Индарил: другие произведения.

За грань Галактики

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

  Ладжеро, расположенная в секторе Хош пользовалась бешеной популярностью у элиты Галактического сообщества. Эта планета - одна из ярких жемчужин в короне Республики Плэйморс. Лучшие театральные представления и оперетты с живыми актерами и исполнителями, выставки именитых скульпторов и художников соседствовали с ресторанами выдающихся мастеров кулинарного искусства. А белопенное море, набегающее на чистейшие фиолетовые пляжи, завораживающие виды, не испорченные благами цивилизации, экзотические животные, обитающие только на этой планете, парки с разнообразными цветами могли удовлетворить любого эстета. Настоящий рай для представителей практически любой расы, если конечно он мог себе это позволить. Порой сюда приезжали отдыхать и работать целыми семьями. Эн'ниян Вольгэра не была исключением.
  Знаменитая актриса, дэйманка по происхождению с недавних пор гастролировала не только с труппой, но и с младшим сыном Данталеоном. И часто после выступления их можно было увидеть прогуливающихся по многочисленным пляжам и в кондитерских магазинчиках. Многие поклонники ее искусства отмечали насколько сильно мальчик походил на мать: овальное личико, миндалевидные аквамариновые глаза, четко выраженные скулы, широкий открытый лоб, прямой нос, чуть пухлые губы и щеки. Чудный малыш. Разве что волосы в отличие от матери были черными, а не светло-каштановые и кожа намного смуглее.
  Шагая вместе с матерью и няней по выложенной ребристой плиткой мостовой, он с любопытством глядел по сторонам. Яркие витрины магазинов, манящие запахи из приоткрытых окон ресторанчиков, кондитерских и кафе, витые колокольчики фонарей, едва слышное гудение малочисленного аэротакси над головой. А сколько представителей различных миров! Вот чопорные монолийци, способные своей невозмутимостью свести с ума любого, а вот фанатичные люмейци, чья светлая кожа отливалась золотом на солнце, спорящие между собой чешуйчатые грийцы и многие-многие другие, кого ему видеть не приходилось.
  - Мам, а тебе точно больше никуда не нужно? - внезапно спросил мальчик и, столько в его глазах было надежды и скрытого переживания, что у Эн'ниян защемило сердце.
  Остановившись, она подхватила сына на руки и, прижав к своей груди, тихо прошептала:
  - Точно, солнце. Моя работа закончена, и мы можем провести время вместе.
  - А папа?? Папа с нами будет??
  - Папа, он ....
  - Прошу меня простить, юный господин, я же вам говорила - ваш отец на важном задании и вскоре вернется, - как всегда вовремя вмешалась Тория, не на секунду не забывая о своей работе и, внимательно поглядывая по сторонам в поисках возможной угрозы. Молодая дэйманка с грубыми чертами лица и темно-синими коротко стрижеными волосами больше напоминала мужчину, нежели женщину. Ей была доверена роль не только няни при младшем сыне Раймала Вольгэра, командующего крейсером 'Хронос', но и телохранителя. И в меру амбициозная воительница гордилась своим назначением, ведь для любого представителя империи Дэйлы нет ничего важнее жизни ребенка, особенно если у самой нет возможности родить своего.
  Данталеон расстроено кивнул и еще крепче прижался к матери.
  - Жалко, я так надеялся его увидеть. Надеюсь, он скоро вернется.
  - Я тоже, солнце, я тоже, - растрепав и без того взлохмаченные волосы сына Эн'ниян опустила его обратно на мостовую. - Давай не будем говорить о грустном и поищем твою любимую кондитерскую!
  Радостно завопив, мальчишка рванул вперед, стараясь оставаться в пределах видимости мамы, в поисках нужной витрины.
  - Спасибо, Тория. Ты снова спасла меня, - бледная тень улыбки блеснула на губах актрисы.
  - Пустяки, миледи. Мальчику не нужно знать, что лорд Вольгэра попал в окружение этих гнусных фанатиков.
  - Ты права, но он справиться. Ведь в нем течет кровь не только его, но и моих предков.
  - Признаюсь честно, миледи. Раньше я считала представителей клана не принадлежавших к военным задохликами и неженками. Но чем больше я узнаю вас и вашего брата, тем больше понимаю свою ошибку. Что бы достичь таких высот в актерском искусстве, необходима железная воля, которой наделены не многие дейманцы,- воительница склонила голову в знак своего сожаления, но Эн'ниян только отмахнулась.
  - Пустое. Многие военные так думают. Но это меня не удивляет. Со стороны всегда, кажется, что чужое ремесло просто в освоении, нежили то, в которое ты вложил столько трудов и сил. Но я рада, что смогла изменить твое мнение. Ведь ты не только хранитель моего сына, но и возможно скоро войдешь в клан Фрэй как супруга младшего лорда.
  Тория недоверчиво взглянула в аквамариновые глаза госпожи с прыгающими искорками смешинок и хитринок, ожидая пояснения.
  - Ты безумно нравишься Эльену.
  - Но... но я бесплодная и не смогу родить достойного наследника, - растерялась девушка, потеряв, наконец, маску безразличия.
  - Его это не смущает. Считает, что тебе попадались не правильные мужчины, - старательно копируя голос брата, улыбнулась актриса.
  Полюбовавшись на еще больше удивившуюся воительницу, она рассмеялась и серебристые колокольчики, вплетенные в ее волосы, зазвонили хрустальным звоном.
  -Нашел, нашел! - примчался маленьким вихрем Данталеон. - Нянюшка, идем быстрее!
  И схватив Торию за руку, потащил в сторону своей находки. Эн'ниян неспешно пошла следом и остановилась вблизи витрины кондитерского магазинчика, с улыбкой наблюдая за бегающим по залу сыном.
  - Эн'ниян, неужели я снова вижу тебя, - чуть хрипловатый баритон раздался за спиной и заставил ее вздрогнуть. Опасаясь худшего, она медленно обернулась.
  В нескольких шагах стоял персональный кошмар девушки: Леонис, наследник высшего дома Уль'нас. Хотя в самом мужчине не было ничего страшного. Высокий, смуглый с чуть раскосыми янтарными глазами, словно выточенный из камня нос с легкой горбинкой, пухлыми губами и красными слегка касающиеся широких плеч волосами. А сложная вязь родовых татуировок, что тянулись от чисто выбритых висков до шеи, указывала на принадлежность к Высшему дому. Представительницы прекрасного пола бросали заинтересованные взгляды на его могучую фигуру, облаченную в темно-зеленую форму командора Имперского флота. Но молодой дэйманец не обращал на них никакого внимания, оно всецело принадлежало стоящей перед ним актрисе. Окинув восхищенным взглядом стройный ее силуэт, ничуть не изменившейся после вторых родов, он невольно поморщился. В лучах жаркого солнца ярко блеснул маленький резной браслет на левой руке, частично перекрывавший растительные узоры менди.
  - Рада приветствовать вас, милорд, - ни единым жестом она не позволила себе выказать обуреваемую душу ненависть, только светлая улыбка и легких поклон. - Что привило вас на эту чудесную планету? Решили отдохнуть или поправить здоровье?
  Около полугода назад вся Инфосеть пестрила статьями, сообщающими о жаркой стычки между флотилией Ройвон, которой командовал наследник дома Уль'нас и группой наемников с Зинкаса, что через чур, близко подобрались к границам Империи. Агрессоров удалось уничтожить, но командор флотилии получил серьезное ранение и временно оставил свой пост.
  - Мне приятно, что ты интересуешься моим здоровьем, - улыбнулся мужчина и подошел еще ближе. - Но ты ошиблась, я искал встречи с тобой.
  Его голос упал до страстного шепота, заставив Эн'ниян поежится от омерзения. Любую другую девушку ухаживание Высшего, особенно наследника привело бы в восторг, но только не леди Вольгэру. Его настойчивое внимание, знаки расположения вызывали лишь раздражение еще, тогда когда она была младшей дочерью лорда Фрэйя. Что-то было такого в Леонисе, что вызывало неприязнь, которая под влиянием времени и совершенных им проступков переросла в ненависть. Но он не замечал этого и с упорством, достойного лучшего применения, пытался добиться расположения, невзирая на продолжительный и счастливый брак с лордом Вольгэра.
  - Это опрометчиво с вашей стороны, милорд. Вам ведь известно, что я давно замужем.
  - Не нужно напоминать об этом. Мое собственное окружение не дает забыть этот факт. И прекрати разговаривать, так официально. Ведь я давно позволил тебе забыть об условностях.
