Винокур Илья : другие произведения.

Попка мулатки

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


  
  
   Попка мулатки.
  
   "Боинг 777" коснулся земли, и Симон посмотрел на часы. Восемь, сорок пять утра - точное время прилета в Рио-Де-Жанейро. Через некоторое время уставшие, но довольные, пассажиры начали выходить из самолета. Пройдя все необходимые проверки и процедуры для иностранцев, они пошли в багажное отделение. Казалось, что длинным и пустым проходам, по которым они шли, не будет конца. И, вдруг, откуда-то послышались слабые звуки музыки. Спустившись по лестнице вниз, они увидели высокого музыканта, который играл на саксофоне. Закрыв глаза, он нежно держал инструмент, и медленно перебирая пальцами, играл блюз Гершвина.
   - Мама, дай, пожалуйста, доллар, - обратился сын.
   Ева посмотрела на сына и усмехнулась, она знала, что Сима, как ласково она его называла, любит этот блюз. Когда он положил доллар в копилку музыканта, тот открыл глаза и тут же закрыл их, таким образом, поблагодарив за подношение - он играл блюз.
   - Марик, мы постоим здесь, пока ты возьмешь багаж, ладно? - попросила Ева мужа.
   - Да, да, конечно, - ответил тот и пошел туда, где уже двигалась багажная лента.
   Они ждали довольно долго. На изогнутом, как змея, полотне было много всяких баулов, чемоданов и рюкзаков, но их серый чемодан с красной ленточкой на ручке все никак не "выплывал" из хранилища.
   - Мама, ты хоть немного поспала в самолете? - спросил Симон.
   - Нет, сынок. Мне кажется, я вообще не сомкнула глаз. Правда, пару раз все-таки "отключалась", но твоему папе все время что-то нужно было, и он беспардонно меня будил.
   - А с кем это он там разговаривает? - Симон показал рукой туда, где был отец.
   Около него стояла девушка, и, поглядывая по сторонам, что-то эмоционально рассказывала ему.
   - Я пойду к папе, помогу ему, - обращаясь к матери, сказал сын.
   - Меня зовут Риджина, - протягивая Симону руку, сказала девушка, как только он подошел к ним.
   - Привет, а меня - Симон, - взяв ее руку в свою, ответил он,. - Что, нашего чемодана еще нет? - обращаясь к отцу, он внимательно смотрел на девушку.
   Она улыбалась ему. На него смотрели два черных, как смоль глаза. Большие загнутые вверх ресницы, ямочки на щеках, когда она улыбалась, и белоснежные зубы дополняли ее прекрасное лицо. Линия талии резко выделяла бедра и красивые длинные ноги.
   - Какая замечательная фигура, - подумал он, продолжая держать ее руку. - А
   что это с вашим пальцем? - виновато спросил он. На большом пальце почти не
   было ногтя.
   - Это следы детских шалостей, - быстро среагировала она, забирая свою руку и отводя ее в сторону.
   И, видимо, понимая, что нравится ему, она продолжала слегка улыбаться, как бы говоря: - "Я знаю, что нравлюсь тебе... И ты мне тоже нравишься".
   А он, как завороженный, продолжал с интересом ее рассматривать.
   - Откуда Вы? - Симон чуть сжал ее руку.
   - Я девушка местная. Бразилия - моя страна, а Рио - родной город. Здесь я родилась, - спокойно ответила она.
   - Но у Вас хороший английский?
   - О-у, я училась в школе в Сан-Франциско, в Штатах.
   - Вы там жили?
   - Да, у тети...
   - И живете в Бразилии?
   - Да, в Рио-Де-Жанейро.
   - С родителями?
   - Нет, живу одна... - и, увидев его удивленный взгляд, добавила, - я осталась без мамы, когда была еще маленькая. Мне было семь лет. После похорон мамы меня забрала к себе тетя, мамина сестра.
   - А отец?
   - Я не знаю своего отца, он никогда к нам не приходил.
   - А что случилось с мамой? - продолжал спрашивать Симон.
   - Она заболела какой-то болезнью и вскоре умерла, - с горечью ответила Риджина.
   - А Вы учились в школе в США, - утвердительно сказал Симон.
   - Да, я же говорила...
   - А почему не остались там жить?
   - В США я окончила не только школу, но и колледж. - Она как-то скептически посмотрела на него. - Но люблю свою родину - Бразилию и прекрасный город Рио-Де-Жанейро, что в переводе с португальского означает - река в январе.
   - Река в январе? - удивленно переспросил он. - Интересно. А Вы работаете?
   - Да, в турагенстве. В Америке я получила диплом агента по международному туризму.
   - А сейчас Вы приехали... Вы были у тети?
   - Да, Симон, - ответила она, делая ударение на "и".
   - ... И тоже ждете чемодан?
   Он хотел продолжать разговаривать и боялся, что из черного окна появится чемодан... ее чемодан.
   - Хоть бы его не было, - подумал он.
   - А вот и наш, - отец рванулся к ленте.
   - Мы можем встретиться? - быстро спросил Симон Риджину.
   - Почему нет, - ответила она.
   - А как я Вас найду?
   - Туристическое агентство "ПланетаИнтер". В гостиницах есть наш проспект и телефон.
   - Сима, пошли, нас уже давно ждут, - бросил отец и, взяв ручку чемодана, быстро пошел туда, где стояла мама.
   - До свидания, - громко крикнула ему вслед девушка.
   - До свидания... извините, - ответил отец, - мы спешим.
   - Я найду Вас, Риджина, - сказал Симон, ожидая, что она что-то ответит.
   Наступила пауза.
   - Найдите, найдите... Я буду рада, - она неожиданно засмеялась, еще раз показывая свои красивые зубы. - А сейчас, до свидания, Симон.
   - До свидания, Риджина, - он еще раз посмотрел на нее и с сожалением, несколько раз оглядываясь, пошел к родителям.
   На выходе из багажного отделения их уже давно ожидал агент туристической компании "РиоТур" с картонкой в руке, где была написана фамилия их семьи.
  
   Гостиница "Мирамар", в которой они остановились, находилась в ряду множества гостиниц, расположенных вдоль проспекта Атлантик, в известном районе - Копакабана. Примерно через час они вышли из отеля и оказались на широком тротуаре. Вдоль проезжей части дороги росли пальмы и дерево пао-бразил, а белый песок огромного пляжа омывали волны Атлантического океана. Вдоль берега, по тротуару в одну и в другую сторону ходили, бежали, катались на роликах и на велосипедах люди. На пляже загорали отдыхающие туристы, а чуть поодаль - мальчишки лет десяти-двенадцати играли в футбол. Они виртуозно перемещали как бы приклеенный к ногам мяч и эмоционально вскрикивали, когда теряли его. Но тут же его подхватывал такой же виртуоз и быстро менял направление мяча в противоположную сторону.
   - Г-о-о-л, - раздалось по пляжу.
   Кричали игроки и болельщики, делая на песке кульбиты.
   - Какая техника. Вот они и есть истоки бразильского футбола, - с восхищением сказал Марик.
   - Пап, может... посмотрим? - спросил сын.
   - Ну да, специально приехали, чтобы смотреть футбол, - тут же отреагировала на это мама, - и не мечтайте... Вопрос был решен.
   Они шли по разбитому тротуару с множеством выбоин и по неубранному мусору.
   - Когда-то здесь было уютно и ухожено, а сейчас, видимо, никому до этого нет дела. Смотри, везде выложена красивая плитка, но уже давно тротуар никто не ремонтировал, - возмущенно рассуждала мама, - и, вообще, я себе представляла Копакабана - это что-то необычайно красивое, неповторимое. Я впервые, да и не только я, услышала о городе-мечте с названием Рио-Де-Жанейро от Остапа Бендера. Посмотрите, что здесь не так, как в другом городе: та же дорога, дома вдоль нее и деревья... Может быть пляж? Но и там я не вижу ничего необычного, - мама пожала плечами.
   - И все-таки, здесь есть что-то особенное. Ну, посмотрите внимательно вокруг, - возразил Симон.
   Родители удивленно посмотрели на него.
   - Смотрите, смотрите... - он обвел рукой вокруг, но они уже не реагировали на него. - Не видите? Да, недаром в песне поется, "постарели мои старики", - резюмировал он.
   - Нахал, - сказала мама. - Не тяни, говори уже.
   - Женщины! Присмотритесь, какие они здесь интересные, фигуристые... - и, видя, что родители, не ожидая этого, не готовы поддержать его, добавил. - Посмотрите, вот идут впереди нас две девушки. Какие у них интересные формы тела, как они грациозны... Помните, как красиво описывал бразильянок Жоржи Амаду? Они явно достойны пера Жака Бреля...
   Родители переглянулись, а он продолжал говорить, вспоминая, случайно встретившуюся в аэропорту девушку по имени Риджина. Ему казалось, что никогда раньше он не встречал красивее ее, и в каждой проходящей девушке старался увидеть хоть какие-то похожие черты.
  
