Innamorania: другие произведения.

Книга первая. Гамбит оборотня.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Маги-анималы, а попросту - оборотни, в Гильдии нейтралов всегда стояли особняком - в мирное время за ними нужен жесткий и беспощадный контроль, в военное - они первыми идут на передовую.
    Варваре не повезло - мало того, что она родилась оборотнем, так еще и сил ее едва хватает на обращение в кошку.
    Слабая, не значимая, бесполезная пешка на шахматной доске, которой пожертвуют в первую же очередь.
    Или нет?


    История происходит после истории в "Ткущей".


    КНИГА ЗАВЕРШЕНА.
    ВЫЛОЖЕННЫЙ ВАРИАНТ - ЧЕРНОВИК


    Книга забрана на правку и редактирование.




   Пролог.
  
   -- Когда ты встречаешься с этим смертным?
   Мужчина в темно - сером костюме, с короткой стрижкой, уложенной волосок к волоску, сидел напротив хозяина кабинета и расслабленно потягивал вино из бокала.
   Его собеседник, развалившийся в кресле за столом, крутил в пальцах золотой "паркер". Длинноволосый, красивый брюнет носил, в отличие от первого, темный костюм. Галстук был закреплен булавкой с черным бриллиантом.
   -- Завтра, - ответил он, - и не обычным смертным, Гай, не забывай об этом!
   -- Да, да, разумеется, - лениво потянул первый, - Хочу лишь еще раз напомнить, что скоро март, а значит-у наших предполагаемых... хм, союзников несколько обострены реакции, - он отпил еще глоток вина и перевел тему, - Подходящих для обращения ты уже подобрал?
   -- Разумеется, - тот потянулся к ящику стола и достал список. Протянул бумагу верховному понтифику и с удовольствием смотрел, как вытягивалось его лицо по мере чтения.
   -- Марк, ты смеешься? Уборщица? Курьер?
   -- Гай, я сам решаю, кого и за какие заслуги приглашать на церемонию. Люди должны видеть, что награда за достойную работу ждет каждого. Это их стимулирует.
   Верховный понтифик окинул настороженным взглядом брата, полагая, что тот так изысканно шутит, но Марк был абсолютно серьезен.
   -- Мой господин, - из коммутатора раздался нежный девичий голос, - К вам просится Ветрова.
   Марк мигом выпрямился.
   -- Разумеется, впусти, Лоренца!
   Дверь в кабинет открылась и на пороге застыла девушка в светлой блузке и черных брюках. На красивом лице гневно сошлись брови, губы чуть скривились в язвительной ухмылке. В руках вошедшая держала папку с бумагами.
   -- Добрый день, - она нарочито вежливо поздоровалась с братьями и чуть склонила голову в приветствии.
   -- Алина, рад тебя видеть.
   Верховный понтифик доброжелательно улыбнулся ей, но Марк насторожился. Он давно знал свою любимую, и ее вежливое обращение понтифика не обмануло - девушка злилась явно не на Лоренцу, с которой регулярно сталкивалась.
   -- Я, к сожалению, не могу ответить тем же, мой господин!
   Алина прошла вперед и подчеркнуто осторожно положила папку на стол. Раскрыла ее и вытащила пару листов, подала Марку.
   -- Утром ты просил проверить вероятности исхода планируемой операции. Вот отчет, - она обернулась к верховному понтифику, - Просмотрев все возможные варианты, даже самые слабые, заявляю, что я против подобной операции.
   Понтифик протянул было руку за ними, но Алина отвела бумаги в сторону и повторила, глядя теперь только на Марка.
   -- Участвовать в этой авантюре я отказываюсь!
   Гай изумленно поднял бровь.
   -- Дорогая Алина, я бесконечно рад, что ты воспринимаешь их судьбы так близко к сердцу, но позволь заметить, - твое мнение по этому поводу мне не требуется!
   Марк встревоженно посмотрел на девушку. Он знал любовницу уже больше трех лет и ни разу не замечал за ней такого вызывающего поведения при брате. Ее нервировало что-то другое, а планируемая операция - лишь повод для выплеска едва сдерживаемых эмоций.
   -- Радость моя, - мягко начал понтифик, - ты прекрасно понимаешь, что в случае...
   -- Марк, я не палач! - почти сорвалась в крик Лина, - Хотите заняться истреблением смертных - обращайся к Дитриху, это по его части, но я даже пальцем не пошевелю...
   Гай все-таки вытащил из рук девушки бумаги и быстро проглядел их.
   -- Тебе не нужно для этого шевелить пальцами, моя дорогая, - с легким недовольством ответил ей вместо Марка его старший брат, - Вполне достаточно твоего ментального дара.
   Лина повернулась к нему и хотела было высказать все, что думала, но Марк тихо шикнул и приложил палец ко рту.
   Ткущая осеклась. Выражать в таком тоне свое недовольство она могла любовнику, тот позволял Лине довольно много. Но Гай, в отличие от брата, не любил, когда смертные, даже в статусе официального фаворита и инициала, переходили границы и забывали, с кем именно они общаются.
   Она глубоко вздохнула, закрыла глаза, посчитав до десяти и покорно согласилась с верховным понтификом.
   -- Да, мой господин, вы правы, но я все же настоятельно не советую использовать мой талант для изменения вероятностей в данном мероприятии. Как я уже говорила ранее - я не палач.
   -- От тебя и не требуется казнь, Алина, для этого в клане действительно есть более опытные сотрудники. Но в случае подстраховки мы рассчитываем именно на твой талант, - Гай посмотрел на любовницу брата слишком выразительно, чтобы та продолжала свое возмущение.
   Лина искоса глянула на Марка, но его напряженный ответный взгляд призывал быть очень аккуратной в выражениях.
   Ткущая послушно повторила за верховным понтификом.
   -- Я понимаю, мой господин. Только подстраховка, ничего более.
   -- Я рад, что мы пришли к взаимному соглашению, - Гай намеренно сделал акцент на последнем слове, - Что ж, на этом оставлю вас.
   -- Всего доброго, мой господин, - вежливо склонила голову Лина. Верховный понтифик рассеяно кивнул в ответ и направился к выходу. Марк проводил брата до выхода, закрыл за ним дверь и повернулся к угрюмо сидящей на стуле любовнице.
   Встал над ней, грозно смотря на русую макушку, пару минут помолчал, нагнетая обстановку, и, наконец, поинтересовался:
   -- Может, ты все-таки объяснишь понятно, что тебя так возмутило в этом задании? Чем оно отличается от предыдущих?
   Лина опустила голову еще ниже и едва слышно ответила:
   -- Я не хочу их убивать. Не смогу.
   Мужчина громко вздохнул, затем нагнулся и, подхватив любимую, но подчас неразумную женщину на руки, уселся на стул вместе со своей ношей. Лина уткнулась ему в шею, погружая пальцы в темные длинные волосы высшего.
   -- Радость моя, - прошептал ей Марк на ухо, - я хоть раз заставлял тебя делать что-то подобное?
   Та в ответ лишь промолчала.
   -- Гай прав, мы не предполагаем твоего активного участия. Ты будешь просто, образно говоря, стоять рядом на всякий случай, чтобы мы гарантированно получили ожидаемый результат.
   -- Марк, но я...
   -- Никакой резни не будет! - оборвал он любимую. - Я сам не заинтересован в уничтожении такого количества необходимых мне смертных! Даже если они - члены Гильдии!
   Лина покачала головой.
   -- Посмотри отчет, Марк, резня - одна из основных вероятностей. Не главная, но - все же.
   Понтифик погладил девушку по голове.
   -- Не переживай, родная, я постараюсь уладить все малой кровью. Это, в конце концов, в моих же интересах, - он чуть помолчал, - А теперь расскажи мне правду! Позавчера ты поскандалила с Лоренцей из - за... Из-за чего? - он на миг прикрыл глаза, вспоминая, - Ах, да, она слишком невежливо отозвалась об Игоре, твоем многоуважаемом руководителе Паноптикума. Вчера ты почему-то взъелась на Софи. Сегодня - вот это. Объясни, ты уже третий день ходишь и срываешься на любой мелочи. Что случилось?
   -- Это не мелочь! - Лина вскинула голову.
   -- И все - таки? - понтифик не позволил перевести тему.
   -- Я... - она сильнее прижалась к мужчине, желая найти успокоение в его объятиях, - Мне который день снится один и тот же кошмар: я в каком-то ночном клубе, там происходит взрыв и я своим талантом спасаю людей, меняя им всем судьбы. Но, Марк, - Лина умоляюще взглянула на любовника, - Ты же знаешь, я не хожу в ночные клубы.
   -- Честно говоря, не вижу в этом чего-то кошмарного, - признался тот.
   Лина вздохнула, слезла с коленей мужчины и заходила взад - вперед,
   -- Это только начало. Потом кто-то похищает меня. Не знаю, кто, только чувствую, что знакомый мужчина, - она зажмурилась, - И насилует. И потом еще...
   Она судорожно всхлипнула. Марк мигом вскочил со стула и прижал к себе женщину, успокаивая.
   -- Тихо, тихо, это же просто сон.
   -- Но такой отчетливый, как будто все происходит на самом деле! Понимаешь, я чувствую все - и боль, и ужас, и..., - Лина прижалась к понтифику изо всех сил и еле слышно прошептала, - Он убивает меня!
   -- Ты проверяла свои вероятности? Может это отголоски будущего?
   -- Нет в них ничего даже отдаленно похожего на сон.
   Марк тяжело вздохнул, пытаясь придумать, как помочь любимой женщине.
   -- Вечером я попрошу Игоря освободить для тебя эмпата. Пусть он прочитает твои эмоции и поймет, откуда растут ноги у твоего кошмара.
   Девушка сделала глубокий вздох, стараясь успокоиться.
   -- Только не Ивана, хорошо? Он еще слишком молод и...
   -- Конечно, не Ивана, - сердито проговорил понтифик, - Парень всего пару месяцев в клане, думаешь, я ему доверю свое сокровище? - Лина лучисто улыбнулась мужчине, - Поговорим с Игорем, он подберет подходящего. И.. Лина! - та подняла на высшего недоумевающий взгляд, - Я уже столько раз просил тебя рассказывать мне обо всем!
   -- Это же просто сон.
   -- Обо всем!
   После ухода любимой, Марк взял отчет о вероятностях планируемой операции и внимательно его перечитал.
   Что ж, в целом, все должно пройти хорошо, главное, держать некоторых личностей под контролем.
   Но если дело дойдет до резни - этот вариант тоже устроит понтифика.
   ***
   Небольшая кафешка в пригороде Москвы вряд ли могла привлечь к себе чье-то особенное внимание. Заведение стояло у самой трассы и сейчас в нем лишь ужинали двое дальнобойщиков, бдительно следящие в окно за своей фурой, да тихо переговаривались о чем-то своем двое мужчин в самом дальнем углу.
   -- Всю жизнь в Гильдии мы на грани. Наша семья - пушечное мясо для магов, во время войны анималов выставляют в первых рядах, но в обычной жизни нас ущемляют во всех возможных правах. Наши дети не могут учится вместе со всеми, нам не дают возможности работать наравне с остальными. Гильдия говорит, что это из-за второй ипостаси зверя, но только половина семьи оборачивается крупными животными...
   Говорящий заметно нервничал и постоянно бросал взгляды вокруг, то ли боясь, что его заметят в такой компании, то ли подыскивая себе пути спасения. Мужчина был чем-то похож на грызуна - худое вытянутое лицо, маленькие, чуть косящие глазки, постоянно теребящие салфетку тонкие пальцы. Казалось, он испуган до смерти, сидя напротив высокого красавца в черном дорогом костюме с булавкой для галстука из черного бриллианта. И его страх очень раздражал понтифика, пытающегося скрывать свое брезгливое отношение к этому "переговорщику".
   -- По последним данным, что мне известны, в Гильдии около восьмисот оборотней...
   -- Магов - анималов! - "грызун" нетерпеливо перебил понтифика, - Мы не оборотни.
   На его последних словах к столику подошел еще один мужчина.
   -- Если семья решит войти в твой клан, понтифик, мы потребуем запретить обращение "оборотни".
   Новый собеседник был полной противоположностью "грызуну". Высокий, мощный, но не толстый, одетый в простую клетчатую фланелевую рубашку и темные джинсы. Мышцы налились под тканью и грозили ее разорвать пополам, светлые волосы были чуть растрепаны, а глубоко посаженные серые глаза смотрели с достоинством и совершенно без страха перед высшим вампиром. На вид мужчине было лет сорок - сорок пять, но Марк знал, что анималы живут несколько дольше обычных магов за счет перестройки организма при обороте, а значит, новому участнику переговоров могло быть все семьдесят.
