Каринтиан и Alesi: другие произведения.

"Тени Крылатых"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
      Нескончаемая борьба за власть не замедляется ни на один миг. Смертные и бессмертные ради своих целей рвутся к вожделенной власти над собой, окружающими, миром. И сейчас борьба выходит на новый виток... за которым лежит пропасть, ибо в дыму и пламени стремительно надвигающейся глобальной схватки возвращаются Крылатые - зло, с трудом повергнутое в древности. Тени Крылатых ложатся на миры...
      В СОАВТОРСТВЕ С ALESI.
      Последняя выкладка от 16.10.2014.


   "Тени Крылатых"
  
   Интерлюдия 1
   Планета Аутран, 8 мая 3017 года по земному времени.
  
   Арвелл, новиций Курии
   - В нашей с вами Ойкумене боги -- это реальность, увы. Чаще всего жуткая и опасная.
   Преподаватель, старый даже на вид китаец, закованный в аугметический каркас, едва скрываемый мантией, коснулся иероглифа на левом виске, явно перенастраивая какое-то оборудование, поддерживающее его изношенное тело. Не удивительно -- по слухам, почтенному Айсиньгёро Цзайфэну было уже более пятисот лет. При средней продолжительности жизни землян не более двухсот пятидесяти. А ведь он не маг, и смена тела, которая будет дарована нам инициацией, невозможна.
   - Но сегодня я расскажу вам о самых страшных богах, которые когда-либо появлялись в Яви, Прави и Нави вместе взятых. Вы уже поняли, что речь пойдет о Крылатых. - Сложно не понять, когда об этих сверхсущностях -- драконах снято такое количество мнемофильмов и написано столько терабайт литературы... обычно низкопробной, поскольку народу во все времена интереснее читать страшилки или всхлипывать над "ррромантичными" любовными романами.
   - Еще раз предупреждаю, информация, которую вы сейчас услышите, не предназначена для широкого доступа и, если вы нарушите подписку о неразглашении, то за вами придут ребята в штатском, - почтенный Цзайфэн сокрушенно покачал лысой головой, покрытой десятком имплантов размером со среднюю монету. - Итак, приступим:
   Для начала разберем последовательно тех Крылатых, о которых точно известно, что они живы и активны. Их особенности, некоторые дела в прошлом и проявления в нынешнем. Начнем, естественно, с первого из них, их лидера Рейтиса. Телепат и провидец, а по совместительству опасный сумасшедший. На полях сражений, во время Вторжения шесть миллионов лет назад, появлялся достаточно редко, но всегда с сокрушительным эффектом. Предпочитал телепатически атаковывать командующих - высших магов и богов, а не армии. Наиболее известным случаем его личного участия в бою является подчинение Кромм Круаха, бога Смерти из Прави, который обратился против собственной армии и уничтожил ее в считанные минуты...
   Помню, помню, разбирали мы на лекции по древней истории этот случай. Кромм Круах стал "куклой" и совершил ритуал жертвоприношения в честь Рейтиса, угробив собственную армию и всю звездную систему, в которой разразилась схватка. Собственно, после этого демиург Дану и запретила вассалам и союзникам поодиночке вступать в битвы. Приказ, которого не смели ослушаться на протяжении всей той чудовищной войны. Если честно, то этот случай впечатлил тогда даже меня, сложно представить какую мощь нужно иметь, чтобы хотя бы пробить щиты бога. Причем столь могущественного, как шестнадцатый в иерархии божеств Прави.
   Лекция все длится и длится -- Цзайфэн на редкость подробно старается раскрыть то немногое, что известно о тех, кто едва не уничтожил наши вселенные. И я понимаю, почему Курия приказала, начиная с нашего курса, увеличить количество лекций о Крылатых -- они возвращаются. Отрезанные от Яви, Прави и Нави Печатями Запрета, эти чудовища возрождаются к жизни, и тени, что они отбрасывают, врываются в нашу жизнь все более властно и неудержимо. Помимо Элифера -- планеты, на которой до сих пор живут немногие уцелевшие слуги темных богов -- драконов и множества артефактов, оставшихся из прошлого, все больше и больше культов взывает к черной благодати Бездны... точно так же, если верить истории, все было перед Вторжением. Это напоминает вулкан, который готовится к извержению... только вот мы живем на его склонах и это очень печально.
  
   Глава 1 "Бойтесь своих желаний..."
   8 мая 3017 года Аурата, планета Имра, поместье "Альмас"
  
   Каймилана Эйстин
   У всех духи предков как духи, нормальные. Если их призвали, приходят, общаются - советуют, предупреждают... Наши же и здесь выделились, как были при жизни еще теми стервами, так и в Посмертии не изменились. Если они не "в духе", то можно хоть до посинения взывать, никто не откликнется. А в последние шесть лет, после того как Фамилию возглавила Сти, они не желают со мной говорить, особенно мама. За шесть лет ни разу не явилась, даже жертва в виде замученного молодого наложника ее не умилостивила. Только прапрабабушка Сойлана пришла, наговорила кучу гадостей, бросила загадочное: "Пришло время собирать камни..." и удалилась. Вот и понимай ее, как хочешь. А ведь я предупреждала Айсту, что духи будут в гневе, когда она передала власть дочери. Нельзя этого было делать, но сестра уперлась. Хотя тут ничего удивительного нет, упрямство - наша семейная черта, как и непомерная гордыня, из-за чего сами же и страдаем.
   Помню, когда сестре пришло время рожать, мама отказалась находиться рядом с ней и помогать ребенку появиться на свет. Пришлось мне, в нарушение традиций, предписывавших старшей по крови женщине приветствовать новорожденную, взять на себя и эту обязанность. Считается, что ритуал связывает две души тонкой нитью и потом, после перехода в Посмертие старшей, она становится хранительницей младшей и легче откликается на призыв, а если младшая выбирает не духовную стезю, то приходит к родственнице, чтобы передать предупреждение или совет. Конечно, мама лучше подходила на роль будущей хранительницы для малышки, но... выбора не было, кроме меня больше некому. Бабушка покинула нас очень рано, я ее почти не помню, а сестер у мамы нет. Поэтому, когда новорожденная была отмыта и завернута в ритуальную шелковую пеленку, я взяла ее на руки под встревоженным взглядом Айсты. Успокаивающе улыбнувшись ей, подошла к распахнутому заранее окну. Сонал почти полностью скрылась за горизонтом, последними лучами окрашивая постепенно темнеющее небо в золотисто-красный оттенок. Красивое и немного печальное зрелище, по крайней мере, мне всегда так казалось - Сонал прощалась с нами до утра, обещая вернуться и уступая место звездам.
   И вот к этим лучам я протянула малышку, прося их озарить путь новой жизни, духов предков - хранить и наставлять ее, а саму девочку - стать достойной женщиной, с гордостью и честью быть частью Фамилии Эйстин...
   - Перед последними лучами Сонар и восходящими звездами нарекаю тебя -Стийрива и приветствую тебя, дочь Айстайлы, да пребудет с тобой благословение Вестницы и предков.
   Только я произнесла ритуальную фразу, как погасли и последние лучи, звезды на небе засияли ярко, перемигиваясь. Подул холодный ветерок, и я поспешила унести девочку в комнату, не хватало ещё простудить её, хотя в нашей семье болеют крайне редко, не стоит рисковать. Я подошла к кровати и положила малышку рядом с Айстайлой, которая тут же осторожно прижала Сти к себе, будто защищая. Второй рукой она также придерживала сына, родившегося на десять минут раньше сестры. Имя мальчику еще не дали, сестра выберет его позднее, когда немного придет в себя после родов. Ритуал приветствия не распространялся на сыновей, их не касалось благословение Вестницы и судьба ожидала нелегкая. Надеюсь, племянник окажется достаточно умным, чтобы занять высокое положение в гареме.
   От резко распахнувшейся двери мы вздрогнули, а дети заплакали. Мама стремительно вошла в комнату, бросила мимолетный взгляд на новорожденных и, глядя в глаза Айсте, сказала:
   -Лучше бы ты родила только сына...- развернулась и также стремительно ушла. Дверь осталась широко распахнутой.
   Мы с сестрой ошеломленно переглянулись. И что это сейчас было? Мы привыкли к некоторым странностям мамы, но это заявление выходило за все рамки. Айстайла прижала к груди дочь, что-то нашептывая и пытаясь успокоить, я же отправила вызов няне, ждавшей в детской. Через пять минут дородная женщина, которую заранее подобрали для ухода и вскармливания детей, укачивала малыша, напевая ему колыбельную. Вскоре новорожденные уснули, Сти на груди матери, не пожелавшей расстаться с дочерью и на минуту, а мальчика няня унесла в детскую.
   -Не переживай,- я постаралась ободрить сестру.- У мамы, похоже, помутнение разума. Что бы она ни говорила, сегодня особенный день - родилась наследница Фамилии, и завтра мы устроим праздник в честь этого.
   Праздник мы действительно устроили, я разослала приглашения подругам сестёр, маминым и своим, так что вечеринка получилась грандиозная. Все радовались и поздравляли нас с рождением наследницы, и только мама сидела, как на похоронах, с каменным выражением лица. Тогда я даже не подозревала, что по прошествии двадцати шести лет буду готова повторить слова мамы: " Лучше бы Айста родила только сына". И дело не только в том, что мне хочется видеть во главе Фамилии собственную дочь. Причина гораздо серьезнее...
   Сти росла умной, вежливой и сдержанной в проявлении чувств девочкой - идеальная наследница Фамилии, но что-то меня настораживало в ней, не давало полюбить, принять полностью, заставляя относиться отстранённо-холодно. После рождения Вайсиланы, моей собственной дочери, я стала почти ненавидеть племянницу, девочки не стали подругами, хоть открыто и не враждовали, до поры... Теперь я смотрела на Сти, как на помеху, а после истории с Лайтом - как на опасную отступницу, и старалась следить за ней, по мере возможности, не вызывая подозрений с её стороны. К сожалению, она была очень осторожна, и пока мне не удалось обнаружить ничего компроментирующего. Но что-то должно быть, я уверена. Племянница ведет себя как обычно, но ощущение напряжения, ожидания чего-то буквально витает в воздухе, проскальзывает в голосе некоторых женщин Фамилии, взглядах и движениях мужчин гарема. Все это настораживает, очень настораживает. Мне нужно знать, что происходит, к чему готовиться, я не люблю сюрпризы, особенно неприятные, а у Сти других и не бывает.
   Придется пойти на крайние меры и использовать ритуал запретной магии - создание кайтрана. Знаю, духи предков не одобрят такого, но они замолчали и не помогают, а мне нужно позаботиться о будущем Фамилии в целом и дочери - в частности. Даже такой ценой.
   "Для ритуала мне понадобится мужчина - молодой, сильный, здоровый, желательно с мистическими способностями. Нда, такого просто так не купишь. Придется сделать заказ одной контрабандистке, поставляющей особенных мальчиков. Где-то у меня был записан ее номер..."
   Прикрыв глаза, я сосредоточилась и быстро нашла нужный номер и тут же отправила вызов Тахри. Через пару минут пришел ответ, что абонент готов к общению.
   -Добрый вечер, гинэ Тахрина, да пребудет с тобой благословение Вестницы,- я вежливо-официально улыбнулась, глядя на немного помятое лицо девушки на возникшем передо мной мысленном образе. Она сладко зевнула, провела ладонями по лицу, словно стирая остатки сна, и наконец разглядела, кто ее побеспокоил.
   - Гинэ Каймилана, вот так неожиданность,- обрадовалась Тахри.
   Ещё бы, новая клиентка - это всегда хорошо, а для нее особенно, потому что товар специфичный и очень дорогой. Конкуренции у девушки почти нет, мало кто рискует заниматься продажей мужчин "Империи Света", только те, у кого жажда наживы и приключений перевешивает страх перед смертной казнью, причём публичной. Если такая контрабандистка попадалась, от неё отрекалась вся Фамилия, чтобы позор не замарал честных женщин.
   Когда три года назад нашим доблестным стражам порядка удалось выследить и поймать "на горячем" подругу Тахри, аятолла устроила показательное зрелище из казни, но прежде ее хотели пытать, чтобы выбить имена заказчиц. Нет, доказать что-либо не смогли бы, никаких улик никто не оставляет, не дуры, но попасть под пристальное внимание тоже радости мало - следить ведь будут за каждым шагом, и только оступись... Девушка тогда умерла, не выдав никого. Как рассказывала мне потом Дани, моя подруга и начальница стражи лично аятоллы, в чипе у Шариты была очень хитрая программа, которая активировалась при попытке задержания, превратив мозг в кашу и уничтожив информацию. Вся служба порядка "рвала на себе волосы" от досады.
   - Я хочу сделать тебе заказ,- сразу перешла к делу. Не люблю долгие расшаркивания, особенно, когда все ясно, как небо над Хаей.
   Девушка кивнула головой и сосредоточилась, слушая перечисление "параметров товара", по ходу сортируя уже имеющийся улов, а на то, что он был, указывало еле заметное движение губ: " Не то, и это не то..." Я уже было расстроилась, думая, что придется ждать новой "охоты", но тут Тахри негромко рассмеялась:
   -Ну, конечно, Нимрэн... - девушка прищелкнула пальцами,- как раз из "свежих".
   Сбоку от Тахрины появился еще один мыслеобраз - молоденький малака лет семнадцати, не больше, кареглазый и рыжеволосый, светлая кожа усыпана веснушками. Довольно худой и еще по-мальчишески угловатый, но сразу видно, что абсолютно здоров и полон сил - румянец на щеках, задорный блеск в глазах и улыбка во все тридцать два зуба. Мне даже стало немного жаль, что придется его убить... не поиграв, времени на это нет. Ритуал надо проводить завтра ночью, а днем подготовиться. Еще раз с сожалением окинув взглядом Нимрэна, редкий случай - парнишка мне понравился, до легкого зуда в кончиках пальцев и желания прикоснуться, я выкинула посторонние мысли из головы. В любом случае, держать в гареме малаку неоправданно рискованно, так что и мечтать не стоит.
   -Сколько?- кратко, по-деловому, никаких эмоций в голосе.
   Названная сумма впечатлила, но не удивила, я была готова заплатить и больше, тем более деньги у меня есть. К счастью, удалось доказать, что авария, в которой я пострадала, произошла по вине производителя - заводской брак, не обнаруженный вовремя, хотя такого в принципе быть не могло, и я подозреваю, что тут не обошлось без участия Стийривы... В результате мне выплатили огромную компенсацию, помимо расходов на лечение. Вот эти деньги я и потрачу на малаку. Благо, заранее постепенно перевела их на подставной счет в банке Хамары. Да и подаренная Данириан защита данных, одна из мощнейших в этой Вселенной, не позволит даже заподозрить о проведенных мной перечислениях. Так что за сохранение тайны я спокойна.
   - Куда?
   Через минуту я перевела всю сумму на указанный счет в Межгалактическом банке Земли.
   -Спасибо, гинэ, приятно иметь с вами дело,- расплылась в довольной улыбке Тахри, получив подтверждение оплаты.- Когда желаете получить свое приобретение?
   Мы договорились о времени и месте передачи парня, и я переключилась на хранимую с особой тщательностью книгу с запретными ритуалами. Наткнулась я на нее случайно, перебирая старые записи, оставшиеся еще от основательниц Фамилии. Как их не обнаружили и не уничтожили раньше, не знаю, но тут же спрятала в тайнике, а потом сделала копию на чипе. Найдя ритуал по созданию кайтрана, я убедилась, что все нужные ингредиенты у меня есть, почти все. Отлично! А теперь - спать, день завтра будет тяжелый.
  
