Инсаров Марлен: другие произведения.

Очерки истории революционного движения в России (1790 – 1890 годы) - 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мировоззрение народничества

Очерки истории революционного движения в России (1790 - 1890 годы)

 

 

Мировоззрение народничества

Чего хотели все они? Какие мотивы ими двигали? Каково было их мировоззрение?

Народоволец А.В. Прибылев вспоминал:

"...еще задолго до чистой науки, до Маркса и его экономического обоснования социализма я и мои сверстники были социалистами. Но мы воспринимали социализм тогда не как науку, а как этическую систему, как нечто от веры, от религии. И в частности, я первоначально становился социалистом в силу властно преобладавшего во мне этического требования социальной справедливости, и только уже много позднее к этому присоединилось научное экономическое обоснование этой системы" (Деятели СССР и рев. движения в России. М., 1989, с.191).

Этикой, стремлением к социальной справедливости народническое движение не исчерпывалось, хотя без этики оно было бы невозможно. У него была своя общественная теория, отличающаяся во многом от теории марксистского социализма. Народники признавали заслуги Маркса как революционера и как выдающегося критика экономической системы капитализма, однако не выделяли Маркса из общего числа современных западных социалистов.

Советские учебники истории традиционно считали крупнейшими теоретиками народничества Бакунина, Лаврова и Ткачева. На самом деле Петр Никитич Ткачев, первым в России заявивший о себе как о стороннике исторического материализма, но, используя этот метод, сделавший отличный от марксистского вывод о качественном своеобразии российского общества и государства и о возможности и необходимости захвата власти революционной партией, не был народником, поскольку не верил в возможность народной революции, ориентация на которую была краеугольным камнем народнической системы. Действовавшие в России революционеры-народники, за единичными исключениями, не считали его своим. Ткачев был крупным революционным мыслителем, достойным особого изучения, но от народничества он стоял особняком.

Взгляды и личность Бакунина оказали огромное влияние на народническое движение, но не могут быть в полной мере отождествлены с этим последним. Бакунин умер в 1876г., причем после опыта неудачного сотрудничества с Нечаевым он мало занимался революционным движением в России, сперва с головой уйдя во французскую и итальянскую революцию, а в последние два года жизни отойдя из-за тяжелой болезни от практической деятельности вообще. Но на начальном этапе народнического движения влияние на него бакунинского примера и бакунинских взглядов было огромным.

Именно Бакунин оказал решающее влияние на четкое понимание ранним народничеством недостаточности чисто политических революций, революций, которые приводят к изменениям политических форм общества, но оставляют в неприкосновенности господство капитала над трудом. Именно Бакунин последовательнее и четче кого бы то ни было пропагандировал необходимость уничтожения бюрократической государственности, установления нового строя, основанного на сотрудничестве сельских и городских общин.

Огромное влияние на народничество оказал моральный пример Бакунина, его ориентация на непосредственное революционное действие, единство слова и дела. Подобная ориентация на непосредственное действие часто вела к неудачам и провалам, но она же, по позднейшему свидетельству Плеханова, удерживала бунтарей-бакунистов от застоя, толкала их вперед. Не случайно первыми начавшие вооруженную борьбу с самодержавием революционеры Киева и Одессы были в большинстве своем выходцами из бакунистских бунтарских кружков.

Если Бакунин был агитатором, бунтарем и заговорщиком, то Лавров по всему складу своего характера являлся кабинетным ученым. Это не означает, что Лаврова можно недооценивать. Как мыслитель, он был сильнее, радикальнее и интереснее, чем его обычно считают. Именно ему принадлежат замечательная формула революционного социализма:

"Боевой клич рабочего социализма заключается, как известно, в двух формулах:

Прекращение эксплуатации человека человеком.

Прекращение управления человека человеком.

...неосуществимость второй формулы влекла бы за собой и неосуществимость первой...

... обе формулы, заключающиеся в боевом крике рабочего социализма, одинаково достижимы ...общежитие, построенное по началам рабочего социализма, может устранить управление человека человеком, ... Государственный элемент в будущем обществе, когда это общество вполне проникнется началами рабочего социализма, может не только дойти до известного минимума, но может и вообще совершенно исчезнуть. Вовсе не будет существовать какой-либо - меньшей или большей - доли общества, которая была бы поставлена в возможность при каждом случае навязать свою волю остальной доле общества, следовательно, не будет класса управляющего и класса управляемого" (П.Л. Лавров. Избранные сочинения на социально-политические темы, т. IV , М., 1935, с.257).

