Ипатов Вячеслав: другие произведения.

Жажда магии. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.79*113  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Однажды тьма призвала меня, но я был слишком занят" (с) Иллидан Ярость Бури - эльф, которому фатально невезло в жизни и лишь чудовищным усилием воли он мог продолжать свой путь. Путь, наполненный яростью сражений, войной всех со всеми. Путь, который он сам не желал бы выбрать. Но что если сама судьба даст Иллидану шанс повернуть свою жизнь и историю Азерота в иное русло? Сможет ли он им воспользоваться?

  Вступление от автора.
  
  Здесь будут изложены мысли о мире Варкрафта и его героях, а потому читать эти строки совершенно не обязательно, однако именно здесь я изложу причины, почему персонажи моей книги повели себя именно так, а не иначе, а события получили именно такой ход.
  
   Начну с того, что мир Варкрафта необычайно ярок и красочен, наполнен множеством рас, видоми магии и героев, и я по настоящему уважаю тех людей, кто его создал. Решив написать фанфик по этому миру, я озаботился прочтением книги о нем, к счастью, я выбрал период самого начала истории - время существования Источника Вечности, а значит, мне всего и требовалось, что прочитать трилогию Ричарда Кнаака "Война Древних". И вот тут я и понял, что нам с каноном не по пути...
  
   Отчего так? Объясню. Дело в том, что я вполне нормально отношусь к существованию в книгах деления на темную и светлую сторону и даже не имею никаких предубеждений к светлым, однако в данной книге хорошие не просто хорошие, они наделены всеми возможными положительными качествами. Малфурион, Тиранд, Кенариус обладают добротой, справедливостью, храбростью, милосердием, решительностью в достижении своих целей, любовью ко всему живому и всеми существующими добродетелями. Кенариус... Я так и вижу горько плачущего в уголке Дамблдора, который осознает, что ему никогда не достичь той мудрости и ясности ума, что имеет этот полубог, чьи мотивы и стремления совершенно не ясны.
  
   Но ладно бы это. Подобные выверты я бы пережил. Вот только если перечисленные выше персонажи и все их последователи лишены недостатков, то в то же время их собратья, использующие арканную магию, в них просто купаются. Высокомерие, презрение к окружающим, регулярно подлые поступки... Особенно в этом плане досталось Иллидану. Ричард Кнаак, кажется, задался целью каждый поступок данного эльфа показывать как проявление эгоизма, тщеславия, ненависти или ревности. А еще все высокорожденные обладали еще одним значительным недостатком - любовью к ярким цветам. Нет, серьезно, автор так часто в книге обращал внимание на этот факт, что это действительно воспринимается как что-то значительное. И да, пусть они лучше называются высокородными, а то высокорожденные звучит как-то странно и не совсем понятно, что вообще означает.
  
   При этом неясно ведет себя и главная напасть будущих высших эльфов - жажда магии. В книге ею нестерпимо страдает Иллидан, ей подвержены и другие маги, но при этом попытка восстания высших эльфов происходит только спустя тысячелетия и показана как очередное проявление эгоизма высших.
  
   Вообще такое разделение в книге порой доходило до абсурда. Мне особенно запомнился один момент в седьмой главе 1 книги, когда на отряд высокородных ночных эльфов напали создания Кенариуса. Что характерно - напали, без особого повода, просто потому, что им нужны были захваченные отрядом Ронин и Кориастраз. В той ситуации положительный герой Ронин подумал о том, "как удивительно, что ночной эльф совсем не проявлял уважения к природе". К той самой, что напала на того эльфа! И успешно убила спустя минуту! Но разве такие мелочи важны? Мы ведь знаем, что это были высокородные, а их не жалко.
  
   Также в полное непонимание меня вводит поведение приближенных королевы Азшары и ее самой. В каноне уже есть версия о ментальном воздействии на нее, но в книге Ричарда Кнаака ничего подобного нет! Азшара просто поверила обещанием Саргераса и всего спустя несколько дней, не получив по сути ничего, впустила его армию в свои земли позволив их безнаказанно разорять. И это великая интриганка, правившая своим народом тысячелетия?
  
   Все сказанное выше и побудило меня провозгласить АU. Обещаю, что характеры персонажей взяты за основу канонные, а те изменения, что я внесу, будут опираться на уже описанные в каноне черты характера. То же самое, просто иная интерпретация. Изменение событий также будет изначально таким, что при определенных обстоятельствах оно могло бы привести к тем же итогам. В частности, процесс обработки Саргерасом королевы Азшары и ее окружения будет растянут на несколько лет, но результат будет таким же, как и в каноне. Впрочем, это не все изменения и впереди Вас будет ждать сюрприз, надеюсь, достаточно неожиданный.
  
  P/S. Мои слова про сюрприз совершенно никто не оценил, и я решил пояснить подробнее - сюрприз означает внезапный отход от канона, он будет, можете не сомневаться, а то этот вопрос - наиболее частая критика в адрес данного фанфика.
  
  Часть 1. Королевство калдораев.
  
  Глава 1.
  
  Покой и умиротворение царили в лесном царстве, в которое не могло проникнуть никакое зло, где вечность текла неторопливо и одновременно быстро, где пение птиц и шепот листвы наполняло мир безмятежностью. Этот край не ведал тревог, был первозданен и, казалось, существовал неизменно с начала времен.
  
   Вот только меня это умиротворение нисколько не коснулось, я вот уже несколько минут смотрел на жалкий кустик, который по заданию учителя должен был вырасти вширь и вверх, и с каждой минутой все больше терял терпение. Потому что это дрянное растение совершенно не желало делать то, о чем его просили. Оно с удовольствием и радостью жрало предоставляемую энергию, но при этом почти не изменялось.
  
   - Молодец, Малфурион, ты отлично справляешься, - проговорил, как всегда, мудрым и удовлетворенным голосом Кенариус, и раздражение в моей душе подскочило на новую высоту.
  
   Разумеется, Малфурион справляется, он ведь невероятно талантлив, у него все великолепно получается и Тиранд смотрит на него чаще! Вот я снова увидел, как она посмотрела в сторону брата и радостно ему улыбнулась, и почти с физически ощутимой ненавистью уставился на проклятый бездной куст.
  
   - Расти, тварь! - это я проговорил очень тихо, почти шепотом, так как не сомневался, что обращаться к растениям следует немного иначе. Ответом мне был ярко вспыхнувший куст, обратившийся в пепел всего за мгновение. Определенно, результата я достиг и даже привлек внимание Тиранд, вот только не ее одной.
  
   - Иллидан, что ты сделал? - голос Кенариуса больше не лучился добротой и участием, собственно я уже давно заметил, что учитель любит растения и животных куда больше, чем эльфов, не случайно же ходили слухи о не совсем обычных пристрастиях полубога, результатами которых были дриады, кентавры и другие странные создания. Так что нет ничего удивительного в том, что гибель какого-то кустика разозлила наставника.
  
   - Разозлился, - коротко ответил я. Объяснять что-то не хотелось, так как я был абсолютно уверен в том, что учитель не поймет.
  
   - Ты должен сдерживать свои эмоции, быть терпеливее, ведь только так ты сможешь освоить искусство друидизма. Понять природу, проникнуться ее красотой и спокойствием, ощутить биение жизни, желание и потребности растений, окружающего тебя мира, стать частью его. Жизнь бесценна, и ты должен радоваться каждой ее частице, сопереживать ей, с радостью делиться с ней своей силой и тогда она поделится ей с тобой...
  
   Я задумчиво сидел на траве, подобранной веткой разгребая пепел от сгоревшего кустика, и делал вид, что слушал слова Кенариуса. Почему делал вид? Потому что такие лекции, или, правильней сказать, проповеди, я слушал уже не раз и не два, а, возможно, десятки, и все они повторяли друг друга. Быть терпеливым, спокойным, раствориться в окружающем мире, стать его частью и тогда со временем сможешь освоить искусство друидизма - вот был их смысл. Вот только чем больше проходило времени, тем меньше я верил в то, что справлюсь. Во многом потому, что видел, как стремительно развивается мой брат. Если еще пару лет назад, когда мы только начали осваивать данное искусство, наши возможности были приблизительно равны, то сейчас Малфурион в разы превосходил меня, демонстрируя невероятный талант. Однако это не вызывало бы во мне столь бурную смесь ярости, горечи и обиды, если бы за нашими успехами не наблюдала Тиранд.
  
   Тиранд... В какой-то момент я осознал, что ранее просто веселая девчушка, что была нашей с братом напарницей в играх, изменилась, превратившись в прекрасную девушку, и с этого момента понял, что влюблен в нее. А еще понял, что брат испытывает к ней те же чувства. Вот так, из-за девушки мы из верных братьев превратились в соперников и было мучительно больно видеть как Малфурион побеждает в этом противостоянии.
  
   - Учитель, а как Вы считаете, я смогу сравняться в искусстве друидизма с братом? - вопрос этот пришелся как раз кстати, ведь Кенариус уже закончил проповедь и полагал свой долг исполненным, меньше всего он ожидал, что я подам голос.
  
   - Сравняться? Возможно, и сможешь, если приложишь достаточные усилия и терпение, - ответил Кенариус после нескольких секунд молчания.
  
   Я скривился. Возможно именно это меня раздражало в учителе больше всего. Все эти общие слова, пространные рассуждения, глубокое философствование, что понятно было ему одному, а остальные должны были принимать его взгляды как единственно верные. Почему Кенариус не мог говорить прямо?
  
   - Учитель, Вы ведь сами говорили, что Малфурион самый талантливый ученик из всех, что к Вам приходили, разве я обладаю таким же талантом?
  
   - Быть может, и не обладаешь, но терпением и упорством многого можно достигнуть, - с прежней своей мягкостью и налетом тысячелетней мудрости начал вещать Кенариус, его слова должны были успокоить меня, дать понять, что я на верном пути, вот только возымели обратный эффект. Я видел, что уступаю брату. Ночь за ночью* я прилагал усилия для того, чтобы с ним сравняться, но неизменно терпел поражение и с каждым днем, месяцем, годом я осознавал, что не смогу достичь успеха здесь, что останусь навеки братом Малфуриона, что потеряю Тиранд, которая и не посмотрит на такого бесталанного неудачника, как я.
  
   - Вы ошибаетесь.
  
   Эти мои слова прозвучали словно гром среди ясного неба. Интересно, как давно кто-то говорил подобное Кенариусу? И говорил ли когда-нибудь? Хотя наверняка говорил, не стоит собой излишне гордиться.
  
   - Ошибаетесь, - продолжил я спустя мгновение, - я никогда не смогу сравниться со своим братом в друидизме, он искуснее меня уже сейчас, а я не желаю быть его жалким подобием! Уж лучше я поищу иной путь!
  
   - И какой же путь ты хочешь найти, Иллидан? - голос Кенариуса по прежнему излучал доброту и спокойствие, и единственное, что в нем изменилось - мягкое предостережение. - К каким силам ты хочешь обратиться?
  
   - К арканной магии, например, у меня к ней талант, по крайней мере так говорят.
  
   - Арканная магия? Ты хочешь стать одним из тех, что мнит себя Богом, просто из-за того, что использует силы Колодца Вечности? Кто отвернулся от природы, кто извращает законы этого мира в угоду своих низменных желаний? Подумай, ты действительно этого хочешь? - произнес учитель, сохраняя все тот же невыносимо спокойный и мудрый тон.
  
   Чего бы не добивался Кенариус своими речами, сказанное лишь разжигало во мне злость. Обидно было слышать такие слова о своей расе, ведь большинство ночных эльфов использовали именно арканную магию. Пусть большую часть своей жизни я с братом и провел в небольшой деревушке, где жители использовали друидизм, но у меня было и множество знакомых арканных магов. В свое время я побывал на границе, регулярно участвуя в стычках с троллями Гурубаши, и в той обстановке смог познакомиться с теми, кого Кенариус так порицал. Это были обычные эльфы, кто-то хуже, кто-то лучше, а еще они обучали меня своему искусству, и выходит, что Кенариус утверждает, будто и я себя мню Богом? А он что, конкуренции боится?
  
   - Да что плохого в арканной магии? Чем она хуже друидизма? Как Вы можете порицать моих сородичей за ее изучение и почему я не имею права ей овладеть? - спокойствие давалось все с большим трудом, хотелось уже не говорить, а рычать.
  
   - Если ты так поступишь - перестанешь быть моим учеником, - веско припечатал Кенариус, а я неожиданно ощутил... облегчение. Словно только и ждал этих слов.
  
   - Хорошо, так я и поступлю, - ответил я.
  
   - Постой, Иллидан, не спеши, - ко мне обратилась Тиранд, и ее слова, как всегда, заставили меня прислушаться, - ты ведь знаешь, что порой совершаешь необдуманные поступки, ты уверен, что не делаешь ошибки?
  
   На миг я почувствовал колебание, и главным в них было то, что я понял, если сейчас уйду - встречи с Тиранд станут реже и большую часть времени она станет проводить с моим братом. Подобного я боялся и во многом поэтому медлил ранее с решением, вот только мои колебания были успешно отброшены, когда я услышал голос Малфуриона.
  
   - Тебе не стоит изучать арканную магию, брат, если не хочешь стать таким же, как эти высокомерные ублюдки. Лучше добиться посредственных результатов в искусстве друидизма, чем стать таким, как они, - он стоял со спокойным и величественным видом, совсем рядом с Тиранд, будто все для меня уже потеряно и с осуждением взирал на меня.
  
   - Я все же сделаю это. Я не буду посредственностью, брат, даже не мечтай, я превзойду тебя, - едва ли не прорычав, произнес, после чего, не оглядываясь, устремился прочь от поляны. Кипящая во мне ярость требовала выхода, и я обернулся в тигра, после чего на всей доступной скорости устремился в лесную чащу. Хорошо, что эти два года не прошли для меня совсем впустую и хоть чему-то я научился.**
  
  
  ***
  
  
   Мимо проносились стволы деревьев, порой ветки кустарников преграждали мне путь, но я их не замечал, затуманенный от ярости разум только и мог, что требовать бежать вперед, на полной скорости, выбиваясь из сил. Полурык-полувопль прозвучал из пасти, а в голове проносились обрывки мыслей, общий смысл которых складывался в слова:
  
   - Я превзойду брата, я покажу Тиранд, кто из нас лучше!
  
   Но даже самая безудержная ярость когда-нибудь заканчивается, иссякла она и во мне, бег мой постепенно замедлился, и вскоре я и вовсе остановился. Ярость ушла. Впрочем, желания исправить совершенное, вернуться и попросить прощения не появилось. Почему-то в душе было твердое убеждение в том, что я совершил верный поступок и осталось теперь найти свой путь. А раз уж я отказался от друидизма, в лесу я "свой путь" точно не найду.
  
   К счастью для меня, заблудившийся в лесу ночной эльф был темой для анекдота, но никак не чем-то возможным, а я и вовсе большую часть своей жизни проводил отнюдь не в городах. Сотни признаков того, где я оказался и куда мне следует держать путь, предстали передо мной, хотя достаточно было и одного - звездного неба над головой. Ведь звезды для ночного эльфа - словно книга, что он начинает читать с первых лет своей жизни. По древним традициям младенец впервые должен покинуть дом именно ночью в ясную погоду, чтоб быть открытым пред взором Элуны. И каждый эльф с первых лет жизни учится различать созвездия и строить по ним свой путь.
  
   Оторвавшись от звездного неба, я, не колеблясь ни мгновения, устремился на север, в сторону ближайшего поселения эльфов. Конечно, звезды не могли показать мне дорогу настолько точно, но я надеялся, что чуткий нюх мне поможет.
  
   В пути у меня была возможность обдумать все спокойно, тем более, что лес во владениях Кенариуса был достаточно безопасен, особенно для друида, к каковым меня можно причислить, пусть и с большой натяжкой.
  
   А думал я о том, что мне делать теперь. Обучаться арканной магии - хорошее решение, но мне необходим учитель, и выбор его должен быть правильным. Так кто бы мог подойти на эту роль, да еще и принять такого талантливого ученика, как я? Особенно учитывая тот факт, что ни знатности, ни богатства я не имею? По зрелому размышлению список был небольшим, а подумав еще немного, я и вовсе понял, что как такового выбора у меня нет. Как и говорил, с арканными магами я общался, но случилось это в то время, когда я попал на границу с троллями Гурубаши и среди всех моих знакомых был только один опытный и сильный маг. От осознания, к кому мне придется обратиться, стало как-то нехорошо.
  
   С Керантилом знакомство состоялось при весьма удачных обстоятельствах. Я входил в разведывательный отряд, что прочесывал лес вблизи форпоста ночных эльфов и нашему отряду посчастливилось почувствовать творимые невдалеке заклинания. Вопроса "Что делать?" пред нами не стояло, и мы на максимально возможной скорости направились в нужную сторону. Вскоре мы вышли к месту грандиозного побоища пяти ночных эльфов и нескольких десятков троллей.
  
   Как оказалось, в тот раз Керантил вместе со своими напарниками возвращался из дальнего рейда, задачей которого было сделать жизнь троллей веселей и интересней. С поставленной задачей отряд справился, обугленные остовы стен и множество сгоревших домов троллей тому свидетели, однако во время отхода удача отвернулась от ночных эльфов. Их заметили тролли, и началась общая облава. Керантил и его спутники были весьма сильными магами и воинами, а потому долгое время им удавалось ускользать, да еще и серьезно вредить преследователям, но уже у границы с нашими землями их все же настигли и навязали бой. Уставшие, с опустошенным магическим резервом, они приняли его в весьма неудачных обстоятельствах и удар нашего отряда в тыл врагам был весьма кстати. Лично я в ту ночь превзошел сам себя, сумев на миг ослепить, а затем и разрубить шамана троллей, хотя должен и признаться, что мне во многом повезло, ведь за несколько мгновений до этого противник вынужден был отражать атаку самого Керантила.
  
   Тем не менее, факт остается фактом, наш удар был своевременным и спас если не всех, то многих. Не то чтоб Керантил это признал, самолюбие и непоколебимая уверенность с одной стороны, презрение ко мне как к "магу" с другой, просто не оставляли шансов услышать такое признание, но я не сомневался, что он запомнил. А значит, обратиться к нему будет хорошей идеей, вот только характер у этого эльфа был таким, что осознание этой перспективы радости не добавляло. Саркастичный, самолюбивый, вечно сомневающийся в умственных, магических и иных способностях молодого поколения... Зато он совсем не похож на Кенариуса, а это несомненный плюс.
  
   Также стоит заметить, что Керантил не был аристократом, что было как плюсом, так и минусом для меня. С одной стороны широко известно, что аристократические семьи имеют намного более глубокие представления о магии, чем простые эльфы, обучение у мага-аристократа может дать очень многое. Однако здесь есть нюанс. Если бы Керантил действительно был бы аристократом, я вряд ли мог рассчитывать на обучение. Свои знания они ценят больше всего остального, и даже если бы я добился обучения у такого аристократа, вполне вероятно, что он не дал бы мне и сотой доли своих знаний. Керантил не обладал такими глубокими познаниями в арканной магии, но он был опытен и невероятно искусен в обращении с, казалось бы, простыми заклинаниями. Настолько, что это, как я слышал, признавали даже при дворе, а значит, обучаться у такого мага будет хорошей идеей.
  
   Утвердившись в своем решении, я продолжил путь, уже более ни о чем не думая, и к концу дня прибыл в город. Вот там я неожиданно осознал одну маленькую деталь, совершенно не существенную, не подумать о которой мог только идиот. Я не знаю, где живет Керантил. В прочем, решение удалось найти быстро. Никогда не страдал излишней стеснительностью и потому решил обратиться с этим вопросом к первым встречным мне сильным магам.
  
   - Керантил? А зачем ты его ищешь? - спросил третий по счету маг, пребывавший, видно, в достаточно хорошем настроении.
  
   - Хочу стать его учеником.
  
   - О, да ты эльф совсем без комплексов, не знаешь даже, где живет Керантил, но веришь, что он возьмет тебя в ученики...
  
   - Я некогда оказал ему услугу, а потому надежда у меня есть.
  
   - Хорошо, тебе повезло, что я слышал о нем, а потому если расскажешь о том, что была за услуга, я расскажу, где его искать.
  
   Спорить с этим я не стал, ничего особенного в той истории не было, при этом я старался всячески показать, что в той схватке и без меня бы справились, а то мало ли, вдруг слухи дойдут до самого Керантила и он их мне припомнит.
  
   Маг также свою долю уговора выполнил, рассказав, что искать моего будущего учителя стоит в столице, городе Зин-Азшаре, и живет там он потому, что являлся приближенным ко двору королевы, видимо, сведения об оценке его таланта были правдивы. Так что мне оставалось добраться до города и узнать информацию уже там.
  
   Добраться до столицы и найти в ней мага также оказалось несложно, уже в городе стало известно, что Керантил был весьма известной личностью, во многом не только благодаря своей исключительной магической силе, но и своему характеру, успешно составив о себе представление как о склочном маге. Впрочем, его терпели, потому что он был опытным воином и, что было особенно приятно для меня, регулярно поставлял талантливых учеников. Правда злые языки утверждали, что недостаточно талантливых маг устранял, чтобы не портить о себе репутацию. Как результат уже на восьмую ночь после ухода от Кенариуса я остановился перед домом Керантила.
  
   - Ну что встал как баран, проходи, раз уж пришел, - встретил меня знакомый голос мага.
  
   Начало я посчитал хорошим и поэтому с радостью принял приглашение, что доносилось из-за дверей дома. Сама прихожая, и, как я подозревал, весь остальной дом, поражала гостей богатством и изысканностью вкуса. Керантил определенно знал меру и не стремился выставлять богатство напоказ, но я чувствовал, что каждая деталь интерьера пропитана магией, а ведь не каждое дерево способно ее содержать без вреда для себя, понять что-то большее мне не позволяла моя ограниченность в этой области.
  
   - Ну и что тебе надо? - приветливым, будем считать именно так, голосом спросил Керантил.
  
   - Я бы хотел стать Вашим учеником.
  
   - И с чего я должен взять тебя в ученики, ошибка природы? - показательно изумленно спросил маг.
  
   - С того, что мы с Вами знакомы, - ответил я, начиная все больше сожалеть о своем решении, - помните, три года назад я был в том отряде, что помог Вам отбиться от троллей.
  
   - На долг перед тобой намекаешь? Сопляк, да ты хоть понимаешь, насколько далек от меня в силе? Да таких, как ты, сотня нужна всего лишь для того, чтобы отвлечь мое внимание, да мы в том сражении и сами бы справились.
  
   - Однако Ваши товарищи могли погибнуть, а ведь именно я привел отряд Вам на помощь, - небольшое преувеличение будет весьма кстати, сомневаюсь, что Керантил выяснял такие тонкости.
  
   Маг замолчал, а это было уже весьма серьезным достижением. После чего с сомнением взглянул на меня.
  
   - И что же ты можешь?
  
   - Магии я почти не обучен, но мне говорили, что магический потенциал у меня большой. С мечом умею обращаться.
  
   - Ну, давай посмотрим, что тебе там набрехали, - сказал маг, и, развернувшись, пошел вглубь дома, взмахом руки предложив следовать за собой.
  
   По пути вглубь, а затем и в подвал дома я не слишком вглядывался в обстановку, стараясь собраться перед грядущими неприятностями, но как не странно первое задание Керантила оказалось на редкость простым.
  
   - Какое самое мощное заклинание ты можешь создать? - спросил маг.
  
   - Удар ветра, - ответил я, и услышал в ответ неопределенное бурчание, кажется даже одобрительное.
  
   - Создавай это заклинание до тех пор, пока не почувствуешь магическое истощение. Только не переусердствуй, наше занятие на этом не завершится, а то ведь ума хватит.
  
   Не обратив на очередную колкость внимания, я послушно принялся за воспроизведение заклинания, которое было отработано мной до автоматизма. Все же мне стоило немалого труда добиться обучения этому плетению - труда и некоторой суммы денег, если быть точным. Однако зато оно не раз выручало меня. Данное плетение представляло собой простейший удар ветра, что способен был откинуть противников передо мной и с боков. Убить таким заклинанием возможно только в результате немыслимого везения, но если ты сражаешься в окружении, оно было очень полезно, при условии его сотворения за срок менее секунды. Прошло более двадцати минут, прежде чем я почувствовал магическое истощение, о чем и сообщил Керантилу.
  
   - Вечность! Почему всяким идиотам даруются такие силы? - прокомментировал результат маг. - Да ты ведь имеешь резерв в половину моего, половину, хотя тебе, сопляку, нет еще и двухсот лет и ты только начинаешь постигать магию. Можешь радоваться, я возьму тебя своим учеником, не хочу, чтобы ты с таким потенциалом сдох на первом же тролле.
  
   Я скромно промолчал, удивительно, но возражать моему новому учителю не хотелось совершенно и даже раздражение от каждой новой реплики успешно давилось, может быть с таким наставником я все же обрету терпение? Ну или сорвусь и убью эту сволочь!
  
   - Ну а теперь посмотрим, как ты умеешь держать меч, если, конечно, на самом деле умеешь, - с иронией протянул наставник, притягивая мне и себе деревянные мечи.
  
   - А могу я взять два? - вопрос был задан максимально спокойным тоном, хотя на деле я испытывал небывалый азарт. Ведь мне представлялась возможность неприятно удивить наставника, что я очень хотел после всех его колкостей.
  
   - Ну, если ты настолько в себе не уверен - бери, - насмешливо ответил маг.
  
   Подначивает? Ну что ж, может я и вспыльчив, но в столь примитивную ловушку уж точно не попаду.
  
   Приняв второй меч, я сделал несколько выпадов, эффектных, но совершенно бесполезных для разминки. Некогда я видел подобные демонстрации у посредственных мечников и понадеялся, что смогу оставить о себе подходящее впечатление.
  
   Судя по презрительной гримасе, что проступила на лице учителя, мне это удалось. Я едва смог не расплыться в довольной усмешке. Все же все эти насмешки и подколки наставника лишь отчасти напускные, а значит, он и вправду склонен несколько недооценивать противника.
  
   Закончив "разминку", за исполнение которой мой прежний учитель фехтования меня непременно бы жестоко убил, затем воскресил и вновь убил, я направился навстречу наставнику. Он стоял расслабленный и встречал меня ироничной улыбкой. Дождавшись приглашающего кивка, я бросился вперед и успел заметить, как улыбка стала торжествующей, а затем время для меня потекло неторопливо, словно расплавленный воск.
  
   Вот Керантил ударяет мечом в то место, куда я должен буду ступить, но меня там нет. Я обтекаю клинок и наношу удар в правый бок. Растерянность охватывает мага всего на миг, но этого хватает, он не успевает отпрянуть, не успевает защититься мечом, тот надежно заблокирован вторым клинком. Болезненно скривившись, Керантил отпрыгивает, явно используя магию, но я не считаю нужным давать ему прийти в себя. Рвусь за ним и провожу серию уколов, что почти вся оказалась отбита, вся, кроме последнего, пришедшего в правую ногу. Огибаю мага справа, его движения скованы, мечи пусть и не боевые, но удары их болезненны. Вновь рвусь вперед и встречаю удар ветра. Глупо наставнику было использовать знакомое мне заклинание, я проваливаюсь вниз, и ударная волна проносится над головой, а в следующий миг уже провожу новый прием - ножницы. Один клинок Керантил успел заблокировать, а вот второй - нет. Он начал падать и мне оставалось нанести последний удар, но я зря забыл, что мой противник не столько мечник, сколько сильный маг.
  
   Ослепительная вспышка ударила мне в глаза, на миг заставив пошатнуться от боли, и учитель успел воспользоваться созданной возможностью. Мой удар, нанесенный вслепую, встретил жесткий блок, а в следующий миг я что есть силы отпрыгнул назад. Вовремя совсем невдалеке пронеслось неизвестное заклинание. Используя время, я попытался восстановить зрение, и подвижки были, магия, наполнявшая мои жилы, начала прояснять взор, но слишком медленно. Повинуясь инстинкту я отпрянул в сторону, а затем встретил выпад учителя своим клинком. Шум рассекаемого воздуха также много мог сказать, как и зрение. Кстати о нем, я уже мог видеть пусть все еще смутно, а значит вскоре смогу продолжить бой в полную силу.
  
   Именно в этот момент учитель отпрыгнул назад и упер острие меча в пол, в знаке окончания поединка. Повисло молчание, которое я не спешил прерывать, мне было о чем подумать, наставнику, очевидно, тоже.
  
   - Моя вина, - неожиданно произнес он, - слишком расслабился, а ведь я уже давно перестал быть боевым магом и куда меньше времени уделяю фехтованию. А вот ты учился владению мечом усердно, верно?
  
   - Да, - не стал отрицать, - если бы я забросил фехтование, наставник меня не простил бы.
  
   - И кем был тот, кто тебя обучил?
  
   - Малотир, мечник из города Кельмит.
  
   - Да, я встречался с ним, достойный воин, - произнес Керантил, а я поразился тому, что, оказывается, маг может о ком-то говорить с уважением. - И сколько времени он тренировал тебя?
  
   - Почти сто лет, хотя и с перерывами на время его службы на границе.
  
   - Да уж, будет мне урок, - задумчиво протянул маг, - а раз так, я должен понести наказание.
  
   От услышанного, я удивленно дернулся, какое наказание?
  
   - Значит так, после такого наставника я мало что смогу тебе дать в искусстве владения мечом. Судя по увиденному мной, ты меня превосходишь, хотя твоя реакция и скорость уступают моей. А значит, я обращусь к одному знакомому, что задолжал мне кое-что. В том, что касается твоего обучения, я думаю, на сегодня нам следует прекратить занятия, мне требуется обдумать, как построить обучение, а тебе еще нужно устроиться на постоянное место жительства, я выделю тебе комнату.
  
   - Чему удивляешься? - учителя, кажется, позабавило мое удивленное лицо и это подняло ему настроение. - Все мои ученики селятся в моем доме просто потому, что после занятий они не могут доползти до своего жилья, не беспокойся, ты тоже не сможешь.
  
   Керантил как-то предвкушающее улыбнулся, а я неожиданно понял, почему этот маг так любит обучать учеников, очевидно, что возможность над кем-то безнаказанно поиздеваться грела ему душу. Впрочем, я все переживу, так как чувствую, что благодаря такому учителю точно смогу стать сильнее.
  
   Напоследок, отведя меня к комнате, Керантил сообщил, чтобы я не думал, будто за обучение я ничего не буду должен, и, ничего не добавив, развернулся и ушел. Очевидно, он надеялся заставить меня нервничать, но здесь он просчитался, ведь в ходе поисков я также и собирал информацию о моем будущем наставнике и потому знал, что он запросит за обучение. А потому засыпал я абсолютно спокойный и довольный. Кажется, я нашел свой путь.
  
  *Калдораи ночные существа, а потому и время исчисляют не в днях. Возможно это непривычно, но зато напоминает, что нужно представлять в момент тех или иных событий.
  
  ** Здесь мы имеем первое расхождение с каноном, но я полагаю, что Иллидан и в оригинальной истори мог поступить также, тем более не совсем понятно, чему он обучился у Кенариуса.
  
  
  Глава 2.
  
  - Итак, мой новый ученик, прежде, чем мы начнем обучение, я расскажу тебе, на каких условиях оно будет строиться, - в своей прежней ироничной манере начал Керантил, видно сон вернул ему прежний настрой и напомнил о том, что он по-прежнему превосходит меня в магии.
  
  Сейчас мы вновь стояли в зачарованном подвале его дома, на улице все еще светило солнце и я отчетливо понимал, что такой распорядок дня будет постоянным. Впрочем, я и прежде вставал рано, так что этим меня было не испугать.
  
  - Видишь ли, время от времени наше дорогое правительство стремится отправить меня, весьма уважаемого мага, в очередную дыру, самое горячее на данный момент место на границе наших земель. Однако у меня, как и у некоторых иных магов моего уровня, всегда есть альтернатива. Мы можем подготовить трех учеников, и тогда отправятся в это замечательное место уже они, - на этом моменте маг довольно улыбнулся, даже и не думая скрывать, как он рад такому повороту событий. - И сразу предупреждаю, места для нас выбирают особые, даже и мне там сгинуть легко, а уж такой бездарь как ты имеет всего один шанс из ста дожить до окончания срока службы.
  
  - Правда, если мы отправим вместо себя недоучек, что сдохнут в первом же бою, у нас эту возможность могут отобрать, а потому, если ты согласишься, гонять я тебя буду ежедневно и со всем старанием, - еще одна предвкушающая улыбка. - Итак, ты согласен на такие условия?
  
  - Конечно, я знал о них заранее.
  
  - Да ладно, неужели у тебя есть мозги и ты догадался расспросить обо мне прежде, чем прийти сюда? Никогда бы не подумал. Ну ладно, в таком случае обсудим условия твоего обучения. Для начала вопрос, в каком направлении ты хочешь развиваться? Скажу сразу, целителей и прочую мирную ересь можешь не называть, это не моя специальность.
  
  - Хочу стать боевым магом, - ответил, не задумываясь, решение я принял уже давно и, даже обучаясь у Кенариуса, желал пойти по этому пути.
  
  - Хочешь одновременно реализовать свой потенциал в обращении с мечами и во владении магией? Разумно. С твоим выбором я согласен, сам начинал с этого пути и только затем приступил к освоению стихий. В таком случае скажи, в чем главное отличие стихийного мага от боевого?
  
  - Использование холодного оружия? - предложил я.
  
  - Знаешь, если бы я хотел получить тупой, очевидный и совершенно не нужный мне ответ, то тебя бы не спрашивал, хотя теперь я в этом сомневаюсь.
  
  Интересно, Керантил когда-нибудь устает издеваться над своими учениками или об усталости здесь не может быть и речи, так как он получает только искреннее удовольствие? В любом случае, желание вновь набить этой сволочи морду не покидало меня с момента начала урока.
  
  - Боевой маг должен применять магию очень быстро?
  
  - Верно. Это одно из основных отличий боевого мага от стихийных и использующих арканную магию. Даже две секунды на творение заклинания для тебя должно быть невероятно долгим сроком. Запомни, ученик, что с момента нашего обучения время для тебя будет иметь новое значение, ведь даже секунда приобретет деление. Что смотришь? Думаешь, это невозможно? Ошибаешься. Все заклинания, что применяет боевой маг, должны накладываться почти мгновенно. Исключения составляют те чары, что имеют длительное действие, а также некоторые особо мощные, которые также должны быть в твоем арсенале. Вот только скажи, как можно добиться такой скорости?
  
  - Полагаю, что тренировками, - вздохнув, ответил я, так как понял, какое число отработок даже одного заклинания мне предстоит.
  
  - Молодец, ученик, давать очевидные ответы ты по-прежнему умеешь. Именно, что число отработок. На самом деле это касается любого аспекта магии. Все эти аристократы в своей гордыне стремятся изучить как можно больше заклинаний, продвинуться как можно дальше в освоении тайн магии, но забывают, что в бою большое число заклинаний, что не отработаны до автоматизма, будут скорее помехой. Хотя надо и признать, аристократы и не стремятся лезть в ближний бой, где это станет очевидным.
  
  - Какие еще отличия боевого мага ты можешь назвать?
  
  На этот раз пришлось всерьез задуматься, впрочем, у меня были перед глазами примеры и вскоре приемлемый ответ был найден.
  
  - Боевые маги не ставят щиты.
  
  - Да, ты прав. Если стихийный или арканный маг зачастую полагается на щиты и своих соратников, боевой маг вынужден постоянно перемещаться, если хочет жить. Как правило, боевыми магами становятся те, кто испытывает недостаток в магическом потенциале и они просто не могут тратить ману на щит, но это не тот случай. У тебя энергии в достатке. Тем не менее, боевой маг еще и должен вступать в ближний бой, а потому тебе будет проще уклониться, чем пытаться выстроить щит, сражаясь с какой-нибудь тварью. Это подводит нас к тому, что много времени мы будем проводить, развивая до идеала твою ловкость и отрабатывая приемы быстрого перемещения при помощи магии. Какое еще отличие ты можешь назвать?
  
  - Стихийные маги помогают себе в творении чар при помощи рук, руки боевого мага заняты оружием, в моем случае - обе.
  
  - О! Как я люблю выслушивать бред от таких "умных" эльфов как ты, ученик. Это поднимает мне настроение. Запомни, дурень, движение рук и пальцев может помочь в управлении стихией, но по-настоящему, сильному и опытному магу это не нужно. Это как костыли, которые маги вынуждены использовать, пока не наберутся опыта, в то время как боевой применять не может. Думаю, ты уловил, насколько сложнее применять магию без костылей?
  
  - Да, управление магией дается с трудом.
  
  - Все верно, однако если ты будешь отрабатывать плетение тысячи, десятки тысяч раз - сложность исчезнет, а главное, что следующее изученное тобой заклинание будет даваться проще. Какое отличие ты можешь назвать еще?
  
  Увы, в голову больше ничего не приходило, как бы я не старался и главное, что с каждой следующей секундой молчания улыбка наставника становилась все более ехидной. Вот ведь...
  
  - Я не знаю, учитель, - наконец выдавил я.
  
  - Замечательно, а то я уже начал сомневаться в твоих умственных способностях, теперь сомнений нет!
  
  Ррр! Да когда же эта сволочь замолчит! Видно, лишь когда сдохнет, и то что его не задушили собственные ученики лишний раз доказывает, какой сильный и опытный маг передо мной. Чтоб его.
  
  - Постоянное движение, мой глупый ученик, означает еще и то, что создавать заклинания тебе также придется на ходу, как правило, уклоняясь от оружия и вражеской магии. Но ты не переживай, я смогу обеспечить и во время тренировки оптимальные условия для того, чтобы ты все прочувствовал.
  
  Керантил вновь радостно мне улыбнулся, он вообще любил улыбаться и язвить, но это я понял еще в те годы на границе. Ничего, и к этому я привыкну.
  
  - Ну а теперь приступим к отработке нового заклинания, которое ты должен будешь запомнить как свое имя. Оно называется "Скачок" и позволяет уходить в нужную тебе сторону в нужный момент или просто запрыгнуть достаточно высоко.
  
  Показ и запоминание заклинания не заняло много времени, оно было достаточно простым, а потому всего через 2 часа я мог в первый раз применить полученное знание.
  
  - Чего же ты ждешь? - спросил учитель, со все той же раздражающей улыбкой.
  
  Кивнув, я послушно активировал плетение, и в следующий миг меня со всего размаха вдарило в стену. В голове стоял звон, я с трудом мог стоять на ногах, и даже это казалось мне чудом, а еще уши улавливали какой-то раздражающий звук. Через несколько секунд я понял - это был смех! Эта тварь смеялась! Та самая, которая носит имя Керантил. Ох, как же я жалел в этот момент, что не могу запустить в него ничем серьезным, ну почему я не владению ни одним атакующим заклинанием!
  
  - Сколько раз я смотрю на потуги своих учеников и каждый раз убеждаюсь, какие же вы идиоты! Ну почему никто из вас ни разу не удосужился спросить, как переместиться в то место, что нужно? Что непонятного в том, что такое плетение не может действовать всегда одинаково? Неужели у молодого поколения такой скудный разум, что до таких высот дойти невозможно? Надеюсь, этот удар смог вправить тебе мозги?
  
  Я в свою очередь разрывался между желанием удавить своего учителя и поискать нового и пониманием того, что действительно не подумал. Наконец я смог справиться с собой и спросил достаточно спокойным голосом:
  
  - И что нужно для перемещения в правильном направлении?
  
  Для разнообразия учитель не стал и дальше тренировать свое остроумие и ответил сразу.
  
  - Требуется несколько основных моментов. Первое: четкое волевое усилие и представление необходимого результата, если представление будет смазанным, результат ты уже знаешь. Второе: подача в плетение ровно столько маны, сколько необходимо. Поясню. Я выбрал именно это заклинание для первого обучения не только потому, что захотел поднять себе настроение, но и в связи с тем, что оно тренирует два основных качества для мага - четкое представление и точную подачу манны. А теперь, когда ты понял, для чего необходимы тренировки - продолжай.
  
  Сказав это, Керантил сел в кресло и уткнулся в какую-то книгу, мне же оставалось лишь вновь активировать плетение, но теперь с куда большей внимательностью.
  
  Тренировка, больше похожая на изощренное издевательство, закончилась только спустя 4 часа. Подавать нужное количество маны мне удалось лишь под конец и даже радости от этого я не испытывал, слишком был изможден. Также во время тренировки я смог лучше уяснить для себя действие этого плетения. Именно объем использованной манны определял, насколько далеко меня отбрасывало в сторону. При этом если мое движение не останавливалось каким-то препятствием вроде уже осточертевших мне стен, начинала действовать вторая часть плетения, мгновенно прекращавшая движение. Что же касается верного представления, оно в этом заклинании отвечало за направление перемещения. Оставалось еще понять, что влияет на скорость перемещения, но этот вопрос я решил оставить на потом, не до того. В результате почти все четыре часа я только и делал, что встречался со стенами. Было, правда и разнообразие. Трижды я пытался сбить учителя, но он всякий раз успевал переместиться с креслом в сторону. Такое количество ударов неминуемо выбило бы из меня дух, но учитель не желал такого скорого окончания тренировки и потому регулярно лечил мое побитое тело. Да и сами стены на деле были обработаны магией, и столкновение с ними переносилось намного проще, чем могло бы.
  
  Позавтракав, я стал отрабатывать базовые удары мечом, делая это медленно и неторопливо, стремясь уйти в состояние транса. Транс - отрешение от всего, что не является важным, сосредоточение на одном событии или процессе. В бою подобное умение незаменимо, особенно в ближнем. Для его освоения прежде следовало научиться быстро погружаться в состояние медитации, и хотя эта наука была освоена мною уже давно, Керантил посвящал ей едва ли не половину времени обучения.
  
  Следующим в моей программе стало прохождение полосы препятствий. Надо сказать, что я неминуемо помер бы от подобных тренировок, но, как и любому ночному эльфу, мне была доступна подпитка от Колодца Вечности, что позволяло восстанавливаться многократно быстрее. "Чтобы мне было не скучно", верю, верю, как же, Керантил еще и время от времени посылал в ходе прохождения препятствий электрические разряды. Скучно действительно не было.
  
  Обед и короткое время отдыха я встретил с искренним облегчением, однако вслед за ним тренировки повторились. Надо сказать, что в стену во второй половине дня я стал врезаться несколько реже, зато вот на полосе препятствий мои силы подошли к концу.
  
  - Да и за что мне достался такой слабак? - прокомментировал мое состояние Керантил.
  
  Для меня все его оскорбления были безразличны, я просто пользовался кратким промежутком отдыха, что мне дали.
  
  - Ладно, на сегодня ты свободен, все равно особого толка от тебя сейчас нет. Так что можешь идти.
  
  Учителю я ничего не ответил, просто не смог. Кивнул и направился в сторону своей комнаты. Как я добрался до нее - уже не помню.
  
  
  
  Глава 3.
  
  С того дня моя жизнь стала чередой повторяющихся событий. Утром я вставал и тратил два часа времени на тренировку "Рывка", обычно этого хватало, чтобы опустошить мой резерв на три четверти. Следом за этим я отрабатывал прохождение полосы препятствий. Не стоит думать, будто полоса эта была одной и той же. Керантил все же был опытным наставником и потому создал комплекс, почти мгновенно изменявший свои параметры, и каждый раз, когда магу казалось, что его ученик проходит препятствия излишне легко, условия полосы усложнялись.
  
  Становился ли я сильнее? Если говорить откровенно, я не мог дать точный ответ на этот вопрос очень долго, но на двадцатую ночь Керантил поприветствовал меня неожиданным известием.
  
  - Ученик, скажи, что самое важное в освоении магии?
  
  На ум приходили самые разные ответы, по большей части основанные на словах учителя, но затем я решил отбросить их все и сказать то, что думаю:
  
  - Желание.
  
  - Ха! В первый раз я получаю верный ответ на этот вопрос, а ведь какую ересь только не несут обычно мои ученики... Может, ты и не безнадежен, Иллидан. Желание, стремление, страсть. Можно назвать это по разному, но если этих чувств нет - магом ты не станешь, по крайней мере хорошим. На чем основано твое стремление?
  
  - Я хочу превзойти брата, - не задумываясь, ответил, а затем продолжил, - он всегда был искуснее меня и обещает стать сильным друидом. Хочу стать сильнее его.
  
  - Думаю, не только это. Так вот, что бы ты обо мне не думал, но я хорошо понимаю, как обучать, не то, что большинство горе наставников, и понимаю, что моим ученикам необходимо знать, что они приближаются к цели. Сегодня я покажу тебе, что ты стал сильнее. Ты ведь помнишь свою первую полосу препятствий и как ее проходил?
  
  Мне оставалось лишь кивнуть.
  
  - Сегодня ты пройдешь ее вновь и если задействуешь все приобретенные тобой навыки, то почувствуешь изменения. А сейчас сосредоточься и... вперед!
  
  Время привычно замедлило свой бег. Я не помню, какой была та, первая полоса препятствий, ее образ полностью вытеснен из сознания следующими, но сама возможность понять, чего я достиг, огнем проносится по моим венам, обостряя восприятие.
  
  Прыжок, и я оказываюсь уже на высоте двух метров, а уже в следующий миг вынужден изворачиваться, пропуская над собой бревно. Равновесие потеряно, и внизу меня уже ожидает груда щебня, но проигрывать так рано я не готов. "Рывок", и я смещаюсь вперед, на вертикально стоящий столб, и все ради того, чтобы понять, что он падает. Успеваю оттолкнуться и что есть силы бегу дальше, едва уклоняясь от проносящихся дротиков. Успел и даже уклонился от пущенного наставником сгустка электричества. И все ради того, чтобы оказаться среди "Дремучего леса" - особо садистской разработки учителя - чурбаков, на которых закреплены палки разной длинны, что постоянно крутятся. Вот здесь мне пригодилась вся моя ловкость и точный расчет. Принимать решения за доли секунды, действуя большей частью на рефлексах, мгновенно смещаясь в нужную сторону, а под конец банально перепрыгнув через последнее препятствие. Вот только там я оказался едва не пришпилен множеством выскочивших из стены копий, от которых я ушел буквально чудом. Оттолкнувшись от последнего и почти рефлекторно уйдя в сторону, избегая удара током от учителя, я рванулся вперед, готовясь к новым испытаниям. Однако завершающий этап после подобного начала оказался неожиданно легким. Обычные препятствия, вполне привычные и воспринимаемые невероятно медленными заряды электричества, что иногда бросал учитель. Я прошел все и остановился, в нетерпении глядя на Керантила.
  
  - Наставник, мне показалось или полоса препятствий в первую ночь начиналась по-другому?
  
  - Рад, что ты заметил, - все также ехидно ответил он, - вот только разве бы ты понял, что стал сильнее, если бы просто прошел этот последний этап?
  
  Я обернулся назад. Сейчас мне и вправду не казалось прохождение этих препятствий сложным, но одного я все же не понимал.
  
  - Учитель, но как я смог так быстро стать сильнее? Я ведь занимался и прежде, а тут всего три недели...
  
  Наставнику вопрос понравился, настолько, что он вновь опустил язвительные комментарии и ответил с отчетливой гордостью в голосе.
  
  - Все дело в одном небольшом трюке, что использует каждый опытный наставник и умелый маг. Для воина и мага самым важным является развитое восприятие, реакция. Долгое время исследователи искали плетения, способные повысить эти качества. Все было тщетно. Искусственное повышение восприятия поражало мозг, и подопытный неизменно умирал. Зато удалось создать несколько атакующих плетений, так что определенный результат все же был, да... Но вот однажды один маг додумался пойти от обратного. Он спросил себя, а что будет, если не повысить, а затруднить восприятие эльфа, после чего заставить его использовать реакцию на пределе своих возможностей.
  
  - Развитие восприятия увеличивалось?
  
  - И еще как, в разы. Ведь подвергнутый такому плетению чувствовал, что может двигаться быстрее и заставлял свое сознание острее воспринимать мир. Правда, для того, чтобы добиться эффекта, при котором эльф сможет быстро развиваться, требуется потратить массу времени и материалов, подготавливая тренировочный полигон, но я с этой задачей справился. Цени, ученик, таких полигонов во всем Королевстве не более тысячи, и большинство из них принадлежит высокородным.
  
  Я вздохнул с облегчением, поняв, отчего наставник настолько охотно отвечал на мои вопросы, причина была банальна - он хвастался, хотя я и должен признать, что ему было чем гордиться. Я и раньше замечал, что стены обработаны сложной системой рун, но полагал, что это всего лишь защита, на деле же устройство тренировочного полигона оказалось сложнее на порядок, и я не уверен, что и спустя столетия смогу оценить его по достоинству.
  
  - Так занимаясь здесь, я смогу многократно увеличить свою реакцию? - с надеждой спросил я, в моем сознании разделявшая нас с Малфурионом дистанция готова была сократиться в разы, однако голос вернул меня с небес на землю.
  
  - Не слишком обольщайся. Тот результат, что ты достиг сейчас, - серьезный прорыв, но в дальнейшем столь существенных скачков не будет. С каждым шагом развитие скорости реакции будет все более сложным, а в какой-то момент ты и вовсе можешь упереться в потолок, дальше которого продвинуться будет невозможно в связи с ограничениями тела.
  
  - Это будет потом, - радостно ответил, настроение было прекрасным, все же столь стремительный рост после почти полного застоя при обучении у Кенариуса обещал мне многое.
  
  - Это еще не все. Завтра у тебя выходной и помимо короткой разминки я запрещаю тебе заниматься магией или спаринговаться, займись чем угодно кроме тренировок, а лучше и вовсе уберись на время из моего дома, дай мне отдохнуть от твоей рожи.
  
  Такое предложение не могло не обрадовать, ведь у меня была возможность добраться до храма Элуны и найти там Тиранд. Я точно знал, что сейчас она должна была находиться в храме, так как она проходила обучение у Кенариуса лишь один месяц из трех. А значит, я смогу с ней встретиться и с нами даже не будет Малфуриона. Отличная перспектива.
  
  ...
  
  Проснулся я сегодня рано, даже несмотря на то, что мог спать хоть до полуночи*. Просто не хотелось терять ни минуты выходного дня.
  
  Посвятив час своего времени тренировке с мечами и еще полчаса - отработке заклинания "Рывок", что все еще был далек от идеала, я отправился на завтрак. Хотя отправился - весьма громкое слово. Магия дает очень большие возможности, в том числе в создании пищи. Умел создавать еду и я. Было бы совсем здорово, если бы я умел создавать ее вкусной, но видимо некоторые аспекты магии мне были не подвластны.
  
  Завершив с этим, я вышел на улицу. Удивительно, но за эти три недели я ни разу не выходил из дома. Хотя о каком "не выходил" идет речь? В последние дни у меня не оставалось сил даже на то, чтобы любоваться видом из окна. Учитель занимал все мое свободное время, а минутами покоя стали для меня медитации, направленные на развитие способности входить в транс. Увы, даже в исполнении тренировочных упражнений и спарингах я вхожу или выхожу из транса скорее случайно, чем намеренно. Впрочем, учитель обещал поделиться своими методами развития этой способности через некоторое время и я почему-то верю, что они будут эффективны. Странно, но за эти три недели я проникся к Керантилу уважением, хотя раздражает он меня по-прежнему, если не больше.
  
  Погода стояла прекрасная, на горизонте алел закат, а на безоблачном небе проступали звезды, что можно было расценивать как знак, что ночь будет удачной. Окрыленный этой мыслью, я перекинулся в тигра и побежал по улицам города в сторону храма Элуны, в котором проходила обучение Тиранд. Мой вид никого в городе удивить не мог. Очень многие эльфы, даже использующие арканную магию, обладают способностью к превращению в зверя близкого им по духу. Друиды же могут обращаться в разных зверей, хотя редко выбирают больше двух форм, ведь освоение каждой следующей формы требует от друида больших усилий, чем предыдущей. Как результат я встречал на своем пути самых разных созданий, спешивших по своим делам. Пусть мы эльфы благодаря вечности не спешим жить, но столица - особое место, в котором время течет куда быстрее.
  
  На то, чтобы добраться до храма, ушло два часа. Все же дом Керантила находился почти в самом центре города, близ дворцовой площади, в то время как храм Элуны стоял на окраине. Не то чтобы это было связано с неуважением к Богине, просто служительницы сами выбрали это место, предпочтя тишину пригорода.
  
  Около входа в храм я вновь обернулся эльфом и вошел внутрь, на миг застыв у входа. Каждый храм Богини Элуны поражал воображение, ведь верующий, зайдя внутрь, просто купался в лунном свете, что не ослеплял, но мягко окружал. Такой эффект достигался кристаллом, расположенном в центре купола и множеством других, раскиданных, казалось бы, в беспорядке, но на деле в строгой системе, что не оставляла темноте ни единого шанса. В храме не требовалось просить сохранять тишину, сама атмосфера делала почти кощунством даже случайный шорох, а потому я лишь тихо пересек зал и поклонился знакомой мне жрице. Она меня также узнала и освятила символом Богини, который я принял в почтении. Среди эльфов не было того, кто бы не почитал Элуну, пусть она была только одной из Богов, но самой почитаемой. Между тем жрица мягко улыбнулась мне и кивнула, после чего удалилась в глубь храма. Я не знал, что располагалось в том направлении, но каждый раз, когда я приходил, именно в том месте искали Тиранд, в последнее время мне не требовалось даже излагать просьбу, для того, чтобы ее позвать.
  
  Она пришла спустя десять минут, и я не мог не залюбоваться ею: сиреневая, словно испускающая затаенный в глубине свет кожа, утонченные черты лица, плавная, словно скользящая по воздуху походка и мягкая улыбка, что светилась для меня. Она была идеальна, прекрасна и так недостижима...
  
  Тиранд элегантно повела рукой, предлагая нам покинуть храм, и мне ничего не оставалось, как кивнуть и выйти вместе с ней. Во мне бушевали эмоции, но постепенно самообладание вернулось и я смог вздохнуть свободнее.
  
  - Иллидан, я так рада, что ты пришел! Где ты пропадал все это время?
  
  Сердце забилось сильнее, она обо мне волновалась? Быть может, она все таки любит меня, а не Малфуриона и стоит признаться в своих чувствах? Но нет, не сейчас. Я все еще слаб и не достоин Тиранд, я должен добиться большего.
  
  - Просто я нашел нового учителя и все это время тренировался, - пояснил девушке, - Керантил очень требователен и не отпускал меня ни на минуту.
  
  - Иллидан, а ты уверен, что не ошибся? - спросила Тиранд, всматриваясь мне в глаза. Я не знал, что она хотела увидеть там, и потому выбросил это из головы.
  
  - Конечно уверен, Керантил может быть и обладает ужасным характером, но учитель из него лучший, чем Кенариус, пусть даже имена у них и похожи.
  
  На такое заявление Тиранд поморщилось, возможно не разделяя моих взглядов на полубога, но заговорила о другом.
  
  - Но арканная магия..., не лучше ли было постигать друидизм? - мягко и увещевательно спросила она.
  
  Я вздохнул. Мне сложно было сердиться на Тиранд, но эти мягкие интонации были столь знакомы по разговорам с Кенариусом, что невольно вызывали раздражение. Впрочем, справился я с собой быстро.
  
  - Тиранд, у меня ведь нет способностей к друидизму, да и терпения для его освоения. Это не мое. А вот потенциал в арканной магии у меня есть, это даже учитель признает.
  
  Как же признает, чтобы Керантил да похвалил меня? Тот случай с боем на мечах не в счет, тогда он был просто выбит из колеи, а потому и произнес нечто похожее на похвалу, но вот больше я от учителя не слышал, ничего, кроме язвительных замечаний. Как же хочется запустить в него молнией... Может быть именно поэтому я еще не изучаю боевых заклинаний, что учитель догадывается о моих желаниях? Ждет, пока я остыну? В таком случае ждать он будет до скончания века, ведь так просто я ему все сказанное не забуду!
  
  - Если ты так считаешь... - ее голос был очень печален, так, словно мое решение было чем-то трагическим, и разговор надолго прекратился.
  
  Мы шли по ночному городу, мимо ярких, изысканных зданий, каждое из которых было произведением искусства. Правда Тиранд почему-то так не считала, как и мой брат. Они отчего-то не любили современную архитектуру, называли ее слишком яркой, вычурной, помпезной. Такое же мнение они придерживались и в отношении одежды ночных эльфов, и сейчас я видел недовольство на лице Тиранд, когда она разглядывала окружающих ее сородичей. Оставалось лишь незаметно вздохнуть. Я привык не высказывать вслух свои взгляды о современной моде, искусстве, обычаях ночных эльфов, но меня часто посещал вопрос, откуда в душе Тиранд и Малфуриона такое презрение к культуре нашего народа? Почему они так стремятся вернуть то, отчего ночные эльфы давно ушли? Деревянные здания, простую одежду, друидизм и поклонение Богам. Почему не могут принять настоящее? Ведь я был уверен, что ночным эльфам звезды несут великое будущее, и мы находимся на его пороге, так почему брат и Тиранд желают вернуть прошлое?
  
  Я вновь взглянул на Тиранд, но не решился задать вопрос. Я всегда останавливался, чувствуя, что последующий разговор не принесет мне ничего хорошего. Вместо этого я решил отвлечь девушку от ее мыслей:
  
  - Тиранд, смотри, там собралась какая-то толпа, быть может мы сможем увидеть что-то интересное? - да, если бы я знал, что было выставлено на соседней площади, то ни за что не привлек бы внимание девушки.
  
  - Пойдем, - сказала она излишне бодро, словно и сама была рада прервать затянувшееся молчание.
  
  Пройдя на площадь и без труда пробравшись в первые ряды, в этом помог статус Тиранд, как прислужницы Элуны, мы оказались перед большой клеткой. Внутри этой клетки сидел тролль. Не самое редкое зрелище. Пограничные сражения с троллями не замирали ни на одни сутки, а так как ночные эльфы уверенно выигрывали в этих стычках, недостатка в пленных не было. И вот сейчас пленный тролль, явно бывалый воин, покрытый шрамами, злобно смотрел на окружившую его радостную толпу. Я и сам испытывал удовольствие от вида поверженного и униженного врага. Шрамы и татуировки давали понять, что перед нами сильный и опытный воин, отмеченный в своем племени, а это говорило о многих погибших от его руки эльфах, иначе заслужить эти метки он не мог.
  
  - Как они могут быть так жестоки, ведь это же живое существо... - прошептала Тиранд.
  
  В нашу сторону обернулись, у эльфов отличный слух и стоящие невдалеке от Тиранд смогли услышать ее слова. Услышать и не понять. Я и сам не мог принять ее жалости к троллю, ведь пусть и находился на границе не долго, но смог познакомиться с троллями и их обычаями. И память об этом до сих пор стоит у меня перед глазами, стоит сожженная деревня, в которой враг убивал всех, а затем уносил живых или мертвых в свои земли. Тогда мой отряд вместе с другими опоздал к началу пиршества и мог увидеть стоявшее на столах мясо моих сородичей, потерянных, плачущих женщин, на чьих глазах убивали и ели их детей. От воспоминаний комок подкатил к горлу, а застарелая ярость вспыхнула с новой силой.
  
  - Ты не должна жалеть этих тварей, они монстры, - хотелось это крикнуть, но я сдержался, чтобы не привлекать еще больше внимания.
  
  - Но Элуна выступает против убийства любого живого существа, жизни всех разумных священны! - горячо воскликнула Тиранд, а я лишь устало прикрыл глаза. Это был не первый наш спор с девушкой и она выбрала крайне неудачное место для того, чтобы его возобновить. Сколько я помню Тиранд - она всегда была такой яркой, настойчивой, стремящейся к справедливости, гармонии и миру. Я любил в ней это, но порой мне хотелось бы, чтобы она посмотрела на настоящий мир, а не придуманный ей образ. Быть может, лучше было бы ей также посетить границу и увидеть то, что видел я? Вот только не убьет ли в ней это все то, что я так люблю? Впрочем, сейчас у нас были другие проблемы.
  
  - Послушница, ты должна взять свои слова назад, ты не смеешь жалеть этих отродий, - эти слова произнес эльф, на лице которого читались следы времени. Почти невероятное зрелище для моего народа, но все же спустя многие тысячелетия и на наших лицах может проступить старость, главное дожить до этого времени. Не многие из моего народа смогли это сделать, а те, кому удалось, видели десятки и сотни смертей от рук троллей, безжалостную и бесконечную резню, которая лишь сейчас смогла определить победителя. Не стоило Тиранд говорить такие слова при нем, ведь в его глазах горело такое пламя, что я осознал, что на деле не ненавидел троллей, моя ненависть была всего лишь слабым угольком по сравнению с пламенем в глазах этого эльфа.
  
  - Элуна защищает каждое разумное существо, и убийство и мучение не достойно тех, кто находится под ее покровительством! - кто бы мог сомневаться, Тиранд не захотела отступать от своих убеждений, как и всегда.
  
  - Это не существо, это тварь, что питается разумными и не щадит никого, в том числе и своих соплеменников. Мы должны уничтожить их всех, очистить от них Азерот, - эти слова встретили одобрение толпы, но Тиранд и не думала отступать, непреклонно обводя глазами толпу.
  
  - Элуна защищает каждое живое существо и воля ее священна, а Вы забыли о ее заветах. Вы должны обратить свое взор к древним традициям, смерить свою гордыню и очистить душу перед Богиней...
  
  Тиранд продолжала говорить, но я ее не слушал, а напряженно наблюдал за реакцией окруживших нас эльфов. Определенно, Тиранд повезло, что она была девушкой, да еще и служительницей Богини Элуны, иначе бы ей никто не простил таких речей. Слишком надменно и с превосходством они звучали. Сейчас окружающие лишь хмурились, но молчали, отдавая дань уважения Богине, но я не был уверен, что это надолго.
  
  - А какое право ты имеешь обвинять нас в гордыне и надменности? Как ты можешь осуждать тех, кто старше и искуснее тебя? Не ты ли сама погрязла в гордыне? - древний эльф был уже спокоен и смотрел на Тиранд скорее со снисхождением, видно тысячелетия научили его самообладанию и терпению в отношении молодых.
  
  Должно быть, это снисхождение задело Тиранд еще сильнее, и она приготовилась возразить, но не успела этого сделать. Я посчитал, что сказано было достаточно и, ухватив девушку за руку, постарался как можно быстрее покинуть площадь, провожаемый недружелюбными взглядами. Определенно, идеи в защиту троллей - последнее, что мог поддержать ночной эльф. К сожалению, Тиранд отказывалась понимать моих мотивов и была возмущена тем, что не получила поддержки. Ее даже не смущал тот факт, что она прекрасно знала о моем отношении к троллям или, возможно, она не задумывалась об этом?
  
  Так или иначе, но это происшествие испортило Тиранд настроение, и, спустя всего полчаса, она покинула мое общество, сославшись на дела в храме. Я не пытался ее остановить, так как слишком хорошо знал. В ближайшие несколько недель мне не стоит показываться ей на глаза, так как вся обида на жестокость и несправедливость общества ночных эльфов может обернуться на меня, если уже не обернулась.
  
  А значит, стоит отвлечься от всего и скоротать эту ночь по-другому, например, за бутылкой вина? Совсем неплохая перспектива.
  
  
  ...
  
  С момента начала моего обучения прошло уже больше четырех месяцев, но изменилось за это время не многое. Стоит сказать, что в обучении на боевого мага я за все время освоил лишь три плетения и все предельно простые. Тот самый "Рывок", "Поющую сталь" - такое поэтичное название получило стихийное заклинание магии воздуха, накладываемое на меч, а также "Защиту".
  
  Чем был вызван столь малый, казалось, результат? На этот вопрос был дан ответ еще в начале обучения. Спустя несколько дней после сдачи мной теста Керантил разразился целой лекцией о том, чему конкретно он намерен меня научить и сколько это займет:
  
  - Слушай меня внимательно, ученик. Может, ты считаешь, что будешь из ночи в ночь осваивать великие заклинания, после которых сможешь одной силой мысли побеждать врага? Если думаешь так, то можешь поискать себе другого учителя, так как учить тебя я буду не этому. В твое обучение войдут следующие направления:
  
  - Во-первых, заклинания, что позволяют перемещаться по полю боя. К таким заклинаниям относится тот самый "рывок" и овладение им потребует от тебя много сил и времени. При кажущейся простоте, оно требует почти филигранной подачи маны, твердого волевого усилия и четкой нацеленности на результат. Малейший сбой в одном из этих аспектов, и перемещение состоится немного не в ту сторону, скажем, силитиду в пасть. Весьма печальный конец, что постиг многих бездарей, не удосужившись отработать это плетение в совершенстве. В связи с важностью данного заклинания его отработка будет стоять у тебя в приоритете и продолжаться еще долго, да и позже ты будешь обязан использовать его на каждой тренировке.
  
  - Также к этому направлению относится еще одно заклинание перемещения из арканной магии - "телепортация". И если рывок сложен, то сложность телепортации выше даже не на порядок, а на несколько порядков.
  
  Некие воспоминания заставили наставника хищно улыбнуться, и он продолжил с явно читаемым на лице довольством.
  
  - Эти глупцы аристократы в большинстве своем осваивают телепортацию лишь на том уровне, когда ее возможно будет применить в спокойной обстановке. Они не видят в этом заклинании боевого применения, и даже наглядное подтверждение не дает им справиться со своей ленью, - от наставника так и веяло снисходительностью, а я понял одну важную вещь, аристократов Керантил не любит, очень не любит.
  
  - Изначально магу, в первый раз применившему данное заклинание, требуется несколько минут на то, чтобы его сплести и активировать. По мере приобретения опыта возможно, управляться и быстрее, но если не отрабатывать данное плетение специально, время его активации никогда не будет меньше 15 секунд. А это не позволительно для боевого заклинания, даже столь полезного. Из-за чего его и не используют. Лучше потратить время и научиться применять нечто более значительное и великое, чем банальную телепортацию, что может использовать почти любой. Вот только не все обладают доступом к фамильным библиотекам, и в этом случае приходится находить свои пути к силе. Я нашел много таких путей, и первым из них стало быстрое применение телепортации. Сейчас я могу применить это заклинание всего за три секунды, при этом перемещаясь по полю боя, но некоторые мои ученики достигли большего и уменьшили время активации еще сильнее. Я надеюсь, ты станешь тем, у кого получится довести применение этого заклинания до совершенства, вот только, - на этом моменте наставник широко улыбнулся, - это потребует годы отработок, тебе придется до автоматизма осваивать каждый сектор этого плетения, чтобы при одном его упоминании перед взором проявлялась его схема, а затем учиться быстро заполнять его маной так, чтобы плетение не разорвало под напором.
  
  - Следующим, что тебе потребуется освоить, будет мгновенная атака противника, как правило заклинаниями массового поражения, - наставник некоторое время помолчал, но затем нехотя признал, - из того, чем я владею, ничего уникального предложить тебе не могу. Варианты огненных атак и заклинаний стихии земли - это будет для тебя основой. Ситуация с этими плетениями та же. Тебе придется отрабатывать их до полного автоматизма, чтобы на активацию уходило меньше секунды. Однако добиться этого будет проще, чем с заклинанием телепортации, так как структура плетения данных заклинаний намного более простая.
  
  - Также я научу тебя тому, что может показаться сущей глупостью, но именно эта глупость бывала залогом моей победы над некоторыми высокородными снобами. Это всевозможные уловки, сбивающие врага, ослепляющие, оглушающие, заставляющие его потерять тебя из виду. Пусть их применение и кажется простым и большинство абсолютно уверено, что при желании сможет использовать такие трюки также как я, но на деле все куда сложнее, ведь проблема заключается в том, чтобы применить эти уловки незаметно от противника и в нужный момент. И я научу тебя этому.
  
  - Ну и наконец, то, что отличает боевого мага от любого иного, - плетения, примененные на оружие. Эти плетения могут дать шанс даже слабому в магическом потенциале боевому магу победить магистра, если, конечно, удастся подобраться до расстояния удара клинком. Я научу тебя напитывать энергией оружие и, что самое сложное, постоянно поддерживать это плетение, даже творя новые заклинания.
  
  - В том же невероятном случае, при котором ты окажешься достойным учеником, я открою тебе секрет создания рун и артефакторики, уж поверь, эти знания хоть и сложны, но непременно тебе пригодятся хотя бы для простого заработка.
  
  ...
  
  Так и получилось, что, отрабатывая полученные от наставника знания, я так и не продвинулся дальше всего трех плетений, хотя и стоит признать, что львиную долю времени я тратил на отработку ловкости и реакции на полосе препятствий.
  
  Стоит отметить и еще одно плетение со скромным названием "Защита". Его невозможно было применять в бою, так как его назначением было окружать защитной пленкой клинок, но я не мог не оценить его пользу. Ведь только с ним возможно было проводить полноценный спарринг боевых магов без риска убить противника в процессе. Еще одним стимулом для освоения этого заклинания было то, что лишь овладев им, я мог познакомиться с "мастером меча" и бывшим учеником Керантила. Именно такое условие поставил учитель, объясняя это тем, что не станет демонстрировать столь убогого мага как я до тех пор, пока мной не будут освоены простейшие плетения.
  
  Вот и сегодня я бесконечно перемещался по залу, вслушиваясь в ритм и ведя бой с тенью. Я ощущал, что, наконец, поймал нужный настрой, и спешил лучше прочувствовать его, понимая, что Керантил мгновенно увеличит сложность тренировок, когда увидит, что я спокойно справляюсь с предложенным уровнем. Очередной рывок, и выпад мечом, наполненным едва заметным голубоватым свечением. Все, на этом тренировка завершена, полтора часа нескончаемого использования магии вымотали меня и я все больше понимаю, что, несмотря на уникальные для моего возраста запасы, экономия маны - насущная необходимость.
  
  Остановившись, я отошел к дальней стене и начал полировать клинки. Не то, чтобы они в этом нуждались, просто мне приятно было ощущать их смертоносную красоту. Длинное, изогнутое лезвие, темный метал с серебряными прожилками. Что собой представляет этот металл, я не узнал, единственное, что стало мне известно, - это его название - тарин, что мне ни о чем не сказало. Можно было лишь предположить, что создание этого металла требовало целого комплекса плетений, результатом чего была превосходная проводимость магии владельца. Данный тип мечей носил название килич и давал возможность наносить как колющие, так и режущие удары, что отлично подходило для моего стиля боя.
  
  - Опять отлыниваешь от занятий, Иллидан?
  
  Отлыниваю? Я? Ррр... Да я тренируюсь каждую ночь, почти без отдыха, на износ. Да я этому... Вздохнув, я попытался привести свои нервы в порядок и посмотрел на учителя.
  
  - Наставник, какого демона** Вы говорите? Вы ведь прекрасно знаете, что я тренируюсь как проклятый, но если вы сомневаетесь, я готов показать это в дуэли на мечах, - плевать, что он опытней, этот тип доводит меня каждую ночь, и даже бесконечные тренировки не помогают справиться со злостью. Было бы замечательно, если бы он согласился, возможно я смог бы немного подправить его внешность.
  
  - Весьма заманчиво, - Керантил с иронией посмотрел на меня, - но вынужден отказаться, сегодня тебе задаст трепку некто другой.
  
  После этих слов учитель развернулся и вышел из зала, взмахом руки предложив следовать за собой. Ничего не оставалось, как броситься следом, оставив планы отмщения на будущее.
  
  - Учитель, а куда мы направляемся? - не выдержал и все же спросил я. Мы вот уже 15 минут как неторопливо шли в сторону окраин города, и пока не было никакого знака о том, куда ведет наш путь.
  
  - Эх, я полагал, что мой ученик умеет думать, ошибся, должно быть, - с показным сожалением произнес Керантил. Мне оставалось лишь в раздражении сжать зубы, ведь знал, к чему приведет мой вопрос и все равно спросил.
  
  - Я посчитал, что ты уже достаточно подготовлен, чтобы не опозорить меня слишком сильно, и потому сейчас мы идем к моему ученику - Соерилу, - все же пояснил учитель.
  
  Все же эта ночь настала. Я уже больше недели как освоил "Защиту" и все ждал момента, когда мы отправимся к моему новому учителю, но Керантил как назло не спешил этого делать, словно намеренно доводя меня до исступления. Приходилось вымещать злость во время тренировок, после чего мгновенно засыпать. И вот - момент настал, я встречусь с мастером, что сможет показать мне настоящее искусство. Я вовсе не питал иллюзий на свой счет, сейчас меня в бою на мечах мог победить даже Керантил, пусть и с трудом, но мог, а ведь он стихийный маг. Однако я также был уверен в своем потенциале и готов был это доказать.
  
  Соерил оказался высоким и широкоплечим эльфом, на фоне его даже я выглядел подростком, хотя до этого мгновения никогда не жаловался на свою комплекцию. Возможно, мой будущий наставник стал боевым магом просто потому, что не захотел терять возможность расправляться с противником голыми руками? С учителем он поздоровался весьма едко, но словесную баталию проиграл, отчего я просто воспрял духом - если уж более опытные ученики не могут одолеть в язвительности учителя, мне и вовсе можно не переживать.
  
  Мой новый наставник в отместку не стал пускать Керантила даже на порог, а сразу забрал меня и захлопнул дверь перед носом учителя. Определенно, мне нравится этот эльф. Впрочем, дальше Соерил также не стал терять время и направился в подвальное помещение.
  
  - Керантил много рассказал о тебе, и я откровенно удивлен, - начал Соерил, - не часто он отзывается о ком-то положительно.
  
  Заметив сомнение на моем лице, он усмехнулся и кивнул.
  
  - Да, ты прав, он не хвалил тебя напрямую, но я знаю его достаточно хорошо, чтобы услышать похвалу в его едких остротах, а сейчас я хочу сам увидеть твои навыки. Мне сказали, что ты уже овладел "Рывком" и "Защитой"?
  
  Вместо ответа я просто активировал плетение, и клинки покрылись слабым синим сиянием.
  
  - Отлично, тогда начнем.
  
  Соерил притянул к себе полуторной меч и активировал плетение на нем, после чего встал в стойку. Так прошло несколько минут, в течении которых я просто спокойно стоял не делая попыток напасть. Серьезно, он что, хотел, чтобы я напал первым? На более сильного противника? Нет, спасибо. Я, может быть, и бываю самоуверен, но сейчас понимаю, что слабей. Будь это реальный бой - постарался бы сбежать, и не вижу в этом ничего дурного, ну а раз это тренировка, то пусть Соерил сам нападает и даст мне шанс для контратаки.
  
  Наконец противнику наскучило наше стояние, и он бросился вперед. Видимо посчитал, что я потерял бдительность. Напрасно. Я находился в состоянии транса и успел не только среагировать, но и контратаковать. Жаль, безрезультатно. Соерил уклонился и в следующий момент был уже у моего левого плеча. "Рывок", пронеслось в голове, и я сам активировал это плетение, уходя от меча. Противник последовал за мной, но я отклонил его удар и сам перешел в атаку. Вновь безрезультатно. Новый рывок к правому плечу, я встречаю противника ударом, но... Там его уже не оказалось, а мою ногу прострелила боль. "Защита" честно исполнила свои обязанности, и нога осталась при мне, но, увы, все повреждения она не убирала.
  
  - Что ж, твой уровень я посмотрел и, признаться, впечатлен, - довольно произнес Соерил, - я ведь почти не сдерживался, особенно в конце, ты знал?
  
  Я покачал головой, что тут можно сказать?
  
  - Конечно, я использовал только "Рывок", в то время как у меня есть десятки приемов для атаки, перемещения и обороны, но все же потенциал у тебя высок, и я буду рад стать твоим учителем. Ты согласен на это?
  
  - Согласен. Я буду что-то должен?
  
  - Нет, я просто отдаю долг Керантилу, в свое время я пообещал обучить пять его учеников и ты станешь третьим, после чего можно будет считать себя свободным от этой язвы.
  
  - Что ж, в таком случае я согласен и обещаю, что смогу прославить Ваше имя как учителя! - сказано было с некоторым пафосом, но мне показалось, что слова соответствовали случаю.
  
  - Ну что ж, посмотрим.
  
  * Напоминаю, что ночные эльфы бодрствуют именно ночью из-за того, что днем они получают меньше энергии от Источника.
  ** Да, вторжения на Азерот пока еще не случалось, но ругательство уже есть. Поясню причину. Мне кажется, что сами демоны "демонами" себя не называли. Этот конгломерат носил название "Пылающий легион" и состоял из множества рас. "Демонами" их назвали жители Азерота и тут два варианта - либо название было придумано во время вторжения, либо и раньше в древних преданиях были страшилки про пожирающих все на своем пути "демонов" и когда появился Пылающий легион название начало ассоциироваться с ними. Второй вариант я и выбрал. Довольно сложное оправдание для ругательства, но что уж поделать.
  
  
  Глава 4.
  
  С того дня прошло пятьдесят два года, и сейчас я вновь стоял перед Соерилом, активировав на мечах "Защиту". Оружие светилось ярким, почти ослепляющим светом от вложенной в него силы, способной прорезать даже шкуру дракона. Правда только, что прорезать, для убийства этих ящериц потребовалось бы сосредоточить в мечах еще больше энергии, но они бы такую концентрацию просто не выдержали.
  
   Заключительная схватка должна будет показать, чего я достиг за время обучения. Кровь вскипает в жилах, сознание готово затопить ярость, но эти чувства не мешают мне больше, а делают более четким окружающий мир и ускоряют сознание.
  
