Артановская Ирина : другие произведения.

Язык Мира

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Глава 1
   5 июля 2011 года. Моей безработной жизни сегодня исполняется ровно месяц. Тридцать длинных летних дней я хожу улицамb Киева в поисках фирмы, остро нуждающейся в программисте. Как оказалось, подобных фирм пруд пруди! Например, вот эта "Голден фейс". Занимается разработкой программного обеспечения для фрезерных станков, вырезающих трёхмерные модели на деревянных поверхностях. Работа у них, конечно, сплошная математика. Да и сколько этих моделей может понадобиться? Хотя, в моём случае, выбирать не приходиться. За последний месяц отказало столько столичных предприятий, что уровень самооценки неумолимо полз к критической отметке. "Голден фейс" была последней в списке. Я придерживал эту вакансию на крайний случай, рассчитывая устроиться на предприятие, пишущее компьютерные игры. Но, похоже, придётся осваивать фрезерный станок...
   - Имя? - после приветствия спросил начальник отдела кадров "Голден фейс", сухой лысый мужчина предпенсионного возраста.
   - Николай Свиридов. Двадцать восемь лет. Пять лет проработал в области создания компьютерных игр, - привычно начал я проевшийся монолог.
   Собеседник смотрел на меня с интересом. Я знал, что моя внешность располагала. Волосы цвета соломы, тёмные глаза, годами отточенная в спортзалах фигура. В отличии от моих знакомых, я регулярно посещал качалку, стремясь выглядеть эффектно.
   - Последнее место работы? - задал мужчина следующий вопрос.
   - Фабрика компьютерных игр "Одиссея", - ответил я, гордясь, что работал в такой солидной компании, писавшей игры, известные по всему миру.
   - Вы нам не подходите, - тут же вскочил собеседник, - Всего хорошего!
   Я открыл было рот, чтобы потребовать объяснений, но передо мной уже распахнули дверь.
   - До свидания! - натянуто улыбаясь, попрощался начальник отдела кадров, ненавязчиво выталкивая меня за порог.
   - До свидания... - недовольно протянул я, выходя в коридор.
   Дверь за спиной тут же захлопнулась.
   Я вышел на улицу. Похоже, проектировать трёхмерные модели для фрезерных станков тоже не буду.
   Я свернул налево в сторону набережной. "Голден фейс" был последней надеждой. Остальные организации Киева хоть мало-мальски связанные с программированием уже меня видели. И успешно выпроводили. Странное дело. Любое собеседование заканчивалось после сообщения, что я работал на "Одиссее". Хоть трудовую книжку выбрасывай, честное слово...
   Я толкнул попавшийся под ноги камушек, и он с хлопком плюхнулся в бегущий внизу Днепр. Опять накатили тяжёлые мысли. Денежных запасов едва ли хватит ещё на месяц жизни в столице. Всё зарабатываемое на "Одиссее" я исправно тратил на дорогие вещи и любимый автомобиль. Платили регулярно, фирма была солидная, сотрудничала с французами и англичанами. За десять лет на рынке мы стали ведущими в области компьютерных игр. И за что в течении двух дней прикрыли именно украинское представительство, никто до сих пор не знал. Некоторых, работавших со мной, перевели в Монреаль, пару человек пригласили в Лондон, остальные без труда нашли работу в Киеве. Как удалось выяснить, без дела остался только один я. Даже бестолковый Мишка Бубов из-за халатности которого пришлось возвращать с рынка целую партию дисков нашёл пристойное местечко в течении недели. А я, начальник отдела, блуждаю в поисках неизвестно чего по набережной Днепра!
   - Буду подпольно писать сайты! - решил я, зло толкая очередной камушек в воду, - Для студентов-двоечников писать буду! Вот! Благо, их несметное количество!
   Я вспомнил, как и сам был студентом. Лучшим на факультете. Гордость ВУЗа. Конференции в Мюнхене, в Праге... Потом предложили остаться на кафедре. Писать диссертацию. Я согласился но, проработав лаборантом три месяца, понял, что за жалование научного сотрудника, больше комнаты в общежитии не сниму, и ушёл писать игрушки в "Одиссею". А теперь моей одиссеи нет. А университет стоит. Лаборанты получают маленькую, но стабильную зарплату и не думают, что через три дня будут на вокзале ждать поезд в родной город.
   Я с силой швырнул очередной камень в воду. В месте падения рассыпались сотни брызг. Большой попался, зараза... Я с сожалением посмотрел на носок фирменного ботинка. Не содрать бы кожу. Теперь на такие не скоро обогащусь.
   Развернувшись, я побрёл вдоль берега. Всё, домой! На сегодня хватит.
  