  Ответить девушка уже не успела - из магазинчика выбежал Данталеон. И не обращая внимания на мужчину он, подлетел к матери, вцепившись в ее руку и счастливо затараторил:
  - Мам ты представляешь там такое вкусное пирожное с пузырьковым кремом. Ты обязательно должна попробовать.
  Эн'ниян словно окаменела, увидев на лице Леониса сначала удивление, через секунду сменившееся вопросом. Стараясь сохранить остатки спокойствия, она повернулась к вышедшей вслед за мальчишкой Торией и приказала:
   - Уведи его!
  Не говоря не слова, хранительница ловко подхватила его на руки, что-то успокаивающе шепча, ушла обратно в кондитерскую лавку.
  - Это же.... Это же, - не мог подобрать слов командор, пытаясь справиться с волнением разглядывая ребенка в витрине, но воительница закрывала его своим телом.
  - Вы ошибаетесь, милорд! - холодно произнесла актриса.
  - Не ври мне!!! - взорвался мужчина. - Ты думаешь, я собственного сына не узнаю. Могу поспорить, что цвет глаз и волос он унаследовал от меня!
  - Даже если это и так, то вас это не касается!
  - Эн'ниян ты, что не слышишь меня - это малыш моя кровь и плоть. Я его отец и имею такие же права, как и ты!
  - Отцом моего сына является Раймал Вольгэра, так что не стоит брать на себя обязательства принадлежащие другому. А сейчас простите мне нужно идти.
  Но уйти она не смогла. Мужчина крепко схватил ее за предплечье и прижал к витрине магазинчика.
  - Эн не стоит так со мной, - вкрадчиво зашептал Леонис, обхватив другой рукой подбородок актрисы, заставив глядеть прямо в глаза. - Ты же знаешь, насколько сильны мои чувства к тебе. Они пожирают меня, не дают спокойно ни есть, ни спать и даже последнее время воевать. Твой образ, запах твоих волос, духов преследуют меня.
  Зарывшись лицом в волосы девушки, он с жадностью вдохнул едва уловимый аромат жасмина.
  - Дай мне шанс, - простонал командор. - И ты увидишь, что моя любовь сильнее этого выскочки Раймала.
  - Милорд, - тихо произнесла Эн'ниян. Таким он пугал ее еще больше. - Отпустите мою руку. Я столько раз вам говорила - мое сердце принадлежит другому и этого уже не изменить.
  - Мне есть, что тебе предложить в этот раз - положение при дворе, как для тебя, так и для нашего сына, - решил сменить тактику мужчина, внимательно следя за каждым проявлением ее эмоцией. Кончики пальцев гуляли по нежной коже шеи, порой касаясь звеньев серебряной цепочки, на которой она носила одну из наград мужа - крестострел, украшенный мелкими рубинами. - Он станет моим наследником. Будет носить мое имя и в положенный срок займет место главы дома Уль'нас. Всего одно слово и я дам тебе все, о чем ты даже не могла и мечтать.
  Закрыв глаза, она надеялась хоть на секунду скрыться от этого горящего желанием взгляда. Они пробуждали воспоминания, о которых Эн'ниян старалась забыть - страшной ночи, благодаря которой и появился на свет ее маленькое солнышко Данталеон. Удивительно, но малыш не вызывал никаких ассоциаций связанных с Леонисом. Хотя и унаследовал черты рода Уль'нас - огненно-красные волосы, что скрывала черная краска и зеленовато-янтарные глаза, истинный цвет которых проявлялся лишь под действием сильных эмоций. Но даже эти маленькие отличия от старшего ребенка не делали ее материнскую любовь слабее.
  - Тебе не придется больше прятать его. Ведь я признаю малыша как своего сына. А так Император и весь двор узнает о нем в день Совершенного бала. Ведь высшую кровь не спрятать ни под одной краской и гримом, - продолжал увещевать командор, снова зарывшись лицом в волосы застывшей как изваяние девушку. - Даже сейчас я чую родную кровь. Ты пропахла ею и не поверишь, но это так приятно. Никогда не думал, что твой запах может еще больше меня завести, если в нем будет присутствовать нотки аромата силы моего сына.
  - Оставь мою мамочку в покое! - внезапно раздался разъяренный голос, в котором Эн'ниян с трудом узнала сына.
  Неизвестно как, но мальчик вырвался из под опеки няни и теперь стоял напротив них такой собранный и серьезный, что она впервые увидела в нем Высшего. Маленького, но все же Высшего, чем-то неуловимо похожего на биологического отца. Но больше всего пугали глаза - расплавленное золото с танцующим пламенем по краям радужки и всполохами зеленых и алых искр. Именно такими они бывали, когда он сильно злился, и тогда начинали происходить страшные вещи - все вокруг полыхало огнем и начинали взрываться электроприборы.
  - Солнце, не надо! - девушка попыталась вырываться, но Леонис только сильнее сомкнул пальцы.
  - Здравствуй, малыш, - разулыбался командор, внимательно оглядывая мальчика и увиденное все больше и больше его радовало.
  Как часто бывало, у Высших кровь просыпалась в юном возрасте, где-то в годам двадцати, а порой и раньше. Потому то обучение начиналось раньше, нежели чем у других детей дэйманцев. А тут уже были видны результаты серьезных тренировок. Данталеон держался так уверенно, спокойно, что учителя, явно мастера своего дела, могли гордиться маленьким воином.
  Мальчик не ответил и лишь сильнее нахмурился. Выбежавшая через минуту Тория, виновато улыбнулась.
  - Простите, миледи, милорд. Я не смогла его удержать. Вы, милорд, слишком много себе позволили на глазах у ребенка.
  - Ты чересчур, дерзка, низшая. Помолчи!
  - Леонис это не вежливо!
  Внезапно стоящий рядом фонарь разгорелся ярким светом, заставив участников конфликта вздрогнуть.
  - Няня вам ничего не сделала! Не нужно ей грубить.
  - Что ты, малыш. Просто я не хочу, что бы нам мешали, - отпустив руку леди Вольгэру, Уль'нас присел рядом с мальчиком. - Ты знаешь кто я?
  - Незнакомец, обижающий мою маму и няню, - ловко увернувшись от руки мужчины, собравшегося потрепать по волосам, Данталеон прижался к подошедшей матери.
  - Солнце, меня никто не обижает, - погладив сына по щеке, Эн'ниян опустилась на колени. - Прошу успокойся и иди с Торией. Я сама разберусь.
  - Но я же видел!!!! - уперся он, продолжал сверлить Высшего взглядом. - А папа доверил мне твою защиту пока он на службе.
  - Я немного перегнул палку, прошу извинить меня. Но мне очень хотелось увидеть твою маму и тебя.
  - Зачем?
  - Не смей ему ничего говорить! - вмешалась отчаявшаяся актриса, опасаясь худшего. Сын всерьез воспринимал свою роль защитника. И увести его сейчас мог разве что муж.
  - Но как же! Я ведь твой отец как-никак! - проигнорировав заявление Эн'ниян Леонис, наслаждался произведенным эффектом. А он был еще какой!
   Фонарь разгорался еще сильнее и, не выдержав возросшего напряжения, разлетелся мелким оплавленным крошевом.
  - Ты не можешь быть моим папой!!!! Мой отец, командующий крейсера, а ты.... ты Высший лорд! - от гнева ноздри Данталеона расширились еще больше, а воздух вокруг стал стремительно нагреваться.
  Для каждого ребенка в Империи родители, семья и род - святое. А потому сама мысль о наличии какого-то другого родителя вместо такого родного и любимого, приводила его в ярость.
  - Шэйру!!! Ты с ума сошел, идиот! - обозлилась Эн'ниян, знавшая как любил Раймала ее младший ребенок. Сам-то мужчина знал кто настоящий отец малыша, но принял его и не делал разницы между родным и приемным сыном.
  - Мама не сказала тебе всей правды! Если ты прислушаешься к себе, то поймешь - я не лгу. Как и кровь что течет в твоих жилах тоже! Услышь ее. Ее силу, ее ток, ее голос. Позволь ей рассказать о себе, о своем роде.
  Не слушая предостережений актрисы, Леонис продолжал говорить медленно, завораживающе, за что и поплатился. Глаза Данталеона сверкнули расплавленным золотом, и огненный шар с размером с кулак полетел в наглеца. Лишь рефлексы бывалого война уберегли Уль'наса и от последующих атак. Все бы ничего, но мальчик привлек внимание прохожих. Закричала какая-то женщина, заплакала маленькая девочка, завопили охранные сирены. Опасаясь за жизнь своего сына Эн'ниян подхватила упавшего на мостовую малыша и передала подбежавшей хранительнице.
  - Унеси его в номер. Скорее!