   Впрочем, судя по тем данным, что у понтифика имелись, он недалеко ушел от истины.
   Мужчина сжал плечо товарища и мягко проговорил:
   -- Спасибо, Саш, дальше я сам.
   Понтифик проследил за ним взглядом.
   -- Крыса?
   Мощный качнул непонятно головой.
   -- Суслик. Но умный мужик.
   Кривая ухмылка коснулась губ вампира, но тот не стал вдаваться в подробности своего отношения к этому "умному мужику". Перевел взгляд на мощного, прищурился.
   -- Новиков Борис Степанович. Оборот: медведь - гризли. Покинул Гильдию около двадцати лет назад, имитировав дорожную аварию, в которой был признан погибшим. Сейчас являетесь негласным руководителем стаи...
   -- Семьи, понтифик. Мы называем себя семьей.
   Марк едва заметно усмехнулся. Разумеется, семьей.
   Стаей можно назвать диких, необузданных зверей. Или вампиров. Бродяжники, к примеру, тоже называют себя стаями.
   -- Ваша семья разобщена, - тихо заметил понтифик, - Больше половины - это добросовестные члены Гильдии. Вы можете гарантировать их переход?
   Борис откинулся на спинку стула и уставился на вампира.
   -- Нет, конечно. По крайней мере - не сразу, - качнул он мощной головой, - Но, думаю, на первых порах мои люди смогут усилить положение клана.
   Усилить? Почти сто пятьдесят оборотней? При условии, что в клане на данный момент ни одного? Борис с довольной улыбкой глянул на понтифика, принимая должным его загоревшиеся предвкушением глаза.
   -- На каких условиях мы войдем в клан, если примем ваше предложение?
   Марк усмехнулся и передал тому папку бумаг, лежащую рядом на столе. Борис пролистал их, пробежался взглядом, отмечая и перечитывая отдельные пункты.
   -- Это мало чем отличается от нынешних условий Гильдии, - он отложил бумаги в сторону.
   -- Да, различие всего одно, - согласился понтифик, - Но крайне весомо - эти правила обязательны для всех моих людей, и смертных, и вампиров. В Гильдии же по ним существуете только вы.
   -- Обязательное участие телепата в расследовании совершенного преступления?
   Марк проницательно глянул на собеседника, прекрасно понимая, почему он остановился на этом пункте.
   -- Насколько я помню, в вашем случае телепат приглашен не был.
   -- Ни чтец мыслей, ни чтец эмоций, - угрюмо буркнул "медведь", - Меня просто отказались выслушать, потому что дело было в марте.
   -- Списали на сезонную нестабильность формы, - понимающе кивнул понтифик.
   -- Факт самозащиты установить отказались, - добавил Борис, гневно сжав кулаки.
   -- В клане тщательно расследуется каждое преступление, - Марк словно не придавал этому какого-то особенного значения.
  
   -- Для полноценного решения вопроса с Гильдией нам нужны будут ресурсы, - он посмотрел на вампира поверх бумаг, - Деньги, еда, медикаменты. И не только.
   -- Понимаю. Узнав о вашем открытом переходе, Гильдия вряд ли помашет вслед платочком. Мы предоставим вам все необходимое.
   -- Все? И даже...
   -- Совершенно верно. Даже. - понтифик не дал ему договорить, - Разумеется, на наших условиях.
   -- Не сомневаюсь.
   Марк цинично поднял бровь, но промолчал.
   -- Мне нужно будет обсудить это с моими товарищами. Поговорить, подумать.
   -- Разумеется, - понтифик встал из-за столика и сверху вниз посмотрел на собеседника, - И повторю еще раз на случай, если вы решите выйти из Гильдии собственными силами, - мы всегда расследуем преступления, совершенные как нашими членами клана, так и против нас, и не оставляем преступников безнаказанными. Это неоспоримое правило.
   -- Против вампиров Гильдия своих тоже не оставит.
   -- Даже если в деле замешаны анималы?
  
   1 глава.
  
   Кабинет был небольшим, но из-за светлых оттенков мебели и деревянных панелей на стенах, казался просторным.
   В кресле за рабочим столом сидел грузный мужчина в возрасте, одетый в темно - серый джемпер толстой вязки. Седые волосы были немного растрепаны, большой мясистый нос выделялся на угрюмом несимпатичном лице.
   -- ...Сегодня мы назовем полноправными членами нашего клана тех, кто доказал свою преданность и..., - Владислав читал вслух пресс - релиз о церемонии обращения в вампирском клане, и его настроение портилось с каждой прочитанной буквой.
   Мужчина произносил слова медленно и выразительно, показывая тем самым свое отношение к прошедшему событию, отдельно останавливаясь на некоторых фразах приветственной речи понтифика.
   -- Что - то, а говорить кровосос всегда умел! - дочитав до конца, мужчина брезгливо скривился и отбросил бумагу на стол, словно это какая-то зараза.
   Алексей Каледин, ближайший помощник Главы, сидящий напротив своего руководителя, прочел заголовок и кивнул.
   -- Вторая церемония в этом месяце.
   -- И третья с начала года! Эти кровососы совсем с ума посходили, скоро каждую неделю обращать начнут! - проворчал Владислав, продолжая мозолить взглядом пресс - релиз, - Отправь им ноту протеста! И укажи, что мы требуем соблюдения установленных ранее правил, в частности, обращения дважды в год!
   Алексей пожал плечами, признаваясь в своей беспомощности перед кланом.
   -- Церемония - это их внутреннее дело, мы получаем лишь пресс - релиз и то - как дань вежливости...
   -- Вежливости! - недовольно перебил его Владислав, - Мы - Гильдия Нейтралов и не нуждаемся в вежливости кровососов!
   Помощник покладисто согласился, не желая и дальше развивать эту тему. У него был несколько иной взгляд на отношения Гильдии с вампирами, но пока не время об этом открыто заявлять.
   -- Что-то еще? - раздраженный Глава желчно глянул на папку, что Алексей держал в руках.
   Помощник помялся немного, но решил все-таки рассказать.
   -- До меня доходят не очень приятные слухи, Владислав Игнатьевич. На прошлой неделе двое наших магов не вернулись домой, их семьи уже заявили в розыск.
   Старый маг нахмурился.
   -- Кто именно?
   Алексей раскрыл папку и сверился с материалами:
   -- Сосновский Валентин Викторович и Артамович Илья Андреевич.
   Владислав помрачнел.
   Артамович пропал? Этого еще не хватало!
   -- Есть подозрения, что с ними?
   -- Нет, ушли из дома вроде как на работу, а вечером не появились. Единственное, жена Сосновского говорит, что он выскреб все деньги из дома, даже на банковских карточках ничего не оставил.
   Владислав рассержено дернул плечом, отказываясь признавать, что это известие как-то важно.
   -- Небось, бросил жену и смылся к любовнице, делов - то.
   Алексей недоверчиво покачал головой.
   -- Она утверждает, что у мужа нет любовницы.
   -- Значит, хороший муж ей попался, грешки свои скрывать умеет.
   Помощник промолчал. Исчезновения второго мага загул первого по любовницам все равно не объясняет. Но когда Владислав в таком брюзжащем настроении, то видит все и всех в если не черном, то темно - сером цвете.
   -- Я запросил тщательную проверку, посмотрим по результатам, - свернул он разговор. Молча собрал документы в папку и поднялся с кресла.
   -- Да, вот еще что, - остановил его Глава Гильдии, - Через неделю первое марта. Оборотни давно проходили диагностику?
   -- Маги - анималы, - поправил его Алексей, - Отчет я вам предоставлял в конце декабря.
   -- Пусть пройдут повторно. Подготовь списки и приказ по Гильдии.
   -- Так только два месяца прошло!
   -- Уже два месяца, мой мальчик, уже! - Владислав выразительно поднял палец вверх, - Не стоит дергать льва за усы во всех смыслах.
   Алексей коротко кивнул головой, подтверждая полученный приказ, и вышел из кабинета.
   Владислав бросил насмешливый взгляд ему вслед.
   Мальчишка еще!
   Но смышленый.
   И исполнительный.
   Как помощнику Главы Гильдии - ему цены нет, парнишка знает, когда нужно промолчать, а когда - применить усердие или вовремя перехватить инициативу.
   Но чтобы занять пост Главы ему не хватает бОльшей самостоятельности. Да и не способен Алексей на какие-то жесткие и решительные действия.
   Вот даже сейчас - с этими оборотнями.
   Владислав презрительно фыркнул.
   Тоже мне, маги - анималы! Какой-то полоумный старикан лет двести решил назад, что они - еще одно ответвление магии, так эти вшивые животные сразу посчитали себя равными настоящим магам!
   -- Держать надо этих тварей вот где, - Владислав вслед своим мыслям сжал пальцы в кулак, с силой впиваясь ногтями в ладонь, - Чтобы они помнили свое место у кормушки!
   Взгляд упал на отброшенный пресс - релиз с вампирской церемонии и маг еще раз поморщился. Совсем обнаглели эти упыри!
   Помнил Владислав, как три года назад столкнулся с понтификами в жесточайшем споре по поводу разделения привилегий и полномочий в Московском регионе. Знатная была заварушка, но вампиры звонко щелкнули по носу Гильдию, совершенно невероятным образом сумев отстоять территорию за собой. И теперь, каждый раз как заходила речь о понтификах, Владислав корежился от воспоминаний.
   Ладно, разберемся с оборотнями, и придавим кровососов, чтобы и думать забыли, как голову поднимать да вякать!
   Мужчина достал из ящика стола черную папку и раскрыл ее. В конце года ему надлежит назвать себе преемника, который займет место Главы Гильдии, когда Владислав отправится на покой. И претендентов всего ничего - пятеро, хотя нет - уже четверо. Файлы Алексея Каледина маг сразу же вытащил и отправил в шредер. Мальчишка слишком мал еще, чтобы становится Главой, даже если сам Владислав умрет еще нескоро.
   Итак, четверо: Артур Бескудников, Илья Артамович, Геннадий Васин и Георгий Баренцев.
   Все - выходцы из сильнейших семей, молодые, но опытные маги, мощные, уверенные в себе, получившие блестящее образование.
   Из них лишь Артамович - целитель, остальные - стихийники.
   Владислав взял в руки досье на Артамовича, немного подумал и отправил бумаги в шредер вслед за информацией по Каледину.
   ...
   Молодая девушка в светло - сером пуховике потянула на себя тяжелую входную дверь высокого темно - серого блочного здания, по виду - вылитый НИИ, построенный в застойные советские времена. Вошла внутрь, показала на пункте охраны свой пропуск и приложила его к валидатору. Охранник, дюжий мужик в темно - синей униформе покровительственно кивнул, мол, проходи. Девушка улыбнулась в ответ и быстрым шагом направилась к гардеробу.
   Оставила там верхнюю одежду, поздоровалась с милой старушкой - гардеробщицей в белом халате, разгадывающей кроссворд в журнале, и рванула к лифту.
   Третий этаж, длинный коридор с высоченным потолком и вереница дверей. Тусклый коричневый ковер заглушал шаги девушки, и ей казалось, что она не идет, а плывет.
   Вот, наконец, нужный кабинет. Постучалась, услышала одобрительный возглас и открыла дверь.
   -- Ааа, Варюша! - с улыбкой поприветствовал ее сидящий за большим столом мужчина, - Молодец, что зашла, я уже хотел тебе звонить!
   Вожак был высоким и крепким мужчиной лет пятидесяти, с густой шевелюрой темно - каштановых волос с проседью и крупными чертами лица. Серый пиджак он накинул на черный джемпер с воротником - стойкой, но застегивать не стал.
   Мебель комнаты была под стать владельцу - большая, грубая, но практичная. Деревянный паркет на полу поцарапан и местами потерт, шкафы - старые, с ободранными углами, но выдерживающие тонны бумаг и документов.
   -- Здравствуйте, Олег Брониславович! - звонко поздоровалась с ним девушка.
   Вожак стаи насмешливо прищурился и кивнул Варе.
   -- Как дела? Все в порядке?
   -- Да, спасибо! - Варвара мило улыбнулась и чуть склонила голову вбок. Смешная привычка, над которой всегда подшучивал ее учитель. Вот и сейчас он фыркнул, глядя на ее веселое личико. Забавное такое, с россыпью едва заметных очаровательных веснушек. При улыбке на щеках девушки появились милые ямочки, а карие глаза заискрились смехом.
   Очаровательная она все - таки, Варвара Русанова. Тоненькая, стройная, гибкая как молодое деревце, И лицом хороша, и волосы длинные, темно - русые с чуть заметным золотым отливом. Вся в отца.
