Зволинская Ирина: другие произведения.

Леди и детектив или Щепотка невезения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:



    Я абсолютно не умею выбирать мужчин! Вот и сейчас, стоило мне сесть в поезд, как я познакомилась с интересным попутчиком. Молодой, образованный, статный и такой внимательный... я почти успела влюбиться, а он сделал мне непристойное предложение! Как же я разозлилась! Не желаю больше видеть этого мерзавца! И пощечину он заслужил! Но, несмотря на мой решительный отказ, он то и дело оказывается рядом... Спасает от неприятностей и, сдается мне, в чем-то подозревает...



    больше информации в группе вконтакте!

  Глава 1
  
  Был самый обычный день, который только может быть на скучной работе во вторник или, например, в четверг. День, единственная радость которого в долгожданном обеденном перерыве, чтении свежей газеты, да болтовне с коллегами, если таковые у вас имеются. У меня коллега имелся, но был он почтенным, уставшим от бурной семейной жизни и забот нотариусом провинциального городка и моим начальником одновременно. Из чего выходило, что собеседник из него был сомнительный. Поэтому доступными мне удовольствиями на рабочем месте были обед, утренний номер 'Вестника Рамбуи' и огромный телефонный аппарат величиной практически в мой рост, на который изредка, в связи с небывалой загруженностью, мне звонила из столицы любимая родственница. В остальное время телефон стоял безмолвным памятником науке, потому что с других двух имеющихся в городе телефонов (в мэрии и полиции) нам, на моей памяти, звонили дважды: мэр, в день установки нового оборудования, - для проверки связи и директор департамента полиции - по ошибке.
  Стрелки часов медленно ползли к полудню. За тонкой перегородкой между приемной и кабинетом нотариуса Джонса раздавался тихий шум, подозрительно напоминающий храп. В окно стучалась залетевшая в открытую форточку уставшая пчела. А я гипнотизировала неаккуратную кучу документов, за несколько часов сравнявшуюся с главной часовой башней нашего городка. Следовало бы разобрать бумаги до обеда, но за оставшиеся несколько минут с этой задачей не справился бы и титан, а шорох грозил разбудить несчастного, в очередной раз выгнанного из дома мистера Джонса, поэтому я достала из сумки газету и нырнула в мир новостей.
  'Госпожа Сесилия Брэкстоун синтезировала уникально действенное средство против долгоносиков!' - гласила первая полоса, где газетчики многословно и в красках рассказывали нам, как госпоже Сесилии удалось совершить прорыв в агрономии.
   'Мисс Тереза Мэйсон и мистер Дуглас Саливан объявили о помолвке', - шел следом заголовок чуть поменьше. Неожиданная новость. Тереза была дочерью нашего мэра, но никакое приданое не могло заставить жениться на ней, настолько невеста была непривлекательна и заносчива. Интересно, откуда взялся господин Саливан?
  Далее шли объявления о продаже и покупке множества различных вещей и в конце страницы мелким шрифтом: - 'В столичном регионе прошла масштабная спецоперация, в ходе которой была уничтожена крупная партия контрафактного алкоголя. Трое граждан Туринии, устроившие в подвале арендованного дома незаконный склад туринского самогона, арестованы. За проявленную храбрость знаками отличия награждены двадцать полицейских, участвовавших в задержаниях. Двоим присвоены новые звания'.
  'Новость о травле клубничных вредителей для жителей Рамбуи, конечно, важнее полицейских спецопераций', - мысленно согласилась я и бросила взгляд на часы.
  Из деревянного домика со скрипом выползла кукушка и известила полдень, а спустя несколько мгновений тихий сон приемной огласила громкая трель звонка.
  - Нотариальная контора господина Джонса, мисс Эванжелина у аппарата! - на всякий случай по всей форме представилась я. Вдруг это все-таки не бабушка, а мэр со сверхсрочными новостями?
  - Эви, дорогая, я выхожу замуж! - торжественно, не размениваясь на ненужные мелочи, вроде приветствия, сообщила достопочтимая мадам Люсиль Браун, она же владелица самого популярного гадального салона в столице Республики госпожа Люсинда, она же моя дорогая бабуля шестидесяти трех лет от роду.
  Новость была так себе. Бабушка в принципе любила выходить замуж. Можно сказать, это было одним из её многочисленных и вполне безобидных, где-то даже полезных, хобби. К примеру, рабочим местом я обзавелась благодаря бабулиным связям. Мистер Джонс был пятым её мужем, и надо заметить, что брак этот был вполне счастливым. Как и все другие её браки. Если не ошибаюсь, нынешний должен был стать десятым в череде многочисленных семейных союзов Люси.
  - Поздравляю, - удобнее перехватила я тяжелую медную телефонную трубку и достала из верхнего ящика громоздкого письменного стола завернутый во вчерашнюю газету бутерброд. - И кто у нас жених? - поинтересовалась, откусывая приличный кусок хлеба с индейкой, и приготовилась к прочувствованным перечислениям достоинств моего нового будущего дедушки.
