Innamorania: другие произведения.

Гамбит оборотня. Книга вторая.Пропавшие среди живых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Варвара попала в серьезные неприятности, но сама толком не знает, кому может верить, а кого следует опасаться.
    Что делать Варваре? У кого искать защиты?


    ПРОДОЛЖЕНИЕ "ГАМБИТА ОБОРОТНЯ"
    КНИГА ПИШЕТСЯ!

    17.04.2016 - Выложено начало 6 главы.





   Пролог.
  
   Семнадцать лет назад.
  
   - Ах ты, паршивка малолетняя!!
   Нина Павловна в сердцах полоснула Настю по заднице полотенцем. Девчонка взвыла от неожиданной боли и схватилась за пострадавшие ягодицы.
   - Ба-а-а-а-а!!! - заревела она навзрыд, - Ну прости, пожалуйста!! Я больше не буду!!
   - Не будешь? Не будешь?! - бабушка ухватила внучку за руку и опять замахнулась полотенцем, - Бестолочь! Кто ж тебя только надоумил то?!!
   Еще один хлесткий удар.
   - Я сама!! - громче завопила Настя и хотела вывернуться, но не тут-то было. Бабуля даром что старая, но сил у нее оставалось еще очень много. Особенно, когда она злилась!
   - Сама она! - Нина Павловна отшвырнула от себя девчонку, - Сама?! Я сколько раз говорила - не смей брать фигурки из шкафчика?! Сколько раз предупреждала!
   И снова удар.
   - Ну, ба-а-а!!! Ну, прости, пожалуйста!! Ну, пожалуйста! - Настена громко ревела, вытирая кулачками мокрые щеки, - Он же первый начал...!!
   Тонкая косичка растрепалась, коротенький сарафанчик, усыпанный незабудками, сбился на сторону и помялся. У локтя желтеет недавний синяк, обо что только умудрилась поставить, на коленке кровит большая ссадина.
   Нина Павловна опустила руку и беспомощно уставилась на внучку, постепенно остывая.
   - Что он опять?!
   Настя коротко всхлипнула и зло глянула на бабку исподлобья.
   - Он сегодня Мишку Баранова своей собакой травил...!! Вот я и...
   - Вот ты и ...?! Да ты что!! - обомлела бабушка, - Я тебя чему учила, мерзавка! Я тебе что говорила?! Ах ты, паршивка! Дура набитая! Так ты это еще и специально!!
   Девчонка, воспользовавшись замешательством бабушки, успела увернуться, и, сверкая босыми пятками, умчалась на задний двор. Нина Павловна свирепо посмотрела ей вслед и устало отбросила в сторону измятую тряпку, в которую превратилось полотенце.
   Прищурилась на яркое полуденное солнце и смахнула невольно выступившие слезы. Прибрала выбившиеся из пучка пряди седых волос, присела, почти упала, на лавочку у дома.
   Настена была так похожа на своего отца в детстве, такой же прыткий мелкий воробей. И с таким же обостренным чувством справедливости. Сколько Сашка дрался из-за того, что кто-то кого-то где-то обидит, заденет, оскорбит...!?
   Вот и эта пигалица - вся в отца пошла...
   - Чего стряслось-то, Пална? - из-за забора показалась соседка, - Чего девку гоняешь?
   Нина Павловна оглянулась на любопытную тетку и махнула беспомощно рукой.
   - Да..., - она устало поднялась с лавочки, - Ваньке Сиротину фигурку отдала. Из Сашкиных шахмат. Так нет бы поиграть - подарила ж! Бестолочь!
   Та в ответ сочувственно поцокала языком.
   Нина Павловна повернулась еще раз в сторону огорода, куда убежала внучка, и направилась к калитке.
   - Маш, я схожу до Сиротиных, вернуть же надо, - бросила она соседке, - Ты пригляди за моей паршивкой, ладно? А то мало ли еще чего натворит.
   - Да о чем речь, Пална, иди, конечно!
   Нина Павловна вышла на улицу и заторопилась в сторону станции. Сиротины жили на той стороне деревни, за железнодорожным переездом, до них идти и идти, и старуха очень надеялась успеть.
   "Как бы чего не случилось! - молилась она про себя, - Как бы чего не случилось!"
   С семьей Сиротиных Нина Павловна знакома не была, но слышала о них много. Соседки судачили разное, порой нелицеприятное. Глава семейства работал директором магазина, пару лет назад прикупил в их деревне домик под дачу и летом вывозил семью дышать свежим воздухом и питаться натуральными продуктами. Их сынок был ровесником Настьке, но соседки рассказывали, что уж больно избалованным рос. Хамил продавщице в магазине, задирал деревенских ребят. Настена тоже вон сколько раз с ним и дралась, и обзывалась.
   А сегодня вот додумалась!
   И ведь сколько раз Нина Павловна ей наказывала - из шкафа ничего не брать! Строжайше запрещено. Категорически! И вот тебе на - умудрилась-таки залезть! Как дотянулась только?! Ведь шахматы стояли на самой верхней полке, в самой глубине!
   Хорошо, хоть умудрилась взять именно пешку. Не слона или ферзя, а мелкую фигурку!
   Нина Павловна пыталась припомнить, когда в последний раз проверяла шахматы. В прошлом месяце? Или еще раньше? Не помнила. Из-за переживаний, злости и страха за мальчонку голова совсем отказывалась работать.
   Но Нина Павловна точно помнила, что шахматы еще не успокоились. Еще злились из-за неправильного использования и очень сильно пахли гнилью.
   А ведь уже больше года прошло! Пора бы угомонится-то!
   Все-таки придется, наверное, отнести их к ювелиру. Пусть закроет фигуры заклинаниями, чтобы те стали хотя бы безопасными. Нина Павловна очень не хотела этого делать, шансы, что шахматы выдержат наложение арканов, крайне малы, но сегодняшний случай показал, что лучше уж так, чем кто-то еще пострадает по их вине.
   Сейчас - главное успеть.
   Вот, наконец, и дача Сиротиных. Высокий забор выкрашен зеленой краской, над ним свесила свои ветви старая яблоня. Сам дом находился в глубине сада, и с дороги была видна лишь темно-синяя крыша с круглой новомодной тарелкой спутниковой антенны.
   Нина Павловна подошла к калитке и постучала щеколдой замка. Где-то в глубине дома залаяла собака, наверно, та самая, которой сын хозяев травил Мишку Баранова.
   - Иду, иду! - послышался женский голос и по грунтовой дорожке зашаркали шлепанцы.
   Дверь открыла женщина, крашеная блондинка лет тридцати. В цветастом летнем платье с огромным вырезом до пупа, на лице - яркий макияж, хотя перед кем тут, в деревне, краситься и наряжаться-то? Понятно, в кого сыночек пошел, мамаша тоже не лыком шита. Городские они, сразу видно!
   Нина Павловна подавила в себе растущую к матери Ваньки неприязнь и поздоровалась.
   - Чем могу помочь? - Сиротина в ответ недовольно глянула на Нину Павловну из-под широких полей соломенной шляпки.
   - Вы уж меня извините, но моя внучка вашему сыну одну вещицу подарила..., - начала путано объяснять Нина Павловна, - Не подумала она, глупая еще. Если позволите, я бы хотела забрать обратно.
   Женщина недоуменно приподняла выщипанную бровь.
   - А что за вещь?
   - Пешка из шахмат моего сына. Желтая такая. Он при жизни любил всякие поделки из камня вырезать, вот и ... Я ж Настьке говорила не трогать, все-таки память отца, а она... Да что с шестилетки возьмешь-то! Бестолочь она еще, балбеска!
   Хозяйка дома смерила Нину Павловну недоверчивым взглядом, но видимо, решив, что старуха не лжет, крикнула в сторону дома:
   - Ваня! Ванечка!
   - Да, мам?
   Услышав звонкий мальчишеский голос, у Нины Павловны от сердца отлегло. Успела!
   - Тебе девочка что-то сегодня дарила? - продолжила кричать Сиротина.
   - Да.
   - Надо вернуть!
   - Ну ма-а-а-ам!!
   - Я сказала - немедленно!
   - Ладно, сейчас! - разочарованный донельзя Иван вышел на крыльцо дома.
   Нина Павловна вцепилась взглядом в руки мальчишки - он аккуратно держал маленькую желтую пешку тремя пальцами.
   Она! Та самая! Даже здесь, у ворот, старуха чувствовала легкий неприятный запах, исходящий от фигурки. Простые люди его не замечали, они восхищались изящной работой мастера-ювелира, любовались фактурой самого камня и золотистыми искрами, играющими на свету. Нина Павловна видела чуть больше.
   Ванька сделал шаг вперед и неожиданно раздался громкий треск и грохот. Проломилась подгнившая ступенька крыльца. Мальчишка, не удержавшись, свалился с лестницы и завопил от боли.
   - Мама!!
   Сиротина охнула и метнулась к сыну.
   Домой Нина Павловна вернулась только под вечер. Ванька при падении сломал руку, и Настина бабушка помогала Сиротиным наложить шину и довезти сына до медпункта. Те думали, что соседка просто отзывчивая и помогает по доброте душевной.
   Но Нина Павловна знала, что Ванька не случайно свалился с трехступенчатой лесенки и заработал открытый перелом. Поэтому, вернувшись домой, она как следует наказала Настену, чтобы больше не повадно было таскать отцовские вещи без спроса.
   И неповадно было мстить.
   Потому что в переломе Ваньки виновата была пешка. Маленькая золотистая фигурка с огненными искрами света. Из набора опаловых шахмат.
   ...
   Наши дни.
  
   Настя подхватила иголкой бисеринку и прикрепила ее на канву. Роза получалась как живая - ярко-алая с тонкими розоватыми прожилками. Если правильно подобрать оттенки бисера, то может получиться настоящее произведение искусства.
   Вышивкой девушка развлекалась на работе в свободное время, пока в магазинчике не было покупателей. Впрочем, они нечасто заходили в магазинчик на окраине Сергиева Посада, торгующий жостовскими подносами, деревянными шахматами с фигурками российских правителей и прочей дребеденью для туристов. Отдельной графой дохода стояли продажи бижутерии и поделок из полудрагоценных камней, но это был товар только для знающих людей.
   Еще одна бисеринка на игле, нежно-розового цвета и Настя мигом почувствовала отклик - легкий, чистый, воздушный. Словно мурлыкание котенка. Одно удовольствие работать с таким добрым бисером.
   Не то, что те опаловые шахматы.
   С чего бы вдруг она вспомнила тот детский случай?
   От бабушки ей тогда сильно досталось, еще три дня Настя не могла нормально сидеть и на все лето лишилась встреч с подружками. Бабуля устроила Настене настоящую каторгу из работы по дому и огороду в наказание не столько за то, что взяла фигурку из отцовских шахмат, сколько - почему именно внучка это сделала. Ведь девочка прекрасно знала, что это за шахматы.
   Бабушки нет уже целый год, но Настя на всю жизнь запомнила урок, что бабуля вбила полотенцем и трудотерапией.
   Каждая вещь обладает своим характером. Какие-то помогают, какие-то - вредят. Что-то можно уговорить или успокоить, а что-то навсегда останется злобным и жестоким.
   Подобное знание нельзя использовать во вред. Нельзя с его помощью мстить, нельзя наказывать.
   Ваня Сиротин долго еще ходил с гипсом на руке, все хвастался, что получил перелом в драке с пятью здоровенными одиннадцатиклассниками. Но хамства и гонора у него стало поменьше, младших и слабых больше не задирал и с взрослыми разговаривал вежливо.
   Так может бабушка была все-таки не права? Может, пешка уже простила своих хозяев за неразумное использование и помогла Ваньке? Кто знает...
   Мелодично звякнул колокольчик на двери, оповестив о приходе покупателя, и Настя резко очнулась от своих воспоминаний. Отложила канву, на которой вышивала, ножницы и иглы убрала подальше, - кто его знает, что за покупатель. Вышла из своего закутка к посетителю.
   Высокий красивый мужчина в дорогом пальто со скучающим видом разглядывал сувениры на полках - пасторальные статуэтки гжельской росписи и флажки и вымпелы "Я люблю Москву" .
   Он уже был здесь, Настя хорошо его запомнила - люди его уровня редко когда заходят в подобные магазинчики, а этот даже купил камни. Два кабошона из авантюрина.
   - Здравствуйте, девушка, - вежливо поздоровался покупатель, окинув продавщицу безразличным взглядом.
   Настя мило улыбнулась, стараясь не замечать высокомерия мужчины.
   - Чем могу помочь?
   - Примерно месяц назад я покупал у вас пару авантюриновых кабошонов. И вставил их в одну... драгоценность, - он криво улыбнулся кончиками губ, - Вчера эту драгоценность у меня украли и своими силами я ее найти не могу. Вы же ставите на свой товар магические клейма, верно? - и после утвердительного кивка девушки, продолжил, - Сколько вы возьмете за поиск?
  
   1 Глава.
  
   Весна в Москве всегда наступала внезапно. Еще вчера мороз заставлял кутаться в теплые дубленки и холодный ветер, казалось, пробирал до самых костей, а уже сегодня весна решила полноценно заявить о своем приходе: потеплело так, что сугробы стали темнеть и по обнажившемуся черному асфальту побежали первые робкие весенние ручейки. Правда, под утро обрадовавшийся город еще пощекотал небольшой морозец, заставив лужицы покрыться ажурной изморозью, но даже он не сумел прогнать ощущение наступающей весны.
   Дворник, уверенно сгребая снег к обочине, размеренно махал метлой и подозрительно косился на молодого парня, сидящего на скамейке у подъезда. Тот, насвистывая что-то едва слышно себе под нос, кормил стайку воробьев. Горсти зерна россыпью падали на белый снег, но дворник по дуге обогнул скамейку, решив не связываться с этим непонятным молодым человеком. Нормальному парню вряд ли придет в голову сидеть в восемь утра у подъезда и кормить воробьев. А от ненормального лучше держаться подальше. Мало ли что.
   Птицы, суетно прыгая вокруг, склевывали с заснеженного асфальта семечки и пшено, пара особо смелых пичуг запрыгнули на скамейку поближе к кормильцу, коснулись клювами его кожаной куртки и тут же испуганно отлетели подальше. Но парень лишь весело рассмеялся и сыпанул следующую горсть прямо на сиденье, поближе к себе. Расстегнул куртку, под которой оказался светлый шерстяной джемпер, похлопал по бедру, затянутому в джинсы, подзывая птиц поближе. А затем неожиданно ловко схватил осмелевшего воробья. Сжал слегка в ладони, поднес ко рту и начал ему что-то нашептывать. Погладил по испуганно вжавшейся головке, расправил помятые перья на крылышках и подкинул в небо. Проследил, как пичуга стремительно улетает в высь, и помахал ей на прощание. Достал из кармана куртки еще один кулек с семечками
   Из подъезда выскочила молодая девушка, громко цокая каблучками по очищенной от снега плитке. Парень подмигнул красавице и та, заглядевшись на его белозубую широченную улыбку, споткнулась на ровном месте.
   - Будьте осторожней, милая, - он ловко поддержал девушку под руку.
   - Да, с-спасибо, - выпрямилась она и одарила внезапного помощника смущенной улыбкой. Парень был очень хорош - скуластое лицо, темные кудри до плеч, серо-голубые глаза под иссиня- черными густыми ресницами.
   Девушка, помедлив, застенчиво поправила на локте сумочку, но парень продолжить знакомство не захотел, и она, расстроено вздохнув, заторопилась дальше.
   Тот хмыкнул в ответ и проводил красавицу неожиданно серьезным взглядом, а затем задрал голову вверх и присвистнул. Воробей, кружащийся все это время в небе, ринулся вниз и уселся парню на плечо. Защебетал, зачирикал ему на ухо. Парень внимательно все выслушал, кивнул головой и отпустил птицу обратно в небо.
   Поднялся со скамейки, высыпал остатки зерна себе под ноги - воробьям на угощение, и медленной расслабленной походкой направился в сторону дороги.
   Его машина стояла недалеко от входа на станцию метро, старая потемневшая от грязи отечественная "восьмерка" непонятного цвета и года выпуска. Рядом с ней прогуливались двое полицейских и парня это насторожило. Он оглянулся по сторонам в поисках более интересной жертвы для патруля, но стражи порядка ожидали явно хозяина машины - увидев его, они подобрались и ожидающе прислонились к капоту.
   - Документы предъявите! - козырнул один из них.
   Парень пригляделся к форме полицейского, едва заметно поморщился и безоговорочно достал из внутреннего кармана бумажник. Раскрыл паспорт на первой странице, подал его стражу порядка.
   - Никита Дуров, прописка - Вологда, - прочитал тот и подозрительным взглядом окинул фигуру парня с ног до головы, - Зачем приехал в Москву, Никита Дуров?
   - По спецвызову вашего цехового мастера.
   - Не нашего, - набычился тот и продолжил листать паспорт.
   - Я хотел сказать, московского, - поправился Никита, - А что, какие-то проблемы, господин патрульный?
   От обычных полицейских патрули Гильдии на первый взгляд практически не отличались. Те же цвета формы, такие же нашивки и погоны. Только нарукавный знак был особенным: вышитый герб Гильдии - два скрещенных посоха в круге белого цвета. Маги и менталы.
   - Нет, проблем нет. Пока нет, - патрульный отдал обратно паспорт, - Напоминаю о разрешенном времени - до одиннадцати вечера.
   - Я помню, - Никита убрал документ в бумажник и уселся в машину. Ему предстояло пересечь пол-Москвы, чтобы добраться с новостями до Медведя. По телефону такие известия передать Никита не решился.
   ...
   Всю ночь мать Вари и Олег Брониславович привели в его кабинете. Возвращаться в гильдейскую гостиницу женщина наотрез отказалась.
   Поздно вечером Медведь отправил на Шипиловский проезд двух своих проверенных людей. Те аккуратно переговорили с консьержкой и соседями Ларисы и выяснили, что описываемая девушка в дом заходила, а вот после этого ее больше никто не видел. Пропала ли она? Неизвестно. Одно было ясно - Варвара не отвечает ни на телефонные звонки своей матери, ни своего учителя, ни просто незнакомых людей. То ли с самим телефоном что случилось, то ли с девушкой.
   В квартире Ларисы никто не подавал признаков жизни, но повторный звонок в службу контроля подтвердил, что Варварина метка сигналит именно оттуда. Варя там? Официально - да. А по факту?
   Обдумав все хорошенько, Олег Брониславович решил отправить к квартире Ларисы Никиту Дурова, рэкса из подпольной стаи Новикова. Его появление немного облегчило задачу для Медведя. Маг, умеющий управлять животными, мог выяснить, что же происходит в квартире Ларисы и там ли сейчас Варвара, но как относящийся к цеху оборотней, он тоже попадал под закон о комендантском часе. Поэтому, решено было ждать утра.
   Конечно, по-хорошему, надо было бы сразу заявить в службу контроля, что исчез один из оборотней. Патруль мигом проверил бы адрес на Шипиловском и не пришлось бы ждать всю ночь в неизвестности. Но вся проблема в том, что Варвара - не обычный оборотень. А оглашать о ее пропаже никого пока не хотелось - если вдруг с девушкой и правда все в порядке, то это привлекло бы к ней и ее матери дополнительное ненужное внимание со стороны службы безопасности, а вспоминая недавний допрос из-за переезда Варвары, хорошим это внимание не закончилось бы.
   Лидия это понимала но вынужденное безделье и томительное ожидание доводили ее до нервного срыва. Сначала у женщины началась истерика, что дочь действительно ушла из семьи. Она обвиняла Главу Гильдии, своего сына, себя саму, всех кого смогла вспомнить. Затем наступила паника, что дочь все-таки изъяли из семьи и используют по каким-то своим надобностям. Ведь Варвара так и удосужилась позвонить матери, чтобы предупредить о своей задержке или даже ночевке у подруги. Подобного девушка себе никогда не позволяла, а значит, она попросту не может позвонить. Лидия изо всех сил порывалась пойти к Владиславу и устроить ему форменный скандал с требованием вернуть дочь в семью. На смену этой идее пришла следующая - самостоятельно добраться до Царицыно и вытащить девчонку с помощью гильдейских магов. После этого, Лидия решила, что о талантах дочери узнали иностранные Гильдии и завербовали бедную девочку. Затем...
   Медведю пришлось очень потрудиться, чтобы успокоить распсиховавшуюся женщину, пресекая ее идеи на корню. Не хватало, чтобы весть о вырвавшемся из подчинения полиморфе достигла ушей Главы Гильдии. Тогда уж действительно ничего хорошего ждать не пришлось бы. Но Медведь при этом прекрасно понимал Варину мать, его самого очень беспокоило, что случилось с ученицей и почему она до сих пор не выходила на связь.
   Ранним утром Олег Брониславович сделал еще один запрос в службу контроля, но там ответили, что местонахождение всех оборотней стаи установлено и комендантский час не нарушен.
   После этого Никита получил от Медведя удостоверяющие документы и отправился в Царицыно.
   - Все это зря! - в который раз глухо проговорила Лидия, - Нам ничего не даст разговор с птицами.
   Она уже перестала истерить и паниковать. Женщина впала в беспросветное отчаяние, мысленно попрощавшись с дочерью, как с умершей.
   - Ты слишком рано теряешь надежду. Дай ему хотя бы шанс попробовать.
   Измученная бессонной ночью и волнениями женщина молча встала со стула и подошла к окну. Она не верила новому помощнику, видя в нем лишь молодого и слишком самоуверенного парня, даже не давая ему шанса доказать свою пользу.
   Лидия с тоской дотронулась пальцами до стекла. Она уже не пыталась что-то высмотреть, просто разглядывала свое отражение в окне. Под глазами мешки от усталости и переживаний, кожа посерела и словно помертвела за последние дни, волосы потеряли блеск.
   Устала она. Очень устала от всех этих экспериментов, проверок, тестирований и наблюдений. За все двадцать лет, что растить девочку-полиморфа.
   Устала от всего, что пришло в ее жизнь с появлением в ней Варвары.
   Но ни за что на свете от приемной дочери Лидия не отказалась бы.
   - А что ты сам об этом всем думаешь?
   Медведь выпрямился в кресле, со стоном разминая затекшую спину.
   - Лида, я знаю Варю, - в который раз начал он успокаивать женщину, - Знаю...
   - Да плевать мне, что ты знаешь, - измученно и оттого более резко перебила его мать Вари, - Я уже наслушалась, какая Варька умница, раз не позвонила, значит не смогла... Что ты сам конкретно думаешь об этом? Только честно ответь.
   Олег Брониславович вышел из-за стола и встал рядом с Лидией. Сложил руки на груди, задумчиво посмотрел в окно.
   - Неспроста это все, очень неспроста, - тихо проговорил Медведь, - Боюсь, что девочка попала в чью- то игру, и завязаны в ней очень высокие люди. Поэтому и спокойно все в службе контроля.
   Варина мать едва заметно качнула головой.
   - Я тоже так думаю, Олег, - почти шепотом ответила она, - И мы с тобой Варьке уже помочь не сможем.
   Он так же тихо спросил, правильно поняв поставленную паузу:
   - Борис?
   - Да. Как найдем Варьку - отправляй девчонку к нему. Он дядя, он должен позаботиться.
   Еще несколько дней назад Лидия была категорически против этой идеи. Борис Новиков, оборотень, ушедший в подполье после поражения в войне, никогда не интересовался своей племянницей. Да что там говорить, он появлялся в городе всего лишь раз в год на два дня, проводил какие-то свои дела и тут же сбегал обратно в глухие подмосковные леса. Казалось, он даже не знает о существовании Варвары.
   Но теперь, после этой дикой недели мать начала склоняться к мысли, что убрать дочь из города будет самым наилучшим вариантом.
   - Сначала дождемся Никиты. Надо выяснить, что же случилось на самом деле в квартире Ларисы.
   - А случилось вот что, - Никита широко распахнул дверь кабинета и в два шага пересек кабинет, немаленький к слову, - Девушка на самом деле была в той квартире. Ее пригласила рыжеволосая хозяйка, воробьи ее давно знают. Они не видели, что именно с женщинами произошло, но сейчас в квартире много крови, все разломано и осталась только одна хозяйка. Сидит без движения на полу. Куда делась вторая девушка, птицы не знают.
   - Сколько птиц ты отправлял?
   - Пять. Все подтвердили одно и тоже.
   Медведь кивнул головой, одобряя работу нового помощника.
   - Но метка оборотня идет именно из квартиры Ларисы! - встрепенулась Лидия, - И кровь...? Откуда там кровь? Ведь Варька не могла, верно? - она с отчаянием повернулась к Олегу Брониславовичу, - Не могла же?!
   Тот тяжело вздохнул:
   - Вообще-то, могла. Карина вчера ночью не стала ставить полные щиты, знала, что девочку поведут на допрос, возможно с телепатом. Обновленные щиты были бы подозрительны, поэтому Карина только закрепила существующие. Но они, как ты знаешь...
   - Почти слетели из-за Славкиного нападения и закреплять почти нечего..., - шепотом проговорила Лидия, с ужасом понимая, что дочь, вероятно, стала преступницей, напав на свою подругу-магичку.
   Никита хмыкнул:
   - Забавная у вас семейка!
   Олег Брониславович цыкнул на парня, чтобы придержал язык.
   - И отсюда я делаю два вывода: либо службе контроля дан определенный приказ насчет Варвары, либо..., - Медведь показательно поднял бровь, чтобы собеседники сами догадались.
   - Но..., - ахнула Варина мать, - разве это возможно? Ведь метки все индивидуальные, создаются под каждого оборотня отдельно!
   Медведь перевел на нее тревожный взгляд.
   - Значит, мой первый вывод - правильный. Здесь замешана служба контроля, а значит, кто-то из Правления Гильдии.
   ...
   Варвара сидела на кровати, поджав ноги, и задумчиво обрывала лепестки красной герберы. Цветы принесли сегодня ранним утром и поставили в вазу, пока девушка крепко спала. Она и проснулась-то от их едва заметного, чуть горьковатого запаха.
   Странно. Обычно Варя не различала аромат гербер, а сегодня почему-то он показался таким отчетливым. Странно и ново. Все вокруг ново.
   Комната, в которую Варю поселили, производила неоднозначное впечатление. Смешение двух, казалось бы, совершенно не совместимых стилей давало поистине ошеломляющий эффект. Тяжелые литые бронзовые подсвечники в виде атлантов держали на своих плечах причудливый средневековый канделябр, но вместо свечей в нем стояли маленькие электрические лампочки, дарящие мягкий приглушенный свет. Большая двуспальная деревянная кровать с витиеватой резьбой по изголовью прекрасно соседствовали с элегантно оформленным современным окном. Тяжелый бархат штор цвета кофе с молоком соседствовал с нежнейшим белоснежным газом. Деревянный пол, письменный стол в стиле барокко с изогнутыми ножками и рядом в то же время удобное современное кожаное кресло.
   Уютная комната, комфортная и... чужая. В чужом доме.
   За последнее время Варя сменила несколько мест проживания - родительский дом на квартиру бабушки, затем - цеховая гостиница, и теперь - дом вампира.
   Вампир. Живое зло и исконный враг нейтралов. Тот, кому нельзя доверять. И, тем не менее, ему Варвара верила больше всех.
   С кровососами нельзя заключать какие-либо союзы, но именно вампир пришел к ней на помощь и приютил у себя.
   Потому что он ей верил. Вчера вечером Доминик доказал девушке, что верит в ее невиновность и готов защищать до последнего.
   А Варя? Варя ему верила? Готова ли Варвара отдать свою жизнь в руки этого малознакомого мужчины? Ведь, если разумно задуматься, что девушка о нем знала? Почти ничего.
   И лишь звериные инстинкты, неожиданно обостренные до максимума, говорили, что Доминик - хороший человек. И достойный. Он защитит.
   Девушка еще раз окинула взглядом комнату, как вдруг мелодичный перелив ворвался в ее мысли. Кто-то пришел? Перелив повторился настойчивей, словно гость неудержимо рвался в квартиру. Варя накинула выданный ей с вечера шелковый халатик и только хотела выйти открыть, как через мгновение опомнилась - она тут сама гостья. Но любопытство все-таки штука коварная - хочешь не хочешь, а пока не узнаешь, не успокоишься. Варя чуть приоткрыла дверь и прислушалась. Снизу доносились два голоса, мужской и женский, очень громкие, явно скандалящие.
   Варвара досадливо нахмурилась - не слышно толком ничего. А так хочется узнать, что за проблемы в вампирском семействе. Осторожно открыв дверь, девушка выскользнула из комнаты. На цыпочках пробежала по коридору до лестницы и спустилась внизу на пару ступенек. Села на корточки и заглянула между балясинами.
   Женщина в яркой красной блузке и узких черных брючках удерживала входную дверь, чтобы незваный гость не прошел дальше.
   - Ты немедленно собираешься и уезжаешь со мной! - резко приказал мужчина.
   - Ишь ты, раскомандовался! - зло фыркнула женщина ему в ответ.
   Варя узнала этот голос - Евангелина, сестра Доминика. Она сама представилась вчера Варе, дождавшись, пока Ник с магом оставят гостью в покое, и сама же показывала ей комнату. Яркая, взрывная и эмоциональная, Варе она понравилась с первого же взгляда.
   - Ева, я не шучу!
   - Я тоже! Пошел вон отсюда, скотина, чтобы я тебя больше не видела! - девушка открыла нараспашку дверь и указала мужчине на выход.
   Его Варвара тоже узнала, и сильнее сжалась на ступеньке, чтобы ее не заметили. Оливер, лучший друг Доминика и глава его службы безопасности. Варя почему-то до дрожи боялась этого высокого блондина-красавца, хоть и видела вблизи только один раз в жизни.
   - Ева, я только хочу, чтобы ты не пострадала!
   - Ты прекрасно это доказал, когда я тебя в постели с той шлюхой блондинистой застала! Вали отсюда, мразь кровососущая! Предатель! Сволочь! Мне ничего от тебя не нужно! Я тебя ненавижу!
   - От любви до ненависти...
   - И не надейся!! - яростный взрыв эмоций, затем вдруг все затихло.
   Приглушенный стон, словно женщине закрыли рот рукой, неожиданный мужской вопль от боли и следом непечатный мат. Сестрица Доминика обложила гостя такой площадной руганью, что ей явно позавидовали бы грузчики и строители.
   - Стоять! - тихий женский приказ прозвучал вдруг ошеломляюще громко.
   Варя тихонечко глянула вниз. Блондин водрузил Еву себе на плечо задом кверху и развернулся, чтобы уйти, но дорогу ему перегородила невысокая миловидная женщина в темно-сером брючном костюме. Она наставила на мужчину пистолет и тихо приказала:
   - Пистолет заряжен серебряными пулями, Оливер. Поставь Евангелину на пол!
   Ева, поняв, что ей пришли на помощь, задергала ногами, вырываясь из рук незваного гостя.
   - Майя! Майя, стреляй без разговоров! Пусть этот ублюдок узнает, что ...
   - Я не оставлю Еву в этом доме ни минуты! - так же тихо ответил телохранительнице мужчина. - Не сейчас, когда у вас...
   - Майя, чего ты ждешь! Стреляй в него! Ничего этому упырю не будет, оклемается через пару дней! - продолжала верещать Евангелина, но на нее внимания никто не обращал.
   - Поставь ее на пол, - повторила Майя, - Я ведь действительно выстрелю!
   - Стреляй, - набычился Оливер, - Но Еву я заберу с собой!
   - Она не хочет!
   - Не хочет! - по-новой завопила Ева и снова задергала ногами. Оливер хлопнул ее по заднице, чтобы не вырывалась, но в ответ девушка заверещала еще громче.
   Майя молчала, продолжая целиться в вампира. Тот грозно буравил телохранительницу взглядом, но девушка была неумолима.
   - Доминик не хотел, чтобы Ева уходила отсюда!
   - Майя, не будь дурой! Если эта идиотка сдохнет, то тебе ж первой голову снесут! - психанул Оливер, - Ева простая смертная, ее прибить проще простого!
   - А ты что, уже и это обдумывал? - съязвила девушка у него на плече.
   - Заткнись, - рявкнул он на сестру друга, - Иначе я...
   - Иначе что? - продолжала доводить его до белого каления Евангелина, - Ударишь меня? Меня ж прибить проще простого! Господин вампир ведь такой сильный по сравнению с простой смертной!
   - Да, Ева! - он зло выругался и сбросил девушку на пол и склонился над ней, - Да, ты смертная! Тебя можно убить щелчком пальцев! И именно поэтому я пришел сюда, чтобы спасти твою жизнь!
   - В твоем спасении тут никто не нуждается! - сплюнула она, сидя на полу и гневно глядя в глаза Оливера, - Поэтому можешь убрать свою восхитительную задницу с моего порога и идти спасать кого-то еще!
   Оливер выпрямился, бешено глядя на девушку сверху вниз. Желваки ходили ходуном, кулаки гневно сжимались, но он лишь кротко спросил:
   - Ты действительно отказываешься от меня?
   - Пошел вон отсюда! В тебе тут никто не нуждается!
   Мужчина кивнул, принимая такой ответ Евангелины, и, больше на нее не глядя, развернулся к открытой двери. Майя продолжала держать пистолет на взводе до тех пор, пока он не скрылся в коридоре. Затем с тихим вздохом опустила оружие, подошла к своей подопечной и села перед ней на корточки.
   - Как ты?
   Та каменной статуей застыла на полу и с отчаянной обреченностью смотрела вслед Оливеру.
   - За что он так со мной, а? - по-детски беззащитно спросила она у Майи и тихо заплакала.
   Варвара очень осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, поднялась на ноги и ушла в свою комнату.
   ...
   Мужчина стоял напротив окна и в свете падающих солнечных лучей, обтекающих его фигуру, Насте внезапно показалось, что он черен, словно сама тьма. Темноволосый, в темном пальто и черных брюках, держа в руках черные кожаные перчатки.
   - Поиск драгоценностей по клеймам на камнях? Но... разве не лучше было бы, чтобы поисками занялись официальные органы? - удивилась она, - Или частное агентство?
   С чего бы вдруг этому богатею требовать розыска камней по клейму? Человеку его уровня гораздо легче и проще нанять какого-нибудь детектива, чтобы тот разыскивал пропавшие драгоценности. Если, конечно, речь шла о законном использовании кабошонов.
   - По правилам вашего цеха все мастера-ювелиры обязаны маркировать проданные камни. И найти по ним утерянное порой гораздо быстрее, чем начинать поиск силами официальных, как вы выразились, органов, - покупатель усмехнулся кончиками губ, признавая разумное предложение девушки, - Надеюсь, камни были маркированы?
   Ох ты ж...! Настя выругалась сквозь зубы. А вдруг он не просто покупатель? А вдруг - тайная проверка?
   Если ювелир создает не простое изделие, а насыщает его магическими арканами, то он обязан был поставить на свою работу магическое клеймо - печать со знаком цеха ювелиров, личным цифровым кодом мастера и данные по товару, будь то просто камень или полноценное изделие. У каждого гильдейского практика-камнереза был свой набор магических печатей. По ним можно было опознать руку ювелира, год создания украшения, и - да, найти потерянное или сворованное. Отклик печатей своему мастеру было первым, что вкладывалось в магическую формулу.
   Только вот Настя удостоверение мастера-ювелира так и не получила - патент оказался слишком дорогим и для его получения необходимо сдать в цеху несколько сложных экзаменов. Поэтому девушка торговала камнями простыми, без встроенной магии. Цех подобное не запрещал. И магических печатей на них, разумеется, не было. Впрочем, для подобной торговли этого и не требовалось.
   Настя была уверена, что этот мужчина прекрасно понимает, какие именно кабошоны берет, а сейчас уже поздно признаваться.
   - Мне тоже потребуется некоторое время на поиск, - она не стала отвечать на провокационный вопрос мужчины.
   - Сколько?
   Девушка пожала плечами.
   - Не знаю, все зависит от того, как далеко были увезены ваши драгоценности, - и, видя, что такой ответ его не удовлетворил, - От полу-дня, - и тут же поправилась, - Я так думаю.
   - Тогда занимайтесь, - покупатель повернулся к выходу, - Если вы найдете кабошоны в течение сегодняшнего дня, я заплачу сто тысяч.
   Он дошел почти до двери и остановился. Настя провожала его потрясенным взглядом, не совсем уверенная, что услышала все верно.
   Сто тысяч? За поиск двух кабошонов?
   Сто тысяч?!
   И тогда она сможет оплатить патент на официальную работу мастером-ювелиром? А там и продажи пойдут, и на оплату аренды магазинчика хватит до конца года, и возможно даже на расширение ассортимента, что позволит увеличить прибыть, а значит - остаться на плаву и не объявить о своем банкротстве.
   Дела в магазинчике давно шли очень плохо, прибыли от продаж едва хватало на оплату аренды и всей коммуналки и закупку новых товаров.
   Но сто тысяч могут все изменить!
   - Поверьте, моя благодарность может быть гораздо больше, чем вы ожидаете, - тихо повторил мужчина у самых дверей. И взгляд такой пристальный, словно проверяющий, верно ли его поняли?
   Верно. Абсолютно верно! Нельзя упускать такой шанс!
   - Знаете, - начала осторожно Настя. - Я не уверена, что получится поиск по клеймам. Ведь вы наверняка в свои драгоценности уже вложили какие-то дополнительные заклинания, они могли перекрыть отзыв печатей. Но ..., - и когда мужчина кивнул, побуждая говорить дальше, Настя затараторила, - но я могу попробовать еще один вариант. Правда, это уже стоит дополнительных денег, но шансов, что я найду пропажу, намного больше. Разумеется, если я ничего не найду, то верну все деньги до копеечки.
   Лишь бы не ушел! Лишь бы поверил, что она действительно сумеет помочь!
   Лишь бы заплатил!
   - У вас остались хоть какие-то детали похищения? - она так боялась, что мужчина откажется от дополнительного поиска, - Хоть что-то? Взломанный сейф, следы вора, может...
   - Я могу догадываться, где эти кабошоны сейчас находятся, - тихо проговорил мужчина, - Один - точно знаю где, но меня больше интересует второй.
   Настя с готовностью закивала.
   - Мне этого достаточно. Я немедленно приступлю к работе!
   Покупатель одобряюще улыбнулся:
   - Что ж, я до сих пор не пожалел, что обратился именно к вам. Надеюсь, вы не разочаруете меня! ...
   Кабошоны, что Настя продала этому богато одетому мужчине с ледяным взглядом серых глаз, девушка помнила очень хорошо. Еще в его первый визит Настя сразу поняла, что он - мужчина с финансами, денег гребет немерено. Либо из каких-то крупных гильдейских бизнесменов, либо кто-то из верхушки администрации. Это было видно и по машине, что покупатель оставил у входа, и по одежде, добротной и качественной. Почему и как он оказался в ее маленьком незаметном магазинчике, девушку мало интересовало, но терять такого клиента было нельзя.
   Вот Настена и подсуетилась. Кабошоны, что она продала ему, были все же не совсем обычные. Живыми камни были, чувствующими. Но при этом хорошими, добрыми и заботливыми.
   Уж больно девушке хотелось приманить богатого клиента, решила, что добрые камни сослужат ему хорошую службу, и тот не забудет маленький сувенирный магазинчик на окраине Сергиева посада.
   Не забыл, это верно. Только приехал не с благодарностью и не с повторной покупкой.
   Найти два авантюриновых кабошона в Москве было довольно сложной задачей. Для кого-то невыполнимой, но Настя ответила честно своему богатому покупателю - она могла это сделать. Могла почувствовать, позвать, притянуть.
   Девушка подошла к шкафу, стоящему в дальнем углу, и задрала голову, выглядывая верхнюю полку. Там, в самой глубине лежал небольшой черный бархатный мешочек, перевязанный белым сутажем.
   Бабушка всегда говорила, что эти шахматы неприятно пахнут. Гнилью, тленом и плесенью. Не правда, запах от вырезанных из опала фигурок шел приятный, чуть терпкий и в то же время сладковатый. А вот трогать фигурки было чревато - они словно кололи жгучей крапивой, больно, до красных ожогов на коже. Не забыли того, что их заставили когда-то давно сделать, злились, и мстили. Бабушка после злополучной истории с Ванькой Сиротиным отнесла шахматы к ювелиру, чтобы тот наложил блокирующие арканы, но это мало помогло. Хотя фигурки и стали вести себя тише, как будто затаились, выжидая подходящего случая, но их ненависть чувствовалась и теперь.
   Настя тихо вздохнула и отправилась за табуретом. Приставила его к шкафу, забралась наверх и дотянулась до верхней полки. Коснулась мешочка пальцами и испуганно отдернула руку - кожу кольнуло как иголкой.
   - Да что ж вы не успокоитесь-то до сих пор?! - не выдержала она, - Столько времени уже прошло, пора бы!
   Настя разозлилась и схватила мешок за шнурок завязки, потянула на себя. Камни отчетливо взвыли от ненависти.
   - Да хорош уже! Все равно, те, кто это сделал с вами, давно умерли! Пора уже прекратить! - отчитывала девушка шахматы, пока спускалась вниз, - Сколько можно-то? Теперь до скончания века будете злиться?! А если я сейчас разобью вас? Превратитесь в груду обломков, этого хотите?
   Шахматы неуверенно замолчали, а затем неожиданно ударили. Сильно, больно и очень обидно. В голове зазвенело и завертелось, из носа потекла тонкая струйка крови. Девушка задрала голову к потолку и зашмыгала, пытаясь остановить кровь.
   - Вот же твари! - зло выругалась она, потрясая мешочком, - Да что б вы в крошку превратились! Больно же!
   И вдруг тоненькая, едва ощутимая ниточка потянулась к ней от мешочка. Стало щекотно, словно перышком провели. Головокружение прекратилось, туман перед глазами рассеялся и, кажется, даже кровь из носа перестала идти.
   Неужели одумались?
   И кто же? Слон? Ферзь?
   Нет, эти злобой откликнулись на ее призыв, но повторно ударить не решились.
   Ладья?
   Пешка. Знакомая с детства, та, которую Настя подарила когда-то Ваньке в дачном поселке. Девушка мигом узнала ее отклик, чуть виноватый. Она, больше никто себя виноватым не считал.
   Только пешка. Жаль, она фигурка мелкая, сил у нее не много. Ну ладно, с паршивой овцы, как говорится, хоть шерсти клок.
   Девушка вытерла ладонью кровь под носом, слезла с табурета и подошла к своему столу. Аккуратно положила на него бархатный мешочек и развязала шнурок. Белый сутажный узел был затянут так сильно, что едва поддавался. Шахматы выкатились на столешницу, словно надеясь убежать на свободу. Не тут то было! Настя мигом нашла желтую искристую фигурку и схватила ее двумя пальцами. Осторожно, бережно, чтобы не надавить слишком сильно - а ну как не понравится той такое обращение. Но в ответ пешка лишь мягко коснулась своей хозяйки и чуть не замурлыкала. Не обиделась. Поможет.
   Остальные фигурки девушка махом руки отправила обратно в мешочек. Завязала шнурок покрепче и отложила в сторону.
   Дотянулась до бумажки, лежащей на рабочем столе на тонкой пачке денег - залоге для поиска. На белом листке незнакомец оставил предполагаемый адрес, где могут быть его драгоценности, и свой номер телефона. Настя пробежалась глазами по буквам - район Автозаводской, далековато. Но ради ста тысяч она готова была поехать и на Северный полюс.
   Мельком прочитала имя посетителя - Артур.
   Что ж, Артур, готовьте денежки! Сегодня ваши побрякушки буду у вас дома!
  