   9 мая 3017
   Утро для меня началось с первыми лучами Сонал. Ритуал по созданию кайтрана требует много сил, как физических, так и духовно-мистических, поэтому первым в списке дел у меня полет в долину гейзеров. Есть на Имре такое красивейшее, но и опасное место - спящий супервулкан Деисман с долиной гейзеров, горячих источников и озер. Лететь туда не очень долго, где-то часов пять, а то и меньше, так что я периодически наведываюсь, чтобы искупаться в любимом горячем источнике. Вода в "Сердце" чистейшая, насыщенно-красного цвета, словно кровь, за счёт минеральных веществ, содержащихся в большой концентрации, что для меня очень важно и полезно. После аварии мне быстро удалось адаптироваться с протезами и восстановить нарушенный баланс ауры благодаря именно ваннам в горячем источнике.
   С собой в долину я взяла только одного сопровождающего - Лайни, лишние глаза и уши мне не нужны, а этот мальчик верный, не сомневаюсь. За последние годы я перестала доверять почти всем женщинам Фамилии, а мужчинам тем более. Стийриву уважали, боялись и слушались все, независимо от статуса, даже я не рисковала открыто противостоять ей, хотя на убийство она не пойдет - моя смерть ей невыгодна, скорее, наоборот, а вот устроить мне неприятности вполне в её стиле.
   Всю дорогу я медитировала, поглаживая волосы сидящего у моих ног парня, почему-то это помогало успокоиться, хотя как-то со мной был Танай, и такого эффекта не получилось - я нервничала и с трудом взяла себя в руки. Стыдно признаться, но за пять лет после аварии я все ещё не преодолела страх перед полетами на флайере, и иногда по ночам просыпалась в холодном поту, с бешеным сердцебиением, снова переживая тот ужас. Это может показаться странным, ведь после смерти мы не попадаем в ад, которым так любят пугать в некоторых религиях, не развоплощаемся, а становимся духами-хранителями Фамилии - не такая уж и плохая участь, чтобы бояться умереть, но... я не стремлюсь перейти в мир "иной" в ближайшее время, да и не в ближайшее тоже. Этот мир, при всем своём несовершенстве, вполне устраивает меня. Да, в последнее время на Аурате происходит много изменений, и не в лучшую сторону, но это не повод распрощаться с родиной и жизнью.
   Мягкий толчок, и флайер замер. Прилетели, слава Вестнице! Лайни выпрыгнул из машины и помог выйти мне, почтительно придерживая за руку. Пройдя пару метров, я остановилась и глубоко вдохнула. Воздух здесь тоже особенный, насыщенный влагой, минералами. Даже просто погулять и подышать таким воздухом очень полезно, поэтому я и стараюсь взять с собой парнишку дочери, пусть набирается сил. Странно, но к Лайни я относилась как к сыну уже с тех пор, как Вайса сказала, что хочет сделать его своим мужем. Не знаю, зачем ей это нужно, но раз девочка хочет... Пусть будет мужем.
   Я обернулась к предмету последних размышлений и жестом позволила ему уйти. У парня тут тоже есть любимое место, и пока я купаюсь в источнике, он спускается на несколько метров, к огромному озеру, и сидит там. Плавать ему запрещено, вода скорее горячая, чем теплая, а кожа у Лайни нежная, почти как у младенца. Но он не огорчается, ведь посмотреть есть на что. Вода во всех водоемах долины чистейшая, но вот цвет разный. В озере тоже больше красная, но с вкраплением жёлтого, зелёного, синего и чёрного, создаёт причудливые "волны", медленно перетекающие, но не смешивающиеся.
   Обойдя группу из пяти гейзеров, я остановилась у своего любимого источника, края которого обрамлял орнамент из минеральных отложений, а сам он был в форме сердечка, каким его рисуют влюбленные, за что и получил название " сердце". Скинув платье и нижнее бельё, я обнаженной шагнула в воду и вздрогнула, она оказалась горячее обычного, ещё не обжигала, но находиться в ней было уже не комфортно. Окунувшись пару раз, я выбралась из источника и внимательно осмотрелась. Вроде все как обычно, на первый взгляд, но... Совсем не видно животных, ни оленей, ни вепрей, периодически приходивших на водопой из леса рядом с долиной.
   Вдруг раздался глухой рокот, затем шелест, и в воздух ударил фонтан из ближайшего гейзера, меня окатило водяной пылью, а одежда намокла. Странно, эти гейзеры до сих пор извергались раз в сутки, вечером, а сейчас ещё только полдень. Снова рокот, шелест, и ещё одна струя, высотой до пяти метров, из соседнего гейзера. И вот так, друг за другом, с интервалом в несколько минут остальные три окатили меня брызгами.
   На шум извержения Лайни обернулся и с тревогой посмотрел на меня. Я махнула рукой в сторону флайера, и парень побежал к нему. В машине у меня была запасная одежда, но надевать её сейчас не стоит, надо немного обсохнуть, но подальше от гейзеров. И еще одно надо сделать - набрать воды в роднике на самом краю долины. Она понадобится мне сегодня в полночь, для ритуала. Конечно, можно использовать и обычную воду, но эта значительно облегчает работу с мистической энергией или Силой, как любят ее называть одаренные. Обнаружила я эту особенность случайно, перепутав емкости и почувствовав, что погружение в мир духов идет легче и быстрее. Теперь для всех ритуалов беру только "родничку".
   Всю обратную дорогу я проспала, так что из флайера буквально выпорхнула, полная сил, отдохнувшая и словно родившаяся заново. Заглянула к сестре, поболтать немного, и удалилась в свое крыло дома. Оставшиеся до встречи с Тахри три часа промелькнули в подготовке комнаты в подвале, для "приема гостя".
   И вот, стоя на берегу реки возле нашего поместья, со странным волнением наблюдаю, как опускается флайер, открывается дверь и Тахрина выпихивает мне под ноги нечто, связанное по рукам -- ногам, с кляпом во рту и повязкой на глазах. Интересно, уши ему она тоже заткнула?
  
   Интерлюдия 2
   Планета Аутран, 9 мая 3017 года по земному времени.
  
   Арвелл, новиций Курии
   Такое впечатление, что Крылатые уже на пороге и завтра начнется новое Вторжение -- ректорат, оказывается, в конце апреля утвердил экстренное изменение учебной программы, как мне поведала подруга -- сокурсница. И не верить ей нет смысла -- во-первых, она не любит трепать языком просто так, а во-вторых, ее дядя -- заместитель декана кафедры малефицистики. К тому же теперь все новиции большую часть времени заняты изучением всего, что связано с этими владыками Бездны, что само по себе подтверждает ее слова.
   Мрак, как же не хочется попасть на новую великую войну. Я не труслив, но очень не хотел бы оказаться на фронте против армий Драконов Бездны.
   Тем более после того, что сейчас узнаю... взять хотя бы этот занимательный фильм, который нам показали сегодня... о всего лишь одном из творений Крылатых, которое пробудилось после пяти миллионов лет сна. Разумный супервирус "Рескатор".
   Его случайно разбудили на планете Аэтронг, во время проведения строительных работ на глубине двадцати километров ниже уровня моря. Сначала вирус не проявлял себя -- инкубационный период у первого штамма оказался потрясающе долгим -- семнадцать лет. И все это время его распространяли зараженные. А потом в один момент вспыхнула эпидемия разом в сорока мирах, порождая все новые и новые штаммы. Этот монстр имел разум и с распространением становился все сильнее -- каждый новый зараженный, каждая новая смерть давали ему все больше Силы, и в результате с ним не могли справиться даже боги и вирт'ари. Он пожирал мир за миром, заражая даже неживую материю, творя все новые штаммы, перехватывая контроль над инфраструктурой захваченных планет и используя ее для своего дальнейшего распространения.
   Зараженные творили невероятные вещи, ввергая галактики в хаос. Ведь в их числе оказались и боги пораженных миров. Борьба с чудовищной пандемией превратилась в полномасштабную войну... в которой "Рескатор" нашел союзников -- в обмен на обязательство пощадить их владения и помочь в решении приграничных споров многие государства вступили в коалицию, которая воевала на стороне созданного разумным супервирусом флота. И их поддерживали множество созданных зараженными диверсантами культов.
   Врагам "Рескатора" нередко приходилось взрывать собственные планеты, со всем населением, чтобы избежать превращения их в базы своего кошмарного врага. И только ценой невероятных жертв супервирус удалось окружить карантинной сферой, но уничтожить это невероятное создание так и не получилось.
   Фильм произвел на меня тягостное впечатление. Если Крылатые шесть миллионов лет назад могли создать такое чудовище, то чего от них ждать сейчас? Не думаю, что они сидели, ничего не делая, такую бездну времени. Это совершенно не в их духе. И если они на самом деле возвращаются... если они сломают Запрет, то в новой войне против них победа видится чем-то совершенно нереальным. Творец милосердный, не допусти нового Вторжения... ну, пожалуйста!
  
   8 мая 3017 года Аурата, планета Имра
   Нимрэн
   Холодно... Свет милосердный, как же мне холодно. Ошейник из кристаллита выпивает из меня все силы, вымораживая саму душу.
   Я знаю, что меня не найдут -- поймавшие меня работорговцы слишком хорошо знают свое дело, ведь первый же провал для них станет последним.
   Кроме того, поиск не будет слишком тщательным -- дома меня считают безумцем, психически больным существом, которое потенциально может стать очень опасным... которое, скорее всего, придется усыпить через некоторое время, хоть убийство и не угодно Свету.
   Очень хочется обвинить свою болезнь в том, что сейчас оказался в рабстве с ошейником из кристаллита на шее, но я подавляю эту малодушную попытку соврать самому себе. Я вполне мог вернуться домой, когда прошел приступ и я обнаружил, что неведомо как выбрался за пределы Империи Света и нахожусь в чужих землях. Но вместо этого благоразумного поступка послушал вкрадчивый шепот безумия, сделал свой бред своей целью и полетел практически прямо в руки работорговцам. Вполне отдавая себе отчет, что на этом пути сбудутся мои ночные кошмары, терзающие меня с детства. Зачем я это сделал? Кто бы знал.
   Тьма сгущается вокруг меня. А я... нет чувств, эмоции обратились в собственное лихорадочное подобие... источник этой противоестественной мутации -- иной Я, тот, кто сменяет меня в моем теле во время приступов, оттесняя меня в сны без сновидений, мое безумие едва не мурлычет от предвкушения. И из той части памяти, которая принадлежит ему, доносятся образы покрытых кровью жертвенников, видения вознесшихся над огненными безднами башен из холодного камня и ярко-синего ветра... я никогда в жизни не видел ничего подобного. Но... иной Я помнит все это, и я невольно верю в его бред... "скоро, совсем скоро", - вкрадчивый шепот безумия застилает реальность, и я покорно засыпаю, откуда-то зная, что уже завтра все изменится. Завтра я умру... последняя мысль перед тем, как провалиться в темноту сна, не вызывает страха, вопреки своему мрачному смыслу.
  
   Глава 2 " ... ибо они исполняются..."
   9 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Каймилана Эйстин
   Направляясь в часовню с покупкой на аэрокаре, на котором обычно облетала владения Фамилии, я вспоминала выходку малаки при передаче и улыбалась, что совершенно мне не свойственно. Когда Тахри выпихнула его из флайера, он неуклюже упал и прокатился по траве, почти уткнувшись мне в ноги. Поизвивавшись и подергавшись в попытке встать, конечно, безрезультатной, парень замер, даже дыхание затаил, явно прислушиваясь. А вот и ответ на мой вопрос - заткнуты ли уши. Девушка понаблюдала за телодвижениями Нимрэна , рассмеялась и вышла из машины, вернее, хотела выйти. Когда ее нога коснулась травы, дверь машины резко захлопнулась. Тахри вскрикнула, снова распахнула дверь, пулей вылетела из флайера и разразилась такой бранью, которой, по идее, даже слышать не должна была, не то что произносить. Выпустив пар, она подошла ко мне прихрамывая.
   - Вот ведь мудыр, но силен,- с долей восхищения пожаловалась девушка.- Даже в ошейнике умудряется пакостить.
   Я чуть не присвистнула от удивления. Малака действительно оказался очень одаренным. Уж если кристаллит не гасит его силу... Вообще-то этот камень не блокировал, а впитывал всплески энергии, как губка, и постепенно вытягивал при постоянном ношении, иногда вплоть до полного истощения того, кому не повезло обзавестись подобным украшением. Поэтому был запрещен для использования без лицензии, которой, естественно, не было ни у Тахрины, ни у меня. Присев около парня, я развернула его голову лицом к себе, откинула спутанные волосы и провела пальчиком по щеке. Еще по-детски нежная кожа, пушок намечающейся растительности... Нимрэн снова задергался, возмущенно замычав. Мы с Тахри рассмеялись, забавный экземпляр попался, в Империи Света такие - редкость.
   За последние годы на Аурате появилось немало метеков, но среди них не было светоимперцев, слава Вестнице, потому что этих наиров хотелось придушить или отрезать им кое-что лишнее, как только они открывали рот. А я еще и противный привкус горечи ощущала, словно артемисы пожевала. Бррр! Меня передернуло от воспоминания. Этот же малака чувствовался совсем по-другому - горный родник с ледяной водой, переливающейся всеми цветами радуги под лучами Сонал. В него хотелось погрузить ладони и пить, пить... а потом еще и плеснуть на лицо, грудь, покрываясь мурашками. Да, за такую душу все демоны Руиноада передерутся.
   В аэрокаре у меня была спрятана шкатулка из макасара с обручем, целиком выточенным из кристаллита. Достав его, я надела "украшение" на шею парня, сняв ошейник, уже искрящийся от наполнившей камни энергии. Тихое досадливое шипение Тахрины подтвердило мою догадку, такой силы маг ей еще не попадался, и девушка сожалела, что сильно продешевила. Хмыкнув, я перевела на ее счет еще пару тысяч галакт, в качестве премии. Расстались мы полностью довольные друг другом, и я заторопилась, до полуночи и начала ритуала оставался час, не больше.
  
   Нимрэн
   Иной Я развлекался. Оттеснив меня на край сознания, это невозможное создание наслаждалось тем, что целенаправленно выводило из себя нашу похитительницу внешне выглядящими едва ли не детскими выходками, которые бесили ее до невозможности. Все началось достаточно невинно -- во время очередной кормежки он начал на нее смотреть. Все бы ничего, но от мыслей, которые возникали в голове, я бы сгорел со стыда, не контролируй он ситуацию. Видимо, его взгляды были настолько красноречивы, что явно не стеснительная девушка начала испытывать неловкость и даже пару раз ударила, чтобы "поучить похотливого мерзавца"... странная она, вообще-то иной Я думал о том, как аккуратнее снять с нее кожу, чтобы не испортить шкурку неумелостью рук. Сексуального же влечения она не вызывала -- для сынов и дочерей Империи Света оно возможно только после вступления в брак и только с законной супругой. Мысли совершенно не подобающие нормальному разумному,... но я с самого начала не был нормальным.
   Дальше было веселее. Имитации попыток побега -- вполне реалистичные, ибо в этих случаях иной Я отдавал инициативу мне, а я слишком хотел вернуться домой. Мы оба понимали, что долго не проживем -- Империя Света не прощает похищения своих граждан и всегда находит их. Поэтому светлоимперцев и крадут лишь для черномагических ритуалов.
   Иной Я практически соблазнил одну из служанок Тахрины -- похитительницы. Растравил ее желание владеть мной настолько, что та потеряла голову и попыталась меня похитить. Это было непросто, с учетом того, что я был закован и, как все считали, отрезан от внешнего мира -- заблокированы все информационные каналы, заткнуты уши, кляп во рту... Глупцы, светлоимперец слышит любой клеточкой тела. Я не мог подать о себе весть на родину, но даже в ошейнике из кристаллита и в изолирующем поле способен сплетать смыслы понимания и с их помощью общаться с теми, кто находится поблизости. Соблазненную ждала неудача, но ощущая на своих губах кровь, окатившую мое лицо, когда Тахри в прямом смысле слова оторвала предательнице голову, я впервые за время плена искренне улыбнулся. Сияющий внутри меня Свет обрел красный оттенок. Что безумно радовало иного Я и забавляло меня.
   И вот меня привезли заказчице... той, кто меня убьет. Забавно, но в этом мире правят женщины. Бесполезная для меня информация, но я всегда хотел быть исследователем... и наставники говорили, что у меня неплохие для этой профессии задатки. Но сейчас у меня нет времени... и возможностей тоже маловато. В ответ на это иной Я только насмешливо хмыкнул -- он считает, что у нас будет больше чем достаточно всего, что нужно для изучения этой планеты и ее устройства. И я поверил ему... он никогда не лгал мне.
  