   Поставив машину в гараж, я вошёл в подъезд и поднялся на третий этаж. Хотелось поскорее оказаться в любимой квартире с чашкой горячего чая в руках. Я повернул ключ в замке и толкнул входную дверь.
   - Ленка! Я дома! - крикнул с порога, ожидая увидеть любимую в её милом голубом халатике.
   Не дождавшись ответа, позвал снова. Но никто не вышел встречать, как случалось обычно. Я машинально скользнул взглядом по вешалке и коврику для обуви. Босоножек и плаща Ленки не было. Так же не было её домашних тапочек. Прогоняя плохое предчувствие, я быстро пошёл в комнату. На застелённом пёстрой скатертью столе лежало два конверта. Верхний от Лены.
   "Коль, прости меня, но так дальше продолжаться не может. Я ухожу. Всего тебе хорошего!
  Лена
   P.S. Я не выйду за тебя, извини".
   На дне конверта лежало что-то. Я вытряхнул на стол. По скатерти покатилось Ленкино обручальное кольцо.
   Горло сдавил комок. Казалось, привычный вокруг мир начал медленно рушиться.
   Почему ушла?
   Я тщетно перебирал в голове прошедшее за последние дни. На мой взгляд, всё было замечательно. Мы даже собирались вечером сходить на комедию...
   Я достал из кармана брюк мобильный и набрал номер Лены.
   - Извините, данный номер не обслуживается, - объяснил мне в трубке женский голос, и я понял, что Лена ушла на самом деле. Ушла насовсем, чтобы не вернуться.
   Я нашёл номер кафедры микробиологии, где она работала, и позвонил туда.
   - Алё! Здравствуйте! А Елену Андреевну можно? - попросил я у поднявшего трубку лаборанта.
   - Елена Андреевна сегодня утром уволилась, - услужливо ответил узнавший меня лаборант.
   - Спасибо... - растерялся я, ложа трубку.
   - Чёрт бы побрал всё это! - выругался я, больно стукнув кулаком по столу и попав по второму конверту. Интересно, что в нём?
   "Уважаемый Николай Свиридов! - писали там,
   - Наша компания хотела бы пригласить Вас программистом.
   Все детали при встрече.
   Наш адрес:
   г. Киев, ул. Солнечная, 31 Г.
  С уважением,
  Отдел кадров".
   Я перевернул конверт, в поисках названия компании. Но его нигде не было. Это что, шутка такая над безработным? Некрасиво!
   Ещё немного посидев, и поняв, что не вынесу одиночества в пустой квартире, где только Ленкин звонкий голосок меня и радовал, я отправился по адресу, указанному во втором письме.
   Моё нынешнее состояние меньше всего подходило для собеседования, но было жизненно необходимо чем-то заняться.
   Сев в машину, я включил навигатор и, подсчитав, что до улицы Солнечной ехать около часа, расслабился. За это время немного привыкну к мысли, что меня бросила женщина, которую безумно люблю.
   Ровно через час я припарковал машину у дома номер двадцать пять по улице Солнечной. Мысли по-прежнему витали вокруг Ленки, а сжимающая грудь боль стала ещё невыносимее. Единственная мысль, маячившая в моём усталом мозгу, была: "Почему Ленка ушла?". Как ни старался, ответ не приходил.
   "Завтра съезжу на биофак и расспрошу там", - пообещал себе я, проходя мимо дома номер 31 В.
   Интересно, а где здесь 31 Г? Следующим номером был дом 33. Я внимательно изучил стены дома 31 В, ожидая найти пристройку с нужным номером. Но нужный дом, по-видимому, не существовал, так как я обнаружил выцветавшую табличку "улица Солнечная, 31 Г" на поеденном ржавчиной гараже. Я недовольно поморщился, вспомнив, что угробил час на дорогу, и нервно постучал в железную дверь гаража, совершенно не рассчитывая получить ответ.
   - Проходите! - тут же донеслось изнутри.
   Я открыл дверь, и она со крипом поползла на меня, рискуя обвалиться в тот же момент. Силой удержав её, я вошёл внутрь. За большим деревянным столом с вычурными резными ножками сидела женщина. В белом свете ламп дневного освещения её кожа казалась болезненно белой. Только алые губы ярко выделялись на фоне бледного худощавого лица. Женщина посмотрела на меня сквозь тонкие стёкла очков, и я поёжился под этим колючим взглядом.
   - Добрый день... - протянул я, отмечая, что хозяйка гаража - юная особа лет двадцати пяти, - Меня звать Николай Свиридов.
   - Ирма Рован, - кивнул девушка, показывая на кожаное кресло.
   - Очень приятно... - ответил я, опускаясь в кресло и попутно рассматривая обстановку. Железные стены и потолок были чудесным образом закрыты гипсокартонном и выкрашены в приятный желтоватый оттенок. Местами между деревянными полками со стройными рядами корешков дорогих собраний сочинений выступали фрагменты облицовочного камня. Гараж, поеденный ржавчиной снаружи, изнутри был первоклассным кабинетом. Я проникся уважением к людям, работавшим над этим ремонтом, вспоминая, как измучился, стараясь вбить единственный гвоздь в своей панельке.
   - Итак... - слегка скривив губы в неком подобии улыбки, начала Ирма Рован, - Вы получили наше письмо...
   - Да, - согласно кивнул я, исследуя стол собеседницы в поисках подсказки места, где оказался.
   - Какими языками программирования вы владеете?
   - Пишу на С++, Java, Delphi, PHP, HTML, - я начал перечислять свой солидный багаж знаний, - Скажите, Ирма, а куда я попал? Что это за организация?
   - Нам необходим программист вашего уровня, - не обращая внимания на мой вопрос, продолжала девушка, и мне вдруг захотелось встать и уйти.
   - Последние несколько лет я проработал на "Одиссее", - вспомнил я про панацею. Всё. Теперь должны выпроводить.
   - Нам это известно, Николай, - Ирма натянуто улыбнулась, обнажив два ряда идеально ровных белых зубов, - Вы программист высшего класса. Такой, как нам нужен.
   Ирма протянула контракт.
   - Подписываете контракт и приступаете к работе.
   - А если откажусь?
   Ирма протянула голубой листик для заметок.
   - Укажите сумму, за которую вы согласны работать.
   Я неуверенно взял лист и, совершенно обнаглев, написал пятнадцать тысяч долларов. Моё желание оставаться в этой организации уменьшалось с каждой проведённой здесь минутой.
   - Это месячный оклад, - добавил я, - И ещё рассчитываю на солидные премиальные.
   - Хорошо, - кивнула Ирма, доставая из ящика стола другой контракт, в котором оговаривалась именно эта сумма.
   Я засуетился, представив, что они предвидели, даже напиши я два доллара в месяц.
   - Будут ещё какие-то пожелания? - усмехнулась Ирма.
   Я пробежал глазами одностраничный контракт.
   - Компания МИРА... полная конфиденциальность... служебное жильё... договор на пятнадцать лет... - пробормотал я основные пункты.
   - Хорошо! Согласен! - в конце-концов кивнул я, подписывая, - С чем буду работать?
   - Наша компания разработала собственный язык. Поэтому ваши знания стандартных языков не пригодятся. Можете их спокойно забыть. Языку вас обучат сотрудники в течении нескольких месяцев.
   - А как называется этот язык? - заинтересовался я.
   - Язык МИРА, - ответила Ирма, пряча контракт в чёрную папку.
   Железная дверь за моей спиной жалобно скрипнула, и в гараж вошёл мужчина. Ему было лет тридцать. Высокий, крепкий, черноволосый и полнолицый.
   - Добро пожаловать в Компанию МИРА, - протягивая руку, поприветствовал он, - Меня звать Сергей Беспалов. Я один из программистов МИРА, а также твой учитель языку ближайшее время и напарник в недалёком будущем.
   - Очень приятно... Николай Свиридов, - вставая, представился я.
   Мы вышли из гаража. Во дворе, на разбитой временем и детьми площадке стоял вертолёт.
   - Прошу на борт! - пригласил Сергей.
   Мы забрались в кабину, и Сергей скомандовал пилоту лететь в главный офис.
   Из окна вертолёта я с любопытством смотрел на в сотне метров от нас играющих детей. Неужели ни одного не заинтересовал самый настоящий вертолёт? Такое чувство, что они его видели каждый день. Или попросту вообще не видели.
   - Они нас не видят, - проследив за моим взглядом, объяснил Сергей, - Через четыре часа будем в офисе.
   - А куда мы летим? Где находиться офис МИРА?
   - В лесах Карпат, - ответил Сергей, доставая из внутреннего кармана планшетный компьютер неизвестной мне модели, а затем зелёный резиновый диск диаметром около двадцати сантиметров.
   - Не будем тратить время впустую. Пока летим, я объясню, чем занимается компания МИРА, - Сергей включил компьютер и показал загоревшиеся на экране символы, - Как думаешь, что здесь зашифровано?
   Я внимательно вчитался в незнакомый набор знаков, поняв, что язык МИРА слабо похож на знакомые мне языки программирования.
   - Вот этот цикл, скорее всего, говорит, что предмет объёмный. Что-то похожее на трёхмерную графику, - предположил я, не желая казаться невежественным, - Стул, стол, холодильник.
   - Абсолютно правильно! - искренне обрадовался Сергей, - А теперь смотри. Мой компьютер - это уменьшенная модель главного компьютера МИРА. Естественно, он не такой мощный, но кое-что создать, получиться.
   Пальцы Сергея забегали по клавишам, записывая незнакомый мне код на пока-что незнакомом языке.
   - Теперь смотри вот сюда, - Сергей положил на колени зелёный диск и нажал клавишу "Enter". Моментально над диском заплясали круги, напоминающие электромагнитные поля. Они увеличивались и уменьшались и меняли цвета, не издавая звуков и не выходя за границы диска.
   - В главном офисе всё происходит намного быстрее, - объяснил Беспалов, - Смотри!
   Движение над диском исчезло, явив взору спелое зелёное яблоко.
   - Откуда оно взялось? - с подозрением спросил я, меньше всего любя фокусы.
   - Язык МИРА - это язык, который работает на нескольких уровнях, - начал объяснять Сергей, откусывая кусок яблока, - Программист пишет код предмета, компьютер передаёт его вот этому зелёному диску, энергия, которой заряжен диск, трансформирует слова и цифры. В результате мы получаем то, что получаем. Это очень долгий, трудный и объёмный процесс. Язык МИРА не простой. Прежде, чем программист составит код предмета, в лабораториях физики, химики и биологи расшифровуют предметы. Каждая лаборатория выводит свою часть кода. Задание программиста - собрать это всё воедино и заставить работать. Важно не ошибиться. Но про ошибки потом. В офисе я их тебе наглядно покажу. Их у нас полный подвал.
   Сергей усмехнулся и продолжил:
   - Вот, собственно, чем мы и занимаемся. Творим этот мир. Творим в строжайшем секрете от самого мира.
   - И давно? - спросил я.
   - Не очень. Первый код был получен пятнадцать лет назад.
   - И что это была за вещь?
   - Ты забегаешь вперёд, - ответил Сергей, - Для того, чтобы понять результат, полученный пятнадцать лет назад, нужно знать ещё кое-что.
   - Хорошо. Слушаю, - согласился я, забыв обо всём на свете, кроме чудной организации, взявшей меня на работу. О таком и мечтать не мог.
   - Есть три вида вещей, которые получаются в процессе трансформации. Это предметы, брак и иллюзия, - продолжал Сергей, - Предмет - это яблоко, которое я ем. Брак, это, если бы яблоко было гнилое. А есть ещё иллюзии. Это, когда ты хочешь сделать яблоко, оно получается, но есть его невозможно.
   - Почему?
   - Потому что я могу подставить под внешние данные яблока код камня, например. Ты видишь яблоко, так как я это хотел показать, и написал его код. Но под зелёной шкуркой что-то другое. Камень, фосфор или жидкий азот. Понимаешь?
   - Понимаю... А зачем иллюзии? Для чего их придумали?
   - Чтобы обмануть, - улыбнулся Сергей, - Но их никто не придумывал. Они получились сами по себе. Пятнадцать лет назад получились. По-сути язык МИРА и начался с иллюзии. Например, гараж, в котором ты общался с Ирмой тоже иллюзия. Ремонт гаража, кожаные кресла и дорогие собрания сочинений - всё иллюзии. На самом деле вы с Ирмой сидели на старых ветхих диванах в ржавом и грязном гараже.
   - Вообразить трудно! - воскликнул я.
   - Не арендовать же для десятиминутного общения номер в первоклассной гостинице! - воскликнул Сергей, - А пыль в глаза пустить нужно, с тобой по-другому не получилось бы. Тем более, код иллюзий максимально прост. Смотри!
   Сергей снова застучал по планшету, и через десять секунд на том же зелёном диске лежало второе яблоко.
   - Угощайся! - предложил он, - Но аккуратно.
   Я взял яблоко. Внешне оно ничем не отличалось от того, что доедал Сергей. Зелёное, сочное, блестящее. Как в супермаркете.
   Я осторожно попробовал укусить его, но зубы царапнули что-то твёрдое.
   - Булыжник, - объяснил Беспалов, - Иллюзия. Когда код упрощается, получаются иллюзии. Когда в коде допускаешь ошибку, получается брак.
   - Но, если разобраться, то брак, это та же иллюзия.
   Сергей рассмеялся.
   - Нет, Николай! Вот шестипалая собака, это, по-твоему, иллюзия или брак?
   - Брак, конечно! - воскликнул я.
   - Ну, вот видишь. Всё предельно просто! Иллюзия, это когда видишь одно, а на самом деле другое. А брак, это, когда видишь то, что есть на самом деле.
   - Так вы и с животными работаете? Создаёте живых существ?! - поразился я, представляя, какой фантастически длинный должен быть код для воплощения этой идеи.
   - К сожалению, нет, - вздохнул Сергей, - Самых простейших создать можем. Бактерии. Инфузории всякие. Но не больше. Например, если ты хочешь создать дерево, необходимо писать код для каждого отдельного листика, веточки и корешка, если в конце-концов, твоё дерево должно расти, цвести, пахнуть и плодоносить. Код нельзя скопировать. Так он не работает. А если тебе всё равно - упрощай код и дерево простоит несколько часов, как сорванный цветок, и зачахнет. В нём не будут происходить биохимические процессы, так как это не продумано творцом. Для них нужна энергия. А она вкладывается машинами во время написания кода. Это довольно сложно объяснить, но если в двух словах, процесс написания кода и его трансформация идут в два параллельных потока. Когда ты нажимаешь "enter" они сливаются в один. По-другому не работает. Каждый живой организм функционирует по определённым законам. Если законы нарушаются, происходит сбой и смерть.
   - А мутации?
   - Это второй вариант развития. Или третий. Или десятый. Но он есть, и он работает. Но, как собака с шести лапами, это не нормально. По крайней мере, с нашими взглядами на мир. Пока-что, в компании МИРА мы придерживаемся законов природы.
   - Пока-что? - уточнил я.
   - Это "пока-что" будет длиться долго. Можешь быть спокойным! - рассмеялся Сергей, - Мы пятнадцать лет бьёмся над повторением кода червя. До сих пор ничего толкового не получилось.
   Сергей снова рассмеялся, и я вместе с ним. Я задал последний нерешённый для меня вопрос:
   - А кто всё это спонсирует?
   - Государства Содружества, - объяснил Сергей, - И несколько крупных бизнесменов, получающих в обмен алмазы, нефть и всё прочее. Таким проектам, как "Язык МИРА", нужна мощная поддержка.
   - Согласен... - кивнул я.
   Мы летели над залитыми летним солнцем полями. Справа виднелись крыши домов какого-то города.
  * * *
   Главный офис компании МИРА располагался в лесах Карпат.
   Я сотни раз бывал в любимых мною горах и никогда предположить не мог, что здесь происходят столь фантастические вещи.
   Вертолёт нёс над зелёным покровом гор. Верхушки елей ложились густым ковром. Невероятно красивое зрелище. Я впервые в жизни смотрел на горы с высоты полёта птицы. На восток утекала узкая река, и мне удалось разглядеть компанию отдыхающих. Накатила ностальгия. Я не был в горах больше года, и мечтал отправиться сюда во время отпуска. Только вместо заслуженного отдыха среди природы, я бродил по расплавленному горячим солнцем Киеву в поисках рабочего места. А потом в один миг всё изменилось. Меня выбрала чудная организация и вместо того, чтобы писать примитивные компьютерные игры, я получил шанс создавать нечто ценное.
   Остаток пути проходил в тишине. Сергей ничего не рассказывал, дав мне возможность наслаждаться открывавшимся видом. Я был практически уверен, что компания МИРА всё выяснила обо мне задолго до предложения работать. И, если подумать, никакого предложения не было. Они меня выбрали и поставили перед фактом. Оставался вопрос, чем я их заинтересовал. Спрашивать не рискнул. Если захотят, скажут сами, если нет, подберу подходящее время и выясню. Мне вдруг захотелось остаться в этой компании, во что бы то ни стало. Интересно, а сколько в МИРЕ программистов? Я задал этот вопрос Сергею.
   - С тобой будет четверо, - ответил он, - Это необходимое условие для реализации нового проекта.
   - А что за проект?
   - Тебе расскажут по прибытии, - уклончиво ответил Сергей, - Приготовься, мы почти на месте.
   Я посмотрел в окно. Ничего напоминающего офисное здание не обнаружилось. Собственно, я не нашёл вообще никакого здания. Сплошной зелёный покров и вьющаяся внизу река. Я много раз ходил в походы по этим местам. Здесь всегда было безлюдно.
   - Главный офис МИРА находится в самом глухом месте украинских Карпат, - объяснил Сергей, - Уж тебе, как любителю гор должно быть известно, куда мы летим.
   - Вы всё обо мне знаете? - насторожено спросил я, чувствуя себя некомфортно.
   - Нет, конечно. Как ты это представляешь? Нанимать частных лиц, чтобы следили за тобой? Выясняли привычки? Зачем? МИР узнал ровно столько, сколько нужно, чтобы ты согласился с нами работать.
   - А если бы я отказался?
   - Ты бы всё равно пришёл к нам, - с улыбкой ответил Сергей, - Моё, а теперь и твоё начальство, сделало всё, чтоб тебя не взяли ни в одну организацию даже уборщиком.
   - Неужели я вам так нужен?
   - Поверь мне, нужен! - по панибратски хлопнул меня по спине Сергей, после чего добавил, - Уверен, ты будешь счастлив, работая с нами.
   - Надеюсь... - протянул я, вспоминая, что подписал контракт на пятнадцать лет. Хотя, не удивлюсь, если и на все сто пятнадцать... Им не проблема дорисовать нолик, если они тут целые яблоки без яблонь синтезируют!
   Вертолёт пошёл на посадку. Мы плавно приземлились на небольшой лысой поляне. По обе стороны вздымались зелёные горы.
   - Нам туда! - перекрикивая шум улетающего вертолёта, сообщил Сергей, - За мной!
   Мы вошли под покров старого карпатского леса. Голубые ели возвышались десятками метров над нами, стремительно уходя вверх вместе с крутой горой.
   - Пошли! - показывал дорогу Сергей. По обе стороны светили красными шапками привычные для этих мест мухоморы. Один раз даже встретилось настоящее красношляпое семейство. Я вспомнил, как в наш последний поход по горам Ленка прыгала от счастья, завидев нечто похожее. Мысли о сбежавшей невесте заставили на несколько минут забыть, где я нахожусь и куда иду. Ленка ушла... Куда? Зачем? Почему ушла? Нужно отключить ум и следовать за Сергеем по пологому склону на дно громадного оврага поросшего кустарником! И ни о чём не думать. Ни о чём!
   - Ступай за мной шаг в шаг и будь осторожным! - предупредил Беспалов, - На дне оврага находиться здание МИРА. Если не хочешь натолкнуться на стену и разбить нос, не отставай.
   Я скептически глянул на заросший кустами овраг. Кое-где встречались молодые ели. В тех местах без топора не пройдёшь! Да и чего там ходить?
   - Кусты и ёлки, на которые ты смотришь - иллюзия, - точно прочитав мои мысли, объяснил Сергей, - Такая же иллюзия, как яблоко. Чтобы возможным туристам не взбрело в голову ходить сюда. Хотя... сам знаешь, горы низкие, без красивых видов. Туристам такое не по душе.
   Я вынужденно согласился. Без вертолёта до этих мест пришлось бы идти пешком несколько часов.
   - Пришли! - внезапно остановился Беспалов - Мы перед главным входом в офис МИРА!
   Я тупо смотрел на росшую передо мной ёлку, веря Сергею, что за тонким стволом можно спрятать целый дом да ещё в несколько этажей. Я поднял голову. Мы стояли на дне ущелья. Если здесь и было какое-то здание, оно легко могло оказаться этажей в десять, чтобы крыша не выступала из оврага. Как его здесь сооружали, я не представлял...
   - Начальство попросило показать всё до мелочей, - объяснил Сергей, снова доставая компьютер, - Поэтому жди, я сниму иллюзию. Посмотришь на здание МИРА, для полноты ощущений, так сказать.
   Я ждал, пока Сергей набирал код и куда-то звонил, сообщая о нашем прибытии.
   - Чтобы отключить иллюзию, следует набрать несколько кодов с двух сторон, - объяснил Беспалов, - Я отправляю сигнал в МИР, оттуда шлют ответ. О! А вот и он!
   Сергей снова вернулся к набору кода.
   - Смотри! - щёлкнув клавишу "enter", проговорил Сергей.
   Да я и сам всё видел. Передо мной, как из густого тумана проступало пятиэтажное здание. Ничего сверхъестественного в его внешнем виде не было. Белый кирпич, металлопластиковые окна, входная дверь.
   - Добро пожаловать в главный офис МИРА, - проговорил Сергей, направляясь к дверям. Я шёл следом.
   Вестибюль первого этажа был покрыт белым мрамором. В здании стояла невообразимая тишина. Казалось, здесь были только я с Сергеем и скучающий охранник у входа. Причём строго отведённого для него рабочего места не было. Видимо, офис МИРА охранялся как-то по-другому.
   - Включай иллюзию! - скомандовал Сергей охраннику и тот застучал по клавишам прикрепленной к стене панели.
   - Знакомься, это Николай Свиридов, наш новый программист, - представил меня охраннику Сергей, - А это Паша Антонов. Он отвечает за нашу безопасность.
   Мы пожали друг другу руки.
   - Пошли к ребятам! - кивнул Беспалов, и мы поднялись по мраморным ступенькам на второй этаж.
   - Внизу находятся лаборатории, - рассказывал Сергей, - Вот здесь - работают химики, тут биологи. А вон за теми дверями физики. Сейчас рабочее время закончилось, поэтому всё увидишь завтра. В каждой лаборатории по три человека. Ребята головастые и надёжные. Многие работают с нами уже больше десяти лет.
   - Понятно... - кивнул я, запоминая, что первый этаж занят только лабораториями.
   - На втором этаже трудятся всего два физика. Дима и Андрей. Они следят за работой машин МИРА. Приборы, трансформирующие энергию, находятся в их ведомстве. Третий этаж - наш. Туда и идём, так как именно у программистов происходит всё самое интересное.
   - А четвёртый и пятый? - спросил я.
   - На четвёртом столовая и комнаты для отдыха, бильярдные столы и всё такое. Пятый этаж заполнен комнатами сотрудников. Это квартиры. Для комфорта все квартиры имеют две комнаты и кухоньку, на случай, если вдруг увлекаешься кулинарией, - Беспалов хмыкнул и продолжил, - Хотя, наш повар готовит замечательно! Правда, только с семи утра до девяти вечера.
   - А подвал? - спросил я, вспомнив о бракованных предметах.
   - Здание уходит под землю на два уровня. Там в основном склады. Не буду скрывать, что наши спонсоры часто хотят получать что-то взамен на свои услуги. Вот и приходиться работать над драгоценными камнями и нефтью, которые там складируем. Причём работать больше, чем над основным проектом Аристарха.
   - А кто такой Аристарх? - спросил я, впервые услышав это имя.
   - Аристарх Соболёв главный программист МИРА. И основатель языка. У него есть несколько задумок, которые все мы и воплощаем последнее время. Другими словами, почти всё готово. Оставалось найти тебя, чтобы механизм, наконец, заработал.
   - Меня? - не понял я важности своей персоны.
   - Давай обсудим это завтра, хорошо? - хлопнул меня по спине Сергей, - А сейчас прошу на пятый этаж. Покажу твою квартиру и на этом экскурсию закончим. Всё остальное завтра.
   Отведённые мне апартаменты была прекрасным двухкомнатным люксом и оформлены по последнему слову техники и дизайна. Спальня представляла собой большую комнату по середине которой лежал круглый ковёр. У стены письменный стол, рядом стул на гнутых ножках. Слева большая двуспальная кровать, над которой висела репродукция Рериха "Шекар-дзонг". Я невольно улыбнулся. Оформляя квартиру в общежитии МИРА, они знали о моей страсти к Тибету и восхищении именно этой работой Рериха. Дома над письменным столом у меня висела такая же.
  Я подошёл к окну. Оттуда открывался невесёлый вид одиноких елей, у подножия которых устроилась мухоморинная семья. Я снова вспомнил Ленку. Отчего-то в память врезался именно этот эпизод нашего последнего отпуска. Мы с ней вдвоём среди бескрайнего простора гор на тропинке встречаем огромное семейство грибов. Ленка принимается фотографировать их со всех сторон, радуясь, как ребёнок.
   - Всё, спать... - устало скомандовал себе я, отходя от окна и опускаясь на кровать, - Спать и ни о чём не думать!
   Я достал из кармана мобильный. Не ловит... Завтра нужно будет прогуляться в поисках сигнала. Вдруг Ленка позвонит? Вдруг вернётся?
   Я устало закрыл глаза, проваливаясь в глубокий сон.
  
