Дынина Ирина: другие произведения.

Радуга

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маленькая история о жизни одной семейной пары...


  
   РАДУГА.
  
   Жизнь круто изменилась ясным погожим днем, когда Марина, с отвращением осмотрев запыленные стекла балкона, приняла кардинальное решение - нужно мыть окна.
   Вика, шестнадцатилетняя дочь Марины от первого брака, посмеиваясь над хозяйственным рвением матери и, мечтательно покусывая кончик ручки, продолжала писать нечто заумное в толстой общей тетради.
   Не смотря, на юный возраст, Вика училась на втором курсе техникума, осваивая азы программирования и сражаясь с сухими, безликими цифрами высшей математики.
   - Забей, ма! - дочь тряхнула длинными, блондинистыми волосами и почесала кончиком ручки свое ухо - Зря стараешься, он все равно не оценит!
   Марина пропустила слова девушки мимо ушей, продолжая натирать стекло знаменитым "Мистером мускулом". "Мистер мускул" старался изо всех сил, и стекло начинало сверкать, освещая собой и солнечным светом крошечную кухоньку.
   И трудно было поверить в то, что еще полчаса назад во всю, лупил дождь, бились тугие, упругие струи, тарабанили в окно, словно просясь в гости, а затем сразу - раз и солнце!
   Но, сколько раз Марина не выглядывала с балкона, ей так и не удалось увидеть радугу. Настоящую, не киношную радугу - веселку, "божью дорожку", как ее еще называла Маринина бабушка.
   - Вырастешь большой, внученька! - ласково поглаживая светло-русые волосы девочки, бывало, говаривала бабушка Нюся - Мы с тобой сядем на быстрый поезд и поедем к синему морю.. "Марина" - значит "морская" - поясняла бабушка, чье, морщинистое лицо напоминало печеное яблочко - Вот и повезу тебя в Крым, чтобы ты на море посмотрела, а море, будет шуметь, биться волнами о крутой берег, грозить нам штормом и ураганом, а затем, увидев, что нас не испугать, затихнет, заяснится, выпустит солнце из мрачных глубин, и мы с тобой, Марина, увидим радугу - огромную, прекрасную, сказочную.. И по этой разноцветной дорожке спустится к нам с небес, сама Богородица и поцелует тебя, радость моя, в теплый лобик и чистые глазки..
   Бабушка умерла давно, а мечты о той самой, волшебной радуге, остались.
   За всю жизнь, даже в далеком и сказочно прекрасном детстве, ей ни разу не удавалось увидеть радугу, по которой в мир спускается Богородица, а так хотелось.
   И ведь Марина точно знала, что была радуга, была, ведь Вика, как это не обидно, наблюдала ее всего за пару минут до того, как Марина выскочила на балкон, путаясь в фартуке и тапочках.
   - Забей, ма! - дочь продолжала решать мудреные задачки, но мать из виду не выпускала - Он все равно ничего не видит, кроме пива и долбанной рыбалки!
   - Не говори так! - возмутилась Марина, пытаясь защитить мужа.
   - Но ведь это правда! - дочь, хорошенькая и самоуверенная, как все современные тинейджеры, с удивлением взглянула на мать - Он ведь и в самом деле не обращает на тебя никакого внимания, считает чем-то вроде мебели - удобной. Привычной. Всегда в зоне досягаемости.. Типа - подай, принеси, пошла вон..
   - Я имела в виду твою речь - спокойно уточнила Марина, красиво расправляя гипюровую штору, старенькую, но все еще очень нарядную - Нельзя говорить "долбанная рыбалка", это некрасиво! И, вообще, как ты со мной разговариваешь - ни в какие ворота не лезет!
   - Подумаешь! - протянула Вика, смотря на мать с невольным сочувствием - Вот увидишь - он опять пива насосался, придет домой и начнет орать.. А, радугу в другой раз посмотришь, мама - весна, дождь еще не раз будет!
   - Как же - с непонятной обидой в голосе, проговорила Марина, надувшись, точно маленький ребенок, не получивший сладкого - Всю жизнь охочусь за этой радугой и все никак! Невезучая я, дочь..
   Марина тяжело вздохнула - ей приходилось очень нелегко в жизни..
   Когда-то давно она упустила свой шанс и бросила институт, не получив образования, о чем теперь, иногда жалела, а затем совершила еще одну глупость - забеременела и вышла замуж за человека, который мог изменить ей с любой встречной, лишь бы та носила юбку и была готова пойти навстречу его желаниям.
   От неудачного брака, осталась дочь, чудное существо, которое, тем не менее, хотело кушать и ей, Марине, удалось устроиться на грязную и не престижную работу уборщицы в горбольнице, что в нищем и медленно умирающем шахтерском городке, можно было считать большой удачей.
   Именно в больнице она повстречала своего второго мужа, который, как она надеялась, будет способен стать отцом ее шестилетней дочери Вике.
   Николаю пришлась по вкусу веселая и симпатичная Марина, он даже смог противостоять своей жесткой и властной матери, настояв на совместном проживании с женщиной, уже имеющей ребенка.
   Мать была категорически против этого союза.
   Женщина деспотичная и отчаянно скандальная, она обожала своего старшего сына, считая того чем-то вроде частной собственности, обязанного заботиться только о ней, дорогой и любимой, а, так же, о младшем брате и его семействе.
   Николай так и делал очень долгое время, зарабатывая достаточно на хлебушек с маслом, но годы шли, и ему все больше и больше хотелось иметь под боком, собственную женщину, создать семью и обзавестись детишками.
   Мать всячески ему препятствовала, воспринимая любую знакомую своего сына, в штыки.
   "Не нужны нам всякие прошмандовки! - разогнав очередную пассию, торжествуя, вещала она соседкам - Ишь, ты, нашел себе подружку, проводницу! Да кто она такая? Блудила на колесах! Моему Коленьке нужна женщина молодая, красивая и образованная.. Врач или инженер, да чтобы еще и зарабатывала прилично!"
   Но, Николай, встретив Марину, неожиданно уперся, проявил характер и впервые серьезно разругался с матерью и вскоре Марина, вместе с шестилетней дочерью Викторией, торжественно въехала в просторную "трешку", являющуюся предметом зависти соседей.
   Правда, ей пришлось уйти с работы и стать домохозяйкой, потому что, Николай, наотрез, отказывался иметь жену-уборщицу.
   Немногочисленные подруги и сослуживицы, считали, что Марине очень сильно повезло - мужик ей попался нормальный, в меру пьющий, хорошо зарабатывающий, да еще с отдельной жилплощадью.
   Изумляло их только одно - как такое сокровище, дожив, до сорока лет, до сих пор не пристроено, а гуляет на вольных хлебах?
   Впрочем, медсестры, работающие в больнице, удивлялись мало, зная Екатерину Григорьевну, мать Николая, работавшую некогда воспитателем в общежитии.
   Молодые девчата, веселые и разбитные, любящие отдохнуть и погулять, приводила Екатерину Григорьевну в состояние агрессии, а, времена тогда были не то, что нынче и суровая воспитательница очень любила водить проштрафившихся жиличек на различные собрания, где серьезные дяденьки и тетеньки с самым умным видом, отчитывали виновных.
   Виновные, впрочем, платили воспитательнице той же монетой, намазывая мелом табуретки, клеем - ручки дверей и выкручивая лампочки в комнате вахтеров.
   Иногда, заслышав в коридоре цокот шпилек ненавистной Екатерины, они специально не защелкивали замки своих дверей и воспитательница, любящая подслушивать и подсматривать у замочной скважины, пытаясь опереться на дверь, теряла точку опоры и вваливалась в комнату жильцов кубарем, под громогласный хохот.
   Услышав о том, кто будет ее свекрухой, многие понимающе качали головой и посматривали на Марину с сочувствием.
   Марина, ознакомившись с семьей Николая, отнеслась с пониманием к претензиям свекрови, но, уступать поле битвы не собиралась, постаравшись примириться с ее вздорным характером и бесконечным влиянием на сына.
   Впрочем, внимательный и понимающий любовник, исчез, превратившись в капризного и эгоистичного мужа.
   Сразу же после свадьбы, Николай разительно изменился и изменения эти, отнюдь, Марину не порадовали.
   Он перестал дарить ей цветы, перестал говорить ей на ушко те самые нежные глупости, которые именно и заставляют женщину чувствовать себя любимой и желанной.
   Все чаще и чаще, Николай приходил домой слегка "под шафе", грубил Марине, ругался, говорил гадости, а утром, совершенно спокойно делал вид, что ничего не помнит, а она, Марина, совершенно напрасно наговаривает на него, такого белого и пушистого, делая из него кровожадного монстра и домашнего тирана.
   Марина все чаще и чаще плакала, пыталась разговаривать вначале с мужем, потом со свекровью, а затем, отчаявшись, опустила руки, совершенно перестав бороться.
   Николай, заполучив себе молодую и привлекательную жену, вернулся к прежним привычкам, а, его мама, совершенно не желавшая слышать о собственном сыне ничего плохого, с удвоенным рвением продолжала терроризировать невестку.
   Марина... Марина расслабилась - она, как-то незаметно, привыкла к стабильной, обеспеченной жизни, когда не нужно считать каждую копейку и экономить для того, чтобы выгадать для дочери мороженое и шоколадку, привыкла к тому, что ее девочка хорошо питается и посещает элитную школу с математическим уклоном, привыкла к тому, что каждый день Николай, возвращаясь с работы, мимолетно целует ее в щеку.
   И, даже к семейным скандалам, шумным и некрасивым, тоже привыкла.
