Инская Анна: другие произведения.

Эмиль Куэ, или Веревочка с двадцатью узелками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.48*16  Ваша оценка:


#

Синопсис


       Юный Эмиль Куэ, один из лучших учеников в лицее города Труа, мечтает стать химиком: он хочет осчастливить человечество великими открытиями. Но обучение химии стоит слишком дорого, и эта профессия не приносит никакого дохода. В конце девятнадцатого века лишь молодые люди из обеспеченных семей могут позволить себе заниматься научными исследованиями. К сожалению, Эмиль не принадлежит к их числу, ведь его отец - всего лишь железнодорожный служащий.

       - Отчего бы тебе не стать аптекарем? За эту химию хотя бы платят, - предлагает отец Эмилю.

       Да разве это химия?! Но мсье Куэ уже немолод, а Эмиль - его единственный сын, он должен работать и помогать родителям. Смирившись со своей участью, он получает диплом фармацевта и становится управляющим аптекой.
       Эмиль крайне добросовестно относится к своим обязанностям, он не просто продает лекарства, но и подробно объясняет покупателю, как действует то или иное лечебное средство. Затем он обнадеживает больного: ''Скоро вы почувствуете себя лучше''.
       Далеко не всегда это обещание являются правдой. Эмиль всего лишь пытается приободрить страдальца. Но скоро, к своему удивлению, он убеждается, что эти слова обладают волшебным действием - все происходит именно так, как предсказал молодой аптекарь.
       Скоро Эмиль обнаруживает, что даже вода может вылечивать болезни - надо лишь убедить больного, что это не вода, а сильнодействующее средство. Заинтересовавшись этим явлением, Эмиль осваивает технику гипноза. Затем аптекарь-гипнотизер создает новый вид лечения. С помощью введения в состояние транса, он внушает больному, что выписанное врачом лекарство устранит болезнь.
       Но постепенно Эмиль приходит к выводу, что в гипнозе нет необходимости, и что больной может сам внушать себе идею о выздоровлении. Так рождается знаменитый ''метод Куэ'', который его создатель называл ''методом сознательного самовнушения''.
       Десятки тысяч исцелений - глухота, слепота, параличи, туберкулез, неврастения... Кажется, что перед простой, смешной формулой самовнушения отступает любая болезнь. Метод Куэ столь эффективен, что вскоре Европа и Америка оказываются захлестнутыми волной ''куэмании''.
        Эмиль Куэ лечит больных бесплатно; ему не нужны ни слава, ни деньги. Он мечтает лишь об одном - чтобы его техника была признана официальной медициной.
       Но этого так и не случилось. После смерти Куэ его теория была искажена, доведена до абсурда, затем высмеяна и, наконец, почти забыта.
       Но затем, возродившись в несколько измененной форме, она вошла почти во все современные методы психотерапии.





''Надейтесь не на меня, а на самих себя, ибо в вас самих скрыта сила, которая исцелит вас. Моя роль заключается лишь в том, чтобы научить вас пользоваться этой силой''
Эмиль Куэ



ОГЛАВЛЕНИЕ

  Предисловие
Глава 1. УДАР ЖАРНАКА
Глава 2. НЕ-БОЙСЯ-СМЕРТИ
Глава 3. ИММИГРАНТ ИЗ СТРАНЫ КОЛДУНОВ
Глава 4. БЕЛАЯ РАВНИНА ШАМПАНИ
Глава 5. АКВА ФОНТИС И МИКА ПАНИС
Глава 6. НАНСИЙСКАЯ ШКОЛА ГИПНОЗА
Глава 7. ЛЮСИ ЛЕМУАН
Глава 8. ЧЕЛОВЕК КОРОЛЕВСКОЙ КРОВИ?
Глава 9. ''РАЦИОНАЛЬНАЯ АПТЕКА'' КУЭ
Глава 10. НЕТ ВНУШЕНИЯ БЕЗ САМОВНУШЕНИЯ
Глава 11. ''МЕДИЦИНА ВООБРАЖЕНИЯ''
Глава 12. 'ПОВЕРЬ, И ТЫ БУДЕШЬ ИСЦЕЛЕН''
Глава 13. ДИКИЙ КОНЬ ВООБРАЖЕНИЯ И ОБОЮДООСТРЫЙ МЕЧ САМОВНУШЕНИЯ
Глава 14. ВЕРЕВОЧКА С ДВАДЦАТЬЮ УЗЕЛКАМИ
Глава 15. ФОРМУЛА САМОВНУШЕНИЯ
Глава 16. ЭТО ПРОХОДИТ!
Глава 17. ЗАКОН ПЕРЕВЕРНУТОГО УСИЛИЯ
Глава 18. КЛИНИКА НА УЛИЦЕ ЖАННЫ Д'АРК
Глава 19. РЭНТЭНТЭН, НЕНЕТТА И БОЛЬШОЙ МАКС
Глава 20. ТЕОРЕТИК МЕТОДА КУЭ
Глава 22. MIRACLE MAN
Глава 22. МЕТОД КУЭ ДЛЯ ДЕТЕЙ
Глава 23. ВОЛШЕБНИК И ПНЕВМОНИЯ
Глава 24. СМЕРТЬ И ВОЗРОЖДЕНИЕ КУЭИЗМА



ПРЕДИСЛОВИЕ

Before you go to sleep,
Say a little prayer,
Every day in every way,
It's getting better and better.

Перед тем, как уснуть,
Повторяй краткую молитву:
''С каждым днем, везде и во всем,
Моя жизнь становится
Все счастливее и счастливее''

Джон Леннон, ''Красивый мальчик''
(песня, написанная для сына)


       В этой песне цитируется знаменитая формула Эмиля Куэ, о которой осталось лишь краткое упоминание в учебниках по истории психологии и истории медицины. Однако в последние годы полузабытые идеи французского аптекаря вновь обретают признание. Вновь издается - и с интересом читается - его книга ''Власть над собой благодаря методу сознательного самовнушения''. Но, насколько мне известно, до сих пор не существует подробной русскоязычной биографии Куэ. Я надеюсь, что моя повесть сможет в какой-то степени восполнить этот пробел.
       В этой книге нет ни слова вымысла - она основана на документальных материалах.
       В моей повести я упоминаю прежде всего о лечении болезней. Однако метод Куэ с успехом может использоваться и для избавления от вредных привычек, развития способностей или решения каких-либо психологических проблем. Я не пишу об этом в каждой главе лишь потому, что иначе моя повесть стала бы слишком длинной. Но, на самом деле, в этой книге все, что относится к болезням, вполне применимо и к вопросам психологического характера.

Один из читателей этой повести, Анатолий Маевский, врач по профессии, написал очень интересный комментарий, который я, с согласия автора, решила перенести в предисловие моей книге.

Когда - то я руководил работой реабилитационного Центра для инвалидов. Центр был в непосредственном подчинении Минсобеса ( пока еще было это министерство). Мы работали при научной и методической поддержке Ин-та геронтологии и гериатрии ( Киев). Наш Центр работал с несколькими группами больных, имеющих инвалидность по профильному для нашего Центра заболеваниям: облитерирующие заболевания сосудов нижних конечностей ( осложнение сахарного диабета, эндартериит), бронхиальная астма и состояния после радикальных методов терапии онкологических больных. Контингент тяжелых больных - инвалидов, и абсолютно бесперспективный в плане излечения. Психологический статус этих больных при поступлении в Центр был крайне тяжелым. Понимая важность психологического состояния больных для эффективности лечения, я ввел в своем Центре обязательную спецпрограмму для персонала: при первой возможности подчеркивать позитивные изменения в состоянии каждого пациента, создать в Центре атмосферу позитива. Весь персонал: врачи, медсестры, санитарки и пр. обязательно выполняли этот внутренний устав Центра ( я лично это контролировал). Нам удалось с первых месяцев работы Центра достичь прекрасных результатов - больные после курса лечения уезжали в совсем другом настроении и с хорошими результатами лечения. Они старались попасть к нам на лечение каждый год, а некоторые умудрялись и несколько раз в год ( благо - это было абсолютно бесплатно для инвалидов). Непосредственно о волшебной формуле Э.Куэ лечащие врачи рассказывали каждому пациенту: сначала одни пациенты смеялись, другие воспринимали с сарказмом и недоверием, но общая аура Центра, результативность лечения постепенно превращали скептиков в сторонников этого метода.

Конечно, мы применяли самые современные методики лечения и реабилитации, доступные в то время, но восстановление психологического статуса наших пациентов способствовало более успешному лечению. И методом психологической реабилитации этих безнадежных больных - инвалидов, был метод Э. Куэ - ПРОСТО, БЕСПЛАТНО, ДОСТУПНО И ЭФФЕКТИВНО. Можно с недоверием пожимать плечами, но эффективность лечения больных в нашем Центре была действительно высока - за 8 лет работы ни у одного из наших пациентов ( а их было с патологией сосудов конечностей свыше 2000 чел), не было ни одной ампутации. Результативность комплексной программы реабилитации инвалидов ( в состав которой входил метод Э. Куэ, и его модификации) неоднократно подтверждалась нашим Министерством: нам давали грамоты, как лучшей медслужбе Минсобеса, на нашей базе проводились республиканские семинары по обмену опытом и т.д.).

Так что метод Э.Куэ прекрасно работал и на нашей земле.




       Здесь приводятся ссылки на переводы нескольких книг о методе Куэ. Они могут оказаться интересными для тех, кто захочет лучше понять, в чем заключается эта техника самовнушения.


  1. Эмиль Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''
  2. Чарльз Гарри Брукс, ''Использование самовнушения с помощью метода Эмиля Куэ ''
  3. Элла Бойс Керк, ''Мое паломничество к Куэ''

Скоро здесь будет выложен отрывок из книги Гертруды Майо ''Метод Куэ для детей''

***



        В этой повести нет ничего сенсационного. Имя Куэ известно далеко не всем, но его идеи давно уже стали общим достоянием.
       Они пересказываются в бесчисленных бестселлерах, посвященных аутотренингу, позитивной психологии, психологии успеха, психологии бизнеса, психологии спорта, личностному развитию, воспитанию детей... Эти мысли выглядят настолько очевидными, что кажется, будто они существовали всегда. Например:

- Не следует слишком много говорить и думать о болезнях, опасностях, возможных неудачах, и вообще о плохом или страшном. Ведь при многократном повторении, слова и образы постепенно проникают в наше подсознание. Затем эти слова и образы укореняются в нашем воображении и начинают, незаметно для нас, воздействовать на наши мысли, поведение, душевное состояние и даже физическое здоровье.

- Вера в свои силы и надежда на выздоровление часто приводят к избавлению от болезни, или, по крайней мере, к значительному улучшению.

- Лучше не обращаться к гадателям и ясновидящим, ведь их страшные предсказания могут вызвать вредные самовнушения и самореализоваться.

- Учитывая мощное воздействие внушения и самовнушения, родители должны не ругать, а ободрять ребенка. Недопустимо навешивать на ребенка ярлыки, такие как ''Ты неспособный'' или ''Из тебя ничего хорошего не выйдет''. Ведь эти слова превратятся во вредное самовнушение в подсознании ребенка, и он станет именно таким, каким не хотели бы его видеть родители.

- Ребенок должен расти в здоровой, позитивной атмосфере. Грубость и насилие в отношении детей недопустимы. Не следует пугать ребенка болезнями и всевозможными несчастьями.

- Педагоги должны не только передавать знания, но и внушать ученикам веру в свои силы и способности. Если ребенок с трудом справляется с заданиями, то его следует хвалить даже за малейший успех.

- Иногда неправильное поведение человека объясняется влиянием ошибочных схем, укоренившихся в воображении. По этой причине, некоторых преступников, особенно малолетних, следует не наказывать, а лечить с помощью психотерапии.

- Для того, чтобы добиться успеха, необходимо верить в возможность достижения успеха. Тот, кто думает ''я не могу'', действительно ничего не добьется, а тот, кто верит в себя, преодолеет любые преграды (''разумеется, в пределах разумного'', мудро добавляет мсье Куэ).

        Все эти мысли, к счастью, стали очевидными для любого из нас. Но сам Эмиль Куэ прошел сквозь триумфальную арку славы - и ушел в пустоту полузабвения. В начале двадцатого века его идеи воспринимались, как неслыханная ересь, вызов здравому смыслу - или как благая весть, способная спасти человечество. Современники называли этого человека святым, посланцем Божьим, гением, шарлатаном, фокусником, факиром! В наше время его теория почти никому неизвестна, а имя создателя ''метода сознательного самовнушения'' оказалось связано со всевозможными мифами.
       
Миф первый: Эмиль Куэ ''присвоил'' идею самовнушения.            
       Нет, никогда Куэ не претендовал на приоритет в этой области. По его словам, ''самовнушение старо как мир, поскольку его появление совпадает по времени с появлением человека на Земле''. Но именно Куэ создал эффективный и удобный в использовании метод самовнушения - настолько простой, что даже дети могли пользоваться им.

Миф второй: Куэ утверждал, что он открыл феномен плацебо: любое вещество может стать лекарством, если больной верит в его целебную силу.
       На самом деле, Куэ не отрицал, что это явление было известно задолго до его рождения. Но именно Куэ сумел создать теорию, объясняющую механизм действия плацебо.


Миф третий: Куэ утверждал, что любая болезнь является результатом самовнушения и может быть излечена с помощью самовнушения.
       Это преувеличение, придуманное слишком восторженными поклонниками метода самовнушения. Сам же Куэ говорил вот что:

''Болезнь никогда не бывает простой. На самом деле, к каждому физическому заболеванию всегда присоединяется еще и психологическое. Если физический недуг мы обозначим коэффициентом 1, то коэффициент психологического может быть 1, 2, 10, 20, 50, 100 и больше. Благодаря методу самовнушения психологическое заболевание исчезает очень быстро, и если его коэффициент был очень высокий, например, 100, а коэффициент физического недуга - всего лишь 1, то в результате остается лишь одна сто первая часть от общего заболевания''.
      
Миф четвертый: метод Куэ сводится к тому, чтобы успокаивать себя, выдавая желаемое за действительное. Это своего рода страусиная политика, попытка спрятать голову в песок для того, чтобы не видеть печальной реальности.

       Нет, позитивные фразы Куэ предназначены вовсе не для того, чтобы поднять себе настроение, уверяя себя, что жизнь не так уж и плоха. Формула самовнушения служит не для самоутешения, а для создания в подсознании образа-цели. Скрытая работа подсознания постепенно сделает этот образ реальностью. Куэ вовсе не рекомендовал забывать обо всем негативном. Он говорил: "Следует признать существование проблемы, а затем спокойно сказать себе: ''Я способен решить эту проблему'' и заняться самовнушением, повторяя себе: ''Я могу это сделать''.


Миф пятый: Эмиль Куэ был простым малообразованным аптекарем.
        На самом деле Куэ имел двойное образование: диплом Высшей школы фармакологии и пять лет обучения на медицинском факультете университета. Для того, чтобы читать иностранную литературу по психологии, Куэ самостоятельно выучил английский и немецкий языки - ими он владел в совершенстве. Кроме этого, он мог читать по-итальянски, по-испански и по-норвежски.


Миф шестой: метод Куэ примитивен.
       Да, метод Куэ прост до смешного. Но за ним стоят сложные теоретические построения и тридцать лет практики. Упрощение было сознательным - создатель метода стремился к тому, чтобы его система стала как можно более понятной и удобной для использования.


       Ну и, наконец, последний миф: Эмиль Куэ был ''простым французом, человеком из народа''.
       Это верно лишь наполовину. Отец Куэ был бретонцем, а считать бретонца французом - это все равно, что называть ирландца англичанином. Что же касается простонародного происхождения, то лишь после смерти Куэ его биографы обнаружили, что на самом деле его фамилия была несколько длиннее: ''Куэ де ла Шатеньрэ'', и по отцу он принадлежал к древнему дворянскому роду.
       ''Куэ'' - это вовсе не фамилия, а родовое прозвище, предназначенное для того, чтобы различать многочисленные ветви генеалогического древа старинной дворянской семьи. Шатеньрэ (Chataigneraie) означает ''каштановая роща''. А Куэ (Coue) - старофранцузский охотничий термин, означающий хвостатых животных, то есть волка и лису.
       По каким-то причинам Эмиль Куэ никогда не называл себя своей дворянской фамилией и поэтому он остался в истории под своим родовым прозвищем: Хвостатый.





Глава 1. Удар Жарнака

Тот, кто руководствуется мыслью ''я достигну!'', наверняка достигнет цели, так как делает все для ее достижения. Как только Фортуна пройдет мимо него, то даже если у нее на голове будет всего один волос - он сумеет схватить ее за этот единственный волос.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''


       В первый раз род де ла Шатеньрэ упоминается в документах пятнадцатого века, но прославился он лишь через столетие. Причем слава эта связана не с победой, а поражением в поединке. В истории Франции фамилия ''де ла Шатеньрэ'' вспоминается чаще всего в связи с выражением ''удар Жарнака''.
       Все началось с того, что молодой дофин, будущий король Генрих II, распустил слух о том, будто некий барон Ги Шабо де Жарнак сожительствует со своей мачехой. Ответом на сплетню, разумеется, был вызов на поединок. Дело-то происходило в XVI веке, и других способов разрешения подобных конфликтов тогда не существовало. Поэтому Жарнак был обязан сразиться за свою честь.
       Да, но не с дофином же! Разве сын короля может биться на поединке с простым дворянином?
       Заменить дофина на поле боя вызвался его друг, бретонец Франсуа де Вивонн де ла Шатеньрэ, отчаянный дуэлянт и лучший боец королевства, уже доказавший свою необыкновенную храбрость в войне против Италии.
       По воспоминаниям современников, Франсуа де ла Шатеньрэ был великодушен и учтив, но слишком задирист. Его племянник рассказывал:

''Мой дядя был невероятно силен... Волосы его были слишком черны. но у него был красивый цвет лица, светлый и приятный, и поэтому он был любим знатными дамами. Когда он был ребенком, его отец, нежно любивший его, добавлял в его пищу порошок из золота, стали и серебра. Он делал это по совету знаменитого врача из Неаполя''

       Вот она, сила самовнушения ! Мальчик каждый день ел тертый металл. Не умер. Вырос красавцем и первым бойцом королевства. И все потому, что верил: знаменитый врач плохого не посоветует!
        В отличие от него, Жарнак был мал ростом и тщедушен. Казалось, что у него нет шансов на победу. Но наша книга не о дуэлях, а о психологии. Именно она властно вмешалась в развитие событий и определила исход боя, полностью изменив соотношение сил противников.
       Ведь это была не простая дуэль, а ''Божий суд''; для барона Жарнака - единственная возможность доказать, что он безгрешен в отношении своей мачехи. Его поражение стало бы свидетельством его виновности! Не теряя времени, Жарнак занялся тщательнейшей подготовкой к дуэли и начал брать уроки у знаменитого итальянского фехтовальщика, который знал особые, малоизвестные приемы - очень опасные для того, кто незнаком с ними.
       Ну а какова была цель у великого дуэлянта Франсуа де ла Шатеньрэ? Он просто хотел помочь своему другу, дофину. Да и вообще он очень любил драться. Маленький тщедушный барон ему ничего плохого не сделал. Разумеется, герою приятно было бы очередной раз выйти из боя победителем. Но он уже столько раз побеждал, всегда и всех. Готовился ли он к предстоящему поединку? Разумеется, нет.
       Да, Франсуа де ла Шатеньрэ был лучшим фехтовальщиком Франции.... но довольно посредственным психологом. Веселый задира не подозревал, что не только сила решает исход боя.
       Тем временем Ги Жарнак и его итальянский наставник размышляли над тактикой будущего боя. Итальянец побеседовал со всеми, кто когда -либо имел дело со знаменитым бретером, и выяснил, что грозный де ла Шатеньрэ имеет слабое место: из-за старого ранения в ногу, он не может быстро отскакивать, уклоняясь от ударов.
       Пока итальянец занимался практическими вопросами, Жарнак ежедневно посещал церкви, ездил по монастырям и раздавал милостыню, прося нищих молиться о нем. Неустрашимый Шатеньрэ пировал с друзьями, а Жарнак молился о победе и верил, что кто-то там, на небе, поможет ему...
       Итак, противники сошлись: один из них уверен в своем превосходстве, зато другой уверен в том, что Господь не оставит его. Ведь он защищает свое доброе имя! И он так благочестив!

       Помогал ли ему Господь - неизвестно, но самовнушение - наверняка. А вот де ла Шатеньрэ вряд ли мог надеяться на помощь свыше. Хотя сражался он ради дружбы, но все-таки его друг оклеветал Жарнака...


       Сначала преимущество в бою принадлежало де ла Шатеньрэ. Убивать Жарнака он не спешил. А может быть, и вовсе не собирался убивать - чего ради? Для первого бойца королевства подобные сражения были любимой забавой, и он не держал никакого зла против того, кто дал ему возможность развлечься.
       Никто не сомневался в исходе поединка, и слуги уже накрывали столы, чтобы отпраздновать победу ''первого меча королевства''. Франсуа де ла Шатеньрэ уверенно теснил щуплого барона, а тот лишь уклонялся от ударов, надеясь, что его противник наконец устанет. ''Лучший боец Франции'' действительно становился все более рассеянным, все более неосторожным. Тем временем, следуя советам своего учителя-итальянца, Жарнак делал вид, что и он утомлен боем....
       Хитрый Жарнак притворялся очень убедительно - самоуверенный де ла Шатеньрэ угодил в ловко расставленную ловушку. Малорослый барон нагнулся, прикрываясь щитом, и де ла Шатеньрэ занес меч над его головой.... но в этот момент Жарнак приблизился вплотную к своему врагу и внезапным, резким движением пырнул его клинком под колено, рассекая мышцы и сухожилия. Франсуа де ла Шатеньрэ упал, обливаясь кровью. Один единственный удар решил исход боя и остался в истории под именем ''удар Жарнака''.
       Был ли прием барона законным? Мнения присутствующих разделились, и спорщики уже были готовы доказывать свою правоту кулаками. Но король встал и объявил свое решение: Господь явил свою волю - Жарнак признан победителем, его меч доказал правоту своего хозяина.
       По правилам поединка, барон мог убить поверженного противника. Гордый своей победой, Жарнак великодушно отказался от этого права и молча ушел с арены. Но Франсуа де ла Шатеньрэ, униженный и возмущенный тем, что удар его врага был признан законным, сорвал повязку с раны и умер, истекая кровью. Видимо, он был не из тех людей, кто прощает себе свои ошибки.
       Это дуэль стала последним поединком, который был официально разрешен королем, и последним в истории ''судом Божьим''.
       С тех пор выражение ''удар Жарнака'' стало употребляться в смысле ''ловкий, неожиданный удар''. Но в современном французском языке смысл этого выражения постепенно изменился. Несмотря на то, что победа хитрого барона некогда была признана законной, теперь его именем называется коварный или запрещенный прием: ''удар Жарнака'' является французским аналогом выражений ''удар в спину'', ''удар из-за угла'' и ''удар ниже пояса''.
       Кстати, сходная история впоследствии произошла с тем, кто носил фамилию де ла Шатеньрэ - с Эмилем Куэ. Выражение ''метод Куэ'' тоже со временем приняло крайне уничижительный смысл. Во Франции этими словами называется попытка выдать желаемое за действительное, сокрытие неблаговидных фактов или упорное, трусливое игнорирование реальности. Слова ''метод Куэ'' стали синонимом выражений ''розовые очки'', ''страусиная политика'' и ''наглая демагогия''. Так что в отношении посмертной репутации Эмилю Куэ повезло не больше, чем ловкому Ги Жарнаку.
       Что же касается знаменитого дуэлянта де ла Шатеньрэ, то в этот роковой день, 10 июня 1547 года, его фамилия, подобно сверкающему метеору, на миг мелькнула в истории Франции - для того, чтобы впоследствии остаться лишь в словарях. Только после смерти Эмиля Куэ в 1926 году его биографы обнаружили, что этот знаменитый психотерапевт был вовсе не ''человеком из народа'', а родственником знатного дворянина, которого погубил коварный удар Жарнака.
       Кстати, миролюбивый Куэ сумел взять реванш за своего воинственного однофамильца! Метод Эмиля Куэ де ла Шатеньрэ, этот знаменитый метод самовнушения, стал своего рода медицинским ''ударом Жарнака'', новым, неожиданным психологическим приемом, хитрым обходным маневром против грозной силы болезни.



Глава 2. Не-Бойся-Смерти

Мы обнажаем шпаги потому, что, помимо преступлений, совершенных вашими войсками, нам невыносимо видеть, как низко пала Франция. В Париже наше национальное достоинство продается во время оргий в Люксембургском саду. Законодательный Совет создает законы для тех, кто больше заплатит. Революция имела достаточно времени для того, чтобы сказать свое последнее слово, и это последнее слово: Стыд.

Ультиматум шуанов, 1799 год



       Отец будущего психотерапевта, Экзюпер-Мари-Жозеф Куэ де ла Шатеньрэ родился 17 марта 1817 года в департаменте Морбиан, в южной части Бретани.



       На бретонском языке ''Морбиан'' означает ''Малое море''. Длинный полуостров Рюи, будто крыло ангела-хранителя, прикрывает вход в Малое море, защищая его от яростных бурь Атлантики и оставляя лишь узкий проход для кораблей и рыбачьих лодок. Если верить легенде, когда-то всю Бретань покрывал волшебный Броселиандский лес, населенный феями. Но люди стали вырубать деревья, и прекрасные феи ушли к берегам океана. Там, на высоких обрывах, они безутешно плакали, и из слез возник Морбианский залив, синий, как лепестки диких гиацинтов в дубравах Бретани. Древние обитатели этих земель, кельты, верили, что в Морбиане находится центр мира. А бретонские христиане считали, что Морбиан был родиной святой Анны, матери Богородицы.
       Именно в этом краю сказок и легенд родился отец человека, который придет к выводу: ''Чудес не бывает, есть лишь самовнушение!''

       Экзюпер Куэ был самым младшим из девяти детей Рене Куэ де ла Шатеньрэ, мэра сельской общины Молак и командира одного из батальонов Национальной гвардии Морбиана. Матерью Экзюпера была Мари-Луиза-Эмили Бюрбан де Малабри, дочь сенешаля (то есть управляющего имением) из соседней деревни Кердави. Семья Бюрбан де Малабри знаменита тем, что два ее представителя пытались избавить мир от Наполеона.
       Один из братьев Мари, Армель, в 1800 году подозревался в покушении на ''корсиканского людоеда'', но успел уехать за границу. Более трагично - или славно - сложилась судьба другого брата, Луи-Габриэля, который был на девять лет младше Армеля.

       Луи-Габриэлю было всего семнадцать лет, когда 1792 год от Рождества Христова превратился в Год Первый со дня взятия Бастилии.
       Новая власть, новый революционный календарь, свобода, равенство, братство... и кровавая изнанка Великой Революции - Великий Террор.
       Через два года Бретань оказалась охвачена контрреволюционным крестьянским восстанием: Шуанерией. Повстанцы называли себя шуанами потому, что их условным сигналом был крик совы (chat-huant).
       У бретонской партизанской войны было много причин, но Луи-Габриэль Бюрбан де Малабри стал шуаном просто потому, что он был католиком и роялистом. Король кончил свою жизнь на эшафоте, революционеры убивали священников, которые не хотели присягать на верность Республике. Церкви разграблялись; ''борцы с суевериями'' ломали придорожные кресты и сжигали статуи святых. Была брошена в огонь даже статуя Анны Орейской, покровительницы Бретани - той самой великой святой, которая, по преданию, родилась в Морбиане.
       Защитить веру, вернуть на трон династию Бурбонов! Юный выпускник колледжа решил исполнить свой долг и стал одним из тех, чьим девизом было: Doue ha mem Bro - ''Бог и моя страна''.
       Среди всех мятежников Бретани шуаны Морбиана считались самыми отчаянными, самыми опасными в бою. Их предводителем был знаменитый Жорж Кадудаль, сын крестьянина, талантливый полководец и непримиримый враг республиканцев-''цареубийц''. В партизанской армии Кадудаля насчитывалось двадцать тысяч повстанцев; одним из них стал молчаливый, набожный и бесстрашный Луи-Габриэль.
       Кадудаль не доверял дворянам: он называл их ''заговорщиками под взбитыми сливками''. Однако юный Бюрбан де Малабри показался ему человеком надежным. Скоро двоюродный дедушка Эмиля Куэ стал одним из ''лейтенантов'' Кадудаля, он участвовал во всех военных операциях крестьянской армии, а также занимался вербовкой новобранцев и организацией кавалерии.
       Шуаны шли в бой с криком ''А-raok!'', что значит ''Вперед!'', они захватывали города, убивали и умирали... И все это - ради того, чтобы вернуть на трон династию Бурбонов.

       Правда, скоро появилась надежда, на то, что это может быть осуществлено мирным путем - революция была завершена, ее предводители уничтожили друг друга. Но новый правитель Франции, Первый Консул Наполеон Бонапарт не спешил передать власть законному монарху. В стране ходили слухи, что девятнадцатого января 1800 года победоносный генерал ввел свою супругу Жозефину в спальню покойной королевы Марии-Анутанетты и сказал, смеясь:

       - С этого дня, моя маленькая креолочка, вы можете спать в кровати ваших хозяев.
       
        Уничтожить узурпатора! Любой ценой!
       Шуаны Морбиана были готовы померяться силой с ''корсиканским людоедом''.
       В 1800 году на одной из улиц Парижа прогремел взрыв: бретонские заговорщики покушались на жизнь Первого Консула. Скорее всего, Кадудаль и его друзья не имели отношения к этому событию. Однако Луи-Габриэль Бюрбан де Малабри попал под подозрение, был арестован, провел год в тюрьме, но впоследствии был выпущен за недостатком улик. Молодому шуану было приказано находиться под наблюдением полиции. Но Луи-Габриэль, разумеется, немедленно вернулся под знамена своего генерала, Жоржа Кадудаля. Ведь он, вместе со своими друзьями, поклялся вернуть трон тому, кого он считал законным правителем Франции - даже если за это придется заплатить своей жизнью.
       А может быть, дело было не в преданности королевской династии? Однажды ''генерал Жорж'', смеясь, сказал своим друзьям:
       - Знаете, что я посоветую нашему королю, когда он, наконец, взойдет на трон? Я скажу ему, чтобы он расстрелял нас.
       - Почему?
       - Потому что мы навсегда останемся заговорщиками. Эта складка не разглаживается.

       И кто бы мог предположить, что один из этих неисправимых заговорщиков окажется двоюродным дедушкой миролюбивейшего психотерапевта Эмиля Куэ!

       В 1804 году популярность Первого Консула Бонапарта достигла апогея. Его считали будущим спасителем страны, однако Кадудаль не разделял этих надежд. Кстати, он не ошибся... но бретонский мятежник не дожил до момента, когда история подтвердила его правоту.
       Летом 1804 года Кадудаль и его друзья решили, что пора, наконец, избавить мир от честолюбивого корсиканца. Для сражения с охраной Бонапарта Кадудаль выбрал самых смелых бойцов своей двадцатитысячной армии. Луи-Габриэль Бюрбан де Малабри оказался из них.
       Заговорщиков из Морбиана погубила простая случайность: письмо одного из них попало в руки полиции.
       Первому Консулу было доложено: шуаны приближаются к столице! Угроза была принята всерьез.
       Заговорщиков было всего шестьдесят - против всей Франции. Но они были шуанами, и они умели убивать. Вот один из примеров того, как действовали бретонские повстанцы: один из них сумел уничтожить самого безжалостного из всех комиссаров нового правительства, Тома Мильера.
       Комиссар Мильер прославился тем, что казнил без суда ''врагов Республики''. За это он был осужден на смерть судом шуанов.
       Но исполнение смертного приговора казалось невозможным. Осторожный комиссар почти никогда не выезжал за пределы своих владений, а его дом охраняло четыреста гвардейцев. Мало того: Мильер приказал перегородить все улицы баррикадами; те, кто приезжал в город, подвергались тщательной проверке. Всех подозреваемых немедленно уничтожали, и кровь не просыхала на лезвии гильотины.
       Но один из предводителей армии шуанов, Гитте Сен-Мартэн, раздобыл мундир сержанта республиканской гвардии и подошел к резиденции комиссара в момент, когда гвардейцы обедали. Объявив, что он принес письмо для Мильера, он вошел в ту самую комнату, где было подписано столько приказов о смертной казни. Не теряя времени, бретонец выхватил спрятанный в рукаве кинжал... Один удар - и приговор суда шуанов был исполнен.
       На крик жены Мильера сбежалась охрана, а вокруг дома собралась огромная толпа горожан. Сен-Мартэн вышел на порог и крикнул:
       - Я убил бешенного пса! А теперь разойдитесь и пропустите меня!
       Толпа расступилась. Исполнитель приговора шел сквозь строй гвардейцев, и никто не выстрелил, никто не схватил Сен-Мартэна.
       Вот что мог сделать один шуан. А сейчас их было шестьдесят. Вся полиция столицы была мобилизована для защиты жизни Первого Консула Бонапарта. Жандармы проверяли все, что только можно проверить: бочки, корзины прачек, даже гробы. В Париже были закрыты все заставы. На стенах висели афиши, грозившие смертной казнью любому, кто впустит шуана в свой дом. А тому, кто выдаст заговорщика, предлагалась щедрая награда.
       Обещанные деньги решили судьбу заговора. Жорж Кадудаль был опознан, предан и схвачен прямо на улице; Луи-Габриэль, пытаясь защитить своего командира, ударил кинжалом одного из полицейских. Но этот отчаянный жест оказался бессмысленным - бретонский ''генерал'' был арестован, а затем оказался пойман и его верный ''лейтенант'' Бюрбан де Малабри.
       На суде Луи-Габриэля спросили, где он скрывался.
       - Если бы я назвал всех, кто меня прятал, то вам пришлось бы посадить в тюрьму человек тридцать-сорок, - насмешливо ответил молодой бретонец.

       Среди пойманных заговорщиков двенадцать было приговорено к смертной казни. Одним из них оказался Луи-Габриэль. Двадцать пятого июня 1804 года заговорщики были казнены на Гревской площади. Правда, перед этим Наполеон, считая Кадудаля талантливым полководцем, попытался привлечь предводителя мятежной армии на свою сторону и предложил ему написать прошение о помиловании. Услышав предложение первого лица государства, Кадудаль, сын крестьянина, воскликнул:
       - Мерзавец! Ему мало моей головы, и он решил обесчестить меня!
       Затем он сказал, обращаясь к своим друзьям:
       - А теперь нам осталось показать парижанам, как умирают христиане, роялисты и бретонцы.

       Двенадцать раз раздался над Гревской площадью крик: ''Да здравствует король!'' Двенадцать раз сверкнуло лезвие гильотины. Тела казненных были брошены в ров.

       Луи-Габирэлю было всего двадцать девять лет. Его имя упоминается в романах Дюма ''Соратники Иегу'' и ''Шевалье де Сент-Эрмин'' - Бюрбан-Малабри по прозвищу Не-Бойся-Смерти.
       Герой и мученик для бретонцев, бандит для французов... Участие Луи-Габриэля в заговоре против будущего императора бросило тень на всю его семью. Бабушка Эмиля Куэ, Мари Бюрбан де Малабри, оказалась сестрой ''опаснейшего государственного преступника''. Возможно, это оказалось одной из причин того, что отцу Эмиля Куэ впоследствии пришлось забыть о своем дворянском происхождении и стать простым железнодорожником.


Глава 3. Иммигрант из страны колдунов

Из всех областей Франции в Бретани нравы древних галлов оставили наиболее сильный отпечаток... Тут любители старины находят в целости памятники друидов, а дух современной цивилизации страшится проникнуть сквозь дремучие, первобытные леса. Невероятная беспощадность, грубое упрямство, но вместе с тем верность клятве; полное пренебрежение нашими законами, нашими нравами, нашей одеждой, нашей новой монетой, нашим языком, но вместе с тем патриархальная простота и г ероическая доблесть - все способствует тому, что жители этих мест в интеллектуальном плане стоят ниже, чем могикане и краснокожие Северной Америки, но столь же сильны духом, столь же хитры и выносливы, как они. Положение Бретани в центре Европы делает ее более любопытной для наблюдателя, нежели Канада. Она окружена светом цивилизации, но благодетельные лучи не достигают ее, и этот край подобен промерзшему куску гля, остающемуся совсем темным посреди ярко горящего очага.

Оноре де Бальзак, ''Шуаны''



        ''Да здравствует король!'', кричали те, кто умирал на Гревской площади. Но, как это часто бывает, История согнула восклицательный знак, превратив его в вопросительный. Был ли король Бурбон лучше императора Бонапарта? Для Европы - да. Для Бретани - вряд ли. Когда Людовик XVIII наконец взошел на трон, он не счел нужным позаботиться о бретонцах, которые сражались за него.
       Истерзанная восстанием шуанов, Бретань стала самой нищей из французских провинций. Экономика полуострова была окончательно разрушена в эпоху наполеоновских войн. Из-за невозможности торговать с Англией и Испанией, морские порты пришли в запустение. Исчез традиционный промысел - ткачество, ведь некому было продавать изделия бретонских ткачей.

       Война кончилась, но Бретань осталась такой же бедной и заброшенной. Она была слишком далека от столицы, и ничто в ней не привлекало французов. Океанские пляжи? В то время никто не считал приятным купание в холодной соленой воде. Люди ныряли в море в одном единственном случае: если их укусила бешеная собака. Это средство считалось очень надежным - до такой степени, что существовал даже специальный пропуск, который выдавали укушенным бешеной собакой. Пропуск давал возможность быстрее доехать до океанского побережья. Но те, кого собаки не кусали, не имели никакого желания ехать в далекую, сырую Бретань.
       Школ и учителей в Бретани не хватало, поэтому жители провинции стали не только нищими, но и невежественными. Как не странно, это оказалось прямым результатом ''борьбы с суевериями'' революционной эпохи. Ведь обучали детей грамоте именно священники - но теперь они были убиты или высланы за пределы Франции. А новая, нецервковная система образования создана не была, и это привело к распространению того самого невежества, против которого еще недавно велась столь беспощадная борьба.
       Врачей тоже было слишком мало, зато в Бретани в середине девятнадцатого века жили многочисленные колдуны, и они вполне успешно излечивали своих соотечественников. Были также священные источники - из них пили воду, в них смачивали одежду и купали детей. Видимо, это действительно помогало от болезней, иначе кто бы стал этим заниматься?


       Впрочем, любой уважающий себя бретонец и сам умел колдовать! Вот, например, как жители Бретани избавлялись от болячек - надо всего лишь потереть болячку серебряной монеткой, повторяя при этом:

       Было у Болячки девять дочек,
       Было девять, стало восемь,
       Было восемь, стало семь...
       ...И так далее, до слов:
       Не осталось их совсем!

       Французы смеялись. Или возмущались: ну и дикари эти бретонцы!
       О, просвещенные французы! Через несколько десятилетий сын бретонца, Эмиль Куэ, научит вас повторять очень похожее заклинание: ''Необходимо гладить больное место кругообразными движениями руки, повторяя: ''Это проходит, это проходит, это проходит''. И боль действительно пройдет.

       Бретань, страна волшебников... или страна самовнушения? В бретонской сказке о фее Вердо рассказывается о том, что позднее было названо ''методом Куэ'':

Жила одна бедная девушка. Ее мать умерла, и девушка боялась, что она не сможет справиться со всей работой на ферме своего отца. - О, если бы добрая фея помогла мне, - плача, повторяла девушка. И фея Вердо действительно пришла ей на помощь. Чародейка сказала: - Я дам тебе десять помощников. Они будут беспрекословно слушаться тебя, они сделають все, что ты захочешь. Но чтобы никто не заметил, что тебе помогает колдовство, я сделаю твоих помощников невидимыми:- твои десять слуг спрячутся в твоих десяти пальцах. А теперь за работу! Тебе стоит лишь взяться за дело, и твои десять слуг сделают все. Добрая волшебница действительно совершила чудо. С тех пор никакая работа не страшила дочь фермера - ведь в она знала, что в ее пальцах прячутся десять чудесных помощников. С тех пор про работящих умелых девушек в Бретани говорят: 'Ей помогают десять слуг феи Вердо'.

       Куэ, сын бретонца, выразит эту мысль немного по-другому:

''Если стоящая перед вами задача осуществима, всегда говорите себе, что выполнить ее очень легко, и верьте, что вы способны выполнить задуманное. Тогда вы затратите на эту работу не больше сил, чем это в действительности необходимо''.


       Под эту идею будет подведена теоретическая база, и мораль сказки о фее Вердо станет одной из основных идей философии ''куэизма''.

       Но это случится очень нескоро. Лишь в следующем, двадцатом веке взойдет над миром звезда ''чудотворца'' Эмиля Куэ. А пока его отец был всего лишь младшим сыном в обедневшей дворянской семье. Его мать умерла через четыре месяца после его рождения - ей было тридцать пять лет. Отец, тяжело переживая ее смерть, оставил должность мэра и уехал из родного города.



       Сиротство, бедность, отец, страдавший от того, что сейчас назвали бы депрессией.... Таким было детство отца будущего Короля Оптимизма.
       Год рождения Экзюпера Куэ, 1817, оказался роковым для Бретани: неурожай зерна окончательно разрушил экономику несчастной провинции. Крестьяне становились нищими, дворяне беднели. Стало невозможно прожить на доход с земельных владений. Да и работу в Бретани найти было невозможно. Поэтому, закончив школу, юный Экзюпер Куэ выбрал профессию железнодорожника, покинул родные края и отправился туда, где требовались железнодорожные служащие.
       В это нелегкое время более миллиона бретонцев покинули родные края и скитались по всей Франции, в поисках работы. Малообразованные и наивные, они стали самой презираемой народностью во Франции. ''Картошка для свиней, очистки для бретонцев'', говорит французская пословица. Французы называли их иммигрантами, ведь бретонцы были для них иным этносом, а Бретань - полуколонией.
       Скорее всего, жизнь молодого дворянина из Морбиана была нелегка. Но, в отличие от своих несчастных соотечественников, он был образован, и это помогло ему выбиться в люди. В истории не сохранилось никаких сведений о том, где он жил и чем занимался. Известно только, что он работал на железных дорогах, а архивах осталась запись, подтверждающая, что в 1846 году некий Экзюпер-Мари-Жозеф Куэ получил патент на новый состав газа для освещения улиц. Был ли этот изобретатель отцом Эмиля Куэ? Трудно сказать...



Глава 4. Белая равнина Шампани

Никогда не ропщите на судьбу, ведь все зависит от вас самих.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       Легко сказать ''не ропщите на судьбу''! Иногда нелепая случайность решает участь не только людей, но и целых провинций. Бретани не повезло: этот полуостров сложен из гранита, самого твердого из камней - беда для землепашцев! К тому же, в бретонской почве нет известняка, то есть кальция, необходимого для большинства сельскохозяйственных культур. В прибрежных областях Бретани эта проблема издавна решалась просто: землю удобряли водорослями и истолченными раковинами. Но того, что давал океан, было недостаточно, а денег на покупку удобрений у крестьян, разумеется, не было. Земледельцы становились нищими, дворяне беднели, и если Экзюперу Куэ де ла Шатеньрэ пришлось покинуть родные края, то состав бретонской почвы сыграл в этом не последнюю роль.
       Зато на противоположном, восточном краю Франции, простираются белесые поля провинции Шампань. Некоторые исследователи считают, что название этого края происходит от латинского слова campagnia, то есть ''равнина''. Другие предполагают, что оно кельтского происхождения: kann pann означает ''белая страна'' - ведь под этой белой равниной залегает огромный пласт известняка. Это именно то, чего не хватает Бретани! Благословение для земледельцев, и особенно для виноградарей Шампани.
       Белая известковая почва отражает солнечные лучи на виноградную лозу; при этом она хорошо удерживает тепло, но никогда не перегревается. Днем она впитывает солнечные лучи, а прохладными ночами отдает их растениям, что жизненно важно в столь северном регионе. К тому же, известковый слой, будто губка, задерживает воду, но при этом никогда не бывает чрезмерно влажным. И наконец, именно на этой почве растет самый кислый во Франции виноград, необходимый для производства лучших игристых вин.
      В винных погребах, вырубленных в известковой земле Шампани, всегда холодно и сыро, и это создает идеальные условия для второго брожения шампанского. Поэтому земля этого края - не только создательница, но и хранительница вин, прославивших Белую Равнину.
       Кстати, один из уроженцев Шампани, некий кюре де Вошасси, еще в 1815 году, задолго до рождения Эмиля Куэ уже открыл средство от всех болезней! Знаменитая ''микстура Вошасси'' состояла из сахара... ну и, конечно, из вина. Максимальная терапевтическая доза была весьма щедрой: 60 бутылок вина и литров вина и 30 килограммов сахара в месяц на одного больного. По мнению современников, ''микстура Вошасси'' была необыкновенно эффективна. Самовнушение?



       Вино не только излечивало от всех болезней счастливых обитателей Шампани, но и обеспечивало здоровье ее экономики. Этот благословенный край и избрал своей новой родиной Экзюпер Куэ. Его сыну было суждено родиться в Труа - в городе, который некогда был столицей Шампани, а теперь носил почетный титул ''трикотажной столицы Франции'', ведь на его фабриках производилось более половины всех французских трикотажных изделий, главным образом, чулок и перчаток. Товар раскупался хорошо, и город процветал.
       Но и в славной столице чулочников и перчаточников не все было мирно и спокойно в то время, когда Экзюпер Куэ скитался по стране в поисках работы.
       В период с 1850 по 1855 год жители Труа ведут войну - величайшую в своей многовековой истории! Они сражаются с правительством, которое решило построить новую скоростную железнодорожную линию. Чего хочет город Труа? Разумеется, чтобы этот стальной луч прогресса прошел через их город! Горожане собирают подписи под воззваниями, пишут статьи в журналах, оказывают всяческое давление на депутатов в Париже... короче, воздействуют на правительство всеми возможными способами.
       И вот, наконец, в 1855 году жители Труа добились своего. Теперь от Труа до Парижа можно было доехать всего за 4 часа! В городе, конечно, был праздник. На церемонии открытия нового вокзала присутствовали местный герцог, префект департамента и епископ. Национальная гвардия била в барабаны и стреляла из пушек, представители рабочих корпораций шли с развернутыми знаменами, а первый поезд медленно и торжественно катится по рельсам...



       Но если есть железная дорога, то нужны те, кто будет чинить ее. И именно здесь бретонское происхождение Экзюпера Куэ сослужило ему добрую службу. Да, во Франции считалось, что бретонцы фанатичны, невежественны, суеверны и страшно упрямы. Но эти ''дикие кельты'' из далекой нищей провинции имели заслуженную репутацию людей невероятно работоспособных и выносливых, и при этом крайне серьезных, честных и ответственных. ''Слово бретонца дороже золота'', говорит французская пословица. А ведь это именно те качества, которые требуются от железнодорожника. Поэтому уже к 1856 году Экзюпер Куэ возглавлял бригаду рабочих и - если верить документам - числился ''образцовым служащим''. Теперь он мог наконец обзавестись семьей.
        В день свадьбы Экзюперу было уже сорок лет, его невесте - всего двадцать. Об этой девушке известно лишь, что ее звали Катрин- Элиза Прево; она родилась в Труа тринадцатого февраля 1837 года. Экзюпер и Катрин обвенчались пятнадцатого мая 1856 года, а двадцать шестого февраля 1857 года родился их первый и единственный ребенок. Счастливый отец позвал двух соседей, бакалейщика и продавца лимонада, как свидетелей, и в их сопровождении отправился в мэрию регистрировать рождение сына, Эмиля-Франциска-Экзюпера Куэ.
      