  Глава 2
   Я проснулся, когда настенные часы показывали половину девятого. Вспомнив, что не говорили, когда начинается рабочий день, я вскочил с кровати, наскоро привёл себя в порядок, выпил чашку чая с бутербродом в пустой столовой и примчался на третий этаж, где уже ждал Сергей.
   - Доброе утро, - запыхавшись, поздоровался я, входя в лабораторию.
   - Доброе, - улыбнулся Беспалов, - Как раз вовремя. Рабочий день начинается в девять.
   Я бросил взгляд на висевшие у входа часы. Без пяти минут. Успел. Но, неплохо предупреждать.
   Я оглядел помещение. Похоже, по размерам, оно занимало половину этажа и условно разделено на две зоны. У входа, где стояли мы, располагались чёрные кожаные диваны, ковры-шкуры, уютный камин и стеклянный столик.
   - Это место, где можно отдохнуть, - проследив за моим взглядом, объяснил Сергей, - А там - рабочая область.
   Я посмотрел вперед. Часть комнаты была спрятана под прозрачную капсулу. У её основания находился громадный зелёный диск, похожий на тот, что был вчера в руках у Сергея.
   - Это место трансформации и материализации, - объяснил Сергей, подходя к капсуле, - с этажа ниже к диску подходят сложные сплетения оптоволокон, идущие от основных машин МИРА. Нас должно интересовать вот это, - Сергей подошёл к круглому столу, - Это - главный компьютер МИРА.
   По краям стола, образуя треугольник, размещались компьютеры неизвестной мне модели, но, наверняка, сверхмощные.
   - Это и есть наша святая святых. Так называемая "комната чудес". Здесь и работают три программиста. Три компьютера для одновременной работы троих. В три руки можно писать сильнейшие по своей структуре коды. Поэтому для полноценной работы нужен ты.
   - А куда делся тот, кто был до меня? - спросил я, вспомнив, что не знаю этого важного факта.
   - Третьим всегда был Аристарх. Но он занят основным проектом.
   - А зачем нужна капсула над трансформационным диском? - спросил я, касаясь прозрачного холодного купола, - От чего она защищает?
   - Программист, он же, испытатель. Мы проверяем код. Не всегда получается то, что задумано. Поэтому нужна защитная капсула. Она построена из специального сплава, придуманного нашими физиками. Капсула без проблем защитит даже от ядерного взрыва. Невероятно полезная вещь, между прочим. Нам такие, время от времени, заказывают для нужд исследовательских лабораторий.
   - Ну, это мне понятно, - кивнул я, рассматривая, что находиться в дальней части комнаты за красным тонированным стеклом, - А там что?
   - Ещё одна комната, - ответил Сергей, но рассказать больше он не успел, так как вошли ещё двое. Женщина, проводившая собеседование в гараже и незнакомый мне мужчина.
   - А вот и Ирма с Аристархом! - воскликнул Сергей, приветствуя сотрудников так, будто они были самыми дорогими людьми на свете.
   - Ребята, знакомьтесь, это Николай. Николай, Ирма второй программист МИРА. А это Аристарх Соболёв.
   - Спасибо, - Аристарх сделал шаг ко мне, - Я очень рад, что ты согласился работать в МИРЕ. Ты нам нужен. Новый проект невозможен без тебя. Это главное условие.
   Я кивнул, сбитый с толку прозвучавшей фразой. Мужчина, придумавший фантастический язык, благодарил меня, не знающего даже принципа работы!
   - Ирма и Сергей тебе всё расскажут, - продолжал Аристарх, внимательно изучая меня уставшими карими глазами. Аристарху было около сорока лет, но на висках уже появлялись первые седые волоски. Он был довольно высоким мужчиной, а в молодости, наверняка, статным. Но, года отданные работе за компьютером, сказались на внешности. Некогда широкие крепкие плечи сейчас были опущены и от былого парня атлетического телосложения практически ничего не осталось. Он наверняка отдавал работе все силы. Я взглянул в его глаза, поняв, что этот мужчина мыслями находиться где-то далеко. Он явно спешил приступать к любимому занятию.
   - Спасибо, я очень рад, что попал в МИР, - проговорил я, ловля себя на двузначности прозвучавшей фразы.
   - Мы тоже рады, - уходя, буркнул под нос Аристарх.
   - Аристарх работает в западном крыле. Там лаборатория спецпроекта, - затараторила Ирма, - а пока присаживайся, поговорим.
   Ирма опустилась на один из диванов. Я последовал её примеру.
   - Вот книги, - на стеклянном столике передо мной появилась стопка принесенных Сергеем томов, - Здесь всё, что нужно знать о языке МИРА. Вот диск для трансформации, - Сергей поставил уже знакомый мне зелёный диск, - Будешь тренироваться на нём. Твоё задание, знать известные на сегодняшний день коды МИРА, как "Отче Наш".
   Я хотел сказать, что атеист, но какая разница? Ясное дело, буду учить.
   - У тебя месяц на одну книгу, - продолжал Сергей, - Таким образом, через полгода, ты должен практиковать с нами в три руки. Для работы над новым проектом нужны все программисты. И все должны быть незаменимыми.
   - Я справлюсь, - кивнул я, листая первую из книг, автором которой был Аристарх Соболёв, - А как появился язык МИРА? Не написал же его Аристарх за одну ночь? - спросил я, вполне допуская именно этот вариант.
   - Нет, всё намного сложнее, - ответил Сергей, - Первый код МИРА появился пятнадцать лет назад.
   - И что это была за вещь? - спросил я.
   - Дай я ему расскажу! - потребовала Ирма.
   - Валяй! - кивнул Сергей, откидываясь на спинку дивана.
   - Пятнадцать лет назад Аристарх работал над диссертацией, где пробовал доказать возможность многоуровневой трансформации энергии, - начала Ирма, - Ты должен знать, что Аристарх не только первоклассный программист, но и замечательный учёный, владеющий знаниями в области микробиологии и кибернетики.
   - Ничего себе! - присвистнул я.
   - Не перебивай, пожалуйста, - холодно отрезала Ирма, тараторя дальше, - Аристарх, как и любой нормальный человек, был влюблён в девушку. Он сделал ей предложение, и они назначили день свадьбы. А за три дня, самолёт, которым невеста возвращалась домой (она была переводчиком) разбился где-то в районе Израиля. Аристарх чуть не сошёл с ума. В результате он запирается у себя в квартире и месяца напролёт пишет код. Код МИРА. Он хотел вернуть погибшую.
   - Он хотел воссоздать человека?! - обалдел я, - Но код человека вряд ли смогли расшифровать... - неуверенно предположил я.
   - Конечно, не смогли, - согласилась Ирма, - Но это не мешало Аристарху работать с тем, что уже было известно.
   - И у него получилось? - не поверил я.
   - Получилось, - подтвердила Ирма, - Один меценат, ознакомившись с проектом Аристарха, построил это самое здание и пятнадцать лет назад в этой комнате был получен первый код. Машины трансформировали цифры, и... появилась Мира...Вот язык и называется "язык МИРА". В честь погибшей возлюбленной Аристарха. Он вернул себе невесту.
   - И?.. Что стало потом, ведь известна только часть кода?
   - Аристарх об этом не думал. У него здорово поехала крыша. Но Мира всё-таки была создана. Настоящая. Живая. Но... немного не такая, как мы...
   - Иначе говоря, - перебил Сергей, - Аристарху удалось создать нечто эфемерное. Не человека. Это существо по своей природе больше напоминает богиню, дух или ещё что-то в этом роде. Другими словами, Мира бесплотна.
   - И где она сейчас?
   - Тут. В лаборатории, - Ирма поднялась и пересекла рабочую часть зала, направившись к красному тонированному стеклу. Она нажала на несколько кнопок на цифровом замке и стеклянная дверь отодвинулась. Перед нами открылась просторная жилая комната. На белой тахте у окна возлежала девушка. Красивая, на самом деле, напоминающая богиню. Я в мифологии не разбираюсь, и это не важно, но вкус Аристарха мне понравился. Мира была прекрасной. Длинные пепельные волосы волнами спадали по идеальным плечам, прикрывая глубокий вырез белого платья, плотно обтягивающего в меру пышные формы.
   - Познакомься, Мира, это Николай, - представила Ирма.
   Мира поднялась с тахты и подлетела ко мне. Подлетела! Её ноги не касались пола.
   - Мне очень приятно... - протянул я, тая при виде открывшейся моему взору красоты. Мира была восхитительной.
   - Именно такой... - всматриваясь в моё лицо, протянула Мира, - Точь-в-точь...
   Я непонимающе взглянул на Ирму, но она уже направилась к выходу из комнаты.
   - Мне очень приятно... - выходя, улыбнулся я то ли девушке, то ли богине.
   Ирма набрала код на цифровом замке и стеклянная дверь закрылась.
   - И что? Она всё время тут сидит? - поразился я, когда мы вернулись на диван.
   - А что ты предлагаешь? Выпустить её прогуляться? Пускай попугает жителей близлежащих деревень?! Она же - приведение, Николай!
   - Она настоящая. Просто у неё нет тела... - попробовал оправдать я заточённое прекрасное создание.
   - Правильно мыслишь, - подбодрил меня Сергей, - Аристарх смог расшифровать только часть кода. Немного для физического тела, немного для души. Собрал всё, что было вместе и слепил Миру...
   Я посмотрел на красную стену, за которой жила девушка.
   - А почему она живёт под замком? - спросил я.
   - Спросишь у неё во время прогулки. Мира попросила отпустить тебя в обед вместе с ней.
   - Какой ещё прогулки?! - окончательно запутался я.
   - Каждый день Мира выходит на двадцать минут полетать над горами... - фыркнула Ирма, - Вот всё и расспросишь! А теперь работать!
   Ирма с Сергеем ушли в так называемую "комнату чудес", а я остался в компании книг изучать новый язык. Я быстро уловил суть, поняв, что дело пойдёт споро. Книги Аристарха не изобиловали пространными объяснениями, и уже к обеду я разобрался в принципе работы. Моё задание состояло в том, чтобы запомнить наизусть известные коды МИРА. Ошибки допускать не разрешалось. Один неверный код мог погубить всю структуру. В книге тщательно описывалось, как работал язык при программировании одного, двух и трёх человек. Каждый исполняет свою партию в строго отведённое время, выдерживая временные перерывы или вписывая параллельно части кода.
   Я исподтишка наблюдал, как работали Ирма и Сергей. Сначала они писали коды вместе, потом кто-то один становился первой скрипкой, а другой вписывал элементы в строго отмеченных местах. Потом они менялись ролями. Видимо, компьютеры были разной мощности, и приходилось работать за троих.
   В час дня пришло время обеда. Ирма выпустила Миру из комнаты и я, получив приглашение от девушки-богини, отправился на прогулку по карпатскому лесу.
   - У меня всего двадцать минут, - напомнила Мира, когда мы вышли из комнаты, - Будь добр, засеки время.
   Я послушно посмотрел на часы.
   - Ровно через двадцать минут я должна вернуться в капсулу, - объяснила Мира, паря рядом со мной.
   - Почему? - спросил я.
   - Потому что капсула меня защищает, - ответила она, - Пошли на улицу! Там замечательная погода!
   Мы вышли из здания, и свежий горный воздух ударил в лицо. Поглощённый работой, я совсем забыл, что нахожусь в Карпатах. Тишина, царившая вокруг, прерывалась только отдалённым скрежетом какой-то птицы.
   - Так почему ты не можешь свободно передвигаться? - спросил я, когда мы вышли из оврага. Точнее, вышел я, а Мира вылетела.
   - Ты должен понять, что я не человек. Сама толком не знаю, кто я... - начала Мира издалека, - Думаю, даже Аристарх до конца не знает, кого создал.
   - Так ты все эти года провела взаперти?
   - Нет. Первое время мы с Аристархом жили в его квартире на пятом этаже. Он был счастлив, вернув невесту, счастлив до тех пор, пока не понял, что я не его Мира. Да, я знаю историю той Миры, как свою собственную, я свободно говорю на пяти языках, которые знала она, но в душе я другая. Если у меня есть душа, конечно, - звонко рассмеялась Мира.
   - У тебя есть душа, - заверил я, чувствуя, что мне очень приятно находиться в компании этой девушки.
   - Предположим, - согласилась Мира, - Но это не важно. Дело в том, когда Аристарх понял, что я не его Мира, он попробовал улучшить меня. Решил добавить новые коды. Добавить чувства, которые испытывала к нему его Мира. Но, толи она его не любила, толи Аристарх делал что-то неправильно, но влюбиться я не смогла. А новые коды разрушили мою структуру и по какой-то причине я начала поглощать энергию из внешнего мира. А, когда я случайным прикосновением запустила главный компьютер МИРА, отключённый от сети, Аристарх отправил меня в лабораторию на обследование.
   - И что там выяснили? - спросил я, понимая, что история Миры необычна.
   - А то, что, если я буду и дальше летать на свободе, то со временем допустимое количество энергии во мне станет критическим и меня просто разорвёт. Другими словами, я - ядерная бомба замедленного действия.
   - А что делает красная капсула?
   - Физики посоветовали спрятать меня под защиту электромагнитных полей и ещё чего-то там. В общем, капсула должна быть герметично закрыта, тогда я и все вокруг будут в безопасности.
   - А как же эти прогулки? - спросил я, наблюдая, как Мира рассматривает сидевшую на ветке сороку.
   - Я питаюсь энергией от электромагнитного поля планеты и эти прогулки нужны для накапливания энергии. Двадцать минут, это лимит, который необходим ежедневно.
   - Необходим для чего?
   - Чтобы компания МИРА могла работать над своим спецпроектом.
   - Да что это за спецпроект о котором все говорят?! - не выдержал я.
   Мира улыбнулась, подлетая ко мне.
   - Я не имею права посвящать тебя в это. Аристарх сам расскажет. Потерпи.
   - Понятно, - кивнул я, вспомнив ещё об одной детали, - утром, знакомясь с тобой, у меня было такое чувство, что ты меня знаешь...
   В ответ Мира звонко рассмеялась, уносясь ввысь.
   Я пожал плечами. Тайн в этой организации, похоже, было больше, чем в Бермудском треугольнике.
   Я посмотрел на часы. Прошло пятнадцать минут. Пора возвращаться.
   - Мира! Время на исходе! - крикнул я, вглядываясь в синий квадратик неба между верхушками елей, - Мира!
   - Я здесь, - шепнула Мира, выскочив из-за близлежащей ели, - Пошли!
   Мы повернули в сторону оврага. Я нашёл протоптанную сотрудниками МИРА дорожку к центральному входу. Мира летела рядом, внимательно следя, чтобы я не стукнулся о невидимую стену.
   - Двери здесь?
   - Здесь, - кивнула девушка, - Открывай!
   Я протянул руку, наткнувшись на кирпич.
   - Правее, - поправила Мира, - Ещё немного. Вот. А теперь вниз...
   - Нашёл! - обрадовался я, когда холодный металл хромированной ручки коснулся ладони. Я потянул дверь на себя, увидев в появившийся щели между ветками вестибюль.
   - Встретимся позже! - крикнула Мира, стремительно уносясь вдоль лестничной площадки. Я побрёл следом. Оставалось более получаса перерыва. Хотелось пообедать.
   В столовой подсел к обедавшим Сергею и Ирме.
   - Ну, как тебе Мира? - спросил Беспалов.
   - Милая.
   - Конечно, милая, - повторила Ирма, презрительно скривив губы.
   - А вы о ней другого мнения? - не понял я.
   - Да нет, она на самом деле милая! - хлопнул меня по спине Беспалов, - И немного несчастная...
   - Конечно, несчастная! - подхватил я, - Посади любого в тюрьму и посмотри, что будет! Она же не виновата, что так получилось! - встал я на защиту девушки.
   - А никто не виноват, - допивая компот, кивнул Сергей, - Мира ещё один неудавшийся эксперимент. Кстати, на счёт экспериментов. Готовься, после обеда пойдём в подвал. Посмотришь на брак.
   - А зачем вы вообще его держите? - спросил я.
   - На Земле брак, а на каком-нибудь Марсе, например, это может быть нормой... - загадочно протянул Сергей, вставая, - Жду через полчаса в лаборатории. Приятного аппетита!
   - Спасибо... - протянул я, принимаясь за принесенный обед.
   Готовили вкусно и сытно. Наевшись до отвала, я вернулся на третий этаж, чувствуя, что меня клонит на сон, и было бы неплохо вздремнуть часик-другой.
   В "комнате чудес" сейчас работала только Ирма. Я заметил, как на трансформационном диске появилась горстка сверкающих камней. Бриллианты... Неужели их структура настолько проста, что достаточно одного программиста?
   - Пошли! - увидев меня, подскочил вечно улыбающийся Беспалов.
   Мы спустились на минус второй уровень. Железная дверь товарного лифта закрылась за нашими спинами, и мы оказались в громадном помещении, где рядами стояли стальные шкафы.
   Мы подошли к первому из них. На герметично закрытой стеклянной полке лежало прозрачное яблоко. Присмотревшись, я увидел, как жидкость, находящаяся внутри него медленно двигалась, переливаясь цветами радуги.
   - Что это? - спросил я, любуясь красками, которые рождало яблоко.
   - Это "живое яблоко". Пока мы не придумали для него другого названия, - объяснил Беспалов, - Просто "живое яблоко".
   - Не понимаю. Почему живое?
   Сергей открыл шкаф и вынул яблоко. Затем достал из кармана иголку и завядшую полевую ромашку. Жидкость в яблоке не спеша двигалась, переливаясь цветами. Сергей приставил к яблоку засохшую ромашку, и жидкость внутри заволновалась, засверкав ярче. Сергей аккуратно проткнул яблоко иглой у самого черенка. Потом быстро наклонил его, капнув сверкающей жидкостью на ромашку. В ту же секунду дырочка в яблоке затянулась, а давно завядший цветок на глазах начал пробуждаться, набираясь красок и сил. Через несколько секунд белые листочки радостно распрямились, и жёлтый глазик весело смотрел на меня.
   - Как такое возможно? - шепотом спросил я.
   - Не знаю, - пожал плечами Сергей, - Это яблоко получилось случайно. Мы пробовали создать предмет, который бы светился собственным светом не требуя подзарядки. А получилось вот что. Мы этим яблоком уже много чего излечили, а оно и дальше восстанавливается. Как это происходит, нет ни малейшего представления.
   - Но, это не брак... - неуверенно протянул я, - Это... что-то другое. Это новый предмет... Живое яблоко.
   - Аристарх говорит, что это яблоко по своей структуре очень похоже на Миру. И поэтому запретил изучать его или как-то улучшать, боясь повтора истории. Неизвестно, как поведёт себя этот предмет. Единственное, что мы знаем, структура живого яблока крайне нестабильна. Видел, как оно реагирует на мёртвое растение?
   - А животные? Их можно оживить с его помощью?
   - Пробовали на птицах, мышах, осах... Никакого результата. Жидкость внутри яблока особая... Она работает только с растениями. Но состава мы не знаем. Нашим химикам изучить не удалось. После выхода из яблока, жидкость испаряется в течении шести секунд. Кстати, ровно столько нужно для восстановления мёртвого растения.
   - А почему это яблоко одно? Вы пробовали повторить?
   - Пробовали... Безрезультатно, - вздохнув, ответил Сергей, - Говорю же, получилось случайно.
   - Неужели компьютеры не помнят коды? - поразился я, - Команды же можно восстановить!
   - Можно, если бы компьютеры МИРА работали с жёсткими дисками и обычной динамической памятью, - объяснил Сергей, закрывая шкаф с яблоком.
   - А как работают компьютеры МИРА? - не понял я.
   - Программирование происходит в новом сверхбыстром типе динамической памяти VeraN, которая стирает коды после нажатия команды "enter".
   - Но... - запротестовал я, предполагая, что и это не самое страшное, и при желании код всё-таки можно отыскать.
   - Но! - перебил Сергей, - Когда Аристарх создал это яблоко, наладонник сгорел.
   - Совпадение? - засомневался я.
   - Нет. Слишком мощный предмет для трансформации. Кто бы знал...
   Я поразился, но, так как принцип работы машин МИРА мне пока был неизвестен, промолчал.
   Мы пошли дальше по металлическому коридору, минуя шкафы забитые разнообразными предметами. Сергей остановился возле небольшого столика, на котором, накрытый стеклянным колпаком, стоял горшок с землёй.
   - А это для сравнения, - проговорил Сергей, снимая колпак, - Смотри!
   Сергей положил на землю ромашку и в тот момент, когда она коснулась грунта, цвета ожившего цветка побледнели и растение зачахло.
   - Фантастика... - не поверил я своим глазам, - Тоже случайно получилось?
   - Эксперимент, - накрывая землю колпаком, ответил Сергей, - Кстати, работает тоже только с растениями. Принцип работы до сих пор изучают. Пока безрезультатно.
   - Так это всё брак? - спросил я, показывая на десятки стоявших в ряд железных шкафов с экспонатами.
   - Он самый. Держим для истории, и... может, в один прекрасный день что-то из всего этого пригодиться. Что касается животных, то ни одного живого экземпляра показать не могу, так как они или не выживают или материализируются уже мёртвыми. Честно говоря, мы три года назад закончили подобного рода эксперименты. Как-то времени нет, да и желания смотреть как мучаются тоже... Видать, не так проста природа живого существа. Посмотри хотя бы на Миру.
   - А Мира одна такая? Вы не пробовали повторить?
   - А никто не знает код Миры кроме Аристарха. И все пожелания записать его в книгу, Аристарх игнорирует. Моральные устои у него, видите ли, - Сергей скорчил недовольную мину, - Ладно, пошли! Осталось самое главное.
   Мы направилмсь вдоль железных шкафов в конец помещения, остановившись перед плотно закрытой железной дверью.
   - А за дверью что? - полюбопытствовал я, не зная на что рассчитывать после чудо-яблока и смертельного грунта.
   - Ещё один эксперимент. Что-то среднее, между Миррой и живым яблоком.
   Сергей повернул ручку и мне в лицо ударил яркий свет. Когда глаза привыкли, я увидел, что комната, в которую мы попали, была громадной оранжереей. Повсюду росли гигантские лопухи и подорожники, прямо надо мной склонил фиолетовую головку полевой колокольчик. Я почувствовал себя лилипутом в стране великанов.
   - Что это? - разводя руками, спросил я. - И откуда свет?
   - Свет создают сверхмощные лампы, - объяснил Сергей, - а это наша оранжерея. Так сказать гордость МИРА.
   - Но ЗАЧЕМ?! - поразился я, задирая голову как можно выше в поисках местного солнца.
   - Для спецпроекта, - услужливо ответил Сергей.
   - Может, наконец, кто-нибудь расскажет, что это за таинственный спецпроект?! - не выдержав, выпалил я.
   - Вот сейчас всё и узнаешь. У тебя есть одно нехорошее качество, ты всё время спешишь, - ответил Сергей, провожая взглядом опускающуюся мне на плечё бабочку.
   - Вы и их создали?! - показал я на невозмутимую гостью на моём плече.
   - Нет, их мы доставили из внешнего мира. Доставили точно так же, как белок, зайцев и птиц, которые здесь обитают, - медленно ответил вышедший из-за громадного лопуха Аристарх. Он держал в руках планшет, сосредоточено что-то печатая, - Ещё пара минут и я смогу уделить тебе время.
   Аристарх говорил тихо и не спеша голосом полным уверенности.
   - Я пойду... - шепнул мне Сергей, направляясь к железной двери.
   Мы с Аристархом остались одни. В ожидании, когда он закончит работу, я рассматривал микро (или макро?) мир, в котором оказался. Немного поискав, удалось разглядеть на одной из веток белку. Я прислушался, рассчитывая услышать пение птицы, но до меня донеслось лишь журчание воды.
   - Я готов рассказать, - проговорил Аристарх, пряча компьютер в нагрудный карман.
   - Здесь есть река? - удивлённо спросил я, заглядывая за толстые стволы лопухов.
   - А как же! Мы использовали природную реку, протекающую недалеко от этих мест. Мир не может существовать без воды. Тем более, ТАКОЙ мир, - последняя фраза прозвучала с явной долей восхищения и гордости, - Давай немного прогуляемся, - предложил Аристарх, и мы направились в сторону, откуда, как мне казалось, доносился шум воды.
   - Спецпроект, над которым я работаю, это возможность воссоздать мир пригодный для жизни там, где этой жизни отродясь не было, - заговорил Аристарх, - Другими словами, наша цель, сделать обитаемой ещё одну планету.
   - С возможностями языка МИРА это должно получиться... - предположил я, представив, что на самом деле, созданный Аристархом язык, имеет бесконечный потенциал.
   - Мы строим космический корабль, который отправит нас на другую планету. В качестве эксперимента был выбран Марс, как самый близкий к Земле.
   - Почему не Луна? - спросил я. Для меня что Марс, что Луна были идентичными. Астрономией я никогда не интересовался.
   - Луна - наш спутник и она зависит от Земли. А Земля зависит от неё. Если мы что-то нарушим в этом союзе, то пострадает всё человечество. А это, сам понимаешь, нежелательно...
   - Но, до Марса лететь где-то полгода... - вспомнил я информацию из некогда популярного американского фильма про миссию на Марс, - Нет корабля, который смог бы доставить туда людей...
   - Всё дело в топливе и кислороде, - улыбнулся Аристарх, присаживаясь на скамью. Мы вышли на берег небольшой речушки. Я увидел, как у воды в траве, нежась в тёплых лучах фальшивого солнца, расслабилась серая лягушка.
   - С возможностью языка МИРА мы можем совершать полёты бесконечно долго. Единственный ограничитель - продолжительность человеческой жизни. Представь себе корабль, на котором всегда будет достаточно воздуха, еды и топлива! Человек сможет достичь Венеры, Юпитера или даже Сатурна!
   - Так вы хотите воссоздать жизнь на Марсе?
   - МЫ хотим, - мягко поправил меня Аристарх, и его глаза счастливо улыбнулись, - Старт намечен через семь месяцев. Этого времени тебе будет достаточно, чтобы изучить язык МИРА и взять на себя часть работы на Марсе.
   - Я полечу на Марс? - переспросил я, ожидая чего угодно, кроме подобного поворота событий.
   - На Марс полетят все программисты, полетят ребята, работающие с машинами МИРА, а также по два человека из лабораторий. Другими словами, почти вся компания МИРА. В нескольких километрах от нас в данный момент достраивают космический корабль, который сможет работать на нашем топливе.
   - А что это за особое топливо?
   - А ты не догадываешься? - улыбаясь, спросил Аристарх, точно я уже давно всё должен был понять сам.
   Я пожал плечами. Мне даже нечего было предположить.
   - Нашим топливом станет энергия, которую накапливает Мира.
   - Мира?! И она согласна?! - возмутился я.
   - Согласна. Для пополнения запасов, нужны эти двадцатиминутные прогулки. Ровно через семь месяцев энергии Миры будет достаточно, чтобы доставить нас на Марс.
   - А что потом станет с Миррой? - спросил я, ловя себя всплеске гуманизма.
   - Ничего, - пожал плечами Аристарх, - За полгода на Марсе Мира восстановиться. Не забывай, она питается энергией магнитного поля планеты.
   - Здорово! - с трудом веря услышанному, проговорил я, - А моя роль какая?
   - Самая главная. Без тебя Мира не полетит. Это её условие.
   - Не понимаю... - честно признался я.
   И Аристарх рассказал мне ещё одну фантастическую историю о том, как воспоминания обо мне попали в память Миры.
   - Несколько лет назад, когда я работал над улучшение Миры... - начал Аристарх, - Я случайно вписал ей данные о тебе. И, вместо того, чтобы пробудить в Мире чувство любви ко мне, я её влюбил в тебя. А когда увидел ошибку, было поздно. Я взялся исправлять, старался удалить память о тебе, но не смог. Своими попытками я только нарушил структуру Миры.
   - А как данные обо мне могли попасть в память Миры? Не понимаю... Для этого нужно по крайней мере знать моё ДНК... Это же не может быть совпадением! Мира полюбила меня, программиста, а не дворника или сантехника!
   - А в этом мире нет места случайности, - не спеша продолжал Аристарх, - Ты помнишь конференцию в Минске в 2001 году?
   - Помню... Я выступал с докладом по С++, - кивнул я, выуживая из памяти одну из сотен конференций на которых успел побывать за время учёбы в университете, - А какое это имеет отношение?
   - Я был на той конференции и заинтересовался твоей темой. После выступа, я нашёл тебя и попросил прояснить кое-что. Помнишь?
   - Помню, - соврал я, с трудом вспоминая, что в тот далёкий день ко мне действительно кто-то подходил, - И что было дальше?
   - Мы отошли в сторону и на моём ноутбуке ты объяснил принцип работы какого-то цикла. Потом мы разошлись и друг о друге забыли. Я вернулся сюда, в МИР, писать код воспоминаний Миры, желая как можно скорее воссоздать свою счастливую семейную жизнь. Но вечером начальство меня вызвало в Москву. Работу над улучшением Миры я прекращать не хотел и попросил ребят из лаборатории расшифровать мой ДНК. Они отправились в комнату, и, не найдя ничего лучше, открыли компьютер в поисках ногтя или волоска. Как на зло, между клавиш застрял единственный волосок, который оказался твоим. Ребята, сами того не зная дали твой код. А я вписал его Мире. Что дальше, ты знаешь.
   - Так вот почему Мира так отреагировала при нашей первой встрече... - наконец, получил я ответ на давний вопрос.
   - М-да... - протянул Аристарх, - А ещё она согласилась быть топливом космического корабля и выполнять наши распоряжения на Марсе только в том случае, если ты тоже будешь на борту. К счастью найти тебя оказалось не трудно. Ты весьма знаменитая персона в компьютерном мире. "Одиссея" просто так отпускать тебя не хотела, даже и пришлось прикрыть их.
   - Так Мира влюблена в меня?... - наконец, дошла до меня главная истина, - А это хорошо или плохо?
   - Не знаю... Тебе решать... - невесело ответил Аристарх, - Мира была единственной женщиной, которую любил я, и которую люблю до сих пор. И, хоть мне удалось повторить её характер и внешность, я не смог воссоздать чувства. Наверное, стоит научиться отпускать людей... Моя Мира ушла, а та женщина, которая живёт за защитным стеклом, другой человек, который никогда не сможет найти во мне кого-то больше, чем своего создателя.
   - А возможно удалить из Миры воспоминания обо мне? - спросил я, абсолютно не радуясь перспективе быть её возлюбленным.
   - Невозможно. Любое прикосновение разрушает структуру Миры. А это грозит ядерным взрывом. Я не готов умереть и забрать с собой треть земного шара. Прости.
   И за этим "прости" прозвучала моя дальнейшая судьба на роль фаворита Миры. Я сокрушённо посмотрел на Аристарха, не зная, радоваться ли свалившемуся на меня счастью. Вдруг я вспомнил о Ленке. О моей Ленке. О единственной женщине, занимавшей место в моём сердце. Для Миры, сколь прекрасной она ни была, уголок я искать не хотел.
  