   Каймилайна
   Приземлившись на поляне в березовой роще, где стояла часовня, выстроенная еще при прапрабабушке Сойнале, любившей эти белоствольные деревья Земли и посадившей несколько саженцев, я подхватила на руки слабо затрепыхавшегося Нимрэна и спустилась в подвал. Парень оказался на удивление легким, да и я, вопреки обманчиво-хрупкому виду, была далеко не изнеженной, постоянные тренировки закалят кого угодно. И слава Вестнице, нас никто не видел, а то зрелище - гинэ Каймилана с парнем на руках, не для слабонервных, тут и до обвинений в ереси недалеко. Хотя, тут я бы с ними и согласилась, нельзя носить мужчин на руках ни в прямом, ни в переносном смысле. Но этот малака... почему-то тащить его за собой, как куль, не смогла, а развязать ноги не рискнула. Только возни с попытками сбежать мне сейчас не хватает.
   Сразу прошла к жертвеннику в центре комнаты и с раздражением почти швырнула на него парня. "Что это со мной? Пожалела малаку? Светоимперца? Я? Не может быть". На душе стало как-то тревожно, мне очень не нравилась собственная реакция на Нимрэна, неправильная реакция. Выдохнув и постаравшись успокоиться, еще раз осмотрелась, все ли на своих местах. Идеально вычерченная пентаграмма, вписанная в круг, свечи, сделанные собственноручно из озокерита с добавлением нескольких капель крови, корд из гальворна с рукоятью из бычьего рога, хрустальная чаша и ведерко с родниковой водой, инъектор с гепарином и парализатор. Ах да, извивающееся и мычащее тело с необыкновенной душой и мощным даром... Скоро полночь, пора. Сначала надо позаботиться о теле, потом займусь душой...
   Выставила на парализаторе средний заряд, я же не собиралась вырубить жертву всерьез и надолго, и прижала его к виску парня. Тот дернулся еще раз и обмяк. Отлично, минут пятнадцать - двадцать можно делать все, что угодно, не ожидая сопротивления. Кордом разрезала веревки и рубашку, изрядно порванную и испачканную в налипшей траве и грязи. Хм, а грязь-то он где нашел, или Тахри держит товар в хлеву, как свиней? Штаны распорола по шву и вместе с остатками рубашки откинула за пределы пентаграммы. Вынула кляп и положила рядом, еще пригодится, если Нимрэн окажется слишком болтливым. Потом сняла влажную повязку с глаз. Интересно, это от росы или слёз она так намокла?.. Похоже, все же второе.
   Смочила кусочек ткани в родниковой воде и осторожно провела им по лицу парня, не удержалась и обрисовала пальчиком контур припухших губ. На несколько минут я замерла, борясь с искушением коснуться их своими, попробовать на вкус. Странно, никогда особенно не любила поцелуи, тем более с мужчинами никогда этого не делала, а тут просто наваждение какое-то. Чуть приоткрытые, нижняя явно искусана, со следами зубов и более полная так и манила прихватить ее, пососать и зализать маленькую ранку в уголке. Поймав себя на том, что уже наклоняюсь, встряхнулась - не время и не место для подобных экспериментов.
   Потом протерла шею и плечи, руки, и уже чистые закрепила в фиксаторах по краям жертвенника. Далее вымыла грудь, цепляясь ноготками за соски. Хмыкнув, пересчитала выступающие ребра. Подцепила кордом резинку трусов и потянула. Острейшая кромка лезвия тут же разрезала ткюань на две половинки, окончательно обнажая малаку. Волосы на лобке тоже рыжие, только чуть темнее, небольшие яички легли в мою ладонь, как родные, член в неэрегированом состоянии выглядел трогательно и беззащитно. Ну уж нет, его касаться не буду. Вздохнув, быстро провела влажной тканью по ногам и защелкнула фиксатор на левой лодыжке.
   Тихий вздох отвлек меня от второй ноги парня. Вот его длинные, густые ресницы задрожали, и глаза открылись. Минуту он моргал, пытаясь сфокусировать взгляд, потом с удивлением осмотрелся и уставился на меня.
   - Где я? - немного хрипловатый баритон приятно удивил, мне казалось, что его голос будет более высоким, но так даже лучше. Что же, можно и ответить:
   - Ты в подвале нашей часовни, на жертвеннике,- я ласково улыбнулась, типа ничего особенного не происходит, не стоит волноваться.
   - Кто вы и что собираетесь со мной делать?- Нимрен с трудом сглотнул. Ну, конечно, у бедняги в горле совсем пересохло. Но ничего, скоро напьется.
   - Я - атаурвана Благой Вестницы, - выдала еще крупицу информации и стала ждать реакции.
   - Вестницы?- переспросил малака, явно вспоминая все, что знал о ней в целом и обрядах в ее честь, в частности. Похоже, ничего подобного происходящему не вспоминалось. Еще бы, запретные ритуалы держались в строгой секретности. Поэтому он недоуменно посмотрел на меня:- Так что вы делаете, гинэ?
   - Гинэка,- автоматически поправила я его.
   - Что?
   - Гинэка - обращение мужчины к женщине на Аурате,- пояснила я с неожиданным дружелюбием.
   - Ах да, перепутал, простите,- он улыбнулся открыто и искренне, словно мы давно знакомы.
   - Ничего страшного, Нимрэн...
   Наша милая беседа совершенно не соответствовала обстоятельствам, или это меня так пытаются отвлечь? Я ласково провела ладонью по правой лодыжке парня и защелкнула на ней последний фиксатор. Все, готов. Полюбовавшись на распятого на жертвеннике малаку, еще раз пожалела, что нет времени для игр, вряд ли мне еще попадется такой экземпляр, а искушение снова прикоснуться к его коже, почувствовать кончиками пальцев ее гладкость, теплоту все нарастало. Да что это со мной? Такое влечение к мужчине, почти мальчишке, на меня совсем не похоже.
   - Зачем?- он с намеком дернул руками.
   - Терпение, ты все увидишь сам,- пообещала я и поставила хрустальную чашу с родничкой на жертвенник рядом с головой парня. Он автоматически потянулся к воде, непроизвольно сглатывая, но не достал, конечно, и с какой-то детской обидой и укоризной посмотрел на меня. Я, не обращая внимания на невысказанную просьбу, проколола свой палец кордом и несколько выступивших капель крови смешала с родничкой, окрашивая её в чуть красноватый цвет. Потом приподняла голову Нимрэна и поднесла чашу к его губам:
   - Пей...
   Пару минут взгляд парня метался с вожделенной жидкости на меня и обратно. Но вот жажда победила, или малака решил, что отравить его или подчинить таким способом не получится, значит, можно рискнуть. Первый осторожный глоток, и на лице Нимрэна расплывается довольная улыбка. Ага, родниковая водичка вкуснейшая, и привкус крови почти незаметен, но чтобы запомнить его и потом узнать, этого достаточно. Парень махом осушил всю чашу, не пролив и капли.
   - Спасибо...- и облизнулся.
   Я завороженно смотрела, как язычок медленно скользит по верхней губе, оставляя влажный след, потом по нижней и ныряет обратно в рот. Поймав себя на том, что снова наклоняюсь, внутренне застонала и выругалась. Вот что этот малака творит со мной, а? По телу толпами побежали мурашки, а ноги ослабели так, что пришлось присесть на жертвенник, нарушая все правила и каноны. Нет, так не пойдёт, так никакого ритуала не будет... Вернее, будет, но не тот, что я запланировала. Встряхнув головой, взяла себя в руки и ... заткнула парню рот кляпом. Теперь он не будет отвлекать меня.
   Прикрыв глаза и сделав глубокий вдох, я сконцентрировалась на поставленной задаче, отметая все постороннее, настраиваясь на общение с духами. Сейчас это будет не просто душа, а демонесса, Камрин, именно её я выбрала из известных мне обитателей Руиноада, и её имя нанесла на свечи, расставленные по кругу. Когда я открыла глаза, то была абсолютно спокойна, никаких эмоций, колебаний или сожалений, только холодная решимость. Пять минут до полуночи, приставила инъектор к вене на руке малаки и ввела сразу весь гепарин, это не позволит его крови сворачиваться минимум пять часов, но мне столько и не нужно. Нимрэн затих, а потом изумленно посмотрел на меня.
   -Что, твой анализатор не может распознать второе вещество?- уточнила я причину удивления. Парень утвердительно кивнул головой.
   Конечно, про сатипуол еще никто не знает. Его совершенно случайно получила Вайса три месяца назад, пытаясь создать вакцину от геморты. Что уж она с подругами нахимичила, не знаю, но препарат вызывал на себя весь "огонь" защитных сил организма, совершенно не обращая внимания на другие вещества, а анализатор бил тревогу. Так что в этот момент подопытный мог отравиться банальной несвежей пищей.
   Полночь.
   - Камрин, настата лутоон...- с первыми словами молитвы-призыва я снова взяла нож в руку и склонилась над замершим парнем. Коснулась острием правой руки, прокалывая кожу, и легким, скользящим движением провела линию, потом параллельно вторую... и между ними... Руна Уруз, символ силы, Высшего предназначения, перемен и ускорения процессов сейчас наполнялась кровью, давая мне дополнительную энергию.
   В комнате ощутимо похолодало, свечи сами собой вспыхнули, по углам комнаты заметались причудливые тени. Малака протестующе замычал, напрягся, сверля меня взглядом, но я уже не обращала на него внимания, чувствуя, как сгущается воздух и становится тяжелее дышать.
   - Камрин, саапуа инулла...
   На левой руке парня заалела руна Турисаз, логическое продолжение первой руны, разрушает все старое и ненужное, освобождает место для нового... открывает врата...
   По комнате пронесся ледяной порыв ветра, почти погасив свечи. Воздух замерцал разноцветными искрами, которые обрисовали силуэт женщины. Обруч на шее парня мягко засиял голубым светом, напитавшись энергией Нимрэна. Похоже, малака пытался помешать мне, но безрезультатно.
   - Камрин, оттааа вастаан лахна...
   На лбу осторожно, стараясь не задеть брови, начертила Перт, руну Посвящения, которая символизирует время и изменения, помогает перейти в мир иной. Она правит тайнами, сокрытыми вещами, а также тесно взаимодействует с кармическими энергиями.
   Силуэт женщины постепенно проявлялся все больше. И вот стали четко видны белые, как снег, волосы до пояса, тонкие черты лица, бледные губы, изящная шея и глубокий вырез платья, обнажавший плечи и часть довольно пышной груди, тонкие руки с длинными белыми ногтями, осиная талия, подчеркнутая широким поясом, и подол платья из струящейся ткани, полностью скрывающий ноги, даже кончики туфель не выглядывали. От фигуры веяло какой-то невыразимой жутью. Вот вроде ничего такого уж страшного в ней не было, но сердце невольно замирало и перехватывало дыхание, душа же пыталась не только затаиться в пятках, а зарыться куда бы поглубже и подальше, желательно не в этой вселенной. Пришлось приложить все силы, чтобы голос и рука с ножом не дрожали.
   -Камрин, мунтаа лахна...
   На левой ноге Нимрэна расположилась Кано, дополнительный усилитель рунескрипта, стимул возникновения нового... отношений... привязанностей...
   Женщина подплыла к жертвеннику и встала в изголовье, полюбовалась на почти не дышащего парня, такого же бледного, как и она. Подцепила ноготком обруч и откинула его в сторону. Конечно, он теперь не нужен, демонесса погасит любой всплеск человеческой магии.
   - Камрин, лиитаа ми...
   На правой ноге - последняя руна, Гебо - единство. Она способна объединять энергии нескольких личностей, чтобы обладать силой, намного большей, чем все индивидуальные энергии вместе взятые.
   Я стояла с ножом в руках напротив демонессы, между нами жертвенник с распятым малакой, кровь из начертанных на нем рун текла уже ручейками, впитываясь в камень. Парень все больше бледнел, теряя последние силы и энергию. Он уже не дергался и не мычал, только глаза сверкали коктейлем чувств. Глаза, которые скоро погаснут... навсегда.
  
   Интерлюдия 3
   Планета Аутран, 9 мая 3017 года по земному времени.
  
   Арвелл, новиций Курии
   - Арвелл, извини, если помешала... - Лив, моя однокурсница, красивая голубоглазая блондинка с шикарной фигурой, впервые пришла ко мне в комнату, чем изрядно удивила. Обычно звезда нашего курса не снисходила до простых студентов, предпочитая общаться со старшекурсниками. И мне было любопытно, что ей понадобилось. Поверить в то, что высокомерная "королева" вдруг возжелала моего общества просто так, я не в состоянии. Я же не простой парень -- рабочий, у которого при виде красивой девушки мозги разжижаются и скатываются ниже пояса. Хотя она реально хороша.
   - Привет, Лив, ты что-то хотела? - мои лицо, голос и аура выражают только вежливый, слегка безразличный вопрос.
   - У меня через два дня день рождения... приходи, я буду рада тебя видеть, - она чуть замялась и как-то по-детски добавила: - Пожалуйста.
   Сказать, что это меня удивило, значит, изрядно приуменьшить. Никогда не думал, что эта девочка, демонстративно задирающая нос, будет стоять на пороге моей комнаты и практически просить быть на ее празднике... странные дела творятся в нашем мироздании, что и говорить. Я немного замешкался, но увидев, что в ее глазах начинает проявляться обида, поспешно произнес:
   - Да, конечно, я приду. Спасибо, что пригласила.
   Лив буквально просияла улыбкой, сразу став еще красивее, хоть я и не думал, что это возможно для человеческой женщины.
   - Я рада, что ты согласился, - она неожиданно привстала на цыпочки и чмокнула меня в щеку. И тут же отстранилась, слегка покраснев. - Я побегу, мне еще доклад по гениям Руиноада делать надо на завтра. Спокойной ночи, Арвелл, сладких снов.
   - Спокойной ночи, - эхом откликнулся я, глядя, как она выходит из моей комнаты. Я не понимаю, что это было. Но, честное слово, эта девушка соблазнительна, как суккубы Кенриссейна.
   А потому мне нужно будет повнимательнее присмотреться к ней. Если она просто решила наладить отношения с сокурсниками -- это хорошо, ведь в будущем мы, возможно, будем соратниками. А свои бушующие гормоны я могу обуздать, не тревожа ими никого постороннего. Но если она ведет какую-то игру, то надо быть настороже и понять, что это за игра и какую роль отводят в ней мне. И желательно сообразить побыстрее, чтобы не оказаться в положении петуха с разгона попавшего во щи. Это только прошедшие инициацию маги Курии связаны клятвами братства и не могут действовать во вред друг другу. А вот ранние ступени, включая самую первую, на которой я и Лив стоим, не связаны ничем. И, насколько я знаю, бывали весьма неприятные случаи подстав. Так что расслабляться, глядя на красотку, мило краснеющую у меня в гостях, не стоит. Слишком уж ее поведение не соответствует тому, что я о ней знал и слышал до сегодняшнего вечера. Но и впадать в паронойю заранее глупо. Поэтому буду держать глаза открытыми, а мозги работающими, и ничего страшного не случится.
   А пока, до сна, мне нужно еще закончить подготовку к утренним урокам. Поэтому с помощью медицинской встроенной нано-сети я отрегулировал гормональный баланс, сбивая уровень бушующего в крови тестостерона, и сел в позу лотоса, медитировать и делать домашние задания. Меня ждут древние духи, драконы, боги и прочие персонажи, словно вышедшие из фильма ужасов.
  
   Глава 3 " ... но не так, как хотелось..."
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Нимрэн
   Вести светский, ни к чему не обязывающий разговор, лежа на жертвеннике, в который буквально въелись эманации насильственной смерти, в ожидании, пока тебя зарежут -- это безумие, так, вне всякого сомнения, скажет любой здравомыслящий разумный. Увы, даже я к таковым не отношусь, а уж иной Я и подавно. В итоге мы довольно мило поболтали с глупой (разве умная станет обращаться к одному из демонов, служащих Крылатым?), но обходительной дамой, которая, правда, едва не закапала меня слюной.
   Вот эта сторона жизни разумных вне Империи Света меня всегда сбивала с толку, даже, когда я о ней просто читал. Как можно испытывать желание соединить свое тело не с единственным (или единственной), дарованным Светом супругом? Как можно от такого слияния получать удовольствие? Как это вообще физиологически возможно? Сама мысль о вероятности такого извращения кажется дикой, немыслимой... и странно притягательной. Подобно иконам Крылатых, что я однажды видел в музее. Абсолют порока, неведомым образом кажущийся даже красивым и вызывающим желание прикоснуться, но от этого еще более жуткий и отталкивающий.
   Я чувствовал, что понравился гинэке Каймилане, настолько понравился, что она только отчаянным усилием воли взяла себя в руки и смогла продолжить подготовку к жертвоприношению, а не набросилась на меня. И сквозь мое изумление начало проступать невольное уважение к силе воли этой женщины. Обуреваемая низшими инстинктами, она, тем не менее, смогла сохранить самоконтроль и продолжить делать то, что считает нужным. Даже жаль, что она потеряна для Света и обратилась к скверне. Такая сильная душа и так напрасно себя губит. Но, увы, она выбрала свой путь и послушна велениям порока.
   Иной Я откровенно смеялся над моими псевдофилософскими размышлениями. Его всегда забавляло многое из того, что является нормой для любого гражданина Светлой империи. Как-то раз он обмолвился, что не понимает, как можно быть настолько искренними в своем ханжестве. Но я тогда обиделся и неделю с ним не разговаривал. Это был единственный случай, когда он первым пришел извиняться. И мы в итоге решили, что не будем попрекать друг друга особенностями мировоззрений. Это не отменило взаимных подшучиваний, но отлично упорядочило наши взаимоотношения.
   - Знаешь, - я почти наяву увидел, как мой вечный спутник насмешливо скривил губы, - ты просто никогда не ощущал страсти. А как попробуешь ее, так будет не удержать. И все эти размышления о высоком тебе же самому будут казаться наивными и детскими.
   - Возможно, и так, - я ненадолго отвлекся от разговора со своей будущей убийцей, - но ведь страсть можно разделить и с единственной, а не растрачивать ее попусту на многих.
   - А давай пари? - неожиданно азартно предложил иной Я. - Если ты будешь считать так же через пару лет, то я признаю себя проигравшим и выполню одно твое желание, любое. А если ты проиграешь, то исполнишь одно любое мое желание. Идет?
   - Идет, - я уверен в успехе, - только вот как быть с тем, что нам жить осталось несколько минут?
   - А плевать, эта смерть не закончит нашей жизни, голову даю на отсечение, - сообразив, насколько каламбурно прозвучало сказанное, иной Я рассмеялся: - Ну, ты меня понял.
   - Ага, договорились. - Конечно, понял. Но вот почему он настолько уверен в том, что это не конец, я не понимаю.
   Тем временем гинэка Каймилана поставила рядом со мной чашу с водой, и я непроизвольно потянулся, на миг забыв, что скован. Естественно, не достал и укоризненно посмотрел на женщину. Она, что, вздумала еще пытать меня сначала жаждой и только потом убить?
   Но все оказалось еще замысловатее, чем я думал -- она проколола себе палец и добавила несколько капель крови в воду. Сразу стало ясно, что напиток далеко не безобиден и зачем-то нужен для ритуала. Ну, не верю я в ее бескорыстную доброту, ну хоть убейте меня, не верю.
   Поэтому, когда она поднесла чашу к моим губам и приказала пить, я пару минут не решался сделать первый глоток. Пусть я изначально знал, что сейчас умру, но все-таки самому шагнуть на финальную прямую к смерти... для этого нужно быть более смелым человеком, нежели я. Но... сколько веревочка не вейся, а все равно дойдет до конца. Иной Я тихонько смеялся на заднем плане и даже не думал мне сочувствовать, сволочь. С ощущением, будто втыкаю себе в печень нож, я глотнул жидкость.
   К моему удивлению, это оказалась вкуснейшая вода, в которой явно были какие-то странные примеси, помимо крови. Одну из них мой организм смог идентифицировать почти сразу -- оно препятствует сворачиванию крови, а вот второе... оно явно было рассчитано на то, чтобы сковать все защитные системы. Не лежи я на черном жертвеннике, мог бы воззвать к Свету, и он бы сразу сжег вредоносную мерзость, но сейчас... У обычного гражданина империи это бы получилось и в такой ситуации, но ко мне эта благая Сила всегда нисходила с неохотой...
  