       Куда же исчезла древняя дворянская фамилия ''де ла Шатеньрэ''? Отчего ни Экзюпер, ни Эмиль Куэ никогда не употребляли ее? Мне не удалось найти ответ на этот вопрос. По какой-то неизвестной причине Экзюпер предпочел забыть свое дворянское происхождение, и его сын Эмиль остался в истории ''человеком из народа, сыном простого железнодорожника'', причем называл он себя не своей настоящей фамилией, а родовым прозвищем ''Куэ''.

       Ну а что происходило в мире весной 1857 года, когда в семье железнодорожника родился малыш Эмиль? Ровно через месяц после его рождения было изобретено первое в мире звукозаписывающее устройство - фоноавтограф. В это же время, в марте 1857 года, в Нью-Йорке была проведена первая демонстрация женщин, названная ''маршем пустых кастрюль''. Участницы демонстрации требовали улучшения условий труда и равных прав для женщин.
       Но главным событием было не это. Сам этот год был удивительным, необычным! Весна оказалась непривычно теплой, а лето - необыкновенно жарким. Яркое, будто вновь родившееся солнце согревало белую равнину Шампани, осень не спешила прийти в этот благословенный край, урожай винограда оказался ранним и щедрым, а зима, едва начавшись, уже уступила место новой теплой весне.
       Что же случилось? Ничего особенного. Всего лишь очередное изменение климата. Именно в 1857 году завершился так называемый ''малый ледниковый период'' в Европе, длившийся триста лет. И, по удивительному совпадению, будущий Король Оптимизма родился в первые дни первой теплой весны этой новой солнечной эры.
       За несколько месяцев до рождения Эмиля Куэ, 6 мая 1856 года, появился на свет Зигмунд Фрейд. Эмиль и Зигмунд станут первыми представителями новой профессии - психотерапевтами. Оба будут использовать гипноз, но со временем откажутся от этого метода. Оба построят свои теории на основе идеи о двух уровнях психики. Правда, Фрейд будет говорить о Подсознании, а Куэ - о Бессознательном. Фрейд будет стремиться заставить Подсознание заговорить, выразить себя в словах. А Куэ создаст метод самовнушения, позволяющий обращаться к Бессознательному и давать ему команды. Фрейд будет великим пессимистом, открывшим много темных сторон в душе человеческой.... А Куэ станет величайшим из оптимистов! С его точки зрения, все наши недостатки объясняются ''вредными самовнушениями'', и от них можно легко избавиться с помощью полезных, разумных самовнушений :

''Орудие исцеления скрыто в вас самих, поэтому ваши страхи, ваши ребяческие фобии должны быстро исчезнуть. Избавьтесь от них так, как сметают хлебные крошки со стола''.


       Родился ли Эмиль Куэ с таким позитивным настроем в душе, или он стал оптимистом благодаря воспитанию? К сожалению, на этот вопрос ответа нет, поскольку о детстве Короля Самовнушения известно очень мало. Ведь Куэ не успел написать мемуаров, а может быть, он и не собирался их писать.
       С уверенностью можно сказать лишь одно: Эмиль Куэ стал великим не благодаря, а вопреки тому, что дала ему судьба. Не досталось ему ни состоятельных родителей, ни красоты, ни величественного облика. От отца-бретонца Эмиль Куэ унаследовал черты, которые во Франции считаются типичными для ''кельтов'' Бретани: он был мал ростом, с круглой головой, широким лицом и длинным острым носом.
       Правда, Эмиль, как и положено бретонцу, был крепкого телосложения, и поэтому, несмотря на маленький рост, он не казался смешным - наоборот, он производил впечатление сильного человека. Кстати, французы также считают, что бретонцы наделены необыкновенной интуицией, несокрушимой волей... и воображением! Не зря же Бретань - край бардов и сказочников.
       Эмиль Куэ обладал всеми этими достоинствами. Сильная воля сделала его талантливым гипнотизером, интуиция помогла ему в его работе психотерапевта, а метод самовнушения, созданный сыном бретонца - это изменение реальности с помощью воображения. Надо лишь набросить на реальность золотой покров воображения - и эта реальность начнет изменяться!
       Выносливость, сила воли, интуиция, воображение... Достались ли Эмилю эти качества по наследству от отца? Или сын бретонца обладал ими потому, что верил в то, что, благодаря своему происхождению, он обладает ими? Самовнушение, может быть?

       По воспоминаниям школьных товарищей, Эмиль Куэ бы прямодушным, дружелюбным и веселым; он очень любил играть, но при этом прекрасно учился и всегда получал отличные оценки не только по всем предметам, но и по поведению.
       Эмиль был очень общительным мальчишкой, но иногда на переменах он уединялся и предавался размышлениям. Один из преподавателей, заметив это, одобрительно сказал:
       - Куэ, из тебя выйдет толк.
       Эту историю Куэ любил рассказывать в ту пору, когда он уже стал знаменитым.
       Его отец-железнодорожник был вынужден вести кочевую жизнь, но постоянные переезды никак не отразились на школьных успехах Эмиля. Эти трудности даже принесли ему определенную пользу: умение быстро приспосабливаться к новым ситуациям очень пригодилось Куэ в его взрослой жизни, когда ему пришлось общаться с бедными крестьянами, с королями, с миллионерами...

Текст, выделенный серым цветом, не совсем точен в историческом отношении, он будет исправлен


       В 1870 году на Францию обрушилась война, и в Труа вошли прусские войска. Но подобные мелочи не могли помешать будущему Королю Оптимизма заниматься тем, что он любил больше всего на свете - учиться, узнавать что-то новое! С 1870 по 1873 год, то есть тринадцати до шестнадцати лет, Эмиль занимался дома; он не только не отстал от школьной программы, но и приобрел привычку учиться самостоятельно, без помощи преподавателя. Эта способность, разумеется, впоследствии оказалась очень полезной для будущего психолога-самоучки.


       После окончания войны Эмиль поступил в лицей и тут же стал одним из лучших учеников: в 1873 году он получил первую премию по греческому языку и вторую премию по математике и космографии; в 1874 году он занял третье место по латыни и по французскому языку и получил награду от самого префекта департамента.


       Но жизнь юного отличника была вовсе не легка! Жалования его отца едва хватало на оплату обучения в лицее, и семья жила довольно бедно. Затем, в год, когда Эмиль готовился к выпускным экзаменам, его отца перевели в небольшой городок Монмеди, где не было хорошей школы. Эмиль уехал с отцом и снова начал заниматься самостоятельно, по книгам. Но через несколько месяцев судьба сжалилась над ним - его приютили родственники, жившие в Труа. Обрадованный Эмиль вернулся в лицей, с энтузиазмом взялся за учебу, и вскоре он получил степень бакалавра по литературе и философии.
       Но совсем не это интересовало его! Эмиль снова засел за учебники, с твердым намерением получить звание бакалавра по естественным наукам.
       Первая попытка окончилась провалом, но оптимист Эмиль, разумеется, не сдавался! Со второго раза ему удалось успешно сдать экзамены, и, гордый своей победой, Эмиль сообщил отцу, что теперь он поступит в университет, на факультет химии. Ведь именно это было его заветной мечтой: стать химиком-исследователем и осчастливить человечество великими открытиями.
       Но вот уж кого Эмиль совсем не осчастливил, так это своего отца!
       Экзюперу Куэ было уже пятьдесят девять лет; он устал от работы и от необходимости тратить последние деньги на обучение Эмиля в лицее. Учеба на химическом факультете была слишком долгой, и стоило это слишком дорого. ''Да и кому они нужны, эти химики?'' - тревожился за сына Экзюпер Куэ. Ведь в конце девятнадцатого века эта профессия не пользовалась большим спросом.
       Поразмыслив, отец предложил компромисс: пусть Эмиль станет аптекарем! ''В аптеке ты будешь заниматься химией, и за эту химию хотя бы платят'', рассудил мудрый господин Куэ.
       Но, к сожалению, Эмиль вовсе не считал, что изготовление лекарств является ''химией''. У него были совсем другие планы! Он бредил научными открытиями!
       Поэтому сначала будущий химик сказал отцу решительное ''НЕТ''. Затем он отслужил год в армии, где у него было достаточно времени для размышлений. Судя по всему, за это время Эмиль образумился. Во всяком случае, вернувшись домой, он согласился с доводами отца.
       Нет, смелости и упорства ему было не занимать. Но добрый Эмиль не любил никого огорчать. И уж тем более любимых родителей. Ведь они так хотели, чтобы их единственный сын поскорее ''создал себе положение''!
       Поэтому химия была забыта, и Эмиль стал готовиться к поступлению на фармацевтический факультет. Скорее всего, впоследствии он не пожалел о своем решении - ведь его отец умер всего через девять лет. Если бы Эмиль все-таки стал пошел учиться химии, то его отец так и не дождался бы дня, когда его единственный сын станет уважаемым, самостоятельным человеком и сможет помочь родителям.
       Кстати, в дальнейшем судьба вознаградит несостоявшегося химика за то, что он послушался папу. Именно в аптеке Эмиль Куэ сделает свое великое открытие...
       Но до этого было еще далеко. А пока, для того, чтобы поступить на фармацевтический факультет, необходимо было сначала отработать три года в аптеке, причем бесплатно, поскольку подобная работа считалась ''стажем''. Поэтому, забыв свои честолюбивые мечты, Эмиль начал работать в аптеке ''Мадлен''.



       Чем приходилось заниматься этому бывшему отличнику, лучшему ученику лицея? Он бегал по городу, разнося больным заказанные лекарства. А как же его познания в литературе, философии и естественных науках? Никому они были не нужны! Эмилю даже не доверяли изготовление лекарств. Этим занимался другой ученик аптекаря, который поступил на эту работу немного раньше и поэтому был выше статусом.
       Но унывать было не в характере будущего Короля Оптимизма! Плакать о своей загубленной молодой жизни? Никогда! Энергичный и добросовестный сын железнодорожника с энтузиазмом взялся за дело и полностью отдался работе. Если он не мог облагодетельствовать человечество научными открытиями, то он решил хотя бы осчастливить его отдельных представителей - то есть больных, которым он носил лекарства. Будущий Король Самовнушения взял себе за правило не только приносить лекарства больным, но и убеждать каждого болящего, что эти замечательные снадобья принесут ему быстрое выздоровление.
       Нет, не следует думать, что Эмилю платили за подобные дополнительные услуги. Все это делалось совершенно добровольно и бескорыстно. Просто юному ученику аптекаря нравилось этим заниматься, он любил помогать людям. Кстати, именно тогда Эмиль заметил важный факт: если убедить больного, что лекарство вылечит его, то выздоровление наступает быстрее. Поэтому работа в аптеке казалась ему важной и интересной, и медицина все больше увлекала его.
       Первый год начинающего фармацевта прошел в бесконечной беготне по городу, причем бесплатно. А ведь Эмилю так хотелось стать взрослым и самостоятельным! Но внезапно два события полностью изменили его жизнь. В аптеке, кроме Эмиля, работали два других ''ученика'' - один стоял за прилавком, а другой мыл аптечную посуду и помогал изготавливать лекарства. И вот какие два события принесли счастье Эмилю: эти молодые люди вдруг уволились, причем почти одновременно. Хозяин аптеки не мог найти им замену, он был в панике!
       И тут выяснилось, что энергичный, неутомимый и добросовестный Эмиль может работать за троих - он все знает, все умеет, у него на все хватает времени. К тому же доброжелательный и веселый ученик аптекаря уже стал знаменитостью среди больных города Труа. Ведь он с искренним интересом выслушивал их жалобы и внушал им надежду на выздоровление.
       Чтобы не потерять столь ценного работника, хозяин аптеки тут же предложил юному Куэ королевское жалование: 25 франков в месяц.
       Отныне Эмиль сам зарабатывал на жизнь, и ему уже не нужна была денежная помощь со стороны отца; он приобрел уверенность в себе и почувствовал себя вполне взрослым и самостоятельным. Казалось бы, теперь он мог осуществить свою мечту и поступить на химический факультет. Но Эмиль Куэ не сделал этого.
       Ведь к этому времени его интересы изменились! Теперь медицина привлекала его больше, чем химия. К тому же Эмиль понял, что ему, с его живым и общительным характером, будет скучно с утра до вечера сидеть в химической лаборатории.
       Что же делать? Может быть, стать врачом? Нет, это невозможно! Обучение на медицинском факультете - это слишком долго, и это стоит слишком дорого. Отец торопил Эмиля: пора наконец найти свое место в жизни. Эмиль не стал спорить, он согласился стать аптекарем.

       Окончательно определившись с выбором профессии, Эмиль отработал оставшиеся два года в аптеке ''Мадлен'', затем собрал свои пожитки, поехал в Париж и записался на подготовительное отделение Высшей Фармакологической Школы. Кстати, денежная помощь отца ему не потребовалась. Ведь теперь Эмиль стал деловым человеком! В столице он немедленно нашел работу - должность помощника преподавателя в колледже Сент-Барб. Кроме платы за работу, будущий студент получил право жить при колледже, поэтому ему не пришлось тратить деньги на квартиру. С первой получки Эмиль приобрел себе пальто за пять франков. Правда, пальтишко было поношенное и куплено на распродаже, но зато приобретено на свои деньги. Теперь у юного господина Куэ все основания для самоуважения! Через год он сдал вступительные экзамены, стал студентом Высшей Фармакологической школы, получил стипендию и оставил работу в колледже. Впрочем, стипендии ему не хватало даже на самый скромный образ жизни, и Эмиль подрабатывал: рано утром и поздно вечером он давал частные уроки. Лишившись права жить при колледже, он вынужден был снимать комнату. Но, благодаря своему умению во всем видеть положительные стороны, Эмиль был счастлив: пусть комната тесная, но зато своя!
      Экономный домовладелец выдавал ему семь поленьев в неделю - по одному полену на каждый день. Но Эмиль тоже был бережливый парень! Он дрова не тратил, он их копил. Шесть дней в неделю он занимался, сидя в кровати и укрывшись одеялом, чтобы не мерзнуть в нетопленной комнате. В самые холодные зимние дни он набрасывал на одеяло свое знаменитое старое пальто, купленное с первой получки. Зато в воскресенье Эмиль торжественно сжигал в камине все семь дров! В этот день нищий студент мог позволить себе королевскую роскошь: он делал письменные работы, устроившись за старым колченогим столом.
       Тяжелая жизнь? Вовсе нет! Этот неисправимый оптимист Эмиль Куэ совсем не чувствовал себя несчастным, деньги и развлечения его совершенно не интересовали. Учился Эмиль блестяще, благодаря этому он прошел конкурс и смог поступить в ординатуру в университетском госпитале Неккер - там он проработал два года. В 1882 году Эмиль получил диплом с отличием; по оценкам он оказался одним из лучших - на втором месте после Огюста Беаля, который впоследствии стал известным химиком.
       Эмиль не зря старался: благодаря хорошим оценкам, он получил диплом ''фармацевта первого класса''.
       Может быть, стоило остаться в столице и попытаться сделать карьеру в университетском госпитале? Нет, к сожалению, Эмиль не мог позволить себе этого. Его отец был уже немолод (он умрет через два года), ему нужна была помощь сына. Надо было наконец начать зарабатывать деньги, причем не в Париже, а в родном городе.
       Поэтому, закончив обучение, Эмиль покинул веселый шумный Париж и вернулся в Труа. Обладая университетским дипломом, по закону он имел право стать владельцем аптеки. Но на это у будущего Короля Оптимизма не было денег! Его отец-железнодорожник тоже не располагал средствами для того, чтобы помочь молодому ''фармацевту первого класса''.
       Что делать в такой сложной ситуации?
       Эмиль не знал, что предпринять... Но судьба решила за него: вскоре ему было предложено место управляющего аптекой.
       Ведь у будущего Короля Аптекарей не только имелся диплом с отличием - он был еще и городской знаменитостью! Всем аптекарям Труа было известно, что три года назад юный Куэ работал за троих. А больные с ностальгией вспоминали обаятельного и доброжелательного молодого человека, который интересовался состоянием их здоровья, выслушивал их жалобы и так убедительно говорил: ''Это лекарство вам поможет''. Никто не сомневался, что если этот славный парень появится за аптечным прилавком, то от покупателей не будет отбоя.
       Поэтому неудивительно, что, вскоре после возвращения Эмиля в родные края, владелец одной из аптек явился к нему с предложением стать его компаньоном. Аптекарь не требовал с Эмиля никакого денежного взноса, но в виде компенсации желал, чтобы молодой человек полностью взял на себя управление аптекой. Как вспоминал впоследствии Эмиль Куэ, ''Он хотел, чтобы я работал, а он сам жил бы привольной жизнью и занимался своими любовными похождениями''.
       Впрочем, Эмиля такая несправедливость не обижала. Он любил работать, а любовные похождения, судя по всему, его совершенно не увлекали. Кстати, встреча с любимой девушкой произошла всего через несколько месяцев, и это случилось именно в аптеке. А пока добросовестный сын железнодорожника стал управляющим аптекой и постарался оправдать доверие своего компаньона. Ну а в свободное время Эмиль занимался научными исследованиями.
       Вы, может быть, удивитесь. Разве в аптеке знакомятся с девушками своей мечты и делают открытия?
       Биография Эмиля Куэ отвечает на этот вопрос утвердительно!




Глава 5. Аква Фонтис и Мика Панис

У хорошего доктора лекарство не в аптеке, а в его собственной голове

В.О. Ключевский.





       Строгий темный костюм, белоснежный накрахмаленный воротничок, черный галстук-бабочка.... молодой господин Куэ являет собой образец приличия и добропорядочности. Дела аптеки идут хорошо, ведь покупатели любят веселого и доброжелательного аптекаря. Казалось бы, чего еще желать? Но Эмилю не нужны деньги, ему не надо ''определенного положения''. Ведь когда-то он хотел осчастливить человечество научными открытиями! Если не открытиями, то хотя бы просто осчастливить....
       Но здесь, в аптеке, он является простым исполнителем чужих распоряжений.
       Все его обязанности сводятся к тому, чтобы выдать то, что выписал врач. Даже если фармацевт не согласен с мнением врача - он все равно не имеет права слова. А ведь у Эмиля Куэ был независимый нрав, ярко выраженный характер лидера и желание изменить мир. ''Человек действия'' - так говорили о нем современники.
       Но как человек действия может проявить себя, стоя за аптечным прилавком?

       Однако скоро Эмиль убеждается, что сделать он может очень много. Ведь обращение к врачу не избавляет больного от страха за свою участь. Поэтому именно к аптекарю больной обращается за поддержкой и ободрением. Он нерешительно входит в аптеку, сжимая в руке рецепт, нацарапанный неразборчивым врачебным почерком. От этой бумажки, может быть, зависит его жизнь! А он даже не знает, что там написано.
       Покупатель терзается сомнениями. Если лекарство дешевое, то поможет ли оно? Если это одно из дорогих новомодных патентованных снадобий, то не будут ли зря потрачены деньги? А ведь, возможно, это последние несколько франков у того, кто болен и не может работать. Если врач выписал какую-нибудь старинную, проверенную временем травяную настойку - будет ли от нее польза? А если это сильнодействующее средство, то не опасно ли оно? Ведь врачи тоже иногда ошибаются!
       Поэтому больному человеку хочется, чтобы аптекарь убедил его в том, что лекарство действительно вылечит его.... или, по крайней мере, что оно не принесет вреда.

        К счастью для больных города Труа, Эмиль Куэ больше всего на свете любит творить добро! Поэтому он доброжелательно выслушивает жалобы больных, потом подробно и понятно объясняет, как действует лекарство, и наконец с уверенностью обещает: это средство непременно принесет исцеление!
       Иногда Эмиль знает, что это не так.... но он все равно бодрым голосом уверяет больного, что лекарство - замечательное, врач, который выписал лекарство - прекрасный специалист, да и болезнь совсем не страшная. А убеждать этот будущий психотерапевт умеет! Ведь в арсенале его методов воздействия есть красноречие, способность к логическим построениям, обширные познания в области медицины.... и добрая улыбка, которая иной раз говорит больше, чем слова.
       Маркетинг? Желание продать побольше и подороже? Вовсе нет! Деньги совершенно не интересуют Эмиля. Забывая о собственных коммерческих интересах, он напоминает покупателям знаменитую фразу Мольера : ''Больные умирают не от болезней, а от лекарств''.

       Нет, молодой фармацевт не стремится разбогатеть. У него иная цель: научные исследования!
       Кстати, этим Эмиль Куэ отличается от остальных представителей своей профессии. Именно благодаря своей любознательности со временем он получит титул ''Король Аптекарей''.
       Для обычных аптекарей (не королей) их общение с больным кончается в тот момент, когда деньги выложены на прилавок. Именно поэтому аптекари и не делают научных открытий, а их профессия считается одной из самых скучных в мире.
       Но ведь не зря Эмиль Куэ всегда руководствовался правилом ''Никогда не ропщите на судьбу, все зависит от вас самих''. Отчего бы не сделать свою работу захватывающе интересной?
       Поэтому, вместо того, чтобы убрать деньги в карман и забыть о больном, любознательный молодой аптекарь просит каждого покупателя обязательно вернуться и рассказать, помогло ли ему лекарство.
       Больные, разумеется, очень рады такому предложению. Какой же больной не любит поговорить о своей хвори, да еще с таким симпатичным и доброжелательным аптекарем! Поэтому в скором времени Эмиль уже располагает кое-какой информацией о том, что происходит, когда покупатель выходит из аптеки.
       И тут Эмиль с удивлением констатирует, что в мире бывают чудеса!
       Например, один старичок жалуется на сильные боли в желудке. Судя по всем признакам, язва... Эмиль знает, что от этой болезни нет лекарств. Он заглядывает в рецепт: врач выписал мятную настойку. Ясно, что это поможет на полчаса... или, может быть, вообще не поможет....
       Но добрый Эмиль уверяет старика, что мята - очень хорошее средство, нет лучше лекарства для лечения язвы желудка! Затем будущий создатель метода самовнушения подробно описывает, как под действием мятной настойки боль в желудке исчезает: скоро больной снова сможет есть все, что захочет, ночью он будет сладко спать, а днем будет полон сил, он станет спокойным и счастливым...
       И что же? Чудо действительно произошло! Через несколько дней старичок возвращается и рассказывает, что его желудок теперь совершенно не беспокоит его. Да и в целом он чувствует себя значительно лучше - как и предсказывал господин аптекарь.

       Странно, непонятно... Мятная настойка исцеляет язву желудка??? Нет, совсем не этому учили Эмиля в Высшей Фармакологической школе...

       Затем случается еще одно удивительное событие: в аптеку приходит дама, страдающая ежедневными мигренями. Врач выписал новомодное средство ''аспирин''. Эмиль знает, что это поможет, но лишь на несколько часов. Но он, разумеется, уверяет больную, что аспирин - лучшее лекарство от мигрени. Затем он подробно и убедительно описывает, как головная боль проходит, проходит.... и больше не возвращается, не возвращается, не возвращается...
       Через две недели дама приходит в аптеку и сообщает, что замечательное лекарство ''аспирин'' полностью излечило ее: она навсегда забыла, что такое головная боль, и ей больше не приходится принимать лекарства.
       Эмиль удивлен, озадачен... Неужели аспирин действительно так эффективен?

       И тут происходит событие, которое впоследствии войдет в историю медицины. В аптеку Эмиля приходит женщина, которая - по ее словам - тяжело больна. Ей может помочь только одно лекарство, но у нее нет рецепта!
       Эмиль заглядывает в список лекарств, которые запрещено продавать без рецепта - он убеждается, что ни один аптекарь не имеет права без предписания врача изготовить это сильнодействующее средство. Что делать? Больная действительно очень страдает, и при этом она верит, что лекарство помогло бы ей...
       В такой ситуации не грех и соврать! Эмиль наливает в красивый флакон дистиллированную воду, подкрашивает несколькими каплями безвредного красителя и добавляет немного душистой растительной настойки. Затем он торжественно вручает флакон покупательнице, строго предупредив ее, что это лекарство может быть очень опасным, если превысить дозировку. Эмиль также просит даму зайти через несколько дней и сообщить, стало ли ей лучше.
       Через неделю бывшая больная приходит для того, чтобы поблагодарить доброго аптекаря. Ведь она выздоровела!
       Вот это уже действительно было чудо. Что мятная настойка и аспирин могут вылечить болезнь - в это еще можно поверить. Но обычная вода???
       Что же произошло? Ничего особенного. Просто Эмиль Куэ открыл великий закон, давно известный всем шарлатанам от медицины: исцеляет не лекарство, а вера в лекарство.
       Теперь молодой аптекарь мог бы стать миллионером, продавая подкрашенную воду. Но Эмиль никогда не стремился разбогатеть, он хотел быть ученым. Поэтому он занялся не зарабатыванием денег, а исследованиями. Правда, в финансовом отношении у него все обстояло вполне неплохо. Больные толпами шли в аптеку, где работал такой внимательный и симпатичный аптекарь, который к тому же продавал лекарства, исцеляющие от любой болезни. Бизнес Эмиля процветал, и молодой аптекарь даже занялся благотворительностью: пожертвовал деньги на строительство домов для рабочих трикотажной фабрики.
       Ему самому деньги были не нужны, поэтому легкий путь шарлатана не привлекал добросовестного фармацевта. Совсем другое интересовало Эмиля: ему хотелось понять, отчего слова ''это лекарство поможет вам'' исцеляют больных.
       Иногда считается, что именно Куэ открыл эффект ''плацебо''. Это неверно. С незапамятных времен любой умный наблюдательный врач рано или поздно приходил к выводу, что некоторых больных можно вылечить с помощью практически любого средства. Все зависит от того, верит ли пациент в то, что лекарство ему поможет.
       Термин ''плацебо'' появился в словарях в 1831 году, то есть задолго до рождения Эмиля Куэ. Это слово в переводе с латыни означает ''я нравлюсь'': ведь подобного рода лекарства чаще всего выписывались лишь для того, чтобы угодить капризному больному или вылечить его от воображаемого недуга.
       Правда, иногда подобные средства действительно оказывались очень эффективны. Это было известно... Но нельзя сказать, что это было общеизвестно. Ведь подобную информацию любой целитель предпочитал хранить для личного пользования.
       Самым известным специалистом по плацебо был, скорее всего, врач при дворе Наполеона, Жан-Николя Корвисар, создавший два замечательных сильнодействующих лекарства: ''Аква Фонтис'' и ''Мика Панис''.
       Рецепт микстуры ''Аква Фонтис'' был следующим:

       Aqua fontis 50
       Eadem repetita 100
       Eadem distillata 200
       Nihil aliud 100
      

       Что в переводе с латыни означает:

       Родниковая вода 50
       Та же вода 100
       Вода дистиллированная 100
       Ничего другого 100


       А Mica Panis - это всего лишь латинское название хлебного мякиша.

       Кстати, оба лекарства действительно творили чудеса! Так что ничего нового Куэ не открыл.

       Отчего же в истории медицины слово ''плацебо'' чаще всего связывается с именем Куэ? По той простой причине, что он первый всерьез заинтересовался этим феноменом. Или, лучше сказать, он первый понял, что плацебо может излечивать не только воображаемые, но и настоящие болезни. До Куэ считалось, что если вода или хлебные крошки помогают больному, то его болезнь - воображаемая, она существует лишь в голове больного. Если кто-то из врачей интересовался этим явлением, то лишь для того, чтобы придумать новый вариант ''Аква Фонтис'' - а потом смеяться над наивным больным.
       Но совсем не так думал Эмиль Куэ! Природа наделила его пытливым умом и великолепной интуицией, и любознательный аптекарь чувствовал, что он набрел на что-то, достойное самого пристального внимания. Он хотел понять механизм этого странного явления: отчего простые слова оказывают столь волшебное действие?
       Вы, возможно, скажете: ''Что же в этом непонятного? Это обычное самовнушение''.
       Но Эмиль Куэ не знал слова ''самовнушение''. Кстати, выражения ''гипнотическое внушение'' молодой провинциальный аптекарь тоже не знал!


Глава 6. Нансийская школа гипноза

''Положи руку на больное место и трижды скажи, чтобы боль ушла''.

Папирус Эбера, Египет, VI век до н.э. .


''Взгляд и слово - Богом данное человеку оружие, исцеляющее и защищающее''.

аббат Хосе Кустодио ди Фариа (1756-1819)



       К сожалению, в то время, когда Эмиль был студентом, изучение эффекта плацебо не входило в программу фармацевтического факультета. И уж конечно, в Высшей Фармакологической школе не рассказывалось о гипнотическом внушении. Впрочем, будущих врачей тоже не знакомили с этим странным методом лечения. Да и само слово ''гипноз'' было ненамного старше Эмиля Куэ: оно появилось лишь в 1848 году, за четыре года до его рождения.
       Однако новым является лишь термин, которым обозначается это явление. Существовало-то оно всегда. Просто наши предки называли его священнодействием. Или колдовством.
       Слова ''гипноз'' еще не было произнесено, но методика уже была разработана в мельчайших деталях. Внушение производилось обычно ночью, в лесу, пещере или в полутьме храма. Процесс исцеления сопровождался монотонными, повторяющимися заклинаниями; иногда звучала тихая музыка или раздавался мерный барабанный бой. Руки жреца или колдуна были неподвижны и воздеты к небу или совершали ритмичные движения, а его властный взгляд был устремлен на больного. Но целитель обращался не к человеку, а к злому духу, вселившемуся в его тело - приказывал уйти и больше не возвращаться. Затем он просил божество вернуть больному здоровье.
       Впрочем, если тот, кто производил внушение, обладал особым авторитетом, то ночной тьмы, заклинаний и барабанного боя не требовалось. Например, в греческом храме Асклепия стояла статуя божества, которая разговаривала с больными и давала им советы по поводу того, как лечить болезнь. Вероятно, статуя была пустой внутри, и со страждущими смертными говорил один из жрецов храма. Это был обман, но с благими намерениями. Ведь те, кто исполнял указания говорящей статуи, действительно выздоравливали.
       Существовали также люди, наделенные даром исцеления - самыми знаменитыми из них были эпирский царь Пирр (318-272 до н.э.), который излечивал больных простым прикосновением. Сходными способностями обладали римские императоры Веспесиан (9-79 н.э.) и Адриан (76-138 н.э.), а также английский король Эдуард (1003-1066) и Чарльз II (1630-1685). Кстати, любой среднестатистический король должен был уметь излечивать наложением рук - правда, не всем это удавалось в равной мере хорошо.
       Но постепенно пути медицины и магии разошлись, молитвы и заклинания стали называться уже не священнодейством и не волшебством - а мракобесием и шарлатанством. Что касается исцелений, совершаемых королями, то они прекратились, когда королевская власть перестала считаться священной.
       Такой прогресс можно было бы только приветствовать, но возникла одна небольшая проблема: благодаря помощи ученых докторов, больные умирали чаще, чем выздоравливали. Но, разумеется, это не считалось уважительной причиной для того, чтобы возвращаться к методам деревенских колдунов и средневековых королей!
       Но случилось так, что в середине просвещенного восемнадцатого века один врач сбился с пути истинного! Он стал лечить больных энергией, исходящей от него самого! Этого врача звали Фридрих Антон Месмер.



       Правда, Месмер не сразу пришел к идее о том, что рука человека может исцелять другого человека. Все началось с того, что однажды он услышал историю о том, как больная женщина была вылечена с помощью магнита. Будучи человеком любознательным, Месмер всерьез заинтересовался этим явлением. А поскольку он бы не только любопытен, но и всесторонне образован, то он вспомнил, что великий врач Парацельс еще в шестнадцатом веке использовал магниты в медицинских целях, считая, что магнит ''вытягивает'' хворь из больного.
       Вдохновленный этим примером, Месмер тоже стал использовать лечение магнитами - и терапевтический эффект превзошел все ожидания.
       Но любознательный врач не удовольствовался объяснением Парацельса. В своих рассуждениях он пошел дальше. Ведь магнит - это кусок метеорита. Метеорит оторвался от звезды. Если верить астрологии, то звезды влияют на здоровье людей. Следовательно, поскольку магнит является частью небесного тела, то он может действовать подобно звезде.
       Помимо обширных познаний в астрологии, Месмер также был знаком с теорией гравитации, созданной Ньютоном. Поэтому он стал рассуждать следующим образом:
- небесные тела притягивают друг друга;
- магнит притягивает металл;
- если верить великому Парацельсу, магнит притягивает болезни;
- между людьми тоже может возникнуть ''притяжение'' или ''отталкивание''.
- может быть, это явления одной природы?

       Чтобы объяснить единую причину всех этих разнообразных форм притяжения, Месмер ввел понятие ''магнетических флюидов''. По его словам,

''тонкая энергия флюидов наполняет Вселенную, служа посредницей между человеком, Землей и небесным и телами, а также между людьми. Болезнь возникает в результате неправильного распределения этого флюида в человеческом теле, а выздоровление приходит благодаря восстановлению нарушенного равновесия''.


       Вы, возможно, спросите: ''Но при чем же тут гипноз?''

       Ответ прост: то, что делал Месмер, на самом деле было самым обычным гипнозом. Его методы действительно исцеляли больных - просто Месмер объяснял свой успех не гипнотическим внушением, а ''магнетическим воздействием''.
       Сначала Месмер лечил исключительно с помощью намагниченного железа. Но однажды (если верить легенде) целитель отправился навестить кого-то из своих пациентов... и забыл дома свой магнит! Однако, будучи человеком находчивым, Месмер стал делать пассы руками, не говоря больному, что никакого магнита у него в руках нет. Сеанс ''магнетизма'' прошел, как обычно - больному стало лучше.
       Месмер тут же сделал логический вывод из случившегося: если его руки оказывают такое же целебное воздействие, как и магнит, то, может быть, его тело тоже излучает магнетические флюиды? Ведь все во Вселенной пронизано этой тонкой энергией притяжения!
      К тому же Месмер обнаружил, что его руки могут ''магнетизировать'' все, что угодно: например, деревья, воду, бумагу, хлеб, шерсть, шелк... Удивленный врач пришел к следующему заключению:
''К чему бы я не прикоснулся, оно начинает производить на больных такое же целебное действие, как и магнит''.




       Но если рука Месмера могла исцелять и заряжать исцеляющей энергией любой объект, то отчего бы не передавать эту энергию больному с помощью простого прикосновения? Постепенно Месмер добавил этот прием в свой терапевтический арсенал, и оказалось, что его руки излечивают больных ничуть не хуже, чем магниты и ''намагниченные'' предметы.
       Кстати, в это же время Месмер сделал еще одно важное наблюдение: для того, чтобы его личность оказывала магнетическое воздействие на пациента, необходимы кое-какие театральные приемы.... Поэтому Месмер тщательно продумал весь ритуал ''магнетического лечения'' - он был одет в длинную темно-лиловую мантию алхимика, его руке был жезл, которым он прикасался к больным. Кроме этого, Месмер использовал на своих сеансах музыку, считая, что она усиливает воздействие магнетических флюидов. Все эти приемы были предназначены для того, чтобы больные впали в полубессознательное состояние - после пробуждения многие из них выздоравливали от болезни.
       В конечном счете, в своих методах лечения Месмер очень близко подошел к тому, что называется гипнозом - но сам он называл то, что он делал, ''животным магнетизмом''. Разумеется, этот термин происходит не от слова ''животное'', а от слова ''жизнь''. Ведь теперь на больных действовал уже не магнит, а живой человек - сам Месмер.
       Кстати, с помощью наложения рук и пассов Месмеру иногда удавалось вылечивать больных, от которых отказались все врачи, и он считал это подтверждением своей теории о благотворном влиянии магнитных флюидов. С его точки зрения, люди в разной мере излучают магнитную энергию. Тот, у кого ее больше (как у самого Месмера), может передавать ее больным или заряжать ею любой предмет.
       Месмер действительно творил чудеса, он стал слишком знаменит, и врачи решили: пора выяснить, являлся ли этот магнетизер настоящим врачом или простым шарлатаном! Королевская Академия Франции назначила комиссию для проверки эффективности методов Месмера. И что же выяснилось? Оказалось, что ''животный магнетизм'' оказывает лечебное действие лишь тогда, когда больной уверен в том, что ''флюиды'' существуют и если он думает, что эти ''флюиды'' воздействуют на него.



       Так, например, если больному сообщали, что дерево намагнетизировано Месмером, то прикосновение к дереву вызывало у больного ''исцеляющий кризис'' - даже если Месмер и близко не подходил к этому дереву. Если же Месмер и в самом деле "зарядил" дерево, а больной этого не знал, то дерево не оказывало никакого влияния на него.
       В результате Месмер был признан шарлатаном. Ведь наука не признает существование того, что невозможно измерить или потрогать руками. Ученая комиссия не нашла никаких доказательств существования ''флюидов'', о которых говорил этот странный человек. Поэтому медицинские достижения Месмера никого не заинтересовали.
       Врачи смеялись над Месмером.... но ведь он исцелял тех, кого не могли вылечить они! Поэтому теория магнетизма, отвергнутая официальной наукой, существовала до начала двадцатого века, и методы Месмера продолжали применяться его последователями. Кстати, эти приемы используются существует и сейчас - просто они называются уже не ''месмеризмом'', а ''биоэнергетикой'', а Универсальный Магнетический Флюид Месмера обозначается термином ''биополе''.

       Но в девятнадцатом веке ученики Месмера называли себя ''магнетизерами''. Кстати, далеко не всегда они были шарлатанами. Многие магнетизеры лечили бесплатно - и очень эффективно.

       Одним из самых известных магнетизеров был маркиз де Пюисегюр, артиллерист по профессии и врач по призванию. Ученик и последователь Месмера, Пюисегюр, тем не менее, коренным образом изменил методы своего учителя. Например, Месмер в своей терапевтической практике стремился вызвать у больных что-то вроде судорожного или истерического припадка, считая, что это позволяет телу больного избавиться от вредной энергии. Пюисегюр использовал иной подход: он погружал пациента в дремотное состояние - то есть в гипнотический транс. Сам Пюисегюр называл это состояние ''искусственным сомнамбулизмом'' или ''магнетическим сном'': в этом состоянии человек слышит слова и может отвечать на вопросы, но его сознание становится восприимчивым к любым внушениям. Заметив сей странный феномен, Пюисегюр стал вводить своих пациентов в это особое сумеречное состояние, а затем внушал им, что болезнь проходит. И больные действительно выздоравливали.




       Используя словесные внушения, Пюисегюр постепенно пришел к мысли, что на пациента действуют не только ''магнетические флюиды'', но и слова. Тем не менее, он не отказался от применения ''магнетического воздействия''. А младший брат великого месмериста, морской офицер Антуан де Пюисегюр, ''намагнетизировал'' свой корабль - и весь экипаж тут же почувствовал себя лучше.



       Еще одним знаменитым последователем Месмера был Джеймс Эсдэйл, британский хирург, работавший в Индии. Этот врач вовсе не собирался становиться ''магнетизером'', но однажды ему предстояло провести тяжелую, болезненную операцию. Наркоза тогда не существовало, но Эсдэйл вспомнил о том, что странные приемы месмеристов могут ввести больного в состояние полной нечувствительности к боли. Добросовестный врач, не особенно веря в успех своей затеи, все-таки начал производить ''магнетическое воздействие'' - и больной действительно крепко уснул. Воодушевленный этим результатом, Эсдэйл начал использовать то, что теперь называется ''гипноанестезией'': перед операцией он вводил пациента в глубокий транс. Заметив, что монотонные движения способствуют погружению в сон, Эсдэйл использовал в своей практике следующий прием: он многократно проводил рукой в направлении от головы к животу пациента - до тех пор, пока тот не уснет.
       Этот подход оказался эффективным даже при серьезных хирургических вмешательствах, вплоть до ампутаций. Кроме того, использование ''магнетического воздействия'' значительно уменьшило количество смертельных исходов во время и после операции. В то время ''нормальная'' смертность в хирургической практике составляла около 50%, но благодаря методу, унаследованному от Месмера, Эсдэйл сократил ее до 5%. Причем если пациент Эсдэйла умирал, то это случалось не во время операции и не сразу после нее. Все смертные исходы в практике Эсдэйла были связаны с послеоперационными инфекциями - то есть с фактором, не зависящим от работы хирурга.


       Идея о том, что гипнотический транс не имеет никакого отношения к магнетизму, принадлежит аббату Фариа (да, тому самому, о котором говорится в романе Дюма).
       Хосе Кустодио ди Фариа родился в Индии в 1756 году. Его мать была португалкой, а отец, по словам самого Фариа, происходил из рода брахманов, но был обращен в христианство.
       Вероятно, Фариа был хорошо знаком с техникой йоги. Прибыв в Париж в 1813 году, он некоторое время был учеником Пюисегюра, а затем начал собственную практику. Однако Фариа не пользовался пассами, как большинство магнетизеров. Его метод был проще: Фариа просил больного пристально смотреть на его руку или на блестящий предмет, а затем приказывал: ''Усните'' и проводил внушение. Больные выздоравливали, но тем не менее, методы Фариа не получили признания среди медиков. Правда, благодаря аббату-гипнотизеру, месмеристы разделились на два течения. Те, кто продолжал верить в Универсальный Магнетический Флюид, отныне назвали себя ''флюидистами''. А последователи Фариа именовались ''анимистами'', ведь с их точки зрения, воздействие было чисто психологическим, ''душевным'' (слово ''anima'' означает: душа).



       ''Анимизм'' победил ''флюидизм'' лишь в середине XIX века. Решающим событием в истории гипноза стал момент, когда этим удивительным методом заинтересовался шотландский врач Джеймс Брэйд. Произошло это после встречи Брэйда с последним из знаменитых магнетизеров, Шарлем Лафонтеном. Если верить легенде, Брэйд поверил в действенность гипноза потому, что на его глазах Лафонтен загипнотизировал льва в лондонском зоопарке. Но более прозаическая версия событий заключается в том, что Брэйд присутствовал на медицинской конференции, которую Лафонтен проводил в Манчестере. Но, несмотря на то, что первое знакомство Брэйда с методом внушения произошло благодаря магнетизеру из школы ''флюидистов'', очень скоро шотландский врач пришел к выводу о том, что правы ''анимисты'', последователи Фариа: нет никаких магнитных флюидов, есть лишь психологическое воздействие одного человека на другого.
       Уделяя достаточно внимания практике, Брэйд одновременно старался создать теоретическую базу для нового метода лечения. В 1843 году он написал книгу ''Нейрогипнология'', и в этой книге он впервые использовал термин ''Гипноз'' (что по-гречески означает ''сон''). Правда, это было не совсем точным термином, ведь Брэйд заметил, что во время гипнотического транса нет полного расслабления мышц, как это бывает при нормальном сне. Но, тем не менее, это состояние было очень близким к обычному сну...
       Серьезный и сдержанный Брэйд меньше всего был похож на шарлатана, но, несмотря на это, его идеи долго не принимались в медицинском мире. Причиной этому было застарелое недоверие к наследию Месмера. Все, что напоминало теорию ''животного магнетизма'', безжалостно высмеивалось. Но Брэйд был упорен, и с середины 19 века гипноз, сначала робко, а затем все чаще, стал использоваться врачами-энтузиастами.
       Но в большинстве случаев подобная практика вызывала неприязнь со стороны коллег, а иногда и откровенные репрессии в отношении врача-новатора. Поэтому в большинстве случаев применение гипноза ограничивалось обезболиванием при хирургических операциях. А вот использовать эту технику для лечения болезней... нет, это было слишком рискованно!




       Однако нашелся смельчак, который решил всерьез заняться гипнозом. Огюст Амбруаз Льебо из города Нанси, который находится на северо -востоке Франции, стал стал создателем того, что впоследствии получило название ''Нансийская школа гипноза''.
       Двенадцатый ребенок в крестьянской семье, Огюст Льебо, тем не менее, сумел закончить медицинский факультет Страсбургского университета. В 1848 году, в возрасте двадцати пяти лет, он заинтересовался исследованиями Брэйда. Но лишь через десять лет, уже имея собственную клинику, Льебо решился наконец применить гипноз на практике. Какую реакцию это вызвало? Самую негативную! Идея ''животного магнетизма'' Месмера настолько дискредитировала себя, что за использование подобных методов можно было лишиться права на медицинскую практику. Ведь подобные методы ''волшебного воздействия'' давно уже демонстрировались в цирках и на ярмарках. Появился даже новый вид спорта: месмеристы состязались в силе исходящих от них магнетических флюидов!


       Читая в газетах заметки о подобных ''поединках'', серьезные врачи уже имели желания разбираться в том, чем техника Фариа и Брэйда отличается от приемов Месмера и Пюисегюра. Поэтому перед Огюстом Льебо встал очень нелегкий выбор. Проявить разумную осторожность? Или все-таки продолжать применять гипноз, который по эффективности превосходит все существующие методы лечения, но считается одной из худших разновидностей шарлатанства?
       Смелый врач выбрал второй путь. Устав от необходимости постоянно спорить с представителям закона, он поступил просто: снял со своей двери медную табличку со словами ''Доктор Льебо'', и вместо нее повесил другую табличку, с надписью ''О.Льебо, целитель''. Теперь никакое законодательство не могло указывать ему, какими лечебными методами он может пользоваться. Правда, такое радикальное решение обрекало его на маргинальное существование в мире медицины. Но это меньше всего волновало целителя Льебо. Главным было то, что его метод работал! Ведь, благодаря гипнозу, Льебо вылечил более двенадцати тысяч больных.
       Свою клинику Льебо переименовал в ''поликлинику'', поскольку гипноз мог быть использован для лечения всех болезней. Цена сеанса гипнотического внушения была символической - пять франков, а с бедных пациентов владелец клиники вообще не брал никакой платы. Клиника размещалась на улице, которая теперь носит имя Огюста Льебо. Дом был старым и тесным; комната для приема больных - плохо освещена и обставлена старой дешевой мебелью. В маленькой прихожей играли дети матерей, которые в это время спали под взглядом Огюста Льебо. По воспоминаниям современников, сам гипнотизер ''был похож на сапожника, а не врача'' - он бродил по своей клинике в потертом халате и в старых тапках, его одежда всегда была измятой, галстук скручен в жгут, а волосы всклокочены. Но стоило ему заговорить - и удивительное обаяние ''целителя Льебо'' заставляло посетителей забыть убогую обстановку. У этого странного человека был высокий лоб мыслителя, живой добрый взгляд, проникновенный голос - а также удивительное умение внушить больному веру в выздоровление.



       Вот как сам Льебо описывал метод, который он использовал для погружения в транс:
''Сначала следует попросить пациента смотреть на какой-либо блестящий предмет, не отводя взгляда в течение двух-трех минут. Когда я вижу, что его веки начинают мигать чаще обычного и тяжелеют, а глаза становятся удивленными, и зрачок подрагивает или расширяется, я произношу сакраментальное слово ''усните''. Если после этой команды веки пациента не опускаются, я повторяю несколько раз одну и ту же команду. При необходимости я нажимаю пальцами на его веки и опускаю их, повторяя: ''усните''. Если в течение минуты я не достигаю никакого результата, то я переношу сеанс гипноза на завтра. В большинстве случаев, после многих сеансов, благодаря возникновению привычки, мои пациенты впадают в транс уже через несколько секунд и почти всегда они погружаются в глубокий гипнотический сон''.


