Сафарова Ирма Борисовна: другие произведения.

Любовь случается

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.25*18  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оксана Ярчук - девушка с непростой жизнью. Днем - она студентка, будущий юрист и любящая внучка. Вечером - бармен в клубе премиум класса. Богдан Самойлов - баловень судьбы, пресыщенный женским вниманием. Стоит поманить пальцем - и любая у его ног. Но как оказалось, у каждого правила есть исключение. И имя ему - Оксана Ярчук, которая не желает становиться игрушкой избалованного предводителя золотой молодежи. Никогда и ни за что. Но как поется в одной песенке: "Не зарекайся о-о-о, не зарекайся")) Текст не вычитан, могут быть ошибочки..Сорри) ЗАВЕРШЕНО

  - Бабушка, я на работу! - крикнула напоследок Оксана и вышла из квартиры. Нужно было спешить, так как опазданий начальство не прощало, и вылететь с работы можно было в течение считанных мгновений. Администратор ночного клуба "Парадайз", в котором работала Оксана, Ирма Ковалева, опозданий не терпела и так как была с начальством на короткой ноге и пользовалась у хозяина большим авторитетом, могла без согласования принимать единоличные решения в отношении увольнения и приема на работу персонала. А так как эта работа на данный момент Оксане нужна была позарез, злить Ирму не стоило.
  Оксана работала барменом в Парадайзе вторую неделю и попасть на это место было для нее большим везением. "Парадайз" был самым популярным ночным заведением в Питере, поистине в стенах клуба проходили самые шумные и креативные вечеринки, каждую субботу и воскресенье выступали звезды мировой величины. Не раз здесь крутили свои пластинки David Guetta, Dj Tiesto, Paul van Dyk, Bob Sinclar и другие.
  Вход в клуб предназначался для посетителей не младше 21 года, обслуживание было на высшем уровне, что всегда было проблемой для российской индустрии ночных заведений. Но Парадайз с самого момента своего открытия, уже как два года, держал марку. Хозяин заведения, Богдан Самойлов, был очень требовательным начальником, и ждал от своего персонала лучшего обслуживания для посетителей и, надо сказать, на зарплату тоже не скупился. Поэтому желающих работать было хоть отбавляй. Сюда Оксана попала благодаря своей подруге Свете, которая работала здесь официанткой, и как только услышала про увольнение одного из барменов, позвонила Оксане и потребовала срочно приехать.
  Оксане повезло, что она имела опыт работы за барной стойкой, учась на первом курсе университета, она подрабатывала в баре небольшого ресторанчика. И вуаля! Она стала одной из сотрудниц Парадайза.
  График Оксане очень подходил. Днем она училась на пятом курсе юридического факультета, в девять вечера с четверга по воскресенье у нее начиналась смена в клубе. Работать приходилось много, людей в Парадайзе всегда было валом. Оксана жила одна с бабушкой, родители погибли в автомобильной аварии, когда ей было четырнадцать лет. Бабушка получала пенсию, которой едва хватало на еду, поэтому Оксана всегда где-то подрабатывала. Зарплата в Парадайзе была хорошей, да и чаевые были более чем щедрые. Поэтому до окончания университета она планировала работать здесь.
  Оксана примчалась на работу вовремя, в восемь часов. Клуб открывался в девять, но Ирма требовала от персонала явки за час до начала рабочего дня, дабы избежать различных непредвиденных обстоятельств.
  Оксана оставила вещи в своем шкафчике в раздевалке, поменяла свою футболку на белую рубашку и направилась к своему рабочему месту. Клуб был большим и по всей территории было раскидано шесть барных стоек, за каждой из которых трудилось по три бармена.
  Начало дня было суматошным. До девяти часов Ирма бегала по клубу как ошпаренная, подходила к каждому из работников, встреченных на пути, в том числе и к Оксане:
  - Оксана, у вас все в порядке? Рабочее место убрано? Инвентарь чистый? Выпивка не закончилась?
  - Ирма, все в порядке, не волнуйтесь.
  - Хорошо, а то сегодня Самойлов прилетел в Россию, может заехать сюда, а он непорядка не терпит.