   Каймилайна Эйстин
   Ритуал вступал в завершающую фазу. Жертвенник напитался кровью парня, и если бы мог, то мурлыкал от удовольствия. Демонесса спокойно ждала следующего действия, и я протянула руку с ножом вперед, разжимая пальцы. Корд завис в воздухе острием вниз и медленно поплыл над Нимрэном, словно выбирал место, куда вонзиться. И точно, остановился над солнечным сплетением. В следующую минуту мы с Камрин синхронно развели руки в стороны, ладонями друг к другу.
   - Индесса икуисести...- одновременно произнесли мы и шагнули влево. Кончики пальцев закололо ледяными иглами. По белому платью демонессы прошла волна сверху вниз, меняя цвет на нежно-голубой, он будто стёк, потемнев на подоле до синего. Огни свечей вспыхнули очень ярко, и тени по углам растаяли с еле слышным разочарованным стоном.
   - Синестоида вереллаан...- Еще шаг, и мы замираем по бокам от парня, будто собираясь обняться над ним. Холодное дуновение воздуха касается моего лица, на миг перехватывая дыхание и замораживая кровь в напряженных руках. Еще немного, и я перестану их чувствовать. Анализатор физического состояния тревожно запикал и выдал рекомендацию - покинуть место с неблагоприятными, потенциально опасными для здоровья и жизни условиями. Пришлось отвлечься и отключить его, а то скоро он развопится не на шутку.
   - Нуолета...- мой голос прозвучал приглушенно-хрипло, а руки рвануло вперед, пальцы сами обхватили рукоять висящего в воздухе ножа. По платью Камрин снова прошла волна, меняя цвет на ярко- красный. Свечи почти догорели, распространяя запах сандала, который я добавила лишь в основание.
   - Киел тенда алистейсси...- пообещала за будущего кайтрана демонесса, сжимая рукоять ножа поверх моих ладоней, замораживая их до состояния ледышек. Почти не дыша, я наблюдала, как от наших соединенных рук стекает черная волна, окутывая лезвие ножа, вытягиваясь в призрачный клинок, длиннее реального на десять сантиметров.
   -Ванноа вала...- мы резко опустили руки вниз, остановив острие корда у самой груди парня, чуть царапнув кожу, а призрачный клинок погрузился в тело, разрывая связь с душой, открывая для нее канал выхода.
   Из тела парня выплыл сгусток света, небольшой, но очень яркий, слепяще-чистый, он на несколько минут завис, словно решая, что же ему дальше делать. Я побыстрее встала на своё место, снова вскидывая руки ладонями к Камрин. Сгусток света медленно подплыл ко мне, но не смог коснуться, наткнувшись на преграду. Сердито поискрив, отправился к демонессе, с тем же результатом. Вернулся к своему теперь уже бывшему телу и ... наверно, попытался слиться с ним. По крайней мере, это так выглядело. Вот он опустился, растекся тонкой пленкой, став почти незаметным, но все же не втягиваясь внутрь.
   - Мунтаа... елаа...- голос Камрин прозвучал неожиданно тепло, отвлекая меня от происходящего на жертвеннике. Я удивлённо посмотрела на демонессу и не поверила своим ощущениям. От неё шла такая волна любви и нежности, какой я не встречала ни у людей, ни у других рас. От нее нельзя было ни защититься, ни отказаться, ни забыть. А ведь мне удалось уловить лишь отголосок, что же чувствовали те, кому все это предназначалось? Что чувствовал сейчас Нимрэн? Скорее всего, никогда не узнаю, ведь словами такое не описать.
   Очертания тела парня задрожали и стали расплываться, он словно таял, как ледышка под лучами Сонал, а вот тонкая пленочка души как будто набухала, темнея и увеличиваясь. Можно было подумать, что душа растворяет в себе тело и растет, изменяясь. Наверно, именно это и происходило - перерождение.
   Мое внимание привлекла тончайшая ниточка, соединявшая Нимрэна... со мной. Что? Как? Откуда она взялась? Я всмотрелась в нее пристальнее, постаралась ощутить. И тут меня словно огрело чем-то очень большим и тяжелым, теперь я четко видела, что этот мальчик был мой. МОЙ! Я читала, что существуют души, созданные друг для друга, но не верила, считала сказкой для наивных, романтичных натур. Сомневалась, что может быть такое притяжение, когда забываешь обо всем на свете, вселенная сужается до одной точки, фокусируясь в любимых глазах, и разлука даже на несколько часов рвет сердце от тоски. Сомневалась, что может быть такая душа, которая дополнит мои достоинства и ради которой мне захочется исправить недостатки, в ответ дополняя и изменяя. Понимание и взаимность... абсолютные.
   Глядя на медленно перерождающуюся душу и сгорающую нить связи, мне хотелось кричать от отчаяния. Я сама отдала единственную возможность любить и быть любимой, ритуал необратим, ничего не исправить и не вернуть назад. Ну почему, почему мы встретились именно так?
   - Ты проклята,- тихий ответ Камрин на мой невысказанный вопрос прозвучал громом среди ясного неба.
   -Проклята? Кем?- я с трудом сдержала порыв броситься к демонессе и вытрясти из нее информацию, а потом ... В моей голове пронеслись множество вариантов того, как бы я отомстила, но все они казались слишком слабым утешением.
   - Подумай, кто тебя так любил?..- с легкой усмешкой посоветовала демонесса. В следующую минуту перед моими глазами вспыхнула картинка, намертво впечатываясь в мозг. Я пошатнулась и сжала виски руками, пытаясь унять вмиг запульсировавшую боль.
   - Извини, не рассчитала...- в ставшем снова холодно-равнодушном голосе Камрин не было и капли сожаления. Ну и Владыка Руиноада с ней, обойдусь без ее сочувствия, хотя в то, что это случайность, не верится, совсем.
   Звякнувшие о жертвенник фиксаторы вернули наше внимание к парню. А парня-то и не было, вернее, не было тела, да и тот, кто сытой лужицей растекся по камню, уже не был Нимрэном. Черное с синими переливами облако несколько раз поменяло форму, словно выбирая наиболее удобный образ. В итоге через пять минут мы любовались драконом. Нет, не огромной рептилией под потолок, а вполне компактной версией с крупную собаку, кайтран-то был новорожденным. Немного потоптавшись по жертвеннику, расправив крылья и вытянув шею, малыш поковылял к демонессе. Камрин погладила дракошу по голове, и тот тут же встопорщил гребешок от затылка до кончика хвоста, от удовольствия, и прикрыл глаза с крестообразными зрачками.
   Несколько минут прошли в полной тишине, демонесса и кайтран общались ментально, при этом малыш тянулся к руке Камрин, подставляя то голову, то шею. Я же пыталась разобраться в коктейле чувств, захлестнувших меня при виде такой идиллии. Меня раздирало от противоречивых ощущений: дракончик принадлежал демонессе, но служить будет мне, пока я сама не откажусь от него; кайтран - темный дух, но в искорках на черной чешуе я видела частички души МОЕГО мальчика. Меня притягивало и одновременно отталкивало это сочетание. Я бы хотела относиться к нему как к большинству мужчин нашего гарема - полезным созданиям, используемым по мере надобности, но уже сейчас понимала, что не смогу. Не смогу быть равнодушно-холодной, но и по-другому нельзя, если не хочу заплатить за греховную привязанность своей душой. О, Благая Вестница, как же ты была права, запрещая любые контакты с представителями Руиноада!
   Закончив разговор с дракошей, демонесса обратилась ко мне:
   - Договор вступил в силу, Ваккарэн будет служить тебе, пока... - и растаяла, оставив нас вдвоем.
   На меня вдруг навалилась страшная усталость. На ритуал и последовавшие волнения я истратила все силы, и теперь чувствовала себя опустошенной. Найдя взглядом ведерко с родничкой, я медленно, с усилием добрела до него, взяла хрустальную чашу и зачерпнула воды. Насыщенная минералами и энергией жидкость буквально воскресила меня. Я пила и не могла напиться, глотая жадно, взахлеб. Капли стекали по подбородку на шею и грудь, а я жалела, что нахожусь не в долине гейзеров. С каким удовольствием я бы окунулась в любимый источник, всей кожей впитывая его энергию, ощущая, как напряженные мышцы расслабляются. Но в ближайшем будущем это блаженство мне не светит, увы.
   Отставив чашу, я развернулась к кайтрану. Он ждал, прикрыв глаза полупрозрачной пленкой и обернув лапы хвостом. Весь его вид излучал спокойствие и удовлетворение, чего нельзя сказать обо мне. Вот вроде получила то, что хотела, но...
   - Значит, Ваккарэн...- произнесла я имя дракоши, вслушиваясь в его звучание. Все правильно: новая "жизнь" - новое имя. Нимрэна больше не было, а Ваккарэн другой, абсолютно. И мне лучше навсегда забыть, что первый когда-либо существовал, а второй... второго пора отправлять шпионить за "любимой" племянницей, будем называть вещи своими именами.
   - Проникнешь в базу данных Стийривы, аккуратно, не оставляя следов,- отдала я первое распоряжение, подчеркнув голосом "аккуратно". - Мне нужны все документы за последние...- прикинула время, за которое поведение главы Фамилии начало вызывать у меня некоторые подозрения,- ... три месяца. Особенно - финансовые. У тебя два часа на выполнение приказа, найдешь меня потом в моей спальне, доступ туда у тебя есть, в любое время, - и взмахом руки отпустила кайтрана. Не пошевелив и когтем, он просто растаял в воздухе.
   Выйдя из часовни, я с наслаждением вдохнула свежий воздух, в мае он пахнет особенно - молодыми листочками, травкой и первыми цветами. Я люблю медитировать на природе, поэтому и приказала выстроить гостевой домик десять лет назад, когда Вайса поступила в колледж. А с тех пор, как главой Фамилии стала Сти, вообще часто жила здесь по два- три дня. Пять метров до домика я прошла босиком, скинув туфли на пороге часовни. Приложив ладонь к двери, разблокировала систему защиты и вошла внутрь. Маленький, но удобный домик состоял из трех комнат- кухня, кабинет и спальня с сан. узлом. Привыкшая к роскоши основного дома поместья, я тем не менее, чувствовала себя здесь очень комфортно, еще и благодаря тому, что никого рядом не было -- я брала с собой только племянника или мальчика дочери, Лайни, когда они не были заняты учебой, а главное -- Сти никогда тут не появлялась. Домик- только мои владения, охраняемые духами предков.
   Пройдя сначала на кухню, я прихватила из бара бутылку вина и бокал. В спальне покосилась на приоткрытую дверь в душ, но... нет, не сейчас.
   И рухнула в кресло в спальне, собираясь дожидаться результатов "вылазки в стан врага". Вытянув ноги и сжимая в руках бокал с вином, я хотела расслабиться и обдумать планы по дальнейшему использованию приобретения, но... Перед глазами снова вспыхнула картинка, показанная Камрин: темная комната освещена несколькими черными свечами по краям пентаграммы, похожей на ту, что чертила я. Жертвенник, и на нем стоит хрупкая девушка - светлые, почти белые длинные локоны до пояса прикрывают обнаженную фигуру, оставляя на обозрение стройные ноги, плоский животик и треугольник волос чуть темнее, чем на голове. В молитвенно сложенных руках судорожно сжат кинжал, голова склонена, и лицо не видно. За спиной жертвы вырастает смутная тень и обнимает ее призрачными крыльями нетопыря.
   -Ванноа сколлисуутта...- вскинув голову, выкрикивает девушка и резко проводит кинжалом по шее, а у меня на миг перехватывает дыхание. Я знаю ее! Благая Вестница, это же Илана! Значит, ее мать соврала, сказав, что девушка погибла при пожаре в их поместье тридцать лет назад. На самом деле Ила принесла себя в жертву... чтобы проклясть меня?
   Я помотала головой, пытаясь избавиться от вида искаженного мукой и надеждой лица, с глазами, горящими любовью и ненавистью одновременно.
   - Дурочка, ну какая же ты дурочка, Или, была...- сквозь зубы простонала, ощущая возвращение пульсирующей боли. - Я-то думала, что избавилась от тебя навсегда... А ты... через столько лет...
   Воспоминания тридцатилетней давности обрушились на меня, высвечивая все произошедшее с беспощадной ясностью.
  
   Нимрэн
   Когда ведьма начала резать на моем теле колдовские символы прямо по живому и произносить заклинание на незнакомом мне языке, я отключил боль. Физическую. Но эта мерзость буквально прожигала энергетические каналы, вбрасывая в ауру потоки Скверны. Не знаю, я бы, наверно, сошел с ума и вопил, как животное, если бы контроль не перехватил иной Я, к моему великому облегчению.
   Неужели гинэка Каймилана не чувствует, насколько кошмарны Силы, к которым она взывает? Не ощущает потоков клиффота -- скверны, которая буквально разъедает пространство этого капища, обращая его в филиал Бездны?
   Но иному Я в этой гнетущей атмосфере было вполне комфортно. Он даже отключил блокировку боли и едва не мурлыкал от удовольствия. Нет, я, конечно, всегда понимал, что он далек от Света, но такое поведение меня покоробило. Как оказалось, знать, что часть тебя темна -- это совсем не то, что просто предполагать это же.
   - Да ладно тебе убиваться, - иной Я неожиданно серьезно обратился ко мне, - я все тот же и ты тоже. И никто, и ничто нас не разлучит. Мы не враги друг другу... я же без тебя бы со скуки сдох. - Я ощущал его искренность, его отчаянное желание, чтобы я понимал и, главное, принимал его. Он не хотел, чтобы мы ссорились.
   И, видит Свет, я тоже оказался готов принять его даже таким -- сбросившим маски порождением Мрака. Мой близнец, единственный, кто меня всегда принимал таким, какой я есть, хоть часто раздражался по поводу моих воззрений и привычек. Я не откажусь от него.
   - Мы вместе, - услышав мои мысли, он повеселел. И тут же отвлекся -- вот увлекающаяся натура: - Вау, глянь, какая чикса! - Где только слов таких понабрался?..
   При виде "чиксы" я дернулся и непроизвольно перехватил контроль над телом и Даром. Инстинкты, унаследованные от сотен поколений предков, взяли верх, и не очень понимая, что именно делаю, швырнул весь доступный мне поток Силы в появившегося в капище суккуба.
   Но проклятый ошейник из кристаллита тут же выпил всю энергию из моего плетения. А демонесса проявлялась все четче, вот она уже не обрисованный искрами силуэт, а вполне материальная прекрасная женщина, бледная, как смерть.
   Гинэка... нет, ведьма, воззвавшая к тому, что хуже самой Тьмы, продолжила вырезать на моем теле нечестивые руны. И я уже не мог отключить боль -- системы организма зависали одна за другой, выходя из строя.
   Я не помню, в какой момент суккуб и колдунья завершили формирование аркана, видящегося мне, как сотканный из кроваво-красного света клинок, один лишь взгляд на который причинял боль. Лишь ощутил, как меня оттолкнул иной Я, сбрасывая в самые глубины нашей общей души, отчаянно закрывая собой от вихря, в который превратилось лезвие ножа -- заклинания, вышвырнувшего нас из тела на несколько отчаянно долгих мгновений.
   Мы превратились в сгусток энергии, едва не распадающийся от мощных потоков мрачной Силы, пронизывающей нас. Могущество, разбуженное запретным колдовством, было разумным. Казалось, оно читает меня, пролистывая нашу жизнь от момента зачатия и до малейших вероятностей того, что могло бы со мной случиться. И ничего, кроме Его взгляда, не было более существенным. Меня принесли в жертву аэтеросу -- существу, которое всего на пару ступенек ниже Создателя, и я его... навсегда... Сгорая в потоке чудовищного внимания, я не сразу увидел тонкую нить, связывающую меня с колдуньей. Что? На миг даже ужас и боль отступили, снесенные потрясением. Житель Империи Света, я не мог не узнать это полулегендарное явление -- связь двух душ-половинок. Не может быть, у меня галлюцинации... это невозможно...
   Но неожиданно что-то отвлекло темного аэтероса от меня. А через несколько непостижимо долгих мгновений я ощутил страшно далекое: "Живи..." и он... ушел. А ко мне обратилась суккуб... нет, не так... Избранная Камрин.
   И иной Я отвечал ей. Я слышал их разговор, но не понимал -- сознание, перегруженное вниманием великой сверхсущности и обилием впечатлений стремительно засыпало. Я пытался бороться с накатывающей дремой, но это оказалось выше моих сил...
  