   Олег Брониславович на мгновение прикрыл глаза, вспоминая друга, но тут же встряхнулся и заставил себя вернуться в настоящее.
   Девушка, повинуясь взмаху руки, подошла ближе. Вожак подал ей скрепку бумаг.
   -- Вот, только что получил распоряжение Владислава. Прочти и подпишись.
   Варвара взяла протянутые бумаги. Пробежалась по тексту глазами и застонала, не в силах сдержать раздражение.
   -- Опять? Ведь только - только проверка была!
   Вожак грозно нахмурил брови. Он ждал этого возмущения, знал, как ученица относится к диагностикам, но не собирался долго выслушивать возмущение Варвары.
   -- Ну, значит, придется повторить! Сама знаешь, исполнение закона -- важная часть нашего существования!
   -- Но, Олег Брониславович, это уже ни в какие рамки не лезет! - не успокаивалась девушка, - Можно подумать за полтора месяца мы так сильно изменились! Им там что, совсем заняться нечем?
   -- Варвара, не забывайся! Месяц март на носу, сама знаешь, как на некоторых анималов действует смена сезона. Тебе напомнить?
   Варвара отрицательно покачала головой и уткнулась в текст.
   -- Что и ипостась тоже? - новый стон раздражения был еще громче, - Да Олег Брониславович!!!
   -- Если Владислав Игнатьевич решил, что так надо, значит, у него есть весомые причины! Не наше дело обсуждать приказы руководства.
   -- Да этому Владиславу Игнатьевичу небось волки одно место...
   -- Варвара! - рявкнул на зарвавшуюся девушку вожак, - Ты научишься, наконец, думать, когда, где и что говоришь?
   Девушка мигом замолчала, но обвиняюще уставилась на Савельева. Тот невольно нахмурился, на миг почувствовав свою неправоту из-за повышения голоса.
   -- Выбирай, на какой день тебя записывать, - Олег Брониславович сверился со своим графиком, - остались - в пятницу в двадцать - десять и в воскресение в шестнадцать.
   Пятница вечер или воскресение...тоже вечер, но все не такой поздний.
   Последний раз ипостась проверяли полтора года назад, и тогда процедура затянулась на два с половиной часа. Получается, что если в пятницу-то дома Варвара появится никак не раньше двенадцати ночи, а это было не очень хорошо, так как нарушало комендантский час, установленный для оборотней.
   Да, у нее была веская причина для опоздания, но лучше бы ее не использовать.
   Значит, остается только воскресение.
   -- Записывайте на шестнадцать часов, - вздохнула девушка и пометила у себя в телефоне дату и время. На всякий случай. Вылететь из головы диагностика вряд ли сможет, но...
   Варя терпеть не могла эти проверки - унизительные процедуры опознавания уровня доступной магии и возможностей звериной ипостаси. Будь девушка сильным магом, умеющим оборачиваться тигром, пумой или на худой конец, медведем, как ее учитель Олег Брониславович, она бы еще стерпела. Приятно знать, что тебя не просто презирают, но и боятся. Но Вариных сил хватало лишь на оборот небольшим зверьком, домашней кошкой, да и то ненадолго. И поэтому каждый раз на подобной процедуре она чуть ли не физически ощущала от комиссии волны ненависти к существу, умеющему становится тупым и неуправляемым зверем, и презрения к ничтожным каплям магического дара, не дающих хотя бы минимальный повод с достоинством поднять голову.
   Впрочем, уже двадцать лет многие оборотни забыли, как вскидывать подбородок гордо и высокомерно.
   Владислав отучил.
   -- Олег Брониславович, - робко начала Варя, - А вам не кажется, что мы... ну...
   Под его стальным взглядом девушка окончательно смутилась.
   -- Что - мы, Варвара?
   -- Ну... мы же анималы,-еле слышно пролепетала она, начав рассматривать мыски своих сапог, - Неужели мы так и будем...
   Тема, что она хотела поднять с учителем, была очень скользкой.
   Анималы являлись обособленной группой в Гильдии. И не полноправные члены - организация установила слишком жесткие законы поведения и подчинения, зная, что оборотни не всегда могут себя контролировать в звериной шкуре. И в то же время не свободные охотники - уйдя на вольные хлеба, они лишались всех благ - охраны законом Гильдии, медицинской помощи, юридической защиты.
   -- Что будем? - Савельев знал, что последует за этим "мы же анималы". Уже не в первый раз он дипломатично, но жестко объяснял своим подопечным, что тщательное соблюдение установленных Гильдией правил - закон выживания, а не подчинения.
   А выступать за независимость - значит подставить под удар не только себя, но и свои семьи. И многие молодые оборотни почему-то забывают, что Гильдия за неподчинение накажет не только их, но и матерей, жен, сестер и детей.
   И кому тогда будет хорошо от этой независимости? Было уже, проходили.
   Савельев хмуро вспомнил события двадцатилетней давности, которым он был свидетелем. А раньше ведь, и правда, боялись оборотней. Опасались их звериной сущности, безудержной ярости, чудовищной силы. Не все, конечно, могли этим похвастаться, вон возьми Варвару-что она может-то в своей ипостаси кошки, но... Но и сам Олег Брониславович наводил страх на своих врагов и оппонентов. Правда, предпочитал, в отличие от многих, действовать дипломатией и убеждением, что и позволило после прошедшей войны встать во главе выживших семей анималов.
   Варвара тихо вздохнула. Она и сама догадывалась, что это слишком сложный и многогранный вопрос, да и вряд ли она первая, кто им задается.
   -- Ладно, - Олег Брониславович и сам видел, что девушка все прекрасно понимает, и не стал развивать тему дальше, - Иди пока, жду в воскресение!
   Варя кивнула и тихо попрощалась.
   Учитель долго еще смотрел на закрытую ею дверь, и вместо Варвары видел ее отца - гордого, сильного и так же задающегося вопросом "до каких пор?".
   ...
   Значит, придется про воскресение забыть!
   Варвара тоскливо вздохнула. Итак-то выходных мало, а теперь еще и этот отбирают. А ведь Денис хотел ее затащить в кино, там новый фильм про обожаемых другом супергероев шел...
   Теперь придется отменить.
   Варя горестно вздохнула. Вот Дэн-то расстроится!
   Но против проверки не попрешь, не появишься вовремя - запишут в список ненадежных, а это значит ужесточение режима проживания. Мать ее точно не простит.
   Девушка бросила взгляд на серую многоэтажку с бордовыми панелями лоджий, нашла глазами окна на шестом этаже - свет горел только в одном, левом, и напряглась, внутренне готовясь к неизбежному. Брат дома.
   Варя достала ключи и открыла тяжелую железную дверь подъезда. Дальше - лифт, лестничная клетка и дверь собственной квартиры, обитая коричневым дермантином. Вошла в прихожую, сбросила сумку на тумбочку у входа, прислушалась - брат был у себя. Из комнаты сестры доносился звук телевизора, значит и она тоже здесь.
   Мать, услышав, что хлопнула входная дверь, высунулась из кухни.
   -- Варя! Молодец, что рано пришла, давай, переодевайся и живо помогать.
   Девушка начала быстро стаскивать с себя пуховик. Сняла сапоги и поставила рядом. Неудачно повернулась, задев висящую куртку брата, взмахнула неуклюже руками, и на девушку посыпались вещи с верхней полки - перчатки, шапки, шарфы, даже целлофановый пакет, забитый чем-то тяжелым и больно ударивший Варю по затылку.
   -- Славк, иди сюда, паршивец! - рявкнула девушка, зло потирая голову в месте удара.
   Музыка в комнате брата затихла. В коридор медленно и лениво выполз Вячеслав - высокий, красивый блондин в спортивных штанах и футболке. Восемнадцать лет парню исполнилось только в прошлом месяце, но хамства и гонора было столько, словно он прожил уже очень много.
   Впрочем, Вячеслав, маг - воздушник высокого уровня, всегда давал понять окружающим, что его ждет явно не вялое прозябание на задворках жизни.
   -- Посмотрите, кто пришел! Наше домашнее животное! - пропел Славка медовым голосом и криво ухмыльнулся, - Что, в приюте для бездомных кормить отказались?
   -- Живо убрал свою куртку, - грозно ответила Варвара, не обращая внимания на оскорбления брата.
   -- С чего бы это? Ты сбросила - тебе и убирать!
   -- Ты же повесил так, что она мешает!
   На спор из своей комнаты выглянула младшая сестра Светлана. Толстенные косы пшеничного оттенка упали на ее тонкие плечи, зеленые раскосые глаза оглядели место побоища Варвары с одеждой и равнодушно глянули на скандалящих родственников.
   -- Вы опять? - устало поинтересовалась она.
   -- Светк, эта тварюга хочет, чтобы я за ней прибирался!
   -- Да мне плевать, кто из вас что хочет! Просто заткнитесь! - Светлана коснулась рукой висков, - От вас обоих уже голова болит!
   Славка, поняв, что от младшей сестры помощи не дождется, снова обернулся к Варваре.
   -- В рабы к оборотням не нанимался! - и ушел в свою комнату, показательно хлопнув дверью.
   -- Славка, иди сюда! - понимая, что бесполезно, Варя все равно не хотела оставлять за ним последнее слово.
   Дверь чуть приоткрылась, и девушке был показан неприличный жест.
   -- Ах ты...! - она запнулась от негодования, но тут из кухни снова выглянула мать:
   -- Ну, где ты там? Долго тебя ждать? - увидела разбросанные вещи, - А это что? Убирай и живо руки мыть! Я с мясом не успеваю!
   Девушка протяжно вздохнула. Ну почему всегда так - брат что-то сделает, а отдуваться приходится Варваре?
   Быстро скомкала перчатки и шарфы и забросила на верхнюю полку, поправила вот - вот грозящие упасть дубленки сестры и матери, а куртку брата мстительно повозила по полу, наступила пару раз тапочком и бросила к нему в комнату:
   -- Твоя вещь - ты и разбирайся!
   И не слушая доносящуюся злобную ругань, отправилась в ванную мыть руки.
   ...
   Утром девушка постаралась уйти из дома быстрее, чтобы не сталкиваться повторно с братом. Открыто при матери он Варвару не цеплял, понимал, что влетит за хамство старшей сестре, но мелкие стычки с ним в коридоре настроения не добавляли.
   В офисе девушка была ровно в девять утра, на полчаса раньше официального начала работы.
   Варвара трудилась обычным менеджером в небольшой курьерской компании, принадлежащей одному из гильдейцев. Принять заказ по телефону или электронной почте, правильно его оформить для дальнейшей обработки, ответить на вопросы клиентов и выяснить, что с доставкой - вот и все задачи, что ставило перед Варварой и еще пятью такими же менеджерами ее руководство.
   Девушка сделала себе кофе, ткнула кнопку системника и загрузила компьютер. В рабочей почте уже лежало несколько писем для формирования заказов на курьера. Варвара бросила взгляд на часы - надо успеть до десяти утра забить заявки в программу, чтобы их успели обработать и отправить по адресам курьеров. Отхлебнула глоток горячего кофе и настроилась на рабочий лад - ну что, поехали.
   Время - двенадцать ноль восемь.
   Варвара потянулась и огляделась. По телефону тихо разговаривали с клиентами Катя и Ольга Павловна, Виктория Сергеевна что-то считала на калькуляторе, а Денис перебирал квитанции по доставке, держа у уха телефонную трубку.
   -- Ага, нашел! - услышала девушка его довольный взгляд, - К вам вчера приезжал курьер в семнадцать десять... Судя по отметке, вас не было... Но мы же всегда просим оставлять именно...А как? ...Ваша теща? ... Извините, но как мы можем созвониться с ней, если вы не оставили ее телефон? Нет, тут не указан. Заявка? Так, сейчас посмотрю..., - заметив взгляд подруги, Денис подмигнул ей и снова ушел в разговор с недовольным клиентом, - Можно сделать повторную заявку, но курьер к вам только завтра приедет...
   -- Варь, привет! - перед глазами вдруг появилось яркое пятно, - Как делишки?
   Звонкий голос подруги разбил рабочий гул в кабинете. Высокая рыжеволосая красавица в белой полу - прозрачной блузке и красной юбке - карандаш уселась на краешек стола, подхватила Варварину чашку с остатками кофе и отпила глоток.
   -- Фу, остыл совсем!
   -- Лис, тебе никто не говорил, что пить из чужой посуды - негигиенично? - Варвара выхватила из рук подруги чашку и вернула обратно на подставку.
   -- Да ладно, вы, анималы, ж никогда не болеете!