   Часто, уединившись на кухне после очередной перебранки, утирая слезы на глазах, Марина мучительно задумывалась - уйти или не уйти от Николая, где они с Викой будут жить, чем питаться? Имеет ли она, Марина, право, лишать дочь спокойной, обеспеченной жизни?
   Николай, в общем-то, был неплохим человеком, просто очень избалованным и эгоистичным.
   "Но кто, кто будет заботиться о нем? - часто спрашивала себя Марина, в те моменты, когда жизнь текла спокойно и размеренно - Кто станет поить его чаем по утрам, приносить на подносе завтраки, обеды и ужины, стирать его носки и рубашки? Кто выслушает жалобы на хамовитое начальство, на хитрых и пронырливых сослуживцев, вредных соседей? Кто поведет его в городскую поликлинику лечить больной зуб, и кто станет совать коробку конфет за оказанную услугу?"
   Всем этим раньше занималась мама, Екатерина Григорьевна, которая, по ее словам, даже бегала за сыночком на танцы, присматривая - как бы кто из хулиганов, случайно не обидел ее ненаглядное чадо.
   Но, мама старела, ей исполнилось семьдесят пять, и она уже не могла прибегать в четыре утра и выслушивать жалобы сына на непослушную жену.
   Сам Николай, хорошо зарабатывающий и уверенный в себе мужчина, понятия не имел о том - где именно оплачиваются коммунальные услуги, в каком магазине лучше покупать мясо или овощи и как приготовить элементарный борщ?
   К тому же, Марине нравилось заниматься домашним хозяйством, заботиться о дочери и муже, которого она, не взирая, на все его недостатки, любила.
   Без всего этого она чувствовала себя никому не нужной сиротой, нищей и бездомной.
   Многих неприятностей можно было бы избежать, будь у них дети.
   Николай страстно желал ребенка, но, как это часто бывает, им не повезло.
   Две беременности Марины закончились неудачно - вначале был выкидыш, а затем внематочная беременность.
   С попытками родить ребенка, было покончено - Николаю исполнилось сорок шесть лет, и он решил, что ему несколько поздно становиться отцом, да и Марина не молодела, хотя выглядела очень хорошо для своих лет.
   К этому времени подросла Вика - ее нужно было одевать, обувать и учить, что являлось весьма недешевым удовольствием в наше тяжелое время.
   Екатерина Григорьевна громко возмущалась, приметив на Вике или Марине какую-нибудь обновку, а услышав, что обучение в техникуме платное, целую неделю терроризировала невестку, попрекая каждой копейкой, истраченной на "ее ребенка" и неспособностью Марины родить ей "настоящих, родных внуков".
   Николай, устававший от постоянных "бабьих склок", пытался найти утешение в компании приятелей, пиве и рыбалке.
   Марина, не одобрявшая пьянство мужа, к его увлечению рыбалкой, относилась с пониманием - она считала, что у каждого человека должно быть какое-то любимое дело, хобби, которому он будет отдавать частичку души, отдыхая и забывая о тяготах повседневной жизни.
   К тому же, рыбалка давала ей возможность чуть-чуть пожить для себя - повязать, почитать книгу, а, не мотаться с подносом, исполняя прихоти мужа.
   К тому же, Марина завела себе персидскую кошку - шкодливую красавицу Матильду и аквариум с золотыми рыбками.
   Садясь на кресло перед телевизором, женщина часто расчесывала длинную шерсть своей любимицы, которая безумно любила внимательную хозяйку и всячески ластилась к ней в такие минуты.
   Марина понравилось одиночество и она, высоко ценила те немногие часы, что удавалось выкроить только для себя.
   Они, редко, когда ходили в гости, в кино или просто погулять. Иногда, Марине казалось, что муж стыдится ее, простую, необразованную, с мозолистыми руками.. Стыдится того, что он, грамотный, хорошо зарабатывающий мужик, польстился на уборщицу, подметалу и "полотерку", как звала Марину его мама.
   И от того, ей, Марине, становилось особенно грустно, ведь за те годы, что они прожили вместе, Марина сильно привязалась к мужу, была благодарна ему за надежность и доброту к своему ребенку и всячески старалась сохранить семью, столь дорогую ей.
   По- своему, она Николая любила.
   Разумеется, это была не та пылкая страсть, что заставила ее некогда выйти замуж за совершенно неподходящего человека, но это была любовь, любовь-уважение, любовь-благодарность, любовь-привычка..
   Ее муж был ничуть не лучше и ничуть не хуже миллионов других мужей, принадлежавших миллиону иных женщин, но он был ее и только ее..
   ..- Закончила! - Вика захлопнула учебник - Считай, что сессия в кармане!
   - Умница моя! - Марина нежно поцеловала дочь в теплую макушку, и девушка манерно подкатила глаза:
   - Какие мы сегодня нежные! С чего бы?
   В замке провернулся ключ, и Марина мгновенно насторожилась - для возвращения мужа было еще слишком рано, а у свекрухи, уже несколько лет не было ключа от этой квартиры.
   Когда-то давно, в самом начале их совместной жизни, Николай, подстрекаемый Екатериной Григорьевной и, не доверяя жене, которая была на десять лет его моложе, позволил матери иметь свои собственные ключи от их квартиры.
   Свекруха, обрадовавшись, принялась, во всю, контролировать невестку, вваливаясь в дом в любое время суток, даже поздним вечером.
   Она любила заглядывать в шкафы, шарить по сумкам и карманам, совала свой любопытный нос, даже, в шифоньер, где хранилось нижнее белье, а так же пересчитывать деньги, которые Николай выделял жене на повседневные расходы.
   Однажды, обнаружив, что Марина потратила, по ее мнению, слишком много денег, дорогая мама закатила грандиозный скандал прямо посреди ночи, забрала оставшиеся деньги и ушла, пообещав невестке, что отныне сама будет покупать им все необходимое.
   Напуганная Вика долго не могла уснуть, а Марина, проплакав всю ночь, наутро пожаловалась мужу.
   Николай принял меры и отобрал у матери ключи.
   Было много шума, слез и угроз, но с тех пор никто не мог зайти к ним домой просто так.
   Двери распахнулись, и на пороге возник Николай.
   Марина торопливо обтерла руки полотенцем и метнулась к мужу.
   Вика с интересом наблюдала за отчимом, которого давно уже называла и считала отцом.
   Николай никогда особо не выказывал любви к падчерице, но считал своим долгом воспитывать девочку. В понятие "воспитание" входило - обучение, обувание, кормление и, конкретно - воспитание.. Конкретное воспитание, подразумевало, долгие и нудные, по мнению Вики, нотации, которые Николай предпочитал читать в легком подпитии.
   Но, в тоже время, если девочке требовалось новое платье или деньги на что-то срочное и необходимое, Николай особо никогда не жался и выдавал требуемую сумму, слегка поворчав для приличия.
   Иногда, находясь в особо хорошем расположении духа, отчим водил девочку на каток, или в компьютерный клуб, или возил ее на озера, искупаться. А, в прошлом году Вика ездила на море отдыхать, одна, по путевке, потому что маму, папа, разумеется, отпустить от себя не мог.
   В отличие от матери, Вика сразу заметила, что отец выглядит как-то необычно - виновато и неуверенно.
   Вслед за Николаем в комнату проскользнула незнакомая Марине девушка, совсем молоденькая, с годовалым малышом на руках.
   Марина растерянно смотрела то на мужа, то на незнакомую ей молодуху.
   В груди неприятно похолодало, ослабли руки, и Марина поняла, что с появлением этой женщины и этого ребенка, ее и так, не особо спокойная семейная жизнь, закончилась.
   Николай, невысокий, коренастый, коротко стриженый, смотрел на свою все еще привлекательную жену со странной смесью вины и жалости одновременно. Ему было очень даже не по себе, а то, что он собирался сделать, еще год назад, показалось бы ему подлостью.
   - Марина - он взглянул на жену, вздохнул и повернулся к девушке и ребенку - Знакомься - это Наташа. Моя будущая жена и мой сын, Сашка.
   Он неловко топтался у самого порога, словно не зная, как поступить.
   Марину, точно громом поразило.
   Она уронила на пол полотенце и крепко сжала рукой кончик фартука - происходящее казалось ей нереальным, сном, ночным кошмаром.
   Между тем, незнакомая девица, осмелев, сунула в руки новоиспеченному папаше, ребенка - светловолосого мальчика, слегка мелковатого для своего возраста и решительно шагнула вперед.
   - Да! - она тряхнула кудряшками, неопределенного, рыжеватого цвета и с вызовом взглянула на хозяйку дома - Николай любит меня и у нас есть ребенок, которого ты - она одарила соперницу презрительным взглядом - так и не смогла ему родить. Теперь мы будем жить вместе, одной семьей!
   - Как же мы? - Вика, заметив, что мать впала в прострацию и не может произнести ни слова, встала на пути у новоявленной пассии отчима, которая лишь на несколько лет была старше ее - Что, ты так просто въедешь сюда?
   - А, чего тянуть? - Наталья решительно прошлась по квартире, заглянув в каждую комнату - Моему сыну нужны нормальные условия и уход, а, так же, мне хотелось бы, чтобы Николай перестал скрывать, что у него есть сын - девушка нервно хихикнула, ничуть не стесняясь своего двусмысленного положения.
   - Да он же тебе в отцы годится! - возмутилась Марина, которая наконец-то очнулась от потрясения и вновь обрела способность разговаривать - Николай, как ты мог?