   Активация телепорта и мой противник появляется сзади, удар его меча встречает пустоту, а я уже наношу серию быстрых ударов да так, что для меня самого они почти сливаются в неразличимый вихрь стали. Соерил не стал искушать судьбу и исчез в новой вспышке. Мгновение спустя я вынужден был рывком уйти в сторону лишь для того, чтобы вновь атаковать. Новая вспышка, но в этот раз Соерила встретил удар ветра, отбросивший его в сторону. Рвусь добить и не успеваю, противник исчезает, чтобы спустя долю секунды скрестить свой меч с моим. Со стороны наша дуэль выглядела избиением, в котором я был жертвой. Учитель в совершенстве освоил телепортацию и мог применять ее раз в секунду, я в этом ему несколько уступал и потому не применял против него это заклинание. Переместившегося учителя встречает вихрь стали, он отступает на шаг и теряет равновесие, вовремя поставленная воздушная подножка сделала свое дело, вот только прежде чем мой выпад достиг цели, Соерил вновь исчез.
  
   Арр!!! Учитель, Вы напросились сами. Отбиваю летящий в спину клинок и пускаю вокруг себя волну огня. Не глядя на результат, знаю, что Соерила этим не проймешь, активирую телепорт и строю защиту. Дым от пламени дает столь нужные мне секунды, и "Кристальный купол" окружает меня со всех сторон. Время уходит стремительно, секунда за секундой, но следующее плетение слишком сложное, было мало времени на его изучение, купол покрывается трещинами и живет последние мгновения, это Соерил применил самые мощные из своих плетений. Чувствует, что не стоит давать мне время.
  
   Купол пал, но передо мной уже мерцало яркое пламя. Легкое воздействие воли, и оно устремляется к моему учителю, разрастаясь в безумный вихрь. "Огненная буря" - одно из самых сложных заклинаний в моем арсенале, невероятно затратное и смертельно опасное для врагов, мне еще предстоит освоить его до конца. Хоть сейчас оно и требует непозволительно много времени в неподвижности и полной сосредоточенности, зато прекрасно подходит именно для таких противников, как мой наставник.
  
   Соерил активирует телепорт, но вихрь меняет направление, новая вспышка и новый поворот плетения. Наставник не мог остановиться и на пару секунд, как вновь активировал телепорт. И все же он был по-настоящему опасным воином, и не будь мы на полигоне, уже нашел бы способ сбить пламя. Но даже в этих условиях учитель имел шанс справиться. Достаточно подождать еще десяток секунд, и плетение потеряет свою силу. Вот только я не собирался давать Соерилу такой шанс. Телепорт, и мой меч сталкивается с мечом не успевшего переместиться противника, а в следующий миг его охватывает пламя.
  
   Будь это реальное сражение на этом бы жизнь великого воина Соерила и подошла к концу, но мы сражались на полигоне, и уже мгновение спустя плетение было развеяно.
  
   - Это последний раз, когда я согласился проводить с тобой спарринг, "используя все возможности", - проговорил Соерил, упав на скамью.
  
   - Ты сам предложил, - довольно произнес я, все же приятно было наконец одолеть учителя. Одолеть безоговорочно, а не так, как это было на прошлых тренировках, когда наставник совершал ошибку, и мне удавалось ей воспользоваться. В этот раз это была именно победа, и я с наслаждением впитывал чувство успеха. Наконец-то мои усилия, десятилетния бесконечных тренировок, дали результат.
  
   - Я об этом пожалел. - ответил тот, пытаясь стереть копоть с лица. Интересно, а откуда она появилась? Неужели даже секунды хватило плетению для того, чтобы преодолеть защиту артефактов и повредить одежду? Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь оно стоило половины моего резерва, а это немало, учитывая, что пятьдесят лет тренировок не прошли впустую, а я и раньше обладал значительными возможностями.
  
   - После окончания обучения сразу направишься на границу? - спросил Соерил.
  
   - Да, мне нужно вернуть долг наставнику, и потому впереди пятьдесят лет службы вместо Керантила.
  
   - Не сказал бы, что это мало. Ты ведь знаешь, что тебе придется отправиться на самый опасный участок? Есть все шансы не вернуться.
  
   - Брось, я хорошо подготовлен и многому научился, справлюсь, а заодно приобрету бесценный опыт.
  
   - Да, ты много освоил за пятьдесят два года, хотя тебе и не стоит воображать излишне много. Сейчас в королевстве существуют сотни и тысячи сильных магов, опытнее и искуснее тебя, и регулярно, кто-то из них погибает на границе. Конечно, ты достиг многого за столь короткий срок, меня откровенно удивляет твое упорство и настойчивость в обучении.
  
   - Причем здесь упорство? У нас ведь был один наставник, и он просто не давал мне продыху, ты и сам должен был тренироваться так же.
  
   - Так же? Ты всерьез думаешь, что я, как и ты, получал один выходной в три недели, а все остальное время тренировался? Да еще и спал по четыре часа? Ты в самом деле был в этом уверен? - мои слова отчего-то развеселили наставника, и сказал он это, едва сдерживая смех.
  
   - А разве нет? - во мне появились нехорошие подозрения.
  
   - Разумеется, нет. Да я бы помер от таких нагрузок, не представляю, как ты выдержал.
  
   Эти слова заставили меня задуматься. Почему-то мне даже не приходило в голову, что один выходной в три недели это мало, а спать четыре часа в сутки недостаточно, все-таки передо мной стояла цель - догнать и превзойти своего брата, доказать, что я лучше. Правда, в последние годы, меня все больше беспокоило то, что даже этого может оказаться недостаточно, чтобы завоевать сердце Тиранд. Я вновь об этом задумался, хотя не раз говорил себе, что нет иного пути. На протяжении последних пятидесяти лет, я каждые три недели приходил к храму Элуны, чтобы встретиться с Тиранд. Правда не всегда это удавалось, ведь она не слушала меня и продолжала обучение у Кенариуса, а ведь у нее тоже был большой потенциал в арканной магии, по крайней мере больше, чем в друидизме. Я говорил ей о тех возможностях, что даст ей арканная магия, но бесполезно. Почему? Я не знаю. Порой, мне приходили мысли о том, что Тиранд хочет быть ближе к Малфуриону, но я старательно их отгонял. Скорее, она просто не понимает, что арканная магия защищает ночных эльфов, на ней держится наше королевство. Быть может, если я прославлюсь, как защитник Королевства ночных эльфов, Тиранд осознает мою правоту и оценит меня?
  
   - Так или иначе, я рад, что смог освоить так много за эти годы. Ведь если бы я не тренировался из ночи в ночь, Керантил не показал бы мне стихийные плетения.
  
   - Это верно, ты уже давно используешь в бою стихийные плетения, но то, что ты показал в конце... Что уж говорить, я растерялся, и это стоило мне победы.
  
   - Ну, конечно, придумывай себе оправдания! - я не намерен был оставлять без внимания такие высказывания, - Но на самом деле из столь сложных плетений, я могу свободно применять "Огненную бурю" да "Кристаллический купол", все остальное мне удалось запомнить, но в бою применить не смогу.
  
   - С чего это Керантил так расщедрился? Не припомню такое за ним.
  
   - Просто он очень любит спорить, а со мной это опасно - улыбнулся я.
  
   - Ясно. Это все, что тебе удалось узнать?
  
   - Еще он дал основы использования рун и несколько книг для изучения. Сказал, что если потеряю - испепелит на месте. Так что мне будет чем заняться помимо охраны границ.
  
   После этих слов наступило молчание, которое ни один из нас не прерывал долгое время. Наконец мне пришлось нарушить тишину.
  
   - Учитель, спасибо Вам за обучение, благодаря Вам, я стал сильнее.
  
   - И тебе спасибо, ученик, ты тоже многое мне дал, - улыбнулся Соерил.
  
   Все было сказано. Я, попрощавшись, вышел из дома, который так часто посещал в последние десятилетия. Было жаль расставаться с мастером. Пусть и чувствовал, что взял у наставника все, что было возможно, прощаться не хотелось. Соерил стал мне товарищем, с которым можно было многое обсудить, я даже рассказал ему о своих отношениях с братом и Тиранд, и он мои идеи одобрил, пусть и сказал, что стоит лучше присмотреться к ней. Было понятно, на что намекал Соерил, но ничего поделать с собой не могу, я люблю Тиранд.
  
   Чтобы отвлечься от вновь пришедших безрадостных дум, я обратился в тигра и устремился к дому учителя. Обращение не просто дает скорость и силу зверя, оно перестраивает видение мира, заставляет мысли течь иначе, по-звериному - прекрасное состояние, которым я пользовался все чаще в последние годы.
  
   Дом Керантила показался излишне быстро, но задерживаться я не стал. Вновь приняв форму эльфа, вошел в дом и направился сразу к тренировочному полигону, мой распорядок не менялся ни разу за прошедшие годы, если говорить откровенно, это очень действовало на нервы. Пусть я и говорил Соерилу, что доволен темпом, в котором обучался, но перед собой могу быть откровенен, мои нервы были на грани, я устал, безумно устал. Интересно, отдохнуть на границе вообще возможно? Хотя там, по крайней мере, можно будет выпустить пар...
  
   - О, ученик, ты уже пришел? Как твой магический резерв? - поприветствовал меня Керантил.
  
   - Я потратил его во время тренировки с Соерилом и сейчас ещё не восстановился.
  
   - В таком случае я подожду. Сегодня будет заключительная ночь твоего обучения. Не смотри на меня с таким удивлением. - учитель усмехнулся, причем не так, как обычно, с сарказмом и иронией, а как-то по-доброму, - Думаешь, я не вижу твоего состояния? Я воспитал многих учеников и умею различать, где находится предел для эльфа, дальше которого преступать нельзя. К тому же, я и хотел дать тебе отдохнуть перед отправлением на границу, тем более, что место, куда ты отправишься, будет не из приятных.
  
   - Что Вы имеете в виду? - я насторожился, если уж учитель так оценивает ситуацию...
  
   - Силитиды, - вздохнув, произнес Керантил, а я понял, что это полная...
  
   - Они вновь проверяют на прочность наши границы, их нападения начались совсем недавно, и слухи даже не успели дойти до столицы, так что тебе не повезло.
  
   - Зато приобрету бесценный опыт - без особого энтузиазма произнес я. Почему так? Просто потому, что союз насекомых, под названием "Силитиды", был очень опасным противником, с которым опасались сталкиваться даже лучшие маги ночных эльфов. В свое время, для того, чтобы их остановить, потребовалось вмешательство драконов. Надо признать, иногда эти ящерицы бывают полезны.
  
   - С големами ты справлялся успешно - также без особой уверенности произнес Керантил. Неужели беспокоится? Или просто не хочет, чтобы пятьдесят лет его стараний пошли псу под хвост? Полагаю и то, и другое.
  
   Тренировки с големами были отдельной историей. Как оказалось, учитель очень вдумчиво подходил к подготовке учеников и, в частности, имел в своем распоряжении два десятка големов, что сотни раз гоняли меня по тренировочной арене. К слову, выведение их из строя даже не приносило морального удовлетворения, ведь чинить големов приходилось также мне, а если их повреждения оказывались слишком серьезными, то и вовсе - создавать новых. Возможно, именно поэтому учитель расщедрился на обучение основам рун, без этих знаний я бы лишь добил конструкты. К тому же, под видом обучения наставник использовал меня как бесплатную рабочую силу, продавая результат моих тренировок. Хотя, жаловаться мне явно не стоило. Тренировки с големами были поистине бесценны, так как позволяли отработать сражение с множеством сильно защищенных противников, именно то, что ждет меня в противостоянии с силитидами, а знания, почерпнутые в големостроении, определенно принесут немало пользы.
  
   - Что же. Изначально, я планировал закончить твое обучение дуэлью, но, с учетом новых обстоятельств, тебе предстоит вновь встретиться с големами, и, на этот раз, на них не будет ограничений, - радостно сообщил учитель.
  
   Мне оставалось лишь вздохнуть, уж лучше бы я сражался с мастером. Однако, делать нечего, требуется начинать разминку, с грустью смотря на то, как наставник выводит на тренировочную площадку все двадцать големов. Что собой представляли эти конструкты? Во-первых, по форме они повторяли именно воинов расы силитидов, я не спрашивал, но видно учителю тоже пришлось с ними столкнуться, и он эти встречи запомнил надолго. Как пояснил Керантил, эти големы не только были внешне похожи на силитидов, но и во многом повторяли их повадки, правда, были куда менее опасны, в частности, среди них не было магов и вообще каких-либо бойцов дальнего боя, и они обладали меньшей скоростью, что компенсировалось плетениями, наложенными на арену и влиявшими уже на меня.
  
   Из двадцати существ, одно имело защиту, которую можно было пробить лишь максимальной концентрацией маны в клинке, и выглядело как сколопендра. Очень неприятное создание. Как любезно мне сообщил учитель, в реальности эта тварь раза в два быстрее и напоминает машину смерти, когда врывается в ряды неприятеля. Тем не менее, даже такую ослабленную версию убить будет не просто. Помимо нее присутствовали еще девятнадцать жуков с разным числом конечностей и жвал, с защитой, которую способно было пробить оружие лишь напитанное магией. Что я имею в итоге? Многочисленного, но уступающего мне в скорости, противника, и у меня есть все шансы победить при условии, что хватит запаса маны.
  
   - Начали, - сказал Керантил, даже не подумав спросить меня о готовности. Впрочем, я к подобному привык и отскочил в сторону от атаковавшего меня голема. Мечи напитываются плетением "Шелест ветра", а я уже совершаю прыжок вправо, подрубая две ноги жука. "Рывок", и оказываюсь на спине нового противника, всаживая меч в точку между головой и грудью. Именно там расположено управляющее плетение, а в реальности, удар в это место будет смертелен для любого из силитидов. Ухожу в сторону, едва успев разминуться с очередным жуком, они обходят меня со всех сторон, и я вижу, что их атаку координирует сколопендра. Очередной сюрприз от учителя, считавшего, что тренировка прошла зря, если в ней не было неприятных неожиданностей. Скольжу по площади из стороны в сторону, подрубая лапы жукам. Интересно, а живые силитиды так же бы игнорировали потерю конечностей как эти? Проходит меньше минуты, и я окружен, по крайней мере так должно было случиться, но, успев уйти при помощи телепорта, сразу же атакую охрану сколопендры.
  
   Здесь уже противником мне стали более шустрые особи, пусть их всего и три. Выбранный мной жук успел уйти в сторону от атаки и атаковал сам, и это было его ошибкой. Один на один он был мне не опасен, и я, сблизившись вплотную, пробил его голову насквозь. Мгновенно ускользаю от атаки "умирающего" жука и сталкиваюсь с другим, обрубая шаловливые лапки.
  
   Чувство опасности взвыло в следующий миг, и я дернулся в сторону. Все же я был на границе и привык доверять своей интуиции. Не успел опомниться, как правую сторону тела резануло острой болью. Мгновенно смещаюсь с линии атаки, поминая нехорошим словом учителя. Эта скотина не просто выпустила против меня двадцать големов, он еще и снабдил сколопендру способностью метать каменные иглы. Мое положение резко ухудшается, а казавшаяся простой задача обрастает множеством неприятных аспектов.
  
   Необходимо вырезать оставшихся жуков, но сделать это надо так, чтобы не попасть под атаку "сколопендры", да еще остановить кровь, пока не стало слишком поздно. Сказано - сделано. И несколько секунд спустя я уже телепортируюсь на спину дальнему жуку, вбивая в него клинки. Прыжок с поверженного врага и мгновенная оценка обстановки. Рядом со мной жуков нет, поверженный был одиночкой, остальные приблизились к сколопендре и сейчас вновь разворачиваются в мою сторону. Время есть. Спешно обращаюсь к позабытым навыкам целительства, еще тем, что были изучены мной до встречи с Кенариусом. Сформированное мной плетение вливается в кожу, а мне остается лишь ругать себя за то, что не до конца отработал заклинание. Целых пять секунд! Непозволительно долго для боевого мага, жаль, что раньше мне так не казалось.
  
   Раны обработаны, но и враг уже рядом, а ведь я уничтожил всего четырех жуков и уже потратил немало энергии, если так пойдет дальше - проиграю. Это значит, что стоит наконец перестать, как идиот без цели, бегать по арене. Уклоняюсь от выпада и накладываю на себя плетение отрезающее звуки, делаю первый аккорд! Плетение "Сонус", и толпу жуков накрывает удар звуком. Рывок в сторону ближайшего жука, и меч беспрепятственно врубается ему в шею, рывок к следующему, еще одному... К сожалению, уже четвертый жук попытался отразить удар, пусть и безуспешно, а пятый и вовсе, словно, не ощутил воздействия плетения, пусть и был повержен, но к этому моменту очнулись оставшиеся противники. Применять плетение повторно я не стал, слишком много времени и сил бы это заняло, к тому же у меня осталось не так много противников. В очередной раз уворачиваюсь от игл сороконожки и подрубаю лапу самому шустрому противнику, еще одно движение, и уже подраненный голем окончательно успокаивается.
  
   Три жука и сороконожка. И все они рядом со мной. Осознание этого печального факта пришло ко мне с запозданием, и я едва не пропустил бросок старшего голема. Успел уйти в сторону и даже срубить одно из жвал, вот только такое повреждение противнику было не страшно, а я получил еще одну рану. Не обращая на нее внимания, рывком перемещаюсь к новому жуку.
  
   На то, чтобы остаться со сколопендрой один на один, у меня ушла почти минута. Минута! А все из-за этой твари, что преследовала меня куда бы я ни пошел. Казалось бы, я мог сперва разобраться с ней, вот только для этого мне требовались плетения более сильные, а вот их подготовка требует времени.
  
   Рывок к стене арены, и я начинаю плетение. От игл удалось уйти легко, а подойти слишком близко сколопендра не успевает. Мощный луч света ударяет ей в глаза, а я уже готовлю новое плетение.
  
   Идиот! Именно так я оценил свои умственные способности, когда сколопендра врезалась в место, где я стоял. Как можно было забыть, что наставник просто обожает неожиданности, а прием, работавший прежде, может не сработать сейчас? Меня оправдывало то, что это плетение было отработано почти до автоматизма и никогда еще не давало сбоев. Малые особи были чувствительны к звуку, а крупные обладали хорошим зрением, вот и все, однако в этот раз сколопендра даже ослепленная не остановилась.
  
   Рывок спас меня, следующим я накладываю на себя "Молчание". Пусть мой противник и не живой, но обнаружить меня он может лишь ограниченным числом органов чувств. Такова условность использованная учителем. Зрения сколопендра на время лишена, слух теперь ничего не даст, интересно, снабдил ли мастер ее обонянием и чем-то иным? Впрочем, проверять это я не стал, вместо этого использовав телепорт. Перемещение на спину сколопендры, и мечи, напитанные всей доступной мне мощью, ударяют в шею. Точнее должны были ударить, вот только противник дернулся в последний момент, и только один меч проткнул панцирь сколопендры, второй и вовсе пронзил пустоту, а в следующий миг я потерял равновесие и полетел вниз. Использовать рывок не успел, так как удар сколопендры пришелся раньше, все что мне оставалось - это защититься мечом, после чего я полетел без всякой магии.
  
   Приземление было отвратным, а пришедшие вдогонку иглы нисколько не прибавили мне настроения. Не имея возможности откатиться, я рефлекторно возвел "Щит ветра", и он с честью выдержал испытание. Вновь встаю, глядя на стремительно приближающегося врага и формируя новое плетение, самую обычную молнию, наполненную большей частью оставшейся у меня маны, но иногда даже самые простые заклинания могут дать невероятный результат. Молния ударила не в сколопендру, она притянулась к мечу и по лезвию вошла в тело противника. Рывок в сторону оказался уже лишним, дымящийся голем рухнул, не добежав до места, где я только что стоял, нескольких шагов.
  
   Осознав конец испытания, я тяжело опустился на пол тренировочного зала, повторно активируя исцеляющее плетение. Накатила усталость, вызванная магическим истощением и ранами, а еще я сомневался, что этот бой учитель оценит положительно.
  
   К слову об учителе, он не заставил себя долго ждать, встал напротив и взял драматичную паузу. Злиться на него за столь дешевые трюки не хотелось. Если честно не хотелось вообще ничего, лишь немного отдохнуть, ночь или две, только кто мне позволит?
  
   - Что можно сказать, ученик... - учитель взял драматическую паузу, на которую я не обратил никакого внимания, - как же мне хотелось за время этого испытания тебя самолично придушить. О чем ты думал, олух. Ты совсем...
  
   Говорил учитель долго, но за эти 52 года у меня, как, наверное, и у всех учеников Керантила, выработался иммунитет к его язвительным репликам, а потому я лишь краем сознания отмечал переходы от одной темы к другой, попутно накапливая энергию для завершения лечения.
  
   - Ты хоть понимаешь, идиот, что в настоящем бою эта группа бы тебя уничтожила? - наконец задал вопрос учитель.
  
   - Верно, учитель, но проблема не в том, что я чего-то не умею, проблема в отсутствии опыта. Верно ведь?
  
   Учитель вздохнул, а затем опустился на пол рядом со мной.
  
   - А ты не сдохнешь до того момента как наберешь этот опыт? - почти спокойно спросил он.
  
   - Постараюсь.
  
   - Будем надеяться, и, так уж и быть, испытание ты прошел, - подытожил разговор Керантил, после чего, досадливо посмотрев на меня, использовал высшее исцеление. А мне он его так и не показал, скотина. Естественно после такого мое самочувствие резко пришло в норму. Что уж там говорить, таким плетением эльфа едва ли не из могилы вытащить можно, не то, что заживить порезы и убрать усталость.
  
   - Учитель, раз уж я официально более не являюсь Вашим учеником, может отметим окончание моего обучения? Я угощаю.
  
   - Раз уж ты угощаешь... - изобразил сомнение учитель, - то почему бы мне и не разорить тебя.
  
  ***
  
  
   Сегодня была последняя ночь, что я был в столице. Уже завтра я должен буду присоединиться к группе, направляемой на границу с силитидами. Стоит отметить, что прошедшая неделя с отдыхом у меня никак не ассоциировалась. Мне пришлось рыскать по всему Зин-Азшари, чтобы найти своего временного командира, получить инструкции, а затем приобрести необходимые вещи для пребывания на границе. С последним оказалась особенно серьезная проблема, так как для защищающих границу с силитидами обязательным условием являлось иметь хотя бы минимальную магическую защиту, на которую у меня банально недоставало денег. Обращаться к учителю я не захотел, хоть и понимал, что он бы ссудил мне необходимую сумму, а потому пришлось мне бежать в соседний со столицей город, где цены были ниже. Спустив почти все, я смог приобрести комплект легких доспехов, что могли уберечь меня от легких травм и ранений и слабых магических ударов. В общем, откровенно убогая защита, особенно в сравнении с моими мечами, но большее стоило уже совершенно иные деньги.
  
   Теперь же у меня появилась возможность повидать Тиранд.
  
   Вновь я посетил храм и, как и прежде, на миг остановился, впитывая величие этого места. Я приходил сюда часто, но так и не привык к чарующей атмосфере. За последние пятьдесят лет меня запомнили все жрицы, и теперь даже не потребовалось к кому-либо обращаться, всего лишь подождать несколько минут.
  
   Тиранд была как всегда прекрасна. Я еще не встречал ни одной девушки, что была бы красивей, чем она, и добрей. Мы улыбнулись друг другу и покинули стены храма.
  
   - Привет брат, давно не виделись! - эти слова вырвали меня из транса и заставили взглянуть на окружающий мир, слишком многое было связано с эльфом, что их произнес. С тех пор как я покинул Кенариуса, мы с братом не общались, и нельзя сказать, что я жалел об этом. Возможно, было глупо лелеять обиды, но его последние слова меня сильно задели. И, тем не менее, Малфурион был моим братом, мы многое с ним пережили, и этого я забыть так же не мог, да и не хотел, а потому улыбнулся ему вполне искренне.
  
   - Привет! Конечно давно, ведь наши учителя просто звери, не готовы отпустить даже на пару дней.
  
   - Как видишь я все же смог выбраться, ведь как слышал, ты закончил свое обучение.
  
   Так и продолжился наш разговор. Мы успешно уходили от острых тем, гуляли по городу. Мы знали друг друга достаточно хорошо, чтобы понимать, о чем стоит говорить, а какие мысли стоит держать при себе. Я хоть и был импульсивен, но общение с моими друзьями и учителями прекрасно научили меня держать в нужный момент язык за зубами. Но все же жаль, что я должен был делать это даже с самыми близкими эльфами.
  
   Жизнь была прекрасна, вот только настал момент, когда разговор все же наткнулся на острые скалы.
  
   - Все же, это ужасно, что ты вынужден будешь направиться на границу и убивать силитидов, - с грустью в голосе произнесла Тиранд.
  
   - Но я ведь отправлюсь туда защищать нашу страну, полагаю это достойное дело.
  
   - Рисковать своей жизнью ради самодовольных аристократов, разве оно стоит того? - в раздражении спросил Малфурион.
  
   Все же изменение его взглядов было для меня удивительным, ведь прежде, до обучения у Кенариуса, он не был таким, не пылал столь сильно неприязнью к высокородным, по крайней мере так яро и убежденно. И ведь брат стал таким всего за два года, прямо у меня на глазах. Странно и удивительно, ведь я также слушал проповеди Кенариуса, и мне они не казались убедительными. К тому же Кенариус не столь часто обращался к этой теме.
  
   - Брат, ты живешь в каком-то странном мире, посмотри вокруг, чем для тебя так плохи высокородные? Да, они стоят выше нас по положению и, может, излишне заносчивы, но и среди них есть хорошие эльфы. Собственно мы ведь один народ. Да и не только их я буду охранять на границе, а всех кто живет в Королевстве.
  
   - Иллидан, магия просто ослепила твой взор, раз ты не видишь насколько прогнил этот мир. Высокородные нас ни во что не ставят, вот посмотри, как тот тип общается, с каким самодовольством и брезгливостью он обращается к простому народу.
  
   Посмотрев в ту сторону, я некоторое время безуспешно пытался разглядеть в показанном эльфе признаки самодовольства и брезгливости. Не нашел, и от того некогда хорошее настроение стало стремительно портиться, а раздражение нарастать.
  
   - Ничего такого не вижу, - ответил я напряженным голосом.
  
   - Ну, конечно, ТЫ не видишь, - произнес Малфурион.
  
   - А может изменяет зрение тебе, брат? - я уже не мог больше сдерживаться, уже то, что я так долго терпел, было не иначе как заслугой Керантила, но Малфурион все же смог вывести меня из себя.
  
   - Нет, это ты Иллидан стал другим. Вспомни себя, каким ты был сто лет назад? Разве тебе нравились города? Разве находил ты нормальным все это чванство, лицемерие и предательство, что в них поселилось? Ты находишь все это нормальным, хотя это не правильно, эльфы не должны так жить! Зачем нужно все это: роскошь, богатство нарядов, потакание своим слабостям? Зачем, если здесь каждый за себя, в каждом живет только эгоизм, каждый может думать только о себе? Никто не чтит Богов, никто не дорожит друзьями и родными, старые традиции больше не важны и лишь сила, богатство и власть царят здесь. Многие ночные эльфы забыли то, что забывать не следовало, и ты к ним присоединился, все же прав был Кенариус.
  
   - Что с этим божком? Что он тебе наговорил?
  
   - Он раскрыл мне глаза, а вот ты наоборот ослеп - его усталый, печальный голос выводил меня из себя, хотелось как следует ударить брата, чтобы он стал прежним, но я сдержался, главным образом потому, что мы и так привлекли слишком много внимания.
  
   - Тиранд, скажи хоть ты, ведь Элуна покровительствует всем эльфам!
  
   - Иллидан, но Малфурион же прав, высокородные слишком много внимание обращают на магию и забывают о Богах, о природе. Иллидан, ты ведь и сам забросил друидизм и редко посещаешь храмы! - эльфийка смотрела на меня с грустью и печалью, и это было невыносимее всего, ведь она жалела меня, а я хотел, чтобы Тиранд мной восхищалась.
  
   - То есть, ты с ним согласна? - увидев ответ в ее глазах, я понял, что дальнейший разговор бессмыслен. Не говоря более не слова, я обернулся тигром и устремился прочь, в тайне надеясь услышать оклик, просьбу остаться, но меня провожало молчание. Все же хорошо, что я был в теле тигра, в нем намного проще не думать...
  
  
  Глава 5.
  
  Путешествие до места назначения прошло просто и обыденно. По крайней мере, таким казалось перемещение через телепорт для ночного эльфа. Мне и другим из группы подкрепления оставалось лишь благодарить тех из магов, кто придумал стационарные телепорты, без них мы бы потратили недели для того, чтобы добраться до цели, да и то, это время при условии максимальной скорости передвижения и отсутствии "приключений" в пути. Все же земли, занимаемые ночными эльфами, были необычайно обширны, и от столицы до границы с силитидами были тысячи километров пути.
  
  Сама крепость являлась весьма примечательной. Было видно, что правители и Королева Азшара достаточно серьезно относились к опасности вторжения силитидов. Начать следовало с места расположения крепости. Находилась она на скале, с отвесными стенами, и к воротам ее вела лишь извилистая дорога, свернув с которой, ты встречался с пропастью. Крепость была окружена мощными стенами, едва не искрящимися от вложенной в них магии. И таких стен было немало, а венчала крепость центральная башня, что видела, казалось, начало мира, но до сих пор стояла нерушимо. Мне сложно было представить, кто смог бы пробить эти стены, разве, что залетный дракон, вот только против любых захватчиков существовал еще и гарнизон, который также внушал уважение. Около тысячи магов и пять тысяч воинов. Причем стоит отметить, что здесь собирались лучшие. Конечно, в королевстве было множество и иных достойных воинов, но гарнизон состоял из самых опытных, участвовавших в тысячах столкновениях, убивших множество врагов. Однако, не стоило удивляться столь значительным силам, ведь противник им был под стать, а стены уже видели многотысячные армады, готовые затопить все Королевство ночных эльфов, но останавливаемые под стенами этой твердыни. Хотелось бы назвать ее несокрушимой, но, к сожалению, это было не так. И теперь я стал одним из стражей этой крепости. Горд ли я этим? Разумеется, нет. Серьезно, чем тут гордиться, тысячи таких же, как я, магов побывали в этих стенах, части из них повезло, и они даже ни разу не увидели силитидов, а от других удача отвернулась и сильно, так как они погибли при первой же встрече с врагом. А потому, я предпочту приберечь свою гордость до лучших времен и искать способ выжить.
  
  В настоящий момент я находился на плацу и вглядывался в стоящего напротив нас мага - коменданта крепости. Был он стар, а это означало, что офицер мог застать еще то время, когда ночные эльфы лишь начали использовать силу Колодца Вечности и не обрели подлинное бессмертие. Вся его фигура дышала силой, и даже на расстоянии можно было ощутить мощь ничем не скрытой ауры. Глядя на этого мага, я понимал, насколько еще далек от настоящей силы.
  
  - Приветствую Вас в Силитусе. Меня зовут Дат`Ленор, и я комендант этой крепости. Вы прибыли как подкрепление - заговорил маг размеренным, глубоким голосом - и пришли в сложный для нас час. Уже давно силитиды не пытались взять эту твердыню, но я чувствую, что время нашествия близится. Через год, десять или возможно даже сотню лет, но они пойдут на приступ. И, возможно, вы станете теми, кто должен будет остановить жуков. Но не думайте, что до этого мгновения Ваша жизнь будет проста и спокойна. Силитиды предпочитают начинать подготовку к нападению с разведки и пробы сил, с изучения противника. Для нас это означает, что патрули станут для вас смертельно опасны. Каждый неосторожный шаг может принести смерть, каждый вздох - стать последним. Я не пугаю вас, я предупреждаю. Если вы мните себя непобедимыми и считаете, что для вас здесь нет угрозы, лучше сбросьтесь с этих стен, потому что с такими мыслями вы не проживете в Силитусе долго. Ваш шанс выжить и достойно послужить королеве Азшаре и нашему народу в том, чтобы быть готовым к опасности. А сейчас мой заместитель, капитан Салатир, зачитает к какому отряду Вы будете приписаны.
  
  Не знаю как остальных, но меня эта речь не впечатлила просто потому, что комендант, на мой взгляд, слишком оптимистично смотрел на мир. Как по мне, наше положение было куда более мрачным, и для его описания как никогда кстати подходили самые жесткие обороты речи, ведь каждый раз при нашествии силитидов ночные эльфы несли ужасающие потери. Причем если раньше доставалось как нам, так и троллям, то сейчас мы вынуждены будем бить врага самостоятельно, причиной чему стало расширение наших границ. Также Дат`Ленор забыл напомнить о том, что пусть эта крепость и кажется неприступной, но однажды она уже пала, а гарнизон ее был уничтожен, а значит и с нами может случиться тоже самое. Впрочем, говорить об этом едва прибывшему подкреплению не стоило, поэтому и воспринималось все со спокойствием и смирением.
  
  Пока я предавался размышлениям, прозвучало и мое имя, после чего осталось лишь перейти к одной из групп, в которой собрались стихийные и боевые маги. Что примечательно, никого, в ком можно было бы заподозрить аристократа, не было, а, следовательно, и арканной магией здесь вряд ли кто владел. Впрочем, название "боевые маги" также не означало, что все они имели такую же подготовку как я. Просто в крепость Силитус не принимали обычных воинов, лишь тех, что способны были использовать хотя бы минимальные плетения. Часто воины могли накладывать плетения не на мечи, а на стрелы, что было весьма полезным умением, но, увы, не подходило мне, ведь вся моя подготовка предполагала сражение в ближнем бою. Каким являлся их потенциал и потенциал стихийных магов, я понять не смог, просто был недостаточно опытен, чтобы суметь всего лишь по виду и движениям оценить моих соратников, хотя отметить нескольких опытных воинов мне удалось. Также можно было заметить, что наш отряд состоял из двенадцати бойцов - три стихийника и девять боевых магов.
  
  Распределение завершилось быстро, после чего офицер, назначенный командовать нами, увел наш отряд с плаца в сторону казарм.
  
  - Я Ваш командир, Тироен, арканный маг вот уже двадцать шесть лет, являющийся стражем крепости Силитус, - начал он речь голосом, преисполненным достоинства. По крайней мере, должно было быть именно так, а вот на деле... но на некоторых действовало.
  
  В то время как он говорил, повторяя сказанное комендантом, но в более общих и можно сказать размытых рамках, я пытался понять, что за эльф стоит передо мной. Заявление о проведенных в крепости двадцати шести годах должно было представить его перед нами в лучшем свете, но на деле не значило ничего. Лишь в последний месяц обстановка близ крепости изменилась, начали происходить стычки с силитидами, а вот до этого момента данная граница была чуть ли не самым спокойным и тихим местом в Королевстве. Вполне возможно, что за эти двадцать шесть лет наш командир так ни разу и не столкнулся с противником.
  
  Я уже упоминал, что не обладаю достаточным опытом для того, чтобы оценить возможности своих соратников, но внешний вид и повадки Тироена заставляли насторожиться. Он был одет в богатые и вычурные одежды, что блистали золотом и дороговизной тканей. Ничего такого, что нельзя встретить на улицах Зин-Азшари, но смотревшееся в пограничной крепости неуместно и глупо. У двоих из прибывших со мной я заметил подобные одеяния и отметил этот факт. Также вызывала раздражение и сомнение речь нашего командира, слишком общая, слишком напитанная радостью и... беспечностью? Хотя последнее могло быть больше навеянными ассоциациями, сам факт того, что за десять минут речи не было сказано ничего существенного, выводил из себя.
  
  Наконец Тироен завершил свое выступление и неосторожно предложил задавать вопросы. Что ж, воспользуемся его опрометчивостью.
  
  - Хотелось бы узнать какими повадками обладают силитиды, и чего нам ожидать во время патрулей? - спросил я, внимательно наблюдая за реакцией Тироена. И он подтвердил мои опасения. Наш командир растерялся от вопроса, после чего начал излагать все то, что я мог бы рассказать и сам, причем намного лучше. Он говорил о ловушках, сильной защите, умении великолепно прятаться и нападать из засады. При этом знал до неприличия мало, но стремился скрыть это за тоннами "воды", не слишком удачно как по мне. Он явно вспоминал некогда прочитанное или услышанное из уст других и не встречался с противником сам. Плохо, мои шансы дожить до конца службы заметно сокращаются, и от этого раздражение и ярость вспыхивают с новой силой. Чтобы унять эмоции, я отвернулся от командира и вновь стал вглядываться в других членов отряда. Две трети из них к моему разочарованию внимательно слушали Тироена, было это притворство, или они на самом деле считали эту информацию важной, я не знал, но, как и всегда, приготовился к худшему. Лишь трое недовольно хмурились. Один из них был невысоким на вид эльфом в легких доспехах стихийного мага, в двух других можно было признать боевых магов. Что ж, прекрасная возможность для того, чтобы завести знакомство.
  
  - Вы также недовольны нашим командиром? - спросил я у стихийника, переместившись телепортом. На дернувшиеся к оружию руки я внимания не обратил, вполне нормальная реакция. Также меня не смутил недовольный взгляд Тироена.
  
  - Даже если и так, то что тебе с того? - речь мага была спокойной, а взгляд цепким, несмотря на свое стройное телосложение, он не вызывал чувства слабости, скорее наоборот, в нем чувствовалась мощь магии.
  
  - Я хочу дожить до окончания службы и, полагаю, Вы тоже. А еще мне кажется, что Вы, в отличие от нашего командира, понимаете насколько серьезной является ситуация.
  
  - А почему ты считаешь, что командир этого не понимает? - с интересом спросил собеседник.
  
  - Это очевидно, его вид и слова говорят об этом. Он не встречался с силитидами. Возможно в этой крепости просто не ценят жизни новобранцев, и потому выделили нам неопытного командира.
  
  - Да, ты прав, мы об этом также думали.
  
  - Полагаю, нам следует сплотить наиболее вменяемых членов группы.
  
  - И ты видишь себя в роли командира? - с иронией спросил маг, чьего имени я так и не удосужился спросить.
  
  - Ни в коем случае. У меня нет опыта командования, но я буду рад присоединиться к Вашей группе.
  
  - Посмотрим, - ответил собеседник и на этом замолчал, так как Тироен наконец завершил свою "лекцию".
  
  Вот только распускать всех он не стал и сразу взглянул на меня. Все же горячность опять меня подвела, что стоило дождаться окончания собрания?
  
  - Вижу, Вам было не интересно? - обратился ко мне этот хлыщ.
  
  - Я просто рассчитывал услышать что-то новое, их способы атаки, методы обнаружения, информацию о числе нападений.
  
  - Вы услышите об этом со временем, - отрезал Тироен и отвернулся от меня, - есть еще вопросы?
  
  Собрание завершилось лишь спустя час. Вопросы были, и касались быта и распорядка дня, и вот здесь наш командир имел исчерпывающие сведения. И то хорошо. В завершение, Тироен поздравил нас с прибытием в это славное место и удалился, так ничего и не сказав о тренировках. Прекрасно, до выхода в патрулирование осталось пять дней, и они могут пройти для нас впустую. Впрочем, сразу после отбытия командования, я уловил приглашающий жест примеченного ранее эльфа и направился вслед за ним. Краем глаза я отметил, что вслед за мной пошел еще один член отряда, девушка, на которую я ранее не обратил внимания.
  
  И вот мы впятером остановились на тренировочном полигоне, дорогу к которому объяснил нам ранее Тироен.
  
  - Вначале я предлагаю всем представиться и рассказать кратко о себе и своих умениях, - предложил стихийный маг, - начну с себя. Мое имя Эриен, я стихийный маг. Участвовал в пограничных столкновениях с троллями, где был заместителем командира отряда.
  
  Кратко, но по существу. Пока этот Эриен мне нравился, он явно имел опыт командования, что отражал и его голос. Четкий и словно обладающий магией, заставляющий к себе прислушиваться.
  
  - Лидерин, - представился, словно вбивая слова в камень один из спутников Эриена, с лицом, украшенным косым шрамом на скуле, - боевой маг, почти 100 лет прослужил на границе с троллями.
  
  - А я Маркот, также боевой маг, - второй спутник Эриена был полной противоположностью первого, весело улыбающийся, с обманчиво хрупким телосложением - я хорошо владею мечом и не только им, - на этих словах он стрельнул глазами в сторону единственной дамы нашего отряда.
  
  - И, как и всем Вам, мне приходилось резать троллей, - завершил этот балагур свою речь, но надо отметить, его движения были невероятно плавными, текучими, что выдавало в нем опасного противника.
  
  Взгляды скрестились на мне, и я решил ответить просто:
  
  - Иллидан, боевой маг, владею как плетениями меча, так и некоторыми стихийными. Обучался у Керантила больше пятидесяти лет. С троллями также встречался.
  
  - Стихийные плетения у боевого мага? И многое ты умеешь применять? - заинтересовался Эриен.
  
  - Достаточно, - не раскрывать свой потенциал перед посторонними, меня обучил Керантил, и я находил подобное разумным.
  
  - Понятно, - Эриен не стал требовать большего и взглянул на до этого скромно стоявшую девушку.
  
  - Салитил, боевой маг, я владею некоторыми исцеляющими плетениями и заклинаниями, накладываемыми на меч, - робко представилась эльфийка, под нашими взглядами она словно пыталась стать меньше и незаметнее, что производило удручающее впечатление.
  
  - Твое оружие, не могла бы ты его показать? - я не совсем понял, что заинтересовало Эриена и также присмотрелся.
  
  Впрочем одного взгляда на клинок мне хватило, чтобы понять причину недовольства Эриена. Сталь меча была явно неподходящей для этих мест, так как ее максимальная способность к наполнению маной значительно уступала нашим клинкам.
  
  - Салитил, ты понимаешь, что этим клинком не удастся преодолеть защиту многих тварей? - тон Эриена был далек от радостного, все же магический потенциал эльфийки также не внушал большого уважения, а то, что ее мечи могут оказаться бессильны перед некоторыми противниками еще более удручало. - Если твое оружие столь несовершенно, зачем ты вообще направилась в эту крепость?
  
  Ответом Эриену было лишь молчание.
  
  - Кто-нибудь еще имеет навыки исцеления? - спросил Эриен. Его вопрос звучал скорее задумчиво, чем с надеждой, так что не удивительно, что отрицательный ответ его ничуть не расстроил. Я мог бы и выделиться, но не стал, все же мои способности в этой сфере не позволяли эффективно лечить даже себя.
  
  - В таком случае ты принимаешься в нашу группу, а сейчас мы проведем тренировочные бои. Для начала пусть испытают друг друга Иллидан и Маркот.
  
  Услышав это предложение, я не смог подавить радостную улыбку. Учитель стремился подготовить меня насколько возможно хорошо, и потому не только тренировал, но и приглашал на наши тренировки других боевых магов, стремясь, чтобы я не привыкал к одному противнику, однако случалось такое не слишком часто и каждый раз сражение с достойным воином было для меня ценным подарком. Маркот такого предвкушения не испытывал, вместо этого он явно собрался, хотя и пытался выглядеть беспечным. Его оружием были меч и кинжал, что являлось достаточно распространенным выбором среди боевых магов.
  
  Сигнал отдан, и в следующий миг противник появляется за моей спиной. Заранее начал готовить плетение? Но это не важно, его мечи пронзают пустоту, а я уже жду следующего нападения. Новый рывок со стороны Маркота, он стремится действовать максимально быстро, постоянно перетекая с места на место, словно вода. Интересный стиль, такого против меня еще не использовали, возможно ли перенять его элементы для себя?
  
  Рассуждать я мог благодаря тому, что мой противник все же уступал Соерилу и уступал значительно. Телепорт он применил лишь в самом начале и даже Рывок использовал редко, больше полагаясь на свое искусство во владении оружием. Странно, но он даже не применял простейшие воздействия магией - толчки, вспышки света, "подножки". Я уже не представлял себе бой без этих приемов, но что если на деле они не столь обычны?
  
  Наш бой длился уже более минуты, и все это время я не делал попыток атаковать, изучая противника, однако затягивать дальше не стал. Очередная атака Маркота ушла в пустоту, а в следующий миг уже он вынужден был защищаться. Надо отдать должное противнику. Он смог отразить мою контратаку, а затем рывком отскочил назад. Следом я послал "Лепестки огня" и начал сплетать заклинание телепортации, но оно не потребовалось. Маркот выставил щит, принимая на него один из сгустков пламени, но два других ударили его по бокам. Спустя мгновение зал выполнил свое предназначение, погасив магическое пламя
  
  - Да, Иллидан, ты доказал что у тебя были хорошие учителя. Не откажешься сразиться с двумя противниками?
  
  Я лишь кивнул, провожая Маркота недоуменным взглядом. Столь простая победа выбила меня из колеи. Почему он не смог защититься? Для всех с кем я за последние пятьдесят лет скрещивал клинки, эта атака была лишь отвлечением внимания, не больше. Неужели я привык к сильным противникам, а Маркот им не являлся? Глядя на Лидерина и Салетил, я решил не растягивать бой и проверить свои силы сразу, если я прав, то окажется, что до этого мгновения серьезно недооценивал свои навыки, к тому же опыт сражения с несколькими противниками у меня был, а эта пара еще и не сработана. Стоит закончить это сражение быстро, я и без того потратил слишком много маны.
  
  Сигнал, и противники оказываются по бокам от меня, но я уже рывком ухожу вперед, а в следующий момент удар ветра сталкивает напарников. Эльфийка так и не успела прийти в себя и упала, сраженная ударами мечей, но Лидерин мой натиск смог отбить. Вот только я не собирался отступать и лишь усилил напор, скользя вокруг противника и осыпая его градом ударов. Бесконечные перемещения с помощью Рывка и град ударов совершенно обескуражил Лидерина, и всего пять секунд спустя я обеспечил себе победу.
  
  Отскочив от Лидерина, я поклонился и стал ждать решения нашего командующего, попутно пытался осознать новую для себя реальность. Оказывается, для своего возраста и опыта я достаточно сильный воин и без труда могу побеждать своих сверстников. Интересно, удалось бы мне одолеть Малфуриона? К сожалению этот вопрос так и останется для меня неизвестным, ведь серьезную схватку можно проводить лишь в особом полигоне, а он защищает лишь от истинной магии. Стоит стремиться сравниться с лучшими магами Королевства и тогда сомнений не будет, а это хорошая цель, и уж точно мне по плечу.
  
  - Хорошая схватка, Иллидан, но теперь ты будешь сражаться уже против нас всех, - произнес Эриен.
  
  А вот это уже серьезно. Я не знал, что собой представляет Эриен, но понимал, что он сильный маг, и навыки его неизвестны. А вчетвером они вполне могут задавить меня, и никакое превосходство в мастерстве не спасет.
  
  Сосредотачиваюсь и разгоняю свое сознание, стремясь добиться максимальной концентрации. Эта тренировка отличный способ проверить себя вновь, и я отнесусь к ней со всей серьезностью.
  
  Глубокий вдох, и схватка началась.
  
  
***
  
  Да, глядя на то, с какой легкостью Иллидан расправился с Лидерином и Салетил, Эриен искренне радовался тому моменту, когда этот эльф сам согласился присоединиться к ним. Ведь из всей группы ему поддержка других была нужна меньше всего. Его готовили как одиночку, не нуждающегося в напарнике, в отличии от них. И теперь у группы будет возможность отработать взаимодействие, сражаясь с Иллиданом. Эриен уже решил, что в следующем поединке этот эльф выступит одновременно против четверых.
  
   - Хорошая схватка, Иллидан, но теперь ты будешь сражаться уже против нас всех.
  
  Эриен увидел, что Иллидан собран и напряжен, и даже не думает их недооценивать. Хороший, должно быть, у него был учитель, этот Керантил, раз даже две победы не затуманили ему разум, вот только и Эриена обучали достойные маги. А теперь стоит сообщить роли членам своей группы. Придумать что-то сложное было невозможно, а потому все очень просто. Маркот и Лидерин в паре, они уже успели отработать взаимодействие, Салетил рядом с ним.
  
  Сигнал, и двое боевиков телепортируются к противнику, но тот успевает избежать их атаки. Эриен посылает в его сторону ледяные иглы, но Иллидану они как будто не мешают, он мгновенно смещается с их траектории, при этом отражая натиск боевых магов.
  
  Останавливая обстрел, Эриен вместо этого начинает складывать плетение "шторм", мощное площадное заклинание, способное неприятно удивить самых опасных противников. Несколько секунд, и плетение готово, предупрежденные Маркот с Лидерином уходят в стороны, а в направлении Иллидана устремляется сформированное мною плетение. Эриен так и не смог увидеть результат его воздействия, так как место, где стоял противник, укрыл густой туман. Зачем Иллидан потратил время на это плетение, и смогли ли они победить? Бушующий шторм говорит о том, что противник все еще боеспособен, но где же он?
  
  Спустя тридцать секунд шторм утих, и это позволило Эриену порывом ветра очистить пространство от тумана. Иллидана нигде не было. Однако, уже через мгновение он показался, спрыгнув откуда-то сверху. Маг так и не понял, когда противник успел там оказаться? Кажется, этот вопрос задал себе не он один, и на мгновение весь отряд застыл в недоумении, и Иллидан этим воспользовался, активировав плетение, укрывшее его кристаллическим куполом.
  
  - Разбейте купол! Нельзя давать ему время! - Эриен вспомнил о том, что сам Иллидан признавался в умении создавать мощную стихийную магию, и не хотел давать тому шанс.
  
  В руках мага зарождается новое плетение, одно из самых мощных в его арсенале, этого должно будет хватить для того, чтобы пробить защиту и победить Иллидана. Пальцы привычно и быстро поправляют линии, все внимание Эриена обращено на то, чтобы не сбиться. Наверное, именно поэтому он так и не успел среагировать на возникший рядом телепорт. А в следующий момент на него обрушился сдвоенный удар...
  
  Дальнейшие события Эриен наблюдал, отдыхая на полу и мысленно ругая себя за идиотизм. Столь очевидная ловушка, и так легко в нее угодить. Увидел, что противник закрылся и решил, что он готовит плетение, даже и не подумав о том, что Иллидан мог просто выгадывать время для телепортации к нему. И надо признать - выбрал самый подходящий момент. Дождавшись даже того, что охранявшая Эриена до этого мгновения Салетил сделала несколько шагов в сторону купола. Тем самым, она потеряла шанс успеть прийти к нему на помощь, о чем в будущем стоит напомнить.
  
  И вот сейчас Иллидан уже бежал на тройку растерявшихся боевых магов, стоявших у покрытого трещинами купола. Из его горла вырвался дикий, ужасающий рык, и противники невольно делают шаг назад, а в следующий момент атаке подверглась Салетил. Девушка не продержалась и секунды, после чего настала очередь ее напарников. Однако, они оказались готовы к схватке. Натиск Иллидана уверенно отражался, эльфы действовали уверенно, а Эриену оставалось лишь недоумевать от того, что в ход так и не были пущены плетения. Очередная атака Иллидана не дала результатов, и он рывком переместился к краю арены. Все застыли в ожидании, ну, а сам Иллидан, издевательски улыбнувшись, просто выбежал за пределы тренировочного полигона. Полагаю это стало настоящим шоком для всех, и Эриен искренне жалел, что не мог увидеть лица своих напарников.
  
  - Мы победили? - как-то неуверенно спросил Лидерин.
  
  - Я в этом не уверен, - ответил его напарник.
  
  - Считайте как хотите, - на тренировочной арене вновь появился Иллидан, с иронией нам улыбаясь. Внимательный взгляд мог бы поведать о том, что он устал куда сильнее, чем хотел показать...
  
  - Иллидан, почему ты покинул полигон? - Лидерин был откровенно разъярен от поступка противника.
  
  - А что, это было запрещено? - изобразил удивление наглый эльф.
  
  - Да кто так вообще делает?! Какого демона ты сбежал?!
  
  - У тебя закончилась мана? - решил Эриен вмешаться в разговор, пока стороны не наговорили лишнего.
  
  - Да, это так, - подтвердил Иллидан, - будь это реальная битва, я бы отступил, так как шанса победить у меня почти не оставалось. Вот и подумал, что чем этот поединок хуже реальной битвы?
  
  - Ладно, в таком случае ты прав, - Лидерин был по натуре отходчивым, и потому быстро простил своего противника за такой трюк.
  
  - А что это был за рев? - с этим вопросом выступил Маркот.
  
  - Мое собственное изобретение, и секрет его я не расскажу, - ответил Иллидан, и вопросы к нему сразу отпали. Подобные знания невероятно ценились, и ничего удивительно не было в том, что их не раскрывали первым встречным.
  
  - Итак, наш бой прошел успешно, и я бы сказал познавательно, - решил подвести итог Эриен, - а сейчас нам следует обсудить наши ошибки, начнем с меня самого...
  
  6 глава.
  
  Эти пять дней оказались весьма насыщенными и полезными, жаль только что мне каждую ночь приходилось сражаться со всеми четырьмя противниками, а затем к нам присоединился и еще один воин, после чего, мое положение стало еще более плачевным. Задачи победить передо мной больше не стояло, нанести как можно больший урон и отступить - такой стала моя цель в тренировочном поединке, и в большинстве случаев я ее добивался. Все остальное время проводил под бдительным оком Эриена, отрабатывая телепортацию. Результаты были незначительные, но я и не надеялся заметно продвинуться в скорости плетения всего за пять дней. В этом ведь и была причина, почему маги не могут подобно мне или Соерилу применять это заклинание быстро. Слишком сложное, оно требовало годы и даже десятилетия отработок, чтобы сплетать его на максимальной скорости, т.е. меньше чем за секунду. Большинство магов не готовы были тратить столько времени на столь незначительные изменения, но я был не из их числа. Мои учителя показали мне, что может маг, виртуозно освоивший всего лишь десяток простейших плетений, и я запомнил этот урок на всю жизнь. Вот только подобные будни, в которых теперь у меня не было даже выходных, начинали серьезно раздражать. Нет, я понимал, что отправлялся не на курорт и отдохнуть на границе мне не удастся, но я надеялся хотя бы на несколько дней передышки.
  
  Впрочем, все эти причитания были всего лишь попыткой унять волнение перед первым патрулированием границы. Сейчас весь наш отряд собрался у ворот в ожидании командира. Хотя, называть его так у меня язык не поворачивался, этот недоумок ни разу не созвал общий сбор с момента нашей первой встречи, и сейчас, лишь половина отряда могла действовать совместно, вторая половина была предоставлена сама себе. Прекрасные условия для того, чтобы всем нам сдохнуть!
  
  - Все собрались? Прекрасно, - наш командир опять был до неприличия бодр и весел, так и хотелось ему врезать, но вполне возможно, что он сдохнет в когтях силитидов, так зачем мне портить себе репутацию?
  
  - Мы направляемся на патрулирование, срок - два дня, выдвигаемся немедленно, - на этом Тироен хотел завершить инструктаж, но я был с подобным в корне не согласен.
  
  - Сэр, Вы не могли бы показать нам карту патрулирования? - вопрос я постарался задать максимально доброжелательным тоном, но все старания оказались впустую.
  
  - Зачем тебе это? - взгляд командира не оставлял сомнений в том, что он прекрасно меня помнит, а значит надеяться на хорошие отношения не стоит. Вот спрашивается, зачем мне при первой встрече нужно было привлекать внимание?
  
  - Чтобы знать, куда идти в случае Вашего ранения или смерти.
  
  Если честно, это был логичный и уместный ответ, и тем более, я не понимал, отчего Тироен разозлился еще сильней.
  
  - Ты...
  
  Но договорить он не смог, его перебил голос, спокойный и холодный, при звуках которого хотелось вытянуться в струнку и замереть.
  
  - Вам стоит ознакомить своих подчиненных с картой, Тироен, или Вы забыли инструкции?
  
  - Никак нет, все будет исполнено, - Тироен в мгновение ока преобразился, побледнел, суетливо начал перебирать руками полотно карты.
  
  - Прекрасно, так зачем же стало дело?
  
  Мне, наконец, удалось увидеть говорившего, ранее, его от меня загораживали спины товарищей. Это был высокий аристократ, с холодным, бесстрастным лицом, при этом, даже до меня доходили ощущения от его ауры. Очень сильный маг, возможно даже более сильный, чем Керантил, а таких на все Королевство не набралось бы и сотни.
  
  - Вот, ознакомьтесь, - Тироен наконец справился со ступором и разложил перед нами карту.
  
  Выбросив на время из головы мага, я постарался запечатлеть маршрут в мельчайших подробностях. И на это у меня были причины...
  
  
***
  
  Был вечер того же дня, и мы быстро шли по тропе, стремясь, как можно быстрее проскочить опасное место. Я откровенно не понимал смысла такой скорости, ведь если мы пройдем мимо засады, никакая скорость нам не поможет, а скорее помешает заметить неладное! Правда в возможность вовремя обнаружить засаду я и сам не верил, как рассказывал Керантил, силитиды обладали просто невероятной способностью к маскировке, особенно, в родных для них местах.
  
  А сейчас мы находились именно в местности любимой жуками - горная долина, с левой и дальней от форта стороны почти лишенная зелени. На всем протяженности нашего пути были разбросаны камни, и мне было известно, что жуки способны принимать облик и таких камней, а также закапываться в грунт, отчего, каждый шаг казался смертельно опасным. Все были охвачены нервозностью, а наш командир сильнее всех остальных. Именно он торопил отряд быстрее пройти опасный участок, идиот.
  
  Во мне нарастало плохое предчувствие, и я решил более его не игнорировать, подав сигнал знакомым членам отряда. Теперь все они будут стремиться расположиться рядом, готовясь совместно отбить нападение. Я сам вытащил из ножен мечи, вглядываясь в окружающий пейзаж и пытаясь понять, откуда может исходить угроза.
  
  Как бы я не всматривался в окружение, атака оказалась внезапной. Просто в один миг пространство заполнилось теми, кого я знал лишь по описанию учителя - жуками всех мыслимых форм и размеров, и самое неприятное - их было много.
  
  Рывком сближаюсь с появившейся рядом особью, и пронзаю ей голову до того как она успела выбраться. Рывок к следующему, обрубаю ему лапы. Пространство оглашает пронзительный визг, а я наконец узнаю, что живым жукам конечности дороги, достаточно дороги, чтобы горевать об утрате. Скольжу по полю, больше калеча, чем убивая, даже если придется отступить, раненые особи будут добиты собратьями. Да, гуманизм не в чести у жуков, в их обществе важна лишь ценность роя.
  
   Пронзившие воздух иглы, едва не отправили меня в небытие, но я успел увернуться, отделавшись лишь легкими ранами. Спасибо учителю за науку. Прыгаю к жуку что выпустил их и подрубаю одну из лап, а затем взлетаю на потерявшее равновесие тело, и вбиваю мечи в шею.
  
  Впервые за время боя я смог оглядеться и, то что я увидел ужаснуло. Жуков было много, очень много и среди моря их тел было видно крохотное пространство, с еще живыми членами моего отряда. Хотя нет, был и еще один живой эльф, что сейчас появился во вспышке телепорта, на окраине ущелья, и, пустив в направлении противника волну пламени, бросился бежать. Тироен, тварь, даже и не подумал отдать приказ об отступлении, решив спасти лишь собственную шкуру. Но я даже не успел в своих мыслях пожелать ему смерти, как его тело было разорвано на части внезапно появившимся жуком.
  
  От созерцания меня отвлекла туша твари, подскочившей вверх с явной целью мной пообедать. Рывок в сторону, и я оказываюсь на спине другого жука, отправляя его к предкам. Вот только долго так продолжаться не может, необходимо бежать, но бросить товарищей я не могу, у меня есть свои принципы, а значит, стоит пробиваться к еще живым и сделать это надо быстро.
  
  Мгновенно сформированное плетение ударяет вокруг огненной волной, а я бросаюсь что есть силы, мимо дезорганизованного врага. К сожалению от заклинания никто из этих тварей не умер, разве что мне невероятно повезло, однако, раны я нанести смог и это дало мне время.
  
  Стоящий спиной ко мне жук, был просто подарком Богини и, рывком взобравшись на его спину, я прервал жизнь и этой особи, а в следующий миг упал с торчащими из груди иглами. Боль затуманила сознания, но я не имел права терять концентрацию. Мгновенно ударяю вокруг ветром, отбрасывая противника, а затем мой взгляд наткнулся на первое тело.
  
  Маркот, а рядом с ним лежит его напарник, вернее то, что осталось от него. Немного в стороне, все еще сжимая в руках меч, лежит Салетил - глупая девчонка, зачем она полезла в эти земли? Я так и не спросил ее об этом. И теперь уже не спрошу.
  
  Мне и прежде приходилось терять напарников, и все же было горько, ведь я опоздал, хотя еще минуту назад видел их живыми. Но не время горевать, мне нужно уходить. В этот момент мой взгляд остановился на Эриене, что лежал рядом с остальными, и я с удивлением понял, что хоть он и был сильно изранен, но все еще жив. Бросившись к нему, я на ходу активировал плетение и, ухватив Эриен за доспехи, исчез во вспышке телепорта.
  
  
***
  
  Упав на траву, я едва не заорал от гаммы нахлынувших ощущений. Множество ран, от легких царапин, до сидящих во мне шипов, на один из которых я и упал, свежая рана на спине, в последний миг оставленная мне жуком, мощный отток манны...
  
  Больше всего хотелось умереть здесь и сейчас, но вместо этого я вынужден был зажать в зубах подвернувшуюся щепку, и один за другим выдергивать ненавистные шипы. В очередной раз пожалел о том, что так мало времени уделял целительству. Будь иначе мог бы сейчас наложить плетение для избавления от боли, но мне даже не пришло в голову его выучить. Интересно, когда я поумнею? Спустя несколько минут, однозначно не самых лучших в моей жизни, процедура была завершена и я смог использовать исцеление. К сожалению, таким образом удалось лишь закрыть кровотечение, усталость и боль остались, да и сами результаты лечения не внушали доверия. Однако, не одному мне было в этом мире плохо, и я решил осмотреть Эриена.
  
  Как оказалось магу еще повезло, кровотечение я смог остановить, а остальные повреждения были не столь значительны. По крайней мере я на это рассчитывал, ведь даже верно определить состояние товарища я не мог. Вот только это было не главным в нашей жизни. В настоящий момент стоило убираться отсюда как можно дальше, силитиды вполне могли организовать преследование, а в нынешнем состоянии даже десяток жуков будет для нас смертелен. Хотя какой десяток? Даже внезапное нападение одного может привести к концу жизнь такого перспективного мага как я.
  
  Выбора как нести Эриена не было, и я обернулся в тигра. Отток и без того не великих сил едва не отправил меня в беспамятство, да еще и раны стали ныть сильнее, но все же на лапах удержаться удалось, после чего я перекинул бессознательную тушу эльфа и побежал в направлении крепости.
  
  Дальнейшие события все больше заволакивались туманом, сил бежать не было, но останавливаться было нельзя, к земле пригибала тяжесть мага, и когда мы доберемся до цели я выскажу ему все о его весе. Единственное, что поддерживало меня - была ярость, ярость на Тироена, столь бездарно командовавшего отрядом, на командование, отправившее наш отряд в этот патруль, на брата, что сейчас был рядом с Тиранд и на мироздание, просто за то, что оно такое. Туман, что заволакивал сознание становился все плотнее, мысли меркли, затмеваясь чувствами, и лишь цель - добраться до крепости оставалась все столь же яркой.
  
  
***
  
  
POV Миранны
  
  Этот патруль ничем не отличался от прочих, что бесчисленной чередой прошли мимо меня. Я была в этой крепости, вот уже восьмой год, и нахождение здесь все больше скатывалось в рутину. Тренировки в магии, спарринги с отцом, редкие патрули. Даже вновь появившаяся угроза силитидов, не внесла в эту череду серых будней просветления. Отец был достаточно влиятелен, чтобы маршруты патрулей, в которых я оказывалась, никогда не пересекались с опасными участками. Подобная забота порой раздражала, но я также понимала, что отец просто беспокоится, к тому же, как бы я не изнывала от серости будней, встречаться с жуками мне не хотелось, слишком хорошо я была наслышана об их возможностях.
  
  Сегодня мы должны были патрулировать окрестности крепости Силитус и этот поход обещал быть столь же обычен, как и предыдущие, однако, внезапно я услышала в отдалении странный шорох. Слух у меня от рождения был невероятно острый, а отец посчитал нужным развить его еще лучше, поэтому я первой подала сигнал, после чего настороженно прислушался уже весь отряд. Звуки приближались. По распоряжению командира оружие покинуло ножны и мы приготовились к встрече.
  
  На поляну перед нами вышел большой, покрытый кровью тигр, через спину которого был перекинут раненый эльф, которого зверь придерживал зубами. При взгляде на нас из его пасти раздался низкий, предупреждающий рык.
  
  Повисло напряженное молчание.
  
  - Осторожно, он не в себе, нам стоит оглушить его, - произнес Мелатон, командир нашего отряда.
  
  - Стойте, Вы что его убить хотите? - целитель во мне воспротивился такому шагу, - он сильно ранен и потерял много крови, а Вы хотите его избить?
  
  - Он опасен! - Мелатон оставался непреклонен, но мне это было безразлично.
  
  - Я справлюсь, - ответила и, не слушая более возражений, вышла вперед строя.
  
  Уже спустя мгновение эта затея показалась мне невероятно глупой, приближаться к явно невменяемому магу, что слился со своей звериной формой - затея более чем рискованная, но отступать я не привыкла. Как действовать в такой ситуации я представляла, а потому, очистила сознание и медленно двинулась вперед, излучая доброжелательность, доброту и сочувствие. Я и на самом деле испытывала эти чувства, глядя на изможденного тигра, что все же не бросил товарища. Глаза этого тигра были ярко рубиновыми и смотрели с настороженностью и недоверием.
  
  - Спокойно, я не причиню тебе вред, - тихо и ласково произнесла я, протягивая руку наполненную исцеляющей энергией.
  
  Значение такой энергии мог почувствовать даже зверь, и я увидела, как недоверие уходит из его взгляда, а глаза тускнеют, кажется в них даже мелькнуло осмысленное выражение. Медленно повела рукой по одной из кровоточащих ран и услышала усталый вздох тигра, после чего он опустился на землю и прикрыл глаза.
  
  
Конец POV Миранны
  
  
***
  
  Сознание возвратилось внезапно, при взгляде на окутанную исцелением дымку, в изящной руке эльфийки. Я вспомнил ее назначение, а затем ко мне вернулись и остальные воспоминания. К сожалению, вместе с ними вернулась усталость и боль, отчего лапы подогнулись и мне стоило не малых усилий опуститься мягко, не тревожа раны. Прикрыв глаза, я понадеялся уснуть, но увы, боль помешала и этому. Так что оставалось лишь прислушаться к разговорам.
  
  Основной спор шел между пришедшей мне на помощь эльфийкой и высоким, уверенным в себе эльфом, и спорили они о дальнейшем направлении пути. Эльф настаивал на необходимости продолжить патрулирование, в то время, как девушка требовала возвращения в крепость и надо отметить, приводила разумные доводы. Помимо необходимости моего и Эриена лечения, она указывала на то, что мы можем располагать важной информацией. В результате, эльф вынужден был согласиться. Мои раны были обработаны, но если верным было то, что я слышал, больше всего эльфийка возилась с лечением Эриена. Хоть и сложно было это признать, но решение было верным, мои раны были не опасны и я бы вряд ли умер, а вот Эриену досталось намного сильнее и тряска на моей спине вряд ли пошла ему на пользу.
  
  Путешествие проходило прекрасно, если отбросить боль, было искренне приятно, что патрульные вынуждены надрываться таща на носилках мою тушу. Весил я почти четыреста килограмм и натужное пыхтение эльфов, что предлагали продолжить патрулирование, было усладой для моих ушей. А вот нечего было спорить с целительницей! Пусть теперь страдают! Оборачиваться я даже не собирался, не только из-за своей вредности, но и потому что в облике тигра моя регенерация была значительно лучше. Время я проводил не без пользы, собирая в своем теле природную энергию. Этот прием в свое время показывал Кенариус, но, тогда я так и не смог его выучить. И это доказывает, что учитель из Кенариуса был хреновый, ведь сейчас, мне давалось это куда проще во многом потому, что на то была насущная необходимость. Что стоило полубогу создать такую необходимость ученикам? Понятия не имею, но в результате такой практики я уже спустя несколько часов смог почувствовать себя лучше, а сознание окончательно прояснилось.
  
  По нескольким репликам я понял, что мы уже находимся недалеко от крепости.
  
  - Что будем делать по прибытии? Мы сможем разбудить этого тигра, для того чтобы он рассказал о произошедшем? - этот вопрос задал все тот же эльф, что являлся командиром отряда.
  
  - Сейчас я его осмотрю, - ответила эльфийка.
  
  По моей шкуре аккуратно и нежно провели рукой, после чего целительница с удивлением ответила:
  
  - Его раны очень быстро затянулись, думаю, он сможет рассказать обо всем.
  
  - Осталось лишь его разбудить и убедиться, что он больше не воспринимает себя зверем.
  
  Этот момент я выбрал как удачный для того, чтобы подать голос, вот только после моего короткого рыка носилки накренились и я полетел на землю. Ударившись оземь я не обратился в эльфа, о чем очень жалел, потому что пасть тигра просто не могла передать всю степень моего недовольства. Раны, до того почти не болевшие, вспыхнули с новой силой, а взглядом я готов был убивать.
  
  Некоторой отдушиной для меня стало то, что эльфийка уже вовсю кричала на носильщиков, размахивала посохом и, даже ударила одного из них, когда он попытался что-то возразить. Смотрел я на это с умилением, давно я не встречал столько искренности, быть может лишь Тиранд была такой?
  
  Медленно я поднялся на лапы, проверяя свое состояние. Чувствовал я себя лучше, чем когда отправлялся в путь с Эриеном на горбу, но все же падение я до сих пор ощущал всей шкурой. Сделав пару шагов, я убедился в том, что и в правду смогу идти самостоятельно, тем более, что лежать на носилках после случившегося больше не хотелось.
  
  Спустя еще несколько минут мы отправились в путь. И его я запомнил надолго. Сейчас, когда милосердное забвение или ярость не пытались погасить разум, я прочувствовал все раны, что были получены мной за последние часы. Увы, но столь сильные раны бесследно способно было исцелить лишь заклинание из высшей школы магии, а им владели очень немногие эльфы. Так что я по-прежнему был далек от состояния "здоров". К счастью, идти было не далеко, и уже через пятнадцать минут нам отрылся вид на крепость. Впереди предстоял извилистый подъем, и каждый шаг по нему я смог запомнить надолго. Раны вновь начали кровоточить, пелена усталости застилала глаза, а на последних метрах пути я едва не скончался, хотя и нашел в себе силы преодолеть подъем самостоятельно. Просто потому, что обратиться за помощью был не готов. Но вот ворота крепости остались позади и я, собравшись с силами, совершил оборот. Увы, во время слабости тела и магического истощения, обращение становилось очень изматывающим, отчего, я с трудом смог подняться на ноги, да и то, при поддержки целительницы. Надо все же спросить ее имя. Дальше меня усадили на скамью и предложили дождаться того, кто выслушает мой доклад. Ирония судьбы заключалась в том, что я заснул именно в тот момент, когда твердо решил ждать не смыкая глаз.
  
  
***
  
  Мое забытье было прервано осторожным прикосновением эльфийки. Мысли были сумбурны и я не сразу признал в ней ранее встреченную целительницу. Сейчас она не выглядела такой грозной и суровой, скорее наоборот - была милой и доброй. Кажется при первой встрече она напомнила мне Тиранд, но на самом деле они были совсем не похожи. Тиранд всегда была наполнена силой и решимостью, редко прислушивалась к мнению других, по крайней мере к моему, готова была всегда отстаивать свои взгляды и убеждения, а целительница казалась хрупкой и ранимой, словно хрустальный цветок, пусть я и знал, что и она может быть сильной. Ее кожа была необычно светлой, нежного, лилового цвета, черты лица утонченные и тонкие. Возникало желание беречь ее и не пускать в столь опасные места, несмотря на то, что она несомненно очень сильный маг.
  
  От разглядывания целительницы меня отвлек спокойный и требовательный голос, показавшийся смутно знакомым.
  
  - Он можем говорить?
  
  - Да, отец.
  
  - Я капитан крепости Силитус Дат`Ремар, доложите о случившемся.
  
  Я на мгновение замер, осознав, что передо мной стоит именно тот эльф, что был встречен мной при выходе в патруль. Нужно было немедля доложить о нападении и я это сделал, уместив повествование в несколько предложений. Ремар воспринял новость о гибели отряда спокойно, не выказав ни капли удивления, лишь уточнил у меня место нападения и число жуков, после чего пожелал мне выздоровления и ушел. Не могу не признать, что был обрадован этим, в присутствии капитана я ощущал себя словно на королевском приеме и даже не понимал, как Ремар мог так воздействовать на окружающих, вроде он ничего не говорил, но каждое сказанное слово в его присутствии произносилось с осторожностью, словно от этого зависела жизнь и смерть, хотя почему словно?
  
  Однако теперь я мог вздохнуть с облегчением и все что требовалось - это добраться до крыла целителей. В этом мне помогла девушка и как я ни был горд, мне пришлось принять ее помощь. Если в форме тигра я еще мог идти и даже бежать если поребуется, то попытка сделать шаг в виде эльфа чуть не обернулась для меня падением, так что больше от помощи я не отказывался. Добравшись до госпиталя я поблагодарил Миранну за помощь, после чего мое тело было отдано в безжалостные руки целителей. Зная их я был уверен, что в следующий раз смогу выйти из этих стен не скоро, что меня ничуть не огорчило, ведь я наконец мог отдохнуть, несколько дней подряд не делать ничего, просто спать, наверстывая те упущенные часы, что копились во мне последние пятьдесят два года. Едва голова коснулась подушки я погрузился в сон и его больше ничто не прерывало.
  
  
***
  
  Где-то в центральной башне крепости.
  
  В полукруглой комнате сидел и неторопливо и обстоятельно вчитывался в документы эльф, чьи глаза видели многие тысячелетия. В этой крепости каждый знал его, ведь он был ее комендантом. Прочитав очередной документ, он поставил свою подпись и аккуратно положил бумаги в стопку с другими листами, после чего приступил к чтению нового.
  
  В этот момент в дверь постучали и, дождавшись разрешения от коменданта, в комнату вошел капитан Дат`Ремар.
  
  - У меня для Вас новости, Дат`Ленор - хмуро сообщил он - прибыли остатки патрульной команды Тироена, он сам мертв, а из всего отряда выжили только двое.
  
  - Прекрасно - ответил комендант, не прерывая чтение документа или просто делая вид, что он его читает.
  
  - Я понимаю Ваше желание избавиться от бездарных командующих, но мне не нравится, что вместе с ними гибнут новобранцы, в конце концов среди них попадаются множество талантливых воинов.
  
  - У по настоящему стоящих шансы есть всегда, - Дат`Ленор, наконец, отложил листок и взглянул на капитана, - ведь двое из отряда вернулись?
  
  - Благодаря предусмотрительности одного из них, что оставил портальный маяк.
  
  - Очень разумно с его стороны, может быть возьмешь его в свой отряд? Тебе все равно требуется пополнение, а они доказали свою полезность. Возьми их и, скажем, свою дочь?
  
  Повисло молчание.
  
  - Я не думаю, что это хорошая идея - капитан напрягся, как бывало всякий раз, когда разговор заходил на эту тему.
  
  - Не совершай глупостей. Миранна хочет защищать ночных эльфов, хочет лечить раненых и сражаться и это ты никак не изменишь, сам подал ей дурной пример - комендант улыбнулся - а потому пусть она встретит опасность под твоим присмотром.
  
  Капитан застыл, мучительно борясь с обуревавшими его сомнениями. Слишком сильно он боялся за свою дочь и в то же время понимал правоту коменданта.
  
  - Хорошо, Вы правы. Но если вернуться к вопросу о неблагонадежных командирах, неужели нет иного способа от них избавиться? Это уже пятый патруль, что постигла такая участь, не слишком ли дорогой ценой мы добиваемся поставленных целей?
  
  - Не беспокойся об этом. Тироен был последним, кого следовало убрать. Все остальные уже поняли намек и убрались из Силитуса сами, так что можешь быть спокоен.
  
  Услышав эти слова Дат`Ремар расслабился и, кивнув, вышел из комнаты. Ему не нравились методы коменданта, но он также понимал, что просто не знает, как еще было убрать из крепости всех этих высокомерных хлыщей, что прибились сюда в мирное время. Дат`Ленор был безусловно прав и все же неприятно, что пришлось участвовать в подобном.
  
  
  Глава 7.
  
  
  Я медленно двигался по лесу, находясь в состоянии легкого транса. Когда-то мне было не просто его поддерживать даже в бою, сейчас же я мог находиться в этом состоянии часами и даже получал от этого удовольствие. Все беспокоящие мысли, все проблемы, вся усталость воспринимаются отстраненно, будто и не мне принадлежали. Как сложно бывает выходить из этого состояния и осознавать, что проблемы никуда не исчезли и осталось еще шесть лет жить в этом проклятом месте. Больше сорока лет прошло с момента моего прибытия в крепость Силитус и я бы не сказал, что они прошли быстро.
  