   Ещё немного побродив по подземному прототипу Марса, я узнал, что гигантские растения были необходимы для ускорения процесса оживления планеты. Аристарху не хотелось ждать результат годами. Кроме того, подобные растения были экономически обоснованы. Вместо того, чтобы выращивать целое поле кукурузы, теперь достаточно нескольких штук. Оставалось разработать приспособления по уборке подобного урожая. Этим занимались физики.
   Окрылённый мыслями о том, что я буду в составе космического экипажа, хотелось день и ночь изучать язык МИРА. Подумать только, ещё недавно я создавал компьютерные миры для подростков, а сегодня участвую в возрождении мёртвой планеты!
   Я поднялся на третий этаж, готовый приступить к изучению кодов. На подходе к лаборатории до меня донёсся недовольный голос Ирмы, и я задержался, прислушиваясь.
   - Да ваша Мира вымогательница! - возмущалась Ирма, - Сначала подавай ей этого программиста, теперь она требует особый статус на корабле! А завтра она попросит построить ей отдельный корабль! Припомнишь мои слова!
   - Успокойся, пожалуйста... - спокойно отвечал Сергей, - без Миры этот полёт не состоится. Да и Николай оказался отличным парнем. Кроме всего, мы команда и если хотим лететь на Марс, нужно оставаться ею и дальше. А если будешь так себя вести, Аристарх скажет, что нужен новый программист и тебя спишут. За семь месяцев любой освоит язык МИРА. Для это не надо быть семи пядей во лбу. Сама, ведь, знаешь.
   Ирма недовольно фыркнула и отправилась в другую часть зала. Я выждал ещё несколько секунд и потом вошёл.
   - Уже вернулся? - встретил меня улыбкой Сергей, - Ну, как тебе наш подземный мир?
   - Впечатляет... - не мог не согласиться я.
   - А то! - по привычке хлопнул меня по спине Беспалов, - Готов трудиться на благо человечества?
   Я рассмеялся, возвращаясь на рабочее место в компанию книг и диска для трансформации. Первым кодом в учебнике, была пыль. Я набрал алгоритм на планшете и отправил сигнал на переработку. Вокруг зелёного диска заплясали знакомые кольца, явив в следующую минуту горстку самой настоящей пыли. Моей радости не было предела. Как оказалось, язык МИРА не был столь сложным, как показалось при первом знакомстве.
  
