Ильина Ирина Игоревна: другие произведения.

Колькино счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Колька ненавидел себя. Он шел домой с желанием утопиться, благо река замерзла, и полыньи нигде нет, а то бы и сиганул. Ему было очень стыдно - вчера весь вечер учил эту дурацкую басню. Был уверен, что пятерку получит, и на тебе! Учить надо было другую! И училка, вот же противная баба! "Опять Коленька отличился! Надо было "Свинья под дубом", а ты "Волк на псарне" выучил, два, Коленька!" И никакие Колькины уговоры, что завтра ответит, что выучит и эту басню, не помогли. Колька был готов выть! Дома старенькая бабушка и больная мать. Мать не ругается, не дерется. Просто - откроет дневник, посмотрит и - плачет. Баба, та могла и полотенцем мокрым перетянуть, и подзатыльник отвесить... Но не это Кольку пугало: он видел, как тает мать на глазах. Задерживаться после занятий долго тоже нельзя. И так дорога из одной деревни, где школа, в другую, где он живет в такую погоду не меньше полутора часов. Мать волноваться будет.
   Вспомнив это, Колька сразу набрал обороты, полетел домой. Надо было еще дров наколоть для печи, да воды наносить из колодца. Кольке с одной стороны в деревне, куда они переехали в прошлом месяце, даже нравилось - такая свобода! И река, и лес, и поля. Должно быть летом - раздолье! Все близко. С другой - отсутствие удобств угнетало. Он полюбил ходить на конюшню. Лошади оказались ему ближе всех. Лошади и старый конюх дед Евсей, которого Колька долго не понимал: тот говорил на странном наречии - смеси русского с украинским. Вот и сегодня он обещал деду Евсею помочь на конюшне, только после того, как справится с домашними делами.
   Подойдя к калитке, Колька достал дневник, сунул его в почтовый ящик: "Скажу матери, что забрали зачем-то", - решил он. Дома пахло лекарствами, мама спала. Бледная, тонкая. Колька чуть не заплакал от жалости. От жалости и страха. Как они с бабушкой вдвоем, если мама не поправится? Бабушка тоже стала не такой, как всегда. Она все забывала, у нее подгорала каша, она терялась в деревне. Колька так часто наблюдал, как она, стоя с ложкой в одной руке, крышкой от кастрюли в другой, смотрела в кастрюлю, а по щекам текли слезы. Им обещали, что в деревне мама обязательно пойдет на поправку. Они так в это поверили, что по дешевке продали городскую квартиру и переселились сюда. В городе Колька отличником не был, но и двоечником тоже. Он никогда не ленился, все время старался. Он мечтал стать летчиком, и знал - там необходимы большие знания. И вот! В этой школе у него столько проблем! Его невзлюбили дети, его невзлюбили учителя. Только дед Евсей жалел его. Евсей и его лошади. Колька быстро нарубил дров, принес их в дом, сложил у печи. Потом схватил коромысло и ведра. Так же споро принес воды.
   Мать проснулась и с отсутствующим видом следила за сыном. Она чувствовала - что-то случилось, но знала - не захочет, не вытянуть из него ни слова, захочет - расскажет сам. Колька молчал, чмокнул ее в щечку, закончив свои дела, и побежал на конюшню. Там, вместе с дедом Евсеем они поменяли подстилку у лошадей и сели пить чай. Дед Евсей всегда добавлял в заварку травы - мелису, мяту, иногда - сушенные шкорки яблок, шиповник и всегда - мед. Больше всего Колька любил в этом чаепитии рассказы деда о прошлом житье. И сейчас он заслушался, забыл про время.
   Вдруг в дверь постучали. На пороге стояла перепуганная девочка лет пяти. Колька сразу ее узнал - дочь училки (он принципиально не называл Людмилу Сергеевну по имени отчеству). Девочка плакала:
   - Дед Евсей, мама не пришла с работы. Уже так поздно!
   На улице было еще не темно - серо, но в этих краях темнота наступает быстро. К тому же зима, хоть и не очень снежная, но мороз минус девять, все-таки мороз.
   - Ты де ще була? - спросил, одеваясь, старик.
   - Нигде, вы ближе всех.
   - Дуйте с Колькой по хатам. Стучите во все ворота, а я на Орлике поскачу навстречу.
   - Дед Евсей, - вмешался Колька, - может, я на Орлике? Он меня слушает. А ты с девчонкой по деревне. Меня мало кто знает, могут и не выйти.
   - Тогда - вдвоем.
   - Нет, ты седлай Воронка, он послушней, и с девчонкой по деревне, а потом бабке какой отдашь, и за мной. Ладно?
