю полноту адреналина, захлестнувшего мой разум и сердце. Мазерати рванула вперед. Чувствовала каждое трение, каждый оборот двигателя, чуяла вкус бензина, касание шин. Машина молниеносно достигла шлагбаума, перегородившего путь, раскидывая мужчин в стороны. Серьезных ранений они не получат, в этом я абсолютно уверенна, ловкость Волков все-таки. Треск дерева, звон и скрежет металла, летящие щепки, и только затем я ощущаю само столкновение. Мощным тупым ударом, пронзая грудь. Вероятно, грудная клетка соприкоснулась с рулем. На мою удачу подушки безопасности не сработали, в противном случае освобождение, заняло больше времени. Я продолжила движение, не сбавляя скорости и не глядя в зеркало заднего вида. И так ясно все живы и точно намериваются меня преследовать. Иного и не ждала. Проселочная дорога, все в духе Эдгара, наполнялась после меня клубком пыли, а акустическое пространство шумом. Такая сверх звуковая ракета, с целью и желанием. Умелые охранники отставали не меньше пары метров, предупредительно сигналя. Что еще больше провоцировало на увеличение задора. Дорога извивалась подобно скользкой проворной змее, хаотично меняя направления. В руках чувствовалось напряжение от постоянного усилия и резких движений. Через несколько минут, к моему преследованию присоединилось еще три машины. Перерезать путь им так и не удалось, позорно волочились в хвосте. - Вот черт!!! - выругавшись. В сотне метров виднелась желаемая цель. Дом практически достигнут, но вот не задача охранники решились на отчаянный шаг, открыв стрельбу на все еще первую леди стаи! Первая и вторая очереди патрон, удачно со свистом пролетела, мимо теряясь в лесу. А вот третья достигла мишени, одновременно с характерным глухим звуком пронзая задние колеса. Сочетание высокой скорости, резкого поворота, в который я практически вошла и взорвавшиеся шины, привело в адскую смесь. Подбрасывая машину в воздухе, а затем по инерции запрокидывая, по удаче в нужную сторону. Мазерати синхронно перевернулась десятки раз, превращаясь в груду металла. Вспахала ухоженный газон лужайки, со скрежетом подминая под себя последний уцелевший куст роз, остановилась, прямо перед входом в дом. Оставаясь в подвешенном состоянии, машина приземлилась на крышу, я медленно открыла глаза, голова все еще кружилась. Медленно и очень осторожно я вздохнула и выдохнула, пошевелила руками и ногами, кажется, обошлось кости целы. Отпуская руль, я отстегнула ремень безопасности, беспощадно падая вниз. Чья-то сильная рука бессердечно выкинула меня из салона, приземляя на траву. - ты что совсем сдурела? - Прорычал муженек, вот так он рад меня видеть. - привет - хохоча, ответила я, продолжая ощущать адреналин в крови. - лучше не двигайся, кости могут быть повреждены - донесся голос свекрови. - со мной все в порядке. Правда! - продолжая лежать на спине. Взволнованный Эдгар обследовал мое тело. Ощупывая легкими осторожными прикосновениями. - ты цела - склонилась надо мною, испуганная Лизи, так же осторожно касаясь лица. - да, я уже сказала - почему ты так безответственно себя ведешь? - наконец-то закончив осмотр, произнес он. - это не я, а твои псы - не смей так отзываться о моей семье!!! - прогремел он, шарахаясь от меня как от прокаженной. - я говорю о тех глупцах, что посмели препятствовать моему возвращению домой! - уверенно поднимаясь на ноги. Оппоненты последовали моему примеру - а затем бросили вызов, решив посостязаться в умении управлять автомобилем, третье и самое отвратительное. Открыли огонь по члену твоей семьи, по наследнице Башкировых и твоей жене! По Розалии Шацкой-Башкировой! - бросая словами как аргументами. Моя речь потрясла не только побледневшего мужа. Пораженного дерзостью охраны, моими словами или и тем и другим одновременно. *** - здесь все по-прежнему - удовлетворенно проговорила я, осматривая апартаменты, в которых за время отсутствия не чего не изменилось. - мы не смели что-либо поменять... - ласково отозвалась Лизи, скользя в нежном бирюзовом платье. Ее распущенные волосы каскадом ниспадали на плечи, превращая хозяйку в лесную фею. - правильно, а то я бы вам задала! - шутя, сказала, переворачиваясь к ней лицом. - почему ты ушла не попрощавшись? - я не нашла тебя в спальне, а лицезреть домочадцев не имелось сил и желания. - вспоминая всю силу былого гнева. - тогда что привело тебя назад? - многое - я с нетерпением обняла подругу за плечи, удовлетворяясь за долгое время разлуки. - например ты, я скучала! - я тоже... - отвечая всей теплотой. - а еще не могла позволить прогулять все состояние наших предков без меня! - хохотав проложила, не выпуская Элизабет из объятий. - кхм... - прокашлял Эдгар, робко входя в комнату. - я не помешал? - нисколько - поспешно ответила Лизи, отстраняясь - я как раз собиралась уходить. Еще увидимся! - пообедаем вместе. - вероятно, присутствие сестры разрядит обстановку - неуверенно прошептал он, указывая на дверь, за которой минуту назад скрылась Лизи - я ее верну. - не стоит - отозвалась я. Жестом, предлагая занять любое место в спальне, не любезно оставлять топтаться на входе своего мужа. Тем более мне предстоит наладить с ним дружеские отношения - прошу, проходи. - благодарю - как-то официально отозвался он, приближаясь на несколько шагов. - мама расстроилась из-за цветов? - разрушая неловкость тишины. - не больше чем из-за Кашпо - с искренней улыбкой ответил Шацкий. - там