Ипатов Вячеслав: другие произведения.

Жажда магии. Книга 2. Раскол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.04*71  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война с Пылающим Легионом становится все жарче. Уже отгремели первые сражения, уже собраны войска для отпора иномирянам. Однако как бы ни был силен враг, как бы не велика угроза у каждого в голове возникает один вопрос - что случится после победы, кому достанется Азерот?

  Книга 2. Раскол.
  Часть 1. Ход Древних*.
  
  Глава 1.
  
  Северо-восток Калимдора. 23 день с момента вторжения демонов в Азерот (за три дня до сражения у Серана).
  
  Королевство кал`дораев всегда гордилось своей утонченной архитектурой, наполненной множеством орнаментов и богатой палитрой красок. Прекрасные дворцы были при этом не просто иллюстрацией могущества, они являлись центром жизни Азерота, сердцем, определявшим дальнейшую судьбу мира. Так казалось многим, вернее сказать почти всем, кроме тех, кто нес обязанность хранителей и защитников этого мира. Кроме драконов.
  
  Эти создания не стремились всерьез вмешиваться в жизнь других рас, по крайней мере, именно такой позиции они официально придерживались. Однако, когда до начала первого сражения между эльфами и демонами оставались считанные дни, решение о будущем Азерота принималось совсем не во дворце и вовсе не эльфами, хоть стоило и признать, помещение, в котором должно было состояться собрание, было самым грандиозным из всех существующих на Калимдоре, а существа, на него явившиеся - сильнейшими.
  
  Драконы слетались в пещеру, что имела просто невероятные размеры - более четырехсот метров в высоту и двухсот в ширину, отчего даже Аспекты терялись в ее пространстве. Впрочем, не следовало удивляться причудливости природы, ведь не она создала это помещение, во всем, что было внутри пещеры, чувствовалась рука неведомого мастера.
  
  В гладких, идеально ровных стенах, что загибались полукругом создавая купол, терявшийся в полумраке, в пяти расположенных на равном расстоянии друг от друга арках проходов, и, наконец, в пяти статуях, что вырастали из стен, во всем этом была видна идеальная четкость и выверенность линий, а сами скульптуры дышали жизнью. Они изображали гигантских драконов, распахнувших крылья, и все летели к одной цели, расположенной в центре пещеры. А сверху их тел располагались драконы настоящие. Все пять аспектов явились на это собрание и каждый занимал место на голове одного из каменных драконов, а сильнейшие члены их стай располагались позади, на спине и крыльях.
  
  Прошли тысячелетия, с тех пор как на собрании присутствовал полный состав участников, но и событие, что свело вместе драконов, имело первостепенное значение. В Азерот вторгся враг и впервые за долгие годы драконы были поставлены перед фактом того, что им следовало исполнить свое предназначение, что дали им титаны - защитить мир. Вот только кто сказал, что в этом вопросе будет царить согласие?
  
  - Мы должны вмешаться немедленно, пока еще не стало слишком поздно! - этот крик, переходящий в рев прозвучал из пасти громадного красного дракона, Алекстразы, Аспекта жизни. Помня свое предназначение, она считала нужным беречь все живущие на Азероте расы и в этом своем мнении расходилась с иными драконами.
  
  - Зачем нам спешить? - в противоположность красной драконице, голос черного дракона Нелтариона, Аспекта земли, был спокоен и безмятежен - разве нынешние события не выгодны нам?
  
  - Выгодны? Нелтарион, ты сошел с ума! Неужели ты не понимаешь, сколь страшная угроза нависла над Азеротом и нашей расой? Может ты оглох и не слышал меня?
  
  - Я отличаюсь прекрасным слухом, Алекстраза, а не услышать твоих криков не смог бы даже глухой дракон, а еще у меня есть разум и он говорит мне, что случившееся пойдет на пользу нашей расе. Жаль, что ты как и прежде слышишь, но не слушаешь меня.
  
  - Я тебя слышу и то, что ты говоришь неприемлимо. В Азерот вторгся враг, враг всему живому, каждому созданию нашего мира, а ты предлагаешь нам радоваться этому и искать выгоду?
  
  - Можем и скорбеть, если ты этого хочешь. Вот только разум нам дан, чтобы думать и искать выгоду во всем для нашего народа, даже в несчастьях других. И этот катаклизм поможет драконам, если правильно повести себя, а не бросаться в слепую атаку.
  
  - Вновь твои скользкие речи, Нелтарион! Что ты хочешь предложить на этот раз? Кого уничтожить чужими руками? И правда ли ты хочешь пренебречь нашим долгом и рисковать всем ради призрачной выгоды?
  
  - А по-моему именно ты, Алекстраза, намерена рискнуть будущим нашей расы, в то время как я желаю принести нам процветание...
  
  - Нелтарион, возможно ты прекратишь кружить и выскажешься прямо? Не только моя сестра, но и я уже начинаю терять терпение - в доказательство своих слов зеленая драконица Изера, Аспект Сна, выпустила из ноздрей пучки пламени.
  
  - И меня будут слушать - все тем же спокойным, с насмешливыми нотками, голосом спросил черный дракон.
  
  - Нелтарион...
  
  - Хорошо, если Вы так желаете, я выскажусь прямо - голос Нелтариона приобрел уверенность и твердость, а сам он обвел взглядом своих собратьев и всех тех драконов, что собрались в этот день в пещеры.
  
  - Вы говорите об угрозе, что пришла в наш мир, но почему Вы забыли о той угрозе, что в нем существовала уже давно. Почему Вы забываете об этих низших созданиях, что возомнили себя богами и расползаются по Калимдору словно крысы? - голос Аспекта земли звучал с каждым словом все громче, уверенней, завораживая остальных, но говорить дальше ему помещали.
  
  - Ты вновь за старое, Нелтарион? Как долго ты будешь твердить одно и то же, и как связана угроза кал`дораев и наше положение? - Алекстраза смотрела с нескрываемым раздражением, почти с ненавистью, впрочем, это не удивляло никого из присутствующих, ведь этот спор черного и красного Аспектов длился даже не годами, столетиями.
  
  - Именно в настоящий момент угроза и имеет значение, ведь мы впервые за долгие столетия можем устранить кал`дораев, не рискуя своими сородичами!
  
  - Нелтарион, ты забываешься! Титаны поставили нас хранить этот мир, а ты предлагаешь ждать, наблюдая за тем как он будет разрушен? На чьей ты стороне? - драконица пригнулась и расправила крылья, словно готовясь к прыжку, а окружающие затихли в напряжении.
  
  - Нелтарион, твое предложение неуместно, это противоречит нашей миссии - проговорил в наступившей тишине Ноздорму, Аспект времени.
  
  - Неужели? - насмешливый голос черного дракона прокатился по залу - а не кажется ли Вам подобное лицемерием? Ведь мы уже не раз выступали против кал`дораев, помогая их врагам убивать тысячи этих ничтожеств, и что иного ты видишь здесь?
  
  - Я никогда не поддерживала твоих идей и никогда не стану - почти прошипела Аспект жизни.
  
  - Алекстраза, не стоит вспоминать о прошлом, когда так важно будущее - заметил Аспект времени, после чего повел дальше свою роль примирителя сторон, что он исполнял все эти годы - Нелтарион, сейчас не время для раздора, у пришельцев есть силы для того, чтобы уничтожить наш мир, это подтверждает Алекстраза и это чувствует Малигос. Поэтому мы обязаны выполнить свое предназначение.
  
  - А разве нет у нас обязательств перед своими стаями, своей расой? Разве не обязаны мы использовать любую возможность для блага нашего народа? Ведь именно сейчас мы имеем возможность устранить угрозу, что нависла над нами - Аспект земли не собирался отступать, он выпрямился и распахнул крылья, давая каждому присутствующему в зале дракону разглядеть себя и услышать сказанное - кал`дораи развиваются слишком быстро, еще тысячу лет назад они занимали вдвое меньшее пространство, а что случилось бы еще через тысячу лет? Когда бы пришел день войны между нами? И это при том, что мы как могли останавливали их развитие, помогали их врагам. Однако уже сейчас эта помощь ничего не дает, ни на шаг не останавливает продвижение наших врагов! Что силитиды, что тролли ни на что не способны и даже с нашей помощью не в состоянии нанести достаточный урон кал`дораям. Что сказать, если даже помощь артефактами и накопителями маны, что мы предоставили силитидам недавно, помогла лишь разрушить одну крепость и убить несколько тысяч остроухих крыс, но не дала жукам и шанса на победу в войне!
  
  Прервав свою речь Нелтарион обвел взглядом притихший зал и продолжил:
  
  - Ночные эльфы день за днем, столетие за столетием становились сильнее и год назад мы уже не могли быть уверены в победе над ними, но сейчас нам выпал шанс! Шанс остановить эту угрозу, остановить растущее могущество этой расы! И все что нам следует сделать - дождаться, когда иномиряне и кал`дораи ослабят друг друга, а затем уничтожить победителей одним ударом!
  
  Завершение речи было встречено согласным ревом множества собравшихся драконов. Не всех, даже не трети, однако это не отменяло того, что многие поддерживали воззрения Нелтариона - как его собственная стая, так и драконы иных цветов. Не поддержали его лишь члены красной стаи, но Алекстраза не знала с чем это было связано - с настоящими убеждениями или не желанием противоречить ее взглядам. А еще она не знала настоящих убеждений других Аспектов, даже своей собственной сестры. Лишь видела, как каждый раз они соглашались с мерами, предлагаемыми Аспектом земли.
  
  - Нелтарион, сейчас я не буду оспаривать твои идеи об уничтожении всего живого, что может нести угрозу - в голосе Алекстразы чувствовалась усталость, что было не удивительно, ведь эта тема поднималась бесчисленное число раз - всего лишь задам тебе один вопрос: что случится, если к моменту нашей атаки окажется слишком поздно? Ты готов поставить судьбу нашей расы и Азерота на то, что мы сможем победить в одиночку?
  
  - Иномирян ослабят кал`дораи...
  
  - Ты так в этом уверен? - перебила Нелтариона Алекстраза - может быть ты знаешь, какими силами обладают наши противники? Какие у них планы? Ты знаешь то, что неизвестно нам?
  
  - Нет - после долгого молчания ответил Нелтарион - но я считаю, что нам следует рискнуть, так как иного шанса у нас не будет.
  
  - А я так не считаю - проговорил до этого момента молчавший Малигос, Аспект магии - пришедшие в наш мир по настоящему опасны, я лично оценил их силу и могу сказать, что нам не стоит противостоять им в одиночку, лучше присоединиться к кал`дораям, иначе мы рискуем понести страшные потери в грядущей войне.
  
  Таким образом, мнение трех Аспектов склонилось к присоединению к войне, а позже и Изера объявила о своем согласии, отчего Нелтариону оставалось лишь смириться с решением большинства.
  
  Впрочем, решение о вступлении в войну было не единственным, что намерены были обсудить драконы, и затем Аспекты приступили к обсуждению деталей. Когда выдвигать войска, действовать в одиночку или присоединиться к армии и если присоединиться, то к кому? Как много драконов выделит каждая стая? Сейчас существовало всего два варианта союза, две армии, что вели бой с иномирянами. И выбор между ними был очевиден, тем более, что Алекстраза уже провела переговоры с Кенариусом. Но вот при обсуждении вопроса как воевать, Нелтарион вновь вступил в разговор.
  
  - Хорошо, если таково мнение большинства, черные драконы согласны вступить в бой уже сейчас, но Вы сами заявляете, что противник опасен, разве можем мы вступить в бой без надежного оружия?
  
  - Что ты имеешь в виду Нелтарион? - сухо спросила Алекстраза, она воспринимала настороженно любое предложение Аспекта земли, и этот случай не был исключением.
  
  - Я говорю об идее, что была когда-то предложена Малигосом, о Душе дракона. Если опасность столь велика, как он говорит, не следует ли нам собрать все силы для сражения?
  
  - Опасность действительно значительна - подтвердил Аспект магии - и потому Душа дракона нам может пригодиться.
  
  - Отдать часть своих сил в артефакт, да еще и доверить его одному из нас? - подпуская сомнение в голос, уточнила Алекстраза.
  
  - Ты кому-то не доверяешь? - с интересом спросил Нелтарион - возможно кому-то конкретному? Я предлагаю отдать Душу дракона Малигосу, как Аспекту магии, но возможно ты не считаешь его достойным?
  
  Эти слова и решили исход спора. Позже проходили и иные переговоры, но выбор, что должен был повернуть историю мира уже был сделан.
  
  ...
  
  Темное помещение, едва освещаемое светом магического огня, более всего напоминало пещеру и, по сути, ей и являлось, однако в то же время оно было еще и покоями одного из сильнейших существ мира Азерота, Аспекта земли. Нелтарион был неприхотлив к обстановке, еде и даже к иным расам он относился достаточно снисходительно, что без сомнения изумило бы Алекстразу, если бы она проникла в тайны этого дракона. Именно потому сеть пещер, что служила домом ему и ближайшим соратникам могла поразить случайного путника грубостью более подходящей троллям, а вовсе не древней и могущественной расе, вот только случайных путников здесь никогда не было, а рядом с покоями Нелтариона не стремились появляться без причины даже дочери Аспекта.
  
  Сам Нелтарион в данный момент метался по пещере, пытаясь справиться с бурей чувств, что царила в его душе с момента окончания переговоров. Пусть и прошел целый день, волнение, раздражение и гнев не покидали, заставляя раз за разом воспроизводить в голове прошедшие события.
  
  В очередной раз он убедился в том, что Аспекты, из-за проклятых обетов принятых тысячи лет назад, готовы повести его народ к гибели. Иметь такой шанс расправиться с угрозой и отказаться от него. "Они выбрали такой путь, но я должен действовать иначе, если хочу процветания для своего народа"** пронеслась мысль в его голове, и он не замедлил с этим согласиться. Столетиями остальные драконы отказывались признавать опасность. Отказывались задавить в зародыше угрозу. А ведь Нелтарион первым обнаружил ее еще тысячу лет назад и уже тогда предложил уничтожить кал`дораев, пока те не набрали силу. "Эти ничтожества погубят драконов, необходимо действовать пока не поздно".
  
  Долгое время Нелтарион не знал, что ему предпринять, как убедить остальных в существовании угрозы, в необходимости действовать немедленно и лишь в последние годы он понял, что это невозможно, "они не способны понять, и лишь я могу спасти свою расу". Только так и никак иначе. "Никому нельзя доверять", даже перед стаей не стоит раскрывать свои планы.
  
  Хорошо, что Нелтарион был готов к решению остальных Аспектов и даже предложение высказал лишь потому, что желал дать им шанс. "Они доказали свою ничтожность" и потому дальнейшее промедление было бы преступно. Он знал это и уже был готов действовать. Душа дракона, артефакт, что отдали на хранение Малигосу, был ключом к будущей победе. Должно быть, остальные драконы полагали, что он под надежной защитой до момента выступления, но они ошибались. Ведь Нелтарион в момент передачи части своих сил оставил в артефакте и свой подарок - маяк, который способен был разглядеть лишь он один и благодаря которому удастся найти путь до пещеры Малигоса и его тайника. Сама возможность создание этого маяка была словно озарение, и еще одно доказательство его права решать судьбу всех драконов и Азерота.
  
  А зная примерное местоположение "Души дракона", обворовать Аспекта магии будет уже не сложно, ведь этот глупец всегда беспокоился именно о магической защите в ущерб иной, что было его вечным недостатком, известным очень немногим. "Все же я гениален, ведь смог обмануть всех, какие же они ничтожества, раз мне удается побеждать даже в лучших их направлениях". Душа дракона будет станет принадлежать Аспекту земли и никому другому, необходимо лишь выбрать время для удара. Нельзя забрать артефакт слишком рано, в этом случае остальные Аспекты заподозрят неладное и попытаются найти меня. Нельзя и ударить слишком поздно, ведь в пути Малигос будет держать Душу дракона при себе, забрать ее в этом случае не удастся.
  
  Хорошо, что удалось уговорить остальных Аспектов подождать с помощью кал`дораям и на это время позволить Малигосу улучшить "Душу". Это дает время для подготовки. Нелтарион был Аспектом земли и, зная где расположено место, мог оценить его строение и сейчас, когда движение "Души дракона" наконец остановилось, пришло время для изучения убежища Малигоса. Проникнув, он сможет получить в свои лапы так необходимую силу "и даже если потребуется убить сородичей - это меня не остановит". Мысль была внезапна и заставила Нелтарион замереть на месте. Пойти на подобное? Стоит ли поставленная цель того? Пусть драконы находятся в заблуждении, но они являются его сородичами... Именно ради их блага он стремится достигнуть поставленной цели. Но с другой стороны он начал эту игру и не мог остановиться на половине пути. "Я убью ради величия драконов столько сородичей, сколько потребуется, если они будут настолько глупы, чтобы встать на моем пути." Что с ним? Откуда такие мысли? И нужно ли им следовать? Сомнения не оставляли и Нелтарион решил для себя обдумать все позже, не сейчас. В настоящий момент он должен был сосредоточиться на изучении местности, где хранилась Душа дракона.
  
  ...
  
  Разведка убежища Малигоса была почти завершена, пусть для этого и потребовалось более двух суток, когда Нелтариона отвлек магический зов. Его воздействие исходило из тайника в особо укрепленном хранилище и много идти лишь от одного артефакта, о существовании которого не знал никто. Сейчас он вызывал черного дракона и, зная кем было существо, что желало общения, излишне медлить не хотелось. Сам этот артефакт был получен Нелтарионом более года назад при весьма странных обстоятельствах. Он просто оказался в его покоях, лежащий на полу в центре помещения. Странным было то, что найти его место обитания, преодолеть стражу из черной стаи и магическую защиту было невероятно сложно, тем не менее неизвестный справился с этой задачей, оставил артефакт, после чего беспрепятственно удалился. Как? Этого ему так и не удалось узнать.
  
  Более месяца он избегал обращаться к артефакту, изучая его всеми доступными чарами, предварительно переместив в лабораторию, но так и не обнаружив ничего, кроме способности воспринимать и передавать сигналы извне и странной энергии, в нем заложенной. Опасность по-прежнему существовала, но все же он решил воспользовался этим устройством. И именно тогда познакомился с Саргерасом.
  
  Неизвестный был силен и опасен, намного сильнее его самого, что можно было почувствовать даже при такой связи, а еще он предлагал присоединиться к нему в нужный час. И Аспект земли ответил согласием. Но не следовало думать, что ему захотелось присоединиться к Легиону, вовсе нет, просто использовать других в своих целях вполне естественно и Нелтарион планировал воспользоваться вторжением Пылающего Легиона для решения стоящих перед драконами проблем - уничтожением главной угрозы мира Азерота - кал`дораев. Тем более, что Саргерас пообещал, что именно ночные эльфы станут первой расой, по которой будет нанесен удар.
  
  Правда следовало уточнить, что хотя Нелтарион и ответил согласием, но это вовсе не означало, что он в действительности поверил. Всего лишь принял к сведенью и на время забыл о сказанном, посчитав, что если его собеседник говорил правду - Аспект не упустит такого события. Из предпринятых мер было лишь обновление связей с троллями - почти бесполезной в нынешних условиях расой, но которой можно было в нужный момент пожертвовать.
  
  Вызывало жалость лишь то, что Аспекту земли было неизвестно время и место появления Легиона. Этого Саргерас ему не сказал, да и вообще не посчитал нужным сообщить хоть какую-то информацию. С каждым прошедшим месяцем Нелтарион все больше верил в то, что никакого вторжения и вовсе не будет, но последние события это мнение опровергли. И вот сейчас к нему обращен вызов, а это означает, что Саргерас желает от него выполнения заключенного договора. Неужели кал`дораи победили, и Легиону потребовалась помощь? Что ж, Аспект готов был ее предоставить.
  
  - Повелитель? - спросил Нелтарион у темного силуэта, что словно был погружен в воду, хотя сам артефакт более всего напоминал блюдо с зеркальной поверхностью.
  
  - Ты готов выдвинуть свои войска? - Саргерас и в первый раз был не слишком вежлив, пожалуй даже груб, но та мощь, что и сейчас ощущалась от зеркала, позволяла ему подобный тон. Однако в этот раз Нелтарион почувствовал, что скрытое за другой стороной артефакта существо находилось в неистовой ярости и потому решил ответить без не нужных подробностей, четко и коротко.
  
  - Мои войска готовы выдвинуться, но должен напомнить, я пока не могу действовать открыто, а силитиды отказались атаковать вновь, их последняя атака истощила силы жуков и они намерены еще десятки лет зализывать раны.
  
  - Им никто не даст этого времени. Я помню о том, что ты говорил, у меня прекрасная память, и тебе не стоит этого забывать. Сейчас мне потребуется лишь отвлечь кал`дораев от портала на некоторое время. Ты готов это организовать?
  
  - Да, уже завтра тролли смогут выйти в поход, я связался со всеми племенами этой расы.
  
  - Прекрасно - тон Саргераса смягчился, а то ощущение яростной силы, что било из артефакта, немного утихло - я надеюсь на тебя, Нелтарион, не подведи меня.
  
  *Имеются в виду Древние Боги - три существа, заточенные титанами в недрах земли и получившие возможность воздействовать на разумных, внушая им свои мысли. Впервые они пробудились именно в это время.
  ** Прямая речь не является ошибкой, впрочем вы и сами уже догадались, с чем она связана.
  
  Глава 2.
  
  Темное, сырое подземелье, и в его центре стоит клетка, со связанным цепями эльфом. Он едва может пошевелить головой и вынужден тысячелетия проводить в неподвижности и лишь краткие разговоры с его тюремщицами скрашивают жизнь заключенного. Но надо отдать должное пленнику, тот не теряет бодрость духа и даже ведет с ними бойкий разговор, постоянно ставя своих собеседниц в тупик.
  
  Вот и сейчас он произносит насмешливым тоном:
  
   - Перед вами настоящий, живой, теплый и бодрствующий, очень твердый в определенном месте - разумеется, при умелом обращении - и полный сил, красавец мужчина! На многие месяцы пути нет ни одно такого, а вы не цените подобного счастья!
  
  Этот эльф еще улыбался, не понимая, какими трагичными будут его следующие дни, годы и столетия. Не понимал, до тех пор, пока в глазах десятков и сотен бывших рядом эльфиек не загорелся фанатичный, отчаянный блеск.*
  
  - Иллидан, как же ты прав - довольно произнесла Майев, облизнув губы и доставая из-за пояса хлыст - я давно хотела воспитать тебя как следует, применить должное наказание, но не выдавалось повода. Да и как ты, такой молодой, можешь сидеть здесь без всякой пользы. Теперь же ты точно станешь хорошим мальчиком и вновь сможешь спасти эльфов! А в историю войдешь, как Иллидан Осеменитель!
  
  А в следующий миг толпа разгоряченных эльфиек бросилась к клетке...
  
  ...
  
  С громким криком я открыл глаз и едва не бросился бежать, лишь затем осознав, что это был всего лишь кошмар. Естественно ничего подобного не было и не могло быть ни в одном из миров! Как только такой ужас мог прийти в голову? Успокоенный мягкой, умиротворяющей обстановкой, я откинулся назад на подушку и прикрыл глаза, искренне надеясь, что никогда, ни при каких обстоятельствах не попаду в такое положение и избегу этого прозвища, лучше уж "предатель", чем подобное! И как такой ужас вообще можно было вообразить! Так, незаметно для себя, я и уснул.
  
  Лагерь кал`дораев у города Серана. 27 день с момента вторжения демонов на Азерот (спустя сутки после сражения)
  
  Просыпаться после ранений не было чем-то непривычным, но в последние несколько месяцев каждый раз, когда я открывал глаза, первой мыслью было проверить, не находится ли рядом со мной враг? Не был ли я раскрыт за время короткого сна? Не выдал ли я себя чем-то? И пусть с момента завершения шпионской деятельности прошло уже почти две недели, эти мысли вновь и вновь оказываются первыми, что приходят в голову при пробуждении. Определенно, я не был создан для шпионской деятельности, если всего лишь два с половиной месяца в тылу врага привели меня к такому состоянию. Вот только если я оказался настолько взвинчен, то что происходит с Миранной? Не оказалась ли она раскрыта? Мне нужно поговорить о ней с Ремаром при первой же возможности.
  
  Приняв такое решение, я постарался отодвинуть мысли о девушке в сторону, ведь были и другие темы для размышлений. Скажем о том, как я оказался в том помещении, где находился в данный момент. Осмотр я произвел еще несколько минут назад, признав в обстановке комнату госпиталя, столь знакомую мне по службе на границе. А на счет того, как я попал в это место..., память услужливо подсказала ответ. И надо честно сказать, вспомнив все события того знаменательного дня, я на некоторое время впал в состояние прострации.
  
  В голове просто не укладывалось, что все произошедшее имело место быть, причем случилось со мной и в один день. При этом разумность отдельных шагов вызывала вопросы. Кажется, я обещал себе подумать над своим поведением? Сейчас самое время.
  
  Итак, за время тех бесконечных сражений мной было совершено сразу несколько выдающихся поступков и говоря выдающихся было не ясно, гордиться собой или начинать беспокоиться, а может верно и первое и второе?
  
  Использование силы Источника и создание заклинания невероятной для меня мощи и при этом игнорирование разумных мер безопасности, в результате чего пришлось идти буквально по грани. Создание того заклинания могло убить или тяжело покалечить, но не убило, а помощь Майев даже позволила убраться с места боя, но все же, зачем было подступать так близко к краю?
  
  А удар в одиночку, хотя нет, вдвоем, в тыл армии? Армии! Эта идея была настолько безумна, что могла претендовать на занесение в анналы, особенно учитывая факт того, что я остался жив. С другой стороны хоть этот шаг и был невероятно опасен, его польза оказалась действительно велика и обдумывая произошедшее не могу не признать, что ударить лучше было невозможно.
  
  И наконец, последний мой "подвиг". После того, как я несколько раз за сутки иссушал свою магическую систему, после несколько ранений и сломанных ребер, что не успели достаточно затянуться, после всех перепетий того дня, подаривших мне чудовищную усталость, я все равно направился сражаться. И даже зарубил еще не менее сотни демонов, хотя сколько именно, память подсказать уже не могла. Зачем? Зачем был нужен этот новый риск, после той череды уже совершенных подвигов? И отчего я каждый раз при принятии очередного безумного, хоть и удачного решения испытывал такую ярость и желание драться? Я ведь отчаянно, неистово ненавидел демонов, желал уничтожить как можно больше этих тварей, и именно это чувство гнало меня вперед, на самые опасные направления. Так откуда оно?
  
  Не то, чтобы не было причин такой ярости, я уже видел немало и во сне и в реальной жизни, за что мог ненавидеть этих тварей. И ненавижу, но все же не так. Та ярость была подобием демонической, сжигающей все... Демонической? Сердце пропустило один удар, а я понял, что наткнулся на верный ответ. Действительно, как я мог забыть о влиянии скверны, что теперь течет в моем теле? Она ведь должна была оказать свое воздействие. И оказала, хотя результат и вышел странным. Если в моей памяти хранилось указание на повышение агрессии и ярости в отношении абсолютно всех окружающих, то в этом случае эти чувства оказались целенаправленны и объектом их стали демоны, впрочем и в отношении их скверна демонстрировала свое влияние лишь в момент наивысшего напряжения боя. И что это для меня значит? В сущности ничего, лишь необходимо больше контролировать себя в бою, но вооружившись знанием о своих недостатках вполне можно их контролировать. По крайней мере я на это надеюсь.
  
  Теперь обратимся ко второму вопросу, что я также обещал себе рассмотреть. Вопрос о связи с Источником. Если эта связь действительно работает, передо мной раскрываются широкие перспективы и необходимо лишь воспользоваться ими.
  
  Погружение в медитацию далось как всегда просто. Как часто я делал нечто подобное и применял схожее умение в бою? Более чем достаточно, чтобы отработать это умение в совершенстве. Правда в настоящий момент мне требовалось нечто иное, отличное от обычных погружений. Требовалось найти связь с Источником Вечности, почувствовать нить, что лежит между нами... И уже спустя несколько секунд мне это удалось! Она действительно существовала!
  
  В точности такая же, как и у любого иного кал`дорая. Увы, но отличием был лишь несколько более мощный поток, что питал мое тело, но здесь вряд ли имело место какое-то родство или необычная связь, всего лишь подтверждение моей силы как мага. Жаль, ведь имея особую связь с Источником можно было бы нивелировать свой недостаточный магический потенциал. Недостаточный в сравнении с Манорохом, с которым в будущем мне непременно придется столкнуться еще раз и хотелось бы, чтобы при новой встрече он не использовал меня в качестве снаряда для баллисты. Ведь воспоминания о том полете и главное приземлении мучают до сих пор. Впрочем, это дело будущего, а в настоящем мне необходимо проверить свое состояние.
  
  Краткое обследование с помощью известных плетений изрядно подняло мне настроение. Нет, абсолютно здоровым я не был, но если взглянуть на обстоятельства под нужным углом, в этом факте была своя положительная сторона. Ведь абсолютное здоровье после всего того, что досталось на мою долю в том бесконечно долгом дне, означало бы, что с тех пор прошло значительное время, а ведь даже час промедления в этой ситуации казался непростительным. Каждая минута означала прибытие новой твари на земли Азерота, каждая минута - упущенная возможность прикончить эту тварь. А потому хватит без толку лежать на кровати, пора приниматься за дела.
  
  Оружие и одежда нашлись неподалеку, хотя при одном взгляде на них захотелось выругаться. Если двухлезвийные глефы находились в прекрасном состоянии, что неудивительно, ведь мне неизвестен был способ как их возможно повредить, а кровь, что щедро лилась в тот день, мгновенно сгорала под воздействием заключенной в артефакты силы, то насчет одежды...
  
  То, что некогда носило название "одежда" и даже более того "доспехи" сейчас этим гордым словом назвать было нельзя. Лохмотья нищего тролля, самое лестное определение, что можно было дать этому тряпью. Многочисленные следы от когтей демонов щедро сдобренные их и моей кровью. Следы от пламени и вместе с тем гниения, ярко демонстрировавшие, что и воздействия магии избежать не удалось. Интересно прошел тот день, ничего не скажешь. И, тем не менее, выбора, что надеть, не было, а ждать посетителей я был не готов.
  
  Стоит сказать, что местом моего обитания была небольшая, но все же комната, рассчитанная всего на одного постояльца. Невероятная роскошь по меркам Королевства. Это я мог сказать с уверенностью, ведь не раз просыпался в госпиталях, в общих палатах на несколько десятков эльфов. И то, что в этот раз мне предоставили столь замечательные апартаменты заставляло задуматься - отчего такая забота? Но на этот вопрос я найду ответ позже, а сейчас в путь.
  
  С брезгливостью натянув едва не рассыпающиеся в руках лохмотья и закрепив за спиной мечи, благо перевязь к ним была сделана из более прочного материала, я направился на выход. Стоит сказать, что побег из госпиталя удался во многом благодаря моему зрению, что помогало избегать целителей. Скрываться приходилось оттого, что я ни на секунду не сомневался - у врачей есть иной взгляд на условия моего выздоровления. Повезло уже в том, что удалось обойти установленые в палате чары, благодаря чему меня не схватили в первую же секунду после подъема с постели.
  
  Успешно покинув место "заточения", я направился к центру лагеря, который легко можно было определить по более сильным аурам магов. Меня провожало множество взглядов, чему не стоило удивляться, должно быть не часто увидишь подобное зрелище, но их я мог пережить, тем более, что всего то и нужно было найти Ремара и вытребовать у него новые доспехи, полагаю я их заслужил.
  
  Искомая цель была обнаружена уже скоро. Ремар стоял у входа в самый большой из найденных мной в лагере шатров. Как я успел заметить, для раненых были сооружены специальные помещения, а вот для всех остальных лишь палатки и шатры, что, однако, не делало их менее удобными, ведь не стоило забывать об артефактах. Данный шатер обладал как самыми внушительными размерами, так и наиболее мощной защитой из виденных здесь мной, из чего можно было заключить, что в этом месте и располагался командующий. Интересно, кто он? Хотя есть у меня смутное подозрение...
  
  Ремар в этот момент как раз разговаривал с незнакомым мне эльфом, но при моем появлении отвлекся и быстро попрощался с собеседником. Тот, как и иные встреченные ранее кал`дораи, окинул меня странным взглядом, что уже начало раздражать. Ведь основная проблема была в том, что я не мог различить его мимику, лишь черты лица. Увы, но у всего есть своя плата и пусть магическое зрение имело массу достоинств, но в повседневной жизни невероятно мешало. Может мне постоянно теперь ходить в шкуре тигра?
  
  - Иллидан, ты ведь был тяжело ранен и истощен, так почему не лежишь в своей палате? - едва я попытался представить достаточно убедительное оправдание, меня остановили жестом, - Не отвечай, это был риторический вопрос. Раз уж ты смог сбежать от целителей и добраться сюда, будем считать, что выздоровление прошло успешно, и мы можем поговорить. Пройдем, - друг указал в сторону входа в шатер.
  
  - Это ведь шатер главнокомандующего?
  
  - Верно - ответил Ремар, и в его голосе проскользнуло самодовольство.
  
  - Потом расскажешь, как тебе это удалось.
  
  В самом шатре обнаружилось несколько удобных кресел, и я с наслаждением опустился в одно из них. Все же мне еще требовалось время на восстановление и без того оно продвигалось невероятно быстро, чему виной должна была быть скверна. Что ж, она дала мне действительно много и теперь необходимо понять, в чем в точности была ее обратная сторона, по воспоминанием это судить было сложно.
  
  - Итак, избранник Элуны, как себя чувствуешь? - с усмешкой спросил Ремар, вырвав меня из раздумий.
  
  - Что? Ты общался с Майев?
  
  - И с ней тоже, однако узнать о том, что тебе благоволит Богиня, возможно не только от нее, спроси любого кал`дорая в лагере - всем это известно.
  
  - Откуда? - это все, что мне удалось выдавить, так как именно в этот момент я понял, что все те взгляды, что были обращены на меня, имели под собой именно это обоснование, а вовсе не внимание к истрепанной одежде.
  
  - Я не рассматривал всю цепочку событий, но первоначально твоя знакомая сообщила эту весть другим жрицам, причем со всеми подробностями, а уже от них благая весть разнеслась по всему лагерю и стала известна абсолютно всем воинам армии. Поразительная оперативность с ее стороны, ведь не прошло еще и суток с окончания битвы, а все уже в курсе твоей роли в сражении. Я даже могу заподозрить, что такой результат не случаен... - Ремар с интересом посмотрел в мою сторону.
  
  - Не просил ничего подобного, - такая известность вызвала некоторую растерянность, вроде бы ничего плохого в ней нет, возможно все это даже к лучшему, скажем, меньше шансов провести десять тысяч лет в заточении, но что делать с этой славой я не знал, как не знал бы и Иллидан из будущего, которого вечно преследовала лишь ненависть, а восхищение он мог надеяться получить лишь от немногочисленных сторонников.
  
  - Я так и думал, - Ремар кивнул в такт своим мыслям, - в таком случае советую тебе поговорить с Майев по этому вопросу.
  
  - Хорошо, - привычно отодвинув в сторону очередную проблему, я решил обратиться к тому, из-за чего и пришел к Ремару, - лучше расскажи каким является наше положение?
  
  - Положение? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, - командующий устремил взгляд куда-то вдаль, вспоминая, - твоя атака в тыл нам серьезно помогла, хотя не возгордись, без тебя мы бы также победили, просто стоило бы нам это дороже. Однако, пусть мы сражались достойно и собрали все возможные силы для победы, пусть обстоятельства сложились в нашу пользу, - острый взгляд в мою сторону, - а вовремя полученная сила Источника и вовсе принесла нам возможность достойно сражаться, все же эта победа далась не просто. Мы понесли ощутимые потери.
  
  - Сколько?
  
  - Три тысячи шестьсот двадцать убитыми и еще почти семь тысяч ранеными. Из раненых большую часть мы сможем вылечить в ближайшие две недели, но более семисот кал`дораев к сражениям более не пригодны. Впрочем, это не все проблемы. В сражении мы потеряли две трети големов и истратили множество иных ресурсов - зажигательные смеси, боевые артефакты, доспехи, накопители и многое иное. Сейчас, когда сила Источника вновь с нами, мы сможем возобновить снабжение и подтянуть подкрепления, но на это потребуется время.
  
  - Демоны не будут ждать, - в сомнении произнес я и сам понимая, что при таких потерях наступление невозможно.
  
  - Знаю, но наступать сейчас мы не можем. К тому же недавно мне сообщили хорошую новость...
  
  - Хорошую? Какое приятное разнообразие...
  
  - Дворфы согласились прислать свои войска на помощь. Они смогут перебросить армию через две недели, и именно на этот срок намечается наше выдвижение.
  
  - Остается узнать, что планируют делать в это время демоны? Не так ли?
  
  - Да, ты прав, мне нужно знать, что намерен предпринять Пылающий Легион, какой является их следующая цель и когда они готовы будут выступить.
  
  - Они могут напасть на армию Кенариуса, Миранна ничего не передавала?
  
  - Нет, ничего...
  
  - Ремар..., - я замялся, не зная, как продолжить разговор, но все же взял себя в руки, - возможно нахождение Миранны во дворце более не требуется? Что собственно она может сообщить? Мы ведь согласились ее отправить туда потому, что иного выбора не было, но сейчас...
  
  Повисло молчание, которое я не стал прерывать, напряженно вглядываясь в лицо Ремара. То, что было произнесено перед этим, являлось по существу бредом. Любая информация, что могла нам передать Миранна, была бесценна, ее роль шпионки была важнее любой иной роли, что она могла играть, вот только так рисковать ее жизнью и рассудком... Ведь в случае раскрытия ее ждала судьба ужаснее, чем смерть. Все это Ремар понимал и в нем сейчас боролись две сущности, политика и полководца с одной стороны и отца с другой. Я бы выбрал безопасность Миранны, и, наверное, потому не стремлюсь на его место. Если ты желаешь править - будь готов жертвовать чем-то важным, по крайней мере, если хочешь править достойно. А вот какое решение примет Ремар?
  
  - Пусть выбор сделает Миранна - наконец произнес мой друг, в чем я только что еще раз убедился. Все же мне было бы сложно назвать другом эльфа, что бросил бы свою дочь в угоду необходимости, при всей пользе этого действия. Понять и принять смог бы, недаром только что в уме выстраивал оправдания этому поступку, но вряд ли наши отношения после этого были бы прежними. А еще не думаю, что стал бы слушать приказа Ремара и непременно бы отправился в Зин Азшари, даже вопреки его желанию. Хорошо, что не пришлось этого делать.
  
  - В таком случае мне следует отправиться немедленно. У тебя не найдется новых доспехов для меня?
  
  - Думал уже, что не спросишь, так и побежишь в том, что есть - Ремар иронично окинул взглядом надетые на меня лохмотья. До этого он подчеркнуто не замечал их, как и мое изменившееся зрение, за что я был ему искренне благодарен, но в этот раз удержаться не смог.
  
   - Найдется, так как я заказал их изготовление сразу как увидел в чем ты ходил прежде, как до сих пор жив остался с такой защитой? - хороший вопрос, я и сам не против найти на него цензурный ответ, ведь один только взгляд на состояние моих доспехов вызывал не лучшие чувства.
  
  - Быстро бегал, - ответив так, я не смог сдержать улыбку, слишком много правды было в этих словах.
  
  - В таком случае тебе немного придется подождать. Доспех еще не доставили, к тому же стоит поесть перед походом и пройти последние исцеляющие процедуры.
  
  Спорить не стал, лишь попросил сообщить Майев о том, где в настоящий момент нахожусь. Отправляться без нее не хотелось, ведь за прошедшие сражения я успел убедиться, что она идеальная спутница, да и ее помощь уже не раз спасала от неприятностей, среди которых была смерть. Возможно, стоило попросить в отряд еще воинов, но тогда бы встал вопрос об их перемещении порталом. Не то, чтобы это было совсем невозможно, при определенной подготовке я мог за раз переместить порядка двадцати эльфов, а в случае помощи накопителей - и полусотню, но быстро такое перемещение провести было бы невозможно, да и какой смысл идти более чем вдвоем на исключительно разведывательную миссию?
  
  А потому озаботиться собственным отрядом я смогу и позже, когда в этом появится реальная необходимость. В свою очередь то время, что мне требовалось ждать изготовления доспехов, а если быть точным подгонки под ранее снятые мерки, я потратил с пользой, в поглощении пищи и разговоре с Ремаром о случившихся с нами событиях. Спустя полчаса к нам присоединилась еще и Майев. Расспрашивать ее в присутствии командующего не стал, у нас еще будет возможность обсудить все вопросы наедине, а потому и разговоры между нами не касались острых тем.
  
  Доспех был доставлен мне спустя час ожидания, но я не жаловался на задержку, наслаждаясь минутами отдыха в хорошей кампании. Даже появилось желание остаться хотя бы на день, отдохнуть и полностью исцелить раны, вот только совесть не дала мне этого сделать. Миранна находилась в тылу врага уже два месяца и стоило поспешить ее проведать.
  
  Во время неспешного обеда мне предоставили и еще одно поручение - дипломатическую миссию к Кенариусу. Ремар считал необходимым объединить наши армии и совместно атаковать Зин Азшари, с чем нельзя было не согласиться. Вот только спешить с этой инициативой не хотелось. Пусть воспоминания о будущих событиях и были смутны, но я знал, что из-за драконов должна была разгореться настоящая бойня и не желал, чтобы наши войска в ней оказались. Хотелось бы уберечь и Тиранд, но это вряд ли было в моих силах. Впрочем, стоило обдумать этот вопрос более скрупулезно. Обсудив все тонкости создавшегося положения было решено все же предложить союз уже сейчас с расчетом на то, что он окажется отвергнут. В этом случае после полученных потерь Кенариус будет более сговорчив, а то, что полубог откажется не вызывало сомнений - он ведь получит поддержку ящериц, а с такой силой возможно многое.
  
  Направиться на саму дипломатическую миссию предполагалось уже после посещения Зин Азшари. Главным образом из-за надежды получить сведенья от Миранны или разведки города. Впрочем говорили об этом не долго - все что возможно было предложить полубогу - это объединить армии и никакие дипломатические изыски не могли представить это предложение в каком-то необычном свете.
  
  Таким образом время обеда прошло приятно, в спокойной и теплой атмосфере, но все хорошее рано или поздно подходит к концу, вот и мне были доставлены доспехи, что знаменовало завершение отдыха. Правда, только увидев принесенные вещи, я на миг потерял дар речи, рассматривая открывшуюся мне роскошь, ведь сделана защита была из чешуи дракона. Невероятная редкость, что удавалось порой обменивать у самих огненных ящериц. Достоинством этого материала была не только твердость - встречались в Азероте материалы и превосходящие ее, но и легкость, что было для меня едва ли не важнее. Страшно было даже подумать, сколько стоил преподнесенный мне доспех, включавший в себя не только кирасу, но и шлем, наручи, поножи и соединяющие их элементы. Не все части тела закрывались драконьей чешуей, но это был оправданный риск, ведь иначе значительно пострадала бы подвижность, чего допустить было нельзя.
  
  - Ремар, я...
  
  - Эти доспехи заслужил лучший воин Королевства и сейчас таким являешься ты, так что не спорь, в этом нет смысла. Лучше отставь в сторону сомнения и примерь обновку, времени не так уж и много, а еще необходимо посмотреть, хорошо ли сидит доспех.
  
  Никаких претензий к мастерам у меня не оказалось, а потому уже через несколько минут я и Майев покинули шатер. Задерживаться дольше и вправду не было причины, тем более, что не только у нас были заботы. Собственно даже толком попрощаться с Ремаром не получилось. Я это делать не умел и не любил, а командующий оказался отвлечен подчиненными. В какой-то степени и для моего друга отдых оказался завершен, и вновь потянулись суровые будни.
  
  Наш путь был направлен в сторону портального круга, где нас уже должен был ожидать транспорт в виде одного саблезуба. Мне предстояло вновь передвигаться на своих четырех лапах, что впрочем, вызывало лишь радость. Все же к новому зрению не удалось привыкнуть даже спустя месяц. А конкретно сейчас необходимо было перенести трех живых существ на несколько сотен километров от данного места. Если бы не недавнее перенапряжение, возможно было бы справиться и вовсе без круга, но учитывая обстоятельства я был рад обнаружить не просто схематичные руны, но надежную стационарную плиту и сразу после того, как мы вошли на ее площадку, начал неторопливо формировать плетение.
  
  В этот раз заклинание потребовало целых три минуты на воспроизводство, но в конце концов было исполнено и мы благополучно направились в новый рейд. Почему именно рейд? Да, потому, что не верилось, что удастся обойтись без сражений.
  
  * Кошмар Иллидана навеян жуткими картинами, что описывает в своем произведении "История одного эльфа" Zang. Хотя там эльфийки вели себя куда как скучнее...
  
  Глава 3.
  
  Как ни странно, нас не встречали враги в точке перемещения, более того, их не было и в обозримом пространстве. А потому у нас не оказалось причин для задержки. Сразу после прибытия я обернулся в звериную форму, Майев запрыгнула на спину саблезубу, и мы устремились в сторону павшей столицы. В таком скором отправлении существовала и еще одна причина - всегда существовала возможность обнаружения по следам магии, незначительная, но отбрасывать ее не стоило. А потому мы сразу взяли максимальный для дальнего перехода темп, постепенно приближаясь к цели.
  
  До Зин Азшари оставалось еще около ста километров, что означало для нас более десяти часов непрерывного бега при условии отсутствия препятствий. Однако они не замедлили себя показать. Уже на половине пути начали встречаться патрули демонов. Учитывая то, что местность перед городом оказалась поражена скверной, что проявилось в пожухлой траве и почерневших, сбросивших листву деревьях, прятаться от демоновэти с стало несколько сложнее, однако не столь и значительно. И я и Майев владели навыками скрытного перемещения, при этом наши способности могли дополнять друг друга, благодаря чему мы без усилий преодолевали заграждения противника. Правда, времени на это все же уходило значительно больше, отчего спустя двенадцать часов было решено сделать привал в чудом сохранившейся роще, находившейся в нескольких километрах от предместий города.
  
  Именно этот момент я выбрал для того, чтобы уточнить у спутницы один вопрос.
  
  - Майев, скажи, ты нарочно рассказала всем о моей избранности? - спросил я, внимательно вглядываясь в жрицу. Впрочем, мои старания были напрасны, ведь ее ответ был краток и прямолинеен.
  
  - Конечно. Разве стоило это скрывать?
  
  - Нет, наверное, - эти слова выбили меня из колеи, - просто... я не ожидал, что об этом станет известно всем.
  
  - Иллидан, веришь или нет, но ты избран Элуной для спасения нашего народа и будет желательно, если мы сможем найти сторонников, что тебя поддержат.
  
  - Я не намерен играть против Ремара, - решил уточнить на случай недоразумений.
  
  - Конечно, - Майев, казалось не была удивлена этим словам, возможно уже обдумывала прежде мою кандидатуру в роли правителя, - наш командующий прекрасно справляется со своими обязанностями, полагаю и правитель из него получится хороший...
  
  - Думаю да, - осторожно подтвердил я сказанное.
  
  - Но у правителя должны быть верные соратники, что обеспечат ему надежную опору и помогут на выбранном пути. Будет хорошо, если ими окажемся мы.
  
  - В том числе и ты? - спросил, не сумев сдержать улыбку.
  
  Майев на этот вопрос лишь лукаво улыбнулась, а я удовлетворенно кивнул. Хорошо, что не разрешенных вопросов между нами не осталось, а то, что у жрицы оказались такие амбиции..., полагаю это к лучшему. В виденном будущем, Майев смогла создать подчинявшийся лично ей корпус стражей и это при явной оппозиции к собравшей власть в своих руках Тиранд. Так что я был уверен в том, кто станет следующей верховной жрицей в случае раскола эльфов на две части. И разве не замечательно, что мы с этой эльфийкой хорошо знакомы?
  
  При этом можно было быть уверенным в том, что моя спутница говорила правду. И гарантом тому была ментальная магия, которая позволяла мне проводить поверхностное наблюдение. Не слишком честно применять подобное к боевому товарищу, но необходимо было быть уверенным в целях жрицы. В успокоении совести я пообещал себе более не использовать против Майев подобные методы, тем более что это и не должно потребоваться.
  
  Отдых продлился несколько часов, что отделяли нас от ночи, и, как только последние лучи Солнца скрылись за горизонтом, мы вновь направились к цели. Передвигаться стало проще и одновременно сложнее - проще от благоприятного времени суток и многочисленных укрытий в виде остовов разрушенных зданий и поваленных деревьев, а сложнее в связи со все чаще встречавшимися демонами. В какой-то момент я вынужден был оставить Майев и отправиться к дворцу в одиночку, договорившись встретиться около Источника. Причина была вовсе не в том, что я чем-то превосходил жрицу в умении скрытного передвижения, а в саблезубе, скрывать которого с каждым часом становилось все сложнее. Риск обнаружения его был слишком велик, да и я изначально намеревался пробираться во дворец в одиночку, а потому это решение соответствовало плану.
  
  После того, как я оказался один, волнение отступило в сторону, а сознание привычно погрузилось в транс. Возможно тому способствовала пусть и тревожная, но знакомая обстановка, ведь мне часто приходилось также, как и сейчас пробираться по лесам близ Силитуса, замирать при малейшем намеке на опасность и выискивать угрозу. Порой я в таком состоянии проводил часы, а иногда и целые сутки пути. Сейчас обстановка была другой, меня окружали не деревья, а руины города, другими были мои противники и способности, что мне доступны, но все же неуловимое сходство в ощущениях возникало. Как ни странно, но, несмотря на то, что минуты сменялись часами и отведенное на проникновение время утекало сквозь пальцы, беспокойство и нетерпение не посещало. Им не было места в Силитусе и не было здесь. Несмотря на свой вспыльчивый и нетерпеливый характер эта истина давно уже пришла ко мне.
  
  Вот совсем рядом идет громадный демон-губитель, тварь сильная, но не отличающаяся ни разумом, ни магическими способностями. Скользнув в тень, я пропускаю противника и, почти не замедлив движения, иду дальше. Где-то впереди, метрах в пятистах, ощущается кто-то действительно сильный. Не Архимонд, но существо сравнимое с ним. Стоит обойти его стороной, ведь подобная тварь вполне может заметить мои передвижения. Скользнув в проем разрушенного здания, я легко прошел его насквозь, пусть на пути и вставали упавшие перекрытия, чтобы уже через несколько секунд выбраться во двор.
  
  Все же, несмотря на все недостатки в быту, магическое зрение является великолепным инструментом. Благодаря ему удавалось избегать встречи с опасными тварями и легко ориентироваться в этом переплетении разрушенных кварталов. Вот и сейчас легко было понять, в каком направлении продолжить движение, несмотря на то, что некогда знакомые улицы полностью утратили свой первоначальный вид. Взор на мгновение запнулся об отблеск магической энергии, и я присел перед привлекшим меня предметом.
  
  Это был меч работы мастера. Великолепное оружие, значительно превосходившее те клинки, какими я сражался прежде. И рукоять меча сжимала рука его владельца, чье тело было высушено, подобно мумии. Рядом с ним виднелись многочисленные кости, принадлежавшие убитым демонам, на стенах сохранились отметины от проклятий. А еще можно было увидеть, что неизвестный мне воин лежал у входа в дом, преграждая путь врагу. Удалось ли спастись тем, кого он защищал? Это навсегда останется тайной. Как и смерть многих иных достойных эльфов, что сложили головы в тот день.
  
  То состояние отстраненной невозмутимости, что сопутствовало мне до этого момента, было отброшено, а на смену пришла печаль и тоска, порожденные этим местом. Скорбь поселилась в руинах города и звучала в тихом шорохе каменной крошки, в навсегда замолчавших голосах жителей и темноте, что более не разгонялась тысячами огней. А еще в душе просыпалась ненависть при звуке шагов и криков тварей, что тревожили эту тишину, нарушая покой падших. Но сейчас этому чувству было не место и не время.
  
  - Ты будешь отомщен, а твой меч послужит орудием мести, - тихо прошептал я, сотворяя знак Элуны над погибшим, после чего осторожно вынул меч из его руки.
  
  Сказанное было правдой, мне самому не требовалось это оружие, но и оставить клинок, что первым вместе с его владельцем встретил нашествие и убил несколько десятков тварей, было недопустимо. По крайней мере, я был уверен, что погибший будет рад, если кто-то достойный продолжит дело его рук. Убрав оружие, я продолжил путь, стараясь более ни на что не отвлекаться. Окружающие пейзажи ранили душу, не давая ничего взамен, а потому из города нужно было уходить как можно скорее и желательно забрать с собой Миранну.
  
  В дальнейшем я более не задерживался и не встречал на своем пути ничего, что было бы достойно упоминания. Лагерь демонов располагался не в самом городе, а где-то за его пределами и потому преодолеть разделявшее меня до дворца расстояние оказалось несоизмеримо легче, чем если бы их стоянка находилась здесь. К самой ограде я не пошел, а вошел в одно из не до конца разрушенных строений и, убедившись в том, что рядом не было врагов, открыл скрытый в помещении проход. После чего без препятствий прошел по туннелю, легко обходя старые заклинания защиты.
  
  Передвигаться по этому пути было не в пример легче и потому оставшаяся дорога не заняла у меня и десяти минут по окончанию которых я оказался у стены, преграждавшей путь к проходам дворца. Здесь начинался самый опасный отрезок, ведь в гулких коридорах дворца почти невозможно укрыться. Радовало то, что мне было известно, где располагались покои Миранны, уж о получении данной информации я обеспокоился в первую очередь, но до них было почти двести метров. Обозрев своим зрением ближайшее пространство и не заметив ни одного существа в коридоре, я открыл проход и тут же запечатал его, после чего бесшумно, но на всей доступной скорости устремился в намеченном направлении.
  
  Нужного помещения я достиг быстро и сразу тихо постучал. Три коротких стука, спустя секунду еще один, а через две секунды еще два удара. Я видел своим зрением, что эльфийка за дверью повернулась в мою сторону, но не спешила подходить. Хорошо... Повторяю очередность ударов, но не успеваю закончить, как силуэт бросился мне на встречу, а затем дверь распахнулась.
  
  - Иллидан! - потрясенно и неверяще произнесла Миранна, что остановилась в шаге от меня.
  
  - Тише, - по возможности мягко произнес я и осторожно отодвинул девушку со своего пути, после чего закрыл за нами дверь.
  
  - Иллидан, - прошептала Миранна и спрятав лицо у меня на груди. Девушка вся дрожала, и я неловко гладил ее по спине, не зная, что сказать.
  
  - Ты пришел.
  
  - Конечно, как я мог тебя здесь бросить. И сейчас мы сможем покинуть это место, и ты больше никогда сюда не вернешься, - мягко и нежно, как только мог, произнес я.
  
  - Покинуть? - девушка удивленно посмотрела мне в глаза, и я пожалел, что не могу понять, какие эмоции она испытывает, ни зрение, ни ментальные способности этого не позволяли.
  
  - Да, твой отец будет рад тебя увидеть.
  
  - Нет, я не могу так поступить! - неожиданно твердо произнесла Миранна и даже отступила на несколько шагов, вздернув подбородок и сложив руки на груди. Вся ее поза выражала непреклонность принятому решению. Удивительно, как у такой хрупкой на вид девушки, что почти на голову была ниже меня в росте, получалось быть настолько сильной и уверенной в своем решении.
  
  - Но почему? - не сложно было догадаться, каким будет ответ, но все же хотелось его услышать.
  
  - Потому, что я нужна здесь, только в этом месте мне удастся принести ощутимую пользу.
  
  - Но ты прекрасная целительница, и сможешь принести пользу в армии, спасая раненых. Отец будет рад, если ты оставишь дворец.
  
  - Иллидан, нет, - девушка была как никогда тверда, - здесь мое место и никто кроме меня не сможет выполнить эту работу. Недавно мне достались сведенья, которые могут спасти тысячи жизней и только ради них стоило рискнуть.
  
  - Но ты рискуешь не только своей жизнью, но и разумом, они могут сделать тебя своим оружием и это будет невозможно исправить.
  
  - Ты ведь тоже рискнул, - девушка нежно провела рукой по моей щеке, коснувшись повязки, - и справился с этим. А я умею притворяться намного лучше тебя.
  
  - Миранна...
  
  - Прошу тебя, Иллидан, не нужно. Я не изменю своего решения. Скажи, что в точности приказал мой отец?
  
  Отвечать на столь прямой вопрос не хотелось, но что было делать?
  
  - Он сказал, что решение примешь ты, - наконец выдавил из себя.
  
  - Спасибо, что так беспокоишься обо мне, но уйти сейчас я не имею права, слишком важно быть здесь и следить за врагом. И прошу, не пытайся отговорить меня, это бесполезно. Лучше послушай о том, что мне стало известно.
  
  Оставалось лишь обреченно склонить голову. Миранна всегда отличалась упрямством, в этом мы с ней были похожи, и потому сразу было ясно, что переубедить ее не удастся, не с теми доводами, что были у меня на руках.
  
  - Демоны готовят новое наступление, и его целью станет армия друидов.
  
  - Друидов? Но почему? - догадки у меня были, но хотелось узнать все достоверно.
  
  - Они полагают, что армия кал`дораев ослаблена и еще не скоро сможет вступить в бой, что же касается воинства Кенариуса, то им стало известно о том, что в скором времени те смогут выдвинуться в сторону Зин Азшари и на их стороне будут драконы. Для демонов важна даже не сама победа над ними, а сохранение за собой портала. Они сейчас стремятся создать более стабильный переход, что смог бы выдержать мощь повелителя, но пока им это не удается.
  
  - Это важные сведенья, - нехотя признал я, нехотя потому, что их получение доказывало необходимость Миранны быть во дворце, - когда они планируют выступить?
  
  - Точные сроки мне не известны, не ранее чем через неделю, но слишком медлить они не будут.
  
  Я кивнул, подтверждая, что услышал сказанное, а затем между нами повисло молчание. Никто не знал, что же еще сказать, хоть мне и казалось, что молчать не следовало, что сейчас надо произнести что-то важное, как-то приободрить Миранну, сказать, что она для меня важна, что я и Ремар переживаем из-за нее. Но слова не шли и в конце концов пришлось пойти по иному пути. Достав спрятанные до времени артефакты, я протянул их Миранне.
  
  - Здесь новые устройство связи, - пояснил то, что и так было очевидно, - обрати внимание на этот, если ты сломаешь его, я приду, как только будет возможно.
  
  - Спасибо, - девушка замолчала, но затем все же продолжила, - Иллидан, как твои глаза? Ты в порядке?
  
  - Все отлично, так намного удобнее сражаться и выслеживать врагов, так что мне стоило бы сказать спасибо демонам, - постарался я по возможности беззаботно улыбнуться и, когда тишина вновь стала невыносимой, продолжил, - мне нужно идти, ночь вскоре завершится.
  
  - Конечно, удачи тебе.
  
  - И тебе.
  
  Бросив в последний раз взгляд на девушку, я выскользнул из комнаты лишь затем осознав, что не проверил обстановку на присутствие врагов. К счастью это не имело последствий и мне удалось благополучно добраться до скрытого прохода, а затем и выбраться за пределы дворца.
  
  Настроение было отвратительным и особенно сильно хотелось кого-нибудь убить. Благо кандидатов хватало, а еще перед тем, как прийти в Зин Азшари у меня была идея, которую именно сейчас возможно было реализовать. Не случайно я назначил Майев встречу близ Источника.
  
  Путь до нужного места не потребовал больших усилий. Больше врагов на моем пути не стало, и к передвижению в руинах удалось привыкнуть еще во время проникновения, отчего и выбраться из города удалось быстрее. Найти Майев оказалось несколько сложнее, но благодаря своему зрению и хуже прикрытому магией саблезубу и с этой задачей удалось справиться быстро.
  
  - Ты один? - спросила Майев вместо приветствия.
  
  - Да, - ответ был краток и сказан мной так, чтобы каждому было очевидно, что более с вопросами лезть не следует.
  
  - Что будем делать дальше? Переместимся к лагерю Кенариуса? - спросила жрица, правильно уловив намек.
  
  - Да, но вначале необходимо произвести небольшой эксперимент. Будь готова бежать по моей команде.
  
  Никаких вопросов Майев задавать не стала, и я приступил к самому эксперименту, удачно сочетавшемуся с диверсией. Возможно было несколько рискованно привлекать к себе внимание, но суть атаки состояла в том, чтобы она сработала уже после того, как мы покинем это место, что снижало риск, да и уйти просто так, не убив хоть малую часть демонов я не мог.
  
  Стоило отметить, что рядом с Источником располагалось большое число демонов. В основном низших, хотя среди них было несколько сотен стражей и более десятка эредаров. Охранение значительно меньшее того, что было выставлено в момент проведения ритуала отрезания магии Источника от кал`дораев, но ведь и конкретной необходимости в защите этого места не было. Да, он был важен, но его силы никому не подчинялись, за исключением меня. Но о моих способностях никто не должен был знать и это не могло не радовать. Сейчас же я поставил задачу подтвердить для демонов необходимость защищать Источник, тем самым отвлекая часть своих войск и заодно узнать, насколько мне подвластна сила этого места.
  
  Начал с расчерчивания рун. Не спеша, четко соблюдая пропорции, я потратил более часа на создание удовлетворяющего меня результата. При этом пришлось использовать один из кристаллов способных на короткое время накапливать в себе магию. Этот кристалл не был накопителем, так как заключенная в него энергия постепенно иссякала, но для определенных операций был весьма полезен.
  
  На этом действии подготовка завершена не была. Руны, которыми я расчертил землю, оказались скрыты травой, а я сам отклонился на несколько сотен метров в сторону и уже в том месте начал наносить новые знаки. Их целью, а также еще одного, значительного меньшего по размеру кристалла, было служить обманкой, отвлекая демонов от главной угрозы. Для этого же мной был притащен к нужному месту ствол дерева - достаточно грубый муляж, но имеющий возможность послужить заменителем фигуры мага творившего заклинание. Требовалось лишь нанести на дерево несколько дополнительных рун и подключить к уже созданным накопителям.
  
  Завершив все приготовления, я начал медленно и неторопливо вливать в подготовленный узор ману. Происходи дело в другом месте, эти манипуляции твари могли и заметить, но плотный магический фон, исходивший от Источника, мешал им это сделать, а потому спустя час невероятно медленного действия, руны были наполнены. Причем наполненными оказались и главный участок и обманка.
  
  Перебрав в уме все, что было нанесено мной в процессе работы, в частности припомнив руны, что отвечали за наведение заклинаний на цель и те, что по моему желанию воспользуются энергией Источника, сосредоточив ее в кристаллах, я удовлетворенно кивнул. Все было готово. Оставалось запустить процесс и удалиться подальше от места действия, ведь цели выбирались по наличию в их телах скверны, а значит я и сам мог попасть под атаку. А потому я обернулся в звериную форму и бросился к Майев. Руны должны были начать работу спустя пятнадцать минут, но все же стоило убраться подальше от Источника к тому моменту.
  
  ...
  
  Этот день для демонов не отличался ничем особенным, все тоже спокойствие, хоть они и понимали, что атака могла состояться в любой момент, но поверить в то, что аборигены рискнуть напасть и что они могут стать реальной угрозой для Легиона не удавалось. И потому среди войск расположенных близ Источника царила расслабленность и скука. Все мечтали о том дне, когда им будет позволено выдвинуться на захват этого мира. Навстречу крови, сражениям и возможности хоть на каплю увеличить свою силу. Многие эредары с вожделением смотрели на Источник, что мог дать им такую возможность, но никто не пытался завладеть этой энергией, ведь все понимали, насколько страшное наказание их ждет за это. А потому держались от этой силы в стороне, пусть в мыслях и припадали к ней.
  
  Возможно оттого, что мысли их были заняты совершенно не тем, чем должны были бы, новую угрозу они заметили далеко не сразу. Лишь тогда, когда в нескольких сотнях метров ярко и отчетливо начала скапливаться энергия, демоны осознали, что происходящее является явной и недвусмысленной угрозой, а значит, следует немедленно действовать.
  
  Источник этой угрозы был найден достаточно быстро. Им стал неизвестный, что не двигаясь и присев, совершал магические манипуляции, стягивая энергию. И едва эредарам стала понятна причина происходящего, они дружно ударили во врага. Попали все. Но к их удивлению противник хоть и покачнулся, но останавливаться не стал, продолжив производить непонятные манипуляции. Отдав приказ об уничтожении врага и поиске иных противников, эредары начали сближение, не переставая посылать в неприятеля заряды энергии. Вот только это не изменяло ровным счетом ничего, и от того становилось тревожно. Ситуация была не понятна, не объяснима, и потому опасна. Следовало немедленно решить ее, иначе итогом могла стать смерть.
  
  Однако, уже находясь в нескольких десятков шагов от цели, им стала понятна причина не эффективности ударов. Мага не существовало, а на его месте валялся обугленный и испещренный разрывами ствол дерева. Он все еще сохранял очертания противника, но последние удары все же смогли сорвать эту невероятно стойкую иллюзию. Странным было то, что дерево смогло так долго сопротивляться их чарам, но об этом стоило подумать позже. Сейчас необходимо было понять, где находится истинная цель и для того в дело были пущены десятки заклинаний. Вот только определить, куда от обнаруженного места уходит энергия не удавалось.
  
  Не выдержав, осознавая, что их время на исходе, один из эредаров применил к обнаруженному месту энергии самое мощное из известных ему заклинаний уничтожения, и оно дало нужный эффект. Источник оказался уничтожен, а чернокнижники наконец почувствовали другое место накопление энергии, в нескольких сотнях метров от первого. Сразу в ту сторону полетели заклинания, даже несмотря на факт того, что между ними и обнаруженным местом располагались демоны. То были низшие, а значит с ними можно было не церемониться. Вот только результата это не дало. Необходимо было подойти ближе и обезвредить найденное плетение. Вот только сделать это эредары не успели. Они находились всего в сотне метров от цели, когда накопленная энергия наконец нашла выход, ударив по всем существам, что несли в себе скверну в радиусе ближайшего километра. Выжить удалось лишь тем, кто оказался загорожен Источником от волн магии и именно они позже поведали о случившемся. Вот только никто из спасшихся демонов так и не понял, что произошло в тот день, а те эредары, что видели произошедшее, более никому ничего рассказать не смогли.
  
  ...
  
  Магическая волна достигла нас в момент, когда мы уже удалились от Источника почти на пять километров. Для этого потребовалось мчаться во всю силу лап, но зато теперь мы оказались достаточно далеко не только для того, чтобы благополучно пережить последствия диверсии, но и подготовить руны для полевого портала. В этот самый момент я и чертил символы, что благодаря постоянному использованию накрепко впечатались в моем сознании, отчего выводить их удавалось достаточно быстро.
  
  Когда я почувствовал дуновение высвобожденной магической энергии, губы невольно растянулись в довольном оскале, ведь весь план диверсии был основан на нескольких предположениях, и ничто не гарантировало того, что они окажутся правильными. Так я рассчитывал, что Источник позволит моим плетениям также как и мне использовать свою силу, могло ли случиться иначе? Более чем. При этом даже если бы Источник откликнулся, была вероятность того, что демоны вовремя успеют заметить скрытый главный кристалл и уничтожить его, но и здесь мне сопутствовала удача. А значит, в будущем подобную диверсию можно будет провернуть вновь, если появится такая возможность. Однако сейчас следовало уходить, ведь нас непременно постараются найти, а скорее всего уже ищут и потому я предложил Майев занять место в круге и спустя минуту мы покинули окрестности Зин Азшари.
  
  ...
  
  В этот раз перемещение состоялось недалеко от лагеря Кенариуса, который за те дни, что я провел в сражениях, не сдвинулся и на метр. Раздражение, которое возникло во мне от осознания этого факта удалось задавить достаточно быстро, тем более, что в памяти появилось воспоминание о помощи друидов в атаке на демонов у Источника, не следует быть неблагодарным, пусть даже передо мной были скорее соперники, чем союзники.
  
  Нас встречали, но в этот раз хотя бы не пускали стрел. Это был несомненный прогресс в наших отношениях, и оставалось надеться, что спустя несколько столетий мы сможем стать друзьями. Жаль не раньше, ведь такое недоверие во взглядах столь быстро не пройдет. На самом деле пусть я и отпускал шутки в своей голове, но сама ситуация не радовала. Казалось бы, нас должны были запомнить, ведь мы уже приходили в лагерь и честно выступили проводниками для отряда друидов, так отчего к нам такое недоверие?
  
  Меж тем, среди толпы встречавших послышался шум, а по с трудом пойманным перешептываниям стало ясно, что мы были узнаны, вот только результат стал по настоящему обескураживающим, так как на нас нацелили посохи. А затем голос в толпе произнес громко и четко:
  
  - Где ты бросил наших воинов, Иллидан?
  
  
  Глава 4.
  
  В первое мгновение, вопроса я просто не понял. Слишком много событий произошло в последние ночи, чтобы мгновенно осознать, на что указывал говоривший, и мое молчание воинам Лесной армии не понравилось. Луки натянулись сильнее, а перешептывания стали более злыми и яростными. И среди всего этого нараставшего волнения выделился один кал`дорай, вооруженный посохом. Он вышел вперед, потребовав зло и отрывисто:
  
  - Бросьте оружие!
  
  Мысли заметались в голове, просчитывая ситуацию. Сбежать? Но как? Телепортироваться мы не успеем, едва только я начну создавать заклинание, с луков сорвутся десятки стрел, и на этом наши жизни и пресекутся. Прорваться через толпу? Нас уже окружали сотни разумных, и все они умели сражаться. Без крови уйти не получится, да и вступив в схватку, мы выбраться не сможем. Не стоит забывать и о том, что пусть у меня и были некоторые шансы, весьма призрачные, но вот Майев определенно не справится. Она погибнет, если я приму решение бежать. И что тогда остается?
  
  - Бросьте оружие, немедленно! - повторил друид, и мои ментальные способности подсказали - еще несколько секунд промедления и в нас сорвется первая стрела, а друиды призовут на помощь силы Природы.
  
  С гулким звуком на вытоптанную землю упали глефы, в стороне, мгновением позже, был брошен чакрум. Вот только я не почувствовал изменения в настроениях окружающих. Да, риск мгновенной смерти отодвинулся, но не исчез, а от отдавшего приказ эльфа исходило удовлетворение и злорадство. Плохо, очень плохо, и как так вышло, что Малфурион и Тиранд исчезли, что случилось, они ведь ушли раньше, чем покинул поле боя я, что с ними произошло?
  
  - А теперь ответь мне, предатель, что ты сделал с доверившимися тебе эльфами? Где Малфурион, где Тиранд? - его слова поддержали согласным гулом, а сам друид подошел ближе, выставив в мою сторону заостренный на конце посох.
  
  - Не знаю, я покинул поле боя последним и видел, как остальные члены отряда ушли, - прорычал в ответ, ощущая подступающую ярость. Откуда эти абсурдные обвинения? За что мне их предъявляют? Впрочем, секундой позже стало очевидно, что пускать в ход эмоции не время, ведь положение ухудшилось еще сильнее.
  
  - Не ври! Ты вернулся, а они нет. И именно на тебе была ответственность за их жизни. Если ты не готов ответить... - он не договорил, а острие посоха уперлось мне в горло. Я почувствовал, как, из пока еще неглубокой ранки, стекла капля крови.
  
  Никто не произнес ни слова в мою защиту, нигде я не чувствовал сомнений в происходящем, и лишь Майев переживала за мою судьбу. В голове впервые за долгие годы царил сумбур. Я не понимал причины произошедшего, не понимал, как выйти из создавшегося положения, да что там, даже не знал, что мне ответить, а ведь отвечать было необходимо. Впрочем, возможно было пустить в ход еще один козырь, пусть и не верилось, что он сработает.
  
  - Я и моя спутница являемся послами от Дат`Ремара, командующего армией кал`дораев, и по праву своего положения, я требую пропустить нас к Кенариусу!
  
  - Еще одна ложь, - ни на мгновение не задумавшись, ответил друид, - а что еще ты скажешь в попытке уйти от вопросов? Спрашиваю тебя еще раз, что ты сделал с нашими товарищами?
  
  Что можно было ответить на этот вопрос? Я промолчал, лихорадочно пытаясь найти выход, в то время как лидер собравшихся все более распалялся.
  
  - Не хочешь говорить? - с каким-то радостным предвкушением констатировал безымянный друид и неожиданно добавил. - А может быть нам расспросить твою спутницу? Она точно замешана в случившемся и сможет поведать об этом лучше тебя. "Дар леса" прекрасное заклинание, что отлично подходит для прислужников демонов.
  
  От услышанного предложения вздрогнули и я, и Майев. Мы оба слышали об этих чарах - изобретении неизвестного друида, чье действие заключалось в прорастании в живых телах растений, одновременно и вызывавших нестерпимую боль, и даривших исцеление. Причем эта уродливая поросль росла на поверхности кожи, тем самым не позволяя жертве умереть от повреждений органов и давая возможность растянуть процесс пытки на часы и даже дни. Никогда еще эльфы не придумывали ничего столь совершенного для мучения разумных, и допускать подобное по отношению к девушке я не мог. Ведь она пошла за мной. Доверилась, прикрывала мне спину и без возражений участвовала во всех авантюрах. Необходимо что-то сделать, как-то вытащить нас из этого положения. Демоны, я ведь помню, как Малфурион и Тиранд улетали с поля боя, так куда же они могли исчезнуть? Постойте, улетали? Улетали?!
  
  - Остановись! - крикнул я уже направившему в сторону Майев посох друиду. - Я знаю, что с ними случилось.
  
  - Да? И что же? - с усмешкой спросила эта падаль, которая явно наслаждалась нашим положением.
  
  - Они просто не успели добраться до лагеря. Я и моя спутница ушли порталом, они же улетели. От Зин Азшари до этого места несколько дней пути, их нужно просто дождаться! - от ощущения, что верный ответ найден, в душе разлилось удовлетворение, но не все окружающие разделяли это чувство.
  
  Было видно, что толпа перестала быть единой, что многие усомнились, начались перешептывания. Эти ростки неуверенности ощущались уже в момент предложения пытки, но сейчас я чувствовал, что все больше воинов не готовы были пойти на подобное. Почувствовал это и друид.
  
  - Интересная история, - произнес он, со все той же раздражающей усмешкой, а затем добавил, - но я в нее не верю! - и в следующую секунду в меня полетело заклятие.
  
  Расстояние между нами было незначительным, а я слишком погрузился в восприятие окружающих, потому и не смог увернуться, только лишь подставить правую руку. Возможно, и к лучшему, ведь уклонение в такой ситуации могло спровоцировать стрелков на атаку, но платой за возможность еще немного пожить стала боль. Боль, пронзившее предплечье, куда ударило плетение. Сложно было подобрать ей сравнение, особенно в момент, когда разум искал спасение от мучивших его ощущений. Из всей той гаммы мерзких моментов в моей жизни, что случались с раздражающей регулярностью, самым близким были рваные раны, что оставляли жуки, вот только боль от тех ран заглушалась яростью сражения, здесь же дать волю ярости я не мог, не в этот момент.
  
  - Рука? Ужас. Заклинание должно было попасть в грудь, впрочем, это легко исправить, - все тем же насмешливым тоном проговорил друид, вновь поднимая посох.
  
  Плохо. Пусть я и испытывал боль, превосходящую данную, достаточно вспомнить инициацию скверной, но если истязание усилится... Сейчас меня спасали ментальные способности, что позволяли хоть отчасти заглушить ощущения, но чем сильнее воздействие, тем меньше они будут помогать. К тому же плетение в руке продолжало набирать свою силу, а корни той заразы, что поселились в моем теле, все больше пронзали руку. Нестерпимо хотелось просто вырезать пораженную плоть, чтобы избавиться от этого кошмара, и с каждой секундой это желание становилось все сильнее. С трудом удавалось стоять на ногах, мысли меркли, а весь мир сужался до одной точки, моей собственной руки.
  
  А в следующий момент все прекратилось. Разум не сразу смог осознать этот факт, еще некоторое время пытаясь найти прежние ощущения, но вместо этого меня коснулось освежающее исцеление жреческой магии. Взор уловил фигуру друида, что прижимал к груди поврежденную руку и застывшую напротив него жрицу Элуны, что вскинула лук, с накинутой на него тетивой.
  
  - Как это понимать? - звонким, далеко разносящимся голосом спросила она, не думая опускать оружие.
  
  - Я провожу допрос подозреваемых, что виновны в исчезновении наших братьев. И хочу знать, как ты посмела мне помешать? - зло бросил друид, крепко сжимая посох.
  
  - Ты должен был отвести этих эльфов к Кенариусу, и предоставить ему разбираться в случившемся. Тем более, что один из них посол, чья неприкосновенность священна.
  
  - Он направлен к нам от высокородных, что призвали в этот мир демонов, нам не о чем с ними говорить! - прокричал друид, и его поддержали собратья. Даже после случившегося они не готовы были пересмотреть свои взгляды.
  
  - Демонов призвали...
  
  - Что здесь происходит? - раздался хорошо знакомый голос, но мне было на его обладателя плевать. В эмоциях бушевала ярость, грозившая вырваться из-под контроля, разум затуманивала пелена бешенства, а не утихшая боль только распаляла эти чувства.
  
  Стоять я в тот момент не мог, упав на колени, стискивал правую руку с такой силой, словно хотел вырвать ее из тела. Возможно, действительно хотел, на тот момент сознание почти померкло, уступив место заполонившим сознания чувствам, а последней отчетливой мыслью была радость от того, что эти ощущения не переживает Майев. Подобного я бы себе не простил. Именно воспоминания о девушке и стали тем крючком, с помощью которого удалось выбраться наружу, и спустя минуту мне вновь удалось воспринимать мир.
  
  Разум прояснился достаточно, чтобы суметь осмотреться по сторонам. Первой, кого я увидел, была Майев. Она также лежала на земле, приподнявшись на локте, а с ее лица стекала кровь. Какая тварь это сделала? Хотя догадки были, вот только как мне его убить? И где сейчас находится эта скотина? *
  
  Друид оказался в десятке шагов от нас и сейчас поднимался на ноги, то же самое делала и жрица, вступившаяся за нас. Их одежду покрывала грязь, в эмоциях царило раздражение на того, кто так резко ворвался в спор, однако оба они молчали, устремив взгляды на третьего. Им был Кенариус, чей голос я услышал недавно, который единственный среди толпы сохранял спокойствие и даже безмятежность, казавшуюся особенно неуместной в данных обстоятельствах. Кстати, его эмоций прочитать не удавалось. Он также имеет ментальную защиту? А о каких его способностях я еще не знаю?
  
  - Что здесь происходит? - повторил полубог, обведя взглядом присутствующих, и надо сказать, под его взором даже те, что минутой ранее были абсолютно уверены в необходимости происходящего и наслаждались бесплатным зрелищем, стушевались и надеялись скрыться.
  
  - Дартарен, - обратился Кенариус к пытавшему меня друиду, - я спрашиваю это у тебя.
  
  - Мной был проведен допрос прибывших в лагерь эльфов, что последними видели отряд Малфуриона, но они отказались отвечать. И тогда я решил задать вопросы иначе.
  
  - Это действительно так? - спросил полубог, обведя взглядом окружавших.
  
  - Я не могу судить о первых минутах встречи, ведь пришла уже после ее начала, но этот друид применил пыточное заклинание, потому и был мною остановлен.
  
  Никто более не спешил отвечать, даже Дартарен молчал, и тогда взор Кенариуса уперся в меня.
  
  - А ты что скажешь, Иллидан? - я вновь не почувствовал ни капли эмоций, но постарался задавить в себе ярость насколько это было возможно.
  
  - Я ответил, но этому друиду мои слова не понравились, и он решил удовлетворить свою любовь к причинению боли. А еще эта тварь ударила мою спутницу и должна понести наказание.
  
  - Я сам решу его и твою судьбу, Иллидан, - сухо ответил Кенариус, но мое терпение не было безграничным, более того, исчерпалось уже давно, а потому я не стал слушать дальше.
  
  - Мы прибыли в Ваш лагерь как послы от Дат`Ремара, командующего армией кал`дораев, прибыли с предложением союза, а ты угрожаешь мне? Кенариус, разве ты забыл, кем является наш враг? Может быть, ты считаешь врагами и нас, жителей Королевства?
  
  - Не смей обвинять нашего командующего! - раздался крик из толпы. - Он возглавил борьбу с вторгшимися демонами, в то время как именно вы привели их на наши земли, а ты, предатель, и вовсе принял скверну!
  
  - Я оказался проклят из-за того, что выполнял приказ Кенариуса, и тем не менее, мною было, за последние несколько дней, уничтожено больше демонов, чем всей Вашей армией вместе взятой. Я и мои братья по оружию всего лишь два дня назад вступили в кровавую сечу с армией демонов и победили, заплатив дорогую цену. Мы остановили первую волну этих тварей, потому не Вам нас судить! - последние слова я проревел так, что их должно было быть слышно на другом конце лагеря, и на несколько секунд в воздухе повисла тишина. Этим следовало воспользоваться, ведь оставалось не так много времени, когда мне заткнут рот.
  
  - Демонов в Азерот впустила Азшара, королева кал`дораев, что использовала арканную магию, но первыми, кто оказался под ударом, также были высокородные. Мы заплатили свою цену за предательство королевы, и платим ее и в настоящий момент, ведь и сейчас под натиском Легиона гибнут как и высокородные, так и простые жители Королевства, и уже нет различия в том, кто оказывается перед лицом демонов. Мы все оказались под угрозой уничтожения, какую бы магию не применяли. И потому раздор сейчас я расцениваю как предательство, как игру, направленную на помощь демонам и требую...
  
  - Довольно, - наконец заговорил Кенариус, - мы выслушали тебя, но до тех пор, пока у нас не будет подтверждения твоих слов, веры им нет. А потому сейчас ты пройдешь в отведенные тебе и твоей спутнице комнаты и будешь дожидаться возвращения Малфуриона и Тиранд.
  
  - Мое оружие, я могу его взять? - спросил, косясь на брошенные на землю глефы.
  
  - Нет, - коротко ответил Кенариус и направился к центру лагеря. Меня подтолкнули в спину, заставляя следовать за полубогом, и также бесцеремонно обошлись и с Майев. Удивительно уже то, что не связали руки. Хотя посохи, упиравшиеся в спину, не позволяли рассчитывать на успешный побег.
  
  Сзади раздался громкий вскрик, а я растянул губы в злорадной усмешке. Некто попытался взять в руки мое оружие, как неосмотрительно... Пусть та тварь, что обитала в глефах и умерла, но остатки ее сил и моя собственная энергия не позволяли никому прикасаться к оружию, и только что наглядно это показали. Правда, вряд ли у воинов Кенариуса возникнут трудности в переноске, всего лишь и требуется, что брать артефакты опосредованно, как и поступил бы разумный маг, но где в этом лагере найдешь такого?
  
  Спустя несколько минут молчаливого передвижения по лагерю, в котором нас сопровождали настороженными взглядами, мне удалось немного замедлить шаг и поравняться с Майев, после чего, не глядя на нее, я произнес:
  
  - Прости за все это.
  
  - Не стоит. В этом нет твоей вины. Я не ожидала, что друиды станут поступать так с нами, но теперь запомню, - судя по серьезному и наполненному скрытыми чувствами голосу, помнить Майев собиралась до самой смерти, не исключено, что обидчиков. Не удивлюсь, если так и окажется.
  
  Мой блуждающий взор в очередной раз обвел окрестности и наткнулся на далекий источник магии, что постепенно приближался к лагерю. Источник этот определенно летел в нашу сторону, и это навевало на определенные мысли.
  
  - Кенариус, в той стороне к нам приближается дракон?
  
  Полубог на мои слова обернулся и посмотрел в указанном направлении. Спустя некоторое время он произнес.
  
  - Да, это красный дракон.
  
  - И я даже догадываюсь, кто именно.
  
  Наша процессия остановилась и приготовилась ждать подтверждения мелькнувшей у всех догадки. И оно не замедлило состояться, когда стало видно, что на драконе восседают двое эльфов, а рядом с ним летит множество крылатой живности, а если быть точным, то друидов в виде различных птиц. Не знаю как остальные, но я встретил их появление с безразличием и даже более того - раздражением. Почему? Да потому, что все плохое, что со мной и Майев могло случиться, уже произошло, а в том, что Малфурион и Тиранд вернуться, я и так не сомневался, кто бы их остановил?
  
  Мы направились навстречу прибывшим, причем нас, как и прежде, вели под конвоем. Стоило ли говорить, что от этого мое настроение не стало лучше? Безумно хотелось разбить о голову друидов их посохи, а еще выудить из памяти пыточные заклинания и применить их на Дартарене. Вот только друид уже скрылся из поля моего взора, и возможность отомстить ему может и вовсе теперь не представиться. Но будущее это покажет.
  
  Встреча с прибывшим отрядом состоялась спустя десять минут. В тот момент мы как раз достигли поляны достаточно большой, чтобы на ней приземлился дракон. Надо признать, что даже сквозь раздражение и гнев, я почувствовал невольное восхищение от вида исполинского существа, грациозно опустившегося на землю. А еще спустя несколько секунд, с него спрыгнули две фигуры.
  
  - Я рад, что Вы прибыли в целости, а Вашему начинанию сопутствовала удача, - величественно проговорил Кенариус, а мне лишь и осталось спрашивать себя, отчего все эти высокопарные речи? Быть может, это только притворство?
  
  - Спасибо Вам, учитель, - звонко отозвалась Тиранд, после чего, помедлив, спросила, - а почему Иллидана держат под стражей? Он что-то совершил? Хотя мне не верится в это, должно быть, произошло какое-то недоразумение? - обратилась она с вопросом уже ко мне.
  
  - Недоразумение, - ответил я прежде, чем успел открыть рот полубог, - нас обвинили в предательстве, так как мы посмели вернуться прежде чем Вы, подвергли пыткам и унижениям, а сейчас думают над тем, что с нами сделать еще. У друидов такая богатая фантазия...
  
  - Пыткам? - Тиранд неверяще посмотрела на своего учителя, и мне даже стало интересно, как он сможет выкрутиться из этого положения. Хотя нет, не интересно, ведь как обычно уведет разговор в сторону, за своей велеречивостью, скрыв отсутствие смысла.
  
  - Мне тяжело это признавать, но в словах Иллидана есть доля правды, - сокрушенно произнес Кенариус, - к сожалению, я не присутствовал при начале встречи и потому не смог предотвратить ее не желательный ход, но теперь все сомнения разрешены, и мы можем отбросить в сторону возникшие разногласия.
  
  - Я полагаю, что инцидент не исчерпан. Тот друид, Дартарен, подверг меня пытке "Дар леса" и ударил мою спутницу, он должен ответить за свои действия, тем более, что этот проступок был совершен против послов от кал`дораев, что возглавляет Дат`Ремар. Послы являются неприкосновенными, но Дартарен нарушил традиции, и потому мы ожидаем, что за свою подлость, он будет наказан, - пусть с губ срывались лишь протокольные слова, стоило сказать, что я был в бешенстве и с трудом сдерживал себя.
  
  - Решение о нем будет принято позже, таково мое слово, и оно не подлежит обсуждению! - Кенариус даже на миг показал эмоции, очевидно, что и ему не нравилось то положение, в котором он оказался. Интересно, почему полубог отказывался огласить вердикт? Неужели, эта тварь выйдет сухим из воды?
  
  - Конечно, - произнес я и решил нанести последний удар в этом споре, - но не забудьте при этом, что он и его сообщники унизили жрицу Элуны и не посчитали нужным даже принести извинения.
  
  Мне стоило большого труда, чтобы не расплыться в довольной усмешке. Что для окружавшей толпы мое унижение? Оно ничего не значит, ведь они уже настроены против кал`дораев, что используют арканную магию, но вот жрица... При одном упоминании об этом, взоры устремились к Майев, что по-прежнему стояла вскинув голову в окружении конвоя. Пусть в ее спину более не упирались посохи, дополнить картину было не сложно, особенно учитывая то, что никто так и не залечил след от удара на лице жрицы.
  
  - Я разберусь в этом, - ответил Кенариус и направился прочь с поляны.
  
  - Вы забыли вернуть наше оружие, - крикнул я вслед полубогу, но он не обернулся. Впрочем, это требование было выполнено уже спустя минуту.
  
  Следующий час был проведен в беседе с Тиранд, при этом я старался быть вежливым и приветливым, что оказалось не слишком просто. Настроение лучше не стало, очень хотелось кого-нибудь убить, но пока удавалось сдерживаться. Подгадав момент, когда на нас перестали обращать внимание, я смог вложить в руку девушки буклет с описанием видов демонов и способов их уничтожения. Но самым важным в этом буклете был листок, что оказался заложен между страницами. Посмотрев на Тиранд, что неуверенно взяла в руки не слишком толстую тетрадь, я проговорил тихо, голосом выделяя отдельные слова:
  
  - Внутри скрыты знания, в которые никто, кроме тебя не поверит, пожалуйста, воспользуйся ими с умом, как и тем, что написано в этом буклете, и не сообщай никому постороннему об этом.
  
  К моему удивлению, Тиранд согласно кивнула и перевела разговор на иную тему. Поняла ли она намек? Полагаю, что да. Глупой моя подруга никогда не была, возможно, наивной, но и этого в ней больше не было, а значит, можно было надеяться, что она сможет воспользоваться полученными знаниями.
  
  И наконец, пришло время, которое я посчитал подходящим для передачи послания Кенариусу, помимо него полубогу был передан и точно такой же буклет, один из тех, что некогда получил и Ремар. Да, как бы глупо это не выглядело, но послание о союзе должно было быть передано, невзирая на прием, что был нам оказан. Политика.
  
  Кенариус принял предложение со спокойствием и смог ответить в своей велеречивой манере, при этом вся суть сводилась к простому отказу по причине, что они и сами смогут справиться. На сообщение о планах демонов ответил уже не столь уверенно, но менять принятого решения не стал. В общем, все было именно так, как предполагалось. Ничего неожиданного не произошло, однако нам было достаточно уже случившегося.
  
  Провожала нас лишь Тиранд, с братом, мы за все время не обменялись и словом. Что уж скрывать, покидали лагерь лесной армии с радостью, значительно большей, чем вражескую территорию. Что демоны, их можно было резать сотнями, а вот друидов здесь и сейчас невозможно было и пальцем тронуть. Так что в момент активации заклинания перехода, я испытывал чувство, будто удачно сбежал из заключения. Надеюсь, что не буду испытывать его слишком часто.
  
  
***
  
  Очередной, третий за сутки переход, едва не лишил сил, но все же удалось с этим справиться. Пожалуй, стоило подождать и накопить больше энергии, но оставаться в лагере хотя бы лишнюю минуту было слишком невыносимо. А потому, несмотря на чудовищную усталость, и связанное с ней желание лечь спать здесь и сейчас, я был доволен. Жаль только, что сон приходилось откладывать. Необходимо было доложить о результатах Ремару.
  
  Во время пути до шатра командующего не произошло никаких неприятностей, хотя должен заметить, что сам факт того, что я их ожидал, уже настораживал, не стоило ли хоть на время прервать бесконечную гонку и отдохнуть? Вот только стоит обождать с этим хотя бы месяц, ведь сейчас как и прежде не время. Судьба Азерота должна была решиться уже скоро, и отдых явно стоило отложить на иной период.
  
  Майев со мной не пошла. Жрица явно пребывала в смешанных чувствах и уже долгое время хранила молчание. Кажется она была попросту потрясена всем произошедшим. Говорить что-то успокаивающее я не пытался, просто не представлял что, да и не был уверен в том, что это требовалось. На месте Майев я бы выбрал покой и уединение, чтобы разобраться во всем самому. А девушка определенно сможет со всем справиться, она сильная и способна принять факт возможного раскола. И чем раньше она поймет, какие перспективы ожидают кал`дораев - тем лучше.
  
  В шатер я вошел в привычной манере - то есть без стука и разрешения, впрочем, здесь и не было мест, в которые возможно было постучать.
  
  - Иллидан! Рад тебя видеть живым и невредимым, все прошло удачно?
  
  Этот вопрос всколыхнул целую гамму воспоминаний, и от радости возвращения не осталось и следа. На смену этому пришла едва сдерживаемая ярость.
  
  - Скажи, Ремар, у тебя нет на примете нескольких сотен тварей, что можно было бы изрубить на куски? - спросил я, вложив в сказанное весь доступный мне гнев.
  
  - Раз уж ты об этом заговорил, - задумчиво произнес мой друг, - я как раз намерен был предложить тебе одно дело. Заодно сможешь выплеснуть эмоции. Скажи, как ты относишься к троллям?
  
  И после этого вопроса мне стало абсолютно ясно, что даже если бы я желал отдыха и покоя, никто бы мне его не дал. Но жаловаться было грех, я ведь сам заговорил на эту тему и, потому вздохнув, спросил:
  
  - И что там неладное с троллями?
  
  
***
  
  Разговор, у которого не было свидетелей.
  
  В шатре командующего Лесной армией, Кенариуса, сейчас находились лишь двое - сам хозяин и друид, его ученик. Не Малфурион, нет, другой ученик, не столь одаренный, но зато не менее полезный. Его имя было Дартарен.
  
  В настоящий момент эльф стоял, склонив голову и покорно внимал полубогу, до поры не думая возражать. Он знал, когда следует взять слово и чувствовал, что вскоре этот момент настанет.
  
  - Устроить сцену на глазах у всех, да еще и использовать пытки. Я был лучшего мнения о тебе, Дартарен! - голос наставника на этот раз не был размерен и спокоен, наоборот, он звучал резко и раздраженно. Мало кто видел Кенариуса в таком состоянии, большинство даже не подозревало о том, что он может быть столь несдержан, однако были те, перед кем полубог мог позволить себе показать истинные эмоции.
  
  - Ты портишь нашу репутацию! Заставляешь окружающих сомневаться в целях, в верности идей, что ведут нас вперед! Хорошо, что к Иллидану мы успели привить недоверие, но ты поднял руку на жрицу Элуны, как тебе могло подобное прийти в голову? Забыл, что они являются нашими верными союзниками? Что ты молчишь?
  
  - Учитель, - постаравшись подпустить в голос покорности, ответил Дартарен, - я признаю, что поступил опрометчиво, не просчитав все риски, но положение было благоприятным для того, чтобы возбудить ненависть верных нам разумных. А вместе, совершив возмездие, мы смогли бы укрепить единство в рядах.
  
  - Вместо этого, ты внес семена раздора, - произнес Кенариус, однако голос его приобрел прежнее спокойствие, что говорило о миновавшем стороной ненастье.
  
  - Вы правы, учитель, но последствия этого не велики.
  
  - Ты убеждаешь меня в этом, но твои слова не верны. Последствия есть, и именно тебе надлежит их исправить.
  
  - Да, учитель, - вновь склонив голову, произнес Дартарен.
  
  - Насколько успешно идеи проникают в умы солдат армии? - наконец перешел на другую тему Кенариус, и его ученик смог вздохнуть свободнее.
  
  - Все идет, как никогда, успешно. Лесные расы и прежде безмерно почитали Вас, верят они и сейчас. Друиды также помнят о том, кто обучал их глубокому понимаю искусства, к тому же они были изначально недовольны своим положением в Королевстве и легко признали за арканными вину в случившемся. Однако...
  
  - Однако?
  
  - Жрицы Элуны, их положение не определено. Некоторые из них были в Зин Азшаре во время вторжения и видели арканных магов, что сражались с демонами. Оттого распространяется мнение, будто эта трагедия общая для всех, и такая точка зрения среди служительниц распространена. Сама Тиранд придерживается ее, а она приобрела значительный авторитет за последние ночи. Это может стать проблемой...
  
  - Не беспокойся об этом, - спокойно ответил Кенариус, - пусть Тиранд симпатизирует арканным и даже не считает врагом Иллидана, она полностью согласна с нашими планами по созданию нового мира, а потому пойдет по нужному пути. Не предпринимай против нее никаких действий и лучше держись на расстоянии. Конфликты нам сейчас не нужны.
  
  - Хорошо, учитель. Будут какие-либо распоряжения?
  
  - Собери командиров в моем шатре. У меня для них важные новости.
  
  Дартарен еще раз поклонился и вышел из шатра, в то время как Кенариус невидяще уставился в даль, в своем разуме рисуя тот мир, о котором мечтал и ради которого готов был пойти на многое, очень многое.
  
  Глава 5.
  
  
  Мы сидели за хорошо знакомым мне столом и обедали. Кажется, Ремар решил перед началом беседы улучшить мое и Майев настроение с помощью обильной и вкусной еды, и не могу не признать - план был хорош, ведь постоянная беготня, стрессы и магическое истощение привело к зверскому аппетиту, сравнимому лишь со столь же сильным желанием уснуть. Вот только сон был недостижим, а потому оставалось наслаждаться прекрасно приготовленными блюдами.
  
  Майев во время обеда соблюдала холодную отстраненность и безукоризненно следовала этикету, в общем, была полной моей противоположностью. Но я чувствовал, что такое поведение является всего лишь маской, за которой скрываются едва сдерживаемое бешенство и в то же время растерянность, что охватили девушку после всего произошедшего. Неуклюже коснувшись ее руки, попытался передать толику своего тепла, и почувствовал благодарность девушки. Что еще возможно сделать в такой ситуации, я не знал, а потому постарался сосредоточиться на разговоре с Ремаром. Мне самому было проще, ведь увиденное будущее демонстрировало и худшие сцены. К тому же друиды и прежде выказывали враждебность, а потому то, что случилось недавно, было предсказуемо, и просто являлось еще одним предзнаменованием раскола нашей расы, а вот для жрицы последние события оказались тяжелым ударом, быть может, навсегда изменившем ее мировоззрение. Интересно, она уже обладает той прекрасной памятью, что позволяла ей помнить обиды тысячелетиями?
  
  За время обеда я кратко поведал о нашем путешествии, подробно остановившись на встрече с Миранной и устроенной диверсии и постаравшись опустить описание "разговора" с друидом. Это было не той темой, что хотелось вспоминать здесь и сейчас, и я чувствовал, что Майев также не желала к ней возвращаться.
  
  Наконец мой рассказ был завершен, как и обед, и пришла очередь Ремара поведать нам о вновь возникших проблемах. О том, что речь должна будет пойти о проблемах, я даже не сомневался. Если есть хоть намек на мое будущее участие, стоит ожидать именно проблем, ничего иного. И Ремар не стал меня разочаровывать. Для начала он сообщил, что никаких мер против действий Кенариуса предпринять не сможет. Не тогда, когда запланирован поход на Зин Азшари. Услышать это было неприятно, но ничего иного мы и не ожидали. Немного утешала мысль о скором сражении Лесной армии с Пылающим Легионом, эта битва станет последней для многих друидов, может и с нашим обидчиком будет покончено? Главное, чтобы выжила Тиранд, все же, она одна из немногих дорогих мне эльфов.
  
  Немного помолчав, Ремар продолжил, приступив к самым неприятным из новостей:
  
  - Несколько часов назад к нам поступили сообщения с границы, множество докладов из самых разных участков, - командующий, а в тот момент Ремар был именно нашим командиром, расстелил на столе карту, с которой была убрана вся посуда, - в сообщениях говорилось о нападениях троллей. Массовых, по всей границе. Сейчас Лесная армия расположилась на юге от Источника Вечности и таким образом прикрывает южную окраину Королевства от вторжения со стороны племен Гурубаши и Зандалар, в свою очередь мы расположились к западу от Источника Вечности и прикрываем все те земли, что находятся дальше. Однако, у Королевства остались и другие территории, которые, по сути своей, беззащитны - это север и восток. Армии, что некогда охраняли эти земли, сейчас находятся в нашем лагере, а в крепостях, на границе, осталась лишь пятая часть от гарнизона, притом не самая лучшая, не во всех, но во многих. - замолчал, давая нам возможность обдумать эти сведения.
  
  - Пусть часть кал`дораев уже покинула эти земли, послушавшись наших призывов, пусть эти территории менее населены, так как находятся по соседству с троллями, эльфы до сих пор на них обитают и сейчас могут оказаться меж двух огней - демонов, расположившихся вблизи Источника и троллей племен Амани и Драккари, - завершил перечень неприятностей командующий.
  
  Мы с Майев безрадостно уставились на карту, пытаясь оценить описанную нам картину. Я для этой цели обратился в тигра и уперся передними лапами в стол. Что можно сказать о нашем положении? Оно было печальным, хотя бы потому, что земли, которые так вольготно расположились на куске бумаги, являлись просто невероятными по размерам и требовали тысяч воинов для защиты. Именно в этом была причина успешных набегов троллей на деревни - они просто раз за разом находили бреши в обороне границ и проникали на наши земли, и пусть каждое такое удачное проникновение каралось, их частота мешала Королевству надежно закрепить за собой эти территории. А сейчас, когда ночные эльфы понесли столь страшный урон от демонов, нашествие троллей и вовсе могло привести к катастрофе. Нет, оно не помешает нам в наступлении на Зин Азшари, по крайней мере, не сильно, но сколько кал`дораев погибнет, пока не будет закрыт портал в Азерот? Приятным в этой ситуации было лишь то, что с большей половиной проблем разбираться не нам, а Кенариусу, он ведь не сможет проигнорировать мнение тех, что присоединились к его армии, а значит, пошлет свои войска на борьбу с нашествием. Хотя кто знает, что он посчитает приоритетней?
  
  - И что в этой ситуации можем сделать мы? - вопрос задала Майев, и он был относительно важным, хотя если вспомнить все то, что поведал мне сутки назад Ремар. Например, о состоянии армии, и невозможности продолжать наступление.
  
