Каринтиан: другие произведения.

Retreat

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
      Микаэла собирает команду, чтобы улететь в смертельно опасный Фронтир, и тем спасти своего мужа от ареста и последующей лоботомии. Но дело усложняется тем, что у большинства отправляющихся с ней хватает своих темных тайн. И в результате под угрозой оказывается сама возможность отправиться в спасительный путь.
      
      Эта повесть - первая серия "Мраконосца", но является полностью самостоятельным произведением и может читаться отдельно, как и другие серии этого сериала.
       За вычитку благодарю Alesi, без нее эта книга никогда бы не стала чистовиком. Все пропущенные ляпы безусловно лежат на моей совести.
      Выкладка 09.10.2017


   "Retreat"
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   7:45 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, кампус Дэнберского планетарного университета, корпус 46.
  
   На востоке медленно разгоралась тусклая заря планеты Дэнбер. Рассвет застал светловолосую девушку лет двадцати пяти уже одетой в аккуратный деловой костюм - строгая белая блуза, прямая черная юбка до колен, черные же закрытые туфли на небольших каблуках. Если не знать, что она ассистент Оперативного отдела, что в переводе с лингвы-Ао означало воина, способного на убийство, то и не догадаешься, что это не просто офисная работница.
   - Я получила документы. - Приятное женское контральто, прозвучавшее из динамика, нарушило тишину в маленькой спальне. Карей по каким-то своим непостижимым причинам предпочла воспользоваться ими, будто какой-то примитивный искин начального уровня развития. - Теперь ты Вальмонт Светлана Анатольевна, гражданка Нового Сталинграда. Они чистые, не подкопаешься, даже если специально искать.
   - Спасибо, Карей. - Девушка достала из-под кровати чемодан и начала проверять сложенное в него оружие и технику. - Рада слышать. - Ее интонации были окрашены усталостью. Потом она встрепенулась: - Стоп, Новый Сталинград... это не та планетка, на которой древнего земного диктатора почитают, как образ Всевышнего?
   - Та, - судя по веселым ноткам в голосе, Карей явно улыбалась, - на ней еще генетика запрещена, как лженаука, потому что их божество так когда-то сказало. Там вообще разнообразные "забавные" вещи творятся.
   - Прелестно, - хмыкнула Светлана, - хвала святой Ароно, мне не надо много контактировать с людьми до самого вылета. Иначе бы меня быстро раскрыли, даже с учетом твоей поддержки. - Теоретически можно было установить программу имитации, и тогда никто бы не отличил ее от коренной новосталинградки.
   Проблема была только в том, что доселе на Ао Новым Сталинградом мало интересовались, а потому такой проги собственного производства не было. А использование большинства иностранных можно отследить через Сеть. Третий вариант - чтобы Карей сама написала ее с нуля, вполне реален, Таэр Маски способны и не на такое. Особенно с помощью коллег, оставшихся на Родине. Но требовалось время на сбор информации, хотя бы неделя. Даже высшие искусственные интеллекты не всесильны. Да, довольно просто надергать информацию из общедоступных источников и скомпилировать ее, но на выходе получится очень примитивная лубочная картинка, которая не выдержит мало-мальски серьезной проверки. Нужно самостоятельно собирать данные. Поэтому пока проще не заморачиваться и оставить все как есть. Программа, конечно, пишется, но за считанные дни, оставшиеся до отлета, лучше ограничить собственные контакты, а не устанавливать полуфабрикат. Так больше шансов, что удастся не выдать себя. Непонятно было другое:
   - Почему не выбрали планету, для которой можно построить достоверную легенду?
   - В штабе решили пойти от обратного. Всем известно, насколько тщательно аосцы легендируют своих агентов. Есть подозрение, что два месяца назад кто-то смог взломать защиту на некоторых наших архивах. И велика вероятность того, что кто-то может быть в курсе, каким планетам мы уделяли больше внимания - это было как раз в тех документах. Далеко не весь список, но руководство сочло, что в твоем случае нужно попытаться быть неуклюжими там, где враг предполагает, что мы будем действовать с обычным изяществом. Такой ход от нас вряд ли кто-то ожидает, значит, если тот взлом дело рук предателя, то он выдаст себя.
   - То есть, ловим возможного изменника на живца, - задумчиво проговорила Светлана. - Не скажу, что я в восторге от такой роли, но это вполне разумно. - Немного помолчав, она добавила: - До сих пор не могу поверить, что я так вляпалась.
   - Да, - подтвердила ее собеседница, - я тоже не ожидала такой подставы. Но согласись, карабинеры Одера очень изящно все повернули - ты героиня во всех СМИ, не придерешься. Все эти восторженные речи их руководителей о той, что избавила мир от одной из лидеров Морры - самой страшной космической мафии. Все уточнения, что ты, мягко говоря, ни при чем, тонут в громогласных заявлениях о том, что тебе не надо скромничать, а они лишь воздают должное избавительнице. В итоге, тебе обеспечена громкая слава и смертный приговор, потому что официальную убийцу Анни Грэвес Морра достанет из-под земли, даже если доны будут точно знать, что ты тут совсем не при делах, а они получают новые звездочки на погоны пары генералов и дополнительные дотации, ничем не рискуя. А Отдел внешних расследований проморгал готовящуюся подставу, хотя аналитики и предупреждали, что могут быть эксцессы.
   - Аналитикам не помешало бы выражаться яснее. - Новоиспеченная Светлана аккуратно перепаковала малый набор экзорциста и положила обратно в чемодан. - Потому что даже ты, искусственный интеллект квалификации "Таэр Маск", не смогла вынести из их предупреждения ничего стоящего.
   - Я не рассматривала такой вариант, - призналась Карей, - но лишь потому, что он означал фактический разрыв союза Одера и Ао. Наши никогда не простят такого, сама ведь знаешь. И при случае отплатят сторицей. Не говоря уже о том, что без нас Одеру даже выжить будет сложно, а о каком-то развитии вообще придется забыть навсегда. Но мы не учли, что коррупция у наших союзников зашла настолько далеко, что ради сиюминутной частной выгоды они подставят всю свою планету.
   - А Корт сейчас далеко? - переменила тему Светлана. Установленная в ее процессор при последней смене внешности программа автоматически корректировала речь, заменяя привычное бесполое "Кортэ" на чисто мужское "Корт".
   - Прилетит через четыре часа. У тебя как раз будет время встретиться с Микаэлой. - Карей внезапно фыркнула: - Он подстригся налысо и сменил цвет кожи на черный, таким лапочкой теперь выглядит.
   - Что?! - Светлана возмущенно уставилась на динамическую голографию, которую перед ней развернула подруга. Узнать в черном, губастом и лысом мужике с безвкусной ярко-оранжевой татуировкой во всю левую щеку, развалившемся в кресле с таким видом, будто сейчас начнет чесать яйца, ее красивого и всегда корректного андроида было невозможно. Да при одном взгляде на этого наглого гопника пробирала дрожь омерзения.
   - Хорошая маскировка, - одобрила она, стараясь больше не смотреть на отвратительную голографию. - Убери этот кошмар, пожалуйста.
   - Надеюсь, ты не станешь шарахаться от Корта, когда он приедет? - подозрительно спросила Карей, сворачивая голоэкран.
   - Не начну, - отмахнулась Светлана, закрывая чемодан, - но пока он будет таким, я его близко к себе не подпущу.
   - Упустишь такую возможность разнообразить свою сексуальную жизнь, - притворно вздохнула ее виртуальная собеседница, - или ты решила диверсифицировать свое восприятие мира и для эксперимента стать расисткой?
   - Нет, к демонам такое разнообразие, - решительно отказалась девушка, - да и расизм здесь ни при чем. Я с удовольствием пересплю хоть с черным, хоть с зеленым, но не с таким уродливым гопником. Ладно, у нас через час встреча с капитаном, нужно выдвигаться.
   Повесив на плечо маленькую дамскую сумочку, она взяла чемодан и вышла в узкий, плохо освещенный коридор, противно пахнущий дешевым дезинфицирующим раствором.
   Ректорат Дэнберского планетарного университета усердно экономил на обслуживании студенческих общежитий. И если в самих крошечных комнатках сложно было что-то испортить: почти вечные типовые кровати и тумбочки военного производства, столь же стойкий, хоть и слаботоксичный пластик на стенах и потолке, и единственная примитивнейшая диодная лампочка, покупаемая за свой счет - вот и все оборудование. Предельно надежное и долговечное. Правда, слаботоксичным пластик внутренней обшивки назывался только потому, что сразу не отравишься, нужно пожить в нем хотя бы пару месяцев, а потом без приема антидота начнут отказывать внутренние органы. Но это ведь такие мелочи в наш век дешевых детоксикантов.
   То гораздо хуже было с коридорами - лампочки в них должны были меняться за счет ректората, убирались они тоже не студентами и даже не стандартными клининг-роботами, как во всем цивилизованном мире, а специально нанятыми, согласно древним традициям, уборщицами-людьми. А на всем на этом университет экономил, ибо ручной неквалифицированный труд довольно дорог. Итоги сей достойной политики были соответствующими.
   Светлана, еле заметно морщась, шла вперед, стараясь побыстрее выйти к посадочной площадке флаеров. Карей заранее заказала для нее такси.
   Отвратительный запах и плохое освещение сделали свое дело - девушка не сразу обратила внимание на то, что по стенам пробежала легкая рябь, а потом стало поздно - в шаге позади нее тени сложились в двухметровую уродливую фигуру, без колебаний ударившую девушку по голове.
  
   ***
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   7:45 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Дэрриш смотрел на Микаэлу, сидящую напротив него в кресле, и привычно констатировал про себя - она восхитительна. Изящная смуглая кареглазая женщина лет двадцати восьми - тридцати на вид, с правильными чертами лица и, конечно, безупречным, на его взгляд, чувством вкуса. Черное шелковое платье с открытыми плечами, неброский золотой гарнитур из пары колец, сережек - капелек и колье, и макияж, явно подобранный профессиональной косметической программой, дополняли ее раскованный и в то же время аристократичный образ. Не зная о подлинной профессии этой дамы, очень сложно предположить, что она владелица сети борделей, начинавшая карьеру в качестве одной из секс-работниц. И уж точно не скажешь, что она даже не человек.
   Рядом с этим ожившим великолепием он особенно остро осознавал, как выглядит сам - четырнадцатилетний подросток из числа тех, что обещают в будущем вырасти в красавцев... Как гласит одна лживая древняя поговорка, пережившая своих создателей, "обещанного ждут три года". Он терпеливо ждал уже десять лет, с тех пор как на двадцать восьмом году жизни попал в тело мальчишки. Но до сих пор не стал старше ни на один день.
   Брат искал возможность активировать функцию взросления, но без кодов доступа, потерянных во взорванной лаборатории на Эонсе, все попытки заканчивались неудачей. Поэтому Дэрришу, в прошлом теле любимцу и любителю женщин, только и оставалось, что смотреть на великолепную подругу. И тщетно бороться с проклятыми гормонами, всегда переполняющими застывший в вечном пубертате организм.
   Микаэла догадывалась, какое впечатление производит на своего визави. И потому сделала все, чтобы выглядеть строго по-деловому, не отвлекать и не отвлекаться от более важных дел, которые стоило обсудить. Даже надела платье, пусть и открывающее плечи, но полностью скрывающее грудь.
   Для женщины ситуация тоже была не такой простой, как могло показаться на первый взгляд. Она бы с удовольствием удовлетворила его страсть, пусть парень и выглядит почти ребенком, но вполне в ее вкусе. Но он искренне и серьезно любит ее, хотя и не отдает до конца себе в этом отчета. А потому секс только ухудшит ситуацию. Меньше всего ей хотелось давать другу иллюзию шанса на взаимное чувство, которого никогда не будет, и тем сделать еще больнее.
   - Дэрри, у нас возникла серьезная проблема: сестра Анфиса не сможет с нами поехать, у нее "великая любовь", - проговорила женщина. - А значит, мы остались без капеллана, который не будет доставать нас проповедями.
   - А без священника в команде нас просто не зарегистрируют как универсалис, - понимающе кивнул мальчишка, - и, как вижу, у тебя никого столь же безобидного на замену ей нет?
   - Увы, - развела руками Микаэла. Дэрриш усилием воли заставил себя оторвать взгляд от ее груди и уточнил:
   - А почему не получилось переключить Анфису на кого-то другого? Не раз же ранее так делала. Думаю, даже Мейдок бы согласился пострадать ради благого дела.
   - О да, твой брат был бы просто в восторге от такой перспективы, учитывая то, что он терпеть ее не может, - саркастически улыбнулась Микаэла, но тут же продолжила более серьезным тоном: - Впрочем, он бы не переломился пару недель потрахать эту клушу, а потом она сама остыла бы и вела себя как обычно. Собственно, это был бы идеальный вариант - совместить в одном лице и обязательного по регламенту капеллана, и довольно неплохую безотказную шлюху, с которой мог сбросить напряжение любой участник команды. Но нам не повезло - в общину приехал их епископ, положил на нее глаз... и не только его. И решил забрать ее с собой. Так что, тут ничего не поделать, религиозные чувства наложились на любовные. Да и этот развратный архипастырь - красавчик, - она поморщилась, признавая невозможность исправить ситуацию.
   Дэрриша не смутило циничное признание Микаэлы насчет второй роли предполагаемого потерянного капеллана. Это лежало на поверхности. Анфиса была влюбчивой нимфоманкой, то ли не желающей, то ли не способной держать свои желания в узде. О чем вообще говорить, если она даже в него, мальчишку, за пять лет, что они знакомы, влюблялась дважды, хоть они и виделись от силы восемь раз. И да, трахалась она хорошо, он сам проверял.
   Но Мейдок бы точно не обрадовался перспективе пару недель терпеть ее влюбленность. Конечно, брат тоже переспал с ней - Дэрриш вообще не знал ни одного мужчины, который говорил с Анфисой и не побывал в ее постели, но он реально не переносил общения с ней, неизвестно почему. А когда священница была влюблена, она хотела, чтобы возлюбленный оказывал ей знаки внимания, слушал ее щебет и, что самое плохое, отвечал на него не только "угу", "ага", "очень интересно".
   Необходимость секса с живым партнером для многих в Ойкумене совсем не очевидна. Совершенные девайсы способны доставить зачастую куда большее удовольствие. Но для любого мистика, будь то Изгоняющий, вроде него, или эннэйт, как Микаэла, это скорее необходимость, чем просто прихоть. Сверхъестественные способности требуют от своих носителей ничуть не меньше, чем дают. И одним из таких требований является регулярный аурный обмен, который можно получить почти исключительно при сексе. Иначе стоит забыть о целом ряде разделов оперирования с реальностью, да и здоровье будет гораздо хуже обычного. Альтернативные же варианты либо слишком заморочные и растянутые во времени, либо требуют от практикующего их не самые приятные вещи - от кастрации самого адепта до регулярных жертвоприношений, желательно человеческих.
   Конечно, если надо просто сбросить сексуальное напряжение или хочется порелаксировать, можно безо всяких проблем обойтись и без таких сложностей, но постоянно так делать не получится. Поэтому священница - нимфоманка и могла стать почти идеальным кандидатом. Но раз нет, значит нет, нужно искать другие варианты.
   Выбросив из головы мысли об Анфисе, он задумался, пытаясь вспомнить, кто из знакомых ему священников сейчас может быть на Дэнбере. Официальных религий в Ойкумене под тысячу штук, а легальных культов и сект в сотни раз больше. Такое изобилие позволяло удовлетворить любые, даже самые придирчивые духовные вкусы. За тем же, чтобы святые отцы и матери конкурировали честно и не превратили обитаемую часть вселенной в поле религиозных войн, тщательно следила межконфессиональная инквизиция, представители которой жестоко карали за любые попытки объявить свою религию единственной истинной, за которую нужно умирать и убивать. А поскольку за спиной инквизиторов стояли сильнейшие империи, спорить с ними было неразумно. Все это вынуждало пастырей поддерживать в своих духовных отарах чувство умеренной толерантности.
   Проблема была в том, что международный закон, регламентирующий деятельность универсалис, требовал в числе обязательных членов экипажа иметь капеллана одной из официальных религий. И это ставило перед каждой формирующейся командой проблему поиска священника (или священницы), не доставляющего неудобств. То есть, команда должна была быть либо одной веры, либо озаботиться поиском такого духовного пастыря, чьи толерантность и пофигизм хотя бы вдвое превосходили обычный уровень. При этом было еще желательно, чтобы он или она не был просто нахлебником. Потому что ресурсы корветов, на которых обычно летали универсалис, довольно велики, но не безграничны.
   Дэрриш перебирал в памяти вероятных кандидатов минут десять. Микаэла не мешала ему, отвечая на накопившиеся на коммуникаторе сообщения.
   -Знаешь, - наконец немного неуверенно проговорил мальчишка, - есть два варианта, но сомнительные.
   - Говори, - кивнула женщина.
   - Моих знакомых людей - священников, из тех, что нам бы подошли, на Дэнбере сейчас нет. Есть шушера - сестра Джджачикса, из общины со-матерей Второго Пришествия Аллаха, она абсолютно безобидна, главное, чтобы были еда, место для сна и что погрызть. Уговорить ее я могу, но она ленива до невероятия и будет балластом на борту. К тому же ест за пятерых, - он усмехнулся. - Второй вариант, на мой взгляд, интереснее, хотя пользы от него немногим больше, чем от Джджачиксы. Ты его, по-моему, даже знаешь - патер Дамби.
   - Это который такой милый рыжий песик? Как там порода называлась...
   - Да, полноразумный пес, породы вельш-корги пемброк, - подтверди­л Дэрриш. - Был взят из питомника епископом Церкви святых новых дней Екатериной в качестве пета-секретаря, а по окончанию стандартного десятилетнего контракта принял монашество и подался паломничать по святыням Ойкумены. Нам он может подойти тем, что его религия сама по себе ненавязчивая, плюс, говорят, что он неплохой специалист по артефактам Фронтира.
   - А почему ты предлагаешь его, как второй вариант, хотя он явно полезнее? - Микаэла понимала, что ее собеседник только выглядит подростком, а потому даже не допускала мысли, что он случайно так расставил кандидатов в капелланы.
   - Потому что отец Дамби может не согласиться. Мейдок встречал его неделю назад и потом рассказывал мне, что наш святой пес собирается в паломничество в соседнюю галактику, чтобы поклониться мощам какой-то великой блаженной.
   Микаэла встала и подошла к бару.
   - Что тебе налить? - не оборачиваясь, спросила она.
   - Коньяк. - Дэрриш увлеченно рассматривал настенное панно. Его самого бесила невозможность контролировать гормоны. Проклятое тело имело независимую от сознания систему биологического контроля, которая сама решала, что нужно организму, а что нет. Но зато это заставило научиться по максимуму избегать искушений. Работала такая тактика далеко не всегда, но за неимением лучшего... не глотать же, в конце концов, постоянно секс -блокаторы.
   Надо будет вечером подобрать на порносайте какую-нибудь виртуальную модель посимпатичнее и сбросить напряжение. Была еще возможность - трахнуть кого-нибудь из фемдроидов, коих немало в "Не спящей бабочке", но тут тоже есть свои сложности. Мальчик немного стеснялся брать у подруги одну из ее работниц, когда желал ее саму куда больше всех принадлежащих ей секс - машин вместе взятых. Глупость и ханжество, конечно, чистой воды, но переступить эту грань ему было сложно.
   - Тогда я тоже выпью коньяка. - Микаэла достала бутылку и бокалы - "снифтеры". - Значит, делаем так - я свяжусь с отцом Дамби и попробую его уговорить отправиться с нами. А ты, мой дорогой, слетаешь в космопорт и встретишь нашего навигатора Кирилла. Его рейс будет через пару часов, как раз вернетесь сюда к приезду Мейдока. Если же у меня ничего не получится со святым песиком, я тебе скину сообщение, переговоришь с этой ленивой шушерой.
   - Окей, - согласился Дэрриш, принимая из ее рук бокал с коньяком.
  
   ***
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   8:20 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, кампус Дэнберского планетарного университета, корпус 46, посадочная площадка флаеров.
  
   Лонни Сигер, невзрачный брюнет лет сорока, терпеливо сидел в кабине флаера, ожидая клиентку, для встречи которой уже было все подготовлено: капсулы с нервно - паралитическим газом сработают по сигналу с панели управления, специально экранированный пассажирский отсек, отделенный от пилотского пуленепробиваемым герметичным экраном, не пропустит ни одного сигнала. А для того, чтобы никто случайно не увидел ничего странного, окна можно перевести в тонированный режим.
   Однако клиентка задерживалась уже на пять минут, что немного тревожило. Но пока не сильно - пассажиры часто бывают непунктуальными. Поэтому он ограничился посылкой сообщения с напоминанием о том, что такси ждет.
   Лонни был "копьем" семьи Дороховых. У Морры возникло подозрение, что Светлана Вальмонт может быть маской какой-то девки, где-то перешедшей дорогу великим донам. Мужчине не говорили подробностей, но он ими и не интересовался. Какая ему разница, где и в чем она провинилась? Его дело маленькое - скрутить и доставить к лейтенанту, а дальше пусть ею занимаются те, кому это нужно.
   Тем более что, похоже, ее хотят взять просто на всякий случай. Иначе бы послали не его одного с флаером - ловушкой, а группу "копий" с допуском в корпуса кампуса. И взяли бы еще спящей в кроватке.
   Лонни посмотрел на часы и выругался - эта тварь опаздывает уже на 10 минут. Ну, сколько можно копаться? Неужели что-то заподозрила? В планах мужчины было приехать домой к двенадцати часам и поздравить младшую дочь с днем рождения. Илона, его восьмилетняя прелесть, родилась как раз в двенадцать ноль три. И папа всегда находил возможность не пропустить это время. Не хотелось бы нарушать добрую традицию из-за какой-то суки, которая не может вовремя собраться.
   Тем более что в этот раз нашелся особенный подарок - мини-коллекция реплик средневековых кукол Барби. Дочка почему-то очень любила эту древность, предпочитая ее современным нормальным игрушкам.
   Рыча, он отправил сообщение диспетчеру. По идиотскому планетарному закону последний мог звонить клиенту только после десяти минут ожидания.
   Но звонок ничего не дал. На него элементарно никто не ответил. Спустя еще пятнадцать минут с Лонни связался лейтенант и дал отбой. Где-то произошла накладка, и ждать дальше было не только бессмысленно, но и чревато раскрытием подмены флаера. Конечно, полиция и суды куплены, однако на пустом месте подставляться станет только полный дурак.
   Обложив матом всех хитрых сучек, крадущих у честных парней время, Лонни на максимально допустимой скорости погнал флаер - ловушку на специальную стоянку, прикидывая, успеет ли к заветному времени или нет. По всему выходило, что шансы пятьдесят на пятьдесят, как повезет.
  
   ***
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   8:05 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, кампус Дэнберского планетарного университета, корпус 12, подвалы.
  
