Артановская Ирина : другие произведения.

У могилы последнего человека

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ был написан для конкурса "Верую, ибо абсурдно" на сайте РЖБ "Азимут".

  Автор: Ирина Артановская
  Логин на сайте: Incognito
  Уровень критики: любой
  
  У могилы последнего человека
  
   Я Александр Бронски. Внешность непримечательная: среднего роста, волосы цвета соломы, глаза серые, худощавый. Я всегда говорю, что мне сорок лет. Так кто-то написал в паспорте, а спорить незачем. Какая разница как зовут эти пятьдесят или сто лет? Сейчас так, потом по-другому. На самом же деле я стар, как мир. Родился в далёком прошлом и одолел историю планеты вместе с собственной жизнью. Моя жизнь - это жизнь мира. Меня создал Всесильный вместе с первым атомом.
   Я видел, как рождалась планета, стоял у истоков величайших империй, был свидетелем того как погибали сильнейшие мира, как человечество век за веком покоряло планету, тысячелетия создавая то, что их же погубит. Я видел всё: как начинался этот мир, как рождался первый человек, как он брал в руки камень и шёл на охоту. Видел, как по рынку ходили Сократ, как Платон искал первых учеников. Как спустя тысячелетия человек встретил Мессию, поверил Ему, пошёл за Ним и распял Его. Я был на Голгофе рядом с Богом, и потом, в пещере, был тоже...
   А ещё видел костры инквизиции и тысячи невинных смертей. Я видел жизнь! От начала и до конца. Я историк, познавший историю, испытавший накал революций и жуть войны. Я отчётливо помню, как над моей головой взмывали первые истребители, как тяжёлые бомбардировщики отправляли на мирные земли тонны снарядов. Всё время рядом была смерть. Мёртвые города, погибшее навеки под весом времени и бесчеловечности. Но среди всего была и жизнь. Звучал детский смех, хохот деревенских девушек и рёв трибун во время каких-то игр. Но всё проходило. Человек стремился ввысь, к сверкающему миру миллиардов звёзд в недосягаемых далях. Я стоял рядом с тем, кто разработал первый звездолёт и провожал в последний путь к звёздам смельчаков, поменявших жизнь на поездку в один конец к звёздам. Я видел то, что видеть не хотел. То, как гибнет наш мир. Как умирает ядро - душа человека. Я чувствовал холод, пронизывающий каждую кость, охватывающий сантиметр за сантиметром полумёртвую измождённую и умирающую планету. И только я один видел смерть последнего человека. И только я был тем единственным, кто провожал его в далёкий путь к предкам. И хоронил его я один так, как это делали тысячи лет тому, - с молитвой в небольшой яме придавленной валуном. Зачем воздвиг ему этот монумент? Сюда уже никто не придёт. Некому прийти! Никто не прилетит с далёких звёзд вопреки ожиданиям! Мы остались одни в этом мире. И вот сегодня я провёл последнего человека планеты Земля в последний путь к звёздам... Планета погибла, остался я один.
  - Позволь пойти за ним! - умолял я небеса, стоя на коленях у могилы последнего человека. Но небеса были непреклонны. Они послали меня вести этот мир, направлять и защищать. А я не справился и мир погиб.
  - Забери к себе! - орал я и мой голос жутким эхом разносил ледяной ветер пустынного мира.
  - Ты должен познать, что такое потеря! - вдруг разразился глас небес, потрясший опустевший мир.
  - Я потерял этот мир... - отчаянно произнёс я, понимая, что свой путь тоже прошёл.
  - Ты не был привязан к этому миру! За тысячи лет ты ни разу не поддался чувству, из которого я создавал этот мир! Ты не разрешил любви коснуться твоей души! - Прогремел в ответ глас Господень.
  - Отправляйся сквозь время! Найди ту, что являлась тебе в сновидениях миллионы лет! Найди её, трус, и тогда приходи ко Мне!
  - Но как?... Твой мир прожил жизнь... Прошлое мертво!
  - Иди! Я открою дорогу и, возможно, этот мир получит ещё один шанс.
