Иорданская Дарья Алексеевна: другие произведения.

Клан. Самая далекая планета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рождественски-вампирский рассказ-безделица. Если мне повезет, он будет частью цикла. С иллюстрацией :)


Клан. Самая далекая планета

  
   Родившемуся одиноким не понять нас.
   Нежащемуся в тепле нас не победить.
  
   В этот декабрь все приобрело неприятный кровавый привкус и, если так можно выразиться, прицвет. Плутон озадаченно смотрел на свою маску. То ли заходящее солнце - день порадовал солнышком - придало фарфору такой оттенок, то ли это действительно была кровь. Плутон потер переносицу, пытаясь вспомнить, не куснул ли он кого накануне по ошибке. Нет, ничего такого. Но масочка вот она, кровавенькими пятнами пошла. Плутон сплюнул на дорогой ковер ненавистной ему спальни и бросил короткий взгляд на зеркало. Сквозь зеленое пламя руны кеназ(1) проглядывало его бледное осунувшееся лицо.
   - Здравствуй, Рождество, - буркнул Плутон и скорчил своему утомленному отражению рожу.
   Двойник и бровью не повел - вампирское отражение статично и способно выхватить из реальности от силы одно мгновение. Это заставляет чувствовать себя мухой, застывшей в янтаре.
   Мурлыча себе под нос экспромтную песенку (Виденье янтаря, в оковах бытия, твоя или моя, ля-ля-ля-ля-ля-ля...), Плутон вышел в коридор. Уже зажглись факелы, отчего потянуло гарью. Соблюдение традиций было основой жизни клана. Факелы, восковые свечи, кожа, черное кружево, красное золото и кровавые пирушки. Ничего такого, против чего Плутон стал возражать бы, исключая кожу, но из года в год, из века в век... Он тряхнул головой, выгоняя из головы мысли. Сегодня, за три дня до Рождества, намечалось что-то важное. Возможно, даже интересное.
   И Плутон вошел в Зал.
   Если вы бывали на одной вампирской пирушке, считайте, что побывали на всех - вампиры начисто лишены воображения, равно как и способности что-либо сотворить. Вампиры бесплодны в самом широком смысле этого слова. Обидно? Возможно. Но скорее - просто неизбежно. С неизбежностью надо смиряться.
   Плутон поправил заклепанные наручи, которые просто чудовищно смотрелись на его тонких, почти женских запястьях, и как бы невзначай коснулся маски. Она пугала присутствующих. В основном здесь был молодняк, клан сильно поредел за последние три года, потеряв самых старых и сильных своих детей. Молодняк трясся при одном упоминании Золотого сердца клана. Плутон был там восьмым. Восемь - хорошее число. Как говорила помешанная на мистике Синтия, с одной стороны это хагалаз, стабильность, а с другой - еще какая-то малопонятная ерундовина. Синтия вообще была расположена верить во всяческую дурь.
   Сегодня ее не было - это сразу бросилось в глаза. Место худенькой бледной Синтии заняла невысокая особа в латексном коротком платье с крестами поблескивающими в ушах и в ложбинке груди. Дети ночи слишком полюбили бравировать этим символом. Естественно, только освященный крест причиняет вампиру вред, но таскать эту гадость на себе... перебор!
   Плутон встретился с особой глазами. Ее были темно-синие. Женщина облизала губы, охотно показывая выступающие клыки, и улыбнулась.