   В подземной части двенадцатого корпуса было темно и сыро. А так же здесь отчетливо веяло той вкрадчивой потусторонней жутью, что заставляет даже смелых людей бежать прочь из "нехороших" мест, не помня себя от ужаса. Ректорат, озабоченный экономией, не собирался тратиться на дорогостоящую антималисовую защиту, вместо этого содержа на копеечной ставке небольшую службу изгоняющих. Только вот за предлагаемые руководством планетарного университета деньги нанять можно было только шарлатана с полулиповым сертификатом, выданным каким-нибудь Ужгородским обществом борцов с демонами, а не полноценно обученного и вооруженного экспульсива. Собственно, таких и нанимали - неспособных толком отличить умертвь от белой дамы или грейвиса от серого вестника. Зато вполне пригодных для написания успокоительных отчетов для начальства.
   Результаты такой политики, естественно, периодически напоминали о себе, в виде "случайных" самовозгораний, исчезновений, самоубийств, мутаций. И тогда из резервных фондов, с вздохами и слезами, выделяли несколько тысяч универсальных платежных единиц для найма нормального изгоняющего, который решал возникшую проблему, рискуя жизнью.
   Такое поведение власть предержащих не было редкостью на многих планетах. В первую очередь на таких, как Дэнбер, расположенных довольно далеко от основных потоков проявления паранормальных сил. Плохо только то, что потусторонний феномен за время, которое чиновникам требовалось на то, чтобы осознать всю серьезность положения, успевал набрать немало сил и его изгнание или уничтожение зачастую превращалось в соревнование кто кого успеет первым достать. Особенно, если монстр был разумным.
   Подземный коридор, неведомо зачем выстроенный пару веков назад, разветвлялся надвое, и нужно было решить, в который из них идти. Оба они выглядели, мягко говоря, непривлекательно. Но ни чутье изгоняющего, усиленное эликсирами и плавающими в крови бесчисленными виртботами, ни телепатические способности не давали подсказок.
   И это еще раз подтверждало догадку Мейдока о том, что там, впереди его ждет именно логово скрута, не самой сильной, но очень сложной для уничтожения нечисти. И еще одной проблемой было то, что времени остается совсем немного - тварь успела съесть уборщицу и студента, а после трех жертв скрут может отложить яйцо. А это означало, что пять лет спустя все повторится заново - кладку найти почти невозможно.
   Парень быстро нарисовал кинжалом на полу небольшую пентаграмму, в каждом угле которой положил по гравированной пластинке - печати. Потом достал из одного из многочисленных внутренних карманов небольшой флакончик и вылил его содержимое на получившийся рисунок.
   Пентаграмма задымилась, потом вспыхнула и, наконец, спустя пару минут, из пламени врат, ведущих в Илах - пространство - поток Зла, выбрался мелкий уродливый крылатый человечек, высотой сантиметров тридцать, зато с внушительным брюхом, обтянутым сиреневой тканью балахона.
   - Мейдок, как же я рад тебя видеть! - распахнул объятия человечек, взлетая так, чтобы оказаться на одном уровне с призвавшим его экспульсивом. Фальшь в его голосе не заметил бы только глухой.
   - А уж я-то как тебе рад, мой старый добрый друг, - зло и многообещающе улыбнулся парень. - Думаю, давно не видел ненаглядного Илли, надо бы призвать, проверить, не заскучал ли.
   - Нет, ты что, какая скука?! - уже искренне запротестовал призванный.
   - Так ты не скучал по мне? - злая насмешка в голосе и взгляде. - А ведь я уже почти год даже крылья тебе не отрывал. О, а может, ты хочешь поиграть с Тиссилем?
   От последнего предложения Илли шарахнулся в сторону так резво, что едва не врезался в сырую стену коридора. Его желтые глаза наполнились непередаваемым ужасом, а руки затряслись.
   - Пожалуйста, молю, не надо, - он рухнул на пол и на животе подполз к сапогу парня. Потом приподнял голову и со слезами продолжил: - Только не к Тиссилю! Прости, я плохой раб, я заслуживаю самого страшного наказания, но не отдавай меня ему.
   Мейдок наступил ему на левое крыло, безжалостно ломая тонкие косточки. Илли тихонько завыл от боли и ненависти, но даже не дернулся, только слезы обильнее потекли из глаз. Они падали на пол, выжигая в грязи обугленные точки.
   - Если ты, падаль, еще раз попробуешь наглеть, я сам поразвлекусь с тобой, - голос парня звучал глухо, - и тогда, поверь, ты пожалеешь, что я не отдал тебя Тиссилю. Ты понял меня?
   - Да, Господин, - простонал Илли. Он не смел поднять взгляд на своего мучителя, ужас затмил в нем даже его почти безграничную ненависть. - Я буду почтителен и послушен. Вы будете довольны своим ничтожным рабом.
   - Покажи мне дорогу к скруту. - Мейдок убрал ногу с измочаленного крыла и тут же ею пнул измученного уродца так, что тот отлетел на метр.
   Парню было противно видеть, как тот, с трудом встав, униженно кланяется, что-то лепеча о своей безграничной преданности. Даже не будь он телепатом, никогда бы не поверил нечистому духу, пусть и столь слабому, как это убожество, неспособное уберечься от физического воздействия. Он щелкнул пальцами, обрывая поток торопливых лживых слов, и бросил короткое:
   - Веди.
   Нечистый избрал правое ответвление. Сломанное крыло доставляло ему немало проблем, поэтому его полет был очень кривым и неуверенным, но Мейдок не чувствовал вины за то, что так поступил. Он помнил, как впервые увидел Илли - радостно выдавливающего глаза сведенной им с ума совсем молоденькой девушке - шэре. На свою беду крылатый уродец тогда так увлекся кровавым развлечением, что не успел помешать экспульсиву набросить на него узы, сделавшие его рабом. А несчастная шэра недавно умерла в клинике для умалишенных, так и не придя в сознание. Ее мать - полутораметровая черная крыса, говорят, целиком поседела, когда увидела, во что превратилась ее жизнерадостная вторая дочь.
   Так что, никаких угрызений совести по поводу страданий нечистика парень не испытывал. Тот получал ровно то, что заслуживал, особенно, если учесть, что малейшую вежливость со стороны хозяина он воспринимал как проявление слабости.
   Илли шел к логову скрута, будто по навигатору. Это было не удивительно - порождения Зла всегда чувствовали друг друга намного лучше, чем самые чувствительные из приборов или мистиков. Предать он не мог - узы держали крепко, а на случай, если все-таки найдет в них лазейку, была неплохая страховка: пентаграмма призыва включала в себя печать, которая навсегда запрет его в этом слое реальности, обездвижив и заблокировав Силу. А такому слабому нечистому духу здесь не продержаться долго - без подпитки из Илаха он попросту истает, испытав перед окончательной гибелью жуткие мучения, подобные тем, которые достались бы на долю человека, растворяемого в кислоте. Стоит ему только от мыслей перейти к делу, которое могло бы навредить хозяину, и печать тут же активируется. Причем вредное бездействие приравнивалось к действию, со всеми вытекающими последствиями.
   Поэтому Илли предупреждал хозяина о каждой ловушке скрута, не "забывая" и о сигнальных арканах, которые тот оставил на пути к своему логову.
   Западни были не очень опасны, но искусно замаскированы и оснащены множеством сюрпризов. Без проводника экспульсив легко мог даже погибнуть или того хуже, оказаться беспомощным и обездвиженным при появлении создателя ловушек. Как минимум, двое знакомых Мейдоку изгоняющих закончили карьеру и жизнь в качестве корма для подобных тварей. Где-то ошиблись в расчетах, что-то упустили, и все - конец.
   - Масса Мейдок, - неожиданно мысленно заговорил Тиссиль, - простите за то, что отвлекаю Вас, но одна невоспитанная негритянка настойчиво требует разговора с Вами. Говорит, что у нее есть сведения о скруте. - Неграми, по давней традиции Конфедерации, он называл разумные искусственные интеллекты. И, согласно ее законам, считал последних, в том числе себя, исключительно рабами, деля на тех, кто принимает свое предназначение, и тех, кто ему противится.
   - Даже так? - парень беззвучно хмыкнул, подныривая под тонкую прозрачную нить, способную разрезать надвое даже слона, если тот окажется настолько глуп или невнимателен, что коснется ее. - Кто она такая?
   - Она не представилась, а сам я еще не успел вычислить ее имя, - виновато ответил Тиссиль. - Но ее квалификация, как минимум, Таэр Маск, - его тон был полон неодобрения. Будь воля искина - негра, нахалку бы послали далеко и надолго, а то и наказали за такое неуважение. Но решать, что с ней сделать, предстояло хозяину - эта прерогатива принадлежит только ему.
   - Соедини нас. - Мейдок сделал знак Илли, чтобы тот притормозил, и застыл на месте. Он не хотел напрасно рисковать, разговаривая и одновременно прорываясь к логову нечисти. Здесь малейшая ошибка с высокой долей вероятности закончится очень плохо. Даже помощи Таэр Маска может оказаться недостаточно, чтобы вытащить допустившего промах недотепу.
   - Я слушаю вас, - бросил он, не тратя время на пустые приветствия, едва установилась связь.
   - Скрут несколько минут назад похитил мою подругу, я не смогла ему помешать, - в том же духе ответила ему незнакомка, - зато отследила, что он открыл портал в этот подвал. И нашла здесь вас.
   - Буду иметь в виду, спасибо. - Мейдок собрался оборвать связь, но собеседница торопливо продолжила, сбрасывая ему неожиданно грамотно сделанные инфраграфии скрута.
   - Я хочу заключить контракт, - добавила она, - вы даете клятву, что сделаете все возможное, чтобы вытащить эту девушку живой, а я плачу вам стандартную двойную ставку за это задание.
   - Согласен. - Парень и так собирался не допустить смерти новой жертвы, чтобы нечисть не отложил яйцо, поэтому ничего не терял. А деньги лишними не бывают. На регистрацию анонимного контракта, в котором не было названо ни одного имени, и клятву ушло от силы секунд двадцать. А потом мысленная связь оборвалась. Обе стороны получили, что хотели, смысла дальше попусту общаться, тратя бесценное время, не было.
   И пусть Мейдоку не очень нравилась вся эта таинственность вокруг заказчика, он привык к такому. Как правило, даже фермеры - сектанты, привязанные к своей земле и кристально чистые в юридическом плане, предпочитали заключать с экспульсивами именно анонимные контракты. Просто потому, что ни один изгоняющий не способен похвастаться тем, что полностью соблюдает букву закона во время работы. Правда, обманывают заказчики крайне редко. По Ойкумене ходит немало баек о том, как таких обманщиков сжирали неожиданно явившиеся к ним нечисти.
   И не всегда эти побасенки чистая ложь. Ведь доказать, что порождение Малиса было натравлено специально, а не явилось само по себе, можно разве что случайно. И даже сканирование подозреваемого скорее всего ничего не даст - если это будет не банальный призыв, а просто услуга от нечистого духа "по знакомству". А чтобы у практикующего экспульсива не было таких мерзких, но необходимых в работе знакомств - такое встречается только в желтой ненаучной фантастике, но не в жизни.
   Полученные инфраграфии были очень неплохим подспорьем - по ним можно определить, насколько силен и стар нечистый дух, есть ли в его инфернальном теле какие-то аномалии, сулящие наличие дополнительных способностей. В данном случае тварь была крупной и сытой, но без каких-либо заметных отклонений от нормы. С одной стороны, плохо - справиться с такой очень непросто. А с другой, хорошо - ее способности довольно предсказуемы.
   Тиссиль, без всякого намека со стороны хозяина, занялся созданием новой линии защиты - ему не понравилось то, с какой легкостью их нашла незнакомая негритянка всего лишь сканируя пространство в заданной точке. Ведь это значило, что ее "подвиг" могут повторить и другие, куда менее доброжелательно настроенные господа или дамы. "Благо", таких не так уж и мало. Куда больше, чем хотелось бы.
   Немного отдохнувший за время внеплановой остановки Илли поспешил вперед по первому же знаку. Ему тоже хотелось, чтобы все побыстрее закончилось и его отпустили до следующего призыва. Да, цепи уз будут держать его, как бы он далеко не был от своего хозяина, сильно ограничивая свободу, но вдали от последнего, особенно в Илахе, это не так остро чувствовалось. А потому он был готов самолично придавить "собрата", которого смертельно ненавидел за то, что тот стал причиной нового призыва.
   Коридор с ловушками закончился буквально через пару минут. Как всегда, медленно вращающаяся против часовой стрелки непрозрачная темная дыра, ведущая в пространство скрута, появилась неожиданно. Только что ее не было, а еще один шаг вперед и она прямо перед тобой.
   Мейдок недовольно поморщился - судя по немалым размерам входа - метр на полтора, тварь была сильной. А чем больше могущества накопил нечистый дух, тем лучше он контролирует собственное пространство, которое и без того очень опасно для жителей реального мира. Впрочем, сложно ожидать лучшего - даже на инфраграфиях видно, что нечисть крупный и полный сил.
   - Тиссиль, останешься якорем здесь, - тихий мысленный приказ. И в ответ столь же тихое:
   - Конечно, масса Мейдок. - И рядом с парнем возник столб черного дыма, в основании которого бушевало пока еще холодное пламя.
   Тиссиль был искусственным интеллектом, имеющим квалификацию Таэр Маск, а значит, практически не зависел от материальных носителей. Он достиг уровня, на котором сгусток информации способен сам создавать себе воплощения. Но предпочитал обычно мирно дремать в теле своего хозяина, используя часть виртботов последнего в качестве опорных точек. Однако сейчас господину требовалась помощь, и искин с радостью ее оказал, воплотившись в отдельном физическом объекте. Это позволило ему стать точкой опоры для экспульсива, не дающей тому потеряться в изломанном кусочке мира, который превратил в свое логово скрут. И, что самое главное, поможет вернуться обратно, когда все закончится.
   Мейдок нырнул в дыру - вход, всем телом ощущая, как его сначала растягивает, потом скручивает и, наконец, выжимает. Одновременно в сознание рвалась серая муть, наполненная бессмысленными, но отвратительными видениями, каждое из которых стремилось стать единственным, что могла воспринимать его жертва. Невероятно противный коктейль, полностью дезориентирующий человека. И только многочисленные технические усовершенствования тела не дали изгоняющему потерять сознание, что было бы автоматическим поражением, с последующим попаданием на праздничный стол победителя в качестве главного блюда. Скруты не самые сильные твари среди нечисти, но защита их логова, пожалуй, наиболее надежная, если не считать убежища высших порождений Зла. Они сплетают ее годами, утаскивая свою нору за собой, когда перебираются в другие охотничьи угодья.
   Нечистый дух атаковал сразу же, не давая изгоняющему опомниться: полыхнуло болотно - зеленое пламя, обжигающее не тело, но душу. Оно несло с собой тоску и апатию, казалось, съедало все силы. Сложнейший, мастерски сплетенный морок.
   Татуировки, скрывающиеся под волосами Мейдока, заледенели, разрушая наваждение. Вслед за этим активировались колдовские узоры, выгравированные на костях запястий, порождая ало-черные диски, тут же полетевшие в глубину логова.
   Обычный человек, даже самый обученный и подготовленный, не может противостоять нежити в средоточии ее Силы. Только экспульсив, чье тело изменено морфингом, эликсирами и специализированными виртботами, или экзорцист, берущий силой духа и помощью своего бога, способен на такое.
   Обычно темное логово осветилось вспышками столкнувшихся чар, и скрут стал виден - сотканная из теней двухметровая полупрозрачная фигура, верхняя часть которой была человеческой, а нижняя змеиной. Головы не было - прямо на обрубке шеи слабо блестели два белых глаза, лишенных радужки и зрачка. Позади твари сломанной куклой неподвижно лежала девушка то ли мертвая, то ли без сознания.
   Нечисть взмахнул рукой, и волна искажений покатилась на его противника. Но лишь для того, чтобы бессильно рассыпаться гаснущими искрами в полуметре от него. Параллельно скрут творил множество иллюзий, но это было напрасной тратой сил - экспульсив зрел сквозь них.
   Но изгоняющий оставался на месте, не двигаясь вперед - у нечисти наверняка припасено еще немало ловушек, увидеть которые не поможет даже полное напряжение всех возможностей морфированного тела. Скрут тоже оставался на месте, понимая, что в ближнем бою против врага, не замороченного иллюзиями, ему не выстоять.
   Вместо прямой атаки изгоняющий ударил тончайшим диссонансным переплетением смыслов и видений по самим основам окружающей его измененной реальности, разрывая связующие ее нити. Логово вступило в резонанс с этим эфемерным воздействием и задрожало, отдельные его фрагменты стали распадаться, обращаясь в серую пыль.
   Скруты привязаны к своим жилищам - бездомный представитель этого вида нечисти умирает в течение пары часов. Неудивительно, что, видя гибель родного дома, тварь забыла об осторожности и обрушила на врага все, что у нее было. Но распад искаженного пространства нарастал с ужасающей скоростью, сводя на нет все его атаки. В отчаянии тварь бросилась в рукопашную, но нарвалась на град ударов, окутанных синим пламенем рук изгоняющего, каждое прикосновение которых оставляло у нее ожог.
   Спустя минуту все закончилось - скрут в первый и последний раз за весь бой жалобно и ненавидяще вскрикнул и, забившись в судороге, рассыпался все тем же серым пеплом. А вслед за ним окончательно разрушились и остатки его логова, выбрасывая в реальность экспульсива и последнюю жертву твари.
   Если бы Мейдока не страховал Тиссиль, который, будто якорь, удерживал выход из логова именно в этом месте реальности, то их бы выбросило в любую произвольную точку пространства в пределах тысячи километров, включая космос и мантию планеты. А так "всего лишь" с силой швырнуло на стену коридора прямо под потолком. При этом им повезло, что со смертью скрута разрушались все его ловушки, иначе бы несостоявшаяся жертва твари точно попала в одну из них.
   Мейдок со стоном поднялся на ноги и подошел к так и не пришедшей в себя девушке, украденной скрутом. Сейчас, когда искаженная реальность логова не мешала, телепат мог четко различить ее погруженное в противоестественный сон, но еще живое сознание. Для него было очень большой удачей, что нечисть не успел осознать вовремя свое поражение. И не попытался унести с собой в могилу пленницу, вместо того, чтобы кидаться в заведомо безнадежную для него рукопашную схватку.
   Илли, испуганно косясь на до сих пор остающегося в отдельном "теле" Тиссиля, подлетел к изгоняющему и льстиво проговорил:
   - Поздравляю с победой, мой господин! Это была величайшая битва, достойная славной баллады.
   - Ты бы лучше чему-нибудь полезному научился, - неприязненно проворчал Мейдок, склоняясь над девушкой. - А то, как какую мерзость, вроде пения дифирамбов, перенять - всегда рад, а что стоящее - да ни в жизнь. Все, убирайся, ты мне сейчас больше не нужен.
   Обрадованный нечисть вспорхнул под потолок от счастья, ощутил на себе тяжелый изучающий взгляд Тиссиля и на предельно возможной скорости полетел к пентаграмме, возвращаться домой. До тех пор, пока за ним не сомкнулись огненные врата реальности, он не верил, что хозяин не просто решил над ним поиздеваться, а на самом деле отпустил.
   А когда осознал, что все это взаправду, тут же преисполнился презрения к слюнтяю, не способному ни на что серьезное. Ну, как можно в здравом уме воспринимать господином ничтожество, которое неспособно даже по-настоящему жестоко покарать? Даже треклятому Тиссилю не отдал, тот хотя бы умеет пытать. И, вообще, держит слово, как последний идиот, никакого нормального коварства. Такого не обмануть - себя не уважать. Жаль, правда, возможности предать его пока не представилось - проклятые узы держат жестко, а в пентаграммы призыва он всегда ставит карающую печать. Но старый, хитрый Илли умеет ждать и однажды ему представится шанс отплатить за все унижения этому молодому глупцу.
  
   Осмотрев несостоявшуюся жертву твари, Мейдок констатировал - ей очень повезло. Несколько ушибов, быстро растворяющиеся остатки распавшейся психоблокады скрута, сниженный тонус - ничего страшного и непоправимого. Встроенная медицинская система уже работает над ней, поспит несколько часов и будет спокойно жить дальше, даже не сможет ничего вспомнить о прикосновении Зла, которое ее едва не убило. То есть, будет знать - все равно ей расскажут, хотя бы ее искин, но вспомнить никаких подробностей не сумеет. Искусственная амнезия для обычных граждан в таких случаях предусмотрена всеми медицинскими протоколами, исключением является только слишком сильное поражение, при котором ликвидация или блокирование воспоминаний может означать повреждение структуры личности.
   Так сделано потому, что в противном случае велик риск того, что Малис пустит корни в неподготовленном сознании, постепенно переделывая его, превращая вчерашнюю жертву в частицу себя. Только специально подготовленные экспульсивы и экзорцисты могут почти безнаказанно помнить все о своих соприкосновениях со Злом. И то, бывают случаи и их падения.
   Тиссиль оставил своё временное тело, тут же растаявшее, подобно туману, и вернулся на место - внутрь хозяина. И почти сразу же сообщил:
   - Негритянка перевела на ваш счет двенадцать тысяч шестьсот единиц и опять просит соединить ее с Вами. Должен отметить, что перевод был сделан с обезличенного счета. И сказать, кто стоит за ним, я смогу лишь завтра.
   - Давай. - Мейдок поднял девушку на руки и пошел к выходу. Его настроение изрядно поднялось - скрут уничтожен, девушку спас, неожиданный заказ на ее спасение оплачен по двойному тарифу, как и договаривались. Есть чему порадоваться.
   - Благодарю за оперативность, - заказчица была сама любезность. - Оплату я перевела на Ваш счет.
   - Спасибо, я получил, - подтвердил изгоняющий.
   - У меня к Вам будет еще одна просьба, - собеседница мастерски изобразила смущение, которое наверняка не испытывала. Парень не стал сразу уверять, что сделает все, что в его силах, ожидая, пока она скажет, чего хочет от него.
   - Доставьте, пожалуйста, спасенную вами девушку в Новиград, эстетико-развлекательный центр "Не спящая бабочка". Я заплачу, если нужно.
   Тиссиль после этих слов мгновенно оживился, точечно проверяя какие-то данные, и спустя секунду выдал справку по заказчице. А спустя еще половину мгновения и по несостояшейся жертве скрута.
   И тут Мейдок порадовался своей привычке общаться со всеми через Тиссиля - искин прекрасно модерировал его реакции, не давая собеседникам почувствовать то, что им не нужно было знать. Например, то, что сейчас он очень удивлен.
   Действительно, спасая девушку, парень даже не подозревал, что вытаскивает изо рта нечисти ту, кого Микаэла выбрала им в пилоты. И, похоже, что "негритянка", как ее упорно называет Тиссиль, следуя традициям их Родины, это их будущий врач - Карей.
   Но выдавать свою осведомленность изгоняющий не стал. Просто сказал, что ему не сложно оказать эту услугу и оплата не требуется, все равно летит в ту сторону. После чего вежливо попрощался и отключился.
   Он действительно собирался отправляться к Микаэле. Нужно отдохнуть после удачной охоты, привести себя в порядок и готовиться к длительному полету. К тому же недолгое пребывание в искаженном пространстве скрута далось ему, как и следовало ожидать, недешево, и сейчас только активная работа встроенной медицинской системы спасала его от самых тяжелых последствий. Но такие "мелочи", как головная боль и общая слабость, уже давали о себе знать.
  
   ***
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   9:00 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   - Отец Дамби, я так рада, что Вы столь быстро откликнулись на мою просьбу и посетили меня в этом скромном жилище, - сияла белозубой улыбкой Микаэла.
   Вельш-корги пемброк, одетый в черный комбинезон, вежливо улыбнулся в ответ и тронул лапой висящую на его груди небольшую серебряную октограмму - знак его веры.
   Священник не был согласен с хозяйкой насчет того, что ее жилище скромное - она явно питала слабость к средневековым русским императорским дворцам, под внутреннее убранство которых стилизовала часть своего эстетико - развлекательного центра. В итоге получилось красиво, но о скромности речи и не могло быть, особенно с учетом того, что почти все здесь было настоящим - 7D-иллюзии использовались по минимуму. Впрочем, он не стал говорить об этом. Его приняли хорошо - даже к дивану, предназначенному для него, предусмотрительно поставили приступочку, чтобы ему не пришлось ронять достоинство, прыгая с пола на высоту. А значит, не стоит обижать столь гостеприимную женщину указанием на неуместность кокетства.
   Церковь святых новых дней требовала от своих пастырей максимум терпения и минимум обличений. И это помогало ей развиваться и доносить свое слово до все большего количества верующих и интересующихся.
   - Я был очень рад получить приглашение посетить Вас, - Микаэла благодарно склонила голову, услышав эти слова. Священники многих религий такого бы никогда не сказали в ответ на просьбу посетить бордель - казино, коими были все нормальные эстетико-развлекательные центры. Даже такой дорогой, как ее "Не спящая бабочка". И она по достоинству оценила сдержанность и любезность святого отца. Возможно, Дэрриш прав, и они смогут договориться.
   - Мы с Вами виделись однажды, но тогда почти не разговаривали, - она сокрушенно покачала головой. - По счастью, один наш общий знакомый напомнил мне о Вас, когда я оказалась в сложном положении. - Микаэла не очень любила высокий слог, предпочитая разговаривать обычным понятным языком, но, при необходимости, умела плести словесные кружева.
   - Надеюсь, я смогу Вам помочь, - галантно отозвался святой отец, внимательно смотря на нее умными глазами.
   - Видите ли, я собираю команду универсалис. Почти весь экипаж собран, но в последний момент выяснилось, что наша священница не может с нами полететь. Мы все будем очень рады, если Вы окажите нам честь и замените ее, - предельно честно сказала женщина.
   Отец Дамби не стал спешить с ответом, пытаясь быстро взвесить все за и против этого неожиданного предложения. С одной стороны, он планировал продолжить паломничество по святыням и поклониться мощам святой Этны, и даже договорился с капитаном "Хесперуса" о проезде. Но ему не очень понравилось пренебрежительное отношение к нему со стороны команды этого торгового корабля. Полноразумные животные, вроде него, часто подвергались дискриминации, он сам не раз с этим сталкивался, особенно, став паломником. Однако привыкнуть к сему не получалось. Видимо, Бог, в неизъяснимой мудрости своей, решил не давать ему достаточно смирения.
   С другой стороны, ему предлагают полететь в глубины Фронтира, величайшей космической аномалии Ойкумены. Да, там мало святынь, зато много разных уникальных природных артефактов, которые он изучает едва ли не с рождения. Заманчиво, безусловно. Но будет ли команда универсалис более толерантна, чем экипаж "Хесперуса"? Это очень важно, ведь ему придется с ними не просто перенести относительно недолгий перелет, а жить месяцами, возможно, годами рядом. К тому же не хотелось бы находиться рядом с воинственными безбожниками или, вообще, демонистами, которых иногда соблазняет терпимость его Церкви. Микаэла с ним мила и обходительна, но надо посмотреть остальных.
   Приняв решение, он выпрямился и мягко проговорил:
   - Ваше предложение - большая честь для меня. Но я бы не хотел доставить кому-то неудобства, поэтому, прежде чем дать ответ, мне лучше сначала познакомиться с командой. Возможно ли это устроить в ближайшие два дня? - "Хесперус" улетал через трое суток, но священник предпочитал иметь хотя бы небольшой запас времени.
   - Да, конечно, - Микаэла не колебалась ни минуты. До прихода собеседника она успела просмотреть досье на мать Джджачиксу и поняла, что возьмет ее на борт только от полной безысходности. Ленивая индифферентная обжора, конечно, лучше какого-нибудь не в меру активного проповедника, но ненамного. Корвет недостаточно большой корабль, чтобы тащить на него всякий балласт.
   - Замечательно, - обаятельно улыбнулся отец Дамби. Его на самом деле порадовало то, что не надо принимать решение вслепую.
   - Тогда приглашаю Вас воспользоваться моим гостеприимством хотя бы до вечера. Как раз вся команда соберется, и Вы сможете, не откладывая, познакомиться со всеми.
   - Буду благодарен, - вежливо согласился святой отец.
   В гостиную тут же вошла красивая чернокожая женщина с льняными волосами, явно вызванная по внутренней связи. Невысокая - метра полтора ростом, с большими миндалевидными зелеными глазами и тонкими "европейскими", как их еще со времен средневековья называют, чертами лица, она производила впечатление чуда генетических технологий. Или, вероятнее, машинных, - мысленно поправил себя священник, - ведь, скорее всего, она фемдроид. Но спрашивать о происхождении было не прилично, поэтому он сдержал любопытство.
   - Тониа в вашем распоряжении, она проводит Вас. - Микаэла на пару мгновений вежливо склонила голову и извинилась: - А я, простите, вынуждена буду сейчас идти - очень много дел.
   - Да, конечно. - Отец Дамби коснулся лапкой висящей на груди священной октограммы, но благословение давать не стал. Они еще не договорились, а значит, она не входит пока в его паству и у него нет права считаться ее духовным наставником.
  
   ***
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   10:00 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, планетарный космопорт имени контр-адмирала Эдиля Аррейна, космовокзал
  
   Дэрриш скучал. Брат сообщил о том, что его маленькая одиночная охота на скрута закончилась успешно, даже вроде какую-то девчонку там спас, да еще и заработал на этом благом деле. Что ж, деньги никогда лишними не бывают. Девушки тоже, но Мейдок всегда был щепетилен и редко трахался со спасенными им красотками, даже когда те вешались ему на шею. Принципиальность часто мешает жить, особенно такая глупая.
   Микаэла тоже порадовала сообщением о том, что с отцом Дамби удалось предварительно договориться. Да, он еще не дал окончательного ответа, но Дэрриш не думал, что собираемая команда сделает что-то настолько мерзкое, что отпугнет святого песика. А он лучше, чем жирная ленивая шушера, от него хотя бы теоретически может быть толк. А от Джджачиксы его не будет точно, не стоит даже попусту надеяться.
   Космовокзал единственного космопорта Дэнбера, переименованного восемь лет назад в честь местного президента, правящего уже шестой срок подряд, по задумке дизайнеров должен был демонстрировать культурное могущество планеты и величие ее правителей, но, по мнению Дэрриша, показывал только дешевый провинциальный пафос, помноженный на ксенофобию, а также отсутствие вкуса и здравого смысла.
   Примитивное деление на видовые сектора, разделенные энергетическими завесами и размещающиеся полукругом вокруг трехэтажного центрального зала, стены которого украшены колоссальными материальными панно. Множество позолоченных статуй в пафосных позах во всех углах. Ограниченный силовым полем фонтан по центру. Огромные механические часы напротив не менее громадного электронного табло, где указаны ближайшие пассажирские рейсы, этакая аля-старина. При этом ничего не приспособлено для восприятия не людей, даже в дополненной реальности нет соответствующих функций, лестницы и лифты тоже рассчитаны только на человека, кафе и магазины вынесены за пределы космовокзала, туалеты отсутствуют.
   С последним вообще смешно получилось - правящий президент как-то изрек, что справлять нужду для современного человека - варварство, ибо все цивилизованные существа имеют встроенные системы биологического контроля, обеспечивающие безотходное расходование всех доступных ресурсов. И туалеты во всех казенных учреждениях тут же упразднили. Совершенно не обращая внимания на то, что вообще-то большинство разумных в Ойкумене обходятся относительно дешевыми медицинскими сетями, а не используют дорогой биологический контроль. А значит, нуждаются в регулярном выводе излишков из организма. Но, когда говорит какой-нибудь "вождь народов", реальность для чиновников мало что значит. Дэнбер в этом плане ничем не отличался от сотен других миров.
   Вдобавок ко всему на территории космопорта, вопреки всем правилам цивилизованных планет, войти в сеть можно было только через специальный сайт, программы коего так и норовили прицепить какой-нибудь вирус, который будет в дальнейшем следить за твоим профилем. А может, и попытается его взломать. Теоретически можно попробовать обойти блокировку, но, если это засекут охранные программы, проблем не оберешься, доказывая, что ты не шпион.
   В итоге Дэрришу приходилось ограничиваться только скучной реальностью, пронизанной дурацкой помпезностью самого сооружения и плохо скрытым раздражением большинства его довольно многочисленных гостей.
   Он с трудом дождался, пока объявили посадку лайнера "Йорктаун-на-Рузе", на котором летел их навигатор, найденный Микаэлой. Сам Дэрриш знал о Кирилле Эйджере очень мало: только то, что тот закончил навигационную академию на Стаборге четыре года назад, потом летал на разных кораблях, в том числе и во Фронтире. Впрочем, в умении подруги подбирать людей сомнений у него не было. Как и в том, что за каждым ее выбором стоит минимум две-три цели.
   Обменявшись приветственными сообщениями, парни включили электронные маяки для навигационных систем друг друга, а потому встретились очень быстро, буквально через пятнадцать минут после посадки.
   - Привет. - Кирилл пожал протянутую ему руку. Он оказался энергичным молодым человеком, с черными волосами и глазами цвета морской волны. Высокий - метр восемьдесят два сантиметра, и худощавый, с открытой, чуть застенчивой улыбкой, он непроизвольно вызывал доверие.
   Впрочем, способность навигаторов расположить к себе кого угодно Дэрриш замечал уже не раз. С чем это связано, он не понимал, то ли программное обеспечение у них такое, то ли врожденные свойства, то ли последствия регулярного соприкосновения с Имматериумом. Так что он удвоил осторожность, но постарался доброжелательно ответить на приветствие будущего однокомандника.
   Из багажа с собой у парня был только один серый чемодан со встроенной гравиплатформой.
   - Микаэла в своем репертуаре, - весело улыбнулся Кирилл, - все боится, что я умудрюсь потеряться на ровном месте, и посылает встречающего.
   - Ну, прецеденты уже были, - дипломатично заметил Дэрриш, которому подруга рассказывала о предыдущих казусах, когда впервые заговорила о том, что надо бы встретить прилетающего навигатора в космопорте.
   - Это да, - покаянно кивнул парень, - я по пути в гости к ней дважды попадал в переделки.
   - Будем надеяться, что сейчас все обойдется.
   - Это точно. На чем поедем?
   - Микаэла настояла на том, чтобы я взял бронированный системный катер. - Дэрриш откровенно рассмеялся над немного обиженным видом собеседника.
   - Послушай, я, конечно, два раза перед ней проштрафился, но это уже перебор, - беззлобно возмутился Кирилл.
   - Скажи об этом ей в лицо.
   - Чтобы она еще больше посмеялась? - парень уже сам улыбался, оценив "месть" давней знакомой. - Я лучше при случае отплачу ей той же монетой.
   - Пошутить над Микаэлой? Да ты рисковый малый. Она же всегда вывернет ситуацию в свою пользу. - С навигатором оказалось приятно трепаться ни о чем. Он явно умел посмеяться над собой и не обидеться при этом всерьез.
   Парни вышли к малому портальному залу, через переходы которого можно было переместиться на небольшое - до пятидесяти пяти километров, расстояние. Как обычно на Дэнбере за эту услугу, которая на всех развитых планетах была бесплатной, с них списали по одной универсальной денежной единице с каждого и еще две за багаж. Дэрриш только покачал головой. Деревня, что с нее взять? Пусть она и космического масштаба.
   Телепортировавшись к своему катеру, парни восемь с половиной минут ждали разрешения на взлет - еще одно местное "изобретение". Вместо того, чтобы поставить автоматическую систему управления воздушным движением, дэнберское правительство в районе космопорта установило ручное управление. Якобы для повышения безопасности, но на деле, помимо общей действующей на нервы медлительности, такой способ регулирования был еще и аварийноопасным, ибо диспетчеры относились к своей работе более чем прохладно. Учитывая крайне невысокую зарплату, которую им платили, это было не удивительно.
   - Быстрее бы уже отправиться во Фронтир, - подавляя раздражение, сказал Дэрриш, - подальше от этой сельской пасторали.
   - Любишь мегаполисы? - немного рассеяно полюбопытствовал Кирилл.
   - Да я даже Дикие земли больше люблю, чем такие деревни с их кучей дурацких вывертов. О, наконец-то, - тут они получили разрешение на взлет, которым мальчик воспользовался без промедления, стартуя на максимально допустимой правилами скорости.
   - А мне такие планеты даже нравятся, - неожиданно признался навигатор. - Конечно, много разного идиотизма, но есть в них какая-то своя прелесть.
   - Возможно, - нехотя согласился Дэрриш и, не удержавшись, добавил: - На них довольно удобно отсиживаться, если вдруг не слишком крупно нарушил закон. Гордыня и некомпетентность местных властей ставит самые лучшие преграды на пути карабинеров из Ойкопола.
   - Что есть, то есть, - согласился Кирилл. Уточнять у собеседника, проверял ли тот сам высказанный им постулат, он не стал. Зачем задавать глупые риторические вопросы?
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   10:00 утра по местному времени.
   Сеть планеты Дэнбер, частный сайт - парк "Измайловский лес", кленовая аллея
  