  И глас затих. Я встал с колен, попрощался с последним человеком планеты Земля. Попрощался с ещё несколько часов тому единственной живой планетой во вселенной... и пошёл. Я точно знал куда идти. В невообразимо далёкий 1939 год в Польшу. Я знал, что она живёт в Варшаве, в одном из красивейших городов мира. Я отправился к ней. К женщине, к которой не решался явиться всю историю мира. Высшая сила, посланная на Землю подобно мне, не имела права зависеть от человека. Прожитые века я боялся привязанности, не позволяя высокому чувству занять место в душе и сердце. И вот он приказ идти на запретный путь! И когда? После гибели мира? Для чего?!
  * * *
  Я уже бывал в Варшаве. Перед началом Второй мировой войны. Я прекрасно помню эти дивные мощёные улицы и жёлтые стены богатых домов.
  Я знал, где жила Злата. На улице Ковале, дом номер девять. Прекрасный старинный дом, оплетённый диким виноградом. Дом, которых не встретишь у порога мира среди тонких стеклянных небоскрёбов, способных шпилями проколоть серые небеса.
  Я шёл медленно. Незачем спешить. Я прожил много веков и знаю, чего может стоить минута, секунда, мгновение. Нет нужды торопиться. Сознание мутилось, мысли путались, и на миг я забыл обо всём. Я не помнил времени, не обратил внимание на месяц, который встретил благоуханием цветущих садов. Да я и не знаю, когда цветут сады, здесь, на востоке Польши.
  На встречу шли варшавцы, некоторые со мной почтительно здоровались, приподнимая чёрные шляпы, кто-то опасливо перебегал на другую сторону улицы, боясь попасться мне на пути. Я забыл, что мой внешний вид соответствует горожанину конца света. А в этом времени не носили синие облегающие костюмы из универсального биоматериала. Но тратить время на поиски одежды не была смысла, да и не хотелось. С приказом Всевышнего я получил разрешение встретить Злату. Это был подарок. Но за что? За то, что я дал погибнуть единственной живой планете? Нет, не это... Я пошёл медленнее. Дом Златы был в десяти шагах. Я долго ждал этого мига и наслаждался предстоящей встречей, медленно шагая ко входу. Наконец-то мне дали шанс пожить для себя.
  Я остановился у дома номер девять и несколько раз постучал. Дверь открыла Злата. Невысокая стройная девушка с длинными золотыми кудрями и большими зелёными глазами. Именно такой я её помнил, когда встретил впервые, здесь, в Варшаве, много тысячелетий тому.
  Злата не поздоровалась и даже не удивилась моему приходу. Она взяла меня за руку и увела в дом. Мы остановились в просторной гостиной. Сквозь щель между сомкнутыми портьерами проходил яркий луч света, тоненькой полоской ложась на потёртый ковёр. Я бросил взгляд на старый камин, напротив которого в большом кресле спал чёрный кот. И внезапно повеяло чем-то родным, тем, что я искал миллионы лет, и ради чего стоило спасти этот мир. Если бы я почувствовал это раньше! Намного раньше...
  Перед глазами поплыли безликие и ледяные небоскрёбы будущего, не способные создать тысячную часть такого уюта. Впрочем, в будущем жили другие люди, которые строили другие дома и впускали в них нечто чуждое человеку прошлого.
  - Ну, наконец-то, ты пришёл! - Сжимая мою руку, прошептала Злата. - О, ангелы небесные, сколько же я ждала!
  Я смотрел в её полные счастья глаза, зная, что пришёл вовремя. Ни минутой раньше, ни мгновением позже. Она ждала меня, ждала и верила, что встреча вот-вот наступит. Ей напророчил меня некто, с кем я боялся встретиться в любом веке. Такие люди иногда рождаются, люди, видевшие сквозь время. Избранные, наделённые, подобно мне, даром свыше. Я боялся их, ибо они знали что грядёт, а я, посланник небес, не имел права знать. Я был будущим этого мира. В моих руках лежала власть убеждения, возможность помочь, способность достучаться и бессмертие как лучший из даров. Я душа этого мира. Но провидцы ведали и о моих поступках заранее. Они точно знали, что в конце концов мир рухнет, подорванный неверием и безразличием. Так все они повторяли из века в век. А я не верил, не слушал, не хотел знать. Я и Всевышний продолжали верить в будущее, надеясь на человека, созданного из чистой любви ещё в колыбели мира.