        Вероятно, среди всех гипнотизеров своего времени Льебо был самым талантливым. Кстати, по мнению многих специалистов, именно Льебо создал современную технику гипнотического внушения.
       Однако этот чудотворец не искал славы, у него было лишь одно желание: чтобы ему не мешали работать. Некоторые жители Нанси считали его святым, другие - ловким шарлатаном, а остальные - просто забавным чудаком. За пределами Нанси Льебо был и вовсе неизвестен. Однажды, надеясь заинтересовать врачей своими открытиями, в 1866 году он опубликовал книгу ''О сне и аналогичных состояниях, рассматриваемых преимущественно с точки зрения воздействия психики на тело''.
       Книга была продана... в количестве пяти экземпляров. Никто из врачей не заинтересовался новым методом.

       Но судьбу чудака-гипнотизера коренным образом изменило событие, трагическое для родины Льебо, но благословенное для города Нанси.
       Этим событием стала франко-прусская война 1870-1873 годов. Потерпев поражение, Франция вынуждена была уступить Германии Эльзас и Лотарингию, а вместе с ними крупные города, находящиеся на северо-востоке Франции - Страсбург и Мец.



       Лишь малая часть Лотарингии была оставлена побежденным французам, и на этом клочке земли самым большим городом оказался Нанси. И именно он стал центром притяжения для жителей отошедших к Пруссии земель - туда устремились французы, которые не хотели становиться немцами. Человеческая волна отхлынула от зияющего северо-восточного разрыва и остановилась в Нанси. После войны население города выросло более чем в два раза, и теперь город, где находилась клиника Льебо, стал культурно-экономической столицей восточной Франции. Период между 1873 и 1918 годами историки называют ''золотым веком Нанси''; этот город сравнивали с Парижем и Веной - культурными центрами Европы.

       Возможно, вы спросите: ''Но при чем тут Льебо и его гипноз?'' Слушайте дальше, и вы получите ответ на этот вопрос.

       Именно в Нанси был переведен медицинский факультет Страсбургского университета. Ведь большинство профессоров оказались французскими патриотами, поэтому они покинули завоеванный Страсбург и уехали в город, где жил Огюст Льебо. В 1873 году состоялось торжественное открытие факультета медицины, и его декан, Алексис Штольц, сказал в своей речи: ''Немцы думали, что, разогнав медицинский факультет в Страсбурге, они навсегда уничтожили его. И что же? Вот он возвращается к жизни, готовый к новым научным победам''.

       ''Ну и что?'', скажете вы, ''Поскольку врачи не признавали методов Льебо, то теперь появилось еще больше желающих назвать его шарлатаном''.

       Совершенно верно, так оно и произошло. Но однажды один из этих критиков случайно встретился с энтузиастом-гипнотизером и стал его учеником.
       Этим человеком был Ипполит Бернгейм, знаменитый врач-невропатолог, приехавший из Страсбурга вместе с остальными профессорами медицинского факультета. Гипнозом он, разумеется, не интересовался. Но однажды ему попался очень трудный пациент: шесть месяцев лечения не дали никаких результатов. И вдруг этот безнадежный больной торжествующе сообщил уважаемому профессору Бернгейму (звезде мировой величины!), что какой-то ''целитель Льебо'' вылечил его за один день.
       Профессор Бернгейм, конечно, не поверил! Не только не поверил, но и очень-очень-очень рассердился. Подумать только: в городе завелся какой-то то ли шарлатан, то ли умалишенный, который сбивает больных с пути истинного!
       Возмущенный до глубины души, Бернгейм отправился к ''целителю'', чтобы разоблачить его мошеннические приемы. Горя благородным негодованием, знаменитый профессор вошел в бедную, тесную, плохо освещенную клинику, увидел сеанс гипноза... и в тот же день смиренно попросил Льебо стать его учителем.
       Бернгейма поразила не только эффективность лечения гипнозом, но и личность Льебо. Впоследствии Бернгейм вспоминал: ''Те, кто видели этого человека, честного и верного своим идеям, полностью отдающего себя всем, кто приходил к нему, особенно самым обездоленным - любой, кто хоть раз встретил Льебо, мог оценить его великодушие, альтруизм, глубокую человечность и его открытость всем тем, кто страдал телесными и душевными недугами''.


       Это произошло в 1882 году, и Огюсту Льебо было уже пятьдесят девять лет. Бернгейм стал его первым учеником, но зато каким учеником!
       Ипполита Бернгейма никто бы не посмел называть шарлатаном - ведь это был один из авторитетнейших врачей-невропатологов той эпохи! К тому же, новообращенный гипнотизер был человеком воинственного темперамента, и если еще недавно хороший тон требовал снисходительно посмеиваться над чудаком Льебо и его странными идеями, то теперь за подобную дерзость любой нахал мог получить нагоняй от самого профессора Бернгейма.
       Талантливый ученик превзошел своего учителя в желании сделать новый метод известным. Бернгейм решительно заявил: ''Гипноз является серьезным терапевтическим методом. Врачи не только имеют право - но и должны - применять его в своей работе. Если врач не владеет техникой гипноза, то он не имеет права называться врачом. Того, кто не использует в своей работе психические ресурсы больного, правильнее было бы назвать ветеринаром''.

       Для того чтобы доктора-неучи наконец восполнили этот важный пробел в своем образовании, Ипполит Бернгейм рассказывал о своей работе на всевозможных конференциях, писал книги, обучал, спорил, убеждал, демонстрировал метод гипноза. В отношении пропаганды нового метода он за один год сделал больше, чем Льебо за двадцать пять лет.
       Убежденность в эффективности этой удивительной терапии? Да! Но еще и вопрос самолюбия. Ведь парижане называли университет Нанси ''сельским университетом''! Нет, никто не больше не посмел бы произнести эти слова после того, как, благодаря профессору Бернгейму, город Нанси стал ''Всемирной столицей гипноза''.
       Скоро у Льебо и Бернгейма появились последователи. Эта группа врачей-энтузиастов останется в истории под именем ''Нансийской школы гипноза''. Лидером школы стал Бернгейм. Впрочем, знаменитый профессор признавал первенство своего учителя - если Бернгейм был теоретиком Нансийской школы, то Льебо оставался лучшим практиком.
        В 1886 году врачи Нансийской школы начали издавать первый журнал, посвященный вопросам гипноза, и вскоре этот метод лечения приобрел необычайную популярность. Насмешливо-снисходительное отношение к ''месмеризму'' исчезло. Период между 1882 и 1919 годами впоследствии будет назван ''Золотым веком медицинского гипноза''. Казалось, что этот новый (или хорошо забытый старинный метод волшебников и шаманов) мог вылечить любой недуг.

       Именно идеи Нансийской школы гипноза Эмиль Куэ впоследствии использует в своем методе самовнушения. Но тогда, в 1883 году, он об этих идеях не имел ни малейшего представления. Нет, о ''животном магнетизме'' он, конечно, слышал. Но разве то, что делал Эмиль, имело хоть малейшее отношение к ''Универсальному Флюиду'' Месмера? Разве это было похоже на усыпляющие приемы Фариа и Льебо? Ведь Эмиль ничего не намагничивал, он не делал никаких пассов руками, ни к кому не прикасался и никого не погружал в сон. Он просто говорил с больным, уверяя, что лекарство поможет.
       И уж конечно молодой фармацевт не догадывался, что то, чем он занимается в своей аптеке, называется словом ''внушение''. Ведь Нансийская школа гипноза появилась всего год назад, и Бернгейм распространял свои идеи исключительно среди собратьев по профессии - то есть врачей. А Эмиль Куэ был всего лишь управляющим аптекой.
       Да, Бернгейм считал, что любой врач должен владеть методом гипноза. Но аптекари? Им-то зачем знакомиться с техникой внушения? Нет, к продавцам лекарств профессор Бернгейм не обращался.
       Поэтому Эмиль Куэ, может быть, очень долго оставался бы в неведении по поводу того, отчего его слова ''Вы непременно выздоровеете'' исцеляют больных. Но внезапно его жизнь вмешался удивительный, счастливый случай. Судьба сама привела его в Нанси.


Глава 7. Люси Лемуан

Альтруист находит без поисков то, что эгоист ищет, но не находит.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       Итак, Эмиль Куэ понятия не имел о том, что такое Нансийская школа гипноза. Но в те времена в славном городе гипнотизеров жила... да, как это обычно бывает в сказках: прекрасная принцесса.
       Она росла среди россыпей золота - золотых медалей, которые получил ее отец, прозванный Королем Цветов. Впрочем, среди специалистов он был известен под другим титулом: ''Король Гибридизации''. Фамилия этой девушки, ''Лемуан'', известна всем знатокам цветоводства. Ее отец, знаменитый селекционер Виктор Лемуан не только преобразил мир декоративных растений. Он - и как положено настоящему королю - был родоначальником династии цветоводов: его сын и внук также стали выдающимися селекционерами. А отец и дед Виктора Лемуана были простыми садовниками.            
       Виктор Лемуан создал около тысячи новых сортов декоративных растений. Например, скромную бегонию он превратил в подобие розы, и она стала одним из самым красивым из комнатных растений, цветущих зимой. В честь своей родной Лотарингии, Лемуан назвал эту линию бегоний ''Лоррен'' (Lorraine), и самая прекрасная среди них, ''Слава Лотарингии'', с огромными белыми или розовыми цветами, стала традиционным рождественским подарком. Благодаря Лемуану, город Нанси получил название ''всемирной столицы гибридной бегонии''. Кстати, теперь в этом городе есть даже улица Бегоний.
       Именно Лемуан вывел новую разновидность гладиолусов, которые теперь считаются обычными, а в то время назывались ''гигантскими гладиолусами''. Он прославил свой край и свой город в множестве имен цветов: ''Слава Нанси'', ''Жемчужина Лотарингии'', ''Красавица Нанси'', ''Чудо Лотарингии''... Впрочем, Лемуан не забывал писателей и даже ученых: например, он создал дельфиниум ''Виктор Гюго'', а также сорта сирени ''Рабле'', ''Ламарк'', ''Пастер'' и ''Реамюр''.
       Комнатная герань, попав в руки этого волшебника, приобрела двойные махровые цветки. Великий селекционер назвал самый красивый из созданных им сортов герани назвал в честь своей младшей дочери: ''Мари Лемуан''. Имя Мари носит также великолепный бело-кремовый пион с сильным, сладким ароматом.
       Но любимым растением Короля гибридизации была сирень, и самый прекрасный из новых сортов, знаменитая белоснежная сирень, носит имя его жены: ''Мадам Лемуан''. Впрочем, это вполне заслужено - ведь на самом деле новые сорта сирени создавала именно мадам Лемуан. Ее муж имел проблемы со зрением, поэтому когда он был еще молод, беден и не имел помощников, он поручил своей жене опылять цветы сирени с помощью крошечной кисточки. Работа с сиренью началась в 1870 году. Мадам Лемуан опылила сотни цветков, но из полученных тридцати семян проросло всего три, и супругам Лемуан пришлось целых шесть лет дожидаться появления первых цветов на новых гибридных растениях. Обнадеженные первым успехом, они продолжали работу, и к 1900 году им удалось создать шестьдесят семь новых сортов сирени. Впрочем, дело не ограничилось лишь новыми сортами - Лемуанам удалось создать даже новый вид сирени: ''Французская сирень''.
       Лемуан также преобразил жасмин, гортензию, первоцвет, фуксию...Он создал новую разновидность жасмина: ''жасмин Лемуана'' (Philadelphus x lemoinei), который впоследствии стал основой для сознания множества новых сортов. Впрочем, слово ''lemoinei'' встречается и в других ботанических названиях: им обозначаются выращенные в саду Лемуана гладиолусы, пионы, декоративные яблони, и многие другие растения.
       Именно Виктор Лемуан создал всемирно знаменитое Нансийское общество декоративного садоводства. Энтузиаст и филантроп, будучи избранным в муниципальный совет Нанси, он занимался созданием общественных парков и добился того, что на улицах города были высажены деревья. Идея ''города-сада'' принадлежит не Маяковскому - эти слова впервые произнес Виктор Лемуан, мечтавший преобразить пыльные и душные города Франции.

       Но здесь нас интересуют не цветы, созданные Виктором Лемуаном, и не его общественная деятельность, а его старшая дочь. Ей было всего одиннадцать лет, когда в ее честь был назван новый сорт клематиса с огромными белыми цветами в форме водяной лилии: ''Люси Лемуан''.
       Люси была на год младше Эмиля Куэ. В 1883 году ей было уже двадцать шесть лет, и она все еще не была замужем. Возможно, что на долю дочери ''короля гибридизации'' выпала незавидная участь принцессы: она могла позволить себе выйти замуж лишь за настоящего короля своей профессии. А где ж его найдешь!
       Или, может быть, на мадемуазель Лемуан обрушилось проклятье дочерей великих людей: никто не казался ей похожим на ее необыкновенного отца, никто не был достоин того, чтобы ради него покинуть родной дом. Люси ждала, она искала - и не находила.
       Ее родной город был культурной столицей восточной Франции, и в доме ее отца собирались ученые, писатели и художники. Но никто из них не был достаточно хорош для принцессы, имя которой носил прекрасный цветок. И кто бы мог предположить, что своего избранника разборчивая мадемуазель Лемуан найдет в провинциальном городке, причем в таком неромантичном заведении, как аптека!

       Эмиль и Люси встретились совершенно случайно. В один прекрасный день прекрасная дочь Короля Цветов отправилась в Труа, чтобы проведать родственников, и по дороге она зашла в аптеку Эмиля Куэ. История умалчивает о том, что хотела приобрести Люси.
       Что касается молодого управляющего аптекой, то, судя по всему, до этого момента он был погружен в свои научные исследования и совершенно не интересовался девушками. Может быть, встреча с Люси оказалась бы мимолетной и не имела бы никаких последствий. Но облик молодой покупательницы пленил воображение добропорядочного серьезного фармацевта! По воспоминаниям современников, Люси стоила того, чтобы ради нее забыть обо всех научных экспериментах на свете: красивая, элегантная, скромная, но уверенная в себе, с милой женственной улыбкой и твердым взглядом уверенной в себе серьезной образованной девушки.
       Эмиль заговорил с ней, стал рассказывать о своей работе... Он готов был говорить о чем угодно, лишь бы незнакомка хоть ненадолго задержалась у аптечного прилавка!
       И тут выяснилось, что эта красавица к тому же еще и умна! Люси с интересом слушала о том, чем занимался молодой аптекарь, и она понимала все, он чем он говорил.
       О, лишь бы она не ушла!
       А Люси и не хотела уходить. Она наконец сделала свой выбор.
       Чем этот скромный провинциал пленил ее сердце? Эмиль был небольшого роста, со смешным круглым лицом и длинным острым носом. Деньги его не интересовали, поэтому их у него не водилось. Его отец был простым железнодорожным служащим на пенсии, образование Эмиля было довольно скромным, и все, на что он мог надеяться - рано или поздно стать владельцем аптеки.
       Но Люси выбрала именно его. Навсегда. На всю жизнь.
       Кто знает, может быть, Люси получила в дар благословение дочерей великих людей? Ведь она с первого взгляда сумела угадать, что именно этот веселый молодой фармацевт со временем тоже станет королем, как и ее отец. Правда, превзойдя славой Короля Гибридизации, ее смешной маленький Эмиль получит от современников тройной титул: Король Аптекарей, Король Оптимизма и Король Самовнушения. А родной город Люси, бывшая Столица Гибридной Бегонии, благодаря Эмилю будет назван Всемирной Столицей Самовнушения.
       Как видите, настоящие принцессы никогда не ошибаются!
       Правда, Королем Самовнушения Эмиль Куэ стал лишь через тридцать лет, а пока Люси ожидала унылая участь провинциальной аптекарши. Ну что ж, девушка была готова к этому! Ведь и ее мать когда-то вышла замуж не за великого селекционера, а за скромного садовника, и сама опыляла маленькой кисточкой цветки сирени.

       Позже, через тридцать лет, весь мир назовет Эмиля Куэ необыкновенным человеком. Те, кто хоть раз встретился с ним, расскажут о том, что поразило их воображение: удивительное обаяние, ощущение огромной силы, заключенной в этом человеке, завораживающий взгляд внимательных, сверкающих темных глаз, высокий лоб мыслителя, необыкновенный ум, умение беседовать на любую тему, благородная простота в общении, но главное - скромность, доброта и веселый характер.
       Но пока лишь зоркие очи мадемуазель Лемуан смогли разглядеть все эти достоинства симпатичного провинциального аптекаря. А может быть, сама Люси сделала Эмиля необыкновенным человеком? Все, кто знал Люси, считали, что именно она является ''двигателем'' в этой супружеской паре. Энергичная и целеустремленная, она постоянно подталкивала вперед своего избранника. Ведь он обладал всеми возможными достоинствами, но был совершенно лишен малейших признаков честолюбия.

       Люси и Эмиль проживут вместе сорок два года, в любви и согласии. Лишь одного не даст им судьба: у них не будет детей. Правда, именно благодаря этому Эмиль Куэ сможет посвятить жизнь созданию своего метода - который, кстати, с большим успехом будет применяться для лечения маленьких пациентов. Придет день, когда в доме Люси и Эмиля будет откроется детская клиника самовнушения. Но это произойдет гораздо позже, через тридцать лет.
       А тогда, в 1883 году, Люси сделала свой выбор; она была уверенна в правильности своего решения. Ей не потребовалось времени на размышления, и молодые люди обвенчались уже через несколько месяцев. Кстати, великий Виктор Лемуан не счел этот брак мезальянсом - наоборот, он заинтересовался идеями Эмиля и даже предложил ему денежную помощь для продолжения его экспериментов.
       Но на это Эмиль никогда бы не согласился! А то еще чего доброго Люси подумает, что он женился по расчету! Никогда, за всю свою жизнь, даже став всемирно знаменитым, Эмиль Куэ не смотрел ни на кого, кроме этой женщины. Как он мог обидеть ее, живя за счет ее отца?
       К тому же, он был способен сам зарабатывать деньги! В аптеке отбоя не было от покупателей. Поэтому гордый Эмиль предпочитал рассчитывать на себя. Но судьба, в лице Люси, дала ему совсем другой, более ценный дар.
       Во-первых, образованная и серьезная Люси оказалась прекрасной собеседницей - она помогала Эмилю разобраться в его наблюдениях, собрать воедино свои мысли, сделать выводы из фактов.
       Во-вторых, любовь и одобрение умницы Люси внушили Эмилю уверенность в себе.
       Ну и наконец, эта девушка родилась в Нанси, где как раз в эти годы создавалась знаменитая школа гипноза! И именно это определило судьбу Эмиля Куэ.

       Тогда, в день первой встречи, Эмиль рассказал прекрасной незнакомке о своем удивительном открытии: если сказать больному, что лекарство поможет ему, то даже простая вода приобретает целебные свойства.
       Что ответила Люси, которая была не только прекрасна, но к тому же еще умна и образованна? Девушка из Нанси произнесла лишь одно слово: ''Внушение''. А затем она посоветовала молодому аптекарю ознакомиться с книгами доктора Ипполита Бернгейма.
       Эмиль прочел о гипнозе и был потрясен: вот это метод! Осталось лишь увидеть своими глазами, что это такое, а еще лучше - обучиться удивительному ремеслу гипнотизера.
       Люси согласилась с Эмилем и посоветовала ему обратиться к профессору Бернгейму с просьбой разрешить присутствовать на сеансах внушения.

       Идея прекрасной Люси была такой же прекрасной, как эта девушка... но, к сожалению, она оказалась неосуществимой. Эмиль получил категорический отказ от Бернгейма. Ведь он был аптекарем, а не врачом. Зачем аптекарю знать, что такое гипноз? Совершенно незачем.
       А раз так, то профессор Бернгейм не только не захотел обучать этого чудака своему методу, но и вовсе отказался с ним встречаться. Лидер Нансийской школы гипноза не подозревал, что через тридцать пять лет именно этот аптекарь станет создателем Новой Нансийской школы (правда, не школы гипноза, а школы самовнушения).
       Но пока молодой человек из провинции был существом скромным и незаметным, и Бернгейм не видел причин для того, чтобы встречаться с ним.
       Однако Эмиль Куэ был невероятно упорен. Не зря же его отец был бретонцем: именно представители этого этноса во Франции считаются эталоном упрямства (об упрямых людях французы говорят не ''упрям, как осел'', а ''голова бретонца!''). Нет, Эмиль никогда не отступал от своих планов, и на этот раз он тоже твердо решил добиться своего.
       Бернгейм не хочет встречаться с ним? Не беда. Ведь этот великий гипнотизер тоже когда-то у кого-то учился. ''Надо лишь найти того, кто был наставником Бернгейма'', рассудил Эмиль.
       А честный Бернгейм никогда и не скрывал, что он использовал метод Льебо - во всех своих книгах Бернгейм упоминал имя своего учителя. Эмиль рассудил, что если этот вредный профессор университета не хочет иметь с ним дело, то, может быть, таинственный доктор Льебо окажется сговорчивее?

       Льебо, действительно, позволил Куэ присутствовать на сеансах гипноза. И если Ипполит Бернгейм был первым учеником Льебо, то Эмиль Куэ стал вторым.
        Но, к сожалению, тот, кто не знает теории, не может научиться, наблюдая за работой специалиста. Куэ видел лишь то, что делает его наставник, но не знал, почему он применяет тот или иной прием. Метод Льебо казался очень простым - иногда он приказывал больному: 'Усните!'. Больным детям он говорил: 'Спите, котята', и этого было достаточно для создания гипнотического транса.
       
        Куэ вернулся в Труа и тут же попробовал 'усыпить' посетителей своей аптеки.
        - Усните!
        Нет, никто не заснул.
        Значит, все-таки правы последователи Месмера, и гипнотизером может стать лишь особый человек, излучающий могущественные 'магнетические флюиды'? Большинство современников Куэ разделяли это мнение. Но любознательный аптекарь решил разобраться в причинах своей неудачи. К сожалению, во Франции было мало книг о методе гипноза. Но Куэ сдаваться не собирался. Выяснилось, что в Америке издается серия брошюр о гипнозе. Осталось лишь освоить язык, на котором эти брошюры написаны.
        Куэ уже сорок четыре года. Это не обескураживает его. Тем более что верная жена Люси знает английский и готова помочь. Выясняется, что Эмилю легко даются иностранные языки - впоследствии он сможет даже проводить конференции в Англии и Америке.
        Благодаря этим им американским брошюрам, Куэ наконец понимает, отчего ему не удается сделать то, что получается у Льебо: погрузить пациента в транс с помощью приказа: 'Усните!'. Дело в том, что пациенты Льебо были подготовлены к этому, ведь они многократно подвергались гипнозу. Чем чаще человек входит в состояние транса, тем проще ввести его в это состояние. Поэтому для того, чтобы вызвать нужную реакцию, достаточно лишь одного слова-стимула,
        Значит, гипнотизеру не нужно быть какой-то особой 'магнетической личностью'. Он должен лишь освоить определенные технические приемы и уметь применять на практике.
        Поняв это, Куэ продолжал обучаться у Льебо, но теперь уже с полным пониманием того, что делает его учитель.
       Кстати, впоследствии у Льебо учились многие знаменитые врачи, в том числе Фрейд и выдающийся русский гипнотерапевт Николай Владимирович Даль. Но это произошло позже. Пока же на сеансах Льебо в роли ученика присутствовал лишь Эмиль Куэ. В течение года он периодически приезжал в Нанси и постигал удивительную технику излечения больных с помощью слов и жестов.



Глава 8. Человек королевской крови?

Нам следует научиться воспитывать характер, надо научиться говорить быстро, понятно, просто и со спокойной уверенностью; надо говорить мало, но ясно; надо говорить лишь то, что необходимо.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''

       По авторитетному мнению Льебо, Эмиль обладал незаурядным даром внушения. Кстати, в этой связи стоит вспомнить о бретонских корнях семьи Куэ де Шатеньрэ. Во Франции дар исцеления приписывали лишь королям, и это поверье исчезло к середине XVIII века. Но в Бретани, с ее средневековыми нравами, оно все еще существовало, причем считалось, что исцелять больных могут не только короли, но и дворяне, которых бретонцы называли ''людьми королевской крови''. По мнению жителей Бретани, прикосновение руки дворянина помогало лучше, чем заклинания колдуна. Даже если это самый бедный дворянин из самого захудалого рода. Все равно ''королевская кровь'' способна творить чудеса!
       Знал ли Эмиль Куэ об этом поверии? Может быть, он слышал об этом в детстве от отца?
       Правда, судя по всему, демократичный Куэ с его передовыми взглядами не придавал никакого значения своему дворянскому происхождению, о котором он никогда не упоминал, и может быть, даже не вспоминал. К тому же, он считал 'чудесные исцеления' нелепым суеверием. Но ведь, по его же собственной теории, самовнушение часто действует помимо сознания. Особенно если самовнушение имело место в детском возрасте...
       Что придавало столь волшебную силу словам молодого аптекаря, когда он повторял: ''Это лекарство вам поможет, вы скоро выздоровеете''? Может быть, за этим стояла детская, полузабытая вера в особый дар ''людей королевской крови''? Бессознательная уверенность, которая передавалась больному? Кто знает....

       Но какими бы не были причины этого умения излечивать словом, главным оказалось то, что от Льебо Эмиль узнал о своем таланте гипнотизера. Перед сыном железнодорожника наконец открылся путь к богатству и славе.
       Но это совершенно не интересовало человека королевской крови! К тому же, от отца, ''образцового служащего железной дороги'', Эмилю достался добросовестный, ответственный характер. Нет, у него не было намерения лечить больных с помощью гипноза. Он не собирался идти по стопам своего великого учителя Огюста Льебо. Ведь знаменитый целитель из Нанси был настоящим врачом, закончившим медицинский факультет. А Эмиль не мог похвастаться ничем, кроме диплома фармацевта, и он не считал себя вправе занимать чужое место.
       Но Куэ был человеком весьма изобретательным. Да, он останется аптекарем и по-прежнему будет продавать лекарства. Но отчего бы не добавить к микстурам и таблеткам немного лечебного внушения в стиле Огюста Льебо?
       Вдохновленный этой идеей, Куэ придумал новый способ применения гипноза. Он вводил больного в состояние транса, а затем описывал, какое благодетельное воздействие окажет на организм больного то или иное лечебное средство. В конце внушения Куэ добавлял свою любимую фразу: ''Скоро вы выздоровеете''.
       По примеру своего учителя Льебо, Эмиль не брал платы за сеансы внушения. Правда, определенную прибыль гипноз ему все-таки приносил. Ведь с тех пор, как в аптеке Куэ стала использоваться эта удивительная техника, от покупателей не было отбоя. Однако Куэ так и не приобрел интереса к деньгам. Став богаче, он стал еще больше помогать беднякам - а это и было главной радостью его жизни.
       А второй его страстью были научные исследования. Вспомнив о своих давних экспериментах с подкрашенной водой, Эмиль и здесь решил использовать метод гипноза. Если гипнотическое внушение может усилить действие обычного лекарства, то отчего бы не дать больному простую воду, внушив ему, что это - сильнодействующее средство?
       Эмиль осторожно испробовал новую идею на практике. И снова - успех! Причем вода оказалась даже лучше аптечных снадобий, поскольку она не вызывала никаких нежелательных побочных эффектов, да стоила значительно меньше, чем новейшие патентованные средства.
       Правда, ничего нового Куэ не открыл - ведь все это было давно известно всем уважающим себя шарлатанам.
       Другой бы, на месте Эмиля, обрадовался бы такому удачному открытию и стал бы продавать лекарства из родниковой воды. Но природная честность Куэ и его полное безразличие к деньгам отвратили его от столь легкого пути к успеху. Чудак-аптекарь даже не позволял себе брать деньги с тех, кто выступал в роли подопытного кролика в его экспериментах с водой.
       Разумеется, условия опыта не позволяли добропорядочному аптекарю сказать больному правду о ''лекарстве'', которое он принимает. Иначе вода перестала бы быть лекарством. Чтобы остаться более-менее честным, но все-таки не раскрывать свой секрет, Куэ бесплатно раздавал городским беднякам красивые флаконы с подкрашенной душистой водой, при этом внушая, что эта жидкость - лучшее патентованное лекарство. Было ли это обманом? В каком-то смысле, нет. Ведь, благодаря гипнозу, вода действительно помогала от всех болезней, да и раздавалась она по цене воды - то есть даром.
       Результаты нового подхода казались более чему удовлетворительными: больные выздоравливали, или, по крайней мере, отмечали значительное улучшение своего состояния. Но Эмиль не спешил.... Он наблюдал, делал выводы, совершенствовал свой метод лечения. Теперь он чувствовал себя счастливым: ведь это занятие было именно тем, к чему он стремился с юности - быть ученым-исследователем и делать добро.
       Но было кое-что, чего не хватало Эмилю Куэ - медицинских знаний! Ведь если бы он был настоящим доктором, то он мог бы с чистой совестью не только продавать лекарства, но и лечить больных.
       Если существует призвание лечить людей, то Эмиль Куэ несомненно обладал им. ''Чистокровный врач'', скажут о нем его современники. Его единственной страстью, его главным увлечением, величайшей радостью его жизни было исцеление страждущих. У него была прекрасная интуиция, необыкновенная наблюдательность и прекрасная память: он помнил все, что рассказывали ему больные, причем не только сведения об их хворях, но и все, что касалось личности больного.
       К тому же, Куэ умел приободрить, внушить веру в выздоровление, и говорил он так красноречиво и убедительно, что его словам верили.
       Да, это был настоящий врач - один из величайших, может быть. Но сам Эмиль так не думал. Ведь он знал слишком мало, по сравнению с настоящими докторами! О, если бы он мог восполнить этот пробел...
       Аптекарю-гипнотизеру было уже тридцать девять лет. В то время, в конце девятнадцатого века, это считалось более чем зрелым возрастом. Но для Эмиля это было лишь началом его настоящей жизни. Он, наконец, нашел свое истинное призвание и обрел настоящую, важную цель в жизни. Оставалось только добавить к этому необходимые знания. Для этого Эмиль был готов на любые жертвы. Пусть ему придется несколько лет экономить, пусть он окажется на одной скамье с юными студентами. Тридцатидевятилетний аптекарь был согласен на это. Лишь бы стать врачом, постичь все тайны этой науки! Остальное - неважно.
       Верная Люси всецело одобрила решение мужа. В 1896 году Эмиль нанял управляющего для своей аптеки и вместе с женой отправился в Нанси. Ведь там был университет, один из лучших во Франции! Прибыв в город, Эмиль немедленно записался на медицинский факультет, с твердым намерением получить диплом врача.


Глава 9. ''Рациональная аптека'' Куэ

Многие люди счастливы или несчастны только потому, что они воображают себя счастливыми или несчастными: из двух людей, находящихся в совершенно равных условиях, один может чувствовать себя совершенно счастливым, а другой - абсолютно несчастным.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       Эмиль отучился в университете пять лет и уже был близок к своей цели. Но внезапно судьба, до сих пор благосклонная к нему, решила одним ударом сбить его с ног.
       Проблема была денежного характера. Из Труа пришло письмо: аптека Куэ разоряется, покупатели почти не заходят в нее. Ведь с тех пор, как в ней больше не используется гипноз, лекарства потеряли свою целебную силу, да еще и появились всякие побочные эффекты от этих лекарств.
       К тому же, в те времена, когда в аптеке работал веселый чудак Куэ, там было интересно! Даже если кто-то из жителей города не слишком верил в его странные методы - все равно, глядя на удивительные сеансы гипноза, любой больной тут же забывал о своих хворях!
       Но теперь волшебник уехал в далекий город Нанси, и его чудесный дворец превратился в обычную, пропахшую лекарствами аптеку, со скучным управляющим за прилавком. Этому господину нет дела до того, что мучает больного, он не добрый, не стремится помочь и совсем не умеет внушать веру в скорое выздоровление... или хотя бы развеселить....
       Поэтому аптека Куэ стала местом, куда никому не хотелось лишний раз заглядывать. Заведение оказалось на грани банкротства.

       Денег на обучение в университете у Куэ больше не было. Мало того, у него не было денег на жизнь вообще! Слишком много Эмиль раздал бедным, слишком мало скопил за двенадцать лет работы. Да, надо признать печальную истину: судьба не всегда бывает справедлива к хорошим людям.
       Правда, Виктор Лемуан предложил свою помощь, уговаривая Эмиля закончить обучение в университете и продолжить свои исследования в области гипноза. Но гордый Эмиль не считал для себя возможным брать от кого-то деньги.
       Давать - да. Брать - нет.
       Поэтому недоучившийся доктор покинул университет и уехал в Труа, надеясь спасти ситуацию в аптеке.

       Решение, конечно, было достойно уважения, но оно впоследствии оказалось роковым для метода самовнушения. Создатель этого удивительного способа лечения навсегда останется в истории как ''простой провинциальный аптекарь''. А ведь до получения диплома врача ему оставалось совсем недолго, и учился он на одном из лучших медицинских факультетов Европы. Но из-за недостатка денег так и остался существом второго сорта, скромным фармацевтом.

       На самом деле, конечно, Куэ следовало бы назвать не ''простым аптекарем'', а ''психотерапевтом''. Но в то время еще не было такой профессии. Лечением любых болезней, в том числе психологической природы, занимались лишь врачи. Первые психотерапевты, например, Бернгейм и Фрейд, были врачами- невропатологами. Их последователи тоже имели медицинский диплом. Правда, в конечном счете, никто из них не применял медицинских познаний в своей работе. Например, ''Эдипов комплекс'' никак не связан с медициной - равно как и все прочие изыскания в этой области. И сейчас мало кто интересуется тем, какой диплом был у Фрейда.
       Но совсем не такой была ситуация в конце девятнадцатого века.
       По эффективности метод Куэ превзойдет все остальные приемы психотерапии. За последующие сто лет никто из психотерапевтов не сможет добиться столь удивительных результатов. Но все равно энтузиаст-фармацевт навсегда останется существом малоуважаемым: провинциальный аптекарь, медик-недоучка, психолог- самоучка...
       Да, некоторые врачи поймут его идеи и станут восторженными последователями Короля Самовнушения. Но, за этим редким исключением, имя Куэ будет вызывать лишь снисходительную усмешку у обладателей дипломов медицинских факультетов. А иногда и откровенную враждебность: как смеет этот неуч заниматься лечением больных?
       Так что, наверное, Эмиль Куэ поступил очень неосмотрительно, когда он оставил медицинский факультет. Ведь этим он обрек себя на презрение и насмешки со стороны тех, кого интересуют дипломы и ученые звания, а не практические результаты.
       Кстати, может быть, именно поэтому метод Куэ, не будучи защищенным авторитетом медицинского диплома, не переживет своего создателя. После смерти ''величайшего из аптекарей'' его идеи будут присвоены, искажены, затем осмеяны и, наконец, почти забыты.

       Но оптимист Куэ недооценивал темную сторону человеческой психологии. Он стремился к практическим результатам и не придавал должного значения чинам и регалиям. К тому же, он не считал возможным брать у кого-то деньги, если он мог заработать их сам. Поэтому недоучившийся медик отказался от великодушной помощи Виктора Лемуана и вернулся в Труа.

       В первый раз в жизни Куэ не мог справиться с нахлынувшей на него черной меланхолией. Снова судьба нанесла ему тот же удар, который ему пришлось пережить в юности! Ведь когда-то школьник Эмиль, в своих мечтах, видел себя химиком-исследователем - но вместо этого был вынужден стать учеником аптекаря. А теперь он снова не мог получить того, чего он так страстно желал! И ведь ему было надо так мало: лишь учиться, узнавать новое... и получить диплом, который бы позволил ему всерьез заняться лечением больных. И снова нет денег, и опять надо думать о том, как их заработать!
       Эмилю Куэ было уже сорок четыре года, он чувствовал себя старым и смертельно усталым. Ему не хотелось покидать Нанси, этот современный университетский город! Тяжело было расставаться с друзьями, которые понимали его идеи, интересовались его исследованиями, помогали ему размышлять...
       Энтузиаст-гипнотизер оказался в одиночестве, за прилавком провинциальной аптеки, и привычный оптимизм в первый раз изменил ему. Через несколько лет Куэ признался: ''В это время мне не хотелось жить, я бы умер без малейшего сожаления''. Ведь он еще не создал свой знаменитый метод самовнушения и не мог помочь самому себе!

       Но горевал Эмиль недолго. Это было не в его характере. Пусть ему не удалось закончить университет - не беда! Хотя Эмиль так и не получил диплом врача, все-таки, благодаря пяти годам обучения на медицинском факультете, он чувствовал себя гораздо увереннее. Пора использовать гипноз не только для продажи лекарств, но и для настоящего лечения!
       Нет, конечно, Эмиль Куэ не имел ни юридического, ни морального права лечить больных за деньги. Но он и не собирался этого делать. С тех пор, как его аптека снова стала привлекать покупателей, финансовые вопросы больше не беспокоили веселого фармацевта. К тому же в этот год ему удалось создать новое обезболивающее средство, ''таблетки Куэ''. Впоследствии легенда, связанная с именем создателя метода самовнушения, будет утверждать, что эти таблетки были самым обычным... мелом. Не верьте историкам! Это было настоящее лекарство, без всякого обмана, и Куэ получил на него патент. Нет, никогда он не продавал за деньги мел или дистиллированную воду. Таблетки, которые он изобрел, не имели никакого отношения к ''плацебо''. Это было разрешенное законом средство, которое приносило своему создателю стабильный доход, позволяя ему заняться разработкой своего метода.
       ''Таблетки Куэ'' не только спасли Куэ от банкротства, но и дали ему возможность наконец выкупить у своего компаньона право на владение аптекой. Теперь Эмиль был уже не управляющими, а полновластным хозяином, и мог делать все, что ему хотелось. Пользуясь обретенной свободой, Куэ начал использовать свою аптеку для проведения сеансов медицинского гипноза. Поскольку денежные проблемы были успешно решены, то он был готов работать бесплатно. При таком подходе желающих лечиться оказалось так много, что Куэ со смехом говорил: ''Больные бросаются на меня, как блохи на собаку''. Впрочем, ему очень нравилось выступать в роли собаки! Эмиль был готов заниматься больными по пятнадцать часов в день. Врач по призванию, он не уставал от этой работы. Но скоро желающих испробовать новое средство лечения стало так много, что у Эмиля уже не хватало времени на всех больных.
       Но Эмиль и тут нашел решение. Групповые сеансы гипноза? Почему бы и нет? Ведь его учитель Льебо всегда работал с большими группами больных. Вдохновленный примером Льебо, Эмиль Куэ стал проводить групповые сеансы гипноза у себя в гостиной или в саду.
       Кстати, осторожно увеличивая количество присутствующих на сеансах гипноза, Куэ скоро пришел к выводу, что работать с группой даже легче. Ведь стоит одному больному почувствовать себя лучше, как все остальные начинают верить, что гипноз и правда творит чудеса. А как только больные поверили в это, гипноз действительно поможет им.
       Самовнушение? Да. Но пока еще Эмиль Куэ не произнес этого слова. Он уже использует это явление, еще не дав ему названия.
       Поняв, что хороший пример заразителен, отныне Куэ предпочитает работать не одним пациентом, а с группами. Он всегда начинает лечение с того из больных, кто наиболее внушаем - ведь с ним легче всего добиться успеха. Именно этот пациент, почувствовав себя лучше, ''внушит'' всей группе оптимизм и надежду на выздоровление.
       В этот год Куэ дает новое название своей аптеке: ''Рациональная аптека''. Ведь в ней лечение проводится не только с помощью лекарств, но и методом убеждения.
       Затем аптекарь-гипнотизер покупает блокнот и начинает записывать свои научные наблюдения.

       Например, наблюдение номер десять:

    Мадам Р., страдает неврастенией. Она увеnbsp;рена, что у нее рак; прочтя несколько медицинских книг на эту тему, она испытывает все симптомы, о которых она читала. Она постоянно печальна, ей хочется плакать, все функции ее организма в большей или меньшей степени нарушены.
       Первый сеанс: внушение в состоянии бодрствования и внушение в состоянии гипнотического транса. Больная погружается в глубокий сон. Вскоре ее настроение улучшается, функции организма приходят в норму. С этого дня пациентка больше не думает о болезнях.


       Наблюдение номер тринадцать:

       Мадам Н., 44 года. Больная уверена, что она одержима дьяволом. Мадам Н. воображает, что дьявол постоянно находится рядом и разговаривает с ней. Если Мадам Н. говорит дьяволу, что она прогонит его, он отвечает, что он пролезет в замочную скважину, и что ничто не может помешать ему прийти к ней. Больная постоянно плачет, не может ничем заниматься; необходимо, чтобы кто-то был с ней ночью в ее комнате. Когда ее привели ко мне, я счел этот случай тяжелым и предупредил тех, кто сопровождал ее, что я попробую ее исцелить, но без уверенности получить какой-либо результат. В первый день: гипнотический сон и внушение во время сна. На следующий день, к моему большому удивлению, больная констатировала улучшение: дьявол реже говорит с ней, и она иногда не понимает, что он говорит. В течение последующих одиннадцати дней: внушение во время гипнотического сна, значительное улучшение после каждого сеанса. Затем больная приходит раз в два дня, затем раз в три дня. Три недели назад я видел ее в последний раз, она иногда слышит слова дьявола, но не понимает, что он говорит. Она вернулась к своей работе, весела и больше не боится ночью оставаться в комнате одна. У меня есть все основания думать, что она выздоровела''.


       Да, неплохо для начинающего гипнотизера! Но Куэ не пишет статей и книг о своих находках и открытиях. Наоборот, он крайне неудовлетворен результатами того, что он делает.
       Да, его сеансы внушения помогают больным. Но выздоровление редко бывает окончательным. Ведь гипноз воздействует на внешние проявления болезни, но далеко не всегда устраняет причину заболевания. Поэтому очень часто через несколько дней (или через несколько месяцев) больной возвращается, с тем же симптомом болезни или с иным недомоганием, и снова просит вылечить его
       Кроме того, иногда пациент вообще становится зависимым от гипнотизера - подобно тому, как многие больные становятся психологически зависимыми от лекарств.
       Гипноз может устранить проявления болезни, но он не делает больного здоровым. ''Здоровье - это нечто большее, чем отсутствие болезни'' - эта мысль постепенно становится очень важной для Эмиля Куэ.
       Нет, недостаточно просто устранить заболевание. Надо еще и поддерживать бывшего больного в состоянии здоровья, причем делать это следует постоянно, каждый день: ''Это должно стать своего рода ментальной гигиеной, таким же ежедневно повторяемым процессом, как умывание и чистка зубов''.
       Но как осуществить этот принцип на практике? Где взять столько гипнотизеров? Да и если бы они нашлись, то необходимость ежедневно посещать гипнотизера - разве это совместимо с нормальной, здоровой жизнью, с уверенностью в себе?
       Значит, нужно найти иной подход, более простой и эффективный. Его необходимо найти! Даже если для этого потребуются годы работы, наблюдений, размышлений....


Глава 10. Нет внушения без самовнушения

Я бросаю вызов всем магнетизерам Вселенной: пусть они попытаются усыпить того, кто не имеет для этого необходимой предрасположенности!

Аббат Хосе Кустодио ди Фариа


Никто не может оказывать влияние на вас, кроме тех случаев, когда вы сами это ПОЗ-ВО-ЛЯ-ЕТЕ''.

Э.Куэ (цитируется по воспоминаниям тех,
кто присутствовал на сеансах в его клинике)



        Искать, думать, делать выводы? Хозяин ''Рациональной аптеки'' умеет это делать - и любит заниматься этим! До сих пор он применял чужие методы. Теперь пришло время начать думать самостоятельно и делать выводы из своих наблюдений. И в этой работе Эмилю помогли... доброта и скромность.
       В общении с людьми Куэ был предельно доброжелателен, поэтому пациенты ничего не скрывали от него. Это и помогло ему совершить первое из своих открытий.
       Скромный аптекарь был готов выслушать любую критику, и поэтому некоторые из больных честно признались: во время сеанса гипноза они вовсе не были введены в транс. Они находились в нормальном, сознательном состоянии и тихо посмеивались, глядя на то, что происходило в гостиной мсье Куэ!
       А ведь далеко не каждый гипнотизер получает такие искренние признания. Очень часто пациенты подыгрывают гипнотизеру, изображая все признаки входа в транс. Особенно если сеанс гипноза проводится бесплатно. Ведь сказать правду - это невежливо... это, можно сказать, черная неблагодарность! К тому же, часто пациент сохраняет надежду на то, что следующий сеанс гипноза все-таки поможет ему. Так зачем же сердить того, кто проводит эти сеансы? Еще выгонит, чего доброго!
       Именно поэтому большинству гипнотизеров так и не довелось узнать, что некоторые из их пациентов с трудом сдерживают смех, глядя на то, что происходит вокруг них.
       Но мсье Куэ так добр, он так располагает к доверию! И потом, он вовсе не сердится, когда его пациенты весело признаются: ''А я вовсе и не спал!'' Наоборот, он смеется вместе с ними... и задает много-много вопросов. Он - исследователь! Ему интересно все, в том числе, его собственные неудачи! Он не видит ничего обидного для своего самолюбия в том, что иногда его попытка ввести человека в транс завершается полным провалом. Поскольку он не тешит себя иллюзиями, то скоро он обнаруживает, что ему удается ввести в настоящий глубокий транс лишь десятую часть своих пациентом. Остальные лишь пребывают в состоянии легкой дремоты, причем они отдают себе отчет во всем, что происходит с ними. А кое-кто и вовсе прикрывает глаза из вежливости.
        Но, обнаружив сей прискорбный факт, Куэ с удивлением констатирует, что внушение помогает даже тем, кто от души веселится на сеансах гипноза.
      Вот это уже было против всяких научных теорий! Но эти наблюдения были несомненным и неопровержимым фактом, на котором можно было построить новую теорию, новый метод.

       Но до этого еще далеко. Пока озадаченный Эмиль всего лишь задает себе важный вопрос: ''Может быть, гипнотический транс вовсе не нужен для того, чтобы внушение было эффективным?''
       Ведь средневековые короли исцеляли своих подданных простым наложением рук, и ''субъект'' находился в состоянии бодрствования. Без всякого введения в транс исцеляют больных деревенские колдуны и знахари.
      Да и сам Куэ, во времена своей молодости, когда он еще не владел техникой гипноза, совершал чудеса с помощью фразы ''Это лекарство вам поможет''. При этом он никого не погружал в транс и даже не просил закрывать глаза. Но его слова все равно действовали на больных.
       Куэ обращается к работам Ипполита Бернгейма и обнаруживает, что знаменитый профессор постепенно пришел к мысли: гипнотический транс не является необходимым условием для осуществления внушения. Поэтому лидер Нансийской школы начал производить внушение в состоянии бодрствования. Этот подход Бернгейм назвал ''психотерапией''.