  Глава 3
   Я проработал в компании уже полгода, посвятив каждую свободную минуту разучиванию кодов. Порой встречались огромнейшие, набор которых занимал полчаса и больше. В результате появлялись сложные предметы типа фруктов или цветов. Решив проверить силы, я выделил половину дня созданию съедобного натюрморта. Сначала я материализовал серебряную тарелку, на которую складывал появлявшиеся яблоки, груши, апельсины и виноград.
   - Угощайтесь! - предложил я Сергею и Ирме, когда блюдо было заполнено.
   Ирма с интересом отщипнула виноградинку.
   - Вкусно, ничего не скажешь, - вынесла она вердикт, после минутного раздумья, - В природе не всегда встретишь такой сладкий виноград. Как называется этот сорт?
   - Это Малвасия. Один из лучших виноградов Италии, - ответил я, - Из него делают отличные вина.
   - Ну, это нам не нужно... Намного проще материализировать бутылочку-другую... - протянула Ирма, приставив миску с фруктами ближе к себе, - Что скажешь, Серёж?
   - Понял! - с улыбкой вскочил Сергей, отправляясь к главному компьютеру, - Ун моменто!
   Я наблюдал, как Сергей набирал код заказного Ирмой вина. Через десять минут перед нами стояла бутылка, обклеенная всеми положенными марками и этикетками. Ирма расставила бокалы, Сергей помчался за штопором.
   - А с нами поделитесь? - спросили вошедшие в комнату Дима и Андрей, ребята, работающие этажом ниже. В их обязанности входило следить за работой приборов и вести журнал трансформаций, поэтому одинокая бутылка вина не могла пройти незамеченной. Если в МИРе речь заходила о дорогом алкоголе, то он появлялся, по меньшей мере, ящиками.
   - Ну и нюх у вас... - буркнула Ирма, доставая ещё два бокала.
   Вернулся Сергей, довольно помахивая штопором.
   - За нас! - налив в бокалы, торжественно произнёс он, - С этого момента начинается счёт на дни. Ровно через тридцать суток стартует космический корабль "ЯМИРА-1"! За нас, ребята!
   Бокалы звонко коснулись друг друга и в следующую минуту опустошились. Оставалось ровно тридцать дней. А потом полгода полёта к Марсу и год напряжённой работы на планете. Я посмотрел в сторону комнаты Миры. За шесть месяцев работы на фирме я здорово подружился с этой девушкой. По просьбе Аристарха я ежедневно сопровождал Миру на двадцатиминутные прогулки, выполняя её капризы и следя, чтобы она не провела лишней минуты на свободе.
   Аристарх постарался на славу, выбирая любимую. Мира была богиней во всех значениях этого слова. Нежной, внимательной, доброй, дружелюбной, понятливой и очень красивой. Иногда, мне казалось, что таких людей не существует, и девушка была плодом воображения влюблённого парня, воплотившего в новой Мире всё самое лучшее от погибшей невесты.
   Мне нравилось проводить время с Миррой. Она была замечательным собеседником, и, порой, я боялся, что влюблюсь в неё. В такие моменты, я вспоминал Ленку и к горлу подкатывал ком. Я скучал по ней. Скучал по единственному дорогому в этом мире человеку. Однажды я рассказал об этом Мире. Было не честно её обманывать, даря надежду на взаимность.
   - Я знаю, что ты в кого-то влюблён, - неожиданно ответила Мира, - Я давно это заметила.
   Мы сидели у неё в комнате. Мира расположилась на белоснежной тахте, изучая меня большими карими глазами.
   - Женщины это чувствуют, - объяснила она, - Я тебя не виню. У всех бывает безответная любовь. Только, похоже, в моём случае это диагноз, - Мира звонко рассмеялась.
   - Мы найдём способ это исправить! - заверил я, понимая, что вру. Аристарх запретил любые, даже самые незначительные, изменения. Недавно Мира просила сотворить ей новую одежду, мотивируя тем, что белое платье в египетском стиле ей осточертело. Она даже нашла в интернете какой-то костюм от Дольче Габаны. Но Аристарх был непреклонен. Новый костюм Мира увидит только на Марсе, когда её истощённая структура даст возможность без страха вписывать новые коды.
   - Поговори с Аристархом... - просила Мира, - Я подожду, пока эксперимент на Марсе закончиться! Я могу ждать бесконечно долго! И мне не нужен новый костюм, украшения... Сотрите чувства к тебе! Пускай я не человек, но и не робот! Мне трудно... Понимаешь?
   Я смотрел в глаза Миры. В глаза, наполненные болью и страданием. Девушка ни на миг не могла отвлечься от переживаний. Чтоб ни говорили, а Мира была сумасшедшим сочетанием человека и компьютера.
   Я безумно хотел ей помочь, и отправился к Аристарху в оранжерею.
   Аристарх с Ирмой как раз закончили утренний обход территории, и Ирма докладывала об апробации новых кодов.
   - Значит, всё идёт хорошо, и на Марсе мы сможем без проблем применить это? - уточнял Аристарх, попутно делая заметки в наладоннике.
   - Именно так, - ответила Ирма, внимательно изучая Аристарха. Я никогда не видел в глазах этой холодной девушки столько интереса. Мне даже показалось, что в её взгляде проскочил огонёк теплоты. От вечно недовольной Ирмы не было и следа. Я вдруг понял, что Аристарх ей не безразличен. А потом понял, что пришёл не вовремя, но уходить было поздно. Меня заметили. Ирма недовольно поджала губы, бросив на меня колючий взгляд.
   - Я не хотел вам мешать... - попробовал извиниться я, чувствуя себя неуютно.
   - Что-то случилось? - добродушно ответил Аристарх, выключая наладонник.
   - Мира... - объяснил я.
   - О Господи! Опять эта Мира! - воскликнула Ирма, упирая руки в бока, - Ну, чего ей ещё надо?!
   - Мира просит выделить время на Марсе, чтобы исправить код... Ну, ты понимаешь. Она хочет забыть меня, - объяснил я.
   - Время? - Аристарх внимательно посмотрел на меня, - Это можно будет делать только в течении первых нескольких дней пребывания на Марсе. Планета очень быстро насытит её энергией и потом будет поздно.
   - Так что передать Мире?
   - Скажи, что правильный код у меня есть. Я доведу его до совершенства и в первые несколько дней после посадки на Марсе попробую вписать. Но, объясни Мире, что нет никаких гарантий. Я не знаю, насколько серьёзно разрушена её структура. Понимаешь, Мира как свеча, а я со своими кодами - огонь. Если коснусь не того места и не с той силой, Мира может погибнуть, превратившись в сотни атомов, которые мы будем собирать по всему Марсу не одно тысячелетие.
   - А кто станет топливом корабля, если с Миррой что-то произойдёт?! - воскликнула Ирма, пристально глядя на Аристарха.
   - Мы останемся жить на Марсе, - с улыбкой ответил Аристарх, - Не откажусь быть первым марсианином. Как ты на это смотришь, Николай?
   - Мне нравится эта идея, - рассмеялся я, ощущая приступ удовольствия от гнева Ирмы.
   - Зачем идти на поводу у этой девицы?! - не успокаивалась наша программист, - Пускай молча выполняет свою работу!
   - Я отвечаю за Миру, - медленно проговорил Аристарх.
  
   До старта "ЯМИРА-1" оставалось две недели. Нам всем дали трёхдневный отгул, чтобы увидеться перед отлётом с родными. Нас не будет на Земле два года. Следовало попрощаться. Начальство настрого запретило говорить о работе. Родственники должны узнать о проекте вместе со всем миром из программы новостей на следующий день после отбытия. Нам обещали, что по всем каналам прозвучат наши фамилии, также обещали проследить, чтобы родные их услышали.
   Вертолёт доставил нас в аэропорт Борисполя, откуда я и Сергей взяли такси до Киева, а Аристарх с Ирмой пересели на самолёт до Москвы.
   В Киеве мы с Сергеем попрощались. Сергей был коренным киевлянином - его родственники жили в столице или окрестностях. У меня же в Украине уже давно никого не было. Единственный важный в жизни человек была Ленка. По моей просьбе, три месяца назад, сотрудники компании нашли её. Но встретиться я не решался. То ли обида из-за внезапного ухода так ранила мою гордость, то ли эгоизм, то ли ещё что-то... Но, только поняв, что меня не будет на Земле два года, я перешагнул через всё это и отправился к любимой. Прошло полгода с момента нашего расставания. Ни одного звонка, ни одного письма. Словно нас никогда не было.
   - Приехали, - доложил шофёр, припарковав машину у подъезда номер три по улице Суворова.
   Я расплатился и вышел. Передо мной высилось двадцати этажное здание. Я поднялся на пятый этаж в семьдесят восьмую квартиру и позвонил.
   Через несколько секунд дверь открыл незнакомый мужчина в белой тельняшке и семейных трусах.
   - Вы к кому? - меряя меня подозрительным взглядом, спросил он.
   - К Елене Андреевне, - ответил я, лихорадочно соображая, что говорить дальше. Я проговаривал эту встречу много раз, а теперь вот, растерялся! Увидеть здесь кого-то кроме Ленки я не ожидал. Сотрудники МИРА только нашли её адрес, не сообщая подробностей.
   - А вы кто? - хриплым голосом спросил хозяин квартиры.
   - Антон Вениаминович, - соврал я, - Меня прислали с биофака. Елена Андреевна работала у нас над диссертацией. Мы хотим использовать некоторые результаты, а для этого нужно её разрешение, - быстро сообразил я.
   - Проходите... - впустил меня мужчина, провожая недоумённым взглядом.
   - Спасибо.
   - Она сейчас кормит ребёнка, вам нужно подождать. Проходите сюда, - пригласил он в гостиную, - Я муж Елены Андреевны, Василий Петрович. Можно просто Василий.
   - Очень приятно, - запинаясь, ответил я, с ужасом смотря на этого неряшливого мужчину и с трудом веря, что моя Ленка могла такого выбрать в спутники жизни.
   - О! А вот и Елена Андреевна! - показывая на дверь, воскликнул Василий, - Я на балкон покурю. Не буду мешать.
   В комнату вошла Ленка. Я с трудом узнал в этой усталой измученной женщине свою невесту. Вечно улыбающиеся глаза были потухшими, лицо бледным, спутанные волосы наскоро связанны в скудный узел. От былого великолепия и роскоши не осталось следа.
   - Привет... - еле слышно проговорила Ленка, дрогнувшим голосом, - Как ты меня нашёл?
   - Не важно, - шепотом ответил я, поглядывая, не слышит ли нас муж, - Что за ребёнок?
   - Мой ребёнок...
   - А ещё чей? - с замиранием сердца спросил я, безумно желая услышать, что мой.
   - Его, - кивнула в сторону балкона Ленка, - Тогда я была на третьем месяце...
   - Не может быть...
   - Прости меня, Коль... - опускаясь в соседнее кресло, проговорила она, - Я до последнего дня не решалась на аборт и ничего тебе не говорила. Это получилось случайно. Помнишь вечеринку у твоего друга Кости? В самый разгар тебя срочно вызвали в "Одиссею". В тот вечер я слишком много выпила и только утром сообразила, что произошло.
   - Я ожидал чего угодно, но не этого... - признался я, стараясь унять дрожь в голосе, - Ты счастлива?
   Ленка долго смотрела на меня, а потом соврала, что счастлива. Я слишком хорошо знал её и правду ото лжи давно научился отличать.
   - Ты любишь его? - наконец, после долгого молчания, спросил я.
   - Сына? Очень сильно.
   - Сына... Мужа?! - еле сдерживаясь, воскликнул я.
   - Люблю, - быстро ответила она, - Послушай, Коль... Давай не будем ворошить прошлое. Минуло полгода, мы пошли по разным дорогам, у нас разные жизни. Мы чужие люди.
   - Да ты хоть представляешь, КАК мне было эти полгода?! - не выдержал я, стараясь не сорваться с шепота, - Я думал о тебе каждый день! Я, как дурак, искал тебя! Неужели трудно было позвонить и всё объяснить?..
   - Я не могла... Я не хотела, чтобы ты знал. Ты слишком хороший для меня. Уходи, Коль!
   В комнату вошёл муж в сопровождении тяжёлого аромата дешёвых сигарет.
   - Ну, что? Разобрались с диссертацией? - недовольно спросил он, меряя меня недоверчивым взглядом.
   - Не совсем, - буркнул я, - Елена Андреевна, будьте добры, оставьте мне номер телефона. Я переговорю на кафедре и подъеду ещё раз в ближайшие дни.
   Лена потеряно посмотрела на меня, быстро чиркнув цифры на листике.
   - Вот... Но я ни на что не претендую... - проговорила она.
   - До скорого свидания, - направился я к двери в сопровождении мужа Василия.
   Не хотелось отпускать Ленку и услышанное не укладывалось в голове. Я медленно брёл по шумным улицам Киева не переставая думать о ней... О женщине, спасшей жизнь ребёнку и не обманувшей меня. Сколько женщин на её месте поступило бы так же?..
   Вернувшись домой и наскоро проглотив ужин, я решил, во что бы то ни стало, завтра снова встретиться с Ленкой. Я понимал, что должен на неё злиться а, быть может, обижаться, но не мог. Я готов был простить ей всё на свете, чтобы снова быть вместе. Какая-то предательская часть меня говорила, что это не правильно, что так не поступают. Обуреваемый противоречивыми чувствами, я провалился в глубокий и тревожный сон. Снилась Ленка, её муж Василий, Мира, Аристарх... Всё сбилось в один калейдоскоп лиц, чувств, эмоций. Поэтому, когда робкий солнечный луч ударил в лицо, я мигом проснулся. Часы показывали без четверти десять. Полежав несколько минут с открытыми глазами и поняв, что уснуть уже не удастся, я встал, направившись к окну.
   Медленно падал снег, ложась ровным белым кровом по выметенным дочиста улицам. Порывшись в кармане пиджака, я нашёл обручальное кольцо, когда-то давно подаренное Ленке. Казалось, это было в прошлой жизни.
   Приведя себя в порядок, наскоро проглотив кофе, я набрал номер всё ещё любимой женщины, и попросил разрешения приехать. Она согласилась, и через сорок минут я был у неё. На мой вопрос, где муж, она ответила, что на работе и у нас есть время спокойно поговорить.
   Мы расположились на кухне, Ленка заварила чай.
   - Зачем ты снова пришёл? - устало спросила она, усаживаясь на соседний табурет.
   Я смотрел на это любимое лицо и не знал, что ответить. Мне хотелось уйти и больше никогда не вспоминать об этой женщине, но, в тоже время хотелось прижать её к груди и умолять вернуться. Я сжимал в кулаке вечно следовавшее со мной обручальное кольцо, не зная, каким чувствам отдаться.
   - С тобой всё нормально? - участливо спросила она, когда я в очередной раз замолчал.
   - Через месяц я улетаю. Меня не будет два года, - начал я, - Я подписал контракт. Участвую в одном очень хорошем проекте...
   - Я рада за тебя, - улыбнулась она, крепко сжимая в руке чайную ложку, - Тебя пригласили заграницу?
   - Можно сказать и так, - ответил я.
   Из комнаты донёсся детский плач. Ленка вскочила и, извинившись, помчалась к сыну.
   Я слышал, как она его успокаивала, тихо что-то напевая. Я положил на стол кольцо, потом несколько минут смотрел на него а, потом спрятал в карман пиджака. Вернулась Ленка.
   - Так зачем ты пришёл? - снова спросила она, сев напротив.
   - Ответь, ты счастлива? - спросил я, больше всего на свете желая услышать, что нет. Тогда я бы забрал её с собою из этой убогой квартиры и простил бы всё на свете.
   - Уходи... Так будет лучше для всех. В соседней комнате спит мой сын, но, к сожалению, не твой... Так что уходи, Коль. Я здесь счастлива.
   Я смотрел в её глаза и понимал, что меня обманывают. Но обман был её решением, и я обязан его уважать.
   - Если тебе что-нибудь понадобиться, мой номер не изменился, - я встал, быстро направившись к двери. Рука в кармане пиджака с силой сжимала кольцо.
   - Извини... - тихо проговорила Лена.
   - Всё нормально, - кивнул я, - Хотел вернуть, это твоё.
   Я положил кольцо на тумбочку и вышел. Ноги были ватными. Шаги давались с трудом. Я знал, что Ленка никогда мне не позвонит и ни о чём не попросит. А ещё я знал, что она сохранит это кольцо, потому что любит меня.
   На улице я оглянулся на дом, ища окно только что покинутой квартиры. Из-за тонких занавесок на меня смотрела любимая, но уже не моя женщина. На прощание я помахал ей рукой, желая поскорее уйти.
   Что дальше было в этот вечер, не помню. Ноги сами принесли в какую-то дешёвую забегаловку, где услужливый бармен за хорошие чаевые наливал столько, сколько я требовал. Как оказался дома, тоже же не помню. А когда на следующее утром проснулся, то обнаружил себя в полном обмундировании. Пиджак, брюки, рубашка... После небольшой ревизии карманов, я понял, что провожатый взял себе не плохие чаевые в объёме моего бумажника, швейцарских часов и смартфона.
   Я с трудом поднял тяжёлую голову, больше всего на свете желая послать всё к чёртовой матери, купить коньяк и провести несколько дней в одиночестве. Но мне не дали даже додумать эту увлекательную мысль. В дверь постучали, и на пороге появился Беспалов.
   - Что ты здесь делаешь? - спросил я, меньше всего ожидая видеть здесь его.
   - Принёс универсальное средство от похмелья, - усаживаясь на стул и доставая из сумки две бутылки пива, ответил он.
   - Так это ты приволок меня сюда?
   - Я, - кивнул Сергей, открывая бутылки и протягивая одну мне, - Твоё здоровье!
   - Спасибо... А как ты меня нашёл? Я же никому не говорил...
   - Неужели ты думаешь, что МИР так просто отпустил нас? Или они каждый день выращивают новую партию программистов для Марса?
   - И как они за мной следили? Телефон, что-ли?
   - Угу... Только его у тебя приватизировали до моего прихода. Так что, на будущее, выбирай место для заливания душевных ран посолиднее. Ок?
   - Угу... - кивнул я, приложившись к бутылке, - Спасибо!
   - Ты МИРу говори спасибо, а не мне! Они предвидели подобный ход событий и за каждым установили слежку. Не каждый день простые люди летят на Марс. Мы же не какие-то там тренированные космонавты, можем и сорваться.
   - И чем мне грозит такой залёт? - поторопил я.
   - Не переживай. Всё равно полетишь. Для машин МИРА по-прежнему нужно три программиста, Аристарх всем руководит, так что без тебя можно и не взлетать.
  