   Ресторан "Мариус" появился как-то неожиданно, почти в конце улицы под защитой горы Пан-де-Аскар или Сахарная голова. При входе лежали огромного размера корабельный якорь и цепи, которые некогда принадлежали пиратскому паруснику и пролежали, как утверждала надпись, на дне океана более века. Время соединило их в единую ржавую кучу, видимо, символизируя, что с годами все становится тленным, но почему оно лежало здесь, никто из персонала так и не смог объяснить. Внутри ресторана было красиво, на большом экране можно было увидеть знаменитых футболистов в игре; обслуживание - отменное, а ассортимент блюд из морских "гадов", как сказал Марик, был превосходен. Начался праздник живота. Когда они, уже насытились и, не попробовав даже половины из того, что было выставлено в буфете, хотели перейти к десерту, к столу, где они сидели, начали подносить разные куски мяса, приготовленного на гриле. На мороженное и экзотические фрукты, в изобилии лежавшие в витринах, уже не оставалось места. Вскоре срочно потребовался отдых, и такси вернуло их в гостиницу.
  
   Следующее утро началось с каких-то разборок. Что-то сказала мама, тут же возразил папа, но, слава Богу, все быстро закончилось и после завтрака они поехали на экскурсию по городу.
   - Пэдро, Вы случайно не знаете, как можно связаться с турагентством
   "ПланетаИнтер"? Может быть, у Вас есть номер телефона? - сразу же спросил Симон у гида, как только они сели в автобус.
   - А я не слышал о таком агентстве, - ответил гид.
   - Да? Я спросил у администратора гостиницы, он тоже сказал, что у них нет данных об этом турагентстве. Странно, - добавил Симон.
   - Город был основан в 1565 году, и первоначальное его название было
   Сан-Себастьян де Рио-Де-Жанейро в честь португальского короля Себастьяна, - начал говорить гид, как только автобус тронулся. - Сейчас город делится на две части: на северную и южную. В южной части, к которой относятся такие районы, как Леблон, Ипанема, Копакабана и другие, прилегающие к заливу Гуанабара, что в переводе означает - женские груди на закате солнца, живут преимущественно богатые люди, а в северных - находится большинство фавел, где процветают нищета и криминал. В этих фавелах, а их насчитывается более сотни, живет несколько миллионов человек...
   - Почему никто не знает об этом агентстве? Неужели она меня обманула? Зачем? - мысли Симона опережали одна другую. - Я же обещал ее найти. Как я смогу это сделать? Я очень хочу с ней встретиться...
   - ...мы с вами, пожалуйста, едем в сторону центра города, и по дороге я буду рассказывать о районах, которые будем проезжать, - продолжал гид, не всегда к месту вставляя слово "пожалуйста". - Сейчас перед вами район Ботафогу, где рядом с хорошими домами расположились и кварталы небольшой по нашим меркам фавелы. Вы можете это увидеть слева, пожалуйста... А за этой автострадой прекрасный залив и гора Пан-ди-Асукар.
   Автобус "нырнул" в туннель.
   - В городе много туннелей? - спросила Ева.
   - Практически на каждой большой магистрали имеется свой туннель... О туннелях я расскажу вам немного позже, а сейчас мы проезжаем рядом с прекрасным парком, любимым местом жителей этого района, который называется Катет...
   - Я даже не знаю ее фамилии... Что делать? Я должен ее увидеть. - Пэдро продолжал рассказывать уже о другом районе города, а Симон практически его не слышал. - Как жаль, что я не увижу ее ... она хорошая девушка.
   - ... раньше здесь был местный Монмартр, самое излюбленное место в Рио-Де-Жанейро. Изумительные кафе, французские танцзалы, таверны, притоны с маститыми жуликами в фетровых шляпах. Потом все это запретили. Правда, и сейчас имеется несколько злачных мест, но они скрываются от полиции, - в заключении сказал гид.
   - Как называется этот район? - переспросил Симон.
   - Тот район, что мы проехали, назывался Лапа, а мы въезжаем в центральную часть города, где днем - это административно-финансовое сердце города, а ночью - "постель" для бомжей и нищих. После семи часов вечера уже опасно находиться на улицах центра, пожалуйста. Обратите внимание на собор пятнадцатого века, это часть большой крепости...
   - А если обратиться в авиакомпанию, Риджина ведь летела тем же рейсом, что и мы, "American Airline", - продолжал мыслить Симон и, улыбнувшись, громко сказал: - "О - у, а это идея!"
   Все обратили на него внимание.
   - Я не спрашиваю, знаете ли вы, что такое "Маракана", - гид сделал паузу.
   - Обижаете, Пэдро, - тихо сказал, все время слушавший его, Марик.
   Футбольный комплекс "Маракана" представлял собой огромное сооружение, вмещающее двести тысяч болельщиков. На этом поле играли самые выдающиеся футболисты мира: Пеле, Гаринча, Марадона, Родригас и многие, многие другие...
   - У меня такое чувство как будто я прикоснулся к чему-то святому, - сказал Марик, когда после экскурсии по стадиону "Маракана", они садились в автобус.
   - Вы действительно правы, это святое место для каждого бразильца, - сказал Пэдро и тут же добавил, - а сейчас мы поедем к другому месту нашего города, любовь к которому у бразильцев и у многих приезжих тоже безгранична. Это место называется - Самбадром. Вы, конечно, знаете, что, как правило, в феврале, в Рио-Де-Жанейро проводится карнавал, на котором присутствуют сотни тысяч зрителей и немалое количество из них - это иностранные туристы. Главное событие карнавала - выступление школ самбы проходит на самбадроме, построенном в 1984 году по проекту известнейшего архитектора, одного из авторов проекта столицы Бразилии - Бразилиа, Оскаром Нимейером...
   Видимо, Пэдро любил рассказывать об этом событии, к которому его город готовится круглый год... каждый год, вот уже более двадцати лет. Его рассказ был как песня. Он с восторгом рассказывал о каждом выдающемся карнавале по годам и по каким-то событиям, которые были во время того или иного карнавала...
   - А сейчас мы въезжаем в главные ворота, где и начинается показ школ самбы. Длина этой дороги - один километр, а ширина - пятнадцать метров, а вот там, - гид показал рукой вперед, - через дорогу перекинута арка. Присмотритесь внимательней, она вам ничего не напоминает? - и он загадочно улыбнулся.
   Все посмотрели туда, куда показал Пэдро, и пожали плечами.
   - И тебе она ничего...? - он посмотрел на Симона.
   - Нет...
   - Ай, не хочешь думать... Посмотри на изгиб. Нет? - удивился он. - А вы обращали внимание на местных женщин, - Пэдро посмотрел на Марика.
   - Красивые женщины. Красивые фигуры, ноги, попы... - ответил он.
   Наступила пауза. Видимо, Пэдро ожидал более полного ответа.
   - Правильно, - наконец сказал он. - Посмотрите внимательно. Это похоже на... попку мулатки! Видите изгиб чуть дальше середины, - Пэдро старался пробудить в них воображение, но то ли они уже устали, то ли попки, как таковые, воспринимались, как нечто натуральное, а не воображаемое, но ожидаемого эффекта это не произвело.
  