было еще и Кашпо?! - иронично закрывая лицо руками - Не видать мне прощения! - это точно. Эдгар по-ребячьи смущенно сторонился моего приближения, каждый раз отступая на шаг. Если я смела подступить. В нем играло множество противоречащих эмоций испытываемых по поводу моего внезапного возвращения. Мама сдержала слово, не уведомив зятя. Супруг явился в комнату за ответами, вопросы на которые он так и не задал. Не хватало мужества или напротив остерегался их мощи. Я чувствовала так же стыд, за произнесенные слова и совершенные поступки, в последний день нашего общения. Не каждый мужчина способен найти в себе силы, так спонтанно выложить все на стол, отвергающей его особе. Я понимала его чувства они мне даже льстили. Знать, что на свете существует, по крайней мере, один безумный мужик, сумасшествие которого зависит от моей собственной персоны, приятно, знаете ли. Тем не менее по отношению к Эдгару я не испытывала не чего подобного. Мою голову не сносило от мыслей, желаний или чувств. Безусловно, Шацкий удивительно привлекателен, сексуален и чуток. Только все не то, я не люблю его той любовью, о которой мечтает любая женщина. - что ты здесь делаешь? - переходя к сути. - разговариваю с тобой... - я имел в виду не сейчас, а что ты делаешь здесь вообще, в моем доме? - не так то уж и в твоем - стрельнув глазками, немного игры не помешает - этот дом принадлежит нам в равных долях или ты забыл свой демократический лозунг 'Все равны'! - желаешь получить плату, но ведь я отдал тебе кредитку на ней достаточно средств. Или все истрачено? - нахмурив брови, подошел к окну. И что его так тянет вечно по окнам шарить! Избегает прямого контакта. - не успела - слегка обиженно пробурчала в ответ, удивляясь его способности мыслить так мрачно в моем отношении. - заправилась пару раз, и только - ты вернулась, так странно. Когда, наконец, получила долгожданную свободу, возвратилась в клетку. - я вернулась домой. - твердо произнесла, поравнявшись с ним. Пришло время открыть все карты - Не буду лукавить, я всегда считала все связанное с Лугару и с тобой лично ужасным, страшным, мерзким, ущемляющим мою сущность и свободу. И только когда оказалась дома, в привычной обстановке, я поняла насколько сильно тоскую по всему этому. По дому, работе, по всем вам, по тебе... Неожиданно очутиться в окружении человечества, стало невыносимо одиноко и безжизненно. Я желала вернуться так сильно как не желала не чего прежде. Осознав всю мощь стремлений, особенно после слов матери, сообщившей о предстоящей войне. В тот момент меня не смогли бы остановить даже горы. - истерично посмеялась, сама не ожидая серьезности намерений - если не учитывать нескольких пропущенных поворотов... - как только добьешься желаемого, ты захочешь уйти, так было и будет всегда. - пессимистически ответил Эдгар, электризуя воздух. - нет, поверь я не лгу. - касаясь его плеча - я совершила в своей жизни достаточно ошибок и ты в праве не доверять моему слову. Я не прошу прощения не по тому, что не хочу этого, а потому что не имею на это права... И только ободном прошу, позволь доказать право быть членом стаи. Эдгар некоторое мгновение пристально смотрел в мои глаза, не смея даже моргнуть, будто опасаясь спугнуть. Что конкретно творилось в его голове мне не в силах узнать. Его раздумье затянулось, я нетерпеливо переступила с ноги, на ногу. Он по дружески взял мою ладонь в свои руки и поднес к губам, нет, не целуя как я ожидала и желала, а просто вздохнув ее аромат столь же без эмоционально вернул ее на место. - ты права это твой дом и каждый вправе в нем проживать. Это не дает тебе полномочий считаться членом клана. И как только наступит явная угроза, ты беспрекословно покинешь это место вместе с остальными. - проговорил Шацкий как утверждение. - как скажешь! - без раздумий согласилась я, не исключая возможности не сдержать слово. - добро пожаловать домой. Глава третья - Как такое может быть?! - искренне удивилась я, всматриваясь с подозрением в лица новой семьи. Мы расположились в малой кремовой гостиной, предназначенной для уединения, нежели обсуждения военной стратегии. В беседе участвовали Шацкие старшие их дети, Шон, начальник охраны Дени и я. Подчеркивая, что мое присутствие было не желательным. И только упрямство и может чуточка настойчивости позволило пройти 'фейс контроль' - вполне реально - твердо проговорил Эмиль, высказывая недовольство к моей персоне. - Анел удивительное создание! - воодушевленно произнес Шон, за что получил смачный шлепок от супруги. - за что? - улыбаясь, спросил, потирая затылок. - тебе не помешает - нет времени на глупости - отчеканил свекор, одаривая дочь, строгим взглядом. - действительно остается слишком мало времени - Эдгар опустился на подлокотник кресла, напротив меня. В котором восседала его мать, нет, мама так лучше звучит. - как с укреплением внешних границ? - осведомилась София, обнимая сына за руку, в ней как никогда ранее читалась тревога. Женщина как любая мать прежде все переживала за дальнейшую неизбежную судьбу детей. - с этим все в порядке - ответил Дени. - я по-прежнему считаю, укрепить позиции нужно именно здесь - Эдгар мы это обсуждали и неоднократно. - да ты прав отец, обсуждали... - успокаивающе целуя дрожащие пальцы матери - отряд на границе не способен предотвратить или задержать Анел. Это глупая растрата и без того малочисленного войска. - как быть с