  
   2 Глава.
  
   Доминик сидел в своем кабинете перед включенным ноутбуком и слепо смотрел в пустоту. Приехав как обычно после завтрака на работу, он пытался заняться делами - просмотреть отчет, предоставленный Гильдией по расследованию нападений, подписать бухгалтерские сверки перед их отправкой в резиденцию, заверить несколько договоров. Но поняв, что не понимает ничего из написанного, в раздражении отбросил бумаги в сторону. Его мысли полностью и безоговорочно занимала хрупкая худенькая девушка, которую он вчера привез домой.
   Варя. Милая, красивая и очень ранимая. Оборотень-полиморф.
   Отправляясь рано утром к своему донору, Доминик, совершенно не задумываясь над тем, что делает, остановил машину у цветочного магазина и купил букет гербер. Красные, розовые, и белые цветы были такими же как Варенька - простыми, незатейливыми, с едва уловимым ароматом, но в то же время изящными и привлекательными. Отослал букет к себе домой, чтобы поставили в комнате неожиданной гостьи. Как еще приободрить девушку после вчерашнего происшествия, мужчина не знал.
   Досталось ей. Вся эта неделя оказалась для несчастной полиморфы испытательным полигоном, не больше не меньше. Нападение брата, блокировка квартиры, допрос в службе безопасности и предательство лучшей подруги.
   Но за помощью Варя прибежала именно к нему, к Доминику, к вампиру. Чувствовала, что ему можно доверять.
   Вчера он даже не задумывался над вопросом, куда привезти девушку, так отчаянно цепляющуюся за него в поисках помощи. Сейчас же... нет, в своих действиях он не сомневался. Обратись Варя к нему сегодня за помощью - и он снова поступил бы точно так же.
   Но Варвара не была членом клана. В Гильдии очень категорично относятся к вампирам и любой намек на пребывание девушки даже просто рядом с кровососом могло испортить ее репутацию. Важно ли это? Ник был уверен, что уже нет. Уже не имеет значения, потому что отпускать Варвару он не собирался. Он чувствовал ответственность за нее.
   Но сама девушка скорее всего будет протестовать. Захочет вернутся обратно к своим или просто уйти из его дома, чтобы не подставлять...нет, не себя. Если гильдейцы доберутся до Вари, то ее ночевка в доме вампира особо сильно ситуацию уже не ухудшит. А вот семье навредит. Матери, отчиму и младшей сестре.
   Поэтому Доминик прекрасно понимал, что Варвара захочет уйти, но заранее мысленно готовился к сопротивлению. Девушку из своих рук он не выпускать не собирался.
   Семья! Они наверняка волнуются, куда пропала Варвара.
   Доминик дотянулся до телефона и выбрал в списке звонков нужного абонента. Нажал на вызов, и когда из динамика полились гудки дозвона, поднес смартфон к уху.
   - Да, что? - резко, рублено спросил Медведь и Ник мигом его представил перед глазами - взлохмаченная голова, опухшее от недосыпа лицо, смятый пиджак.
   - Доброе утро, Олег Брониславович.
   - Господин Ламберт, - выдохнул цеховой мастер, - Сейчас немного не то время...
   - Ничего, ничего, я всего на минутку, - и продолжил говорить беззаботным тоном, словно не произошло ничего существенного, - Вчера нашел у своей машины потерявшуюся кошку с ошейником, на нем выгравирован знак вашего цеха. Поспрашивайте среди своих, наверняка, кто-то разыскивает любимца.
   - Кошку? - Олег Брониславович мигом напрягся, - Какую именно кошку?
   - Молоденькая, почти котенок.
   - Черная?
   Доминик мысленно поздравил Медведя за сообразительность.
   - Скорее с подпалинами. Поговорите со своими людьми, чья может быть. Жаль, знак полустерт, не видно имени владельца, я бы сразу вернул.
   - Животное в порядке? - и голос оборотня тоже стал равнодушным, словно речь действительно шла о домашнем питомце.
   - Не беспокойтесь, ветеринар ее уже осмотрел, - и тут же снисходительно добавил, - Я бы не оставил бездомную больную кошку в своем доме. Подержу ее пока у себя, моя сестра за ней проследит.
   - Вот как? - Медведь замолчал. В трубке послышалось недовольное сопение. Доминик четко дал понять мастеру, что Варя пока находится под его опекой и покровительством и возвращать девушку он не намерен.
   - Что ж, я поспрашиваю своих людей, у кого сбежала животина, - так и не дождавшись каких-то других предложений от вампира, Олег Брониславович вынужденно смирился, - Надеюсь, зверь не причинит неудобства?
   - Не беспокойтесь, Ева всегда любила животных, - усмехнулся Ник, - Не поверите, какой у нее в детстве был зоопарк!
   ...
   Олег Брониславович шумно выдохнул и опустился в кресло. Сам того не замечая, во время всего разговора с вампирским префектом он простоял наготове вот-вот сорваться и бежать к нему. Положил аккуратно телефон на стол, глянул на Лидию и Никиту, с тревогой ожидавших окончания разговора.
   - Что там? Что за кошка? Моя Варька? Она у него? - вопросы матери Варвары посыпались на мужчину, - Что он сказал? Да не молчи ты, шкура облезлая!
   Никита молча ждал, когда глава стаи все расскажет сам.
   - Варя у него. Пришла сама вчера поздно вечером. Поранена, но несильно - пыталась снять клеймо, - Олег Брониславович расшифровывал завуалированную информацию.
   Он сразу понял, что Доминик Ламберт говорит о его ученице. Учитывая, что в последнее время они пересекались слишком часто для гильдейского оборотня и вампира, да и позавчерашней ночью именно префект помог Варваре, сомнений не было, беглая полиморфа у него.
   Лидия устало опустилась на ближайший стул. И вроде полегчало на душе, как узнала, что Варька не пропала без вести, и стало еще тяжелее, ведь прячется неразумная дуреха не у кого-нибудь, а у запретного вампира. Что ж она творит-то, бестолочь! Лидия всплеснула руками, всхлипнула, прижала ладонь ко рту, чтобы не заревет.
   - Ну сейчас то чего? - недовольно буркнул Медведь.
   - У вампира же!
   - И?
   Никита откашлялся, перебивая новую волну рева измученной женщины.
   - Он знает о настоящей сущности Варвары?
   Лидия мигом замолчала, испуганно метнула взгляд на Олега Брониславовича, с него - на рэкса. Медведь задумчиво потер подбородок.
   - Я префекту этого не говорил, но именно он был с Варькой у ее квартиры.
   - И видел "дикую зелень", - потупившись, глухо добавила Лидия. Проблемы нарастали друг за другом как снежный ком.
   - А сегодня оставил девушку в своем доме, - Никита хмыкнул, понимая уровень возникших проблем, - Значит, будем исходить из того, что он знает о редкости полиморфы.
   - А если обратиться в службу безопасности? - робко предложила Варина мать.
   - Помнишь, что клеймо твоей дочери сейчас носит другая женщина? - и когда та коротко кивнула, обратился к рэксу, - Никита, надо вытаскивать Варьку из его дома. Мы тут с ней сами разберемся, но оставлять у вампира девчонку нельзя. Мало ли что.
   - Мало ли что, - согласился парень, - Где живет префект?
   - Точного адреса я не знаю. Да и никто не знает, - развел руками цеховой мастер, - но примерный район покажу...
   ...
   Некрасивая сцена в коридоре между Евой и Оливером заставила Варю по-новому взглянуть на предоставленное Домиником жилище. Только сейчас она осознала, что это не просто комната в доме. Это комната, принадлежащая вампиру.
   Мать, наверное, дома с ума сходит. Ей и так хватает забот с младшим сыном. Вячеслав ведь после устроенного Варваре "праздника жизни", сбежал в неизвестном направлении. А теперь вот и старшая дочь исчезла. Девушка представила, как бы она себя чувствовала на месте матери и нервно поежилась.
   Ночной страшный сон Варя уже выкинула из головы. Что за дурость была - посчитать матерью совершенно другую женщину, к тому же погибшую в автомобильной аварии. Варвара помнила маму с раннего детства, та всегда была рядом, помогала, учила, воспитывала. Да, наказывала, не без этого, но никогда не переходила черту, никогда даже намеком не давала понять, что Варвара ей не родная.
   Глупые мысли! Дурацкие и некрасивые по отношению к матери. Она и так столько терпит из-за скандалов между детьми, под конец Вячеслав вообще совершил отвратительный по своей сути поступок, подставив Варю перед службой безопасности!
   И Олег Брониславович. Учитель очень разозлится, когда узнает, где Варвара провела ночь Он наравне с матерью во всем вел Варвару по жизни, всегда вбивал ей в голову, что вампиры - жестокие беспринципные твари, лживые, двуличные и подлые. А теперь она сидит в вампирской комнате, в вампирском доме, слушает скандалы между вампиром и сестрой вампира.
   Ей стало так невыносимо жаль и себя, и маму, и своего учителя.
   Накатило. Варя всхлипнула пару раз и тихо разрыдалась. И от жалости к своим самым близким людям, и от страха перед неизвестностью, и от горечи произошедшего вчера. Ведь она так доверяла Лисе! Считала ее своей лучшей...да что там лучшей - единственной подругой. Она да Дэн, больше Варе не с кем было поболтать на работе да сходить куда-нибудь развлечься в выходные.
   Дэн пропал, Лиса израненная осталась в своей квартире. Сама Варя бежала как преступница.
   Что ж за жизнь-то?!
   Вдруг за дверью послышался стук каблуков по паркету. Кто-то направлялся по коридору в сторону Вариной комнаты.
   Девушка опомнилась. Как ни крути, но ей предоставили помощь и жилище, хотя бы на эту ночь. Будет неблагодарностью показать хозяевам свои слезы. Подумают еще, что она не ценит их усилий. Варя лихорадочно заметалась по комнате в поисках носового платка или салфетки.
   - Ольга Борисовна, - неожиданно раздался за дверью голос Евы, - гостевая комната занята, пока не надо там убираться. Лучше приготовьте завтрак на двоих.
   Ольга Борисовна? Это еще кто? Вчера ей ни о ком не рассказывали, кроме Евангелины, сестры Доминика, и Майи, ее телохранительницы. Варвара застыла посреди комнаты и прислушалась.
   - Наташенька осталась у вас в гостях? - незнакомый женский голос буквально сочился радостью.
   - Нет, Ната у себя дома. В гостевой живет моя новая подруга.
   - Вот как? - в голосе незнакомки появились ледяные нотки, - А Наташенька как же?
   - Ната у себя дома, - недовольно повторила Ева, - А я бы хотела сегодня все-таки позавтракать!
   - Да, Евангелина, конечно! Сейчас я все приготовлю.
   Быстрые удаляющиеся шаги и Варя с облегчением выдохнула. Не хотелось бы ей сейчас встречаться с этой Ольгой Борисовной.
   Ева с размахом распахнула дверь комнаты и вошла. Глаза красные и припухшие от слез, волосы слегка растрепаны, но боевая и деловитая. Варвара молча уселась на кровать. Вытерла щеки, хлюпнула носом, но с готовностью уставилась на хозяйку квартиры. Ева внимательно оглядела свою гостью с головы до ног, иронично поднимая бровь. Под ее пристальным взглядом Варвара попыталась хоть немного пригладить непричесанные волосы, но в итоге собрала их в жгут и забросила за спину, запахнула посильнее шелковый халатик и завязала потуже узел на поясе.
   - Чувствую, у нас обоих утро не задалось, - наконец подала голос Ева.
   Варя молча пожала плечами. Если согласится, значит покажет, что в курсе скандала с Оливером, если не согласится, то соврет сама себе.
   - Что ж, раз с уродами нам обоим везет больше, чем хотелось бы, попробуем оторваться на любителях сирых и убогих!
   - Что? - Варя не поняла, о чем та говорит.
   - Собирайся, говорю, - резко приказала ей Ева, - Сначала завтрак, затем все остальное. Ты же есть хочешь?
   Варя коротко кивнула.
   - Ну и отлично. Тогда идем!
   - А остальное - это что? - решила уточнить гостья.
   Ева хмыкнула и расплылась в широкой улыбке.
   - Дорогой братец оставил тебя на моем попечении, а так как утро у меня вышло не самое радостное, то я хочу хоть кого-то варварски замучить. Ты - прекрасный экземпляр и просто идеально подходишь, - и видя недоумение Варвары, рассмеялась, - Мы создадим тебе новый имидж. То, как ты выглядишь сейчас... - она качнула головой, - Ну ничего, даже это поправимо!
   Варвара толком ничего не поняла про имидж, но с готовностью поднялась с кровати. Есть действительно очень хотелось.
   ...
   Позавтракать - это отличная идея, но не идти же на кухню в халате? Джинсы-то лежали тут рядом, на стуле, а вот блузку Варя закинула в полиэтиленовый пакет еще в квартире у Лисы, когда срочно собирала свои вещи перед бегством. Доминик принес его вчера из машины и отдал Варе. Девушка заметалась по комнате в поисках большого и черного пакета. Он нашелся под кроватью, и Ева милостиво соизволила подождать, пока гостья ползает по полу, пытаясь дотянуться до полиэтилена. Достала, стряхнула пыль с мешка, быстро повыкидывала из него одежду и вытащила измятую блузку. С сомнением оглядела ее со всех сторон, но одевать больше было нечего, поэтому натянула то, что есть. Евангелина, сморщив носик, презрительно глянула на одежду гостьи, но ничего не сказала, лишь кивнула следовать за собой.
   Кухня находилась на первом этаже. Не сказать, что она была большой, но светлое, пастельных тонов оформление делало помещение гораздо просторней. В дальнем углу притулился большой белый двухкамерный холодильник, рядом с ним застыла белым айсбергом морозильная камера. Кухонный гарнитур приятного цвета кофе с молоком расположился вдоль противоположной стены, на окнах висели римские шторы нежного персикового оттенка. У плиты уже суетилась незнакомая Варваре женщина лет сорока. Невысокая, стройная, в бледно-голубом платье с белым передником поверх, она помешивала что-то вкусно пахнущее в небольшой кастрюльке.
   - Ольга Борисовна, еще раз - доброе утро! - вежливо, но прохладно поздоровалась с ней Ева. Варя следом за сестрой Ника тоже быстро проговорила "Здравствуйте".
   - Ева, как спалось? - с улыбкой оглянулась на нее кухарка и бросила оценивающий взгляд на Варю, - А это ваша подруга из гостевой комнаты? Она тоже будет завтракать?
   - Ее зовут Варвара, и она тоже будет завтракать, - кивком головы, Ева позвала Варю за стол, - А также обедать и ужинать, поэтому с сегодняшнего дня готовку рассчитывайте на двоих.
   - И сколько ваша подруга у нас прогостит?
   Ева удивленно уставилась на кухарку:
   - Сколько я захочу. Учтите, Ольга Борисовна, что она - личная гостья Доминика, поэтому отнеситесь к ней с максимальным уважением.
   Женщина искоса глянула на Варю, отдельно рассматривая ее мятую блузку.
   - Личная гостья господина? Ах, вон оно что, - неприятно потянула Ольга Борисовна.
   Варя сразу догадалась, как именно кухарка поняла и слова Евангелины, и свою смятую блузку, и охнула про себя, предполагая, что в будущем могут возникнуть неприятности. Ясно как божий день, что означает "личная гостья господина", да еще и произнесенное таким сомнительным тоном.
   - Именно, - тон Евангелины заледенел, - Очень надеюсь, что вы правильно поймете мои слова.
   Ольга Борисовна поджала губы, но, не говоря больше ни слова, метнулась к столу расставлять приборы. Варя, повинуясь кивку Евы, уселась напротив и по примеру хозяйки дома расстелила на коленях салфетку.
   Ольга Борисовна быстро поставила перед ней тарелку и вилку с ножом, цепким взглядом отмечая каждое действие гостьи. С губ кухарки не сходила приветливая улыбка, но Варя нутром чуяла - женщине она очень не понравилась и не понравится никогда.
   На стол были поданы омлет с грибами, оладьи со сметаной и свежее какао. Ева ела быстро и очень аккуратно, изящно орудуя ножом и вилкой. Варя старалась от нее не отставать, заглатывая порой непрожеванные куски и обжигая язык и небо. От волнения и переживаний, она почти не чувствовала вкуса еды, пока не подошла очередь какао. Варвара с детства не любила этот шоколадный напиток, но постаралась не сморщится, когда пригубила его из чашки. Не получилось. Неприятный вкус был настолько отвратителен, что девушку чуть не затошнило.
   - Что, не нравится? - Ева впервые за весь завтрак подала голос.
   - Нет, нет, что вы! Все очень вкусно! - Варвара с благодарностью склонила голову и одним глотком допила какао до конца.
   - Значит, не нравится, - заключила Ева. - Ольга Борисовна, на завтрак какао больше не готовьте. Мы теперь будем пить... кофе? - она бросила вопросительный взгляд на Варю, и когда та смущенно опустила взгляд в тарелку, кивнула, подтверждая свой приказ, - Мы будем пить кофе.
   Ольга Борисовна молча склонилась перед сестрой вампира, но Варвара чувствовала, что это изменение меню кухарка девушке еще припомнит.
   - Евангелина, - окликнула Ольга Борисовна хозяйку, когда та отложила нож и вилку, - могу я поинтересоваться, а Наташа...
   - Наташа у себя дома и в ближайшие дни вряд ли захочет у нас погостить, - Ева резко перебила Ольгу Борисовну, промокнула кончики губ салфеткой, оканчивая завтрак, и поднялась из-за стола. Варя невнятно пробормотала благодарность за еду и кинулась вслед за хозяйкой дома из кухни. Задержится за столом лишний раз ей не хотелось, девушка буквально кожей ощущала ту неприязнь, что питала к ней Ольга Борисовна. С этой женщиной точно будут проблемы и это явно связано с какой-то Наташей.
   ...
   По дороге из кухни на второй этаж Ева объяснила:
   - Ольга Борисовна - наша экономка, отец ее привел в дом пять лет назад, - поднимаясь по лестнице, девушка перешагивала через ступеньку, - Она очень гордится тем, что работает в семье Матвея Истомина, - Ева театрально закатила глаза, присела будто в обмороке и прошептала с придыханием, - заместителя самого понтифика. Поэтому, - она выпрямилась, - если начнет тебя задевать - скажи мне, я разберусь.
   Значит, Варя все-таки не ошиблась, кухарке...нет, экономке она действительно пришлась не по вкусу.
   - Боюсь, что Ольга Борисовна не совсем правильно поняла ваши..., - Ева вопросительно приподняла бровь и Варя тут же поправилась, - твои слова.
   - Насчет личной гостьи? Но тебя ведь действительно пригласил мой брат, причем самостоятельно внес в квартиру. Согласись, это сложно интерпретировать как-то по-другому.
   Ева права, но Варе отчаянно не хотелось выглядеть в глазах экономки постельным развлечением вампира. Это было так...унизительно. Она промолчала, но про себя решила постараться доказать Ольге Борисовне, что между ней и Домиником нет никаких близких отношений.
   Но... разве действительно нет?
   Варвара сжала кулаки так, что ногти с силой впились в ладони. Вчера, когда она сидела у него на коленях, взгляд вампира был таким чувственным и нежным одновременно! И Варе привиделось, что ближе него никого нет, что он - ее вторая половинка, тот, с кем девушка проведет остаток своей жизни.
   Но Ник - вампир, она - член Гильдии и между ними не может быть никаких близких отношений. У Варвары и так полно проблем, чтобы добавлять к ним любовь с представителем враждебного клана.
   Поэтому - нет, как бы Варе ни хотелось обратного.
   Она молча поднималась вслед за Евангелиной и с трудом сдерживала обуревающую ее смесь гнева, тоски и желания невозможного.
   Сестре вампира были отведены комнаты на втором этаже. Ева с торжествующей улыбкой открыла дверь своей гардеробной и пригласила Варвару внутрь. Девушка вошла и ахнула. Сразу видно, что и отец, и брат нещадно баловали Евангелину. Комната была уставлена рядами вешалок с одеждой, стеллажи у противоположной стены были отведены под обувь - туфли, босоножки, сапожки и ботильоны выстроились стройными рядами, поблескивая глянцевой кожей, стразами и украшениями. У окна, где света падало больше всего, огромное зеркало до потолка отражало вторую такую же гардеробную, удваивая реальную в размерах.
   Евангелина встала посреди комнаты и с видимым наслаждением потянулась, оглядывая свои богатства.
   - Итак, - она хрустнула суставами пальцев, - Раз ты у нас задержишься на неопределенное время, надо, чтобы тебя никто не узнал, - она деловито оглядела гостью с головы до ног, прикидывая объемы предстоящей работы, - Это хорошо, что размеры у нас с тобой почти одинаковые! Мальчики мне рассказали немного, что произошло, сочувствую, что так получилось с твоей подругой. Но! - Ева выставила вверх указательный палец, - Одними заклинаниями мы тебя не скроем. Никки и Макс конечно хорошо придумали с этим круговым по контуру щитом, но они - мужики и привыкли мыслить глобально. Мы же пойдем своим путем.
   - Каким?
   - Не бойся, больно не будет. Наверное.
   Варвара в смятении смотрела, как Евангелина уверенно повернулась к вешалкам с одеждой.
   - Мы сменим тебе имидж! Ты же не можешь сидеть целыми днями в четырех стенах. Да и у нас частенько бывают гости.
   - Но я не думала, что буду выходить куда-либо из квартиры.
   - Будешь.
   - Я могу...
   - Не можешь! Я сказала нет, значит - нет! - Ева гневно глянула на гостью, возмущаясь ее сопротивлением, но видя, как сомнение на лице Варвары сменяется покорностью, смягчилась, - Что ты обычно носишь?
   - Джинсы, блузки, джемпера... - Варя пожала плечами, - Обычная одежда.
   Что ж, раз хозяйка дома настаивает, то протестовать, как минимум, неприлично. В конце концов, кто знает, сколько Варвара проживет в этой квартире, не может же она ходить только в одной блузке и джинсах.
   - Скучная! - фыркнула Ева, - Тебе нужно что-то другое, яркое, впечатляющее.
   Варя качнула головой.
   - Сомневаюсь. На ярких чаще обращают внимание...
   - И зная, как ты обычно выглядишь, мало кто будет искать тебя среди них! Поэтому... - Ева направилась к стеллажам с обувью, - Так, начнем с ... ага, вот! Шпильки, держи эти... еще это... И вот такие, - она сунула Варе в руки три пары туфель на высоченных гвоздиках и одну на каблуке чуть пониже, но от мыска до пяток усыпанную сверкающими стразами.
   - Так зима же на улице!
   - Это не для улицы, это для дома.
   - Я не умею на таких ходить!
   - Научишься, это не сложно, - отмахнулась Ева, - Дальше! Значит, говоришь, носила джинсы..., - она повернулась к одежде и начала перебирать вешалки, - Так, юбка, юбка, вот это платье, ... да, и эта юбка тоже.
   - Розовая? - шарахнулась от яркой вещицы девушка.
   - Да, и еще вот голубенькая! Тебе пойдет! - Евангелина впихнула груду набранной одежды в руки гостье и полезла в следующий ряд. - Брюки? Возможно, брюки. Затем нужно будет еще нижнее белье, - она с улыбкой оглянулась на Варю, - не беспокойся, все новое.
   Под конец прогулки Евангелины по рядам с одеждой Варвара стала напоминать большой разноцветный стог. Она едва могла удерживать в руках все, чем одарила ее сестра Ника.
   - Ну вот, - та лукаво улыбнулась, - Мы и тебя одели, как полагается, и у меня теперь есть шикарный повод для шопинга!
   - Повод для шопинга? - у девушки в голове не укладывалось, что при таком огромном заставленном гардеробе требуется что-то еще покупать.
   - Разумеется! Мне же абсолютно нечего надеть! - Ева оглянулась на свои поредевшие вешалки. На взгляд Варвары, одежды в гардеробе оставалось еще на небольшую армию, но Ева решительно закрыла двери в свои святая святых.
   - Ну что, на первую неделю тебе хватит тряпок? - и когда Варвара кивнула, пытаясь одновременно удержать одежный стог, - Теперь займемся твоей головой. Она у тебя конечно дурная...
   - ??
   - Нормальная женщина не будет так одеваться, как ты! Идем!
   Теряя по дороге одну юбку за другой, Варвара едва успевала за Евой. Та привела ее в будуар и, не дав толком оглядеться, усадила за трюмо. Столик был уставлен многочисленными флаконами, тюбиками, тубами и палетками. В отдельном стаканчике Ева держала ворох косметических карандашей.
   - Итак, перед нами две задачи - научить тебя краситься...
   - Я умею, - хмуро проговорила Варя, оглядывая разнообразие представленных элитных марок.
   - Дай догадаюсь - только реснички на свидание и помада бледных цветов? - иронично подняла бровь Ева, став вдруг удивительно похожей на своего брата, - Не пойдет. Помнишь - мы делаем тебя яркой!
   - Шлюхой? - уточнила Варя. Именно этого она в глубине души и побаивалась, особенно учитывая, какую одежду ей подобрала Ева.
   Та фыркнула и расхохоталась.
   - Просто яркой. Спать с каждым встречным я тебя не заставлю!
   - И на том спасибо, - буркнула Варвара.
   - А ты мне нравишься! - вдруг неожиданно заявила сестра Доминика, - За словом в карман не полезешь! Итак, волосы....
   Все изменения длились больше пяти часов. Сначала Ева профессионально подстригла Варвару, безжалостно обрезав ее длинные волосы по плечи и перекрасив то, что осталось, в темный каштан. Новый оттенок облагородил тонкие черты лица девушки, придав им утонченность и шарм, но Ева категоричным тоном заявила, что Варя - бледная моль.
   Поэтому, пришла очередь макияжа. На глаза - черная подводка и тушь, брови слегка подкрасила и выровняла, придав им модную удлиненную форму. На щеки Ева наложила легкий естественный румянец, созданных из двух оттенков румян и трех - пудры, губы Вари загорелись яркой вишней.
   Отражение в зеркале Варя едва узнавала. Она всегда считала себя симпатичной, без особых изысков, но и без явных уродств. Длинные темно-русые волосы, веснушки на щеках, ровный контур розовых губ - что в этом интересного? Но теперь на нее в зеркале смотрела яркая красавица. Такой она никогда не была и это немного пугало.
   Девушка невольно коснулась непривычно коротко обрезанных и завитых волос.
   - Я не смогу так красится каждый день.
   - Что помешает? Лень или кривые ручки? - Евангелина с удовлетворением разглядывала в зеркале новый образ своей подопечной - роскошный, изысканный и очень сексуальный.
   Варвара слегка дотронулась до щеки, затем потерла внешний уголок глаза, проверяя на прочность нарисованную стрелку. Та держалась крепко, не смазываясь. Сразу видно - дорогая косметика, элитная, не та дешевка, которой пользовалась иногда сама Варвара.
   - Скорее, отсутствие необходимых исходных материалов, - она обернулась и прямо взглянула на Еву, - Я вряд ли задержусь здесь слишком надолго, а денег на покупку всего этого, - она обвела рукой платья, сваленные в кучу у трюмо, баночки и палетки косметики, - у меня нет.
   Ева прищурилась:
   - Давай-ка честно, ты сегодня хочешь уйти?
   Варвара обхватила себя руками в жесте беспомощности и исподлобья глянула на Евангелину. В миг обозлилась, что сестра Доминика сразу же угадала тайное желание гостьи, и тут же почувствовала себя виноватой за неожиданную злость. Не должна она здесь быть, не ее это место, не ее дом. Вампирское логово и гильдейский оборотень - несовместимы.
   - Значит, все-таки хочешь смыться, - потянула Ева и развела руками, - Что ж, силой удерживать не стану, правда, брат может обидится, - девушка искоса бросила взгляд на гостью - та сидела, будто придавленная чувством вины за неблагодарность по отношению к хозяевам дома, - Все-таки он вчера так помог тебе, Макса притащил, защиту поставил. Да и позавчера тоже у твоей квартиры... А идти то куда, знаешь?
   Варя категорично мотнула головой.
   - Некуда мне идти. Но и оставаться здесь надолго - значит подставить в первую очередь моих родных, учителя, тебя и..., - порывисто вздохнула, словно удерживая всхлип, - Доминика. Гильдия же будет меня искать, и когда-нибудь все-таки найдет. Я попросту права не имею так поступать с твоим братом, особенно после того, как он помог мне.
   Ева победно подняла руки, призывая Варвару молчать.
   - Поэтому, моя дорогая Варвара, у меня есть к тебе очень маленькое, но ответственное задание. Оно и заставит тебя остаться здесь, и ты сможешь тем самым отдать свой долг Доминику.
   - Долг?
   - Он же спас тебя, ты теперь спасешь его.
   Варя насторожилась. Очень уж не понравился ей переход разговора от одежды и косметики до выплаты морального долга. Она сложила руки на груди и приготовилась слушать. С одной стороны, Ева права, Варвара действительно очень многим обязана Доминику. А с другой стороны, становится приживалкой она не собиралась.
   Ева уселась на поручень кресла, подвинув бедром Варвару, и склонилась к ее уху. Накрутила на палец один из локонов и томно, нежно зашептала девушке:
   - У меня имеется очень серьезный шкурный интерес к тебе, Варенька. Мой братец - человек не только благородных кровей, но и благородной морали. Не может, понимаешь ли, оскорбить девушку и отказать ей без уважительной причины. А ты, моя дорогая, - Варя испуганно дернула головой и встретилась глазами с Евой, - будешь шикарным оправданием Ника в отказе одной моей подруге! Ей, видишь ли, очень нравится мой брат. Настолько, что она его преследует, встречает где ни попадя, не выпускает из своих рук. А тебя Никки вчера лично принес домой, окружил своей заботой и лаской, даже цветы с утра притащил. Варенька, ты мой единственный шанс оградить Ника от Натальи. Она, конечно, мне подруга, но брата ей отдавать не хочу.
   - А если просто открыто поговорить с ней?
   Ева фыркнула и мягко, как маленькому неразумному ребенку, объяснила:
   - Запомни, душа моя, до некоторых порой слова не доходят, они понимают только действие. Ты именно таким действием и станешь!
   - Но между мной и Домиником ничего нет! - так же тихо прошептала Варвара. Ее действительно напугали и слишком ласковая интонация сестры вампира, и смысл ее слов.
   - Ой ли? - хитро улыбнулась Евангелина, - Я видела, как он смотрел вчера на тебя!
   Варвары вылетела из кресла как ужаленная.
   - Я не буду спать с твоим братом!
   - Я этого и не требую, - Ева рассмеялась и развела руками, - Наташа наверняка будет снова просиживать в этом доме дни и ночи, поэтому твоя задача - почаще бывать рядом с Ником, улыбаться ему, кокетничать. Поверь, он не потащит тебя в постель без твоего желания! Но для того, чтобы Наталья твердо уяснила, что Ник для нее закрыт, ты должна выглядеть достойной ему парой, а не бродяжкой, подобранной на улице, - Ева встала с поручня и уперла руки в боки, - Поэтому и косметику, и одежду, и деньги на развлечения я тебе дам. Твоя задача - не допустить, чтобы Ника охмурила Наталья.
   Варя затрясла головой. Обрезанная челка непривычно упала на лоб,
   - Он мне помог. Я не собираюсь вредить ему.
   - А кто говорил о вреде? Я очень сомневаюсь, что Никки будет сильно тебе сопротивляться.
   Варя беспомощно глянула на Еву.
   Та попросту не оставляла ей выбора.
   ...
   Оливер приехал в префектуру злой донельзя. По дороге в свой кабинет он рявкнул на замешкавшихся у лифта, затем обругал помощника за медлительность, устроил выволочку секретарю за торопливость. Войдя к себе, он с размаху грохнул дверью и упал в кресло, сбросив рукой документы со стола на пол. Все мешалось, все злило, все приводило в бешенство.
   Оливер никак не мог избавится от преследующего его видения - Ева, кривя от злобы губы, яростно шепчет ему "Ненавижу!". Он... нет, не знал, он догадывался, что девушка не простит того, что увидела в его доме в ночь своего возвращения, но даже не подозревал, насколько больно ему будет от ее ненависти.
   Еву Оливер знал с детства. С самого первого дня, когда Матвей принес в свой дом маленькую девочку двух с половиной лет, чтобы один из его учеников избавился от пагубной тяги к детской крови.
   Да, тогда Доминик был наркоманом. Семидесяти лет от обращения, он был уже достаточно опытным и взрослым вампиром, чтобы избавится от боязни солнечного света и уверовать в силу крови. Доминик проживал тот период вампирского становления, когда считаешь себя всемогущим как супергерой и позволяешь себе гораздо больше, чем имеешь право. Что ему, избранному в семью высшего вампира, самого Матвея Истомина, какие-то законы клана?! Учитель встанет с ним рядом, будет им гордится и не осудит.
   Отправившись в большое путешествие по Латинской Америке, Доминик сорвался. Не выдержал искушения крови юных магичек, на которой делал черный бизнес мексиканский клан, и надолго погрузился в наркотический плен. Он покупал на контрабандном рынке мизерные флакончики детской крови, напичканной магией и героином, обменивая их на деньги, драгоценности и произведения искусства. Матвей поначалу надеялся, что ученик самостоятельно справится с пагубной привычкой, но его терпению пришел конец, когда тот стал воровать вещи из его дома. Высший взялся излечить Доминика, но не помогало ничего - ни многодневное голодание, ни магические лечебные процедуры, ни даже недельное замуровывание в гробу в качестве наказания. Матвей перепробовал почти все, чтобы вытащить Доминика. Кое-кто даже советовал отправить ученика к Дитриху, Палачу клана, уж тот-то сумеет "вылечить" наркомана, но учитель был не настолько жесток. И в итоге Матвей решился на последний шаг - он принес в дом ребенка, маленькую двухлетнюю девочку, и приказал Доминику под страхом смерти следить за ней. Кормить, одевать, ухаживать, заниматься ее воспитанием и образованием. Это был последний шанс, что Матвей давал ученику. Если тот хотя бы одним клыком коснется ребенка, учитель обещал лично вколоть Доминику раствор серебра.
   Учитель назвал девочку Евой, посчитав ее символом возвращения своего ученика к нормальной, не замутненной наркотическими иллюзиями жизни. Доминик, сам уже давно проклявший свою безрассудную страсть к детской крови и слезно моливший Матвея помочь справится с зависимостью, ухватился за Еву, как за единственную надежду к спасению. Ему было очень тяжело. Каждую секунду он боролся с яростным желанием впиться в горло малышки, каждый миг силой воли уговаривал себя прекратить испытывать обуревавшую его жажду крови.
   И Оливер ему в этом помогал. Находился рядом, удерживал, успокаивал. Несколько раз оттаскивал уже выпустившего клыки вампира от ребенка и постоянно следил за другом. Тот плакал и умолял дать попробовать хоть каплю крови Евы или позволить ему уйти из дома, чтобы избавиться от страданий, но Олли ежесекундно заставлял Ника ухаживать за ребенком - готовить для Евы и кормить ее с ложечки, купать девочку и гулять с ней на детской площадке, лечить ее ссадины и царапины. И сдерживал, сдерживал, сдерживал...
   В итоге, Доминик победил свою болезнь. С огромным трудом и большой силой воли он сумел избавиться от тяги к детской крови. И все благодаря учителю, другу и двухлетнему ребенку.
   Еву Матвей удочерил, и девочка стала Доминику младшей и безумно любимой сестренкой. Избалованной донельзя, шаловливой хулиганкой с черными кудряшками, яркими синими озорными глазами и ямочками на пухлых щечках.
   Любое ее желание становилось законом для двух взрослых вампиров. Ева захотела пони - Матвей бросал все дела и ехал на конюшню выбирать для дочери лошадку. Ева захотела в цирк - и Доминик быстро прощался с высокопоставленными гостями, чтобы лично отвезти ребенка. У Евы плохое настроение, она капризничает - и все в доме ходили на цыпочках, чтобы лишний раз не раздражать приемную дочь высшего. Но, несмотря ни на что, девочка росла доброй, совестливой и отзывчивой. Матвей не раз заставал в своем доме принесенных Евой с улицы котят и щенков, а Доминик частенько залечивал ссадины, полученные в драке за справедливость.
   Оливер всегда был рядом. Ученик Дитриха старался не выпускать друга из внимания, помогал ему с девочкой, занимался ее воспитанием, когда Доминик не мог. Рассказывал о плохом и хорошем, ставил перед ней этические задачи и учил правильному отношению к жизни и людям.
   И однажды Оливер заметил, что маленькая девочка превратилась в роскошную молодую женщину, которая зачарованно следит за ним влюбленным взглядом. Сначала ему это польстило, затем насторожило. А затем Оливер и сам потерял голову.
   Он нарушал ради Евы все свои принципы. Всегда пьющий кровь только молодых красивых блондинок, стоило Еве заикнуться о неприятии этого, и Оливер сменил доноров на мужчин. Отказывающийся жить за городом, неистово любящий шумный и развитой мегаполис, которым была Москва, одно слово Евы - и Оливер уже строит за городом особняк, шикарный, изумительный средневековый замок с большим парком.
   Но одно Ева изменить в нем не смогла - Оливер отказывался жениться на ней, так как Ева до сих пор была смертной. Любимая дочь Матвея Истомина и обожаемая сестра Доминика Ламберта желала прожить обычную нормальную жизнь смертного человека - болеть простудой и ангиной, родить ребенка, состарится вместе со своим мужем и умереть в окружении детей и внуков.
   Матвей уже давно выпросил у понтифика разрешение на обращение своей дочери и на ее желание остаться смертной смотрел сквозь пальцы, считая это всего лишь дурной блажью. В конце концов, Ева обучена защитить себя от вампира, рядом с ней постоянно находилась одна из лучших клановых телохранительниц, да и на шее девушка постоянно носила флакон с кровью приемного отца, чтобы вернуться к жизни даже на краю смерти. Доминик слепо любил Евангелину и был согласен с отцом - эта идея лишь временное помешательство, пройдет пара-тройка лет, сестра заметит первые морщинки и, боясь потерять свою яркую красоту, сразу же побежит к отцу за обращением.
   Но Оливер твердо настаивал на своем - о хрупкости смертных каждый вампир знает не понаслышке, и он потерял уже слишком многих смертных возлюбленных, чтобы спокойно принять мысль о смерти Евы. Для Оливера обращение девушки в вампира будет признанием любви к нему - так он ей заявил.
   Ева была возмущена. Оказывается, ее слов, ее верности и заботы недостаточно, чтобы Оливер действительно посчитал ее равной себе и достойной своей любви. Ева должна стать вампиром, и только после этого паршивый кровосос будет воспринимать ее чувства всерьез.
   Девушка категорически отказалась. И если раньше она еще подумывала порой об обращении, то теперь пошла на принцип.
   - Да я лучше сдохну завтра от чумы, чем буду всю жизнь стелиться перед тобой вампиркой! - в сердцах бросила девушка Оливеру, покидая выстроенный для нее подмосковный замок.
   И Оливер решил доказать ей, что он тоже не собирается идти у нее на поводу. Что он не будет больше любить смертную женщину, какой бы занозой в сердце она ни была. Он начал демонстративно не замечать Еву и встречаться у нее на глазах с другими женщинами. Ева злилась, ревновала, даже мстила, но своего решения не меняла - вампиром в угоду Оливеру она не станет.
   Но сейчас, зная, что в доме друга временно проживает нестабильная полиморфа, Оливеру было плевать на многоуровневые планы, что построили вокруг девчонки-оборотня понтифики. Для него главным, как он ни хотел от этого отказаться, оставалась Ева и ее безопасность. Ева, которая утром выкрикнула, что ненавидит его.
   Восемь вечера. Весь день Оливер пытался заняться работой, просматривать доклады, вести совещания, но не получалось. Перед глазами стояла лишь Евангелина.
   В итоге, плюнув на все дела, Оливер вышел из кабинета, чтобы отправится домой к Доминику и, не обращая внимания на сопротивление девушки, увезти ее к себе и запереть в подвале. Если понадобится, он даже посадит ее на цепь, лишь бы Ева была в безопасности. По дороге к лифту Оливер вдруг вспомнил, что оставил на столе доклад. Выругавшись на одну очень капризную смертную, из-за которой весь день насмарку, он развернулся обратно. Открыл дверь своего кабинета и замер на пороге.
   В кресле, которое он специально выписал себе из Лондона, из натуральной кожи и дорогого дерева, с комфортно-жесткой спинкой, сидел худощавый мужчина. Длинное лицо со впалыми щеками, тонкие губы, крючковатый нос - очень непривлекательная внешность. Одет незваный гость был в черный костюм-тройку, но на нем дорогая ткань сидела мешком и создавала ощущение балахона.
   И он был смертным.
   - Ты... Да кто ты ... Как посмел?! - в бешенстве оскалился Оливер, почти теряя над собой контроль.
   - Спрячьте клыки, уважаемый, - тихо, почти шепотом проговорил гость. - И сядьте, надо поговорить.
   Абсолютно спокойный равнодушный тон незнакомца сначала подхлестнул бешенство вампира, но затем в безопаснике заговорила подозрительность. Кто же он такой, этот незнакомец, что сумел войти в кабинет главы безопасности незаметно?
   - Кто... вы?
   Незнакомец достал из внутреннего кармана пиджака сложенный вчетверо лист бумаги и бросил на стол Оливеру.
   - Мое имя вам должно быть известно. Я - Густав Йоргенсен.
   Глава алхимического подразделения клановых Лабораторий. Сильнейший алхимик, травник и чародей. Поговаривают, что у него есть своя потайная тигельная, где тот проводит несколько более экстремальные опыты, нежели это разрешено.
   - Глава Лабораторий, госпожа Элеонора Крюгер, направила меня в вашу директорию для работы с двумя полиморфами, мужчиной и женщиной, - алхимик равнодушно глянул на остолбеневшего вампира, - Что вы можете мне о них рассказать ценного?
  
   3 Глава.
  