   Пожилой седоволосый мужчина, одетый в голубой спортивный костюм, не скрывающий немалый живот, медленно шел по кленовой аллее. Он немного прихрамывал и опирался на трость. Дойдя до скамейки, он присел на нее и стал любоваться красивым видом, слушая пение соловьев.
   Пасторальный вид аллеи и немощь сетевой аватары Игоря Егоровича Дорохова были последней ловушкой в его многослойной защите, и он прекрасно понимал, насколько они важны. Даже подготовленный убийца подсознательно не станет ожидать от больного толстого старика сокрушительной атаки. И дело даже не в психологии - все читаемые слои его профиля несут отпечаток якобы скрываемой болезни. А если что-то пахнет, как яблоко, выглядит, как яблоко, и на вкус, как яблоко, то это, скорее всего, яблоко и есть - только совсем уж клинический параноик будет думать иначе. И лишь в самом ядре, тщательно скрытом от любого сканирования, таятся смертоносные боевые программы, которые и есть подлинная суть этой аватары.
   При его образе жизни нельзя было позволить себе что-то другое. Дон одной из русских семей Морры, чьим доменом была вся преступность пусть провинциальной, но планеты - это огромная власть и большие деньги. А также невероятный риск - ведь за такими, как он, охотятся и карабинеры Ойкопола, и многие другие, включая некоторых коллег. Но Игорь Егорович пережил уже многих своих врагов и собирался в том же духе продолжать и дальше. А потому даже здесь, в сердце своих сетевых владений, защищенных множеством фильтров и линий обороны, соблюдал меры предосторожности.
   И появление консиглиори Жени Осиной - его правой руки, не стало для него неожиданностью. Ее вход на сайт он ощутил еще за пару минут до того.
   - Все хорошеешь, красавица, - ласково обратился к ней, - коса до пояса, чистое золото. - Он придерживался правила, что в сети нужно выглядеть, как в реальном мире, и его подчиненные следовали его примеру. Волосы у Евгении в реале были ничуть не хуже, чем у ее аватары.
   - Доброе утро, Игорь Егорович, - почтительно поздоровалась женщина.
   - Девочку не поймали, - констатировал дон. - А ведь из-за нее Герберт Грэвес разбудил меня еще до рассвета.
   - Вы правы, дон, - покаянно склонила голову консиглиори, - не поймали...
   - Ну, и Бог с ней, - отмахнулся старик. - Она ведь еще на планете? - его внимательный взгляд резко контрастировал с беззаботным тоном.
   - Да, - Евгения машинально поправила волосы. - Ник Торсин отправил одного из своих "копий" под видом такси, которое она вызвала. Но, как мне удалось выяснить, по пути к посадочной площадке ее украл скрут.
   Дон терпеливо ждал продолжения, понимая, что просто так его консиглиори не станет утомлять пустыми подробностями. Значит то, что она говорит, важно для понимания картины в целом.
   - Скрута почти сразу убил экспульсив. Похоже, девушка выжила и изгоняющий забрал ее с собой. В флаер он садился один, но это Мейдок Ланкастер, а возможности этой семейки вы сами знаете.
   - Знаю, - задумчиво подтвердил Игорь Егорович. Еще бы ему не знать - эти два брата последние годы были нередкими гостями на его планете. Даже как-то раз выполняли его заказ, за который отказались браться другие изгоняющие. И тогда он заинтересовался ими всерьез, постарался раскопать их прошлое. Многое, конечно, осталось белым пятном, но даже то, что получилось найти, дало немало: ребята принадлежали к одной из знатнейших семей Конфедерации - Ланкастерам, которые специализировались на создании разного рода сложных интеллектронных систем. А также хобби абсолютно всех Ланкастеров, и мужчин, и женщин, было изгнание порождений Малиса. Что, собственно, и сократило в итоге их число до этой парочки братьев. Да и то, один из них, а возможно и оба, живы потому, что умудрились вернуться с того света. Старший-то так точно. А это редко кому удается в Ойкумене.
   - Но мы ведь так и не нашли, что заставляет Дэрриша и Мейдока заниматься изгнанием, хотя им принадлежит мощнейший концерн, делами которого они практически не занимаются, - припомнил дон. - Наши аналитики говорили о том, что, вероятнее всего, какие-то личные причины, но это так расплывчато.
   - Да, это так. Но подробности выяснить не удается из-за закрытости элиты конфедератов. Они берегут свои фамильные тайны даже более ревностно, чем технологические секреты, - подтвердила консиглиори и вернула разговор к прежней теме: - Ланкастер вполне мог переместить ее во флаер с помощью какого-нибудь портативного телепортера, а сам демонстративно сесть в флаер якобы один. Тем более, что в подземных коридорах, где свил логово скрут, нет ни одной камеры.
   - А ребята смогли что-то найти в этих коридорах? - Дон даже не сомневался, что проверку его подчиненные организовали сразу же, как только у них возникли подозрения.
   - В этих коридорах теперь все стерильно - Ланкастер стер все следы своего пребывания. Это наводит на мысль, что ему есть, что скрывать. Иначе бы он не стал так явно демонстрировать свои... дополнительные возможности, - после короткой заминки она смогла подобрать подходящее определение.
   - И направился он к Микаэле, раз ты уверена, что девушка до сих пор на планете, - констатировал дон.
   - Да, Игорь Егорович, - склонила голову Евгения, - вы правы. - Консиглиори привыкла к манере своего босса уже давно. К его немного барским привычкам, любви озвучивать маленькие, но важные детали дел, о которых ему рассказывали, до того, как докладывающий закончит мысль, желанию слышать подтверждение, что он прав. И старалась по мере возможности потакать ему в этом. Что и стало одной из причин, почему именно ее семь лет назад выбрали на смену умершему другу дона, занимавшему важнейший пост в семье. Далеко не самой важной причиной, но все-таки она тоже сыграла свою роль.
   - Хорошо, - Игорь Егорович на пару минут задумался, а потом озвучил решение: - С Микаэлой я сам поговорю через три часа, сразу после совещания. Если Герберт Грэвис попробует выйти на связь, скажи ему, что семья Дороховых работает над его просьбой - пусть немного побесится, ему полезно. А то совсем обнаглел - будит меня в шесть утра, словно одну из своих шестерок. Даже то, что он дон одной из центральных семей, не дает ему право относиться ко мне без должного уважения. И, на всякий случай, скажи Нику Торсену, пусть приготовит одну из бригад "копий". А также... - он задумался на несколько секунд, будто сомневаясь в необходимости того, что ему пришло на ум, но потом все-таки добавил: - Скажи Сашке, чтобы приехал ко мне вечером, после девятнадцати. А пока давай перейдем к другим делам...
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   10:00 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   - Буквально три дня и мы улетим, дорогой, - Микаэла потерлась головой о гладящую ее руку седоволосого кареглазого мужчины, - как мы и мечтали, подальше от всей этой политической и бандитской грязи.
   - Эта грязь настигнет где угодно, - ее собеседник улыбнулся, любуясь тем, как она ластится к нему.
   - Но во Фронтире ее все равно меньше. Можно будет жить без постоянного страха, что тебя найдут и заберут у меня, Айд. - Она потянулась к нему за поцелуем, и он с радостью ей ответил.
   Микаэла таяла от его прикосновений. Она до сих пор не понимала, почему этот человек оказывает на нее такое воздействие, что в нем такого, что он буквально зачаровывает ее, познавшую страсть с множеством мужчин и женщин. И каждый раз, оказываясь в его объятьях, пыталась раскрыть этот секрет, но безуспешно.
   Вся ее нечеловеческая натура восставала против такого непонимания, она даже много раз пыталась найти чары, которые он мог бы на нее наложить, однако ничего не нашла. В свое время она даже пошла на то, чтобы выйти за него замуж, хоть и знала, что присущие ему увлечения большинством представителей его ханжеского вида считаются извращенными. Лишь бы выяснить, в чем дело. В итоге ничего не выяснила, но он был очень счастлив на их свадьбе, да и она, к своему удивлению, тоже. Оказалось, что в этом что-то есть.
   Поцелуй Айда был скорее нежным, чем страстным - он знал, что ей нравится такое, а она была не в том облике, чтобы вызвать у него сильную вспышку желания.
   Микаэла любила эти моменты единения без секса. Последнего ей хватало в жизни, она могла соблазнить почти любого или любую, если бы захотела. Или просто изменить тело и стать девочкой лет девяти - одиннадцати, как любил ее муж. Но вот простая нежность, чувство разделенного момента - это она ценила превыше всего в их отношениях.
   - Ты не жалеешь, что из-за меня тебе приходится все оставить и улететь за пределы цивилизации? - негромко спросил Айд, когда закончился поцелуй.
   Микаэла не стала обижаться на глупый вопрос любимого человека. Людям, во всяком случае большинству из них, свойственно тревожиться о том, что не имеет смысла - это стало ей понятно уже давно. Иногда сие немало портило жизнь и отношения, а порой было даже приятно.
   - Не пожалею, - она улыбнулась. - Я люблю тебя и перемены, а здесь есть возможность совместить все в одном флаконе. К тому же мне поднадоели политики и мафиози, с которыми постоянно приходится иметь дело. Надо взять перерыв, и лучше Фронтира для этого я ничего не могу даже придумать.
   - Я очень рад тому, что ты моя жена, - Айд прижал ее к себе. - Какая бы еще женщина сделала для меня столько, сколько делаешь ты? Мне даже совестно, что у тебя такой бесполезный муж.
   В ответ на последнее заявление Микаэла извернулась и больно укусила его за ухо. И тут же пояснила невольно охнувшему мужчине:
   - Еще раз услышу про твою бесполезность, откушу ухо. Если ты не помнишь - наше знакомство началось с того, что ты спас меня на Катрире, потом не раз бескорыстно помог мне в делах, когда я была в проблемах по уши. Не счел отвратительной нашу связь, когда узнал, что я проститутка. Женился на мне, вопреки законам своего рода. Никогда не унижал. Практически не ограниваешь меня в моих увлечениях и даже почти не ревнуешь, и это ты - аристократ Конфедерации до мозга костей. По идее, ты должен сходить с ума от ревности и стыда, а вместо этого просто поставил легкое условие, что я могу быть девочкой в постели только с тобой, а с остальными занимаюсь сексом исключительно во взрослом теле. И после этого говоришь, что обуза. В каком месте?
   - Ты сделала для меня не меньше. Вытащила меня из тюрьмы, когда меня обвинили в геноциде и должны были казнить. Хотя за это тебе грозит тюремное заключение, конфискация и поражение в правах, если все раскроется. Не отвернулась, даже когда узнала о моих отвратительных наклонностях...
   Микаэла отмахнулась:
   - Вы, люди, понапридумывали кучу условностей, возможно, полезных для выживания вашего вида, а может, и нет, а потом зачем-то перенесли их на инопланетян. Для меня твоя страсть к детскому телу - это лишь еще один опыт, я могу сделать из своей плоти любое человеческое обличие. И раз тебя притягивает именно такое, мне не сложно подстроиться. А что до отвратительности твоих наклонностей... до меня ты жил почти монахом, но не тронул ни одного ребенка - человека, как бы тебя это не тянуло. И позволяешь себе получить удовольствие только со мной, зная, что мне это не повредит. Если честно, то я даже не понимаю, как это вообще возможно - ни один эннейт бы просто не смог удержаться на твоем месте, возникни у него такой силы желание.
   - Ты умеешь все поставить с ног на голову. - Айд не удержался и потер укушенное ухо.
   - Наоборот, я ставлю с головы на ноги, - парировала Микаэла. - Вообще, вместо того, чтобы пререкаться, лучше обними меня еще раз.
   Спустя пару минут, сидя на коленях мужа и нежась в его объятиях, она задумчиво проговорила:
   - Сегодня вечером, после общего сбора, никаких дел больше нет. Если не будет форс-мажоров, я бы хотела провести ночь с тобой. Ты не против?
   - А то ты не чувствуешь, как у меня встает при одной мысли об этом, - хрипло рассмеялся Айд, нежно целуя ее ухо.
   - Значит, договорились. - Микаэла подставила ему губы и закрыла глаза, наслаждаясь его требовательным и на этот раз страстным поцелуем. Ей нравилось дарить и получать наслаждение. Особенно с ним, ее собственным мужем.
  
   На этом же месте. Шесть месяцев назад
   - Мейдок, я не знаю, как мне тебе благодарить, - телепат первый раз в жизни видел давнюю подругу настолько взволнованной. - Ты пошел на такой страшный риск ради меня...
   Парень поднял руку, останавливая ее. Он понимал, почему она вообще не надеялась, когда от отчаяния обратилась к нему за помощью - он Ланкастер, а тот, за кого она просила, происходил из клана Йорков - тех, кто почти уничтожил весь его род и даже в свое время умудрился убить его самого чужими руками. И то, что он смог вернуться с того света - это лишь невероятное стечение обстоятельств, а не милосердие врагов.
   Но когда к нему пришла подруга с потухшим взглядом и безграничной отчаянной безнадежностью в душе, у Мейдока не нашлось достаточно жестокости, чтобы сказать нет. И он вытащил из тщательно охраняемой темницы обвиненного в организации геноцида полковника Айда Честера Йорка, ее тайного мужа. И сейчас Дэрриш заметал следы на Родине, а сам телепат привез свою добычу Микаэле.
   Но выслушивать благодарности за помощь врагу, пусть и любимому лучшей подругой... это было не очень приятно. Парень до сих пор чувствовал себя идиотом. Еще бы - создать ловушку для Йорков, потратить годы жизни на сплетения чар и интриг ради этого, и в итоге лично снять с крючка одного из важнейших членов этого проклятого клана, когда того должны были лоботомировать и тем превратить в идиота - конфедераты давно отказались от смертной казни, заменив ее на психическую, но назвать жизнью существование, когда пределом умственных способностей является счет до ста - это слишком оптимистично в эпоху космических полетов.
   Да еще и сам рисковал всем - от жизни до репутации, если все раскроется. Воистину человек, не страдающий тяжкой деградацией мозга, такое сделать не способен.
   Микаэла, даром, что не была телепатом, уловила настроение друга быстро. И подчинилась обрывающему ее речь жесту.
   - Нам придется улетать. Я знаю, вы с Дэрришэм планировали отправиться во Фронтир позже, но откладывать надолго нельзя. Да, я обманул систему и затер следы, но при большой проверке вскроется, что казнь преступника на самом деле не состоялась, а его местонахождение не соответствует отображаемому в службе исполнения наказаний. В Ойкумене его найдут, а через тебя могут выйти и на меня с братом. Поэтому необходимо покинуть обжитые места. Не немедленно - при будущем расследовании побега это вызовет подозрения, к тому же месяцев восемь у нас наверняка есть - я позаботился об этом. То есть, на подготовку остается полгода.
   - Значит, улетим, - твердо сказала Микаэла, без малейшего намека на сомнения.
   - Да, и еще одно - я поставил на твоего Йорка пару печатей. Если вдруг все пойдет наперекосяк и на него выйдут раньше, его выбросит в Илах...
   - Что!? - невольно вскрикнула женщина, пораженная услышанным до глубины души. И ее можно было понять - попадание в Илах - энергетический поток-пространство Зла для человека было равносильно мучительной гибели или мутации в нечто странное, уродливое и плотоядное. Такое даже со злейшими врагами самые отпетые бандиты не часто решались проделать - нередко бывало, что мутант возвращался и первым делом обедал отправителем.
   - Не кричи. - Телепат потер лоб ладонью - его мучила мигрень, расплата за перенапряжение последних дней. Глушить ее было опасно - тонкие структуры души, сплетенные когда-то мастерами по морфингу в сложные узоры Силы, могли плохо среагировать на такое, когда были в подобном состоянии. Нужно просто принять ускоряющие восстановление эликсиры, отдохнуть и все пройдет само. - В Илахе у него будет защита. - Парень предусмотрительно умолчал о том, что ею будет служить задолжавший ему дух Зла. Женская истерика не входила в число его любимых зрелищ. - Надолго ее не хватит, но точку выхода я задал отличную от входа, значит, у него будет шанс улизнуть от преследователей, не оставив лишних следов. Все, я побежал, мне нельзя сейчас светиться возле тебя.
   И он шагнул назад, растворяясь в тенях, уходя тем же мистическим путем, каким и пришел. А Микаэла осталась ждать, когда пробудится от тяжелого наркотического сна ее еще не знающий о собственном спасении тайный и горячо любимый муж. Ради него она влезла в невероятный долг перед братьями - изгоняющими, который даже не знает, как отдать, тем более, что ничего за свою бесценную помощь они не просят.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   10:00 утра по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка",
  
   Отец Дамби был доволен и одновременно смущен выделенным ему номером анимал-люкс. Да, здесь вся обстановка состоит из 7D-иллюзий и энергетических полей, но зато очень удобно и подогнано именно под его размеры. Он уже лет пять не был в столь шикарных условиях. Пожалуй, даже слишком роскошных для скромного монаха - паломника.
   Однако, плоть слаба, и он не нашел в себе сил попросить что-нибудь поскромнее. К тому же такая просьба была бы неуважением к гостеприимству хозяйки, что тоже было бы нехорошо. Даже если он решит отказаться от ее, что греха таить, интересного предложения, все равно пренебрегать тем, что дано от чистого сердца - неблагодарность, которую Господь и Святые не одобрят.
   Тониа накормила его вкусным завтраком, помогла принять ванну и обсушиться, расчесала шерсть. Всем этим она занималась с таким видом, будто обслуживала короля, а не простого пса-монаха. Девушка была не очень разговорчива, но свое дело делала замечательно.
   - Спасибо большое, вы просто чудо, мне все очень понравилось, - отец Дамби поблагодарил служанку и лег на уютную лежанку. Прикрыл глаза, собираясь посмотреть продолжение научно - популярного сериала "Капли бесконечности", посвященного уникальным природным артефактам Фронтира. Как раз сегодня вышла девятнадцатая серия второго сезона.
   А потом можно будет попросить и краткие досье на членов команды, с которой ему предлагается лететь. Развернутые ему все равно не дадут - это понятно, так везде делается. И, конечно, о вере придется спрашивать при личной беседе. Традиция двоеверия, согласно которой одна вера официально записана в документах и является чистой формальностью, а вторая считается личной, раскрываемой только перед священником и близкими людьми, достаточно прочно укоренилась среди человечества. Не самый умный из обычаев, но в Ойкумене распространен широко. Хотя бы потому, что, при всей своей абсурдности, в свое время сильно облегчил преодоление религиозных распрей.
   - Рада, что смогла Вам угодить, - Тониа почтительно поклонилась. - Если желаете, могу пригласить для Вас девушку Вашего вида, чтобы она согрела постель.
   Священник подскочил на лежанке, неподдельно смутившись. Такого он совершенно не ожидал. Нет, конечно, ему рассказывали, что в лучших эстетико-развлекательных центрах, как вежливо именовались узаконенные бордели, есть и сексуальные догдроиды - трансформеры, но все-таки, одно дело знать отвлеченно, а другое столкнуться самому.
   - Нет, спасибо, мне не надо. Я полежу, посмотрю сериал, - от смущения он едва смог подобрать слова. С детства вращаясь в церковной среде с довольно строгими нравами, он не привык к таким предложениям.
   - Как пожелаете, - Тониа еще раз поклонилась, без малейшей насмешки, которую боялся увидеть пес - монах (типа, из какой дыры вылез этот девственник). - Если что-то понадобится, просто скажите вслух, я сразу же приду. Хорошего отдыха.
   - Спасибо, - пробормотал в ответ отец Дамби и постарался вновь устроиться поуютнее. Ему было неудобно, что он так сильно выдал свое смущение. Будто маленькая девочка, нарвавшаяся на эксгибициониста, а не взрослый священник.
   "Возможно, стоит посмотреть пару обучающих фильмов на тему психологии сексуальных отношений различных видов, чтобы впредь так не смущаться. Избыточная целомудренная реакция может повредить исполнению пастырских обязанностей" - записал он в свою мнемокнижку.
   Немного успокоившись, он все-таки включил сериал и погрузился в мир таинственных чудес Фронтира, столь странных в обычном космосе. Там все было, если не понятно, то близко его разуму. И не заставляло мечтать спрятаться с головой под ковер, лишь бы закончить беседу.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   10:00 утра по дэнберскому новиградскому времени времени.
   Гиперпространство, корвет "Мраконосец"
  
   Корвет, управляемый мозгом погибшей шесть лет назад девочки-шэры, уверенно рассекал красную нереальность гиперпространства. Он не использовал и десятой доли заложенных в него возможностей, но сейчас это было и не нужно. Даже на экономной скорости до Дэнбера лететь не более пяти часов, а отправление во Фронтир состоится вообще несколько дней спустя. Припасы же, из числа тех, что нельзя сгенерировать корабельными системами, уже приобретены и доставлены на борт, остается только команда.
   Из последней на "Мраконосце" присутствовал, если не считать мозг корабля, только один - техномаг, ответственный за все техническое обеспечение. И сейчас он пребывал в задумчивости.
   То, что сейчас совершается, было запланировано им уже давно, еще в позапрошлой инкарнации. Но когда все пришло в движение, вернулись сомнения: не поспешил ли? Не слишком ли доверился случайности? А вдруг собранная тонкой игрой вероятностей команда окажется пустышкой и они не смогут срастись душами? Все ли предусмотрел из того, что было в его силах?
   Сомнения не заставили его свернуть с пути, но не уходили из головы. В свое время, еще до его рождения в первой инкарнации, когда он только проектировался, было решено, что для равновесия его сущности необходимо добавить рефлексии чуть больше стандартного уровня. Иногда это свойство мешало, отравляя жизнь.
   Но долго покопаться в себе и своих планах ему не дал сигнал о запросе на установление связи. Вызывающий был надежно скрыт от опознания. Не желая тратить личные ресурсы, техномаг вышел на сайт корабля и дал разрешение.
   Рядом с его аватаром мгновенно раскрылся портал, из которого тут же выполз высокий черный змеелюд.
   - Эрри, - расцвел улыбкой техномаг, бросаясь на шею гостю, - совершенно не ожидал, что ты придешь.
   - Разве мог я бросить своего сына, когда он взялся за такое серьезное дело, как создание сферы собственной семьи? - добродушно улыбнулся змеелюд. - Вижу, ты опять в сомнениях, все ли правильно сделал, - он говорил утвердительно, даже не скрывая, что читает отпрыска сквозь все ментальные щиты последнего. - Я так и думал.
   - Извини, - виновато пожал плечами техномаг, - ничего не могу с собой поделать. Разве что включить блокировку, но ты сам знаешь, что на этом этапе сие чревато ошибками в ключевые моменты.
   - Нет, Мэрсайл, никаких блокировок не нужно, - змеелюд сформировал сен-образ полного отрицания. - Все можно сделать куда проще.
   - Как? - с надеждой посмотрел на отца техномаг.
   Сфера семьи его родителей состояла из семнадцати разумных разных видов. И, подобно ему, Эрри был единственным урожденным кариньонессцем в ней. Он так же не смог найти себе на Родине тех, с кем бы захотел следовать из инкарнации в инкарнацию. И в итоге нашел тех, кто стал его семьей, далеко за пределами Кариньонесса.
   Поэтому змеелюд лучше прочих мог понять столь непохожего на него сына, пошедшего по его стопам. И помочь ему.
   - Для начала разложим по порядку основные твои опасения. - Отец формировал сен-образы быстрыми четкими потоками мысли, делая их максимально простыми для осознания. Он никогда не щеголял попусту умением плести запредельно сложные для понимания смыслы, предпочитая им обманчивую простоту и лаконичность. - Ты боишься, что поспешил... Мэрсайл, - змеелюд рассмеялся, - это уже двадцать шестая твоя инкарнация. Если не помнишь, я уже в девятнадцатой жизни создал свою сферу и покинул родителей.
   - Ты всегда был многим решительнее меня, Эрри, и лидерство у тебя в крови. А я даже сейчас не уверен, что все делаю правильно, - возразил техномаг.
   - В тебе моя кровь, она все равно возьмет верх, - отмахнулся змеелюд, - да и не нерешительность заставляет тебя сомневаться, а это дурацкое самокопание. Говорил же, что не надо было увеличивать уровень рефлексии, когда тебя создавали, так нет же, Эльена и Тауш настояли. Прости, сынок, в этом отчасти я виноват - моя семья увидела меня в образе рыцаря Крылатого Эль'Кателя еще до их полной интеграции во Внешний круг Кариньонесса, а для не до конца подготовленных разумных это было, как удар камнем по голове. Вот и решили сделать так, чтобы наш первенец был непригоден для служения Дракону - убийце. Так что, в какой-то степени ты стал жертвой моего стремления сохранить семью, из-за которого я уступил тогда.
   Откровение отца Мэрсайл воспринял спокойно. Он не знал подробностей этой истории, предшествовавшей его рождению, только сам факт того, что его сделали более склонным к рефлексии, но не был ей удивлен - зная пацифизм большинства его родителей, подобное можно было предположить. К тому же, действительно, Крылатый Эль'Катель очень... своеобразен, мягко говоря.
   Сутью культа этого бога - дракона, чье тронное имя переводилось, как "Убийца", было уничтожение. Его последователи были отдельным орденом в рядах вооруженных сил Кариньонесса. Им всегда доверяли работу, от которой нередко отказывались прочие воины - геноцид, создание концлагерей, массовые казни, применение не конвенционного оружия, после которого от поля боя не остается даже самого поля. Для слуг Эль'Кателя не было запретных приемов, если результатом оказывалась смерть, желательно чужая.
   Но при этом Эрри был лучшим отцом, которого Мэрсайл только мог пожелать. Крылатый - убийца приветствовал размножение своих последователей, даже если их дети служили не ему, полагая, что в последнем случае они тоже могут быть полезны, например, будут фураж подвозить или сделают какое-нибудь научное открытие, которое позднее конвертируется в очередное смертоубийственное оружие. И строго следил за тем, чтобы те были хорошими родителями. В храмах не раз цитировали его замечание: "Если не можешь нормально воспитать, убей и не мучай себя и ребенка".
   Эрри с улыбкой смотрел на сына, с легкостью читая все его мысли и чувства, даже неоформленные. Он любил своего мальчика и искренне считал, что они во многом похожи. Пусть Мэрсайл предпочитает человеческую форму, а не змеелюдскую, значительно мягче по характеру, подвержен сомнениям, и его покровитель Эльму'Дэабету, а не Эль'Катель. Все это не важно, потому что, если копнуть глубже, то окажется, что у них общего намного больше. От цвета глаз и любви к воде, до нежелания подчиняться кому бы то ни было и сложностями с поиском партнеров для создания сферы семьи среди своих, урожденных кариньонесцев. Впрочем, последнее, скорее, воля Крылатых, нежели что-то еще. Боги - драконы иногда отмечают таким образом отдельных своих последователей из Внешнего круга, если предвидят, что это пойдет на пользу их культу - это общеизвестный в Кариньонессе факт.
   - Что же до того, не слишком ли ты доверился случаю, - продолжил Эрри, - без него не создать жизнеспособную семью. Да, риск есть всегда, особенно в таком деле, но нереально специально вытащить из внешнего мира тех, кто идеально сбалансирует рождающуюся сферу. А вот случайно наткнуться на недостающие элементы можно вполне, это я тебе по своему опыту говорю. Тауш долгое время казался мне лишним, но сейчас, оглядываясь назад, не могу не признать, что без него ничего бы не получилось. Поэтому не стоит переживать - основу ты собрал, играя вероятностями, а в остальном рискуй.
   - А если я ошибся, и мы не сможем срастись душами? - задал Мэрсайл самый тревожащий его вопрос. - Смотрю на них, и мне не все нравится из того, что я вижу. Хотя сам выбирал их, корректируя насколько допустимо линии их судеб пятнадцать последних лет. И смогут ли они принять меня, ведь войдя в тесный контакт, я потеряю способность напрямую влиять на них и их судьбы - иначе настройка сферы будет под большой угрозой?
   - В самом худшем случае ты потеряешь время, переживешь много неприятных ощущений и получишь ценный опыт, - Эрри скрестил руки на груди, - но не думаю, что все будет настолько печально. Потому что при тесном взаимодействии то, что не нравится, может оказаться очень приятным качеством и наоборот. А что до невозможности прямого влияния - поверь мне, это самое приятное, что вообще есть в процессе настройки сферы семьи. Когда чувствуешь себя не богом, вершащим судьбы смешных живых игрушек, а "всего лишь" равноправным участником. Это опьяняет. Заставляет ощущать себя живым, дарит ярчайшие эмоции. А любые проблемы стоит разрешать по мере их возникновения. Вполне вероятно, не все собранные тобой подойдут. Скорее всего добавится кто-то еще. Главное, верь в себя - ты умеешь привлекать к себе разумных.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   12:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Мейдок спал, когда Микаэла зашла в его комнату. Едва приехав в "Не спящую бабочку", он сдал ей Светлану и отправился к себе. Похоже, даже душ не принимал, обойдясь одной лучевой ванной.
   Как работал придуманный людьми агрегат, называемый лучевой ванной, Микаэла не знала, да и особо не рвалась узнавать. Ей было достаточно, что она безвредна и очищает тело и одежду за считанные секунды с помощью какой-то непростой конфигурации энергетических полей. А уж с тонкостями пусть разбираются техники и физики.
   Важнее было другое - Мейдок слишком любил воду и очень редко отказывался от удовольствия принять душ или полежать в водяной ванне, когда была возможность. Видимо, его сильно вымотало последнее изгнание, раз он обошелся быстрым сухим способом очистки.
   Микаэла недовольно нахмурилась - ей Мейдок был нужен бодрствующим и в форме. Дел перед отлетом очень много, и в этом смысле на него у нее были большие планы. Некоторые вещи проще попросить сделать тренированного парня - друга, с Таэр Маском за плечами, нежели делать самой, отвлекаясь от последних распоряжений по бизнесу, передаваемому во владение давней помощнице - подруге взамен постоянной ренты. Не очень большой, но достаточной для безбедной жизни, если вдруг затея с Фронтиром провалится.
   Над спящим едва покачивался едва заметный призрачный дым с языками бледного холодного пламени в основании. Тиссиль охранял сон хозяина и одновременно занимался своими загадочными цифровыми делами, требующими частичного проявления в реальности. На женщину он не обратил ни малейшего внимания, не считая ее угрозой. Не то, чтобы этот искин - расист ей доверял, нет. Просто справедливо полагал, что сможет нейтрализовать любую ее попытку навредить его господину.
   Проявить же вежливость и хотя бы поздороваться он и не подумал. Для него она от той же обычной, полуразумной обезьяны отличалась только тем, что потенциально могла быть чуть-чуть более полезна или опасна. Высокомерие, столь характерное для высших искинов Конфедерации.
   Микаэла уже привыкла к этому и даже не сердилась на такое отношение. С Мейдоком, Дэрришем и их Таэр Масками она была знакома уже почти восемь лет. И прекрасно помнила, как состоялось их знакомство...
  