       Куэ соглашается с Бернгеймом: действительно, внушение может эффективным без всякого гипноза. Правда, все-таки будет лучше, если пациент хотя бы закроет глаза и расслабится. Это позволит ему не отвлекаться ни на что постороннее и полностью сконцентрировать свое внимание на словах терапевта. Но спать совершенно не обязательно.
       По собственным словам Куэ, это открытие в корне изменило его подход к лечению больных.
       Ведь, во-первых, далеко не все пациенты поддаются внушению. Если человек неспособен войти в состояние транса, то он нервничает, думая, что внушение не исцелит его. В результате возникает вредное самовнушение: ''Мой случай безнадежен, от моей болезни нет лечения''.
       Если же терапевт объясняет, что внушение остается эффективным в любом случае, то это создает у больного позитивный настрой - что само по себе увеличивает силу воздействия словом. ''Если вам не удастся ввести пациента в состояние транса, то он решит, что внушение не может ему помочь! Поэтому отныне я никого не усыпляю'', объяснял свою точку зрения Куэ.
       Во-вторых, многие больные боятся, что гипнотизер подчинит их своей воле и внушит им ''неизвестно что''. Это сильно ограничивает сферу применения гипноза. Ведь недоверие и страх пациента значительно снижает эффект внушения.
       Но если нет необходимости вводить человека в транс, то отчего бы вообще не отказаться от этой техники? Больной будет чувствовать себя гораздо спокойнее, если он может сохранять контроль над ситуацией и если он знает, что именно внушает ему терапевт.
       Поэтому, в дальнейшем - и до конца своей жизни - Куэ больше не пользовался традиционными техниками гипнотизеров. Никаких пассов, приказов ''усните'' или требований смотреть на блестящие предметы! Внушение производилось в состоянии бодрствования (или легкой дремоты), и Куэ всего лишь просил своих пациентов закрыть глаза и постараться внимательно слушать все, что он скажет.
        Кстати, в современной гипнологии подход Бернгейма и Куэ считается оптимальным: эффективным и одновременно безопасным. Это состояние легкой дремоты называется ''гипноидным'' и оно действительно позволяет с успехом применять внушение, при этом не воздействуя слишком грубо на психику пациента.
       Однако Куэ не останавливается на этом. Отказавшись от приемов гипноза, он спрашивает себя: а может быть, и внушение не является необходимым?
       И именно здесь Куэ приходит к самому важному выводу, на котором впоследствии будет выстроена целая теория. Наблюдая и размышляя, Куэ в конце концов полностью отвергает идею о том, что гипнотизер обладает властью над ''объектом внушения''.
       Но кому же тогда подчиняется человек, введенный в транс? ''Самому себе!'', утверждает Куэ.
       По его мнению, пациент сам внушает себе, что гипнотизер - особое существо, и простые смертные не могут может противиться его воле. Поэтому и только поэтому человек исполняет приказания, которые ему даются. Да и засыпает он лишь потому, что он сам внушил себе идею гипнотического сна.
       Но зачем же тогда нужно внушение со стороны гипнотизера? Лишь для того, чтобы запустить механизм самовнушения.
       Собственно говоря, это не было новой идеей. Куэ лишь подвел своеобразный итог многочисленным наблюдениям ''магнетизеров'' и гипнотизеров. Еще знаменитый аббат Фариа некогда пришел к выводу, что причиной гипнотического сна является воображение пациента. Полемизируя с учениками Месмера, Фариа решительно отверг идею о том, что целитель обладает особой ''магнетической'' силой или излучает некие целительные ''флюиды''.
       Чтобы доказать свою правоту, Фариа приводил примеры из собственной практики:

''Мне часто случалось обнаруживать, что люди, которых я никогда не видел, засыпали на пороге моей гостиной лишь потому, что они увидели меня - при том, что я сам их не замечал. Иногда мне даже приходилось бросать все, что я делал в этот момент, чтобы подбежать и успеть подхватить их, раньше, чем они упадут. Во время моих сеансов многие засыпали или впали в судорожное состояние, хотя я совершенно не думал о них и был занят тем, что погружал в сон других больных. Одна дама, о существовании которой я даже не подозревал, и которая знала лишь мое имя, глубоко уснула во время званого обеда, лишь потому, что за столом велась беседа о гипнотическом сне и в разговоре постоянно упоминалось обо мне''.


       ''Некоторые лица могут быть усыплены на значительном расстоянии'', добавляет Фариа.
       Что же действует на этих людей? Лишь вера в то, что некто обладает особой властью над ними. Что является причиной погружения в транс? Идея сна, которая пребывает в воображении человека. А в чем заключается роль гипнотизера? Лишь в том, чтобы убедить пациентов в своей особой власти над ними.

      Эмиль Куэ полностью соглашается с этой мыслью Фариа. Кстати, последователи Месмера, несмотря на несокрушимую веру в магнитные флюиды, постепенно пришли к выводу, что душевное состояние ''объекта внушения'' является важнейшим фактором, определяющие успех (или неуспех) лечения магнетизмом.
       Например, Жозеф Филипп Делез, ученик Пюисегюра, обнаружил, что при проведении сеанса магнетизма ничто не должно отвлекать больного. Иначе, по какой-то странной причине, магнетические флюиды не оказывают на него никакого действия. Делез также обратил внимание на то, что успех лечения зависит от веры в успех. Если целитель считает, что он сможет вылечить больного, то эта уверенность передается больному и содействует исцелению.
       Важным оказалось и то, насколько больной доверяет магнетизеру и насколько он верит в теорию магнетических флюидов. Два выдающихся месмериста, Луи Жозеф Жюль Шарпиньон и Шарль де Вилер, заметили, что эта вера может усилить воздействие, исходящее от ''магнетизера''. А отсутствие у больного веры в ''флюиды'' делает магнетическое воздействие совершенно неэффективным.
       Затем, когда Ипполит Бернгейм начал проводить сеансы гипноза в главной больнице Нанси, то стоило его ассистентке сказать: ''Доктор Бернгейм идет'', как все больные тут же засыпали. Однажды ассистентка ошиблась - по коридору шел вовсе не Бернгейм. Но все равно, услышав знакомое имя, все присутствующие крепко уснули. Что же подействовало на них? Всего лишь вера в то, что профессор Бернгейм сейчас придет и усыпит их. Из этого Бернгейм сделал следующий вывод: ''Человек подчиняется воли гипнотизера лишь потому, что он сам внушил себе идею подчинения''.
       Кстати, заклинания колдуна воздействуют лишь на того, кто верит в колдовство, и прикосновение руки короля исцеляло лишь тех, кто считал королевскую власть священной. Так что же воздействует на человека? Его собственное воображение!


Глава 11. ''Медицина воображения''

Куэ был больше, чем теоретик или глава научной школы. Он был одним из апостолов лечения с помощью пробуждения силы духа; эта идея пока еще плохо понята, но может быть, со временем она получит большое развитие

П.Жане, психолог



       Разумеется, сам по себе феномен самовнушения (то есть влияние воображения на состояние здоровья) был известен задолго до рождения Эмиля Куэ.
       Техники самовнушения существуют с глубокой древности. Ведь йоги, благодаря многолетним тренировкам, могут замедлить биение сердца или изменить температуру своего тела. Кстати, некоторые индивидуумы, без всякого обучения, умеют делать это. Но они неспособны объяснить, как им это удается.
       Что касается европейской медицины, то еще великий Парацельс писал: ''Дух повелевает, воображение - его орудие, а тело - податливый материал.... Действует не проклятье или благословение, а мысль''.
       Затем, когда Месмер был обвинен в том, что его ''магнетические флюиды'' существуют лишь в воображении больных, Шарль Деслон, ученик Месмера, справедливо заметил:

''Если лечение воображением является лучшим средством от болезни, то отчего бы нам не создать медицину воображения?''

       Издавна опытным врачам было известно, что некоторые пациенты способны вылечить самих себя - или вызвать у себя болезнь - с помощью убеждения ''я смогу выздороветь'' или ''я тяжело болен''. Причем второе, к сожалению, встречается гораздо чаще: воображаемое недомогание вполне может стать реальным.

       Немецкий нейропсихолог Оскар Вогт обнаружил, что некоторые из тех, кого он подвергал гипнотическому воздействию, постепенно научились приводить самих себя в состояние, близкое к трансу. Они могли, с помощью самовнушения, избавить самих себя от усталости, повышенного давления и головных болей. Наблюдая этих пациентов, профессор Вогт сделал логичный вывод: самогипноз обладает такой же терапевтической ценностью, как и гипноз. Но, к сожалению, он не нашел способа обучения этой технике.
       Ну и наконец, некоторые известные гипнотизеры использовали внушение для самих себя. Например, знаменитый Джеймс Брэйд был способен внушить себе избавление от головной боли. А Огюст Льебо писал еще в 1866 году:

''Существует искусство воздействия слов на физическое состояние человека, причем не только на здоровье других людей, но и на свое собственное, без чьих-то усыпляющих слов, без особых приемов, без загадочных заклинаний.... Для этого нужно лишь концентрировать свое внимание на идее выздоровления. Этот метод обладает силой воздействия и точностью результата, которых нет ни у какого другого способа лечения. Нет, я не утверждаю, что лекарства не нужны (мой метод является дополнением, а не отрицанием медицинского лечения), но простое неверие в болезнь всегда благотворно для организма больного и эта идея сама по себе может привести к выздоровлению.... Я сам мог избавится от мигрени всего за несколько минут, всего лишь высказывая желание выздороветь и при этом фиксируя взгляд на каком-либо предмете''.

       Так что подобный подход не был чем-то новым. Однако считалось, что способность сознательного самовнушения - это редкий дар, особый талант, доступный лишь немногим. Брэйд или Льебо вовсе не пытались обучить кого-либо своему методу. Ведь они были гипнотизерами, и не удивительно, что они могли исцелять самих себя. Но простые смертные? Нет, вряд ли у них хватило бы силы воли для того, чтобы воздействовать на собственное тело. Поэтому ни Брэйд, ни Льебо не создали метода на основе своих наблюдений.
        Правда, были врачи, которые пытались все-таки научить своих пациентов самовнушению. В России новатором в этой области был Владимир Михайлович Бехтерев, во Франции - известный врач Кост де Лаграв. Но, к сожалению, их усилия не принесли заметного результата. Вот как Кост де Лаграв описывал свой опыт использования самовнушения против бессонницы:

Когда я хочу использовать самовнушение, я ложусь на диван или сажусь в кресло, я стараюсь уснуть и я думаю о том, что я хочу внушить себе''.

       По его признанию, иногда ему приходилось думать часами, и это приводило к усталости и даже к головной боли. Из всего этого Кост де Лаграв сделал неутешительный вывод:

''Самовнушение - это тяжелый и иногда утомительный труд; далеко не всегда оно является отдыхом''.

      Когда его спросили, чем метод Куэ отличается от его собственного, врач честно ответил: ''Тем, что я потерпел неудачу, а Куэ, более счастливый, добился успеха''.

       Иногда Куэ упрекают в том, что он ''присвоил'' метод самовнушения. Но ведь честный аптекарь вовсе не претендовал на приоритет в этой области. Он всего лишь создал особую разновидность этой техники, и его подход оказался наиболее эффективным. Самовнушение использовали и раньше, но ''метод Куэ'' оказался единственным методом, который приносил ощутимую пользу и мог легко использоваться на практике, причем не только взрослыми, но и детьми.
       Но для создания этого метода потребовались годы наблюдений и размышлений. Прежде всего надо было изучить уже существующие методы лечения с помощью воздействия психологических факторов. Этим и занялся Эмиль Куэ.
       Прежде всего, его внимание привлекла йога. Она пришла во Францию вместе с модной в то время теософией. Куэ, разумеется, живо заинтересовался этим необыкновенным учением. Кстати, впоследствии его обвинят в том, что свою теорию самовнушения он позаимствовал именно из йоги. О, если бы Эмиль мог это сделать! Это избавило бы его от необходимости изобретать собственный метод.
       Да, йога творит чудеса, но она слишком сложна для практического применения. Ее освоение требует нескольких лет интенсивного обучения, причем под руководством опытного учителя. Разве у больных есть время для этого? И разве любой желающий может найти себе мудрого йога-наставника? А ведь Куэ искал метод, пригодный для любого, в том числе для самых бедных, самых необразованных больных. Кстати, в первую очередь - именно для них!
       Да, Куэ позаимствовал кое-какие идеи из йоги - чего он, впрочем, и не скрывал. Но изучение этой древней науки стало лишь одним из этапов в создании его метода. Разумеется, важным этапом! Но давно пройденным к тому моменту, когда родился знаменитый ''метод Куэ'', предельно простой и доступный для всех. В отличие от йоги, его можно освоить всего за несколько часов, а затем он требует для своего применения лишь нескольких минут в день. Много ли вы знаете людей, которым удалось вернуть себе здоровье с помощью йоги? А простой, смешной метод Куэ исцелил десятки тысяч больных.
      Итак, йога слишком сложна. Существуют ли более простые способы лечения? Может быть, исцеление верой? Это не требует обучения, и иногда такие выздоровления бывают мгновенными. Надо лишь верить, и тогда болезнь отступит. В медицинских журналах зафиксировано множество исцелений в традиционных местах паломничества, или возле источников, которые считаются священными, а также благодаря заклинаниям, наложению рук или прикосновению к какому-то особому предмету.
       Да, такие исцеления случаются. Но они относительно редки. Из тысяч паломников исцеляются лишь немногие. А ведь верили-то все....
      Нет, Эмилю Куэ это не подходит. Один из тысячи - это мало. Метод самолечения должен стать гораздо более эффективным. К тому же, Эмиль не хочет никого обманывать, выдавая себя за чудотворца.
       Конечно, существует ''ложь во спасение'', которая иногда действительно спасает. Например, в учебниках по истории медицины описывается такой случай: женщина, страдающая раком, оказалась на операционном столе. Операция началась... но оказалось, что спасти больную уже невозможно. Разрез был зашит, и гуманные врачи сказали пациентке, что опухоль была удалена. После этого женщина прожила еще восемь лет. Она умерла по причине, не имеющей никакого отношения к раку, и при вскрытии выяснилось, что опухоль действительно исчезла.
       Да, в истории медицины отмечены подобные случаи. Но к сожалению, они также редки, как золотые крупинки в речном песке. К тому же врач не имеет никакой власти над подобными исцелениями. Это произойдет. Или не произойдет. К сожалению, второе гораздо вероятнее, причем исход болезни решает некая скрытая причина, не зависящая ни от врача, ни от больного. Разумеется, любой добросовестный врач старается внушить больному надежду на то, что болезнь отступит. Иногда подобные усилия не пропадают даром. Но это - единичные случаи. Конечно, оптимизм помогает выздороветь быстрее, и вера в силу лекарства делает лекарство эффективнее, но очень редко надежда на выздоровление становится решающим фактором, приводящим к исчезновению болезни.
       А уж если больной упорно не желает верить в счастливый исход, то не существует способа, позволяющего переубедить его.
       Но хотя ''исцеления верой'' редки - ведь это именно то, что дает наиболее быстрые, радикальные, надежные результаты, не требуя никаких титанических усилий со стороны больного. Если бы только суметь превратить эти удивительные случаи в повседневность!


Глава 12. ''Поверь, и ты будешь исцелен''

Рискуя показаться безумцем, я все-таки утверждаю, что многие люди больны физически или душевно только потому, что они воображают, будто они больны. Некоторые больные не могут ходить, хотя у них нет ни малейшего органического повреждения: они просто воображают, будто у них паралич. Именно у таких больных происходят самые поразительные ''исцеления''.

Э. Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



        Итак, лечение верой. Так ли редки подобные случаи? В Европе - да. Но на другом берегу Атлантики, в стране, называемой Соединенные Штаты Америки, подобные терапевтические приемы давно уже применялись с большим успехом.
        К сожалению, в Европе начала двадцатого века - и особенно в просвещенной Франции - все это не вызывало интереса. Поэтому книги об американских целителях на французский язык не переводились. Но Куэ интуитивно чувствовал, что именно здесь он сможет найти полезную информацию.
        Он выписывает американские книги и с интересом читает о том, что творится в далекой стране за океаном. А происходят там вещи удивительные! Вера действительно исцеляет американцев!
       Кстати, началось все это благодаря соотечественнику Эмиля Куэ. В 30-х годах девятнадцатого века француз Шарль Пуайен, ученик Месмера и Пюисегюра, решил перенести свою практику в Новый Свет.
       Пусть профессорам из французской Академии наук не удалось установить существование магнетических флюидов! Пусть европейские скептики кривят губы в снисходительной насмешливой улыбке, когда речь заходит о ''животном магнетизме''! У деловых американцев другой подход. Есть ли эти флюиды, нет ли их.... да какая разница! Ведь методы мсье Пуайена помогают больным больше, чем все лекарства вместе взятые. Поэтому личность магнетизера из Франции притягивает публику лучше любого магнита.
        И вот однажды с французом-месмеристом встречается любознательный часовщик, Пинеас Квимби.
       О, он не простой человек, этот мистер Квимби из Нью-Хэмпшира! Ведь он не только ремонтирует часы. В свободное время он занимается изобретательством и уже получил несколько патентов - например, на циркулярную пилу. А еще он в душе философ и любит поразмышлять над скрытыми причинами различных явлений.
       Именно этому изобретательному часовщику суждено было создать новый метод лечения болезней. Все началось с того, что в один прекрасный день тридцатилетний Пинеас увидел магнетический сеанс Шарля Пуайена. Завороженный удивительным зрелищем, часовщик-философ так и не вернулся домой. Он твердо решил стать учеником французского волшебника и последовал за ним, из города в город, из штата в штат.
       Подобное упорство - разве это не признак несокрушимой воли будущего гипнотизера? К тому же, мистер Квимби был отнюдь не глуп, и он страстно хотел учиться. Пуайен понял, что из этого американца выйдет толк, и согласился передать ему свои познания.

       Чуть-чуть теории, немного практики - и мистер Квимби становится таким же знаменитым, как его учитель. Сначала он лечит ''магнетическими флюидами'', но вскоре придумывает новый метод: заводит себе медиума, подростка по имени Люциус. Отныне бывший часовщик вводит в транс уже не пациента, а Люциуса. Затем Люциус входит в контакт с духами из иных миров и говорит, какое лекарство следует принимать пациенту. С точки зрения Квимби, все это было более чем научно. Ведь в иных мирах существуют ответы на все вопросы!
       Но однажды медиум Люциус порекомендовал лекарство, на приобретение которого у больного не было денег. Квимби ненадолго призадумался. Разумеется, мнение духов из иных миров следует уважать.... Но и финансовую сторону дела игнорировать все-таки невозможно. Что делать?
       После недолгих колебаний, Квимби поступил просто: посоветовал больному средство подешевле. Может быть, это решение было принято лишь в силу необходимости. Но, скорее всего, умный и наблюдательный американец, работая в тандеме со своим медиумом, уже стал кое о чем догадываться... Возможно, до него наконец дошло, что Люциус ни с какими духами не общается, и больного исцеляет не лекарство, а всего лишь вера в контакт медиума с иными мирами.
       Итак, Квимби, на свой страх и риск, посоветовал больному не дорогое лекарство, название которого шептали губы медиума, а более дешевое средство. Больной действительно выздоровел. А раз так, то зачем нужен Люциус? Ведь для исцеления достаточно одного: веры!
       Правда, сей феномен давно уже был известен всем шарлатанам. Квимби просто обнаружил неисчерпаемую золотую жилу, которая обогатила не одно поколение специалистов по волшебным исцелениям.
       Но Квимби был честным человеком, поэтому он не стал заниматься зарабатыванием денег с участием (или без участия) Люциуса. Вместо этого он всерьез призадумался, и из его размышлений родилась новая теория, а вместе с ней новый метод "Mind Cure", то есть ''ментальное исцеление''. Умный часовщик понял, чем объяснялся успех Месмера и его учеников - верой в особый дар ''магнетизера''. Вера в исцеление! Только вера, и ничего другого. Не надо ни флюидов, ни контакта с духами....
       Но если так, то, может быть, и лекарства тоже не нужны?!
       Квимби вспоминает все снадобья, которые рекомендовал больным его медиум Люциус. Все они действительно вылечивали больных. Но Квимби больше не верит, что эти советы исходили из иных миров. Бывшему часовщику становиться ясно, что юный Люциус наобум называл первое лечебное средство, которое приходило ему в голову. Тем не менее, лечение с помощью Люциуса всегда было эффективным. А если так, то, может быть, лишь вера больного придает целительную силу таблеткам и микстурам? Надо просто верить - и выздоровление придет.
       Но Квимби не останавливается на этом открытии. Он идет дальше! Если вера является причиной исцеления, то может быть, вера была и причиной болезни? Просто та вера была неправильная, вредная. Так сказать, ''вера с обратным знаком''. Надо лишь развернуть ее в нужном направлении, вот и все! Что такое болезнь? Всего лишь ошибочное убеждение!
       Придя к этому выводу, Квимби решительно заявляет:

''Каждый человек является тем, что он верит, поэтому он болеет лишь потому, что верит в то, что он болен. Если я страдаю каким-то недугом, то это происходит от того, что мои ощущения делают меня больным. Эти ощущения являются моей верой, а моя вера происходит от моего ментального состояния. Поэтому любая болезнь имеет ментальную природу, и чтобы исцелить больного, следует исправить ошибку в убеждениях больного. Поскольку болезнь является лишь логической ошибкой, то нужно лишь уничтожить причину, и вместе с ней исчезнут ее последствия''.

       Придя к этой мысли, Пинеас Квимби решительно отверг медицинскую науку, как ''теорию, основанную на невежестве и на самых нелепейших суевериях''. Затем он обвинил врачей в том, что заражают здоровых людей идеями о болезнях. Мало того: расспрашивая пациента, доктор подсказывает ему новые симптомы, которые немедленно обнаруживаются у его наивной жертвы!
       Придя к выводу, что никаких болезней не существует, проницательный американец создал свой метод лечения. Он действовал очень просто: беседовал с больным, авторитетно убеждая страдальца, что тот вовсе не болен, и что его симптомы являются лишь иллюзией, следствием логической ошибки, от которой следует как можно скорее избавиться.
       В начале своей практики Квимби разубеждал больного, одновременно поглаживая слегка влажными пальцами его голову - для того, чтобы увеличить силу воздействия слова. Но затем создатель метода Mind Cure пришел к мысли, что в физическом контакте нет необходимости. С этого момента Квимби начал использовать лечение по переписке. Ведь для того, чтобы убедить больного в том, что он здоров, достаточно и письма.
       За восемь лет своей медицинской практики, Квимби вылечил более двенадцати тысяч больных. Скорее всего, болезни пациентов Квимби имели психологическую природу. Но в любом случае, работа бывшего часовщика приносила несомненную пользу.
        Кстати, в какой-то степени, Пинеас Квимби был недалек от истины. То, о чем бывший часовщик говорил со столь благородным возмущением, теперь называется ''ятрогенными заболеваниями'', то есть болезнями, вызванными неосторожными словами или действиями врача.
        Прием, который использовал создатель метода Mind Cure, вошел в историю под названием ''метод Квимби''; до сих пор эта техника ''логического разубеждения'' вполне успешно используется в психотерапии.
       Но ''методу Квимби'' суждено было претерпеть радикальное изменение благодаря деятельности одной из пациенток Квимби, Мэри Беккер-Эдди. Обретя выздоровление после часа беседы с этим необычным целителем, Мэри решила нести великую идею в массы. Но в новой форме! Если создатель метода Mind Cure равнодушно относился к религии, то его последовательница основала свой подход именно на вере. Зачем заниматься долгими разговорами, логически разубеждая больного и доказывая ему, что на самом деле он здоров? Не проще ли сказать: ''Верь, что ты здоров, и ты будешь исцелен?''
       Результаты деятельности вдохновенной проповедницы на несколько порядков превзошли достижения ее учителя Квимби. Мэри Беккер-Эдди назвала свою теорию ''Христианской наукой'', и скоро простой метод лечения стал новой американской религией, со своими храмами и обрядами (кстати, это религиозное течение существует до сих пор).
       Конечно, далеко не все американцы были согласны с этим удивительным вероучением, а в Европе и вовсе смеялись над ним. Но Эмиль Куэ искал действенное средство для лечения больных. А ведь именно ''Христианская наука'' была тем, что давало наиболее впечатляющие результаты. К тому же, успех этой новой религии породил множество сходных лечебных методов с иной идеологической базой, но с тем же основным приемом: надо просто поверить, что ты выздоравливаешь, и эта вера станет реальностью. Идея проста до смешного, но иногда такой подход действительно излечивает больных.
       Кстати, во Франции тоже был свой знаменитый целитель, Зуав Жакоб, родившийся в 1828 году. Почему ''зуав''? Потому что так назывались солдаты французских колониальных войск. Ведь свой дар Жакоб открыл во время службы в армии. В 1867 году (когда Эмилю Куэ было десять лет), бывший солдат открыл собственную ''клинику'' недалеко от Парижа.
       Жакоб говорил, что исцеляет больных не он, а некая Высшая Сила, действующая через него. Зуав никогда не обещал больным исцеления, поскольку сие от него совершенно не зависело. Ведь он был всего лишь проводником чего-то неизвестного и поэтому никак не мог воздействовать на результат.
       Отчего одним больным Высшая Сила помогает, а другим нет? Жакоб честно признавался, что ему это неизвестно. Ведь он никогда не беседовал с Высшей Силой и был всего лишь ее смиренным орудием. Исцеляя больных, зуав не прикладывал никаких сознательных усилий - он просто повиновался вдохновению свыше. Но хотя его метод не всегда приводил к выздоровлению, это не обескураживало многочисленных поклонников чудотворца. Даже если Высшая Сила помогала не всем - отчего не попытать счастья? Слава Зуава Жакоба была так велика, что уже за пятьсот метров от его дома невозможно было пройти по улице, из-за скопления экипажей.
       Жакоб вовсе не претендовал на роль святого. Он объяснял, что его дар исцеления - это обычная способность, такая же, как умение рисовать, петь или играть на музыкальных инструментах. Зуав даже считал, что этот талант вполне можно развить - он возмущался, что врачи не интересуются его идеями и не пытаются освоить его метод.
       Сеансы лечения были групповыми, Жакоб иногда принимал более тысячи больных в день. По воспоминаниям современников, целитель был похож на дервиша: в сандалиях на босую ногу и в длинном белом бурнусе, подпоясанным веревкой. Был он небольшого роста, но держится очень прямо и уверенно; его поступь была тверда - сохранилась армейская выправка! Солдат-чудотворец начинал сеанс лечения с грозного предупреждения:



       - Тихо! Если кто заговорит, то я его выгоню за дверь!
       Затем лекарь некоторое время придавался медитации - неподвижный, со скрещенными руками... И лишь затем он обращался к Высшей Силе, которая действовала через него:
       - Исцели их, если тебе это угодно. Я же, смиренный посредник, полностью подчиняюсь твоей воле.
        После этого Зуав Жакоб беседовал с каждым из присутствующих, кратко расспрашивал его о болезни, смотрел больному в глаза и твердо говорил: ''Ты исцелен''.
       Затем чудотворец призывал всех вести здоровый образ жизни; особенно он настаивал на том, что молоко очень вредно для здоровья. ''От молока в желудке образуется сыр'', объяснял Жакоб. Женщинам он давал дополнительное указание: никогда не ругаться с мужьями.
       После этой короткой лекции врач-самоучка делал широкий жест рукой и объявлял:
       - Друзья мои, вы исцелены или близки к выздоровлению. А те, кто почувствовал себя хуже, возрадуйтесь! Ведь это кризис, возвещающий скорый уход болезни. Теперь слушайте меня внимательно! Врачи и аптекари травят вас лекарствами, они хотят навеки исцелить вас с помощью еловых досок вашего гроба. Я предупредил вас, не забудьте моих слов! А теперь ступайте домой.
       В качестве прощального подарка Зуав Жакоб раздавал бутылки с водой, которую он намагнетизировал своими целительными флюидами, а затем без лишних церемоний выставлял своих пациентов за дверь, не желая принимать никаких изъявлений благодарности:
       - Вы должны сказать спасибо не мне, а Провидению.
        Помогало ли это от болезней? Если верить документам эпохи, то метод Зуава Жакоба был необыкновенно эффективным: ''Паралитики начинали ходить, слепые - видеть, глухие - слышать''.
       Несмотря на это, знаменитого целителя многократно пытались привлечь к ответственности за нелегальную медицинскую деятельность. Когда Жакоб в последний раз предстал перед судом, ему уже исполнилось восемьдесят лет. Впрочем, служитель Высшей Силы всегда оказывался оправдан, ведь он не нарушал никаких законов. Жакоб никогда никому не обещал исцеления, не давал никаких объявлений в газетах и не требовал платы за лечение. Солдат-чудотворец не стремился к обогащению, он вел довольно скромный образ жизни. Вся его коммерческая деятельность сводилась к продаже своих фотографий, по франку за штуку. Кроме того, дополнительные доходы ему приносила продажа написанных им книг: ''Шарлатанство медицины'', ''Учение зуава Жакоба о здоровом образе жизни'' и ''Размышления зуава Жакоба, а также его молитва, дополненная способом исцелить самого себя от болезни''.
       Но ведь торговать фотографиями и книгами - это законом не запрещено! Поэтому бывший воин всегда выходил из зала суда с гордо поднятой головой, а преследования со стороны полиции лишь сделали его еще более знаменитым. Вот описание одной из встреч Жакоба с правосудием (Заметка из газеты ''Le galois'', 11 ноября 1983 года) :


''Подсудимый именует себя писателем. Ему 53 года, он элегантно одет, имеет военную выправку, изъясняется легко, без всякой напыщенности.

Судья: Давно ли вы занимаетесь медициной?

Зуав Жакоб: Я вышел в отставку в 1868 году; с тех пор, как я прибыл в Париж, я никогда не занимался медициной. Толпы людей пришли ко мне. Я прикоснулся к ним, и я исцелил их. Первый раз я сделал это случайно. Один господин болел холерой. Я вылечил его за один день, положив руку на его подложечную впадину.

(Зуав Жакоб излагает свои теории)

Зуав Жакоб: Я использую мои познания для того, чтобы исцелять людей. Я собираю в комнате сорок или пятьдесят больных, и я простираю к ним руки. Но я делаю так лишь потому, что больные этого хотят. Сам я в это не верю. Я верю лишь в магнетический флюид, исходящий из глаз. Силой моего взгляда, я исцеляю больных, даже не зная, чем они болеют.

На ироническое замечание судьи ''Так значит, ваши глаза исцеляют от всех болезней?'', Жакоб отвечает: ''Да, от всех. Но любой может научиться исцелять, как я. Я хочу, чтобы мой метод стал известен широкой публике. Я ничего не знаю о медицине, но я знаю, что во мне есть особая сила. (Воодушевлено) Я не закрываю дверь, пусть ученые люди придут по мне. Они могут встретиться с теми, кого я исцелил. Я ни от кого не скрываю то, что я делаю. Но я не могу объяснить, как я излечиваю людей. (торжественно) Моя сила исходит от Бога. Я верю в Бога и бессмертие души.

Судья: Вы верите, прекрасно. Есть ли у вас познания в медицине или хирургии?

Зуав Жакоб: Нет. Все врачи - шарлатаны. Они сами говорят это в своих книгах, от Гиппократа до Клода Бернара. Господин Председатель, если вы читали, что врачи говорят сами о себе, то вы, безусловно, согласитесь со мной.

Судья переходит к финансовым вопросам: Вы богаты?

Зуав Жакоб: В какой-то степени.

Судья: За что вы получили эти деньги?

Зуав Жакоб: Я же продаю мои фотографии, по франку за штуку, а мне они обходятся в 30 сантимов. А еще я продаю книги.

Судья: За какую цену?

Зуав Жакоб: Не дороже, чем мой издатель в Палэ-Рояль. Моя книга ''Шарлатанство медицины'', продается за 1 франк 50 сантимов. Каждая книга обходится мне в 40 сантимов.

Судья: Но ведь иногда вам дарят подарки?

Зуав Жакоб: Ах, да, мсье. У меня дома есть цветы, я не знаю, что с ними делать. И букеты! Я даю их моим друзьям.

Судья: Вам дарят лишь цветы?

Зуав Жакоб: Да, мсье, ничего, кроме цветов. Но теперь я буду действовать по-другому и ...

Судья: Так вы говорите, что вы будете продолжать заниматься врачебной практикой?

Зуав Жакоб: Я вынужден сказать правду.




       
       Методы Зуава действительно принесли выздоровление множеству больных. Правда, лишь тем, кто верил в его особые отношения с Высшей Силой.

       ''Поверь, и ты будешь исцелен''. Из всех методов лечения - это самый лучший, самый эффективный и быстрый. Но как переубедить неверующего? Как сделать оптимистом того, кто давно и тяжело болен?
       А в некоторых людях и вовсе живет дух противоречия! ''Невнушаемые'' - вот как они называются.
       Гипнотизеры обычно не берутся за лечение таких упрямцев. Что же касается уважающих себя колдунов, шаманов и специалистов по ''ментальному исцелению'', то они подобных скептиков и вовсе на порог не пускают, чтобы те не оказывали вредного воздействия на более послушных больных. В конце концов, не веришь - сам виноват, продолжай болеть дальше....
       Но Эмиль Куэ хотел придумать метод, который подходит для всех, даже для самых ''невнушаемых'' больных.
       Поэтому он задал себе вопрос: ''Гипноз, йога и исцеление верой: как свести их воедино? Как извлечь из этих трех течений самое эффективное - но при этом обойти их слабые стороны?''


Глава 13. Дикий конь воображения и обоюдоострый меч самовнушения

Давайте сравним воображение с диким конем без узды и без повода. Тот, кто сел на него, может лишь нестись туда, куда конь пожелает бежать. Причем чаще всего это путешествие оканчивается в канаве. Но достаточно всаднику взнуздать коня - и уже не конь несет всадника, а всадник направляет коня по выбранному им пути.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''.


Самовнушение - это обоюдоострое оружие. Оно может совершать чудеса, но если им пользоваться правильно, оно не принесет нам ничего, кроме бед. До сих пор вы использовали это оружие бессознательно, вы внушали самим себе вредные идеи. Я хочу научить вас больше никогда не совершать эту ошибку.

Э.Куэ, ''Как использовать внушение и самовнушение''




       Для того чтобы создать метод самовнушения, сначала надо определить, что такое внушение и чем оно отличается от убеждения. Для того чтобы ответить на этот вопрос, Эмиль Куэ обращается к понятию Бессознательного.
        Здесь следует уточнить, отчего Куэ не использовал термин ''подсознание'' и всегда употреблял слово ''бессознательное''. Дело в том, что ''подсознание'', о котором говорится в теории Фрейда - это совсем не то, что имеет в виду Куэ. Подсознательное и Бессознательное объединяет лишь то, что они находятся вне сознания. Но разница между этими двумя понятиями очень велика.
       С точки зрения Фрейда, Подсознание - это область, в которой заключены вытесненные из сознания сексуальные и агрессивные инстинкты. В теории Фрейда Подсознание является источником всевозможных проблем и конфликтов, и его роль всегда негативна. Именно поэтому оно называется ПОДсознанием, ведь это нечто низменное, животное, находящееся ПОД прессом морального контроля сознания. Это темное ''подземелье'' психики, это антагонист сознательного ''Я'', постоянно стремящийся свергнуть иго Разума.
        В теории Куэ ничего подобного нет. Его Бессознательное - это все области психики, которые неподвластны сознательному волевому контролю. Это центры мозга, управляющие жизнедеятельностью организма, например, дыханием, сердцебиением или переходом от бодрствования ко сну, а также теми движениями, которые доведены до автоматизма. Это желания, эмоции, сны, воспоминания. Это творческое вдохновение, воображение...

       Что объединяет все эти столь непохожие явления? То, что все эти функции нашего мозга либо вообще не поддаются прямому воздействию нашего сознания, либо постоянно ускользают от сознательного контроля.
       Как и Подсознание Фрейда, Бессознательное Куэ имеет ''звериную'' природу. Но в теории Куэ Бессознательное - это не злобное и похотливое животное. Оно просто непослушное, не более того. Бессознательное не доброе и не злое - просто оно не всегда делает то, что требует от него Сознание. Но непокорно оно лишь потому, что Сознание не умеет управлять им.
       Куэ сравнивает Бессознательное с диким конем. Надо лишь найти способ укротить этого коня, суметь направить его по верному пути. Бессознательное также похоже на бурную горную реку:

        ''Она увлекает за собой того, кто упал в нее, несмотря на все его усилия добраться о берега. Этот поток кажется нам неукротимым; однако если вы знаете, как с ним обращаться, вы можете направить его в другое русло, установить на нем турбину и превратить его мощь в движение, в тепло, в электричество''.

       Разумеется, Бессознательное может причинить вред, но лишь в тех случаях, когда в него внедрилась некая вредоносная программа - то есть то, что Куэ называет ''негативным самовнушением''. С точки зрения Фрейда болезнь - это конфликт, возникший из-за вытеснения в Подсознание желаний и инстинктов. Куэ смотрит на это совсем по-другому: болезнь может возникнуть потому, что человек внушил себе идею ''я болен''. Бессознательное лишь реализует то, что ему внушили.
       Поэтому если вредное самовнушение будет заменено полезным, то программа, заложенная в Бессознательное, окажется изменена. Надо всего лишь обуздать ''дикого коня'', направить в нужное русло ''бурную горную реку''. Именно для этого предназначены внушение и самовнушение. Они обращаются к Бессознательному и дают ему команды.
       * Примечание: впоследствии авторы книг о методе Куэ стали применять более привычный термин: 'подсознание'. Но Куэ предпочитал пользоваться словом 'бессознательное'.

       Чтобы объяснить действие внушения или самовнушения на нашу психику, Куэ использует понятие идеодинамизма, введенное в психологию Ипполитом Бернгеймом:

''Любая клетка мозга, приведенная в действие какой-либо идеей, передает ее по нервным волокнам к органам тела, что приводит к реализации идеи''.

       Куэ лишь уточняет мысль своего предшественника, введя в нее понятие Бессознательного. Ведь единичная клетка мозга не может воспринять или реализовать идею. А вот Бессознательное вполне способно на это. Как пишет Куэ,

Наше Бессознательное пропитывается словами, которые мы повторяем, и, принимая их за истину, находит способы реализовать любую внушенную ему идею''.

       Чем внушение отличается от убеждения? Убеждение адресуется к сознанию и логике, а внушение - к Бессознательному и к эмоциям.




       Именно поэтому бессмысленно убеждать человека в том, что его болезнь воображаемая, что он должен мыслить позитивно, что его фобии нелепы, его привычки вредны, и.т.д. Ведь убеждение адресуется к Сознанию, которое не имеет никакой власти над нашим организмом и нашими эмоциями. Всем этим управляет Бессознательное. Значит, разговаривать надо именно с ним! То есть, заниматься внушением. Если внушаемая идея будет принята Бессознательным, то она превратится в самовнушение и начнет самореализовываться.
       Поэтому в теории Куэ термин ''самовнушение'' имеет двойной смысл. С одной стороны, это сознательное внушение чего-либо самому себе. С другой стороны, самовнушение - это процесс принятия внушенной извне идеи. Благодаря самовнушению, слова и образы, пришедшие из внешнего мира и проникшие в Бессознательное, превращаются в своего рода ''программы'', которые затем начинают оказывать влияние на наше поведение, а также на наше физическое и душевное здоровье.
      Но отчего иногда Бессознательное принимает идею, которую ему внушают, а иногда - нет? Куэ считает, что это зависит от вмешательства или невмешательства Сознания, которое может пропустить или не пропустить слова внушения.
       С точки зрения Куэ, сознательный уровень психики выполняет роль ''внутреннего критика'': оно решает, является ли истинной идея, которая пришла из внешнего мира. Если Сознание примет внушаемую идею без возражений, то эта идея сможет достичь уровня Бессознательного и будет усвоена им. В результате она превратится в самовнушение и самореализуется. Если же Сознание отвергнет идею, которую ему предлагают, то внушение не будет иметь никакого результата.
       Что отвергает Сознание? То, что - по его мнению - не соответствует реальности. Сознание действует на основе логики. Он рассуждает по принципу: ''правильно-неправильно'', ''верно-ошибочно''. Если оно не считает какую-либо идею неверной, то она не будет воспринята Сознанием.
       Бессознательное устроено совсем по-другому. Для него не существует понятий ''истинно'', ''ложно'', ''реально'', ''невозможно'', ''абсурдно''.... Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, что происходит, когда мы мечтаем, видим сны или охвачены творческим вдохновением. Эти состояния управляются Бессознательным - поэтому в снах, воображении и мечтах все истинно, все реально, все возможно. Даже противоречащие друг другу идеи мирно уживаются в Бессознательном. Ведь логика и представления о внешнем мире относятся к сфере Сознания. Поэтому только Сознание может решить, соответствует ли реальности то, что ему внушают. А Бессознательное принимает любую идею, если она прошла через логический фильтр Сознания. В этом смысле Бессознательное похоже на маленького ребенка, который верит всему, что утверждают взрослые.
       Для Бессознательного не существует логических критериев, поэтому если идея из внешнего мира внедрилась в Бессознательное, она не может быть отвергнута. Эта идея укоренится в глубинных слоях психики и начнет воздействовать на здоровье, поведение и мысли человека. Даже если это воздействие будет вредным, Бессознательное не может самостоятельно избавиться от нездоровой, неправильной идеи.
       Одним из доказательств этого являются навязчивые идеи и фобии. Человек знает, что в них нет смысла, что они абсурдны - но он не может избавиться от них.
       Поэтому Куэ называл самовнушение ''обоюдоострым мечом''. Оно может исцелить. Или привести к болезни. Все зависит от того, какая идея овладеет воображением.
       Разумеется, Куэ не считал, что все болезни вызваны самовнушением. Он лишь предполагал, что некоторые заболевания имеют скрытую психологическую природу - их можно быстро излечить с помощью правильного, позитивного самовнушения. В остальных заболеваниях вредное самовнушение присутствует лишь в определенной степени. Но не существует болезней, которые вообще никак не зависят от психологических факторов. Ведь убеждение ''я серьезно болен, я не могу выздороветь'' делает болезнь более тяжелой и мешает выздоровлению.
       Поэтому позитивное самовнушение может быть полезно при любой болезни. Просто в некоторых случаях оно приводит к быстрому и полному исцелению. Но бывает и так, что самовнушение будет действовать медленно - ведь ему надо пробудить защитные силы организма, а на это требуется время. Ну а в случае серьезной болезни самовнушение, может быть, не даст полного выздоровления - но, по крайней мере замедлит развитие болезни и сделает ее проявления менее тяжелыми. Куэ выражает эту идею следующим образом:

''Болезнь никогда не бывает простой. На самом деле, к каждому физическому заболеванию всегда присоединяется еще и психологическое. Если физический недуг мы обозначим коэффициентом 1, то коэффициент психологической составляющей может быть 1, 2, 10, 20, 50, 100 и больше. Благодаря методу самовнушения психологическое заболевание исчезает очень быстро, и если его коэффициент был очень высокий, например, 100, а коэффициент физического недуга - всего лишь 1, то в результате остается лишь одна сто первая от общего заболевания''.

       Куэ считал также, что болезнь, приступы которой периодически возвращаются, часто бывает вызвана самовнушением. Настоящим был лишь первый приступ. А затем появилось самовнушение: ''Это непременно повторится!'' Разумеется, в результате действительно возникнет следующий приступ, затем третий, четвертый.... И это будет подтверждать веру человека в том, что он действительно болен! В результате возникнет порочный круг вредного самовнушения, которое усиливает само себя: приступы станут все тяжелее, они будут случаться все чаще, и это заставит больного (и врачей!) поверить, что болезнь прогрессирует.
       Куэ даже предполагал, что некоторые ''наследственные'' болезни объясняются (хотя бы отчасти) вредным самовнушением. Ведь, во- первых, вера в то, что ''это семейное'' вполне может вызвать проявления заболевания. Во-вторых, вид больного родственника дает человеку пример симптомов, которые ''должен'' испытывать тот, кто страдает ''наследственной болезнью''.
       Конечно, такая точка зрения может показаться слишком наивной. Но надо признать, что, с помощью метода самовнушения, Куэ смог вылечить тысячи больных, страдавших от ''наследственных'' заболеваний.


Глава 14. Веревочка с двадцатью узелками

Каждое утро, проснувшись, и каждый вечер, как только вы легли в постель, закройте глаза и, не заставляя себя сосредотачивать внимания на том, что вы говорите, произнесите двадцать раз, отсчитывая на бечевке с двадцатью узелками - и притом достаточно громко, чтобы слышать собственные слова - следующую фразу: ''С каждым днем я становлюсь все здоровее во всех отношениях''.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       С точки зрения Куэ, Бессознательное доверчиво, как ребенок - оно принимает любую идею из внешнего мира. Поэтому при проведении внушения или самовнушения проблема заключается лишь в том, чтобы суметь обойти критически настроенное ''взрослое'' Сознание. Надо суметь сделать так, чтобы внушаемая идея не оказалась отвергнута Сознанием - тогда она сможет дойти до уровня Бессознательного и начнет самореализовываться.
       В случае гипноза проблема решается просто: в состоянии гипнотического транса Сознание дремлет, и слова гипнотизера проникают в Бессознательное, не встречая никакого препятствия.
       Если же внушение производится без введения в транс, то его эффективность повышается благодаря авторитету того, кто проводит внушение (им может быть врач, ''чудотворец'', знахарь, колдун....) В этом случае доверие к тому, кто производит внушение, отключает критический фильтр Сознания.
       Ну а в случае ''исцеления верой'' критические возражения Сознания нейтрализуются непоколебимым убеждением больного в возможности nbsp; выздоровления благодаря воздействию некой высшей силы. Кроме того, вера в чудо усиливается благодаря тому, что на глазах у больного кто-то из присутствующих начинает чувствовать себя лучше.
       Но совсем не так обстоит дело, когда человек пытается что-то внушить самому себе - то есть занимается самовнушением.
       Первая проблема: отсутствие гипнотизера, который помог бы войти в состояние транса. Если же внушать себе что-то, пребывая в состоянии бодрствования, то критическое Сознание непременно вмешается: ''Ничего у тебя не получится!'', ''Что за глупости!'', ''Так не бывает!''.... или еще что-нибудь в этом роде.
       Что же делать? Самому ввести себя в транс? Да, в принципе, это возможно. Но для этого нужны долгие ежедневные занятия (а у кого есть время на это?). Что касается начинающих, то если даже им удается вызвать у себя некое подобие транса, то это состояние будет крайне неустойчивым. Человеку трудно долго оставаться на грани между бодрствованием и сном. Иногда, введя в себя в состояние ''самогипноза'', он просто засыпает - следовательно, не сможет внушить себе что-либо. Если же человек сумеет не уснуть, то его Сознание может в любой момент проснуться. А стоит Сознанию пробудиться - оно непременно вмешается в процесс самовнушения и нейтрализует его эффект!
       Как решил эту проблему Куэ? Очень просто: он советовал вообще не предпринимать никаких усилий для того, чтобы загипнотизировать самого себя. Вместо этого, надо заниматься самовнушением тогда, когда мозг дремлет, и Сознание не слишком активно. Это моменты ''естественной сонливости'' - вечером перед сном или утром сразу после пробуждения (кстати, все древние школы медитации рекомендуют заниматься медитативными упражнениями рано утром и поздно вечером).
       Если самовнушение проводится вечером, то позже, во время ночного сна внушенная идея постепенно ассимилируется бессознательными слоями психики. Ведь когда Сознание спит, оно не может вмешаться со своими критическими возражениями. А вот Бессознательное ночью наиболее активно. К тому же, именно во время сна происходит ''ремонт'' организма. Поэтому в ночное время вполне может самореализоваться внушенная идея о выздоровлении. Ночью также мозг может заняться устранением психологической проблемы или о развитием какой-либо способности.
       Утреннее самовнушение тоже имеет свои преимущества: в момент пробуждения наше воображение еще не захвачено дневными заботами, оно свободно и готово к восприятию новых идей. То, что внушено рано утром, имеет все шансы самореализоваться в конкретных действиях, необходимых для решения проблемы или улучшения здоровья. Ну и наконец, утреннее самовнушение дает позитивный настрой на весь день.
       Самовнушение также можно практиковать в состоянии естественного легкого транса, в который нас приводит музыка, красивый пейзаж, приятное воспоминание... или просто усталость. Кстати, самовнушением можно заниматься, если вы находитесь в горах. Ведь в горном воздухе меньше кислорода - благодаря этому, человек может легко войти в состояние, близкое к медитации.
  &nb sp;    Что касается больных людей или тех, кто подвержен быстрому утомлению, то они могут использовать самовнушение в любое время дня. Ведь болезнь часто вызывает постоянную сонливость, и это создает идеальные условия для успешного самовнушения.
       Тем не менее, Куэ не рекомендовал заниматься самовнушением слишком часто. Разумеется, это не принесет никакого вреда. Но и большой пользы от этого не будет. Два или три сеанса самовнушения в день - это вполне достаточно.