   Интерлюдия 4
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Камрин
   - Ты довольна, Или? - на этот раз я в мужском облике и обнимаю прижимающуюся ко мне светловолосую человеческую девушку, почти ребенка.
   В ответ она покраснела, потом побледнела и наконец спрятала лицо у меня на плече. Мда... смертные. А чего, собственно, еще стоило ожидать? Они ведь не умеют отдаваться ни одному желанию целиком, будь иначе, миллионы жуликов, обещающих кары небесные, остались бы без работы. А в Илане еще слишком много человеческого - наш контракт предусматривает, что ее обучение начнется только после оплаты с моей стороны.
   - Тебе уже жалко эту женщину, но ты не готова ее простить, - это не вопрос, а констатация факта. Ведь я лучше нее самой знаю, что творится в ее очаровательной голове. Все, как обычно. Смертные чаще всего не способны ни простить, ни отомстить по-нормальному, вот и мечутся из стороны в сторону. В результате страдают на ровном месте. Глупо, но с этим ничего не поделаешь.
   Илана расплакалась, и мне пришлось ее утешать. "Мстительнице" самой было хуже едва ли не более, чем жертве ее мести. А ведь за это она отдала мне не только душу и жизнь. Условием принятия ее жертвы я поставил то, что она станет служанкой стражей моего гарема до того, как ее неверная возлюбленная потеряет свою вторую половинку. И вот уже три десятка лет девушка, воспитанная в мире, где почти все мужчины - рабы, выполняет каждую прихоть десятков парней, ведь я запретил кому-то одному брать ее под свое покровительство.
   Это не жестокость и не пустая прихоть - возжелавшая уничтожить чужую любовь моими руками должна четко понимать, что она хочет этого больше всего на свете. И готова отдать больше, чем просто жизнь и душу. И она прошла это суровое испытание, став рабыней и не отказавшись от своего слова - ведь ей стоило только сказать, и я отпустил бы ее. Не свершая мести, которой она желала. Многие дурочки обоего пола приносили себя в жертву мне, но мало кто из них выдерживал свое персональное испытание. Мне же проще - их души прокляты ими самими и все равно попадут к моему повелителю, даже будучи отпущенными на волю - им не прожить без райалета - энергии Владыки Рейтиса. Но я не исполняю желаний отказавшихся пройти путь до конца.
   Илана прошла. И сейчас плачет, смывая соленой водой своих слез прошлое, которое не отпускало ее больше тридцати лет. И она сама не понимала, но ей проще было то, что я рядом в своей мужской ипостаси - ведь вдвое больше времени, чем она прожила в царстве женской власти, было ею проведено среди парней. Поэтому утешающий ее сильный мужчина вызывал у нее гораздо более сильное инстинктивное ощущение защищенности, нежели моя девичья ипостась. Странны завихрения психики смертных. Но не учитывать их было бы несусветной глупостью, недостойной одного из десяти апостолов Крылатых, оставленных ими при отступлении.
   Завтра я начну ее обучать. И однажды она вновь родится в мир, но уже темной ведьмой, приближающей возвращение моих создателей. Не она первая, не она последняя.
  
   Глава 4 "Уроки жизни. Часть первая " Как аукнется..."
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Каймилана Эйстин (воспоминания)
   Эта история началась немного раньше, когда я, восемнадцатилетняя девчонка, закончила обучение в военном колледже-интернате. Именно там я познакомилась и подружилась с Дани, Данириан Аконем, второй дочерью гинэ Норин, входящей в "кулак" аятоллы. Четыре года строжайшей муштры перемежались вечеринками, на которых мы отрывались по полной, и огребая за них потом тоже по полной, но нас это никогда не останавливало. Старшая упсери гневно сверкала глазами и ледяным тоном отчитывала нас, грозя с позором выгнать заводил. Но при этом мы замечали, как подрагивают уголки её губ, в итоге она ограничивалась гауптвахтой, штрафными нарядами и лишением выходных, и без того редких.
   И вот после выпускного бала наша группа из десяти девушек закатила особенно грандиозную вечеринку, на которую Лисёна привела сестренку. Для пятнадцатилетней девочки, только год проучившейся в финансовом колледже, мы казались совсем взрослыми и крутыми. Форма младших упсери сидела на наших стройных, закаленных усиленными тренировками телах как влитая, подчеркивая все достоинства. Все четыре года мы вместе жили в одной казарме, вместе грызли гранит науки, вместе сбегали в самоволки и потом дружно оккупировали карцер. У нас получилась очень сплоченная команда, где каждая готова в любое время подставить плечо подруге - для поддержки, толчка вверх, ощущая рядом остальных. На занятиях по тактике и стратегии нам показывали мнемозаписи боев с хоздакотами, и мы до хрипоты спорили и разбирали все увиденное, уверенные, что уж мы-то бы их... Пара сражений под командованием интернационалистов вызвали особенно яростные комментарии, но в итоге мы признали, что эти конкретные мужчины действовали правильно. А вот кадры с пытками и последующими казнями плененных женщин, снятые хоздакотами, привели к такому взрыву ненависти, что мы потом несколько недель не приближались к нашим мужчинам, чтобы они не пострадали от неадекватной реакции. Четко понимая, что наши наложники не имеют ничего общего с этими извергами, кроме, собственно, половой принадлежности, мы все же с трудом сдерживали свою ярость.
   И, конечно, мы все собирались поступать в военную академию, чтобы дальше быть вместе. К тому же у нас сложились парочки, которые в любом случае не хотели расставаться. Моей парой была Дани, с самого начала она выбрала меня, а я не возражала, хотя по-настоящему так и не полюбила её. Нам было хорошо, а большего мне и не требовалось. Мы с Данириан прекрасно понимали друг друга и полностью доверяли. Иногда после вечеринок мы просыпались втроём в одной постели, и даже вчетвером, но это никак не сказывалось на наших отношениях. Так было и в других парах группы.
   И вот на выпускную вечеринку Лисёна привела сестру. В глазах всех девушек ясно читался вопрос - нафига нам этот невинный цветочек, с учётом количества вина и хуманы. Лис как-то нехорошо усмехнулась и заявила, что Илана сама захотела к нам и "пора ребёнку взрослеть". Мы переглянулись и пожали плечами, пора так пора, в конце концов, они знают, что делают. Дальше мы веселились, подшучивали друг над другом, пили вино, добавляя в него хуману. Илана тихо сидела рядом с сестрой, с любопытством наблюдая за нами и вздрагивая каждый раз, когда Лисёна обращалась к ней, чтобы та наполнила ей бокал, принесла закуску, подала воооон тот салатик....
   В голове у меня приятно шумело, настроение было отличное, но несчастный, затравленный взгляд " бедной сиротинки" вносил нотку диссонанса. Подмигнув Дани, я подсела к Илане, улыбнулась, как можно более дружелюбно, при этом стараясь, чтобы не было похоже на оскал акулы при виде особо упитанного пловца. Говоря какую-то чушь про чудесную погоду и прекрасный вид мило краснеющей девушки, я предлагала ей попробовать то одно, то другое блюдо, немного фруктов и сладостей, поднося их к губам Илы.
   С другой стороны к нам подсела Данириан, оттеснив Лисёну в сторону, и стала предлагать совсем засмущавшейся Илане вино и сок, расхваливая их бесподобный вкус. Вскоре мы с Дани затеяли шуточную перепалку за право поухаживать за гостьей. Девочка растерянно переводила взгляд с меня на Данириан и обратно, не понимая, как ей быть, как правильно вести себя, чтобы никого не обидеть. Посматривала на Лисёну, в ожидании подсказки или окрика, но та лишь посмеивалась, зная, что мы дурачимся.
   Вот я вскочила на ноги и, пылая гневом, вызвала соперницу на дуэль. Глаза Иланы стали круглыми- круглыми, девочка была шокирована, явно считая, что не заслуживает такого внимания и борьбы за её благосклонность. Мы с Дани встали друг напротив друга в боевой стойке, сверкая глазами и пытаясь сдержать рвущийся смех. Девчонки подбадривали нас комментариями и азартно спорили, кто выйдет победительницей, силы у нас были примерно равны, да и все уловки хорошо известны.
   Лисёна дала знак к началу схватки, сама себя назначив судьей, и мы мягко двинулись по кругу, в ожидании момента, когда удар точно достигнет цели. Перетекая в позу " тигр перед прыжком" и готовясь отправить соперницу в нокаут, я уловила постороннее движение сбоку. Отреагировав на "атаку", я провела захват и бросок, наваливаясь сверху. И с удивлением уставилась в голубые глаза. Так, стоп. У Дани они карие... да и тело подо мной явно другое... Я поёрзала, устраиваясь поудобнее на хрупких косточках, не сломать бы ненароком, и проследила за слезинкой, скатившейся по бледной щеке.
   -Пожалуйста... не надо...- судорожно сглотнув, попросила Ила.
   -Что не надо?- не поняла я.
   -Драться... не надо... из-за меня...- всхлипнув, девочка вдруг обняла меня за шею, прижимаясь и пряча заплаканное лицо.
   -Не буду, маленькая,- пообещала я, поглаживая Илану по голове и ощущая, как она дрожит. Ну вот, довели ребёнка.
   Встав и потянув девочку за собой, я увела её на кухню, напоила простой водой, подождала, когда мед.боты стабилизируют нервную систему, и предложила проводить домой. Конечно, Ила согласилась, и мы пошли, пешком. В итоге мы гуляли почти до утра, я рассказывала разные истории из своей бурной жизни в стенах колледжа, что-то приукрашивая, а что-то почти пропуская. Илана с восторгом слушала, иногда испуганно ахая и прижимаясь ближе, ощутимо стискивая мою руку. У двери дома я склонилась к девочке, нежно касаясь её губ, собираясь лишь обозначить поцелуй, на прощание, чтобы не испугать напором, но... на миг замерев от неожиданности, Ила с каким-то отчаянием неумело впилась в мои губы. Я разорвала поцелуй, успокаивающе погладив нежную щечку:
   - Не торопись, малышка, все ещё будет,- прошептала в покрасневшее ушко,- спокойной ночи и ...до завтра.
   -До завтра... Спокойной...- счастливо прошептала в ответ Илана, не веря в серьезность моих намерений, но надеясь...
   Следующую неделю мы встречались каждый день. Дани отправилась в гости к родственницам, на Хаю. Я лично проводила подругу до портала и пообещала не скучать, с чем справилась на отлично. Нет, я не ударилась во все тяжкие, наоборот, все было чинно и невинно. Взявшись за руки, мы гуляли с Иланой по набережной Вирты, любуясь ее неспешным течением, кормили уток и лебедей в парке Победы, заходили в маленькие кафешки, выпить чайни с пирожными, и магазинчики сувениров, где я покупала милую безделушку в подарок Илане. И даже побывали в зоопарке, собравшем множество видов животных со всех союзных планет. Вечером у дверей дома я целовала девушку и отправляла спать, про себя посмеиваясь над разочарованием в глазах малышки.
   Когда вернулась Данириан, встречи с Иланой стали реже, пару раз в неделю, что огорчало девочку, но просить о большем она не решалась. Наши прогулки были окутаны флером романтики, которой мне не хватало в отношениях с Дани. Странно, но это было правдой: по сути, я не любила малышку, но испытывала к ней необъяснимую нежность, желание защищать и дарить радость, дарить "сказку", видя в ее глазах восхищение и благодарность. Не знаю, сколько бы продлилась эта "сказка", но два события уничтожили все.
   Через месяц после выпуска мы всей группой снова встретились, чтобы пообщаться, все-таки успели соскучиться. Илане приходить на эту вечеринку я запретила и Лисёну предупредила, не тащить сестру. В итоге мы знатно повеселились и наутро проснулись втроем в одной постели. За завтраком Лисёна окинула меня и Дани немного завистливым взглядом и выдала:
   - Ну, девчонки, вы - огонь!
   Мы с подругой переглянулись, подмигнули друг другу, обнялись и ... я на несколько минут выпала из реальности, целуя припухшие за ночь губы, одной рукой прижимая к себе такое желанное и родное тело, а другой зарываясь в густые черные волосы, которые Дани наконец-то отрастила до плеч. Мммм, это такое наслаждение - пропускать их сквозь пальцы, чувствуя, как шелковые прядки ласкают кожу. Больше не позволю ей обрезать волосы и лишать меня удовольствия.
   Оторвавшись друг от друга и отдышавшись, мы развернулись к Лисёне и рассмеялись. Вид у неё был... как у азартного болельщика в момент финального броска - глаза горят, руки подрагивают, вся напряженно- нетерпеливо подалась вперёд, казалось, она сейчас сорвётся и присоединится к нам... перелезая прямо по столу и сметая посуду. Наш смех немного отрезвил девушку, и она откинулась на спинку стула, смущённо буркнув:
   - Да ну вас, устроили показательное выступление...
   Мы рассмеялись ещё громче, и Лисёна не выдержала, вскочила и подбежала к нам. Попытка обнять меня не удалась, Дани перехватила её и сама впилась в губы. Теперь уже я наблюдала за сценой - страстный поцелуй, но недолго. Через пару минут мы увлеченно целовались втроём, почти не различая, кто кого. И только звук упавшей тарелки заставил нас прекратить наметившееся "продолжение банкета".
   Вызвав робота-уборщика, мы перебрались в гостиную. А, кстати, где это мы? Я выглянула в окно. Кусты роз, фонтан со статуей наездницы на лошади, вставшей на дыбы, беседка, увитая виноградной лозой - чудный вид перед гостевым домиком в поместье Данириан. Ясно, мою девушку потянуло в родные пенаты. Странно, я сразу не узнала обстановку, вообще не узнала, видимо, Дани хотелось похвастаться обновлением интерьера, только вот нам ночью было не до него.
   Устроившись на подоконнике, любимом месте в комнате - я всегда предпочитала жесткий подоконник или порог любому мягкому сиденью - осмотрелась. Да, мамочка подруги не поскупилась, я бы даже сказала, слишком расщедрилась на капитальный ремонт - потолок из горного хрусталя слепил глаза, отражая множеством граней лучи Сонал, им вторила позолота на всей мебели комнаты, и даже на полу был ковёр с орнаментом и рисунком, вышитыми золотыми нитями. Бррр, ну кто ей сказал, что чем больше золота, тем лучше?
   Дани, недолго думая, уселась прямо на пол, прижавшись к моим ногам, а я тут же запустила пальчики в ее волосы. Лисёна снова завистливо покосилась на нас, но места рядом не было, подоконник довольно узкий, а делиться моими ногами Дани явно не собиралась. Горестно вздохнув, девушка выбрала диван. Мы с Данириан продолжали наслаждаться прикосновениями друг к другу, не обращая внимания на показное недовольство Лисёны.
   - Не понимаю... - В голосе девушки действительно звучало недоумение.
   -Чего?- Мы с Дани дружно уставились на Лис.
   - Не понимаю тебя, Кай...- девушка серьезно смотрела мне в глаза.- Как ты можешь уделять внимание Илане, если у тебя есть Дана?
   С меня тут же слетела вся расслабленная нега, серьезный вопрос требовал такого же ответа. В нескольких словах я попробовала объяснить ей, какой я вижу Илану и про "сказку" для нее. Получилось немного сумбурно, но меня поняли, обе. Криво усмехнувшись, Лисёна бросила:
   - Кто бы мог подумать... Сказка для этой... Ну, конечно, ты же ничего не знаешь... откуда тебе знать...
   Мое сердце сжалось от дурного предчувствия. Захотелось заткнуть Лис рот, чтобы не слышать ничего плохого про малышку. Да нет, не может она ничего плохого сказать про нее, девочка еще наивный ребенок. Но... Я непроизвольно сжала кулаки, дернув Дани за волосы, и та вскрикнула от боли. Пришлось извиняться, наклоняясь и целуя обиженное местечко.
   - Рассказывай,- потребовала я, решив, что лучше точно знать, чем гадать, придумывая себе всякие ужасы.
   И Лисёна кивнула:
   -Ты сама этого захотела... Илана мне не родная сестра, а кузина - дочь младшей сестры мамы. Удивлены? Конечно, никто этого не знает. В семье тщательно скрывают случившееся с Иланарой. Мне рассказала бабушка, под большим секретом, наказывая беречь девочку.- Еще одна кривая ухмылка на губах Лис.- Я расскажу вам, а ты уж, Кай, потом решишь, достойна ли Илана "сказки"...
   "Закончив обучение в институте Межгалактических торговых отношений, Иланара решила совместить приятное с полезным - отдохнуть на Хамаре и лично познакомиться с будущими торговыми партнерами. И первое, и второе ей отлично удалось, и она уже собиралась домой. Вечером она вышла подышать воздухом в сад, а через полчаса пропала и из сада, и с монитора центрального компа, фиксирующего все перемещения гостей планеты. Причем, датчики слежения ничего не уловили, словно девушка просто растворилась в воздухе. Нашли ее случайно. На центральный комп поступил сигнал о критическом состоянии гостя планеты и тут же пропал. На место тут же вылетел патруль."
   Лисёна, глядя мне в глаза, кинула на процессор картинку, заснятую патрулем, и я задохнулась от возмущения - на полу лежала обнаженная, изуродованная девушка, живая или нет - не понятно. Руки ее были прибиты к полу, ноги широко раздвинуты, что не оставляло сомнений в насилии, по всему телу многочисленные синяки и раны, но крови почти не было, как ни странно. Рядом с ней трое мужчин, точно мертвых. На их лицах застыло выражение муки и изумления, пальцы рук, сведенные судорогой, казалось, только перестали царапать грудь - капли крови еще не свернулись, хорошо видимые в цифровом зрении...
   Я ошарашенно мотнула головой, выключая картинку и жалея, что нельзя так же просто выключить и память, такое не забывается. Кинув взгляд на Дани, я поняла, что Лис показала это только мне. Ну и правильно! Данириан возмущенно хмыкнула, но возражать не стала. Умные у меня подруги, прямо горжусь ими!
   Между тем Лисёна продолжила рассказ:
   "Иланара серьезно пострадала, но помощь подоспела вовремя, ее спасли. В отличие от четырех ублюдков, изнасиловавших ее. Да, четвертого нашли в нескольких шагах от домика, еще живого. Гаденыш прохрипел: "Хоздакот..." и сдох на руках патрульных. Сначала никто не придал значения его словам, никто из четверки не был хоздакотом. Тогда всех больше интересовало, что случилось с системой оповещения, сработавшей только у одного, да и то с большим опозданием. Да, мед. боты они явно отключили сами, когда принимали наркотики. А проведенный анализ крови удивил даже спецов-химиков - такого коктейля они не встречали даже в лучших лабораториях исследовательских институтов. К счастью, Иланару " угостили" только вителой, обостряющей все ощущения, и она быстро пошла на поправку... физически. Душевное же состояние еще долго внушало опасения, девушка остро реагировала на присутствие любого мужчины. Ситуация ухудшилась, когда оказалось, что она забеременела - частично заблокированные мед боты не помешали зачатию. Среди родственниц разгорелся яростный спор - оставлять ребенка или избавиться. Точку поставила бабушка, заявив, что жизнь девочки священна и она не позволит убить ее.
   Когда малышка родилась, Иланара взглянула на нее, закричала и оттолкнула. Вот тогда и вспомнили про слова умирающего - "хоздакот". В новорожденной не было ничего от матери - черноволосой и темноглазой, кстати, как и умершие мужчины. Сделали генетический анализ, не оставивший сомнений: отец девочки - хоздакот".
   - Что? Это невозможно!- Вскрик Данириан заставил меня вздрогнуть. Я потрясенно смотрела на Лис, не веря, не желая верить, но уже понимая, что это невероятная правда. Нежное, хрупкое чудо с голубыми глазами - порождение изверга, недостойного жить. Как такое случилось? Откуда он, вообще, там взялся, этот проклятый хоздакот? И почему медики не установили национальность отца еще до рождения ребенка? Вопросы без ответов.
   "Девочку назвали Иланой и отправили в деревню, на воспитание дальней родственнице. Мать отказалась от нее и больше никогда не видела дочь, поселившись на Хае. Чтобы малышка не считалась сиротой, моя мама ее удочерила, официально,- Лисёна недовольно скривилась, не одобряя решение матери. - Вот так я обзавелась сестрой, с которой познакомилась год назад, когда ее привезли из деревни".
   Переваривая услышанное, я пыталась понять, что чувствую и как мне дальше быть. Но коктейль эмоций и мыслей оказался слишком насыщенным, поэтому решила не торопиться с выводами, пусть все "устаканится". Лис и Дани смотрели на меня, ожидая...
   -Чего?..- настороженно озвучила я свое недовольство столь пристальным вниманием. Вот не люблю я этого, особенно, когда душевное состояние и так в полном разладе - бесит.
   - Как чего?- возмутилась Лис. Ага, она тут старалась, рассказывала, а я не отреагировала должным образом. Кстати, каким? - Что делать теперь будешь?
   - Домой пойду, отсыпаться...- я сладко потянулась, прикидываясь блондином с Ихтаммы. Еще и ресничками похлопала, мило улыбаясь.
   - Ты... ты... ты...- у Лисёны от негодования все слова пропали разом.
   Я встала с подоконника и пошла к выходу, потянув Дани за руку за собой. Уже в дверях обернулась к оставшейся девушке и серьезно ответила:
   - Я буду делать то, что посчитаю нужным. Спасибо, что рассказала историю Иланы.
   Обнявшись с Дани, мы отправились к воротам, где меня уже ждал аэрокар. Поцеловав подругу на прощание и наказав не шалить... без меня, я открыла дверь машины. Смачный шлепок по пятой точке придал мне ускорение. С рыком развернулась обратно и наткнулась на ехидный прищур карих глаз:" За собой следи, Ромеа".
   Включив автопилот, аккуратно села на пол в позу лотоса. За полчаса в полёте мне нужно привести себя в норму, мама не должна заметить, насколько я выбита "из колеи", она слишком хорошо меня знает, как, впрочем, и Дани. Уж она-то точно видела, что вся моя невозмутимость - всего лишь маска, готовая слететь в любой момент. И я была благодарна подруге за то, что она поддержала мою игру в " все отлично, жизнь прекрасна..." Положив раскрытые ладони на колени, я глубоко вдохнула, выдохнула, замедляя биение сердца, входя в транс, отпуская сознание ... Медитация, её основам меня еще в детстве учила наша Говорящая с духами. Она утверждала, что у меня есть способности. Возможно. Для меня было главным то, что медитации помогали на время освободиться от всех проблем и забот этого мира, заглянуть за его грань, не переступая черту. Хотя и тут была опасность - не скованная никакими ограничениями и нормами душа не желала возвращаться "в клетку". Вот и сейчас понадобилась вся сила воли, чтобы не устремиться вслед тихим голосам, зовущим ... куда?
   Дома меня ждало еще одно потрясение. Не успела я переодеться, как в комнату ко мне зашли мама и Говорящая с духами. Это был тревожный признак. Нашей Говорящей было восемьдесят лет, еще вся жизнь впереди - для обычных женщин Аураты, но только не для Говорящих. Они жили гораздо меньше, общение с духами предков имело свою цену. И еще одна особенность - у Фамилии всегда была только одна Говорящая, которая, предчувствуя уход, называла выбранную духами "наследницу".
   - Каймилана, нам надо поговорить...- Серьёзно-официальный тон подчеркивал, что передо мной глава Фамилии, и разговор будет таким же.
   - Присядь, девочка.- А вот Говорящая просто излучала сочувствие и нежность. Ой, не к добру это. Гинэ Микардина относилась ко всем ровно, никого не выделяя, ни в хорошем, ни в плохом, и сейчас роль "доброй тетушки" в ее исполнении покоробила. Так и казалось, что мне хотят подсластить "приятное" известие. И не ошиблась...
   - Каймилана, ты будешь следующей Говорящей, так решили духи предков,- торжественно возвестила гинэ Микардина, и ее слова похоронным набатом отдались в моей голове. Все, прилетели... Военная академия и последующая служба командира элитной части дружно помахали мне на прощание.
   - Нет...- непроизвольно вырвалось у меня. Да, быть Говорящей очень почетно, их уважают и слушаются наравне с главой Фамилии, но... я-то мечтала не об этом.
   Я хотела нести слово Благой Вестницы за пределы Аураты, служить её делу, преследуя врагов, особенно спрятавшихся по захолустным планеткам остатки хоздакот, бок о бок с подругами, с Дани... бороздить просторы космоса на корабле... И теперь этим мечтам не суждено было сбыться. Говорящая с духами предков... в этом качестве я автоматически из защитниц переходила в разряд особо защищаемых. Ни в каких боевых операциях мне участвовать не дадут, никогда. Теперь мой удел - общение с духами, молитвы и ритуалы. И еще, жить я буду интересно, но недолго, чем больше общения с предками, тем больше энергии они "выпивают". За каждый ритуал Говорящие платят неделями, месяцами жизни, а за некоторые -- запретные -- годами и даже душой. Ну, свою я точно никому не отдам, обойдутся.
   - Что?.. Нет?..- то ли возмутилась, то ли удивилась мама, приподняв брови и тут же нахмурившись. Гинэ Микардина лишь хмыкнула. Такой ответ не предполагался, в принципе. От этого титула не отказывались, выбор предков окончателен и обжалованию не подлежит. Все, точка.
   - Нет большей чести, чем служить Благой Вестнице,- поспешила исправиться я, придавая лицу соответствующее выражение. Внутри меня снова бушевал ураган эмоций, но внешне это ничем не проявлялось, спасибо урокам самоконтроля в колледже и медитации.
   Мама кивнула головой, принимая поправку, и тут же взялась строить планы на моё ближайшее будущее - усиленные занятия с нашей Говорящей по проведению основных ритуалов, углубленное изучение канонов и истории Аураты вкупе с политической ситуацией - как будущая Пери, входящая в Палату Леди, я должна все это знать и уметь использовать во благо Фамилии. Ну, и конечно, подготовка к поступлению сначала в колледж духовно- нравственного воспитания, а потом Высшую духовную семинарию. Я слушала её и почти не слышала, только, как попугай, периодически отвечая: " Да, мама..." Все силы и четырехлетняя выучка были брошены на сохранение невозмутимости, изобразить радость я сейчас бы не смогла даже под страхом потери души.
   Когда они наконец ушли, я рухнула на кровать с одной мыслью: " Осталось Дани сообщить мне, что бросает меня, и полный... пушной зверек". Слава Вестнице, этого не случилось, и когда я отправила вызов подруге и обрадовала ее, мне от души посочувствовали. Стало чуть легче, хоть что-то в моем мире осталось неизменным.
  