   - Давай, уговорил, малой!
   Во время этих переговоров оба сноровисто запрягали коней. Колька взлетел в седло, как заправский казак. Дед аккуратно влез на Воронка, поднял в седло девочку и поехал по деревне. Уже во второй хате сообразил:
   - Хозяйка, гони своих пацанят поднимать люд, девчонку учительскую забери, да поисты дай. Ще не снедала небось? А я в след - там же мальчонка городской на Орлике. Один, а вона как завечерело!
   - Давай, давай Евсей девочку! - согласилась женщина.
   Пока шли разговоры, пока собирались взрослые, мальчишки уже выпорхнули из ворот и помчались по деревне, тарабаня в ворота и разрывая криками тишину:
   - Училка пропала, училка из школы не пришла! Поднимайтесь мужики - искать надо!
   На разные голоса залаяли собаки, из ворот выскакивали, натягивая на ходу полушубки да шапки ушанки мужики, несколько человек с охотничьими псами. В деревне много охотников. Дед Евсей на Воронке уже ускакал. Пошли. За околицей растянулись в линию поперек дороги так, чтобы расстояние между мужчинами было не более полуметра. Шли медленно. Боясь пропустить сантиметр снежного наста.
   А Колька был уже далеко. На полдороге к школе, ехал он не торопясь, внимательно разглядывая обочины и дальше до лесочка снег. Везде бело, никаких пятен. Вдруг, Орлик заволновался, затанцевал под седлом. Колька осадил его и стал присматриваться. Так и есть - что-то темное на снегу. Наездник повернул коня и сошел с дороги. Предмет оказался сумкой. Конечно, это ее сумка. Вот - тетради разбросаны. Тетради и сумку Колька поднимать не стал. Он вдруг испугался: от сумки к лесу вела широкая дорожка, видимо училку тащили. А вдруг там бандиты? Но останавливаться нельзя - может и замерзнет, а бандиты - убить могут. Колька вспомнил маленькую дочь училки. Тронул поводья, конь пошел, прядая ушами и фыркая. Никаких следов, кроме этого - широкого от волочения. "Нечистый какой-то поиграл?" - подумал Колька, и ему стало еще страшнее.
   Сцепив зубы, крепко держась за гриву, он медленно направил коня к лесу. Послышалось утробное урчание. Колька решил, что это - волк. Ни ружья, ни ногайки хорошей у него не было. Страх колотил, пересиливая себя, он продолжал двигаться вперед. В одно мгновение показалось, что сейчас он упадет в обморок. И в тот же миг пришла спасительная мысль - конь не боялся! Конь шел спокойно, не пытался удрать. Нет диких зверей. Наконец, у дерева увидел лежащую на снегу женщину, а на ней огромная собака. Колька подъехал как можно ближе. Пес не рычал, а поскуливал. Колька слез с коня.
   - Людмила Сергеевна? - позвал он тихонько.
   Женщина пошевелилась, повернула лицо на звук:
   - Коля? А что ты здесь делаешь?
   - Вас ищу. Что у вас случилось?
   - Не знаю, Коленька, кажется, ногу подвернула. Или сломала. Сидела там, на дороге и плакала. Сотовый разряжен, позвонить не могу. Из школы ушла последняя, никто в эту сторону не пойдет следом. Уже молитвы читала, чтобы на том свете меня приняли, да дочь не оставили бы. А тут наш Барбос. Представляешь, за воротник меня дотащил сюда, улегся сверху - грел! Заснуть не давал. Только задремлю, он скулить начинает и покусывать.
   Пока она все это рассказывала, Колька попытался ее поднять. На правую ногу наступить Людмила Сергеевна не могла. Подведя поближе коня, подставив училке плечо, Колька кое-как подтолкнул ее вверх, перекинул через седло.
   - Людмила Сергеевна, так неудобно, но там народ уже поднялся, сейчас выйдут навстречу.
   Взяв коня под уздцы, Колька осторожно, боясь уронить учительницу, пошел к дороге. Услышал конский топот. Заржал Орлик, Воронок ответил. Встретились как раз там, где Колька свернул с дороги. Дед Евсей влил в рот ошарашенной Людмиле Сергеевне самогонки из фляжки, которую всегда носил с собой:
   - Пей, не плювайси, эт сосуды расширит, согреисси малость, - приговаривал.
   Помог ей сесть в седло, туда же забрался и Колька. Дед сел на своего скакуна, поехали тихо, осторожно. Дед Евсей придерживал Орлика за гриву. Людмила Сергеевна стала задремывать.