  Я посмотрел на Злату. Сколько же столетий отделяло её от мира, из которого вернулся я! Век Златы был жесток, окровавлен грядущей войной, но ещё живой и способный выжить. У него был шанс, но теперь это умершая история. О, если бы я мог знать результат каждого шага! Я бы поступал по-другому, я бы не совершал ошибок, я бы...
  Злата держала меня за руку. Старый дом, скорее всего переделанный из постоялого двора, пах чем-то вкусным и отдалённо знакомым. Я с удовольствием вдохнул приятный аромат, крепко сжимая руку возлюбленной. Теперь ни за что не отпущу! Нам разрешили встретиться, и я сделаю всё, чтобы Злата была счастлива, а рядом с ней и я.
  - Ты знаешь... - проговорила она, - я видела тебя во снах... Я звала, но ты не слышал. Ты не шёл. Почему ты не шёл ко мне?
  - Я не мог... - прошептал я, целуя её ладони, - было слишком рано. Ты же знаешь...
  - Знаю, - улыбнулась Злата, - тот человек, вдевший сквозь время, назвал точный день твоего прихода... Но теперь? Ты останешься? - спросила она.
  - Да, мне больше некуда идти... - растеряно ответил я.
  Я смотрел Злате в глаза и вдруг увидел её жизнь. Жизнь после встречи со мной. Её будущее! Впервые за миллионы лет я отчётливо увидел в будущем себя. Я видел время, которое уже прожил, и которое мне его предстояло пройти снова. Невообразимая патология к которой на протяжении истории стремился человек!
  Злата и я гуляли по озарённым солнцем улицам Варшавы, я рвал с клумб цветы и дарил ей, в ответ она звонко смеялась. Мы были счастливы. Таким было наше с ней Завтра. Я видел то, что не видел никогда. Казалось, дар проницания снизошёл и на меня. И я содрогнулся, поняв, как это ужасно жить и знать... Знать, что будет. Знать, что случиться через мгновение, день, через тысячу лет. Знать и жить! Знать...
  - Почему ты молчишь? - Спросила Злата, заглядывая мне глаза так, будто хотела увидеть в них всю мою вечную жизнь. - О чём ты думаешь?
  - Я люблю тебя... - прошептал я, целуя её уста, щёки, шею...
  В неистовых поцелуях мы прожили до рассвета. Я ни на миг не хотел отпускать её. И, только, когда под утро Злата уснула, я понял, что обрёл настоящее счастье. Её золотые кудри лежали на белой подушке, легко касаясь моих рук. Она спала, не зная ни о чём. Спала, полная любви. И тогда я понял, что мир мог жить только покуда душа человека была способна на чувство, шедшее с ним с сотворения мира. Наивное беззащитное чувство любви.
  
  Я смотрел в окно на первые лучи осеннего солнца. Мы прожили три лучшие месяца жизни. Злата ждала моего сына и в предвкушении первенца вязала пинетки. А я жил, наслаждаясь каждым мгновением, ловя каждый вздох и отгоняя мысли о грядущем. Жил, зная, что короткая жизнь Златы ничто в сравнении с моим вечным скитанием.
  - Ты уже проснулся? - Спросила Злата, касаясь рукой моей груди, - Александр? Ты меня слышишь?
  Я слышал, но не мог обернуться. Я не был готов смотреть на неё. Я боялся увидеть это будущее. Боль и страх закрывали глаза в попытке спрятаться от этого мира за тонкой тканью век. Я давно знал, что будет сегодня и вот этот день наступил. Я ЗНАЛ. Я ясно видел, как боевой снаряд влетает в это самое окно, ознаменовывая начало Второй мировой войны и конец жизни Златы. Я чувствовал страх, сковывающий мысли и желания. Чувство, неведомое прежде. Быть может, если бы я умел бояться, жизнь планеты сложилась по-другому. Но, Тот, кто создал меня, забыл об этой низкой способности.