   Муж неопределенно пожал плечами - ему было жутко не по себе и он, сам не мог объяснить, как он, здоровый, взрослый мужик, ухитрился вляпаться, в подобную, не очень красивую, историю.
   .. Знакомство с Наташей получилось совершенно спонтанным.
   Николай работал инженером на заводе, единственном в округе, выжившим в эпоху глобальных потрясений, зарабатывал прилично, любил свою работу и старательно избегал женщин, всех, кроме своей жены Марины.
   Не то, чтобы он вообще чурался женского общества - нет, он просто не понимал приятелей, которые любили хвалиться своими победами и направо - налево изменяли своим женам. Николай от природы был брезглив, да и презирал женщин, ведущих слишком, на его взгляд, свободный образ жизни. Когда, женившись, Николай не пригласил своих друзей в гости, он объяснял это так своей молодой жене:
   - Понимаешь, Марин, я не хочу приводить в свой дом людей, не очень чистоплотных и не разборчивых в связях.. Они всю жизнь гуляют с чужими женами и хотят, чтобы я после этого познакомил их со своей? Как-нибудь обойдемся без такого сомнительного удовольствия.
   Но однажды...
   Они с друзьями расположились на берегу реки, закинули удочки, поставили палатку, запалили костер и приступили к активному отдыху.
   Активный отдых подразумевал шашлыки и энное количество спиртного.
   Откуда появились девушки, Николай так и не понял.
   Впрочем, неподалеку находилась трасса, на которую, точно бабочки на огонек, слетались девицы всех возрастов и мастей.
   Три девицы позднего школьного возраста, слегка потасканные, изрядно подвыпившие, присоединились к шумной компании рыбаков под самый вечер.
   Девиц ничуть не смутило то обстоятельство, что мужички были значительно старше, да и к тому же, изрядно принявшие на грудь.
   Женское общество, пришлось кстати.
   Павел Федоренко и Василий Старцев - приятели Николая, растащили девчонок по кустам, а, ему самому досталась Наташа.
   Она всячески смешила своего нечаянного кавалера, забавно хлестала пиво прямо из бутылки, затем разделась догола и, ничуть не стесняясь, поманила за собой нового знакомого.
   Будь Николай чуть трезвей, возможно, ничего бы и не произошло, но, водка с пивом и июльская жара сделали свое дело..
   Он почувствовал себя снова молодым, этаким "мачо", раскрепощённым и крутым - надо же, ещё не выпал из обоймы, такие девчонки фигуристые на него западают!
   Там все и случилось.
   Именно тогда, он впервые изменил Марине.
   Приятели затем долго посмеивались над Николаем, тот смущался и отнекивался, но, примерно через неделю, Наталья снова возникла у него на горизонте.
   Богатенький мужичок, способный покупать ей косметику и водить девушку в кабак, привлекал вчерашнюю школьницу гораздо больше сверстников.
   Через некоторое время Наташа сообщила ему, что беременна.
   Николай пришел в ужас.
   Ему было стыдно - он боялся, что Марина закатит скандал, что Вика, к которой он был очень привязан, и гордился ее успехами, как своими собственными, посмотрит на него удивленным взглядом и презрительно скривит губы, а соседи начнут шушукаться за спиной, обзывая педофилом и совратителем "малолеток".
   Николай бросился к матери за советом и та, к его большому удивлению, пришла в дикий восторг.
   Возможность избавиться от ненавистной невестки, незаконно, по, ее мнению, захватившей квартиру сына, а так же, от ее дочери, на которую тратилось слишком много денег, необыкновенно воодушевили женщину, и сыну с большим трудом удалось уговорить дорогую маму повременить с выселением собственной жены.
   Екатерина Григорьевна рассчитывала, что юная и неуверенная в себе девушка, тем более только что родившая, будет во всем слушать ее, любимую мамочку, а не прекословить, как Марина, имевшая на все свое собственное мнение. Николай крутился, как мог, скрывая от жены и приемной дочери существование любовницы и собственного ребенка. Он даже охладел к Наташе, как к женщине, обнаружив, что она слишком юна и неинтересна и ни о чем, кроме шмоток, подружек и тусовок, вообще говорить не может.
   Мать Наташи, увиденная им однажды, навсегда отбила охоту будущему зятю, к дальнейшему общению.
   Пожилая, опустившаяся женщина, вечно пьяненькая, в линялом халате, спала прямо на колченогом табурете в своей "убитой" квартире, на пару с сожителем, таким же облезлым и проспиртованным.
   До дочери ей и дела не было - где она, как и с кем живет, женщину не интересовало, а информацию о том, что Наташа родила ей внука, родная бабушка пропустила мимо ушей.
   Мальчика назвали Сашей, рос он достаточно быстро, был здоровым и крепким.
   Наташа жила не в самом городе, как Николай, а в микрарайоне, именуемом в народе Выселками, шахтерской окраиной, на которую поздним вечером, не решались ехать даже самые отчаянные таксисты, где ее сожителя никто не мог узнать, но вскоре отказалась довольствоваться ролью любовницы, захотела стать законной женой и упрочить свое положение.
   Николаю ничего не оставалось, как выполнить все ее требования.
   Ему казалось, что Марине будет легче пережить неприятное известие, если он сам, честно ей обо всем расскажет.
   Но, Наташа увязалась следом, да еще и Сашку прихватила, дабы еще больнее укусить соперницу и показать, что ее карта бита.
   ..- Вы, конечно, можете пожить здесь какое-то время! - торжествуя произнесла Наташа - Но, не обольщайтесь - я не потерплю в доме посторонних женщин, хотя - девушка противно хихикнула -Я -то знаю, что Николаша предпочитает молоденьких!
   Марина судорожно всхлипнула и бросилась в спальню, подальше от наглых глаз молодой любовницы мужа, а Вика, метнув на отчима недобрый взгляд, громко хлопнула дверью, навсегда отрезая Николая от прошлой жизни.
   - Еще дверями хлопают в чужой-то квартире! - недовольно буркнула Наташа - Коль, давай, хоть чаю попьем, а то жрать охота! Посмотрим, чего твоя жена нам наготовила!
   Шустрая чужачка бодро шебуршилась на кухне, сюсюкаясь с мелким отпрыском, а Николай, помаявшись, некоторое время, у дверей собственной спальни, нерешительно постучал.
   Марина и Вика собирали вещи в большую клетчатую сумку. Лица у них были совершенно разные - у Марины - потерянно-оскорбленное, у Вики - жестко-презрительное. Взглянули они на Николая одинаково - как на предателя-Иуду, всадившего нож в спину.
   - Завтра духу нашего в твоей квартире не будет - резко произнесла Марина абсолютно чужим и неприветливым голосом - Девять лет коту под хвост.. - женщина, неожиданно всхлипнула и Вика мгновенно прижалась к матери - А, еще говорил, что любишь...
   Николай уныло вздохнул - он ожидал скандала, бурных слез, битья посуды, но не такого вот спокойствия и скорого прощания.
   - Я в магазин! - голос Наташи донесся издалека, от самой двери - Николашка, присмотри за ребенком! Я скоро!
   Дверь громко хлопнула, и Сашка тут же разразился громким ревом.
   Новоявленного папашу точно ветром сдуло, и Марина с дочерью вздохнули с облегчением.
   Набив сумку самыми необходимыми вещами, женщина устало присела на бывшее супружеское ложе и покосилась на дочь, которая с нескрываемым удовольствием прислушивалась к пронзительным воплям, доносящимся даже сквозь плотно прикрытую дверь.
   - Ишь голосит-то как! - уважительно проговорила Вика - Упорный...братик и наглый.. Видать в мамашу!
   - Случилось что-то - неуверенно приподнялась с краешка кровати Марина - Может, заболел?
   - А ты у нас такая добренькая - спасать побежишь! - Вика обозлилась, в этот раз на мать, которая, по ее мнению, вела себя, как размазня. Уж она бы, этому неверному любителю малолеток, сумела показать, в каком месте раки зимуют - Они нас отца лишили и из собственного дома поперли, а ты...
   - Это Николая квартира - твердо ответила женщина - Я на его жилплощадь не претендую, что бы там Екатерина Григорьевна не сочиняла.. А, ребенок ни при чем!
   - Очень даже при чем - дочь посмотрела на мать ясными глазами ничего не прощающего человека - Она его поймала этим ребенком.. Сейчас все так делают! И, папа тоже, хорош! Ясно теперь, почему он нас прописывать не спешил! Ма, ты пока мои учебники упакуй, я гляну, что случилось. Нечего тебе на его рожу бессовестную смотреть, а, то еще расплачешься, симпатию его сопливую порадуешь!
   Марина, вконец ошеломленная, покорно принялась за работу, а Вика, независимо засунув руки в карман халата, шагнула на кухню, откуда доносился пронзительный визг малолетнего террориста.
   - Соседи скоро милицию вызовут - еще подумают, что ты собаку без наркоза кастрируешь! - Вика с любопытством взглянула на красное от натуги личико новоявленного "братца" - Чего это с ним - припадок или плохая наследственность о себе знать дает? Говорят, же - гены, великая сила, ты, вон, тоже, по пьяни, поорать любишь!
   Николай слегка поморщился - никогда раньше Вика не позволяла себе подобных разговоров. Она всегда была умной и хорошо воспитанной.
   Даже себе самой Вика не за что не призналась бы, что ребенок ей понравился - малыш казался худеньким, для своего возраста мелким, но, глазки были славными, ясными, хоть и опухшими от слез, а ей, Вике, так давно хотелось иметь маленького братика или сестричку.
   Вику ожидал суровый выговор, от насупленного папашки, но, тут малыш вновь разразился безутешным ревом.