   - Наша гостья, - шепнул Артемис, стискивая локоть Плутона. Сразу захотелось вырваться и сбежать. - Она приехала к нам от какого-то из Северных кланов. Венера.
   Плутон пожал плечами. Вампирка, носящая имя богини красоты, бросила на него еще один короткий взгляд. В глубине зрачков вспыхнул похотливый огонек, от чего радужка налилась пурпуром.
   - Она тебя заметила, малыш, - шепнул Артемис.
   Плутон наконец вырвал свою руку из цепких объятий Пятого и решительным шагом направился к кругу.
   Церемония... Ну, тут действует то же правило, что и с вампирьими вечеринками. Видел одну, видел все. Кто-то предпочитает вкушать с братьями и сестрами мужчин, кто-то женщин, кто-то исключительно невинных младенцев. Клан Руж предпочитал девушек лет шестнадцати-семнадцати скорее из эстетических, чем из гурманских предпочтений. Вон Артемис, тот вообще питался одними только алкоголиками, утверждая, что разлитый в крови спирт, придает ей особенный терпкий вкус. Плутона обычно передергивало, но у него всегда были проблемы с алкогольными напитками.
   Стоя на своем месте и слизывая с пальцев кровь - пить по другому было проблематично из-за маски, он наблюдал за гостьей с Севера. Она только из вежливости пригубила поднесенную ей чашу, что не слишком удивляло. Вампиры не пьют с соперниками. Никогда нельзя сказать, что за кровь тебе подсовывают. Если, конечно, несколько секунд назад эта кровь еще не бегала и не визжала отчаянно. Плутон тряхнул головой и только теперь сообразил, что гостья - Венера - стоит прямо перед ним. Церемония закончилась, и все разбрелись по углам. Разбредание по углам тоже было неотъемлимой частью вампирьего веселья.
   - Я не помешала? - спросила гостья, мягко касаясь сгиба его локтя.
   Плутон отстранился.
   - Вы ведь Седьмой клана, верно?
   - Восьмой, - поправил ее Плутон.
   Женщина сморщила носик.
   - Неважно. Венера, Двенадцатая клана Севера. Прибыла, так сказать, с дипломатической миссией...
   - Увидели меня и прибежали утолить свое любопытство, - безжалостно закончил за нее Плутон. - Прошу меня простить.
   Он вырвался на улицу около трех утра, и холодный воздух обжег легкие. Плутон поднял повыше воротник, быстрым шагом пересек площадь и нырнул в метро. Последний поезд довез его до самого центра, туда, где кучковались уютные ресторанчики, обманчиво скромные и, казалось, неоправданно дорогие. Открытые почти круглосуточно. И еще бары, где постоянному посетителю рады в любое время.
   У него был заказан столик в небольшом итальянском ресторанчике. На двоих. И отсутствие Синтии настораживало. Хотя, она не входила в круг, не обязана была приходить на каждую церемонию и, по правде, не любила их. Девочка.
   Плутон попросил принести салат, свежих булочек и ньокки(2). На десерт должны были принести тирамису и кофе. Он уже взялся за вилку, когда услышал смех. Звонкий, веселый смех. Кто-то еще ворвался в его ночное кафе. Смуглый молодой человек в дорогом пальто, и хрупкая девушка с распущенными по спине вьющимися волосами. Плутона обжег взгляд синих глаз, молодой человек улыбнулся, и аппетит пропал напрочь.
   Он удалился в темноту, оставив на столике плату за полный обед. Тирамису было жалко.
  