   Настя уже битый час колесила по улочкам рядом со станцией Автозаводская. Проспект Андропова, Кожуховскиие проезды, Автозаводские проезды... Доехала даже до Симонова монастыря, но вряд ли вампир будет жить рядом с орденской территорией. Он же не враг сам себе.
   Пешка молчала. Порой она виновато "прикасалась" к своей владелице, словно извиняясь, что не может помочь, как обещала. Но не злилась, не делала что-то назло - ни пробок на дороге, ни постоянных красных полос светофоров, заставляющих тормозить через каждые две минуты. Старенькая Настина "девятка" дышала на ладан, ей давно требовался капитальный ремонт, и девушка очень боялась, что машина заглохнет на очередной остановке, но та уверенно тарахтела вперед.
   Что же делать?
   Настя снова глянула на навигатор, в который были встроены отметки магических зданий, и твердо решила больше технике не доверять. Будет искать сама своими силами. Пусть их совсем немного, но бабушка всегда говорила, что внучка может найти даже иголку в стоге сена, если та сделана из камня, неважно драгоценного бриллианта или простого булыжника. Вышла из машины, закрыла глаза и опустила свои внутренние затворы, прислушиваясь к фону города. Она отчетливо помнила отклик кабошонов, сколько раз брала из в руки, наслаждаясь добротой и умиротворением, что веяло от камней. И сейчас Настя очень надеялась, что сумеет услышать тот тонкий изящный отзвук эмоций.
   Старый город шептал и кричал, звал и отталкивал. От мостовой шло раздражение и усталость, жилые дома печалились и сострадали, жаловались на своих жильцов друг другу и сплетничали, у кого что произошло. Настя не слышала, что именно они рассказывали, но чувствовала их эмоции: скуку и интерес, заботу и беспокойство, зависть и даже ненависть.
   Девушка открыла глаза и с тоской посмотрела на высотку, рядом с которой остановила машину. Жилой комплекс был построен недавно, лет может быть десять тому назад. Его внутреннюю территорию от проезжей части отделял высокий металлический забор с пунктом охраны и шлагбаумом, небольшая парковка занята дорогими иномарками. Сам дом гордо нависал над маленькими хрущевками, высокомерно поглядывая на них сверху вниз. Те, неказистые и тусклые, с изрисованными граффити подъездами и обшарпанными стенами, опоясанные желтыми трубами бытового газа, съеживались под презрительным взглядом шикарной новостройки и от этого казались еще невзрачней. Они бурливо перешептывались о чем-то своем, опасливо косясь на высокую гордячку, словно боялись то ли ее подслушивания, то ли брезгливого хмыкания.
   Настя чувствовала, что она совсем недалеко от кабошона, но где?
   Как в этом гомоне услышать маленький камешек размером с фалангу пальца?
   Глянула на новостройку и через мгновение полезла в машину за пешкой. Схватила фигурку с панели управления и выскочив из машины, уверенно направилась к пункту охраны. Конечно, внутрь на территорию ее не пустят, но чем ближе к нужному зданию, тем легче выделить искомый фон. Не может ведь префект северной директории жить в старой хрущевке!
   Настя подошла к высокому железному забору и машинально коснулась пальцами прутьев. Из будки вальяжно вышел охранник в тяжелой форменной куртке.
   - Что надо? - грубо поинтересовался он, смерив взглядом девушку в недорогой куртке и простых джинсах.
   - Я просто..., - отмахнулась она, - Смотрю вот, любуюсь. Не обращайте внимания.
   - Просто она, - проворчал охранник. Пристально оглядел Настю с ног до головы и, сочтя ее безобидной, кивнул на проезжую часть, - Вон туда иди, чтобы просто.
   Постоял еще, покрутился рядом, но Настя провоцировать его не стала. Отошла на пару шагов, поднесла пешку к губам, будто целуя, и зашептала ей:
   - Ну, пожалуйста, миленькая моя, ну помоги. Послушай! Он же сто тысяч обещал!.
   Опаловая фигурка настороженно потянулась к высотке и едва не запрыгала в руках хозяйки от нетерпения. С радостным оживлением заверещала, счастливая, что смогла помочь, но вдруг испуганно съежилась и застонала. Настя почти вживую ощутила, как пешка заплакала, завыла от жалости и сочувствия.
   - Что? Что там?? - встрепенулась девушка.
   Желтый опал фигурки, яркий и солнечный, словно потускнел. Искорки погасли, камень почти потерял цвет. Настя уже всерьез испугалась:
   - Что ты учуяла!?
   Охранник, видя, что подозрительная незнакомка не спешит покинуть охраняемую территорию, снова двинулся к девушке, грозно нахмурив брови. Настя быстро спрятала фигурку в карман и выставила руки в успокаивающем жесте:
   - Все, все, я уже ухожу. Извините!
   Настя почти бегом бросилась к своей машине и залезла в салон. Поставила пешку торпеду, ожидая, хоть какого-то эмоционального ответа, но фигурка подавлено молчала.
   Подождав пять минут, девушка с досадой завела двигатель. Пешка сегодня уже ничего не расскажет. Что же она такое учуяла?
   ...
   - Ну хорошо, допустим я твоя и Доминика знакомая. Но почему обо мне никто не знает? Ни ваши друзья, ни ваша экономка?
   - Ты долго была за границей.
   - И приехав поздно ночью, сразу как оголтелая понеслась не к себе домой, а к друзьям?
   - Ты сильно соскучилась, особенно по Нику.
   - Без вещей и денег?
   - Не поверишь, как в аэропорте можно легко потерять чемодан!
   Пикировка длилась уже больше часа. Варя высказывала свои сомнения, Ева придумывала на них ответы. Девушки собирали мозаику из всевозможных фактов, чтобы продумать Варваре убедительную причину появления в доме Доминика.
   - И где мы могли вообще познакомится?
   - Ну с Ником - тебе решать, потом сама придумаешь, а вот мы с тобой вполне могли подружиться, - и Ева переглянулась с Майей, - например, в магазинчике мсье Эдана.
   Варя сложила руки на груди.
   - И кто это?
   - Ооо, - Ева закатила глаза, - мсье Эдан! Это удивительный человек!
   - Не смей впутывать в свои развлечения этого несчастного смертного! - Майя грозно глянула на подопечную, - Он достаточно натерпелся от тебя в прошлые года.
   - Да кто это такой? - не вытерпела Варя.
   Ева с придыханием от восторга затараторила:
   - Владелец самого элитного в Европе зоомагазина. Изумительный человек! Знает все и обо всех животных, может вылечить простуду у таракана и перхоть у паука-птицееда! ...
   Майя страдальчески закатила глаза и пояснила более емко:
   - У Евангелины всегда был пунктик на животных. Когда она была маленькая, Доминик и Матвей скупили ей целый зоопарк. Правда, ухаживать за ним она не хотела, ей было интересно играть с животными и гладить их, но не кормить, убирать и выгуливать, - Ева фыркнула на такую отповедь и отвернулась, - В итоге, за животным присматривали мы все по очереди. Матвею это периодически надоедало, и он отдавал мохнатую игрушку обратно.
   - А потом папочка не выдерживал моих новых капризов и снова покупал кого-нибудь, - широко заулыбалась Ева.
   - Ник как-то психанул и принес домой аквариум, - усмешка Майи была менее дружелюбной, видимо, ей тоже не очень пришлось по душе выгуливать собачек и убирать за хомячками, - У Евы случилась долгая истерика, что рыбы это не животные, их не погладишь, с ними не поиграешь.
   - А мсье Эдан...?
   - Матвей покупал только проверенных животных, с родословной и прививками. У мсье Эдана мы были постоянными клиентами
   - И любимыми! - заявила Ева.
   - Этого я не говорила.
   Варя недоуменно повела плечом.
   - Но зачем нам вообще приплетать сюда зоомагазин?
   Майя с Евой переглянулись:
   - Если в гостях будет маг...
   - А она точно будет!
   - ...то сможет уловить, что ты оборотень. Поэтому, нам придется заняться и твоим животным видом. Как происходит твой оборот?
   - Я иллюз.
   - Кто?
   - Иллюзорник. Мы держим в голове образ животного, чтобы моментально измениться.
   Ева нахмурилась, явно не понимая.
   - Можешь показать?
   Майя насторожилась. Выпрямила расслабленную спину, завела левую руку за спину, нащупывая спрятанный нож. Варя этих приготовлений уже не видела. Она встала с диванчика и закрыла глаза. Обычно на оборот у нее уходили считанные секунды, но сегодня почему-то никак не удавалось сконцентрироваться на своем животном облике. Образ кошки ускользал, становился нечетким и призрачным, как в тумане. Что-то мешало. Быть может, нервные потрясения последних дней, девушка слышала, что такое порой случалось. Некоторые анималы после сильных стрессов могли до полугода потерять способность оборачиваться.
   Варя пыталась вновь и вновь, но в кошку обернуться не получалось. И еще раз, и еще... Начала побаливать голова в районе висков, как будто их сдавливал тяжелый пресс, в груди появилось щемящее чувство, стало жечь. Боль разгоралась все сильней и Варю это очень напугало. Еще ни разу оборот не вызывал таких странных ощущений. Она судорожно коснулась груди, желая унять жар в сердце, но вдруг подкосились ноги, и девушка рухнула на ковер. К ней бросилась Майя, но Варя уже была в глубоком обмороке.
   ...
   Резкий неприятный запах ударил в нос. Варя закашлялась и оттолкнула руку с пузырьком жидкой дряни.
   - Ну и гадость эта ваша... - она присмотрелась к этикетке, - настойка нашатыря!
   Майя с облегчением вздохнула и отставила пузырек на стол.
   - Ну наконец-то очнулась! Мы уж беспокоиться стали, хотели перенести на диванчик, чтобы не простудилась, - сарказм Евы был на редкость неприятным.
   Варя поморщилась и с трудом села. Мышцы не слушались, все тело было вялым и бессильным.
   - Анималы не болеют.
   - И не падают в обмороки! - рявкнула Евангелина. Сестра вампира стояла, уперев руки в боки, и гневно разглядывала гостью, словно обвиняя ее в том, что та посмела потерять сознание. - Что с тобой было?
   - Не знаю.
   - Но оборот явно не удался.
   С этим Варе было сложно поспорить. Она виновато глянула на Майю, и та протянула ей руку, помогая подняться на ноги. Девушка встала, но не удержавшись на высоченных каблуках, снова повалилась на пол. Майя успела подхватить ее под руку и выпрямить.
   - Что-то беспокоит? - тихим спокойным голосом спросила она. В отличие от Евы телохранительница была эталоном спокойствия, лишь в ее взгляде, устремленном на гостью, плескалась тревога. Не за Варю, нет. За свою безголовую подопечную, которая бросилась к упавшей в обморок анималке, совершенно не задумываясь над собственными действиями.
   Впрочем, за Евой такое водилось. Вместо того, чтобы уступить место обученному телохранителю, Ева сама лезла и на высокое дерево, и на строительные леса, и на помощь к оборотню.
   Варя прислушалась к себе и качнула отрицательно головой:
   - Только слабость.
   Девушка не понимала, что с ней творится и почему она чувствует себя почти больной. Ева резко схватила ее за локоть и силком потащила к дивану. Усадила, подложила под спину подушку, чтобы было удобней.
   - Раньше такое бывало? - спросила она.
   Майя вдруг прищурилась и застыла статуей, шикнула на Еву, призывая молчать. В следующий миг телохранительница оказалась уже у двери и рывком ее распахнула. Экономка едва не упала на пол, успев ухватится за пиджак Майи. Та жестко придержала женщину ловким приемом - еще чуть-чуть и рука будет вывихнута.
   - Ольга Борисовна? - неприятно удивилась Ева, - Что вы делаете у моей двери?
   Женщина выпрямилась, аккуратно вытащила свой локоть из захвата и заботливо стряхнула невидимые пылинки с рукава телохранительницы.
   - Простите, Евангелина, я прибиралась в соседней комнате, - она указала на коридор, - услышала ваши голоса, решила, что нужна помощь.
   - Разве мы звали на помощь? - голос Евы заледенел.
   - Нет.
   - Тогда что вы тут делаете!?
   - Я... я..., и она неуверенно глянула на телохранительницу, все еще стоящую рядом, - я, видимо, позволила себе лишнее? - Ольга Борисовна склонилась перед сестрой вампира. Пальцы экономки стали нервно сминать фартук, испуганный и виноватый взгляд перебегал с Евы на Майю, с той на Варвару и обратно на Еву.
   - Именно! - нахмурилась та, - Впредь настоятельно прошу без моего приказа ... на помощь не приходить.
   - Разумеется, Евангелина. Прошу прощения, Евангелина. Я всего лишь хотела помочь.
   Казалось, экономка искренне раскаивается в своем чрезмерном рвении.
   Ева переглянулась с Майей, та неясно пожала плечами и отошла обратно к диванчику.
   - Что ж, раз вы уже закончили с уборкой, то принесите нам чаю. С пирожными. Время перекусить, верно, Варенька?
   Экономка присела в неглубоком книксене, кивнула и вышла из гостиной, закрыв за собой дверь. Ева, задумчиво глядя ей вслед, тихо проговорила:
   - И не надо меня убеждать, что она не подслушивала. Вопрос только - с какого момента?
   ...
   Ольга Борисовна, боясь, что ее услышат даже через закрытую дверь кабинета, говорила очень тихо, почти шепотом.
   - Да, он привел домой новую девку. Вчера вечером. Зовут Варвара, я так поняла, что у нее какие-то неприятности дома и она несколько дней поживет у нас.
   - Красивая?
   - Я бы так не сказала, но ею занимается Ева. Нашла себе новую игрушку!
   - Вот же сучка! А еще подругой называется, тварь!
   - Я пока толком не знаю, кто она и откуда. Тихая мышка, но, вы уж простите, Наташенька, после трудов Евы - эффектная. Господину Доминику может понравится.
   Недолгое молчание в трубке.
   - Наташенька?
   - Хорошо, я все поняла. Спасибо за информацию.
   Ольга Борисовна положила трубку и осторожно вышла из кабинета. Таясь, чтобы никто не увидел, шмыгнула по лестнице вниз, на кухню, и, намеренно грохоча посудой, начала выкладывать на тарелку пирожные.
   Ева захотела чаю, что ж, Ольга Борисовна все приготовит.
   ...
   Доминик вернулся домой почти в восемь вечера. Девушки как раз ужинали, из столовой, раздавался веселый смех и звон посуды, поэтому вампир сразу направился туда пожелать приятного аппетита и ошарашенно остановился в дверях. Сестру-то он узнал с первого взгляда, но сидящая напротив нее молодая девушка Варю напоминала совсем чуть-чуть. Роскошные густые темно-каштановые волосы были обрезаны по плечи и слегка завиты, искусный макияж подчеркивал огромные глаза и красивый абрис губ, черное платье с белыми вставками по вороту эффектно сидело на ладной фигурке.
   Красиво. Изящно. Сногсшибательно.
   - Братец! - Ева первой заметила брата и отложила вилку, - А ты задержался! Мы ждали тебя на полчаса раньше!
   - Да, я... просто ..., - Ник, казалось, даже не услышал, что именно говорила ему сестра. Он не сводил восторженных глаз с гостьи. Варя, видя такое восхищение своим обновленным внешним видом, и смутилась, и обрадовалась. Чуть кашлянула, поднесла салфетку ко рту, скрывая улыбку удовольствия.
   Ольга Борисовна сердито поставила перед Варварой чашку чая, грозно глянула на нее, затем на вампира, и, едва слышно фыркнув, вышла из кухни.
   - Что застыл как истукан, братец, - Евангелина широко заулыбалась, откровенно наслаждаясь его реакцией. - проходи, садись, будь как дома!
   Доминик, словно деревянный, прошел вперед и буквально упал на стул рядом с сестрой. Оказавшись еще ближе к Варваре, он ощутил нежный тонкий аромат ее духов. Нотки сирени, персика и кедра словно пересказывали Нику очарование девушки - страстное, сладкое и терпкое одновременно. Вампир был ошеломлен и повержен. Еще недавно, представляя Вареньку в своей постели, он даже не догадывался, перед какой красотой он метафорически склонит колени. Впрочем, сейчас Ник был готов сделать это на самом деле.
   - Чувствую, ты проглотил язык! - съерничала Ева, с восторгом наблюдая его реакцией.
   Ник замотал головой, приходя в себя. Глянул в сестрины искрящиеся смехом глаза, шутливо отмахнулся и развел руками:
   - Должен признать, Варенька, ты удивительно выглядишь! - вампир усмехнулся, - Я удивлен!
   Девушка склонила голову, принимая комплимент, а Ева, наоборот, возмутилась:
   - И все? А где - шикарно, прекрасно, изумительно, чудесно? Я столько часов провела, приводя твою гостью в божеский вид!
   - Поверь, дорогая сестрица, - хмыкнул вампир, - ни один из этих эпитетов не отражает моего восхищения твоей работой!
   - Верю, знаю, - Ева победно кивнула, - Но ты сам привел мне великолепный материал для работы!
   Вампир глянул на Варю и строго, с некоторым пафосом произнес:
   - Я очень надеюсь, что моя сестра не была слишком назойлива и все эти изменения...
   - ... строго с моего согласия! - Варя фыркнула от смеха. Ей было очень приятно видеть восхищение в глазах вампира, но она не могла не подколоть Еву, - И на удивление это не было больно!
   - Даже так? - сестра вампира нарочито обиделась и бросила салфетку на стол, - Все мои усилия, моя забота - чтобы ничто не жало, нигде не давило, да я даже волосы старалась лишний раз не дергать! Уйду я от вас, вы меня не цените!
   Вампир строго глянул на анималку:
   - Варя, ты слышишь? Мы ее не ценим!
   - Только не я! - открестилась от обвинения Варвара, - Увы, я за свою жизнь привыкла к изменению внешнего вида, и обычно оно бывало более неприятным... но сегодня и правда почти не было больно!
   Ева давилась от хохота за столом, но на последних словах Вари не выдержала и залилась звонким смехом. Вампир от нее не отставал, а вслед за ними рассмеялась и Варя.
   Доминик, успокоившись, одобрительно кивнул.
   - Тебе действительно очень идет, Варюш. Выглядишь потрясающе!
   - Правда?
   - Я потрясен! - и Ева снова фыркнула.
   На кухню вернулась Ольга Борисовна. Она встала у раковины, всем своим видом показывая, что пора заканчивать ужин. Ник стукнул ладонью о стол, прерывая веселье.
   - Ладно, посмеялись и хватит. Варюш, мы можем поговорить в моем кабинете?
   Веселая улыбка сползла с лица девушки. Она поняла - шутки закончились, будет серьезный разговор. Одним глотком допила горячий чай, вышла из-за стола, скупо поблагодарив экономку, и отправилась вслед за вампиром наверх.
   ...
   - Я надеюсь, вам удалось выполнить мою просьбу?
   Мужчина в черном уже поджидал Настю у дверей магазинчика. Машину свою припарковал, закрыв входную дверь, явно намекая, что хозяйка заведения сегодня на рабочем месте уже не появится, а если и появится, то явно торговать бисером и сувенирами уже не будет. Настя включила на своей старенькой "девятке" сигнализацию и подошла к заказчику ближе.
   - Да, я..., - она чуть замялась, но потом все же подтвердила: - В какой-то степени да.
   Мужчина прищурился:
   - В какой-то степени?
   А вот что говорить конкретно, девушка так и не придумала. В целом, работу она действительно выполнила: смогла узнать, где находится камень, но странная пугающая реакция опаловой пешки заставила Настю задуматься - а стоит ли сейчас все выкладывать?
   Пешка подавлено молчала всю дорогу, не отзываясь ни на ласковые поглаживания хозяйки, ни на увещевания и угрозы вернуть ее обратно в мешок к пыщущим злобой и ненавистью опаловым "родственникам". Фигурка лежала на панели управления, лишь изредка отвечая Насте угрюмым отчаянием и безнадежностью.
   - Камень сейчас находится на ...
   Внезапно у мужчины зазвонил телефон, и он сделал девушке знак молчать. Настя послушано закрыла рот, ожидая, пока тот поговорит.
   - Да, что? ... Так... когда был звонок? ... Кошка? Хм... - мужчина перевел задумчивый взгляд на Настю. - Значит, кошка? Ничего не делайте, но слежку не прекращайте. Да, я знаю, что это мастер цеха. Нет, запрещаю! Если нужны бумаги в подтверждение, я их подпишу, но ... Да, вы поняли правильно.
   Следить за цеховым мастером? Настя окончательно запуталась и очень испугалась. Это ж у кого хватило наглости и ... и полномочий для таких указаний?! Кем же был ее наниматель?
   Отдав последние указания, мужчина убрал телефон в карман и скомандовал девушке:
   - Вы поедете со мной. Покажете, что нашли.
   Настя насупилась и убрала руки в карманы. Не хотела она ехать сейчас, не готова была. Да и боялась очень.
   - Я ... Я не уверена в том, что разузнала. Мне нужно еще немного времени, хотя бы день на проверку.
   - Вот сейчас и проверим. Идем, - он кивнул головой в сторону серебристой иномарки.
   ...
   Артуру звонил Вышников, давно прикормленный большими премиями, бонусами в виде различных льгот и бесплатных путевок для всей семьи. Бескудников должен был получать о Варваре самые точные сведения, и он знал, кто сможет ими поделиться - прикомандированный к группе слежения за полиморфой агент службы безопасности. Вот и сейчас Вышников отрапортовал, что на телефон Савельева сегодня поступил один очень интересный звонок. Он успел вовремя подключится и прослушать весь разговор до конца. Префект Ламберт оказался настолько любезным, что решил вернуть найденную на улице сбежавшую кошку и сообщил об этом самому цеховому мастеру анималов. Будь на месте Савельева кто другой - и проблемы бы не было, но не в этом случае.
   Девчонка на пассажирском сидении съежилась, как побитая собака, и молчала всю дорогу, лишь изредка указывая, куда ехать и где сворачивать. Боялась своего нанимателя, очень боялась, и кажется, начала догадываться, что из-за своей жадности влипла в какую-то неприятную историю. Эти нищие! Вечно им деньги последние мозги застилают!
   Девчонка держала правую руку в кармане, явно что-то сжимая в кулаке - ткань натянулась на выпуклости. Газовый баллончик, что ли, держит?
   Артур мельком бросил на нее взгляд и раздраженно поморщился:
   - Не бойтесь, вам ничего не будет.
   Девчонка смутилась, но руку не достала.
   - Как вас зовут?
   - Анастасия.
   Бескудников свернул на светофоре и подрезал замешкавшуюся маршрутку. Вслед понесся истошный сигнал "газели", но Артур лишь прибавил газу.
   - И почему вы не уверены в том, что нашли, Анастасия? Вы ведь искали по клейму на камне, да?
   - Да, по нему, - казалось, она не уверена даже в этом, - Но отклик был странный, поэтому я и просила время на проверку.
   - В чем странный?
   Казалось, он вел обычную расслабленную светскую беседу о погоде: какие сегодня хмурые облака, на вечер обещали снегопад, весна что-то не торопится в город, вы нашли сворованные у меня кабошоны, за что я обещал вам немаленькую сумму денег в награду...Но пальцы, сжимавшие руль, побелели от напряжения.
   - Мне сложно объяснить, - пояснила Анастасия, пожав плечами, - это по большей части моя интуиция, - она пригляделась к улице, по которой проезжали, - Так, тут надо будет свернуть налево. А затем до второго перекрестка и там по правой стороне.
   Следуя указаниям "лоцмана", как Бескудников про себя окрестил свою пассажирку, машина выехала к небольшому переулку, заканчивающемуся тупиком.
   - Где?
   - Вот тут, - ответила Настя, указав направо, - в этой новостройке.
   Новостройке? Артур удивленно разглядывал техническое трехэтажное здание. Ничего не указывало, что здесь был построен новый жилой дом - бетонная ограда с пунктом охраны и шлагбаумом, сама постройка желтого цвета, старая, обшарпанная, с потрескавшимся фасадом и без каких-либо намеков на окна, лишь железная поцарапанная дверь обозначала вход. Уличные фонари ярко освещали ночную улицу и в их свете были видны следы автомобильных протекторов, которые обрывались прямо у шлагбаума. Дорога к пункту охраны была заезжена, но после него снег лежал ровным потемневшим слоем.
   Охранник вышел на улицу покурить и посмотреть, что за машина встала перед воротами. Артур обернулся к Насте, но та встревоженно присматривалась к заснеженной крыше этого сарая. Бескудников глянул на здание уже по-новому. Что-то тут не так.
   Он вышел из машины, присмотрелся еще раз к ограде, но ничего особенного не увидел. Таких технических построек по Москве - миллионы. Правда, охрану не выставляют, хотя кто знает, что находится за стенами этого сооружения. Но продавщица бисера продолжала вглядываться в что-то над домом.
   Хм, значит, он видит лишь бетонную коробку, а Анастасия - высокую новостройку.