людьми? - медленно освобождаясь от удавки страха. - человеческие селения эвакуированы практически полностью, а те, кто еще не уехал, отбудут к концу недели. - если Анел не хитрит нападение произойдет в пять сорок пять минут утра, двадцать третьего декабря - Эдгар бегло о бросил нас спокойным взглядом, его вид демонстрировал умиротворенность и многие другие положительные чувства. И только мне было известно его подлинные ощущения, терзающие его душу и сердце. Супруг знал о неизбежной гибели большей части его стаи, а может и всей. Двадцать третьего числа наступит закат вечности, конец неизбежен. - дети и старики покинут стаю, числа пятнадцатого не позже - добавил Шон, заигрывая с женой. У них наступил странный период бурных эмоций, страстных взаимоотношений. Будто они пытались насладиться последними мгновениями... - стоп, стоп - в недоумении выкрикнула я, приводя присутствующих в замешательство - откуда вам известны такие подробности? Может эта ваша Анел нападет завтра или прямо сейчас, а? - как бы тебе объяснить? - да уж постарайтесь - Анел принадлежит к очень древнему роду и является одним из первых потомков богов. - разве дети богов не покинули землю? - так и есть - она и еще несколько особей были изгнаны из мира Лугару за предательство. - и сколько детей остались в живых? - переспросила я, смотря на мужа. Желая привлечь его к диалогу со мной. - Анел и ее брат Лоран - сухо, но все-таки ответил он. - только двое? - не унималась я - остальные погибли, много веков тому назад - их возврат позволяет верить им? - дело в том, что Анел очень деликатный и точный волк - отвлекаясь от созерцания Элизабет - она очень медлительна и стремительна в то же время. Прежде чем совершить шаг, женщина продумывает до мелочей практически все. - да девица еще та! - улыбнулся Дени. - ее тонкость особенно тщательна, проявляется в военных действиях. - то есть прежде чем напасть она позвонит? - удивляясь ее глупости, и что в ней такого уникального. Обычная дура. - можно сказать и так - задумчиво произнес Эмиль. - Анел доставляет удовольствие не просто чистая победа. Напасть и уничтожить не ее конек. - обнадеживающе - поспешила успокоиться я. - не торопись. Присылая сообщения о намерениях совершить военный акт, она продумывает все практически до мелочей. - уведомляя нас Анел надеется на достойное сопротивление. - сумбурно ответил Эдгар поднимая на меня фиалковые искры глаз. - на масштабное сражение. Жертвы ее не интересуют, ей нужно зрелище - вот извращенка! - ляпнула я, и тут же пожалела о сказанных слова. Вдруг собеседники решат адресованные слова и в их сторону. - есть немного - подбодрил Эдгар. Замечая мое замешательство. - она раньше нападала на кого-нибудь? - да - и сколько у нее поражений? - их нет... - она не разу не проигрывала войну? - дела наши в ж...пе, про себя добавила я. - верно *** С каждым днем, неизбежно приближающим нас к этой злополучной дате, в атмосфере усиливался страх. Внешне каждый член клана предотвращал любые возможности панической ситуации. Особенно это проявлялось в присутствии детей. Для них жизни протекала в обычном спокойном русле. Каждое утро все просыпались, чтобы отправить на работу, а после собраться в столовой на завтрак. Исключением являлись массовое возвращающиеся члены семьи, работающие или отсутствующие по другой причине. Количество стаи значительно увеличилось по моим приблизительным подсчетам тысяч десять. Места в доме резко уменьшилось, да и трапезничали в несколько этапов. Эдгар, Дени и Шон руководили тренировками и военной стратегии. Укрепляя физическое могущество и дух. В одной из таких тренировок присутствовала и я. Захватывающие ощущения и незабываемые эмоции! Полуобнаженные мужчины и женщины, главное мужчины, с чарующей внешностью демонстрировали навыки и умения владения рукопашным боем. В первые мгновения с постоянно вздрагивала, ожидая серьезных ранений и травм. А после даже приникла к болельщикам. Выкрикивая кричалки, как на соревнованиях. По количествам побед и полным отсутствиям поражений лидировали двое. Шон и Эдгар соответственно. В сражении друг против друга им так и не удалось достигнуть определенного успеха. Каждый соперник был уникален по-своему и обладал оригинальными способностями. Эдгар быстр, но Шон ловчее, Эдгар сильнее, а Шон тактичнее и легче массивного вожака. Бой завершился на обоюдной ничьей. - можно мне тоже? - спросила я, приближаясь к Эдгару. Обратиться за помощью именно к нему выражала не просто банальное обращение, а целую систему. Прежде всего, уважение, почет, стремление наладить колкие отношения, демонстрируя перед кланом, прежде всего. - можно что?! - недоумевая, произнес муж, вытирая тыльной стороной руки выступивший пот на лбу. - идите, я догоню вас - бросил удаляющимся волкам. Я на мгновение застыла, завораживаясь его атлетической фигурой и мощью мускулов проявляющихся под смуглой кожей, его широкой груди с блеском капель пота, его торса, черной дорожки волос спускающихся от пупка до... Обширная лужайка, на которой планируется провести основные сражения. Поляна являлась препятствием вражеских войск для вторжения в особняк. С других сторон им не подойти. Плотно исследована и отработана для наилучшего достижения успеха. - я хочу потренироваться - не к чему, ты не будешь участвовать в сражении. - твердо отчеканил он, пронзая меня уничтожающим взглядом. - я прошу не разрешения участия в