  - Не скажу, - ответила бабушка.
  Я лихорадочно зашарила по столу в поисках воды, кашляя от неожиданности. Что-то новенькое.
  - Скажу только, что он работает в полиции.
  - Почему не скажешь? - осторожно спросила я.
  - Потому что ты уже трижды отсутствовала на моей свадьбе! - рявкнула она мне в ответ. - А я, между прочим, в этот раз уверена, что встретила мужчину моей мечты!
  - Правильно говорить не свадьбе, а свадьбах, - тоном учительницы младших классов поправила её я. - И у тебя каждый раз - на всю жизнь.
  - Не будь занудой, Эви, - сменила бабуля тон.- Неужели ты не хочешь увидеть свою Люси?
  - Конечно, хочу. Только я думала, что ты сама приедешь в следующем месяце.
  - Теперь никак не получится, - огорченно вздохнула госпожа Люсинда. - У нас с Фредди медовый месяц. И как лицо проинформированное, скажу, что вся эта полицейская активность в последнее время неспроста. Туринцы переходят все границы! Ты знаешь, теперь мы всюду носим с собой документы. А иначе штраф, или того хуже, ночь в полиции!
  - Значит, его зовут Фредди, - вычленила я самое главное из её прочувствованной речи.
  - Откуда ты знаешь? - удивилась бабуля моей прозорливости.
  - Я не уверена, что мистер Джонс отпустит меня в отпуск.
  - Этот вопрос я решу сама, - отрезала бабушка.
  - Хорошо, я постараюсь купить билет на ближайший поезд. Сама понимаешь, лето, сезон отпусков. Все матроны считают своим долгом вывезти отпрысков в столицу, на вокзале ажиотаж. Билеты были распроданы, не успев поступить в продажу.
  - На этот счет ты можешь не беспокоиться. Я попросила Митчела оставить тебе местечко месяц назад. Поезд завтра утром, - припечатала Люси, отрезая всяческую возможность отделаться от предстоящей поездки.
  Все-таки умения Люсиль дружить с бывшими мужьями поражали воображение.
   - Эванжелина, - мягко добавила бабушка, - ты взрослая образованная девушка. То, что ты давным-давно провалилась на вступительных экзаменах в Университет Бриджа, не означает, что столица не примет тебя и в этот раз. Зато ты сэкономила отцу семейный бюджет в Рамбуи! Хотя, скажу тебе, можно было и не экономить. Все же новая жена у твоего отца еще то сокровище.
  Я невольно улыбнулась, представив, как она скривилась при упоминании невестки.
  - Хорошо, бабушка, - капитуляция была неизбежна. - Вечером зайду к Митчелу за своим билетом.
  Остаток разговора прошел как в тумане. Кажется, мы попрощались и договорились встретиться то ли на вокзале, то ли у памятника Ее Величеству, то ли я должна была прийти сразу в её салон, ведь от вокзала до дома, где бабушка снимала два верхних этажа, было всего два квартала. Думала я совсем о другом.
  'Вряд ли на свадьбе бабушки будет Министр полиции. Даже если и будет, не потащит же он на свадьбу сына? А если потащит, что само по себе сумасшествие, какова вероятность, что он тебя вспомнит? Вероятность равна нулю!' - уговаривала я себя.
  Но в памяти упорно вставала картинка разъяренного молодого мужчины и невысказанная им угроза, по причине того, что я позорно сбежала, не дождавшись роковых слов.
  Я ведь так и не рассказала бабушке, почему провалилась тогда, шесть лет назад, на вступительных экзаменах в столичный университет. Дело было вовсе не в отсутствии у меня нужных знаний и необходимого в таких случаях везения. Я ведь и до приемной комиссии не успела дойти. Рок настиг меня немного раньше.
  Шесть лет назад в холле столичного Университета на глазах у выпускников и поступающих я поставила Дэвиду Харрису - сыну Министра Полиции ѓѓ- фингал.
  Стыд от воспоминаний накрыл десятифутовой волной и напрочь отбил аппетит.
  В год, когда я успешно окончила школу, а школьные учителя и бабушка прочили мне великое юридическое будущее (учителя, основываясь на оценках, а бабуля на особенно удачном карточном раскладе), отец решил, наконец, жениться второй раз. В отличие от бабушки, страсти к регистрации отношений за ним не водилось. После смерти матери от продолжительной болезни, чтобы скрыться от тяжелых воспоминаний, он перевез маленькое семейное производство по изготовлению замков в Бридж и неожиданно преуспел. Я же осталась на попечении бабушки. Та взялась за мое образование со свойственной её широкой натуре страстью. Даже вышла замуж за учителя математики. Кстати, совершенно зря, математика мне всегда удавалась легко. Впрочем, она довольно скоро поняла, что в таких жертвах я не нуждаюсь, и вышла замуж за руководителя кружка по самообороне, решив, что подрастающей симпатичной мисс такие знания не будут лишними. Способности и материальное положение семьи к тому времени уже позволяли претендовать на обучение в столичном Университете, что и подтвердило соответствующее письмо с одобрением моей кандидатуры и приглашением пройти вступительное собеседование.