  Молча кивнув и покрепче прижав к себе потерявшего сознания ребенка, Тория просочилась сквозь собравшуюся толпу. Леди Вольгэра тоже хотела покинуть место происшествия, так и не взглянув на ошарашенного командора, поднимающегося с мостовой, но появилась полиция.
  На зависть многим в Ладжеро действовали прекрасно обученные органы правопорядка с новейшим оснащением и лучшими андроидами и роботами. Молодой офицер монолиец с бесстрастным бледным лицом, зачёсанными назад черными волосами и удивительно идущий ему стального цвета формой с золотыми нашивками, остановил актрису.
  - Прошу меня простить....
  - Леди Вольгэра, - представилась девушка, улыбнувшись.
  - Леди Вольгэра, я вынужден вас ненадолго задержать.
  - О да конечно, офицер. Я все прекрасно понимаю. Чем могу помочь?
  - Нам сообщили о нападении возле этой кондитерской. Что вы можете об этом сообщить?
  - Ой, боюсь, что ничего, - прикинуться наивной дурочкой было не так сложно для потомственной актрисы. - Мы с сыном и моей подругой как раз выходили из магазинчика и, как вдруг фонарь разбился и этот мужчина, - тут она указала на Леониса, с которым общался второй полицейский. - Видимо за кем- то гнался, применил неизвестное мне оружие. Моего мальчика ранило, и подруга повезла его в больницу. Так, что простите, мне нужно к нему.
  Монолиец пытался задержать ее, но видя искреннее беспокойство матери вскоре отпустил. Спросил только номер больницы, куда увезли ребенка. Назвав первую пришедшую в голову Эн'ниян с облегчением покинула место происшествия. Но не успела она добраться до стоянки аэротакси, как снова была остановлена. На этот раз Леонисом.
  - Где мой сын?? - рыкнул мужчина, грубо развернув девушку к себе лицом и с силой сжимая ее предплечье. - Куда твоя низшая его унесла?? Ну!! Говори!!
  В ответ он получил пинок в колено и сильный удар в печень. Не ожидав такого, командор отпустил ее и отступил на пару шагов.
  - Может я и не Высшая, но не позволю так с собой обращаться, - показала острые зубки Эн'ниян. - А что касается твоего вопроса, то повторяю вновь - это мой сын! Ясно?? Мой и Раймала!! И даже если некоторая часть его генов, полученных от тебя, позволили моему солнцу родиться Высшим, это не значит, что я отдам его тебе!!
  - Ты не понимаешь! - оскалился в ответ Уль'нас. - Он Жнец, как и мой дед. А это значит, что мои шансы на получение родового перстня отца увеличиваются вдвое. Если не втрое!
  - Ах-х так все дело во власти, а не внезапно вспыхнувших чувствах! - возмутилась леди Вольгэра. - Ты был ненасытным ублюдком, так им и остался. И мне очень жаль твою мать. Неужели никто из твоих любовниц не родила тебе достойного наследника, раз ты примчался ко мне??
  Проходящие мимо прохожие не вмешивались и вообще старались пройти как можно быстрее мимо не привлекая внимания ругающихся дэйманцев. В Галактике не существовало более воинственной и жестокой расы закалившей свое ремесло в как многочисленных войнах, так и заказных убийствах. А Высшие среди них были страшнее всего. Вокруг них было столько слухов, легенд и мифов, что рядовые обыватели впрочем, как и сильные миро сего старались с ними не связываться.
  - Не смей оскорблять мою мать! Она была верна отцу! А по поводу любовниц ты права. Никто из них и в подметки тебе не годиться. Ведь ты... ты всегда была особенной. Особенной для меня. И ведь я тебе не врал. И готов не только связать свою жизнь с твоей, но и сложить мир к твоим ногам.
  - Мне ничего от тебя не нужно! Прекрати лезть в мою жизнь и забудь о нашем существовании. С твоим образом жизни ты к смерти лорда Лайона заведешь себе десяток детишек разного пола.
  - Рррар! - не сдержался мужчина и с размаху ударил в стену ближайшего здания кулаком с такой силой, что посыпалась мелкая каменная крошка. Девушка даже не вздрогнула и с любопытством наблюдала за взбесившимся Высшим. А он не обращая внимание на текущую из рассечённой руки кровь, взлохматил волосы и на секунду замер, пытаясь справиться с гневом.
  - Тут рядом есть одно не плохое кафе, где подают прекрасное кофе. Зайдем и спокойно поговорим, - наконец сказал Леонис, развернувшись к молча стоявшей актрисе.
  Как не велика была ненависть к этому дэйманцу, но спокойная жизнь для себя и своей семьи была сейчас важнее. Поэтому она кивнула и отправилась вслед за ним.
  Кафе и вправду оказалось замечательным - светлое, просторное. Официанты-андроиды были обходительные в белоснежных рубашках и выглаженных темных брюках. А уже, какое кофе м-м-м! выше всяких похвал именно таким она его и любила: сладкое с огромным количеством сливок и едва уловимыми нотками корицы.
  - Ты невероятно прекрасна, когда улыбаешься, - внезапно вернул ее из сладких грез, хрипловатый баритон командора.
  - По-моему ты хотел поговорить не о моей внешности, - с легкой прохладой отозвалась Эн'ниян поставив кремового цвета кружечку из тонкого фарфора на того же цвета блюдечко и отодвинула его в сторону.
  - Кхе, ты права! Ну, в общем, - замялся Леонис. - То ранение, о котором писали, не прошло даром. Врачи, конечно, спасли мою жизнь, как видишь, но вот детей у меня больше не будет. Так, что наш мальчик мой единственный шанс на подтверждение статуса наследника отца.
  Возникла тишина. Девушка не знала, что сказать и, что придумать. Против власти дома Уль'нас она не могла идти, пусть даже и была супругой лорда Вольгэра происходившего из не столь влиятельного рода, что своей властью и влиянием они не могли тягаться с Великим домом.
  - Не хочу тебя пугать, но мой брат тоже мечтает занять место моего отца, но в отличие от меня он официально женат и имеет троих детей. Причем двое из них сыновья. И если он узнает о малыше то.... Кстати, как ты его назвала?
  - Дани, Дантадеон, - еле слышно прошептала испуганная девушка, дрожащими руками сжимая чашку так сильно, что она жалобно, тренькнула и горячее кофе, обожгло колени. Но это не помогло ей прийти в себя. И лишь присутствие ненавистного Леониса не позволило разрыдаться от безысходности.
  - Я могу защитить его, но лишь официально как своего наследника, - с легкой можно сказать покровительной улыбкой произнес командор, наслаждаясь испуганным личиком любимой.
  Дождавшись, когда прибежит официант с извинением уберет беспорядок, Леди Вольгэра поднялась на ноги с гордо поднятой головой.
  - Нам не нужна твоя защита и мой сын не будет пешкой в ваших Больших играх. Было приятно видеть тебя живым и здоровым, но надеюсь не увидеть более.
  - Эн. Эни, подожди!
  Тут же засуетился мужчина, увидев как, планы рушится на глазах, а Эн'ниян направилась к выходу из кафе.
  - Прощайте, милорд Уль'нас.
  - Эни!!!
  * * *
  - Милорд, к вам посетитель, - голос слуги отвлек Аллариона Уль'наса, младшего отпрыска лорда Лайона от работы.
  Отложив в сторону планшет, дэйманец с невозмутимостью наблюдал за невероятно прекрасной полукровкой, что вплыла в его кабинет. Высокая с шикарной грудью, пышными бедрами и осиной талией, платиновыми волнистыми волосами, рассыпанными по оголенным плечам, глубокими омутами голубых глаз и чувственными губами. Она разбила не один десяток мужских сердец и прекрасно умела использовать свою внешность в своих целях. Вот и сейчас короткое на грани приличия нежно-зеленое платье еще больше подчеркивало фигуру и чуть загорелую кожу.
  Но мужчина равнодушно скользнул взглядом по длинным ногам, глубокому декольте и откинулся на спинку кресла.
  - Зачем пришла? Я разве вызывал тебя?
  - Не нужно так грубо, милорд. Разве я не могу соскучиться? - мурлыкающе произнесла женщина, одаривая собеседника белоснежной улыбкой и устраиваясь на стуле для посетителей.
  - Нет не можешь. Если это все, то я тебя больше не задерживаю. Поплотнее закрой за собой дверь, я работаю, - и более не обращая на нее внимание, он взял в руки отложенный планшет и углубился в чтение.
  Тем временем Карена направившись к двери, остановилась и обернувшись спросила:
  - А вы хотите знать, что у вашего брата есть наследник?