битве, пока... - это не обсуждается! - А о возможности укрепить, точнее, приобрести навыки сражения - надавливая на его слабость - пригодиться, вдруг на меня нападут... - не посмеют... - по-хозяйски ответил он. Клюнул все-таки. Несмотря на усталость и занятость Эдгар уделил мне практически два часа. Доступно и профессионально объясняя и практикуя основные методы и приемы рукопашного боя. Шацкий оказался способным учителем, не отвлекаясь на мое присутствие как женщины его любимой женщины. Сейчас я для него была не больше чем ученик, одна из тех, кого он обучал несколькими часами ранее. И это благородно. - нам действительно грозит опасность? - прошептала, едва поспевая за его размашистыми шагами. Мы возвращались в дом. - да, Анел умеет уничтожать... - не спеши... - ты о чем? - не понимая, остановился он. - ты быстро ходишь, я практически бегу, а с учетом интенсивности тренировки до дома мне сил не хватит. - ОК - улыбаясь - так о чем я?.. а да, Анел стратег. - тогда мы умрем? - есть такая опасность... - так спокойно об этом говоришь?! - удивляясь спокойствию его состояния. - это всего лишь смерть. - всего лишь смерть - одергивая Эдгара за руку - мы умрем, нас больше не будет! Муж успокаивающе обнял, потирая плечи. - смерть не конец, а только начало. - ободряюще улыбнулся, будто говорил не о гибели, а о чем то совершенно естественным, каждодневным. - ты веришь в рай и ад? - воспринимая объятия как нежное теплое покрывало, словно мы лучшие друзья или стареющие супруги. - нет не в ад и рай, это человеческое восприятие смерти. - откровенно потешаясь над моим суеверием. Как мне нравились такие мгновения, когда лицо Эдгар приобретало вполне совершенное состояние, с волосами, неуклюже рассыпанными по голове и упавшими локонами на лоб. Притягательной улыбкой, открывающей без стеснения, или точнее без фамильярности. Когда не нужно было думать о своем поведении или положении в обществе, когда можно было просто быть собой - Лугару после смерти переходят в миры наших праотцев, в свободные миры природы. - заманчиво - ты все-таки добила ее... - не поняла?! - я о Мазерати - я тоскую по ней. - правда?! - да, она мне нравилась! - тогда почему каждый твой заезд завершается ЧП?! - интересующие сузив глаза, в которых не читалась боль или гнев, этого больше не было. Размышлять о причинах такого спокойного восприятия моего бурного прошлого не хотелось. Возможно, он простил? - судьба?! - уклончиво предположила я - как думаешь?! - вероятно, ты права - с улыбкой проговорил он, ну почему я не могу любить его!!! крутилось в моей голове. Ведь он само совершенство, лучше его просто не может быть. - но машины тебе больше не видать. - а я рассчитывала на Ламборгини или Порше?! - вполне невинно произнесла в ответ, не рассчитывая дожить до апреля... - о! - удивляясь моим запросам - я хотел ограничиться набором кастрюль! - вероятно намекая на традиционные подарки замужним женщинам. - только если в комплекте с машиной! - толкая его локтем в бок. - ну и запросы у моей женушки, пара ее сменить - пропел бархатистым голосом, наэлектризовывая воздух. Легонько подтащив меня к себе он, обхватывая за талию, угрожающе, но только в сексуальном плане, нависая надомною. Его глаза потемнели, приобретая черноту, дыхание участилось, а биение сердца перешло в танец. Губы Эдгара холодным мрамором накрыли мой рот, лаская его в робком неуверенном поцелуе. И только когда в ответ на его ласки я ответила стоном, вырывающимся из моего рта. Он в полной мере овладел ситуацией лаская все тело и душу. Долгий томительный поцелуй перешел в более страстный и головокружительный, предвещающий намного больше... как вдруг... - Кхм... - о боже! - вырвалось у меня, отскакивая от мужа - ну что вы это всего лишь я - надменно произнес Эмиль. Одаривая нас уничтожительным взглядом, как двух пойманных подростков. - ты что-то хотел отец? - сдерживая прерывистое дыхание. - не время придаваться прелюдиям сын. Анел нарушила слово... - не может быть!!!! Глава четвертая - где гарантии причастности Анел? - совершенно адекватно поинтересовался Эдгар входя в свой кабинет. В комнате уже располагались все правление стаи, одарившие нас странными взглядами улыбками. И как я мога забыть о их обаянии?! - это ее люди - Шон бросил на стол несколько фотографий, с подтверждающими изображениями - я проверил - не понимаю почему, она никогда раньше не нарушала слова. - все когда-нибудь бывает в первый раз. - верно, сейчас у нас есть преимущество в численности и могуществе в лице Шона и его стаи - пролепетала София - тем не менее, вторгаться на сутки раньше указанного срока? - возможно, произошли какие-нибудь события, подтолкнувшие ее на этот шаг? - предположила Элизабет, жестом предлагая мне место рядом с ней. И я с удовольствием приняла его. - неплохо было бы узнать какие? - Эдгар опустился на край стола, потирая переносицу. - на это нет времени - отозвался свекор, грозно восседая за столом и при этом совершенно умиротворенно потягивая кофе. - сколько осталось времени? - Семен сообщил о паре часов - пара часов?! - бросая на меня странный взгляд - и что он делает в городе, разве не все люди не покинули его? - некоторые пожелали остаться... - им грозит опасность! - они же все погибнут! - вырвалось у меня. - да вероятно - с сочувствием произнесла София - не переживай, твои родители покинули Каменное. - мама, Розалия, Элизавет вы немедленно