   - Где же тебя искать, попка мулатки? - подумал Симон, когда мама предложила пойти поужинать в кафе "Колумб", которое находилось недалеко, в военном Форте. Вечерний Копакабана горел огнями. Вокруг было много праздношатающихся людей.
   - А что там? - спросил Симон, показывая на противоположную сторону.
   Вдоль проспекта Атлантик, рядом с пляжем, в два ряда, стояли палатки, в которых продавались сувениры и разное "тряпье", как однажды назвал это папа.
   - Нет. Мы туда не пойдем. Наше кафе находится в противоположной стороне, - отрезала проголодавшаяся мама и быстро пошла вперед. Мужчины последовали за ней.
   Солдат с ножом на поясе, стоящий у входа, пытался им что-то объяснить
   по-португальски, но кроме отрицательного махания рукой, что могло означать - пройти нельзя, они ничего не поняли. Наконец, подошедшая молодая пара на ломаном английском пояснила, что кафе сегодня закрыто. В надежде найти другое место, где можно было бы поесть, они поднялись на квартал выше и по улице Копакабана пошли по направлению к "своей" гостинице.
   Кафе "Эклипс" без окон и дверей, с множеством столиков, огороженных колоннами и аккуратно подстриженным кустарником, находилось на углу улиц Копакабана и Джулио де Кастилхос. Красивая подсветка создавала приятный вид и уют.
   - Вот кафе, - показывая рукой на высокую вывеску, сказал Симон, обращаясь к родителям.
   Он шел впереди, и первый увидел, стоящую около входа и объясняющую что-то посетителям, девушку. Когда она повернулась, он не поверил своим глазам - перед ним была его мечта - Риджина.
   - Это ты? - спросил он. - Что ты здесь делаешь?
   - Я здесь работаю, скорее, подрабатываю, когда в агентстве работы мало. Работаю вечерами... принимаю гостей. Вот и вас приглашаю к нам в кафе: выпить чашечку кофе или фужер вина... - сконфуженно ответила она.
   - Мы пришли покушать.
   - А-а, милости прошу. Садитесь вон за тот столик, в углу. Вам будет удобно там? - спросила Риджина подошедшую маму.
   - Да, конечно, спасибо.
   - Здравствуйте, Риджина. Не ожидали Вас здесь встретить, - сказал папа и протянул ей руку.
   - Здравствуйте, здравствуйте, - девушка засмеялась. - Неужели кто-то думал обо мне? - она лукаво посмотрела на него.
   - Вот этот молодой человек, - и папа показал на сына. - По-моему, он уже потерял всякую надежду встретить вас.
   - И все-таки встретил.
   - Неожиданно...
   - Зато приятно, - тут же нашлась она и опять засмеялась.
   Родители сели за стол, а Симон не отходил от Риджины. Она была в темном приталенном пиджачке с белым воротником. Большой вырез оголял ее красивую грудь, а короткая юбчонка чуть прикрывала возможные трусики. Светлые волосы были распущены, и только на конце их хвостик был зажат какой-то модной заколкой, что придавало прическе легкость, а светло-шоколадные ноги были в модных туфлях на высоком каблуке.
   - Она вполне могла бы претендовать на символ - "Попка-мулатки". Какая фигура, - с восхищением рассуждал Симон, а вслух сказал:
   - Я думал, что уже никогда тебя не увижу.
   - Ты действительно меня искал?
   - В вашем городе нет такой фирмы "ПланетаИнтер". Никто не знает ваш телефон, - ответил смущенно Симон, - я даже не знаю твою фамилию.
   - А зачем тебе фамилия?
   - По фамилии же можно найти человека...
   - Только не в Бразилии. Это же не Соединенные Штаты...
   - И все-таки, где тебя можно найти, где ты живешь? Дай мне свой номер телефона, - он старался не упустить момент и узнать о ней, как можно больше и быстрее, боясь, что опять потеряет ее.
   - Туда, где я живу, тебе приезжать не нужно, а телефона у меня нет, - с сожалением она развела руки в сторону. - Иди к родителям, они все время смотрят сюда и, видимо, волнуются, чтобы я тебя не увела куда-то. Вас же напугали, что в Рио опасно, могут обокрасть, убить, да?
   - Да.
   - Вот видишь. Иди, иди... мы еще поговорим, - и она легко развернула его в ту сторону, где сидели родители.
   Когда он подошел, на столе уже была закуска: какая-то рыба в маринаде и салаты.
   - Садись, сынок. Что с тобой случилось? Я как-то раньше не замечала за тобой такого интереса к девушкам. А что произошло здесь? Не повлиял ли на тебя рассказ Пэдро о красотках Бразилии? - мама удивленно смотрела на сына, и непонятно было - она действительно удивлена поведением сына или это хитрая уловка: насколько крепко он привязался к Риджине.
   - Разве ты не видишь, она действительно красивая девушка, - вмешался папа.
   - А ты молчи, старый развратник, - неудачно пошутила жена.
   - Я не совсем понимаю, что тебя интересует, мама. Она мне нравится. Это тебе что-то говорит?
   Она увидела, что Симон начал нервничать и тут же изменила тон:
   - Она действительно красивая девушка, - Ева посмотрела на сына. - У тебя хороший вкус, Симон, но что вы будете делать, если понравитесь и полюбите друг друга: она живет здесь, а тебе нужно учиться там?
   Она смотрела на сына, а он на Риджину, изредка поворачивая голову для того, чтобы "подцепить" что-то на вилку. Девушка продолжала принимать новых посетителей, и в то же время не забывала бросать взгляд туда, где сидел Симон. Их взгляды часто пересекались, и тогда происходил "взрыв" эмоций - они оба улыбались, радуясь, как дети, возникшему чувству.
   Наконец, еле справившись, с бараниной на гриле - огромное блюдо, которое вскоре принес официант, и, отказавшись от десерта, родители вышли на улицу. Вокруг горели огни витрин и реклам, а рядом проносились машины. Откуда-то доносились знакомые ритмы музыки...
   - И долго мы еще будем так стоять, мне уже жарко... высокая влажность, я вся мокрая? - громко, неизвестно у кого, спросила мама.
   - Послушай, Ева, у тебя уже взрослый сын. Ему понравилась девушка, что он должен делать, спросить твоего высочайшего разрешения? - в свою очередь раздраженно спросил муж. - Пошли в гостиницу, здесь недалеко.
   - А он останется здесь... с ней? Нет.
   - Конечно, он всегда должен ручонками держаться за твою юбку...
   Когда Ева посмотрела туда, где еще минуту назад они стояли, гостей принимала другая девушка. Риджины и Симона нигде не было видно. А они прошли через кухню на другую сторону здания, во двор. Она попросила подругу подменить ее на пару минут, и он был этому безмерно рад. Они стояли около стены и, положив руки на ее плечи, он обнял ее голову сзади. Шелковистые волосы возбуждали его и, ощутив теплоту и знакомое ему чувство, он поцеловал ее. Она не возражала и... с удовольствием ответила ему.
   - Ты мне нравишься, - сказал он, чуть приподняв ее голову.
   - Ты мне тоже. - В ее глазах была смешинка.
   - У тебя есть парень, друг?
   - Друзей много, но парня, с которым бы я была близка, нет.
   - Трудно поверить, - сказал он.
   Она тут же отпрянула назад, и молча посмотрела на него.
   - Что? - не понял он.
   - Ничего.
   - Ты обиделась?
   - На кого? На тебя? Что ты... - и через минуту. - Мне нужно идти, да и тебя, наверное, уже разыскивают родители.
   - Боже мой, Сима, что ты со мной делаешь? - услышали они, как только появились около входа. - Я уже не знаю, кого спрашивать... Мы же в чужой стране, тебя и искать никто не будет, - продолжала причитать мама.
   - Извините нас, я ему показывала нашу кухню, думала, что он вас предупредил. -
   Риджина подошла к родителям, по-восточному сложила ладошки вместе и чуть наклонила голову.
   - Ты каждый день здесь работаешь?
   - Нет. Только, когда они позвонят.
   - Когда же я тебя увижу? - расстроенным голосом продолжал спрашивать Симон.
   - Послезавтра я свободна ... целый день... могу быть с тобой... то есть с вами, - тут же поправила она себя.
   - Где же мы встретимся?
   - Я найду вас. Как называется гостиница, где вы остановились?
   - "Мирамар".
   - О-о, я знаю, где это. Утром в девять я буду в холле, - сказала Риджина и помахала им рукой.
  