   Интерлюдия 5
   Вне времени и пространства
  
   Камрин
   Когда поражение стало фактом, Крылатые сотворили нас - десять своих апостолов. Уникальных существ, способных черпать их Силу и не подвергаться воздействию Печатей Запрета. Не обошлось без предательства - один из участвовавших в наложении Печатей лорд сообщил их параметры нашим создателям. Что собственно и позволило оставить нам возможность оперировать райалетом и разработать защиту.
   Моей функцией стало Темное Искушение. Я отвечаю на воззвания чародеев, взалкавших Сил Крылатых, покупаю души, создаю оргиастические и магические культы. Совершенный андрогин, равно обольстительный и как мужчина, и как женщина, исполнитель самых сокровенных желаний. Но всегда действую из тени, поскольку у меня нет дара руководителя. Стоит мне возглавить более-менее крупный мятеж, и дело наверняка провалится из-за моих неумелых действий. Я знаю об этой своей слабости и не стремлюсь прыгнуть выше головы.
   Функция моего лучшего друга Арьена Заражение. Он стоит за многочисленными эпидемиями, крадущими миллионы жизней и душ. Три миллиона лет назад он пошел на полноценное воплощение, создав, пожалуй, самый интересный мультивирус из тех, что я знаю - "Рескатор". И даже усилия богов и Обладающих Силой не смогли его уничтожить. Его деятельность принесла пользу всем десяти апостолам - когда людям угрожает смертельная опасность, они на удивление охотно взывают к темным демонам Бездны. И легко расстаются со своими душами, которые постепенно подтачивают саму основу Запрета.
   Нас десятеро. Мы неуничтожимы, ибо всегда найдутся те, кто воззовут к нам и тем пробудят наше сознание. Мы не всесильны, ибо враги Крылатых обладают огромным могуществом, многократно превышающим наше.
   Ныне время ожидания близится к концу - впервые за миллионы лет мы вплотную приблизились к тому, чтобы сбылась самая заветная мечта - Крылатые возвращаются. Запрет, поврежденный страстями, вот-вот рухнет. И тогда начнется новая война, в которой не будет места поражению драконов.
  