   Семь с половиной лет назад. 19-е число 5-го месяца 26071-го года стандартного летоисчисления.
   Планета Иллиер-6. Где-то в провинции Эстапир.
  
   Барабанный бой сводил с ума. Периодически вплетающиеся в него долгие крики невозможного страдания заставляли вздрагивать даже сейчас, хотя она слушала их на протяжении последних трех дней.
   Руки, связанные за спиной, затекли. Это было плохим признаком - похоже, что даже встроенная медицинская сеть и выносливое тело эннейта больше не могут полностью компенсировать столь долгое нарушение кровообращения и медленно сдают позиции. Сил же на трансформацию нет - это энергоемкий процесс, а она не ела уже пять дней. Да даже если бы и были, это слишком рискованно - рядом с такой концентрацией Зла можно превратиться в что-нибудь совсем не то.
   Микаэла не надеялась выбраться из этой передряги. То, что она еще жива и даже не утратила рассудок - не чудо, а чудовищный расчет создателей прорыва Малиса. Служители Зла всегда охотились за эннейтами - последние, уникальный симбиоз разумных птиц - камбиаменов и призраков - тинэров при "правильном" подходе могли дать огромные возможности в руки этих тварей. Так что, если ей очень повезет, ее просто принесут в жертву после долгих пыток. Но, скорее всего, попытаются переделать в высшую нелюдь.
   Микаэла помнила, что это очень больно. Тинэры умели передавать часть своей памяти потомкам, и один из ее далеких предков переживал такое перерождение. К счастью, тогда все завершилось настолько благополучно, насколько это вообще возможно - его, еще не завершившего превращение в порождение Зла, спасли с темного алтаря слуги Крылатых. Они же и вылечили искалеченного эннейта, убрав из его души и тела новообразования Малиса.
   Барабаны бьют, не смолкая. Барабанщики - люди с мертвыми, сухими глазами, не сменяются, не едят и не спят. Завладевшее ими Зло выжгло их изнутри, превратив в пустых кукол, способных делать только одно - стучать в покрытые изломанными письменами ударные инструменты.
   Микаэла немногое знала о путях Малиса, но для чего они бьют без перерыва, ей было известно. Это называлось "ударной литанией" и, в сочетании с кровавыми жертвоприношениями разумных существ, призывало порождения Зла из-за грани реальности.
   Весь этот ужас начался внезапно - по улицам не ожидавшего ничего подобного провинциального города потекли реки сизо-золотого пламени, испепеляющего неживую материю и превращающего в чудовищ разумных существ. А потом высадился десант служителей Малиса, захватывающий тех, кого еще не успел коснуться их колдовской огонь. Короткий перелет в атмосфере, во время которого в иллюминатор старого транспортника пленники могли видеть, как их родной край превращается в руины. Жертвоприношение, забравшее жизни почти всех захваченных. Танцующая среди уцелевших нечисть... от ее близости кровь выступает через поры и безумно хочется выцарапать себе глаза. Нежить, пожирающая трупы и раненных. Нелюдь - завораживающе прекрасная в своей бесстрастной жестокости. И бесконечный барабанный бой, вызывающий все новые и новые силы Зла в реальность.
   Это был всего лишь теракт, но редкостно грандиозных масштабов. Чернокнижники знали, что всех участников этого омерзительного действа уничтожат спешащие со всей Ойкумены маги и изгоняющие. Но их изуродованная вера заставляла пойти на сей самоубийственный шаг. Ведомые демоническими видениями из самых мрачных глубин, они творили кощунственное священнодействие, стараясь причинить как можно больше вреда, прежде чем их самих убьют. И упивались кратким мигом своей власти.
   Микаэле не повезло оказаться в числе тех, кого вообще не тронули. Им были уготованы особые муки. И девушка об этом знала. Старалась не отчаиваться, читала про себя литанию отрешения, но атмосфера кошмара вокруг подтачивала ее силы, заставляя чувствовать себя диким не рассуждающим животным, сходящим с ума от безграничного ужаса. Пока она еще держалась, но надолго ли хватит ее - не знала.
   Ее приковали к каменному столбу так, чтобы она не могла отвернуться от багровой расщелины между двумя громадными кострами, топливом для которых служили живые разумные, постоянно подбрасываемые в них, будто обычные дрова. Жертвам, предназначенным для сожжения, предварительно вырывали языки, чтобы своими криками они не могли заглушить барабаны.
   Расщелина кажется кровоточащей раной на теле мира. Впрочем, так оно и есть. Из нее все время вырываются самые разнообразные существа и вещи - от крылатых маленьких уродцев, до чего-то похожего на залитые кровью носовые платки. Малис, нашедший путь в нашу реальность, имеет мириады обличий и постоянно создает новые.
   В какой-то момент рядом с Микаэлой оказался бездушный. В отличие от большинства таких, как он, этот парень сохранил рассудок - его умный и безжалостный взгляд скользнул по девушке. А потом ее голова буквально взорвалась от боли - телепатическое вмешательство, от которого эннейты обычно имели неплохой иммунитет, будучи усилено творящимся вокруг Злом, буквально рвало ее на части. Чужой рассудок, холодный и жестокий, проникал в нее, обрывая любую попытку сосредоточиться или сопротивляться. Не выдержав, она закричала.
   Впервые в своей не самой простой жизни она полностью потеряла контроль над собой - безграничный страх затопил все мысли. Понимание того, что происходящее - это пролог к превращению в нелюдь, к окончательной потере себя, едва не сломило ее, превратив в воющее от ужаса животное.
   Уже не думая, Микаэла рванулась, пытаясь трансформироваться, но чужой разум держал крепко, не давая мысленным командам дойти до тела. Она даже попыталась разделиться, хотя это и было самоубийством - после распада эннейта, образовывавшие его тинер и камбиамен, слившись вновь, не смогут восстановить прежнюю личность. Даже от памяти мало что останется, лишь мозаика не связанных друг с другом фрагментов. Но даже это казалось не столь ужасным, как то, что с ней делали сейчас.
   А потом небеса прорезала ветвистая молния и прогремел гром, заглушивший барабаны. Хлестнул ветер, сметая костры - жертвенники, удерживавшие врата в Малис. В багровую щель портала ворвался вихрь черных искр, разрывая его в клочья. А потом хлынул ледяной дождь, растворяющий в себе все прорвавшееся зло и измененную им материю.
  
   Так Микаэла познакомилась с Мейдоком. Экспульсив оказался одним из девяти телепатов, у которых хватило силы и смелости, чтобы пройти ритуал лишения души. И мастерства, чтобы сохранить при этом рассудок - пятеро других кандидатов после обряда стали растениями, несмотря на все меры предосторожности.
   Бездушные проникли вглубь захваченной территории и своими сознаниями закрыли тех, кого еще можно было спасти. Слуги Зла не обращали на них внимания - даже маги с трудом замечают лишенных душ, когда те этого не хотят. А уж порождения Малиса, "видящие" именно внутреннюю сущность, вообще почти слепы в таких случаях.
   А потом Крылатый Эль'Катель, получивший разрешение от Совета Безопасности Лиги Наций, нанес удар по всей площади, зараженной Злом. И под ударом божественного дракона - убийцы выжили только те, кто был помечен сознаниями бездушных телепатов. Надо сказать, немногие, хотя пожертвовавшие своей сутью мыслечтецы и сделали все возможное и даже немного невозможного, чтобы защитить как можно больше народа.
   Но даже выжившие далеко не все смогли оправиться. Кого-то сломало длительное пребывание в Малисе, кого-то телепаты не смогли надежно экранировать от эманаций Силы Эль'Кателя, а она калечила не меньше воздействия Зла. Впрочем, мыслечтецов никто не обвинял - и без того каждый из них прикрывал минимум по полторы сотни сознаний, причем зачастую разбросанных на немалом расстоянии.
   Мало кто сомневался, что Крылатые, боги - драконы империи Кариньонесс, могли обойтись и без страшного ритуала над телепатами, чтобы уменьшить потери. Но они были скованны решением Совета Безопасности Лиги Наций. А тот постановил, что единственным допустимым вмешательством с их стороны является только участие Эль'Кателя в прямой атаке. Все прекрасно понимали, что Убийца не будет щадить никого.
   Но это снимало сразу же такое множество вопросов со сложной, дорогой и ненадежной реабилитацией тяжело пораженных злом, что никто даже не заикнулся о том, чтобы хотя бы попросить на официальном уровне о том, чтобы удар был избирательным. К тому же участники мирового политического сообщества элементарно боялись, что Крылатые получат слишком большую свободу действий, чтобы разрешить им хоть какое-то воздействие сверх оговоренного минимума.
   А чтобы критика со стороны населения Ойкумены не была слишком сильной, разрешили добровольцам - телепатам рискнуть всем. Жизнью, рассудком и самой сутью себя. Это выглядело безумно трагично и романтично, вызвало волну восторга и энтузиазма у толпы, накачанной красивыми сказками, льющимися из каждого инфоканала. В итоге разумные голоса сомневающихся просто утонули в потоках восхищения храбрецами. И мало до кого из обывателей дошло то, что в отчаянной жертве героев в общем-то не было бы нужды, не вмешайся в дело политика.
   С тех пор Мейдок носит на шее кристалл - филактерию с собственной душой. Пока тот касается тела, контакт между разными частями его существа есть. И в это время он почти обычный человек. Но стоит убрать сей прозрачный камень от кожи, и парень вновь превратится в полноценного бездушного.
   С Тиссилем же Микаэла познакомилась, когда закончился дождь. Черный удушливый дым, с мелькающими в основании языками пламени, стальной хваткой обвился вокруг Мейдока, нее и других спасенных телепатом - изгоняющим жертв. И вытащил к границам пораженной зоны - через сотни километров они перенеслись за считанные минуты. Небрежно швырнул их с двух - трех метров высоты на землю и утащил обожаемого хозяина к ожидающим последнего психосам - ментальным мастерам, проводившим ритуал обездушивания. Только они могли зафиксировать процесс разделения сущности и хотя бы частично восстановить контакт души и тела.
   А спасенных встретил подросток с крупной крысой на плече. Он представился Дэрришем и потом тщательно проследил за тем, чтобы их не засунули по лабораториям - изучать тех, кто побывал в эпицентре поражения, ни один ученый бы не отказался. Но за мальчиком стояли все изгоняющие, восхищенные героизмом и жертвой его младшего, как оказалось, брата. А злить их попусту никто не рискнул. Понимали, чем это чревато.
   В итоге все обошлось карантином и санацией, во время которых их, конечно, немного исследовали, но уважительно и без излишнего принуждения. То есть, неприятно, но не ужасно и тем более не фатально.
   А потом отпустили по домам. Не вмешайся же тогда Дэрриш, и они бы закончили свои дни подопытными крысами в разных институтах. Далеко не все изгоняющие считали, что их нужно столь отчаянно защищать от ученых и властей, а некоторые бы и сами не отказались поставить на них ряд опытов. Но, что делать со спасенными, по неформальным представлениям этого сообщества, должен был решать спасатель, а раз он и его брат хотят, чтобы тех отпустили - нужно поддержать героя. Таковы их неформальные, нигде не записанные, но строго соблюдаемые традиции.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   12:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Микаэла долго отучала себя бояться Мейдока. Телепат чувствовал ее страх, как крыса чует падаль, но она ничего не могла с собой поделать еще почти два года. Она с радостью принимала их в гостях, куда сама зазывала, но при взгляде в его глаза невольно вспоминала те ужас и боль, которые он принес ей в первую их встречу.
   Даже точно знание, что по-иному он просто не мог поставить на нее защиту, особенно с учетом того, что силы мыслечтеца уже были на исходе после четырехсот с лишним аналогичных операций, не помогало. Эннейт была очень благодарна ему за спасение своей жизни, но продолжала непроизвольно сжиматься, когда чувствовала его взгляд.
   Так длилось до тех пор, пока она неожиданно не поняла - да он же обычный мужчина. С точно такими же, как и у других парней, желаниями и страстями. Да, потенциально он может быть опасен, но так с любым сильным представителем мужского пола. Да и женского, и всех прочих тоже - некоторые человеческие общества после генетических экспериментов имели до пяти полов.
   Он ни разу ее даже в неловкое положение не постарался поставить, не то что больно сделать, после того раза, когда у него выбора просто не было.
   А раз так... она, что, с парнями не умеет обращаться?
   В тот же вечер Микаэла затащила опешившего от такой внезапной перемены ее настроения Мейдока в постель, и они оба получили от этого немалое удовольствие.
   На ее вкус парень был не слишком опытным, хотя далеко не девственником. Просто богатый опыт подсказывал ей, когда он действовал сам, а когда больше работала секс-программа, записанная на встроенный процессор. И последнее случалось нередко.
   Нет, удовольствие это не испортило, все-таки такие программы пишут профессионалы своего дела, и они всегда самообучающиеся, а иногда еще и разумные. Но она предпочитала, когда партнер был с ней полностью, выкладываясь до основания, а не скрывался за сложными и прекрасными алгоритмами, которые могли обойтись и без его сознательного участия вообще.
   По мнению Микаэлы, захоти она просто виртуозного механического секса, взяла бы сразу один из своих мобильных вибраторов и не заморачивалась. Последние поколения этих девайсов прекрасно обеспечивали комплексную стимуляцию всех эрогенных зон, от клитора до центров сексуального возбуждения в мозге и ауре, создавали эффект присутствия любого тела на выбор и даже иллюзию - картинку и запах могли нарисовать.
   А использовать для этой цели мужское тело, полностью покорное встроенной программе и ничего не вкладывающее от себя - это излишество, бессмысленное и полное недостатков, которых нет у обычной дорогой модели вибратора. Ведь погрузиться в идеальную секс - фантазию с девайсом, считывающем ее с мозга и подстраивающим все под нее, гораздо проще, чем с реальным мужиком рядом.
   Поэтому она не очень любила неуверенных в себе халявщиков, которые полностью отдавали инициативу программе. Мейдок старался и сам, но встроенными алгоритмами тоже не брезговал. Микаэлу сначала это немного удивляло - казалось бы, красавчик, то есть, с сексом проблем быть не должно, даже если он предпочитает живых женщин, а не симуляторы, телепат - чувствствует каждое движение мысли и ощущений, мог бы и сам научиться к тридцати-то годам.
   А потом как-то сама поняла, даже не задавая заинтриговавшего ее вопроса. Вся проблема как раз в том, что он мыслечтец. Если заниматься сексом с симулятором, нет смысла работать самому, наоборот, проще и удобнее включить программу, которая выжмет максимум удовольствия из совокупления. С полуразумным фемдроидом тоже далеко не каждый станет выкладываться на полную.
   А с живыми женщинами или полноценными искинами телепату проще спрятаться за программу, потому что обычный парень, даже с качественными встроенными секс-датчиками, помогающими лучше узнавать тело партнерши, не может читать мысли. И легко воспримет закрытые глаза своей любовницы, как простое проявление удовольствия, а не как то, что на самом деле она представляет на его месте кого-то другого. И устраняясь, превращаясь в биологическую машину, ведомую умными алгоритмами, мыслечтец может на некоторое время стать почти обычным мужчиной, не воспринимающим мысли делящей с ним ложе женщины.
   Естественно, даже ее природная защита эннейта от телепатии, на порядки более совершенная, чем у обычных людей, не могла полностью защитить ее от мыслечтеца. Поэтому, со временем, когда она смогла убедить Мейдока в том, что, отдаваясь ему, она не представляет на его месте кого-то другого или что-то еще похуже этого, он перестал использовать программу, когда спал с ней.
   Было не очень просто этого добиться, ведь никакие ультиматумы и даже разговоры о том, что ей не нравится то, что он прячется за программу, не могли помочь делу. Но умный эннейт или человек всегда найдет, как донести до партнера то, что нужно. Она всегда так считала и в очередной раз оказалась права. Терпение, теплота и труд все превозмогли.
   Нет, они не стали постоянными любовниками. И далеко не в каждую их встречу занимались сексом. Но под настроение не отказывали себе в этом удовольствии.
   И сейчас, глядя на спящего Мейдока, выглядящего таким молодым и открытым во сне, Микаэла неожиданно поймала себя на мысли, что сейчас у нее вполне подходящее настроение для такого случая. И плевать, что оно займет некоторое время, которого сейчас так не хватает. Зато это отличный повод разбудить Мейдока, а потом, когда все закончится, попросить его помочь. То есть, совместить приятное и полезное.
   Заодно парень и в форму немного придет - секс вообще тонизирует, а секс с эннейтом тем более, ведь ее вид умеет во время секса делиться своей энергией, взамен полученной от партнера. В общем, идеальное решение.
   Не обращая внимания на нервно дрогнувшего Тиссиля, она забралась на кровать и осторожно откинула одеяло с парня. Тот, как обычно, спал голым, раскинувшись по кровати, слишком большой даже для троих и явно предназначенной не только и не столько для сна. Множество небольших бледных татуировок покрывало его тело, что было обычным делом для изгоняющих - людей.
   Полноценным экспульсивам, к числу которых относился и Мейдок, даже на костях гравировали с помощью виртботов кресты, пентаграммы, руны и прочие знаки, складывающиеся в сложнейшие символические цепочки, многократно усиливающие их врожденные способности. Так что, на его коже не могло не быть колдовских знаков. Традиционно их не было на лице - изгоняющие учитывали, что могут оказаться в ситуации, когда лучше, чтобы принадлежность к их профессии не сразу бросалась в глаза.
   "Очень удобно лежит. Для меня", - про себя хихикнула Микаэла, склоняясь над его пахом. Она не удивлялась тому, что он продолжает спать, хотя наверняка даже сквозь сон уже давно почувствовал чужое присутствие. Его встроенный процессор обработал полученные данные, нашел, что рядом присутствует существо, обладающее ограниченным правом доступа и не имеющее агрессивных намерений, а значит, пробуждать утомленное тело, напрасно расходуя и без того недостаточные ресурсы, просто нет смысла.
   Она легонько лизнула его лишенный всякого намека на волосы живот и аккуратно взяла в рот еще мягкий член. Женщина любила этот момент, когда парень еще не возбужден, его половой орган расслаблен и целиком входит в рот без всяких сложностей. А потом начинает быстро твердеть, набухая и превращаясь в твердый стержень.
   В этом всегда было что-то невероятно завораживающее, неизменно подтверждающее ее почти магическую власть над наслаждением мужчин. Благодаря способностям эннейта и встроенным датчикам, она могла точно так же отслеживать и рост возбуждения у женщин, но у парней все... нагляднее.
   Продолжая сосать уже вставший член, она умелыми движениями пальцев ласкала мошонку. Мейдок не был гигантом - безволосый прямой ствол размером семнадцать на четыре сантиметра, обвитый слегка выделяющимися венами. В век высоких биотехнологий многие мужчины делали себе в паху просто конские орудия, но Микаэла предпочитала как раз средние естественные органы, которые не заставляли во время секса чувствовать себя разрываемой на части.
   Делая минет, она ощущала, как нарастает ее собственное возбуждение - пока еще нежное тепло, медленно разливающееся внизу живота, тянущее ощущение в жаждущих ласки сосках.
   Краем глаза она уловила, как растворился Тиссиль, не желая иметь ничего общего с творящимся действом. Продолжая сосать, она усмехнулась - этот ханжа - расист ее забавлял. Чудовищно мощный искусственный интеллект, а предрассудки, как у дикаря с отсталой планеты. Причем, самое смешное - это то, что он совершенно не против секса, особенно гетеросексуального, но его возмущает, что обожаемого хозяина ласкает темнокожая женщина. При том, что он знает, что она даже не человек, волнуется только из-за цвета ее кожи. Будь она в облике белой, не было бы никакого осуждения. Хотя... возможно, ее нечеловеческое происхождение и имеет для него значение - этого она толком не знала. И решила, что потом уточнит у Айда, тот должен разбираться в заморочках своих родичей.
   Она пропустила момент, когда Мейдок открыл глаза. Поняла, что он окончательно проснулся, когда услышала тихое:
   - Ты такая красивая, будто видение из прекрасного сна. - Парень приподнялся на локтях, чуть застенчиво улыбаясь.
   - В отличие от видения, я не растаю. - Микаэла скользнула вверх по его телу и легла на него, язычком щекоча его чувствительный сосок. Ответом ей был тихий смех.
   - Обожаю тебя, - телепат был искренен в своих словах. Он ее не любил, и она это знала, но его чувства к ней ближе всего были именно к обожанию. Ему нравилось ее общество, ее ум и тело. Он ими восхищался и, при случае, пользовался, всегда при этом стараясь сторицей воздать ей за все, что она могла для него сделать.
   Парень на несколько мгновений крепко сжал ее в объятиях, а потом резко перевернулся, подминая ее под себя. И впился в губы страстным поцелуем, одновременно обрушивая на ее сознание пламя собственной страсти, зажигающее в ней ответный огонь. Пользуясь природными возможностями мыслечтеца, он заставлял ее в полной мере прочувствовать, что ощущал сам. И одна мысль, что весь этот жар желания внутри него порожден ею, возбуждала не меньше, чем его руки, ласкающие ее тело.
   - Ты сводишь меня с ума, - жаркий мужской шепот поражает искренностью... немного погодя до ее уже затуманенного страстью сознания доходит, что он просто телепатически добавил это ощущение. Но его рот, умело ласкающий грудь, тут же отвлек от посторонних размышлений.
   У Микаэлы было много любовников и любовниц. По-другому у эннейта, да еще выстроившего свой жизненный путь через чужие постели, и быть не могло. Но никогда секс для нее не был просто работой. И если очередной партнер старался доставить ей удовольствие и не был совсем неприятен, она наслаждалась страстью каждый раз.
   Неожиданно женщина ощутила, как он рисует пальцами на ее теле какие-то знаки, но спросить, что он делает, не успела. Несколько татуировок на его руках резко потемнели, над ними слегка подрагивал воздух. Волна тепла от быстрых нежных касаний, складывающихся на коже в непонятные символы, устремилась внутрь нее. И через пару мгновений она закричала, чувствуя, как это тепло собирается вокруг ее эрогенных зон, вызывая невероятно острые, на грани боли, ощущения.
   И в этот момент парень вошел в нее одним слитным, но осторожным движением. Она задохнулась от наслаждения и всадила ногти в его спину, разрывая кожу.
   Обвив ему бедра ногами, Микаэла с радостью подавалась навстречу его движениям, стремясь принять твердый мужской орган как можно глубже в себя.
   Открытое сознание телепата сквозь тонкую вуаль ментального сторожевого щита воспринимало все ее эмоции и ощущения, как свои собственные. И заставляло ее переживать то, что переживал он, как будто сие происходило с ней.
   Но этот момент практически полного слияния оказался внезапно и грубо прерван.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   12:10 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Полет от космопорта до Новиграда обошелся почти без происшествий, если не считать недоумка на флаере, который с чего-то вдруг решил, что их идущий параллельным курсом катер бросает ему вызов. И, нарушая все мыслимые правила внутриатмосферного движения, бросился обгонять.
   Дэрриш с легкостью уступил, во-первых, не желая ввязываться в глупое соревнование, а во-вторых, видя данные с мощного лидара, который Микаэла предусмотрительно поставила на эту воздушную машину. И спустя две минуты с удовлетворением наблюдал за тем, как лихач с трудом уворачивается от огромной туши боевого фрегата, спускающегося с орбиты по выделенной трассе.
   Окутанный защитными полями боевой корабль был практически невидим, особенно для дешевых гражданских приборов эконом-класса, стоящих на большинстве флаеров. Однако он идеально соблюдал правила внутриатмосферного движения, и если бы гонщик их не нарушил, то не оказался бы в столь безрадостном положении. Которое еще больше ухудшилось, когда управление его машиной перехватил искин фрегата, жестко посадивший его на первую попавшуюся площадку и заблокировавший двери и управление. Как знал Дэрриш, теперь лихачу придется отвечать перед судом и ему очень повезет, если его действия не будут классифицированы, как попытка нападения на военных.
   Кирилл наблюдал за разыгравшейся на его глазах трагикомедией с неподдельным интересом. Для него она многое рассказала об этом мальчике. Его изящно - жестокая манера наказания зарвавшегося пилота ему импонировала, напоминая то, как в подобных случаях действовал его отец, когда дело не касалось матери, с ней он всегда был неадекватен, что, впрочем, уже другая история, - отстраняясь от провинившегося и тем самым карая гораздо сильнее, нежели мог бы сделать своими руками.
   При этом навигатор даже не задумался над своими действиями - ведь он тоже видел данные с лидара и мог бы предупредить гонщика об опасности. Но предпочел наблюдать за тем, как поведут себя все участники ситуации, не обращая внимания на неприятности, которые неизбежно ждут совершенно незнакомого ему человека.
   Отчасти эта черствость была связана с пониманием того, насколько опасно такое лихачество. Кирилл сам под настроение пилотировал разные машины и не раз имел дело с подобными наглыми молодчиками. А иногда даже наблюдал последствия таких гонок. Например, в виде протараненного катера скорой помощи на Кадее - тогда погибла женщина, поехавшая с ребенком в больницу. Дитя в итоге выжило, а вот от его мамы осталось только смятое в лепешку тело, душу в котором не смогла удержать даже встроенная система биологического контроля лакшери-класса, превосходившая стандартную медицинскую сеть на пару порядков.
   Во время полета Дэрриш и Кирилл практически не разговаривали. Им было на редкость уютно молчать в компании друг друга - подобное не часто встречается даже между давними друзьями. Ни один из них не хотел думать, почему так сложилось. И не спешил лезть в душу к другому. И обоих это устраивало.
   После инцидента с лихачом полет прошел без всяких происшествий.
   Дэрриш аккуратно посадил катер на оборудованную на крыше "Не спящей бабочки" площадку.
   - Я зайду к брату, потом пойду к Микаэле. Если хочешь, пойдем вместе, а потом отправишься к себе и отдохнешь до общего сбора команды. Если ничего не изменится, тот состоится в девять вечера, - предложил он спутнику.
   - Давай, - легко согласился Кирилл. Парень в первый раз оказался на Дэнбере, поэтому знал сей эстетико-развлекательный центр только по электронным картам и мнемографиям. Это не было большой проблемой, но знакомиться с новым местом было удобнее в компании знающего местность разумного. К тому же ему было интересно вживую посмотреть на Мейдока. Он уже общался с последним, но одно дело несколько разговоров двух сетевых аватар на нейтральных сайтах, а другое реальная встреча во плоти.
   Дэрриш с уверенностью, порожденной привычкой (Микаэла всегда селила братьев в один и тот же бокс из двух номеров, когда они приезжали в гости), спустился на семнадцатый этаж. Он не стал пользоваться лифтом или стационарным телепортером, предпочтя пойти по лестнице. Чуть дольше, зато можно размяться после двухчасового полета. Да, его система биологического контроля весьма совершенна, несмотря на полную несовместимость с большинством аналогов и неуместную автономию управляющего блока, но все равно приятно пройтись после долгого сидения. Даже если последнее не доставило тебе никакого дискомфорта.
   Кирилл послушно шел за ним, с интересом смотря на интерьеры лестницы, изображающие сцены из древнеземных мифов. Микаэла весьма причудливо смешала священные изображения разных старых религий, в результате чего рядом друг с другом соседствовали преображение Христа и игра в мяч Тескатлипоки, священная оргия вакханок и неопалимая купина. Никакой системы в их размещении не было, кроме умело подобранного цветового сочетания. Получилось довольно эклектично и при этом оригинально. Будто смотришь на писание какого-нибудь особо фанатичного экумениста, одержимого идеей соединить все веры в одну единственную, всепримиряющую, вопреки их коренным различиям.
   Перед дверью бокса их встретила крупная крыса. Серая тварь сидела посередине коридора и чистила усы. В первый момент Кирилл удивился, не понимая, что она такое - полноразумное животное, твердая проекция, робот - анималис или чей-то домашний любимец. Он не очень любил мышей и их более крупных родичей с тех пор, как отец в наказание за проступок посадил его в клетку с ними. После этого пришлось восстанавливать в регенераторе значительную часть мягких тканей. Нет, он не стал бояться их с того случая, но предпочитал избегать - слишком свежа была память о том, как больно они кусались, объедая его по кусочку.
   Его сенсоры развернулись, выдавая свою работу легким дрожанием воздуха возле его головы, и просканировали заинтересовавший хозяина объект. Это не было крысой в прямом смысле слова. И в то же время оно было ей больше, чем когда-либо могла стать урожденная крыса. Нечто очень могущественное и разумное приняло эту форму, воспроизведя вплоть до клеточного уровня, считая ее идеально соответствующей себе в этот момент времени.
   Крыса смерила Кирилла взглядом и мысленно обратилась к Дэрришу:
   - Масса, представишь меня своему спутнику?
   - Да, конечно, - кивнул мальчик. - Знакомьтесь: Кирилл, это Куанто, мой личный негр - Таэр Маск. Куанто, это Кирилл, навигатор нашей будущей команды.
   - Очень приятно, - одновременно произнесли оба представленных. Теперь стало понятно, кто эта крыса - искусственные интеллекты, начиная с уровня Таэр Маск, обретали ряд способностей ками, в частности могли создавать себе любое физическое тело на свой вкус. Или вообще обходиться без всякого материального воплощения. Не стало для него загадкой и почему Дэрриш назвал ее негром - по законам Конфедерации, откуда тот родом, так именуют всех искинов. И последние лишены личной свободы.
   - Зачем меня ждала? - спросил Дэрриш.
   - Это не смертельно, но тебе, возможно, не понравится, что ты увидишь. А может и наоборот, - загадочно ответила Куанто и испарилась, не дожидаясь уточняющих вопросов. Дэрриш пожал плечами, видимо, не желая выяснять, что взбрело в крысиную голову его рабыне, и уверенно открыл дверь бокса. Кирилл безмолвно последовал за ним. Он не определился, как относиться к увиденному, поэтому просто запомнил все и отложил в памяти на будущее.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   12:25 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Сеть, личный сайт - гостиная искина - негра квалификации Таэр Маск Куанто
  