На народническое движение 1870-х годов наибольшее влияние оказала изданная легально работа Лаврова "Исторические письма". Именно в ней с наибольшей последовательностью была сформулирована еще одна ключевая идея народничества - идея долга интеллигенции народу. Интеллигенты, получившие знания за счет народного труда, должны передать эти знания народу и содействовать тем самым его освобождению, - так можно коротко сформулировать эту идею.

Лавров умер в 1900г. в эмиграции, где он находился с 1870г., после своего побега из ссылки. В самых нелегких условиях, наперекор восторжествовавшей реакции, он неустанно продолжал борьбу за освобождение трудящихся масс от двойного гнета самодержавия и капитала, за дело революционного социализма. Из всех теоретиков революционного народничества 1870-х годов он в наибольшей степени может быть назван учителем социалистов-революционеров-максималистов начала 20 века.

Если Ткачев стоял особняком от народнического движения, а Бакунин далеко не полностью совпадал с этим последним, то крупнейшим из теоретиков народничества, наряду с Лавровым, был Михайловский. Бакунин, Лавров и Ткачев были революционерами - эмигрантами, Михайловский до конца жизни являлся сотрудником легальных радикальных журналов (хотя сотрудничал с революционным подпольем и писал статьи для народовольческой прессы). В легальных журналах он не мог делать прямым текстом все политические выводы, но на этих статьях точно так же воспитывались молодые революционеры, как воспитывались они и на легальных статьях Чернышевского. Михайловский давал народничеству цельное мировоззрение.

Если Маркс при создании своей теории критически отталкивался от идеалиста Гегеля, то для Михайловского аналогичным объектом критической переработки была теория крупнейшего английского буржуазного философа 19 века, материалиста и позитивиста Герберта Спенсера. Если для Гегеля действительность была продуктом саморазвития духа, идеи, то Спенсер материалистически стремился объяснить весь мир как результат эволюции самой материи. Эта эволюция, прогресс для Спенсера представляла собой процесс непрерывного усложнения -и пока речь шла о дочеловеческой природе, Михайловский с ним соглашался.

Однако общественная теория Спенсера заключалась в том, что общество представляет собою реальный организм - и тут Спенсер доходил до совершенно комических аналогий правительства с головным мозгом, банковской системы с кровеносной системой организма, буржуа - рантье с жировыми отложениями и т.п.

Михайловский в полемике со Спенсером, указывал, что общество уже потому не может быть названо реальным организмом, что само состоит из доподлинных организмов - т.е. живых людей. Согласно Спенсеру, развитие, усложнение целого, т.е. в данном случае общества, неизбежно сопровождается упрощением его органов, т.е. живых людей, - и это хорошо, это прогресс, против которого не попрешь.

Но если общество как реальный организм есть лишь мыслительная абстракция, а упрощающиеся в нем до примитивности винтиков и гаек живые люди есть настоящая реальность, тогда существующий сейчас тип общественного развития, основанный на разделении труда, превращающем людей в упрощенные детали общественной системы, есть на самом деле не прогресс, а регресс, поскольку сопровождается не усложнением, а упрощением настоящих человеческих организмов, уничтожением целостного, всестороннего человека, фабрикацией физически, умственно и нравственно покалеченных уродов. Поэтому этот тип общественного развития нужно сменить другим типом - при котором люди не будут винтиками и гайками общественного механизма.

Исходя из иных теоретических предпосылок, чем Маркс, Михайловский, как и Маркс, понял, что причина классового деления общества заключается в общественном разделении труда и что сущность социализма состоит именно в уничтожении разделения труда. Прославление разделения труда было любимой темой буржуазных теоретиков со времен Адама Смита, с восторгом описывавшего бурный рост производства булавок после того, как благодаря последовательно проведенному разделению труда каждый рабочий стал ограничиваться выделыванием одной двенадцатой части булавки.

Булавки для человека или человек для булавок?, - вслед за другими социалистами отвечал буржуазным теоретикам Михайловский. Ну и что толку в вашем грандиозном росте производства булавок, если изготавливающий их рабочий стал несчастным уродом, обреченным всю жизнь выделывать одну двенадцатую булавки? И может ли считаться прогрессом подобный рост производительных сил, если он происходит за счет калечения и деградации человека?