   Артур подошел к пункту охраны и незаметно повел рукой, сбрасывая опознавательный аркан. Мужик в камуфляже сплюнул и грубо спросил:
   - Че надо?
   - Да просто стоим, - Артур оглянулся на Настю в кабине автомобиля, - любуемся. Домик у вас интересный. Старый небось? Давно построили? А что в нем? Станция водоотведения? Я архитектор...
   - Одна сегодня тоже ... любовалась, - зло проговорил охранник, не отвечая на вопросы Бескудникова, и небрежно выкинул окурок в сугроб, - идите лучше от сюда, здание под охраной.
   Артур обезоруживающе улыбнулся и развел руками:
   - Вижу, что под охраной. Извините, я не хотел помешать! Вы молодец, отлично работаете!
   Охранник что-то невнятное буркнул и Бескудников не стал больше искушать судьбу.
   Отошел обратно к машине, повернулся так, чтобы охранник не видел, что делает этот странный ценитель архитектуры, и поймал на ладонь вернувшийся аркан. Кожу чуть обожгло, словно от искры бенгальского огня. Ах вот оно что! Защитный полог, значит! Ну и какой же? С пальцев слетел еще один аркан.
   Здание покрывал защитный полог, в который были вплетены целые блоки различных заклинаний вампирской школы магии - настоящая мозаика. Какая, однако, искусная работа! Маг даже восхитился рукой неизвестного мастера, который сумел сплести такой сложный составной щит. С неожиданным для себя восторгом Артур узнал в плетении элементы гильдейских арканов иллюзии и отторжения. И что самое интересное - они были частично завязаны на электронную систему охраны периметра. Вот же мерзавец! Не только соединил две школы магии - гильдейскую и вампирскую, но и подключил сюда электронику, которая обычно на магию реагирует очень плохо. Интересно, кто ж этот умелец?
   Но Анастасия почему-то видела сквозь заклинания. Артур с новым интересом глянул на девушку - она вышла из машины и стояла с таким видом, словно слушала этот дом.
   И охранник все еще вертелся рядом, не уходя к себе в конуру и ожидая, когда назойливые гости уедут.
   - Анастасия, садитесь, едем обратно.
   Девушка оглянулась на него, но ее взгляд был пустым. Она просто не услышала, что ей сказал Бескудников.
   Мужчина сел в машину, пару раз дернул ключ зажигания, имитируя проблемы с заводом двигателя. Затем вышел, ударил в сердцах по колесу и громко выругался.
   - Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! Импортная техника, импортная техника! И ни хрена не работает эта ваша импортная техника! - и он оглянулся на охранника, - Уважаемый, вы мне не поможете? У меня что-то машина не заводится, может подтолкнете?
   Тот, не выходя из ворот, ответил громко, кивнув на застывшую как истукан Настю:
   - Вон она пусть подтолкнет, нам запрещено покидать территорию.
   Артур деланно удивился:
   - Она же слабая девушка, куда ей! Ногти сломает, потом мне мозг выносить весь вечер будет! Помогите!
   - Нам запрещено!
   Артур огляделся по сторонам:
   - И где я помощь-то найду? Время позднее, народу нет! А вы мужчина сильный, солидный!
   То ли лесть сыграла свою роль, то ли охранник все-таки понял, что если он не поможет гостям уехать, то никто не поможет. "Сильный, солидный мужчина" шагнул за ворота, пересекая невидимую границу магического щита. Большего Артуру и не требовалось - мгновенно отправил охраннику усыпляющий аркан, и, когда тот кулем повалился на землю, подхватил Настю под руку:
   - Идемте, его надолго не хватит!
   ...
   Кабинет Доминика был сверху до низу уставлен книгами. Полки ломились от многочисленных томиков, фолиантов и даже тоненьких брошюр с бумажной обложкой.
   Посреди комнаты стоял массивный дубовый стол, очень старый, но в отличном состоянии. Кресло было под стать столу - антикварное, с резной спинкой и сиденьем, обтянутым натуральной кожей. На полу персидский пушистый ковер, рядом с книжными полками небольшой двухместный диванчик из того же комплекта, что стол и кресло. Блестящий пластик последней модели Мака выглядел в этом музее белой вороной. Рядом с ним пристроился черный радиотелефон, небольшой стопкой лежали несколько папок, забитых документами настолько, что только вес лежащих сверху удерживал обложки в закрытом виде.
   - Я сообщил твоим родным, что ты в безопасности, - Доминик устало упал на диванчик и пригласил Варвару сесть рядом. Та уместилась на краю, старательно одернув подол короткого платья, чтобы прикрыть хоть как-то колени.
   - И Олегу Брониславовичу?
   - Да, - и тут же скривил губы в смущенной улыбке, - Надеюсь, он понял мои слова правильно.
   Варя тревожно приподняла изогнутую бровь.
   - Пришлось говорить завуалированно, его телефон могли прослушивать.
   - Учитель поймет правильно, - девушка поспешила успокоить вампира и облегченно вздохнула. - Хоть мама теперь знает, что со мной все в порядке.
   - Именно. Оливер проверил поиски Гильдии - тебя пока не ищут.
   Варя удивилась:
   - Вот как? - либо Лису не нашли, либо... почему-то на память пришло навязчивое желание Артура Бескудникова встретится с Варварой. Девушка задумалась. А ведь вчера, когда она была в квартире Лисы, именно Артур звонил по телефону. Что их связывало - простую магичку и заместителя Главы Гильдии?
   - Есть какие-то идеи? - по-своему истолковал молчание девушки Доминик. Та замотала головой. - Что ж, тогда нам остается пока ждать.
   - Долго?
   - Ты должна понять, Варюш, я ...
   - То есть, долго, - обреченно кивнула девушка.
   Это значит, что рано или поздно о том, где она гостит, узнают в Гильдии и тогда домой ей лучше не возвращаться. И это при условии, что о ее беде с Лисой никто еще не знает. В общем, как ни крути, но дорога обратно ей заказана, нужно учится жить самостоятельно и без помощи семьи. Варя, конечно, хотела жить одна, но не думала, что это будет таким резким и кардинальным изменением собственной жизни.
   - Варюш, - Доминик не знал, с чего начать, - я знаю, что ты сейчас чувствуешь, понимаю, что ты хотела уйти еще утром...
   - Ева нажаловалась? - хмуро спросила девушка. А юбка все никак не натягивалась на колени, и это начало безумно раздражать.
   Ник вдруг широко обезоруживающе улыбнулся:
   - Ты так часто говорила мне, что нам с тобой нельзя быть вместе, что предсказать твою реакцию было несложно. Ты утром проснулась, пришла в себя, одумалась и наверняка прокляла все на свете.
   - Почти все, - она мрачно кивнула.
   - Что тебя остановило? - он взял в свою ладонь ее руку, но девушка аккуратно высвободила пальцы.
   - Ева. Она считает, что я помогу вам избавится от назойливой поклонницы, - усмехнулась Варя.
   - Ты опять ко мне на "ты"? - погрустнел Ник, - А я думал, что мы договорились.
   - Прости, - девушка смутилась, - Ева думает, что я помогу тебе избавится от
   - Вот как? Она рассказала про Наташу?
   Варвара непроизвольно улыбнулась. Хмурое выражение лица пропало, глаза осветились задором, от улыбки на щеках появились очаровательные ямочки.
   - Я очень сомневаюсь, что господин префект не в состоянии сам разобраться с женщиной, - Доминик весело рассмеялся, а Варя вновь помрачнела: - Но ее идея в чем-то имеет смыл. Раз уж я остаюсь здесь на некоторое время, то мне действительно нужна хорошая легенда...
   - Что ж давай тогда думать.
   Он почти не сводил с Вари взгляда. Восторженного, изумленного и восхищенного. Доминик отвлекался буквально на секунду, чтобы проверить что-то на компьютере или достать книги, а затем снова возвращался к ней, к Варваре.
   И девушке, несмотря на обуревавшие ее тяжелые мысли насчет своего загубленного будущего, очень нравилось видеть его удивление, понимать, что он любуется именно ею, ласкает ее взглядом. Она все чаще улыбалась мужчине в ответ, ловила его взгляд и подолгу удерживала, купаясь в чувственном восторге Доминика.
   Они придумывали историю знакомства, подчищали и уточняли мелкие детали, даже прокладывали на карте путь, который проделала девушка, чтобы повидаться со своими старинными московскими друзьями - Домиником и его непоседой-сестрой.
   Внезапно в квартире раздался звонок. И еще один. И еще.
   Доминик бросил взгляд на часы - почти десять вечера. Кто-то пришел в гости и настоятельно требовал его впустить.
   Мимо пробежала вниз Ева, звонко цокая каблучками по лестнице. Чуть позже раздался ее раздраженный и испуганный голос, следом заговорила Майя.
   Доминик встревожился.
   - Варя, живо в свою комнату и не выходи.
   - Это вряд ли за мной, никто же не знает...
   - Лучше не рисковать! Беги к себе!
   ...
   Артур почти бежал по широкой лестнице наверх, проигнорировав лифт. Анастасию он тянул за собой, с силой сдавливая ее локоть. Нет, маг не боялся, что девушка сбежит, но если его лазейка в защитном щите, которую он еле-еле смог проделать, не выдержит, то увидеть стены, потолок, мраморные ступени и резные перила Артур сможет только через прикосновение к Насте. Она - ювелир, человек с даром общения с камнями, она может увидеть то, что скрыто заклинаниями. А их было навешено на каждом этаже столько, что хватило бы укрыть целую армию. И завязаны все были на лифт, освещение, замки и электронные системы защиты. Бескудников на ходу отмечал тот или иной аркан и удивлялся, насколько искусно вампирский маг вписал магию в технику - чтобы взломать заклинание, нужно сначала разобраться с механическими деталями, на которых они держались. Анастасия едва успевала за ним, тяжело дыша и еле переставляя ноги. Бежать в зимней куртке и сапогах было неудобно, Настя запыхалась уже на пролете второго этажа, но Артур не обращал внимания ни на тяжелое дыхание спутницы, ни на ее просьбы остановится и подождать. Старое техническое здание с ее помощью превратилось в красивую высотку с колонным портиком входа, мраморной лестницей с большими пролетами и изящными перилами, ажурными лампами и строгими массивными дверями выходов на этажи. Настя должна была почувствовать, откуда именно она слышит кабошон. Девушка затормозила на четвертом этаже:
   - Здесь! - и согнулась в три погибели, пытаясь отдышатся.
   Эта дверь ничем не отличалась от трех предыдущих. Крепкая, дубовая, с единственным украшением в виде ажурного номерка по середине и маленького глазка под ним. Бескудников глубоко вздохнул и щелкнул пальцами, сбрасывая заранее заготовленный на бегу аркан отслеживания. Яркая искорка бросилась к двери, но тут же с тихим шипением растворилась в воздухе. Бескудников грязно выругался - верно, от арканов слежения тоже все должно быть закрыто, он идиот, раз этого не предусмотрел. Глянул краем глаза на Настю, та, все еще тяжело дыша, прислонилась к стене. Ладно, пусть пока отдыхает. Маг с силой надавил на кнопку дверного звонка. И еще раз. И еще.
   Дверь ему открыла очаровательная черноволосая девушка в светлой блузке и красных узких брючках. Артур сразу опознал красавицу - Евангелина, приемная дочь высшего вампира Матвея Истомина. Смертная.
   - Кто вы? Что вам надо?
   Бескудников достал свою визитку из кармана и протянул ей:
   - Первый заместитель Главы Гильдии нейтралов, Артур Бескудников. По нашим данным, в вашей квартире скрывается девушка-оборотень, и я требую, чтобы вы ее мне выдали.
   Артур сильно рисковал. Выдвигать такие требования, не имея на руках официальных доказательств и без поискового ордера, не имея за спиной группы поддержки из хотя бы пятерых безопасников, было чревато серьезным скандалом, но он надеялся, что вампирское семейство не станет особо упорствовать ради чужого оборотня. Проблемы с Гильдией не нужны никому.
   Ева саркастически усмехнулась:
   - Если вы, - и она выделила это слово, - потеряли оборотня, то это ваши проблемы. Мы здесь причем?
   - У меня есть точные данные, что животное скрывается в вашем доме.
   - А у меня есть точные данные, что без официального запроса вы не переступите его порог.
   За спиной вампирской дочурки возникла серая тень.
   - Если у вас нет обоснованных доказательств, то вам лучше уйти отсюда, - заявила женщина.
   - Оборотень опасен! Она преступница! Вы должны меня пропустить!
   - Это ваша проблема, а не моя! Предоставьте официальный запрос, и я тогда еще подумаю, стоит ли это делать! - казалось, на слове "преступница" Евангелина окончательно разозлилась.
   - Что здесь происходит? - к спорящим быстрым шагом подошел Доминик Ламберт. В темных брюках и белой рубашке с расстегнутым воротом, он выглядел так, словно и не покидал своей префектуры.
   - Я уже объяснял вашей сестре, уважаемый господин Ламберт...
   - Гильдеец?! Как вы попали в дом?!
   - Это не так важно на данный момент. Вы скрываете оборотня!
   Евангелина возмущенно фыркнула и сложила руки на груди, Доминик встревоженно переглянулся с Майей.
   - Ева, - обратился он к сестре, - будь добра, иди к себе в комнату! Я сам разберусь! Майя, проводи мою сестру!
   Девушка еще раз фыркнула Артуру, резко развернулась и почти бегом поднялась по лестнице наверх. Серая тень последовала за ней, бесшумно ступая по ковру.
   Бескудников обратился к Доминику.
   - Вы обязаны предоставить мне животное!
   - Минутой раньше речь шла об оборотне.
   - Плевать на тонкости, господин Ламберт, животное принадлежит Гильдии, и вы ее укрываете у себя!
   - Мне кажется, вы несколько забылись, господин Бескудников.
   - Оборотень - преступница! Она обвиняется Гильдией...
   - Есть доказательства?
   - Да, ее обвинила...
   - Нет, что оборотень у меня в доме!
   - Савельев сегодня общался с вами по поводу найденной кошки.
   Доминик холодно улыбнулся.
   - Совершенно верно. Хозяин кошки нашелся еще днем и забрал зверя домой.
   Бескудников в бешенстве сформировал аркан и запустил поисковый маячок по квартире. Искра заметалась по прихожей, улетела в гостиную, оттуда понеслась в сторону лестницы на второй этаж.
   Доминик проследил за маячком и очень тихо произнес ледяным голосом:
   - Вы переходите границы дозволенного, господин Бескудников! Я вынужден заявить официальный протест!
   Искра вернулась и осветилась мягким перламутровым светом. Пальцы Бескудникова засверкали и тот, совсем не обратив внимания на слова вампира, воскликнул:
   - В доме все-таки есть животное!
   Ник сложил руки на груди:
   - Да, моя сестра тоже завела недавно кошку! И смею заметить, это не оборотень!
   - Вы обязаны мне ее показать!
   - Я не член вашей Гильдии, маг, и ничем не обязан...
   ...
   Ева пробежала по второму этажу, показательно хлопнув своей дверью, но буквально через пару секунд еле слышно вышла из комнаты и проскользнула в гостевую к Варе.
   - Что там? - та сидела на кровати как на иголках, дергаясь на каждый звук. Перепалку в коридоре она слышала, но толком разобрать ничего не могла. Кто пришел и зачем, девушка не знала.
   Ева приложила палец ко рту, призывая говорить тихо:
   - Какой-то ваш гильдеец, пришел за тобой, сказал, что ты преступница. С ним сейчас Ник разбирается.
   Варя похолодела. Ужас волнами захлестывал ее.
   - Как они нашли меня?! Да еще так быстро?!
   - Тихо!
   Дверь в комнату приоткрылась и Варя с замиранием сердца увидела Майю.
   - Да входи ты уже! - в сердцах прошептала ей Ева, - Хватит нас нервировать!
   Майя, как и ее подопечная ранее, призвала девушек к тишине, а сама застыла у входа, прислушиваясь к тому, что происходит в коридоре. Ее вампирский слух отчетливо улавливал и показательно-раздраженный голос Доминика, и ликующе-требовательный нежданного гостя.
   - Он требует показать ему кошку! - тихо бросила она Еве.
   - Какую кошку? - вскинулась Варвара.
   - Тебя, - Майя была само спокойствие.
   Варя сжала в кулаках покрывало на кровати. Она была бледная как смерть, губы искусала до крови и лишь огромные в пол-лица глаза молча молили не выдавать ее гильдейцу.
   - Что делать?
   - Брат его задержит, а ты.... - Ева бегло осматривала комнату, силясь придумать хоть что-нибудь. Взгляд упал на туалетный столик со шкатулкой украшений, что она днем выдала Варваре в целях поддержания образа яркой и страстной особы, - живо оборачивайся. Хочет маг кошку - мы ее и покажем!
   - Я не смогу! - отшатнулась Варвара, - Я опять упаду в обморок!
   Ева сунула шкатулку в руки Майе:
   - Глаза боятся, а руки делают. Будем надеяться, что пронесет!
   ...
   - Позовите сюда свою сестру и покажите мне ее зверя! - прошипел Артур, формируя в руках огненный шар, - Я обязан убедиться, что вы не скрываете преступницу!
   - Хочу напомнить, господин Бескудников, что нападение на члена клана...
   - Плевать я хотел на законы! Мне нужна Варвара!
   Доминик гневно сжал губы и готов был послать мага далеко и надолго с его требованиями, но он понимал, что если сегодня он не докажет Бескудникову, что в его доме нет гильдейских оборотней, то завтра тот может прийти не один и с ордером на обыск. А ссорится с Гильдией из-за преступника в планы понтификов явно не входит, защищать Варвару они не станут. На лестнице показалась Майя. Доминик повернулся к ней:
   - Пожалуйста, пригласи сюда Евангелину, пусть возьмет своего зверя. Господин гильдеец хочет убедиться, что это не тот оборотень, которого он разыскивает.
   Майя молча кивнула и поднялась обратно по лестнице. Огненный шар в руках Бескудникова с шипением исчез, а сам маг спрятал руки в карманы, показывая таким жестом, что больше колдовать он не будет.
   - Вот видите, мы можем договориться.
   - Моя сестра сейчас принесет животное, но вы должны знать, что завтра с утра я первым же делом отправлю Владиславу официальный протест против действий его слуг! - жестко проговорил Доминик.
   - Это у вас слуги, вампир, в Гильдии состоят только свободные люди!
   - Настолько свободные, что вы даже клеймите их?
   - Вы слишком много общались с чужими оборотнями, господин Ламберт! Это не пойдет вам на пользу!
   В этот момент со второго этажа осторожно спускалась темноволосая красавица, держа в руках нечто истошно орущее и вырывающееся.
   - В чем дело, Никки? - капризно проговорила Ева, - Почему этот гильдеец еще здесь? Он своими воплями разбудил мою Барби.
   Увидев, кого именно сестра принесла с собой, Доминик едва сумел сохранить бесстрастное лицо. У Артура же, прямо говоря, отвисла челюсть.
   Ева держала на руках кошку. Но узнать в ней Варю было невозможно. Шерсть пятнисто-тигрового окраса, кончики ушей и лапки словно окунули в нежно-розовый цвет, а по спинке шла спиральная полоса лососевого оттенка. На шейке кошки повисло несколько драгоценных цепочек, в которых Ник узнал золотые браслеты Евы, а на лапках завязаны изящными бантами атласные ленты кремового цвета. К тому же от зверя удушающе несло очень сладкими духами.
   - Что это? - ошарашено спросил Артур.
   - Моя Барби, - нежно проворковала Ева и. повернув кошку к себе, поцеловала ее в нос. Животное пару раз чихнуло, - А вы заставили ее разбудить, чтобы всего лишь посмотреть!
   Собравшись с духом Артур бросил в сторону кошки поисковый маячок, но он мгновенно исчез, едва коснувшись раскрашенной розовой шерстки.
   - Снимите с кошки защитный аркан, - приказал Артур.
   Животное грозно мявкнуло и зашипело.
   - Еще чего!? - воскликнула Ева, - Вы знаете, сколько денег я вложила в нее? Это же элитная порода, купленная в лучшем европейском питомнике! Если она сбежит или ее украдут, вы мне возместите полтора миллиона??
   Бескудников сплюнул на пол и что-то начал грубо отвечать, но Доминик поспешил вмешаться:
   - Ева, дорогая, а ты уверена, что в таком виде...
   - Никки, это последний писк моды! - затараторила Евангелина, продолжая теребить в руках Барби, - Мсье Эдан заверил меня, что моя красавица может получить приз на выставке элитных кошек! Госпожа Бернс свою Матильду тоже покрасила, правда в жуткий зеленый цвет! Ты представляешь - ее персидская и вдруг в зеленом как лягушка! Это же полное отсутствие вкуса! А я предлагала Изольде, говорила ей, что ...
   Кошка продолжала вырываться и шипеть, она была крайне недовольна всем вокруг и очень хотела получить свободу. Артур начал формировать в пальцах повторное заклинание, но перед ним уже встала Майя:
   - Животное слишком дорогое, чтобы уродовать его вашими арканами, гильдеец! - тихо, но очень отчетливо заявила она, - Вы гарантируете возмещение убытков, если кошка пострадает от ваших рук?
   Бескудников обреченно глянул на зверя в руках глупой болтливой девицы. Варвара или нет? Опознать сложно. По морде зверя не узнаешь, а окрас...
   - Вы говорили сегодня Савельеву, что нашли кошку! - миролюбиво заметил он, продолжая искоса разглядывать зверя. Хоть какую-то примету, хоть какой-то признак увидеть!
   - Да, верно, - Доминик тоже не сводил взгляда с незваного гостя, - За ней уже приезжал хозяин.
   - Эта подобранная Ником бездомная мерзость напугала мою Барби! Да, моя хорошая? Ты испугалась, моя лапочка! Эта паршивая попрошайка наследила в твоем домике, мое золотко! - нежно проворковала кошке Ева, - Эй, гильдеец, прикажите своим людям обращаться с животными более ответственно и не бросать их на улице!
   - Как вы? - Артур не удержался от сарказма.
   - На что вы намекаете, гильдеец?!
   - Вы переходите границы, уважаемый маг! - вступился за сестру Ник, - Пришли в мой дом, оскорбляете мою сестру!
   - Кому отдали животное?
   - Ее хозяину!
   - Его имя!
   - Мне оно без разницы, у него был паспорт на кошку! - окончательно взбешенный Доминик приказал сестре: - Ева, живо к себе в комнату и забери животное с собой! Майя! Активируй защиту!
   Сестра вампира кивнула и направилась к лестнице, унося зверя на руках. Серая тень забормотала что-то еле слышно и Артур почувствовал, как воздух начал густеть перед ним. Поняв, что наскоком ничего не добьется, маг решил уйти. Кошка у вампира, это факт, та ли - большой вопрос. Но он не мог не попробовать еще один вариант. Конечно, Бескудников не хотел бы раскрывать все карты именно сейчас, но он обязан был выяснить, Варвара это или нет.
   Ева вступила на первую ступеньку и развернулась сказать что-то напоследок.
   - Что ж, наверное, я все-таки ошибся, - признал Артур и хитро блеснул глазами, - Но на всякий случай, если вдруг встретите Варю, передайте ей, что ее учитель Савельев под арестом за нарушение правил цеха, - и он с тайным удовлетворением заметил, как кошка мгновенно утихла и навострила уши, - а приемная, - и тут небольшая пауза, - мать на допросе.
   Слух животного острее, чем у человека, и Артур был уверен, что Варвара, а он теперь точно убедился теперь, что это она, услышала его правильно. Успокоившееся было животное начало снова вырываться из рук Евангелины, но та рванула наверх по ступенькам и скрылась в коридоре.
   - Приемная? - сузил глаза вампир. Он проследил за бегством сестры и тоже отметил реакцию зверя на ее руках.
   - Да, - Артур засунул руки в карманы, - ее родители погибли очень давно и девочку отдали на воспитание в приемную семью. Варя круглая сирота, у нее ровным счетом никого нет.
   - И вы...?
   - Варю обвиняют в нападении на мага, для гильдейского оборотня это очень серьезное обвинение. Я хочу лишь помочь ей, пока до нее не добралась служба безопасности.
   - Интересные у вас способы помочь!
   - Какие есть! - Артур чуть кивнул головой на прощание, - Что ж, всего хорошего. Я знаю, что вы сталкивались с Варварой раньше и, если вдруг снова увидите, передайте ей, чтобы она со мной связалась.
   - Если вдруг! - Доминик начал закрывать дверь и решил все-таки спросить: - А за что арестовали Савельева?
   - Связи с вампирами. Вы знаете, что для оборотней законы очень строги, даже их цеховой мастер не имеет индульгенции. Вас, господин Ламберт, мы понятное дело, наказать не можем, но Савельев обязан был понимать, что его ждет.
   - И Варю ждет тоже самое?
   - Если она придет ко мне - нет.
   Доминик понятливо кивнул и закрыл дверь.
  