  Папа встретил нас с бабушкой и, целуя, сообщил радостную весть - скоро у меня появятся мачеха и сестра. Новая пассия отца - Элизабет оказалась дамой среднего возраста, внешности и моральных качеств, но могла похвастаться приличной, нечета моей, родословной. О чем не преминула неоднократно сообщить. Моя мама, хоть и слыла редкой красавицей, была безродной сиротой. Этот факт никогда не мешал мне жить, но мог помешать Элизабет в её матримониальных планах на собственную дочь. То, что ни мой отец, ни моя бабушка, к аристократии не принадлежали, её планам угрозы почему-то не несли.
  Конечно, она была достаточно умна, чтобы не говорить этого прямо. Но каждая брошенная фраза, каждый взгляд были наполнены таким ядом, что моя бабушка не выдержала и съехала от отца меньше чем через неделю, прихватив и меня с собой.
  - Эванжелина, дорогуша, - сладко улыбалась мачеха за обедом, - ты разве не знаешь, что в приличном обществе недопустимо носить такие кудряшки? Девушка должна быть аккуратно причёсанной, ты же напоминаешь давно нестриженного барашка из Рамбуи.
  - Эванжелина, твой деревенский загар недопустим. Как мы с Бекки сможем представить тебя её подругам, если ты больше похожа на вульгарную деревенщину, чем на девушку из приличной семьи?
  - Эванжелина, что за платье? Этот красный - такая пошлость! Недопустимо!
  - Эванжелина, ты слишком громко смеешься. Это недопустимо! - и еще тысячи комментариев, вся суть которых заключалась в полном несоответствии моей скромной персоны её будущей семье и недопустимости к чему-либо в принципе.
  Безусловно, родная дочь Элизабет - Ребекка, причесанная в залитый сахарной водой затянутый пучок волосок к волоску, отчего цвет её волос был практически неопределим, являла собой образец идеально воспитанной и привлекательной молодой мисс. Она улыбалась, лишь слегка поднимая уголки губ, говорила сквозь зубы и одевалась только в пастельные оттенки, как и положено незамужним девушкам. Я же со своей южной внешностью, длинными кудрями, которые невозможно было уложить ни в одну прическу, потому что из неё вылетали все шпильки и развязывались ленты, темными глазами и смуглой от природы кожей, раздражала мачеху одним своим видом. А от частоты эпитета 'недопустимо' у меня начался нервный тик.
  Никогда еще я не покидала отцовский дом с такой поспешностью. На следующее утро предстоял важнейший экзамен в моей жизни, но даже обновленная обстановка, ставшего необычайно уютным особняка, благодаря участию в ремонте Элизабет, и перспектива недостаточно выспаться не остановили меня от переезда. Так обрадовала меня бабушка случайно подвернувшейся по дешевке жилплощадью рядышком с вокзалом.
   - Эванжелина, ты не должна обижаться, - сказал на прощание отец. - Я женюсь и ради твоего блага. Элизабет Спэлман - дочь барона. Это шанс войти в высшее общество и обзавестись связями. Нам нужно быть благодарными этой возможности.
  - Лучше я буду благодарна Элизабет где-нибудь в другом месте, - буркнула я и побежала за бабушкой к вызванному заранее автомобилю, даже не поцеловав его на прощанье. Обида, безусловно, имелась. Я никак не могла понять, как отец мог променять меня и воспоминания о маме на эти две бледные копии леди?
  - Да. Не лучшая спутница для моего сына, - задумчиво сказала тогда Люси. - Но он достаточно взрослый, чтобы самостоятельно принимать решения, и не нам с тобой, Эви, их менять, - строго закончила она, глядя на моё обиженное лицо.
  Она была права, моя мудрая бабушка. Но шестнадцатилетней девчонке, оставшейся без матери, предстоящая женитьба отца казалась трагедией, а будущее уже не таким светлым. Что скоро и подтвердилось.
  Несмотря на придирки, Элизабет все же сочла возможным представить меня подругам Ребекки. На чопорном чаепитии я узнала, кажется, имена всех более-менее перспективных молодых холостяков столицы. А поскольку Бекки сообщила подругам о том, что вскоре её сводной сестре предстоит учеба в Университете, меня так же снабдили более специализированной информацией, а именно перечислили фамилии вызывающих у юных мисс интерес старшекурсников, которых я, возможно, встречу и на которых мне ни в коем случае не стоит претендовать. Одним из этих потенциальных мужей был Дэвид Харрис, сын министра полиции, необыкновенно привлекательный и обеспеченный молодой человек. Также, судя по рассказам одной из девушек, высокомерный и достаточно невоспитанный, чтобы прилюдно нагрубить даме. Хотя как именно он ей нагрубил, девица говорить отказывалась. Оснований не доверять ей у меня тоже не было, а Бекки даже сбегала в спальню за фотографией Дэвида, чтобы сведения наиболее полно отложились в моей голове.