   - Ааааа ! - вопил малорослик, пуская сопли и слезы в крепкий кулачок.
   - Уййй - неожиданно для самой себя, начала вторить Вика, той же тональностью, только слегка прибавив в звуки.
   Малыш опешил, замолк, широко раскрывая рот и тараща любопытные глазенки, а Вика ловко выхватила Сашку из любящих папашиных рук и брезгливо к чему-то принюхалась.
   -Фуй! - скривилась девушка, демонстративно шмыгая носом - Ну и вонючка у тебя сыночек! Что ж, ты, папаша, даже штанишки с него не снял? Обгадился твой наследник,
   Да, по всей видимости, не один раз!
   - Он же в памперсе - вяло попытался протестовать Николай - Наташа сказала, что это не страшно!
   - Дура она, твоя Наташа - с удовольствием произнесла Вика, решив не церемониться с предателем и ренегатом - В самый раз для тебя! Дураков бог до пары сводит! - девушка ловко стащила с ребенка памперс, уже позеленевший от длительного употребления и даже Николай скривился от стойкого, вполне определенного запаха.
   -Ты как с отцом разговариваешь? - опешил Николай, не ожидавший услышать ничего подобного от тихой и послушной девочки, которой до сего дня и являлась Вика - Что ты себе позволяешь?
   - А, ты мне не отец! - жестко произнесла шестнадцатилетняя Вика, хмуро смотря прямо в растерянные глаза отчима - На сыночка своего ори, а мы с мамой уж как-нибудь обойдемся. Вот посмотришь, я её ещё и замуж выдам... Удачно. Будешь локти кусать, но, поздно станет.
   Девушка, прихватив обкаканное чадо, ожидающе притихшее, скрылась в ванной комнате, откуда, вскорости, раздалось счастливое сопение и повизгивание.
   Николай нахмурился - мысль о том, что Марина, его Марина! может снова выйти замуж, неожиданно больно кольнула его самолюбие. Мужчина, как-то, сразу понял, что даже гипотетическое замужество уже бывшей жены, вызывает у него лишь неприязнь и раздражение.
   В то же время, он осознавал, что спрашивать его разрешения, никто не станет.
   Вика, вон, волчицей смотрит, того и гляди, кусаться начнёт.
   Через несколько минут, деловитая и собранная Вика, сунула отчиму, закутанного в сухое, чистое полотенце, малыша, вытащила из холодильника молоко, подогрела его, неодобрительно обозрев грязную, засмоктанную бутылочку, вымыла ее, обдав кипятком для дезинфекции, и сунула соску в рот ожидающему кормежки, Саньку.
   - Ну и грязнуля же, твоя Наташа! - издевательски хмыкала Вика, перетряхивая детские вещи, скомканные в замызганном пакете - Малолетка, одним словом.. Таких ещё называют - "я же, мать!" Удивительно, как у твоего сына вши не завелись, с такой-то мамашей! Видать, стирать не умеет, а только ноги...- девушка запнулась, слегка покраснела и добавила - И, где ж она выгуливается, твоя любовь малолетняя? За это время все магазины в округе можно черепашьим шагом обойти..
   Николай благоразумно промолчал, баюкая наконец-то уснувшего сына.
   Вымытый и накормленный Сашка затих у него на руках, и отец боялся потревожить мальчика, совершенно не желая беспокоить соседей отчаянными детскими воплями.
   Вика еще раз демонстративно хмыкнула и скрылась в своей комнате.
   Николай недолго топтался на кухне.
   Он был бесконечно благодарен приемной дочери и зол на Наташу. Она и раньше несколько раз позволяла себе бросать его и ребенка в самый неподходящий момент, но Николай уговаривал себя, что девочка молода, хочет еще с подружками погулять, а тут он, взрослый мужик, что в папы годится, да еще и ребенок маленький..
   В общем, возвращаясь, Наташа хлюпала носом и обещала, что это в последний раз, Николай прощал ее и жалел и так далее..
   Вика нашла мать крепко спящей - лицо у нее припухло от слез, а в комнате резко пахло валерьянкой.
   Девушка была готова прибить отчима - хорошо, что она догадалась подлить в стакан с водой снотворное, а то пришлось бы успокаивать еще и мать, плачущую из-за этого подлеца.
   Вика улеглась рядом с Мариной, на бывшее супружеское ложе и заснула крепко, так, как можно спать только в шестнадцать лет, а Николай, укрыв сына одеялом, еще долго прислуживался к уличным шорохам, ожидая прихода Наташи.
   Долго, до самого утра.
  
  
  
   **
   Марина и Вика теперь жили в двух крошечных комнатках, далеко от Николая и его дорогой мамочки.
   Маринина бывшая начальница вошла в положение женщины, вновь взяла ее на работу и выдала своей сотруднице ключи от двух пустующих помещений.
   После всевозможных уплотнений и сокращений, сотрудников в горбольнице стало меньше, а свободного места - больше.
   Вика неофициально устроилась официанткой в кафе на окраине - место не совсем благополучное, но денежное. К тому же, Вика подрабатывала вечерами, днем она училась, так и не перейдя на заочное, а, хозяйкой кафе была бывшая мамина одноклассница, что позволяло девушке выбрать себе весьма гибкий график работы.
   Жизнь, разбитая внезапно и жестоко, постепенно налаживалась.
   Марина и слышать ничего не хотела о бывшем муже, особенно после несостоявшегося развода.
   - Имущество делить будете? - спрашивала Марину строгая женщина-судья.
   - Какое имущество? - встряла Екатерина Григорьевна, по наущению которой, Николай и затеял этот развод - Она на него заработала, голодранка? Сидела на шее у моего сына столько лет, да ещё и дочку свою деликатесами кормила! Ни копейки не получит!
   - Замолчите, женщина! - судья строго взглянула на мать Николая и вновь обратилась к Марине - Вы, имеете полное право требовать честного раздела имущества, всего, что вы совместно приобрели за годы вашего брака, а, так же - выплаты алиментов, потому что вы длительное время не работали и поступали так, по настоянию мужа.
   Марине было жутко неудобно, стыдно и больно и если бы не дочь, то она просто убежала бы из зала суда, куда глаза глядят.
   - Не нужно нам его алиментов - обойдемся, а, вещи, мы уже все забрали - вмешалась Вика, сверкая глазами на пристыженного отчима - Мама забрала нашу кошку, аквариум с рыбками и комнатные цветы.
   -Как, так? - женщина-судья очень сильно удивилась - И все?
   -Вот и я говорю - хамка! - с удовольствием провозгласила бывшая свекруха Марины - кошка-то, породистая. Больших денег стоит! А, она ее захапала! Отобрать кошку нужно, не заслужила! Я ее сама на птичьем рынке продам! Маринка - обойдется! Хватит и того, что столько лет ее и прощелыгу малолетнюю кормили-поили!
   Николай, не в силах выдержать презрительного взгляда судьи, выскочил из зала суда с пунцовыми ушами и тут же забрал назад свое заявление.
   Больше Марину никуда не вызывали - по всей видимости, сам Николай не очень-то спешил оформлять свои отношения с Наташей, которой, к тому моменту, уже исполнилось восемнадцать.
  
   **
   .. Захлебываясь собственными словами, одна из прежних знакомых, спешила вывалить на Марину целый ворох новостей:
   -Твой - то, твой, совсем высох - не кормит его совсем эта свиристелка! С утра - губы намазюкает, штаны напялит, такие, знаешь, что весь зад наружу - ребенка в детский сад забросит и фьють! - удаляется в неизвестном направлении, до самого вечера по городу шастать! Бедному Николаю и борщ подогреть некому, окончательно мужик заброшен! А, Екатерину Наташка выгнала - та ее поучать принялась прилюдно, прямо во дворе, так эта шалашовка - руки в бока уперла и как поперла на нее буром, что свекруха твоя, так и ахнула! Нашла коса на камень! Жалеет теперь, поди, свекрушка, о том, что с Николаем вы разбежались - ты и ее подкармливала, да обстирывала, обновки покупала, сыночка ее драгоценного холила! Пусть теперь сама своих же щей похлебает! Как аукнется, так и откликнется!
   Марина вежливо кивала головой, стараясь не показывать, как неприятны ей слова знакомой по прежней жизни, женщины.
   Видя, что бывшая подруга разговор не поддерживает, та принялась за Марину.
   - А, ты Маришка, чего-то неважно выглядишь - похудела, изнасилась.. Вика твоя, небось, по парням бегает! Учиться-то нынешней молодежи некогда - им бы все коктельчики по кабакам хлебать, да каждый день тряпки новые на себя рядить!
   - Учится Вика на втором курсе - сухо ответила Марина, сверля "доброжелательницу" неприязненным взглядом - Работает вечерами, матери помогает! Некогда ей по танцулькам шастать.. А, что до тряпок, так еще успеет!
   - Так-то оно так - промямлила знакомая, азартно поблескивая глазками.
   У нее у самой подрастала дочь, которая учиться ленилась, а, вот по клубам бегать любила.
   И было завидно бывшей подруге, что Вика, не смотря на все неприятности и проблемы с деньгами - в полном шоколаде - и учится и работает, а, ее доченька, умница и красавица, только и годна, что тряпки клянчить, да по кабакам ошиваться..
   Марине стало неприятно - она внезапно поняла, что с таким же удовольствием ее собеседница будет разговаривать с бывшей свекрухой, но хаять станет ее, Марину.
   Бывшие подруги поспешно расстались, недовольные друг другом.
   Вечером их скромное жилище посетила нежданная гостья.