   4 Глава.
  
   - Первый заместитель Главы Гильдии нейтралов...
   Услышав, с кем именно она "пришла в гости", Настя похолодела. Вот тебе и легкие деньги! Вот тебе и "найти два кабошона"! Ее клиент оказывается не просто случайно заглянувший на огонек богатей, а второй по значимости человек в организации, которой подчиняются все свободные маги и менталы!
   И зашел он к ней в магазинчик наверняка не случайно!
   Ха, покупка двух маленьких камешков?! Да ладно! Можно подумать, первому заместителю купить ювелирные камни больше негде, как на самой окраине подмосковного городка!
   Настя начала судорожно припоминать все свои грехи перед администрацией Гильдии. Их было всего ничего, да и те - мелочь, которая внимания заместителя Главы явно не стоила: просроченные пару раз налоги да несколько штрафов, но девушка все равно струхнула. А затем прислушалась к тому, что именно и кому говорит Бескудников, и повторно пожалела, что вообще согласилась найти злосчастные кабошоны. О господине Ламберте она ничего не знала, но по его имени и общему разговору с заместителем Главы, Настя догадалась, что хозяин квартиры был вампиром. С кровососами владелица мелкого областного магазинчика дел никогда не имела, но те слухи, что ходили о них среди знакомых, откровенно говоря, пугали. Храмовый комплекс Сергиева Посада, одно из сооружений Ордена, защищал город, поэтому вампиры, если уж приезжали, особенно не выделывались и старались вести себя как можно тише. Но москвичи порой рассказывали леденящие душу подробности о загулах любителей горячей кровушки.
   Настя сжала нервно кулаки и съежилась у стены, стараясь стать как можно незаметней. Артур громко скандалил с хозяевами квартиры и, кажется, совсем забыл про свою спутницу. Быть может, получится потихоньку уйти? Пусть пропадом пропадут обещанные деньги, своя жизнь дороже! Как говорится, паны ругаются, а у холопов шапки летят. А свою "шапку" Настя очень любила и терять ее ой как не хотелось.
   Девушка бросила искоса взгляд на лестницу вниз - от вампирской двери, за которой она стояла, до нее два шага. Больших, широких, но всего два. Или пять маленьких. Настя перестала обращать внимание на ругань Бескудникова с вампиром и начала медленно двигаться в сторону лестницы. Очень, очень медленно. Сначала один шаг, буквально скольжение, затем второй...
   Бескудников, не глядя, протянул руку, схватил Настю за капюшон куртки и силой подтащил обратно к себе, гораздо ближе, чем раньше, но все так же оставляя Анастасию строго за дверью, чтобы ее не было видно тем, кто в квартире. Мельком бросил грозный взгляд, давая понять, что он держит под контролем абсолютно все, и снова вернулся к скандалу с господином Ламбертом.
   - Плевать я хотел на законы, - рявкнул он вампиру, - Мне нужна Варвара!
   Тот что-то невнятное проговорил вглубь квартиры, а Бескудников в этот момент повернулся к Анастасии:
   - А вот сейчас, девушка, начнется ваша работа!
   Первый заместитель Главы Гильдии был очень силен. И грозен. И убедителен.
   И пытаться убежать смысла не было, он ведь мигом найдет, адрес-то ее магазинчика знает.
   Настя затравленно глянула на разозленного спором мага и кивнула, показывая свою готовность. Что ж, раз сбежать не удалось, значит сделает то, зачем ее сюда притащил первый зам - отыщет кабошон. А хорошо сделает - тот и оставит ее в покое. Собственно, кто она есть? Мелкий маг - ювелир, к тому же необученный. Никакого интереса для такой большой шишки как Артур Бескудников.
   Девушка машинально сжала в кармане опаловую пешку, прося о помощи, и сосредоточилась. Стоя за раскрытой дверью, она не видела происходящего в квартире, но надеялась, что фигурка сумеет учуять потерянный магом авантюрин.
   Вдруг Бескудников, стоящий спиной к Насте, издал изумленный возглас.
   - Что это? - и даже шагнул внутрь квартиры.
   И тут же встрепенулась пешка. Настя чувствовала, как она заверещала и потянулась навстречу тому, что сейчас видит первый зам, как едва не выпрыгивает из кармана, чтобы... Чтобы что?
   - Я не понимаю! - мысленно взмолилась Настя, - Покажи яснее! Это то, что мы искали или нет?!
   Еще не хватало ошибиться в своих выводах и привезти Бескудникова не туда! Тем более к вампирам! Тогда уж первый заместитель ее точно по головке не погладит!
   Фигурка словно вздохнула и эмоционально ответила бестолковой хозяйке - да, то, что искали, находится здесь.
   Но не только. Не только!
   Артур дернул свою спутницу за рукав, привлекая ее внимание к происходящему в квартире, но девушка решила, что странное поведение фигурки важнее. Настя ласково пригладила пешку и сняла свои внутренние запоры, улавливая малейшие эмотивные нити, тянущиеся от опала к кабошону. Камень там, в этой квартире, девушка знала это наверняка. Но пешка видела не только авантюрин. Она сияла и бурлила от радости, и тут же выла и рыдала от горя, ликовала и стенала, торжествовала и тут же прощалась. Ее раздирали надвое счастье от встречи и горе от осознания... Настя прислушалась к пешке - от осознания чего?
   Ответ ее ошеломил - смерти.
   Смерти?!
   Чьей?!
   - Кабошон? - встревожившись не на шутку, спросила девушка у фигурки, - Что с ним? Он в порядке? Да ответь же ты!
   Согласие. И тут же отрицание. Пешка жалобно простонала и начала выплескивать на хозяйку все, что чувствовала: боль, горе, отчаяние. Паника, попытка выжить... Но сил больше нет. Нет воли. Нет жизни. Смерть. Смерть скоро. Совсем скоро. Осталось совсем чуть-чуть.
   Настя перепугалась. Потеря, что транслировала ей пешка, была сравнима по силе с тем чувством, что испытывала она сама, когда умерла бабушка, любимый и близкий человек, единственный из всей родни, которого девушка знала. И сейчас опаловая фигурка делилась с ней тем же самым - горем от потери близкого родственника.
   - Кто? Скажи, кто? - испуганно шевелила губами Настя, пытаясь понять эмоции пешки. О ком она вообще говорит? Что за родственник? Чей?
   - Боль. Смерть. Отчаяние, - пешка потихоньку умолкала, снова закрываясь в своем коконе, - Смерть... боль...
   Настя вытащила фигурку из кармана и с силой сжала в пальцах. Уставилась на ее навершие - от драгоценного опала остались одни воспоминания. Драгоценный камень побледнел еще сильнее, стал тусклым и невзрачным, лишь пара-тройка искр едва светились в глубине.
   - Говори яснее! Я не понимаю!
   Но фигурка замолчала, снова как днем закрывшись в своем отчаянии. Настя умоляла ее показать подробнее, объяснить, но все было без толку.
   Полностью поглощенная эмоциями пешки, девушка не заметила, как Бескудников закончил разговор с вампиром, ухватил свою спутницу за рукав куртки и потащил вниз, на выход. Только очутившись на улице и глотнув морозного ночного воздуха, она пришла в себя. Огляделась по сторонам, вспоминая, где находится, нахохлилась, глубже зарывая в карман куртки несчастную пешку.
   На улице было безлюдно, лишь охранник магически закрытой новостройки крепко спал в сторожевой будке. Артур прошел мимо него к своей машине. Серьезный, сосредоточенный, он чуть улыбался, довольный результатом своего визита, и в то же время словно решал новую задачу. Открыл пассажирскую дверь и цепко взглянул на девушку, отмечая ее побелевшие пальцы и нервно сжатые губы.
   - Испугалась меня?- Бескудников перешел на фамильярное "ты", - Или кровососа? - Настя лишь угрюмо глянула на него в ответ, - Согласен, должен был предупредить, с чем можем столкнуться, - он перевел взгляд на оттопыренный карман ее куртки, прищурился, - Но бежать не стоило.
   Девушка промолчала.
   - Подозрения подтвердились?
   Чуть помедлив, она кивнула.
   - Да, когда вы удивились чему-то в квартире, сигнал кабошона усилился.
   - Вот как? - он усмехнулся кончиками губ, - Сигнал, значит?
   Без предупреждения Артур выхватил руку Насти из кармана и с силой разжал ее пальцы. На ладони девушки лежала опаловая пешка. Артур взял маленькую бледно-желтую фигурку в руки и поднес к глазам, внимательно рассматривая ее в свете уличного фонаря.
   - Вот как значит, - он сжал пешку в руках и пристально глянул на Настю, - Откуда у тебя это?
   - Отцовское наследство, - бесстрастно ответила девушка.
   Артур прищурился, что-то подсчитал в уме и посмотрел на Анастасию уже совсем по-другому. Деловито, расчетливо и очень неприятно.
   - Так вы дочь Александра Зорина? - проговорил Артур, снова переходя на вежливое "вы", в его голосе слышалась странная смесь презрения и уважения.
   Настя гордо вскинула подбородок. Да, первый зам Главы абсолютно прав, и она не станет скрывать этого факта: Александр Зорин не та личность, о котором стоило бы громко и открыто говорить, но Настя гордилась своим отцом, гордилась и тем, что он умел, и тем, что он делал, даже несмотря на все те слухи, что ходили о нем среди гильдейских ювелиров.
   - Что ж, вы хорошо поработали сегодня, я вам заплачу, как и обещал. Но вы мне еще пригодитесь!
   Пешку первый заместитель так и не вернул.
   ...
   - Варя?
   В ответ тишина.
   - Варюш, открой!
   За дверью не было слышно ни шороха.
   - Варвара, открой! Надо поговорить!
   Доминик уже несколько раз стучал в комнату девушки, но она до сих пор не отвечала.
   - Варвара!!
   - Никки, оставь! - раздался тихий голос Евы, - Ей надо побыть одной.
   Нет! Она не хотела быть одной, не хотела оставаться с мыслями, что учитель из-за нее оказался в тюрьме, а мать... родная, как она считала, мать на самом деле ей никто, чужой человек. Посторонний.
   Но и видеть никого не хотелось. Варя не в силах была вынести унизительной жалости в глазах Евы и в голосе Доминика. Чем они смогут ей помочь? Начнут утешать, успокаивать, уговаривать? Они же не знают. Не понимают, каково это - в один миг лишиться единственной опоры под ногами. Не догадываются, что означает "приемная" для оборотня. Для того, кто всегда считал свою семью основанием, на котором держится мир. Ведь если нет семьи - то что остается у человека?
   В голове бурлил целый каскад мыслей дурных. И дурацких.
   Девушка сменила облик сразу же, едва Ева поднялась наверх после скандала с гильдейским магом и приоткрыла дверь ее комнаты. Разукрашенная временными красками кошка шмыгнула в тонкую щель проема, а в следующее мгновение Варвара захлопнула дверь перед самым носом вампирской сестрички.
   Никого не видеть! Не видеть, не слышать, не знать!
   Через некоторое время по коридору заходили люди, захлопали дверьми. Доминик что-то резко спрашивал у кого-то, ему отвечали. Знакомые имена, знакомые голоса, знакомые шаги, но Варя никого не смогла бы сейчас толком узнать. Она словно впала в оцепенение. Учитель арестован, мама... неужели действительно приемная?
   Слова Бескудникова не переставая гремели в голове: приемная... Приемная... ПРИЕМНАЯ!
   Вспомнился недавний сон - черноволосая женщина, кровавые следы на ее шее. Мама. Настоящая мама, не фальшивка, не обманка.
   Ты подкидыш, Варя, все верно. Ведь шансы, что у мага родится анимал, очень малы.
   И у Лидии не рождался. Она его... ее взяла на время. Просто поиграть в материнство. В дочки-матери, как играют с куклами маленькие детишки. Накормить, напоить, уложить спать. Поиграть в семью.
   Варвара Русанова - одинокий человек. Без родителей, без сестер-братьев, дядей, кузенов, племянников... Всегда была и будет одна!
   Женщина, которая тебя воспитывала, одевала, кормила, лечила. Она тебе никто, просто посторонний человек. Как прохожая в метро, как соседка по лестничной клетке.
   Варя ничком упала на кровать и закрыла глаза. Хоть бы заснуть, хоть бы забыться и не слышать больше ни грохочущего в голове бескудниковского голоса, ни шепчущего своего. И тот, и другой убежденно твердили одно и тоже: мать, сестра, даже скандальный и ненавидящий ее брат - на самом деле чужие люди.
   Варя всхлипнула, но сдержалась, лишь прикусила кулак, чтобы не разреветься. Перевернулась на другой бок, вытерла тем же кулаком непроизвольные слезы, которые все-таки потекли по щеке тонкими струйками.
   Час, второй, третий. Сколько времени прошло? Ей казалось, что она лежит так уже больше суток. Но беглый взгляд на часы показал, что прошло меньше сорока минут.
   Заснуть так и не получалось. Ни заснуть, ни лежать, ни сидеть. Варя нигде не находила себе места.
   Память - странная штука. Когда не надо, она подкидывает кучу разных картин и воспоминаний, что происходили, но, когда надо - от нее не дождёшься ничего толкового. Мысли перепутались, словно их перетасовал опытный шулер.
   А ведь Бескудников не зря ей намекал тогда на родителей, но... Но что же он говорил? Какие вопросы задавал?
   Кажется, было что-то про отца? Артур вроде спрашивал, знает ли Варя...
   Девушка затрясла головой, пытаясь собраться с мыслями.
   И ничего. Ни единого слова не может припомнить!
   От переживаний разболелась голова и девушка решила спуститься вниз, чтобы взять воды и, быть может, найти таблетку. Тихонько, словно боясь, что ее сейчас кто-то увидит и заругает, или еще хуже - начнет сочувствовать, она приоткрыла дверь своей спальни и выскользнула в коридор. Дом уже давно спал. Ушли все знакомые незнакомцы, которых вызвал Доминик сразу после ухода гильдейского мага, из-под двери спальни Евы свет уже не горел. Девушка в легком шелковом халатике на цыпочках прошла по мягкому ковру до лестницы и спустилась вниз. Но на кухне светил ночник, а значит, там кто-то был. Девушка решила не мешать и не нарываться на общение. Она свернула в гостиную и уселась на дальнем краешке дивана, почувствовав себя в этой огромной комнате, обставленной дорогой мебелью, еще более чужой и несчастной. Но и сил подниматься наверх не было. Варя подобрала ноги и уткнулась в свои колени.
   - Ты встречалась с ним раньше, - раздался тихий голос Доминика.
   Варя вздрогнула от неожиданности, съежилась как от удара.
   - Он в последние несколько дней хотел со мной о чем-то поговорить, - ее голос был едва слышен.
   - Думаешь, о матери? - Ник прошел в гостиную и включил свет. Подошел к бару, налил два бокала коньяка и, усевшись на диван рядом с девушкой, протянул один ей. Варя машинально глотнула и тут же закашлялась.
   - Не знаю, - прохрипела она, - Просто не знаю.
   Ник уселся рядом и обнял Варю одной рукой, прижимая к себе.
   - Почему она мне ничего не говорила? - неожиданно для себя всхлипнула девушка. Она не хотела ни плакаться, ни жаловаться, но от Доминика шла такая волна сочувствия и заботы, что Варя поневоле ей поддалась. Он не жалел, что было бы унижением, он просто обнимал, и за одно это Варя была ему благодарна .
   - Быть может, потому что считала тебя своей родной дочерью. Разве она делала какие-то различия между тобой и другими своими детьми?
   Варвара грустно покачала головой. Нет, мама относилась ко всем одинаково - всех одинаково воспитывала, всех одинаково наказывала. Правда, Славке обычно доставалось больше, но он и шкодничал чаще остальных. Девушка отпила еще немного коньяка, жар разошелся по всему телу горячей волной.
   Доминик кивнул:
   - Значит, она и видела вас всех своими детьми без каких- либо различий. В конце концов, разве мать только та, что родила? А как же та, что воспитывала, заботилась, кормила и лечила?
   - Оборотни не болеют, - буркнула она.
   - Ты поняла, о чем я.
   - Поняла, - она снова уткнулась в колени.
   Девушка смутилась. Ей стало вдруг так стыдно за все свои уничижительные мысли по поводу матери. Резко вспомнилось, как мама еще совсем недавно ночевала вместе с Варей в цеховом гостиничном номере, лишь бы не оставлять дочь одну после кошмарной ночи. Стала бы она такое делать для чужого ребенка?
   Чувство вины перед матерью нахлынуло словно цунами.
   - А я вот не очень понимаю, - Доминик отставил на журнальный столик пустой бокал и перетащил девушку к себе на колени, - Не понимаю, почему ты сразу же поверила этому гильдейцу?
   Варя была слишком обессилена переживаниями, чтобы протестовать и вырываться из объятий вампира. К тому же, от коньяка на голодный желудок чуть кружилась голова, и откровенно говоря, ей очень нравилось сидеть вот так сидеть в объятиях Ника, прижимаясь головой к его плечу, и чувствовать себя под защитой сильного и уверенного мужчины.
   - Ему нужно было заполучить тебя, - продолжал рассуждать вслух вампир, - Вытащить из моего дома он не смог, значит нужно сделать так, чтобы ты вышла сама. И если при известии об аресте учителя ты могла испугаться и затаиться, то новость, что твоя мать родной не является, гарантированно заставила бы тебя выйти на улицу, чтобы проверить, так это или нет. Верно?
   Варя мрачно кивнула.
   - А значит, вместо накручивания себя дурными мыслями, нужно сначала сесть и разумно все обдумать, - в его голосе послышалась легкая насмешка.
   - А потом?
   - А потом уже решать возникшую проблему доступными средствами.
   - И какие средства мне доступны?
   Ник заглянул в ее глаза и очень серьезно ответил:
   - Все те, что есть у меня.
   Девушка отвела взгляд.
   - Я сон недавно видела, - он фыркнул, но Варя продолжила, - Неприятный сон как раз по этому поводу. Может быть... я бы хотела, чтобы та телепатка еще раз прочитала мои мозги. Пусть посмотрит, почему мне тот сон приснился.
   Доминик согласно кивнул:
   - Хорошая мысль. Я приглашу Елизавету завтра же..., - он глянул на электронные часы на камине, - Сегодня же домой.
   Варя неожиданно для себя широко зевнула и тут же ойкнув закрыла рот ладонью. Не говоря ни слова, Доминик поднял девушку на руки и понес в сторону лестницы.
   На свежую голову и думается лучше, и все неприятности видятся более объективно.
   Варя не спорила, слишком уж нанервничалась сегодня. И глубоко внутри, где-то очень-очень глубоко, маленькая черная кошка ласково замурлыкала Доминику, благодаря за все, что тот для нее делал.
   ...
   Доминик донес Варвару до двери ее спальни, но дальше девушка запротестовала. Мол, мало ли кто увидит, да и вообще, не дело это - она не маленький ребенок, может и своими ногами дойти. Вампир не возражал. Он послушно опустил Варю на пол и пожелал ей спокойной ночи. И когда девушка, устало улыбнувшись в ответ, закрыла за собой дверь, Ник еще долго стоял и думал, что же так притянуло его к этой милой и симпатичной... Хотя нет, - усмехнулся он своим мыслям, после того, как Варвара побывала в умелых руках сестрицы, назвать полиморфу просто симпатичной смог бы только слепой. Она была прекрасна, восхитительна, сексуальна. В строгом черно-белом платье, с тонким, едва заметным макияжем и с новым оттенком волос Варя выглядела настоящей леди.
   Леди-оборотень.
   Доминик нахмурился. Возможно, привозить Варю в свой дом было не совсем разумно. Благодаря сестрице здесь порой толпится куча народу и опознать в Варваре гильдейскую беглянку кое-кто сможет без труда. Да и сама Ева со своей неуемной энергией как бы не навредила девушке. Додумалась тоже - открыто выставить девушку перед своей подружкой! Ничего, об этом Ник с сестрой еще поговорит.
   Но с другой стороны, его дом защищен всеми последними средствами, как техническими, так и магическими, и только так Ник мог уверенно обещать Варе безопасность.
   А от чужих людей он ее как-нибудь убережет.
   Эти мысли натолкнули его на одну интересную идею, каким образом мог Бескудников проникнуть в защищенный заклинаниями невидимости дом. Ник резко развернулся на каблуках и ... едва не сбил с ног тихонько подкравшуюся Еву. Как неожиданно! Что ж, очень вовремя! Удержал сестру за локоть, чтобы не упала, приложил палец к губам, призывая молчать, и потащил за собой в кабинет. Ева вырывалась, не издавая ни звука, как и приказал старший брат, но против силы вампира ей нечего было противопоставить. Ник буквально внес сестру в комнату и, как только внутрь проскользнула вечная напарница Майя, закрыл за ними двумя дверь.
   - Что за балаган ты устроила? - рявкнул он, отшвырнув от себя девушку, - Что за дурацкая идея с твоей Натальей? Ты не понимаешь, что Варю нельзя кому бы то ни было показывать!
   - Никки, братишка, - закатила глаза Ева, - твоя Варвара еще утром хотела уйти куда глаза глядят, зато теперь она считает, что помогает мне избавить тебя от назойливой поклонницы. Она тебе должна - она выполняет свой долг.
   - Долг?!
   - Конечно. Или ты сам хотел с утра пораньше вышвырнуть ее на улицу? Ну, извини, не поняла сразу! - съязвила девушка.
   - И для этого сначала привез к себе домой? - он заходил по ковру, уперев руки в боки, - Ева, дорогая моя, Варвара давно раскусила твой план и прекрасно понимает, что мне не нужна никакая якобы помощь. А вот ты как-то позабыла, что твоя подружка - магичка, работающая в департаменте Дитриха, и опознать в Варе гильдейского оборотня ей будет проще простого!
   - Во-первых, ты вчера не зря вызывал сюда Макса, а ему я верю.
   - Во-первых...
   - А во-вторых, ты сам говорил, что гильдейцы поиск еще не открыли, поэтому глупо...
   - Глупо было не подумать, что если оборотня не ищут официально, то его не будут искать тайно!
   Ева хотела было что-то сказать в ответ, но осеклась на последних словах брата, вспомнив про визит гильдейца Бескудникова.
   Ник повернулся к Майе.
   - А ты? Почему ты допустила такое? Ты же должна быть умней, чем эта бестолочь! - он кивнул в сторону бесшабашной сестрицы. Та презрительно фыркнула и отвернулась.
   - Многоуважаемый Доминик сам привез сюда эту девицу, - бесстрастно заявила Майя, - а значит посчитал свой дом достаточно защищённым убежищем для нее.
   - Но я не собирался выставлять ее напоказ всем, как в зоопарке!
   - Так и я не собираюсь! - Ева не выдержала голословных обвинений.
   - Ева, я просил лишь помочь ей освоится в доме, поболтать по-дружески и, быть может, пару раз погулять до ограды и обратно. Все! Это все, что от тебя требовалось!
   Ева подбоченилась и склонила чуть голову.
   - Тебе не понравился новый вид Вари?
   Доминик громко выдохнул и уже спокойно ответил:
   - Понравился. Мне не понравилось, для чего именно ты это сделала.
   Ева, поняв, что буря утихает, шагнула к креслу и забралась в него с ногами. Окинула взглядом разложенные на столе карты, путеводители. Ник подошел ближе и взял в руки один из них, пролистал.
   - Но Варю ведь еще никто не видел, - осторожно проговорила сестра.
   - То есть, ты хочешь сказать, что все эти изменения - платья, макияж, прическа, это только для твоего личного развлечения? Куклу себе нашла, что ли? - снова завелся Доминик.
   Ева насупилась. И не куклу, и не для развлечения...
   - Ты хоть догадалась продумать Варину легенду подробнее, чем "девушка приехала навестить друзей"? Я бы в такую чушь не поверил.
   Девушка пожала плечами:
   - По-моему, вполне удачная легенда. Она давно не была в Москве, решила тебя навестить, а в аэропорте украли все вещи и документы.
   Ник сложил руки на груди и присел на край стола.
   - Сам подумай, Никки, к нам приходят гости, даже вчера Макс и эта сука...
   - Ева! Ты опять?
   Девушка не выдержала и вспылила.
   - Я ей не доверяю! И никогда не буду! Не после того, что она с тобой делала, Ник!
   - Зато пока доверяю я, она не станет болтать лишнего.
   - Да откуда ты знаешь, Ник? - всплеснула руками Ева, - Быть может это Елизавета втайне помогла тому гильдейцу найти наш дом!
   Доминик удивленно поднял бровь.
   - Телепатка клана? Как!?
   - Я не знаю! Но я не доверяю Елизавете и очень не хочу, чтобы доверял ты!
   В этот момент мелодично прозвучал дверной звонок и Майя отправилась встречать гостей.
   - Никки, я очень прошу тебя...
   - Ева, я уже предупреждал, когда Елизавета в этом доме - никаких оскорблений. Ни прямых, ни косвенных!
   Девушка скривила губы и раздраженно бросила ему в ответ:
   - Конечно, когда дело касается красивых блондинок, все вы...
   - Ева, хватит! - Ник выпрямился и резко ударил по столу путеводителем, заканчивая разговор, - не путай меня с Оливером. Я не собираюсь лезть в ваши отношения, но и меня к вашим разборкам не подключай. Ни меня, ни кого-либо еще, если вдруг у тебя такая мысль появится! Поняла? И никаких оскорблений Елизаветы, - и еще добавил более жестко, - И чтобы твоя Наталья ни пальцем, ни жестом не тронула Варю!
   Сестра пробурчала что-то недовольное себе под нос. Оливер приходил час назад и проверив все системы охраны, взял записи видеокамер. Он постоянно косился на лестницу, выискивая взглядом хрупкий силуэт красавицы Евы, но безрезультатно. Девушка, услышав голос своего так яростно ненавидимого любимого вампира, закрылась в комнате и не высовывала носа, пока Оливер не ушел.
   - Ева?!
   - Да поняла я, поняла, - зло бросила девушка и соскочив с кресла, бросилась на выход. У двери столкнулась с Максом и Майей, бросила магу короткое "привет" и, оттолкнув его с дороги, вылетела в коридор. Верная защитница, получив от Доминика разрешение уйти, тут же отправилась утешать свою подопечную. Макс же, взъерошенный как всегда, устало упал в то самое кресло, которое еще минуту назад занимала Ева.
   - Ник, я все понимаю, у тебя проблемы, - широко зевнул он, - но я толком не сплю уже которую ночь подряд. Можно мне дать хотя бы пару ночей отоспаться?
   Раздражение Макса можно было бы пропустить мимо ушей, но Ник был все еще зол на сестру, поэтому легко согласился:
   - Можно. Могу вообще упокоить, спать будешь, не просыпаясь! - и швырнул на стол путеводитель.
   - Я не в том смысле, - поморщился маг, понимая, что своей претензией он перегнул палку. Все-таки о субординации не стоит забывать, даже если с начальством в хороших дружеских отношениях.
   Вампир выдохнул.
   - Ладно, ты тоже меня извини. Ева, она..., - и махнул рукой.
   Макс понимающе кивнул. Сестра Доминика - девушка красивая, но характерец у нее!
   - К нам сегодня в гости зашел гильдеец...
   - Что? - Макс даже привстал от удивления, - Да как...? Да откуда...? - и Доминик с внутренним удовольствием слушал площадную ругань мага. Сам он себе таких выражений открыто не позволял, но полностью одобрял высказываемые магом чувства. Макс же матерился внушительно и многослойно, догадываясь, что конкретно дальше скажет вампир.
   - Сейчас, - Ник глянул на часы, - почти половина четвертого утра. Твоя задача обновить все заклинания в доме, пока с раннего утра у меня не собралась толпа возмущенных жителей. Можешь взять помощи у магов резиденции, я уже получил одобрение Дитриха, они ждут твоего звонка.
   И еще немного отборного мата. Высказав все, что он думает относительно своих бывших коллег, лезущих куда не следует, Макс немного успокоился, но раздражение все еще чувствовалось в его словах и жестах.
   - Оливер был? - чуть более резкий, чем следовало, вопрос.
   Доминик подошел к двери и открыл ее, давая понять, что отдыхать времени нет:
   - Был. Сейчас просматривает записи видеокамер. Надо понять, как гильдеец смог войти в дом. Есть у меня одна мысль...
   ...
   Раннее утро, часы только-только пробили восемь утра. В префектуре северной директории было тихо, расслабленно и чуть сонно. Еще не подошли все сотрудники, не звенели многочисленные телефоны, не открывались двери лифтов, выпуская на этажи переговаривающихся людей и вампиров. Тишина и благодать.
   - Моник, где мой кофе?
   Секретарша нервно вздрогнула от неожиданного окрика, и стопка документов посыпалась у нее из рук. Макс, вихрем пролетев мимо нее к кабинету префекта, дернул ручку двери, и поняв, что она закрыта, метнулся обратно к стойке ресепшена.
   - Максимиллиан, - в голосе Моник была непритворная усталость, - вы должны знать, что в такое ранее время...
   Макс ее уже не слышал.
   - Придет префект - сразу позвони мне. И - кофе! Много кофе! - и бегом в свой кабинет дальше по коридору. Упал в кресло и, взяв в руки карандаш, занес руку над чистым листом бумаги.
   - Думай, думай, идиот, думай! Вспоминай! - шептал он сам себе, ругаясь как грузчик. - Вспоминай, вспоминай!! - долбил он себя кулаком по лбу.
   Только что маг просмотрел записи видеокамер, что снял Оливер. И в голове билась какая-то невысказанная мысль, какое-то воспоминание, что-то такое... Макс зло выругался.