   Глава 5 "Уроки жизни. Часть вторая " Так не оглохни, когда откликнется..."
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Каймилана Эйстин (воспоминания)
   Следующий месяц был очень насыщенным. Гинэ Микардина проводила со мной почти все время, давая лишь краткие перерывы.
   - Не торопись, девочка, почувствуй грань, дай ей тебя притянуть, провести... - Ежедневные тренировки выматывали. Я ощущала грань, как нечто монументальное, и тянуло меня с такой силой, что в этот монолит я впечатывалась с "грохотом", вылетая из транса с головной болью.
   Лишь через три недели у меня стало получаться притормозить и пересечь границу между мирами. Минутный визит измотал меня окончательно, и Говорящая дала мне аж целый день отдыха. Вот его я и решила потратить на встречу с Иланой. Все три недели мы не виделись. Она звонила мне каждый день, только чтобы услышать мой голос, сказать, что очень скучает и робко попросить о свидании, хотя бы полчаса. Загруженная по самое не балуйся я ограничивалась парой фраз и обещанием " как только, так сразу", у меня не было времени оторваться с Дани, а тут еще Илана... в отношении к которой, после рассказа Лис, я так и не определилась окончательно. И ее частые звонки вызывали больше раздражение, чем желание быть вместе.
   И вот у меня выходной. Позвонила Илане и назначила место встречи. Немного опоздав, я выпрыгнула из аэрокара и чуть не была сбита с ног счастливой Или, повисшей у меня на шее. Она так соскучилась, что, ничуть не стесняясь, прижималась ко мне и пыталась поцеловать. Со смехом я отстранила девочку: " Задушишь..." И мы пошли гулять, почти как раньше, почти... Я слушала веселый голос Иланы, смотрела в сверкающие счастьем глаза и чувствовала какую-то стену между нами. Возможно, это было только моё ощущение, и оно раздражало, мешало наслаждаться общением. Вечером я привезла Илану в гостевой домик. Это было спонтанное решение -- пан или пропал.
   Сначала все было хорошо. Я не повела смущающуюся девочку сразу в спальню, а устроилась на диване в кухне, потянув её за руку к себе. Ила села мне на колени, глядя в глаза, как кролик на удава, рвано выдохнула и облизала пересохшие от волнения губы. Я ждала, с улыбкой наблюдая, как в девочке стеснительность борется с желанием, и не торопилась действовать, давая последний шанс отступить, если она еще не готова. Несколько минут мы смотрели друг на друга, не мигая. Не знаю, что пыталась увидеть Илана, я же хотела вернуть то восприятие девочки, которое было до откровений Лис... и казалось, что у меня получается.
   Наконец Ила решилась и потянулась ко мне, робко касаясь губами, обнимая за шею. Поглаживая ее по спине, я чувствовала, как она мелко дрожит, и непонятная нежность снова проснулась в моей душе. Облегченно выдохнув, я осторожно опрокинула девочку на спину, накрывая ее собой, целуя лихорадочно горящие щеки, закрытые глаза, мягкие губы, тонкую шею. Постепенно спускаясь все ниже и снимая мешающую одежду и с себя, и с нее. Я внимательно наблюдала за малейшей реакцией девочки, которая все больше выгибалась подо мной, постанывая и что-то неразборчиво шепча. Провела языком по затвердевшему сосочку, словно пробуя на вкус, и Илана вскрикнула, вцепившись в мои волосы. "Шшш, больно, полегче, я так лысой останусь к утру". Ага, щазз, Ила не услышала меня, слишком поглощенная новыми ощущениями. Вздохнув и попрощавшись с шевелюрой, я продолжила захватывающее изучение "новой территории". Девочка оказалась очень чувствительной и отзывчивой на ласку, отдаваясь со всей пылкостью и искренностью, так, что хотелось зацеловать ее до потери сознания.
   Илана выгибалась, судорожно стискивала руками то покрывало на диване, то мои волосы, до слез и сдержанного шипения, то впивалась ногтями в мою спину, наверняка оставляя следы. Но я была готова вытерпеть еще и не такое, чтобы видеть, как в этом ребенке просыпается чувственная женщина, способная наслаждаться и дарить наслаждение. Вот она вскрикнула и протяжно застонала, выгнувшись особенно сильно, почти сбрасывая меня с себя, стиснула зубы, лицо исказилось гримасой. А у меня перед глазами вдруг предстала картинка - на полу обнаженная, изуродованная девушка, руки ее прибиты к полу, ноги широко раздвинуты, на лице застыли боль и отчаяние. И голос Лисёны: "Отец девочки - хоздакот". Я вздрогнула и мотнула головой, отгоняя непрошеное видение. И оно сменилось другим - замученная женщина и несколько мужчин с тонкими чертами лиц, голубыми глазами и светлыми волосами... хоздакоты. Этот мнеморолик нам показывали в колледже, вызвав возмущение и яростную ненависть к удивительно красивым ублюдкам.
   Пришедшая в себя Илана с тревогой и непониманием смотрела на мои сжатые в кулаки руки и прикушенную до крови губу.
   -Кайми...- она шепотом позвала меня.- Что случилось? Я что-то сделала не так?
   Я моргнула и снова мотнула головой, усилием воли полностью переключая внимание на обеспокоенную девочку. Не хватало еще испортить первую нашу ночь.
   -Все хорошо, ты - прелесть,- успокаивающе прошептала на ушко.- Спи...
   Вскоре Илана уснула, а я подперла голову рукой и задумалась, что же меня так беспокоит, почему моя память выкинула такой фокус? Я пристально посмотрела на лицо девушки, раскинувшейся на пол-кровати. Новые линзы, вживленные только месяц назад, позволяли разглядеть все до мелочей даже в свете звезд . Они были последней разработкой нашего завода, доставшейся мне почти бесплатно, в отличие от остальных девчонок группы, заплативших за них кругленькую сумму. Эти линзы давали возможность четко видеть не только в темноте, но и в воде, и при очень низких и высоких температурах. Да, соваться в них в жерло вулкана не рекомендовалось, но исключительно потому, что от вас могли остаться только линзы. А еще они моментально переключались в режиме "дальше -- ближе" без указания, достаточно перевести взгляд. Можно было наблюдать полет орла в небе, замечая, как ветер шевелит перышки в его хвосте, а потом резко развернуться и посмотреть в глаза любимой девушки, различая все оттенки радужки.
   Я глядела на длинные пушистые ресницы, изящный, чуть вздернутый носик, припухшие от поцелуев губы, щечки, обычно бледные, сейчас окрашенные легким румянцем, разметавшиеся по подушке светлые, почти белые волосы, обрамлявшие лицо наподобие нимба - просто ангел, спустившийся с небес... и очень похожий на выродков, безжалостно убивавших женщин Аураты... хоздакот.
   При этой мысли что-то неприятное царапнуло внутри, заворочалось... Но что? Хоздакоты? Почему в памяти всплыл именно этот мнеморолик?
   " Иста, покажи мне этот ролик полностью, и чуть замедленно,- попросила я встроенный при рождении микро процессор. Да, еще в детстве я дала имя "ей", и мне кажется, Иста обрела подобие личности, так как иногда проявляла характер.- Пожалуйста..."
   И вот снова я смотрю, как несколько хоздакот мучают женщину, явно наслаждаясь процессом. В медленном темпе это выглядит еще более отвратительно, и я снова сжимаю кулаки и прикусываю губу, до боли и капельки крови. Красивые лица искажены гримасой ненависти, лютой, ненасытной. Меня начинает тошнить от этой картины. Вдруг мой взгляд останавливается на еще одном лице, совсем юном, не больше шестнадцати лет - голубые глаза, длинные пушистые ресницы, изящный, чуть вздернутый носик, пухлые губы, короткие светлые, почти белые волосы... Я потрясено перевожу взгляд на лежащую рядом девушку, абсолютную копию мальчика. Сомнений нет - именно он отец Иланы. Он выжил в войне и продолжил мучить и убивать женщин. Такую тварь надо уничтожить, и очень жаль, что не могу сделать это лично. С каким удовольствием я продела с ним все то, что он творил с женщиной на мнеморолике, а потом придушила. Замечтавшись о расправе над хоздакотом, я потянулась к его шее... но вовремя опомнилась, передо мной лежала Илана. Отдернув руку, я поморщилась, прикасаться к девочке больше не хотелось. Еле дождавшись утра, я отвезла ее домой и поспешно сбежала, не поцеловав на прощание, лишь пообещав вскоре позвонить... Возможно.
   Через несколько дней начался учебный год. Данириан поступила в военную академию, как и планировала, в отличие от меня. Я поздравила подругу и тихо позавидовала. Еще через неделю Дани сообщила, что их группу на три месяца отправляют на Землю, с дружественным визитом, плюс обмен опытом. Вот тут я взвыла, три месяца разлуки, да за последние четыре года мы расставались не более чем на пару недель, а тут...
   Не добавило мне радости и поступление в Духовный колледж, единственное учебное заведение, где можно встретить учениц самых разных возрастов, от пятнадцати и до... Верхней границы не было, хоть в двести поступай, если таков выбор духов предков. Ну, самой старшей за всю историю колледжа исполнилось шестьдесят девять лет, когда на нее свалилась такая честь. Этот год, по словам преподавательниц, оказался "урожайным", нас набралось аж одиннадцать. На возраст группа тоже получилась "богатой" - самой младшей - пятнадцать, самой старшей - сорок три, пара девчонок - моих одногодок, остальным двадцать пять - двадцать шесть. На удивление, все были из Фамилий "старой" аристократии, как подбирали.
   Подружиться с кем-либо у меня не получилось. Почти у всех женщин старше меня успели родиться дети, поэтому их разговоры, в основном, касались малышей. Меня же эта тема не интересовала, даже в перспективе. Анителу я, по возможности, избегала, все по той же причине - детский сад не ко мне. А Ани - совсем ребенок, даже Илана на ее фоне выглядела взрослой, умудренной опытом. С Маленой и Винорой я бы, может, и подружилась, если бы не одно но...
   В соседней со мной комнате поселили Мальтони Ардос. Девушка хорошо знала мою сестру Айстайлу, они учились вместе в колледже. Что Айсти наговорила Мальтони обо мне, не знаю, но последняя решила взять меня под свою опеку и наставить "на путь истинный". Как же, будущая Говорящая с духами должна быть безупречна, то есть общаться только с представителями "настоящей" аристократии, а не с этими выскочками, типа Аконем. Никаких вечеринок, только ритуальные, одеваться очень скромно, никаких коротких юбок и обтягивающих брюк. И, конечно же, соблюдение "чистоты" тела и помыслов. По её мнению, духи предков выбрали меня Говорящей, чтобы спасти, вырвать из рук недостойных распутниц - сестер Аконем. И она, Мальтони, поможет этому угодному Вестнице делу.
   Услышав эти доводы в первый раз, я только посмеялась и посоветовала девушке следить за собой, а меня оставить в покое. Наивная...Тогда я еще не знала, какой упрямой она может быть, даже упертой. А мои слова сыграли роль красной тряпки, убедив Мальтони в правильности её выводов. Поставив себе цель, девушка со всем энтузиазмом взялась за дело. Она следила за каждым моим шагом, преследуя буквально везде - в столовой, зале для тренировок, парке, только в мою комнату не совалась, потому что я не давала разрешения, а то бы она и поселилась у меня. А так, я натыкалась на нее сразу, как открывала дверь, с желанием тут же её и захлопнуть. А еще лучше тихо придушить и прикопать зануду. Но, увы, нельзя, потом проблем с её родственницами не оберешься. Поэтому я нашла другой выход, в буквальном смысле- окно. Наши комнаты располагались на втором этаже, но для меня, после военного колледжа, это не было проблемой, даже в длинной юбке. Довольно улыбаясь и представляя, как Мальтони топчется под дверью в ожидании меня, я вылезала в окно, спускалась вниз, цепляясь за малейшие выступы и отправлялась в парк.
   В тот роковой день я тоже сбежала в парк, надеясь созвониться с Дани. Я очень соскучилась по ней, и хоть звонок на Землю изрядно опустошит мою "казну", мне было не жалко заплатить и больше, только бы услышать её голос. Забравшись в самый удаленный уголок парка, заросший деревьями и кустами, я собиралась отправить вызов, но услышала шаги. Кто-то шёл как раз в сторону моего укрытия. .... И кому не сидится в комнате? Осторожно раздвинув ветви кустов, я увидела ...ну конечно, с моим везением это могла быть только зануда- Мальтони. И она направлялась прямо ко мне, ещё немного и плакал мой тихий вечер. Я осмотрелась. Что же делать? Прятаться, ползая по кустам? Не, как-то это слишком. Убежать тихо и незаметно уже не получится.
   -Кайми, ты здесь? - голос Мальтони прозвучал совсем близко, и я чисто на рефлексах буквально взлетела по стволу ближайшего дерева, обняла его, как родного, и постаралась слиться с ним. Да, давно я так никого не обнимала.
   Мальтони остановилась под моим деревом, осмотрелась, а я даже дыхание затаила. И тут на процессор поступил сигнал вызова. От неожиданности вздрогнула и чуть руки не разжала. Вот бы свалилась под ноги зануде... на радость ей. Нет, если падать, то лучше на неё, может, пришибла бы немного, нейтрализовав хоть на пару дней. Я примерилась, как удобнее упасть, не пострадав самой, но Мальтони словно почуяла угрозу и немного отошла. Уууууу... Еще один сигнал звонка вырвал меня из мечтаний. Так, кто там по мне соскучился? .. Земля. Дани. Я поспешно ответила согласием на соединение.
   -Кайми, счастье мое, как ты?- услышав родной голос подруги, я на миг зажмурилась. Тоска по ней сжала сердце, горло перехватило спазмом. Даже захоти, я не смогла бы сейчас выдавить ни звука. - Чего молчишь? Что-то случилось? - заволновалась Данириан.
   Пришлось сделать усилие, взять себя в руки и ... попросить Исту показать подруге "картину маслом" - то есть моими глазами - дерево и под ним кружит, как гончая на охоте, Мальтони, прислушиваясь и, кажется, даже принюхиваясь.
   -Ну ничего себе, ты развлекаешься,- рассмеялась Дани с облегчением. Да, ей смешно... а мне особенно остро захотелось прикоснуться к ней, обнять - её, а не это дерево, услышать смех, переходящий в жаркий шепот и стоны. Я чуть не застонала сама, представив, как прыгаю на зануду и стремглав несусь к порталу на Землю... Мечты, мечты...- Ладно, не буду тебе мешать. Позвоню попозже, я соскучилась.
   И все. Она нажала отбой, а у меня в ушах эхом звучал ее голос: " Я соскучилась..." Я тоже соскучилась, очень, до боли в груди... по прикосновениям рук, губ, сплетению тел, запаху её кожи. По нашим разговорам по душам до утра, по шуткам, которые понимали только мы, и даже по уютному молчанию, когда слова совсем не нужны, достаточно одного взгляда. Дани... моя Дани... как мне не хватает тебя.
   Тем временем Церберу в юбке надоело бродить около моего дерева.
   - Странно, мне казалось, она здесь...- Обиженное недоумение в голосе Мальтони вызвало у меня улыбку. К счастью, она так и не посмотрела вверх, ведь ей даже в голову не могло прийти такое вопиющее нарушение приличий. Я с облегчением понаблюдала, как она удаляется, когда на процессор поступил еще один вызов. Я сегодня популярна.
   Звонок был от Иланы, я вздохнула и ответила. С той ночи мы больше не встречались, но девочка не давала мне забыть о ней. Каждый вечер Ила писала мне, что любит и скучает, хочет быть со мной. Я отвечала кратко: " Некогда... Занята... Позвоню позднее..." Мне казалось, что достаточно долгая разлука сотрет негативное впечатление от нашей ночи, и я снова смогу нормально смотреть на ее лицо.
   - Я соскучилась...- тоска в голосе Иланы очень напомнила мне только что пережитые чувства, мне стало стыдно, что так мучаю ни в чем, собственно, не виноватую девочку. Решено, мы встретимся сегодня, чтобы или все наладить, или поставить точку.
   - Я тоже соскучилась и хочу тебя видеть, после вечерней молитвы приходи на наше место, - порадовала я малышку.
   - Да, я буду... ждать тебя, Кайми... - от радости у Иланы, похоже, дыхание перехватило... как недавно у меня, от голоса Данириан.
   Вечером я выскользнула в окно и крадучись покинула территорию колледжа. Илана уже ждала меня, нервно теребя подол юбочки, разглядывая носки туфель. Вот она подняла голову, увидела меня и с радостным криком бросилась мне на шею. Я обняла расплакавшуюся девочку, погладила по голове, обещая, что все будет хорошо. Хоть сама была совсем не уверена в этом, скорее, наоборот. "Сказка" ушла безвозвратно, оставив в душе глухое раздражение.
   Немного успокоившись, Илана потянулась за поцелуем, а я с трудом удержалась, чтобы не отшатнуться, не эти губы мне хотелось целовать, не этого тела касаться... Немного отстранив, я посмотрела на удивленно-встревоженную девочку - голубые глаза, длинные пушистые ресницы, изящный, чуть вздернутый носик, светлые, почти белые волосы... Проклятый хоздакот... Я сжала хрупкие плечи Иланы и сильно встряхнула ее, словно от этого "маска" парня спадет с нее и рядом окажется... прежняя, моя Ила. Но чуда не произошло.
   -Кайми, что случилось?..- Испуганный голос девочки ...мой взгляд скользит по губам... хоздакота.- Я соскучилась...- Слова Дани ... а я смотрю в глаза... хоздакота.
   - Нет!!! Замолчи!!!- отшвырнув от себя цепляющееся за мою одежду создание, я заткнула уши. Не слышать, не видеть... уничтожить мерзкую тварь, раздавить гадину. - Исчезни... Сдохни... Ненавижу... Хоздакотский ублюдок...- я кричала что-то еще, срывая голос, не понимая, к кому обращаюсь, выплескивая все то, что терзало меня последний месяц. Искаженное гримасой боли и отчаяния бледное лицо Иланы -- хоздакота, снова цепляющиеся за меня руки и, почему-то, голос Мальтони: " Кайми, ты представитель Фамилии настоящей аристократии и будущая Говорящая, поэтому должна вести себя безупречно, быть примером..." Еще и эта, доставшая меня нотациями и преследованием зануда. Как будто кто-то испытывал меня на прочность, а сколько я выдержу, подсовывая все новые сюрпризы -- откровения Лис и полная схожесть Иланы с отцом, выбор духов предков и крушение надежд, разлука с Дани и преследование Мальтони. Достало!
   - Как же ты мне надоела!- и я со всего размаху, не глядя куда, ударила кулаком. Попала или нет, не знаю. Только пришла в себя я на берегу пруда, в полном одиночестве. На душе было... никак. Пусто. Ничего не хотелось. Закрыла глаза, глубоко вдохнула, замедляя биение сердца, впадая в медитативный транс. В этот раз грань позвала меня мягко, приняла в себя и окутала теплом, словно я вернулась домой после долгого отсутствия. Схлынули все тревоги, мои проблемы показались такими пустяками, кроме одной - я смертельно ранила невинного ребенка, не сдержалась, не справилась с эмоциями, запуталась в видениях. От окруживших меня духов шло ощутимое осуждение, но и поддержка тоже: " Этого не должно повториться..."
   - Никогда,- пообещала им, покидая грань.
   На следующий день я попыталась связаться с Иланой, но безуспешно. Звонок Лис немного прояснил ситуацию - девочка улетела обратно в деревню и никого видеть и слышать не хочет. Что ж, я решила подождать, когда она немного успокоится, и тогда поговорить. А пока я усиленно занялась тренировками и медитациями, попросив о дополнительных занятиях по самоконтролю. Это дало отличные результаты, с тех пор я больше никогда не поддавалась эмоциям, всегда твердо шла к намеченной цели, отсекая все мешающее с холодной расчетливостью. Через месяц мне сообщили, что Илана погибла при пожаре, я ужаснулась столь страшному завершению её нерадостной жизни и помолилась за душу, обретшую наконец покой, а потом забыла на долгие тридцать лет.
  
   Интерлюдия 6
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Айстайла Эйстин
   Я с ненавистью еще раз посмотрела на часы -- уже три часа ночи, вот уже полчаса как Стийрийва должна была придти ко мне, если она была на Имре, то ни разу не пропускала посещения, которые сама же и установила. Даже если для этого приходилось возвращаться с другого континента, моя дочь летела домой и приходила к своей матери. Этим даже пытались воспользоваться, чтобы убить ее, но, к счастью, покушение оказалось неудачным, - я содрогнулась, вспоминая ту жуткую ночь, тишину которой прорезали выстрелы и проклятия. И кровь на строгом платье моей девочки.
   Но сегодня, очевидно, что-то случилось -- она точно дома, но нарушила сложившуюся традицию. На нее это настолько не похоже, что я всерьез переживаю... и трижды проклятый диагност, к которому я постоянно подключена, отчаянно пиликает, предупреждая, что сейчас введет дозу успокоительного средства, согласно инструкции...
   Как же я ненавижу эту мерзкую болезнь, обратившую меня в дряхлую развалину, не способную прожить без сверхдорогой терапии более суток. И не могущую даже встать самостоятельно. Это настолько унизительно, что хочется выть в голос от ярости, стыда и боли. Если бы не поддержка дочери, то я бы, наверно, уже наложила на себя руки, чтобы оборвать это убожество, полное страданий. И ни один врач так и не смог понять, что же со мной происходит, хотя Стийрийва нанимала лучших, оплачивала самые дорогие лекарства... даже тайно магов -- целителей приглашала, хоть за это могут даже матриарха отправить на шесть лет в "Белые скалы" - знаменитую крепость -- тюрьму на Сульте, где томятся в заточении исключительно аристократки -- преступницы.
   Но ради матери она рискнула... все-таки мне удалось воспитать любящую дочь, идеальную правительницу и сильную женщину в одном лице. Ее не смогла сломить даже недостойная страсть к мужчине, на которой спотыкаются столь многие. Наоборот, то, что я казнила предмет ее постыдной любви, закалило ее душу, превратив в идеально ограненный бриллиант в короне Благой Вестницы. Мне есть чем гордиться.
   Но где же она? Неужели что-то случилось? - я с тревогой смотрю на дверь и чувствую себя до омерзения беспомощной. Из-за болезни пришлось заглушить даже встроенный процессор, и теперь я не могу выйти в фамильную Сеть и узнать последние новости. А от сиделки я сама недавно отказалась... не иначе, как в помрачении рассудка... Тьма господня, да где же она?
   Тревога окончательно завладевает мной и я решаюсь на рискованный шаг -- пытаюсь встать -- аппаратура зафиксирует это и тут же вызовет дежурного раба, Сти сама так настроила. Каким-то чудом мне удалось быстро сесть -- за две минуты. И тут же нарастающая боль достигает предела моей чувствительности, и я будто издали слышу свой позорный визг... спасительная темнота накрывает меня, унося прочь от этого немыслимого, безумно жестокого страдания...
  