   -- Чего не скажешь о вас, простых магах! - в голосе Вари появилось гордое самодовольство, но девушка весело улыбалась.
   -- Ну все! Занудила! - Лариса подняла глаза к небу, - Ты обедать собираешься?
   -- Да, через часок хотела к тебе заглянуть!
   -- Ладненько, тогда жду!
   Подруга слезла с Вариного стола и, повиливая стройными бедрами, отправилась восвояси.
   С Ларисой, или Лисой, как она просила себя называть, Варвара познакомилась в первый же день работы. Яркая красавица характер имела под стать внешности - взрывной и эмоциональный. Лиса работала в этой же компании менеджером по продажам и вела постоянных клиентов, в отличие от Вари, которая общалась с разовыми заказчиками. Рыжая примчалась к новенькой под конец рабочего дня и отчихвостила за неверно сделанную заявку, из-за чего Ларисе пришлось долгое время уговаривать своего клиента не подавать в суд на компанию. Увидев новенькую, испуганно смотрящую на нее девушку, молодая женщина поняла, что та толком ничего еще не знает и ошибку в заказе сделала не по небрежности, а от элементарного незнания, и взяла Варвару под свое "материнское крыло". С тех пор они подружились.
   О Ларисе Варя знала не очень много, та делилась буквально каплями собственной биографии. Жила рыжая в однокомнатной квартире с четырехлетним сыном, обладала небольшим даром мага - огневика и очень не хотела завязывать какие-то знакомства с мужчинами, отговариваясь наличием ребенка.
   Впрочем, Варвара была девушкой воспитанной и в душу к Лисе не лезла, считая, что та сама все расскажет, когда захочет.
   В столовой почти все столики были заняты.
   Девушки подхватили на кассе свои подносы и медленно пошли вдоль рядов, выискивая свободное место. Наконец, у самого окна засобиралась группка бухгалтеров и подруги рванули туда.
   -- Ты видела это?
   Варвара протянула Лисе сегодняшний номер корпоративной гильдейской газеты, что взяла по дороге в столовую у секретаря в приемной.
   Рыжая вчиталась в заголовок:
   -- "Нелепый случай оборвал жизнь молодого и подающего большие надежды целителя И. А. Артамовича."
   -- Ты его знала? - цепкий пристальный взгляд Лисы впился в подругу.
   Варя фыркнула.
   -- Откуда? Сама ж сказала - мы никогда не болеем.
   Лиса расслабилась. Действительно, откуда этой тихой мышке быть знакомой с целителем, у которого лечилась вся верхушка Гильдии.
   И. А. Артамович.
   Если точнее, Илья Андреевич.
   Невысокий молодой мужчина с залысинами на голове и небольшим брюшком, придающим солидности и респектабельности. Он действительно был отличным врачом и умел хранить чужие тайны.
   Лиса до сих пор помнила его понимающий взгляд и тихие слова: "Мы позаботимся о вас, Лариса Дмитриевна. И о вашем сыне. Можете нам доверять".
   Нельзя! Лиса точно знала, что теперь она может положиться только на саму себя.
   Василек отныне зависел только от своей матери.
   -- Лиса, - Варя дернула молодую женщину за рукав, - Ты чего?
   Та вздрогнула, как от удара и перевела на девушку невидящий взгляд, но буквально через мгновение опомнилась и весело заулыбалась.
   -- Да, так, ничего. Вспомнилось кое - что.
   -- У тебя такой вид был жуткий! - буркнула Варя, поежившись.
   Это что же должно было такое вспомниться, чтобы выглядеть, словно в чистилище, когда видишь перед собой все свои грехи и понимаешь, что прощения нет?
   -- Что еще пишут? - Лиса фальшиво улыбнулась, но глаза оставались серьезными и задумчивыми.
   Варвара уткнулась в газету.
   -- Да так, по мелочам. Наконец-то объявили об открытии Турнира, через две недели как раз. Будешь смотреть? Я прошлую церемонию открытия по телевизору видела - очень красиво было...
   Слушая краем уха пустой треп своей подруги, Лиса все думала об Артамовиче.
   Как написано в статье - попал под машину.
   Но это действительно случайная и нелепая смерть, или ему кто-то помог?
   Ведь тогда... Тогда Лиса даже подозревала, чьих это рук дело.
   ...
   Всю дорогу домой известие о смерти целителя не выходило у рыжей из головы. Ни в метро, ни в автобусе она так и не могла отделаться от мысли, что Артамович умер не своей смертью.
   Конечно, никаких доказательств у женщины не было, да и причин смерти у Ильи Андреевича - немало.
   Но все - таки, но все - таки...
   Выходя из лифта, рыжая столкнулась с молодой женщиной в дорогой норковой шубе.
   -- Как удачно я тебя застала, - проговорила та, провожая взглядом закрывающиеся двери лифта.
   -- Извини, я задержалась на работе! - начала было Лиса, но женщина ее перебила:
   -- Лара, Васильку нужна помощь. Не моя, я тут мало что могу сделать, ему нужна профессиональная помощь целителей.
   Лиса горестно вздохнула и провернула в пальце связку ключей. Она и сама знала, что своими силами Васильку не помочь.
   -- Ты же знаешь, что наши его лечить не будут, - тоскливо ответила рыжая.
   -- Езжай за границу. Попроси у родителей деньги и вылечи ребенка там.
   Попроси? Это легче сказать, чем сделать.
   Лиса прекрасно знала, что ни мать, ни тем более отец, на Василька не дадут ни копейки.
   Рыжая нехотя кивнула, принимая совет знакомой, но твердо зная, что последовать ему, даже если захочет, - не сможет. Родители откажутся помочь, а больше у Ларисы не к кому обратиться за финансовой помощью.
   Не к отцу же Василька!
   -- И вот еще, Лар... Моего мужа отправляют в командировку, он хочет, чтобы я поехала с ним.
   -- Надолго? - Лиса начала прикидывать в уме - пару недель, чтобы посидеть с сыном, она сможет взять за свой счет.
   -- На год.
   -- На год? - ошарашенно повторила за ней Лиса, - И когда вы...
   -- Через два месяца. Но это уже решеное дело, - женщина извиняюще пожала плечами, - прости, что так получается, но ты же сама знаешь, я не могу оставить мужа.
   -- Да, да, знаю. Спасибо, что предупредила заранее, я попробую найти другую няню для Васи.
   Женщина дотронулась до рыжей.
   -- Лар, я попробую поговорить со своими знакомыми, может, еще кто захочет помочь.
   Лариса горько усмехнулась про себя.
   Чтобы женщины высшего света Гильдии работали нянькой у...
   У кого?
   У мальчика, от которого отказался родной отец, обвинив Ларису в измене?
   Даже если бывшие подруги и захотят помочь Ларисе, то против Артура никто не пойдет. Тот официально вышвырнул ее с сыном из своей жизни, и с этим фактом будут считаться все.
   -- Если не получится - не переживай! - Лариса ободряюще улыбнулась подруге, - Я найду выход!
   Кивнула той на прощание и заспешила к своей квартире. Услышала, как за спиной открылись двери лифта, но не оглянулась.
   Уже поздно вечером, когда сынишка был накормлен и уложен спать, в квартире Ларисы раздался телефонный звонок. Рыжая как раз направлялась в ванную.
   Увидела, кто звонит, и уже хотела сбросить, чтобы не отвечать, но женщина прекрасно знала, что звонящая не успокоиться, пока Лариса не ответит.
   -- Лара? - жесткий сухой голос матери колол даже на расстоянии, - Как твои дела?
   -- Все хорошо, мама, спасибо, - холодно проговорила женщина.
   -- Ты живешь... нормально? - прекрасно зная, что дочь отстранена от финансов семьи, мать не могла назвать ее жизнь хорошей. Поэтому - нормально было самым лучшим эпитетом.
   -- Да, спасибо за беспокойство, - вежливость превыше всего, это было вбито Ларисе с раннего детства, - Я устроилась на работу.
   -- На работу, - едва слышно повторила за ней мать, словно признавая бедственное положение дочери.
   С последнего разговора прошло больше трех лет и родители попросту не интересовались жизнью Ларисы после того как выяснилось, насколько "мерзкий поступок" совершила их дочь.
   -- Лара, мы тут поговорили с отцом и решили..., - мать долго молчала в трубку, подыскивая правильные слова, - Мы решили простить тебя.
   -- Что? - У Лисы даже в горле пересело от неожиданности.
   -- Мы не можем допустить, чтобы наша родная дочь жила как...
   -- Как обычный человек.
   -- Как нищенка. Поэтому мы готовы простить тебя и позволить вернуться.
   -- Вернуться мне или нам? - осторожно перепросила Лариса.
   Мать мигом вызверилась.
   -- Не надейся, что твоего щенка мы тоже готовы принять! В нашей семье никогда не будет таких... выродков, - она выплюнула последнее слово.
   -- Мама, это мой сын! - тихо, но четко произнесла Лиса.
   -- Да, я помню, - женщина мигом успокоилась, - Мы даже об этом подумали. Твоего... сына примут в закрытом пансионе. Ему дадут хорошее образование в соответствии с его возможностями.
   Лиса закрыла глаза.
   -- И где находится этот пансион?
   -- На Камчатке. Там отличное образование, к тому же дальневосточному отделению Гильдии всегда требуются новые сотрудники.
   Лиса открыла глаза, в них стояли слезы, но голос был твердым.
   -- Спасибо, мама, я была рада узнать, что у вас все хорошо.
   -- Ты отказываешься? - мать была удивлена, услышав ответ Лисы.
   -- До свидания, мама, - женщина хотела уже положить трубку, но затем решила еще кое-что уточнить, -
   -- Этот пансионат подобрала ты сама или...
   -- Нет, Артур милостиво помог нам с выбором.
   Значит, Артур?
   -- Спасибо, что позвонила, мама. Всего доброго.
   Лиса положила трубку и невидяще уставилась в стену.
   Семья так яростно пыталась избавиться от ее сына, что даже готова отправить на Дальний Восток, где проходят регулярные столкновения с китайскими вампирами. И им совершенно плевать, что мальчику только - только исполнилось четыре года.
   Что ж, Артур действительно готов все отдать за право назваться Главой Гильдии.
  
   2 глава.
  
   Пятничное еженедельное совещание у Владислава всегда проходило в круглом кабинете, деловом и удручающе скучном. Серые бархатные шторы, светлые деревянные панели на стенах с портретами выдающихся мастеров, современная мебель. Вся обстановка должна была производить впечатление новизны и модернизма, но по факту была удручающе пресной.
   В центре кабинета стоял большой круглый стол, за которым расположились руководство Гильдии Нейтралов и мастера цехов - менталов, магов, целителей и анималов.
   Помощник, три заместителя и четверо цеховиков.
   Владислав внимательным взглядом окинул свое окружение - совещание было в самом разгаре.
   Пока Алексей зачитывал вслух отчет о финансировании клиник, ментал тихо переговаривался с магом, целитель, как и заместители, внимательно слушал доклад, а единственный мастер, которого Глава Гильдии категорически не хотел бы видеть в ближайшие лет пятьдесят, сидел напротив Владислава и перебирал свои бумаги, проглядывая отчеты и диаграммы. В сером строгом костюме - тройке, несколько нелепо смотрящемся на его грузной фигуре, анимал совершенно не обращал внимания на раздражение высокого начальства.
   Владислав несколько секунд буравил его взглядом и перешел к делам насущным.
   -- У тебя все, Алексей? - и, когда тот кивнул, поинтересовался у остальных, - Что еще на повестке?
   Слово взял второй заместитель, Артур Бескудников.
   -- Я предлагаю возобновить работу по установлению взаимоотношения с вампирами. У них есть ткущая и в случае неприятностей, мы сможем рассчитывать на ее помощь.
   -- Ткущая! Таланту с ноготь, зато гонору с локоть! - фыркнул мастер менталов, - Она же еле работает, вампиры-то ее держат только из-за понтифика.
   -- Она - ткущая, - подчеркнуто размеренно произнес Артур.
   -- Она - пустышка.
   Ментал скривил в презрении губы, но на самом деле его сильно задевало отсутствие редкого экстрасенса в собственном цехе. Глаза мастера завистливо загорались каждый раз, когда он вспоминал о ткущей вампирского клана.
   -- Даже если девушка почти без дара, нам могут пригодиться даже те крохи, которыми она обладает, - осторожно вступил в защиту Алексей. Он наравне с Бескудниковым регулярно поднимал этот вопрос на совещаниях.
   -- И вступить в какую-нибудь очередную вампирскую резню ради чужой менталки? - встрял в разговор первый заместитель, невысокий и крайне худой мужчина лет сорока, - Сами знаете, какой договор нам предложат кровососы в обмен на ее работу. Проходили уже двадцать лет назад.