   После завтрака, решив поехать на Сахарную гору, они вышли в холл гостиницы.
   - Здравствуйте, меня зовут Наташа, - приветливо улыбаясь, к ним сразу же подошла миловидная девушка и подала руку. Она говорила по-русски.
   - Здравствуйте, здравствуйте... приятно слышать родную речь, - сказал Марик, здороваясь с ней.
   - Я работаю в ювелирной фирме "Г.Штерн" и предлагаю вам посетить нашу фабрику, - начала рассказывать Наташа, - Если вы желаете, за вами в гостиницу приедет наш представитель и после просмотра, привезет вас сюда же. Вы ничего не должны покупать, это только, если вы пожелаете... - она продолжала рассказывать о фирме и Ева с интересом слушала ее. Мужчинам это было не интересно, они заскучали и вышли на улицу.
   Кое-где над заливом еще была дымка, и там темными пятнами перекатывались волны, но здесь, на улице яркие лучи солнца уже пронзили кроны пальм. Вдоль линии берега по тротуарным дорожкам, как всегда, двигались люди. А через несколько минут подъехало такси.
   - ... хорошо, Наташенька, мы обязательно поедем на вашу фабрику, - сказала Ева, показывая рукой на такси.
   - ...не на мою, а господина Штерна, - отреагировала Наташа.
   Обе рассмеялись.
   Повернув налево, такси выехало на проспект Атлантик. Машин было не много, и они быстро доехали до перекрестка, где стоял памятник "Принцесса Изабелл".
   - Как долго нам нужно ехать? - спросил папа у водителя такси по-английски.
   Он что-то быстро ответил по-португальски, показал рекламные проспекты ювелирной компании "Бэн&Брос" и лист бумаги, где по-английски было написано его предложение: он может ожидать их, если они этого желают, около подъемника Сахарной горы в течение полутора часов за пятьдесят долларов.
   - Нет. Нам это не нужно... мы не знаем, сколько времени там будем, - быстро отреагировала мама.
   Папа тут же замахал рукой перед носом водителя, подтверждая то, что сказала мама словами "но... но". Пройдя второй светофор, машина резко затормозила. Впередиидущие машины остановились. Стоянка затянулась.
   - Что там случилось? - с нетерпением спросил Симон,
   В это время машина тронулась, и начала медленно въезжать в туннель. Они проехали еще несколько десятков метров и вновь остановились. Наступила тишина, но это продолжалась недолго. Неожиданно таксист начал что-то быстро говорить, при этом, вынув из кармана кошелек, он спрятал его под сидение. Симон сидел сзади водителя и видел, как в машине начали опускаться дверные стекла. В воздухе появилась какая-то невидимая тревога. И действительно перед машиной появились люди в масках и костюмах, обтягивающие тела. Они подходили к каждой машине, что-то говорили, протягивая внутрь руку и, вернув ее, что-то клали в черный мешочек. К их машине подошли двое, по одному с каждой стороны. Человек, который стоял рядом с водителем, быстро что-то сказал. По ответу таксиста можно было понять только два слова: "туристо и мирамар". Симон смотрел на человека около машины с трепетным волнением. Неожиданно голова его повернулась, и на Симона посмотрели черные, как смоль, глаза. Их взгляды пересеклись, и произошел "взрыв"... удивления. Человек опустил руку с мешочком и Симон увидел пальцы. На большом - не было ногтя. Тут же раздался громкий окрик, и они быстро отошли от машины. Только минут через пять появился знакомый звук полицейских машин... При выезде из туннеля каждая машина останавливалась около патруля. Когда они остановились, из разговора водителя и полицейского опять можно было разобрать только слово - "мирамар". Полицейский покачал головой и перешел на английский язык.
   - Вы туристы из гостиницы "Мирамар"? - спросил он у отца.
   - Да.
   - Откуда вы приехали?
   - Из Соединенных Штатов.
   - У вас что-то забрали те, кто подходил к машине?
   - Нет.
   - Вы случайно не узнали кого-то из них?
   - Нет. Мы вообще в Рио никого не знаем, - ответил папа.
   - Странно. У всех они забрали часы, драгоценности, а у вас - нет. - А куда вы едите?
   - На Сахарную гору.
   Полицейский обвел всех взглядом и, когда посмотрел на Симона, тот отвел глаза в сторону.
   - Может быть, ты кого-то узнал... или они тебя? - настойчиво продолжал спрашивать полицейский. - Вы вместе... он тоже из гостиницы?
   - Он наш сын, офицер, - вмешалась мама.
   - Езжайте, - раздраженно махнул рукой страж порядка, переходя к другой машине.
   - Что ж получается, нас пожалели и не обокрали. Интересно, кому же мы должны быть благодарны? - спокойно прокомментировала и спросила мама.
   - Господу Богу! - подытожил папа.
   Они уже повернули на улицу Пастера, и только Симон никак не мог прийти в себя.
   - Неужели это была она? Она - бандитка? - он все время вспоминал, как это произошло. - Конечно, она узнала меня, ей стало стыдно, поэтому ничего не взяла... Она теперь никогда к нам не придет... - "Утром в девять буду в холле гостиницы", - вспомнил он слова Риджины. - Нет, ее не будет ни завтра, ни послезавтра... - с горечью подумал он.
   Такси остановилось, и они пошли к билетной кассе подъемника.
   - Я, кажется, была не права, когда говорила, что Рио-Де-Жанейро обычный город, - восхищенно сказала мама, когда они вышли на смотровую площадку Сахарной горы. - Посмотрите, какая прелесть! Город прерывается невысокими горами, а у их подножья разместились высотные дома. Там, в дымке, видна гора Корковадо, а на ней - знаменитый на весь мир памятник Христу Избавителю. Справа, я читала это в проспекте, один из самых длинных мостов в мире. Он змеей петляет по заливу, соединяя два района города, а ниже - тремя взлетными полосами "вырисовывается" аэропорт Сантос Димонт ... В-а-у, как красиво, слева пляжи Копакабана, там же наша гостиница?... - мама продолжала что-то говорить, но муж и сын были увлечены другим.
   Симон продолжал думать о своем, он решил сегодня же пойти в кафе "Эклипс" и поговорить с ней... А папа фотографировал город с нижнего уровня смотровой площадки и его внимание привлекла пара молодых людей. Спортивного вида парень все время фотографировал свою напарницу. Возможно, это была его подруга или жена, и он пытался делать снимки в различных позах и ракурсах. Когда Сеня увидел ее, а ее нельзя было не заметить, она стояла на верхней площадке, в углу поручней и ногой упиралась в верхнюю стойку. Всякий раз, когда парень пытался сделать снимок, порывом ветра поднимался подол ее короткого платья, оголяя бедра, и она тут же поправляла его. Это повторялось несколько раз, и Сеня это видел. Вдруг, его осенило попробовать снять то, что оголялось, снизу, с нижней площадки. Он сделал несколько снимков, и она заметила это. Ему ничего не оставалось, как быстро отойти в сторону и продолжать снимать какую-либо гору, ожидая, что за объяснением подойдет ее парень, но никто так и не подошел. Чуть позже он опять встретил эту пару, и девушка, подмигнув ему, улыбнулась.
   - Мало того, что ты прекрасна, ты еще и умна, - чуть слышно сказал Марик, провожая взглядом ее красивую фигуру.
   Родители не поддержали желание сына опять идти в кафе "Эклипс" и, обидевшись, он остался в номере, а они ужинали в ресторане при гостинице "Мирамар".
  