  В воздухе повисла пауза. Алларион поднял голову, скользнув холодным взглядом на нее и, бросил небрежно фразу:
  - Я слушаю. Только быстро.
   Неспешно вернувшись на свое место, она с удовлетворением заметила тень недовольства, пробежавшую по его красивому лицу.
  - Насколько вам известно, в жизни Леониса было множество женщин.
  - Если ты решила мне поведать обо всех его связях, то не трать на это мое время! - поморщилася мужчина, вновь откидываясь на спинку. - Мои уведомители докладывают о каждой новой пассии.
  - Тогда имя леди Эн'ниян Вольгэра, в девичестве Фрэй, вам знакомо?
  - Еще бы. Этой актрисе удалось завладеть надолго вниманием моего брата. Но девочка попалась на редкость умной и не стала связывать свою жизнь с Высшим, а выбрала спутника жизни менее родовитого.
  - Видимо все же не достаточно, - фыркнула женщина, поправляя волосы. - Потому как она родила ребенка.
  Соединив кончики пальцев и прикрыв глаза Алларион задумался, перерабатывая полученную информацию. Карен же с восхищением разглядывала его. Если командору флота Леониса Райвон добавить прекрасный аналитический ум, ледяной тон, невозмутимость камня и жестокость присущую искусным палачам - получите Аллариона Уль'наса капитана Часовых, охранителей правящего дома Ариноз.
  Имея разницу с братом всего в пару минут, младшему из близнецов не достался титул, а лишь возможность его получить при правильном расчёте своих действий.
  - Это ничего не меняет, - наконец произнес мужчина, распахнув янтарные глаза. - сын Леониса незаконнорождённый, как и три его дочери с древней кровью. И это против моих двух мальчиков, рожденных в законом браке.
  - Я не смела бы вас побеспокоить, если бы оно так и было, - с едкими нотками в голосе и милой улыбкой произнесла Карен.
  Точенная алая бровь Высшего вопросительно изогнулась.
  - Мальчик унаследовал дар Морлока Жнеца. Причем не слабые отголоски как у вашего младшего сына, а яркие и полноценные способности. Но вот контролировать его не может, но это поправимо при хорошем учителе.
  - Брат знает о своем ребенке?
  - Узнал случайно пару недель назад и как вы понимаете, увидел свой шанс на подтверждение своего право наследника.
  - Вот как... хм интересно, - протянул мужчина, поглаживая чисто выбритый подбородок. - Благодарю за предоставленную информацию. А теперь иди, отдыхай и позови Раджина.
  - А как благодарность? - кокетливо поведя плечиком, поинтересовалась Карен.
  - На твой счет переведена стандартная оплата и плюс еще премия.
  Проведя раскрытой ладонью по поверхности стола, он вызвал полупрозрачную сенсорную панель и парой кликов осуществил сказанное. Едва различимый писк подтвердил осуществлённую операцию, но женщина лишь недовольно поморщилась, услышав его.
  - В чем дело? Тебя не устраивает размер платы?
  - Мы не об этом с вами договаривались, - обиженно произнесла шпионка надув губы.
  - Ошибаешься, - обозначил усмешку Высший. - Наш разговор в прошлый раз шел исключительно о деньгах и не о чем другом.
  Грациозно поднявшись, она обошла стол и устроилась на самом его краю, положив ногу на ногу. И без того короткое платье поползло еще выше сильнее оголив бедра. Но во взгляде Аллариона лишь на секунду промелькнул интерес, который тут же растворился в привычном равнодушии.
  - Мой господин, вам необходимы еще какие-то намеки?
  - Намеки мне не нужны, но ты испытываешь мое терпение, низшая. Нам не о чем больше разговаривать. Когда твои услуги вновь пригодятся - вызову. Свободна.
  Привыкший, что его приказы исполняют беспрекословно и главное быстро, Высший не ожидал внезапно возникших пальчиков на своем лице и Карен стоящую близко-близко.
  - Вы жестоки лорд Алларион. Заставляете бедную девушку сначала влюбиться в вас, желать вас, а после и игнорируете. Но я ничем не хуже вашей супруги, даже лучше. В отличии от нее моя любовь - реальна, - страстный шепот красавицы, способный растопить любое замороженной сердце на этот раз не возымел должного результата.
  Дэйманец отреагировал незамедлительно - левая рука с перстнем младшего лорда, выполненного в виде маленького скорпиона с янтарными глазами, схватила ее за волосы и отшвырнула.
  - Убирайся, - свистящим шепотом прошипел он, еще сильнее побелев от гнева.
  Сгруппировавшись, Карен спокойно поднялась на ноги и, зло сверкнув глазами, покинула кабинет. Как только в приемной стих цокот ее каблуков, неслышной тенью просочился через дверь секретарь.
  - Милорд, все хорошо? - обеспокоенно спросил он, взглянув на Высшего.
  - Терпеть не могу работать с этим низшим отрепьем. Вечно от них больше проблем нежили пользы, - с легким налетом гнева в голосе проговорил Алларион, нахмурившись.
  - К сожалению, не из кого выбирать, мой господин. Прошу простите меня за такую небрежность.
  - Это не твоя вина, Раджин, что, не смотря на профессиональные качества, она все еще не теряет надежду затащить и меня в свою постель. Будто ей моего братца мало.
  Дэйманец придирчивым взглядом оглядел свой кабинет. Выполненный в светло-золотых тонах, почти медовых он не хранил ни капли уюта и тепла. Каждый предмет всегда четко стоял на своем месте и исполнял лишь строгие рабочие функции. Письменный стол, выполненный из темного натурального дерева и расположенный параллельно правого угла кабинета, был прекрасным наблюдательным пунктом. Он позволял видеть не только входящих посетителей, но и все происходящее за огромным панорамным окном, напротив двери. Малый стеллаж, забитый под завязку старыми планами и чертежами Императорского дворца. И больше никаких личных вещей или ни декоративных цветов и ни украшений. Лишь на столе голографическое фото молодой дэйманки с тремя красноволосыми детьми разного возраста.
  - Надеюсь информация предоставленная Карен стоит потраченных затрат? - прервал созерцание капитаном кабинета деликатный голос Раджина.
  - Стоит. Она принесла не очень хорошую новость, но это позволит предугадать последующие шаги брата.
  - А какие действия предпримем мы, милорд?
  Алларион недобро усмехнулся, сверкнув острыми зубами.
  - Все что бы ее устранить как можно скорее. Свяжись с Барко и скажи, что для него появилась работа.
  * * *
  Космическое пространство всегда манило своей непритязательной красотой живых существ не взирая на религиозные и уж тем более физиологические различия. Многие из ныне существующих цивилизаций уже вышли за пределы своего родного мира, даже освоили пару соседних планет. Империя Дэйрия не была исключением. По приказу императора дэйманцы колонизировали несколько планет, располагаемых в одной системе Дэйли. И, конечно же, представители дома Ариноз руководили освоением новых территорий.
  Многие младшие отпрыски из других кланов в надежде найти свое место в жизни покидали родные дома. Один из них был молодой М'беки из практически уничтоженного клана Скайл. Благодаря своей целеустремленности и поддержки новых друзей он основал новый клан - Фрэй. Они посвятили свою жизнь искусству и актерскому мастерству, но и навыки своих предков, убийц и шпионов, не были забыты. Планета же Коврус стала домом не для одного поколения потомков этого дэйманца.
  Именно к этой планете и направлялась небольшая яхта командующего Раймалы Вольгэры. Отстраненный от службы по причине ранения он возвращался домой вместе с женой и младшим сыном после полугодичного отсутствия.
  Устроившись на постели в своей каюте Раймал отдыхал в просторной не стесняющей движения мягкой рубашке и широких штанах светлого цвета. Откинувшись на кучу подушек за спиной и прикрыв глаза, он слушал звонкий голос лежащего рядом Данталеона, облаченного в аналогичное одеяние.
  - Па представляешь, Крост не разрешает мне трогать пульт управления в рубке, хотя уже я многому научился. А дядя Эньен запрещаем мне брать оружие в его отсутствие, хотя няня, по его же приказанию, увеличила нагрузки на наших тренировках. Но я же уже не маленький и знаю, как обращаться и с холодным, энергетическим и даже огнестрельным оружием. Многие учителя хвалят меня и ставят в пример старшему брату, который, кстати, совсем ничему не хочет учиться.
  - Так-так давай разберемся со всеми твоими обидами. Во-первых, наш пилот прав, что запрещает играть с приборной панелью...
  - Но папа, - прервал отца мальчик, от избытка чувств садясь на постель. - Крост хороший учитель и я благодаря ему знаю, что можно нажимать, а что нет.