  Когда следующим утром в холле университета я увидела жениха своей новоиспеченной родственницы (а Бекки серьезно считала министерского сына таковым), то твердо решила держаться от него и его компании как можно дальше. Тем более, что это было не трудно - он не обращал на меня и других претендентов на обучение никакого внимания. В жизни он оказался еще более привлекательным, чем обещала затертая фотокарточка Ребекки. Наверное, потому, что был живым. Ярко синие глаза взирали на мир с толикой насмешки, а короткие темные волосы были уложены с той самой небрежностью, добиться которой без хорошего парикмахера практически невозможно. Твердой походкой уверенного в собственной неотразимости мужчины он прошел в компании таких же представителей золотой молодежи куда-то мимо нашего коридора. Играючи завладел вниманием всех присутствующих в помещении и исчез из вида под громкие вздохи девушек и неприязненные взгляды мужчин.
  Тем временем я уже вдоволь насмотрелась на внутреннее убранство университета, сравнив оригинал с фотографиями и убедившись в их полном совпадении, но моя очередь все еще была далека, а чашка утреннего кофе и необычайное волнение настойчиво давали о себе знать. Сообщив стоящему следом за мной в очереди щуплому юноше, что отлучусь, я направилась на поиски дамской комнаты, и надо же было такому случиться, что именно тогда мистер Харрис вместе со своей компании решил покинуть университет.
  Еще раз напомнив себе, что этот надменный выпускник, вполне возможно, мой будущий родственник, я покрепче перехватила ридикюль и опустила глаза в пол, чтобы случайно не вызвать его недовольство. Небогатый недельный опыт общения с аристократией, пусть захудалой и обнищавшей, с высокой долей вероятности, говорил, что и Дэвид может ненароком оскорбиться, если как следует меня разглядит. А обида на отца и несправедливые упреки будущей мачехи грозились вылезти наружу в самый неподходящий момент, чтобы превратиться в достойный южанки скандал.
  В тот миг, когда я почти поравнялась с компанией, а дверь в нужное мне помещение была очень близко, раздался громкий смех, отчего-то показавшийся мне особенно неприятным. Наверное, потому, что смеялись надо мной. Я сжала зубы и пошла вперед, но кто-то перегородил мне дорогу.
  - Простите, мисс, - приятным голосом обратился ко мне молодой мужчина, в котором я обреченно узнала Харриса.
  - Да? - вздохнула я.
  Он растянул губы в ироничной улыбке и сказал:
  - В университете это недопустимо, - а дальше я уже ничего не слышала. Сознание, измученное волнениями последних дней, выхватило из речи выпускника любимое миссис Спэлман слово 'недопустимо', и на меня что-то нашло. В книгах такое состояние называют 'боевым трансом берсерка', временным помешательством или приступом особенно яростной агрессии. Именно такое состояние для достижения высшей степени мастерства в уличной драке, пытался вызывать у меня шестой муж бабушки, но у него не получалось. А теперь удалось - я переложила ридикюль в левую руку и от души размахнулась, целя Дэвиду Харрису прямо в левый глаз.
   Ужас ситуации дошел до меня в тот миг, когда под глазом мужчины стал стремительно наливаться багровым синяк. И пока друзья Дэвида и он сам не опомнились, я подхватила юбку и ураганом вылетела через любезно открытые кем-то высокие двери университета.
  - Ты что, так и оставишь это безобразие? - донеслось мне вслед.
  - Нет, не оставлю, - услышала я и припустилась еще быстрей.
  Да... В тот день я наломала дров, обзавелась влиятельным врагом и изменила судьбу, как и предупреждали карты. Жаль только, что об остальном они предупредить забыли.
   Обеденный перерыв подходил к концу. Я выглянула в окно. Контора Джонса располагалась в самом центре Рамбуи, рядом со всеми сколько-нибудь значимыми городскими объектами - церковью, мэрией и булочной. Сейчас центральная улица была тиха и пустынна, и только одинокий садовник сонно прохаживался вдоль заросших сорняками ваз с декоративной капустой - утром господин мэр устроил ему разнос за неухоженный вид символа нашего города. Рамбуи издавна славился яркими клумбами, и каждый год уверенно получал звание самого цветочного города Эглетона.