Против утверждений буржуазных либералов, будто социализм означает подавление человеческой личности, Михайловский доказывал и доказал, что человеческая личность подавляется именно капитализмом, превращающим человек в винтик машины по производству прибылей, в "палец от ноги", в агрегат, всю жизнь выделывающий одну двенадцатую булавки. Борьбе за существование, как приспособлению человеческой личности к окружающей среде, Михайловский противопоставил борьбу за индивидуальность, борьбу за приспособление социальной среды к неурезанным потребностям человека. Из винтика общественной системы, из покалеченного разделением труда изготовителя одной двенадцатой булавки человек должен стать разносторонней целостной личностью, способной к развитию и умеющей делать все то, что делают другие люди. Общественное разделение труда, сложная иерархическая кооперация должно смениться простой кооперацией, товарищеским сотрудничеством в общем деле равных трудовых личностей, не покалеченных разделением труда.

Прототип такой разносторонней личности Михайловский видел в русском крестьянине-общиннике, еще не ставшим рабом разделения труда. Однако русский крестьянин, представляя высший тип человеческой личности, в то же время представляет невысокую степень этого высшего типа. Каждый крестьянин знает и умеет все то, что знают и умеют другие крестьяне, однако их знания находятся на очень низком уровне. Задача заключается именно в соединении науки и труда, революционной интеллигенции и крестьянства, соединении, которое сделает возможным непосредственный переход высшего по сравнению с фабрикуемыми капитализмом калеками крестьянского человеческого типа на высокую степень развития.

Расцвет деятельности народнических экономистов (крупнейшими из них были Воронцов и Даниэльсон) приходится на более поздний период, на 1880-1890-е годы. Современный историк и социолог Б.Ю. Кагарлицкий оценивает народнический анализ развития капитализма в России так:

"Осмысливая прошлое России, народники бросили вызов обеим господствующим направлениям отечественной мысли - западникам и славянофилам. Они отвергли идеи западников, видевших будущее страны в повторении "европейского пути", но точно так же отвергли славянофильский миф об исключительности России. Конкуренции мифов в российском общественном сознании народники противопоставили свой историко-социологический анализ, в значительной мере основанный на идеях Маркса...

По существу, народники были первыми, кто почувствовал специфику периферийного капитализма " (Б.Ю. Кагарлицкий. Периферийная империя. М., 2003, с. 339)

Специфика эта заключалась в том, что капитализм, вопреки либеральным и марксистским мифам, не развивался в России сам собой, из мелкотоварного производства, но насаждался по внешнеполитическим соображениям самодержавным государством, и развитие его происходило за счет нещадной эксплуатации и разорения русского трудового народа вообще и крестьянства в особенности. Русская буржуазия зависела от предоставляемых ею царским правительством казенных кредитов и заказов, средства на которые добывались за счет безжалостной налоговой эксплуатации крестьянства. Поэтому прямой экономический интерес русской буржуазии требовал не свержения самодержавия, а его сохранения. В то же время крестьянство, эксплуатируемое как самодержавием, так и - с его помощью - капитализмом, было готово к борьбе не только против старых, но и против новых форм эксплуатации, и именно поэтому русской революции предстояло быть двойной революцией - революцией как против самодержавия, так и против капитализма.

Именно эта двойная революция - революция и против самодержавия, и против капитализма - была целью героической борьбы революционеров - народников. В собственной терминологии народников, революция против царского деспотизма, против политического гнета называлась обыкновенно политической революцией, а революция против экономической эксплуатации крестьян и рабочих помещиками и капиталистами - социальной революцией. На разных этапах народнического движения менялось представление о соотношении социальной и политической революции. В первой половине 1870-х годов, до хождения в народ включительно, народники считали, что политическая революция станет естественным следствием революции социальной, что крестьяно - рабочее восстание свергнет заодно и царскую власть, поэтому нет необходимости уделять внимание специфической борьбе против самодержавия, против политического деспотизма, но следует просвещать и поднимать трудящиеся классы на борьбу против экономической эксплуатации. Массовые полицейские репрессии, обрушившиеся на народников во время их попытки поднять крестьян на экономическую революцию, игнорируя политический деспотизм, вынудили народников пересмотреть вопрос о соотношении политической и социальной революцию. Процесс пересмотра был завершен в период "Народной воли". Согласно мнению большинства народовольцев, осуществление политической революции развяжет силы революции социальной. После того, как будет опрокинуто бюрократическое государство, помещики и капиталисты, лишенные покровительства царской власти, ее полиции и армии, окажутся беззащитными перед лицом крестьян и рабочих, а потому с легкостью будут экспроприированы ими...