  - Замечательно, но давай все же повременим с самостоятельной практикой и в пилотной искусстве и в обращении с оружием. У тебя пока мало опыта. Вот через полгода посмотрим. Договорились?
  Данталеон что-то еле различимо буркнул, но лорд был, не умолим. Взглянув на него и добавив чуть металла в голос, спросил:
  - Мы договорились, сын?
  - Угу.
  - Не угукай, а говори правильно. Ты младший лорд клана Вольгэра, а значит, не имеешь право разговаривать как низший. Бери пример с окружающих тебя дэйманцев - дедушек, бабушек, дяди Эньена или же меня. Кстати по прибытию на планету я займусь твоими тренировками, и может раньше, сможешь заслужить право носить свое оружие.
  - Правда?? Спасибо, папочка!!
  Радостный мальчишка забрался на колени к отцу и крепко-крепко прижался к нему. Охнув от вспыхнувшей боли, Раймал пересадил сына так, чтобы растревоженные раны прекратили о себе напоминать.
  - Очень больно? - еле слышно шепнул Данталеон, обнимая отца за шею и уткнувшись носом в грудь, вдохнул чуть ощутимый запах крови и лекарств.
  Услышав вопрос, мужчина поцеловал его в растрепанную макушку и ответил:
  - Уже не очень, огонек. Просто буду немного поосторожней в своих движениях еще пару и дней, пока не заживут раны.
  - Пап скажи, а как так вышло, что тебя ранили? Ведь ты такой сильный и умелый воин. Дядя всегда ставит тебя в пример, если у меня что-то не выходит на тренировке.
  - Около трех месяцев назад мы патрулировали космическое пространство около новой колонии Гамаль. Все было хорошо в течение недели и мои войны немного расслабились. В результате чего нападение люмейцев застало нас врасплох. Они воспользовались своим преимуществом и успешно атаковали 'Хронос'. Несколько боевых групп сумели пробраться на корабль, но они благополучно были уничтожены. Две недели продолжалось наше противостояние, но эти упертые фанатики посылали в бой все больше и больше бойцов.
  - И что случилось дальше? - тихо спросил мальчик, затаив дыхание, слушая рассказ отца.
  - Даже и непобедимый воин может устать. И потому, когда новая боевая группа прорвались в рубку многие из моих бойцов падали от усталости. Но наши противники не желали больше тратить время на честную борьбу и заложили плазменный заряд. Ближе всего к нему находился штурман, совсем молоденький мальчишка. Вот я и кинулся его спасать. Еле успел прикрыть собой, как раздался взрыв. Многих из моих бойцов покалечило, но никто не погиб. Да к тому же нам повезло, прибыло подкрепление, а сами люмейцы были окончательно разгромлены. Я около недели находился между жизнью и смертью, но успешно проведенная хирургическая операция спасла меня. Так, что я сейчас нахожусь в отпуске, и мы с тобой о многом поговорим, так как свободного времени у меня сейчас будет много.
  - Здорово!!! Надеюсь тебе не нужно больше воевать, и ты останешься с нами. Я очень, очень сильно по тебе скучаю, когда тебя нет дома.
  - Я тоже, огонек. Я тоже. Особенно когда не вижу вас с мамой так долго. А теперь поговорим о твоих тренировках. Знаешь, есть такая старая мудрость - со щедро одаренных спрос всегда выше. Так вот это относиться к тебе. Ты родился особенным. Наверное, ты и сам знаешь, что не такой как все, ведь так?
  - Один раз, когда у меня не получался один прием на тренировки с мечом, произошло странное событие. Я тогда сильно разозлился, а оружие, что было у меня в руках, расплавилось и глаза стали желтыми, как у одного из тех Высших лордов. Так мне сказал один из учителей, - тихо признался Данталеон, подозрительно шмыгнув носом. - А другой раз, когда дядя подарил мне новый пистолет, замигал свет в комнате.
  - Верно. При сильных эмоциях сила, спящая в твоем теле, просыпается и выплескивается наружу. Потому то мы с мамой и увеличили количество твоих занятий. Необходимо научиться контролировать такие всплески и применять их во благо. А то может кто-то пострадать. Ты же этого не хочешь? В мире столько удивительных и странных вещей, о которых ты даже не ведаешь. И что бы раскрыть все тайны, найти новых друзей, защитить свою семью от опасностей нужно быть очень осторожным и рассчитывать каждый свой шаг на три хода вперед. Запомни это, сынок.
  - Хорошо, папа, - пробормотал засыпающий мальчик, положив голову на плечо отца.
  С непередаваемой нежностью Раймал смотрел на уснувшего ребенка, перебирая его мягкие волосы. 'Насколько же Эльен бы прав, когда говорил что возможно и не только воспитать, но и полюбить чужого ребенка' - размышлял он и, поцеловав Данталеона в висок, прикрыл глаза.
  Едва слышное шипение известило о прибытие гостя, а легкий перезвон колокольчиков помог узнать его.
  - Эни, - выдохнул мужчина.
  Нежная прохладная ладонь опустилась на его лоб, погладила по щеке.
  - Отдыхай, любимый.
  Только услышав этот голос, Раймал позволил себе окончательно расслабиться и уснуть. Укрыв обоих своих мужчин легким одеялом Эн'ниян с улыбкой разглядывала их. Короткие черные волосы мужа, зачесанные назад, немного растрепались и несколько отдельных прядок падали на широкий лоб, под закрытыми глазами пролегали тени, а бледность кожи не срывала даже природная смуглость. Даже ужасный шрам на гладковыбритом подбородке казался, воспален сильнее обычного. Тоненькими ручками мальчик обнимал мужчину за шею, а головку свою он положил на мерно вздымающийся груди, перетянутой бинтами с каплями крови, что проступали через светлую ткань рубашки.
  Осторожно поцеловав обоих, она потушила свет и вышла. Пройдя немного по полукруглому серому коридору Эн'ниян вошла в свою каюту. Повсюду виднелись следы пребывания ребенка - на постели смято покрывало, на диванчике, что стоял напротив обертки шоколадок и протеиновых батончиков, пол усеян разнообразными игрушками, дверь, ведущая в душевую, чуть приоткрыта и испачкана маленькими ладошками. На губах невольно расцвела улыбка. Похоже, она нашла первоначальное поле битвы. Собирая игрушки в шкафчик и шуршащие цветные обертки, девушка наткнулась на кинжал старинной работы, с которым сын не расставался. Закрытый эфес, выполненный в виде сидящего дракончика с сапфировыми глазами, двойной изгиб двояко острого лезвия, скрыт в простых ножнах из светлой прочной кожи. Подняв его с пола, Эн'ниян в который раз поразилась его легкости и насколько удобно он лежит в ладони. Бесшумно покинув ножны, обнаженное лезвие хищно блеснуло при свете. Проведя по острой кромке кончиками пальцами, она вспомнила, как его получила.
  - Держи малышка, это тебе!
  Немолодой голубоглазый дэйманец с седеющими темными волосами, облаченный в строгий костюм протянул кинжал еще совсем юной Эн'ниян. С благоговением приняв оружие она завороженно разглядывала его.
  - Ой, какая прелесть! Откуда он у тебя?
  Стоявшая рядом женщина, на которую будущая леди Вольгэра была невероятно похожа, тепло улыбнулась и, обняв дочь, произнесла:
  - Это реликвия моей погибшей семьи - Хэйласс'дрок. Он передавался из поколения в поколение наследнику рода. Но со смертью Куан'ри моего старшего брата, он вернулся ко мне. И мы с твоим отцом решили передать его тебе. Пусть он будет теперь твоим.
  Прижав Хэйласс'дрок к груди Эн'ниян с благодарностью поклонилась родителям.
  - Спасибо большое за такой дар. Я буду его беречь и в положенный срок передам своим потомкам, и наследие моих предков не будет забыто.
  Потрепав дочь по щеке, лорд Фрэй, обнял обеих своих дам.
  - Ты только убери его. Не годиться светиться оружием во дворце Императора.
  Кивнув, девушка открыла перекинутую через плечо сумочку под цвет золотисто-белого бального платья и с неохотой положила кинжал туда.
  - Лорд Фрэй, леди Фрэй, добрый вечер. Дозволите пригласить вашу дочь на танец?
  Подняв взгляд Эн'ниян увидела наследника Великого дома Уль'нас - Леониса, выдающиегося воина, о чем свидетельствовали многочисленные награды, что горели ярким пламенем на голубовато-зеленной офицерской форме.
  - Вы оказываете нам честь, милорд, - степенно произнес отец, чуть склонив голову.