   - Вы еще долго...? - нервно спросил Симон родителей.
   - А что случилось? - отреагировала мама. - Покушай еще что-нибудь, ты же ничего не ел.
   - Не хочется, - ответил сын и встал из-за стола.
   - Она сказала, что придет сегодня? - неожиданно спросил отец.
   - Да, сегодня. Я буду ждать вас в холле, - сказал Симон и пошел на выход из ресторана.
   - А, я забыла... сегодня любовная встреча, - съязвила ему вслед мама.
   Он рано проснулся, посмотрел в окно, а там - тусклый свет от фонарного столба и никакого намека на рассвет. Уснул под утро и с ужасом проснулся, когда родители уже ходили по комнате. По программе турагенства в девять часов утра они должны встретиться с гидом и поехать на Корковадо, к памятнику Христу Избавителю. К этому времени должна подойти и Риджина. Поэтому, быстро собравшись, они поспешили на завтрак в ресторан гостиницы.
   Лифт остановился и Симон вышел в холл. Навстречу ему поспешил Пэдро.
   - Доброе утро, а где родители? - спросил он.
   - Они еще в ресторане, должны подойти с минуты на минуту, - ответил Симон и посмотрел туда, где был бар, столики и кресла.
   Ее он увидел не сразу. Она, держала перед собой журнал, и, заложив ногу за ногу, сидела недалеко от входной двери. Лица не было видно, но как только он увидел знакомый силуэт, внутри что-то заныло...
   - Доброе утро, Риджина, - подойдя, поздоровался он.
   Журнал начал медленно опускаться и сжатыми губами она ответила:
   - Доброе, доброе... Ты ожидал, что я приду?
   У нее был серьезный взгляд, а на лице не было даже намека на улыбку.
   - Ты же обещала... Конечно, я ждал, - сконфуженно ответил он.
   - Ну, что ты мне скажешь? - она скривила свои пухлые губки.
   - Ничего... А что я должен сказать? - он посмотрел на нее.
   - Нет. Я просто так...
   Наступила пауза.
   - Куда вы сегодня едете? - нарушила она молчание.
   - К Христу... Поедешь с нами, ты же сегодня целый день свободна?
   - Не знаю.
   - Сима, ты еще долго ... мы ожидаем тебя, - неожиданно раздался голос мамы.
   - Иди, тебя зовут, - сказала Риджина.
   - Нет, пойдем вместе... и, вообще, если ты не поедешь, я тоже останусь. Пойдем на пляж... - резко ответил он.
   Когда Пэдро и родители подошли к ним, Симон спросил:
   - В автобусе будет место для моей подруги? Я уплачу, сколько это будет стоить.
   - У вас частная поездка, а значит, место в автобусе ей обеспечено... платить ничего не нужно, - ответил Пэдро и что-то быстро сказал Риджине
   по-португальски. Они оба засмеялись и, как только тронулся автобус, он начал свой рассказ.
   - Сегодня мы с вами посетим самую большую достопримечательность
   Рио-Де-Жанейро - монумент Христу...
   - Что он тебе сказал? - шепотом спросил Симон.
   - Честно?
   - Честно...
   - Он сказал: - "Не могу же я ему отказать насмотреться на такую прелесть, как ты. У них там, в Штатах таких красавиц нет". - И через секунду: - Ты понял, что сказал человек?
   - Понял, понял, - обрадовался Симон. Он ожидал услышать что-то плохое.
   - ... сейчас мы будем проезжать вдоль берега лагуны или озера, название которой
   Родриго-де-Фрейтас. Обратите внимание на фешенебельные дома, построенные не так давно. Раньше здесь был лес, а сейчас современные дома, шоссе и туннели...
   - Мы и сегодня будем проезжать туннели? - с тревогой в голосе спросила мама.
   - Да. Скоро будет туннель Реболкас...
   - А нас там не обчистят? - продолжала спрашивать мама.
   - То есть, как это? - не понял Пэдро.
   - Вчера мы поехали на Сахарную гору, - начала рассказывать Ева, - и...
   Симон посмотрел на Риджину. Она сидела молча и с интересом слушала рассказ мамы.
   Когда мама закончила, Пэдро покачал головой.
   - Да, иногда у нас такое случается ... - заключил он.
   - И как часто?
   - Не часто. Один, два раза в месяц...
   - Ого, не часто... Сегодня мы тоже можем попасть в лапы бандитам? - мама начала ерзать на сидении.
   - Будем надеяться, что все обойдется, - бросил Пэдро и продолжил рассказ о своем любимом Рио. - Монумент Христа Избавителя, как его официально называют, был открыт 12 октября 1931 года. Автор проекта монумента - Эйтер да Сильва Коста, а саму статую Христа спроектировал Поль Ландовски. Интересно, что электрическое освещение монумента было включено из Рима специальным радиосигналом, а финансирование этого сооружения, как говорит легенда, осуществил эмигрант-католик, который дал обет построить монумент Богу в той стране, где разбогатеет. Он разбогател в Бразилии и свое слово сдержал... По улице Косме Вилью мы сейчас подъезжаем к горе Корковадо, где установлен сам монумент...
   - Риджина, тебе интересно? - спросил Симон, легко сжимая ее руку.
   Они сидели рядом на заднем сидении микроавтобуса и он не находил себе места. Ему хотелось ее обнять, прижать, целовать... А она, улыбаясь своей красивой улыбкой, все время останавливала его, показывая глазами на маму.
   - Конечно, интересно.
   - Наверное, ты была уже здесь много раз? - он завораживающе смотрел на нее.
   Она подняла руку и показала один палец.
   - Один раз... всего?
   - Да, один раз, всего... - ответила она и показала на Пэдро. - Слушай, это интересно.
   - ... к монументу мы поедем по узкоколейной железной дороге. Это удобно, туристы любят именно так забираться на гору, хотя можно и по дороге на машине, на лифте и пешком - по ступенькам.
   Два маленьких вагончика "Линха Верде", набитых туристами, подняли их на Корковадо. Народу было - не протолкнуться.
   - Пройдемте в сторону, я еще кое-что расскажу, а потом посмотрим со смотровой площадки на город.
   Симон держал Риджину за талию и не отпускал. Он видел, что мужчины начали обращать на нее внимание, как только они вышли из вагончика.
   - Значит, высота статуи Христа - тридцать метров, а постамента - восемь. Вес всего сооружения - более тысячи тонн. А теперь посмотрите, какой красивый вид на город с высоты примерно 710 метров. Прямо перед вами - коралловая лагуна, рядом с которой мы сегодня ехали, чуть дальше - ярко-зеленый ипподром, а правее находится ботанический сад с множеством экзотических деревьев...
   - Тебе интересно? - опять тихо спросил он, целуя ее в ухо.
   - Очень. Я была здесь с мамой, тогда... еще маленькой, - она сжала плечи.
   - ... а если вы посмотрите левее, то увидите во всей красе Сахарную гору, залив Гуанабара и мост... - продолжал показывать и рассказывать Пэдро.
   - Я так и не знаю, чем ты занимаешься, где работаешь, - вырвалось у него то, о чем он все время думал.
   - Ты меня узнал? - не поворачиваясь, вместо ответа спросила она.
   - Узнал.
   - Ну, и...
   - Что "ну, и..."?
   - Почему не сказал полицейскому?
   - О чем?
   Она повернулась к нему с застывшей на лице улыбкой, и холодные черные зрачки пронзили его.
   - О том, что ты меня узнал. Он же тебя несколько раз спрашивал.
   - Тогда я бы тебя больше никогда не встретил.
   - И все?
   - Ты мне очень нравишься, - он погладил ее лицо. - И, вообще, что я, похож на стукача?
   - Хм-м, - последовал ответ.
   - Послушай, а откуда ты знаешь, что полицейский спрашивал несколько раз... и, что он, вообще, меня спрашивал? - неожиданно осенило его.
   - Молодец, сообразил, но об этом я расскажу тебе... в другой раз.
   - В какой другой раз, мы же скоро уезжаем, - с сожалением сказал он, прижимая ее к себе. - И, вообще, я хочу дать деньги, чтобы ты купила себе мобильный телефон, и я смог тебе звонить. И за телефонные разговоры я буду ежемесячно тебе перечислять нужную сумму. - Она засмеялась.
   И здесь произошло неожиданное, он ощутил упругость ее груди. Два твердых шарика впились в него, как ножи... он почувствовал ее тело.
   - Можно я тебя поцелую? - прошептали его губы.
   - Поцелуй... но здесь же люди, - еще тише ответила она.
   - Смотри, что творит твой сын, - Ева толкнула мужа в бок.
   - Я перестал бы его уважать, если бы он не поцеловал такую девушку. Молодец, сынок! - ответил Марик.
   - Старый ловелас. Я не ожидала от тебя другого ответа, - бросила жена.
   - Меня еще никто так приятно не целовал. - Риджина нежно посмотрела Симону в глаза.
   Вокруг раздались аплодисменты, а она повернулась к Еве и сказала:
   - Извините меня, пожалуйста.
   - Ну, что ты, девочка, я все понимаю, - ответила мама и улыбнулась.
  