       Однако такой подход не решает всех проблем, связанных с процессом самовнушения. Ведь даже если мозг дремлет, то Сознание все- таки в какой-то степени исполняет свою роль часового и старается не пропустить внушения, которые - с его точки зрения - не соответствуют реальности. Наш разум тщательно проверяет все, что приходит из внешнего мира; он враждебно реагирует на то, что считает ''нелогичным'', ''глупостью'' или ''обманом''.
       Поэтому если внушаемая идея слишком отличается от схем, заключенных в Сознании, то оно немедленно начинает ''контрвнушение''. Например, если вы внушаете себе: ''С каждым днем я становлюсь все спокойнее'', то ваше Сознание может возмутиться: ''Ты?! Спокойнее?! Посмотри на себя, невротик несчастный!'' В результате самовнушение не будет иметь никакого положительного эффекта. Вместо полезной идеи ''я становлюсь спокойнее'', в Бессознательное проникнет вредное внушение ''ты невротик''. Мало того: обнаружив, что его пытаются обмануть, бдительное Сознание возбудится и откажется засыпать! В результате продолжать самовнушение станет невозможно.
       Ну и наконец, при проведении самовнушения возникает проблема доверия к внушаемой идее. Если внушение проводит гипнотизер или знахарь, то его авторитет отключает фильтр внутренней сознательной критики у ''объекта внушения''. Но, к сожалению, очень немногие люди являются авторитетом для самих себя. Поэтому проблема превращается в заколдованный круг. Ведь для того, чтобы приобрести веру в себя, надо внушить себе эту веру, но для того, чтобы ее внушить самому себе, надо УЖЕ обладать уверенностью в себе. В традиционных техниках внушения (таких, как йога), проблема решается благодаря обучению у авторитетного Учителя: ''Если Учитель сказал, что я могу внушить себе что-либо - значит, я способен сделать это''. Но не так-то легко найти Учителя, который произнесет необходимые слова ободрения!
       Как же сделать так, чтобы критически настроенное Сознание не могло вмешаться в процесс самовнушения? Как заставить замолчать насмешливый голос Разума, повторяющий: ''Зря стараешься, ничего у тебя не получится, и вообще чудес не бывает''?

       Казалось бы, ситуация безвыходная... Но Куэ вспоминает древний прием - повторение. Он рекомендует следует проговаривать формулу самовнушения двадцать раз. Для этого Куэ советует завязать на бечевке двадцать узелков и отсчитывать по ним количество произнесенных фраз. Именно поэтому то, что придумал Куэ, иногда в шутку называют ''мантрой'' и ''перебиранием четок''.
       (Возможно, идею о веревочке Куэ позаимоствал из индийской традиции. В Индии существуют специальные четки для медитации - mala.


        Почему на веревочке Куэ узелков именно двадцать? Это просто удобное круглое число. С помощью многочисленных экспериментов создатель метода самовнушения установил, что приблизительно двадцать повторений приводят к желаемому эффекту.

       Но почему формулу самовнушения следует проговаривать много раз, будто мантру?
       Для этого есть несколько причин.

       Во-первых, повторение имеет убаюкивающий эффект, создающий легкую форму гипнотического транса. Именно поэтому Куэ советует проговаривать формулу самовнушения ровным монотонным голосом, не вдумываясь в ее содержание.

       Во-вторых, Сознание обычно реагирует лишь на новое, неожиданное. Так уж оно устроено. А вот Бессознательное слышит все.

       В-третьих, даже если Сознание не дремлет и норовит сказать свое последнее слово, то при многократном проговаривании одних и тех же фраз все-таки есть надежда, что хотя бы одна фраза все-таки обойдет контроль Сознания и проникнет в область Бессознательного.

       Ну и наконец, если мозг занят повторением одних и тех же слов, то у Сознания просто нет возможности вмешаться со своим обычным возражением: ''Ничего у тебя не получится''. Куэ формулирует эту мысль следующим образом:

''Невозможно думать о двух вещах одновременно. Иными словами, две идеи могут проникнуть в наш разум только последовательно, одна за другой, но ни в коем случае не вместе''.

       Поэтому если наш мозг занят проговариванием формулы позитивного самовнушения, то негативные образы и критические возражения просто не находят места в нашем внутреннем монологе.
       Конечно, эти негативные образы и возражения вернуться, когда человек прекратит произносить слова самовнушения. Но достаточно того, что во время проведения самовнушения они были вытеснены из наших мыслей и не были барьером на пути внушаемой идеи.

       Гипнотический эффект повторения Куэ иллюстрировал на примере кинематографа. Мелькание картинок на экране настолько занимает воображение зрителя, что его критическое Сознание не успевает вмешаться и прокомментировать то, что происходит на экране. Мозг занят восприятием быстро сменяющихся образов и звуков, и поэтому Сознание просто не успевает сказать: ''Это неправда''. В результате то, что происходит на экране, начинает восприниматься как реальность. Образы и слова фильма проходят прямо в бессознательный пласт психики, минуя фильтр логического контроля.
       Куэ считал, что это и есть механизм самовнушения. Подобно тому, как быстро меняющиеся картинки на экране создают иллюзию реальности - точно также быстрое повторение слов самовнушения может обойти барьер Сознания и проникнуть в воображение человека, произносящего эти слова.
       Но даже этого недостаточно! Ведь Сознание бдительно, и его очень трудно перехитрить! Поэтому Куэ добавляет к своему методу еще один прием: слова самовнушения следует произносить рассеянно, не стремясь сконцентрировать внимание на произносимых словах.
       Если до этого момента метод Куэ был еще более-менее похож на уже существующие техники самовнушения, то эта идея является новаторской, неожиданной, почти еретической!
       Ведь до Куэ именно концентрация сознания на произносимых словах считалась самым важн ым фактором, определяющим эффективность самовнушения. В йоге обучение самовнушению начинается именно с того, что ученик должен подолгу концентрировать свое внимание на каком-либо объекте или образе. Это требование предельной внимательности присутствовало во всех техниках самовнушения.... кроме метода Куэ.
       Всегда считалось, что чем внимательнее человек слушает свои собственные слова, тем более сильно они воздействуют на его психику. Казалось бы, это очевидно, неоспоримо!
       Но Куэ никогда и ничего не принимал на веру. Что ему многовековые традиции йоги! Его подход к делу оказался радикальным. Не нужно никакой концентрации внимания! Наоборот, формулу самовнушения надо ''проговаривать рассеяно, подобно тому, как ребенок бормочет детский стишок''.
       И именно этот совет сделал метод Куэ столь эффективным!
       Ведь если тот, кто пытается внушить себе что-либо, внимательно вслушивается в собственные слова, то это требует волевого усилия. А воля находится в сфере Сознания. Поэтому, если заставлять себя быть внимательным, то дремлющее Сознание тут же пробуждается. А чем занимается бодрствующее Сознание? Оно критически анализирует все, что ему говорят! Оно отвергает то, что - с его точки зрения - не соответствует реальности! В результате самовнушение не даст никакого результата.
       К тому же, чем внимательнее человек слушает слова самовнушения, тем внимательнее относится к ним и его Сознание. Следовательно, тем больше критики оно выскажет.
       Поэтому лучше не вдумываться в произносимые слова. Надо просто шептать, бормотать, не заставляя себя быть внимательным... Бессознательное все равно воспримет то, что ему внушают. Ведь, как справедливо утверждает Куэ, ''Бессознательное никогда не спит, оно все слышит и все запоминает''.
       Кстати, теперь этот подход успешно используется в рекламе. Эффект рекламы основан именно на том, что никто не слушает ее внимательно. И именно благодаря этому, она проскальзывает в глубину Бессознательного, минуя критический фильтр Сознания.
       Но Куэ не занимался рекламой, и не его вина в том, что его идеи оказались использованы столь зловредным способом. Сам он интересовался исключительно проблемами здоровья и самосовершенствования.
       Придя к выводу о том, что рассеянность внимания усиливает благотворное воздействие самовнушения, Куэ рекомендовал использовать этот метод в моменты, когда сознательное внимание отвлечено чем-либо - например, монотонной работой или физическими упражнениями. В этом случае слова внушения легко обходят фильтр критического восприятия.
       Но хотя самовнушение в течение дня возможно, в нем нет большой необходимости. Куэ советует использовать его лишь в случае серьезных проблем, которые требуют быстрого решения. В остальных случаях достаточно проговаривать формулу самовнушения утром и вечером, а днем не думать ни о самовнушении, ни о его последствиях. Ведь в дневное время Сознание активно, и его возражения могут стереть из Бессознательного идеи, которые человек внушил самому себе. Поэтому, внушив себе что-либо, лучше тут же ''забыть'' об этом.
       По этой же причине, не следует задавать себе вопрос о том, принесло ли самовнушение какую-либо пользу. Ведь, в большинстве случаев самовнушение действует довольно медленно, и его результаты сначала незаметны. Желание проверить что изменилось благодаря самовнушению, может привести больного к печальному выводу: ''Это не помогает мне, мой случай безнадежен''. А это - вредное самовнушение!
       Поэтому Куэ рекомендует вести себя подобно крестьянину, который бросает семена в землю и не ходит каждый день в поле для того, чтобы разрыть землю и проверить, проросло ли то, что он посеял. Тот, кто занимается самовнушением, должен довериться своему Бессознательному и не думать о том, приносит ли самовнушение какую-либо пользу. Не следует прислушиваться к своему организму и проверять свои ощущения - ни во время самовнушения, ни после него. Чем меньше человек озабочен результатом, тем более быстрым будет эффект самовнушения. А излишнее внимание к своему состоянию может привести к разочарованию в методе самовнушения, потере веры в выздоровление и фиксации на болезни или проблеме.
       Поэтому надо быть готовым к тому, что не всегда самовнушение действует быстро, и как можно меньше думать о его результатах.
       Кстати, в связи с этим возникает вопрос: а как долго надо заниматься самовнушением для того, чтобы оно дало ощутимый результат?
       Куэ считал, что это зависит от многих факторов. В числе прочего, от серьезности проблемы и от ''внушаемости'' человека.
       Иногда для исцеления достаточно одного дня. Но в иных случаях необходимо терпение. Бывает, что результат достигается лишь через несколько месяцев.
       Куэ объяснял, что скорость выздоровления отчасти зависит от веры в метод самовнушения. По его словам, ''некоторые больные не могут вообразить, что такая простая вещь может дать столь быстрый результат''. Подобные сомнения, в силу вредного самовнушения, приведут к тому, что излечение действительно наступит не скоро.
       К тому же, иногда человек не сразу подбирает для себя наилучшую формулу самовнушения и оптимальную интонацию для проговаривания слов самовнушения.
       Но самой распространенной ошибкой новичков, по мнению Куэ, является неумение расслабиться и довериться своему Бессознательному.
       Но все это - вопрос практики. Ведь, благодаря интуиции, любой из нас скоро найдет правильный способ использования самовнушения.

      А может ли самовнушение усугубить проблему? Да, такое бывает. Но, по мнению Куэ, в этом нет ничего страшного. Это временное явление, за которым непременно придет выздоровление. Ведь иногда кажущееся обострение хронической болезни или усиление боли на самом деле связаны с пробуждением защитных сил организма. Бывает также, что при исчезновении психологических блокировок старые, забытые, вытесненные проблемы поднимаются из глубины Бессознательного, требуя разрешения. А при выздоровлении от депрессии могут ожить ''замороженные'' эмоции - например, обида или гнев. Все это может создать ощущение, что болезнь или проблема стали еще серьезнее.

       Поэтому не следует беспокоиться, если то, от чего вы хотите избавиться, не исчезает или даже становится еще серьезнее. Надо сохранять доверие к методу самовнушения и продолжать использовать его. Ухудшение никогда не бывает долгим, на смену ему приходит выздоровление, и оно наступит тем скорее, чем меньше человек обращает внимания на изменения, которые с ним происходят.

       Ну и наконец, Куэ использует еще один важный прием: формулу самовнушения следует проговаривать не мысленно, а вслух. Ее можно шептать или произносить так громко, как вам нравится. Главное - слышать свои собственные слова.
       Правда, Куэ не запрещает ''думать'' слова самовнушения, то есть произносить их мысленно. Иногда это даже необходимо - если невозможно уединиться для того, чтобы внушить себе что-либо.
       Но проговаривание вслух будет более эффективным. Во-первых, потому, что человек слышит свои собственные слова. Во-вторых, если он сам произносит эти слова, то его Бессознательное отнесется к ним с большим доверием.
       К тому же, очень трудно контролировать свои мысли. А уж повелевать своим воображением - практически невозможно! Поэтому приемы мысленного самовнушения могут использовать лишь люди, не имеющие каких либо серьезных проблем. Тому, у кого все хорошо, легко мыслить позитивно и верить, что скоро все станет еще лучше. Но тот, кто серьезно болен, охвачен страхом или оказался в сложной ситуации, вряд ли сможет заставить себя думать, что у него все хорошо. Мало надежды на то, что ему удастся, в воображении, увидеть себя здоровым, успешным и счастливым. А вот сказать человек может все, что угодно. Поэтому Куэ настаивает на том, что слова самовнушения следует произносить ''губами и языком''.

       Итак, метод Куэ очень прост: формулу самовнушения следует проговаривать вслух, двадцать раз, утром и вечером, без какого-либо волевого усилия. Не надо заставлять себя верить в произносимые слова или пытаться вообразить что-либо. Надо всего лишь перебирать двадцать узелков на веревочке и повторять одну и ту же фразу, не вдумываясь в ее содержание.
       Эта техника осталась в истории под названием ''метод Куэ''. Но сам Куэ называл ее ''методом сознательного самовнушения''. Ведь в этом случае именно наше Сознание решает, что оно будет внушать Бессознательному. Этим ''сознательное самовнушение'' отличается от ''спонтанного самовнушения'', которое проникает в нашу психику незаметно для нас, помимо нашего желания - часто причиняет много вреда.

       Что касается тяжелых больных, которые не могут заниматься самовнушением, то Куэ рекомендовал, чтобы сеансы внушения проводились друзьями или родственниками больного. Надо лишь дождаться момента, когда больной уснет, а затем шепотом проговаривать слова позитивного внушения. Тот же метод следует использовать для страдающих тяжелой депрессией, а также для тех, кто потерял волю к выздоровлению. Он подходит и для маленьких детей, которые еще не способны заниматься самовнушением.


Глава 15. Формула самовнушения

Многие люди счастливы или несчастны лишь потому, что они воображают себя счастливыми или несчастными: из двух людей, находящихся в совершенно равных условиях, один может чувствовать себя совершенно счастливым, а другой - абсолютно несчастным.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       В оригинале, по-французски, знаменитая фраза Куэ звучит так: ''Tous les jours, de tous points de vue, je vais de mieux en mieux''.
       К сожалению, дословный перевод этих слов на русский язык невозможен. Каких только версий не предлагали переводчики! Например:

  • ''С каждым днем я чувствую себя все лучше и лучше во всех отношениях''

  • ''С каждым днем мне становится все лучше и лучше во всех отношениях''

  • ''С каждым днем все в моей жизни становится все лучше и лучше''

  • ''С каждым днем я становлюсь все здоровее и здоровее во всех отношениях''

  • ''С каждым днем мое здоровье становится все лучше и лучше во всех отношениях''

  • ''С каждым днем, везде и во всем, я становлюсь все лучше и лучше во всех отношениях''

       Самого Эмиля Куэ уже давно нет в мире живых, да и русского языка он не знал. Но если бы его спросили, какой перевод является наиболее точным, то он бы, наверное, засмеялся и ответил: ''Выбирайте тот, который вам больше нравится!'' Главный критерий - слова самовнушения должны вызывать сильный и положительный эмоциональный отклик у того, кто их произносит. Чем интенсивнее окажется эмоциональная ''вибрация'', которая возникает от формулы самовнушения, тем эффективнее будут слова самовнушения.

       Но какой бы не была формула самовнушения, в нее обязательно должны быть включены слова ''во всех отношениях''. Именно поэтому данная формула называется обобщенной - она относится к жизни человека в целом, а не к отдельным проблемам.

       Отчего Куэ выбрал столь простую и короткую фразу? Он объяснял свое решение так:

''Нет необходимости применять особую формулу к симптому болезни или к какой-либо проблеме. Ведь целью метода является не устранение симптомов и частных проблем, а достижение здоровья и власти над собой''.

       Эта идея не новая... но, к сожалению, о ней редко вспоминают. А ведь еще Сократ (в диалоге ''Кармид'') описывал свою встречу с одним из учеников фракийского правителя Залмоксиса: ''Этот фракийский врач поведал о том, чему он научился от своего правителя, который был богом. Залмоксис, сообщил врач, учит, что не следует лечить глаза, не вылечив голову, а голову - не обратив внимание на тело, а тело - не оздоровив душу. Поэтому, заключил фракийский лекарь, средство от многих болезней неведомо греческим целителям, поскольку они не обращают внимание на организм в целом'.

        Сейчас это называется ''холистическим подходом'': вместо того, чтобы бороться с болезнью, следует стремиться к общему физическому и психологическому оздоровлению человека. Ведь если самовнушение направленно лишь на какой-то конкретный симптом, то оно не устраняет причину этого симптома. Следовательно, болезнь не исчезнет - она будет возвращаться в той же форме, или в виде каких-то других недомоганий. Пример: бронхит может быть вызван слабостью иммунной системы, которая в свою очередь может иметь причиной скрытую депрессию, а депрессия может быть связана с низкой самооценкой, и т.д. В таком случае, какой смысл пытаться с помощью самовнушения избавиться от кашля?
       Поэтому метод Куэ не направлен на устранение проявлений болезни. Его цель - пробуждение жизненных сил организма. С точки зрения Куэ, нет необходимости объяснять нашему Бессознательному что именно оно должно исправить в работе нашего организма. Ведь Бессознательное разбирается в этих вопросах гораздо лучше, чем Сознание. Оно сумеет, без помощи Сознания, найти причины болезни, а также выбрать наилучший способ устранения проблемы.
       То же самое относится к применению самовнушения для избавления от каких-либо недостатков или для развития какой-то конкретной способности. Метод Куэ предназначен не для решения частных проблем, а для гармоничного развития человека и для полной реализации его потенциала. Исходя из этой логики, Куэ предложил формулу, которая охватывает все аспекты нашего существования. Бессознательное само решит, что надо сделать для того, чтобы наша жизнь стала счастливой во всех отношениях.

       Но теория, стоящая за этой простой фразой, оказалась забытой. Современные ''улучшатели'' метода Куэ объявили подход Куэ слишком примитивным! Они решили заменить краткую обобщенную формулу бесчисленными ''позитивными аффирмациями'' для устранения всех возможных болезней, решения житейских проблем, а также для развития всех возможных достоинств и талантов. Ведь, казалось бы, это будет гораздо эффективнее, чем одна единственная короткая формула!
       Существуют даже книги, в которых предлагается целый список того, что следует проговаривать ежедневно. Создатели подобных ''позитивных аффирмаций'' уверенны, что при таком методичном подходе ничто не будет забыто!

       Отчего же Куэ не пошел по этому пути?

       Во-первых, потому, что в таком случае процесс самовнушения был бы слишком долгим. Вряд ли у кого-либо есть на это время для того, чтобы заниматься этим ежедневно, да еще два раза - утром и вечером! К тому же, формулу самовнушения следует произносить в состояниях, близких ко сну. Поэтому такой длинный список аффирмаций, скорее всего, просто усыпит того, кто произносит все эти формулы. А если не усыпит, то отобьет у человека всякое желание заниматься этим на следующий день.

       Во-вторых, вряд ли стоит загружать нашу психику таким количеством медицинской и психологической информации. Наше бедное воображение просто запутается в потоке формул самовнушения и не сможет ассимилировать их. К тому же, наше Бессознательное вряд ли оно поймет, что такое, например, ''иммунная система'', ''гемоглобин'' или ''кровяное давление''. А вот слова ''здоровье'' и ''счастье'' наше Бессознательное понимает прекрасно! Именно поэтому обобщенная формула самовнушения действует лучше, чем формулы, нацеленные на какие-то конкретные неполадки в организме или на какие-то трудности психологического характера.
       В-третьих, Куэ считал, что самовнушение по поводу конкретной болезни или проблемы концентрирует внимание человека на этой болезни или проблеме. Например, при сильных болях в желудке само слово ''желудок'' может вызывать тревожность. А ведь при применении самовнушения отрицательные эмоции делают этот метод совершенно бесполезным. Иногда они даже могут вызвать вредное самовнушение. Но при применении обобщенной формулы подобной опасности не возникает. Ведь в ней не упоминается ничего, кроме здоровья и счастья.

       Тем не менее, Куэ не запрещал применять конкретные формулы для частных случаев. Он просто считал, что в них нет большой необходимости. Обязательной является лишь обобщенная формула самовнушения - она должна произноситься ежедневно, утром и вечером. А специальные формулы можно проговаривать, если есть желание и свободное время.

       Вот несколько примеров специальных формул, которые рекомендовал Куэ:

       При проблемах со зрением:
''Мои глаза постепенно становятся все здоровее, с каждым днем мое зрение становится все яснее и лучше, я вижу все дальше и отчетливее''.

       От анемии:
''Моя кровь с каждым днем становится все краснее, скоро она будет такой же, как у здоровых людей'.

       От депрессии:
''С каждым днем я чувствую себя все сильнее и энергичнее, и я обретаю все большую власть над собой'.

       От головной боли:
''Всякий раз, когда я прикасаюсь рукой ко лбу, моя рука уносит часть боли''

       От бессонницы:
       Надо просто повторять: ''Я засыпаю, я засыпаю, я засыпаю.....''. Это следует проговаривать тихим монотонным голосом, убаюкивая себя.
       Но обобщенная формула самовнушения будет более эффективной - ведь она воздействует на весь организм в целом. Поэтому те, кто критикует Куэ за ''примитивность'' его знаменитой фразы, просто не знают, что за ее лаконичностью стоят долгие размышления и сознательное стремление к простоте.

       Кстати, Куэ вообще повезло на критиков, которые не читали его работ! Его формулу самовнушения иногда считают попыткой выдать желаемое за действительное, увидеть жизнь в розовом свете. Идею Куэ понимают следующим образом: больной должен заставить себя поверить, что ему ''с каждым днем становится все лучше и лучше во всех отношениях''. От этого самообмана настроение больного улучшится, а иметь хорошее настроение полезно для здоровья.
       ''Однако'', говорят критики, ''это подходит только для слабых и наивных людей, которые могут и хотят прятать в голову в песок. Умный человек знает, что ему вовсе не становится лучше, поэтому все эти дурацкие заклинания ему не помогут''.
       На самом же деле смысл произнесения формулы Куэ вовсе не в том, чтобы обмануть себя. Идея заключается совсем в другом: необходимо дать Бессознательному образ цели, к которой следует стремиться.
       Но тогда отчего формула произносится в настоящем, а не в будущем времени? Почему Куэ не советует говорить: ''Мне станет лучше''? Почему он рекомендует повторять: ''Мне становится лучше''?
       Куэ объясняет это очень просто: Бессознательное все понимает буквально! Если внушить ему: ''Мне станет лучше'', то оно реализует эту идею в том, что человек будет жить в постоянном ожидании улучшения - ведь его психику запрограммировали на ожидание, а не на результат. Поэтому Куэ рекомендует произносить фразу самовнушение в настоящем времени. Это дает Бессознательному образ уже свершившегося факта - и оно сделает все возможное для того, чтобы этот образ реализовался. Если же при самовнушении используется будущее время, то следует добавить слова ''сейчас'' или ''очень скоро'' - например, ''сейчас я усну''.
       По этой же причине в формуле самовнушения не следует употреблять слов ''я хочу'' (например, ''я хочу выздороветь'') или ''я должен (например, я должен заняться спортом''). Ведь Бессознательное и это поймет буквально! Его образом-целью станет ''Я ХОЧУ'' или ''Я ДОЛЖЕН'' - и Бессознательное сделает так, что человек окажется в состоянии постоянного хотения чего-то недостижимого, или будет жить с ощущением, что он обязан что-то сделать. Кстати, это часто происходит в нашей жизни: чем чаще человек повторяет ''я хочу'' или ''я должен'', тем меньше он делает то, что он хочет или должен делать. Отчего это происходит? Оттого, что здесь имеет место спонтанное, неосознанное самовнушение: человек программирует самого себя на вечное хотение чего-то недостижимого или на вечное чувство вины по поводу того, что он не делает то, что должен делать. Поэтому самовнушение должно быть таким: ''мне уже стало лучше'' или ''сейчас я пойду в спортзал''.

       Часто возникает еще один вопрос: а зачем в формулу самовнушения включены слова ''с каждым днем''? Отчего не сказать проще, например: ''Я выздоровел''?

       Куэ объясняет это следующим образом: не следует внушать себе то, что слишком сильно отличается от реальности. Подобное насилие над логикой и здравым смыслом вызовет протест со стороны Сознания, и позитивное самовнушение окажется нейтрализовано критической реакцией разума. Может даже случиться, что возражения со стороны сознания вызовут негативное контр-самовнушение, которое лишь ухудшит ситуацию. Например, если больной станет внушать себе: ''Я уже выздоровел'', то его Сознание тут же возмутится: ''Как ты можешь быть здоровым, если у тебя высокая температура?!'' В результате в воображении человека появится идея: ''Я тяжело болен, я не могу выздороветь''.

       А вот слова ''с каждым днем'' обходят барьер Сознания. В этом и заключается одна из хитростей Куэ. Ведь речь идет лишь о медленном, постепенном улучшении. В это нашему Сознанию гораздо легче поверить! Например, даже если у больного высокая температура, то это все-таки не исключает возможности того, что в его организме уже идет скрытый, незаметный процесс выздоровления. Или, например, если у человека что-то не получается, то все-таки возможно, что в глубинах его психики уже начала развиваться нужная способность, или что его Бесссознательное уже близко к решению проблемы. Поэтому если формула самовнушения начинается со слов ''с каждым днем'', то внушаемая идея не будет отвергнута Сознанием.
       Разумеется, слова ''с каждым днем''. можно и не произносить - но только в том случае, если идея быстрого улучшения не вызывает критики со стороны вашего Сознания (например, если болезнь не очень тяжелая или если вы мастер метода самовнушения и умеете мгновенно избавляться от любой хвори).

       Есть еще один важный момент: в формуле самовнушения желательно использовать слова ''я'', ''мне'', ''мое'', и т.д. Безличные фразы обычно бывают менее эффективны.

      Затем, в формулах самовнушения следует избегать частицы ''не''. Ведь Бессознательное может запутаться в сложных грамматических конструкциях. В результате оно ''услышит'' именно то, что отрицает формула самовнушения. В этом отношении наше Бессознательное имеет 'детскую' природу. Если сказать ребенку, что он не должен делать чего-то вредного, то есть риск, что ребенок именно этим и займется! Для того чтобы направить ребенка на путь истинный, лучше сказать ему, что ему следует делать - не упоминая о том, чего делать не надо. С Бессознательным следует разговаривать, как с ребенком: просто, понятно и без употребления отрицательных фраз.
       Ну и наконец, лучше не добавлять в формулу самовнушения слова с негативной эмоциональной нагрузкой, такие, как ''боль'', ''болезнь'', ''бессонница'', ''усталость''... Ведь наша психика воспринимает в первую очередь те слова, которые вызывают интенсивный эмоциональный отклик, причем самой сильной ''программирующей'' эмоцией является страх. Поэтому, по мнению Куэ, упоминание о проблеме вполне может вызвать ее. Со своим обычным юмором Король Самовнушения утверждает, что фраза ''Лишь бы у меня не разболелась голова'' означает: ''Сейчас у меня начнется мигрень!''
       Поэтому при использовании ''метода Куэ'' следует внушать себе не избавление от проблемы или болезни, а развитие того, что противоположно этой проблеме или болезни.
       Кстати, это связано еще и с тем, что иногда при исчезновении вредной привычки, в жизни образуется своего рода ''пустота'', которая немедленно окажется заполненной другой вредной привычкой. Если же человек внушает себе, что его жизнь в целом изменится к лучшему, то в конце концов у него просто не останется ни времени для вредных привычек, ни желания им предаваться.
       То же самое относится к болезням. Иногда болезнь является выражением внутреннего психологического конфликта. Она также может, в каком-то смысле, приносить ''вторичную выгоду'' больному. Например, оправдывать свои неудачи, позволять вести пассивный образ жизни, привлекать к себе внимание, и т.д. Специальная формула внушения в таком случае не помогла бы избавиться от болезни. А обобщенная формула меняет человека в целом, и благодаря этому, болезнь может исчезнуть сама собой.


Глава 16. Это проходит!

Для того, чтобы понять механизм действия внушения или, говоря точнее, самовнушения, достаточно знать, что Бессознательное управляет всеми органами нашего тела. Если мы заставим его поверить, что неправильно работающий орган должен восстановить свою нормальную деятельность, то наше бессознательное ''Я'' немедленно даст этому органу соответствующую команду, и он послушно подчинится и начнет функционировать нормально - либо сразу, либо постепенно.

Э.Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       Но что делать, если вас терзает острая боль - физическая или душевная? Конечно, благодаря методу самовнушения эта боль может постепенно исчезнуть - как только исчезнет ее внутренняя причина. Но неужели для этого придется ждать несколько месяцев?!
       Нет, не надо молча страдать! Ведь в арсенале Куэ есть способ быстрого устранения неприятных ощущений. Этот метод очень прост:


''Всякий раз, когда боль возвращается, говорите себе: ''я могу я избавиться от нее, быстро и без всякого усилия''. Но никогда не думайте ''я ПОПЫТАЮСЬ избавиться от боли'' - никакие сомнения здесь недопустимы! Затем следует закрыть глаза и положить руку на больное место (или на лоб, если ваша боль - душевная). Производя рукой кругообразные поглаживающие движения, повторяйте вслух, как можно быстрее: ''Это проходит, это проходит, это проходит!'' - до тех пор, пока вам не станет лучше. При некотором навыке физическая или душевная боль исчезает через 20-25 секунд. Используйте этот прием всякий раз, когда в этом есть необходимость. Повторяйте 'это проходит' как можно быстрее, даже если ваша речь станет совершенно нечленораздельной. Повторите это десять раз, сто раз, двести раз - если это необходимо. Что лучше: целыми днями повторять ''Это проходит!'' или с утра до вечера страдать и жаловаться? И в любом случае, чем чаще вы используете этот метод, тем эффективнее он становится для вас. Допустим, сегодня вам пришлось повторить ''Это проходит'' пятьдесят раз. Завтра вам будет достаточно уже сорока повторений, потом тридцати.... пока, наконец, ваша боль не начнет проходить от одной лишь вашей мысли: ''Сейчас избавлюсь от боли''.

       При этом не следует наблюдать за своими ощущениями и проверять, проходит ли боль.
       Эта техника также эффективна для избавления от страха, мрачных мыслей или тяжелых воспоминаний. Ею можно пользоваться при остром приступе неуверенности в себе. Она может быть полезна при раздражительности, усталости, невозможности сосредоточиться, или при отсутствии вдохновения... короче, простой прием Куэ универсален. Правда, результат будет временным - проблема рано или поздно вернется. Но для окончательного избавления от нее служит ежедневное повторение слов: ''С каждым днем я чувствую себя все лучше и лучше во всех отношениях''. А прием ''это проходит'' является дополнительным, как обезболивающая таблетка.

        Но отчего эти слова ''это проходит'' надо произносить быстро-быстро-быстро?
       Во-первых, для того, чтобы отвлечься от проблемы. Ведь невозможно быстро произносить слова внушения и при этом успевать думать о чем-либо другом. Во-вторых, для того, чтобы Сознание не могло вмешаться и возразить: ''Ничего у тебя не получится!''

       Этот же прием можно использовать для детей - родитель должен гладить больное место, быстро повторяя ''это проходит-проходит- проходит...''
       Сначала этот метод может показаться малоэффективным. Не следует отчаиваться! Чем чаще используется самовнушение, тем сильнее оно действует. В каком-то смысле, это вопрос тренировки. Со временем человек интуитивно найдет ритм и интонацию, которые наилучшим образом воздействуют на бессознательные области его психики. В результате боль будет проходить все быстрее, и результат самовнушения окажется все более долговременным.
       Поэтому тот, кто давно уже использует самовнушение, может уже проговаривать слова лишь мысленно. Уже нет необходимости заниматься этим в тишине, ложиться и закрывать глаза... можно даже не повторять формулу самовнушения много раз.


       По мнению Куэ, самовнушение должно применяться при всех болезнях, по крайней мере, как дополнительное, вспомогательное средство. Необходимо заниматься самовнушением ежедневно, утром и вечером. При необходимости в течение дня можно использовать прием ''это проходит''.
       Куэ дает и кое-какие дополнительные советы. Например, он рекомендует не обсуждать метод самовнушения с людьми, настроенными негативно, скептически, или имеющими склонность смеяться надо всем новым и непонятным. Ведь это уменьшит веру в эффективность самовнушения, а чем меньше человек верит в какой- либо метод лечения, тем меньше пользы этот метод принесет. Может также случиться, что энтузиаст метода самовнушения захочет доказать критикам, что метод - работает! Но это вызовет лишь страх по поводу возможной неудачи, ненужное нервное напряжение и излишнюю концентрацию на идее ''я хочу доказать им всем'' или ''я должен добиться успеха''. А это может сделать самовнушение менее эффективным (или вообще привести к неврозу!)

       По мнению Куэ, полезным самовнушением может быть также чтение книг, которые содержат здоровые и оптимистичные идеи. Веселая, бодрая музыка тоже является разновидностью позитивного самовнушения. И разумеется, хорошим, полезным самовнушением будет общение с людьми, которые настроены оптимистично.

       Кстати, здесь следует уточнить, что Куэ понимал под ''оптимизмом''. С его точки зрения, это вовсе не уверенность в том, что жизнь прекрасна, и что никаких несчастий в ней нет и быть не может. Для Куэ ''оптимизм'' - это уверенность в том, что большинство проблем можно решить, что усилия никогда не бывают напрасными, и что даже самую тяжелую ситуацию все-таки можно улучшить.

        Иногда считается, что самовнушение помогает в первую очередь людям наивным, малограмотным, слабохарактерным и легко поддающимся внешнему влиянию. На самом же деле, такие люди обладают лишь повышенной способностью к вредному, негативному самовнушению. А вот метод ''сознательного самовнушения'' бывает гораздо эффективнее, если человек понимает его теоретическую базу, если он уверен в своих силах и если он не позволяет окружающим убедить себя, что ''все это глупо и бессмысленно''. Именно образованные люди с сильным независимым характером могут освоить метод самовнушения самостоятельно, без чьей-либо помощи.
       Но что делать тому, кто воспринимает самовнушение как бессмысленное занятие? Куэ рекомендует очень простое решение проблемы - в течение нескольких дней утром и вечером следует внушать себе: ''С каждым днем я все больше и больше верю в метод самовнушения, и он все больше помогает мне''. Если же у человека нет силы воли для того, чтобы использовать эту технику, то надо внушать себе, что сила воли - есть!
       При этом Куэ никогда не рекомендовал больному отказаться от лечения, назначенного врачом. Самовнушение не заменяет лечения, оно является дополнительным методом.

Глава 17. Закон перевернутого усилия

Чтобы взвесить сравнительную силу сознательной воли и воображения, нужно вдуматься в суровое слово Куэ: при всех случаях столкновения воли и воображения побеждает всегда воображение без всяких исключений!

Б.П.Вышеславцев, ''Этика преображенного эроса''

       Все, о чем рассказано в предыдущих главах, не является открытием Куэ. Он всего лишь собрал воедино уже существующие методы и создал на их основе простую и эффективную технику, добавив к этому лишь идею о том, что формулу самовнушения следует произносить рассеянно, не концентрируя внимания на ее содержании.
       Главное изобретение Куэ заключается вовсе не в этих приемах самовнушения. Его важнейшее открытие - это не метод самовнушения, а ЗАКОН ПЕРЕВЕРНУТОГО УСИЛИЯ.
       Этот закон говорит, что при проведении самовнушения ни в коем случае не следует применять какие-либо волевые усилия. Нельзя говорить ''я хочу''. Не следует заставлять себя мыслить позитивно. Не стоит пытаться вообразить себе что-либо или пытаться вызвать у с ебя какие-то ощущения. Надо просто спокойно, ''механически'' проговаривать формулу самовнушения. Относиться к этому, как к игре!
       Вот это уже было полным переворотом в психологии! До Куэ считалось, что именно воля является главным фактором, способствующим выздоровлению, саморазвитию и избавлению от вредных привычек.
       Но Куэ решительно заявил: ничего подобного! Именно воля создает психологические проблемы, делает человека больным. Именно волевые усилия поддерживают вредные привычки!
       По словам Куэ, он открыл этот закон, когда одна дама рассказала ему, что она давно страдает бессонницей; каждую ночь она лежит с открытыми глазами и шепчет: ''Я хочу спать, я хочу спать...''. Несмотря на горячее желание уснуть и невзирая на все усилия, прилагаемые для осуществления этого желания, дама уснуть не могла. Однако ее бессонница прошла после того, как Куэ посоветовал ей забыть слово ''хочу'' и говорить себе: ''Я засыпаю, я засыпаю...''

       Коварный Закон перевернутого усилия проявляется не только во время бессонницы. Его печальные последствия всем нам хорошо знакомы:



  • утром больше всего хочется спать именно тогда, когда пора вставать;

  • тот, кто пытается отвлечься от шума, который его раздражает, начинает думать только об этом шуме - и ни о чем другом;

  • тот, кто пытается сохранить хладнокровие, начинает нервничать еще больше;

  • робкий человек, стараясь казаться уверенным в себе, становится до смешного неловким;

  • застенчивые люди краснеют именно тогда, когда они боятся покраснеть;

  • тот, кто старается все предусмотреть, обязательно забудет самое необходимое;

  • мы забываем, куда мы положили самую важную вещь, и чем важнее вещь, тем труднее вспомнить, где она;

  • заика больше всего заикается тогда, когда он старается не заикаться;

  • в самый ответственный момент человек начинает спотыкаться, теряет голос, нервно кашляет, говорит глупости - или вообще забывает то, что он хотел сказать;.

  • тот, кто хочет не думать о чем либо, сделает нежелательную мысль совершенно неотвязной...

       
       Ведь если человек пытается что-то сделать, но внутренне убежден, что он не может этого сделать, то внутреннее сопротивление его Бессознательного нейтрализует все его волевые усилия. ''Логика'' Бессознательного проста: если что-то невозможно сделать, то зачем пытаться это делать? Если воспользоваться примером Куэ и сравнить Бессознательное с ''диким конем'', то какой смысл пытаться заставить коня (даже не дикого) перепрыгнуть через слишком высокое препятствие? Конь остановится, и чем больше всадник будет бить коня шпорами, тем строптивее станет конь. В конце концов, может быть, он даже сбросит всадника.
       Поэтому если в воображении человека присутствует идея ''я не могу этого сделать'', то чем больше человек будет напрягать свою волю, пытаясь заставить себя осуществить свой замысел - тем большее внутреннее сопротивление вызовут его волевые усилия.
       Ведь наше Бессознательное гораздо сильнее Сознания, и оно не терпит никакого насилия над собой. Оно как бы ''переворачивает'' энергию воли, обращая эту энергию против самой воли.
       Закон, который открыл Куэ, по-французски называется Loi de l'effort converti. На русский язык это переводится как ''закон перевернутого усилия'' или ''закон иррационального сопротивления''. Куэ формулирует этот закон следующим образом:

1. Если имеет место конфликт между волей и воображением, то во всех случаях - без исключения - побеждает воображение.
2. В конфликте между волей и воображением сила воображения возрастает пропорционально квадрату волевых усилий, прилагаемых для борьбы с соображением.


       Куэ иллюстрирует этот закон с помощью следующего примера:

''Представьте себе, что вы положили на пол доску длиной 10 метров и шириной 25 сантиметров. Нет сомнения, что любой человек легко пройдет по ней и ни разу не оступится. Теперь изменим условия нашего опыта: предположим, что эта же доска перекинута между двумя башнями высокого собора. Кто сумеет продвинуться хотя бы на метр по такой доске? Может быть, вы, мой читатель? Нет, конечно. Вы не сделаете и двух шагов, как вас охватит дрожь и, несмотря на все ваши волевые усилия, вы неизбежно упадете на землю. Почему же вы не падаете, когда доска лежит на полу, и почему вы неминуемо упадете, если она расположена на большой высоте? По той простой причине, что в первом случае вы ВООБРАЖАЕТЕ, что вам будет легко пройти до конца доски, а во втором случае вы воображаете, что вы НЕ СМОЖЕТЕ этого сделать. Обратите внимание, что как бы вы не хотели идти вперед, если вы ВООБРАЖАЕТЕ, что вы НЕ МОЖЕТЕ этого сделать, то это действие становится для вас абсолютно невозможным. А ведь кровельщики и плотники свободно ходят по доскам, расположенным на большой высоте, - но именно потому, что они поверили, что они на это способны. Головокружение в такой ситуации не имеет иной причины, кроме образа, которое создает наше воображение: представления о том, что мы упадем. Этот образ тут же становится реальностью, несмотря на все усилия нашей воли. Кстати, чем отчаяние наша воля будет бороться с нашим воображением, тем быстрее воображаемое станет реальностью''.


       Итак, если в воображении содержится идея ''я не могу'', то, несмотря на все волевые усилия, человек не сможет достигнуть цели. Причем чем интенсивнее будет усилие воли, тем более катастрофическим будет результат.
       В таких случаях люди часто приходят к печальному выводу: ''ЭТО сильнее меня''. Правда, никто не может сказать, что такое ЭТО. Куэ предлагает более конкретную формулировку:

       ''Ваше воображение сильнее вашей воли. Ваше неверие в то, что вы можете сделать что-либо, всегда сведет на нет все ваши волевые усилия''.

       Поэтому надо всего лишь изменить идею, которая овладела нашим воображением. Чтобы сделать что-то, следует внушить себе: ''Я могу сделать это''. А для избавления от вредной привычки надо твердо и уверенно сказать: ''Я могу не делать этого''.
       Закон перевернутого усилия особенно верен в отношении людей эмоционального типа: когда у них что-то не получается, они начинают нервничать, бояться возможной неудачи - и это усиливает негативное самовнушение.
       Этот закон объясняет, отчего вредные привычки вырабатываются значительно легче и быстрее, чем хорошие. Как раз потому, что от мы прилагаем волевые усилия для того, чтобы приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих. nbsp;Вот это уже было полным переворотом в психологии! До Куэ считалось, что именно воля является главным фактором, способствующим выздоровлению, саморазвитию и избавлению от вредных привычек.

&

& Закон перевернутого усилия проявляется не только во время бессонницы. Его печальные последствия всем нам хорошо знакомы:



  • утром больше всего хочется спать именно тогда, когда пора вставать;

  • тот, кто пытается отвлечься от шума, который его раздражает, начинает думать только об этом шуме - и ни о чем другом;

  • тот, кто пытается сохранить хладнокровие, начинает нервничать еще больше;

  • робкий человек, стараясь казаться уверенным в себе, становится до смешного неловким;

  • застенчивые люди краснеют именно тогда, когда они боятся покраснеть;

  • тот, кто старается все предусмотреть, обязательно забудет самое необходимое;

  • мы забываем, куда мы положили самую важную вещь, и чем важнее вещь, тем труднее вспомнить, где она;

  • заика больше всего заикается тогда, когда он старается не заикаться;

  • в самый ответственный момент человек начинает спотыкаться, теряет голос, нервно кашляет, говорит глупости - или вообще забывает то, что он хотел сказать;.

  • тот, кто хочет не думать о чем либо, сделает нежелательную мысль совершенно неотвязной...

&
&не может этого сделать, то внутреннее сопротивление его Бессознательного нейтрализует все его волевые усилия. ''Логика'' Бессознательного проста: если что-то невозможно сделать, то зачем пытаться это делать? Если воспользоваться примером Куэ и сравнить Бессознательное с ''диким конем'', то какой смысл пытаться заставить коня (даже не дикого) перепрыгнуть через слишком высокое препятствие? Конь остановится, и чем больше всадник будет бить коня шпорами, тем строптивее станет конь. В конце концов, может быть, он даже сбросит всадника.
&''я не могу этого сделать'', то чем больше человек будет напрягать свою волю, пытаясь заставить себя осуществить свой замысел - тем большее внутреннее сопротивление вызовут его волевые усилия.
&
&

1. Если имеет место конфликт между волей и воображением, то во всех случаях - без исключения - побеждает воображение.
2. В конфликте между волей и воображением сила воображения возрастает пропорционально квадрату волевых усилий, прилагаемых для борьбы с соображением.


&

''Представьте себе, что вы положили на пол доску длиной 10 метров и шириной 25 сантиметров. Нет сомнения, что любой человек легко пройдет по ней и ни разу не оступится. Теперь изменим условия нашего опыта: предположим, что эта же доска перекинута между двумя башнями высокого собора. Кто сумеет продвинуться хотя бы на метр по такой доске? Может быть, вы, мой читатель? Нет, конечно. Вы не сделаете и двух шагов, как вас охватит дрожь и, несмотря на все ваши волевые усилия, вы неизбежно упадете на землю. Почему же вы не падаете, когда доска лежит на полу, и почему вы неминуемо упадете, если она расположена на большой высоте? По той простой причине, что в первом случае вы ВООБРАЖАЕТЕ, что вам будет легко пройти до конца доски, а во втором случае вы воображаете, что вы НЕ СМОЖЕТЕ этого сделать. Обратите внимание, что как бы вы не хотели идти вперед, если вы ВООБРАЖАЕТЕ, что вы НЕ МОЖЕТЕ этого сделать, то это действие становится для вас абсолютно невозможным. А ведь кровельщики и плотники свободно ходят по доскам, расположенным на большой высоте, - но именно потому, что они поверили, что они на это способны. Головокружение в такой ситуации не имеет иной причины, кроме образа, которое создает наше воображение: представления о том, что мы упадем. Этот образ тут же становится реальностью, несмотря на все усилия нашей воли. Кстати, чем отчаяние наша воля будет бороться с нашим воображением, тем быстрее воображаемое станет реальностью''.


&
&ЭТО сильнее меня''. Правда, никто не может сказать, что такое ЭТО. Куэ предлагает более конкретную формулировку:

&можете сделать что-либо, всегда сведет на нет все ваши волевые усилия''.

&
&
&
       А вот если в воображении нет идеи ''это невозможно'', то для осуществления действия не требуется волевых усилий. Это можно проиллюстрировать на забавном примере: пьяный человек иногда может сделать то, на что он неспособен в трезвом состоянии. Но разве алкоголь увеличивает силу воли? Нет. Но зато он раскрепощает воображение и отключает критическое Сознание. А там, где нет идеи ''я не могу'', Закон перевернутого усилия не действует.

       Именно в этом и заключается самое важное открытие Куэ. Если человек не верит, что он может что-то сделать - он действительно не сможет осуществить задуманное. Без веры в успех, чем больше человек хочет добиться желаемого результата, чем больше он будет стараться контролировать свое поведение - тем активнее окажется ''иррациональное сопротивление'' Бессознательного. Ведь если в воображении есть негативный образ, то Бессознательное сделает все для того, чтобы этот образ реализовался. Волевые усилия, прилагаемые для того, чтобы избежать этого, лишь дадут нашему Бессознательному дополнительную энергию для реализации своей цели.