  Поклонившись Высшему девушка позволила увести себя к танцующим парам. Подарив два обязательных танца, она вернулась к родителям и стала высматривать брата. Он стоял в кругу своих друзей и сослуживцев и о чем-то весело болтал с ними. Всех их Эн'ниян знала по именам и многие из них были частыми гостями в родовом имении. Но лишь один, самый близкий и доверенный друг заставлял сердце юной дэйманки сладко сжиматься и пускаться вскачь - Раймал Вольгэра. Высокий, статный с пронзительными серыми глазами и солнечной улыбкой. Рядом с ним она терялась, забывала все заготовленные заранее фразы и могла лишь любоваться им.
  Этот день Эн'ниян никогда бы не смогла забыть. Ведь Раймал признался ей в любви и в соответствии с обычаями, получив от отца дозволение, стал ухаживать за ней. В знак же своей верности он подарил свою первую боевую награду, тот самый рубиновый крестострел с которым она не расставалась с того дня.
  Со счастливой улыбкой она убрала остальные игрушки, а кинжал положила на прикроватный столик. Почувствовав легкую усталость девушка решила готовиться ко сну. Расстелив постель и бросив тонкую сорочку на покрывало, она вошла в душевую комнату. Подойдя к зеркалу Эн'ниян стала убирать с лица макияж и расплела волосы, убирая украшения в маленькую костяную шкатулку, что стояла на краю раковины. В правом уголке большого зеркала мерцали семейные фотографии. И на одной из снимков была блистательная леди Фрэй с еще маленькой Эни на руках. Пойдя по стопам матери в актерском искусстве, она часто разглядывала это фото и невольно сравнивала себя с ней.
  - Леди Вольгэра, позвольте выразить вам свое восхищение! Ваша сегодняшняя игра поразила меня в самое сердце. На протяжении всего спектакля мне казалось, что сама блистательная леди Фрэй вышла на сцену.
  Чуть хрипловатый баритон раздался за спиной, вывел молодую актрису из задумчивости. Она не ждала посетителей, да и охрана, приставленная заботливым мужем четко следила за подопечной и никогда бы не пропустила постороннего в гримерную. А значит....
  Резко повернувшись и отложив помаду, девушка увидела улыбающегося Леониса Уль'наса с огромным букетом пурпурно-алых роз. На темно-зеленой форме прибавилось наград, а за его спиной мелькал один из охранителей с виноватым выражением лица. Махнув рукой войну и дождавшись когда дверь закроется, она улыбнулась.
  - Милорд для меня большая часть видеть вас, а тем более принимать похвалу из ваших уст. Благодарю за прекрасные цветы. Это мой любимый сорт.
  Забрав из рук Высшего букет Эн'ниян вдохнула чудесный аромат и положила букет на столик. Мужчина подошел ближе и, взяв ее руку, поднес ее к губам.
  - Я мечтал доставить вам удовольствие. Хотя оно не соизмеримо с тем, что получил я.
  Леди Вольгэра покраснела, опустила глаза и длинные чуть загнутые ресницы бросили мягкие тени на щеки.
  - Не откажите мне в возможности стать вашим спутником на это вечер?
  - Как я могу милорд? Вы избавите меня от необходимости идти одной. Позволите мне сменить платье?
  - Буду ожидать вас в коридоре, - еще раз припав к нежной ручке, мужчина широким шагом вышел из комнаты.
  Облегченно вздохнув, актриса сменила сценический костюм на нежно-фиалковое вечернее платье. Яркий грим ловким движением превратился в неброский макияж, подчеркивающий яркие глаза и высокие скулы. Взглянув на себя в зеркало и, удовлетворённо кивнув, Эн'ниян покинула гримерную. Не скрывая своего восхищения, Леонис подал ей руку и недовольно шикнул на охрану, что собиралась сопровождать их. Виновато улыбнувшись войнам, она жестом попросила оставаться на своих местах и те с неохотой подчинились.
  Войдя под руку с младшим лордом Уль'насом в празднично оформленный банкетный зал актриса с любопытством осмотрелась по сторонам. Живые цветы с планеты-сада Эйа украшали столы с белоснежными скатертями, дразнящие ароматы произведений не одного известного повара, легкая приятная музыка приглашённого оркестра. Официанты в коричневых ливреях разносили гостям напитки. Женщины в прекрасных платьях всевозможных ярких цветов и фасонов. Мужчины в строгих костюмах более сдержанных оттенков. И не все они являлись гражданами Империи. Так, что невольно начинаешь понимать - искусство не знает границ.
  Многих из присутствующих леди знала лично, о других не раз слышала, а третьих видела лишь на своих выступлениях. Но она неизменно улыбалась всем и порой со смущением принимала поздравления. Особо расхрабрившиеся мужчины приглашали ее на танец. Причин для отказа она не видела и потому соглашалась.
  Вернувшись к своему спутнику после очередного танца раскрасневшиеся с чуть сбившимся дыханием Эн'ниян поразилась изменившемуся взгляду.
  - Леди желает отдохнуть? Здесь имеется замечательная комната, где мы могли бы уединиться, - шепнул он, непростительно близко наклоняясь к ней.
  - О чем вы говорите, милорд? Разве я давала вам повод рассчитывать на большее? Вам ведь известно, что я люблю своего мужа и всегда буду ему верна.
  - Никогда не говори никогда, моя дорогая. К тому же ваш супруг далеко и навряд ли узнает о нашем маленьком приключении, - мягко произнес Леонис и улыбнулся своей невероятной улыбкой.
  Не раз леди Вольгэра приходилось слышать и не от одной дамы при дворе, что улыбка старшего близнеца Уль'наса творит страшные вещи с женщинами. Один раз, увидев ее, бедняжки теряли головы и были готовы на всё ради этого мужчины. Не взирали ни на свое семейное положение, ни на репутацию они прыгали в его постель. Но вот она имеет счастье лицезреть его улыбку и ... ничего. Ни предательской слабости в ногах, ни неистового жара, что разбегается по венам. Ни-че-го из того, что описывали подруги. Только где-то на границе восприятия мелькает - улыбка Леониса и в правду хороша, но с мягкой полуулыбкой Раймала все же не сравниться.
  - Простите, милорд, но нет. Может мой муж и не узнает, но я не могу жить с тем, что предала его доверия.
  В это время к ней подошел молодой дэйманец и пригласил на следующий танец, и снова она оказалась во власти музыки и уверенных движений партнера.
  В следующий раз, когда Эн'ниян оказалась рядом с Высшим, то не ожидала увидеть на его лице раскаяние.
  - Простите леди, я настолько привык к обществу доступных дам, что ваш отказ отрезвил меня. Впредь я не позволю себе оскорблять вас таким образом.
  - Благодарю, милорд, что вы поняли, - с облегчением проговорила девушка.
  - Позвольте угостить вас вином?
  Словно по волшебству в его руках возникли два бокала и один из них, он протянул Эн'ниян. Приняв предложенный напиток, она немного пригубила.
  - Ммм 'Слеза Анхеля'. Мое любимое. Как вы узнали? - приятно удивилась актриса, делая небольшой глоток.
  - Позвольте оставить это в секрете, - загадочно улыбнулся мужчина.
  Выпив невероятно вкусного вина, леди улыбнулась в ответ и передала бокал проходящему официанту.
  - Вы подарите мне этот танец?
  - Конечно.
  Во время танца она почувствовала себя не хорошо. С трудом дождавшись окончания Эн'ниян извинилась и покинула зал. Но, не дойдя до своей гримерной дэйманка потеряла сознание.
  Очнулась она в чужой постели абсолютно обнаженная в незнакомой комнате. Постаравшись не подаваться паники, девушка села, прижала к груди простыню, огляделась по сторонам. Небольшая комната с шелковыми зелеными обоями, огромным окном с видом на ухоженный сад, полуприкрытый тяжелыми плотными портьерами темно-зеленого цвета. Пара картин на стенах, мягкий полусвет маленьких светильников на прикроватных столиках из искусственного светлого дерева. На бежевом пушистом ковре разбросаны обрывки платья и туалета. Постель, на которой сидела Эн'ниян была двуспальная со смятыми простынями, следами близости и запахом неуловимо знакомых духов. Оглядев себя она невольно всхлипнула - многочисленные синяки и боль во всем теле не оставляли других вариантов произошедшего. В голове же сплошной туман с редкими проблесками мужского шепота.
  Взяв в себя в руки она, превозмогая боль и обернувшись в простыню поднялась. Приняв душ актриса увидела висящие на плечиках насыщенно алого цвета платье, из последней коллекции модного дизайнера. Одевшись, она покинула комнату.