   Сколько раз он ругал себя за бессонные ночи, что он проводил за чтением тематических книг, фолиантов, свитков, за длинные вечера практики, когда мозг уже устал настолько, что отказывается думать, а руки начинают механически повторять одно и тоже действие, доводя его до автоматизма. Вот и сейчас - надо вспомнить что-то очень важное, но не получается, память словно закрыта густой пеленой бессонной и тяжелой ночи.
   А ведь это было совсем недавно. Библиотека резиденции, долгий и обстоятельный разговор с Натансоном...
   Приоткрылась дверь и в кабинет просочилась Моник. Высокая худая секретарша в белой блузке и черной юбке-карандаш осторожно несла в руках блюдце с огромной чашкой. Одуряюще вкусный аромат свежесваренного кофе заставил Макса закрыть в блаженстве глаза и простонать:
   - Моник, я тебя обожаю!
   Девушка нахмурилась и поставила чашку перед магом на стол.
   - И все-таки, я бы хотела напомнить, что я не ваш секретарь и не обязана носить вам кофе, уважаемый Максимиллиан! - акцент в ее раздраженном голосе был слишком резким.
   - Ты красавица, Моник! - Макс попытался приобнять девушку, но та резво отскочила назад. Дернула головой в надменном кивке, развернулась на высоченных шпильках и, намеренно стуча железными набойками об пол, вышла из кабинета.
   Кофе, кофе, божественный напиток! С Натансоном они в ту ночь тоже пили кофе, правда в резиденции его готовит Лоренца, не очень умело, но зато кладет в чашку много сахара. И Авраам Моисеевич как раз размешивал его ложечкой...
   "... Натансон положил ложечку на блюдце, отпил глоток и поморщился на излишнюю горячесть напитка.
   - Вы умный человек, мой мальчик, полагаю, вы и сами можете найти ответ на свой вопрос. Чем же можно побороть оборотня?
   Макс уставился в разложенные перед ним листы бумаги. На них были нарисованы четко выверенные формулы заклинаний, которыми была укрыта дверь Вариной квартиры.
   - Подстегну ваши усилия, Максимиллиан, и скажу, что если вы сейчас самостоятельно решите эту загадку, то я буду в ближайшее же время просить понтификов о вашем переводе в резиденцию и возьму в личные ученики, - улыбнулся Авраам Моисеевич, глядя как загорелись глаза молодого мага, - А там, кто знает... кто знает...
   Кто знает, додумал Макс. Натансон уже стар и ему нужен преемник. А стать главным магом Паноптикума, а значит и всего московского клана, - так высоко в своих мечтах Макс не позволял себе залететь. Возможно, зря не позволял. Мелькнувшая улыбка во взгляде Авраама Моисеевича показала, что тот прекрасно понял, какие перспективы начал рисовать перед собой молодой человек.
   - Дам одну подсказку, - Натансон постучал кривоватым пальцем по формулам, - Кем считают оборотней в Гильдии?
   - Сами себя они позиционируют как маги-анималы, - осторожно заметил Макс, не совсем еще понимая, к чему тот ведет.
   - Вот! - старик выставил вверх палец, - Маги! Попробуйте посмотреть на оборотней не как на животных, а как на магов!
   Как на магов? Макс уставился на формулы, что лежали перед ним, и попытался посмотреть на элементы по-новому.
   Хм, у магов существует несколько категорий - стихийники, целители, маги-ювелиры... Хотя нет, ювелиры тоже относятся к стихийникам, это маги земли, работающие только с минералами, в отличие от первых, использующих и траву, и деревья, и ...
   Макс перевернул один из листков бумаги чуть в сторону и пригляделся.
   А что, если...
   - Вы видите общие детали в этих формулах? - Натансон взял два верхних листа и перевернул их так, чтобы они почти легли друг на друга. Третий лист подогнул, почти переломив пополам и положив поверх первых двух. Затем проделал тоже самое с оставшимися.
   "Самаркандский лев" оказался рядом с "Ясной морозью", а "Дикая зелень" почти наложилась на "Древесную жилу". Рядом легли "Глубинный омут", "Болотная ряска" и "Булыжники". Сложные многосоставные арканы лежали на столе таким образом, что общие элементы сразу бросались в глаза. И, словно продолжая озвучивать те мысли, что начали прояснятся в голове Макса, Авраам Моисеевич продолжал:
   - Посмотрите, мой мальчик, что есть общего в этих заклинаниях?
   - В "Зелени" и "Льве" основной вот тут и тут стоит руна земли, правда, в первом аркане она закрыта щитовым символом, - ткнул пальцем в формулы ошарашенный открывшимся знанием Макс, - а в "Омуте", "Ряске" и ...
   - Магические стихии делятся на несколько типов, - тихо проговорил Натансон, - Один из них - телесные и бес...
   - ... телесные, - продолжил Макс, постепенно понимая, к чему ведет старик, - В этой категории основными параметрами являются вес и плотность. Огонь и воздух - бестелесные, легкие стихии, земля и вода - плотные.
   - Арканы огня и воздуха сформировать гораздо легче, чем водные, но и удерживать их гораздо сложнее. А плоть...
   - Кости, кровь, кожа, мышцы..., - подхватил мысль учителя Макс.
   Натансон кивал, улыбаясь сообразительности своего нового ученика:
   - Анималы это маги, которые подчинили себе две стихи сразу - воду и землю, используя именно параметр плотности. И именно эти две стихии будут и самыми прочными защитниками, и самыми смертоносными убийцами. При должном умении и правильном подходе.
   - При должном умении, - широко раскрыв глаза, повторил за ним Макс, - А земля это и камни, и песок, и травы...
   - Именно! - кивнул Натансон, - Поэтому анималы больше остальных магов беззащитны перед ядами..."
   Камни. Натансон сказал, что камни как элемент магии земли могут стать и защитником, и убийцей.
   Создавая плотный магический щит на доме и придомовой территории жилого комплекса, где жил Доминик, экспериментируя с различными формулами и рунами стихий, Макс ставил в основание именно магию земли.
   А судя по камерам внутреннего наблюдения, когда Бескудников прошел внутрь здания, он держал за руку ту молодую девушку...Только маг земли, точнее, маг-ювелир, смог бы прочитать заклинания и увидеть настоящее здание вместо созданного иллюзорного. Только для мага-ювелира наложенные Максом щиты были невидимы и безопасны.
   Но Бескудников не остановился, войдя внутрь, и не отпустил свою проводницу. Он тащил ее вверх, словно точно знал, куда именно ему нужно. И держал все время ее рядом.
   Зачем?
   Чтобы она почувствовала камни. Не те панели, из которых состоял дом, это уже пройденный этап. Она видела тот, что был закрыт магическим защитным слоем в теле оборотня.
   В Варваре находится магический камень, специально закрытый от поиска. Именно об него вчера ночью и споткнулось заклинание Макса.
   Осталось понять, что именно это за камень и зачем кому-то понадобилось вживлять его в оборотня -полиморфа. Впрочем, кто ему поможет найти ответы, Макс уже знал.
   ...
   Промучившись без сна полночи, Варвара заснула только под утро. Да и то сном это назвать было сложно. В голове постоянно крутились слова Доминика насчет матери, приемных детей... Действительно, почему Варя мгновенно поверила Бескудникову насчет мамы? Она ей не родная? С чего бы вдруг? Только потому, что это сказал какой-то там маг? Уж кто-кто, а первый заместитель Главы Гильдии явно не тот человек, которому стоит безоговорочно верить.
   Хотя, где-то глубоко внутри маленький червячок сомнения все-таки жил, но Варя твердо для себя решила, что без серьезных, надежных и проверенных данных сомневаться в собственной матери она не станет. Надо дождаться сканирования телепатом, которого ей обещал Доминик.
   Затем мысли переметнулись на более банальные вещи.
   Что с работой? Из-за нападения брата на ее квартиру и последующего за этим разбирательства службой безопасности учитель специально освободил Варю от работы на три дня, и последний день вынужденного отдыха как раз наступает, вон уже за окном зарозовело рассветное небо.
   А завтра начальство начнет названивать с вопросами, куда она запропастилась. Или просто уволит за прогул.
   И найти работу анималу довольно сложно. Несмотря на долгое обучение и строгий контроль за оборотами, все боятся, что оборотень не выдержит и в один прекрасный момент вместо человека в офисном костюмчике будет сидеть и долбить по клавиатуре дикий зверь.
   Поэтому с работой, наверное, все же стоит попрощаться.
   Ладно. Вспоминая известную героиню, сегодня думать об этом не стоит, подумает обо всем завтра. Решать проблемы надо по мере их поступления и поиск новой работы пока явно подождет.
   Еще немного поворочавшись, Варя наконец задремала.
   Проснулась она от приглушенного звона за окном, словно маленький гномик долбил железным молоточком по наковальне. Звук был настолько назойливым и так действовал на нервы, что Варя не выдержала и раздраженно оторвала голову от подушки. Зло глянула в сторону окна - на железном карнизе сидела маленькая синичка и размеренно стучала по нему клювом. Увидев, что хозяйка комнаты проснулась, птица перелетела на ветку растущей рядом с домом березы и выжидающе застыла на ней своеобразной статуйкой. Девушка глянула на часы и со стоном повалилась обратно на кровать - большая стрелка застыла на цифре двенадцать. Увидев, что хозяйка комнаты пропала из поля зрения, синица опять перелетела на карниз и снова начала стучать по железяке.
   Словно по мозгам била!
   - Да что б ты провалилась! - в сердцах выдала Варвара и спрыгнув с кровати, бросилась к окну. Открыла его на всю ширину и только хотела схватить назойливую птицу, как та снова отлетела к березе.
   Варя отошла к кровати - синица опять подлетела к окну. Варя к окну - синица к березе. Варя к столу - птица с ветки не слетала, но настороженно следила за девушкой.
   - Что тебе надо-то? - психанула девушка.
   Словно услышав ее вопль, синичка чирикнула пару раз и, вспорхнув с ветки, улетела.
   Странная птица, подумала Варя. Она как будто играла с девушкой в поддавки. Совсем по-человечески.
   Еще раз бросив взгляд на часы и ужаснувшись тому, сколько она проспала, Варвара начала собираться. Быстро умывшись и почистив зубы, девушка открыла двери гардероба. В доме вампира не принято выходить из спальни в нижнем белье или халате, поэтому Варя натянула на себя одну из тех блузок, что вчера отдала ей Евангелина, длинную прямую юбку глубокого синего цвета, а на ноги надела высокие шпильки. Волосы собрала в низкий хвост. Получилось вполне миленько, решила девушка. Оглянулась на столик с косметикой, но так как для утреннего макияжа вполне достаточно лишь накрашенных ресниц и помады бледного цвета, то заморачиваться с пудрой, румянами и тенями Варя не стала.
   И так сойдет!
   ...
   В двух кварталах от дома Доминика маленькая синичка спустилась на плечо молодого симпатичного парня. Тот заправил за ухо длинную кудрявую прядь, чуть склонил к птице голову, и та защебетала на ухо ему, словно посвящая в какие-то свои птичьи секреты.
   - Там? Это точно она, ты уверена? Молодец, - похвалил ее парень и ласково провел пальцем по голове, приглаживая встопорщившееся перышко, - Спала? В такое время? А ты? - и тут он широко улыбнулся и погрозил птице пальцем, - Ах ты маленькая хулиганка! Больше с ней так не играй, мало ли что. Но завтра будь там же, хорошо...
   ...
   Спускаясь вниз, уже на лестнице Варя услышала веселый щебечущий голосок Евы. Интересно, каких гостей она развлекает? Не связаны ли они с ночным происшествием, а значит - можно ли Варе спуститься? Быть может, лучше остаться у себя и дождаться их ухода?
   Решив, что лучше действительно вернуться в свою комнату, девушка развернулась уйти обратно, но не успела.
   - Варвара, добрый день! - раздался нарочито вежливый голос Ольги Борисовны.
   Экономка стояла на первой ступеньке, видимо, собиралась идти наверх. Губы растянула в любезной улыбке, но глаза смотрели на гостью с каким-то внутренним злорадством.
   - Варенька! Ты проснулась! Ну наконец-то! Я не решилась будить тебя раньше, все-таки ночка была та еще, - Ева подскочила к лестнице и поманила Варвару к себе, - Иди сюда, познакомлю с моей лучшей подругой.
   Делать нечего, надо спускаться. Девушка состроила радостное заинтересованное лицо и, стараясь не свалиться с непривычно высоких шпилек, направилась вниз. Обошла Ольгу Борисовну, вежливо склонила голову в приветствии, и тут же была утащена Евангелиной к дивану.
   Там сидела молодая девушка двадцати с небольшим лет и пила апельсиновый сок из высокого хрустального стакана.
   - Ната, это Варвара! - представила ей свою гостью Евангелина, - Варя, это Наташа. Я тебе про нее рассказывала!
   Варя вцепилась взглядом в ту самую девушку, которая по словам Евы, была по уши влюблена в Доминика и везде его преследовала.
   Назвать ее красавицей никто не смог бы, но все же Наталья была эффектна и умела подчеркивать достоинства своей внешности. Красиво подведенные темно-серые глаза пристально смотрели из-под густых черных ресниц и четко очерченных золотистых бровей, кожа была чистой, светлой и почти прозрачной, сквозь нее просвечивали голубые венки. Внешность портили слишком широкий рот и длинный с горбинкой нос. Из-за них казалось, что девушка чуть-чуть похожа на Вьющиеся волосы медного оттенка были обрезаны по-мальчишески коротко, но эта стрижка придавала Наталье одновременно дерзкий и элегантный вид. Словно подчеркивала жесткий самоуверенный характер подруги Евангелины.
   Тонкую фигурку скрывал короткий черный пиджачок, на узких бедрах ладно сидели белые брюки. На полу слева от гостьи небрежно валялась большая сумка с логотипом известной французской фирмы, его золотые полукружья тускло поблескивали в свете люстры.
   Еще одна рыжая, с тоской подумала Варвара, совсем как Лиса, и сразу почувствовала неприятие к этой эффектной холеной стерве.
   Наталья отставила стакан с соком на журнальный столик и протянула Варе руку:
   - Ева любит делать сюрпризы!
   - Надеюсь, в этот раз он удался? - Варя уверенно сжала ее пальцы.
   Наталья широко улыбнулась:
   - В этот - да. Рада знакомству, - ответное пожатие было очень сильным. Словно перед боем, подумалось Варваре.
   Наталья смерила ее изучающим взглядом, останавливаясь отдельно на темно-каштановых локонах, утянутых в хвост, бледно-сиреневой блузке, длинной юбке. Чуть усмехнулась кончиками губ, но ничего не сказала по поводу выбранного Варей внешнего вида.
   Ева всплеснула руками:
   - Что ж, раз вы познакомились, я предлагаю...
   - Вы давно приехали в Москву? - перебила подругу Наталья, не сводя пристального взгляда с Варвары.
   - Несколько дней назад.
   Магичка удивленно приподняла брови.
   - Мы с Евой тоже недавно вернулись из поездки, но она мне не говорила, что ожидает гостей.
   - Да я и не собиралась сваливаться им на голову, - Варя пожала плечами и решила, что пришло время отрабатывать придуманную Ником легенду, - Но в аэропорту у меня пропал чемодан, уж не знаю, украли его или потеряли, а в нем были мои ключи и кошелек. Вот и пришлось поселится у старых знакомых.
   Наталья чуть поморщилась.
   - Да, эти грузчики... У меня как-то был случай, что вытащили из чемодана несколько вещей.
   - Да вы что? Надеюсь, вернули?
   - После моего заявления - да, но сколько я до этого намучилась, пытаясь решить вопрос мирно...!
   Легкая одобрительная улыбка Евангелины показала Варе, что первый этап знакомства она прошла удачно.
   - Вы маг, верно? В какой категории работаете? Стихийник, целитель? - не отставала Наталья.
   - Магия земли.
   Этот вопрос они с Ником вчера как-то не обсудили и сейчас Варя очень боялась попасть впросак, придумывая на ходу.
   - Сложная категория, - оценила та, - Я-то стихийница, поэтому могу представить, каково вам приходится.
   Девушка в ответ лишь промолчала и пожала плечами, говоря, мол, не так уж все и страшно.
   - Мне, к примеру, такая магия всегда сложно давалась. Тот же "Земной шок" я создавала секунд десять, а уж сколько сил на это уходит, мама дорогая, даже представить страшно! - Наталья закатила глаза.
   - Понимаю вас, - фальшиво улыбнулась Варя. Она понятия не имела, сколько настоящий маг земли тратит времени на создание того или иного аркана, - Я как маг очень слаба, так что...
   - А обучались где? - перебила ее Наталья, - У нас, в резиденции, или...
   - Дома. Меня воспитывал отчим и он же обучал.
   - А почему не в пансионе?
   - Слабое здоровье, - пояснила Варвара, - Головокружения, высокое давление... Врачи запретили лишние волнения, поэтому меня перевели на домашнее обучение.
   - Вот как, сочувствую, - но в голосе магички жалости было ни на гран, а взгляд становился жёстким и оценивающим, как только Варя и Ева отворачивались.
   Девушка кивнула, принимая сочувствие Натальи, и метнула на Еву взгляд, прося о помощи. Поняв, что разговор свернул в неправильном направлении, та встрепенулась:
   - Варя, ты же еще совсем не завтракала. Идем, я сейчас попрошу Ольгу Борисовну тебя чем-нибудь накормить!
   - Хорошая идея! Я тоже перекусила бы чего-нибудь! - подхватила с энтузиазмом Наталья. - С самого утра ошиваюсь в резиденции, маковой росинки во рту не было!
   - А что ж ты там не поела?
   - Дитрих запретил отлучаться, сказал, что в любой момент может поступить вызов на работу.
   Ох, вот что-что, но оказаться между двух огней - Натальей и Ольгой Борисовной, Варвара точно не хотела. Одна задает неловкие вопросы, на которые надо как-то достоверно отвечать, вторая сверлит неприятными взглядами.
   Нет уж, из двух зол надо выбирать меньшее.
   - Да нет, спасибо, я не голодна, - вежливо улыбнулась подругам Варвара, я спокойно до обеда дотерплю. Тем более, что времени-то осталось... - и она выразительно глянула на настенные часы над камином. Те, словно в подтверждение Вариных слов, пробили ровно час дня.
   - Нет, ну это не дело! - потянула Наталья, бросив короткий взгляд на дверь гостиной, - Ев, давай ты нам организуешь хотя бы пару бутербродов по-быстренькому, хорошо?
   - Бутерброды вредны для здоровья и фигуры, - отмахнулась Ева, - Лучше уж нормальный завтрак!
   - Но я, правда, не хочу есть! - Варя категорически не хотела уходить из гостиной.
   - Ева, иди уже на кухню! - а Наталья настойчиво старалась избавиться от подруги.
   - Идем все вместе, мне не будет скучно!
   - Я лучше тут останусь...
   Перебранку молодых девушек прервала Ольга Борисовна. Экономка вошла в гостиную и прокашлявшись, чтобы ее услышали все спорщицы, громко попросила:
   - Евангелина, я могу попросить вас пройти со мной на кухню? Мне нужен ваш совет.
   Все замолчали, как по приказу.
   Ева обернулась и смерила экономку неприязненным взглядом, словно пытаясь намекнуть, что она вошла крайне не вовремя. Ольга Борисовна молча застыла статуей, ожидая ответа хозяйки. Девушка коротко вздохнула и поднялась с диванчика.
   - Это что-то настолько важное?
   Ольга Борисовна молча кивнула.
   - Что ж..., - Ева извинилась перед гостями и вышла из комнаты.
   Проследив, когда за ней закроется дверь, Наталья с легкой улыбкой снова обратилась к Варваре.
   - Так значит, вы давняя знакомая Ника, - она сделала небольшую паузу. - И как давно вы знакомы?
   - Достаточно, - нервно улыбнулась Варя.
   Уход Евангелины поставил ее в кошмарную ситуацию - теперь ей придется выкручиваться как-то перед Натальей самой. Придумывать что-то достоверное и в то же время несложное.
   - Достаточно для чего? - прищурилась Натали.
   - Для ответа вам, - мило улыбнулась той Варвара.
   Ответ был на грани хамства, но магичка вдруг громко расхохоталась,
   - Хороший ответ, едкий. Я запомню его!
   - Дарю, - поддержала ее веселье анималка, хотя ей было совсем не весело. Она нервно ожидала следующего вопроса, догадываясь, что вот теперь то начался самый сложный этап знакомства.
   Сидит словно на допросе перед матерью жениха, пришло ей на ум, и Варя едва сдержалась, чтобы не прыснуть от смеха, настолько было нелепым и в то же время подходящим сравнение. Но губы все равно предательски расплывались в улыбке.
   - Давай на "ты", не против? А то все эти вежливые реверансы мне осточертели до боли в зубах! - неожиданно сменила тему Наталья.
   - Не против, давай на "ты".
   - Наверное, Ева наговорила про меня небылиц, да? - девушка улыбнулась как-то очень по-доброму и отчаянно-грустно.
   - Она рассказывала о тебе, - осторожно заметила Варя, - а уж что считать небылицами - не мне решать.
   - Согласна, - кивнула Натали, - ее самая любимая фантазия - то, что я жажду заполучить себе Доминика. Ты уже в курсе, верно?
   Варя только улыбнулась в ответ. Она абсолютно не представляла себе, как реагировать. По разговору с Евой получалось, что Наталья жесткая самоуверенная стерва, а сейчас Варя видела перед собой милую и серьезную девушку.
   - А разве это не так?
   Наталья фыркнула.
   - Нет, конечно, Ник красивый мужчина, но, учитывая его прошлое..., - она замотала головой, - Нет уж, я не мазохистка.
   Варя удивленно подняла одну бровь, даже не догадываясь, на что та намекает.
   - Неужели Ник тебе не говорил?
   - Он не любит об этом распространяться, - выкрутилась девушка.
   - Ну да, о таком плакатики не рисуют, - коротко хохотнула магичка и заговорщически склонилась к Варе, - Долгое время Доминик был наркоманом, - и, видя округлившиеся от шока глаза собеседницы, добавила - Кровь детей плюс героин, и все такое...
   Воображение мигом подкинуло Варе картинку, где красавец Доминик держит наискось маленького мальчишку в голубенькой рубашке в клетку и темно-синих шортиках. Белокурая головка ребенка отклонилась назад, открывая нежную шейку под острые клыки вампира. С них капает алая детская кровь, а Ник хищно облизывается и улыбается.
   Бррр, какая мерзость!
   - Но... он же вылечился, - осторожно проговорила Варвара, совершенно не представляя Доминика до сих пор пьющим кровь детей.
   - Бывших наркоманов не бывает! - назидательно ответила ей Натали, - К тому же он ведь не просто детей пил, а покупал дорогую кровь детей - магов, - Варвара потрясенно откинулась на спинку дивана, - Сама понимаешь, нам с тобой нежелательно не то, что спать с ним, но и вообще о каких-либо отношениях мечтать. Мало ли что...
   - Нам с тобой?
   - Магам, я имею в виду.
   - А Ева...?
   - Ну, ее-то можно понять, - хмыкнула Наталья, - приемный ребенок, боится остаться одна, поэтому и отгоняет от брата и отца всех возможных соперниц. Думаешь, почему она так ненавидит Елизавету? Когда та стала любовницей Матвея, Ева такие истерики устраивала...!
   - Но, погоди... Ева - приемная дочь?
   Ошарашенная Варвара пыталась уложить в своей голове услышанное. Она до этой секунды считала, что Евангелина является родной сестрой Доминику.
   - А ты не знала? - удивилась Натали.
   Варя потрясенно качнула головой. Не то, что не знала, даже не догадывалась.
   Теперь все сказанное Ником ночью стало приобретать совершенно другой смысл, более глубокий. Варя то думала, что он просто пересказывает ей общие мысли. Так всегда говорят, когда кому-то рассказываешь, о том, что твои родители тебе не родные, но оказывается Ник и сам когда-то...
   - Погоди, но когда ее удочерили?
   - В раннем детстве. Матвей, наставник Доминика, решил таким образом избавить его от зависимости и купил где-то Еву. Ей было кажется годик полтора на тот момент, точно не помню.
   Купил Еву? Как щенка? Чтобы Доминик справился со своей зависимостью к детской крови? А если бы не справился, то Ева...?!
   - Ну как вы тут, не скучаете? - обсуждаемая быстрым шагом вошла в гостиную и внимательно оглядела гостей. - О чем шепчетесь?
   - О том, какой у тебя потрясающий брат, дорогая, - весело улыбнулась той Натали и отсалютовала бокалом вина.
   Да уж, потряс как никогда! Варя чуть не схватилась за голову, внезапно осознав в какой ядовитый серпентарий она попала, пытаясь спасти собственную жизнь. Ведь не зря Олег Брониславович ее предупреждал - с вампирами никаких дел не иметь. И вот тебе, пожалуйста!
   Ева бросила на Варю пристальный взгляд и уселась на диванчик.
   - Что хотела Ольга Борисовна? - равнодушно поинтересовалась Натали.
   - Да дура она, - беззлобно выругалась Ева, - Ничего не умеет и не может без меня. Доминик с утра предупредил ее, что у Вари аллергия на специи, поэтому ей их нельзя. Так Ольга Борисовна, видите ли, не знает, что ей приготовить на ужин. Нет, я серьезно буду жаловаться папочке, чтобы он заменил нам экономку. Эта - совсем бестолковая.
   Натали краем глаза отметила легкое движение у двери, легкую тень на паркете и слегка улыбнулась.
   Так значит этой фальшивой магичке еще и специи нельзя!
   ...
   - Эта - совсем бестолковая.
   Ольга Борисовна стояла за дверью гостиной и услышав такую нелестную характеристику в свой адрес, она лишь крепче сжала ладони в кулак. Ничего, стерпит. Главное, чтобы Наташенька выполнила свое обещание, а уж там... Оскорбления Ольга как-нибудь переживет, время и смоет, и даст забыть. Ей главное заполучить это время!
   В жизни Ольге катастрофически не повезло лишь однажды, но зато капитально. Она родилась в семье потомственных магов; и отец, и дед, и прадед - все состояли в Гильдии Нейтралов и были на хорошем счету: врожденный уверенный уровень магии, преданность идеалам Гильдии и беспрекословная исполнительность. В своих детях они старались воспитать именно эти качества, чтобы те заняли подходящее место рядом с предками. И все шло хорошо до поры до времени, пока четвертым ребенком в семье не родилась девочка с настолько слабым уровнем магии, что на ней, как на профессиональной магичке, почти сразу же поставили крест. В принципе родители не были сильно расстроены: во-первых, от девочки изначально многого не ждали, ей же предстояло выйти замуж, а уж серьезного жениха -то подобрать семья могла. Во-вторых, двое старших братьев Ольги уже на тот момент будучи лишь первокурсниками в ученических поединках давали жару многим выпускникам пансиона. Так что, семья своего положения в Гильдии не потеряла, хотя на Ольгу многие поглядывали с презрительной жалостью.
   Девочка пообещала вырасти и всем доказать, что они не правы. Что даже человек, имеющий минимальный магический потенциал, может развить его и встать на равных вместе с уважаемыми магами Гильдии. Она по примеру своих братьев поступила в "Радугу", где много училась, много практиковала, но все было тщетно - уровень магии так и оставался в зачаточном состоянии. Поначалу девочкой преподаватели заинтересовались, ей стали помогать, подсказывать, даже где-то тянуть силком, закрывая глаза на откровенно слабые показатели, но видя, что все впустую, профессура пансиона сложила руки.
   - Это бесполезно, - сказали они на выпускных экзаменах, - это бессмысленно. Чтобы развить ваш уровень до приемлемого, нужно время. Очень много времени. Но, увы, люди столько не живут.
   Люди - да. Но зато вампиры могут жить до бесконечности.
   Поэтому Ольгой завладела новая идея - если ей нужно лишь время, то его она получит. Девушка не хотела обращения, она знала, что вампирские силы и магия не совместимы, при попытке обращения она либо сойдет с ума, либо просто умрет. Но магические клейма, что используют вампиры для обозначения значимых людей, позволяли прожить долго, гораздо дольше отмерянного простым смертным времени.
   Фамилиар дарил примерно пятьдесят лет в дополнение к обычному жизненному сроку человека, инициал - сто. При этом наличие клейма сохраняло не только жизнь носителя, но и здоровье. Осталось лишь найти того, кто захочет поставить на Ольгу инициал.
   Неожиданное знакомство с магичкой из команды Палача клана Дитриха натолкнуло ее на интересную мысль - ведь даже если вампир, который станет хозяином смертного, умрет, то его инициал все равно будет поддерживать и долгую жизнь, и завидное здоровье подопечного. Наталья идею поддержала и пообещала помочь подобрать подходящую "жертву" в обмен на полную преданность и поддержку.
   И сейчас в маленьком потайном кармашке униформы горничной Ольга Борисовна держала небольшой целлофановый пакетик с травами.
   Она выполнит свое обещание Наташеньке.
  