  Тот первый бой, что чуть было не стал для меня последним, многое изменил в моей судьбе. Хотел бы я так сказать, но реальность надо мной будто насмехалась. В первый момент, когда сам капитан Дат`Ремар пришел ко мне в палату с предложением вступить в его отряд я считал, что удача повернулась ко мне лицом. Тогда решение было принято мной мгновенно, да и о чем тут стоило размышлять? Дат`Ремар буквально излучал силу, уверенность в себе, достоинство аристократа. Он был настоящим высокородным. Конечно, все это не говорило об опыте и умении командовать, но ведь и выбирать было не из кого, а под командой такого командира я мог надеяться на лучшее. Да и в конце концов капитан определенно был хорошей альтернативой новому Тироену.
  
  Вот только поправившись и вступив в отряд я внезапно осознал, что в действительности все осталось по-прежнему, также, как в моем первом походе. Ведь я был назначен разведчиком, своеобразным авангардом основного отряда, чьей задачей было то ли искать затаившихся жуков, то ли приманивать. А все демонова подготовка Керантила! Он обучал меня как боевого мага, что не будет нуждаться в помощи товарищей, что сможет сражаться в одиночку против десятков и даже сотен врагов. Собственно то, чего я старался достичь, вот только общий строй был не для меня и в результате пришлось пополнить ряды столь же "талантливых" боевых магов, оказавшись даже не на переднем крае, а за его границей. Прекрасное место, чтобы сдохнуть, ведь из пяти разведчиков, что были в отряде Дат`Ремара на момент моего поступления спустя сорок лет остался я один, все остальные пополнили печальную статистику. Слишком важна была скорость реакции, слишком важны были доли секунды выигранные в активации заклинаний.
  
  Что я думал обо всей этой ситуации? Перед собой можно не скрывать, мне было страшно. Здесь, в этом проклятом Богами месте я действительно мог умереть и каждый раз, вспоминая очередную схватку, очередное нападение, я ощущал за своим плечом смерть. Хотелось напиться, вот только в крепости не было и капли спиртного, а потому я до изнеможения тренировался, оттачивал навыки владения мечом, накладывал плетения, стремясь хоть на долю секунды сократить время сотворения заклинания. А еще страх во мне как правило превращался в ярость и я вымещал его в схватках - тренировочных или в бою. Я ненавидел силитидов за этот страх и испытывал едва ли не наслаждение прерывая жизнь очередной твари. Наверняка бы это ярость меня и убила, но Керантил научил даже в таком состоянии продолжать думать, более того - использовать это ощущение разгоняя восприятие. Своего учителя я ненавидел и в то же время им восхищался, ненавидел потому, что именно из-за него я оказался здесь, а восхищался потому, что уроки Керантила помогли мне дожить до этого дня, а вот у четырех моих товарищей по несчастью не было такого наставника и их судьба была печалена.
  
  Увы, я даже не мог ненавидеть Дат`Ремара за ту роль, что я исполнял эти сорок четыре года. Просто потому что понимал - если убрать разведчиков - отряд не выживет, просто потому что обнаружит силитидов слишком поздно. К тому же наш командир также пребывал в весьма интересном положении. Собственно он и Миранна были единственными аристократами и арканными магами, что направлялись командованием крепости в патрули. Все остальные подобные маги составляли постоянный гарнизон Силитуса. Когда наши отношения несмотря на статус переросли в дружеские я спросил у Ремара, в чем заключается причина такой избранности. Как оказалось, это являлось негласной опалой его дому, длившейся многие сотни лет. Память у королевы была хорошей.
  
  Неспешное передвижение по лесу внезапно прервалось, когда мой взгляд споткнулся о некоторую неправильность. Этот камень, что едва выступает из земли, его я не помнил. Мгновенно созданное плетение обращается в ледяную иглу, а я напрягаюсь в ожидании результата. Подобные проверки я делаю часто, и в девяти из десяти случаев не происходит ничего. Это был не тот случай.
  
  Земля взрывается вокруг и далеко сзади, а я понимаю, что почти упустил засаду и основной отряд будет атакован уже сейчас. Однако у них своя задача, а у меня своя - связать противника боем.
  
  Грохот, взрывы, воздух словно загустевает от вложенной в плетение магии. Я не могу увидеть, что происходит сзади, но если Дат`Ремар успел создать строй - они справятся. А я рвусь к первому противнику.
  
  Обтекаю слишком медленного жука, обрубая его конечности и вонзая мечи в голову, рвусь к следующему, не давая себе и секунды на отдых. Остановка - это смерть, а я не собираюсь сегодня умирать. Мерзкий скрежет окружает меня со всех сторон, а место моего движения сужается, меня зажимают в клещи. Дожидаюсь момента, когда окружившая меня толпа стала особенно плотной и пускаю вокруг стену огня, сжирающую десятую часть моего резерва. Но это плетение того стоило, оставляя в десяти метрах от меня лишь дымящиеся панцири. Рывком приближаюсь к одному из поджаренных врагов разрубая его голову и не прекращая движение сплетаю телепортацию. Неимоверных усилий стоит удержать рвущееся заклинание, а в следующий миг я уже перемещаюсь на спину здоровенной сколопендре, что все это время обстреливал мой отряд магией. Только сейчас я обнаружил эту тварь и ее появление просто шокировало. Магов силитидов не должно было быть здесь и тем не менее они появились. Вот только об этом я смогу подумать позже. Появление на спине сколопендры и удар мечами оказались тщетными. Я еще не успел опустить в панцирь твари клинки, как вынужден был уходить от удара лап. Почти успел, отделавшись лишь кровоточащими порезами и в следующий миг ударил вспышкой по глазам противнику. Большего от меня не требуется. Посеять хаос и неразбериху в рядах врага, привлечь к себе внимание и отвлечь его от основной группы.
  
  Падаю на спину очередному жуку, в последний момент подправляя свой полет так, чтобы не быть разрезанным на две половинки. Из-за смещения ударяю дальше нужного места, отчего противник оказывается всего лишь ранен. Рывком ухожу в сторону, но не достаточно проворно, по касательной меня достает удар лапой, частично отраженный лезвием меча. Хорошо, что сам меч сломать почти невозможно, особенно, когда он напитан магией. Тем не менее меня откидывает в сторону и я едва успеваю затормозить перед новым врагом, что повернул ко мне жвала. В этот момент мои чувства взвыли об опасности и я рванулся прочь, а еще спустя секунду меня откинуло в сторону взрывной волной.
  
  Голова кружится, во всем теле боль, а еще я не могу ориентироваться в пространстве. Пыль забивает глаза, горло, проникает в нос, мне очень повезло, что рядом не ощущается врагов, но я не уверен, что это продлится долго. Полагаю самое время для того, чтобы отступить.
  
  Не мешкая дальше создаю плетение, перебрасывающее меня к маяку. По крайней мере именно к артефакту, отданному в походный госпиталь Миранны должно было переместить меня плетение и я рад, что в очередной раз покинул поле боя успешно.
  
  Переместившись я все еще никак не мог собраться с мыслями и голова по-прежнему кружилась, но успокаивающе холодная ладонь Миранны и заклинание сорвавшееся с ее пальцев прояснили сознание и восполнили силы. Невыносимо приятно вот так лежать, чувствуя как боль и усталость уходит и ни о чем не думать. Жаль, что позволить себе подобное я мог не долго.
  
  - Как проходит сражение?
  
  - Все хорошо, ты ведь знаешь моего отца, он справлялся и не с такими противниками. Извини, мне нужно идти и не вставай пока, твои раны едва затянулись.
  
  Проводив девушку взглядом я прислушался к себе. Болело многое, правый бок, левая рука, ребра. Как оказалось тот взрыв не прошел для меня бесследно, но я об этом догадался еще тогда. Интересно от кого был получен тот удар - от наших магов или силитида? Впрочем, это не важно и чтобы не говорила Миранна просто так лежать я не имею права, тем более, что маны у меня все еще в достатке, а звуки боя и не думают затихать. Пусть также бодро как в начале боя я сражаться сейчас и не могу, но мои клинки смогут принести пользу, а значит - в бой.
  
  Вид, открывшийся мне, не радовал. Боевые маги держали строй, стихийные раз за разом отправляли заклинания во врага и успешно отражали атаки мага-силитида, но при этом отряд ранее состоявший из сотни опытных воинов сейчас не насчитывал и семидесяти. Словно ответ на вопрос "куда исчезли остальные?" в строй врезался жук и, невзирая на магию и удары, обрушился на одного из эльфов. Это спровоцировало на атаку остальных силитидов, что бросились следом единой волной, но в следующий миг они оказались сметены совместным ударом сразу шести стихийных магов. Несмотря на этот успех врагов было по-прежнему много и они все больше напирали. Крылья отряда прогибались под массой противников и все говорило о том, что вскоре отряд окажется в окружении. Не лучшая перспектива, а значит я нашел где пригодится моя помощь.
  
  Мечи наливаются силой, раскаляясь от заточенного в них огня, а я рывком оказываюсь у ближайшего ко мне жука, готового закусить одним знакомым мне эльфом.
  
  - Эриен, какого демона ты забыл на переднем крае? - я был действительно зол тем, что этот идиот, что и меч то в руках держать не может, полез в рукопашную - ты стихийный маг, вот и катись к своим!
  
  Говорить дальше я не стал, так как нас грубо прервали. Силитиды решились на отчаянный штурм и мне пришлось приложить все свое умение, для того, чтобы сдержать их атаку. Сейчас я не мог просто избегать неприятеля. Нужно было остановить тварей и поэтому приходилось скользить в шаге от смерти, постоянно уходя от ударов и приковывая к себе внимание. Я обрубал жвала и лапы тварей, изредка успевая нанести завершающий удар, но все дальше отступал, слишком много было силитидов и хорошо было еще то, что они до сих пор не смогли меня задавить своей массой. Получив несколько ран, к счастью не опасных, я в который раз проклял свою экипировку, которая не стала лучше спустя сорок лет и несмотря на все старания готова была развалиться в следующем бою, а возможно и в этом. Я отступил на еще один шаг, но в следующий миг враг оказался сметен ледяными копьями оставив в живых лишь нескольких израненных тварей. Но и они не успели подняться на лапы до того, как были убиты мной и подоспевшими боевыми магами.
  
  Внезапно я осознал, что вокруг стояла тишина, нет не мертвая, но более не слышен был скрежет стали и рев заклинаний. Оглянувшись я понял, что и живых врагов более не вижу. Все вокруг устилали тела павших эльфов и силитидов, а на краю этого хаоса стояли несколько десятков моих собратьев до сих пор сжимавших рукояти мечей. Стихийные маги стоять более не могли и сидели в центре, бессмысленно уставившись в пространство, что было верным признаком магического истощения. Лишь Дат`Ремар стоял твердо, если и испытывая усталость, то не показывая ее ни в малейшей степени. В прочем я еще ни разу не видел на его лице признаки слабости, никогда.
  
  - Иллидан, на тебе разведка - произнес он, все тем же твердым тоном, которому инстинктивно хотелось повиноваться. Все же я выбрал достойного командира, да и эльф он неплохой, в чем я мог убедиться не раз, проводя время с ним и его дочерью.
  
  - Всем встать! Мы возвращаемся в Силитус - остальные члены отряда встретили известие с радостью за которой чувствовалось беспокойство, все понимали, что сегодня случилось нечто новое, предвещавшее будущие беды. Однако думать об этом я опять не стал. Не время и не место, сейчас я должен исполнить приказ и разведать местность до крепости.
  
  Правда не думать было сложно. Ведь вывод из случившегося был очевиден и откровенно пугал, всем же известно, что силитиды берегут своих магов, и если мы встретили одного из них это значит лишь одно...
  
  Впрочем, дальнейший путь прошел без неприятностей. Противник нам более не встречался. Лишь у самых стен Силитуса нас догнал отряд Нимера, а вернее то, что от него осталось - менее десятка измотанных воинов и все они в виде израненных зверей.
  
  Было понятно, что лишь те, кто имел возможность обратиться смогли отступить. А еще, больше не вызывало сомнений то, что эти нападения не случайны. Нашествие силитидов началось.
  
  ...
  
  Зал в самом центре крепости Силитус пустовал годами и десятилетиями. Лишь слуги порой приходили сюда для того, чтобы протереть скопившуюся здесь пыль. Однако сегодня помещение оказалось наполнено жизнью. Все командиры крепости и сам комендант находились здесь и жарко обсуждали необходимые для обороны действия. И причина произошедшего была одна - связь крепости с другими землями ночных эльфов была обрезана, телепорт более не работал. По сути своей лишних истолкований это не требовало - если исключить драконов лишь силитиды обладали способностью перерезать работу телепортов. А еще это означало, что в этот раз разведчики врага победили в противостоянии с отрядами крепости и смогли незаметно пробраться мимо патрулей. Тяжело было это признавать, но стражи Силитуса проиграли в этом раздаче.
  
  - Комендант! Прибыли отряды Нимера и Дат`Ремара. Они подверглись нападению и сам Нимер погиб, - в зал вошел заместитель коменданта капитан Салатир, отвечавший за гарнизон крепости.
  
  - Что с Дат`Ремаром?
  
  - Он жив и сейчас направляется в зал.
  
  - Итак, силитиды не только создали барьер против телепортации, но и атаковали отряды разведки. Можно быть уверенными, что уже через сутки их армия будет под нашими стенами - сказав это комендант обвел собравшихся хмурым и сосредоточенным взглядом - Салитир, какова численность гарнизона на данный момент?
  
  - Я не знаю сколько вернулось воинов из отрядов Нимера и Дат`Ремара, но по последним донесениям в крепости находится четыре тысячи шестьсот двадцать боеспособных эльфов, стихийными магами из них являются более трехсот пятидесяти и еще 42 арканных мага.
  
  - Капитан Аракин, крепость готова к осаде? Накопители наполнены маной?
  
  - Да и уже давно. Полагаю Вам это отлично известно - руководитель системы снабжения всегда отличался скверным характером, но занимал этот пост так давно, что на это уже никто не обращал внимания.
  
  - Прекрасно. Сообщения о нападении направлены? - этот вопрос встретил молчание, которое в конце концов прервал Салитир.
  
  - Боюсь с этим возникли проблемы
  
  - Какие еще проблемы?
  
  - Все призванные птицы были уничтожены, ни одной не удалось удалиться более чем на десять километров от крепости.
  
  - Значит небо также под их контролем - комендант задумчиво постучал пальцем по дубовым доскам стола.
  
  - Скорее всего о нападении на крепость уже знают или узнают в ближайшее время, а потому это не такая уж и большая проблема - решил подать голос командир лучников, подчинявшийся Салатиру и никогда не выпускавший своих подопечных в разведку, просто потому, что толку от лучников в скоротечных схватках с силитидами не было.
  
  - Верно, однако когда нам станет известна численность врага мы обязаны будем послать весть в Зин Азшари. Эта информация должна быть доставлена королеве.
  
  - И как мы это сделаем? Если уже сейчас небо перекрыто летающими силитидами, то что будет позже? Или Вы предлагаете ударить в одном направлении всеми воздушными силами? - Салатир всегда был по своей натуре пессимистом, но его никто за это не попрекал, все собравшиеся знали, что он был одним из тех, кто пережил прошлую атаку силитидов и не был рад встретить новую.
  
  - У нас есть лишь сотня гипогрифов, а я более чем уверен, что силитиды приведут тысячи летающих тварей. Если мы вступим с ними в открытый бой, то лишь бездарно погибнем - это откликнулся командир расквартированного здесь отряда всадников на гипогрифах. Одного из самых малых во всем Королевстве из-за того, что силитиды были не теми, с кем просто воевать в воздухе.
  
  - Терять сотню воинов и столько же гипогрифов мы не будем. Вместо этого нам необходимо отобрать лучших боевых магов способных к обороту в зверя для того, чтобы они доставили послание - комендант обвел взглядом окружающих - нам потребуется, скажем, двадцать добровольцев, по четыре в каждый потайной ход выводящий за стены в северном, северо-восточном и восточном направлениях. Кого Вы можете назвать в качестве кандидатов?
  
  
  Глава 8.
  
  Я сидел в конце темного, мрачного туннеля и, прикрыв глаза, медитировал. Была б возможность - и вовсе поспал, но увы обстановка не позволяла. С минуты на минуту должны были дать сигнал к выступлению.
  
  Итак, я вновь выиграл счастливый билет, став тем, кого выбрали в качестве гонца. Прекрасная задача для смертника, каким я был все эти годы. Может хоть сейчас получится сдохнуть? Меня чуть не пробило на истерический смех, но я сдержал себя. Страшно, как же не хочется умирать, а еще я не хотел оставлять в этой крепости своих друзей. Было впечатление, словно я не берусь выполнить опасное задание, а бегу с поля боя и то что вынужден бежать через кишащий жуками лес еще больше раздражало. С большей радостью я бы остался в крепости, вместе с Дат`Ремаром встретил врага, уверен я бы показал себя достойно на стенах.
  
  Зачем же тогда я согласился на такое сомнительное мероприятие? Ведь вызывали действительно добровольцев и я мог представить ранение как оправдание нежеланию рисковать своей шкурой. Пусть раны уже почти не напоминали о себе, такое оправдание никто не воспринял бы как трусость, скорее всего. Все дело не в гордости, нет. Просто я отчетливо понимал, что являюсь одним из лучших и самых опытных разведчиков Силитуса, как бы смешно это не звучало учитывая мой возраст. Я не имел права отказываться от того, что лучше меня не сможет сделать никто, ну или почти никто, все же не стоит зазнаваться, я был такой не один. Прошлые ранения благодаря помощи целителей мне не помешают, а значит нужно сделать дело и не умереть в процессе, впрочем как и всегда. Интересно, как много тварей мне встретится по пути? Не верю я, что прорваться будет просто, пусть нам и говорили, что силитиды соберутся под стенами крепости, но я не прислушивался к подобной глупости. В такой обстановке если какая-нибудь дрянь может случиться - она обязательно произойдет.
  
  Что-то меня вновь потянуло в меланхолию, даже не узнаю себя, должно быть эта демонова крепость так на меня воздействует. Уныние, безразличие к происходящему и желание наконец сдохнуть и более не рисковать своей шкурой накапливались ночь за ночью. И это у меня, прежде готового рвать противника едва ли не зубами ?
  
  Но ничего, я умею со всем этим бороться. Призываю на помощь всю свою ярость. Командование, Кенариус, мой дорогой брат, Тиранд! О да, одни только имена вызывают бурю эмоций. Почему Тиранд за все эти годы так редко мне писала, в то время как я направил ей сотни писем? Может быть она смогла найти счастье в объятьях моего брата? Или это все из-за проповедей Кенариуса? Ведь даже в этих письмах половина - было убеждение меня в необходимости отказаться от арканной магии. Замечательная идея, только сначала закажу себе похороны. Собственно почти так я и написал, после чего Тиранд не отвечала мне несколько лет. Брат писал, но лучше бы он этого не делал. Нет, честно, с каждым годом я его понимал все меньше, а уж когда я встречал в его письмах упоминание Тиранд, то в ярости готов был крушить все и всех. Вот только брата рядом не было, а порядки в цитадели были таковы, что при одном воспоминании о практикуемых наказаниях все желание творить разгром и хаос исчезало.
  
  - Вот, это данные о численности нашего врага - прочтите и запомните -меня отвлек сам Дат`Ремар решивший лично проводить члена своего отряда и возможно друга на очередную самоубийственную прогулку по лесу. Привычка взяла свое?
  
  Сообщение, что мы должны были доставить, также не радовало. По нему выходило, что только обнаруженное число жуков насчитывало сто тысяч особей и среди них более двухсот магов, на деле их наверняка еще больше. Наличествовали все ранее известные особи, а также некоторые еще не встречавшиеся и обещавшие преподнести сюрприз. В пределах видимости располагалось несколько тысяч летающих созданий.
  
  Кивнув, я свернул послание и убрал за пояс, а затем совершил оборот, встав в один ряд с еще тремя большими кошками. Мой напарник, который был мне смутно знаком, не более, встал рядом. По сути нам было по пути, но вот защищать друг друга мы были не обязаны. Более того - предполагалось, что в случае нападения на одного из нас второй просто продолжит дальнейший путь, давая возможность напарнику пожертвовать собой ради великой цели.
  
  На холку опустилась рука, а голос произнес, внезапно утратив былое спокойствие:
  
  - Не вздумай умирать, мы с тобой должны пройти до конца, ты понял?
  
  Я лишь согласно рыкнул на внезапно потерявшего самообладание Ремара. После чего приготовился к старту.
  
  
***
  
  Нас не встречали у выхода из тоннеля враги и уже это радовало. Свернув северней и почти сразу потеряв из виду вторую группу мы побежали по дну оврага, искренне надеясь и дальше остаться незаметными. Чуткий нюх ловил запах силитидов, но это не давало почти ничего, ведь оставались еще притаившиеся особи, что отлично умели скрывать свое присутствие в любых спектрах. Даже регулировали температуру тела.
  
  Тишина вокруг была неестественна и уже поэтому я мог сказать, что противник близко, однако с каждой минутой мы удалялись все дальше на север и ровным счетом ничего не происходило.
  
  Грохот раздался в сотнях метрах от нас, а я внезапно понял, что план мне изначально не нравился и если хочу выжить - стоит его изменить. Новое обращение и вот я вновь бегу вперед на двух ногах, смотря вслед удаляющемуся напарнику. Сейчас мы увидим прав ли я в своем решении.
  
  Появление противника удалось заметить вовремя и я рывком ушел в сторону. Меч отрубает голову одного, а еще один взмах лишает лап другого жука, но беглый взгляд по сторонам говорит о том, что перебить всю эту толпу я вряд ли смогу, по крайней мере быстро, а на шум непременно сбегутся другие. Лучше всего будет уйти, но перед этим попрощаться. Плетение складывается целых три секунды, невероятно много и все это время приходится отбиваться от жуков, что все более плотной массой наваливаются со всех сторон. Еще немного и они могли бы меня раздавить, но не в этот раз. Заклинание ударяет в землю и в следующий момент на два десятка метров вокруг меня выстреливают каменные шипы. Рев раненых тварей почти оглушил, но не помешал запрыгнуть на спину одного из жуков и, попутно лишив его жизни, рывком уйти к другому.
  
  Нельзя сказать, что эти прыжки дались мне легко. Уже на спине третьего жука я едва успел увернуться от его лап, однако это было и не важно, так как главным было то, что я прорвался. Впереди был пустой лес и я искренне надеялся, что таким он останется и дальше. Напарника нигде не было видно - возможно он уже мертв, а может быть успешно прорвался используя преимущества звериного тела. Стоит и мне ими воспользоваться. Обернувшись в тигра я бросился что есть сил, пусть даже и рискуя оказаться закуской в лапах спрятавшейся твари, но оторваться от уже набиравшей скорости погони было жизненно важно. Каждую секунду я ожидал нового нападения и единственное что радовало - мысль о том, что как бы много ни было жуков, но ведь не бесконечное количество, верно же?
  
  Мысль эта становилась все более навязчивой и с каждым мгновением давила на нервы. Невозможность в зверином облике использовать магию просто невероятно раздражала и вызывало чувство беззащитности. В конце концов я не выдержал и вновь превратился в эльфа, о чем неоднократно жалел следующий час, вслушиваясь в звуки приближающейся погони. Так или иначе, даже в двуногом обличии я мог развивать очень хорошую скорость и спустя час не был пойман, хотя преследователи стали заметно ближе. Полагаю, не беги я через лес - итог был бы совсем другим. Все же силитидам лес неудобен и неприятен, куда больше им нравятся горы или даже степи и пустыни. А вот кусты и деревья им откровенно мешали и это давало мне преимущество. Между тем впереди приближалась моя первая цель, с которой я связывал надежду на избавление от погони, но что-то мне подсказывает - именно там меня ждет горячий прием.
  
  Выбегаю из леса на полосу земли перед обрывом, что отделяет меня от спасения. Она всего несколько сотен метров шириной. А еще от спасения меня отделяют десятки жуков и два из них - исполины под четыре метра ростом явно вооруженные не только лапами и жвалами. Ранее я с такими не встречался, но Ремар рассказывал о них - невероятно крепкие и сильные твари, способные стрелять костяными шипами, но, к счастью, не использующие магию. Они получили название колоссы и не имели действительно уязвимых мест. Держаться от них следует максимально далеко и так я и поступлю. Рывок, и еще рывок и еще - я что есть силы бежал по краю опушки стремясь обогнуть своих врагов и всего за 5 секунд преодолел более трех сотен метров, успешно увернувшись от костяных шипов. А в следующий момент мой путь оказался прегражден очередной тварью. Моя погоня смогла обогнать меня с фланга. Две секунды ушло у меня на то, чтобы справиться с жуком, а затем еще одна секунда на следующего и еще одна и еще.
  
  Их было слишком много и кольцо сжималось все плотнее, а я отчетливо понял, что сейчас не время для экономии маны. Кольцо огня проходит через ряды жуков, заставляя их на миг прекратить натиск, а я бросаюсь в сторону обрыва. Перепрыгиваю через одного жука, уклоняюсь от лап другого и рывком ухожу на спину третьему. Нет времени да и возможности убивать. Только добраться до цели. Вот только удача сегодня не на моей стороне. Вновь воздух прорезает звук каменных шипов, но на этот раз до конца уклониться я не успеваю. Лишь радуюсь тому, что отделался всего лишь незначительными ранами на руке. Не самое опасное повреждение и если только мне дадут выбраться отсюда - заживет со временем и само. Если дадут.
  
  Секундная потеря инициативы оборачивается большими проблемами. Меня вновь окружают и что хуже всего, среди противников находится один из колоссов. Что ж, если дошло до этого придется использовать все возможности. Подбрасываю в воздух десяток самодельных артефактов и прячусь под брюхом одного из жуков, где меня и догоняет грохот, вспышка и ударная волна. Увы, по сути все вышеперечисленное лишь пшик, способный на несколько секунд отвлечь противника, сказалось низкое качество использованных материалов, но для меня и это хорошо, проскользнув по земле я устремляюсь к цели, до которой осталось так немного, однако меня почти сразу настигает старший силитид. Отбиваю его лапу мечом, к сожалению без вреда для нее самой, слишком мало силы оказалось направлено в клинок, чтобы повредить твари. Пытаюсь отступить, но клещи вокруг меня все больше сжимаются. Рывком запрыгиваю на спину одного из неприятелей и встречаю сокрушительный удар колосса.
  
  В последний момент мне пришла в голову простая до странности идея и я успел ее исполнить. Вместо того, чтобы попытаться остановить магическим щитом удар жука, совершенно невозможная затея при силе противника и времени, что было мне представлено, я использовал рывок по направлению удара привычно закрывшись мечом от самых страшных последствий. И в следующий момент я, кажется, стал самым быстрым эльфом за всю историю. Не думаю, что хоть кому-то удавалось развить такую скорость и при этом выжить. Главное только осуществить вторую часть плана. К счастью летел я в нужном направлении. По крайней мере так мне казалось. Собственно из-за этого ко мне и пришла данная идея - совершить рывок к обрыву.
  
  Спустя несколько секунд я так ни во что и не врезался. Моя скорость замедлилась до того, что стало возможно различать происходящее и я тут же рывком ушел вниз счастливо разминувшись с иглами от обиженного моим бегством жука.
  
  Лететь мне предстояло некоторое время, ведь до земли путь был не близок. Дело в том, что крепость Силитус и ее окрестности располагались на плато, что с северо-востока резко обрывалось и я изначально надеялся сбросить хвост здесь. Посмотрим, удастся ли это сделать...
  
  Вселенная, ты издеваешься? Этот крик души был неспроста. Дело в том, что только я захотел всего лишь на несколько секунд расслабиться и насладиться чувством полета, как удача напомнила, что уже с утра от меня отвернулась. Силитиды! Летающие силитиды! Первая же тварь, получившая название москит, едва меня не прикончила, спикировав со стороны Солнца. Спасли меня лишь инстинкты за сорок четыре года бытности разведчиком вбитые в подкорку. Увернувшись от первой, я встретился со второй, но она по счастью пролетала несколько в стороне, а я в свою очередь еще и помог птичке подравняв крылья.
  
  Атаковать меня снова силитиды не успели, так как я достиг земли. Приблизившись на достаточное расстояние я использовал рывок для того, чтобы погасить скорость и вместо падения оказался на ногах, после чего что есть силы рванул к лесу, где меня ждало спасение. Очень на это надеюсь. К счастью силитиды не догадались позвать большее число москитов и по пути меня атаковал лишь старый знакомый, от которого удалось легко увернуться. Я бы и вовсе его нашинковал, но тварь была достаточно умна, чтобы не дать мне такой возможности. Забежав в лес и пробежав еще несколько сотен метров я наконец осознал, что самая опасная часть пути позади. Чтобы там ни было силитиды не должны были отправлять крупные отряды дальше плато, в этом просто не было смысла. Это не означало, что я в безопасности, совершенно нет, за мной наверняка будет послана погоня, возможно привлекут больше летунов, но все это было мелочью в сравнении с тем, что я уже прошел. Достаточно быть осторожным и я справлюсь. А сейчас следует заняться раной.
  
  Мои навыки целительства за последние годы стали лучше, я специально брал уроки у Миранны. К тому же мне просто было приятно поговорить с девушкой от которой не стоило ожидать обвинений и нотаций. Надеюсь с ней все будет в порядке? Впрочем, Ремар не пустит свою дочь на передовую и я его в этом поддерживаю, нечего ей там делать.
  
  Сейчас я с радостью мог убедиться в том, что мои усилия не пропали даром и лечение для меня более не является проблемой. А раз так, стоит двигаться дальше. Мне не просто нужно доставить послание, мне нужно доставить его быстро, а потому - вперед.
  
  Дальнейшее передвижение проходило тихо и мирно, вернее таким оно было первые два часа. Москиты все же нашли меня и пусть деревья мешали им использовать все возможности - их это не остановило. Сразу сотня жуков опустилась на землю преграждая все возможные пути отступления, вот только отступать я и не собирался, ударив по противнику "копьями ветра", одним плетением выведя из строя почти два десятка особей. Слишком слабыми были летающие создания, маленькие, с тонкой броней и минимальными магическими способностями, а потому враг явно недооценил меня, прислав так мало особей. Переместившись к ближайшему жуку я разрубил его голову на части, при этом меч почти не почувствовал сопротивления, столь слабой была его защита в сравнении с земными особями. Целых десять секунд я беззастенчиво рубил наступавших на меня тварей, а потом просто вновь ударил вокруг "копьями ветра". Добить оставшихся было не сложно, жаль, что десятку удалось ускользнуть и это означало, что мне стоит убраться отсюда как можно дальше прежде чем они приведут подкрепление.
  
  Странно, но спустя три часа нападения так и не последовало. Остановившись я прислушался к окружающей обстановке и магии. Воздействия поля, что ограничивало возможности телепортации больше не было. А раз так, стоит попробовать иной способ передвижения. На задуманное маны должно хватить и место где я стоял прекрасно подойдет. Ровная, сухая поляна с короткой травой. Я положил в центр поляны артефакт, что содержал в себе запас маны. К сожалению объем был небольшим, пусть я и занимался артефакторикой все эти годы, но недостаток материалов и времени давал о себе знать. К счастью этого должно было хватить. Теперь требовалось расчертить вокруг него ряд рун напитывая их силой. Так и должен в теории выглядеть полевой ритуал для телепортации. Можно конечно и без него совершать перемещение, но такая конструкция значительно снижала затраты маны, что было критически важно для меня, все же путь до Зин Азшари не близок. Подозрительно оглядев окружающее пространство, я пришел к выводу, что жадничать в такую ночь не стоит и выложил еще один артефакт, устроив его у края получившегося круга, после чего встал в центре. Теперь мне требовалось время и полное сосредоточение. Первые узлы плетения сложились передо мной. Такое заклинание отличалось от возможно используемого в бою большей сложностью и в то же время меньшей затратностью, так как использовало иные принципы перемещения. Какие? Понятия не имею, я никогда не интересовался той теорией, что не могла мне пригодится, не то что мой брат, любивший забивать голову ненужными вещами. В прочем в сторону мысли о брате, сейчас главное не сбиться, ведь в этом случае использованная энергия будет потеряна.
  
  Плетение не было завершено и на половину, как случилась очередная неприятность - атака москитов. Все же этим тварям нельзя было отказать в уме и тот десяток, что убежал от меня раньше посчитал возможным напасть в тот момент, когда я буду отвлечен. И сейчас шесть жуков бросился в атаку на меня в момент наибольшей уязвимости. Надо отдать силитидам должное - время они выбрали удачное, однако уже через секунду противник разлетелся на куски от удара ранее оставленного мной артефакта.
  
  - Сволочи, такую ценную вещь на вас истратил. Вы хоть представляете сколько стоили материалы на его производство? - сказал я это тихо, не прерывая ритуала и при этом смотря на еще трех особей застывших наверху. Если они сейчас нападут... Прошла одна секунда, вторая, третья... Последний узел плетения был исполнен и заклинание сработало, а я осознал - и у жуков есть инстинкт самосохранения, что было весьма кстати.
  
  
***
  
  Прибытие прошло успешно и буднично, без тех проблем, к которым я себя готовил. Если говорить честно, то даже слишком спокойно. Меня никто не встречал и даже мой потрепанный вид вызвал лишь слабый интерес каритов - стражи Зин Азшари. Подавив некстати возникшую обиду, а что меня должна была встречать сама Королева Азшара? Я обратился к командиру охранявших портал стражей и спустя всего лишь минуту уже бежал в сторону дворца в сопровождении нескольких воинов. То, что все вопросы были решены так быстро, меня откровенно обрадовало, хотя и смутила реакция стражников, которую я так и не смог понять - удивление, недоверие, веселье? Я не мог сказать точно, как они должны были реагировать на гонца из атакованной силитидами крепости, но определенно не так и это лишь усилило беспокойство, заставляя спешить с выполнением поручения.
  
  Пусть я и был погружен в свои мысли, но не заметить, что по городу распространилось волнение не смог. Столица всегда отличалась большим течением жизни в сравнении с другими городами, но сейчас отовсюду слышались взволнованные голоса, было видно множество вооруженных и экипированных к бою эльфов. Все это говорило о том, что об атаке на крепость знают и готовятся к предстоящей битве и подобное не могло не радовать. На площади у дворца собралось несколько сотен эльфов, что готовились к телепортации в неизвестное мне место. Создается такое ощущение, что выдвижение произойдет уже в ближайшие часы, а значит доставленные мной сведенья действительно важны и я не зря рисковал своей шкурой.
  
  Сам дворец поражал воображение и многие из простых эльфов мечтали оказаться внутри него желая увидеть шедевр, созданный лучшими архитекторами и магами калдораев. Было искренне жаль, что я не имел ни малейшей возможности рассмотреть его во всех подробностях. Мимо взгляда проносились узоры стен, потолка и даже пола, которые не просто добавляли красоты и изящества интерьеру, но и являлись рунами делавшими дворец одним из самых защищенных мест Азерота. Некоторые из этих рун были мне знакомы, но я уже через мгновение терял их из виду. Около каждого поста охраны мы задерживались не более чем на несколько секунд необходимых для того, чтобы продемонстрировать донесение, после чего мой эскорт сменялся и мы продолжали движение. В результате уже спустя 5 минут я оказался у дверей в кабинет Королевы, охраняемый десятком дайранов - гвардейских частей столетиями отвечавших за защиту этого места и традиционно набираемых из лучших воинов ночных эльфов при этом не являвшихся высокородными. Разумная предосторожность оправдавшая себя на протяжении веков. Надо отметить, что части дайранов регулярно отправлялись на границу в самые опасные на тот момент участки и потому пользовались заслуженным уважением. Стать одним из дайранов являлось мечтой многих простых эльфов, но вот я предпочитал иной путь к славе. Все же бытие дайраном налагало многие ограничение и посвящение всего себя служению, а я хотел большей свободы.
  
  Отвлекая себя подобными мыслями я прождал несколько минут перед последним препятствием и наконец вошел в кабинет услышав приглашение. Стоит сказать, что все мысли и тревоги, что были в моей голове тут же испарились едва я увидел Королеву Азшару. Было в ней что-то необычное, совершенное, что заставляло сомневаться в возможности существования столь прекрасной женщины в нашем мире. Идеальная фигура, свет, будто бы излучаемый кожей, яркие, внимательные глаза, все это заставляло забыть о мире вокруг. Однако воспоминание об осажденном Силитусе мгновенно прогнало туман из головы и опустившись на колено я протянул руку с посланием. Голову я старался более не поднимать, не совсем понимая, что со мной произошло до этого. Ведь сейчас краем глаза я видел королеву и более не испытывал такого восхищения, хотя красота ее по-прежнему не оставляла сомнения.
  
  - Благодарю тебя за исполнение возложенного поручения, воин - голос Королевы был столь же чарующим как и ее вид, настолько, что я не уследил за тем, как из моей руки исчезло послание - ты совершил трудный путь и я ценю это, не многие смогли по нему пройти. Ты второй кому удалось справиться с возложенным.
  
  - Второй, Ваше Величество?
  
  Мой вопрос почему-то на миг сбил королеву, всего лишь на миг, но я это уловил. Возможно, я нарушил этикет?
  
  - Да, нам уже известно о содержании послания и мы сможем распорядиться доставленными сведеньями. Есть ли у тебя какие-либо просьбы ко мне?
  
  Редко когда я чувствовал такое разочарование и даже не мог назвать точно, что меня расстроило больше: понимание бесполезности выполненного задания? Расстройство от того, что я без смысла нахожусь здесь, когда мои друзья сражаются? Или я просто надеялся на славу и признание? В любом случае сейчас было не время и не место для размышлений, а потому я постарался ответить как только возможно твердо:
  
  - Служение Вам моя единственная награда, но я хотел бы попросить разрешения присоединиться к армии, что отправиться на защиту Силитуса.
  
  - Я даю на это разрешение. А теперь ступай, если хочешь успеть к выступлению.
  
  Приказ я исполнил с невероятным облегчением. Определенно не таким я видел окончание этого задания.
  
  
***
  
  - Этого молодого эльфа также следует включить в число тех, кто пройдет обучение - произнесла королева, когда двери закрылись.
  
  - Как прикажете, Ваше Величество, но не кажется ли Вам, что он еще слишком молод?
  
  - Совершенно верно, Ксавий, он молод, но уже смог пройти там, где погибли эльфы старше и опытней. К тому же ты должен был почувствовать его магическую силу. Уже сейчас он обладает мощью сравнимой с арканными магами корпуса дайранов и я хочу, чтобы он был верен мне. А не кому-либо из высокородных.
  
  - Как вам будет угодно.
  
  На этом разговор и завершился, но королева еще некоторое время в задумчивости смотрела на закрытые двери, прежде чем выкинуть из головы странного эльфа.*
  
   * С интересом послушаю догадки по этому поводу. Подсказку следует искать в моменте встречи Иллидана и Азшары.
  
  
  Глава 9.
  
  Комендант Силитуса задумчиво вглядывался в заполнивших все пространство перед стенами врагов. Их было много, очень много. В свое время он уже участвовал в отражении атаки силитидов и тогда их было меньше. По крайней мере сейчас так казалось. Также обращали на себя внимание множество магов и иных исполинских жуков - колоссов, сколопендр, а также тех созданий, что ранее не появлялись, а потому и имени еще не получили. Такие твари по своей мощи превосходили сотни и порой даже тысячи собратьев, они были по настоящему страшным противником.
  
  В памяти промелькнули воспоминания о прошлой атаке - бесконечном, шевелящемся ковре жуков, со всех сторон штурмующем стены. Отвратительное и жуткое зрелище. Его предстоит еще увидеть сегодня. День становился все ближе и можно было не сомневаться, что с первыми лучами Солнца силитиды пойдут на штурм.
  
  - Господин Дат`Ленор, гонцы отправлены.
  
  - Хорошо - комендант не стал оборачиваться к подошедшему подчиненному, все также вглядываясь в предстоящее поле сражения.
  
  - Твой отряд готов к бою? - этот вопрос коменданта был скорее формальностью, но все же Дат`Ремар посчитал нужным ответить, заверив командира в том, что все бойцы отряда ознакомлены со своей задачей и готовы ее выполнить.
  
  Беседа на этом прервалась. До стоящих долетали скрежет оружия и доспехов, крики командиров, а еще мерзкий для уха эльфа шелест десятков тысяч хитиновых лап и стрекотание, что заменяло разговор силитидам.
  
  - Как думаешь, Ленор, мы сможем продержаться? - сейчас Дат`Ремар решил отбросить этикет, тем более, что был знаком с комендантом несколько столетий.
  
  Ответил комендант не сразу, было не ясно, то ли потому что думал над ответом, то ли потому что не был уверен, в том, что стоит отвечать.
  
  - Не знаю. Мы подготовили значительные силы, и я не сомневаюсь в том, что помощь придет к нам незамедлительно, однако нельзя сбрасывать со счетов хитроумие этих тварей. Они долгие годы готовились к этому штурму и должны были заготовить для нас несколько сюрпризов. К тому же в этот раз силитиды собрали на штурм двести магов, а это не просто много, это очень много. Конечно, в Силитусе нет тех, кто не владеет магией. На нашей стороне арканные и стихийные маги, да и боевые маги и лучники являются грозной силой, чьи стрелы и мечи способны пробивать панцири этих тварей, и все же большинство наших магов уступают по мощи магам силитидов. Все что нас спасает - мощные стены и запас маны, а значит для нас жизненно важно не дать прорваться противнику внутрь.
  
  - Это все понимают и будут драться до конца, трусов среди нас нет, а даже если бы и были - бежать все равно некуда. Ну а для меня главное, что Миранна не будет сражаться в первых рядах - несмотря на бодрый тон, Дат`Ремар все же не смог скрыть тревогу.
  
  - Еще не хватало пускать целителей на стены, тем более столь молодых - комендант не признавался в этом, но и он симпатизировал молодой эльфийке и не хотел, чтобы она погибла в этом сражении.
  
  - Полагаю, мне стоит направиться к своим, ночь подходит к концу.
  
  На это Дат`Ленор лишь кивнул, да и что здесь можно было сказать.
  
  Звезды на небе истаяли, а на востоке небосвод озарил свет Солнца. Для многих рас мира Азерота этот свет был символом возрождения, жизни, но не для ночных эльфов, которые теряли свои силы днем. И сейчас силы гарнизона таяли с каждым мгновением. Прошла минута, другая, край Солнца показался над горизонтом, а затем ковер из тысяч жуков устремился вперед. Надо сказать, что проходили столетия, а тактика силитидов не менялась и охарактеризовать ее можно было словом "завалить трупами". Жуки не ценили жизни рядовых членов улья и с легкостью жертвовали тысячами своих особей, что сейчас бежали в сторону стен и ворот Силитуса. Отставая от толпы мелочи, вперед выдвигались и крупные особи, достигавшие высоты в десять метров. Маги силитидов не спешили атаковать, неторопливо продвигаясь позади своих сородичей. Стоило отметить, что шли они тремя группами, нацеленные на ворота и две стены.
  
  Первыми вступили в бой башни крепости. В них были оборудованы накопители, что поддерживали как высокую защиту, так и невероятную силу творимых чар. И сейчас с башен сорвались сотни молний, устремившиеся на накатывающий вал врагов. Разом сотни тварей были убиты, но остальные особи даже не замедлили своего движения, безразличные к своим сородичам. А башни начали подготовку к новому удару - увы, медленная скорость заряжания была их серьезным недостатком.
  
  Следующими вступили в схватку лучники. Разом в воздух были пущены тысячи стрел и не успели первые из них опуститься на землю как на тетиву накладывались уже шестые или даже седьмые. Лучники ночных эльфов не могли показать себя достойно в схватках с затаившимися жуками в лесу, но здесь, за стенами крепости были по настоящему эффективны. Жаль только что любого иного противника подобный шквал стрел мог бы остановить, а то и вовсе обратить в бегство, но жуки не сбились и на шаг, сотни из них упали пронзенные стрелами, но большинство продолжило движение, казалось не обратив внимание на полученные раны. Тысячи стрел каждую секунду опускались на врага, но силитиды не остановились. Следующими свое слово сказали стихийные маги. Идеально ровным кругом вспыхнуло пламя в трехстах метрах от стен, при этом жар огня оказался достаточным, чтобы попавших в него жуков не спасла даже их невероятная сопротивляемость к магии. Наступление остановилось, ведь даже не знающим страха силитидам не хотелось идти в обжигающее пламя, глядя на то, как корчатся их сородичи. На остановившихся противников обрушился ледяной дождь, стрелы выбивали одного жука за другим, однако продлилась задержка едва ли несколько секунд, и в битву вступили маги силитидов. С места, где стояли эти создания, в небо взлетела самая обычная на вид пыль и уже спустя несколько мгновений опустилась на огненную стену. И пламя опало, будто обычный огонь укрытый пеплом, а жуки вновь продолжили свой бег, оставив на земле уже несколько сотен своих собратьев.
  
  Момент, когда свое слово сказали маги силитидов, посчитали удачным арканные маги. Сила, сдерживаемая ими, вырвалась на волю и ударила по группе вражеских магов, стремясь даже не убить, но стереть их в пыль. Однако на своем пути она встретила поднятую врагом защиту. Сильно ослабленный удар все же достиг противника, однако лишь одна особь оказалась убита.
  
  Комендант на это лишь зло сжал зубы, но не удивился ни на йоту. Он не недооценивал противника и готов был к неудачам, однако следующее событие застало его врасплох. Десятки и сотни взрывов у самых стен, стали полной неожиданностью для него и гарнизона крепости, ведь взрывались эльфийские ловушки и отнюдь не по воле своих создателей. Силитиды обнаружили их и сделали из одного из заслонов прикрытие для своих собственных войск, ведь даже эльфийское зрение не могло показать противника в клубах поднятой пыли.
  
  Ответ стихийных магов пришел почти сразу и на пространство перед стеной обрушилась стихия ветра, открывая вид на почти достигшего крепости врага и даже сбивая начавших восхождение жуков. Увы, на большее это заклинание было не способно, и враг от него почти не пострадал.
  
  Господин Дат`Ленор хмуро посмотрел на начавших восхождение жуков и дурное предчувствие в нем усилилось. Слишком малыми жертвами силитиды преодолели первые заслоны и это было плохо, очень плохо. Придется использовать некоторые козыри уже сейчас.
  
  - Салатир, приготовьте алхимические смеси - сообщение для капитана было отправлено, а комендант создал перед собой зеркало демонстрирующее вид на стены крепости по которым, игнорируя полное отсутствие зазоров и гладкость, поднимались жуки. Один за другим они падали под градом стрел и ударами заклинаний, но врагов было слишком много, чтобы это их остановило, к тому же скорость их восхождения была поистине невероятной, будто они не карабкались, а быстро шли по ровной земле. Еще не успел первый силитид добраться до верха крепости как небо прорезали десятки молний и обрушились на их защитников. Свой ход сделали маги противника. Однако сколь бы не велика была мощь врага, на стороне эльфов ночи были древние стены и вложенные в них артефакты, а еще множество магов пусть ослабленных светом Солнца и уступающих в мощи врагу, но более многочисленных. Мгновенно развернутая защита и усилия сотен магов остановили большинство молний и лишь несколько эльфов оказалось ранено или погибло. А если бы сражение проходило ночью - остановить атаку и вовсе не составило бы труда.
  
  Первый из жуков появился над зубцами стены и тут же рухнул вниз, но на его место пришел следующий и так по всему периметру Силитуса. В десятке мест закипели схватки, впрочем, успешно сдерживаемые призванными элементалями и боевыми магами. Вот только с первыми жуками на стенах потери начали расти. Силитиды умели использовать преимущества своего вида и при малейшем успехе сотни жуков бросались в место прорыва не считаясь с потерями. Их отбрасывали назад, кровью платя за такие победы, чтобы через несколько минут они прорвались в другом месте.
  
  Силитиды не жалея сил рвались к цели и этот порыв следовало остановить. Одновременно во всех местах на стены полилась вязкая смесь. Она не обжигала, не воспламенялась, не приносила, казалось, никакого вреда, да и не нашли калдораи никакого раствора, что мог бы всерьез навредить закованным в естественный доспех силитидам. Вот только лапы еще недавно твердо цеплявшиеся за камень врожденной для жуков магией вдруг потеряли точку опоры и десятки и сотни жуков посыпались со стен увлекая за собой других особей. Даже падая с огромной высоты они в большинстве своем выживали, но оказывались придавлены своими же собратьями и тем самым все же находили свою смерть.
  
  Атака была полностью отбита, но комендант не спешил праздновать победу, убежденный в том, что противник что-то придумает.
  
  Отступление жуков произошло в один момент. Видимо командир силитидов посчитал, что дальнейший штурм, пока не решена проблема, будет бессмысленным и это дало ночным эльфам так необходимую им передышку. Многие маги и простые воины смогли воспользоваться случаем и спокойно пополнить запасы маны, полагая, что в будущем на это может не оказаться времени.
  
  Второй штурм произошел лишь спустя четыре часа и начало его не отличалось от первого. Все также вперед выступили слабые особи и преодолев дождь из сыпавшихся на них стрел заполонили стены. Алхимическая смесь более не представляла для них угрозы и несмотря на противодействие жуки продолжали карабкаться наверх. Ближе к стенам выдвинулись маги силитидов, а к воротам начали движение крупные особи. Становилось понятно, что время разведки для жуков завершено и этот штурм пройдет в полную силу.
  
  А затем маги Силитуса внезапно ощутили мощнейшее сияние энергии. В самом центре построения врага, там, где располагались наиболее мощные создания, обнаружилось нечто, содержавшее в себе запас маны сравнимый с главным накопителем крепости. Но оставалось оно там не долго. Краткий миг и заряд устремился в сторону ворот, за секунды преодолевая разделявшее их расстояние. Он был столь стремителен, что маги эльфов просто не успели его остановить, а затем снаряд ударился в створки и крепость содрогнулась.
  
  - Доклад! - потребовал Дат`Ленор и получил его едва ли не через секунду.
  
  - Комендант, ворота почти распались на щепки, они не выдержат следующего удара, две башни повреждены, и не смогут более продолжать бой, одна из башен взорвалась изнутри, накопитель не выдержал. Враг будет через несколько секунд у ворот.
  
  - Немедленно отправить големов, пусть перекроют вход в крепость. Не дайте силитидам ворваться внутрь!
  
  Дат`Ленор в ярости ударил кулаком в камень стены, но легче не стало. Понимание того, что теперь силитиды непременно ворвутся внутрь было мучительным, но в то же время он никак не мог предотвратить этот удар и оставалось лишь надеяться на то, что второго подобного снаряда у жуков нет.
  
  Уже с фатализмом он прослушал доклад о выведении из строя целого комплекса артефактов и вновь обратил свое внимание на бой, где пошатнувшееся было положение стало выравниваться. Пусть големы погибали один за другим, но они были достойными противниками силитидам, а мощная поддержка магов и лучников выкашивала врагов сотнями и тысячами. Жуки не могли пробиться за ворота. Также они продолжали лезть на стены, но и здесь им не удавалось закрепиться, их каждый раз сбрасывали вниз, пусть и ценой большой крови. Под стенами Силитуса погибли не просто тысячи, а уже десятки тысяч жуков, и пусть ночные эльфы также заплатили за это большую цену при таком размене они могли надеяться не просто отбиться, а выиграть это сражение. Могли, до следующей атаки врага.
  
  Площадь у ворот, что ранее была выложена идеально ровно подогнанными плитами, вздулась словно гнойник, а в следующий миг из нее хлынули жуки.
  
  Дат`Ленор лишь в смятении устремил свой взгляд на этот новый ход врага, понимая, что сам не обратил внимание на доклад своего заместителя, сообщившего о выведении из строя артефактов. Понимая, что чудовищный взрыв, бывший столь эффективным, преследовал и иную цель - не дать ночным эльфам обнаружить подкоп, что проделывался жуками. А еще Комендант понял, что врага уже не удержать за первыми стенами и все, что возможно сделать сейчас - остановить его на достаточное время, чтобы отступить на новые позиции.
  
  - Немедленно! Все свободные части к воротам! Удержите их любой ценой!
  
  
***
  
  POV Дат`Ремара.
  
  Уклонение и прямо в морду твари отправляется огненное плетение. Жук на миг замирает, издавая пронзительный визг и этого хватает, чтобы мечом срубить ему голову. Резко в сторону и на том месте, где я только что стоял, падает москит. Собственно эти создания всегда оказывались в местах, где жукам удавалось забраться на стены и организовать плацдарм, чем изрядно мешают защитникам и мне в частности. Хорошо, что они намного слабее своих земных сородичей иначе вполне возможно, что враг бы уже прорвался.
  
  Взмах кистью и противник распадается на части, а я поднимаюсь, чтобы обозреть место сражения. Впрочем, бой уже затихает. Отряду в который раз удалось скинуть противника за стену, хотя за это и пришлось заплатить. Глаз находит тела еще двух убитых эльфов, что долгие годы выбирались из всех передряг вместе со мной. Выбирались до этого дня, вот только они не первые, кто погиб сегодня и возможно я вскоре присоединюсь к ним. Даже из тех членов моего отряда, что смогли добраться до крепости, погибла уже половина и я знал, что в других отрядах ситуация не лучше. Мы погибали один за другим, дорого разменивая свои жизни, вот только противник мог себе подобное позволить.
  
  Вновь прогремел взрыв, и стена содрогнулась: видно опять маги силитидов нанесли свой удар. У меня не было возможности следить за ними, но, судя по всему, потери среди магов противника были ничтожны, что нельзя было сказать о наших. Ситуация казалось все хуже, и невольно приходило на ум, что наша оборона в любой момент может не выдержать. Пока этого не происходило, но долго ли мы еще продержимся?
  
  - Дат`Ремар, немедленно выдвигайся к воротам! - сообщение от коменданта заставило вновь отбросить усталость и броситься к указанной цели вместе со своим отрядом.
  
  То, что открылось нам на месте, ужасало. Сотни силитидов давили со всех сторон на защищавших ворота големов и боевых магов, лишь чудом те еще держались, чудом, и за счет спешащих со всех сторон подкреплений, пытавшихся остановить накатывавшего врага. Вот только и жуки, что вылезали из невероятно широкого провала в земле, были не простыми солдатами, а наиболее мощными из созданий силитидов. Особенно выделялись в нескончаемой волне тварей маги силитидов, сразу три особи, просто сметавшие всех на своем пути. Земля плавилась от мощи вложенной в плетения, и пусть мной и остальными магами уничтожались сотни тварей, но мы просто не успевали уничтожать их быстрее, чем они прибывали.
  
  Страшное чувство обреченности подступало ко мне, вместе с ощущением иссякавшего резерва маны, но было невозможно, немыслимо смириться с поражением. Вкладываю все резервы, что еще остались в заклинание и ударяю копьем чистой энергии по изможденному магу-силитиду. Тот был уже изранен и ослаблен, благодаря чему не смог пережить моего удара. Выхватываю меч и обвожу взглядом поле боя. Как оказалось не все было так плохо. К настоящему моменту все сильные особи были уничтожены и лишь сотни мелких силитидов волной вылезали из провала. Что ж, маны почти не осталось, но у меня есть мой меч, пусть мои навыки и сильно уступают тому же Иллидану, я умею с ним обращаться.
  
  Однако этого не потребовалось. Мощный удар чистой энергии впился в провал, испепеляя сотни силитидов и обрушивая проход. Все же арканные маги выполнили свою работу и теперь осталось лишь добить остатки еще сражавшихся жуков.
  
  Взгляд зацепился за еще живого силитида незнакомого вида. Такие мне не встречались прежде и это вызывало смутное беспокойство. Незнакомый противник это всегда плохо - особенно если имеешь дело с силитидами. Слишком уж изобретательны эти твари, а каждый новый вид имеет свое предназначение. В этот момент жук раскрыл пасть и пронзительно закричал, при этом выбрасывая в пространство магическую энергию. Крик почти сразу замолк, а мертвый враг упал на землю, но мое беспокойство только возросло. Что сделал этот силитид, в чем был смысл магического выброса? Это не атака, а значит... сигнал? И в ответ на мой вопрос с неба ударил разряд молний. Все что я успел сделать - активировать защитный амулет.
  
  Конец POV Дат`Ремара.
  
  
***
  
  - Комендант, атака на ворота отбита, но более половины находившихся на площади эльфов убиты или ранены в результате магической атаки силитидов - голос заместителя звучал устало и несколько обреченно, но и винить в этом его было нельзя.
  
  Дат`Ленор лишь в ярости сжимал кулаки, но не давал эмоциям взять над собой верх, хотя причины были - на площадь он отправил все доступные на тот момент силы. Почти всех разведчиков, что имели бесценный опыт сотен и тысяч схваток с силитидами, большую часть големов и всех стихийных магов находившихся в резерве. Все то, что должно было дать им возможность отстоять внешние стены. И теперь большая часть сил потеряна.
  
  - Что с Дат`Ремаром?
  
  - Он тяжело ранен и в настоящий момент отправлен в госпиталь, в любом случае продолжить сражение капитан не сможет.
  
  - Хорошо, в таком случае выясни точное число оставшихся в нашем распоряжении резервов и сообщи мне.
  
  Ничего хорошего в ситуации не было, комендант это знал наверняка. По сути сейчас вопрос состоял в том, когда объявлять приказ об отступлении, ведь шансов удержать внешние стены до захода Солнца не было. Одно лишь радовало - центральная часть Силитуса стояла на необычайно твердой основе специально укрепленной строителями и сделать подкоп под нее у противника не получится.
  
  Сведенья о потерях были получены спустя 5 минут и они подтвердили самые плохие ожидания. Если в начале сражения в резерве содержалась почти тысяча боевых магов, то теперь их не могло набраться и три сотни. При этом эти три сотни были невероятно уставшими, лишенными большей части энергии. Части расположенные на стенах также понесли ужасающие потери. Силитиды сполна воспользовались моментом, когда все силы были брошены на уничтожение тех противников, что проникли за стены и нанесли десятки магических ударов, что оставались без ответа. Лишь чудом стены не пали в тот момент, но долго такое чудо продолжаться не могло. А значит тянуть дальше нельзя.
  
  Огненный смерч пронесся по стенам Силитуса и под визг сжигаемых жуков эльфы бросились в отступление. Маги противника были на время отвлечены новой атакой арканных магов. На то, что они добьются серьезных успехов, комендант не надеялся, ведь за все время сражения арканные маги смогли убить лишь пять особей, потеряв двоих из своих рядов, однако отвлечь внимание на себя смогут. Большего Дат`Ленор уже не ждал. Одновременно с этим в небо взлетели гипогрифы ударив по москитам силитидов. Гипогрифов было немного, всего лишь сотня, но они смогли выиграть время и спустя десять минут боя отступили. Не многие из них уцелели в сражении, но и москитов они забрали с собой достаточно. В это же время последний из големов пал и ворота оказались открыты перед противником. Первая стена пала.
  
  Впрочем, если силитиды считали, что смогут взять под контроль пространство между первой и второй стеной без проблем, они определенно недооценили эльфов. Едва жуки заполонили пространство и вновь устремились на стены в оставленных домах вспыхнуло пламя и силитиды оказались в огненном плену. Дома были предварительно заполнены алхимическими смесями и разлетались тысячами осколков и расплавленным камнем. Пусть жуки и обладали невероятной устойчивостью к повреждениям, но даже они не могли выдержать такое буйство стихии. Когда спустя десять минут пламя все же утихло живых силитидов в пространстве между стенами не осталось. Так и закончился второй штурм.
  
  Все же, как бы безразличны не были силитиды к гибели своих собратьев, но потеря нескольких тысяч особей в огненной ловушке отразилась даже на них, задержав третий штурм почти на час. И это было как нельзя кстати, ведь каждая минута приближала время ночных эльфов. Третий штурм прошел без того напора как прежние, завершившись с заходом Солнца.
  
  
***
  
  POV Эриена.
  
  Когда я пришел в крепость, то никак не ожидал столь стремительного карьерного роста. Что уж тут говорить - сейчас я занимал место капитана. Вот только причина по которой я получил этот пост не радовала. Дат`Ремар был ранен, а из всего отряда на ногах остались лишь полтора десятка воинов и возможно после этого рейда нас станет еще меньше.
  
  В настоящий момент несколько сотен эльфов пробирались по покрытой копотью и телам жуков земле у стен крепости, желая сделать ночь для силитидов интереснее. Вооружены мы были не только магией, но и заряженными артефактами, что должны были устроить хороший взрыв уничтожив противника и прикрыв наш отход. Что касается того, как мы вообще оказались за стенами - здесь нам помогла предусмотрительность строителей крепости, что создали множество тайных проходов надежно защищенных от обнаружения даже если искать их стал бы силитид. Сейчас мы воспользовались этими проходами подбираясь к врагу, что ночью решил оставить город и уйти за стены, оставив в крепости лишь немногих затаившихся жуков. Весьма предусмотрительное решение. Не поступи они так, дело не ограничилось бы одной этой атакой и тем важнее она была, необходимо было нанести как можно больший вред противнику.
  
  Впереди показались особенно крупные завалы и до слуха долетел тихий скрежет. Замечаю, как идущий впереди меня эльф подает знак и передвижение еще более замедляется. Не стоит забывать, что жуки также хорошо могут видеть в темноте и могут обнаружить нас, если будем неосторожны.
  
  Подобравшись на расстояние в два десятка метров к врагу отряд застыл в ожидании. Все маги, владевшие площадными заклинаниями приготовились к нападению. Прошла минута, вторая... Взрыв стал сигналом и я выпустил заклинание в толпу спящих монстров, то же сделали и соратники. В следующий миг отряд перешел в отступление, а сзади послышался шум преследования. Но зря они так безрассудно пустились в погоню. Едва основная толпа поравнялась с тем местом, где раньше находился отряд, раздался взрыв артефакта, разбросавший жуков в сторону. Следом контратаковали боевые маги, почти мгновенно вырезав тех жуков, что слишком вырвались вперед. В свою очередь стихийные и несколько пошедших с нами арканных магов вновь ударили по площади, добивая раненых и останавливая тех, кто рвался в сражение.
  
  На этом вылазка и завершилась. Удивительно, но ни один из бойцов отряда не оказался ранен и мы успешно добежали до скрытых проходов. К сожалению их пришлось обвалить за нами, так как теперь их обнаружение было лишь вопросом времени. Оставалось надеяться, что эта вылазка принесла врагу серьезные проблемы и поможет нам завтра.
  
  Конец POV Эриена.
  
  
***
  
  Башня пылала в лучах заходящего Солнца. И это не было красивой метафорой, здание и вправду было объято пламенем и оплавлено, во многих местах виднелась копоть, а вокруг нее были сотни и тысячи тел силитидов. Тот, кто видел ее до начала штурма крепости, мог и не узнать, настолько исказили здание заклинания. И тем не менее защитники башни все еще были живы. Раз за разом заклинания и стрелы вылетали из узких бойниц, поражая очередного жука. Вот на несколько секунд гарнизон прекратил яростный отпор, но всего лишь для того, чтобы ударить всей доступной силой по одному из вражеских магов, неосторожно приблизившемуся к осажденной цитадели.
  
  - Дат`Ленор, мы ранили эту тварь! - хриплый от усталости голос был наполнен торжеством и яростью, а сам комендант к стыду своему не смог вспомнить имя сражавшегося сейчас с ним плечом к плечу мага. Еще молодого, но сумевшего выжить и уничтожить сотни жуков. Эту ошибку следовало исправить.
  
  - Ты отлично справился, как твое имя?
  
  - Эриен - ответил маг не отвлекаясь от творимого плетения. В следующий момент в окно ворвалось пламя, но щит был выставлен вовремя и энергии в нем оказалось достаточно. Впрочем, энергия была не проблемой. Здесь, в главном заклинательном зале, ее было достаточно.
  
  Вместе с комендантом в помещении находились еще три десятка магов, главным образом арканных, те кто не был ранен и смог дожить до этого момента. Еще в башне было не менее трех сотен лучников и боевых магов и они упорно держались несмотря ни на что.
  
  Вызов пришел внезапно и приняв его Дат`Ленор испытал ни с чем не сравнимое облегчение, он узнал голос.
  
  - Дат`Ленор, это командующий армией Королевства калдораи Ксавий, Вы слышите меня?
  
  - Да, я слышу.
  
  - Доложите о Вашем состоянии и состоянии противника.
  
  Доклад получился коротким. Вынужденный поддерживать связь, комендант не мог полноценно участвовать в бою и поэтому считал возможным ответить максимально коротко. В свою очередь Ксавий заверил коменданта, что подкрепление будет через два часа и приказал держаться.
  
  - Я сделаю все, что в моих силах - ответил комендант, впрочем, его уже никто не слушал.
  
  Задуматься о том, как продержаться необходимое время Дат`Ленор не успел. Сильный удар сотряс башню, отчего некоторые из магов не удержались на ногах, а надежное и прошедшее века здание пошло трещинами.
  
  - Доклад! - крикнул комендант и получил ответ почти сразу, от вбежавшего в заклинательный покой боевого мага.
  
  - Комендант, вход в башню открыт, внутрь лезут жуки! - невозмутимый в обычное время воин сейчас был почти в панике и причина была проста - это был конец и уже неважно как силитидам удалось пробиться внутрь, все что им осталось - задержать их еще хоть на какое-то время.
  
  - Дат`Ленор - в противоположность вбежавшему воину голос Эриена был спокоен, неестественно спокоен - в башню входят маги силитидов.
  
  И комендант окончательно осознал ситуацию и также перестал беспокоиться о чем бы то ни было, потому, что это был конец, без всякой надежды и им оставалось лишь достойно умереть. Ведь враг пришел за оставшейся в накопителях маной необходимой им для противостояния подкреплению и Дат`Ленор не мог отдать этот ресурс врагу.
  
  - Создайте защиту, мне потребуется время - сказал он подходя к замковому накопителю.
  
  - Дат`Ленор, Вы уверены, что взрыв не заденет наших собратьев в подземелье? - несмотря на вопрос Эриен уже вплетал свои чары в общую вязь защиты.
  
  - Не беспокойся, им ничто не грозит, тот, кто строил эту крепость, позаботился даже о таком развитии событий.
  
  Удар, рожденный враждебной магией пронесся по башне, ломая перегородки, сминая камень словно глину. Сразу в нескольких местах пол обвалился, не выдержав чудовищного напора, но плетение в руках Дат`Ленора не сбилось, он был опытным магом и мог творить заклинания даже в более сложных условиях. Бросив последний взгляд в окно, туда, где к агонизирующей крепости спешила подмога, он вздохнул и выпустил на волю плетение, что словно порыв ветра проникло в кристалл-накопитель. Прошло мгновение, бывший зеленым цвет кристалла разгорелся сильнее, а затем взорвался, поглотив все, что было вокруг.
  
  
***
  
  Далее повествование от лица Иллидана.
  
  Я быстро скользил по столь знакомому лесу, постоянно одергивая себя, чтобы не бежать со всей возможной скоростью. Да, я хороший воин и могу многое, но я не смогу противостоять всей армии силитидов в одиночку, не смогу. От выскочившего из-под земли жука я лишь отмахнулся, не желая тратить время на столь ничтожного противника. Взмах был произведен мечом и повторного удара не требовалось, я мог продолжить путь.
  
  Близко, очень близко, еще час пути и я увижу саму крепость. Вновь на меня нападает толпа силитидов и на этот раз их несколько десятков, а значит мне придется задержаться. Рывком ухожу в сторону и протыкаю одну из тварей, обтекаю ее и протыкаю мечами рядом стоящую. Мне больше не нужно усилий для того, чтобы найти уязвимые точки в телах жуков, а тело само знает, когда следует уйти в сторону во избежание смерти. Подныриваю под удар и всаживаю меч по рукоять в шею твари, а затем с разворота вынимаю лезвие, добивая противника. Удивительно, что с таким сумбуром в мыслях, я все еще жив, но видно эти годы не прошли бесследно и научился большему, чем считал сам. Раз за разом твари пытаются меня убить и промахиваются, порой они почти касаются меня, но лишь почти. Их усилия напрасны, потому что я не могу умереть сейчас, мои друзья ждут меня, им нужна помощь.
  
  Останавливаю движение и осматриваю поляну. Враги мертвы, а значит я могу продолжить путь.
  
  Звук взрыва настиг меня спустя несколько минут и я растерянно посмотрел в сторону откуда он пришел. Передо мной были стены крепости Силитус, более не скрытой иллюзией. Почему он открыт? Смотрю на покрытые копотью, изрезанные стены, на дым от пожаров, на затихающий столб пламени, что горит в центре, там где прежде стояла главная башня цитадели.
  
  Вместе с осознанием случившегося в душе разгорается ярость, хочется уже сейчас броситься вперед и убивать, убивать, убивать... Но нет, я не стану этого делать, ведь если я так поступлю, то лишь погибну убив лишь нескольких, а это мало, слишком мало. Сотни жуков, возможно тысячи, вот та цена, которая меня устроит, по крайней мере на первое время. Иду вперед, погружаясь в транс как никогда сильно и в предвкушении сжимаю клинки...
  
  
***
  
  Проснулся я в госпитале, о чем мне первым подсказал слух. За эти годы я часто оказывался в данном заведении и привык его определять. То что я не предстал пред Элуной или любым иным Богом меня откровенно удивило, все же я не планировал выйти из того боя живым, да и самого боя не помнил, лишь отрывки в которых я раз за разом резал жуков, сражаясь в окружении. Скольких я убил и кого, вспомнить не удавалось. Впрочем возможно мне кто-нибудь поможет?
  
  Открыв глаза я обнаружил себя в просторном помещении со множеством кроватей, на каждой из которых лежал пациент подобный мне. То есть столь же замотанный в бинты и привязанный к кровати во избежание побега. В который раз целители не забыли об этой предосторожности и данный факт искренне расстраивал. Обведя взглядом помещение я наткнулся на фигуру в одежде целителя и замер. Это была Миранна, но как? Она ведь погибла вместе со всеми, ведь крепость была захвачена силитидами, а они никогда не оставляют живых, или мне показалось? Может я ошибся и случившееся мне привиделось?
  
  В этот момент наши взгляды встретились и эльфийка улыбнулась.
  
  - Иллидан, ты очнулся! - это восклицание было произнесено достаточно тихо, чтобы не разбудить остальных пациентов.
  
  - Миранна, ты жива? Но ведь Силитус был захвачен?
  
  - Захвачен, но нас не нашли. Я и другие раненые смогли укрыться в подземельях и мой отец тоже жив, он даже лежит недалеко от тебя. Хотя многие погибли в том сражении, почти весь наш отряд и Эриен - голос Миранны дрогнул, но она тут же взяла себя в руки - но он погиб достойно, как и хотел.
  
  Да, она была права, Эриен всегда хотел достойной смерти. Я не понимал это его стремление, но оно было искренним, а значит, он был бы доволен таким исходом. Подумав об этом, я сам не заметил, как провалился в сон.
  
  
  Глава 10.
  
  Я стоял в центре Зин Азшари у скрытого от посторонних входа во дворец и до сих пор не мог прийти в себя. Слишком быстро события в моей жизни сменяли друг друга. С того момента, как я очнулся в госпитале прошло всего две недели, встать мне позволили и вовсе лишь десять дней назад и сложно было поверить, что война с силитидами оказалась позади. Что нет больше патрулей, в которых каждую секунду возможно умереть, нет угрозы вторжения на ближайшие несколько сотен лет, даже служить еще шесть лет более не нужно, ведь я, как и иные защитники Силитуса, получил возможность покинуть границу. Да и не требовался теперь гарнизон в этой крепости, ведь армия противника была полностью уничтожена в том сражении, о котором у меня остались лишь обрывочные воспоминания.
  
  Было что-то нереальное в том, чтобы вот так стоять на одной из улиц красивого, родного мне города и вдыхать его воздух, в котором нет опасности и страха. Ведь Зин Азшари стоит на этом месте тысячелетия и никогда его стены не осаждал враг. И не будет, ночные эльфы этого не позволят!
  
  Выбросив из головы не нужные размышления я решил подумать о чем-то более важном - например о цели, что привела меня сюда. Если кратко описать эту цель, то она звучит как обучение, обучение тайным знаниям арканной магии, что оказалось доступно лишь немногим из народа калдораев. Почему именно я оказался удостоен этой чести? Возможно причина тому было участие в сражении с силитидами, где я убил сотни тварей, в том числе одного из магов, а может то, что я доставил послание... Главное, что эти знания помогут мне стать сильнее, превзойти брата и доказать Тиранд, что я превосхожу его. Однако последняя мысль более не воодушевляла. А хочу ли я собственно что-то доказывать Тиранд? С того времени как я покинул Кенариуса наши с ней отношения лишь портились и чтобы я ни делал - она была недовольна. Она даже не поблагодарила меня за отражение нашествия силитидов! А ведь я множество раз рисковал своей жизнью, чтобы остановить тварей, не пустить их в земли калдораев. Разве такой поступок не стоит благодарности? Но нет, Тиранд упорно настаивала на ценности любой жизни, словно витала в своем, отдельном от других мире. И ладно бы она не испытывала благодарности только ко мне, но и самоотверженность других эльфов, защитников Силитуса не встретила у нее поддержки. А ведь из пяти тысяч эльфов гарнизона выжило лишь девять сотен. Почти ни с кем из них, за исключением Эриена, я не познакомился близко, но знал, что все они были достойными эльфами и никто не оставил свой пост в трудный час.
  
  Назначенное мне время наступило и я с радостью отбросил и эти мысли в сторону. Подойдя к стене, я направил к одному из орнаментов ранее выданный артефакт и в следующий момент увидел ворота. Открыв их я узнал, что этот вход охраняет не только магия, но и стража из дайранов, что предварительно удостоверилась в моей личности и лишь затем пропустила, указав дальнейшее направление моего движения. Сопровождение я не получил, но не слишком удивился, как я узнал эта часть дворца была изолирована от помещений королевы и даже желай я навредить правительнице у меня было бы шансов не больше, чем если бы я штурмовал внешние стены. Сейчас мой путь лежал к изящному дому, что при все своей кажущейся хрупкости был надежно защищен магией, даже более надежно, чем другие строения дворца.
  
  - Ну здравствуй, ученик - голос Керантила был на редкость благодушен, он вообще просто лучился довольством, что откровенно раздражало, не таким я его помнил.
  
  - Учитель, вы себя хорошо чувствуете? Может приболели? С чего такая вежливость? Может вам стоит отдохнуть, а занятия мы на другую ночь перенесем? - сказано это было со всей доступной мне иронией за которой я попытался скрыть свое замешательство.
  
  - Ученик! Ты что же, участвовал в паре сражений и решил, что учителю можешь советы раздавать? Да я еще тебя переживу, сопляк!
  
  - Ну вот, другое дело, а то я Вас и не узнал.
  
  На эти слова наставник лишь вздохнул и продолжать конфликт не стал, отчего мое недоумение лишь возросло. Я ведь был готов вступить в перепалку окончанием которой стал бы бой, где возможно было бы продемонстрировать все чему научился, а учитель так просто сдал позиции. Странно...
  
  - Итак, Иллидан, ты хорошо показал себя на границе и потому было решено доверить тебе тайные знания об арканной магии - голос наставника вновь изменился, стал почти благоговейным, словно эти знания дала ему сама Элуна, причем лично - они содержатся в этих кристаллах и сегодня ты сможешь приобщиться к ним.
  
  Я с сомнением посмотрел на предложенный мне кристалл. Передавать знания записанные в кристаллах ночные эльфы научились уже давно, но технология эта была очень дорогой, да и данный источник знаний смотрелся каким-то необычным, совершенно иной формы, с иными рунами вплавленными в стенки. Стоило прибавить к этому то, что предлагал этот кристалл совершенно новый для меня Керантил, необычное поведение которого ранее раздражавшее теперь заставляло нервничать. Из-за таких странных фактов совершенно не хотелось спешить.
  
  - А от кого получены эти знания? - сам не пойму, почему я задал этот вопрос, но он оказался правильным. Керантил задумался, решая, отвечать ли мне и лишь спустя минуту все же произнес:
  
  - Я не могу сказать тебе сейчас, пока не могу, но вскоре ты узнаешь тех, кто дал эти знания. Ну а сейчас воспользуйся кристаллом - последние слова прозвучали требовательным, не терпящим возражения тоном, и я понял, что раздумывать больше некогда и дотронулся до хранилища знаний.
  
  В следующий момент огромный объем информации потоком влился в мозг, изначально беспорядочные, но выстраивающиеся в четкие логические схемы, что раскрывали мне ранее неизведанные тайны магии. Невольно у меня захватило дух от открывшихся тайн, но было среди этих знаний и что-то иное. Я не мог точно сказать что именно, всего лишь неясное ощущение, что исчезло едва удалось его ощутить. Еще несколько минут я вслушивался в себя, но так ничего и не уловил.
  
  - Потрясающее чувство, неправда ли? - спросил Керантил и мне не оставалось ничего иного как согласиться с ним.
  
  Вся эта ночь прошла в изучении полученных знаний и я должен был признать, они и вправду были бесценны. Нет, в кристалле не содержалось могущественных заклинаний, способных сравнять с землей горы. Вместо этого я получил возможность повысить эффективность плетений и увеличить свой объем маны, и именно это было для меня ценным, ведь сейчас я уступал другим магам в силе из-за возраста и теперь обрел шанс превзойти их*. Воистину полученное было бесценно и что самое важное этим все не ограничивалось. В ходе следующих занятий я узнавал незнакомые ранее руны и способы работы с ними, учился по новому творить заклинания и вплетать их в свой рисунок боя. Я становился качественно лучше, постоянно совершенствуясь и находя новые способы применения данных мне основ. К слову о рунах, пусть я был далек от того, чтобы считаться специалистом в этой области, но мог оценить их потенциал, который по многим параметрам превосходил то, что использовали ночные эльфы.
  