   Марина только что вернувшаяся с дежурства, торопливо мыла руки - на столе ее ожидал горячий ужин, приготовленный Викой, у которой сегодня наметился неожиданный выходной.
   В двери постучали - громко, настойчиво.
   Мать с дочерью переглянулись.
   - Мы кого-нибудь ждем? - вежливо поинтересовалась Марина, подозревая, что за дочерью зашел тот самый приятный молодой человек, с которым девушка познакомилась пару недель назад.
   - Я думала, что это к тебе - девушка ничуть не смутилась и открыла двери.
   Марина с дочерью жили в самом здании больницы, хорошо охраняемом, и не опасались случайных людей.
   К тому же, Марина, убиралась у самого начальства и ключи на вахту сдавала поздно и знала о том, что посторонних на территорию пускают неохотно и лишь по пропускам.
   На пороге стоял незваный гость - Екатерина Григорьевна.
   "Вот уж гостья неожиданная! - подумала Вика, неприязненно смотря на престарелую женщину, попортившую ей с матерью немало крови - Принесла же, нелегкая! И еще совести прийти хватило!"
   - Я могу пройти - бывшая свекровь, высоко вздернула подбородок - Или ты так и будешь, Марина, меня на пороге мариновать? Ты совсем не меняешься, какой была, такой и осталась!
   - Меня устраивает! - Марина с удивлением заметила, что в руках Екатерина Григорьевна держит самый настоящий тортик, и не какой-нибудь там, а с взбитыми сливками, как она, невестка, пусть и бывшая, любит.
   - Проходите! - она посторонилась и усадила женщину на табурет, доставшийся ей в наследство от бывшего хирургического отделения, мебель в котором, поменяли еще в прошлом году.
   Екатерина Григорьевна, брезгливо подергивая носом, быстро осмотрела небольшую комнатку - в глаза бросились вязаные крючком салфеточка, коврики и накидки. Было светло, уютно, хоть и небогато.
   В углу она заметила компьютер, самый настоящий и, что странно, новый.
   - Вике купила? - неодобрительно взглянула она на девушку - Зачем ей вещь такая дорогущая?
   - Она сама и купила - Марина глубоко вздохнула, испытывая огромное желание выставить за дверь наглую посетительницу - Вика заработала, а я лишь добавила..
   - Ну-ну - недоверчиво пробормотала Екатерина Григорьевна - Каким только местом заработала.. - но, наткнувшись на насмешливый взгляд девушки, остыла - Хорошо, коли так.. А я, вот, к терапевту приходила, на счет давления, дай, думаю, зайду.. Вы ж, все равно в этом здании обитаете.. Все ж, не чужие, чай..
   Вика громко хмыкнула - поздний вечер на дворе, все терапевты давно дома сидят, новости смотрят! но ловить неприятную гостью на слове не стала и отправилась ставить чайник - ей и так все было ясно.
   "Жалиться пришла, Баба-Яга противная! - девушка сердито кусала губы - А, мама, небось, жалеть ее начнет!".
   - У нас хорошо все - Екатерина Григорьевна выставила торт на стол, сняла с него тонкую, полиэтиленовую крышку -Ты кушай, Мариночка, кушай и Вику зови.. Пусть девочка тоже сладкого поест.. Поди, не каждый день вам тортики домой приносят!
   Марина молча резала торт, а Вика, налив чай, поставила чашку перед недоброй гостьей.
   - Мальчик растет, шустрый, только приболел чуть.. Воспитатели в садике годны лишь языками ляскать, вместо того, чтобы за детьми смотреть.. Коленька работает, здоров, а Наташа дома сидит, борщи варит...
   Вика опять хмыкнула, но, наткнувшись на неодобрительный взгляд матери, замолчала.
   Екатерина Григорьевна некоторое время смотрела на девушку невидящим взглядом, а, затем расплакалась, совершенно неожиданно для Марины и Вики.
   Только теперь бывшая невестка заметила, что свекровь ее здорово сдала за последние несколько месяцев, прическа растрепалась, да и ногти, обычно ухоженные и накрашенные, облупились и обломались.
   - Плохо все, Мариночка - громко рыдала Екатерина Григорьевна, утирая лицо кухонным полотенцем, схватив его прямо со стола - Плохо.. Наташка эта, голозадая, вертихвостка, все бегает и бегает незнамо где, Сашенька болеет постоянно, то сопли, то понос, а, ей и горя нет! У Коленьки неприятности на работе, в последнее время одни неприятности - он похудел, осунулся, есть перестал, да и не готовит ему никто.. Этой шалаве и борща сварить некогда, лишь бы губы мулювать, да задом вертеть..
   Закончив причитать, Екатерина Григорьевна быстро взглянула на бывшую невестку.
   - Вернись, Мариночка, Христа ради, дочка! - попросила она, завладев ладонью женщины и поглаживая ее, точно в горячке - Пропадут ведь совсем, Николай мой, да дитя малое, ни за что! Выгони ты вертихвостку эту! Завладела всей жилплощадью, меня на порог не пускает, а, Николай только рукой машет, да водку пьет! Совсем ведь пропадет мужик из-за курвы малолетней!
   Марине стало противно, и она одернула руку - свекруха больше жалела себя, чем сына и внука. Привыкла она жить хорошо, на широкую ногу, да и Марина ее всегда поджаливала - и покушать давала, что вкусней, и косметику покупала, да вещи новые, а вот теперь Николаю стало не до матери, а уж Наташе этой на старуху чужую, вообще было плевать.
   - Не хочешь, значит! - потемнела лицом свекруха, и Вика невольно сжалась, припомнив, как в детстве пугалась этого злого, жесткого голоса - Неблагодарные вы, что ты, что дочка твоя! Жили на всем готовом, пили и ели в четыре горла, а теперь... Полотерка сраная! - неожиданно взвизгнула Екатерина Григорьевна - Швабра больничная! Ну, ниче, ниче! Я еще к главрачихе вашей схожу, да спрошу ее - почему в медицинском учреждении, бомжиха, с малолетней проституткой проживают? Люди сюда за здоровьем приходят, а не за заразой всяческой!
   - Вон! - негромко, но твердо произнесла Марина - Пошла вон отсюда! И тортик свой забирай!
   Екатерина Григорьевна, сверкая злым взглядом, подобрала длинную юбку и выскочила за дверь, грозя бывшей невестке всяческими карами.
   Вика захлопнула за незваной гостьей двери и с облегчением вздохнула.
   - Ходют тут всякие! - смешно передразнив, так называемую "бабушку" - произнесла девушка - Пусть идет отсюда! Не пускай ее больше, мама! Понять не могу, как ты могла выносить ее такое долгое время? Неужели папа не понимал, что она просто вампир? Энергетический вампир? Она же нам нервы трепала и радовалась этому?
   - Не пущу, Викуличка! - твердо произнесла Марина, отметив машинально, что девушка по-прежнему называет Николая папой, хоть и делает вид, что ей абсолютно неинтересен и сам Николай, воспитывавший девочку немало лет и его семья.
   - А, тортик мы все равно съедим! - мстительно произнесла Вика - Назло врагам!
   Обещание свое Екатерина Григорьевна выполнила и к главврачу сходила, надеясь на то, что, оставшись без жилья, Марина выполнит ее просьбу и вернется к Николаю, а уж она, мамочка, тому посодействует.
   - Приходила ко мне Екатерина твоя! - главврач больницы, бывшая Маринина одноклассница, возмущенно поджимала губы - Такое несла, что хоть уши затыкай! Как ты ее терпела столько лет, Марина? Давно нужно было бросить твоего Николая, к чертовой матери!
   - И что? - Марина вся сжалась, опасаясь, что Маргарита, не выдержав активности Екатерины Григорьевны, предложит ей с дочерью покинуть служебное помещение.
   И куда ей тогда деваться? Не к Николаю же возвращаться, в самом то деле?
   - А, ничего! - Маргарита, поправив прическу, весело подмигнула Марине - Выгнала я твою свекруху и слушать не стала! Ты, Маринка, подучишься немного, и я тебя к себе секретарем возьму. Моя Катька как раз в декрет собирается, а тебе хватит уже тряпкой махать!
  
   **
   .. В этот вечер Вика задержалась, хотя, будучи несовершеннолетней, давно могла бы закончить работу и уйти домой, но тетя Лена, хозяйка кафе и хорошая мамина знакомая, попросила помочь.
   Начальство гуляло.. Праздновали чей-то день рождения, публика подобралась степенная, не хамовитая, как ни странно. Особо никто не напивался, по всей видимости, одновременно с празднованием круглой даты, решались какие-то финансовые вопросы.
   Дамы в "маленьких, черненьких платьях", украдкой бегали в дамскую комнату покурить тонкие, пахучие сигаретки и попудрить аристократические носики, мужчины сосредоточенно ели и пили, а, Вика, сбившись с ног, спешила обслужить именитых посетителей.
   К юной, симпатичной официантке никто не приставал, даже степенные охранники "вип" персон, скромно попивающие кофе в перерывах между сменами.
   В дальнем уголке пристроилась троица незнакомых Вике молодых людей, которые, судя по их внешнему виду, не принадлежали к сливкам общества.
   Охранники некоторое время настороженно поглядывали в их сторону, но молодежь не наглела, агрессии и неуважения не проявляла и вскоре о них не, то чтобы забыли, а перестали обращать внимания.
   Два парня и девушка, чем-то знакомая Вике, пили коктельчики, ели салатики, но пили и ели умеренно и Вику не тревожили.