   Мужчина бросил искоса взгляд на анимала, но мастер оборотней не подал ни единого знака, что его это задело.
   -- С кланом вопрос отложим, - решил авторитарно Владислав, - Ткущая нам пригодилась бы, но и понтифики своего не упустят, а нам пока нечего дать им взамен, кроме плотного сотрудничества.
   -- Можно хотя бы начать диалог!
   -- Повременим! - Глава Гильдии выразительно глянул на помощника, - Последнее на сегодня - диагностика оборотней, - Владислав повернулся к одному из заместителей, - Как проходит процедура?
   Старик прекрасно понимал, что называть так анималов в присутствии мастера цеха - это унижать их достоинство, но не мог не уколоть Савельева. Хоть как - то, но подгадить.
   Заместитель поднялся с места.
   -- Почти все анималы ее прошли...
   -- Мы в порядке, - почти сразу его перебил мрачный Олег Брониславович. Ему не понравилось, что за информацией об анималах Владислав обратился не к нему, - Диагностику прошли почти все, за оставшиеся два дня стая будет проверена,
   Глава Гильдии перевел тяжелый взгляд на оборотня.
   Не любил он перекидывающихся. Всегда не любил. И если по молодости еще был более-менее сдержан, то к старости оборотни не вызывали у Главы ничего, кроме раздражения своей неуместной, как считал Владислав, звериной сущностью, и недоверия, перерастающего в параноидальные подозрения.
   -- И что, все чисто? Никаких эксцессов и нестабильных? - колко поинтересовался Владислав.
   -- Мои люди - в норме, - угрюмо ответил Олег Брониславович.
   Заместитель переводил взгляд с одного мужчины на другого и не собирался встревать в их "беседу". Вражда между анималом и Владиславом была долгая и упорная, и знамя победы переходило то к одному, то к другому.
   Сегодня Глава Гильдии решил, что хорошего - понемногу.
   -- Предлагаю во избежание появления негативных слухов присутствие на комиссии кого-либо из незаинтересованных представителей администрации.
   -- Слухов в чем? - рявкнул Олег Брониславович, но Владислав намеренно его не услышал.
   -- Я думаю, Артур Викторович, вам не сложно будет поприсутствовать?
   После совещания Бескудников дождался, пока анимал выйдет из кабинета и попросил отойти в сторону.
   -- Олег Брониславович, - Артур говорил очень тихо, - Я понимаю, что вам не понравилось предложение Владислава Игнатьевича, но я хочу заверить вас в своей лояльности.
   Савельев, злой как черт, сдерживал эмоции, как мог.
   -- Я все понимаю, молодой человек, и тем не менее...
   -- У вас нет причин мне не доверять.
   -- Доверять тоже.
   Все двадцать лет после войны Владислав ежедневно проверял оборотней на лояльность, благонадежность и верность Гильдии. И Олег Брониславович прекрасно понимал, что это предложение незаинтересованной стороны на внутрицеховой процедуре диагностики - еще одна подобная проверка.
   Но не мог перебороть свое недовольство откровенным наплевательством Главы Гильдии на устоявшийся порядок.
   -- Я не собираюсь проводить все дни на арене, поверьте, у меня других забот тоже хватает. Если вас устроит - я подойду в воскресение. Пара часов наблюдений и отчет для Владислава будет кристально честен.
   Савельев на память прикинул список оставшихся анималов.
   Что ж, воскресение вполне устроит. Почти все - слабые и уверенно держащие свою ипостась. Он кивнул в согласии и развернулся в сторону лестницы.
   ...
   За глаза их называли оборотнями.
   Зверями.
   Животными.
   Существами, которые при обороте начисто лишаются разума и живут по звериному чутью. Тупые, но агрессивные. Не приспособленные к социальной среде мегаполиса. К обществу, что приняло их странный дар и дало равные со всеми права.
   Так считали за глаза. Сказать об этом открыто магу - анималу решались единицы.
   Кто знает, как тот отреагирует.
   Сами же анималы могли очень много поведать и о самом обороте, и о своих ощущениях, когда натягиваешь звериную шкуру и опускаешься на четыре лапы. О разуме, что остается в зверином теле, о постоянной борьбе с животной ипостасью.
   Но мало кому это было интересно.
   Мало кто хотел разбираться -- а чем на самом деле оборотни, эти мерзкие твари, отличаются от животных и похожи ли они на обычных людей.
   Это же монстры. Как вампиры. Те пьют кровь, эти -- рвут горло.
   Для обычного человека разница в целом не так уж и велика.
   ...
   Варвара дотянула со своим признанием аж до пятницы. То не могла найти правильных слов, то выбирала неудачное время, то еще что-то мешало.
   Откровенно говоря, ей было попросту неловко отказывать другу, когда тот бредил походом именно на этот фильм чуть ли не весь предыдущий месяц.
   Но вечером в пятницу найти нужные слова и верное время все-таки пришлось. Друзья как раз направлялись к метро после рабочего дня.
   На улице падал небольшой снег и Денис ежился в куртку, стараясь закрыться от неприятного холода.
   -- Дэн, слушай...
   Парень глянул на подругу и девушка тоскливо вздохнула.
   -- Помнишь, ты предлагал в кино сходить в воскресение, - и, когда тот кивнул, продолжила, - Я не смогу. Мне диагностику поставили на воскресение в четыре дня. Нас опять заставляют провериться, типа март на носу и все такое..., - она шутливо передразнила гулкий бас Олега Брониславовича, с опаской поглядывая на друга, - Диагностика состояния - важнейшая часть социализации анималов!
   Денис коротко хмыкнул, словно ожидал подобного.
   -- Ничего страшного, я тоже не смогу.
   -- А у тебя-то что? - Варвара даже остановилась на тропинке, занесенной легким снежком.
   Дэн ей столько расписывал про грядущий фильм, что девушка не удивилась бы, узнав, что он сам побывал на съемочной площадке. И чтобы друг пропустил премьеру столь ожидаемого фильма..?
   Парень замялся.
   -- Да там... Дело есть.
   Варвара подняла бровь, побуждая рассказывать дальше.
   Дэн вдруг озорно подмигнул и расплылся в широченной улыбке.
   -- Про Турнир-то слышала?
   -- Какой турнир?
   -- Как какой, Варьк? Гильдейский!
   -- Аа, ну да, слышала.
   -- Ну вот, у меня тренировка будет в воскресение!
   -- Ух ты, тренировка! - Варвара сначала не совсем поняла, о чем друг говорит. Но когда до нее дошло:
   -- Ты что, будешь участвовать в Турнире?
   Парень широко ухмыльнулся:
   -- Я помашу тебе флажком со стадиона!
   Варвара ошарашено всплеснула руками. Дэн - и вдруг на Турнире? Туда же отбирают по строгим показателям силы дара, а ее друг особым талантом никогда не отличался. Конечно, он был магом - стихийником, ему подчинялись все четыре элемента природы, но Ден едва мог зажечь свечу и превратить воду в стакане в лед.
   -- Как тебя взяли - то?
   -- Да там вроде то ли отказался кто в последний момент, то ли заболел. Вот мне и предложили войти в команду.
   -- Запасным? - уточнила Варвара.
   -- Нет, в основной состав взяли.
   Ой, дурак! Ну, дурак!
   Девушка простонала и закрыла лицо руками.
   Это же Гильдейский Турнир, на него съезжаются для участия сильнейшие маги по всей стране! И этот.... У Варвары даже слов не хватало, чтобы правильно и емко обозвать друга, - решил потягаться с ними в таланте? Да его в первом же соревновании на носилках унесут, и хорошо, если в клинику, а не в морг!
   -- Да ладно тебе, Варьк, все нормально! - парень успокаивающе погладил ее по плечу, - Я ж тоже понимаю, где смогу вытянуть. В личные состязания - ясное дело, не пойду, а в командных - поддержку обеспечить сумею!
   -- Дэн, ты - идиот! - в последнее ругательство Варя вложила все свои чувства насчет безумного поступка друга, - Ты... Хотя, спрашивать, какими мозгами думал, уже поздно. Мозга у тебя нет! Спрошу по - другому - какого...?
   -- Тц! - Ден шутливо приставил палец к ее губам, прерывая особо нецензурное ругательство, - Маленьким ругаться нехорошо!
   Варвара молча уставилась на него разъяренным взглядом.
   -- Варька! Ну когда еще такой шанс то появится?
   -- Какой шанс, Ден! Какой? - выругалась девушка, - Сдохнуть на первом же соревновании?
   -- Да почему сразу сдохнуть - то? - начал заводится уже парень, - Ты что, считаешь меня вообще полным нулем?
   -- Кем я тебя считаю?! Кем? Рассказать?!
   Хотел Денис или нет, Варвару уже не волновало. Она своему давнему другу поведала во всех красочных эпитетах, за кого его принимает, кем тот на самом деле является, и что с ним сделают на Турнире, если парень не отзовет заявку.
   Друг обиделся.
   Но девушку сейчас это мало волновало. Она прекрасно знала Дэна и понимала, что тот теперь уже точно не откажется от участия в соревнованиях. Пойдет на принцип.
   А значит, надо каким-то способом его отговорить!
   ...
   У Вари из головы не выходила выходка Дэна. По - другому она назвать этот идиотский поступок просто не могла.
   И главное - зачем? Ради чего парень решился на такой крайне сомнительный шаг? Он же должен понимать, что с его слабыми силами на Турнире делать нечего!
   Ведь на играх действительно бывали летальные случаи. Редко, но бывали.
   Всю субботу Дэн упорно игнорировал по телефону попытки девушки отговорить друга. Он переводил разговор на другие темы, резко вспоминал о каких-то важных делах, просто отмахивался занятостью.
   Оставалась единственная надежда, что Дэна вышибут из команды сразу после тренировки.
   Ведь тренер и остальные участники - не могут быть настолько тупоголовыми, чтобы откровенно слабого мага брать на соревнования такого уровня. Будь это местные, районные состязания магов - Варя еще поняла бы. Но Гильдейский Турнир - это явный перебор.
   И было кое-что еще, не дающее Варваре покоя, - неужели в Москве так мало магов - стихийников, что предложили участвовать именно Дэну?
   Все-таки странно это все. Очень странно.
   В воскресение девушка засобиралась на диагностику. Семья уже была в курсе, что Владислав потребовал провести внеочередную проверку, и брат зло подтрунивал над старшей сестрой. Варвара старалась не обращать внимания, но из дома вышла все равно злая и раздраженная.
   Впрочем, по дороге в клинику вся злость выветрилась, а на смену ей пришли тревожное ожидание и нервозность.
   Варя никогда не любила эти проверки и диагностики. Процедуры сами-то по себе не особо приятны: помимо удержания ипостаси, анималы, как военнообязанные, проверялись на отражение магических и ментальных атак. Но и комиссия, по внутреннему убеждению девушки, вместо безразличного учета коэффициентов, старалась придраться к малейшим просчетам, особенно, если дело касалось самого оборота. А ведь в момент наброса шкуры очень сложно удержать за человеческий разум. В мозг бьется чужой, звериный, хищный инстинкт и к сожалению, не все анималы могут вовремя его приструнить.
   А комиссии совершенно безразлично, насколько магически сильный анимал проходит проверку, и придирается ко всем.
   Варвара прошла небольшой сквер, затем вдоль пруда и заспешила к железной узорчатой ограде.
   Центральная клиника Гильдии маскировалась под специальное медицинское учреждение, куда вход был строго по пропускам.
   Девушка показала охраннику на входе свою заламинированную карточку, приложила ее к валидатору и прошла внутрь. В воскресный день в клинике почти никого не было, только охранник и старенькая гардеробщица, и это Варю лишь порадовало.
   Когда она снимала пуховик, мимо нее пролетел красный от бешенства мужчина. Брови зло сведены, глаза метают молнии, а с губ то и дело срывалась площадная ругань.
   Варя его смутно помнила - тоже анимал, лет на семь старше самой Варвары. Мужчина рявкнул на гардеробщицу, схватил свою куртку и так же стремительно выбежал из здания.
   -- Что это с ним? - недоуменно вслух поинтересовалась девушка, обменивая пуховик на номерок.
   Бабулька заторопила в ответ.
   -- Иди, иди, не задерживайся! - хмуро процедила она не глядя.
   Варвара поднялась на второй этаж, прошла в самый конец коридора и остановилась у двери с табличкой "Диагностика и идентификация пациентов с нестабильными физическими параметрами".
   Вошла без стука в небольшую приемную. Черноволосая молоденькая девушка лет восемнадцати в белом халате что-то печатала на клавиатуре, периодически сверяясь с бумагами, что лежали перед ней.