   5 Глава.
  
   С телепаткой Доминик договорился встретиться по дороге домой. Он предлагал заехать за ней в резиденцию, но Елизавета отказалась - не хотела лишний раз привлекать внимание к своему возобновившемуся общению с учеником Матвея Истомина, слишком многие помнили, чем оно закончилось в прошлый раз. И слишком многие не поверили бы в великодушное прощение Доминика.
   Мужчина завел машину, кивнул на прощание охраннику у пропускного пункта и подождал, пока тот поднимет шлагбаум. Посмотрел по сторонам, пропустил пару машин и только тронул свой джип к проезжей части, как перед самым бампером мелькнуло что-то большое и черное. Словно огромная собака.
   Ник резко ударил по тормозам и выругался вполголоса.
   - Вот дьявол! - он привстал на сидении, чтобы глянуть вперед, что там под колесами, но ничего толком не увидел, у джипа был слишком габаритный перед. Пришлось отстегивать ремень безопасности и выходить на улицу. В середине марта снег только начал таять и сугробы еще не покрылись черной коркой, но грязи на дорогах уже было достаточно. Ник досадливо поморщился, когда ступил в лужу - она брызнула на чистые ботинки бурыми каплями. Под передними колесами было пусто. Он присел на корточки, заглядывая под днище машины - и там ничего.
   Что за чертовщина-то?
   Он же точно видел нечто черное, то ли животное, то ли карлика, одетого в черную шубу. Не могло же привидеться-то!
   Или могло?
   Почти бессонная нервная ночь и крайне насыщенный вечер встречи с гильдейцем сказывались на состоянии мужчины, он был взвинчен, раздражен и очень хотел на ком-либо сорваться. Сдерживался только усилием воли и вбитым Матвеем воспитанием - всегда и во всем держать себя в руках. Решив все-таки, что непонятная фигура ему именно привиделась, Доминик уселся обратно в машину.
   И только начал пристегиваться, как передняя пассажирская дверь аккуратно открылась и в кабину проскользнул молодой парень, человек.
   - Извозом не занимаюсь, - рассержено бросил Доминик, все еще не успокоившийся из-за неожиданной остановки, - Выметайся из машины!
   Незваный попутчик спокойно потянул на себя ремень безопасности и кивнул на дорогу.
   - Поехали, вампирчик, поехали, поговорить надо.
   Гильдеец, сразу понял Ник и злобно оскалился. Он яростно ненавидел издевательское уменьшительное прозвище, которое позволяли себе некоторые неразумные маги-нейтралы в сторону своих идеологических противников.
   - Я тебе не вампирчик! - прорычал он, сгребая в кулак воротник поганца.
   - Но человеком-то тебя не назовешь! - парень дернул головой, пытаясь высвободиться из захвата, - Едем, поговорить надо. О Варе.
   О Варе? Ника словно окатило ледяной водой. О том, что она у него дома, знают считанные единицы и им мужчина доверял. Тогда откуда этот...
   Молодой парень пристально глянул на вампира из-под упавшего на глаза локона черной челки и тихо отчетливо повторил:
   - Надо поговорить!
   Доминик опомнился и тряхнул головой, выпуская из пальцев воротник куртки незнакомца. Тот поправил одежду и стряхнул невидимую пылинку.
   Вампир неприязненно смотрел, как парень прихорашивается. Возможно, это просто один из подосланных Бескудниковым. Сейчас будет настаивать, навязывать, заставлять, чтобы он выдал местонахождение полиморфы, начнет угрожать и льстить, или что там ему хозяин приказал.
   Доминик коротко зло усмехнулся. Что ж, хочешь поговорить - хорошо.
   Вампир тронул машину с места, вывернул на дорогу и погнал, подстраиваясь к скорости идущих рядом автомобилей, одновременно разглядывая в зеркале своего спутника.
   Женщины любят таких смазливых. Волосы черные до плеч и вьются большими кольцами, кожа смуглая, нос отточено прямой, глаза темно-серые. Одет он был в черную кожаную куртку, под ней виднелся светлый джемпер, на ногах - голубые джинсы.
   - И о чем ты хочешь поговорить? - не выдержал тишины Доминик, - Где Варя? С кем она?
   - Да нет, - парень облокотился о дверь и широко зевнул, - Я это и так знаю. Где, - и он на миг прикрыл глаза, - в твоей квартире на третьем этаже, во второй комнате от лестницы. Шторы бледно-коричневые, кровать большая двуспальная, рядом маленькая тумбочка из темного дерева. С кем? Тоже знаю - с твоим приемышем, которую сестрой называешь.
   Доминик нервно сжал руль. А ведь гаденыш все правильно описал - комната Варвары действительно была в кофейных спокойных цветах. Как узнал только - вот вопрос, ведь Бескудников дальше входной двери не заходил.
   - Я бы так не был уверен...
   - С чего бы вдруг, вампирчик? - тот грубо его перебил, - Или с утречка куда-то ее уже уволок?
   Доминик промолчал, не зная, что ответить. Слова наглого гильдейца могли быть и провокацией, и ... реальной правдой. А это уже пугало.
   - Кто ты?- он проследил за маневрирующей маршруткой и пристроился к ней в хвост.
   - А, точно, я ж не представился, - парень полез в внутренний карман куртки и достал черную визитку, - Никита Дуров.
   Протянул картонку Доминику, но тот не стал брать визитку. Тогда Никита отбросил ее на панель управления:
   - Сохрани, пригодится.
   Дуров... Дуров... знакомая фамилия. Где-то Ник ее уже слышал, причем не так давно.
   - Повторю вопрос - чего хочешь, Никита Дуров?
   - Отпусти Варю.
   - Как отпустить? - не понял Доминик.
   Парень пожал плечами.
   - Ну, это ты сам решай, можешь просто выгнать на улицу, можешь довезти до нужного мне адреса. Для меня это не принципиально, просто дай девочке свободу передвижения.
   - И почему я должен это сделать?
   - Она свободный человек...
   - Не совсем. Ты в курсе, что ее разыскивают?
   - Конечно. И я даже знаю, что ее уже нашли. Не сегодня, так завтра из Гильдии пойдет к твоим понтификам официальный протест, что один из вампиров их клана удерживает у себя оборотня-полиморфу, - Никита широко улыбнулся во все тридцать два зуба, - Как думаешь, что сделает Марк? Или нет, лучше я спрошу про Гая, он же в вашей гоп-компашке тащится по всяким сверхъестественным, - парень склонил голову, чуть раздумывая, и продолжил, - Я думаю, что Марк, скорее всего, вернет преступницу обратно в Гильдию, ему не с руки портить отношения с ними. А вот Гай затащит девушку в лаборатории клана, чтобы препарировать, разобрать по косточкам, а может и...
   - Заткнись! - не выдержал Ник. Он и сам прекрасно понимал, чем грозит девушке разглашение ее местонахождения высшему руководству клана.
   - Я лишь образно, - парень снова широко улыбнулся, довольный тем, как удачно раскусил противника, - Так что, у тебя Варя точно надолго не задержится!
   Ник подсек замешкавшуюся легковушку, взял вправо, уходя на в ближайший проулок. Разговаривать с этим поганцем, сохраняя невозмутимость, и вести машину становилось сложновато, поэтому Ник прижал автомобиль к обочине и развернулся к своему попутчику.
   - С ними? - он ухватился за мелькнувшее в словах Никиты, - Так ты не из Гильдии?
   - Верно. Я от дяди Вари, - тот разглядывал тротуар и проходящих по нему людей с гримасой брезгливости, - У нас своя... организация.
   Теперь пришла очередь Доминика ехидно усмехаться. Он-таки сумел поймать этого гаденыша на лжи.
   - Но у нее нет родных!
   Парень глумливо хмыкнул.
   - Почему ты так думаешь, вампирчик? Варя ночью поделилась? Понравилось ее утешать?
   - По крайней мере, когда мы общались, - вампир постарался аккуратно обойти сложную тему, - она ни о каком дяде не рассказывала.
   - Ну, если она ничего о нас не знает, это же не значит, что нас не существует, - резонно заметил Никита.
   - Нас? А ты тогда кто ей? Брат? Племянник? Кузен?
   - Жених.
   Вампир цинично скривил губы. Фантазии, фантазии! Чего только не придумают, лишь бы вытащить полиморфу из его дома.
   - Насколько мне известно, Варя не выходит ни за кого замуж.
   - И опять же - насколько известно тебе, - парень лениво повернулся к вампиру и уже абсолютно серьезно, без малейшей тени улыбки добавил. - У Вари есть семья, даже если она о ней ничего не знает. И эта семья решает, что делать Варе, где жить, что есть, с кем спать и за кого выходить замуж. Мы, оборотни, вообще очень семейные существа, семья для нас важнее всего, и именно семья решает что, где и как будет с оборотнем. И семья решила, что Варя станет моей женой. Поэтому - отпусти мою невесту. Или я заберу ее сам.
   - Ты не сможешь, - убежденно ответил Доминик, полный уверенности защитить девушку.
   Но молодой гаденыш высокомерно задрал подбородок и процедил:
   - Я Дуров, вампирчик. Рэкс Дуров. Знаешь, кто мы?
   Побелевшие пальцы Доминика, с силой сжавшие руль, показали, что да - знает. Матвей недавно как раз водил в цирк маленького сына Елизаветы - вот откуда вампир помнил фамилию Дуровых.
   Рэксами гильдейцы называли тех магов, кто мог подчинять животных своей воле. Неважно, говорит он приказ вслух или просто мысленно его посылает.
   Теперь Нику стало понятно, как именно этот оборотень узнал местонахождение Варвары и подробности нынешнего места жительства. Против птиц Макс защиту на дом, разумеется, не ставил.
   И стало ясно, что Варвара действительно осталась беззащитной.
   - Так что, свою дорогую Вареньку, - и рэкс ухмыльнулся, - я смогу увезти из твоего дома буквально одним словом. Не веришь? Смотри.
   В демонстрации не было нужды, Доминик догадывался, что могут управляющие животными, но Никите явно хотелось впечатлить своими силами.
   Он нажал на кнопку на двери, и оконное стекло медленно поехало вниз. Вытянул в открытый проем руку, щелкнул пальцами и на его локоть мигом опустился голубь. Сизая птица вцепилась в кожаный рукав когтями и заворковала, повернув голову, чтобы лучше видеть своего хозяина.
   Рэкс чуть подержал ее на руке, погладил маленькую птичью головку и, прошептав что-то едва слышно, подбросил птицу вверх. Она взлетела, провисела в воздухе пару - тройку секунд и камнем упала под проезжавший мимо грузовик. Машина чуть дернулась, когда колесо попало на неровность на дороге, но не остановилась. Трупик несчастной раздавленной птицы темно-красным пятном выделялся на белом утоптанном шинами снегу.
   Впечатляющая демонстрация. Очень... образная.
   - Что, ты и с Варей так же поступишь? - нервно проговорил Ник.
   - Ну, зачем же? - парень бесстрастно закрыл окно и поежился от холода. - Она моя будущая жена, мать моих будущих детей. Мы с ней встретим вместе старость и умрем в один день. Что там еще в этих пафосных мелодрамах говорится? А, да - у нас будет вечная любовь!
   - А если девушка откажет тебе в вечной любви?
   - Мне? - фальшиво удивился рэкс, - Ты серьезно думаешь, у нее будет хотя бы один шанс для отказа?
   Доминику стало так гадко от милой улыбочки гильдейца, что он едва сдержался, чтобы не ударить его по лицу. Рэкс продолжал:
   - Девочка так понравилась, да? Хочешь остаться для нее героем? - он понимающе кивнул, - Хорошо, я не против, оставайся. Только, запомни: Варя - моя невеста и она будет именно моей женой. А что она получит от тебя? Женой стать не сможет - вы ж не женитесь на смертных. Дети? Вы бесплодны. Секс? Поверь, вампирчик, со мной ни на качество, ни на количество она жаловаться не будет, - рэкс словно наотмашь бил Доминика каждым словом, - А что еще? Любовь? Ну, так я, как ее муж, буду любить и оберегать, - и он доверчиво так глянул в глаза морально униженного вампира, - Ты не сможешь дать ей семью, кровососик. А для женщины это самое главное.
   Доминик откинулся на спинку сидения.
   Для Евы тоже самым главным была семья. Понимание, что она оставит после себя детей и внуков, свое продолжение. Что она состоялась как женщина, жена и мать.
   Но семья, которую хотела Ева, и та, что навязывал Варе этот наглец, - совершенно разные вещи.
   - Верни девочку в семью, вампирчик. Не упорствуй, все равно мы заберем ее. Сейчас я все хочу решить мирным путем, но если не получится...
   - В семью? - напомнил Доминик, - Которая оставила Варвару чужой женщине и забыла о ней на двадцать лет? Хороша семья, нечего сказать.
   Никита бросил на вампира злой взгляд, но сдержался.
   - Защита бывает разной, вампирчик, - медленно, обдумывая каждое слово, проговорил рэкс, - Мы защитили Варю так, как это было нужно нам. Ты своего приемыша тоже ведь охраняешь - приставил ту серую страхолюдину телохранительницей, - он пожал плечами, - У каждого свои методы.
   - Хочешь сказать, что вы таким образом защищаете Варвару? - процедил разозленный Ник.
   - Мне нравится, что ты уже включил меня в состав ее семьи, - ухмыльнулся Никита и тут же посерьезнел, - Что ты знаешь о Варе, вампирчик? Да ничего. Ни о ней, ни о ее родных и близких. Оставь девушку, не морочь ей голову, - и видя, как помрачнело лицо вампира при этих словах, чуть помолчав, добавил, - Ну поживет она с тобой пару-тройку лет, а домой ей потом как возвращаться? Как жить среди своих? С пятном вампирской подстилки? Шлюшки, которую кровосос трахал, а потом выкинул? Подумай об этом, вампирчик. Серьезно подумай.
   Глянул на часы на панели управления, чертыхнулся и выскочил из автомобиля. Закрывая за собой дверь, Никита бросил напоследок:
   - Мою визитку не выкидывай, пригодится еще. Но Варю лучше отпусти по - хорошему. Вам же обоим от этого только легче будет.
   ...
   Маленький пакетик лежал на разукрашенном фарфоровом блюдечке рядом с заварным чайником. Ольга Борисовна вскипятила воду, ополоснула сам чайник и бросила в него заварку, чтобы настоялась. Позже, перед самой подачей, добавит пару щепоток, больше нельзя, трав из пакетика.
   Ароматно пахнуло корицей, затем - имбирем и мятой.
   И ведь ничего запрещенного или вредного, все травы разрешены для употребления, их даже рекомендуют в лечебных целях. Гостья хозяина долго не спала ночью, даже сейчас при разговоре с Наташенькой, пару раз зевнула. А чай с мятой ...надо еще мед достать, он смягчит привкус трав,... как раз очень хорош для того, чтобы расслабится, успокоится и поспать.
   Наташенька с утра не просто дежурила в резиденции, она подстерегала там Оливера, который должен был приехать на совещание к Дитриху. Кто, как не ближайший друг, должен знать всех шлюх, греющих постель Доминика. Оливер от загадочной Варвары тоже был не в восторге, но особо распространятся на эту тему не стал, лишь направил к травнику из клановых Лабораторий Густаву Йоргенсену, недавно прикрепленному к северной директории. А тот, услышав, для каких нужд магичка просит помощи, просиял и выдал небольшой пакетик со строгими инструкциями как, когда и куда подсыпать травяной сбор.
   Впрочем, все это мало интересовало Ольгу Борисовну. Она была уверена, что в случае чего Наташенька за нее вступится и в обиду не даст.
   Да и что тут такого вредного - предложить гостье успокаивающий чай?
   В прихожей послышался звук открываемой двери, затем мужской и женский голоса. Приехал Доминик и, как и обещал, привез с собой телепатку, которую так ненавидит Евангелина. Ольга Борисовна вышла их встречать.
   - Господин Доминик, Елизавета, рада вас видеть.
   - Варвара у себя? - спросил вампир, снимая пальто и отдавая его экономке. Он был чем-то то ли разозлен, то ли встревожен - взгляд был мрачным, говорил мужчина отрывисто и жестко.
   - Да, поднялась совсем недавно.
   - Хорошо, проводи Елизавету в кабинет и позови Варю. Еву предупреди, что мы будем заняты, нас беспокоить строго запрещено.
   - Да, господин, - Ольга Борисовна покорно присела в реверансе и пригласила Елизавету следовать за собой.
   ...
   Глаза закрыты, на висках - чужие ладони с тонкими музыкальными пальцами. Женский голос сухой и деловито-бесстрастный, но каждое сказанное им слово поднимает в памяти целую бурю воспоминаний, живых и ярких, словно только что произошедших.
   - Семья.
   Семья для анимала всегда на первом месте, это мама вбила в голову с самого детства. Семья - самое главное.
   Семья - самое важное.
   Никто о тебе не позаботится, кроме семьи. Никто не защитит, никто не поможет.
   Олег Брониславович срывался по первому звонку жены, и не важно, что она просила - купить домой хлеба, вызывать врача или просто погулять с внуками в парке.
   Мама тоже всегда ставила своего мужа и детей на первое место в своей жизни.
   Варя не столько помнила отрывками из жизни, сколько знала всегда на подсознательном уровне: все, что мама делает, - только и ради них.
   Это было ощущением абсолютной правильности и непререкаемой истины.
   Что есть семья?
   Отец... нет, отчим, мать, брат и сестра. Потомственные маги, лучшие в своем выпуске. Они действительно стояли стеной друг за друга, пусть и ругались порой, но Варя всегда чувствовала, что Славка порвет всех за младшую сестру, а отчим отмажет сына от любых неприятностей. Они трое были настоящей семьей. Лишь мать разрывалась между ними и своей старшей дочерью. В своей семье Варя всегда ощущала свою инаковость. Она- другая: анимал, оборотень. И за другую, пусть сестру, но все-таки сводную, эта семья не встанет.
   Эта семья...
   Почему - эта? Разве у нее была еще какая-то? Разве Варе есть с чем сравнивать?
   Есть...
   Нет... или все-таки есть?
  
   - Отец, - голос в голове выдал новое слово для воспоминаний.
   Отец...
   Нет, отчим. Глаза серые, холодные, как у рыбы, равнодушные. Варе всегда казалось, что они сделаны из стекла, такие же пустые и безжизненные, когда отчим смотрел на девочку. Прическа уложена волосок к волоску, пробор настолько идеален, словно его проводили по линейке. И он постоянно поучал ее тихим, от того более противным голосом. Ставил посреди комнаты и заводил свою шарманку, нудно рассказывая, как должны вести себя воспитанные дети.
   Отчим...
   Прическа... волосок к волоску...
   Нет, вихры встрепаны и терпко пахнут табаком...
   Отчим... никогда не курил...
   Табак...
   Отец. Папа. Папочка!
   ...Высокий, с широкими смуглыми плечами и сильными от работы в саду руками, пальцы немного заскорузлы и в мозолях. На нем одеты лишь рабочие темно-синие штаны да почти растерзанные ботинки, которым только и оставалось, что отправится на дачу для грязных работ.
   Отец щекотал маленькую Варьку в летнем голубом сарафанчике, а та со смехом отбивалась:
   - Папа, цалапаисься...!
   - Ах ты, маленькая "цалапаисься"! - задорно передразнил отец и подхватив девочку на руки, с громким уханьем подбросил вверх. Варя завизжала больше от удовольствия, чем от страха. На ее вопли из дома выбежала мама, стройная, красивая, в светлом платье в красный горошек и косынкой на темных волосах, собранных сзади в узел. Она прислонила ко лбу ладонь козырьком, щурясь на солнце, и заругалась на мужа:
   - Игорь! Игорь, немедленно опусти ребенка вниз!
   Муж ее не слушал, веселясь вместе с дочерью.
   - У-у-ух ты! - и еще раз подбросил вверх, - У-у-ух ты! - и поймал кричащую от восторга Варьку.
   - Игорь... !!
  
   Откуда-то издалека чужой женский голос произнес следующее слово:
   - Мать.
   Мать?
   Мама! Мамочка, мамуля.
   Она всегда рядом, всегда поможет, подхватит, похвалит и ... и да, поругает. Варя улыбнулась уголками губ.
   Варя тогда разбила вазу. Любимую, мамину, из дорогого богемского стекла. Потянулась за конфетами в серванте, неудачно дернула локтем и вот уже красивая ваза так же красиво летит на пол. Мама, услышав звон бьющегося стекла, грозно застыла в дверях, - в домашнем фланелевом брючном костюме, поверх которого надет кухонный фартук, светлые волосы уложены легкими локонами...
   Светлые...
   Нет, темные...
   Темно-каштановые...
   И не распущены, а косой до пояса.
   Золотистой косой...
   Нет, темно - каштановой...
   ...Мама подняла ревущую Варю на руки и с укором в голосе успокаивала:
   - Маленькая моя, ну что ты! Тихо, тихо! Ц-ц-ц...Ничего страшного. Мы пришьем твоему медвежонку лапу обратно, и он будет как новенький! А ты в следующий раз...
   Варя уткнулась в мамино плечо и, всхлипывая и икая, сквозь слезы смотрела на темные волосы, заплетенные в толстенную косу.
  