   Вика одернула коротенькую юбку, поправила волосы и внимательно оглядела зал - вечер подходил к концу. Гости то и дело выбегали на улицу покурить и проветриться, охрана оживилась, а, тетя Лена утомленно утирала вспотевший лоб.
   Вика, в нарушении инструкций, присела на вычурный стульчик - передохнуть, сама, не заметив, она пристроилась совсем рядом с компанией незнакомых молодых людей и тут же насторожилась.
   Она не узнала девушку сразу, но этот голос.. Голос был слишком хорошо ей знаком.
   - Осталось всего-то полгода - говорила молоденькая жена ее отчима - Каких-то полгода, и Сашка выйдет.. Мне нужно поторопиться, я обещала ему, что к его выходу решу все проблемы..
   "О ком это она говорит? - насторожилась Вика - Помнится, ее сыночка зовут Саша.. Только, речь явно идет не о нем!.
   - Натаха, да не заморачивайся ты! - перебил ее голос молодого парнишки, симпатичного, как с картинки, не то, чтобы пьяного, но уже находящегося "навеселе" - Хочешь, я тебе подмогну? Организую несчастный случай, с летальным исходом? Папик твой, загнется и без всякой химии.
   - Не грузись, Макс - Наташа, молодая жена ее отчима и мать его сына, отмахнулась от предложенного варианта, небрежно, точно речь шла о пустяковой услуге - Менты набегут, то-се.. Мне это ни к чему, еще меня вспомнит кто из них, сук легавых.. А, так - помер от болезни, ему врачи недавно язву поставили.. За полгода управлюсь, как-нибудь.. Там.. Все сыночку останется, кровиночке единственной - девушка насмешливо хмыкнула, подкрашивая губы, кораллово-красной помадой - А, мамаше можно и несчастный случай организовать, если рот откроет.. Надоела, карга старая, сил нет, так и тянет грибочками накормить.. пятнистыми.. маму дорогую..
   - Сашка-то, что пишет? - угрюмо поинтересовался третий, самый неприметный, но крепкий и массивный, точно фабричный шкаф - Ты с папиком по ночам, ведь не грибы собираешь? Ребенка, вон, родила..
   - Ребенок Сашкин - отмахнулась Наташа, кокетливо поправляя волосы, все такие же кудрявые, как и раньше - Папик тут ни при чем, я же не дура, понятие имею.. Мне Сашка сам посоветовал найти кого поприличней, переконтоваться, да поосмотреться.. Тут папик подвернулся по пьяни, запал, любовь у него. Да, еще и комплекс - мол, соблазнил малолетку, сделал ребенка, поматросил, да забросил.. Женушку собственную из дому выставил, вместе с падчерицей..
   - Да, уж - зевнул красавчик по имени Макс - Дурак редкостный, попался, мог бы и анализ ДНК сделать. Умеешь ты, Наташка, мозги мужикам парить..
   - Я тут по гостям с ним походила - продолжила говорить девушка, но уже более деловым тоном, отодвинув от себя баночку с "Ягуаром" - скука ужасная, но с пользой. Он меня, было, брать не хотел, но я ему не гусыня его, дома сидеть не стану, такой скандальчик закатила - пальчики оближешь! Есть три хаты, упакованные, по самое не хочу.. Вам стоит прогуляться по адресам, пошарить в закромах.. Я скажу, когда брать будет можно. Хозяева как раз на отдых собрались, кстати для нас.
   Парни довольно захихикали, но Наташа, а Вика сразу поняла, что именно эта молоденькая, кудрявая девчонка, у них главная, резко оборвала веселье:
   - Да смотрите мне, без фантазий.. Ты, Бампер - она обратилась к крупногабаритному парню, который старательно прятал лицо в тарелку - Смотри, никаких малолеток.. Хватит нам мокрух! А то менты, чего доброго решат, что в городе сексуальный маньяк объявился.. Зашли, взяли, что надо и свалили! Простенько и без выкрутасов!
   - Получилось так.. - прогудел Бампер, не поднимая головы, точно опасаясь встречаться взглядом с девушкой - Та малолетка сама налезла, точно у нее в одном месте зачесалось..
   - Ага!- злость плеснулась из юных девичьих глаз, и Бампер вновь уткнулся носом в тарелку, избегая насмешливого взгляда Макса - А, затем сама себе веревку на шею набросила и сама же ее себе затянула - последние слова Наталья почти прошептала, но, Вика их все равно услышала и почувствовала, что влипла.
   Она похолодела от страха, ощутив, как по горлу прокатился мерзкий ком - всего месяц назад в соседнем микрорайоне ограбили квартиру. Люди в ней жили не бедные, так что украли прилично - и деньги, и золотишко, но самое страшное - была изнасилована и убита малолетняя дочь хозяев квартиры.
   Преступника так и не нашли.. В газетах писали, что работал гастролер и что, по всей видимости, преступник давно скрылся из города.
   А, тут - такое..
   Это обстоятельство потрясло Вику куда больше, чем сообщение Наташи о том, что оказывается Николай, совсем не является, отцом маленького мальчика.
   "Они убийцы - отчетливо поняла девушка - они все и Наташа тоже! Я думала, что она просто дрянь, которая подцепила приличного мужика и разрушила чужую семью, а, она.. она.."
   Вика судорожно вздохнула, и тут случилось страшное - у нее зазвонил телефон. Сигнал был на редкость громкий и заметный - в кафе зачастую бывало шумно, а, Вика не хотела лишний раз волновать маму - той и так не нравилось, что дочь, иногда, работает допоздна.
   Это было так некстати, что девушка вскрикнула и, из-за тонкой занавески, тут же показалась кудрявая девичья головка.
   Вика дернулась было спрятаться, но было слишком поздно.
   В отличие от Вики, Наташа ее узнала сразу.
   -Ты?! - зло воскликнула она - Ах, ты, дрянь! Подслушиваешь, шалава мелкая? Ну, берегись!
   Вика поняла, что пропала. Эти так просто не отпустят. Не теряя времени, девушка вскочила со стула и вихрем метнулась к выходу, едва не сбив с ног одного из гостей.
   Мельком она успела заметить лицо молодого парня - красавчика Макса, худого и верткого, точно рептилия и взгляд у него был соответствующий - жестокий и оценивающий. К тому же, был еще и второй, Бампер, тот самый, которого Наталья называла маньяком.
   - Хватайте ее! - Наташа вскочила, уронила на пол сумочку, в ремешке которой тут же запутался Бампер - Дрянь..
   Вика поняла, что ей предстоит долгий бег по пересеченной местности, что было ужасно - бегать она умела плохо.
   Даже не сняв форму официантки, девушка рванула прочь от зловещей троицы.
   Ей повезло - в этот вечер, на ней совершенно случайно, оказались спортивные туфли, в которых было удобно работать и убегать.
   Вика метнулась прочь от освещенного входа в кафе, пытаясь затеряться среди густых кустов ближайшего парка.
   Однако, остальные, так же неплохо знали местность, к тому же, парни, как оказалось, бегали совсем неплохо, куда лучше ее.
   Наташа что-то кричала вдали, тонким, визгливым голосом, вероятно, подавая своим сообщникам ценные советы.
   Вике некогда было вслушиваться, она спасала свою жизнь.
   Улицы точно вымерли - никто не спешил ей на помощь, все симпатичные молодые люди провожали своих симпатичных молодых девушек, а ей, бедной и несчастной приходилось самой сражаться за собственную жизнь.
   Уютные домики частного сектора сплетались в причудливую извилистую улицу и внезапно Вика, с ужасом осознала, что бежит совсем в другую сторону от самого вероятного спасения. Ей стало страшно - ноги принесли ее на окраину, где парни, сопящие в двадцати метрах позади нее, могли поймать добычу, лишь слегка поднапрягшись.
   И, как назло, когда было нужно, поблизости не оказалось ни одного милиционера.
   Спортивные туфли гулко стучали по разбитой машинами дороге - Вике приходилось вихлять по переулкам, точно пьянице, которого заносит на каждом шагу.
   Она решилась оглянуться - парни пыхтели совсем близко, а вдали мелькал еще один силуэт - новая жена ее отчима, ни, в какую, не желала отставать.
   Вика вихрем неслась по березовой аллее, пугая собак и мирно прогуливающихся, кошек.
   Пот градом струился по лицу и спине, но девушка не замедляла шаг, не желая оказаться в сточной канаве с перерезанным горлом или удавкой на шее.
   Было минут пятнадцать первого, когда Вика свернула на кладбище.
   Старое поселковое кладбище, на котором теперь хоронили очень редко и только важных "шишек", вырастало на пути, точно неотвратимый рок.
   "С ума сойти - губы у Вики тряслись от страха, ноги подкашивались, а из груди вырывалось хриплое дыхание - она совсем запыхалась, почти выбившись из сил - Занесла же нелегкая!"
   Сотню лет она не была на кладбище, с тех самых пор, как умерла бабуля, горячо любимая ею.
   Викины ноги мелькали среди могил - глазу не за что было зацепиться, а усталому телу - спрятаться - преследователи могли зацапать ее в любую минуту.
   Совершенно очевидным было и то, что, догнав ее, негодяи поступят с добычей, определенным образом, и ей это доставит очень мало удовольствия.
   Суматоха с вечеринкой, полностью занимала тетю Лену и прочих работников кафе, так что было мало шансов, что кто-либо обратил внимание на разгоревшийся конфликт.
   К тому же, троица вела себя тихо и неприметно, ничем не выделяясь из толпы гостей..
   Так что, в случае чего, никто и понятия иметь не будет о том, куда именно подевалась маленькая официантка.