  Оксана много слышала про хозяина "Парадайза", но никогда его не видела. Слышала, что ему 25 лет, что он сын известного питерского бизнесмена Баграта Самойлова. "Наверняка избалованный козел и бабник", думала про себя Оксана, которая за две несчастные недели работы в этом месте насмотрелась на золотую молодежь, которая в большинстве своем считала себя пупом земли, не принимающая обслуживающий их персонал за людей. Но в клубе "Парадайз" правило "Клиент всегда прав" было непреложным и незыблемым, поэтому Оксана засовывала свое недовольство подальше и с милой улыбкой наливала очередную порцию "Маргариты". Ей было труднее вдвойне, когда кто-то из посетителей мужского пола заигрывал с ней и пытался приснять. Пока что подкатившие отваливали сразу, как только Оксана вежливо, но твердо осаждала нерадивых поклонников-посетителей. Развлекаловка на одну ночь и она в роли девочки для развлечения богатых Буратино никоим образом ее не прельщали.
  Сегодня была отличная субботняя вечеринка, играл свои композиции горячо любимый Оксаной David Guetta и девушка буквально кайфовала, одновременно работая и слегка пританцовывая. Клуб был наполнен до отказа, впрочем как и всегда, и рабочая ночь шла незаметно.
  - Виски со льдом, - прозвучал очередной заказ.
  Оксана кивнула, поставила на барную стойку стакан, кинула в него лед и наполнила золотистой жидкостью. Подняв глаза, девушка увидела лысого смуглого парня в темных очках с множеством татуировок: белая рубашка, открывающая взору руки начиная от предплечий и заканчивая кистями, а также шея, были сплошь ими покрыты. В ухе поблескивала серьга, на руках красовались шикарные часы.
  - А ты ничего, кудрявая, - протянул приятым баритоном "заколотый", как успела его окрестить про себя Оксана.
  - Спасибо за комплимент, - натянуто ответила девушка, надеясь, что этот тип больше ничего не скажет. Но ее надеждам сбыться было не суждено.
  - Такие девушки как ты не должны работать барменами, они должны приятно проводить время, - констатировал лысый парень.
  - Спасибо за совет, - попыталась вежливо ответить Оксана, но получилось суховато.
  - Я тебе готов помочь детка, в вопросе приятного досуга, - блеснул белозубой улыбкой незнакомец.
  - Я склонна отказаться и сама разобраться со своим досугом.
  Оксана услышала его смех. Приятный, надо сказать.
  - А ты знаешь от чего отказываешься, девушки глотки рвут друг другу за мое внимание.
  Слова были очень самоуверенными, но говорил он так, словно факт констатировал, а не хвалился. Хотя и так было понятно, что от невнимания противоположного пола он точно не страдает. Скорее наоборот. Но таких идиотов, которым все можно, по их мнению, Оксана не терпела.
  - Пусть рвут, только пожалуйста без моей скромной персоны.
  - Строптивая или цену набиваешь? - лениво поинтересовался "заколотый".
  - Нет, пытаюсь деликатно отшить. Но видимо у кого-то мозги не слишком работают, чтобы это понять и оставить меня в покое - ответила Оксана, теряя терпение и ругая себя за несдержанность по отношению к посетителю.
  Тут к нежелательному собеседнику Оксаны присоединилась красивая стройная брюнетка, одетая в белое платье, из которого бесстыдно вываливалась наверняка силиконовая грудь.
  - Малыш, ты что тут без меня делаешь? - томно поинтересовалась его спутница.
  - Решил немного освежиться, - бросил в ответ "малыш", который, не стесняясь брюнетки, пялился на Оксану.
  Оксана игнорировала его взгляд и продолжала работать, выполняя заказы других желающих выпить. В следующее мгновение Оксана увидела подошедшую к "заколотому" Ирму и услышала:
  - Богдан Багратович, здравствуйте, с приездом.
  - Здравствуй, Ирма. Благодарю.
  Оксана замерла и в голове у нее пронеслось только одно слово - "ИДИОТКА".
  ГЛАВА 2
  "Трындец, моей работе конец", экспромтом срифмовала про себя Оксана. Этот напыщенный индюк был ее боссом, и она ему так нагрубила. Да, как бабник каких еще поискать он заслуживал всего, что она ему сказала, но как босс он такое не простит. Как ни крути, как ни верти, она вела себя бестактно. "А все так хорошо начиналось" продолжала про себя Оксана свой монолог.