   -- Русанова? - уточнила она у вошедшей. Та кивнула, и секретарь сверилась со списком, - Можете проходить, вас уже ждут.
   Варя, внутренне готовая к неприятному и неизбежному, осторожно коснулась золотистой ручки двери, и, глубоко вздохнув, повернула ее вниз.
   Комиссия расположилась напротив входа за длинным столом с ноутбуками и стопками документов. Трое мужчин - боевых магов, две женщины - целительницы Варвае уже были знакомы, они всегда присутствовали на диагностиках.
   На месте председателя комиссии сегодня сидел мужчина лет тридцати в черном костюме, поверх которого накинул белый халат. Строгое лицо совершенно не отражало эмоций, серые глаза под черными густыми бровями безразлично смотрели на вошедшую девушку. Мужчина внешне был привлекателен, но Варваре он не понравился с первого же взгляда Чувствовалось в нем что-то неприятное, двуличное и подозрительное.
   Что удивительно, рядом с председателем комиссии был и Олег Брониславович, угрюмо уткнувшийся в свой ноутбук.
   -- Представьтесь, девушка, - попросила одна из целительниц. Ее голос был равнодушным и немного усталым.
   -- Варвара Игоревна Русанова, - четко проговорила девушка.
   Услышав фамилию, председатель схватил папку и стал быстро пролистывать документы.
   -- Ваш возраст? - продолжила допрос целительница.
   -- Лучше расскажите о вашей семье, Варвара, - председатель отложил бумаги и уставился пронзительным взглядом на девушку, - Кто ваши мать и отец, где работают?
   Варя удивленно переглянулась с Олегом Брониславовичем. Не сказать, что просьба была странной, просто до этого момента раньше никто из комиссии не интересовался ее семьей.
   Той информации, что есть в ее биографии - вполне достаточно, а бОльшего для процедуры диагностики и не нужно.
   -- О семье? Зачем?
   Мужчина в ответ лишь поднял саркастически бровь.
   -- Варя, расскажи о родителях, это же не сложно! - недовольно пробурчал Олег Брониславович, не отрывая взгляда от монитора, - Артур Викторович интересуется.
   Варвара пожала плечами:
   -- Мама работает в небольшой фирме бухгалтером, отчим...
   -- Отчим? Не отец? - перебил ее председатель.
   -- Отец умер двадцать лет назад, - хмуро ответила ему девушка, - Попал в автокатастрофу. Мама вскоре вышла замуж повторно.
   -- И фамилия у вас...?
   -- Мама решила, что у меня будет отцовская фамилия. Это правильно.
   Артур Викторович понятливо кивнул.
   -- Продолжайте. Как к вам относится отчим? Хорошо или плохо? Он считает вас своей дочерью?
   -- Нормально. Аркадий Витальевич никогда не выделял меня из своих детей, - Варя ответила максимально нейтрально.
   С отчимом проблем на самом деле никогда не было, он попросту не замечал старшую дочь своей жены. Пока не родились его собственные дети, Варе еще перепадали крупинки его внимания, как щенку, которого могут погладить, проходя мимо. Но эти крохи пропали безвозвратно с рождением Вячеслава и Светланы.
   -- Но отцом вы его не называете.
   Варвара замолчала. Да, не называет. Как и Аркадий Витальевич ее - своей дочерью.
   -- Продолжать?
   -- Разумеется. Вы одна в семье?
   Девушка приподняла бровь, удивляясь вопросам, ответы на которые можно найти в ее биографии.
   -- Нет, есть еще мои младшие сводные брат и сестра. Брат...
   Артур Викторович ее снова перебил:
   -- А что вы знаете об отце?
   Варвара метнула обеспокоенный взгляд на Олега Брониславовича, но тот смотрел куда угодно, только не на девушку, но его пальцы барабанили по столешнице, выдавая его нервозность.
   -- Не очень многое, - тихо ответила она, - Мне было три года, когда он погиб. Я его почти не помню.
   -- А с семьей отца...
   -- Быть может, мы приступим, наконец, к самой диагностике? - оборвал его Олег Брониславович, явно недовольный такими вопросами, - Вся эта информация есть в Вариной биографии.
   Артур Викторович осекся.
   -- Да, вы правы.
   Повинуясь его взгляду, целительница кивнула девушке:
   -- Можете оборачиваться.
   Варвара оглянулась.
   Раньше в другом конце кабинета всегда стояла небольшая ширмочка, где можно было раздеться и оставить вещи. Но сейчас там лишь сиротливо стоял одинокий стул.
   -- Вам нужно повторное приглашение? - колко проговорила женщина, - Разденьтесь и превратитесь в ваше животное!
   -- Но... где? - Варвара, холодея, повернулась к комиссии.
   Они хотят, чтобы девушка разделась здесь? Перед ними?? Догола??
   -- Вы нас задерживаете! - устало произнес самый крайний маг. Лицо выражало лишь смертную скуку, но глаза заблестели в предвкушении бесплатного стриптиза.
   Варвара задрожала от негодования.
   -- Но... тут же нет ширмы! Как мне раздеваться?
   -- Случись оборот на улице, вы всегда ищете, где укрыться? - сварливо заметила целительница, - Может, вам еще зеркало в рост поставить, чтобы вы разглядели себя целиком?
   Варя ошарашено перевела взгляд на Олега Брониславовича, безмолвно спрашивая - как? Почему теперь оборот должен происходить открыто, при посторонних?
   Вожак ответил ей беспомощным взглядом. Он и сам понимал, что требование комиссии - чересчур, но поделать ничего не мог - любое слово против, и Варе поставят штамп "не прошедшая социализацию".
   -- Ну же, Варвара, не задерживайте нас! - магу явно не терпелось понаблюдать за раздеванием симпатичной девушки.
   Варя запаниковала, на глаза навернулись слезы.
   -- Думаю, мы все-таки позволим молодой девушке обратиться за дверью, - вдруг вмешался Артур Викторович, - У каждого из нас есть чувство стыда.
   -- Она -- оборотень, ее чувство стыда должно быть атрофировано... - парировал ему маг. Его лишали бесплатного развлечения!
   -- Кто вам это сказал? Если она оборачивается в шкуру, это не значит, что перестала быть разумным существом, - председатель указал девушке на выход, - Идите за дверь, Варвара и попросите Евгению вам помочь. Вы же оборачиваетесь..., - он сверился с бумагами, - простой кошкой, значит, дверь открыть сами не сможете.
   Варя благодарно кивнула Артуру Викторовичу и почти вылетела из кабинета. Прислонилась спиной к двери и в сердцах ударила по ней ногой.
   -- Не переживай, не ты первая! - равнодушно бросила ей секретарша, - Дверь потом сможешь сама открыть?
   ...
   Ух, как же холодно!
   Варвара поежилась и захлопала ладонями в рукавичках, пытаясь согреть пальцы.
   Кстати, ноги тоже замерзли. Зимние сапоги хоть и были теплыми, но получасовое ожидание транспорта из кого - хочешь сотворит ледяную скульптуру в интересной позе.
   Да где ж эта маршрутка - то!
   Девушка подошла к обочине и глянула вперед, надеясь увидеть на дороге приближающийся микроавтобус. Машины полетали мимо, слепя дальним светом, но - все не то.
   Варя раздраженно выругалась -- вот всегда так! Когда не нужно -- стоят рядком, выбирай любую, а как понадобится - не дождешься.
   Девушка подышала на варежки, пытаясь согреть пальцы сквозь шерсть, и попыталась убрать руки в карманы. Толстые вязаные рукавички толком внутрь не лезли, но снимать их не хотела -- потерять с трудом согретое тепло было жаль.
   Варвара продолжала прокручивать в памяти прошедшую диагностику, особенно проверку ипостаси, как всегда неприятную и противную, оставляющую липкое ощущение собственной беспомощности.
   Манежем назывался небольшой сектор помещений, специально подготовленных для работы с анималами. Центральный коридор и отходящие от него ответвления кабинетов и смотровых.
   Проверка реакции анимала в животной ипостаси на визуальные и звуковые элементы проходила в небольшой комнате с жестким полом и стенами. Неожиданно начинал мигать свет и резко и громко долбил по нервам тяжелый гулкий звук. Эта какофония резала, разрывая барабанные перепонки. Варвара орала бы во весь голос от ужаса, но из ее кошачьей пасти вырывался только тихий стон. В кромешной темноте мелькали какие-то большие предметы, кошка каждым волоском ощущала воздушные вибрации, что они издавали при перемещении. Кто это был или что -- неизвестно.
   Звериная сущность кошки рвалась наружу колючим комком ярости и паники, хотелось мигом взвыть и бросится вперед, атаковать неизвестное, но Варвара упрямо держала ипостась под контролем. Нельзя, нельзя дать ей вырваться! Она не животное, она -- человек! Разумное существо! И она сможет взять верх над своей второй ипостасью! Должна!
   С трудом, но это испытание девушка выдержала,
   Проверка реакции на стихийную и разумную магию прошла несколько проще. Правда, телекинетик так приложил Варвару об стену, что у девушки еще долго потом звенело в ушах, но целительница комиссии помогла избежать сотрясения мозга. Уже за это ей спасибо.
   Стихийник пару раз ударил по черной кошке водяными струями, превратив пышную блестящую шерстку животного в облезлый мокрый комок шерсти. Варвара начала отфыркиваться и отряхиваться от воды, как в этот момент неожиданно на нее упала огненная цепь. Кошка, в последнюю секунду учуяв опасность, метнулась в сторону, лишь от шерсти повалил пар.
   А вот испытание телепатом Варваре не понравилось. Ей казалось, что чтец мыслей, вместо беглого просмотра ее мысленного образа и распознавания в нем звериных черт, наоборот сам подталкивает к переходу в животный разум. Девушка тщательно удерживала на себе человеческий образ, старательно и скрупулезно выписывая в голове свой обычный внешний вид, но когда телепат дал добро и отпустил ее, вздохнула с огромным облегчением.
   Но странное дело - в присутствии Артура Викторовича комиссия была более доброжелательна к Варваре. Он смягчал требования к испытаниям, какие-то - полностью отменял, какие-то - сокращал по времени. Прогонку по лабиринту, в которой анимал обычно показывает свои боевые таланты как зверь, отменил вообще, заявив, что для такого слабого оборотня, как Варвара, этот тест бессмысленнен, ибо в здравом уме никто не додумается выгнать на передовую домашнюю кошку.
   Члены комиссии были недовольны этими поблажками, но идти против председателя не стали. Записывали данные, что оглашал Артур Викторович, соглашались с его мнением, что нет смысла и дальше мучить девушку, и спокойно проходили к следующему тесту.
   Правда, одна из целительниц попыталась поначалу возмутиться вмешательством в диагностику, но пара очень тихих слов ей на ухо - и она заткнулась до конца всего тестирования.
   Олег Брониславович смотрел на все с непроницаемым лицом. Было непонятно, что он на самом деле думает о помощи Артура, то ли доволен, что его ученице облегчили процедуру, то ли -- негодует, что маг вмешивается в дела анималов.
   Лишь позже, когда Варя уже покинула манеж и одевалась в приемной, ей на мобильный пришло текстовое сообщение от учителя "Держись от него как можно дальше". Уточнять, о ком именно писал Савельев, не пришлось.
   Этот загадочный интерес к девушке, всю дорогу не выходил у Варвары из головы.
   Странно. С чего бы вдруг Артуру Викторовичу помогать почти такой слабой анималке?
   Варя вспомнила странные расспросы о своей семье. Быть может, председатель знал ее отца?
   Да нет, - Варя сразу отмахнула эту мысль как глупую, - Когда тот погиб, Артуру Викторовичу было от силы лет семь, может девять. Вряд ли больше.
   Да даже если бы и знал - двадцать лет уже прошло.
   Но зачем он тогда так интересовался, что Варваре известно о родителе? Непонятно.
   Глубоко уйдя в свои мысли, девушка не заметила, как рядом остановилась серебристая иномарка и открылась дверь.
   -- Варвара?
   Она осторожно заглянула в салон - Артур Викторович собственной персоной. Шапка отброшена на соседнее сидение, замшевая куртка на меху расстегнута, на пальце блестит золотая печатка.
   -- Давайте подвезу.
   Девушка охнула про себя - вот уж верно в народе говорят: о нем вспомнишь -- он и появится! Чего не надо -- того не надо! Она и сама прекрасно доберется до дому своим ходом.
   -- Нет, нет, я подожду лучше автобус, - она Варя замотала головой.
   -- Да садитесь же!