  Глава 4
   Мне нечего было делать в Киеве ещё один день, и я решил вернуться в Карпаты.
   - А я немного погуляю на свободе, - ответил на это Беспалов, - Может, съездишь вместе со мной к родным? Развеешься.
   - Извини, но из меня никудышный компаньон.
   - Как скажешь, - попрощался Сергей, садясь в машину.
   Я натянул шапку поплотнее, стараясь укрыться от холодного ветра, и пошёл в сторону парка. Зима в этом году выдалась по-настоящему морозной, и пронизывающий ветер норовил пролезть под полы кожанки.
   Я брёл по засыпанным снегом улицам, обгоняя застрявшие в пробках автомобили. С каждым шагом на душе становилось тоскливей. Хотелось скорее вернуться в МИР к вечно недовольной Ирме, к обаятельной Мире, к задумчивому Аристарху. Хотелось просиживать дни напролёт над планшетом, разбирая запутанные коды, а по ночам думать о том, как получилось чудо-яблоко и дивный грунт. Компания МИРА стала убежищем. А Марс может стать новым домом.
   Я бродил по ледяным улицам города до сумерек, то и дело поглядывая на часы. Время тянулось бесконечно долго и, когда стрелки показали десять, я с удовольствием вернулся в квартиру, растянулся в постели и проспал до утра.
   На следующий день я поехал в Борисполь, там меня ждал вертолёт, который привёз в офис МИРА . Я возвращался в место, которое стало домом.
   Оставшиеся до старта дни проходили в изнурительных тренировках. Было решено за один месяц сделать из нас космонавтов. К компьютеру я подходил только на два часа в сутки, работая с Ирмой и Сергеем над срочными заказами. Изо дня в день вместе с остальными членами экипажа я слушал лекции об особенностях жизни в невесомости и тренировался в специально оборудованном помещении для космонавтов. Естественно, астролётчик из меня был никакой. Единственный, кто более или менее выделялся на общем фоне, была Ирма. На удивлённые вопросы, откуда такая хорошая физическая подготовка, она объяснила, что с детства мечтала служить в армии. Тут мы, наконец, и поняли причину вездесущего командного тона.
   - С этой центрифугой у меня все коды из головы повылетают! - ругался Сергей на очередном занятии, - На кой чёрт это?! Аристарх клялся, что продумал сверх комфортные условия!
   - Ну а как же! - мягко напомнил о своём присутствии обсуждаемый Аристарх, - Но приготовиться, всё же, следует. Мы проживём на Марсе год. Там другие условия, другая гравитация. Мы можем оживить планету, но не можем изменить ряд её физических свойств.
   - Да-да, помню. Все коды переписывались с расчётом для Марса! - буркнул Сергей, вспоминая месяц, посвящённый заучиванию известных кодов с поправками для красной планеты.
   Так и проходили дни. Тренировки, двухчасовая работа на спонсоров, снова тренировки. Некогда было думать о чём-то постороннем. Только поздно вечером, когда я оставался один в своей комнате, вспоминал Ленку, её мужа, их ребёнка... Но усталость быстро брала своё и я проваливался в мир снов.
   Изматывающий график прекратился только за неделю до старта. Мы вернулись в обычный ритм. Я практиковал с ребятами в три руки. Естественно, моя скорость работы оставляла желать лучшего, из-за чего периодически приходило слушать недовольные возгласы Ирмы. Первое время я огрызался, объясняя, что подгонять меня не следует, иначе допущу ошибку, которую будем исправлять уже все вместе; а потом попросту перестал обращать внимания на Ирму. Её хлебом не корми, дай показать свой жуткий характер.
   - Если ты с такой же скоростью будешь работать на Марсе, мы планету и за три года не оживим! - ворчала Ирма, дожидаясь, пока я найду в одной из книг вылетевший из головы код.
   - Скорость появиться со временем, ты сама прекрасно понимаешь, - отвечал я, молясь, чтобы скорее вернулись Сергей с Аристархом. При Аристархе Ирма мигом превращалась в скромную овечку, готовую чуть ли не самой вписывать все коды, бегая от одного компьютера к другому.
   - Нашёл! - сообщил я, быстро набирая найденный код.
   - Ну, наконец-то... - буркнула Ирма, нервно стуча костяшками пальцев по столу.
   В комнату вошли Сергей с Аристархом.
   - Отвлекитесь, пожалуйста, - попросил Аристарх, - Завтра утром я с Миррой уезжаю на космодром, а в десять часов в воскресенье мы стартуем. Поэтому, сейчас сюда придут ребята из лабораторий, и мы проведём последнее собрание.
   - Дайте пару минут дописать код, - попросила Ирма и, не дожидаясь ответа, застучала по клавишам.
   - У нас срочный заказ для какой-то лаборатории в Средней Азии, - объяснил я, вписывая свою часть.
   Ребята постепенно собирались, рассаживаясь на диванах в зоне отдыха.
   - Хорошая скорость, - похвалил меня Аристарх, наблюдая за работой, - Если ты в таком же темпе будешь работать на Марсе, погрешность во времени можно нейтрализовать.
   - Что за погрешность? - тут же спросила Ирма.
   - Когда мы рассчитывали время работы на Марсе, естественно, учитывалась скорость каждого программиста, - любезно объяснил Аристарх, - Итак, все в соборе! Пойдемте!
   Ирма запустила процесс трансформации, и мы отправились слушать Аристарха.
   - Прошу всех сюда! - позвал Аристарх, пересекая рабочую часть зала в сторону комнаты Миры, - Мира одно из самых важные звеньев в операции, поэтому, совещание проведём у неё.
   Я заметил, как недовольно передёрнула плечами Ирма. Не смотря на всё, что говорил Аристарх, она считала Миру своей соперницей.
   - Мира, мы к тебе, - с улыбкой, открывая красную дверь, проговорил Аристарх.
   Кивнув, и тут же отыскав глазами меня, Мира энергично замахала руками, приглашая меня на лучшее место на белоснежной софе рядом с ней. Остальные скромно стали за нашими спинами. Аристарх начал совещание. Он сжато в несколько минут рассказал суть предстоящей работы. Взлёт был назначен на десять утра, к какому-то там времени мы должны будем обогнуть Землю, направившись в сторону Луны. Добравшись до Луны, корабль должен будет от неё оттолкнуться, чтобы полететь по направлению к Марсу. С нами на борту будет команда космонавтов, в обязанности которых и входит руководство полётом и обеспечение комфортных условий на новой планете. Сотрудники МИРА во время полёта будут заниматься тем же, что и на Земле. Другими словами, физики, химики и биологи будут колдовать над своими пробирками, а программисты, то есть я, Ирма и Сергей, - обеспечивать экипаж и сам корабль пищей, энергией и воздухом. Задача простейшая.
   - По прибытии на Марс будем жить на корабле до тех пор, пока планета не станет пригодной для человека, и мы сможем без риска создать комфортабельные дома и средства передвижения для каждого из нас. На Марсе руководить экспедицией буду я, - продолжал Аристарх, - На корабле главный капитан Юрий Давыдов. С ним вы познакомитесь в день старта. Теперь, что касается Миры, - Аристарх посмотрел на меня, - в течении полёта Мира будет находиться в машинном отсеке корабля. Войти туда имеют право я, капитан корабля и наш программист Николай.
   Я словил на себе одобрительный взгляд Сергея и насмешливый Ирмы.
   - А что станет с офисом после нашего отбытия? - спросила Нелли, девушка-биолог из лаборатории.
   - Компания МИРА будет законсервирована до возвращения, - ответил Аристарх.
   - Но летит не вся лаборатория, - продолжала Нелли, - Чем будут заниматься оставшиеся на Земле?
   - Её тревожит проблема этих неудачников, не уместившихся на корабль! - донеслось до меня восклицание Ирмы, - Ну даёт...
   - Лабораторные сотрудники будут продолжать опыты в московском офисе МИРА по прописанной мною программе, - ответил Аристарх, - в Карпатах останется только охрана. Все приборы МИРА уже были скопированы, проверенны и перенесены на корабль "ЯМИРА-1". Поэтому, наши машины останутся здесь и будут зашифрованы до возращения. На случай форс-мажора, шифр от помещения вместе с машинами МИРА, а также библиотеки с кодами экспонатов нашего чудесного подвала, храниться в одной из ячеек швейцарского банка. Поэтому нет смысла переживать, что кто-то будет неправильно использовать наши с вами наработки. Все права на язык МИРА мной запатентованы.
   Аристарх сделал паузу, окинув всех счастливым взглядом. Он был рад и не скрывал этого.
   - Поэтому, не следует заострять внимание на столь незначительных деталях, - продолжал он, - Наш корабль совершит посадку на Марсе, оживит планету и геройски вернётся на Землю.
   После такой фразы захотелось аплодировать. Что мы все и сделали, вогнав Аристарха в краску.
   - Ты справишься? - шепнул я Мире.
   - Если ты будешь рядом, то справлюсь, - улыбнулась она мне.
   - Я буду рядом! - пообещал я, поддавшись всеобщему восторгу.
  