  Богдан
  Богдан смотрел на ошарашенное лицо симпатичного бармена с буйными кудрявыми волосами и ухмылялся. Он не сомневался, что теперь она будет с ним разговаривать совершенно по-другому. Строптивая девчонка, да стоило ему просто взгляд мимолетный кинуть в сторону любой девушки, и она готова была залезть на него, в буквальном смысле этого слова. Вокруг Богдана всегда крутились сексапильные красотки, модели, певички, танцовщицы с потрясными внешними данными, но эта штучка была даже более привлекательна. Силиконовые сиськи, губищи и полуголые тела - рай для любого мужика, но бывает что глаз цепляется за таких вот обычных девочек. У нее были густые кудрявые волосы темного цвета, выразительные глаза и красивые губы. Макияж был минимальным: тушь на ресницах, румяна и блеск для губ, не под стать привычному килограммовому гриму его подружек. А еще девушка обладала отнюдь не худосочным телосложением. Приятные округлости, но по сравнению с его привычными подружками она была ощутимо полнее и весила килограмм на 15 побольше. Для разнообразия можно попробовать и такую, подумал Богдан и с усмешкой посмотрел в ошеломленные глаза - прочитал на бейджике - Оксаны.
  - Ну что, передумала?
  Девушка тупо уставилась на него, но затем презрительно посмотрела в его глаза и ответила:
  - Нет, Богдан Багратович. Я уволена?
  Богдан удивился, но виду не подал.
  - Ирма, Оксана справляется со своими обязанностями?
  - Да, я ею довольна.
  - Ну тогда и говорить не о чем, умерь свой пыл Окси, - объявил Богдан и нагло подмигнул девушке.
  Девушка еле сдержалась, чтобы не выдать очередную тираду в его адрес, не кинуть в него фартуком и не уволиться, но успокоила себя, напоминая себе о важности этой работы на данный период ее жизни и фальшиво улыбнулась.
  - Вы тут босс, Богдан Багратович.
  - Рад, что ты это поняла, - отрезал он, встал со стула и в обнимку со своей пассией направился прочь от барной стойки. Ирма непонимающе смотрела на перепалку Самойлова и новенького бармена, но быстро опомнилась и засеменила следом за начальником.
  - Оксана, че это было? - поинтересовался Паша, работающий с ней за одной барной стойкой.
  - Ты все сам видел. Ты знал что это Самойлов?
  - Знал.
  - А сказать было не судьба? Я бы посдержаннее с ним обошлась и проглотила все что он мне тут плел.
  - Я его заметил когда он уже заказ делал, как бы я с тобой шептался при нем? - объяснился Паша.
  - Ну да, ты прав. Извини что недовольничала.
  - Ниче страшного. А че он тебе говорил?
  - Да ниче, проехали, - отмахнулась Оксана.
  
  Спустя 3 дня, вторник
  После учебы Оксана пришла дико уставшая и завалилась поспать, но это ей не удалось. В четыре часа дня мобильник девушки дико заверещал новой песней группы "Linkin park". На дисплее высветилось имя "Ирма".
  - Алло, - хриплым голосом ответила на звонок Оксана.
  - Здравствуй Оксаночка. Сегодня придется поработать, ты же не против? - спросила Ирма.
  - Нет, но клуб же с четверга работает, - удивилась Оксана.
  - Не в клубе, сегодня у Богдана Багратовича какая-то грандиозная вечеринка в загороднем особняке, естественно нужны бармены и официанты.
  - Я буду.
  - Отлично, подъезжай к Парадайзу через два часа, оттуда автобусом всех отвезем на место назначения, - проинструктировала Ирма и отключилась.
  Оксана вздохнула. Усталость была страшная, тем более недавно она отработала смену, но деньги, предложенные за работу, были очень хорошими, поэтому она усилием воли заставила себя встать с дивана.
  ***
  Особняк Самойлова впечатлял своим убранством. Приглашенных гостей было не меньше 500, но дом с легкостью вмещал такое количество людей. Оксана с Пашей работали за одной из барных стоек, которая располагалась на улице, около огромного бассейна. Было начало сентября, поэтому все гости в основном предпочитали находиться около воды. Решившим уединиться предоставлялось множество комнат в доме. Куда ни кинь взгляд, везде были нафуфыренные красотки, что называется "в минимальных платьях". Самойлов тоже в основном находился около бассейна и Оксана молила Бога, чтобы он не подходил к ней за напитками, на другой стороне бассейна, параллельно барной стойке, за которой работала девушка, находился еще один бар. Но, видимо она везением не отличалась:
  - Блэк Лебл плесни, - озвучил Богдан, к которому по обе стороны прижимались две блондинки.