покинете дом! - командным голосом выкрикнул вождь. - Луи отвечает за вашу безопасность. - нет! - отважно произнесла подруга приподнимаясь с места - я останусь здесь! - это не обсуждается! собирайтесь! - мои дети в безопасности, и лучше я умру, здесь защищая их право на жизнь, нежели умру от их утраты! - я и не знала, что Лизи может разговаривать подобным тоном - я умею драться, это в моей крови, или ты забыл! - не забыл! - прорычал в ответ - мама и Рози вперед, не время терять времени! - Эдгар милый... - мама! Нет, только не этим тоном! - вся моя семья здесь. Мой муж и мои дети - она взглянула на всех присутствующих и на меня тоже, что конечно льстило - я останусь. Тряхну стариной! - задорно пролепетала она, пытаясь пошутить. Накалившуюся обстановку нельзя разрядить в воздухе пахло смертью. Я чувствовала кровь, наступающую опасность, а главное усиливающийся чувство само защищенности. - Эдгар! - выкрикнул вбегающий в кабинет Дени - атака началась! - Розалия?! - я тоже останусь - откуда такой патриотизм?! - подходя практически вплотную - за свою жизнь я не сделала не чего хорошего, так может, удастся искупить его сегодня?! - совершенно не испытывая страха перед смертью, пока что. - ты даже не умеешь перевоплощаться?! - бросил как аргумент, беря мое лицо в свои ладони - ты можешь умереть... - не страшно - мне страшно - крепко целуя меня на глазах у семьи. Я ответила всей страстью и нежностью, на какую способна.- держись рядом. Ну, вот и все пришло время умереть. Первая посетившая меня мысль. Нет настолько удрученно думать просто невозможно, впереди битва необходимо как то подбодрить себя! *** - я правлю кланом не так долго, что бы воспевать далекие времена и могучие подвиги. За свою жизнь, я не достиг не чего знаменательно или запоминающего. Все чем могу гордиться это любовью к вам, к друзьям, к клану и семье. - говорил последние наставления стаи, мы все собрались на той самой лужайке, где несколькими часами назад тренировались. Зимняя погода резко сменилась. Температура поднялась, снег начинал таять, небо затянуло черными, как ночь тучами, летал запах дождя. - Сейчас на нас нападут вражеские войска, ожидать от них пощады или милости не возможно, такова их суть. Поэтому я возможно в последний раз, призываю вас исполнить мой приказ, просьбу, пожелание... - приближение чужаков чувствовалось даже мне, с моим не вполне волчьим нюхом. Анел расположилась в ущелье укромном месте защищающим ее непреступными расщелинами и прекрасным обзором. Первой атакой она нанесла сокрушительный удар, используя всю хитрость и предательство. Она послала людей. Тех кто считает себя охотниками на оборотней. Экипировка человеческих войск численность в маленькую армию была полностью укомплектована. В арсенале имелись зенитные установки, два вертолета и дюжина внедорожников. - перед нами стоит задача не просто отстоять этот дом или землю, а жизнь нашей стаи. Наших детей и внуков. Во все силы, в последние капли крови, в последнее дыхание, сражаться, и не отступать. За нашими спинами семья... как бы не был могуч враг, они не имеют наш союз, нашу связь с природой. Проиграем мы, погибнут потомки. Наша смерть принесет нам успокоение богов, смерть войска Анел вечные мучения. - Эдгар обошел по кругу, выходя вперед, обернулся, осматривая нас жадным прощальным взглядом - Вперед! За Лугару! За волков! Тысячное войско волков двинулось вперед навстречу смерти. Зенитная установка косила нас под откос. Тем, кому хватало сноровки уклоняться добивали пулеметчики с вертолетов, а тем временем машины приближались. Пули не могли убить, а вот серьезно ранить это да. А так легко добить раненого волка, пронзив его острием металла. Брызги крови разлетались по всей округе, окрашивая белый снег в алое полотно. Я с Софией и еще несколькими волками осталось под укрытием деревьев, с замиранием сердца наблюдая за печальной картиной. - нужно сбить вертолеты - в нетерпении выкрикнула я - но как? Нам и близко к ним не подобраться - где твоя машина? - обратилась к свекрови, еще толком не представляя что собираюсь деласть, влюбом слычае на колесах мои шансы возрастают. - в гараже, наверное, а тебе зачем? - сейчас увидишь - откладывая страх на второй план - Питер ты сможешь отвлечь пилота? - если нужно да - отлично. Мы со всех ног бросились к дому, в максимальной спешке выгнали машину, слава богу, ключи они из зажигания не вынимали, возись еще с проводами... со всей скорости, на которую была способна toyota civic, и на кой х..й соблюдающей правила дорожного движения спортивный автомобиль? Нужно будет после спросить. Я рванула вперед. Адреналин в крови увеличивался, подобно обороту двигателя и внутренняя дрожь прошла. Максимально приблизившись к месту битвы, месиву, от не прикасающихся пулеметных очередей, расшвыривающих мой народ, на несколько десятков метров, сровнявших мою землю с мясорубкой. Машины достигли придела столкновения с нашей стаей и теперь могли наносить смертельные удары, лишить головы и все. Приблизившись в поле зрение, я ужаснулась количеству раненых и убитых. Сидящий рядом Питер со звуком выдохнул. - настал наш час - бросила я, ему, вжимая педаль газа в пол - когда эти мудаки клюнут и максимально близко приблизятся твоя задача прыгнуть на вертолет. - ты что реально?! - да от трения он потеряет равновесие и наши смогут его сбить, давай! Все вышло практически так как я планировала. Мы выехали