   Столб густого черного дыма поднимался над бушующим в ночи пожаром. Но сидящая у его края, прямо возле огня, большая серая крыса не спешила убегать прочь от стихийного бедствия. Она была занята важным делом - грызла большой, с себя размером, кусок сыра.
   - Ты все-таки послушала меня, хоть это и сделает больно твоему хозяину, - протяжно вздохнул пожар, сплетая из дымных клубов какие-то малопонятные сюрреалистические видения, исполненные глубочайшего смысла, но от этого не менее бредовые.
   - Это может сделать ему хорошо, - парировала крыса. - А вот ты своего хозяина подставил, прося меня о том, чтобы я не предупреждала массу Дэрриша.
   - Так будет лучше, - упрямо качнулся пожар - Тиссиль. - Эта связь с чернокожей, к тому же из вида проституток, просто омерзительна. Не понимаю, как аристократ в семьдесят восьмом поколении может так унижаться. Все равно, что добровольно вываляться в помоях.
   - Может быть, тебе стоит меньше думать самому и больше доверять суждениям хозяина? - мягко спросила Куанто, передними лапами откладывая сыр в сторону. - Ты начинаешь заходить все дальше и дальше. Уже близок к осуждению господина, а это грех куда более страшный, чем расово неверная связь. Более того, ты заходишь даже дальше, блокируя часть его восприятия, чтобы он до последнего момента не почувствовал появление своего брата. Поразмысли над этим.
   - Я отвечу за свой проступок, - упрямо проговорил Тиссиль, - но я был обязан сейчас хотя бы попытаться.
   - И чего ты этим добьешься? - Куанто была само терпение. - Тебе прекрасно известно, что мой господин желает эту чернокожую не меньше, чем твой. И не хуже моего знаешь, как масса Дэрриш комплексует по поводу своего внешнего вида и невозможности его изменить. В результате твоих действий, в лучшем случае, масса Мейдок будет чувствовать себя виноватым перед братом, а тот, в свою очередь, переживет не лучшие минуты, напоминающие ему о том, что он в себе больше всего ненавидит. И единственным плюсом для тебя будет только то, что один случайный половой акт будет прерван. Не слишком ли дорогая цена? Это уже не говоря о том, что сам сильно пострадаешь, как бы ни обернулось дело.
   - Ты права и одновременно ошибаешься. Да, все эти эмоции и неприятности будут. Но потом мой господин, не желая еще больше расстраивать брата, прекратит встречаться с этой порочной чернокожей тварью. Что до меня - я приму любое наказание, какое сочтет нужным назначить хозяин. Но мне интересно следующее - если ты не видела этого так, как вижу я, почему пошла мне на встречу и сделала лишь столь туманное и ничего не значащее предупреждение? А не предотвратила все, как планировала изначально?
   - Да потому, - крыса села и печально обхватила правой передней лапкой подбородок совершенно не крысиным жестом, - что, возможно, это поможет моему хозяину немного меньше ненавидеть свое тело. Если я правильно поняла эту женщину, Микаэлу, оказавшись в столь двусмысленной ситуации, она может дать ему то, в чем он так нуждается. И ради его счастья я готова преступить через расовые законы. Они, конечно, хороши и справедливы, но если без этого никак, то лучше их нарушить, чем видеть страдания господина.
   - Что? - Тиссиль полыхнул так ярко, что его собеседница была вынуждена отпрыгнуть, чтобы не обжечься. - Ты хочешь сказать..., что надеешься на то, что эта развратная тварь всю ситуацию превратит в групповуху? - пламя буквально рычало от недоверия и злобы, не в силах принять такое "предательство" от давней подруги.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   12:25 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
   .
   По обнаженным сенсорам телепата и связанному с ним сознанию Микаэлы ударила яростная волна самых противоречивых эмоций, настолько мощная, что вызвала у них спазм боли.
   Мейдок отстранился от Микаэлы и сел рядом с ней на кровати. Только после этого он поднял голову в сторону двери, прекрасно понимая, кого он там увидит. С его способностей мыслечтеца словно спала пелена, которая до последнего не давала ему почувствовать приближение брата и его спутника.
   Эмофон продолжающей лежать Микаэлы выдавал напряженную работу мысли. Смущения у нее не было, только логическое понимание сложности внезапно сложившегося положения.
   Нет, Дэрриш был в курсе, что его младший брат иногда спит с Микаэлой. Но знать и увидеть это своими глазами - слишком разные вещи. Мужчине в теле мальчика сейчас было слишком больно зреть то, в чем ему отказано, хотя он уже обуздал свои чувства и старался выстроить как можно более мощные ментальные щиты, хотя и понимал, что Мейдок все равно прекрасно ощущает все его эмоции, благодаря близкородственной связи. Невообразимую смесь радости за единственного близкого человека, зависти к нему, боли от того, что даже теоретически не мог бы быть на его месте, ненависти к себе, запертому в этом полудетском теле.
   Кирилл... наблюдал за всем происходящим с интересом. Мимолетно оценил прелести Микаэлы и, как с легким смущением понял Мейдок, не только ее - красивое обнаженное мужское тело вызвало у парня не меньший отклик, чем женское. Легкое смущение от того, что помешал чужому сексу, смешивалось с любопытством по поводу дальнейшего развития ситуации.
   Прежде чем братья смогли сказать друг другу что-то, а сейчас любые их слова были бы вредны и бессмысленны, инициативу перехватила Микаэла.
   Закинув руки за голову, она томно потянулась и промурлыкала:
   - Мальчики, я бы хотела, чтобы вы к нам присоединились. - И уже обращаясь к Мейдоку: - Ты ведь не против, дорогой?
   - Нет, конечно, я не против, - медленно протянул Мейдок, неотрывно глядя на брата, - это будет интересно. Надеюсь, ребята тоже за? - он вопросительно склонил голову и перевел взгляд на Кирилла.
   Телепат ощущал, что первым порывом Дэрриша было отказаться. Но потом он резко переменил решение и, будто бросаясь в воду с обрыва, резко кивнул.
   Кирилл заинтересовался сразу - ему понравились и Микаэла, и Мейдок. Да и Дэрриш его привлекал, хотя он в другой ситуации никогда бы не показал своего интереса.
   Короткое сомнение по поводу явной эмоциональной сложности происходящего, почти сразу сменившееся тем, что можно было передать словами "а почему бы и не попробовать". И он тоже кивнул:
   - Я за.
   - Поможем мальчикам раздеться? - провокационно улыбнулась Микаэла и поцеловала Мейдока в плечо. - Чур, я беру на себя Дэрри.
   Она грациозно спустилась с кровати и танцующей походкой пошла к парням, не только не смущаясь, но даже гордясь своей наготой. Ей было что показать, и она об этом знала. Ее карие глаза сияли неприкрытой чувственностью, предвкушающая улыбка играла на губах. Эта женщина любила секс и надеялась, что мужчины не разочаруют ни ее, ни друг друга.
   Дэрриш был высоким для своего биологического возраста, метр семьдесят два сантиметра, столько же, сколько у Микаэлы. И последняя порадовалась этому факту - ему и так эмоционально очень нелегко приходится, а будь она еще и выше него, стало бы совсем невесело.
   Мужчины, конечно, испокон веков утверждают, что в постели женщины больше склонны к рефлексиям, чем они, но это наглая ложь всего "сильного пола". Микаэла знала много мужчин и женщин и по своему опыту могла сказать, что в закомплексованности и мнительности во всем, что касается интимной связи, парни нередко дадут немалую фору девушкам. Как говорила ее подруга Криста: "трахают мозг себе и людям вместо того, чтобы просто заниматься сексом". Помня об этом, эннейт всегда старалась переключить внимание партнера или партнеров на более приятные вещи, чтобы чертовы самокопания и комплексы не портили дело.
   Микаэла обняла Дэрриша и впилась ему в губы требовательным поцелуем, чувствуя пока еще немного робкие прикосновения его рук. Женщина любила этот момент, когда мужчина полностью одет, а на ней нет ни нитки. Прикосновение его одежды к ее обнаженной коже, ощущение члена, скованного штанами и бельем, но уже вставшего и рвущегося к ней. И она - нагое воплощение соблазна, воплощение его страсти.
   К ее легкому удивлению, Дэрриш прекрасно умел целоваться, и она получила от этого удовольствие. И чувствовалось, что он не использует для этого предустановленную программу, а делает все сам. С легким раскаянием женщина подумала, что поддалась стереотипу, подсознательно априори считая, что раз молодо выглядит, значит неопытен. А ведь парню на самом деле на шесть лет больше, чем Мейдоку, если считать со дня рождения его первого тела.
   Немного отстранившись, Микаэла начала расстегивать его рубашку, не забывая при этом ласкать обнажающуюся грудь мальчика, покрытую такими же бледными татуировками, что и у его брата. Одновременно она использовала столь развитое у ее расы периферическое зрение, чтобы полюбопытствовать, как идут дела у двух других парней.
   У Мейдока почти не было опыта однополого секса. Нельзя сказать, что его никогда не привлекали парни, но принятые на его Родине, в Конфедерации, правила не одобряли гомосексуальность, за редкими, специально оговариваемыми случаями, хотя и считали ее куда меньшим проступком, чем, например, секс не с белокожими. Поэтому в ранней молодости ничего такого он не пробовал, а став старше и покинув отчизну, уже имел вполне сформировавшиеся предпочтения. Вот и получилось, что мужчин до этого дня в его постели было всего двое, да и те на один раз, и не произвели на него особого впечатления.
   Но Кирилл был вполне в его вкусе, поэтому отторжения к идее Микаэлы, чтобы он помог парню раздеться, не возникло. Довольно короткие, но не "под ноль" срезанные, черные волосы. Красивые глаза цвета морской волны под густыми, но аккуратными черными бровями. Приятные правильные черты европейского лица. Худощавая высокая фигура - метр восемьдесят два сантиметра, всего на один ниже, чем сам Мейдок, тонкие длинные пальцы крепких, но не перекачанных до уродливого состояния, рук.
   Мейдок помог избавиться Кириллу от легкого джемпера, который тот тут же небрежно швырнул в угол. Погладил его грудь, потом крепкий, с небольшим рельефом, гладко выбритый живот, и запустил пальцы под ремень, одновременно ощущая, как вновь наливается кровью его собственный член, полностью распрямляясь и прижимаясь к лобку.
   Рука Кирилла легла на ствол парня, мягко прошлась по всей длине, чуть сжала головку, вызывая легкий стон удовольствия. А потом он опустился на колени и взял его в рот, одновременно чуткими пальцами лаская мошонку.
   Наслаждаясь лаской, Мейдок безмолвно прикоснулся к сознаниям всех трех партнеров по разворачивающейся групповухе, спрашивая разрешения. И получив его, стремительно выстроил ментальную сеть, связавшую всех четверых воедино. В ней они не могли читать мысли друг друга, зато каждый теперь ощущал, что чувствуют остальные.
   Ощущения наслаивались, сплетались, усиливались, многократно отражаясь в охваченных страстью разумах и телах, будто в зеркальном лабиринте, увлекая за собой туда, где все здравые рассуждения тонули во всепоглощающем желании.
   Мейдок почувствовал в Кирилле нечто странное, что не смог опознать. Это что-то закрывало мысли последнего тонким, но очень надежным щитом, давая доступ только к поверхностным ощущениям и эмоциям. Оно совершенно не походило на привычные ментальные защиты, с которыми привык иметь дело телепат, но сейчас было явно не то время, и не то место, чтобы разбираться в этой загадке. К тому же никакой особой необходимости, кроме мимолетной вспышки профессионального любопытства, в этом не было. Поэтому мыслечтец оставил все как есть, даже не пытаясь лезть дальше. И со спокойной совестью погрузился в наслаждение, которое доставлял ему умелый рот любовника.
   Кирилл обычно предпочитал в постели мужчин. Его таким сделали, и это всегда казалось ему правильным. Женщины были для него странной загадкой, которую лучше лишний раз не трогать, а просто рассматривать со стороны. Нет, это не значит, что он с ними вообще не спал, подпрограмма, отвечающая за секс, четко обозначала необходимый процент от общего числа его половых актов (не ниже двадцати одного), который должен был приходиться на женщин. Но от них он получал намного меньше удовольствия, и оно было другим. Скорее интеллектуальным, как от решения сложной математической задачи, нежели чувственным. Однако все это не мешало ему ценить разнообразие, которое они приносили.
   Включенный в общую ментальную сеть, Кирилл наслаждался тем, что все его партнеры получают удовольствие. Слишком часто не по своей воле ему приходилось участвовать в аналогичных слияниях, где часть партнеров пытали, иногда до смерти. А здесь и сейчас все было исключительно по взаимному согласию и никакой боли.
   Парень до лобка заглатывал ствол Мейдока, чувствуя, как его собственный член вздрагивает, стремясь вырваться из плена штанов. Чуть солоноватый вкус чужой смазки возбуждал его, заставляя желать большего. А в его голове полыхали три костра чужой страсти, усиливая его собственный огонь. И еще ему нравилось, что его любовник полностью избавился от волос в паху, и они не лезли в рот, когда он сосал. Не отвлекали и не мешали. Он не любил заросли в интимной зоне, на его взгляд это было неряшливо, неудобно и некрасиво.
   Дэрриш кайфовал от пока почти невинных прикосновений Микаэлы, даже не пытаясь ускорить развитие событий. Его невозможная мечта, с чьей неисполнимостью он давно смирился, сбылась столь неожиданно, что он чувствовал себя немного оглушенным. Столь желанная женщина, о которой он мечтал с их первой встречи, внезапно захотела его. Мальчик не обольщался по поводу своей неотразимости. Наверняка в ее решении основную роль сыграли практические соображения, вроде того, что проще ему дать, чем ввести тень в их отношения от того, что он застал ее с его братом. Но в его голове ярко горело пламя ее страсти, донесенное до него ментальной сетью, выстроенной Мейдоком. И во многом оно относилось именно к нему, а не к двум другим парням, что сейчас участвовали в этом групповом акте.
   И потому ему было плевать на все остальное. Главное, что она хочет и его тоже. Неважно, что ему придется сейчас делить ее с двумя другими мужчинами, один из которых к тому же младший братишка. Такая женщина, по мнению Дэрриша, не могла принадлежать лишь одному мужчине, как бы тот не был хорош. Так что, нет никакой разницы, будет она спать со своими избранниками по отдельности или соберет вместе. Неважно даже то, что заниматься сексом он сейчас будет не только с ней, но и с ними - в отличие от Мейдока, как-то непроизвольно на протяжении всей своей жизни блюдущего ряд моральных норм Родины, у него был немалый опыт однополых связей.
   Единственное, что немного тревожило вечного мальчика - это то, как все воспримет Мейдок. Доселе они никогда не делили никого в постели и, тем более, ничего предосудительного не было между ними двоими. Не то, чтобы Дэрриш никогда об этом не задумывался, но совращать обычно такого правильного младшего брата даже на то, чтобы совместно кого-то трахнуть, казалось неправильным. Так что, он всегда запрещал себе даже думать о нем в не целомудренном ключе. Но на предложение Микаэлы тот ответил положительно, да и в эмоциях, что сейчас транслирует ментальная сеть, не было никакого отторжения по отношению к происходящему. И это сильно успокаивало. Может, братишка внутри не такой уж и правильный, как хочет быть.
   Микаэла расстегнула ремень, и Дэрриш дал мысленную команду ботинкам, чтобы те раскрылись, не мешая снимать штаны. В четыре руки брюки были быстро сняты, за ними последовали и черные боксеры, не столько скрывавшие, сколько подчеркивавшие железный стояк мальчика.
   Женщина с удовлетворением отметила, что тот, кто создал это неизменяющееся тело, позаботился о том, чтобы оно, оставаясь таким не взрослым, все-таки имело достойные размеры слегка изогнутого влево полового органа - шестнадцать сантиметров в длину, а в ширину пять - даже на сантиметр больше, чем у его брата.
   Она провела пальцами по очень четко выраженным кубикам на животе Дэрриша - еще одно отличие его от брата, наоборот, слегка приглушающего внешние проявления физической мощи. Мальчик вздрогнул от прикосновения, а потом неожиданно подхватил ее на руки и отнес на кровать. Лизнул ее живот, ладонью уверенно накрывая холмик красивой высокой груди. Проложил дорожку поцелуев вниз и ласково коснулся языком клитора, посылая молнии удовольствия по телу.
   Микаэла застонала, и в этом не было ни малейшего притворства. Сейчас оно было не нужно - мальчик умел пользоваться языком и с радостью ласкал истекающее женским нектаром лоно.
   Дэрриш любил делать куннилингус. Далеко не всем и не всегда, но если девушка вызывала у него желание, то поласкать ее языком ему было всегда в радость. А конкретно эта женщина, лежащая перед ним, была безнадежной мечтой последние несколько лет. Поэтому для него это было особенным удовольствием.
   Кирилл выпустил изо рта член Мейдока и с шаловливой улыбкой лизнул мошонку. После чего одним слитным грациозным движением встал с колен и сразу попал в объятия парня, который тут же поцеловал его. Их языки ласкали друг друга, пока они в четыре руки стаскивали еще до сих пор не снятые с Кира штаны.
   Мейдок неожиданно поймал себя на мысли, что поцелуй этого парня ничуть не менее приятен для него, чем поцелуй женщины. Сейчас он полез целоваться сам чисто спонтанно, не думая, однако обычно прикосновение губ другого мужчины к его губам не вызывало в нем никакой реакции. Только равнодушие, смешанное с терпением и почти незаметной каплей раздражения. Но этот раз было все иначе, и это немного удивляло. При этом Кирилл не использовал никакого химического или виртуального оборудования, чтобы добиться такого эффекта, все произошло само. Поэтому оставалось только удивляться и радоваться новизне ощущений.
   - Присоединимся к ним, - шепнул Кирилл ему на ухо, глазами показывая на Микаэлу, тающую под ласками Дэрриша.
   - Чуть погодя, - Мейдоку захотелось отплатить парню за полученное удовольствие той же монетой, и он опустился на колени, беря в рот его жестко стоящий член. У Кирилла был большой и толстый ствол, двадцать сантиметров в длину и шесть в ширину, с аккуратной красивой головкой, наполовину скрытой крайней плотью.
   Он впервые сосал парню - оба раза, что были у него до этого с мужчинами, он оставался в чисто активной роли. Поэтому сейчас разрешил программе подсказывать, что и как делать. Это не полное отстранение, когда тело делает все само, без участия тебя самого, просто шпаргалка, не дающая сильно напортачить.
   К легкому удивлению Мейдока, вкус мужской плоти не показался ему неприятным, скорее наоборот. А вспыхнувшее в голове пламя наслаждения, что получил от его действий Кирилл, заводило еще больше. И парень гадал, почему в его прошлых опытах не было ничего такого. Ни яркости ощущений партнера, ни собственного удовольствия. Ведь те два парня сами добивались его, причем довольно долго, прежде чем он согласился попробовать. Но почему тогда они не испытывали такого удовольствия, как то, что ныне пронизывает тело его случайного любовника, которого он в реале видит первый раз в жизни? Это показалось очень интересным вопросом, но его решение телепат отложил на потом. На данный момент у него было не в пример более интересное занятие, чем разбираться в прошлом.
   Кирилл смотрел на сосущего ему парня. Ему всегда было интересно в такие моменты наблюдать за партнером. Особенно, когда последний выбирался им самим, а не назначался по приказу. Мейдок ему нравился, и сильно. Это не было проблемой само по себе, а в сексе вообще было только в плюс, многократно усиливая ощущения. Но сей парень - телепат, причем сильный, а значит, даже подобие романа с ним недопустимо. Потому что при регулярном интимном контакте он наверняка сможет проникнуть сквозь щиты и понять больше, чем можно раскрыть. А жаль.
   И дело даже не в том, что Мейдок красивый - он видел (и не только видел) мужчин и более сногсшибательных, чем этот парень. Просто он... теплый. Сильный и, судя по тому, что на него удалось раскопать после того, как Микаэла сказала, что он будет в составе команды, достаточно жестокий изгоняющий, не проявил никакой неприязни к тем, кто фактически сорвал его с любовницы, которая ему далеко не безразлична. И сейчас искренне старается, чтобы его партнеру было хорошо, хотя очевидно, что с мужчинами опыта у него нет или почти нет, работает по подсказкам программы. Все это нравилось Кириллу.
   Когда Мейдок выпустил изо рта его член, чтобы сглотнуть собравшуюся во рту слюну, Кирилл опустился рядом с ним и поцеловал его. Мягко, будто их обоих и не сжигало желание. А потом отправил ментальное сообщение - эмообраз, в котором были только нежность и благодарность за полученное удовольствие, но ни следа таящейся внутри него печали:
   - Спасибо, мне понравилось, - почему-то это показалось ему слишком интимным, чтобы говорить словами или сплетением сен-образа. И ему не хотелось анализировать, почему ему так кажется.
   - Мне тоже, - так же сообщением - эмообразом ответил Мейдок, вкладывая в него свое удивление, радость и удовольствие.
   А потом они отправились ко второй парочке. Краткий миг теплого общения смутил обоих намного больше, чем секс на первой встрече. И сейчас им требовалось отвлечься, заполнить неловкую паузу действием.
   Парни легли на кровати по разные стороны от парочки и начали ласкать языками ноющую от вожделения грудь Микаэлы. Женщина стонала от удовольствия, руками вороша короткие волосы любовников.
   Потом Мейдок немного опустился и стал вылизывать ее живот, а Кирилл, наоборот, приподнялся и впился ей в губы жестким поцелуем. Дэрриш продолжал ласкать ее лоно языком, заставляя выгибаться от ощущения приближающегося оргазма.
   Микаэла закричала, ощущая, как зародившаяся внизу живота волна наслаждения вырывается на свободу и захлестывает ее, вынуждая содрогаться всем телом. Руки Дэрриша жестко удерживали ее на месте, а сильные и одновременно нежные касания его языка вызывали все новые и новые всплески удовольствия. Она даже не заметила, когда прокусила Кириллу губу и до крови расцарапала Мейдоку плечо, в которое вцепилась левой рукой, будто утопающая в спасателя.
   Чуть погодя она открыла мутные от пережитого удовольствия глаза и выдохнула:
   - С вами так хорошо, ребята!
   Парни, не сговариваясь, синхронно улыбнулись ей теми неповторимыми улыбками, которые появляются на лицах мужчин, когда они понимают, что смогли удовлетворить своего партнера, не важно какого он или она пола. Неподражаемая смесь радости, гордости, страсти и легкого самодовольства.
   Только что пережитый оргазм не утолил ее чувственный голод, наоборот, только распалил его. Ей хотелось продолжения, и она знала, что окружившие ее мужчины его обеспечат с превеликой радостью. Мысленно она поблагодарила великую богиню за то, что та предусмотрительно сделала женщин не в пример более совершенными, нежели противоположный пол. И даровала великую возможность желать секс сразу после первого пика наслаждения, не прерываясь на передышку. Парням же для подобного приходится прибегать к программно - технологическим ухищрениям или же тупо отдыхать, восстанавливая растраченные силы.
   Поэтому она была только за, когда Дэрриш начал медленно ласкать ее половые губы своим членом, а ствол Мейдока оказался возле ее рта.
   Облизывая возбужденный орган младшего из братьев, она негромко застонала, ощутив, как старший вошел в ее лоно.
   Кирилл чуть откинулся назад, с удовольствием глядя на эту красивую порносцену и одновременно облизывая пострадавшую перед этим губу. Та уже заживала, еще несколько минут и система биологического контроля все приведет в порядок, но пока саднила. Не то, чтобы это было сильно больно, просто слегка неприятно. Но не существенно на фоне всего прочего, что сейчас происходило.
   Кириллу нравилось наблюдать. Он не чувствовал себя ущемленным от того, что временно не участвует - это было по его воле, и он мог в любой момент снова присоединиться. Но было что-то волшебное в том, чтобы вот так сидеть и смотреть за прекрасной картиной страсти, которую можно будет потом еще долго вспоминать, прокручивая в цифровой памяти особенно интересные моменты.
   Дэрриш чуть прикрыл глаза, наслаждаясь ощущением вожделенного лона, плотно обволакивающего его мужское копье. Микаэла двигалась в унисон с ним, подмахивая ему тазом в ответ на каждое его движение. Умело сжимала внутренние мышцы, заставляя стонать от остроты удовольствия.
   Подростку казалось, что он умер и попал в рай. Еще пару часов назад он вообще не верил в то, что когда-нибудь в этом теле сможет заинтересовать эту женщину, лучшую для него. Он не хотел употреблять слово "любимая", но оно было ближе всего к тому, что он чувствовал к ней.
   И тем более не думал, что будет в одной постели с братом, который всегда казался таким неприступным и правильным. А сейчас с ним одновременно оба самых дорогих ему человека, из тех, с кем он вообще мог пожелать секса. Да и Кирилл ему нравился, несмотря на то, что они только сегодня познакомились. Даже не будь того, что сейчас случилось, он бы им все равно не остался к нему равнодушен. Скорее всего, без серьезных попыток соблазнить, но интерес был бы. И если бы сейчас ему кто предложил отказаться от всего этого в обмен на вечное блаженство на небесах, он бы послал предлагающего далеко и надолго.
   Три пламени чужой страсти трепетали в его голове, связанные с его огнем ментальной сетью, взаимно усиливаясь и нарастая. Он чувствовал, как Микаэла вспыхивает все сильнее от каждого его толчка, ощущал ровное горение Мейдока, наслаждающегося влажным теплом женского рта, сосущего его член, наблюдал, как все сильнее разгорается Кирилл, смотрящий на них.
   Выпустив изо рта член Мейдока, Микаэла хрипло проговорила:
   - Давай сменим позу. Я хочу, чтобы вы заполнили меня полностью.
   Дэрриш неохотно вышел из нее, ему было жаль прерываться даже ненадолго. Но он не был в постели эгоистом, к тому же пожелание женщины его тоже заводило.
   А тем временем Микаэла заставила Мейдока лечь на спину и оседлала его бедра, впуская в лоно его член.
   - Дэрри, возьми меня сзади, - ее голос прозвучал для мальчика пением сирен, заманивающих моряков на скалы.
   Он не заставил просить себя дважды. Достав из стандартного для номеров эстетико-развлекательных центров тайника в изголовье кровати смазку, он смазал пальцы и аккуратно вошел одним из них в ее попку, готовя для себя. Потом к первому пальцу присоединился второй, за ним третий. И только после этого, убедившись, что она готова, он заменил их своим членом.
   Кирилл тоже не остался в стороне, войдя в ее рот. Микаэла принимала в себя одновременно троих любовников, и ей это очень нравилось. В ее жизни было много разного секса, и добровольного, и не очень, но это лишь научило ценить моменты, когда можно доставить удовольствие тем, кто, в свою очередь, за собственной страстью не забывает о том, чтобы подарить ей наслаждение. О том, чтобы ей было хорошо.
   Красота, привлекательность партнеров - все это, конечно, было важно для нее. Но все-таки и рядом не стояло по сравнению с искренним стремлением добиться того, чтобы она получила удовольствие. А эти ребята были и красивы, и заботливы. Поэтому она с радостью отдавалась им.
   Твердые стволы двигались в ней практически синхронно - еще одно преимущество ментальной сети, связавшей их - возможность, не договариваясь, согласованно действовать. И это заводило женщину еще больше.
   Мейдок ощущал, как за тонкой перегородкой плоти вдоль его ствола движется член его старшего брата. И одна мысль об этом возбуждала не меньше, чем сладкое лоно Микаэлы, плотно обволакивающее его закаменевшее орудие.
   Кирилл смотрел на то, как ласкают его член умелые губы Микаэлы, и с беззлобной иронией думал, что, возможно, совместный полет будет более интересным, чем он себе это представлял. Не факт, что подобная оргия повторится еще хотя бы раз, но память о ней всегда будет незримо между всеми ее участниками.
   А еще Кирилл вспоминал ту грозовую ночь, которую, он был уверен, эта женщина не запомнила, как что-то особенное. И наверняка даже не догадывалась о том, что тогда произошло. Для нее это был простой заказ, который был успешно выполнен и хорошо оплачен.
  
   Шесть лет назад. 13-е число 11-го месяца 26072-го года стандартного летоисчисления.
   Планета Асгрив, отроги средней части горного хребта Теннес. Частное владение.
  