  Оксана выполнила заказ и поставила стакан рядом с Самойловым. Тот, к ее счастью, забрал стакан и удалился вместе со своими белобрысыми красотками.
  "Да он стольких телок трахает за день, что наверное всех и не упомнит, не то что тех, с кем просто разговаривал, тем более несчастных барменов", размышляла про себя Оксана, чрезвычайно обрадованная. Но на самом деле Богдан все прекрасно помнил, и не мог он забыть о той, которая так противилась его вниманию.
  Богдан
  Он не вспоминал о ней, его жизнь шла своим чередом. Дела, бизнес, на смену одной сучке другая. Но как только он увидел ее, к сожалению имени не смог запомнить, сразу же в памяти всплыл их разговор в "Парадайзе". После этого Богдан невольно несколько раз посмотривал в сторону барной стойки, где работала эта девушка. Он просто тащился с ее волос. Непокорные, густые, вьющиеся мелкими кудрями они так и притягивали взгляд, и тем более, очень шли своей обладательнице. И Богдан решил, что надо проучить ее, чуть расшевелить.
  
  Оксана
  Оксана посмотрела на свои часы: на мужской "Ролекс" китайского происхождения и вздохнула. Два ночи, вечеринка в самом разгаре. До конца рабочей ночи еще ого-го времени. Подошел очередной жаждущий выпить. Услышав заказ на очередной "Мохито", Оксана вытащила чистый стакан. Но наполнить его не успела. Кто-то сзади схватил ее за талию и потащил к бассейну. Девушка в панике боролась за свое освобождение, но все было бесполезно. Повернув голову, она увидела довольную рожу этого козла Самойлова.
  - ТЫ ЧТО СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕ...
  К сожалению, договорить она не успела, так как он кинул ее в воду. Оксана вынырнула и услышала громкий смех свидетелей этой картины. После этого в воду полетели другие девушки. Однако, в отличие от Оксаны, они довольно смеялись. А вот Оксане было не до смеха. Она вылезла из бассейна по боковой лесенке, а Богдан стоял и с усмешкой смотрел на нее. Она бросила на него испепеляющий взгляд. Оксана подавила свое желание толкнуть его, когда проходила мимо него. Самойлов стоял очень близко к краю бассейна, но девушка решила что равнодушие лучше выплеска эмоций, тем более при таком количестве народа. К сожалению, выдержка ее подвела и она процедила сквозь зубы:
  - Мудак.
  После этого она прошествовала мимо, не обернувшись.
  ГЛАВА 2 прода
  - Скотина, мудачьё, так бы и свалила отсюда подальше - приговаривала про себя Оксана, переодеваясь в свою одежду.
  Ее так и подмывало сорваться и поехать домой, но деньги надо было отрабатывать. Оксана решила больше не рисковать и поменялась местами с Кристиной, которая работала за барной стойкой, располагающейся в доме. Когда та согласилась, у Оксаны отлегло от сердца и она спокойно отработала свое рабочее время, которое растянулось до шести утра.
  Хвала Господу, что Богдана она видела затем только один раз, когда он поднялся на второй этаж с двумя девушками в обнимку. Оксану передернуло от одного его вида, а от того что он не с одной, а с двумя - вообще полный финиш. Но девушки сами были не против, сами виноваты что он такой обнаглевший, избаловали своим вниманием.
  В шесть утра должен был приехать микроавтобус, на котором сюда привезли барменов и официантов. Оксана с Пашей вышли первыми и стояли на улице, авто еще не прибыло. Тут взгляд Оксаны упал на оранжевый Порше, который принадлежал Самойлову. Сегодня, когда они выгружались, она лично видела, как подъезжал Богдан. И тут ей в голову пришла очаровательная мысль, которая вызвала улыбку на губах девушки. Она вспомнила про раскладной нож, который она всегда носила с собой в сумке, как память об отце, которому он принадлежал. Оглядевшись по сторонам и пользуясь отсутствием свидетелей, Оксана подошла к джипу, присела на корточки и всадила нож в заднее правое колесо.
  У Паши при виде происходящего глаза стали похожи на два блюдца. Оксана рассмеялась и предупредила:
  - Все что ты видел и слышал забудь. "Сотри его из мемори, сотри" пропела девушка знаменитую песни Вики Дайнеко.