  - Мне нужно, чтобы вы отбили наступление троллей на границе с севера-востока до севера-запада от Источника. То есть, выступили, главным образом, против более слабого племени Драккари и, возможно, некоторых отрядов Амани. Полагаю, что лезть слишком далеко на восток Вам не следует, тем более, что там сохранились наши войска, и есть все шансы, что они смогут справиться и сами.
  
  - Ремар, давай я переспрошу, видно, последние события повредили мой слух, - раздражение было столь велико, что обращение удалось произвести всего за секунду. - Ты хочешь, чтобы мы защитили границу территорией в несколько тысяч километров? При этом уничтожив несколько десятков тысяч троллей? Более тебе ничего не нужно? А то я сделаю, ты же знаешь, мне все по плечу! - определенно, в настоящий момент мои нервы были на взводе, и подобное предложение не могло их успокоить, я с трудом сдерживал вспыхнувшую ярость, стараясь мыслить логично.
  
  - Иллидан, мне некого больше отправить. В настоящий момент я не смогу выделить несколько тысяч эльфов для того, чтобы их перебросить порталом в нужное место. И даже не потому, что в ближайшие две недели нам потребуется начать наступление, хотя и это имеет значение. Проблема состоит в том, что переброска такого числа воинов на север, а затем и возвращение их назад, потребует энергии, огромного объема энергии, и пусть ее возможно изыскать, но это будет означать, что не получится употребить накопленную ману на иные нужды, которые расписаны на две недели вперед. В настоящий момент я не могу отправить армию на север, так как судьба нашего народа и Калимдора будет решена на востоке и уже скоро. Все, что мне по силам - отправить Вас и то число воинов, которое Вы сможете перенести. Не более. Если ты говоришь, что справиться с подобным тебе не по силам, я пойму и не стану более настаивать, но хочу сказать, что от тебя не требуется побеждать всех. Сделай все, что сможешь и возвращайся, если ситуация окажется тебе не по зубам.
  
  - Почему я? - спросил, чтобы немного потянуть время, ответ был и без того понятен.
  
  - Ты самый сильный маг в моей армии, а твои способности превосходно подходят для уничтожения более сотен слабых противников. Тебе под силу при определенной подготовке телепортировать на север не только себя, но и спутников. Среди армии Королевства, конечно, есть маги сравнимые с тобой, но и только. Так кому еще мне поручить такую задачу?
  
  - Хорошо, я согласен, - отказаться было невозможно, мой ответ Ремар знал заранее, тем более, что никаких планов на ближайшие две недели я не строил, - однако, конкретно в данный момент нам с Майев нужен сон, а когда мы проснемся, от тебя потребуется представить группу из сорока магов. Причем, среди них должен быть хотя бы один "сравнимый со мной" и знающий эту местность, - я указал пальцем в точку, что находилась посередине границы, что нам следовало защитить, - при этом, среди магов должна быть, как минимум, еще одна жрица Элуны или опытный целитель, что смог бы ее заменить. Что же касается остальных - мне нужны лучшие из тех, что есть в лагере и способные обращаться в зверя, друиды также подойдут.
  
  - Почему такие условия? Я могу выделить и большее число, - заметил Ремар.
  
  - Коллективная телепортация силами мага требует невероятно много энергии. При сложении нескольких благоприятных условий, я способен перенести более двух десятков эльфов, на указанное расстояние, пожалуй, даже три десятка при необходимости. Однако мне неизвестна эта местность, а значит, заклинание будет творить другой маг, несколько уступающий мне в силе. Из этого следует, что мне потребуется в момент составления заклинания делиться с ним магией, и потери ее будут неизбежны. А так как никто третий это плетение подпитывать не может, такова особенность этого заклинания, число, что доступно для переноса, ровняется четырем десяткам. Впрочем, ты должен знать это не хуже меня.
  
  - Я спрашивал не об этом. Зачем тебе вообще в эту точку? Перенесись стационарным телепортом в одну из этих крепостей, - Ремар показал на две цитадели, защищавшие границу от троллей Драккари, - используя их, можешь уменьшить число необходимой для телепортации энергии и захватишь больше магов с собой.
  
  - Ты видел, где расположены эти крепости? Если мы перенесемся в них, то встанем перед выбором - либо бросить на произвол судьбы земли, что нам не по пути, либо придется терять время на то, чтобы исследовать территорию вокруг, а затем возвращаться. Если же мы окажемся в этой точке, то сможем разделиться на два отряда и пройти по границе максимально быстро. Даже так это займет много времени, и я был бы не прочь, если бы ты и вправду отправил подкрепление в крепости, но это уже тебе решать.
  
  - На два отряда? Ты планируешь воевать с сотнями троллей отрядом в два десятка эльфов? Иллидан, ты не переоцениваешь свои силы?
  
  - Если действительно дашь лучших, этого должно будет хватить. Тем более я сомневаюсь в том, что магов, подходящих под указанные мной критерии, много, а брать более слабых у меня нет желания. Они просто не смогут поддерживать ту скорость, что я намерен задать отряду.
  
  Ремару оставалось лишь кивнуть, соглашаясь. Сильный маг не только обладает большим магическим резервом и способностью в большем количестве швыряться заклинаниями. Он еще и более вынослив, так как магия поддерживает его и тело ездового зверя , коль маг скачет на нем. И надо признать, скорость в выполнении этой миссии действительно была важна, а значит, спорить со мной было не о чем.
  
  - Раз ты согласен, - я не стал дожидаться ответа командующего, судя по затянувшемуся молчанию, возражений он предоставить не мог, - мы поспим до момента, когда отряд будет набран. Разбуди меня, когда завершишь приготовления, - и, не сказав более ни слова, закрыл глаза.
  
  
***
  
  Ремар хмуро посмотрел на своего друга, что заснул, кажется, прежде, чем произнес эти заключительные слова, совершенно не обеспокоившись неудобством кресла. Впрочем, науку спать на всем, чём придется, Иллидан должен был освоить во время службы на границе. Повернувшись к жрице, он обнаружил, что и она спала, а вспомнив, что в последние минуты разговора он не слышал ее реплик, командующий понял, что девушка уснула уже давно. Неудивительно, ведь, судя по рассказу, прошедшие сутки для них были полны событий, и были они такими...
  
  Сердце кольнула боль от того, что посылает этих двоих на столь опасное задание, так же, как ранее отправил дочь на опасную миссию, но Ремар не мог ничего с этим поделать. Он обязан принимать решения, вне зависимости от личных симпатий, а Иллидан для выполнения этого задания подходил лучше чем кто либо. Все, что в силах сделать командующий - достойно подготовить отряд к походу. Лучшие маги, лучшие доспехи, лучшее оружие и лучшие артефакты. Он запомнил пожелания Иллидана и постарается выполнить их в лучшем виде.
  
  Выйдя из шатра, Ремар жестом подозвал адъютанта и передал ему указания, поставив высший приоритет их исполнения, после чего погрузился в пучину иных забот, которых ночь от ночи становилось все больше.
  
  
***
  
  Поспать удалось менее двух часов. С учетом того, что во время похода к Зин Азшари мы совершили лишь одну остановку на четыре часа, во время которой спали поочередно, отдохнувшим я себя не почувствовал. Однако, оттягивать начало похода лишь из-за усталости было бы глупо и даже безответственно, а потому пришлось вставать, и для начала принимать все то, что приготовил для нас Ремар.
  
  Мой доспех и оружие и без того были лучшими из возможных, а потому интерес вызывали артефакты, которыми стали превосходного качества накопители магии. Целых два кристалла содержали в себе запас маны, равный половине моего резерва. Весьма значительный объем, что непременно сыграет свою роль при встрече с троллями. Точно такие же артефакты, а также лучшие кинжалы получила Майев. Были среди принесенных Ремаром и иные полезные устройства, главным образом, атакующего действия, но их я не стал набирать много, ведь будущий поход обещал невероятную спешку, в которой не будет места неспешным засадам и хитроумным ловушкам. После завершения экипировки мы вышли из шатра, чтобы встретиться с выстроенным отрядом.
  
  Сорок кал`дораев. Среди них я увидел одну жрицу и почти десяток друидов. В магическом взоре все отличались большим резервом, один даже превосходил мой до принятия скверны. В эмоциях чувствуется напряжение, но не страх. Волнения почти нет, что может означать принадлежность этих эльфов к опытным воинам, ветеранам. Должно быть, все они старше меня и, тем не менее, будут находиться в моем подчинении. Интересно, вызовет ли это проблемы? Думаю, я смогу узнать об этом вскоре. Но первое впечатление от осмотра положительное - эти эльфы представляют собой элиту не только нашей армии, но и всего Королевства, с ними действительно возможно разбивать многократно большие орды врага. По крайней мере, если это тролли.
  
  - Говорить долгие речи не буду, - обратился я к отряду, - наша цель - остановить нашествие троллей на севере Королевства. Сейчас у командования нет возможности отвлекать значительные силы на отражение данной угрозы, ведь уже вскоре предстоит наступление на Зин Азшари и месть демонам. Именно поэтому с троллями должны будем справиться мы. А так как здесь собраны лучшие маги королевства - это нам под силу, - сделав небольшую паузу, я продолжил. - Для того, чтобы охватить весь район, вы будете разделены на две части. Первым отрядом будет командовать Майев Песнь Теней, вторым я, Иллидан Ярость Бури. Сейчас мы произведем разделение.
  
  Собственно само деление прошло достаточно быстро, так как опиралось всего на один критерий. Все, кто имел опыт диверсий и скрытных атак из засады, были отправлены к Майев. Из будущего мне было известно, что она искусно освоила тактику постоянных наскоков и ночных нападений на спящего противника, и я не сомневался, что жрица и сейчас способна проявить свои таланты. Из воспоминаний проскальзывала информация о ее боевом прошлом еще до Катаклизма. Все же моя не состоявшаяся тюремщица время от времени развлекала себя и меня разговорами. Что и позволило узнать ее не в пример лучше, и сейчас без колебаний доверить жрице командование отрядом. Помимо всего прочего, к Майев в отряд был направлен тот самый маг с наибольшим резервом - ему, помимо участия в боях, надлежало вернуть своих соратников назад, когда будет получен сигнал от командования. Все иные маги достались мне, впрочем, рассуждать о них, как об остатках, было бы неправильно, с такими магами возможно было проделать очень многое, даже ударить по армии демонов, при условии, что позже мы сумеем вовремя скрыться. Также ко мне присоединилась и жрица Элуны. Она умела обращаться в рысь, так что переносить ее питомца не придется.
  
  В результате столь простых требований само распределение не заняло и минуты. Представляться и выяснять способности каждого, времени не было, да и что таким образом возможно было узнать? Все маги отряда были опытны и способны даже с незнакомыми напарниками изобразить стандартную схему построения, так что выдвинулись к портальной площадке мы сразу же.
  
  
***
  
  Перенос прошел без происшествий. Кажется, теперь каждое перемещение телепортом, что не обернулось сражениями и пытками, я буду воспринимать невероятно удачным стечением обстоятельств. На местности удалось сориентироваться с помощью того самого мага, что и осуществил перенос. Его звали Дат`Келат, по своему происхождению аристократ, опальный, как и Ремар, что и стало для него спасением от обучения у Азшары.
  
  Данный маг служил на этой самой границе, его дом также располагался в городе недалеко от этих мест, а потому желание бежать немедленно в нужном направлении пробивалось даже сквозь маску невозмутимости. И тем не менее держался он достойно, а недолгая совместная работа и короткая беседа заставили обратить на Дат`Келата пристальное внимание, как на перспективного подчиненного. Конечно, если бы не война возможность приказывать этому магу пришла бы ко мне еще очень не скоро, но Азерот и наше Королевство изменились, и мое положение в нем также. И сейчас я смотрел на свой отряд как на будущую опору, которая позволит избежать многих неприятностей. Взамен мне нужно сохранить их жизни, что будет равноценным обменом, по крайней мере в начале.
  
  - Удачи тебе, Майев, - коротко попрощался я и, более не говоря ни слова, устремился на Восток, напрягая все чувства в поисках врага. Оглянувшись, смог увидеть, что отряд успешно сформировался и без моих указаний - маги, имевшие опыт сражений в ближнем бою, заняли позиции по краям построения, а жрица была помещена в центр. Вот и славно.
  
  Атаки троллей я не боялся, хотя эти существа обладали хорошими навыками маскировки, но от моего взора укрыться бы не смогли. По крайней мере, это не удалось бы их жрецам, что черпали силы от Лоа. А без жрецов значительной угрозы они не представляли.
  
  Поиск врага приходилось осуществлять путем периодического оборота в эльфийскую форму. В теле тигра возможности магического зрения значительно уменьшались, и потому требовалось раз за разом тратить силы на оборот. Неприятно, но возможности, дарованные зрением, стоили много больше доставляемых неудобств.
  
  Проходили часы, но враг не спешил показаться. Лес не нес в себе следов чужого присутствия. Не было ни следов троллей, ни даже эльфийских. Скверна также не добралась до этих земель, и потому растения и звери оставались все теми же, что и тысячи лет назад. Это спокойствие убаюкивало, заставляло расслабиться и представить, что никакие демоны не появлялись в Азероте, а тролли не нарушали границ Королевства. Что все спокойно и будет так бесконечно долгое время. Интересно, а пребывают ли в такой безмятежности местные жители? Вот только я никогда не стремился к спокойствию, а мой разум пребывал в возбуждении от предвкушения нового сражения. Скопившееся раздражение требовало выхода, и я искал достойный объект для этого.
  
  И подходящий враг был найден спустя шесть часов после перехода. Удачное стечение обстоятельств, ведь на земли Азерота опустилась ночь, наступало время кал`дораев, и не только благодаря усилившейся магии, но и потому, что тролли были дневными существами и в темноте видели не в пример хуже. Прекрасное начало для похода.
  
  - Враг обнаружен, - сказал я отряду, - он находится в километре от нас и расположился на ночлег. Кто из Вас имеет опыт снятия часовых?
  
  Таких магов в отряде оказалось всего трое, но и этого было достаточно для уничтожения дозорных. А потому, приказав основному отряду двигаться на некотором отдалении, мы вчетвером направились к намеченной цели. Часовых было не много, и справиться с ними удалось без труда. Тролли в вопросе дисциплины значительно уступали эльфам, а если говорить о троллях драккари, разрыв был еще большим. Те дозорные, что умерли, даже не успев осознать случившееся, болтали со своими товарищами, обсуждая планы по посещению эльфийского города. Моих знаний не хватало, чтобы понять полностью их разговор, да и не слишком я прислушивался, но то, что планы были гастрономическими, понял определенно и с трудом подавил вспыхнувшую ярость.
  
  После уничтожения охраны стоянки произошло распределение целей и назначение заместителя. Проведенного в походе времени оказалось достаточно, чтобы выявить эльфа, обладающего необходимыми качествами. Свои собственные способности по управлению отрядом я оценивал трезво, и потому считал необходимым выбрать себе более опытного помощника. К тому же заместитель был нужен еще и потому, что в сам лагерь должен был идти лишь я один, и все возражения по этому поводу были пресечены сразу. Возможно, это было самоуверенностью, но я не верил, что какие-то дикари смогут убить меня, не после того, как это не удалось выполнить Маннороту. Тем более, что Драккари признавалось дикарями даже иными племенами троллей. Разобщенные, не обладающие ни культурой, ни, что более важно, сильными жрецами Лоа. Плохо осознающие значение дисциплины и тактики в сражениях - эти тролли были и вполовину не так опасны, как особи иных племен. Не потеснили их лишь потому, что земли, на которых проживало это племя, были слишком холодными, а потому не интересовали ни нас, кал`дораев, ни племя Амани. Конечно, недооценивать их также не стоило. Драккари обладали большим ростом и силой, в сравнении с другими троллями, и не уступали им в быстроте реакции, но если ко всему прочему, с самого начала сражения лишить их жрецов...
  
  Именно с этой целью я и направился в лагерь. Навыки в магии и опыт нахождения на границе позволяли мне продвигаться незамеченным мимо спящих врагов, впрочем, казалось, что, несмотря на остроту чувств троллей, я остался бы не обнаруженным даже без всякой маскировки. По крайней мере, ни один из врагов не почувствовал моего присутствия, и до центра лагеря удалось добраться без проблем.
  
  Это место охранялось, однако, всего лишь два взмаха глефами убрало и эту помеху, а я в ту же секунду метнулся внутрь. Причиной спешки было то, что неизвестное мне плетение жреца должно было сообщить наложившему о смерти охранников, значит, счет шел на мгновения. Ведь у жрецов Лоа должен быть чуткий сон, если они не желают пасть от рук конкурентов. Опираясь на это знание, я ничуть не удивился, когда уже спустя секунду, после того, как умерли охранники, жрец сжал в своих руках бусы, что в магическом зрении источали густую грязно-коричневую энергию.
  
  Вот только воспользоваться своей силой враг не смог - пусть он пробудился почти мгновенно, но этого "почти" мне хватило для того, чтобы достичь его ложа и коротким взмахом срубить голову врагу. Еще два взмаха, и две самки умерли, так и не очнувшись. Более в шатре живых существ не оказалось, а тишина в лагере подсказала, что устранение первого жреца прошло успешно.
  
  Следующий шатер, что стоял совсем близко от недавно посещенного, оказался шатром вождя. По крайней мере, я не видел иной причины, почему тролля, что не являлся жрецом, охраняли дозорные. Однако, благодаря этому, уничтожение его прошло много проще. Обитатели шатра умерли, так и не очнувшись, подтвердив ничтожность своей расы. Хотя прочь эти мысли, нельзя принижать противника, нельзя. Тем более, когда все идет так гладко. Ведь рано или поздно удача завершится.
  
  Обстановка в лагере переменилась только тогда, когда я подбирался к пятому шатру. Неизвестно, что стало причиной поднявшегося шума, но медлить было нельзя, и я бросился вперед, стремясь уничтожить оставшихся жрецов, тем самым устранив все шансы врага на победу. Вновь на моем пути встали охранники, но на этот раз им удалось задержать меня, пусть и всего на секунду, но и это было много в сложившейся ситуации, ведь когда я рывком влетел в шатер, меня встретил поток враждебной магии. Почти не оформленной, хаотичной, но выброшенной энергии было бы достаточно, для того, чтобы доставить проблем даже опытному магу. Вот только я был и остаюсь боевым магом, не привыкшим принимать удары на щиты, а потому рывком ушел в сторону, в глубину шатра.
  
  Остановка, и новый рывок к цели. Жрец уже обнаружил меня и набирает новую силу для атаки. А еще его окружают три самки, что не успели одеться, но уже держали в руках копья.
  
  Не думаю, что они хоть чего-то стоили в бою, но даже возможность задержать меня на секунду могла быть ценной. Вот только этой возможностью надо было суметь воспользоваться. Жрец не сумел.
  
  В момент, когда его заклинание готово было сорваться к цели, я незатейливо ударил воздухом в спину одной из самок, что и приняла всю мощь чар на себя, при этом магия, что ударила так близко от троллей еще, и ошеломила их на достаточное мгновение, для скорой гибели. Таким образом короткая схватка была завершена, хоть и потребовала непозволительно много времени, и подстегнутый этой мыслью, я бросился наружу.
  
  За те несколько секунд, что прошли с момента возникновения тревоги, обстановка в лагере разительно изменилась. Вместо беспечной тишины стоянка наполнилась криками и ревом, тролли, схватив оружие, метались в поисках врага, но если что и находили, то смерть. Ведь кал`дораи не применяли ничего, что могло бы их обнаружить, ничего, что могло указать направление на место атаки. Земля выстреливала вверх острыми кольями, корни растений прорезали тела троллей, с небес обрушивались потоки энергии, и все это еще больше усилило хаос и панику, что царила среди троллей.
  
  Скрываться не имело смысла, скорее наоборот, лучшим исходом будет сосредоточение врагов на мне, ведь, рано или поздно, до троллей должно было дойти, что нас не так много, и тогда они бы нашли атаковавший их отряд. Если же все их устремления сойдутся на моей персоне, весь остальной отряд сможет действовать без опаски, к тому же, так я смогу отдаться ярости сражения, выпустив наружу инстинкты, что бурлили в крови.
  
  Сознание ускорилось, и радость от схватки вскружила голову. Рвусь в самую густую толпу троллей, разрезая на части все, что попадается на пути, и почти не замедляя движение. А достигнув середины толпы, ударяю вокруг огненным вихрем.
  
  Да, тролли не силитиды, и пусть они многократно превосходят жуков в ловкости, но их плоть не защищена панцирем, а обереги и доспехи едва ли способны остановить хороший клинок или сильную магию. Мой огненный вал сжег ближайшие ряды до костей, доказав, что силы мои стали большими, я же, ни на мгновение не замедляясь, устремился к следующей цели.
  
  Ни на секунду не останавливаться на месте - этот урок я выучил на границе навечно, и потому метался по всему лагерю, вырезая всех, кто вставал на пути - союзников здесь не было. Из всей магии использовал лишь огонь, ведь мало что может устрашить больше вида твоего товарища, сгорающего заживо. И тролли дрогнули. Лишенные командиров, не ожидавшие нападения, они бросились бежать без цели и направления, полностью поддавшись охватившей их панике. Жрец, что пытался остановить их, был убит мной спустя несколько секунд после первых призывов, а больше никто не пробовал сформировать из этой толпы боевой отряд.
  
  Нет ничего лучше спины убегающего врага, и я успел перебить не менее сотни троллей до того, как остатки их скрылись из вида. Члены моего отряда также не спали, и на их счету было вдвое больше погибших противников. Оглядывая пепелище, оставшееся от места стоянки, я даже почувствовал некую растерянность. Привыкнув к тяжелым боям, где моя жизнь вечно висела на волоске, я оказался не готов к столь легкой победе. Впрочем, растерянности здесь не было места.
  
  - Преследовать сбежавших не будем, у нас нет на это времени, - оглядев собравшийся отряд и удостоверившись, что среди них нет никого, кому требовалась помощь, решил уточнить. - Сиринель, никто не ранен?
  
  Жрица без промедления отчиталась в абсолютном здоровье всех членов отряда, добавив лишь о незначительных царапинах, что уже были залечены. Такая старательность не могла ни радовать. В таком случае, пятнадцать минут на отдых, после чего выступаем. Ночь только началась!
  
  6 глава.
  
  Северная граница Королевства. 33 день с момента вторжения демонов в Азерот (спустя семь суток от сражения у Серана)
  
  Солнце нещадно жгло кожу, а от его лучей невозможно было скрыться ни под ветвями деревьев, ни в тени кустов, что в настоящий момент стали нашим прибежищем. Хотя все это было лишь иллюзией, ведь не сам свет Солнца мешал нам, а факт того, что под его лучами мы слабели, а вот наши враги наоборот, чувствовали себя прекрасно. Вот и сейчас они выбрали этот погожий день для того, чтобы штурмовать эльфийский город. Не менее семи сотен троллей, почти десяток из которых жрецы - грозная сила для племени Драккари, да и для нас самих. Если бы сейчас была ночь... Но этот момент должен был когда-то настать.
  
  Эльфийские города никогда не ставились вблизи границы, если только не являлись крепостью. Не менее пяти суток пути по лесной местности, таково было удаление поселений кал`дораев. И именно благодаря этому, все последние ночи мы успешно находили врага, выслеживали их стоянки и вырезали без потерь, несмотря на их превосходство в численности. Сотни троллей, десятки их жрецов, все они погибли, так и не сумев добраться до наших поселений. Однако сейчас прошли уже пятые сутки с тех пор, как я и мой отряд прибыл к границе, и шестые, с момента ее пересечения врагом. И потому не было ничего удивительного в том, что нами был обнаружен противник, готовящийся штурмовать стены небольшого города. Скорее крупного поселка, обнесенного стеной, который не только бы не смог отбиться, но и задержать врага до приближения ночи был не в состоянии. А еще у нас не было времени ждать сумерек, мы должны были продолжить путь, а перед этим уничтожить противника, что предстал пред нами. Но хватит ли сил? Что на это сказать? Не попробуешь - не узнаешь.
  
  - Отряд, до недавнего времени я ни разу не обращался к вам, с целью узнать ваше мнение о сражении. Мне это и не требовалось, ведь каждый раз победа была нам обеспечена. - прислушались все, не было никого, кто бы лишь демонстрировал интерес, в эмоциях же царили самые разные чувства. В первую очередь раздражение. - С самого начала похода мы спали лишь по пять часов в сутки, а все остальное время проводили в сражениях или беге по лесу. Приемы пищи проходили во время коротких стоянок и длились недолго. Такой режим мог свалить почти любого эльфа, но здесь собрались одни из самых сильных магов, к тому же привычных к походам, а потому они держались. Вот только усталость никуда не исчезала и быстро перерастала в злость, которая распространялась как на врагов, так и на своего командира, что гнал отряд, не жалея сил. Правда все эти чувства были подспудны, ведь маги понимали, ради чего была спешка, а потому держали свои эмоции при себе и терпели.
  
  Вторым чувством, что можно было ощутить, было уважение ко мне, и должен признать, что был горд от того, что оно являлось заслуженным. Сказалась и прошлая слава и мой вклад в минувших сражениях. Да и сам факт того, что за все эти ночи удавалось обходиться без потерь, многого стоил. И оставалось надеяться, что так будет и дальше, хотя в грядущей схватке уже ничего не будет гарантированно.
  
  - Но сейчас у нас есть выбор, - продолжил я после короткой паузы, - мы можем дождаться ночи и вырезать всех этих дикарей, в этом случае можно не сомневаться в том, что победа будет нам обеспечена. Однако город, что Вы видите перед собой, будет уничтожен, а его жители убиты. Второй же вариант состоит в том, чтобы напасть на троллей при свете дня, и я должен предупредить Вас, что если мы выберем этот путь, некоторые из вас могут и не встретить следующую ночь. Мы все здесь сильные маги, но при свете дня слабеем, а значит нам сложнее будет сражаться, так же не будет возможности воспользоваться преимуществом своего зрения. Выбор не прост, да и на кону стоит успех нашей миссии. Так что Вы решите?
  
  - Мы должны сражаться, - ни секунды не раздумывая, сказала Сиринель, но иного от жрицы Элуны не стоило и ожидать. Хотя надо заметить, девушке приходилось сложнее всех, ведь пусть она и была наделена значительной магической силой и благословением Богини, но к длительным походам была непривычна, и, тем не менее, ни малейшей просьбы о снисхождении от нее мы не слышали. В эмоциях же она менее всех винила меня в спешке и готова была и вовсе не спать сутками, если потребуется для спасения других.
  
  - Примем бой, - коротко проговорил, словно проскрежетал, Меларон, старший над друидами, мой заместитель, - и я хочу посмотреть на того тролля, что сможет меня одолеть.
  
  Этот эльф отличался не типичной для нашего народа широкой костью и крупными чертами лица, делавшими его более похожим на дфорфа, если бы только они могли достигнуть двух метров роста, а потому позволить себе подобное высказывание он мог.
  
  Один за другим и другие кал`дораи соглашались, и, наконец, я заключил:
  
  - В таком случае слушайте мой план. Если мы нападем все вместе и сейчас - скорее всего нас будут ждать потери и возможно даже поражение. А потому я атакую один. Привлеку к себе все внимание и убью как можно больше троллей, а затем, когда мои силы иссякнут, подам знак. Это будет вал огня, что отбросит троллей. Когда он появится - придет ваш черед нападать, и постарайтесь, чтобы первый же удар забрал самых опасных врагов.
  
  Возражений не возникло. Благодаря последним сражениям, ни у кого не осталось сомнений в том, что я смогу продержаться несколько минут против такого числа противников. И потому все принялись распределять роли, в то время как мне осталось медленное приближение к орде троллей. Чем ближе удастся добраться, тем меньше сил потребуется для преодоления оставшегося расстояния, и хоть днем мои способности по маскировке были меньшими, я постепенно приближался к цели, рассматривая спины врагов.
  
  На расстоянии сотни метров до ближайшего жреца Лоа стало очевидно, что ближе подобраться невозможно, пространство перед городом было очищено от деревьев, и сейчас я оказался посреди чистого поля, едва прикрытый колыхающейся на ветру травой. Непривычное место, непривычное время, а значит и не стоит рисковать еще больше, и следует начинать сражение. Секунда на создание заклинания телепортации и перемещение.
  
  В то же мгновение делаю круговое движение глефами, разрезая на части всех, кто был рядом. Жрец успел отпрянуть в сторону, но я не дал ему и мгновения на подготовку, рывком сблизившись и насадив тело тролля на глефы.
  
  Враги начинают приходить в себя и готовятся сражаться, вот только это битва будет идти по моим правилам. Заклинание, что намертво отпечаталось в моей памяти, и на расстоянии нескольких десятков метров от меня вырастают каменные пики, что прошивают тела троллей насквозь. Вой десятков существ разносится над полем, яростный, наполненный болью, предсмертный. Не все, далеко не все из окружавших меня тварей мертвы, но и к ним сегодня придет смерть.
  
  Ярость схватки захлестывает, и я рывком приближаюсь к выжившим, разрезая их на части. Со всех сторон летят копья и сгустки магии, опасные, если бы они смогли попасть по мне. Ни на секунду не останавливаться, постоянно быть в движении, и тогда враг ничего мне не сможет сделать - таков завет, что передал мне Керантил, и я не собираюсь от него отступать.
  
  Но не стоит их недооценивать. Тролли сбрасывают растерянность, их движения становятся четкими, строй рассредотачивается, а жрецы начинают совместное плетение чар. Должно быть, мы наткнулись на особо сильное племя, а не несколько разрозненных. Это плохо, плохо в первую очередь для меня, но отступать уже поздно. Приходится прикладывать все больше усилий, чтобы не оказаться насаженным на копье, но все же спустя несколько минут я уже обзавелся ранами, не смертельными, но отнимающими силы. На глаза стала наползать пелена бешенства. В очередной раз сближаюсь со жрецом и разрезаю глефами направленную на меня магию, тело обжигает энергия, но более это не имеет значение. Я жажду убить этих тварей, и им от меня не скрыться. Рывок и взмах глефой с легкостью преодолевает защиту жреца, а следом срубает его голову.
  
  Новый рывок в сторону, и руку опаляет наполненный магией огонь. Удар мечом от оказавшегося вблизи меня тролля, но мое оружие перерубает и клинок, и тело воина. А сам я уже рвусь к новой цели или, правильней сказать, добыче? Радостное предвкушение не может заслонить даже боль от ран, ведь если добыча сопротивляется, охота становится только интересней!
  
  Новые копья бьют со всех сторон, но ветер раскидывает их вместе с бывшими рядом троллями. Помеха останавливает меня лишь на миг, но жрецы используют этот момент, и сразу шестеро бьют в меня чарами. Телепорт, и я оказываюсь за спиной у одного из нападавших, и сразу встречаю удар неоформленной энергии. Добыча не хочет быть съеденной? Напрасно. Распластываюсь по земле, пропуская заряд энергии над собой, и разрубаю ноги жреца. Добивать нет времени, ведь в меня уже летят копья и новые заряды энергии.
  
  Я сражаюсь, кажется, уже целую вечность, перемещаясь по полю битвы. Рублю всех, кто встречается на пути, и охочусь за главной целью - жрецами. Они самая интересная добыча. Регулярно ускользающая, огрызающаяся чарами. Все равно им не уйти от меня. Чувствую, как убывает энергия в теле, и зачерпываю ее из накопителя. Ощущения, что переполняют меня в этот момент невозможно передать словами, я и не пробую, а вместо этого по полю битвы разносится крик:
  
  - Ррааа! - наслаждение схваткой, жажда крови, нетерпение, все то, что переполняло меня на тот момент, вырывается на волю, и на секунду замирают все мои враги, со страхом глядя на окровавленную, с полыхающую зеленью глаз, фигуру.
  
  Секунды мне достаточно, и я вновь окунаюсь в круговерть схватки - в чем ее цель, каков результат - неважно, лишь наслаждение от ярости битвы имеет значение.
  
  Оставшиеся жрецы вновь ударяют чарами, и в то же мгновение я чувствую, как пространство рядом со мной рассыпается, мешая строить портал. Все пути отступления перекрыты, и даже небо окутано магией. Жрецы решили поймать меня в капкан, и ради этой цели даже пожертвовали всеми троллями, что стояли на пути устремившихся ко мне чар. Расточительно и глупо, ведь теперь враги сгорали в волнах энергии, даря мне драгоценные мгновения на создание защиты.
  
  Кристаллический купол закрывает меня со всех сторон, и в то же мгновение на него обрушивается удар разбушевавшейся магии. Защита смогла продержаться целых две секунды, прежде чем рассыпалась на части, а место, что она охраняла, поглотила хаотичная энергия. И на поле опустилась тишина.
  
  Тролли неверяще взирали на место, где был только что уничтожен сошедший с ума эльф. Я же также сидел тихо, используя остатки воздуха с пользой. Собственно в этот момент буйство энергии происходило надо мной, в то время как мне оставалось лишь ждать окончания вызванного шторма и приводить свое сознание в порядок. Стоит честно признать - это было необходимо. Ведь восприятие противника как добычи - явно не может считаться нормальным. Меня накрывало и прежде, но подобный выверт сознания - явный перебор. Проклятая скверна, так ведь можно и умереть! Вот только за полученную силу приходилось платить, и сегодня я как раз сделал взнос.
  
  Некоторый просвет в разуме уже обрадовал, сейчас мне достаточно было лишь ясности мысли, самокопание стоило отложить. Тем более, что настает время моего выхода.
  
  Стоит сказать, что я вновь недооценил троллей, ведь те не удовлетворились результатом, и на место моего исчезновения обрушились новые волны магии. Если бы не магическое зрение, с помощью которого удалось увидеть формирование чар, жрецы имели все шансы убить меня этим ударом, однако узрев угрозу, я мгновенно стал сплетать заклятие телепортации.
  
  Закончились чары одновременно. Земля взорвалась в том месте, где только что находилось мое тело, но я уже переместился к одному из жрецов. На то, чтобы раскидать его охрану, ушла целая секунда, и ее хватило, чтобы меня атаковали вновь. Увы, пусть тролли Драккари и дикари, но и они умеют учиться на ошибках, и сейчас, потеряв больше двух сотен собратьев, в том числе и четырех жрецов, тролли более не дают мне безнаказанно резвиться на поле битвы. Я достиг многого, но и противников осталось не мало, а меж тем мои силы конечны. Пришло время призвать на помощь основной отряд и испытать еще одно интересное умение!
  
  Обтекаю охрану жреца и все же добираюсь до него самого, кидая навстречу его чарам тело попавшегося на пути врага, а затем и сам бросаюсь вперед. Жрец оказался отвлечен своим собратом, принявшим на себя атаку и достойного сопротивления оказать не смог. Пятый убит, а вокруг меня скопилось множество врагов - самое подходящее время, чтобы применить магию. Огонь ударяет во все стороны, сжигая десятки приблизившихся слишком близко ко мне троллей, а затем над полем сражения вновь разнесся рев.
  
  Вот только в этот раз он был наполнен не только яростью, но и всей доступной мне магией, силой скверны и ментальными чарами. Позабытое умение, каким я в былые времена мог на считанные секунды ввести в замешательство нескольких эльфов, под влиянием новых сил остановило несколько сотен троллей. В ужасе, они замерли на месте и даже чары жрецов рассыпались у них в руках. Но ждать, когда противник придет в себя, я не стал, как не стали и члены моего отряда, и во врага полетели заклятия.
  
  Воздух сотрясся от взрывов, а я оказался у еще одного жреца, что только начал приходить в себя. Начал, но так и не успел ничего сделать, я оказался быстрее, оборвав его жизнь. Меж тем в сражении произошла новая перемена. Мой отряд умело выгадал время, и смог ударить в момент, когда этого не ждал никто, из-за чего сейчас на поле боя осталось лишь сотни четыре троллей, многие из которых были ранены. Но и это не стало последним ударом для врага, потому что следом открылись ворота поселения, и в поле высыпали несколько десятков кал`дораев, вооруженных луками. Расстояние, что отделяло их от противников, они преодолели всего за несколько секунд, а затем на троллей обрушился град из стрел. Это по сути было победой, и я расслабился настолько, что не заметил бросок одного из троллей. Дернувшись в сторону, смог лишь смягчить рану, но пронзившая тело боль всколыхнула в сознании утихшую на время ярость. Уничтожу!
  
  Прыгаю вперед, клинками разрезая, первого противника и тут же срываюсь с места, ни на минуту не останавливаясь. Взор закрывает кровавая пелена, хочется лишь рвать, рвать врага на части. Без всякой магии, лишь одними клинками, утопая в крови троллей. Вижу нового противника и мгновенно перемещаюсь к нему, ударяя клинками.
  
  В последний миг замер, остановленный чувством неверности происходящего. Что-то задержало меня, не дало довершить удар, остановив клинок в нескольких сантиметрах от шеи противника. Спустя мгновение понимаю, что этим противником оказался эльф, причем эльф знакомый, и сейчас он в страхе замер, боясь пошевелиться. Зрение показывает, что остальные тролли уже дрогнули и бросились в бегство, окончательно сломленные. Его преследовали как члены моего отряда, так и горожане, и не стоило сомневаться в том, что уйти смогут лишь единицы, если им повезет.
  
  Отвожу клинки от горла одного из своих же подчиненных и осматриваю окрестности в поисках Меларона. Нужно было узнать, как для отряда прошел бой, а о том, что делать с моим сознанием, можно будет подумать позже. Хотя и дальше откладывать решение этой проблемы становится опасно.
  
  Остановилось сражение лишь спустя полчаса. Именно к этому моменту вернулись последние бойцы моего отряда, что погнались в лес за убегавшим врагом. Я все это время провел под наблюдением Сиринель, что обрабатывала мои раны и ожоги от магии. Все процедуры она проводила молча, ни словом не виня меня в излишней опрометчивости. Почему я вспомнил об этом? Просто в точности также на границе лечила меня Миранна, вот только она не считала нужным держать свои мысли при себе. Ругая меня такими словами... вспоминать приятно. Ведь вся ее злость не расстраивала, скорее, было радостно, что кто-то о тебе так искренне и эмоционально переживает, да и просто я получал удовольствие, вслушиваясь в ее голос, наполненный таким богатством красок... Гнев и злость на меня, радость от моего возвращения, и еще многое из того, что я не понимал.
  
  - Все члены отряда в сборе! - голос Меларона вывел меня из задумчивости, заставив посмотреть на своего заместителя.
  
  - Потери, раненые? - я постарался сделать голос твердым, и, кажется, мне это удалось, вот только усталость никуда не исчезла, кажется, и у меня есть предел прочности.
  
  - Один убитый, раненые также есть, один тяжело, - голос друида также выдавал усталость, хотя и был достаточно бодрым, все же он понимал, что нам на этот раз повезло, особенно в том, что жители города решились нанести удар. Не будь этого - и тролли непременно смогли бы забрать не одну, а намного больше жизней.
  
  - До ночи останемся на постой в этом городе, обговорите, где можно будет положить раненых, - приказал я, борясь со все сильнее накатывавшим желанием уснуть. Ко всем иным проблемам добавилось еще и магическое истощение.
  
  Проводив взглядом удалившегося друида, я обернулся в зверя и медленно побрел к гостеприимно распахнутым воротам города. Меня не оставляли мысли о произошедшем. О том, как я почти утратил контроль над собой, что едва не привело к смерти и ладно бы моей, но подчиненного! А если бы рядом оказался кто-то из близких? Все что произошло - влияние скверны. Но как с этим бороться, и почему Иллидан из будущего не предупредил меня об этой опасности. Хотя знал ли он?
  
  Вспомнились глаза Иллидана, что в первый момент показались безумными. Вспомнились и сражения, в которых он участвовал. Мог ли тот Иллидан осознавать опасность в безумии боя? Не знаю, но я сам недостаточно силен для того, чтобы позволить себе терять разум в сражении, и рядом со мной нет лишних эльфов, а, значит, мне надлежит найти средство, как справиться с этой проблемой.
  
  Как вошел в город - уже не запомнил, зато в памяти остался момент выбора места для сна, коим стала тень под раскидистым деревом. Что за дерево? Да какая собственно разница?!
  
  
***
  
  Разбудил меня эльф, вставший напротив. Посетитель ничего не говорил, и в его эмоциях чувствовалась неуверенность, возможно, если бы я сделал вид что сплю, он и вовсе бы ушел, но мой сон был в последние месяцы как никогда чуток, а потому и испарился в момент, когда незнакомец только подходил. Засыпать же вновь было попросту глупо - игнорирование не решает проблему - уж в этом мне довелось убедиться.
  
  Посетителем оказался старый эльф, по крайней мере, это возможно было понять по энергии, что витала в его теле, а также глазам, и иным, едва заметным признакам. Хорошо, я это мог увидеть находясь в звериной форме. Во многом поэтому перевоплощаться и не спешил, безмолвно взирая на посетителя.
  
  - Здравствуйте! Мое имя Беринен, я староста этого поселения. Мне сказали, что именно Вы командуете отрядом кал`дораев, что избавил нас от орды троллей, и в первую очередь, мне хотелось бы отблагодарить Вас за спасения нашего города. Неприятель появился внезапно, и жрецы Лоа смогли опутать чарами портал, не давая никому покинуть поселение. Если бы вы не атаковали троллей, все бы завершилось очень быстро, ведь наш поселок еще не знал столь большой орды. Скажите, что мы можем сделать для Вас в благодарность?
  
  Очевидно, что на этот вопрос стоило ответить, а потому пришлось мне оборачиваться в кал`дорая. Зрение вновь окрасило пространство в потоки магической энергии, а мой собеседник вздрогнул, увидев открывшуюся ему картину. Испугался? Не успел я проверить свою догадку, как староста заговорил вновь.
  
  - Так это Вы были тем эльфом, что сражались со всей ордой в одиночку? Это большая честь для меня встретиться со столь сильным магом и искусным воином! - стоит сказать, что помимо восхищения в старосте чувствовался и страх, что не удивительно, тогда я был не совсем адекватен.
  
  - Благодарю за столь лестную похвалу, - губы изогнулись в ставшей непривычной улыбке, не часто для нее находился повод или настроение, - да, это был я. Мое имя Иллидан Ярость Бури.
  
  - Так чем же я могу отблагодарить Вас и членов Вашего отряда? - спросил староста твердым и уверенным голосом. Все же он был не так прост, как показалось в начале, достаточно отметить насколько быстро ему удалось справиться с собой.
  
  - Вы действительно можете нам помочь, - какой смысл отказываться, тем более, что содействие было действительно необходимо, - наши запасы иссякли, а пополнить их было негде, да и некогда, найдется у Вас что-то для похода?
  
  - Разумеется, все будет доставлено и быстро, можете в этом не сомневаться! - заверил меня Беринен, в тот же момент передав приказание стоявшему рядом подростку.
  
  - И есть еще одна просьба, выполнение которой для меня не менее важно, - сказал я стараясь подчеркнуть значение этих слов.
  
  - Что именно?
  
  - Вы должны покинуть город и направиться на Запад.
  
  - Но почему? - староста был растерян. - Не поймите превратно, но разве это действительно необходимо?
  
  - Да. Вы ведь знаете о нашествии демонов? - дождавшись утвердительного кивка, я продолжил. - Сейчас все войска направлены на уничтожение этой угрозы, ведь если их не остановить - Азерот будет разрушен до основания. Это действительно так. Я видел пришельцев, и могу со всей уверенностью утверждать, что они невероятно сильны. И именно поэтому все, что смогли выделить для защиты севера - это два отряда сильных магов, один из которых - мой. Сейчас мы пришли вовремя, однако уже сегодня вечером мы покинем ваш поселок и более не вернемся. Нам также необходимо будет присоединиться к войскам у Зин Азшари. И если сюда придет еще один отряд троллей - остановить их будет некому.
  
  Не требовалось обладать эмпатией, чтобы понять чувства старосты, должен быть он прожил в этом поселке столетия, а может и тысячи лет. Сражался за него, не жалея себя. И сражался достойно, иначе бы не вывел горожан сегодня за стены. А сейчас ему предлагали покинуть родной дом без боя.
  
  - Опасность на этом не заканчивается, - со вздохом продолжил я, - в любой момент могут прийти демоны со стороны Зин Азшари, а еще Ваш город находится слишком близко от Источника.
  
  - И почему для нас это угроза?
  
  - Рядом с Источником демоны, они не властны над ним, но в момент отчаяния могут его уничтожить, - говорить о том, кто на самом деле может взорвать нашу святыню не стоило, слишком неправдоподобной была бы история, - и в этот момент всем живым существам нужно будет находиться вдалеке от центра континента.
  
  - Хорошо, я постараюсь убедить жителей, - в эмоциях старосты царила покорность судьбе, - Вы можете выступить перед горожанами, рассказать им то, что рассказали мне?
  
  - Я произнесу речь, если вы сможете собрать жителей достаточно быстро, - ответил, глядя на медленно погружавшееся за горизонт Солнце. Если мне предлагают выступить - нужно будет вновь использовать свои ментальные способности, и пусть это казалось неверным по отношению к сородичам, ради спасения их жизней стоило использовать и эти силы.
  
  
***
  
  Мы стояли посреди пустынной улицы деревни, в которой не было видно ни единой живой души. Ни эльфов, ни троллей. И таким она была с момента нашего прихода в это место. Мы уже девять дней, не жалея сил, бежали вдоль границы Королевства и побывали в самых удивительных краях. Осажденные поселки и мирные деревни, что даже не ведали о надвигающейся опасности, а также вырезанные до последнего эльфа городки, в которых можно было встретить следы пиршества троллей. Многое встречалось по пути, чего не хотелось бы вспоминать, но впервые нам открылась подобная картина.
  
  Мое магическое зрение не могло сообщить ничего определенного. Следов магии видно не было, и потому я обернулся в тело тигра. Мир сразу заиграл новыми красками, а нос стал улавливать сотни ароматов. Тролли здесь определенно были. Это можно было сказать по увиденным следам и по запаху, что витал здесь. Однако, ушли они уже давно, больше четырех дней назад. Ушли ни с чем. Глаза не улавливали следов борьбы, нос не чуял запаха крови. Почувствовать эльфов было сложнее. Вернее не так. Кал`дораи проживали здесь столетиями, и наш запах пропитал все окружающее пространство, а потому понять, когда деревню покинули жители было невозможно. Однако случилось это до прихода врагов.
  
  Придя к таким выводам, я обратил взор на лучшего следопыта отряда, который и подтвердил все мои мысли, добавив лишь, что кал`дораи ушли за два или три дня до прихода троллей, это он понял по некоторым следам, что мне не удалось заметить. Говорил эльф подчеркнуто вежливо, с едва заметной примесью страха. Все же тот бой, и чуть было не павший под моим клинком сородич, запомнился многим. Хорошо еще, что простые опасения не вылились в нечто большее, и скорее придали больше авторитета моей персоне. Но отставим эти мысли и обратимся к главному - куда могли уйти жители? Единственно верным ответом была крепость Бейрон. Что как и иная крепость на границе с троллями уже долгие столетия была неприступна.
  
  - Движемся к крепости, там и узнаем все ответы на свои вопросы - подвел итог рассуждениям я, и члены отряда ответили на это предложение согласием не только на словах, но и в настроении. Возможно, надеялись на отдых? Сложно это признавать, но и я желал остановить поход именно там, слишком тяжело далась эта безумная погоня за временем, и стремящемся вырезать беззащитное пограничье врагом.
  
  
***
  
  Будущее показало, что я был прав в своем мнении, и все ответы мы действительно нашли в пограничной крепости, ведь сейчас, стоя у стен дымящихся развалин, что некогда были неприступной цитаделью, не возникало вопросов, кто это сделал, и куда они направились затем. Должно быть, наступали последние дни этого мира, если тролли смогли захватить одну из крепостей Королевства. Сделать то, что не удавалось им уже пять столетий. Но и ответ о причинах этого события был прост. Гарнизон был ослаблен, а его защитники не могли рассчитывать на помощь. И тролли это знали, иначе никогда не попытались бы напасть.
  
  - Не вижу присутствия жрецов троллей, а что скажешь ты, Дорелен? - обратился я к следопыту.
  
  - Тролли ушли из этого места больше четырех дней назад, - ответил маг.
  
  - В таком случае, нам следует осмотреть крепость, всем быть начеку, возможно, враги устроили засаду.
  
  Если даже эти дикари и решились на подобное, их будет ждать лишь смерть. На расстоянии сотни метров мое зрение позволяло разглядеть любого, вне зависимости от укрытий, за которыми пряталось существо. Исключение составляли умелые маги, такие как Майев, что способны были прятаться даже от меня, но таких среди троллей быть просто не могло.
  
  Вблизи крепость вызывала еще больше уныния. Закопченные верхушки стен, сломанные ворота. Вспомнились ворота, пробитые в Силитусе, как этим дикарям удавалось уничтожать защиту лучших артефактов Королевства? Интересный вопрос, но сейчас не столь важный.
  
  Пройдя поверх остатков ворот, мы вступили в саму крепость, где еще ярче стали видны следы схватки. Разрушенные здания, кровь на камнях, кости... Чьи сказать было сложно, все же в анатомии эльфы и тролли достаточно похожи, но зная нравы этих дикарей не удивительным будет то, что они съели и своих мертвых товарищей.
  
  Медленно и осторожно, мы вошли во внутренний двор и направились дальше, держа курс на центральную башню. Все это время прислушивались к поистине мертвой тишине, которая нарушалась только моим отрядом и то, робко и неуверенно.
  
  Чтобы добраться до конечной точки нашего пути, пришлось преодолеть вторую стену, для чего понадобилось найти ворота, устроенные на противоположной от внешних стороне. И все это время нам так никто и не встретился. А в самой башне мы нашли лишь холод и запустение. Кристалл-накопитель отсутствовал, хотя я сомневался, что перед вторжением он содержал много энергии, ведь из цитадели перебрасывались войска, и это потребовало огромных объемов маны. Возможно, это было еще одной причиной поражения.
  
  - Что будем делать, Иллидан? - наконец озвучил мучивший всех вопрос Меларон.
  
  - Для начала вызволим оставшихся в живых эльфов, - ответил я, в задумчивости глядя сквозь толщу камня, что в очередной раз не стал преградой магическому зрению.
  
  - Их не обнаружили?
  
  - Тролли даже не знали, что есть кого искать, а магия, скрывавшая выживших, была для дикарей слишком сильной, поэтому нет ничего удивительного, что их не нашли, - пояснил, надавливая рукой на незаметный выступ в стене.
  
  Все же удобно иметь зрение, что способно увидеть любые двери, даже скрытые. Вот и сейчас, не имея ни опыта, ни знаний для того, чтобы найти потайной проход, я просто его увидел, а еще нашел устройство, что позволяло этот проход открыть.
  
  Надо отдать должное предусмотрительности строителей этого подземелья, на создании тайного прохода они не остановились, и следующей преградой стала каменная плита, которой и закончился путь. Если быть точным, то плита это была на середине спуска и совершенно не бросалась в глаза. Ничто не говорило о ее предназначении, вот только я видел, что она скрывала.
  
  Подобрать ключ к магическому замку оказалось не просто, пришлось даже несколько раз обратиться к знаниям из памяти, но и это удалось осуществить, после чего преграда просто исчезла, открыв вид на несколько тысяч оставшихся в живых кал`дораев. Вот только, что с ними теперь делать?
  
  
***
  
  - Мы не будем преследовать врага, командир? - обратился ко мне Меларон, спустя час после того, как завершилась беседа с выжившими эльфами. Ничего полезного они не рассказали, лишь подтвердили мою догадку о том, что в этой крепости собирались жители окрестных поселений, в надежде на защиту. В некотором роде, надежда эта все-таки оправдалась, они ведь до сих пор были живы?
  
  Победа троллей объяснялась достаточно просто, хотя и оставляла за собой ряд вопросов. Ворота были уничтожены артефактом, и здесь невольно приходило воспоминание о том, что и Силитус пал во многом из-за этого. Но если силитиды были расой таинственной, и об их способностях в создании магических предметов сказать что-то было затруднительно, то тролли... Как они могли изготовить столь мощное оружие, что с легкостью разрушила защиту кал`дораев?
  
  Я задумался над этой и иными проблемами настолько сильно, что в начале даже не услышал вопрос заместителя, отчего он вынужден был его повторить.
  
  - Нет, нам не хватит даже времени на то, чтобы их догнать, а еще я сомневаюсь в том, что у нас достаточно сил для победы, - заключительная фраза была еще довольно мягкой, ведь на самом деле никаких сомнений не было и быть не могло. Тысячи объединенных в армию троллей, как их возможно было остановить?
  
  Легкий взмах рукой и плита, что уже несколько минут подвергалась осмотру, очистилась от пыли и каменного крошева. Портальная плита, на которой отсутствовал кристалл. К счастью, он в настоящий момент находился в моих руках - защитники додумались вынуть ценный артефакт, когда осознали плачевность своего положения.
  
  Не медля вставил накопитель в гнездо, после чего вновь осмотрел получившуюся конструкцию. Следы от взрывов, поврежденная каменная арка, не сказать, чтобы устройство было в порядке, но все же...
  
  - Вы хотите восстановить портал? - за время похода мы с Мелароном достаточно хорошо узнали друг друга, во многом стали доверять, и потому он не стеснялся задавать вопросы ответ на которых очевиден, да и явно хотел уточнить нечто иное.
  
  - Этот портал позволит переправить выживших на Запад, - ответил я, наконец встав в полный рост, первичный осмотр все равно был завершен, - оставлять здесь их, означает бросить беззащитными в условиях, когда тролли в любой момент смогут наведаться в эти края вновь, а починить это устройство не столь и сложно.
  
  - Потребуется энергия и много. - заметил друид.
  
  - Будете отдавать свою. В отряде пятнадцать сильных магов, за три дня мы сможем накопить достаточно для активации, и хотя бы минутной работы портала.
  
  - Опять придется переживать магическое истощение, ребята будут недовольны, - несмотря на слова, тон Меларона был спокойным, он просто указывал на факты, не более того.
  
  - Обрадуй их тем, что все эти три ночи они смогут проспать, думаю, это смирит их с действительностью.
  
  - А охрана? - в эмоциях почувствовалась радость, кажется Меларон и сам бы не отказался от отдыха, а как бы я сам был бы рад воспользоваться предоставленной возможностью, если бы только мне не требовалось все следующие несколько ночей настраивать портал, да еще и находить в памяти недостающие знания. Но не будем об этом, когда-нибудь и я смогу отдохнуть, жаль не в этом месяце.
  
  - Охраной займутся выжившие эльфы, думаю, их будет достаточно. А потому позови сейчас всех, пусть сольют энергию в кристалл, и на следующие двенадцать часов могут быть свободны, - Меларон кивнул, а затем направился выполнять приказ, в эмоциях он испытывал явное облегчение, и я не мог его винить, это были очень утомительные девять ночей.
  
  В чем отличие стационарного портала от заклинания телепортации? В том, что заклинание пронзает пространство мгновенно, в то время, как портал создает стабильный проход, что в теории может работать тысячелетиями, если бы, конечно, у кого-то было так много ненужной энергии на его поддержание. У этого портала уже были нанесены руны для работы, но проблема заключалась в том, что некоторые оказались безвозвратно повреждены. В такой ситуации зачастую проще выкинуть плиту и создать новую, но на это нет ни времени, ни ресурсов, а значит придется усложнять плетение.
  
  Поиск запрятанных в голове знаний, расчеты, подбор верных рун взамен старых... Артефакторика - это наука, что сочетается в моей голове с построением нескольких школ. Знаниями кал`дораев, демонов, дворфов... Хотя бородачи и не слишком делились своими секретами. По настоящему сложная задача, что заставила меня полностью сосредоточиться на процессе, отвлекаясь только на краткий сон, сливание маны в кристалл и поедание по настоящему жуткой в моем исполнении еды, к которой все же удалось притерпеться. Может быть, обдумать идею создания ядов? Жаль сейчас не до того, можно было бы испробовать результат на отдыхавших подчиненных.
  
  Возможно они почувствовали ход моих мыслей или просто мироздание решило сжалиться надо мной, но на второй день еда волшебным образом стала появляться рядом, и в тот момент я действительно воспринимал это настоящим чудом, даже не задумываясь о причинах ее появления, возможно, это сказалось отсутствие сна? Да вряд ли...
  
  Вывел меня из состояния своеобразного транса последний начерченный символ. Я еще не менее минуты смотрел на него, прежде чем осознал, что работа над порталом завершена. А взгляд на кристалл дал понять, что и он наполнен почти на треть. Мало, но до половины осталось не так и много, а значит вскоре портал можно будет активировать.
  
  Отдав накопленную энергию, я вновь почувствовал навалившуюся усталость и едва нашел в себе сил для того, чтобы добраться до ближайшего полуразрушенного здания. Видимо, меня вела сама Элуна, иного объяснения тому, что в нем обнаружилась целая кровать, я не нашел, а потому от всего сердца возблагодарил Богиню и погрузился в сон.
  
  
  
  - Он все же заработал? - воскликнул Меларон, даже и не думая скрывать своего удивления. Так не доверять командиру, у него совесть есть?
  
  Впрочем, меня он успел узнать достаточно хорошо, а потому возмездия за свои слова не боялся. Тем более, что настроение было приподнятым, ведь сейчас несколько тысяч эльфов спешно переправлялись в безопасное место, и если разразится катаклизм, все они будут иметь шанс выжить, и в том будет моя и моего отряда заслуга.
  
  Удовлетворенное настроение было не у меня одного. Остальные члены отряда также выглядели отдохнувшими и довольными жизнью, пусть им и пришлось опустошить запасы накопленной маны. Все же то, что мы видели сейчас, обещало окончание утомительного похода, и несколько дней спокойствия. По крайней мере, на это я надеялся. Но вот последний из кал`дораев вошел в портал, и спустя секунду он прекратил свою работу. Энергию стоило экономить, пусть в накопителе и остались лишь капли маны.
  
  Можно было бы выставить караулы и отправиться спать, но реальность была с этим решительно не согласна, ведь в следующий момент я почувствовал обжигающее воздействие артефакта. И это означало, что время похода истекло, и Ремар желает нашего возвращения. На самом деле ничего удивительного в таком вызове не было, ведь шел уже тринадцатый день похода, и крайний срок приближался, но все же возникал один вопрос - почему именно сейчас? В тот самый момент, когда я намеревался наконец отдохнуть? Появилось нестерпимое желание разнести вдребезги кристалл, магии в котором должно было хватить на перемещение, но пришлось сдержаться. И вместо этого воспользоваться имеющимися резервами.
  
  В кристалле запасов было недостаточно, но если попросить членов отряда выделить еще немного, а затем впитать ее в себя, возможно будет забрать этот кристалл с собой и переместиться уже через полчаса. А может сделать вид, что перемещение в настоящий момент невозможно? Да кого я обманываю такими мыслями?
  
  Глава 7.
  
  Иногда одна точка на карте и один момент во времени становятся сосредоточием желаний всего мира. Концентрируют на себе все внимание, все усилия сильных мира сего. Но как это происходит? Что приводит к такому финал? Наверное, обо всем следует говорить по порядку...
  
  
***
  
  Горный массив на северо-западе Калимдора. 32 день с момента вторжения демонов на Азерот (спустя 6 дней от сражения у Серана)
  
  Огромный черный дракон величественно рассекал небесную высь, внимательно вглядываясь в проплывавшее под ним пространство. Земля, была необозрима с той громадной высоты, на которой происходил полет и сливалась в сплошное нагромождение скал, но прекрасное зрение властителей неба с легкостью выделяло долины и горные пики, величественные реки, и самые малые ручьи. Не было видно только разумных существ, пространство было пустынным, однако Аспекта это совершенно не волновало. Ведь он знал, к какой цели направлялся и с нетерпением ожидал, когда, наконец, ее достигнет. Предыдущие несколько дней слились для Нелтариона в бесконечное и изматывающее бдение, но сейчас назначенный час пришел, и он мог осуществить задуманный план.
  
  Уже завтра стаи, возглавляемые Аспектами, устремятся в путь для того, чтобы присоединиться к Лесной армии. Полетит к назначенной цели и Аспект магии, Малигос. Однако сегодня он будет располагаться в убежище, завершая подготовку к походу, а скорее всего и вовсе погрузится в сон, отдыхая после напряженной работы, и в этот момент Душа дракона окажется под защитой чар непроницаемых для многих, но не для Нелтариона. "Я могу уничтожить Аспекта магии, и тогда все окажется намного проще". Мысль была интересной, но черный дракон не намерен был так поступать, до тех пор, пока у него был выбор.
  
  Стоит признать, Малигос славился своим умением в области защитной магии, и оттого пробраться в его убежище оказалось невероятно сложно. Нелтарион и вовсе сказал бы, что это не под силу никому в мире Азерота, если бы только сам не нашел ключ, что дал ему доступ в жилище Аспекта магии. Ему стало даже интересно, как бы отреагировал Малигос, если бы узнал, что сам доставил этот ключ в свое убежище, так и не увидев его скрытого предназначения. Речь шла о нарушении защиты с помощью Души дракона или вернее тех магических конструкций, что удалось спрятать Нелтариону в ней. Что же они давали?
  
  Первый комплекс защиты и самый надежный - место убежища, был обойден уже несколько дней назад и сейчас Нелтарион летел согласно полученным от артефакта координатам. Он не видел конечной точки маршрута, но нисколько не переживал по этому поводу ведь знал причину по которой пещеру Аспекта магии невозможно было засечь.
  
  Второй комплекс защиты или та самая причина, по которой убежище так сложно было увидеть - сложнейшая иллюзия, что надежно скрывала всю местность от пытливого взора. Даже самому Нелтариону потребовались бы месяцы для того, чтобы обойти эту защиту, но и здесь ему помог артефакт, ведь внеся в свой дом Душу дракона Малигос дал Аспекту земли опору для работы. На основе одной единственной достоверной точки черный дракон силой земли построил в своем сознании схему убежища, не упустив ни одного туннеля, ни одного тайного прохода.
  
  Тайные проходы, третья линия защиты, из преимущества обратились в уязвимость. Нелтарион вынужден был признать гениальность идеи создания нескольких центральных туннелей, что вели неприятелей в западню, вот только вся эта хитроумная комбинация ловушек обернулась прахом, ведь Аспект земли не намерен был идти в том направлении. Вместо этого он опустился на ни чем не примечательном участке земли, перед обветренной скалой, каких были тысячи в этой местности, и подал в нее немного магии.
  
  И это действие стало прохождением четвертого комплекса защиты. Дело в том, что открыть тайный проход возможно было лишь напитав плетение маной Малигоса и надо признать, добыть небольшую пробу этой энергии не вызвав ни у кого подозрений стало бы невероятно сложной задачей. Но не для того, кто тысячи лет общался с Аспектом магии. Нелтарион провернул нужную операцию еще семьсот лет назад, в те годы, когда и не помышлял о том, что выступит против остальных Аспектов. Просто в тот момент ему выпала уникальная возможность и он не стал ее упускать, полагая, что невозможно знать как обернется в будущем его жизнь и что может пригодиться. И теперь, благодаря своей предусмотрительности, он мог с удовлетворением отметить, как перед ним раскрываются двери туннеля достаточно широкого для того, чтобы через них мог пройти дракон. Даже столь большой дракон, как Нелтарион.
  
  Туннель, расстилавшийся перед ним, не был никак освещен и более того, производил впечатление заброшенного прохода, которым уже несколько сотен лет никто не пользовался. Россыпь мелких камушков на полу, паутина на стенах, вечная тьма, которой было пропитано пространство.
  
  Аспект земли усмехнулся. Его интересовал один праздный вопрос. Откуда в этом подземелье появилась паутина? Малигос специально завозил пауков или ограничивался декорированием стен? Так или иначе, Нелтариона такими мелочами было не обмануть. Он знал, что этим проходом пользовались и потому, завершив осмотр, сделал первый шаг на пути к центру убежища.
  
  Однако, не сделав и пары шагов, Нелтарион невольно испытал чувство досады. Он обошел уже четыре системы защиты, и все они вызывали уважение, и ему было известно о существовании еще нескольких, а между тем в собственном убежище Аспекта меры безопасности были не в пример слабее. Это заставляло задуматься об укреплении обороны и более вдумчивом подходе к магическим методам защиты. Больше охраны, больше ловушек, больше недоступных преград. Кстати о ловушках...
  
  Это могло показаться невероятным, но даже в секретном туннеле, само нахождение которого могло показаться невероятным, существовали ловушки, и их разнообразию и хитроумности оставалось только завидовать. Все же Малигос не зря носит звание Хранителя магии и на этом пути обошел многих, доказательством чему было то, что на пути к цели Нелтариону не встретилось ни одной банальной западни. Каждая магическая преграда была в своем роде индивидуальна, каждая несла в себе опасность для незваного гостя, даже если этот гость был сильнейшим драконом Азерота. Вот только и Нелтарион не терял тысячелетия даром. Одна за другой ловушки обезвреживались. Чаще всего они не вызывали затруднений, но в отдельных случаях ему приходилось надолго задумываться в поисках решения загадки и тогда лишь помощь подсознания* позволяла ему идти дальше.
  
  Весь путь занял почти полтора часа, полтора часа напряженных усилий, за время которых Аспект земли узнал о ловушках больше, чем за всю предыдущую жизнь. И, тем не менее, он достиг поставленной цели, выбрался из прохода в жилую часть убежища, в которой даже такой параноик как Малигос не стал устанавливать западни. А в том, что Аспект магии параноик Нелтарион более не сомневался. Правда даже такая чрезмерная осторожность Аспекта магии не спасла, вот же беда. "Что если отомстить Малигосу за все свои мучения, что если убить его здесь и сейчас?" Заманчиво, очень заманчиво, но нет. Он пришел в это место не за этим.
  
  Можно было удивиться тому, как сам Малигос раз за разом преодолевает все эти испытания, но Нелтарион был уверен, что его сородич тратил лишь мгновения на преодоление очередной преграды. Впрочем, это было не важно, ведь сейчас Аспект земли был невероятно близко к цели и что самое главное - между ним и Душой дракона осталось всего несколько десятков метров.
  
  Если в своем убежище Нелтарион держал самых верных сподвижников, а также существ, пусть и не слишком преданных, но безусловно полезных, то Малигос никого не пускал в свою тайную цитадель и теперь единственное, что не следовало допускать - это встречи с самим хозяином.
  
  Но я могу убить Аспекта магии, у меня достаточно сил для этого и тогда не потребуется уловок. Ему вновь в голову пришла эта мысль, невероятно назойливая и соблазнительная. Отказываться от нее с каждым разом становилось все сложнее, ведь это и вправду был самый простой путь, однако он продолжил двигаться дальше, в который раз вспомнив о том, что сородичи не враги ему, и всего лишь заблудились в предрассудках, нужно лишь отрыть им глаза. Но если они станут помехой на пути, придется действовать решительно. Сложно было принять эту мысль и стоило ли? Нелтарион не знал, хотя казалось, что уже принял решение.
  
  Между тем помещение, хранившее Душу дракона, предстало перед ним, и невольно Нелтарион застыл, взирая на ту защиту, что поставил его собрат. Непревзойденное мастерство, отточенное тысячелетиями, виделось ему в сплетении магических линий, и даже как подступиться к этой преграде он не представлял. Однако в этот момент в голове вновь проявились необходимые знания, даря ему возможность действовать. И Нелтарион стал медленно, одно за другим, распутывать плетения, невольно поражаясь тому, что хранил в своей голове все необходимое для работы. Целых пятнадцать минут потребовалось ему, чтобы пройти эту преграду, хотя он и был уверен, что просто не нашел один единственный узелок, потянув за который смог бы управиться за секунды. Однако главным было то, что Нелтарион справился и сделал первый шаг в самое охраняемое помещение Азерота.
  
  Его взору предстало большое помещение, идеально круглое и при этом не имеющее ни единого предмета мебели, ни одной вещи, что должна была бы храниться под столь надежным замком. Единственным исключением стал окутанный защитными чарами сундук, что стоял в центре комнаты, на каменном постаменте. От сложности наложенной на него защиты начинала кружиться голова, хотя снять все установленные чары все же было возможно, пусть и не сразу...
  
  С насмешкой Нелтарион посмотрел на этот тайник - богато украшенный, яркий, а еще, без сомнения, содержавший подарок для незадачливого вора, что смог бы его вскрыть. Кто знает, возможно Аспект земли и сам бы попал в эту остроумную ловушку, уж больно естественной была мысль о том, что именно там хранится нужный ему артефакт, однако он знал его истинное местоположение, а потому обратил свой взор к неприметному каменному бордюру у стены комнаты, который не выделялся ничем, абсолютно ничем. Ни одно зрение не могло бы дать приметы для поиска, ни единой крупицы магии не содержалось в этом тайнике.
  
  Невольно Нелтарион испытал уважение к Малигосу, что догадался устроить артефакт таким образом - ведь весьма логичным было считать, что если вор сможет преодолеть магическую защиту комнаты ему и иные охранные чары не будут преградой, а значит именно незаметность была лучшим выходом. Лучшим, но вновь давшим сбой, из-за поставленных на Душе дракона чарах.
  
  Даже не попытавшись найти рычаг, Нелтарион просто разбил каменную крышку бордюра и сгреб лапой осколки. Его взору предстал сосуд из неизвестного материала, что не пропускал ни крупицы магической энергии наружу. Прекрасная вещь, стоит и ее взять с собой.
  
  Цепь заклинаний показала, что на сосуде существовало лишь одно заклинание, по которому возможно было бы его отследить, и пасть Нелтариона невольно распахнулась в довольном оскале, он уже знал, как применить этот эффект. Для начала он запомнил особенность наложенных чар и удостоверился, что сможет их воспроизвести, и только после этого развеял.
  
  Не теряя более ни секунды, Аспект земли бросился прочь из помещения, не беспокоясь о шуме, ведь тишину удалось соблюсти с помощью заклинания. Благодаря этому он бежал со всей доступной скоростью и преодолел расстояние, что отделяло его от прохода за несколько минут.
  
  Ловушки все также были обезврежены, так что и продвижение по туннелю было стремительным, а затем Нелтарион распахнул дверь и выбрался из пещеры. Его встретило бескрайнее небо, что столь ярко и красочно говорило о победе, о том, что он справился! И пусть понимание успеха пришло к нему не до конца, самая сложная часть плана оказалась осуществлена. Вот только останавливаться хотя бы на миг для того, чтобы насладиться триумфом, Нелтарион не собирался, он был чужд сиюминутных порывов. А потому черный дракон распахнул крылья и взмыл в воздух.
  
  
***
  
  Тишина и покой царили в пещере, освещенной мягким светом магических кристаллов. Ничто чуждое не проникало за станы комнаты, где ее обитатель мог наслаждаться заслуженным отдыхом. Но время для сна подходило к концу, и в один момент громадный синий дракон распахнул глаза, а затем неторопливо поднялся на лапы, потянувшись всем телом. Последние дни он напряженно работал, лишь изредка выделяя время на сон. Изучение Души Дракона захватило Аспекта Магии целиком и полностью, но вчера Малигос все же заставил себя оторваться от работы, понимая, что в поход следовало направиться полным сил. И именно поэтому он проспал следующие четырнадцать часов, восполняя бессонные ночи. Сейчас же у него оставался час до времени отбытия, и следовало собрать в дорогу необходимые вещи.
  
  К Душе Дракона Малигос намеренно наведался в последнюю очередь, боясь вновь погрузиться в изучение артефакта и тем самым упустить время, отведенное для сбора необходимых в дорогу вещей, в число которых в основном входили артефакты. Увы, но и они также приковывали внимание Аспекта, а потому он потратил непозволительно много времени, прежде чем пришел к своему хранилищу. Однако едва только Малигос увидел состояние комнаты - сердце его пропустило удар. Защита была снята. Разум кричал - невозможно! Но глаза показывали реальность. И это замешательство продлилось почти минуту, прежде чем Аспект Магии смог взять себя в лапы, а вернее осознать, что простое пребывание в панике ничего не изменит, и необходимо действовать.
  
  Вот только созерцание разбитого и пустого тайника вызвало совершенно не те чувства, что требовались для хладнокровного поиска. Сначала появилась растерянность, потом страх, и наконец звериная, поднявшаяся из глубины души ярость. Недоумение и растерянность от того, что кому-то удалось обойти установленные им преграды, преобразовалась в бешенство и желание уничтожить зарвавшегося вора. Но даже в таком состоянии Малигос сохранил разум и в первую очередь всеми доступными средствами проверил убежище. Никого постороннего в нем не оказалось, и потому он обратился к заклятию поиска, что было установлено на артефакте. И почти тут же из его горла раздался торжествующий рев, когда сознание уловило оставленную на артефакте метку.
  
  Не медля ни мгновения, Малигос устремился к проходу, лишь краем сознания отметив, что все ловушки в нем обезврежены. После чего взмыл в небо вслед за удаляющейся целью. С раздражением он понял, что их разделяли несколько часов полета, и если только Аспект магии не хочет упустить вора, ему придется действовать исключительно своими силами. Позвать кого-либо на помощь он просто не успеет, рискуя упустить вора, а что случится, когда сородичи узнают о потере артефакта? Поверят ли они в то, что его украли или заподозрят в предательстве самого Малигоса? Слишком вероятна такая реакция, а значит, следует разобраться во всем самому. К тому же врага он не боялся, ведь если бы тот был достаточно силен, то непременно напал бы на спящего Аспекта, а не бросился бы бежать без оглядки. Ловкий, умный, но не сильный, вот каким был его неприятель и значит в открытом бою он непременно победит.
  
  Как бы в подтверждении этого вывода, расстояние между ним и врагом стало быстро сокращаться. Уже спустя семь часов оно сократилось вдвое против прежнего, а затем вор и вовсе остановился. Это было немного странно и заставило Малигоса усилить бдительность, но от своих целей он не отказался и еще спустя три часа стоял перед пещерой, где спрятался его враг и в которой он чувствовал присутствие артефакта. Ничем не примечательное место, на вид очень напоминающее иллюзию, какой он накрыл собственное убежище. При воспоминании об этом Малигос проверил пространство несколькими заклинаниями, но не нашел ничего подозрительного. Возможно, следовало лучше искать, но так он мог спугнуть похитителя. А потому не без некоторого колебания он вошел под своды пещеры и лишь спустя несколько шагов запоздало задался вопросом о том, почему вор до сих пор не снял метку для чар слежения? Не заметил? Или... Эта мысль пронзило сознание, ранее метавшееся в панике из-за потерянной реликвии и Аспект Магии обернулся к выходу. Может ему стоит вернуться?
  
  Ответить на этот вопрос Малигос не успел, так как стены пещеры дрогнули и тонны камней обрушились на Аспекта.
  
  Малигос уже не мог видеть, как спустя несколько минут после срабатывания ловушки на открытое пространство вышел черный дракон, намного более изящный, чем ее собратья, ведь это была самка, что считалась самой прекрасной из всей стаи. Хотя не малую роль в ее привлекательности значил отец, который был вожаком стаи и самым могущественным из драконов. Осмотрев плоды своего труда, она удовлетворенно кивнула, но на достигнутом результате не остановилась. Эта ловушка творилась долгие годы, и обрушенные камни были только первым ее звеном.
  
  Собрав всю доступную ей силу, она обратила ее в землю и следом тысячи печатей оказались активированы, чтобы сотворить непроницаемый купол вокруг горы. Насколько он будет непроницаемым, дракон не знала, но то было и не столь важно. Даже если в какой-то момент купол будет преодолен, на это потребуется время, а между тем до события, что так жаждал отец, остались считанные дни. Аспект магии не сможет принять в нем участие и это многое упростит. Нужно лишь отправить Нелтариону весть. Интересно, сможет ли она хоть в этот раз удостоиться похвалы отца? Ведь она заслужила его благодарность?
  
  
***
  
  Нелтарион довольно оскалился, получив весть от своей дочери. Вторая часть плана прошла также хорошо, как и первая. Стоит сказать, что пусть он и хорошо знал Малигоса и потому мог предсказать его реакцию на случившееся, но некоторую степень разочарования все же испытал. Попасться на столь простую ловушку? И этого дракона считали мудрецом за его успехи в магических искусствах! Но верно говорят, что "на всякого мудреца довольно простоты" и подобные гении легко теряются в неожиданной ситуации.
  
  Сообщение дочери также означало и то, что спешка больше не являлась обязательной, и потому Нелтарион позволил себе минутную слабость - открыл сосуд, что скрывал с таким трудом добытый артефакт.
  
  Увиденное заставило чаще забиться сердце древнего дракона. Артефакт подавлял, заставлял восторженно замереть и смотреть, смотреть... Мощь десятков самых сильных драконов была сокрыта в нем. Невероятное оружие, какого еще не знал Азерот. Оно невольно притягивал взгляд, манило, заставляло вглядываться в глубину своей материи. Мощь, невообразимая мощь, запертая и подчиненная лишь одному - тому, кто держит кристалл в своих лапах. С такой силой возможно совершить многое... "С ее помощью я смогу захватить весь мир и черные драконы станут его правителями". Притягательная мысль и от нее совсем не хотелось отказываться. Ведь именно Нелтарион и черные драконы видели мир таким, каким он был на самом деле, а не цеплялись за устаревшие догмы, как остальные их собратья.
  
  С трудом оторвавшись от изучения артефакта Аспект земли убрал его в изолирующую оболочку. Сейчас было не время для таких дум, стоило вернуться к своей стае. Однако одно дело было убрать кристалл и не чувствовать его силы и совсем другое - не думать о нем. Мысли постоянно возвращались к его обладанию и к тем возможностям, что он предоставлял. А еще к опасности, что теперь угрожала Нелтариону.
  
  "Они захотят отобрать Душу дракона у меня. Все, все они желают владеть ей лично, но лишь я один смогу распорядиться этим артефактом достойно!" Беспокойство нарастало с каждой минутой, а мысль о возможной потере этой реликвии, что могла осуществить все желания Нелтариона, сводила с ума. "Если кто-то попытается забрать у меня "Душу" - его необходимо будет уничтожить. Нельзя допустить, чтобы недостойный имел возможность исполнить свои желания. Только я вправе сделать это!"
  
  Раз за разом эти мысли с необычной силой проносились в голове Нелтариона, заслоняя весь мир. Страх из-за потери артефакта, желание процветания своей расы, желание власти для самого себя, все это сливалось в единый клубок, который просто невозможно было разорвать. И с каждым разом, когда эти мысли приходили в голову, Нелтарион все больше убеждался в их правильности, а былые сомнения отступали.
  
  Следующий век должен стать веком драконов. "И только я смогу принести драконам величие, только я знаю как его достичь, а тот, кто решит мне помешать будет врагом всей нашей расы!" Все верно. Именно потому Аспект земли решился затеять эту интригу, потому украл Душу дракона, что намеревался использовать ее в единственно верном направлении, так, как задумывалось изначально. И отступать сейчас было нельзя!
  
  Принятое решение отозвалось в душе чувством тепла. Непоколебимая уверенность в своей правоте поднялась из глубины, и в этот самый миг он увидел скалы родного для черных драконов хребта. "Это знак, что принятое решение - правильно!" Пронеслось в голове, и Нелтарион ускорил свой полет, стремясь как можно быстрее завершить последние приготовления к сражению.
  
  
***
  
  У многих мог возникнуть вопрос о том, что же еще предстояло сделать, прежде чем направиться в поход? Ведь Малигос уже подготовил Душу дракона для использования в бою, так в чем же проблема, что еще требуется сделать? А проблема была в том, что готовил Аспект магии артефакт под себя. Малигос среди драконов отличался лучшей работой с магическими потоками. Это не значило, что в магической силе он превосходил всех остальных, нет. Просто в искусности, тонкости работы ему не было равных, и даже Нелтарион вынужден был признать, что уступает своему сородичу в этом.
  
  Попытка использовать такой артефакт сейчас не приведет к катастрофе, нет, однако могущественная реликвия не смогла бы работать и в половину так эффективно, как была способна. Но если Аспект земли что-то не умел, он всегда знал к кому обратиться и с этой целью вошел в собственное убежище.
  
  Еще раз констатировав скудность защитных механизмов, Нелтарион направился в самые глубокие этажи подземелья. Туда, где никогда не прекращалась работа, где действовали его слуги, о существовании которых мало кто догадывался. Весьма полезные существа, достаточно вспомнить, как много артефактов и устройств они смогли создать, что затем были применены против кал`дораев.
  
  Идти пришлось долго - мастерские располагались действительно глубоко и несколько в стороне от жилых помещений не в последнюю очередь из-за опасности взрыва опытных образцов. Гоблины были расой, что просто не представляли творчество без регулярных катастроф. Это раздражало, но иных помощников найти было невозможно, дворфы никогда не стали бы работать на Нелтариона, особенно учитывая цели его заказов. Впрочем все необходимое Аспект получал и так.
  
  Наконец он достиг нужного этажа и открыл дверь в цех лучшего мастера.
  
  - Рубжикс, немедленно займись этим артефактом, - Нелтарион не стал размениваться на приветствия, он всегда давал понять подчиненным, что считает высшей милостью уже то, что дал им кров, - усиль его проводимость до максимального значения.
  
  Дождавшись, когда пожилой гоблин подал знак того, что понимает сложность работы, иными словами его лицо приобрело осмысленное выражение, Аспект земли продолжил.
  
  - Ты должен управиться за трое суток и не часом позже и знай, если на артефакте появится хотя бы царапина... Твоя смерть не будет легкой.
  
  Последние слова не были пустой угрозой, Нелтарион вообще никогда и никому не угрожал, и особенно это касалось его подчиненных, и свидетельством тому были несколько десятков гоблинов, что в разные годы вызвали неудовольствие своего хозяина. Достаточно никчемных, чтобы не беспокоиться об их кончине.
  
  - Приступай, - бросил он и вышел из помещения. Ему еще требовалось собрать стаю и объяснить им цель будущего похода. Говорить о Душе дракона он не собирался, но донести до сородичей сведенья о действиях на поле боя было необходимо. Тем более что он знал - стая его поддержит!
  
  
***
  
  Они вылетели спустя три дня. Вначале в небо поднялся исполинский дракон, за которым наблюдали десятки глаз. Сделав круг над черными как смоль собратьями, он проревел во всю мощь своих легких и его вопль отразился горным эхом от скал. Десятки драконов поддержали этот крик, будивший в их душах что-то древнее, мистическое, то, что существовало задолго до появления Аспектов, было забыто, а теперь воскресло вновь. Ярость драконьей расы. А в следующий миг десятки могущественных созданий взмыли в небо и устремились за вожаком к месту грядущего сражения. Вот только что они были намерены сделать, с кем сражаться? Азероту еще предстояло это узнать.
  
  * Кто там у Нелтариона за подсознание работает?
  
  
  Глава 8.
  
  Дворец в Зин Азшари. 34 день с момента вторжения демонов на Азерот (8 дней от сражения у Серана)
  
  Ночной эльф был крепко привязан к стальной конструкции, что не позволяла ему шевелить ни конечностями, ни даже головой, лишь с ужасом смотреть прямо перед собой и ожидать смерти, а может чего-то более страшного? Мужчина не знал этого, а неизвестность пугает намного сильнее, чем самая страшная реальность, особенно, если ты оказываешься в столь плохом положении.
  
  Он был окружен демонами, в точности такими же, как и те, что напали на его деревню и в тысячный раз проклинал себя за то, что не покинул дом вместе с семьей, что понадеялся на защиту Элуны и не предпринял ничего для спасения. И теперь его дети были мертвы, а жена, как и он сам, привязана к жуткой конструкции, хранившей на себе потеки крови.
  
  Как же он жалел, что не умер в день нападения с оружием в руках, что оказался слишком труслив для того, чтобы драться в первых рядах, он много о чем жалел, но все его помыслы и желания были более не важны, ведь судьба этого эльфа оказалась в других руках.
  
  Меж тем последний из находившихся в комнате десяти пленников был надежно привязан и все демоны, за исключением одного стража, покинули помещение. Повисло молчание. Никто из заключенных не мог вымолвить ни слова, медленно и неотвратимо они все глубже погружались в отчаяние, предчувствуя страшный конец. Женщины тихо плакали, но их никто не пытался утешать, ведь абсолютно все были уверены в том, что самое худшее еще впереди.
  
  Дверь в комнату открылась внезапно, и к пленникам стремительно ворвался пылающий раздражением демон. Его глаза полыхали зеленым огнем, губы растянулись в хищном оскале, но самое главное аура невероятно сильного мага буквально вдавливала жертв в прутья, отчего каждый вздох давался чудовищным усилием. Это существо вызывало настоящий ужас, хоть пленники и не подозревали, кто предстал перед ними.
  
  Архимонд был в бешенстве, нет, это слово было не верным, он жаждал убивать, жаждал крови, готов был сровнять с землей всю окружающую местность, но больше всего он мечтал долго, год за годом подвергать пыткам одну венценосную тварь. Эта стерва вновь смогла обыграть его, вновь нашла, как унизить своего противника перед Саргерасом. На этот раз Архимонд оказался обвинен в провале инициации Иллидана.
  
  Генерал Легиона не надеялся в ближайшие дни разделаться с Азшарой, но как же он жаждал найти того, кто передал королеве сведенья об участии Иллидана в сражениях у Источника и битве с Манноротом! К сожалению слишком многие знали об этих событиях, а значит, вычислить предателя было не просто, но он найдет, обязательно найдет...
  
  И вот теперь в качестве наказания Саргерас приказал ему обращать в сатиров эльфов. Заниматься работой, что мог выполнить даже самый никчемный из эредар, ему, командующему Легиона! Низкий глухой рык вырвался из Архимонда, а удар руки сотряс стену, по которой побежали трещины. Он уже четвертый день занимался этой нудной, бесконечное число раз повторяющейся работой, создавая из поставляемого отребья воинов Легиона.
  
  Называя доставшийся ему материал отребьем, Архимонд вовсе не кривил душой. Во время захвата Зин Азшари демоны не стремились брать пленных, все, что в те дни попало в руки Легиона относительно живым и здоровым - жалкая горстка выживших. И это в сравнении с десятками тысяч погибших! Большинство из плененных эльфов вскоре умерли от ран, не дожив до проведения ритуала, да и те, что все же встретили инициацию, в основном скончались, пусть и дали возможность разработать процесс демонизации для расы кал`дораев.
  
  Вот только больше так легко получить хороший материал не удавалось. Все, что доставляли Архимонду сейчас - пленные из захваченных деревень, да небольших городков, содержавшие в себе лишь крохи магии. Тратить время на этих червей было высшим унижением, но демон терпел, зная, что рано или поздно повелитель снимет с него наказание. И потому следовало сделать ненавистную работу, при этом в качестве компенсации получив страх жертв.
  
  Один за другим он проводил ритуал, с удовольствием наблюдая за тем, как корчились от нестерпимой боли пленные. Вливание скверны и в то же время уничтожение личности подвергало жертв столь сильным страданиям, что они едва не выдирали прутья металлической решетки, обильно орошая своей кровью пол. Некоторые в процессе инициации умирали, но подобный итог всего лишь выбраковывал самых слабых, тех, кто не заслуживал быть даже тупым инструментом в руках Легиона. Самым главным в этом ритуале было то, что создаваемые сатиры пусть и обладали теми же навыками, что и в прошлой жизни, но совершенно не помнили себя до инициации и запечатывали в сознании абсолютную верность Легиону. Если бы Иллидан прошел такое обращение...
  
  Остановившись перед очередным пленником, Архимонд на миг замер, ведь на него распахнутыми в ужасе глазами смотрела сама Азшара! Униженная, раздавленная, убравшая из своих глаз нахальный блеск и сменившая его безраздельным и абсолютным ужасом. Именно такой он желал ее видеть! И пусть через несколько секунд наваждение рассеялось и перед демоном проявилась самая обычная эльфийка - это было не важно, ведь он может испытать на ней все, что подсказывало воображение, все пытки, что он придумал в последние недели, отомстить за все нанесенные унижения!
  
  Архимонд провел рукой по обнаженной коже, оставляя кровоточащие полосы от когтей и глядя, как из глаз Азшары текут слезы и улыбнулся, предвкушая следующие за этим мгновения.
  
  ...
  
  - Великий! Владыка Саргерас приказывает Вам явиться к нему - страж скверны предусмотрительно остановился вдалеке от верховного демона, чувствуя его раздражение.
  
  И это решение было верным, ведь настроение Архимонда оказалось вновь испорчено всего несколько минут назад. Причина новой порции ярости была в том, что репетиция пыток Азшары завершилась, так толком и не начавшись. Увы, но он излишне увлекся, с каждым демоном могло случиться подобное, однако если бы Архимонд и в самом деле смог заполучить эту стерву, столь быстрая смерть была бы непростительна! Выбранная для эксперимента низшая умерла уже на второй пытке, и теперь предстояло решить, какой вывод из этого следует? Возможно, что королева намного сильнее этой самки, и потому сможет выдержать то, что убило низшую, а может быть стоит пересмотреть свои планы, чтобы не рисковать слишком быстро совершить месть?
  
  Видимо второй вывод стоило взять за основу и именно это вызывало раздражение. А также необходимо будет провести еще несколько экспериментов и для этого взять более сильных особей. Единственное, что утешало Архимонда, так это то, что рано или поздно Азшара непременно окажется привязана к подобной решетке, ведь она просто не знала, как много было подобных выскочек, что желали занять его место, и как они все закончили. Да, пока Легион не захватил Азерот королева оставалась ценной для Саргераса, однако стоит этому миру пасть, как Азшара окажется в свите повелителя, а там ее участь будет предрешена. Нужно только дождаться этого момента.
  
  Однако все эти мысли были отложены на будущее, а сам демон вошел в знакомое подземелье к покрытому рябью порталу.
  
  - Архимонд, ты осознал свою ошибку? - спросил не терпящий возражений голос.
  
  - Да, повелитель, впредь я буду внимательней в обращении с низшими, - ответил архидемон и добавил про себя "и буду уничтожать доносчиков до того, как они смогут передать доклады".
  
  - Хорошо, так как у меня есть для тебя поручение. Мне поступила информация о скором выдвижении к Зин Азшари армии Азерота. И если низшие не должны стать для нас проблемой, то присоединившиеся к ним драконы - серьезная угроза. И потому ты лично возглавишь армию, что уничтожит наших врагов.
  
  - Я уничтожу их, разорву в клочья этих червей!
  
  - Они не черви, Архимонд, черви не могут убивать своих врагов или ты этого еще не понял? - угроза, явственно проступившая в голосе Саргераса, а еще импульс силы, что вдавил в пол генерала, показали, что повелитель более не воспринимал жителей Азерота слабыми и приходил в ярость от одного намека на то, что подчиненные думали иначе.
  
  - Простите, повелитель! - прохрипел генерал. - Я вовсе не считаю их слабыми, всего лишь уверен, что ничто не устоит пред мощью Легиона и наши враги будут повержены!
  
  - Хорошо, помни об этом и впредь. Войска должны выступить уже завтра. И еще, на твой стороне выступит Аспект земли Нелтарион и его стая, черные драконы. Они станут ценным приобретением для Легиона. Однако во время сражения присматривайся к ним внимательней, эти создания еще не вобрали в себя скверну, а значит им нельзя полностью доверять.
  
  ...
  
  Южная граница Королевства кал`дораев. 34 день с момента вторжения демонов в Азерот (спустя 8 дней с момента сражения у Серана)
  
  Стрела срывается с тетивы и ослепительным росчерком устремляется к цели. Спустя мгновение она находит свою жертву - тролль, что уже отводил руку для броска копья, падает с разорванным взрывом черепом. И можно не беспокоиться, что регенерация спасет тролля, ведь они научились отращивать конечности, но не головы.
  
  Между тем Тиранд не следила за полетом стрелы, абсолютно уверенная в верности выстрела. У нее не было на это времени, ведь враги были все ближе. Троллей было много - почти сотня и если бы ее силы были прежними - смерть была бы неминуемой, однако с момента бойни в Зин Азшари жрица стала другой. Лук направляется в сторону новой цели и одновременно новая стрела силой дарованной Элуной создается на тетиве. Затем следующая и следующая... На каждый выстрел тратится лишь мгновение, что требуется для натяжения лука, каждый смертелен, ведь доспехи и амулеты этих прислужников демонов не могут их защитить.
  
  Отклонить корпус влево, чтобы пропустить пущенное одним из троллей копье и сделать новый выстрел. А затем перекатиться в сторону, уходя от неминуемой смерти в лице жреца Лоа. Вот только сам он не знал, что настоящая угроза уже приближается со спины, а когда понял - было уже поздно. Стена огня прокатилась по поляне, охватывая десятки троллей, вместе с оказавшимся в центре бушующей стихии жрецом. Они сгорели в очистительном пламени мгновенно, слишком велика была мощь магии в этом огне.
  
  Убить тех врагов, что не попали под атаку дракона, оказалось не сложно, и уже спустя минуту Тиранд взирала на место сражения. Молчаливо и спокойно, хотя еще два месяца назад эта картина ужаснула бы ее. Медленно она двинулась по обожженной земле, внимательно осматриваясь. Шевеление в пятидесяти метрах от нее привлекло внимание - один из троллей не умер и был всего лишь ранен. Вскинув лук, Тиранд подарила ему легкую смерть, хотя и ее он был недостоин. Рядом опустился Галарон, и жрица, не проронив ни слова, запрыгнула на спину дракону. Это было не первое их сражение и видимо не последнее, а потому слова были не нужны. Им предстояло успеть сделать еще многое и не стоило терять даже секунды на разговоры. С чего же все началось? Этот вопрос посетил Тиранд, когда красный дракон взмыл в воздух в поисках нового отряда неприятелей.
  
  Тот день, когда она вернулась из похода к Источнику Вечности, изначально был омрачен. Известие о пытке Иллидана вызвали в ней ярость и недоумение, но в тот момент она сдержалась, чувствуя, что окажется в своем мнении одинокой. Даже Малфурион не поддержит ее, слишком уж невзлюбил брата в последние ночи. Возлюбленный... С ним было так непросто. Они несли в своем сердце одну мечту, готовы были отдать свои жизни ради одной цели и друг друга, но в последнее время жрица стала замечать и расхождения во взглядах, до того скрытые яркими чувствами. Любимый был во всем предан Кенариусу, она и сама чтила своего учителя и всегда прислушивалась к его советам, но ведь и самый мудрый может ошибаться, просто потому, что неверно оценивает других. Почему этого не понимал Малфурион? Именно здесь проявились между ними разногласия, и даже родилась одна тайна, но ничего невозможно было с этим сделать. Вот и в ту ночь он не принял ее сторону.
  
  Это событие произошло всего спустя час после того, как Иллидан покинул расположение Лесной армии. По всему лагерю со скоростью лесного пожара разнеслась весть о том, что тролли атаковали южную границу Королевства. Вернее не так. Находясь в шатре Кенариуса на военном совете, что обсуждал это событие, Тиранд узнала, что тролли атаковали кал`дораев на всем протяжении границы, на севере, востоке, юге. Но лишь юг был сейчас доступен для Лесной армии, и надлежало решить, как поступить в этой ситуации.
  
  В то время как шел спор между командующими, сама Тиранд пыталась ответить на два стоящих перед ней вопроса. Вернее не так, вопрос был только один и ответ на него казался действительно важным, хотя до сих пор его никто не задал. Жрица выждала достаточно для того, чтобы дать озвучить его другим, но по прошествии времени заговорила сама.
  
  - Если тролли напали именно в момент вторжения и в то самое время, когда наши границы оказались беззащитны, можем ли мы считать их прислужниками демонов? - на нее посмотрели с недоумением, неужели никого не волновала эта проблема?
  
  - Полагаю, что косвенные признаки указывают именно на это, однако сейчас перед нами предстают иные вопросы и именно на них следует найти ответ, - с легким укором обратился к своей ученице Кенариус.
  
  - Дальнейшее обсуждение бессмысленно, - Тиранд еще никогда не была настолько уверенна в сказанном и ее голос, сильный, наполненный эмоциями, привлек внимание каждого, хотел он того или нет, - если недалеко от нас есть союзники демонов, что убивают кал`дораев, мы должны их уничтожить, здесь нет иного решения.
  
  - Нам необходимо будет выступить через шесть дней, - попробовал возразить Дартарен, тот самый друид, что пытал Иллидана.
  
  Сделал он это зря. Одно присутствие этого эльфа раздражало Тиранд, ведь проступок друида не привел к заслуженному наказанию, ему все простили. Почему? Кенариус объяснил это необходимостью сохранять единство в час перед грядущими сражениями с демонами, но саму Тиранд это не удовлетворило. Она была уверена в необходимости немедленного пресечения подобных действий, а тот факт, что Дартарен столь нагло сейчас выступал перед всеми, не выказывая даже тени раскаянья, приводил жрицу в настоящее исступление, едва сдерживаемое.
  
  - Ваше мнение мне не интересно и я прекрасно умею слушать! - отвернувшись от друида, Тиранд заговорила яростно, страстно, так, как умела только она одна. - О чем Вы думаете сейчас? О каких сроках выступления? За Вашими спинами погибают эльфы, что оказались лишены защиты, и их убивают прислужники демонов. А вы желаете закрыть на это глаза под предлогом, того, что у Вас нет времени?
  
  Обведя окружающих обжигающим взором, жрица продолжила:
  
  - Вы говорите об осторожности, но я вижу лишь безразличие и трусость! Готовность бросить тех, кто нуждается в защите! Но между тем воля Элуны требует от нас защищать невинных, превозмогать страх смерти и нести свет звезд тем, кто его забыл! И сейчас мы должны уничтожить зло, что вторглась на наши земли, так как мы имеем силу и возможность это совершить!
  
  - Тиранд, мы должны будем выступить через шесть ночей. В таких условиях отправлять часть армии на войну с троллями не разумно. Демоны только и жаждут...
  
  В момент, когда Тиранд была уверена в своей правоте, для нее не существовало авторитетов, а потому даже Кенариус оказался без раздумий перебит, а жрица ответила:
  
  - У нас есть шесть ночей. Граница находится невдалеке, и, если позвать с собой только самых быстрых воинов, мы сможем за сутки добраться до первых противников. Четыре ночи будет на то, чтобы справиться с угрозой и даже если не удастся перебить всех, кто вторгся в наши земли, мы сможем сказать себе и Богине, что сделали все возможное. Но я не намерена уговаривать кого-то из Вас. Те, кто почитают Элуну, те, в чьем сердце горит отвага, могут идти за мной. Все остальные вольны остаться и ждать нашего возвращения.
  
  Повисло потрясенное молчание, которое спустя несколько мгновений попытались прервать, но сделать это им не удалось.
  
  - Нет! - яростный окрик смутил Малфуриона, что готов был возразить своей возлюбленной - Я все решила и Вам не удастся меня переубедить. Я готова одна пойти на границу и верю, что Элуна не оставит меня в беде! - завершая свою речь Тиранд выдернула из колчана стрелу и ударила ей в деревянную столешницу, выплеснув часть своей силы, после чего не оборачиваясь вышла из шатра. Вслед за ней направились все жрицы, несколько друидов и даже одна дриада. Последним вышел молчавший все время обсуждения дракон, прикрыв за собой занавесь шатра. Среди оставшихся повисло неудобное молчание, а взгляды уперлись в воткнутую стрелу, трещины от которой разошлись по всей поверхности стола.
  
  Решение, что приняла Тиранд, было спонтанным, но она о нем ни разу не пожалела. Тысячи кал`дораев последовали за ней, и этой силы было достаточно для победы. Лишь время мешало осуществлению планов, но управлять им жрица не умела, а потому не считала нужным беспокоиться об этом. Все, что возможно, они выполнят, в остальном же стоит положиться на волю Элуны, что сможет подарить шанс своим детям. Сложнее всего было уговорить выступить вместе с ней Галарона, что не желал вмешиваться в конфликт между расами Азерота, но и его Тиранд удалось убедить. А после того, как жрица прилетела к пограничью и увидела следы зверств троллей, жалости к ним она более не испытывала. Только желала уничтожить, как существ, противных самой жизни.
  
  Как же ей было стыдно за свои прошлые взгляды, и этот стыд и разочарование она вымещала на враге, сотнями уничтожая троллей. Тиранд осталась на границе после того, как пять дней истекли, с неба обозревая окрестности и выискивая проклятых предателей. Но на шестую ночь ей пришлось повернуть в сторону Зин Азшари, догоняя выступившую в поход армию.
  
  ...
  
   Тысячи разных существ собрались воедино и неудержимой волной направлялись на север. Легконогие дриады бежали впереди, разведывая путь, жрицы Элуны разошлись полукругом верхом на саблезубах, готовые принять на себя первый удар и отступить, если он окажется слишком сильным. Основа войска шла в центре, неторопливо и в то же время неутомимо, ведь все, кто собрался там, могли подпитывать свои силы магией природы. Однако драконов среди них не было, Тиранд смогла бы разглядеть их с той высоты, на которой находилась.
  
  Ее возвращение к Кенариусу прошло достаточно спокойно. Учитель попенял ей тем, что она не спросила его совета и действовала необдуманно, но при этом признал, что решение это были правильными, тем более, что большинство пошедших за ней воинов вновь присоединились к войску и даже привели с собой добровольцев. Сейчас армия вновь была единой и лишь дожидалась присоединения к ним драконов.
  