   Может быть, пошла спать - детское время кончилось.
   "Меня похоронят на этом кладбище - мечась среди могил и обдирая колени о надгробья, лихорадочно размышляла Вика, пытаясь отыскать себе укрытие - Свободных могилок полно, бросят куда-нибудь и прикопают для верности!"
   Было так страшно, что ей хотелось орать в полный голос, а еще лучше - визжать.. визжать от ужаса.
   Взгляд Вики, безумно шаривший поблизости, наткнулся на свежее захоронение, сплошь покрытое венками - дорогими, объемными и пушистыми.
   Она жалобно взвизгнула, расслышав совсем рядом злобные выкрики преследователей, всхрапнула, споткнулась, больно зашибив ногу и, юркнула под ближайший венок.
   Телефон она благоразумно отключила и застыла, скрючившись, в три погибели, точно пораженная взглядом Медузы-Горгоны.
   От венков, одуряющее несло привядшими розами и еще какой-то химией, похожей на хвойный освежитель воздуха, но они оказались достаточно велики для того, чтобы скрыть худенькую фигурку девушки.
   -Где эта дрянь? - пронзительный женский вопль прорезал кладбищенскую тишину - куда она смылась? Вы, двое, чем вы занимались? Не могли схватить малолетку? Пива б меньше хлестали, глядишь, брюхо бы подрастрясли!
   - Заткнись - недружелюбно прогудел Бампер, держась руками за бока и судорожно засасывая воздух, обоими легкими - Ты слишком много себе позволяешь на этот раз..
   - Ищите ее! - Наташа озиралась по сторонам, обшаривая взглядом могилы - Черт бы побрал, эту пронырливую тварь! Терпеть не могу кладбища.
   - Можно подумать нам они нравятся - худощавый приятель Наташи, симпатичный, точно актер мыльных опер, отдышавшись, тут же засунул в рот сигаретку - Мы тоже сюда, как-то не особо торопимся. А, стервочка малолетняя, смылась! Шустрая, зараза! Ну, ничего, мы ее еще выловим!
   - А если она в "ментуру" попрется? - не желала успокаиваться Наташа - Что тогда? Или папику пожалится?
   - Кому? - заржал Бампер - Да кто ее слушать станет, наивную? Ментам больше делать нечего, как истеричных девиц провожать? Выставят вон, и думать забудут, пойдут дальше, у ханыг по карманам шарить! А, папик, в твоем пацане души не чает, попрет малолетку с лестницы! Оно ему надо - бредни выслушивать, наговоры на любимого сыночка и драгоценную женушку, такую юную и красивую? К тому же, он прекрасно знает, что ее мамаша большие бабки потеряла, вот и бесится, сплетни распускает!
   - Сплетни-бредни.. - Наташа продолжала оглядываться по сторонам - Не нравится мне это! Нужно подстеречь маленькую дрянь и утихомирить чем-нибудь тяжелым по глупой башке.
   - Прибить, что ли? - Бампер хмыкнул - Может, она домой метнулась и плачется мамашке своей в жилетку?
   - Пошли у дома покараулим - красавчик Макс ловко отшвырнул докуренную до фильтра сигаретку, и она упала прямо под ноги, дрожащей от страха, Вике - Не парься, Натаха, девка так перепугалась, что уже и позабыла, как тебя зовут! Может, она и не слышала ничего, а ты зря бучу подняла, нам марафон устроила!
   - Как же.. не слышала - заметно успокоившись, пробормотала Наташа, кривя тонкие губы в презрительной ухмылке - Чего ж бежала тогда?
   -Ты ж орать начала - держи, хватай! - заржал Бампер, хрустя суставами - Удивительно, что она лужу не напустила еще там, в кафе.
   Зловещая троица медленно удалялась, а Вика, с трудом, восстановив дыхание, позволила себе расслабиться и выползти из своего ненадежного укрытия, прикрывая оцарапанные колени, сведенными судорогой ладонями.
   - Ненавижу венки - пробормотала она гнусавым голосом, еле сдерживаясь, чтобы не разреветься - Могилы тоже ненавижу.. и кладбища..
   Прихрамывая - она отсидела ногу и та, теперь немилосердно ныла, Вика медленно поковыляла прочь, по темной аллее, стараясь прятаться в тени деревьев и чутко вслушиваясь в тишину.
   Однако, больше не нашлось дураков бегать по ночному кладбищу.
   Злоумышленники, ведомые Натальей, ушли в неизвестном направлении, но Вика боялась возвращаться домой, опасаясь, что Бампер и Красавчик поджидают ее прямо у здания больницы.
   .. Марина чуть с ума не сошла, увидев дочь - та влезла прямо в окно, вместо того, чтобы войти в дверь, как все нормальные люди. Колени у Вики были стесаны, юбка сбита набок, лицо расцарапано, а волосы - взлохмачены.
   К тому же, девушка тяжело дышала, точно спасалась от стаи диких собак.
   -Что случилось? - Марина схватила дочь в охапку и принялась ощупывать и осматривать ее со всех сторон - Ты цела? Вика, разве так можно? Я чуть с ума не сошла! И тетя Лена тоже! Ты куда исчезла из кафе? Почему ты в таком виде? Тебя не изнасиловали?
   Вика взмахнула рукой и отрицательно затрясла головой:
   - Извини, ма, так получилось! Все один к одному - батарейка на телефоне разрядилась, я упала и ободрала ногу, а затем ковыляла до дома целых два часа.. И, никто меня не насиловал - чего ты выдумываешь?
   Только сейчас она заметила, что мама в рабочем костюме и перчатках.
   -Ты что, работаешь сегодня? - удивленно спросила девушка, осторожно отодвигая штору и незаметно выглядывая на улицу, стараясь увидеть еще что-нибудь кроме машины "Скорой помощи" - У тебя же выходной?
   -Татьяна заболела - торопливо ответила женщина, не замечая осторожных манипуляций со шторой - Меня просят подменить ее в операционной.. Там женщину молодую привезли, ее машина сбила, неподалеку отсюда.. Совсем плохая.. А, водитель скрылся, оставил ее умирать..
   - Женщину? - переспросила Вика, заметив, что мать ведет себя как-то странно - знакомая?
   - Да! - Марина присела на краешек кровати, бессильно уронив руки в белых медицинских перчатках - Это Наташа, жена Николая.
   Вика судорожно всхлипнула, вытаращив глаза.
   **
   .. Наташа умерла на рассвете - у нее были серьезные повреждения внутренних органов и большая кровопотеря.
   Вскоре Марина и Вика узнали, что милиция задержала Екатерину Григорьевну, по подозрению в наезде на свою невестку.
   На ее машине обнаружились вмятины и царапины, что позволило обвинить ее в совершении преступления.
   Вика не стала скрывать от матери то, что слышала в кафе, не рассказав лишь о Бампере и Максе, подозревая, что опасная парочка, оставшись без ценного информатора, скрылась из города.
   - Бедный Николай - помолчав, произнесла Марина - Такая трагедия - жена, затем мать.. Говорят, Екатерина Григорьевна совсем плоха, почти при смерти.. Ее даже судить не будут, в силу преклонного возраста.
   -Ты жалеешь её? - поразилась Вика, даже подскочив от возмущения - Она много лет отравляла тебе жизнь, унижала тебя, меня пугала до икоты? А, он - девушка всплеснула руками, а затем прижалась к матери, обняв ее - Он же бросил тебя, выставил из дома, лишь только появилась эта вертихвостка? Как ты можешь его жалеть? Он негодяй, предатель!
   - Николай всю жизнь мечтал о ребенке - Марина нежно погладила дочь по волосам, пушистым и сладко пахнущим ванилью - А, я не смогла родить ему сына.. Наташа смогла, и он выбрал ее! Не осуждай его, дочка - ты молода, не понимаешь, как важно для мужчины иметь ребенка, свое продолжение!
   - Она обманула его! - Вика возбужденно забегала по комнате - Нагло и беспардонно! Испортила жизнь стольким людям - тебе, мне, Екатерине Григорьевне, наконец! Нужно все рассказать папе! Пусть он знает!
   Вика даже не заметила, как вновь назвала Николая отцом, не смотря, на то, что прошел почти год после того, как они с матерью расстались, но, Марина все прекрасно услышала и поняла, что дочь до сих пор сохранила привязанность к отчиму и тяжело переживает его предательство.
   - Мы ничего не станем рассказывать - тяжело вздохнула Марина, уставившись в никуда и стараясь не смотреть на удивленное лицо Вики - У Николая никого не осталось. Да и ребенок ни в чем не виноват!
   - Как ты можешь? - Вика не пыталась скрыть своего отрицательного отношения к решению матери - Зачем? Скоро появится этот уголовник Саша, настоящий отец мальчика и что тогда?
   Марина неопределенно пожала плечами и с жалостью взглянула на дочь, такую юную и наивную.
   Она была уверена в том, что тот самый отец мальчика, если он, конечно же, не миф, никогда не появится. Наташа была мертва, а, ее любовник, по всей видимости, не тот человек, который захочет обременять себя маленьким ребенком.
   Мальчик вырастет, считая Николая родным отцом, и все будут счастливы.
   -Ты все еще любишь его? - Вика попыталась заглянуть в глаза матери - Вот же гадство!
   Конечно же, она позвонила в милицию, правда анонимно и все рассказала. Вопреки мнению Бампера и Макса, к ее словам отнеслись вполне серьезно и очень скоро она услышала о том, что негодяи, грабившие квартиры в их городе и убившие девочку, пойманы и займут, подобающее им место, далеко и надолго.