  Радостное чувство познания, открытия нового наполняло душу, и все же ночь за ночью меня не отпускало беспокойство, которое не удавалось отбросить. Сонм вопросов роился внутри и я не мог найти им ответа. Спросить у наставника я также не спешил, потому что многие из этих вопросов касались и его.
  
  Что за чувство во мне возникало каждый раз, когда я брал в руки новый кристалл? Каждый раз это чувство было все более отчетливым и пробуждало во мне все большие сомнения и... страх? Я не понимал, почему так реагирую на кристаллы, ведь ни наставник, ни иные маги не испытывали ничего подобного, но все же считал возможным не обращать на него внимание, ведь разве было что-то важным в этом мире в сравнении с познанием?.
  
  Вторым вопросом было поведение Керантила. Эльф, с которым я общался более пятидесяти лет подряд, словно стал совсем иным разумным. И я говорю не о его почтении к дарителям знаний, хоть и это было странно, более меня беспокоило его спокойствие и благожелательность, которой до того момента я за ним не замечал. Более того, подобные чувства испытывали и другие эльфы, с кем я общался. Но и этому можно было найти объяснение, по крайней мере мне так казалось.
  
  Но все это было не важным. Именно так. Важно то, что сейчас я вновь смогу узнать нечто новое, шире приоткрыть тайну, какой является арканная магия. Я в нетерпении протянул руку и жадно вобрал новый дар. Вспыхнувшее беспокойство было откинуто в сторону, его затмило чувство восторга от погружения в тайны арканной магии, нестерпимое желание лучше понять все грани истинного искусства. Все же тот, кто дал нам эти знания действительно достоин почтения. Может быть он является Богом, что решил помочь калдораям? Должно быть именно так. Ведь кому как не Богу могут принадлежать знания столь превосходящие наши? Утвердившись в этом мнении, я стал скрупулезно изучать дарованные мне знания и лишь спустя минуту осознал, о чем подумал. А в следующий момент я застыл в ужасе.
  
  
***
  
  Какого демона! Какой Бог, как я вообще мог подумать о подобном? И почему мне в голову пришли такие мысли? - страх, ярость, беспокойство, смятение, наверное ни разу за всю свою жизнь я не испытывал разом столько эмоций да еще такой силы. И главное было то, что с каждым вопросом эти чувства во мне лишь разгорались. Достаточно было всего лишь задать самому себе вопрос, как много времени прошло с момента моего обучения, как ноги перестали меня держать и я упал, обхватив голову руками. Ведь я не знал этого, не знал какая сейчас ночь и даже время года. Я обучаюсь уже несколько месяцев? Полгода? Год? Или может больше? А вместе с этим вопросом в голове крутились и другие, не менее острые. Начиная от того, что я делал в эту ночь или в прошлую или неделю назад? Ел ли я и когда я спал? А когда я виделся со своими друзьями? С братом и Тиранд? Да когда я вообще выходил из дворца?
  
  На некоторые из этих вопросов я все же мог дать ответ, обрывки памяти подсказали мне его, но от этого легче не стало. Я никуда не выходил и все свое время посвящал обучению и я даже не думал о своих друзьях и брате. Идиот! Тупица! Придурок! Паника была мной задавлена самым действенным из возможных способов - яростью. Я был зол на себя, зол за то, что невероятно много времени не мог выйти из-под воздействия кристаллов, хотя ведь заранее ощущал всю неправильность ситуации. Как можно было допустить подобное! А что бы случилось, если бы я принял дарителей знаний за Богов? Стал бы им поклоняться?
  
  Хорошо, что я никогда не признавал авторитетов и даже Керантила воспринимал как наставника, которого я со временем смогу обойти. Сам факт поклонения кому-нибудь мне претил и именно это смогло вернуть мое сознание. Вот только что теперь делать?
  
  Утихла паника, следом прошла и ярость, и встал вопрос выхода из возникшей ситуации. Следовало предположить, что все калдораи приобщившиеся к знаниями оказались под воздействием кристаллов, в том числе и мой учитель. Кто стоит за этим?
  
  Королева Азшара? Сомнительно. Будь это она - не было бы смысла скрывать создателя кристаллов, ночные эльфы с радостью приняли бы дар от своей королевы. Да и зачем это королеве? Она и без того имеет практически безграничную власть над эльфами. Однако с другой стороны королева не может не заметить изменений, произошедших с ее ближайшими подчиненными. Не могла, если только она сама не оказалась под воздействием кристаллов. Но слишком зыбким является это предположение, я совершенно ничего не знаю о королеве и не могу делать выводов. Единственное, что я могу утверждать с уверенностью - мне не стоит со своими озарениями идти к ней.
  
  Но вернемся к главному вопросу. Кто еще мог бы дать такие знания об арканной магии? Если обдумать все всерьез, то никто, за исключением драконов**, не знал о магии столько, сколько ночные эльфы. Драконов исключать мы не можем, хоть и странным будет их вмешательство, ведь эти затворники не любят вмешиваться в дела простых смертных, даже если "смертными" являются калдораи. С чего им менять свои привычки?
  
  Нельзя полностью исключать драконов, но все же есть и третий вариант, самый неприятный. Таинственным "благодетелем" может быть существо не из Азерота или настолько древнее, что память о нем забылась. Если это так - предсказать поступки этого существа или существ невозможно, но в любом случае нас будет ждать самая страшная угроза из всех, что мы могли представить. И в этой связи стоит еще один вопрос - к кому обратиться за помощью? Сам я справиться не могу, просто потому, что не понимаю - кто мой враг. Если бы надо было убить кого-то конкретного я мог бы и не доверять полученные знания никому, но так, в неизвестности...
  
  Из всех знакомых мне аристократов и арканных магов я знаю только Дат`Ремара, но какие доказательства своих слов я могу предъявить? Если подойти к вопросу честно, то никаких, а если Ремар начнет расспросы, то это может закончиться плохо для нас обоих. Обращаться к жрицам Элуны я также не мог, так как просто не представлял их реакцию, а значит выбора не остается, придется мне обратиться к Кенариусу, как полубогу, что терпеть не может нынешнее устройство калдораев и с большой охотой может поверить в проблемы связанные с арканной магией.
  
  
***
  
  Как ни странно, но побег из дворца оказался на удивление простым и виной тому стало все тоже воздействие кристаллов. Большинство обитателей замка было слишком погружено в исследования и это касалось даже гвардии и то, что я покинул дворец никто не заметил. Чтобы как-то оправдать свое отсутствие я взял сразу десяток кристаллов для изучения, как подсказала моя не слишком хорошая память я уже делал так прежде и запирался на дни и даже недели. Выносить кристаллы я не стал, так как не знал, возможно ли отследить их местоположение.
  
  Переместившись телепортом в город ближайший к месту обитания Кенариуса, я обернулся в тигра и с удовольствием потянулся всем телом. Подконтрольный разум регулярно забывал о поддержании физической формы и пусть ситуация еще не дошла до критической благодаря поддержке магии Источника, возможность размяться несказанно радовала. К тому же я не был в лесу уже... какое-то время и просто соскучился по этой атмосфере, запаху, столь остро ощущаемому в зверином теле, деревьям и травам, переливавшимся в лунном свете. Быстрый бег по местам, что до сих пор были мне знакомы, навевал воспоминания о том, как я в свое время также бежал, но только покинув Кенариуса и отправившись на поиски нового учителя. Много принесло то решение. Я нашел наставника, приобрел навыки, каких никогда бы не обрел в ином случае, побывал на войне и внес свой вклад в победу. Я добился многого и в тоже время многое потерял. Остановившись, я помотал головой прогоняя некстати проснувшуюся меланхолию, сейчас точно не время для нее, ведь знакомая поляна находилась всего в получасе бега.
  
  Добравшись до нужного места я встал у края и совершил оборот после чего сел в ожидании хозяина. Насколько я знал Кенариуса, он уже был в курсе моего появления, возможно не того, что пришел именно я, но того, что к нему заявился незваный гость, а значит вскоре он должен будет подойти. Мог бы и вовсе встретить меня еще на подходе, но должно быть полубог был чем-то занят. Явился он спустя почти полчаса. Правда верным будет сказать, что пришел он несколько раньше и некоторое время наблюдал за посетителем. Не то чтобы я смог распознать маскировку Кенариуса и понять где он затаился, но бытность на границе с силитидами научила меня чувствовать чужое внимание и потому обнаружить наблюдателя я смог легко, но решил этого не показывать.
  
  Наконец Кенариус появился вместе с Малфурионом и встал, пристально глядя мне в глаза. Надо сказать, что они ничуть не изменились с последней встречи. Полубог был все также олицетворением величия и мудрости природы, хотя я не переставал в этом сомневаться, что касается брата, то он и вовсе остался не просто прежним, кажется даже одежда его была все той же, что и пятьдесят лет назад. Разве что взгляд, каким он меня прожигал стал еще недовольней. Они оба молча взирали на меня не спеша начинать разговор и я вполне мог бы поддержать это противостояние, но сейчас было не время обострять наши и без того не простые отношения. А потому разговор я начал первым.
  
  - Приветствую тебя Кенариус и тебе привет Малфурион, - я постарался сказать это без всякого намека на те чувства, что испытывал по отношению к этим двоим, насколько получилось, предстояло узнать в дальнейшем.
  
  - Здравствуй, мой бывший ученик, что привело тебя? - спокойный и мудрый голос Кенариуса пробудил раздражение, будто и не прошло ста лет с нашей последней встречи, но я вновь себя одернул.
  
  - Мне нужна помощь - и не давая ни Кенариусу, ни молчавшему до этого момента брату высказаться на этот счет продолжил - но прошу я не за себя, я прошу, потому что нашел угрозу для всего народа ночных эльфов. А возможно и Азерота.
  
  - Азерота? Не слишком ли громкие слова? - полубог был удивлен и это мягко сказано, явно не этого он ожидал от бывшего ученика, однако смотреть стал предельно внимательно, а вот во взгляде брата проявилось сомнение.
  
  - Не слишком. Сегодня я узнал об опасности, размеры которой предсказать не могу, я не знаю, что нас ждет, не знаю, кто враг, но я знаю, что опасность реальна! - я почти перешел на крик, но все же взял себя в руки - и я прошу меня выслушать.
  
  - Я слушаю тебя и слушаю внимательно.
  
  - А может сначала ты скажешь, где был эти два года? - Малфурион все же не сдержал кипевшего негодования - ты отправил письмо, а затем просто скрылся во дворце и более не появлялся, хотя я специально приехал в Зин Азшари. Почему ты не отвечал, брат и даже не нашел времени встретиться со мной?
  
  Два года, так вот, сколько длилось мое забытье. Это было больше, чем я мог ожидать, много больше.
  
  - Именно об этом я и хотел рассказать, если ты позволишь Малфурион.
  
  Брат еще некоторое время молчал, недовольно глядя мне в глаза, но затем все же отвернулся и произнес в сторону:
  
  - Хорошо, я слушаю.
  
  Свой рассказ я постарался изложить максимально полно, рассказывая обо всех чувствах и сомнениях, обо всем, что мной было замечено. И я испытывал небывалое облегчение от того, что мог рассказать хоть кому-то о случившемся, хотя чем ближе к концу подходил мой рассказ, тем больше я страшился того, что никто мне не поверит. Подведя итог я посмотрел в глаза Кенариуса, но как и прежде не смог различить в них эмоций. Поверил ли он мне? Я не мог этого понять.
  
  - Я так и знал, что арканная магия принесет беду в наш мир - сказал Малфурион, раздраженно сжимая посох - удивительно, что ничего подобного не случилось прежде.
  
  Возразить я ничего не смог. В конце концов, беда действительно была связана с арканной магией, было глупо это отрицать.
  
  - Малфурион, не время думать о том, на ком лежит вина за случившееся - Кенариус, не смотрел на нас, его взгляд упирался куда-то в лесную чащу, как бывало всякий раз, как он размышлял над значительной проблемой - сейчас нужно выяснить, правду ли сказал Иллидан и если правду, то кто стоит за случившемся. И я знаю способ проверить слова твоего брата.
  
  - Способ?
  
  - Ты не можешь знать о нем, Иллидан, ведь ты не постиг даже начальных стадий в искусстве друидизма. Этот способ - путешествие в Изумрудном сне и я полагаю Малфурион, что тебе будет под силу его осуществить. К тому же ты сам рассказывал мне о сне, что с недавних пор беспокоит тебя. Он ведь начинается у Источника Вечности?
  
  - Да, верно, я видел как в Источнике появляется водоворот, из которого выходят множество созданий, а затем видение меняется и кругом видна лишь смерть, разрушения, и живое, всепожирающее пламя.
  
  - Через Изумрудный сон ты сможешь прийти к Источнику, что находится у дворца Королевы Азшары и возможно там ты найдешь доказательства словам своего брата. Ты готов пойти на этот шаг? Учти, путешествие по Изумрудному сну не безопасно.
  
  - Я готов, учитель, что я должен сделать? - Малфурион смотрел на Кенариуса твердо и без тени сомнений, а я на время подумал, что в чем-то мог бы и поучиться у своего брата. Например, не терзать себя раздумьями, когда на это нет времени.
  
  * На самом деле уступал лишь самым сильным магам, скажем своему бывшему учителю Керантилу, но при этом уже являлся одним из сильнейших.
  ** Субъективное мнение Иллидана, он вообще слабо себе представляет, какой магией владеют драконы.
  
  
  Глава 11.
  
  Малфурион сел на траву и заставил свое сознание успокоиться, что было совсем не просто учитывая как много было поставлено на успех его начинания. Путешествие по Изумрудному сну это доказательство зрелости друида и в то же время с его помощью он, возможно, сможет найти ту угрозу, что тревожит его уже давно.
  
  - Я помогу тебе сделать первые шаги в Изумрудном сне, ученик, но будь осторожен, даже опытные друиды могут заплутать и не найти дороги назад - голос наставника дарил спокойствие и уверенность в своих силах и позволял Малфуриону сосредоточиться на производимом действии.
  
  - Чувствуешь ли ты песню камня, танец ветра, смех бегущей воды?*
  
  Не сразу, но он почувствовал голос каждого растения, каждой стихии, медленное, постоянное перемалывающее ощущение земли, веселые шаги ветра, ни на миг не замирающую, вечно пребывающую в движении воду. При этом ощущалась и некоторая неправильность, незавершенность окружения, но наставник объяснил, что причина такого ощущения то, что его сознание до сих пор пребывало в смертном мире. И следующим шагом было перейти в мир Изумрудного сна. Следуя указаниям учителя, он нашел в своем сердце дверь и отрыл ее, тем самым освободив свою душу, а затем провалился через последний барьер в царство сна.
  
  Красота мира, изменчивая и непостоянная ослепила на мгновение, а невероятная легкость души отделившейся от тела толкнула впасть в эйфорию, но Малфурион помнил слова учителя и смог взять свои чувства под контроль. У него была цель пребывания в этом мире, и он должен был следовать ей. Ощутив окружающее пространство, Малфурион потянулся к собственному сознанию нащупывая в нем связь с Источником. Эта связь есть у каждого эльфа, а сам источник имеет свое отражение и в Изумрудном сне, а потому он будет для него лучшим ориентиром. При этом он стремился ни на секунду не забывать о связи с учителем, что была для него путевой нитью с помощью которой возможно будет вернуться обратно.
  
  Нащупав направление на Источник, Малфурион что есть силы бросился в нужном ему направлении. И если в смертном мире такой путь должен был занять дни, то в мире Изумрудного сна расстояние было мимолетно и зависело исключительно от того, насколько ты сам можешь представлять движение вперед. А потому уже спустя несколько минут Малфурион смотрел на дворец, у стен которого плескался Источник. Очаг энергии был взволнован, а в его темных водах проскальзывали красные искры, но этих признаков было недостаточно, чтобы подтвердить или опровергнуть страхи друида.
  
  Приблизившись к стене, Малфурион увидел грот по которому и прошел внутрь. Удивительно, но друид не уловил никакой защиты, и лишь давление магической энергии могло быть ответом. Никакая магия не могла существовать рядом, кроме изначально существовавшей и сроднившейся с Источником. По крайней мере именно такую точку зрения он слышал из уст своего учителя, пусть и вспомнил об этом не сразу. Однако это означало, что защита встретится ему позже и нужно быть внимательным. Продвигаясь дальше, Малфурион внезапно отметил, что вода Источника стала более бурной, в ней прибавились красные огни, а еще дальше, на самом краю его восприятия ощущалось воистину невероятное образование, черпающее свои силы из протекавших под ним вод. Приблизившись к нему, друид понял, что этим странным образованием, мощность которого была просто невероятной, являлось зеркало созданное из темной с красными отблесками воды, что в своих обводах будто бы затягивало внутрь. Невольно сделав шаг в направлении артефакта, Малфурион тут же остановился, ощущая подступающий страх. Что-то было не так в этом зеркале, но он не мог понять что.
  
  В этот момент Малфурион внезапно почувствовал чье-то появление, и неизвестный был столь близко, что бежать показалось слишком опасным, стоило затаиться. Впрочем это не должно было потребоваться, кто бы не появился в том помещении друид его не видел и не слышал, ведь он в отличии от зеркала не находился в Изумрудном мире. А значит и неизвестный не мог ощутить Малфуриона, по крайней мере у него сохранялась такая надежда. Ее также подпитывала вода, что плескалась всего лишь в нескольким сантиметрах от духа друида, и чья сила должна была нивелировать его присутствие.
  
  В этот момент поверхность зеркала будто пробудилась, красные искры в нем стали нарастать в объеме. Малфурион не понимал, что означало это действие, но тревога в нем усилилась, а желание покинуть это место стало почти нестерпимым. Почти поддавшись этому чувству, друид все же остановился, когда ощутил за зеркалом некое существо, могущественное и жуткое, что могло убить казалось одним своим присутствием. Кем оно было, Малфурион не осознал, но его появления оказалось достаточно, чтобы броситься вон из грота.
  
  Поднявшаяся в нем паника была столь велика, что друид едва не оборвал нить, что связывала его с учителем, но все же смог сохранить достаточно рассудка, чтобы не совершить такой глупости. Тем не менее, даже обретя частичное спокойствие, он не стал задерживаться в Изумрудном сне и поспешил вернуться к оставленному телу и уже менее чем через минуту открыл глаза в смертном мире. Желание вернуться в Изумрудный сон у Малфуриона надолго исчезло, пусть итоги путешествия и были важны.
  
  
***
  
  
  Рассказ Малфуриона был встречен в гробовом молчании. Казалось, даже сама природа замерла в ожидании грядущей беды. И никто не спешил прерывать молчание. И брат и Кенариус были поражены подтверждением моих слов и действительным существованием угрозы. Вот только я пришел сюда не для того, чтобы сидеть и ждать неясно чего, а потому нарушил тишину первым.
  
  - Спасибо Малфурион, то что ты сделал нам очень помогло - эти слова вызвали удивление как у брата так и у Кенариуса, да я и сам поймал себя на мысли, что давно не хвалил брата, очень давно, впрочем, как и он меня - и из сказанного мы можем сделать один вывод.
  
  Обведя всех взглядом и не встретив возражений я продолжил.
  
  - Мы можем предположить, что наш враг не из Азерота. Ведь ты, Малфурион, сказал, что то зеркало потребляло невероятно много энергии, питаясь от Источника Вечности. Создавать подобное устройство всего лишь для общения в рамках одного мира бессмысленно, но если необходимо общаться между мирами, то все сходится и даже возможно, что это зеркало работает как портал.
  
  - Да, Иллидан прав, то, что ты увидел, Малфурион можно понять именно так - голос Кенариуса был размерен и нетороплив - к тому же изначально сомнительным было участие драконов в создании кристаллов, я достаточно их знаю, чтобы утверждать, что они не пошли бы на такое. И тем не менее перед нами стоит вопрос о том, что за существо ты увидел, Малфурион, какие цели оно ставит и как с ним бороться?
  
  - Достаточно уничтожить Источник и мы устраним угрозу - голос Малфуриона был сух и спокоен, и от этого было вдвойне страшно.
  
  - Брат, одумайся, Источник основа могущества и просто выживания нашей расы, без него мы скатимся до существования троллей, а может и ниже! - я не мог поверить в то, что брат предложил подобное, но тот был по-прежнему серьезен.
  
  - Арканная магия несет погибель калдораям и всему Азероту. Источник Вечности - вместилище арканной магии. Не будет его - не будет и угрозы для Азерота.
  
  - Брат, ты...
  
  - Довольно - свое слово взял Кенариус - Малфурион, уничтожение Источника Вечности породит катаклизм невиданной мощности, который в худшем случае может и вовсе разрушить Азерот, но даже в лучшем принесет неисчислимые страдания всему живому. И потому мы не будем рассчитывать на этот вариант и станем искать иные выходы, ты понимаешь меня?
  
  - Да, учитель, простите, я не подумал о последствиях - Малфурион выглядел пристыженным и невозможно было понять, с чем это было связано - с пониманием своей неправоты или только отповедью Кенариуса.
  
  - А следовало бы. Никогда не ищи простых решений, ученик, они редко бывают верными - Кенариус остался по-прежнему невозмутим.
  
  - И все же, что мы будем делать? - может быть я и набрался терпения, но все эти глубокомысленные паузы продолжали выводить из себя.
  
  - Искать доказательства и сторонников - ответил Кенариус - я обращусь к драконам, к детям леса и первозданной природы. В сложный час они придут к нам на помощь. Что касается тебя, Иллидан, ты должен стать нашими глазами во дворце, мы должны понять, кем является наш враг и когда он появится в Азероте.
  
  - Кенариус, ты сказал о драконах и детях леса, но ты не говорил об калдораях, мы что не будем предупреждать эльфов о нависшей над нами угрозе?
  
  - Нет, это слишком опасно, к тому же у нас нет доказательств.
  
  - Я и не предлагаю рассказывать всем, лишь тем, кто может поверить. Ведь ты, Кенариус, пользуешься уважением среди эльфов ночи и твои слова значат много без всяких доказательств.
  
  - Мы не можем им ничего говорить, калдораи слишком ослеплены познанием арканной магии, они могут предупредить о нашем знании королеву Азшару.
  
  - Но ведь я и Малфурион также калдораи и мы ее не поддерживаем - спорил я уже на чистом упрямстве, прекрасно понимая, что мне Кенариуса не переубедить. Он всегда придерживался своего мнения как самого верного.
  
  - Разговор закончен, Иллидан. Это опасно и ты не будешь рисковать благополучием Азерота ради сомнительной выгоды. Сейчас мы все должны приступить к выполнению намеченных планов и следовать им в точности - под взглядом Кенариуса мне пришлось кивнуть, подтверждая готовность следовать его указаниям.
  
  Указания эти - сидеть во дворце и докладывать обо всем необычном. Работа эта была не в моем характере, я бы с куда большим удовольствием ворвался в гущу боя и уничтожал врагов, но судя по всему кроме меня ее выполнить было не кому. Чем будет заниматься Малфурион я не знал, кажется меня не собирались посвящать в подобные тонкости. Что ж, видимо и это мне нужно будет проглотить.**
  
  
***
  
  Я лежал в своей комнате во дворце и в который раз прокручивал в голове состоявшийся неделю назад разговор. Обстановка тому способствовала. Дело в том, что моя карьера шпиона оказалась под вопросом, просто из-за того, что я не представлял что и как следует делать. Я был хорошим воином, способным врубиться в полчища врагов и посеять среди них хаос, имел отличные навыки следопыта, но как и что мне разведывать здесь во дворце?
  
  Попытка пройти в зал с "зеркалом" обернулась провалом еще на первой стадии. Дорогу к нему перекрывали дайраны и я мог даже не надеяться как-то их обмануть. Искать потайные ходы я не стал даже пробовать, так как не понимал, как это возможно сделать.
  
  Потерпев поражение в попытке подобраться к зеркалу я решил понаблюдать за остальными, прошедшими обучение ночными эльфами и здесь никаких проблем не возникло, впрочем, как и результатов. Я подтвердил для себя воздействие кристаллов на эльфов, причем воздействие одинаковое для всех, хотя и имеющее разную силу. Помимо преданности неизвестному благодетелю оно заключалось в одержимости познанием и имело последствием некоторую небрежность в одежде, что особенно приятно смотрелось на эльфийках. Данное зрелище даже на время отвлекло меня от иных размышлений, вот только не на долго, слишком редко маги покидали свои комнаты.
  
  И вот уже третья ночь, как мои занятия исчерпываются тренировками с мечами до полного изнеможения и отдыхом лежа в постели. И все это время я не могу освободиться от мыслей, что ничего не делаю, для предотвращения угрозы. Бездействие вызывало в душе нестерпимую ярость, что я выплескивал в тренировках, но после нее приходила лишь усталость, тревога и беспокойство. Воспоминания о встрече с Кенариусом и Малфурионом не покидали меня, и я раз за разом прокручивал в голове тот разговор, придумывал аргументы, пытался выстроить новые планы. Но более всего мне вспоминались слова Малфуриона об Источнике Вечности. Каждый раз меня охватывал страх от того, что брат был готов уничтожить святыню народа калдораев, источник нашего благополучия и силы. Размышления о последствиях такого поступка не добавляли радости. Ведь помимо многочисленных жертв Кенариус не упомянул и еще об одном явлении - зависимости всех калдораев перед энергией Источника. Если Источник исчезнет - каждая ночь будет наполнена мучением вызванным жаждой магии и брат даже не понимает, что и его это также затронет. Да, друидизм или энергия даруемая Богами может помочь унять жажду магии, но тем не менее зависимость никуда не исчезнет! Эльфы потеряют бессмертие, наш срок жизни сократится до значения возможно даже меньшего чем живут тролли. Каково родителям будет знать, что их дети умрут в возрасте, который в их время считался детством?
  
  А самое главное, что слова Кенариуса не добавляли спокойствия, ведь он говорил, что станет искать иные пути, но что случится, если он их не найдет?
  
  Эта мысль заставила вскочить с постели, так как более не делать ничего я не мог, только не при таких условиях. Я обязан был сделать хоть что-то, чтобы защитить Источник и сделать это сейчас.
  
  Да, я отдаю себе отчет, что страдаю отсутствием терпения, но более сдерживаться не могу, необходим хоть какой-то шаг, который я мог бы сделать без чьей-либо помощи, в одиночку, хотя бы ради собственного спокойствия. Вот только что?
  
  Сохранить Источник Вечности... А почему бы и нет? Ведь сейчас лишь малая доля той энергии, что дает Источник используется калдораями, едва ли сотая часть, а может и тысячная, никто не знает сколь велика его мощь. Так почему бы не взять воды из Источника и не спрятать в надежном месте, которое не затронет катаклизм даже при самых пагубных обстоятельствах? На территории ночных эльфов, но там, где никто не обнаружит меня раньше времени, желательно на горе, ведь устроить в ней убежище проще чем посреди леса. Из всех возможных мест лучше всего подходила именно гора Хиджал, а изученных рун будет достаточно, для того, чтобы оборудовать убежище и емкость, в которой я смогу незаметно перенести воду Источника.
  
  Приняв решение я ощутил, что направился по верному пути. Будто бы в выборе жизнь или смерть сделал верный шаг. А тот факт, что для выполнения работы мне требовалось дополнительно изучить руны и продумать их нанесение вызвал у меня лишь прилив энергии и желание как можно скорее приступить к работе, в чем я не стал себе отказывать.
  
  Работа неожиданно оказалась намного сложнее, чем я представлял изначально. Нет, в том, чтобы создать емкость способную выдержать воду из источника вечности не было ничего сложного. Достаточно было подходящего материала и даже руны бы не потребовались, разве что те, которые отвечали за устойчивость изделий. Проблема заключалась в придании другого свойства - экранирования энергии. В идеале сосуд не должен был испускать ни единой частицы маны, но, как оказалось, добиться такого эффекта было невероятно трудно, и за расчетами я вынужден был просидеть почти неделю и еще столько же над созданием сосуда. Конечно виной тому была моя неопытность. Полагаю, опытный артефактор не потратил бы и дня на создание всего необходимого, но мне только предстояло таким стать, если конечно я смогу найти на это время.
  
  Так или иначе, но первая задача была выполнена, причем даже в более полном объеме, чем предполагалось изначально, я создал еще и сундук для хранения емкостей, которых из одной стало четыре, так как я посчитал, что много энергии просто не может быть и лучше сохранить ее с запасом.
  
  В перерывах между созданием фиалов для воды Источника я выбрал время на путешествие к горе Хиджал, впрочем здесь проблем оказалось не так много как ожидалось. Я не встретил препятствий при покидании дворца и переместился с помощью телепорта в ближайший к горе город. В самой горе пещер оказалось великое множество, по сути она была вся пронизана подземными ходами и тем сложнее мне было выбрать какой-то один, что не мог быть обнаружен случайным путником. Каждый раз казалось, что потолки недостаточно прочные или место слишком открытое. Но наконец и с этим было покончено. Нанеся необходимые руны и оставив маяк, я переместился назад в столицу.
  
  Нетерпение было столь велико, что я не стал тянуть и на следующее утро после изготовления последнего фиала, специально выбрав то время, когда большинство нормальных ночных эльфов спит, я подошел к водам озера. Скрываться не старался, ведь не было ничего необычного в том, чтобы эльф посетил свою святыню, пускай она и стала для нашего народа чем-то настолько естественным, что многие и не обращают на Источник внимания. Убедившись, что вокруг нет ни единой души я вгляделся в темные, почти черные воды и осторожно протянул руку, не спеша опустить ее в наполненную магией воду.
  
  В душе царила настоящая буря от осознания того, что я возможно первый, кто сможет взять воды из этого водоема, а еще вспоминались рассказы о тех алчных до силы калдораях, что возжелали себе силы и попробовали взять воды ради собственной выгоды. Их судьба в тех рассказах была печальна и пусть я не знал, правда в них описывалась или ложь на миг меня посетил страх разделить с ними эту участь. Рука замерла, не решаясь дотронуться до почти черной воды искрящейся от бурлящей в ней магии, но затем я вспомнил о цели, что привела меня сюда. Я пришел не ради наживы, не ради могущества. Я желаю спасения своего народа, гарантии его выживания в будущем. И если правда то, что источник Вечности обладает разумом он поймет мои мотивы и примет их, ну а если я умру - так пусть в попытке спасти свой народ, вполне достойная смерть, лучшая из возможных.
  
  Рука более не дрожала, и я твердо опустил ее в воду, наполняя фиал. А в следующий момент мой разум пронзила боль от ворвавшейся в него волны образов.***
  
  Конец 1 части книги.
  
  *Некоторые фрагменты взяты из книги Ричарда Кнаака, хотя большинство событий и изменено.
  
  ** Почему Иллидан послушно начал выполнять приказание Кенариуса и вопреки его воле не предупредил калдораев о нависшей угрозе? Дело в том, что Иллидан молод и не привык действовать самостоятельно, у него всегда были учителя или командиры и пусть он может проявить инициативу и пойти наперекор наставникам - для этого требуется полная уверенность в своей правоте, которой на тот момент у него не было. Иллидан не идеален, однако со временем многие его недостатки исчезнут, как и у некоторых иных персонажей.
  ***Поздравляю всех и в первую очередь себя! С чем? Да с тем, что предыстория завершилась. Собственно именно это событие первым пришло мне в голову, когда я только придумывал этот фанфик. И теперь я жду Ваших догадок - что именно произошло с Иллиданом? Предупреждаю сразу - это поворотная точка в данной книге и потому я жду побольше версий и даю время на раздумья, следующая глава задерживается!
  
  
  Часть 2. Пылающий Азерот.
  
  Глава 1.
  
  Боль утихла также быстро как появилась, но легче от этого не стало. Перед взором раз за разом проносились видения и каждое следующее было ужаснее прошлого, хотя ни одно из них я не мог разглядеть полностью. Сражения, мертвые тела эльфов, армии настолько мерзких созданий, что мой разум никогда не смог бы их вообразить. Возможно это кара Источника и эти картины должны были лишить меня рассудка? Как же я был глуп, что считал, будто стану исключением в череде идиотов, попробовавших набрать себе воды из этого озера. Сумасшествие, как ответ на то, что со мной случилось было самым разумным объяснением, но одна мысль заставила собраться и заставить себя действовать, на время отодвинув заслоняющие сознание видения. Воспоминание о том, зачем я пришел сюда и что случится, если меня обнаружат с водой из Источника в руках.
  
  Этой мысли хватило, чтобы собраться. Не мешкая более, хоть и готовясь к худшему, я вновь опустил фиал в Источник, но не произошло ровным счетом ничего, даже ту энергию, что переполняла озеро не удалось почувствовалось. Хотя в этом мне помешали всплывающие на границе сознания образы. Заполнив все четыре емкости и плотно их закрыв, я сделал новое усилие на время очищая сознание и сплетая заклинание телепортации. К счастью в этот раз мне не требовалось беспокоиться о резервах, так как необходимая энергия была буквально на расстоянии вытянутой руки, а удачный опыт позволил завершить заклинание уже спустя минуту. Никто так и не помешал мне покинуть место преступления или подвига, тут как посмотреть, и телепортация прошла успешно.
  
  Лежа в найденном не так давно убежище я внезапно осознал, что что-то вновь изменилось. Измученный разум не сразу выловил что, но вскоре стало ясно, что незнакомые образы меня больше не беспокоят. Определенно, насколько же сильно магия ударила по моим мозгам, что я это не сразу заметил?
  
   Хотелось бы сказать, что все то, что атаковало мой разум исчезло, но я чувствовал, что это не так. Незнакомое ранее ощущение чужого присутствия, словно в моей голове за не плотно прикрытой дверью находится нечто, чего там ранее не было, не покидало. И главное было в том, что я чувствовал, что в любой момент могу открыть словно дверь, ту завесу, что отделяет мой разум от полученных видений. Легкая попытка осуществить подобное сразу принесла результат - завеса начала исчезать, а новый образ появляться в сознании, но я тут же прекратил эксперимент, не готовый к его продолжению. Пока достаточно и того, что мое сознание все еще принадлежит мне и я могу мыслить разумно, ну как разумно, не хуже чем прежде, ведь вряд ли разумный эльф вновь окунул бы руку в Источник сразу после произошедшего.
  
  Вздохнув, я поднялся с пола и подошел к стоящему у стены сундуку, куда и убрал фиалы, едва заметно источающие магию Источника. Закрыл крышку и прислушался к своим ощущениям, но магии не обнаружил. Исходя из этого можно заключить, что хотя бы одна проблема мной решена и значит стоит приступить к другой.
  
  Итак, что я получил от Источника? Первая идея о том, что эти видения были атакой явно не состоятельна. Уж в чем точно можно не сомневаться, так это в том, что если бы у Источника было желание меня убить - он бы это сделал. К тому же он позволил мне наполнить фиалы, а значит не просто не враждебен, а даже условно дружелюбен по отношению ко мне, если конечно правы те, кто считает его разумным существом.
  
  Если эти картины не были атакой, то что они такое? Единственная идея, какая может возникнуть -предупреждение. Возможно Источник почувствовал мою тревогу за него и решил поделиться знаниями? Почему бы и нет? Может быть ему известно, кто наш враг? Ведь именно силами Источника воспользовались для того, чтобы проложить связь с неизвестным нам существом. Вот только не значит ли это, что мне все же нужно просмотреть те видения? От одной только мысли о подобном к душе подступил холод. Меня не покидало предчувствие того, что ничего хорошего в тех картинах я не увижу, да и страх сойти с ума от заполнивших разум образов лишь отступил, но не ушел окончательно. Но страх мгновенно сгорел под напором ярости. Слабак и трус! Да как я могу бояться воспользоваться этим даром, если возможно на кону стоит судьба моего народа и всего Азерота! Разве могу я отступить, когда есть шанс узнать путь к спасению?
  
  Ярость всегда была моим другом и часто помогала выбрать верный путь. Прислушаюсь к ней и сейчас. Оскалившись и глубоко вздохнув, я вновь сосредоточился на инородном объекте в разуме и погрузился в представший передо мной образ.
  
  ...
  
  Напротив меня стояло странное, завораживающее существо, что несло в себе ярость и жажду крови, с нотками безумия. В глаза бросались витые рога и рваные кожистые крылья за спиной, покрытое шрамами и татуировками тело, весь облик незнакомца нес в себе невероятную, готовую сорваться в бой мощь. Правда все это было словно посыпано пеплом, как-будто выгорело в бушевавшем прежде пламени. Пылающие ярким зеленым светом глаза были полуприкрыты и хоть выражение их понять было невозможно, создавалось впечатление, что в них закралась усталость и печаль. Я никогда раньше не видел никого похожего на это существо и все же было в нем что-то знакомое. Фиолетовая как у ночного эльфа кожа, черты лица. Этот разумный раньше был именно ночным эльфом или родственным нам видом.
  
  В этот момент картина внезапно дрогнула и я неожиданно понял, что смотрю в зеркало! Захотелось оглядеться, но мне это не удалось, я не управлял телом, хотя и ощущал его, а еще слышал звуки, запахи, чувствовал каменный пол под ногами. Незнакомое и странное положение, которое почему-то не вызывало беспокойства. Я определенно был в видении и даже мог разорвать его, вернуться в свой мир, но все же чувствовал, что здесь мне ничего не угрожает, а значит стоит остаться и послушать.
  
  - Здравствуй Иллидан - это заговорило существо, стоявшее перед зеркалом, я видел как пошевелились его губы - наверное сейчас ты испытываешь множество вопросов и хочешь получить на них ответы. Можешь не сомневаться, здесь ты их получишь, вот только вряд ли ты будешь рад тому, что будет сказано. Чтобы отбросить твои сомнения, позволь напомнить тебе о некоторых эпизодах твоей жизни, что знаешь лишь ты один и никто другой.
  
  Собеседник грустно улыбнулся и немного помолчав, словно вспоминая, продолжил:
  
  - Твои чувства к Тиранд вспыхнули, когда Вы втроем отправились из деревни, откуда были родом. Деревни Мелетин, на границе с троллями гурубаши. Тогда ты впервые подумал о ней не просто как о девчонке, напарнице по играм, а как о сильной и храброй девушке, готовой идти в неизвестность вслед за своими друзьями. Именно восхищение ее мужеством и храбростью было первым и лишь потом пришло восхищение ее красотой. И ты пошел на обучение к Кенариусу именно потому, что не хотел оставлять Тиранд наедине со своим братом. Да вот только ничего этим не добился.
  
  Вновь потянулось долгое молчание, а на лице рассказчика читалась застаревшая боль.
  
  - Спросишь, откуда я это знаю? Быть может ты уже догадался, но все же отвечу. Я - это ты спустя более десяти тысяч лет. Да, таким стал Иллидан в будущем и все из-за тех тварей, что вторглись в наш мир. Ты уже должен знать об этой угрозе, иначе бы не пришел к Источнику. А теперь послушай меня внимательно. Возможно, ты не поверишь мне сейчас, но вскоре сможешь убедиться в моей правоте и тогда я заклинаю тебя - сделай все возможное для защиты нашего народа и Азерота! То воспоминание, что сейчас представлено перед тобой не единственное, есть и другие, в которых я покажу все что запомнил, а также умения, какими смог овладеть. Воспользуйся этим с умом. Я не питаю иллюзий, сейчас ты слаб, а враги сильны, но умоляю, не допусти ошибок что сделал я! - голос до того казавшегося спокойным эльфа дрогнул - спаси тех, кого сможешь, защити наш народ от вымирания!
  
  Помолчав немного тот, кто называл себя Иллиданом продолжил:
  
  - Спешу предупредить, та судьба, что была уготована тебе в будущем, оказалась на редкость мерзкой. В ней была лишь смерть, предательство и страдание. Бешеная погоня с целью исправить хоть что-то, и беспрестанные поражения. Я жив лишь потому, что поставил своей целью найти выход, возможность что-то изменить, и мне это удалось. За десятилетия исследований был разработан ритуал, с помощью которого я передал свою память через воду из Источника Вечности. Пригодился тот последний фиал, что мной так и не был использован - эльф грустно улыбнулся - этот ритуал меня убьет и признаться я искренне рад этому, ведь уже долгие годы как во мне живет желание переложить решение всех проблем на другие плечи, так пусть это будут те, которым я доверяю. Если честно, я иду на большой риск, ведь опираюсь на веру в то, что Источник разумен и согласится быть посредником между мной и тобой.
  
  Немного о том, что передаю тебе. Это воспоминания о прошедших событиях с момента как был обнаружен Враг. Не знаю когда именно ты получишь эти воспоминания, собственно я предпринял некоторые меры, чтобы это событие произошло раньше, но не уверен, что они оказались успешны, ведь и здесь мне пришлось положиться на Источник. Я передал ему просьбу-послание и лишь надеюсь, что она будет выполнена.
  
  Также учти, пусть мне и удалось очень значительно продвинуться в контроле своего сознания, многое было забыто, все же прошло более десяти тысяч лет. Я помню лишь ключевые события, но и это будет тебе подспорьем. Так же хочу предупредить, что в моей жизни были периоды, когда мой разум мне не принадлежал. Воспоминаний из таких периодов нет, а потому тебе придется просто догадываться о том, что в это время произошло. И постарайся не доводить до подобного, мой тебе совет.
  
  Помимо памяти о прошлом я передаю тебе собранные знания, но не надейся получить многое. Долгое время я не имел доступа к библиотеке, да и собеседников у меня было не много - Иллидан рассмеялся, а его глаза засияли ярче - а когда оказался свободен, меня беспокоили несколько иные проблемы. Потому мои знания весьма ограничены. Однако в чем я добился огромного успеха и что ты должен выучить в первую очередь - это защита разума и уничтожение энергетических созданий. И первое и второе тебе пригодится уже скоро.
  
  Эльф в зеркале вздохнул и улыбнулся так, словно ему сообщили о выполнении его мечты, лучшем событии в его жизни, а затем произнес:
  
  - Эту речь я говорю за несколько минут до начала ритуала. Закончится он успешно или окажется провален, для меня уже не будет иметь значение. Ведь я - беглец, изгнанник и предатель, десять тысяч лет просидевший в тюрьме, а затем еще несколько десятилетий непрерывно сражавшийся, а порой и просто пытавшийся уйти от погони. Я уже давно жажду покоя и сегодня я его обрету так или иначе, с осознанием того, что мной было сделано все, для спасения Азерота и калдораев. И я надеюсь, что ты Иллидан не подведешь меня. Прощай и удачи тебе во всем. Она тебе пригодится.
  
  ...
  
  Вынырнув из видения я не спешил открыть глаза обдумывая услышанное. О ритуале, что может через время передать воспоминания мне слышать не доводилось, но изобретение его было возможно. Здесь всего лишь требовалось воспользоваться связью частей и целого, подобием. В данном случае водой из Источника и душой Иллидана из будущего и самим Источником и мной настоящим. О разумности Источника также ходили слухи, пусть и никем не подтвержденные. Но с другой стороны, если он не разумен, то почему оставил меня в живых, при этом уничтожив тех, кто пытался добиться могущества? Этому вопросу я не могу дать ответа, а значит примем версию, что нам предложена.
  
  Что еще говорится в послании? Что опасность существует? Так в этом меня не нужно убеждать, а приведенное объяснение появлению видений достаточно логично, так стоит ли мне поверить услышанному?
  
  Я вспомнил его рассказ о чувствах к Тиранд. Все это было правдой и никто не мог знать о таком, я никому не рассказывал и был уверен, что не расскажу. Да и собеседник в том видении действительно был похож на меня. Голос, фигура, черты лица. Притом, сходство не было нарочитым, оно именно проглядывалось и это заставляло поверить, что это именно мое тело, подвергнутое странным изменениям, а не иллюзия. Я припомнил один из шрамов, что был в точности таким же, как тот, что был получен мной во время одной из схваток с силитидами. Постепенно вспомнились и другие приметы.
  
  Это было похоже на правду, невероятно похоже, а еще отчего-то хотелось довериться тому Иллидану. Было в его тоне нечто такое, что невозможно было подделать. Усталость и желание умереть? Наверное именно так это стоило назвать. Собеседник готовился к смерти и жаждал ее, возможно ли было подобное сыграть? А еще, кому могло потребоваться обманывать меня столь странным и сложным образом?
  
  Впрочем, окончательно мои сомнения могли разрешить лишь другие воспоминания. Если они столь страшны и безумны как намекает Иллидан из будущего, то мой разум выдумать их не сможет, и если их будет действительно много и они окажутся полны и непротиворечивы - это станет гарантией их подлинности. Ведь зачем кому-то тратить столь много сил на обман моей персоны, для кого моя фигура столь важна?
  
  Вот только их просмотр стоит отложить. Это возможно сделать и во дворце, долгое отсутствие в котором может раскрыть меня. Решив так, я активировал телепортацию, воспользовавшись энергией полученной от воды Источника.
  
  ...
  
  Все же есть и хорошие моменты в повальном увлечении обитателей дворца кристаллами. Не будь они столь заняты, мои отлучки непременно были бы замечены. Однако факт остается фактом - я сильно рискую и нужно придумать способ как этот риск уменьшить. Ибо что-то подсказывает мне, что покинуть дворец придется еще не раз.
  
  Сейчас я был бодр и зол. То есть именно в том состоянии, какое нужно для того, чтобы узнать неприятную правду. Лежа в своей постели, я потянулся к внедренной памяти и с удивлением обнаружил, что она вновь изменилась. Если прежде все заслоняло одно воспоминание, какое я и посмотрел первым, то теперь оно ушло в тень, предоставив мне возможность просмотреть другие. При том надо отдать должное Иллидану из будущего - он не просто передал воспоминания, но и собрал их в комплексы каждый из которых откликался на определенную ассоциацию. Скажем один из них можно было передать словами "бой холодным оружием" и в нем я мог увидеть схватки и тренировки с помощью странных мечей с двумя лезвиями, что напитанные магией с легкостью разрубали любые преграды. Также там были "знания рун", "заклинания", "ритуалы" и "ментальная магия". Я отложил на потом оценку тех знаний, что предлагались мне и сосредоточился на самом важном - "Истории".
  
  ...
  
  Взмах меча и каменный постамент раскалывается на куски, осколки летят во все стороны, в том числе и в меня, покрывая кожу царапинами, но мне это безразлично. Ярость! Всепоглощающая ярость клокочет в груди и требует выхода, и я уничтожаю все, что попадается мне на глаза, ударяя плетениями там, куда не может достать меч. Сволочи! Предатели! Идиоты! Как они могли поступить так со мной, как могли отправить меня в заточение после всего, что я сделал и пережил. После боли и страха жизни среди врагов, после риска судьбы худшей, чем смерть. Я отдал ради победы и выживания калдораев все! Все! Я подарил им новый Источник и тем самым спас от вымирания, но они только обвинили меня во всех грехах, что могли найти.
  
  Источник и арканная магия привлечет демонов! Неужели они настолько глупы, что не понимают - рано или поздно демоны все равно придут в наш мир и не важно ради чего, мощи источника или новых душ! Да уж, демоны, забавно, что в будущем пришедших в наш мир тварей стали называть как почти забытых чудовищ из легенд о которых сохранились лишь редкие упоминания и прилипчивое ругательство. Хотя надо признать - они были похожи - также убивали все на своем пути, хотя наши враги и были намного хитрее, что не радовало.
  
  На меня навалилась усталость. Нет, не от тяжести увиденного, просто в ярости я почти полностью истратил доступный мне резерв маны. Осмотревшись по сторонам я понял, что крушил много и с осознанием дела. Интересно, что же я применял и как долго ради такого эффекта? Если попробую повторить в более вменяемом состоянии - ничего не выйдет. Все же хорошо, что мне хватило ума не устраивать погром во дворце и в то же время я не стал перемещаться в убежище. Было бы его искренне жаль.
  
  Отпустив ярость и успокоившись я смог несколько адекватнее отнестись к увиденному и даже в чем-то принять случившееся. Меня упекли в тюрьму на десять тысяч лет несмотря на все, что было сделано? Совершенно верно, но одно из воспоминаний намекало, что у подобного поступка были свои мотивы - потеря мной разума в результате манипуляций проведенных лично Саргерасом, видите ли тогда он мне честь оказал, тварь... В результате инициации вернуть разум под свой контроль я смог лишь спустя некоторое время, в воспоминании не было понятно, какое и видимо в те же дни мои руки окрасились кровью собратьев.* Впрочем это лишь догадки, воспоминаний о тех временах мне не досталось и возможно это к лучшему.
  
  Но что же мне делать с полученными знаниями? Как не допустить случившейся катастрофы? Пусть даже ближайшей - уничтожения Источника Вечности? Убить брата и Тиранд? Отомстить им за то, что они совершат в будущем и не допустить уничтожения Источника? Я засмеялся тем смехом, какой бы посторонний назвал безумным. Но мне это было безразлично. Ведь ситуация и вправду была смешна до жути ибо я не мог убить их, не мог, даже несмотря на увиденное. Не смешно ли это? На мой взгляд - очень. Ведь несмотря ни на что мне были дороги эти твари. Да и что это в сущности изменит? Не считая того, что армия противостоящая демонам в будущем лишится своих предводителей.
  
  Если и убивать кого, то я бы выбрал Кенариуса, ибо без его согласия Малфурион никогда бы не пошел на уничтожение Источника. Да вот только он тоже был важным звеном в предстоящих событиях, еще более важным, чем мой брат, ведь он будет поддерживать связь с драконами и поведет в бой создания леса. Да и сомневаюсь я, что смогу его убить, а значит нет смысла об этом рассуждать.
  
  Так что же я могу сделать? Как исправить все то, что произойдет и не провести десять тысяч лет в темнице?
  
  В начале нужно отбросить эмоции. Что я хочу для Азерота, что желаю исправить? Ответ один и он очевиден - хочу спасти тех из калдораев, кто пользуется арканной магией. Да, это по нашей вине в Азерот пришел Враг, но мы же первыми заплатили за эту ошибку. Страшно даже представить, что число выживших эльфов, использовавших арканную магию и кого Малфурион называл высокородными, было после катаклизма равно числу друидов и служителей Элуны. Не знаю помнил ли об том Малфурион, но сейчас большинство ночных эльфов, высокородных или простых жителей деревень, использовали именно арканную магию. И они не виноваты в том, что Азшара и ее приближенные попали под влияние Врага, демонов если быть точнее. Погибли же они потому, что никто не предупредил, никто не спешил спасти их. Кенариус, Малфурион и Тиранд думали лишь о своих последователях и даже я послушался их наставлений и не стал предпринимать никаких действий. Однако это решение в прошлом. Я должен организовать спасение своих собратьев и меня не волнует мнение Кенариуса. Собственно я даже знаю к кому обратиться.
  
  Теперь что касается Источника Вечности. Его спасение видится мне серьезной проблемой, потому, что мне придется противостоять как королеве Азшаре с приближенными к ней эльфами и демонами Легиона, так и Малфуриону с Тиранд. В той решающей схватке, что в прошлый раз закончилась расколом мира потребуется с одной стороны прервать портал с Саргерасом, с другой - не дать Малфуриону уничтожить Источник. Даже если я смогу найти сторонников, что станут противостоять обеим сторонам конфликта, удастся ли добиться поставленной задачи? Ведь если Саргерас ступит на землю Азерота - спасения не будет никому. Возможно ли рисковать судьбой мира пытаясь остановить Малфуриона? Да и быть может удастся убедить его не совершать ошибки?
  
  Самое страшное в этой ситуации было то, что я даже не был уверен в необходимости предотвращать эту катастрофу. Как стало известно Иллидану из будущего в результате допроса пойманных демонов, в том взрыве Источника пострадали не только калдораи. Саргерас тогда потерял свое физическое тело, пусть его дух и смог выжить. Что стало с этим духом в точности выяснить не удалось. В памяти лишь сообщалась расплывчатая информация о его вселении в чье-то тело и окончательном исчезновении. И теперь передо мной стояла дилемма, могу ли я настолько изменить историю и, найдя способ предотвратить катастрофу, не уничтожать в результате Саргераса? Не приближу ли я тем самым новую атаку Пылающего Легиона под предводительством самого могущественного существа в известных мирах? Не приведут ли мои действия к катастрофе намного более ужасной, чем раскол мира?
  
  Полагаю ответ на этот вопрос я дать сейчас не могу. Лучше подождать, собраться с силами, изучить то наследие, что мне досталось и конечно найти союзников. А что сделать в будущем - решу позже, все равно сейчас я не готов сделать окончательный вывод, да и не знаю к чему придет история после моего вмешательства.
  
  *Чистая отсебятина, в каноне подобного не было, но я не считаю нужным делать образ Иллидана светлым и чистым, а скорее хочу подчеркнуть, что он "человек" и потому не идеален.
  
  
  Глава 2.
  
  Повествование от лица Дат`Ремара
  
  Я сидел за столом своего кабинета и вот уже некоторое время, как ожидал прихода гостя. Увы, гость мялся и не спешил начать разговор, успешно скрываясь от взгляда. Даже очень успешно, если забыть об артефактах и заклинаниях, что защищали поместье и уже на стадии проникновения сообщили о нарушителе. К счастью тогда же они указали и на личность визитера.*
  
  - Иллидан, ты еще долго будешь там стоять? - все же не мог не задать этот вопрос и с удовольствием выслушать ругательства, что стали мне ответом.
  
  Почему я был совершенно спокоен за свою жизнь и здоровье? Просто слишком хорошо знал Иллидана. Этот эльф был невероятно прямолинеен и упрям в своих принципах. Верен друзьям, но при том замкнут и даже нелюдим, отчего друзей его можно было пересчитать по пальцам одной руки. А еще он предпочитал говорить правду или молчать, вот только молчал он настолько выразительно, что лучше бы ругался - не так оскорбительно выходило бы. И все это в целом создавало образ эльфа, которому я мог доверять. Потому что знал, что Иллидан считает меня своим другом, уважает, несмотря на свое наплевательское отношение к авторитетам и никогда не предаст, потому что он не предает друзей.
  
  И вот сейчас я смотрел на своего друга, которого не видел более двух лет и то, что мне открывалось - не радовало. В свое время Иллидан навещал меня в госпитале, и я видел его еще не оправившегося от ран, полученных в последнем сражении. Так вот, в то время он выглядел свежим и отдохнувшим в сравнении с тем, каким был сейчас. Осунувшийся и усталый, с взглядом эльфа недавно пережившего худший момент в своей жизни. Выйдя из тени, он упал в кресло, традиционно не спросив разрешения, после чего твердо посмотрел мне в глаза. Что ж, по крайней мере ярость и боевой дух в нем не угасли.
  
  - Привет Ремар, давно не виделись. Как ты меня обнаружил?
  
  - Знаешь, Иллидан, если ты не понял как, тебе не стоит даже пытаться куда-то пробраться. Зачем ты вообще это сделал, почему не вошел открыто?
  
  Мой вопрос заставил собеседника отвести взгляд и задуматься в попытке подобрать слова:
  
  - Ремар, я узнал нечто тайное и очень важное, то, что важно не просто для меня, но для всех калдораев. Мне больше не к кому обратиться, кроме тебя - еще один тяжелый вздох и Иллидан продолжил - то, что я узнал, звучит невероятно и если бы мне рассказал об этом кто-то посторонний, я бы не поверил, однако это правда и потому прошу, выслушай меня.
  
  Он замолчал, и мне осталось лишь кивнуть в ответ, в ожидании рассказа. И он последовал, далеко выйдя за рамки того, что можно было бы назвать невероятным. Все время рассказа я пристально вглядывался в Иллидана пытаясь поймать его на лжи, но единственное, что понял - он верит в сказанное. И даже несмотря на это и доверие к собеседнику, поверить самому не получалось, слишком бредово звучало услышанное.
  
  - Иллидан, ты ведь понимаешь, насколько недостоверно звучит то, что ты сказал? Ты обвиняешь королеву Азшару и ее приближенных в том, что они находятся под контролем иномирян. Говоришь о том, что получил знание будущего, в котором будет уничтожен Источник Вечности. Это... слишком невероятно.
  
  - Да, я понимаю, но скажи, разве до тебя не доходили слухи об обучении? - Иллидан подался вперед, пристально вглядываясь мне в глаза - разве не начал двор королевы вести себя странно в последние два года?
  
  - Были слухи, а насчет обучения недавно Миранне предложили пройти его.
  
  - Нет, ты не должен соглашаться! - Иллидан вскочил и ударил рукой по столешнице, отчего в ней что-то хрустнуло, я так и не понял что, столешница или рука - Она станет такой же и излечения не будет!
  
  - А что ты мне предлагаешь? - я тоже встал, глядя в глаза собеседнику - Я не могу отказать королеве, никто не может выступать против ее желаний.
  
  - Не знаю - Иллидан отвернулся и начал мерить шагами комнату - а через сколько Миранна должна будет поступить на обучение?
  
  - Чем раньше, тем лучше, но думаю я могу задержать поступление на две недели.
  
  - В таком случае я могу дать ей основы защиты разума. Влияние кристаллов не столь велико, особенно если знать о его существовании и если она освоит базовые умения, то сможет противостоять давлению. К сожалению обратить воздействие я не смогу, просто не хватает знаний для столь тонких операций, а потому освободить остальных не получится, но защитить Миранну это поможет. Вот только не стоило бы ей там и вовсе появляться это и так опасно, а в будущем...
  
  - Иллидан, давай остановимся. Я еще не поверил твоим словам и вполне допускаю, что ты мог ошибиться. Скажи, есть ли у тебя хоть какое-то доказательство?
  
  На этих словах мой друг остановился и промедлив мгновение ответил:
  
  - Есть, хоть и не совсем то, что нужно - сказав это Иллидан судорожно начал копаться в сумке, выдавая этим свое волнение, после чего достал из нее наполненный темной жидкостью фиал, который и поставил на стол - надеюсь, твой кабинет надежно укрыт от слежения?
  
  - В нем можно разбрасываться боевыми заклятиями и если я захочу - этого никто не увидит и не почувствует.
  
  - В таком случае открой фиал.
  
  Внимательно оглядев невзрачную с виду емкость, которая на деле была изготовлена из эренийского стекла - не слишком красивого, но зато прекрасно удерживающего в себе магию материала, я протянул руку. Конечно, это был риск. Все же в этом сосуде могло находиться весьма опасное содержимое, скажем газ, что убьет меня после первого же вдоха или специально настроенный артефакт. Вот только если не доверять никому, то жизнь тем более будет короткой. Просто потому, что от тебя отвернуться самые близкие тебе эльфы, и не получится услышать предупреждения. А потому я без раздумий отрыл крышку и тут же почувствовал мощное дуновение энергии, которое ни с чем нельзя спутать. Каждый эльф, что когда-то подходил к Источнику, помнит ощущения рядом с ним, и здесь я почувствовал тоже самое.
  
  - Вода из Источника? Но как? - сказать, что я был потрясен - значит не сказать ничего. В моей руке была реликвия, само существование которой считалось невозможным. И тем не менее это определенно была она, сама душа, привязанная к силе Источника, подтверждала это.
  
  - Я ведь рассказывал, что получил знания о будущем, когда решил набрать воды из Источника и сейчас перед тобой та самая вода. Кстати, ты не мог бы закрыть крышку, я верю в защитные свойства твоего кабинета, но все же... - Иллидан проговорил это спокойным можно сказать обыденным тоном, словно добыть эту воду ничего не значило, и, посмотрев на него, я неожиданно понял, что он и вправду не осознает значения своего поступка. Словно такое действо мог провернуть любой эльф и потому не стоит обращать на него внимания. Удивительная реакция для того Иллидана, что был мне известен - постоянно пытавшегося доказать свое превосходство другим и в особенности превзойти находившегося в сотнях километров от него брата.
  
  Просьбу я выполнил, после чего всерьез задумался о случившемся. Иллидан мне не мешал, тихо сидя в кресле и прикрыв глаза. Мне даже показалось, что он заснул, и в этом не было бы ничего удивительного, сон ему бы явно не повредил.
  
  Что собственно меняет вода из Источника? Казалось бы ничего. Ведь какой бы ни была эта реликвия необыкновенной, к демонам и королеве Азшаре она отношения не имеет, однако я никогда не слышал ни об одном эльфе, что смог бы ее добыть, более того, в моем роду был один такой предок, что совершил подобную попытку и поплатился за нее разумом. Отнюдь не все эльфы умирали, порой набранная ими жидкость оказывалась самой обыкновенной водой и не несла в себе никакой магии. Будь это иначе - и все без исключения эльфы уже ходили бы с переносными источниками маны. Однако Иллидан стал первым, кому Источник позволил взять частичку себя. Он совершил настоящее чудо, что можно объяснить лишь доверием Источника. Так что мешает довериться мне?
  
  - Допустим, я тебе поверил, что ты хочешь от меня? Поднять восстание против королевы Азшары? - произнести эти слова было не просто, все же привычка плести интриги передавалась в аристократических семьях с молоком матери, и даже сейчас я невольно ждал ловушки.
  
  - Определенно не это. Не хватало нам еще гражданской войны в преддверии вторжения. Все что я хочу - это организовать эвакуацию. После начала вторжения удар будет нанесен сразу по нескольким городам и жители их будут обречены, если только их не спасти. Мне подобное не под силу, к тому же я должен находиться во дворце и отслеживать ситуацию там, а потому надеюсь, что ты будешь тем, кто сможет это сделать. Я не прошу тебя разворачивать эвакуацию сейчас, но ты можешь поговорить с теми эльфами, кому доверяешь, подготовить порталы и когда я подам сигнал - начать выводить эльфов с территории вблизи Зин Азшари. Насчет иной подготовки - здесь решать только тебе, Ремар, я не знаю твоих возможностей, а потому и просить большего не хочу.
  
  Что ж, план был достаточно разумный и до того, как я смогу его осуществить будет время, чтобы проверить полученные сведенья, к тому же если Миранна отправится учиться во дворец, возможно будет получить доказательства и от нее. Правда эвакуировать эльфов с территории вблизи Источника Вечности - это почти невыполнимая задача - четверть населения Королевства живет именно в тех краях.**
  
  - Хорошо, я согласен на такой план, но извини, ничего предпринимать сейчас не буду. Сначала проверю твои слова. Сколько, ты считаешь, нам осталось времени до начала вторжения?
  
  - Не стоит, я и не надеялся, что ты поверишь мне сразу, боялся, что даже слушать не станешь. Все же мои слова действительно кажутся бредом сумасшедшего. Что касается сроков - около двух месяцев до появления демонов в нашем мире, ну а когда они ударят - сложно судить, но судя по видениям, сразу, с первыми лучами Солнца.
  
  - Времени осталось не так много, но все же оно есть. В ближайшие две недели я проверю твои слова по своим каналам, заодно подниму старые связи, ну а тебе стоит сейчас переговорить с Миранной по поводу обучения.
  
  - Миранна? Она здесь? - в голосе Иллидана послышалась явная неуверенность и беспокойство.
  
  - Разумеется, я ведь сказал, что она приехала учиться во дворце. Кстати будь готов представить оправдания своему двухлетнему отсутствию - я улыбнулся, увидев удрученное состояние друга.
  
  - Она сердится? - кажется Иллидан и сам знал ответ на этот вопрос, но все же надеялся на лучшее, зря.
  
  - Ну что ты, совсем немного, у тебя определенно есть шанс успеть сказать оправдания. Ладно, я пойду разбужу Миранну.
  
  - Может не стоит? Все же сейчас утро и она должно быть совсем недавно заснула?
  
  - Действительно недавно, но ради общения с тобой обязательно проснется, так что готовься, мы скоро придем.
  
  Оставив нервничающего Иллидана в кабинете, я направился в комнату Миранны, по пути предвкушая те невзгоды, что обрушатся на моего друга. Дело в том, что Миранна уже не раз спрашивала о нем и даже пыталась связаться, но безуспешно, из-за чего и затаила обиду. И вот сейчас Иллидану придется принять последствия своей недальновидности. Не стоило ему пропадать на два года, даже из-за таких важных обстоятельств. Может все же помочь? Неприятностей у него в последнее время и без того много, так стоит ли добавлять новые? Так и быть, на этот раз помогу. Все же друг и вправду выглядит не лучшим образом, не стоит над ним издеваться, по крайней мере сейчас.
  
  От услышанной новости дочь проснулась мгновенно и едва сразу не бросилась с посохом наперевес. Вовремя успел перехватить и напомнить одеться приличнее. Ну а пока Миранна приводила себя в порядок, я и попросил ее сначала выслушать Иллидана, а уже потом бить. Кажется, меня даже услышали.
  
  Второй раз Иллидан рассказывал намного детальней и красочней, подробно останавливаясь на ментальном воздействии, и тщательно описывая эффект внушения. Его красноречию способствовала Миранна, в задумчивости поглаживавшая посох в руке. Может взять ее метод на вооружение?
  
  Увы, но никакие оправдания Иллидану не помогли, когда в результате допроса выяснилось, что он вот уже почти месяц как сбросил ментальное воздействие, но так и не нашел время зайти в гости. Непростительная ошибка надо сказать. Однако друг все же смог спастись от гнева Миранны предложив ей обучение магии. Весьма удачный ход, успешно отвлекший девушку от планов мести и уже спустя несколько минут переросший в лекцию, к которой и я с интересом прислушался. В конце концов, если Иллидан прав в будущем эти знания мне пригодятся, тем более их действенность станет прямым доказательством его слов, так что стоит усвоить сказанное моим бывшим подчиненным.
  
  Конец повествования от лица Дат`Ремара
  
  ...
  
  Все же, несмотря на жаркий прием и просто чудовищное желание уснуть здесь и сейчас, я рад был оказаться в этом доме, среди эльфов, считавших меня своим другом. Что уж сказать, я забыл, что в этом мире такие эльфы вообще существуют и хорошо, что мне об этом напомнили.
  
  Картина сменившей гнев на милость Миранны, которая с горящими от восторга глазами слушала о новой не только для нее, но и для всего Азерота области магии радовала глаз, да и Ремар, я заметил, не отходил далеко. Все же они мне доверяют, раз так легко поверили откровенно бредовому рассказу и возможности никогда не встречавшейся магии.
  
  Как собственно создавать защиту от вмешательства в разум? Объясняется все на диво просто - нужно создать поверх своего разума поддельный, с нужными тебе параметрами. Если воздействует на тебя артефакт - этого будет достаточно, а если живой и опытный менталист, то задачей стоит не дать ему понять, что он имеет дело с обманкой. Здесь все решает опыт, искусность построения защиты и магическая сила, которая делает получившуюся структуру устойчивой. По крайней мере, именно такое описание дал Иллидан из будущего, не имеющий доступа ни к каким из теоретических работ по этой теме. В полученной памяти мне часто недоставало ни опыта, ни искусности и именно потому я несколько раз оказывался в плену ментального подчинения. Но нет худа без добра - сбросив с себя узду, я получил бесценные в настоящий момент знания и теперь мог ими поделиться. Жаль только, что способность воздействовать на окружающих была изучена достаточно слабо. Всего лишь умение делать свои слова убедительными, массово или индивидуально воздействуя на слушателей. Весьма полезное умение, но при том ограниченное. Подобное воздействие всего лишь усиливало достоверность речи, но не давало гарантий того, что собеседник тебя действительно послушает.
  
  Начальное обучение ментальной защите было достаточно простым, мои объяснения дали результат уже через два часа. Именно через этот промежуток времени Миранна подтвердила, что почувствовала воздействие на ее разум. Достаточно хороший результат и необходимый задел для дальнейшего обучения. Еще спустя час ей удалось построить некое подобие защиты, и теперь возможно было показать Миранне, что означает ментальная атака и как ей противостоять.
  
  После предупреждения девушка утроила осторожность, и, получив подтверждение о готовности, я бросил свой разум вперед. Собственно ни в настоящем, ни в будущем мне так и не удалось научиться чему-то большему, чем банальное воздействие тупой силой, но в данном случае этого было более чем достаточно. Я почти не заметил сопротивления, мгновенно уловив ложные связи и дыры в защите, через которые проглядывали истинные чувства и знания. При этом на месте продемонстрировав их Миранне. Также пришлось объяснить и свое невеликое мастерство в ментальной атаке, но девушку это не испугало, и она с энтузиазмом продолжила тренировку. А еще спустя час я вынужден был попрощаться. Как ни жаль, но планы и проблемы никуда не делись и даже прибавились, заставляя спешить все больше. Надеюсь я смогу дожить до того времени, когда появится возможность в спокойствии разобраться с доставшимися мне знаниями и еще лучше будет, если местом для их изучения не станет моя темница. С этими мыслями я и покинул дом Дат`Ремара, привычно стараясь не попадаться на глаза прохожим.
  
  * Иллидан до этого времени опыта проникновения в охраняемые помещения не имел, от того так легко был обнаружен. В воспоминаниях полученных из будущего данных аспект разумеется есть, но ГГ просто не успел его освоить.
  
  ** Имеется в виду не только Зин Азшари, но и ближайшие к нему города.
  
  
  Глава 3.
  
  
  Я сидел прямо на полу комнаты и ножом вырезал руны на бочке. Почему на бочке? Потому, что она была куда вместительнее фиала.
  
  Собственно это было моей сделкой с совестью и возможностью хоть что-то сделать самому. Сколько я не думал о битве у портала, что должна была завершиться расколом мира - найти решение, в котором не было бы риска, не мог. Все было очень зыбко. Да, я нашел союзника, в этом у меня сомнений нет. Ремар вскоре получит подтверждение моим словам и свяжется с теми эльфами, кому доверяет. Не сомневаюсь, что ему удастся проделать это достаточно скрытно от всех. За все время нашей дружбы он показал себя достаточно умным и изворотливым эльфом и сейчас, когда так много поставлено на карту, просто обязан справиться. Однако достаточно ли этого будет для того, чтобы сохранить мир в целостности?
  
  Я не знал слишком многого, чтобы утверждать это уверенно. Какова позиция драконов? Они всегда с неодобрением смотрели на калдораев, считали нас нарушителями спокойствия, играющими с силами, выше нашего понимания. Не могу сказать, что они были совсем не правы, особенно в связи с последними событиями, но для меня важно то, что теперь драконы точно выступят против сохранения источника в наших руках. Что будут делать Древние? Эти твари уже просыпаются и должны были подчинить своего первого последователя, нам еще предстоит столкнуться с этой проблемой. Что думает о случившемся Кенариус? Не стоит сбрасывать и его со счетов, ведь армия, что пойдет под рукой этого полубога в своей силе сравнится с армией эльфов, а если прибавить к этому друидов и жриц Элуны, то и превзойдет. По крайней мере именно так было в том будущем, что я видел. Где после ряда неудач ночные эльфы оказались под предводительством именно друидов и Кенариуса, что и обеспечило моему брату поддержку после раскола.
  
  Слишком многие не хотят сохранение мира таким, каков он есть и удастся ли мне пойти наперекор им? Не являясь в настоящий момент сильнейшим магом, авторитетным лидером и искусным интриганом? Я в этом сомневался. А потому нашел для себя способ хоть отчасти уменьшить угрозу. Ведь если Источник можно воссоздать заново из набранной в нем воды, а главной опасностью после Саргераса является взрыв Источника, то не будет ли разумным забрать как можно больше воды из него?
  
  Задача не казалась неосуществимой, так как память и собственные наблюдения показывали - набираемая жидкость содержит в себе намного большую концентрацию энергии, чем обыкновенно содержится в водах Источника. Насколько большую долю Источника Вечности возможно заготовить в таких бочках я не знал, как и не знал, позволит ли Источник заниматься подобным варварством, зато был уверен, что такая деятельность не принесет вреда, но в будущем способна будет оказать немалую пользу. В конце концов, даже при самом плохом стечении обстоятельств возможно будет создать не жалкий осколок, что не сможет даровать высшим эльфам даже бессмертия, а настоящий Источник, пусть и уступающий нынешнему, но более чем достаточный для достойного существования моего народа. Требовалось лишь соблюдать осторожность, да как можно активнее работать в этом направлении.
  
  Радовало то, что придумывать систему рун, что позволили бы выдержать и экранировать в сотни раз больший объем воды Источника мне не пришлось. Ответ удалось найти в полученной памяти. Нет, я из будущего не оставил себе подобной подсказки, просто некогда размышлял над похожей проблемой и нашел решение превосходящее все ранее существовавшее до него. И сейчас от меня требовалось лишь нанести на бочки, что предоставил мне Дат`Ремар, необходимые руны, сходить за водой, да спрятать их. Даже проблема незаметности при этом действии оказалась решена - к Источнику была найдена достаточно незаметная тропинка со спускавшимися к самой воде зарослями. Природа вокруг него всегда была необычайно богатой и это сыграло мне на руку.
  
  Также нашлось и решение другой проблемы - незаметного покидания дворца. Не то чтобы я не имел на это права. Допуск мне был предоставлен. Однако никто из тех, кто оказался под воздействием кристаллов, не покидал дворец, и желание отличаться в этом вопросе у меня не возникало. Решение проблемы также было получено из памяти, которая показала сразу несколько проходов ведущих за пределы дворца и что самое главное, большинством из них никто не пользовался. Эта информация раскрылась тому Иллидану благодаря зрению, которое мне еще предстояло получить, хоть я и надеялся на обратное. Все же мне мои глаза нравились такими, какие они есть, и не хотелось ничего менять, тем более что в магическом зрении недостатков было не меньше, чем достоинств. Но это также было вопросом надеюсь далекого будущего, а пока мне оставалось радоваться тому, что мое странное поведение не было замечено в первые дни шпионской деятельности.
  
  Сейчас же я смог полностью слиться с окружающими - т.е. все время проводил в своей комнате за изучением кристаллов, по крайней мере так это выглядело со стороны. На ночь за ночью мной были создаваемы, а затем переправляемы в убежище бочки с частицей Источника и пока что я не встречал отказа, как и ощущения того, что смог выбрать ощутимую часть его силы. Но это было и не столь важно, а важным было то, что мне не хватало времени на все остальное!
  
  Какие еще передо мной стояли заботы? Первой оказалось обучение Миранны защите разума. На самом деле уже тех основ, что она знала, было достаточно, чтобы противостоять воздействию кристаллов, ведь это воздействие было рассчитано на постепенное накопление факторов, в чем была его опасность и в то же время слабость. Однако я смотрел в будущее, а в будущем нас ожидали Натрезимы и иные твари любящие копаться в чужих мозгах. И против них защита Миранны не смогла бы продержаться и секунды. Что уж там говорить, я не был уверен и в надежности своей, но подобные мысли старался держать при себе всемерно поддерживая способную ученицу, а то, что Миранна была способной не вызывало сомнений - за две недели добиться результатов что демонстрировала она - дорогого стоило и давало надежды на лучшее. К концу обучения удалось создать в разуме девушки достаточно надежный и главное незаметный щит, что должен был выдержать поверхностный осмотр, большего за столь короткий срок добиться было невозможно.
  
  Следующим пунктом, сжиравшим мое время, стало изучение познаний в рунах и артефакторике. Если знания, доставшиеся мне в области защитных и атакующих плетений, действительно были не слишком обширны, более того, большинство мне не подходило из-за используемых в них демонических энергий, то создание артефактов стало областью, в которой я в будущем продвинулся дальше многих других. Этому способствовали целый ряд обстоятельств - исследования, что проводились Иллиданом для отправки воспоминаний в прошлое, комплекс атакующих и защитных артефактов, что создавались для обороны помещений, артефакты, для накопителей, защитные големы, с каждым разом все более совершенные. Я не просто изучал доставшиеся мне знания, я стремился изготавливать артефакты, что в будущей войне помогут в трудную минуту и пусть это замедляло темп обучения, результат того стоил, уже сейчас убежище наполняли несколько десятков артефактов и их число постепенно росло. Арефакторика давала невероятный простор для действий, вот только времени на ее освоения удавалось выделять удручающе мало.
  
  Мельком я обратил внимание и на такой аспект знаний, как путешествие по другим мирам, к которым я пока даже не пытался прикасаться - еще не скоро будет то время, когда возможно будет воспользоваться такими знаниями.
  
  Особое место занимал вопрос восстановления физической формы. Два года в прострации сделали свое дело, и я серьезно потерял во всех аспектах боевого мага. Быстрота реакции, ловкость, выносливость, сила. Хорошо еще, что Источник Вечности, питавший любого калдорая, замедлял деградацию, в случае с действительно могущественными магами и вовсе ее останавливал. В преддверии грядущих событий прежние навыки были жизненно необходимы, и радовало лишь то, что не совсем понятно когда, возможно в битве у крепости Силитус, мои способности в телепортации поднялись на новый уровень и теперь я мог перемещаться каждую секунду, что позволяло полноценно включить этот прием в свой стиль боя.
  
  Из отнимающих время мелочей оставались такие моменты как прием, сдача и краткий просмотр кристаллов, пересмотр воспоминаний о будущем и еда, все столь же отвратительная на вкус. Я проверял, даже в будущем мне не удалось сделать ее лучше, а значит не стоит даже пытаться это исправить.
  
  Если обратиться к тем заклинаниям, что я освоил к этому моменту, то они были не слишком многочисленны, но, по сути, для боевого мага и не нужен был большой арсенал.
  
  В первую очередь стоит отметить стихийные плетения. Помимо почти бесполезных огненных шаров и ледяных стрел мной были отработаны до полного автоматизма несколько массовых стихийных заклинаний: "огненная волна", "удар ветра", "копья ветра", "каменные шипы". Все эти заклинания прекрасно подходили для уничтожение массы слабого и не очень слабого противника. Главное, чтобы в радиусе действия не оказывались союзники. Что касается уничтожения одиночной цели - для этого хорошо подходила "Огненная буря" - наводящаяся на ауру противника и преследующая цель более минуты. В свое время я успешно использовал это плетение против Соерила и пусть в бою оно мне ни разу еще не пригодилось, я все же смог освоил его до секундного использования.
  