   - Ну вот, и закончилась моя миссия гида. Послезавтра вас отвезут в аэропорт, а остаток дня сегодня и завтра у вас - свободное время. Желаю вам приятного отдыха и хороших встреч. Любуйтесь красотами города, - сказал Пэдро, когда автобус остановился у гостиницы.
   - Спасибо вам за хороший тур по Рио-Де-Жанейро, - сказала мама и отблагодарила его и водителя чаевыми.
   - Где будем обедать? - спросил папа. - Может быть, Риджина нам что-нибудь посоветует?
   - Здесь недалеко, возле Дворца Копакабана есть неплохой ресторан "Карретао". Там огромный выбор очень вкусной еды, - смущенно ответила девушка.
   - Вот и прекрасно, предлагаю прямо сейчас пойти туда, - сказал Марик.
   Все согласились, а Риджина шепнула Симону:
   - Я не голодна и подожду тебя в холле гостиницы. Хорошо?
   - Нет. Ты пойдешь с нами, - тут же возразил он громко.
   - Конечно, идемте с нами, пожалуйста, - вмешалась мама.
   Ресторан сверкал зеркалами и люстрами, а на отделанных красным деревом стенах висели картины, что придавало ему респектабельный вид. Откуда-то доносились приглушенные звуки босановы. Меню предлагало огромный выбор закусок: около тридцати мясных блюд, бразильских, чилийских, португальских вин, божоле и около двадцати блюд на десерт: пироги с белым и черным шоколадом, с кремом, с яйцом и quindao - смесь кокоса с яйцом, разнообразные фрукты и мороженое...
   - Помоги мне, пожалуйста, выбрать вкусные блюда, - попросил Симон, сжимая ее руку.
   - Я же не знаю, что ты любишь, - сказала Риджина.
   - Тебя.
   Он сказал... и откинулся на спинку стула.
   - Я же не блюдо и кушать меня нельзя, - усмехнувшись, ответила Риджина.
   - Можно. Ты вкусная, сладкая... и приятная, - он говорил и удивлялся, откуда у него взялся этот набор слов. Ведь он никогда, никому не говорил ничего подобного.
   Она чувствовала себя смущенно, во-первых, потому что была еще мало знакома с ним, а, во-вторых, рядом сидели его родители, и он почему-то их не стеснялся.
   - Симон, не нужно так говорить, мне стыдно, - попросила она.
   Около часа семья наслаждалась вкусной едой. В конце концов, уставшие от обилия еды они вышли из ресторана, и пошли в сторону гостиницы.
   - Мама, я не буду заходить, останусь здесь, с Риджиной... - начал говорить Симон, когда показалось здание отеля.
   - Нет, - последовал категорический ответ.
   Наступила пауза. Симон переводил взгляд с мамы на отца, с отца на маму, он покраснел; чувствовалось, что еще немного, и он скажет что-то резкое.
   - Разрешите ему, мы никуда не пойдем. Я обещаю... Будем здесь, напротив... на скамейке или попьем кофе вот в том кафе, видите, - Риджина показала рукой. - Кафе называется "Гаррота", это сто метров отсюда, - она умоляюще смотрела на его родителей.
   Ева, не сказав, ни слова, повернулась и пошла в сторону гостиницы, но после этого, по ее настоятельному требованию Марик трижды выходил на улицу и проверял, где находится их сын.
  