  - С тебя магар Ярчук, это компромат высшей пробы, - заржал при этом единственный свидетель "преступления".
  
  ГЛАВА 3
  Богдан
  - Вот бл..., колесо спущено, - недовольничал Самойлов. Конечно у него был целый автопарк, но он планировал взять сегодня Порше. А когда получалось не так, как он хотел, то очень раздражался. Выгнал Ауди.
  Богдан собирался отъезжать, но ему постучали в стекло. Опустил, вопросительно посмотрел развлекающих его этой ночью девиц. Как обычно, не помня их имен.
  - Богдан, ты куда это котик? - поинтересовалась одна из них.
  - По делам, девочки.
  - А как же мы? Ты нас оставляешь? Нам тоже в Питер нужно, - вмешалась в разговор вторая цыпа.
  - Девочки, возьмите любую машину в гараже, которая вам понравится. Дарю, - закончил Богдан и поднял стекло.
  Сидящий в машине рядом с ним близкий друг Богдана, Костя, усмехнулся:
  - Феррари возьмут как пить дать.
  Богдан ответил:
  - Феррари дома в Питере. Там классный мерс стоит. Наверняка его приметят сучки. Но я развлекся ночью от души, они мне чуть кровать не сломали. Отработали.
  Костя засмеялся.
  
  Черверг
  Оксана
  Оксана сидела в раздевалке клуба и пыталась посредством косметики скрыть последствия бессонной ночи, которую она провела у постели бабушки. У той болело сердце. На утро Оксана рано поднялась и отправилась с бабушкой в одну из частных клиник к кардиологу. В больницах были сумасшедшие очереди, тем более что талоны надо было брать чуть ли не за неделю вперед. Стоило все это конечно приличных денег, и заработанные на вечеринке Самойлова деньги пригодились как нельзя кстати.
  Врач сказал, что бабушке надо ложиться в больницу, и обдумывание Оксаной смены рабочего места стало лишено смысла. Девушку раздражал Богдан Самойлов и она хотела исключить возможные столкновения с ним из своей жизни. Но такие бабки, как в "Парадайзе" она нигде при своей работе и опыте получать не будет. Оксана понимала, что сейчас ей потребуются деньги чтобы поставить бабушку на ноги, еще она планировала отправить ее в санаторий куда-нибудь в Кисловодск или Ессентуки. Поэтому, стиснув зубы, придется работать на этого кобеля. Тем более может они и не встретятся больше. Самойлов постоянно в разъездах, постоянно на гастролях. Помимо клуба, Богдан Самойлов занимался записями песен, имел свой музыкальный лейбл, под которым выступали несколько певцов и диджеев, широко известных не только в России, но и за рубежом. Также он имел популярную сеть ресторанов в Питере и Москве. В общем, смог использовать папины деньги. И получал огромную прибыль.
  Кое-как замаскировав свои круги под глазами, Оксана закрыла свой шкафчик с вещами и отправилась на свое рабочее место.
  ***
  В понедельник днем Оксане позвонил Ромка, диджей из "Парадайза", с которым она сразу подружилась, как только начала работать там. Рома был резидентом клуба и выступал под именем Dj Rom. Девушке очень нравилась его музыка, его треки заводили толпу и приходились посетителям клуба по душе. Нередко его звали играть в другие места, недавно его приглашали в Киев.
  - Оксанчик, привет дорогая.
  - Ромыч, привет.
  - Отсыпаешься после смены?
  - Нет, я давно на ногах, бабушку в больницу отвозила.
  - А, ну как она там?
  - Нормально, спасибо.
  - Желаю ей скорейшего выздоровления.
  - Спасибо Ром.
  - Я знаешь че звоню? Я тут начал работу над новым треком, и я решил что мне надо записать его с кем-нибудь. И я сразу про тебя подумал!
  - Ром, я же не певица, я бармен, - рассмеялась, услышав идею Ромки, Оксана.
  - У тебя голос бомба, я же слышал.
  - Слышал, когда мы напились и я стала голосить попьяни, - напомнила Оксана.
  - И что? У тебя талант, многие девушки имея посредственные голоса становятся певицами, а у тебя сильный, чистый вокал. Не отказывай а? Давай хоть попробуем! Я тебя прошу.
  - Ром, эта дурацкая затея.