  Для защиты своей персоны возможно было использовать или традиционный "рывок" с "телепортом" или, если возможность уйти отсутствовала, стационарный "кристаллический купол", также я владел заклинанием "каменная стена", но за пятьдесят лет службы на границе оно мне так ни разу и не пригодилось - легче ускользнуть от опасности, чем закрываться от нее.
  
  Помимо этого мной был освоен весь арсенал, кажущихся простыми уловок в ближнем бою - "вспышка", "подножка", "взрыв" и иные мелкие, но досадные неприятности, способные, однако, принести победу.
  
  Из списка, что достался мне из будущего я освоил всего два плетения: "изгнание" - заклинание массового поражения, особенно эффективно действующее против высоко-энергетических форм, какими были нежить и демоны и "агония" - заклинание, способное при правильном ударе и длительном воздействии отправить в небытие даже натрезима. Что же касается остальных плетений хранимых памятью - большинство из них основывалось на тех силах, что были получены Иллиданом в будущем от черепа Гул Дана - и потому сомневаюсь, что когда-нибудь смогу их использовать. Просто потому, что почти наверняка не повторю тот поступок. Уж как-нибудь обойдусь без крыльев, рогов и копыт, что появились у меня тогда, оставлю рога своему брату. Кстати интересно, а почему те у него выросли?
  
  Стоит отметить, что я имел все шансы и вовсе не получить ни одного заклинания, что мог бы использовать против демонов, но Иллидан смог догадаться об этой проблеме и, используя наработанный опыт, специально для меня разработать подходящие заклинания, что могли работать как при помощи чистой энергии, так и с разбавлением ее скверной.
  
  Казалось бы, арсенал был совсем не велик, многие маги осваивали сотни плетений за свою жизнь, вот только мне это пока не требовалось, также как не требовалось Иллидану из будущего, ведь в своих схватках он пользовался лишь немногими из изученных чар, более всего предпочитая демонический огонь, мне не доступный. И сейчас предстояло лишь освоить полученные знания до совершенства, чем я и занимался в то время, что можно было назвать свободным.
  
  Собственно не сложно догадаться, что мне хватало времени на все, кроме сна. Спустя две недели после посещения Дат`Ремара мое самочувствие стало настолько плачевным, что я вынужден был признать - дальше так жить нельзя и все же снизил нагрузки, тем более, что Миранна поступила на обучение и это предвещало новые переговоры.
  
  ...
  
  Я сидел в очень удобном кресле стоившем, пожалуй, как все имеющееся у меня имущество и с наслаждением пил такое же дорогое вино. К сожалению оценить все богатство и палитру вкуса, ну и что там еще полагается ощущать, я не мог, но не слишком по этому поводу переживал. Я просто наслаждался действительностью, а еще старался не задремать под такую убаюкивающую обстановку. Напротив меня сидел Ремар и он не выглядел столь расслабленно и радостно, скорее наоборот, был напряжен, собран и явно встревожен. Причину я отлично знал. Вчера Миранна поступила на обучение во дворец и смогла подтвердить многое из того, что рассказал я - все же воздействие кристаллов и неадекватное поведение обитателей дворца, было вполне достаточным основанием для беспокойства. Да и существование кристаллов от неизвестных благодетелей само по себе уже заставляло задуматься. И теперь я видел по глазам Ремара, что он мне верит и боится будущего. Я же сам не волновался просто потому, что устал. Устал искать выходы из проблем там, где их нет и устал от собственной беспомощности в этой ситуации.
  
  - Иллидан, что нам делать? - задал неожиданный вопрос Ремар. Неожиданный потому, что он очень походил на просьбу о помощи.
  
  - Готовиться, что же еще - я пожал плечами, так как и сам не представлял, какой совет могу дать куда более опытному и искушенному в интригах нежели я эльфу - заготовить накопители на период, когда магия Источника окажется недоступной, продумать планы эвакуации на запад Калимдора, воспользоваться своими связями, чтобы связаться с кем нужно... Хотя я не представляю с кем.
  
  Я помолчал и наконец произнес, задумчиво глядя на вино в бокале.
  
  - Ты пойми, Ремар, я ведь просто боевой маг, хороший маг и хороший мечник, получивший еще и некие знания о магии, каких нет ни у кого в этом мире. Я не полководец, я не умею вести за собой эльфов, не разбираюсь в политике. Более того, она мне противна. Даже шпион из меня никудышный и не пойман я лишь потому, что никому не придет в голову, что шпион вообще может быть, да и разум обитателей дворца сейчас затуманен. Ты пойми, я не могу дать тебе совета, потому что не представляю, что делать со свалившимся знанием! - все же прорвало, а я ведь думал, что успокоился. Как же, в будущем меня предал брат и Тиранд, на моих глазах погибло Королевство, мир рухнул, а еще все это должно произойти уже наяву и совсем скоро, разве можно тут быть спокойным!
  
  Моя речь неожиданно вернула Ремару самообладание, и он уже спокойным тоном пояснил, отчего пребывал в настолько расстроенных чувствах:
  
  - Понимаешь, Иллидан, когда ты рассказал мне об угрозе, я решил проверить твои слова и в частности узнать, кто был приглашен на обучение. Должно быть, ты не заметил, у тебя ведь нет знакомых аристократов кроме меня? - дождавшись, когда я в подтверждение кивну головой, он продолжил - ты не заметил, но во дворце сейчас собрались самые влиятельные аристократы и значительная часть самых сильных магов, что в большинстве своем одно и то же. Если бы королева Азшара отдала приказ, даже имеющихся у нее в распоряжении сил хватило бы для войны с остальной частью Королевства. Не обязательно победы, но все же. Ведь за влиятельными родами охотно пойдут их приближенные, те, кто зависим от их денег и расположения. И все эти эльфы присоединятся к королеве по первому ее слову. А еще королева любима в народе и даже я до недавнего времени питал к ней уважение, несмотря на опалу. Я хочу сказать, что при желании королева и сама бы смогла залить нашу землю кровью, и нам не удалось бы ее остановить. А ты говоришь, что армия демонов будет намного страшнее.
  
  - О том, кто именно попал под влияние демонов, я не знал, но можешь не беспокоиться, после вторжения этих тварей у королевы не останется союзников вне дворца.
  
  - Ты уверен? - Ремар, кажется, вспоминал в тот момент все возможные варианты интриг для привлечения на свою сторону союзников и, судя по всему, некоторые нашел применимыми - Азшара может найти оправдание их появлению.
  
  - По доставшимся мне воспоминанием она не сделает ни единой такой попытки и просто запрется во дворце. Впрочем, если бы она попыталась предпринять нечто в таком духе - ей никто бы не поверил. Уж поверь, демоны могут вызвать доверие лишь у безумца или эльфа под ментальным подчинением, все остальные постараются при первой встрече их убить или убежать куда подальше. Лишь немногие из демонов способны сливаться с окружением, но и они испытывают удовольствие от насилия и смерти, а потому не станут себя ограничивать - в сознании промелькнули картины побоищ устроенных демонами, и я постарался их прогнать, заодно поставив бокал на стол, руки дрожали, пусть те воспоминания и не были в прямом смысле слова моими.
  
   - Полагаю, что нам повезло с тем, что враг столь прямолинеен. Демоны ведь могли действовать чужими руками и атаковать уже после того, как наши силы иссякли бы?
  
  В ответ на мой вопрос Ремар лишь покачал головой:
  
  - Если верно то, что ты передал мне, то не могли. Сейчас у нас нет повода для конфронтации с королевой Азшарой, любой мятеж против нее будет подавлен руками простых жителей королевства, я уже не говорю о вмешательстве Кенариуса и драконов. Однако едва королева Азшара покажет свою подконтрольность - мы все получим право ударить по дворцу с целью закрыть портал. И если этот план удастся - вторжение окажется проваленным. В этой обстановке Легиону для успеха лучше направить свою армию, тем более, что по твоим словам демоны не слишком ценят жизни своих собратьев?
  
  - Низших презирают, что в общем то понятно, все же основную массу демонов нельзя назвать действительно разумными, ими управляют большей частью инстинкты - жажда крови или магии, а подчас и то и другое. Что же касается высших существ, то их убить достаточно сложно, и они ценятся Легионом, насколько это вообще возможно для демонов.
  
  - Я тебя понял, хотелось бы получить подробное описание всех видов, с кем мы можем встретиться, их сильные и слабые места. У тебя ведь есть такие сведенья? - дождавшись от меня утвердительного кивка, Ремар продолжил - И еще, как себя поведут все те маги, что собрались во дворце?
  
  - Описание составлю когда будет время, что касается магов... Вместе с демонами станут сражаться лишь калдораи искаженные скверной, сатиры, в прошлый раз таких было не так уж и много, но это будут очень опасные твари. Именно твари, так как они не многим будут отличаться от демонов. Жестокость их будет настолько велика, что полностью исказит разум. Также если нам потребуется атаковать сам портал, его будут защищать и приближенные Азшары, хотя все это весьма приблизительные сведенья, все может измениться и пойти по иному пути.
  
  - Это я понимаю и без тебя. Ведь ты не должен был предупреждать меня ни о чем? А я теперь знаю и предпринимаю определенные действия. Не могу сказать насколько они изменят будущие события, но ты уж поверь, мои связи намного более обширные, чем это может показаться. Все же не случайно мой род так долго сохраняется несмотря на статус опального. В ближайшее время мне придется воспользоваться всеми теми средствами, что применяла моя семья прежде для связи со сторонниками и распространению слухов, также у меня есть некоторые знакомые в пограничных крепостях, в том же Силитусе и, думаю, им будет не сложно поднять уровень боевой готовности. Все эти меры в совокупности должны изменить историю, и я надеюсь в лучшую сторону.
  
  - Я тоже на это надеюсь - со вздохом пришлось отставить уже пустой бокал - извини, но мне нужно идти, ты приготовил новую партию?
  
  - Бочки? Разумеется. Скажи, ты можешь хотя бы приблизительно сказать, какую часть Источника тебе удалось таким образом перенести?
  
  - Нет, чем больше я набираю воды из него, тем сильнее мне кажется, что он бездонен. Быть может в нем и происходят какие-то изменения, но я их не вижу.
  
  - Возможно это и к лучшему, ведь если не видишь ты, то другие тем более не смогут увидеть.
  
  - Будем на это надеяться и еще, возьми это - я протянул несколько заготовленных ранее артефактов, простых дощечек с выведенными на них рунах - я не уверен в том, что смогу лично сообщить о начале вторжения, а потому сведенья передам через эти артефакты. Если руны на этих устройствах зажгутся - это будет означать, что сообщение, что выведено на них, стало действительным. Особенно обращай внимание на данную дощечку - я указал рукой на нужную - она передаст, что демоны пришли в наш мир и медлить дальше нельзя.
  
  - Очень полезный артефакт, ты нашел знания о нем в памяти?
  
  - Лишь некоторые элементы, большинство я знал и ранее от Кенариуса - надо признать, что в чем-то я оказался несправедлив к своему прошлому учителю и знания, даваемые им, все же были полезны - ну а сейчас прости, мне нужно идти.
  
  Подхватив приготовленные для меня емкости и вместе с ними некоторые полезные для создания артефактов материалы, я развернулся и не оборачиваясь направился к выходу - было слишком много дел, что требовалось успеть выполнить и чувство того, что мне не поспеть вовремя не давало остановиться, подгоняя вперед из ночи в ночь.
  
  
  Глава 4.
  
  Следующие дни проходили на удивление спокойно, если так можно выразиться о жизни, проведенной в тылу врага. При этом много времени утекало в обустройстве своего убежища, сохранность содержимого которого всерьез начала меня тяготить. К счастью материалы на артефакты Ремар предоставлял по первому слову, да и не нужно мне было много, лишь притушить паранойю, требовавшую хоть какой-то защиты. В остальном я все также был погружен в изучение новых знаний и тренировки, лишь один раз прервав налаженный распорядок дня и посетив Соерила, своего прежнего наставника.
  
  Убедить его покинуть столицу было не легкой задачей, особенно потому, что я не считал возможным раскрыть хоть какие-то детали. Все же он был учеником Керантила и мог попытаться проверить мои слова, расспросив своего прежнего наставника. Слабым местом, на которое и удалось надавить, стала молодая жена Соерила. При упоминании опасности, что грозила в том числе и ей, прежде непреклонный наставник всерьез задумался, а после уверения, что все объяснения он получит не позже, чем через месяц, Соерил окончательно сдался и уехал на следующую ночь.
  
  Одной заботой стало меньше и это не могло не радовать. Еще бы польза от извлечения воды из Источника была видна, а то сейчас я наполнял уже двадцать девятую по счету бочку, но так и не мог понять, убавилась ли мощь источника хотя бы на сотую часть? А ведь это очень важное знание в ожидании взрыва.
  
  Не уловив и в этот раз каких-либо изменений, я привычно перенесся ко входу в пещеру и, отключив скрывающие и боевые артефакты, вошел внутрь. В который раз подумал, что стоит добавить к имеющемуся что-то еще. Пусть примененные артефакты и значительно отличались от всего того, что изготавливалось в этом времени, но группа опытных магов могла бы обойти ловушки, хоть я и надеялся, что им придется заплатить за это дорогую цену.
  
  Бочка заняла свое законное место в ряду других, а я не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться на дело рук своих. Разрушится Источник Вечности или нет, но создание нового станет благодаря этим запасам лишь вопросом времени и это будет не жалкий колодец, что даже не мог вернуть моим сородичам бессмертия, а действительно великий очаг магии. Вот только то, что эти бочки оказались все в одном месте...
  
  Нет, у меня существовал и еще один тайник, в котором был спрятан сундук с четырьмя фиалами набранными первыми, но вот всю остальную воду я таскал в одну и ту же пещеру... Достаточно опасно, хранить все яйца в одной корзине, но с другой стороны мне банально не хватало времени на то, чтобы найти и защитить с помощью артефактов и чар другие убежища. И без того в последнее время я стал замечать за собой более резкие перепады настроения, периодическую рассеянность и раз за разом накатывающую усталость. Слишком много сил и времени уходило на подготовку и включать в список дел еще какие либо шаги я был не готов.
  
  Сигналы от артефактов на входе отвлекли меня от размышлений и заставили собраться. В моем убежище появились гости.
  
  Легкое воздействие магией и стена приходит в движение, давая надежную защиту от недоброжелателей хранимым запасам. Я сам подаю еще несколько магических импульсов, активируя спящие артефакты, а затем выхватываю мечи и начинаю разминку. Чем бы ни обернулось дело, подготовка мышц и связок к бою не будет лишней.
  
  Непрошенные гости приближаются невероятно медленно, по крайней мере именно так кажется разогнанному сознанию. По поступающим мне данным я могу уверенно назвать их число - девять, девять магов и из них один обладает силами превосходящими мои, а остальные либо равны мне, либо лишь немногим уступают. Неприятное положение и главное в нем то, что я не имею право на бегство - эту пещеру отдавать врагам нельзя ни в коем случае.
  
  Двигались противники не единой толпой, но в определенном порядке. Один из них шел впереди и был незаметен в большинстве спектров, большинстве, но не во всех. Еще трое располагалась в хвосте группы, явно страхуя от атаки с тыла, а остальные пятеро шли единым строем. При этом надо отдать им должное, не будь в коридоре артефактов слежения, они имели все шансы подобраться на расстояние удара с весьма печальным исходом для меня.
  
  - Здравствуй, Иллидан! Рад тебя видеть, но удивлен, что в такой обстановке... - эту речь произнес лидер той самой группы, маг, что превосходил меня по своему магическому потенциалу, Керантил.
  
  - А уж как я удивлен... Что ты здесь делаешь и почему мешаешь моей тренировке? - притворяться казалось бессмысленным, но я еще надеялся на получение информации, да и простой разговор перед неминуемой схваткой казался чем-то естественным и правильным, словно обязательно следовало расставить в наших отношениях с бывшим учителем все точки на i.
  
  - А почему ты здесь тренируешься? И я хотел бы услышать все, не прибегая к особым мерам - Керантил говорил уверенно и в его тоне я не улавливал и тени сомнений в проводимых действиях, хоть неосознанно и искал эти чувства.
  
  - По-моему это очевидно. Я не слишком богат, вот и решил арендовать это помещение. Вы уж поверьте, здесь очень удобно - говоря это, я развел руки в стороны, демонстрируя апартаменты, и едва не оказался атакован, пришельцы были излишне нервными.
  
  - Хватит увиливать Иллидан! Мы знаем, ты что-то затеваешь против Бога! Я наблюдаю за тобой уже давно и убедился, что ты постоянно покидаешь дворец неизвестным мне способом, да еще и используешь Источник Вечности. Ты не сможешь отрицать этого! - моего бывшего учителя поддержали согласными восклицаниями еще четверо, а вот оставшиеся предпочли не демонстрировать свое присутствие.
  
  - Учитель! Как Вы можете меня обвинять в подобном! Надеюсь, Вы никому не рассказывали о Ваших домыслах?
  
  - Не беспокойся об этом, мой бывший ученик, мы никому ни о чем не сказали, так как и сами способны справиться с тобой, а на мне лежит обязанность покарать того, кто не оправдал надежд! - его голос и слова были неестественно высокопарны, это был не мой учитель, а еще он никогда не станет вновь тем, кого я знал. Заключительное слово в нашем разговоре убрало последние недомолвки между нами:
  
  - Убить!
  
  В следующие десять секунд произошло сразу несколько событий в корне изменивших положение вещей. Неторопливо подбиравшийся ко мне до этой секунды, мастерски скрывавшийся боевой маг сделал стремительный бросок, намереваясь одним ударом закончить этот бой. Одновременно с ним другие пять магов начали сплетать заклинания, на случай если я не умру в первую секунду. Их действия были синхронны и отработанны. Они явно готовились к встрече, вот только и моя паранойя не сидела без дела.
  
  Рывком ухожу к стене и активирую разом все заготовленные ловушки, а в следующий миг пещера и проход к ней заполняет ревущий огонь и бьющий копьями ветер. Однако эпицентром этой бури был тот пятачок, где еще недавно стоял я сам, а сейчас оказался невидимый мне убийца. Пространство там оказалось окружено барьером лишь для того, чтобы сосредоточенные внутри силы не остались без добычи.
  
  Я сам был отгорожен от буйства стихий еще одним барьером и готовился к продолжению схватки. К моему сожалению уже использованных ловушек было явно недостаточно и в дальнейшем придется положиться на свои силы. Радовало лишь одно - мой враг не имел возможности сбежать, ведь проход в пещеру обрушился под действием ловушек, а невозможность телепортации в это место и перемещения из него была заранее предусмотрена.
  
  Едва огонь начал спадать, я оценил число выживших и, не медля ни секунды, рывком приблизился к ближайшему противнику. Его защита продержалась не более двух секунд под градом наполненных магией клинков, а в следующий момент тело мага оказалось перерублено на две части. Перемещаюсь в сторону и бросаюсь к следующему противнику, а место, где я стоял прежде, пронзает наполненное силой копье. Еще трое и среди них Керантил.
  
  Все оставшиеся маги выглядели изрядно помятыми, один из них имел вместо одежды лохмотья пропитанные кровью, но у всех в глазах полыхал огонь ярости. Они жаждали убить меня, возможно ради мести за смерть товарищей и единственной моей надеждой на выживание было приблизиться к ним на расстояние удара клинка.
  
  Уклоняюсь от новых копий заряженных чистой энергией и рвусь вперед. Мне на встречу разрастается волна огня, но я просто рассекаю ее наполненными стихией ветра клинками и тут же бросаю свое заклинание. Затея не удалась или скорее не удалась отчасти. На полпути мое плетение встретилось с вражеским, явно нацеленным добить меня после отражения первого заклинания, и результатом их столкновения стал взрыв.
  
  Я встретил его уходя в перекате в сторону и потому перенес относительно спокойно, а вот магам досталось куда сильней. Сказалась привычка драться из-за спин простых воинов. Они встретили взрыв в полный рост и от удара разлетелись в стороны. Все, кроме Керантила, что смог устоять пусть и далось это ему с трудом. Однако не он стал моей первоочередной целью, я хорошо знал своего наставника и не обманывался его потрепанным видом, он был по-прежнему опасен и сумел бы встретить меня достойно. Вместо этого я, бросив в сторону Керантила несколько взрывных артефактов и одновременно швырнув во второго мага огненный шар, бросился к третьему.
  
  Я успел. Эльф еще только приходил в себя, и лишь смог бросить в меня простейшей огненной стрелой, что я пропустил с боку, даже не замедлив движения. В следующий миг у меня стало еще на одного противника меньше.
  
  Отскакиваю в сторону рывком, пусть в спешке на этот раз и не было необходимости, и осматриваю обстановку в пещере. Если отбросить в стороны гарь, дым, вонь прожаренного мяса и стойкий запах крови - моему взору открывается два противника, что успели прийти в себя и сейчас готовятся сражаться дальше. Керантил ближе всего ко мне и он явно готовил нечто атакующее стихийного типа, мощное и искусное, на что намекала продолжительность времени плетения. Сзади от него маг держит чары защитного типа и явно готов их применить.
  
  Нападения в такой ситуации было бы смертельно, я просто не успел бы добраться до своих врагов и потому предпочел защиту. И в момент, когда Керантил послал плетение в камень и стены вокруг меня сжались в стремлении раздавить - я был готов. Кристаличекая защита, не раз использованная прежде, не подвела и сейчас, защитив от давления камня. Впрочем, защищать она смогла не долго. Стенки кристалла покрылись трещинами и со звоном рассыпались под давлением усилий магов. В искореженной пещере повисла тишина.
  
  ...
  
  - Он мертв? - подал голос маг, что стоял дальше от завала.
  
  - Не уверен - ответил Керантил, напряженно вслушиваясь в пространство - я чувствую магию!
  
  В следующий миг безжизненный завал выстрелил в них сотнями камней. Керанил отразил все и даже успешно избежал последовавшей за этим атаки, но я не слишком расстроился и бросился ко второму магу. Он оказался не так расторопен и даже большее удаление от места схватки не позволило ему избежать всех летевших в него камней. Расслабился и поплатился за это сломанной ногой, а следом и жизнью. Его голова оказалась снесена с плеч, а я бросился в сторону, уходя от новой атаки.
  
  Получилось не до конца. Пусть я успел сместиться в сторону, а мой меч отбил часть осколков, вся левая часть тела оказалась иссечена камнем. Боль вонзилась в мозг, но была мгновенно сметена яростью, а следом я ударил сам. Привычные копья взвились из камня, но Керантил принял их на щит. Тем не менее, было видно, что стоило это ему немалых усилий. По защите пробежала волна трещин, пусть и не ставших чем-то более опасным. Керантил устал, его мана иссякала, в прочем у меня запасов осталось еще меньше. Рвусь вперед, не петляя, ставлю все на эту атаку. И встречаю волну пламени, что широким фронтом перекрывает мне путь. Но слишком медленно. Рывок вверх и я успеваю проскользнуть над пламенем, лишь краем сознания отмечая, что этот маневр не дался мне без платы. А затем я бросаю оставшуюся магию во вспышку света и рублю врага.
  
  Керантил смог уйти от удара. Ослепленный, обессиленный, он на одних инстинктах ушел в сторону, но все же не достаточно быстро и его правая рука отделилась от тела. Но даже после этого он не остановился и не упал, а ударил в меня огнем, а затем бросился с выхваченным левой рукой кинжалом. Чтобы умереть спустя мгновение. Устремив на меня последний все также наполненный ненавистью взгляд, он рухнул на пол пещеры.
  
  Тяжело опираясь на меч, я посмотрел на тело своего учителя, чье сердце пронзил секунду назад. Эльф, что сделал очень многое для меня, кому я был обязан своими умениями, кто передал мне знания, спасшие в войне с силитидами. Он всегда вызывал во мне уважение, пускай и раздражал своим поведением. И, тем не менее, тот эльф, что жил и сражался всего несколько секунд назад, им уже не был. Не я убил Керантила, это сделали те, кто подчинил его волю, мне лишь оставалось даровать своему учителю покой, что он заслужил. По крайней мере, именно так хотелось думать и изо всех сил гнать мысли о том, что можно было найти способ излечить наставника.
  
  Возможность снять подчинение с обитавших во дворце эльфов была одним из наиболее интересовавших меня аспектов, но память подсказала, что подобное мне не под силу, а возможно не под силу и никому в мире. Иллидан несколько лет бился над тем, чтобы вернуть прежний разум нагам, бывшим когда-то приближенными королевы Азшары, но все его попытки оказались тщетными. Кристаллы, что были переданы ночным эльфам демонами, не подчиняли их кому-то, нет, они меняли само мировоззрение тех, кто обращался к ним, и если у тебя самого не было ментальной защиты - обратный путь был закрыт. А мой наставник определенно умер еще два года назад и память, что досталась мне из будущего, уверенно говорила о том, что это изменить нельзя. Нельзя! И нельзя было рисковать, оставляя враждебного мага в живых без возможности надежно содержать его в плену.
  
  Я сделал все правильно, именно так, ведь Керантил никогда не согласился бы стать послушной собачкой демонов и предпочел бы смерть, в этом сомнений не было. Я и сам бы предпочел смерть, если бы не было надежды на освобождение от ментального подчинения, но к счастью на данный момент в моем разуме создана наиболее совершенная во всем Азероте защита. Если конечно исключить драконов. Я сделал все правильно, только вот сомнения никуда не исчезли.
  
  Впрочем, для самобичевания место и время было не подходящим, необходимо было действовать и первым шагом стало проверить сохранность воды из Источника. Преодолев нагромождение из камней, я открыл помещение с бочками, счастливо пережившими все перипетии боя. Магическое усилие, потребное для открытия двери, едва не прикончило меня, по крайней мере ощущения были именно такими, однако уже вскоре я смог восполнить свои силы. Дальше следовало сначала захоронить тела погибших, а затем и привести в хотя бы относительно нормальный вид пещеру. Проход я разгребать не собирался, так как сильно сомневался в том, что у меня будет в ближайшее время возможность приходить сюда вновь, но укрепить свод и хоть немного убрать завалы из камней было необходимо.
  
  Не только горечь потери и сомнения в совершенном были в моей голове, помимо этого приходили и иные мысли, что невозможно было игнорировать. Меня могли раскрыть в результате расследования, которое обязательно проведут в отношении пропажи сразу девяти обучавшихся во дворце магов. Пусть из-за кристаллов бдительность приближенных Азшары и притушена, но подобное событие они заметят, по крайней мере так казалось, хотя уверенности хоть в чем-то не было. Не говоря уже о том, что пусть Керантил и сказал, что никому не сообщал о своих подозрениях, это могло быть ложью и возможно вернувшись во дворец, я окажусь схвачен, чем подставлю под угрозу еще и своих друзей. Быть может, как шпион я уже провалился и самым разумным будет уйти?
  
  Вот только уйти я не могу, не имею право. Моей главной задачей как шпиона является сообщение о приходе в наш мир демонов, и я пообещал выполнить эту задачу и Кенариусу и Ремару. Я обязан ее выполнить, ведь эти знания смогут спасти десятки и сотни тысяч жизней, в то время как на другой стороне весов будет стоять только одна. К тому же благодаря памяти будущего во мне теплилась надежда на благополучный исход.
  
  Приняв решение, я окончательно привел себя в порядок, чему способствовали исцеляющие плетения и новая одежда взамен старой. Она хранилась в том же помещении, что и бочки и теперь можно было порадоваться своей предусмотрительности. Там же хранились и несколько бутылок вина, но от них пришлось отказаться, сейчас было не время для того, что напиваться, хотя этот вечный мотив уже откровенно раздражал.
  
  Завершив приведение себя в надлежащий вид, я выбрался через запасной выход, что должен был служить дорогой к отступлению, а затем и телепортировался в Зин Азшари. Немного обдумав ситуацию, я также отправил вестника Ремару, ему стоило проявить осторожность в связи со случившимся. Кто знает, чем обернется это происшествие и не нарушит ли оно планы моего бывшего командира?
  
  Более не медля, я проник во дворец, а затем и в свою комнату, при этом успешно не попавшись на глаза никому из обитателей, что вселяло хоть небольшую надежду в благополучный исход случившегося, а затем все же вскрыл прихваченную бутылку вина.
  
  Ведь сколько бы я не твердил о правильности совершенного, о том, что иного выхода не было и убитые мной уже не были эльфами, сколько бы я не повторял это в голове, воспоминания не проходили. Девять сородичей и среди них мой учитель. Их кровь на моих руках и от этого деяния мне не избавиться. Наверное, позже это забудется, позже я с этим смирюсь и не только разумом, но и душой поверю в правильность свершенного, но сегодня все нет так. Сегодня я вновь и вновь вижу лицо Керантила, из чьих глаз утекает жизнь.
  
  Открыв вторую бутылку вина, я попытался найти в душе еще какое-то оправдание, найти хоть что-то, за что можно уцепиться здесь и сейчас, и действительно нашел ответ. Потому что вспомнил, кто нес главную ответственность за случившееся, кто пришел, чтобы разрушить наш мир, кто извратил наставника и уже сейчас начал разрушать мою жизнь. Демоны, твари, что желали уничтожить всех кто был и будет мне дорог, из-за кого я в будущем лишался рассудка и по чьей вине сегодня убил близкого мне эльфа! Бутылка раскололась в руке, и недопитое вино смешалось с кровью, но я этого даже не заметил, с неистовой яростью мечтая лишь об одном - отомстить им за все, что случилось и что еще произойдет. Уничтожить вторгшихся в Азерот, а потом найти их миры и разрушить до основания. Хватит ли на это сил? Плевать! Возможно, мне потребуется вечность, но в этот раз я добьюсь успеха. Если только переживу ближайшие дни...
  
  Посмотрев на окровавленные ладони, кровь и вино, разлитое по полу, я тихо выругался и постарался взять себя в руки. Произошедшее повлияло на меня сильнее, чем казалось в начале, заставило дать слабину, чего я не позволял себе никогда в жизни. Вот только является ли это оправданием? Очевидно нет и сейчас было нестерпимо стыдно за этот срыв, да еще и в такой обстановке. Первым делом я применил на себе отрезвляющее заклинание, приведя свои мысли в порядок, следом за этим исцелением излечил раны от стекла на руке и убрал последствия разбитой бутылки. Завершающим штрихом стала медитация, что позволила очистить разум и привести нервы в порядок. Прошлое осталось в прошлом, для лучшего будущего сделано все из возможного, а значит остается лишь запастись терпением, мне его всегда не хватало.
  
  
  Глава 5.
  
  За несколько дней до описанных выше событий. Место где-то в лесных чащах на юге от Зин-Азшари.
  
  Малфурион всегда полагал себя эльфом терпеливым, не то что его брат-близнец, но последний месяц дался ему не просто. Все это время события тянулись невероятно медленно, заставляя даже жалеть о том, что такой быстрый способ передвижения как телепортация не доступен друидам. Ведь именно из-за проблемы сообщения переговоры между теми расами, что должны были выступить против грядущей угрозы, столь затягивались и грозили и вовсе не завершиться никогда. Быстрое перемещение посланцев было невозможно и требовалось использовать животных или самому обращаться в звериную форму для того, чтобы доставить послание.
  
  Но все же он оказался не прав в своих ожиданиях, и собрание состоялось, причем в широком составе - Малфурион никогда прежде не видел столь разные расы, мирно собравшиеся в месте, а если быть откровенным, большую часть из пришедших представителей он видел впервые узнавая их лишь благодаря описаниям, данным в свое время Кенариусом.
  
  Собрание проходило на большой и ровной поляне, окруженной высокими деревьями и кустарником. Несмотря на то, что поляна казалась открытой для всего мира - это была лишь иллюзия. Ветки деревьев и кустарников не хуже стен укрывали место от посторонних глаз, а освещение давали множество огней, висевших прямо в воздухе и горевших мягким, завораживающим светом. Само пространство поляны было достаточным для того, чтобы на ней могли с удобством разместиться сразу несколько драконов, что они и делали - представительница от этой расы Алекстраза и трое сопровождавших ее драконов не считали нужным менять свое обличие на что-то меньшее и стремились подавить своим размером и магической мощью. Не сказать, что им это не удавалось.
  
  Мог возникнуть вопрос о том, как драконы оказались на этой полностью закрытой поляне, но такой она стала по желанию Кенариуса, когда все прибывшие собрались в одном месте. Он же, при помощи Малфуриона, поставил защиту, что обеспечивала безопасность и конфиденциальность переговоров.
  
  Кенариус со своим учеником и те расы, что выступали в роли его союзников, стояли отдельной от драконов группой. Многие создания видели в полубоге благодетеля и опору и все они были ему бесконечно преданны. Дриады - существа, что зовутся дочерьми Кенариуса, как и их отец, наполовину кобылицы, наполовину юные ночные эльфийки, они никогда не старели и владели магией природы. Не слишком сильные в бою, эти создания были прекрасными разведчицами, особенно если требовалось перемещаться по лесу. Беорны - медведеподобные создания, несмотря на свой вид являющиеся разумными и владеющие шаманскими техниками. Они почитали не Кенариуса, а братьев-медведей Урсола и Урсока, но при этом являлись давними союзниками Кенариуса и всех друидов. Древа - оживленные магией друидизма деревья. В отличии от остальных созданий имели достаточно слабую волю, а потому готовы были последовать в любое место, что указал бы им Кенариус. Все эти существа жили в пределах или рядом с владениями Кенариуса и их силы всегда готовы были откликнуться на призыв о помощи.
  
  Несколько в стороне от них, но все же рядом, находились еще двое. Первой была Тиранд, ее направили как представительницу от жриц Элуны и пусть Малфурион был рад этой встрече, он также понимал, что назначение возлюбленной означало то, что жрицы не восприняли всерьез предупреждения Кенариуса. Не слишком хорошая новость, но ожидаемая.
  
  Последним из пришедших был таурен - существо, похожее на быка, ставшего на задние лапы. Достаточно воинственные создания, таурены, однако, были чем-то обязаны Кенариусу, а потому прислушивались к его советам. Также среди них были ученики полубога и их голос многое значил на совете.
  
  После взаимных представлений слово взял Кенариус, как тот, кто и являлся инициатором этого собрания.
  
  - Я рад, что Вы все собрались по моему приглашению и не отвернулись от надвигающихся на нас бед. Впереди нас ждут сложные времена, а враг уже на пороге в наш мир... - начал свою речь он, но среди слушателей были и те, кто не испытывал к полубогу должного почтения.
  
  - Об угрозе мы слышали все, а потому и собрались. Сейчас же нас интересует, в чем состоит эта угроза и откуда известно об ее существовании - голос Алекстразы достиг каждого и пусть и звучал для дракона тихо, но был голосом дракона, а потому произвел впечатление.
  
  - Именно об этом я и хотел сейчас рассказать - укоризненно заметил Кенариус.
  
  - Не сомневаюсь, также, как не сомневаюсь и в том, что для начала нам бы пришлось прослушать долгое вступление. Однако на это у меня нет ни времени, ни желания, а потому попрошу сразу рассказать об угрозе.
  
  Заявление Алекстразы звучало почти как издевка, ведь все расы Азерота знали о неторопливом и замкнутом образе жизни этих созданий. Однако Аспект жизни* рассматривала приглашение как просьбу о помощи и считала нужным подчеркнуть свое положение.
  
  - Если на то будет ваше желание, я могу его удовлетворить. Малфурион, прошу, расскажи о том, что ты видел в Изумрудном сне.
  
  Рассказ ученика Кенариуса был встречен слушателями с разным настроением. Большинство из присутствующих, в том числе и Тиранд, уже знали его содержание и потому не проявляли никаких эмоций. Сосредоточенно нахмурился таурен, что носил имя Грон Сломанная секира. Ему о подробностях угрозы известно не было, но поверить в нее он был готов. И лишь на морде Алекстразы отражалось неприкрытое, а правильней будет сказать показное сомнение.
  
  - Так значит, доказательством беды являются лишь слова твоего ученика Кенариус? Только его и никого другого? Притом, что даже он сам не видел ничего, кроме зловещей тени?
  
  - Не только его - помедлив, произнес Кенариус - Иллидан первым сообщил нам об угрозе и его слова сильнее проливают свет на эти события.
  
  При звуке этого имени Тиранд недоуменно оглянулась на Малфуриона, что не сказал ни слова при встрече об участии в событиях своего брата. Сама Тиранд вынуждена была признаться самой себе в том, что уже давно не вспоминала о друге и даже не думала о том, что с ним происходит, но сейчас эта мысль вызвала у нее беспокойство. Выходит Иллидан наравне с Малфурионом внес вклад в обнаружение угрозы. Возможно, она была к нему слишком сурова?
  
  Но все эти мысли Тиранд решила отбросить и прислушаться к Кенариусу, который рассказывал о том, что поведал его бывший ученик. И надо отметить не для нее одной информация стала неожиданной и серьезной, даже Алекстраза более не стремилась выражать недоверие и напряженно следила за повествующим полубогом.
  
  - А где этот Иллидан сейчас? Хотелось бы услышать рассказ от него самого - заметила Аспект жизни и в этот раз нашла поддержку даже у таурена, да и сама Тиранд после услышанного хотела бы поговорить с Иллиданом.
  
  - Сейчас он находится во дворце и наблюдает за действиями приближенных Азшары. Если враг появится - Иллидан сообщит нам - коротко ответил Кенариус, явно не желая слишком много говорить об этом.
  
  - Почему ваш шпион не принес один из этих кристаллов? Драконы бы смогли понять сущность заключенной в них магии.
  
  - Кристаллы весьма ценные артефакты и выносить их из дворца строго запрещено, но в то же время они не имеют на себе меток для слежения, что само по себе подозрительно. Мы не решились похищать их, потому, что могли оказаться раскрыты.
  
  - Разумно, но это не отменяет того, что доказательств словам Иллидана нет, а значит, предпринимать хоть что-то, основываясь на домыслах, мы не имеем права и тем более не можем проявлять враждебные действия в адрес Азшары и ее окружения.
  
  - Позвольте - на этом моменте Кенариус позволил себе улыбку, а Малфурион догадался, что беседа с Аспектом подошла именно к тому результату, на который рассчитывал наставник - я ведь и не прошу Вас предпринимать шаги уже сейчас, лишь быть к ним готовым и поставить наблюдателя в Зин Азшари. Так Вы сможете убедиться в наличии угрозы первыми.
  
  - Должна признать, твое предложение звучит разумно, и ты смог убедить меня в возможности угрозы, хотя слова твоего бывшего ученика произвели на меня больше впечатления, чем нынешнего. Я согласна на твое предложение и отправлю в столицу Королевства ночных эльфов двух доверенных мне драконов. Пусть это будут Мирастраз и Галарон - произнесла она, обращаясь к своему сопровождению.
  
  Двое названных драконов в согласии наклонили головы.
  
  - Но мне интересно, что в это время будут делать остальные участники нашего собрания? - внимание Аспекта лишь краем задело Тиранд, но и этого оказалось достаточно, чтобы почувствовать себя неуютно. Она не знала, что ощутили другие, но впечатление от заточенной в драконице силы было ни чем не передаваемо.
  
  - Я уже готовлю армию к возможному походу - кратко ответил Кенариус, а стоящие рядом с ним разумные подтвердили сказанное согласием.
  
  - Так может все вышесказанное лишь прикрытие твоему желанию напасть на ночных эльфов, полубог? - с интересом в голосе спросила Аспект.
  
  Прежде чем собравшиеся успели выразить свое возмущение, Кенариус ответил сам ни на мгновение не растерявшись:
  
  - А разве драконам была бы интересна эта война? И если нет, то зачем ее чем-то прикрывать?
  
  - Что ж, ты ответил на мой вопрос. А что намерены предпринять жрицы Элуны?
  
  Тиранд на миг растерялась, но все же смогла ответить твердо:
  
  - Пока жрицы намерены выжидать и оценивать. Я передам им слова Кенариуса, но они не станут ничего предпринимать, пока не увидят четких доказательств.
  
  - Таурены направят своих воинов в армию Кенариуса, и пришлют подкрепление, если посчитают нужным, но точное их число будет определено лишь на совете вождей - Грон Сломанная секира ответил сразу, как взор Аспекта остановился на нем.
  
  - Все мы будем ждать появления врага - заключил Кенариус - и встретим его достойно, когда он придет.
  
  ...
  
  Еще один разговор, что произошел за много тысяч километров от этого места, на северо-западе Калимдора.
  
  Это место было сокрыто в каменных горах и редко посещалось иными разумными, кроме тех, кто здесь издревле жил. А ведь по красоте и изяществу оно могло бы соперничать с величайшими творениям Азерота! Высокие потолки, что терялись в вышине и были едва различимы глазу, массивные, богато украшенные каменные колонны, барельефы, что покрывали каждый клочок стен и все это освещал мягкий свет разгонявший мрак подземелий. Впрочем, шедший по этому коридору ночной эльф не испытывал восторга от созерцания работы древних мастеров, главным образом потому, что все его мысли были заняты возложенным заданием.
  
  Нитарен был многим обязан Дат`Ремару, не только благополучием своим и своей семьи, но и жизнью, а потому согласился на это поручение, пусть и осознавал сколь странным и потенциально опасным оно является. Осознавал он одновременно и то, что если сказанное Дат`Ремаром было правдой - его миссия была действительно важна, а забота, что обещал проявить аристократ к семье - необходима.
  
  Невольно скосив глаза на почетный эскорт, Нитарен вдохнул. Не то чтобы он не любил дворфов, вовсе нет, за что ночному эльфу их не любить, если вреда от коротышек никакого, зато польза несомненная - единственная вменяемая раса с которой можно торговать и даже делать это выгодно. Проблема была вовсе не в этом, а в том, что дворфы являлись очень скрытной расой и сложно было понять, что творится в их головах. В обычное время ночных эльфов подобное не заботило, однако сейчас Нитарен направлялся на переговоры или, если говорить более приземлено, должен был доставить послание, а подобное сразу вызывало вопросы о том, как его встретят?
  
  Когда тебя заботят такие мысли, мрачные для глаза ночного эльфа коридоры вовсе не внушают радости и навевают совсем не нужные мысли.
  
  - Стой здесь! Мы доложим мастеру Маруку о твоем прибытии - проговорил один из крепышей, что был несколько выше ростом и обладал более густой бородой. Это были все приметы, по которым Нитарен мог их отличить.
  
   Ждать пришлось долго, и Нитарен вновь не знал, что это означает? Неуважение к нему как к посланнику или у дворфов принято было так встречать гостей?
  
  Наконец двери отрылись и ему позволили войти. Взгляду его отрылся кабинет на диво схожий с тем, что он мог увидеть и у своих собратьев. Деревянный шкафы с книгами, деревянный стол и стулья. Пусть все было выполнено достаточно грубо и массивно, а еще не было окна, эта комната была не тем, что ожидал увидеть Нитарен. Хотя теперь задумавшись он спросил сам себя, а что он собственно ждал? Все тоже, но выполненное из камня? Но зачем нужны такие извращения, если можно сделать деревянные при том, что с материалов проблем нет - всего то и надо выйти на склоны гор, в которых жили дворфы.
  
  - Чего встал, давай послание сюда! - ворчливым голосом жутко занятого разумного сказал дворф, и отмерший Нитарен торопливо вручил ему послание.
  
  По мере прочтения того лицо дворфа мрачнело а сам он все более подбирался. Закончив он вперил тяжелый взгляд в посланника и спокойно сообщил - передай Дат`Ремару, что я обдумаю его предостережение и приму меры коли сочту нужным, а теперь уходи и не мешай больше.
  
  Нитарен оказался обескуражен столь быстрым окончанием встречи и даже попытался что-то возразить, но не успел, его крепко ухватили за руку и едва ли не поволокли из кабинета. Последнее, что он увидел спокойно разбирающего бумаги коротышку и этот факт поселил еще больше беспокойства - неужели он провалил свою миссию и чем-то оскорбил хозяев гор?
  
  Ночной эльф был бы очень удивлен, если бы увидел, что едва дверь за посетителем закрылась, мастер Марук сбросил все спокойствие и схватив послание кинулся к одной из стен. Спустя мгновение он уже двигался по коридору, не столько тайному, сколько скрытому, а еще спустя несколько минут уже входил в другой кабинет.
  
  В отличие от первой, эта комната была просторней, а дверь в нее охранялась, но в остальном мало что указывало на то, что здесь обитал правитель дворфов, тэн Хакдун. Впрочем, подобная скромность была обычной для их народа. Роскошь и богатство не должны застилать глаза, ведь настоящая сила должна доказываться делом, мудростью, храбростью в бою, чем угодно, но только не блеском золота и драгоценных камней. А потому кабинеты и покои имели подчеркнуто строгий вид, что вовсе не распространялось на архитектуру или изящество оружия. А еще дворфы не слишком любили этикет и потому заместитель тэна, Марук, в сущности ворвался в кабинет правителя, тряся посланием.
  
  - Вот посмотри, что доставил нам остроухий - на стол Марук положил письмо. В общем, это уже было проявлением уважения, ведь он его не бросил, а всякие расшаркивания - их дворфы оставляли для обитателей поверхности.
  
  - Плохо - подвел итог прочтенному Хакдун - на шутку подобное не похоже, слишком сложно в исполнении, ведь до нас не просто добраться. Но вот если это правда и в наш мир должны прийти столь мерзкие твари...
  
  - То что мы будем делать, тэн?
  
  - Войска от нас не просят, видно не идиоты и понимают, что мы его не пошлем, по крайней мере не раньше того, как убедимся в реальности угрозы, а вот наблюдатели, почему не направить? Если опасность окажется столь велика, как тут описана, то видно нам и вправду придется оказать им помощь. Вот что, пошли нескольких всадников на грифонах, пусть разведают все, да только на глаза не попадаются и слишком близко к Зин Азшари не подлетают. Если правда то, что сказано в послании - им это не потребуется.
  
  
  Глава 6.
  
  В громадном зале, стены которого оплетала сложная вязь рун, складывавшаяся в наиболее совершенную защиту из ныне существующих, раз за разом бросала заклинания высокая и красивая ночная эльфийка. Большинство жителей Королевства подтвердили бы, что не просто красивая, а самая прекрасная, подобная Богине, воплощение совершенства. И наградили бы ее и другими эпитетами, впрочем, они и делали это при каждой встрече, а еще при беседах друг с другом. А если бы и появились сомнения, то они отбросили бы их, едва увидев ту мощь магии и смертоносную красоту заклинаний, что использовала королева. Ведь творимые ей чары были доступны едва ли десяти магам Королевства, но даже среди этих десяти ни один не мог сравниться с ней в магическом потенциале.
  
  Тысячелетия развития, тысячелетия проведенные в тренировке использования заклинаний. На данный момент Азшара являлась самым сильным магом Королевства и лишь в опыте сражений уступала остальным. Но зачем рисковать жизнью ей, когда на это существуют подданные, что ее боготворили?
  
  Восхищение, могущество, богатство и роскошь. Уже долгие столетия как она была властительницей этого мира, и не было силы, что была бы ей помехой. Конечно, были в Азероте еще и драконы, но они не мешали ее планам, что же касается всех остальных рас - те были совершенно ничтожны в сравнении с силами, что держали в своих руках ночные эльфы.
  
  Для всего Королевства такое положение вещей было благом и вершиной процветания, надеждой на завершение кровопролитного подъема наверх, манившей своей близостью. Они надеялись и верили, что пройдут еще несколько столетий и можно будет без всякого сомнения заявить - настало время ночных эльфов. Калдораи жаждали этого, но саму королеву такая перспектива не радовала, ведь жизнь постепенно теряла для нее смысл, а вершина, что была ей покорена, начинала все более тяготить.
  
  Год за годом, столетие за столетием Азшара вынуждена была разбирать мелкие споры, отбивать неумелые интриги высокородных, выражать заботу в отношении существ слабых и безвольных. Иными словами делать все то, что нужно, дабы сохранить образ доброй королевы, любовно созданный тысячелетия назад. И быть будто в клетке, имея все, но не вольной в своих поступках. А ведь желала она совершенно иного. Новых ощущений, новых знаний, новых противников, что могли быть повергнуты и новых подданных, вместо тех податливых и тупых созданий, что достались ей в управление. Которые не могли сопротивляться ее магии и покорно выполняли все, что она хотела. Готовы были ползать у ее ног и по первому ее слову пресечь свою жизнь, если б только ей и это не наскучило столетия назад. Жалкие создания, не достойные даже ее сострадания.
  
  Пожалуй, ее жизнь так бы и оставалась невыносимо скучной в своей идеальности, если бы однажды она не смогла связаться с существом дикой, невероятной силы и могущества - Саргерасом. Неизвестный правитель, что мог по праву носить титул Бога, если бы только не превосходил всех Богов, даже через разделявшее их расстояние прочитал мысли и надежды ее, Азшары. Прочитал и показал ей возможность их исполнения. Пылающие миры, в которых вторгшиеся демоны творили все, на что хватало их фантазии. Рабы и рабыни всех мыслимых видов, что могли быть подвергнуты самым изощренным пыткам. Слабые и сильные враги повергаемые Легионом в бесчисленных и непрекращающихся сражениях. Немыслимые в своей сложности интриги, стравливающие вчерашних союзников и друзей друг с другом. Могущественные и сильные создания, служившие Легиону, а еще калейдоскоп бесконечной борьбы вокруг трона, поднимающий на вершину или ввергающий в бездну.
  
  Все это ей обещал Саргерас, а еще предлагал знания и могущество, что позволили бы ей занять достойное место в Легионе вместе с теми избранными, что и дальше продолжили бы служить ей опорой, ведь кристаллы, что были предоставлены Саргерасом, не только давали верность Легиону, но и обеспечивали абсолютную преданность лично ей, королеве. И пусть присоединившись к трону она станет служить другому правителю, быть слугой существу подобному Саргерасу является привилегией, а не унижением, ведь не каждому дана возможность оказаться подле него. Десятки причин, что толкали ее принять предложение предстали перед ней и ни одной против.
  
  Ей потребуется отдать Азерот на уничтожение демонам? Разве можно назвать это потерей? Ведь этот мир уже дал ей все что мог. Необходимость принести в жертву большую часть своего народа? Она отберет лучших, а те что останутся будут всего лишь мусором, что не жаль и отдать на съедение низшим тварям Легиона. Говорить же о жалости к иным созданиям Азерота и вовсе не стоило. Ведь был шанс увидеть самой, как эти высокомерные ящерицы умрут и возможно лично убить одну из этих тварей, что с таким высокомерием взирали на калдораев с небес.
  
  Более возражений она не находила и вот уже третий год претворяла планы повелителя. Собирала сильнейших магов и доводила этих и без того тупых созданий до полного помрачения. Выявляла сведенья способные помочь ордам демонов войти в Азерот, что имел неожиданно сильную защиту, уточняла гнездование драконов и места расположения крупных поселений иных рас, что ранее не привлекали внимания калдораев. И в настоящий момент все приготовления проходили успешно, а время ожидания близилось к концу. Скоро, уже через три недели, начнется вторжение и его ничто не остановит.
  
  Так она размышляла, направляясь к себе в покои, отдыхать после отработки доставшихся ей знаний, что многократно превосходили распространяемые в кристаллах.
  
  Ее отвлекли лишь спустя несколько минут, после того, как она вернулась. Внимания королевы решил добиться секретарь и, судя по тому, что доклад он предоставил вне установленного графика - случилось нечто серьезное, что требовало незамедлительного внимания.
  
  - Значит, девять из обучавшихся магов исчезли... - подвела она итог докладу - да еще и слухи среди народа ползут о тайных ритуалах высокородных во дворце. Источник слухов найден?
  
  - Прошу простить, Ваше высочество, но нет. Мы расследуем это явление уже неделю, но так и не выявили источник их распространения.
  
  - Почему об этом не доложили сразу? - обманчиво мягкий голос не стремился скрыть от секретаря ее гнев, что не был напускным, ведь эти слухи могли быть связаны с раскрытием планов ее и Саргераса и обернуться серьезными проблемами. Если появится хотя бы намек на то, что жители Азерота начали подготовку к отражению вторжения, ее авторитет перед повелителем пошатнется.
  
  - Прошу простить, но я не смел докладывать вам без надлежащих улик... - залепетал секретарь, но она уже не слушала.
  
  - Ты будешь наказан - ее губ коснулась улыбка, когда она подумала, о том, кто произведет это наказание. А сейчас уйди, мне необходимо обдумать сказанное.
  
  За секретарем закрылась дверь, а королева, более не медля, направилась вниз, к источнику своих надежд.
  
  Каждый раз, когда Азшара спускалась к порталу ее охватывало волнение и предвкушение. Но она не теряла головы и обращалась к Саргерасу лишь тогда, когда это требовалось, и как раз сейчас был такой случай. Подойдя к зеркалу портала, она влила в него свою магию и уже спустя минуту почувствовала невероятно сильную ауру, а затем и увидела темный силуэт.
  
  - Приветствую Вас, повелитель - сказала она почтительно, но не раболепно. Страх, подобострастие, суетливость - это удел низших, ей же не следует опускаться до их уровня, если она желает оказаться в числе приближенных Саргераса.
  
  - Ты связалась раньше положенного срока, план проходит успешно? - голос Саргераса дышал силой и яростным пламенем, но она не боялась его.
  
  - В планах не происходило изменений, однако недавно произошли события, которые, стоят Вашего внимания.
  
  - Я слушаю.
  
  Рассказ ее был краток и лаконичен и все это время Саргерас молчал, а когда наконец заговорил его голос даже несколько потеплел в сравнении с началом разговора.
  
  - Ты правильно сделала, что передала мне эти сведенья. Возможно все это лишь совпадение, но нам не следует рисковать. Вторжение необходимо ускорить и потому оно начнется уже через два дня. Ведь портал готов к перемещению армии?
  
  - Я подготовила все заранее, повелитель. Портал возможно активировать в ближайшие пол часа.
  
  - Я не сомневался в твоих способностях, Азшара. Есть ли что-то еще, что я должен узнать?
  
  - Лишь одно. Главой исчезнувших эльфов был маг Керантил, а все остальные были связаны с ним или дружбой или ученичеством. Однако среди калдораев во дворце остался еще один маг, что был учеником Керантила, его имя Иллидан и этот маг в свое время показал способность противостоять слабому ментальному воздействию. Велика вероятность того, что он оставлен в качестве шпиона. Хочу заметить, что Иллидан пусть и молод, но обладает значительным магическим потенциалом и умениями, а потому может оказаться полезен в проведении некоторых опытов.
  
  - Ты принесла очень интересную информацию. Не предпринимай в отношении него никаких действий, этим эльфом займется один из моих генералов, Архимонд.
  
  - Как скажите, повелитель, я буду ждать его появления.
  
  На этом связь, что поддерживалась в зеркале, исчезла. А Азшара задумалась об изменении в своем положении. До сего дня ей удавалось не допустить в Азерот ставленников Саргераса. Мотивируя это тем, что они могут быть обнаружены Аспектами и полубогами ее мира. И ей верили или делали вид, что верили. На самом деле вероятность того, что Аспекты действительно могли кого-то обнаружить действительно была, просто потому, что она не знала их реальных возможностей. Однако причина, по которой Азшара так отчаянно стремилась не допустить раньше времени ставленников Легиона в свой мир, была в том, что с их появлением ее роль в подготовке к вторжению должна была неминуемо снизиться.
  
  Сейчас обработка подданных, стравливание потенциальных врагов и подготовка к работе портала лежали на ее плечах. И она успешно справлялась с этим, хотя отнюдь не во всем ей сопутствовал успех. Силитиды атаковали удивительно вовремя и теперь этот враг оказался уничтожен. Попутно удалось отправить на смерть несколько тысяч калдораев, что могли обратиться против нее в грядущем сражении.
  
  Троллей, увы, спровоцировать на подобную атаку не удалось, эти твари в последние сто лет совсем не стремились воевать с калдораями, видно и в их пустых головах уместилась мысль о самоубийственности таких нападений. А потому по всей линии границы ее войска нанесли лишь ряд точечных ударов, которые, однако, не принесли ощутимых результатов, скрываться эти твари умели хорошо, иначе бы были уже уничтожены. Что же касается дворфов или драконов - нападать на этих созданий Азшара не хотела и сама, так как не была уверена в результате таких действий. Да и стоит ли слишком облегчать задачу Легиона? Не лучше ли будет, если она получит возможность помочь Легиону, недооценившему врага?
  
  Достойная подготовка к вторжению демонов поможет ей занять подобающее место в Легионе не став всего лишь одной из многочисленного сонма входивших в него созданий, но вот когда в этот мир войдет кто-то из приближенных Саргераса ей потребуется вести уже другую игру, прилагая все усилия к победе. Понимание всей опасности предприятия, нависшей над ней угрозы поражения привели Азшару в возбуждение, и она провела рукой по груди, растягивая этот сладостный миг. Опасность и интрига, угроза гибели и крушения всех надежд, то чего она так желала долгие тысячелетия должно было исполниться.
  
  Даже то, что появились обстоятельства выбившиеся из плана лишь еще больше распаляло, заставляя надеяться, что подготовленный план ее повелителя будет нарушен подчиненными и ее помощь вновь понадобится, возвысив в круговерти интриг на вершину подле Бога. Прикрыв глаза в наслаждении Азшара представила миг, когда планы Архимонда падут и он окажется унижен ей и наслаждение достигло пика и даже закрытые двери не смогли заглушить сладостный стон из покоев королевы, что смутил даже вечно невозмутимых дайранов.*
  
  ...
  
  Центральный зал дворца был заполнен его обитателями. Впрочем, приглашены были далеко не все, лишь те, кто как минимум год постигал знания заключенные в кристаллах, иными словами был достаточно ментально обработан. Когда до Иллидана дошла данная информация, он не мог не подумать о самом простом и неприятном объяснении этому факту. Было даже желание послать предупреждение Ремару, но он сдержался. Сообщение, переданное излишне рано могло больше навредить, чем помочь, к тому же его воспоминания говорили о том, что вторжения должно было начаться позже.
  
  И вот сейчас он стоял в зале и ждал назначенного часа, изнывая от ожидания. Терпение никогда не было его добродетелью, а сейчас множество вопросов роились в его голове и ответы он мог получить уже очень скоро. Впрочем, не только Илладан изнывал от нетерпения. Среди остальных обитателей дворца распространились слухи о том, что сегодня они увидят посланника Бога и сейчас в зале царило радостное оживление.
  
  Наконец часы пробили пять ударов и со звуком последнего двери в зал открылись. Первым внутрь вошло сопровождение, состоявшее из знакомых Иллидану стражей скверны, высоких и мощных созданий от которых распространялась ясно ощутимое желание крови и сражений. Очень опасные твари для рядового эльфа, значительно более сильные и выносливые, уступающие лишь в быстроте и скорости реакции, да и то не всегда.
  
  А позади них в зал одновременно зашли двое - королева Азшара и Архимонд.
  
  Сухо треснули артефакты связи. Созданные на основе магии подобия, они могли передать всего одно сообщение, но не было ничего, что могло бы этому помещать и теперь можно было быть уверенным в том, что и Кенариус и Дат`Ремар получат послание о начале вторжения. А получив - начнут действовать. В голове Иллидана еще звучали вопросы о возможной ошибке, о том, что Архимонд может накопить во дворце силы и ударить лишь завтра или через неделю, и в результате все действия предпринятые Дат`Ремаром завершаться крахом, но это была уже не его забота. Он не мог и надеяться понять, что творится в голове Архимонда и лишь рассчитывал, что вечная жажда крови и презрения к расам, что не входили в Легион не даст Осквернителю** медлить.
  
  В это время процессия неторопливо вошла в зал и предстала перед собравшимися. Азшара и Архимонд, глядя на этих существ, Иллидан понимал, что видит очень могущественных созданий, что за благосклонной маской скрывают свое презрение к окружающим. Странно, но при первой встрече с королевой он не почувствовал в ней такого отношения. Возможно, теперь она более не стремится скрывать свои чувства? Да и перед кем? Глядя на лица собравшихся в зале магов, Иллидан видел, что все они попали под ее ментальное воздействие и теперь с любовью и преданностью смотрят на свою королеву. "Интересно, прежде аура королевы оказывала такое же влияние или это следствие воздействия кристаллов, сделавших ночных эльфов еще более покорными Азшаре?" - такие мысли проносились в голове шпиона. Впрочем, сейчас ответ на этот вопрос не имел значения.
  
  Второй и намного более значимый участник процессии обладал массивной и высокой фигурой. Темная кожа и острые уши делали его отчасти похожим на ночного эльфа, но все портили светящиеся ярким зеленым светом глаза. Признак скверны. Эти глаза словно глядели в душу, и отражалась в них злая, невероятно могущественная сила. Сила существа первого, после Саргераса. Он вызывал страх, но все остальные смотрели на него с благоговением, и это напомнило Иллидану, что Архимонд обладает не только силой, но и невероятно мощными ментальными возможностями, а значит стоит лучше следить за своими эмоциями.
  
  - Калдораи! Все, собравшиеся здесь были избранны, чтобы стать служителями Саргераса! Личности, что в своей силе, мудрости, величии превзошел Богов! - Азшара говорила с пылом и страстью, но все же не так, как должна была говорить по-настоящему фанатичная последовательница. Но ведь это и не требовалось? Определенно нет, все окружающие эльфы приветствовали ее слова радостным гулом и криками. Пришлось и Иллидану присоединиться к ним, стараясь найти в душе подходящие чувства. Меж тем Азшара не стала говорить излишне долго и передала слово "гостю".
  
  - Ночные эльфы, живущие под звездами! Мое имя Архимонд и я пришел в Ваш мир, чтобы показать Вам новый путь, дать Вам новую цель, раскрыть перед Вами новые возможности! Владыка Саргерас в своей милости даровал вам право стать его служителями и частью его народа! Вы избранные! Однако мир делится на тех, кто ищет и тех, кто ждет, тех, кто идет вперед и тех, кто стоит на месте, тех кто стремится к вершине и тех, кто погружается в трясину жизни. Высших и низших. И последним не место в царстве Саргераса. Они должны быть уничтожены, раз не могут и не хотят служить ему. И сегодня я поведу войска моего властелина и очищу эту землю от тех, кто недостоин.
  
  В душе Иллидана все вскипело от едва сдерживаемого гнева, что он старался скрыть всеми силами. Но тот только нарастал, когда собравшиеся подхватили слова демона, поддержали его. Да, Иллидан понимал, что чувства, что испытывали оказавшиеся в зале калдораи были навязаны им, что если бы не его способности к ментальной магии, он и сам бы присоединился к ним с радостью и без сомнения и все же от этого ненависть не исчезала, а лишь нарастало стремление убить их здесь и сейчас. Но спустя несколько мгновений шпион справился со своими чувствами и продолжил наблюдение.
  
  Между тем Архимонд покинул возвышение и подошел ближе к последователям, обмениваясь с ними короткими репликами. С каждым шагом он приближался все ближе к Иллидану и это не способствовало его самообладанию. Слишком много чувств вызывал этот демон.
  
  И вот Архимонд остановился напротив него.
  
  - Я многое слышал о тебе, Иллидан и удивлен силой, столь большой в твоем возрасте!
  
  - Благодарю Вас за такие слова, они дорого значат, ведь звучат от посланника Бога! - Иллидан опустил глаза в притворном смущении, стараясь, не смотреть в пылающие ядовитой зеленью глаза демона. Вот только это было намного проще способности унять волнение и страх.
  
  - Ну что ты, я всего лишь признал твои таланты, но это ведь не удивительно при таком учителе? - на этом вопросе Архимонд улыбнулся, а глаза его загорелись еще ярче - ведь, как я слышал, Керантил очень искусный маг, не правда ли?
  
  - Да, это так, учитель многое мне дал - дрожь в голосе Иллидану удалось подавить, пусть и с трудом, но вот страх... и еще он видел, что не смог скрыть свои чувства от Архимонда и тот наслаждается его страхом, смакует каждое свое слово и действие.
  
  - Жаль только, что Керантил и его ученики недавно исчезли, и мы даже не знаем куда, возможно это знаешь ты?
  
  - Увы, мне это не известно - отпираться было бессмысленно, но все же Иллидан не желал признаваться, испытывая радость хотя бы от того, что демоны пошли по ложному пути. Он мог бы сейчас выхватить оружие и попытаться умереть в бою, если бы не понимал, насколько бессмысленной будет эта попытка. Он не успеет даже вытащить мечи.
  
  - Знаешь, владыка Саргерас милостив к талантливым служителям и склонен их награждать за верность - все тем же мягким, пробирающим до костей тоном продолжил Архимонд - и потому ты получишь сразу два дара.
  
  И не проронив более ни слова, он вытянул руку в сторону Иллидана. Мощный поток жгуче зеленой энергии устремился по его руке и впился в глаза ночного эльфа, а следом зал прорезал крик боли. Тело для одних шпиона, а для других предателя выгнулось дугой, грозя изломать все кости, но Архимонд этого не позволил. Подняв эльфа над полом он схватил его в тиски магии и продолжил держать, неудержимой рекой вливая в него новые порции зеленой энергии. Она уже разъела глаза Иллидана, повредила кожу до кости и продолжала течь. Не только глаза, но и тело эльфа подверглось воздействию. По коже расползлись столь же яркие, словно выжигаемые клеймом татуировки из десятков замысловатых рун. А затем в глубине глаз загорелось зеленое пламя.
  
  Зеленая энергия или правильней сказать скверна иссякла, исчезла и сила, что держала Иллидана в воздухе и он упал на отполированные плиты пола. И те в то же мгновение окрасились красным - тело живого существа не могло без последствий выдержать столь мощный поток враждебной энергии и уже то, что подопытный остался жив было чудом. Однако для него еще ничего не закончилось.
  
  Архимонд призывно взмахнул рукой и двое стражей внесли в зал массивный контейнер покрытый рунами. Письмена, что были знакомы большинству из присутствующих, светились от переполнявшей их магии. Но даже так, через контейнер ощущалось присутствие чего-то темного и смертельно опасного.
  
  Подойдя к Архимонду, стражи опустили контейнер и отступили на несколько шагов в сторону. Не спеша архидемон провел рукой по нанесенным рунам и в следующий момент крышка контейнера открылась. Зловещая аура стала заметно сильнее. Стражи подались вперед, их глаза начали наливаться яростью, но Архимонд движением руки просто отбросил их в сторону как надоевших мух. Ему было не интересно - остались ли они живы, он испытывал возбуждение от реализации очередного плана Саргераса, что предложил не убивать глупого мага, посмевшего встать на пути Пылающего Легиона, а использовать его в своих целях. Ведь это будет так забавно - смотреть за тем, как этот глупец будет вырезать тех, кого хотел защитить. И Архимонд не мог не согласиться с этим. Тем более появилась возможность использовать ценные артефакты, что были хоть и могущественны, но излишне опасны и специфичны в обращении, отчего никто из демонов не хотел их применять.
  
  Всего лишь несколько простых магических манипуляций и помимо всего комплекса негативных эффектов, таких как желание крови и беспричинная ярость добавилась еще и абсолютная верность Легиону, ничуть не мешающая ненавидеть всех, кто в него не входит.
  
  Не желая прикасаться к таким опасным устройствам, Архимонд подхватил их магией, и в воздух поднялись две двухлезвийных глефы. С улыбкой демон вложил это оружие в руки Иллидана и те сразу окутались темной энергией, а само тело шпиона дернулось, словно в судорогах.
  
  Не глядя более на эльфа, Архимонд обернулся к остальным собравшимся и произнес уже другим, постепенно нарастающим от скрытой в нем силы и ярости голосом:
  
  - Владыка Саргерос милостив к своим последователям, но тот, кто решит предать - познает весь его гнев. И сейчас Вы видели тому пример. Этот эльф был первым и потому повелитель решил проявить снисхождение, но уже следующий познает всю мощь гнева властелина! А сейчас осталось лишь узнать, был ли усвоен этот урок?
  
  Повернувшись к лежащему без движения эльфу, Архимонд окинул его взглядом, а затем погрузился в мысли подопытного, после чего с удовлетворением кивнул.
  
  - Встань Иллидан.
  
  Несмотря на явно плачевное положение, тело эльфа пошевелилось. А затем он поднялся и без сомнений взглянул в лицо Архимонда. В глазах Иллидана полыхало зеленое, неугасимое пламя, яростное, желающее крови и сражений.
  
  - А теперь ты готов выполнить любой мой приказ?
  
  - Готов - голос хриплый и надтреснутый, тем не менее был полон сдерживаемой ярости и гнева - кого я должен уничтожить?***
  
  *Поведению Азшары можно дать два объяснения. Первое Вам представлено, а до второго Вы и сами можете дойти. Какое вам придется по вкусу, то и выбирайте.
  **Осквернитель - прозвище Архимонда.
  ***Признаю, в этом отрывке по канону я потоптался сильно. Причем как по тем моментам, что в каноне мне не нравились (скажем, дура - Азшара), так и довольно неплохие идеи, такие как личное "дарование зрения" Саргерасом. Последнее стоит отнести к изменениям, косвенно связанным с действиями Иллидана. У Саргераса просто не было времени возиться с провалившимся шпионом лично, в этот раз он должен был контролировать перемещение демонов, но вот отдать приказ подчиненному он вполне мог, а я уверен, что у Архимонда достаточно способностей, чтобы проделать манипуляции сходные с Саргерасом. И да, история получения оружия Иллиданом также изменена.
  
  
  Глава 7.
  
  Для Дат`Ремара эта ночь была самой обычной. Все его помыслы и действия в последнее время оказались направлены на подготовку к борьбе с демонами, пусть это и было несколько странно - готовиться к тому, что не произошло и о чем ты знаешь лишь по косвенным данным и словам друга. Однако, пусть фактов представлено мало, а риск действий велик, он уже начал действовать, уже сделал ставку и теперь не мог свернуть с выбранного пути.
  
  Сделано было, до сих пор, преступно мало. Мало было заготовлено накопителей и прочих артефактов, мало эльфов привлечено к подготовке и хотя бы в мелочах предупреждено об угрозе. Из шестнадцати крепостей, расположенных по границе, удалось наладить связь и убедить провести хотя бы минимальные приготовления лишь в пяти, да и то, они проявились в наполнении всех доступных накопителей маной и увеличении числа артефактов и снаряжения. Причем стоит отметить еще и то, что ни в одной из крепостей Дат"Ремар не связывался с непосредственным командованием, просто не имел достаточного влияния, а потому ограничивался лишь связью с заместителями и простыми капитанами. По сути, все эти приготовления могли дать всходы лишь в дальнейшем, сейчас же они только увеличивали шанс его обнаружения.
  
  Были сделаны наметки и для дел будущего. Так, сразу после подтверждения информации от Иллидана, было отправлено послание к дворфам и можно было рассчитывать на то, что оно уже дошло до адресата. Возможно, это позволит получить от них помощь, когда дворфы осознают размер нависшей угрозы, по крайней мере на это можно было надеяться, тем более, что Дат`Ремар имел торговые отношения с этим народом и потому мог рассчитывать хотя бы на минимальное доверие.
  
  Сложнее обстояло дело с внедрением в стражу Зин-Азшари - каритов. Доверенные его роду эльфы в страже были, но их задачей все десятилетия было лишь передавать ему информацию о происходящих в городе событиях и получаемых приказах, да и сообщали они данные сведенья через посредников, а потому и надежными такие связи Дат`Ремар назвать не мог, ведь подбирал стражников не слишком строго следовавших уставу. Однако вторжение никто откладывать не собирался, а потому приходилось действовать с теми ресурсами, что были. Постепенно, путем интриг, ему удалось распространить среди стражников слухи о непонятных ритуалах высокородных, что могли довести до беды. И эти слухи успешно распространялись по столице, что оставляло надежду на то, что в нужный момент убедить эльфов действовать будет проще.
  
  И как раз сейчас этот момент настал. Сигнал был подан, и значит надлежало привести в движение все то, что готовилось так долго. Надо отметить, что, несмотря на свой многолетний опыт, Дат`Ремар прибывал в нешуточном волнении, ведь то, что он планировал предпринять вполне могло быть расценено как мятеж и если окажется, что никакого врага нет или он задерживает свое вторжения - быстрая казнь станет его главным желанием. Вот только медлить нельзя. Пусть сообщение пришло раньше срока, что вполне может быть ловушкой подстроенной врагами, это не отменяет того, что оно может состояться с первыми лучами Солнца и если не предпринять необходимых действий - большая часть его планов будет нарушена, а жители Зин Азшари окажутся обречены на смерть.
  
  До центрального представительства каритов Дат`Ремар добрался спустя пятнадцать минут. Опальное положение рода сказывалось и на том, что уже несколько столетий, как его семья проживала на окраине. Еще почти пятнадцать минут ушло на то, чтобы пробиться к капитану стражи Зин Азшари с которым должен был состояться один из самых важных в жизни Ремара разговоров.
  
  - Мне сказали, что у Вас есть сведенья, что не терпят отлагательств? - капитан Нейратон был суров и не многословен. По уже давно имеющимся у Дат`Ремара данным это был эльф достойный уважения - неоднократно участвовавший в сражениях и мелких схватках, принципиально выполнявший возложенные на него задачи и никогда не отступавший от своих принципов. Причем это не означало, что он всегда придерживался чести, просто он всегда стремился защищать жителей Королевства и в этом видел свое предназначение. А если защита жителей требовала несколько отклониться от законов - Нейратон размышлял лишь над тем, как скрыть свои действия от посторонних. А то, что эти данные были скорее слухами и не имели под собой доказательств, говорило в пользу того, что размышлял он не напрасно. Интересный эльф и полезный, в случае если удастся сделать его своим союзником.
  
  - Я хочу сообщить Вам сведенья, которые покажутся безумными, но это правда.
  
  - Ну и что ты замолчал? Говори - Нейратон не стал даже пытаться изображать терпение и смотрел с явным раздражением эльфа, которому мешают работать.
  
  - Сегодня днем начнется вторжение в наш город, и эта атака произойдет не извне, а изнутри, через портал. И напавший на нас враг окажется не привычным и слабым, он окажется в силах стереть этот город с лика Калимдора и будет абсолютно безжалостен ко всем без исключения, даже женщины и дети будут им уничтожены без сомнений.
  
  - Ты прав, твои слова безумны и даже если они являются правдой, почему ты говоришь их мне, а не обратишься к королеве?
  
  - Потому что королева уже все знает, ведь именно она позвала к нам врага.
  
  Капитан после его последних слов подобрался еще больше и посмотрел на меня тяжелым, прожигающим взглядом.
  
  - Ты понимаешь, что то, что ты сказал можно расценивать как измену?
  
  - Я это отлично понимаю, ведь нахожусь в опале уже несколько сотен лет и Вам это отлично известно. Мне никто не даст второго шанса, если поймают на чем-то предосудительном, меня казнят, а имущество заберут в пользу короны и в этом у Вас не должно быть сомнений - свои слова Дат`Ремар подкреплял токами ментальной магии, весьма слабой и неумелой, но даже так сказанное им звучало куда более убедительно. Тем более, что он активно тренировал эту способность, осознавая, какой потенциал попал в его руки.
  
  Нейратон явно задумался, и теперь следовало развить успех.
  
  - Таким образом, я ставлю все, что у меня есть на верность сказанного. Притом, я ведь не предлагаю ничего предосудительного, лишь подготовиться к отражению угрозы, надеть амулеты, доспехи, ознакомиться с теми сведеньями, что стали известны о враге и затем выйти в усиленное патрулирование. Если окажется, что мои действия связаны с изменой, Вы будете первым, кто меня остановит, ведь Вы по моей же просьбе подготовитесь.
  
  Нейратон по-прежнему молчал, он не был до конца убежден Дат`Ремар чувствовал это благодаря тем же ментальным способностям, а значит ему следовало применить новые аргументы и новые порции магии.
  
  - Подумайте о том, что может стоять за моими словами. Измена? Но тогда Вы будете лучше к ней готовы. Безумие? Вы первый передадите меня королеве. Желание Вас подставить? - на этих словах Нейратон едва заметно дернулся, впрочем, его мысли не сложно было предугадать - но в чем будет Ваша вина? В усилении патрулей? Самое большое, что Вам можно будет представить, это оплошность, зато я напомню о себе королеве, а если Вы достаточно хорошо ее знаете, то понимаете и то, что напоминать о себе находясь в опале нежелательно.
  
  Взяв небольшую, точно выверенную паузу, Ремар продолжил.
  
  - А теперь подумайте о той маловероятной возможности, что я говорю правду. Разве будет ошибкой подготовиться к подобному? Можете ли Вы сказать, что Зин Азшари без такой меры будет готов к вторжению? - Дат`Ремар замолчал, он выложил все козыри и если их окажется недостаточно - это станет провалом. Молчал и Нейратон, погруженный в свои мысли, он лишь несколько раз бросал взгляд на небо за окном и было понятно, что он думает о том времени, что осталось ему на размышления.
  
  - Хорошо, ты меня убедил - наконец произнес капитан и тут же продолжил - однако если это все же окажется ловушкой, у меня найдутся связи, чтобы отправить тебя на встречу к Богами.
  
  - И я нисколько в этом не сомневаюсь.
  
  - Я извещу командиров и солдат о возможной угрозе и не стану распускать ночную смену.
  
  - Вы сможете передать эти материалы командирам? - спросил Дат`Ремар, доставая из сумки большую стопку листов, с кратким описанием вида и способностей демонов.
  