   Из дверей булочной, словно большая баржа, выплыла почтенная госпожа Биджброук и направилась в нашу сторону. Её высокая шляпа с черным пером надвигалась в мою сторону быстро и неумолимо, как завтрашний день. До того как она войдет, оставалось несколько минут. И это время следовало потратить на то, чтобы отпроситься у мистера Джонса и выйти через запасную дверь в его кабинете. Иначе появление миссис Биджброук грозило оставить меня в конторе вплоть до отправления поезда. Трое из пяти её сыновей все еще не были женаты, и она решила, что я устраиваю её в качестве невесты любого из них. Моё мнение её не интересовало, а бабушка - единственный человек, который мог в чем-либо убедить Биджброук, уже два года как окончательно перебралась в столицу. И ровно два года длилась осада, которую я держала из последних сил.
   Несколько отточенных движений руками - и гора документов на столе превратилась в аккуратную стопку. Последний взгляд на рабочее место, и вот я уже в кабинете Джонса. Очень жаль было будить нотариуса, но ради спасения собственной свободы и жизни - пришлось. Громко и как можно быстрее я описала начальству срочную необходимость отлучиться из конторы на неопределенный срок в связи с преследованием госпожи Биджброук в данный момент и свадьбой бабушки в ближайшем будущем. На что сонный нотариус пробормотал пожелания хорошей дороги его любимой Люси и поздравил с предстоящим вступлением в брак меня.
   Не стала его поправлять, потому что в этот момент зазвенел колокольчик на входной двери. Поцеловав Джонса в помятую ото сна щеку, я выбежала во внутренний двор.
  
  
  Несколькими днями ранее. Столица Республики Эглетон. Полицейское управление Бриджа.
  - Господа, доброе утро! - приветствовал коллег грузный мужчина в идеально сидящей на нем полицейской форме. - Прошу садиться, - разрешил он и в темном помещении небольшой переговорной раздался звук отодвигаемых стульев. - Дэвидсон, что у нас?
  - Доброе утро! - поздоровался молодой полицейский. - Утечка из Министерства промышленности и торговли подтвердилась. Мы проверили информацию, действительно, за последний год несколько достаточно значимых открытий в различных хозяйственных областях были проданы в Турин, минуя парламент и президента. Все изобретенные технологии принадлежали или молодым независимым ученым, или мелким предпринимателям, не имеющим достаточных связей, чтобы поднять шумиху. Всё было обставлено, как добровольная передача прав в фонд 'Экономика будущего' под эгидой министерства. Самое интересное, что фонд действительно выделял деньги на развитие идей. Люди были рады получить хоть что-то. А поскольку процент технологий, принадлежащих фонду и проданных на сторону, был ничтожно мал, это стало еще одной причиной, почему информация так поздно дошла до нас.
  - Харрис? Твои комментарии?
  - Новаторы, действительно, шли в министерство сами. Но, похоже, аппетиты предателей росли, или туринцы сделали заказ в определенной сфере. У дальней родственницы нашего сотрудника были украдены документы на швейную машину с новым принципом работы. Станок способен не просто шить, но и вышивать. Нам удалось выследить вора, это некий мистер Дуглас Саливан. Безработный, замешанный в нескольких некрасивых историях с богатыми наследницами, брачный аферист. Мы следили за его передвижениями - сейчас он находится в провинции Бонво. Там же недавно было изобретено сильнейшее средство по борьбе с садовыми вредителями. Полагаем, что он приехал туда с целью завладеть результатами исследований. В ближайшее время он отправится в Бридж. В столице Саливан должен будет передать информацию заказчику. Рассчитываем выйти на того, кто стоит за воровством в министерстве. Пока ясно лишь то, что этот кто-то имеет широкий доступ к информации и, вполне вероятно, достаточно влиятелен, чтобы рисковать. Под подозрение попали все, кто так или иначе связан с фондом. В том числе, мистер Томас Трэвис - директор 'Экономики будущего'.
  - Хорошо, я хочу, чтобы ты лично проследил за операцией в Рамбуи. Наши доблестные провинциальные коллеги из-за излишнего рвения способны запороть даже такую ерунду.
  Послышались понимающие смешки.
  - Слушаюсь, полковник, - улыбнулся симпатичный синеглазый офицер. - Я уже попросил особый отдел выделить мне двоих сопровождающих и сделать необходимые приготовления.
  - Мелроуз, посодействуй! - тяжелый взгляд полковника выхватил начальника особистов. - Министр готов предоставить любую помощь, чтобы найти крысу до того, как общественности станет известно об утечке технологий.
  - Да, сэр, - слегка поклонился подчиненный - приятный мужчина неопределенного возраста с открытым взглядом. Располагающий и совершенно обычный, каких тысячи на улицах любого города. Начальник Особого отдела полиции - мистер Альфред Мелроуз.
  Человек, именем которого в республике пугали детей.
  
  
  Глава 2
  
  Утром неожиданно испортилась погода. Налетели тучи, и с неба накрапывал мелкий противный дождь. Пассажиры прятались от стихии под навесами над железнодорожными платформами и в здании вокзала Рамбуи. Я вертела в руках билет, проверяя номер поезда и вагона, и слушала напутственную речь любимой подруги Мэгги, с которой мы жили последние несколько лет в старом доме моей бабушки, доставшемся в наследство от деда.