   Наступило долгожданное воскресение. Мы прибыли на космодром в шесть утра получать последние указания. Я, как и многие сотрудники МИРА, впервые увидел корабль. Нет, мы видели его трёхмерную модель на компьютере Аристарха, но воочию "ЯМИРА-1" увидел только сейчас. Корабль восхищал. Огромный, точно из фантастического фильма звездолёт ждал разрешения на взлёт в центре космодрома.
   На торжественное событие прибыли меценаты МИРА. Их я тоже увидел впервые. Каждый из девяти человек, благодаря которым появилась компания МИРА восхищённо пожимал руки членам экипажа.
   - Для нас огромная честь, работать в команде с такими великими людьми, как вы! - тряс мою руку один из меценатов, дородный дядюшка лет пятидесяти с густой чёрной шевелюрой, явно неоднократно выкрашенной.
   Я задумался... Мы можем создать всевозможные блага для человека, но вновь вернуть молодость или хотя бы остановить старение не в силах. Я посмотрел на Аристарха... Когда-то он отыщет преемника, способного и на это.
   Приглашённые журналисты снимали на камеры всё, до чего могли дотянуться. Им не сказали куда летит корабль и это их подначивало ещё больше. Руководство проекта предупредило, что о миссии экипажа сообщат только после того, как мы покинем орбиту Земли. Естественно, никого не устраивало ждать так долго и время от времени самых назойливых журналистов отправляли в последние ряды.
   - В добрый путь! - пожелал всем Аристарх, взирая с мостика на собравшихся, - Мы скоро вернёмся!
   Последняя фраза вызвала улыбку на лицах присутствующих.
   Нам махали руками, выкрикивали пожелания хорошего пути и просто восхищённо смотрели вслед. Мы вошли в корабль, заняли места согласно плану, сотню раз отработанному на тренажёрах, и приготовились к старту. Всё происходило как в тумане. Я не понимал, что улетаю с планеты, что уникальный уже только потому что достигну Марса одним из первых, я вообще плохо понимал, что происходило. Корабль трясло, панели мигали цветными кнопками, космонавты обменивались цифрами, и мы взмывали вверх. Когда, наконец, разрешили отстегнуть ремни безопасности и посмотреть в иллюминатор, родная планета была огромным бело-голубым шаром внизу. Но то, что я был в космосе в тысячах милей от дома, понял только на следующий день. Думаю, ребята чувствовали тоже самое. Я плохо адаптировался и психологи, готовившие к полёту, предупреждали об этом.
   - За полгода привыкнешь к мысли, что не на Земле, - рядом со мной у иллюминатора стоял Аристарх.
   По ту сторону стекла была вселенская пустота. Где-то на задворках других галактик сияли серебряными осколками холодные звёзды. Казалось, протяни руку и срывай их как спелые яблоки.
   Мы летели уже четыре недели. День за днём программисты создавали еду, воду, воздух и энергию для трансформации. Я не переставал восхищаться самодостаточностью языка МИРА. Программисты чувствовали себя богами. Только время тянулось медленно. Одни и те же коды, одни и те же дни. Я смотрел в иллюминатор на точку, которую мы стремились покорить. Это было похоже на подъём в горы. Подъём длинною в жизнь. Марс был холодным и далёким. Порой, казалось, его вообще не существует, и, даже через обещанные пять месяцев он не станет более осязаемым, чем сейчас.
   - Ты не понимаешь, что происходит, - говорила мне Мира. Я каждый день приходил к ней в машинный отсек. Она сидела в специальной капсуле опутанной сотнями проводов, по которым текла её энергия к сердцу корабля. Уникальный прибор потреблял энергию Миры, трансформировал и передавал двигателю.
   - Ты хочешь увидеть Марс? - спросила Мира.
   - Не знаю... - пожимал плечами я. Мне не было дела до Марса. Здесь, на корабле, в миллионах километров от дома я всё чаще вспоминал о Ленке. Из иллюминатора ещё хорошо было видно Землю, и я глазами искал Европу, рисуя в воображении точку, в которой жила Ленка. Мне так хотелось бросить всё и вернуться на Землю, забрать Лену от мужа, увести далеко-далеко и больше никогда не расставаться. Но "ЯМИРА-1" уверенно вёл нас вперёд и все мои мысли и желания ему были безразличны.
   - Коснись меня... - вдруг попросила Мира. Впервые за время нашего знакомства она заговорила о чём-то подобном.
   Мира просунула руку в специальное отверстие в капсуле. Аристарх его специально сделал по просьбе девушки. Я положил свою руку в её ладонь. На корабле царила оглушающая тишина и, казалось, я слышал как бьется сердце Миры, как по венам бежит кровь, как стучит в висках. Девушка смотрела на меня. Так на меня давно никто не смотрел. Глазами полными нежности, любви и вдохновения. Она любила. Наверное, так меня никто и никогда не любил. Я отвёл взгляд в сторону, снова вспомнив о Ленке.
   - Ты думаешь о ней... - хриплым голосом проговорила Мира. Меня тут же бросило в жар. Откуда она знает?!
   - Не удивляйся, что мне это известно. Я женщина. Пускай, не очень материальная, но женщина!
   - Я... прости... - запинаясь, проговорил я, - Я ничего не могу сделать!
   - А ты и не хочешь ничего делать! - с горечью воскликнула Мира, забирая руку. Корабль вдруг пошатнуло, откуда-то послышался гул.
   - Нужно пойти посмотреть, что произошло! - вскочил я, испугавшись внезапной качки.
   В ответ Мира лишь улыбнулась.
   Я рванул к двери, где наткнулся на бежавшего к нам Аристарха.
   - Так и знал, что ты тут! - выдохнул он, хватая меня под локоть и выволакивая в коридор.
   - Что произошло? Корабль... - начал было я, но, Аристарх закрыл дверь в помещение Миры и тихо заговорил.
   - Николай, двигатель нашего корабля - живой человек! С эмоциями и чувствами! Всё, что происходи в её душе, отражается на энергии! Понимаешь?!
   - Понимаю... - кивнул я, - Я должен полгода обманывать эту девушку, говорить что люблю, иначе мы не долетим до Марса. Верно?
   - И потом ещё год на Марсе, - ответил Аристарх, - Я не стану там работать над её чувствами. Вернёмся на Землю, тогда и посмотрим.
   - Но ты же обещал! Она ждёт!
   - А если ничего не получиться?! Ты согласен жить на Марсе до конца своих дней?! Вторую Миру я создавать не буду.
   - Создадут на Земле другие, - ответил я.
   - Нет... - с улыбкой покачал головой Аристарх, - Я уничтожил все данные о ней. Никто не имеет права делать искусственных людей. Мира - машина! Компьютер. Мощный уникальный биокомпьютер. И что бы я ни делал, ни один код не приблизит её к человеку. У Миры нет того, что есть у тебя, меня и миллионов других людей.
   - Чего же у неё нет? - не понял я.
   - Души! Ты знаешь код души, Николай? - Аристарх на мгновение замолчал, - Я знаю код яблока, вина, волоса и воды. Но я не знаю код души. И я его не вписал в структуру Миры. А значит, у Миры нет души.
   - А если попробовать расшифровать? - предположил я, понимая полный абсурд того, что говорю. Как можно расшифровывать то, чего не видно и невозможно пощупать?
   - Я прошу тебя, Николай, - тихо заговорил Аристарх, - Играй и дальше в эту игру. Мира должна быть счастлива, иначе мы не долетим до Марса.
   - Хорошо... - кивнул я, меньше всего желая становится любовником виртуальной женщины.
  
  Глава 5
   Марс становился всё ближе. Красная планета уже чётко выделялась на фоне белых точек вселенной. Я каждый день смотрел сначала в один иллюминатор на Марс, а потом пересекал корабль и смотрел в другой, откуда виднелась крошечная планета Земля.
   - Ностальгия? - спросил Беспалов, также смотря в темноту космоса.
   - Не знаю... - честно признался я, - Мне надоел этот полёт.
   - Думаю, здесь дело ещё кое в чём! Правда?
   Я тяжело вздохнул. Правда. Мне до тошноты осточертело обманывать Миру, каждый день заверять, что она становится мне больше чем другом, что я забываю Ленку... Врал, и от этого было противно. Казалось, вот-вот сорвусь, не выдержу! Чем больше времени обманывал Миру, тем сильнее любил Ленку. А, когда, в конце первого месяца полёта мы отправляли сообщения домой, я надиктовал на камеру послание для Ленки. Сотрудники МИРА уже, наверное, передали его. Теперь я ждал ответа. Ждал и боялся, что он не придёт. За изобретение космической почты также следовало поблагодарить Аристарха.
   - Когда почта? - спросил я Сергея.
   - Сигнал летит. Ждём сегодня.
   И, правда, поздно вечером, пришли долгожданные письма.
   Ирма, Сергей, Аристарх, ребята из лабораторий и космонавты разобрали файлы, отправившись в свои каюты слушать послания.
   Я держал в руках прямоугольник флешки, на котором хранилось послание. Сумасшедшая смесь чувств обуревала меня. Страх, восторг... всё смешалось. Я помчался к себе, включил компьютер, запустил файл. На экране появилось лицо Ленки.
   - Я всегда знала, что ты достигнешь многого, - заговорила она, улыбаясь, - Когда пришли сотрудники вашей организации и чуть ли не силой заставили смотреть программу новостей, я не знала верить ли уведенному. А теперь, программа новостей стала в моём доме обязательной! Там рассказывают, где вы и сколько осталось времени до приземления на Марсе. С ума сойти! - воскликнула Ленка, - Ты летишь на Марс!
   Моё сердце бешено колотилось. Голос Ленки был родным, близким и таким любимым. Я старался уловить каждый звук. Удержать его. Запомнить.
   Ленка достала моё обручальное кольцо.
   - Когда ты его оставил... - продолжала она, - Наша совместная жизнь, наше прошлое... воспоминания так и хлынули. Лучше бы ты не возвращался! Я бы жила спокойнее, и сейчас не плакала перед камерой, - Ленка усмехнулась, вытирая слёзы - Знаешь, сколько раз я надиктовывала это сообщение? Раз двадцать! Я не знала, что сказать, не знала, нужно ли вообще что-то говорить. А ещё знала, что ты ждёшь ответ. Хочу сказать одну вещь... Я люблю тебя, Коль. Не меньше, чем ранее, когда мы были вместе и были счастливы. Не подумай, что это признание оттого, что ты стал известным. Знаешь, я хочу, чтобы у тебя всё было хорошо. Надеюсь, когда вы вернётесь с Марса, мы встретимся и проведём несколько часов в уютном ресторане за бокалом красного вина и хорошего ужина.
   Ленка улыбнулась и изображение застыло. Запись закончилась.
   Поражённый, я сидел перед монитором. Чувства захлестнули меня и, что с ними делать, я не знал.
  
   Дни на корабле были до единого похожими. Это место, где нет дня и ночи. Есть только часы, которые отсчитывают время, напоминая, что нужно идти работать, принимать пищу или спать. В перерывах я посещал Миру и пел ей дифирамбы, признаваясь в любви. Пришлось даже выучить несколько стихов Пушкина для большей убедительности. Мира млела от подобного внимания, а мне с каждым разом становилось всё противнее от затянувшего обмана.
   День за днём, неделя за неделей, месяц за месяцем. Время тянулось монотонно-долго и я уже считал дни до приземления на Марсе. Безумно хотелось чего-то нового. И, вот, капитан корабля, наконец, сообщил, что завтра "ЯМИРА-1" коснётся красной планеты.
   - Вот и всё... - с улыбкой говорила Мира, - Полдела сделано.
   Я смотрел на эту девушку и мне её было жаль. За полгода корабль вытянул из неё все силы. Мира с трудом могла просовывать руку в отверстие, чтобы коснуться моих пальцев. Она была истощена, слаба и рассеяна, но полна оптимизма в ожидании самого лучшего.
   - Завтра от тебя всё это отсоединят, и энергия Марса снова даст силы! - попробовал подбодрить я.
   - Если бы ты знал, как мне хочется обычных человеческих вещей... Я ведь помню очень многое из прошлой жизни, из жизни ТОЙ Миры. Вкус кофе, аромат духов... Всё то, что для меня нереально. Единственное ощущение, которое мне посчастливилось иметь в этом недоделанном теле, это способность касаться предметов и чувствовать их холод, тепло, шероховатость. Это так замечательно!
   Мира крепко сжимала мои пальцы, кусала губы и искала глазами мой взгляд.
   - Но у тебя есть масса преимуществ, которые не даны другим женщинам! - попробовал подбодрить я, - Ты никогда не постареешь. Вечная молодость! То, о чём мечтают миллионы, есть у тебя!
   - А я просила? - скептически спросила Мира.
   - На Марсе всё будет по-другому! Вот увидишь, - я коснулся губами руки Миры.
   - Иди к себе, - попросила Мира, - Завтра непростой день. Нужно отдохнуть.
  
   Мы вышли на орбиту Марса рана утром. Корабль медленно летел к месту посадки. Красная планета производила впечатление холодной и негостеприимной. Ни одного живого существа кроме нашего экипажа. От мысли, что на там мы будем целый год единственными обитателями, становилось не по себе.
   Корабль неимоверно трясло и, даже пристёгнутый ремнями безопасности я боялся, что вылечу из кресла и разобью лоб о ближайшую панель. Но экипаж корабля прекрасно справился с заданием и в шесть часов четырнадцать минут по Киевскому времени мы сели на Марсе.
   - Добро пожаловать на красную планету, - гордо проговорил в микрофон Юрий Давыдов, капитан первого в мире космического корабля, достигшего Марса.
   Наверное, мы все слишком долго ждали этот момент, потому что ещё несколько минут сидели на своих местах не в силах поверить в то, что, наконец, свершилось.
   Аристарх первым пришёл в себя. Теперь бразды управления перешли в его руки. Следовало обустроить планету для нашей работы. Аристарх ловко раздавал задания, объясняя в сотый раз, как именно следует расположить принесенные с Земли гигантские трансформационные диски, как их крепить, как подсоединять провода, как запустить машины МИРА.
   Космонавты, физики, программисты, словом все, вдруг стали разнорабочими. Мы одевали скафандры и выходили на планету устанавливать диски для трансформации, возвращались на корабль, чтобы проверять работают ли компьютеры МИРА и снова выходили на поверхность.
   Так прошло несколько дней. Марс был очень холодным и мрачным. Казалось, планета не хотела нас видеть. Сильные порывы ветра несколько раз срывали трансформационные диски и их приходилось крепить заново. В этом деле очень помогала Мира. Всего за несколько часов на Марсе она набрала достаточно сил и теперь наблюдала за приборами паря нам ними. Мы всегда знали, что повредилось и в каком месте. Мира тут же прилетала с докладом.
   - Самая простая часть выполнена. Мы достигли Марса и укрепились на нём, - говорил на собрании Аристарх, когда, наконец, все было привинчено и прибито, - Наше первостепенное задание - создать атмосферу. Наше задание создать пригодное место для жизни, а для этого стоит немного поднапрячься. Итак, друзья мои, удачи нам!
   Воодушевленные и наполненные надеждами на самое лучшее, мы принялись за работу. Гигантские трансформационные диски со свистом выпускали на пустынную планету килотонны воздуха. Коды писали все, даже Аристарх. Состав воздуха предельно прост и нам просто требовалось время, чтобы насытить им планету. В лабораториях физики и химики неустанно наблюдали за результатом, пока, наконец, не объявили, что достигнута необходимая концентрация газов. Красная планета дышала. Мы писали коды десять дней подряд, делая двадцатиминутные перерывы на еду и семичасовые на сон. Я чувствовал себя зомби, каждые семь минут повторяя один и тот же код.
   - Нужно отдохнуть! Я ничего не соображаю! - встал из-за компьютера Сергей.
   - Нам предстоит проделать тоже самое для тысяч других объектов, - ответил Аристарх.
   - Никогда не думала, что это будет так... занудно, - буркнула Ирма, вставая со своего места.
   - Мы все хорошо поработали и имеем право прогуляться, - с улыбой предложил Аристарх, - Воздух на Марсе в сотни раз чище Земного. Кто со мной?
   Второй раз спрашивать не нужно было. Наружу пошли все. Но пошли медленно, с опаской, точно всё ещё боясь Марса, недоверяя ему.
   - Марс не подведёт! - крикнул Аристарх, заметив как все замешкались, а потом широким жестом открыл люк и вышел наружу.
   Над нами было прекрасное лазурное небо.
   - Почему небо не жёлтое? - тут же спросила Ирма, - Непривычно видеть над головой другой цвет.
   - Я немного изменил код, - таинственно улыбаясь ответил Аристарх, - Зачем на двух планетах небо одних цветов?
   - А на химический состав это как повлияло? - настороженно спросил Юрий Давыдов, капитан корабля.
   - Никоим образом.
   Ко мне подлетела Мира. Всё это время она свободно гуляла по просторам Марса, собирая бесценную информацию о "старом Марсе".
   - Здесь есть несколько замечательных мест, - шепнула мне она, - ты должен их увидеть! Пошли!
   Я пожал плечами и отправился с Миррой. Красная земля под ногами и жёлтое небо над головой создавали впечатление чего-то нереального. Происходившее казалось сном, который вот-вот растает.
   - Посмотри! - крикнула Мира, залетая за огромный валун. - Иди сюда!
   Я обошёл камень и моему взору открылся действительно прекрасный вид. Внизу, на глубине около трёхсот метров, раскинулась громадная, сколько мог охватить взор, каменная долина.
   - Правда, красиво? - опускаясь на отшлифованный ветром булыжник, поинтересовалась Мира.
   - Правда... - садясь рядом с ней, проговорил я.
   - Аристарх хочет сделать здесь море. Он даже название придумал. Море Миры. В честь своей невесты.
   - А горные пики тоже имеют сои имена? - скептически спросил я.
   - Наверное, - пожала плечами Мира, - Я не интересовалась. Он мне рассказал про это море. Всё-таки мы с его Миррой чем-то похожи...
   Я посмотрел на запад. Солнце еле заметным диском светилось у самого горизонта. Когда здесь будет море, закаты будут особенно красивыми.
   - Когда Аристарх думает заняться мной? - вдруг спросила Мира, - Прошло уже больше двух недель. Я набираю силы.
   - Аристарх всё помнит, - как можно спокойнее ответил я, - У тебя ещё есть время.
   - Хорошо... - Мира прижалась к моему плечу. Лёгкое, чуть заметное прикосновение, - Я верю тебе...
  