на лужайку и помчались на врагов, маневрируя между своими. - РОЗАЛИЯ!!! - услышала я крик Эдгара. Но меня это не остановит. Солдаты, заметив приближающуюся тачку, восприняли это как крик отчаяния, наверное, но все же клюнули. Один из вертолетов прервал поголовное уничтожение моего вида и переключился на меня. Я начала беспорядочное вождение, избегая прямой езды и постоянно входя в крутые повороты и дрифт так что прицельно пулемет нанести выстрелы не мог, а массивная конструкция вертолета не поспевала за худышечкой toyota. - давай!!! - крыша автомобиля отлетела в сторону и к несчастью не задела железяку, но скорость Питера удалась он с усилием оттолкнулся о машину и прыгнул на встречу с металлом. В воздухе, преображаясь в волка. Столкновение с стокилограммовым зверем сыграло свою роль. Вертолет пошатнулся, теряя равновесие, наклоняясь под углом. Это замешательство использовали мои соратники огромной когтистой лапой подминая под себя все и всех. Я услышала жалобные предсмертные крики людей и звук раздираемой плоти. В нашу сторону направился второй вертолет и теперь у меня не было козыря да и Питер увлекся так что в машине я осталась одна. Мешкать времени не было нужно, что-то было предпринимать и срочно! Рванула вперед. Единственно, что пришло в голову. Хаотичное передвижение не актуально пули то и дело пронзали корпус автомобиля и еще немного и БУМ, взорвется бензобак. Я металась туда и сюда не понимая, что же мне делать. Слишком углубившись в тыл врага, не имела возможности вернуться и помощи ждать не от кого, если только эти солдафоны... в последнюю минуту мне пришла еще одна мысль, настолько глупая и сумасбродная, что я не стала ее обдумывать, а просто газанула. Меня от зенитной установки отделяла пара десятков метров, приближение неизбежно, даже если им удастся меня задеть или убить, не дай бог, машина продолжит движение по инерции и влюбом случае я в выйгрыше. Холодный метал предательски свистел у меня над головой угрожая задеть и вот... сильный толчок или скорее мощный бросок, выкидывающий меня из салона. Я отлитая в сторону и сильно ударяюсь головой о камень. Дени в облике волка сумел настигнуть меня и освободить из объятий смерти подставляя собственное тело под смертельный удар. Хлынула кровь, он упал. - НЕТ!!! - выкрикнула я, припадая к земле. Он пожертвовал собой ради меня. Он умер вместо меня. Как я и предполагала toyota продолжила движение, уничтожая укрытие врагов. Прогремел оглушительный взрыв. Тыл уничтожен. Глава пятая Меня трясло не то от холода не то от страха или от того и другого вместе взятого. Я старалась сдерживать порывы, отвлекаясь на что-то более приятное. Может белый песчаный пляж, хотя нет, все бело теперь будет ассоциироваться с кровью и смертью. Тогда может теплое одеяло, разожженный камин и бокал вина, отличная идея, мне нравится. Главное так согревающее... Темнота продолжала сгущаться. Наполняя этот несовершенный мир остротой испытаний. После продолжительных атак охотников за нечестью, так, по-моему, они себя называют, перед нами предстала новая еще большая опасность. Бесчисленные количество окровавленных трупов. Как с нашей, так, и со стороны противников, беспорядочно разбросанных по полю, позаботится об их почестях просто нет времени. Выжившие либо доживали последние мгновения вечности, либо были близки к этому. Мое тело изрядно потрепанное, все же уцелело от серьезных ранений. Пострадала только одежда, лохмотьями свисающая с туловища. Оголенные участки тела не имели значения, По-крайней мере сейчас. Колонна Анел двинулась вперед. Ее стая подобно змеюки спустились вниз, рассредоточиваясь по периметру. Как полагается императрице, в центре восседала ее величество Анел. Ее трон с высокой спинкой, на котором ее вынесли на руках. Насколько я могла рассмотреть на приличном расстоянии, на девице не чего не было. Да точно она сидела обнаженная. И все ее приспешники подражали ей. - убить всех! - выкрикнула она, оглушая хриплым голосом всю округу, указывая жестом руки в нашу сторону, не утомляя себя возможностью встать. Враги покорно двинулись на нас. - и что теперь? - спросила я, обнимая Эдгара и если бы только знать, что эти объятия последние в моей жизни я не отрывалась от них до последнего вздоха... - укройся в лесу, так безопаснее - целуя в меня макушку, его горячие объятия, сладкий запах пота, мускуса и крови пленили и согревали одновременно. - я буду ждать тебя - вкладывая в поцелуй трепет, нежность, страсть, желания... *** Я сидела на коленях возле высокого массивного дуба, скрывая лицо, уткнувшись в колени и зажимая уши руками. Слышать и видеть происходящие не имелось сил. Впервые мгновения, когда мужество еще имелось в моем разуме, я стояла, пристально уставившись, не сводя взгляда. Наблюдая за развернувшейся передо мною картиной. Эдгар повел свой клан, за собой выкрикивая воодушевленные возгласы. Моя семья бежала, выпуская наружу внутреннего зверя, волка. В одном быстром мощном толчке отрываясь от земли, они преображались в истинную натуру. В огромных матерых с играющими мускулами под разновидной шерстью. Волчьи лапы касались сырой земли, превращенной в слякоть смешанного снега, почвы, крови и первых капель проливного дождя. Две мощные стихии сошлись воедино. Две волны одного цунами. Звери мчались навстречу друг другу, из глотки вырывались угрожающие звуки. Когда первые ряды настигли противника, раздался