   - Буди ее, торкай. Балакай че-нить, - испугался дед.
   Колька не знал, что говорить, вот и начал читать наизусть стихи. Колька много стихов знал. И про войну, и про любовь. Людмила Сергеевна удивленно слушала. Самый плохой ее ученик, оказывается, наизусть знал всю классику. Навстречу вышла цепочка мужиков. Сзади - кто-то с санями. Людмилу Сергеевну осторожно вынули из седла, уложили в санки и бегом помчались в деревню. Колька помог деду Евсею завести коней в стойла, обтер их соломой и побежал домой. Там волновалась мать. Когда поднимали народ по тревоге, к ним не зашли: знали - взрослых мужчин в доме нет, а с мальца-то что взять?
   Колька скупо рассказал, что с дедом Евсеем и всей деревней ездил на поиски училки, нашли, живая, разговаривает. Первый раз за всю свою жизнь, лег спать, не сделав уроки. В школу Людмила Сергеевна не пришла. Замещала ее учительница английского языка. У Кольки появилась первая пятерка по литературе. Проболела Людмила Сергеевна почти месяц. Все обошлось без особых потерь. Так - воспаление легких, но руки-ноги - целы. Именно об этом переживали в селе. В школе у Кольки сразу появились друзья, мальчишки смотрели на него с уважением, а некоторые - с завистью, но Кольке было не до этого. Он все время старался проводить дома. Мама как-то посветлела лицом. У нее появился аппетит, соседка каждый день стала приносить парное молоко. Другая принесла баллон меда. И вообще соседки теперь подолгу сидели в гостях, чаевничали, сплетничали, и матери с каждым днем становилось лучше, повеселела бабушка. У Кольки в школе пошло на лад. Двоек он больше не получал.
   Пришла Людмила Сергеевна на Новогодний праздник. Колька старался ей на глаза не попадаться: ему почему-то было стыдно. Он сам не мог понять, почему. Но, когда началась торжественная часть, директор школы первым подняла именно его:
   - Ребята, - сказала она, - в нашей школе не так давно появился новый ученик. Вы все его знаете, это Коля из пятого "А". Сейчас я прошу его выйти к трибуне.
   Колька, пряча глаза, стал пробираться сквозь ряды одноклассников. "И угораздило же сесть в центре зала", - думал он. Подойдя к трибуне, встал - плечи вниз, голову еще ниже. Одергивает коротковатые рукава старенького костюма - с болезнью мамы стало не до новой одежды. Кольке было так стыдно и за то, что вызвали, и за то, что стоит перед сотнями глаз, и за старенький костюм и истоптанные туфли, что достались по наследству от двоюродного брата.
   - Ребята, - продолжила директор, - этот мальчик совершил подвиг. Он не побоялся один, на коне, поздним вечером поехать на поиски вашей учительницы. И смог сам вывезти ее из леса. Наш Коля спас Людмилу Сергеевну. За это мы награждаем его почетной грамотой - за смелость и отвагу, за гражданский подвиг.
   Раздались жиденькие хлопки в ладоши.
   - Это не все. Сегодня на нашем празднике присутствует представитель МЧС нашего района. Дадим ему слово.
   Кто-то снова зааплодировал. Поднялся мужчина средних лет, но с седыми висками. Он подошел к Кольке, обнял его за плечи, и сказал:
   - К сожалению, нет такого ордена - за отвагу при поиске пострадавших, поэтому, наша часть представила Колю к награде - "Медаль за гражданское мужество", и дарит так же памятный подарок - вот этот ноутбук.
   При этих словах школа взорвалась аплодисментами. У некоторых ребят были компьютеры, ноутбука ни у кого. Школьники радовались от души, а Колька прятал глаза с навернувшимися на них слезами. Людмила Сергеевна подошла к нему уже в конце вечера:
   - Коля, ты прости меня. Я думала, - Людмила Сергеевна замолчала, подбирая слова, - думала ты разгильдяй и двоечник, - у нее голос дрожал от волнения, - я не знала, что у тебя болеет мама, прости, а ты оказывается такой отважный мальчик! Ты ведь спас меня. Можно, я приду к вам в гости?
   - Конечно, приходите, - обрадовался Колька.
   - Знаешь, человеку свойственно ошибаться, - добавила Людмила Сергеевна, - но так, как ошибалась я - нельзя. В людях всегда надо видеть хорошее. Для меня, Коленька, это очень серьезный урок. Прости меня, а?
   Колька, смахивая рукавом очередную за вечер слезу, утвердительно кивнул головой. Он был счастлив.
  
   04.10.2010
  
  
   -
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"