  После ознакомления с изложенной на бумаге информацией, капитан посмотрел на своего собеседника с большим сомнением, но все же согласился и на это предложение. Не малую роль здесь вновь исполнило ментальное вмешательство. Все же без его применения задача убедить командира стражи хоть в чем-то стала бы попросту невыполнимой. И это еще раз подтверждало верность решению использовать такое умение, не то чтобы Ремар хоть секунду сомневался в этом, но лишнее подтверждение приятно грело душу.
  
  В кабинете капитана разговор продолжался еще более часа, за время которого Дат`Ремар изложил всю информацию, что имел о демонах, упуская лишь источник ее получения. Возможно, ему лишь показалось, но в результате Нейратон стал несколько больше верить во все то, что услышал. А затем, с первыми лучами Солнца, они вышли на опустевшие улицы города.
  
  В лучах солнечного света Зин Азшари был совершенно обычен и лишен всего того изящества и гармонии, каким он был наполнен ночью. И тем не менее этот город оставался именно тем местом, что всем сердцем любил Дат`Ремар и было особенно больно осознавать, что чем бы ни закончился этот день, более Зин Азшари таким он не увидит. Потому, что либо будет казнен сегодня, либо своими глазами узреет, как этот город будет уничтожен. И ничто более не изменит этого, никакое чудо. Наверное впервые за долгие годы Дат`Ремар обратился с искренней молитвой к Элуне, ведь на кого еще можно было бы уповать в такой момент?
  
  Меж тем время шло, а враг не появлялся. В настоящий момент он и иные патрули находились в пятистах метрах от дворца, на том расстоянии, на котором возможно было среагировать на атаку противника, но при этом не быть увиденным дайранами, королевскими гвардейцами. Дат`Ремар все чаще ловил на себе мрачные взгляды патрульных и самого Нейратона. Опальному аристократу в какой-то степени повезло, что авторитет капитана был непререкаем и кариты не попытались всерьез возмутиться продлению дежурств по столь безумному поводу. По крайней мере пока. Однако напряжение нарастало.
  
  Спустя полтора часа он начал впадать в отчаянье понимая, что если вторжение состоится на следующие сутки почти все его приготовления пойдут прахом. Столь многое Дат`Ремар поставил на отражение вторжения в столицу. Пусть план побега и был подготовлен аристократом, и именно в этот момент рука ощущала близость нужных артефактов, это не отменяло всей шаткости положения. Его собственная судьба и судьба калдораев зависит от того, верными ли окажутся сведенья, что он получил этой ночью. Однако именно в тот момент, когда отчаяние готово было затопить разум Ремара мир Азерота раз и навсегда изменился.
  
  Не заметить накатывающий на улицы вал демонов было невозможно и самыми верными словами, чтобы описать надвигающуюся на стражу Зин Азшари волну были хаос и омерзение. В ней полностью отсутствовал порядок, множество видов демонов перемешались в этой мерзкой массе. Дат`Ремар узнавал адских гончих, зверей скверны, бесов и иных многочисленных, но слабых порождений Пылающего Легиона. Слабых, в сравнении с по настоящему страшными. То описание, что давал Иллидан, не могло передать ужас и в то же время отвращение, что распространяли эти создания. Появилось подспудное желание бежать от них без оглядки, спастись от этой безмозглой, жаждущей крови стаи. Однако позволить себе такое Дат`Ремар не мог. Позади него находился город, в котором спали, ничего не подозревая десятки и сотни тысяч жителей и он должен был остановить наступавших, пока хоть часть эльфов не будет спасена. Излишнее благородство? Возможно. Однако в этом решении присутствовал и расчет, о котором опальный аристократ старался никогда не забывать.
  
  Позволив себе всего пару секунд растерянности Дат`Ремар стал стремительно напитывать структуру заклинания, щедро выливая в него ману из припасенного накопителя. Прошло лишь три секунды или целых три секунды, если смотреть на значительно приблизившихся врагов и плетение было готово, а затем он бросил его во врага. Десятки тысяч капель за мгновение достигли своей цели и впились в демонов, а затем первые ряды тварей издали ужасающий рев наполненный болью. Катаясь по мостовой города и в безумии натыкаясь на собратьев, они забыли обо всем, кроме терзавших их мучений, порой в ярости набрасываясь на соседей, а казавшаяся неудержимой волна распалась. Дат`Ремар немедля ни секунды начал создание нового заклинания, и именно в этот момент свое слово сказали его сопровождающие.
  
  Как оказалось, пусть кариты и растерялись при виде врага, но взяли себя в руки быстро, чему способствовал начальственный рев Нейратона. Мгновенно организовавшись, они наполнили свои плетения силой и в момент, когда волна тварей остановилась в них понеслась стена огня, разгоняемая наполненным магией ветром. Вот теперь рев тварей стал особенно хорошо слышим, и он даже почти заглушил звучащие по всему городу сигналы тревоги.
  
  - Необходимо отдать приказ об активации порталов! - проорал командир стражи, не прекращая даже на секунду плетение новых чар, но Дат`Ремар на это лишь весело и зло оскалился.
  
  - Я уже отдал такой приказ! - это заявление Нейратон оставил без ответа, было не до того.
  
  Огонь, вызванный действиями магов, постепенно затихал, оставляя после себя пепел и тела обожженных монстров, но на подходе были новые твари. Их вновь встречали ударами заклинаний, но поток монстров казался бесконечным, и не прекращался ни на секунду, а гибель товарищей нисколько не трогала остальных демонов. Если бы не относительно узкая улица города защитников уже давно бы смяли, но пока небольшая группа калдораев держалась. Им было за что сражаться, ведь каждой выигранной секундой они спасали чью-то жизнь. Они знали это потому что слышали и видели как испуганные жители бежали прочь к портальным площадкам, а немногие храбрецы или безумцы вставали в строй, сдерживая натиск демонов.
  
  Дат`Ремар не знал сколько они так сражались, время в бою тянется всегда не так как в жизни, он лишь видел как один за другим гибли кариты и простые жители города, продававшие свои жизни ради того, чтобы другие смогли спастись. Несколько раз за это время вал демонов накатывался нестерпимо близко и каждый раз приходилось платить кровью за возможность отбить атаку. Они были слабы из-за света Солнца, они уступали противнику в числе, но калдораи не привыкли сдаваться и держались. Держались успешно до тех пор, пока среди демонов не показались более сильные твари Легиона - стражники скверны и эредары, отчего плохие предчувствия стали заползать в душу Дат`Ремара.
  
  Несколько сгустков черного пламени ударило в сторону калдораев, но были остановлены их совместными усилиями, вот только это были лишь первые шаги эредаров. Прощупывание обороны, за которым должен был последовать сметавший все на своем пути удар. Вот только врагу не следовало считать себя всемогущим, ведь в следующий момент один из чернокнижников оказался буквально разорван на куски как и стоявшие рядом с ним демоны.
  
  - Маги из сторожевых башен наконец настроили свои устройства - с радостью взревел Нейратон, отправляя во врага искрящийся от переполнявшей его энергии шар. Достигнув выставленной врагами защиты, тот взорвался, разметав в клочья бросившихся в прорыв мелких демонов и на несколько секунд заняв эредаров, но в следующий момент противники вскинув руки и бросили в стражей Зин Азшари зеленые, наполненные скверной сгустки энергии.
  
  Дат`Ремар не стал ждать, когда эта энергия настигнет его, как и не стал пытаться ее остановить. Он был реалистом и понимал, что сейчас, днем, при численном превосходстве противника им было не победить, а потому схватив за руку Нейратона, он задействовал заклинание телепортации, успев увидеть, как стоявший рядом с ними стражник высушенной куклой упал на мостовую.
  
  Перемещение к загодя оставленному маяку прошло успешно, но отрывшийся на площадь вид заставил похолодеть сердце. Город и его жители умирали, умирали в мучениях и все их усилий могли лишь продлить агонию. Если бы у опального аристократа была возможность посмотреть на Зин Азшари с высоты птичьего полета он бы увидел, что по всему городу демоны словно яд просачивались на улицы, убивая все что встречалось им на пути. Во многих местах они получали отпор, повсюду кипели сражения, но невероятная масса тварей и солнечный свет не оставляли шансов защитникам и все что оставалось - выигрывать драгоценные секунды для бегства. Черные клубы дыма, яростный вой и крики умирающих, мерзкий запах горевшей плоти и ужас в тысячах глаз. Вот то, чем оказался наполнен город.
  
  Впрочем, Дат`Ремару не требовалось подниматься ввысь, чтобы оценить весь ужас их положения, ведь прибыв на площадь он смог увидеть все собственными глазами. Совсем недалеко от них гончая разрывала на части тело эльфийки. Девушка была еще жива в тот момент, и тварь наслаждалась ее страхом, отрывая куски от постепенно затихавшего тела. Дат`Ремар с яростью и болью ударил по демону плетением, разрывая на части, но оказывать помощь было уже поздно, истерзанное тело оказалось не способно жить дальше. К тому же отвлечься не было ни малейшей возможности, ведь эта тварь здесь была не одна, а потому у прибывших не было и секунды на то, чтобы излечить раненых или почтить память погибшей, как и память тех сотен и тысяч, что сейчас умирали на улицах древнего города. Необходимо было сражаться, сражаться за себя и еще живых и Нейранон с Ремаром не стали медлить, атаковав вбегавших на площадь тварей и тех, что уже были здесь. Они присоединились к тем из эльфов, кто пытался остановить нашествие и устилал площадь трупами демонов и своими собственными телами.
  
  Увидев хлынувшую со стороны одной из улиц волну Дат`Ремар без размышлений вновь бросил в толпу тысячи искрящихся энергией капель. Возможно, выбор заклинания был связан не только с его эффективностью против толпы, но и с тем, что оно могло передать хоть малую часть той ярости, горя, ненависти, которые он испытывал, видя как гибнет его родной город, как жители еще несколько часов назад без страха и тревоги прогуливавшиеся по улицам, сейчас лежат окровавленные невидяще обратив свой взор в небо, на обжигающее Солнце.
  
  Сразу десяток тварей занимается огнем, а следом еще одну перерубает меч. Это Нейратон вносит свою лепту в безнадежную схватку. На несколько минут защитникам удается переломить ход боя на этом участке, но становится ясно, что это лишь краткая передышка.
  
  Рев драконов достигает, наконец, затуманенного сознания и Дат`Ремар посмотрел в небо. Там скользили в вышине два красных исполина, извергающие потоки пламени на улицы города. И впервые эльфы были счастливы при виде драконов, впервые они сражались против одного врага. Сотни калдораев верхом на гипогрифах поддерживали могучих созданий, осыпая демонов стрелами. Эти эльфы стояли насмерть, сгорая в зеленом пламени, но не давая врагу по воздуху пройти к окраинам города и защищая раз за разом стрелявшие башни. Все же Зин Азшари была столицей и несмотря на то, что город ни разу за всю историю не подвергался атаке, на его страже были лучшие артефакты и отборные воины, что доказывали сейчас свою силу. Улицы Зин Азшари под их ударами плавились, мостовые разлеталась острыми осколками и даже самые сильные твари могли ощутить на своей шкуре гнев и ярость жителей города.
  
  Огонь драконов мгновенно убивал мелких тварей и даже эредары не могли противостоять их силе. С момента начала вторжения драконы сражались с захлестнувшими город демонами и сожгли сотни и тысячи особей. Вот только в Легионе было много созданий, что были равны, а зачастую и превосходили драконов. В начале в одного из исполинов ударили десятки заклинаний, а в следующий момент взлетевший в воздух натрезим разразился каскадом молний.
  
  Раненого собрата спас второй дракон, сумевший отразить заклинание, а затем и обрушить на нового врага поток пламени. В этом его поддержал сородич. До конца увернуться натрезим не успел, а в месте, куда он поспешно отступил его уже ждал удар второго дракона.
  
  Победа осталась за Хранителями Азерота, но досталась она им не легко. За время короткой стычки еще несколько заклинаний ударило по ним, и как бы ни была сильна выносливость драконов, подобного они выдержать не могли.
  
  Израненный исполин первым повернул прочь из города, но далеко улететь не сумел, упав на его окраинах. Второй же бросился на помощь, но был остановлен множеством эредаров, что взлетели в небо преградив ему путь и пусть несколько из них сгорели в огне - второй дракон был вынужден отступить, едва увернувшись от большинства посланных в него заклинаний. Издав рев, он поднялся еще выше в небо и устремился на запад. Больше жители Зин Азшари не могли надеяться на помощь драконов. Всадники гипогрифов в это время вынуждены были отступить к окраинам, за время не столь уж и долгого сражения они потеряли более трети состава и не могли на равных противостоять врагу, что превосходил их в числе и магической мощи.
  
  Пока длилось сражение в небе, на земле оно также не затихало. Пусть помощь драконов и была своевременна, но демонов было слишком много для того, чтобы возможно было их остановить. Спустя пятнадцать минут с момента прибытия на площадь Дат`Ремару и Нейратону пришлось отступить и от того места. Причиной тому стали наполовину истраченные накопители маны и гибель почти всех стражников и простых добровольцев, что собрались на площади.
  
  То, что им удалось продержаться так долго, уже казалось чудом, но Дат`Ремар знал, что во многом это чудо было делом рук его и Иллидана, ведь именно благодаря им оказалась готова к вторжению стража, что экипировала все защитные амулеты и накопители, вовремя были предупреждены расчеты оборонительных башен и всадники на гипогрифах. Последним не сообщалось ничего конкретного, лишь было указано на возможные беспорядки в городе, но и этого оказалось достаточно. Впрочем хоть эти мысли и утешали, но понимание того, как много сегодня погибнет эльфов уничтожало любые намеки на гордость и оставляло лишь радость от того, что теперь враг дорого заплатит за то, что недооценил калдораев и сделает это еще не раз.
  
  Скомандовав призыв элементалей, Дат`Ремар и Нейратон переместились к новой точке. Она была дальше от центра города и находилась недалеко от зоны телепортации и здесь они смогли увидеть толпы спешащих покинуть гибнущий город эльфов. Демоны еще не добрались до этих кварталов, хотя их яростный рев и крики тех, что не успели сбежать, был близок. Не медля, прибывшие бросились в сторону криков и спустя всего несколько секунд выскочили к нескольким десяткам отчаянно сражавшихся эльфов. Здесь были многие: стражники, простые жители, жрицы Элуны. Их было много, но напиравших на них тварей еще больше и самым ужасным было то, что среди толпы демонов виднелись несколько отчаянно и безнадежно дравшихся фигур. Было ясно, что их дни сочтены, а с их смертью ярость порождений Бездны обрушится на остальных.
  
  Дат`Ремар сражался так как никогда прежде, с яростью и невероятной скоростью сплетая заклинания и бросая их в противника. В какой-то момент он потерял счет времени понимая, что всего в нескольких сотнях метров от этого места стоит активированный портал и как никогда ясно осознавая ценность каждой прожитой секунды, секунды, что он будет сражаться не отступая с пути демонов Он более не обращал внимание на павших рядом товарищей, не обращал внимание на страх, какой раньше испытывал к тварям, он просто дрался порой пуская в ход даже меч.
  
  Рядом с ним с такой же безумной обреченностью сражался Нейратон и наверное он был тем эльфом, на сердце которого лежал еще больший груз, ведь все то, что он защищал десятилетиями гибло безвозвратно.
  
  Яростное неистовство прошло, когда Дат`Ремар почувствовал, что исчерпал последние крохи энергии накопителя. Бросив в рвавшегося к нему противника молнию, собранную из тех крох, что еще остались, он оглянулся, чтобы понять - еще немного и их сомнут. Они изранены, ослаблены, они дрались лишь из-за отчаянья и той исступленности, что царила и в душе самого Ремара. Но погибнуть здесь всем будет не правильным, ведь сражение за Азерот не закончится в этом месте, а мертвые должны быть отомщены.
  
  - Нейратон! Мы должны отступить к порталу! - крикнул он едва державшемуся на ногах командиру каритов.
  
  Тот первоначально не отреагировал на крик, но новый вопль привлек его внимание.
  
  - Мы не сможем, едва мы попытаемся отступить - нас раздавят, а сил на вызов элементалей нет.
  
  - Я смогу их задержать, командуй отступление!
  
  Нейратон, на секунду замер, а затем кивнул и сразу проревел приказ.
  
  Сам Дат`Ремар также не медлил. В начале он бросил более десятка артефактов в толпу наступавших тварей, а затем активировал еще один, что стеной пламени перегородил улицу. Успевшего проскочить прежде демона он перерубил мечом, удивленно отметив то, что в очередной раз не столь и блистательные таланты в фехтовании спасли ему жизнь.
  
  А затем эльф бросился к порталу. Он не видел тварей, объятых пламенем, что попытались проскочить через огонь, оказавшийся слишком смертоносным для этих существ, но знал, что магическая преграда долго не продержится, а возможно вскоре и будет сбита, если среди противников окажется хоть один эредар.
  
  Спустя минуту он уже был на портальной площади и с облегчением отметил, что поток бегущих эльфов почти рассосался. Они выполнили свою задачу и позволили спастись многим и доказательством тому было то, что ни одного мертвого эльфа или демона не было видно на этой площади. Сзади раздался взрыв, это вновь по демонам отработала башня. Одна из немногих оставшихся, чьи расчеты были обречены, но не намеревались сдаваться, дорого продавая свои жизни.
  
  Дат`Ремар входил в портал последним из эльфов, что собрались на площади. Он оставлял за своей спиной великий город, еще этой ночью блиставший прекрасным изумрудом в оправе Калимдора, а сейчас обращенных в прах. Его улицы теперь утопали в крови и крики увидевших свою смерть раненых калдораев не затихали ни на миг. Город ярких красок и пленительных пейзажей, теперь был окутан саваном смерти и Дат`Ремар знал, даже если когда-нибудь Зин Азшари будет очищен от наполнившей его скверны и сонма тварей - крики умирающих эльфов никогда не покинут улиц города, навсегда отпечатавшись в них. И ступая в мерцающий портал, Ремар уносил в душе всю эту печаль и страдание, как тысячи эльфов, что встретились в этот день с пришедшим в Азерот Легионом. Уносил, желая вернуть демонам сторицей.
  
  
  Глава 8.
  
  Тиранд стояла на пустынной мостовой на окраине Зин Азшари, всего лишь в ста метрах от храма, в котором провела долгие десятилетия своей жизни и раз за разом пускала стрелы в кружащих над городом демонов. Ее лицо не отражало тех терзаний, что были на душе, и она отчаянно стремилась не думать о происходящих вокруг нее событиях, но это было невозможно. Ведь прошло не более получаса с того момента, как тишину города прорезал первый взрыв и целых полчаса с тех пор как прежняя для нее жизнь была безвозвратно потеряна.
  
  Что видела она до этого дня? Тихую и родную ее сердцу деревню, что пришлось покинуть вслед за друзьями. Покой и уют храма Элуны, в котором зло было не властно, и каждый находил утешение. Беседы с Кенариусом, что был добр и внимателен ко всем своим ученикам, ко всем, даже к тем, кто его не слушал. Весь этот прекрасный и наполненный радостью и ожиданием мир умер сегодня, в тот час, когда раздались взрывы, рев демонов и крики умирающих. Сейчас Тиранд могла признаться себе, что долгое время не желала видеть мир таким, каким он являлся в реальности. Надеялась сделать его лучше, светлее, чище. Сейчас она лишь хотела, чтобы этот мир не умер, вместе со всеми ее друзьями, вместе со всеми, кого она когда-то знала, вместе с ней самой.
  
  Тиранд уже давно знала о нависшей над городом опасности. Уже прошло десять дней с того памятного собрания и каждый из них она ожидала с затаенным страхом. Сегодня ее тревоги наконец обрели форму, когда по переданному ей Малфурионом артефакту она получила предупреждение об опасности. Просто в один момент дощечка, что лежала у нее за пазухой, нагрелась и она поняла, что Иллидан передал сигнал о начале вторжения. Не медля ни мгновения, Тиранд передала это сообщение сестрам и те даже прислушались, по крайней мере они сделали все, для того, чтобы быть готовыми к отражению угрозы, однако было ощущение того, что ей не поверили. Или не захотели поверить? Тиранд не могла осуждать их за это, потому что и сама не желала признавать, что кто-то придет и разрушит ее спокойный и устоявшийся мир.
  
  Впрочем, это было не важно. Служительницы Элуны подготовились к встрече врага. Большая часть сестер была отправлена в город, и на случай прорыва их задачей было остановить демонов и помочь спастись жителям. Вот только в храме Элуны города Зин-Азшари состояло всего лишь две сотни служительниц, и сложно было поверить, что им удастся переломить ход сражения. Не любили жрицы больших городов, а потому и в столице находилось лишь малое число служительниц культа.
  
   Она сама, как и остальные юные и не имевшие опыта сражений жрицы, осталась на окраине города и раз за разом пускала наполненные силой Элуны стрелы в летавших над городом монстров. Их было еще не слишком много, так как летавшие над городом всадники на гипогрифах и драконы успешно справлялись со своими противниками, пусть и стоило это им дорого. Тиранд и сама не замечала, как слезы скатывались по ее щекам при виде того, как очередная горящая зеленым пламенем фигура падала на улицы города. И она не испытывала сожаления от гибели тварей, что ворвались в ее город, пусть они были живыми существами, более того, в исступлении радовалась каждой попавшей стреле, каждой смерти монстра, что противоречил самой жизни, ведь был рожден только для того, чтобы убивать. В какой-то миг Тиранд даже поняла Иллидана, его желание сражаться, но мысли эти были отброшены на задворки сознания.
  
  Рев, наполненный болью, разнесся над городом, и она увидела, как дракон, их союзник, начал падение. Эльфийское зрение позволяло увидеть почерневшее от попадания заклятий тело, а еще она поняла, что место приземления дракона будет совсем недалеко от нее! Не медля более ни секунды, она вскочила на саблезуба* и на всей доступной ей скорости устремилась в нужном направлении.
  
  Уже подъезжая к цели, она увидела, что дракон смог перед самым падением выровнять полет и изначально смертельное приземление оказалось просто болезненным. Вот только даже это не могло помочь сильному и мудрому созданию. Приблизившаяся Тиранд видела, как тяжело вздымаются его бока, как упала в бессилии голова, и закатились глаза. Она чувствовала, что дракон умирал, и была в отчаянии от собственного бессилия. Ведь излечить подобное было не под силу даже верховной жрице.
  
  Вот только она не могла не попробовать, не имела права, потому что не простила бы себе подобного. Покинув седло, она осторожно и медленно, дабы не спровоцировать дракона, подошла к раненому и положила руки на место почерневшего, растрескавшегося бока. Кажется, красный исполин заметил ее, но предпринимать ничего не стал, поверил или просто не мог пошевелиться? Так или иначе, но сейчас это было не важно. Она должна была помочь, ведь более никому это было не под силу.
  
  Надежды, устремления и боль от крушения ее мира, все то, что пылало в тот миг в ее душе она обратила в молитву Элуне. Еще никогда она не обращалась так к богине! Столь неистово, исступленно, так отчаянно прося ее помощи! И она верила всем сердцем, что Богиня не откажет ей в просьбе, ведь сейчас, на окраине гибнувшего города, умирал дракон, что олицетворял собой жизнь и что боролся со смертью, разве есть существо более достойное помощи?
  
  Тиранд не допускала в себе даже тени мысли о неудаче и Богиня ответила! Жрица почувствовала прилив невероятной силы, а ее руки испустили мягкий и в то же время насыщенный свет. Невероятное чувство посетило ее душу, как будто потоки светлой, ласкающей энергии устремились от нее к дракону. Мощной волной сила вливалась в его тело и Тиранд увидела, как сходит чернота со шкуры, как разглаживается потрескавшаяся кожа. Через некоторое время жрица почувствовала, как потоки энергии иссякли, а на нее навалилась усталость. Никогда прежде она не творила ничего подобного и ей требовалось время, чтобы прийти в себя.
  
  Мигом пробуждения для нее стало появление двух летающих демонов. Левитирующие в воздухе чернокнижники готовились ударить магией по слишком беспечным врагам. И девушка поняла, что не успевает, что слишком забылась в своих мыслях и сейчас ее жизнь оборвется, но в миг, когда рука только потянулась к луку, воздух прорезала дуга пламени. Один из демонов мгновенно вспыхнул, не успев перейти к защите, в то время как второй уцелел, пусть и стоило это ему больших усилий. Выставленный им щит на последнем этапе не выдержал, и огонь лизнул рванувшуюся в сторону фигуру. И все же демону удалось спастись, чтобы через мгновение быть разорванным в клочья от стрелы Тиранд.
  
  - Жрица, благодарю тебя за помощь - дракон медленно повернул свою голову в сторону девушки, его голос был размеренным, гулким и при том бесконечно усталым, очевидно лечение хоть и помогло, но не излечило его до конца.
  
  - Разве я могла пройти мимо?
  
  - Многие бы прошли, просто решив, что помочь мне невозможно. Если говорить честно, то я и сам бы решил так, и разве что сама Алекстраза смогла бы спасти меня от смерти. Но ты не отступилась и совершила то, что мне казалось невозможным. И я благодарю тебя за то, что дала мне шанс умереть в бою, а не от ран.
  
  - В бою?
  
  - Пусть ты и помогла мне, но улететь я не смогу, а уже скоро здесь будут враги, что уничтожат любого на своем пути. Я видел то, что творилось в городе, и это было воистину ужасно. Тех существ, что прибыли в наш мир, были тысячи, возможно десятки тысяч и их не удастся остановить, по крайней мере сейчас. Поэтому я должен буду принять бой, не имея возможности улететь. Но ты должна бежать. Твой зверь сможет вывести тебя из города и не даст пропасть в лапах монстров.
  
  Тиранд на мгновение задумалась, а затем непокорно вскинула голову. В ее глазах читалась решимость, что знал каждый, кто был с ней знаком.
  
  - Для начала ты мог бы назвать свое имя?
  
  - Галарон.
  
  - Меня зовут Тиранд Шелест Ветра. Скажи, Галарон, я слышала, что драконы могут превращаться в ночных эльфов, это правда? - тон Тиранд был требовательным и нетерпеливым, поэтому с ответом дракон не стал медлить.
  
  - Да, это правда, но обернувшись в ночного эльфа я не смогу пройти и шага, у меня просто не хватит сил.
  
  - Не важно. В облике дракона ты ведь сможешь двигаться?
  
  - Да, если не долго
  
  - Долго нам идти не потребуется, мы пройдем через портал. А сейчас поднимайся, у нас нет времени на размышления! - последние слова звучали почти как приказ и громадный дракон к своему удивлению подчинился, тяжело поднявшись на лапы.
  
  - Вперед! - приказала Тиранд, задавая движение на спине саблезуба.
  
  И они двинулись в путь. Не слишком быстро, уступая в своей скорости бегущим к порталу эльфам, но главное, что им удавалось идти вперед и со временем дракон даже начал двигаться уверенней. Видно сказалось его принадлежность к красной стае, что отличалась просто невероятной живучестью. Настолько, что эта особенность дошла и до калдораев.
  
  Сама Тиранд шла вперед, покинув седло саблезуба, в нем просто не было нужды. Ведь скорость дракона не позволяла двигаться быстро и с каждым шагом она все более погружалась в пучину злости и отчаяния. Причиной тому было то, что чем дальше Тиранд продвигалась вглубь Зин Азшари, тем больше видела отметин постигшей ночных эльфов катастрофы. Многочисленные пожары, все более громкие крики эльфов, рев безудержной ярости пришедших из иного мира тварей. И всему причиной стала жажда знаний о магии, что питала Азшара и ее окружение. Они навлекли беду на ночных эльфов, как и предсказывал это Кенариус.
  
  Достигнув портальной площадки, Тиранд содрогнулась. В этом месте царили страх, горе и безумие. Многие были ранены и не имели сил протолкаться через обезумевшую толпу, что бежала в активированный портал, часто спотыкаясь, топча упавших, не видя ничего из-за охватившей их паники.
  
  Тиранд было больно смотреть на это, ведь еще никогда она не видела эльфов потерявших разум от ужаса. Хотелось остановить этот хаос, но времени на подобное не было, ведь рев тварей раздавался все ближе.
  
  - Нам придется задержать этих монстров на время, пока толпа сможет пройти портал - обратилась Тиранд к дракону - раненый ты все равно не сможешь пробиться к нему, так что сдержать их натиск - вопрос жизни и смерти.
  
  Галарон на это лишь согласно склонил голову и повернулся к одной из улиц, что вела на площадь.
  
  Первая же тварь была разорвана на части наполненной энергией стрелой. Тиранд с удивлением поняла, что ей потребовалось всего одна секунда, чтобы создать ее на тетиве лука. Однако более на удивление и ненужные сомнения времени не было. Твари прибывали одна за одной и самым ужасным было то, что они перемешивались с чудом еще живыми эльфами, раз за разом вгрызаясь в жертв. Где то в стороне звучали крики, и ревело пламя. Запах сгоревшей плоти долетел даже до нее, но не смог и на мгновение отвлечь от боя. Было ясно, что Галарон встретил врага на другой стороне площади и визг сгорающих тварей говорил, что они этому были не рады.
  
  Тиранд стреляла так, как еще никогда в жизни и сила Богини вновь вливалась в нее полноводной рекой, пришедшая на молчаливый призыв. Руки беспрестанно натягивали тетиву и раз за разом пускали стрелы, и все же она не успевала справляться с этой безумной, жаждущей крови толпой и волна тварей приближалась все ближе. Глаз Тиранд зацепился за бежавшую пару - эльф, что прижимал к груди ребенка, еще совсем маленькую девочку, не достигшую и трех лет. Малютка смотрела на нее большими от страха глазами и с силой сжимала руку отца, что как мог быстро бежал по улице. Лишь мгновение Тиранд позволила себе на то, чтобы смотреть на эту пару, но за это время картина тех двоих запечатлелась в ее сознании.
  
  Они были совсем близко к площади, вот только преследовавшие их твари были еще ближе. Сознание жрицы отступило в сторону и она полностью погрузилась в бой, стараясь дать хотя бы этим двоим спастись, хоть кому-то помочь в этот час. Выстрел, еще один, еще. Одна за другой твари падали от созданных стрел, но этого было мало чтобы остановить их. Очередной монстр взрывается совсем близко от пары эльфов, и волна опрокидывает их на землю, а в следующий миг в тело эльфа вгрызается порождение бездны. Тиранд не успела ничего сделать и даже смерть того создания не успокоила всколыхнувшегося в груди отчаяния, боли и ярости. Вобрав все эти чувства, жрица бросила их вперед и сила дарованная Богиней ударила по рвущейся вперед толпе. И разорвала их на части.
  
  Слабость, почти такая же сильная, как при лечении дракона накатила на нее, но сдаваться сейчас Тиранд не могла. Особенно когда увидела шевеление у тела эльфа. Девочка, что он нес на руках! Жрица вскинула лук и превозмогая усталость создала новую стрелу, а затем сделала шаг вперед.
  
  Каждое движение и каждый выстрел был для нее мучительным, но она не могла позволить себе отступить! Не тогда, когда могла спасти чью то жизнь! И с отчаянной настойчивостью она шла вперед, сокращая разделявшее ее до цели расстояние. Вот пройдена половина пути, а вот осталось четверть, вот только Тиранд понимает, что даже если дойдет - уйти уже не сможет, ведь враг накатывает новой волной, а сил едва хватает на еще одну стрелу.
  
  А затем над головой вспыхнуло пламя, а голос дракона проревел:
  
  - Хватай ребенка и бежим! Немедленно!
  
  Раздумывать Тиранд не стала и спустя несколько секунд оказалась у цели. Не медля ни мгновения, она подхватила застывшего в страхе ребенка и бросилась назад, к порталу, что был еще свободен от тварей. Рядом с ним уже стоял Галарон.
  
  Когда Тиранд оказалась рядом, он принял вид эльфа и мгновенно начал оседать на камень мостовой не имея сил держаться. Помня о том, что говорил ей дракон, жрица успела подставить свое плечо и тем удержать от падения. Более не медля, они вместе шагнули в портал. А еще спустя несколько секунд мерцающий проход погас, также как одна за другой погасли и другие двери, из которых бежали жители Зин Азшари. Многие смогли спастись, но еще большее число навсегда осталось в этом некогда прекрасном, а теперь пылающем городе.
  
  ...
  
  Где-то на юго-востоке от Зин-Азшари
  
  Несмотря на то, что сообщение от Иллидана все ждали, известие застало постепенно формирующуюся армию врасплох. Еще ничего не было готово, не собраны в достаточном количестве припасы, не прибыли все запланированные войска, что уж там говорить, если собрание тауренов лишь намечалось, и пока даже не было принято решение о том, какое количество воинов надлежит отправить в помощь союзнику, в состав Лесной армии.
  
  И, тем не менее, откладывать выступление надолго было нельзя, ведь каждая следующая ночь давала врагу все больше времени для того, чтобы закрепиться в Азероте. Очень в этом смысле мешало еще и то, что точной информации о вторжении, кроме сигнала от Иллидана не было, а значит, прежде чем армия Кенариуса выйдет из леса ей предстоит убедиться в том, что враг действительно показался и их выдвижение не будет расценено как вторжение. Для того, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в происходящем, выяснение этого обстоятельство шло несколькими путями - глазами птиц, которых вели друиды** и через Изумрудный сон.
  
  Первым нашел подтверждение Кенариус, ведь для того, чтобы пройти по Изумрудному сну до нужного места не требовалось много времени. Однако полубог не стал приближаться близко к Зин Азшари почувствовав, что создания, что сражались на улицах, вполне могли почувствовать его даже наблюдавшего из другого мира. Все что Кенариус сообщил - это то, что город действительно подвергся нападению и значит им необходимо выдвигаться в путь. Смогли ли спастись жители, Кенариус не смог ничего рассказать, так как не стал слишком долго задерживаться в Изумрудном сне, почувствовав чей-то интерес. Иными словами известие подтвердилось, но достоверных знаний о враге получено не было.
  
  Более полные сведенья сообщили друиды, что могли не бояться направлять своих птиц к городу. И то, что они увидели, их потрясло. Зин Азшари чадил дымом сотен и тысяч костров. Аура смерти ощущалась даже на расстоянии, а тысячи мерзких созданий, занимались в нем тем, что пожирали уже мертвые тела эльфов. Нетронутым выглядел лишь дворец, в котором даже можно было увидеть стоящих на страже дайранов.
  
  Все эти новости не придавали спокойствия Малфуриону. С первой же минуты, как он узнал о сообщении брата, его не покидал страх за Тиранд. Его любимая не послушалась просьб и отправилась в родной храм, считая такой поступок своим долгом, и сейчас могла оказаться среди тех, кто стал жертвой прибывших на Азерот монстров. Желая хоть как-то унять свое беспокойство Малфурион и сам направил свой дух к Зин Азшари, надеясь найти Тиранд, но не преуспел в начинании и лишь еще больше разбередил душу.
  
  Особенно выводила из себя друида та заминка, что произошла в сборе армии. Он рвался вперед, в бой и даже потеря часов на сборы казалась ему непростительной, когда же счет пошел на дни Малфурион готов был метать молнии в самом прямом, а не переносном смысле.
  
  Его заботам было поручено управление друидами, и пусть юный возраст и был помехой в командовании, статус личного ученика Кенариуса сглаживал этот факт. Чтобы отвлечь себя от дум Малфурион проводил дни напролет проверяя готовность подчиненных, внимая распоряжениям учителя или выполняя его поручения. На третью ночь, который он также намерен был проводить без сна, Кенариус просто усыпил ученика и многие от этого вздохнули с облегчением. Впрочем, подчиненные Малфуриону друиды относились к его поведению с пониманием. У многих из них были близкие в Зин Азшари, и на их сердце тяжелым грузом упала весть о падении столицы.
  
  Выступление произошло на утро четвертого дня, и к павшему городу выдвинулась армия, что никогда прежде не видел Азерот. Впереди всех бежали дриады. Стремительные и в то же время бесшумные, они были прекрасными лесными разведчиками, пусть воины из них получались не слишком хорошими, ведь они владели лишь очень слабой магией и могли лишь кидать копья, избегая ближнего боя. С воздуха армию прикрывали ночные эльфы на гипогрифах, и пусть их было не много, Кенариус надеялся, что позже ряды армии пополнятся новыми воинами.
  
  В середине армии двигались беорны и древни. Сильные и выносливые, они должны были остановить врага, если тот появится. А в самом центре строя двигались друиды, жрицы и полубоги. Кенариус смог связаться со своими собратьями и некоторые из них откликнулись на его просьбу о помощи. Братья-медведи Урсол и Урсук, гигантский кабан Агамагган - они были невероятно опасными созданиями, прожившими тысячелетия и лишь набравшими силы за столь долгое время.
  
  Многие еще не пришли. Молчали драконы, лишь собирались в бой таурены, но все же это лесное воинство было сплоченным и готовым драться до конца с любым врагом. А еще с каждым днем к ним приходили новые солдаты, калдораи, что услышали о вторжении и желали драться за свою родину.
  
  А на пятую ночь в небе показался красный дракон...
  
  Малфурион был первым, кто подбежал встретить прибывших и не сдержавшись обнял Тиранд, передав весь тот страх, что испытал за эти дни. С радостью он почувствовал, что девушка ему ответила и решил, что должен будет сказать о своих чувствах как можно раньше.
  
  Когда же собрался совет, чтобы выслушать рассказ той, что своими глазами видела гибель Зин Азшари и смогла спастись, первые ее слова были отрывисты и уверенны, столь же уверены, как в прошлом были речи о милосердии:
  
  - Мы должны уничтожить их всех, всех до единого, а затем наказать виновных в появлении этих тварей!
  
  И над поляной повисла тишина, а сам Малфурион с удивлением посмотрел на любимую, что сейчас с яростью во взоре выискивала тех, кто попробует ей возразить.
  
  ...
  
  Город Зин Азшари, спустя несколько часов после завершения боев.
  
  
  Сгоревшие остовы зданий, запах крови и смрад умерших демонов. Вот что витало над жемчужиной Азерота, некогда самым красивым городом этого мира. Впрочем, красота была не важна для Пылающего Легиона и тем более она не была важна для массивной, пылающей яростью фигуры.
  
  Архимонд в гневе ударил кулаком по ближайшей стене и дом, что стоял до этого сотни лет распался каменным крошевом. Впрочем, генерал Саргераса даже не обратил внимание на подобную мелочь, гораздо больше его беспокоила необходимость доклада повелителю. Ведь бывшая по всем признакам внезапной атака обернулась сильными потерями, а значит, дальнейшее наступление придется на время отложить. Не та новость, что он бы хотел сообщить.
  
  Грохот разрушенного здания и торжествующий и зловещий хохот заставили Архимонда скривиться. Не узнать этот голос было невозможно и радость и торжество, что сейчас излучал Манорот, приводили в ярость командующего Легиона, ведь на этого невероятно сильного и столь же тупого монстра невозможно было повесить вину за неудачи. Просто потому, что в Легионе всем были известны умственные способности Манорота, и никто в своем уме не стал бы ему поручать ничего сложнее уничтожения всех окружающих. Даже по меркам демонов Манорот был бессмысленно жесток и излишне упивался возможностью убивать, но его боевые качества затмевали все недостатки и потому он неизменно вел войска, своей мощью пробивая путь Пылающему Легиону.
  
  Может быть, стоит свалить всю вину на эту низшую? - Архимонд невольно скривился в гримасе пренебрежения пытаясь вспомнить имя той пешки, что привлекла внимание повелителя. Не то чтобы он жаловался на память, просто не посчитал нужным запоминать имя той, что умрет вместе со своим миром.
  
  Определенно, этот ход будет удачен. Пусть присутствуют все признаки того, что нападение было внезапным - их не встретила армия, все кто им сопротивлялся, были простыми жителями, но повелителю не стоит давать таких сведений. Будет лучше, если он посчитает, что слухи просочились по вине этой царствующей шлюхи и из-за того они понесли такие потери. Два дракона, внезапно появившихся в разгар сражения, прекрасно подтвердят эту версию и объяснят слишком большие потери.
  
  Архимонд скривился в гримасе ненависти, вспоминая полученные доклады. Более четырех десятков эредаров, пара десятков губителей, тысячи низших и ко всему прочему один из натрезимов. Последнее вызывало настоящее бешенство, ведь натрезимы ценились Саргерасом и потеря одного из них неминуемо привлечет его внимание. Как жалел Архимонд, что этот идиот умер безвозвратно, если бы этого не случилось, он бы лично продемонстрировал свое недовольство. Но сейчас для таких мыслей было не время. Быстро спустившись по ступеням лестницы, Архимонд прошел в пещеру, где было установлено окно связи с Саргерасом, и едва не зашипел в раздражении - в помещении помимо него и еще нескольких низших находилась королева, что именно сейчас прощалась с собеседником на другой стороне зеркала.
  
  Спустя несколько секунд она прошла мимо Архимонда, встретив того доброй улыбкой, от которой ярость правой руки Саргераса возросла стократно. Но сейчас он не мог ей ничего сделать, слишком важна была эта низшая для планов повелителя, вот потом... Однако в настоящий момент надо сосредоточиться на разговоре. Настроившись, Архимонд подошел к покрытому рябью зеркалу, чтобы увидеть в его глубине фигуру повелителя.
  
  - Я узнал неприятные новости и жду твоего ответа - именно такими были первые слова Саргераса, а Архимонд понял, что эта стерва смогла его опередить и уже доложила свою версию произошедшего. А значит, придется приложить больше стараний для того, чтобы объяснить случившееся. А еще узнать ее имя, нужно узнать имя той, что умрет в страшных муках, как только станет не интересна повелителю!
  
  *Мне самому искренне жаль, но памятный тигр из Третьего Варкрафта не мог прожить десять тысяч лет, а потому здесь мы его не встретим.
  
  **В книге Ричарда Кнаака к началу канона друидов во всем Азероте было лишь двое (Кенариус и Малфурион), так вот, мне такой вариант как-то не нравится, ибо уж больно много потребовалось бы времени для того, чтобы обучить этому искусству всех мужчин ночных эльфов (ситуация во время Третьего Вторжения) при условии личного ученичества и того, что и Кенариус и Малфурион должны были заниматься чем-то помимо обучения. Я уж не говорю о том, как половина эльфов разом решила посвятить себя тому, что никогда не знали.
  
  
  Глава 9.
  
  Дворец королевы Азшары, 13 день с момента прихода демонов в мир Азерота.
  
  В большом зале, выполненном в форме полусферы, с яростью загнанного зверя металась одинокая фигура. Ночной эльф с повязкой на глазах, через которую проступало зеленое свечение, с телом, покрытым ядовито зелеными символами и вооруженный странным оружием - двумя двухлезвийными глефами. Изогнутые, более всего они подходили для режущих ударов, однако их невероятное качество давало возможность не только резать, но и рубить все, что встречалось на пути. Странное оружие для Азерота, но ночной эльф обращался с ним на удивление ловко, создавая вокруг себя настоящий вихрь из стали расцвеченный режущим глаз зеленым сиянием скверны. Но еще дальше от него разливалась ярость, от которой, казалось, дрожал воздух. Жажда крови, жажда убийства. Бешеный тигр, что готов располосовать того, кто по неосторожности войдет в клетку.
  
  Этому сравнению были и иные приметы. Порой слышалось тихое рычание, а сами выпады были не только стремительны и яростны, но при этом еще и пластичны - кошачья грация завораживала, также как заворожила бы картина движений опасного хищного зверя. Невидимый наблюдатель с удовольствием окинул картину напоследок и покинул тренировочную площадку. Можно было доложить об успехе ритуала Архимонду, эльф вел себя именно так, как и рассчитывал повелитель, а излишняя агрессивность не будет помехой - ее ограничат ментальные воздействия на верность Легиону. Ряд испытаний доказал это со всей очевидностью - артефакты не свели с ума подопытного, он остался вменяем, по крайней мере достаточно вменяем, чтобы слушать приказов и не рубить своих, а большего от марионетки не требовалось.
  
  Когда ночной эльф остался в одиночестве, внешне ничего не изменилось, но вот внутри на смену безумной ярости пришла холодная логика рассуждений. Холодная, насколько это было возможным в текущей ситуации. "Наблюдение снято. Снято спустя почти две недели непрерывной слежки. Стоит отдать должное демонам, они в достаточной мере проявили осторожность, хотя и сомнительно, что они сомневались в моей верности Легиону, иначе бы сканировали тщательней, скорее опасались того, что ненависть ко всему живому, перевесит верность Легиону. Убедившись же в том, что я в состоянии сдерживаться и убиваю лишь тех низших, кто выходит за определенные рамки, а также выявив эти рамки, они посчитали меня пригодным. По крайней мере именно так я посчитал. Решили, что Иллидан стал их послушной марионеткой, которую в будущем можно будет отправить резать своих собратьев. Какое печальное заблуждение с их стороны, и я сделаю все, чтобы они осознали, что значит недооценить противника".
  
  Собственно, с момента пришествия демонов в наш мир прошло почти две недели, и все это время я был вынужден изображать из себя жаждущего крови берсерка. Хорошо, что ярость изображать не приходилось, она и так кипела во мне, но направлена была на Легион и требовалось лишь многократно усилить ее. Пусть мои актерские способности были откровенно плохими, на это действие их хватило, а еще мне помог сам ритуал, что провели надо мной в ту памятную ночь.
  
  Еще в момент, когда Архимонд обратил на меня свое внимание, стало очевидным, что легенда раскрыта, а недолгая карьера шпиона подходит к концу. И все же не хотелось сдаваться, и я отвечал на его вопросы, всей кожей ощущая удовольствие, что получала эта тварь от осознания моего страха. Со страхом не удавалось ничего сделать, ведь неопределенность - самое пугающее, что есть для разумного, смесь надежды и ужаса, заставляющее терять разум от беспокойства. И потому как я не загонял под ментальные щиты свои эмоции, становилось очевидно - Архимонд их видит и наслаждается этой своеобразной пыткой. А затем он произнес слова о двух дарах и мир для меня в очередной раз изменился. За мгновение я понял то, какими будут его следующие действия и приготовился, ведь в том будущем, что было мне открыто, уже случался такой исход, и теперь требовалось лишь одержать победу там, где мой предшественник потерпел поражение.
  
  Сперва все силы были брошены на отстранение от боли. Способности к магии разума могли многое и в том числе отстраняться от неприятных ощущений, но в данном случае мои старания почти не принесли результата. Защита разума сильна, но чем сильнее чувства, тем сложнее от них отстраняться, когда же они достигают столь сильного накала... Энергия скверны распространялась по телу, будто выжигая каждую клетку, каждый орган, плавя кожу в месте касания. Хотя не верно было говорить "будто", именно это она и делала и лишь сильнейшая регенерация, что приносила эта энергия и чары Архимонда не давали мне умереть. Скверна с каждым мгновением проникала все глубже в плоть и в какой-то момент я более не смог сдержать крик, раздирая горло в попытке выплеснуть чувства в мир. Однако, даже почти обезумев от боли, мне удалось сохранить разум, чему способствовало знание - это лишь начало, первая стадия, что должна сломать мою волю и позволить проклятым артефактам захватить надо мной контроль.
  
  Не знаю, как долго длилась эта пытка, для меня она растянулась на часы, хоть и было понимание того, что в действительности проходили только секунды, но в какой-то момент пришло ощущение, что сила, державшая меня в воздухе, рассеялась, и в следующий миг плиты зала встретили измученное магией тело. Хотелось лечь и уснуть, отдаться на волю слабости, но вместо этого я начал спешно готовиться к новому сражению. Быстро воссозданные щиты показали Архимонду тот результат, что он хотел увидеть, а верная спутница ярость начала набирать силу в душе. И когда в мои руки были вложены рукояти глеф-артефактов - я был готов.
  
  Что собой представляло то оружие, что так долго носил с собой Иллидан из будущего? Это были совершенные в своей сути клинки, в которых покоилась неведомая тварь. Безмозглая, но обладающая невероятной ментальной мощью и способная вбирать в себя силы жертв убиваемых этим оружием. Не удивительно, что никому в Легионе не требовался столь "полезный" инструмент, ведь Натрезимы прекрасно справлялись своими когтями, ничем не уступавшими этим глефам, а для всех остальных потребовалось бы каждодневно прикладывать усилия, чтобы не свихнуться под напором заключенной в артефакт твари. При этом с каждой битвой усилия требовались бы все большие. Можно было бы конечно уничтожить заключенное в артефакт создание, но в этом случае оружие потеряло бы значительную часть могущества.
  
  Вот только мне было плевать на столь "привлекательную" добавку к глефам и когда руки ощутили обжигающее давление клинков, я приготовился уничтожить заключенного в них монстра.
  
  Сила создания была невероятна, и могла соперничать с самыми могущественными натрезимами, вот только тварь эта была тупа и прямолинейна, в то время как на моей стороне были знания рожденные опытом, а еще готовность умереть, но не проиграть, ведь я знал, что случится в случае поражения. Ментальный удар не был встречен несокрушимой стеной, вместо этого я вонзил в тело монстра множество щупалец. Со стороны такой бой должен был выглядеть сражением могучего оленя и стаи волков, где каждая особь непрерывно атакует намного более сильного врага и добычу и отскакивает в сторону, едва почуяв удар. Монстр ломился вперед, снося все преграды, я непрерывно ускользал, тысячами ударов ослабляя, разрывая, пожирая. Нельзя было сказать, что это сражение было простым, волны боли прокатывались по разуму, образы, выставленные в защиту, безжалостно стирались навеки из памяти, но с каждым мгновением, что я сопротивлялся, победа была все ближе.
  
  И пусть мой враг был намного опасней того оленя, ведь почуяв близкую смерть он перестал сдерживаться и начал стремиться меня убить, а не подчинить, но победа должна была достаться мне. И когда я осознал близость окончания схватки, настала череда нового действия. Отрываемые куски монстра начали встраиваться в мою маску, давая ту картину, что хотел видеть Архимонд и позволяя мне самому выдавать необходимые чувства и эмоции. Лишь ярость, ведь только это чувство испытывала тварь, но мне бы потребовались сотни лет практики, чтобы создать по настоящему достоверную маску самому. Сейчас же создаваемая обманка могла провести даже опытного менталиста, даже Архимонда, пусть и при условии поверхностного осмотра.
  
  И к концу сражения мне удалось достичь нужного результата. Обессиленный, едва не теряющий сознание от усталости и боли, я был готов пройти проверку и прошел ее успешно. У Архимонда не зародилось и тени сомнения в удаче проведенного действия, в прочем и сам осмотр был проведен им с ясно различимой небрежностью, после чего я был отправлен на лечение и отдых. Негоже столь ценному оружию погибнуть в первую же ночь и мне позволили восстановить свои силы и наработать необходимые навыки.
  
  А работать было над чем. Первым являлось зрение. Магическое зрение имело множество преимуществ, ведь позволяло видеть даже сквозь стены, если конечно те не были специальным образом зачарованы. Также оно являлось по сути своей сферическим, и лишь я сам определял как много требовалось увидеть. Однако были в нем и недостатки. И надо сказать было их достаточно, чтобы пожалеть о приобретении столь "ценного" дара.
  
  Первый вытекал из возможностей зрения. Смотреть на мир под таким ракурсом было невероятно сложно. Мозгу необходимо было время привыкнуть к новой обстановке, но вот только времени не было и приходилось привыкать на ходу.
  
  Вторым неудобством было весьма схематичное представление о мире. О красках я мог забыть навсегда, если только не прибегну к посторонним средствам. Мимика, это основное отражение чувств разумных, более было мне не доступным, оставив лишь неясные контуры.
  
  Также являлась проблемой дальность взора. С одной стороны она могла быть невероятно велика. По крайней мере в теории и по тем знаниям, что я получал из памяти будущего. Вот только увидеть объект на расстоянии десятков километров я мог лишь при одном условии - он должен быть наполнен магией. В остальном мой взор ограничивался тремя-четырьмя сотнями метров при условии концентрации на одном направлении. И на дальнем расстоянии возможности различить хоть какие-то детали уже не было. Также результат не столь и плохой, но вот хорошим лучником мне уже никогда не быть.
  
  Подобные размышления не добавляли радости, скорее вызывали ярость, но с ней я боролся проверенными методами - усиливая тренировки. Благо отрабатывать надо было не только зрение, но и навыки владения доставшимся мне оружием.
  
  Не будь у меня памяти из будущего и обучение владению столь специфичным, никогда прежде не встречавшемся на Азероте оружием, на нужном уровне потребовало бы тысячелетия тренировок. Память же позволяла сократить это время в десятки раз, ведь каждое движение в его идеальном исполнении уже было запечатлено в моей голове, вот только даже нескольких лет у меня в запасе не было, а были лишь несколько недель и потому каждую свободную секунду я проводил отрабатывая удары до запечатления их в мышцах. И надо отметить - успешно.
  
  В те же моменты, когда усталость брала верх, а наблюдатели не присматривали за моим разумом, я обдумывал новую для себя ситуацию.
  
  В сущности хоть меня и рассекретили раньше, но из полученной памяти я знал, что и в другой жизни не смог продержаться долго и оказался доставлен к Саргерасу уже на третью ночь после нашествия. Собственно весь мой страх был связан именно с боязнью того, что история не повторится, и меня просто убьют, не став изобретать сложные интриги. Ведь в том будущем "дары" мне преподнес лично Саргерас, сейчас же он поручил это действо Архимонду, видимо подготовка к вторжению не позволила сделать все лично или штурм Зин Азшари должен был что-то изменить во взглядах павшего титана.
  
  В сущности, это ничего не меняло и оставалось понять, что делать мне в этой ситуации?
  
  Из полученной памяти я знал не так и много, ведь после подчинения меня артефактом воспоминания оказались размыты. О себе самом в этот период мне было известно от одной девушки на долгие годы ставшей моим единственным собеседником и надзирателем в одном ключе. Майев, эльфийка, что пылала ко мне незамутненной ненавистью, чувством, что я пробудил в ней находясь под контролем почившей теперь твари в глефах. Много мне было неизвестно, ведь сама Майев не стремилась рассказывать подробно, полностью уверенная в том, что я помню все и сам, но главным было то, что Иллидан входил в отряд демонов уничтоживших ее город и лично убивал ночных эльфов. Что это был за город и когда именно произошло данное событие - неизвестно, однако было ясно, что и в этот раз сия чаша не минует меня - я вновь буду отправлен уничтожать города эльфов. Те же или иные - неизвестно. Вот только теперь на мне не было ментального подчинения и потому смерть в том рейде найдут не жители Королевства, а демоны. А для того, чтобы этого достичь - предстоит тренироваться усердней.
  
  Некоторым утешением для меня являлось то, что в результате ментального сражения и инициации Архимонда, я смог увеличить свой резерв маны, отчасти от введенных в меня потоков скверны, отчасти от по сути съедения той твари, что желала владеть моим разумом. Определенную роль сыграли и магические символы, что были нанесены мне на кожу. Я мог бы повторить их и сам, но лишь обладая скверной, да и ритуал этот был бы невероятно болезнен, а потому оставалось радоваться тому, что он позади. Все это вместе означало, что я по прежнему уступал в магической мощи многим, но все же теперь мог сражаться и с по настоящему сильными монстрами Легиона.
  
  Что я знал о протекании войны в этот период? Почти ничего, но ключевое слово "почти" - ведь мне была известна главная опасность, что подстерегала ночных эльфов - отрезание от Источника Вечности. Этот ритуал должен был быть проведен в ближайшее время и если его не остановить - калдораи обречены на поражение. Но как это сделать? Действовать самому? Найти помощь у Дат`Ремара? Обратиться к Малфуриону? Я не готов был дать окончательный ответ на этот вопрос, а потому предпочел отложить его на время.
  
  Еще одним вопросом, что мучил меня все это время, было положение Миранны. Как я случайно узнал, эредары приступили к созданию сатиров из тех немногих пленных, что оказалось в руках демонов после захвата Зин Азшари. Использовали ли они приближенных королевы Азшары, я не знал, а потому боялся, что Миранна окажется в опасности еще большей, чем она была сейчас, ведь даже во мне не было уверенности в том, что удастся сохранить разум после такой процедуры, намного более корежившей разум, чем инициация скверной. Радовало лишь одно - Миранна была еще молода и лишь начала обучение и потому на нее должны были обратить внимание позже остальных. Вот только волнение это не отменяло, ведь я даже не мог в последние несколько недель навестить девушку - не хотел привлекать к ней внимание. Необходимо будет убедить Дат`Ремара в необходимости увести Миранну из дворца, думаю это окажется не столь и сложно, он ведь действительно любил свою дочь и я уверен, готов был пойти на многое ради нее.
  
  Завершив очередную отработку ударов и едва держась на ногах, я понял, что дальнейшая тренировка не сможет дать ничего, кроме усталости, а потому направился прочь с полигона. Поднимался наверх я без особой радости, ведь каждый раз проходя по ступеням в направлении своей комнаты, я оказывался напротив окон и куда бы ни были направлены они - вид был одним и тем же - сожженная дотла столица и толпы демонов. Этот вид каждый раз наполнял меня ненавистью и желанием уничтожить проходящих мимо меня тварей. Сдерживаться удавалось с трудом, а в эмоциональном плане в особенности и лишь понимание необходимости дождаться нужного момента для мести останавливала меня.
  
  Однако сегодня я заметил изменения. По своей природе неорганизованная и тупая толпа низших собиралась в отряды, повинуясь ментальным приказам, а еще в стороне Источника ощущались невероятно мощные магические колебания.
  
  Вопроса о том, что означали эти события, передо мной не было - Пылающий Легион смог переправить достаточное число войск в Азерот и выступает в поход, при этом нанося упреждающий удар - перекрывая доступ к Источнику у всех ночных эльфов кроме тех, что расположились в замке. А это означает еще и то, что мое ожидание подходит к концу.
  
  Стараясь не спешить я дошел, наконец, до своей комнаты и убедившись в отсутствии наблюдения достал из потайного хранилища несколько передатчиков. Мне во многом повезло, что демоны весьма небрежно отнеслись к проверке комнаты и не заметили их. Впрочем само устройство этих артефактов было таковым, что они не излучали ману в пространство и именно поэтому были столь полезны несмотря на ограниченность их применения. А факт того, что мой допрос ничего не выявил заставлял тварей Легиона расслабиться еще сильнее.
  
  Допрос этот был проведен на следующую ночь после произошедших событий и на нем я "честно" рассказал все, выставив именно Керантила причинной снятия ментального контроля кристаллов. Связь, что должна была поддерживаться между нами, была представлена мной в виде лучей света, что мне полагалось создавать в своей комнате в определенных последовательностях. К счастью проверить всю ту чушь, что я наговорил натрезиму, было невозможно, а сканирование моего разума стабильно освещало наложенную личину. К тому же я старался как можно сильнее демонстрировать неадекватность поведения. Регулярно взрываясь эмоциями ярости, гнева, жажды крови именно в те моменты, когда натрезим начинал сканирование. И в том не было ничего подозрительного. Тварь в клинках должна была бы реагировать в точности так как реагировал и я.
  
  И вот теперь мной было передано новое сообщение, что должно было известить Дат`Ремара о выступлении армии демонов и оставалось лишь надеяться, что эта информация поможет калдораям. А мой срок служения шпионом вскоре подойдет к концу. Не создан я для этого, не создан.
  
  Выполнив все, что было возможно в моей ситуации и съев откровенно мерзкий на вкус ужин, который стал еще хуже, после появления в моем теле скверны, я рухнул на кровать и мгновенно уснул.
  
  ...
  
  Новая тренировка была прервана еще в самом начале стражником скверны. Это создание настолько нагло прервало мои занятия, что не потребовалось даже искусственно создавать раздражение для поддержания образа. В результате по низшему ударила сначала неоформленная ментальная волна, а затем у его горла застыл клинок. Хотелось довершить движение, но этот поступок расходился с моей маской - я должен был быть яростным, импульсивным, жаждущим крови, но все же управляемым, а значит рубить "своих" не следовало, по крайней мере без видимой и понятной демонам причины.
  
  - Повелитель Ужаса* Дейрон приказал тебе явиться к нему. Немедленно!
  
  - Вот так и приказал? Немедленно? Решил оторвать меня от тренировки? - сдерживать гнев я даже не пытался.
  
  Несмотря на мой полный ярости голос страж скверны не испугался, впрочем, я не был уверен в том, что эти создания вообще способны испытывать подобное чувство. Вместо этого он лишь оскалился и произнес:
  
  - Знай свое место. Ты ничто в сравнении с Повелителями Ужаса и когда они обращают свой взор на тебя повиноваться надо сразу!
  
  Вот значит как. Мое положение понятно не только мне и высшим членам Легиона. Даже стражи скверны знают о том, что я лишь инструмент в руках демонов и желают мне это продемонстрировать. С одной стороны они могли быть правы в своей оценке, поставив меня на уровень ниже рядовых членов Пылающего Легиона, однако стражи забыли, что инструмент также может быть очень опасен.
  
  Мгновенное движение и не успевший ничего предпринять посланник распадается на две половины. Идиот, он даже не попытался уйти он удара, видимо абсолютно уверенный в моей покорности. Быстрый взгляд в сторону еще нескольких стражей, что застыли у входа в полигон и вопрос, больше похожий на рык:
  
  - Вы тоже хотите указать мое место? Если да, то скажите хоть слово, подайте хоть малейший повод... - губы сами собой расплылись в предвкушающей улыбке, а просящая, едва ли не умоляющая интонация заставила нервничать даже этих тварей.
  
  - Не желаете. Тогда проводите меня к Дейрону и уберите эту падаль - мой приказ был выполнен мгновенно, а я отправился к вызвавшему меня натрезиму, попутно обдумывая последствия своих действий.
  
  С одной стороны я лишь несколько минут назад думал о том, что не должен убивать членов Легиона, так как порядочному шпиону стоит проявлять лояльность и управляемость перед командованием. Однако с другой стороны, поведение этого безымянного стража должно было принести в бешенство ту маску, что я надел на себя. Иллидан должен был убить наглеца, а вот то, что после всего случившегося я отправлюсь к натрезиму, покажет мою подконтрольность. Возможно, сейчас передо мной развернулась очередная проверка, в которой проверяли границы моего терпения. Вполне возможная ситуация, особенно если учесть, что на низших командованию плевать. Они сами убивают их в случае ярости, впрочем, не слишком часто, ведь рядовые демоны склонны в такие моменты оказываться вдали от начальства. А потому мой поступок возможно будет ими только одобрен, как образцовый для демона.
  
  Впрочем, чего таиться от себя. Не последнюю роль в моем решении имело простое желание убить как можно больше окружавших меня тварей, что ощущалось едва ли не каждое мгновение с момента, как я увидел, какими бедами для Азерота и моего народа обернулись их вторжения. Особенно же это чувство захлестнуло меня в момент инициации и с тех пор не отпускало ни на миг.
  
  Дальнейший путь до места, где меня ожидал натрезим, прошел без неожиданностей. Вокруг мне открывался уже привычный вид множества демонов, что поселились во дворце наравне с калдораями Азшары. Ничего удивительного, учитывая то, что расстилавшийся за окном город с каждым днем все более разрушался лапами беснующихся тварей. Впрочем, демоны во дворце поселились относительно разумные, т.е. стражи скверны, натрезимы, эредары и губители. В разумности последних я несколько сомневался, но их статус в Легионе позволял им поселиться в комфорте.
  
  Надо отдать должное этим тварям, вели они себя относительно спокойно, лишь губители оправдывали свою репутацию и уже успели убить нескольких стражей и эльфов из охраны. Стоит сказать, что один из демонов также оказался мертв, что уже вызвало ссору между Архимондом и Азшарой. Последнее я узнал случайно, подслушав разговор двух демонов и эта информация вызвала настороженность - является ли королева в действительности настолько подконтрольной, как это казалось?
  
  Наконец, я оказался в просторной комнате, стены которой буквально светились от магии, что вызывало раздражение, ведь даже закрыть глаза я не мог, а повернувшись в сторону пола или потолка натыкался на все ту же искрящуюся магическую защиту. Подобное свечение являлось отличительной чертой всего дворца и за две недели, что я использовал новое зрение, от раздражающего неудобства превратилось в явление доводящее до бешенства. Намного приятней в этом смысле казалась та подсобка, куда поселили меня и иных учеников. Ведь там магическое свечение было не столь интенсивным.
  
  В помещении, в которое я вошел, ожидали двое. Первым был натрезим ничем не выдающихся способностей, что для любого обитателя Азерота означало - смертельно опасный противник. Как и все иные представители его вида, он имел белую, словно мел, кожу и носил великолепные доспехи, что могли выдержать, возможно, даже удар моих клинков. По сути, эти доспехи были частью сущности этого существа потому лучше их найти что-то было сложно. Отличить от других натрезимов, я его мог лишь синим отливом крыльев и металла брони, при этом цвет удалось различить лишь благодаря соответствующему магическому свечению.
  
  Второй обитатель комнаты был более интересен. Громадная тварь почти трехметрового роста целиком закованная в латы. Лишь голова его оставалась открытой, хотя я бы постарался скрыть настолько мерзкую харю, похожую на скелет ящера охваченный пламенем. Имея столь высокий рост, демон был еще и невероятно широк в плечах, в результате чего казалось, что это туша едва помещается в комнате. И при всем при этом эта тварь была достаточно подвижна и даже избрала своим оружием кнут, с которым умела виртуозно обращаться. Об этом я знал из памяти, ведь не вспомнить столь примечательного демона было сложно.
  
  Хаккар Псарь. Сильный и опасный демон. Опасный не только своими умениями, но и способностью призывать десятки и сотни гончих к себе в помощь. А еще эта тварь известна тем, что во время первого вторжения убила большее число эльфов, чем иные, самые мерзкие твари, ведь именно ему было поручено совершать рейды по тылам Королевства и обращать в пепел города. Его пытались убить неоднократно, но он неизменно ускользал в тот момент, когда над ним висела угроза смерти или же убивал своих противников. Опасный враг сумевший пережить первое вторжение и участвовавший в третьем.
  
  Что-то мне подсказывает, что его смерть станет достойным окончанием карьеры шпиона, если только я справлюсь с таким противником.
  
  - Иллидан, ты становишься под командование Хаккара и обязуешься выполнять его приказы, ты понял?! - Дейрон требовательно посмотрел мне в глаза и я почувствовал, как в разуме появился посторонний.
  
  - Я все понял - ответ был дан спустя несколько секунд борьбы с раздражением и яростью, в моем разуме столкнулись нежелание хоть кому-то подчиняться и верность Легиону, по крайней мере именно так все должно было выглядеть для натрезима. Завершил я внутреннюю борьбу внутренним согласием с приказом подкрепленным изрядным недовольством от необходимости выполнять приказы клыкастого урода, Хаккара, разумеется, думать настолько плохо о натрезимах не рекомендовалось.
  
  - Ты сможешь вместе с Хаккаром утолить свою жажду крови и стать сильнее, если будешь слушаться его приказов. Столько, сколько под началом Хаккара ты не сможешь убить нигде - решил задобрить меня натрезим, и я послушно ответил в эмоциях и мимике радостным предвкушением.
  
  - Выступайте немедленно - завершил свои наставления Дейрон и Хаккар все также в молчании поклонился, а затем, развернувшись, вышел из комнаты.
  
  Мне оставалось лишь последовать за ним, обдумывая как убить эту тварь, и когда лучше будет провернуть подобное. О поклоне я благополучно забыл, не испытывал такого желания, да и карьера в Легионе мне все равно бы не удалась.
  
  * Повелители Ужаса - иное название натрезимов.
  
  Глава 10.
  
  Хаккар, очевидно, не любил откладывать возложенные на него поручения и потому, после приказа натрезима, сразу отправился в путь, даже не думая спрашивать о моей готовности немедленно выступить. Как результат, в этот поход я вышел лишь с самым необходимым - то есть со всегда носимым с собой оружием и оставалось лишь мечтать о том, что еда найдется в пути и она не будет такой, какую предпочитают демоны, ведь то, что изготавливалось с помощью моей магии уже смело можно было использовать как орудие пыток.
  
  Мысли были полны желания действовать, радостного предвкушения, но все эти чувства оказались вморожены в лед, когда мне открылась картина Зин Азшари. В воспоминаниях еще жили изящные дома и радостные жители города, что встречали появление звезд на небосводе и узреть то, что стало с городом теперь, оказалось невероятно тяжело. Под ногой хрустели осколки разбитого камня, а в воздухе все еще чувствовался запах гари. Обгрызенные кости и черепа лежали на разбитой мостовой.
  
  Шаг на миг сбился, когда взгляд выловил совсем маленькие кости, что явно принадлежали прежде ребенку, а сознание начала затапливать волна ярости, до определенного времени сдерживаемая потрясением. Они убивали детей! Да, я знал, что демоны поступали так, но одно дело знать, а другое - увидеть доказательства собственными глазами! Дети были для нас священны, их оберегали, а еще за них жестоко мстили. И даже тролли при атаке деревень предпочитали не трогать детей, зная, что воздаяния будет стократ больше совершенного! Но эти твари убивали всех без разбору, уверенные в своей безнаказанности, они разрушили мой город, и теперь обугленные остовы домов стояли будто склепы - дома, что навеки стали приютом мертвых.
  
  Как же остро хотелось выхватить клинки и резать, резать, резать..., убивать всех тех, кто был причастен к случившемуся, уничтожить всех демонов, что вторглись в наш мир. Руки невольно потянулись к оружию, но сдержаться удалось. Не здесь и не сейчас. Необходимо уйти дальше, от иных демонов и тогда атаковать. И первым умрет тварь, что шла впереди меня!
  
  Пусть сдерживаться и удавалось, но ярость неотступно следовала на всем пути через город, порой заволакивая сознание кровавой пеленой при новой детали устроенной бойни. Чтобы не сорваться, я начал вглядываться вдаль, пытаясь увидеть то, что скрывалось за зданиями.
  
  И первым, что бросилось в глаза, стал вид на Источник Вечности. Мое зрение здесь продемонстрировало все свои возможности. К ним можно было отнести то, что, несмотря на вставшие на пути взгляда препятствия, я смог увидеть достаточно много для некоторых выводов. Если быть точным - мне удалось рассмотреть фрагменты невероятно мощного ритуала, что проводился у Источника. В проводимом действии я ощущал как арканную магию эльфов, так и проклятую порчей силу демонов. К сожалению увидеть что-то более подробно возможности не было, но уже полученные данные значили много.
  
  Мне было известно, что уже в ближайшие часы все ночные эльфы, за исключением приближенных к королеве Азшаре, будут отсечены от Источника и этим непременно воспользуются демоны. Схватка армий демонов и эльфов состоится в ближайшие дни и если эльфы к этому моменту не получат назад силы Источника - потери в битве будут ужасны, а быть может сражение и вовсе обернется для Королевства крахом. Последний вариант был тем более вероятен, учитывая, что Дат`Ремар рассчитывал создать свою, независимую от Кенариуса армию. В перспективе это давало значительные преимущества, но сейчас делало две армии слабее одной единой.
  
  Из воспоминаний я знал, что Малфуриону каким-то образом удалось разрушить заклинание на Источнике, однако сделал он это уже после того, как объединенная армия ночных эльфов и народов леса отразила ряд атак противника. Победа тогда досталась настолько дорогой ценой, что начать наступление удалось лишь спустя несколько недель, и в следующем сражении армия потерпела поражение.
  
  Правда ни точных потерь, ни причин поражения в памяти не нашлось, что было неприятно, но требовалось с этим смириться, тем более, что история уже пошла по другому руслу, если Ремар смог воплотить в жизнь свои планы. Ведь теперь армия, к созданию которой он приложит руку, будет стоять совсем не в том месте, где демоны встретили ее в виденном мной будущем, иметь иной состав и численность, да мало ли будет отличий от уже точно измененного будущего?
  
  Подводя итог увиденному, моей следующей целью было сорвать ритуал. Мое вмешательство необходимо хотя бы из-за того самого изменения истории, ведь теперь у Малфуриона могло и не оказаться причин срывать ритуал, да и уверен я, что смогу внести весомый вклад в эту диверсию. Но для начала следует разобраться с моим начальством.
  
  К слову о нем. Едва выйдя за пределы города, Хаккар приступил к вызову гончих, используя для этой цели кнут. Мое зрения мало что дало к пониманию этого процесса. Я лишь понял, что демоны именно вызывались и при этом появлялись не из круговерти пустоты. Последнее, впрочем, было понятно. Портал, что соединил наш мир и мир демонов требовал просто невероятно много энергии, что сейчас получалась от Источника, а постоянное преодоление завесы защищавшей Азерот от нашествия должно было убить Хаккара раньше любого врага. Так что логичным было предположить, что гончие приходили из оставленной нами Зин Азшари, или иного места Азерота, где они содержались. Остановился Псарь на сотне тварей и уже это заставляло задуматься.
  
  С одной стороны, гончие были не столь и опасны. Магией они не владели, действительно сильной защиты также не имели, так что на уничтожение одной гончей потребуется всего один удар. Но с другой стороны, эти твари являлись очень быстрыми, а еще прекрасно чуяли ману и были способны ее поглощать, отчего стая могла разрастаться до невообразимых размеров. Как результат, как только я начну творить заклинание, вся эта свора нападет на меня и если Хаккар не будет убит за несколько секунд - это может стать проблемой. Меня могут просто задавить массой, когда искусство уступит под давлением усталости.
  
  Из этого стоило сделать вывод о том, что гончие должны были быть уничтожены первым ударом. Пускай Хаккар затем сможет призвать новых - для того, чтобы вызвать сотню ему потребуется секунд пятнадцать - весьма значительное время в бою. Вот только как уничтожить всех этих созданий, что сейчас рассредоточились по округе выискивая живых существ для пропитания, и при этом сделать это быстро? Рядом с Хаккаром крутилась едва ли четыре десятка, да и они распределились на пространстве в сто квадратных метров. Для их уничтожения потребуется слишком много маны, что еще пригодится в дальнейшей схватке.
  
  Единственным выходом из этой ситуации я считал ожидать сражения. Если в походе рассыпание гончих по округе более чем уместно, то перед боем Хаккар должен будет собрать всех этих тварей в компактную кучу, чтобы создать мощный кулак. По крайней мере, такое представление было у меня исходя из опыта схваток с силитидами и воспоминаний об атаках армий демонов.
  
  Выбрав, таким образом, момент для атаки, я постарался отрешиться от этой цели и внимательней присмотреться к окружавшей действительности. Она отобразилась для меня в привычной, несколько схематической форме, с отсутствием мелких деталей, окрашенная в зеленоватый цвет. Удобное в бою, но крайне раздражающее виденье мира, что дало о себе знать, когда я покинул едва не полыхающий от вложенной магии дворец. Стоило ли говорить, что такое зрение не поднимало мне настроения? Также, как и вид, который оно демонстрировало.
  
  Демоны, что приходят в цветущий мир, уничтожают не только разумных существ, они несут смерть всему, что встречается на их пути. Это было известно мне из памяти, но сейчас преставилась возможность увидеть доказательства своими глазами. В настоящий момент наш путь лежал через места, названные "Вечным лесом". Край, известный далеко за пределами Королевства и любимый моим народом. Такое название эта местность получила за то, что благодаря близости к месту невероятного скопления магии, деревья обладали здесь очень большой продолжительностью жизни, насчитывавшей даже не сотни, а тысячи лет. Могучие древа славились высотой и стойкостью к невзгодам, символизировали твердость и силу калдораев. Но такими они были до прихода в наш мир Пылающего Легиона.
  
  Теперь моему взору открывались проплешины, с иссохшимися, скрученными растениями, потрескавшейся землей и голыми ветками деревьев. Порой еще можно было рассмотреть листья, но становилось очевидно, что уже вскоре и они сдадутся на милость врагу, что не будет знать пощады. Печальное зрелище, хорошо показывающее, что Азерот в случае победы Легиона ждет только смерть.
  
  Впрочем, времени для того, чтобы всматриваться в проносящийся перед глазами пейзаж не было. Хаккар набрал очень большую скорость и ни на секунду не сбавлял темп, придерживаясь одному ему известного направления. Полагаю, он следовал указаниям карты, что должны были получить командующие Легиона и сейчас мы держим путь в сторону конкретного города.
  
  Восстановив в голове изученную карту и попробовав сверить ее с выбранным направлением, я пришел к выводу, что этим городом являлся Киринор. Поселение по меркам Королевства небольшое - насчитывающее несколько тысяч жителей, может меньше, а может и больше, точной цифры я не знал, так как не считал нужным забивать голову такими фактами.
  
  Нападать двум магам с поддержкой сотни гончих на столь крупный населенный пункт могло показаться безумием, но, во-первых, Хаккар всегда мог призвать подкрепление, а во-вторых, уже вскоре калдораи должны были лишиться сил дарованных Источником, а значит, стать на порядок слабее. Не говоря уже о том, как подействует на них "жажда магии". А потому выбор цели был оправдан и если мое предположение верно - на достижение этого города потребуется несколько дней - три, возможно четыре. Что ж, придется потерпеть.
  
  Время потянулось медленно и уныло. Мы бежали с постоянной скоростью, в абсолютном молчании, что не нарушали даже гончие, а мимо нас проносились деревья. Чем дальше мы удалялись от Зин Азшари, тем меньше было видно следов порчи, а спустя ночь эти следы и вовсе исчезли. Прошла эта ночь под знаком короткого сна на голодный желудок, так как заставить себя съесть собственноручно созданную еду не удалось. Первый же кусок пищи намертво застрял в горле, , а попыток создать что-то лучшее, я предпринимать не стал, бесполезно. Как же наивен я был, когда полагал, что приготовить еду хуже не удастся! Однако следует признать, что к вечеру, после изнуряющей пробежки по лесу, все же удалось прожевать созданный хлеб и даже не отравиться при этом, что было списано на новую особенность моего организма. Настроения подобное положение вещей мне не добавляло, но оставалось с этим лишь смириться, ведь из еды в округе были лишь гончие, а я еще не настолько проголодался, чтобы попытаться их съесть. Вот убить...
  