   Несмотря на помощь председателя в прохождении диагностики, Варваре он все равно не нравился.
   Было в нем что-то неприятное, мерзкое. Оно плавало в глубине его глаз и таилось в доброжелательной улыбке. Обостренное чутье анимала вопило во весь голос, что с Артуром Викторовичем лучше дел не иметь никаких. Вообще и никогда.
   -- Мне все равно не по пути, - девушка категорично отказывалась.
   -- Да садитесь же, Варенька! - широко улыбнулся Артур, словно воспринимая ее отказ как женское жеманство, - Вы ведь хотите отблагодарить меня за помощь в диагностике. Вот я и даю вам шанс.
   -- Отблагодарить?
   -- А вы считаете, что не за что? - он подмигнул девушке.
   Это еще что за намеки!? Она не просила помощи, не вымаливала сократить диагностику и отменить часть тестов!
   Варвара выпрямилась в струну, губы гневно сжала, брови свела в одну линию.
   -- Разумеется, большое спасибо, но я не представляю, чем еще могу отблагодарить, кроме слов, - уличный мороз мог побороться с ледяным тоном девушки за первенство по холоду.
   Артур усмехнулся.
   -- Мы не так меня поняли, милая девушка, я всего лишь хочу поговорить.
   Варвара его уже не слушала. В очередной раз глянув на дорогу, она увидела подъезжающую маршрутку и, с силой хлопнув дверью машины председателя, почти бегом направилась к микроавтобусу.
   Артур вылетел из машины, догоняя анималку.
   -- Варя! Варя! Вы же не так поняли!
   Но та уже закрыла за собой дверь маршрутки.
   ...
   Варя вышла на пустой остановке. Уличный фонарь освещал киоск с пивом и сигаретами, но народу вокруг не было. Неудивительно, время-то позднее, почти одиннадцать ночи. Еще минут пятнадцать -- и наступит комендантский час, установленный Гильдией для анималов. Если дежурный патруль заметит Варю вне дома, то серьезные проблемы будут у всей ее семьи.
   Высотка, где жила Варвара, находилась в шагах ста от остановки и для молодой девушки это не расстояние, но в ночной зимней темноте да без прохожих...
   Она поежилась и огляделась, вдруг все-таки хоть кто-то да пробежит. Уже не так страшно будет, а то район выглядит вымершим. Но вокруг никого не было.
   Девушка на миг даже пожалела о своем отказе Артуру Викторовичу, все-таки какая - никакая, но компания. Но с другой стороны--нет уж. Неизвестно, о какой благодарности этот маг говорил, а то с него станется возжелать "юного девичьего тела".
   Надо вызванивать Дэна. Обиделся он или нет, но помочь подруге в такое время обязан как взрослый и сознательный мужчина. Заодно будет повод Варе извинится перед ним за то, что давила на отказ от Турнира.
   Решившись, достала мобильник и набрала номер.
   -- Дэн! Дэн, ты там как, уже освободился? Встреть меня, пожалуйста, а то мне страшно! - пролепетала она в трубку, - Я на остановке стою.
   Дэн жил в том же доме, что и Варвара, только через подъезд.
   На том конце друг коротко вздохнул.
   -- Варюш, ты бы предупредила заранее! Я все еще не дома!
   Черт! Вот почему, когда надо...
   -- Да когда тебя предупредишь, если ты к телефону не подходишь! - с досады Варя пнула остановку ногой. Ударила пальцы ноги о железку. Сапог, хоть и приглушил боль, но не избавил от нее.
   -- Чтобы ты снова начала выносить мне мозг по поводу отказа от соревнований? - едко спросил в ответ парень.
   Да, Варвара действительно переборщила с этим, она прекрасно понимала, что давить не следовало. Дэн не тот человек, чтобы передумать из-за чьего-то недовольства.
   -- Согласна, - со вздохом признала подруга, - Я виновата. Не стоило так делать.
   -- Угу.
   -- Так ты встретишь?
   -- Варь, я не дома! - раздраженно повторил парень, - И когда буду -- еще не знаю, у меня тут незапланированная встреча...
   -- Встреча? - Варя забеспокоилась. Какие могут быть встречи почти ночью, - С кем?
   -- Ты их все равно не знаешь, - по голосу Дэна чувствовалось, что зря он это ляпнул.
   -- Дэн?
   -- Варя?
   Встреча ночью? В день тренировки перед Турниром?
   Что-то тут не вяжется!
   -- Дэн, пожалуйста, скажи, с кем ты встречаешься, - начала мирно уговаривать друга Варя.
   Парень протяжно и громко вздохнул, давая понять, как ему надоела слишком навязчивая опека:
   -- Моя дорогая подруга, у меня, как у взрослого мужчины, могут быть встречи о которых тебе знать не обязательно...
   -- Дэн, пожалуйста!
   -- А вот у тебя время почти на исходе! - и завершил разговор.
   Девушка со злостью отключила вызов.
   Как бы там ни было, но Дэн прав - на экране телефона отразились цифровые часы: без семи минут одиннадцать.
   Варвара вздохнула, посильнее сжала в руках ручку сумки, чтобы, если что, отмахаться хотя бы ею, и быстрым шагом направилась по запорошенной снегом тропинке к домам.
   Вдруг справа до нее донеслись приглушенные крики, глухие звуки ударов и, чуть позже, стон боли. И следом -- вызверившийся, истеричный лай собаки, испуганной до смерти.
   Девушка бросила туда настороженный взгляд, но видно ничего не было - уличные фонари не работали.
   Остановилась. Может быть, подойти ближе и посмотреть, что происходит?
   Но тут же дала сама себе мысленно пинок под зад.
   Нечего смотреть, как бы самой не прилетело! Мало ли кто там дерется! Может, какой собачник бомжей гоняет?
   Собака лаяла отчаянно, истошно, буквально выдирая глотку из себя. Так не будешь орать от злости, так рвешься только от ужаса.
   Варя непроизвольно сделала шаг назад--что же должно было так напугать животное? Где его хозяин, почему не успокоит своего питомца?
   И в этот момент полыхнуло магией. Невидимо для глаз, но ярко и пронзительно.
   Как любой анимал, Варвара ощущала сотворенное волшебство, это был один из тех редких талантов, ради чего она признавала дар оборотня. Распознать, какое конкретно заклинание использовалось, не смогла, это под силу только обученным магам, как ее брат, например, но силу примененного таланта оценила.
   Девушка прислушалась -- после удара магии все вроде бы успокоилось. Ни шума драки не слышно, ни лая собаки.
   А все равно страшно. Да мало ли кто там дрался, хорошо, если просто компания что-то не поделила между собой. А если это какие-нибудь воры - убийцы? Да еще и с магом? Он атаковал или защищался?
   Что самое неприятное - если Варя хочет быстрее добраться до дома, то ей надо свернуть по тропинке как раз в ту сторону, где происходила драка. Или же - идти вперед и обходить два дома, а значит, увеличить шанс нарушить комендантский час, пусть и на пару - тройку минут. Тут главное, чтобы не засек патруль.
   Идти в обход или сворачивать на тропинку?
   Нет уж, береженого... и так далее по поговорке.
   Варвара прижала к себе сумку сильнее и зашагала вперед. Пусть и дорога будет длиннее, зато подальше от явных неприятностей. А то мало ли что!
   До собственного дома она добежала в два счета.
   Ровно в одиннадцать вечера.
   ...
   -- Явилась - не запылилась?
   Девушка раздраженно подняла глаза к небу. Да что ж такое - то! Весь вечер насмарку!
   То тестирование проходит...скажем так - нестандартно, то Артур Викторович пристает с какими-то странными намеками на благодарности, а теперь вот братец решил выпендриться и встретить родную сестричку со всей лаской и любовью, что к ней испытывает.
   Варя повесила сумку на ручку двери и начала снимать пуховик. Она решила не обращать внимания на братца. Хочется ему скандалить -- пусть сам с собой разговаривает, вон зеркало висит на стене.
   Вячеслав стоял в коридоре, прислонившись плечом к косяку двери, и с презрительной ухмылочкой рассматривал сестру.
   Оборотень! Какое громкое и страшное слово!
   В голове сразу рисуется жуткий монстр в человеческий рост с раззявленной пастью и огромными клыками. Глаза горят яростью, когти разрывают тело на части...
   А в итоге что получаем - обычную кошку?
   Всего лишь паршивую мелкую тварь, у которой из достоинств лишь пушистая шерстка да малюсенькие коготки? Домашний комок шерсти?!
   В детстве маленький Славик бегал хвостиком за старшей сестрой, с коленей ее не слезал, просил поиграть с ним или почитать сказку. Так было до пансиона, куда Вячеслава отправили в семилетнем возрасте.
   Но в классе ребята сразу объяснили мальчишке, что в оборотнях нет ничего ни хорошего, ни таинственного. И показали кулаками, каково это - гордится сестрой - анималкой со второй, звериной ипостасью.
   Вячеслав еще принял бы Варвару, будь она посильнее и оборачивалась хотя бы в собаку или лисицу. Все - хищник, умеющий дать серьезный отпор. Тогда Славик любому мог бы с наглой гордостью хвастаться, что пусть сестрица и оборотень, но зато порвет всех, кто его обидит.
   Когда его задирали старшие ребята и он не мог дать весомого отпора, маленький Славик так надеялся, что приедет старшая сестра и всем устроит!! Но приехав домой в первые же каникулы и рассказав сестре про школьные унижения, он с глубоким разочарованием узнал, что она не сможет ему помочь, не сможет напугать грозным видом и оскаленной пастью.
   Варя оказалась всего лишь кошкой. Обычной мелкой тварью, что бегают по подворотням и роятся в кучах мусора в поисках крыс и мышей, пугливо шарахаясь от каждого прохожего.
   Уже потом, когда Вячеслав подрос и самостоятельно сумел доказать своим обидчикам, что трогать его не безопасно, защита оборотня не понадобилась.
   Но брат так никогда и не смог простить сестре, что она обманула его тайные надежды.
   И каждый раз он оскорблял ее с ожесточенной злобой, выплескивая на Варвару свое разочарование и ненависть.
   Девушка уже повесила верхнюю одежду на вешалку и сейчас копалась в сумке в поисках мобильника и книги, совершенно позабыв о присутствии брата.
   -- Ва - арь, - медленно и таинственно потянул он, - А вас там как полностью обследовали? И целители тоже?
   Девушка отвлеклась от сумки и удивленно уставилась на брата.
   -- Гинеколога тоже посещала? - он широко и зло ухмыльнулся, - Вы же, когда весна наступает, должны, как животные, с ума сходить. Течка там, случка и так далее.
   Варвара вспыхнула до кончиков ушей от злобы и стыда.
   -- Ты что мелешь?
   -- Я? - показушно удивился парень, - Я же забочусь о тебе! Март уже скоро, откуда ж я знаю, с кем ты там по ночам гулять будешь? Может, с каким котом подвальным? Не дай бог, в подоле котят принесешь! Ты обязательно как следует выбирай, с каким кошаком связываться, ладно? - он с фальшивой заботой умоляюще сложил руки перед собой, - Или еще лучше -- приведи домой, мы его тут вискасом кормить будем, пока он тебя...
   Варвара надвигалась на него, с силой сжимая в руках найденный телефон. Пластик жалобно захрустел под ее пальцами, но девушка этого не слышала. В глазах стояли слезы от оскорблений, в горле застыл комок.
   -- А тебя вообще как коты имеют обычно - скопом или поодиночке? - продолжал издеваться Славка, делая шаг назад. Конечно, Варька была намного его слабее, но, кажется, сегодня он перегнул палку.
   Варвара замахнулась, но ударить брата не успела. Сзади ему опалил волосы огненный шар.
   -- Живо извинился перед сестрой! - рявкнула мать, занеся еще раз ладонь над его затылком. Пальцы засияли белым светом, в отблесках которого лицо матери выглядело устрашающе.
   Высокая, такая же светловолосая, как сын, женщина кипела от бешенства. Видимо, услышала ругань своих отпрысков.
   При матери, зная, что та за старшую дочь горой стоит и защищает от всяких издевательств, брат не задевал Варю, просто старательно ее игнорировал. А вот в ее отсутствие выкладывался по полной.
   Но мать Вячеслав боялся. Тихая и рассудительная, в порыве ярости она была сурова и беспощадна, истово защищая свою семью. И в семье таким же образом строго сохраняла закон и порядок, разбирая жестко, но справедливо все стычки детей между собой и пресекая взаимные оскорбления.
   -- Ну, не слышу!
   -- Мам, я... - из презрительного надменного красавца Вячеслав мигом превратился в испуганного пацана, еле бормочущего что - то.