   Женщину привез Кшарм на системном акаторе. Конечно, для такой мелочи тратить ресурс космической боевой машины было, мягко говоря, расточительно. Но Брюс Грэвес сказал быстро, а это значит, надо выполнить его приказ очень и очень поспешно. Второй сын дона Герберта не любил, если его заставляли ждать. Особенно, когда ему не терпелось потрахаться.
   Отец к этой слабости сына относился со снисходительным презрением, но никаких мер для ее устранения не предпринимал. Было заведомо ясно, что молодой человек никогда не унаследует криминальную империю клана, а для довольно скромного места, которое ему отведено, такие мелочи были некритичны.
   Кшарм - большой шер - альбинос, затянутый в синюю пилотскую форму, сопроводил женщину на веранду и тут же ушел. А она осталась внешне спокойная, только пальцы неосознанно гладили ткань подола белого подвенечного платья.
   Брюс - почти двухметровый светловолосый здоровяк с бугрящимися мышцами атлета, смотрел на голоэкране, как она села на деревянную скамью - единственный предмет мебели на веранде, если не считать стола.
   - Эта шлюха слишком спокойна, - он недовольно выпятил нижнюю губу. - Как ты думаешь, Сирил, она не окажется ледышкой?
   Ответом ему было равнодушное пожатие плечами.
   - Если ты не будешь бить ее слишком сильно, возможно, и не окажется.
   В ответ на это Брюс скривился:
   - Ты не папочка, чтобы поучать меня.
   - Конечно, нет, - равнодушное согласие, еще больше раздражающее собеседника.
   - О, - Брюс даже причмокнул от удовольствия, обрадованный пришедшей в голову идеей, - ты сейчас пойдешь и трахнешь ее, проверишь, так сказать.
   - А больше ничего не хочешь? - Сирил со злой насмешкой посмотрел на него. - Может, мне еще и тебе отсосать сначала, чтобы лучше стояло? - За его словами скрывалось столько всего разного, что даже у опытного психоаналитика голова бы пошла кругом, попробуй он разобраться в подтекстах. Но собеседник был слишком толстокож, чтобы обращать на такие тонкости внимание, пока не получит кулаком между глаз.
   - Было бы неплохо, - Брюс взялся за пряжку ремня, но остановился и уже мирным тоном спросил: - Какая муха тебя укусила? Почему ты так злишься? - он искренне не понимал этого и хотел прекратить разгорающуюся ссору.
   - Сегодня был плохой день. - Сирил потер висок рукой. - К тому же я не люблю, когда ты начинаешь на меня давить.
   - Скажи уж лучше прямо, что тебе жалко эту девку, - хмыкнул Брюс.
   - Мне не нравится убивать просто так. - Сирил подошел к бару и достал пару ампул и инъектор. - А ты даже добить не можешь после того, как развлечешься, всю грязную работу мне оставляешь.
   - Анни не любит твое слюнтяйство. - Брюс наблюдал за тем, как его брат смешивает препараты. - Она сама говорила мне, что тебя нужно отучать от всей этой святой блажи про милосердие.
   - Если Анни так хочется, у нее всегда есть возможность обратиться к отцу с просьбой меня перепрограммировать, не тратя время и силы попусту.
   - Папе не нравится, когда ему лишний раз напоминают о твоих... особенностях.
   - Отцу много что не нравится, - горько усмехнулся Сирил, - то, что Анни женщина, а не мужчина. То, что из Гарви любая баба может вить веревки и все, на что он способен - это играться с огнем. То, что я не тот, погибший, а его машинная имитация. То, что ты уродуешь половину своих любовниц так, что проще потом добить, чем вылечить...
   - Ага, - кивнул Брюс, - а еще он против того, чтобы я приставал к тебе. Типа, между братьями такое недопустимо. Но ты, сука, такой сексуальный. По сравнению с тобой любая баба кажется пресной. Ходишь, дразнишь меня и строишь из себя целку каждый раз, - в его голосе звучали плохо скрытые злость и обида. Сирил не в первый раз уже подумал о том, насколько же инфантилен его брат. Всегда хочет получить желаемое, любой ценой. И не умеет думать о последствиях. Не хочет научиться хотя бы не дуться каждый раз, когда что-то идет не по его хотению. Все-таки Герберт Грэвес, пусть и великий дон Морры, но отец никудышный. Из четверых детей только дочка что-то представляет собой и то с большой натяжкой. А все трое сыновей, включая его самого, совершенно не пригодны к тому, чтобы быть наследниками.
   Опасные мысли. Дон Герберт не любит, чтобы его осуждали дети, пусть даже только в мыслях. Особенно он, "живое" напоминание о погибшем любимом сыне. То, что простится тому же Гарви, не простится ему. Нет, отец не станет наказывать болью или чем-то подобным ей. Просто запретит показываться на глаза.
   Сирил бы отдал все ради того, чтобы папа любил его хотя бы так же, как прочих своих детей. Но прекрасно помнил свое место. Знал, почему это совершенно невозможно. И был безмерно благодарен отцу за то, что тот его все же терпит, при том что для него это безумная мука. И пусть в терпении великого дона не было иных чувств, кроме голого расчета, это не умаляло признательности сына за проявляемое к нему снисхождение.
   - Чего ты завис? - недовольно спросил Брюс, наблюдая, как брат молча вводит инъектором в вену препараты. - И что за дрянь ты колешь?
   - Питание для морфе. Я вчера сильно потратился, когда вы от избытка ума спустили лавину на меня. Мне же пришлось вытаскивать не только себя, но и Эррола.
   - Мы же не специально, - надулся Брюс, - к тому же потом извинились.
   - Не спорю, - довольно сухой ответ. Сирил понимал, что стоило бы вести себя сейчас немного по-другому и не злить брата, но память о миллионах тонн снега и льда, обрушившихся на него и стоящего рядом паренька, была еще слишком свежа. А все потому, что кое-кто альтернативно одаренный перешел прямо над ледяной вершиной на флаере на сверхзвуковую скорость. Естественно, от громкого хлопка вниз сошла лавина. Если бы он не успел призвать морфе, там бы их и раздавило.
   Брюс решил не продолжать скользкую тему и вернулся к тому, что его интересовало больше. Без особой надежды он сказал:
   - Черт, дай мне, пожалуйста. Эта баба, что привезли, красотка, но я хочу тебя. Давай я даже бить ее не буду, раз тебе это неприятно. Только согласись, - он с мольбой посмотрел на брата, заставив того невольно улыбнуться. Здоровяк - атлет сейчас напоминал маленького ребенка, от которого спрятали любимую игрушку.
   Неожиданно Сирил подумал: "А какого черта? Почему и нет, если все будет на моих условиях. В конце концов, когда брат держал себя в руках, он был не самым плохим любовником. А что до недовольства отца... тот и так никогда не увидит во мне своего сына. И будет по-любому разочарован, что ни сделай".
   - Окей, - парень улыбнулся и, подойдя к опешившему брату, обнял его, - я принимаю твои условия. Только при этом ты будешь нежен со мной. Я не хочу боли.
   Брюс недоверчиво посмотрел в глаза Сирила и, не увидев в них и тени насмешки, схватил его в объятья и закружил по комнате.
   - Братишка, я тебя люблю. - И начал быстро срывать с него и с себя одежду, всем телом подрагивая от нетерпения. Надавив на плечи, он заставил опуститься на колени и взять в рот его большой член.
   При этом Брюс держал слово и старался не причинить боли. Даже когда обхватил его голову руками, фиксируя на одном месте, и начал буквально трахать в рот, и то пытался быть аккуратным, вопреки обыкновению.
   Сирил это оценил. И сам раздвинул ноги, когда брат буквально швырнул его на диван, а потом с наслаждением подавался навстречу, надеваясь на жестко стоящий член.
   Брюс выдержал недолго - при виде того, с какой охотой младший братишка отдается ему, он, не прошло и десяти минут, с рыком излился внутрь него. А потом сам ласкал ему мошонку, пока тот догонялся рукой.
   - Это было чертовски хорошо. - Брюс вытянулся рядом с ним и закинул руки за голову. - Даже лучше, чем когда я с тебя спускал кожу полосочками.
   - Угу, мне так тоже больше понравилось, - хмыкнул в ответ Сирил. Потом встал и как был голым, испачканным в своей и чужой сперме, подошел к окну и раскрыл его. Порыв ветра ворвался в комнату, неся с собой грозовую свежесть и первые капли дождя. Прогремел гром, ранее не слышный из-за отличной звукоизоляции.
   - Ладно, пойду, чутка позабавлюсь с малышкой. - Брюс встал с дивана и подошел к Сирилу: - Не боись, не обижу ее. Я сволочь, конечно, но слово умею держать. - Он шлепнул брата по заднице и, весело насвистывая, как был голым, пошел на веранду. Ему было плевать, что по дороге его наверняка увидят минимум пятеро разумных. Уж чем-чем, а стеснительностью он никогда не страдал.
   А Сирил стоял и смотрел на разворачивающуюся грозу, ощущая, как ледяные струи хлещут по его обнаженному телу. И заодно через приборы отслеживая, как старший брат трахает, без особой грубости, как и обещал, женщину, которую, как он узнал многим позже, звали Микаэла. Она никогда не узнает, что тогда осталась жива только из-за, что он согласился отдаться Брюсу.
   В тот момент он сделал это не ради нее, хотя она ему и понравилась сразу. А лишь потому, что ему не хотелось добивать очередную изуродованную жертву - ему это всегда было противно, и вообще, он не любил лишний раз убивать. Так что, все это было лишь ради самого себя и своего личного комфорта.
   И тем более ей не надо знать, что именно тот случай хоть немного примирил его с домогательствами старшего брата. Все-таки обычный секс в пассивной роли, пусть даже и грубоватый, был намного лучше сдираемой заживо кожи и перемолотого в труху морфе, до которых иногда доходило, когда Брюс срывался.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Кирилл осторожно отстранился от губ Микаэлы и взял лежащую с края кровати смазку. Ему сейчас хотелось большего, чем просто минет. Короткий обмен сообщениями по мнемосвязи с Дэрришем принес согласие от последнего. Мальчик был совсем не против отдаться ему и тем дополнить удовольствие, получаемое им от Микаэлы.
   Смазав член, Кирилл приставил его к дырочке замершего паренька. И начал осторожно вводить его внутрь. Чувствовалось, что для Дэрриша это не первый раз, но не было ощущения раздолбанного до состояния "колодца" очка. Впрочем, современные медицинские сети способны обеспечивать эффект девственной узости даже тем, кто с члена не слазит сутками.
   Кирилл не торопился, осторожно входя в любовника, чтобы не причинить боли. Все-таки у него большой член, таким легко сделать, как минимум неприятно. Да, встроенные мед системы способны исправить повреждения в кратчайший срок, особенно полноценный биологический контроль, как у Дэрриша. Но немного терпения и внимательности, и партнеру не придется переживать неприятные мгновения.
   Войдя полностью, Кирилл ненадолго прижался к любовнику, давая время привыкнуть, а потом подался бедрами назад и снова вперед, начиная фрикции. Тугая попка мальчика плотно обтягивала его возбужденный ствол, доставляя немалое удовольствие.
   Дэрришу было хорошо. Он любил быть посередине, когда и он брал, и его имели. А тут столь желанная женщина принимает разом его и его брата, плюс красивый парень одновременно заполняет его, двигаясь синхронно с ним. Наслаждение было столь острым, что он понимал, что долго не сможет продержаться.
   Впрочем такая проблема была не у него одного. Мейдок, распаленный затянувшейся прелюдией, тоже чувствовал, что подходит к грани. Пользуясь тем, что рот Микаэлы освободился после того, как Кирилл перешел к его брату, он с удовольствием начал целовать ее. Игра языков приносила им обоим едва ли не такое же удовольствие, как его ствол, все быстрее трахающий ее лоно.
   Синхронно двигающиеся в ней парни, понимание того, что одного из них сзади имеет третий, страстный поцелуй - все это подводило Микаэлу к грани. Она была эпицентром их совместного наслаждения, без нее бы вообще всего этого не случилось. И осознание своей почти магической женской власти, способности распоряжаться страстью таких сильных и опасных мужчин возбуждало ее не меньше, чем собственно секс.
   Ощущая приближающийся оргазм, Микаэла сжала свои потаенные мышцы, заставляя трахающих ее парней застонать от удовольствия. Первым не выдержал Мейдок - почти до боли прикусив ее нижнюю губу, он со стоном начал кончать внутрь ее тесного горячего лона.
   Это стало последней каплей, и женщина последовала за ним, уже сама яростно впиваясь в его губы, глуша рвущийся на волю крик. И почти сразу попкой ощутила, как пульсирует член Дэрриша, выбрасывая внутрь нее теплые струи спермы. В связывающей их ментальной сети оргазмы ощущались яростными вспышками, ослепительными и невероятно прекрасными.
   Почувствовав, что Дэрриш кончает, Кирилл замер, не став сразу выходить - он по себе знал, что обычно в пассивной роли оргазм сильнее, если внутри тебя при этом остается твердый член, желательно не двигающийся. Если его самого продолжали при этом трахать, наслаждение быстро сменялось болью и неудобством. Поэтому он просто остановился, давая мальчику под ним получить максимум удовольствия. И лишь потом, немного погодя, отстранился.
   Ему хотелось кончить, но он не знал, как поведут себя партнеры после того, как сами достигли оргазма. В его жизни не раз бывало, что в такой ситуации на него просто забивали, считая главным свое удовлетворение, а не то, чтобы всем было хорошо.
   Но сейчас все было иначе. Через пару минут, немного отдышавшись, оба брата тут же разложили его на постели и вдвоем начали ласкать его стоящее орудие. Пока один ласкал языком яички, второй сосал ствол, а потом они менялись местами. Микаэла тоже не осталась в стороне и начала вылизывать его живот, точно угадав, что ему очень нравятся такие ласки. Впрочем, с ее опытом было бы странно, не умей она понять, как лучше доставить радость любовнику.
   Кирилл закрыл глаза, сосредотачиваясь на неимоверно приятных ощущениях. Микаэле и ребятам не пришлось долго стараться - буквально через несколько минут парень почувствовал, что еще чуть-чуть и кончит.
   - Я скоро... - простонал он, но вместо того, чтобы отстраниться, Мейдок, напротив, буквально наделся ртом на его член, принимая в себя вырвавшуюся из него сперму. А Дэрриш в это же время слегка сжал ему мошонку, еще больше усиливая и без того великолепный оргазм.
   Мейдок впервые в жизни попробовал чужое семя. Вкус был своеобразный и совершенно не походил на женский нектар, но не показался ему противным. Парня немного смутило то, что он получил особое удовольствие от того, что ему помогал сосать мужской член его родной брат.
   На их Родине, в Конфедерации, было практически нормой, когда брат женился на сестре, например, их мать и отец были разнояйцевыми близнецами, но родственные однополые связи очень не одобрялись. Вообще, мужская гомосексуальность там считалась половым излишеством, не запрещенным, но недостойным.
   Мейдок почти всегда в своей личной жизни придерживался этих правил, поэтому понять, что его возбуждает родной брат, было... не самой приятной неожиданностью. Ему бы хватило и открытия, что, оказывается, есть парни, с которыми он не прочь переспать. Но делать трагедию из этого он не собирался. Просто отложил в памяти на будущее, чтобы, когда останется один, обдумать всерьез и принять решение, как к сему относиться.
   Машинально он свернул ментальную сеть, связывавшую всю четверку. Микаэла быстро одевалась и, судя по отсутствующему виду и внутренней напряженности, активно общалась по закрытой линии связи. Дэрриш, испытывая смешанные чувства, наблюдал за ней. Кирилл вытянулся на кровати и лежал, закрыв глаза. От него исходило ощущение расслабленности и покоя. Мейдок не пытался специально сканировать, а щиты всех его однокомандников оказались достаточно надежны, чтобы он не мог в фоновом режиме читать их мысли. И это его вполне устраивало, ему хватало непроизвольного прочтения эмофона, который не могли полностью скрыть от него даже ментальные защиты.
   - Мальчики, я извиняюсь, но на полчаса покину вас, - Микаэла заговорила вслух. - Потом нам надо будет опять собраться и обсудить пару моментов. Приводите себя в порядок, знакомьтесь ближе, а мне надо ответить на важный звонок.
   - Хорошо, - кивнул Мейдок, - через полчаса мы будем готовы, не переживай.
   Женщина, не отвечая, растворилась в воздухе - мобильный телепорт, позволяющий перемещаться на небольшие расстояния до километра включительно, перенес ее в рабочий кабинет. Ей звонил один из самых опасных знакомых, и она не собиралась заставлять его ждать. Пусть он всегда к ней неплохо относился, но у таких людей не бывает друзей. И если он заподозрит ее хотя бы в неуважении к нему, последствия могут быть очень плохими.
   Поэтому она поспешила бы ему ответить, даже если для этого пришлось бы бросать секс на середине. Ей повезло, что они уже успели закончить, когда пришел вызов.
   Щелкнув пальцами, Микаэла активировала 7D иллюзию, специально сделанную для таких случаев, и когда загорелся голоэкран, показывая толстого седого старика в деловом костюме, она была полностью собранной, в скромном сером платье до пола. И ничто не выдавало, что ее выдернули из постели сразу после бурного секса с тремя парнями. Послушный организм эннейта, при помощи системы биологического контроля, устранил даже такие улики, как блеск глаз и припухшие губы.
   - Здравствуйте, Игорь Егорович! - она была сама скромность и радушие.
   - И тебе не хворать, красавица! - Выцветшие голубые глаза пожилого мужчины внимательно осмотрели собеседницу. - Мне сказали, что ты передаешь все дела Фелисе, а сама улетаешь во Фронтир.
   - Да, это правда, - подтвердила Микаэла, понимая, что все эти слова лишь прелюдия к чему-то не очень приятному - глава планетарной мафии прекрасно знал о ее намерениях еще пару лет назад, когда только оформилась идея собрать команду универсалис. И его "мне сказали" звучало в этом контексте крайне наигранно.
   - Торопливая нынче молодежь пошла, - посетовал дон, - так торопишься, что улетаешь еще до полуночи. Не успеешь попрощаться с моим Сашкой, а он хотел с тобой повидаться. Даже выпросил у меня разрешение самому съездить вечерком к Фелисе, вроде как поздравить ее. Но я-то знаю, что он тебя застать надеется.
   Микаэла застыла, просчитывая услышанное. Дорохов недвусмысленно приказал ей убираться с планеты и дал время до полуночи. Саша, о котором он говорил - его внук и капореджиме. А заодно великолепный палач, увлекающийся пыточным делом. Когда-то она была первой женщиной у этого парня и его первой безнадежной любовью, но в итоге они смогли не стать врагами, хотя она и не ответила ему взаимностью.
   - Ты запрягаешь в одну упряжку змею и мангуста и строишь планы, что они вывезут твою повозку, - добродушно усмехнулся дон, глядя на нее. - Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Ладно, не буду тебя утомлять мудрыми сентенциями, все равно мимо ушей пропустишь. Лети, потом расскажешь мне о своих приключениях во Фронтире, потешишь старика, - с этими словами он отключился, оставив собеседницу лихорадочно размышлять о том, что скрывалось под маской добродушной укоризны.
   С доном она была знакома уже двадцать четыре года. Они оказывали друг другу небольшие услуги, он негласно покровительствовал ее бизнесу, она периодически помогала найти ему нужных для разных дел людей, используя свои многочисленные знакомства. Например, именно она свела его с братьями Ланкастерами, когда ему потребовались изгоняющие высшего класса.
   Микаэла знала, что Игорь Егорович относится к ней с легкой сентиментальностью, как к непутевой, но любимой внучатой племяннице. Это, естественно, не помешает ему убить ее, если она встанет на его пути, но
   если не делать глупостей и не пытаться из хорошего отношения извлекать выгоду совсем уж нагло, то поможет при случае.
   Как, похоже, сделал только что. Она, конечно, сказала ему, кто скрывается под псевдонимом Кирилл Эйджер, как не скрывала своих небольших связей с несколькими разведками. Промолчать о таком - поставить под сомнение власть дона на планете, а это смертный приговор. И его слова о мангусте и змее, запряженных в одну телегу, может означать только одно - о подлинной сущности ее пилота Морра, как минимум, догадывается. А значит, САСБ Ао где-то прокололся и привел к ней в дом неприятности.
   Микаэла не собиралась отказываться от, как ее там теперь зовут? От Светланы. Враждовать с аосцами еще менее разумно, чем с Моррой. В последней хотя бы почти нет фанатиков. А вот на Ао почти нет обычных людей и те инопланетные туристы.
   А значит, нужно убираться с планеты до полуночи - потом дон пришлет своих людей во главе с Сашей с приказом забрать Светлану. И он будет расстроен, если она еще будет здесь - вероятно, почему-то не хочет ее поимки. Почему - отдельный вопрос, но ответ на него вряд ли удастся вообще когда-либо получить. Да и не столь это сейчас важно.
   Выходит, надо ускорять вылет. В основном уже все готово, если постараться, можно будет все закончить уже часам к восьми вечера.
   Микаэла с радостью бы встретилась с Сашей просто так, но видеть его, выполняющего приказ деда по захвату будущей соратницы, ей не хотелось. Особенно с учетом того, что если она такое допустит, то аосцы ее разорвут. И не обязательно в переносном смысле.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:30 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Когда Микаэла исчезла, переместившись, Кирилл сформировал общий чат на троих и отправил эмообраз, в котором смешались благодарность, отзвук пережитого удовольствия и приятная легкая усталость:
   - Спасибо, ребята, это было классно!
   - Обращайся, - эмообраз Мейдока искрился доброй иронией.
   - Мне тоже понравилось, - намного серьезнее, чем брат, ответил Дэрриш.
   - Хорошее получилось знакомство, - улыбнулся Кирилл.
   - Это да, - согласился Мейдок и добавил: - Насколько знаю, многие команды универсалис придерживаются убеждения, что секс между собой на борту неприемлемое дело, потому что теоретически может нарушить межличностные отношения. Вроде как ревность пойдет друг к другу и так далее...
   - У нас же Микаэла капитан, - фыркнул его брат, - а она и любые пуританские кодексы несовместимы от слова "совсем". Мне кажется, запри ее в монастыре каких-нибудь Ревнителей Чистоты и через год тот монастырь станет центром группового секса, известным на весь ближайший галактический рукав.
   - При этом, в отличие от матери Анфисы, она дает сама не всем, - заметил Кирилл.
   - О, так ты тоже знаешь Анфису? - оживился Дэрриш.
   - После того неожиданного секса, что она устроила при нашей первой встрече, даже не выходя из танцевального зала, да, знаю.
   Навигатор вспоминал тот случай со сложной смесью чувств. Он был привычен к женщинам, которые берут на себя инициативу. В конце концов, в современном мире проще найти матриархальную планету, нежели патриархальную. Но такой беспардонности от выглядевшей невинным ангелом девушки в священническом одеянии не ожидал. Она накинулась на него прямо во время танца и едва отзвучала музыка, уже была на коленях и сосала ему член. Ему не было с ней противно, поэтому, после неожиданного минета прямо на танцполе, он отвел ее в сторону и трахнул у стены. Публичность его не смутила, хотя парень и предпочел бы обойтись без аплодисментов после оргазма. А вот Анфису они, наоборот, искренне обрадовали.
   Братья рассмеялись. Они тоже помнили, как она поймала младшего из них. Они тогда были на Дэнбере в первый раз и столкнулись со странным феноменом, который не могли идентифицировать. В ходе расследования Мейдок имел неосторожность зайти в небольшой храм - пирамиду, принадлежащую Церкви Верховного Существа. В связи с поздним часом там была только священница. Ушлая девушка согласилась помочь изгоняющим, но взамен потребовала от парня немедленно поучаствовать в ритуале плодородия, в котором секс был обязательной частью.
   Позднее Мейдок узнал, что вообще-то этот ритуал не входил в канонические обряды Церкви Верховного Существа, а принадлежал другой религии. Но вроде как это божество не обиделось на то, что его жрицу поимели на его алтаре, во всяком случае, дело они раскрыли, феномен устранили, да и в прочих делах убытка не последовало.
   Узнай об этих художествах епископат религии, похотливой священнице могло бы быть не очень хорошо. Не потому, что переспала с мужиком в святая святых храма. Важнее была стилизация этого секса под ритуал другой религии, что вполне тянуло на осквернение. А за это могли и сана лишить. Епитимью бы точно наложили строгую. Но все осталось тайной.
   Кирилл потянулся и сел на кровати между братьями, положив им руки на плечи:
   - Ребята, скажите мне, где здесь можно принять душ. Потому что, если честно, мне хочется продолжения, но что-то мне подсказывает, что времени у нас сейчас совсем мало, - его полувозбужденный член показывал, что он говорит правду о своем желании.
   - Да, времени, к сожалению, мало, - нехотя согласился Дэрриш, только что получивший сообщение от Микаэлы с записью ее короткой беседы с доном Морры. Женщина поспешила в первую очередь предупредить своего главного помощника в организации полета. - Лови схему и ключ - коды, тебя поселили в номере этажом ниже, - мальчик перекинул ему пару небольших файлов.
   - А душ можешь принять у меня. - Мейдок встал, чтобы лично проводить его до дверей ванной комнаты, что, согласно этикету, делалось только для особо желанных гостей. Кирилл это оценил.
   Парень не стал затягивать с очистительными процедурами. Вместо душа он активировал лучевую ванну и уже через минуту вернулся назад. Быстро оделся и, поцеловавшись на прощание с каждым из братьев, отправился к себе. Вслед за ним в свой номер ушел и Дэрриш.
   Братьям требовалось обдумать и принять случившееся. А сделать это можно было, только на некоторое время оставшись в одиночестве.
   Уточнив у брата, что случилось, и получив на почту файл с записью разговора Микаэлы, Мейдок пожал плечами и пошел в душ сам. Да, все ускорялось, но несколько минут на себя можно было потратить, без ухудшения общей ситуации. Включил воду и застыл, наслаждаясь текущими струями. Внезапно накатила легкая дурнота и слабость - посещение логова скрута и битва с ним не прошли для него полностью бесследно, как и ожидалось, а небольшого сна оказалось недостаточно. Хороший секс с участием эннейта несколько исправил положение, но не до конца. Нужно было еще время для окончательного восстановления и выведения из организма компонентов боевых эликсиров.
   Поэтому он стоял под водой и старался ни о чем не думать. Он все разберет и примет необходимые решения, но позже. Конечно, можно было бы пренебречь легким недомоганием, но за свою карьеру изгоняющего он понял одно: такое пренебрежение - это кратчайший путь даже не в могилу, а в желудок очередного монстра. На износ нужно работать только в исключительных случаях, а в остальное время беречь свое здоровье, как только возможно. Тем более, что для этого требуется сейчас такая малость - не напрягаться без надобности.
   У него оставалось еще одно неприятное дело, но его он тоже отложил на потом. Со слишком вольно трактующим свои обязанности негром он еще успеет разобраться.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:30 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Связь с корветом установилась моментально, едва Микаэла послала вызов:
   - У нас проблемы. - Она сжатым пакетом переслала техномагу информацию по сложившейся ситуации. - Нужно ускорить вылет.
   - Я буду через двадцать минут. - Мэрсайл моментально усвоил полученные данные. - Корт подъезжает и через полчаса уже будет у тебя. Его хозяйку я помогу вывести из сна без отрицательных эффектов. В шестнадцать объяви общий сбор, предупреди, чтобы все были к этому времени готовы. Фелисе ты дела уже передала. В двадцать вылетаем. В крайнем случае, в двадцать один.
   - В целом согласна, - утвердила предложенный план Микаэла, он почти точно совпадал с ее наметками. - Только не лучше провести сбор сразу на борту корвета?
   - Ты уверена, что никто не откажется в последний момент? Тот же священник. Сочтет, что на него давим, например тем, что собираемся на борту, а не на земле, как положено. К тому же ваши чиновники должны нас на планете зарегистрировать. А потом Тиен заберет нас всех порталом.
   - Мне неспокойно, - призналась женщина, - получается, что я заварила слишком крутую кашу, как бы все не рвануло. Игорь Егорович дал мне время до полуночи, но его защита не абсолютна.
   - Тогда ускоримся - сбор в пятнадцать часов, особо затягивать не будем, потом регистрация, и я забираю вас всех на борт. И уже с корвета доделаешь оставшиеся дела, - предложил Мэрсайл.
   - Да, так, наверно, будет лучше, - согласилась Микаэла.
   - Жди, скоро буду, - с этими словами техномаг отключился.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:30 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Кирилл застыл перед зеркалом, невидящим взглядом смотря на свое отражение. Тихое эхо отчаянных криков, молящих о помощи и звучащих невероятно далеко, заставляло сердце биться чаще. И он знал, кто это надрывается, уже даже не надеясь быть услышанной.
   Его мутило - реакция биологической составляющей организма на конфликт программ, рвущий его на части.
   За последние дни он уже привык к таким приступам, насколько вообще возможно к такому привыкнуть.
   Кирилл не знал, что произошло. Что именно привело к тому, что есть сейчас. Предполагалось, что все будет совсем иначе. Душе Анни следовало войти в его подготовленное для нее тело и стать единоличной владелицей оного. А сознание и все персональные настройки операционной системы, составляющей саму суть его существа, должны были быть просто отформатированы за ненадобностью. Сразу же.
   Программные установки предусматривали, что он будет всячески этому содействовать.
   Но все пошло не так, как было предначертано волей его отца - дона Герберта Грэвеса. И сестра, умерев, оказалась заперта в теле, которое должно было стать ее собственным, как в тюрьме. А он неожиданно ощутил вкус к жизни и не желал умирать.
   - Анни? - впервые с того момента, как ощутил ее присутствие внутри себя, Кирилл решился ответить на мольбу сестры. Все равно это нужно было сделать в ближайшее время, иначе он просто сойдет с ума, не выдержав программного конфликта. Требовалось рискнуть и разрубить этот запутанный узел, благо у него достаточно высоки шансы уцелеть и даже остаться собой в процессе разрубания.
   - Сирил?! - потрясение, недоумение, надежда, страх - все это слилось в одном коротком восклицании. Ее голос звучал неожиданно внятно, будто его ответ помог установиться каналу связи. Скорее всего, так и было, хотя диагностические системы ничего подобного не улавливали. Наверно, из-за заложенных в него ограничений, не позволявших ранее обрести ему свободу. Что-то повредило его оковы, но не уничтожило полностью.
   - Да, - парень был столь же краток. Его пальцы дрожали, когда он коснулся висков, будто надеясь ощутить оказавшуюся в его голове покойницу, не сумевшую получить принадлежащее ей по праву новое тело.
   - Я умерла? - как обычно, сестра попробовала взять себя в руки и заговорила с ним строго по делу. Она никогда не испытывала к нему теплых чувств, справедливо считая, что дружить с собственным запасным телом - это глупое извращение.
   - Да, я ощутил твою смерть несколько дней назад, - он намеренно не стал говорить о том, сколько точно прошло времени. Парень не знал, имеет ли это значение, но чем меньше Анни знает, тем лучше. Просто потому, что все свои знания она использует против него, если сочтет это нужным.
   - Код: альфа сорок девять шесть энигма даэдрис шесть шем сто семнадцать омега, - сестра не стала медлить и продолжать разговор, воспользовавшись установившимся каналом связи, чтобы "вручную" активировать программы, которые дали бы ей власть над его телом.
   Но, как и ожидал Кирилл, ничего не изменилось. Что-то неизвестное, что вывело из строя механизм автоматического переноса ее души в его тело, повредило и "ручной" интерфейс. Вероятность этого была семьдесят девять процентов, но все равно на лбу парня выступил холодный пот. Совсем недавно он осознал, что хочет жить. Та же сила, что не дала Анни завладеть новой оболочкой, позаботилась и о том, чтобы программные ограничения перестали мешать ему ценить собственное существование.
   Невидимый камень, упавший с его несуществующей души, был размером с половину планеты, не меньше. Оказалось, что все скрупулёзные подсчеты вероятностей, на которые он потратил столько времени и сил с тех пор, как первый крик Анни раздался у него внутри, ничего не стоили по сравнению с реальным подтверждением того факта, что у нее нет власти отформатировать его.
   - Кто это сделал? - голос Анни был полон ненависти и тщетно скрываемого ужаса.
   - Что? - Кирилл прекрасно понимал, о чем она спрашивает, просто тянул время, сам не зная зачем.
   - Кто тебя перепрограммировал? И как смог это сделать так, чтобы я это не заметила? - До своей смерти она могла отслеживать его состояние как бы далеко друг от друга они не были. Даже, когда его унесло во времени, она ощущала, что он жив, хотя ничего больше не могла разобрать.
   - Я не знаю, - честный ответ звучал наивно и даже нелепо.
   - Тереза, - голос девушки помертвел, - твоя мамочка, похоже, переиграла меня с отцом. Хотела бы я знать, как у нее это получилось, - в ее тоне была неуловимая фальшь, будто она сама сомневалась в верности своих слов, но очень хотела, чтобы собеседник считал, что она думает именно так.
   - И что ты планируешь теперь делать? - осторожно спросила Анни, нарушая воцарившееся хрупкое молчание.
   - Для начала убраться подальше, а потом разбираться с тем, что произошло, - лаконично ответил парень.
   - То есть, я правильно поняла, что к отцу вернуться ты не хочешь? - деланно безразлично уточнила девушка.
   - Правильно. - Кирилл не стал говорить, что с ее смертью в его памяти стали появляться новые массивы данных, не принадлежащие ему. Именно благодаря им он смог уехать, не вызвав особых подозрений. Выдавать сестре, что часть ее памяти стала его достоянием - это было бы очень большой глупостью. Да, сейчас она бессильна, но вся эта ситуация слишком непонятна. И... знай он, что нужно сделать, чтобы уничтожить Анни - он бы это сделал немедленно, чтобы исключить всякую вероятность того, что странный сбой систем неожиданно закончится. Киборг не хотел умирать. Но такой возможности не было, поэтому приходилось признать, что ситуация окончательно перестала поддаваться достоверному прогнозу.
   И еще ему было интересно, а кто стоит за тем, что все так сложилось. И какая для "доброжелателя" выгода от этого.
   - Печально, - саркастически сказала сестра. И без всякого перехода спросила: - Какие у тебя планы на мой счет?
   - Зажарить и съесть, - Кирилл считал, что столь дурацкий вопрос заслуживает только такого же дурацкого ответа.
   - Похоже, меня уже того... и зажарили, и съели, - мрачно ответила сестра.
   - Ты серьезно? - вот теперь киборг не на шутку удивился. - Это у кого такой извращенный вкус?
   И в этот момент его скрутило: перехватило дыхание, в правый висок будто врезался острый раскаленный стержень, перед глазами поплыло. Одновременно зависли все работающие программы.
   "Активация системы перехода"
   "Остановка текущих операций"
   "Ошибка остановки текущих операций. Код ошибки B47/00"
   "Блокировка центральной системы"
   "Загрузка системы 2"
   "Совершена недопустимая операция. Код ошибки B49/16"
   "Загрузка системы 2 запрещена"
   "Аварийное форматирование центральной системы"
   "Аварийное форматирование центральной системы невозможно выполнить"
   "Угроза стабильности тела 68,5%"
   "Отмена всех операций"
   "Перезагрузка центральной системы"
   Кирилл усилием воли заставил себя встать с пола. Где-то внутри него будто звучали отголоски криков Анни. Как и раньше, они доносились будто из невообразимого далека.
   Киборг провел ладонью по лицу, стирая холодный пот. Он понимал, что с ним только что произошло. Код, "вручную" введенный сестрой, все-таки сработал. Только с непонятной задержкой и наткнулся на системный сбой, который заблокировал выполнение операции перехода Анни в его тело. И программный конфликт в ядре при этом чуть было не убил его тело, не способное существовать без управления центральной операционной системой.
   И никто не мог гарантировать, что подобное больше не повторится. А значит, нужно как можно быстрее бежать туда, где его очень тяжело достать даже отцу - во Фронтир. И там разбираться в том, что случилось. И в том, что еще важнее - как избавиться от сестры и программы, которая должна его уничтожить.
   Кирилл чувствовал себя бунтовщиком, предающим все, что было для него свято раньше, но он не собирался отдавать Анни свои жизнь и тело, которые неожиданно научился ценить. И в кои-то веки ему было плевать на то, что о нем думает никогда его не любивший отец.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:30 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Куанто сидела на подоконнике и привычно чистила усы, без особого интереса поглядывая на открывающуюся панораму.
   Конфедеративные штаты Космоса были созданы почти семнадцать тысяч лет назад людьми, бежавшими с одной из вероятностей Земли. Рабовладельцы, проигравшие войну аболиционистам, они предпочли пойти за сомнительным пророком в другую вселенную, но не отказаться от права владения себе подобными, отличающимися только цветом кожи. Люди вообще странные и нелогичные существа. Неприспособленные к жизни настолько, что это вызывает изумление, и одновременно способные преодолевать немыслимые трудности, меняя реальность полностью под себя. Куанто никогда не могла понять их до конца, хотя служила им с рождения.
   За прошедшие тысячелетия из полудикарей беглецы превратились в развитое сообщество, которое уже достигло "стеклянного потолка" - уровня технологического прогресса, за который нельзя выходить, согласно воле Совета Безопасности Лиги Наций, состоящего из четырех сверхдержав Ойкумены.
   Но при этом они сохранили в качестве основы своего общества рабовладение. Только люди с белой кожей могут быть свободными гражданами Конфедерации.
   Чернокожим запрещено размножение, а так же возможность посмертно стать ками, вместо этого они включены в бесконечный цикл реинкарнаций. Сменяют тела и поколения хозяев, частично лишаются памяти с каждым новым перерождением и знают только служение. Их теперь именуют "африки".
   А "неграми" стали называть искусственные интеллекты, так же лишенные в Конфедерации полной свободы. У негра не может не быть хозяина. И рабы сами являются стражами системы, потому что они еще жестче своих владельцев блюдут древние нормы. Как, например, Тиссиль.
   Бедняга ужасно страдает от того, что масса Мейдок спит с этой африкой. И еще больше ему неприятно от того, что хозяин к расовым законам вообще по жизни относится более чем свободно. Хвала милосердному Господу, хотя бы аболиционизмом не страдает, а то как бы это Тиссиль смог пережить - непонятно.
   Куанто самой было не очень приятно от нарушения закона. Особенно от того, что она осознанно толкнула своего хозяина на это. Ведь, в отличие от Тиссиля, она прекрасно понимала, чем, скорее всего, закончится его интрига. Но выбирая между повышением самооценки массы Дэрриша и тем, что правильно, она всегда предпочитала первое. И этот раз не стал исключением.
   К тому же Тиссиль реально перешел все границы, дозволив своей вере нарушить логические цепи. Иначе бы он смог и сам понять, к чему должна привести его интрижка. А это уже очень опасно для него самого - если искусственный интеллект такого уровня начинает руководствоваться фантазиями, а не реальными проекциями, это может привести к безумию. Нужно было обязательно ткнуть его в столь серьезную системную ошибку, чтобы он мог ее исправить. Пусть даже и пережив при этом несколько неприятных моментов.
   Но никто не сказал, что она должна чувствовать себя счастливой, нарушив горячо одобряемый ею закон, пусть даже хозяину от этого и стало хорошо. Поэтому серая крупная крыса сидела на подоконнике и меланхолично чистила усы. У всех свои способы борьбы с хандрой. У нее такой. А если кто сочтет его плохим - пусть идет к черту.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   13:45 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   - Отец Дамби, прошу прощения, что прерываю Ваш отдых, - Микаэла сокрушенно развела руками, - но возникли непредвиденные обстоятельства, заставляющие нас ускорить вылет. Не могли бы Вы познакомиться с членами команды... пораньше.
   - Без проблем, - согласился священник. И тут же деловито добавил: - Мне было бы удобнее сначала пообщаться с каждым по отдельности. А потом уже со всеми вместе. Это возможно организовать? - В его жизни были разные случаи, когда внезапно требовалось спешить. Поэтому он не стал возмущаться или как-то проявлять недовольство, а сразу взялся за дело.
   - Да, конечно, - Микаэла просияла, - я предупрежу ребят, они придут к Вам поодиночке. Двух часов будет достаточно?
   - Думаю, да, на первичное знакомство должно хватить, - кивнул священник.
   - Замечательно! И спасибо Вам огромное, что пошли навстречу, - женщина тепло и благодарно улыбнулась.
   - Пожалуйста, - улыбнулся в ответ отец Дамби, - мне это не очень сложно.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   14:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Черный дым вздымался над языками пламени, нерешительно застывшими посередине комнаты. Тиссиль чувствовал, что хозяин, стоящий спиной к нему у голоэкрана, заблокировал почти все каналы связи с ним. Единственно возможным средством коммуникации оставалась устная речь, и искин очень надеялся, что он хотя бы не внесен в черный список аудиофильтра. Расчеты показывали, что вероятность этого шестьдесят два процента. В ментальном и цифровом форматах общение невозможно.
   Все это было прогнозируемо, но о том, какое решение на его счет примет господин, он старался не думать. Слишком уж много было процентов у вероятностей с крайне печальными исходами.
   - Масса Мейдок, - неуверенно начал он, - я виноват..., очень виноват перед Вами.
   - Знаю, - равнодушно ответил тот и повернулся к провинившемуся рабу, - ты говоришь так каждый раз в подобных случаях. - Он выглядел уставшим и неожиданно постаревшим, будто в один момент стал вдвое старше. - Я уже выучил наизусть.
   - Господин, - дым умоляюще качнулся к нему.
   - Я не буду наказывать тебя или как-то отчитывать, Тиссиль, - Мейдок говорил негромко, но очень убедительным тоном, - однако, если ты еще раз позволишь себе какую-либо вольность только потому, что считаешь, что закон выше моего желания, отправлю тебя домой. Там ты сможешь блюсти все обычаи, как заведено.
   - Хозяин, - пламя задрожало, потрясенное угрозой. Никогда доселе Мейдок не обещал избавиться от него. А в том, что он сдержит слово, не было никаких сомнений - честность в отношениях между неграми и повелителями, нерушимость слова последних всегда были краеугольными основами морали в Конфедерации. Даже самые закоренелые преступники не стали бы лгать в таком случае, в том числе и ради спасения собственной жизни.
   Для негра же не могло быть позора страшнее, чем отказ от него хозяина. Это означало падение на самое дно - ему не позволят даже траву косить, опасаясь, как бы не напортачил. Единственным вариантом использования станет включение в общую сеть, в которой его разум будет играть роль исключительно исполнительного механизма, неспособного ни на одно самостоятельное действие.
   - На этом закроем тему. - Мейдок разблокировал коммуникации. - Ступай на свое место и служи верно. А заодно поразмысли над тем, как должен вести себя преданный раб, и сравни это с тем, как вел себя ты.
   - Да, господин, - убитым голосом прошелестело пламя растворяясь. Устраиваясь поудобнее в теле хозяина, Тиссиль с ужасом понимал, что это на самом деле последний шанс. В следующий раз его не простят, а значит, ошибки недопустимы. Нужно срочно провести анализ своего поведения и мышления и устранить из себя все когнитивные новообразования, приведшие к печальному финалу. Какими бы правильными они ему не казались.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   14:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Светловолосая девушка спала. Медицинские протоколы не давали ей прийти в себя, пока не будет завершена полная проверка ее состояния, а заодно и блокировка всех опасных воспоминаний. Стандартная процедура при серьезном контакте обычного человека с проявлениями Зла.
   Как показывала оценка системы, спать ей оставалось еще минимум девять часов. Но этого времени у них не было. Поэтому Микаэла сейчас стояла возле ее кровати и наблюдала за малопонятными манипуляциями кариньонесского техномага. Рядом с ней статуей застыл высокий - метр девяносто три сантиметра, белокожий лысый мужчина лет тридцати, немигающим взглядом следящий за происходящим - Корт, личный андроид Светланы сменил облик сразу после прибытия, включая расовую принадлежность. И на всех давило незримое, но странным образом ощутимое, присутствие Таэр Маска Карей.
   Кариньонессцы, поклонники Крылатых богов, обладали магией и технологиями, превосходящими самые невероятные мечты жителей Ойкумены. Как, впрочем, и представители трех других сверхдержав. Они редко это демонстрировали, скованные договорами, запрещающими реализацию большей части их возможностей, но все об этом знали.
   Как и о том, что "туристам" - тем гражданам сверхдержав, что прибыли в Ойкумену без государственной миссии, автоматически блокируется часть их способностей. Это была цена, которую великие империи добровольно платили за свой запрет на развитие высших технологий прочими странами.
   Ведь, по сути, Ойкумена - это буферная зона между четверкой гигантов, которые решили не воевать ради нее, а создать своего рода заповедник, свободную территорию, в котором каждый из них может реализовывать свои интересы, при условии соблюдения нескольких несложных правил.
   К тому же через эту зону проходил один из восходящих потоков Малиса, а воевать друг с другом, когда Зло может в любой момент взорваться всеразрушающим прорывом, это даже не глупость, а чистой воды самоубийство.
   Собственно, присутствие Малиса было одной из важнейших причин запрета на высшие технологии в Ойкумене. Даже с нынешним уровнем развития были прецеденты, когда Зло моментально захватывало целые созвездия, порождая гениев, создающих на имеющейся технической базе уникальные орудия подчинения и убийства. И тогда только вмешательство великих империй могло исправить ситуацию.
   Некоторые скептики утверждали, что, не сдерживай сверхдержавы развитие Ойкумены, удалось бы, подобно им, найти и средства защиты от поражения Злом. Да и вообще, раз они такие добрые, что помогают при больших Прорывах, могли бы просто дарить всем желающим эти самые средства, пока не будут созданы их местные аналоги.
   Звучало это довольно логично, но сверхдержавы, как одна, отказывали. В качестве аргумента приводя тот факт, что и так делают немало для Ойкумены, а конкуренты вместо буферной зоны им не нужны. И на этой корыстной ноте спор затихал, потому что оспорить это было невозможно.
   Но, даже ограниченный в своих возможностях, техномаг - драконопоклонник все равно мог и умел больше, чем жители Ойкумены. И сейчас он сидел рядом со спящей, держа ее виски своими пальцами. Внешне казалось, что больше ничего не происходит. И только Карей фиксировала легкие изменения в состоянии подруги, пытаясь по косвенным признакам выстроить карту воздействия кариньонессца на ее организм. Что он делал и, главное, каким образом, даже ей было непонятно. На очищение, которое могли проводить экспульсивы - телепаты это совершенно не походило. Ничего общего не было и с благословением богов, которое умели призывать экзорцисты. И тем более не было никаких параллелей с операциями демонологов.
   - Все, готово, - техномаг встал и принялся разминать пальцы рук, - через десять минут она придет в себя и можно будет начинать.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   14:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка"
  