  К слову, одну из "собачек" я встретил ударом кулака, размозжившего ей череп, за что удостоился злобного взгляда начальства, впрочем, наказания вновь не последовало, что и понятно - огрызаться на голодного и злого мага не лучшая идея, и это понимал даже Хаккар. В свою очередь, его стая теперь стремилась держаться от меня на расстоянии, особенно после того, как я стал бросать на них почти столь же голодные взгляды, как они на меня.
  
  Следующая ночь повторила предыдущую, с той лишь разницей, что на нашем пути встретились несколько деревень. К счастью, пустых. Видимо беженцы успели передать жителям известия об угрозе и поселения оказались покинуты еще до прихода демонов. По крайней мере, следов крови видно не было, что оставляло надежду на лучшее. А на утро третьего дня мы прибыли к цели.
  
  Действительно ли перед нами был Киринор я не знал, а Хаккар не спешил мне ничего сообщать. Внешне поселение напоминало обычный провинциальный город ночных эльфов, хотя не мне об этом судить - за свою жизнь я видел всего шесть городов - слишком мало, чтобы делать какие-то выводы.
  
  Этот был обнесен каменной стеной, что поддерживалась росшими вплотную к ней деревьями. Несмотря на уважение к арканной магии, помощью друидов не пренебрегали, стремясь в защите совмещать несколько видов искусства. Кроны деревьев располагались достаточно высоко и перекрывали вид на остальной город. Эти кроны несли в себе функцию защиты от стрел и, несмотря на свое происхождение, были достаточно хорошо защищены от огня. Как этого добивались друиды, я не знал, но деревья не слишком охотно загорались и могли сбрасывать при необходимости ветки, так что угроза сожжения города заметно снижалась. Каменные стены же были обрисованы рунами, готовые выдержать натиск противника. Вот только высота стен была лишь четыре метра, слишком низкая, для противостояния гончим, что имели все шансы вскарабкаться по ним за один стремительный рывок. Значит, доводить до подобного не стоит.
  
  На самих стенах было видно движение. Несколько десятков фигур едва заметно светящихся магической энергией. У пары из них энергия была иной, и ее было больше, отчего можно было предположить, что эти ночные эльфы - друиды. Увы, но для защитников это число было совершенно недостаточным.
  
  - Пойдешь следом за гончими - бросил приказ Хаккар глухим, надтреснутым голосом, после чего начал собирать собачек в общую кучу, при этом призывая новых особей.
  
  Я отошел в сторону, наблюдая за тем, как отряд Хаккара увеличивается в числе. Мешать ему не хотелось. Для "изгнания" главным являлась площадь поражения, а не число противников, жаль только самого Хаккара вряд ли им убьешь, разве возможно будет задержать на время. А потому пусть под атаку попадет как можно больше особей. Меж тем я чувствовал, как отпущенное для подготовки время подходило к концу. На поляне собралось уже более полутора сотен тварей, главная из которых стояла в центре и сейчас в очередной раз взмахивала кнутом. Пора начинать, риск не успеть слишком велик, ведь гончие в любой момент могут разбрестись.
  
  Тело готово к бою и сознание привычно разгоняет свой бег. Его скорость значительно возросла после начала обучения ментальной магии и это дает мне дополнительное преимущество. С головокружительной быстротой передо мной начинает формироваться каркас плетения. Невообразимо сложный, он повторен мной тысячи раз и потому требуется всего три секунды на его составление и наполнение невообразимой волной энергии. На меня оборачиваются все, кто оказался на поляне, ведь все присутствующие здесь демоны чувствительны к восприятию магии, но это уже не имеет значения, ведь нужное мне время на подготовку прошло и в следующий момент заклинание устремляется вперед.
  
  Я никогда не видел, каким представало это плетение для обычного взгляда, и сейчас мог наблюдать лишь его магическое проявление, пусть и более совершенное. Десятки тысяч тонких нитей, наполненных как арканной магией, так и магией скверны, всем тем, что теперь течет в моих жилах. Это заклинание было создано самим Иллиданом в далеком будущем и оказалось одним из величайших его творений, так как, потребляя не слишком много энергии, создавало настоящую кровавую баню в месте удара. И я мог его применять, спасибо мне за это.
  
  Гончие распадались на сотни кусков не успев сделать и шага в мою сторону и даже щит, созданный Хаккаром, не спас его питомцев. Послушные воле мага нити обогнули преграду и ударили по тем, кто находился за ней. Жаль только сам Псарь успел осознать угрозу и закрылся в куполе. От вида нарезанных на части демонов я испытал почти физическое наслаждение, ведь все эти дни только и мечтал о том, как выпотрошу этих тварей. И сейчас многие из тех, кто рвал на части моих сородичей, сдохли навсегда.
  
  Зрелище было прекрасным, но мешкать я не стал, понимая, что каждая секунда сейчас является залогом победы и сразу после завершения первого плетения активировал второе - "телепорт", появившись позади Хаккара. Наполненные магией клинки ударили в купол и успешно проломили его, вот только врага там уже не оказалось, в последний миг он ускользнул, прыгнув вверх и в сторону.
  
  Взревев от раздражения, рванулся следом, но сразу выяснил, что недооценил противника. Удар искрящегося молниями хлыста, брошенный в место, где я должен был оказаться спустя секунду, едва не разваливший мое тело, и ничего не оставалось, как уйти в сторону, что было плохим, очень плохим знаком. Ведь время с таким противником - самый важный фактор. Уже при приземлении я натолкнулся на нескольких гончих, и их уничтожение вновь потребовало от меня времени, всего несколько мгновений, но их было достаточно, чтобы вновь призванные твари бросились на меня со всех сторон.
  
  Поймав краем глаза Хаккара, я увидел, как он взмахом хлыста вызывает еще один десяток гончих и осознал, что в этом бою от меня потребуется все мои умения, все мастерство. Чувство опасности приятно отозвалось в сердце, азарт схватки начал захватывать разум.
  
  Закрутив настоящий вихрь из стали, я устремился к врагу. Невероятно мешала в этом земля, устланная кусками тел монстров и пропитанная их кровью, но магия давала мне надежную опору, и потому эта преграда почти не замедляла продвижение к цели, что, к сожалению, не стояла на месте. Псарь был опытен и прекрасно знал свои сильные и слабые стороны, а потому неизменно уклонялся от ближнего боя, кружа вокруг меня и изредка награждая ударами кнута в моменты, когда я мешкал. И эта тактика работала. Несколько раз моя жизнь висела на волоске, и лишь прекрасная реакция и затверженные до автоматизма заклинания спасали положение.
  
  Трижды я применял телепорт, но каждый раз Псарь был готов к этому, неизменно ускользая и натравливая свою стаю. Уничтоженным гончим не было числа, вот только такие потери врага хоть и радовали душу, но давали не слишком много, так как противники прибывал быстрее, чем удавалось их уничтожать. Вся эта ситуация разжигала бешеную ярость, заставляла выжимать все жилы в схватке. Вот только как бы я не рвался к цели - добраться до Хаккара не удавалось, а гончих становилось все больше, и в какой-то момент эта мысль смогла достучаться до затуманенного сознания.
  
  Кристаллический купол, что не был использован мной уже десятки лет, разбросал обступивших меня врагов и подарил так необходимые секунды, а когда защита оказалась пробита, новая волна "изгнания" разошлась от меня во все стороны. Не столь и большая поляна теперь была вся устлана кусками демонов, ведь на ней покоились уже около трех сотен особей, вот только новые гончие не заставят себя ждать, и требовалось действовать до их появления. Вновь я бросился на Хаккара и вновь не успел. Эта тварь ушла, как уходила и прежде, а вокруг меня появились новые демоны. И еще я услышал смех, безумный и радостный смех, что издавал объятый пламенем монстр.
  
  И этот издевательский смех поднимал из глубины все те чувства, что мной хранись в душе - боль, ненависть, ярость, желание рвать пришедших в наш мир тварей голыми руками. И пусть не оставляло ощущение, того, как постепенно иссякает магия, что питала меня, как начинают болеть раны, слабые, почти царапины, но уносящие так необходимые сейчас силы, это с каждым мгновением все меньше имело значения, ведь здесь и сейчас я мог исполнить свои желания, сотнями убивать демонов! А поражение? Разве это имеет сейчас значение, когда можно испить крови врага!
  
  Поймав себя на такой мысли, я едва не запнулся на шаге, что в моей ситуации могло стать смертельным, но равновесие удержал и разрубил на части рванувшегося вперед демона. Странные мысли, ведь умирать мне вовсе не хотелось. Вот только почему все происходит так? Отчего вся магическая мощь, все искусство во владении одними из самых опасных клинков Азерота не смогли помочь? Всего лишь оказавшись бессильными преодолеть численного превосходства противника. Самым печальным было то, что Хаккар определенно мог сбежать, у него были все возможности, вот только он был уверен в победе и готовился эту уверенность подтвердить. Впрочем, важен ли сейчас ответ на этот вопрос, если впереди смерть?
  
  Уже вскоре сражение перешло в кровавую бойню, где я застыл на краю разума, отдав всего себя ярости схватки. Ведь даже если это станет поражением - проиграть требовалось достойно. Сколько гончих было переправлено в Азерот? Тысяча? Десять тысяч? Неважно сколько, сегодня их число сократиться и притом значительно. Ярость в какой-то момент перешла в безумное веселье, я был счастлив, разрезая на куски нового демона, смеялся, разрубая пополам очередного монстра. Более в голове не было сомнений и тревоги, лишь упоение схваткой, за которой терялось даже то, что Хаккар более не смеялся и с ужасом смотрел, как раз за разом его питомцы падают под ударами демонических клинков. Великолепно! Пусть даже я умру, но в эту ночь сотни тварей сдохнут на этом самом месте!
  
  Магию я почти не использовал, лишь изредка рывком перемещался из безвыходного положения, да порой обычным ударом ветра откидывал наиболее настырных тварей. На сложные плетения не находилось ни времени, ни сил, ни главное, желания. Изредка накрывшее меня состояние ослабевало, и тогда словно очнувшись, я применял мощные чары. Повезло все же в том, что сам Хаккар слабо владел атакующей магией, а к его ударам хлыста вскоре удалось приноровиться. И благодаря этому я был все еще жив, хотя с момента сражения прошло уже несколько минут - невообразимо большой промежуток времени для схваток на столь высоких скоростях.
  
  Меня спасало то, что Псарь не мог вызывать гончих постоянно. Во время перемещений, в моменты сотворения заклинаний гончие не появлялись, и потому их число было меньшим, чем могло бы, если б все обстояло иначе. Я и сам создавал такие ситуации регулярно, при каждой возможности прорываясь к Хаккару. Вот только все подходит к концу, и когда мной в третий раз было использовано "изгнание", я почувствовал, что четвертый станет для меня последним.
  
  Радовало лишь то, что Псарь более не излучал радость и не смеялся своим безумным смехом, вместо этого он излучал безумный, всепоглощающий гнев. Очевидно, что эти собачки были ему чем-то дороги и в какой-то момент он осознал, что лишился слишком уж многих. Так или иначе, но по его горящим глазам я видел, что теперь моя смерть стала его главной целью, от которой этот монстр был не намерен отступать ни при каких обстоятельствах. Новый взмах хлыстом и еще десяток гончих устремляются в мою сторону, а мне остается лишь крепче сжать клинки и броситься навстречу.
  
  Удивительно, но к тому моменту, когда мной в четвертый раз было использовано "изгнание", противник оказался лишь в немного лучшем состоянии, чем я. Было видно, что движения его стали более тяжеловесными и он уже не призывал десяток гончих, ограничиваясь пятью или четырьмя. Жаль только, для меня и этого было достаточно. С трудом разрубая очередного демона, я чувствовал, как каждая мышца наливается усталостью, а боль прокатывается по всему телу, особенно остро ощущаясь во всех тех ранах, что были оставлены на мне. Все же мой навык обращения с двухлезвийными глефами был недостаточным, множественные огрехи вплетались в картину боя и именно из-за этого сейчас я был в таком состоянии.
  
  Хотелось просто упасть и более не двигаться, но ярость на себя и своего врага не давала сдаться и поднимая глаза на Хаккара я вновь бросаюсь на него, разрубая попытавшуюся преградить мне путь гончую.
  
  А затем мое зрение уловило невесомо скользнувшую фигуру за спиной Псаря, и следом окрестности пронзил его переполненный болью крик. Неизвестный в доспехах ударил быстро и умело, и пусть противник остался жив, его промедления было для меня достаточно. Подскакиваю вплотную и заблокировав взмах хлыстом одной глефой, второй наношу удар в незащищенную шею, вкладывая все силы в "агонию". Не доверяя случайности, мой неожиданный помощник подскакивает вверх и наносит удар кинжалом, что испустил в момент касания яркую вспышку. А затем пылавший на громадной фигуре огонь внезапно опал, и массивное тело тяжело упало на пропитанную кровью землю.
  
  Впрочем, этого момента я не видел, разрубив на куски очередную гончую. Несмотря на жуткую усталость, я был собран как никогда, отлично зная, что значит расслабиться на последних мгновениях боя, да и было бы невероятно глупо умереть в шаге от победы, поддавшись расслабленности. И фигура в доспехах разделяла мое мнение, молниеносно расправляясь с ближайшими к ней созданиями. Одна из гончих даже попыталась спастись, осознав поражение, удивительное поведение для этих созданий, но оказалась убита мгновенно переместившимся напарником, что также умел использовать телепортацию.
  
  В свою очередь я, убив последнего из противников и обведя взглядом окрестности на предмет других врагов, прислонился к стволу дерева, бездумно уставившись в небо. Мог бы и вовсе закрыть глаза, если б не потерял веки. Еще лучше было бы опуститься на траву и заснуть, вот только я не мог это сделать, тем самым продемонстрировав слабость. А потому, уже через несколько секунд пришлось выпрямиться и посмотреть на подошедшего ко мне воина.
  
  Что-то в нем казалось мне знакомым. Массивные, тяжелые доспехи, в которых неизвестный передвигался невероятно стремительно и плавно, необычное оружие за спиной, так и не пущенное в ход. Спустя мгновение удалось опознать в нем чакрум, а затем до усталого сознания дошло, что, несмотря на свой немалый вес, эти доспехи принадлежали женщине, лицо которой я рассмотреть не смог бы, даже если б имел прежнее зрение, ведь его закрывал шлем с узким забралом. Я никогда прежде не видел никого похожего на нее и, тем не менее, память говорила мне обратное. Видимо встречал ее в будущем. А в следующий момент сердце кольнула догадка.
  
  Меж тем фигура подошла на расстояние нескольких шагов и внезапно опустилась прямо на грязную от крови и частей гончих землю, а затем стянула с головы шлем, показав неожиданно молодое лицо, с горящими от азарта недавно прошедшего боя глазами. Так и не встав с колен, она проговорила низким, завораживающим голосом:
  
  - Я, жрица храма Элуны Майев Песнь Теней, благодарю Вас за спасение моего города и его жителей. Скажите, что я могу для Вас сделать и как хоть в малой части отблагодарить за Ваш поступок?*
  
  * Майев сражается в ближнем бою кинжалами, а чакрум, что изображен на всех картинках связанных с ней, она будет использовать лишь на средних дистанциях. Если честно, оружие кажется странным. Применять в ближнем бою его будет сложно, да и кидать не слишком удобно, так что предположим, что такая форма позволяет пробивать магическую защиту противника, от того и применяется. Также изменена причина, по которой Майев в свое время возненавидела Иллидана - то, что по канону он чуть было не убил ее брата, слишком уж мало, для столь чистой, искренней ненависти, так что считайте, что случай, что произошел с братом Майев всего лишь еще одна причина для мести. И да, имеется в виду, что этот город является ее родиной, но сам храм расположен в ином месте. За появление Майев благодарность - Андрей0287
  
  
  Глава 11.
  
  Окрестности города Киринор, 16 день с момента вторжения демон в Азерот.
  
  Первым моим порывом было заверить девушку в том, что ее роль в победе не меньшая, чем моя. Собственно это было бы правдой, ведь без Майев я бы не справился, она подоспела в самый критический момент боя и переломила чашу весов на нашу сторону. Однако слова не успели сорваться с языка, как неожиданная мысль пришла ко мне в голову, мгновенно изгнав туман усталости.
  
  Необходимо было обдумать все случившееся и потому, попросив жрицу встать с колен, я извинился и, сославшись на усталость и необходимость осмыслить сказанное ей, попросил немного времени на ответ. Которое и получил, в очередной раз удивившись спокойствию девушки.
  
  Итак, что же за вопрос встал передо мной? Если обрисовать его коротко, то звучал он так: почему это сражение было почти проиграно мной? Казалось бы, простой вопрос и простой ответ на него - я был слаб и потому не смог справиться с противником. Будь я сильнее - победа бы была на моей стороне. Однако правильный ли это ответ? Ведь уже сейчас я являюсь одним из сильнейших магов и воинов своего народа. В будущем, конечно, стану еще сильнее, однако до будущего надо еще дожить, а что мне делать сейчас? Как реализовать все те цели, что стоят передо мной, как стать тем, кто сможет что-то изменить в этой войне?
  
  А ответ предельно прост - если я хочу влиять на события, если нужно побеждать сильных противников - нужно не просто становиться сильнее, нужны сильные и верные соратники. Тот же Хаккар проиграл из-за того, что не имел поддержки в виде нескольких эредаров. Были б на его стороне чернокнижники - мои шансы победить стали бы значительно меньше. Так и я должен озаботиться нахождением тех, кто сможет прикрыть мне спину и сейчас прямо передо мной стоит один такой кандидат. Вот только согласиться ли она?
  
  Определенно у истории есть чувство юмора, если у меня появилась возможность сделать своей соратницей ту, что в прошлой жизни более всего жаждала моей крови. Но разве не стоит этим воспользоваться, учитывая то, насколько эта особа одарена? В той жизни она попила немало моей крови, причем ее таланты на почве диверсий и рейдерских операций не уступали ее же боевой мощи. Определенно, эта девушка стоит многого и пора уже высказать свое предложение вслух, ведь пусть Майев очень терпелива, достаточно вспомнить десять тысяч лет, проведенных на страже моей темницы, испытывать ее терпение я не хочу.
  
  - Майев, позволь для начала представиться. Мое имя Иллидан Ярость Бури, я бывший шпион в стане наших врагов, тела которых ты здесь видишь. У меня есть для тебя одно предложение, приняв которое ты сможешь покрыть свой долг, однако ты можешь от него и отказаться, и тогда я предложу тебе иную возможность отплатить. Но в начале, тебе необходимо узнать, что происходит с Азеротом, какая опасность над ним нависла. Ты готова выслушать меня?
  
  Майев лишь кивнула, не сводя с меня внимательного взгляда.
  
  - Подробный рассказ ты узнаешь позже, сейчас же важным является следующее: наш мир атакован существами, что не знают жалости и уничтожат все. Не только разумных созданий, но даже природу и землю. Их победа будет означать гибель Азерота. Ты можешь увидеть и сейчас, что даже мертвые твари своими телами уничтожают жизнь, что подходит к ним слишком близко - подтверждением моих слов была на глазах мертвеющая трава и кора деревьев, что не выдерживали крови демонов, а точнее содержавшейся в них порчи.
  
  - Положение тем хуже, что демоны взяли под контроль королеву Азшару и ее приближенных. Лучшие маги ночных эльфов оказались в их власти, и я сам с невероятным трудом смог сохранить свой разум, пусть и заплатил за это зрением. Мне удалось предупредить об опасности ночных эльфов и иные народы Азерота, но враг слишком силен и особую опасность представляют подобные твари.
  
  Я кивнул в сторону трупа Хаккара и Майев вновь кивнула, подтверждая, что ее этот противник также впечатлил, по крайней мере именно так мной был понят этот жест.
  
  - Я сильный маг и собираюсь вырезать тварей подобных ему, а также совершать походы на территорию врага, однако одному мне не справиться. И потому вот тебе мое предложение - если хочешь отплатить - присоединись ко мне в этой безумной затее. Итак, каким будет твое решение?
  
  - Я согласна - ответ Майев дала спустя всего несколько секунд, однако ее глаза говорили о том, что в правильности своих слов она не сомневалась - ты, кажется, хочешь еще больше увеличить мой долг перед тобой, ведь предложил то, что мне более всего хотелось получить.
  
  На этих словах она лукаво улыбнулась.
  
  - И раз ты мой командир, то какими будут следующие приказания? - задор и азарт в ее глазах мне определенно нравился, однако ответ был дан совершенно серьезно.
  
  - Нам необходимо убедить жителей покинуть этот город. Он слишком близко к Зин Азшари и демоны обязательно придут вновь, тогда, когда нас здесь уже не будет.
  
  На это Майев лишь ответила согласием, пояснив, что и сама пробовала уговорить жителей уйти на запад после того, как ночные эльфы почувствовали отсечение от Источника. В тот раз у нее не получилось, но она верила, что получится в этот. На этом мы и завершили наш разговор, направившись в сторону города.
  
  Когда я вошел в открытые ворота, то первое, что почувствовал - вымораживающие душу уныние и тоску. В городе не было слышно не то что смеха и радостных криков, даже просто громкого разговора. Мрачная угрюмая тишина и потерянные в пространстве и времени эльфы, что напоминали призраки самих себя. Некоторые бродили по улицам, другие просто сидели возле домов, но у каждого из них был безучастный, устремленный в пространство взгляд. И открывшийся вид по настоящему шокировал меня, ведь я знал лишь название этой болезни, но никогда не видел ее реального проявления.
  
  "Жажда магии". Я не ощущал ее, так как до сих пор был подсоединен к Источнику, как и все приближенные Азшары, хоть и помнил о действии этой болезни по доставшимся воспоминаниям, но реальность была совершенно иной, а потому открывшаяся картина произвела такое ощущение. Неужели лишение Источника настолько страшно, что убивает само желание жить? Однако затем мой взгляд обратился на стены, и настроение мгновенно переменилось с сочувствия на злость. Ведь там, на стенах, также стояли эльфы, но только они не сдались, а наоборот были тверды в своем решении защищать родных до последнего вздоха. И такая стойкость вызывала уважение, в то время как вид остальных жителей лишь гнев и презрение.
  
  Вот только открывшаяся картина заставила меня по иному посмотреть на проблему, и потому я попросил Майев провести меня к начальнику гарнизона. Вначале следовало заручиться поддержкой того, кто не упал духом, а уже затем пытаться достучаться до остальных.
  
  И таким эльфом был Мелькат. Высокий и кряжистый, облаченный в тяжелую броню воин. Смотрел он на нас с тяжелым прищуром уставшего и оттого раздраженного эльфа, впрочем, все же рассмотреть в его глазах благодарность тоже было возможно, при должной фантазии.
  
  - Зачем вы ко мне пришли? - голос был под стать взгляду и словам, определенно не предвещая прибывшим ничего хорошего, однако мне на это было плевать. Мое настроение также было не лучшим и причин тому было много - недавний неудачный бой, обстановка в городе и главное - долгое отсутствие нормальной еды. А потому я легко подхватил заданный тон.
  
  - Затем, что в будущем на месте этого города демоны планируют создать пепелище, и Вы этому никак не помешаете.
  
  - Мы будем сражаться до конца! - рявкнул командующий, но все же в голосе проскользнула неуверенность, пусть и тщательно скрываемая.
  
  - И умрете, унеся за собой жителей города! Сколько твоих воинов готовы были сражаться? А у скольких из них были накопители магии? Да они хоть у кого-то из Вас были? К твоему сведенью с демонами только сталью сражаться можно лишь от отчаянья. Это очень живучие твари и вы бы не смогли их остановить. А потому я тебе говорю - собирайте всех жителей и бегите на Запад. Сейчас именно там спасение.
  
  Комендант приготовился ответить и даже набрал в грудь воздуха, но затем неожиданно весь как-то обмяк, утратив весь боевой пыл, ответ его и вовсе прозвучал устало и обреченно:
  
  - Они ничего не хотят делать, ни сражаться, ни бежать, просто безучастно ждут смерти и сколь бы я не призывал, не готовы что-либо предпринять - было ясно, что говоривший не видел способа исправить положение и пребывал в тихом отчаянии, которое даже мое появление не отбросило.
  
  - А это ты оставь нам. Уж поверь, мы сможем убедить их уйти. Просто подготовь своих воинов и если есть возможность - собери жителей на главной площади.
  
  Как ни странно, Мелькат лишь кивнул и, не задавая более вопросов, отправился выполнять мою просьбу - приказ. Должно быть, я был не прав в оценке этого эльфа, и грубил он лишь потому, что понимал плачевность положения города и его жителей. Это было хорошей новостью, ведь наше весьма сложное положение становилось хоть отчасти проще и с лояльным командиром гарнизона. Проверив состояние своего резерва, я в который раз осознал, что он по-прежнему не дает мне возможности телепортации тем более со спутницей, а значит, следовало подождать. Подождем с пользой, подумал я и с этой мыслью обратился к жрице:
  
  - Майев, ты ведь как жрица имеешь опыт проповедей перед эльфами? Сможешь выступить перед собравшимися и убедить их уйти из города?
  
  - Я все же была и являюсь до сих пор не простой жрицей, а настоятельницей в храме Хаджири, а потому умею говорить, можешь в этом не сомневаться - с легкой улыбкой ответила девушка, но, кажется, вопрос ее задел, быть может она вспомнила свою прошлую неудачу? Тем не менее к площади она пошла уверенным шагом, своим видом резко выделяясь на фоне жителей города.
  
  Мы не спешили к намеченной цели, но все же достигли ее достаточно скоро, чему виной были малые размеры города. И там заметили, что Мелькат времени зря не терял и уже сейчас напротив деревянного помоста, явно бывшего работой друидов, начали собираться эльфы и чем больше проходило времени в ожидании, тем значительней становилась толпа. Не обращая на пришедших внимания, мы прошли сквозь пока еще редкую и все столь же безвольную массу и поднялись на помост, причем я встал сзади и справа от Майев, посчитав такое расположение наиболее удобным в том случае, если придется взять инициативу в свои руки. А на то, что сказать речь потребуется, указывали все мои чувства.
  
  Прошло несколько минут в молчании, которое каждый использовал по своему. Если Майев явно собиралась с мыслями и думала о том, какие слова ей следует использовать, то я пошел по иному пути, внезапно вспомнив о том, что магия имеет множество проявлений и самые разные возможности для использования. И, помнится, некоторые из них прекрасно подойдут в моей ситуации, нужно лишь вспомнить соответствующие плетения...
  
  К счастью те заклинания и прежде вызывали мой интерес и потому запомнились, в связи с чем уже спустя несколько минут я готов был их применить. Впрочем сначала следовало послушать Майев, возможно я сомневался напрасно, когда услышал о ее опыте проповедей, явно не подходящем в данной ситуации? Будущее покажет и это будущее уже наступило.
  
  - Жители города Киринор - начала свою речь Майев, хорошо поставленным глубоким и возвышенным голосом, а я окончательно пришел к двум выводам, первое - это то, что жрица никого не убедит, просто потому, что выбрала не ту интонацию - увещевание и возвышенные призывы здесь не помогут, а второе - с названием города ошибки не произошло.
  
  - Настали тяжелые времена и зло пришло в наш мир, мерзкие твари ворвались в Азерот отрезав ночных эльфов от Источника, но не следует впадать в уныние, ведь Элуна заботится о своих детях и в час, когда надежда на спасение казалось исчезла, она прислала помощь в лице великого воина и мага, имя которому Иллидан - рука жрицы повела в мою сторону, а мне не оставалось ничего иного, как коротко поклониться - однако не следует испытывать терпение Богини, ибо она помогает лишь тем, кто сам готов бороться за свое будущее и отводит свой взор от тех, кто не желает принимать ее даров и не готов сражаться. Как сказано было в сказании о Бенире...
  
  Более я не прислушивался к словам Майев, полностью подтвердив свое мнение. Жрицы Элуны слишком давно закрылись в своих храмах, слишком далекими они стали от простых эльфов и сейчас не понимали, как следует говорить с калдораями, как повести за собой верующих. Не удивительно, что Тиранд возглавила жриц после катаклизма. Сыграла свою роль не только ее сила и отмеченность Богиней, но и страсть с которой она шла по жизни, вера в свою правоту и умение убеждать в своем мнении окружающих. Ведь не случайно, что за десять тысяч лет так и не нашлось того, кто бы смог смести ее с занимаемого места, та же Майев это сделать так и не смогла.
  
  Вот и сейчас Майев говорила, но ее не слушали. В глазах собравшихся терялся тот немногий интерес, что был в самом начале. Незначительный, надо сказать, и на смену ему приходило прежнее безразличие. Окончание речи Майев, завершившееся призывом покинуть город, было встречено мертвой тишиной. Ни один из собравшихся не был готов идти на Запад, и сама жрица в растерянном недоумении взирала на толпу не понимая, отчего не смогла до нее достучаться.
  
  А вот в моем сердце бурлило иное чувство - ярость, ярость на жителей города. Если говорить честно, то я мог простить многие недостатки другим. Раздражительность или меланхоличность, грубость или ядовитая вежливость, глупость или любовь смеяться над глупостью других - эти и другие качества могли найти во мне оправдания, но вот один недостаток я не терпел. Безвольность, не готовность сражаться за себя и родных - подобное всегда вызывало и будет вызывать во мне жгучее презрение и ненависть, ведь такие эльфы словно болото - тонут сами и тянут за собой остальных. Вот и сейчас жители этого города тянули за собой в могилу тех, кто решился взять в руки оружие и все чего они ждали - сочувствия и помощи. Что ж, они их получат...
  
  Делаю несколько шагов вперед, плавно огибая Майев, и оказываюсь на краю помоста. Использую чувствительность, что оказалась доступна мне благодаря ментальным возможностям, чтобы почувствовать эмоции присутствующих. Ранее я подобного никогда не делал, но какие времена - такие нравы. Сейчас это необходимо. Вскинув руку, громким и отчетливым голосом произношу первые слова:
  
  - Жители славного города Киринор! - легкий интерес и не более того, что ж, ничего иного и не ожидалось. - Я приветствую Вас и хочу сказать, что Вы ТРУСЫ!
  
  Последнее слово я не просто прокричал, оно было усиленно магией, разнесшей оскорбление до самых окраин города, сомневаюсь, что хоть кто-то меня не услышал.
  
  - Вы безвольные животные, что, лишившись пастуха, готовы умереть сами и потянуть за собой своих родных и друзей! В Вас нет ни капли чести, что заставила бы сражаться перед лицом смерти. Мне стыдно, что Вы и я происходим из одного народа, мне даже стыдно дышать с Вами одним воздухом! Ведь Вы позор народа калдораев, вырождение наших великих предков!
  
  Говоря все эти оскорбления, я хоть и позволял себе излить накопившиеся чувства, но не забывал и следить за состоянием толпы, ведь то, что мне предстояло предпринять, было сравнимо с искусством опытных целителей, что проводят своих пациентов по грани между жизнью и смертью. Вот и мне необходимо было нащупать такую грань, иначе мое выступление закончится печально для всех. К слову о такой форме выступления мне довелось услышать от Кенариуса и это вызывало немалое раздражение. Выходит мой бывший учитель говорил что-то полезное, а я этого не понял? Не самое приятное открытие.
  
  И вот необходимый мне настрой был пойман, я ощутил, как на смену апатии в толпе проявилась злость и обида, готовая прорваться в любой момент. Чувствовал я это благодаря ментальным возможностям, пусть и слабым, но достаточным для подобных манипуляций, впрочем, и без них можно было различить возмущенный ропот. И значит пришло время второго акта.
  
  - Молчать! - волна ярости хлестнула по толпе, заклинание, изобретенное мной еще пятьдесят лет назад сработало как надо, на время остудив самые горячие головы - Вы хотите мне возразить? Так скажите, где Вы были, когда демоны атаковали Ваш город? Что Вы делали в последние два дня, какой выход Вы искали для спасения себя и своих близких? И что вы намерены были делать сейчас, когда угроза городу отступила, но никуда не исчезла? Сидеть и жалеть себя? А затем смотреть, как демоны у вас на глазах разрывают на части и живьем поедают ваших жен и детей?
  
  Я говорил короткими, рублеными фразами, стараясь вложить в свои слова всю ту боль, что испытал глядя на улицы Зин Азшари и переживая события, что открылись мне в видениях и ощущал, как мои слова меняют что-то в жителях города как сменивший апатию гнев уступает место стыду и страху. Правильные чувства, что помогут им выжить и если они появились, следует перейти к третьему акту.
  
  - Сейчас в Ваших сердцах живет страх, Вы боитесь за свою жизнь, Вы боитесь за жизнь своих близких, Вы потеряли опору под ногами, потеряли связь с Источником. Этот страх естественен, но если вы поддадитесь ему, то опозорите своих предков, что тысячелетия назад пришли на эти земли и своей несгибаемой волей отстояли их для Вас. Не имея магии, не имея знаний, что доступны нам, они сражались со всем миром и победили. И создали могущественное Королевство, самое славное из когда-либо существовавших в Азероте! Они сделали это, они справились! И сейчас Ваша задача - отстоять их усилия, спасти своих близких и друзей, через боль и кровь пробиться к цели, где будет ждать спасение!
  
  Все эти речи я не просто выкрикивал, я напрягал все свои ментальные способности, вплетая магию в слово. Получалось не слишком успешно, мне было далеко до Натрезимов, что своим голосом могли завораживать жертв, но все же результат был, крики одобрения и горящие глаза говорили мне об этом. Хотя быть может я просто дал этим эльфам цель? Не знаю, но это и не является важным.
  
  - Вы должны исполнить свой долг перед родными, перед друзьями, перед жителями города и всем Королевством! Вы должны защитить то, что Вам дорого, а потому вашей целью должен стать Запад! Спасайте себя и своих близких! Идите на Запад!
  
  Все же приятно было видеть, как тебе столь трепетно внимают и потому я позволил себе несколько секунд насладиться этим зрелищем, прежде чем крикнуть:
  
  - Какого демона Вы еще здесь? Немедленно отправляйтесь в путь!
  
  И толпа стала расходиться, пожалуй, даже излишне поспешно, отчего несколько эльфов упали и едва не оказались затоптаны. Впрочем, это было мелочью, главное, что я справился и можно не сомневаться, что жители покинут город, по крайней мере большинство.
  
  Переведя дух я развернулся к молча стоявшей Майев и едва не отшатнулся, увидев ее горящий взор. Кажется, так должны смотреть на героя древности, не меньше. Между тем жрица и вовсе склонила колени и тихо проговорила, глядя на доски помоста:
  
  - Извините меня, Иллидан, я говорила верующим о том, что Вас послала Богиня, но сама не до конца верила в это. А ведь и сама при виде тварей, что подступили к стенам города, молила Элуну о помощи. Я не увидела сразу, что Богиня откликнулась на мой призыв, обманутая тем, что не почувствовала в Вас ее энергии. Моя память мне изменила, так как я забыла о том, что избранник вовсе не всегда пользуется силами нашей Благодетельницы, но неизменно идет по пути, что ей желанен. Вы пришли по дороге, что проложила для Вас Элуна и исполнили то, о чем я просила Богиню. А затем, даже не спрашивая моего второго желания, исполнили и его, убедив жителей покинуть город. И пусть при нашей первой встрече я была слепа, но теперь прозрела и вижу свой путь на тропе, что лежит под вашими ногами. Простите ли вы мне мое неверие и позволите идти за Вами дальше?
  
  Эта речь, произнесенная страстным, горячечным голосом вогнала меня в ступор. Совершенно не зная что ответить я в конце концов произнес:
  
  - Майев, не уверен, что являюсь избранником. - Я, опытный шпион, за четыре месяца беспорочной службы всего раз раскрытый, банальным образом растерялся, от присвоенного мне титула, а потому начал говорить первое, что пришло в голову.
  
  - Зато теперь уверена я! - Припечатала жрица таким тоном, что стало очевидно, для себя самой она уже все решила, и чье либо мнение ее не интересует. В том числе и мое.
  
  Захотелось спорить и дальше, однако зачем? В сущности, только что удалось заслужить еще большее уважение, чем ко мне испытывали прежде, а что касается Богини..., кто знает в чем ее воля, а в чем всего лишь случайность?
  
  - Майев, встань, и посмотри на меня. Я не встречался и не говорил с Богиней, а потому не могу судить о своей избранности. Возможно, именно она привела меня в этот город, а может и нет. Ты ведь знаешь, что Элуна никогда не демонстрирует свою силу, Богине это не нужно, а потому нам и не дано будет узнать, что привело меня к этому месту. Однако, так или иначе, на мне лежит долг перед калдораями и я должен его исполнить, для этого мне нужны товарищи, но не слуги. И потому прошу тебя, более никогда не становись передо мной на колени.
  
  - Да, извини меня, Иллидан. - К жрице стремительно возвращалось присутствие духа, а я заподозрил, что ментальное воздействие, что так активно использовалось мной, затронуло и Майев, отчего она и столь прониклась прозвучавшей ранее речью. Не слишком хорошо так поступать с товарищами, но исправить это не удастся, а потому выбросим данную проблему из головы - иных более чем достаточно.
  
  Следующий вопрос, что я задал Майев, касался ее способностей в создании пищи, но едва уловив неуверенность в ее голосе, вынужден был прервать девушку, с трудом подавив печальный вздох. А после предложил поискать провизии в городе, попутно присмотрев за сборами горожан. Церемониться с теми, кто по каким-то нелепым причинам пожелает остаться я не собирался, довольно с меня расшаркиваний, они должны были понимать свое положение.
  
  Однако на удивление ничего подобного предпринимать не пришлось, город, словно сбросил оцепенение. Улицы наполнились голосами и несколько непривычной для провинции деловитой суетой, некоторые жители уже направлялись к западным воротам, посчитав нужным поспешить, другие стаскивали провизию к телегам, запряженным оленями*. Более не было видно ни одного впавшего в отчаянье горожанина, все были слишком заняты, чтобы думать о снедавшей их жажде магии. И глядя на этих эльфов, я мог позволить себе расслабиться и хоть на миг почувствовать гордость за сделанное, ведь именно благодаря мне они остались живы.
  
  В последние дни я старался не выпускать свой разум из оков, постоянно ожидая ищущего взгляда натрезима, постоянно пребывая в страхе раскрытия, после которого меня бы уже ничто не спасло. Сейчас же более не требовалось держать оборону, и можно было просто насладиться кратким моментом передышки.
  
  Настроение еще более поднялось после того, как была закуплена провизия. С этим проблем не возникло, даже учитывая тот факт, что деньги в настоящий момент потеряли свою цену. У нас их просто не взяли, отдав продукты при первой просьбе. Впрочем, учитывая тот факт, что вывести все вещи эльфам было едва ли возможно, эта еда все равно бы осталась брошенной.
  
  Как результат, когда меня нашел Мелькат, я пребывал в невероятно благодушном состоянии, пожалуй, столь хорошим оно не было уже несколько месяцев, а может и лет.
  
  - Прошу прощения за то, что отвлекаю Вас, - нехарактерно вежливо начал комендант, - но я хотел задать один вопрос, Вы позволите его озвучить?
  
  Увидев мой поощряющий кивок, он продолжил уверенней.
  
  - В той речи, что Вы произнесли, звучал призыв, по сути, бежать, но что если долг требует другого?
  
  - Ты хочешь сражаться? - Пусть я и был благодушен, но долгие разговоры ни о чем в попытке добраться до темы беседы, никогда не были мне по душе, а потому вопрос был задан напрямую.
  
  Дождавшись утвердительного кивка от Мельката, я продолжил.
  
  - В таком случае твой путь лежит к городу Серану, именно там должна сейчас располагаться армия ночных эльфов. И поспеши, враг уже выдвинулся к месту будущей битвы и если промедлишь - не успеешь к сражению.
  
  - А Вы?
  
  - А у меня другая миссия, намного более опасная... и я также вскоре отправлюсь в путь. Так что удачи тебе Мелькат, да пребудет с тобой Элуна!
  
  На этом разговор и завершился, дав мне возможность закончить трапезу. Возможно, не стоило так резко прощаться с комендантом, но его приход напомнил мне о том, что проблемы никуда не исчезли, а каждая минута промедления может стоить очень дорого. Как результат, пришло ощущение беспокойства и нетерпения, совершенно излишнее, учитывая то, что единственный известный мне способ ускорения накопления маны в организме был хорошим питанием, а пока в теле не накопится достаточное количество маны - из города уходить бессмысленно.
  
  Стараясь отвлечь себя от беспокоящих мыслей, я рассказал Майев о наших дальнейших планах, которые заключались в путешествии до армии леса и встречи с Кенариусом. Пусть во мне и жила неприязнь к бывшему учителю, но сейчас именно друиды не потеряли всех своих сил, а значит, обращение за помощью к ним представлялось наиболее разумным. Не думаю, что полубог откажется от срыва заклинания, все же он должен понимать, что если падет армия ночных эльфов - следующий удар будет нанесен по нему, а потому требовалось всего лишь донести до него информацию и помочь в атаке.
  
  Правда, вначале я решил отправился не в лагерь Кенариуса, а к своей пещере, надлежало пополнить запасы артефактов, предчувствия говорили мне, что такая помощь будет в предстоящих сражениях не лишней. Заодно можно было посвятить Майев в тайну существования воды из Источника - уверенности в том, что мне и Дат`Ремару удастся и в этот раз пережить войну не было, а потому еще один посвященный не будет лишним.
  
  Последний час перед отправлением прошел под знаком все большего нетерпения. Я чувствовал, что время неуловимо бежит, отсчитывая драгоценные мгновения. Не ясно когда встретятся войска Легиона и армия собранная Дат`Ремаром, но очевидно, что случится это скоро и казалось преступным промедление в деле снятия заклинания с Источника. Это ощущение становилось все более отчетливым, сбивая расслабленность и заставляя изнывать от вынужденного бездействия, раздражение накатывало раз за разом и приходилось прикладывать усилия, чтобы не выплеснуть его на окружающих, а потому едва почувствовав в себе силы для перехода, я перенес себя и Майев к горе Хиджал. Благо мне не требовалось чертить полевую схему переноса - возможно было воспользоваться городским портальным камнем.
  
  В самой пещере также задерживаться надолго не стал, проигнорировав тот шок, что испытала жрица, воочию увидев содержимое бочек. Было не до того и потому я просто передал в ее руки несколько накопителей, секундой ранее заполненных энергией, а сам помимо них взял и все остальные артефакты, в частности ряд весьма полезных для создания ловушек, что было сложно обнаружить даже демоническим зрением. В который раз пообещал себе достать хороший доспех и, встретившись взглядом с Майев, спросил у нее:
  
  - Ты готова?
  
  Ответ, разумеется, был положительным, и потому, едва мы отошли на достаточное расстояние от убежища, мной была начертана схема портала, а затем и активировано перемещение.
  
  Новая телепортация, на этот раз в тот самый город, что не раз был мной посещен во время ученичества у Кенариуса. Воспоминания о нем всегда навевали умиротворения и ностальгию... Полагаю более таких ассоциаций у меня не возникнет, ведь сразу после перемещения нас встретили стрелы.
  
  *Нет информации о тягловых животных у ночных эльфов, но по логике такие должны были быть, не саблезубов же они запрягали.
  
  
  Глава 12.
  
  Наверное, было бы невероятно глупо, если бы моя жизнь оборвалась на этом моменте. Особенно после просмотра доставшихся мне воспоминаний, где Иллидан будущего неоднократно выживал там, где умирали все остальные и даже смог пережить пятое и последнее нашествие демонов. Последнее потому, что обезображенный и угасающий Азерот сумел отбиться, но при этом утратил большую часть того, что привлекало демонов. Мир попросту стал не интересен завоевателям и его оставили умирать. В нем более не было ценных артефактов и могущественных источников магии, не было великих сущностей. Все, что на нем осталось - жалкие остатки ранее многочисленных рас и один из последних представителей народа эльфов - Иллидан Предатель. Я в будущем смог пережить и своих многочисленных врагов и немногочисленных соратников. Смог выжить там, где погибли остальные и погибнуть сейчас от рук истеричной эльфийки было бы наивысшим позором! Почему я подумал об эльфийке? А чья еще стрела могла в нас лететь?
  
  К счастью, последние годы привили мне бдительность в любой ситуации, и потому перемещался я с оружием в руках и успел отбить пущенные стрелы клинками, с трудом, но успел, едва не упав от высвобожденной снарядами энергии. Дальнейшие действия были скорее инстинктивны, так как даже мой разум не мог сразу осознать случившееся, а потому удар ветра раскидал бросившихся на нас медведей в стороны мгновением позже. И сразу вслед за этим действием мной был активирован кристаллический купол.
  
  Реакция Майев меня порадовала. Уже спустя мгновение после перемещения, она возвела защиту от стрел, позволив закончить составление заклинаний.
  
  Едва укрывшись под куполом, я не стал ждать и, схватив жрицу, переместился во внутренний дворик в ста метрах от площади. Все же в магическом зрении есть свои плюсы, ведь именно благодаря этой способности удалось увидеть данное место для телепортации. Сразу за этим мы постарались скрыться в тенях, прислушиваясь к доносившимся до нас голосам и пытаясь понять, что значило это нападение, ведь все случившееся не заняло и десяти секунд, слишком мало, чтобы осознать произошедшее, но для некоторых выводов достаточно.
  
  Первым, что удалось выловить из памяти, были медведи, в которых разум без особого труда распознал беорнов - расу, с которой большинство эльфов придерживались вооруженного нейтралитета. То есть старались не пересекаться, но в случае встреч часто вступая в сражения. Впрочем, друиды умели ладить с этими созданиями, да и деревни близ их территорий не страдали от нападений. А потому их враждебность была условной. Следом за этим наблюдением шли стрелы начиненные магией - явно эльфийские, ведь ни у кого в Азероте таких не было, а демоны подобным оружием пренебрегали. Ко всем этим фактам стоило добавить еще и то, что оказалось перед нашими глазами - трупы демонов и эльфов, что лежали на улицах города. Впрочем, все эти размышления были явно лишними, ведь крики на эльфийском языке, требующие найти появившихся демонов, были ответом на большинство вопросов.
  
  Отряд состоял из более чем десятка эльфиек, вооруженных луками и короткими клинками и десятка беорнов. Легкие накидки и почти полное отсутствие доспехов относило встреченных нами воительниц к разведывательным отрядам, что обычно располагался на границе с троллями и это же подтверждали черные пантеры, что неотступно следовали за своими хозяйками, готовые мгновенно растерзать появившихся врагов.
  
  - Кажется, мы попали под дружественный огонь - одними губами озвучиваю и без того очевидный вывод, на что Майев лишь кивнула. Как я заметил, она вообще не слишком любила говорить, больше слушала, хотя из памяти мне было известно, насколько острым может быть ее язык.
  
  - Разговаривать с ними придется тебе, все же жрице они поверят охотнее, чем неизвестному эльфу с горящими зеленью глазами.
  
  Новый кивок и, более не размениваясь на обсуждение, Майев вышла из укрытия прямо перед искавшими нас воительницами, сконцентрировав в своих руках силы, что были даны ей Элуной.
  
  - По какому праву Вы напали на нас? - голос отдавал сталью и именно сейчас я видел не просто жрицу, но одну из глав культа Богини, которая в будущем была второй по влиятельности после Тиранд и стремилась стать первой. Очень важные воспоминания, о которых мне не стоило забывать.
  
  - Жрица? - растерянно воскликнула одна из эльфиек, отчаянно пытаясь подобрать ответ.
  
  - Я жду - холода в голосе Майев прибавилось.
  
  - Простите, просто мы лишь недавно отбили нападение демонов на этот город и решили, что к врагу прибыло подкрепление.
  
  - И Вас не смутило, что прибывшие оказались эльфами?
  
  На этот вопрос ответа не последовало, хотя он и так был понятен. Судя по тому, что отбивать стрелы пришлось уже спустя мгновение после перемещения, пущены они были до того, как эльфийки успели хоть что-то рассмотреть. Понять и простить подобный проступок было, конечно, можно, но почему-то не хотелось. Вот и жрица взглядом передала все, что думает об оправданиях притихших эльфиек, после чего заговорила все тем же ледяным и полным власти голосом.
  
  - Я сопровождаю в пути Иллидана Ярость Бури, - изящный жест рукой в мою сторону, - который должен доставить срочное послание Кенариусу, и вы обязаны отвести нас к расположению армии.
  
  - Если все недоразумения разрешились, возможно Вы сами сможете добраться до лагеря... - начала лепетать все та же эльфийка, но ее робкий порыв был мгновенно остановлен Майев.
  
  - Очевидно, Вы не только считаете возможным убивать сородичей, но и не знаете своих обязанностей... - теперь ледяной голос жрицы стал еще и угрожающим, и, посмотрев на эльфиек, я понял, что протест с их сторон оказался полностью подавлен.
  
  - Вы встретили эльфов, что переместились с помощью магии телепортации, но даже не подумали о том, что обязаны доложить о случившемся командованию и привести нас к нему. Более того, даже известие о важном донесении не сподвигло Вас на нужные мысли... Что еще я должна доложить Вашим командирам?
  
  - Мы немедленно проводим Вас до штаба армии - пришла на помощь растерявшейся эльфийке ее подруга - на что Майев лишь с каменным лицом кивнула, не демонстрируя никаких эмоций от этого известия. А затем отряд, в который включили и нас, тронулся в путь. Единственное, что я успел сделать перед отправлением - подсказать показавшимся на улице немногим выжившим жителям города уходить на запад Калимдора.
  
  Мы вышли за стены города и в преддверии долгого перехода я решил воспользоваться возможностью обернуться в зверя. В голове скользнула обеспокоенная мысль, а удастся ли мне это? В памяти, доставшейся от Иллидана будущего, не было намеков на то, что он использовал оборот, а потому сомнения были вполне уместны. Однако не попробуешь - не узнаешь, а потому затягивать не стал и совершил обращение.
  
  Спустя секунду моим воплощением уже стал белый тигр, твердо стоящий на земле, но едва я обвел взглядом окрестности, лапы задрожали и пасть оказалась потрясенно открыта. Потому, что мир играл яркими красками! Не столь яркими, как те, что сохранились в моей памяти, но они были! Пораженно распахнув пасть, я уставился на свою спутницу, что в настоящий момент сняла шлем и также удивленно смотрела на меня.
  
  Майев во многом отличалась от встреченных прежде эльфиек. Сильное, тренированное тело, что легко несло тяжелые доспехи, я мог разглядеть и прежде, но теперь к этому добавились и другие черты. Лицо девушки было сотворено из прямых, острых черт, ничего мягкого и спокойного. Это было лицо воительницы, лицо той, что могла вести за собой калдораев, и никто бы не посмел усомниться в ее праве повелевать. Даже сейчас она была напряжена и готова вступить в бой - не важно, с оружием в руках или словом. А еще, пусть Майев и была удивлена, ее глаза смотрели вызывающе и смело, не ведая преград, не зная уступок. Интересная девушка с очень непростым характером, ставшая моей спутницей.
  
  Первое замешательство прошло, и я обратил внимание на еще один важный факт - помимо зрения обычного, присутствовала возможность видеть и проявления магии, пусть не так хорошо, как в теле эльфа, но все же... Странно, почему вообще в теле тигра у меня сохранилось зрение?
  
  - Иллидан, - осторожно, тщательно подбирая слова, прервала наступившую тишину Майев, - я не спрашиваю, почему у тебя горят зеленым светом глаза, но почему пасть?
  
  Я издал растерянный рык, но сказанное жрицей торопливыми кивками подтвердили как она сама, так и окружавшие меня воительницы. Еще и свечение из пасти? А оно откуда взялось? Хотя постойте, вначале о зрении. Необходимо ответить на вопрос, как сохранилось оно, а уже затем на все остальные.
  
  
  Итак, что мне известно об обращении в зверя? Память отозвалась с трудом. Я не слишком внимательно слушал Кенариуса и в очередной раз с раздражением понял, что делал это напрасно. Но гнев удалось подавить быстро, и далее настала очередь изучить то, что сохранилось в памяти. А сохранилось там на удивление много. Все же возможность обращения в тигра была мне действительно интересна.
  
  Итак, если подытожить главные моменты, получается следующее - первое обращение является инстинктивным, оно не требует серьезных усилий на освоение, при этом разум выбирает то вместилище, что ближе всего душе. Так моим стал белый тигр - не слишком удобно в плане маскировки, но это лишь означало необходимость лучше прятаться. Как происходит выбор облика зверя Кенариус либо не знал, либо не захотел рассказывать, но это и не важно. Важно же то, что происходит с телом по результату обращения.
  
  В древних легендах есть рассказы о спятивших друидах, что так стремились сблизиться с природой, что начали обрастать шерстью, отращивать когти и трансформировать конечности, а то и вовсе через болезненную трансформацию обращать все тело, превращаясь в полузверя - полуэльфа. Обращение, что доступно было мне и иным сородичам, являлось не таким. По сути своей, приобретая второй, звериный облик, калдорай становился обладателем двух тел. Одно хранилось в подпространстве, в то время как второе несло в себе разум и бегало по Азероту.
  
  Что интересно, звериного разума просто не существовало, хотя, находясь в теле зверя, пребывающий в трансе эльф вполне мог забыть о своей природе. Впрочем, это сейчас не важно. А важно то, что пусть два тела крепко связаны друг с другом и ранение, нанесенное одному, неминуемо отражается на другом, между ними все же есть различие. Облик зверя не давал использовать магию, вместо этого он хранил ее в себе, намного лучше противостоя магическим атакам, лучше заживляя раны и имея шанс самостоятельно излечить то, что телу эльфа было неподвластно. И быть может глаза тигра смогли пережить то, что не смогли глаза калдорая? Логично? Нет.
  
  Любая нанесенная рана передается второму облику, а потому лишение глаз должно было отразиться и на тигрином зрении. Осознав, что зашел в тупик, я посмотрел на небо, в котором после долгой разлуки смог увидеть звезды, затем вздохнул и попытался подойти к проблеме иначе. А почему собственно я вообще приобрел магическое зрение? Вообще, кажется странным, что я до сих пор не задумывался над этим. Все эльфы с выжженной скверной глазами получают такое зрение как компенсацию от Элуны? Что-то в этом сомневаюсь. А значит такой взор мне дали демоны. Но что он представляет, и с какого ракурса я вообще смотрю?
  
  Обернувшись назад в эльфа, понял, что центр восприятия по-прежнему расположен в районе глаз, а значит, стоит говорить не о выжженном органе, а об измененном, приспособленном для иной цели. И вот на этой идее я вздохнул с облегчением. Просто у звериного облика есть одна важная особенность, которая может все объяснить. Если в теле эльфа отрастить рога, такая растительность не обзаведется на звериной ипостаси. Хотя было бы интересно посмотреть на воронов с рогами на голове. А ведь рога отращивали многие друиды, подхватив моду у Кенариуса. Вот и мой брат в будущем обзавелся густой растительностью. Или она выросла сама в тот момент, когда он спал и отлынивал от супружеских обязанностей?
  
  Ах, да, проблема зрения... Изменение облика калдорая, в отличие от ран, почти не влияет на облик зверя, а потому и мои глаза, измененные Архимондом, остались в тигрином облике прежними.* Почти прежними, небольшой эффект в виде светящихся глаз и пасти в расчет можно не брать, тем более, что со стороны это может быть даже красивым зрелищем! Я на это надеюсь.
  
  Теперь, когда вопрос о природе зрения был решен, можно было обратиться к проблеме свечения, но здесь все было просто. Я уже умел приглушать магическое зрение - научился, после пары недель без сна, а потому и в облике тигра с этим справиться не представляло сложности. Радостно вздохнув от осознания решенной задачи, решил оглядеться.
  
  Эльфийки и даже беорны все также смотрели на меня, более того, уже несколько раз задавали вопросы, которые удавалось игнорировать. Они явно ждали объяснений, вот только могли ждать и дальше, удовлетворять их любопытство я был не намерен. А потому, сказав Майев нечто из разряда "потом объясню", я вновь обернулся в тигра и, убрав способность магического зрения, побежал в указанном направлении. Вскоре и жрица и наш эскорт присоединились ко мне, и дальнейший путь был проведен в стремительном и притом молчаливом беге, то, что нужно при таких неожиданных событиях.
  
  Привал был сделан лишь спустя пять часов, но и он продлился не долго. И за этот короткий промежуток времени я лишь успел поблагодарить жрицу за превосходно проведенные переговоры, в нескольких словах поведать ей об обнаруженных в себе изменениях, да съесть часть заготовленной провизии. К слову похвала Майев была воспринята спокойно. Если я правильно понял ее характер - для нее безукоризненное исполнение обязанностей было естественным, а потому и не было нужды это отмечать. Впрочем, известие о том, что впредь я буду стараться прибегать к ее услугам в переговорах, жрице понравилось и это удалось уловить.
  
  До намеченной цели мы добрались лишь спустя десять часов, и это был очень долгий переход, по напряженности сравнимый с путешествием с Хаккаром. Главным образом из-за того, что тело уже давно просило отдыха, но так и не могло его получить. Впрочем, меня наполняла магия Источника и скверна, а потому осилить его удалось без особых проблем. Жрице пришлось тяжелее. Пусть сила Богини и была с ней, но к долгим переходам она оказалась не приучена. Тем не менее ни единой жалобы с уст Майев не сорвалось, и даже достигнув лагеря армии она упрямо стояла на ногах, не позволяя себе присесть на землю.
  
  Ждать нам пришлось не долго. Всего спустя десять минут между наспех сооруженных шатрами показалась большая процессия из эльфов, беорнов, дриад и древней. Легко можно было различить и Кенариуса, что величественно двигался в центре, а рядом с ним был виден и мой брат. Но более всего мое внимания привлекла девушка, что шла впереди всех, все более ускоряя шаг и почти переходя на бег. Тиранд. Обида и злость поднялась в сознании, вот только они оказались смыты, когда девушка радостно и вместе с тем обеспокоенно улыбнулась мне. Я не мог всерьез злиться на нее, пускай уже и не испытывал прежней бури чувств. Пожалуй, она все также была моим другом и мне не хотелось этого менять, даже несмотря на память будущего. Глупо? Наверное, именно так, но ничего с собой сделать я не мог, да и не хотел. Тем более что то, что произошло тогда, уже начало меняться. Сейчас я сражаюсь на стороне своего народа, а не оказался в ментальных тисках демонов и потому могу изменить будущее отношение к себе. Хотя вот с одним эльфом все обстоит значительно сложнее.
  
  - Здравствуй брат - по возможности спокойно сказал я. В отношении Тиранд картины будущего находили множество оправданий, но вот Малфурион... К тому же уже сейчас он смотрел на меня с подозрением, словно решал, возможно ли доверять этому эльфу и не следует ли запереть его в темницу на ближайшие десять тысяч лет.
  
  - Здравствуй... Иллидан - проговорил он медленно, искоса глядя на меня и Тиранд. Еще и ревнует, прекрасно...
  
  - Мы не ожидали тебя увидеть здесь, да еще и в таком виде.
  
  Все остальные разумные, что собрались вокруг, лишь молча прислушивались к нашей беседе.
  
  - И что же тебя смущает, брат? - я пристально глядел на того, кто некогда был самым близким мне эльфом, а сейчас казался кем-то чужим, едва знакомым. Во взгляде этого друида не виделись никакие родственные чувства, лишь холод и подозрения.
  
  - Меня смущает энергия, что течет в твоем теле. Та же энергия живет и в телах монстров, что прибыли уничтожить наш мир и потому меня интересует, как так получилось, что ты принял эту силу? И почему оставил свою миссию?
  
  - Как мягко ты сейчас обвинил меня в предательстве, Малфурион - почти спокойно произношу, хотя кого я обманываю, не было в моем голосе спокойствия. Лишь едва сдерживаемая ярость.
  
  - А как иначе возможно воспринимать подобное? Ты оказался осквернен этой энергией, разве можем мы после этого доверять тебе?
  
  - Я думаю, сначала мы должны выслушать Иллидана, а уже затем делать выводы - в наступившей тишине голос Тиранд раздался громко и отчетливо, откровенно удивив всех присутствующих, в первую очередь меня и брата. Поддержка была неожиданной, но совершенно необходимой и потому я решил говорить, пока представилась подобная возможность.
  
  - Ты, брат, спрашиваешь, почему я позволил осквернить свое тело энергией демонов? А подумал ли ты о том, что пойманного шпиона никто не будет спрашивать о его желаниях? - в глазах Малфуриона промелькнуло сомнение, но тут же было задавлено упрямством, пожалуй главной чертой брата. Как же она меня всегда раздражала!
  
  - Ты обвиняешь меня в предательстве, так посмотри, каким "даром" наградили меня враги! - с этими словами я скинул с глаз повязку.
  
  Некоторые из зрителей отпрянули в стороны, а Тиранд прижала ладонь к губам, с болью и состраданием смотря мне в лицо.
  
  Если честно, я ни разу с момента получения скверны не смотрел в зеркало и, что показательно, ни в одном видении памяти не видел, что скрывалось за повязкой. И если говорить честно, то причиной тому было понимание, что ничего хорошего на моем лице увидеть было невозможно. Мое посвящение проводилось без всяких церемоний, и энергия скверны стесала плоть до самой кости. Ужасное должно быть зрелище и мне теперь с этим жить. Прождав пару минут для того, чтобы собравшиеся насладились видом, я вновь надел повязку и продолжил.
  
  - Но это не все, что "подарили" мне демоны. Эти клинки, что ты видишь, брат, должны были вместе с болью от инициации подчинить меня своей воле и заставить убивать собратьев. Демоны не сомневались, что им удастся мной управлять, но эти твари ошиблись. Посчитав меня верным рабом их воли, они приказали уничтожить один из городов, вот только я не выполнил их приказ и этому есть очевидец.
  
  Майев как всегда была безукоризненна в понимании ситуации, и, едва были произнесены заключительные слова моей речи, выступила вперед.
  
  - Я, жрица Элуны Майев Песнь Теней, настоятельница Храма Хаджири, свидетельствую в пользу эльфа, что носит имя Иллидан Ярость Бури. Я сама видела, как он уничтожил сотни демонов, а затем разобрался с главным из них. Я была свидетелем того, как он смог убедить жителей города Киринор покинуть свои дома, чем спас их от неминуемой смерти и потому кладу на весы правосудия свою жизнь и клянусь именем Элуны в том, что Иллидан не предавал эльфов и сражается ради нашей победы. И пусть меня покарает Богиня, если в словах этих есть ложь.
  
  - Но ты ведь не можешь достоверно знать мотивы поступков Иллидана? Отчего тогда клянешься в этом? - с долей интереса и в то же время увещевания спросил Кенариус, прежде стоявший в стороне от спора.
  
  - Если в моих словах есть ошибка - я предпочту познать на себе кару Богини - твердо глядя в глаза полубогу, произнесла Майев.
  
  Слушая жрицу и теперь уже без сомнения верную соратницу, во мне распространялась растерянность и в тоже время искренняя благодарность за эту яростную поддержку. Растерянность была связана с непониманием причин такой преданности, но с другой стороны главным были не причины, главным было оказаться достойным такой веры. И это хорошая цель прекрасно дополнявшая уже поставленные ранее. Также я был благодарен Тиранд, что выступила сейчас на моей стороне. И недавно появившееся желание не оглядываться на будущее, а строить свой путь здесь и сейчас окрепло и стало сильней. Мне плевать на то, что заставило Тиранд в будущем поддержать мое заключение, более подобного я не допущу.
  
  - Думаю, если мы разобрались в моей невиновности, нам стоит приступить к действительно важным вопросам? - эти слова возражений не встретили и даже Малфурион более не старался настаивать на недоверии ко мне. А еще разговор решено было перенести в закрытое помещение, подальше от любопытных глаз. Интересно, что мешало это сделать раньше?
  
  - Иллидан, мне доложили, что у тебя есть ко мне срочное послание, в чем оно заключается? - начал Кенариус, после того, как прибывшая ранее процессия, что так и не была мне представлена, устроилась внутри большой палатки. Стоит отметить, что палатка была оформлена подчеркнуто просто и можно сказать бедно. Простая и местами потертая ткань, простая мебель для посетителей, отсутствие угощения на столах. Даже кувшина с водой, от которой я бы сейчас не отказался, в помещении не было и приходилось с этим смириться.
  
  - Начну по порядку. Скажите, почему Вы расположились здесь, всего лишь в нескольких днях пути от границы Королевства? Ведь мое сообщение поступило Вам более двух недель назад, с чем связана эта задержка?
  
  - Полагаю, мы не обязаны раскрывать тебе свои планы, - ответил Малфурион, добавив к холоду слов еще и полный недоверия взгляд.
  
  - Этот вопрос был риторическим, - я позволил себе усмехнуться, - очевидно, что сейчас Ваших сил недостаточно для нападения на столицу, и вы ожидаете подкрепления, скажем от драконов.
  
  - Допустим и что с того? - этот вопрос вновь задал Кенариус на лице которого по-прежнему ничего не отображалось.
  
  - А то, что демоны не собираются сидеть без дела и более трех суток назад они выступили в поход.
  
  Эти слова заставили собравшихся напрячься, и потому я намеренно сделал паузу, желая подольше подержать эту публику в неизвестности.
  
  - Их цель не Вы, они намерены атаковать армию калдораев, что прикрывает запад Калимдора, однако Вам должно быть ясно, что если эльфы в предстоящем сражении потерпят поражение - следующими на очереди станет Лесная армия.
  
  - И что с того? Ты предлагаешь нам выступить на соединение?
  
  - Я предлагаю помочь тем, что в наших силах. Калдораи сейчас отрезаны от сил Источника и если это не изменить - поражение неминуемо. И потому нам следует разорвать ритуал, что сейчас проводится на берегах священного озера. И сделать это необходимо как можно быстрее, пока армия демонов не достигла армии эльфов.
  
  - Ты предлагаешь довериться тебе? А что если это ловушка? - Малфурион не заставил себя ждать, удивительно, что он молчал так долго. И откуда в нем столь большая неприязнь ко мне?
  
  - Не стоит, ученик, не стоит, - к моему удивлению Кенариус почти сразу прервал брата и устремил свой взор в бесконечность, как он делал каждый раз, когда обдумывал сложную проблему.
  
  - Я и сам хотел поступить подобным образом, сейчас же, когда к нам присоединились двое сильных магов, задача становится еще проще. Иллидан, ты хорошо знаешь местность вокруг Источника?
  
  - Да, знаю, - осторожно, не до конца веря, что не потребуется долгих убеждений, отвечаю.
  
  - В таком случае ты ведь не откажешься провести отряд к нему?
  
  - Не откажусь.
  
  - А значит, нам необходимо обсудить, как следует провести этот поход, и кто в нем будет участвовать.
  
  * По крайней мере таким образом можно объяснить куда девается одежда и оружие ГГ во время обращения. ** В результате многочисленных вопросов решил пояснить поведение одного персонажа. Итак, почему Малфурион так относится к брату? Почему-то за исключением Тиранд читатели СИ других причин не видят. Хотя ведь при каждой встрече братьев я показывал, что они имеют разногласия в магии, устройстве общества, да собственно во всем! Их отношения стали портиться еще в начале книги, 100 лет назад. Когда Иллидан сообщил о демонах братья уже друг друга едва выносили (и это при том, что говорить о ревности не приходилось). А теперь Иллидан появляется в лагере самовольно оставив должность шпиона, да еще и наделенный скверной (энергией демонов вляющей на сознание). И как к нему должен был относиться Малфурион? ну а когда выяснились подробности Малфурион просто не смог признать, что был не прав. Тем более, что ревновал брата еще и к Тиранд.
  
  Глава 13.
  
  Растянувшись на прохладной земле, я наслаждался кратким моментом спокойствия после долгого перехода. Рядом со мной лежала Майев, которая, пускай и не проделывала этот путь на своих двоих, но также устала сидеть в седле. Жрице выделили саблезуба, в то время как я обернулся тигром и бежал наравне с остальными, радуясь уже тому, что никого не пришлось везти на своем горбу.
  
  Впрочем, я нисколько не жаловался на такое положение вещей. Ведь постоянно пребывая в шкуре тигра мог наслаждаться яркими красками, эмоциями на лицах эльфов, а еще отчего-то подобный облик дарил ощущение покоя и безопасности, абсурдное, учитывая тот факт, что в таком виде мои боевые возможности были значительно ограничены, но разве чувства всегда рациональны? Эйфория от этих ощущений и просто краткого мгновения покоя, когда ты находишься в окружении собратьев, а не мерзких тварей, была непередаваема. Что сказать, если даже во время привалов я не обращался назад в эльфа, а оставался в звериной форме, за исключением тех случаев, когда требовалось выполнить что-то руками. Вот и сейчас на земле лежал большой белый тигр, что смотрел на мир зелеными, едва заметно светящимися глазами. Впрочем, восторг с течением времени угас и сейчас мой разум был готов спокойно обдумать предстоящую схватку.
  
  Итак, Кенариус не стал затягивать с решением, и уже спустя час отряд выдвинулся в путь. Он был достаточно многочисленным - почти сотня друидов, пять жриц Элуны, один дракон и собственно я как инициатор данного действа. Причина именно такого состава крылась в том, что мало добиться своей цели и разрушить наведенное на Источник заклинание, путем убийства творящих его магов, нужно еще и сбежать после этого подвига. И именно из-за этого основу отряда составляли друиды способные обращаться в птиц, как и две из пяти жриц Элуны. Еще двоих должен был забрать с собой дракон, ну а пятую, а именно Майев, надлежало телепортировать мне.
  
  Стоит отметить, что в поход с нами отправились также Тиранд и Малфурион. Первая потому что видела в этом свой долг, а вот второй не доверял мне и, кажется, готовился спасать всех из подстроенной мной ловушки. По крайней мере, смотрел он в мою сторону очень выразительно, хоть и держал все свои мысли при себе. Столь яростное неприятие вызывало недоумение, но в чем-то это было даже хорошо, ведь и мне не хотелось общаться с братом, а скорее наоборот, возникало желание выбить дурь из его головы. Жаль, что сейчас это лишь мечты. Ведь Малфурион нынче командовал походом, а бить морду командиру - нарушение субординации. Может после похода выдастся возможность?
  
  Кстати, как командир мой брат откровенно пренебрегал своими обязанностями, вот хотя бы сейчас вместо того, чтобы выяснить состояние членов отряда после перехода, он миловался с Тиранд, полагая, что этого действа никто не видит. Никто бы его и вправду не увидел, спрятались они хорошо, да еще и не пожалели сил на скрывающие чары, но вот мое новое зрение не оставляли парочке шансов и потому вполне можно было понять, чем эти двое занимаются. К собственному удивлению прежней злости я не испытывал, желания сделать Тиранд своей во мне более не было, так, легкое раздражение и, как ни странно, сочувствие. Все же мой брат тот еще козел, что сейчас, что в будущем и у Тиранд еще будет возможность пожалеть о своем выборе, когда ее избранник добровольно уйдет в тысячелетнюю спячку, сбросив обязанности правления на жрицу.
  
  Мысли плавно перетекли к другой девушке, чье положение сейчас было многим хуже. Миранну я не видел уже больше месяца, логично полагая, что мне, как не самому лучшему шпиону, стоит держаться от нее подальше. Тем более что разоблачение было почти неминуемо, это я знал из доставшейся памяти, и это подтвердилось на практике. Вот только сейчас было страшно за девушку, что осталась совсем одна среди врагов, возникало острое желание забрать ее из дворца невзирая ни на какие выгоды. Вот только в ходе текущего похода такой возможности определенно не представится, а когда в следующий раз удастся приблизиться к столице, я не знал.
  
  Мое собственное положение было весьма шатким. Я рассчитывал, что Малфурион не станет ничего предпринимать против меня, но твердой уверенности в этом не было, да и кто мог дать гарантию в таком положении? Стоило быть внимательным и держаться ближе к Майев. Уж ей можно было полностью доверять.
  
   Защита, сплетенная Малфурионом, спала, и стало ясно, что краткий отдых завершен. Сейчас шла уже седьмая ночь с момента, как отряд выдвинулся к цели, и это значило, что мы почти достигли Источника. Этому свидетельствовала окружающая местность, на которой все более отчетливо проявлялись признаки скверны. Если вначале это были едва заметные следы на листьях деревьев, то сейчас уже игнорировать порчу было невозможно и даже трава, на которой я лежал, была пожухлой и ломкой. А значит, самый легкий этап позади и следует готовиться к неприятностям. Например, к патрулям, что непременно должны быть выставлены вокруг города.
  
  Однако, к моему удивлению, ничего подобного мы не увидели ни через час, ни через два и даже спустя ночь пути нам не встретилось ни одного демона. Странная беспечность, впрочем, она могла объясняться тем, что всех боеспособных особей отправили на предстоящее сражение и тех демонов, что остались, просто не хватало на организацию достойной охраны границ.
  
  На восьмую ночь пути первый патруль все же был обнаружен, но благодаря моему зрению отряд с легкостью смог обойти врага. Впрочем, угроза раскрытия была и без того мала, ведь превосходно чуявшие магию гончие не смогли уловить нас благодаря навыкам друидов, способных сливаться с природой и укрывать в ее тени других существ. Собственно Малфуриона я тогда смог увидеть просто потому, что находился рядом и знал куда смотреть. Будь ситуация иной - вполне мог бы пройти мимо не заметив.
  
  Позже патрули попадались нам еще не раз, но расстояние между ними было столь велико, что стало ясно, демоны не знают или не желают знать о навыках друидов, и уверены в надежности столь слабой защиты. Иначе бы они сосредоточили патрули ближе к городу, а не разбрасывали по столь обширной территории. Так или иначе - это было нам на руку и давало надежду на успех похода.
  
  Так и получилось, что к самому охраняемому месту - Источнику Вечности и территории рядом с ним, отряд смог подойти не обнаруженным. Все же во время первого вторжения демоны были невероятно беспечны, и именно это было одной из главных причин их поражения, жаль, в будущем они научились действовать осторожнее и тоньше.
  
  Вот только следовало сказать, что если подходы к городу охранялись откровенно плохо, то место проведения ритуала направленного на отсечение эльфов от Источника защищалось намного надежней. Мое зрение показывало больше трех сотен демонов и эльфов приближенных к королеве Азшаре, впрочем, энергетика этих эльфов в большинстве своем была уже иной, наполненной скверной. В чем-то схожей с моей, но изменения в них были многократно более сильными. Значит, в этом ритуале принимают участие сатиры. Что ж, логично, глупо было бы поручать проведение столь ответственного ритуала простым эльфам, кто знает, быть может, воздействие слетит с одного из них и тем самым будет сорван ритуал?
  
  Противников было много, значительно больше, чем нас, однако на нашей стороне играло несколько факторов. Главный из них был тот, что совершенно не требовалось уничтожать всех, кто собрался рядом с Источником, достаточно отвлечь или убить хотя бы часть заклинателей, чтобы ритуал распался. Со своего места я видел, насколько хрупкими были его плетения, страдавшие от близкого присутствия Источника. Не требовалось много сил, чтобы сорвать заклинание.
  
  Вторым фактором было то, что нас до сих пор не увидели. Объяснений этому было множество, как умения членов отряда, так и близость Источника, что сводил на нет все способности демонов по ощущению магии. Возможность внезапного удара давала громадные преимущества, не хотелось их упускать, и сейчас я видел лишь одну проблему, что могла нам помешать, зато значительную. Натрезим. За ходом сотворения заклинания неотступно наблюдал этот невероятно сильный демон, причем по странному стечению судьбы он был мне знаком. Мой бывший начальник, Дейрон.
  
  Отчасти было хорошо, что выбор пал именно на этого натрезима, в Легионе существовали и более сильные, но с другой стороны любой из этих тварей был невероятно опасным противником, способным в одиночку вырезать город. Страшный враг и не было никакой уверенности в возможности победить его. Вот если бы удалось лучше освоить недавно приобретенное оружие или у меня был бы больший магический резерв... Но ничего подобного не было, а был лишь враг, которого следовало уничтожить, ведь если он останется жив - никому из отряда не удастся уйти, он сможет догнать и тех, кто решит улететь и тех, кто вздумает телепортироваться. И из всего отряда лишь у меня были шансы справиться с этой тварью, ведь даже для дракона требовалось бы подняться в небо, а делать это в условиях, когда столько сильных магов были на земле, было бы чистым безумством. А значит, выбора по существу нет.
  
  На совете единственным вопросом, вызвавшим спор, стал момент начала атаки. Все же сражение с натрезимом казалось мне весьма опасным шагом и хотелось хотя бы в первые секунды получить преимущество и ударить неожиданно, вот только начало сражения с моего удара не устраивало Малфуриона и, наверное, не следовало объяснять почему. Впрочем, мой брат свои мысли и не держал при себе, а высказывал в открытую, сомневаясь в том, что я именно ударю, а не поспешу доложить о приходе отряда к ловушке. Вопрос о том, не лучше ли было устроить ловушку в более безопасном для демонов месте, Малфурионом был проигнорирован.
  
  Вот только и я не был готов отказываться от возможности нанести внезапный удар и неожиданно получил в этом поддержку не только Майев, но и Тиранд с драконом. И этого оказалось достаточно, чтобы прийти к устроившему всех компромиссу - сражение начнется тогда, когда я окажусь рядом с натрезимом.
  