  - Посмотри на меня! - Сонно попросила Злата, поворачивая моё лицо к своему. - Что случилось?
  Я смотрел ей в глаза. Смотрел, зная, что это последний раз. Я считал секунды, которые нам осталось провести вместе. Где бы я ни был, куда бы Злату не увёз, она все равно должна погибнуть в этот день, в это мгновение. Я тысячи раз в молитвах просил Всевышнего отсрочить, но мир прошёл свою историю и переписать миллиардную страницу не разрешали. Возможно, у Него были на нас другие планы. Но никто не посвящал меня в это.
  - Я люблю тебя! - Касаясь её живота, где жил мой ребёнок, прошептал я. - Люблю больше всей жизни!
  Мы слышали, как в городе разразилась стрельба, как над домом пролетело несколько самолётов. Кричали люди. Вот она, Вторая мировая. Я когда-то пережил её и знал, каждый шаг предстоящий миру. Человек не хотел жить, убивая себе подобного в стремлении к власти и могуществу.
  Вдруг мне пришла сумасшедшая мысль. Я взглянул на Злату:
  - Пойдём со мной! - Воскликнул я, подхватывая её и, прежде чем снаряд влетел в окно нашего дома, мы были далеко в будущем у могилы последнего человека. Моё настоящее. Моё жуткое время. Ледяной ветер мёртвой планеты зло щипал щёки, и Злата недовольно поморщилась. Я бережно опустил её на землю.
  - Что произошло? - спросила она. - Где мы? Что это за место?
  - Это мой мир. Мир, который несколько часов тому погиб, - тихо ответил я. Нам больше некуда идти. Жизнь на живой планете остановилась, и возможность перейти в другое время навеки утрачена. Меня отпустили только в 1939 год и только за Златой. Но для чего?
  - Ты полубог... - Задумчиво ответила Злата, морщась от дующего в лицо ветра. - Но что нам делать здесь? Мне страшно... Тут есть люди?
  - Здесь нет никого, - ответил я, смотря ей в глаза. Я хотел видеть её будущее, но ничего не видел. Этот мир погиб, и Златы, как и других, в нём не было.
  - Александр... - вдруг пошатнувшись, проговорила она. - Мне плохо...
  Я подхватил её на руки, унося в ближайший небоскрёб. Холодный стеклянный пол был плохим местом для неё, но больше негде разместиться. Мир, в который мы пришли, жил без одеял, диванов и прочих предметов, столь необходимых человеку из прошлого. Тот, кто возвёл эти вавилонские башни, не был похож на своих предков. Он не был похож на человека ни внешне, ни душою. В сухом, измождённом искусственной пищей теле, много тысячелетий тлел ни во что не верящий и всё презирающий дух. Человек конца мира сам себя погубил, стерев ту тонкую нить, способную удержать его здесь. Человек не знал ценности прошлого. У него не было друзей и семьи. Только искусственный разум, прислуживающий маленькому богу в однокомнатной квартире. Я презирал этот мир и это время. Но всё было частью меня, и всему неминуемо наступает конец. Я не смог достучаться ни к одному из пяти миллиардов людей, населявших планету. Им никто не нужен. Ни новый Мессия, ни верный друг. Человек сам стал себе другом и подругой, мужем и женой, отцом и матерью. А слова 'вера', 'забота', 'преданность' и 'любовь' были давным-давно вытерты из памяти.
  Злата прижалась ко мне, мигом отогнав ненавистные воспоминания.
  - Мне холодно... - Прошептала она.
  Я крепко обнял её. В глазах любимой, за волной счастья и любви был виден конец. Конец всему. И снова страх. Страх за неё и ребёнка. Злата была человеком, не способным существовать в мире, который погиб. Её мир был там, далеко, на пороге Второй мировой. Мир, в котором она однажды умерла. И я не мог позволить этому повториться. Но мне не даровали право повелевать жизнями.