  Собственно сейчас Тиранд и была занята тем, что высматривала союзников с неба верхом на Галароне, особенно пристально всматриваясь в горизонт на северо-востоке, так как было известно, что драконьи стаи обитали в основном именно там. Правда где конкретно - никто не знал, так как живых свидетелей, что нашли бы кладки драконов, не существовало. Небо на востоке уже начало бледнеть, предвещая восход и слепящее Солнце, когда жрица, наконец, увидела множество силуэтов, стремительно приближавшихся к ним. И надо сказать, что чем ближе становились драконы, тем более величественным и в то же время страшным казалось это зрелище. Зеленые, красные, бронзовые, синие создания, могущественные и смертоносные. Самый маленький дракон превышал двадцать метров, в то время как Аспекты вдвое превосходили их. Однако почему были видны только четыре стаи?
  
  - Галарон, ведь существует пять крупнейших стай драконов, так где же еще одна, черная?
  
  - Я не знаю, Тиранд, мне самому известно не многим больше, чем тебе и как видишь Алекстраза, моя владычица, выполнила свое обещания и привела стаю сражаться.
  
  - Я все понимаю, но меня это тревожит, - проговорила жрица.
  
  Среди прибывших отсутствовали черные драконы, а еще не было видно двух Аспектов Нелтариона и Малигоса.... Но где они? Эти драконы решили избежать сражения?
  
  Так или иначе, но время, для того, чтобы недостающие союзники присоединились, оставалось. Ведь до Зин Азшари еще семь ночей пути, и если только враг не встретит их раньше, недостающие Аспекты и их стаи смогут к ним присоединиться...
  
  
  Глава 9.
  
  Болотистые низины близ разрушенной деревни Нирн. 41 день с прихода демонов в Азерот (спустя 15 дней с момента сражения у Серана)
  
  Одна из лап саблезуба внезапно провалилась почти до колена, отчего Тиранд потеряла равновесие и едва не свалилась с седла. Это происшествие, уже не первое за последние сутки, еще больше подстегнуло раздражение у обычно спокойной жрицы. По крайней мере именно так Тиранд воспринимала свой характер.
  
  Вся беда ее и всей армии состояла в том, что на следующий день после прилета драконов на всем протяжении пути армии разразился дождь, словно он был принесен на крыльях этих исполинов. И ливень этот не прекращался двое суток, обильно сдабривая землю. А учитывая тот факт, что места по которым передвигалась Лесная армия и без того представляли собой низину, местами переходящую в болота, воинам и вовсе приходилось переходить в брод отдельные участки. И хорошо, что среди вступивших в армию эльфов были знатоки этих мест, что могли провести по ним армию и не дать никому сгинуть в топях, они недосчитались уже очень многих.
  
  Еще одной хорошей новостью было то, что к настоящему времени тучи начали рассеиваться, а дождь более не лил стеной, а лишь накрапывал, что обещало скорое окончание непогоды. Тиранд думала о том, что едва армия выберется в достаточно сухую местность, им потребуется хотя бы ночь отдыха на то, чтобы привести себя в порядок - оружие и доспехи пусть и были укреплены магией, но даже они имели обыкновение намокать и своим весом придавливать к земле. Также следовало дать отдых эльфам, позволить им высохнуть у костра и восполнить силы во сне, чего они не имели возможности сделать уже долгое время.
  
  Во многом эти мысли были связаны с тем, что ее назначили командующей жрицами Элуны и к ее собственному удивлению никто этому решению не противился. Само назначение было предложено служительницами и поддержано Кенариусом, и теперь Тиранд надлежало достойно исполнить возложенные на нее обязазанности. В частности, позаботиться о благополучии своих воинов.
  
  - Госпожа, впереди мы нашли сухую возвышенность, проводники говорят, что она единственная, на много километров вокруг.
  
  - На ней сможет поместиться вся армия? Вы проверили это место на присутствие магических ловушек и скрытых врагов?
  
  - Нет, лишь часть армии. Это место всего две сотни метров в ширину и четыреста в длину. Мы не заметили там какой-либо магической энергии или постороннего присутствия.
  
  - В таком случае выделите десятую часть жриц в дозор, все остальные пусть компактно займут часть этого возвышения.
  
  Предупредив о своем решении Кенариуса, Тиранд задумалась. До Зин Азшари оставалось идти порядка четырехсот километров. Учитывая тот факт, что армия передвигалась весьма быстро - существа в ней отличались редкой выносливостью, путь до столицы должен был занять еще около недели. Однако она помнила, какими были демоны, и полагала, что эти создания смогут передвигаться значительно быстрее и вряд ли станут ждать их у стен города. Вполне возможно, что встреча с врагом будет уже скоро. Смогут ли они победить? С ними воля Элуны и сила драконов, но окажется ли этого достаточно?
  
  Ответа на этот вопрос Тиранд в точности не знала, хотя и верила, что они смогут справиться со всем, чтобы не произошло.
  
  Кенариус не стал винить ее за самоуправство, а наоборот, поблагодарил, и подтвердил приказ армии остановиться на отдых. Который, однако, был прерван всего через три часа после того, как последние палатки были установлены на узком пятачке. Дозоры обнаружили быстро приближавшихся к расположению армии отряды демонов и в связи с этим командующие были вызваны в шатер Кенариуса.
  
  - Для начала я бы хотел услышать оценку местности и взгляд на то, как расположить наши войска, - проговорил Кенариус, обведя своим пронзительным взором всех собравшихся. А Тиранд неожиданно осознала, что среди присутствующих не было тех, кто бы обладал опытом командования большими отрядами. Из собравшихся в шатре только некоторые кал`дораи руководили до войны небольшими пограничными отрядами. Она же и вовсе, несмотря на высокую должность, поставившую под ее командование более двух тысяч жриц, до вторжения демонов была обычной послушницей. Плохо, но разве возможно сейчас это изменить?
  
  - На западе от занимаемой нами возвышенности болотистая местность, - приступил к докладу один из друидов, - ни мы, ни демоны не сможем пройти ее, если не использовать магию. Потому нам не стоит ожидать атаки с этого направления и достаточно будет поставить следить за левым флангом дриад. Что касается правого фланга - местность там ничем не защищена и враг легко сможет обойти нас с той стороны.
  
  - Позвольте мне прикрыть это направление, - обратилась Тиранд к Кенариусу.
  
  - Почему именно тебе? Ты можешь объяснить нам свое желание? - спросил полубог.
  
  - Если демоны решат обойти нашу армию и ударить с фланга, они используют наиболее быстрых и в то же время не слишком ценных особей. Думаю, такими будут гончие и подобные им создания. И для того, чтобы их остановить, потребуется высокая скорость, которую мне и сестрам смогут обеспечить саблезубы.
  
  - Ты обосновала свое решение и поэтому я согласен его принять, жрицы встанут недалеко от правого фланга и будут готовы помочь ему отразить атаку.
  
  Звучали и иные предложения, но общий смысл был понятен - местность просто не располагала к сложным построениям, а потому исход боя решит то, на чьей стороне окажется собрано больше силы.
  
  Лично Тиранд волновал один вопрос. За все время совещания три Аспекта, что присутствовали в шатре, ни разу не вмешивались в беседу и говорили лишь тогда, когда их спрашивали напрямую. При этом они предстали в своем эльфийском облике и вели себя крайне сдержанно. Жрица еще помнила поведение Алекстразы на совете полтора месяца назад, уверенность и ярко демонстрируемое превосходство, что выказывала дракон, и потому сейчас одного взгляда было достаточно, чтобы понять - Аспекты взволнованы, возможно даже неуверенны в себе. Причину волнения искать не требовалось - два Аспекта отсутствовали и стая черных драконов так и не присоединилась к Лесной армии. Где они были - никто из крылатых объяснить не мог или не хотел.
  
  Так или иначе, но драконы намеревались воевать и потому лишними вопросами на них не давили и на самом совете эта тема ни разу не поднималась.
  
  Тиранд в обсуждении участия более не предпринимала. Ее роль была понятна и не требовала пояснений, а все мысли были заняты предстоящим сражением и воспоминаниями о видах демонов и их уязвимых местах. Не в первый раз она задалась вопросом о том, как Иллидану удалось получить настолько точные данные, ведь казалось, что за ними стоял многолетний опыт. Стоило бы задать ему этот вопрос при встрече, но сейчас необходимо повторить усвоенные знания.
  
  Повторить не только ей, но и остальным жрицам. Тиранд проследила, чтобы ознакомились с буклетом все, благо заклинание копирования и мага, что смог его наложить, удалось найти, пусть и с трудом. Но сделали ли это остальные? Тиранд этого не знала, но очень хотела узнать.
  
  Наконец тяготившее жрицу совещание подошло к концу, и Тиранд смогла незаметно подойти к Малфуриону, что впервые за долгое время пребывал в одиночестве. Увидев, что она ожидает его, друид расплылся в счастливой улыбке и сделал несколько шагов вперед, крепко сжав ее в объятьях. Тиранд счастливо замерла, вдыхая запах любимого. И лишь спустя несколько секунд тихо прошептала:
  
  - Любимый, я должна тебя предупредить. На поле боя тебя ожидает опасность.
  
  Малфурион попытался разорвать объятья, но она не дала ему этого сделать.
  
  - Послушай меня, мне достались важные знания...
  
  - От кого, ты все узнала? - хрипло и настороженно спросил он.
  
  - От Иллидана, ты...
  
  - Ты не должна верить ему! - громко и отчетливо произнес он, а Тиранд увидела, как в их сторону обернулось несколько разумных.
  
  - Малфурион, я говорю об этом буклете, - Тиранд показала книгу, что все эти дни бережно хранила, - боюсь, что тебе не захотелось с ней знакомиться, но там содержатся действительно важные знания!
  
  - Я обойдусь без его помощи, - упрямо ответил друид, - и хочу, чтобы ты тоже ничего от него не принимала, Иллидан не заслуживает нашего доверия!
  
  - Малфурион, прошу, он же твой брат! Отчего такое отношение к нему?
  
  - Я просто знаю его лучше. Надеюсь, моему мнению ты доверяешь больше?
  
  - Да, конечно, - с грустью ответила девушка и произнесла с вымученной улыбкой, - береги себя, прошу, не оставляй меня одну!
  
  - Конечно, разве я могу умереть? - спросил Малфрион, и поцеловал ее на глазах у всех. А это значило среди кал`дораев очень многое...
  
  ...
  
  Дворец в Зин Азшари, то же самое время.
  
  Азшара быстро спускалась по лестнице, что вела в комнату с порталом. На ее лице, обычно бесстрастном или насмешливом, отражалось беспокойство и смятение, которое она не пыталась скрыть, вернее не желала этого делать, ведь показать свои эмоции в создавшейся ситуации было бы лучшим выходом.
  
  Поспешно и быстро, она спустилась по ступеням и почти вбежала в зал, в который один за другим прибывали демоны. Когда только проходила подготовка к вторжению, это место было идеальным, для скрытного общения с Саргерасом и накопления сил для удара по Зин Азшари, но сейчас подобный путь вызывал затруднения, впрочем, Азшаре было безразлично, какие неудобства испытывали демоны, главное, чтобы они могли иметь возможность проникать в Азерот. Однако сейчас надлежало перекрыть им путь, дабы связаться с повелителем.
  
  - Ты, - бросила она первому попавшему демону-стражу, - отправляйся назад и передай мой приказ на время прервать переход, а также сообщи повелителю о том, что мне нужно переговорить с ним.
  
  - Я не намерен исполнять твоих приказов ни... - договорить демон не успел, разорванный на куски магией Азшары.
  
  - Ты, - обратилась она к другому стражу, тоном показывая, что произошедшее до этого событие не стоит внимания, - выполни мой приказ.
  
  Этот демон оказался понятливее собрата и мгновенно нырнул в проход, после чего потянулись томительные минуты ожидания. Мир демонов и мир Азерота находились невообразимо далеко друг от друга, и даже портал, их соединяющий, не позволял преодолевать это расстояние мгновенно. В результате тень повелителя она почувствовала лишь спустя полчаса.
  
  - Что ты желала мне сообщить? - голос Саргераса был раздраженным, видимо вызов оторвал его от дел.
  
  - Повелитель, позвольте вопрос, Ваш союзник, о котором Вы говорили, это ведь Нелтарион, Аспект земли?
  
  - К чему ты об этом спросила, Азшара и почему полагаешь, что должна знать ответ? - тон Саргераса стал холодней, а это могло означать большую беду.
  
  - Прошу прощения, повелитель, но мне стала известна информация, которую Нелтарион мог скрыть от Вас, с этим и связан мой вопрос.
  
  - Я слушаю.
  
  - Мне сообщили об артефакте, что попал в лапы этого дракона. Насколько мощным является этот артефакт - мне не известно, но по поступившим докладам, он позволит Аспекту на равных сражаться с Легионом. И я подумала о том, что если Нелтарион наш союзник - он должен был доложить Вам о получении такой силы. Он говорил Вам об этом?
  
  - Нет, - спустя томительно долгий промежуток времени ответил темный силуэт в ряби портала, - Нелтарион ничего не сообщал. Что это за артефакт и как дракон его получил?
  
  - Артефакт является творением расы драконов, и оказался в лапах Нелтариона совсем недавно, мне неизвестно, как он его получил, но по сведеньям, переданным моим шпионом, сила Души дракона огромна.
  
  - Ты вновь доказала свою полезность, Азшара, - голос Саргераса потеплел, - и подтвердила, что сможешь занять достойное место в Легионе. Архимонд знает о полученных тобой сведеньях?
  
  - Я желала вначале подтвердить полученные вести у Вас и лишь затем передавать их Архимонду. Но все будет передано ему немедленно, - твердо ответила Азшара и, не медля более ни мгновения, установила связь с архидемоном.
  
  - Архимонд, полагаю без моей помощи тебе не удастся справиться и потому я с радостью ее окажу, - ни приветствия, ни почтения в голосе Азшары не было, зато имелось много иронии, с которой она ничего не могла да и не хотела сделать, - ты должен знать...
  
  - Обойдусь без твоих советов, лживая стерва, - ответил Архимонд, добавив к сказанному еще несколько красочных выражений, после чего оборвал связь.
  
  Наверное впервые за очень долгое время Азшара была растеряна, а еще очень сильно испугана. Если повелитель решит, что сообщение не было передано по ее вине, вся тяжесть наказания достанется именно ей. И ее воображение подставляло поистине страшные картины возможных кар. Что особенно печально - в настоящий момент Азшара находилась всего в нескольких шагах от портала и если Саргерас решит повернуть свой гнев на нее...
  
  - Мне не удалось передать сообщение Архимонду, но я найду Тихондрия* и доставлю информацию через него, - торопливо проговорила Азшара и выбежала из комнаты.
  
  Ей никто не препятствовал.
  
  ...
  
  Край Солнца начал подниматься над горизонтом, озаряя кровавым цветом небеса на востоке и предвещая скорое сражение. На смену прохладе ночи пришло тепло, и вместе с этим окрестности заволок стелящийся по земле туман. Войска были построены и готовы к бою, и спереди их прикрывали наспех выращенные друидами колья.
  
  Первыми воины Лесной армии услышали шум тысяч созданий, приглушенный из-за тумана, но все же долетевший до них несмотря на расстояние. Рев, скрежет металла, громкие крики - демоны не умели передвигаться тихо, да и не считали необходимым. Затем из тумана выступили первые фигуры, но было не ясно, кем они являются. Солнце постепенно взбиралось все выше, и вскоре туман должен был рассеяться, но демоны не стали этого ждать. Единой волной они бросились вперед.
  
  В небо поднялись драконы и приготовились смести своим пламенем первые ряды врага, изготовились к стрельбе кал`дораи, всматриваясь в меняющий форму туман. Однако первый удар оказался нанесен демонами. Небо прорезал яркий луч и ударил в подлетевшего слишком близко бронзового дракона. Тот не успел уклониться и принял заряд магии на грудь, после чего, не издав более ни звука, упал вниз, прямо на выращенные друидами колья и первые ряды воинов Лесной армии. Но дракону было уже все безразлично, ведь он был мертв.
  
  От произошедшего множество драконов впали в неистовство и пустили заряды пламени в сторону врага, не дожидаясь приказа. И сделали они это абсолютно бессмысленно, ведь демоны просто не приблизились достаточно для того, чтобы их возможно было атаковать.
  
  Демоны не изменили своей прошлой стратегии и первыми в бой вступили самые слабые особи. Они вынырнули из тумана тысячами и бросились вперед, не взирая на смерть собратьев. Их встретили сотни и тысячи стрел, магия стихий, к которой взывали друиды, обжигающее драконье пламя.
  
  Но это не остановило нападавших, и они смогли пробиться к первым рядам Лесной армии, где их и встретили беорны, могучими ударами остановившие лавину тел. В битву включились эредары, но весь свой огонь они сосредоточили на кружащих в воздухе драконов, те же в свою очередь изрыгали на них пламя и били магией, выжигая целые участки поля боя. Особенно страшные чары применяли синие драконы, и поэтому именно они были главной целью вражеских атак. Противостояние между чернокнижниками и повелителями неба приносило тысячи убитых низших демонов, однако там, где располагались чернокнижники, висела невероятная по сложности защита, которую невозможно было так легко преодолеть. Однако и драконы после первой потери стали осторожнее и уходили от атак магов, потеряв лишь еще одного сородича.
  
  На земле же сражение все больше переходило в хаос, так как всего спустя несколько десятков минут линия столкновения двух армий утратила строй и порядок. У демонов он и прежде отсутствовал, но и друиды с беорнами не смогли его поддерживать. Увы, но очень немногие из вошедших в состав Лесной армии созданий имели представление о строе, и потому битва быстро распалась на цепь схваток, где не было ясно, кто побеждает в развернувшемся сражении. С неба огненными кометами начали падать инферналы, призванные эредарами и самим Архимондом, однако многие из них так и не смогли достичь земли, став добычей драконов, извечный способ атаки дал на этот раз сбой, и архидемону приходилось лишь скрипеть зубами от ярости.
  
  Тиранд эти первые минуты боя пропустила, напряженно вглядываясь на запад, туда, откуда мог ударить враг. Его атака была столь очевидна при преимуществе демонов в численности и стоявшим над полем сражения тумане, что жрица ни на миг не усомнилась в том, что она состоится и уже держала стрелу на тетиве.
  
  Ее примеру следовали и другие сестры, и когда они заметили неясные силуэты среди тумана, Тиранд оставалось лишь отдать нужный приказ.
  
  Дальнейший бой для нее слился в нескончаемое создание стрел и выцеливание подбегавших врагов. Благодаря туману гончие несколько растянули свои порядки, и это дало шанс жрицам достойно встретить их еще на подходе. Стрелы падали серебряным дождем, и, наполненные магией дарованной Элуной, они разрывали на части тварей не оставляя им и шанса на существование. Лишь немногие создания прорывались к первым рядам, но здесь их встречали чакрумы.
  
  Бой длился, казалось, бесконечно, гончие и иные порождения скверны очень быстро осознали, что прорваться в лоб шанса у них нет и начали атаковать во всех направлениях, стремясь оказаться в тылу обороняющихся. С запада, юга, севера. Атаки были бессистемны и оттого столь опасны, Тиранд вынуждена была разделить подчинявшийся ей отряд на несколько крупных частей и теперь не столько стреляла, сколько с помощью призванного сокола вглядывалась в поле боя. Порой ей удавалось увидеть опасность, но часто гончие успевали прорваться сквозь все заслоны к намеченной цели. Однако разделенность вверенных ее заботам сил тревожила жрицу и в конце концов Тиранд приказала вновь объединить разрозненные части, сдвинувшись к востоку пусть и открывая для атаки край правого фланга, но при этом рассчитывая сохранить мощь отряда, если тактика врага изменится. Она помнила слова Иллидана о том, что демонов не стоило недооценивать, и уже вскоре убедилась в верности своего решения.
  
  В одно мгновение из сильно поредевшего тумана выдвинулся ударный кулак из даже не сотен, а нескольких тысяч демонов, среди которых мелькали погонщики. Враг превосходил ее отряд почти в три раза, под ее командованием было лишь чуть более двух тысяч всадниц, но ее это не испугало. Подняв лук над головой, Тиранд прокричала в наполненное огнем и вспышками заклинаний небо:
  
  - Элуна, даруй мне силу! - звонко, так, что голос разнесся над полем и был подхвачен другими сестрами, а затем оружие в ее руке засветилось серебристым лунным светом.
  
  В памяти проснулись давние уроки настоятельниц и стрела повинуясь желанию и созданном образу образовалась на серебристой тетиве, а затем мгновенный росчерк устремился к цели, дабы взорваться в первых рядах демонов, испепелив несколько десятков и еще больше раскидав в стороны. И не только ей ответила Богиня, на всем протяжении вражеских рядов прозвучали взрывы, остановив бег демонов, а следом за этим в ошеломленного врага устремились простые стрелы, заряженные силой Элуны.
  
  Но остановить противника сразу им так и не удалось, и спустя две минуты сражение закипело в первых рядах. Жрицы, вооруженные чакрумами, бесстрашно встретили врага, отдавая свои жизни и унося с собой сотни врагов, и выгаданных ими нескольких минут оказалось достаточно, чтобы уничтожить оставшихся противников. Неверяще оглядев поле боя, Тиранд осознала, что они справились, и более никто не показывался из-за скрывавшего местность тумана. Взгляд на сражавшихся невдалеке собратьев показал ей, что там кипит яростный бой, и пусть нельзя было сказать, на чью сторону клонилась победа, но они держались! И сейчас, если ударить в правый фланг врага...
  
  Тиранд кровожадно улыбнулась и отдала сигнал на сбор, а затем обратила взор в небо. Там, на северо-востоке, показалось множество точек, что стремительно приближались к месту битвы. Черные драконы спешили присоединиться к сражению, и впереди всех летел Нелтарион...
  
  * Тихондрий - натрезим, командовавший действиями Пылающего Легиона во время Третьего вторжения. Для читателей важно знать только одно - это сильнейший из натрезимов, встреча с которым крайне не желательна для ГГ.
  
  Часть 2. Источник Вечности.
  
  Глава 1.
  
  Малфурион взмахнул рукой, и, повинуясь его желанию, корни пронзили бежавших на него демонов. Спокойствие и шепот природы заполняли все его существо, даже несмотря на тот хаос, что творился вокруг, ведь растение, воздух, токи природной энергии - все это говорит с друидом и подсказывает путь, по которому он сможет идти. Надо лишь уметь слушать - Иллидан не умел, а потому не смог и постичь это искусство.
  
  Воздух шепнул об опасности справа, и Малфурион уклонился в сторону, взмахнув посохом. Гончая почти сразу вскочила, но затем забилась в судорогах и через мгновение сдохла. Хороший посох помог ему создать Кенариус, достаточно ранить им до крови и семена растений попадают в тело жертвы, а затем, использовав ману с посоха и собственную силу врага, стремительно разрастаются, причиняя боль и почти мгновенно убивая. Вот только надо помнить, про это самое "почти".
  
  Малфурион пошел вперед, хотя смысла в движении не было. Уже спустя несколько минут сражения битва превратилась в хаос. Очень скоро демоны смогли добраться до друидов, прорвав почти сразу распавшийся строй, и теперь приходилось сражаться в ближнем бою. Но Малфурион был готов и к подобной схватке, а силы Природы берегли его.
  
  Сразу несколько тварей бросаются на него со всех сторон - гончие, стражи скверны, бесы - тычок посоха в землю и вокруг него выстреливают корни, пронзая всех напавших. Некоторые из них еще живы и скрежещут зубами в бессильной ярости. "Демоны невероятно живучие создания. Они могут выжить там, где умрут любые иные существа, скверна дает им силу". Малфурион в раздражении закусил губу, но тут же привел свои чувства в состояние покоя. Он прочитал те записи, что передал его брат, пусть и не собирался в этом признаваться и теперь использовал полученные знания, например, сейчас он потратил лишнюю секунду, для того, чтобы добить раненых демонов, ведь в книге Иллидана указывалось, что демон, не умерший сразу, с большой вероятностью сможет выжить.
  
  Совсем недалеко по охваченному сражением полю вспыхнуло мощное сияние природных чар, что затронуло краем и Малфуриона. Друид узнал заклинание своего учителя - мощное лечебное плетение, что могло одновременно помочь сотням, а может и тысячам разумных. И действительно он увидел, как на глазах закрываются раны воинов Лесной армии, как крепче сжимают они в своих руках оружие, как яростней начинают сражаться преисполненные силой. Мощный виток враждебной энергии ударил в место творения чар, но лишь бессильно истаял по выставленной Кенариусом защите. Полубог был достаточно могущественен, чтобы не бояться подобных ударов.
  
  Все это друид воспринимал лишь краем зрения, ни на шаг не прерывая свой путь. Он должен был руководить своим отрядом, но в творящемся хаосе его подчиненные оказались от него отрезаны, и Малфурион даже не представлял, где они сейчас находятся. Впрочем, об этом можно было не переживать. Среди друидов было много опытных воинов, что смогли бы справиться значительно лучше с возложенной задачей, чем он. Так что стоит приложить свои усилия в том, что у него действительно получается, в уничтожение монстров, а руководство оставить тем, кто справляется с этим лучше. А насчет подходящего врага - пусть будет этот.
  
  Громадная, уродливая помесь дракона и громовой ящерицы двигалась прямо на встречу, потрясая исполинским топором. Четыре метра ростом, мощное тело, скрытое прочной шкурой, короткие крылья, что не могут поднять в воздух, но прекрасно выполняют роль щитов. Губитель, как сообщалось в записях Иллидана, тварь, которую сложно одолеть и магией и мечом, но друиды превосходят арканных, несмотря на все высокомерие последних.
  
  Запустив руку за пазуху, Малфурион зацепил горсть семян и резко бросил их во врага, помогая себе ветром. Ноздри, глаза, рот чудовища были атакованы мелкими зернышками, но сама тварь не понимала их опасности. Отмахнувшись, демон сделал еще один шаг навстречу, замахиваясь топором. Однако в следующий миг друид направил импульс природной магии, и семена мгновенно начали расти прямо в живой плоти, питаясь ей и причиняя невероятную боль. Недодракон в бешенстве взревел и, не глядя взмахнул топором, второй рукой пытаясь выдрать растения. Уклонившись, Малфурион ударил корнями по пытавшемуся подкрасться сзади демону, а затем, выгадав момент, призвал ветер и направил стихию в морду твари. И еще раз, добивая уже пребывавшее в агонии тело.
  
  Рядом взревели медведи, и на миг друид замер в восхищении, глядя как два полубога - Урсол и Урсок -расшвыривают противников. Урсол, впав в транс, вызывал на помощь духов и направлял их на демонов, в то время как Урсок не подпускал никого к своему брату, гигантскими когтями прорезая любую защиту, а силой лап, откидывая в сторону любого врага. Звериная ярость чувствовалась в нем и в то же время осторожность воина. Они казались непобедимыми, но Малфурион знал, что здесь есть враги их многократно превосходящие.
  
  Взгляд зацепился за фигуру, что создавала темный шар энергии, и друид мгновенно взмахнул посохом. Подчиняясь воле Малфуриона, корни устремились вверх, встав на пути смертоносных чар, и уже спустя секунду они осыпались пеплом, но удар, предназначенный друиду, выдержали. Малфурион недовольно проговорил про себя еще один совет из записей: "Встретив чернокнижника, не надейтесь, что доспехи вас защитят, проклятия и скверна, что используют эредары, способны обойти все преграды, а потому, используйте надежные магические щиты, либо физическую преграду, самым разумным будет и вовсе уклониться". Отбросив лишние мысли, Малфурион направил посох вперед, и корни, повинуясь его воле, ударили во врага, но так и не достигли цели, испепеленные за несколько метров до противника. Однако контратаковать враг не успел, так как из-под земли взметнулись еще несколько корней, впрочем, и эта атака не была успешной, вспыхнувшая защита, а затем и доспех остановили удар.
  
  Но, друид был готов к этому и уже бросил пыльцу. Та без задержки прошла сквозь защиты врага и забилась в глаза и нос. Почти мгновенно уничтоженная скверной, атака была все же удачна, так как врага повело в сторону, и он на миг потерял концентрацию - пыльца ведь была достаточно ядовитой, чтобы пронять даже сильного чернокнижника. Он бы вполне мог прийти в себя, но друид ему такой возможности не дал - новая атака корнями и голова эредара отделяется от тела. И тут же ветер закручивается вокруг Малфуриона с неистовой скоростью. За то время, что он сражался с эредаром, его успели окружить демоны и теперь бросились на него со всех сторон. Однако воздух отбросил нападавших, и многие более не смогли встать, посеченные ветром и подхваченными камнями. А Малфурион, не развеивая чары, бросился на оставшихся в живых тварей, лишь сильнее взывая к силам природы. Демоны попытались отступить, но не успели, разрезанные острым, словно лезвие ветром за считанные секунды.
  
  Остановившись после напряженной схватки, Малфурион позволил себе секунду отдыха, восстанавливая истраченные силы. Взгляд устремился в небо, и там он увидел невиданных прежде драконов, абсолютно черных, что устремились к центру сражения. Тех самых, что отсутствовали прежде. Особенно выделялся один исполин, явно бывший Аспектом. Сердце зашлось в безумной надежде, ведь эта подмога должна была обеспечить им победу. И подтверждая ожидания Малфуриона, исполин завис в воздухе, а зажатый в лапах предмет засветился ярким свечением. Затем, напротив дракона образовался сияющий шар, и Малфуриона несколько удивило то, что демоны так и не атаковали нового для них противника, никто не пытался сбить заклинание, лишь другие драконы вели себя несколько беспокойно, летая вокруг черной стаи и что-то крича. А затем, из шара энергии выстрелил луч и ударил в землю. В той самой стороне, где находились силы демонов. От мощи заклинания у друида перехватило дыхание, а сердце вспыхнуло, предчувствуя победу. Если на их стороне такая магия - демонам не выстоять!
  
  Между тем грохот разнесся над полем битвы, земля раскалывалась на части, а луч энергии стал стремительно приближаться к позициям Лесной армии. Сердце друида пропустило удар. В душу закралась тревога, но оформиться в мысли она не успела, так как земля под ним затряслась, грохот усилился до того, что стал болезненным, а затем поверхность под Малфурионом раскололась на части.
  
  
***
  
  Архимонд в ярости сжал зубы, но от творения чар не отвлекся ни на мгновение. С ненавистью он думал о том, что приготовленные к прилету Нелтариона защитные чары не пригодились, несмотря на то, что, как и сообщила Азшара, Аспект земли их и в самом деле предал. Вот только первый его удар оказался нанесен не по самому Архимонду, а по войскам демонов, защитить которые архидемон просто был не в силах. И теперь он вынужден был развеять защитные чары и начать сплетать атакующие...
  
  Однако, то что случилось в следующий момент, заставило демона, прожившего десятки тысяч лет замереть в потрясении. Ведь Нелтарион атаковал всех без разбору и демонов, и калдораев, и даже своих сородичей, что попытались его остановить. Он безумен? "Так или иначе, это не важно". - решил Архимонд, краем глаза наблюдая за тем, как Аспект земли, отвлеченный от уничтожения остальной армии своими сородичами небрежно отбрасывает их в стороны. К моменту завершения заклинания все четыре противостоявших безумцу стаи оказались отброшены, а некоторые из драконов, подлетевших слишком близко, мертвы. Кажется они носили синюю шкуру и сражались особенно яростно, почему? Не суть важно.
  
  Зеленая энергия ударила в небо, но Нелтарион оказался готов встретить атаку. Вновь использовав энергию Души дракона, он создал щит, что отклонил смертельный луч в сторону, а затем начал формировать свое заклинание вкладывая в него все большие и большие силы. И впервые за тысячелетия жизни Архимонд испытал страх - страх умереть. Всю доступную энергию, все силы он направил на создание защиты, но много времени враг ему не дал, и в созданный щит ударила яркая и невообразимо сильная волна магии. С ужасом архидемон понял, что его защита расползается, а силы тают. Копыта заскользили по влажной земле, руки задрожали в предельном усилии, но обжигающая волна магии приближалась все ближе. Демон взревел, когда ощутил, как начали плавиться его руки, как расплавленный металл стал прожигать тело, а затем защита пала.
  
  Возможно, это бы и стало окончанием жизни Архимонда, но положение спас Маннорот. Промчавшись несколько сот метров, мечами расчищая себе путь как от эльфов, так и от демонов, он магией и всем напряжением тела подбросил себя вверх на несколько десятков метров и в высшей точке ударил всей скопленной мощью по Нелтариону. Сконцентрировавшись на атаке, Аспект не сумел защититься и оказался сброшен с небес на землю. Заклинание было прервано.
  
  А в отдалении от него, на когда-то влажной, а сейчас иссохшейся и покрытой трещинами земле, стоял Архимонд. Его доспехи частью осыпались, частью едва держались на теле, его тело было обожжено и истекало кровью из сотен ран, руки обуглены. Но вот глаза... Глаза полыхали таким бешенством, что готовы были прожигать плоть, а аура бурлила, подстегнутая волей одного из самых могущественных существ вселенной. И ярость, что он сейчас испытывал, нашла выход. Демон начал творить заклинание, напитывая его всей доступной силой, изнемогая от предельного напряжения. Но никакая боль не могла сорвать с его лица кровожадный, бешеный оскал.
  
  Меж тем Нелтарион пришел в себя мгновенно, едва оказавшись на земле. Пламенем и магией очистив территорию от бывших рядом существ, он обратил внимание на нового противника - на него со всей доступной скоростью бежал Маннорот, раскручивая над головой оружие.
  
  Черный дракон взмахнул крыльями и разом поднялся на десяток метров и с этого расстояния ударил в Маннорота магией, но демон выстоял, использовав как щит свое оружие, раскрученное над головой. Вот только он вынужден был остановиться под потоком враждебной магии. Между тем, Нелтарион поднялся еще выше и в этот момент обратил внимание на Архимонда, что и не думал останавливать создание чар. И увиденное заставило дракона забеспокоиться. Вновь перед ним появилась сфера, и магия полилась в нее полноводным потоком.
  
  Маннорот ударил по Аспекту доступной ему силой, но расстояние между ними все еще было слишком большим, и Нелтарион легко ушел от чар. Однако, мгновение он потерял, а также смог увидеть, как его противник бросился вперед, намереваясь вступить ближний бой.
  
  И в этот момент Архимонд завершил создание своего заклинания. Насыщенное зеленое пламя ударило в сторону дракона и столкнулось в небе с белой энергией своего противника. Столкнулось и, почти не замедлив ход, прошло дальше, ударив всей мощью в сферу. А затем, раздался взрыв. Волна энергии, сметая все на своем пути, устремилась во все стороны, раскидав находившихся в близи драконов и выжигая все, что было на земле. Все слабые создания умерли мгновенно. Все, кто обладал силой, но находился слишком близко - умерли спустя несколько секунд. Маннорот был одним из сильнейших существ вселенной и мог считаться вторым по силе в мире Азерота, но он также находился слишком близко к месту взрыва, а потому, познал всю тяжесть выплеснувшейся на него магии.
  
  Он вскинул вверх оружие, раскрутив его над головой и направив всю энергию на защиту. Это дало ему целых три секунды. Три секунды прошло, прежде чем великолепное оружие, служившее верно своему владельцу десятки тысяч лет, распалось пеплом. Следом энергия ударила по демону, и ему осталось лишь закрыться крыльями. И они также были стесаны, а затем и вырваны из тела. Но на этом сила взрыва завершилась, оставив на каменной, лишенной жизни равнине, одинокий силуэт, обожженный и, едва стоявший на ногах. Спустя мгновение он рухнул на землю, ведь даже силы демонов были не бесконечны.
  
  Нелтариону отчасти повезло. Если Маннорот приблизился на расстояние в тридцать метров от места взрыва, то дракон был всего в пяти. Будь он прижат к земле - его смерть была бы неминуема, но он был в воздухе и в результате с чудовищной силой оказался отброшен в сторону. Его крылья и кости оказались переломаны, чешуя слезала с тела, кровь орошала землю под ним. Но он мог держаться за счет силы Души дракона. Вот только сражаться дальше был не в силах. Не в таком состоянии. И осознав это, Нелтарион повернул на восток, бросившись в бегство, и уцелевшие черные драконы последовали за ним.
  
  "Решил сбежать?!" - в неистовой ярости заорал Архимонд и приступил к созданию нового заклинания. Он вкладывал в него последние силы, но в тот момент это не имело значения. Отпустить такого врага было нельзя. Уничтожить его, добить, пока есть возможность... Творимые демоном чары отличались от ранее создаваемых. Магия, что применялась Архимондом, была черной - с едва видимыми зелеными проблесками - она была напитана чудовищным объемом энергии, не таким как предыдущее заклинание, но превосходящим возможности большинства существ Азерота. Но главное в нем было не это, а невероятно сложные по своей структуре чары, самые совершенные из изобретенных чернокнижниками. И когда Нелтарион удалился уже на несколько сот метров от места битвы, Архимонд выпустил их на свободу.
  
  Пусть расстояние было велико, чары преодолевали его невероятно быстро, за считанные секунды сократив разделявшее противников расстояние. Нелтарион резко ушел в сторону, но это его не спасло, чары просто повторили маневр и ударили в черного исполина. Аспект содрогнулся, но продолжил путь, постепенно забирая на север. Но Архимонд не был этим раздосадован, он знал, что действие чар не мгновенно, что пройдут часы, прежде чем оно обретет силу, дни прежде чем даже самый стойкий начнет выть от боли, и недели, прежде чем жертву настигнет милосердная смерть. Если только его к этому моменту не добьют враги или союзники.
  
  Архимонд позволил себе на несколько мгновений насладиться триумфом победы над врагом, что превосходил его в мощи, над первым действительно сильным противником, что он встретил за тысячелетия сражений, за время, что он встал под рукой Саргераса. Он победил, доказав, что имеет право называться вторым после Владыки! И в момент триумфа, последним звуком фанфар, в Архимонда ударила ослепительная стрела.
  
  За долю мгновения до этого, демон почувствовал атаку, но все, что успел сделать - повернуть корпус, и стрела, что должна была ударить чуть ниже шеи, вонзилась в плечо. Неистовый вой, наполненный болью и яростью, разнесся над полем битвы, а рука самого могущественного существа в Азероте отделилась от тела.
  
  Затуманенный от боли и ярости взор Архимонда устремился в направлении траектории выстрела и нашел сияющую серебряным светом фигуру, что держала на тетиве новую стрелу, наливавшуюся светом. Фигура эта вела в бой тысячи воинов и было в ней что-то неистовое, непреклонное, то, что могло пробить любые преграды. Вот она привстала на стременах и воскликнула:
  
  - Уничтожьте демонов! Отомстите за павших! Во имя живых! Во славу Элуны! - прокричала жрица в исступлении, способном разбудить мертвых и так, что голос ее разнесся по всему полю, а затем с тетивы сорвалась еще одна стрела.
  
  
***
  
  Тиранд смотрела на приближающуюся фигуру Нелтариона и его стаю и понимала, что все, что написал в короткой записке Иллидан оказалось правдой, что предупреждение, лишенное доказательств, казавшееся немыслимым и попросту безумным, сбывается здесь и сейчас.
  
  В голове пронеслись строчки записки, прочитанные столько раз, что намертво закрепились в памяти, слова сами собой проявились перед взором.
  
  "В грядущей битве к Вашей армии присоединятся драконы. Я не знаю, сколько откликнется на Вашу просьбу о помощи стай, но одной среди них не будет. Черные драконы и их предводитель, Аспект земли Нелтарион, не прибудет со всеми. Но он появится в разгар сражения и будет нести с собой величайший артефакт Азерота - Душу дракона. И его силу он направит, как против демонов, так и против вас. Даже другие драконы попадут под удар. Постарайся выжить, при этом и выгадай возможность для удара. Ведь в разгар битвы, Нелтарион схлестнется с Архимондом, и победивший окажется достаточно ослаблен, чтобы быть повержен стрелой. Не рассказывай никому об услышанном, тебе не поверят, особенно, если узнают, что знания ты получила от меня".
  
  В тот момент, когда Тиранд прочитала эту записку, она не могла понять, что ей делать. Сообщить обо всем Кенариусу? Но Иллидан был прав, ей и ему не поверят. И возможно правильно сделают, ведь жрица и сама не могла ответить на вопрос, стоит ли доверять написанному? Но станет ли Иллидан обманывать? Особенно, обманывать ее?
  
  Эти вопросы постоянно преследовали разум, не оставляя ни на секунду, и даже в моменты расслабления - после уничтожения очередной группы троллей - она не переставала думать об этом. Стоит ли следовать, исходя из полученного предостережения? Так или иначе, но своему учителю она так ничего и не рассказала, а когда поняла, что к их армии присоединилось лишь четыре стаи и драконы не знают, где пропали остальные, она и вовсе уверилась в правдивости сказанного в записке. Даже почти рассказала обо всем Малфуриону, но он так ее и не послушал. В груди зародилась досада на любимого смешанная с беспокойством, но все было отброшено в сторону, так как в настоящий момент необходимо было действовать, благо события развивались в благоприятном для нее ключе - все демоны, что атаковали их, были уничтожены и отряд мог двигаться в любом направлении.
  
  - Сестры, и все кто слышит меня! - воскликнула Тиранд, усилив свой голос магией, это заклинание было обязательным для изучения любой жрицей. - Все, кто в силах, направляйтесь за мной и мы победим врага!
  
  Стая черных драконов приближалась стремительно, они заходили со стороны Солнца, и потому, оказались замечены слишком поздно.
  
  Тиранд бросилась на запад и две тысячи жриц Элуны, а следом за ними и иные воины последовали за ней. Ни у кого не возникло сомнений, а если они и были - никто не выразил их вслух. Все они молчали, отступая на запад, а затем развернулись лицом к полю боя.
  
  - Сестра, что нам делать теперь? - обратилась к ней ближайшая жрица, и вокруг воцарилось молчание, все хотели услышать ответ.
  
  - Элуна донесла до меня весть. Мы должны были уйти с поля боя и вступить в схватку в момент, когда придет время, - Тиранд говорила спокойно, неотрывно глядя в небо, она верила, что не врет, ведь кто кроме Элуны мог прийти к калдораям на помощь и принести, пусть и руками Иллидана, спасительные знания?
  
  - Но когда придет это время? - обескуражено спросила все та же девушка, на что Тиранд просто ответила, указав рукой в нужную точку.
  
  - Просто смотри.
  
  Все обратили взгляды вдаль, туда, где черный дракон поравнялся с центром сражения лишь для того, чтобы начать уничтожать всех, кто оказывался рядом. Тиранд смотрела на происходящее казалось бесстрастно, по крайней мере ничего невозможно было прочесть по лицу девушки, однако слезы, что спустя несколько мгновений потекли по ее щекам, выдали настоящие чувства жрицы. Кто-то порывался броситься в атаку, но холодный, совершенно чужой голос Тиранд заставил замереть на месте и в бессильной ярости смотреть на творившийся хаос. А затем, когда черный дракон оказался отброшен, жрица молча бросилась вперед. И все воины последовали за ней без сомнений, влекомые жаждой мести.
  
  Тиранд вскинула лук и беззвучно, но в неистовой мольбе вознесла молитву Элуне. Это было как в тот первый раз, в окрестностях Зин Азшари, когда еще наивная и глупая жрица обратилась к Богине, веря, что обязательно получит помощь, ведь разве это возможно, чтобы Элуна не откликнулась? И вот сейчас Тиранд выплеснула в мольбу все эмоции, все надежды, все устремления. И в один момент она почувствовала, как сила устремилась к ней, невообразимо огромная, едва сдерживаемая, причем с невиданной мощью, такой, что, казалось, задрожало мироздание.
  
  И сила, вложенная в первую стрелу, была могущественней всего, что она ранее совершала.
  
  Сразу после первого выстрела Тиранд создала новую стрелу и пустила ее во врага. Она знала, с кем сражалась, знала, что их силы не сопоставимы, но также верила, что пока несет в себе благодать Элуны, никому ее не победить. Увы, но следующую стрелу Архимонд смог отбить, но девушка также заметила, что далось ему это с невероятным трудом, предводитель демонов был изранен и еле стоял на ногах, сейчас самое лучшее время уничтожить его!
  
  - Убейте эту самку! - крикнул Архимонд и уклонился от следующей стрелы, а затем Тиранд оказалась в гуще схватки с демонами. Пусть поле сражения было перепахано взрывами, пусть на нем лежали десятки тысяч мертвых существ, но живые здесь также остались, и в том числе живые демоны. И вот сейчас они бросились на пришедшую подмогу. И жрица вынуждена была направить стрелы против них. Одной стрелой за другой, она била по врагу, стремясь добраться до нужной цели, но чем дальше, тем медленней продвигалась.
  
  - Уничтожьте демонов! Отомстите за павших! Во имя живых! Во славу Элуны! - прокричала она, и этот клич отозвался в воинах Лесной армии.
  
  Калдораи, беорны*, древни, дриады, все те, кто был потрясен случившемся и почти утратил волю к жизни, после прокатившегося по полю клича, поднялись с земли и бросились в атаку. Тяжело, припадая на одну из лап и пугая окружавших обожженной шкурой и редкими клочьями шерсти, Урсул бросился в бой в неистовой ярости, мстя за своего брата, что бездыханным остался лежать пронзенный насквозь скалой. И он нашел поддержку Кенариуса, взорвавшегося яростной атакой.
  
  Но Тиранд этого уже не видела. Вся ее жизнь стала зависеть от скорости реакции, каждое мгновение она выпускала стрелу. Вот целая группа демонов преградила ей путь, и спустя мгновение в них устремился ослепительный росчерк, что раскидал в стороны противников. Слева на нее устремился страж скверны, но был отброшен выстрелом, и в эту секунду сознание закричало об опасности!
  
  Все, что Тиранд успела сделать, освободить ногу из стремени и откинуться влево, выпав из седла, а в следующий миг ее саблезуб оказался снесен невероятно крупной гончей. Питомец умер мгновенно, а пасть монстра устремилась к ней, и жрица отмахнулась от нее луком, вложив в удар силу Элуны. Череп монстра разлетелся на куски, а Тиранд почувствовала возросшую усталость, но эту проблему стоило отложить на потом.
  
  Она встала и вскинула лук, ища и находя новые цели, постоянно вертясь на месте и убивая врагов одного за другим. И в какой-то момент, осознав себя окруженной демонами. Пусть их было не так много, но и она была только одна и если хоть один из противников приблизится на расстояние удара, вместе с ним ее настигнет смерть. Понимание этого омыло душу ледяной водой.
  
  Но Элуна ее не оставила, она поняла это, когда увидела, как демоны в едином порыве устремились от нее на север. Не только те, что окружили ее, но и все, кто еще смог сохранить жизнь на этой проклятой равнине. Прикусив губу, Тиранд продолжила одну за другой посылать стрелы, прежде чем ее взгляд не уперся в громадную, обожженную тушу. Губитель, действительно сильный, пусть и тяжело раненый. Он уходил одним из последних, и, несмотря на раны, все больше наращивал скорость.
  
  Тиранд до крови прикусила губу и начала вновь напитывать стрелу энергией, вычерпывая до дна не только силы данные Богиней, но и свои собственные. Она чувствовала, что этот выстрел важен, пусть и не знала почему. Но жрица привыкла доверять своим чувствам. Наконец силы ее иссякли, и серебряный росчерк соединился с целью. Губитель споткнулся, но к изумлению Тиранд, все же нашел в себе силы подняться, хотя девушка была абсолютно уверена в том, что не промахнулась. А ведь эта последняя атака была почти столь же сильной, как и атака на Архимонда. Так кем же был ее противник? Лишь много позже она узнала, что едва не оборвала жизнь Маннорота.
  
  Ну, а сейчас последние демоны покидали поле боя и немногие эльфы, и столь же немногочисленные драконы преследовали их. Преследовали вяло и неохотно, возможно потому, что не ощущали себя победителями? Слишком мало осталось воинов у Лесной армии, слишком многие навсегда упокоились в этой земле.
  
  Тиранд шла, усталая, с поникшими плечами, мимо трупов, павших и тяжело раненых, не в силах помочь не только первым, но и вторым. У нее иссякли силы и даже шла она лишь потому, что должна была идти. Просто куда-то идти и что-то делать. А еще она отчаянно искала одного эльфа и с каждым пройденным метром все больше боялась того, что не отыщет его или найдет мертвым.
  
  Однако, переживания жрицы были напрасны, всего спустя несколько десятков метров Тиранд увидела Малфуриона, руководящего теми из воинов Лесной армии, что остались в живых. Ни тени сомнения, ни одного намека на усталость. Малфурион олицетворял абсолютную уверенность и заражал ей окружающих. Рядом с ним еще недавно потерявшие надежду друиды, распрямлялись и вновь готовы были идти в бой. Скажи он им сейчас преследовать Легион - они бы ни на мгновение не задумались. И пусть между ними в последнее время случались размолвки, пусть каждый день дарил новые тревоги, Тиранд не могла не восхититься своим возлюбленным в это мгновение. Однако, едва жрица отвела взгляд от Малфуриона, как радость мгновенно погасла. Как много погибших... И даже Кенариус, что своими чарами едва ли не воскрешал мертвых не сможет это изменить.
  
  И если бы жрица имела возможность сейчас обозреть поле битвы с высоты полета дракона, то испытала бы не меньшее потрясение, увидев, как некогда тихая и спокойная, никому не нужная местность, превратилась в вымершее поле, в котором выжил лишь каждый третий из тех, кто на него пришел. Все же остальные оставили здесь свои кости, как вечное напоминание живым. Пока еще живым.
  
  
***
  
  Спустя день после сражения.
  
  Лесная армия выстраивалась в поход. Хотя вернее будет сказать, что отправлялись в путь ее остатки. Во многом израненные и ослабевшие, они все же направлялись к Зин Азшари, просто потому, что не могли позволить противнику собрать новую армию. Не после того, как положили столько сил для уничтожения старой. Возглавляла движение Тиранд, окруженная абсолютно преданными ей жрицами Элуны и во многом именно ее пример не давал пасть духу оставшимся в живых. Ее уверенность в победе, непоколебимая твердость убеждений, роль, что она сыграла в битве, которая грозила обернуться полным поражением. А еще слова, сказанные ею твердо и уверенно. Слова о том, что в нападении на Зин Азшари они пойдут вместе с братьями и сестрами, вместе с теми, чью помощь прежде отвергли - эльфами пошедшими за Иллиданом и Ремаром.
  
  Кенариус не мешал своей ученице, просто, потому что и сам понимал, что не сможет штурмовать Зин Азшари с теми воинами, что у него остались. А еще его мучили размышления об ошибочности принятого решения. О том, что отказав прежде в союзе Ремару, сейчас он пожинает плоды своего выбора. Ведь все те, чьи кости покоились в низине близ Нирна, доверили ему свои жизни. Среди них были его дочери, ученики, всемерно преданные разумные. Все те, кого он поклялся защищать, но не сдержал слово. А все потому, что хотел первым взять столицу, первым закрыть портал демонов, и первым оказаться у Источника Вечности, корня всех бед, обрушившихся на Азерот. А затем использовать случившееся для убеждения калдораев в ошибочности выбранного ими пути. Но вместо этого потерпел поражение и вынужден будет теперь обратиться за помощью к своему противнику и возможному врагу. Чем это для него обернется?
  
  Еще одна проблема - Тиранд. Его ученица обрела славу и почтение среди Лесной армии. Избранная Элуной, та, кто спасала эльфов от нашествия троллей и вступила в битву с демонами, предрешив итоги схватки. Да еще и тяжело ранила повелителя демонов, Архимонда, что даже самого Кенариуса ошеломило на несколько долгих секунд. Была ли эта слава добрым знаком? Безусловно, ведь если бы среди Лесной армии не нашлось героев, эльфы начали бы искать их в стороне и безусловно нашли. Но как поведет себя жрица в будущем? Будет ли верна данным обетам?
  
  Всего час назад Кенариус беседовал с Тиранд, и этот разговор смог отчасти успокоить его душу. Жрица не забыла о своей мечте, о стране, где будет чтиться природа и Богиня, где эльфы смогут вернуться к первозданной простоте и покою, что девушка желала едва ли не больше, чем прежде. И если так, еще была надежда создать такую страну, воплотить в жизнь мечту о покое и гармонии с миром. Нужно только победить в войне с демонами, а затем убедить эльфов в порочности их прошлых взглядов. Удастся ли это - покажет время, но он не станет отступать, не после того, как заплатил столь высокую цену. И нужно будет постараться не дать высокородным в этот раз безраздельно властвовать над Источником Вечности, не после того хаоса, что они впустили с его помощью.**
  
  
  Глава 2.
  
  Лагерь калдораев, близ города Серан. 41 день с прихода демонов в Азерот (за несколько часов до битвы в низинах Нирна)
  
  Сказать что в момент, когда я входил в шатер Дат`Ремара у меня было плохое предчувствие, значит не сказать ничего. Мои чувства просто кричали о том, что нас отозвали на день раньше лишь потому, что требуется броситься в очередное самоубийственное задание. И такое положение заранее, еще до начала разговора, вызывало в душе раздражение. К нему примешивалось беспокойство за Майев, которую пока не удалось встретить, что, однако, не означало ровным счетом ничего, ведь мой отряд переправился почти сразу после указания командующего, а вот жрице, почти наверняка, потребовалось время для перемещения. Так что странно было бы увидеть её в лагере. Странно, однако, приятно и сняло бы хоть часть груза с души, где и без того покоилось беспокойство за Миранну, да и Тиранд, все же она в скором времени должна будет вступить в схватку с демонами. Не за этим ли нас позвали?
  
  Иными слова, мои чувства были в раздрае, в душе поднималась злость, и единственное что сдерживало - знание, что некоторая часть моего раздражения - влияние скверны, а не мои собственные эмоции.
  
  - Здравствуй, Ремар, почему ты отозвал нас с выполнения задания? - спросил я по возможности спокойно.
  
  - Садись, - предложил друг, указывая на уже накрытый стол. И ведь знает, чем уважить, - Сейчас обо всем расскажу.
  
  Взяв бутылку вина, плеснул себе немного в бокал и медленно отпил, искренне стремясь насладиться вкусом. Стало немного легче. Ремар начинать разговор не спешил, а вместо этого приступил к приему пищи - специально ждал моего появления или так совпало? С этого интригана стало бы сделать все нарочно лишь из желания присмотреться ко мне и дать время прийти в себя. Еще несколько глотков вина спустя, пришел и голод, так что столу, что был накрыт, я оказал должное почтение. Вот только затягивать слишком на долго это молчание не хотелось и потому вопрос к Ремару был повторен.
  
  Вздохнув, командующий приказал убрать еду со стола и разложил карту. Все ту же, что я видел чуть менее двух недель назад. Секундные размышления и он указывает пальцем на участок южнее Зин Азшари.
  
  - Смотри, приблизительно здесь состоится сражение Лесной армии и армии демонов. Полагаю, что битва произойдет уже сегодня, скорее всего днем. Демоны обладают большей скоростью перемещения, а потому, смогут выбрать удобное для себя время и место битвы. Мы на это сражение не успеваем, да и не собираемся успеть, ведь соваться в то пекло нам не стоит?
  
  - Не думаю, что нам нужно знакомиться с Нелтарионом и Душой дракона, - киваю в подтверждение своих слов.
  
  - Дворфы прибудут уже сегодня, и мы не задерживаясь выдвинемся в путь. Нельзя допустить, чтобы то, что останется от Лесной армии, было уничтожено. Необходимо объединить силы, думаю, теперь Кенариус не станет это отрицать. Пусть они наши политические враги, но нам потребуется их помощь для штурма столицы. Однако, уже сейчас мне нужно нанести удар, который позволит ослабить неприятеля.
  
  - И для этого вновь потребовался я? - в душе вспыхнуло было погасшее раздражение.
  
  - Я не могу более ни к кому обратиться, - просто ответил Ремар, - Тем более, что твой отряд и отряд Майев уже сработаны, и потому должны справиться.
  
  Сработанность, достигнутая всего за две недели боев, да о чем он?! Впрочем, неважно. Все равно задание нужно выполнить.
  
  - Что ты хочешь от нас?
  
  - Нужно разрушить портал. Сейчас большинство демонов покинуло Зин Азшари. Более того, Миранна сообщила, что к войску присоединился сам Архимонд. А значит лучшей возможности атаковать портал у нас не будет.
  
  - Ремар! Ты сошел с ума? - эмоции вспыхнули с новой силой, я сам не заметил как вскочил с кресла, опрокинув его на пол и уперевшись руками в стол. - В Зин Азшари должны были остаться тысячи демонов, натрезимы, сама Азшара и её приближенные. И ты разве забыл где находится этот демонов портал? К нему ведь нет потайных ходов, подступы охраняет дайраны*, стража демонов и Бездна знает кто еще! К тому же он используется для переброски армии Легиона, а значит там постоянно появляются новые твари. И как ты предлагаешь мне его уничтожить? Может быть лучше сразу захватить город? А что, я могу, ты только прикажи! - я уже орал, не сдерживая чувств, уперев взгляд в Ремара.
  
  Однако, следом за вспышкой пришло и раскаяние. Не сдержался, повел себя как сопливый юнец. И позволил бурлящим эмоциям взять над собой верх. А ведь сам себе указывал на то, что нужно сдерживаться, что необходимо следить за своим разумом и не позволять скверне влиять на себя.
  
  Поставив кресло на место у стола, я тяжело опустился в него и посмотрел на Ремара, после чего произнес:
  
  - Прости. В последнее время тяжело справляться с эмоциями, столько всего произошло. И беспокойство снедает. Не знаю, что со всеми нами случится уже завтра.
  
  - И я также, - после недолгого молчания произнес Ремар, а затем устало откинулся в кресле, приложив руку к переносице, - Скажи, ты ведь на самом деле уговаривал Миранну уйти из дворца?
  
  Я в немом удивлении воззрился на друга, на что тот раздраженно произнес:
  
  - Что ты так на меня смотришь? Я ведь тебя знаю уже несколько десятилетий, думаешь, не предвидел, что ты будешь делать?
  
  Мне оставалось на это лишь пожать плечами, признавая, что такие надежды и правда были глупыми.
  
  - И почему она не согласилась на твои уговоры? - с тоской сказал Ремар, невидяще глядя в стену шатра.
  
  - Потому что это Миранна, она не могла поступить по-другому, - отвечаю с той же грустью.
  
  Дат`Ремар встряхнулся и вновь посмотрел мне в глаза.
  
  - Так что ты скажешь о предложенной операции, неужели её исполнить невозможно? Нам бы очень пригодилось, если бы удалось прервать переброску войск Легиона на несколько суток, а лучше до момента нашего прихода в Зин Азшари.
  
  - Слишком сложно, необходимо будет незаметно пробраться к порталу, однако, сделать это почти невозможно, разве что... - я замер, ухватив за хвост скользнувшую мысль, безумную, но стоит ли обманывать себя, мне всегда нравились безумные предприятия. На лице невольно расцвела предвкушающая улыбка.
  
  - Ремар, у меня есть одна замечательная идея, но потребуется твоя помощь. Нужно следующее ...
  
  
***
  
  Я стоял у портала, напротив вновь собранного вместе отряда. В нем теперь насчитывалось не сорок два, а тридцать пять эльфов, если считать еще и меня. В эмоциях воинов радостного предвкушения не было, большинство из них желали отдыха и, особенно, это касалось членов отряда Майев, все же мои воины три ночи смогли отдохнуть, пока их командир работал. Сама жрица старалась выглядеть бодрой, но я чувствовал, что она держится только из-за чувства долга и веры в поддержку Богини. И возможно в меня самого? Думать о подобном было неуютно, особенно учитывая риск предстоящего мероприятия.
  
  Так или иначе, но отдыхать нам вновь было некогда, а усталость и желание отоспаться как следует - чувства пусть и понятные, однако, для будущего рейда совершенно не подходящие. А значит, стоит сказать речь и пожалуй использовать ментальную магию, если она вдохнет в моих подчиненных новые силы, то послужит лишь к их пользе, так что ничего плохого в этом не будет. Мне так кажется.
  
  - Воины! Я знаю, что Вы устали, знаю, потому что сам более всего хочу просто лечь и выспаться на неделю вперед. И держусь лишь в надежде, что рано или поздно, но все, что произошло с нами и нашим королевством останется в прошлом, а мне и Вам, возможно, будет просто остановиться в своем доме, с родными и друзьями и неторопливо пить из бокала вино, вспоминая прошедшие ночи как страшный сон. Но чтобы оказаться в таком будущем нам необходимо победить, нам необходимо приложить все усилия для того, чтобы этот счастливый миг настал, и демоны были бы вышвырнуты из нашего мира. И сейчас, мы с Вами можем нанести по этим тварям сокрушительный удар! Закрыть проход в наш мир и, тем самым отрезать демонов от подкреплений. И ответьте мне, есть в этом лагере те, кто сможет справиться лучше, чем мы?
  
  После моего вопроса повисла звенящая тишина, уже вскоре оборвавшаяся воинствующими выкриками. В голову пришла мысль, что мои воины вели себя так раскрепощено именно из-за усталости, и я тешу себя надеждой, пусть и призрачной, что она не приведет к невосполнимым потерям.
  
  - А раз нет, то давайте сделаем это, а затем отоспимся вволю!
  
  В эмоциях воинов появилась бодрость и боевой задор, что, почти наверняка, было связано с ментальной магией, а вовсе не яркостью моих слов, однако важен был сам результат, и я не стал откладывать перемещение, привычно создав заклинание групповой телепортации.
  
  
***
  
  Сколько раз я уже был в Зин Азшари и всегда посещал Источник Вечности. Ничего удивительного в этом нет, нас с ним многое связывает, а потому, проходить мимо было бы просто грубо. Вот и сейчас я привел свой отряд к берегам темно-синего, почти черного озера, ярко искрящегося в моем зрении. Скрывать свои ауры мы не слишком старались, нагло пользуясь тем, что засечь нас рядом с очагом магии почти невозможно. Кажется, демоны в достаточной степени оценили эту проблему, и теперь, Источник сторожили лишь несколько особей по периметру, в то время, как значительный отряд в почти тысячу тварей расположился в некотором отдалении. Как хорошо, что они решили научиться на своих ошибках именно в этот момент!
  
  Первичные приготовления, что помогут нам отступить, сделаны, многочисленные артефакты заняли свое место в хорошо закрепленных сумках. Все готово и нужно лишь решиться на очередной безумный шаг. Отдаю последние распоряжения своему отряду, после чего медленно и осторожно спускаюсь ближе к берегу, не торопясь, используя все свои умения. Если сейчас меня заметят - это станет провалом всей операции, а потому никакой спешки...
  
  Стремлюсь унять бешеный азарт и страх, сдерживаю себя, чтобы не устремиться к цели, покрывая оставшиеся метры. Часовыми Источника Вечности выступали стражи скверны, а потому, моя медлительность должна была быть совершенно излишней, и все же я до конца сдерживал свои порывы. До тех пор, как черная гладь озера не оказалась от меня на расстоянии вытянутой руки. И вот, я у цели, в том месте берега, где он упирается в скальное основание ставшее фундаментом дворца. Более ни на мгновение не задерживаясь, не давая себе возможности передумать, бросаюсь вперед, совершая самый безумный поступок в истории расы калдораев - купание в Источнике Вечности. С головой погружаюсь в воду, что в большей степени является энергией, и тревожно прислушиваюсь к ощущениям.
  
  Все зрение занимало слепящее синее сияние, однако, оно не вызывало боли в глазах за их отсутствием. Лишь легкий дискомфорт, малость, в сравнении с ожиданиями. Но главное, сила Источника проникая в тело, словно обмывает его изнутри. Не знаю, что он делал, но я был благодарен уже за то, что жив. Но если уж проявлять наглость, то не стоит останавливаться. Достаю из сумки первый артефакт, что был мною взят с собой. Заготовка под накопитель, в котором я был намерен поместить немного воды из Источника. Свои намеренья скрывать я не собирался и честно транслировал мысли, давая неизвестной, но могущественной сущности самой принять решение. Какое? Это я смогу узнать позже. Так или иначе, артефакт оказался заполнен и я заткнул его герметичной крышкой. Если все удастся - этот инструмент поможет мне в странствиях, к тому же, я вложил в него не только функцию накопителя энергии, но и ещё одно свойство, которым надеюсь никогда не воспользоваться.
  
  Теперь сделаем следующий шаг. Артефакт убран, а на смену ему достается устройство производства дворфов - хитрый инструмент, не содержащий в себе ни капли магии, но позволяющий несколько десятков минут дышать помещенным в него воздухом под водой. Именно подобное устройство и может работать в условиях магической аномалии. Все, в чем была бы хоть капля магии, мгновенно вышло бы из строя. И вот дворфский инструмент работать просто обязан. Делаю вдох, радостно чувствуя как наполняются легкие, и приступаю к решению следующей задачи. Первой проблемой, что стала передо мной, когда я продумывал план проникновения к порталу, была проблема дыхания, но её удалось решить просто. Второй же стала задача доплыть именно туда, куда нужно.
  
  Проблема не тривиальная, ведь зрение мне помочь не может и, значит, единственная возможность ориентироваться - передвигаться на ощупь. Именно так я и сделал, держась каменного основания берега правой рукой и сжимая воздушный баллон левой. Минуты длились очень медленно, хотелось следить за тем, как влияет энергия Источника на мое тело, но все внимание занимала задача ориентации в ослепляющей синеве. Главное не пропустить нужный поворот...
  
  Рука провалилась в неожиданно образовавшийся проем. Такое случалось уже не раз и, потому, я привычно ощупал участок берега и лишь затем осознал, что наткнулся не на очередную яму, а на тот самый проход, что должен был вести в западном направлении. По крайней мере можно было на это надеяться.
  
  Медленно продвигаясь вперед на ощупь, я все глубже уходил по обнаруженному проходу, искренне надеясь на то, что выбрал именно тот, о котором когда-то вечность назад, а если быть точным, за 4 месяца до этой ночи, рассказывал мне Малфурион. Мой брат никогда бы не догадался о том, что по пройденному им пути можно пройти и не через Изумрудный сон. Наверняка, он полагал свое тайное проникновение доказательством величия друидизма, и будет приятно посмотреть на его лицо, когда я расскажу о своем пути к порталу, намного более впечатляющему.
  
  Эти, в целом, абсолютно бестолковые мысли позволяли отвлечься от волнения связанного с тем, что воздух в баллоне дворфов был не бесконечен, и если не удастся достичь цели в ближайшее время - придется делать это над водой, поставив под угрозу всю операцию и свою собственную жизнь. Малфурион ведь не рассказывал, как долго длился этот туннель, и нет никаких гарантий, что это действительно он...
  
  Но все тревоги оказались напрасны, когда я уткнулся в тупик на своем пути и медленно, боясь неосторожным движением слишком сильно всколыхнуть ровную гладь воды, поднял голову над поверхностью. Вид, что мне открылся, не оставлял никаких сомнений в том, что я оказался в нужном месте. Не узнать портал было невозможно - вряд ли существовало еще одно устройство, что было подсоединено к Источнику. И как им это удалось? Нет, я также мог использовать силы Источника, но мой случай особый, а как удалось решить проблему демонам?
  
  Полагаю не будь у меня магического зрения ответ найти бы не получилось, по крайней мере быстро, однако возможность созерцать токи магии позволила во всех подробностях рассмотреть устройство портала. Работа главным образом была основана не на демонических, а на вполне эльфийских рунах и основой ее было создание цепи символов, позволявших нивелировать рассеивающее воздействие Источника.
  
  Однако много времени на осмотр у меня не было. Ведь в этой пещере я был не один... Более сотни демонов - весьма неприятное соседство. К моему счастью от них я был прикрыт берегом озера, однако это не отменяло того, что для достижения цели всех этих врагов следовало уничтожить... У меня в запасе было множество артефактов, что содержались в емкости не пропускавшей воздействие магии. Нирский ящер - зверюга весьма опасная и притом редкая. Обладает способностью игнорировать любую магию, что и ценят любители охоты на этих животных. Правда из их шкуры принято создавать доспехи, а вовсе не водонепроницаемые сумки, но кто может сказать, что операция, для которой эта сумка была предназначена, не была достойной?
  
  Достав десяток артефактов, я уже приготовился метнуть их во врага, когда сознание выловило интересную идею. Ведь только что перед моими глазами был способ творить заклинания рядом с Источником, не прибегая к помощи артефактов, так почему бы им не воспользоваться?
  
  Работа над созданием нужных рун и запитыванием их, заняла очень много времени. Не менее часа потребовалось на то, чтобы в начале создать руны, затем убедиться в том, что в процессе создания была допущена ошибка, проклясть все на свете и дважды исправить цепочку, в последний раз доделывая её уже на чистом упрямстве, и, наконец, признать результат действенным. После чего вздохнув, я приготовился к атаке.
  
  Беря энергию прямо из Источника, я стал готовить "изгнание", напитывая заклинание всеми доступными мне силами, лишь стараясь не перейти ту черту, после которой откат лишит меня боеспособности. Опыт прошлого сражения у Источника не был забыт. И в тот момент, когда я почувствовал, что нужное количество энергии сосредоточилось, плетение было выпущено на свободу.
  
  Демоны до последнего не могли увидеть творение чар и лишь за мгновение до активации, когда я поднял плетение над берегом и приготовился бежать сам, некоторые из них осознали наличие угрозы. Но было уже поздно. Чары были выпущены в цель, и сразу сотня тварей оказалась изрублена на куски. Выжили лишь двое эредаров, но и они оказались ранены, не успев вовремя создать щиты. Я же бросился к ним, воспользовавшись ускорением и почти мгновенно зарубил не пришедших в себя тварей. Можно было бы насладиться результатом своих трудов, но как и всегда на это не было времени
  
  В первую очередь я бросил все приготовленные артефакты в портал и сразу отскочил в сторону, начав строить магическую защиту, что хранилась в памяти будущего. В свое время, эта защита показалась мне бессмысленной, ведь её создание требовало по меньшей мере десять секунд, а еще невероятного объема энергии, но сейчас я изменил свое мнение, ведь следующее действие требовало чего-то надежней простенькой стихийной брони.
  
  Раздавшиеся взрывы, что ударили даже через портал меня от процесса не отвлекли, тем более, что было и так много факторов, что норовили увести в сторону мое внимание. Например, я чувствовал, что во мне, в моем теле и разуме, что-то изменилось. Нет, я не стал сильнее, на что в тайне рассчитывал, хотя необычная легкость в теле и ощущалась, что-то иное, что-то, о чем стоило бы думать в другом месте. Еще меня занимал грохот шагов, что раздавался сверху, а также устройство самого портала, которое я просто пытался запечатлеть в памяти надеясь разобраться позже.
  
  От всего перечисленного голова шла кругом, но я лишь упрямо делал свою работу, а когда схема портала оказалась уложена в сознании, приступил еще и к сосредоточению энергии в оружии. Дело в том, что я, конечно, мог разобраться с тем, как он устроен, более того, отдельные элементы мне были понятны, но вот время шло на секунды, а потому лучшим выходом было попросту сломать портал, и ничто не могло подойти лучше, чем мои верные глефы, наливавшиеся сейчас бирюзовым сиянием. Подождите, каким? Но к демонам все, сейчас не время.
  
  Следующие десять секунд тянулись невероятно медленно, вся операция висела на волоске. В любой момент в комнату мог войти враг, как и проникнуть через портал. И тем не менее секунды шли и все было спокойно, разве что шаги сверху доносились все отчетливей. Все было спокойно и тихо, пока в один момент все помещение не объяло пламя. Меня спасла хорошая реакция, стойкость и наличие рядом антимагической зоны Источника. В момент, когда в помещение ворвался огонь, я просто сделал два шага назад, оставив не защищенными лишь руки, в которых творилось плетение.
  
  Боль, пронзившая меня, была невероятно острой и в какой-то мере новой - еще никогда меня не пытались сжечь, мне везло не испытать таких ощущений, однако, этому чувству не удалось сравниться с пытками друида или инициацией, а еще, меня смогли защитить доспехи, лучше всего спасавшие именно от этой стихии. А потому я выдержал все и не упустил творимое плетение.
  
  А затем в комнату ворвалась заклинательница, которую невозможно было не узнать, ведь это была сама Азшара. И от вида кипящей в ней магии становилось по-настоящему страшно. Удивительно, но несмотря на все самомнение, я отчетливо понял, что с таким противником мне пока не стоило тягаться. А лучше и вовсе не приближаться к таким монстрам близко. Наши глаза встретились, и я почувствовал первородную неудержимую ярость, что исказила прекрасное лицо Азшары. Королева была в бешенстве. Мне очень хотелось сказать ей нечто колкое, как-то передать ту боль, что испытал её народ, предсказать мучительную смерть и расплату за совершенное, но вместо этого я просто сделал резкий рывок вперед и ударил в место сплетения множества магических линий. В точку, что связывала портал с источником Вечности. А в следующий миг комнату потряс взрыв.
  
  Последствия взрыва мне были не видны, потому что я, несмотря на всю установленную защиту, оказался отброшен в сторону и в этот раз удача мне изменила - вместо того, чтобы благополучно упасть в воду мое тело ударилось о свод пещеры и лишь затем рухнуло в Источник. Померкнувшим сознанием констатировал перелом нескольких ребер, но в тот же момент почувствовал, как тело наполняется исцеляющей силой. Весьма удачно, учитывая сколько еще требовалось плыть. Порадовавшись этому обстоятельству, не стал терять ни секунды и бросился назад, более не соблюдая осторожность и останавливаясь лишь ради глотка воздуха из изделия дворфов, счастливо пережившего все невзгоды.
  
  Разум настойчиво говорил, что следует спешить, ведь правильный герой тот, кто не только выполнил опасное задание, но и выжил при этом, а выжить я смогу лишь при условии, если успею убраться с берегов Источника до прихода Азшары. Почему она должна быть жива? За короткое время схватки мне удалось оценить её магический потенциал и лишь беглого взгляда хватило, чтобы сейчас что есть силы грести.
  
  Если путь до Источника занял почти полчаса, то обратная дорога была преодолена всего за две минуты. Осторожно выглядывать из воды я не стал и просто выпрыгнул, бросившись на ближайшего противника. Как ни странно, на берегу все было спокойно, лишь несколько стражей с тревогой смотрели в сторону дворца, привлеченные взрывом. Правда это спокойствие грозило оборваться в самое ближайшее время, так как в нашу сторону бежали все те демоны, что сторожили Источник и времени до их прибытия оставалось не много.
  
  Нам повезло, что сами демоны установили запрет на создание порталов, и в тоже время это не давало телепортироваться мне и моему отряду прямо с места. Требовалось бежать к определенной заранее точке на расстоянии в пять километров. Но вначале стоило избавиться от хвоста.
  
  Отмахнувшись от стража скверны, что мгновенно лишился головы, я стал набирать энергию для неоднократно уже помогавшего мне заклинания. Вот только на горизонте показались самые настоящие проблемы. Обгоняя всех, вперед вырвался полыхающий энергией, с ядовито зелеными крыльями демон, натрезим, что превосходил даже Дейрона. Опасный враг, почти наверняка превосходивший меня по силе. И главное, что я знал, кем он являлся - Тихондрий, тот, кто в будущем был сильнейшим натрезимом Легиона, и которого мой намного более сильный прототип смог убить. Опять "повезло"? Определенно, да.
  
  Но даже такой противник не был поводом к завершению заклинания. Еще слишком мало энергии было собрано в нем, а значит и урон оно должно было нанести недостаточный. Не знаю, удастся ли победить или хотя бы стряхнуть с хвоста Тихондрия, но основную массу демонов необходимо уничтожить, иначе, они не дадут нам время на перемещение, а значит, следует продержаться еще некоторое время.
  
  Натрезим преодолел разделявшее нас расстояние секунд за пять, намного опередив основную группу демонов. Однако на последней сотне метров его встретил удар моего отряда. Собственно именно такой была задача тех магов, что пошли за мной в этот рейд - обеспечить отступление и сейчас они вступили в схватку.
  
  Тихондрий поймал несколько сгустков магии, отбил две стрелы и прорубился через вставшие на его пути корни. Нельзя сказать, что атаки прошли для него бесследно, но при этом однозначно не остановили, а лишь задержали. И к тому моменту, когда он оказался в нескольких шагах от меня, силы, набранной в заклинании, было еще не достаточно.
  
  Удары когтей я принял на глефы и смог уклониться от всех атак, но уже само начало схватки показало - мое владение оружием по-прежнему недостаточно. Демон был сильнее и опытней меня, а значит стоит переходить ко второму плану.
  
  - Уходите, я Вас догоню! - отдал приказ отряду, и они безропотно подчинились. Все уже было обговорено.
  
   Противостоять бешеному натиску натрезима было невероятно сложно. О контратаках я даже не думал, сосредоточившись на обороне и постоянно уклоняясь от острых, смертельно опасных когтей. Удары магией и ментальные атаки также были невероятно сильны, буквально выбивая землю из-под ног, однако, я уже имел опыт боя с одним натрезимом и пока справлялся, отделавшись только одной, не очень опасной раной. Однако и мне, и моему противнику было ясно, что долго так продолжаться не могло, и потому пришла пора рисковать.
  
  Сплетаю рывок и чувствую, как напрягается творимое прежде плетение, но после перемещения оно все еще осталось целым и также наполнялось энергией Источника. Натрезим бросился следом, преодолев разделявшее нас расстояние почти мгновенно, но я не дал ему приблизиться, вновь рывком уйдя из-под его когтей. Еще пять раз мы играли в эту игру, пока я не почувствовал, что предельное расстояние между мной и Источником опасно приблизилось. Еще немного и подпитывать заклинание станет невозможно, а если прибавить к этому орду демонов, что почти достигли места нашей схватки... Надо заканчивать эту игру.
  
  Вновь перемещаюсь назад на точно вымеренное расстояние и спускаю заклинание в цель. Натрезим прорывается сквозь него просто прорубая проход когтями, но следовавшим за ним демонам приходится хуже, много хуже. Ближайшие низшие погибают, все без исключения, а ведь именно они развивали самую высокую скорость, и потому, представляли главную опасность. Если только не смотреть на рвущегося к цели Тихондрия.
  
  Вот только и на него найдется управа. Короткий импульс и в земле вспыхивает ловушка. В прошлый раз с её помощью мне удалось победить Дейрона, жаль, что этот трюк не прошел с этим натрезимом. Тихондрий успел отскочить в сторону, в свою очередь, я бросился в бегство. Нет ничего плохого в тактическом отступлении, это мне говорил не только опыт на границе, но и взгляд на увиденное будущее, и потом я был абсолютно уверен в правильности такого поступка, особенно учитывая рвущегося за мной демона.
  
  Натрезим непременно смог бы меня догнать, но с помощью рывка мне удавалось не давать ему сократить расстояние, все дальше убегая от Источника. Несколько километров мы преодолели за несколько минут, и я почти достиг места где возможна была телепортация, когда Тихондрий смог приблизиться на смертельно опасное расстояние. Развернувшись, я принял удары его когтей на глефы и вновь отскочил, но Натрезим не собирался давать мне поблажки, он бросился следом и... налетел на новые мины. Но не это стало для него самым плохим, а то, что следом за взрывами мин в него полетели десятки заклинаний и стрел. От большинства он успел уклониться, но пущенный умелой рукой чакрум внезапно сменил траекторию и ударил по врагу, пробив его грудь.
  
  И в этой ситуации Тихондрий внезапно не стал мешкать, он выдернул из груди чакрум и создал защиту, достаточно мощную, чтобы продержаться хоть несколько секунд, после чего сбежал со скоростью едва ли не большей, чем преследовал меня.
  
  - Умная тварь, - прокомментировал этот поступок я и повернулся к отряду.
  
  Эта ловушка, как можно было догадаться, не была спонтанной, подобное действие заранее обговаривалось в случае, если врагов близ озера окажется слишком много и стоило себя похвалить - все прошло в соответствии с планом. Вот только мешкать было нельзя.
  
  - Все к порталу!
  
  Схема портала была подготовлена заранее, и потому оставалось лишь встать в его круге и активизировать заклинание. Весьма кстати мелькнула мысль о воде Источника заключенной в накопителе, и я с радостью обнаружил, что она доступна мне. Удачно, что силы, заключенные в артефакте, помогут мне уже сейчас.
  
  Начинаю сплетать заклинание, и некое неясное чувство заставляет меня торопиться. Вскоре это чувство приобрело вполне различимые формы, когда нам на встречу стала приближаться полыхающая магией фигура. Не магией скверны, но синей магией Источника и я сегодня такую уже видел. Последние плетения складываются, и в этот момент королева нанесла свой удар. Настоящая энергетическая буря устремилась в нашу сторону, готовая одним толчком снести весь мой отряд и, понимая, что не успеваю, я одним резким движением активировал плетение.
  
  * Гвардия Азшары
  
  
  Глава 3.
  
  Перемещение прошло успешно... Мы ведь все были живы, хотя экстренная телепортация с неоконченным плетением такого совсем не гарантировала. Правда была и одна проблема. Телепортировались мы куда-то в небо и согласно природным законам начали, все более ускоряясь, приближаться к земле.
  
  - Используем воздух вверх! - крикнул я, начиная сплетать заклинание. И меня на удивление поняли. За пару секунд до встречи с поверхностью в землю ударили сразу несколько плетений, а затем навстречу нам рванулся мощный поток ветра, сбивая скорость падения. В результате нашу посадку нельзя была назвать мягкой, но все остались живы, и это было главным.
  
  - Доклад! Никого не потеряли?
  
  Пока в отряде шла перекличка, я решил осмотреть место, на котором мы приземлились. Однако сказать хоть что-то о нем было затруднительно. Никаких энергетических сущностей и следов магии рассмотреть не удавалось, главным образом потому, что их попросту не было. Не было здесь ни строений, ни хоть каких-то творений рук эльфов. На лагерь близ Серата эта местность тем более не походила. Все окружающее пространство представало передо мной в голубоватом свете, что послушно отражал деревья, кусты, траву... Последняя мысль заставила меня замереть. Вот оно!
  
  С тех пор, как я побывал в Источнике Вечности, постоянно чувствовал какое-то изменение. Это ощущение было совершенно отчетливым. В первую очередь обратила на себя внимание большая легкость тела, прибавились силы... К слову, магический резерв несколько возрос, однако не так значительно, как можно было ожидать, хотя это могло объясняться простой не готовностью тела принять больший объем энергии. Впрочем, достаточно было уже и того, что положительный эффект был. А вот изменение в зрении я не заметил. Даже не знаю, как подобное объяснить. Случается ведь подобное, верно?
  
  Однако не это было сейчас важно. Изменение в фокусе зрения значило очень многое, но стоит выяснить, что именно стало во мне другим. Достаточно было бы и зеркала, но подобных вещей я с собой не носил. Что ж, обратимся за помощью.
  
  - Майев, извини, что отвлекаю. Не могла бы ты подойти.
  
  Жрица откликнулась почти сразу и, доложив о том, что все члены отряда на месте и даже никто не ранен, а мелкие вывихи уже залечены, молчаливо уставилась мне в глаза.
  
  - Майев, - начал я, внезапно испытав робость и даже страх, достаточно быстро задавленный, - я окунулся в Источник и чувствую, что в моем теле произошли изменения. Ты не могла бы описать, как я выгляжу?
  
  - Как обычно, - спокойно ответила жрица, - разве что теперь твои глаза светятся бирюзовым сиянием, но тебе так больше идет, - с усмешкой закончила она.
  
  Бирюзовый? Почему этот цвет? Самому мне показалось, что оттенок является голубым, но если так присмотреться, то... да, верно, цвет и вправду иной. Вот только почему именно он? Ведь воды Источника были темно-синие. В этот момент в голове внезапно возникли почти забытые знания. Как точно выглядел бирюзовый, я не помнил, но как ни странно, мне было известно, из каких цветов он получается - синий и зеленый. А значит бирюзовый цвет - это смешение темно-синей маны Источника и жгуче-зеленой - скверны, что породили нечто третье, с чем еще предстоит разобраться. На данный момент я мог уверенно сказать лишь одно - мои прошлые заклинания прекрасно работали с этой новой энергией, а значит по крайней мере в этом не предвидится проблем.
  
  Однако раздумья затянулись, а Майев уже с некоторым недоумением смотрела на меня. Так что следовало озвучить еще одну просьбу.
  
  - Не могла бы ты посмотреть на мое лицо под повязкой, - попросил я, начав развязывать тесемки. Однако руки слушались плохо, дрожа от волнения, и, в конце концов, терпение Майев завершилось, и она помогла с распутыванием узлов.
  
  - Ну что? - спросил с замиранием сердца. Было стыдно столь сильно переживать по такому поводу, но ничего с собой сделать не мог.
  
  - Как тебе сказать, Иллидан? - Майев внимательно всмотрелась в мое лицо и, помедлив, ответила. - Выглядишь не в пример лучше!
  
  Оставалось лишь подавить разочарованный вздох. Была у меня надежда, что Источник исцелит шрамы, оставленные энергией скверны, но видно она не оправдалась. Медленно поднеся руку, осторожно провел пальцами по коже. Увы, сравнить с тем, что было, я не мог. Прежде никогда не пытался осознать, как выглядят полученные шрамы. Да и рассмотреть свою морду в зеркале было невозможно - магическое зрение подобного не позволяло. С другой стороны прежде скверна стесала плоть до костей, сейчас же под пальцами ощущалась кожа. Уже это должно было радовать. Вечность! О чем я вообще думаю, мне необходимо вытаскивать отряд из неизвестных земель, а не рассуждать о красоте лица!
  
  Стоит уже прийти в себя. И без того потратил несколько минут на самокопание, в то время как отряд находится неизвестно где. Кстати, возможно кто-то узнал наше место пребывания?
  
  - Кто-то из присутствующих знает местность, в которой мы оказались? - ответом мне была тишина. Хорошо, изменим вопрос.
  
  - Быть может кто-то может высказать свои соображения?
  
  - Точное местоположение назвать не возьмусь, но мы расположились где-то к югу от Зин Азшари, - ответила жрица, а один из магов-следопытов поспешил добавить.
  
  - Но не слишком далеко к югу. Я был в лесах, где обитают тролли Зандалар и растения там иные. Так что мы находимся на территории Королевства.
  
  - Выходит, что мы находимся на землях, которые могут посетить демоны. Майев, подготовь укрытие таким образом, чтобы нас не смогли обнаружить. Мы задержимся здесь на несколько часов до момента, когда я в достаточной мере восстановлю силы и смогу совершить еще одну телепортацию.
  
  Жрица на этот приказ лишь кивнула и приступила к его выполнению. Я же решил осмотреть артефакт-накопитель, в котором хранилась вода из Источника. Первый итог осмотра - он по-прежнему вырабатывает энергию. А значит, уже скоро мы сможем сделать переход. На самом деле та вода, что содержалась в артефакте, могла выработать намного больше маны, чем давала сейчас. Однако в этом случае накопитель для всех, кто способен видеть магию, стал бы лучом света в ночи. Учитывая, что самые опасные мои противники такой способностью обладали, пришлось пойти на это ограничение. Дальнейший осмотр выявил, что каким-то чудом вложенное заклинание оказалось не размыто энергией Источника и значит переделывать его не придется. И это не могло не радовать!
  
  Следующей вещью, что подверглась осмотру, стало мое оружие. И посмотреть на глефы действительно стоило. Прежде они были по настоящему пропитаны скверной, но купание в озере повлияло и на них. Не то чтобы скверна была полностью вымыта. Нет, это не удалось сделать даже Источнику. Однако мое зрение показывало, что в оружии в настоящий момент происходили весьма любопытные изменения. Две энергии - синяя и зеленая постепенно смешивались, то есть повторялся тот же процесс, что, видимо, уже прошел в моем теле. Интересно, станет ли после подобного мое оружие еще сильнее? И если да, то как это проверить? Попытаться отрубить когти натрезиму? Полагаю, что такая возможность мне непременно представится.
  
  Майев очень быстро справилась с созданием укрытия, в то время как остальные члены отряда поработали с массировкой. В результате уже спустя полчаса мы могли спокойно приступить к еде, что была изготовлена не мной, а потому была вполне съедобна. Обнаружить нас мог лишь действительно сильный противник, но можно было надеяться, что мы его не встретим за оставшееся время.
  
  Только вот почему в моей жизни всегда, если это возможно, сбывается все самое плохое! Демонов я заметил всего через пятнадцать минут после завершения всех хлопот с устройством. И надо сказать, что уже переведя свой отряд в состояние боевой готовности, мне все более становилось не по себе когда один за другим в поле зрения попадали все новые твари. Самым неприятным было то, что демонов было с одной стороны невероятно много - многие тысячи особей, а с другой шли они не единой группой, а растянувшись на большой площади, отчего не было никакой надежды успеть ускользнуть незамеченными. Оставалось лишь надеяться на совершенство нашего укрытия.
  
  Среди плюсов положения отряда было то, что лагерь был поставлен весьма грамотно - в глухих дебрях, которые однако открывали возможность отступления. Правда использовать эту возможность было все таки рискованно и лучше было бы уйти с помощью телепортации. Я проверил резерв доступной магии и скрипнул в раздражении зубами - энергии все еще было недостаточно, даже если не говорить о том, что неоткуда было взять время на создание полевого портала.
  
  Время потянулось невероятно медленно и чем ближе подходили демоны, тем больше росло напряжение. И я, и иные члены отряда в напряжении высматривали врага. Бесы, очень много стражей скверны, несколько эредаров, но эти к счастью идут единой группой в стороне или бороздят небо, слишком высоко, для того, чтобы нас увидеть. А где гончие? С удивлением осознал, что не увидел наиболее опасных для нас созданий. У Источника они были, впрочем, там большинство из них и полегло. Не всегда хорошо обладать высокой скоростью, видно и в этот раз это качество подвело данных тварей.
  
  В какой-то момент до ближайшего демона осталось всего лишь несколько десятков метров, а его траектория совпала с нашим укрытием. Если он сейчас решит идти напрямик вопреки логике... Однако страж и особи рядом с ним свернули в сторону выбрав легкую дорогу. За следующий час подобная ситуация повторялось еще несколько десятков раз, заставив проклясть свое везение, выбросившее отряд в самом неудобном из возможных мест - на пути отступающей армии. А то, что армия демонов именно отступала было видно по их разъяренным мордам. Правда их никто не преследовал - это также было очевидно из того, что темп передвижения был не велик. А ведь если бы сейчас у меня было не три с небольшим десятка воинов, а хотя бы три сотни, как можно было бы развернуться... Невольно представились регулярные наскоки совершаемые в ночи и разрозненные группы демонов, не понимающие, откуда пришел удар...
  
  Однако нападать на столь превосходящую группу противников будет самоубийством, а потому пришлось отказаться от заманчивой идеи. Внезапно я понял, что не испытываю той всепоглощающей ярости и желания крови врагов, что преследовала меня все время до этого. Страх, возбуждение, ненависть к демонам... все это никуда не исчезло, но сильные чувства более не пытались управлять мной. А значит, та главная цель, из-за которой я и решился полезть в Источник, оказалась достигнута. Опасность влияния скверны перестала существовать. Осознание этого факта окатило душу волной спокойствия и умиротворения, даже несмотря на все еще продолжавшую движение армию демонов невдалеке.
  
  Между тем проходившие мимо твари стали редеть. Среди них все чаще стали попадаться раненые особи, что так и просились под удар глефы. Но все же я решил подождать с этим, не хотелось привлекать внимание все еще близкой толпы. И мое терпение было вознаграждено просто королевским даром. Несколько в стороне от нашего убежища, тяжело подволакивая заднюю правую лапу, плелся Маннорот. Узнал я его по сиянию ауры, заметно притушенной, к слову. В остальном же вид у демона был жалкий. Обгорелый, с наполовину содранной чешуей, где-то потерянными крыльями и боевым оружием... И ведь что важно, если сейчас эта тварь доплетется до Зин Азшари - его непременно поставят на лапы, может даже крылья новые отрастят.
  
  Да сам Саргерас в случае надобности руки приложит, ведь Маннорот - один из сильнейших его воинов и терять такого не захочет даже павший титан. Вот только кто ему позволит дойти до Зин Азшари? На лицо невольно наползла предвкушающая усмешка - ради такой цели можно и рискнуть.
  
  - Майев, видишь? - прошептал я.
  
  - Вижу, старый знакомый? - вроде и серьезная особа, но перед боем жрица всегда входит в азарт.
  
  - Есть у меня к нему должок... - ответил с улыбкой, но тут же отбросил веселое настроение и повернулся к отряду предложив собраться кучнее.
  
  - Воины, видите того раненого гиганта? Это Маннорот, сильнейший из губителей и второй по силе демон в Азероте. Его уничтожение даст очень много для победы и поэтому мы не имеем право упускать такой шанс. Однако затвердите себе сразу в головы, даже в таком состоянии эта тварь смертельно опасна и потому в ближний бой пойду только я. Ваша задача - атаковать с дистанции и сдерживать демонов, что решат вмешаться в эту схватку.
  
  Сделав короткую паузу и убедившись, что все меня внимательно слушают, продолжил.
  
  - Теперь, о способностях демона. Огромная физическая мощь. Ни в коем случае не попадайте под его удары, костей не соберете. Уж поверьте, я знаю! - Редкие смешки с которыми выходил предбоевой мандраж позволили немного разрядить обстановку, а я с неудовольствием понял, что многие слышали о моем полете. - Маннорот обладает значительными магическими способностями и пусть сейчас он ослаблен - опасайтесь его площадных заклинаний. Бейте в места без брони или не бейте совсем - броню пробить сможет только оружие подобное моему. - Сделав еще одну паузу и бросив взгляд на тушу Маннорота, я решил, что время разговоров завершено. - Вопросы, предложения? В таком случае вперед!
  
  Число демонов поредело и именно поэтому нашу группу заметили далеко не сразу. Мы оказались всего лишь в нескольких десятках метров от цели, когда один из стражей заревел, указав в нашу сторону секирой. Его рев мгновенно замер в глотке, в которую влетела стрела, там и разорвавшаяся, но внимание к нам было уже приковано. Я в тот момент наполовину завершил заклинание и отвлекаться не стал, позволив другим расчищать нам путь.
  
  Сейчас моей целью был не столько сам Маннорот, сколько демоны крутившиеся рядом с ним и явно выполнявшие функции охраны. Среди них почти не было действительно сильных, лишь один эредар оказался рядом, да и то, несколько в стороне, а потому, когда с моих рук слетело плетение, остановить его было некому. Проверенное не раз "изгнание" порубило несколько десятков тварей на части, почти не задев предводителя, а я уже рывком бросился в ближний бой.
  
  Скорость и расчет - вот что требовалось противопоставить этому демону и самое начало сражения пошло по моим правилам.
  
  Проследив траекторию моего рывка Маннорот ударил в точку предполагаемого перемещения, но безнадежно промахнулся - я не собирался столь глупо наскакивать в лоб и потому сразу ушел влево, стараясь прижаться к раненой ноге твари. Сразу это не удалось, даже в таком состоянии Маннорот был чудовищно быстр и потому мгновенно атаковал, смещаясь в сторону. Вскинуть глефы и полоснуть ими по вытянутым лапам, испытывая ни с чем непередаваемую радость от того, что у врага нет оружия. А теперь вновь смещение влево и вновь и вновь. Я не торопился, ждал нужного момента, раня лапы твари и давая возможность отряду выпускать десятки заклинаний по цели, что не проходили для Маннорота бесследно. И в какой-то момент демон не выдержал и ударил вокруг волной пламени.
  
  Члены моего отряда находились достаточно далеко от эпицентра, да и были готовы к подобному, а потому пережили атаку без проблем, что касается меня... Я просто рывком сблизился с Манноротом закрывшись от огня засиявшими от магии глефами, а затем с разворота ударил по раненой ноге. Получилось хорошо, это было очевидно по тому воплю боли, что издал демон, а еще ярости, с какой он накинулся на меня. Вот только чего то подобного я ждал и успел ускользнуть не получив ни единой царапины, а затем вновь переместился рывком.
  
  В следующий раз достойно атаковать удалось всего спустя две секунды - Маннороту явно было тяжело опираться на раненую лапу, и оттого он потерял скорость. Вновь проигнорировав удар пламенем, я проскользнул под брюхом, загнав клинки на всю глубину лезвий и проведя ими поперек туловища. Не замедляясь ни на мгновение, ударил по еще одной ноге. А затем увидел, как совсем близко от меня Маннорот формирует гигантское огненное копье.
  
  Уйти удалось с трудом и далеко не полностью, левую руку магия все же зацепила, пусть доспех и принял большую часть урона на себя, однако как-то останавливаться я не мог и в тот же момент, до крови закусив губу, вновь атаковал израненную ногу, на этот раз метя в сухожилия. И Маннорот не выдержал, осев вправо. Он судорожно пытался встать и быть может это ему бы удалось, если бы я это позволил.
  
  - Иллидан, приближается армия демонов!
  
  - Сдерживайте их, нужно еще несколько минут! - этот крик я делал уже в полете, падая на спину Маннороту.
  
  Немедля, атаковал место, где должен был располагаться позвоночник и мгновенно ушел к спине, пропуская мимо себя заряд магии. Зрение показывало, что у демона осталось не так много маны, и оттого он вынужден был наносить лишь точечные удары, что было мне на руку. Новый удар, отскок, удар - отскок. Трижды я атаковал шею, все глубже прорезая плоть и поражаясь тому, насколько глубоко эта тварь запрятала позвоночник. И на третий раз глефы отчетливо почувствовали сопротивление. Маннорот дернулся и ударил всей доступной магией вверх, в последней надежде, но я просто соскользнул вниз, не вынимая клинков из раны. С отвращением и опаской обнаружил кровь демона на своем доспехе, руки также начало жечь, но я просто проигнорировал ощущения и рывком взобравшись наверх занес глефу над головой, накапливая энергию для последнего удара. Маннорот мне более не мешал, лишь понемногу истекая кровью. Однако нельзя было оставлять его израненным, ведь даже в таком состоянии он мог выжить.
  
  - Иллидан их слишком много!
  
  Короткий взгляд в сторону подтвердил крик Майев, демонов и правда было слишком много. Уже все без исключения воины моего отряда сдерживали рвавшихся к Маннороту тварей. И было их не менее полутора сотен, при этом трехкратно большее число уже было на подходе.
  
  - Уходите через тридцать секунд! - крикнул я и вонзил лезвие в шею демона, активировав "агонию".
  
  Что сказать? Если убить Хаккара этим заклинанием удалось всего за несколько секунд, если натрезим Дейрон потребовал десять и значительно больше сил, то Маннорот оказался стократ хуже. Заклинание рвалось из рук, под воздействием не желавшей умирать души демона и даже без всякой магии он доставлял мне многим больше проблем, чем натрезим, просто за счет бешеной, невероятной силы духа, воли... неизвестно чего именно, но того, что не давало Маннороту сдаться даже в такой ситуации.
  
  Его душа разъедалась на части передавая просто невероятную боль, но он терпел и мешал мне из последних сил. Мана стремительно утекала и спустя тридцать секунд я меланхолично отметил, что не только не добил тварь, но еще и почти полностью истощил резерв. Вот только у меня был еще накопитель, и его силы были приобщены к делу. Члены отряда промчались мимо, крича о необходимости отступить, но я остался. С некоторой гордостью смог отметить, что пусть в ходе боя кто-то из моих воинов и пострадал - не бросили никого и теперь некоторых раненых, а может быть и убитых, тащили на плечах.
  
  Сгусток пламени ударил в мою сторону. Я лишь отклонился, но руку с глефы не убрал, а затем зрение просигналило о невероятной мощи, что набирает враг. К сражению подоспело сразу несколько эредаров и силы, что они призывали себе на помощь, заставили сознание заметаться в панике, чуть не утратив связь с плетением. А затем в мою сторону полетела ярко зеленая сжигающая все на своем пути буря. Громадная, не позволяющая даже мечтать о том, чтобы обойти ее или убежать. И пусть с последним биением жизни душа Маннорота была уничтожена, у меня осталось лишь считанные секунды на то, чтобы скрыться, вот только как успеть это сделать?
  
  
***
  
  Майев бежала что есть сил, выполняя приказ своего командира, но на душе было неспокойно. Она верила в Иллидана, верила в то, что он сможет справиться с чем угодно и уж обычным демонам его нипочем не убить, но все же, та последняя волна магии... Ее создавали по меньшей мере десяток эредаров сложив все свои силы воедино. Если не подготовиться к такому удару как следует - он мог бы уничтожить весь их отряд мгновенно, меж тем как у Иллидана было лишь несколько секунд, и он до этого потратил множество сил на бой...
  
  Однако она не могла ослушаться его приказа. У отряда было несколько распознаваемых команд, и если Иллидан говорил "уходите" медлить было нельзя. К тому же они и без того понесли потери. Кстати об этом, демоны немного отстали, а значит, следует заняться ранеными.
  
  Долгое время им везло в сражениях. Хотя во многом это везение было связано с тем, что Иллидан их оберегал. Если она сама в схватке с троллями потеряла пятерых, из которых трое оказались убитыми, то отряд Иллидана лишился лишь троих, притом гибель одного была чистой случайностью, от которой невозможно было уйти. А ведь в сражения они ввязывались намного более опасные, чем она. А в битве у Источника? Ни единого убитого, ни одного раненого и это при таких врагах?
  
  Однако сегодня они все же познали горечь потерь. Трое были убиты, еще трое тяжело ранены и могли распрощаться с жизнью в любой момент. Им Майев вместе с еще одной жрицей оказала помощь в первую очередь. Также получили раны средней тяжести еще пятеро. О мелких порезах и говорить не приходилось. Все вместе это означало, что оказание помощи требовалось проводить немедленно, и потому остановка являлась обязательной.
  
  Спустя десять минут пришлось вновь продолжить путь. Демонов всерьез расстроило их нападение и отставать они не собирались, а потому приходилось бежать, что есть силы. Правда уже вскоре за ними гнались лишь немногие гончие, их насчитали всего с десяток и эредары, иные демоны просто не имели возможности поддерживать взятый темп бега.
  