   Женщина не стала разбирать вялый лепет сына, она лишь указала ему пальцем на дверь.
   -- Сидишь в своей комнате, пока не разрешу. Лишаешься всех карманных расходов на полгода...
   Как еще мать наказала Вячеслава, Варя уже не слушала. Вытирая со щек злые слезы, она тихо прошла в свою комнату и закрыла дверь на замок.
   ...
   Ночь.
   Артур бросил взгляд на часы -- половина двенадцатого.
   Он отпил из бокала вина и отсалютовал своему отражению в окне. Часть задуманного удалось выполнить - и это хорошо. Остальное надо лишь проконтролировать, чтобы не выпустить из рук, и можно считать, что пост Главы Гильдии у него в кармане.
   Артур довольно облизнулся, вспоминая хрупкую фигурку Варвары.
   Красивая девушка. Тонкая, изящная, очаровательная. И судя по всему - из семьи, к которой у Артура серьезный интерес, если конечно в архиве не напутали документы.
   Подобраться бы поближе к девушке, присмотреться к ней, разговорить. Как жаль, что она так испуганно шарахнулась от него сегодня. А ведь Артур действительно хотел просто пообщаться.
   Остальное-то успеется, а вот выяснить некоторые важные детали... Эх, такой шанс пропал. И ведь Артур специально подобрал день, когда именно Русанова будет проходить диагностику. И помогал ей специально, чтобы подобраться ближе и завязать знакомство. Кто ж не захочет отблагодарить хотя бы толикой внимания человека, благодаря которому неприятная процедура была не такой уж и долгой?
   Но Варя чего-то испугалась.
   Интересно, она всегда такая пугливая?
   От размышлений мужчину отвлек телефонный звонок.
   -- Артур? Здравствуйте.
   -- Дмитрий Валерьянович, рад вас слышать! Как ваши дела?
   Старый друг семьи, опытный маг - целитель, занимавший должность главного врача в центральной клинике Гильдии. Не последний человек в организации, далеко не последний. Впрочем, с мелкой швалью Артур и не водил знакомств.
   -- Неплохо, мой мальчик, неплохо, - добродушно прогудел в трубку старик, - Тяжеловато, правда, без Ильи, но справимся, не в первый раз.
   Илью Артамовича похоронили на днях, Артур присутствовал на похоронах и со скорбным видом утешал несчастную вдову. Что поделать, автомобильные аварии - это бич современных мегаполисов, от них не застрахован никто.
   -- Я вот по какому поводу звоню, - Дмитрий Валерьянович вдруг запнулся, - В ближайшие дни к нам должна прийти Лариса со своим сыном, мальчику уже четыре года, его пора ставить на учет.
   -- Дмитрий Валерьянович, это не совсем...
   -- Да, да, я понимаю, мой дорогой, понимаю. Лариса, конечно, допустила тогда серьезную ошибку, но... Ты все же считал мальчика своим сыном, да и Ларочка тебе все еще не безразлична, я знаю. Просто подумал, может, ты захочешь узнать, как у них дела, как здоровье парнишки?
   Артур с силой сжал трубку и пластик захрустел.
   Лара.
   Лара и Василек.
   Рыжеволосая красавица и ее толстощекий мальчуган с яркими синими глазищами и русыми вихрами.
   Его невеста, почти жена, и ее... Как незаконнорожденных называли раньше - бастард? Ублюдок?
   То, что Лара и Артур расписаны не были - лишь ничего не значащий факт.
   К Васильку слово "ублюдок" никак не подходило, но оно полностью описывало суть произошедшего.
   -- Мы договаривались с Ильей, - осторожно начал Артур, стараясь не выдать своих истинных чувств по отношению к рыжей и ее отпрыску, - А после его смерти...
   Старый целитель его снова перебил:
   -- Ты же понимаешь, Артур, я не могу отдать твою семью другому врачу. Да, да, - он не дал вставить слово собеседнику, - Я все равно считаю Лару твоей семьей и лично хочу проконтролировать, что у них все пройдет хорошо. Так тебе сообщить, или как?
   Артур похолодел. О настоящей истории рождения Василька знали только трое: сам Артур, его бывшая невеста и их лечащих врач, Илья Артамович. После его похорон Артур первым делом ринулся в клинику и заплатил очень хорошие деньги помощнику Артамовича, чтобы дело Ларисы вел именно он.
   И если Дмитрий Валерьянович все узнает, то с этого старого принципиального идиота станется донести Владиславу! А этого допустить никак нельзя!
   Надо что-то срочно придумать!
   -- Да, я буду благодарен, если вы возьмете на себя Ларису с сыном, - Артур был очень вежлив со старинным другом семьи, - Быть может, я даже сам приеду в клинику. Когда им назначено?
   -- Во вторник, мой дорогой, во вторник, - Дмитрий Валерьянович улыбнулся в трубку, - Приезжай, буду рад тебя видеть!
   Артур положил телефон очень аккуратно, стараясь не дать выплеска собственным чувствам.
   Лара! Как он любил эту рыжую вертихвостку! С ума сходил, по ночам у балкона сторожил, даже заказывал серенады!
   Но Лара никогда не отличалась верностью своим избранникам. Она изменила Артуру и забеременела от какого-то мерзавца.
   Бескудников ничего не знал. Он жил с Ларисой как с женой - в одном доме, одним хозяйством. По вечерам они ходили гулять в парк вместе с ребенком, по выходным - навещали родителей Ларисы.
   Василька Артур обожал, проводил с сынишкой каждую свободную минуту. По ночам вставал к плачущему ребенку и укачивал его, покупал ему развивающие игрушки и занимался с сыном.
   А через год на очередном медосмотре вдруг в ауре малыша вдруг обнаружили едва пробивающиеся магические всполохи. Ранние, едва заметные, но четко определяющие направление магии.
   Артур сначала не поверил, потребовал повторения процедуры. Но и на второй, и на третьей результат был тем же самым.
   Его Василек оказался оборотнем. Магом - анималом. Магом, чей талант невозможно получить случайно, эта магия передается только по наследству от родителей.
   Семья Ларисы была чиста -- Артур специально после проводил проверку и архивную, и медицинскую.
   Семья Бескудникова - тем более. Свое генеалогическое древо мужчина знал назубок вплоть до шестнадцатого века.
   Вывод один - Лара изменила Артуру с каким-то оборотнем. Рыжая отказывалась, даже предлагала пройти генетический анализ на отцовство, чтобы доказать, что Василек именно его сын. Но чтобы Артур Бескудников доказывал свое родство таким унизительным способом?!
   Он выгнал ее вместе с сыном из дома и лишил финансового обеспечения. Перекрыл все карточки, запретил брать на работу в доступные ему организации. Даже родители Лары отказались от дочери, оповестя всех окружающих, что женщина, не умеющая держать свое слово и быть верным избранному мужу - не имеет права носить их фамилию.
   Все знали именно эту историю как официальную.
   И настоящая должна была остаться строго между тремя: Артамовичем, Ларой и Артуром.
   Но целитель подвел: увидев последний расклад на пост Главы Гильдии и просчитав все возможные варианты, он понял, что его ближайшим соперником становится именно Бескудников. И не нашел никакого другого выхода, кроме как шантажом требовать от Артура отказа от поста Главы.
   За что и поплатился.
   Значит, теперь тайна известна только Ларе.
   Артур задумался.
   Нужно заставить рыжую замолчать навсегда, чтобы она даже думать забыла, почему ее ребенок родился оборотнем.
   ...
   -- Варя? Ты тут?
   Мама приоткрыла дверь в темную комнату дочери. Черная кошка сидела на подоконнике и рассматривала улицу внизу.
   Женщина печально вздохнула и закрыла за собой дверь. Привычно обогнула угол кровати и письменный стол с компьютером, встала у окна, погладила кошку по спине.
   -- Ты не злись на него, Варюш, ему еще восемнадцать, он глупый и не понимает...
   Легкая дымка окутала кошку и через мгновение рядом с матерью встала Варвара.
   -- Да все он понимает, мам! - злость от ссоры с братом еще не прошла, и девушка сбрасывала на мать свои эмоции, - Ему уже восемнадцать. Уже! Это не тот возраст, когда писаешься под себя и считаешь, что это весело!
   -- Он сильный маг.
   -- Это должно его оправдывать? - девушка раздраженно дернула штору, - По - твоему, если он умеет больше, значит, ему позволено гнобить и унижать слабых?
   Мать обняла дочь за плечи и прижала к себе.
   -- Ты же старше, Варюш, ты-то должна понимать, - она тихо вздохнула, - Славка сейчас в эйфории от своих способностей. На него обратили внимание в администрации Гильдии и он считает себя королем.
   -- Только король-то голый!
   Они замолчали, переживая прошедшую ссору.
   Варя вздохнула и уже тише проговорила:
   -- Я помню, каким он был до пансиона. Добрым и таким заботливым...
   -- Он ходил за тобой хвостиком, - с грустной улыбкой кивнула мать, - Помнишь его любимую сказку?
   -- "Иван - царевич и Серый волк". Славка всегда думал, что я тоже смогу превращаться в волка и мы будем с ним на пару совершать подвиги и убегать за приключениями.
   Женщина грустно качнула головой.
   -- Это он в пансионе наслушался своих товарищей. Промыли ему мозги, что ты оборотень, что вас в резервации надо...
   Варя недовольно дернула головой.
   -- Слушать дурость других - ума много не надо!
   И снова в комнате воцарилось молчание. Только часы еле слышно пикали, да ветер свистел за стеклом.
   -- Я... Мам, я перееду наверное в бабулину квартиру, - еле слышно произнесла Варя, - Для всех так будет лучше.
   -- Варюш, я... - мать горестно вздохнула.
   Она всегда воспитывалась в принципе, что семья - это нечто единое. Целое. Общее.
   Да, конечно, дети взрослеют и уходят из дома, заводят свои семьи, рожают своих детей, но все равно - жить нужно вместе, дом к дому, забор к забору. Потому что это семья. Это твоя опора, которая всегда будет рядом и придет на помощь.
   Бабушка Вари, мать ее отца, жила на другом конце Москвы, в Царицыно, и это, по мнению матери было крайне далеко. На уровне Заполярья.
   Но женщина прекрасно понимала, что дальше ситуация будет только усложняться.
   Вячеслав почти закончил обучение в пансионе, ему осталось лишь прохождение практики, а значит большую часть вечеров он будет проводить дома и доставать Варвару чаще и сильнее. Уже сегодняшняя ссора показала, что сын в попытке оскорбить сестру не постоит даже за сомнительными для дома темами.
   К тому же, женщина получила днем сообщение, что муж возвращается из полуторагодовой командировки. А у отчима с Варварой отношения, мягко говоря, прохладные. Олег Игоревич не принимал девочку - оборотня ни как свою дочь, ни как дочь своей жены от первого брака.
   Да, переезд для Вари будет самым лучшим вариантом.
   Но как же больно отпускать ее из дома, из родного гнезда!
   -- Мам, я понимаю! - дочь улыбнулась сквозь слезы, - Но мне и на работу там будет ездить ближе, и, наконец, самостоятельной стану.
   Мама ухватилась за соломинку.
   -- У тебя же зарплата копеечная, ты жить-то на что будешь?
   -- Мам, - девушка устало подняла глаза к небу, - Я что, похожа на транжиру? Того, что я получаю, вполне достаточно!
   Разговор о Вариной зарплате поднимался у них регулярно. Девушка не зарабатывала миллионы, но получаемого вполне хватало на нормальную жизнь. Да, шиковать не приходится, но и не приучена Варя к большим деньгам.
   -- Но все-таки у тебя маленькая зарплата... - сетовала мать.
   -- Нормальная! - Варвара спрыгнула с подоконника, - Решено: начинаю самостоятельную жизнь и с завтрашнего дня перевожу вещи на бабулину квартиру.
   Глаза заискрились, на щеках появились милые ямочки. Варя с воодушевлением представляла, как будет жить самостоятельно. Конечно, поначалу будет тяжко -- привыкла она, что мать ведет полностью дом. Теперь придется все делать только самостоятельно, но с другой стороны -- это же здорово: сама себе хозяйка.
   Тут она вспомнила:
   -- Да, мам, - женщина оглянулась, - Не говори Славке, что я переезжаю.
   -- Он сразу догадается, - мать подавила всхлип.
   -- Потом пусть, а пока не говори. А то мало ли -- захочет мне какую-нибудь гадость под конец сделать!
   Договорившись обо всем, женщины расцеловались и обнялись.
   Одна с трудом выпускала из - под своего крыла взрослую дочь, вторая - морально готовилась к полной самостоятельности.
  

Популярное на LitNet.com Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"