       Поэтому Куэ говорит:
      
''Никогда не прилагайте волевых усилий и никогда не произносите слов ''я хочу''. Я запрещаю вам это делать (если я могу что-либо запретить вам)''.

       Закон перевернутого усилия объясняет, отчего рекомендации ''позитивной психологии'' очень мало эффективны. Невозможно заставить себя мыслить позитивно. Если в подсознании содержится идея ''Я не могу быть счастливым'', то сознательное решение стать оптимистом, в силу Закона перевернутого усилия, вызовет мощное сопротивление Бессознательного. Результатом этой безнадежной борьбы будут еще более мрачные и тревожные мысли и усталость от бессмысленных волевых усилий... а также окончательная потеря уверенности в себе, поскольку все попытки решить проблему лишь усугубили ее. Позорное поражение в борьбе с Бессознательным приведет человека к печальному выводу: ''У меня нет силы воли''. На самом же деле, сила воли просто оказалась обращена против своего хозяина. В этом и заключается Закон перевернутого усилия.

       Но отчего же тогда существуют люди, которые способны добиться успеха благодаря волевым усилиям? Ответ прост: эти люди верят, что они могут добиться успеха. Их воля ничуть не сильнее, чем воля неудачника. Они не более энергичны, чем средний человек. Просто в их воображении нет слов ''я не могу'', и поэтому их Бессознательное не оказывает сопротивления их сознательным волевым усилиям.
       Кстати, иногда неудачники обладают необыкновенно сильным характером и феноменальным упорством - именно благодаря этому пессимисту удается разрушить свою жизнь и успешно реализовать идею ''я не могу''.
       Затем, у всех нас есть мнительные знакомые, и наверняка любому из нас случалось напоминать такому мнимому больному: ''Все это просто самовнушение''. Но разве это напоминание имело хоть какой-то положительный эффект? Скорее всего, никакого. Даже если наш знакомый согласился с нами, ему от этого лучше не стало. Ибо никакие волевые усилия не могут победить воображение.
       Да и мы сами, когда нас начинает преследовать навязчивая мысль о болезни - разве понимание того, что ''это всего лишь самовнушение'' поможет нам? Вряд ли. Если кто-то из нас страдает от фобий или чрезмерного беспокойства - вряд ли сила воли избавит его от проблемы. Ведь никакие логические аргументы, никакие самые отчаянные волевые усилия не смогут совладать с привязчивым, коварным, могущественным ''просто самовнушением''.

       Из всего этого следует вывод: фраза "если ты хочешь - ты можешь" не имеет никакого смысла. Вместо этого следовало бы говорить: ''если ты веришь, что ты можешь - ты можешь''.

       Поэтому, вместо борьбы со своим воображением, надо просто внушить себе: ''Это легко, я могу это сделать'' - тогда воля и воображение начнут действовать в одном направлении.
       По словам Куэ,

''Если воля и воображение действуют согласно друг с другом и в одном направлении, то результирующая сила представляет собою не СУММУ силы воли и силы воображения, а силу воли, УМНОЖЕННУЮ на силу воображения''.

       К сожалению, Закон перевернутого усилия оказался забыт после смерти того, кто я. Ведь внушение действует быстро и дает иногда поразительный эффект. Оно может даже привести к мгновенным исцелениям, которые кажутся чудом. Самовнушение действует гораздо медленнее. Но у самовнушения есть важное преимущество: оно обладает более глубоким воздействием на психику, и поэтому его результаты долговременны, устойчивы и надежны. Самовнушением можно заниматься каждый день, без необходимости обращаться к гипнотизеру. Кроме того, тот, кто хоть раз избавился от какой- нибудь болезни или проблемы с помощью самовнушения, обретает веру в свои силы, он становится спокойнее - а следовательно, здоровее. Поскольку человек уже не боится заболеть, то он больше не создает в своем воображении вредного самовнушения: ''У меня слабое здоровье''.
       Поэтому, по мнению Куэ, внушение, осуществляемое гипнологом, должно всегда дополняться ежедневным самовнушением.
        Приняв свою окончательную форму, подход аптекаря-психотерапевта сводился к следующему: сначала он кратко объяснял группе пациентов теоретические основы метода самовнушения, затем просил всех закрыть глаза, и начинался сеанс внушения. Внедрив в сознание больных идеи о здоровье и оптимизме, Куэ завершал свою речь обнадеживающими словами ''отныне вы будете ежедневно использовать самовнушение, и оно исцелит вас''. И это обещание почти всегда оправдывалось. Ведь у Куэ был несомненный талант гипнотизера!

       Но, возможно, ''метод сознательного самовнушения'' не стал бы столь знаменит, если бы Куэ оставался владельцем аптеки в Труа. Хотя родина Эмиля именовалась ''трикотажной столицей Франции'' и была лучшим образом великолепной средневековой архитектуры, но все-таки, несмотря на красоту готических церквей и рекорд по вязанию чулок и перчаток, это был обычный провинциальный город.
       ''Что делают в Труа? Звонят в колокола!'', говорит французская пословица того времени. Вряд ли кто-то мог вообразить, что в этом средневековом захолустье создается теория, которая впоследствии станет основой для множества методов психотерапии. Может быть, мир никогда не узнал бы о том, чем занимался любознательный аптекарь... Но именно в тот год, когда теория владельца ''Рациональной аптеки'' приняла свою окончательную форму, супруги Куэ решили переселиться в Нанси. А город этот, как мы уже знаем, в то время был столицей восточной Франции и одним из культурных центров Европы. Нанси был настоящей ''звездой'', притягивающей все взгляды, и это оказалось одной из причин того, что работа Куэ оказалась замеченной его соотечественниками.
       Кстати, впоследствии именно всемирная слава бывшего аптекаря сделала Нанси еще более знаменитым - этот город стали называть ''Столицей самовнушения''.
       Но в 1910 году Куэ никуда переезжать не собирался. У него на это и денег не было, ведь он лечил бесплатно, а доходов от его аптеки не хватило бы на приобретение земельной собственности в столь крупном городе, как Нанси.
       Но в 1910 году умерла мать Люси, та самая мадам Лемуан, в честь которой была названа белая сирень. Виктор Лемуан очень тяжело переживал смерть любимой жены. Овдовев, он хотел, чтобы его старшая дочь наконец вернуться в родной город. Два раза просить не пришлось: ведь Люси давно мечтала жить поближе к отцу, брату и младшей сестре. Семья Лемуанов была очень дружной, и для мадам Куэ три десятилетия жизни в Труа были нелегким испытанием. А сейчас отец звал ее домой! Эмиль, разумеется, не стал спорить со своей верной подругой. Осталось лишь найти деньги на покупку дома, и это было делом непростым.
       Но Виктор Лемуан был человеком отнюдь не бедным, ему принадлежали несколько земельных участков под застройку на окраине города. Один из этих участков был предложен Эмилю Куэ - чтобы приманить его в Нанси.
        В этот раз, впервые в жизни, Эмиль не отказался от предложенной помощи. Во-первых, он не хотел огорчать Люси. Во-вторых, большой дом - это возможность принимать множество больных. В-третьих, в Нанси у Куэ осталось много друзей, и надо признать, что жители университетского города были более интересными собеседниками, чем обитатели Труа. Хотя Эмиль родился в Труа, его ''интеллектуальной родиной'' был Нанси - Всемирная столица гипноза, город Огюста Льебо и Ипполита Бернгейма.
       Поэтому ''Рациональная аптека'' была продана, дом сдан в аренду, а супруги Куэ занялись строительством особняка на улице Жанны д'Арк в Нанси. Вместе с ними в новом доме поселилась младшая сестра Люси, та самая, имя которой носят герань и пион ''Мари Лемуан''. Мари была замужем за военным, у нее, как и у Люси, не было детей.

       Не зря Эмиль был зятем Короля Цветов, Виктора Лемуана. Садоводство тут же стало любимейшим занятием бывшего аптекаря, и те, кто приезжал в его клинику, были очарованы ''волшебным садом'' Куэ, в котором цвели бегонии, розы, сирень... А еще там была огромная голубая ель, которая давно уже росла на этой земле и досталась Эмилю ''в наследство''. Под этим старым величественным деревом стояла скамья из кованого железа. Самые первые встречи с больными проходили именно здесь.
       Но скоро места на скамейке под елью уже не хватало для всех желающих исцелиться. К 1914 году Куэ принимал до пятнадцати тысяч больных в год. Психотерапевт из Нанси не требовал никакой платы за помощь, а добровольные пожертвования тут же отдавал бедным. Этому удивительному человеку не нужны были деньги - ему вполне хватало того, что он заработал, когда был владельцем аптеки. Дополнительный доход приносила аренда дома в Труа. Этого было вполне достаточно для того скромного образа жизни, который вел Куэ. Его любимыми занятиями стали работа в саду, рыбная ловля и игра в шахматы. Затем он увлекся искусством, и у него обнаружились незаурядные способности художника и скульптора. Бывшему аптекарю было уже почти шестьдесят лет, он никогда не учился рисовать и лепить из глины, но, тем не менее, ему прекрасно удавались портреты и бюсты его знакомых. Видимо, это было связано с наблюдательностью и глубоким пониманием психологии людей - то есть со способностями, которыми природа щедро наделила Эмиля Куэ.
       Но времени на занятия садоводством и искусством у хозяина клиники почти не оставалось. Куэ работал шесть дней в неделю, проводя от четырех до восьми сеансов лечения в день. Каждая встреча с больными занимала полтора часа. Два дня в неделю были зарезервированы для крестьян; впрочем, они приходили и в другие дни.
       Терапия была только групповой. Куэ никогда не проводил индивидуальных сеансов. Свое решение он объяснял тем, что в группе больной не имеет возможности подробно рассказывать о своей болезни. Ведь, по мнению Куэ, чрезмерно долгие разговоры о проблемах создают вредное самовнушение.
       Но у групповых сеансов было и другое важное преимущество. Ведь группе всегда есть пациенты, которые уже почувствовали себя лучше. Их радость и воодушевление передаются всем присутствующим, а их свидетельства о выздоровлении дают остальным больным надежду на то, что метод самовнушения поможет и им.
       Сеанс начинался с того, что Куэ расспрашивал всех присутствующих об их заболеваниях. Правда, он просил не слишком распространяться на эту тему, объясняя это так:

''Чем больше вы уделяете внимания симптомам вашей болезни, тем больше вы сами создаете их, и скоро вам придется завести свиток в метр длиной для того, чтобы перечислить все, от чего вы страдаете''.

       К тому же Куэ не стремился установить точный диагноз. Его метод не был предназначен для лечения конкретных болезней. Самовнушение служит не для устранения причины заболевания, а для общего оздоровления, благодаря пробуждению защитных сил организма. Поэтому Куэ не стремился анализировать суть проблемы. Он советовал своим больным:

''Не задумывайтесь о причине болезни. Просто признайте ее наличие и постарайтесь избавиться от нее. Постепенно ваше Бессознательное устранит, если это возможно, также и причину болезни''.

       Поэтому Куэ беседовал с пациентами лишь для того, чтобы оценить тяжесть их заболевания и решить, поможет ли им самовнушение. В этом отношении Куэ предпочитал быть честным. Иногда, если болезнь была серьезной, он признавал, что полное излечение маловероятно. Однако это не означало, что ситуация безнадежна. Куэ все-таки обещал больному уменьшение боли и замедление развития болезни. Затем он добавлял: ''Никому неизвестны пределы возможностей метода самовнушения. Поэтому я не исключаю, что вы достигнете полного выздоровления''.

       Куэ считал себя не врачом, а преподавателем; по этой причине, своих пациентов он называл ''учениками''. Его работа сводилась не к лечению, а к тому, чтобы научить больного науке самоисцеления.
       Первым этапом обучения была демонстрация возможностей самовнушения. Для этого Куэ использовал тесты, которые не были его изобретением - они проводились многими гипнотизерами для оценки внушаемости пациента. Но Куэ пользовался ими с другой целью: убедить ''учеников'' в существовании феномена самовнушения (то есть в том, что воображение имеет огромную власть над любым из нас).
       Сам Куэ называл эти тесты ''предварительными опытами'', и сводились они к следующему:

ПЕРВЫЙ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ОПЫТ
       Попросите ученика встать совершенно прямо, и напрячь мускулы так, чтобы его тело уподобилось железной балке; его ноги должны быть плотно прижаты друг к другу, сверху донизу. При этом икры должны оставаться расслабленными, как если бы они были шарнирами. Теперь скажите ученику, чтобы он вообразил, будто его тело - это доска, нижний конец которой прикреплен к полу при помощи петель, что эту доску с большим трудом удалось привести в равновесие; при малейшем толчке вперед или назад эта доска без малейшего сопротивления упадет в том направлении, куда ее толкают. Следует предупредить ученика, что сейчас вы его потянете сзади за плечи, и он упадет, не оказав ни малейшего сопротивления, вам на руки, как бы ''повернувшись на шарнирах'' - при этом его ступни останутся ''привинченными'' к полу. Затем возьмите ученика за плечи и потяните назад. Если опыт этот с первого раза вам не удастся, продолжайте его до тех пор, пока не достигнете полного или хотя бы удовлетворительного результата.

ВТОРОЙ ОПЫТ
       Прежде всего, объясните ученику, что, для демонстрации власти воображения, ему следует усиленно думать: ''Я падаю назад, я падаю назад'' и т.д. Он должен думать только об этом, ему не следует предаваться размышлениям или спрашивать себя о том, падает ли он или нет, может ли он удариться при падении и т.д.. При этом он вовсе не должен падать назад лишь для того, чтобы оказать вам любезность; но, если он почувствует, что некая сила тянет его, то он должен, не оказывая никакого сопротивления, подчиниться этой силе.
       Вслед за этим попросите ученика высоко поднять голову, упритесь правым кулаком в его шею чуть ниже затылка, а ладонь левой руки положите ему на лоб. Затем скажите ученику:
       - Думайте: "я падаю назад, я падаю назад" и т.д.; - вы действительно па-да-ете на-зад, вы па-да-ете на-зад'' и т.д.
       Одновременно с этим, скользящим движением переместите вашу левую ладонь на левый висок ученика, чуть выше уха, а правую руку медленно, очень медленно, но не останавливаясь, отведите в сторону.
      Вы сейчас же почувствуете, что ученик сделает легкое движение назад, а затем либо остановит свое падение, либо действительно упадет. В первом случае скажите ученику, что он оказал сопротивление, что он не думал о том, что он падает назад - вместо этого, он думал о том, что он может ушибиться при падении. Доказательством этому является то, что если бы он не думал об этом, то он упал бы. Повторите опыт, говоря властным тоном, как если бы вы хотели заставить ученика повиноваться вам. Повторяйте опыт до тех пор, пока не достигнете полного или почти полного успеха. При этом рекомендуется встать позади ученика, выставить левую ногу вперед, а правую - как можно дальше назад, чтобы при падении ученик не увлек вас за собой. Если не соблюдать эту предосторожность, то вы оба можете упасть, особенно если вы имеете дело с человеком, имеющим большой вес.

ТРЕТИЙ ОПЫТ
       Поставьте ученика перед собой. Тело его по-прежнему напряжено, ноги плотно сжаты, щиколотки расслабленны. Положите обе руки на виски ученика, смотрите, пристально и не моргая, на его переносицу, и попросите его думать: ''Я падаю вперед, я падаю вперед''. Повторяйте при этом сами, четко выговаривая каждый слог:
       - Вы па-да-е-те впе-ред, вы па-да-е-те вперед.
       При этом продолжайте пристально смотреть на ученика.

ЧЕТВЕРТЫЙ ОПЫТ
       Попросите ученика вытянуть руки, соединить их и сжать пальцы с такой силой, чтобы в них появилась легкая дрожь. Смотрите на ученика также, как в предыдущем опыте и слегка сожмите его руки в ваших ладонях, как бы стараясь еще крепче соединить его руки. Теперь скажите ученику, что он не может разжать руки. Предупредите его, что вы сосчитаете до трех, и при слове ''три'' пусть он попробует разжать руки, при этом непрерывно думая: ''Я не могу, я не могу, и. т.д.'', - он убедится, что он и правда не сможет этого сделать. Затем начните медленно считать ''раз, два, три'' и сейчас же добавьте, снова четко отделяя слоги: ''Вы не мо-же-те, вы не мо- же-те'' и т.д. Если ученик в самом деле напряженно думал: ''Я не могу'', то его пальцы не только не разомкнутся - они будут сжиматься тем сильнее, чем больше он будет стараться их разжать; то есть результат будет противоположен желаемому. Через несколько секунд скажите ученику:
       - Теперь думайте: "Я могу"''
       Его пальцы тут же разомкнутся.
       Во время этого опыта необходимо все время пристально смотреть на переносицу ученика и не позволять ему ни на мгновение не отводить взгляда от ваших глаз.
       Если, тем не менее, ученик все-таки смог разжать руки, то не думайте, что вы сделали какую-то ошибку. На самом деле, ошибку сделал ученик - он недостаточно напряженно думал: ''Я не могу''. Уверенным тоном объясните это ученику, а затем начните опыт сначала.


       Куэ добавлял, что если опыт не получается, это может быть вызвано недостаточной концентрацией внимания или бессознательным саботажем, желанием не подчиниться: ''Ничего у вас не выйдет, я невнушаем''. С точки зрения Куэ, ''невнушаемость'' - это тоже самовнушение, просто с противоположным знаком.

       После проведения ''подготовительных опытов'' Куэ просил всех закрыть глаза и внимательно слушать его слова. По воспоминаниям современников, Куэ был больше чем гинпнотизером. Он вводил больных не в транс, а в особое состояние душевного подъема и надежды в выздоровление. Как писал один из врачей той эпохи, '' !в этом состоянии вера может повелевать потому, что недоверие дремлет и молчит. Идеи, которые внушает Куэ, без всякого усилия проникают в Бессознательное и навсегда отпечатывается в нем''
       Сначала проводилось общее внушение, потом Куэ занимался индивидуально с каждым из больных. Иногда исцеления происходили мгновенно. Обладая великолепной интуицией и несомненным талантом врача, Куэ умел с первого взгляда определять, как быстро подействует на больного его метод. Иногда он без промедления требовал, например, чтобы ''паралитик'' встал и начал ходить!
       Куэ никогда не ошибался: ''ученик'' действительно вставал и начинал ходить. А Куэ весело комментировал:
       - Сударь, если вы можете ходить, то вы можете и бегать!
      И бывший паралитик действительно переходил с шага на бег!
       Иногда в клинке Куэ слепые начинали видеть, глухие - слышать, астматики забывали о своем удушье, больные ревматизмом переставали чувствовать боль ... И все это - в момент первой встречи с мсье Куэ!
        Чудеса?
       Нет, Куэ в чудеса не верил. Он считал, что ''если больной выздоровел мгновенно, то это означает, что он и не был больным''.
       Но вовсе не обязательно это заболевание было воображаемым. Куэ объяснял, что в некоторых случаях болезнь была вполне реальной. Но со временем она прошла. Однако у бывшего больного осталось вредное самовнушение: ''Я больной, поэтому я не могу ходить (видеть, слышать, нормально дышать, итд.)'' В таких случаях метод сознательного самовнушения может очень быстро избавить человека от веры в свою болезнь, и исцеление будет мгновенным. На самом деле, это будет не излечение от болезни, а устранение вредного самовнушения ''я больной''.

       Но хотя слава метода Куэ была в значительной степени связана с мгновенными исцелениями, которые он иногда давал - сам создатель метода не был рад, когда больной выздоравливал на глазах у восхищенной публики.
       Куэ объяснял, что подобные ''чудеса'' вызывают у остальных больных неоправданную надежду на быстрое исчезновение болезни. Если эти ожидания не оправдаются, то человек может разочароваться в методе самовнушения. Потеря веры в успех сделает позитивное самовнушение неэффективным. Поэтому лучше оставаться реалистом и не ждать слишком быстрого улучшения. Надо даже быть готовым к тому, что состояние здоровья может временно ухудшится. Но выздоровление непременно наступит - надо лишь сохранять спокойствие и веру в себя.

        Для тех, кто не обрел исцеления во время сеанса внушения, Куэ рекомендовал ежедневно проговаривать формулу самовнушения. Тем, кто выздоровел мгновенно, хозяин клиники советовал делать то же самое. Ведь самовнушение имеет не только лечебное, но и профилактическое значение:
''Это должно стать своего рода ментальной гигиеной, таким же ежедневно повторяемым процессом, как умывание и чистка зубов''.

Иначе болезнь может вернуться!
       Кстати, это особенно важно как раз для того больного, чье исцеление было мгновенным. Ведь это доказывает, что этот человек обладают большой внушаемостью. Для людей этого типа опасность вредных самовнушений особенно велика. Поэтому, если кто-то отбросил костыли на первом же сеансе внушения, то он просто обязан заниматься ежедневным позитивным самовнушением. Иначе болезнь вернется - в прежней или в иной форме.


Глава 19. Рэнтэнтэн, Ненетта и Большой Макс

Если иногда вас осаждают, преследуют, терзают опасения, страхи, фобии - я говорю вам, что все это постепенно уходит из вашего воображения, оно исчезает, растворяется, будто скрываясь за далеким облаком, где все рано или поздно исчезает без следа. Подобно тому, как сон забывается при пробуждении - так исчезнут все эти ненужные образы.

Эмиль Куэ, ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''



       Уже в первые три года существования клиники тысячи больных обрели исцеление благодаря технике самовнушения. Тем не менее, в медицинских кругах примитивный ''метод Куэ'' вызывал снисходительную улыбку или возмущение. Что за глупые заклинания?! Зачем этот аптекарь пытается заменить собой врача?!
       Но ситуация изменилась в 1914 году. Именно тогда метод самовнушения наконец был оценен по достоинству.
       Во-первых, большинство врачей оказались на фронте, многие - убиты. Лекарств тоже не хватало. Поэтому идея самолечения внушением уже не казалась столь бесполезной. Наоборот, существование метода Куэ освободило медиков от необходимости тратить время на тех больных, чья болезнь имела психологическую причину. В годы войны страх и подавленное состояние превратились в настоящую эпидемию - это называлось ''заразной депрессией''. Метод сознательного самовнушения оказался прекрасным средством для борьбы с этом бедствием. Человек не только сам исцелялся от тоски и страха, но и переставал заражать окружающих ''негативными внушениями'' - ведь, познакомившись с идеями Куэ, бывший пессимист осознавал, насколько вредны разговоры о бедах и опасностях.
      Кроме того, ужасы войны делают человека менее строгим в отношении того, что ''логично'', а что - нет. Боязнь за себя и за близких вызывает желание поверить в любые чудеса... а метод Куэ был своего рода волшебным заклинанием, помогающим избавиться не только от болезни, но и от страха.

       Страх смерти. Когда это началось?

       Первым предвестником беды стал небольшой немецкий аэроплан, пролетевший над Парижем тридцатого августа 1914 года и сбросивший на город четыре небольшие бомбы, каждая весом в три килограмма. Затем с неба упал флажок с надписью :

       ''Парижане, готовьтесь к встрече. Немецкая армия приближается''

       Прохожие прочли грозное немецкое послание и от души посмеялись. Никаких жертв и разрушений не было. Единственным результатом воздушной атаки оказались несколько трещин на крыше собора Нотр-Дам. Жители города с нетерпением ожидали нового налета, а коллекционеры искали осколки вражеских бомб.
       Новый удар был нанесен через три дня. Это оказалось уже серьезнее: двое убитых, шестеро раненых, в их числе десятилетняя девочка.
       Испугались ли парижские оптимисты? Совсем наоборот! Веселые французы вооружились биноклями и телескопами и по ночам смотрели в небо, в ожидании немецких аэропланов. Время ужаса еще не пришло. Настоящие бомбы обрушатся на Францию через лишь три месяца, в декабре 1914 года. И тогда же в газетах появится новое слово: ''цеппелины''. А затем - ''суперцеппелины''.
       Длиной более двухсот метров, эти ''летающие крепости'' могли поднять в воздух около десяти бомб, каждая весом до трехсот килограммов. Эти бомбы были двух типов: ''осколочные'', которые сбрасывались в толпу людей, и ''пробивные'', предназначенные для разрушения домов. В ''пробивные'' бомбы был вмонтирован механизм задержки взрыва - бомба взрывалась не сразу, а через несколько секунд, когда она уже успевала долететь до первого этажа здания.
       Теперь уже никто не смеялся. Единственным утешением было то, что цеппелины перемещались по небу лишь туманными безлунными ночами, когда их невозможно было увидеть и сбить. Ведь они были огромными и слишком медленными. Впрочем, немецкие инженеры не теряли времени - скорость новых моделей суперцеппелинов достигла ста километров в час. Эти летающие монстры были выкрашены в черный цвет, для маскировки. Но все-таки они были слишком неповоротливыми, слишком заметными на фоне звездного неба. Первый страх прошел, и французы вздохнули с облегчением. В конце концов, безлунные, беззвездные туманные ночи - не столь частое явление.
        Казалось, что хуже уже быть не может - ну что еще могут придумать эти немцы?
       Они придумали!
       Новые немецкие самолеты Gotha были совсем не похожи на небольшие легкие аэропланы, которые кружили над Парижем в сентябре. Каждый бомбардировщик Gotha мог переносить до 600 килограммов бомб. В отличие от цеппелинов, их трудно было сбить - ''Готы'' прилетали почти каждую ночь
       Правда, разрушения не были катастрофическими. Это ведь была всего лишь Первая Мировая, не Вторая... Но психологический эффект оказался сокрушительным. Впервые в истории жители глубокого тыла оказались под ударом. Никто не был готов к этому. Ведь самолеты изобрели совсем недавно. Люди еще не успели привыкнуть к тому, что человек может летать по небу. И вот уже он не только обрел крылья, но и несет смерть!
       В ожидании воздушной тревоги люди спали одетыми, или вообще не спали. Все были измотаны страхом и бессонницей. Девятого марта 1915 года в парижском метро началась паника: кому-то показалось, что упала бомба. Семьдесят человек погибли под ногами бегущей толпы.
       Теперь эпоха огромных неповоротливых суперцеппелинов вспоминалась с ностальгией. Северо-запад Франции погрузился во мрак - на улицах городов не горели фонари, окна были наглухо закрыты плотными занавесками. Очередная волна страха прокатилась по стране, но, как это обычно бывает, и к этой беде постепенно привыкли. По ночам сидели в темноте, прятались в погребах. Но ''Готы'' не прилетают днем - и это уже хорошо.
       Но 22 марта 1918 произошло нечто необъяснимое. Рано утром на одной из улиц Парижа раздается взрыв. Однако никто не видел в небе бомбардировщиков. Последовал второй взрыв, затем третий..... и наконец двадцать первый! Но в небе - пусто. Неужели немецкий самолет летит так высоко, что его нельзя разглядеть с земли? Французские летчики поднялись в небо, но не увидели ничего!
       В тот же день президент Клемансо встретился с военным экспертом Клингом.

       - Это не авиабомбы, - уверенно заявил Клинг.
       - Что же это, в таком случае?
       - Артиллерийские снаряды.

       Но разве это возможно? Ведь Париж находился в ста двадцати километрах от линии фронта!
       Однако заключение военного эксперта оказалось верным. Для обстрела Парижа немцами было построено специальное сверхдальнобойное орудие ''Колоссаль'', называемое также ''Парижской пушкой'' или ''Пушкой кайзера Вильгельма''. Дальность стрельбы? Правильно, ровно сто двадцать километров.
       Итог первого артобстрела: пятнадцать убитых, тридцать шесть раненых и всеобщая паника. К ''Готам'' уже привыкли - в конце концов, они появляются лишь ночью, и их можно сбить. Или хотя бы заметить их приближение и объявить воздушную тревогу. Но огромный снаряд из пушки может прилететь в любое время, его невозможно остановить, от него нельзя укрыться.
      Это было настоящей психологической войной.
       Уже через неделю, двадцать девятого марта, на Страстную Пятницу, снаряд из пушки ''Колоссаль'' попал в одну из парижских церквей. От удара обрушилась стена, и под ней впоследствии было найдено девяносто трупов, в основном женщин и детей.
        От этого оружия не было спасения.

       Но зато можно было защитить себя если не от смерти, то хотя бы от страха. С помощью амулетов, например!
       Нет, конечно, в 1915 году уже никто не верил в магию. Но что же делать, если ничто, кроме волшебства, не спасет тебя и твоих близких?
        Никто не знает, кто сплел первый амулет Первой Мировой войны. Им оказались две куклы из цветных ниток: они изображали влюбленных, которых звали Рэнтэнтэн и Ненетта. Разноцветную пару носили с собой или дарили родным и друзьям. Нет, конечно никто не верил в то, что они и правда защитят от бомбы или снаряда. Но все равно с Рэнтэнтэном и Ненеттой не расставались, и очень огорчались, если теряли своих шерстяных защитников. Самовнушение!



        Может быть, поэтому именно во время войны метод Куэ наконец получил признание. Ведь если для защиты от бомб люди вяжут кукол из цветных ниток, то почему не завязать двадцать узелков на веревочке? А когда становится особенно страшно, за себя или за близких, можно погладить лоб рукой и не прошептать ''Это проходит, это проходит, это проходит...'' Ведь это более научно, чем Рэнтэнтэн и Ненетта! Конечно, самовнушение не спасет от ранения или смерти. Но оно позволит хотя бы не думать об этом, не мучится от бессонницы, не подтачивать свое здоровье постоянным ожиданием беды.

        Но признанию метода самовнушения помогло еще и то, что его создатель в годы войны проявил себя с самой лучшей стороны. Подвергая себя опасности, Эмиль Куэ старался помочь всем, кто обращался к нему за поддержкой. А ведь если в даже далеком от линии фронта Париже страх смерти лишал людей сна, то в приграничном городе Нанси ситуация была намного тяжелее. Уже через неделю после начала войны жители Нанси услышали канонаду и грохот тяжелой артиллерии. 4 сентября началась атака: немцы пытались взять город. Это сражение имело огромное психологическое значение для Германии, и на место боевых действий прибыл лично кайзер Вильгельм! Правда, французам удалось отстоять Нанси. Но это не спасло его жителей от удара с неба. Немецкие бомбардировщики каждую ночь кружили над улицами и площадями, и огромные цеппелины долетали до Нанси раньше, чем их успевали сбить. К тому же, Нанси был плохо защищен в случае войны, ведь его название происходит от галльского слова ''nanto'', что означает ''долина''. Новое наступление немцев казалось неминуемым.
       В январе 1916 на расстоянии тридцати пяти километров от Нанси, в лесу, была установлена пушка 380 калибра, прозванная Большим Максом. Снаряды были более метра длиной и весили более ста килограммов. Жертв было относительно немного, но множество домов оказалось разрушенными, и психологический эффект был достигнут - в городе началась паника.

       Зима 1916-1917 года была особенно трудной, не хватало продуктов, а также дров и угля для отопления. В начале 1918 года президент Клемансо приказал начать эвакуацию жителей. В это же время в Нанси шли беженцы из разрушенных деревень. Они рассказывали о зверских расправах, которые устраивали захватчики - это вызывало еще больший страх. Даже в конце войны Нанси все еще оставался под ударом. Последняя бомбежка 31 октября 1918 уничтожила университетскую библиотеку.
       В годы войны две трети населения покинули город. Эмиль Куэ тоже мог уехать. Ведь у него был дом в Труа, далеко от линии фронта. Но девизом этого человека были слова ''делать добро''. Именно в Нанси он мог принести больше всего пользы. Поэтому Куэ остался в городе, подвергая себя опасности - и это впоследствии вызвало огромное уважение к нему. Еще недавно его называли шарлатаном, обманщиком. Но разве шарлатаны остаются рядом с больными, когда на город падают бомбы?

       Боялся ли Куэ? Наоборот, опасность придавала ему сил, и он весело говорил: ''Я перешел рубеж шестидесятилетнего возраста и разменял седьмой десяток, но если на моем пути не встретится бомба или снаряд 380 калибра, то ничто не остановит меня''.
       Опасности войны не тревожили человека, который ежедневно пользовался своей собственной техникой самовнушения. Он был рад тому, что его метод наконец оказался востребованным. Его лекции вызывали все больший интерес; Куэ ''обогатился'' благодаря плате за многочисленные выступления, он смог перевести значительную сумму для помощи раненным и даже пожертвовал деньги на восстановление разрушенного войной собора в Реймсе.

        И вот, наконец, война закончилась. Но когда колокола всех городов Франции возвещали победу, медики безуспешно боролись с новой бедой.
       Посттравматический синдром.
       Правда, в 1918 году этот термин еще не существовал. Врачи называли это состояние ''военным неврозом'' или ''неврозом траншей''. Причиной этой психологической травмы чаще всего был взрыв мины или снаряда. Следствием - параличи нервного происхождения, немота, потеря зрения или слуха, депрессия, постоянный страх, тяжелая бессонница...
       Как излечить все это? У врачей было всего два средства: морфий и гипноз. Гипнотическое внушение помогало, но ненадолго. Ведь оно избавляло от проявлений страха, но не стирало в памяти событие, которое вызвало травму. Ну а морфий помогал лишь забыться... на несколько часов.
       Каждый седьмой солдат в госпиталях имел именно этот диагноз: ''невроз траншей''. Но может быть, на самом деле этих ''душевных ранений'' было гораздо больше. Просто не все говорили об этом страхе.... Это было стыдно, да и не имело смысла. Ведь все равно от этой болезни не было лечения.
        И тут выяснилось, что метод самовнушения прекрасно помогает от ''военных неврозов''. Если до этого момента врачи относились к идеям Куэ с большим недоверием, то теперь никто не мог отрицать, что в данном случае его техника действительно эффективна. Мало того - лишь она и может помочь.
       Ведь, в отличие от гипноза, ежедневное ''сознательное самовнушение'' приводило к полному и окончательному излечению. Вот одно из писем-свидетельств, рассказывающих об удивительных результатах техники Куэ:


Весной 1916 года, в траншеях Лооса, я был ранен осколком гранаты (ранение левой стороны головы). Это вызвало почти полный паралич правой стороны тела. Я не мог совершить никакого движения ни правой рукой, ни правой ногой. Я не ощущал запаха и вкуса чего-либо, мой вес снизился до сорока двух килограммов. Моя память ослабла; говорить я мог лишь с большим трудом. В течение последующих шести лет, я лечился в разных госпиталях, но мне не помогли ни массаж, ни ванны, ни лечение электричеством, теплом и светом.... В 1922 году, когда моя жена привезла меня в Нанси, я был прикован к креслу-каталке - это быль моим обычным способом перемещения. Я мог лишь немного ходить, опираясь на трость и волоча за собой правую ногу, при этом моя правая рука поддерживалась повязкой. Когда я первый раз встретился с Куэ, он сказал мне, что если мое выздоровление возможно, то оно наверняка будет долгим. Хотя он не сказал об этом прямо, он был уверен, что я не смогу выздороветь. Тем не менее, он посоветовал моей жене производить внушение в то время, когда я спал.

Очень скоро мой аппетит пришел в норму, и я смог есть любую пищу. Со времени моего ранения, я ел очень мало, мои нервы сильно беспокоили меня. Теперь я мог спать по восемь часов, тогда как раньше, в госпиталях, я спал лишь два часа каждую ночь. За три первых месяца мой вес увеличился на двенадцать килограммов. Вкус и обоняние стали возвращаться ко мне, и моя жена заметила, что во сне моя правая нога и правая рука стали немного двигаться. Но лишь в ноябре 1922 года появились первые признаки исчезновения паралича.... Мое выздоровление с каждым днем становилось все более заметным, и сейчас я считаю себя совершенно здоровым. Я не могу выразить, как я рад тому, что, потеряв здоровье во Франции, я обрел его в этой стране, благодаря французу.

Я подписываю это письмо моей ''парализованной'' рукой.

Капитан Стюарт Роджерсон.



       До войны - шарлатан, чудак, целитель для невежд. После победы - герой города, знаменитый ''доктор Куэ''.
       Правда, создателю метода самовнушения это лишь усложнило жизнь. Врачей раздражало то, что этого бывшего аптекаря называют доктором. А ведь Куэ всегда просил: ''Не называйте меня доктор Куэ. Я - мсье Куэ''. Но это не помогало!
       Лечит - значит доктор. Жители Нанси толпами шли в клинику на улице Жанны д'Арк. В это же время начали приезжать иностранцы: главным образом, англичане и американцы. Ведь во время войны через Нанси проходили войска Союзников, и многие раненные обращались к Куэ (как капитан Стюарт Роджерсон). Они выздоравливали, возвращались в родную страну и рассказывали об удивительных результатах метода сознательного самовнушения. Это, разумеется, вызвало большой интерес. В первый послевоенный год в клинике Куэ появились первые пациенты из Англии и Америки.
        Скоро желающих освоить метод самовнушения стало так много, что Куэ пришлось выстроить двухэтажный дом в своем саду. Но все равно места хватало не всем. Те, кому не удалось войти, толпились возле окон и даже - несмотря на свои болезни - висли на оконных решетках! Поэтому вскоре рядом с клиникой появился небольшой домик, который служил ''залом ожидания''.
      Два раза в неделю Куэ принимал большие группы больных (до пятидесяти человек), пять раз в день. В остальные дни он ''отдыхал'' - ограничивал прием двумя группами из тридцати человек. После каждого сеанса он приходил в себя всего несколько минут, однако никогда не выглядел уставшим. Волшебник!

       Репутация чудотворца принесла новые заботы создателю метода самовнушения. Ему начали приходить письма с просьбами такого рода:

       ''Мсье Куэ, мой муж не выносит меня! Не могли бы Вы сделать его более терпеливым?''

       ''Мсье Куэ, мой сын завел дурное знакомство. Не могли бы вы отвадить его от этой девицы?''

       ''Мсье, я болен, исцелите меня'' (без подписи)

       ''Мой домовладелец хочет увеличить квартплату: не могли бы Вы ему помешать? И, пользуясь случаем, прошу Вас также сделать так, чтобы я выиграл в лотерею''.


       Разумеется, не во всех письмах были просьбы поколдовать. Многие больные рассказывали о том, что метод самовнушения действительно вылечил их.
       Но несмотря на удивительную эффективность самовнушения, казалось, что ничто не предвещает всемирной славы этого простого и забавного метода.
       Ведь Куэ лечил в основном крестьян и городских бедняков, не пытаясь привлечь внимания к своей деятельности. Хотя иностранцы часто приезжали в его клинику, сам он их никогда не приглашал и никак не рекламировал свой метод - ни во Франции, ни за границей. Книг он не писал и писать не собирался - у него на это просто не было времени. В каком-то смысле, Куэ занял место умершего Огюста Льебо, став чем-то вроде городского святого... или сумасшедшего. Одни восхищались им, другие посмеивались над его ''заклинаниями'' или возмущались тем, что человек без диплома медицинского факультета лечит больных.
       Но, в любом случае, мало кто принимал всерьез идеи этого шестидесятилетнего чудака.
       В период между 1908 и 1910 годом, Куэ посетил Россию - его пригласил один из его ''учеников''. Но эта поездка не имела каких-либо последствий - в России метод самовнушения стал широко известен лишь через десять лет. В 1913 году Куэ выступал в Париже на Втором конгрессе экспериментальной психологии. Он рассказывал о самовнушении - никто из слушателей не возражал, но большого интереса метод не вызвал. Ну а после войны Куэ был настолько занят, что ему было уже не до публичных выступлений.
      
       Но, как и в случае гипнозом Огюста Льебо, судьба ''метода Куэ'' изменилась благодаря появлению Ученика, ставшего теоретиком новой школы. Как мы помним, для Льебо в этой роли выступил Ипполит Бернгейм, знаменитый невропатолог. А метод Куэ получил всемирное признание благодаря молодому философу, которого звали Шарль Бодуэн.


Глава 20. Теоретик метода Куэ

Чтобы питать самому и вселять в других несокрушимую веру, необходимо всегда быть убежденным в своей искренности; а для того, чтобы обрести эту искренность и это убеждение, следует выше своих интересов ставить благо ближнего.

Ш.Бодуэн, ''Сила внутри нас''



       Куэ жаловался, что его идеи не понимают только дураки и интеллектуалы. Но именно молодой интеллектуал сумел оценить огромный потенциал, заложенный в методе самовнушения.
       Шарль Бодуэн родился в Нанси 26 июля 1883 года; в тринадцать лет он начал писать стихи, в юности увлекся философией и поступил на философский факультет Сорбонны. Но больше всего его интересовала психология! Просто не было тогда такой профессии: психолог. Психотерапией занимались врачи, а отвлеченными рассуждениями по поводу человеческой души - философы. Шарль выбрал второй вариант.
       Еще в годы студенчества он успел изучить все психологические теории своего времени. В 1913 году он был призван в армию, но вскоре заболел туберкулезом легких. Больной Шарль вернулся в родной город и там он услышал об удивительном целителе, который недавно поселился на улице Жанны д'Арк. Причем это был не какой-то чудотворец! Это был настоящий, серьезный ПСИХОЛОГ, и его метод был основан на вполне логичной научной теории.

       Молодой философ побывал в клинике Куэ, затем он обзавелся веревочкой с двадцатью узелками, стал повторять знаменитую формулу ''с каждым днем...'' - и действительно вскоре он стал чувствовать себя все лучше и лучше во всех отношениях. Мало того: удивительная личность Эмиля Куэ поразила его воображение. Впоследствии Шарль Бодуэн познакомится со всеми выдающимися психологами своего времени. Но Куэ навсегда останется для него величайшим из всех - Учителем с большой буквы.
       Но это будет позже. А пока двадцатилетний Шарль решил, что его призвание - познакомить мир с необыкновенным открытием аптекаря из Нанси. В его дневнике осталась запись этого времени:

''Если даже моя болезнь серьезна, я исполнен доверия. Разве мне неизвестно, как много может метод внушения? Я надеюсь, что эта сила поможет мне выздороветь... Я не обещаю себе жить долго, но я верю, что проживу достаточно для того, чтобы сказать то, что я должен сказать''.

       Достаточно долго? Шарль Бодуэн умер в 1963 году, в возрасте семидесяти лет! Но пока он лишь почувствовал себя лучше и решил попробовать использовать новый метод не только для себя, но и для всех, кому он мог бы быть полезен. Разумеется, все свои наблюдения начинающий психотерапевт подробно записывал, боясь, что ему не суждено прожить долго, и никто не узнает, какие чудеса творит метод мсье Куэ.
       Вот записи о его первых опытах:



27 августа 1914 года
Я использовал метод внушения для моих маленьких кузенов и для мадам Берто. Я хочу развить в старшем из мальчиков любовь к порядку, упорство и умение заучивать уроки, избавить младшего от его фобии жаб, а также попробовать исцелить мадам Берто от зубной невралгии и от боли в ноге. К тому же я внушаю младшему из мальчиков, чтобы он просыпался, когда встает мадам Берто - пока это не в его привычках. Я велю ему заучить несколько ответов по катехизису (это то, что ему до сих пор не удавалось) и внушаю ему, чтобы он помнил их в момент своего пробуждения. Полный успех. После сеанса внушения младший из мальчиков наконец согласился войти в темную комнату, и впервые он не боится. На следующий день невралгия и боль, от которых страдала Мадам Берто, полностью исчезли.

       28 августа 1914 года
Ободренный моим успехом, вечером я даю сеанс в стиле Куэ, у мадам Петелла. Присутствуют тринадцать человек. Горничная боится и не хочет подвергаться внушению, но она желает остаться с нами.

Девушка, страдающая неврастенией, поддается внушению быстрее всех, затем метод удается со всеми остальными. Но самое удивительное то, что горничная, которая не хотела принимать участия и лишь находилась в комнате, исцелилась от болей в желудке нервного происхождения.

29 августа 1914 года
Вечером я решаюсь дать сеанс внушения в отеле Нуае. Одна из маленьких девочек боится и лишь сидит в комнате, не принимая участия. Первый опыт проводится с ее старшей сестрой (возраст: 12 лет), затем я перехожу к молодой беременной женщине, затем к даме лет пятидесяти, затем к старику, возможно, страдающему алкоголизмом. Успех во всех четырех случаях. Затем настала очередь хозяина отеля: неудача. Его девятнадцатилетний сын: успех. Двенадцатилетняя девочка, которая страдала невралгией, говорит, что боль уменьшилась после сеанса. На следующее утро ее состояние заметно улучшилось.

30 августа 1914 года
Я провожу сеанс внушения с подростком, который хочет у меня учиться. Помимо объяснений, которые я даю ему по его просьбе, я предлагаю ему развить его память и его уверенность в себе, с помощью внушения. Эта идея ему нравится, равно как и его родителям. Надо отметить, что у меня появились ученики.



       Вот так, всего за четыре дня, Шарль Бодуэн стал психотерапевтом. Воодушевленный своими первыми успехами, он решил расширить поле деятельности и написал объявление, предлагая свою помощь студентам: ''подготовка к экзаменам с помощью метода самовнушения''.
       А кузены, которые благодаря внушению-самовнушению стали примерными и прилежными мальчиками, написали множество копий этого объявления и разложили их в почтовые ящики.

       Следуя примеру своего учителя, Шарль, разумеется, работал бесплатно. Он просто хотел успеть сделать немного добра раньше, чем туберкулез навсегда уложит его в постель, а затем и в гроб. Но к октябрю 1914 года его здоровье заметно улучшилось, а затем все признаки болезни окончательно исчезли.
       Вскоре после своего выздоровления, Шарль получил место преподавателя философии в колледже города Нефшато. Молодой профессор тут же начал проводить сеансы гипноза со своими студентами. А первое домашние задание было очень простым: завязать на веревочке двадцать узелков и ежедневно повторять формулу самовнушения.
       Такой оригинальный подход к преподаванию очень понравился студентам. Кстати, и успеваемость в колледже заметно повысилась. Вскоре Шарль Бодуэн стал городской знаменитостью, его даже начали приглашать для лечения больных.
       К концу учебного года молодой ученик Эмиля Куэ обратил в свою веру директора колледжа, а затем и членов городского совета. Город охватила ''куэмания'', и мэр Нефшато отправил пригласительное письмо господину Куэ, с просьбой приехать в город и прочесть несколько лекций о необыкновенном методе самовнушения.

       Бывший аптекарь был потрясен до глубины души. Подумать только, кто-то за пределами Нанси заинтересовался его работой! Приехав в город, он с удивлением сказал своему молодому ученику:
       - Когда я начал заниматься внушением, я никогда не думал, что это займет такое важное место в моей жизни. И кто бы мог это вообразить: вы уже приглашаете меня провести конференцию в Нефшато! Знаете, десять лет назад у меня не было никакого желания жить. Без малейшего сожаления я бы согласился умереть. Но теперь все изменилось! Когда я вижу, сколько добра я могу сделать, жизнь начинает казаться мне интересной. И надо признать, что теперь мне очень даже хочется жить.

       Но еще больше Куэ удивился, когда через несколько дней после своей первой лекции он прочел заметку в газете:

''Интеллектуальная элита Нефшато высоко оценила ясность теоретических объяснений и добросовестный научный подход в практической области. Врачи, педагоги и все образованные люди нашего города были рады увидеть честного исследователя, не делающего тайны из методов, давно уже применяемых шарлатанами''.