  Но и они в конце концов отказались от погони, когда стала очевидна их бесперспективность, ведь эредарам для того, чтобы поддерживать подобную скорость требовалось использовать ману, в то время как калдораи опирались лишь на свои силы, ведь все они могли обращаться, а у Майев был ездовой саблезуб. Это неминуемо могло бы привести к ситуации, когда жертва решилась бы атаковать преследователей, и чем бы все закончилось в таком случае - враги должны были понимать.
  
  Между тем с момента, как они покинули Иллидана, прошел уже почти час, и волнение стало по-настоящему сильным. В сознании постоянно возникали вопросы о том, что стало с эльфом, которого жрица уже давно считала товарищем и... другом? Пожалуй именно так, ведь она без сомнения готова была доверить ему жизнь и чувствовала, что он готов сделать то же самое, рискнуть ради нее, принять на себя удар. В памяти пронесся момент прибытия к друидам. В тот раз пытка предназначалась именно ей, и Иллидан намеренно обратил на себя внимание той твари. И что особенно потрясло жрицу, позже в ответ на благодарности он лишь удивился, искренне не понимая как мог поступить иначе. А когда Майев стала настаивать на том, что этот поступок много стоит, Иллидан лишь предложил отметить этот случай как-нибудь в будущем, когда появится такая возможность.
  
  Майев сглотнула, все больше переживая. Никаких друзей у нее не было, лишь подчиненные и брат, но ведь нельзя сказать, что ей хотелось найти кого-нибудь, с кем можно просто поговорить.
  
  "Поскорее бы Иллидан вернулся, без него ведь и переправить весь отряд не удастся" - совершенно нелогично завершив на практической ноте свои размышления, жрица попыталась прекратить терзания, однако именно в этот момент воздух рядом с Майев раздался в стороны и во вспышке портала появился только недавно поминаемый эльф.
  
  Был он весь в крови, обожжен, зол на весь мир, но в общем целом выглядел вполне целым, многим лучше значительной части их отряда.
  
  - Каковы потери? - сразу спросил Иллидан, игнорируя пораженный взгляд Майев.
  
  - Трое убитых и еще трое в тяжелом состоянии, нужна госпитализация в лагерь в Серане.
  
  - Сейчас это невозможно, - скривился их командир и пояснил, - я только что истратил весь накопленный запас на телепортацию.
  
  - В таком случае, что Вы прикажете?
  
  - Раненых возможно нести?
  
  - Сейчас мы используем левитирующие носилки, с помощью них перенос больных является безопасным.
  
  - В таком случае продолжим путь, - подвел итог размышлениям Иллидан, - выступаем немедленно, демоны могли попытаться обойти нас и зажать в клещи.
  
  - Хорошо, - ответила Майев и не сдержавшись все же спросила, - скажи, Иллидан, как тебе удалось спастись? Я видела настоящую волну изумрудного пламени и даже не могу представить, как возможно было ее избежать?
  
  - Выступаем, - повторил Иллидан и первым подал пример, демонстративно проигнорировав озвученный вопрос.
  
  
  Глава 4.
  
  Походный лагерь армии калдораев. 47 день с прихода демонов в Азерот (спустя пять дней, после битвы в низинах Нирна)
  
  Я лениво лежал в тени дерева, спрятавшись от Солнца, и ничего не делал. Замечательное занятие, доставлявшее мне невероятное удовольствие. Компанию мне составляла Майев, которой тоже было приятно хоть ненадолго отвлечься от всех забот, а потому она и не отказалась от такого времяпрепровождения. Была мысль заставить ее почесать мне за ухом, но в шкуре тигра объяснять такие желания я пока не научился, а если обратиться в эльфа - собьется все настроение отдыхать.
  
  Сознание лениво посетила мысль о том, что стоило бы начинать беспокоиться по поводу некоторых странностей моего поведения. Главная из них заключалась в том, что время отдыха я предпочитал проводить в шкуре тигра, как-то эта форма стала связана в сознании с покоем и умиротворением, отчего обращение происходило почти инстинктивно. С другой стороны, так лежать на траве было намного удобней, да и Солнце можно рассмотреть, а не предполагать, что оно до сих пор на горизонте.
  
  К слову, не слишком почитаемое калдораями светило уже клонилось к закату, а значит, стоит отправляться к Дат`Ремару - я вновь зачем-то ему понадобился и хорошо уже то, что причина не была срочной и мне можно было не спешить.
  
  Встав, не спеша потрусил в сторону шатра командующего. С той ночи, как мы встретили Маннорота, прошло уже почти пять суток и уже больше четырех с того момента, как мы все же вернулись в лагерь под Сераном. Для четырех участников этот поход стал последним, но все же это была разумная цена за уничтожение столь сильного существа, как Маннорот, да и из рассказов Майев я знал, что прочих демонов отряд также уничтожил немало - более трех сотен, в том числе и нескольких эредаров.
  
  Вернулись мы как никогда вовремя - как оказалось дворфы прибыли задолго до этого и уже успели не просто влиться в нашу армию, но и согласовать действия, благодаря чему, к моменту нашего возвращения войска уже выступали из лагеря. Нам только и оставалось, что занять место в походной колонне, перед этим, коротко доложив о результатах рейда Ремару, да стараться не попадаться на глаза остальным эльфам, которые после нашего возвращения стали чуть ли не боготворить меня. Подозреваю, что в этом была замешана Майев.
  
  В любом случае, никто не портил нам отдых, и можно было спокойно переводить дух после столь напряженных будней, попутно неторопливо разбираясь с изменениями в своем теле и теми знаниями, что получил у Источника.
  
  То есть как лениво... Скорее без той головокружительной спешки, что сопутствовала мне в последние дни. Да и понимание того, что я и мой отряд находятся в рядах мощной армии, а значит совершенно не обязательно каждую минуту осматривать местность магическим зрением, было просто потрясающим. Такого чувства спокойствия в душе у меня не было ни разу за последние четыре месяца, хотя быть может все дело в том, что я просто избавился от воздействия скверны? Жаль, но в точности узнать это было невозможно.
  
  Так или иначе, но отсутствие спешки и покой в душе благотворно влияли на разум, давая возможность спокойно разобраться с итогами последних событий. А они были весьма значительны. Невероятно ценной оказалась цепочка рун стабилизирующих магию, что была мной подсмотрена у портала демонов. Появилось сразу две идеи как их возможно применить, и на этот счет я думал посоветоваться с Ремаром во время нашей сегодняшней встречи. Однако самым важным открытием стал анализ чар удерживавших портал. Их расшифровка позволяла в недалеком будущем вмешаться в похожий процесс, во время открытия портала для Саргераса, предотвращая раскол мира, вот только оставался вопрос - стоит ли? Все вновь сводилось к беседе с Ремаром, и оттого направился я к нему с едва сдерживаемым нетерпением. Шел в зверином облике, успешно избегая богобоязненных взглядов, и только добравшись до шатра командующего преобразился.
  
  Меня уже встречал накрытый стол, в котором на этот раз присутствовали чашки с ароматным настоем - нечто расслабляющее, судя по запаху. Интересно, зачем меня хотят успокоить? Впрочем первая поднятая тема оказалась совершенно не такой, как я ожидал.
  
  - Может быть поведаешь своему другу, как тебе удалось сбежать от демонов? - этот вопрос прозвучал внезапно, в лоб, и именно в тот момент, когда я наслаждался напитком. Более чем уверен, Ремар сделал это нарочно, а затем еще и с извиняющейся улыбкой хлопал по спине, пока я откашливался.
  
  - А с чего ты решил, что хоть что-то услышишь? Как ушел - мое дело, и оно абсолютно никого не касается.
  
  - Иллидан, ты ведь пойми. Всех волнует этот момент, строятся догадки, предположения, теории, вот, скажем, у меня есть одна и в ней основное место занимает факт того, что ты был весь заляпан кровью...
  
  - И что с того? - постарался ответить спокойно, но какой из меня актер? Что эти слова меня зацепили - было очевидно.
  
  - Ты сам посуди, я ведь до всего смогу дойти и сам, а затем поделюсь с Майев, ей ведь так интересно... - сделав вид что задумался, проговорил Ремар.
  
  - Это уже похоже на шантаж!
  
  - Ни в коей мере! Опять же, Иллидан, тебе ведь и самому хочется выговориться, я ведь вижу. Так отчего ты себя сдерживаешь?
  
  В шатре повисло молчание, которое Ремар не спешил прерывать. Интриган демонов, знает, как говорить с эльфами, мне бы так научиться. С другой стороны ведь и в правду может докопаться...
  
  - Хорошо, я расскажу. Но лишь при двух условиях. Первое - ни одна живая душа не должна будет об этом узнать! Ты меня понял Ремар? - я посмотрел на друга убийственным взглядом, но на того это привычно не подействовало, обидно.
  
  - Во-вторых, ты придумаешь, что наврать Майев, чтобы она более меня об этом не расспрашивала, а то ведь не оставляет попытки докопаться до правды все эти пять дней...
  
  - Хорошо, - согласился Ремар спустя несколько секунд размышлений. Очевидно, расценивал риски обмана жрицы. А здесь было о чем подумать, моя соратница являлась натурой злопамятной... Но все же мой друг был по природе любопытен и любил риск, а потому и дал согласие.
  
  Некоторое время я молчал, собираясь с мыслями, после чего все же заговорил.
  
  - В тот момент, когда в мою сторону была пущена та волна магии, время пошло на секунды. Притом сразу стало ясно, что рывком уйти с площади поражения я не успею - слишком обширным было то плетение, эредары не пожалели сил для моего уничтожения. И тогда мне остался один выход... спрятаться в туше Маннорота.
  
  Ремар поперхнулся чаем, и это хоть немного подняло мне настроение, как и глаза друга, смотревшие совершенно ошеломленно.
  
  - Что ты сделал? Где спрятался? - он все еще не верил или просто не мог представить себе подобную картину.
  
  - В брюхе Маннорота, - подтвердил, хмуро глядя в кружку, - еще во время боя прорезал там пару дыр, а за оставшиеся пару секунд успел их расширить и проскользнуть внутрь. И даже не спрашивай меня, как смог провернуть подобное так быстро. Сам не представляю и повторно такое проворачивать не стану!
  
  Отпил чай, уже с раздражением посмотрел на все еще потрясенное лицо Ремара и продолжил:
  
  - Едва успел проскользнуть, как все окружение поглотила волна магии. И это хоть как-то радует, ведь если бы остался снаружи - не помогли бы никакие чары. Понятия не имею, что применили эти твари, но я никогда прежде не сталкивался со столь мощным плетением. Меня чары лишь слегка коснулись, но и то оставили следы на доспехе. Так что решение спрятаться в туше Маннорота по идее было верным, оставалось только радоваться вовремя пришедшей в голову идее. Да, радоваться, как же! Я ведь спасся из совершенно безнадежной ситуации, теперь осталось лишь выбраться наружу и сбежать к своему отряду, так ведь нет же, не удалось!
  
  Сам не замечая, как распаляюсь все больше, продолжил:
  
  - Эти скоты вложили столько энергии в чары, что туша Маннорота натуральным образом спеклась и та дыра, через которую мне удалось проскользнуть, запечаталась, закрыв мне путь назад. И я оказался зажарен в туше демона, хоть сейчас к столу Архимонда подавай! Что ты ржешь? Не прикидывайся, я все видел!
  
  Ремар попытался изобразить сочувствующую мину лица, но у него ничего не получилось. Вот ведь поганец, с такими актерскими способностями он легко бы мог выдать самый трагический образ, но нет же, явно наслаждается рассказом. С чувством глубокого возмущения продолжил, а что еще было делать? Да и хотелось выговориться.
  
  - Вот и получилось, что я как последний идиот оказался заперт в туше этой твари и даже прорезать дыру глефами не мог, в узком пространстве это заняло бы много времени, которого и в помине не было! А затем и вовсе такие мысли меня оставили, когда подошли демоны.
  
  Я замолчал, цедя чай и бросая хмурые взгляды в притворно сочувствующую морду друга.
  
  - Между тем к Маннороту подошли эредары и начали о чем-то беседовать. И скажу честно, я проклял все, слушая их. Потому, что худшего места обитания и придумать было сложно. Там стоял настолько отвратный запах, что мне вспоминать больно. А еще в желудке у этой твари какая-то отвратительная жидкость была, что так и норовила разъесть тело и доспехи, хорошо, что они у меня были из драконьей чешуи. Да еще и мысли не покидали о том, что эредары обнаружат мои следы, да запекут не вынимая. Более позорной смерти и представить было бы сложно. Хорошо уже то, что обнаружить они меня были не в силах - плоть Маннорота не давала чувствовать через него магию. В общем, только и оставалось, что терпеть, да копить ману. А затем эредары куда-то ушли...
  
  - Мне кажется ты только что говорил, что желал этого всем сердцем? - насмешливо спросил Ремар.
  
  - Желал, вот только не думал, что последует за этим. Вот ты думаешь до этого было плохо? Ха! Да пока не ушли чернокнижники, все было просто замечательно, лучше не придумаешь! Потому, что только они меня покинули, как к мертвой туше толпой подбежали низшие и начали... жрать Маннорота.
  
  Ремару было плохо, очень плохо. Он едва сдерживался, чтобы не смеяться в голос. И мне так захотелось помочь другу и добить, чтобы не мучился. Жаль только мой гневный взор лишь прибавил ему хорошего настроения.
  
  - Смешно значит? Я это тебе еще непременно припомню. И вообще более не буду рассказывать, хватит. Ты уже достаточно повеселился за мой счет!
  
  - Иллидан, - проговорил Ремар вкрадчиво, с самой доброй улыбкой, - наш договор заключался в том, что ты все мне расскажешь. Если же ты о чем-то умолчишь, то ведь я не смогу утаить услышанное от Майев, верно? А уж вместе мы сможем придумать теорию, как ты выбрался...
  
  Я долго смотрел на своего... друга, очень долго, прикидывая, не лучше ли избавиться от наглого шантажиста, но затем все же продолжил:
  
  - Итак, хуже положения и придумать было нельзя. Времени оставалось в обрез, кругом жаждущие меня съесть враги, дышать уже нечем, благо воздух в баллоне дворфов остался. И вот тут я понял, что ничто так не способствует быстроте мышления, как подобные ситуации. Ранее до меня никто не пытался строить порталы в таким условиях, но я на это наплевал. Всего за пять минут смог придумать, как на коже демона, на полукруглой поверхности начертить руны портала и как раз в тот момент, когда эти твари почти добрались до "начинки", я переместился к Майев. И знаешь, что она первым делом спросила? "Как я выбрался"? И что мне было ответить?
  
  На этом вопросе Ремар не выдержал и натуральным образом заржал. И это аристократ? Хотелось вдарить ему как следует, но уже спустя секунду и я не выдержал и засмеялся. Не знаю как друг, но мне таким образом удалось сбросить пережитое потрясение, все же история была не из приятных, хоть и действительно забавная, если смотреть со стороны.
  
  - Ладно, Ремар, а теперь давай поговорим серьезно.
  
  Уловив изменение тона, командующий резко подобрался.
  
  - Ты ведь помнишь о том выборе с порталом, что тебе рассказывал? - Ремар подтверждающе кивнул, и я продолжил. - Собственно Душа дракона, с помощью которой был открыт путь для Саргераса, уже создана и использована. Твои разведчики подтверждают, что, как и в виденном мной будущем, Нелтарион получил тяжелое ранение, а значит, история повторится и демоны смогут завладеть артефактом. А потому, вскоре нам представится выбор - дать возможность Малфуриону с помощью посоха-артефакта закрыть портал и заодно уничтожить Саргераса, устроив при этом величайшую катастрофу в истории Азерота или попытаться закрыть портал самим. И второй вариант совсем недавно стал мне доступен.
  
  - Ты уверен, что знаний о строении малого портала тебе хватит для того, чтобы закрыть тот, по которому попробует пройти Саргерас? - спросил Ремар.
  
  - Уверен. Но вопрос не в этом, а в том, что мы решим? Если не взрывать Источник Вечности - убить Саргераса не удастся.
  
  - Источник Вечности даст нам много больше и если он взорвется - погибнут сотни тысяч, пожалуй даже миллионы калдораев.
  
  - Если выживет Саргерас, неизвестно, к каким последствиям это приведет, - это было не возражение, скорее рассуждение вслух.
  
  - Из-за этой причины я не готов уничтожать нашу святыню и жертвовать столькими жизнями, - хмуро возразил Ремар
  
  - Хорошо, постараюсь помешать братишке, - при воспоминании о Малфурионе невольно скривился, - и закрыть портал самостоятельно.
  
  - Это все твои новости? - поинтересовался Ремар и увидев неопределенное пожимание плечами продолжил. - В таком случае слушай мое задание. Ты отправляешься на переговоры к Кенариусу.
  
  - Я уже с ним говорил, - раздражение удалось сдержать с трудом, все же я помнил о совсем недавно случившемся срыве и не хотел повторения истории.
  
  - Иллидан, тебе не нужно будет вести переговоры самому, за это будет отвечать доверенный мне эльф. Твоей задачей является ответить на вопросы о демонах и нашей общей тактике, если такие вопросы возникнут. Ты согласен?
  
  - Скажи, Ремар, почему я? Неужели у тебя нет других эльфов, способных выполнить это задание? - спросил, устало откинувшись в кресле.
  
  - И кого ты предлагаешь отправить?
  
  - Да кого угодно! В твоей армии уже почти сорок тысяч воинов, выбери любого!
  
  - Видишь ли Иллидан, - Ремар помедлил, подбирая слова, а может быть просто выдерживая драматическую паузу, - все эльфы, что служат мне, одинаково на эту роль не подходят. Если говорить о друидах или жрицах Элуны, то я просто не могу быть до конца уверен в их лояльности мне. А что касается высокородных, то к ним отношение будет во сто крат хуже, чем к тебе, уж Кенариус успел об этом позаботиться. А вот ты имеешь в стане лесных надежного союзника, да и симпатизирующих тебе эльфов там достаточно много, несмотря на все старания полубога. А потому именно у тебя самые большие шансы договориться с ними.
  
  - И выходит, что у меня опять нет выбора? - спросил я с тяжелым вздохом.
  
  И именно в этот момент, словно подгадав, в шатер влетел магический посланник.
  
  
***
  
  Дворец в Зин Азшари. 46 день с прихода демонов в Азерот (за несколько часов до описанных выше событий)
  
  В комнату, где располагался портал в мир демонов, вошли двое. Одна - высокая, прекрасная эльфийка, что держалась спокойно и величественно ни на мгновение не выдавая своих чувств, второй же был могущественным демоном, находившемся, однако, не в самой лучшей форме. Правая рука его отсутствовала, а видневшиеся из-под брони шрамы все еще напоминали о себе при движениях, да и сам он потерял значительную часть той яростной силы и властности, что распространял вокруг.
  
  Азшара и Архимонд. Каждый из них волновался, гадая как пройдет разговор с повелителем, ведь они оба провинились перед ним. Архимонд потерпел поражение и пусть виной тому стал спятивший дракон, что должен был стать союзником Легиона, но обратил свое оружие против них, для Саргераса это не станет оправданием. А тот факт, что в мире Азерота пал один из самых сильных воинов демонов, Маннорот, и вовсе мог привести повелителя в ярость.
  
  Что касается Азшары, следы ее проступка можно было увидеть уже на последних ступенях при входе в помещение. Взрыв портала, что устроил один особо ненавидимый ею эльф, был столь силен, что плавил стены, укрепленные самыми мощными заклинаниями. Самой королеве потребовалось приложить немало усилий для того, чтобы попросту уцелеть. И что приводило ее в особое бешенство - отступник смог ускользнуть от нее, причем дважды - у портала и в тот момент, когда она почти нагнала его в нескольких километрах от города. Смог ускользнуть и даже позже убить Маннорота и кто знает, не поставят ли ей и это в вину? Азшара нисколько не сомневалась в том, что Архимонд совершит такую попытку. Но самым плохим в данной ситуации было то, что разрушенный предателем портал удалось восстановить лишь сегодня, и то, только на возможность связи, а это означало, что Легион вот уже пятый день, как не может получить подкрепления. И вот эта ошибка могла стоить королеве очень много, возможно даже жизни. А значит, если она хочет пережить эту ночь и сохранить свое положение в Легионе - следовало воспользоваться козырями, что были получены ей ранее.
  
  - Вы пришли... - их встретил холодный, вымораживающий до костей голос раздававшийся из зева портала. - Скажите, какое наказание равноценно вашим проступкам? Я долго думал об этом, но все еще не могу определиться в выборе. Ведь по вашей вине мы терпим поражение, а сила Легиона тает. Терпим поражение впервые за десятки тысяч лет!
  
  Бывший ранее холодным, голос стал пробиваться в сознание, разрывая то на части. Кто знает, о чем в тот момент подумал Архимонд, но Азшара представила свою смерть, что придет уже спустя несколько секунд и в отчаянии воскликнула:
  
  - Повелитель, я знаю способ победить! - выкрикнула королева, что сейчас упала на колени перед порталом.
  
  - Я слушаю, - давление на разум несколько ослабло, но лишь отчасти.
  
  - Никто не сможет противостоять Вам и достаточно отыскать способ открыть достаточно устойчивый проход в Азерот, и победа Легиона станет неизбежной!
  
  - И как это возможно сделать?
  
  - Душа дракона! Я знаю, где она находится, точные координаты места! Архимонд рассказал о том, что серьезно ранил Нелтариона и вступить в бой тот не сможет, так что нам останется лишь справиться с его стражей и забрать артефакт себе, а затем использовать "Душу" для стабилизации портала.
  
  - И сколько займет времени поиск этого места? - голос Саргераса потеплел на долю градуса, но он все еще оставался недоверчивым, и тем не менее Азшара увидела в этой перемене настроения свой шанс.
  
  - Верные мне эльфы уже разведали нужное место и один из них способен переправить порталом группу к нему уже сейчас. С учетом того, что путь до территории за пределами антипортальной зоны составит несколько часов, вполне возможно будет заполучить артефакт за сутки. А затем все будет зависеть от того, насколько быстро удастся сотворить нужное плетение. Однако я верю в то, что мы успеем справиться со всем до прихода вражеской армии к Зин Азшари.
  
  - В таком случае я поручаю тебе заполучить "Душу дракона", действуй немедленно! - сказав это Саргерас прервал связь, так и не обратившись к скорчившемуся на полу зала Архимонду.
  
  Не обратила на него внимание и Азшара, почти выбежавшая из храма в стремлении как можно быстрее выполнить приказ повелителя. Она прекрасно понимала, что получила шанс встать рядом с Саргерасом и быть может столкнуть своего политического противника, а королева никогда не упускала предоставленные ей возможности.
  
  Поднявшись по лестнице и пройдя мимо охранявших проход стражей - дайранов и эредаров, она почти сразу столкнулась с тем кого искала - старшим над прибывшими в Азерот натрезимами Тихондрием. Изложение сути приказа Саргераса не заняло много времени, после чего каждый из этих двоих направился отбирать к походу лучших из своих воинов. И никто так и не заметил спрятавшейся за колонной тени.
  
  
***
  
  Миранна часто возвращалась мыслями к той ночи, когда в ее комнату пробрался Иллидан. Радость и смятение вспыхнувшие тогда, не оставляли ее и позже, а еще были сомнения в сделанном выборе. Отец никогда бы не попрекнул решением сбежать, а Иллидан и вовсе был бы только рад этому, но она отказалась. Наверное это было глупо - рискнуть своей жизнью и разумом в стремлении принести пользу калдораям, в попытке показать, что она, Миранна, достойна своего отца. Глупо, но иначе поступить было невозможно, и пусть страх не отпускал ни на миг, она и только она могла проникнуть в тайны демонов и донести до папы их планы.
  
  Интересно, все ли в порядке у Иллидана? Его последняя выходка заставляла сжиматься руки на древке посоха и истово желать оказаться рядом. На расстоянии удара, для того, чтобы внушить этому дураку, что нельзя быть столь безрассудным! Пробраться в самое охраняемое место дворца, туда, где каждое мгновение собиралось не менее сотни демонов и еще большее число могло прийти в любую секунду, едва почувствовав угрозу порталу. Она знала об охране этого места лучше многих других и не представляла способа, как туда проникнуть, хотя и потратила немало времени, на решение этой проблемы. По этой причине безумная выходка Иллидана ее столь возмущала и в то же время вызывала восхищение.
  
  Если быть честной с самой собой, Миранна уже давно восхищалась этим эльфом, столь сильным для своего возраста, целеустремленным и смелым, никогда не отступающим от своего пути. А еще он не был похож на друзей ее отца. В разговоре с приходившими в их дом калдораями всегда следовало оставаться настороже, постоянно выискивать скрытый смысл в словах, намеки, непонимание которых могло вызвать потерю лица как ей самой, так и отцом. Порой такие беседы были невероятно захватывающими, но в большинстве своем они лишь изматывали душу и чем чаще такие разговоры случались, тем больше Миранна от них уставала.
  
  А Иллидан... Он всегда был прям в суждениях, а о том, что в беседе следует делать намеки, кажется, даже не слышал. Это было столь необычно... В разговоре с ней даже простые воины стремились говорить аристократично и тонко, что могло вызвать лишь искренний смех. А вот Иллидан говорил просто и не замечал между ними различий, был искренен и прямолинеен, порой даже слишком и в разговоре с ним было отчего-то легко и спокойно. Словно глоток свежего воздуха в окружающей затхлости. И когда спустя долгое время Миранна поделилась своими мыслями с отцом, он ответил совершенно неожиданно: "А почему ты думаешь, Иллидан стал моим единственным другом?"
  
  Иллидан был тем эльфом, с которым не хотелось расставаться, тем, на кого она могла положиться во всем. И лишь недавно Миранна нашла ответ на вопрос, что же она к нему чувствует. Вот только у Иллидана есть Тиранд, к тому же он был не знатного рода и отец вряд ли мог бы одобрить их отношения. А потому о подобных мечтах стоило забыть, тем более, что сейчас следовало сосредоточиться на своей миссии.
  
  Демоны наладили связь с Саргерасом и вскоре смогут восстановить работу портала. Помешать им в этом почти не удалось. Все, что смогла сделать Миранна - исказить кристаллы-накопители, что решили использовать маги для настройки портала. Легкая и едва заметная трещинка на одном из них - и двое суток работы оказались испорчены, отодвинув открытие портала на этот срок. Увы, но сделать что-то более масштабное Миранна не могла - уже это действие вызвало нездоровое оживление у демонов, повторять что-то подобное означало бы неминуемо раскрыться и оставалось только искать новые способы насолить врагу.
  
  Именно поэтому больше попыток помешать открытию портала сделано не было, однако именно сейчас юная шпионка направлялась к месту насколько возможно близкому к устремлениям разумных Азерота. В надежде услышать, что-нибудь из сказанного демонами.
  
  Место наблюдения было давно определено, а ее маскировка могла считаться совершенной. Все же умение скрываться и подслушивать в стенах дворца королевы передавалось в их семье из поколения в поколение. Жаль однажды об этой доведенной до совершенства способности узнала сама Азшара и именно это стала причиной вечной опалы их семьи и смерти некоторых из ее родственников, что вызвали особый гнев. И теперь Миранна вновь воскресила семейные традиции, да еще и подслушивала именно беседы королевы, разве нет в этом иронии? Если бы еще не было так страшно...
  
  Замерев на одном месте, слившись со стеной во всем, даже в своей магии, девушка принялась ждать. Это она умела, пусть и не слишком любила, но в этот раз слишком долго стоять не потребовалось. В зал, рядом с которым находилась Миранна, вышли двое и сердце Миранны застыло. Предпринятые меры предосторожности были усилены до уровня, максимально доступного ей, но тем не менее слух исправно сообщал шпионке полученные сведенья. Душа дракона, Нелтарион, отряд, что должен был выкрасть артефакт и апогей всему - приход в мир Азерота Саргераса.
  
  Беседа не продлилась долго и, едва появилась возможность, Миранна покинула свое укрытие и принялась обдумывать полученные сведенья. И чем больше она размышляла над услышанным, тем больше понимала, что сведенья эти невероятно важны и в то же время могут оказаться бесполезными. Ведь движение армии отца не удастся ускорить, а помешать демонам добыть артефакт почти невозможно, если только не знать где расположено убежище Нелтариона или в какое место прибудет враг после выполнения миссии. Правда если телепортация будет произведена на тот же участок, с которого Тихондрий и выдвинется...
  
  Подобное вполне возможно, демоны уже не раз пренебрегали простыми мерами безопасности. Именно благодаря этому факту деятельность Миранны была до сих пор успешна. Но если надеться на такое развитие событий - ей придется проследить за группой. Стоит ли риск того? Стоит, определенно стоит.
  
  Выбраться из дворца было несложно. О том, как это сделать, Иллидан рассказал еще во время их обучения. Труднее было найти собранный отряд при этом не привлекая внимания демонов. Однако калдораи, что были отобраны Азшарой, почти никогда не покидали дворец, а потому на одинокую эльфийку обязательно обратили бы внимание, если бы только заметили. Но не замечали, ведь отряд, что должен был возглавить Тихондрий, выдвигался ночью, а это было время калдораев, не стоило об этом забывать.
  
  Миранне пришлось преодолеть немалое расстояние, скрываясь в разрушенных руинах, прежде чем она увидела цель своей вылазки. Она едва не упустила демонов из вида, но все же повезло в последний момент увидеть уходивших от замка губителей и подойдя ближе рассмотреть остальных членов отряда. И надо отметить, состав оказался весьма представительным. Сам Тихондрий, не пожелавший передавать кому-то иному это миссию, девять эредаров, пятеро губителей и еще пятнадцать стражей, экипированных значительно лучше своих собратьев. Возможно, среди них также есть элитные войска? Неожиданностью стало то, что в отряде присутствовало достаточно много эльфов - два десятка. Главным образом дайраны, но среди них особенно выделялся один, шагавший рядом с натрезимом - Ксавий, приближенный королевы. Его долгое время не было видно во дворце, и Миранна не знала, куда он исчезал и когда успел вернуться.
  
  Задачей девушки было проследить за группой не привлекая внимания, и сделать это оказалось не слишком сложно, ведь лишь в первое время пришлось сближаться, для того, чтобы выяснить состав отряда, а затем вполне можно было двигаться в отдалении, держа своим ориентиром громадные фигуры губителей, возвышавшиеся более чем на пять метров. Видно отбирали самых рослых из тех, что дожили до этого дня. А сделать это губителям было не просто, ведь после гибели Маннорота и так немногочисленные особи затеяли борьбу за освободившееся место, не стесняясь в применении оружия и магии. И только личное вмешательство Архимонда смогло их утихомирить.
  
  Темп продвижения был достаточно быстрым, демоны явно торопились, и Миранна постепенно отставала от группы. Особенно это отставание возросло, когда отряд покинул руины города. Скрываться стало на порядок сложнее, и в какой-то момент девушка поняла, что потеряла из вида тех, кого преследовала. Однако беспокойство было недолгим. Спустя десять минут, что Миранна придерживалась прежней траектории движения, темноту на миг осветила вспышка света, почти сразу угасшая, но и этого оказалось достаточно. Скорректировав свой путь, она уже вскоре достигла места предполагаемой телепортации.
  
  Выжженная по кругу земля, пожухлая, местами почерневшая трава, какой она становится после нахождения рядом с большим числом демонов, все это указывало на то, что здесь недавно проходил отряд демонов.
  
  Обойдя по кругу место телепортации, Миранна убедилась, что отряд Тихондрия не ушел дальше обнаруженного места. Он телепортировался именно с найденной точки. Можно было бы предположить обманку, но демоны вряд ли смогли бы замаскировать следы губителей, а эти твари просто не умеют передвигаться незаметно. Интересно, зачем их вообще взяли в поход предполагавший кражу артефакта? Исходили из того, что незаметно эту миссию было не провернуть? Если так, в сражении мало кто может сравниться с этими созданиями в грубой силе и выживаемости. Впрочем, размышления об этом не имели смысла. Сейчас задача Миранны передать полученные сведенья отцу.
  
  Артефакты Иллидана для этой цели не подходили, слишком много следовало сообщить. А значит потребуется использовать "вестника". Крайне полезное заклинание, но имеющее свои недостатки - долгое время создания и слишком заметный след магии от применения. Увы, но сколько калдораи не пытались как-то улучшить плетение или разработать достойный аналог - ничего у них так и не получилось.
  
  Для составления заклинания Миранна предпочла значительно удалиться от места телепортации. Нежелательным было бы, если бы демоны связали два этих события: место перемещения отряда Тихондрия и место применения заклинания магии калдораев. Лишь удалившись на десять километров и убедившись в отсутствии демонов поблизости, она приступила к работе. Само плетение чар было недолгим, хотя имело высокие затраты маны, намного больше времени потребовало проговаривание информации.
  
  Калдораи не догадывались до недавнего времени о существовании ментальной магии*, и потому говорить приходилось вслух, четко и размеренно, пересказывая все то, что удалось узнать. Все вместе, включая завершающее плетение, заняло около восьми минут полной сосредоточенности, и когда заклинание было завершено, первым делом Миранна осмотрела окрестности. И обнаружила совсем рядом врага - отряд демонов, что патрулировал границы близ Зин Азшари.
  
  Состоял он из пусть и слабых, но многочисленных особей, возглавляемых эредаром. Помимо чернокнижника к Миранне приближались два десятка стражей скверны и около полусотни бесов. Самым неприятным было наличие в составе отряда еще и гончей, что в этот момент повернула голову в сторону девушки и уверенно пошла на сближение, увлекая остальных демонов за собой. Почувствовала последний всплеск заклинания? Более чем возможно. А ведь если бы патруль задержался хотя бы на минуту... Но как говорил Иллидан, делясь своим богатым на события опытом "если беда может прийти - она обязательно придет и главное быть готовым порубить ее на части". И сейчас Миранна собиралась в точности последовать этому совету.
  
  Место сотворения заклинания было выбрано девушкой достаточно скрытное, но в то же время способное дать возможность как для атаки, так и для бегства. Это был неглубокий овраг, чьи "берега" поросли кустарником и деревьями с облетевшими листьями. Полоса растительности была небольшой, всего несколько метров, а за ней начиналось открытое пространство - поле с низкой, прижавшейся к земле травой.
  
  Именно по этому полю и приближался к Миранне патруль, сплотивший ряды к бою. Значит о противнике они по крайней мере догадываются. Бегство не представлялось возможным, разве что как крайняя мера. Имея гончую, демоны с высокой вероятностью могли проследить за бегущим, ведь именно преследование было основной целью этих адских собак.
  
  Расстояние до противника сократилось до пятидесяти метров, а значит стоит начинать. Плетение мгновенно выстраивается за счет одной силы воли. По настоянию Иллидана Миранна довела до совершенства самые необходимые ей чары и сейчас потребовалось лишь две секунды для того, чтобы заклинание устремилось навстречу демонам. Краем глаза она отмечает, что эредар выставил перед отрядом щит, но на тот момент ее внимание было поглощено составлением нового заклинания, ее собственной разработки.
  
  Между тем выпущенные чары в самый последний миг изменили траекторию, повинуясь заложенным ранее командам. Обогнув щит, они ударили сверху, разом уничтожив несколько десятков демонов взрывной волной энергии. Могли бы и большее число, но эредар успел среагировать, прикрыв магией часть отряда и себя в том числе. Однако защита потребовала от него времени и инициатива осталась за Миранной, которая спустя несколько секунд готова была применить новое заклинание.
  
  Готовое плетение имело видимую форму и представляло собой короткий кнут искристо-белого цвета. Всего метр в длину, посмешище, а не кнут, но стоило Миранне взмахнуть им в сторону оставшихся в живых демонов, как кнутовище удлинилось на десятки метров и хлестнуло по левой части вражеского отряда. И бывшие там стражи и бесы оказались разрезаны на части, лишь ненадолго замедлив атаку и даже гончая не успела увернуться от плети.
  
  До стоявшего в середине строя эредара искрящееся энергией кнутовище долетело спустя еще одну секунду. Чернокнижник встретил удар щитом, а когда хлыст обогнул его, полностью окружил себя защитой. Миранна радостно улыбнулась, ведь противник сделал все именно так, как она задумывала.
  
  Рывок кнута на себя и хлыст затягивается на защите эредара, а затем и сбивает его с ног. Но на этом дорога невзгод для чернокнижника не завершилась. Миранна не зря так гордилась этим плетением. Собственно умение разрезать врагов на части с помощью чар не было сколь-нибудь уникальным. Намного важнее было то, что кнут обладал способностью передавать ману врага владельцу и сейчас приступил к этому действу. Собственно сам способ отбора энергии был подсмотрен у гончих и признан перспективным.
  
  Девушка вздохнула свободнее, почувствовав прилив сил, в то время как чернокнижник отчаянно задергался, пытаясь создать заклинание. Но вспышка, прошедшая по кнуту, сбила его концентрацию.
  
  Однако противником Миранны был не только чернокнижник, что мог сейчас лишь вливать энергию в мерцающие щиты. Выжили еще и демоны, что стояли слева от эредара. Более трех десятков тварей, после секундного промедления бросившихся на девушку. И теперь предстояло самое сложное. Не развеивая заклинание "Мерцающий кнут", Миранна начала творить новое плетение. В свое время она мало интересовалась проблемой поддержания двух заклинаний одновременно, однако в обратном ее убедил также Иллидан, указавший на несомненную пользу использования такого приема как в бою, так и в лечении. А еще, пусть у девушки и были свои учителя, его объяснения помогли легче освоить это весьма непростое умение, и сейчас пришло время применить эти знания.
  
  Самое простое из известных Миранне плетений начинает складываться, так и норовя истаять. Всю получаемую энергию девушка направляет в него, напряженно прислушиваясь к приближающемуся топоту врагов, а в это время глаза неотрывно следили за создаваемым заклинанием.
  
  К тому моменту, как плетение было завершено, враги оказались на расстоянии всего десятка шагов. Один из стражей даже бросил свой топор, но Миранна успела отпрянуть в сторону в ответ, ударив собственными чарами. Копья ветра, в которые не пожалели энергии, буквально разорвали на части демонов, оставив девушку наедине с эредаром. Впрочем и он более не мог составить ей компанию, так как истратил всю энергию. В последний момент эредар отбросил щит и начал плести свои чары, но обхвативший его тело и сразу начавший изымать энергию и прожигать доспехи хлыст сразу сбил врагу концентрацию. А спустя секунду на пожухлой траве осталось лежать тело разделенное на две части.
  
  Окинув взглядом поле битвы, Миранна не успокоилась на простой проверке и использовала специальное плетение. Однако все враги были мертвы и следовало теперь позаботиться об отступлении. Свидетелей боя не было, а значит уходить нужно во дворец, однако вначале стоит запутать следы. Прямо на земле оврага девушка небрежно начертила несколько рунных символов, а затем выжгла круг. То есть повторила то, в чем подозревала демонов - создание обманки места телепортации. Критически осмотрев результат, добавила несколько деталей и только тогда осталась довольна увиденным.
  
  Необходимо было возвращаться и надеяться, что случившееся не будет иметь последствий...
  
  * А Азшара не спешила рассказывать
  
  
  Глава 5.
  
  Убежище Нелтариона, местность на севере от Зин Азшари. 47 день с прихода демонов в Азерот (за несколько часов до прихода гостей)
  
  Яростный, вымораживающий рев разнесся по пещере. Он был наполнен болью, ненавистью, страхом... Нелтарион и прежде бывал ранен, но никогда не испытывал подобной гаммы чувств, и сейчас не в силах был сдерживать крик. Отчаянье наполняло его душу, мысли и образы перемешивались в сознании, а воспоминания последних дней едва удавалось воскресить.
  
  Он помнил, как добирался до своего убежища, каких трудов стоило это ему. Несколько раз приходилось останавливаться на отдых, магией вправляя сломанные ребра, залечивая содранную шкуру, однако даже всей доступной мощи было недостаточно для исцеления, и все время полета Аспекта преследовала боль, к которой примешивалась еще и горечь поражения. Ведь он понимал, что с подобными ранами не сможет сражаться в ближайшее время, не сможет вмешаться в происходящую войну. А значит все планы, все надежды Нелтариона оказались разрушены, его мятеж против кал`дораев и собственных собратьев оказался напрасным и теперь придется пожинать последствия, которые еще предстояло осознать.
  
  Далеко не сразу Аспект заметил, что его раны на порядок серьезней, чем можно было ожидать. Разбитые кости, слезшая чешуя, глубокие ожоги от заклинаний - Аспект и прежде получал подобные травмы, а потому ему казалось, что благодаря имеющейся магической мощи и Душе дракона он легко с ними справится. Однако в действительности он просто не заметил затаившейся угрозы. Боль, мучившая его, со временем только нарастала, раны начинали гноиться и вскрываться, несмотря на прежнее лечение, и пусть Нелтарион вновь и вновь использовал магию - она давала лишь временное облегчение. Капли крови стекали из трещин на шкуре, забирая силы, чешуя норовила слезть и едва держалась на теле, из открывшихся язв сочился гной. А спустя несколько дней дракона начал мучить еще и страшный кашель, выплескивавший кровь из горла, и в тот момент он осознал, что проклятье добралось до легких.
  
  Страшный недуг вселял страх. Страх, что был связан с беспомощностью пред ним, невозможностью исцеления. Нелтарион догадывался, что ощущает последствия тех чар, что догнали его при бегстве и назначение которых он тогда не понял, но даже если виновными являлись они, как с этим справиться? Дракон вновь и вновь задавался этим вопросом, но не мог найти на него ответ.
  
  Добраться до убежища Нелтариону едва удалось, перепонки на крыльях, даже скрепленные магией, едва могли держать его в воздухе, норовя расползтись на лоскуты, и только благодаря Душе дракона он смог преодолеть весь путь до пещеры. Преодолеть почти в беспамятстве от боли, с разумом, заполненным странными образами и разрозненными мыслями, которые Нелтарион не мог осознать. Все, что было в его силах - двигаться к цели, помогая себе крыльями.
  
  В свою комнату Аспект не пошел, вместо этого направившись к цехам гоблинов. Одна из мелькавших в голове идей со странной настойчивостью проявлялась в разуме, и требовала осуществления, пусть и могла показаться безумной. Путь дракона отмечала полоса крови, куски отвалившейся плоти, сбитые неосторожным движением камни. Всего этого Нелтарион не замечал, он был не в том состоянии, чтобы осознавать, что под воздействием проклятия уже начал разлагаться живьем. Архимонда не зря считали искусным и могущественным магом - таковым он и был, а еще обладал невероятной злопамятностью, получая истинное наслаждение от удачно исполненной мести и мучений своих недругов.
  
  Аспекту земли удалось добраться до цеха, куда он почти вполз, больше помогая магией, чем собственными конечностями. Магия же удерживала вместе тело исполина, замедляла процесс подстегнутый вражескими чарами. В голове Нелтариона неотступно билась мысль о необходимости помочь магии крепкой сталью, скрепить тело и не только исцелиться, но и стать сильнее! Отомстить им всем за эту боль, спалить Азерот в огне, принести страдание и смерть в каждое сердце, бьющееся в этом мире! Более его не пугала мысль об уничтожении других драконов, любая смерть живого существа могла бы принести успокоение.
  
  Появление хозяина привело к тому, что все обитавшие в убежище гоблины побросали работу и уставились на хрипящее, изрыгающее проклятия тело. Близко подходить боялись - пусть дракон и был тяжело ранен, все помнили каким он был в гневе и не желали испытывать ярость Аспекта на себе. Лишь старший над гоблинами выступил немного вперед и ждал распоряжений. Но Нелтарион не отдавал их до тех пор, пока не переполз в центр цеха, туда, где располагалось углубление с множеством устройств позволявших работать с большими объектами - гигантских сверл, подъемных механизмов, расположенных рядом раскаленных печей...
  
  Повернув голову к гоблинам Аспект выплюнул команды, короткими, рубленными фразами каждый раз замирая от приступов боли:
  
  - Рубжикс... создай доспех. Прикрепи его к... телу, вгони в... кожу. Я приказываю... Немедленно... Начинай!
  
  - Но господин, вгонять в кожу, что Вы имеете в виду? - залепетал гоблин, которого приказ испугал едва ли не больше вида израненного и пышущего яростью Аспекта.
  
  - Вгони металл в кожу..., ничтожество..., закрепи между собой... Начинай немедленно или... я найду нового... начальника цеха, - последние слова Нелтарион проговорил уже тише, опустив голову на плиты пола. Силы едва хватало для того, чтобы поддерживать форму и даже говорить он более не мог.
  
  - Скорее, отродья бездны! За работу! - закричал Рубжикс несколько более высоким голосом, чем обычно и гоблины бросились выполнять приказ...
  
  Шип за шипом метал вгонялся в плоть дракона, крепился к его костям, скреплялся между собой. И каждое действие сопровождалось неистовым ревом Аспекта, что все это время находился в сознании, вынужденный магией поддерживать свое тело и смягчать последствия работы гоблинов.
  
  Он испытывал невероятную, немыслимую боль, но лишь в таком действии видел ключ к спасению. Проклятый Архимонд... Его порчу не удавалось изгнать, пусть и получилось наконец обнаружить, и лишь преобразовав тело можно было надеяться справиться с проклятием.
  
  Дракон не знал, сколько прошло времени, прежде чем гоблины выполнили свою работу и все тело исполина оказалось будто в клетку заковано в железный доспех. Но почувствовав выполнение своего приказа Аспект приступил к новому действию. Безумному, но только оно могло принести спасение, по крайней мере, именно такие мысли витали в его голове.
  
  Однако для сотворения следующего заклинания требовалось использовать все имеющиеся силы и подготовиться, хорошо подготовиться...
  
  - Рубжикс... отбери десяток самых бесполезных гоблинов... свяжи их, - голос Аспекта немного окреп, а сам он пусть и с заметным усилием, но смог подняться на лапы.
  
  Пусть раны, нанесенные работой гоблинов, были невероятно болезненны, и на их исцеление уходила часть доступных сил, искусственный каркас, поддерживавший тело, заметно ослабил проклятие. Уже не требовалось следить за тем, чтобы тело не распалось. Вот только это было временной мерой и необходимо было приступать к главному действию.
  
  - Повелитель, но... - залепетал испуганный гоблин, что в этот день боялся своего хозяина в стократ больше, чем когда-либо прежде, ведь видел в его глазах настоящее безумие.
  
  - Ты смеешь мне перечить? - из пасти Аспекта вырвалась струя пламени и опалила мастера, не достаточно чтобы убить, но показывая, что более предупреждений не будет.
  
  Уже после того, как гоблин прекратил кататься по полу зала, сбивая огонь, он пролепетал о своем согласии и следом остальные работники начали ловить своих собратьев и связывать их одного за другим. Ни у кого не было смелости, чтобы отказаться или даже просто попробовать сбежать. Да и знали они, что сбежать из убежища существа, что повелевает землей невозможно, не с их силами.
  
  Между тем Аспект начал вычерчивать линии, что сами собой приходили на ум. Безумное нагромождение, что никогда прежде он не видел, но его более не волновал источник поступления знаний. Дракон не отслеживал странные идеи и не пытался с ними спорить, это потеряло для него смысл. В настоящий момент он быстро когтем наносил знаки, что тысячи лет не знал Азерот и делал это четко, без единой ошибки. И уже вскоре завершил свою работу.
  
  В центре зала, там, где прежде лежал он сам, была вычерчена десятилучевая фигура, тускло мерцающая энергией. Все пространство внутри контура заполнялось кажущимися хаотичными знаками, в которых можно было разобрать лишь одно - устремление к центру. По сигналу дракона схваченных гоблинов положили на вершины лучей, сам Аспект встал на соединении линий, держа в лапе Душу Дракона. Из его ран вновь текла кровь, наполнявшая ложбинки рисунка, а сам он скапливал энергию для завершающего акта ритуала.
  
  Несколько минут, он стоял без движения, в обществе лишь десяти жертв - остальные гоблины поспешили сбежать, едва увидев прогоняющий жест хозяина, а затем сила потоком разошлась в стороны.
  
  Гоблины закричали неистово, надрывно, от боли выворачивая суставы, но продолжалось это не долго. Их тела высохли, обратившись в обтянутые кожей скелеты, а полученная жизненная энергия устремилась к центру, туда, где находился Нелтарион. И в тот же миг был запущен следующий этап ритуала, действие по преобразованию плоти, немыслимый для любого разумного существа, каковым Аспект более не являлся. Трансформация тела, чудовищная, жуткая, охватила Нелтариона и новый крик, оглушительный, отчаянный, сотряс зал и разошелся далеко за его пределы. Впрочем, и он быстро затих, ведь даже драконье горло не могло пережить подобных воплей. Аспект рухнул на плиты, уйдя в благословенное забвение, а между тем его тело начало изменяться. Бывший доспех, вживленный в тело, расплавился, а затем начал впитываться внутрь, выжигая, меняя, перестраивая плоть.
  
  Под таким давлением проклятье отступило внутрь тела, пусть и не исчезло до конца, впрочем, узнать об этом дракон смог лишь позже. Сейчас он лежал без сознания, царапая камень пола когтями, даже в забытье ощущая боль. Кем был этот дракон? Прежде его звали Нелтарионом, но сейчас это имя больше ему не подходило. Он изменился и даже сам не смог бы сказать когда. В момент, когда принял решение завладеть "Душой"? Когда вступил в бой со всем миром? Когда, смертельно раненый, решился на ритуал? Или только сейчас?
  
  В сущности это было неважно, ведь Аспект земли умер безвозвратно, а в эту самую секунду на окровавленных плитах лежал совершенно иной дракон, Смертокрыл.
  
  ...
  
  В двенадцати километрах от убежища Смертокрыла, местность на севере от Зин Азшари. 47 день с прихода демонов в Азерот (спустя пять дней после битвы в низинах Нирна)
  
  Секундная дезориентация от перемещения отступила, и Тихондрий осмотрел местность магическим взором. Отряду повезло, рядом не было магических созданий и можно было надеяться на то, что их появление осталось незамеченным. Окинув взглядом отряд, демон удостоверился что все его члены совершили перемещение, и не медля приступил к расспросам.
  
  - Ксавий, - обратился натрезим к стоявшему рядом эльфу, - Азшара сказала, что ты знаком с этой местностью и знаешь как дойти до тайного прохода Нелтариона?
  
  - Мне это известно и я проведу Вас к нужному месту, но как попасть внутрь, Вам предстоит понять самим, - ответил приближенный королевы.
  
  - Веди нас, - бросил Тихондрий и первым двинулся за Ксавием.
  
  Эльфу он не доверял. Было в нем нечто такое, что заставляло сомневаться в безграничной преданности того Легиону. Натрезим не мог в точности сказать что, но все же предчувствия заставляли подозревать Ксавия в двойной игре, пристально следить за ним, тем более, что существовали подозрения в наличии шпиона среди обитателей дворца. Он даже проверил своими ментальными способностями всех приближенных Азшары, однако не смог найти предателя, который должно быть скрывался за защитой разума. А ведь у правой руки Азшары она была и достаточно сильная раз показывала картину безграничной преданности Легиону, которой Ксавий определенно не мог испытывать. А то, что он безукоризненно выполнял все пожелания стоявших выше него демонов, говорил именно то, что ожидали от него услышать, был любезен и демонстрировал готовность идти в бой ради Легиона... Наверное именно эта идеальность и не оставляла в покое Тихондрия, вот только ни наблюдения, ни поверхностное исследование разума не давали результатов. Оттого приходилось держать сомнения при себе.
  
  Путь до цели был не долгим, но назвать его простым демоны не могли. Загроможденные разбитыми камнями склоны, постоянные перепады высот, а также едва видимые следящие плетения делали путь в несколько километров невероятно трудным, пусть скверна и давала разумным выносливость и силу. Лишь спустя час они дошли до цели - плотного каменного склона, в обычном зрении ни чем не отличимого от других, разве что камней рядом с ним валялось меньше, но на такую мелочь сложно было обратить внимание.
  
  Однако натрезимы обладали большими возможностями, чем иные разумные, и Тихондрий прекрасно видел следы установленных чар. Сложные и запутанные плетения, неприступные для многих, но не для него. Жестом дав понять, чтобы его не отвлекали, демон приступил к работе. Предельное сосредоточение, микроскопические манипуляции, легкие движения магии, что уводят в сторону одни ветви энергии и перерезают другие. Минуты шли за минутами, а Тихондрий стоял в совершенной неподвижности и лишь магия, повинуясь его воле, искала и находила ключи к защите.
  
  Надо отметить, что настроенный весьма пренебрежительно, натрезим, уже в первые секунды вынужден был применить все свои знания и силы для успеха и потратил целый час на то, чтобы справиться с задачей. Отряду крайне повезло, что за тайным входом никто не следил, но ответ, почему так произошло, был прост - вход этот являлся тайной и для членов черной стаи, а потому Нелтариона на этот раз подвела его подозрительность из-за которой спустя час, так и незамеченные, демоны смогли проникнуть внутрь убежища.
  
  - Нелтарион был здесь недавно, - тихо проговорил Ксавий, рассматривая следы крови на полу. Надо отметить, что ее было много, притом красная, припорошенная пылью полоса тянулась вглубь туннеля, нигде не прерываясь. Существо, хоть отчасти слабее, должно было неминуемо умереть от подобных ран, однако трупа дракона видно не было.
  
  - Тем лучше, это значит, мы на верном пути, - ответил Тихондрий и шагнул вперед.
  
  Спустя несколько минут он довольным тоном отметил:
  
  - Ловушки отключены. Видимо эта рептилия была слишком слаба, чтобы позаботиться о безопасности. А может и вовсе не могла мыслить, - произнес демон не скрывая ноток радости при мыслях о мучениях врага.
  
  Пройдя некоторое расстояние в молчании, он остановился у очередного бурого пятна, которое при близком расстоянии оказалось куском плоти с чешуей дракона.
  
  - Проклятие сработало, а значит Нелтарион не будет представлять угрозу.
  
  - Что это за проклятие? - решил спросить Ксавий, по дуге обходя кусок плоти.
  
  - Ты считаешь, что я должен ответить тебе эльф? По какой причине в тебе существует такая уверенность? - спросил Тихондрий и неожиданно продолжил. - Впрочем я отвечу тебе на заданный вопрос, хотя бы для того, чтобы ты знал, какая пропасть лежит между нами. Заклинание, которым был поражен Нелтарион, является одним из самых мощных в мире и у тебя нет даже четверти от необходимого для создания его резерва. Однако даже не сила, но искусность требуется для него, и потому только два существа в мире способны использовать его. И один из них - Архимонд Осквернитель.
  
  - И что делает это проклятие?
  
  - Разлагает плоть, - ответил натрезим, - простое создание оно бы убило сразу, а вот врага наделенного магией... Заставит мучиться днями, порой неделями, постепенно отбирая надежду на спасение. Притом, что излечения от этой порчи не существует, и такая задержка смерти попросту продлевает агонию жертвы.
  
  - Излечения не существует? Неужели это заклинание смертельно для любого?
  
  - Если его не отразить - да. Именно поэтому Аспект не станет угрозой, и мы легко отберем у него Душу дракона. Единственной проблемой станет выйти отсюда, ты ведь говорил, Ксавий, что в этом убежище обитают и другие драконы?
  
  - Обитают и будут сражаться за Нелтариона до конца.
  
  - В таком случае после изъятия артефакта мы должны будем как можно скорее покинуть это место. И еще запомните все, - Тихондрий обратился к разумным, что его окружали, - Нелтарион должен остаться жив - не следует прерывать ту пытку, что назначил ему Архимонд. Аспект должен заплатить за предательство Легиона испытывая боль до последнего вздоха.
  
  Дальнейший путь проходил в молчании. Ничего не происходило, лишь следов крови на полу становилось все больше. Им никто не встретился, никто не поднял тревогу, все было слишком тихо и спокойно, что заставляло быть настороже в ожидании атаки. Ожидании напрасном, ведь нападения так и не произошло. Отряд беспрепятственно дошел до преграждавшей путь плиты, обещавшей выход из туннеля, о чем можно было догадаться по следам крови, обрывавшимся в этом месте. Эта дверь находилась под магической защитой, однако после долгих магических манипуляций поддалась усилиям Тихондрия и отодвинулась в сторону.
  
  Демону открылась картина рабочего цеха, чем-то привычная. Такой же полумрак и редкие отблески пламени стояли в мастерских Легиона, тех, где ковалось не слишком качественное, зато простое в изготовлении оружие и доспехи для стражей скверны. В этом помещении картину убогих инструментов и затхлого воздуха добавлял и необычный объект - теряющийся в тенях громадный черный дракон, лежавший в центре цеха. К нему от открытого прохода тянулась дорожка из спекшейся крови, однако острое зрение натрезима позволило увидеть, что дракон по-прежнему жив и все еще хранит в себе магическую энергию. А еще держит в левой лапе нужный им артефакт.
  
  Цепь удачных событий привела демонов к Душе дракона, превзойдя самые смелые ожидания Тихондрия, однако именно это заставляло натрезима быть настороже, так как по своему богатому опыту он знал, чем может закончиться настолько хорошо начинавшаяся миссия. А еще вид смертельно раненого дракона, сжимавшего заветный артефакт, отчего-то внушал ему тревогу, хотя демон в точности знал, что в нынешнем в состоянии Нелтарион не может представлять опасность, просто не может. Знал, но первый шаг в помещение сделал с величайшей осторожностью, не желая будить раньше времени его обитателя.
  
  В помещение цеха Тихондрий проник один, ведь его целью было похитить артефакт, а не затевать бой. Глаза демона подметили контуры ритуальных символов, выглядывавших из под неподвижной туши Аспекта, чем-то ему знакомых, однако разбираться откуда он не стал. Для этого было слишком неподходящее время. Вместо этого демон медленно двинулся к лежащему в беспамятстве дракону. И именно в тот момент, когда оставалось пройти всего лишь десяток метров, Аспект открыл глаза.
  
  Тихондрий среагировал мгновенно, за секунду преодолев расстояние до Души и вцепившись в артефакт когтями. Почти в тот же момент его отбросил удар лапы, но это было не столь важно, полыхающий энергией кристалл был у него, а значит, враг лишился главной своей силы. Именно так думал натрезим, падая на пол, после удара об стену, однако недооценивать противника с его стороны было ошибкой, это он понял уже в следующую секунду, когда, позволив себе насладиться мигом триумфа, увидел приближающийся столб пламени.
  
  Уйти от атаки дракона удалось с невероятным трудом и ценой опаленной пламенем кожи, однако это было только началом кровавого сражения, в котором к Тихондрию присоединились и члены его отряда, встретившие его в тоннеле. Впрочем сам натрезим вступать в схватку был не намерен, так как только увидев новый столб пламени, приближающийся к демонам и эльфам, бросился назад, к далекому еще выходу из пещер. Ведь он не ставил себе задачи заботиться о подчиненных, единственной его целью было уберечь артефакт и передать его в руки королевы Азшары. Даже если он вернется один - никто ему не скажет и слова упрека, главное, чтобы была выполнена миссия. А потому он даже не оглянулся, когда услышал крики сгоравших заживо подчиненных. Вот только если путь к цели был легок и спокоен, дорога назад резко превратилась в полосу препятствий. Тихондрию стало ясно это по мгновенно активировавшимся ловушкам.
  
  Большинство он обходил стороной, пользуясь преимуществом своего зрения, часть на ходу разряжал, благо действительно хитрых ловушек не встречалось, но некоторые препятствия так просто было не преодолеть. С тихим гулом проход перекрыла каменная плита. Она уверенно выдержала магический удар, что был ей нанесен Тихондрием, но в этот момент натрезима нагнал один из выживших губителей. Не снижая скорости, громадный монстр взмахнул своей секирой и ударил в преграждавшую путь стену. В момент касания оружие осветилось зеленым, ярким цветом и удар из просто сильного стал сокрушительным, пробив солидную дыру в плите.
  
  Тихондрий мгновенно воспользовался возможностью, проскочив через образовавшуюся прореху и его примеру последовали еще несколько демонов и эльфов. А вот губитель вынужден был наносить удар за ударом, расширяя проход. Так он и бил туннель, пока его не поглотило пламя, смертельное даже для столь сильного создания.
  
  А между тем окружающее натрезима пространство словно взбесилось, камни начали рушиться норовя упасть на голову, стены сближаться, норовя раздавить, а проход вперед преградила новая плита. Все указывало на то, что Аспект Земли воспользовался своими силами, намереваясь замуровать заживо вторгшихся к нему грабителей. Однако Тихондрий знал, в чье логово требовалось проникнуть, и подготовился к возможным неприятностям. Ни на секунду не задумавшись, он достал из-за пояса артефакт и использовал скопленную в нем энергию, направив ее на преграждающую путь плиту. Мгновенный разряд сконцентрированной в хрупкой оболочке силы уничтожил изящное творение лучших мастеров Легиона, но свое предназначение устройство выполнило - путь был свободен, пусть и только на время.
  
  Оставшееся расстояние натрезим пробежал почти мгновенно, подгоняемый неистовым, страшным ревом и вместе с ним такую скорость смог выдержать лишь один подчиненный - Ксавий так и не нашедший смерть в развернувшемся за спиной кошмаре. И данное обстоятельство несколько испортило настроение Тихондрия. Впрочем, выжили и иные члены отряда, главным образом по причине того, что внутрь логова отправилась лишь половина подчиненных. Это будет кстати, ведь в небе уже возможно было разглядеть драконов, сдерживать которых предстоит уже его воинам. Убираться следовало немедленно, пока еще оставалось время, и это подтвердил гул схлопнувшейся земли за спиной.
  
  Круг телепортации был вычерчен еще до того, как открылась дверь в убежище и потому демоны просто заняли свои места внутри цепочки рун, а Ксавий начал выстраивать заклинание. Плетение было создано всего за несколько секунд, виртуозное в своем исполнении, вот только в момент активации земля под ногами грабителей дрогнула и раскололась на части и это событие стало решающим для всей дальнейшей истории.
  
  ...
  
  Смертокрыл в отчаянии рвал пол пещеры когтями, выворачивал камни из стены, ударами хвоста переворачивая немногие еще целые предметы в зале. Это уже была не ярость, нет, она уже давно переродилась в настоящее безумие, подтачивавшее силы дракона. После всего пережитого, после боли, что он вытерпел ради спасения, у него отняли "Душу" и тем обрекли на тысячелетия слабости, тысячи лет, которые потребуется провести восстанавливая силы и уничтожая остатки проклятия. А ведь если бы у него была "Душа", уже спустя несколько лет Аспект смог бы встать на крыло и задавить тех, кто посмел бы ему перечить. Теперь все это потеряно и страх, отчаяние, ненависть, боль, что до сих пор жившие в измученном теле, атаковали разум уничтожая последние грани рассудка.
  
  "Я должен спрятаться, уйти от всех в место, где никто не будет искать. Восстановиться, переждать, выгадать момент и вернуться в мир когда со мной будут силы. А затем уничтожить всех, всех, кто ответственен за пережитую боль, за мое поражение. Всех этих ничтожных существ, посмевших встать на моем пути". Смертокрыл был настолько погружен в отчаянье, его безумие зашло столь далеко, что даже шепот Древних Богов не мог пробиться к его разуму и только раз за разом повторял нужные мысли. Повторял, пока не добился успеха. Встрепенувшись, Аспект, уцепился за единственную связную мысль в своем сознании и вышел в зал и неестественной, слишком скованной походкой направился к одному из закрытых проходов. Из убежища было несколько выходов, и пусть один оказался завален, это лишь означало, что стоило воспользоваться другим.
  
  Смертокрыл более не имел своих мыслей, он просто выполнял то, что говорило ему сознание и сейчас оно вело его к старому, всеми забытому месту, каменной пещере, что уходила глубоко в землю. В этом скрытом от всех убежище дракону предстояло провести следующие тысячелетия, но это более не волновало падшего Аспекта.
  
  
  Глава 6.
  
  Походный лагерь армии калдораев. 47 день с прихода демонов в Азерот (спустя пять дней, после битвы в низинах Нирна)
  
  - Ты найдешь кого-нибудь иного для своего посольства, - злорадно заключил я после того как прослушал сообщение "Вестника".
  
  - Найду, - задумчиво ответил на это Ремар, - как планируешь действовать?
  
  - Необходимо собрать группу и немедленно переправить на указанное место! - ответил и, подумав, добавил. - Моих подчиненных будет недостаточно, с учетом потерь в отряде осталось меньше трех десятков эльфов, способных сражаться, необходимо еще десять разумных, желательно составляющих слаженный отряд.
  
  Бой против Маннорота был все же слишком кровавым - так как обернулся самым большим числом погибших и раненых за все время моего командования. С другой стороны уничтожение этой твари стоило многих жертв, и это не было оправданием, простым фактом. Ведь эта тварь одна, будучи здоровой и при оружии, могла заменить собой целое войско. Однако результатом было то, что теперь в моем распоряжении оказалось слишком мало калдораев для такой операции.
  
  - В послании говорится о пяти десятках демонов и приближенных Азшары. На это задание должны были отобрать лучших... - На раздумья времени не было, душу царапало ощущение поспешности, но и упускать подобную возможность было нельзя и потому я решил задать следующий вопрос. - Сколько ты сможешь выделить магов, знакомых с местом, которое нам указала Миранна? Учти, времени мало, мы не знаем, как скоро вернутся демоны.
  
  Ремар вместо ответа просто вызвал адъютанта и велел привести всех владеющих дальней телепортацией магов в шатер. Таких набралось более пяти десятков, но уже вскоре число собравшихся уменьшилось до двух персон. Собственно почти все столь сильные маги хоть раз в жизни бывали в столице, но выбраться за ее пределы, на окраину, да еще и в нужном нам направлении... Повезло, что нашли этих двух.
  
  По удачному стечению обстоятельств мне также были знакомы те места - в ходе предпоследнего визита во дворец, я проходил неподалеку. Мне после купания в Источнике Вечности, несколько увеличившем доступный резерв маны за счет исцеления, было под силу перенести четыре десятка разумных, отобранные коллеги могли взять на себя еще по два десятка эльфов, и таким образом общее число участвующих в операции могло составить восемь десятков воинов. Мало для того, чтобы уверенно праздновать победу, но в случае с демонами любое число будет недостаточным, особенно когда речь идет о таких монстрах как Тихондрий и Ксавий. В одиночку сражаться с ними явно не следовало, но к счастью у меня были подчиненные и среди них Майев, ненамного уступающая мне в силе.
  
  - Иллидан, принимай пополнение, - отвлек меня от размышлений Ремар. Он также хмурился переживая за успех будущего рейда, но предпочитал молчать, и я был за это ему благодарен.
  
  Отряд, выделенный командующим, оказался несколько неожиданным. Моему взгляду предстали дворфы, низкие, плотно сбитые крепыши, виденные мной когда-то на улицах Зин Азшари. Совершенно не то, что я ожидал получить, хотя при здравом размышлении в таких подчиненных было множество преимуществ при минимуме недостатков. Начать хотя бы с того, что мне крайне хотелось узнать эту расу поближе. Как артефактор я испытывал большое уважение к этому народу за достижения в изобретении устройств, одно из которых совсем недавно позволило мне выполнить миссию по разрушению портала демонов. А если вспомнить о том, что они были единственной цивилизованной расой на всем Калимдоре, с которыми возможно было торговать и не бояться удара в спину, благожелательно к ним относились и остальные эльфы. Память Иллидана также подтверждала мастерство дворфов, жаль только встречал он их редко и чаще всего в виде врагов, ведь его отношения с Альянсом никогда не были дружественными. А как воины они были тем более надежны. Заполучить в свой отряд пусть на время такое подкрепление было радостным событием, к тому же мое зрение показывало, что их доспехи и оружие буквально светились от энергии, что было верным признаком элитности данного отряда.
  
  - Мое имя Иллидан, кто из Вас старший? - имевшиеся знания недвусмысленно намекали, что именно этот вопрос является главным при знакомстве с представителями данного народа. Ибо, пусть дворфы и не любят пустые разговоры, но вот понятие старшинства и неукоснительного подчинения в них закладывается с детства.
  
  - Я Громлин, десятник этого отряда, - ответил один из дворфов, отличающийся невероятным по сложности исполнения молотом и несколько более свободной, можно сказать вызывающей позой. Руки его лежали на оружии, упертом в землю, плечи расправлены, подбородок поднят вверх. Выражение глаз я рассмотреть не смог, но чувствовал эмоции - уверенность в себе, насмешливость, легкое чувство превосходства. В общем ничего такого, из-за чего стоило бы беспокоиться.
  
  - Громлин, долго тянуть не буду. Задача твоего десятка - не подпустить к магам и целительнице врага. Как это сделать, думаю и сам догадаешься?
  
  - Да уж смогу, - хмыкнул дворф.
  
  - В таком случае в путь, времени осталось немного.
  
  - Ха! Верно говоришь, а я уж было решил, что Вы, эльфы, будете как обычно до последнего рассусоливать.
  
  Не слушая бурчание дворфа, я направился к телепортационному кругу, где уже должны были дожидаться оставшиеся участники рейда.
  
  С момента получения послания прошло около пятнадцати минут, а потому собрались еще не все, но мой отряд был на месте и потому причин для задержки не было. Нет, можно было бы включить еще нескольких воинов, добрав до сорока, но они просто не смогли бы сработаться с оставшимися. Ведь одно дело - включить спаянный отряд дворфов, и совсем иное - трех одиночек. А потому заклинание я начал создавать сразу после того, как последний член отряда занял место внутри каменной платформы.
  
  Телепортация прошла успешно - мы оказались именно в том месте где нужно, притом не встретив иных разумных. Сознание ехидно отметило, что если все началось настолько хорошо, то впереди ждут неприятности. Хотя разве успешно произошедшее перемещение является чем-то необычным? Может быть пора привыкнуть к тому, что порой все идет без досадных помех?
  
  Магическое зрение сообщило, что поблизости демонов нет, хотя несколько точек на краю восприятия были весьма подозрительны. Невольно в сознание закралась мысль об опасности обнаружения, связанной с близостью места телепортации к Зин Азшари. Имели ли проживавшие там демоны возможность обнаружить магический всплеск от перемещения? На этот вопрос ответ вполне мог быть получен в будущем, и оставалось только надеяться, что он не будет положительным. Напомнив себе начертить портальный круг сразу по прибытии на место, я подал сигнал к движению - до нужного нам места было около трех километров.
  
  Расстояние это являлось незначительным для эльфов и дворфов, но мной все равно был задан самый высокий темп - никто не мог сказать, за какой срок сможет управиться Тихондрий. Плохо, если он задержится, но если прибудет раньше, план и вовсе может сорваться. А ведь существовала и масса иных возможностей, например иная точка возвращения... Но не следовало думать о том, на что повлиять невозможно.
  
  Вскоре я почувствовал еще два перемещения и поморщился - если их следы удалось засечь мне, то что говорить о демонах? Оставалось лишь надеяться, что они в тот момент отвернулись. С другой стороны, разве возможно было выбрать точкой телепортации место за десятки километров от Зин Азшари? Да и как показали следующие события, мы и так слишком задержались.
  
  До указанного в "Вестнике" места оставалось совсем немного - метров сто, когда я почувствовал новый переход. Прямо в небе расцвела вспышка, из которой мгновением позже хлынули демоны.
  
  "Нестабильный портал? Знакомо" - подумал я, как-то отстраненно наблюдая за тем, как реальность окончательно переворачивает все вверх дном. В этот самый момент мана, что оказалась не использована в результате нестабильного перемещении, просто разбросала прибывших. При этом самая яркая фигура в магическом зрении оказалась откинута в противоположную от нас сторону, обрекая меня на один единственный, почти безумный шаг.
  
  Телепортация и я оказываюсь рядом с Тихондрием, парящем в воздухе на ярко зеленых, с матово черными костями крыльях. В тот же момент направляю в его спину клинки, однако демон успевает выставить навстречу им когти, а затем и ответить магией, готовой испепелить все на своем пути. Рывок в сторону, а затем еще один от бросившегося мне навстречу натрезима, однако и он не помогает избежать косой раны на ноге, оставленной когтями противника. Только сейчас я осознаю, насколько на самом деле печальным является мое положение, ведь даже на земле Тихондрий превосходил меня как воин и маг. Он обладал лучшим магическим резервом, имел несравнимо больший опыт схваток, а еще владел ментальной магией на недостижимом для меня уровне. Здесь же, в воздухе, превосходство натрезима оказалось подавляющим. Его крылья чутко реагировали, сдвигая тело на нужное расстояние, и не требуя для этого заклинаний, которые возможно было использовать для атаки. Он сражался, используя все три плоскости, заходя с верха и низа, виртуозно чередуя ментальные атаки, магию и когти, дезорганизуя, заставляя потерять ощущение пространства, ошибаться и с каждым мгновением слабеть. И самым печальным во всей этой ситуации было то, что излечившись в Источнике от скверны, я теперь не был защищен от ее воздействия в ранах. Таково было неприятное последствие моего исцеления. И тогда я сделал единственное, на что был способен в этой ситуации - создал плетение и телепортировался за несколько сот метров от врага, в сторону своего отряда, по сути сбегая от неминуемого поражения.
  
  Тихондрий имел возможность последовать за мной - пусть и не владея заклинанием мгновенной телепортации он смог бы преодолеть разделявшее нас пространство всего за несколько мгновений. Однако делать этого демон не стал, даже несмотря на то, что эти несколько секунд боя дались мне дорого и сейчас я, едва стоя на ногах, насколько мог быстро залечивал раны. Но он не захотел воспользоваться этим, и развернувшись полетел в сторону Зин Азшари, бросая на произвол судьбы еще и своих подчиненных.
  
  Впрочем это было разумным решением, ведь калдораи в отличии от меня успешно справлялись со своими противниками. Переместившиеся стражи попросту умерли, не пережив суровой реальности в виде встречи с землей. Двое губителей выжили в результате падения, но были дезорганизованы и стали легкой добычей дворфов. Проблемой стали лишь эредары и завороженные кристаллами эльфы.
  
  Часть из них умерла в первые же секунды, все же единая атака двух десятков опытных магов по-настоящему страшна и попросту изорвала врагов в клочья, но некоторым удалось уцелеть.
  
  Один из выживших был мне знаком, пусть видел я его всего несколько раз. Ксавий подхватил себя ветром и ушел от удара, а затем сам атаковал одного из калдораев. Жертвой стала жрица Сиринель, однако на пути магии встал Громлин. Дворф ударил своим молотом в землю, и в следующий миг почва взметнулась вверх, навстречу атаке противника.
  
  Вспышка света ослепила на мгновение всех окружающих, однако дворфу было наплевать на зрение, и он метнул в завесу один из топоров, судя по вскрику удачно. В следующую секунду сразу несколько магов с разных сторон применили чары, и фигура Ксавия оказалась окружена пламенем. Враг успел выставить защиту, но атака не ослабевала. В щиты врага ударяли копья ветра, пламя, удары арканной магии и топоры гномов. Я находился слишком далеко от места схватки и видел, как стремительно утекала магия на поддержание барьера. В какой-то момент по защите пробежали всполохи, она ярко вспыхнула и исчезла, а затем фигура Ксавия оказалась охвачена огнем. Впрочем, температура пламени была таковой, что почти мгновенно испепелила врага, не оставив от него даже пепла.
  
  "Досадно, но и к лучшему" - решил я. Хотелось бы нанести свой удар по этому эльфу, что вполне мог помогать демонам по собственной воле, а не по причине воздействия кристаллов, но мне было достаточно знать то, что он мертв. А сейчас предстояло отступить, ведь если наша телепортация еще могла пройти мимо внимания демонов, то такое сражение уже нет, а потому стоило убираться из этих краев подальше. Как раз и два отставших отряда прибыли, вовремя надо сказать.
  
  - Уходим, нам не догнать Тихондрия, - приказал, начав чертить руны переноса.
  
  Что сказать, эта операция была изначально авантюрна. Слишком мало времени на подготовку, отсутствие воздушного прикрытия, которое все равно не удалось бы переправить столь быстро, невозможность точно угадать место прибытия врага... перечислять можно долго, хотя все это и не отменяет того факта, что мы упустили хороший шанс, что дала нам Миранна. А вернее даже не так. Я упустил, потому что не справился с Тихондрием. Мне не хватило многого. Мастерства во владении клинками, того, которого приобрел Иллидан за десять тысяч лет тренировок, магической силы, крепости ментальной защиты, а еще крыльев, которые бы поддерживали тело в воздухе. И нужно было подумать над тем, как исправить хоть часть существующих проблем, пока не случилась новая встреча с натрезимом. Может быть использовать артефакты? Или изучить новые арканные плетения, которые стали получаться у меня не в пример лучше прежнего после окунания в Источник Вечности?
  
  Тяжело вздохнув я понял, что все придуманные мной варианты прекрасны, но требуют слишком много времени для воплощения, а ведь сражение за Зин Азшари случится совсем скоро и мне потребуется подготовиться еще и к нему. Слишком много задач и чтобы выполнить их стоит поспешить. А потому стоит оставить все эти мысли и поскорее завершить работу над порталом.
  
  ...
  
  Тихондрий постепенно удалялся с места скоротечной схватки и если кто-нибудь предполагал, что натрезим сожалел о гибели подчиненных, то он сильно заблуждался. Ведь миссия была почти выполнена, а отсутствие сопровождения лишь позволит быстрее достигнуть Зин Азшари.
  
  Попытавшись добраться до энергии, спрятанной в "Душе", демон вновь потерпел поражение, но и это не испортило ему настроения. Ведь не его задачей было подчинить артефакт, пусть с этим мучаются другие и даже если у них не получится справиться с этим, владыка будет помнить о том, кто выполнил миссию, а кто потерпел поражение.
  
  Тихондрий достиг дворца уже через десять минут, что было невероятно быстро в сравнении с часом затраченным прежде, после чего направился непосредственно к покоям Азшары, ведь именно ей владыка поручил подготовить проход для себя. И к королеве у натрезима было несколько вопросов, которые он едва смог сдержать, увидев расслабленно сидевшую в своих покоях королеву.
  
  - Ты смог получить Душу? Прекрасно, - проговорила Азшара, завороженно глядя в переливающиеся волны энергии сокрытые внутри кристалла, - как прошел рейд? Случилось что-то непредвиденное?
  
  - Меня ждала засада по возвращению, и именно в том месте, с которого я отправлялся. А это значит, что нас кто-то предал!
  
  - У тебя есть предположения? - Азшара с интересом взглянула на натрезима, буквально пышущего ненавистью.
  
  - Ксавий! Он передал сообщение другим эльфам.
  
  - Почему ты подозреваешь именно его? - Азшара действительно была удивлена таким предположением.
  
  - Потому что он умело скрывал свои мысли от меня, и явно что-то замышлял. - Ответил Тихондрий. - И в точности знал в какое место мы прибудем. К тому же он имел возможность вывести из строя портал, чтобы уничтожить мое сопровождение и сбежать самому.
  
  - И где же он сейчас?
  
  - Либо присоединился к эльфам, либо инсценировал свою смерть, мне это неизвестно.
  
  - В таком случае твое предположение невозможно доказать, - подвела итог Азшара, - ты можешь проверить остальных эльфов?
  
  - Поверхностное наблюдение не выявило предателей, а на то, чтобы проверить досконально потребуется время. К тому же оно может привести к непоправимому нарушению разума, - с раздражением ответил натрезим. Чувствовалось, что заниматься подобным, когда виновник точно известен, ему не хотелось.
  
  - В таком случае оставим эту проблему, и просто усилим охрану дворца. До открытия портала для Саргераса осталось совсем немного времени, а после его прихода уже никто не сможет помешать нам.
  
  ...
  
  Возвращение не было триумфальным, зато вернулись все, хотя бы это могло радовать. Ремар в свою очередь итоги комментировать не стал, лишь приказал командирам ускорить темп движения. Прежние восемь дней его более не устраивали и требовалось оставшееся расстояние преодолеть за шесть. Вполне возможный срок, хотя он и приведет к усталости войск. Но в условиях, когда в мир Азерота могло явиться самое могущественное существо, медлить явно не следовало.
  
  В свою очередь меня, Майев и еще несколько жертв все же направили на переговоры. Уж слишком быстро состоялось наше возвращение, а итоги похода не позволяли отказаться от "почетной" миссии, воспринимаемой теперь как наказание.
  
  Перед отправлением мне только и осталось, что попросить прислать нескольких артефакторов, которым удалось передать знания о подсмотренной цепочке стабилизирующих магию рун. Учитывая последние события, подобные артефакты должны были пригодиться.
  
  Закончив с этим делом, и попросив представить к моему возвращению небольшой отрез хорошо держащей магию шкуры, я направился на миссию.
  
  Точка перемещения находилась всего в двухстах километрах от Зин Азшари и была походным лагерем Лесной армии, а вернее того, что от нее осталось. Я имел возможность сравнивать и потому мог быть уверен в том, что от прежней численности войска сохранилась едва ли половина. Со столь малыми силами находиться так близко от ставки врага? Определенно, наглости Кенариусу было не занимать. Хотя Миранна отправила бы предупреждение в случае угрозы для лесного воинства.
  
  Некоторым разнообразием в ландшафте стали громадные походные шатры, каких прежде мне видеть не доводилось. Но ответ на вопрос "кто обитает в них?" стал уже вскоре понятен, так как тауренов, громадных полубыков, мы встретили у самого входа в лагерь. Кем эти создания были для калдораев? Варварами, кочующими по степям или забредавшими в долины гор. Мы порой приобретали у них мясо и шкуры животных, но случалось это редко, гораздо чаще такие встречи оканчивались кровопролитием. Взаимное недоверие - вот то чувство, которые мы испытывали друг к другу и потому старались держаться обособленно. Удивительно, что Кенариусу удалось привлечь на свою сторону этих существ, и даже поселить их вместе с моими сородичами, однако это всего лишь было напоминанием о том, что полубог был хорошим дипломатом и в случае нужды сможет использовать это качество против своих врагов. Не стоило об этом забывать.
  
  Но если отбросить в сторону рассуждения о будущих разногласиях с нашими временными союзниками, то в боевом отношении таурены определенно могли пригодиться, особенно их громадные палицы - дубины, хотя магия духов, что владели их шаманы, вряд ли была способна принести хоть какую-то пользу*. В любом случае еще один союзник в грядущем сражении будет не лишним.
  
  Лагерь лесных встречал меня и моих товарищей настороженной тишиной. В ней не было больше откровенной враждебности, какая чувствовалась во время моих прошлых посещений и даже более того, я ощущал и немало благожелательных эмоций, исходивших в основном от жриц. Правда искренняя ненависть также присутствовала, что не могло не удивлять, ведь я не припоминал причин, которые бы могли ее вызвать. Разве что виной всему была пропаганда Кенариуса и остальных друидов? В настоящий момент это отношение вызывало во мне только легкое раздражение, однако также мне было и интересно, какие чувства я бы испытывал, если бы не искупался в Источнике? Уже бы начал бросаться на окружающих?
  
  Ожидание приглашения к переговорам не затянулось. Всего спустя десять минут нас пригласили внутрь шатра Кенариуса и, судя по тому, что там же находились не только сам Кенариус, но и Малфурион, Тиранд, а также по одному представителю от союзных рас и сразу два дракона - время потребовалось именно для того, чтобы собрать всех вместе. На мое очередное изменение внешности внимание обратили, однако никто, даже Малфурион, не стал обращаться с вопросами, возможно потому, что все понимали - существует множество иных, куда более важных проблем, нежели очередное изменение цвета глаз одного из присутствующих.
  
  Переговоры досталось вести не мне, а калдораю средней силы и в то же время большого самомнения. Его имя было Миларен и по той интонации, с какой представился этот эльф, всем окружающим следовало понять, что имя это должно быть известным и почитаемым. Однако, судя по отсутствию реакции, ни тем, ни иным оно не являлось. Интересно, зачем Ремар направил на переговоры этого типа? Среди его приближенных Миларен не числился. Возможно, это было издевкой в адрес второй стороны в переговорах? Или игра на контрастах, в которой я буду выглядеть разумным и предпочтительным послом, с которым можно легко договориться? Кто знает, этот вопрос мне Ремар не объяснял, лишь настаивал на моем вмешательстве в переговоры в случае явной нужды.
  
  Стоит сказать, что договаривающиеся стороны чувствовали друг к другу явную неприязнь. Открыто это не говорил никто, но в интонациях и эмоциях... Миларен Кенариуса презирал, судя по тому, что такое же презрение он испытывал в отношении всех разумных - не эльфов, даже к драконам, долго гадать о причинах не стоило. Чувства Кенариуса читать было почти невозможно, хотя презрение к собеседнику проскальзывало и у него.
  
  Богатством эмоций радовали и другие. Малфурион всю встречу прожигал меня взглядом, но я был слишком рад обретенному спокойствию, чтобы на это отвечать. За меня полыхала эмоциями Майев. Я, кажется, упоминал, что жрица злопамятна? Так вот, взгляд моей спутницы почти достиг стадии при котором обрел бы способность убивать - столько холодной ярости в нем полыхало. Не стоило, ох не стоило лесным устраивать тот допрос две недели тому назад. Полагаю, что если бы я предложил этой ночью вырезать всех представителей друидского племени в лагере - Майев бы согласилась, даже не раздумывая. А вполне возможно и вовсе первой бы внесла такую идею.
  
  Во всей этой атмосфере раздражения и злости выделялась Тиранд, что была искренне мне рада. Это было удивительно неуместно, на фоне общей напряженности, однако жрицу подобное не смущало. Такое поведение давало надежду на то, что рядом с Кенариусом зреет оппозиция, но насколько эти настроения серьезны? Это я мог бы узнать переговорив с Тиранд с глазу на глаз, но было сомнительно, что в такой обстановке кто-нибудь даст нам подобную возможность. Жаль, что я не обладаю способностью как натрезимы передавать свои мысли на расстоянии и никогда не смогу этому обучиться. Видимо придется искать другой способ поговорить.
  
  Меж тем, несмотря на обуревавшие их чувства, стороны понимали, что союз необходим и потому пусть тяжело, пусть медленно, но соглашение об общих действиях вырабатывалось. До того момента, как Миларен полностью изложил наш план.
  
  - Зачем нужен твой отряд для атаки на портал? - Вопросил Кенариус. - Почему нельзя нанести удар всей армией?
  
  Миларен на этот вопрос не ответил и многие смогли увидеть неуверенность, проскользнувшую в его мимике. Он попросту не знал. Видимо теперь моя очередь выступить?
  
  - Полагаю слово должен взять я, как тот, кто настоял на этом плане. - Дождавшись, когда внимание стало сосредоточено на мне, продолжил. - Атака на портал связана с тем, что демоны смогли заполучить артефакт под названием "Душа дракона", думаю Вы слышали о нем?
  
  С удивлением ощутил недоумение от очень многих из присутствующих. Так драконы не стали делиться своими тайнами?
  
  - Вы могли почувствовать действие этого артефакта в сражении при Нирне, когда он оказался в лапах Нелтариона.
  
  - Как "Душа" попала к демонам? - не сдержавшись, вскрикнула одна из драконов, что сейчас предстала в образе эльфийки с ярко красными волосами и двумя парами ветвистых рогов. Я не мог понять ее настроение, но самым близким чувством являлось ощущение потухшего огня, и даже этот порыв отдавал усталостью и тревогой.
  
  - Демоны нашли убежище Нелтариона и похитили артефакт, - спокойно ответил, в который раз проклиная свое зрение. Различать эмоции на лицах было почти невозможно.
  
  - А откуда об этом узнал ты, Иллидан? - наконец подал голос Малфурион. Долго он сдерживался.
  
  - От нашего шпиона. К сожалению, информация поступила слишком поздно и мы не смогли отобрать "Душу".
  
  - То есть Вы проиграли, - с удовлетворением подвел итог мой брат.
  
  - Мы не смогли победить и потому демоны сохранили артефакт. Как трогательно, Малфурион, видеть твою радость по этому поводу, - раздражение сдержать не удалось, но причины на то были.
  
  - Почему Вы не попросили нас о помощи? - воскликнул второй дракон, с синим отливом волос. Малигос? Наблюдатели докладывали о том, что в сражении он не участвовал, но сейчас присутствует здесь, в то время как еще два Аспекта удалились в неизвестном направлении.
  
  - Возможно потому, что на это не хватило времени? Мы были в месте прибытия демонов спустя полчаса после получения информации, но все равно не успели.
  
  - Это только твои слова, - Малигос не считал нужным отступить, - я же предложу, что Вы, калдораи, желали забрать артефакт себе!
  
  Своим предположением он определенно попал в цель, но разве следовало об этом ему сообщать? Полагаю что нет. И потому я решил сам перейти в атаку.
  
  - А может быть вы объясните нам, почему этот артефакт оказался у Нелтариона? Кто доверил ему подобную мощь? Думаю всем из здесь присутствующих будет интересно услышать ответ на этот вопрос.
  
  Как подтверждение моих слов шум в палатке утих, а все взоры оказались устремлены на синего дракона. Разве мог он в таких условиях промолчать?
  
  - Нелтарион похитил этот артефакт заперев меня в ловушке. Из-за чего Аспекты не знали о произошедшем пока не стало слишком поздно, - ответил Малигос спокойным, слишком спокойным чтобы поверить голосом. - Я лишь недавно смог выбраться из западни и сразу присоединился к своей стае.
  
  Услышанное пришлось по вкусу немногим и особенно были недовольны те, кто побывал в хаосе, устроенном Нелтарионом, однако прежде чем положение перешло в критическое в разраставшуюся ссору вмешался звонкий, уверенный голос.
  
  - Разве сейчас время искать виновных в случившемся и выяснять, какие планы у каждого из нас были на "Душу дракона"? - Тиранд даже сделала шаг вперед, желая привлечь к себе внимание. - Артефакт у демонов и я желаю знать, что они намерены с ним сделать?
  
  - Благодарю, Тиранд, - я действительно был благодарен девушке, избавившей нас от бесполезных споров, - демоны намерены использовать "Душу" для укрепления портала и открытия прохода для Саргераса.
  
  - Кто он? - этот вопрос был задан тауреном, вполне сносно говорившем на дарнакском.*
  
  - Полагаю, достаточно знать, что Саргераса мы уничтожить не сможем, а значит, если армия пойдет на приступ Зин Азшари - демоны, готовы они будут или нет, попробуют открыть портал и нам необходимо будет его разрушить, если они сумеют это сделать.
  
  - У нас есть артефакт, что позволит уничтожить портал, - отозвалась Алекстраза, а внутри меня все заледенело.
  
  - Думаю, что и сам справлюсь, без Вашей помощи! - Ответил более резко, чем собирался. - Один портал я уже разрушил.
  
  - Безусловно, однако, страховка нам не повредит, - примиряющее ответила дракон, на что осталось лишь кивнуть. Не рассказывать же присутствовавшим о своих знаниях, не подкрепленных никакими фактами?
  
  Жаль, но в тот момент мне даже не пришло в голову, что это решение было ошибкой. А потому тема артефакта оказалась забыта и разногласия на время отодвинуты в сторону, на короткий миг сделав почти невозможное - создав союз между столь разными существами.
  
  * Исключительное мнение Иллидана
  ** т.е. эльфийский
  
  Глава 7.
  
  Магический полигон в глубине дворца Зин Азшари. 51 день с прихода демонов в Азерот (спустя девять дней, после битвы в низинах Нирна)
  
  Гулкая тишина царила в громадном зале в форме полусферы, в котором не было ни единого предмета, ни одной живой души, за исключением стоявшей в центре помещения королевы, что раз за разом, ни на секунду не прерываясь, накладывала заклинания на установленный на постамент кристалл. Артефакт отвечал на действия мага разными диапазонами света, то вспыхивавшего необычайно ярко, то угасавшего.
  
  Со стороны не ясно было, есть ли положительный эффект от действий королевы, даже ее лицо часами не изменяло сосредоточенного выражения. Однако в один момент свечение "Души" приобрело большую частоту и яркость, и именно тогда дверь в полигон распахнулась.
  
  В проеме стоял Архимонд, обозревая помещение злым взглядом. Именно злым, демон держал себя в руках, просто события последних дней значительно испортили его настроение. К тому же он так и не излечил свою руку, хотя процесс восстановления продвигался успешно, и она уже отросла до локтя. Впрочем не это было его главной проблемой. Сейчас перед демоном стояла задача сохранить свое место при Саргерасе, а сделать это было не просто. Целый ряд поражений привел к явной опале со стороны повелителя, а факт того, что армия, которой он будет руководить, значительно слабее противника и вовсе ставил Архимонда на грань. Грань, пересечя которую он уже не сможет вернуться, ведь там его будет ждать смерть, свержения до уровня тупой силы, по типу погибшего Маннорота, а может быть что-то иное, но не менее страшное. И более всего архидемона в этой ситуации злило положение Азшары, исполнявшей лучшее из доступных заданий повелителя, которое должно было принести ей место подле Саргераса, его место.
  
  - Армия азеротцев будет здесь через двое суток, ты сделала хоть что-то? - проревел Архимонд с порога.
  
  - Я разобралась в устройстве "Души" и, если мне не будут мешать, смогу встроить кристалл в портал. Тебе бы следовало заняться делом, Архимонд, распорядись, чтобы начали установку портальных камней, раз уж пришел.
  
  - Я тебе не слуга, чтобы выполнять приказы.
  
  - Пока не слуга, - едва ли не пропела Азшара, - и кто еще кроме тебя сможет выполнить это задание? Я не смогу справиться без твоей помощи.
  
  Глаза Архимонда вспыхнули бешенством, между пальцев заплясала неоформленная энергия.
  
  - Ты уверен, что хочешь этого? - Все также ласково спросила королева. - Я ведь сейчас исполняю волю Саргераса...
  
  Почти минуту Архимонд стоял, уперев взор в Азшару, но затем развернулся и вышел, громко хлопнул дверью.
  
  - И это правая рука повелителя? Посмешище, - пробормотала королева, после чего вернулась к работе. Чтобы успеть вовремя ей придется работать без перерыва, но награда будет стоить затраченных усилий.
  
  ...
  
  В нескольких километрах от окраин Зин Азшари. 53 день с прихода демонов в Азерот (спустя одиннадцать дней, после битвы в низинах Нирна)
  
  Шесть суток ускоренного марша - именно такой приказ отдал Дат`Ремар и до сих пор спрашивал себя не сделал ли он ошибку, столь спеша и буквально вынимая душу из подчиненных? Не приведет ли это к потерям и даже поражению? Впрочем, все эти мысли являлись сущей глупостью, ведь изменить совершенное было невозможно - армия уже достигла намеченной цели, стен Зин Азшари. Сколько значений, преданий, истории и культуры его народа были связаны с этим городом и располагавшимся рядом ним Источником Вечности - сложно было передать. Порой столичные жители и сам Ремар вовсе забывали о существовании мира за стенами города. Столица и Источник подле нее были центром мира, сердцем Азерота, колыбелью калдораев и главной загадкой для эльфов. А еще именно здесь был открыт портал для вторжения Пылающего Легиона, а потому разве стоило удивляться тому, что именно в этом месте произойдет сражение, что решит судьбу этого мира?
  
  Груз ответственности лежавший на плечах командующего, тяжело пригибал его к земле, а ведь помимо всего прочего было еще и беспокойство о дочери, находившейся сейчас в самом опасном месте Азерота. А ведь она могла бы уже покинуть столицу и присоединиться к армии в качестве простой целительницы, в последнем послании он именно это ей и приказал, однако Миранна его ослушалась, посчитав, что на своем посту сможет принести больше пользы для калдораев. Разумно посчитав, однако легче от этого не становилось.
  
  Чтобы не думать об этом Ремар раз за разом с помощью заклинания осматривать окружавшую войска местность. И это хорошо помогало ему справиться с тревогой, ведь окружающий пейзаж, тронутый скверной, прекрасно разжигал гнев, изгоняя лишние мысли из головы. Ведь куда бы не был устремлен взгляд - всюду виделись следы пребывания демонов. Пожухлая, почти почерневшая земля, поваленные стволы деревьев, хмурое небо над головой, через которое невозможно было рассмотреть звезды, а еще остовы разрушенных зданий впереди, мертвые, закопченные. Это место покинула жизнь и лишь демоны могли здесь находиться, демоны, и те, кто был их ничуть не лучше.
  
  Сменив угол обзора заклинания Ремар оглядел вверенную ему армию, хотя говорить так и было не совсем верно. Ведь она состояла из двух частей, не имевших равного значения, и он командовал только одной из них. Увы, но договориться с союзниками о едином командовании не удалось. Воины Лесного союза располагались на правом фланге, выделив из своих рядов жриц, под командованием Шандрис, заместительницы Тиранд, абсолютно преданной своему командиру. И они намеревались прислушиваться к приказам Ремара только тогда, когда посчитают их разумными, что грозило катастрофой в случае малейшей неудачи. Однако отнюдь не все жрицы Элуны шли за Тиранд. Более трети стояли позади правого фланга под предводительством Майев и надо отметить, что даже сам Ремар не заметил, когда спутница Иллидана смогла занять эту командную высоту. Можно было лишь предположить, что этому способствовало положение рядом с "избранным" чей авторитет рос ночь за ночью взлетев на головокружительную высоту после купания в Источнике Вечности.
  
  В который раз Ремар задался вопросом, как возможно совместить фанатичную веру и здоровый прагматизм? Ведь Майев действительно верила в то, что Иллидан - избранник Элуны и использовала этот выдуманный и распространенный ей же статус на пользу себе. Удивительная женщина и опасная. Нужно постараться поддерживать с ней хорошие отношения или как минимум не превратиться во врага.
  
  Оглядев окрестности и отметив первые шевеления в разрушенном городе, Ремар вернулся к мыслям о составе войска. Центр и левый фланг составляли калдораи и дворфы. Их число удалось довести до сорока пяти тысяч, из которых тридцать пять составляли эльфы и десять - корпус бородачей. Были в истории Королевства и большие армии, но в условиях раскола страны на части следовало гордиться уже этим. К тому же Ремар видел в глазах солдат готовность драться до последнего, особенно, когда те увидели руины разрушенного города. Эти не отступят, не дрогнут. К тому же в них виден стержень, ведь костяк этой части армии составляю регулярные войска, к тому же уже сражавшиеся с Легионом.
  
  Левый фланг, Лесная армия, составляла менее двадцати пяти тысяч воинов, точного числа Ремару не сообщили. Оставалось лишь надеяться, что потрепанное под Нирном войско выдержит натиск Легиона и не станет действовать вопреки общему замыслу. В боевом отношении полубоги, беорны, таурены, древни, друиды - все они были достаточно сильны, чтобы сдержать натиск врага, жаль, о дисциплине и строе даже не подозревали. К тому же Ремар определил им место на левом фланге в расчете на то, что шанс удара с той стороны был меньшим, хоть это были лишь ожидания, не подкрепленные уверенностью.
  
  Стоило сказать еще и о небе, где парили синие и красные драконы, а еще почти тысяча грифонов с всадниками. Часть этой силы надлежало направить к Источнику, когда будет получено послание от Иллидана.
  
  В очередной раз Дат`Ремар задался вопросом о том, верно ли было создавать союз с Лесной армией учитывая возможное уничтожение ими Источника, но вынужден был признать, что из двух зол выбрать стоило меньшее. Да, Лесная армия, да еще и отказавшаяся подчиняться его командованию, была явной угрозой. Однако если бы эта армия не сражалась сейчас плечом к плечу с его воинами, а находилась бы невдалеке, наблюдая за ходом сражения, причин для тревоги стало бы на порядок больше. А еще Ремар не мог помешать им участвовать в сражении, его бы попросту не поняли, а значит, следовало руководствоваться древним принципом: "держи друзей близко к себе, а врагов еще ближе". Просто следует быть готовым к неожиданностям с их стороны и надеяться на то, что Иллидан справиться со своей задачей. К тому же перед собой не стоило юлить. Впрочем не стоило юлить хотя бы перед собой - он знал, как использовать возможную катастрофу к своей пользе и совершенно не боялся такого исхода, возможно даже ждал его.
  
  Последние лучи солнца погасли и это означало, что калдораям впервые в этой войне предстояло сражаться в благоприятное для них время суток, используя факт того, что демоны перешли к обороне. К слову, враг не спешил покидать развалины Зин Азшари. Через заклинание возможно было разглядеть некоторых особей, но ни о каком накоплении сил для атаки говорить не приходилось. Очевидно, демоны посчитали необходимым пересидеть в обороне до прибытия Саргераса. Хорошая идея, но так как она была предсказуемой, Ремар был к ней готов, что подтвердил предвкушающей улыбкой.
  
  Армия азеротцев наступала с юго-запада на городской квартал напрямую к Источнику. Альтернативой было обойти город с юга и выйти непосредственно к Источнику Вечности, миновав тесные улицы города, но у Ремара были причины не идти по такому пути. Одной из них было то, что демоны уже давно превратили, намеренно или нет, леса вокруг Зин Азшари в труднопроходимые дебри. Множество поваленных деревьев-исполинов надежно перекрывало путь разумным, и даже эльфы бы не рискнули наступать по такой местности. Обходить же город по широкому кругу означало потерять время значительно большее, чем они могли себе позволить. К тому же не следовало забывать об осадной технике, имевшейся в распоряжении армии. Быстро пробить путь для катапульт и требушетов в раскинувшемся буреломе было практически невозможно, разве что силы друидов могли с этим справиться, однако использовать их для такой работы было бы не рационально, к тому же не стоило исключать возможность засад со стороны противника. А потому лучше атаковать с юго-запада, использовав всю мощь дворфской и эльфийской артиллерии, тем более, что демоны на этом направлении любезно не стали восстанавливать разрушенную ими же стену. Вернее почти не восстановили, следы работы последних ночей все же виднелись. Восхитительная беспечность, отчасти даже подозрительная, но вполне понятная, если вспомнить, что Легиону всегда сопутствовал успех в завоевании миров.
  