  - Ничего не дурацкая, попытка не пытка, Оксаша.
  - Ты не отстанешь ведь от меня? - со вздохом спросила девушка.
  - Естественно, Ватсон, - послышалось на другом конце провода.
  Рома попросил Оксану приехать к нему домой, где у него была обустроена небольшая звукозаписывающая студия. Музыка была сыровата, но как исходник являлась великолепной. Сообща, они написали несколько строк, которые должна была спеть Оксана. Они репетировали до самого вечера и Ромка был в восторге от того, как все получалось. Слова песни были вот какими:
  "Я с тобой ты знай навечно,
  Я в мечтах о нашей встрече,
  Без тебя я не смогу любить
  Быть с тобой всегда мечтаю,
  Лишь твоей любви желаю
  Без тебя поверь мне не прожить"
  
  ГЛАВА 4
  До пятницы Рома записал трек. Вдохновленный, он работал часами напролет и был просто в восторге он полученного "продукта".
  Обычно на пятничных вечеринках в "Парадайзе" играли резиденты, среди которых был и Dj Rom. Перед началом рабочего дня Оксаны, Ромыч подошел к своей напарнице и сказал:
  - Окс, сегодня я презентую нашу песню!!
  - Боюсь, Ромка. Поклянись, что никому не скажешь, кто пел.
  - Не скажу, тем более в названии ты числишься как Oxygen (в пер. с англ. "кислород"), - ответил друг и поспешил на свое рабочее место.
  
  Спустя месяц
  Отыграв свои треки, Роман поспешил в кабинет главного, куда его вызвали. Он полагал, что это Ирма хочет с ним переговорить, и направился в ее кабинет.
  - Рома, это не я хотела тебя видеть, а Богдан Багратович.
  - А что случилось? - опасливо поинтересовался диджей.
  - Не знаю, просил тебя зайти к нему. Он в своем кабинете.
  - Хорошо.
  Рома постучался и услышав "войди", зашел к Богдану. Тот сидел за столом в шикарном кажаном кресле, на коленях у него сидела очередная красотка. На диване по правую сторону от босса сидели два татуированных здоровяка, тоже с девушками.
  При виде вошедшего, Богдан сказал своей пассии, угнездившейся у него на коленях и вылизывающей его ухо:
  - Девочка, давай потом. У меня важный разговор.
  Хорошенькая брюнетка недовольно надула губки и нехотя встала с колен Самойлова. Вызывающе покачивая бедрами в короткой юбке, она вышла из кабинета Богдана. Друзья Самойлова вслед первой послали и своих девиц.
  Богдан встал и пожал руку Роме в знак приветствия.
  - Ром, слышал твой трек новый.
  - Какой?
  - с Oxygen, "С тобой" называется, верно?
  - Да, все так.
  - Очень хорош. У меня есть к тебе предложение. Я подумываю о раскрутке этой песни и заключении с тобой контракта.
  - Правда? - только и смог вымолвить удивленный Рома.
  Тем временем, Богдан продолжал:
  - Почему бы в радиоэфир не пустить песенку, и не записать английский вариант. Ты как на это смотришь?
  - Исключительно положительно, - ответил Рома.
  - Отлично, а кто такая эта певица Oxygen? Я ее не знаю. Голос потрясающий, - поинтересовался босс.
  - Она неизвестна, спела только в этом треке, а так она не записывается, - ответил Рома.
  - Отлично, с таким голосом из нее может выйти толк. Когда будем заключать контракт, попроси присутствовать. Хотелось бы с ней поговорить.
  - А когда мммы будем заключат контакт? - робко поинтересовался диджей.
  - Завтра.
  ГЛАВА 5
  После разговора с большим боссом, Рома направился к барной стойке, где трудилась Оксана. Не обнаружив Ирму в пределах видимости, чтобы та не оштрафовала его за то что он отвлекает бармена, он обрадованно сообщил:
  - Oxygen, ты стала популярной, радуйся.
  - Ты о чем? - спросила Оксана. Да, их трек стал часто крутиться в их клубе, и очень нравился постителям клуба, но о чем говорил сейчас друг не понимала.
  - Меня Самойлов к себе вызывал, представь!! Сказал, что слышал мою композицию "С тобой", предложил контракт, написать англоязычную версию, короче раскручивать собирается.
  - Да не гони, - не поверила Оксана.