   Синтия истекала кровью на пороге его квартиры. Той квартиры, о которой знала только она одна. Сидела, прижавшись спиной к двери, и зажимала рукой рану на животе. Плутон подхватил ее на руки, пинком раскрыл дверь даже не прибегая к ключам - замок просто снесло - и осторожно опустил вампирку на кухонный стол. По клеенчатой скатерти разлилось пятно крови.
   - Что случилось?
   Синтия разлепила спекшиеся губы и попыталась ответить. Плутон мгновенно ее одернул.
   - Нет, молчи! Ты и так потеряла много крови!
   Он заметался по кухне. В холодильнике был запас крови, но она мало подходила для восстановления сил. Нужна была свежая. Плутон вымыл руки, сменил запачканное пальто на свежий серебристо-серый плащ и быстро вышел на улицу. На всяикй случай оставил открытой балконную дверь. Возвращаться с жертвой по пожарной лестнице будет разумнее.
   Было уже слишком поздно, и шансов встретить прохожего почти не оставалось. С другой - положительной - стороны, не было нужды выбирать жертву: в такое время по улицам ходят только одинокие, никому не нужные отщепенцы.
   Единственный подходящий человек - просто, единственный человек - встретился Плутону в самом конце улицы. Синтия умирала, теперь уже окончательно, на столе в кухне, и он начал терять терпение. И вот, девушка под фонарем. Рыжеватые волосы, припорошенные снегом. Простенькое пальтишко, руки засунуты в карманы, в зубах сигарета. Поздняя прогулка дочери благополучного семейства? Раздумывать или искать другую жертву времени не было. Плутон быстренько навел на девушку морок, схватил ее за руку - теплую мягкую руку - и потащил за собой. Вверх по улице, потом по пожарной лестнице в освященную мигающей лампой кухню. Искать что-либо режущее времени не было, и он трансформировал ногти в когти и повернулся к жертве. Она стояла, опираясь руками в стол, окурок, раздавленный, лежал у ее ног. Концы рыжевато-каштановых волос щекотали бледное лицо Синтии.
   - Она уже умерла, - сказала девица и подняла на Плутона темно-синие глаза. - И ей ничем не поможешь.
   Плутон перепрыгнул через стол и рванул к северянке. Она легко уворачивалась даже в узком пространстве кухни, а вот сам хозяин постоянно натыкался на табуреты, тумбочки, стол, угол холодильника. Уронил вазу с увядшим ирисом, и она с громким звоном разбилась. В тот же момент запястье Венеры оказалось прижатым к его рту, и между губами потекла тонкая струйка крови. Жуткий спазм скрутил все тело, Плутон откинул руку жунщины в сторону и попытался сплюнуть.
   - К-кто ты? - просипел он.
   Венера задумчиво проследила за тем, как затягивается ранка на запястье, потом вытряхнула из серебряного портсигара, висящего на поясе, сигарету и закурила.
   - Эту девочку располосовал кто-то очень сильный, и, скорее всего - спирит. Иначе она смогла бы затянуть края раны своими силами и добраться до какого-либо бомжа, чтобы напиться крови.
   - Спирит, - тупо переспросил Плутон. Боль отступила, но голова неприятно опустела.
   Венера провела рукой над разодранным животом трупа. Черные ленты энергии скрутили ее кисть. Венера отдернула руку и погрозила затухающим лентам пальцем.
   - У вас в клане есть спириты?
   - Кто ты такая? - повторил Плутон.
   Венера рассмеялась, затушила сигарету о столешницу, прожигая клеенку насквозь, и вновь сунула руки в карманы пальто.
   - Допустим, только допустим, что меня зовут Лора Санрайз и я живу в городке под названием Нуэво. А сюда приехала, потому что птичка на хвосте принесла, что на Рождество будет бойня. Вот тебе мой совет: не кипятись. Взвесь, обдумай все. Подыши глубоко. Водички выпей.
   Уже стоя в блаконной двери Лора Санрайз, или Венера, или кто она еще, улыбнулась.
   - Ист-стрит, двенадцать.
   И исчезла. Способностьи растворяться в темноте мог бы позавидовать и глава клана. Плутон остался один на один с Синтией.
  