  Местность, по которой продвигалось войско, была достаточно ровной, без перепада высот, лес располагался на юге и севере от проложенного пути, но не подступал слишком близко к объединенной армии. Азеротцам предстояло преодолеть еще два километра открытого пространства, после чего вступить на улицы Зин Азшари, но этому препятствовали не только затаившиеся демоны, но и одна из башен, в настоящий момент защищавшая столицу от своих создателей. Было неизвестно, восстановили ли ее демоны, однако разрушение этого объекта являлось приоритетной целью для осадных орудий и останавливало их от немедленной атаки только слишком большое расстояние до цели. Однако оказалось, что оно не было таким для противника. В один момент со стороны врага полетел сноп множества заклинаний, окрашенных всеми оттенками зеленого, и в тот же миг городская башня ожила. Так и началась битва за Источник Вчесности.
  
  Над головой вспышками растеклись зеленые огни, словно брызги краски на стекле. Красивое зрелище, если не знать его опасности, ведь так выглядели заклинания, встретившие защитные чары. А следом яркой полосой ударил луч и прошил защиту, изжарив сразу нескольких эльфов, оказавшихся на его пути даже несмотря на то, что он оказался ослаблен. Ничего удивительного в этом не было ведь башня, произведшая этот выстрел, являлась настоящим шедевром эльфийских артефакторов, обернувшимся сейчас против своих создателей и оставалось радоваться тому, что враг не удосужился починить остальные защитные сооружения, а скорость выстрелов оказалась низкой, даже ниже установленной нормы - следующий залп произошел лишь спустя минуту.
  
  Полтора километра до позиции врага. Демоны по-прежнему огрызались лишь сгустками скверны, почти не наносившей вреда и ударами орудия башни. Никакого признака приближавшейся атаки не видно. Ремар отдал приказ остановиться, и, вместе с этим, к боевой готовности стали приводить осадную артиллерию. Особая надежда возлагалась на устройства дворфов, изделия эльфов им значительно уступали, но и они на таком расстоянии смогут достать до цели благодаря усилению рунами.
  
  Ремар стиснул зубы, глядя на очередной взрыв посреди войска, но никак не показал своих эмоций подчиненным. Нужно подождать еще три минуты до приведения в боевую готовность баллист. Гнетущее напряжение для Ремара внезапно отразилось ярким блеском и выкрикнул: "Щиты!", сам подав пример подчиненным, а в следующий миг со стороны башни ударил новый луч. Заряд был невероятно силен, командующему даже показалось, что демоны произвели свою модернизацию, но атаку удалось выдержать. Однако расслабляться он не стал и лишь усилил щиты, а еще минуту спустя залп повторился. Видимо демоны нащупали место расположения командования и теперь стремились уничтожить его.
  
  "Ничего, твари, стреляйте по мне - злорадно подумал Ремар, принимая на щит новый залп башни - тратьте без пользы время и силы". Башня успела выстрелить по командующему и его приближенным еще один раз, прежде чем катапульты ударили в цель. И первый же залп оказался удачным - сразу три снаряда попали в башню, серьезно повредив ее, даже не присматриваясь, командующий смог увидеть это. Три из тридцати пяти - это могло показаться слабым результатом, но на таком расстоянии, да по не пристрелянной цели... К тому же промахи в большинстве своем ударили по городу, разрушая в щебень уцелевшие ранее дома и уничтожая демонов. Остатки стены перед башней и вовсе прекратили свое существование.
  
  "Интересно, что дворфы используют в качестве взрывчатого вещества?" - пронеслось в голове Ремара. Магии в снарядах почти не чувствовалось, но взрывались пущенные снаряды не в пример лучше эльфийских. Вопрос был праздным, а потому оказался отброшен в сторону.
  
  Выстрелить еще раз башня не успела. Причиной тому стало ее повреждение, а может паника среди ее обслуги - этого Ремар не знал, но атака задержалась, и предоставленное время дворфы не применули использовать сделав еще один залп, окончательно разбивая бывшую гордость Зин Азшари на куски. Ремар понадеялся, что ее осколки подарят демонам множество приятных мгновений.
  
  Меж тем и орудия калдораев открыли огонь. Эльфийские расчеты не пытался стрелять прицельно, на таком расстоянии это было для их орудий невозможно, лишь выбирали максимальную дальность, предполагая, что мимо такой цели, как город не промахнутся. Результативность атак оценить было сложно, но Ремар не намеревался наступать до тех пор, пока в окраинах сохранятся места, где возможно было скрыться неприятелю. Боеприпасов заготовлено много и демоны смогут это оценить. Да, он помнил о возможном открытии портала, но на случай такого развития событий уже был готов отряд под руководством Тиранд. Именно Тиранд, остальные кандидатуры оказались неприемлемыми для договаривающихся сторон. И пока угрозы не было, Ремар намеревался двигаться постепенно, не считая возможным подвергать риску свои войска и саму победу в этой войне.
  
  Спустя полчаса бомбардировки атаки со стороны демонов почти прекратились, а предместье Зин Азшари оказались полностью разрушено. Оценив результат, Ремар подал приказ о продвижении вперед на один километр. Разум услужливо подсказал, что, так как армия наступала с юго-запада, им потребуется преодолеть еще десять километров для того, чтобы подобраться к Источнику. Столь мощную артиллерийскую подготовку на все время наступления они позволить себе не смогут, но то - проблемы будущего, а Ремар отчего-то не сомневался, что постоянно использовать такую тактику все равно не сможет.
  
  Очень хотелось преодолеть это расстояние одним рывком, но нельзя - демоны не тот враг, которого можно недооценивать. А в условиях руин, когда невозможно будет сохранить порядок, и вовсе смертельно опасный. И потому оставалось идти размеренно, в постоянной готовности к неприятным сюрпризам.
  
  Новый залп из осадных орудий накрыл следующую область более одного километра длинной и Ремар отчетливо увидел нескольких разорванных в клочья тварей, ставших жертвами этой атаки. А еще окрестности Зин Азшари в районе южных предместий озарились вспышкой. За секунду до этого в том районе взорвался снаряд из эльфийской баллисты, неведомым для расчета образом почти промахнувшийся по городу. И как бы забавной ни была эта ситуация, в следующий миг Ремара окатил холодный пот, ведь менее чем в километре от объединенной армии, там, где были лишь развалины, оказалась спрятана армия демонов.
  
  Бывший опальный аристократ умел быстро принимать решения, вот и сейчас его разум мгновенно отдал приказ к действию.
  
  - Всем магам огонь по квадрату пять! Друиды, перекройте демонам путь к нам!
  
   Между тем Легион решил использовать все ранее затаенные силы для атаки поняв, что засада оказалась раскрыта раньше времени. Первым слово взял некий маг или группа магов. Творящий заклинание прятался в глубине города, и потому рассмотреть его было невозможно. Зато результат творимых чар оказался отлично виден. Яркое пламя взметнулось вверх, а затем под углом устремилась к цели, все более набирая скорость.
  
  Ответ калдораев был незамедлительным - собственный магический сгусток пошел на перехват и ударил в ярко-зеленое пламя. Сбить или уничтожить заклинание врага не удалось, не хватило времени на создание чего-то действительно мощного, однако демонический огонь изменил траекторию и рухнул около передних позиций дворфов. Несколько бородачей оказались охвачены пламенем, однако это стало малой ценой в сравнении с размером едва остановленной опасности.
  
  В то же самое время из разрушенных бомбардировкой развалин потянулись выжившие демоны. Очевидно, что они не ожидали столь мощного обстрела и потому их продвижение было замедлено, да и сами они оказались изрядно потрепаны. Несмотря на хорошие укрытия, а иначе бы под бомбардировкой никому не удалось выжить, раненых и убитых тварей оказалось очень много, а те, кто выжил, вынуждены были отбрасывать в сторону обломки, тратя на это драгоценно в такой ситуации время. Еще более замедлило созданий Пылающего Легиона то самое небесное пламя, что упав рядом с дворфами в то же время и перекрыло прямой путь для демонов, заставив их сталкиваться друг с другом в стремлении обойти огонь.
  
  Но и это не являлось завершением предпринятых противником действий. На открытое пространство выбежали орды низших созданий - та самая группа, что была обнаружена удачно пущенным снарядом, и бросились в атаку на правый фланг. Завершали общую картину гроздья проклятий, вновь ставшие бить из руин.
  
  Ремара эти два отряда нисколько не взволновали. Он отчетливо видел, что с обнаруженной опасностью вполне возможно справиться не понеся значительных потерь, и потому обратился к поисковым заклинаниям, выискивая иную, еще не видимую им угрозу, оставив управление армией на своих заместителях. Почему командующий был столь уверен в существовании этой угрозы? Возможно потому, что в ином случае победа над врагом оказалась бы слишком легкой, а Ремар не намерен был недооценивать своего врага.
  
  В этот момент свое слово сказали осадные орудия дворфов и эльфов ударившие по проснувшимся руинам, заставив вражеских магов забыть о нападении, озаботившись собственной защитой. Которая, к слову, по искусности уступала эльфийской, что возможно было связана с привычкой демонов вести агрессивную, наступательную войну. Из-за чего противнику удалось остановить только часть снарядов, а остальные взорвались, кроша здания и тела демонов. В то время маги, жрицы, лучники и друиды атаковали рвавшуюся вперед толпу демонов из засадного отряда, обрушив на них всю мощь дарованных им сил. Остановить не смогли, слишком малое расстояние разделяло две армии, однако от их атак в рядах противника появились настоящие просеки из мертвых тел.
  
  Оставшиеся демоны сумели добраться до первых рядов армии прорубившись через заросли, созданные друидами, но на этом наступательный потенциал противника оказался исчерпан, а когда их встретили молоты и мечи гномов орда тварей и вовсе остановилась не в силах двигаться дальше. Однако к этому моменту у армии азеротцев обнаружились и иные проблемы.
  
  Уже спустя десять секунд, после переданного Дат`Ремаром приказа, от объединенной армии в стороны разлетелись потоки ветра, которые мгновенно смогли показать спрятанных под иллюзией демоном, двигавшихся со стороны северного леса. Обнаруженные враги мгновенно отбросили маскировку, и бросились вперед, спеша преодолеть оставшееся расстояние, а Ремар вынужден был выделять силы для защиты еще и от этой угрозы.
  
  - Перенести удар магов на север, квадрат три!
  
  Обнаруженный враг только начал набирать скорость для удара, когда на него обрушилась мощь магии калдораев, а дорогу преградила сила природы. Изначально демоны планировали атаковать тыл своих противников, но обнаруженные прежде намеченного времени, они оказались напротив фланга Лесной армии и именно в отношении его пошли в атаку. Их встретили жрицы Элуны, но спрятавшихся в засаде тварей были тысячи, более десяти тысяч, если быть точным. А потому служительницы Богини смогли лишь задержать тварей, чего оказалось вполне достаточно, ведь при всей опасности нападения сил демонов оказалось не так и много.
  
  С высоты полета союзная армия оказалась окружена с трех сторон, но силы, что обратились против нее оказались меньшими, чем те, что были у азеротцев. Ситуация могла показаться критической, но лишь если смотреть невнимательно.
  
  Дат`Ремара в рассеянности никто не мог упрекнуть и потому он ожидал настоящую угрозу. Ведь все эти толпы низших оказались достаточно легко остановлены заградительным огнем драконов и магов или несокрушимой стеной дворфов. Настоящая атака должна была последовать в этот самый момент, пока еще не иссяк порыв сражаться у демонов, пока маги и друиды заняты сдерживанием толпы низших.
  
  - Проверить воздух! - отдал приказ Ремар и сам запустил плетение вверх.
  
  Однако не ему одному пришла в голову эта мысль. Эльф еще не успел озвучить свой приказ, как от большого красного дракона, Алекстразы, вверх ударило заклинание, яркой огненной кометой вознесшееся в небеса. Командующий вглядывался в полет этой кометы и постепенно сверялся с мыслью о том, что угрозу следовало ждать с другой стороны, но, когда заклинание почти достигло высшей точки, оно, наконец, взорвалось волной энергии, мгновенно сбросив скрывающие чары с неба. И Ремар в тот же момент увидел сотни инферналов, со все большей скоростью падавших вниз.
  
  - Небо! Всем кто свободен, отбросьте их в стороны! - Крикнул Ремар, сам подавая пример.
  
  Инферналы были демонами имевшими иммунитет к магии, хотя вернее будет сказать высокую сопротивляемость. Помимо прочего они могли похвастаться и хорошей физической защитой. Насчет последнего достаточно было сказать, что выглядевшие как объятые зеленым пламенем камни легко переживали падение с громадной высоты. Уничтожать их в воздухе было попросту нерационально - слишком много потребовалось бы сил, и потому Ремар собрал всю мощь чар в простом порыве ветра, которым и ударил в ближайший к земле десяток камней.
  
  Траектория инферналов изменилась и командующему оставалось лишь злорадно усмехнуться - всех тех демонов, что напирали на ряды азеротцев, в ближайшее время ждал подарок с неба и вряд ли они будут ему рады. Остальные маги и даже друиды также знали, что делать и вовремя обнаруженные демоны избороздили кратерами поле вокруг союзной армии, своим появлением уничтожив тысячи собратьев. Хотя надо отдать должное, самыми эффективными в отражении этой атаке, показали себя драконы, что магией разбрасывали десятки инферналов, оставляя калдораям разбираться лишь с немногими ускользнувшими.
  
  Таким образом удар, что предназначен был сокрушить объединенную армию, стал роковым для самих демонов. Ко всему прочему, некоторые из инферналов, едва очнувшись от приземления, бросились крушить всех, кто был рядом, то есть своих же товарищей, отчего атака Легиона окончательно захлебнулась.
  
  Заключительным аккордом стал удар, нанесенный драконами, который многие демоны выдержать не смогли и бросились в бегство. Удивительно, но даже у подобных тварей порой срабатывал страх за свою жизнь. Требовалось развить успех и отдать приказ о преследовании бежавшего врага, однако сделать это Ремар не успел, так как его нагрудный карман потеплел, и это могло означать лишь одно - портал для Саргераса готов был открыться.
  
  ...
  
  Эта ночь была как никогда тревожна. Мир словно застыл в ожидании, готовился принять свою судьбу или наоборот, разминуться с ней? А может не сам мир, а я оказался на распутье, перед тяжелым выбором - позволить уничтожить Источник или помешать этому. Решение уже принято, но все же...
  
  Пожалуй стоит отбросить эти мысли из головы и заняться насущными проблемами. Если обобщить их - в будущем сражении мне необходимо не просто закрыть портал, но и остановить Малфуриона от уничтожения Источника. В воспоминаниях совершенно четко было видно, что именно он был причиной катаклизма, с помощью артефакта вызвав необратимую реакцию. Был ли этот артефакт у Малфуриона сейчас? Я ведь изменил историю, может быть изменилось и это событие? А если нет, то не стоит ли забрать устройство способное вызвать величайший катаклизм в истории Азерота?
  
  Хотя подобные мысли вызваны лишь раздражением. Невозможно так поступить. Малфурион не просто мой брат, он - предводитель друидов и любая ссора с ним может вызвать раскол за несколько минут до решающей схватки. Полагаю, такой исход изрядно порадует демонов. Однако это означает, что нужно терпеливо ждать и действовать, когда наступит подходящий момент. При этом, не упустив его. Или стоит просто поговорить? Странно, но эта простая мысль только сейчас пришла мне в голову, однако желания исполнить ее все равно не возникло. Возможно потому, что мы с братом за последние месяцы стали не просто чужими друг другу эльфами, мы стали почти врагами? Более всего хотелось как следует разбить его лицо, стереть ту презрительную усмешку, что представлялась мне всякий раз, когда мы разговаривали. Заставить его ответить на один простой вопрос - за что он так относится ко мне?!
  
  Отличное настроение для задушевной беседы, ничего не скажешь. Я постарался успокоиться, для чего прекрасно подходило наблюдение за противником, тем более, что именно это было сейчас моей задачей. В настоящий момент наш отряд, состоящий из трех сотен отборных воинов, затаился рядом с Источником, на расстоянии пяти сотен метров. Это было действительно близко, учитывая то, что демоны в этот раз озаботились своей безопасностью и установили настоящую сеть ловушек, разрядить которые без моего участия почти наверняка бы не удалось. Все же магическое зрение, вместе со знаниями о демонических рунах и их применении, дает очень большие возможности.
  
  Однако ближе чем на пятьсот метров подойти было невозможно. Просто не существовало укрытий, а сами демоны высматривали любую угрозу благополучию будущего ритуала. Со своего места я мог увидеть вспышки магии, напитывавшей руны, суету демонов и приближенных Азшары, мощную ауру, которая должна была принадлежать самой королеве и также ауру еще одного знакомого - Тихондрия. Эти двое были сильнее меня, а значит и превосходили остальных членов отряда, что не внушало оптимизма. А между тем их сопровождали несколько десятков, скорее даже сотен демонов и эльфов, что еще больше ставило под сомнение успех атаки. Конечно, по плану Ремара в нужный момент нам будет отправлено воздушное прикрытие, однако планы часто рушатся из-за мелких деталей, недавно я мог в этом убедиться.
  
  Моей задачей было разметить местность на предмет ловушек, оценить силы врага, разработать предложения об атаке, после чего доложить о результатах Тиранд. Увы, озарения в голову не приходили. Какая может быть хитрая атака, если от нас до противника на расстоянии полукилометра голая, лишенная даже кустов местность? Я мог повторить трюк с заплывом через Источник, однако и эта идея не выдерживала критики. Просто потому, что оказаться в одиночку против пару сотен сильных магов даже на секунду - верная смерть. А значит - надо идти в составе всего отряда.
  
  Также раздражало решение ударить в момент начала ритуала. Медлить совершенно не хотелось, пусть я и понимал, что причины на это были. Достаточно сказать, что если демоны смогут выделить часть армии на наше уничтожение - это обернется неминуемым поражением, а значит до того, как Ремар свяжет основные силы Легиона боем, атаковать было нельзя, но как же медленно тянулись мгновения! Стоило признать, терпение за все эти годы так и не стало моей добродетелью.
  
  Взгляд очередной раз прошел по рядам врагов и споткнулся на одной из фигур, Миранна! Я узнал ее, в этом не было сомнений! Беспокойство и радость соединились вместе. С одной стороны я был рад тому, что знаю, где она, с другой - еще больше обрадовался бы, если б девушка присоединилась к Ремару. Все же будущая схватка обещала быть жаркой, а для Миранны вдвойне опасной, ведь ее могли убить как враги, так и союзники. При мысли об этом я покинул позицию и неторопливо, скрываясь среди чахлой растительности, направился к командованию.
  
  - Иллидан! Узнал еще что-то? - Тиранд была как всегда приветлива, что еще больше злило Малфуриона. Я почти физически чувствовал волны недовольства, которые старался игнорировать. У меня не получалось, стоило это признать честно.
  
  - Новых ловушек не выявил, обстановка за время моего наблюдения не изменилась, - сердце отчего-то колотилось как бешеное, так что я продолжил после заминки, - однако среди приближенных Азшары была замечена наш шпион. Она рисковала жизнью, добывая необходимые сведенья и нельзя допустить, чтобы ее убили свои же собратья! - спокойствие окончательно дало трещину и очень хорошо, что никто не стал задавать вопросов о причинах такого поведения.
  
  - Как нам ее узнать? - Тиранд восприняла информацию очень серьезно, за что я был ей благодарен.
  
  - Она находится с краю, на дальней от нас стороне, видимо намеренно оказавшись в месте, где малая вероятность атаки. В бою будет применять энергетический хлыст. Больше я ничего не знаю.
  
  - Я сообщу об этом жрицам, Малфурион, ты передашь друидам?
  
  К моему удивлению брат не стал спорить и послушно отправился оповещать подчиненных. Я же в свою очередь передал информацию своему заместителю, после чего стал ждать. Чего? Правильней спросить кого, ведь Малфурион должен был вернуться, и именно сейчас самое подходящее время для того, чтобы поговорить.
  
  - Что ты хочешь? - едва завидев мою фигуру брат сделал правильные выводы и отреагировал столь же привычно. Раздражение вспыхнуло с новой силой, но я его подавил.
  
  - Как ты намерен закрыть портал? - наверное стоило подойти к этому вопросу издалека, но сейчас у меня не было ни малейшего желания разговаривать долго.
  
  - Тебя это не касается! - отрезал брат и попытался пройти мимо.
  
  - Касается, - я схватил Малфуриона за руку, удержав на месте, и тихо прорычал в лицо, - если твои действия навредят нашему народу...
  
  - Это ты и подобные тебе несут угрозу! Из-за Вас в Азерот пришли эти твари, а потому заткнись и перестань бросаться абсурдными обвинениями.
  
  Малфурион вырвал руку и направился прочь, раздраженный и злой, оставив меня со своими мыслями. Хорошо ведь поговорили, не правда ли? Если и удалось чего-то добиться, то лишь большей уверенности брата в правильности своих действий. Может быть стоило правильней подбирать слова? Да пошел он к демонам на корм, идиот!
  
  У тех, кто видел этот разговор была отличная возможность убедиться, что при всех различиях, двое близнецов были во многом похожи, по крайней мере оба они после разговора испытывали одни и те же чувства - досаду, злость, боль по ушедшему, а еще желание кого-нибудь убить!
  
  Я вернул себе спокойствие лишь спустя некоторое время. Злость колотилась во мне так, что хотелось рвать и метать, а при условии необходимости таиться от демонов, о чем едва не забыл во время ругани с братом, это вылилось в долгое и молчаливое рассматривание приготовлений к ритуалу. Впрочем, уже вскоре тишина, нас окружавшая, сменилась шумом битвы. Взрыв заклинаний, вопли раненых и скрежет железа пусть и происходили на другом краю города, но долетали даже до нас, что прекрасно говорило о масштабе сражения.
  
  Начало битвы задело и тех, кто собрался у Источника. Большая суета и использование магии ясно ощущалось, а это в свою очередь приближало открытие портала.
  
  - Нам необходимо нападать! - прошептал я, пусть и хотелось кричать.
  
  - Сейчас еще рано, битва лишь началась, - ответила Тиранд, тревожно глядя на Малфриона, его едва ли не колотило от моего присутствия.
  
  - Нам не следует тянуть до открытия портала! Если задержимся - наша атака ни к чему не приведет.
  
  - Малфурион говорит, что в самом крайнем случае сможет закрыть портал, ты и сам упоминал, что также обладаешь такой возможностью, а потому мы не должны рисковать, Ремар еще не подал сигнал об участии всех сил демонов в сражении. Мы не можем идти в такой ситуации на риск. - Тиранд говорила мягко и увещевательно, стараясь успокоить и придать уверенности, жаль, что ей это не удавалось, ведь о настоящей причине беспокойства рассказать я не мог.
  
  Так и оказалось, что минута за минутой проходили, во мне все больше закипало раздражение, но отряд не двигался с места. Я молчал, не пытаясь больше переубедить товарищей и угрюмо вглядываясь вдаль. Молчал, когда к шуму взрывов и далекие крики стали громче, молчал, когда пламя, извергаемое драконами, стало видно даже нам. Однако одно событие прервало тишину. И этим событием стали ровно засветившиеся руны на месте создания портала.
  
  - Тиранд, они готовы активировать портал, и пусть мы уверены в том, что сможем его закрыть, разве стоит идти на такой риск?
  
  Девушка задумалась, глядя на всполохи магии в отдалении, но повисшая тишина длилась не долго, так как в разговор вступил Малфурион.
  
  - Мы должны придерживаться плана, - припечатал друид, - нападать сейчас слишком опасно, таким образом, ставится под угрозу судьба мира. И мне интересно, в чем причина такой поспешности? Может быть у Иллидана есть мотивы о которых мы не знаем?
  
  Я готов был взорваться здесь и сейчас, но зарождавшийся спор пресекла Тиранд.
  
  - Малфурион, Иллидан прав. Мы не знаем, возможно ли будет закрыть портал, удастся ли это? К тому же нам все равно потребуется атаковать сразу, как только демоны откроют врата. Лучше будет начать сейчас, возможно наши враги потратят время и силы на то, чтобы завершить ритуал, вместо того, чтобы сражаться с нами.
  
  Увидев, что мой брат желает что-то возразить жрица закончила, пристально глядя возлюбленному в глаза:
  
  - Малфурион, командую здесь я и это мое решение, - спустя мгновение ее тон смягчился, и она добавила, - сейчас не время спорить, прошу.
  
  Кивнув, брат не сказав больше ни слова, развернулся и ушел оставив после себя звенящую тишину.
  
  - Мне тоже пора идти, удачи тебе Тиранд, - проговорил я, и направился к подчиненным. Помимо всего прочего следовало передать сигнал Ремару, он должен был знать, что вероятность катастрофы стала большей и провести нужные приготовления.
  
  Минуту спустя в едином порыве отряд бросился в атаку. Три сотни теней выметнулись из зарослей и на всей доступной скорости устремились к цели, если бы только она не была столь велика... Казалось бы, пять сотен метров, разве это много? Магия давала возможность преодолеть это расстояние менее чем за пол минуты, вот только что значит такое время под прицелом сотен магов противника?
  
  Демоны отреагировали почти сразу. Они ожидали атаки и потому мгновенно стали сплетать чары, нам же оставалось лишь на ходу строить защиту, надеясь пережить следующую атаку. И она последовала мгновением позже в виде широкой волны враждебной магии, в которой смешались удары стихий и зловещие проклятия, за секунды высушивающие своих жертв. Я всего этого не видел, все свои силы вложив в скорость. Членам моего отряда требовалась пол минуты, чтобы преодолеть расстояние до противника, мне оказалось достаточно нескольких секунд. И последние метры я преодолел рывком, рассекая все на своем пути.
  
  А затем бой для меня раскрасился чередой ярких вспышек. Не было времени думать, лишь реагировать на угрозы и держаться выбранного направления - места создания портала. Зрение показывало, что он все еще не активирован и все силы Азшары направлены на то, чтобы завершить плетение. Если атаковать ее сейчас - возможно было не просто прервать чары, были все шансы убить королеву, устранить самого сильного противника. Вот только на моем пути оказалось препятствие, которое мне обойти было невозможно.
  
  Яркая аура демона атаковала сбоку, но неожиданной не стала, уклонившись, я сам перешел в атаку, но мои клинки не смогли перерезать когти натрезима. Рывок назад, и магия опаляет мне плечо, а Тихондрий уже рвется вперед. Сильный, слишком сильный демон. Даже Дейрон не был столь опасным противником, как этот, и сейчас, шаг за шагом, натрезим продавливал мою оборону, пуская в ход все, чем владел - ментальные удары, чары, свои когти. Пространство вокруг нас пылало от магии, сотни лучших чародеев сражались на узкой полоске земли, один за другим умирая. И я чувствовал, что и ко мне приближается смерть. Слишком сильным оказался враг, сильнее, чем казался прежде. Я надеялся что хотя бы на земле смогу ему противостоять, однако ошибся. Ибо сейчас, когда я оказался отрезан от своего отряда и оказался лицом к лицу с Тихондрием, его превосходство стало очевидным.
  
  Первым шагом к пропасти стала рана на левой руке. Три острых когтя исполосовали предплечье и силы начали стремительно убывать. Затем рана в груди. Как же глупо умереть за шаг до первой из поставленных целей. Хотя вру, не думаю я о смерти, а верю в то, что сейчас случится нечто, что принесет спасение. Вот только его все нет. Рывком ухожу назад, спасаясь от неминуемой смерти, и чувствую, как мое тело ведет из-за потери крови. Вечность! Неужели это все же конец? Или...
  
  Новый рывок, что я проделал, прорезав себе путь клинками, а затем магия иссякает и лишь инерция несет тело дальше. Волна зеленого пламени летит мне вдогонку, но безнадежно опаздывает. Ибо к тому моменту я уже скрываюсь в водах озера.
  
  Мой маневр принес успех, подарив так необходимые мгновения отдыха и излечение от полученных ран. Я мог провести здесь всего две минуты, не больше, ведь под рукой нет устройства дворфов, да и надолго выходить из сражения не стоит, ведь лишенный противника, Тихондрий выплеснет свою ярость на других. Скрываться не было смысла, сражавшимся было попросту не до меня, а потому, я высунул голову из воды и поплыл к берегу, к тому самому месту, где производила ритуал Азшара.
  
  Собственно именно так, в воде Источника, мне и открылся вид на завершающие плетения ритуала. Всего в двух десятков метров от меня вспыхнули громадные врата, что распахнулись на десять метров в ширину и почти тридцать в высоту. Они представляли энергетический каркас, подвешенный в воздухе, пространство внутри которого утопало во мраке или вернее сказать в пустоте? Но даже на этом темном фоне невероятно четко была видна темная фигура, объятая пламенем. Излучающая невероятную силу, она медленно увеличивалась в размерах и с каждым ее шагом ощущение запертой в ограниченный объем мощи нарастало. Зрелище это было столь завораживающим, что на краткий миг все сражение затихло, а лица обратились в сторону портала.
  
  - Саргерас войдет в этот мир, и никто его уже не остановит! - экзальтированно прокричала Азшара и ее слова услышали все присутствующие.
  
  Разве что я нырнул под воду и, что есть силы, погреб к берегу, а потому и не расслышал и половины ее слов. Этот момент настал, портал все же был активирован, а значит пришла моя очередь закрыть его и не дать это сделать брату. И удача благоволила мне. Спустя несколько секунд, когда я выбрался на берег, Азшара уже сражалась показывая все свое мастерство, совершенно не обращая внимания на Источник за своей спиной.
  
  Волны энергии били от нее во все стороны и притом закручивались вокруг, не давая и шанса врагам приблизиться на расстояние удара. На десяток метров вокруг нее не осталось ни врагов, ни союзников. Вот только она отступила слишком далеко от врат, и теперь я мог прервать их действие.
  
  Взгляд зацепился за сотни фигур в небе - видимо Ремар направил подмогу, как раз вовремя, ведь имевшихся сил было явно недостаточно для победы. А затем зрение выловило еще одну фигуру, стремительно приближавшуюся к порталу с ярко пылавшим в магическом зрении артефактом.
  
  Рука эльфа была выставлена вперед и сжимала наполненный магией жезл, чье навершие смотрело точно в цель. Вот он делает еще один шаг, пальцы со всей силы сжимают рукоять, а губы складываются в тонкую линию... А затем клинок ударяет по артефакту, отбрасывая его в сторону.
  
  - Нет, Малфурион! На этот раз ты не уничтожишь Источник! - срывающимся от ярости голосом прокричал я в лицо брата.
  
  
  Глава 8.
  
  - Что ты делаешь, Иллидан? - Малфурион от потрясения оправился очень быстро и теперь застыл в напряжении, готовый к схватке.
  
  - Мешаю тебе взорвать Источник. Я сам закрою портал и если...
  
  Но договорить не удалось. Волна магии окатила пространство на десятки метров вокруг, но что-то было странное в ней, необычное. Это не было атакой, но и не являлось благословением. Энергия не влияла ни на что в моем теле или теле находившихся рядом существ и, тем не менее, имела предназначение. И это пугало больше всего на свете. Неизвестность. Что несли в себе эти чары?
  
  От этих размышлений я оказался отвлечен эредаром, оказавшимся в десятке шагов от меня и именно в этот момент решившим выпустить свое заклинание. Перекатом по земле пропускаю заклинание над собой, а затем рывком сближаюсь с противником, ударяя по нему клинками. Щиты чернокнижника не сумели остановить наполненную энергией глефу и голова оказалась отделена от тела и в тот же момент зеленоватое свечение на его пальцах погасло, так и не сумев сформироваться в заклинание. Еще один враг оказался убит.
  
  Однако в следующий момент сердце пропустило удар, ведь я увидел жезл, скапливавший энергию для удара и брата, замершего в нескольких шагах от него. И прежде чем мне удалось что-то сделать, сияние артефакта обернулось пронзительной вспышкой и нитью энергии, протянувшейся к Источнику. Долгую секунду ничего не происходило, позволяя существовать глупой надежде, что история не обернется катастрофой, а затем воды черного озера дрогнули, закружились в постепенно набирающем силу водовороте, а волны магии стали захватывать области все дальше от берега. Одновременно с этим невообразимо мощная волна силы ударила в Душу Дракона, и самый могущественный артефакт этого мира стал словно бы пробкой, вставшей на пути чудовищного давления. Прошло всего несколько мгновений как кристалл покрылся мелкой сетью трещин, а затем взорвался, освобождая дорогу для энергии Источника. И она стремительно ударила в образовавшийся проход - колеблющийся в воздухе портал, в котором был виден объятый пламенем силуэт падшего титана. Саргерас был величайшим, могущественнейшим существом во вселенной, однако даже ему оказалось не под силу противостоять такому удару. Его тело оказалось разорвано на части, а душа отброшена в пространства, что были не ведомы никому из живущих. Жаль только, что смерть он так и не познал.
  
  Впрочем, этой картины я уже не видел, так как хорошо понимал, что последует за гибелью Источника, а главное знал, как мало времени осталось для того, чтобы убраться подальше от этого места. Но для начала следовало найти Миранну. В круговерти боя ее фигура оказалась потеряна мной почти сразу, и сейчас оставалось совсем немного времени на поиски. Толпа сражавшихся значительно сократилась, раненые и убитые устилали поле перед набиравшим силу водоворотом, но ни в одном из них я не узнавал девушку и с каждой секундой все более приходил в отчаянье. Ведь Миранна уже могла быть мертва, а может быть именно сейчас страдала от ран, не имея возможности обратиться за помощью. И каждая следующая секунда все более убивала надежду ее найти. Да где же она?!
  
  
***
  
  Серое, затянутое тучами небо...
  
  Миранна смотрела на него и не могла справиться с захлестывающими эмоциями. Казалось бы, она должна была радоваться окончанию служения. Три долгих месяца прошли, и эта ночь станет последней для нее, как шпиона. И радость действительно была, однако намного сильней ее снедало беспокойство, с самого заката не покидавшее сердце, а тучи, скрывавшие свет звезд, прекрасно отражали настроение девушки.
  
  Еще одним чувством была злость. На тех тварей, что стояли всего в нескольких шагах от нее. Как на демонов, так и на подчиненных эльфов. Миранна понимала, что и сама могла оказаться на их месте, если бы не помощь Иллидана, но необходимость в разговорах с ними славить Легион и сокрушаться по поводу поражений от проклятых бунтовщиков, заставляла забыть о подобных оправданиях. Правда все эти эмоции не отображались ни на лице, ни за пределами ментальных щитов, полученное воспитание и общение с аристократами позволяли делать это без особого напряжения. Вот и сейчас она стояла с отрешенным видом и смотрела в небо, ожидая, когда же начнется сражение, когда будет не до волнений и ее путь к победе завершится. Миранна даже была готова умереть в этом бою, и только не хотела, чтобы ее смерть оказалась напрасной. К тому же она сама приняла решение, у нее был выбор. Вполне могла сбежать, в поднявшейся суматохе скорого боя никто бы не хватился. Однако здесь, в этом месте, ее магия могла принести много больше, чем где-то еще и как минимум первый удар станет смертельным для тех, кто окажется рядом.
  
  Из состояния мрачной созерцательности Миранну вывел вид накатывавшей лавины воинов, и девушка поняла, что момент настал. Стоявшие рядом маги стали один за другим посылать в ее собратьев магические заряды, она и сама направила сгусток пламени поверх голов атаковавших, а затем начала сплетать чары бывшие вершиной ее мастерства. Одно из семейных наследий, разработанное прадедом, но так и не доведенное им до завершенной формы. В свое время и дед и отец приложили руку к исправлению недостатков плетения, но Миранна могла не без гордости заявить, что именно ей удалось завершить работу стольких поколений.
  
  Целых тридцать секунд на творение чар. Невероятно много, хотя девушку извиняло то, что вложено в плетение оказалось две трети ее магического резерва. И вот заклинание оказалось готово и сформировалось напротив нее. Место изначально было выбрано с краю, никого позади не было, зато имелись "товарищи", неосторожно повернувшиеся спиной к ней. Миранна позволила себе улыбку, прорвавшую каменную маску, а затем выпустила на свободу плетение.
  
  Икрящееся облако поднялось над ее головой и замерло там на долгую секунду, чтобы затем выстрелить сотней лучей в спины приближенным Азшары, и сделать это еще раз и еще, и еще. Миранна лишь краем глаза следила за последствиями своей атаки, но не могла не заметить, как больше трех десятков магов и чернокнижников упало замертво уже после первого разряда заклинания. Сама она бросилась прочь от места сотворенных чар, понимая, что может стать целью для оставшихся в живых врагов. На бегу Миранна создавала кнут и успела как раз вовремя, для того, чтобы встретить им решившего атаковать чернокнижника.
  
  Сгусток зеленого пламени ударил в сторону Миранны, но оказался сбит плетью. Сам кнут тут же метнулся к противнику и ударил сбоку в щит, что опоясал эредара, а затем привычным приемом обмотался вокруг защиты, поставляя энергию владелице. Это было весьма кстати, ведь ее силы были почти исчерпаны.
  
  Однако этот чернокнижник не пожелал быть беспомощной жертвой. Поддерживая щиты, он начал одновременно плести новое заклинание, не сбившись даже от зарядов энергии, пробегавших по кнуту. Спустя десять секунд, которые дали Миранне значительно восполнить свои силы, защита эредара раздалась вширь, а сам он словно пробка из шампанского взмыл вверх. Вот только враг недооценил проворство Миранны, которая успела догнать своего врага плетью и обвив его ногу дернуть вниз. Упал чернокнижник уже без одной конечности, а затем и вовсе лишился головы.
  
  Чувство опасности заставило рывком уйти в сторону, хлестнув в сторону угрозы. Короткий вскрик сообщил о том, что удар не прошел мимо, а Миранна уже схватилась с новым противником, а вернее двумя. Два гвардейца Азшары, некогда охранявшие дворец. В дайраны всегда отбирали опытных и умелых воинов, пусть и не аристократов, а потому это были по-настоящему опасные враги.
  
  Взмах плетью был встречен выросшими из земли шипами, притом один из противников сразу бросился в атаку. Миранна рывком переместилась назад, метя концом кнута по спине дайрана, но он успел упасть на землю, пропустив оружие над собой. Девушка вновь метнула кнут вперед, но на этот раз враг магией подбросил себя вверх. У него просто не оставалось иных путей, все остальные оказались перекрыты. И в воздухе его и настигла атака ледяными стрелами.
  
  Не менее десятка игл пробили тело стража, но большая часть оказалась отведена в сторону ударом ветра. Это оказал помощь собрату второй дайран, однако она несколько запоздала. Взмах кнута, но противник уклоняется, еще один удар, а затем во врага вновь летят ледяные стрелы. Остановить их противник смог, а вот уклониться в тот же момент от кнута - уже нет. И пусть дайрана спасла выставленная магическая защита - она позволяла лишь выгадать несколько секунд, еще немного давления и он будет повержен. Жаль только эта победа подарит целительнице только краткую передышку ведь вокруг нее все также кипит бой.
  
  Стена огня ударила сбоку и Миранна едва успела упасть на землю. Тем не менее жар опалил спину, почти мгновенно прожигая прекрасный доспех, подарок отца. Не будь его - смерть стала бы неминуемой, однако думать об этом было некогда. Миг, девушка рывком уходит в сторону, не вставая с земли и как оказалось вовремя. Новый поток пламени опалил то самое место где она прежде находилась, а Миранна наконец смогла рассмотреть своего врага - недобитого прежде дайрана.
  
  Какая глупость с ее стороны. От обиды, смешанной с болью от ожога у девушки дрожали руки, но это не помешало пустить в сторону врага ледяные стрелы. Постоянное применение этого заклинания было связано с тем, что еще ни одно другое из боевых не было ей отработано до такой степени как это. От атаки дайран увернулся, но именно в этот момент кнут, что по-прежнему был зажат в руке, смог проломить защиту второго противника, и Миранна вновь пустила его в дело. Раненый продержался не долго, уже на третьей секунде он не успел до конца увернуться и получил заряд игл в бок и грудь. Удар кнута после этого можно было считать милосердием.
  
  Остановившись, Миранна позволила себе оглядеть поле боя, попутно применяя на себя исцеляющие плетения. Вот они были отработаны ей до автоматизма тысячами и даже десятками тысяч повторений и потому даже не требовали участия сознания.
  
  Бой был в самом разгаре и при этом враги и союзники смешались в абсолютном беспорядке, где невозможно было выделить никакого единого центра. Лишь изредка можно было выделить единые отряды, которые действуя совместно пытались выжить в образовавшемся хаосе. Одним из таких отрядов оказались друиды, но едва только Миранна приготовилась сбежать от не нужной схватки, как они просто пробежали мимо, удостоив ее лишь мимолетного взгляда. Узнали?
  
  Меж тем ей следовало продолжить бой, но едва девушка сделала шаг к новому противнику, пространство потряс всплеск магии. А местом этого всплеска стал развернувшийся портал. И темная фигура в его глубине, постепенно приближавшаяся, наводила страх даже на столь большом расстоянии.
  
  Очнулась Миранна в момент, когда ее атаковал какой-то страж скверны, неизвестно как сумевший выжить в происходившей круговерти боя. Он оказался мгновенно разрезан на две части, так и не успев приблизиться на расстояние удара, однако когда Миранна оглянулась в поисках нового противника, она в ужасе застыла на месте, ведь по направлению к ней шел натрезим, не спускавший с нее заполненного пламенем взгляда.
  
  - Так вот, кто был шпионом все это время... А я подозревал Ксавия. Впрочем, это уже не важно, победа в наших руках, а ты умрешь здесь и сейчас.
  
  Однако натрезим ошибся и это стало очевидно всего спустя несколько мгновений после прозвучавшей реплики. Странная, хаотичная волна магии пронеслась по полю боя, и словно камень упавший в воду, она пробудила дремавший Источник, заставила вспыхнуть энергию в нем. Миранна не понимала, что значило это буйство, однако в тот момент это было для не важным, ведь Тихондрий, еще совсем недавно спокойный и уверенный от произошедшего пришел в неистовство и обрушил свою ярость на ближайшего разумного, каким оказалась девушка. Мощь ментального удара обрушилась на разум Миранны, а затем в девушку устремилась волна зеленого пламени.
  
  Ментальные щиты и мгновенно примененный рывок спасли ей жизнь, но натрезим и не думал останавливаться. Мерцающий кнут он попросту перерубил когтями, после чего на всей скорости устремился к своей жертве. Ледяные иглы разбились о броню монстра и лишь в последний момент Миранне удалось ускользнуть из под удара.
  
  Однако, она была обречена, ведь никакого оружия против столь сильного демона не имела. И когда инерция рывка завершилась, рядом с ней уже стоял Тихондрий, целя когтями в грудь. Новый рывок безнадежно опоздал. Остановившись после перемещения, Миранна не смогла удержаться на ногах и упала на землю, что была обагрена как чужой, так теперь и ее кровью. Грудь разрывало болью, и девушка, как хороший целитель понимала, если в ближайшую минуту не оказать помощь - спасения не будет, вот только о каком лечении может идти речь, если враг не собирается давать ей шанса выжить?
  
  Сознание потянулось в спасительное небытие, сбегая от пронзившей тело боли. Разум на миг отметил, что над ней встал Тихондрий, отведя руку для последнего удара, но Миранне осталось лишь безучастно смотреть, ведь сделать хоть что-то более не было сил. Отец, Иллидан, прощайте...
  
  Воспоминание возникло внезапно и яркой вспышкой озарило сознание и придав сил. Призвав ветер, она ударила по надвигавшейся фигуре, одновременно отбрасывая свое тело в сторону. Почти успела, и когти, что должны были пронзить грудь, распороли левый бок. Однако Миранна в неистовой ярости, которой никогда прежде не ощущала, подалась вперед и ударила выхваченным кинжалом в глаз монстра.
  
  Натрезим оказался слишком ошеломлен, чтобы увернуться, и лезвие ударив в правый глаз, пронзило мозг твари, погрузившись по рукоять. Жаль только этого было недостаточно для смерти столь могущественного существа, и уже спустя мгновение Тихондрий в безумной ярости взревев замахнулся для нового удара. Однако завершить его он не успел. Нечто отвлекло натрезима, заставило его остановить удар, а затем и податься в сторону, чтобы в следующий миг оказаться сметенным яростным вихрем.
  
  "Я не сдалась. Боролась до конца, как говорил мне ты Иллидан" - это были последние мысли Миранны, прежде чем ее сознание померкло.
  
  
***
  
  Абсолютная, неконтролируемая ярость и рев, что рвался из глотки - вот что запомнилось в момент, когда я увидел Миранну и добивавшего ее Тихондрия. А в следующий миг я уже нанес удар глефой в спину демона. Как удалось преодолеть почти полсотни метров разделявшего нас пространства - не знаю, да и какая разница? Важным было то, что натрезим успел подставить крыло, а потому удар всего лишь распорол ему бок и откинул в сторону. Новый рывок к нему не достиг цели - демон сместился, а затем, бросив взгляд в направлении Источника, и вовсе ушел телепортом.
  
  В свою очередь меня это событие привело в чувство и заставило кинуться назад к Миранне. Девушка лежала на красной от крови траве, в окружении тел погибших. Ее доспехи были изодраны, и из прорезей быстрым потоком бежала кровь, но на губах по-прежнему была улыбка, мягкая, с какой она всегда меня встречала.
  
  В отчаянии сжав зубы почти до хруста, я вынужден был отказаться от лечения девушки, и причина тому была проста - время, отпущенное для спасения, истекало. Все быстрее закручивался водоворот в Источнике, все дальше волны магии распространялись от центра набиравшего силу катаклизма. Если промедлить хоть немного - гибель станет неизбежна, и это понимали все. Демоны, приближенные Азшары и она сама, калдораи - все они бежали прочь. Те, кто мог, обращался в птиц и взлетал в небо, где можно было надеяться на спасение. Часть калдораев подхватывали пролетавшие всадники на гиппогрифах и драконы, едва успевшие вступить в схватку.
  
  Один из таких драконов, красный, подхватил и унес прочь Тиранд с Малфурионом. Я не пытался понять делали ли они попытки отыскать меня, в тот момент это было не важно, ведь направляясь в рейд мне было известно, чем он мог закончиться и потому план спасения был готов, жаль, что не испробован. Магия срывает со спины мягкий тюк и раскрывает его на земле. Бережно подхватываю ветром тело Миранны и переношу на покрытую рунами кожу, одновременно разбрасывая по кругу артефакты стабилизации магии. По всем расчетам кожа с рунами портального круга сможет заменить аналогичный камень, а артефакты стабилизируют пространство достаточно, чтобы возможно было телепортироваться. Сейчас и проверю, так ли это.
  
  Встаю в центр круга, начиная сплетать привычный узор, все говорит о том, что следует торопиться, что дорога каждая секунда. Я вижу, как все больше слабеет дыхание девушки, как водоворот выходит из берегов. Спустя еще десяток секунд неудержимая волна начинала свой бег по Калимдору сметая все на своем пути, а впереди нее устремился вихрь энергии, но к тому моменту перемещение все же состоялось.
  
  
***
  
  Шум схватки и радостные вопли одерживавших верх азеротцев не затихали ни на миг, но Дат`Ремар уже смотрел на сражение другими глазами. Только что он получил сообщение от Иллидана о начале атаки на Источник. А это значит, что угроза открытия врат и катаклизма стала более ощутимой. Вначале командующий направил к месту нового сражения все доступные ему воздушные силы. Впрочем, драконы направились в ту сторону и без его распоряжений, а значит уже скоро к Иллидану прибудет подкрепление. После выполнения действий, что изначально обсуждались с командованием Лесной армии, пришло время и других.
  
  - Использовать артефакт уничтожения антителепортационного поля! Развернуть телепорты! - нужные эльфы уже знали о возможности таких приказов, а потому замешательства не произошло. Уже спустя три минуты пространство пронзила вспышка энергии, от почти метрового в диаметре ящика, и ответом стал едва различимый, на грани слышимости, хруст. Война с силитидами заставила магов калдораев найти способ уничтожать мешавшую телепортации магию, и к счастью артефакт сработал и против чар демонов.
  
  Меж тем войска калдораев и дворфов застыли на месте, огрызаясь заклятьями и стрелами по еще пытавшемуся драться врагу, и лишь Лесная армия продолжила преследование. Но и среди них нашлись достаточно разумные создания, что заметили странную пассивность основного костяка азеротцев. Заметили, но пока не предпринимали никаких действий.
  
  Один за другим камни телепортации начали устанавливаться позади и по флангам сохранивших строй воинов. В каждый из них были вмонтированы артефакты стабилизации магического поля созданные Иллиданом. Девять врат - все, что удалось сделать, и на что получилось накопить энергии.
  
  - Что Вы делаете Ремар? Вы собираетесь бежать? - напротив Дат`Ремара остановилась Шандрис, командующая жрицами Элуны у Лесной армии. Она дрожала от едва сдерживаемого гнева и кажется в любой момент была готова пустить в ход оружие, однако Ремар на ее слова ответил совершенно спокойно.
  
  - Мне сообщили, что Малфурион, в случае открытия врат для Саргераса, намерен уничтожить портал вместе с Источником. Так это или нет - неизвестно, но я буду готов даже к этому событию. Предлагаю и вам сбежать, если произойдет катаклизм.
  
  - Да как ты смеешь...
  
  Договорить жрица не успела, так как именно в этот момент все эльфы ощутили мощный всплеск энергии. Слишком мощный...
  
  - Активировать порталы! - крикнул Дат`Ремар и его приказ повторили сотни голосов.
  
  Шандрис в растерянности смотрела на разворачивающееся действие, не зная, что предпринять, и командующий решил помочь ей с выбором.
  
  - Собирай свои войска и подводи к порталам. Ты сама почувствовала всплеск магии и знаешь, что это может значить. Быстрей! - крик привел жрицу в чувство, и она, понукая саблезуба, сорвалась с места. Оставалось лишь надеяться, что служительница Элуны сделает верный выбор. Ремар не хотел, чтобы погибали все те отважные воительницы, что шли за ней, пусть даже они и могли оказаться в будущем врагами.
  
  Меж тем порталы сработали, и в них хлынула волна калдораев и дворфов. Пока удавалось сохранять порядок, но Ремар не был уверен в том, что это продлится долго. Уже сейчас он ощущал приближение опасности. Вязкий от скопившейся магии воздух, тихую пока еще дрожь земли, едва уловимый гул, который возможно был всего лишь обманом сознания. Все эти явления нервировали, заставляли спешить. Дат`Ремар и сам направился к одному из порталов, тем более, что они исправно выполняли свои функции и многотысячная армия постепенно вливалась в них. Среди эльфов и дворфов командующий заметил и представителей других рас, но таковых было немного, большинство еще не понимали, что происходит, и лишь растерянно смотрели вслед бегущим, порой разражаясь в их сторону бранью.
  
  Порывы энергии стали сильнее, а дрожь из едва заметной стала нарастать. Дат`Ремар порадовался тому, что артефакты Иллидана действительно работали, в противном случае перемещение могло оказаться прерванным уже сейчас, было бы очень обидно умереть вот так. Сам он находился всего в двух десятках метров от ближайшего портала и быстро сближался с ним вместе с толпой. Однако, когда до спасения осталось всего несколько шагов, едва державшееся спокойствие и дисциплина лопнули.
  
  Бывшее прежде строем, войско мгновенно превратилось в толпу, готовую растоптать упавших. Дат`Ремару повезло, он не споткнулся и оказался выдавлен в портал, но осуждать эльфов за панику не мог. Ведь в тот самый момент, когда войско потеряло самообладание, каждый калдорай ощутил, как оборвалась невидимая нить, связывающая его с Источником, как начали постепенно утекать силы. А еще многие смогли поймать глазами громадную и все более разраставшуюся волну, что расходилась от озера. Эта угроза приближалась стремительно и неостановимо, она поражала сознание и заставляла даже самых стойких терять самообладание.
  
  Впрочем, к этому моменту большинство смогло спастись, и лишь немногие оставшиеся, расталкивая друг друга, рвались к порталу. Гигантская волна смогла преодолеть разделявшее их расстояние менее чем за десяток секунд, каждое мгновение все больше набирая скорость, но на поле битвы катаклизм не смог собрать богатый урожай. Впрочем, это было лишь началом катастрофы. Все более ускоряясь, вода ударила по тысячам квадратных километров суши, сметая все живое, все растения, животных, разумных существ, все города, что оказывались на ее пути. Катаклизм не имел разума, а потому уничтожал всех, кто не успевал убраться с дороги, без сожалений и раздумий, но намного более безжалостным был тот, кто его породил.
  
  
***
  
  Прозрачный купол дрожал под ударами стихии, но держался, успешно выполняя свою миссию - защитить тех, кто укрылся внутри него, обитателей прекрасного дворца и окружавших его руин, неоднократно за последние два месяца обагренных кровью. В этом пространстве собрались уцелевшие приближенные Азшары. Была здесь и сама королева, сейчас с бессильной злобой наблюдавшая, как тают силы, что не давали кошмарному Водовороту захлестнуть древнюю столицу эльфов. Она не смотрела на то, как ее приближенные добили немногих оказавшихся вместе с ними демонов, что впали в ярость, отрезанные от своих руководителей, не видела и того, как порталы и драконы унесли врагов с поля боя. Все существо Азшары пылало от осознания своего поражения. Ведь в этот самый момент погибали все ее планы, все столь тщательно рассчитанные ходы рушились поглощенные стихией. Она более не сможет стать приближенной Саргераса, ведь тот пал, уничтоженный энергией Источника Вечности, более того, если Архимонд сумеет выжить, Пылающий Легион станет для нее смертельным врагом.
  
  Остановившись на этой мысли, королева расхохоталась, безумно, страшно, в отчаянии. Ведь она думала об угрозе, что может прийти через тысячелетия при том, что уже через несколько часов защита, удерживавшая тысячи тонн воды, разрушится и погребет под собой и город, и жителей и ее саму. И ничто не сможет от этого спасти.
  
  "Кроме нас" - раздался голос, что заставил Азшару вздрогнуть и резко обернуться. Напротив нее стоял совершенно незнакомый ночной эльф, в облике которого ощущалась какая-то чуждость или недостоверность, она не знала точно, но чувства подсказывали ей держаться настороже.
  
  - Кто ты, и зачем пришел? - спросила королева, беря эмоции под контроль и одновременно испуская волны магии, что должны были незаметно прощупать незнакомца.
  
  "Ваш самый искренний друг" - прозвучал ответ, и Азшара наконец осознала, что смутило ее прежде. Пусть губы чужака и открывались, пусть из них исходили звуки, но слова появлялись в самой голове. Королева достаточно общалась с менталистами и сама обладала некоторыми знаниями, чтобы уловить эту деталь. Напряжение воли, и наведенный образ поплыл, исказился, подтверждая верность выводов. Эльфа напротив не существовало, это была лишь искусная иллюзия.
  
  "Что ты хочешь от меня?" - мысленно спросила Азшара.
  
  "Ты смогла так быстро разобраться с моим вмешательством? Впечатляет. Должно быть мы не ошиблись с выбором", - голос был задумчив и словно рассуждал сам с собой, и такое пренебрежение повергло королеву в ярость.
  
  "Я задала вопрос!"
  
  "Не стоит так кричать," - укоризненно ответили ей, - "я ведь обо всем намерен рассказать. Но для начала хотел бы представиться, мое имя Н'Зот и я Бог этого мира, древнейшее создание из всех, что обитают и обитали на Азероте. И сейчас моей целью является предложение помощи тебе и твоему народу".
  
  "Помощи?" - губы Азшары исказились в усмешке. - "Не могу поверить, что ты хочешь сделать что-то без платы".
  
  "Все верно, и тебе и твоему народу придется со временем вернуть долг, но разве есть цена, что не стоит жизни?"
  
  Азшара в сомнении посмотрела на вновь обретшую стабильность иллюзию. Ее собеседник был молчалив и неподвижен, ничем не выдавая нетерпение. Казалось он мог простоять так тысячи лет, хотя иллюзия и не должна выдавать чувства мага. Но что собой представляет этот Бог? И какова будет плата, а также само спасение?
  
  "Как ты спасешь нас, и что мы будем тебе должны?" - наконец задала вопрос королева.
  
  "Я обращу тебя и твоих подданных в форму, что сможет существовать в воде, платой же станет участие в войне, которая разразится только спустя тысячелетия, тогда, когда твой народ сможет окрепнуть" - прозвучал ответ.
  
  Участие в войне, что будет вестись ради чужих интересов и существование в ином облике. Азшара коснулась груди, провела рукой по лицу и бедрам. Ей нравилось то тело, каким она обладала, оно было предметом желаний многих эльфов, совершенством, которого не могли достичь иные женщины. Вот только купол падет уже очень скоро и с его разрушением будет уничтожен и дворец и ее подданные и это прекрасное тело. Так есть ли у нее выбор?
  
  * Почему я все же уничтожил Источник? Тут существует несколько причин:
  1) Саргерас - это не просто имба, это имба в квадрате. Он в одиночку уничтожил титанов и хотя бы просто ослбаить его до вменяемого уровня можно только таким способом.
  2) В свою очередь цельный Саргерас и сохранившийся Источник означают скорое вторжение Пылающего Легиона. Вот только азеротцы расколоты на части и просто не в силах пережить второе вторжение через, скажем, двадцать лет, а если за ним сразу последует третье, то и подавно.
  3) И чего скрывать - сохранение единого континента означает полный крест на каноне, я его намерен изменить и значительно, но хотелось оставить хотя бы что-то.
  4) Ну и напоследок - мне просто нравится моя интерпретация раскола мира, нисколько не противоречащая канонной. Надеюсь вы оцените ее по достоинству.
  
  
  
  
  Часть 3. Источник Раздора.
  Глава 1.
  
  Северное побережье Нордскола*. Спустя сутки после катаклизма.
  
  Громадный зеленый дракон устроилась на верхушке одной из скал, лениво наблюдая за тем, как успокоившиеся волны медленно и неторопливо плещутся о берег. Такое отличие от буйства стихии, что было совсем недавно...
  
  Хотя глядя на волны, что накатывали на берег, невозможно было забыть о катастрофе. Вот очередная волна вынесла то, что прежде было деревом. Теперь же от бывшего исполина остался лишь ствол и обломанные ветки. Растение на миг приткнулось к скалам, но было почти сразу отнесено отливом назад, чтобы со следующей волной совершить еще одну попытку закрепиться на суше. Дракон смотрела на это действие с ленивым интересом, вся её поза говорила о расслабленности, спокойствии и ни о чем более. Ведь смерть, что окружала ее, просто была продолжением жизни, бесконечно сменяющейся чередой в движении природы. Разве есть тут повод для печали?
  
  Новая волна в ста метрах западнее принесла чье-то тело. Должно быть эльф, с такого расстояния это было сложно определить. Дракон скосила глаза в сторону, но убедившись, что на волнах качается самый обычный труп, потеряла всякий интерес. За те несколько часов, что она провела на этой скале, волны выбрасывали многое, тела животных и разумных существ, растения, вырванные водоворотом из почвы и простой мусор, что не поддавался определению. Дракон уже не обращала внимания на все эти свидетельства катастрофы, она ждала одну гостью, и как любой представитель её вида могла делать это бесконечно долго. Однако в этот раз данное умение не пригодилось.
  
  Еще один исполинский дракон, с красной, украшенной шрамами прошедшей войны, шкурой выпрыгнул из-за туч, разрезая воздух громадными крыльями. Упав с неба, он, хотя правильней сказать она, опустилась на соседнюю скалу и воззрилась на зеленого дракона с явно различимой злобой.
  
  - Сестра, что ты наделала, ответь?! - проревела Алекстраза, выдыхая из ноздрей пламя. Всегда огненная, как в словах, так и в действиях, на этот раз она оказалась потрясена и едва могла стоять на одном месте. Её когти царапали камень, крылья ни на миг не замирали в одной точке, из ноздрей вылетал пар.
  
  В противоположность Алекстразе Изера была воплощением спокойствия и показной, ленивой отрешенности. Даже появление разгневанной сестры не смогло изменить её настроение, по крайней мере такое впечатление создавалось.
  
  - И что же я сделала? - изобразив удивление, спросила она.
  
  - Ты еще спрашиваешь? Не пытайся отпираться, я почувствовала твою магию у Источника, это ты привела в действие артефакт, в результате которого совершился катаклизм! Миллионы погибших разумных - дело твоих лап!
  
  - Отпираться? Разве на то есть причина? - все тем же удивленным тоном спросила Аспект Природы. - Мне кажется, я оказала величайшую услугу нашему народу.
  
  - О чем ты говоришь, сестра, неужели ты... - потрясенная Алекстраза прекратила всякое движение, неотрывно глядя на Аспекта Природы, что пошла вопреки своему предназначению.
  
  - Должно быть тебе интересно, не приняла ли я идеи Нелтариона? Вынуждена тебя огорчить, приняла, как и остальные Аспекты, кроме тебя.
  
  Потрясенная тишина опустилась на берег, прерываемая мягким шелестом волн, а Изера продолжила, не дождавшись ответных реплик.
  
  - Лишь ты была слепа к изменениям, творившимся в мире, остальные драконы были согласны с идеями Аспекта земли, кто-то в меньшей форме, кто-то в большей. Калдораи несли угрозу, они смогли подчинить себе силу которой не были достойны, и потому их необходимо было ослабить, лишить того могущества, что было им доступно. Вот только никто не решался пойти на открытый конфликт, даже мне не казалось это допустимым. Однако вторжение Легиона подарило нам уникальную возможность устранить опасность, и разве могла я её упустить?
  
  - Но ведь ты Аспект Природы, как ты могла нанести такой вред тому, что обязалась оберегать? - тусклым, потерянным тоном проговорила Алекстраза.
  
  - Все, что было мной разрушено, я же и восстановлю. Возможно потребуется несколько тысячелетий, но это будет сделано. Но главным будет то, что моя стая и все драконы смогут вновь жить без страха за свое будущее, более не опасаясь никого на Азероте.
  
  Аспект жизни смотрела на свою сестру и как никогда за прошедшие тысячи лет жизни понимала, насколько одинока, ведь даже самое близкое ей существо, которое она знала столько, сколько помнила себя, оказалась бесконечно далеким и чужим. Их взгляды на мир на протяжении столетий отличались, и Алекстраза даже не поняла этого, за что и заплатила. Также, как не поняла и того, насколько далеко мог зайти Нелтарион. А другие Аспекты, что она знала о них? И знала ли хоть что-то?
  
  - Я поняла тебя, сестра, - сказала Аспект жизни спокойным, безжизненным голосом, - извини, но мне нужно лететь. Необходимо позаботиться о стае и тех, кто остался еще жив.
  
  Изера растерянно уставилась на Алекстразу. Она предвидела самую разную реакцию, более всего опасаясь жаркой схватки, пусть в тайне и надеясь, что та не закончится плохо ни для одной из них. Однако подобное поведение... За тысячи лет Аспект природы никогда еще не видела сестру такой. И в этот момент в душе зародилось сомнение в правильности сделанного выбора. Впрочем, это сомнение, или, скорее, тень его исчезло почти сразу, погребенное под иными размышлениями.
  
  Что же касается Алекстразы. Она преодолела десятки километров пути, прежде чем позволила себе выпустить эмоции на волю и в тот момент, если бы кто-то мог за ней подсмотреть, то увидел бы невероятное в своей редкости зрелище - плачущего дракона. Пережившая два предательства и гибель миллионов созданий, что она обязалась защищать, Аспект жизни имела право хотя бы на несколько минут слабости и в тот момент не могла думать ни о чем ином.
  
  
***
  
  Калимдор*, подножие горы Хиджал. Спустя несколько секунд после начала катаклизма.
  
  Знакомое чувство перемещения в пространстве и под моими ногами оказалась зеленая, свободная от крови трава. Не было гигантской волны, сметавшей все на своем пути, не было поля мертвых врагов и союзников. Окружающий мир был девственно чист и никак не затронут прошедшей войной с демонами. Войной, что закончилась всего несколько секунд назад. Сложно было поверить в реальность такого места, но оно действительно существовало.
  
  - Демоны! - меня пробил холодный пот от осознания, что я потратил несколько драгоценных секунд в тот момент, когда рядом умирала Миранна. С её губ текла кровь, дыхание было хриплым, прерывистым, и пусть раны кровоточили намного меньше, это только сильнее пугало.
  
  Упав рядом с ней на колени, я призвал всю магию, что была в моем распоряжении, и сформировал исцеляющее плетение. Заклинание удалось соткать всего за несколько секунд, после чего я приложил руки к груди девушки и спустил чары. Магия впиталась в тело, полностью, без остатка, края ран дрогнули, намереваясь сомкнуться и... так и остались открытыми.
  
  "Что? Что это значит? Ведь во мне было еще столько энергии, как её могло не хватить?". В отчаянии зачерпываю остатки маны до дна и накладываю новые чары.
  
  Недостаточно... Этого слишком мало! В магическом зрении я видел, как затухает в Миранне магическая энергия и ничего не мог сделать! Из горла раздался полный ярости и отчаянья рык. В груди поселилась сосущая пустота, и причиной ей было не только отчаянье, но и почти иссякшая магия, что продолжала убывать. Так вот она какая "жажда магии?". Мысли путались, мешая принять верное решение, вопросы роились в голове. Как помочь Миранне? "Идиот! У тебя же совсем рядом есть неиссякаемый источник энергии!" Наверное лишь паника не дала мне вспомнить об этом сразу.
  
  Бережно подхватив девушку на руки, я бросился к скрытому за кустами входу в пещеру, проклиная себя за то, что так и не восстановил короткий путь в убежище. Уже спустя первые несколько десятков шагов, пришло ощущение усталости, но я лишь продолжал бежать, даже когда со лба стал ручьем литься пот. Перед глазами пронеслись стены туннеля, затем, пришел черед первой развилки, затем, второй. Вся эта потеря времени вызывала глухое отчаянье, но ведь я сам выбирал место похожее на лабиринт, сам искал путь к убежищу, что невозможно будет найти случайно! И теперь вынужден был петлять в закоулках подземелья!
  
  Лишь спустя несколько минут, глазам предстал знакомый проход, что заканчивался тупиком. Хотя, на самом деле, это была замаскированная дверь, что возможно было открыть, если знаешь нужные точки давления. Дверь эта вопреки ожиданием чужака начиналась не в самом тупике, а с боку прохода, и притом ничем не выделялась на фоне гладких стен. Приободренный близостью цели, ускорился еще больше, однако именно в этот момент мир содрогнулся.
  
  Камни зашатались над головой, брызнули осколки, один из них ударил мне в плечо, но я не остановился на пути к цели. Просто потому что знал - убежище укреплено артефактами и магией и должно будет пережить катаклизм, который в этот час настиг и эти земли. Хорошо, что гора Хиджал находилась почти на краю континента и, потому познала лишь отголоски чудовищного удара, но даже они грозили большой бедой. За спиной раздался грохот, что-то полоснуло по ноге, едва не сбив, но равновесие удалось удержать. Наконец, я оказался напротив скрытой двери. Теперь требовалось надавить на ничем не выделяющиеся на фоне остальной стены места, и надеяться, что расчеты были верными, и вход откроется, даже несмотря на землетрясение.
  
  Стена дрогнула и едва надежды оправдались, я протиснулся внутрь лаза. Убежище встретило меня мраком, что совершенно не мешал моему зрению, россыпью камней и пылью. Казалось, что оно уже ощутило мощь катастрофы, хотя, на самом деле, оставалось таким со времен боя с Керантилом.
  
  Едва не споткнувшись о камни, я припал к скрытой нише. Максимальное напряжение воли и капли маны впитываются в камень, едва не погасив мое сознание, а жажда из просто сильной превращается в нестерпимую, раздирающую нутро на части. Но все это не важно. Глазам предстают бочки, и немедля я зачерпываю из них силу, чтобы затем обратить взор к Миранне. Но она уже не дышала...
  
  Как? Еще несколько секунд назад она была жива! Собрав энергию в исцеляющее плетение, я выплеснул его на девушку, но её сердце так и не забилось. Еще раз и еще... Это было отчаянье. Я не знал, что делать, просто раз за разом использовал исцеление на той, кто был мне так дорог, надеясь на чудо. Но чудо не происходило.
  
  И что-то оборвалось внутри. Столько боли, столько стараний было приложено в борьбе с Легионом, столько удалось достичь и потерять, но разве это имело значение если девушка, что была мне столь дорога теперь оказалась мертва?
  
  Полный боли крик вырвался изо рта и отразился от стен гулким эхом, а я упал без сил на плиты пола, глядя на потолок и не видя его. На сознание навалилась усталость, захотелось забиться в угол и убежать от всего мира, а может быть и напиться прямо как тогда, в ту ночь, когда я собственными руками убил своего учителя. Однако именно это воспоминание заставило меня подняться на ноги и начать действовать, постаравшись отстраниться от всего, что произошло совсем недавно. Хотя кого я пытался обмануть, отстраниться было невозможно. Особенно учитывая то, каким должен был стать первый шаг.
  
  Обратившись к энергии из бочки, я сплел заклинание, а затем наложил его на фигуру девушки, лежавшей на камнях. Задачей этих чар было сохранить тело Миранны для того, чтобы передать его отцу, хотя как это сделать и при этом смотреть ему в глаза я не знал. Ведь она умерла именно по моей вине. Это я не справился с Тихондрием, я отступил, позволив ему искать новую жертву, я допустил уже то, что девушка осталась вместо меня в качестве шпиона, не настоял на бегстве тогда, не забрал её силой!
  
  Заклинание слетело с пальцев и окутало девушку мягкой пеленой, а я осторожно поднял и положил на грудь холодные словно лед руки. Следом осторожно закрыл веки, возможно только затем, чтобы не видеть этот застывший взгляд, который не могло передать мое зрение, но он по-прежнему преследовал меня. А затем, пошел в дальний от этого места конец пещеры, туда, где был заваленный проход и начал остервенело разгребать камни, совершенно забыв о магии и с рычанием и проклятиями откидывая камни в сторону. Я не знаю сколько так продолжалось, но в какой-то момент усталость взяла верх, и мое тело попросту рухнуло на каменный пол, забывшись в тревожном сне.
  
  
***
  
  Не знаю как много времени я спал, это сложно было понять, хотя бы потому, что даже после пробуждения никуда не исчезло ощущение усталости и апатии, но проснувшись, мной была продолжена начатая ранее работа, разве что на этот раз с применением магии. Тяжелая физически и требующая хорошей концентрации, из-за использования магии она идеально подходила для того, чтобы ни о чем не думать и к тому же была действительно необходима, ведь иначе выбраться из пещеры возможности не было. Руны, блокировавшие телепортацию, по-прежнему работали и не давали переместиться на поверхность, впрочем и желания такого у меня не возникало, ведь точка координат должна была сместиться в результате раскола мира и насколько сильным оказалось это изменение, я на своей шкуре узнавать не хотел, а потому работал, стараясь не смотреть на лежавшее в дальней стороне пещеры тело девушки.
  
  И надо сказать, что перетаскивание камней со временем помогло прийти в себя и вспомнить о тех задачах, что были на меня возложены. И в первую очередь я потянулся к артефакту связи, что должен был передать сигнал Ремару. Хотя это устройство и оставалось несовершенным, некоторые заранее оговоренные сообщения оно передать могло. И среди них я выбрал три: о перемещении к горе Хиджал, смерти Миранны и просьбе о прибытии Майев. Ведь как бы ни было мерзко это осознавать, со смертью девушки у меня не осталось напарника, который смог бы сопровождать в пути и необходима была помощь жрицы, чтобы выполнить миссию, запланированную нами с Ремаром на случай раскола мира. Миссию, которая станет первым шагом на пути к возрождению эльфов. Подхватив на руки очередной камень, я погрузился в воспоминания о разговоре, что произошел за шесть ночей до сражения у Источника Вечности.
  
  
***
  
  Удобный стул, хорошая еда и бокал вина в руке, что еще нужно для счастья? Наверное, чтобы над миром не висела угроза гибели, а родные тебе эльфы не были на волосок от смерти? Видимо так, но все же подобное положение нисколько не портило настроение сейчас, когда выдалось свободное время и не требовалось куда-то бежать и уничтожать очередного демона. Собственно я мог бы готовить артефакты для будущего сражения, но за оставшееся время ничего действительно стоящего создать не получится, а артефакты стабилизирующие магию смогут изготовить и без моего участия. Тем более, что пусть я и обладаю невероятными знаниями, но в скорости работы уступаю более опытным коллегам.
  
  - Иллидан, ты ведь думал над тем, что будешь делать в случае, если катаклизм все же произойдет? - вырвал меня из круга ленивых размышлений голос Ремара.
  
  - Как не думать... - собственно эти мысли донимали меня все время с момента получения памяти будущего и не оставили до того момента, когда план действий не был наконец продуман. И сейчас стоит воскресить его пункты, ведь Ремар должен получить эти знания.
  
  Мой друг не торопил. Он вообще отличался невероятным терпением, которое демонстрировал и сейчас, медленно смакуя вино.
  
  - Если катаклизм все же произойдет, первым моим шагом будет создание Источника для друидов, - произношу, вслушиваясь в эмоции Ремара. Хотя понять что-то было сложно, друг уже смог освоить простые ментальные щиты, что защищали от поверхностного считывания эмоций. Не то чтобы я пытался прочесть мысли друга, просто это стало своеобразной привычкой. Если иные эльфы улавливали эмоции по выражению лица собеседника, с моим зрением оставался лишь такой необычный путь.
  
  - Видимо у тебя есть причина такого оригинального поступка - подарить Источник силы и бессмертия нашим будущим врагам? - Ремар определенно принял мое предложение очень спокойно, уже и сам пришел к схожим выводам?
  
  - Много причин, я перечислю? - Дождавшись утвердительного кивка, продолжил. - Первая заключается в том, что я не хочу становиться причиной гибели стольких сородичей, пусть они и сами пожелают выбрать такой путь.
  
  Эти мои слова были встречены насмешливым фырком. Собственно для Ремара такой довод был, мягко говоря, неубедительным. Все же мой друг политик и устранение врагов для него естественно, а в будущем друиды и жрицы Элуны, что пойдут за Кенариусом, станут нашими врагами.
  
  - Вторая и главная. Как только мы создадим новый Источник, драконы пожелают отобрать его у нас. Причем сделают это ни на секунду не задумавшись, да еще и могут призвать на помощь Кенариуса. И тут будет уже не важно, сможем ли мы победить в произошедшем затем сражении или нет. Катаклизм и без того унесет жизни множества эльфов, а если после него разразится война с драконами, да еще и со своими собственными сородичами, что пойдут за Кенариусом... Калдораи окажутся обречены.
  
  - Да, я также думал об этом. Драконы не оставят нам новый Источник, - произнес Ремар, смотря на вино, что плескалось в бокале. Мыслями он был не здесь, - но если отдать им один Источник, они могут утратить бдительность, а возможно попросту и забыть о нас на время, все же эти рептилии имеют обыкновения на столетия уединяться в горах, не тревожа соседей. Вот только где создать первый, так, чтобы это еще и принесло нам выгоду?
  
  Я едва не подавился вином. Неужели Ремар уже и сам все просчитал? Конечно, было очевидным, что мой друг значительно лучше разбирается в политических интригах, а идея, что была придумана мной в ходе мучительных размышлений, была именно интригой. Но как ему это удалось? Ведь Ремар имел намного меньше информации, чем я! Подобные мысли окончательно испортили настроение и заодно подтвердили мое решение никогда не пытаться играть в политику.
  
  - Так мне стоит продолжать или ты можешь закончить и сам? - не сумев скрыть обиды в голосе, спросил я.
  
  - Продолжай, вдруг наши идеи не совпадают? - и почему я больше в это не верю?
  
  - Ну, хорошо. Начну издалека. Новый Источник тот Иллидан создал на горе Хиджал. Превосходное место, на котором после катаклизма будут сходиться множество магических жил, тем самым, усиливая будущий очаг магии. А еще, оно окажется в крайне выгодном месте континента, так что расе, что там поселится, будет доступен любой путь для экспансии новых земель, - остановившись и приведя мысли в порядок, я продолжил, - вот только такое положение Источника не предполагает раскола калдораев на два народа. Если друиды при поддержке драконов займут гору Хиджал, на Калимдоре не останется места для еще одного Источника и придется бежать на другой континент. Бежать, не имея навыков мореплавания, страдая от жажды магии и год от года старея. Да и по прибытии потребуется с боем выгрызать себе место под Луной у троллей. Лично мне такая перспектива не нравится.
  
  - И ты предлагаешь...?
  
  - Создать Источник для Кенариуса там, где это удобно нам.
  
  - А какие критерии определяют, подходящее место для Источника? - Ремар даже подался вперед, выдавая нетерпение. Его можно было понять, ни у кого, кроме меня подобных знаний не было и не могло быть.
  
  - Благоприятное место во многом определится после катаклизма, по результатам выброса магии в наш мир и образования магических жил. Однако места, где часто совершались магические ритуалы, обряды и просто мощные чары с большой вероятностью окажутся пригодны.
  
  Выдержав достойную паузу, которую мой собеседник вытерпел со вселенским спокойствием, я завершил:
  
  - Думаю, крепость Силитус идеально подойдет.
  
  Пауза не помогла, так как единственной реакцией Ремара стала удовлетворенная улыбка. А ведь мог хотя бы сделать вид, что удивлен!
  
  - Если честно, боялся, что придется долго уговаривать тебя принять подобный план. Нет, конечно, я не знал, что возможно создать Источник на месте Силитуса, - решил пояснить он, прочитав в моем взгляде вопрос, - но предложить тебе создать Источник вблизи силитидов было наиболее разумным действием с точки зрения политического противостояния. К тому же, само это место не должно вызвать подозрений, ведь и Кенариус и Малфурион знают, что ты служил в этих краях, а значит, создание именно там Источника посчитают обычной спешкой. По крайней мере, на это есть надежда. Когда же тяжесть их положения станет очевидной - будет уже поздно. Ну, а силитиды не дадут нашим сородичам спокойно спать в тиши лесов, чем они намерены были заниматься десять тысяч лет, - закончил речь Ремар, мечтательно улыбаясь.
  
  - А еще наши сородичи послужат нам щитом от жуков. Мы даже можем присылать им время от времени помощь, пусть и не бесплатную, - закончил за друга, отвечая самой доброй из возможных улыбок.
  
  - Не ожидал подобного от тебя. Думал, ты отнесешься к собратьям добрее.
  
  - Не после того, что я видел в будущем и испытал в настоящем. Они желают стать нам врагами, желают отобрать Источник в свое пользование. Так пусть же познают, что каждый поступок имеет последствия!
  
  - Слишком много пафоса, - укорил меня Ремар, - будут еще какие-нибудь добавления?
  
  - Нет уж, говори ты, у меня настроение испорчено.
  
  - Не стоит так переживать Иллидан, ты делаешь заметные успехи. Что же касается иных выгод от передачи последователям Кенариуса Источника на наших условиях... Главным является то, что для нас создание государства калдораев под предводительством Кенариуса и Тиранд не является действительной проблемой, скорее оно благоприятно, главное лишь грамотно поставить себя. Именно так, ты не ослышался, - с улыбкой сказал Ремар, заметив мой изумленный взгляд, - видишь ли, сейчас раскол в нашем народе достиг такой стадии, когда просто замять произошедшее не получится. Слишком велики претензии к тем эльфам, что используют иную магию, отличную от друидизма или обращения к силам Элуны. Да и что скрывать, высокородные эльфы также будут обозлены на своих собратьев за уничтожение Источника Вечности. И если каким-то чудом удастся отстоять единство нашего народа - все эти претензии никуда не исчезнут. Они будут существовать века, тысячелетия, проявляясь в виде волнений, заговоров и многих иных, весьма неприятных явлений. В ином случае к нашим врагам уйдут наиболее радикально настроенные эльфы, которые, оставшись в составе нового королевства, тысячелетиями бы подрывали наши устои и ничего сделать с этим было бы невозможно. Два государства эльфов это выбор, который возможно сделать не прибегая к заговорам. Те, кто не сможет принять наши ценности, уйдут к Кенариусу или будут к нему изгнаны, а мы лишь вздохнем с облегчением от такого решения проблемы. И в то же время к нам будут тянуться эльфы, которым разонравится сон под тенями Вечного леса.
  
  - Недовольные все равно останутся, - заметил я, хотя и сам понимал, что занимаюсь лишь придирками.
  
  - Главное, что все эти волнения утратят силу.
  
  - Что ж, твоя правда. А почему ты не завел этот разговор раньше?
  
  - В этом не было необходимости, и я надеялся, что чем позже обсужу с тобой этот план, тем легче ты его примешь. Порой, проявляется у тебя излишняя щепетильность, - заметил Ремар, на что мне оставалось лишь пожать плечами, пусть думает, что хочет, - а первичную подготовку можно было провести и без всяких разговоров. Мы ведь еще раньше обговорили, что сбор войск и верных нам эльфов будет на северо-востоке Калимдора.
  
  - Это могла быть лишь первая точка маршрута. В целом я тебя понял. Но теперь следует обговорить, какими будут наши следующие действия. Когда нужно будет создать Источник? Как можно раньше или следует подождать некоторое время?
  
  - Мне потребуется несколько недель для объединения хотя бы части калдораев. Затем у нас будет некоторое время, когда Источник предоставит нейтральную энергию, а драконы еще не высадят на нем свой сорняк и необходимо будет этим периодом воспользоваться. Полагаю, что если ты проведешь ритуал к концу третьей недели после катаклизма - я буду готов.
  
  Ремар явно не намерен был добавлять ничего к уже сказанному, и я позволил себе улыбку, весьма хищную, надо признать.
  
  - А еще если лесные после кражи Источника и взращивания на нем Нордрассила решатся на войну, нам только и нужно будет что активировать заклинание и уничтожить этот очаг вместе с сорняком в нем выросшем.
  
  - Что? - мой друг был явно ошеломлен.
  
  - То, что если я в момент создания Источника заложу в нем возможность ликвидации, никто этого не заметит до того самого момента, когда будет уже слишком поздно.
  
  - И если лишить лесных помощи Древа в момент перед решающим сражением они окажутся обречены... Знаешь, Иллидан, я только недавно понял что еще многого не знаю о тебе. Что еще ты скрываешь? - спросил Ремар с хитрым прищуром.
  
  - Еще я мечтаю уничтожить пару миров, Аргус и Натреза** идеально подойдут для удовлетворения моей жажды разрушения, - ответил я с самой милой из возможных улыбок.
  
  *Один из трех (не считаем Пандарию) образовавшихся в результате Катаклизма материков, расположенных к северу от бывшего Источника Вечности. Место обитания троллей племени Драккари, драконов, беорнов и медленно вымиравших из-за проклятия врайкулов (прародителей людей). Еще там водятся нерубы, но они почти никогда не показываются на поверхности.
  
  **Аргус - родной мир эредаров (и дренеев). Так как Иллидану плевать на печаль скитальцев по родному дому он с радостью уничтожит его как только представится такая возможность, как и родину натрезимов (Натреза). Правда выдастся такая возможность не скоро.
  
  Глава 2.
  
  В нескольких километрах от восточного побережья Калимдора, 2 день после раскола мира.
  
  Катаклизм, что прошел так недавно, оставил глубокие следы на всем Азероте. Поваленные, вывороченные с корнем деревья, мертвые животные, а также те несчастные, кому не повезло оказаться слишком близко от уже ослабевшей волны. Были на Калимдоре места и более мрачные в этот час, но для эльфа, замершего посреди поляны, даже этих примет хватало, чтобы осознать масштаб трагедии. Калдорай сидел на коленях и бессмысленно смотрел в даль, безучастный, сломленный. Перед его взором проносилась картина ближайшей к этим краям деревни, бывшей некогда домом для него, а теперь разбитой в щепки, с немногими оставшимися в живых жителями. Он сам попросил прилететь к этому месту и увиденная картина потрясла друида до глубины души. Ведь именно он был повинен в случившемся...
  
  "Нет, это был не я! Моей вины в этом не было!" - именно это хотелось крикнуть, но память раз за разом показывала друиду доказательства преступления. Ведь никто иной, как он принес тот артефакт и пытался применить его к Источнику. И пусть активировал жезл кто-то другой, кто-то использовавший волну магии, если бы орудие не оказалось рядом с озером - ничего бы не произошло.
  
  "А Иллидан знал! Он знал об опасности, но не предупредил, а потому несет не меньшую вину за случившееся!" - сознание пронзила ярость на миг заслонившая отчаянье, но лишь на миг. Как возможно было жить после того, как пусть косвенно, но оказался причастен к гибели сотен тысяч собратьев, миллионов живых существ, как вообще возможно существовать будучи виновным в нанесении таких страшных ран природе, которую клялся оберегать?
  
  Раз за разом в голове проносились эти вопросы, но ответы на них найти не удавалось. Уже несколько часов он просидел на этой поляне, но вместо успокоения все глубже погружался в пучину отчаянья.
  
  - Ты решил сдаться, Малфурион? - прозвучал глубокий, спокойный даже после всех постигших испытаний голос.
  
  - Но как я могу бороться, учитель? Имею ли право жить, после гибели по моей вине стольких? Не лучше ли умереть здесь и сейчас? - голос друида дрожал, наверное, никто и никогда не видел его в таком состоянии.
  
  - Ты решил сдаться? Сбежать от навалившихся невзгод? - голос наставника потяжелел, всякое сочувствие из него исчезло. - Став причиной произошедших несчастий, решил уйти от ответственности? Такому я учил тебя?
  
  Малфурион ничего не ответил, лишь упер взгляд в землю.
  
  - Ты считаешь, что виновен в катастрофе, хотя на самом деле тяжесть ошибки лежит на всех нас, на всех, кто был причастен к атаке на Источник и не смог предотвратить трагедию. И сейчас все мы должны приложить усилия к тому, чтобы восстановить Азерот, природу, что оказалась повреждена нашими действиями и вторжением Легиона. Создать страну, которая возьмет на себя эту миссию! Мне нужна и твоя помощь, Малфурион.
  
  - Учитель, Вы полагаете, что я смогу искупить совершенное? - в глазах друида была надежда.
  
  - Сможешь, если забудешь о своих желаниях и отдашь всего себя делу. И прежде всего ты должен рассказать всем, о том, что именно высокородные уничтожили Источник.
  
  - Но, учитель, ведь в этом был замешан кто-то другой!
  
  - Я это знаю, а еще знаю, что если калдораям станет известна истинная причина катастрофы, от наших идей отвернутся. Ты готов ради желания говорить правду уничтожить мечту о лучшем государстве для эльфов?
  
  - Но можно ведь...
  
  - Нельзя, Малфурион. Эльфы не должны усомниться в друидах. И ты первый, кто должен показать пример верного служения своему народу. Ты должен стать тем знаменем, что направит калдораев в новую жизнь. А потому не смей проявлять слабость, будь опорой своего народа! - выждав несколько минут для того, чтобы ученик уяснил сказанное, Кенариус закончил твердым голосом, чеканя слова, - Я надеюсь, что больше никогда не увижу тебя в таком состоянии. И жду доказательств того, что ты достоин звания моего ученика.
  
  Более не сказав ни слова, полубог, жестом указал Малфуриону направление к лагерю и безмятежно проводил взглядом удаляющегося ученика.
  
  Дождавшись, когда Малфурион скроется из виду, Кенариус повернулся в сторону недавно образовавшегося моря и двинулся неспешным шагом, сохраняя величественный, спокойный вид. По крайней мере так бы сказали посторонние, незнакомые с Кенариусом. Знавшие его лучше могли бы заметить более резкие, чем обычно движения, скорый шаг, хвост, несколько раз хлестнувший по крупу... Мелкие детали, многое говорившие о душевном равновесии Кенариуса. Оставалось удивляться тому, что Малфурион не обратил на них внимание, но друид был в таком состоянии, что и Архимонда мог бы не заметить.
  
  Наконец копыта полубога коснулись соленой воды, грязной от свидетельств катастрофы и только тогда Кенариус позволил себе дать волю чувствам. Воздух прорезал полный ярости крик, а в стороны ударили корни деревьев. В следующую минуту полубог стал оком бури, вокруг которого буйствовала стихия. Кенариуса переполняла ярость от осознания того, что он оказался так слеп и не распознал угрозы. Ведь сам видел тот артефакт, но даже и не подумал о его истинном назначении. Ему и в мыслях не могло прийти, что найдется безумец, что решится на подобное. Как же он был глуп!
  
  Нет, само уничтожение Источника нисколько не трогало полубога. И даже могло принести некоторую пользу, однако понимание того, как много доверившихся ему живых существ погибло в результате катаклизма приносило невероятную боль. Сначала была битва в низинах Нирна, где пали десятки тысяч его созданий, любимых дочерей и учеников, а теперь новая катастрофа, уничтожившая большую часть оставшихся в живых существ. И более всего приводило в ярость то, что он не знал и никогда не узнает, кто стал причиной катастрофы, кто воздействовал на артефакт? Один из Аспектов? Их приближенных? Кто-то третий, о ком он даже не догадывается? Сможет ли он когда-нибудь узнать истинного виновника?
  
  Сейчас необходимо было позаботиться об остатках верных ему разумных. Тех, кто не участвовал в войне и ушел на запад Калимдора, на землю, что не затонула в катаклизме, и тех немногих, что смогли спастись. А еще следует проследить за тем, чтобы эльфы не выбрали старый путь развития. Пусть эта катастрофа была трагедией - нельзя упустить свою выгоду в ней.
  
  Выпустив накопившиеся эмоции, Кенариус направился в сторону лагеря. Необходимо было проследить за тем, как Малфурион подаст произошедшие события. А еще наконец поблагодарить того дракона, что спас его жизнь.
  
  
***
  
  Город Джеденар, ставка армии калдораев. 2 день после раскола мира.
  
  Что чувствуют разумные после величайшей катастрофы в истории мира? После события, оборвавшего жизни даже не тысяч, а миллионов живых существ, стершего с лица земли города и селения, погрузившего под воду родные земли и ударившего при этом нестерпимой жаждой, жаждой магии? Что они чувствуют, осознавая, что вечность потеряна, что их дети обречены умереть всего спустя несколько десятилетий жизни и что святыня, хранившая их тысячи лет, уничтожена?
  
  Должно быть они испытывают страх, отчаянье, слабость и может быть что-то еще, столь же мерзкое, вот только Майев Песнь теней не собиралась поддаваться этим чувствам и другим не намерена была позволять. Она шла по улице города и каждый, на кого падал ее взор, спешил приступить к работе, боясь ее гнева и мигом забывая о всех своих несчастьях.
  
  Тяжелые, покрытые царапинами доспехи, уверенная поступь и высоко поднятая голова - каждая черта в облике жрицы несла в себе уверенность, твердость, непоколебимость, и она была очень рада, что никто не мог заглянуть к ней в душу. Ведь там жило беспокойство за одного несносного эльфа, судьба которого была ей неизвестна. Однако абсолютная вера в Богиню и ее защиту позволяла сохранять твердость несмотря ни на что.
  
  Спокойный шаг Майев оказался прерван, когда на пути ее оказался сидящий в пыли калдорай, смотрящий вдаль потерянным взором. Зрелище, памятное жрице еще по Киринору, городу с которого начался ее путь в войне с демонами. И еще с тех времен она ненавидела подобное состояние у эльфов.
  
  - Я могу тебе помочь? - произнесла она холодным, почти ледяным тоном. Таким, что даже погруженный в отчаянье эльф не смог ее проигнорировать.
  
  - Чем ты можешь помочь мне? - спросил мужчина, посмотрев на жрицу снизу вверх и даже не совершив попытки подняться.
  
  - Я могу прервать твои мучения и подарить быструю смерть, - ответила Майев, и сам тон ее говорил о том, что сказанное не было шуткой.
  
  - Смерть? Но я ведь...
  
  - Тебе было позволено жить на этой земле, хотя множество более достойных эльфов умерли, но вместо того, чтобы воздать должное Богине за ее милосердие, ты словно червь валяешься на земле и упиваешься горем. И раз уж ты отвергаешь дар Богини, я верну его ей обратно!
  
  - Дар, дар? Зачем мне нужен этот дар, если мой дом разрушен, а близкие мертвы? - прокричал эльф, и попытался подняться на ноги, однако сделать это он не успел.
  
  Кулак жрицы, маленький, но отменно твердый, ударил мужчину в живот, опрокидывая его на землю, и прежде чем эльф успел прийти в себя, к горлу его оказался приставлен чакрум.
  
  - Если ты желаешь умереть, если хочешь сбежать, словно трус, я могу помочь в этом тебе здесь и сейчас. Однако если ты не готов уйти из этого мира, то живи достойно, в память о тех, кто умер. Только так и никак иначе! - Жрица не намерена была входить в положение, не считала нужным смягчать свои слова и вполне готова была выполнить свою угрозу, впрочем она также чувствовала, что это не потребуется. - Итак, каким будет твое решение?
  
  Мужчина думал долго, действительно долго, колеблясь с ответом, и только сдвинутый к горлу чакрум поторопил его с выбором.
  
  - Я хочу жить, - хрипло произнес он, и лезвие тотчас перестало касаться кожи.
  
  - Подойдешь к коменданту Селарину, он выделит тебе работу, - все тем же ледяным тоном произнесла Майев и, повернувшись к эльфу спиной, продолжила путь.
  
  Ее мерная поступь вела к самому большому и богатому зданию города - месту, которое в первый же день занял Ремар, вежливо выгнав из него прежнего владельца.
  
  - Какие новости с окраин страны? Что стало известно о действиях лесных? - спросила Майев с порога, не удосужившись даже поздороваться со своим собеседником.
  
  - Здравствуй, Майев, - лицо Ремара было непривычно бледным, острый взгляд мог заметить дрожание пальцев, державших перо, однако голос его оставался привычно твердым, - мои разведчики докладывают о том, что сторонники Кенария начали распространять свою версию событий, произошедших в Зин Азшаре, и она находит отклик в народе.
  
  - Глупцы, - буквально выплюнула жрица, - как они могут верить ему, как способны забыть о тысячах лет совместной истории нашего народа?!
  
  - Ты ведь знаешь, что запад Королевства всегда был местом уединения недовольных властью, не стоит удивляться тому, что полубог находит здесь поддержку, - ответил командующий, и рукой провел по лицу, словно пытаясь согнать усталость. Странный и непохожий на него жест, ведь от него так и веяло слабостью. - Тем более, что на стороне полубога силы природы, с помощью которого он и иные друиды помогают пострадавшим.
  
  - И тем не менее я не позволю ему задурманить калдораев! Мои жрицы уже направлены во все селения с целью рассказать правду о произошедших событиях.
  
  - Да, мне это известно и будем надеяться, что твои действия приведут к нам новых сторонников. Однако так или иначе, но наше будущее сейчас в руках Иллидана, и только от него будет зависеть сможем ли мы вернуть прежнее величие. А потому поспеши с отбытием, это не может ждать.
  
  - Конечно! - Ответила жрица и немного помедлив спросила. - Ремар, что-то произошло? Может быть я чем-то могу помочь?
  
  Какую-то секунду командующий колебался, но затем покачал головой, и чуть надтреснутым голосом ответил:
  
  - Тут ничем нельзя помочь, Майев, ничего уже не изменить. Нужно просто жить дальше, просто жить дальше...
  
  
***
  
  Подножие горы Хиджал. Четвертый день после раскола мира.
  
  Три ночи бесконечной, прерываемой только на короткий отдых работы - столько потребовалось времени на то, чтобы очистить проход и укрепить своды пещеры. Такая скорость была связана с наличием воды Источника, всегда находившейся под рукой, и возможности бесконечно черпать из нее энергию. Я вновь был тем единственным эльфом, что не страдал от "жажды магии", впрочем, кажется мне грозила иная, кажущаяся абсурдной напасть - перенасыщение, в результате непрерывного использование большого числа энергии. Или если говорить по простому - на третьи сутки работы меня уже начинало мутить от очередных порций маны, взятой из бочки. Пока что эти симптомы были мимолетны, но и их было достаточно для того, чтобы пожелать покинуть пещеру, направившись на разведку местности.
  
  Несмотря на это острое, почти нестерпимое желание, я все же заставил себя полностью завершить расчистку пути и укрепить рунами своды и только тогда, захватив с собой оружие и накопитель с частичкой Источника Вечности направился на разведку, которую намерен был сочетать с охотой. Нужно было понять как изменился этот мир и заодно добыть что-то лучше еды собственного приготовления.
  
  Из будущего мне были известны лишь крупицы о произошедших событиях. Сразу после того, как Иллидан смог сбежать от гибнущего Источника Вечности, он направился к хранилищу и приступил к выяснению благоприятного места для создания нового очага энергии для калдораев. Учитывая то, что у него был определенный недостаток в знаниях и умениях, процесс затянулся почти на две недели, после чего я из будущего оказался схвачен сородичами и упрятан в темницу, где никаких сведений о внешнем мире не получал.
  
  И что Иллидану удалось узнать за те две недели после раскола мира? Да ничего. Абсолютно ничего. Он был погружен в создание Источника, полностью поглощен этой идеей, а потому не ведал как, например, выплеснувшаяся в мир магия гибнущего Источника повлияла на флору и фауну. Безопасно ли охотиться на местных оленей, или они сами теперь кого угодно сожрут? Мне предстояло выяснить этот вопрос.
  
  Почему я заговорил об оленях? Потому, что один из них находился неподалеку и мог стать моей пищей на ближайшее время. Все же мое зрение прекрасно подходило для охоты, показав животное даже скрывшееся в переплетении растений. Интересно, а олени были наделены энергией прежде? Во время войны я видел животных, и в них также можно было рассмотреть магию, но в меньшем количестве. Значит ли это, что данный олень может метать молнии?
  
  Нет, не может. К такому выводу я пришел спустя несколько секунд, вынимая кинжал из сердца жертвы. Я намеренно дал своей добыче время для атаки, но она им не воспользовалась, из-за чего можно сделать вывод - если взрыв Источника и изменил простых животных, то незначительно. Неплохо было бы подтвердить данную теорию, но это вопрос будущего.
  
  Следующие полчаса ушли на разделку туши. Некоторые охотники могли управиться с такой работой и за куда меньший срок, однако я уже очень давно не занимался подобным делом, и потому не мог с ними сравниться. Хорошо было уже то, что у меня имелась возможность помогать себе магией в работе, а также были в наличии знания о некоторых простых заклинаниях, что возможно было применить в таком случае. Таких, например, как простые плетения стазиса, позволявшие сохранять мясо, заклинание создания воды - единственного продукта, в моем исполнении имеющего удовлетворительный вкус, и чары сдирающие кожу с добычи, которые возможно было применять не только для охоты. Хотя надо отметить, что применять магию я старался аккуратно, тщательно дозируя силы так как накопитель из-за наложенных ограничений имел достаточно ограниченные возможности и даваемую им энергию следовало привыкать беречь.
  
  Завершив работу я уже намеревался возвращаться к убежищу, однако сделать это спокойно не получилось. Уже укладывая последние куски мяса в заготовленный мешок я почувствовал ощущение угрозы, находившейся совсем недалеко и быстро оглядел местность. После чего осознал причину своего беспокойства - зрение выловило приближение нескольких десятков живых существ. Они определенно летели и обладали на порядок более высоким уровнем энергии, чем убитый только что олень, однако тому же дракону значительно уступали.
  
  После того, как странные существа приблизились на расстояние двух сотен метров, я смог их распознать. Это оказались гарпии - твари, что были хорошо известны и до раскола мира, своей любовью похищать мужчин любой расы, от беорнов, до моих же сородичей. У этих мерзких созданий не было самцов, а потому для продолжения рода они использовали разумных иных рас, которых сжирали, когда те оказывались не нужными. О том как это происходило рассказывали многие, и пусть достоверных свидетельств их пиров не было, даже слухов было достаточно для всеобщей ненависти. Впрочем существа эти были прежде довольно слабыми и достаточно справный воин мог легко отбиться даже от целой стаи, однако было это до катаклизма, а сейчас приближавшиеся твари обладали достаточно значительным магическим резервом. Старшая из них по этому параметру даже могла поспорить с магом-калдораем. А учитывая, что в направлявшейся ко мне стае было почти два десятка особей, такая группа была действительно опасной для калдораев, особенно сейчас, когда эльфы лишены поддержки Источника. Хотя это касается многих, но никак не меня.
  
  Была идея сразу атаковать этих существ, однако делать этого я не стал. Необходимо было изучить противника, оценить его возможности. Серьезной угрозой два десятка гарпий я для себя не считал, но одновременно не мог не признать, что в определенных ситуациях и такие твари могут оказаться опасными. А потому сбор информации будет верным решением.
  
  Не желая скрываться, выхожу на середину поляны, выхватив глефы. И более не предпринимаю ничего, наблюдая за тем, как стая крылатых созданий, по какому-то недоразумению наделенных зачатками разума, формирует круг в воздухе надо мной. Изначально гарпии находились на высоте около ста метров и перемещались в кажущемся хаотичным порядке. Кажущемся, потому что никаких столкновений или заминок в их движении не было. Они бесконечно перемещались незаметно снижаясь, явно стремясь запутать жертву, какой полагали меня. Снизившись на расстояние метров двадцати, гарпии начали делать пробные пике и в один момент, когда я обернулся на одну из противниц, сразу несколько созданий бросились вниз заходя со стороны спины. Очевидно они надеялись оказаться в моей слепой зоне, но стоило ли говорить, что у них ничего не получилось?
  