       Что же касается молодого ученика Куэ, то он был уверен: его учитель должен стать известен не только в Нефшато, но и во всей Франции! А может быть, и в других странах!
       Ведь еще недавно Шарль Бодуэн считал себя приговоренным к смерти. Метод самовнушения преобразил его: теперь это был здоровый, энергичный, уверенный в себе молодой человек. И к тому же, отличный педагог! Он отработал всего год в колледже Нефшато, и ему уже предложили должность преподавателя философии в Институте Жана-Жака Руссо в Женеве (этот институт является частью Женевского У ниверситета).
       Поскольку в ту эпоху философия и психология еще составляли единое целое, то молодой преподаватель решил познакомить студентов с тем, что ему самому казалось полезным и интересным - то есть с идеями Куэ. Он назвал свой курс красиво и многообещающе: ''Культура ментальной силы и самовнушение, помогающее здоровому образу жизни''. Практические занятия были посвящены самосовершенствованию и самоисцелению.
       Студенты были в восторге. Руководство университета - в ужасе. Ректор жалел о том, что он дал столько свободы новому преподавателю: по его словам, Бодуэн превратил серьезное учебное заведение в ''двор чудес''. Пора было с позором выгнать шарлатана!
       Но студенты решительно протестовали, ректор пребывал в растерянности, а тем временем методом Куэ заинтересовался Морис Дюнан, брат Анри Дюнана, основателя Международного комитета Красного креста.
       Авторитет братьев Дюнан решил судьбу Куэ - бывший аптекарь был приглашен в Женеву для чтения лекций.
       Пожилой психолог-самоучка был потрясен. По воспоминаниям очевидцев, приехав в Женеву, он восхищенно хлопнул Шарля Бодуэна по плечу и воскликнул: ''Этот парень меня прославит!'
       Первая лекция была назначена на 5 марта 1916 года. Желающих услышать ее оказалось вдвое больше, чем мест в аудитории. Руководство университета явилось в полном составе. Ведь студенты Бодуэна уже успели повсюду разнести весть о том, какие чудеса творит метод, о котором будет рассказывать лектор.
       По воспоминаниям присутствующих, Куэ был не слишком хорошим оратором, его речь была слишком монотонна. Но он говорил ясно, понятно, а главное - очень убедительно. Его выступление произвело огромное впечатление на слушателей. Ведь они ожидали увидеть ловкого шарлатана, но, к их удивлению, перед ними стоял серьезный и добросовестный исследователь, излагающий вполне логичную научную теорию. К тому же, его метод был основан не на озарении свыше, а на многолетнем опыте работы - и был подтвержден сотнями наблюдений.
       Именно тогда, в марте 1916 года, идеи Куэ в первый раз наконец всерьез обсуждались в научных кругах. По словам Бодуэна, в этот момент ''куэизм наконец родился''.

Молодой философ навсегда запомнил день, когда он водил своего Учителя по улицам Женевы: ''Я рассказал Куэ о моих исследованиях. Он был тронут и слушал меня внимательно. Я видел, что он радуется - так, как он умел радоваться, когда был счастлив - будто ребенок. Не то чтобы он был горд, просто он был доволен, что у него появился первый ученик, который может помочь его идеям проникнуть в университетскую среду''.

      В этот год Шарль Бодуэн писал докторскую диссертацию, и, разумеется, темой его работы был ''куэизм''.
       В своей работе Бодуэн решил создать теоретическую базу ''метода сознательного самовнушения''. Идеи Куэ были выражены в форме нескольких законов.

       1. Закон перевернутого усилия, о котором говорилось выше.

       2. Закон дополнительного усилия.
Человек легко внушает себе то, во что ему хочется верить. Но также легко он внушает себе то, чего он больше всего боится. Например, легче всего внушить себе именно ту болезнь или проблему, которая вызывает наибольшие опасения. Объясняется это тем, что когда самовнушение сопровождается сильной эмоцией (негативной или позитивной), оно реализуется гораздо быстрее. Ведь то, что задевает нас в эмоциональном отношении, привлекает наше внимание, а концентрация внимания на определенной идее приводит к реализации этой идеи.
       Две эмоции особенно сильно стимулируют внушение: желание и страх. Но страх всегда оказывается гораздо сильнее, чем желание. Поэтому если при самовнушении происходит борьба желания (''я хочу'') и страха (''я не смогу''), то страх приведет в действие вышеупомянутый Закон перевернутого усилия, и сознательная воля обратится против самой себя.

       3. Закон подражания.
Самовнушение активируется примером того, как подобная идея влияет на поведение других людей - оно заразительно. Именно в силу этого внушение в группе бывает более эффективно, чем индивидуальное внушение.

       4. Закон усиления эффекта благодаря повторению.
Самовнушение усиливается благодаря повторению, привычке. Когда человек начинает практиковать самовнушение, то иногда у него получается, а иногда - нет. Но чем дальше, тем проще ему достичь желаемого эффекта. То же самое происходит в случае вредных самовнушений (заикание, боязнь публичных выступлений, и т.д.) - чем чаще это повторяется, тем больше вредная идея укореняется в воображении, и тем труднее будет избавиться от проблемы.

       5. Закон бессознательной цели.
Идея, внедрившаяся в Бессознательное благодаря самовнушению, становится ''образом-целью'' для Бессознательного, которое всегда найдет способ реализовать эту идею.

       Защита диссертации прошла с огромным успехом. Правда, на следующий день Бодуэн был вызван в трибунал полиции! Выяснилось, что он нарушил закон 1860 года о запрещении сеансов гипноза и магии.
       Молодого куэиста выпустили в тот же день, но руководство университета испугалось и запретило ''практические занятия'' Бодуэна со студентам. Закон есть закон!
       Но Бодуэна это, разумеется, не смутило. Он тут же сделал из своей докторской диссертации книгу для широкого круга читателей. Однако идеи в книге оказались слишком радикально-новаторскими. К тому же Бодуэн не имел медицинского образования. Разве философ может писать книги о лечении болезней, да еще такими странными, еретическими способами? Нет, нет и еще раз нет! По этой причине, все издательства Швейцарии отказали начинающему автору. Бодуэн попытался издать свою книгу во Франции, но на его родине издатели оказались такими же консервативными, как и в Швейцарии.


Глава 21. Miracle man

Флер уже улеглась; ее глаза были закрыты, губы тихо шевелились. Он отошел на цыпочках. Гроза уходила к югу, и гром рокотал и ворчал, словно о чем-то сожалея. Майкл увидел, как дрогнули ее веки, как губы перестали шевелиться и потом опять задвигались. "Куэ!" подумал он.

Дж.Голсуорси, ''Белая обезьяна''


В те годы оптимизм стал правилом жизни Америки. Вся страна повторяла каждое утро магическую формулу ''профессора Куэ'', аптекаря из Нанси: ''Каждый день мне становится все лучше и лучше во всех отношениях''.

Ж.Садуль, ''Всеобщая история кино''



       Итак, книга Шарля Бодуэна не имела шансов быть изданной в его родной стране. Но автор в совершенстве владел английским языком; к тому же, он был человеком широко образованным. В частности, молодому психологу было известно, что в Англии законы гораздо более либеральны в отношении нетрадиционных медицинских методов. Британские законодатели предпочитали не слишком вмешиваться в жизнь граждан королевства. Англичанин свободный человек! Он имеет право лечиться так, как считает нужным. Никто не смеет указывать ему, что он должен и чего он не должен делать для того, чтобы выздороветь.
       Бодуэн быстро сориентировался в обстановке, перевел свою книгу на английский язык, и уже в 1920 году ''Внушение и самовнушение'' было издано в Лондоне.
       Успех книги превзошел все ожидания молодого автора. Правда, большинство читателей заинтересовали не сложные теоретические построения Шарля Бодуэна. Англичан заинтриговала удивительная личность Эмиля Куэ!
       В период между 1919 и 1921 годами, издатель книги Бодуэна получил сотни писем: больные просили сообщить им адрес французского психотерапевта. В это же время в Лондоне открылась бесплатная клиника самовнушения. Ее создателем был врач, который избавился от бессонницы благодаря этому методу. В виде благодарности, он решил посодействовать распространению идей Куэ в Англии и объявил, что он готов взяться за лечение больных, которым не помогли общепринятые медицинские методы. Результаты оказались более чем обнадеживающими. Наконец в эффективность нового метода уверовал хирург Королевской семьи. Именно он пригласил Эмиля Куэ приехать в Лондон, для чтения лекций и проведения сеансов лечения.
       Куэ отправился в Англию в 1921 году - то есть через одиннадцать лет после того, как он начал применять свой метод на практике. Англичанам очень понравился веселый француз. Держался он скромно, но с достоинством. По воспоминаниям современников, этот человек ''с одинаковой простотой входил в королевский дворец и в хижину бедняка''. Ему было уже шестьдесят четыре года, но выглядел он значительно моложе и казался неутомимым - это ли не лучшее подтверждение эффективности метода самовнушения? Куэ неплохо говорил по-английски, хотя освоил этот язык в сорокалетнем возрасте - разве это не доказательство того, что метод самовнушения позволяет не только вылечивать болезни, но и развивать природные способности?         Кстати, Куэ не скрывал, что он и сам использует самовнушение. В юности он был довольно застенчив; к тому же он родился в небогатой семье, в провинциальном городе, и стал знаменитым лишь в возрасте пятидесяти лет. Однажды он признался актрисе Книппер-Чеховой, которая использовала технику Куэ, для того, чтобы чувствовать себя увереннее на сцене, что и он иногда робеет при виде многочисленной аудитории. Но у него был прием, позволяющий сохранить присутствие духа:

      ''Я всегда представляю себе, что передо мной - маленькие дети, доверчивые, не склонные к критике и любопытные. Благодаря этому, я не испытываю никакого волнения; я уверен, что мои слушатели поймут меня''.

       Правда, не все слушатели Куэ были по-детски доверчивыми. Английские журналисты комментировали происходящее с большой долей иронии:

''Профессор Куэ буквально завоевал город. За две недели он стал кумиром всех светских салонов, апостолом нового учения. В эти дни представительницы аристократии и жены нуворишей, подражая друг другу, являются к нему для того, чтобы постичь удивительное искусство, с помощью которого человеческий дух может облагородить себя и сделаться достойным Неба.... Теперь любой житель Лондона, который желает следовать моде, должен заниматься самовнушением по меньшей мере в течение одного часа каждый день''.

       Но никто не мог отрицать, что новомодный метод действительно творит чудеса, причем не только среди светских дам. Куэ даже сумел вылечить от хронической бессонницы министра иностранных дел, лорда Керзона. Затем метод был одобрен Джулианом Хаксли, одним из создателей ''синтетической теории эволюции'', а настоятель собора Святого Павла посвятил одну из своих проповедей достоинствам метода самовнушения.
       Именно в Англии, в 1921 году, родилось слово ''куэизм''. Это был уже не просто метод лечения болезней - речь шла о новом течении в психологии. Идеи Куэ наконец перестали восприниматься, как нечто примитивное, рассчитанное на наивную малообразованную публику. Книга Бодуэна стала бестселлером.
       Но, к сожалению, произведение молодого теоретика было слишком сложным для понимания. Ведь на самом деле это была докторская диссертация преподавателя философского факультета. Читатели задавали законный вопрос: отчего сам создатель метода не напишет учебник, ясно объясняющий, как следует пользоваться его техникой?
       И вот наконец Эмиль Куэ наконец решился взяться за перо. Его книга ''Власть над собой с помощью метода самовнушения'' оказалась понятной, интересной и убедительной. Она немедленно была переведена на двадцать языков: немецкий, итальянский, испанский, русский, датский, голландский, шведский, идиш, чешский, болгарский, венгерский, румынский, польский, греческий, португальский, сербо-хорватский, эстонский, литовский, бенгали и эсперанто.
       В это же время Куэ начал читать лекции в многочисленных городах Франции. У него начали появляться последователи, ''куэисты'', а теория самовнушения стала восприниматься как философия оптимизма и веры в свои силы, как серьезная система саморазвития и самосовершенствования.
       Правда, всемирная слава создала немало проблем создателю ''куэизма''. Снисходительное презрение врачей к ''забавному провинциальному аптекарю'' сменилось откровенным недоверием, а в иных случаях даже враждебностью. Может быть, это было проявлением зависти к всемирному успеху человека, который не имел диплома медицинского факультета, но тем не менее излечивал болезни, с которыми не могли справиться настоящие доктора. Но вполне возможно, что врачи проявляли разумное беспокойство по поводу вреда, который могла принести мода на самовнушение.
       Седьмого июня 1922 года во французских газетах была опубликована страшная новость: одна маленькая девочка умирает оттого, что ее родители применяют метод Куэ вместо того, чтобы обратиться к доктору. В статьях была указана фамилия девочки и дан ее адрес.

       Впрочем, уже через несколько дней в прессе появилось опровержение этого слуха:

''Девочка чувствует себя прекрасно. Сейчас ей уже исполнилось одиннадцать лет. До девятилетнего возраста она посещала школу и не страдала от какой-либо болезни. Когда ей исполнилось девять лет, она начала хромать; врачи обнаружили туберкулез сустава. Приблизительно год назад девочка была на сеансе у мсье Куэ. До сих пор мать девочки была вполне удовлетворена результатами, которые давал метод самовнушения. Но однажды девочка рассказала об этом методе своему доктору - тот пришел в ярость...''

       Это несправедливое обвинение против Куэ оказалось единственным - больше никто и никогда не утверждал, что метод Куэ приносит вред.
       Тем не менее, противники куэизма требовали запрета медицинской деятельности Куэ, поскольку он не имел диплома врача. Но создатель метода самовнушения никогда не нарушал никаких законов и всегда вел себя в соответствии с медицинской этикой. В отличие от многочисленных ''целителей'', Король Самовнушения никогда не говорил, что лекарства приносят вред, и никогда он не советовал больным перестать выполнять рекомендации врачей. Мало того: Куэ всегда требовал, чтобы его пациенты, прошли медицинское обследование. К тому же лечение в клинике самовнушения было бесплатным, и Куэ никогда не называл себя врачом - он всегда объяснял, что он просто преподает свой метод, и он никогда и никому не обещал никаких чудес. Поэтому не было никаких оснований для того, чтобы считать деятельность Куэ незаконной.
       Как это часто бывает, обвинение и последовавшее опровержение сделали Куэ еще более знаменитым. Вскоре он был приглашен в Бельгию и был принят в резиденции короля, которого он вылечил от ревматизма. Затем Куэ вновь посетил Англию; в Лондоне он основал Институт Самовнушения - первый из многочисленных институтов, которые вскоре будут созданы для распространения нового метода. Институт финансировался благодаря доходам, которые приносили лекции и издание книг. Лечил Куэ по- прежнему бесплатно, жил скромно. Когда его спрашивали, отчего он не берет платы за лечение, Куэ смеялся: ''Зачем мне деньги? У меня есть метод самовнушения!''

       Любимым развлечением знаменитого психотерапевта была работа в саду. Впрочем, для садоводства у него оставалось все меньше времени. Для того, чтобы успеть заняться своим огородом и своими цветами, Король Самовнушения вставал на заре. Днем он был слишком занят. Все хотели видеть ''необыкновенного мсье Куэ''.
       Эмиля это возмущало! Отчего больные не хотят пользоваться его техникой самостоятельно? Ведь он все очень ясно и понятно объяснил в своей книге. Читай и лечи самого себя!
       А если кому-то из читателей этого мало, то они могут ознакомиться с теоретической работой Бодуэна. Зачем ехать в Нанси? Ведь это метод САМОвнушения!
       Куэ повторял: ''Я не чудотворец и не колдун. От меня не исходит никаких магнетических флюидов, Вас излечиваю не я, а сила, скрытая в вас самих... Что следует делать для того, чтобы помочь себе, улучшить самого себя, исцелить самого себя? Для этого надо просто научиться сознательно использовать способность, которой все мы обладаем уже при рождении, которое мы используем всю жизнь, не только днем, но и ночью, до нашего последнего вздоха. Эта способность - ни что иное, как самовнушение''.
       Чтобы доказать свою правоту, Куэ цитировал многочисленные письма тех, кто сумел исцелить себя благодаря чтению книги ''Власть над собой с помощью сознательного самовнушения''.
       Но тем не менее, больные всего мира стремились попасть в клинику на улице Жанны д'Арк. Разумеется, метод Куэ можно было освоить и применять самостоятельно. Но, по общему убеждению, техника самовнушения становилась гораздо более эффективной, если создатель метода лично говорил больному: ''Самовнушение непременно поможет вам, скоро вы почувствуете себя лучше''.
       Это был особый человек, не зря его называли Королем! По воспоминаниям современников, смешной маленький аптекарь был исполнен какой -то особой, спокойной доброй силы. Его ободряющие слова вызывали доверие, его непобедимый оптимизм передавался больным.
 & nbsp;     ''Чистокровный врач''. Этому человеку не нужен был медицинский диплом, все равно все называли его доктором Куэ'.
       Но это его совсем не радовало! Ведь он создал метод для САМОлечения, и ему было приятнее, когда его называли ''профессором''. Толпы больных у двери его клиники были для него свидетельством не его дара исцелять, а доказательством того, что люди не могут - или не хотят - научиться лечить самих себя!

       Когда-то Эмиль Куэ пришел к выводу, что не существует внушения без самовнушения. Теперь ему пришлось убедиться в том, что не существует самовнушения без внушения. Напрасно он уверял своих поклонников, что любой человек может самостоятельно освоить его метод. Ему верили, но все-таки каждому больному хотелось услышать целебное внушение именно от того, кто создал этот метод. Психотерапевта из Нанси звали повсюду: читать лекции и проводить сеансы лечения.

       В конце 1922 года Куэ был приглашен в Америку, где его метод уже прославился благодаря тому, что американка Элла Бойс Керк опубликовала рассказ о своей поездке в Нанси. Миссис Керк была очень уважаема в Америке, ведь она была первой женщиной, которой удалось стать директором школы. Во время это было почти как женщина-космонавт....
       Книга Керк была написана хорошо и убедительно, поэтому все американцы мечтали увидеть того, кто вылечивает все болезни, причем бесплатно.
       Билеты на лекции в Нью-Йорке были распроданы задолго до приезда Куэ и теперь перепродавались за баснословную цену. Когда ''волшебник из Нанси'' сошел с трапа занесенного снегом корабля, его прибытия уже ожидала огромная толпа журналистов. За всю историю Америки, такого приема удостоились лишь два француза: генерал Лафайет в восемнадцатом веке и генерал де Голль в двадцатом.

       Американцам Куэ понравился с первого взгляда. ''Человек из народа'', простой аптекарь, покоривший мир - настоящий self made man! Вот как описывает прибытие Куэ в Нью-Йорк один из очевидцев этого события:

''Передо мной был человечек небольшого роста, в шляпе ''дерби'', с седыми усами и бородкой, пожелтевшей от сигарет, которые он постоянно курит. У него довольно длинный нос, его глаза искрятся смехом.... Он кажется необыкновенно счастливым, у него в руках всего лишь небольшой саквояж, он не пользуется услугами лакея''.



       Действительно, всемирная слава совершенно не вскружила голову создателю метода самовнушения. Он сошел по трапу и весело сказал: ''Вот я и в Америке''. Но хотя Куэ совершенно не возгордился при виде бесчисленных журналистов, он все-таки был очень доволен: многолюдное сборище на пристани доказывало, что его методом заинтересовались и за океаном.
       На первой конференции Куэ в Нью-Йорке присутствовало пять тысяч слушателей - не считая огромной толпы, которая собралась у двери, в надежде увидеть эту всемирную знаменитость. Правда, пресса была настроена скептически: да, несомненно, мсье Куэ славный человек, но его бесплатные сеансы внушения и его метод самовнушения могут заинтересовать лишь бедных необразованных людей, не имеющих денег для того, чтобы обратиться к врачу.
       Журналисты ошиблись. Первыми поклонницами Куэ стали супруги миллионеров Карнеги и Вандербильда (отца той самой Вандербильдихи, с которой соревновалась Эллочка-Людоедочка).
       Тогда пресса немного изменила тон: нет, метод Куэ придуман не для бедняков. Но он может заинтересовать лишь представительниц женского пола, которых очаровал веселый красноречивый француз.
       Но пока в газетах обсуждался успех Куэ у великосветских дам, методом французского психотерапевта всерьез заинтересовался Томас Эдисон, а Генри Форд сообщил журналистам: ''Я прочел книгу этого человека. У него правильные мысли''.

       Надо сказать, что у Эмиля Куэ был особый дар: он нравился почти всем, и он умел найти общий язык почти со всеми. Может быть, дело было в том, что он и сам с симпатией и уважением относился к любому, кто обращался к нему за помощью. Его абсолютное бескорыстие тоже вызывало доверие: в Америке хватало своих целителей, но никто из них не был так добр и великодушен, как этот удивительный проповедник позитивного мышления.
       Его скромность обезоруживала. Институт Неврологии в Нью-Йорке вызвал психолога-самоучку для выяснения того, на какой теории основан его метод. После выступления Куэ, ему сообщили, что он ''не обладает самыми элементарными научными познаниями''. Куэ добродушно согласился с этим обвинением и сказал, что он ''всего лишь простой человек, который нашел способ исцелять людей''.
       Это было правдой: больные действительно выздоравливали. Пока невропатологи обвиняли Куэ в невежестве, остальные американцы начали завязывать узелки на веревочках. Правда, тут же появился юмористический вариант знаменитой формулы Куэ: "Oh Hell, I'm well".
       Ну а люди предприимчивые, не теряя времени, извлекли пользу из славы обаятельного француза - повсюду стали продаваться всевозможные товары с портретом Куэ на этикетке. Его именем называли все, что только можно продать за деньги, в том числе сигареты. Появилась даже марка виски ''Куэ''. Это было время Сухого Закона, но в тайных питейных заведениях имя ''доктора Куэ'' было так же священно, как и среди добропорядочных граждан Соединенных Штатов.
       Бывший фармацевт был не столько горд, сколько удивлен. Отчего же на его родине люди не проявляют такого доверия к его идеям?
       - Увы, во Франции никто не понимает меня, мои слова никто не принимает всерьез, - с горечью говорил он своим американским поклонникам.

       Впрочем, в Америке тоже не все понимали идеи Куэ, но в ином смысле - здесь доброго аптекаря из Нанси принимали даже слишком всерьез! Далеко не все жители Соединенных Штатов верили, что исцеления, которые совершает этот француз - это ''просто самовнушение''. Это невозможно! Разве простой человек может исцелять больных без помощи Господней? Нет, конечно. Просто великий целитель смиренно скрывает свой дар - как и положено святому....
       И если во Франции Куэ переживал из-за того, что над ним снисходительно посмеивались, то в Чикаго он узнал, что бывает кое-то и пострашнее! Он вошел в зал, собираясь прочесть научную лекцию о теоретических основах своего метода, но слушатели хотели лишь одного - прикоснуться к одежде чудотворца! Матери протягивали веселому французу своих бэби, чтобы исцеляющая рука Куэ легла на головку младенца. Хромые отбрасывали костыли и лезли на трибуну - объявить о своем чудесном выздоровлении. А на улице, под дождем, на мокром тротуаре, стояли на коленях больные, которым не удалось войти в зал. Они благоговейно воздевали глаза к небу, ожидая появления человека, кого называли Miracle Man. А ведь именно в этот момент Куэ читал лекцию о том, что все чудесные исцеления объясняются обычным самовнушением!
       Но ему не верили. Да, Эмилю Куэ страстно хотелось, чтобы к нему наконец отнеслись серьезно. Но не до такой же степени!
       Кстати, эта проблема преследовала ''чудотворца'' всю жизнь, а после смерти Куэ ситуация лишь ухудшилась. По словам его ученика, Шарля Бодуэна, куэизм оказался ''между Сциллой неизвестности и Харибдой непонимания''.
       Одни считали - и до сих пор считают - этот метод примитивным, наивным и малоэффективным. С точки зрения других, самовнушение МОЖЕТ ВСЕ.
       Что хуже?
       Вряд ли Эмиль Куэ сумел найти ответ на этот вопрос, когда французские газеты смеялись над ним, а в Чикаго толпа страждущих протягивала к нему руки. Через несколько дней американская полиция арестовала несколько ''шарлатанов, подражавших Куэ''. Поняли ли эти подражатели, в чем заключается теория самовнушения? Вряд ли. Скорее всего, их привлекла простота того, что делал аптекарь из Франции. Это так легко освоить и начать применять на практике!
       Это тоже было предвестником печальной судьбы, которая ожидала метод Куэ - его скомпрометировали бесчисленные подражатели, не понимающие, какая теоретическая база стоит за простой формулой самовнушения. Именно это оказалось одной из причин того, что куэизм не надолго пережил своего создателя. Нет, этот метод не забыли. Его просто не поняли, исказили и довели до абсурда!

       Но оптимист Куэ надеялся на лучшее, он был убежден: надо просто ясно и понятно объяснить, что может и чего не может самовнушение. Необходимо читать лекции, повторяя одну и ту же простую и очевидную мысль: метод самовнушения действует лишь в пределах разумного, с его помощью можно сделать только то, что принципиально осуществимо. И, разумеется, не следует забывать, что формула самовнушения воздействует на того, кто произносит ее - а не на окружающий мир. Поэтому на вопрос американцев ''Можно ли разбогатеть с помощью метода самовнушения?'', Куэ ответил: ''Самовнушение может помочь людям лучше работать''.
       Затем, французский аптекарь старался донести до слушателей и другую важную мысль: технику самовнушения можно освоить самостоятельно. Нет никакой необходимости драться за место на лекциях о самовнушении. И уж тем более не стоит стоять на коленях и молить: ''Исцелите меня, мистер Куэ!''.

       - У меня нет дара исцеления. Вы сами излечиваете себя, - повторял он.

       Но дар-то у него все-таки был, как бы скромный аптекарь не пытался это отрицать. Дар убеждения! Ведь если Куэ говорил больному: ''Самовнушение поможет вам'', то этот метод оказывался гораздо эффективнее.
       Поэтому американцы не хотели отпускать удивительного француза.



       Впрочем, симпатия была взаимной. Правда, сначала Король Оптимизма не понял, что жители Соединенных Штатов - тоже оптимисты. Их привычка постоянно улыбаться сначала даже испугала его! Куэ решил, что американцы смеются над ними и над его методом. Но скоро недоразумение разъяснилось, и Куэ с восхищением написал об обитателях Нового Света:

''Американцы уже давно используют самовнушение, не подозревая об этом. С раннего детства на них обрушивается настоящая лавина позитивных внушений. Они знают, что они добьются успеха''.


       Там же, в Америке, Куэ записал на граммофонную пластинку свой метод самовнушения - он оказался первым психотерапевтом, использовавшим возможности звукозаписи. В это же время его теория оказалась запечатленной в кинематографе: в 1923 году режиссер Виктор Флеминг снял фильм ''The Dark Secret'': героиня этого фильма исцеляет себя с помощью метода Куэ (это был тот самый Флеминг, который впоследствии стал режиссером фильмов ''Волшебник страны Оз'' и ''Унесенные ветром'').
        В конце концов даже пресса, еще недавно настроенная весьма скептически, признала триумф французского аптекаря. Репортажи о его деятельности ежедневно появлялись почти во всех газетах, причем часто на первой странице. Наконец ''Нью-Йорк Таймс'' торжественно объявила:
''Все американцы стали учениками Куэ''.
        Да, они стали убежденными куэистами и они хотели, чтобы проповедник позитивного мышления остался с ними. Но пора было возвращаться во Францию. Куэ поклялся, что скоро вернется. Он действительно совершил еще одно путешествие в Америку, в 1924 году. Путь через океан оказался нелегким, скорость ветра превышала 100 километров в час, но, как и следовало ожидать, мсье Куэ чувствовал себя отлично. Хотя это было всего лишь его второе плавание через океан, морская болезнь совершенно не беспокоила его. Кстати, Куэ вообще объяснял морскую болезнь вредным самовнушением. Разумеется, Король Оптимизма не мог страдать от такой ерунды: он наслаждался видом огромных волн и каждый день играл в шахматы с капитаном. Правда, капитан выиграл все партии - тут уж самовнушение не помогло веселому мсье Куэ....

       В этот раз американцы встретили своего кумира более спокойно. Хотя толпы были такими же многочисленными, как и в 1922 году, но никто уже не пытался прикоснуться к одежде знаменитого психотерапевта. Чтение книги ''Власть над собой благодаря сознательному самовнушению'' наконец убедило поклонников Куэ в том, что он действительно не совершает никаких чудес. Гость из Франции был очень рад тому, что американцы наконец поняли его идеи:



''Во время моего первого путешествия в Америку, рассказы о моей работе предшествовали мне, и они создали у публики впечатление, что я претендую на обладание особыми способностями.... В конце моей первой серии конференций идея о том, что я являюсь чудотворцем, стала постепенно исчезать. Сейчас, снова приехав в Америку и посетив тридцать один город этой страны, где я прочел теоретические лекции, я убедился, что мои слушатели больше не ошибаются на мой счет, и что эта нелепая идея больше не связана с моим именем... Во всех городах, где я был, меня хорошо приняли, и мои лекции были внимательно и уважительно выслушаны людьми из всех слоев общества... Чтобы выразить мою благодарность, я удвою мои усилия для того, чтобы создать в Америке службу помощи всем, кто страдает от болезни''.

       Куэ сдержал свое слово. В этот раз он провел в Америке два месяца и даже доехал до Мексики. Все деньги, полученные за чтение лекций, были использованы для финансирования ''Институтов самовнушения'' в Лос-Анджелесе и в Сан-Франциско, а также ''Национального института Куэ'' в Нью-Йорке.
       Тем временем и в Европе теория самовнушения обретала все больше последователей. Связано это было отчасти с тем, что интерес к гипнозу постепенно начал угасать, и его место занял метод Куэ.
       ''Золотой век гипноза'' завершился к моменту смерти Ипполита Бернгейма в 1919 году. Для этого было несколько причин.
        Прежде всего, оказалось, что далеко не все люди достаточно внушаемы. Поэтому метод гипноза был применим далеко не ко всем больным.
        Во-вторых, появились опасения по поводу того, не вредно ли для психики воздействие такого рода. Например, оказалось, что слишком частые сеансы гипноза делают пациента вялым и пассивным.
        В-третьих, в большинстве случаев болезненный симптом, исчезнувший благодаря гипнозу, обычно скоро возвращался. Иногда он проявлялся в новой форме. Ведь гипноз устранял лишь проявления болезни, не излечивая ее причину. Поэтому некоторые психологи считали - вполне обоснованно - что такое грубое воздействие на психику лишь ''вытесняет'' проблему больного в подсознание и не устраняет, а еще более усугубляет ее.
        Но главная причина потери доверия к гипнозу была в другом: эта техника постепенно начала восприниматься, как нечто инфернальное, внушающее ужас! Связано это было с тем, что литературе, а затем и кинематографе весьма популярным стал образ всемогущего и коварного гипнотизера с психопатическими наклонностями, превращающего своих жертв в нечто вроде зомби. Напрасно теоретики гипноза объясняли, что невозможно внушить человеку то, что противоречит его желаниям, убеждениям и ценностям. Все равно литературные и кинематографические образы воздействовали на воображение гораздо сильнее, чем логические аргументы гипнологов. Публика верила: гипнотизер может добиться от своей беспомощной жертвы всего, что он пожелает! Затащить в постель, отобрать деньги, сделать орудием убийства! Позднее это явление назвали ''эффектом Свенгали'', по имени гипнотизера из романа ''Трильби'': в этой книге некий доктор Свенгали полностью подчиняет своей воле красивую девушку. А ведь это был еще не самый страшный роман о гипнозе. Были истории и похуже....



       После прочтения таких книг и просмотра таких фильмов, никто не хотел быть введенным в транс и слушать чьи-либо внушения. Проблему усугубил тот факт, что, войдя в моду, гипноз стал одним из самых популярных аттракционов в цирках, кабаре и мюзик-холлах. Скорее всего, сценический гипноз был самым обычным спектаклем, и ''объект внушения'' подыгрывал гипнотизеру. Но это выглядело так правдоподобно! Человек, стоящий на сцене, внезапно превращался в сомнамбулу! В марионетку без сознания и воли! Нет, никто не хотел оказаться в подобной ситуации.
        Все эти факторы вызвали потерю доверия к гипнологам. Льебо умер в 1904, и к этому времени интерес публики к гипнозу уже угасал. Мало кто помнил о недавней славе нансийского доктора, и его смерть остал ась бы незамеченной, но на доме великого гипнотизера некая дама из России установила доску из белого мрамора, с надписью:

       Здесь 16 сентября 1823 года родился Огюст Амбруаз Льебо,
       Врач, сделавший много добра,
       Открывший новую эру в медицине
       Благодаря своему открытию:
       Лечению больных с помощью внушения и гипнотического сна.

       Ипполит Бернгейм умер в 1919 году, и к этому моменту гипноз уже превратился в цирковой трюк. Этот метод возродится лишь в 1950 году... но это уже совсем другая история.
       А тогда, в начале двадцатого века, Нансийская школа гипноза исчезла, и ее место заняла Новая Нансийская школа самовнушения. Ее лидером стал Эмиль Куэ, а главным теоретиком - Шарль Бодуэн.


Глава 22. Метод Куэ для детей

Один мой знакомый мальчик очень любил играть со спичками. Шлепать его было бессмысленно, и мать дала ему книгу ''Неряха Петер'', в которой были поражающие воображение, ужасные картинки, показывающие, к каким бедам приводит непослушание. Имело ли это желаемый эффект? Нет. Наоборот, мальчик нарочно поджег занавеску, чтобы воспроизвести восхитивший его эпизод из книги.

Г. Майо, ''Куэ для детей''


       Вскоре Куэ обнаружил, что детям его метод помогает даже больше, чем взрослым. Ведь ребенку кажется вполне естественным то, что ''волшебные'' слова могут вылечить любую болезнь. К тому же, у детей прекрасно развито воображение, а их психика очень пластична. Ну и наконец, ребенок ничего не смыслит в медицине, он не знает, какие болезни считаются тяжелыми или неизлечимыми. Поэтому ребенок не сомневается в том, что он может выздороветь - надо только поколдовать!
       Кстати, дети сами постоянно занимаются самовнушением, когда они фантазируют, играют в героев и принцесс, переодеваются в костюм Супермена... Ребенок легко принимает вымысел за реальность, или, лучше сказать, ребенок умеет превращать вымысел в реальность.
       В то же время дети принимают на веру все, что говорят взрослые, и поэтому их сознание легко засоряется всевозможными негативными внушениями. Поэтому, по мнению Куэ, для детей позитивное самовнушение особенно важно, а негативное - особенно опасно.
       Жертвами таких пугающих, вредных внушений особенно часто становятся слабые, болезненные дети. Оберегая их от всевозможных опасностей, родители внушают им мысль о том, что любая мелочь может привести к болезни. А общение с врачами и другими больным детьми в больницах приводит к тому, что воображение ребенка получает достаточно информации для всевозможных страхов.

       Обнаружив, что метод внушения и самовнушения прекрасно подходит для детей, Куэ изложил свои идеи по этому поводу в своей книге, в главе ''Каким должно быть воспитание детей''. Этот текст относится не только к здоровью ребенка, но и к тому, как следует развивать способности детей.
       Куэ пишет, что часто родители говорят детям об их ошибках и недостатках, но забывают упомянуть об их достижениях и достоинствах. Это именно то, чего никогда не следует делать! И уж тем более не стоит говорить ребенку, что из него ''ничего хорошего не получится''. Если постоянно критиковать ребенка, то он может поверить, что он неспособен вести себя хорошо. Постоянные разговоры о недостатках создадут у ребенка именно те недостатки, в которых его упрекают. Ведь это вредное внушение!
       Вместо критики, следует создать у ребенка позитивное представление о себе самом. Куэ советует:

''Если ребенок ленив и плохо учится, ему следует сказать - даже если это не совсем правда: ''Сегодня ты лучше, чем обычно, выучил урок. Молодец!'' Ребенок, обрадованный похвалой, к которой он не привык, несомненно станет проявлять больше прилежания, и благодаря ободряющим словам взрослых (даваемым, конечно, в разумной мере), постепенно станет усердным учеником''.

       Если же все-таки родитель или учитель вынужден высказать критическое замечание, то следует критиковать проступок, а не личность ребенка.
       По мнению Куэ, никогда не следует пугать детей - это вызывает ''самовнушение страха''. С ребенком нельзя обращаться грубо - ведь это вызовет в нем ''самовнушение ненависти''. Не стоит говорить в присутствии ребенка о болезнях:

''Вместо этого объясните ребенку, что нормальное состояние человека - это здоровье, а болезнь - это отклонение от нормы, и ее можно избежать, если придерживаться здорового образа жизни. Не приучайте детей бояться чего-либо: холода, жары, дождя, ветра и т.п. Ведь человек создан для того, чтобы переносить все это, не заболевая и не жалуясь''.

       Нежелательно также в присутствии ребенка сплетничать, смеяться над кем-то или критиковать других людей - ведь в силу самовнушения, у ребенка могут появиться именно те недостатки, о которых идет речь.
       Затем, надо объяснить ребенку важность уверенности в успехе:

''Скажите ребенку, что если он обладает верой в себя, он непременно достигнет цели, но не потому, что он будет сидеть сложа руки и ждать, когда все само придет к нему - наоборот, веря в свои силы, он сможет сделать все, что необходимо, он сумеет воспользоваться любой возможностью, малейшей случайностью, даже если это лишь соломинка в руках утопающего. И наоборот, тот, кто в себе сомневается, у того ничего не получается: он бессознательно делает все для того, чтобы потерпеть неудачу. Даже если вокруг него множество счастливых возможностей, он не сумеет использовать ни одной из них, зато найдет все способы помешать себе добиться цели, в то время как тот, кто исполнен уверенности в успехе, сам создаст себе условия для того, чтобы победить''.

       Следует учить детей всегда говорить: ''Я могу'' и никогда не говорить: ''Я не могу''. Если ребенок плохо учится, то вместо критики, насмешек и наказаний, надо посоветовать ему ежедневно внушать себе: ''С каждым днем я все лучше понимаю объяснения учителя, я делаю все меньше ошибок....''. По мнению Куэ, учитель тоже может перед началом урока провести небольшой сеанс внушения для учеников.
      Кроме этого, Куэ считал полезным, чтобы во время беременности женщина разговаривала со своим будущим ребенком, внушая ему идею о здоровье и перечисляя способности и достоинства, которые она хочет видеть в ребенке. Куэ даже верил, что таким способом можно внушить себе пол будущего ребенка. Правда, в дальнейшем он все-таки отказался от этой идеи.
       Куэ также рекомендовал, чтобы поздно вечером, когда ребенок уснет, родители подходили к его кроватке и произносили ''позитивные внушения'' по поводу здоровья и развития ребенка. Слова внушения следует произносить тихим мелодичным голосом, причем это можно делать даже для грудных детей. Конечно, малыш не поймет слов, но на него благотворно подействует интонация взрослого.
       Внушение также можно проводить в виде сказки - например, рассказать о том, как болезнь уходит, или придумать историю о больном ребенке, который выздоровел потому, что произносил волшебные слова ''с каждым днем я чувствую себя все лучше и лучше...''.
       Что касается самовнушения, то Куэ был уверен: ребенок может заниматься этим с того момента, как он научился говорить. По мнению Куэ, ребенок, как и взрослый, должен проговаривать формулу самовнушения два раза в день, утром и вечером - независимо от того, болен он или здоров. Если ребенок здоров, то самовнушение следует проводить с целью профилактики и для того, чтобы ребенок лучше развивался. Если же ребенок заболел и лежит в постели, то он может повторять слова самовнушения в любой момент - когда ему захочется.
       Да, но как объяснить ребенку, зачем он должен это делать?
       Подход к этой проблеме зависит от возраста ребенка. Малышу можно сказать, что веревочка с двадцатью узелками - волшебная. Перебирая узелки на волшебной веревочке, ребенок может говорить все, что подсказывает ему воображение! Он лишь не должен слишком серьезно относиться к этому занятию. Ведь и для взрослых, и для детей, самовнушение должно быть игрой, не требующей никаких сознательных волевых усилий.
       Ну а ребенку постарше можно сказать например:

       ''В каждом из нас живут два разума: внешний и внутренний. Твой Внешний Разум помогает тебе думать, играть, читать книги, задавать вопросы.... А твой Внутренний Разум в это время управляет твоим дыханием, биением твоего сердца, твоим ростом, твоими снами. Если ты заболеешь, твой Внутренний Разум делает все для твоего выздоровления. Но иногда для этого ты должен дать ему команду.

      Однако не так легко говорить с Внутренним Разумом! Ведь он находится глубоко, будто подводная лодка! А теперь представь себе, что у тебя есть радиопередатчик - с его помощью ты можешь посылать команды твоему Внутреннему Разуму. Помни: он никогда не спит, он всегда готов выслушать твой приказ. Надо лишь суметь сделать так, чтобы твоя команда дошла до него.

      Для того, чтобы радиосигнал наверняка достиг антенны твоего Внутреннего Разума, ты должен повторить твое сообщение много раз. Иногда это приходится делать долго - несколько дней, или даже несколько месяцев. Рано или поздно твое сообщение будет принято твоим Внутренним Разумом. Но помни: когда ты посылаешь команду твоему Внутреннему Разуму, ты должен закрыть глаза, чтобы ничто не отвлекало тебя. Постарайся не думать ни о чем постороннем и спокойно, уверенно повторяй твой приказ.


       Кстати, практика показала, что нет необходимости заставлять ребенка заниматься самовнушением - дети произносят эти ''волшебные заклинания'' с большим удовольствием.
       Однако иногда для ребенка недостаточно самовнушения и внушения со стороны родителей. Чтобы помочь тяжело больным детям, Куэ решил создать детскую клинику внушения. Одну из комнат своего дома он украсил яркими картинками и купил множество игрушек. В хорошую погоду встреча с детьми проходила в саду.
       Осталась лишь одна проблема: где взять свободное время для того, чтобы работать с детьми? Ведь к Куэ приезжало около пятнадцати тысяч взрослых пациентов в год! Поэтому ему нужен был помощник, который занялся бы детской клиникой.
       Выбор Куэ оказался неожиданным.
       Девушка, которую Куэ назначил своей ассистенткой, не имела ни медицинского, ни психологического образования. Но для Эмиля Куэ важно было вовсе не это. У него было всего лишь два требования. По его словам, тот, кто хочет исцелять людей с помощью его метода, должен:

1. Непоколебимо верить в эффективность этого метода.

2. Горячо и бескорыстно любить своих ближних, и поэтому работать бесплатно.

       И кто же, с точки зрения Эмиля Куэ, более всего приблизился к этому идеалу? Застенчивая девушка, жительница Нанси, которую звали Мари Кауфманн.
       Все началось с того, что однажды мадемуазель Кауфманн решила поглядеть на сеанс лечения в клинике на улице Жанны д'Арк. Слабая и болезненная Мари совершенно не верила, что странный метод самовнушения может помочь ей. Девушка пришла просто из любопытства. Куэ спросил ее, чем она болеет, но она промолчала, из робости....
       Она просто сидела, слушала - и вдруг почувствовала себя лучше.
       Теперь Мари верила в Метод! Ведь она стала здоровой! Уверенной в себе! Энергичной и деятельной! Но этого ей было мало. Теперь бывшей застенчивой девушке захотелось, по ее собственным словам, ''стать такой же, как мсье Куэ'' и тоже исцелять больных. Бесплатно? Разумеется! Но хотя Мари обрела уверенность в себе, но все-таки не до такой же степени.... она робко призналась хозяину клиники, что хотела бы стать его ученицей.... и может быть, когда-нибудь, через много лет, тоже начать работать с больными....
       Ответ Эмиля Куэ был быстрым и неожиданным. Через несколько дней Мари получила письмо следующего содержания:

''Мадемуазель, Вы восхищаетесь моей жизнью? Но и Вы можете заниматься той же деятельностью, что и я. Мне нужен помощник - как видите, я не могу принимать большее число больных... Вы с таким состраданием относитесь к больным, что нет причин верить, что Вы не сможете помочь им. Но Вам придется работать лишь из любви к людям, не получая никакого вознаграждения. Я уверен, что из Вас получится очень хорошая ученица, и я хотел бы, чтобы Вы стали моей первой ученицей''.


       С этого момента Мари приходилось работать с семи утра до семи вечера. Как не странно, бывшая болезненная девушка никогда не уставала - наоборот, к концу дня она чувствовала себя еще бодрее, чем утром. Куэ почти не вмешивался в работу Мари, полностью доверяя ей.
       В отличие от Куэ, молодая ассистентка никогда не проводила групповых сеансов внушения, предпочитая индивидуальный подход к каждому ребенку.
       Работа начиналась с оценки того, насколько у ребенка развиты воображение и способность к самовнушению. Для этого использовалось простое устройство, которое называется ''маятник Шевреля''.
       Что это такое? Это всего лишь пуговица на длинной нитке - а нитка привязана к карандашу. Получается что-то вроде ''удочки'', которую ребенок держит обеими руками. Перед ним лежит лист бумаги, на котором нарисован круг и две линии, пересекающиеся под прямым углом. Ребенка просят смотреть на одну из линий: то на один ее конец, то на другой. Если ребенок обладает хорошей способностью к самовнушению, то скоро пуговица на нитке начнет раскачиваться вдоль линии. После этого ребенка просят внимательно смотреть на другую линию, затем на круг - и ребенок с удивлением видит, что ''маятник'' изменил направление движения ! Наконец ребенка просят смотреть на центр круга - пуговица на нитке должна остановиться.
       Зачем нужен этот эксперимент? Во-первых, для того, чтобы решить, насколько полезен будет для ребенка метод Куэ. Ведь чем более ребенок способен к самовнушению, тем быстрее он сможет выздороветь. Кроме того, этот простой эксперимент убеждает ребенка в том, что его воображение действительно может превращаться в реальность.



       После проведения теста с маятником начинался сеанс внушения. Ассистентка Куэ говорила ребенку то, что касалось его болезни, например:
       - Ты уже выздоравливаешь. Твоя нога становится здоровой и сильной. Скоро ты сможешь играть с другими детьми. Ты будешь с аппетитом есть четыре раза в день, и каждый раз, сидя за столом, ты будешь гов орить себе: ''Эта еда - для моей ноги''. Скоро ты сможешь бегать и прыгать, ты станешь совсем здоровым.
       Или:
       - Всякий раз, когда тебе покажется, что у тебя будет приступ болезни, ты услышишь мой голос, который скажет: ''Нет, мой маленький друг. У тебя не будет приступа, он исчезнет раньше, чем ты заметишь его''.

       Затем, если ребенок был достаточно взрослым, его учили самостоятельно произносить формулу самовнушения. Матерям же рекомендовалось производить внушение, когда ребенок спит. По мнению Мари Кауфман,

       ''Любая мать прекрасно может лечить ребенка внушением. Успех зависит лишь от ее любви к ребенку, а также от веры в метод и в то, что ребенок может справиться со своей болезнью''.

       Правда, Мари постепенно пришла к выводу, что любви к ребенку не всегда бывает достаточно. Ведь если мать бедна, то ей трудно внушать ребенку, что все хорошо и что скоро все станет еще лучше.
       Конечно, сказать можно все, что угодно... но ребенок почувствует неискренность. К сожалению, тот, кто сам не настроен позитивно, не может внушать другим мысль о выздоровлении.
       Поэтому Мари взяла себе за правило в подобных случаях приходить в дом больного ребенка, не только для того, чтобы провести сеанс внушения, но и ради матери - чтобы приободрить ее и увеличить ее уверенность в своих силах.
       Разумеется, помощь детям всегда была бесплатной. Мало того - если семья ребенка была бедной, то Мари приносила больному ребенку всевозможные угощения, разумеется, с добавлением внушения: ''Эту еду тебе прислал сам мсье Куэ, она непременно вернет тебе здоровье''.