   .. Екатерина Григорьевна до суда не дожила - сердце пожилой женщины не выдержало, и она умерла, не дожив до своего дня рождения всего пару дней.
   О смерти бывшей свекрови, Марина узнала от Вики - девушка прочла некролог в газете.
   На похороны они пошли вдвоем с дочерью, но, держались от всех в стороне, не обращая внимания на быстрые взгляды соседок, неодобрительно поджатые губы и глухие перешептывания за спиной.
   Екатерина Григорьевна, даже мертвая, внушала Вике неприязнь, но, ей было, не смотря, ни на что, жалко отчима, который, осунувшийся и похудевший, казался совсем чужим среди этого сборища людей.
   К его коленям жался маленький мальчик, грустный и небрежно одетый. Он все время плакал и звал маму, а Николай неумело гладил ребенка по кудрявой головке, пытаясь успокоить.
   Вике, которая старалась вызвать у себя неприязнь к этому маленькому мальчику, разрушившему всю их спокойную жизнь, было, наоборот, ужасно жаль это хныкающее создание, да и отчима, выглядевшего, на редкость заброшенным и неухоженным.
   Через неделю после похорон, когда и Вика, и Марина были дома и занимались хозяйством, в двери постучали.
   Вика метнулась и распахнула двери.
   На пороге стоял Николай, а за его руку, точно за спасательный круг, цеплялся маленький Саша.
   - Здравствуйте - бывший муж неуверенно мялся на самом пороге, не решаясь пройти в крохотную, бедно обставленную комнату - Мы, вот, решили с Сашей зайти к вам, если пустите, конечно..
   Марина так и застыла, приоткрыв рот, но Вика, заметив остекленевший взгляд матери, торопливо пробормотала - Проходи, конечно... пап и Сашку затаскивай, простынет еще в коридоре!
   Неловко потоптавшись на пороге, бывший муж широко шагнул, протиснулся в комнату и втянул за собой ребенка.
   Маленький Саша, в рубашке, такой же помятой, как и у Николая, целеустремленно сосал палец, сладко причмокивая, точно это была самая вкусная конфета, таращил свои голубые глазки на незнакомых людей.
   В комнате заманчиво пахло пирогами - это Вика, воспользовавшись наличием свободного времени, решила, как она выразилась, поизвращаться и напечь пирогов со сливами.
   Пироги получились так себе, слегка кривобокими и прижаренными, но Саша уплетал неказистую выпечку за обе щеки, запивая сладким компотом, и казалось, находился на верху блаженства.
   Вика, занятая кормлением ребенка, изредка отвлекалась, посматривая на беседующих взрослых, причем, на мать - с любовью, а на отчима - с недоверием.
   - Все навалилось так сразу - Николай катал хлебный шарик, явно не зная, куда деть собственные руки - Вначале - Наташа, затем - мама.. Я и предположить не мог, что так получится.. Она никогда не говорила, что так сильно ненавидит Наташу.. С тобой она тоже не ладила, но, чтобы такое? Почему, почему она так поступила?
   Взгляд Марины на мгновение стал совершенно невыразительным, отсутствующим - она припомнила все годы, проведенные в тени властной и жесткой Екатерины Григорьевны. Впрочем, она никогда открыто не конфликтовала с матерью мужа, может быть поэтому у той и не возникало желания переехать невестку машиной. К тому же, Марина хорошо ухаживала за любимым сыночком, "нянчила" его, стараясь, предугадывая любое желание мужа, зачастую, забывая о собственных надобностях.
   - Марина - тревожно оглядываясь на Вику, превратившуюся за недолгое время во вполне взрослую и привлекательную девушку - Я, конечно, очень виноват перед тобой, но - бывший муж нерешительно взял жену за руку - может быть, ты смогла бы простить меня и вернуться? Мне необходима жена, Саше - мать, да и Вике не нужно будет работать, останется больше времени для учебы..
   Вика насмешливо хмыкнула - отчим, как видно, решил вспомнить прошлое и подчинить бывшую жену, молчунью и мямлю, своим желаниям..
   "Как же - неожиданно зло, подумала девушка - Осчастливил бедную женщину - предложил ей дом, обеспеченную жизнь и полную зависимость от себя. Надеюсь, что мама не поведется на эту лабуду второй раз!"
   - Марина - на лице Николая отразилась тревога и некоторое замешательство. Он думал, что бывшая жена, устав от одиночества, мигом согласится на его предложение и все пойдет по-прежнему - у него снова будет ухоженный дом, вкусный обед, чистые рубашки, удобная, покладистая женщина в постели и мать для его сына. Почему-то, он ничуть не сомневался в том, что к Саше, Марина будет относиться, не хуже, чем к собственному ребенку. И, Марина, обязательно должна бросить эту глупую, грязную работу в больнице.
   - Ничего подобного - Марина видела его насквозь и в этот раз не собиралась уступать ни на йоту. Бывший муж всегда считал, что она прельстилась сытой и обеспеченной жизнью и поэтому вышла за него замуж. Марина была намного моложе и привлекательней Николая, а девочке нужен был отец. Но, только не в этот раз - Я не стану бросать работу, а Саша прекрасно может ходить в садик, с ним же, ничего не случилось до сих пор. К тому же, дети, посещающие садик, отличаются куда большей общительностью.
   Николай несколько мгновений вглядывался в лицо жены, знакомое и незнакомое одновременно, но затем, точно примирившись с чем-то, глубоко вздохнул:
   - Как хочешь, Марин, я сделаю все, что ты пожелаешь, только возвращайся домой.
   Вика отобрала у Саши пустой стакан и подсунула мальчишке еще один кусок пирога.
   Она была рада - ей всегда хотелось иметь младшего братика или сестричку и она знала, что мать немало поплакала из-за того, что не сумела родить второго ребенка.
   - Если ты будешь себя хорошо вести - шепнула она прямо в розовое ушко названого братика - Я свожу тебя в парк, покатаю на каруселях и угощу мороженым... Да-да - она подмигнула мальчишке, который заинтересованно посматривал на красивую и высокую девушку. Он явно знал, что такое мороженое - Ах, ты, маленький хитруля - девушка потрепала его по пухлой щечке - Пойдем умываться, а то ты весь липкий.
   Она увела Сашу, умыла, а затем тихонько выскользнула из комнаты.
   Девушка предположила, что родителям нужно будет побыть одним, хотя бы недолгое время.
   **
   Двери подъезда отчаянно хлопнули и быстрый топот маленьких, детских ножек нарушил сонную тишину прекрасного весеннего утра.
   Умытая дождем майская листва, бодро шелестела на ветру, питая воздух свежестью и ароматом зелени.
   Где-то скрипели двери, но все в доме знали, что Литвиновы всегда встают рано, спеша отвезти маленького Сашу в садик, а, Вику - в техникум.
   Со времени примирения с мужем прошел почти год. И, вновь была весна, но жизнь Марины изменилась раз и навсегда.
   Она так и не оставила свою не престижную работу, продолжая трудиться в больнице на должности, теперь уже, секретаря и Николай, главный инженер крупного завода, перестал стыдиться жены, не настаивая на том, чтобы она сидела дома и вела хозяйство.
   Он, вообще, изменился, Николай, став совершенно иным человеком.
   Заполучив назад свою жену, вернувшую в дом вкусные обеды и порядок, он теперь редко вспоминал Наташу, ветреную и безголовую бабочку, живущую одним днем.
   Маленький Саша благополучно забыл свою настоящую маму и мамой звал Марину, тянул к ней свои, все еще по-детски пухлые ручки и просил почитать сказку на ночь.
   Марина и Вика так никогда и не рассказали Николаю о том, как подло поступила с ним Наташа, а настоящий отец маленького Саши, так никогда и не вспомнил о сыне, и не явился предъявлять претензии.
   Рыбалки, пиво и прочие увлечения, столь популярные в "настоящей, мужской компании", остались в прошлом, и Марина продолжала хорошеть в уюте и мире, оберегая свое хрупкое счастье.
   ....- Вика, Вика! - восторженно кричал кудрявый мальчик, наряженный в красивую голубенькую курточку и такие же штанишки - Вика, смотри, радуга!
   Из подъезда, вслед за маленьким братиком, выскочила Вика, приятно пахнущая хорошими, дорогими духами и, цепко ухватила Сашу за крепкую ручку.
   - Я тебе сто раз говорила, чтобы ты не смел от меня убегать! - строгим, взрослым голосом, проговорила девушка - Кругом машины! Мало ли охламонов за рулем!
   - Но, Вика! - продолжал восторженно верещать Саша - Там же, радуга! Радуга!
   И, он счастливо рассмеялся - Вике, радуге, повисшей над их домом, точно узорчатое коромысло, маме и папе, что махали ему, Саше, из широко распахнутого окна и даже соседке, вечно ворчливое бабе Тосе, спешащей поутру куда-то по своим старушечьим делам.
   Он высоко подбросил свою голубую беретку, словно стремясь забросить ее на далекую, но такую красивую, радугу и продолжал громко кричать всему миру:
   - Мама, папа, Вика - там же радуга, радуга!
   "Богородица, Дева, радуйся, благодатная!" - шептала Марина, незаметно от мужа глотая слезы и с благоговением взирая на яркое коромысло, разделившее мир пополам, на веселку, на "божью дорожку"...
   И, вместе с маленьким, ясноглазым мальчиком засмеялась Вика, а следом и Марина, крепко сжимавшая руку мужа, радуясь, увиденной, наконец-то, радуге, такой яркой, чистой и настоящей, как ее, Маринино, позднее, женское счастье.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"