  Мое зрение отлично показывало все их маневры и даже помогло увидеть, как у самой главной из них начал формироваться заряд энергии. И надо признать - это было неожиданно. Рванувшись в сторону, я избежал, как неоформленного заряда магии ветра, так и атаковавших меня гарпий, после чего перерубил одну из противниц. Еще несколько рванувшихся навстречу гарпий удостоились той же участи, а затем мне надоело это сражение, и воздух взорвался от магии огня. Сразу пять недоптиц вспыхнули живыми факелами, истошно крича, а стая мгновенно бросилась врассыпную.
  
  На этом сражение и завершилось. Гарпии в страхе поднимались все выше в небо и даже наиболее магически одаренная особь готовилась бежать, не пытаясь атаковать вновь. Однако подобный расклад меня не устраивал. Рывок вверх и удар по затылку старшей гарпии, благо она как раз отвлеклась на набор высоты, после чего следует почти мягкая посадка.
  
  Стая попробовала спасти свою предводительницу, но потерпела поражение, лишившись еще нескольких птиц в огне. После чего гарпии бросились в бегство, дав мне возможность рассмотреть свою добычу, все же я никогда не видел этих тварей в живую. Пойманная гарпия в росте уступала мне на голову, притом, что была самой крупной в стае. Ее конечности от коленей и локтей являлись птичьими, заканчивающимися острыми, длинными когтями, лицо чем-то походило на лицо эльфиек, если не учитывать перьев вместо волос и торчащих изо рта клыков, а само тело казалось болезненно худым и легким. Более всего походило это создание на результат экспериментов друидов над сородичами. Между прочим, подобное происхождение этой расы всерьез обсуждалось, ведь сам факт того, что все гарпии обладали женским полом и вынуждены были красть самцов для своего размножения, выдавал их искусственность и явный брак со стороны создателей. Внешне гарпии также получились уродливыми, по крайней мере на мой вкус, хотя я слышал, что встречались и некоторые извращенцы, что специально ловили этих созданий. Я же видел лишь изуродованный облик эльфийки, а потому испытывал омерзение.*
  
  Осмотр был завершен, и следовало приступить к тому, ради чего я ее ловил - допросу. Для чего в начале необходимо было привести пленную в чувства, благо для этого у меня существовали ментальные способности, которые возможно было использовать по разному, в частности и таким образом. Именно это и сделал, после чего обратился к открывшей глаза пленнице.
  
  - Слушай меня, животное. Я знаю, что ты способна понимать мой язык и говорить на нем и потому хочу услышать ответы на свои вопросы. Ты все поняла? - спросил у пленницы, а в ответ получил лишь молчание и ненавидящий взгляд. То есть придется идти сложным путем? Но иного я не ожидал и даже отчасти надеялся, желая на ком-то излить бушевавшую в душе ярость.
  
  Методы допросов изучались всеми, кто служил на границе с троллями, причем как в теории, так и на практике. Еще богаче был опыт, что оказался получен мной из памяти будущего. Что сказать... Тот Иллидан очень вдумчиво подходил к этому вопросу, ведь задача по допросу демонов была нетривиальна. Эти создания обладали невероятной устойчивостью к боли, могли терпеть муки, которые нормальный разумный не мог и представить. А потому варианты пыток поражали воображение и вызывали легкую тошноту. Впрочем, можно начать с классических методов.
  
  Достают кинжал и медленно, чтобы жертва видела, накаливаю его магией. Гарпия продолжила молчать, пусть в глазах помимо ярости появился еще и страх, но если она приняла такое решение..., осталось лишь поднести лезвие к коже. Воздух прорезал крик, причем больше он походил именно на птичий, что несколько успокоило, все же жертва очень напоминала эльфийку. Послышался запах паленого мяса.
  
  - У меня много времени, - проговорил я проникновенно, - а еще я могу лечить тебя, так что умереть от пыток ты не сможешь. Так не лучше ли все рассказать?
  
  - Ты отпустишь меня, если отвечу на вопросы? - спросила пленница.
  
  - Нет. Ты мой враг, и отпущенная, соберешь свою стаю и будешь нападать на моих сородичей. Убивать тебя и других гарпий моя обязанность, а потому даже не надейся на снисхождение. Однако я могу подарить тебе легкую смерть. Так ты согласна ответить на вопросы? - наверное глупо говорить правду, но нарушать свое слово, пусть даже данное врагу, не следует. Тем более, что добиться своего было возможно и так.
  
  - Отказываешься? - спрашиваю и, не дождавшись ответа, приступаю к неприятной, но необходимой работе.
  
  Соглашение на сотрудничество было получено меньше чем через минуту. И после этого я смог задать первый вопрос:
  
  - Кто ты?
  
  - Я глава гнезда Северного пика Хильга, из стаи Кровавого крыла, - гарпия отвечала быстро, отрывисто, более не думая молчать.
  
  - Когда ты получила способности управлять воздухом?
  
  - Всегда это умела делать, - проговорила пленница недоуменно, но осознав, что такой ответ меня не устраивает, поспешила добавить, - после землетрясения мои силы значительно возросли, и тогда удалось применять эти способности в бою.
  
  - Что Вы здесь делали? - гарпия вновь замешкалась с ответом, и это истощило мое терпение.
  
  - Мы ловили вас, эльфов, - крикнула пленница, едва почувствовав прикосновение раскаленного лезвия, а затем продолжила зло и торжествующе, - пусть я умру, и мое гнездо останется без направляющей руки, сородичи уже знают о вашей слабости и смогут ей воспользоваться. Мы будем использовать ваших самцов для размножения, есть ваших детей и женщин. Вы станете нашей пищей, и лишь немногие будут оставлены на прокорм нашим детям. А знаешь, что не так давно я съела одного из ваших детей, чудесный на вкус он был, такое нежное мясо, а как он кричал... Я ведь не стала убивать его перед трапезой. Ведь такое мясо намного лучше и аппетитней, оно просто восхитительно!
  
  Раскаленный нож, пробивший плечо гарпии, заставил ее, наконец, прервать свою вдохновенную речь, забившись от невыносимой боли. Пленница вполне могла умереть от шока, но допускать подобного я не собирался, а потому одновременно применил исцеляющее плетение. Достав нож из раны, произношу тихо, но отчетливо:
  
  - Ты не умрешь, пока не ответишь на все вопросы, даже и не надейся. И еще, не знаю, сказала ты правду или солгала, но я приложу все усилия к тому, чтобы извести вашу расу под корень. А теперь следующий вопрос, какие изменения произошли с другими существами?
  
  За следующие полчаса удалось узнать много важных сведений. Так стало известно, что изменениям подверглись самые разные создания, некоторые стали быстрее, другие агрессивнее, были и те, что превратились в действительно страшных противников. Речь шла о громовых ящерицах, которые научились делать то, что оказалось не под силу оленям - атаковать молниями. Также гарпия уверяла, что ее сородичи встречались со странными созданиями, описание которых напоминало сатиров. Помимо всего прочего пленница рассказала о приблизительном числе гарпий, что отправились на охоту - как выяснилось, их оказалось несколько тысяч и это только известных ей. Большинство сведений она смогла получить именно от общения со своими сородичами благодаря обмену мыслей на расстоянии, и приведенные ей факты вызывали отчетливую тревогу. Стоило все же поспешить с созданием Источника, ведь без его сил отбиваться даже от гарпий будет очень сложно.
  
  - Спасибо за помощь, - поблагодарил я, и одним движением снес голову гарпии. Не думаю, что она успела даже осознать свою смерть, а значит обещание было выполнено. Поднявшись, подхватил мешок с мясом оленя и направился в сторону убежищя. В душе вместо горя вновь плескалась ярость, готовность идти до конца и ухватив эти чувства я намеревался приготовить все к будущему походу.
  
  *Из воспоминаний игры я помню, что все гарпии так или иначе могли пользоваться неоформленной магией и бить с воздуха, однако согласно моей гипотезе подобную силу они получили лишь после раскола мира за счет получения частицы разлитой магии, что усилила их способности. Однако освоить полученное успели лишь создания, обладавшие достаточным разумом. Что касается мнения Иллидана о том, что в происхождении гарпий виноваты друиды - не обвинять же ему арканных?
  
  **Иллидан ксенофоб, небольшое напоминание об этом. И да, гарпии являются антогонистами практически любой расы Азерота, а это что-то да значит.
  
  
  Глава 3.
  
  Западные предгорья горы Хиджал. Четвертый день с момента раскола мира.
  
  Камень под ногой неожиданно дрогнул и начал быстрый бег по склону, отчего Майев едва не последовала за ним и только прирожденная ловкость позволила ей в последний момент ухватиться за обломок скалы. Пусть подобное поведение казалось жрице недостойным, она позволила себе несколько мгновений отдыха, вслушиваясь в звуки камнепада и недовольное ворчание ее спутников, которые вынуждены были уворачиваться от потревоженного ей камня. Судя по тому, что эльфы только ворчали - избежать неприятностей удалось всем, а недовольство было вызвано простой усталостью.
  
  Майев Песнь Теней никогда бы не признала этого в слух, но она и сама невероятно устала и едва заставляла себя двигаться вперед, мучаясь от жажды магии. Особенно нестерпимым было осознавать, что избавление совсем близко, буквально под рукой, достаточно просто воззвать к Элуне и сила наполнит тело жрицы. Всего лишь короткая молитва и жажда отступит... Однако сделать так Майев не могла, не имела право! Энергия даруемая Богиней должна спасать калдораев, излечивать раны и болезни, приносить покой и успокоение в души. Использовать ее ради удовлетворения сиюминутных прихотей? До такого Майев не опустится никогда!
  
  Жрица не знала в который раз ей приходили в голову такие мысли, но как и прежде едва она подтвердила твердость в своем решении, как в тот же момент поднялась на ноги и продолжила путь, взбираясь по крутому, заваленному обломками камней перевалу. Ее спутники только и смогли, что печально вздохнуть. Ведь они все уже давно жаждали отдыха, все, даже ездовые саблезубы, но не смели его просить у женщины, что не просто молча терпела все сопутствующие тяготы, но еще и несла на себе тяжелые доспехи, любого иного уже убившие своим существованием.
  
  - Быстрее! Нам необходимо пересечь хребет до вечера! - у шедшего позади жрицы медведя едва не подкосились лапы от таких слов, но он оставил свои мысли при себе, только помотав удивленно головой. Этим медведем был Меларон, друид и заместитель Иллидана, признанный достаточно надежным чтобы быть принятым в состав отряда. Помимо него к восточному подножию горы Хиджал направлялись еще двое и среди них арканный маг, который после создания Источника должен будет переправить отряд в Дженадар. Однако сейчас он отчаянно страдал от жажды магии и давно бы уже остался позади, если бы не был подсажен на спину второму друиду, и такое чувство беспомощности являлось невероятно горьким для входившего в десятку самых сильных из оставшихся в живых арканных магов.
  
  Все вместе они уже третью ночь шли в сторону убежища Иллидана, впрочем, о цели этого пути знала только жрица и никто иной. Майев не собиралась доверять подобные тайны кому-то из посторонних, а такими она считала все население Азерота, за исключением, возможно самого Иллидана. Впрочем никто из членов отряда не пытался возмущаться, ведь они исполняли приказ Ремара. К тому же авторитет Майев для них был почти столь же большим, как и их собственного командира.
  
  Мерное движение к цели было прервано, когда до рассвета оставалось менее часа. Просто в один момент одна из скал, мимо которой проходила жрица, дрогнула и начала подниматься, преобразуюсь в существо, более всего напоминающее каменного голема. Однако никогда прежде калдораи не слышали о возможности существования диких големов и даже теоретически не могли предположить возможность их возникновения. Однако монстр выбрал явно не тех жертв для нападения и это он понял уже очень скоро. Буквально спустя мгновение после того как камни стали обретать форму, Майев выхватила чакрум и призвала силу Богини, а затем недрогнувшей рукой ударила в стык между камнями ноги голема.
  
  Так и не успевший воплотиться монстр потерял равновесие и рухнул, попытавшись подмять под себя девушку, однако это ему не удалось. Майев успела отпрыгнуть и вновь ударила по голему, на этот раз вогнав чакрум в область "шеи". Каменный булыжник отделился от остального тела создания, однако видимого эффекта эта рана не нанесла - чудовище вновь начало подниматься на конечности. Однако обрести вертикальное положение ему не позволили. На монстра обрушился Меларон, опрокинув того на землю и стал раз за разом бить того всей доступной ему массой тела. А вместе с ним удары наносила и Майев, отделяя один камень за другим. И пусть само сражение продолжалась еще несколько минут - итог его был предрешен уже в тот момент.
  
  - И что же это за создание? - с интересом произнесла жрица, в момент, когда после очередного удара камни неожиданно рассыпались.
  
  Меларон попытался выразить недоумение, но с мордой медведя сделать это было довольно сложно, а от обращения он предпочел воздержаться - форма зверя была намного комфортней в условиях жажды магии. Впрочем жрице ответ и не был нужен, она предпочла его найти сама, начав расталкивать камни, прежде составлявшие голема. И добилась успеха всего спустя минуту поисков.
  
  - Как интересно... - задумчиво сказала Майев, держа в руке кристалл, извлеченный из каменного крошева.
  
  Меларон вынужден был с ней согласиться. Находка действительно была очень необычный ведь перед ними находился настоящий кристалл, позволявший хранить магическую энергию. Достаточно распространенная вещь, бывшая элементом множества сложных изделий, а потому изготавливавшаяся калдораями десятками и сотнями в год, но никогда, никогда не создававшаяся природой. До этого мгновения. Оторвав взгляд от находки, жрица оглядела окрестности и улыбнулась так, что у Меларона мороз прошелся по шкуре. А затем сделала новый шаг в прежнем направлении, ступая твердо и уверенно, во многом благодаря энергии Элуны, использованной в бою. Если бы монстры могли прочесть мысли жрицы, то бросились в бегство с ее пути, но они не обладали такой возможностью и потому уже очень скоро могли стать добычей. Из-за чего? Просто использование энергии Богини в бою - это такое удобное оправдание...
  
  
***
  
  Восточное подножие горы Хиджал. Пятый день с момента раскола мира.
  
  Стены пещеры давят, а взгляд постоянно норовит соскользнуть в сторону дальней стены. Туда, где лежит тело Миранны. Все время пребывания в пещере меня не оставляет ощущение мертвого взгляда, смотрящего с укором, напоминая о собственных ошибках. И это чувство не отступает ни на миг, с той самой ночи. Вчера, получив возможность выйти из пещеры, я не вернулся в нее после охоты, оставшись спать под открытым небом. Презрев возможную опасность быть сожранным одним из зверей. Просто потому, что не мог находится в этом помещении, не мог, так как постоянно думал о своей ошибке, повлекшей за собой смерть Миранны. Впрочем это оказалось верным решением. Ни одно существо не побеспокоило меня в тот день, не переступило выставленный охранный контур, и я впервые смог выспаться и хоть отчасти восстановить силы. Которые были мне очень нужны, ведь сражение за Азерот с окончанием войны с демонами не завершалось и требовалось сделать еще очень много для того, чтобы спасти наш народ. Я просто не имел право в такое время предаваться отчаянью.
  
  План действий был продуман уже давно и основывался на тех знаниях, что я смог почерпнуть у Иллидана. Среди его знаний было одно, в настоящий момент очень важное и именно оно сейчас воплощалось мной. В свое время Иллидан использовал один очень полезный ритуал, позволивший ему скрыться от преследователей. Ритуал создание двойника, которому оказалось под силу обмануть даже глаза прекрасно знавшей "предателя" Майев. И сейчас было как раз то самое время, когда инсценирование смерти собственной может быть очень полезным. Ведь если того Иллидана при создании Источника подстерегали калдораи Кенариуса, то крайне вероятно, что атаке подвергнусь и я сам. И в таких условиях скрыться, оставив преследователям "свой" труп будет не просто спасением от нависшей угрозы, но и серьезным ударом по авторитету Кенариуса, ведь моя известность была весьма значительной среди эльфов, и распространялась даже на лесных. Нужно только обставить свою смерть так, чтобы она не вызвала ни у кого сомнений, а затем скрыться, воспользовавшись предоставленным временем для создания Источника уже для эльфов пошедших за мной и Ремаром.
  
  Но сперва создать двойника... В чем вообще обстоит проблема в изготовлении тела, похожего на свое собственное? Как ни странно, она касается вовсе не изменения облика. Ведь эта возможность доступна очень многим. Десятки и сотни магов в Королевстве зарабатывали тем, что изменяли внешность своим клиентам, хотя чаще клиенткам, создавая порой совершенно отличные от первоначальных лица. Однако отнюдь не все эльфийки спешили воспользоваться такими услугами. Ведь они знали, что подобная магия оставляет следы, хорошо заметные внимательному глазу. В случае же создания двойника, пусть и в виде трупа, проблема еще сложнее, так как необходимо наполнить его тело остаточными энергиями носителя, которые уникальны у любого эльфа, а в особенности у меня. Задача, считавшаяся невыполнимой даже через десять тысяч лет, однако Иллидан очень ценил свою жизнь а потому решил поставленную проблему, а заодно передал необходимые знания мне.
  
  В настоящий момент все было готово к работе. Гладкая поверхность пола выровнена и расчерчена множеством рун, наполненных энергией. Все вместе они изображают круг, в центре которого выделено место для двух тел. И одно из них уже заняло необходимое положение. Бросив взгляд на основной "элемент" в предстоящем ритуале, я нервно обозрел окружающее пространство, но никого так и не увидел. Что было очень кстати, ведь вряд ли калдораи позитивно восприняли бы ритуалы с мертвыми телами наших сородичей. А на правой половине рунного круга лежал именно мертвый эльф, один из тех, что когда-то давно, кажется вечность назад, пытался убить меня в этой самой пещере.
  
  В тот раз я наложил на него и других врагов стазис, не столько предвидя возможность будущего использования, сколько не желая оставлять в хранилище разлагающиеся трупы, которые невозможно было быстро вынести или уничтожить. И теперь у меня в наличии было достаточно целое тело, способное послужить главным ингредиентом для ритуала. И только осталось, что лечь рядом с ним.
  
  Оружие, доспехи и одежда откинуты в сторону, камень под спиной холодит тело и отчего-то хочется оттянуть активацию рун. Однако это желание откидывается в сторону, и я даю сигнал к началу ритуала. Руны вспыхивают, освещая пространство пещеры, а из моего тела начинает стремительно убывать энергия, перетекая в уже мертвую плоть, которая тут же начинает течь, словно воск, подстраиваясь под мою внешность. Руны, что начертаны на полу, призваны оценить мой образ, а затем преобразовать в соответствии с ним труп, заместив те капли энергии, что в нем остались, моей собственной. И осталось только узнать - верно ли были начертаны символы.
  
  В момент ритуала что-либо делать мне не требовалось. Скорее наоборот, необходимо было сохранять неподвижность, однако сразу, как только он был завершен, я вскочил на ноги и всмотрелся в полученный результат.
  
  Для начала мое зрение уверенно подтвердило наличие в теле той самой энергии, что текла и по моим жилам. Бирюзовое сияние постепенно вымывалось из трупа, однако крохи его сохранялись и это было именно тем, чем нужно в моей ситуации, разве что требовалось наложить стазис, который предотвратит порчу двойника до момента начала операции. Что же касается черт лица, фигуры, отметин от оружия и магии - все это я достойно оценить не мог и предпочел отложить до момента появления Майев. А сейчас, раз у меня есть такая возможность, стоит выйти наружу, подальше от глядевших с укором глаз.
  
  
***
  
  Расположившись в двухстах метрах от пещеры, я осторожно обрабатывал кость оленя, пропитывая ее своей магией. Материал этот был не самым лучшим, он плохо держал энергию, так и норовя излить ее в мир, однако привередничать я не собирался - в настоящий момент, после случившегося раскола мира, не стоило рассчитывать на прежнее изобилие в ингредиентах и необходимо было научиться пользоваться тем, что было под рукой. Благо у Иллидана был богатый опыт создания артефактов из подвернувшегося под руку хлама и я в настоящий момент активно его осваивал, попутно повышая свой боевой потенциал. В частности из кости в моих руках в будущем должен был получиться хороший осколочный снаряд, который сможет поразить противника на расстоянии нескольких десятков метров. И таких снарядов я смог изготовить уже пару десятков, не потратив ни одного ценного ингредиента, если не считать энергию воды Источника. Правда изготовление снарядов занимало довольно много времени, но и мне некуда было торопиться - ведь большинство приготовлений к походу было уже произведено и не начинался он только потому, что требовалось дождаться Майев.
  
  Именно этим я и занимался, обозревая окрестности магическим взором, и неторопливо, стремясь экономить энергию, наполняя маной гладко очищенную кость. Занимался до тех пор, пока не заметил фигуры разумных всего в трехсот метрах от меня. Среагировал я на их появление прежде, чем смог осознать случившееся. Миг, и в моих руках уже оказались зажаты глефы, а тело окружается скрывающими плетениями, сливающее его с окружающей местностью. Впрочем эти действия не изменили реальность, так как обнаруженная группа упорно шла непосредственно в мою сторону, не думая сворачивать. Правда вглядевшись в них внимательней, я смог уловить знакомое течение энергии, в настоящей момент притушенное, и позволил себе несколько расслабиться.
  
  - Да пребудет с тобой Элуна, Иллидан! - произнесла Майев подарив мне радостную улыбку, которая должна была скрыть накатывавшую на девушку усталость. Однако я чувствовал с каким трудом жрица держалась в седле, лишь на одной силе воли заставляя себя быть твердой.
  
  - Пусть Богиня одарит своим светом нас всех! - ответил я и жестом предложил проследовать за собой.
  
  Спутников Майев мы оставили обустраиваться в лагере, который я использовал вот уже третью ночь, а сами направились к пещере. Пусть жрица и нуждалась в отдыхе, беседу откладывать не хотелось, к тому же у меня была возможность немного улучшить ее состояние. В конце концов пусть Майев и не может черпать энергию из бочек, но зато я могу передать ману ей лишь затратив на это дополнительные усилия. Однако прежде чем восполнить свои силы мы остановились подле тела Миранны.
  
  - Ты не можешь ее воскресить? - спросил я, глядя на находившееся в стазисе тело девушки, бывшее таким же как и шесть ночей назад.
  
  Жрица не стала отвечать сразу. Опустившись на колени она положила руку на холодное, лишенное жизни тело, и присушилась к своим ощущениям, воззвав к силе Богини. Молчала Майев долго, но когда заговорила голос ее уже с трудом мог скрывать усталость.
  
  - Я ничего не могу сделать Иллидан, ничего. Душа этой девушки уже покинула тело и не сможет вернуться. Впрочем мне не удалось бы это сделать даже если бы я прибыла раньше - в этих ранах слишком много скверны.
  
  Я принял этот ответ со спокойствием. Возможно потому что уже начал привыкать к смертям вокруг себя как и все те, кто пережил раскол мира. Единственное, что появилось в душе - это усталость. Усталость от всего произошедшего и желание завершить эту войну.
  
  - Кем она была? - тихо спросила жрица.
  
  - Нашим шпионом в стане Азшары, дочерью Ремара и моим... другом, - ответил я, с трудом подобрав слова. В своих чувствах к Миранне мне и самому было сложно разобраться, не говоря уже о том, чтобы рассказать об этом кому-то иному. А еще к этому примешивалось чувство вины, которое я не мог, да и не хотел откинуть в сторону.
  
  Майев услышав ответ начертала в воздухе серебряный круг, а затем склонила голову, вознося беззвучную молитву Богине. Сколько уже было произнесено воззваний к Элуне за прошедшие два месяца? А над сколькими погибшими слова прощания так и не были произнесены? Печальные вопросы, и только от нас зависит, будет ли их смерть напрасной или нет.
  
  - И кем был тот, кто ее убил? - спросила Майев, спустя несколько минут тишины.
  
  - Натрезим, Тихондрий, она была смертельно ранена им во время сражения, - с едва сдерживаемой ненавистью ответил я и уже тише добавил, - я не успел ее спасти.
  
  - Иллидан! - голос Майев вновь приобрел твердость. - Ты не должен ни о чем сожалеть! Эта девушка отважно сражалась и погибла, защищая наш народ. Ее душа сейчас пребывает в чертогах Богини, и нет сомнений в том, что Элуна достойно оценит ее подвиг. Сейчас Миранна счастлива, освобождена от всех горестей и невзгод, и ее судьба многим проще чем наша. А потому мы должны помнить о ней, но неизменно идти вперед, восстанавливая то, что было разрушено и спасая тех, кто еще жив. У тебя ведь остались эльфы, ради которых следует жить и сражаться?
  
  - Да, такие у меня есть, - ответил, вспоминая Ремара, Тиранд, и конечно же саму Майев, сумевшую занять всего за месяц с момент нашей первой встречи очень важное место в моем сердце. Если подумать, то жрица была одной из немногих, кому я безусловно доверял. А это в свою очередь означает, что ей стоит открыть некоторые свои тайны, тем более что будет лучше, если о случившемся в уже не состоявшемся будущем будут знать хотя бы трое. Но для начала стоит привести ее в чувства.
  
  Жрица несмотря на всю свою стойкость уже едва держалась на ногах. Произнося уверенные и полные силы речи, она старалась опереться спиной о стену, однако только сжигала тем последние крохи энергии. Пришлось почти силой заставлять ее сесть, а затем еще и помогать снимать доспехи, что для жрицы оказалось непосильной задачей. Сопротивлялась девушка слабо, кажется ее разум, до сих пор поддерживаемый необходимостью идти к цели, оказался затуманен, а она сама от этого приобрела совершенно нехарактерный для себя, беззащитный вид. В какой-то момент она и вовсе прикрыла глаза, кажется погрузившись в сон. Зачем только нужно было доводить себя до такого состояния? И вообще надевать доспехи в треть своего веса?
  
  К тому же литые латы из-за недостатка энергии утратили свойство поддерживать комфортное для тела состояние среды, и под ними одежда девушки была вся мокрой от пота. Оставлялось только удивляться, как она смогла осилить в них весь путь до моего убежища.
  
  - Сейчас тебе станет легче, - сказал я и положив одну руку на плечо жрице второй коснулся края извлеченной из тайника бочки.
  
  Энергия послушно устремилась ко мне, а затем стала наполнять тело Майев, которая от нахлынувших ощущений выгнулась дугой, подняв к потолку лицо со слипшимися от пота волосы. Из ее горла раздался полный блаженства стон, от которого я едва не потерял концентрацию, а в ее чувствах разродилась настоящая буря. Никогда не думал, что получение энергии может привести к такому эффекту, впрочем спустя несколько секунд Майев уже начала приходить в себя, а в ее эмоциях вместо радости стала нарастать волна паники, смешанной со смущением.
  
  В первый раз на моей памяти Майев так открыто выражала свои чувства. До этого мгновения и не подозревал, что она способна на столь яркие эмоции, ведь жрица всегда оставалась собраной, готовой к бою в любой миг. Да, она принимала участие в наших беседах с Ремаром, отдыхала во время стоянок, но даже тогда не снимала доспехов. По крайней мере я ее без них не видел. А потому мой взгляд невольно прикипел к телу жрицы, прикрытому сейчас только мокрой от пота одеждой, почти не скрывавшей изящных изгибов тела, высокой груди, тонкой талии. Майев источала ощущения утонченности и в то же время силы, по-настоящему завораживающее. Осознав, что уже несколько секунд не могу оторвать взгляд от этого вида, я вскинулся и стал исполнять всю ту работу, что намеревался проделать прежде - достал комплект одежды, хранившейся в тайнике, создал каменный бассейн и заполнил его водой, нагретой до нужной температуры и только затем, убедившись что достаточно успокоился, обернулся к Майев.
  
  Жрица за это время не произнесла ни слова и сейчас также смотрела мне в глаза пристально, почти не мигая, так что, я совершенно не мог понять, какие чувства она испытывает.
  
  - Я приготовил воду и одежду, так что ты можешь искупаться, - озвучил я и так очевидный факт, дабы разбить неловкое молчание, для меня неловкое. - А после, если у тебя останутся силы, мы можем поговорить.
  
  - Да, спасибо,- губы девушки тронула улыбка, и она благодарно склонила голову.
  
  Удовлетворившись этим ответом, я поспешил покинуть пещеру, пытаясь привести в порядок чувства.
  
  
***
  
  Осторожно попробовав воду кончиками пальцев, Майев счастливо улыбнулась, почувствовав ободряющее тепло. Именно то, что и было ей нужно после этого безумного перехода, который она сама и устроила. Зачем? Жрица не могла ответить на этот вопрос. Однако сейчас, наконец добравшись до цели своего путешествия, она отчего-то была счастлива.
  
  Скинув одежду Майев опустилась в воду и наконец позволила себе расслабиться, с наслаждаясь ласковыми объятьями воды. И одновременно с этим тепло распространялось в душе, ведь жрица уже и не помнила когда последний раз к ней проявляли заботу. На ней всегда висел долг служения, она всегда должна была быть примером, на который бы равнялись другие. Как возможно в таком положении проявлять хоть малейшую слабость? Она и не проявляла до этой ночи, а потому никому в голову не приходило оказать ей помощь. Хотя быть может рядом просто не оказывалось по настоящему сильных эльфов? Кто знает, однако сейчас Майев ощущала удивительное спокойствие и покой, которого не испытывала уже очень давно, и поддавшись этому чувству она и сама не заметила, как погрузилась в сон.
  
  
***
  
  Дожидаться появления жрицы пришлось долго, ее не было несколько часов, впрочем я никуда не спешил, по зрелому размышлению осознав, что напрасно решил затеять разговор сразу после прибытия Майев. С другой стороны кто мог знать, что девушка окажется столь измотанной дорогой?
  
  И потому я спокойно ждал ее появления напротив входа в пещеру, упорно мастеря артефакты - на этот раз взявшись за создания тех, что способны мгновенно испускать сильный, яркий свет. Такая возможность была тем более выгодной для меня, ведь мое зрение испускаемой вспышки просто не видело, а замечало лишь энергию, что создавало заклинание. В связи с этим артефактов я стремился сделать максимально возможное число.
  
  Занятие это требовало сосредоточения, главным образом потому, что малейшая неудача с начертанием рун могла обернуться не верным срабатыванием артефакта, произошедшим в крайне неприятный момент, а потому появление жрицы оказалось для меня неожиданным, как и ее вид. Ведь Майев вновь не одела доспехи. Впрочем ее самочувствие напротив улучшилось и она вернула себе ту уверенность и твердость, что сохраняла прежде.
  
  - Иллидан, ты хотел о чем-то поговорить? - спросила жрица, после обмена приветствиями.
  
  - Верно, мне нужно многое тебе рассказать, - согласился, одновременно с этими словами активируя защитный контур.
  
  Жрица мое действие поняла верно и даже более того, обратившись к силам Богини она использовала собственные чары, повисшие в воздухе невесомым серебряным кружевом. Очень красивое зрелище, доступное, однако, только для тех, кто имеет магическое зрение. Однако оторваться от его созерцания мне удалось быстро, а затем все мысли о красоте магии и вовсе исчезли из головы, замененные тревогой. Ведь я не знал, как Майев воспримет мой рассказ. Ведь до сей ночи я воспринимался ей как избранник Элуны, а ведь ни единого знака от Богини мной еще не было получено. Конечно, она от меня не отвернется, однако все же...
  
  Однако откладывать на будущее рассказ было нельзя. И без того я затянул с этим слишком сильно. А потому я начал говорить, совершенно не тая ничего из того, что происходило в прошлом и будущем, внимательно вслушиваясь в эмоции жрицы. И в очередной раз смог убедиться в том, что по эмоциям совершенно невозможно понять, о чем думает Майев. Удивление, смятение, радость, страх, сомнение - это было только теми чувствами, что удалось уловить, однако понять их значение не удавалось. А потому мне только и оставалось, что ждать слов жрицы и надеяться на лучшее. Что я и приготовился сделать, когда мой рассказ завершился.
  
  - Так значит я была твоей тюремщицей и прислуживала Кенариусу? Да еще и сошла с ума от ненависти? - девушка склонила голову, пряча от меня глаза, но чтобы понять, что она чувствовала, достаточно было посмотреть на руку, крепко, до боли, сжавшую рукоять чакрума.
  
  - Послушай, - не зная как поступить, я положил свою руку на плечо девушки, и стал говорить спокойным, твердым тоном, - то, какой ты стала в том мире, уже не повторится. История изменилась, мы изменились.
  
  - Иллидан, я гналась за тобой, будто диким зверем, желая убить, и мне это почти удалось!* А затем, когда решила что цель достигнута, и вовсе сошла с ума и пошла против эльфов, против своего народа! - эти слова Майев почти выкрикнула, уже едва сдерживая свои эмоции.
  
  - А я в том будущем пытал тебя и возможно именно от этих пыток та Майев и потеряла рассудок, - не выдержал и крикнул я в ответ и уже тише продолжил. - Пойми, тот Иллидан также был безумен. Безумен был и он и его тюремщица. Но мы не они. Мы не допустим совершенных ошибок и будем наблюдать за другими, чтобы не ошиблись и они. Вот я буду только рад присматривать за тобой хоть целую вечность.
  
  - Спасибо тебе, Иллидан, - жрица улыбнулась и отвела взгляд в сторону, а в ее эмоциях послышалось смущение, - спасибо, и я тоже буду рада присмотреть за тобой.
  
  Самообладание стремительно возвращалось к жрице, ее плечи распрямились, взгляд обрел прежнюю твердость, а еще злость, направленную к счастью не на меня.
  
   - Ты прав, - повторила она, - то что было в будущем сейчас не столь важно, мы друг друга никогда не предадим. А еще отплатим друидам за все то, что они сделали с нашим народом!
  
  На этом наша беседа завершилась и настал черед сбора в рейд.
  
  Глава 4.
  
  Спокойный и размеренный бег через лес в компании с надежным товарищем. Что может быть лучше этого после нескольких месяцев сражений? Наверное только то, что твоим товарищем является красивая девушка, невольно приковывавшая к себе внимание, которого совершенно не требует окружающая местность. Удивительно, но факт, несмотря на раскол мира, уничтоживший огромное множество живых существ и вызвавший некие, не до конца понятные магические преобразования, нас в пути никто не тревожил. Наличие магического зрения, пусть и более слабого в теле тигра, отличного нюха, а также острых, как и положено эльфийке, глаз Майев, позволяло заблаговременно обходить всех живых существ, и оставаться в своих мыслях.
  
  Перерывы в пути мы делали не долгие. Лишь на сон и приготовление пищи. Все же тот коктейль энергий, что теперь существовал в моем теле, давал на порядок лучшую выносливость в сравнении с обычными эльфами, а Майев имела возможность подпитывать силы своего саблезуба. И потому мы могли почти не останавливаясь бежать на юг, сквозь немного увядший и изломанный, но все также хорошо знакомый лес.
  
  Путешествие было невероятно странным. Умом я понимал, что случилась катастрофа и мои сородичи в настоящий момент сражаются за выживание, однако никаких признаков бедствий нам не попадалось, отчего невольно создавалось впечатление, что случившееся за последние несколько месяцев - всего лишь сон и в действительности в мире ничего не изменилось. И только необходимость пополнять запас энергии из накопителя, напоминал о том, что случившееся мне не приснилось, это и присутствие рядом Майев, со времени прошедшего разговора погруженной в размышления.
  
  Однако эта идиллия не могла существовать долго, и завершилась на пятнадцатую ночь, когда мои уши уловили звуки далекого боя.
  
  Стоит честно признаться хотя бы самому себе в том, что решение спасти, несомненно, с кем-то сражавшихся эльфов пришло ко мне не сразу. На разум давило осознание важности миссии, что лежала на наших плечах, и, казалось, что рисковать в данный момент было бы недопустимо. Вот только все существовавшие во мне принципы были против бездействия, а потому решение могло быть только одним. Все же не привык я избегать опасностей, да и моя спутница никогда бы не осталась в стороне.
  
  Обернувшись в эльфа и сбросив лишний груз прямо на землю, я переглянулся с Майев, а затем бросился в направлении звуков сражения. Жрица спрыгнула с саблезуба и держалась вровень со мной, с легкостью передвигаясь в своих массивных доспехах, что могло вызывать только восхищение. И ведь здесь не было речи о помощи магии - только собственные усилия девушки. Хотя магия Майев также была доступна, ведь я делился с ней энергией и отдал пару кристаллов-накопителей. В результате чего боевой потенциал девушки в сравнении с тем, каким он был до уничтожения Источника, почти не пострадал.
  
  Достичь нужного места нам удалось быстро, менее чем за минуту, но к тому моменту шум сражения уже начал стихать и открывшийся вид показал, что это было вовсе не к добру. Нам предстали трое эльфов, стоявших в круге, и скрывавших за своими спинами детей. Они отчаянно сражались, однако имели в своих рядах всего одного друида, из-за чего не могли надеяться на победу. А отбивались они от... волков.
  
  И это было действительно странно, ведь обычные звери никогда не нападали на друидов, и даже эльфов обходили стороной, а в тех редких случаях, когда все же проявляли агрессию, существовали заклинания, позволявшие успокоить животных. Однако сейчас взору предстали несколько мертвых тел как волков, так и калдораев, а значит раскол мира повлиял и на простых животных.
  
  Все эти мысли крутились в голове, в тот момент, когда уже сплеталось привычное и так часто использованное заклинание. Рывок вперед, совмещенный с вращением и сразу несколько животных оказываются изрубленными на куски. Одновременно с этим Майев телепортируется на другую сторону поляны, широким взмахом чакрума убивая двух волков, а затем обрушивая на оставшихся рядом силы Элуны. Я же со своей стороны создал волну огня, испепелившую почти десяток зверей. И этого оказалось вполне достаточно, чтобы уничтожить большую часть животных, и обратить в бегство оставшихся. Преследовать их не было смысла, перебить всех хищников все равно невозможно - эти леса были очень богаты на зверей, что когда-то являлись защитой калдораев, а теперь могли стать большой угрозой.
  
  Между тем Майев вновь воззвала к Элуне, и получив ответ бросилась к одному из окровавленных тел. Должно быть почувствовала в нем огонек жизни. Оставшиеся трое эльфов также очнулись после своего неожиданного спасения, но повели себя по-разному. Двое просто без сил опустились на землю, обняв друг друга и сжавшихся за их спинами детей, руки их все еще дрожали, не желая выпускать окровавленные мечи. В это же время друид бросилась к месту, где трупов мертвых волков было особенно много. Только сейчас мне стало понятно, что это была эльфийка, скрывавшая свою фигуру под древесными доспехами.
  
  - Сможешь помочь? - спросил я Майев, глядя на то, как она направляет серебряную энергию в тело раненого. Я сам был до сих пор плохим целителем, едва способным залечить собственные раны, а потому надежда оставалась только на жрицу, которая, как и все без исключения сестры, хорошо владела навыками лечения.
  
  - Ему смогу, - ответила Майев спустя несколько секунд, на мгновение прерывая поток энергии, направляемой в рану, - но все остальные эльфы мертвы.
  
  - Значит мы опоздали. Стоит поторопиться с созданием Источника.
  
  - Мой саблезуб все равно не способен бежать быстрее, - спокойно ответила жрица, однако я почувствовал в ее тоне горечь, - а значит добраться до Силитуса раньше мы не сможем.
  
  - Верно, но это не отменяет сожаления. Впрочем, вся эта трагедия связана с тем, что калдораи оказались в лесу, а не за деревенским частоколом. Так что стоит расспросить выживших, почему они направились в лес в такое тяжелое время. Зачем покинули свои дома?
  
  Вопрос этот был действительно важен, ведь и мы могли только догадываться о том, что происходит с нашим народом и любые новые сведенья были важны для расчета дальнейших действий. Вот только кого расспросить? Хотя ответ очевиден. Выбор между убивавшейся горем друидкой, склонившейся над уже мертвым телом, и двумя изможденными эльфами был довольно прост. Встав напротив этой пары, я перебрал возможные варианты приведения их в чувства и вынужден был с сожалением отбросить командный рев - присутствие детей его исключало.
  
  - Вы можете ответить на несколько моих вопросов? - спросил по возможности мягко, добавив в слова немного ментальной силы. К слову об этих моих способностях Майев уже знала и я даже пообещал ей обучение.
  
  Мужчина поднял на меня глаза и попробовал ответить, однако сделать это ему было не просто, слишком тяжелыми для него оказались последние события. Однако за него это сделала другая эльфийка, оставленная без внимания.
  
  - Мы покинули деревню и оказались атакованы, - произнесла друидка, что потерянно гладила волосы окровавленного и, несомненно, мертвого эльфа. После чего тихо произнесла, - здравствуйте, Иллидан, вы наверное не помните меня?
  
  Было что-то пугающее в ее поведении и речи. Более пугающее, чем окровавленная, заполненная мертвыми телами поляна. Мертвый взгляд, устремленный сквозь меня, сухой, надтреснутый голос, лишенный даже намека на эмоции, неестественные, словно кукольные, движения рук. Слова ее не сразу дошли до разума, бездумно взиравшего на эту картину, но даже когда я их осознал, то не смог понять, когда мы встретиться с этой девушкой.
  
  - Не помните. В этом нет вашей вины, ведь мы виделись всего один раз. Тогда вы пришли к моему мужу, чтобы предупредить об опасности, и он послушал Вас, да вот только от судьбы не уйдешь, ведь верно?
  
  - Вашего мужа?
  
  - Да, вы предупредили его три месяца назад, и мы бежали в эти края, но смерть побежала за нами и догнала. Должно быть на то была воля Богини...
  
  - Кто вы и кто Ваш муж? - задавая этот вопрос, я почувствовал, что знаю ответ, хоть и не желал этого.
  
  - Мое имя Тирель, а имя моего мужа... Соерил. Ваш бывший учитель. Он всегда с уважением рассказывал о Вас, считал своим другом. И был благодарен до самого конца за предупреждение. Вот только очень переживал из-за того, что не смог присоединиться к битве с демонами.
  
  - Соерил, учитель? - обернувшись в тигра и посмотрев его глазами, я, наконец, узнал своего бывшего наставника. "Да, браво Иллидан, ты молодец. Одного учителя убил, а второго отправил на смерть" - пронеслось в голове. Судорожно вздохнув, постарался успокоиться, и это удалось почти сразу. Все же за прошедшую войну мои глаза увидели смерть очень многих эльфов, в том числе и хорошо знакомых. И смерть Соерила не могла ранить больнее, чем смерть Миранны. Даже та боль, что настигла разум, была вызвана больше глупостью и нелепостью смерти моего друга и наставника. Превосходный маг, рассказывавший мне о том, как убил сотни троллей, умер от стаи обычных волков тогда, когда величайшая война этого мира была завершена. Интересно был бы жив Соерил, если бы не мое предупреждение? Хотя какой смысл об этом думать? Совершенное уже нельзя исправить, по крайней мере я вряд ли смогу это сделать, если только не прибегу к ритуалу сходному с тем, что сделал Иллидан. А использовать его я не собираюсь, ведь в этом мире еще много тех, кого следует защитить.
  
  - Почему вы оказались здесь? - задал я вопрос, быть может ради того, чтобы отвлечься от мыслей.
  
  Тирель отвела от меня свой взгляд, что вызвало почти физическое облегчение, а затем заговорила:
  
  - После твоего предупреждения мы уехали из Зин-Азшари на третью ночь и поселились в Келен-Ханам - деревни недалеко отсюда. Меня тогда удивило, что... Соерил, - произнеся имя своего покойного мужа, эльфийка запнулась, но спустя несколько секунд продолжила, пусть теперь на ее лице блестели дорожки слез, - что Соерил выбрал эти края. Все же совсем недалеко от этих мест живут силитиды. Однако он заверил, что жуки еще долго не будут угрозой.
  
  Тирель остановилась и горько усмехнулась, что было несомненно лучше того безмолвного горя, что она испытывала прежде.
  
  - Мы жили здесь в спокойствии и неведении до того момента, как нас настигла жажда магии, но и тогда не знали причин недуга. Лишь позже к нам пришли слухи о разрушении Зин Азшари. Соерил, узнав об этом, решил присоединиться к армии Королевства, но придя в крепость Силитус, телепортационную точку ближайшую к нам, он обнаружил его покинутым. Склады и накопители были исчерпаны, телепорт не работал. Мой муж порывался отправиться к другим городам и телепортироваться оттуда, но я убедила его остаться дома.
  
  Тяжело вздохнув, возможно переживая думая о ошибках, что допустила, друид продолжила.
  
  - Так мы и жили в деревне ни о чем не подозревая, ни во что не вмешиваясь до тех пор, пока подземный удар не потряс Келен Ханам. Землетрясение было настолько сильным, что многие эльфы оказались ранены, из-за обрушившихся зданий, и всех их без исключения охватила паника, от исчезновения связи с Источником. Мы не могли понять, что произошло, отчего вернулась болезнь, отчего произошло землетрясение? Все, что нам было известно - то, что в Азерот вторглись демоны и ничего более. А затем в нашу деревню пришли друиды...
  
  - Сторонники Кенариуса? - переспросил я, когда пауза вновь затянулась, из-за того, что Тирель ушла в свои мысли.
  
  - Да. Они рассказали о том, что Источник уничтожен и виновны в том высокородные, арканные маги, предавшие свой народ. И что именно ты, Иллидан, был тем, кто устроил катастрофу.
  
  - Я? - вначале эта новость вызвала удивление, но на смену ему пришла ярость. Ведь именно друиды и мой собственный брат были виновны в случившемся, но, не желая брать на себя ответственность, решили взвалить всю вину на меня. Что ж, весьма разумно, такой тонкий политический ход, твари! И почему тогда я ударил глефой по артефакту, а не убил Малфуриона? Что меня остановило, и какой оказалась плата за мою сентиментальность?
  
  На плечо опустилась холодная рука, а спокойный, мелодичный голос произнес:
  
  - Иллидан, не беспокойся, Ремар уже рассказал правду о случившемся, а мои жрицы разносят ее по всем городам и селам Калимдора. Предателям не удастся заморочить наш народ.
  
  Слова моей спутницы звучали обнадеживающе. Да и я сам хорошо знал Ремара и был уверен в том, что он не упустит возможности ударить по авторитету друидов.
  
  - И что было дальше? - спросил, наконец справившись с эмоциями.
  
  - Приспешники Кенариуса уехали из деревни, а мы остались. Вот только в наших глухих краях мало было тех, кто использовал арканную магию, большинство полагались на силы природы. И жители использовавшие друидизм обернулись против нас, ведь необходимо было им куда-то направить свою злость...
  
  - Жители деревни напали на вас? - тревожно спросил я. Если подобная история повторялась в каждом селении и городе, то вполне могла вспыхнуть гражданская война на обломках Королевства.
  
  - Что? Нет, что вы, - Тирель улыбнулась, но как-то очень грустно, - жители деревни не стали на нас нападать, не стали даже изгонять из селения. Мы вполне могли бы и дальше жить в своих домах, правда, под презирающими взглядами, но зато живые, верно?
  
  Не дождавшись ответа, женщина продолжила:
  
  - Мы могли жить в безопасности, но предпочли направиться на север. Из разговоров прислужников Кенариуса нам стало известно, что именно там собираются те, кого они называли "предателями". Присоединиться к таким же как мы казалось в тот момент самой разумной идеей. Этот лес был хорошо нам знаком, он казался абсолютно безопасным, тем более, что я как друид могла найти общий язык с любым зверем. Могла, до катастрофы. Но первые же встреченные нами волки не просто не поддались моим чарам, они стали еще более агрессивными, чем были прежде и, собравшись в стаю, атаковали.
  
  На этом моменте силы наконец оставили женщину и она, закрыв лицо руками, зарыдала. Громко, с надрывом, крепко сжимая в руках тело мертвого мужа. Я слышал, что женщины через слезы сбрасывают со своих плеч горе, но это был не тот случай. Тирель была на грани сумасшествия.
  
  - Майев? - обратился я к девушке, впрочем, озвучивать свою просьбу не стал, жрица и сама пришла к схожим с моими выводам. Спустя секунду Тирель оказалась погружена в сон после легкого касания Майев.
  
  - Можете что-то добавить? - спросил, стряхивая с себя усталость, вызванную этой короткой беседой.
  
  - Если не считать детей, нас было семеро и трое погибли, сдерживая волков. В том числе и Соерил. - произнес эльф. - Он храбро сражался, но без магии не мог противостоять такому числу противников. Мы живы благодаря Тирель и вашей помощи.
  
  - И что вы намерены делать теперь?
  
  - Не знаем. До нашей деревни три дня пути, и никто нас там не ждет. Добраться до юга теперь невыполнимая задача. А ведь нужно еще и позаботиться о детях...
  
  И вновь я оказался перед выбором между долгом и своими принципами. Отвести этих эльфов к ближайшему селению и потерять несколько столь важных для всех калдораев ночей или бросить их здесь? Что надлежит сделать в такой ситуации?
  
  
***
  
  Поляна, на которой произошла схватка с волками, скрылась за нашими спинами, оставив все потрясения за спиной. Хотелось бы так сказать, но на самом деле вопрос о правильности принятого решения до сих пор терзал меня, возможно поэтому я так и не обернулся в форму тигра. Поняла это и Майев.
  
  - Я думала, что ты решишь позаботиться об этих эльфах, - произнесла она, при этом не выдав в интонации ни осуждения, ни одобрения моему поступку.
  
  - Это нападение всего лишь одно из сотни, а может и тысячи, что происходят сейчас на Калимдоре. Когда мы с Ремаром продумывали наш план, то совершенно не рассчитывали на бешенство животных и вошедших в силу гарпий. И именно потому не считали необходимым спешить. Это было ошибкой. К тому же спасенные нами не должны пропасть за то время, что нам осталось бежать до Силитуса, - последнее предложение мне не удалось произнести с должной уверенностью, просто потому, что я ее не ощущал.
  
  - За последние месяцы погибло много, очень много эльфов, но если мы будем медлить жертв станет еще больше. К тому же мы сделали все, чтобы их защитить, - сказала Майев с убежденностью в каждом слове. Хотелось бы и мне быть настолько уверенным в своих поступках и не изводить себя размышлениями попусту.
  
  Встреченные нами эльфы были окружены скрывающим плетением и рунами, что должны были защитить их от любого поиска и не слишком сильного врага, а для того случая, когда противник все же появится, им были выданы несколько артефактов. Настоящее сокровище по нынешним временам, по крайней мере калдораи мой подарок оценили и не просили взять с собой поверив словам о важности миссии. Им я посоветовал переждать в этом месте до того, как мир изменится, не став объяснять сказанное. Просто добавил, что в нужный момент они и сами все поймут, ведь сложно не заметить появление Источника. Успокоив таким образом совесть и сохранив устоявшиеся принципы, мы продолжили свой путь.
  
  Преодолеть требовалось еще почти пятьсот километров, что я планировал сделать за три ночи. Сложная задача, но вполне посильная для меня и саблезуба Майев. Главное было больше не ввязываться в сражения, ведь в них мы также использовали и энергию, что почти не пополнялась даже с учетом артефакта. Все же душа калдорая требовала постоянной подпитки магии, а в нашем случае энергия уходила на поддержание здоровья и боевой готовности сразу двух эльфов. Вот в такие моменты я и сожалел о том, что не сделал из воды Источника более мощный личный накопитель, жаль, но что тогда, что теперь придумать иной способ надежно скрыть артефакт не выдавая его местонахождение всему миру, так и не удалось. Оставалось радоваться тому, что есть.
  
  Во время коротких стоянок мной были сделаны еще несколько простых артефактов, что могли пригодиться в будущем, пусть и оставалась надежда, что этого не случится. В остальном же наше путешествие проходило спокойно и в то же время напряженно. Прошлый бой повлиял и на меня и на Майев, ведь он был тем камнем, что разбил спокойствие воды. Иллюзию благополучия, в которую мы сами хотели верить. И теперь все мысли невольно сосредотачивались на том как много калдораев пережило войну и сможет встретит следующий год. И возможно ли будет воскресить прежнее величие?
  
  Так и получилось, что наше путешествие превратилось в долгий изматывающий бег через ставший враждебным лес, во время которого мы не проронили ни слова. А на середине третьего дня перед нами предстало высокое плато, столь знакомое по прежней службе. Всего два года назад я прыгал с этого обрыва, но казалось, что с того момента прошла целая вечность. Тогда благодаря этому плато мне удалось скрыться от силитидов, теперь же предстояло на него забираться, что было не в пример сложнее.
  
  - Майев, здесь нам необходимо разделиться. Выполни свою часть плана и жди меня, постараюсь не задерживаться, - улыбка у меня получилась натянутой. На самом деле решение разделиться было весьма неоднозначным, однако если я желал инсценировать свою смерть, мне нужна была помощница, которая останется здесь и подготовит место для кровавого разрешения погони.
  
  - Да пребудет с тобой воля Элуны, Иллидан, - пожелала мне спутница, на попечении которой оставались мои глефы и магический двойник. Необходимость расстаться на время с клинками также была неприятной, однако приходилось идти и на такие уступки, благо в качестве замены у меня были парные мечи.
  
  Отчего-то прощание казалось каким-то незавершенным. Хотелось добавить к сказанному еще что-то, но вот что? Этого я и сам не знал, и кажется схожие чувства испытывала Майев, в душе которой царило смятение. Однако затягивающееся молчание делало эту ситуацию еще более неловкой, а потому в конце концов я просто попрощался, направившись к стене плато.
  
  Подъем наверх оказался еще более сложным, чем запомнился ранее. Как бывший патрульный крепости Силитус я знал о нескольких спусках с плато, однако катаклизм значительно потрепал их, сделав местом, где в любой момент возможно было сорваться вниз. Правда для меня это не стало бы смертельным, ведь магия позволила бы совершить мягкую посадку. Однако тратить время и энергию на подобное не хотелось, и потому я сохранял осторожность.
  
  Завершив подъем и не теряя ни минуты на отдых, оборачиваюсь в тигра и бегу к виденному невдалеке лесу. Воспоминания о прошедшей в этих местах погоне, вновь нахлынули, но оказались отброшены в связи с тем, что именно сейчас мне требовалась чистая, лишенная волнений и тревог голова. Слишком многое было поставлено на карту. В доставшейся памяти именно во время создания Источника Иллидан был схвачен и посажен в тюрьму на десять тысяч лет. Повторять такую судьбу не хотелось, да и права такого я не имел, слишком много планов могли осуществиться только мной. А значит стоит в этот раз быть умнее и предполагать, что даже изменение места создания Источника не гарантирует того, что за мной не придут друиды. Кстати интересно, брат Майев тоже будет здесь? Удивительно, но я так и не спросил у нее о родственнике, а сама жрица мало что рассказывала о своей жизни, если быть точным - вообще ничего. Стоит в этот раз пощадить дурака и не трогать его и пальцем, благо морду этой сволочи я хорошо помню. Почему сволочи? Да потому, что он искренне наслаждался тем, что поймал предателя и готов был сам себя превозносить за подобный подвиг. И ведь и правда прославился, скотина, я потом специально узнал. На этот раз брата Майев стоит оставить без боевых шрамов, если конечно он заявится в это место.
  
  Меж тем прошло два часа, и моим глазам предстал Силитус, все также грозно бросающий вызов небу. Крепость стояла на высокой скале и знакомая дорога вела к закрытым воротам, но вот на стенах ее не было видно ни одной фигуры ни в магическом зрении, ни в обычном. Видимо она и правда была пустынна. И один ее вид на время выбил все мысли из головы. Все же с этой крепостью были связаны самые разные воспоминания и пусть не все из них были приятными, далеко не все, но они были мне дороги, и не хотелось ничего забывать.
  
  А теперь эта крепость должна будет стать сердцем для тех, кто решит пойти за Кенариусом, столицей моих врагов. И единственное, что грело душу, это фантазии на тему того, с какими трудностями столкнутся друиды и драконы, когда решат выращивать на этой голой скале свой сорняк...
  
  
***
  
  Пусть это место и навевало массу воспоминаний, но на них просто не было времени, и потому я со всей возможной скоростью бросился к крепости по крутой горной дороге. Правда как бы не хотелось мне быстрее попасть внутрь, передо мной встала одна большая проблема. Если честно такая проблема появляется перед любым, кто желает войти в крепость и название ей - ворота. Как оказалось, они были надежно закрыты изнутри, что следовало ожидать, учитывая, что войска, покидавшие Силитус, никуда не уходили. Впрочем, это было лишь досадной помехой, решить которую мог простой рывок вверх.
  
  Раз за разом применяя плетение, я достиг нужной высоты и мои ноги ступили на камень крепостных стен. Можно было бы насладиться отсюда отличным видом, но меня больше волновали внутренности крепости и потому я начал неторопливо изучать землю, что расстилалась под моими ногами, попутно сравнивая ее с тем, что открывалось мне с наружной стороны стен. Впечатления были положительными. Магия здесь и правда пропитала почву, при этом можно было рассмотреть сразу две крупные магические жилы, что проложили себе путь через камень. Сверка с доставшейся памятью услужливо подсказала, что гора Хиджал была более благоприятна, так как на ней сходились сразу три жилы, бывшие более крупными. С другой стороны мои знания о процедуре создания Источника в настоящий момент не в пример более обширны в сравнении с теми обрывками, что обладал Иллидан, а потому результат получится едва ли не лучший. Стоит лишь выбрать подходящее место и верно провести ритуал.
  
  Моего зрения не хватало, для того, чтобы полностью оценить расположение магических жил, но можно было предположить, что ближе всего они сходятся у центра крепости, рядом с восстановленной центральной башней, а значит нужно спуститься вниз.
  
  Пространство внутри крепости было таким же пустынным и заброшенным. Стоило отметить, что войска Силитуса собирались основательно и неторопливо, никаких следов спешки заметно не было. Как не было и ни одного живого существа, что не могло не радовать. Ведь даже союзник в данный момент был бы помехой, намного спокойней было оставаться одному. Чем-то эта тишина странным образом успокаивала, хотя, казалось бы, должна была пугать. Возможно, мне просто хотелось в такой поворотный момент побыть в одиночестве, и гулкая пустота знакомой крепости полностью отвечала моим желаниям.
  
  Вторые, как, впрочем, и третьи ворота оказались открыты, чему я был несказанно рад, после чего моему взору предстала сама башня. Сооружение было новым, но в то же время по возможности точно повторяло форму старой твердыни. Стоило забраться уже на вершину этого шпиля, чтобы получить возможность оценить крепость максимально полно. В какой-то степени это было не столь важно, ведь и снизу я мог разглядеть несколько удобных мест для создания Источника, но пусть мой путь сюда проходил в большой спешке, также спешить в работе не следовало, необходимо было в мельчайших деталях достичь идеала. Да, я планировал создавать Источник для своих врагов, но разве возможно было делать такую работу халтурно? Это не позволяла мне моя гордость.
  
  Башня была самым высоким строением в крепости и имела размер в сорок метров, и к тому же стояла на некотором возвышении. С ее верхнего этажа можно было увидеть, как внутреннее устройство крепости, так и ближайшие окрестности. Благодаря высокой концентрации магии в этом месте даже в магическом зрении все представало невероятно четко.
  
  Никого из магически сильных существ видно не было, но они вполне могли скрываться. Что касается благоприятного места для Источника... Найденные мной ранее два места действительно были удачны, однако лучшим оказалось иное до этого скрытое за башней.
  
  На пустующей сейчас площади магические жилы оказались особенно близки к поверхности, более того, я почувствовал в глубине породы еще одно течение энергии. По всем параметрам это место было благоприятно и даже приближалось в своих качествах к озеру на горе Хиджал.
  
  Захотелось спрыгнуть и немедленно приступить к работе, но я подавил в себе это желание спешки. Сегодня оно было лишним, требуется сохранять спокойствие и не давать повода нетерпению и раздражительности взять верх. Именно поэтому я спустился по лестнице, внутренне кляня себя за пустую трату времени.
  
  Да, такое состояние духа, спокойствие было искусственным и совершенно не соответствовало моему характеру, но только в таком состоянии, являющемся видом медитативного транса, и возможно было проводить ритуал.
  
  "Если бы я освоил это умение при обучении у Кенариуса друидизм дался мне не в пример проще" - пришла в голову мысль и в тот же момент маска спокойствия едва не слетела с души, ведь воспоминания о полубоге потянули за собой и мысли о брате. На то, чтобы вновь погрузиться в медитативный транс ушло несколько минут, но душевное равновесие было восстановлено.
  
  На нужной мне площади ничего примечательного не оказалось, из-за чего встал вопрос о способе создания Источника. Разрушенный представлял собой бездонное озеро, Колодец Вечности на горе Хиджал также был создан в водоеме.
  
  С другой стороны Солнечный колодец, созданный высшими эльфами, по дошедшим до меня слухам, располагался в специально созданной нише с водой. Видимо и мне стоит сделать выемку в каменной брусчатке?
  
  Однако не успел я приступить к выполнению этого решения, как уловил один объект, что ускользнул от моего внимания. Это был колодец, самый обычный колодец, что был расположен на краю площади, у стен одной из казарм. Магическое зрение подтвердило, что пусть с краю, но этот ничем не примечательный объект оказывается в благоприятной зоне. Следовало подтвердить еще одну догадку.
  
  Подхожу к колодцу и заглядываю внутрь. Увиденное вызвало удовлетворение. Несмотря на землетрясение все камни в кладке остались на местах, а вода все также была готова напоить путника. Осталось лишь бросить ведро внутрь и выкрутить цепь обратно, беря воды на пробу. И почувствовав ее вкус, я расплылся в довольной улыбке. Вода была наполнена маной, это место даже без воды из Источника Вечности способно было поддерживать эльфов, а значит оно идеально подойдет для создания очага магии.
  
  Совершив обращение в тигра я установил положение светила - до заката оставалось еще три часа, а значит время до того момента, когда следовало начать ритуал есть и даже в избытке. Хотя если оценить объем работы, что следует проделать... Правда если бы я пошел путем того Иллидана, то просто вылил бы фиалы в колодец в нужный срок, да произвел несколько магических манипуляций, но это не мой путь.
  
  Для начала я незатейливо, можно сказать варварски, удалил крышу колодца, срубив ее мечами*. Не желательно было, чтобы что-то мешало свету звезд в момент кульминации ритуала. Доски вынес за границу очерченного себе для работы пространства.
  
  Затем, обвязавшись веревкой, я полез в сам колодец, уже предвкушая то время, что придется провести голым в холодной воде. Из всего вооружения у меня был только нож. Предстояло долгое и нудное занятие - вырезание рун на камнях, предназначенных для ограждения растекания в пространстве энергии Источника и его частичного экранирования.
  
  Благодаря моей магии и навыкам, руны вычерчивались быстро и легко, вот только требовалось их много, очень много, не менее тысячи. Особую прелесть работе добавляла необходимость более половины рун начертить под водой, благо хоть для магического зрения разница была не слишком велика. Лишь легкое марево энергии перед глазами - не сравнить с тем, как пришлось бы мучиться нормальному эльфу.
  
  Однако пусть я и обладал нужными навыками, да еще и владел заклинанием, позволявшим долгое время пребывать под водой, уже очень скоро легкой свою работу мне назвать бы не удалось. И причина тому - холод, все больше охватывавший тело. Дело в том, что я не был способен поддерживать два заклинания одновременно, при этом вычерчивая руны, это было попросту невозможно. Особенно учитывая тот факт, что эти заклинания мной не осваивались до автоматизма. А потому от согревающих чар пришлось отказаться и познать всю прелесть колодезной воды. И радость моя от пребывания в ней усиливалась с каждой прошедшей минутой. Спустя полтора часа я уже едва мог шевелить конечностями, проклиная себя за то, что оставил на работу так мало времени. А ведь если бы не спешка, возможно было бы делать перерывы... Однако наконец выбравшись из воды я оказался перед новой напастью.
  
  Представьте, что вам требуется начертить руну, болтаясь в воздухе на веревке, за которую держишься одной рукой, в то время как вторая прожигает камень кинжалом? Добавьте к тому, что ваше тело до сих пор не может прийти в себя от холода, пускай оно и согревается чарами, отчего периодически руки начинают дрожать, норовя испортить руну. Представили? Оценили? Лично я не пробовал этого в прошлом и искренне надеюсь, что не попробую в будущем ведь мне в таком положении приходилось чертить не одну, а несколько сотен рун, при этом еще и меняя каждый раз свое положение, когда нужно было перейти к следующему магическому знаку.
  
  Подобное издевательство над самим собой продолжилось почти два часа и завершилось успешно лишь благодаря отменной ловкости, что я приобрел в тренировках и большей, чем была доступна обычному эльфу выносливости. Однако по завершению работы мне только и оставалось, что рухнуть без сил. Любой выносливости наступает предел.
  
  Время, отведенное для ритуала, еще оставалось и потому я занялся весьма вопиющим в такой ситуации занятием - попросту уснул, предварительно озаботившись тем, чтобы проснуться вовремя. Как бы глупо не выглядел подобный поступок, в преддверии будущих событий, он являлся наиболее правильным, ведь силы мне еще должны были пригодиться.
  
  Пробуждение состоялось через три с половиной часа. Размяв конечности, я продолжил работу, на этот раз не в пример более простую. Требовалось начертить руны вокруг колодца. Если прежние руны должны были экранировать и ограничивать энергию вне колодца, то эти наоборот, позволяли направить силы к конкретным разумным - эльфам. Конечно вода Источника могла повиноваться и простому желанию совершавшего ритуал, но так эффективность действия будущего Источника должна была стать выше.
  
  И потому следующий час был мной потрачен на нанесение символов. Вычертив последний завиток, я с удовлетворением осмотрел работу. Все нанесенные руны светились бирюзовой энергией, создавая завораживающий узор на камне, подобные же символы можно было увидеть и на внутренних и на внешних стенках колодца. Кстати об этом.
  
  Внешне бортики были исчерчены еще одним видом рун, предназначавшихся для большей устойчивости всей системы. Гарантий того, что благодаря ним колодец не будет уничтожен при желании каким-нибудь фанатиком конечно не было, однако первый удар эти символы возьмут на себя. Правда они нисколько не могли защитить от моего собственного плетения, но это было уже отдельной историей.
  
  В какой-то мере такая тщательность подготовки была тренировкой перед созданием другого, намного более важного Источника. Хотелось бы отработать часть приемов здесь, чтобы не допустить ошибки в будущем. Да и чего скрывать, я испытывал гордость, сознавая, насколько великое творение создаю и не желал видеть в нем недостатков.
  
  Еще раз осмотрев вырезанные руны, а также окрестности на предмет врагов, я пришел к выводу, что необходимо начинать ритуал. Тем более что и время для этого самое подходящее - два часа ночи, середина темного времени суток.
  
  Выпив немного воды из колодца, и тем самым восстановив истраченную ранее энергию, я достал три припасенных фиала. Крышки с них были одновременно сняты, а содержимое пролилось в колодец и одновременно с этим в воду устремляется мое плетение. Его целью было собрать всю доступную энергию в одной точке не дать им раствориться, приобщить к силе Источника Вечности мощь магических жил, бывших его истоком и одновременно создать уязвимость, видимую только мне.
  
  Само плетение было очень простым и выполняло роль направляющего для моей воли, вот только силы оно потребовало не мало, жадно присосавшись к моему скромному резерву. Вернее не так, резерв мой был весьма значительным, самым большим, среди всех калдораев, однако на фоне энергий, что участвовали в ритуале, он казался просто пылинкой и был мгновенно исчерпан, как это произошло и во время ритуала того Иллидана. Две трети моих сил ушло лишь на то, чтобы завершить этот этап, а затем, наступил следующий.
  
  В уже яркую точку нового Источника направляется еще одно плетение, и теперь оно нацелено сообщить, какие живые существа получат возможность питаться силой этого очага. "Делись энергией со всеми эльфами!" - таким был мой мысленный приказ. Очень хотелось сделать одно исключение, но, увы, таких тонкостей Источник понять не сможет, а потому и Малфурион также получит сил для полноценной жизни.
  
  Это ментальное послание забрало с собой еще треть моих сил, а также энергию двух накопителей, но и оно оказалось выполнено, а бурлившая нестерпимо яркой энергией вода колодца начала успокаиваться.
  
  Ритуал был завершен, продлившись менее двадцати минут. Удивительная быстрота особенно в сравнении с тем, сколько времени и сил ушло на подготовку. Хотя если подумать о том, что я потратил менее одной ночи на создания символа жизни для своего народа, то и это выглядело странным. Казалось, что подобные деяния требовали больших усилий и времени.
  
  Усталость обрушилась внезапно, едва не опрокинув с ног. Ей вторило магическое истощение. Увы, восполнить силы из колодца было невозможно, его формирование будет окончательно завершено только лишь через час или чуть больше. Собственно именно из-за этого тот Иллидан столь легко попал в плен - оказался истощен и не смог восполнить силы и времени ему на это не дали. Однако я знал о данном прискорбном факте, и подготовился.
  
  Превозмогая усталость, выхожу за пределы рунного круга и припадаю к загодя наполненному ведру с насыщенной магией водой. Каждый глоток огнем обжигает страдающее от нехватки магии тело, и проясняет сознание. Выпив две трети и осознав, что больше уместить в себя не в силах, я счастливо вздыхаю, ощущая, как отступает магическое истощение. Оглядываясь по сторонам в ожидании неприятностей, но их не происходит и это лишь усиливает настороженность. Пусть рядом никого не оказалось, однако это не отменяло необходимости уйти из этого места. Легко поднявшись на ноги, я бросаюсь к стене.
  
  Как покинуть крепость, мной было решено заранее. Ворота для подобного не годились, слишком много времени бы занял путь через них. А потому самым разумным являлся прыжок с северной стены. Бег до нее занял почти десять минут, несмотря на использование магии, но в этом не было ничего удивительного, учитывая тот факт, что ворота нарочно располагались не напротив друг друга, затрудняя штурм нападающим, а мне передвижение. Таким образом, добравшись до вершины стены, я готовился увидеть всю Лесную армию на подступах, штурмующих Силитус.
  
  Реальность не в пример фантазиям была спокойной и умиротворенной. Не было никаких свидетельств того, что в Азероте вообще произошло хоть что-то важное. Магическое зрение также не находило врагов. Может они и вовсе не появятся?
  
  Никакого ответа на этот вопрос дано не было и стало очевидно, что оставаться здесь смысла нет. Нужно действовать. Отхожу на несколько шагов от стены и беру короткий разбег. Прыгаю на стену и со всей силы отталкиваюсь от края, отправляя свое тело в свободный полет. Не спешу использовать магию, обшаривая пространство в поисках врагов и не находя никого. Руки судорожно сжимаются на рукоятях мечей в ожидании атаки, которая все никак не происходит. Может ее и вовсе не будет?
  
  А затем небо прорезали яркие росчерки, а я отразил мечами несколько стрел. Меня подбросило в воздухе, но рывок в сторону вернул равновесие.
  
  А в небе уже показались новые стрелы.
  
  Глава 5.
  
  Где-то в мире Изумрудного сна. 19 день от катаклизма.
  
  Изумрудный сон - мир постоянного изменения красок, оттенков и форм, мир завораживающий, никогда не замирающий, все время пребывающий в движении. В настоящий момент в этом мире были видны проплешины множества ран, но Изера, Аспект, что хранила его покой, нисколько не переживала в отношении этого. Ведь в природе постоянно существуют рождение и смерть, они и есть суть изменений, а потому раны, что были получены Азеротом и миром Изумрудного сна смогут затянуться. Особенно, если она приложит к этому усилия. Сколько потребуется времени для этого Изере было безразлично - все будет исправлено и это главное.
  
  Однако ее спокойное сосредоточение над очередным поврежденным участком, что находился рядом с гнездами зеленой стаи, было прервано вспышкой силы. Аспект совершенно растерялась, когда осознала, что сила эта - знакомая ей энергия Источника Вечности и более ни на секунду не задержавшись, бросилась к обнаруженному месту.
  
  Скорость передвижения в Изумрудном сне зависит лишь от навыков и способностей разума, а потому Изера достигла нужного места всего спустя секунду после решения идти и смогла воочию увидеть невероятное зрелище - создание нового Источника. Удивительное открытие, что еще не видел никто из живых существ Азерота, жаль только и она не могла им насладиться. Ведь такая находка нуждалась в присмотре. Новый Источник должен был быть поставлен под надзор драконов, лучше всего ее самой. Жаль только прервать ритуал сейчас было невозможно - Аспект просто не знала, к каким последствиям это могло привести и потому не желала рисковать.
  
  Вместо этого следовало забрать Источник тогда, когда он окажется введен в действие. Правда в этом случае его силы будут нацелены на питание конкретной расы, скорее всего эльфов, учитывая, что создателем его был Иллидан, и приспособить его для питания драконов станет невозможно, однако повелители неба и прежде не умели использовать эти силы, лишь калдораи смогли обуздать хранившуюся в озере энергию. К тому же у Изеры уже была идея, как повернуть это событие в свою пользу.
  
  "Всегда нужно думать о будущем" - вполне понятливый девиз для таких долгожителей как драконы и его придерживалась и Изера.
  
  Разрушая Источник Вечности, она заранее спрогнозировала возможных врагов и союзников. Эльфы, что использовали арканную магию, могли быть только врагами. Слишком опасными в возможном будущем они были противниками для расы драконов, да и повторного вторжения демонов по вине калдораев Изера не желала. Однако если с одной частью эльфов противостояние было неминуемо, то зачем ссориться с другой? Зачем зеленой стае такие враги, как Кенариус и народы под его началом?
  
  Именно ответом на данный вопрос стало спасение Лесной армии в момент раскола мира. Тщательно скрываемая от остальных разумных способность переносить сквозь Изумрудный сон материальные предметы и даже живых существ, помогла ей в этом.
  
  В момент, когда чудовищная волна захлестывавшего все водоворота, готова была обрушиться на замерших в ужасе воинов Лесной армии, Изера появилась перед ними и предложила помощь. Согласие разумных не было простой формальностью. Невозможно было переместить живое существо через Изумрудный сон, если оно того не желало, ведь достаточно было лишь малого сопротивления для того, чтобы сбросить оковы. Однако кто бы стал сомневаться перед лицом неминуемой смерти?
  
  И теперь у Аспекта были под лапой тысячи разумных, что обязаны были ей своим спасением, а еще они станут мощным козырем в будущих переговорах с Кенариусом. Сейчас же эти разумные получат возможность схватить Иллидана - эльфа, к которому они питали глубокую неприязнь и недоверие. Чувства, что были выращены в их душах заботливой рукой Кенариуса. Как же все таки приятно пользоваться результатом чужих усилий! Перед собой Изера готова была признаться - любовь действовать через других, использовать их желания в свою пользу, была в ней неискоренима и именно поэтому задачу захвата Источника и того, кто его создал она намеревалась поручить не своей стае, а друидам, предпочтя вновь оказаться в тени.
  
  Всего несколько мгновений потребовалось ей для того, чтобы оказаться в месте расположения спасенных членов Лесной армии. Они обитали в горной долине на западной оконечности Калимдора. Именно это место Изера посчитала в момент катаклизма безопасным и не просчиталась. Катастрофа почти не затронула эти земли. К тому же оно было достаточно уединенным для того, чтобы спасенные оказались вынуждены прислушаться именно к ней, узнавая о происходящих в мире событиях.
  
  Сейчас она появилась перед их предводителем, высоким и крепким эльфом, с испещренными шрамами лицом.
  
  - Дартарен, здравствуй! - поприветствовала Изера друида.
  
  Тот смог не вздрогнуть, загодя почувствовав появление Аспекта.
  
  - Приветствую тебя великая Изера! - ответил друид. И он и другие калдораи, почитавшие природу, уже успели преисполниться почтением к Аспекту, что с такой легкостью повелевала чтимыми ими силами. Пусть нынешний предводитель прекрасно разбирался в интригах и понимал подоплеку действий дракона, не уважать столь могущественное существо, что превосходило даже Кенариуса, он не мог. Изера потратила много времени для достижения такого эффекта, благо требовалось не так много сил, чтобы потрясти своими возможностями ослабевших от потери Источника друидов.* Благотворно сказалось и обеспечение их пропитанием.
  
  - Жаль, но на длинные речи у нас нет времени. Иллидан, что предал Ваш народ, желает провести новый ритуал и создать оскверненный Источник, что извратит эльфов и привлечет в наш мир новые орды демонов. Вы должны немедленно собраться с силами и схватить предателя.
  
  Версию о том, что именно Иллидан уничтожил Источник, Изера услышала не так давно, подсмотрев за выступлением Малфуриона. Стоит признать, пусть этот друид оказался не слишком умен, но он был великолепным оратором и после его прочувствованной речи мало у кого остались сомнения в истинности сказанного. Самой же Изере настолько понравилась такая версия событий, что она решила использовать ее и в дальнейшем.
  
  Спасенные ей члены Лесной армии уже были ознакомлены с "правдивой" историей о тех событиях и потому должны были благосклонно принять и эти ее слова. Дартарен же растянул губы в улыбке, предвкушая возможность поквитаться со своим врагом, что ранее отделался лишь легкой пыткой.
  
  - Отряд будет готов немедленно! - заявил друид, после чего уточнил. - Предатель один или у него есть приспешники?
  
  - Он один. И поспешите, сейчас дорога каждая секунда.
  
  Получив напутственные слова, Дартарен уже спустя шесть минут собрал внушительный отряд в несколько сотен друидов и дриад. Сам он остро сожалел об отсутствии саблезубов, но увы все они должны были погибнуть в расколе мира, вместе с большинством жриц, по крайней мере так он думал. С другой стороны зверей через Изумрудный сон перемещать можно было лишь в бессознательном состоянии, а жрицы страдали слишком большим вольномыслием, так что возможно их смерть была к лучшему. К тому же несколько жриц смогло спастись и сейчас готовы были отправиться вместе с ними на миссию, не затуманенные сладкими речами Тиранд.
  
  - Отправляемся, - произнесла Изера, осмотрев подготовившейся к выступлению отряд.
  
  Для того, чтобы охватить своей магией несколько сотен эльфов ей потребовалось не более двадцати секунд, после чего Аспект нырнула в Изумрудный сон.
  
  Увы, добраться до Силитуса без препятствий не удалось. Уже подлетая к дрожащей в ярких красках Изумрудного сна крепости, Изера почувствовала мощные волны расходящейся магии и вынуждена была вынырнуть в Азерот задолго до завершения пути. Пусть Аспект и смогла бы преодолеть волны магии, но целостность чар, что несли группу друидов, оказалась бы разрушена, последствия чему были бы весьма плачевны. Самым малым результатом могло быть появление друидов на смертельной для них высоте, о воздействии на тела энергий, существовавших в мере Изумрудного сна, Изера решила и вовсе не думать.
  
  - Предатель поставил защиту и потому дальше вам придется идти самим, - сказала Аспект, махнув крылом в сторону близкой крепости, - советую окружить Силитус и направить большой отряд внутрь.
  
  - Не беспокойтесь, Иллидан не сможет от нас скрыться, - заверил ее друид, после чего уточнил, - вы не будете участвовать в поимке?
  
  - Иллидан - это эльф и его наказанием должны заниматься именно эльфы. - Строго глядя на друидов, произнесла Изера. - Я и без того вмешалась в ваш конфликт излишне сильно. К тому же именно сейчас мне предстоит иная работа, не менее важная. Но я ведь могу положиться на Вас?
  
  - Безусловно, - ответил Дартарен, склонив голову. Над решением Аспекта стоило подумать, почти наверняка она использовала их в своих целях, однако на данный момент друид также желал участвовать в предложенном плане и потому не стремился найти подводные камни в нем.
  
  Он стоял склонил голову все то время, пока Изера не исчезла из их поля зрения, после чего обратился к подчиненным:
  
  - Вы слышали слова великой Изеры. Наша задача поймать предателя, но помните - он нужен нам живым. Необходимо узнать, что за Источник он создал и как возможно очистить его от скверны.
  
  На этом краткая речь и была завершена, а ветераны Лесной армии рассредоточились по местности, занимая позиции. Немногие жрицы, отколовшиеся от основного отряда, взяли на прицел стены, а ударный отряд из лучших друидов направился к воротам.
  
  До завершения ритуала оставались считанные секунды.
  
  
  
***
  
  В эту ночь на небе не было ни одного облака и ничто не заслоняло свет звезд и Луны. А оттого фигура, что спрыгнула со стены крепости, была отчетливо видна, особенно тем, кто имел эльфийское зрение. Правда едва первые стрелы достигли своей цели, лучникам Лесной армии стало намного сложнее выслеживать противника. И, что сказать, он об этом, разумеется, догадывался.
  
  
***
  
  Первое, что я сделал, отбив нападение, к которому так долго готовился - это сместился в сторону. После чего уже не замирал даже на мгновение.
  
  При этом каждым рывком я стремился убраться как можно дальше на северо-запад. Пусть такая траектория была излишне предсказуемой, но оторваться от преследования было важней.
  
  Жаль, что невозможно было поддерживать нахождение в воздухе долго - слишком много сил уходило на это действие, что было тем более важно ввиду не завершенности Источника. Стрелы летели в меня регулярно, но серьезной угрозы не несли, оставалось узнать какой прием мне окажут на земле.
  
  Для посадки я выбрал просвет в сплошном массиве леса, через который возможно было увидеть землю. Однако едва мои ноги коснулись твердой поверхности, я почувствовал угрозу сбоку. Перекат в сторону позволил мне разминуться с противником - громадным тигром, метров трех в длину. Следующего, более мелкого зверя, хотя вернее будет сказать эльфа-друида, я встретил уже с оружием.
  
  Отклонившись в сторону, полоснул по боку тигра, а затем вонзил меч в заднюю ногу противника. И едва ушел от прыжка первого друида. Вернее полностью увернуться не удалось, и от удара громадной туши меня откинуло в сторону. Друид мгновенно бросился в новую атаку, желая добить противника, но сделал он это зря. После ударов Маннорота таким легким толчком оглушить меня было невозможно и на атаку тигра я ответил своей - рывком сблизившись с противником и перерубив ему лапу. Мог и вовсе нанести смертельный удар, но делать этого не стал - если была возможность избежать убийства сородичей, мне хотелось ей воспользоваться, даже если эти сородичи - друиды.
  
  Мои противники пытались еще продолжить бой. Могучий тигр пробовал атаковать имея три лапы, но из-за боли толком не мог даже стоять. Тигрица решила действовать иначе, превратившись в эльфийку. Правда из-за сильной потери крови предпринять ничего она не смогла, так и оставшись лежать на траве.
  
  Помянув нескольких особо запомнившихся демонов, я бросил в ее сторону исцеляющее заклинание, после чего обернулся в зверя и устремился на северо-запад, кляня себя за столь большую потерю времени. А если вспомнить тот факт, что меня смог зацепить обычный друид, пусть и весьма быстрый... Вот что значит излишне расслабиться и недооценить противника.
  
  Моя жизнь и успех всей этой авантюры зависели от того, насколько быстрыми будут мои лапы. Все чувства сейчас были направлены на то, чтобы выследить своих врагов, и наблюдение принесло мне неприятные вести. Нюх и слух давали понять, что противник знает о моем местоположении и располагается сзади, а также пытается обойти с флангов. Зрение же ловило в небе силуэты птиц, что несли в себе слишком уж много природной энергии. Гадать об их природе не стоило - друиды, решившие устроить засаду впереди. Теперь решение создать Источник уже не казалось таким хорошим, но кто мог знать, что врагов будет так много?
  
  В памяти отряд, что схватил Иллидана, состоял всего лишь из нескольких десятков калдораев. Притом поймать меня из будущего удалось во многом из-за слабости после ритуала. Сейчас же за мной гнались около сотни эльфов, и подобное численное превосходство действовало удручающе. Невольно вспомнилось, как я в похожей ситуации бежал из Силитуса стремясь доставить послание. А ведь что оригинально, даже первоначальная цель у меня была похожа - добраться до обрыва. Но получится ли в этот раз? Ведь противник теперь куда опаснее.
  
  Долго бежать в свое удовольствие мне, естественно, не позволили. Впереди зрение показало наличие сразу десятка друидов, слишком много, учитывая, что даже минуты, на противостояние с ними нет. Едва я остановлюсь на одном месте на столь продолжительное время, преследователи настигнут меня и это станет финалом непродолжительной гонки. Интересная задача и так мало времени на ее решение...
  
  Для начала обращаюсь в эльфа, в прорыве потребуется магия, пусть осталось ее меньше, чем хотелось бы. А теперь стоит придумать решение... Обойти по верху, прыгая по деревьям? Определенно - это будет самая плохая тактика против друидов. Применить изгнание? Вполне может подействовать, пусть и будет несколько радикальным способом, вот только насколько же много сил потребуется вложить, для того чтобы охватить всю площадь? Оставим как запасной вариант. Использовать огонь и под его прикрытием пройти заслон? Лучше, вот только как добиться незаметности для себя, разве что...
  
  Едва до противника осталось несколько десятков метров выпускаю в его сторону пламя, одновременно оставляя вокруг себя, и даже на себе огненные цветы. Нельзя было сказать, что огонь безвреден для призвавшего его мага, но при должном контроле урон от него не велик, зато сейчас я выглядел еще одним факелом в надвигавшейся на противника стене огня.
  
  Среагировать они успели вовремя, и возвели стену из земли, да еще и направили ветер навстречу, но это было и не важно. Преодолев расстояние до возведенной друидами стены, я в один прыжок оказался на ее вершине и рывком устремился вперед, над головами своих противников. Приспешники Кенариуса лишь спустя мгновение осознали, что стебли огня, вынырнувшие из-за вала, были именно мной, но запущенные ими вслед чары безнадежно опоздали. Первое препятствие на пути оказалось преодолено, но сколько их еще будет?
  
  Вновь обернувшись в тигра побежал что есть силы, прекрасно понимая, что каждый выигранный метр может быть решающим. Было очень интересно, хватит ли у преследователей ума послать в обход несколько отрядов с самыми быстрыми созданиями? И если хватит, когда судьба приведет к пересечению наших дорог?
  
  Оказалось - не скоро. Лишь спустя двадцать минут сумасшедшего бега, какой мне не снился в прошлом, я смог рассмотреть новый заслон. На этот раз помимо уже полутора десятков друидов, видимо также умевших летать, меня встречали и создания, пылавшие магией природы особенно ярко. Можно было бы отметить явное родство этой энергии с той, что текла в теле Кенариуса, но в сущности этого не требовалось. Я достаточно видел дриад, чтобы узнать их с одного взгляда.
  
  Что можно было сказать об этих созданиях? В сущности, они были слабы. Не владели умением сражаться в ближнем бою, лишь умели метко кидать зачарованные копья, однако были очень легконогими, убежать от них в лесу являлось непосильной задачей. А значит стоит сократить их число и с этой целью можно даже применить нечто убойное, тем более, что противник любезно концентрировался на одной позиции, явно имея представление о моем местоположении.
  
  Обращаюсь в эльфа и начинаю медленно создавать плетение, стремясь не выдать вспышкой энергии свою подготовку противнику. Силы могучим потоком уходят в заклинание, что уже должно стать видимым и обычным взором, а вместе с этим приходит и опустошение. Еще на одну такую атаку маны не хватит, можно говорить об этом с уверенностью.
  
  Враг заметил меня и сразу начал атаку. Несколько копий полетело навстречу, но оказались с легкостью пропущены мимо. Корни деревьев, что атаковали сразу с нескольких сторон, стали большей проблемой, но и от них удалось увернуться, при этом придержав готовую сорваться с рук атаку. Еще не время.
  
  Расстояние до противника сорок метров. Рывком преодолеваю половину этого пространства и чувствую, боль от пронзенного плеча. Кому-то из друидов удалось в последний миг создать ловушку на пути перемещения и осталось лишь радоваться тому, что мне пришло в голову двигаться не напрямик. Вот только эта рана и множество других плетений, что готовы были устремиться к цели, говорили, что дальше ждать нельзя и мое заклинание оказалось выпущено на волю.
  
  "Изгнание" - плетение, что в первую очередь предназначено для борьбы с энергетическими противниками, но также хорошо оно действует и на всех остальных. Дриады, что оказались в эпицентре удара, погибли мгновенно, тела их были попросту изорваны. Несколько больше повезло тем, кто находился с краю построения - они были в основном ранены, пусть и тяжело. Что касается друидов, они успели применить защиту, но отнюдь не все поняли, как именно следует спасаться от этой атаки.
  
  Обычная физическая защита была низко эффективна, и потому простые растения оказались прорезаны словно лезвиями, как и тела, что желали скрыться за ними. С другой стороны те, кто догадался воззвать к стихии ветра и земли, или успел напитать растение достаточным объемом природной энергии, почти не пострадали, отделавшись легкими ранениями. Все же догадаться защитить себя со всех сторон не смог никто. Не было у них опыта Хаккара.
  
  Результатом моей атаки стали полтора десятка убитых дриад и друидов и еще почти столько же раненых. Вот и пролил я впервые кровь своих собратьев, пускай и стремился этого не делать. Конечно прежде мне приходилось убивать сатиров и просто приближенных Азшары, но все они служили демонам и калдораями в сущности более не являлись, сейчас же... Выходит друиды Кенариуса также стали для меня другим народом, раз уж я так легко решился их атаковать. Впрочем, для философствования сейчас не было времени, стоило сосредоточиться на окружающей действительности.
  
  В данный момент я бежал все также на северо-запад, оставив позади неудавшуюся засаду. Раненых не тронул и не только потому, что не желал брать на душу жизни эльфов, но и из-за того, что не считал возможным тратить время. Можно было надеться еще и на то, что забота о пострадавших отвлечет преследователей хотя бы на несколько минут, так нужных мне сейчас.
  
  Возможно так и оказалось в действительности, по крайней мере вновь близость преследователей я почувствовал лишь спустя полчаса. А затем потянулись долгие минуты изматывающего бега. Не то чтобы прежде приходилось легко, но почувствовав неприятеля позади, мне пришлось собраться с силами и устремиться со всей возможной скоростью, а такой темп поддерживать долго было невозможно. Рано или поздно силы бы иссякли, вернее не так, уже сейчас я чувствовал, что постепенно замедляю бег, но сделать с этим ничего не мог. Оставалось надеяться, что приобретеной форы хватит до обрыва, главным было то, чтобы на пути к нему не возникло новых преград. Однако именно здесь и возникали сомнения.
  
  Недавно мимо меня пролетели еще некоторое число друидов, чтоб их демоны сожрали, и это означало третью по счету засаду. Учитывая тот факт, что энергии с последней встречи больше не стало, радостного воодушевления такая перспектива не вызывала. Также неприятной была и погоня, что в последние минуты стала сокращать разделявшее нас расстояние.
  
  Но все же я смог добежать. Преследователи были всего в нескольких сотнях метров, но они безнадежно опаздывали, не успевая мне помещать. Была, правда, одна причина для беспокойства, что не давала покоя. Невозможно было рассмотреть ловушку, хотя ведь она должна была быть. Ведь я видел, как несколько друидов пронеслись по воздуху, так где же они затаились? Позволив себе лишь секунду на осмотр местности, так и не смог ничего найти и вынужден был продолжить бег, обернувшись в форму эльфа.
  
  Пока подбегал к краю обрыва, постоянно оставался в напряжении, чувствуя присутствие противников, но так и не имея возможности его рассмотреть. Это нервировало, заставляло максимально сосредотачиваться на окружающей обстановке, выискивая врагов, но все было безрезультатно. Опасность существовала, я это чувствовал, но обнаружить ее не мог. Следовало бы остановиться и определить откуда исходит угроза, вот только преследователи не давали такого шанса, потому я на всей доступной скорости помчался к обрыву и оттолкнулся от края.
  
  Порывы ветра подхватили тело и как несколько часов назад, меня понесло вниз. В голову пришла мысль сразу использовать рывок, вот только она безнадежно запоздала, ведь всего спустя несколько секунд полета я почувствовал, как с новой силой вспыхнула опасность. И мне даже удалось увидеть, от кого она исходила. Со стороны плато, в нескольких десятках метров ниже обрыва, расположились почти два десятка друидов.
  
  На миг во мне даже вспыхнуло чувство восхищения, настолько легко врагам удалось обмануть магическое зрение, попросту спрятавшись за несколькими десятками метров земли. Правда почти сразу ему на смену пришло осознание всей опасности создавшегося положения. Ведь в тот самый момент в мою сторону полетели острые корни, стрелы, и удары стихии ветра. Более чем достаточно для моей смерти, особенно учитывая тот факт, что нас разделяло всего два десятка метров открытого пространства.
  
  Рывок и взмах одним клинком, в то время как второй пытается защитить владельца от стрел. Стихия ветра прошла стороной, лишь оставив несколько незначительных ран на боку и левой руке. Стрелы также удалось или пропустить мимо или отбить, но вот один из корней врезался в плечо, пробив доспех.
  
  Первая атака оказалась отбита, но лишь затем, чтобы последовала вторая. Новая порция стрел и заклинаний устремилась к цели, но я лишь применил рывок, бросившись вниз. Жаль недостаточно проворно, так как в момент перемещения в мое тело врезался еще один корень. Управляемый рывок мгновенно превратился в бесконтрольное падение. Оказалось полностью потеряна ориентация в пространстве, земля и небо бесконечно закружились в водовороте, а когда начало казаться, что ситуацию возможно исправить, в тело ударила стрела.
  
  Боль, пронзившая сознание, мгновенно испарила все мысли из головы, оставив лишь багровый туман и понимание того, что вскоре состоится встреча с землей, к которой я буду не готов. Так значит смерть? Вот так, после стольких испытаний от рук собственных собратьев? Ну уж нет!
  
  Начинаю формировать из доступной энергии вокруг себя щит, из скрученного ветра, с каждой секундой создавая все более плотные потоки. Не знаю, будет ли это спасением, но ничего иного предпринять не могу, так как до сих пор не удается понять в каком направлении расположена земля, слишком стремительно крутится мое тело. Впрочем уже вскоре это стало не важным, так как по моей защите пришелся первый удар, а затем второй и третий. К четвертому стало ясно, что эти столкновения произошли с деревьями. Понял я это, когда отколовшаяся щепка попала мне в глазницу, отчего я впервые обрадовался, что уже лишился глаза.
  
  Эти столкновения снизили скорость и выровняли полет, отчего наконец удалось оценить обстановку и вложить все силы в рывок от приближающейся земли. Жаль, но скорость была все же слишком велика. Удар разбил воздушную защиту, словно хрустальный бокал, а следом мои кости впечатались в твердую словно гранит поверхность.
  
  Сознание я не потерял. Должно быть это и хорошо, но в тот момент, когда разум смог осознавать окружающую действительность так не казалось. Болело все. Каждая часть тела. Просто некоторые места не в пример сильнее. Голова кружилась и возникала тошнота. Даже тогда, когда меня словно из катапульты отправил в полет Маннорот, было не настолько паршиво. Вот только едва я смог осознать окружающую обстановку, как немедленно обнаружил проблему. И естественно большую проблему, ведь иначе в моей жизни и не бывает! Из горла вырвался неуместный в данный момент смех, но сдержаться просто не мог, ведь только мне могло так повезти. Быть раненым и пережить чудовищное приземление лишь для того, чтобы оказаться лицом к лицу с громовой ящерицей, чье изумление с каждой секундой все больше перерастало в ярость на чужака, что проник на ее территорию. Такие же настроения были и у других членов стаи, ведь я же не мог наткнуться на одиночную особь, верно?
  
  На лице появился кровожадный оскал, руки покрепче сжали мечи, чудом не выпавшие во время полета, а я сам, превозмогая усталость и боль, поднялся на ноги.
  
  * Друиды черпают силы в природе, а потому могут обходиться без подпитки Источника, однако это не значит, что они не стали слабее от его потери. Источник Вечности питал всех кал`дораев, также как и созданный Иллиданом Колодец Вечности. А вот насчет Древа жизни есть сомнения...
  
  ** Хаккар Псарь. Был убит Иллиданом в первой книге вместе с несколькими сотнями гончих.
  
  
  Глава 6.
  
  Ночь, тихо шелестят листья под порывами ветра, но настроения наслаждаться красотой природы нет, ведь все тело пронизывает боль, в особенности плечо и бок, куда пришлись атаки друидов. Впрочем, не только это не дает расслабиться в данную минуту. Не менее отвлекает сердитое пыхтение рассерженных зверей, что оказались всего на расстоянии нескольких десятков метров от меня. Сейчас на поляне находилась стая всего из пяти особей, но маленькой она не выглядела. Когда самый крупный из ящериц достигает высотой десяти метров, а две самки - восьми, все вместе они производили просто подавляющее впечатление. По крайней мере я, видевший вблизи Маннорота и даже успевший изучить его изнутри, и то оказался потрясен, что не помешало мне напрячься в ожидании неприятностей, ведь сейчас в этих созданиях все больше разгорался гнев, постепенно переходивший в ярость. Что было и понятно, ведь мне не повезло оказаться очень близко к детенышам и ступить на территорию громовых ящериц - более чем достаточно причин для атаки с их стороны.
  
  Самым разумным в этой ситуации было бы сбежать, вот только сделать это оказалось достаточно сложно. Позади меня располагается стены того самого плато, с которого я спрыгнул, путь же вперед перекрывает противник. Конечно, можно обойти его с боку, но дадут ли мне это сделать? Совершаю осторожный шаг в сторону... Увы, именно это действие стало спусковым механизмом для агрессии ящериц. На конце их рогов засветились заряды энергии, а уже через секунду место, где я прежде стоял, оказалось прожарено ударами молний. По счастью мне удалось уйти в сторону, заодно приблизившись к спасительным зарослям, вот только оказалось, что своих врагов я недооценил, опять. В мою прежнюю позицию стреляли две особи, в то время как третья придержала заряд и пустила его лишь в момент моей остановки.
  
  Все что осталось в этой ситуации - изогнувшись попытаться уйти в сторону, одновременно сплетая новый рывок, вот только раны сделали свое дело - замешкавшись, я не успел увернуться, и получил заряд электричества, пусть и по касательной. Выругавшись, попытался подняться, но не смог, мышцы оказались сведены судорогой. С трудом приподнялся на локте, вновь активировал плетение, еще на десяток метров приближаясь к спасительным зарослям. Острой болью вспыхнул бок, в котором до сих пор торчала стрела, вытащить ее из раны просто не было времени, тем более сейчас. Новый заряд энергии пришлось принять на лезвия мечей, сведя их в месте и в нужный момент разведя в стороны, таким образом сбросив часть потенциала электричества. Однако полностью защититься от атаки не удалось, мышцы рук свело судорогой, они стали словно деревянными. Вновь активирую перемещение, глядя как до спасительных зарослей остаются считанные метры. И ожидая новой атаки, защититься от которой будет намного сложнее.
  
  
***
  
  Природа и мир излучали спокойствие, тишину, однако на душе у Майев было тревожно. Ведь она понимала, насколько опасной была миссия Иллидана и корила себя за то, что не настояла на своем присутствии. Да, в таком случае инсценировать смерть избранного было бы сложно, ведь вряд ли друиды поверили бы, что она бросила своего товарища, пусть и мертвого, однако ей было бы спокойней, если бы она сейчас находилась рядом с Иллиданом, пускай и уходя от преследователей. Увы, но выбор был уже сделан, и изменить его было уже невозможно. Смирившись с этим, Майев сделала глубокий выдох и именно в этом момент ее сознание пронзила боль. Нет, не так, БОЛЬ! Сильная, острая, разрывающая голову на части и заставляющая забыть все что только есть на этом свете. Майев, более не помнила где находится, не сознавала зачем была здесь и даже кто она сама такая. И потеряв над собой контроль кричала, разрывая горло, и раздирая землю стальными перчатками. Кричала, потеряв забывшись от невероятной боли и чувствуя, как стирается ее личность. А затем боль отступила, и жрица затихла, лежа на земле и не веря, что все, что с ней только что произошло позади.
  
  Однако прийти в себя в спокойствии Майев не смогла, так как образ, мысль, прокравшаяся ей в голову мгновенно прояснила затуманенный разум. Губы, искусанные до крови, приоткрылись, и девушка прохрипела сорванным голосом:
  
  - Иллидан..., я поняла Вас Богиня.
  
  И в следующий миг тело Майев будто бы повинуясь чужой волей поднялось с земли, а пальцы сжали рукоять чакрума. Жрица, обратила свой взор на плато, туда, где должен был быть Иллидан, а затем ее глаза нащупали в окружающей местности те ориентиры, что только что предстали пред ее взором. Предстали в видении. Болезненном, странном, но таком, что его невозможно было игнорировать. И жрица смогла найти нужные приметы, а затем и принять решение, поддавшись вспыхнувшему в ней порыву.
  
  Подхватив с земли приготовленное тело двойника, Майев бросилась вперед, уходя с уговоренного с Иллиданом места не зная сомнений, твердо веря в свою правоту. И ничуть не удивилась, когда совсем рядом с ней раздался глухой взрыв и треск упавших деревьев. Она только ускорила свой бег и благодаря этому успела достигнуть намеченной цели в нужную секунду. И, повинуясь инстиктам, швырнула с помощью магии в сторону ящерицы уже давно надоевший труп двойника. Результат этого поступка превзошел все ожидания жрицы. Весь заряд электричества, предназначенный Иллидану, ударил по внезапно вылетевшему в направлении ящерицы телу, обуглив его и отвлекая внимание зверя от раненого эльфа. А в это самое время Иллидан, воспользовавшись предоставленной возможностью, совершил еще один рывок, наконец исчезнув из-под взгляда своего врага. В его сторону еще были направлены молнии, но их Майев смогла отразить с помощью своего чакрума. Под его прикрытием она подхватила Иллидана, и убралась с поля боя, оставив на некогда мирной поляне глубокую выемку от приземления, множество оплавленных камней и что самое важное - обугленный труп, в котором, однако, возможно было узнать одного известного эльфа.
  