  Тряхнув головой и стараясь отогнать, проснувшиеся воспоминания Эн'ниян разделась и шагнула под обжигающе горячую струю воды. И как тогда плохое настроение покинуло ее очень быстро. Закончив с водными процедурами, она одела сорочку и легла спать.
  * * *
  Раймала разбудил настойчивое оповещение коммуникатора. С трудом разлепив глаза и сев, он с удивлением оглядел ярко освещенную комнату. Вновь какие-то неполадки в системе, нужно будет сообщить ремонтникам. Пусть проверять все. Ведь мужчина точно помнил, когда Эн'ниян уходила, свет был выключен. Боясь разбудить спящего сына, Раймал шепотом приказал ВИ корабля:
  - Переключить вызов на индивидуальный коммуникатор.
  - Выполнено, красавчик, - негромко отозвался электронный голос.
   Проведя раскрытой ладонью над предплечьем, он увидел на возникшей полупрозрачной панели лицо своего пилота.
  - В чем дело, Крост?
  - Прошу простить меня, сэр, - с почтением ответил молодой дэйманец, пряча в глубине зеленовато-карих глаз искорки смешинок. - Нас преследует неизвестное судно без опознавательных знаков и требует остановиться, используя для этого не только закрытую частоту, но военный код.
  - Хорошо, сейчас подойду. Конец связи.
  Поднявшись с постели мужчина укрыл так и не проснувшегося Данталеона и погасив свет, быстрым шагом покинул каюту. Серый ничем не примечательный коридор привел его к месту назначения. Присутствующие мужчины и женщины, облаченные в одинаковые черные униформы, принятые для членов экипажа любого военного судна Имперского флота, как по команде отдали честь. Дождавшись ответного действа от лорда Вольгэры, все вернулись к работе, кроме Кроста. Невысокий с удивительно светлой кожей и русыми волосами, он привлекал внимание среди смуглых и темноволосых сослуживцев. Имея в своем роду бабку-люмейку, юноша не мог рассчитывать на высокий пост во флоте. Потому приглашение Лорда Вольгэры на вакантное место пилота он принял, не задумываясь, ибо знал, что командующий не разделяет предубеждение о разбавленной крови, что царили среди знати Империи.
  - Простите, что прервал ваш отдых, сэр, но неизвестное судно продолжает посылать сигнал. Офи, выведи его на экран.
  - Как скажешь, красавчик, - муркнул сверху электронный голос ВИ, заставив Раймала удивленно моргнул, а пилот густо покраснел до корней волос под смешки команды.
  - Я, конечно, ценю чувство юмора у членов команды, но когда оно не переходит грань. На борту помимо семи женщин здесь еще присутствует еще и мой сын. И мне не хотелось бы чтобы он это слышал. Я понятно объясняю? - спокойным тоном поинтересовался лорд, не сводя взгляда с подчинённого.
  - Да, сэр. Конечно, сэр. Исправлю, сэр, - чуть суетливо зачистил пилот, вытягиваясь и снова отдавая честь.
  Кивнув, Вольгэра перевёл взгляд на других военных и, они тут же вернулись к своим делам - кто-то проверял готовность оружейной системы, кто-то стабильность энергетических щитов. В общем все были при деле.
  - Офи, запись, - напомнил бортовому ВИ, командующий.
  Изображение, космического пространства с миллионами ярких звёзд и планет, на главном экране мигнуло и тут же сменилось дэйманцем в темно-зеленой форме.
  - По приказу императора Тер'сова I все космические суда находящиеся в непосредственной близости к границам нашей славной империи Дэйлин, подлежат пограничному досмотру. В случае не выполнения данного приказа и продолжению движения санкционировано предпринять любые действия для захвата нарушителя.
  Словно запрограммированный на ограниченное действие андроид, он повторял сообщение снова и снова.
  - Мы посылали код идентификации, но он его не принял. Позже я посылал даже свой личный код, но ничего не изменилось. После остановки, наши сканеры засекли активизацию боевой системы на пограничном судне, - доложила только, что вошедшая в рубку дэйманка, исполняющая обязанности капитана.
  - Офи, быстро связь с кораблем преследователей, - приказал Раймал и, подождав пару секунд, заговорил: - Говорит лорд Вольгэра, командующий крейсером 'Хронос'. Личный код 5876-СС-4511. Биометрические данные членов моей семьи и команды вам передаст мой ВИ.
  Цикличное сообщение прервалось и на обзорном экране возникло новое лицо - монолиец с чуть тронутыми сединой светлыми волосами, безжизненными алыми глазами и красным клеймом на левой впалой щеке, в виде чуть закрученной спирали с извилистой линией, спускающейся до подбородка.
  - Прошу прощения командующий, но видимо вы давно не были дома. Порядки вновь ужесточились в связи с новым витком войны с люмейцами. Можно мне с моим сопровождающим подняться к вам на борт для инспекции?
  - Инспекция? С какой целью? Я верный слуга Империи! - возмутился лорд.
  - Понимаю ваше негодование, командующий, но воля Высшего дома Ариноз одна на всех. К тому же прошу извинить меня за не точную формулировку. Сканеры уже определили, что вы не нарушили ни единого закона, но все же мне необходима ваша подпись в некоторых документах.
  - Хорошо, я даю разрешение и ожидаю вашего прибытия.
  Прервав связь, Раймал еле слышно выругался и отправился встречать гостей.
  
  * * *
  Внутреннее чувство тревоги заставило Данталеон открыть глаза. Темноту каюты рассеивал не яркий голубой свет, заставляя очертания привычных вещей немного расплываться. Потерев все еще сонные глаза ладошками, мальчик сел и огляделся по сторонам в поисках кого-нибудь из взрослых. Неожиданно свет вспыхнул ярче, но он не обратил на это внимание и, закутавшись в одеяло, спрыгнул с постели и, громко шлепая босыми ногами, вышел из каюты. Но, не пройдя и пары шагов, мальчик увидел появившуюся из-за поворота маму в окровавленном, наспех одетом платье и вооружённую пистолетом. Заметив застывшего сына, она подбежала к нему и, взяв на руки, прижала к себе.
  - Мамочка, что случилось? - спросил Данталеон, обнимая ее за шею.
  - Ничего, сынок. Все хорошо, - взволновано ответила она, поцеловав его.
  Неожиданно раздались звуки выстрелов, заставив Данталеона, испугано вздрогнуть. Еще крепче прижав сына, Эн'ниян вбежала в свою каюту и заблокировала дверь. Затравленным взглядом, оглядев комнату, она кинулась к переборке, рядом с разобранной постелью, нажав на едва заметную кнопку, она открыла малую нишу.
  - Мамочка, мамочка! - заплакал он, стоило Эн'ниян только сделать попытку посадить его туда. - Не надо!
  - Тише, сыночек. Тише, мой маленький, - зашептала она, укачивая его на руках. - Не нужно плакать! Ты же мужчина, воин! Давай пока сядем тут и поговорим. Идет?
  Дождавшись кивка Эн'ниян усадила Данталеона в нишу и передала ему, лежащий на прикроватном столике кинжал.
  - Слушай меня внимательно. Посиди здесь за стеночкой некоторое время тихо-тихо. Помнишь, как вы с дядей играли в прядки, и он тебя искал? - нежно проворковала она, укрывая сына одеялом и стирая слезы с его щек.
  Мальчик, крепко сжимая кинжал, громко шмыгнул носом и кивнул.
  - Вот и хорошо. Если кто-то будет звать или кричать не за что не отзывайся. Ведь это только игра. После я сама тебя выпущу, когда все закончится. И помни Дани, я очень сильно тебя люблю.
  Расцеловав мальчика Эн'ниян постаралась улыбнуться дрожащими губами и закрыла нишу, невольно оставив небольшую щелку. Привалившись к стене, она положила на пол оружие и трясущими руками закрыла лицо. Перед глазами так и стояли члены экипажа и любимый супруг, что прикрывали отход. В голове билась лишь одна мысль - ее малыш, ее солнышко должен выжить, не смотря ни на, что!
  Оказавшись в темноте, мальчик постарался устроиться поудобней в неожиданно просторной коморке. Конечно, он был, немного напуган поведением мамы, звуками стрельбы и видом крови на ее платье, но она никогда его не обманывала и потому, Данталеон постарался успокоиться. Но вновь прозвучавшие совсем близко выстрелы и чужие шаги, развеяли обретённое спокойствие.
  - Быстро же ты бегаешь, девочка! - произнес насмешливый голос. - А теперь давай поговорим. Ответишь честно - умрешь быстро, а иначе отдам моим ребятам на развлечение.