   А они, обнявшись, сидели на скамейке рядом с пляжем. Где-то там, вдалеке мальчишки играли в футбол. По дорожке, естественно, ходили и бегали люди. А недалеко от них играл гитарист. Он играл мелодии бразильской самбы и, проходившие рядом люди, пытались вписывать свои бедра и ноги в ритм, издавая при этом радостные крики.
   - Ты мне очень нравишься, - в который раз сказал Симон, прижимая ее к себе.
   - И ты мне... - она, улыбаясь, бросила на него взгляд и тут же повернулась, чтобы встретить накатывающуюся на берег волну.
   - Я через день уезжаю, и ты забудешь меня.
   - Нет... А ты?
   - Никогда... Ты собираешься приехать к тете? Когда? Я сразу же приеду к тебе или куплю билет, и ты приедешь к нам... Хорошо?
   - Посмотрим. Симон, а чем ты занимаешься в Штатах: работаешь, учишься...? Ты ничего о себе не рассказывал, ведь я совсем тебя не знаю.
   Ее голова была поднята и она смотрела куда-то вдаль, за горизонт. Казалось, что ее вопросы спрашивает кто-то другой... не она... совсем чужим, отрешенным голосом.
   - О чем ты думаешь, Риджина?
   - О судьбе. Как странно все происходит в этой жизни. Мы никогда не знали друг друга и встретились... Ты там... я здесь, ты белый... я мулатка. И ты веришь в чувства между нами? Мы же так молоды...
   - Да, верю. Я верю, что между нами могут быть хорошие отношения, - он не понял, почему она так сказала.
   - Но ты же меня совершенно не знаешь? - чуть резче, с удивлением спросила она.
   - Именно поэтому, очень хочу знать... знать все о тебе.
   - Ты еще не рассказал о себе.
   - Хорошо. А потом ты, - он не отрывал от нее свой взгляд.
   Она кивнула.
   - Я учусь на третьем курсе в Университете, хочу заниматься бизнесом, а пока работаю на дилерской, где продают автомобили. - Помолчав немного, он добавил: - Живу с родителями, хочу накопить немного денег. Есть один друг - парень, с которым мы учились вместе еще в школе.
   - А девушка? - чуть слышно спросила она.
   - Нет.
   - Почему?
   - Никто не нравится.
   Она усмехнулась и наступила пауза.
   - Расскажи о себе, - попросил он.
   - Боюсь, когда услышишь, сразу же разочаруешься во мне. Но, может быть, это к лучшему. - Она продолжала смотреть на воду, скривив свои красивые губки.
   - Не бойся, не разочаруюсь. - Он положил руку на ее плечо и крепко прижал.
   - Тогда слушай. Я осталась сиротой, когда мне еще не было семи лет. Мы жили в хибаре, в небольшой фавеле, вместе со многими бомжами, нищими, работягами, проститутками и другим сбродом. Чем занималась мама, я не знаю, но я никогда не была голодна, у нас всегда была еда. Я тебе говорила, что она умерла после болезни - это неправда. Она умерла от передозировки наркотиков. Она была красивая, моя мама, но к нам никогда не заходили мужчины. После ее смерти, продукты приносила женщина, и я ни у кого не могла узнать, почему она это делает. В восемь лет меня изнасиловали двое соседей, изнасиловали грубо, я очень кричала и плакала. Через два дня меня привели в двухэтажный дом. В комнату, где я сидела, завели моих насильников. Потом я узнала, что в этом доме живет местный крестный отец, которого звали Джами.
   - Это они? - спросил Джами.
   Я молчала.
   - Не бойся, это никогда больше не повторится, - продолжал он тихо говорить, но я видела, как у него "бегают" скулы. - Еще раз тебя спрашиваю, это они?
   - Да, они. Вот тот был первый, а потом я уже ничего не помнила, мне было больно... - ответила я.
   Джами махнул рукой, и они вышли из комнаты. Через минуту раздались выстрелы. Их убили и сбросили в океан.
   - Может быть этот Джи... - прервал ее Симон.
   - Джами, - подсказала Риджина.
   - Да, Джами - твой отец?
   - Нет. Значительно позже я его спросила об этом, он ответил, что он не мой отец, но очень хорошо знал мою маму, - она впервые повернулась лицом к Симону, потрепала его за ухо и спросила:
   - Ну что, интересно? Не устал еще?
   - Нет. Рассказывай.
   Она глубоко вздохнула, положила ногу на ногу и продолжила:
   - Ну, а потом - пошло, поехало... Меня начали приобщать к делу. Я сидела на улице и просила милостыню, но это было не главное. Воры пробегали рядом и незаметно бросали мне то, что украли. Они убегали дальше, а я относила все во двор, там меня уже ожидали... Это длилось до тех пор, пока нас не засекли, и Джами сказал, чтобы я уехала к тете и там училась. Он регулярно, раз в месяц присылал мне деньги. На каникулы я приезжала в родной город и вместе с такими как я, моими сверстниками, взрослела. В конце концов, мы организовали банду. Чем мы занимались тебе знать не обязательно, - она повернулась к нему, - собственно, ты уже кое-что видел... Кстати, помнишь, ты сказал, что дашь мне деньги на мобильник, и я засмеялась. Так вот, за один такой рейс, мы имеем их целую кучу. Спасибо тебе, конечно, за доброту, но...
   - Не боишься, что полиция поймает? - спросил ошарашенный таким откровением Симон.
   - Боюсь. Но мы знаем, когда они подъедут. С ними все заранее оговорено. О том, что в одной машине ничего не взяли, Джами узнал через двадцать минут, и я вынуждена была ему рассказать, откуда я знаю вас. Ты молодец, что не сказал, что узнал меня, могли быть проблемы. Собственно, это он разрешил мне встретиться с тобой, и тогда в гостинице меня охраняли двое и, если бы что-то началось, могла быть стрельба...
   - Вы и стреляете?
   - Стреляем, а иногда и убиваем.
   - И ты стреляешь и... убиваешь?
   - А вот посмотри, - и Риджина приблизила к нему свое лицо.
   - Что?
   - Вот видишь, - она ногтем показала место под глазом.
   Две маленькие татуировки в виде слезинок были в том месте, где обычно стекает слеза.
   - И что?
   - Каждая слезинка - одно убийство.
   Он сидел бледный и не мог промолвить ни слова.
   Легкий бриз со стороны океана шевелил ее волосы, и она быстро убирала их с лица. Это повторилось несколько раз. Чувствовалось, что она нервничает. Вдали, на горизонте уже появилась черная полоса. Наступал вечер. Вдоль проспекта зажглись фонари и они, как яркие звездочки, как бы ограждали от проникновения темного пространства.
   - Идем в "Гарроту", попьем кофе. Это напротив, - предложила она.
   - Пошли.
   - Ты не ожидал такое услышать, испугался. Я уже не нравлюсь тебе? - она, кисло улыбаясь, посмотрела на него.
   - Нравишься... Туристическое агентство "ПланетаИнтер" - это тоже выдумка?
   - Нет, не выдумка. Когда я приехала от тети, Джами решил открыть такое агентство, но у нас ничего не получилось.
   - А кафе "Эклипс"?
   - Я действительно там работаю, и мне нравится эта работа.
   - А где ты живешь... и с кем?
   Он растерялся... он не знал, как себя вести, что говорить, что спрашивать. Она видела это и решила помочь ему.
   - Я понимаю, то, что я тебе рассказала, ты не ожидал услышать и теперь не знаешь, как от меня избавиться, куда убежать. Зачем тебе иметь какие-то отношения с бандиткой... Не переживай, мальчик, мы посидим еще немного и я уйду. Уйду навсегда. Просто, ты запал мне в душу. Еще никто не относился ко мне так, как ты: тепло и нежно. Внутри меня что-то произошло, я еще не понимаю что именно, но произошло что-то новое, приятное и доброе... - Она посмотрела на его лицо и добавила. - Извини меня, я, кажется, не то говорю.
   Он молчал, а ей хотелось что-то делать, говорить, объяснять... Ей не хотелось заканчивать этот вечер.
   - А живу я одна, в своей квартире, в хорошем районе. Собственно это квартира Джами, но он записал ее на мое имя, - она подумала немного и добавила. - Я догадываюсь, о чем ты думаешь - сплю ли я с мужчинами. Нет, у меня никого нет. После того случая в детстве, никто ко мне и близко не подходит. Наверное, это приказ Джами. Правда, был один парень, я его любила, - она вздохнула глубоко, - но его убили. Убили в драке... Это было давно... Пойдем, вон столик в углу, там хорошо... все видно, - каким-то безысходным голосом перевела она тему разговора.
   - Два кофе и девушке пирожное, - сказал Симон, подошедшему официанту.
   - Я не ем пирожное, - возразила она.
   - Принесите, принесите, мы вместе попробуем... - махнул он рукой.
   А около них, за кустарником на тротуаре два атлетически сложенных парня выполняли акробатические трюки. Они кувыркались, делали какие-то замысловатые прыжки, работали синхронно и свое выступление закончили сложным трюком: на уровне головы один из них держал доску, на которой были закреплены ножи, а другой, разбежавшись и разворачивая свое тело, перелетел через нее. Выглядело это впечатляюще и все посетители кафе аплодировали. Через минуту ребята ходили вдоль столиков, и им в шляпу кидали деньги. Симон тоже положил пять реал, и Риджина поблагодарила его за это теплым взглядом. Они медленно пили кофе и молча смотрели друг на друга.
   Вокруг зажглись огни реклам и фонарей. На небе появились яркие звезды. Со стороны залива подул прохладный ветер и все почувствовали себя комфортнее.
   - Я увижу тебя еще? - он смотрел на нее из-под лобья.
   - А ты хочешь этого? Ты хочешь, чтобы я пришла? - не скрывая удивления, спросила она.
   - Хочу.
   - После того, что услышал, ты хочешь меня видеть?
   - Я сказал - хочу!
   - Странно. Не знаю. Я сейчас ничего не знаю...
   Симон видел, как у нее начала дрожать нижняя губа и скривился рот; как, наливаясь влагой, увеличивались ее глаза, как потекла первая слеза. Она выскользнула из уголка глаза и, накрывая тату-слезинки, медленно потекла по щеке вниз.
   - Ты плачешь? Что с тобой, дорогая девочка, - Симон быстро встал и подошел к Риджине.
   - Все нормально. Это просто так... сейчас оно пройдет, - не сделав даже попытку вытереть слезы, она сидела на стуле с опущенными руками, а ее взгляд был направлен куда-то туда, в темную дыру над заливом. - Иди, Симончик, в гостиницу. Папа уже третий раз проходил около кафе, они нервничают, - еле шевеля губами, сказала она.
   - Вот так мы разойдемся? И все? - ему хотелось кричать. Закричать громко, во все горло.
   Она посмотрела на него своими заплаканными, но от этого не менее прекрасными, глазами и усмехнулась.
   - Такова жизнь, дорогой...
   - Нет... нет, - раздался его крик. Все обратили на них внимание.
   А он, обняв и прижав, начал беспорядочно целовать ее лицо, глаза, губы, руки... Сначала она безучастно сидела на стуле, но потом резко встала, обняла его и, положив голову на плечо, сильно зарыдала.
   Марик был недалеко и видел все, но решил не вмешиваться - может быть, между ними в слезах и страданиях рождается любовь.
   - Он, правда, еще совсем молод, но где и кто знает, когда к нему придет это Великое чувство. Известно только, что, когда бы оно ни пришло, его нужно беречь и лелеять, ибо, вполне может быть, оно уже никогда больше не возникнет!
   Марик подошел к ним, когда она немного успокоилась.
   - Риджина, Боже мой, Сима тебя обидел? - наивным голосом спросил он у девушки.
   - Нет... нет, что Вы. Наоборот, Симон меня успокоил. Это я что-то не в меру расхныкалась, но сейчас уже все нормально. Спасибо Вам за внимание.
   - Мы завтра едем на ювелирную фабрику, а вечером идем на самба шоу, оно, кажется, называется "Самба Шоу Платформа". Присоединяйтесь к нам, пожалуйста, - Марик смотрел на девушку, а она не знала, что ответить. - Правда, у нас только три билета, но я думаю, мы сможем купить билет при входе.
   - Я сама куплю билет, мне только нужно знать, где это представление, - в ее голосе одновременно слышалась горечь и чувство радости общения с ними.
   - Идемте в гостиницу, и Симон покажет билеты. - Сын с благодарностью посмотрел на отца, а тот одобрительно показал ему большой палец.
  