  - Обязательно, слышишь, Эви, зайди в Центральный магазин и купи мне соломенную шляпку! - говорила Мэган, поправляя полы нового желтого плаща. Её светлые волосы и голубые глаза особенно ярко выделялись на фоне солнечного, отделанного синими лентами, капюшона. - Еще купи мне две, нет, три пары резиновых перчаток, семена петунии махровой и большой садовый секатор, - продолжила она перечислять необходимые к приобретению вещи. - В общем, держи список, - в конце концов сказала она и протянула мне листок, исписанный ровным подчерком, выдающим в его обладательнице воспитанницу приюта Святой Эвгении.
  Приют этот находился в трехстах километрах от Рамбуи, и именно оттуда по высочайшему распоряжению в единственный институт нашего славного города направлялись молодые перспективные сироты, чтобы в дальнейшем достойно трудиться на благо сельскохозяйственной промышленности Эглетона. Из приюта Святой Эвгении двадцать четыре года назад в Рамбуи была направлена моя мама, поэтому о царящей там строжайшей дисциплине, бедности его выпускников и их трудностях в большом мире я знала из первых рук. Не было ничего удивительного в том, что я предложила помощь растерянной и расстроенной скромно одетой девушке в первый день обучения в институте. Комендант нашего общежития отказал ей в месте, хотел или денег, или свидания с симпатичной студенткой, а я предложила переночевать у нас, пока не прояснится вопрос с комнатой.
  Мэгги была чудесной девушкой, доброй, веселой и главное, не имела ничего против моей бабули. Никто из родственников женского пола не мог настроить её против 'самой страшной расхитительницы чужих мужей'. В наших с Люси лицах она обрела семью, а у меня появилась первая в жизни подруга.
  - Может быть, всё же поедешь со мной? - заискивающе спросила я. Перспектива весь незапланированный отпуск гоняться в поисках новейших садовых инструментов совершенно не привлекала. - Митчел по секрету сообщил, что у него есть еще несколько свободных мест.
  - Эви, - с укоризной сказала подруга,- ты же прекрасно знаешь, что я не могу. У меня Розы!
  Розы это да. Против роз даже Люсиль не имела никакого оружия. Мэгги несколько лет кропотливо выводила новый сорт, и её труды не прошли даром. Подругу пригласили на большую выставку сельскохозяйственных достижений, которая должна была состояться через несколько дней в соседней провинции. Зная, как важно для Мэг признание её работы, бабуля не стала уговаривать подругу приехать. Хотя, справедливости ради, на трех предыдущих бабушкиных свадьбах присутствовала именно она. Теперь пришел мой черед.
  Я убрала список к билетам - в карман нового пиджака, лилового, как кусты лаванды, выращенные Мэгги на нашем заднем дворе. Ридикюль был доверху набит мелочами, необходимыми приличной женщине в дороге, я и паспорт-то туда непонятно как запихнула.
  Купить нужные подруге вещи попрошу Ребекку. Вот уж кому прогулки по магазинам доставляют истинное удовольствие. Несмотря на первое впечатление и сложные взаимоотношения с мачехой, сводная сестра оказалась не такой уж плохой. Свадьбу родителей мы вынуждены были провести вдвоем и, как ни странно, остались довольны друг другом. Бекки помогала мне не запутаться в именах гостей, подсказывала какой вилкой ковырять неизвестные кулинарные изыски в тарелках, и пыталась всячески развеселить и поддержать. Хоть причина моего уныния была вовсе не в свадьбе отца, а в том, что светилом юриспруденции мне отныне было не стать. В Рамбуи этому не учили.
  Сестра стала моим проводником в мир аристократии, и она же, в ответ на мой гипотетический вопрос, что будет, если случайно засветить дворянину в глаз, честно ответила - ничего хорошего.
  Громкоговоритель уведомил о скором отправлении поезда на Бридж. Мы с Мэгги одновременно посмотрели на большие круглые вокзальные часы - кованные, с причудливо изогнутыми стрелками и вот уже несколько месяцев неизменно показывающие полдень. Наш часовщик с весны праздновал рождение младшего сына, а нанимать другого мэр не захотел из патриотических соображений. Понимающе вздохнули и направились к платформам мимо билетных касс и кабинета директора вокзала. Дверь Митчела была приоткрыта, из помещения раздавались горестные всхлипы и мужские успокаивающие голоса.
  - Всё, всё до единой песчинки! Все мои разработки! Всё пропало, - причитала женщина.
  - Успокойтесь, миссис Брэкстоун, расскажите по порядку. Когда вы обнаружили пропажу?
  - Я должна была представить свою работу биохимикам в Бридже. Приехала на вокзал заранее, чтобы не опоздать, - судорожно объясняла мадам. - Всё было здесь, со мной. Я отвлеклась на несколько секунд, кто-то громко закричал, и я посмотрела в сторону звука. Повернулась, а саквояжа с материалами нет, - дама достала крохотный платочек и промокнула выступившие слезы.