  
***
  
  Спустя минуту на той же поляне.
  
  Дартарен мрачно наблюдал за тем, как в бездонной глотке зверя исчезает тело калдорая. Отвратительный запах говорил о том, что умерший погиб от удара молнии, а валявшиеся недалеко мечи - подтверждали личность погибшего, как и следы падения, чтобы прочитать которые вовсе не требовалось быть следопытом.
  
  И ведь они задержались всего на пару минут, не рискнув столь быстро спускаться с плато, но и этого времени хватило, чтобы их добыча досталась другому охотнику. С одной стороны такая развязка погони вовсе не вызывала отрицательных чувств. С того самого момента, как Дартарен увидел мертвые тела погибших товарищей сомнений в отношении предателя он более не испытывал, вернее даже не так, он жаждал его смерти, но ведь Изера указывала на необходимость взять этого эльфа живым. А если вспомнить, что Иллидан был братом Малфуриона... Предсказать реакцию лучшего ученика Кенариуса и самого сильного друида Дартарен не мог, но уже заранее ее опасался. К тому же многие калдораи симпатизировали предателю, даже в Лесной армии такие находились, не вызовет ли его смерть раскол среди эльфов?
  
  Был и еще один вопрос, сугубо практический. Стоит ли попытаться отбить труп Иллидана? Нужен ли этот риск? Громовые ящеры являлись опасными противниками и раньше, но сейчас, увидев следы от посылаемых ими молний, Дартарен понимал, что сражение не обойдется без раненых, а может и убитых. А друид уже потерял достаточно эльфов в эту ночь.
  
  Еще один вопрос, вытекавший из ранее заданных, звучал так - стоит ли скрыть смерть Иллидана? Наверное ответ на него мог бы быть положительным, вот только сейчас сцену с гибелью предателя наблюдали уже более полусотни калдораев, а меньше чем через час об этом станет известно и всему отряду. Заткнуть рты почти трем сотням разумных? Только подумав об этом, Дартарен осознал всю бесперспективность подобной затеи. Правда вскоре станет известна, а значит лучше будет доложить о ней представив все в выгодном свете, а вернее в единственно правильном - как несчастный случай.
  
  В душе вспыхнула злость. Даже после своей смерти Иллидану удавалось доставлять Дартарену проблемы, насколько же этот предатель был испорчен скверной, раз обладал подобными умениями? Не найдя ответа этим вопросам друид с помощью гибких ветвей подхватил все также лежавшие на земле мечи, а затем подал сигнал к отправлению. Им еще надлежало добраться до лагеря Кенариуса.
  
  
***
  
  В то же время. В нескольких километрах от восточного побережья Калимдора.
  
  Кенариус стоял посреди поляны, что еще три недели назад носила следы катастрофы, но сейчас приобрела вид цветущий и яркий, какой должно быть не была никогда прежде. Это было и не удивительно, ведь и поляна и леса вокруг нее стали местом обитания для полубога, умевшего повелевать природой. Он любил растения, а еще ценил уют и покой, пожалуй даже одиночество, отчего и поселился несколько в стороне от иных разумных. И теперь мог без помех размышлять о произошедшем и будущем, строить планы и искать способы воздействовать на мир Азерота в изменившейся реальности. Мог до недавнего времени...
  
  Сейчас Кенариус не двигался, напрягая все чувства на поиск угрозы и, стоит отметить, делал это весьма успешно.
  
  - Проявись, Изера, я чувствую твое присутствие, - закричал полубог, когда, наконец, смог вычленить ощущение могущественного существа, скрывающегося в Изумрудном сне.
  
  - И не думала скрываться от тебя, - проговорил дракон, проявляясь напротив Кенариуса, - всего лишь ждала, когда ты меня заметишь. И должна заметить, что двадцать секунд - это слишком долго, я очень разочарована.
  
  Зеленый дракон, одетая в переливающуюся, туманящую разум чешую, картинно вскинула переднюю лапу, прижав ее к щеке. Однако выражение лица полубога не изменилось ни на йоту, он по-прежнему смотрел холодно и даже враждебно, крепко сжимая посох и хлеща хвостом по крупу.
  
  - Что ты забыла здесь? Желаешь завершить дело, что начала три недели назад? - Кенариус достаточно размышлял над случившемся, чтобы определить главную подозреваемую в уничтожении Источника.
  
  - Отчего ты так груб со мной? - с обидой воскликнула Изера - Разве исчезли из твоей памяти знания, что были мной переданы когда-то? А может оказались забыты и наши встречи? Наша нежная дружба?
  
  Последние слова Изера произнесла уже переменив свой облик на иной. От пояса она стала напоминать эльфийку, затмевая при этом своей таинственной, влекущей красотой любых иных женщин. Ее волосы спадали зеленой волной, глаза смотрели лукаво и с вызовом, а легкое одеяние почти не скрывало тело. На голове виднелись изогнутые рога и символ в виде полумесяца, что нисколько не портил образ, а скорее наоборот, добавлял ему законченности. Но самым необычным была нижняя половина тела Изеры, что напоминала обличье лани, если добавить к нему больше изящества и обманчивой хрупкости.
  
  Сильнее всего Изера в таком облике напоминала дриаду, но при этом она не имела ничего общего с этими созданиями. Просто такая внешность могла смутить даже бесстрастного Кенариуса. И он действительно не остался равнодушен и, переступив копытами, спросил, добавив в голос намного больше раздражения, чем могли ожидать знакомые с ним разумные:
  
  - Ты сама забыла ко мне дорогу! - Кенариус и сам смутился от своей горячности, а потому продолжил уже спокойнее - А еще по твоей вине погибли мои дочери, мои ученики, разумные, что нашли под моей рукой защиту!
  
  Последние слова были сказаны с яростью и обидой, при этом взгляд полубога говорил о готовности вступить в бой в следующую секунду.
  
  - Кенарий, разве я когда-нибудь причиняла тебе вред? Разве за тысячи лет ты или твои дети страдали от моих поступков или действий зеленой стаи? - Изера больше не улыбалась, а говорила со всей серьезностью, ища ответ в глазах полубога, но те были по-прежнему холодны - Твои дети в безопасности, я спасла их во время раскола мира.
  
  - Где они? - в голосе Кенариуса все еще звучало недоверие, но более всего в нем было надежды. Все же он привязался к разумным, что шли за ним, пусть и не стремился этого показывать. Прошедшая же война унесла с собой жизни слишком многих.
  
  - В долине трех озер. Я переместила всех разумных, что были готовы умереть в водах Водоворота.
  
  На поляне повисла тишина, которую никто не спешил разбивать, для существ, что прожили тысячелетия, ожидание не может вызвать тягость.
  
  - Значит между нами не пролилась кровь, - заключил Кенариус, а его взгляд потеплел.
  
  - Я никогда бы не стала делать ничего подобного, - сказала Изера, кокетливо потупив взор и приблизившись на несколько шагов.
  
  Полубог невольно подался назад, слишком сильные чувства в нем вызывала эта женщина, слишком сложно было понять ее истинные мотивы и цели, слишком легко она могла влиять на него, что и делала не стесняясь.
  
  - Почему ты пришла сейчас? - задал Кенариус вопрос, с раздражением услышав, как хрипло прозвучал его голос.
  
  - У меня есть одно интересное предложение, оно должно тебе понравиться, - игриво произнесла женщина, приблизившись еще на шаг.
  
  - Изера! Говори, зачем пришла или разговор на этом будет закончен! - почти прокричал Кенариус, осознавая, что эти слова были символом поражения.
  
  - Как ты стал нетерпелив... Хорошо, я скажу. Два часа назад твой бывший ученик, Иллидан, заложил новый Источник. Он должен будет сформироваться окончательно в ближайшие минуты. И тогда у нас появится шанс присвоить его себе. Ведь калдораи сейчас ослаблены, да и расположились далеко от нужного места, они не смогут отобрать Источник назад, в особенности, если мы будем действовать вместе - на этих словах Изера позволила себе лукавую улыбку. Она вновь пришла в движение, изящными копытами приминая траву и заставляя Кенариуса поворачиваться следом за ней.
  
  - Друиды, дриады, древни, жрицы Элуны и драконы - разве возможно будет одолеть такой союз? Наши враги вымрут, уступив дорогу тем, кто способен сохранять, а не ввергать мир в хаос.
  
  На заключительных словах Кенариус усмехнулся, слишком уж вызывающе, звучали эти слова из уст Изеры, архитектора самой страшной катастрофы в истории Азерота. Впрочем, вопрос полубога, был направлен на иной аспект:
  
  - Ты готова передать мне силу Источника в обмен на дружбу? Почему я не могу поверить в столь прекрасные условия?
  
  - Нет, конечно, - Аспект ответила яркой улыбкой, показывая, что смогла оценить шутку, - я ведь предлагаю не подарок, а союз, в котором каждый сможет получить свою долю выгоды. Вы получите энергию и помощь драконов в случае нужды. В свою очередь я и моя стая хотим лишь помощи в восстановлении Азерота.
  
  - И что же это за помощь? - спросил Кенариус, отрывая взгляд от грациозной походки Изеры. Сохранять рядом с ней рассудок было действительно сложно.
  
  - Друиды должны будут погрузиться в Изумрудный сон для того, чтобы помочь природе исправить последствия войны.
  
  - Путешествие по Изумрудному сну доступно лишь немногим, - возразил полубог, - большинство не сможет найти дорогу назад.
  
  - Не беспокойся, я смогу создать безопасный путь, у меня очень много полезных умений, - при этих словах Изера "случайно" коснулась крупом тела Кенариуса.
  
  - И сколько лет друиды должны будут провести в Изумрудном сне? - голос вновь предал полубога, выдав сильное волнение.
  
  - Всю жизнь. - И прежде, чем эти слова достигли разума Кенариуса, Изера продолжила. - Взамен они получат вечность и возможность использовать природную магию как никогда прежде. И, разумеется, им будет позволено покидать Сон. Я ведь не желаю вымирания калдораев. Хотя ты ведь сможешь утешить бедных женщин в отсутствии их мужей?
  
  - Изера! - Кенариус сказал это скорее устало, чем с раздражением, слишком измотал его этот разговор. А ведь еще следовало обдумать сделанное предложение, выявить его подводные камни и оценить выгодность.
  
  - Если между нами будет согласие, созданный мной Источник природной энергии поддержит не только друидов, но и всех иных твоих детей. Дриады, древни, жрицы Элуны получат новые силы и возможность вечной жизни, а ты сам сможешь шагнуть на шаг вперед в путешествии по Изумрудному сну, - проговорила Изера, вновь перейдя на серьезный тон, - Подумай, что я предлагаю тебе и твоим детям, возможно ли будет получить что-то лучшее?
  
  - Но что получишь с этого ты и твоя стая? Лишь помощь в восстановлении Азерота?
  
  - Еще и тех, кто будет защищать источник, а также немного силы, что будет подпитывать зеленую стаю, - охотно ответила Изера, - как видишь, я с тобой откровенна.
  
  И это пугает, - пробормотал Кенариус, надолго задумавшись. Изера ему более не мешала, видимо решив, что произвела достаточное впечатление. Впрочем, и долгих раздумий полубогу она не дала, произнеся всего спустя десять минут:
  
  - Источник проявился и теперь питает всех эльфов. Если арканные маги доберутся до него раньше нас - противостояние может стать кровавым.
  
  Изера, разумеется, забыла упомянуть о том, что в Силитусе уже обитают три сотни воинов Лесной армии, но такая забывчивость была простительной, по крайней мере сама Аспект так полагала.
  
  - Хорошо, я согласен на такие условия, но нам необходимо будет еще обсудить, на какой срок будут погружаться друиды.
  
  - Конечно, но мы сможем это сделать уже на месте. Тебе же следует отдать распоряжение о выдвижении армии. Следует собрать вместе наши силы.
  
  - И где Иллидан создал Источник? - спросил Кенариус, уже погружаясь в мысли о необходимых действиях.
  
  - В крепости Силитус, - ответила Изера и исчезла, прежде чем полубог успел высказать свое мнение по этому поводу. Естественно надолго удаляться она не стала, просто решила выяснить положение дел у Источника. Аспекту еще предстояло вернуться для того, чтобы забрать Кенариуса и наиболее сильных друидов, да и иной работы было достаточно.
  
  
***
  
  В километре от плато Силитуса.
  
  - Они покинули поляну, - произнесла Майев, на время наблюдения за друидами оторвавшаяся от моего лечения.
  
  Я вынужден был поверить ей на слово. С такого расстояния рассмотреть прекрасно скрывавших свои силы друидов магическим зрением было невозможно. А вот для глаз девушки никаких преград не существовало.
  
  - Они забрали обманку?
  
  - Нет, бросили тело на съедение..., твари, - с неожиданной ненавистью ответила жрица. Я был такой реакцией немного ошеломлен, и не совсем понимал, чем она была вызвана? Просто самим фактом ненависти к друидам или жрицу покоробило столь пренебрежительное отношение ко мне? Стоило признаться хотя бы самому себе - мне было интересно знать ответ на этот вопрос.
  
  Между тем в мое тело поступила новая порция энергии Элуны и я почувствовал в себе силы подняться на ноги. Однако был остановлен сильным и уверенным движением руки Майев.
  
  - Лежи! - эта фраза прозвучала почти как приказ. - Пусть раны и исцелились, но организм потерял слишком много крови и энергии, а потому нуждается в отдыхе. Не стоит испытывать терпение Элуны, она и без того тебе помогла сегодня.
  
  - Помогла? - вопрос я задал неуверенно, ожидая, что это заявление может быть связано с одним из тех воззваний, что регулярно используют жрицы в бою.
  
  - Богиня послала мне видение, - произнесла Майев, и я впервые услышал в ее голосе сомнение. - По крайней мере мне кажется, что это была Богиня, ведь кто еще мог послать это предупреждение?
  
  Было странным и неестественным видеть неуверенность в эмоциях Майев, а потому я просто не мог не спросить.
  
  - Почему ты сомневаешься?
  
  - Это послание, оно было слишком... болезненным. Должно быть Элуна не имела возможности передать его иначе, но все же... - и Майев замолчала, погруженная в свои мысли.
  
  О чем она думала? Мне это было неизвестно, но возможно жрица была потрясена тем, что обращение к ней Элуны оказалось совершенно не таким, каким представлялось. Не радостным и светлым, как образ, что существует в голове каждого калдорая, а наполненным болью и борьбой за свое существование. И что я мог сказать, чтобы приободрить Майев, впервые на моей памяти нуждавшейся в поддержке?
  
  - Элуна избрала тебя, возможно потому что знала - ты не устрашишься боли и сможешь справитсья с ней. И кстати теперь именно ты стала избранной, а не я, - завершил я с улыбкой.
  
  - Но это видение должно было спасти тебя, - с прежней твердостью и жаром воскликнула жрица.
  
  - Однако было предназначено тебе, - парировал я и девушка впервые не нашла что ответить. Вместо этого она обратила взор на поляну, где уже исчезло тело поддельного Иллидана в чреве ящерицы.
  
  Если честно, то что друиды не стали отбивать труп двойника у зверей было для меня по-настоящему обидно. Столько стараться с проведением ритуала и транспортировкой тела, с помощью Майев подготавлвать ловушку, в которой бы участвовало несколько приманенных зверей и еще большее число убитых. И все для того, чтобы на деле возможно было обойтись значительно более простой заменой. Разве это справедливо? С другой стороны теперь есть возможность в будущем еще раз инсценировать свою смерть, ведь никто так и не удосужился провести полную проверку трупа "Иллидана". Его со мной связали по косвенным признакам. А ведь жизнь полна неожиданностей, и никто не знает, что может пригодиться.
  
  - Иллидан, на будущее не рискуй больше так как сегодня, - неожиданно заговорила Майев после нескольких минут молчания. - Если тебе нужно будет подвергнуть свою жизнь опасности - позови меня. Ты меня понял?
  
  Взгляд жрицы был твердым, требовательным, и в нем я с удивлением и радостью почувствовал беспокойство за меня.
  
  - Я обещаю, - ответил, чувствуя что и сам не желаю расставаться с этой девушкой.
  
  А в следующую секунду мир неожиданно ворвался в нашу беседу, и яркая, будоражащая энергия Источника хлынула в мое тело. Устремилась бурным потоком, наполняя силой мышцы, придавая ясность разуму, и будто-бы наполняя каждую клеточку моего тела. Странное, непередаваемое ощущение. И одновременно с этим я почувствовал, что вновь меняюсь. Также как это было после окунания в Источник, в моем теле происходили изменения, магия становилась для меня чем-то иным. Более естественным, простым словно дыхание. Однако с чем это было связано? Я не знал, пусть и очень хотел понять.
  
  Однако сейчас пред нами стояли куда более сложные задачи и главная из них - возвращение к горе Хиджал. Необходимо было доставить бочки в Джеденар и сделать это как можно быстрее, ведь с созданием Источника Раздора время для арканных магов стало необычайно ценным и каждая минута промедления означала потерянные возможности. А потому, почувствовав возвращение сил, я встал и направился к примеченной ранее поверхности, с целью начертить телепортационный круг, само его создание никаких сложностей не вызывало, и это позволяло во время работы погрузиться в размышления о будущем, а именно о следующем шаге, о том, как возможно создать Источник, который бы не постигла судьба первого и второго - уничтожение или кража. И надо сказать, у меня была одна идея на этот счет.
  
  "Вот только работать придется много" - подумал я, но тут же отбросил все размышления в сторону. Бессмысленные переживания лучше оставить другим, а самому просто действовать.
  
  
  Глава 7.
  
  Где-то в лесах юго-востока Калимдора.
  
  На бескрайнем пространстве лесов Калимдора, что почти не пострадали во время раскола мира, вольготно расположился лагерь того, что можно было бы назвать армией, а можно просто собранием множества народов, что объединились из-за постигших их несчастий. Больше всего здесь оказалось эльфов, но также присутствовали дриады, древни, беорны. При этом тех, кто сражался в прошедшей войне, было не так много, но именно они стали ядром, вокруг которого собирались другие разумные. Их авторитет являлся непререкаемым, а распоряжения - обязательными к выполнению. И сейчас в шатре, что стоял в центре лагеря, собрались наиболее значимые участники тех событий и руководители того, что обещало стать единым народом.
  
  - Выходит мой брат погиб, сраженный зверем? - спросил Малфурион, после того как выслушал рассказ прибывших несколько минут назад друидов, очень короткий рассказ, стоит заметить - Что ж, я благодарен вам за то, что вы поведали о последних минутах жизни Иллидана. Вы можете быть свободны.
  
  Голос ученика Кенариуса был печален, но при этом слишком сух, чтобы можно было говорить о глубокой горечи. Очень внимательные и чуткие разумные и вовсе могли уловить в его тоне облегчение, и к несчастью для друида среди присутствовавших в шатре такие были. И они не считали возможным столь легко закрывать глаза на произошедшее и довольствоваться таким простым решением.
  
  - Я бы попросила вас подождать, - ледяным, совершенно незнакомым тоном, явно скрывавшем за собой едва сдерживаемую ярость, произнесла Тиранд, - у меня также есть вопросы.
  
  Дождавшись момента, когда все взгляды оказались обращены на нее, жрица продолжила.
  
  - Вы рассказали о том, что Иллидан упал с обрыва и был убит громовой ящерицей, но как же так оказалось, что эльф, сразивший Маннорота, не смог остановить падение, и потерпел поражение от простого зверя?
  
  - Нам это неизвестно, - ответил Дартарен, спокойно взирая на разъяренную жрицу, - мы лишь застали картину боя, результатом которой было мертвое тело предателя.
  
  Напрасно он это сказал, если прежде Тиранд еще держала себя в руках, то теперь ее терпение лопнуло. Едва различимое движение, и лук оказался в руках девушки, а еще через мгновение стрела сформировалась на тетиве и устремилась к цели. К слову, ей была нога самоуверенного друида, ведь Тиранд пока не намерена была его убивать, однако ранение тот так и не получил - корни растений мгновенно выросли на пути стрелы, загородив незадачливую жертву. Жрица посмотрела на Кенариуса, помешавшего ей, едва ли не с ненавистью, но оружие опустила, понимая, что теперь ничего сделать не сможет. Однако молчать она не собиралась.
  
  - Я не верю в предательство Иллидана, и не верю в то, что он мог так просто умереть. Вы солгали, скрыв факт сражения. Не удивлюсь, если Иллидан пал от вашей руки, а затем был скормлен зверям, - на глазах девушки проступили слезы, но она этого не замечала.
  
  - Пусть я и не одобряю поступка своей ученицы, но также чувствую недосказанность, - произнес Кенариус, успевший прийти к самой развязке событий, - не могли бы вы поведать о тех, деталях, что утаили? - эти, вроде бы добрые, исполненные заботы слова, отчего-то устрашили друидов больше чем поступок Тиранд, а потому уже вскоре они рассказали обо всем.
  
  ...
  
  Подножие горы Хиджал. 20 день с момента раскола мира.
  
  Телепортация в последние месяцы стала для меня обыденным событием и в то же время причиной готовиться к неприятностям. Не то чтобы проблемы в результате перемещений случались часто. Вовсе нет. Если вспомнить все несчастные случаи, что произошли после телепортации, наберется всего лишь три, не более, однако достаточно было вспомнить стрелу, пущенную криворукой эльфийкой, чтобы держать руки на рукояти глеф, и точно в таком же напряжении находилась Майев, пережившая со мной все прошедшие злоключения.
  
  Однако предосторожность оказалась лишней. Пусть на месте телепортации нас и встречали эльфы, но все они были хорошо знакомыми членами моего отряда.
  
  - Да пребудет с вами свет Элуны! - с недавних пор эта фраза приобрела для меня новое значение, и проговорил я ее как никогда торжественно. - Во время нашего отсутствия все было спокойно?
  
  Ответив на ритуальную фразу, старший в отряде, Меларон, заверил нас, что за прошедшие две недели так и не произошло никаких происшествий. Чему все они были искренне рады. Единственным кто изменился с нашей последней встречи стал Дат`Келат, прежде бывший тенью самого себя. В настоящий момент второй по силе арканный маг в моем отряде вновь обрел уверенность в себе, вернувшуюся к нему с силами, дарованными новым Источником.
  
  Весьма приятная новость, ведь именно на этого мага возлагалась задача перемещения нашего отряда в Джеденар, и что намного более важно - безопасной и секретной доставки бочек с водой Источника Вечности. Я сам совершить такую телепортацию не имел возможности так как не знал новых координат расположения города и в особенности конкретного места, прибытие в которое гарантировало бы нам конфиденциальность. Что в свою очередь было необходимо в условиях моей "смерти".
  
  Терять время, особенно драгоценное сейчас, на пустые разговоры не хотелось, однако некоторую информацию членам отряда следовало сообщить и потому я решил выступить с краткой речью:
  
  - Мои боевые товарищи, мы все с вами пережили тяжелую катастрофу, уничтожившую нашу страну, наших близких и знакомых. Причина этой катастрофы - друиды Кенариуса и мой собственный брат, Малфурион. Он использовал артефакт, уничтоживший Источник Вечности и вызвавший раскол мира. И он же в настоящий момент готов забрать себе новый Источник, созданный мной.
  
  Я сделал паузу, ощущая, как напряжены эльфы, стоящие напротив меня, а затем продолжил.
  
  - К счастью тот Источник, что был создан мной, является лишь малой частицей, спасенной мной воды. Здесь, в этом месте, хранится остальные запасы, которые позволят нам возродить славу народа калдораев. И вы должны будете и от вас я потребую сохранить тайну об их существовании. Вы готовы принести клятву?
  
  Разумеется ни один из присутствовавших не отказался. Да и выбора у них не было, ведь внимательный, острый взгляд Майев неотрывно наблюдал за эльфами, а ее рука, поглаживавшая чакрум, готова была немедленно пустить оружие в ход, если только появится хоть тень сомнения в лояльности этих троих. И я бы не стал останавливать свою спутницу, не сейчас, когда ставки столь высоки.
  
  - Хорошо, в таком случае нам надлежит срочно совершить перемещение, Дат`Келат, ты имеешь необходимую для этого энергию?
  
  - Да, мне пришлось заставлять себя целыми ночами лежать в ожидании твоего прихода и ничего не делать, но я справился с этим, - ответил маг, сумев вызвать улыбку даже у Майев.
  
  - В таком случае тебе хватит сил на то, чтобы начертить нужные руны. А мы в это время перенесем бочки. Майев, проследи за тем, чтобы нас никто не побеспокоил.
  
  Вся работа заключалась в транспортировке двадцати девяти бочек к месту телепортации, а также доставке еще одного, печального груза. Иные вещи я не брал, рассудив, что иметь в распоряжении тайник с запасами будет достаточно разумным. Правда запасов этих было немного, отчего стала очевидной необходимость пополнения этого хранилища и создание новых тайников.
  
  Работа заняла почти час, все же путь от пещеры до телепортационного круга составлял несколько сот метров, а сами бочки весили достаточно много - в свое время меня определенно обуяла... бережливость, именно бережливость, что заставляла наполнять ёмкости до краев. С другой стороны сейчас это все, что осталось от Источника Вечности, и к тому же данная энергия не приняла участие в катастрофе, что должно было хоть немного ослабить катаклизм. Интересно, какую конфигурацию приобрела земля в этот раз? Хотя не думаю, что стоит надеяться на значительные изменения.
  
  Никаких происшествий за время работы не произошло. Убежище так и осталось тайным, а местность вокруг лишенной разумной жизни, что не могло не радовать. Ведь с таким грузом желание нескольких часов спокойной жизни было почти нестерпимым. Именно поэтому я был счастлив покинуть подножие Хиджала, пусть этот край и сослужил мне верную службу.
  
  Поместив груз в центр круга, я отдал Келату приказ о начале перемещения и надо отметить, что оно вновь прошло благополучно. Может стоит к этому привыкнуть? Или просто немного успокоить нервы, из-за которых не то что простое перемещение, но даже спокойный сон оказался не доступен. Остается надеяться на то, что уже скоро жизнь замедлит свой ход и даст вздохнуть свободно.
  
  Успокоив себя этими размышлениями я, наконец, опустил оружие и оглядел помещение. Мы оказались в лишенной окон комнате подсвеченной магическими светильниками. Магическое зрение давало понять, что помещение оборудовано рунами скрывающими выбросы маны, пусть и не столь совершенными как те, что знал я. При этом мы оказались под землей, причем на расстоянии нескольких десятков метров, что наводило на мысли о хорошо оборудованном магическом полигоне. Подтверждением этому было то, что в помещении, кроме принесенных нами, более не было никаких вещей и из него вела лишь одна дверь, сейчас запертая.
  
  Хорошее место для того, чтобы послужить временным убежищем для хранения вод Источника. Энергия, что неминуемо истекает из бочек, не сможет покинуть пределы полигона, а потому никто не найдет ценное содержимое с помощью магии. А потому я оставлял бочки в этом помещении со спокойным сердцем, насколько оно могло быть спокойным в такой ситуации.
  
  Выйти из полигона оказалось не просто. Изначально Майев простучала по двери комбинацию звуков, после которой в ней появилось окошко. Через него нас окинул взглядом эльф, лицо которого было скрыто за шлемом. Оставшись довольным увиденным, он открыл дверь, на поверку оказавшуюся достаточно толстой и сработанной из весьма непростых материалов. Как артефактор я мог оценить высокую ценность использованной древесины и металла. Да и цепочка рун выглядела интересной, сомнительно, что ее возможно было бы легко пробить даже моими глефами.
  
  За дверью располагался пост охраны, состоявшей из десятка эльфов, магический резерв которых заставлял себя уважать. Нет, у членов моего отряда он был выше, но не столь и значительно. При этом стража смотрела пусть и не враждебно, но внимательно, как и подобает смотреть готовым сражаться воинам. Интересно, какую роль этому помещению отвел Ремар? Или он заранее подготовил его к нашему прибытию? Последнее кажется наиболее вероятным.
  
  Миновав охрану, мы еще дважды оказывались перед закрытыми дверями. Однако на этот раз процедура проверки была проще, так как нам не требовалось общаться со стражами через дверь - они стояли с нашей стороны прохода и могли прекрасно разглядеть наши лица. А увидев - без лишних вопросов пропустить дальше. И с преодолением последнего препятствия мы оказались в коридоре дома, все также лишенного окон.
  
  Здесь отряд разделился. Майев и я направились направо, к кабинету Ремара, в то время как остальные ушли в левую сторону, предвкушая заслуженный отдых. Идти пришлось не долго, строение не поражало своими размерами. Как позже выяснилось, этот дом некогда был собственностью одного аристократа, что погиб в самую первую ночь войны вместе со всей семьей, застигнутый ненастьем в Зин Азшари. Дат`Ремар выбрал его своим штабом отчасти из-за того, что здание пустовало, отчасти из-за прекрасной защиты, что оно могло предоставить. Прекрасной, разумеется, учитывая, что большого выбора ему не предоставлялось.
  
  Запад Калимдора вообще был несколько пустынен. Нет, здесь были города и деревни калдораев, однако земли эти были завоеваны сравнительно недавно, отчего обжить их достаточно хорошо не успели. Наверное именно поэтому катастрофа нанесла столь сильный удар по нашему народу. Все самые густонаселенные земли сейчас исчезли под морской пучиной, а до того были поражены нашествием демонов и теперь эльфам необходимо было восстановить королевство опираясь на те крохи, что сохранились. Сейчас мы оказались в городе Джеденар, ранее бывшем просто крупным провинциальным городом, а теперь рисковавшем стать столицей нового государства.
  
  Порой меня посещали мысли о возможности самому стать правителем, впрочем, как почти любого эльфа, ведь все мы задумываемся о власти. Так вот, и раньше, и особенно сейчас я искренне рад, что не возглавляю эльфов, ведь я совершено не представлял, как возможно воссоздать страну на ее обломках, как успокоить отчаявшихся калдораев, большинство из которых потеряли своих близких, как обустроить беженцев из восточных земель? Нет, ответственность была мне не страшна, но все равно приятно, что обо всех этих проблемах будет беспокоиться мой друг. Я же буду не против решать то, что в моих силах.
  
  Нас беспрепятственно пропустили в приемную рядом с кабинетом Ремара, но здесь пришлось обождать некоторое время, так как сам хозяин отсутствовал. Впрочем, нас заверили, что сообщение командующему уже выслано, и он будет в ближайшее время. А пока мы имели возможность расположиться в мягких, уютных креслах и предаться распологающей и спокойной обстановке этого места, вернее тому, какой она должна была бы быть для меня, если бы не скорая перспектива разговора с Ремаром. Что сказать другу о смерти Миранны? Как оправдаться и стоит ли это делать? Я не знал ответов на эти вопросы, однако само ожидание будущего разговора действовало на меня изматывающе.
  
  Однако долго ожидать появления Ремара не пришлось. Не прошло и десяти минут, как он вошел в комнату и коротко поприветствовав нас опустился в кресло у письменного стола.
  
  - Как прошло создание Источника, Иллидан? Возникли сложности? Какие сведенья ты смог собрать о происходящем на Калимдоре? - вопросы эти застали меня врасплох, не таким я ожидал начало разговора, однако спорить с данной темой не стал, начав свой рассказ.
  
  Пожалуй, если бы не уточняющие вопросы, повествование завершилось бы быстро, но Ремара интересовали тонкости. Допрос гарпии, вызвал очень бурный интерес, как оказалось эти создания предпочитали нападать на одиночек, а потому какую угрозу они теперь представляли до моего появления было неизвестно. Что касается встречи с беженцами из деревни, командующий честно признался, что и сам рассылал своих эльфов по селениям. "Сейчас мы ведем борьбу за привлечение на свою сторону эльфов. Раскол - свершившийся факт и теперь вопрос лишь в том, какое количество калдораев присоединится к нам, а какое к Кенариусу. Появление у полубога Источника может многих подвигнуть обратиться именно к нему. Все те эльфы, что привыкли использовать магию Источника останутся с нами, здесь у них выбора не будет, но удержать вместе с нами и друидов с жрицами сейчас первостепенная задача. В будущем они смогут стать нашей опорой" - именно таким был взгляд на события Ремара, а более всего его заинтересовало появление друидов вблизи Источника Раздора.
  
  - Ты говоришь, что не заметил никого до начала ритуала? И при этом тебя преследовало более полутора сотен воинов. Не слишком приятное известие, ведь мы не можем предположить, что они там оказались случайно, слишком далеко расположен их лагерь от Силитуса. Да и пришли друиды сразу после окончания создания Источника, еще до того, как они могли почувствовать энергию, что он приносил. Странно и тревожно это, - Ремар обратил свой взор куда-то в пространство, обдумывая полученную информацию, а затем решил пояснить, - сейчас между нашими народами весьма напряженная обстановка, уже дошло до открытых стычек, есть убитые и раненые с обеих сторон. Эльфы испытывают злость, горе, ненависть и желают найти того, на ком ее можно выплеснуть. А мы сами дали им такую цель. В том числе и я. То, что друиды отберут у нас Источник еще больше испортит их репутацию среди эльфов. Очень многие откажутся иметь с ними дело в связи с этим. Однако будут и те, кто решит закрыть глаза на поступок Кенариуса ради приобщения к силе. И таких будет много.
  
  Ремар закусил губу, и было не совсем ясно, о чем он думал. О верности принятых решений? О возможности воззвать к миру в таких условиях? Или просто рассчитывал следующий шаг? Если речь шла о первом и втором - на мой взгляд, попытка сохранить единство была обречена на провал и даже выставила бы нас в худшем свете, как более слабых, не способных обойтись без помощи Кенариуса и друидов. Не лучшая репутация, особенно если в ней будет доля правды.
  
  Затянувшееся молчание я решил прервать, попросив рассказать о том, что именно было сделано Ремаром и эльфами под его началом за прошедшие три недели. Оказалось, удалось добиться многого. В первую очередь стоило упомянуть о создании Лунных колодцев. Эти сооружения были особенностью главным образом именно запада Калимдора, так как непосредственно здесь ощущался недостаток энергии и необходимость ее получения иным способом. Не то чтобы эльфы, здесь проживавшие, имели худший доступ к Источнику Вечности. Просто сильных магов, способных поделиться маной для тех или иных нужд было мало. Вот и возникла необходимость создания иных очагов энергии, которая была решена с помощью тех самых Лунных колодцев.
  
  Правда стоит отметить, что их создание оказалось весьма сложным и по времени и по затратам энергии, отчего эти сооружения и не прижились в остальном Королевстве. Но в ожидании возможной катастрофы Ремар озаботился поиском и направлением на работу нужных специалистов, что начали трудиться еще во время войны. Успели не столь и много, сильнейшие маги были забраны командующим в армию, но результаты были, и очень помогли в первые недели после катастрофы. "Хотя бы дети смогли получить энергию, правда и им ее не хватило" - устало подвел итог этим стараниям Ремар.
  
  Создание Лунных колодцев продолжилось с новой силой, как только проявился Источник Раздора. Абсолютно все, кто был способен передавать энергию, были направлены на эту работу, и даже сам командующий посчитал необходимым подать пример, отчего и был сейчас полностью измотан.
  
  - Когда удастся создать столько Лунных колодцев, чтобы хватило обеспечить всех энергией? - задал главный вопрос я.
  
  Повисла тягостная тишина, после чего Ремар все же ответил
  
  - Никогда.
  
  - То есть как никогда? - подобное мнение мне совсем не нравилось - Что нам помешает?
  
  - Для создания колодцев нужны кристаллы, что будут сохранять энергию Луны, и пусть я заготовил их большое количество, но ингредиент это весьма востребованный, и многое оказалось использовано в период войны. Того же, что осталось, хватит еще на три сотни колодцев. Вместе с уже созданными они смогут дать энергию для существования едва ли седьмой части живущих сейчас здесь эльфов, не больше. А ведь будут приходить и другие... По моей оценке общее число выживших калдораев превышает миллион.
  
  Повисла скорбная тишина. Что в этих условиях возможно было предложить, не знал никто. Конечно, можно было создать еще кристаллы маны, да вот только процесс это был долгий и кропотливый. Всего один кристалл выращивался почти месяц. В голове у меня были воспоминания о том, как ускорить этот процесс, но помогли бы они слабо, ведь новым методам работы предстояло еще научиться, в том числе и мне, а времени на это не было.
  
  - Именно поэтому я надеюсь, что нам более не потребуется терзаться жаждой магии и ты, Иллидан, создашь новый Источник, - произнес Ремар, внимательно вглядываясь мне в лицо.
  
  Я отвечать не спешил, не слишком приятным было излагать собравшимся эльфам свои мысли, план, что обещал нам немало проблем в настоящем ради далекого будущего. Вот только и молчать было бессмысленно, а значит стоит сказать хотя бы первое слово...
  
  - Ясно, - произнес Ремар, после того, как выслушал мои предложения, - должен признать, что твоя идея действительно потребует от нас много усилий и времени, но она осуществима. Я призову лучших артефакторов, и им ты все изложишь подробно. А пока не появляйся на глазах у посторонних эльфов, нам не стоит объявлять всему миру о том, что ты жив и здоров, используем это против Кенариуса.
  
  - Думаю, стоит начать реализацию плана после того, как нас отрежут от Источника Раздора, а до того подготовиться как можно лучше. Нам потребуется много материалов.
  
  - Думаю, с этим нам помогут дворфы, - ответил Ремар и, уловив наш заинтересованный взгляд, спохватился, - да, вы ведь не знаете. На нашем континенте уцелело поселение дворфов что во время войны направило нам в помощь свою армию. Однако сейчас им требуется наша поддержка, и они с радостью предоставят в обмен на продукты и иные материалы, металлы и руды.
  
  То, что сказал Ремар, заставило меня задуматься. Историю Азерота после раскола мира Иллидан знал весьма фрагментарно, скорее улавливая слухи, чем целенаправленно изучая, однако о поселениях дворфов на Калимдоре он ничего не знал, так откуда они здесь взялись?
  
  - И где расположено их поселение? - решил уточнить я одну догадку.
  
  - Раньше располагалось глубоко в горах, точного расположения никто не знал, но сейчас они оказались чуть ли не на берегу моря, если не сказать в нем. Во время раскола мира их потрясла сильная волна, что едва не обрушивала все штольни. Если быть точным, часть обрушила, а еще привела к тому, что подземелья стали заполняться водой. Так что теперь дворфы вынуждены покинуть свой дом и переселиться в иное место, и мной уже представлено для них хорошее предложение, что должно будет заинтересовать эту расу.
  
  Интересно. Выходит, что те двадцать девять бочек воды Источника, что были мной набраны, действительно уменьшили мощь Катастрофы, и теперь мы имеем поселение дворфов на одном с нами континенте, и при том от крепышей бессмысленно требовать любить природу, а значит у нас есть все шансы стать союзниками. Впрочем, стоит просто спросить Ремара, он явно жаждет рассказать именно об этом.
  
  - И на каких условиях состоится союз?
  
  - На данный момент торговля, участие в совместных разработках, и оборонительный военный союз, но надеюсь, что это лишь временные условия. Их техника приятно удивила меня во время битвы под Зин Азшари, а они смогли оценить наши магические возможности. Взаимное уважение существует, а с таким народом как дворфы это самое главное.
  
  - А найдется чем с ними торговать? Мне кажется, сейчас мы и сами во многом нуждаемся.
  
  - Многое было эвакуировано в это место, ведь эльфов, что бежали с востока и центра королевства, мы направляли именно сюда. Так что склады здесь ломятся от многого, что в ближайшее время нам не пригодится, но будет весьма кстати дворфам. Что касается продуктов - ими мы озаботились еще раньше и недостатка не испытываем.
  
  Дальнейший разговор свелся к обсуждению перспектив развития и проблем, с которыми нам придется столкнуться, когда наступит жажда магии. Впрочем, и эта беседа была не долгой и завершилось всего спустя полчаса, после чего Ремар попросил Майев позволить ему переговорить со мной с глазу на глаз. Все же этот момент настал и удивительным было уже то, что друг так долго держался, заставляя себя говорить о государственных интересах и ни в жестах, ни в эмоциях е показывая обуревавших его чувств. И только в момент, когда Майев закрыла за собой дверь, он позволил себе скинуть маску разом утратив тот стержень, что его поддерживал.
  
  - Как она погибла? - спросил Ремар, надтреснутым голосом, и я с трудом приступил к новому рассказу.
  
  * Если эльфов так много, то почему они смогли собрать столь малую армию? На это существует несколько причин. 1. Потери, понесенные регулярными частями в Зин Азшари, Серане, и на границе с троллями. 2. Оборванность коммуникационных линий и хаос в управлении - отнюдь не все согласились идти за Ремаром, который до войны имел весьма сомнительный статус одного из опальных аристократов. 3. Небоеспособные граждане - дети, не обученные сражаться дети, калеки (руки у эльфов не отрастают) и т.д.
  
  
  Глава 8.
  
  Спустя три недели я внезапно осознал, что тоскую по тем дням, когда со всей доступной скоростью мчался от одной неприятности к другой, регулярно рискуя жизнью. Почему? Да потому, что за прошедшее время мой сон сократился до критических значений, зачастую заменяясь медитацией, при этом из заклинательного покоя я и вовсе почти не выходил, полностью погруженный в процесс создания кристаллов, рецепт которых я смог воссоздать из памяти. Слишком важно было успеть выполнить работу в кратчайшие сроки, с чем и была связана спешка. Особенно нервировало то, что неизвестно, через какой промежуток времени появится древо, и потому невозможно было расслабиться ни на миг.
  
  На то, чтобы разобраться с первыми этапами создания кристаллов ушло двое суток. Именно двое суток, сон позволить себе я в тот момент не смог. И сразу после уяснения сущности первых шагов по этому направлению, наступил момент реализации. Конечно, весьма рискованно было начинать работу даже не постигнув всю теорию, можно было ошибиться из-за непонимания всего процесса, но пришлось пойти риск. Время...
  
  Как результат сразу три десятка кристаллов стали формироваться из предоставленных мне по первому требованию материалов, и осталось лишь их подпитывать, да выяснять остальные тонкости создания этих камней. Можно было бы заложить и больше, но в таком случае риск испортить всю партию слишком возрастал.
  
  Создание кристаллов всегда являлось очень затратным, в плане потребления маны, делом и потому лишь моих запасов и того, что выделял накопитель, оказалось недостаточно. В который раз я тогда пожалел о том, что устроил артефакт с частицей Источника Вечности подобным образом. Сейчас, да и в любой иной момент, было бы очень полезно получить больше энергии, вот только сделать это возможно лишь разобрав артефакт, чего совсем не хотелось. Впрочем, решилась эта проблема очень просто. Уже в первую ночь в заклинательный покой принесли бочку с водой Источника и с этого времени недостатка в мане я не испытывал, зато и жизнь стала более насыщенной, так как приходилось не только следить за созданием кристаллов, но и подзаряжать все возможные артефакты, что только могли принести. В этой связи очень помогала возможность поддерживать одновременно два плетения, и очень жаль было, что этот результат невозможно растянуть до трех.
  
  Изучить процесс создания кристалла удалось спустя девять ночей. Очень долгих девяти ночей. Ведь они слились в бесконечный поток исследований и магических манипуляций. Светлым лучом в этом царстве мрака была Майев, что иногда находила время посетить меня, но и ей это удавалось не часто. Слишком много забот легло на каждого эльфа в эти ночи. А она и вовсе вынуждена была руководить несколькими тысячами жриц, не ставших присоединяться к Кенариусу и Тиранд.
  
  Наконец постановив, что действительно понимаю, как требуется организовать процесс, я затребовал себе помощников. Ими стали опытные артефакторы, которые смогли уловить суть необходимого действия быстрее меня самого, благодаря чему работу, наконец, удалось поставить на поток. Жаль только, что все производство окажется завершено в момент, когда будет посажено Древо.
  
  С другой стороны спустя семнадцать дней тридцать кристаллов были изготовлены, и пусть общей ситуации это спасти не могло, тридцать колодцев могли дать энергии для шестидесяти тысяч эльфов. Правда стоит сказать, что речь идет именно об энергии для поддержания существования, причем не слишком комфортного. При этом всякое магическое действие должно было немедленно приводить к истощению. Представляю каким шоком подобное будет для моего народа, настолько привыкшего к магии, что не мыслившего жизни без нее. Не слишком радостной получалась картина, и оставалось лишь надеяться, что эльфы смогу пережить следующие месяцы, а скорее даже годы.
  
  Правда чем дальше, тем больше меня терзал один вопрос, почему драконы и друиды столько тянут с посадкой своего сорняка?
  
  
***
  
  Крепость Силитус. 53 день с момента раскола мира.
  
  Крепость, что три года назад была заполнена многочисленным гарнизоном, месяц назад пребывала в запустении и имела в своих стенах лишь одного одиозного эльфа, сейчас оказалась прибежищем очень странных гостей. Если друиды еще были для этого места привычны, пусть и не в таком количестве, то вот все остальные вызывали откровенное недоумение.
  
  В первую очередь следовало упомянуть драконов. Здесь собрались сразу две стаи - зеленая и бронзовая, а также их Аспекты, что сейчас напряженно вглядывались в темный зев колодца. При этом если Ноздорму был спокоен и бодр, то вот второй дракон, Изера, полыхала раздражением, почти яростью. Причина была проста. Аспект природы и властительница Изумрудного сна... не высыпалась вот уже три недели. Интересно, утешила бы ее мысль о том, что у Иллидана в этот момент наблюдались схожие проблемы? Скорее всего, лишь привела бы в ярость, ведь именно из-за этого эльфа были все ее мучения, и если бы Изера узнала, что он к тому же еще и жив...
  
  Если перечислять по порядку все несчастья, что выпали на долю Аспекта Природы из-за вмешательства Иллидана, первым можно было бы назвать ссору с сестрой. Именно из-за того, что этот проклятый эльф выбил артефакт из рук Малфуриона Изере пришлось вмешаться в события почти в открытую. Не будь этого и о ее роли в уничтожении Источника Вечности никто бы не узнал. Но Иллидан нарушил планы Аспекта, и ей пришлось применить магию, которую распознала Алекстраза. А теперь создавать Древо приходилось без помощи сестры, а ведь силы жизни были бы весьма кстати в такой работе.
  
  Приступая к выращиванию древа, Изера в первую очередь добыла нужное семя, искать которое не потребовалось, ведь ей, как Аспекту Природы полагалось иметь в запасах подобные вещи. Она заранее собрала несколько желудей с самого величественного растения Азерота, Г'Ханира, и теперь могла применить один из них для того, чтобы возродить мировое древо, используя силу Источника. Вот только возникла одна проблема, вернее даже не одна, а целый комплекс, и в этом также была вина Иллидана.
  
  Начать следовало с того, что у будущего Мирового древа, как и у любого иного дерева, вырастал главный корень, наиболее мощный в сравнении со всеми остальными. Если древо должно было достигать высоты в несколько километров, этому корню в ширину полагалось бы разрастись на десятки метров. Вот только такой рост разломал бы в клочья и стены колодца и каменную плиту сверху него. Казалось бы, ничего страшного в этом не было, уж что Изеру совершенно не беспокоило, так это архитектура калдораев, однако, только бросив взгляд на руны, что украшали камень колодца, Аспект поняла всю сложность ситуации. Уничтожение наложенной рунной цепочки грозило ослабить силу Источника, а возможно и вовсе привести к взрыву, а значит следовало действовать более тонко. Но как же было обойти эту проблему?
  
  Пришлось ей вливать силу в желудь, изменяя растение в нужных параметрах, заставляя его в будущем отрастить совсем маленький, словно волос, в сравнении с его исполинскими размерами, корень и мощные боковые корневища, что должны были удержать растение. И здесь вставала вторая задача. Не менее сложная. Любое растение, простая трава то или куст, нуждалось в земле. Не могло оно расти на голых камнях. А именно камень и ничто иное был основанием крепости. Причем, что вызывало особенно жгучие волны ненависти у обычно спокойного и рассудительного Аспекта, ранее земля под крепостью все же была. Вот только последнее нападение силитидов, что было организовано в том числе и с участием драконов, заставило калдораев более ответственно отнестись к обороне. Жуки смогли проникнуть сквозь каменную кладку и потому маги эльфов посчитали нужным спаять основание до совершенного монолита на сотни метров вглубь не пожалев на то силы.
  
  И теперь Изера не могла и надеяться обнаружить хоть крупицу земли, а потому в раздражении взирала на колодец, свыкаясь с мыслью, что ей придется опуститься до работы каменщика.
  
  - Нам следует начать как можно скорее, - мягко заметил Ноздорму, тот, кого Изера без сомнений могла назвать своим сообщником. Этот дракон знал о ее роли в уничтожении Источника Вечности и, более того, оказал помощь, защитив со своей стаей кладки от раскола мира. И именно потому сейчас он был здесь.
  
  - Да, верно, - вынуждена была признать Аспект и обратилась к месту, с которого следовало начать работу.
  
  Ее взору предстало свободное от строений пространство, что простиралось до самых стен. Ранее здесь стояли казармы и иные строения, назначение которых ее совершенно не интересовали, но теперь поверхность была освобождена и следовало приступить к следующему этапу. Сейчас, вместе с остальными драконами и друидами, она должна была заняться совершенно варварской работой - когтями и магией вгрызаться вглубь основания скалы. А затем и того больше - таскать землю для будущего древа. Хотя эту задачу можно было поручить и другим.
  
  При одной только мысли о том, благодаря кому Аспект вынуждена заниматься всем этим, все ее нутро вспыхивало пламенем. Как же она в этот момент жалела о том, что Иллидан умер и невозможно убить его еще раз и еще, и еще... Жаль, что она не видела его смерти, а заодно и не удостоверилась в этом событии. Вот что заставило Иллидана создать Источник именно здесь, чем этому эльфу не нравились иные места? Порой Изера приходила к выводу, что данное действие было изысканным издевательством, вот только никаких доказательств этому не находилось, и приходилось направлять свою злость на камень, что с трудом поддавался даже усилиям Аспекта, настолько был пропитан магией. Проклятые эльфы!
  
  Чтобы оценить степень негодования Изеры к концу выполнения подготовительных работ, стоило указать на то, что к высаживанию Древа удалось приступить лишь спустя месяц после обоснования в Силитусе. Это было особенно неприятно из-за того, что все смогли убедиться в чистоте и отсутствии угрозы со стороны нового Источника. Пусть друиды Кенариуса по-прежнему полыхали энтузиазмом, но вот среди иных эльфов подобного единодушия не наблюдалось. "Ну ничего, вскоре у Вас просто не останется выбора" - подумала Изера, подходя к Колодцу. С противоположной стороны встал Ноздорму. Но это были не все участники ритуала. Следующий круг состоял из друидов, среди которых были сильнейшие природные маги, такие как Малфурион, Дартарен и, разумеется, Кенариус. А в третьем круге стояли десять драконов, по пять от каждой стаи. Все были готовы к началу ритуала.
  
  Если бы вырастить древо требовалось в озере, возможно было бы просто бросить желудь в Источник, однако условия не позволяли так поступать, а потому семя оказалось подвешено в воздухе над Колодцем. А затем в него стали вливать свои силы десять драконов, давая возможность роста. Почти сразу появились корни, и в тот же момент использовала свою силу Изера. Ее мягкое, ласковое воздействие стало направлять рост в нужном направлении. И сила десяти драконов уже спустя несколько минут привела к тому, что на месте желудя в небе застыло дерево высотой в несколько десятков метров, что боковыми корнями погрузилось в плодородную землю. И лишь убедившись, что растение более не нуждается в поддержке, Аспект позволила главному корню опуститься в Колодец.
  
  Момент, когда сила Источника Раздора соприкоснулась с Древом, почувствовали все собравшиеся. Словно отлив и прилив произошел в теле друидов, их наполнила новая энергия, искристая, живая, прекрасная в своей гармонии. Еще более яркие ощущения возникли у тех, кто прежде не имел доступа к этой силе. Дриады застыли в блаженстве, осознавая, как многого были лишены прежде, что касается драконов, они не стали проявлять свои чувства открыто, тем более что полученная ими прибавка к силе была не столь и велика. Эти создания и прежде обладали невероятной мощью.
  
  Среди всех участников ритуала полностью сосредоточенными остались лишь двое - Изера и Ноздорму, ведь их работа не была завершена. Каждый из Аспектов привносил свой дар в молодое, охотно вбирающее в себя энергию Древо. Аспект Времени дарил растению способность поддерживать бессмертие у созданий, что питались его силой, Изера связывала с миром Изумрудного сна, выполняя обещание о безопасности для всех друидов посещения этого места. Это была долгая и изматывающая работа, чары, что никогда прежде не применялись в Азероте и потому могли быть легко нарушены, однако Аспекты были достаточно опытны, для того, чтобы не делать ошибок. И спустя час ритуал был завершен, а на том месте, где все еще плескались воды Источника Раздора, возвышалось исполинское древо, с каждой минутой набиравшее высоту. Ему еще предстояло отрастить второй ряд корневищ, что перекинется через вторые стены крепости, и все это произойдет в ближайшие несколько суток под неусыпным контролем драконов и друидов, но главное было сделано. Союз драконов и разумных, пошедших за Кенариусом, получил свой Источник и теперь их враги более не могли им противостоять. А возможно и вовсе были обречены исчезнуть.
  
  - Пусть это древо получит имя Нордрассил и станет короной на лике Азерота! - провозгласила Изера, и ее поддержали согласные вопли и рев драконов. И пока они звучали в крепости, на другом конце континента разливалась волна отчаянья от эльфов, что в который раз оказались лишены Источника и вместе с ним надежды.
  
  
***
  
  Город Джеденар, дом Дат`Сенанов. 55 день с момента раскола мира.
  
  Помещение, в котором собрались два десятка эльфов, навевало мысли о былом величии и сменившем его упадке. Ранее роскошно убранный зал, выполненный из дорогих пород дерева светлых тонов, начал увядать еще до раскола мира, в те времена, когда род, которому принадлежало здание, стал терять свое влияние и обеднел. В свою очередь катастрофа нанесла новый удар по древнему строению. Стекла на окнах разлетелись искристым крошевом, на стенах пролегли трещины, а в сами помещения забилась пыль и мелкий мусор. Просто некому было убирать бесконечно большие пространства, у дома более не имелось хозяев.
  
  Мрачную атмосферу дополняло и настроение собравшихся в зале эльфов. Подавленные, осунувшиеся, и в то же время преисполненные злости, которой отчаянно хотелось найти цель. Помещение прекрасно соответствовало духу собрания, и это было не случайно. Ведь никто не пытался скрывать существующее положение вещей, будущий разговор должен был стать открытым и честным, по крайней мере настолько, насколько это было возможно в политике. И повести его должны были трое, что испытывали совершенно иные настроения, отличные от витавших у остальных присутствовавших.
  
  - Спасибо, что откликнулись и собрались сегодня в этот непростой час, - начал свою речь Дат`Ремар, - все вы задаетесь вопросом, о том, куда исчезла питавшая нас энергия Источника? Почему мы лишились лишь недавно обретенных сил? У меня есть ответ. Наше общее достояние украли драконы и Кенариус. Они еще в первую ночь, когда появился Источник, напали на его создателя, Иллидана и c этого времени готовились прибрать к рукам его детище.
  
  Подождав некоторое время для того, чтобы слушатели прониклись сказанным, Ремар продолжил:
  
  - Вам на ум мог прийти следующий вопрос. Почему, зная о грозящей опасности, мы ничего не предприняли? Почему не двинули свои войска на защиту очага, что поддерживает наше существование? Ответ на этот вопрос прост. Мы не имели сил для сражения. У нас не было энергии для перемещения войск на столь большое расстояние, добраться же своими силами за время, что нам оставалось, было невозможно. Тем более, что сама война после раскола мира с нашими собратьями и тремя стаями драконов должна была бы окончательно подорвать будущее нашей нации. Даже победа обернулась бы нашим поражением. Я уже не говорю о том, что наши враги в любой момент могли бы вновь уничтожить Источник, также, как это сделали прежде.
  
  Новая пауза, за время которой Дат`Ремар пытался оценить эмоции собравшихся. И они ему нравились. Многие, даже несмотря на сказанное, не желали сдаваться, искали аргументы в пользу борьбы, а ведь именно такой настрой и был нужен.
  
  - Однако это и не требуется, - произнес Дат`Ремар, когда почувствовал нарастающее напряжение, - у нас есть выход из создавшегося положения. Есть материал, из которого возможно создать новый Источник! Но об этом вам сможет рассказать специалист в этой теме.
  
  Командующий позволил себе улыбку и с удовольствием отметил на лицах шок, когда один из его спутников, до сих пор молчавший, скинул капюшон. Кажется Иллидан хотел насладиться триумфом? Начало его выступления определенно удалось.
  
  
***
  
  Удивительное ощущение, видеть, а вернее чувствовать, что твое появление придает эльфам надежды больше, чем упоминание о возможности создания нового Источника. Слух улавливает удивленный шепот, в котором более всего повторяются слова "он жив!", "как это возможно?". Появилось желание насладиться этими эмоциями, подержать паузу, появилось и тут же исчезло. Должно быть вечная спешка что-то сделала со мной и терять время на подобное совершенно не хотелось. А потому, стоит сообщить тем, кому суждено осуществить мой план, его детали.
  
  - Здравствуйте! Прежде чем изложить наши планы на будущее, хочу прояснить, отчего я сейчас стою живой перед вами, а не перевариваюсь в желудке ящерицы. Причина этого в том, что моя смерть была инсценирована, хотя стоит признать, что друиды были столь упорны в желании убить "предателя", что им это почти удалось. Если бы не помощь Майев, - жест в сторону безмолвно застывшей жрицы, - та самая Громовая ящерица действительно могла бы мной пообедать. Однако лучше будет, если все и дальше будут считать, что Иллидан умер, думаю Вы это понимаете?
  
  Мой тон не предполагал отказа, а потому все мгновенно ответили согласием.
  
  - Но вернемся к нашим проблемам. Как сказал до этого Дат`Ремар, у нас есть материал для нового Источника. А именно вода, что была зачерпнута из Источника Вечности. Вот только что с ней делать? Понимаете о чем я говорю? Эльфам принадлежали два Источника. Первый из них был уничтожен, второй украден, что же случится с третьим? Не сложно представить, верно? И как тогда возможно обезопасить новый Источник, не дать ему повторить судьбу двух других?
  
  Обведя взглядом собравшихся эльфов и отметив, что все они внимательно слушают мою речь, продолжил:
  
  - Вас решили посвятить в тайну существования живого Иллидана и воды из Источника потому, что вы - лучшие артефакторы, что смогли пережить катастрофу. А значит сможете помочь в возрождении нашего народа и воплотить в жизнь намеченные планы. Но вначале я предлагаю рассмотреть варианты выхода из создавшейся проблемы. Итак, как нам не просто создать Источник, но и обезопасить его от наших врагов? Первый вариант, экранировать его магию так, чтобы не почувствовал ни один обитатель Азерота. Кто может сказать, почему это невозможно?
  
  - Не существует столь совершенных рунных цепочек? - неуверенно произнес один из эльфов, но удостоился лишь презрительных взглядов коллег.
  
  - Полностью экранировать магию Источника означает отрезать ее от всех, кто будет снаружи. А зачем тогда он нужен?
  
  - Совершенно верно, - подтвердил я, постаравшись запомнить говорившего, статного, уверенного в себе высокородного, - и именно поэтому этот вариант нам не подходит. Также мы можем спрятать Источник глубоко под землей, но это не обезопасит нас от подкопа и диверсий, или попытаться создать его на горе, а может и вовсе построить летающий остров, который так обрадует драконов. В любой плоскости мира сердце нашего народа будет уязвимо, где-то больше, где-то меньше, но везде. И вот здесь у меня возникает вопрос, почему мы не можем спрятать Источник?
  
  - Кажется, Иллидан, вы сами доказали нам эту мысль несколько минут назад, - заметил все тот же эльф, что явно пользовался наибольшим уважением, - если же хотите знать мое мнение проблема заключается в том, что Источник слишком ярок. Нужно найти местность, где магический фон высок и в ней спрятать наше "сердце" будет вполне возможно.
  
  А мне все больше нравится этот эльф. Ведь мне эта мысль пришла только спустя две недели после мучительных размышлений, он же смог дойти до нее за несколько минут.
  
  - Позвольте узнать Ваше имя?
  
  - Дат`Найкар, - ответил собеседник. Мое зрение давало рассмотреть крепкое телосложение и достаточно высокий магический потенциал, но в остальном говоривший остался для меня загадкой, стоит оценить его глазами тигра, когда выдастся такая возможность.
  
  - Дат`Найкар, Вы правы, мне также приходила в голову такая мысль. Однако к сожалению столь сильных мест на том материке, где мы располагаемся, обнаружено не было, плыть же за море желания нет ни у меня, ни у кого другого. Я правильно понимаю? - дождавшись согласия продолжил - Однако сама мысль о возможности спрятать Источник в магическом поле приводит к другой идее, вполне осуществимой там, где обитаем мы. Скажите, где проще всего спрятать дерево? Думаю каждый ответит, что в лесу, среди других деревьев. Где же спрятать Источник? Лучше всего сделать это среди подобных ему.
  
  Использую паузу для того, чтобы оценить эмоции собравшихся эльфов. Это очень важно, ведь мне придется работать с ними как минимум несколько лет, а может и куда больший срок. И Дат`Найкар меня не разочаровал. Он явно понял мою мысль и сейчас испытывал возбуждение, радость и сильную досаду. Должно быть корил себя за то, что сам не догадался до столь простой идеи. Еще трое испытывали схожие чувства, а вот все остальные до сих пор не понимали. Досадно. Впрочем стоит сделать один ход, что пришел мне в голову только сейчас, но который позволит наладить отношения с одним умным эльфом.
  
  - Дат`Найкар, мне кажется, что вы и сами все поняли, не поможете?
  
  - Благодарю за столь высокую оценку моих способностей, - ответил эльф, и в его тоне и эмоциях проскользнула благодарность и толика уважения, - думаю Вы намекаете на то, что помимо рунных цепочек скрывающих ману существует также и те, что усиливают ее проявление. Они мало известны, большинство артефакторов даже не знает об их существовании. Если создать Источник, сила которого будет значительно экранирована и одновременно усилить несколько обманок, никто не сможет понять где оригинал, пока не приблизится.
  
  - Благодарю Вас, Дат`Найкар, Вы поняли меня абсолютно правильно. У нас есть возможность использовать некоторое количество воды Источника для того, чтобы не дать врагу почувствовать сердце нашего Королевства, но сделать это будет не просто. Ведь всего десятка обманок будет недостаточно, вдумчивый враг сможет найти оригинал. В настоящий момент я планирую создать более сотни таких "мест силы".
  
  В зале воцарилось молчание, все присутствующие пытались осознать масштабы планируемой работы. И я им не мешал, давая возможность принять сказанное. Наконец Дат`Найкар решил задать вопрос:
  
  - Как вы планируете организовать работу? У нас же нет магии, как возможно оборудовать столько тайных убежищ, не имея доступа к силам Источника?
  
  - Это хороший вопрос, - с улыбкой ответил я, - именно за этим мы Вас и собрали. Необходимо решить, как на практике будет построена наша работа.
  
  
***
  
  Граница Королевства и Лесного союза. 81 день с момента раскола мира.
  
  У входа в горную долину, разделившую некогда единый народ, застыла одинокая фигура, облаченная в тяжелые доспехи. Она стояла неподвижно, не шевелясь, и смотрела в сторону земель Лесного союза, однако в действительности не различала ни мягкой зелени, покрывавшей склоны гор, ни серых скал на вершинах, ни далеких звезд. Ничего этого Майев не видела и только серебряный диск Луны приковывал ее взгляд, отражался в глазах, устремленных в даль, к своей Богине в поисках ответа. Ответа на вопросы, которые никогда не волновали жрицу, но теперь не давали ей покоя, выбивали из равновесия, вводили в смятение. Множество событий всплывали в ее памяти, слова отражались в сознании и каждое из них норовило разбить безграничную уверенность, что словно щит защищала Майев всю ее жизнь сколько она себя помнила. Как ей было поступить, что делать, во что верить и к чему стремиться?
  
  Как бы того не отрицала девушка, но рассказ Иллидана глубоко потряс ее, заставил задуматься, о том что произошло в будущем и было в прошлом, о ее пути, и идеалах. Что всегда было опорой для нее? Долг. Долг заставлял Майев идти вперед, бороться с любыми невзгодами, потерями и болью. Сколько она себя помнила долг был для нее превыше всего, но что же теперь? Что ей делать после услышанного, когда оказалось, что безудержное стремление исполнять долг привело жрицу в будущем к безумию? Забыть о том, что могло произойти? Этого она не могла. Отказаться от исполнения долга? Это было для Майев немыслимым, сравнимым с самоубийством. Так что же ей делать и как заполнить звенящую пустоту в душе, которую она чувствовала с того самого момента, как покинула Джеденар?
  
  Одиночество - именно так называлось это беспокоящее душу чувство, которое, наверное, всегда было с ней, но отодвигалось в сторону чувством долга, призванным отбросить все, что мешает исполнению ее предназначения. Однако сейчас это сделать не удавалось, возможно потому что на краткий миг Майев перестала быть одна?
  
  На лице жрицы показалась горькая, усталая улыбка, которую она никогда бы не позволила себе при посторонних, но в этот час никого рядом не было - никто из подчиненных не посмел бы беспокоить жрицу в момент, когда она обращалась к Богине.
  
  - Так какой же путь мне выбрать, Богиня, как поступить? - тихо прошептала Майев, готовая даже вытерпеть боль, только бы получить ответ.
  
  Томительные мгновения потекли, но Луна была все также безмолвна, никакие видения не посещали девушку, никто не спешил дать ей ответ.
  
  - Что же мне делать, как поступить? - этот вопрос более не был обращен к Элуне, Майев задавала его самой себе, тщась разобраться в своих чувствах. - Отбросить сомнения и продолжить следовать долгу? Или поддаться своим страхам и попытаться заполнить пустоту в душе?
  
  Жрица горько вздохнула, осознав, что даже сейчас она не готова выбрать второй вариант. Служение было и оставалось всем для нее.
  
  - Но есть ли иной выбор, кроме этих двух? Возможно ли следовать долгу, и в то же время дорожить чем-то еще? - и в тот самый момент, когда Майев задала этот вопрос, души коснулось ласковое тепло.
  
  Глава 9.
  
  tab>Долина Мулгор, застава у перевала Читар.* 106 день с момента раскола мира.
  
  Пласт земли дрогнул, а затем начал стремительный подъем по туннелю вверх. Глаза эльфа, что привел в движение почти тонну земной породы, смотрели внимательно, ни на миг не выпуская из поля зрения взятую под контроль силу. Ведь в туннеле работа не прекращалась ни на миг, десятки эльфов укрепляли стены, наносили на них руны и артефакты. Даже на мгновение упустить землю означает подвергнуть сородичей опасности. А потому друид был очень внимателен в работе.
  
  Наконец порода достигает верхней точки туннеля, и Меларон вздохнул спокойнее - там есть кому позаботиться о вынутом грунте. Друиду же требовалось приступить к следующему этапу в изнурительном и бесконечно повторяющемся действии.
  
  Вновь он сосредотачивается на силе, что есть сама природа, что смеется в стремительной и быстрой воде, что рокочет в камне, что поет в тихом дуновении ветра... Арканная магия - это строгие плетения, выверенность и четкость формул, друидизм - покой и единение с природой, а потому состояние души самое главное в этом искусстве. Добившись нужного настроя, Меларон вновь обратился к земле, своей силой сжимая ее до каменной плотности. Стены тоннеля под воздействием природной магии расширились, исчезли комья земли, что не были схвачены ранее, перестала литься вода, до этого мгновения желавшая заполнить все свободное пространство. Вот только образовавшегося водоема уже достаточно для того, чтобы сделать невозможным дальнейшую работу. Благо это привычная проблема, а потому легко решаемая.
  
  На этот раз Меларон сосредотачивается на спокойном течении воды, что желает найти новые пути для своего бега. Он видит ее стремления и только лишь направляет в нужное русло. И вода покорно устремляется в широкий шланг, что проходит через весь туннель и теряется где-то наверху. Друиду остается лишь отдать часть своих сил в помощь стихии, вот только сил этих осталось немного, все же он работает уже несколько часов без перерыва. Впрочем, как опытный воин, Меларон хорошо умеет определять свои возможности, а потому вода благополучно достигает вершины, а сам эльф вздыхает с облегчением - можно уступить свой пост другим.
  
  Вот уже месяц, как друид работал на пока еще безымянной заставе, что должна была стать границей нового королевства. Королевства, в котором будут жить эльфы, не последовавшие за Кенариусом, не простившие полубогу и его последователям устроенной катастрофы и кражи Источника. Большинство из них использовали арканную магию, но далеко не все. Сам Меларон владел друидизмом, но и не думал идти на поклон к ортодоксам, к сожалению о многих своих коллегах он такого сказать не мог.
  
  В первые два месяца после раскола мира чаша весов между Ремаром и Кенариусом не могла склониться ни на одну из сторон. И тот и другой действовали не жалея сил. И тот и другой возлагали на своих противников вину в прошедшем катаклизме, оба активно рассылали отряды, что стремились донести до простых жителей "правду", оба были заранее готовы вступить в противостояние, если не военное, то политическое. Однако момент, когда союз друидов и драконов создали на месте Источника Нордрассил, стал поворотным. Определив победителя те, кто колебался с решением, друиды, жрицы и даже некоторые из эльфов использовавших арканную магию потянулись в Силитус, оставив своих сородичей страдать от павшего на них проклятия.
  
  Меларон презирал тех, кто ушел к Кенариусу после создания Древа. Он еще мог понять калдораев, что шли за полубогом из желания воплотить в жизнь свои мечты о лучшем государстве, кто знает, быть может у них это получится? Мог понять таких эльфов, но принять предателей, бросивших своих сородичей из страха потерять полученную силу и бессмертие? Подобные разумные вызывали лишь ненависть и презрение. Презрение потому, что Меларон знал от Иллидана - вне зависимости от того, в какой части Азерота будет находиться эльф и какими будут его отношения с Кенариусом, сила дарованная Нордрассилом останется с ним навсегда, если только он является друидом или жрицей Элуны, разумеется. А также Меларон верил в то, что именно на их стороне правда, именно они сквозь невзгоды и сложности должны восстановить прежнее величие народа калдораев!
  
  Это знал он, знали и многие иные друиды, но все же спустя два месяца число природных магов королевства сократилось до нескольких тысяч, половина из которых была направлена в поля, решать продовольственную проблему, в то время как вторая оказывала помощь в создании тайных убежищ. Хотя называть их тайными было странно, учитывая, насколько открыто велось строительство. Тысячи эльфов трудилось на каждом из участков, и любой желающий мог понаблюдать за их работой и входом в создаваемые подземелья. Увидеть и ничего не понять, ведь смысл этого действия ускользал даже от Меларона, встречавшего Иллидана и перетаскивавшего бочки. Но надо сказать, что калдораев охватил нездоровый энтузиазм, почти безумие, и они с упорством и яростью вгрызались в почву, поддерживаемые лишь туманным обещанием того, что это поможет с созданием нового Источника.
  
  Это казалось невероятным, но эльфы трудились до кровавых мозолей, до потери сознания, в тех случаях, когда их вовремя не останавливали, причем делали это как жители деревень, так и аристократы, разве что последних все же реже можно было встретить с лопатой в руках и чаще ползающими в грязи трясущимися руками выводящими очередную руну. Как им удавалось что-то чертить в таком состоянии, Меларон не знал, и даже считал все виденное безумием, однако было хорошо уже то, что оно выплескивалось в такой работе, а не в кровавых сражениях. А ведь если бы эльфы не получили цель - все могло бы кончиться именно этим.
  
  Сейчас, когда Меларон поднимался вверх по проложенному пути, он мог вновь оценить проделанную работу. Создаваемый проход уже простирался на расстояние в более чем сто метров и имел на своем пути несколько расширений, предназначенных для организации обороны. Чем выше поднимался друид, тем более благоустроенным становился проход. Если на участке, с которым он работал, были лишь голые стены, то стоило пройти тридцать метров, как можно было увидеть вставленные в поверхность артефакты, еще дальше скрытые за деревянными панелями. При этом облицовка стен выполнялась исключительно из материалов, превосходно впитываюших магию. А поднявшись еще на несколько десятков метров вверх можно было увидеть, как на дерево наносится вязь рун. Сейчас эта работа более напоминала простой орнамент, ведь в нем почти не было энергии, просто неоткуда ей было взяться, и даже те крохи сил, что оказались вынуждены использовать артефакторы, приводили к тому, что мастеров с рабочего места уносили на руках, идти самостоятельно они не могли. Оживить орнамент, превратить проход туннеля в смертельную западню для противника, предполагалось позже, когда выдастся такая возможность. А Меларон в который раз имел возможность утвердиться в мысли, что высокородные совершенно ненормальны, ведь работа с рунами была именно их задачей, и выполнять ее оказалось не в пример сложнее, чем махать лопатой.
  
  Подъем наверх завершился, и Меларон смог увидеть, как постепенно тает земля, что была поднята им прежде. Ее на простых тележках, главным образом купленных у дворфов, отвозили к возводимым стенам. Бородачи были частыми гостями в Королевстве, охотно торгуя и поставляя инструменты. Надо сказать, что с момента раскола мира отношения с дворфами стремительно налаживались. И как ни странно этому способствовала именно та неистовая ярость, с которой велась работа по всему Королевству. Подгорные мастера не могли не оценить подобное старание и охотно, пусть и за плату продавали материалы на нужды строительства. Вот и сейчас можно было увидеть, как прибыла очередная партия, с металлом, что требовался для скрепления деревянных панелей и нанесения определенных видов рун. Да и для иных сооружений строящегося укрепления эти материалы смогут пригодиться.
  
  Данная застава должна была перегородить путь противнику, что решил бы идти из Фераласа, местности, отделявшей Мулгор от Силитуса, и от одной только мысли, что Дат`Ремару хватило наглости поставить границу настолько близко от столицы врага кружилась голова. Если делать приблизительные расчеты, Силитус находился в два раза ближе к безымянной, пока, заставе, чем Джеденар. Отчего же такой захват земли со стороны слабых, по нынешним временам, эльфов Ремара прошел удачно и не вызвал столкновений с друидами Кенариуса?
  
  Причина тому была проста. Друиды и драконы ожидали атаки со стороны отчаявшихся арканных магов, и с целью ее отразить стягивали все свои силы к Мировому древу. Вот и получилось, что сейчас земли Мулгора оказались ничейными. Обстановка должна была измениться через год или два, и оставалось надеяться на то, что к этому моменту в распоряжении жителей Королевства будет новый Источник. Ведь не просто так Ремар решил сделать столь высокую ставку?
  
  Очнувшись от своих мыслей, Меларон подхватил приготовленные материалы и направился обратно в туннель. Он имел право провести время до восстановления резерва в блаженном отдыхе, но предпочитал такому занятию физический труд. Ведь чем быстрее они завершат стройку, тем быстрее узнают, ради чего она затевалась.
  
  
***
  
  Тишина и покой, удобное кресло, четкое, не допускающее ошибок, движение механизмов и нет ничего, что могло бы спугнуть такое состояние. Как же это раздражает! Прямо под руки подплывают артефакты, и не требуется даже совершать движения для того, чтобы вложить в них магию. Всего тридцать секунд, и два артефакта отправляются дальше, в приготовленную для них корзину, а на смену им приходят новые, также требующие вложения маны. И так бесконечное число раз, почти без перерыва, по четырнадцать часов в сутки. Надо признать, что результатам стали тысячи заряженных артефактов в ночь, но как долго такую работу вообще возможно выдержать?
  
  Новые деревянные пластины и новая порция маны, в них вложенная. Чувствую поступившее опустошение, но не спешу его исправлять, дожидаясь момента, когда в теле останутся лишь капли энергии. И это состояние приходит ко мне уже спустя десять минут. Тянусь к силе заключенной в рядом стоящей бочке и передергиваюсь от отвращения, когда чувствую, как обжигающая волна прокатывается по телу, а голову начинает мутить от состояния среднего между опьянением и тяжелым похмельем. Такой эффект оказался от бесконечной череды магических истощений и пресыщения энергией и хоть как-то исправить положение невозможно. Заряженные артефакты требовались еще месяц назад, а потому даже остановить производство на несколько часов - непозволительная роскошь, но ничего, я смог выторговать перерыв через пять часов.
  
  Вообще я вновь подтвердил свое звание уникального эльфа, ведь в тот момент, когда все калдораи страдали от жажды магии, меня от энергии тошнило в самом прямом смысле этого слова. Немного поддерживало лишь осознание того, что подобная работа превосходно подходила для развития магического резерва. Так за время нахождения в этом заклинательном покое он возрос почти на десятую часть, что было весьма значительным результатом, учитывая столь малый срок. Если бы еще не побочные эффекты... Помимо тошноты у моего плохого настроения была и иная причина. И она заключается в том, что я не видел Майев вот уже больше двух месяцев, с того самого собрания артефакторов, после которых жрица направилась на охрану границы, а я в этот заклинательный покой. Все ли с ней в порядке? Не окажется ли что завтра она вынуждена будет вступить в сражение с друидами, пока я здесь сижу в безопасности и покое?
  
  Толчок в плечо отвлек от размышлений, и я остановил механизм, приводимый в действие педалью под ногой. Мой помощник, которого пришлось вытребовать, когда стала очевидна невозможность справиться в одиночку с нагрузкой, привлек внимание к создаваемым кристаллам. И верно, настал очередной этап в преобразовании этой партии, и требуется воздействие нескольких плетений. Накладываю их совершенно не думая о результате, такая работа проделывалась столь часто, что в участии сознания не нуждалась.
  
  Меж тем мои мысли сосредоточены на решении возникших в создании Источника проблем. Они были озвучены еще на том совещании, что определило дальнейшее развитие нашей страны, но на текущий момент стали намного острее. Проблема эта звучала следующим образом. Мы одновременно создадим множество Источников-обманок и один настоящий, но что делать с тем, что энергия к эльфам будет поступать лишь из одного? Возможно ли будет таким образом выследить оригинал? Ответа я не знал, но сам по себе вопрос мне не нравился.
  
  А значит требовалось переплести потоки так, чтобы невозможно было их разобрать. Мысли по этому вопросу уже были, и сейчас я как раз зарисовывал рунную цепочку на лист бумаги. Следует выкроить время и испробовать ее, может хоть в этот раз результат будет удачным? Хотя положительные тенденции на лицо. Мне удалось наладить передачу энергии от одного Источника к другому на значительное расстояние с не слишком высокой ее потерей. Чем же я недоволен? Тем, что потеря есть, и если помножить совершаемое действие на несколько сотен передач она становится просто чудовищной. Однако можно внести изменение здесь, и тогда концентрация маны станет выше, в теории. Все это время я не прерывая работу с кристаллами. Как удавалось это совместить? После того, как стало очевидно, что бесконечно урывать время необходимое на сон невозможно, пришлось научиться.
  
  Очередной этап выращивания кристаллов завершен, и я решаю приступить к воплощению придуманной идеи. Почти наверняка и этот образец окажется несовершенным, однако на его основе возможно будет понять куда двигаться дальше. Все материалы находятся под рукой, впрочем ничего особенного мне и не требуется - только дерево. Уверенными, точными движениями вычерчиваю рунные связки, напитывая их энергией. Работа в чем-то успокаивающая, ведь она выбивается из той череды рутины, что мне окружает в последние месяцы. Но и жаловаться не с руки, сейчас все эльфы вынуждены работать так, как никогда в жизни. Вскоре два образца оказываются завершены, и я передаю один из них помощнику. Если честно имя его выветрилось из головы, а сам парень более походит на голема, ведь за все время произнес лишь десяток слов и не сделал ни одного лишнего движения. Ничего не могу сказать плохого, против такого поведения, но и желания познакомиться ближе с подручным от этого не возникало.
  
  Эльф как всегда молча взял артефакт и удалился, прикрыв за собой дверь. За нее я выходил крайне редко, вынужденный сохранять добровольное затворничество дабы не раскрывать миру существование живого Иллидана. Ситуация в этой связи немного напоминала заточение, которым в не случившемся будущем наградил меня Малфурион, тем более, что оно как раз должно было начаться, но подобные мысли стоило отбросить. Меня никто не держал против воли, я в любой момент мог выйти на свет и подышать свежим воздухом и только долг, что был сильнее иных оков, приковывал к этому месту. Вздохнув, продолжил работу, перерыв должен был произойти еще не скоро.
  
  Очередная партия артефактов упала в корзину, когда до моего сознания, спасавшегося в медитативном трансе, донесся звук скрипнувшей двери и легкая поступь чьих-то ног. За все время своего пребывания здесь я встречал не так много посетителей, а потому немедленно поднял взор на гостя и в тот же миг замер в изумлении.
  
  - Майев? - я не видел девушку уже очень давно, с тех пор, как она направилась на границу с Лесным Союзом, взяв с собой все доступные боеспособные силы. И увидеть ее сейчас, тогда, когда напряженность на границе по слухам все более нарастала, было очень странно, пусть и приятно.
  
  - Здравствуй, Иллидан, - легкая улыбка тронула губы девушки.
  
  Не знаю отчего, но с приходом Майев в зал словно бы пришло дуновение свежего ветра. А еще мне почудился аромат трав, и свежесть леса, хотя возможно они всегда сопровождали жрицу просто я не замечал?
  
  - Не ожидал увидеть тебя здесь. Мне казалось, что обстановка на границе такова, что ты не скоро сможешь появиться в Джеденаре, - жестом я предложил девушке присаживаться и в тот же момент вынужден был направить энергию к очередному накопителю - проклятая работа никуда не исчезла и в настоящий момент прервать ее было нельзя. Разве что остановить полностью на пять часов раньше запланированного срока.
  
  - Именно потому, что обстановка на границе становится напряженнее, я и прибыла сюда, - ответила Майев. - Нужно было поговорить с Ремаром о дополнительной помощи нашим войскам на границе.
  
  Голос жрицы был спокойным и уверенным, как всегда, однако я уже умел различать скрываемые ей чувства и понимал, что девушка невероятно устала и почти лишена сил. Не только душевных и физических, но и магических. Ведь со свойственным ей упрямством жрица не желала использовать энергию Элуны для собственных нужд. И сейчас была совершенно опустошенной. Даже Лунным колодцем не стала пользоваться решив, должно быть, что таким образом отнимет силы у детей. И помощи просить не собиралась. Протянув руку, я коснулся кончиками пальцев плеча девушки и направил часть своей энергии к ней и получил в награду полный благодарности взгляд.
  
  - И насколько все плохо? - решил нарушить я напряженное молчание.
  
  - Среди друидов происходят волнения, - ответила девушка. - Они вполне могут совершить атаку на нас в любой момент.
  
  - Но почему? - я действительно не мог этого понять, ведь это именно они отобрали у нас Источник.
  
  - Многие среди друидов потеряли своих близких, - задумчиво проговорила девушка. Ее пальцы осторожно скользили по лезвию чакрума, проверяя его целостность, но мыслями Майев была где-то очень далеко. - Они хотят скинуть на кого-то свою злость, а мы отличная мишень для этого, ведь с их точки зрения не сможем оказать отпор. И рано или поздно они непременно совершат атаку, я в этом уверена. И в тот момент они познают на себе гнев Элуны!
  
  Пусть последняя фраза и звучала несколько высокопарно, смеяться над ней я бы не стал, так как видел, как сжались на рукояти оружия пальцы девушки, какое хищное выражение приобрело ее лицо. Жрица собиралась сражаться с предателями своего народа, и ее рука не дрогнет, когда придется оборвать жизнь сородича - в этом не стоило сомневаться.
  
  Однако мне отчего-то хотелось, чтобы сегодня Майев отвлеклась от всех забот и просто отдохнула. И лучше всего, если бы она сделала это в моей компании. С чем было связано такое желание? Кажется я догадывался об ответе на этот вопрос, но спешить с выводами не хотел. Вместо этого я решительно встал, импульсом магии остановив бесконечно движущийся конвейер артефактов и подал руку жрице.
  
  - Не составишь мне компанию в небольшой прогулке по городу? - спросил, попытавшись изобразить располагающую улыбку. Не думаю, что у меня получилось, но девушка улыбнулась в ответ и подала мне свою руку в ответ.
  
  Перед тем как выйти, мне пришлось закутаться в плащ с капюшоном, но более препятствий на нашем пути не было и я наконец смог вздохнуть воздух Джеденара полной грудью. Вздохнуть и закашляться, так как на улице стояла непривычная вонь. Причиной ее были множество эльфов, собравшихся в городе и не имевших возможности его покинуть, ведь именно здесь было сосредоточено большинство Лунных колодцев. Привычно очистить тело с помощью магии они не могли, а воды на всех не хватало, что явно было недочетом Ремара, организовывавшего эвакуацию калдораев, однако что-либо исправлять было уже поздно - перенести колодцы и протекавшую невдалеке реку было невозможно.
  
  Помимо вони улица встречала нас угрюмыми, осунувшимися лицами, тысячами детей, прижавшихся к колодцам, словно бы в поисках тепла, и многоголосым шумом работы - пусть арканные маги и лишились своих сил, но сидеть в праздности им не давали, да и они сами рады были заняться делом, лишь бы не думать о перспективах своего существования.
  
  Такая атмосфера была не лучшей для прогулки, а потому мы поспешили удалиться к окраине города, в одно, примеченное мной ранее место - покинутый дом, с открытой верандой, затерянный во многообразии окружающих зданий. Пусть и обветшавшее, но красивое строение, находившееся совсем недалеко от "дворца" Ремара. Каменными в нем были стены и фундамент, сейчас потрескавшиеся, в то время как дерево покрывало крышу, было обрамлением окон и материалом для дверей. А еще деревянными были два кресла и стол, что смогли пережить и своих владельцев и раскол мира, а теперь могли послужить нам с Майев.
  
  Я никому не говорил этого, но если только у данного места не найдутся хозяева - оно станет моим домом в этом новом мире. И возможно поэтому, а еще из-за того что напротив меня сидела Майев, находиться здесь было особенно приятно.
  
  - Выпьем? - спросил я, извлекая на свет вино, успешно похищенное из запасов Ремара во время недавнего с ним разговора. Тяжелого разговора, завершившегося употреблением крепких напитков, но от его итога нам обоим стало легче.
  
  Жрица милостиво склонила голову. Майев вообще была немногословна. Хотя вернее будет сказать - знала цену своему слову, а еще умела очень выразительно молчать. Хотя возможно это я стал понимать ее лучше за последние месяцы? Например сейчас, с бокалом вина в руке, девушка явно пребывала в прекрасном настроении, и отдыхала душой, но понять это возможно было только по едва заметным знакам, подмечать которые было для меня каким-то странным удовольствием.
  
  - Что ты думаешь делать в будущем, Иллидан? - неожиданно спросила Майев, сбив меня со своеобразного транса.
  
  - В будущем? - Ответ потребовал времени на размышление, и не потому, что я никогда не думал об этом, а скорее потому, что думал слишком много, и сейчас пытался сложить разрозненные мысли воедино. - Я буду стремиться стать сильнее, хотя это и не самое главное. В первую очередь я буду стремиться к тому, чтобы сделать сильнее наш народ. Мы должны быть готовы к новому вторжению, нельзя допустить второй такой катастрофы.
  
  Девушка кивнула, но, кажется, ответ ее не слишком обрадовал. Возможно она ждала чего-то иного? С другой стороны и я еще не закончил рассказ о своих планах.
  
  - Однако все это мысли на далекое будущее, а в ближайшие годы... Думаю стоит обустроить свою жизнь в этом новом мире. Приобрести дом и... - взглянув на Майев я неожиданно запнулся, а когда продолжил, то сказал уже совершенно не то, что думал, - и найти достойное место в жизни. А что планируешь делать ты?
  
  Улыбка жрицы стала печальной и отвечать она не спешила.
  
  - Не знаю, Иллидан, не знаю. Мой дом, мой храм - все это поглотило море. Единственный родственник, брат, умер, и все что есть у меня сейчас - долг перед калдораями и Богиней, что я должна нести.
  
  - Как только у меня появится дом - двери его будут открыты для тебя, - немного неуклюже попытался подбодрить девушку. - И я всегда окажу тебе поддержку, в любой ситуации.
  
  - Спасибо, я знаю это, - ответила Майев и к нам вновь вернулась то спокойствие и радость, что едва не были потеряны. Определенно, это было очень хорошее время и как же жаль, что менее чем через час встречу придется прервать, ведь мне вновь предстояло вернуться к выращиванию кристаллов в проклятым демонами заклинательном покое. Однако это случится еще только через час, а пока я мог вместе с Майев наслаждаться коротким временем отдыха.
  
  
***
  
  Увы, но следующая возможность пусть ненадолго отвлечься от бесконечно однообразной работы произошла лишь спустя месяц. Впрочем еще в тот раз моя короткая отлучка привела к тому, что пришлось две недели работать сверхурочно, что при моем и без того напряженном графике едва не привело к смерти. Нет, не моей, а моего помощника, который дал крайне неудачный ответ. Как такое возможно, чтобы какие-то два часа отдыха дали подобный результат? Просто уже в следующую ночь к наполнению стандартных артефактов прибавился заказ на новые, отвечавшие за утрамбовку почвы, естественно с пожеланием сделать все немедленно, и проблема бывшая небольшой мгновенно разрослась до невероятных размеров. Сейчас я мог вздохнуть с облегчением, так как мне наконец удалось создать достаточно кристаллов, но одновременно мое сердце сжималось в предчувствии новых проблем, так как на следующем этапе работы создание кристаллов должно было показаться легкой забавой. Не в силах думать об этом, я взял несколько часов отдыха, решив посетить Ремара.
  
  Пройти в его кабинет удалось не скидывая капюшон плаща - для этих целей у меня был особый амулет подтверждающий право владельца вламываться к правителю страны без разрешения. Всего таких амулетов было два, второй принадлежал Майев, так что личность незнакомца, что владел одним из них, не могла не заинтересовать стражей охранявших Ремара, правда теряться в догадках они могли бесконечно - никаких подсказок им представлено не было. Так и получилось, что я беспрепятственно достиг цели и, по обыкновению не спрашивая разрешения, упал в кресло напротив работавшего над бумагами друга.
  
  - Насколько все плохо? - спрашиваю продолжавшего делать вид что трудится Ремара.
  
  - Почему ты решил, что все плохо? - спросил тот, не сумев однако скрыть досады в голосе.
  
  - А что в нашем положении может быть хорошего? Я пусть и сижу целыми ночами в подземелье, но почувствовать настроения среди эльфов могу - достаточно выйти на несколько минут на улицу. Там творится настоящее сумасшествие, калдораи едва сдерживают себя.
  
  - Да, тут ты прав, мы на пределе. - Ремар тяжело вздохнул и откинулся в кресле, начав тереть пальцами виски. - Народ устал ожидать чуда, нет ничего удивительного в том, что недовольство возрастает, но еще несколько месяцев они смогут потерпеть, костяк армии, что участвовал в войне, не допустит волнений. Надеюсь подготовка к созданию Источника вскоре будет завершена?
  
  Тяжелый взгляд Ремара на меня не подействовал и не потому, что я был к подобному привычен, просто магическое зрение таких интонаций передать не могло, что являлось пусть и незначительной, но положительной его чертой. Однако стоит все же придумать способ вернуть нормальное отображение реальности, то что я имею сейчас прекрасно подходит для боя, но в обычной жизни... Поймав себя на том, что мыслями ушел далеко в сторону, попытался вспомнить какой именно вопрос был задан, и потерпел в этом поражение, что стало явным свидетельством скопившейся усталости.
  
  - Не мог бы ты повторить вопрос? - спросил, проводя рукой по лицу, надеясь согнать хоть частицу усталости.
  
  - Сроки, Иллидан, сроки. Когда ты приступишь к созданию Источника? - в раздражении спросил Ремар.
  
  - Через три - четыре месяца, не раньше. Быстрее организовать работу не получится, - ответил я и уловил тревогу в эмоциях Ремара. Насколько же она была сильной, что проскользнула через его ментальные щиты?
  
  - Друг, скажи мне, в чем наша настоящая проблема? - спросил я насколько мог мягко, так как чувствовал, что Ремар готов был вот-вот сорваться.
  
  - Друиды стали интересоваться заставами, которые мы строим по границе, - нехотя ответил тот, взирая на модель Калимдора, что была расположена по центру комнаты, - и даже уже произошло несколько столкновений с ними, окончившихся кровью.
  
  - И что они там забыли? - спросил, а затем преобразился в тигра, пытаясь уяснить, что в изображенном меня настораживает. И наконец увидел.
  
  - Ремар, ты с ума сошел? - уточнил очень тихо, боясь поверить в то, что границы Королевства проходят именно там, где я их увидел. - Ты решил оставить нам две трети Калимдора, а Кенариусу отдать оставшееся, да еще и с учетом проживания на некоторых землях силитидов?
  
  - Я сам знаю, что это риск, - огрызнулся командующий, - но если мы не займем эти земли сейчас, потом будет уже поздно.
  
  - Ты должен и сам понимать, что сейчас у нас нет сил воевать с Лесной армией, и тем более с драконами! - уже не сдерживаясь закричал.
  
  - Знаю! - огрызнулся друг и мрачно уставился на карту. - Но ведь у нас есть множество козырей, в случае нужды мы можем отнять у друидов их Древо, попросить помощи у дворфов, привлечь верных нам друидов и жриц Элуны.
  
  - И понести чудовищные потери, даже в случае победы, - хмуро напомнил я. - Ты можешь сообщить мне хоть что-нибудь хорошее?
  
  - По сообщениям моих шпионов в стане Лесных не спокойно. - Подумав, ответил Ремар. - фактически они разделились на три фракции.
  
  - Три? - переспросил я удивленно.
  
  - Именно три, - подтвердил друг. - И договориться друг с другом они не в силах, или просто не желают.
  
  - И что же это за три фракции и каковы их цели?
  
  - Первая фракция - Кенариуса, - охотно стал отвечать Ремар. - В настоящий момент она самая влиятельная и в то же время менее всего способна на какие-либо действия.
  
  - В каком смысле?
  
  - Все благодаря тебе, - усмехнулся друг. - Это ведь ты создал Источник внутри крепости и из-за тебя друиды и драконы вынуждены были прорастить там древо.
  
  - И что с того? - я до сих пор ничего не понимал, но в душе уже готова была разлиться радость от удачно совершенной мести.
  
  - А то что теперь большинство сколь-нибудь сильных друидов с Кенариусом во главе вынуждены направлять свои силы воздействуя на древо. И потому ограничены в воздействии на ситуацию в своих землях.
  
  - Не ожидал, что все обернется столь хорошо. А что с Тиранд?
  
  - Она возглавляет вторую фракцию, и очень усердна в стремлении управлять лесными, - усмехнулся Ремар. - Ее сторонников меньше чем Кенариуса, большинство из них жрицы или простые жители, однако она пользуется уважением среди других фракций, особенно в рядах сторонника полубога, и потому вполне способна возглавить союз.
  
  - И как же на это смотрит Кенариус?
  
  - Как ни странно, он не делает ничего против этих устремлений, - в задумчивости Ремар покрутил перо в руках, но затем положил его на стол. - Ни пропаганды, ни слухов. Такое ощущение, что Кенариуса устраивает такое развитии событий.
  
  - Но ведь именно он был архитектором раскола? - было сложно понять такую позицию. Подсознательно я ожидал, что именно Кенариус будет стремиться к власти.
  
  - Я также этого не понимаю. Однако мои шпионы внимательно наблюдали за действиями полубога и пришли к очень странному выводу - он стремится не захватить, а отстраниться от власти. С момента создания древа Кенариус почти перестал появляться среди калдораев, если не считать воздействия на древо. Он не произнес ни одной из своих речей за эти месяцы, общается только с близкими к нему учениками и не принимает никаких решений о будущем своих земель.
  
  Ремар замолчал, обдумывая сказанное, молчал и я. Действия моего бывшего учителя были странными, очень странными. Столько стараться, собирать последователей в громадную армию, воевать с демонами и распространять пропаганду, и наконец захватить Источник раздора. И все для того, чтобы спустя недолгое время уйти с политической сцены уступив Тиранд? Почему? Из-за чего он это сделав тогда, когда добился так много? Добился... А может быть в этом дело?
  
  В сущности, разве Кенариус за тысячи лет своего существования стремился к власти? Разве пытался создать государство с собой во главе? Ответ на этот вопрос мог быть только отрицательным. Что сказать, если личность Кенариуса даже среди друидов была скорее легендарной, т.е. покрытой уважением и в то же время неверием в возможность существования. Полубог никогда не использовал свой авторитет для создания армии, никогда до прошедшей войны. Так может быть его действия не были связаны с желанием власти? Может быть их целью было не стремление подчинить себе эльфов, а просто действия, связанные с представлением о лучшем? Сложно ответить точно, все же я не знал Кенариуса достаточно хорошо. Думаю достаточно хорошо его никто не знал, однако если бы дело обстояло так, нынешнее поведение было бы объяснимо. Также как и то, что в известном мне будущем именно Тиранд стала правительницей калдораев, а Кенариус удалился в леса, порой исчезая на целые тысячи лет.
  
  - Думаю, Кенариус действительно может отказаться от власти в пользу своих учеников, - наконец заключил я. - Он может считать, что достиг поставленной цели, подарил древо своим ученикам и детям, а вернее украл его, а с остальным они должны справиться сами. Какова его позиция в отношении нас?
  
  - Ни одного агрессивного заявления с момента создания Нордрассила он не произнес, - ответил Ремар, - правда уже сказанного ранее более чем достаточно. Да и твой брат, кажется, настроен агрессивно к нам.
  
  При напоминании о Малфурионе я скривился, но промолчал, совершенно не удивленный тем, что брат желает войны. Было бы странным, если б он хотел мира. Однако против своего учителя Малфурион не пойдет, по крайней мере не должен. А раз так...
  
  - Если подытожить сказанное тобой две самые сильные фракции не стремятся к войне. Так значит проблема в третьей?
  
  - Именно так, проблема во фракции возглавляемой Дартареном.
  
  - Кем? - невольно напрягся я.
  
  - Твоим знакомым, разумеется. И пусть его фракция самая слабая, эльфов, что идут за ним, достаточно для создания напряженности на границе. А это в свою очередь грозит тем, что уже наши жители не выдержат и решатся преподать лесным урок.
  
  - Границу защищает Майев, она справится, - ответил, с грустью подумав о том, что не могу помочь девушке, и просто оказаться рядом. И кто знает, сколько еще мы не сможем встретиться? Может быть стоит вырваться на ночь на границу и проведать жрицу? Да что за глупости мне лезут в голову?
  
  Но возвращаясь к лесным, стоит надеяться, что нам дадут еще три месяца, или случится чудо, и все наши проблемы решатся сами собой, иначе нам придется раньше времени создавать Источник, заявляя о его местонахождении всем желающим.
  
  
***
  
  Феролас, граница с Лесным союзом. 136 день с момента раскола мира.
  
  Ночь, чистое небо, лишенное покрова облаков. Благословенное время для эльфов, ведь Луна и яркие звезды открыты их взорам и манят своим светом. Время, когда так и хочется оставить заботы и вознести благодарность Элуне. Однако так было до раскола мира. До того, как раскололся континент и вместе с ним народ калдораев. Одни эльфы погрузились в отчаянье и ожесточенный, яростный труд, другие же смогли одержать победу и наполнить свое тело живительной энергией. Рано или поздно, но эти две части изначально единого целого должны были встретиться, и встреча эта не предвещала ничего хорошего. А еще, до нее оставалось совсем немного...
  
  По густому, освещенному серебряным светом лесу, пробирался крупный отряд эльфов, сжимавших посохи и луки. Больше всего среди них было именно друидов, и возглавляемых Саркитом - эльфом амбициозным, но, увы, никогда не занимавшим достойного места в обществе калдораев. Так было до вторжения демонов, когда он являлся всего лишь обычным друидом, тихо проживавшим в приграничном городе, так было и после, когда весь накал борьбы прошел мимо него, ведь место, где он жил, находилось недалеко от Силитуса, и никак не было затронуто нашествием. Так оставалось и после того, как произошел раскол мира...
  
  Проходили ночи, а положение его не менялось, пока однажды Саркит не осознал, где кроется возможность возвышения. Осознал в тот момент, когда увидел границу, что пролегла между калдораями. В тот час нестерпимая ярость наполнила его душу, ведь предатели, впустившие в их мир демонов и уничтожившие Источник Вечности, еще и решили захватить себе лучшие земли! И он был поддержан в этих чувствах, понят и направлен. Дартарен встретился с ним и изложил свой план. План по разжиганию войны, что уничтожит предателей. И в тот момент Саркит с радостью и воодушевлением осознал, что не его одного переполнило негодование. Десятки и сотни калдораев как и он были возмущены подобным, а еще тем, что Кенариус в своей милости бездействовал, закрывая глаза на растущие крепости. И в этот момент Саркит почувствовал в себе силы вести других к цели, почувствовал готовность возглавлять остальных. И воспользовался этим сполна, собрав более трех сотен друидов и простых калдораев в атаку на обнаглевших предателей. Особенно приятно было осознавать, что их противник ничего не сможет им противопоставить, ведь высокородные были лишены своей проклятой магии.
  
  Путь через густой лес остался позади, а впереди показались стены крепости. Хотя вернее будет назвать ее заставой, ведь деревянное невысокое заграждение на земляных валах не могло называться крепостью даже в самые отчаянные времена. И эта вопиющая, бросающаяся в глаза слабость, стала еще одной причиной для намеченной атаки. Саркит оглядел собравшихся позади него членов отряда и подал сигнал к нападению.
  