   Обнявшись, они сидели недалеко от сцены, где происходил театрализованный парад костюмов и музыки, ритма и красоты танцев, прекрасных тел исполнительниц в "samba de roda". Он держал руку на талии и, опускаясь ниже, хорошо чувствовал попку мулатки. А Риджина, затаив дыхание, наблюдала за действом. Она сама несколько раз участвовала в Главном карнавале и, наверное, участвовала бы и в этом году, но Джами запретил.
   - Слишком много желающих крутится вокруг, уж больно ты привлекательной стала, - сказал он.
  
   Как только открылись двери лифта, Симон посмотрел в сторону бара. Риджина уже ждала и, когда они вышли, медленно пошла им навстречу. В руках у нее была коробка и, подойдя, она сказала:
   - А это вам мой маленький подарок - сувенир-панорама нашего города, Рио-Де-Жанейро.
   - Спасибо большое, - повторили все по очереди, но никто первый не решился взять коробку в руки.
   - Бери, сынок, и открой, посмотрим на панораму, - нашлась мама.
   На какой-то плотной основе, в миниатюре была сделана панорама города, а в одном месте на металлической ножке стояла рубиновая звезда.
   - А что за звездочка? - спросил Симон.
   Она засмеялась.
   - Это место, где я живу. Район называется Ипанема. А звездочка - чтобы ты не забывал, что там живет девушка, которая о тебе думает.
   - Спасибо большое, - он поцеловал ее в щечку.
   - Ну что, а теперь сядем на дорожку, сейчас должен подъехать автобус, - Марик пододвинул чемоданы к креслу и все сели.
  
   Уже были оформлены билеты. До вылета оставалось чуть больше часа.
   - Мы с мамой посидим, а вы можете пройти к окну. Двадцать минут вам хватит? - Марик посмотрел на них и развел руки в сторону. Это могло означать только одно - пришло время прощаться.
   - Ты мне позвонишь? - спросила она, когда они остались одни.
   - С удовольствием, но куда. На какой номер телефона? - он смотрел на ее смуглое, красивое лицо и, в который раз, любовался черными глазами с миндалевидным разрезом, большими загнутыми ресницами и красивыми ямочками на щеках, когда она улыбнулась.
   - Вот мой номер телефона, ты можешь звонить в любое время. Если я не отвечу, оставь сообщение, и я перезвоню. - Она продолжала улыбаться.
   - Можно тебя о чем-то попросить? - тихо спросил он.
   Ее губы были рядом.
   - Попроси... - прошептала она.
   Он втянул в себя вкусные губки... и замер. Мелкую дрожь ее молодого тела он почувствовал сразу, как только она приблизилась к нему. Ему казалось, что он ощущает каждую ее клеточку, а его руки опускались все ниже и ниже пока не коснулись... попки с изгибом. Она тут же подалась вперед и прижала к нему свое страстное тело, как бы впиваясь в него. Какое-то мгновение они стояли, как одно счастливое совершенство. И вдруг, почувствовав какой-то дискомфорт внизу, впереди себя, он сжал ноги и отодвинулся от нее, а она громко рассмеялась...
   - До свидания, дорогая, - сказал он.
   - До свидания, дорогой. До встречи, - глаза ее горели.
   - До скорой встречи, попка мулатки, - улыбнулся он.
  
   ... Через два года они расписались. За несколько дней до росписи, в дверь родителей Симона постучали. На пороге стояли двое и спрашивали Риджину.
   - Я их знаю, пусть войдут, - крикнула она, спускаясь с лестницы.
   - Здравствуй, Риджина, - сказал один из них.
   - Здравствуйте, - на ее лице было удивление.
   - Тебе привет от Джами, - продолжал говорить тот, который поздоровался, и подал ей маленький чемоданчик. - Открой.
   Внутри лежали две коробочки и пакет. В коробочках были бриллиантовые кольца невесте и жениху, а в пакете - сто тысяч долларов.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"