   Он никогда не боялся солнечного света. С чем это связано - неизвестно. Но вместе с тем, он сильнее, чем кто-либо, страдал от холода. Горячие ванны по утрам помогали. Но зимой это было не просто временное - секундное средство. Как и чашка горячего шоколада. И все то рядом с трупом Синтии. Сомнительное соседство. Перед уходом Плутон закинул тело на помойку и мысленно попросил у Синтии прощения. Сегодня у него не было времени.
   Ист-стрит располагалась в центре, а двенадцатый дом щеголял вывеской антикварного магазина. За прилавком хлопотала смутно знакомая женщина. Напрягшись Плутон с удивлением узнал в ней вчерашнюю полночную посетительницу ресторана.
   - Доброе утро, вы ищете что-то конкретное? - улыбнулась женщина. - Рождественский подарок?
   Плутон тупо уставился на ножик для писем в ее руке. Было в этом ножике что-то смутно знакомое. Женщина опустилась на высокий табурет и подвинула к краю прилавка толстый оплетенный в кожу альбом.
   - Желаете взглянуть в наш каталог? Там есть вещи, не выставленные на витрине.
   Плутон машинально перелистнул несколько страниц. Женщина пристально наблюдала за ним.
   - Ничего не нашли? Может быть кофе?
   Она легко соскочила с табурета и поморщилась, услышав скрежет.
   - Крысы, - пояснила она Плутону. - Спасу от них нет. Так кофе?
   Он машинально кивнул. Женщина склонилась над небольшой кофемашиной, искусно скрытой за антикварной мебелью. В полумраке магазина что-то мелькнуло. Плутон успел вовремя развернуться и перехватить руку с нацеленными в него когтями. Джой. Третий. У вас в клане есть спириты?
   Джой не мог узнать его - Плутон никогда не снимал своей маски. Но запах... Вампиры очень остро реагируют на запах. Плутон не сразу сообразил, что Третий рвется к антикварше. Перехватил его, сильно ударил в лицо и отшвырнул на пики декоративных кабинетных рыцарей. Для вампира это не самая опасная травма, но пока он будет стаскивать собственное тело...
   Все это время антикварша невозмутимо возилась с кофемашиной, потом бросила озабоченный взгляд на рыцарей и пришпиленного к ним, как бабочка, Джоя и поцокала языком.
   - А кто кровь отмывать будет? Боже мой, и зачем я только вышла за него замуж?
   Она распахнула маленькую дверцу, полускрытую шпалерой, и крикнула в темноту коридора:
   - Вампушка! К тебе посетители!
   Пошел снег. Плутон отметил удивительное безразличие, с каким он сегодня встречал все происходящее. Заныл шрам на виске - давала о себе знать почти сведенная метка. Устало опустившись в антикварное кресло, он потер лоб. Появление вчерашнего же синеглазого мужчины его не удивило совсем. Незнакомец стоял, сложив руки на груди, а стоящая рядом женщина задумчиво разглаживала складки на белоснежной рубашке. Он был утомлен, она задумчива.
   - Сам слезешь, или тебя снять? - недружелюбно спросил мужчина.
   - У меня послание от отца! - прохрипел Джой.
   Синеглазый изогнул одну бровь.
   - От моего?
   Кстати, сегодня он был вовсе и не синеглазый. Серые глаза и завораживающая спираль зрачка. Странно.
   - Помогите-ка, - мужчина кивнул Плутону, и вдвоем они стащили Джоя с копий рыцарей. - Надо же, Третий. Какая честь!
   Антиквар отер пальцы от крови вытащенным из полупустой пачки бумажным платком, чихнул и улыбнулся.
   - Не надо, я знаю, о чем хочет поговорить папуля. Мой ответ - нет.
   - Тебя ждет веселое рождество! - прошипел Джой.
   - Да хоть день Святого Валентина!(3) - фыркнул антиквар. - Вас проводить?
   Джой скрылся в направлении подвала. Плутон остался стоять. Некоторое время они с антикваром изучали друг друга, первым не выдержал бывший синеглазый. Взгляда он, конечно, не отвел, но закурил, приветливо улыбаясь во все четыре глазных зуба. Внушительных.
   - Седьмой? - предположил он.
   - Восьмой, - поправил Плутон. - Меня зовут Плутон.
   - А как на самом деле? - вздернул бровь антиквар.
   - Это неважно.
   - Действительно... - антиквар стряхнул пепел в бронзовую вазу и протянул руку. - Теодор... Санрайз.
   Санрайз. Подходящая фамилия для вампира. При учете, что у вампиров не бывает фамилий. У них есть клан.
   - А зачем мне клан? - удивился Теодор, безошибочно угадывая мысли. - Моей жене это не нравится. Так кофе?
   Плутон безропотно согласился на чашку кофе и уже спустя минуту сидел на краю удобного темно-вишневого дивана в зашторенной комнате.
   - Вам дневной свет не мешает? - спросил Теодор.
   Пдутон мотнул головой. Хозяин пробормотал что-то вроде "интересно" и раздернул шторы. Шел снег.
   - Отличное будет Рождество, - усмехнулся Теодор.
   Плутон пригубил кофе и промолчал.
   - Так зачем вы пришли?
   - Я полагаю, ваша... дочь? - предположил Плутон.
   - Лора? Ах, да, она же вчера была на вашей церемонии...
   - Она очень рисковала. Что, если бы выяснилось, что она не вампир?
   Теодор присел на край журнального столика и внимательно изучил лицо Плутона. Задержался на шраме.
   - Вы когда-нибудь пытались запретить что-то спириту?
   Эту девочку располосовал кто-то очень сильный, и, скорее всего - спирит.
  