  Сражение началось немного раньше, чем предполагал командир друидов. И причина была в том, что их заметили дозорные на стене, и окликнули, требуя остановиться. А ответом предателям стали стрелы и заклинания, обрушившиеся на ветхое укрепление, почти мгновенно разнесшие препятствия на пути отряда. Не останавливаясь ни на миг, друиды бросились в образовавшийся пролом, предчувствуя победу. Однако уже в этот момент осознали, что битва не будет легкой.
  
  Запели над головами стрелы и сразу несколько друидов упали замертво, а на пути нападавших поднялись големы, до этого спрятанные в земле. Такую угрозу сложно было не заметить, и на конструкты обрушилась вся сила природы, что могли призвать калдораи, вбивая неповоротливых созданий в землю. Однако на это они тратили драгоценное время и силы, а ведь каждое мгновение промедления могло стоить кому-то жизни. Вот и новая стрела пробила шею стоявшего справа от Саркита друида, а он в бессильной ярости обратил свой взор в глубину крепости. Туда, где спрятался лучник. И сразу растянул губы в усмешке, увидев, как с вершины деревянной вышки камнем рухнула фигурка эльфийки. Теперь уже их стрелки смогли найти свою цель.
  
  С тяжелым грохотом рухнул последний из големов, все же успевший добраться до своих противников, а толпа друидов бросилась в открывшийся проход. Жалкие здания, что попадались им на пути, были разнесены в щепы, предатели, попытавшиеся заслонить путь с оружием в руках - мгновенно убиты взметнувшимися из под земли корнями. С радостью и наслаждением Саркит увидел, как корчится от невыносимой боли один из врагов, эльф, упорно тянувшийся к выпавшему из руки мечу, несмотря на распоротый живот. Добив противника ударом посоха, Саркит оглядел поля боя и в этот момент до его слуха донеслись крики умирающих. Множество криков, что раздавались за спиной. Мгновенно обернувшись, друид только и успел, что заметить ослепительно яркий чакрум, летевший ему в грудь.
  
  
***
  
  Грозная, облаченная в тяжелые доспехи фигура, исчезла во вспышке телепортации и погрузила кинжал по самую рукоять в горло противника, а затем изогнулась и пропустила удар ветра над собой, добивший ее врага. Рядом слышатся крики умирающих, жрицы призывают Богиню на помощь и сражаются, сражаются, убивая силами милостивой Элуны своих же сородичей. Хищное лезвие чакрума наливается серебряным светом, и в следующий миг Майев бросает его в спину взывавшего к ветру друида, с радостью и наслаждением замечая, как верное оружие почти перерубает пополам свою жертву. А затем возвращается к своей хозяйке, словно преданный саблезуб. Как же давно жрица мечтала убивать друидов, верных Кенариусу, как же давно росла в ней ярость в отношении предавших ее народ отродий. И с каждым следующим поступком тварей, ее чувства все более нарастали, не имея возможности найти выход. Однако сейчас Майев наконец могла исполнить желание и покарать тех, кто пришел на ее земли.
  
  Вот только число таких разумных с каждым мгновением сокращалось, а их отчаянные, недоуменные крики затихали. Ведь она пришла не одна, а вместе с сестрами, в чьих сердцах жила та же ярость, что и в ее. Переместившись к новому противнику Майев без затей снесла ему голову и только тут осознала, что драться более не с кем. Сражение завершено. Немногие уцелевшие друиды бежали в сторону своей земли и как бы не хотелось их преследовать - делать этого не стоило. Эльфы, что пошли за Иллиданом, еще не были готовы к войне и ярким свидетельством тому был разгромленный лагерь, что не смог выстоять даже против двух сотен слабо подготовленных лесных.
  
  Взгляд Майев обратился на покосившиеся, едва стоящие стены, на трупы, что устилали заставу изнутри, и плечи невольно поникли под тяжестью навалившихся испытаний. Ведь даже ей, сумевшей закалить свою душу в горниле войны было сложно видеть, как остатки ее народа убивают друг друга, сражаясь за осколки почившего Королевства. Сняв шлем, и обнажив слипшиеся от пота волосы жрица вздохнула холодный, пропитанный смертью воздух и встряхнув с плеч усталость направилась к одному из тел. Туда, где еще теплилась жизнь.
  
  *Согласно картам Варкрафта горы, отделяющие Мулгор от Фераласа, непроходимы. Однако в природе непроходимых гор не бывает, так что я организовал между ними перевалы.
  
  
  Глава 10.
  
  Город Дарнас, у подножия крепости Силитус. 137 день с момента раскола мира.
  
  Сердце города, место в котором решалась судьба жителей Лесного союза, ничем не выдавало своего предназначения. Особенно в глазах тех эльфов, кто помнил величественный дворец Азшары или просто любую иную архитектуру городов калдораев. Иными словами в глазах любых эльфов, здание, в котором проходили собрания правителей лесных, не соответствовало своему статусу, однако именно таким его хотели видеть друиды, дриады, жрицы Элуны и все те, кто пожелал пойти вслед за ними. Простое, но пропитанное жизнью дерево, малая высота и площадь, отсутствие искусственных материалов и атмосфера покоя - разве есть нечто лучшее для существ, желавших уподобиться окружавшей их природе, слиться в единой гармонии с ней?
  
  Однако в настоящий момент покой этих стен нарушали посетители в лице жриц Элуны, продвигавшихся к цели стремительно и яростно, будто вступая в бой. Шедшая впереди всех, Тиранд воплощала в себе гнев самой Богини, какой ее представляли в преданиях, и едва не светилась от энергии, и это ее настроение передавалось спутницам, в напряжении сжимавшим оружие.
  
  Удар, и последние двери поддались напору жриц, а затем они буквально ворвались в главный зал, в настоящий момент занимаемый Кенариусом и его приближенными.
  
  - Учитель, как это понимать? - прокричала Тиранд, увидев своего наставника.
  
  - Потрудись объяснить свое вторжение, Тиранд, и тогда я возможно смогу ответить на твой вопрос, - спокойно и безмятежно проговорил Кенариус, словно бы и не произошло ничего необычного.
  
  - Вчера ночью три сотни друидов атаковали заставу наших братьев. Атаковали без причины, просто ради уничтожения таких же как мы эльфов! И теперь я спрашиваю Вас вновь, учитель, как вы могли допустить такие действия?
  
  - Тиранд, я внимательно отнесся ко всем сообщениям, что ко мне поступили. И принял решение о каждом из них. Виновные были наказаны и это тебе должно быть известно. Если бы у меня была такая возможность, я бы уже прибыл на границу и лично прекратил бы этот конфликт, однако необходимость следить за Древом не дает мне так поступить. Судьба нашего народа связана с Нордрассилом, и потому моей обязанностью является неотлучно находиться подле него и следить за его развитием. Ты должна это понимать!
  
  - Иными словами вы не справляетесь с контролем друидов, и потому с сегодняшнего дня я беру на себя обязанность по установлению мира на границе. Распространите эту весть среди своих учеников, - сказав это, Тиранд бросила короткий взгляд на остальных свидетелей этой встречи, среди которых были и Малфурион, и Дартарен, а затем повернулась и покинула комнату, оставив за собой последнее слово.
  
  Кенариус смотрел вслед своей ученице с тоской, ибо не мог признаться ей в том, что сам потерял контроль за пущенными слухами. Настроенные на то, чтобы изменить мир калдораев, а затем обосновать кражу Источника, в настоящий момент они обернулись ненавистью к арканным магам и прикованный к Нордрассилу полубог не мог их остановить. Действительно не мог, а ведь он понимал, чем для его детей обернется новая война.
  
  
***
  
  У этого разговора был и другой свидетель, незримый, но обладавший прекрасным зрением и слухом. Зеленый дракон, громадный, величественный, с переливающейся, чарующей шкурой, лежал в мире Изумрудного сна, будто бы безучастный ко всему, что происходит в мире. Лежал не шевелясь, вот уже несколько дней подряд и кому-то могло бы показаться, что он и вовсе спит, однако это было не так. Аспект природы при всем своем стремлении к покою редко когда позволяла себе забыться от забот своего мира и тем более не могла позволить этого сейчас. Тогда, когда решалась судьба Азерота. И потому все прошедшие месяцы, она пусть и редко покидала свой мир, но знала обо всем, что происходит на самом западном из континентов. Знала о расколе среди лесных народов и о безудержном строительстве, захлестнувшим их сородичей. Знала, и не предпринимала ничего, следя за разумными Азерота глазами драконов зеленой стаи. И с каждым прошедшим днем все более убеждалась, что любые ее действия в настоящий момент принесут вред.
  
  Вмешаться в конфликт лесного народа? Заставить их объединиться и атаковать арканных магов? Эта мысль была отвергнута по многим причинам. Первая из них - это то, что большинство жителей Лесной страны не желали воевать, они жаждали покоя, налаженного быта, а никак не новых сражений. И если Изера силой и авторитетом заставит их сражаться, пойти против собственных желаний - их договоренности будут разрушены, не сейчас, так через десять лет, сто, а может быть тысячу. Срок был не важен, а важным являлся конечный результат. Второй же причиной, заставлявшей Аспекта природы наблюдать и не делать ничего против арканных магов, было то, что она до сих пор не знала, какие тайны скрывают ее враги.
  
  Изера была более чем уверена, что у арканных магов есть вода из Источника Вечности, это было не сложно узнать, ведь слухи витали среди эльфов бесконечной чередой. Но почему они до сих пор не использовали ее? Зачем было затеяно строительство? Какой в нем смысл? А какие силы могут таиться в закромах эльфов, есть ли у них артефакты и запасы энергии, способной пригодиться в возможной войне с ее стаей? Аспект не знала ответов на эти и другие вопросы, и не желала рисковать своими сородичами в войне. Она вообще предпочитала действовать чужими руками и, если сейчас это невозможно, Изера предпочтет дождаться нужного момента, и нанести удар. А пока следовало наблюдать за друидами, чтобы те окончательно не разрушили собственную страну. Пусть Аспект и не желала вмешиваться, в случае нужды мешкать она не станет, не в этом случае.
  
  
***
  
  
  Город Джеденар, временная столица безымянного королевства. 139 день с момента раскола мира.
  
  Эта ночь начиналась совершенно обыкновенно, не было в ней ничего, что предвещало бы важные повороты в истории Азерота. Тихо шумел ветер в кронах деревьев, чуткий слух мог уловить голоса эльфов, что стояли караулом на стенах города, небо укрывали легкие облака, время от времени заслонявшие свет Луны. Виновато было в том плохое освещение или нерадивость стражи, хотя почти наверняка второе, но троих путников, что неспешно двигались по дороге в сторону ворот, увидели с большим опозданием, а увидев - не придали значения, ведь мало ли эльфов могло желать прийти в столицу в такой час? И лишь когда путники вплотную подошли к воротам, их необычность привлекла внимание гарнизона.
  
  Стоило сказать, что трое прибывших разительно отличались и в то же время были в чем-то похожи. Самым обычным из них был мужчина, по виду своему напоминавший простого калдорая. Правда, его походка была несколько иной, не было в ней той плавности, что была присуща эльфам, а еще на щеке прорезался ожог, оставленный враждебной магией. Странный путник держался впереди и сбоку, прикрывая идущую в центре женщину, хотя вряд ли она в том нуждалась.
  
  Незнакомка была яркой словно пламя, и в такой же мере завораживающей. Взгляд мгновенно прикипал к ее красным, полыхающим магией волосам, изогнутым рогам на голове, желтым, с вертикальным зрачком глазам. Впрочем, мужчины больше обращали внимания на почти полностью обнаженное тело, что прикрывали чисто символические доспехи. Эльфийки порой носили очень вызывающие одеяния, но такой смелости в выборе одежды еще не достигли, к сожалению.
  
  Идущая позади всех девушка, также обладавшая красными волосами, на фоне своих спутников выглядела сущим ребенком, что из деревни должна была попасть в большой и интересный город. Она восторженно всматривалась в высокие стены города, едва не подпрыгивала от нетерпения и постоянно задавала вопросы женщине, что отвечала с некоторой усталостью. Ее можно было понять, ведь град вопросов не прекращался ни на минуту, и продолжался все те часы, что путники провели в пути. Впрочем, как-то успокоить спутницу женщина не пыталась, слишком хорошо знала ее шебутной, беспокойный нрав, и потому успокаивала себя мыслью о том, что скоро эта проблема может лечь на плечи другого.
  
  Меж тем распахнутые по ночной поре ворота приблизились, и путникам преградила дорогу стража, державшее наготове оружие. Для того, чтобы понять опасность, что шла от ночных гостей, достаточно было ощутить ту мощь магии, что в них существовала, а эльфы за месяцы жажды прекрасно научились это делать.
  
  - Кто вы, и какова цель вашего визита в город? - прозвучал стандартный вопрос, заданный до предела напряженным голосом.
  
  - Я Алекстраза, Аспект жизни, а это мои спутники Галарон и Антария, - представилась женщина, внимательно наблюдая за реакцией эльфов.
  
  Те отреагировали предсказуемо, выхватив мечи и наложив на тетивы стрелы. Иной реакции на появление драконов не стоило и ожидать, учитывая то, что арканные маги знали о роли Аспектов в судьбе их расы. Впрочем, нападать эльфы не спешили, ограничившись взглядами, полными неприязни и гнева. Но прежде чем калдораи предприняли какие-либо действия, дракон продолжила:
  
  - Мне необходимо переговорить с вашим предводителем, Дат`Ремаром о будущем наших народов.
  
  - Мы доложим о вас командованию, - принял решение капитан стражи, хотя иного выбора у него просто не было, ведь не могли же калдораи на них напасть? Хотя глядя на изможденных эльфов, в чьих глазах читалось легкое безумие, Алекстраза считала нужным не делать поспешных выводов.
  
  Затем потекли томительные минуты ожидания, которые были особенно долгими из-за того, что Антария физически не могла оставаться на месте, покачивалась на носках, порой подпрыгивала, норовя высмотреть интересующий ее предмет, и при этом говорила, много говорила. К моменту, когда драконам разрешили войти, Алекстраза готова была собственными руками задушить негодницу, и при этом искренне сочувствовала страже, которая растратила последние нервы, пытаясь не реагировать на резкие движения девушки. В итоге с облегчением вздохнули все, и эльфы и драконы, и в особенности Антария, которая, наконец, смогла взглянуть вблизи на загадочные города калдораев.
  
  Надо сказать, что открывшийся вид был действительно необычным и заставил саму Алекстразу сбиться с шага и прикрыть на миг глаза. Она запомнила эльфов как расу воинственную, и в то же время утонченную. Разумных, что могут нести разрушение и в то же время открывать новые грани в магии и искусстве. То же, что видела дракон сейчас, казалось настоящим безумием. По всему городу можно было увидеть множество водоемов, что испускали магическую энергию, и вокруг них теснились дети, жадно протягивавшие руки к воде. Несколько в стороне стояли и взрослые, болезненно бледные, расплывшиеся в блаженной улыбке. Алекстраза знала, что эти эльфы участвовали в строительстве и применяли крохи своей магии, отчего теперь были в еще более плачевном состоянии, чем стражники у ворот.
  
  Антарию открывшееся зрелище мгновенно избавило от радости и возбуждения. Она вообще не была глупа, просто молода и любопытна, что в детстве привело к нескольким рискованным выходкам, надолго посадившим девушку под замок. Однако такое решение лишь усугубило врожденные свойства характера. Что и проявилось во время войны, когда Антария, получила большую свободу перемещения, ввязалась в круговерть сражений с демонами. В одиночку, вдалеке от стаи, рискуя жизнью ради защиты никому неизвестных деревень. И закономерный итог в виде тяжелого ранения мгновенно исчерпал терпение Алекстразы. "И за что мне досталась столь непоседливая дочь!" - вопросила небо Аспект, но ей так никто и не ответил.
  
  Между тем процессия, состоявшая из трех драконов и почетного караула, подошла к одному из самых красивых домов города Джеденар, однако не имеющему возможности претендовать на звание дворца. По сути это было красивое, но простое двухэтажное здание, что в Зин Азшари не могло бы претендовать даже на место вблизи дворцовой площади. У входа их встретил еще один отряд эльфов, что сразу выделялся более плавными, хищными движениями опытных воинов, всю смертоносность которых вновь нивелировала нехватка энергии. Всех, за исключением нескольких друидов, что пристально наблюдали за пришельцами.
  
  - Приветствую Вас леди Алекстраза от имени народа калдораев, - спокойно и с достоинством произнес один из встречавших, также арканный маг, что возможно было понять по его изможденному виду, - Дат`Ремар будет рад принять Вас, но он хотел бы знать, желаете ли вы тайной встречи или полагаете необходимым вести беседу вместе с вашими спутниками?
  
  - Я буду рада переговорить наедине, - ответила Аспект и двинулась вслед за сопровождающим, успев бросить в сторону Антарии суровый взгляд. Хотя это усилие было совершенно бесполезно, едва только она скрылась за поворотом коридора, по дому разнесся звонкий шепот дочери, интересующийся жизнью народа эльфов. "Видимо я действительно в чем-то провинилась перед Богами" - пришла к выводу Алекстраза и сосредоточилась на предстоящей беседе.
  
  Путь оказался достаточно коротким, и спустя всего несколько секунд перед Аспектом отрылись двери кабинета Дат`Ремара. Караул не стал входить комнату, демонстрируя доверие хозяев, которого не было и в помине. В действительности как минимум один свидетель в предстоящих переговорах был, пусть и мастерски скрывал свое присутствие. И при осознании того, кем являлся третий участник встречи, сердце Алекстразы затрепетало от радости, ведь она и не надеялась на такой подарок. Однако на ее лице не отразилось и тени догадки, его по-прежнему украшала приветливая улыбка, обращенная к эльфу, сидевшему за письменным столом.
  
  Между тем потянулась череда протокольных фраз и осторожных вопросов. Короткая череда, надо сказать, Алекстраза никогда не отличалась терпением и предпочитала быстрее переходить к делу, тем более что она уловила такое же желание у собеседника.
  
  - Просто я узнала о бедах, что постигли Ваш народ, и решила прийти на помощь, - сказала Аспект, подводя итог вступлению.
  
  - Бескорыстно? Возможно это от недостатка знаний о вашей расе, но такое желание кажется мне странным, - заметил Ремар.
  
  - Вы можете не верить этому, но мной в действительности двигает желание помочь. Как Аспект жизни я обязана защищать разумных Азерота и на этом пути моей целью должно быть предотвращение войн, что могут разразиться в мире, едва пережившем катастрофу. Но не буду скрывать, мной также двигает и поиск выгоды для своей стаи.
  
  - О какой войне вы говорите? - ухватив главное, спросил Ремар.
  
  - О войне с Кенариусом и другими драконами, как ни грустно мне это признавать. - ответила Алекстраза и невольно сжала руками подлокотники кресла, ведь воспоминание о сестре до сих пор приносило боль. - Ваш народ оказался в опасности, и вы можете не успеть создать новый Источник.
  
  - У нас нет материалов для Источника, и доказательством тому служит состояние нашего народа, - спокойно ответил Ремар, ни единой эмоцией не выдав себя.
  
  - Я наблюдаю за эльфами вот уже три месяца и могу с уверенностью утверждать, что вы готовитесь к созданию нового Источника, - возразила Алекстара, а затем улыбнулась, - и лучшим доказательством тому служит живой Иллидан.
  
  - Не понимаю о чем вы, - Ремар по-прежнему держал лицо, что даже вызвало у Аспекта уважение, но это по существу было неважно, она попросту знала правду.
  
  - О том, кто сейчас затаился за гобеленом и слушает наш разговор, - ответила Алекстраза и добавила, - возможно ему будет лучше присоединиться к беседе?
  
  
***
  
  Только услышав последние слова, я понял, что дальше скрываться бессмысленно, а потому аккуратно отодвинул упомянутый гобелен, которому в случае опасности надлежало быть изорванным и прошел в комнату. В ней как раз оставалось еще одно кресло, в которое я и опустился. Конечно сидеть в присутствии такого сильного врага было опрометчиво, но Аспект все равно был мне не по зубам, Ремар попросил присутствовать на этой встрече скорее из-за отчаянья, ведь более никого поблизости сравнимого по силе с драконом все равно не было. Вот только мы напрасно недооценили Алекстразу, и она каким-то образом почувствовала мою энергию. Может спросить как? Хотя сейчас это не важно.
  
  - Итак, вам известно о моем существовании, о том, что мы хотим создать Источник, и о том, что наша страна вскоре может быть атакована, так чего хотите вы? - да, прямолинейно, но по иному я просто не умею, правда Алекстраза скорее обрадовалась такой манере разговора и ответила с удручающей откровенностью.
  
  - Я хочу, чтобы моя стая получила подпитку от нового Источника.
  
  Подобное заявление заставляло задуматься. Пожалуй если бы я в первый раз создавал Источник, то без раздумий отказался бы от подобного соглашения, слишком уж кропотливой была такая работа, а цена ошибки могла стоить существования моей расе. Однако теперь у меня в руках были не просто знания, но и четкие представления о том, что нужно делать. Вопрос лишь в том, стоит ли соглашаться?
  
  - А зачем вам это? Ведь энергии, что вы получите, будет совсем немного по вашим меркам, - решил уточнить, одновременно наблюдая за Ремаром, не желает ли друг включиться в беседу? Но тот лишь молча сидел, посчитав необходимым молчать.
  
  - Наши детеныши. Их существование очень зависит от магической энергии, что они получают в первые годы. Наша раса не смогла заселить Азерот именно потому, что драконята очень часто погибают во младенчестве, - на лицо Алекстразы набежала тень, при воспоминании о том, сколько смертей она видела, и ее поддержали молчанием двое эльфов. В этот момент две столь разные расы неожиданно нашли то, что их могло объединять - искреннее беспокойство о детях, им присущее.
  
  - Но ведь Изера и Ноздорму такую подпитку получили, если я правильно понимаю, - заметил осторожно, - отчего же вы не помогли с созданием Древа?
  
  - Наши отношения с сестрой в последнее время испортились и поэтому я отказалась присоединиться к ритуалу, - ровным и спокойным голосом ответила Алекстраза, вот только злость все же проступила на ее лице.
  
  - Изера виновна в катастрофе? - спросил Ремар, до того хранивший молчание. И этот вопрос оказался удачным, Алекстраза сжала зубы, ее глаза сверкнули, а в волосы стали светиться сильнее от бурлившей в них магии, и лишь спустя несколько мгновений Аспект смогла взять свои чувства под контроль.
  
  - Да, Вы правы, моя сестра виновна в расколе мира, - сухим, надтреснутым голосом призналась Алекстраза, - и после всего случившегося я отказалась иметь с ней общие дела. Вот только это решение ударило по красной стае, по тем, о ком мне необходимо было заботиться. И именно потому я решила обратиться к вам. Но, помощь, что могут оказать драконы, станет достойной компенсацией той энергии, что вы выделите.
  
  - Есть одна проблема, которая мешает этому договору состояться, - спокойно заметил Ремар, - как мы можем доверять друг другу? Как возможен союз после всего случившегося?
  
  Этот вопрос, кажется, стал глотком свежего воздуха для Аспекта, она выпрямилась и лукаво улыбнулась, отчего Ремар весь подобрался.
  
  - Я слышала о том, как решается эта проблема в Королевстве и мне нравится практикуемый вами способ. Думаю династический брак сможет связать наши народы.
  
  - Династический брак? Но у меня нет детей... - Ремар был совершенно ошеломлен и невольно обратил свой взор на меня, о чем-то размышляя. Не думал ли он о моей кандидатуре в роли жениха?
  
  - Я прекрасно знаю об этом, - с ноткой сочувствия сказала Аспект, - однако у меня самой есть прекрасная дочь, красавица, с легким характером, думаю вы легко сможете поладить друг с другом.
  
  Все, это был последний удар по психике Ремара, мой друг оказался настолько шокирован, что просто не знал что сказать, и лишь безмолвно слушал речи Алекстразы, где та в красках описывала достоинства своего чада, настолько образно и настойчиво, что даже у меня зародилось сомнение в том, что с характером Антарии все действительно так прекрасно.
  
  - Постойте! А разве нет другого выхода? - у Ремара все еще оставались какие-то надежды, вот только даже я видел насколько сильно дракон желала выдать дочку замуж, именно это, а значит ни на что другое она уже не согласится.
  
  - Я уже говорила с дочерью, и она согласилась, едва узнала, что сможет жить среди калдораев. Уж не знаю, чем эльфы ей так приглянулись, но весь последний месяц она только о Вас и говорила, - на этих словах на лицо Алекстразы набежала тень, но она мгновенно вернула улыбку, что подтвердило худшие ожидания Ремара.
  
  - А может побеседуем с Антарией? - спросил я и удостоился двух взглядов - благодарного и полного неприкрытой обиды. Должно быть не стоило так подставлять друга, но одна мысль о том, что жениться на драконе предстояло не мне отметало любые муки совести.
  
  Глава 11.
  
  Одно из тайных убежищ безымянного Королевства. 252 день с момента раскола мира.
  
  По пустому коридору, что некогда наполняли сотни эльфов, неторопливо шествовал голем. Собственно появление этого конструкта и было причиной, по которой всех без исключения разумных попросили удалиться из туннеля, над которым они работали долгие месяцы. У проводимого действа не должно быть свидетелей, именно в этом был смысл той долгой подготовки к созданию Источника, что должна завершиться сегодня. Ровно двести ночей, прошедших в нестерпимой жажде магии. Двести ночей, за время которых многие эльфы подошли к грани безумия, но вскоре ожидание должно было завершиться, и мерная поступь голема символизировала это событие.
  
  Стоит сказать, что в этот самый момент точно также как в этом коридоре, навстречу своей цели двигались еще сто пятнадцать големов, и чего стоило мне сделать их всех к нужному сроку - отдельный разговор. Важно лишь то, что самый пристальный наблюдатель не мог бы выявить различий в показанном представлении и даже понять замысел был бы не в состоянии.
  
  Между тем конструкт спустился по туннелю, преодолев несколько широких залов, и уперся в закрытые двери. Эта преграда была достойным творением двух народов - выделка и спайка материалов производилась подгорными мастерами, в то время как плотная вязь рун была создана калдораями. Голем тяжело навалился на преграду, и та неохотно подалась навстречу - врата создавались с должной основательностью и приличествующей толщиной в сорок сантиметров стали, отчего даже просто открыть их врагу будет не просто, особенно если ему помешают. Проникнув внутрь конструкт закрыл за собой двери и направился к дальней от входа стене. То же самое действие совершили и сто пятнадцать его собратьев.
  
  Зал, в который вел туннель, имел форму полукруга, все стены которого полыхали тусклым магическим светом. Энергию для заполнения рун эльфам предоставили драконы, назвав это действие первым вложением в будущий союз. И тем самым ускорили подготовку к созданию источника на несколько недель, если не месяцев. Что было особенно важно, учитывая как тяжело эльфы переживали последние недели ожидания.
  
  Голем между тем обогнул громадную чашу, что должна была стать вместилищем воды Источника Вечности. Этот сосуд занимал центр зала, и сейчас в нем плескалась обычная вода, искрящаяся в лучах Солнца. Как свет мог проникать в пещеру, что находилась на глубине почти сотни метров? Через отверстие в центре купола и систему зеркал, вставленных одними на завершающем этапе работы. Зачем требовалось подобное устройство, знал лишь один эльф, но он предпочитал молчать.
  
  Гулкие удары разнеслись по залу, что означало - голем приступил к работе. Она заключалось в том, чтобы проломить стену, заботливо созданную эльфами, но конструкт, как существо бессознательное совершенно не испытывал раскаянья от совершаемого варварства. Он просто работал конечностями, с невероятной скоростью расширяя проход. Тем не менее, как бы быстро ни работал голем, завершить действо он смог лишь спустя час. К тому моменту он выкопал короткий проход завершавшийся еще одним залом с низким потолком. Выполнив заложенные в нем инструкции конструкт вернулся в предыдущую комнату, где застыл каменным изваянием положив одну из лап на металлическую пластину, бывшую весьма сложным артефактом. Стоит добавить, что еще сто пятнадцать его собратьев застыли в той же позе.
  
  Некоторое время ничего не происходило. Зал был погружен в гулкую тишину, не нарушаемую ничем посторонним. Лишь иногда из созданного големом прохода раздавался шорох осыпающейся земли. А затем тихое дуновение магии возвестило о близком применении телепортации.
  
  
***
  
  Руки разведены в стороны, сжимая рукояти глеф, взор обшаривает помещение в поисках притаившегося врага. Привычки сложно изжить, вот и я прекрасно понимая, что в убежище нет и не может быть засады приготовился сражаться, просто из-за воспоминания о паре неудачных перемещений. Видимо подобное уже не излечить, а значит стоит заняться чем-то более полезным. Например, проверить насколько удачно телепортировались мои спутники.
  
  Осмотр подтвердил, что все они переместились успешно и готовы выполнять приказания. Ничего удивительного в том не было, ведь с собой я взял семерых големов, что никак не могли возражать. Каждый нес по две бочки с водой из Источника Вечности и в нужный момент должен был вылить содержимое, начав ритуал. В этом и заключалась их функция. Столь простое применение позволило не создавать этих големов, а применить старых, сохранившихся со времен войны, что помогло сэкономить несколько недель работы.
  
  Вхожу в зал и приказываю конструктам выстроиться у стен, в местах, где они не будут мешать работать. Увы. Но просто начать ритуал было невозможно. Все залы были созданы по одному проекту, намеренно не отличаясь друг от друга, а так как они должны были выполнять, за исключением одного, функцию обманки, то руны, на них нарисованные, выполняли функции усиления яркости выделяемой энергии, в то время как для истинного Источника нужен был прямо противоположный эффект. Впрочем, эту проблему удалось решить уже давно - требовалось всего лишь вписать в уже имеющиеся цепочки новые руны.
  
  Вначале я подошел к каменной чаше и избавился от большей части воды, тем самым открыв ее стенки. Необходимо было оценить работу артефакторов, ведь допустить ошибку было бы неприемлемо. Однако все было в порядке. Рунные цепочки были нанесены четко, ни на сантиметр не выбиваясь из нужного положения, отчего я даже испытал легкий укол зависти - в моей работе огрехи иногда проскальзывали, пусть с опытом их становилось меньше. По функциям узор во многом соответствовал тому что был нанесен в Источнике Раздора, разве что оказался несколько более совершенным, незначительно, но даже легкий шаг в развитии был приятен. Революционным моментом здесь было то, что чаша не имела прямого контакта с магической жилой - та проходила в нескольких метрах под ней, но руны должны были надежно связать будущий Источник с естественной энергией и в то же время не дать постороннему вмешаться в его работу даже в теории.
  
  Взяв в руки стило, я начал выводить нужные руны в специально оставленных для этого местах, действуя уверенно, но без лишней спешки. Все же почти год практики позволил считать такую работу рутинной, тем более, что при наличии удобного инструмента для прорезания камня, специально созданного для артефакторов и возможности выполнять работу в комфортной обстановке все казалось на редкость простым.
  
  Свет Солнца по-прежнему освещал стены колодца, и это означало, что для работы времени более чем достаточно. Закончив с чашей, я достал загодя припасенную лестницу и принялся править руны на стенах, завершив работу уже спустя два часа.
  
  К этому моменту свет Солнца оказался окрашен в багровые тона, предвещая время начала ритуала. Правда еще около часа в запасе у меня было, а потому я просто опустился на каменный пол привалившись к каменной чаше. Я устал, очень устал, впрочем как устали и все эльфы, что пошли за Ремаром. Наверное никогда прежде не было столь тяжелого периода в жизни нашего народа, а уж в моей в особенности, но сегодня ожидания должны были сбыться, а жажда магии, что терзала собратьев остаться в прошлом. Мой друг по этому поводу намеревался выступить перед своим народом, раскрыв смысл последних событий и будущие планы. Что ж, пусть насладится, ведь ему итак приходится не просто со своей невестой.
  
  Воспоминания об Антарии вызвали невольную улыбку. Союз между эльфами и драконами был насущной необходимостью, а потому отказаться от свадьбы у Ремара шансов не было, в свою очередь мы уже вскоре смогли понять причины, по которым Алекстраза так сильно желала выдать замуж свою дочь. Антария оказалась обладательницей просто невероятного запаса энергии, что вместе с неумеренным любопытством заставляло поседеть приставленных к ней в охрану эльфов. Опытные воины, умелые следопыты, они теряли будущую королеву по десять раз на дню, а когда находили... Как прикажете реагировать телохранителю заставшему подопечную, что обнимает матерого саблезуба? Притом зверь, прошедший войну с демонами, смирившись с судьбой терпит все приставания, лишь возводя глаза к небу в тщетной попытке найти там справедливость. Ему стоило бы поговорить с Алекстразой чтобы понять - ее там нет.
  
  В следующий раз девушку обнаружили создающей новый Лунный колодец. Она совершенно честно поведала окружающим о том, что является драконом и, что удивительно, все восприняли это спокойно. Наверное потому, что на Антарию просто невозможно было сердиться, при одном только ее появлении мир становился светлее, а жизнь казалась не столь печальной. Дошло до того, что в стенах Джеденара стал слышаться смех, который не звучал уже многие месяцы. Ко мне дракон забегала каждую ночь, делясь впечатлениями, так как нашла благодарного слушателя, который не мог от нее убежать. И надо сказать, что я и правду был рад ее видеть, так как появление Антарии хорошо разгоняло унылые будни и опостылевшую рутину. Еще лучше было бы, если б чаще удавалось видеться с Майев, но она по-прежнему пропадала на границе Королевства, оберегая его от нападения друидов.
  
  Спустя месяц Антария видимо достаточно познакомилась с городом и ушла на охоту с отрядом разведчиков, едва не доведя до инфаркта Ремара. И даже указание на то, что девушка отнюдь не беспомощна, ничуть не успокоило друга. Вернувшаяся после охоты девушка, что успешно сожгла несколько десятков гарпий, встретила упреки с искренним недоумением, а затем просто поцеловала Ремара и упорхнула в новое интересное место. И грозный правитель Королевства так и не смог ничего ответить, а потом и вовсе решил не пытаться бороться с этой стихией.
  
  На текущий момент будущую невесту Ремара знала в лицо едва ли не треть жителей страны и у большинства из них она вызывала симпатию. Я даже на полном серьезе заподозрил ментальную магию, и бессмысленно потратил целый час, проверяя свою теорию. В общем как бы Ремар не хмурился, как бы не ругался, но и он не мог скрыть, своих симпатий. Удивительно, но возможно именно такая королева нам лучше всего подойдет? Ведь если подумать, Антария совершенно не была похожа на Азшару, а разве не это желали калдораи?
  
  Вновь взглянув на воду в каменной чаше, я отметил, что она потемнела, а значит время ритуала пришло. В эту ночь небо обещало быть ясным, а Луна и звезды - предстать во всем великолепии, чему способствовало полнолуние.
  
  Встаю на ноги и отдаю приказ големам. Конструкты окружают чашу со всех сторон и вновь неподвижно замирают. Можно было бы отдать им приказ открыть бочки, но я не желал так рисковать ценным содержимым и взялся за эту работу сам, стараясь действовать быстро. Помещение было достаточно защищено, чтобы вскрытые емкости не привлекли внимание посторонних, однако исключать возможность нелепой случайности не стоило, а потому мне хотелось как можно быстрее начать ритуал.
  
  Последний раз осматриваю зал и не нахожу никаких изъянов. Подготовка завершена и сделать хоть что-то лучше невозможно. Осознав это касаюсь стальной пластинки, которой касается голем, передавая приказ ему и ста пятнадцати собратьям. Сейчас все они должны совершить новую операцию - вылить в свои чаши данные им частицы Источника Вечности, совершив это одновременно - через две минуты. А еще о начале ритуала извещен Ремар, и сейчас он уже должен начать свою речь, в которой расскажет о будущем королевства. Я сам отсчитываю время по часам дворфской работы, ведь одновременность создания обманок и настоящего Источника - гарантия удачного выполнения намеченного плана.
  
  Время! Отдаю приказ големам и вижу, как они синхронно опрокидывают содержимое бочек в чашу и одновременно с этим выливаю в нее малый фиал, в котором покоится ярко красная, словно огонь, эссенция жизни - дар самой Алекстразы, который должен будет вознести выносливость и регенерацию моего народа на новую высоту и конечно же помочь самим драконам. Вода мгновенно темнеет, становится густой словно сироп, но при этом переливается в серебряном свете взошедшей луны, а мне остается лишь направить мысленное пожелание в виде всплеска магической энергии о даровании сил двум расам - эльфам, и красным драконам. В то же самое мгновение в сотне мест, раскиданных по всей территории Азерота, в каменные чаши големы выливают малые фиалы с водой Источника Вечности и эссенцией жизни, делая их неотличимыми друг от друга и очага магии, который создал я сам. И имя ему - Источник Ста отражений. Мгновенное действие меня и чуть более сотни големов и работа длившаяся так долго завершена.
  
  Все же меня не перестает поражать факт того, как столь важное действие, как создание Источника, может быть одновременно столь простым. Может быть именно поэтому я создал столько сложностей для его осуществления? Но сейчас это не важно, ведь мне предстоит сделать еще одну работу, которую не хочется откладывать на будущее. Встав, я вернулся к оставленному проходу, что был мной приведен в более пристойный вид, и положил руку на еще одну бочку, пятнадцатую, что была мной взята ради быстрого пополнения энергии. Несколько секунд на восполнение сил, а затем нанесение рун телепортации. Оглядел работу и не нашел недостатков, а потому просто сплел заклинание, направившись к еще одной цели, что будет тайной для всех.
  
  
***
  
  Джеденар, центральная площадь.
  
  Когда-то, еще до раскола мира, тихий провинциальный город в этот час бурлил множеством голосов. Эльфы ждали выступления своего лидера, которому доверили будущее народа, ждали, ведь слухи говорили о том, что в эту ночь жажда магии оставит их народ, что будут приоткрыты тайны, скрываемые прежде. Яркой звездой среди горожан вспыхнула надежда, и даже из соседних деревень и городов спешили эльфы желавшие услышать слова Дат`Ремара.
  
  Он сам не спешил появляться на трибуне, терпеливо ожидая назначенного часа. Следовало начать речь до того, как вступит в силу новый Источник, и в то же время подгадать время таким образом, чтобы успеть сказать все необходимое, прежде, чем эльфы освободятся от жажды магии. Наконец нужный час пришел и Дат`Ремар взошел на трибуну и на него в то же мгновение уставились тысячи глаз. Однако подобное внимание эльфа, командовавшего многотысячной армией, смутить не могло, так что он лишь поднял руку, призывая собравшихся к молчанию. Постепенно шум на площади утих, эльфы приготовились слушать.
  
  - Приветствую всех тех, кто смог дожить до этого часа, кто пережил великую войну, кто вынес раскол мира и предательство наших сородичей. Вот уже двести ночей мы боремся за существование и идем к цели, о которой большинство из вас не имеют представление. - на этой фразе Ремар усмехнулся. - Причина этому то, что враги внимательно наблюдали за каждым нашим шагом, мы не могли раскрывать свои тайны раньше времени. Однако сегодня ночью наше ожидание завершилось. И первое, что я готов вам сообщить - Иллидан жив и в настоящий момент создает новый Источник!
  
  Эта новость вызвала настоящую бурю. Крики, смех, слезы счастья, в нескольких местах Ремар заметил парочки, что целовались на глазах у всех. Определенно, что-то изменилось в их народе за эти ночи, они стали другими, как и он сам. Дождавшись, когда шум немного стихнет, Ремар продолжил.
  
  - Всех вас должен волновать один вопрос, в чем причина того, что так долго не создавался Источник? Зачем было это ожидание? И я отвечу на него просто - мы не могли позволить себе потерять еще один Источник, как были потеряны предыдущие. Сейчас сердце нашего народа будет надежно спрятано среди еще сотни иных мест, и никто не будет знать где хранится эта реликвия. Теперь мы более можем не волноваться, что кто-то отберет наше будущее. А еще залогом нашего процветания станет союз с дворфами и красными драконами! Имя которому станет Альянс! Эти расы откликнулись на призыв о помощи в трудный для эльфов час, они подтвердили свое право идти вместе с нами плечом к плечу и потому достойны нашего доверия!
  
  Отнюдь не все встретили эту новость с восторгом. Недоверие к драконам продолжало существовать в сердцах многих эльфов. Однако Ремара подобное не волновало, ведь он знал, что любые сомнения исчезнут из голов его подданных, когда они почувствуют энергию Источника. И именно поэтому стремился завершить свою речь до этого момента.
  
  - И последнее, что я хотел с Вами обсудить, - произнес Ремар, спустя несколько секунд, - это то положение, в котором оказалась наша раса и причины, что привели к нему. Мы должны признать, что в случившемся есть и наша вина. Мы были слишком беспечны и не заметили, как королева Азшара и ее приближенные оказались околдованы демонами. Мы были слишком медлительны и не смогли спасти Зин Азшари. Наша столица, города в центре и на востоке Королевства оказались сметены демонами и троллями, а в это время нам оставалось лишь собираться с силами, потому, что мы были не готовы сражаться! Оказались слишком слабы, и потому не смогли защитить Источник Вечности.
  
  Площадь погрузилась в молчание. У каждого из присутствовавших в прошедшей войне были потери, каждый переживший ее утратил нечто очень важное. Достаточно было простого напоминания, чтобы возродить в душе горечь и боль. Между тем Ремар продолжил.
  
  - Наши ошибки повлекли за собой страшные потери, однако в то же время эльфы доказали себе и другим, что готовы сражаться до конца, что испытания нас не могут сломить, а лишь закаляют! В памяти нашей навсегда должны остаться горечь потерь, бесстрашие павших и реки пролитой крови. Сохраниться для того, чтобы более никогда не допустить случившейся катастрофы. Не забыться во сне, как лесные, а смотреть в будущее, и помнить, что произошло. Помнить о крови, что пролил наш народ, что омыла нас и повергнув и родила заново. О крови, которой мы заплатили за наше будущее став иным народом, эльфами крови, син`дораями! Ибо наша кровь помнит!
  
  И этот девиз подхватили тысячи голосов, с яростью, надежной, страстью.
  
  А затем эльфы ощутили как сладостная, живительная энергия хлынула в их жилы дурманящим потоком. Крики радости, счастья, невообразимая феерия чувств поглотила площадь, город и все Королевство. Происходящее вокруг более всего напоминало безумие, и чувства эти все более нарастали. Уже вскоре прозвучали первые крики объявить его королем, крики, которые произносили верные Ремару эльфы, и эти возгласы были мгновенно подхвачены остальными. Все происходило так, как желал Ремар, но в тот момент ему это было безразлично, ведь он и сам погрузился в пучину легкого безумства.
  
  Грандиозный праздник охватил столицу, праздник, которого никогда прежде не знал Азерот. На нем пировали и эльфы, и дворфы и драконы. И празднество происходило не в одном Джеденаре, а по всей стране, все более набирая размах. Сам Ремар внезапно обнаружил себя рядом с Антарией, что заразительно смеялась, наслаждаясь музыкой и танцами. И он внезапно осознал, что до этого просто не видел красоту этой девушки, не понимал как ему повезло с невестой. Хотя вполне возможно, что виной тому было несколько бокалов вина и пьянящее чувство магии.
  
  
***
  
  Центральная площадь Джеденара, момент произнесения речи Дат`Ремаром.
  
  - Почему ты не там, на помосте? - голос, мог бы потонуть в гомоне толпы, но его обладательница стояла совсем близко, чтобы ее слова различались четко и ясно.
  
  - Это входит в наш договор с Ремаром, - отвечаю я Майев, не отрывая взгляд от фигуры друга и будущего короля. - Я ограничиваю свое участие в политической жизни страны, в обмен на что Ремар идет на ряд уступок.
  
  - Каких именно? - спросила теперь уже официально Верховная жрица.
  
  - Я назначаюсь руководителем цехов артефакторов, получаю разрешение на создание верных лично мне боевых магов, а также место в будущем Совете Альянса.
  
  - Столь многое, ты меня удивил, - Майев улыбнулась краешком губ, - не ожидала такой щедрости от Ремара.
  
  - Наш будущий король изначально надеялся ограничиться предложением управления цехами, но я смог его убедить дать мне большее, - ответил и добавил, увидев вопросительный взгляд жрицы, - в будущем мне потребуются надежные соратники для войны с Легионом и лучше будет их воспитать уже сейчас.
  
  - Я и мои сестры всегда поддержат тебя.
  
  - Об этом не стоит и говорить, - ответил я и достал из сумки бутылку вина.
  
  Время завершения создания Источника подходило к концу, и мне хотелось отметить это событие.
  
  - Неужели и ее ты смог украсть у Ремара, - спросила Майев, тщетно пытаясь скрыть улыбку.
  
  - Выторговал помимо всего прочего, - произнес, разливая напиток по бокалам. Время активации Источника совсем близко. С удивлением я понимаю, что чувствую его силу, а еще ощущаю где-то в глубине себя какие-то изменения. Странные, не понятные мне, но отчетливые. Более всего похожие на то, что магия становится для меня чем-то большим, чем была прежде. Будто-бы она является воздухом, которым я дышу, едой, которой насыщаюсь, единственным, что требуется для моего существования. И чем ближе было пробуждение Источника тем острее становилось это чувство.
  
  - Иллидан? - раздался голос откуда-то издалека, но я его не слышал, как и не видел ничего перед собой. А в следующий миг в мое тело хлынула энергия Источника.
  
  Не знаю через какое время я пришел в сознание, но в тот момент мою душу охватило ощущение чистого, неземного восторга, и такое же счастье я увидел в глазах Майев. Счастье не только от обретения силы, но и от возвращения уверенности в завтрашнем дне. В том, что эльфы имеют будущее и никто уже не сможет нас остановить!
  
  Вокруг раздаются радостные крики, смех, до ушей долетают звуки музыки. Атмосфера счастья и веселья охватывает все вокруг, но я почему-то не вижу ничего, кроме девушки напротив меня. Утонченные черты лица, улыбка, что таит в себе загадку, изящные сильные пальцы, в которые я уже вложил бокал с вином. Меня охватывает жажда и я осушаю свой бокал и вижу как то же самое делает Майев.
  
  Странное, никогда не испытываемое прежде возбуждение охватывает тело, невольно делаю шаг вперед, и вижу лицо жрицы совсем близко, ощущаю ее запах - дыхание леса и трав. Ее губы совсем близко с моими...
  
  Движение справа и удар стали для меня совершенно неожиданными, но в следующий момент я уже отклонился в сторону, выхватив кинжал, поймал противника в захват, занося оружие и... Увидел невероятно пьяного дворфа, смотревшего на меня осоловевшими глазами. Раздражение и злость на него были столь велики, что в какой-то момент я всерьез думал прирезать коротышку, но затем все же вернул кинжал в ножны и отправил раздражающего незнакомца в дальнейшее празднование. Пинком отправил, выместив на нем досаду. А обратив взор на Майев мне на миг показалось, что она испытывала те же чувства, но может быть я ошибся?
  
  Глава 12.
  
  Крепость Силитус. 253 день с момента раскола мира.
  
  Странное впечатление производила цитадель на тех, кто смотрел на нее издалека. Особенно, если они видели ее до раскола мира. Бывшая прежде грозным бастионом, сейчас она более походила на каменный горшок для дерева, что уже давно выросло из своей формы, вот только пересадить не получается, уж больно большое оказалось растение.
  
  Нордрассил легко вбирал в себя воды Источника и каждый день разрастался вширь и вверх, отчего уже сейчас друидам и зеленым драконам приходилось воздействовать на растение, принуждая его отращивать новые корни. Это было одной из череды забот, за которыми они порой не замечали окружающей действительности, вот только реальность не любит когда ее игнорируют, что и было в который раз подтверждено.
  
  Изера досадливо поморщилась, в очередной раз переживая свой провал. Надо признать, она недооценила свою сестру, скорее даже просто забыла о ее существовании после успеха создания Нордрассила. Столь переживая из-за проблемы посадки древа и того, что невозможно получить помощь Алекстразы, дракон посчитала все проблемы мира решенными, когда добилась цели. И погрузилась в заботу о природном Источнике, между делом ожидая прибытия армии лишенных магии эльфов. Порой Аспект природы вспоминала о сестре, но каждый раз лишь досадуя о том, что та пошла на поводу эмоций и упустила выгоду для своей стаи, но и эти мысли легко отбрасывались. Слишком много было забот, слишком многое требовало внимания. Слежение за Лесным союзом, за высокородными, замышлявшими создание нового Источника и при этом совершавшими действия ни сколько не поддававшиеся логическому объяснению. А еще восстановление природы и Изумрудного сна.
  
  Строительство высокородными крепостей Изеру ни сколько не обеспокоило, ведь Аспекту Природы были безразличны какие-либо границы, не могли крепости эльфов остановить драконов, что привыкли перемещаться и даже жить в мире Изумрудного сна. Что касается Ноздорму - его стая предпочла расселиться по миру получив полагающуюся награду, а сам Аспект обосновался где-то в горах на юге попросив не беспокоить его в ближайшие несколько тысяч лет. Синяя стая и Малигос подались на север, и вмешиваться в дела на Калимдоре не собирались. Иными словами для Изеры все складывалось благополучно, до определенного времени, и первым звонком перемен стало присоединение Алекстразы к высокородным мгновенно изменившее расстановку сил на континенте. Аспект Природы и прежде возможную войну воспринимала негативно, опасаясь потерь при столкновении с эльфами, но после действий своей сестры шанс на победу и вовсе оказался призрачным.
  
  Все стало еще хуже прошлой ночью, когда Изеру настигло новое ощущение, чувство создания нового Источника в десятки раз более сильного чем предыдущий. Аспект Природы потратила несколько часов на то, чтобы найти его местоположение, но вынуждена была признать поражение. Вся территория высокородных была похожа на паутину, в узлах которой горели яркие точки Источников магии. Создавалось ощущение, что эльфы в своем безумии наплодили множество очагов энергии, и этот факт полностью исключал возможность их быстрого уничтожения. Да и сделать это Изера бы не рискнула, все же столь сильный удар по природе после раскола мира не удалось бы исправить даже ей.
  
  - Так какими будут твои предложения, Изера? - повторил вопрос Кенариус, неотрывно глядя на женщину. - Войны я не желаю и сам, но Лесному союзу необходим простор!
  
  Та вновь приняла облик лесной дриады, но в этот раз ее вид не мог повлиять на полубога поглощенного множеством забот.
  
  - Воевать с вашими сородичами и в самом деле слишком поздно. Сейчас, они способны не просто успешно сражаться, но и победить нас, тем более, что на их стороне красные драконы, - происходящее расстраивало Изеру, но не слишком сильно, ведь именно друиды зависели от зеленой стаи, а не наоборот.
  
  На ее взгляд до того момента, как события приобретут угрожающее положение, должны были пройти тысячи лет. А кто знает, что за эти годы может случиться? Вполне возможно новое вторжение демонов, или просто раса эльфов сможет найти себе иной путь развития, который не будет предполагать существование на Азероте лишь одного вида. Последнее было вполне возможно, учитывая то, что они нашли общий язык с дворфами и красной стаей. Хотя во многом это лишь самоуспокоение перед фактом невозможности решить проблему так, как прежде.
  
  - Нам нужны новые территории, и мы потеряли земли из-за того, что ты сама посоветовала стянуть силы к Силитусу, а потому именно за тобой решение возникших проблем. - Кенариус в этот раз не намерен был отступать, он явно желал добиться своих целей, и видимо Аспекту придется предпринять несколько шагов. Да, зеленая стая не зависит от друидов, но и портить с ними отношения, как и с полубогом, не следует.
  
  - Не стоит так сильно переживать об этом. У нас осталось много земель, что пригодны для обитания, на востоке и северо-востоке нет тех, кто бы мог помешать Лесному Союзу.
  
  - На востоке горы, привычные вам, драконам, но не моему народу, - раздраженно ответил Кенариус, - а на северо-востоке высохшая долина, покрытая солью, что не дает продвигаться в новые земли, так как же нам селиться в тех местах?
  
  - Моя стая поможет оживить эти края, я и сама готова помочь тебе во всем, - мягко проговорила Изера, коснувшись пальцами застывшего в напряжении полубога, увы, но это действие вновь не сработало. А как хорошо было манипулировать им прежде, когда он еще был молод и наивен, какие прекрасные то были времена...
  
  - И в чем же заключается твоя помощь? - спросил Кенариус, смотря на Изеру холодным, оценивающим взглядом. Он полностью справился с эмоциями и сейчас был нацелен только на поиск выгоды для своего народа. Как же это печально...
  
  - Меня не зря называют Аспектом природы. Я способна оживлять даже те места, из которых безвозвратно ушла жизнь, где нет ни единого целого зернышка. И мои дети также способны на многое. Мы сможем с вашей помощью вновь привлечь воды в ущелье и вырастить на берегах реки прекрасные леса.
  
  - Я поверю тебе вновь, Изера, но помни, если ты не выполнишь своего обещания друиды также станут меньше проводить времени в Изумрудном сне, ведь им придется заботиться о своих семьях. Не забывай об этом.
  
  И оставив за собой последнее слово, Кенариус исчез среди деревьев. Но далеко уйти он не смог, ведь его ждал еще один разговор.
  
  
***
  
  - Приветствую Вас, учитель, - раздался спокойный, как никогда холодный голос.
  
  Обернувшись Кенариус досадливо поморщился, осознав, что слишком задумался, и не смог обнаружить свою собственную ученицу, а еще женщину, что уже очень скоро будет признана правителем Лесного союза.
  
  - Здравствуй, Тиранд, что привело тебя сюда?
  
  - Я желаю поговорить с Вами, учитель, поговорить без лишних глаз.
  
  - И о чем? - спросил полубог догадываясь, что тема ему не понравится.
  
  - О причинах Ваших поступков, - жестко припечатала жрица. - Вы понимаете, что именно из-за Вас между эльфами породился раскол, что именно из-за Ваших действий, произошли столкновения на границе. Что разумные погибли по Вашей вине!
  
  Кенариус не ответил, он вовсе не смотрел на свою ученицу и кажется даже ее не слушал.
  
  - Ответьте мне учитель, почему вы настроили друидов на противостояние? Ведь сами призывали нас ценить любую жизнь, относиться с любовью и уважением к каждому живому существу, так отчего вы направили свои речи против моих братьев и сестер? - голос Тиранд потерял холод вместо этого в нем заклокотала ярость, ярость та, что всегда сопутствовала жрице в битве и речах, ярость, перед которой отступали даже самые храбрые. И ее не мог проигнорировать даже Кенариус.
  
  - Я хотел сотворить мир, что будет жить в гармонии с природой и достиг этого, - произнес полубог, но в словах его чуткий слух жрицы уловил неуверенность.
  
  - Гармония? Гармония? О какой гармонии вы говорите, учитель, нас раздирают противоречия и всех моих сил не хватает на то, чтобы уладить их. Дартарен упорно настаивает на своих взглядах что могут навлечь беду на наш народ, и даже Малфурион... - на этом имени голос жрицы дрогнул, но она продолжила, - даже Малфурион прислушивается к нему.
  
  - Тиранд, скажи, почему именно ты пришла к власти в Лесном союзе? - внезапно спросил Кенариус.
  
  - Я? Я... - жрица оказалась не готова к такому вопросу и на миг растерялась, но только на миг, - я пробила этот путь сама и с помощью верных мне соратников.
  
  - И ты думаешь, что я не мог этому помешать? - спросил полубог и в его тоне послышалось любопытство.
  
  Тиранд молчала, ей просто нечего было сказать, ведь Кенариус и правда ни словом ни делом не мешал ей идти к власти. Более того, даже помогал после ее весьма резкой речи. Но почему?
  
  - Тиранд, я действительно сделал то, что противоречило моим собственным принципам. Я обрек твой народ на ненависть, расколол его на части. Однако и тогда и сейчас я стремился к мечте, к миру, где разумные будут жить в гармонии с природой, где течение времени будет неспешным, где жизнь будет наполнять каждый наш вздох. Ты ведь тоже хотела такой жизни и хочешь ее до сих пор, иначе не осталась бы здесь, рядом с сенью Нордрасилла.
  
  Жрица молчала, не в силах что-либо ответить, ведь все заготовленные факты оказались напрасны, Кенариус ничего не отрицал и в то же время по-прежнему верил в свою правоту. Может ли она его осуждать?
  
  - Исправь мои ошибки, даруй калдораям покой, - проговорил полубог и направился в чащу леса.
  
  
***
  
  Город Джеденар, 254 день с момента раскола мира.
  
  Ремар сидел откинувшись в кресле и бездумно уставившись в потолок. На мое появление он отреагировал очень вяло, так и не прекратив своего занятия. Учитывая, что прежде великий правитель нашей страны каждый раз закапывался в бумаги и вылезал из-под них ненадолго и крайне неохотно, такое поведение было очень странным, однако как никогда удачным.
  
  - Мне нужен отпуск! - с порога потребовал я, уставившись на Ремара.
  
  - Отпуск? - спросил он, ненадолго выныривая из своих дум, после чего ответил столь же вяло и словно бы про себя. - Уходи, но ненадолго, тебе еще предстоит задать исследования цехам артефакторов.
  
  И замолчал, вновь отрешившись от окружающей действительности. Казалось бы, нужное разрешение было получено, однако я ведь еще не сказал куда предлагаю отправиться отдыхать.
  
  - Ремар, я думаю посетить Тиранд, хотел уточнить, ей ничего передать не нужно? - спросил, делая вид, что собираюсь удалиться.
  
  - Куда ты отправился? Иллидан, ты совсем сошел с ума? - моему другу потребовалось несколько секунд, чтобы осознать смысл последней фразы, зато теперь он окончательно пришел в себя.
  
  - Ремар, я устал сидеть в четырех стенах, мне до смерти хочется задушить своего помощника и если сейчас мне доверят возглавить гильдию артефакторов, через пару дней она лишится половины сотрудников! Небольшая прогулка к старой знакомой самый лучший способ развеяться и спустить пар.
  
  - Да тебя в прошлый раз чуть не убили, ты хоть понимаешь это? В настоящий момент Иллидан - это символ, и если друиды с тобой что-то сделают может разразиться война!
  
  - Во-первых, они и сами должны это понимать. Во-вторых, я отправлюсь в путь не один - возьму с собой Майев, наших скрывающих способностей хватит, чтобы проскользнуть сквозь границу. Ну и главное - кто иной сможет справиться с ролью посланника?
  
  - А с чего ты решил, что справишься? Пусть Тиранд и должна быть на твоей стороне, но ты не виделся с ней уже больше полугода, а потому не можешь предсказать, как она к тебе отнесется. Она вполне способна поверить твоему брату. К тому же Верховная жрица лесных в настоящий момент не обладает полнотой власти. Друиды могут не послушать ее. Да и добраться до нее будет непросто, не находишь?
  
  - Я и Майев справимся с проникновением. Что же касается позиции Тиранд в этом конфликте - она в любом случае не станет передавать меня Малфуриону, - я действительно был уверен в подобном и никто переубедить меня не мог, - а найти ее возможно с помощью магического зрения, жрица весьма сильна, ее будет видно на расстоянии.
  
  Мой друг не отвечал долго, очень долго, обдумывая предложенную мной идею, но наконец вздохнул и устало ответил.
  
  - Хорошо, отправляйся. Я составлю текст мирного договора, - сказал, доставая перо и чернила.
  
  Мой же взгляд невольно упал на лежавшее рядом с ним украшение, цветок из драконьих чешуек, в котором отчетливо ощущалась очень знакомая энергия. Красивая вещь, которую мог оценить и я сам, а заодно понять причину необычной отрешенности Ремара.
  
  
***
  
  В нескольких километрах от южной границы Королевства син`дораев. 254 день с момента раскола мира.
  
  Знакомое перемещение и я оказываюсь на поляне рядом с могучим дубом со сломанной вершиной, вид которого и позволил запомнить расположение этого места. Рядом со мной, готовая к сражению, застывает Майев, сжимая в руке чакрум. Однако окружающая местность совершенно безмятежна, нет никого, кто готовился бы на нас напасть.
  
  - В магическом спектре никого не наблюдаю, можно расслабиться, - говорю я, убирая выхваченные глефы.
  
  Майев в ответ лишь кивнула, закрепляя за спиной чакрум. Она вообще в последнее время была задумчива и молчалива. В смысле более молчаливая, чем прежде. Что значило такое ее поведение я не знал, и не представлял как подступиться к проблеме. Если говорить откровенно, то с той самой ночи Майев не выходила у меня из головы, мне хотелось встретиться с девушкой, поговорить, прикоснуться к ней... Что значили эти желания я понимал, но как с ними быть? Демонов дворф, если бы не его вмешательство тогда, все уже было бы понятно! А сейчас? Остается только пригласить жрицу на ужин и вновь попытаться поговорить.
  
  Между тем мы двинулись по направлению к новой заставе, заодно решив удовлетворить свое любопытство. Хотя Майев за последние месяцы побывала во всех уголках страны, призывая эльфов отвернуться от Кенариуса, и потому такого интереса не испытывала. Но я смог посетить лишь одну крепость, когда забирал жрицу в Джеденар, но и тогда слишком спешил, чтобы все хорошо рассмотреть.
  
  До поры застава была скрыта от наших глаз густым лесом, но уже спустя несколько сот метров он стал редеть, и начал ощущаться постепенный подъем местности. Мы оказались в предгорьях, и теперь ноги не норовили соскользнуть по мягкой почве, а ступали на твердую поверхность с россыпью камней, что неприятно напомнило мне южные окраины Силитуса - те места, в которых так любили устраивать засаду силитиды. Однако здесь и сейчас все было спокойно.
  
  Укрепление и горы я смог увидеть намного позже Майев, да и то мне пришлось обращаться в тигра. Впрочем, было решено идти через заставу именно в таком виде, так как мало кто был знаком с моим вторым обликом, и от простого тигра меня отличали лишь полыхающие бирюзовым цветом глаза и пасть, да и те возможно было притушить. Меж тем очередной подъем оказался преодолен и нам открылся вид на одно из южных укреплений, охранявших границы Королевства син`дораев.
  
  Что можно сказать об этом укреплении? Наверное то, что в сравнении с крепостью Силитус оно выглядело воистину жалко. Начать следовало с хорошего, при разумной критике это всегда одно из главных требований. Хорошим в заставе была местность, на которой она стояла. А именно то, что дорога к ущелью в одном месте поднималась круто вверх, давая простор для тех, кто находился на вершине. Таким образом застава занимала господствующую высоту, хотя я мог отметить несколько мест с которых возможно было вести обстрел крепости. Однако если расположение укрепления было удачным, исполнение не выдерживало никакой критики, так как представляло собой земляную насыпь с деревянными стенами. Магии в них почти не чувствовалось. Никаких ухищрений в виде башен, мест под метательные орудия и прочие полезные мелочи видно не было. Пожалуй говорить о том, что серьезного штурма эта застава не переживет, не стоило. Однако можно было ожидать, что со временем здесь появится настоящее укрепление, и не удивлюсь, если оно будет сделано при помощи дворфов.
  
  Задерживаться на заставе не пришлось. Достаточно было продемонстрировать знак, который был выдан нам Ремаром, чтобы получить возможность оказаться в ущелье, да еще и получить проводника в дорогу. Собственно горы, что обещали разделять две эльфийские страны были непроходимы, для тех, кто не знал где их пересекать. Но мы могли положиться на помощь молчаливого эльфа по имени Деренар, что за все время пути проронил едва ли три слова, более полагаясь на знаки. Уже в самом ущелье он вывел нас к неприметной тропе, что поднималась вверх по склону. Притом этот путь оказался ненамного сложнее обычного, а во многом даже проще, так как в нем были подготовлены места для стоянок. Стало даже интересно, зачем данная дорога использовалась до катаклизма, но спрашивать я не стал, отчасти из-за того, что пасть тигра такое не позволяла.
  
  Пересечь горы удалось за две ночи. И надо сказать, что я искренне наслаждался этим путешествием, ведь впервые за долгое время передо мной открылись широкие просторы, не заслоненные четырьмя стенами, и совершенно не требовалось спешить выполнить работу. Даже появилось желание растянуть путешествие, успешно задавленное.
  
  В пути я привычно уже исполнял роль ездового тигра. Тащить на миссию, предполагавшую тайное проникновение, саблезуба было бы слишком опрометчиво, к тому же я уже носил на своей спине жрицу и сейчас это было даже проще делать. Может быть благодаря опыту? Хотя скорее дело было в энергии, которая стала словно бы неотделимой частью моего тела, которую я постоянно чувствовал. Причиной ли была моя давняя связь с Источником Вечности, купание в нем, создание двух других Источников или же постоянное использование его энергии, я не знал. Однако мог воспринять результаты. А ими стало более сильное и устойчивое к магии тело, лучшая способность использовать арканную магию, на данный момент более чем в два раза превысившая прежние достижения. Это было связано в частности со способностью всего за полсекунды активировать телепорт, что раньше казалось невыполнимым.
  
  Если говорить о пути, то он был несложен. Для группы всего из двух эльфов, отлично умевших передвигаться по лесу, было очень просто скрываться от глаз дриад, а прочие сторонники Кенариуса нам не встречались. Поселения калдораев заблаговременно обходили стороной, так что достигнуть Силитуса оказалось невероятно, возмутительно легко. Даже во время подъема на плато, которое в этот раз мы совершили вместе, проблем не возникло, ибо за тропами не велось наблюдения. Это была возмутительная беспечность со стороны друидов, но весьма удобная, надо сказать.
  
  Уже в самом лесу, за двадцать километров от крепости, пришлось остановиться. Прошлые посещения цитадели неизменно заканчивались бегством с погоней на хвосте и в этот раз захотелось подготовиться лучше, чем в предыдущие, тем более, что необходимые артефакты для этого были. Требовалось только найти подходящую поляну и как следует скрыть несколько часов работы так, чтобы даже опытный следопыт не смог бы заподозрить ловушки. Работа была проведена, но некоторое недовольство вызывала. К сожалению подлинного мастерства в данном деле я не достиг, о Майев не стоило и говорить. Оставалось надеяться, что за ближайшие ночи подозрительные участки сгладятся.
  
  Ободрив себя такими мыслями, мы продолжили путь. Предстояло выполнить самую сомнительную часть плана - найти Тиранд, не привлекая внимания ее сородичей. И вот здесь сама судьба улыбнулась нам в лице самодеятельности жителей Лесного Союза. Дело в том, что наибольшее беспокойство у меня вызывала проблема проникновения в цитадель. Не то чтобы это было совсем невозможно, но поставленная цель явно не стоила того, чтобы так рисковать. В голове уже выстраивались способы поймать Тиранд в окрестностях, ведь моя знакомая была очень деятельной эльфийкой и не смогла бы усидеть в крепости, однако реальность оказалась куда как проще. Рядом с крепостью оказался выстроен город.
  
  Должно быть для друидов жить в каменной крепости было в корне неприемлемо, даже если внутри нее растет Мировое древо, оттого они и поселились неподалеку. Хотя уверен, часть эльфов расположилась наверху, на охране своего сорняка.
  
  Такое положение значительно упрощало жизнь, и оставался вопрос о том, как незамеченными проникнуть в столицу Лесного союза. Идеальным временем был день, когда большинство жителей страны погрузится в сон, что же касается направления... Видимо придется поискать уже в городе. К счастью ждать долго не требовалось, уже через час небо окрасилось солнечным светом, мгновенно прогнав по домам жителей столицы, а мы приобрели возможность пробраться внутрь.
  
  Стража в городе была, а вот стен не было. Признаться такое пренебрежение безопасностью меня просто шокировало. Ведь друиды умели выращивать растения, так отчего не озаботились достаточной преградой для врагов? Правда существовала ее замена, Древа-стражи. Эти существа были достаточно разумны, чтобы распознать врага и атаковать его без приказов. По крайней мере так казалось. Вот только с чего им было нападать на "друида" в шкуре тигра и жрицу? Именно так решил я и посчитал возможным пройти мимо стражей первым. К моему удивлению это удалось! Первая линия обороны просто не заметила вторжения! Майев после меня прошла тем более спокойно. Оказавшись в самом городе мы вынуждены были утроить бдительность и здесь уже большую роль сыграли способности жрицы. Нет, я также умел неплохо скрываться, но не в черте города, да и оптическими заклинаниями владел не слишком хорошо. А потому способности Майев, дававшие в том числе и невидимость, были воистину незаменимы. И помогли пусть и не без проблем, но успешно добраться до нужного дома, который удалось почувствовать благодаря моему зрению. Вернее получилось обнаружить в нем Тиранд.
  
  В целом вполне возможно было поговорить с ней в самом доме, но этот вариант был отклонен как слишком рискованный, хотя я вынужден был признать, пробираться так как мы в незнакомый город с минимальной подготовкой также являлось изрядным риском. И все же лучше было поговорить с моей хорошей знакомой в более спокойном месте.
  
  Спокойно проникнув в дом через не закрытую "О Вечность!", дверь, я достиг комнаты Тиранд и осторожно заглянул внутрь. Девушка спала, а моего брата рядом не было. Интересно, что он подумает, если застукает меня в данный момент? Пожалуй я даже не стану ничего отрицать.
  
  Отогнав не вовремя появившиеся мысли я осторожно пробрался в помещение приготовившись использовать ментальный удар на случай непредвиденных сложностей, однако Тиранд никак не отреагировала на мое появление. Да что же они такие не пуганные!
  
  Надо сказать, что вид девушки был весьма пикантный, отчего я даже на миг сбился с шага, рассматривая то, что оказалось открыто из-за сползшего одеяла, однако быстро взял себя в руки и опустил заготовленное послание и артефакт в сапог, стоявший у кровати. Почему туда? На случай, если в комнату войдет еще кто-то посторонний, например мой брат.
  
  Выполнив миссию, я также тихо покинул помещение, прикрыв дверь, и только затем с облегчением выдохнул. Дело было сделано, а потому стоит убраться отсюда, пока меня не поймали.
  
  
***
  
  Путь назад прошел без происшествий. Несколько раз траекторию нашего движения переходили жители города, но это всего лишь заставило нас ненадолго задержаться, не более. Также успешно мы вышли за "стены" и достигли леса, после чего осталось дойти до места, что я назначил Тиранд. Встреча должна была происходить в ничем не примечательном участке леса, которое возможно было достичь с помощью артефакта и оставалось надеяться, что моя подруга последует высказанной в письме просьбы и придет одна.
  
  Ждать Тиранд я был намерен один. В конце концов такое условие я поставил и противоположной стороне - прийти без сопровождения, а значит сам должен был его соблюсти. Майев же полагалось следить за местностью и предупредить в случае угрозы. Простая и разумная тактика, лучше которой сложно было что-то выдумать. Я и не пробовал, затаившись за одним из кустов в облике эльфа, положившись на магическое зрение.
  
  А затем пошли часы ожидания. Время встречи обговорено не было, что и естественно, учитывая каким образом было передано послание, а потому приходилось запастись терпением, ведь Тиранд могла прийти как через час, так и в следующую ночь. А могла и привести с собой друзей, о чем я старался не думать. Все же хотелось верить, что моя давняя знакомая на подобное была не способна. Так или иначе, но время тянулось, Солнце клонилось за горизонт, а девушки все не было. Может быть она не нашла послание? Надела не те сапоги? Вполне возможно, только отчего-то эта мысль вовремя не пришла мне в голову. Были иные идеи, объяснявшие произошедшее, но прежде чем я успел утвердиться в одной из них, взгляд уловил знакомую ауру. Тиранд быстро, почти бегом приближалась к поляне, и рядом с ней никого не было.
  
  Когда до девушки осталось несколько десятков шагов, я поднялся на ноги и направиться к месту встречи, которое находилось несколько в стороне от того места, где я ожидал Тиранд.
  
  
***
  
  - Здравствуй, Тиранд, да благословит твой путь Богиня! - проговорил я тихо, находясь за спиной жрицы.
  
  Подобраться к ней незамеченным оказалось достаточно просто, совсем она за эти месяцы расслабилась, ни капли не думает об осторожности. Хотя и во время войны ее вряд ли кто отпускал в глубокие рейды, где было бы возможно наработать необходимые навыки. Однако реакция у девушки оказалась хорошей - уже через мгновение на меня смотрела созданное магией Элуны стрела, замершая на тетиве.
  
  - Надеюсь ты не будешь стрелять в старого друга? - спросил, приготовившись отбить атаку.
  
  - Кто ты? Назовись во имя Элуны! - в голосе Тиранд звучала злость и недоверие. - Иллидан, чей облик взят тобой, умер. Ты не можешь быть им.
  
  Я замер в недоумении, вслушиваясь в эти слова. Да кем она меня считает, демоном? Причем непростым, а сразу натрезимом? Приятно конечно, что меня так высоко оценили, вот только до нее что, не доходила информация от шпионов?
  
  - Тиранд, я определенно жив. Помнишь, в лагере я передал тебе предупреждение вместе с описанием тварей Легиона? Что же касается моей смерти... - она была инсценирована. Правда вышло настолько удачно, что я чуть не умер в процессе. Последний удар у друидов вышел отменным, почти смог меня прикончить. Но почему ты об этом спрашиваешь, разве шпионы не доставили тебе информацию о том, что Иллидан жив?
  
  Тиранд некоторое время размышляла, а затем, не опуская лук, начертила правой рукой в воздухе символ Элуны. У нее получилась очень красивая фигура серебристого цвета и не совсем понятного назначения.
  
  - И что эти чары должны делать? - наконец полюбопытствовал я, когда изящная конструкция истаяла.
  
  - Определять наличие демонов поблизости, - потерянно произнесла жрица, а затем, отбросив лук, кинулась ко мне.
  
  - Слава Элуне! Иллидан, ты жив! - прошептала Тиранд, уткнувшись мне в плечо.
  
  - Как ты могла поверить, что какая-то ящерица могла меня сожрать? - укоризненно спросил я.
  
  - А я и не поверила, - глаза девушки зло сверкнули, - и если бы не Кенариус, преследовавшие тебя друиды дорого бы заплатили за свою вольность.
  
  Прозвучало это весьма зловеще, так что мне стало искренне жаль, что полубог помешал моей подруге. Нет, мало того, что почти убили, так еще бросили на съедение "мое" тело, разве можно было такое оставлять без наказания?
  
  - Кстати, кто их послал? - меня действительно заботил данный вопрос, что в прошлом, что сейчас, скорее всего верным ответом был "Кенариус", но все же...
  
  - Это Изера. Она почувствовала образование нового Источника и, узнав, что именно ты взорвал Источник Вечности, попросила спасенные ей части Лесной армии схватить тебя.
  
  От сказанного захотелось выругаться. Получается что в этот раз, что в виденном будущем за мной гонялись из-за действий Аспекта Природы. Да к тому же и разнесли весть о моей виновности в уничтожении Источника тоже по ее воле и желанию моего брата?
  
  - Тиранд, я не уничтожал Источник, это сделали Малфурион и Изера! - сказал, пытаясь сдержать злость. Получалось плохо.
  
  - Нет, они не могли, - девушка не хотела верить в сказанное, это возможно было почувствовать в ее эмоциях, полыхавших яростным отрицанием. И в то же время в них можно было почувствовать и сомнение, недостаточное, чтобы убедить жрицу сейчас, однако кто мешает внести задел на будущее?
  
  - Тиранд, я не стану убеждать тебя в своей правоте. Просто предложу проверить все самой, - проговорил, внимательно вчитываясь в эмоции девушки.
  
  Та была напряжена, но слушала внимательно. Если честно, это было удивительным. Не думаю, что еще год назад она бы выслушала мои слова на подобную тему.
  
  - Ты ведь помнишь, что Малфурион имел в своем распоряжении артефакт, что сделали драконы? - дождавшись утвердительного кивка, я продолжил. - Именно этим устройством был уничтожен портал и оказался произведен раскол мира. Спроси у моего брата напрямую - это ли устройство является причиной всех бед. А затем посмотри на его реакцию. Малфурион не слишком хорошо умеет лгать, а тебе он тем более не сможет соврать достоверно.
  
  Можно было бы предложить спросить о виновности Малфуриона в расколе мира, но я вовремя вспомнил о возможности иного варианта развития событий и потому изменил формулировку вопроса. К счастью Тиранд ничего не заметила и действительно всерьез приняла мои слова. И вновь это было неожиданно. Ведь девушка действительно рассматривала возможность того, что Малфурион мог быть виновником катастрофы. В чем же причина такого доверия?
  
  - Знаешь, давай сменим тему разговора, - произнес, когда пауза между нами слишком затянулась, - я хотел встретиться не просто так, у меня есть одно поручение от короля Королевства син`дораев Дат`Ремара.
  
  - Он уже стал королем? - удивленно спросила девушка.
  
  - Коронация должна была состояться три дня назад, а потому да. Ты выслушаешь послание?
  
  Дождавшись разрешение, я протянул девушке договор, после чего кратко изложил его условия.
  
  Они были просты и содержали в себе всего несколько пунктов. Первое предложение гласило, что Лесному союзу надлежит признать за Королевством син`дораев земли Мулгора и северной части Фераласа. Второе предложение провозглашало право эльфов свободно выбирать место проживания в одном из двух государств. Третье регулировало торговлю - ее предполагалось проводить в нескольких приграничных городах. Были и иные пункты договора, но они имели меньшее значение. Самым же спорным естественно оказался первый.
  
  Тиранд совершенно не устраивал тот клочок земли, что оказался выделен ее народу, и она отчаянно требовала перенесения границ. На что я указывал на нахождение в пограничных крепостях Источников, которые мы не могли уступить. В какой-то момент договор оказался под угрозой срыва, и тогда, в порыве раздражения, жрица в ультимативной форме потребовала уступить Лесному Союзу лежавшие к северо-востоку от Силитуса степи. И добилась своего, чему способствовал не столько ее талант в переговорах, сколько прямые указания Ремара. Который заранее планировал уступить эти, не слишком ценные территории. Тем более что там в настоящий момент проживали таурены, и син`дораи не испытывали желания вступать с ними войну за эти земли.
  
  Таким образом разногласия оказались улажены, а заключительная часть переговоров, связанная с уточнением позиций сторон, оказалась проведена в мирной и спокойной обстановке. Жаль только также спокойно завершиться она не смогла. В один миг выпорхнувшая из-за деревьев призрачная птица оглушила пространство тревожным криком, а я осознал, что времени до попытки моего убийства, осталось совсем немного.
  
  - Ты говорила кому-нибудь куда направилась? - спросил я, чувствуя как утекает время.
  
  - Нет... - девушка была совершенно растерянна, так что скорее всего сказала правду, впрочем сейчас это не так важно.
  
  - Продолжим разговор позже, сейчас мне нужно спасти свою жизнь.
  
  Последние слова я уже прокричал, бросившись на север, к месту встречи с Майев, и не видел, как в изумлении распахнулись глаза Тиранд, увидевшей с помощью чар приближающийся отряд друидов.
  
  
***
  
  Широкая и ровная поляна была окружена со всех сторон враждебно настроенными калдораями, среди которых выделялся мой собственный брат. Был он очень зол, настолько, что, презрев строй, встал на несколько шагов впереди, на расстоянии, до которого легко возможно было дотянуться рывком. Вот только злость его была безмолвной, он просто уставился на меня и Майев, замерших в центре поляны, не спеша выплескивать наружу кипевшие чувства. Еще одним полыхавшим ненавистью эльфом был Дартарен, но он в этом действии предпочитал занимать роль стороннего наблюдателя и находился в задних рядах друидов. Сейчас все они застыли в напряжении, не решаясь атаковать, ведь чувствовали за мной и Майев силу превосходящую их и понимали, чем обернется сражение.
  
  - Приветствую всех присутствующих и позвольте выразить свою благодарность за столь душевный прием! - обратился я к окружившим нас друидам. - Как приятно видеть такое искреннее почтение от своих врагов, как приятно, что вы так уважаете меня и мою спутницу раз решили атаковать такой толпой. Но позвольте мне дать вам небольшой совет. - Я сделал тщательно выдержанную паузу наблюдая за тем как впадают в бешенство друиды. - Бегите немедленно отсюда. Спасайтесь. Ведь вы не готовы! Не готовы сражаться со мной! Вы слишком слабы и беспомощны для этого!
  
  - Да как ты смеешь, предатель? - проговорил Дартарен едва сдерживаемым от гнева голосом. - Ты сам бежал от нас словно заяц, ты сам первый из трусов!
  
  - Я трус? - такое предположение меня искренне развеселило. - Кем только меня не называли, но чтобы так... Должно быть у тебя совсем плохо с головой, Дартарен?
  
  В какой-то момент я поверил, что сейчас Дартарен бросится вперед, но этот миг прошел, а друид так и не сдвинулся с места, вместо этого решив ответить словесно. И увидев это я перевел свое внимание на другую цель.
  
  - Здравствуй, брат! Как жизнь, как твое здоровье, предатель? - вежливость никогда не следует забывать, а потому и я решил ее соблюсти.
  
  - Как ты смеешь подобное говорить? - это взвился еще один из друидов. - Ты сам предал наш народ! И должен ответить за свои поступки!
  
  - Я предал? - спросил в притворном удивлении. - А разве не Малфурион уничтожил Источник Вечности? И разве не я подарил Вам новый, на котором вы вырастили свой сорняк?
  
  Мой ответ не понравился абсолютно всем друидам, они крепче ухватились за посохи, на концах которых начали мерцать всполохи творимых чар. Со всех сторон понеслись оскорбления, однако они мгновенно смолкли, когда воздух прорезал холодный как сталь голос Майев.
  
  - Сделайте только шаг вперед, дайте лишь повод, и я навсегда избавлю вас от необходимости заводить потомство!
  
  Невольно поежился даже я, остальные друиды и вовсе отступили, глядя на взбешенную жрицу, чей чакрум переливаясь от силы Элуны, и готов был устремиться в полет. А ведь Майев не шутила, за последние месяцы ее ненависть к друидам служащим Кенариусу приобрела еще более сильные формы.
  
  - Жрица, почему ты на стороне предателя? Разве Элуна может одобрить такой выбор? - осторожно проговорил один из эльфов.
  
  - Иллидан - избранник Элуны и не Вам, шакалам, его осуждать, - прошипела Майев.
  
  - Твои слова жрица никого здесь не обманут, - глухо произнес Малфурион, наконец осознавший, что не сможет отмолчаться, - именно Иллидан причина всех наших бед, и Источник, что был им создан, оказался отравлен скверной, как его тело.
  
  Речь брата была не слишком убедительна, но публика здесь собралась не требовательная, а потому ее оказалось достаточно, чтобы накалить обстановку до предела.
  
  - Да? Как ты заговорил! Хоть сам понимаешь, насколько бредово звучат твои слова? - следовало заканчивать это представление, и я знал, как сделать это быстро. - Но ничего, я еще навещу Тиранд, она будет рада меня увидеть, и смогу рассказать ей все в мельчайших подробностях, когда тебя не будет рядом.
  
  Подействовало, да еще как, в эмоциях Малфуриона разрослась настоящая буря из ненависти, гнева, ревности. Он даже не услышал крик самой Тиранд, что попыталась что-то ему объяснить.
  
  - Что ты делал рядом с моей возлюбленной? У вас с ней что-то было? Она что, изменила мне с тобой? - в ярости крича, Малфурион сделал несколько шагом мне на встречу и именно этого действия оказалось достаточно, для того, чтобы использовать ловушку.
  
  В следующий момент в пространстве поляны выросли два каменных купола, что были созданы из спрятанных заранее артефактов. Первый отрезал границы круга от посторонних лиц, в то время как второй защитил пятачок со мной и Майев. Их прочности не могло хватить надолго, но этого и не требовалось, ведь немедля и секунды я стал сплетать заклинание телепортации, не обращая внимание на сыплющиеся по моему куполу удары. Все же мой брат изрядно сглупил, если бы попытался пробить путь с внешней стороны - имел бы все шансы выбраться, а так, к моменту, когда заклинание было завершено, центральный купол лишь покрылся трещинами, в то время как внешний почти пал под атакой находившихся снаружи друидов. Ирония судьбы - Малфурион, всегда превосходивший меня в выдержке, попал в ловушку из-за своей несдержанности. И со звуком крошащегося камня он, я и Майев телепортировались прочь от разъяренных эльфов и испуганной Тиранд.
  
  
***
  
  Местом перемещения стала горная тропа отделявшая Мулгор от Фераласа. Иными словами было выбрано место, что находилось на границе Королевства син`дораев и Лесного союза, в котором, однако, не было лишних глаз, что могли бы помешать разговору. Отвесные стены, на всем протяжении пути сжимавшиеся над путниками, на этом участке расходились в стороны, а под ногами можно было ощутить не твердый камень, а мягкую почву, неведомой силой занесенную сюда. Ее облюбовали несколько неприхотливых кустиков, что наверняка должны были порадовать глаз Малфуриона, сейчас в смятении осматривавшегося по сторонам.
  
  - Что ты собираешься со мной сделать, Иллидан? Убить? - наконец спросил брат, когда вдоволь насмотрелся на скудный пейзаж.
  
  - Для начала просто поговорить, - ответил, отмечая, как Майев приготовилась вступить в бой в случае, если Малфурион поведет себя не правильно. Против нас двоих у друида не было ни малейших шансов, а потому ему только и оставалось, что полыхать злобой и страхом. Очевидно, что умирать он не хотел.
  
  - И что ты хочешь услышать?
  
  - Для начала причину, по которой ты решил уничтожить Источник Вечности! - сказал я это спокойно, без былой ненависти. В конце концов мой народ выжил и сможет вернуть утерянное могущество, а Легион на долгие тысячелетия оказался отважен из нашего мира, так что возможно все произошедшее к лучшему. Однако узнать ответ на вопрос все же важно.
  
  - Я не уничтожал Источник Вечности! - в ярости прокричал брат.
  
  - Так может быть уничтожил его я? Ведь именно это ты рассказал остальным? Что же ты молчишь, Малфурион?
  
  - Мы строим страну, что будет лучше той, разрушенной катастрофой и на этом пути порой нужно приносить жертвы, - глухо произнес он.
  
  - И на какие же жертвы вы, друиды, готовы пойти ради достижения цели? - ласково произнесла Майев, а я невольно представил, как она с этой интонацией вгоняет чакрум в тело собеседника. Мой брат сделал то же самое, судя по тому, как быстро он развернулся к жрице. Жаль, я не мог насладиться выражением лиц обоих, должно быть это было занятным зрелищем, но от себя скажу, что друидам не следовало обижать Майев, ведь моя подруга была очень, очень злопамятна.
  
  - Любые жертвы лучше перспективы вновь впустить в наш мир демонов, - произнес Малфурион, и по его тону стало понятно - он искренне верит в свои слова.
  
  - Это все прекрасно, но я так и не услышал ответ на свой вопрос, каким образом был уничтожен Источник? - спрашиваю, наблюдая за тем, как брат отступает к стене, не желая оставлять за спиной жрицу. Кажется, он боится Майев больше, чем меня, и не могу сказать, что это не разумно.
  
  - Его уничтожил артефакт, что передали мне драконы. Но я не активировал его, даже не держал в руках.
  
  - Понятно, - если спокойно извлечь из памяти произошедшие события, сказанное братом и вправду звучало правдиво и скорее стоило обвинять себя в пренебрежении фактами, ведь они были прямо перед глазами, просто я не хотел их замечать. Достаточно было вспомнить странную волну магии, что пронеслась по полю сражения за несколько секунд до активации артефакта, чтобы все стало очевидно.
  
  - Что ж, я тебе верю. Вот только это не отменяет необходимости нам выяснить отношения.
  
  - Ты все равно хочешь меня убить? - спросил брат, выпуская в пространство слабые токи силы. Он явно готовился к сражению и был абсолютно прав, ведь оно действительно состоится.
  
  - Я давно хотел сразиться с тобой, Малфурион и не собираюсь упускать такую возможность. Но не беспокойся, это будет честный бой, Майев не станет вмешиваться, ты ведь не против? - обратился я к девушке.
  
  - Это дело семьи. Взамен ты отдашь мне Дартарена. Этот щенок и не подозревает что такое настоящие пытки! - голос жрицы дрожал от волнения так, что неприятный холодок пробежал и по моей коже. Я сделал себе зарубку в памяти никогда, никогда не обижать эту во всех смыслах замечательную девушку!
  
  - Обещаю, полагаю Дартарен окажется в надежных руках, - ответил я девушке.
  
  Малфурион слышал мои слова и должно быть они ему очень не понравились, так как мне отчетливо послышался хруст дерева под пальцами друида. И одновременно с этим в чувствах его произошла некая перемена. Он принял решение и в следующий миг магия природы разнеслась по пространству ущелья, и со всех сторон в меня полетели корни растений. Удивительно, как брат смог добиться такого результата на каменной местности, но его ведь не случайно считали лучшим учеником Кенариуса?
  
  Создаю кольцо пламени, и под его покровом рвусь вверх, перерубая особо резвые корни. И в тот же миг замечаю, как набирает силу стихия ветра. Определенно, Малфурион решил сражаться всерьез, и этому невозможно не радоваться!
  
  Рывок совмещенный с вращением, и преграждавшие мне путь растения оказываются разрезаны на куски, а я оказываюсь рядом со своим противником. В то же мгновение пространство рядом с ним окутывается острым словно сталь ветром, что едва не стал для меня смертельным. Пришлось резко увеличить дистанцию, а затем и еще раз, когда Малфурион погнался за мной следом, ускорив свое перемещение тем же ветром. Примененные братом чары были действительно эффективны, заставляя почувствовать ревность к чужому таланту, однако на каждый прием возможно найти противодействия, и в следующей атаке друида встретили каменные копья.
  
  На искрошенный камень ущелья пролилась кровь, когда одно выстреливших лезвий задело ногу Малфуриона, и пусть рана была не слишком опасной, инициатива оказалась потеряна. Новая атака каменными копьями, а следом за ней в возникшую защиту врезается пламя. Ни первая, ни вторая атака не смогли задеть друида, но заставили его полностью уйти в оборону, отозвав ветер, и дав мне возможность выйти на расстояние удара клинка. Глефа с легкостью прорезала прожженные огнем стебли растений и столь же стремительно двинулась дальше, к телу противника, однако на своем пути столкнулась с посохом. Скольжение влево и новый удар, что также оказался отражен. Какого демона! Малфурион же пренебрегал тренировками с оружием, так как ему удалось отбить эти атаки?
  
  Данные мысли возникла в моей голове, когда я вновь вынужден был разорвать дистанцию, спасаюсь от многочисленных корней. И попутно строя новую тактику. Первоначальная основывалась на том, что достаточно подобраться к Малфуриону на расстояние удара клинком, чтобы получить победу, но она оказалась ошибочной. Брат доказал, что может сражаться на этой дистанции, столь же успешно, как я. Ну а раз так, стоит построить бой иным образом и при том на моих условиях!
  
  Телепортируюсь на другой конец искореженной площадки и выпускаю в спину Малфуриона волну пламени, что бессильно разбивается о заблаговременно выставленную защиту, но это и не важно, ведь я уже переместился на несколько десятков метров в сторону и ударяю по противнику копьями ветра. А затем еще одно перемещение и новая атака, на этот раз каменными шипами. Бесконечное кружение вокруг Малфуриона, что сопровождалось принципиально разными чарами должно было ослабить, измотать его, перед использованием действительно сильного заклинания, и когда очередная огненная волна оказалась отбита, в друида ударило "изгнание".
  
  Тысячи струн чистой энергии впились в Малфуриона со всех сторон, и полностью защититься от этих чар он не смог. Кровь из многочисленных, пусть и не смертельных ран, обильно потекла на изломанную землю, друид пошатнулся, но все же смог устоять на ногах, а в следующий момент на него обрушился удар глефы. Удивительно, но даже в таком состоянии Малфурион смог отразить атаку, как первую, так и следующую, однако его силы были не беспредельны, а я, осознавая, насколько близкой является победа, задействовал все свои способности, всю свою скорость и осыпал противника градом ударов. И одна из атак смогла прорвать защиту брата, подрезав ему сухожилие на ноге.
  
  Поняв, что обречен на поражение, Малфурион использовал все оставшиеся силы и во все стороны ударили клинки ветра, однако я просто укрылся за вовремя созданной каменной стеной, а затем выбил посох из ослабевшей руки друида и ударом ноги опрокинул тело противника. Это была победа, но не завершение схватки. Во мне не было желания так ее завершить. Слишком много произошло между нами с братом, слишком сильна во мне была ненависть, чтобы просто так его отпустить.
  
  - Я хочу познакомить тебя с еще одним заклинанием, Малфурион, одним из лучших в моем арсенале, - произношу глухим, надтреснутым голосом, поднимая клинок над телом павшего врага, - оно называется "агония".
  
  А затем опустил лезвие.
  
  
***
  
  Мы спускались по горной тропе на северо-восток, в сторону Королевства. Шли в молчании, оставляя за спиной перекореженное, оплавленное пространство, что представляло безумную смесь из обгорелых растений и оплавленных магией камней. Там же осталось лежать и тело брата. Прошел уже час с момента завершения схватки, и потребен он был главным образом на то, чтобы послать сообщение Тиранд, с рассказом о прошедшем разговоре и результатах сражения. Но теперь Малфуриона смогут забрать на родину, если прежде его тело не сожрут дикие звери.
  
  - Почему ты все же не убил эту падаль? - наконец прервала молчание Майев.
  
  Падаль? А ведь хорошо звучит, мне нравится. Я покатал слово на языке, примеряя, но все же отбросил в сторону. Гнев на брата прошел, да и месть уже была совершена. Что же касается ответа на вопрос жрицы...
  
  - Есть несколько причин, - начал после достаточно продолжительного молчания, за время которого мне удалось собрать тот кубок эмоций, что бушевал прежде, в нечто рациональное.
  
  - И какие же?
  
  - Он все же мой брат, нехорошо убивать родственников, - заметил я и удостоился очень выразительного взгляда, подкрепленного соответствующими эмоциями, - хотя ты права, это и не столь важно. Слишком мы друг друга ненавидим, чтобы испытывать родственные чувства. Вторая причина, более важная, заключается в том, что Малфурион лучший ученик Кенариуса, и его смерть могла бы обернуться войной между нашими народами.
  
  - Ну а главная причина какая?
  
  Мне оставалось только вздохнуть. И почему Майев не хватило первых двух? Но ведь и ни смолчать, ни соврать не получится. Если промолчу - обидится, а к чему подобное приводит, я уже знаю, а врать у меня получается даже хуже, чем у Малфуриона.
  
  - Не хотел расстраивать Тиранд. Она ведь любит моего урода-братца, уж и не знаю за что.
  
  Мой ответ был встречен холодно, но долго держать выдуманную обиду жрица не смогла и решила удовлетворить свое любопытство:
  
  - А что за заклинание ты использовал последним? Мне показалось именно им ты убил Хаккара? Должно быть нечто ужасное? - губы Майев растянулись в кровожадной улыбке, жаль, что ее ждало разочарование.
  
  - Думаю Малфурион тоже так подумал, - ответил я усмехнувшись и видя недоумение на лице жрицы пояснил. - Я назвал заклинание "агонией" потому что мой брат слышал о нем и приготовился к смерти. На самом же деле он просто погрузился в сон с множеством кошмаров. Надеюсь это послужит ему достойным уроком.
  
  - Вот как? - ответила Майев. - Не слишком ли мягко ты поступил? Малфурион ведь останется твоим врагом до конца жизни... Хотя с другой стороны у тебя будет возможность еще раз побить его. - сказала жрица своим глубоким, завораживающим голосом. Я не мог не согласиться с той, что стала мне ближе брата
  
  А уже в следующий миг мы преодолели очередной виток пути и именно сейчас перед нами открылся вид на земли Мулгора, на холмистые равнины, покрытые раскидистыми деревьями. Самое обычное зрелище, ничем не примечательное. Вот только все меняло осознание того, что передо мной раскинулась страна, в которой живут мои друзья, соратники, друг. Место, где не стоит бояться обвинений в предательстве, где я могу жить спокойно, не боясь внезапных и болезненных перемен. Лишь сейчас я в полной мере осознал, что смог изменить по крайней мере свою историю, что она уже никогда не будет такой, какой показалась в увиденном будущем. И теперь осталось изменить историю своего народа и Азерота, подготовить этот мир к новому вторжению Легиона. Но на это у меня еще будет время.
  
  Однако было и то, что я не хотел более откладывать. То, что желал сделать уже давно, еще с момента раскола мира. Хотел, но не решался. До этой ночи.
  
  Отвожу взгляд от раскинувшейся перед глазами долины и всматриваюсь в лицо девушки, стоящей совсем рядом, на расстоянии протянутой руки. А затем делаю шаг, сокращая и это расстояние. Лицо Майев отражает волнение, в эмоциях ее бушуют чувства, которые я не в состоянии понять, но здесь и сейчас отступать уже нельзя.
  
  - Майев, с первой нашей встречи ты меня поразила, и сейчас более всего я хочу никогда с тобой не расставаться. Я...
  
  Но договорить мне не удалось, так как девушка сама сделала следующий шаг и наши губы встретились в безумном и сладостном мгновении. И в этот момент я окончательно понял, что сумел изменить свою судьбу и с нетерпением жду нашего будущего.
  
  
***
  
  Вы не готовы! Не готовы были к тому, что это последняя глава второй книги!
  
  Почему я завершил книгу на этом моменте? Потому, что Альянс победил, как победил и Иллидан. Они достигли поставленных целей и в ближайшем будущем не ждут неприятностей. И нет, я не говорю, что проблем у Альянса не осталось, просто нет таких, с которыми они бы не справились.
  
  Сатиры? В каноне они стали угрозой потому, что калдораи были слабы. Почитайте хроники, с обеих сторон сражалось всего несколько сотен, не больше, разве это угроза для Альянса? Лесной союз? Думаю по этой главе вы уже поняли, что Тиранд не будет врагом Иллидана и при этом станет правителем лесных. Так что и они не проблема. Правда все сказанное не означает, что противоречия, что были подняты исчезнут, более того, они найдут свое отражение в следующей книге.
  
  Третья книга совершит скачок на девять тысяч лет вперед и знакомые с историей Варкрафта знают, с чем будет связано следующее противостояние. Ну а название третьей книги будет скромным - "Господство Альянса", с чем вас и поздравляю.
  
  Эпилог
  
  В мире, где не было ни времени, ни устоявшегося пространства, а вернее оно было, но подчинялось желанию лишь одной сущности, сидела прекрасная женщина и взирала в круглое окно. Сложно быть одинаково прекрасной для обитателей разных миров, но ей это как-то удавалось. Возможно благодаря тому, что черты ее лица, движения, осанка, все это было неуловимо иным, чем-то не вписывающимся в привычные образы, чем-то... божественным. Жаль, что мало было тех, кто мог это оценить.
  
  Женщина подалась вперед, вглядываясь в окно, и улыбнулась, скинув то едва уловимое напряжение, что лежало на ее плечах. Вмешиваться в отражавшийся в окне бой она не собиралась, даже если бы ее избранники сделали неверный выбор. Слишком дорогим было каждое ее вмешательство, слишком опасным, чтобы часто его совершать. Хватило уже и того, что она дважды воздействовала на мир Азерота, хотя стоит заметить, что ее шаги привели к лучшим результатам, чем она ожидала. Иллидан и его спутники вывели эльфов из войны на порядок более сильными, чем в ином будущем. И сейчас ей было очень интересно, чего же смогут добиться син`дораи в этом мире?
  
  
  
  Внимание, объявление: я изменил концовку с Малфурионом, по новой версии он не использовал "агонию", а лишь припугнул брата. Обоснование этого решение здесь:
  Итак, проблема в политической нелогичности этого эпизода кроется в черновиках. Дело в том, что я писал черновик к этой главе очень, очень давно, а затем неоднократно вносил изменения и казалось бы они вроде и не затрагивали исход сражения с Малфурионом, но в действительности так мне только казалось. И чтобы вы народ поняли в чем проблема я поясню, что одним из изменений черновиков стало введение в сюжет Дартарена. Изначально он фигурировал только в эпизоде с Источником Раздора где была погоня за Иллиданом и на этом все. А теперь вопрос, если Дартарен не был лидером оппозиции, кто же им тогда был? Правильно, Малфурион. По старым черновикам именно он возглавил тех друидов, что вступали против арканных. И поэтому лишение его на время магии ослабляло эту фракцию. Проблема в том, что я этот момент забыл.
  
***
  
  Вы не готовы! Не готовы были к тому, что это последняя глава второй книги!
  
  Почему я завершил книгу на этом моменте? Потому, что Альянс победил, как победил и Иллидан. Они достигли поставленных целей и в ближайшем будущем не ждут неприятностей. И нет, я не говорю, что проблем у Альянса не осталось, просто нет таких, с которыми они бы не справились.
  
  Сатиры? В каноне они стали угрозой потому, что калдораи были слабы. Почитайте хроники, с обеих сторон сражалось всего несколько сотен, не больше, разве это угроза для Альянса? Лесной союз? Думаю по этой главе вы уже поняли, что Тиранд не будет врагом Иллидана и при этом станет правителем лесных. Так что и они не проблема. Правда все сказанное не означает, что противоречия, что были подняты исчезнут, более того, они найдут свое отражение в следующей книге.
  
  Третья книга совершит скачок на девять тысяч лет вперед и знакомые с историей Варкрафта знают, с чем будет связано следующее противостояние. Ну а название третьей книги будет скромным - "Господство Альянса", с чем вас и поздравляю.
Оценка: 8.04*71  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 1" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | А.Красников "Вектор" (Научная фантастика) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"