   Следующий месяц мы работали над водой и землёй Марса. Следовало запустить основные реки и озёра, рассыпать слой плодоносного грунта и его населить необходимыми видами бактерий. Мы работали не покладая рук. Даже ночами мне снилось, что я печатаю ставший ненавистным код инфузории-туфельки. Сколько я их наплодил, этих туфелек? Миллион? Два? Двадцать? Они появлялись на трансформационных дисках громадными кучами, которые ребята отвозили к рекам и озёрам.
  Аристарх всё только давал задания и куда-то пропадал вместе с Ирмой.
  - Нужно охватить планету со всех сторон, - уклончиво объяснял он, когда мы с Сергеем интересовались, куда они оба ходят.
  - Постой! - остановил я его перед очередным уходом, - Давай поговорим о Мире.
  - Не о чём говорить, - недовольно ответил Аристарх, - Я тебе уже всё объяснил. Мира может быть только такой, какая сейчас. И не трать время впустую. У нас график.
  - Пошли! - поторопила Аристарха ухмыляющаяся Ирма, - Нам нужно работать.
  Они ушли, а я повернул в сторону корабля, но на моём пути оказалась Мира, по всей видимости слышавшая разговор.
  - Ты знал и ничего мне не сказал? - горько спросила она.
  - Ты и сама догадывалась, - отмахнулся я.
  - Предатель! - зло бросила Мира, уносясь ввысь.
  Я не смотрел ей в след. Больше всего хотелось освободиться от её оков.
  - Ты бы с ней объяснился... - посоветовал Сергей, когда, вернувшись, я рассказал что произошло.
  - Зачем?
  - Она женщина... Влюблённая в тебя женщина. Поставь себя на её место. Отвергнутая единственным любимым мужчиной во всей вселенной. Каково?
  - Может, ты и прав. Вечером с ней поговорю.
  - Уже иди! А Аристарх со своим графиком подождёт.
  Я пожал плечами и отправился искать Миру. В гараже мне выдали вездеход, на котором я посетил несколько излюбленных Миррой мест, но девушки там не оказалось. Когда начало смеркаться я вернулся на корабль.
  - Поговорил? - с порога спросил меня Сергей.
  - Я не нашёл её, - ответил я, устало опускаясь на диван и тут же проваливаясь в глубокий сон.
  Усталость, монотонная работа и постоянная игра перед Миррой измотали меня. Поэтому, когда на следующий день я проснулся, чувствовал себя не лучше, чем накануне.
  - Мира объявилась? - за завтраком спросил я ребят.
  - Нет, - безучастно ответил Аристарх.
  - Да кому она нужна? - фыркнула Ирма, допивая кофе, - Я в лабораторию к физикам.
  - А если Мира сбежит? - предположил я.
  - Куда? В космос? Она тысячу лет будет добираться домой, где её примут как приведение, - ответил Аристарх, - Мира это прекрасно понимает.
  - А если, всё-таки сбежит? - продолжил за меня Сергей.
  - У меня есть способ её вернуть из любой точки во вселенной. Но пока ещё рано... - загадочно ответил Аристарх, вставая, - Доедайте и работать! Благодаря вашему вчерашнему выходному мы отстаём от графика!
  
  Планета оживала на глазах. Реки были прозрачными, моря синими, а трава зелёной. Мы писали коды для растений, которые высаживали по всему Марсу. Постепенно появлялись гигантские рощи, леса, луга...
  - Пройдёт ещё немного времени, и можно будет выпускать животных, - заглядывая в будущее, мечтал Сергей.
  На корабле в клетках томились овцы и попугаи, кошки и мыши, зайцы и собаки. Мы привезли по две пары почти каждого вида животных. У них был шанс стать первыми полноправными обитателями Марса.
  - Средняя температура на планете слишком низкая. Они не выживут, - ответил я, - Марс по-прежнему слишком холодный.
  - Марс холодный, потому что его не греет изнутри ядро, - объяснил вошедший Аристарх, - Любая планета питается энергией ядра. У Марса оно, пока, слишком слабое.
  - Пока? А как его разогреть? - спросил я. Такого пункта не было в плане, утверждённом на Земле.
  - Мы с Ирмой именно этим и занимаемся.
  - Но почему тайно ото всех? Почему это не оговаривалось дома? - не понял я.
  - Потому что не все бы согласились, - ответила Ирма, обнимая Аристарха, - Пойдём, нам нужно работать.
  - Неужели Ирма своего добилась? - опешив, спросил Сергей, поражённо смотря вслед удаляющейся парочке, - Вот уж никогда не думал, что Аристарх и Ирма могут быть вместе...
  - А мне всё равно, - отмахнулся я, - вот бы Миру найти!
   Уже неделю, как Мира сбежала. Никто из ребят её не видел, а приборы не могли зафиксировать. Идеальный побег.
   - Скорее! Скорее в лабораторию! - ворвался к нам один из физиков, - Быстрее! Сенсация!
   Мы с Сергеем переглянулись и помчались за сотрудником. В лаборатории над микроскопом уже склонился Аристарх.
   - Наконец, это произошло... - скептически ответил он, освобождая место Ирме.
   - Ты знал, что так и будет? - поразился лаборант.
   - Это закономерно. Мы привезли из дому коды, с помощью которых сотворили земные микроорганизмы. Но на Марсе когда-то была жизнь. Возможно, очень примитивная, но была. И вот теперь, под влиянием нашей экспансии, она пробуждается. Мы растопили тонны полярного льда, который бережно хранил тайны Марса все эти годы. Быть может, через несколько миллионов лет они эволюционируют в нечто типичное только для этой планеты. Жаль, никто из нас это не увидит.
   - О чём всё это говорит? - спросил Сергей.
   - О том, что мы добились того, ради чего прибыли на Марс. Планета ожила! Остался последний этап - запустить ядро. Мне понадобятся все программисты и космонавты. Ребята, - обратился Аристарх к работникам лаборатории, - Вы знаете, что делать.
   Я, Сергей, Ирма, Аристарх и космонавты сели в вездеходы и помчались в горы. Мы ехали несколько часов, всё дальше и дальше углубляясь в Марсианские скалистые насыпи высотой в несколько сотен метров. По правую сторону виднелся самый высокий марсианский вулкан - краса и мощь планеты. На Земле нет ничего подобного этому. Гора Олимп. Двадцать одна тысяча двести метров. Поразительное явление.
   - Приехали! - Аристарх остановил машину, и мы вышли посреди небольшой поляны, которая углублялась в скалы.
   - Этот проход ведёт к центру планеты, - объяснил Аристарх, - Всё время мы с Ирмой работали над этим туннелем. По нему мы должны опустить к центру Марса то, что станет ядром планеты и разрешит жить на ней так же комфортно, как и на Земле.
   - И что это будет? - спросил я.
   - Сейчас увидишь, - ответил Аристарх, - итак, мне нужно три программиста. Вы садитесь за вот эти компьютеры, - Аристарх показал на копию главного компьютера МИРА, - и пишите вот этот код. Три цикла в три руки. Нам нужна громадная мощь.
   Аристарх вручил каждому короткий перечень команд, которые следует набрать.
   - Этот код позволит спроектированной мной лебёдке развить сверхвысокую скорость и опустить к центру планеты новое ядро.
   Мы сели за компьютеры. Я с удивлением заметил, что за мною и Сергеем встали по два космонавта. Неужели Аристарх думал, что мы сбежим?
   - Набирайте код! - крикнул Аристарх.
   Всего несколько минут и работа выполнена. Энергия ускорения, которая должна запустить лебёдку, ждала своего выхода.
   - Ты знаешь, когда нажимать "пуск", - напомнил Ирме Аристарх и подошёл к скале. Там, в ущелье между камнями лежало два знакомых мне предмета. Чудо-яблоко и умерщвляющий грунт. Аристарх положил горшок с землёй на скалу и достал нож.
   - Выходи! - крикнул он и, из-за противоположной скалы вылетела Мира.
   - Мира!!! - закричал я.
   Но девушка лишь одарила меня снисходительным взглядом, подлетев к Аристарху.
   - Я готова! - сказала она ему.
   Аристарх положил яблоко на грунт и, что есть мочи, ударил по чудо-фрукту ножом. Сверкающая жидкость фонтаном хлынула из плода. Мы с замиранием сердца наблюдали, как капли чудо-жидкости смешивались с частицами убивающего грунта и испарялись, образовывая облако, в которое вошла Мира.
   - Что она делает? - одними губами прошептал Сергей и стоявшие за его спиной космонавты, опустили руки ему на плечи. Никто не должен был мешать происходившему процессу.
   Облако постепенно обволакивало Миру и, когда полупрозрачная девушка скрылась в нём, Аристарх скомандовал Ирме запускать процесс.
   - Постойте! - неожиданно для самого себя прокричал я, - Что происходит?!
   На мои плечи легли тяжёлые ладони космонавтов, не позволив вскочить и подбежать к Мире.
   - Она станет ядром планеты, дурачок, - снисходительно ответила Ирма, - Аристарх всё гениально продумал.
   - Мира!!! И ты согласна?!
   - Так я смогу очиститься от человеческих переживаний, - ответила девушка из тумана, - Грунт меня убил, а яблочная жидкость вновь оживила.
   Я лихорадочно думал, понимая, что тут что-то не так.
   - Когда процесс закончится, я появлюсь заново, - мягко ответила Мира.
   Я гневно посмотрел на Аристарха.
   - Они запрут тебя в ядре навеки!
   - Я знаю... - усмехнулась Мира и туман вокруг неё рассеялся. Во внешнем облике Миры ничего не изменилось.
   - Мира?.. - робко спросил я.
   - Она тебя не помнит, - ответил вместо неё Аристарх, - Она вообще ничего не помнит. Её жизнь только что началась с чистого листа. Ирма, запускай!
   - Я люблю тебя, Мира!!! - неожиданно сорвалось у меня. Но, новая девушка, которая вышла из облака меня не слышала. Её утянуло на сверхвысокой скорости в туннель к самому центру планеты.
  
  Глава 6
   - Зачем ты её обманул? - спрашивал я Аристарха, сидя на берегу глубоководной реки, которую мне позволили назвать Еленой.
   - Я создал Миру, допустил ужасную ошибку и не имел права обрекать на вечные муки.
   - А заточение что тогда в недрах земли?!
   - Мира, которую знали мы, была человеком во всех смыслах, кроме физического. А то, что получилось после прохождения облака стёрло абсолютно всё. Там, внутри этой планеты, обитает бессознательное аморфное существо. Мира сама на это согласилась.
   - Не верю... - сокрушённо ответил я.
   - Пройдёт какое-то время, и ты привыкнешь к этому. Мира сделала свой выбор.
   На душе было противно. Если бы я её не оттолкнул...
   - ...тогда бы Марс погиб, - закончил мои мысли Аристарх, - Не удивляйся. Я тебя прекрасно понимаю! Когда-то и я потерял Миру. Ту, которая любила меня. А эту, сам того не понимая полюбил ты.
   - А Мира пожертвовала собою ради высокой цели! - подсел к нам подошедший Сергей.
   - Пройдёт время и в ней могут зародиться частицы сознания... - предположил я.
   - Не думаю, - покачал головой Аристарх, - Согласно моим подсчётам от психической части Миры ничего не осталось.
   - Вы всё ещё о ней говорите? - подсела к нам Ирма, крепко обняв Аристарха, - Хватит! Идём ужинать!
   - Постой, - остановил её я, - А чудо-яблоко и умерщвляющий грунт? Они были не случайны?
   - Случайны, - ответил Аристарх, - Но я долго не знал, что это за вещи. Я провёл очень много опытов с тем и другим, пока не понял - это некое лекарство и яд одновременно. Только не для человека, а для таких, как Мира.
   - Но, жидкость из яблока прекрасно излечивала растения... - вспомнил я.
   Аристарх пожал плечами.
   - Я не знаю, что тебе ответить. Возможно, структура Миры столь же проста, как у растения. Но я в этом не уверен. Мой эксперимент закончился успехом только потому, что и грунт и яблоко я получил из тех элементов, что входят в состав Миры. Она не такая, как мы с вами. Она не похожа ни на одно живое существо в этом мире. Уникальная. И, поэтому, уникальный Марс, на котором мы с вами живём, потому что в его недрах особое ядро, не похожее ни на одно во вселенной.
   - Тогда зачем ты заточил Миру так далеко? - подал голос Сергей, которого также тревожило внезапное исчезновение Миры.
   - Мира сама попросила об этом. Она мучилась. Страдала. Она помнила наизусть чужую жизнь, переживаемые чувства, эмоции, мысли и надежды. Она жила чужым миром, от которого не могла избавиться. А это был её шанс. Я предложил, она согласилась.
   - Но там, в центре земли уже не наша Мира... - растеряно ответил Сергей.
   - В центре планеты живёт эфемерное существо, которое ничего не помнит, не понимает и не способно понять. Все человеческие предпосылки были вычеркнуты и родилась новая Мира, которая сейчас не сознательнее, чем вон та ива...
   Мы все посмотрели в сторону одинокого дерева, грустно опустившего свои длинные мягкие ветки к земле. Казалось, оно тянулось к Мире своими зелёными щупальцами также, как и мы старались проникнуть мыслями в недра Марса и убедиться, что с Миррой всё хорошо.
   - Она сделала свой выбор! - поставила жирную точку в разговоре Ирма, - Её никто не заставлял. Мы бы нашли другие способы оживить планету, а эту дурочку никто арканом не тянул.
   - Эта дурочка, как ты выразилась, дала возможность жить здесь много миллионов лет! - сорвался я.
   - Ну, всё, хватит, - Аристарх приобнял Ирму за плечи, - Мы все должны быть счастливы.
   Ирма и Аристарх встали ушли куда-то, Сергей направился в лабораторию, а я ещё долго сидел размышляя над происшедшим. Мира заняла в моей жизни особое место и легко отпустить её я не мог. Не мог, но должен был.
   Я знал, что ещё долго буду приходить сюда, на место нашей последней встречи и прислушиваться к звукам из туннеля. Быть может, раздастся голос Миры... Голос мира.
  * * *
   Тёплый, зелёный, цветущий и поющий... это Марс! Некогда красная планета сегодня была идеальной копией Земли. Я смотрел на лужайку. По зелёной траве наперегонки мчалось два щенка, где-то в ветках кричала сорока, а на цветке разводила крыльями бабочка. Идеальный, новый, чистый, прекрасный мир.
   Я вижу, как ко мне направляются двое. Женщина и держащий её за руку ребёнок. И, пускай это не мой сын, я люблю его. Люблю, потому что, люблю эту женщину. Всею душою. Сколько хватит сил.
   - Я так счастлив, что ты приехала на Марс! - обнимая её, снова и снова повторял я.
   - Я люблю тебя, Коль... - прошептала она.
   - Я люблю тебя, Лена... - шепнул я в ответ.
  Ладонь в ладонь, рука в руке, душа в душу.
  Жизнь на Марсе возможна!
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"