   Целью Рождественского Веселья были отступники. Живущие вне клана. Наглые создания, идущие против своих создателей. Осмеливающиеся уподобляться живым - врагам и пище. Плутону хотелось смеяться в голос. Он молчал. Хотя сегодня именно он был главным развлечением вечера. Занявшая место Синтии "северянка Венера" смотрела на его муки безразлично. В синих глазах плескался пурпур. Едва ли Плутон когда-либо кого-либо ненавидел, но ее хотелось разорвать в клочки. Отползая в сторону от круга, чтобы зализать раны, он размышлял об отвлеченном. Например о том, что когда нормальные люди пойдут есть индейку, кучка психованных вампиров отправится громить антикварный магазин на Ист-стрит.
   - Знаешь, каков процент смертности у регенрантов? - спросила "Венера", присаживаясь рядом. Ее рука легко коснулась рваной раны на боку.
   Надо же, а совсем не заметно!
   - Девяносто процентов, - ответила на собственный вопрос полукровка. - Из-за высокого болевого порога и врожденной... всмертенной? Из-за дурости, короче.
   Убедившись, что никто не обращает на них внимания, она клыком разодрала ладонь и выдавила кровь на рану. Последовало сильное жжение, заставившее Плутона сжать зубы, а потом рана затянулась.
   - Зачем вы приехали сюда из этого своего Нуэво? - прошипел он.
   "Венера", или Лора, или как там ее удивленно захлопала глазами.
   - У padre здесь магазин. Мы часто приезжаем.
   - Зачем тогда лезть в дела клана? - удивился Плутон. Вот если бы его никто не трогал...
   - У нас свои резоны, - усмехнулась девушка, поднимаясь. - Увидимся завтра.
   Некстати началась оттепель. Плутон, не разбираясь особо, забрел в первый попавшийся круглосуточный бар и уже спустя пять минут впился зубами в холодную, похожую на подметку пиццу. В воздухе витало беспокойство. Он как всегда не понимал интриг клана и просто плыл по течению, но смерть Синтии придавала нынешнему Рождеству тот самый кровавый оттенок. Он решительно не мог определить виновного: Джой, "Венера"? Спириты - самые раздражающие из всех вампиров.
   Джой или Лора Санрайз?
   От этого зависело, чью сторону примет Плутон. Был еще выход - оставить разборки в стороне и покинуть город. Тогда за ним будут охотится всем кланом... Какое-то разнообразие, честное слово.
   Еще есть один момент - элементарное любопытство. Возбуждение от встречи с Истинным, да к тому же таким необычным. Плутон напрягся, но не смог вспомнить ничего о вампире по имени Теодор. Странно...
  