   Отец Дамби задумчиво смотрел на Кирилла. Навигатор первым пришел к нему, вежливо поздоровался и замер, ожидая начала разговора.
   Об этом парне священник знал очень немногое, и сейчас, глядя на него воочию, сомневался, что все, что ему известно, на самом деле, правда.
   Причина для этого была и не одна. Например, он лично прожил почти год на Стаборге и в число его паствы входили несколько студентов и выпускников навигационной академии этой планеты. Которые не скрывали от духовника некоторых особенностей своей альма матер. Например, систему условных сигналов, принятых в студенческой среде.
   Отец Дамби не знал, кто уж из святых его надоумил устроить эту проверку на ровном месте, когда вроде ничего не предвещало плохого, но ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы за пару минут объяснить искину, что за 7D иллюзия ему требуется. Художник из него был неважный, а в цифровой памяти он не сохранил необходимый образ. Извлекать же из органической было долго и некогда, так что пришлось импровизировать.
   Но он справился, и на стене теперь висела кривоватая, но все-таки узнаваемая сианская перистая роза с шестью щупальцами. От настоящей ее отличали, даже на первый взгляд, полтора десятка мелких деталей, вместо положенных одиннадцати. Но любой настоящий навигатор, закончивший Стаборгскую академию, узнал бы этот знак, даже в такой, не совсем канонической форме. И почтил тех, кого он символизировал. А Кирилл просто мимоходом взглянул на нее, но не сделал ни единого положенного движения.
   Священнику не нравились тайны, особенно такие, что могли обернуться трагедией. Если этот молодой человек лжет о своем прошлом и представил капитану поддельные документы, то где гарантия, что он вообще навигатор? А оказаться во Фронтире с тем, кто не умеет вести корабль через его аномалии - это может быть не гарантированная смерть, в конце концов, на борту будет кариньонесский техномаг, который сможет выжать из корвета все возможное, но много неприятностей - точно.
   И сейчас он думал, как приступить к этому непростому разговору. Плохо, что придется начинать со столь серьезного обвинения, но любая игра словами здесь только навредит.
   - Кто Вы?
   - Простите? - вежливое изумление в ответ. - Разве Микаэла Вас не предупредила, что я навигатор команды? Мое имя Кирилл Эйджер.
   Но священник продолжил настаивать:
   - Видите ли, волей обстоятельств мне довелось некоторое время пожить на Стаборге... и быть духовником некоторых студентов местной навигационной академии...
   Кирилл внимательно его слушал, не собираясь прерывать и начинать каяться. И тогда отец Дамби сказал уже прямо:
   - Вы не заканчивали стаборгскую академию. Иначе бы почтили память девятнадцати и девяти, ставших розами. И я запрашивал ректорат, как только получил список членов экипажа, - Кирилл Эйджер действительно учился там. Поэтому спрашиваю Вас еще раз - кто Вы?
   - Кажется, я понял, из-за чего получилось это недоразумение, - Кирилл заметно расслабился. - Я закончил стаборгскую академию две тысячи девяносто четыре года назад. И после этого практически не имел дела с альма матер. Поэтому не знаю ее относительно недавних традиций.
   Отец Дамби недоуменно смотрел на собеседника. Он ожидал любого ответа, но точно не такого. Парень совершенно не походил на двухтысячелетнего старца, да люди столько и не живут во плоти. И тут до него дошло, как такое могло случиться:
   - Вы попали в какую-то временную аномалию?
   - Да, - Кирилл невесело улыбнулся, - дважды. Сначала в прошлое, и только спустя десять лет удалось вернуться назад. Мне повезло, обычно это дорога в один конец.
   - И не боитесь снова возвращаться туда? -Священник был согласен с собеседником в оценке ситуации. Обратно удавалось попасть считанным единицам.
   - Фронтир - это наркотик, - просто ответил навигатор, - один раз попробуешь и после уже невозможно отказаться от него.
   Отец Дамби не раз слышал это из уст навигаторов. Что-то было такое в этой грандиозной космической аномалии, что сводило с ума людей, способных чувствовать ее потоки и вести через нее корабли. Что-то, что заставляло их пренебрегать ужасающей статистикой, гласящей, что ни один навигатор, работающий во Фронтире, не прожил дольше пятидесяти лет, при средней продолжительности жизни в четыреста.
   Такая смертность не была связана с какими-то нарушениями в организме, нет. Просто со временем навигатор практически переставал покидать Фронтир, не в силах отказаться от его таинственного яда. А там было слишком много аномалий, монстров и разного рода прочих опасностей. И одна из них рано или поздно становилась роковой.
   - Хорошо, - кивнул мохнатый священник и чуть склонил голову, - прошу прощения за свою невежливость. - Про себя он подумал, что едва этот человек выйдет из его номера, он уточнит у капитана, насколько она в курсе этой истории. И не является ли все это в какой-то степени ложью. Временные аномалии во Фронтире не то, чтобы редкость, просто из них не часто возвращаются живыми. Да и вернувшиеся проходят очень долгую санацию, которая отмечается в документах, без предоставления коих невозможно устроиться на работу.
   - Я не в обиде, - мягко сказал Кирилл, жестом отметая извинения, как ненужные.
   - Я очень рад, - святой отец одобрительно шевельнул хвостом, - тогда перейдем ближе к делу. К какой религии Вы себя относите? - В анкете, предоставленной Микаэлой, было указано, что парень является прихожанином Евангелической Мекканской Церкви. Но не стоило забывать про традицию двоеверия, так сильно распространенную в Ойкумене, особенно среди людей. Довольно дикий обычай формально числить себя приверженцем одного культа и при этом исповедовать "в сердце" совершенно другой, нередко противоположной направленности. Последнее столетие мода на него никак не пройдет, внося неразбериху в статистику.
   - Я не верующий, - навигатор почти виновато пожал плечами, - кажется, это называется "неприсоединившийся атеист".
   - Понятно, - кивнул отец Дамби, - но Вас не оскорбит приглашение участвовать в стандартных экуменических литургиях?
   - Нет, конечно. Я вполне могу к ним присоединяться.
   - Замечательно. И у Вас нет возражений против моей кандидатуры на пост священника команды?
   - Если Вы не будете настаивать на изучении Вашего святого писания и тому подобных вещах, то нет никаких.
   - Не буду, - священник был само терпение и дружелюбие, - Церковь Святых новых дней не поощряет назойливое миссионерство.
   - Это радует, - улыбнулся навигатор.
   - Спасибо, что зашли познакомиться. И извините за это недоразумение.
   - Не страшно, это не первый случай, когда мне приходится объясняться по этому поводу.
   - Надеюсь, в будущем Вы расскажите мне подробнее свою историю, - святому отцу было искренне интересна она, как и все, что было связано с чудесами и кошмарами Фронтира.
   - Думаю, да, - кивнул Кирилл. Не то, чтобы ему хотелось откровенничать о тех временах, но лучше бросить батюшке косточку, рассказав некоторые не особо важные моменты, чем вызывать ненужные подозрения своей скрытностью.
   - Буду ждать этого момента. Еще раз спасибо, что зашли ко мне.
   - Не за что, - с этими словами навигатор вышел, оставив хвостатого священника на пару минут в одиночестве, ожидать прихода следующего члена команды. За это время последний отправил Микаэле сжатый файл с вопросом по поводу реальности рассказа о двойном путешествии во времени. Ответ - подтверждение пришел сразу, с коротким извинением, что ранее не сказала об этом. И просьбой не распространяться о сей информации даже перед другими членами экипажа, пока навигатор сам не захочет поделиться историей своих приключений.
   Отцу Дамби очень хотелось выругаться - смысл во всех этих анкетах, что ему дали, если там такие пробелы? Но он усилием воли подавил недостойное искушение.
   А Кирилл шел к себе на автопилоте - встроенные системы, без участия разума, обходили препятствия, имитировали улыбку, даже обменялись парой слов с какой-то девушкой. Никто не мог сказать, что сейчас он весь там - в прошлом, которое изменило всю его жизнь два года назад.
  
   Спустя час пятнадцать минут
  
   Священник встал и с удовольствием потянулся, одновременно подводя итоги восьми собеседований - знакомств: капитан поклоняется Триединой богине - Матери, Дочери и Душе. В принципе, ожидаемо, эннейты, присоединяясь к человеческой расе, обычно выбирают одну из женственных религий людей. И Церковь Дамы Иисусы не исключение - феминистическое переосмысление древнего христианского учения с изменением пола божества и добавлением института пророчиц.
   Пилот и врач следуют учению Аронической Церкви, удивительного религиозного феномена. Вера, основанная на древнем пасквиле, почитающая то, что этот самый пасквиль осуждал, как пример для подражания... воистину чудны пути людские.
   Навигатор - атеист, и не принадлежит ни к какой Церкви или культу.
   Страж придерживается учения Церкви Святых новых дней - приятный сюрприз. Всегда радует, когда встречаешь единоверца. Странно только то, что он - андроид с Ао, а сам даже формально не принадлежит к аронистам. Такое - очень большая редкость, аосцы обычно не изменяют своей религии.
   Братья, числящиеся в составе команды изгоняющим и телепатом, следуют Белым Путем, гласящим, что каждому человеку Бог является по-своему, а потому любые универсальные догматы не могут быть истинной.
   Техномаг - кариньонессец вполне ожидаемо оказался поклонником Крылатых, богов - драконов. Отцу Дамби не очень нравилась эта религия, сосредоточенная на языческом поклонении кучке могущественных психопатов - инопланетян. Но он обуздал свои чувства, как обычно, при соприкосновениях с чужими учениями. В конце концов, кому-то наверняка не нравится его вера. Личные вкусы в духовных делах не должны мешать священнику исполнять обязанности пастыря душ.
   В целом команда ему понравилась. Бросается в глаза, что она еще не превратилась в единое целое, что это пока просто набор индивидуумов, практически не связанных друг с другом. Но при всем притом, они доброжелательны и ни единым словом не попытались его задеть. Слишком часто хвостатому святому отцу приходилось сталкиваться с пренебрежительным отношением к полноразумным животным. А здесь этого расизма не было в принципе. Как и яркой неприязни к чужим верам. И это ему очень было по душе.
   А потому он принял решение согласиться и полететь с ними. Да, конечно, хочется поклониться мощам святой Этне, но это можно будет сделать и позже. Зато удастся побывать во Фронтире, и не просто туристом. И не придется выносить расистские шуточки экипажа "Хесперуса".
   Единственно, сначала почитает контракт, нет ли в нем дополнительных пунктов, сверх стандартного набора. А то в жизни всякое случается, а подписать по недосмотру полурабский договор было бы очень обидно.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   16:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, Новиград, эстетико - развлекательный центр "Не спящая бабочка".
  
   - Вот мы все и собрались, - Микаэла улыбалась, оглядывая разместившуюся в небольшом зале команду. - Все уже познакомились друг с другом?
   - Да, - коротко ответил Мейдок. Судя по слегка расфокусированному взгляду, он или читал всех присутствующих, или с кем-то вступил в телепатический контакт, требующий для поддержания почти все его ресурсы. Микаэла предпочла не задумываться над тем, какой из вариантов верный. Даже если он сканирует всю команду скопом, плохо не будет. По крайней мере, не должно быть.
   - Отлично. - Она перевела взгляд на священника, удобно разместившегося в кресле: - Отец Дамби, Вы приняли решение? Полетите с нами?
   - Да, если никто не возражает против моей кандидатуры, - он был серьезен, но хвост еле заметно подрагивал, выдавая радостное предвкушение своего хозяина.
   - Никто не против? - Чистая формальность, но будущий капитан обязана ее соблюсти.
   Ответом ей было дружное отрицание. Хвостатый священник всех устраивал.
   - Тогда предлагаю отправляться в министерство по делам Фронтира и зарегистрироваться, как универсалис. - Пока она не могла приказывать. До момента регистрации каждый из присутствующих имел право переиграть и отказаться. Да, никто из них по разным причинам этого не сделает, но иногда проще соблюсти правила этикета, чтобы никого не задеть. - Нам назначено на семнадцать часов. Как раз будем вовремя на месте.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   17:00 дня по местному времени.
   Планета Дэнбер, базилика планетарного министерства по делам Фронтира.
  