        Сначала идеи Мари вызывали у врачей снисходительную улыбку... Но в конце концов результаты ее работы оказались столь убедительными, что ассистентку Куэ стали приглашать в больницы, для помощи детям, которые считались неизлечимыми. Ведь этот удивительный метод действительно помогал.
       Кстати, некоторые дети научились, с помощью самовнушения, избавляться от страшных снов, а самые одаренные среди них даже нашли способ внушать себе интересные и веселые сновидения...
       Мари использовала внушение и для лечения грудных детей - причем результат был даже лучше, чем у детей сознательного возраста. Куэ и его ассистентка так и не поняли, почему внушение может помочь ребенку, который еще не понимает слов. Но факт остается фактом: благодаря внушению, грудные дети действительно выздоравливали.


Глава 23. Волшебник и пневмония

Нет надобности говорить, что популярности своей Куэ обязан и своей обаятельной личности, и своему бескорыстию, и всей той атмосфере, которая постепенно создавалась вокруг его имени, благодаря успешным результатам его лечения, состоящего столько же в самовнушении, сколько в массовом внушении во время самой его беседы, и во время его демонстраций, и во время последнего общего терапевтического внушения... Успех Куэ есть успех убежденного проповедника, и надо быть Куэ, чтобы достигать подобных же результатов.

В. М. Бехтерев, "Самовнушение и куэизм как исцеляющий фактор"



       Эмилю Куэ исполнилось уже шестьдесят восемь лет, но, по воспоминаниям его современников, он выглядел от силы на сорок восемь. Он всемирно знаменит, и, казалось бы, все его мечты осуществились. Но самого главного ему так и не удалось добиться: его пациенты не желают становиться самостоятельными и пользоваться методом самовнушения без чьей-либо помощи. Причем большинство из них хочет, чтобы им помог именно создатель метода. Куэ не устает повторять, что его ассистенты добиваются таких же результатов, как и он. Но все равно каждый день огромная толпа собирается возле дома, на двери которого прибита маленькая скромная медная табличка:
       Э.Куэ

       К сожалению, сотворив слишком много ''чудес'', скоромный аптекарь стал заложником своего удивительного дара внушения! Тысячи больных хотят увидеть ''доктора Куэ'' и услышать его ободряющие слова: ''Я уверен, что вы скоро выздоровеете''. Или хотя бы получить письмо от этого удивительного человека!
       Куэ никому не отказывает: он сам отвечает на все письма и принимает большинство больных, которые приезжают в Нанси. Часто ему приходится работать по пятнадцать-шестнадцать часов в день, но Куэ не устает и не теряет бодрости. Правда, он жалуется:
       - Если бы знали, сколько на свете людей, которые совершенно лишены чувства благодарности! Когда я вылечиваю их, они ведь знают, что я не требую денег, но зато я очень прошу, вместо платы, сообщить мне, помогло ли им лечение - поскольку именно это интересует меня. И что же! Именно этого я и не могу от них добиться. Мое счастье, если через полгода я встречаю бывшего паралитика на велосипеде, и благодаря этому убеждаюсь, что он здоров.

       Подход Куэ становится все проще:

"Раньше я считал необходимым, чтобы больной верил в мой метод. Сейчас я уже не вижу в этом необходимости. Раньше я советовал быть очень внимательным при произнесении формулы самовнушения. Сейчас я прошу лишь проговаривать ее достаточно громко для того, чтобы слышать свои собственные слова... А те, кто слишком ленив, могут записать эти слова на граммофонный диск''.

       Сеанс обучения самовнушению проходил весело. Куэ вовсю подшучивал над больными, причем на него никто не обижался. Ведь это было частью его метода - убедить больного, что в его болезни нет ничего ужасного. Можно сказать, что он использовал на своих сеансах нечто вроде смехотерапии. Нет, над больными он никогда не издевался. Но над их страхами смеялся от души, и часто с улыбкой выслушивал душераздирающе рассказы своих пациентов. Ведь выражение сострадания может усилить веру больного в то, что его недуг серьезен, опасен, неизлечим. А это - вредное самовнушение! Поэтому жалобы некоторых страдальцев Куэ воспринимал с юмором. Король Оптимизма повторял:
''Никогда не жалейте больного! Может быть, вы скажете мне: ''У вас нет сердца...'' Но ведь моя жалость не принесла бы вам ничего, кроме вреда''.

       Вот описание нескольких диалогов знаменитого психотерапевта с пациентами (по воспоминаниям тех, кто присутствовал на сеансах в клинике самовнушения):

       Дама:
       - Я так боюсь автомобилей! Когда я вижу эти ужасные машины, я замираю от страха, я не могу сдвинуться с места!
       Куэ:
       - Мадам, я тоже был бы парализован страхом, если при виде автомобиля я говорил себе: ''Мне надо убежать, но я не могу сдвинуться с места!'' А если, по несчастью, водитель в это время будет говорить себе: ''О, я не успею повернуть руль!'', то он, конечно, задавит меня.

       Обращаясь к следующей пациентке:
       - В чем заключается ваша болезнь, Мадам?
       - Я глуха...
       - Вы можете слышать - ведь вы ответили мне!

        Дама, тревожно:
        - Сегодня я чувствую себя хорошо, но я уверена, что завтра у меня непременно случится очередной приступ....
        Куэ:
        - О, мадам все спланировала заранее! Тут уж я ничего сделать не смогу: все будет именно так, как задумала мадам.

       

        Господин, страдающий депрессией, печально повествует о своих горестях:
       - Холод, сырость и ветер очень плохо влияют на мое состояние. Уже по моему самочувствию я могу уверенно сказать, какая погода будет завтра.
       Куэ смеется:
       - Я тоже могу предсказывать погоду! Только для этого мне надо поглядеть на небо, иначе я понятия не имею, какая погода будет не только завтра, но даже сегодня.
       Потом он перестает насмешливо улыбаться и добавляет, твердо и уверенно:
       - Но я обещаю вам, что скоро придет время, когда ваше здоровье перестанет зависеть от погоды. Дождь и ветер не будут иметь никакой власти над вами.

       Затем Куэ кратко беседует с группой больных:
        - А что у вас? Невралгия? Оставьте ее мне, я буду очень рад такому подарку - я выброшу ее в мусорную корзину! У вас грыжа? Замечательно! Скоро вы забудете, что это такое. А у вас проблемы с памятью? Господа, это бывает по одной единственной причине: из-за самовнушения. А вы, сударь, уверены, что ваша болезнь неизлечима? Я говорю вам: ''Это АБСУРД. Ежедневно повторяйте: ''Я нахожусь на пути к выздоровлению, я чувствую себя все лучше и лучше!'', и ваше здоровье вернется к вам. Лучше забудьте пообедать, но никогда не забывайте про ежедневное самовнушение!

       Затем, снова став серьезным, он напоминает:
       - Никогда не говорите себе: ''Сегодня я чувствую себя хорошо и я могу обойтись без самовнушения''. Ведь проще предупредить возникновение болезни, чем потом пытаться вылечить ее.

       Но хотя Куэ занят шесть дней в неделю, принимая больных, он пытается применить метод самовнушения и в областях, не имеющих отношения к медицине. Он пишет:

''Я мечтаю войти в тюрьмы и попытаться воздействовать на тех, кто заключен в них, чтобы превратить проходимцев в честных людей. Разве это не прекрасная мечта, сделать так, чтобы эти больные члены общества стали наконец здоровыми? Я хочу осуществить этот замысел, но для этого мне нужна помощь. Поэтому я прошу содействия у всех людей добра, без различия партий, к которым они принадлежат. Ведь я говорю не от имени какой-то политической партии, или, лучше сказать, от имени партии, к которой принадлежим мы все - к партии человечества''.

       Но никакой помощи Куэ не получил. Тогда, в начале двадцатого века, идея о психотерапии для преступников казалась нелепой, почти безумной. Зря потраченное время...
       Но не зря Куэ называли Королем Оптимизма. Над ним смеялись, а он надеялся исцелить с помощью своего метода не только больных, но и общество! Бывший аптекарь мечтал:

       ''Несомненно, метод самовнушения откроет замечательные перспективы в сфере социального прогресса. Оно даст нам возможность побеждать недостатки нашего характера, независимо от того, являются ли они врожденными или приобретенными, а также развивать наши умственные способности, подчинять себе наше воображение, делать наши суждения более взвешенными, изменять наш образ мыслей, исправлять наши слабости, при этом исцеляя наши болезни. Повсеместное применение самовнушения приведет к реформам в общественной и индивидуальной жизни. Придет время, когда человечество освободится от вредных внушений, которые все еще, будто яд, ослабляют наше физическое и душевное здоровье. И тогда мир, очистив себя от этих нездоровых влияний, сможет войти в новую фазу своего развития: будет достигнуто всеобщее согласие и общность интересов всех членов общества''.

       Мудрец или безумец? Вместо того, чтобы наконец успокоиться и отдохнуть, ''апостол позитивной психологии'' все еще надеется обратить в свою веру весь мир.

       Он путешествует на ночных поездах, чтобы сэкономить время. Снова Англия, затем Голландия, Австрия, Швейцария, Италия (Рим, Неаполь, Флоренция, Тур н и Триест), снова Голландия, Швейцария. Затем Германия, снова Англия, снова Швейцария. Во всех этих странах создатель метода самовнушения почти ежедневно читает лекции и встречается с больными.
       Но даже у себя дома Нанси, по вечерам, когда у дверей клиники не толпятся многочисленные больные, Куэ продолжает работать: он занимается перепиской с руководителями ''Институтов самовнушения'' в других странах.
       Ну и, конечно, необходимо решать денежные вопросы! Нет, сам создатель метода не берет себе ни одного сантима из всего, что приносит ему чтение лекций. Но его ассистентам необходима финансовая поддержка! Ведь по желанию Куэ, лечение в этих институтах производится бесплатно. Поэтому Король Самовнушения проводит бесчисленные конференции и переводит своим ассистентам вырученные деньги.
       Куэ устал, но ему некогда отдыхать. Ему приходится защищать свои идеи не только от многочисленных критиков, но и от еще более многочисленных фанатичных поклонников. Одним следует объяснить, что он вовсе не шарлатан. Другим - что он не волшебник. Но никакие объяснения не помогают: имя Куэ окутано мифами, ему приписывают самые нелепые идеи.

       Но, несмотря на усталость, непонимание и насмешки, Куэ оставался оптимистом. Или может быть, старался казаться таковым. Последние четырнадцать лет, с момента создания клиники в Нанси, он почти никогда не отдыхал. Впрочем, он и раньше не имел привычки к безделью. Некогда юный Эмиль начал свою трудовую деятельность, бегая по городу и разнося лекарства больным. В конце его жизни ситуация не сильно изменилась. Новым было лишь то, что теперь больные обитали в разных странах. И ко всем надо было успеть! Куэ приглашали даже в Индию, но на столь далекую поездку у него не было времени. Куэ обещал приехать позже... Но индийцы так и не увидели создателя метода самовнушения. Нет, он конечно сдержал бы свое обещание! Но у него уже не оставалось сил.
       Жена и друзья убеждали в необходимости прервать работу и отдохнуть. Но бездельничать Куэ просто не умел. Судьба одарила его небывалой энергией и выносливостью, но не дала ему способности получать удовольствие от чего-либо, кроме работы.
       В 1925 году он отправился в Швейцарию, за тридцать пять дней посетил тридцать два города и провел около ста сеансов и конференций. Объявив, что эта поездка совершенно не утомила его, Куэ продолжил путешествие: Бельгия, Англия, Германия...


       В начале 1926 года Куэ уже не выглядел молодым и энергичным, он стал быстро уставать, его спина согнулась, лицо прорезали глубокие морщины. Оптимизм Короля Самовнушения постепенно уступил место смутной тревоге, страху за будущее своего метода. Что станет с идеей после смерти ее создателя? Куэ нервничает, спешит прочесть как можно больше лекций, чтобы перевести как можно больше денег созданным им ''Институтам самовнушения''. Затем он создает в Нанси ''Общество прикладной психологии'' и начинает выпускать журнал, посвященный теории ''куэизма''. Необходимо убедить весь мир - и особенно врачей - в научности метода самовнушения! Ведь эта техника так эффективна! Созданная для лечения болезней нервного происхождения, она прекрасно исцеляет то, что, казалось бы, не имеет никакого отношения к психологии. Анемия, туберкулез, ревматизм, последствия травм... Куэ подводит итог своим многолетним наблюдениям:

''Я не знаю, как далеко простирается власть внушения. С каждым днем я с удивлением убеждаюсь, что ее возможности шире, чем я думал''.

       Нет, Эмилю Куэ некогда отдыхать. Он уверен в том, что в случае усталости или болезни, его метод поможет ему. Правда, жена и друзья не разделяют оптимизма ''нансийского волшебника''. Но их предостережения имеет обратный эффект.

       Чувствуя, что, может быть, конец уже близок, стареющий психотерапевт решает сделать все возможное для того, чтобы его метод не исчез вместе с ним. А ведь он всегда советовал своим пациентам не переутомляться! К сожалению, ''доктор Куэ'' забыл свой собственный совет.
       В его записной книжке нет ни слова об отдыхе. Один из самых знаменитых людей в мире пишет лишь о бесчисленных лекциях и сеансах лечения внушением. Последняя запись ничем не отличается от множества предыдущих:


       ''Встреча с больными 21 мая, в Страсбурге'.



       На 22 мая была запланирована еще одна встреча с сотней пациентов. Но об этом уже нет ни слова в записной книжке. Ее владелец слишком устал, у него уже нет сил писать...
       В конце мая 1926 года Куэ возвращается домой, измученный бесконечными путешествиями, смертельно уставший от необходимости объяснять, оправдываться, защищать свой метод, повторять очевидные вещи, выслушивать бесконечные насмешки и обвинения в шарлатанстве! Куэ старается быть доброжелательным, он ни о ком не говорит плохо. Ну и разумеется, он применяет к самому себе метод самовнушения, используя свой собственный совет:
''Если кто-то посмотрит на вас холодным или недовольным взглядом, или если вы чувствуете, что вы неприятны кому-либо, то пусть это не беспокоит вас, пусть это не заставит вас изменить ваше поведение. Наоборот, вам следует вести себя вдвое, второе более естественно. Вы почувствуете себя еще более уверенным в себе и вы скажете самому себе: ''Этот человек, которому я неприятен, почувствует симпатию ко мне''. Тогда любое проявление неприязни ''соскользнет'' с вас и оставит вас безразличным.
             
       Но, к сожалению, даже мудрый создатель метода самовнушения не может игнорировать все проявления неприязни, которые доставались на его долю. Он слишком знаменит, его деятельность привлекает слишком много внимания. К тому же, восторженный фанатизм некоторых последователей Куэ приводит к тому, что ''куэмания'' вызывает все большее раздражение у серьезных людей. По словам Шарля Бодуэна,
''Куэ стал добычей импресарио и любителей легкой наживы, объектом шумной рекламы, так не подходящей к его прямодушному и скромному характеру - эта реклама лишь мешала его деятельности и губила репутацию этого честного человека''.

       Эмиль Куэ устал, у него нет сил спорить... Ему все труднее оставаться неуязвимым для злословия. В кругу друзей и близких он уже не может скрыть своей горечи по поводу того, что говорят о его методе и о нем самом.
       А ведь он никогда и никому не причинил ни малейшего вреда! Не участвовал ни в каких интригах, никого не обманывал! Не пытался обогатиться. И его метод действительно исцеляет от болезней! В клинику Куэ приезжает около пятнадцати тысяч больных в год, и почти все они либо выздоравливают, либо, по крайней мере, их состояние значительно улучшается. Отчего же так мало врачей готовы признать эффективность этого метода? Почему техника самовнушения почти не используется в больницах? Ведь она могла бы помочь тяжелым больным, спасти умирающих! Надо лишь убедить медиков... но это так трудно...

       Куэ все еще борется, пытаясь доказать свою правоту с помощью логических аргументов:

''Те, кто отвергает мой метод, не понимая тайны его воздействия - я задам вам вопрос: ''Откажетесь ли вы пользоваться электрическим освещением из-за того, что вы не знаете (как не знают этого и величайшие из ученых), что такое электрический ток?''


       Скоро ему исполнится семьдесят лет.... Но Король Оптимизма верит, что благодаря своем методу самовнушения он сможет обратить время вспять, и это будет самым убедительным доказательством его правоты.
       Наверное, так и случалось бы, если бы Эмилю Куэ пришлось бороться с каким-нибудь вялотекущим возрастным заболеванием. Будь у него время - наверняка он сумел бы отыграть у смерти еще лет десять, а может быть, и больше.
       Но его подстерегала болезнь, которая в то время убивала даже юных.
       Пневмония. До появления антибиотиков подобный диагноз звучал почти как смертный приговор - оставалось лишь рассчитывать на то, что организм больного сумеет сам справиться с инфекцией.
       Но Эмиль Куэ был уже немолод. К этому прибавились многолетняя усталость и курение - привычка, от которой Куэ не считал нужным избавляться, считая, что сигареты вовсе не вредят его здоровью.
       Заболев, nbsp;пытался ли Куэ применить свой метод самовнушения? К сожалению, он просто не успел этого сделать. Болезнь развивалась так стремительно, что создатель чудодейственного метода лечения умер, не приходя в сознание. Тот, кто исцелил десятки тысяч больных, ушел из жизни 2 июля 1926 года, немного не дожив до семидесяти лет. Кстати, именно в этом возрасте умерли его отец и дед. Наследственность? Или самовнушение, может быть....
       В эти дни в газетах всего мира появилось почти две тысячи статей, посвященных смерти ''волшебника из Нанси''.
       Похороны были скромными. Простота церемонии была уважением к памяти Куэ, который никогда не стремился к роскоши. Но ученики Куэ помнили, что Учитель больше всего на свете любил цветы. Гроб был почти не виден под горой цветов, присланных из разных стран мира.
       Деньги, заработанные за последние лекции, Куэ завещал университету Нанси, для того, чтобы на медицинском факультете был создан курс прикладной психологии. К сожалению, этот дар был с презрением отвергнут.
       Через недели после смерти Куэ Медицинская Академия Парижа опубликовала свое заключение по поводу его системы самовнушения: ''Этот метод пригоден лишь для необразованных людей, склонных к мистицизму, к тому же куэизм мешает больным обращаться за помощью к врачам''.
       Правда, усилия энтузиаста из Нанси в какой-то степени способствовали тому, что через несколько десятилетий медицина и психология наконец заговорили на одном языке. Но к тому моменту, когда они наконец встретились, метод Куэ был уже почти забыт.


Глава 24. Смерть и возрождение куэизма

Чуть только где-либо открывается доступ к новому, как вместе с серьезными исследователями проникает туда же целая свора любопытных, мечтателей, дураков и шарлатанов... Перед лицом их шумливой и часто неуклюжей взвинченности наука сначала недоверчиво пожимает плечами и в конце концов сердито отворачивается.

С.Цвейг, ''Врачевание и психика''


Худшими врагами человека или научной системы являются слишком восторженные поклонники. Некоторые энтузиасты доходят до столь абсурдных преувеличений, что они дискредитируют любую идею. Сколько раз придется повторять, что в методе самовнушения нет ни месмеризма, ни ''Христианской Науки'', ни теософии, ни спиритизма, ни оккультизма - наоборот, задачей Новой Нансийской школы является освобождение самовнушения от этого мистического тумана. Мы стараемся заложить первый камень - я повторяю: пока лишь первый - в экспериментальное изучение самовнушения.

Ш.Бодуэн




       Король Оптимизма ушел, не сказав, кто должен занять его место. Имя наследника не было названо ни при жизни Куэ, ни в его завещании. Может быть, знаменитый психотерапевт слишком надеялся на свое природное здоровье и на свой метод самовнушения. Вряд ли он предполагал, что ему суждено умереть так рано.
       Правда, Шарль Бодуэн был главным теоретиком куэизма. Казалось логичным, что именно он станет преемником Эмиля Куэ. Но поэт- философ не выносил интриг и подковерной борьбы, да и руководящая деятельность его совсем не привлекала. Он добровольно вышел из игры, приехал в Нанси лишь через шесть дней после смерти Учителя и с горечью записал в своем дневнике:

       ''Меня ни на минуту не оставляли наедине с мадам Куэ.... Такое ощущение, что вдова, под предлогом заботы, взята под стражу. Она оставлена на милость жадных наследников, изображающих бескорыстие. Скаредные и исполненные взаимного недоверия, они делят то главное наследие, которое осталось от так называемой ''фирмы Куэ'' - ее репутацию и доходы, которые может принести это имя. Будто стая воронов собралась вокруг мертвого тела! Это то, чего я ожидал. Но я не мог рассказать об этом мадам Куэ - именно поэтому, и ни по какой другой причине, у меня не было никакого желания приехать сюда в день похорон.
       Я решил держаться как можно дальше от этой погони за добычей. Тем не менее, я не слишком беспокоюсь: ведь они не догадываются, что ценность этого имени, этих трех букв КУЭ - это невозможно присвоить. Если они надеются использовать это имя для себя, то оно расплавится у них в руках.
       Когда-нибудь в будущем об этом методе снова заговорят. А пока мне остается лишь собрать воедино мои воспоминания, с благоговением склониться перед ними и постараться запечатлеть в моей памяти, со стремлением к истине и с глубоким благоговением, весь образ этого человека, о котором так много говорили, и о ком так мало знали''.


       Разумеется, эти слова Бодуэна можно считать субъективными и даже пристрастными. Тем не менее, его зловещее предсказание сбылось.

       В марте 1928 года, Люси Куэ в отчаянии писала одному из бельгийских ассистентов Куэ:

''Как правы Вы были, когда в 1926 году, на следующий день после смерти моего мужа, в силу Вашей доброты ко мне, Вы выразили мне Ваши опасения по поводу того, как будет использовано наследие Куэ.... по мере того, как идет время, я все больше осознаю, что Вы были правы, когда описывали будущее в столь мрачных тонах... мне пришлось узнать трудности материального характера, я была вынуждена неустанно бороться, я узнала предательство со стороны тех, кто руководит Институтом Куэ в Нанси... ''

       Люси было семьдесят лет, и на борьбу у нее уже не оставалось сил.

       В ноябре того же года Бодуэн высказался еще более резко:

''Я обязан заявить, что я не имею никакого отношения к движению куэизма в той форме, которую он принял сейчас. Мне кажется, что любой человек, обладающий научной культурой, поступил бы также, как я. Приходится признать, что современный куэизм часто далек от идей того, чье имя он носит. К сожалению, мсье Куэ, из-за своей необыкновенной доброты, не проявил необходимой твердости в отношении учеников, которые душили его в своих объятьях..... Будет страшной катастрофой, если ''куэизм убьет Куэ'', как это уже происходит в некоторых странах, и если дурная репутация, сопутствующая этому движению, уничтожит саму идею самовнушения. Будет огромным несчастьем, если из-за чьего-то фанатизма и корысти будет полностью отвергнут дар великой души; если будет забыто о то, что сначала было принято с огромным энтузиазмом; если не будет признана истинная ценность метода, который является незаменимым оружием против болезни...''

       Что же произошло?

       Метод Куэ погубила его необыкновенная эффективность и его кажущаяся простота. Эту технику стали использовать, не разобравшись в ее теоретических основах. Зачем терять время, читая книги Куэ и его последователей? Ведь надо лишь заучить несколько фраз - этого вполне достаточно для того, чтобы стать учителем, проповедником, распространителем идей Великого Куэ.
       Фанатики, невежды, шарлатаны всех мастей... мутная пена на огромной сверкающей волне ''куэмании''... никто из этих ''целителей'' не помнил, не хотел помнить, чему учил создатель техники самовнушения. Метод Куэ начал использоваться, как говорят французы, ''под всеми соусами'', причем очень редко он применялся правильно. Идея Куэ, все больше упрощаясь, в конце концов превратилась в два совета на все случаи жизни:
       - ''заставь себя поверить, что ты выздоровеешь, и ты будешь исцелен'';
       - ''надейся на лучшее и не обращай внимания на то, что мешает тебе быть счастливым''.
       Мало того: некоторые экзальтированные последователи Куэ стали утверждать, что его метод может ВСЕ: с помощью самовнушения можно исцелить себя от любой болезни и решить любую проблему. Даже стать миллионером. А ведь в своей книге Куэ уточнял, что его метод действует ''лишь в пределах разумного''. Но эти важные слова оказались забыты.
       Поэтому вскоре ''Великий Куэ'' превратился в объект для насмешек. Мол, его примитивный метод обещает много, но не дает ничего!
       Никто уже не мог разобраться, что говорил Куэ, и чего он не говорил. Миф о том, что самовнушение может ВСЕ, неотступно следовал за именем Куэ. Никто уже не помнил, что Король Самовнушения никогда ничего подобного не обещал.
       Ну и конечно, деньги! Кое-то быстро сообразил, что из ''куэмании'' можно извлечь определенную выгоду. Правда, многие ассистенты Куэ продолжали работать бесплатно - ведь это было одним из главных требований Учителя. Но эти бескорыстные труженики были менее заметны, чем те, кто умел проявить деловую активность. Метод стал продаваться, причем обещания, которые давались клиенту, далеко не всегда соответствовали реальности. Разумеется, это приводило к печальному выводу: ''Пообещали вылечить, взяли деньги, а мне стало еще хуже!''
       Обещания, разочарования.... Куэизм в его рыночной версии привел к тому, что выражение ''метод Куэ'' стало означать: ''метод, который якобы может все, но не дает почти ничего''.
       А ведь Куэ всегда честно предупреждал больных о возможности неуспеха в тех случаях, когда болезнь казалась ему слишком серьезной. И никогда он не говорил, что его метод излечивает все недуги. Но кто теперь помнил об этом!
       Не обошлось, конечно, и без борьбы за власть, несогласия во взглядах и личной неприязни.
       Кто был прав, кто виноват? Вряд ли можно найти ответ на этот вопрос. Во всяком случае, очень скоро после смерти Куэ Институт Самовнушения в Брюсселе не захотел иметь дело с Парижским Институтом. Затем Институты Самовнушения в Нью-Йорке и в Амстердаме тоже объявили, что они не разделяют взглядов своих французских коллег.
       Правда, память об Учителе все-таки в какой-то степени объединяла его последователей. Последняя встреча учеников Куэ состоялась в июне 1936 года. Поводом для встречи была установка памятника Куэ в Нанси. Среди присутствующих было два русских куэиста: врач-психиатр Александр Семичов и секретарь Толстого, Николай Гусев.
        Но это было последним отблеском заходящего солнца куэизма. То, что не смогли сделать денежные интересы и борьба за власть, довершили проблемы политического характера.
       Сам Куэ был далек от политики в любых ее проявлениях. Ему было просто не до этого, да и был он спокойным, доброжелательным человеком, чуждым всяких политических пристрастий. Но после смерти Короля Самовнушения ''метод Куэ'' оказался перемолот в жерновах идеологической борьбы, не имеющей никакого отношения к тому, что говорил аптекарь из Нанси.
       Проблема заключалась в том, что наибольшую популярность метод Куэ приобрел среди ветеранов Первой Мировой войны. Ведь техника самовнушения была необыкновенно эффективна для устранения психологических последствий боевого травматизма. Поэтому ветераны войны были самыми горячими сторонниками метода самовнушения. К сожалению, многие из них в большей или меньшей степени были националистами и консерваторами, и это дискредитировало ''метод Куэ'' среди тех, кто подобных взглядов не придерживался. А ведь создатель этого метода писал:
       ''Я принадлежу к партии, к которой принадлежит любой из нас - к партии Человечества''.
       Но теперь он был мертв и не мог возразить....
       Националисты, шовинисты, правые, ультраправые... К сожалению, это все больше ассоциировалось с именем аптекаря из Нанси. Его соотечественники, французы, относились к нему все хуже, книги Куэ больше не издавались, и никто уже не помнил, в чем на самом деле заключалась теория самовнушения. Выражение ''метод Куэ'' стало презрительно-уничижительным: отныне оно означало стремление выдать желаемое за действительное или отказ признать очевидные факты. Так называют выступление политика, который окончательно заврался. Вот к чему привели усилия Эмиля Куэ, который хотел сделать людей лучше! Стоило ради этого умирать от усталости?

       Но может быть, все это все-таки не помешало бы методу Куэ остаться одним из приемов психотерапии. Ведь он был необыкновенно прост и необыкновенно эффективен. Но, к сожалению, техника Куэ не представляла никакого коммерческого интереса. Обучение методу самовнушения занимает всего несколько часов, и его вполне можно освоить самостоятельно. ''Лечение'' по методу Куэ заключается в коротком сеансе предварительного внушения, причем без него вполне можно обойтись. Разумеется, самые деловые последователи Куэ все-таки ухитрялись извлекать из своей деятельности кое-какую выгоду. Но это было несравнимо с доходами, которые получал любой психоаналитик или преподаватель одной из систем ''аутотренинга'' - ведь психоанализ длится годами, а сложные методики ''ментального программирования'' необходимо осваивать несколько месяцев, с помощью опытного наставника.
       Поэтому если в двадцатые годы психоанализ и метод Куэ были равно-знаменитыми, взаимодополняющими терапевтическими методами, то черед два десятилетия психоанализ полностью вытеснил куэизм с ''психотерапевтического рынка''. В это же время начали возникать новые техники на основе метода Куэ, и казалось, что эти сложные приемы самогипноза - лучше, научнее, эффективнее, чем простое повторение одной и той же фразы. Хотя результаты, которые давали эти техники, были гораздо более скромными, по сравнению со знаменитым методом Куэ, эти новые техники прошли клинические испытания. И это оказалось решающим фактором. К сожалению, веселый ''волшебник из Нанси'' не позаботился о юридической стороне дела. Бесчисленные исцеления, которые совершал Куэ, не были отражены в цифрах, сведены в статистические таблицы и опубликованы в серьезных научных журналах. Это и стало причиной того, что теперь доброго аптекаря вспоминают редко, и лишь со снисходительной улыбкой - как Месмера, Пюисегюра, Фариа...
       Эти великие 'врачи духа' вернули здоровье тысячам людей, их методы не приносили никакого вреда больным, их приемы используются до сих пор, и именно благодаря им официальная медицина наконец смогла принять идеи о гипнозе, внушении и самовнушении. Но они пришли слишком рано, действовали слишком смело - и слишком мало думали о формальностях.
       Кстати, метод Куэ никогда не подвергался серьезной критике со стороны врачей. О нем просто почти не воспоминали. Да и сами куэисты старели, уходили из жизни...
       Люси Куэ умерла в 1954 году, в возрасте 96 лет. После смерти мужа она сама принимала группы больных, занималась изданием журнала о самовнушении и отвечала на многочисленные письма.


       Мари Кауфман, ассистентка Куэ, руководившая клиникой для детей, умерла в 1951 году.
     
       Шарль Бодуэн умер, как и Куэ, в возрасте семидесяти лет (в 1963 году). Он был известным психологом; им был основал Международный Институт психоанализа и психотерапии в Женеве. Кстати, этот институт существует до сих пор. Разделяя взгляды Фрейда и Юнга, Бодуэн пытался совместить их теории с методом самовнушения. Но ему не удалось пробить стену непонимания и насмешек, и метод Куэ был забыт, сдан в архив.... Правда, на его основе родилось множество ''дочерних'' теорий:


- Метод Куэ входит практически во все виды самовнушения и аутогенной тренировки.

- В значительной степени, он стал основой для позитивной психологии.

- Одной из форм развития метода Куэ стала суггестопедия (обучение с помощью внушения)

- Именно Куэ первый начал применять смехотерапию

- ''Закон перевернутого усилия'' нашел применение в методе парадоксальной интенции Виктора Франкла: для того, чтобы избавиться от проблемы, вместо того, чтобы бороться с ней, надо сознательно делать именно то, чего делать не следует. Ведь если довести проблему до абсурда, то она исчезнет сама собой.

                             

       Но авторы этих техник редко вспоминали имя Куэ. Казалось, что метод сознательного самовнушения окажется навеки погребенным под огромным пластом теорий и методов, созданных на основе ''куэизма''. Эти психотехники казались такими научными, многообещающими! Не было никаких причин для того, чтобы вспомнить о старой, забавной фразе ''с каждым днем я становлюсь все здоровее и здоровее во всех отношениях'' и о веревочке с двадцатью узелками.
       Ведь на дереве ''куэизма'' выросло так много новых ветвей! Зачем возвращаться к корням? Время ''папаши Куэ'' прошло, его метод осмеян, полузабыт....

        Правда, это относится только в области медицины. Кое-где метод Куэ до сих пор применяется именно так, как учил добрый аптекарь.
       Это реклама. Пропаганда. Секты.
       Повторение, повторение, ежедневное повторение.
       Одни и те же фразы, постепенно проникающие в Бессознательное.
       Это просто, это эффективно. Спасибо папаше Куэ! Но, к сожалению, пропаганда, реклама и секты не имеют никакого отношения к лечению болезней...

       В медицине и психотерапиии сохранилось лишь имя Куэ и его знаменитая фраза ''с каждым днем...'' Теория ''метода сознательного самовнушения'' была забыта. А сам метод использовался в искаженном виде, под другими названиями - ведь у Эмиля Куэ не было ни детей, ни внуков, некому было заявить о нарушении авторских прав.
       Однако Шарль Бодуэн не ошибся, когда он предсказывал: 'Когда-нибудь в будущем об этом методе снова заговорят'.
       Интерес к веревочке с двадцатью узелками внезапно возродился в начале двадцать первого века!
      О причинах этого можно только догадываться. Возможно, новую славу старому методу принес Интернет. Ведь главной слабостью идеи Куэ была ее коммерческая бесперспективность. Никто не был заинтересован в распространении того, что невозможно дорого продать. Но в Интернете все бесплатно, и поэтому простой, удобный метод все чаще и чаще упоминается на всевозможных форумах. И в процессе обмена мнениями выясняется, что он действительно творит чудеса!
       Можно также предположить, что началу нового столетия ''психотерапевтический рынок'' оказался освобожденным от теорий, конкурирующих с техникой Куэ.
       Прежде всего, был свергнут с трона давний соперник куэизма, психоанализ. Ведь это очень дорого, томительно долго, и иногда эта многолетняя терапия не приносит никакого результата... да и проблема вытеснения сексуальных инстинктов давно утратила свою актуальность.
       Затем, недостаточно эффективными оказались ''позитивная психология'' и ''терапия убеждением''. Конечно, в некоторых случаях они работают - но не для избавления от тяжелых проблем, и уж тем более не для лечения болезней.
       Ну и наконец, выяснилось, что новейшие техники самовнушения и самогипноза слишком сложны для практического применения - ими почти никто не пользуется.
       Много ветвей выросло на дереве ''куэизма'', но ни одна новая психотехника не сравнилась по результатам с методом Куэ: с этой простой, забавной фразой ''с каждым днем....'' и со старинной веревочкой с двадцатью узелками.
       Может быть, это и оказалось причиной того, что мир внезапно вспомнил о мудром аптекаре с улицы Жанны д'Арк?
       Остается добавить, что я начала писать эту повесть в июне 2011 года, выбрав сюжет наугад: просто увидела книгу на библиотечной полке и заинтересовалась ее содержанием. Но, обратившись за информацией к Инернету, я с удивлением обнаружила, что в сентябре этого года, ровно через столетие после создания метода самовнушения, в Нанси проходит первая конференция, посвященная наследию Куэ.
       Совпадение? Или все-таки мир устроен сложнее, чем мы думаем, и в нем нет ничего случайного?

 []




ПРИМЕЧАНИЯ и ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

(этот раздел будет дополняться)

Иногда метод позитивного самовнушения называют ''аутотренингом''. На самом деле, аутотренинг (или ''аутогенная тренировка'') - это метод релаксации, созданный немецким врачом Иоганном Шульцем в 30-годах двадцатого века.


О негативном самовнушении - с юмором. Пример из книги П.Вацлавика ''КАК СТАТЬ НЕСЧАСТНЫМ БЕЗ ПОСТОРОННЕЙ ПОМОЩИ''

''...Здесь в первую очередь приходит на ум имя французского аптекаря Эмиля Куэ (1857-1926), основавшего школу самовнушения. Ученики этой школы должны были неустанно повторять следующую фразу: 'Каждый новый день несет нам только радость, счастье и удачу'. Как вы понимаете, это утверждение полностью противоречит целям настоящей книги, но даже человек со средними способностями может перевернуть фразу Куэ вверх ногами и с успехом поставить ее на службу собственному несчастью. Теперь, вооруженные всеми этими теоретическими знаниями, мы можем уже перейти к рассмотрению практических рекомендаций. Ведь необходимая в нашем деле способность скрывать от правой руки то, что творит в этот момент левая,- необязательно природный дар, ее с успехом можно развить. В этом вам помогут несколько упражнений, которые мы приводим ниже.


      Упражнение 1 Сядьте в удобное, лучше всего с подлокотниками, кресло, закройте глаза и представьте себе, что вы вгрызаетесь в толстый ломтик сочного лимона. При небольшой тренировке этот воображаемый лимон сможет вызывать у вас обильное слюноотделение.


Упражнение 2 По-прежнему оставайтесь в кресле и, не открывая глаз, перенеситесь мыслями с лимона на свои собственные ботинки. Не думаю, чтобы вам потребовалось слишком много времени, чтобы осознать, возможно, впервые в жизни, какие огромные неудобства причиняет необходимость постоянно носить обувь. Пусть вас не смущает, если до этого момента ботинки казались вам верхом совершенства, главное - как следует сконцентрироваться, и тогда вы без труда заметите, что где-то вам трет, где-то слегка жмет, большой палец вынужден постоянно находиться в неестественно согнутом положении, шнурки слишком туго стягивают стопу, и к тому же вас преследуют какие-то неясные, но явно неприятные ощущения холода, жары, покалывания и тому подобного. Повторяйте это упражнение до тех пор, пока ношение обуви из привычной повседневной необходимости не превратится для вас в серьезный источник дискомфорта. Купите себе новую пару ботинок и отметьте, что, как бы удобны ни казались они вам в магазине, все равно рано или поздно они начинают доставлять вам не меньше неудобств, чем старые.


      Упражнение 3 Продолжайте оставаться в кресле, но на сей раз повернитесь к окну и устремите свой взгляд на небо. Если вам сопутствует хоть капелька удачи, то не пройдет и минуты, как у вас перед глазами замелькают мириады крошечных кружочков, вроде пузырьков. Когда вы сидите неподвижно, глядя прямо перед собой, пузырьки медленно смещаются вниз, но стоит вам моргнуть, и они снова устремляются вверх. Теперь отметьте следующую особенность: чем старательнее концентрируете вы внимание на этих самых кружочках, тем больше они становятся. Не исключено, что к вам незаметно подкрадывается какая-то коварная болезнь... Ведь если кружочки так и будут все время увеличиваться в размерах, то рано или поздно они распространятся на всю зону видимости - а надо ли говорить, как губительно это может отразиться на вашем зрении. Проконсультируйтесь с окулистом. Он, конечно, уверит вас, что опасения совершенно напрасны и речь идет о нормальном, абсолютно безвредном явлении, которое носит название фосфен24. Ну а что, если ваш доктор, допустим, будучи студентом, случайно заболел корью и пропустил занятия, на которых у них в институте проходили вашу редкую и опасную болезнь? Или, например, он просто не хочет вас огорчать и из чистого человеческого сострадания скрывает от вас ваш смертельный недуг?


      Упражнение 4 Не стоит особенно отчаиваться, если у вас возникли какие-нибудь трудности с выполнением третьего упражнения. Ведь не меньше огорчений могут при желании доставить вам не только глаза, но и уши. Закройтесь в самой тихой комнате, и очень скоро вы услышите какое-то гудение, жужжание или даже посвистывание. В обычных условиях эти звуки заглушаются другими шумами, но если как следует сконцентрироваться, то вы будете слышать их все чаще и чаще, они будут становиться все громче и громче. Теперь идите к врачу. Дальше события будут развиваться так же, как описано в упражнении 3, с той лишь разницей, что на сей раз, пытаясь вас утешить, доктор будет объяснять беспокоящие вас симптомы обычным шумом в ушах.


      (Примечание: Студенты-медики могут без ущерба для дела опустить упражнения 3 и 4, поскольку они уже оснащены всеми необходимыми знаниями для того, чтобы обнаружить у себя пять тысяч симптомов, лежащих в основе клинической медицины, не говоря уже о более узких врачебных специальностях.)''




К седьмой главе:

В 1870 году именно Нанси стал культурной столицей восточной Франции - это объясняется тем, что этот город обладал всеми предпосылками для того, чтобы стать центром притяжения для жителей Эльзаса и Лотарингии.

Расцвет Нанси связан с тем, что в середине XVII века этот город стал резиденцией Станислава Лещинского, польского короля, лишившегося престола. Станислав был образованным человеком и талантливым правителем. Его взгляды были необыкновенно передовыми для его времени: Станислав был сторонником политических свобод и религиозной терпимости. Он создал в Нанси бесплатные общедоступные библиотеки, школы, больницы, службу помощи бедным, итд. Им были основаны общедоступная ''Королевская библиотека'' и ''Королевское общество науки и литературы'' (скоро оно было переименовано в ''Академию наук''). Благодаря бывшему польскому королю, в городе были созданы парки и ''зеленые театры''. В годы правления Станислава Нанси был полностью перестроен и стал одним из самых красивых городов Европы.

Культурные традиции, доступ к образованию и гордость граждан Нанси за свой город - все это стало причиной того, что бывшая резиденция польского короля со временем стала столицей науки и искусства, не только для Франции, но и для всей Европы. В конце XIX века Нанси стал центром стиля Ар Нуво (Нансийская школа - Ecole de Nancy). До сих пор университет Нанси считается одним из лучших во Франции, а университетский госпиталь Нанси является лучшим в северо-восточной Франции.

Город художников и ученых, открытый всему новому, Нанси имел все предпосылки для того, чтобы стать столицей новых методов психотерапии - гипноза и самовнушения.

К двадцатой главе:

Как сплести амулет "Ненетта и Рэнтэнтэн" (Nenette et Rintintin)


К двадцать третьей главе:

Видимо, здесь упоминается эпизод из книги ''Struwwelpeter'' (1845 год) Генриха Гофмана (кстати, автор был врачом-психиатром). Вот эта история в русском переводе Раисы Кудашовой:

Была вечерняя пора,
уехали все со двора;
а дома Катенька одна,
поет и прыгает она
По комнатам, как стрекоза.
Вдруг ящичек ей на глаза.

"Какая милая игрушка!" -
сказала про себя вертушка.
Открыла ящик, спички в нем.
Давай, как мама, их зажжем...
Ах, Катя, спичек ты не тронь!
вдруг платье обхватил огонь:
горит рука, нога, коса
и на головке волоса;

Огонь проворный молодец -
горит вся Катя, наконец...
Сгорела бедная она,
зола осталася одна.
Одни лишь башмачки стоят
Печально на золу глядят.

(* В оригинале Катю звали Паулинхен)


К двадцать пятой главе:
Секретарь Толстого Николай Гусев был приверженцем метода Куэ и переписывался с куэистами. Кстати, ученик Куэ, Шарль Бодуэн, с большим уважением относился к философии Толстого и даже написал статью ''Толстой - учитель''.


Александр Семичев, известный психиатр, был одним из самых известных русских ''куэистов''. Его фамилия упоминается во всех биографиях Эмиля Куэ

Вот интересная статья некого доктора Нинулина об Александре Семичеве и о реакционной сущности метода самовнушения (1923 год).

Куэизм является типичным выражением философии буржуазии периода упадка. Именно в куэизме буржуа зия нашла то оружие, которое нее противоречия, лежащие вне биологии личности, пытается уложить внутрь этой личности. Для куэизма не структура общественных отношений, не разрыв в процессе обмена и производства, не социальные противоречия, не политика голода буржуазии определяют невро-психическое состояние, а бесконечная взаимная борьба воображения с рассудком, в которой побеждающий рассудок вносит 'вредные сомнения', призывает человека к проведению ряда 'психо-патологических' действий, разрушает душевное спокойствие.

Психотерапия по методу Куэ и преследует цель окончательно оторвать внутреннее человека от его внешнего, от всех сложных запросов социальной жизни, погрузив человека самовнушением при помощи четок или по формуле: 'с каждым днем нам лучше во всем' в сферу грез.

Куэизм, усыпляя бдительность отсталых групп рабочего класса и являясь этим самым мощным I орудием политической борьбы в руках господствующего класса - буржуазии, в то же время является .духовной пищей самой буржуазии в условиях нарастающего кризиса всей капиталистической системы. Д-ру Семичеву удалось протащить буржуазно-идеалистическое учение на советскую почву и при помощи д-ра Чегодаевой внедрить его в невро-психиатрический диспансер в 1928 году. В последние годы это протаскивание проходило под знаком борьбы с 'механизмом' куэизма при помощи учения физиологической школы Павлова, перевода идеалистической чертовщины на язык рефлексологии, рефлексологизирования куэизма.

Реакционная сущность куэизма заключается в выпячивании роли воображения, внушения и самовнушения в изживании невроза. Для куэизма внушение-основной движущий рычаг человеческой деятельности. Для Семичева и иже с ним 'вся политическая работа основана исключительно из внушении и самовнушении'. Уже не говоря о том, что это положение не уясняет основного различия в формах и методах работы буржуазных и коммунистической партий, оно ставит под сомнение основные принципы советской власти и партии, видящей в повышении классовой сознательности, в повышении культурного уровня трудящихся масс залог победы социализма, и подтверждаемые в ходе победоносно развертывающегося социалистического строительства. Как близка философия д-ра Семичева к высказываниям ряда буржуазных газет, видящих неизбежную гибель советского строя в растущей культурности трудящихся масс!

Д-р К. Г. НИНУЛИН (Вятка)



БИБЛИОГРАФИЯ


  1. Emile Coue, "La Maitrise de soi-meme par l'autosuggestion consciente", 1926 ПЕРЕВОД ЗДЕСЬ

    Для тех, кому не нравится мой переовд - Здесь есть еще один перевод книги Куэ.

  2. Harry Charles Brooks,"The Practice of Autosuggestion", 1922, ПЕРЕВОД ЗДЕСЬ
  3. Ella Boyce Kirk, 'My pilgrimage to Coue', 1922 ПЕРЕВОД ЗДЕСЬ

  4. Herve Guillemain. 'La methode Coue : histoire d'une pratique de guerison au XXe siecle', 2011
  5. Gilbert Garibal. 'Emile Coue : l'homme, le pharmacien, le psychotherapeute', 2005
  6. Rene Centassi, Gilbert Grellet. 'Coue rehabilite : tous les jours de mieux en mieux'. 1998
  7. Hugh Vibart Macnaghten, "Emile Coue: the man and his work", 1924
  8. Gertrude Mayo, "Coue for children", 1923
  9. Baudouin, Charles, "Psychologie de la suggestion et de l'autosuggestion", 1922
  10. Pierre Janet, La medecine psychologique, 1923
  11. Philippe Remy, "La technique de Coue, ou, La culture du subconscient", 1957?
  12. Wilfrid Fonvielle, La physique des miracles, 1872
  13. Стефан Цвейг, ''Врачевание и психика'', 1931

    (в этой книге рассказывается о месмеризме, методе Mind Cure и ''Христианской науке'')

  14. Bulletin de la Societe lorraine de psychologie appliquee
  15. Abbe de Faria, ''De La Cause Du Sommeil Lucide'', 1819


А вот несколько примеров того, как Закон перевернутого усилия (loi de l'effort converti) может использоваться в богословии:


Оценка: 8.48*16  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Л.Летняя "Магический спецкурс. Второй семестр" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список