  Казалось, даже собственное дыхание было через-чур громким и, мальчик в ожидании ответа задержал его, но Эн'ниян предпочла молчать.
  - Приму за положительный ответ твое молчание. По моим данным у тебя имеется отпрыск от Высшего. Где он?
  И тут выстрелы.... Звуки падения нескольких тел.... Чей-то всхлип.... Негромкий сдавленный вскрик мамы.... Удар.... И... Тишина... Оглушающая тишина, заставившая ребенка зажмурить глаза и беззвучно заплакать.
  - Шэйру!! Эта тварь убила Грэйта и Ш'хити! - раздался разъяренный рык.
  - Сэр, вы в порядке? - спросил кто-то другой.
  - Жить буду. Умная бестия! Предпочла смерть, пленению, - с толикой уважения произнес властный голос, судя по всему принадлежавший главному.
  От него у Данталеона забегали по спине мурашки, и захотелось оказаться как можно дальше от его обладателя. Быстрые шаги известили о прибытии еще нескольких человек.
  - О Ваагн! Какие будут указания, сэр? - голоса прибывших смешались, породив не разборчивый гомон.
  - Прекратить ор! Немедленно убрать тела! Всем живо провести обыск судна! Особое внимание на скрытые отсеки и ниши. Ваша цель ребенок-дэйманец, Высший из дома Уль'нас, - отрывисто и резко стал отдать команды командир. - А я пока буду здесь и осмотрю эту каюту. Не зря же она тут спряталась.
  - Жалко актриску. Она хорошо играла, - неожиданно с сочувствием произнес один из убийц. - Может, не стоило....
  - Будешь обсуждать приказы господина - долго не проживешь, - грубо прервал его первый, неожиданно близко.
  Свет внезапно упал на лицо мальчика и, что-то дернуло его раскрыть глаза и приникнуть к щелке. Совсем близко, буквально в паре метров он увидел опустившегося на одно колено монолийца. Светловолосый с желтоватой кожей, холодными алыми глазами, бесцветными густыми бровями и редкими ресницами, крючкообразным носом, высокими скулами и красным клеймом на левой впалой щеке. Черный экзокостюм с хищно оскаленной мордой какого-то зверя на плече, как вторая кожа обтягивал жилистое худое тело. За его спиной стоял другой мужчина в точно таком же экзокостюме, только лицо закрывал затемнённый гермошлем.
  - Я боюсь совершенно другого, сэр.
  - Да? И чего же? - криво усмехнулся монолиец, методично ощупывая стену.
  С правой руки он снял перчатку, и мальчик увидел дорогой перстень в виде спирали, он плотно оплетал по всей длине мизинец. Его бесстрастное лицо было настолько близко, что Данталеон зажмурился от страха и сжался в комок. Казалась еще секунда и безжизненные глаза найдут его, несмотря на разделяющую их переборку.
  - Вы, наверное, запамятовали сэр, но ее старший брат один из лучших убийц. По слухам он превосходит даже представителей дома Хэйроз, хотя сам и не Высший лорд. И если ему станет известно, кто приговорил младшую сестру, то....
  - Не узнает. Никто ничего не узнает, если сделаете все правильно! - резко отрезал командир, судя по скрипу, он поднялся на ноги и отошел в сторону.
  - Мы не оставляем ни следов ни свидетелей. Давай убирай тела и передай Эрвару, что ему придется немного покопаться в сети этого корабля. Он не должен добраться до точки своего путешествия, а потому пусть проявит в этот раз фантазию.
  Удаляющиеся шаги, известили об уходе война и, монолиец остался один. Он долго расхаживал, чем-то гремел, громыхал, ели, слышно ворча под нос, но наконец, ушел. Но тишина так и наступила. Слышались хлопки, удары, окрики, грубая речь: 'Убрать! Все зачистить! Чтобы не было ни одного следа!' Постепенно звуки и шорохи стихли, погружая корабль в молчание. Мертвое молчание, от чего спина медленно покрывалась холодным потом. Но Данталеон мужественно сидел на месте, почти без движения, едва дыша и напряженно вслушиваясь. Он не знал, сколько прошло времени. Несколько раз мальчик проваливался в мерзкую, липкую паутину сна, но всякий раз судорожно открывал глаза.
   Первый пробудилось чувство голода, но помня наставления мамы, он терпеливо ждал ее возвращения. Но с каждой пройденной минутой голод чувствовался все сильнее и сильнее, а окружающие стены сжимались все уже и уже. Данталеон пытался бороться с голодом, уговаривал себя потерпеть еще немного, но с нехваткой воздуха возникла настоящая проблема. И вот когда уже перед глазами начал расплываться кровавый туман, а легкие горели от нехватки живительного кислорода, он начал искать выход. Нашарив в темноте переборку, мальчик осторожно провел кончиками пальцев по ней, но ничего не нашел. Стараясь не подаваться панике, Данталеон продолжил поиски и, вскоре ему удалось обнаружить едва ощутимую выемку. Он нажал на нее, и перегородка беззвучно ушла в сторону и, приток долгожданного свежего воздуха окатил его. Судорожно хватая живительный кислород, попеременно кашляя и хрипя, он выбрался из маленькой каморки. За все это время он так и не выпустил из рук кинжал. Вот и сейчас прижав его к груди, Данталеон забрался на постель мамы, закутавшись в одеяло и прикрыв глаза, наслаждался таким простым действом как возможность дышать. И незаметно для себя уснул.
  Однако голод, что на время утих, снова заявил о себе и бросился в атаку с новыми силами. С неохотой маленький дэйманец сел и разлепив сонные глаза, огляделся по сторонам. Повсюду были видны следы тщательного поиска: разбросанная повсюду одежда из опустошенных шкафов, перевернутый диван, разбитая перегородка в душевой, разбитая резная шкатулка, опрокинутый ящик с игрушками.
  Заглянув под кровать, он вытащил плечевую перевязь, украшенную едва заметным орнаментом с десятком хищно сверкающих сюрикэнов и метательных ножей, подаренную отцом на прошлый день рождение. Осмотрев свою находку Данталеон нахмурился - три звезды отсутствовали, ловким и привычным движением он одел ее на себе и закрепил кинжал в свободный паз.
  Одна из рубашек, небрежно брошенная на пол оказалась запачкана чем-то бурым. Спрыгнув с постели, он подошел к ней и, подняв, обнаружил свежее алое пятно, успевшее впитаться в светлый ковер, а рядом пара серебряных колокольчиков. Подняв украшение с пола и, зажав их в ладошке громко позвал:
  - Мама, мамочка. Ты где?
  В ответ ни звука. Дверь в каюту оказалось повреждена, сканирующая пластина отсутствовала, а вместо нее зияла большая дыра с обугленными краями и искрящейся проводкой. Чуть выше острозаточенной гранью был воткнут один из пропавших сюрикэнов. Забрав пропажу, мальчик уловил неясный блеск под диваном. Любопытство толкнуло его на исследования и, вскоре на свет был извлечен рубиновый крестострел с порванной цепочкой. Мама никогда не расставалась с ним ни в час ночного отдыха ни на время омовения, разве, что когда играла на сцене.
  - Мама! Мама! - вновь позвал ее Данталеон, выходя в коридор и заглядывая в рядом стоящие каюты, но все они были пусты, а вещи перевернуты.
  Опасаясь худшего, мальчик обошел весь корабль, но никого не нашел. Только такие же бурые пятна, следы копоти на стенах и полу, обрывки формы, оружие, но ни одного тела или живого существа.
  - Мама! Папа! - что есть силы, закричал Данталеон, не обращая внимания на текущие по лицу слезы. - Крост, Тория, капитан Д'ласт!! Где вы все? Отзовитесь! Пожалуйста! Хоть кто-нибудь!
  Эхо разносилось по пустому кораблю, но и оно оставило его одного. Рухнув на пол, мальчик расплакался, периодически зовя родителей и членов команды. Когда же голова начала болеть от пролитых слез, а сил на новые уже не хватало он затих. Но коварное чувство голода вновь напомнило о себе, заставив собрать всю волю в кулак и плестись, еле переставляя ноги, в камбуз. Ткнув на синтезаторе пищи первое попавшееся блюдо он проглотив все что было на тарелки, не чувствуя даже вкуса и снова заказал новою порцию. Когда же голод, наконец, утих, Данталеон вернулся в свою каюту и без сил упал в постель и забылся тревожным сном.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Данберг "Элитная школа магии 2. Факультет Защитников" (Попаданцы в другие миры) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | П.Роман "В поисках тени" (ЛитРПГ) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | О.Гринберга "Чужой мир - мои правила" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"