  - Не волнуйтесь, разберемся, - заверил её усатый полицейский.
   - Моя лучшая разработка! Оружие массового поражения насекомых! - разрыдалась в ответ госпожа Сесилия, звезда вчерашнего выпуска 'Вестник Рамбуи'.
  Мэгги аккуратно прикрыла дверь, незаметно приветственно махнув сочувствующему Митчелу.
  - Дела... - глубокомысленно протянула подруга. - Надо срочно идти домой, проверять все ли розы на месте!
  - Ты же собиралась пойти на почту, получить долгожданное приглашение на выставку.
  - Заберу после обеда, - подумав, ответила Мэг.
  Я кивнула, соглашаясь. Нет ничего более обидного, когда кто-то крадет результат твоих многодневных трудов. Мы вышли к поездам, и Мэгги уже решила не ждать отправления и бежать по направлению к дому, как в толпе пассажиров на перроне я выхватила знакомую фигуру и от неожиданности встала как вкопанная.
  - Поцелуй от меня Люси и не забудь передать, что семена, которые в синем мешочке, сажать сейчас. Красные - оставить на весну, - давала подруга последние напутствия. - Эви, ты чего? Ты почему так побледнела? Тебе плохо? Дать воды?
  А я чувствовала, как твердая поверхность качается под ногами. Потому что заинтересовавший меня незнакомец обернулся, и даже сквозь толстые линзы огромных очков я узнала синие глаза Дэвида Харриса. Мой самый страшный кошмар неожиданно рано начал воплощаться в жизнь.
  - Это он, Мэгги, - хрипло прошептала я.
  - Кто?
  - Харрис, - прикрыла я глаза. - Вон тот с бородкой и почему-то в очках, но это совершенно точно он!
  - Ты уверена? - не поверила Мэган.
  - Абсолютно, - кивнула я и окончательно разнервничалась. - Что делать? Что делать?! - я схватила подругу за полы плаща. - Он все-таки нашел меня! Господи, ну почему сейчас? Я ведь еще так молода! Я еще даже не замужем! - Мэгги ошарашенно смотрела на мои метания. - Точно! Мне надо срочно изменить внешность! - догадалась я. - Надо найти большие очки! Большие, такие как у Харриса! Мэгги, - дернула я её за капюшон, - умоляю, достань мне очки!
  - Какие очки! - зашипела подруга. - Ты с ума сошла?! Может, он давно тебя забыл, может, он здесь вообще случайно!
  - Думаешь? - обрадовалась я, и мы вместе посмотрели в сторону бородатого Дэвида.
  Он по-прежнему стоял довольно далеко, но приспустив огромные очки, изумленно смотрел на меня. В упор.
  - М-да, похоже, не забыл, - согласилась Мэгги.
  Решительно отцепила мои руки от своего плаща, одной рукой подхватила чемодан, а второй взяла меня за локоть, чтобы нырнуть за большую колонну и обсудить дальнейший план по спасению одной несдержанной особы от справедливой аристократической мести.
  По итогам экстренного совещания решено было заменить самую слабую часть плана - очки (в связи с их отсутствием), на новый плащ Мэгги. Тем более, что большой капюшон отлично маскировал кудри.
  - Вот теперь ты выглядишь достаточно незаметно, чтобы потеряться в толпе, - довольно оглядела меня лишившаяся обновки подруга. - Лиловый отлично сочетается с желтым!
  - По-моему, я похожа на клоуна, - не согласилась я.
  - В том и соль! Все будут смотреть на платье, и никто при этом не заметит твоего лица!
  Раздумывать было некогда. Снова объявили посадку на поезд, времени на то, чтобы придумать что-то более разумное не оставалось, и я дернула за ленту капюшона, чтобы в самый неподходящий момент тот не свалился с головы.
  - Так, теперь я выхожу и отвлекаю его на себя, - с отчаянной решимостью заявила Мэган.
  Я же никак не могла справиться с завязками и разнервничалась еще больше.
  - Да что ты будешь делать! На-ка, подержи ридикюль, - сунула подруге мешающий предмет.
  Мэгги выглянула из-за колонны и снова спряталась обратно. Лицо её приобрело испуганно-сосредоточенное выражение.
  - Эви, он идет сюда! Всё, пора! - и спустя несколько мгновений мерный гул вокзала был оглашен истошным женским визгом.
  - Та-та! Та-ра-кан! - заорала Мэгги и побежала на Харриса.
  Выдохнув, и не отвлекаясь на устроенную подругой суету, я подхватила чемодан и мелкими перебежками добралась до нужного вагона.
  - Ваш билет, - с ног до головы оглядел меня одетый в красную ливрею проводник.
  Дрожащими руками извлекла содержимое кармана и, отделив проездной документ от списка Мэган, показала мужчине.
  - Счастливого пути, мисс, - меня пропустили в поезд.