  Злата смотрела по сторонам, пытаясь в причудливо выгнутой прозрачной мебели найти нечто знакомое.
  - Что это? - Спросила она, показывая на узкий стул с длинной изогнутой спинкой. - Разве на нём может сидеть человек?
  Я неопределённо кивнул меньше всего желая объяснять Злате, что внешность человека конца мира крайне отличалась от нашей. Длинные узкие пальцы с четырьмя суставами, невероятно тонкие руки на длинном сухом туловище, полное отсутствие шеи, узкие прорези маленьких глаз. Неужели столь изменившийся внешне человек мог душою остаться прежним?! Да разве это был человек?!
  - Ты снова молчишь... - прошептала Злата, всё крепче прижимаясь ко мне.
  Я посмотрел на небо. Пора, уже давно пора закончить наш с Ним разговор. Мы не говорили миллионы лет. Ни одной подсказки, напутствия, предупреждения. Только наблюдение свыше, точно Он знал, что будет, но всё же надеялся... Знал и надеялся...
  - Именно так! - Вдруг разразился над нами громовой голос. - Ты был создан вместе с этим миром как его часть! Ты душа мира, которая прошла свой путь. Ты делал всё так, как мог, так, как было возможно сделать! Не жалей ни о чём. Всему наступает конец.
  - Так что же теперь?! - Проорал я, желая поскорее узнать давно мучавший меня ответ.
  - Ты поступал правильно, - спокойно ответил голос, - единственная ошибка - ты заразился у человека гордыней и оправдал её Моим запретом. Если бы ты пришёл к Злате раньше, мир бы жил по-другому и, возможно, его конец был бы другим.
  - Но ты не разрешал... - сокрушённо ответил я.
  - А разве я запрещал? - ровно спросил голос.
  И я понял всё. Этот мир рушился давно. Он начал рушиться в тот день, когда я встретил Злату там, на мощённой улице Варшавы... Тогда можно было всё изменить. Если бы я понял, если бы решился... Но прошли века. Я никогда до того не любил. И никогда после. Я не мог помочь миру, не познав истинного чувства. Мир создавался с него.
  Я посмотрел на замерзающую Злату, вспомнив, что на пороге мира было преддверие зимы, и ледяные небоскрёбы не могут дать приют человеку из прошлого.
  - Не дай ей умереть! - Проорал я в небеса, вмиг забыв обо всём. - Пускай со мной будь что будет, но дай жизнь ей!
  - А захочет ли она жить без тебя?
  - Так что же делать?! - Взмолился я, впервые в жизни понимая, что обрёл нечто дорогое сердцу. И это я не хотел терять.
  Комнату залил ослепительный жёлтый свет. Я давно, я миллионы лет не видел этого света. Тёплого, могучего, полного любви.
  Я подхватил Злату на руки, подставляя горячим лучам.
  - Теперь ты ведаешь как это, знать, что произойдёт и не быть в силах изменить? -Ровно спросил голос.
  - Да... - понял я. - Мир умер в безверии! - На краю гибели здесь не было ни одного храма, священника, Библии или Корана. Люди разучились любить! Во что они верили? Во имя чего жили?!
  - А разве это были люди? - Прошептал я, не узнавая в последних жителях Земли человека.
  - Я в Вас верю... - проговорила Злата. - И всегда верила...
  Я видел в её глазах слёзы. Слёзы счастья. Последний человек в этом мире верил в Него. И этого человека сюда доставил я из далёкого двадцатого века. И в этот миг меня озарила страшная истина:
  - 'Я есмь альфа и омега...'
   Начало и конец... - добавил голос свыше.
  Я посмотрел на Злату, коснулся её утробы, где билось маленькое сердце и понял. Начало и конец.
  - Возвращайся домой, на этой Земле больше нечего делать! - прогремел голос, и яркий свет стал осязаемым. Он поднимал нас всё выше и выше. Туда, где я не был целую вечность. Куда шёл миллионы лет сквозь века и время. Туда, где был мой со Златой дом. 13 июня 2011 года
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"