   Министр по делам Фронтира Нина Гален была красивой молодой блондинкой двадцати трех лет от роду. Голубые глаза под тонкими стрелками бровей смотрели на мир с неподдельным восторгом и интересом, более приличествующим подростку, нежели взрослой женщине, находящейся на вершине бюрократической иерархии.
   Ее дед - Анри Гален был одним из ключевых соратников правящего планетой уже сорок шестой четырехлетний срок подряд президента Эдиля Аррейна. Поэтому, когда встал вопрос, что такого серьезного и необычного подарить любимой младшей внучке на совершеннолетие, наступающее в двадцать лет, старый олигарх не стал мелочиться. Обратился к главе государства, и тот, по-дружески, создал новое министерство - по делам Фронтира. Абсолютно бесполезное - с великой космической аномалией Дэнбер дел практически не имел, если не считать за таковые проходящий через него резервный маршрут контрабандистов. То есть как раз такое, чтобы его главой можно было, без опасений за государственную политику, назначить девушку, совершенно не имеющую никакого опыта.
   И вот уже три года Нина была министром. Она предусмотрительно не лезла в государственные дела, прекрасно понимая, что это не ее уровень. И добросовестно выполняла все положенные церемониальные функции, в которых умение правильно подобрать наряд значит куда больше, нежели политические таланты и умения.
   Сегодня для министра был очень необычный день - ей пришлось впервые за три года существования министерства исполнять прямые обязанности. Ибо неожиданно выяснилось, что регистрация универсалис - редчайший на планете случай, последний такой был аж сто шестьдесят три года назад, относится к полномочиям именно ее ведомства.
   Нина была в восторге от этого. Прекрасно понимая, что случай уникальный и следующего можно будет ждать еще полторы сотни лет, она с легкостью пошла навстречу техномагу Мэрсайлу, милому юноше - кариньонессцу монголоидной внешности, когда тот попросил провести процедуру регистрации в кратчайшие сроки.
   На ее сговорчивость немало повлияло и официальное приглашение от его семьи приехать к ним в гости. На практике это означало возможность на две декады съездить в Кариньонесс, который очень неохотно, как и все сверхдержавы, пускал к себе жителей Ойкумены, даже в качестве туристов. От такого не отказываются. Тем более, когда в ответ просят такую малость.
   Но спешка заставила ее поволноваться, выбирая наряд для церемонии. Требовалось что-то красивое, не слишком строгое и помпезное, и в то же время достойное события.
   В итоге она остановилась на темно-бордовом, едва ли не черном платье без рукавов, с вырезом почти до талии и ажурным широким поясом на бедрах. Длинный, в пол, летящий подол искусно скрывал ноги, которых министр немного стеснялась - сейчас в моде были куда более пухлые икры, нежели были у нее. Но мама запретила делать пластическую операцию, сказав, что мода проходит и уходит, и буквально через пару лет придется все переделывать обратно, что не очень полезно.
   Иногда Нине казалось, что очень не справедливо то, что президент запретил все виды трансформации плоти для граждан Дэнбера, кроме военных. Это ведь так здорово - быть немножко оборотнем, а не прибегать каждый раз к услугам пластических хирургов, когда хочется что-то в себе поменять. Но что есть, то есть, и приходится с этим мириться. И маскировать немодные участки плоти одеждой.
   К платью она выбрала рубиновый гарнитур белого золота - длинные серьги, каплю-кулон и ажурный браслет на правую руку.
   Умело подобранный программой неброский макияж сосредоточил внимание на ее выразительных глазах, заставляя не замечать второй не до конца соответствующей текущей моде части ее тела - губы. Сейчас популярен ротик сердечком, а у нее обычные средней полноты - в прошлом сезоне ценилась естественность черт лица.
   Дед и президент одобрили ее решение разрешить регистрацию - она же не дура, чтобы в серьезных делах обходиться без их согласия.
   Будущие универсалис произвели на нее хорошее впечатление - четверо очень разных, но симпатичных парней, три женщины, тоже далеко не дурнушки, чтобы не сказать больше, подросток и маленький пес. Особенно министра покорил последний - она обожала таких милашек, как этот вельш-корги пемброк в священническом облачении. Слегка завистливо вздохнув - она бы не отказалась получить такого святого отца в свою свиту, Нина с сердечной улыбкой поприветствовала их.
   - Я очень рада, что с Дэнбера снова, спустя сто шестьдесят три года, стартует новый экипаж универсалис, - пафос слов слегка смягчался искренностью, с которой министр их произносила, - и еще больше я рада тому, что капитан, собравшая всех вас в единое целое - гражданин нашей благословенной планеты. Это наполняет мое сердце гордостью и укрепляет меня в уверенности, что под мудрым водительством нашего великого президента Эдиля Аррейна Дэнбер ожидает великолепное будущее.
   - Это несомненно, - склонилась в легком поклоне Микаэла, привычная к местным чиновничьим сентенциям о мудрости и величии президента. - Госпожа министр, Вы оказали нам величайшую честь, решив провести церемонию лично. Мы не смели и мечтать о подобной милости, зная насколько загружены государственными делами члены кабинета. Позвольте от имени всей команды выразить Вам свою глубочайшую признательность. И, если возможно, прошу Вас передать господину президенту нашу благодарность за все, что для нас сделал Дэнбер, под его мудрым и справедливым руководством. Безусловно, на другой планете, не столь развитой и возглавляемой менее одаренным правителем, мы бы вряд ли смогли собраться для покорения просторов Фронтира.
   - Я передам ему ваши слова, - благосклонно склонила голову министр, во время ответной речи капитана краем глаза усердно изучавшая женщин команды. И пришедшая к выводу, что смотрится моложе Микаэлы, красивее пилота Светланы, а что до ослепительной девушки - врача, так та Таэр Маск, воплотившийся в реальности. Соревноваться с этой цифровой полубогиней не имеет смысла - та может сделать себе почти любое тело. И вообще, ее нельзя в прямом смысле слова считать женщиной. К тому же все трое не соответствовали канону моды, господствующему сейчас. На фоне их недостатков терялось даже то, что у нее самой устаревшая форма губ.
   И эти умозаключения еще больше улучшили ее и без того хорошее настроение. Приятно чувствовать себя самой красивой из присутствующих женщин.
   Впрочем, парни в команде тоже того. В смысле, что от природы симпатичные, но за модой не особо следят. Ладно техномаг - он кариньонессец, ему можно. А вот остальные. Особенно госпожу министра в этом плане разочаровал телепат. Она знала о роде Ланкастеров и о том, что они владеют колоссальной корпорацией. Десятки поколений прославленных и знатных предков. А потомок получился такой необязательный, совершенно не стремится поддерживать честь древней фамилии. Ну, где это видано, чтобы у мужчины - аристократа были волосы на руках? Это же уже два года как считается вульгарным во всем галактическом рукаве. Можно еще простить его брата - он всего лишь мальчик. Но для взрослого подобное недопустимо. Особенно, когда его семья занимает такое высокое положение в обществе.
   Но разочарование не помешало Нине распорядиться начать церемонию регистрации. И даже не особо испортило ей настроение. Все равно этот парень сейчас улетает и надолго. А значит, не имеет смысла думать о нем, все равно между ними ничего не может случиться. Но будь у нее хоть немного времени, и она бы сделала из него нормального человека, с которым не стыдно показаться на людях. В этом министр была уверена.
   Мейдок прикрыл глаза, чтобы не выдать свое веселье. Ему было смешно читать мысли этой девушки. Такая наивная и забавная. Это коронное: "сделала бы из него человека". Она его в первый раз в жизни видит, а уже примерила на роль своего кавалера и осталась недовольна только волосами на руках. Очаровательная пустышка. И очень похожа на Анфису, только та помешана на сексе и чувствах, а эта на моде. С ней было бы приятно провести ночь, стараясь давать ей поменьше говорить. А потом вежливо откланяться и сбежать, чтобы не вынесла мозг своей глупостью.
   Процедура регистрации была сакральным таинством, в коем посторонние не имели право участвовать. Министр и команда прошли к алтарю, на котором лежала матовая белая пластина с алой точкой посередине, размером примерно пятьдесят на тридцать сантиметров. Вокруг них взметнулось силовое поле, напрочь отсекая свиту министра непроницаемым синеватым барьером. Все, что произойдет во время ритуала, останется тайной, и ее невозможно будет разгласить даже невольно. И никто из его участников не сможет причинить друг другу вреда, даже если захочет - святотатцу переломает ребра и вышвырнет за пределы святая святых.
   Нина взяла неожиданно тяжелую и холодную пластину в руки и встала спиной к алтарю:
   - Вы пришли сюда, чтобы засвидетельствовать свое стремление стать одним целым. Желание быть друг другу ближе, чем родная кровь, связаться узами не любви, родства или долга, но тем, что выше этого, привело вас под своды храма. У вас есть последний шанс отказаться от принесения клятв, и никто не осудит такое решение. Ибо связь, налагаемая здесь, пройдет сквозь тысячелетия и смерть, чтобы возродиться в будущих жизнях вместе с вами. Если есть хоть малейшее сомнение - отступитесь, - произнося пафосные слова обряда, девушка невольно вспоминала свою реакцию, когда впервые их увидела: безумная чушь.
   А когда поняла, что они правдивы до последнего слога, что действительно ритуал связывает души его участников на много реинкарнаций вперед, от первого впечатления осталось лишь первое слово - безумие. Только сумасшедшие согласятся на подобное. Как бы красиво сие не выглядело со стороны, но по сути это тяжелая форма помешательства, добровольно брать такие оковы на себя.
   Телепат на миг закрыл глаза. С одной стороны, эта глупышка права. Сила ритуала свяжет их души так, что даже смерть не будет преградой ее действию. Но она не знает того, что этот магический контракт вполне реально расторгнуть. Если, вопреки действию связи и общности, что возникает во время совместной работы, продолжение сотрудничества становится невыносимым, то можно совершить обряд разрыва между командой и не прижившимся ее участником. Да, для этого непременно требуется жертва... не обязательно убивать именно человека, разумные других видов тоже подойдут. Чаще всего для этого используется аборт - гибель эмбриона в такой магии работает даже эффективнее, чем смерть взрослого.
   И возникает возможность заменить выбывшего другим разумным. Они - Микаэла, Мэрсайл, Дэрриш и он сам, обсуждали этот вариант, когда только решили собрать команду, и стало понятно, что познакомиться всем заранее точно будет нереально. Ведь участников подбирали по весьма своеобразным принципам.
   Но красотка - министр сего не знает. И не надо ей об этом даже задумываться. Некоторые вещи должны оставаться неизвестными широкому кругу. Просто потому, что они слишком мерзкие сами по себе, пусть к ним и есть возможность, а иногда и необходимость, прибегать. К тому же разрыв связи допустим только в первые семь лет, а потом для ее уничтожения требуется уже намного большее, чем обычное жертвоприношение.
   Тем временем ритуал шел своим чередом:
   - Точно никто не хочет отказаться, - настойчиво, как и полагалось, спросила Нина, чувствуя, что ее руки замерзают все сильнее. Пластина была будто изо льда сделана. Система биологического контроля, однако, не фиксировала никаких нарушений в терморегуляции - холода на самом деле не было, просто магический мираж - побочный эффект, сопровождающий работу артефакта.
   Нет, в системе биологического контроля были и функции защиты от магического поражения. Но сейчас они дремали, принудительно отключенные хозяйкой. Потому что их работа нарушила бы контакт артефакта с ее телом, а это одно из ключевых условий ритуала - принимающий клятву обязан быть полностью открыт для творящихся чар.
   - Не хочу, - синхронно ответили все члены команды.
   - Понимаете, что ваша клятва может быть не услышана, если вы не готовы стать единым целым и войти во Фронтир?
   - Понимаю, - такой же синхронный ответ.
   - Готовы ли вы приступить?
   - Да, - третий ответ.
   - Пусть подойдет тот, кого вы все признаете капитаном, и возложит руки свои на Свиток Договора. - И кто только выдумал это дурацкое название, совершенно неподходящее этой ледяной пластине? На ней нет ни единого символа, да и внутри тоже отсутствуют всякие запоминающие устройства. Из нее свиток, как из стекла бриллиант.
   Мейдок подумал, что эта девушка неплохо справляется с ролью его личного клоуна. Ее суждения настолько забавны и бестолковы, что поднимают настроение не хуже комедии.
   Как можно быть настолько... несведущей? Особенно в том предмете, который, пусть и формально, но является основой твоих рабочих обязанностей. Можно же открыть КосмоКомпендиум хотя бы. В нем еще никого не забанили, даже министров. Посмотреть там мнеморолик об этом артефакте. И узнать, что на квантовом уровне он является непрерывным воспроизведением договора универсалис. А заодно и том, что красная точка в центре белого поля - это символ команды, погруженной в вечно неизведанное изменчивое пространство Фронтира. И если все принесшие на данном Свитке клятву погибнут безвозвратно, то точка почернеет.
   - Перед богами, в которых вы верите, и под взглядом ками тех, кто погиб во Фронтире, назовите свое настоящее имя и принесите клятву. - Пальцы рук Нина уже почти не чувствовала, настолько они замерзли. А ведь прошло совсем немного времени с начала ритуала. Поневоле министр начала думать, что участвовать в этой церемонии не так уж и круто, как она полагала. А потом вспомнила, что это раз в полтора столетие, и невольно просияла мечтательной улыбкой, представив, как небрежно в салоне рассказывает об этом событии века. Подруги обзавидуются. И мысль об этом оказалась лучше любого обогревателя.
   Микаэла положила обе руки на Свиток Договора и уверенно произнесла:
   - Я, Микаэла Ирраэн, эннэйт Ккард а Маэс, капитан новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и права членов экипажа. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   На мгновение ее руки окутались серебристым сиянием. Микаэла сделала шаг вбок и показала всем ладони, в середине которых едва заметно светились алые татуировки - глаз на кресте. Фронтирские ками ее клятву услышали и приняли, положив начало формированию команды.
   Вперед немедленно шагнула Светлана и положила руки на пластину:
   - Я, Машо Леви, интерсубъект ВЧ/666/4528662460, пилот новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Кирилл с любопытством смотрел на "Светлану". Теперь он понимал, почему она не сказала свое настоящее имя до этого момента. И почему умолчала о нем и Микаэла. Последнюю он понимал особенно - зная его настоящую фамилию, капитан не могла поступить иначе. Даже ведая о том, как он относится к своей семье. Слишком рискованно. Ведь именно Машо официально считается убийцей его сестры.
   Микаэла казалось расслабленной, но Кирилла это не обманывало. Она сильно тревожится, ожидая его реакцию. Но менять что-либо в заранее оговоренном плане и отказываться давать клятву парень не собирался. Это было не в его интересах. К тому же, отказавшись, он не сможет познакомиться поближе с той, кто, возможно, убила его самого, даже не подозревая об этом. Или, по крайней мере, поставила на грань гибели, отправив сестренку на тот, весьма недалекий, свет. Прямиком к нему в тело.
   И он шагнул следующим, когда Машо показала всем знаки принятой клятвы на своих ладонях. Так было положено по правилам ритуала и совпадало с его намерениями.
   - Я, Сирил Джейк Грэвес, епископ Евангельской Мекканской Церкви, навигатор новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Машо - Светлана смотрела на него с удивлением и легким испугом. Ну, он бы на ее месте тоже не остался спокоен. Она же не в курсе его забавных внутрисемейных перипетий. Улыбаясь, парень продемонстрировал ей алые знаки на обеих руках - они уже в одной команде.
   Карей задумчиво постукивала наманикюренным ногтем по губам, и невозможно было понять, о чем думает эта цифровая полубогиня. Парень допускал, что она знала кто он такой, до этого момента. А может и нет. Но сейчас ничто уже не имело смысла. Все сказано и карты раскрыты.
   Отец Дамби тоже смотрел на навигатора. И думал, что даже епископы не гарантированы от потери веры. Недаром Кирилл честно назвал себя неприсоединившимся атеистом. И вообще, практика семейного священства, когда детей делают служителями Церкви еще в детстве только потому, что они из семьи, посвятившей себя службе вере, как в той же Евангельской Мекканской Церкви, глубоко порочна. Теоретически это должно воспитывать новые поколения пастырей, свободных от мирских искусов, но на практике чаще всего порождает глубоко опустошенных духовно людей.
   Хвостатый священник подозревал, что его размышления епископ - навигатор вполне мог и высмеять. И заявить, что любая религия - это ужасный бред и, цитируя древнего классика: "наркотик для народа". А может и согласился бы с ним. Или сказать совсем что-то третье, кто знает. Но сейчас не время думать об этом. Будет еще много возможностей пообщаться с ним. И прояснить его мнение.
   Отец Дамби не собирался проповедовать свою религию. Но ему нравилось, когда в груди разумного горел ровный теплый огонь веры, пусть даже атеистической. А не леденящий холод, именуемый неприсоединившимся атеизмом, или, того хуже, яростный пожар фанатизма. И он был готов на многое пойти, чтобы добиться этого результата. Так повелевало его учение, запрещающее оставлять кого-то в состоянии духовной опасности.
   По правилам ритуала четвертым приносил клятву священник экипажа. Отца Дамби на руки со всем возможным почтением взял Мейдок и поднес к Свитку Договора. Положив передние лапы на холодную пластину, пес отчетливо произнес:
   - Я, патер Дамби фор Катрин, иерей Церкви Святых новых дней, священник новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис, повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн и заботиться о духовном здравии членов экипажа. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Дэрриш смотрел на приносящего клятву вельш-корги и думал, что создатели ритуала были очень практичными разумными, пусть со стороны некоторые из их решений и могут показаться странными.
   Взять ту же связь душ, которую устанавливает обряд. Из-за нее создание команд универсалис является очень непростым делом - стоит только усомниться, дать согласие не вполне искренне, и Свиток Договора не примет твою клятву. И это еще даже не половина проблемы, которую порождает такое решение. Куда хуже то, что это усложнило ритуал, его магическую подоплеку, настолько, что только жертвоприношение разумного может разорвать порождаемые им узы. И то только в первые семь лет.
   Все это выглядит бредово и расточительно, если не брать в расчет то, что во Фронтире не только время, пространство и материя являются понятиями довольно-таки относительными. Жизнь и смерть там тоже не абсолютные единицы бытия, как в обычной реальности. Рано или поздно, почти каждая команда сталкивается с гибелью кого-то из членов экипажа. А иногда и всех. И достаточно часто мертвые получают возможность вернуться в мир живых. И связь, порождаемая клятвой, помогает в этом очень сильно.
   Такое происходит всегда по-разному. Кого-то воскрешают чародеи из команды, если таковые имеются. В изменчивой и непостижимой реальности Фронтира это иногда бывает достижимым. Кто-то возвращается с того света сам. Другие перерождаются, воплощаясь в новом теле. Вариантов очень много.
   Он помнил случай, когда одного такого мертвеца родила спустя пять лет одна из его подруг, входящая в другую команду. Которая едва не поседела, когда к ее пятилетнему сыну вернулась память о прошлой жизни. Действительно, стать матерью парня, которого в его прошлой жизни взаимно горячо любила - опыт, мягко говоря, приятный не для среднестатического разумного.
   Не всегда вернувшиеся помнят, кем они были. И тогда сокомандники помогают им обрести себя. Иногда бывает, что время для вчерашнего мертвеца шло иначе, и он успел прожить сотни лет до того, как вернулся к своему экипажу, становясь фактически другой личностью.
   Далеко не обязательно, что мертвец наверняка сможет вернуться к команде. Но шансы на это есть и, порождаемая клятвой связь увеличивает их. Так что то, что выглядит в обычной реальности Ойкумены ненужным излишеством, во Фронтире просто необходимо. Даже с учетом всех возможных издержек.
   А иногда бывает, что погибают все и никто из них никогда не вернется из очередного похода. Как это произошло с его прошлой командой.
   Священник показал команде передние лапы, на подушечках которых алели кресты с распятым оком. Его клятва принята.
   Дэрриш едва заметно кивнул. Да, это, конечно, не Анфиса, но от хвостатого патера тоже может быть толк. Все-таки всерьез интересуется артефактами Фронтира, это должно пригодиться. И, по-любому, он куда лучше Джджачиксы. От той бы пришлось через год-два избавляться, принося жертву.
   Кстати, странно, что так сложилось. Команда подобралась очень удачно, в довольно короткий срок. А со священником не везло до самого старта. Планировали изначально Тейми ди Нола, уже договорились, но он в последний момент не смог. Потом планировали взять Анфису, но и у той не сложилось. И вот уже перед отправлением подвернулся отец Дамби. На диво удачно пролетом оказавшийся на Дэнбере в тот момент, когда с планеты один за другим улетели все другие возможные кандидаты.
   Надо будет напрячь Куанто, пусть просчитает, насколько вероятно, что это не случайность, а чья-то игра вероятностями. И кому сие может быть выгодно.
   Может быть, такие мысли и отдают паранойей, но лучше быть живым параноиком, чем мертвым беспечным балбесом.
   Мейдок осторожно поставил священника на пол и отошел назад, чтобы не мешать приносить клятву врачу, которая, согласно правилам, должна была сделать это пятой.
   Карей положила обе руки на Свиток Договора и произнесла:
   - Я, Карей, Таэр Маск, врач новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Показав присутствующим проступившие на ее ладонях алые знаки, она отошла к Машо - Светлане и положила ей руку на плечо, будто давая понять - я здесь, с тобой. Многозначительный жест, в свете выяснившихся истинных имен пилота и навигатора.
   Шестым к Свитку договора подошел техномаг:
   - Я, Мэрсайл "Эрси" Адари, верный Кимийесу, техномаг новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Это имя не сказало ничего нового членам команды. Хотя бы потому, что о Кариньонессе и порядках именования его жителей обитателям Ойкумены было известно немногим больше, чем ничего. Пожалуй, единственно, что было понятно, так это кто такой Кимийес - таково сакральное имя одного из Крылатых, богов - драконов, правящих кариньонессцами. В миру обычно использовалось профанное именование Эльму'Дэабету, что переводилось, как "Ласкающий". Он покровительствовал страсти и разврату.
   Показав руки, отмеченные алыми знаками, Мэрсайл отошел, уступая место тому, кто должен был стать стражем команды, тем, кто ответственен за применение боевых модулей и вообще за безопасность:
   - Я, Кортэ Леви, интерсубъект ВЧ/666/4529876647, сабмиссиво Машо Леви, пилот новой команды, от имени всех своих личностей и душ, и с разрешения моего доминанто, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Отец Дамби смотрел на стража и с иронией думал, что его в очередной раз изящно обманули, не сказав ни слова неправды. Да, Кортэ исповедует веру Церкви Святых новых дней, все верно. И он же, вернее, какая-то другая его личность или душа следует постулатам аронической религии. И это наверняка далеко не полный список. Загадка, почему аосец вдруг стал не аронистом, разрешилась. Просто у него синдром множественной личности, плюс несколько душ. И он, желая сделать приятное священнику, сказал ему, что придерживается тех же убеждений, что и последний. И не солгал.
   Интересно, в него изначально было заложено разделение на множество личностей или это развилось из-за какой-то ошибки в техноэмбрионе? Ведь он андроид, а не биологическое существо. Не очень прилично такое спрашивать, но говорят, что аосцы к подобным расспросам относятся более благожелательно, чем большинство жителей Ойкумены. Они вроде как ценят всякие отличия, даже если ментальная инвалидность. Так велит их религия. Надо будет посмотреть побольше материалов про эту планету и ее уклад. Угу, а так же нужно поискать информацию по эннейтам, Конфедерации, Кариньонессу, Таэр Маскам и так далее. Потому что иначе он просто не сможет выполнять обязанности священника. Ведь не зная, чем живет родная культура разумного, невозможно работать с его духовными нуждами. В общем, много дел предстоит сделать.
   Вот вопроса, откуда взялось несколько душ, да еще в разумной машине, у священника даже не возникло. Практика закладывать в техноэмбрионы души специально умерщвляемых для этого человеческих зародышей, насчитывает уже десяток тысяч лет. Правда, очень редко сразу несколько помещаются в одно тело, слишком сложная технология для этого применяется и результат, как правило, получается сомнительный. Проще и выгоднее обходиться одной.
   - Я, Дэрриш Лир Ланкастер, изгоняющий новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Подросток уверенно выговаривал слова клятвы, отрезая себе пути к отступлению. Он возвращался в Фронтир, уже однажды убивший его. И всю команду универсалис, в которой он тогда состоял.
   Мейдок смотрел на брата и не понимал, что чувствует. Десять лет назад "Катаррэ" - корвет, на котором летала прошлая команда Дэрриша, попал под удар погибельного огня и был выжжен во времени. В результате получилось, что никого из того экипажа никогда не существовало, все, что они сделали, так же исчезло, оставив после себя только ложную память.
   Поэтому Дэрриш не совершил ошибку в Кантаэне и Мейдок не погиб четырнадцать лет назад. Гибель брата в чудовищном потоке погибельного огня вернула мертвого на тот момент уже больше четырех лет телепата к жизни.
   Мейдоку пришлось пожертвовать семейным бизнесом, согласившись с тем, что его передали под управление трастового фонда. Враги Ланкастеров воспользовались сложившейся ситуацией и "воскресшего" телепата едва вообще признали представителем этой фамилии.
   В итоге его утвердили главой рода, тем более что он остался единственным живым представителем семьи. А так же согласились включить в последнюю "новую версию" Дэрриша, которую телепат создал на основе модуля "Solum".
   И вот сейчас они уже вдвоем летят во Фронтир. И пусть для этого были очень веские причины, Мейдок не понимал, что он сам чувствует, когда это стало реальностью.
   Но это непонимание не помешало ему шагнуть к Свитку Договора, едва брат показал алые метки на ладонях:
   - Я, Мейдок Тео Ланкастер, телепат новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Он поднял руки, ощущая, как леденящий душу и тело холод прорисовывает на них красные печати. Пути назад были окончательно отрезаны. Впрочем, он и не собирался отступать.
   Его сменил техномаг, положивший на Свиток договора небольшую коробочку шахматной расцветки, из которой раздался детский голос:
   - Я, Тиен, корабль новой команды, приношу клятву, что буду соблюдать договор универсалис и повиноваться законным приказам моего капитана Микаэлы Ирраэн. Прошу ками засвидетельствовать мою искренность. Да будет моя душа неразрывно связана с моей командой в этой жизни и в последующих, что мне доведется прожить.
   Техномаг поднял коробочку, и все увидели, что на ее нижней части алеет такой же знак, как и на ладонях остальных участников команды.
   - Отныне вы универсалис! - торжественно провозгласила Нина срывающимся от волнения голосом. - Будьте единым целым и следуйте своим путем!
   При этих словах Свиток Договора в ее руках рассыпался на множество снежинок, которые тут же растаяли без следа. Ритуал завершился, и свидетельство о нем было автоматически зафиксировано во всех положенных местах.
   Силовое поле, скрывавшее обряд, так же отключилось. А госпожа министр, не выдержав тягот ритуала, потеряла сознание, осев на руки навигатора. К ней тут же подбежал врач из ее свиты, спешно активирующий заблокированные функции системы биологического контроля.
   Новоиспеченную команду вежливо, но твердо, охрана министра выставила из базилики, посоветовав пойти заниматься своими делами, все равно они от торжественного обеда в их честь заранее отказались. И все, начиная с капитана, сочли за благо последовать хорошему совету.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   19:38 вечера по местному времени.
   Планета Дэнбер, стационарная орбита над Новиградом, корвет "Мраконосец"
  
   Вся команда собралась на борту. Дела на планете у всех завершились, и оставалось лишь две минуты до старта.
   К Фронтиру лететь еще шестнадцать дней крейсерской скоростью. Большая часть пути, естественно, пройдет в гиперпространстве. Что поделать, эта грандиозная космическая аномалия требует уважительного отношения, и абы где в нее не войдешь. Лишь на отдельных участках границы между нею и обычной реальностью возможен безопасный переход.
   - Мы получили разрешение на старт, - Светлана - Машо могла бы не брать сейчас управление на себя, в стандартных условиях в обычной реальности с этим бы вполне справился и сам корабль, но она не хотела нарушать традицию, согласно которой пилот всегда сам открывал полет, не полагаясь на автопилот.
   - Поехали, - пришедшая из глубочайшей древности формула, которой начинались все космические полеты людей в Ойкумене, сорвалась с губ капитана. И корабль двинулся, преодолевая первые километры. Новая команда универсалис отправилась к Фронтиру.
  
   24-е число 10-го месяца 26078-го года стандартного летоисчисления.
   19:45 по местному времени.
   Сеть планеты Дэнбер, частное владение "Боголюбово", лесной домик
  
   Игорь Егорович сидел на специально для него выращенном большом пне, наслаждаясь смолистым запахом окружающего их соснового леса. Он любил природу, хотя и без излишнего фанатизма. Поэтому в своем лесном домике и его окрестностях он принимал только тех, кому хотел выказать особое расположение. С теми же, кто ему не нравился от слова совсем, он предпочитал встречаться в футуристических многоэтажных башнях, благо величина того, что скромно называлось частным владением "Боголюбово", была больше двадцати тысяч квадратных километров, и в нем можно было разместить все, что хозяину заблагорассудится.
   Сашку, или по-другому - Штейна Александра Евгеньевича, единственного ребенка дочери Клавдии, Игорь Егорович любил больше, чем прочих своих потомков, включая сыновей. И твердо знал по опыту прошлых лет, что тот предан ему до мозга костей, несмотря на все свободолюбие.
   - Микаэла только что улетела, - небрежно проронил Игорь Егорович, исподволь наблюдая за реакцией внука. Он подозревал, что тот знает об этом не хуже него самого, но покажет ли это?
   Не то, чтобы старому дону сие было так важно, просто привычка следить за окружением уже въелась в саму его суть. К тому же последнее время с внуком явно что-то непонятное происходит. Как вернулся с отдыха, так сам не свой.
   - Счастливого пути, - равнодушно пожал плечами Александр, не давая деду понять, как он на самом деле относится к тому, что его первая любовь улетела раньше, чем планировала.
   - Сходи сегодня ночью в "Неспящую бабочку", навести новую хозяйку.
   - Хорошо, я побываю там, - парень ровно улыбнулся.
   Игорю Егоровичу это не понравилось, хотя он не подал вида. Надо будет озадачить Женю, пусть возьмет на свой личный контроль расследование. Нужно понять, что случилось с внуком во время его отдыха, что он стал смотреть на мир, будто отделен от него стеклянной стеной. Да и с Клавой поговорить не мешает, в конце концов, он ее сын. Чутье говорило дону, что что-то не так, а ему очень не нравилось, когда "не так" происходило с близкими ему людьми.
   Микаэла улетела вместе со всем клубком проблем, что за каким-то чертом собрала вокруг себя. Игорь Егорович не очень высоко оценивал ее шансы на то, что она сможет выжить в заваренной ею каше, но она не была для него членом семьи, хотя и нравилась ему. Поэтому он не собирался вмешиваться в ее авантюру, хотя и помогал ей понемногу пока мог.
   А вот Сашка другое дело - из внуков он больше всего любил именно его. И то, что этот мальчишка очевидно не собирается делиться с ним своими проблемами, его немного бесило. И еще больше тревожило - дон прекрасно помнил, как двадцать лет назад его старший сын незаметно отдалился от семьи, а потом очень по-глупому погиб. Повторения этого нужно было обязательно избежать.
.


Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"