  Я прошла к своему месту под строгие просьбы проводника, всем провожающим покинуть вагон. Красный ковер заглушал шаги, дождь закончился, и солнце заглядывало сквозь приоткрытые занавески, подсвечивая пыль внутри поезда золотым светом. Два места в купе уже были заняты полной дамой в зелено-розовых многослойных одеждах, отчего она напоминала всю ту же декоративную капусту с улиц Рамбуи, и хорошо одетым молодым человеком с тонкими усиками, светлыми волосами и какими-то блеклыми глазами. Когда я вошла, он мгновенно подскочил, назвался мистером Дугласом Саливаном и помог убрать чемодан под обитый бархатом диван. Благодарно улыбнулась такому любезному соседу. Села, расправила плащ и длинную юбку. Сердце билось в груди бешеной птицей, руки продолжали дрожать, но почувствовав первый толчок уходящего поезда, я ощутимо расслабилась. Панели темного дерева, цветочный шелк стен и витые светильники дарили ощущение покоя и обещали удовольствие от поездки. Уже к вечеру я буду у бабушки.
  'Спасена', - успокоилась я и посмотрела в окно.
  Сумятица, вызванная криками подруги и спешащими занять места пассажирами, унялась. Мэгги что-то говорила работнику вокзала, он бурно жестикулировал и хватался за сердце. Друзья и родственники махали в окна уходящему поезду. Подруга повернулась, увидела меня и показала большой палец, довольно улыбнувшись. Я продемонстрировала ей точно такой же жест. Платформа начала удаляться, и Мэган махнула мне на прощание. В руке её был мой ридикюль.
  Дверь в купе открылась, и на пороге показался наш последний сосед по сегодняшнему путешествию. Мистер Дэвид Харрис.
  'Я пропала', - дошло до меня со всей ужасающей ясностью. Бросила последний взгляд на перрон. Мэгги удивленно взирала на ридикюль, потом хлопнула себя по лбу и побежала вслед за быстро удалявшимся поездом, который будто в насмешку над нами весело загудел.
  - Доброе утро дамы, сэр, - поздоровался мой персональный кошмар, снял шляпу и светло улыбнулся. Белые зубы сверкнули из-под усов, а моё сердце пропустило удар - единственное свободное место было рядом со мной. Пока он неторопливо усаживался, я успела разглядеть длинные стройные ноги в узких брюках и начищенные до блеска ботинки. Смотреть выше не позволил страх.
  - Мистер Эндрю Сильвер, к вашим услугам, - представился Дэвид, и от удивления я уставилась на него во все глаза.
  Дама у окна назвалась миссис Печворк, мужчины пожали друг другу руки. Я внимательно рассматривала нового попутчика, так похожего на человека из моего прошлого. А, пожалуй, действительно не он, и плечи намного шире... опять-таки не помню, чтобы Харрис носил бороду... которая, кстати, очень ему идет. Ровный, может быть чуть более длинный, чем у Дэвида нос, добавляющий мужчине некой харизмы. Тяжелый подбородок, а у Харриса, я уверена, он был каким-то безвольным, широкие густые брови над умными выразительными глазами и ни капли надменности. Вон, как улыбается! Харрис же смотрел свысока, и улыбка его никогда не была такой красивой. Даже дурацкие очки придают мистеру Сильверу необыкновенно милый вид.
  Удивительно приятный аромат одеколона коснулся моего носа, и я окончательно убедилась, что это другой мужчина. От неприятного Харриса уж точно не могло так пахнуть!
  - Эванжелина, - заулыбалась я, схватила его за руку и несколько раз хорошенько тряхнула от навалившегося счастья.
  Мистер Сильвер, немного ошалевший от такой радости, заверил меня, что необычайно рад знакомству с такими прекрасными соседками. Миссис Печворк от удовольствия покраснела. Эндрю положил ухоженные руки на колени, и я заметила, как на безымянном пальце мужчины сверкнуло золотое обручальное кольцо. Радость моя вдруг резко поубавилась. Единственный мужчина за долгое время, который заставил меня что-то почувствовать, мало того, что напомнил принеприятнейший эпизод прошлого, так еще и оказался женат.
   Настроение снова стремительно падало, как и силы, которые я существенно растеряла при побеге от пригрезившегося Харриса. Печально вздохнула и принялась развязывать ленты, чтобы снять плащ, как уже ненужную маскировку. Кудри рассыпались по плечам, а плащ нужно было аккуратно свернуть или повесить на вешалку в углу купе. Решила, что положу его на сиденье между собой и Сильвером, как напоминание о своей глупости и семейном статусе попутчика. Я почти выполнила задуманное, нащупав во внутреннем кармане плаща что-то твердое, по форме и размеру напоминающее паспорт, когда что-то дернуло меня взглянуть на соседа. Мистер Эндрю Сильвер внимательно, будто даже хищно, смотрел на мои волосы.
Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"