   Чужой голос продолжал поднимать воспоминания:
   - Боль!
   - Мама, больно! Больно!! Мама!
   Варька схватилась за живот и ревела навзрыд. Дикая оглушающая боль и ужасающая круговерть перед глазами. Проломленная крыша кабины и россыпь осколков лобового стекла, оторванная от мощного удара водительская дверь валялась чуть в стороне. В зияющем проеме Варя видела огромную машину, которая лежала на дороге на боку, а в ее развороченных железных внутренностях - чуть подергивающиеся ноги водителя. Мама, сидящая рядом не отвечала, закрыв глаза, она скрючилась и привалилась к автомобильной двери, странно вывернутая правая рука лежала левом плече, из-под пальцев ручьем бежала густая кровь. Папа навалился на руль, из его спины торчала большая кривая железяка.
   И запах. Сладкий, вкусный и запретный. Одуряющий, сводящий с ума, почему-то заставляющий изламываться руки и ноги. Девочку вдруг согнуло на сидении в три погибели и она страшно прокричала-прорычала, в ее начинающей изменятся нижней челюсти медленно вырастали небольшие, но острые клыки.
   - Мама!!! - Варя обезумела от страха. Полуслепыми от слез глазами смотрела на свои стремительно покрывающиеся густой черной шерстью ладошки, - МАМА!
   Женщина очнулась и невидящим взглядом окинула развороченную кабину.
   - Мама! - звала ее, не переставая, Варя. Она прижимала руки к животу, там было нестерпимо больно и очень мокро, девочка очень -очень боялась посмотреть туда вниз, - Мама, больно!!
   Мама словно не слышала. Казалось, что она даже не понимает, что произошло. Она коснулась руками лица, удивленно посмотрела на свои окровавленные пальцы и только потом повернула голову на крик дочери. По ее лицу струйкой текла кровь со лба, щека сильно рассечена. Взгляд ее мигом прояснился, мама забормотала что-то невнятное, неловко держа раненную руку на весу, и полезла в сумочку, которая каким-то невероятным образом осталась лежать у нее на коленях. Открыла молнию, достала кошелек. С ее губ то срывались утешения Варе, то стоны, то злобные проклятия и ругань.
   -Сейчас, сейчас... потерпи немного... Вот же суки, твари!! Выживу - убью...! Сейчас, моя маленькая, мама все сделает... Да твою ж мать!!... Скоты, мрази...!! Варюш, потерпи чуть-чуть...
   Наконец, она умудрилась одной рукой открыть кошелек и вытащить из него маленькую фигурку из полупрозрачного желтого искристого камня...
   ...
   Елизавета уже давно ушла, Доминик пытался растормошить Варю разговором, но девушка едва отвечала. Поднятые телепаткой картины прошлого калейдоскопом мелькали перед глазами, вставая нужными кусочками в один общий паззл.
   После сканирования Варя вернулась обратно в свою комнату и сжалась на кровати, тупо глядя в одну точку. Она даже не слышала стука в дверь, очнулась лишь когда экономка поставила на стол поднос.
   - Горячий чай, Варвара. Мне кажется, сейчас это как раз то, что вам нужно.
   - Чай? - тихо переспросила Варя.
   - С медом и мятой. Чтобы расслабится.
   Женщина налила напиток в большую чашку и подала девушке. Та машинально взяла и отпила глоток. Слишком горячий, почти кипяток, и очень сладкий.
   - Спасибо, - все так же тихо поблагодарила Варя Ольгу Борисовну.
   - Чашку оставьте на столе, я потом заберу.
   Женщина кивнула ей на прощание и бесшумно закрыла за собой дверь.
   Затошнило почти сразу. К горлу подкатила едкая изжога, голова слегка закружилась.
   Но девушка допила напиток до последней капли и легла на кровать.
   Закрыла глаза.
   Через минуту она уже крепко спала.
   Без снов.
   ...
   Домой Настя приехала глубокой ночью. Первый заместитель Главы гильдии оказался настолько добр и великодушен, что подвез девушку прямо к вокзалу и та успела купить билет на последнюю электричку.
   Настя была так измотана дневным поиском и вечерними событиями, что решила обойтись без ужина и в постель упала, едва раздевшись.
   Утром голова гудела, словно девушка накануне выпила ящик алкоголя, причем в одиночку. Она с трудом разлепила глаза и мрачно прокомментировала яркий солнечный луч, что заглядывал в ее окно. Вставать не хотелось.
   Дел на сегодня было запланировано много, и самое главное из них было и самым неприятным. Вчера Настя всю дорогу домой пыталась понять реакцию пешки, почему та стонала о смерти. Как будто хоронила уже умершего. Эх, жаль, у самой фигурки не спросишь: Бескудников оставил пешку у себя, а Настя побоялась попросить вернуть.
   Поэтому сегодня придется доставать осиротевший набор шахмат со шкафа и пытаться поговорить уже с ними. Настя поежилась и обхватила себя руками - снова окунаться в ту неистовую ненависть, что транслировали ей оставшиеся фигурки очень не хотелось.
   Но есть такое слово - надо.
   Сбросив одним махом одеяло на пол, Настя уселась на кровати. Немного помечтала: вот было бы здорово никуда не идти и ничего не делать, но потом решительно встала и чуть покачнулась - больная голова напомнила о себе ломотой в висках и яркими искрами перед глазами. Девушка дотянулась до тумбочки, вытащила из верхнего ящика коробку анальгина и схватила сразу две таблетки, разжевывая и морщась на их горечь. Подумала и съела еще одну, чтобы уж наверняка. И не дожидаясь, пока таблетки подействуют, пошла умываться.
   Дальше легкий завтрак, мытье посуды, уборка кровати... Любые привычные действия, лишь бы оттянуть неизбежное.
   В свой магазинчик Настя пришла только в двенадцать дня. На входной двери еще со вчерашнего вечера висела табличка "закрыто", поэтому посетителей не было.
   Девушка проверила автоответчик на стационарном телефоне, загрузила компьютер и открыла электронную почту. Было только одно письмо из банка о пополнении счета - первый зам, как и обещал, полностью оплатил работу Анастасии по поиску потерянных кабошонов. Кругленькая сумма с единичкой и пятью нулями заставила девушку радостно улыбнутся - все-таки дела улучшались. После оплаты официального патента на работу мастером-ювелиром останется еще достаточно денег, чтобы привести магазинчик в порядок Она оглядела помещение, раздумывая, что можно будет поменять и обновить, и ее взгляд упал на старый антикварный шкаф. Улыбка мигом сползла с губ.
   Тяжело вздохнув, Настя схватилась за первый попавшийся стул. Пододвинула его к шкафу, забралась наверх и нащупала в дальнем углу бархатный мешочек. Шахматы кололи ладонь яростной ненавистью так сильно, что хотелось немедленно отбросить их как можно дальше, но девушка мужественно терпела, пока доставала их с полки, пока в пару шагов донесла до стола, пока развязывала белый сутажный шнурок, распуская горловину мешка.
   - А, ну, тихо! - рявкнула она на шахматы, когда кожу уколол особенно болезненный выпад. Фигурки вдруг настороженно замолчали, почти уняв свою озлобленность, словно выжидали, что будет дальше, что сделает хозяйка.
   Настя сняла белый сутаж. В прошлый раз она искала лишь пешку, которая добром отозвалась на ее зов о помощи. Теперь же девушка хотела увидеть набор шахмат полностью. Она не глядя схватила отрез белой канвы из раскрытого набора для вышивки, лежавшего рядом, и постелила его перед собой. Аккуратно высыпала на него содержимое мешка и не поверила своим глазам. Пересчитала, затем ощупала мешочек и даже потрясла его верх дном в надежде, что где-то фигурки зацепились за ткань и нитки.
   Нет, не зацепились.
   Девушка ошарашенно застыла, глядя на шахматы, которыми так дорожила ее бабушка ... точнее их жалкие остатки. Не хватало второй половины набора, той, которой играют за темную сторону, а светлых фигурок насчитывалось всего четырнадцать.
   Обычно шахматы состоят из двух половин - светлая и темная, в каждой по шестнадцать фигур: король, ферзь, две ладьи, два слона, два коня и восемь пешек. Настя брала только одну пешку и Бескудников ее вчера так и не вернул. Значит, по всем подсчетам должно было остаться пятнадцать. Но сейчас на белой канве не хватало одной ладьи, или как ее называют еще - туры, фигурки в виде защитной башни.
   Бабушка рассказывала про эти шахматы очень редко. Вспоминала, что они были лучшей работой ее сына, и тут же осекалась, словно сказала что-то запретное. Впрочем, об отце Насти все знакомые мастера-ювелиры старались лишний раз не вспоминать, хоть и признавали за ним мастерство мага-камнереза.
   Но про то, что шахматы не полные, девушка не знала. И по словам бабушки всегда выходило, что набор из их семьи никуда не пропадал, он не был подарен или украден.
   Куда тогда же подевалась темная половина шахмат и одна ладья?
   Оказавшись на свободе, шахматы забурлили, загомонили, стараясь докричаться до хозяйки. Настя буквально с головой окунулась в их смешанные чувства - страх, растерянность и бессилие, безысходность и отчаяние. Совсем чуть-чуть, - и девушка с трудом разобрала, что это шло от второй ладьи, - отчаянная надежда и уверенность. Только ферзь и король сочились безудержной и какой-то оголтелой яростью, старательно перекрывая своими злобой чувства остальных фигур, словно мстя за что-то.
   Настя расставила фигурки перед собой.
   - У меня забрали пешку, - призналась она шахматам, - Я виновата, что...
   Ферзь ударила резко и очень зло, не дав хозяйке договорить. Ее ментальный удар был так силен, что у Насти пошла носом кровь, капая на белую канву. Девушка потянулась за платком, растерянно наблюдая, как на ткани рядом с желтыми искристыми пешками и ладьей расплываются темные капли, и ей показалось буквально на миг, что ладья чуть повернулась боком, слегка задевая кровь своим основанием.
   Остальные шахматы испуганно утихли, эмоциональный фон, прежде яркий и сочный, теперь потух и стал едва ощущаться. Такое ощущение, после слов девушки и ответа ферзя они начали боятся любой эмоции, не зная, как отреагирует хозяйка.
   Нервное перенапряжение вчерашнего дня и головная боль, до сих пор не утихшая, придали Насте яростной уверенности. Как только девушка почувствовала, что ферзь собирается ударить по-новой, она щелкнула пальцами и ладонь засветилась едва различимым янтарным светом.
   - Хватит! - между пальцев промелькнули багряные молнии, шипя сталкиваясь друг с другом. Она занесла руку над бунтующей фигуркой и решительно повторила:
   - Хватит! Что бы там кто ни сделал раньше, я в этом не виновата! Да, ваша сестра сейчас в чужих руках, но я точно знаю где и у кого, и обязательно верну ее обратно!
   Ферзь начала снова лить на нее ненависть, но молодая хозяйка повторно щелкнула пальцами и янтарный свет окутал фигурку до основания, а молнии сжались кольцом вокруг нее, пронзая ферзя насквозь. Она истошно завопила от боли.
   - Я наследница Нины Павловны и вы теперь подчиняетесь мне, - девушка обвела грозным взглядом притихшие шахматы, - Не вынуждайте меня поступать вот так, - она кивнула на ферзя, - с каждой.
   Багряные молнии, что окутывали ферзя сплошным коконом, затрещали и разрослись, разбрасывая свои лучи по всей комнате. Они касались каждой фигурки на столе и в шкафу, на витрине и за стеклом. Гулко затрубила малахитовая фигурка слона, бисеринки в вышивке запищали тоненькими голосами, в шкафу начали раскачивать свои маятники тяжелые антикварные часы. Фарфоровые пастушки пронзительно закричали, деревца счастья зазвенели своими каменными листочками, а шкатулки захлопали крышками и задребезжали металлическими ключами в замочках. Все предметы в комнате вступились за свою хозяйку, выражая ей любовь и привязанность.
   Девушка с улыбкой поблагодарила свою импровизированную группу поддержки и снова обратилась к непокорным шахматам. Впрочем, явный бунт устраивали только две фигурки - ферзь и король, остальные либо выжидающе молчали, либо едва заметно транслировали страх и недоверие.
   Настя сложила руки на груди:
   - Повторяю, я верну вашу сестру. Обещаю! - король на это лишь фыркнул, ферзь плеснула беззубой теперь уже яростью, - И я обещаю, что больше не буду активировать "руну режущих чар". Если меня никто не выведет, разумеется. Я просто хочу узнать правду и помочь, чем смогу. Мир? - Настя выждала немного времени, давая фигуркам принять решение, и когда король колюче подтвердил, повторила, - Значит, мир. А теперь расскажите мне, куда пропала вторая половина шахмат.
   Ох, лучше бы не спрашивала! Ферзь взвилась по-новой, хотя теперь Настя смогла различить, что злоба фигурки направлена не на нее, пешки застонали-заголосили, как недавно их сестра по покойнику, даже молчаливые слоны пару раз гневно хлестнули воздух.
   Нет, в таком гвалте что-либо выяснить не получится. Как же быть?!
   Хотя... Настя медленно развернулась на стуле и глянула в дальний угол. Там стоял старый бабушкин сейф, где она хранила милые сердцу вещички. Не деньги и драгоценности, для этого в спальне был оборудован специальный металлический ящик, закрытый защитными арканами и внешне так сливающийся с обоями, что его поначалу и Настя то еле находила. А в сейфе, что стоял в магазинчике, деревянном ящике, стилизованном под старинный русский сундук, бабушка берегла несколько детских игрушек, оставшихся от сына, мелкие безделушки, подарки и сувениры от друзей, что рука не поднималась выбросить, и старая переписка с мужем.
   Быть может в ее письмах Настя сумеет найти ответы?
   ...
   Когда на электронных часах высветилось 20:00, во входной двери звякнул ключ.
   Лиса безразлично смотрела, как Артур входит в квартиру, раздевается, аккуратно вешая свое пальто на вешалку, как он застывает в дверном проеме комнаты, разглядывая, изменилось ли что-то с его последнего ухода.
   Нет, не изменилось. Лиса все так же лежала на диване, укрытая пледом и связанная "Паутиной", телевизор все так же показывал новостной канал. В однокомнатной квартирке было прибрано, уже ничего не напоминало ту сцену битвы человека и дикого животного, что произошла здесь пару дней назад. Разве что у журнального столика треснула полированная столешница и конец трещины виднелся из-под кружевной скатерти. У самой рыжей правая рука, пострадавшая от клыков пантеры, была аккуратно и умело перевязана - Артур позаботился о здоровье когда-то любимой женщины, наняв для нее профессиональную сиделку, которой он мог доверить некоторые свои тайны. Она прибиралась в доме Лисы, кормила ее, ухаживала за ранами, помогала сходить в туалет и как могла развлекала. Только на волю выпускать не собиралась, преданно исполняя приказ своего нанимателя.
   - Ирина Дмитриевна давно ушла? - спросил Артур у Лисы.
   Та, не отводя немигающего взгляда, молчала. Бескудников ее правильно понял.
   - С Васильком все в порядке, - он прошел в комнату и уселся на край дивана, - Его полностью обследовали и взяли все анализы. Мальчик здоров, - и взгляд Лисы клещом впился в его лицо, - Ну, хм... относительно здоров. К пересадке ауры его подготовят, как только найдется донор.
   - Что, Варьку так и не нашли? - прохрипела рыжая. Пересохшее горло сделало ее голос похожим на воронье карканье. Женщина растянула губы в циничной улыбке, а через мгновение зло рассмеялась, - Не нашли! Молодец, Варька, я всегда в нее верила!
   - Это не помешало тебе первой напасть на девчонку.
   Хриплый смех мгновенно оборвался. Рыжая исподлобья мрачно глянула на Артура и отвернулась к телевизору.
   - Ничего больше не хочешь спросить? О себе, например?
   Лиса не отреагировала, Артура словно и не было в комнате.
   - Ты ведь преступница.
   - Нападение на оборотня априори считается самозащитой, - едва слышный ответ был твердым и уверенным.
   Бескудников согласно кивнул:
   - Ты серьезно так думаешь?
   - В преступлениях с оборотнями они всегда виновная сторона. Всегда! - Лиса яростно блеснула глазами. Еще неделю назад эта мысль угнетала ее, потому что под негласное гильдейское правило попадал и ее сын, сегодня же оно стало ее спасением, - Никто не станет приглашать телепата для сканирования жертвы!
   - Только не в случае Варвары. Она была под личным контролем Владислава, - и, глядя в расширенные от удивления глаза бывшей жены, с торжествующей улыбкой продолжил Артур, - Ты не знала? Наша Варенька - племянница Бориса Новикова, заложница сбежавших в глушь полиморфов. Так что, моя дорогая женушка, готовься к глубокому сканированию при расследовании нападения. Владислав Игнатьевич очень заинтересуется, почему вдруг именно эта спокойная и уравновешенная анималка потеряла контроль над собой, - он гладил Лису по голове, наслаждаясь ощущением ее шелковистых волос, - Подумай об этом, когда я в следующий раз принесу тебе документы для отказа от сына.
   - Я не подпишу их, - глухо проговорила женщина, с ненавистью глядя на Бескудникова.
   Он встал и провел по пиджаку рукой, смахивая невидимые пылинки.
   - Что ж, тогда я отберу его как опекун у матери-преступницы.
   - Нападение на оборотня априори считается самозащитой.
   - Верь в это, - разрешил Артур и направился к выходу. Закрывая за собой дверь, он все еще слышал, как Лиса твердила как заведенная:
   - Нападение на оборотня...
   ...
   Варвара проснулась поздним вечером. Свет в комнате не горел, сама девушка была укрыта теплым пледом. Наверняка Ева заходила проведать гостью и позаботилась о ее сне.
   Анималка чувствовала себя такой свободной, чистой, одухотворенной. Как будто она заново переродилась, стала снова младенцем без печалей и тревог.
   Родная мать умерла во время аварии? Что ж, грустно, конечно, но это было ведь так давно. У нее появилась вторая мать, которая воспитывала и любила ее. Разве это плохо?
   Да и потом - что сейчас то об этом страдать, Варвара уже давно полноценная совершеннолетняя женщина, зачем ей родительская семья? Свою пора создавать.
   Девушка развеселилась, представляя себя невестой в белом платье, а затем и умудренной матроной с выводком детей. И муж обязательно красивый, высокий, добрый и умный. Совсем как Доминик. Если что, он ведь не откажется усыновить Вариных детей? Ему ж не привыкать, в конце концов....
   Варвара пребывала в радужной эйфории, то танцуя по комнате, то просто замирая и весело смеясь. Хорошо-то как! Легко, беззаботно, спокойно!
   Чуть успокоившись, она выбежала в коридор. Надо поскорее найти Ольгу Борисовну, ... какая милая и чудесная женщина! ... и поблагодарить за тот вкусный чай с медом и мятой. Какой после него получился хороший и приятный сон. Оздоравливающий!
   Девушка в припрыжку спустилась по лестнице и свернула на кухню. Экономка стояла у плиты и готовила ужин.
   - Ольга Борисовна! - с восторгом поприветствовала ее Варвара, - Огромное вам спасибо за чай! У него такой изумительный вкус и так успокаивает!
   - Что за чай? - настороженно поинтересовалась у Вари Ева, внезапно возникшая у девушки за спиной. Видимо, сидела в гостиной и увидела, как Варя пошла на кухню, - О чем речь?
   Экономка с легкой улыбкой пояснила:
   - Ваша гостья, Евангелина, была слишком напряжена с утра, поэтому я решила приговорить ей успокаивающий чай. Там были только мед и мята, ничего сложного.
   - Очень вкусно! - восторженно поддакнула Варвара, - Пожалуйста, если не сложно, я могу попросить...
   - Готовить его для вас? - Ольга Борисовна была сама доброта, - Разумеется, мне не сложно.
   - Спасибо! Я вам так благодарна! Вы просто удивительная! И готовите так вкусно! И...
   Ева с веселой улыбкой наблюдала, как Варя захлебываясь словами, благодарит экономку. Хорошо, что все начало налаживаться.
  
  
   6 Глава.
  
   Проведав бывшую женушку и убедившись, что у той все в порядке,... в относительном порядке, Артур решил, что пора заканчивать еще с одной частью своего многоуровневого плана.
   В народе говорят: цыплят по осени считают.
   Бескудников задумался. Что ж, можно сказать - наступила последняя декада августа и пора проверить курятник.
   Итак, изначально перед Артуром стояли две крупные задачи - кредиторы отца во главе с их шефом Аграфеной Барышниковой, дамой во всех отношениях неприятной, жесткой и категоричной, и борьба за трон Гильдии.
   По первоначальному замыслу в уплату черным торговцам Артур собирался отдать своего сына - полиморфа. К сожалению, ничего более ценного у него не было, а отец в свое время оказался слишком глубоко завязан с контрабандистами, чтобы от них можно было просто откупиться деньгами. Артур сына любил, как любой оборотень любит своего ребенка, но пройдя жестокую отцовскую школу по скрытию своего таланта, он не хотел подобного для Василька. Долго скрывать полиморфизм мальчика Артур тоже не смог бы, а это означало спецпансионат, считай - колония, для Васи и полный крах собственной, с огромным трудом построенной карьеры. Поэтому отправить сына из страны, пусть и таким извращенным способом - это лучшее, что он мог сделать для Василька.
   Контрабандисты выставят мальчика на открытый аукцион или тихо договорятся с домом Шанти и полученная сумма погасит долги семьи Бескудниковых. А у покупателя мальчика никто не станет проверять документы - отец он или не отец.
   Но у Васи с рождения мерцательная нестабильность, он не может контролировать свои обороты. Больным ребенком контрабандисты заниматься не будут, поэтому заботу о здоровье мальчика Артур взял на себя. Единственным доступным полиморфом в Гильдии была Варвара Русанова, и именно ее Бескудников определил в жертву своему сыну, аура девушки должна будет заменить ауру Василька. И если бы Варвара не сбежала, то операция прошла в ближайшие выходные - для этого Артур специально спровоцировал у ребенка стремительное развитие болезни.
   Лисе он не соврал. Ускоренный темп мерцательной нестабильности у четырехлетнего ребенка действительно давал мальчику всего два-три месяца жизни, а вживленный кабошон продлевал ее до полугода: Бескудников старался подготовиться к любым неожиданностям.
   После операции уже неполноценную, но физически здоровую Варвару Артур планировал продать вампирам в обмен на помощь в завоевании поста Главы Гильдии. Пара-тройка нападений тут или там, несколько небольших провокаций со стороны клана, и две мощнейшие московские организации, чье мирное сосуществование всегда висело на волоске, стоят на грани войны.
   Как считал Бескудников, Владислав не захочет завершать свое правление войной, поэтому поторопится назвать преемника, а Артур, сын бывшего главы службы безопасности, первый заместитель Главы Гильдии, стоит первым в списке претендентов. Остаться же дольше положенного срока Владиславу попросту не дадут цеховые мастера. Кто из них втайне не хотел бы занять кресло гильдейского Главы. И пусть фавориты гонки уже определены, но всегда есть место случайности, которая может сыграть на руку тому, кто и не надеялся попасть в число счастливчиков. Война, особенно если затянется, не оставляет шансов Владиславу, но дарит их другим.
   Но все теперь упиралось в побег Варвары, он поставил планы Артура под удар, и сейчас мужчина пытался их скорректировать максимально безболезненно. Вопреки всем его замыслам, девчонка оказалась уже у вампиров - то ли специально к ним бежала, то ли произошла невероятная случайность, и, зная кровососов, Бескудников понимал, что они вряд ли захотят выпустить из своих загребущих лап полученное сокровище. Значит, война с кланом произойдет гораздо раньше запланированного, а лечение сына пока откладывается.
   Что ж, быть может это и к лучшему.
   С Аграфеной он постарается договориться еще об одной отсрочке, благо сын пока не в том состоянии, чтобы вынести переезд, а когда Артур займет пост Главы Гильдии... Кто знает, быть может, он решит эту проблему и без продажи маленького голубоглазого мальчонки. В конце концов, контрабандисты работают противозаконно, и уничтожение этого черного пятна на репутации Гильдии нейтралов может стать одним из первых масштабных шагов нового Главы.
   К вампирам Бескудников ехал, заранее не договариваясь о встрече, но твердо зная, что его примут обязательно. Теоретически он свою часть договора выполнил - Варвара находится в вампирском доме и вытаскивать ее оттуда уже задачка для самих понтификов. Уговорами ли, силой, Бескудникова это не волновало.
   Теперь пришла пора кровососам выполнить обговоренные условия и несколько силовых провокаций поднимут руководство Гильдии на уши.
   А также понтифик обещал предоставить Артуру свою ткущую. И пусть всего лишь для обращения с просьбой, но Бескудников не сомневался - Ветрова как женщина прислушается к полиморфу. Он надавит на ее материнский инстинкт, уговорит, упросит просмотреть его судьбу и, если окажется, что дети Артура, будущие дети, тоже получат от отца дар полиморфизма, то ткущая должна будет выбрать вероятность, где Артур останется единственным полиморфом в роду.
   Передавать свой дар по наследству Бескудников не хотел.
   А уговорить ткущую, если она будет особо сильно упираться, он сумеет. Теперь сумеет.
   Артур остановил машину за углом резиденции и вышел на улицу. Включил сигнализацию, огляделся по сторонам, просматривая, обратил ли кто внимание на его парковку.
   Место он выбрал в тупичке между двумя соседними зданиями, вряд ли туда кто захаживает. Неподалеку что-то обнюхивала бездомная большая черная собака. Когда Бескудников на нее посмотрел, она повернула к нему свою лохматую голову, и мужчине на миг показалось, что в глазах пса промелькнуло узнавание, но в следующее мгновение тот отвлекся на голубя и потерял интерес к первому заму.
   Артур чертыхнулся и сбросил в сторону собаки "фонарик". Если псина все-таки оборотень или хотя бы маг, аркан подсветит его ауру, но пес даже ухом не повел, продолжая подкрадываться к птице. "Паранойя Владислава крайне заразна!" - усмехнулся мужчина и машинально засунул руки в карманы пальто. В правом нащупал шахматную пешку и вытащил ее полюбоваться. В свете уличных фонарей опаловая фигурка вспыхивала красивыми разноцветными искрами. Бескудников крепко сжал ее пальцами.
   Надо же, как судьба повернулась! Совершенно неожиданно он наткнулся на вещь, за обладание которой ткущая согласится, если не на все, то на многое. Понтифик тогда сказал, что она выжгла себя, что ее талант почти угас. Бескудников прекрасно представлял, что для ментала или мага означает потеря дара.
   Что ж, одна маленькая пешка станет для любовницы вампира весьма полезным приобретением.
   Он задумался и повертел фигурку в руках. Хмыкнул, вспомнив свое удивление, когда понял, кем именно является Анастасия.
   Дочь Александра Зорина.
   То дело было громкое, цех магов-ювелиров тогда буквально лихорадило. Как же, один из подающих надежды мастеров-ювелиров пошел против установленных цехом законов, нарушил основополагающие принципы работы!
   Сам Артур, конечно, этого не помнил, история случилась лет двадцать тому назад, но после смерти отца он читал его личные записи и знал, чего стоило сохранить Александру Зорину жизнь, но, увы, не свободу, и насколько прогрессивными были его разработки. Да, скандальными и переходящими дозволенное, но...
   Учитывая, как девчонка использовала эту фигурку, Артур решил, что Настя попросту не знает всех возможностей своего наследства. Надо будет выяснить, сохранился ли у нее полный набор, и выкупить его. Бескудников был готов отдать очень хорошие деньги за обладание шахматами Зорина. Такие в своем роде были единственными.
   Артур убрал пешку во внутренний карман пальто для большей сохранности и двинулся к воротам резиденции.
   ...
   На втором этаже секретарша понтификов сидела на своем месте на ресепшене и полировала и без того идеальные ярко-алые ногти. Увидев подходящего мужчину, Лоренца скривила недовольное лицо и процедила:
   - Понтифики не принимают.
   - Мне нужен только Марк.
   Девушка подняла удивленно бровь, словно не веря, что кто-то может не понять таких простых слов.
   - Господин Марк занят.
   - Думаю, для меня он освободится! Доложите ему о моем приходе!
   - Неужели? - вампирка презрительно фыркнула.
   - Ваш господин расстроится, если я сейчас уйду, - он облокотился о стойку.
   - Неужели?
   - Хотите проверить? - Артур широко улыбнулся в ответ на вызывающее поведение секретарши, - Как он наказывает тех, кто его расстроил?
   То ли сработала уверенность нежданного гостя, то ли - страх перед высшим вампиром, промелькнувший во взгляде Лоренцы, но она отложила пилочку:
   - Ваше имя?
   - Артур Бескудников.
   - И?
   - И все. Артур Бескудников.
   Вампирка фыркнула, но потянулась к коммуникатору и через пару мгновений гильдеец уже входил в кабинет понтифика.
   Марк сидел за столом и выжидающе смотрел на посетителя. В неизменном черном костюме с алым галстуком, длинные волосы были забраны в низкий хвост. Но помимо самого понтифика сегодня в кабинете была девушка. Бескудников ее узнал с первого взгляда - Алина Ветрова, смертная любовница понтифика, поговаривали, что чуть ли не тайная жена. Менталка, умеющая изменять судьбы. Та самая ткущая.
   Она сидела на коротком диванчике у стены, и пристально разглядывала вошедшего гостя. Неприятно разглядывала, словно уже разложила по полочкам все его поступки за всю жизнь и вынесла свой вердикт.
   А может и разложила, ткущие - они ж как провидцы: все видят, все знают. Артур внутренне поморщился, понимая, что скрыть некоторые вещи от этой вампирской шлюшки ему не удастся, но, откровенно говоря, ему было плевать на осуждение Ветровой.
   Он коротко кивнул ей в приветствии, но все свое внимание обратил на вампира. Без приглашения уселся в кресло, как и в прошлый раз, пальто бросил на соседнее.
   - Я выполнил свое условие, понтифик. Полиморфа сейчас находится у одного из твоих приближенных, - Артур перешел к делу без лишних дифирамбов, - Следующий ход за тобой.
   Марк играючи повертел в пальцах карандаш. Длинный, черный, остро заточенный, он казался миниатюрным кинжалом, который в любой момент мог очутится в сердце мага. Артур прекрасно догадывался и о силе, и о скорости высшего вампира и понимал, что в руках кровососа даже простой карандаш может стать орудием убийства. Бескудников ни секундой не сомневался, что теперь все зависело только от порядочности понтифика, сдержит ли тот свое обещание.
   Марк пристально глянул на Лину, затем перевел взгляд на Артура и, наконец, отложил карандаш на стол.
   - У кого именно?
   - Префект северной директории, Доминик Ламберт. Девчонка живет в его доме и развлекает его сестру.
   Вампир переглянулся с любовницей и спросил:
   - И как же она туда попала?
   - Мне без разницы, - отрезал Артур, -Твой ход, понтифик. Ты обещал мне взамен свою ткущую и беспорядки для Гильдии.
   Марк усмехнулся и хитро глянул на гостя.
   - А ты не лояльный человек, смертный.
   - Когда Владислав узнает о моей истинной сущности, он тоже не будет ко мне лоялен.
   - Ну, хорошо, - кивнул понтифик, - Я обещал, что ты сможешь поговорить с моей Линой, - и сделал ей знак подойти.
   - Что вы хотите от меня, господин Бескудников? - Алина встала рядом с вампиром.
   Он гордо поднял голову, смотря на нее снизу вверх:
   - Я полиморф. Почти бездействующий и слабый, но моя наследственность может проявиться в моих будущих детях. Я хочу, чтобы вы избавили их от этого проклятого таланта.
   - Я не генетик, - она качнула головой.
   - Вы - ткущая...
   - Мой талант едва развит, - она сложила руки на груди.
   - ... которая не так давно остановила войну между кланом и Орденом, - он словно не услышал слов Алины. - Думаю, с моей задачей вы тем более справитесь.
   - Марк уже предупреждал вас, что я мало что могу?
   - Ничего, я многого и не требую.
   Это как посмотреть, Лина подняла иронично бровь, но ничего не ответила.
   - У нас был уговор, что моя Лина лишь проверит, насколько это реально, - Марк встал и положил ладонь на плечо девушки, словно защищая ее.
   - Хорошо, пусть хотя бы просто проверит.
   Девушка дернула плечом, сбрасывая заботу понтифика - ничто лишнее не должно мешать, пока она читает чужую судьбу, и протянула Бескудникову руку. Он осторожно, едва касаясь, сжал ее пальцы. Лина закрыла глаза и глубоко вздохнула.
   Артур внимательно разглядывал девушку, пока та работала. Рассматривал ее с интересом и некоторой брезгливостью.
   Симпатичная. Невысокая, не худенькая, но аппетитная, с тонкой талией и высокой грудью. Умело накрашена, красиво причесана. Губки полные, щечки нежные.
   Конечно, не чета Ларисе, его рыжая бывшая женушка и чертами лица будет поизящней, и фигурой посексуальней, но и эта красотка, даром что любовница вампира, а вполне могла бы в постели...
   Лина вдруг отдернула ладонь как от удара током и пристально глянула на Артура. Взгляд ее серо-голубых глаз был одновременно и испуганным, и презрительным.
   - Что? Что не так? - встрепенулся мужчина.
   Неужели как-то прочитала его неприличные мысли?
   Девушка выдохнула:
   - Мне потребуется прыгнуть в ваши ключи.
   - Лина! Нет!
   Встревоженный понтифик с силой сжал ее плечо, на что она поморщилась.
   - Все в порядке, - проговорила она, аккуратно высвобождаясь из захвата, - нужно просто кое-что уточнить.
   - Что значит - прыгнуть в ключи? -с опаской уточнил Артур.
   - Это профессиональный термин, - Алина подошла к небольшому шкафчику у стены. Достала из него бутылку минеральной воды и стакан, из ящичка ниже - блистер таблеток. - У каждого человека есть основные события, которые определяют дальнейшее развитие его жизни. Их называют ключами. Чтобы выполнить вашу просьбу, мне необходимо просмотреть ключевые события вашей жизни.
   Артур напрягся. Не все моменты своей жизни он хотел бы показывать вампирской любовнице.
   - А без этого никак нельзя?
   - Решать вам, - Лина безразлично пожала плечами, - На данный момент я могу лишь сказать, что шансы на полиморфизм в вашей семье ровно пополам - то ли будет, то ли нет.
   Она поставила на стол бутылочку и открыла ее, блистер с таблетками положила рядом. Анальгин - сумел прочитать название Бескудников. Прищурившись, он перевел взгляд на понтифика, и с внутренним изумлением увидел, что тот не на шутку встревожен.
   Значит, то, что решила сделать его шлюшка, на самом деле серьезно.
   Что ж, была не была.
   - Сколько ключей вы хотите проверить?
   - Сколько потребуется.
   - Хорошо, прыгайте. Что я должен сделать?
   Лина вытащила из блистера таблетку и запила ее минералкой.
   - Вы - ничего.
   Она снова взяла его руку в свою и сжала пальцы мужчины гораздо сильнее. Раздавить не пыталась, но гильдейцу вдруг стало до тошноты неприятно, казалось, словно кто-то копается не просто в его жизни - в его душе, и перебирает, разглядывая и изучая, все самые грязные помыслы.
   Прошло немало времени, прежде чем Лина открыла глаза и кивнула.
   - Все.
   - И?
   - Ваши дети не будут полиморфами, - она подняла взгляд на Бескудникова. Холодный, с нотками отвращения, словно наступила на червя.
   - Вы уверены? - Артур решил не обращать внимания на изменившееся отношение девушки.
   - Я ткущая, - напомнила ему Алина, - Вы пришли ко мне, чтобы сомневаться в моих словах?
   Резко и на грани грубости. Артур на мгновение обозлился. Да что эта вампирская шлюха себе воображает?! Думает, если у нее понтифик за спиной, значит может хамить?
   - И кем же они будут? Магами или простыми людьми?
   - Увы, об этом уговора не было.
   Артур замолчал, кляня себя последними словами. Ткущая выполнила заключенный договор, но не более.
   - Что ж, благодарю. - он хотел было взять ее ладонь, чтобы поблагодарить поцелуем, как это принято в высших кругах, но Лина, не заметив его жеста, отошла к бару.
   - Остальное мы обсудим чуть позже, - кивнул на прощание Артуру Марк и выпроводил его из кабинета.
   Артур закрыл за собой дверь, поправил в руках пальто и улыбнулся кончиками губ: жертвовать опаловой пешкой не пришлось. Она ему еще пригодится!
   ...
   Понтифик закрыл за гильдецем-предателем дверь и повернулся к Лине, нахмурился. Вопреки обыкновению, девушка наливала себе коньяк. Залпом выпила и закашлялась.
   - Кажется, мы договаривались о другом?! Только проверка вероятности, никаких ключей! Ты не должна была так рисковать собой!
   Девушка мрачно отмахнулась.
   - Да я и не рисковала. У него ж все как на ладони написано было.
   - Его дети действительно не будут полиморфами?
   Она с еще большей мрачностью кивнула.
   - Да. Для клана он в этом плане бесполезен.
   - И кем же они станут? Магами? Или простыми людьми?
   - Никем. У него вообще больше детей не будет, - и повернулась, чтобы налить себе еще коньяка.
   Марк подошел к девушке и вытащил бокал из ее пальцев. Поставил в бар, и закрыл дверцы на ключ.
   - Ты сделала?
   Девушка укоризненно глянула на понтифика, он кивнул, принимая ее безмолвный ответ, и потребовал:
   - Рассказывай!
   - Твоему брату он бы понравился, - криво усмехнулась девушка, - Такая же сволочь.
   Взгляд Марка потяжелел. Он знал, что Лина не любила и боялась Гая, правда, понять не мог, что спровоцировало такое отношение - с единственной активной ткущей старший понтифик был крайне обходителен и буквально пылинки сдувал с нее.
   Девушка, видя, что мужчина ждет продолжения, тихо вздохнула:
   - У этого гильдейца всего три основных вероятности, и в каждой из них больше детей нет.
   - Больше? - Марк правильно уловил интонацию любимой.
   - Ты же знаешь, я всегда готовлюсь к заданию, как меня учил Авраам Моисеевич - подняла досье на этого мага, посмотрела, что пишут в интернете, в общем, проанализировала данные. У Бескудникова уже есть сын, он тебе говорил об этом? - Марк отрицательно покачал головой, - Ну, я так и думала. Там мутная история случилась: якобы его жена изменила с оборотнем и родила мальчишку - анимала. Была большая шумиха, Бескудников устроил показательный скандал, жену выгнал, от ребенка отказался. Но ты ведь сам понимаешь, что мальчик - его настоящий родной сын.
   - Измена - это очень серьезный повод для расторжения брака, - осторожно заметил понтифик.
   - Дело не в этом. Я решила проверить его ключи, чтобы понять, почему у Бескудникова больше не будет детей. Эта сволочь..., - она осуждающе покачала головой, - Марк, он же подставил собственного ребенка. Мальчик серьезно болен, а этот гад специально вызвал у него обострение болезни.
   - Зачем ему это? Месть выгнанной жене? - не понял понтифик.
   - Не знаю. Но даже если и месть. Марк! Ребенка то за что?!
   Вампир с силой прижал девушку к себе, успокаивая. Лина не могла иметь своих детей, и Марк знал, насколько остро и болезненно она это принимает.
   - И вот еще - вам нужно поторопился с вашим планом, - она высвободилась из объятий вампира.
   - Ты что-то еще увидела?
   - Да. Варвара умирает. Ей осталось от силы месяца три, не больше, - и тут же продолжила, отвечая на безмолвный вопрос вампира, - Я прыгнула в три последних ключа этого гада. Первым из них был недавний осмотр или диспансеризация... я не знаю, как у них это называется. Перед Бескудниковым лежали документы на Русанову Варвару Игоревну и ее медицинская карта. В них были указаны графики соотношения ее жизни и работоспособности вживленного в нее камня.
   Марк кивнул, задумавшись.
   - Бескудников предупреждал об этом.
   - Линия камня почти на нуле. Линия жизни Варвары тоже.
   Он прищурил глаза.
   - Ты уверена? Может, не так поняла?
   - График был подписан, Марк, - она саркастически скривила губы, - Читать я умею.
   Марк усмехнулся. Отошел к столу, сложил руки за спиной:
   - Что ж, я и не думал, что он действительно собирается отдать нам полиморфа.
   - Ты сдержишь свое слово? Начнешь войну? Из-за полумертвого оборотня? А ты не боишься..., - и поправилась, - Прости, не опасаешься реакции Бориса Новикова на смерть своей племянницы? Он вряд ли в курсе.
   Марк с хитринкой глянул на Лину:
   - Я всегда держу свое слово, родная. Но порой вношу в него коррективы. В смерти Русановой мы не виноваты, но вполне можем помочь несчастному оборотню отомстить за несчастную племянницу пострадавшую от рук гильдейских магов-убийц. И мы включим стаю полиморфов в наш клан на равных правах.
   Лина с сомнением склонила голову.
   - А ты уверен, что они примут эти равные права?
   Марк хитро улыбнулся:
   - На этот счет у меня есть определенные идеи, и Густав... ты же его помнишь, да? ... как раз проверяет сейчас одну из них.
   - Надеюсь, твоя идея сработает.
   Понтифик насторожился:
   - А что, ты не уверена в вероятностях?
   Ее глаза на миг затуманились.
   - Нет, все в порядке. Твой план сработает.
   Но кое-что Лину все-таки беспокоило, хоть она и не призналась в этом понтифику. Следовало сначала проверить самой и , возможно, переговорить с Авраамом Моисеевичем.
  


Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"