  После этого решения промедлений не было. Бойцы отряда грамотно заняли позиции на расстоянии удара от распределенных целей, благо спрятаться от врагов оказалось достаточно просто - демоны поленились срубить вокруг Источника Вечный лес, сделав лишь один пятачок, где и расположился натрезим вместе с несколькими приближенными. Хотелось выругаться, но реальность изменить было невозможно, и приходилось с этим мириться.
  
  Приготовления я закончил быстро, и, кивнув Майев, направился к цели. Роль жрицы в этом сражении сводилась к двум задачам - взять на себя тех из демонов или сатиров, что окажутся рядом с Дейроном и уцелеть во время сражения. Надеюсь, у нее получится и первое и второе, ведь за эти дни я настолько привык к спутнице, что уже не представлял, как буду обходиться без ее поддержки. Немного эгоистично, но лучше быть честным с самим собой, пока Майев еще не стала другом, лишь верным товарищем, который полезен и потому его следует защищать, посмотрим, что принесет будущее.
  
  Добравшись до пятачка вырубленного пространства, я, более не скрываясь, поднялся в полный рост и уверенно направился к командованию, держа в руках глефы. Наглость была одной из моих лучших черт, и именно сейчас ее следовало использовать. Ведь почти наверняка демоны еще не знали о моем "предательстве", а даже если это и не так, несколько десятков метров открытого пространства не позволяли ударить внезапно. Мой рывок заметит не только натрезим, но и его сопровождающие, а по месту телепортации мгновенно ударят все, кто окажется рядом. А потому делаем раздраженное лицо, выводим на ментальную маску эмоции гнева и страха за проваленное задание и с такими установками движемся к цели.
  
  Дейрон заметил меня не сразу. Видно он был занят наблюдением за работой магов и чернокнижников, а потому его ментальные щупальца я почувствовал лишь на расстоянии пятнадцати метров. По разуму ударило раздражение демона, прочитавшего в моем сознании информацию о поражении, не знаю, была ли она доступна прежде, но недовольство вспышкой ударило в мое сознание. К счастью это не было атакой, ведь прочитал Дейрон правильно поданную информацию, которая не выдержала бы серьезной проверки, но только натрезим не стал излишне копаться в моих воспоминаниях, а сразу решил выразить свой гнев.
  
  - Как ты мог проиграть, слизняк? И как после этого ты мог прийти ко мне, не имея никаких оправданий?
  
  - Я лишь выполнял приказ Хаккара, и не моя вина, что этот идиот был столь самонадеян! - я даже и не старался скрывать свой гнев, что был столь уместен в этой ситуации, но самым важным для меня было то, что между мной и противником было всего два метра, а все кто был рядом с натрезимом сейчас занимались любимым из развлечений демонов - наслаждались унижением собрата.
  
  Двое эредаров и один смутно знакомый мне эльф, обращенный в сатира. Все достаточно сильные и опасные враги, но иные и не могли бы стоять рядом с натрезимом.
  
  - Что ты можешь сказать в свое оправдание? - спросил натрезим, а мне ничего не оставалось, как проклинать Малфуриона, какого демона он не начинает атаку?
  
  - Хаккар сам выбрал город для нападения и сам отправил меня в бой, и я не обязан был нянчиться с этим слабаком, что даже не смог достойно помереть!
  
  - Слабаком, значит, а сам ты... - но завершить свою фразу Дейрон не успел, волна магии ударила по чувствам, крики раненых и предсмертные вопли достигли слуха, а я смог вздохнуть с облегчением, началось...
  
  В тот едва уловимый миг, когда натрезим отвлекся от разговора привлеченный нападением, я рывком сблизился с ним и ударил одновременно целя в него и в стоящего рядом эредара. Чернокнижник пал сразу, разрубленный на две части, он явно не ожидал удара в спину, но вот Дейрон доказал свое мастерство, успев подставить когти под клинок. Вот только это было лишь началом для атаки, и, перейдя в низкую стойку, я ударил второй глефой в ноги и от этого удара натрезим защититься не успел. Все что ему удалось, немного сдвинуть конечность и лезвие, что должно было рассечь ногу твари, ударило в доспех и, перерезав его, оставило лишь глубокую рану.
  
  А затем нанес удар Дейрон. Ментальный удар обрушился на разум, и следом за ним от демона устремилась волна всепожирающего пламени. И пусть удалось выдержать атаку разума, пусть от волны пламени получилось ускользнуть, инициатива оказалась потеряна, а натрезим устремился в бой.
  
  Между тем, пусть предводителя и не удалось убить сразу, атака отряда оказалась успешной. Первый же удар взметнувшихся из-под земли корней пробил сотни тел демонов и сатиров. Мелкие демоны умирали мгновенно, пронзенные острым, словно копьё деревом и лишь у сильных тварей был шанс увернуться. Вот только отвлекшись на нападение, чародеи легиона утратили контроль над плетением, и оно начало рассыпаться у них в руках. Попытка сохранить заклинание лишь ненадолго продлило его существование и стоило жизни многим из магов. Ведь друиды и не думали останавливаться, раз за разом обрушивая на врага силы природы.
  
  Воздух прорезал восторженный рев и в бой вступил дракон. Его пламя обрушилось на порядки врага, выжигая саму материю, многие из чернокнижников и магов смогли укрыться за щитами, но в следующий момент их тела стали разрывать стрелы наполненные энергией Элуны, это Тиранд с сестрами вступила в бой.
  
  Противник нес ужасающие потери, и все же разница в числе не могла не сказаться и то в одном месте, то в другом стали образовываться очаги сопротивления. Дракон в ярости обрушивал на демонов потоки испепеляющего пламени, но выставленные магические щиты уверенно охраняли своих создателей. Впрочем, все это было уже не важно. Заклинание на Источнике пало, и сила устремилась к ночным эльфам. Задача отряда была выполнена, однако для обеих сторон это не имело значение, они просто стремились выжить и уничтожить врага. Ведь, если бы члены отряда решили отступить, в их спины понеслись бы десятки смертельных заклинаний, и то же касалось и наших противников. А потому в этом сражении одна из сторон должна была быть уничтожена.
  
  Моя первая атака была успешна, я смог убить одного эредара и ранил натрезима, более того, отвлеченные на меня остальные двое оказались не готовы к атаке Майев и наполненный магией диск разворотил грудную клетку одного из них, а на второго обрушилась со всем доступным ей мастерством жрица. Не думаю, что ей потребуется помощь. Так что на мою долю остался лишь Дейрон, вот только его было более чем достаточно. Молниеносные удары когтей обрушивались словно со всех сторон, магия била нескончаемым потоком и каждую секунду на разум совершались атаки ментального пресса. Не будь натрезим ранен, возможно этот бой завершился очень быстро, но поврежденная нога мешала атаке твари и он вынужден был двигаться с осторожностью, проигрывая мне в маневренности.
  
  Возможно, освой я недавно обретенное оружие так же хорошо, как и в будущем, и бой можно было бы вести на равных, но глефы еще не стали продолжением моих рук, мелкие огрехи проскальзывали в движениях, незначительные, но прекрасно видимые более опытному противнику. Слишком мало времени прошло с получения клинков, и даже обретенная память не могла помочь за такой короткий срок освоить столь сложное оружие. Я мог гордиться уже тем, что успешно держался против врага имевшего тысячелетний опыт бесконечных сражений, держался, пусть на моем теле и появились отметины от когтей.
  
  В столь сложной ситуации приходилось бесконечно кружить вокруг врага, жалить стремительными наскоками и все время отступать под вихрем ударов. Враг был неутомим и даже несколько нанесенных демону ран не смогли хоть что-то переломить в его настроении, он наступал, не зная усталости, не давая и шанса перехватить инициативу. Впрочем, кажущаяся опасность схватки лишь радовала, заставляла закипать кровь и давить в себе довольный крик. Безумие схватки так и норовило унести сознание прочь, мне с трудом удавалось противостоять этому и ждать, ждать... В очередной раз совершив стремительный рывок, Дейрон едва не разорвал меня на части и в тот же миг, не теряя и мгновения, начал сплетать заклинание. А затем земля под натрезимом взорвалась ярким пламенем и сотнями бьющих вверх копий ветра.
  
  Я не позволил себе ни мгновения на торжество, хотя, стоит заметить, оно было вполне заслуженным. Ведь с первой же секунды, как только стало ясно, что победить натрезима не удастся, весь мой путь вел врага к ранее устроенной ловушке. Тварь должна была быть горда тем, что почти все взятые мной из пещеры артефакты ушли на создание этой западни. Впрочем, враг оценил. Открывшийся на демона вид радовал глаз, ведь все тело твари покрывала кровь и многочисленные раны. Лишь невероятная магическая защита и живучесть позволяли натрезиму все еще стоять и даже сражаться, если б он получил хоть несколько секунд отдыха, вот только я не собирался давать врагу и шанса.
  
  Едва только буйство стихий прекратилось, я обрушился на врага. Шаг и клинок перерубает лапу твари, еще один шаг с разворотом и перерубается некогда раненая нога, третий шаг за спину и удар обрушивается на правую лапу, отделяя ее от тела. Страшные раны, от которых любое существо в Азероте неминуемо бы погибло, но натрезим не живет в Азероте и если дать ему хотя бы шанс, он сбежит в пустоту и восстановит свое тело. Вот только никто не намерен давать ему хоть какие-то шансы.
  
  Замираю перед падающим телом и сплетаю сложную вязь магии, почти две секунды, непозволительно много, но враг не в том состоянии, чтобы мне помешать, а потому я завершаю чары и ударяю клинком в позвоночник твари, выпуская на волю "агонию". Заклинание, что было создано Иллиданом специально для борьбы с такими тварями, жаль, возможно его применить лишь через клинок, но все же это плетение по своему совершенно. Ведь "агония" не просто наносит повреждения, оно разрушает энергетическую оболочку, убивает душу демона. Исключая сам шанс на перерождение.
  
  Пространство потряс дикий, истошный визг твари. И в нем более не было ярости или жажды крови, только страх, безумный страх охотника ставшего жертвой. Ведь вся безудержная храбрость натрезимов держалась на знании того, что даже смерть физического тела не означает для них смерть, что у них всегда есть шанс спастись. И сейчас этот шанс исчез, а еще пришла дикая, безудержная боль.
  
  В магическом зрении я видел, что душа твари в безумном отчаянии рванулась в бегство, наплевав на раны, в стремлении спастись любой ценой, вот только все было напрасно. Мое лицо невольно исказилось от кровожадного оскала. "Агония" исключала возможность сбежать в пустоту в момент своего действия и этой попыткой тварь лишь облегчила мне работу.
  
  И, тем не менее, потребовалось целых десять секунд на то, чтобы разрушить душу натрезима, не говоря уже о потраченных силах, слишком слаб я был, и это сказалось на скорости. Впрочем, главным было то, что мне никто не помешал и пусть уловками, но я победил более сильного и опытного врага, и это было достижением, которым можно было гордиться... Когда-нибудь позже, ведь бой и не думал затихать, и даже секунды на промедления у меня не было.
  
  Бросившись в направлении Источника, от которого в ходе схватки отдалился почти на сотню метров, я уже спустя несколько секунд увидел панораму боя. Берег вокруг озера представлял собой царство смерти, крови и огня. Земля была изрезана от пробивших ее корней и опалена огнем, кровь и трупы покрывали ее целиком, а там где их не было, лежал пепел и осколки не догоревших костей. А еще на ней все еще сражались эльфы, демоны и сатиры, пускай перевес явно был на нашей стороне. Лишь в одном месте отряд из шести сатиров теснил эльфийку, и каково было мое изумление, когда в ней я узнал Майев.
  
  Впрочем, мне не стоило сбрасывать жрицу со счетов, ибо именно в этот момент она на миг исчезла, чтобы появиться уже втыкая кинжал в затылок врага. Меч среагировавшего на смерть собрата сатира, был заблокирован чакрумом, переполненным силой, а сама девушка в следующий момент немыслимо изогнулась и подрезала голень врага кинжалом, чтобы затем вонзить в его шею пылающий магией диск.
  
  Пожалуй, моя соратница смогла бы справиться и сама, но я не намерен был оставаться в стороне. Телепортация в самую гущу боя и глефы устремляются к двум стоявшим рядом сатирам. Один из них отскакивает в сторону, а вот второй выставляет на встречу свой клинок. На его лице навеки застыло изумление, когда с тихим звоном металл раскололся, а следом тело сатира распалось на две части.
  
  Не медля ни секунды, продолжаю начатое движение и бью сражающегося с Майев сатира в спину. Противник не успевает сделать ничего, ведь едва он попытался избежать удара, как оказался атакован жрицей, а следом к нему подоспела смерть. Новый оборот к третьему врагу. В этом основное преимущество двухлезвийных глеф, инерция движения не мешает, но наоборот выстраивает рисунок боя, давая возможность скользить по полю боя в бесконечном не замирающем ни на секунду танце, и главное лишь не сбиться с ритма и превозмочь усталость. И это мне удавалось с каждым разом все лучше.
  
  Враг попятился под моими ударами, уходя в глухую защиту, но уже спустя мгновение потерял равновесие. Простейшее плетение "подножка", некогда показанное Керантилом, заставляет сбиться, а в следующий миг его голова слетает с плеч. Радость от смерти еще одной твари не желает покидать душу, глаза обшаривают пространство в поисках новых врагов, слишком быстро закончилось сражение, и в груди продолжает гореть желание новых сражений. Оборачиваюсь и вижу, что Майев уже разобралась со своим противником, впрочем, по всему озеру почти завершился бой нашей безоговорочной победой. Разочарование совершенно неуместное, заставило собраться и оценить сложившуюся обстановку. Противник оказался разбит, но это ведь не означает, что опасность нам не угрожает? Ведь вскоре сюда явится подкрепление, и к этому моменту стоит убраться из этого места.
  
  - Майев, у тебя есть минута, после чего иди к точке телепортации - бросаю я, а сам направляюсь к Источнику. Нужно восстановить истраченные во время боя силы.
  
  Однако едва во мне возникла мысль о необходимости попросить силы у Источника Вечности, как я почувствовал, как энергия сама хлынула в тело. Замерев на месте, почувствовал, как силы восстанавливаются, а магия смывает усталость. А разум, еще не отошедший от жаркой схватки, начинает выискивать, на ком бы применить полученную энергию. И даже не столь важно, как удалось получить силы, эти вопросы отступают в сторону, сметенные эйфорией, хочется броситься в бой, ворваться в ряды демонов и рубить, рубить, рубить...
  
  Вновь возникает чувство неуместности, глупости моего поведения и чтобы занять себя хоть чем-то, наполняю энергией накопители и в ожидании завершения процедуры обращаю свой взгляд в сторону разрушенного Зин Азшари. Я не сразу осознал, что открылась передо мной, но когда понял, мои губы вновь растянулись в кровожадном оскале, а в голове засела лишь одна мысль: "кажется, в будущем я хотел обдумать одну идею и провести эксперимент? Но зачем же откладывать?".
  
  Прямо к озеру устремились громадная толпа демонов. Я не мог рассмотреть, кто были те твари, но видел, что их были сотни. В основном это были низшие монстры: гончие, бесы, стражи и иные мерзкие создания Легиона. Однако попадались и более сильные особи, к счастью их было совсем немного, какие именно - разглядеть я не мог, сказывалась особенность зрения, любой иной эльф на моем месте дал бы точный ответ. Впрочем, скорее всего это были эредары, сильные источники магии указывали на это. Самым важным в наблюдении было то, что действительно опасных созданий видно не было. Ни натрезимы, ни тем более Архимонд еще не заинтересовались пришедшими гостями и это несказанно радовало. Ну что ж, стоит отправить прощальный подарок радушным хозяевам, верно ведь?
  
  Вновь обращаюсь к Источнику, но в этот раз формирую над головой плетение. Все тоже хорошо зарекомендовавшее себя "изгнание", но предназначенное для дистанционного действия. Увы, у этой модификации плетения были значительные недостатки - оно было на порядок сложнее и потому требовало больше времени на создание, особенно учитывая тот факт, что я недостаточно его отработал, однако в этот раз это было не столь важно. Сплетаю основу и приступаю к накачиванию ее магией. Секунда за секундой плетение все больше наполняется энергией, а мое тело пропускает просто океан силы. И ощущение творимых чар... становится просто непередаваемым. Я всегда испытывал нехватку энергии, всегда с тоской думал о том, какие возможности мне бы открылись при большей силе, и это чувство стало еще большим, когда мне открылись картины будущего, но сейчас..., сейчас впервые меня переполняла невероятная мощь.
  
  Океан энергии собирался в плетении, больший, чем весь доступный мне резерв. Восторг и радостное предвкушение переполняло меня, а творимое заклинание все больше наливалось силой. В какой-то момент пришла боль, неминуемая расплата для таких чар, но это было не важно, а важным было то, что враг почти приблизился к точке, где стоило нанести удар, а значит следовало потерпеть, еще немного и еще... Боль становилась сильнее, но вместе с ней был восторг, и предвкушение от грядущей смерти сотен тварей, что пришли на эту землю, что принесли сюда смерть. Убивать, убивать их всех, разве это не есть высшее наслаждение? Разум едва сохранял ясность от переполнивших его эмоций и в момент, когда раздирающая тело боль стала почти нестерпимой, я выпустил заклинание в цель.
  
  Яркий, переполненный энергией шар, что сиял белой с зеленым отливом энергией, рванулся вперед, и на его пути тут же возникла стена магических щитов, но мои губы лишь растянулись в довольной усмешке и я повел рукой вверх. Послушный моей воле шар изменил траекторию и взлетел над защитой, чтобы через секунду упасть в центр построения. И пусть эредары успели отреагировать на изменение угрозы, несколько сотен низших демонов распались на куски в одну секунду.
  
  Я встретил это событие восторженным, почти безумным смехом, чтобы уже через несколько мгновений захлебнуться в собственной крови. За все положена плата, а за ту магию, что удалось мне создать с помощью Источника, она была тем более велика.
  
  Боль пронзила все тело, и я упал на колени, в ту же секунду инстинктивно притянув к себе новую энергию. Каналы, которые прежде почти не ощущались, протестующее взвыли, но все же магия Источника принесла облегчение, а секунду спустя мое тело охватила исцеляющая волна, очистившая сознание от тумана. Судорожно перебираю воспоминания окрепшим разумом и понимаю, что последние несколько минут мое поведение далеко не всегда можно было бы назвать адекватным, более того, оно было откровенно глупым. Вот кто заставлял меня выжимать все свои силы в творимое заклинание? Отчего эта сумасшедшая радость, что приходила, когда я убивал демонов? Вот о чем стоит подумать, но опять же не сейчас.
  
  Точно то же самое мне говорил мой разум, голосом Майев, которая и применила исцеляющее плетение, и я торопливо кивнул и поднялся с колен, показывая, что пришел в норму. Сплетаю, и применяю на себе исцеление, в результате чего состояние становится еще лучше, а использованная магия мгновенно заполняется. Удобно, но стоит уже покинуть это гостеприимное место. Взгляд на попавших под атаку тварей говорит о том, что пусть многие из низших убиты или ранены, но враг уже вскоре оправится и к этому моменту следует убраться подальше. Тихо благодарю Майев, что-то говорить нет ни сил, ни желания, но она заслужила эти слова, а затем направляюсь в сторону наспех оборудованной портальной площадки, всего лишь схемы из рун, снабженной одним артефактом, чья задача затереть следы перемещения.
  
  Раздумывать я не стал и применил плетение, и уже в тот момент, когда заклинание сработало, меня посетило ощущение невероятно сильной ауры, которую невозможно было спутать ни с одной другой. К месту сражения прибыл Архимонд, да вот только он безнадежно опоздал. Душу посетило злорадство, а губы растянулись в довольной усмешке, ведь должно быть очень обидно чувствовать себя неудачником?
  
  
  Глава 14.
  
  Город Серан, 1 день с момента вторжения демонов в Азерот.
  
  Эльфы, что покидали Зин Азшари и, ступая на тихие и столь безопасные улицы Серана, не могли поверить, что тот ужас, что преследовал их, остался позади. И все же они отчаянно надеялись, что случившееся осталось в прошлом, что все завершилось и более не существует угрозы.
  
  Дат`Ремар был тем, кто знал, что ничто и не думало заканчиваться, а только начиналось, а еще знал, что именно сейчас у него есть возможность стать во главе силы, что будет сражаться против демонов, возглавить армию Королевства. Но все это лишь при условии незамедлительных действий. Именно поэтому уже спустя несколько секунд после того как ноги опального аристократа ступили на мостовую Серана, он сам начал выискивать Нейранона.
  
  Капитан стражи каритов обнаружился неподалеку, что было не удивительно, все же они покинули Зин Азшари с промежутком в несколько секунд. Сейчас комендант всматривался в улицы города и о чем-то размышлял, впрочем, Дат`Ремару было не важно какие планы строит командующий каритов, ведь свои действия он продумал уже до мелочей.
  
  - Нейранон, я должен задать Вам один вопрос.
  
  - Я слушаю.
  
  - Вы согласны признать меня своим командиром? - именно так, без ветвистых словес и утонченной речи, в лоб. Умение дипломата - это умение говорить с эльфами на их языке и сейчас Дат`Ремар говорил с капитаном гарнизона именно так, как тот того желал в нынешней ситуации - прямо и открыто. Возможно, конечно, что опальный аристократ ошибся, но все же он крайне редко ошибался в эльфах.
  
  - И с чего я должен признать Ваше главенство? - несмотря на резкие слова, тон, каким это было произнесено, был не враждебен, а скорее предлагал привести доводы и они у Дат`Ремара были.
  
  - Помимо того, что благодаря мне был организован отпор демонам и эвакуация города? Или того, что Вы сами и Ваши эльфы смогли лучше подготовиться к бою и получить шанс на спасение? Потому что я знаю что делать. Уже сейчас мной переданы послания в пограничные крепости и вскоре к нам прибудут войска, а еще у меня есть информация о противнике и возможность получить новые сведенья. И эта лишь малая часть того, чем я владею. Этих доводов достаточно?
  
  - Не совсем, - Нейранон криво улыбнулся, но вот взгляд его был более чем серьезен, - зачем мне признавать Ваше командование, ведь Вы можете и не стать командующим армии, за Вами не стоит никто. Так стоит ли мне ставить на столь слабого игрока?
  
  - Я смог убедить Вас в условиях, когда у меня не было ни единого доказательства на руках, я смог организовать эвакуацию, хотя, кажется, у меня нет никого из верных эльфов, - на этом месте Дат`Ремар вставил едва уловимую нотку сомнения, - так почему я не смогу убедить других, ведь и Вы уже согласны?
  
  Нейранон лишь недовольно посмотрел в его сторону, но опровергать последнее утверждение не стал. Он ведь и вправду был согласен, все же правильно подобранные доводы и ментальная магия творят чудеса и вот уже эльф, что сомневался в выборе, делает верное решение. Прекрасная способность, удивительно, что Иллидан до сих пор не понял всю ценность этого умения. Впрочем, это же его друг, он не политик и именно поэтому ему можно доверять.
  
  - Сейчас нам следует поспешить. Времени на пустые разговоры нет. Нейранон, тебе нужно организовать своих солдат, найди заместителей и пусть они соберут всех выживших каритов в одном месте, скажем, на центральной площади города. Также найди двух опытных стражей, пусть они будут готовы сопровождать нас через десять минут.
  
  Нейранон на несколько секунд застыл, но затем все же кивнул и направился выполнять по сути своей приказ, а Дат`Ремар смог перевести дыхание в мыслях поздравляя себя с выполнением первого пункта плана. Надо отметить, что список был большим, а потому расслабиться даже на секунду он не мог.
  
  Пока у него было время, следовало найти и своих эльфов, что должны были прибыть в Серан или эвакуироваться вместе с остальными. Сейчас в городе должны были находиться несколько сотен воинов, готовых выполнять его приказы и их помощь вскоре понадобится. Пусть Дат`Ремар и не собирался воевать с командующим гарнизона города, в отношении него приготовлены иные планы, но показать на чьей стороне сила было необходимо.
  
  Воин из его небольшой армии обнаружился уже через несколько секунд после отданных Нейранону распоряжений, что было не удивительным, ведь Ремар заранее приказал своим эльфам быть у стационарного портала. И ему был отдан тот же приказ - собрать всех на центральной площади. Закончив с этим, опальный аристократ приступил к плетению чар - следовало отправить ряд сообщений.
  
  - Распоряжения отданы - коротко отрапортовал Нейранон, его взгляд более не выражал сомнения, кажется, капитан принял для себя решение, и ментальные способности говорили Дат`Ремару о том, что командующий каритов окончательно перешел на его сторону.
  
  - В таком случае нам следует отправиться к площади, ведь именно там находится штаб стражей Серана. - с этими словами Дат`Ремар направился к указанной цели, сопровождаемый Нейраноном и двумя каритами, позже к нему присоединились еще двое из доверенных эльфов2.
  
  Следующие несколько минут прошли в молчании, но, в конце концов, Нейранон не выдержал и решил задать один из интересующих его вопросов:
  
  - Прошу прощения, но к чему такая спешка? Я имею в виду, зачем она нужна помимо немедленной организации отпора демонам?
  
  - К тому моменту, как в город прибудут части из пограничных крепостей, Серан должен оказаться в наших руках, иначе, мое право на командование может быть оспорено - достаточно честный и прямой ответ, но Дат`Ремар не видел смысла скрывать данный план от подчиненного.
  
  - А если комендант не будет склонен согласиться? - осторожно спросил Нейранон.
  
  - Не беспокойтесь, я умею убеждать, а еще владею самым ценным, что есть в этом мире - знаниями. Уж поверьте, это очень хорошее оружие, особенно против тех, кто не так честен как Вы.
  
  - За мной тоже есть грехи.
  
  - Ваши грехи можно назвать и достоинствами, чего не скажешь о поступках коменданта этого города. Господин Перил сделал много дурного, скажем, воровал деньги, предназначенные его же солдатам, и вот этот проступок может загубить карьеру коменданта даже в нынешних суровых условиях.
  
  Более Нейранон не задавал вопросов, как и не удивился тому, что Дат`Ремар вовсе не намерен был договариваться с Перилом, вместо этого он произвел арест прямо в его кабинете и на месте назначил командиром гарнизона его заместителя, бывшего, как оказалось, эльфом Дат`Ремара. Нейранон вообще для себя решил не удивляться предусмотрительности аристократа и лишь порадовался тому, что сделал верный выбор. А спустя полчаса после прибытия в город, кариты, эльфы Дат`Ремара и стражи Серана уже были построены на главной площади города перед своим командующим.
  
  Одновременно с этим на площади собрались и простые жители города, привлеченные призывами собраться для того, чтобы услышать объяснения произошедшему.
  
  Три шеренги выстроенных солдат. Каждая из них резко отличалась от прочих. Справа выстроились стражи Серана, в начищенных доспехах, едином вооружении, они могли произвести впечатление бравых, уверенных в себе воинов, но это было бы ошибкой. Защитники города не понимали произошедшего, питаясь лишь слухами, жутко искажавшими самые достоверные факты. Они не знали, что им делать и лишь могли стоять с каменными лицами в надежде понять и получить ясную цель.
  
  В центре находились кариты, и никто не мог так выделяться в толпе, как они. В помятых, в большинстве окровавленных доспехах, с нервными движениями, готовые в любой момент выхватить оружие, они знали, что именно произошло, но не питали от этого радости. Слева же стояли эльфы изначально преданные Ремару. Часть из них успела принять участие в сражении в Зин Азшари, ведь именно они открыли порталы и удерживали их до последней возможности, часть узнала подробности от товарищей. О них можно было сказать одно - собраны и готовы следовать за командиром куда угодно.
  
  Дат`Ремар поднял вверх руку и целую минуту дожидался установления спокойствия, главным образом это требовалось от толпы горожан, что собралась на площади и окружала выстроившиеся войска.
  
  - Калдораи, - заговорил он, усилив свой голос магией и добавив немного ментальных чар, лишь затем, чтобы привлечь внимание, ничего большего пока не требовалось, - Вы все знаете о гибели нашей столицы. Многие, как и я, видели, как горел Зин Азшари и как мерзкие твари разрывали женщин и детей на части. И у каждого из Вас сейчас на устах один вопрос, - голос Дат`Ремара стал громче, яростней, - кто виноват в случившемся? Кто навлек беду на нас?
  
  Выдержать паузу, не спешить. Ремара учили искусству выступления на публике, но теоретических знаний было явно не достаточно. Хорошо, что ментальные чары вместе с ним, и в следующие фразу аристократ вложил все свои способности:
  
  - Наша королева и ее приближенные стали теми, кто впустил в наш мир этих тварей. Они сделали это не по своей воле, их разумом завладели демоны, однако случившегося уже невозможно изменить. Наш народ остался один перед лицом самой страшной угрозы из всех, что мы встречали за тысячи лет существования. Мы на краю гибели, и сейчас только от нас зависит, будут ли жить наши дети, смогут ли они вырасти или погибнут в когтях монстров! Лишь единство и вклад в победу каждого позволят нам выстоять и, главное, отомстить! Уничтожить тех, на ком кровь жителей Зин Азшари, заставить их пережить то, что испытали мы!
  
  Сам Дат`Ремар вынужден был признать, что речь была не слишком хороша. Не хватало ему каких-то качеств, что позволяли взывать к эльфам, пробуждать у них ответные чувства. Хорошо, что собравшихся не требовалось подталкивать, они и без того стремились к бою и требовалось лишь сплотить и указать врага. Это он и сделал, произнеся еще несколько схожих воззваний и назвав тех, кто примет на себя бремя осуществления отпора.
  
  Сейчас же перед ним стояли организационные хлопоты. Требовалось набрать добровольцев, наладить снабжение, начать строительство лагеря вне стен города. Требовалось сделать многое, и это он планировал обговорить с заранее отобранными им эльфами. План был составлен, и теперь следовало сделать еще один ход...
  
  ...
  
  Та первая ночь дала Дат`Ремару многое. Она позволила укрепить позиции, стать достаточно влиятельным, чтобы взять командование войсками в свои руки. Но далось это не просто. Весь тщательно собираемый компромат оказался пущен в дело, обеспечивая возможность наполнить склады Серана оружием, доспехами, артефактами, едой и многим иным, что требовалось для ведения войны. Дат`Ремар не сомневался, что спустя несколько недель смог бы получить все необходимое меньшими усилиями, но он также знал, что у него нет этих недель, связь с Источником могла быть прервана в любой момент, а с ней и исчезла бы возможность подпитывать портальные врата обеспечивающие грузовые перевозки, и потому самоназначенный генерал спешил как никогда в жизни.
  
  С не меньшим усердием велось и строительство. Серан хоть и являлся достаточно крупным городом, но при этом не мог принять десятки тысяч воинов и беженцев, а его склады не смогли бы вместить все то, что Дат`Ремар собирал по всему Королевству. И потому с первого же дня на другом берегу реки, напротив моста через реку Кханис, на которой и стоял Серан, развернулось грандиозное строительство, в котором принимали участие не только солдаты, но и простые жители. Принимали участие все без исключения. Должно быть, речь оказалась не настолько плоха, как показалась вначале.
  
  Не следовало забывать и о приеме добровольцев. Таковых было множество, ведь весть о прорыве противника в сердце Королевства - Зин Азшари распространялась как лесной пожар и тысячи эльфов спешили влиться в армию. Надо сказать, что распространял ее сам Ремар и верные ему эльфы, появляясь в самых дальних уголках Королевства с предупреждением. В особенности обращая внимание на восточные земли, чья судьба в грядущей войне обещала быть особенно печальной.
  
  Добровольцы обещали стать серьезной опорой, пусть в боевом отношении многие из них уступали пограничным войскам, калдораи были народом достаточно воинственным и не меньше трети жителей Королевства имели боевой опыт. А потому такое пополнение было весьма кстати, тем более что добровольцы, как правило, приходили со своим оружием и доспехами.
  
  Таким образом, каждый час проходил в бесконечной гонке со временем и пусть Дат`Ремар и не мог жаловаться на своих заместителей, но многие вопросы требовали личного контроля. Так организация снабжения, даже несмотря на все привлеченные связи и собранный компромат, никогда не оказалась бы успешной, если бы не давление на разум нужных эльфов. Надо сказать, что за первые две недели Дат`Ремар применил лишь недавно освоенные способности даже не к сотням, а к тысячам слушателей. Впрочем, никаких мук совести по этому поводу он не испытывал. Ему необходимо было добиться поставленной цели, и он был готов пойти на многое ради этого.
  
  И вот сейчас, после двух недель напряженной работы, когда на сон отводилось лишь три часа в сутки, генерал собрал свой штаб для того чтобы озвучить полученную от Иллидана информацию. Целых три сообщения, следовавших одно за другим. О выступлении войск демонов, о проведении ритуала у Источника и о желании друга завершить карьеру шпиона. Слишком важные сведенья, чтобы тянуть с их оглашением хотя бы мгновения. Ведь сейчас Дат`Ремар имел еще одну возможность упрочить свой авторитет и он не намерен был ей пренебрегать. Местом проведения совещания стало то самое здание штаба стражей Серана, что посещал Дат`Ремар в первую ночь пребывания в городе. В нем оказалось вполне подходящее помещение для обсуждения текущих вопросов и планов на будущее, что он и преминул использовать.
  
  За столом собрались командующие армией, более трех десятков эльфов, что признавали его главенство, пока признавали. Здесь были коменданты пяти крепостей, что привели свои армии к Серану, командиры добровольческих отрядов и Нейранон, назначенный командующим над воинами некогда собранными на центральной площади города. Были и другие эльфы, ответственные за снабжение, развернутый госпиталь и прочие нужды армии. И все они сейчас напряженно смотрели на Дат`Ремара.
  
  - Мне поступили важные сведенья. Из Зин Азшари выдвинулась армия демонов и если судить по расстоянию между нами, уже через две недели мы должны быть готовы к встрече.
  
  - Откуда известно, что демоны захотят напасть на нас? Не лучше ли им обойти нашу армию и ударить по беззащитным землям? - это предположение сделал бывший комендант крепости Партис Терелан и Дат`Ремар почувствовал, что и другие калдораи хотят знать ответ на высказанное предположение.
  
  - Хороший вопрос. Есть несколько причин, по которым они непременно атакуют нас. Первая - демоны не могут оставить дорогу в Зин Азшари беззащитной, а ведь если они отправят свою армию на восток - мы сможем ударить по столице. Достаточно будет уничтожить портал, и победа станет вопросом времени, пусть и будет оплачена большой кровью. Вторая причина - демоны презирают остальных существ. Они захватывали до этого сотни миров и еще ни разу не терпели поражения, а потому они не станут избегать битвы, тем более что эти создания обожают сражаться и убивать. Третья же причина состоит в том, что пройдет всего несколько часов и калдораи лишатся поддержки Источника. А это самый лучший момент для того, чтобы им вступить в сражение.
  
  После этих слов все, кто был в помещении, замерли, пытаясь осмыслить сказанное.
  
  - Что значит, лишимся поддержки Источника? - этот вопрос решился задать Нейранон, остальные лишь напряженно замерли в ожидании ответа.
  
  - Это означает, что демоны и подчиненные им эльфы в эту самую минуту проводят ритуал, направленный на отрезание калдораев от сил Источника. Мне не известно, когда он будет завершен, но это случится до того, как начнется сражение - проговорил Дат`Ремар ровным и спокойным голосом, ничем не показывая своего собственного волнения.
  
  - Но как нам в этом случае сражаться? Мы ведь все погибнем! - это не сдержался офицер, отвечающий за снабжение, и пусть услышать такой вопрос от тыловика, не славившегося своей смелостью, было вполне ожидаемо, никто не сделал ему замечание, всех интересовал ответ.
  
  - Сжав зубы и не взирая ни на что - жестко ответил Дат`Ремар - нам некуда отступать, позади нас беззащитный Запад и если мы дрогнем - народ калдораев падет.
  
  Каждое слово подкреплялось ментальной магией, но, к сожалению, даже этого было недостаточно для того, чтобы убрать сомнение из глаз подчиненных, требовались и другие доводы.
  
  - К тому же я предвидел подобный поворот событий и подготовил все к этому моменту. Терелан, Вы ведь наполнили накопители магией, как я просил? Полагаю остальные также наполнили свои накопители?
  
  Со всех сторон донеслось вялое согласие.
  
  - Что же касается жриц Элуны и присоединившихся к нам друидов, думаю, они смогут оказать посильную помощь?
  
  Названные представители ответили согласием, пусть и не слишком уверенным. К сожалению значительная часть жриц и друидов сейчас оказалась в армии Кенариуса, но Дат`Ремар был рад уже тому, что имел, ведь такие воины были весьма полезны в любой ситуации, а в этой особенно.
  
  - Не стоит также забывать о том, что наши артефакты и големы не нуждаются в немедленной подпитке от Источника, а потому внесут свою лепту в грядущей битве.
  
  По мере перечисления имеющихся возможностей настроение присутствующих стало меняться и Дат`Ремар решил сделать завершающий ход, подарив пусть призрачную, но все же надежду.
  
  - К тому же мой шпион обещал помочь со снятием заклинания, и я верю в то, что он справится. Однако это не значит, что мы должны сидеть сложа руки. Ваша задача сейчас сообщить своим подчиненным о будущих невзгодах, пусть они узнают от Вас о грядущем, а не сразу почувствуют на своей шкуре. Через час мы соберемся здесь и обсудим, какие шаги необходимо предпринять для встречи врага.
  
  Не дождавшись вопросов и обведя взглядом все еще сидевших подчиненных, Ремар спросил ледяным тоном, передавая все кипевшее в нем раздражение:
  
  - Вы еще здесь?!
  
  Эти слова заставили подчиненных вскочить и броситься выполнять приказ, но Дат`Ремар видел, что они выходили ободренные его последними словами, а еще тем ментальным давлением, что он оказывал. "Все же не стоит чрезмерно увлекаться подобным влиянием на подчиненных, можно и привыкнуть все свои проблемы решать подобным образом" - именно такая мысль пришла в голову Дат`Ремару, когда он остался один, а еще хотелось признаться хотя бы самому себе, что не уверен в результате грядущей битвы, что боится, что все усилия окажутся напрасными, и друг не успеет прервать заклинание до начала сражения. А еще Иллидан может быть схвачен и раскроет все планы демонам или попросту погибнет, переоценив свои возможности. Не меньшее беспокойство вызывали и мысли о Миранне, редкие послания которой совершенно не могли унять тревогу. Каждую свободную секунду, что не была занята решением накатывавших проблем, разум напоминал о дочери. Воображение рисовало картины пыток, навеянных рассказами Иллидана, и нестерпимо хотелось хоть как-то выплеснуть злость от собственного бессилия. Он никак не мог помочь Миранне, не сейчас и оставалось лишь надеяться, что она справится.
  
  
  Глава 15.
  
  Лагерь калдораев вблизи города Серан. 26 день с момента вторжения демонов на Азерот.
  
  - Генерал, демоны в трех часах пути от нас, быстро приближаются - голос разведчика вывел Дат`Ремара из раздумий, заставив обратить внимание на действительность.
  
  Вот только она не радовала. Глубокое иссушающее чувство, напоминающее жажду, причем ту, которая возникает после двух дней без воды рядом с кристально чистым водоемом, не покидало ни на секунду и лишь в такие минуты раздумий удавалось отвлечься от него. Роль водоема выполняли накопители магии, которые находились на расстоянии руки и могли бы подарить краткое ощущение блаженства, вот только их использование было бы настоящим безумием, особенно в ожидании битвы.
  
  Еще невыносимей казались взгляды приближенных и простых воинов, что, не покидали его ни на секунду. Эльфы помнили слова о спасении, о том, что проклятие, павшее на калдораев, будет снято и теперь ждали, ждали с отчаянной, безумной надеждой. И ему было страшно обмануть их ожидания просто потому, что в этом случае армия может дрогнуть в критичный момент. А дрогнув - сгинуть под бесконечной ордой демонов.
  
  Разведчики уже доложили о численности двигавшегося к ним Легиона и цифры заставляли по-настоящему страшиться боя - десятки тысяч тварей и среди них были невероятно большие создания, сравнимые, а порой и превосходящие магов силитидов. Губители, если судить по тем материалам, что передал Иллидан. Также докладывали о нахождение эредаров, и поражавшего всех своей силой Маннорота. Страшно было бы вступить в бой с подобным врагом, не имея поддержки Источника, вот только отступить они не могли. Это место было подготовлено для боя так, как не будет, ни одно другое и если где и есть возможность победить - то именно здесь.
  
  Сообщения о двигавшихся к ним на встречу монстрах говорили, что основной костяк тварей составляют стражи скверны и бесы. На удивление почти не было видно гончих, на которых Дат`Ремар достаточно насмотрелся еще в Зин Азшари, но причину этого понять было сложно. Возможно, их пустили в обход с целью ударить в критический момент, а может быть оставили охранять портал. Генерал этого не знал, и предпочитал подготовиться к худшему.
  
  - Генерал, отряд Силистрии вступил в бой с демонами. Твари хотели пройти в обход нашей армии, но их удалось отогнать, потери с нашей стороны... - в этом момент гонец запнулся, а на его лице отразилось смятение, а затем безграничная радость.
  
  Дат`Ремару не требовалось спрашивать причины, он и сам ощутил как в его тело хлынула энергия Источника и появилось желание счастливо рассмеяться, поддаться безудержному веселью. Краем сознания он услышал, как со всех сторон раздались радостные крики, а порой даже рыдания, но он сам не обращал на подобное внимание, пытался справиться с навалившимся ощущением. Сейчас было не время поддаваться чувствам, как командующий он не должен был терять лицо, а потому...
  
  Резко оборачиваясь, он встречается с глазами с Нейраноном. Как ни странно, но именно бывший командующий каритами стал тем эльфом, на которого можно было безоговорочно положиться. Может быть причиной тому были события, пережитые вместе в Зин Азшари? Вот и сейчас именно Нейранон был одним из тех, кто не потерял голову от счастья, а смотрел на командира в ожидании приказа. Впрочем его глаза светились столь яростной решимостью, что Дат`Ремар подумал - если сейчас отдать приказ в одиночку разогнать армию демонов - Нейранон поспешит его исполнить.
  
  - Немедленно выстроить армию, мне нужно обратиться к воинам.
  
  Его приказ был исполнен лишь спустя пятнадцать минут. Возвращение магии выбила воинов из колеи едва ли не больше, чем ее исчезновение, что подтвердило для Дат`Ремара необходимость произнести речь. Ведь сражение должно было произойти уже спустя несколько часов и от того с каким настроем воины вступят в бой будет зависеть очень многое. И пусть генерал понимал, что является плохим оратором, ему необходимо было выступить и он знал, какие силы возможно призвать в помощь.
  
  - Воины Королевства! Еще час назад Вам казалось, что надежды на победу нет, что мы обречены умереть на этой земле, принеся себя в жертву, ради спасения своих родных, нашего народа и всего Азерота. Но сейчас надежда появилась! И чудо, что Вы ощущаете, подарили нам не Боги, его дал нам эльф, рискнув своей жизнью, своей душой, ради спасения калдораев. Он рискнул всем и дал нам шанс. Шанс на победу! И если сейчас мы проиграем, то покроем свои имена вечным позором. Ведь нам более не будет оправданий в предстоящей битве. Никто не сможет сказать - они были ослаблены. Все скажут о том, что они дрогнули, имея силы сражаться. Да, наш враг силен, да - на нас движется целая орда этих тварей, но всего один эльф смог перебить сотни этих созданий, смог совершить невозможное. А значит, сможем и мы. Так покажем демонам чего стоят калдораи, отплатим им за кровь наших женщин и детей, за гибель Зин Азшари. Приготовьтесь к бою! Тор илисар'тера'нал!* Тор илисар'тера'нал!
  
  Боевой клич подхватили тысячи воинов, а Дат`Ремар вздохнул с облегчением. Теперь они были готовы встретить врага.
  
  ...
  
  Эльфийское зрение позволило рассмотреть Легион демонов издалека и подготовиться к встрече. Впрочем, все приготовления были завершены за несколько часов до этого момента и сейчас предстояло лишь принять факт схватки с противником намного более опасным и страшным чем все те, что встречались калдораям прежде. И глядя на застывших в напряжении эльфов, Дат`Ремар видел, что сомнений в них больше нет - только решимость.
  
  Позиции, на которых встали калдораи, имели множество преимуществ. Для начала лагерь и войско разместились на возвышенности, что давало возможность лучникам и метательным машинам бить на максимально возможное расстояние. С западной стороны позиции примыкали к берегу реки Кханис - достаточно полноводной, чтобы стать преградой для Легиона. Место, где расположились войска калдораев, находилось напротив моста через реку, и иного пути через нее не было на сотни километров вверх и вниз по течению.
  
  Таким образом демоны вынуждены были атаковать войска калдораев, если хотели переправиться на другой берег и при этом Дат`Ремар мог не опасаться удара с тыла. На флангах позиций земля имела крутой подъем, что в сочетании с валами и кольями крайне затрудняло атаку демонов с этих направлений. К тому же в лесах несколько в стороне от лагеря находились позиции всадников на саблезубах и в случае надобности они готовы были ударить в тыл врагу.
  
  Таким образом, единственно удобной возможностью для нападения была атака в лоб. Учитывая же высокомерие демонов и их уверенность в своих силах, об этих качествах он узнал от Иллидана, они непременно воспользуются этой возможностью. Надо отметить, что непосредственно напротив их позиций была достаточно удобная местность - большое ровное поле с редкими деревьями, на котором вполне могли бы поместиться все те десятки тысяч демонов, что приближались сейчас к калдораям. Они непременно должны будут встать именно там и это хорошо - метательные машины уже пристреляны и будут бить максимально точно. А значит - да благословит Элуна наши начинания!
  
  Между тем накатывающая волна демонов не остановилась ни на миг перед атакой и тысячи низших бросились на прорыв. Впереди бежали бесы, создания не только бесконечно тупые, но и слабые не только по меркам Легиона, но и по любым иным, а потому их использовали как мясо, без малейшего колебания отправляя на верную смерть. И они ее встретили. Тысячи стрел устремились на накатывающую волну тварей и сотни демонов пали под этим ударом. Волны огня, ледяной град, копья ветра - все это обрушилось на противника, и если бы у врага был разум - он бы дрогнул и повернул, но бесы упорно рвались вперед, невзирая на потери. Маги эльфов притом пусть и были отчасти ослаблены ярко светившим Солнцем, получили поддержку жриц Элуны, даровавших свое благословение, а потому сражались упорно как никогда.
  
  На последних двух сотнях метров тварей встретили ямы с кольями, простой, но эффективный способ задержать врага, а тех из бесов, что прорвался и через это, ждали укрепленные друидами позиции. Враги накатывали на них волна за волной, взбираясь по трупам собратьев и это пренебрежение к своей жизни в конце концов позволило им добраться до эльфов. По всему переднему краю обороны завязалась рукопашная схватка.
  
  Во многом бесы смогли прорваться еще и потому, что маги калдораев более не могли отвлекаться на них, вынужденные сдерживать атаки эредаров и пытаясь замедлить неумолимо приближавшихся стражей скверны.
  
  - Активировать мины - бросил Дат`Ремар и так посмотрел на попытавшегося возразить Нейранона, что последний вынужден был тут же закрыть рот, так и не произнеся возражений.
  
  Израсходовать мины на бесов казалось неразумным, намного лучше было бы дождаться прихода стражей скверны, намного более опасных тварей, однако Дат`Ремар помнил с какой легкостью силитиды обнаружили установленные ловушки и был уверен, что демоны также не будут обмануты. А потому раздавшаяся цепь взрывов вызвала лишь облегчение, им не успели помешать. К тому же эти взрывы смогли изрядно проредить волну демонов, унеся с собой жизни тысяч существ.
  
  Меж тем потери возрастали. То в одном месте, то в другом бесы прорывались через все преграды и бросались неудержимой толпой на прорыв. Их почти сразу останавливали, но лишь затем, чтобы через несколько секунд прорыв произошел в другом месте. Дат`Ремар видел, что его армия справляется, что брошенные на смерть бесы гибнут сотнями и стоит продержаться еще совсем немного и противник иссякнет, вот только он также мог увидеть и то, что стражи почти дошли до укреплений.
  
  Надо сказать, далось им это большой ценой. Пусть маги эльфов были в большинстве заняты защитой армии от чернокнижников, пусть многие лучники оказались отвлечены на бесов, это были еще не все подарки, что нашлись для врага. Катапульты непрерывно стреляли, словно россыпью камней, заряженными артефактами, что взрывались в рядах противника. Все средства артиллерии, что возможно было перевозить, а также все те устройства, что можно было отломать без потери боеспособности, оказались свезены на это поле боя и сейчас вносили свой вклад в противостояние. К сожалению безнаказанно уничтожать врага не получалось. Оценив урон, что наносили катапульты, эредары выделили часть своих сил на их уничтожение и несколько орудий оказались уже сметены вместе со своими расчетами. Но остальные не замедлились ни на миг, посылая новые снаряды в сторону врага, оставляя проплешины в его рядах. Стражи скверны потеряли очень многих, прежде чем добрались до укреплений, но затем эльфы ощутили на себе мощь Легиона.
  
  В одно мгновение небо над позициями калдораев потемнело, и из него огненными болидами рухнули новые монстры. Пылающие скверной каменные големы, которых Иллидан называл инферналами, обрушились на позиции армии и уже только урон от их падения был по настоящему страшен. Сотни убитых эльфов, сотни раненых, а ведь эти твари не спешили распадаться на части, они споро собирались, желая уничтожить всех, кто находился поблизости. Пожалуй не знай Дат`Ремар и остальные калдораи об этом противнике заранее и битва могла бы принять весьма трагичный оборот, однако все без исключения воины армии были извещены о том, как сражаться с этими тварями. Для начала несколько десятков из них удалось сбить на подлете, перенаправив их приземление в ряды стражей скверны и безмозглые создания в первую же очередь атаковали сородичей, не считая нужным делать различий.
  
  Едва только инферналы, что приземлились в рядах эльфов, ударились о землю, в них со всех сторон полетели каменные копья, острые корни и все иные способы физического урона с помощью магических атак. Сам Дат`Ремар оказавшись всего в пятидесяти метрах от противника, не медля разверз под врагом трещину в земле и следом сомкнул края острыми пиками. Убить тварь таким образом не удалось, но обездвиженная, она оказалась легкой целью для других магов и прожила считанные секунды. В других местах с инферналами также боролись успешно, вот только нельзя было не признать, эта атака оказалась выбрана необычайно удачно и стражи скверны смогли в полной мере воспользоваться временным замешательством калдораев и устремились через проломы в укреплениях. Не дремали и эредары, напрягая все силы в отчаянном стремлении воспользоваться моментом слабости. Положение застыло в шатком равновесии.
  
  Один за другим падали сраженные инферналы, щедро забирая жизни калдораев, големы и боевые маги погибали, но не отступали ни на шаг под давлением врага. Маги, друиды, жрицы, все они не просто защищались, они начали бить по приблизившимся эредарам и бить успешно. Вот только и враг не желал уступать, демонстрируя опыт и невероятную мощь своих чародеев. Дат`Ремар напрягал все чувства, выискивая момент, для того, чтобы ввести в бой хранимые до поры резервы и в этот миг в ход битвы вмешалось никем непредвиденное обстоятельство, незначительное настолько, что изначально на него никто не обратил внимание, но внезапно ставшее поворотным. В тылу демонов вспыхнуло пламя магии.
  
  ...
  
  Телепортация выкинула меня и жрицу на мягкую, зеленую траву под кронами деревьев. А так как я еще мог ощущать на себе последствия использования силы Источника - удержаться на ногах не удалось, что в общем не вызвало расстройства. Было приятно хоть несколько минут отдохнуть после столь жаркого боя, не думать ни о чем и просто лежать. Вот только все настроение испортила картина, представшая перед моими глазами, стоило только немного повернуть голову.
  
  Вдалеке, скрытое за деревьями и многими километрами пути, двигалось большое скопление магически сильных существ. Большинство из них были слабы и на расстоянии оставляли лишь слабую дымку, да и то, лишь благодаря своему количеству, но одно создание пылало настолько ярко, что можно было рассмотреть его строение и в частности факт наличия в нем скверны. А значит это демоны, и находятся они на расстоянии нескольких часов пути от нас. Как ни посмотри, новости не лучшие, но еще важнее узнать, куда направляются войска Легиона. И узнать это необходимо немедленно, а значит стоит встать и определить на карте положение и направление движения противника.
  
  Отметив предварительно направление на цель, я погрузился в анализ карты с которой до того работать приходилось не часто, а потому разобраться в обозначениях было не столь и просто. К тому же пришлось принять звериную форму и придавить полотно лапами, так как магическое зрение не позволяло разбирать изображение. Труднее всего было найти город, рядом с которым мы должны были появиться, Серан. Так как Ремар сообщил мне о своем намерении именно здесь собирать войска, я заранее посетил это место и нашел подходящую поляну для перемещения и сейчас должен был находиться рядом с войсками калдораев. Впрочем, магически эльфы ощущались не столь сильно, как демоны, и потому я не мог их увидеть даже с вдвое меньшего расстояния. Учитывая тот факт, что Ремар не станет устраивать сражение в городе, армия также должна будет выступить навстречу или, что вероятнее, создать укрепления на удобной местности. Вопрос лишь в том, с какой стороны реки? Где мне искать сородичей? Хотя если Ремар не желал видеть испепеленные развалины там, где раньше был цветущий город, расположить войска он должен был со стороны Зин Азшари. По крайней мере этот вариант казался логичным.
  
  Подойти ближе к городу и там узнать направление? Это означает терять время. Понадеяться на удачу и пойти в предполагаемую точку расположения армии? Но и этот вариант грозит неприятностями. Вполне можно ошибиться и встретиться с передовыми отрядами демонов, что конечно не несет в себе ничего печального, сил отбиться от врага должно хватить, но вот стоит ли рисковать? Я покосился на Майев, но моя соратница самым бесстыдным образом спала, переложив обязанность принятия решения на мои плечи. Нет, подобное доверие, конечно, льстило, но все же...
  
  Какие варианты еще существуют? Если судить по карте, шанс успеть к началу сражения у меня в теории есть, но на практике я могу оказаться связан борьбой с патрулями демонов и приду уже после начала битвы или могу оказаться атакован патрулями калдораев - дружественный огонь еще никто не отменял.
  
  И что стоило мне переместиться сразу в город? Нет ведь, решил, что такое перемещение грозит стрелой в затылок, как это уже случалось ранее, и выбрал более безопасный вариант, а вот теперь мучаюсь. С другой стороны я сейчас на нужном берегу реки, за что можно похвалить свою предусмотрительность. Можно переместиться еще раз, но это лишь значит бесполезно потратить ману. Идти напрямик - грозит опасностью встретить готовых к схватке демонов и не успеть к основной битве. По руслу реки - потратить время и напороться на патрули калдораев. А ведь желание принять участие в сражении бушевало как никогда, и я даже не мог дать рациональное объяснение этому. Просто хотелось показать себя, внести значительный вклад в сражение, но ведь не нападать же мне одному на всю армию?
  
  Однако пришедшая в голову абсурдная мысль внезапно увлекла. Бурлившее в крови нетерпение буквально ухватилось за эту идею, а разум начал подкидывать один за другим доводы в пользу этого поступка. Легкое шевеление чувства самосохранения было просто вышвырнуто из головы и где-то внутри воцарилось изумление от этого факта. Нетерпение, азарт и главное жажда уничтожать демонов также как это было не так давно у Источника, завладело мной почти полностью.
  
  Один за другим ко мне приходили доводы "логики", о том, что удар в тыл позволит уничтожить множество ничего не подозревающих чернокнижников, о том, что никто не ожидает подобной наглости и наконец главное - у меня есть заготовленный маяк с помощью которого возможно будет сбежать в случае значительных проблем. И последний довод поставил точку во внутреннем споре.
  
  - Майев, как ты относишься к тому, чтобы атаковать тыл армии демонов?
  
  Жрица некоторое время в напряжении смотрела на меня, а затем спросила:
  
  - Иллидан, ты сошел с ума?
  
  - Возможно, но ведь ты сама назвала меня избранником Элуны, должен же я соответствовать этому званию? - впрочем, мой довод не возымел действия и пришлось добавить - Я оставлю путь к отступлению, а ты сможешь прикрыть меня издалека если дела примут скверный оборот.
  
  Не слушая больше возражений, я поднялся и посмотрел в направлении предполагаемого пути. Около двух с половиной часов, возможно чуть больше. Вот только это расстояние в шкуре тигра, а ведь жрица не умеет обращаться.
  
  - Майев, ты ведь не владеешь обращением в зверя? - задал я в общем-то бессмысленный вопрос, внутренне уже смиряясь с действительностью, не оставлять же ее в этом лесу да и помощь мне может потребоваться.
  
  - Не владею - угрюмо ответила жрица, она вообще не любила признаваться в каких-либо недостатках.
  
  - В таком случае залезай - произнес я и обратился в тигра. Легкий ступор Майев радости мне не принес, и потому пришлось ускорить процесс коротким рыком.
  
  Поймите меня правильно, ничего не имею против ношения девушек на руках, даже более того, надеюсь чаще подобное исполнять. Вот только одно дело несколько минут пронести на руках и совсем другое несколько часов на горбу. Уже предчувствую, сколько "удовольствия" я получу в процессе, особенно учитывая тяжесть доспехов.
  
  Долго думать жрица все же не стала и уже вскоре мы двигались к цели. На полной скорости, увы, бежать я не мог, понимая, что выдохнусь в пути, а ведь следовало оставить силы на само сражение, и потому приходилось двигаться рысью. Вполне возможно было заставить Майев двигаться на своих двоих, но я уже успел оценить выносливость девушки и понимал, что добежать после всего произошедшего за эту ночь она не сможет. Нет, жрица была хорошо подготовлена, могла сражаться долго и упорно, но к долгим переходам была не привычна. Сейчас же, пользуясь моментом, Майев бессовестно спала, обхватив мою шкуру, и оставалось удивляться тому, как ей это удавалось, в столь неудобном положении - особая жреческая магия?
  
  С приближением к цели лучше стали видны наши противники, а затем и союзники. И то, что я увидел, подтвердило прежние выводы - мы не успевали, и сделать с этим было ничего невозможно. Сражение уже началось. Впрочем, в таком развитии событий были и плюсы, если уж осуществлять столь безумный план, лучше было дождаться момента, когда большая часть армии демонов уйдет в атаку, оставив без надежной защиты чернокнижников, которые наоборот не рвались в первые ряды. Мне всего и нужно, что добраться к ним на расстояние удара клинками и тогда...
  
  Вскоре нам начали встречаться разъезды демонов, но стоит отметить, что работали они не слишком успешно. Была отчетливо видна нехватка гончих, без которых разведка противника почти прекратила свое существование. И это давало шансы подобраться ближе. И наконец, на расстоянии двух километров, я объявил привал.
  
  Дальнейший путь нам предстояло пройти на своих двоих, так как впереди определенно шел бой. Это можно было понять даже без магического зрения, так как крики, рев и взрывы от заклятий отчетливо звучали даже здесь. Взмахом руки показав направление, я начал быстро скользить вперед, вспоминая все, что освоил на границе с силитидами и из памяти Иллидана. Рядом со мной бежала Майев, и стоило отметить, что ей передвижение удавалось едва ли не лучше чем мне, что не могло не радовать. В результате, несмотря на то, что мы активно скрывались и избегали редких патрулей демонов, до нужного места добрались уже вскоре.
  
  Картина, что нам открылась, поражала воображение. Насколько хватало глаз, пространство оказалось заполнено демонами, и лишь в отдалении я мог увидеть сражавшихся эльфов. Сложно было определить, кто побеждает, и с этим вопросом я обратился к Майев.
  
  - Не могу сказать определенно, - сухим, напряженным голосом ответила жрица, - мы держимся, но враг силен.
  
  - Много тварей защищает эредаров? - мое зрение и так давало ответ на этот вопрос, но лишним он точно не являлся.
  
  - Не много, большинство отправлено на штурм, полагаю, Ваш план может сработать - в голосе Майев послышались неуверенные нотки, видимо она и сама сомневалась в сказанном, но все же не могла отрицать действительность.
  
  - Обязательно сработает. Итак, твоя задача находиться здесь и вырезать из тени всех, кто будет отделяться от общей толпы, если увидишь, что я тяжело ранен - постарайся вылечить, но не делай этого без серьезного повода, не дай себя обнаружить. Если ты все же вынуждена будешь применить исцеление - сразу беги, в одиночку ты с этой толпой не справишься.
  
  Жрица на это лишь кивнула, и я удовлетворенный направился к вражеской армии. Если верным были мои впечатления от общения со жрицей - она исполнит все именно так, как и было сказано.
  
  - Да пребудет с тобой Элуна - тихо прозвучало за спиной, но я не ответил даже кивком, все мои мысли были посвящены предстоящему бою, а в крови нарастало желание покромсать всех встреченных на пути демонов. Желание уничтожить этих отродий, вторгшихся на землю Азерота и подчинивших себе приближенных Азшары было просто нестерпимым. Вспомнился учитель, которого убил я сам, но лишь потому, что демоны извратили его, осквернили, навязали не свойственные ему идеи. И то же самое они желали сделать со мной. Воспоминание о случившемся в парадном зале дворца вызвало настоящее бешенство и желание уничтожить всех без исключения тварей, что стоят на моем пути, и как хорошо, что я начну осуществлять его уже сейчас!
  
  До основной толпы демонов осталось несколько десятков метров, построением это назвать язык не поворачивается, но путь к уже видимым мне эредарам перекрывает толпа монстров, а значит, придется идти на прорыв. Ускоряюсь, насколько возможно и рвусь вперед, отмахиваясь от единичных особей, что становятся все более многочисленными. В какой-то момент стало ясно, что еще немного, и я просто завязну в рядах противника, к тому же привлеченные шумом, чернокнижники начали оборачиваться, пусть весь мой прорыв не занял и пяти секунд. Более двигаться так нельзя, а значит пришла пора применять придуманный не так давно прием.
  
  Еще один шаг вперед и начало разворота по кругу. Руки вытянуты в стороны, крепко сжав рукояти глеф, а затем я совершаю рывок к цели.
  
  Когда заклинание завершило свое действие, мой путь напоминал просеку наполненную кровью и разрубленными телами демонов, я и сам был весь в крови тварей. Но цель была достигнута, а на моем лице появился торжествующий оскал, ведь идея совместить рывок и вращение доказала свою эффективность и сегодня демоны узнают как опасен может быть всего один эльф.
  
  Делаю шаг к ближайшему эредару и взмахиваю клинком. Лезвие наполненное энергией с легкостью прошивает щит и сносит голову чернокнижника, а я рывком ухожу в сторону, пропуская мимо вихрь заклятий. Но ухожу к конкретной цели - другому эредару. Бойня, происходящее напоминало настоящую бойню, ведь могущественные маги демонов просто не успевали ничего сделать со мной, не привычные к сражениям на ближней дистанции. Они разбрасывались заклинаниями в яростной попытке попасть, но лишь добавляли хаоса в мою картину боя. Конечно, будь в моих руках обычное оружие, и победа в этом сражении стала бы невозможной, но клинки, что так любезно подарил мне Архимонд, легко справлялись с выставляемой защитой, из-за чего схватка с тремя стоявшими рядом чернокнижниками не заняла и двадцати секунд. А затем рывок к следующей цели, кроша все на своем пути.
  
  Пока мне везло, и моими противниками были лишь низшие и эредары, и в этом была причина столь высокой эффективности. Стандартной тактикой стало прорваться рывком сквозь толпу, с помощью вращения перерезая тех, кто оказывался на пути, а затем изгнанием очистить пространство вокруг себя. От воздействия этого заклинания могли защититься лишь эредары и потому оставалось лишь сблизиться с ними на расстояние удара и пронзить выставленную ими защиту. Однако подобное раздолье, позволявшее мне упиваться кровью врагов, не могло продолжаться вечно, и первым препятствием стал вставший на пути губитель. Четырехметровая образина, напоминающая вставшего на задние лапы разжиревшего дракона. Эти создания были не слишком умны и за редким исключением не обладали магией, но вот их физическая сила была просто ошеломляющей. Интересно будет получить его голову.
  
  Рывок вперед и в сторону, пропуская мимо топор, а затем мои глефы перерезают жилы на ноге демона. Избежать удара хвоста, уйдя за спину твари и сразу за этим подпрыгнуть вверх и всадить клинок в шею. Вот и весь бой со столь грозным на вид противником, я даже не успел насладиться схваткой. Но надо отметить, что этот губитель был совсем молод и неопытен, оттого так просто умер. Рывком ухожу к новой группе, уничтожая всех на своем пути, и внезапно ощущаю подступающее беспокойство, что смогло пробиться даже в сильно затуманенный яростью битвы разум. Резко оборачиваюсь в сторону угрозы и понимаю, что в моей жизни появилась проблема, большая и очень большая проблема, метров пять в высоту - напротив меня застыл пылающий яростью Маннорот.
  
  - Слизняк, как ты посмел прийти сюда в одиночку, ты знаешь, какой медленной будет твоя смерть?
  
  Интересно, что это он такой злой, неужели я его родственника убил? Или он всегда переживал за смерть сородичей? Надо его подбодрить как-то, настроение поднять...
  
  - Маннорот, привет, а что здесь делаешь ты? Неужели поставили командовать армией? Удивлен, удивлен, ведь всем в Легионе известно, что ты туп как последний бес, вот даже я слышал! Должно быть в Легионе только дебилы могут командовать...
  
  Не ценит этот демон дружеской поддержки, иначе с чего он с яростным воплем "убью!" бросился на меня? Надо сказать, что пусть Маннорот и был таким же губителем, как и убитый ранее демон, но их сила была несопоставима. Скорость, с которой двигалась эта тварь, была значительно выше моей, и лишь перемещение с помощью магии помогло мне не умереть в первую же секунду боя. Впрочем, моей целью было вовсе не победить Маннорота, что было изначально невыполнимой задачей, все что мне требовалось - это разозлить его как можно сильнее. Движимый этой целью я и пошел на риск, сблизившись с демоном на расстояние удара. Хотя кого мне обманывать, на деле мной руководил лишь яростный азарт и наслаждение от смертельно опасной схватки. Сразу после взмаха клинком пришлось мгновенно разрывать дистанцию, но своего удалось добиться, кровавая полоса украсила заднюю ногу Маннорота, а он сам впал в настоящее бешенство.
  
  Волна магии ударила широкой полосой и лишь готовность к подобному позволила мне и в этот раз избежать смерти. Сзади раздались вопли умирающих демонов, но ни я, ни мой противник не обратили на них внимания, началась игра со смертью. Рывок, что есть силы в сторону и в следующий момент место, где я прежде стоял, разрывается от удара семиметрового копья. Но мне в тот момент было не до любования последствиями удара, ведь рывок привел меня к новым демонам, и требовалось взмахами клинков убивать самых настырных. А спустя секунду Маннорот оказался передо мной, по пути затоптав не менее десятка низших, хотя кто их считал?
  
  Уже вскоре двигаться на поле боя стало несколько проще, демоны сами разбегались при виде своего командующего, не желая становиться смазкой на его клинке, только вот и мне было не просто. Пусть я ни разу не попал под удар того железного весла, что держал в своих руках Маннорот, его магия и разлетающиеся осколки раз за разом цепляли тело, по капле выпивая силы. В какой-то момент мне показалось, что еще несколько секунд и придет конец - во всем теле поселилась слабость из-за потери крови, но исцеляющая магия Майев вернула часть сил и позволила ускользать и дальше. Жаль только больше на ее помощь рассчитывать не стоило, лишь надеяться, что ей самой удастся уйти.
  
  Единственное, что радовало в этой ситуации, то, какими жертвами среди демонов оборачивалась для Маннорота эта погоня. Не имея возможности как следует рассмотреть все, я мог с уверенностью говорить о сотнях растоптанных или сожженных магией тварей. Пожалуй, я сам не смог бы уничтожить и половину из тех демонов, что растоптал Маннорот. А значит, мой бег по всему полю боя был не напрасен, жаль только везение не могло быть вечным и в один далеко не прекрасный момент, я не успел увернуться.
  
  Первоначально последовала атака магией, и сразу за ней Маннорот ударил своим обоюдоострым копьем в место, куда я должен был отступить. Видно застилавшая его глаза ярость отступила, и разум подсказал верный ход действий. Все, что успел сделать я - закрыться от удара глефами.
  
  Все же мне повезло, если бы удар был направлен сверху вниз, его сила просто размазала бы меня по земле, и ничто бы не стало спасением, а так я просто был отброшен на десятки метров в сторону, словно снаряд катапульты. Сознание, до этого заслоненное яростью поединка на миг прояснилось, под воздействием боли, что пронзила все тело. Из того, что удалось понять по приземлении, можно было диагностировать, многочисленные переломы костей. Упал достаточно удачно, ведь меня не убили в первую же секунду, что было вполне возможно посреди поля боя. Выяснять причину такого везения мне не хотелось, а потому, более не став медлить, я сплел заклинание телепортации, так и не увидев разъяренной морды Маннорота, осознавшего, что его противник смог от него ускользнуть.
  
  Но в еще большую ярость генерал впал, когда оглянулся на свое войско, что именно в этот момент бросилось в бегство под натиском калдораев.
  
  ...
  
  Когда Дат`Ремар впервые увидел вспышку магии в тылу врага, то просто не обратил на это событие внимания занятый намного более важной задачей. Он координировал атаку нескольких десятков магов, целью которых был ворвавшийся в ряды эльфов натрезим. Тварь эта, вооруженная необычайно прочными и острыми когтями, а также великолепно управляющая магией, была по-настоящему страшным противником и всего за минуту смогла уничтожить почти сотню калдораев, убивая всех, кто находился поблизости. Вот только демон забыл, что как бы он ни был силен, численность имеет значение. Вначале в натрезима ударил луч артефакта, заставив тварь укрыться за щитом, а следом заклинание, что было создано силой десятков калдораев, обрушилось на ослабленный щит. Этим заклинанием была молния, что ударила стремительно и смертоносно, почти не заметив сопротивления, и казавшаяся непобедимой тварь распалась не многими кусками истлевшей плоти.
  
  Справившись с этой проблемой Дат`Ремар вновь обратил внимание на поле боя и как раз вовремя, чтобы заметить как громадный шестилапый демон, столь похожий на описанного Иллиданом Маннорота, начал уничтожать собственное войско. Безумие это было или демон сражался с кем-то не считаясь с потерями, Дат`Ремар не знал, да это его и не заботило, он увидел шанс и отдал приказ на атаку.
  
  В тот же миг калдораи, что до поры не использовали всех возможностей и берегли запасы накопителей маны, бросили все силы в бьющие по площади заклятия. Ледяной дождь обрушился на армию демонов, ударив по трети сил противника. А затем на оставшихся в живых тварей насели все оставшиеся к тому моменту целыми големы и ударившие с флангов наездники на пантерах и саблезубах. И враг дрогнул, даже демоны желали жить, и, увидев, как в один миг погибли тысячи собратьев, они бросились в бегство. А еще спустя минуту очнувшийся генерал демонов отдал приказ об отступлении, по сути подтвердив уже свершившийся факт.
  
  ...
  
  Мое перемещение было не слишком далеким, всего на два километра от места сражения и само нахождение здесь было опасно, но прежде чем хоть что-то предпринять я использовал исцеляющее плетение, а еще спустя мгновение почувствовал на себе магию Элуны. Майев оказалась всего в нескольких шагах от меня, и сердце невольно сжалось от такой преданности, ведь она выполнила букву приказа, но так и не пожелала бежать с поля боя, оставляя меня сражаться одного. И теперь, благодаря ее помощи, я вновь чувствовал, как оживаю, как срастаются сломанные кости.
  
  - Спасибо, Майев, спасибо за все - только и смог сказать я и начал подниматься на ноги.
  
  На эти слова жрица лишь отмахнулась, глядя на меня с каким-то благоговением. Неужели я смог подтвердить звание избранного Элуной? Впрочем это не важно, ведь еще так много демонов осталось в живых, а кровь, что стучит в висках, требует еще сражений.
  
  - Майев, я возвращаюсь! - почти прорычал эти слова, радостно оскалившись и, не дожидаясь неминуемых вопросов, добавил - Демоны отступают и именно сейчас мы сможем резать их безнаказанно, разве есть что-то лучшее?
  
  В голове стоял багровый туман, во всем теле чувствовалась боль, но все это перекрывала безудержная ярость, что толкала вперед. Более не говоря ни слова, я рывком устремился в сторону сражения, уже предвкушая на губах кровь демонов.
  
  
  ...
  
  Подземелье Зин Азшари. Спустя несколько минут после завершение битвы у Серана.
  
  Архимонд готов был рвать на части всех окружающих, но вынужден был сдерживать себя, тем более, что ближайшая к нему самка являлась неприкосновенной - за ее убийство Саргерас неминуемо бы уничтожил своего слугу. Азшара прекрасно это понимала и потому мило улыбалась ему, хотя и она была не рада итогам последних сражений. Легион оказался разбит и если только станут известны подробности и главный виновник случившегося - вся ответственность ляжет на Архимонда.
  
  А все этот слизняк, что смог сбросить подчинение и предать Легион, ударив в спину. Именно он привел друидов к Источнику и сбросил заклинание, заодно перебив множество эредаров и что самое неприятное - натрезима. Как же хочется поймать этого червя и раздавить голыми руками, хотя нет, лучше подвергнуть его пыткам и тысячелетиями испытывать на нем новые способы мучений... Вот только слух о предательстве этого слизняка может раскрыться и тогда во всем обвиняет его, Архимонда. Ведь именно он проводил ритуал, он дал этой твари оружие, с помощью которого тот убил Дейрона и многих других демонов. Так каким станет наказание Саргераса, когда тот обо всем узнает?
  
  А после этого обвинения демоны вспомнят и о назначении командующим Маннорота. Архимонд представил, как толпы этих лживых тварей будут докладывать Саргерасу о том, насколько глупой была такая идея, и дадут ли в этот момент архидемону сказать слово в свою защиту? Ведь он и сам понимал, насколько туп был Маннорот, вот только этот непомерно сильный губитель не признавал ничьего командования за исключением существ сильнее себя. А такими были лишь трое - Саргерас, Кел`джеден и Архимонд. И ни один из них не мог участвовать в том сражении. А в таком случае кого он мог поставить командовать войсками Легиона? Не оставлять же Маннорота в столице?
  
  Впрочем, доводы оппонентов Архимонд мог легко предсказать. Необходимо было отправляться на бой самому. И, наверное, это было действительно так, однако в тот момент казалось, что охрана портала и слежение за Азшарой много важнее командования армией, что обречена на победу в сражении, где противник лишен магии. Так казалось тогда, но не сейчас. Интересно, а о чем думает эта стерва, что идет рядом с ним? Что ожидает от разговора с повелителем?
  
  Двое вошли в зал, в котором стояло зеркало портала, и был виден силуэт темной фигуры. Демон, чье имя внушало ужас в тысячах миров, и утонченная ночная эльфийка, самый сильный маг среди своего народа. Могущественнейшие создания во вселенной, они опустились на колени, чтобы спустя секунду оказаться придавлены силой павшего титана, что даже не находился в Азероте, но при этом обладал властью убить их несмотря на разделявшее миры расстояние. Саргерас, был в гневе и этот гнев он направлял на обоих, что стало легким утешением скрючившемуся под давлением Архимонду.
  
  - Никчемные твари, вы не способны ни на что, Вы бесполезны, Вас могут стереть в пыль даже жалкие насекомые, Вы не в состоянии выполнить простейших приказов!
  
  Рев существа оглушал, а его магия проникала в разум, пригибала тела, наполняя ужасом создания, все могущество которых было ничтожным на фоне их повелителя. И они могли лишь молча сносить поток оскорблений даже в мыслях не пытаясь найти себе оправданий.
  
  - Десятки тысяч погибших демонов, десятки! И при этом вы позволили убить всех натрезимов, что были посланы в этот мир, потерять сотни эредар, десятки губителей, так какую кару мне стоит осуществить?
  
  Саргерас замолчал, все более наращивая давление до того момента, когда кости слуг начали трещать от напряжения, но затем резко остановил пытку, позволив подчиненным сделать вздох.
  
  - Я недоволен Вами. Вы потерпели поражение от дикарей, что еще месяц назад не знали о нашем существовании. И потому Вас будет ждать наказание. Какое именно, определим позже и Вы должны радоваться уже тому, что это поражение не приведет к катастрофе. Я знал, что мои подчиненные склонны допускать ошибки и уже нашел выход из положения, союзника, что даст нам время для сосредоточения на новом ударе. Надеюсь, более вы меня не расстроите.**
  
  Конец 2 части книги
  
  * "Пусть наши враги постерегутся" (боевой клич). Как видите, в переводе совсем не звучит, а потому приведено на дарнасском
   ** Я полагаю заканчивать очередную часть на загадке для читателей - хорошая традиция и потому предлагаю подумать о том, кем является этот союзник?
Оценка: 6.79*113  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Жасмин "Как я босса похитила" (Женский роман) | | Ю.Ханевская "Отбор для няни. Любовь не предлагать" (Юмористическое фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Наследница проклятого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | Л.Манило "Назад дороги нет" (Короткий любовный роман) | | В.Лошкарёва "Вторжение" (Любовная фантастика) | | С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"