омерзительный скрежет зубастой пасти, и всхлип крови из разорванных артерий, и треск ломающих костей, и жалобные протяжные вои утраты, и последние звуки уходящего дыхания... Если до этого момента у меня имели самые неприятные и отвратительные мгновения жизни, то теперь они были не чем по сравнению с этим. Не выдерживая, я в рыданиях упала на колени, пытаясь укрыться от этого кошмара. Теперь единственное, что я могла слышать так это собственный крик, переходящий в глухой хрип. Из небытия меня вывел раскат грома и сверкание молнии, и в декабре то. Отрывая тяжелую голову, я увидела пустоту. Поднимаясь на ноги, пошла в сторону, где некогда была смерть. Дождь прекратился, где-то вдали пробивались первые лучи восходящего солнца. Поле, покрытое умершими телами, в человеческом обличии, подобно багровому покрывалу. Я искала знакомые лица и с дрожью вглядывалась в лица умерших, опасаясь увидеть среди них Лизи или Эдгара. Погибло практически половина клана, оставшиеся переживали серьезные ранения и боль утраты. И тут я видела рыдающую Софию, потом Элизабет и Эмиля и Шона. Они склонились над чем-то, нет над кем-то... подбегая, ближе я испытала шок. В луже собственной крови с изуродованном, безжизненном телом лежал Эдгар. Его глаза были крепко закрыты, а голова повернута под неправильным углом. Падая перед ним на калении, я с сумасшествием начинаю его трясти, бессознательно пытаясь привести в сознание - Эдгар, прошу, вставай! Нет, Эдгар! Нет! Когда силы окончательно покинули меня, я упала на холодные окаменевшие останки супруга, содрогаясь от безутешных рыданий. Мой милый Шацкий навеки застыл, приобретая фиолетовые оттенки, некогда прекрасного совершенного тела. И почему только сейчас потеряв его навеки, я осознала всю боль и пустоту утраты?! Он умер его не вернуть и мне придется с этим жить... *** Мы кремировали тело Эдгара в тот же день, на отвесной скале подле водопада, где когда-то он любил уединятся. Теперь он с ним навсегда... Проход, как предсказывали предки не открылся, и боги не извергли на нас свой гнев, оставив страдать в одиночестве на этой грешной земле. Я отказалась унаследовать престол, передовая все права Эдгару младшему, он сын Элизабет и любимый племянник мужа. Шацкий поступил бы также, я уверена в этом. Временными исполнителями вожака назначила Лизи и Шона. Анел впервые проиграла битву, позорно сбегая с поля боя, ее, кстати, так и не нашли. Ее брат Лоран как оказалось не так прост, как казался на первый взгляд. В последнее мгновение он сдал позиции сестры, демонстративно покидая ее ряды. Хотя этот шаг, не каким образом не повлиял бы на исход битвы. Лоран получил свободу и покинул наши территории, отправляясь в свободные земли. Мэри еще один феномен этой планеты, была дочерью Детей-Природы, богов, и ее предназначение было в уничтожении этого мира. Родители, которых она считала родными всего лишь маленькая хитрость богов. Ее мать умерла в тот день, когда она впервые непроизвольно обернулась в пантеру, и непроизвольно стала причиной смерти. Тот же факт последовал и с отцом. Были подозрения спланированного развития событий. По каким то причинам она не сумела, воспользоваться этой силой или не захотела, мне подлинно не известно. Как бы там ни было, она смешала карты Анел, выпуская на свободу черную кошку... Ее дальнейшая судьба мне неизвестна, если честно и неинтересна. Она направилась вместе с Лораном. Возможно, они начнут свой мир вместе, а может каждый даст начало своей. Мама несколько раз приезжала ко мне. Они живут в Сиднее, и постепенно налаживают жизнь. Марианна вышла замуж и сейчас ожидает третьего ребенка, вот такая она плодовитая. Анжелина увлеклась гонками, вся в меня, ее мастерство принесло ей успех. Она выступает в формуле-1, и является перспективной гонщицей. За последние годы я превратилась в мумию, и не только внешне, но и внутренне в душе. Посветила свою жизнь служению стаи, мы вернулись в привычный ритм и обыденность существования клана, которым я гордилась и чтила. Замуж я более не выходила и отношений с мужчинами не имела, гордо неся бремя вдовы. С родителями Эдгара я сблизилась, чувствуя, друг к другу нежные теплые чувства. И все же молчаливо избегая затрагивания темы утраты... Те приступы, что когда-то одолевали меня в Москве, более не повторялись. Это значит, я в полной мере могу считать себя волком, гены зверя победили. Невероятно, наверное, но я так и не разу не обратилась. Я жила короткими выбросами адреналина в крови, разжигаемого экстремальными поступками. Стремясь ускорить свой конец. И он неизбежно настиг меня. Не так как я ожидала умереть в свободном полете..., финал встретил меня в постели, которой не суждено было стать супружеским ложем. Я умирала в окружении моей семьи, и даже весельчак Шон содрогался от рыданий. Если загробный мир существует, я с легкостью встречу его... Чем крепче я засыпала смертным сном, тем сильнее расслаблялась..., боль уходила. Погружаясь в мирный беззаботный сон. Я чувствовала, как на яву мое дыхание становиться прерывистым, а сжатые в кулаки руки раскрываются, глухие удары сердца, тук, тук. Испуская последний вздох. Я умерла двадцать первого мая две тысячи двадцать четвертого года, от сердечной недостаточности, пережив супруга на десять лет. Смерть не конец, а только начало... Эпилог. Я стояла на краю высокого утеса. Облаченная в летнее платье, свободного покроя, из легкого