   Шел снег. Он приглушал и без того практически беззвучную поступь вампиров. Круг стоял на плоской крыше антикварного магазина на Ист-стрит. Для совершения обряда, на которых строилась вся вампирская магия - очень неудобно, зато точно можно сказать, что твой раздражающий противник-одиночка тебе не навредит - требовались все тринадцать членов круга. Плутон стоял на своем месте, удерживая очень нестабильную силовую линию и ощущая жжение маски. Джой смотрел на него в упор, хотя это было ему и не слишком удобно с его места, и при этом ничуть не отвлекался от энергетического поля. Спирит что-то задумал, и это немного пугало. Нет... возбуждало. Действительно - веселое рождество.
   Пятый немного сместил поле. Артемис всегда мечтал занять место Зилиона. Едва ли ему это удастся - перед ним еще трое претендентов на почетное место - но если он еще чуть-чуть подвинется, то вся энергия усвистит прямиком в отца. А если подвинется еще и Плутон.
   Вампиры переглянулись. Строго говоря, Плутон не имел ничего против Повелителя Артемиса. Исключая его раздражающие манеры, конечно. Правда, если они сейчас избавятся от Зилиона, то придется уничтожать и всех лояльных ему членов круга - того же Джоя, или Марису. Вернее, со спиритом придется биться за место под солнцем. И если Артемису взбреде в голову продолжить крестовый поход против одиночки-Санрайза, это может закончиться печально.
   Пятый сделал шаг в сторону. После секундного колебания Плутон последовал его примеру и отпустил линию. Зилион слабо вскрикнул, обращаясь в кучку малопривлекательного пепла. Забавный феномен, - успел подумать Плутон. - Вопящий пепел. Мариса ринулась к нему, вооруженная ножом. Острый запах чеснока обжег ноздри и вызвал приступ тошноты. Ее руку буквально в нескольких сантиметрах от груди Плутона успел перехватить один из младших - Кайл. Плутон слабо улыбнулся, отшвыривая Марису в сторону и оглядываясь. Довольный Артемис стоял над пеплом, некогда бывшим Зилионом, и носком сапога пытался выудить медальон. Его не было. Плутон усмехнулся. Красиво. Красиво, черт побери.
   - Здравствуйте, повелитель, - сказал он не оборачиваясь.
   Теодор спокойно прошелся по крыше собственного магазина, похлопал по плечу ошарашенного Артемиса, потрепал Кайла по волосам и улыбнулся Плутону.
   - Чисто сработано, молодые люди. Спасибо.
   Судя по лицу Пятого, он еще не осознал, как сильно его подставили. Плутон пожал плечами. Клан всегда использует своих детей. Это неизбежно. Вытерев окровавленные руки об снег, он пошел в сторону пожарной лестницы. Задержавшись около облокотившейся на парапет Лора - принцессы - он тихо спросил:
   - Зачем ты убила ее?
   - Ты плывешь по течению, я создаю пороги, - спокойно ответила Лора, не поворачиваясь к нему.
   Уже на полпути к земле его догнал ее тихий голос.
   - Merry XMas, Никлас.
   "Когда-нибудь я ее убью", - решил Плутон.
   - Конечно, принцесса. Счастливого рождества.
  
   29-30 ноября 2005 года
  
  
  
   (1)Kenaz. Номер руны 5. Это свет, освещающий форму. Это знание, позволяющее увидеть истинную структуру чего-либо.
   (2)Ньокки - это небольшие круглые или овальные клецки, которые отваривают или запекают. В разных частях Италии ньокки готовят по разным рецептам. В качестве основного ингредиента часто используют картофель, шпинат, тыкву, риккоту, реже хлеб и кукурузную муку. Помимо клецек обычного размера (около 2 см), готовят и совсем маленькие клецки - ньоккети. Ньокки отваривают, подают с различными соусами или в составе более сложного гарнира, например, вместе с отварными овощами и моццареллой. (http://www.cooking-book.ru/national/italian/gnocci.shtml)
   (3) В этот день Аль Капоне пригласил своего конкурента на мирную пирушку, а потом появились ребята с автоматами и одним конкурентом у мафиози стало меньше. См. "В джазе только девушки" - там очень похоже
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Дюжева "Справедливая плата"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Адьяр "Страсть Волка"(Боевое фэнтези) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Э.Милярець "Академия Шаманства"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"