Очень важно подчеркнуть, что ориентация на двойную революцию, одновременную революцию и против самодержавия, и против капитализма была присуща и революционным рабочим, во всяком случае их значительной части. В 1890-е годы русские марксисты, выступавшие тогда за чисто политическую, т.е. буржуазную революцию, увидят для себя в подобной позиции рабочих немалую проблему. Рабочие-кружковцы не захотят понимать, почему, в силу каких таких исторических законов, если удастся скинуть такую чудовищную махину, как самодержавие с его огромной армией и полицией, нужно будет мириться с сохранением гнета такой мелкой твари, как капиталист, полностью бессильный без защиты самодержавия. Марксист Юрий Стеклов вспоминал, что в 1890-е годы рабочие в одесских марксистских кружках, "насколько я заметил, ...полагали, что революция, к которой мы подготавливаемся, будет социальной революцией, она положит конец и политическому, и экономическому гнету. К такому пониманию особенно склонялись крестьяне [т.е. рабочие - выходцы из деревни, сохраняющие с ней тесные связи], например, строительные рабочие. Они смотрели на вещи, так сказать, с точки зрения "максимализма"...

...Нет, ты мне вот что скажи, - говорил, волнуясь и спеша, плотник Назаров, сухощавый и загорелый, похожий на цыгана, - зачем нам не идти до конца? Раз у нас будет довольно сил, чтобы завоевать 8-часовой рабочий день и т.п., зачем нам сразу не добиться тогда введения социализма? Чего же канителиться? Уж если воевать, так вовсю". (Ю. М. Стеклов. Борцы за социализм, в 2-х частях. М., 1923 - 1924, ч.2, сс. 200-201).

Стеклов сделает из этих слов некоторые выводы и в начале 1900-х годов вместе с Рязановым станет лидером левой марксистской группы "Борьба", критиковавшей "Искру" вообще и аграрную платформу тогдашнего Ленина (о возвращении крестьянам только отнятых у них в 1861г. "отрезков" и сохранении всей остальной земли за помещиками) в особенности за оппортунизм и буржуазность. Уже в 1920-е годы Стеклов напишет превосходную 4-томную биографию Бакунина, проникнутую предельно возможным для марксиста сочувствием к Бакунину и критическим отношением к Марксу. Вообще Стеклов, наряду со своим другом Рязановым, наряду с бывшими народовольцами, а затем большевиками Теодоровичем и Ольминским, с профессиональным историком большевиком, а потом меньшевиком Рожковым, с марксистским исследователем государства и права Михаилом Рейснером, с внефракционным эсдеком экономистом Финн-Енотаевским, с оригинальными марксистами - экономистами разной политической судьбы Лариным, Оболенским - Осинским, Преображенским и Владимиром Смирновым, и т.д.- не говоря уже о таком крупнейшем после самого Маркса марксистском философе, как Богданов - относится к числу почти совершенно забытых, но очень талантливых и интересных марксистских теоретиков, историков и экономистов начала 20 века...

Еще до всего этого, в конце 1890-х годов в якутской ссылке Стеклов услышит от своего земляка, одесского народовольца Матвиевича:

"Да, вы [марксисты], конечно, правы. Пожалуй, вам удастся то, что не удалось нам. Но мы хотели сразу, одним разом, добиться всего: и политического, и социального переворота. Сорвалось! Что делать..." (там же, ч.2, с. 224).

Но если Великая революция 1917г. смогла победить хотя бы на короткое время, то она победила именно как одновременный политический и социальный переворот, как революция и против самодержавия, и против буржуазии. Ее дальнейшая гибель была обусловлена разными обстоятельствами, среди которых следует указать прежде всего отсутствие в ту эпоху производительных сил, делающих возможным преодоление разделения труда, а также отсутствие прочного и устойчивого равноправного союза городских рабочих и общинных крестьян и поражение революции на Западе... В силу этих причин социальная революция была раздавлена буржуазной модернизацией...

Представление о соотношение политической и социальной революции менялось, но и в раннюю эпоху народничества, и во время его народовольческого апофеоза цель борьбы оставалась неизменной.

Михайловский писал в газете "Народная воля" "Для западной буржуазии самодержавие - обуза, для русской буржуазии - защита" и давал этому следующее объяснение: "Чем самодержавнее исправник [полицейский], тем кулаку легче грабить". Михайловский писал "У терзающего народное тело хищного орла есть две головы - одна из них принадлежит самодержавию, другая буржуазии. Так бейте же по обеим головам хищной птицы!".

Этим призыв в замечательной образной форме и передает смысл деятельности революционеров - народников...

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

       

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Найт, "Капкан для Ректора"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"