тончайшего нежно голубого шелка. Полы платья возвышались с каждым порывом ветра, подобно морским волнам. Распущенные волосы колыхались вместе с ним. Меня одолевало странно чувство дежавю, я уже где-то видела это место?! Мне открывались зеленые луга и поля, высокие хвойные деревья. Я ощущала свежий утренний ветер. Рассвет, озаряющий небо розовыми лентами. Мне было так спокойно и так легко. Я словно была частью этого ветра. Частью чего-то больше... неописуемого простыми словами. Это состояние нельзя передать. Его можно было только чувствовать. С ветром пришло разнообразность запахов. Полевых цветов. Распускающихся словно в ускоренной версии. Пение сверчков и утренних птиц. Мелодично моего слуху. Взмахи крыльев ястреба, высоко в небе. Несущего добычу. Последние удары сердца полевой мыши, умеряющей в когтистых лапах птицы. Аромат пасущихся оленей на той стороне склона. Ленивые движения ящерицы. Мир раскололся на атомы. Слышала, видела, чувствовала острее. Живая картинка на миг перестал быть чем-то целым. Он показал многогранность. Я ощущала каждое движение, дыхание, цвет, запах в отдельности друг от друга. Все закодированное открылось для меня. Я смогла услышать удар падающей капли росы, скатившийся с зеленого листа молодой крапивы. Усердную работу муравьев, переносящих пойманную гусеницу в муравейник. Удары копыт пасущихся коней. Я продолжала стоять на том же месте. Боясь спугнуть столь очевидную красоту. Позади меня были слышны удары могучих лап. Бегущего бурого степного волка. Его пронзительный вой. Сковывающий леденящим холодом мою душу. Я почувствовала, как тело покрывается гусиной кожей, а сердце стало биться намного быстрее, и замирать с каждым повторным звуком и все же я не обернулась, ни разу. Мой взгляд все так же устремлен туда... в низ склона. Где с зорей расцветали бутоны жизни. Его приближение не страшило меня, а даже наоборот дарило защиту. Он словно был знаком мне. Волчий бег замедлился, а потом и вовсе перешел на ленивый шаг. Я чувствовала аромат шелковистости его шерсти, холодный и влажный черный нос. Спокойное и медленное дыхание и ритмичные удар мощного сердца. Он поравнялся со мной и тоже замер. Через какое то время наши взгляды встретились. Я утонула в больших удивительных глазах, цвета фиалки. Они светились, жили той прелестью жизни. В них горел не огонек, а целое пламя страсти, завораживающее меня. Я почувствовала утрату, я начала страдать. Тоска зарождалась в моей груди. Как мне не хватало его, его запаха, его улыбки, его глаз, бархата его голоса. И все же я боялась спугнуть возможное видение. И только когда Шацкий заговорил, поняла, что этот он реален, как и этот мир. - я ждал тебя - произнес Эдгар приобретая человеческую внешность. - я скучала - запрыгивая в распростертые объятия, крепко обхватывая его руками и ногами - он и вправду существует! Мир Лугару! - я же тебе говорил - усиливая хватку, зажимая меня в тески - а ты не верила, цветочек - я столько раз просила не называть меня так... - не отрывая своих глаз от его - Он прекрасен! - М... да - ты же умер и я тоже. Но почему мы снова живы? - растерянно произнесла я, опасаясь возможной утраты, вдруг Эдгар должен покинуть меня. - смерть не конец, а только начало вечной жизни - обнюхивая мою голову - и ты меня не покинешь? - опасаясь услышать ответа, не желанного ответа. - не а, теперь тебе некуда бежать - лукаво произнес он, кусая меня за мочку уха - ты прекрасна, как никогда! - а ты голый! - не оставляя без внимания тот факт, что мой супруг стоял передо мною в чем мать родила - странно мы столько лет женаты, а первой брачной ночи у меня не было - двусмысленно произнося слова, вкладывая в них всю силу соблазнения, чтоб понял... - ты не одна такая у меня тоже не было! - смешным девчачьим голосом промурлыкал он - исправим это недоразумение. Идем, я покажу тебе наш новый дом - отстраняясь от меня, я с неохотой повиновалась. Эдгар-Волк несколько раз поскреб землю. Нетерпимо удерживаясь на одном месте. Он словно приглашал меня, присоединиться. Животное, высотой в холке достигающее моего плеча, сорвалось с места. Он непринужденно отбежал вперед, стал топтаться на одном месте, ожидая чего-то. Но чего? В этот самый момент я срываюсь с обрыва. Вернее, не срываюсь, а прыгаю. С силой, отталкиваясь босыми ногами. Мое тело повинуется внутреннему инстинкту, заложенному природой, как способность дышать. Земля стремительно приближается. Я испытываю настолько сильный выброс адреналина, что человечеству не ведомо такое чувство. Мир взрывается новой остротой ощущений. Четыре лапы, с легкостью касаясь травы. Не замедляясь, я черной стрелой проношусь мимо радостного спутника. Мои чувства обострены. Я увеличиваю скорость. Вкладывая в каждое движение мастерство и умение, дарованное мне предками. В этот момент я в полной мере осознаю вкус жизни. Ее совершенную сторону. Я ощущаю полную и абсолютную свободу. Мы мчимся прочь за горизонт... За свою смертную жизнь я совершила достаточно ошибок. Боги простили меня, предоставляя новый шанс. Простит Эдгар? Думаю да, а со своей совестью я сама разберусь. Передо мною открывается бесконечное, неисчерпаемое счастье в лице моего нежного, милого, любимого мужа, я найду себе занятие поинтересней, угрызений совести!. Если меня спросят, любила ли я когда-нибудь. Я отвечу, нет, не любила..., я люблю! КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"