   Глава 6 "Семейная любовь. Часть первая "Никто не пожелает родственнику скорой смерти"
   10 мая 3017 года Аурата, Имра, поместье "Альмас"
  
   Эйль Эйстин, хасеки
   Я не смог заниматься делами, хотя мне нужно было еще проверить отчеты с Земли. Ощущение надвигающейся бури, давящее меня в последние дни, в какой-то момент стало настолько сильным, что я просто тупо смотрел в текст и не видел его.
   Меня, проклятого еще при рождении, наставники всегда учили доверять своим предчувствиям, исходящим из того темного уголка моей души, который не принадлежит мне. А сейчас все слишком напоминает то, что было тогда, девять лет назад, перед тем, как мой мир в первый раз рухнул в пропасть.
   Я -- продукт сложного магического эксперимента верхушки восточной линии Фамилии Домингес, которая искала физического бессмертия. И в какой-то степени добилась своей цели. Моя мать -- гинэка Лана, была доверенным лицом матриарха Флоры... и именно она, талантливая жрица, предавшаяся запретной магии, смогла разработать сложный жертвенный ритуал. Жертвами стали оба ее сына -- я и мой младший брат Лайт. Наши души были отданы в жертву Руиноаду. Взамен этого мать и ее патронесса получили право переродиться, а не уйти в Посмертие. А так же двух проклятых некромантов -- своих принесенных в жертву детей. Которых она присоединила к секретной когорте нелегальных чародеев, служащих Домингесам.
   Естественно, нас не отдали в мужья или наложники в другие Фамилии, хотя предложений хватало. Нам дали отличное образование, воспитали в осознании правильности того, что с нами сотворили, поручали важные дела. Под строгим присмотром, конечно. Мы жили в мире, который казался мне и брату незыблемым. Но он разлетелся, как стекло от удара молотом, в один момент. Фамилию погубил внутренний раскол, корнями уходящий в незапамятную древность. В те темные времена несогласие по некоторым вопросам разделило Домингесов на восточную линию, из которой вышли все последующие матриархи, и западную, которая на протяжении веков поставляла всех Говорящих с духами. Простые жрицы были в каждой части рода.
   Говорящая с духами Ромена смогла заручиться поддержкой гинэки Хольхони Ардос -- лидера консервативной оппозиции Аураты и организовать переворот, физически уничтоживший все руководство восточной линии.
   Это был страшный день -- в один момент западные нанесли мощнейший магический удар, провели хакерскую атаку резиденции матриарха и послали штурмовые группы, вооруженные новейшим тяжелым ручным вооружением. Восточных застигли врасплох, и они проиграли почти сразу. И тут же началось избиение тех, кто принадлежал к этой ветви Фамилии. Почти все, из взрослых мужчин, кто выжил, бились до последнего,не надеясь на милосердие предателей. Но гинэка Лана уготовала мне и Лайту иную судьбу. Нам было велено сдаться, поскольку шанс на то, что нас не убьют, был достаточно велик -- тридцать процентов, по расчетам наших аналитиков. Мы должны были пройти через все, что будет придумано врагами, и спустя года отомстить. Это был резервный, отчаянный вариант, если не сработает обещанная демонами Руиноада реинкарнация.
   Победители не отличались милосердием -- меня и брата тут же проиграли в карты -- это было осознанным решением, показывающим поверженным восточным, где их место. Большую часть девочек, включая двенадцатилетнюю дочь матриарха, удавили. Мужчин из гарема частично принесли в жертву -- так погиб Фэн, моя первая любовь... об этом я узнал только спустя два года... прошло уже много лет, но до сих пор мне хочется выть от ненависти, когда я вспоминаю этого беззащитного светловолосого паренька с огромными голубыми глазами, любопытного и ласкового, как сотня кошек. Эти мрази его убили на второй день, отдав душу на вечные муки.
   Ногти впились в ладони, и я усилием воли заставил себя разжать пальцы. А заодно отдал приказ медицинской сети восстановить эмоциональный баланс. Никто не должен видеть, что хасеки матриарха настолько потерял самообладание, что фактически перестал контролировать себя. И так палевно то, что прибег к помощи медботов -- если гинэка Сти проверит отчеты системы, то обнаружит сие. Нежелательный вариант.
   Немногим счастливчикам из гарема и дивана девять лет назад повезло и их продали прибывшей разобраться на месте событий Светлейшей Дочери.
   Которая забрала с собой четверых ведущих организаторов переворота, включая Говорящую с духами Ромену, и после короткого разбирательства, от имени аятоллы вручила им последний дар -- ритуальные отравленные ножи, которыми те и зарезались. И даже почти всесильная гинэка Хольхони не смогла их защитить. А скорее всего, не очень-то и пыталась, разменяв жизни своих мимолетных союзников на какие-то уступки правительницы, с которой уже много лет ведет нескончаемую политическую дуэль за власть, разрывающую всю Аурату.
   На престол же матриарха обескровленной фамилии волей аятоллы взошла двадцатидвухлетняя девочка из побочной линии западных, совершенно не разбирающаяся в управлении. Это окончательно свело влияние Домингесов к нулю, от них отпал ряд вассалов, были потеряны деловые позиции, деньги и, самое важное, кадры. Ведь Светлейшая Дочь в принудительном порядке выкупила большую часть специалистов дивана западных. А восточные почти все погибли, остались лишь те, кто в момент катастрофы находился за пределами резиденций Фамилии.
   Мстить стало некому -- виновники катастрофы погибли. А добивать остатки Фамилии, пусть ими и правит одна из западных, я не захотел -- ведь иначе Домингесы могут вообще исчезнуть с лица вселенной. Только уничтожил троих, причастных к той бойне, и успокоился. Тем более, что для ненависти появился более значимый и серьезный объект... впрочем, с воспоминаниями стоит пока завязать... и проверить подключения к информационным сетям.
   Последнее пришло в голову вспышкой озарения -- проклятый дар выдал очередной инсайт и замолк, не собираясь его расшифровывать... но мне и не надо было -- хватило одного намека, где искать угрозу.
   Не сходя с места, я шагнул в виртуальную реальность фамильной Сети Эйстинов. Не став даже подключать дополнительных внешних устройств. Тревога гнала меня вперед, крича, что нельзя терять времени, иначе будет поздно, слишком поздно...
   На первый взгляд в Сети все было нормально и как обычно -- строгий порядок, врата порталов на личные сайты, пронизывающий весь виртуал голубоватый свет антивирусной системы, мощнейшие печати, закрывающие запретные секции, завесы неприметности на страницах, выведенных из общего доступа. Я прощупывал слой за слоем, запускал множество тестовых программ и сличал получаемые отклики... адская по объему пропускаемой информации работа, после которой чувствуешь себя выжатым, как лимон, несмотря на встроенный новейший кайторский процессор и внешние имплант -- подключения. Фактически я превратился в вычислительную машину, настойчиво ищущую любое несоответствие, которое могло бы вывести на предполагаемого врага... Но ничего не находил. Наоборот, все было настолько благообразно, что хоть в святые всю Фамилию скопом зачисляй...
   Но тревога лишь крепла. И тогда я решился на крайнюю меру -- включил аварийную перезагрузку, с параллельным тотальным сканированием. Это означало, что сначала будут проверены все отключающиеся программы, а потом еще один резервный антивирус -- ИИ загрузится вместо операционной системы и считает вообще все программы, изолируя все не совпадающие с хранящимся в его памяти эталоном. И только после этого вновь включится основная операционка. На самом деле там все намного сложнее, чем я описываю, но большая часть действий программ -- секрет Фамилии, и разглашать их я не буду. Тем более, что, по большей части, я и сам не разбираюсь в сложнейших интеллектронных инструментах, защищающих нас.
   Сидеть на месте, ожидая конца глобальной перезагрузки фамильной Сети, быстро стало пыткой. И чтобы чем-то заняться, я решил попробовать поискать неведомую угрозу с помощью Силы. Это рискованно, ведь всплеск некромантического Дара способны почувствовать жрицы. Но сильнейшая из них - Каймилана Эйстин улетела в часовню молиться, как мне доложили, а значит, можно попробовать.
   На пальцах вспыхнуло жидкое зеленое пламя, пронизанное черно-серебристыми искрами энергии Руиноада. Сладость текущего через меня могущества таит в себе опасные омуты и потоки -- чуть зазеваешься и они утянут в себя растяпу, посмевшего дотронуться до того, с чем не способен совладать. Но для меня это далеко не первый раз, и я уверенно выбираю только относительно небольшие волны, которые могу впитать и растворить в себе -- ведь я сейчас тоже один из потоков этой Силы, что посвященные культов Бездны именуют райалетом. Своего рода волна -- проводник, открывающая путь мрачной энергии Руиноада в проявленную реальность.
   Я не стал творить аркан поиска -- если ни одна из печатей, которыми я оплел все поместье, до сих пор не пробудилась, то это заклятие точно не найдет никого. Вместо этого выбрал вариант, одновременно более простой и намного более сложный. Воззвал к Леди Нимуэй, жрице Древней религии и одной из самых могущественных учениц Бога Равновесия, моля ее дать мне прозрение, указать угрозу, чтобы я мог понять, откуда мне ждать удар судьбы, чье дыхание я столь явно ощущаю. Текущая через меня Сила позволила мне донести свой зов до подножия ее престола. И Обладающая Силой, после некоторого промедления, снизошла до молитвы некроманта и исполнила мою просьбу. Мне повезло, часто нарушившие покой Жрицы получали в ответ удар молнии и не все после него выжили.
   Мир на несколько мгновений померк, потом передо мной повис символ, переливающийся зеленым огнем с черно -- серебристыми искрами в глубине. И пропал.
   Бездна! В ярости я вскочил на ноги и хлестнул потоком зеленого пламени по ни в чем не повинному столику, разрубая его напополам. Проклятье и тысяча демонов!
   Я едва нашел в себе силы успокоиться и смиренно поблагодарить снизошедшую к мольбе Обладающую. И почти силой оттолкнул манящую звездную тьму райалета, счастливо пылающую от мощи моего гнева. Сейчас мне нельзя касаться Силы, а то натворю дел.
   Мне знаком символ, что показала Леди Нимуэй -- двадцать девять лет, прожитые среди чародеев и жриц -- отступниц, не могли пройти бесследно. На нас кто-то спустил кайтрана -- опаснейшее порождение запретной магии Бездны. И кажется, я даже знаю, кто это сделал. Гинека Каймилана спит и видит, чтобы ее дочка стала матриархом. И у нее есть все возможности и знания для проведения такого ритуала. Есть вероятность, конечно, что это сделала пара других наших противниц... но Лайхия Фемаль слишком религиозна, чтобы связаться с магией Крылатых, а Эрриса Дострэ скорее пошлет наемных убийц, нежели рискнет душой. Так что, следуя бритве Оккама, остается только одна кандидатура.
   В этот момент заиграла мелодия, привлекая мое внимание к сообщению от завершившего работу антивируса. Он нашел отлично затертую тень следов нестандартного подключения. Со вполне легальных аккаунтов менеджеров разных служб. Даже была попытка зайти с аккаунта Сти, но неудачная -- там защита на порядки мощнее, а у "хакера" было слишком мало времени -- началась перезагрузка и он отступил, чтобы не спалиться.
   Самое смешное, что система выдала, что нетипична только манера просмотра файлов. Все остальное в пределах нормы. И это все, что смог нарыть специализированный разумный охотник на вирусы. А обычная операционная система с ее защитой наверняка бы даже не почувствовала ничего.
   Не знай я, что против нас играет кайтран, начал бы разбирательство... и потерял время, которого не осталось -- счет пошел если не на минуты, то на часы... и их крайне мало. Я прекрасно понимаю, ЧТО именно обнаружил гость из Бездны. Да, он не вскрыл самые защищенные секции, куда доступ есть только у Сти и у меня, но... нельзя спрятать все секреты исключительно для личного пользования. И умный человек легко сложит разрозненную информацию, доступную отдельным ведущим менеджерам в неполную, но достаточно четкую картину... которая в руках проклятой гинэки Каймиланы обернется смертным приговором для созданной Стийрийвой группировки. А это значит, что еще до утра поместье будет захвачено правительственной службой безопасности и начнутся аресты и проверки.
   Об этом я думал, уже на бегу и отправляя в фамильную Сеть серию шифрованных команд, разработанных как раз на случай какого-нибудь подобного форс-мажора. Поэтому к тому моменту, как я оказался в покоях госпожи, вся система пришла в движение, мобилизуясь для решающего рывка.
   - Что случилось, Эйль? - голос Сти безмятежен, она демонстративно недоуменно одарила меня строгим взглядом, показывая свое неудовольствие моим бесцеремонным вторжением в спальню. Облаченная лишь в шелковый полупрозрачный халат, с заплетенными в косу волосами, гинэка походила на Отет -- мифическую богиню спокойствия и расслабленного отдыха из запрещенных апокрифов.
   В ответ я встал на колени и протянул руку, безмолвно прося физического контакта, при котором единственно возможен обмен данными высшего уровня защиты. Она почти ласковым движением положила свою ладонь в мою и тут же получила на модем связи пакет данных, полностью описывающий сложившуюся ситуацию. И застыла на пару минут, обдумывая то, что узнала.
   - Ну, что же... тетушка сделала свой ход, теперь наша очередь, - на ее губах скользнула тень улыбки. - Эйль, общая эвакуация, и прикажи, чтобы на "Киоскар" ожидали моего прибытия через полтора часа, - чуть помедлив, она добавила: - И... вариант "тета". А пока иди, вернешься за мной через двадцать минут.
   Я повиновался. Уже на выходе ощутил, как фамильную Сеть взвихрил личный приказ матриарха, полностью передавший мне все полномочия по управлению. С такими полномочиями я мог даже казнить женщину, и никто бы слова против не сказал. Если честно, то я такого доверия с ее стороны не ожидал. Это оказалось безумно приятно... а кроме того, очень кстати, ибо сразу сняло множество проблем с субординацией и позволило запустить всеобщую эвакуацию на удивление легко. Видимо, сказалось то, что все эвакуируемые были мобилизованы уже неделю назад и фактически, что называется, "сидели на чемоданах", стараясь не привлекать к своим сборам внимание. Отлично понимая, что с ними сделает Сти, если они допустят оплошность и проколятся. Уж в чем-чем, а в особой доброте ее не упрекнешь.
   Двадцать минут пролетели, как секунды. Только таймер предупредил, что время вышло. Но дело было уже сделано -- осталось только исполнить вариант "тета" - сбросить сигнал на завод по производству медицинских нанокультур, запускающий программу самоуничтожения -- гинэка не желала, чтобы хоть что-то после нее досталось ее кузине Вайсилане, которая унаследует престол матриарха. И я ее в этом полностью поддерживал -- убийца моего брата не должна получить ничего, кроме боли, страданий и конечной смерти... лет после полутораста, заполненных пытками. Чтобы до ее мерзкой душонки дошло, что предавать тех, кто тебе доверился, не стоит. Но пока еще не ее очередь -- есть и более виновные в мучениях и гибели Лайта. И они уже начали платить свою цену... небольшую ее часть.
   - Ты точен, как часы, - усмехнулась гинэка. Она уже облачилась в светло -- серый деловой костюм... хотя эта одежда только выглядела так -- разработка земных военных, предназначенная для высших лиц государства, способна выдержать выстрел в упор и даже не помявшись защитить своего носителя. - Идем, у нас мало времени, до Каймиланы вот-вот дойдет, что можно использовать кайтрана для преодоления блокировки её средств связи, что я наложила. Я думаю, она тут же позвонит гинэ Данириан. А та не тот человек, чтобы долго тянуть кота за хвост.
   Поместье выглядело, как разворошенный улей -- со стоянок каждую минуту стартовали аэрокары. Судя по отчетам в Сети, эвакуация шла полным ходом и из других мест. Три корабля, принадлежащие Фамилии и находящиеся в космосе над Имрой, начали принимать первых... беглецов, будем честны в определениях. Путь на Аурату для них закрыт теперь, наверно, навсегда. Правительство не простит им принадлежности к заговору, пусть даже и опосредованного.
   Прощай, Имра, ты была моим домом девять долгих лет, на тебе я потерял брата и обрел любимую гинэку. Я хожу, но следы моей мести за Лайта еще долго будут тревожить козявок, топчущих твою кожу. Надеюсь, что ты запомнишь не только зло, причиненное мной, но и добро, хотя последнее почти всегда забывается всеми. И планеты, наверно, не исключение... Иногда я бываю лиричным... но недолго, такое сентиментальное настроение быстро проходит. Впереди меня ждет много интересного, ведь я еще никогда надолго не улетал с Аураты. Так что, вперед и только вперед.
  
   Стийрийва, матриарх Фамилии Эйстин
   Тетушка сделала первый ход в новой шахматной партии... обратиться к черной магии, рискнуть душой ради того, чтобы уничтожить племянницу... о да, семейная любовь в нашей Фамилии цветет и пахнет... олеандром. Такой ненависти, как мы питаем друг к другу, только в глубинах Бездны, наверно, можно найти. Ну, или в полулегендарном Аду, о котором Галактике прожужжали все уши эти смешные христианские священники, искренне верящие, будто мужчина мог быть Богом.
   Ну, что же... я и так собиралась покинуть планету, правда завтра днем... но ничто не мешает ускорить сей процесс на двенадцать часов. Но уходить просто так, не воздав тетушке за ее измену сторицей, нет ни малейшего желания. Эта старая шлюха, видимо, плохо уяснила, где ее место, раз посмела укусить руку, последнее время ее не бившую... расслабилась. Ладно, я это исправлю, она свою дерзость проклянет еще не раз.
   Подойдя к шкафу, я достала заранее приготовленный костюм. Вот за что я ненавижу всех богов своей вселенной и особенно Пресветлую Дану, так это за то, что после Вторжения они запретили технологиям Яви развиваться выше определенного, весьма низкого уровня. Поэтому, вот этот костюм, что я сейчас надеваю, считается верхом научной мысли, хотя всего лишь играет роль замаскированного бронежилета, не более того. Когда читаешь о событиях прошлого, или, тем более, держишь в руках то, что было создано шесть миллионов лет назад, понимаешь, насколько сейчас отсталая цивилизация. Но, увы... властолюбцы, что, не особо скрываясь, повелевают Явью, больше всего боятся возрождения высокотехнологического общества... а в это же время рядом существует не скованный дурацкими ограничениями драконий Элифер, от которого нас отгораживают только слабеющие Печати Запрета. Мрак!
   Ладно, хватит глобальной философии, вернемся к обнаглевшей без меры тетушке... Для начала приказ, блокирующий связь для любого члена Фамилии, не имеющего моего личного разрешения. Я представляю примерно кому она скинет украденные кайтраном данные... теперь сразу связаться с Данириан у неё не получится. Дальше... условный сигнал для Ампири -- девочка остаётся на Имре, пусть поработает. И еще один кодовый сигнал Лиаре Рахоти, моей "подруге", которой я изрядно заплатила в последнюю пару лет. Взамен эта немолодая жрица поднимет шум, когда начнется расследование дела о применении некоей Каймиланой Эстин черной магии. Нет, тетя Кайми, я не буду убивать тебя своими руками, тем более, что ты сейчас наверняка прячешься в часовне, защищенная духами. Ты еще недостаточно страдала, как и твоя мерзкая доченька... за смерть Лайта вам еще долго не расплатиться...
   Когда за мной зашел Эйль, я уже взяла себя в руки -- даже он не должен видеть меня слишком часто в расстроенных чувствах, а мне сложно оставаться спокойной, вспоминая его брата.
   Аэрокары один за другим бесшумно стартовали с посадочных площадок, унося в себе лучших специалистов Фамилии и их рабов. Единственное, что выдавало необычность происходящего -- негромкий гомон садящихся в летающие машины людей. Все-таки, в такое время так много народа разом редко куда-то отправляется. Эвакуация идет четко по плану, и нам тоже пора покинуть материнский дом, провались он в бездну вместе с матерью... ах да, мамочка ведь ждет моего еженощного визита... не дождется. Еще одна капля боли в ее чашу... до краев там ой как далеко...
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"