  - Да я тебе серьезно говорю, подруга. Он у меня спросил что за певица спела в треке, сказал что голос потрясающий.
  - Я в шоке. Ты надеюсь ему не сказал, что это была я? - спросила Оксана и выжидающе посмотрела на Рому.
  - Пока не сказал, но придется сказать. Завтра мы подпишем контракт и он сказал чтобы я попросил Oxygen, ну то есть тебя, присутствовать.
  - Что? Нет, я не хочу иметь с Багратычем никаких дел, - не задумываясь ответила Оксана, когда услышала о перспективе работать с Богданом Самойловым.
  Рома посмотрел на нее как на сумасшедшую и сказал:
  - Ты че? С дубу рухнула? У тебя башка совсем не варит? Такой шанс раз в жизни выпадает, тем более наш босс в деле продюсирования и продвижения песен собаку съел. Если понравилось ему, то это действительно неплохая песня и мы здорово поработали. Оксана, я тебе не позволю затупить и отказаться. Это хорошие бабки, понимаешь?
  Оксана это понимала, понимала она также и то, что деньги ей очень кстати. Бабушке требовалась дорогостоящая операция, недешевые медикаменты, отдых в санатории и это все требует ого-го каких расходов, которые не покроет даже приличная зарплата в "Парадайзе". Но работать с Самойловым? Да ни за что на свете! Но тут же в голове проносилось тревожное "А как же бабушка"?
  С самого субботнего утра Рома присел на телефон и стал выносить Оксане мозг. В итоге Оксана решила, что действительно шанс отличный, но имелось одно существенное "но" она теперь зависела от Самойлова, к которому никаких положительных чувств не питала. Хрен с ним, тем более Ромка очень просил. Тем более может он как только ее увидит не захочет с ней дела иметь. И она не сильно расстроится, хотя расстроится, потому что денег взять неоткуда. Поэтому Оксана после долгих раздумий согласилась присутствовать на встрече с Багратычем. Но тут Оксана вспомнила про ее выходку с его оранжевым красавцем. В то же время, она сразу себя успокоила, вспомнив что он вытворил с ней и как он кинул ее в бассейн. Пусть радуется, что она не выцарапала на его капоте слово из трех букв, и далеко не "хер".
  Богдан
  По периметру загороднего домовладения Богдана были понатыканы камеры, в том числе и за воторами, на подъездной аллее. На следующий день после происшествия со спущенным колесом, ему позвонил Санёк (или как его называли близкие, Санчес), начальник охраны его дома и сообщил:
  - Не поверишь Богдан. Мы тут с пацанами сидим и угораем.
  - Че такое Санчес?
  - Да вот просматриваем запись за вчерашний день и тут видно, что колесо-то на твоем Поршике какая-то девка проколола. Небось не обратил внимания на нее, вот она и отомстила, - заржал Санчес.
  Богдан улыбнулся и спросил:
  - Че за девка?
  - Кудрявая такая, темные волосы.
  Богдан сразу же подумал на ту девушку-бармена, которую он опрокинул в бассейн. Кто еще мог сотворить подобное? Все его телки молились на него, да у них смелости и ума не хватило бы продырявить шину на колесе. Да, безбашенная штучка. Типа отомстила.
  Но Богдан был слишком занят делами, чтобы думать о какой-то девчонке и позабыл об инциденте.
  ***
  Помощница Самойлова позвонила Роме и предупредила, что "Богдан Багратович ждет вас в два часа, в своем офисе по адресу Невский проспект, 25. Для вас и еще одного человека оставлены пропуски, подойдете к охране, назовете свои фамилию и имя, вам выдадут. Поднимитесь на второй этаж, вас проводит секретарь с ресепшена".
  Без пяти два Рома с Оксаной подошли к зданию, где располагался офис Самойлова. На табличке рядом с огромными стеклянными автоматическими дверями сообщалось: "Продюсерский центр Samoylov Inc."
  - Рома, что-то я не хочу туда идти, - сказала Оксана.
  - Так, без паники дружище. Мы уже пришли. Поздно пить Боржоми.
  Последовав рекомендациям помощницы Богдана Самойлова, Рома с Оксаной забрали свои пропуски, поднялись на второй этаж. Секретарь проводила их в кабинет. Офис был в стиле Самойлова. Дорогущий ремонт, первоклассная мебель. Кабинет был еще более шикарен. Посетители расположились на кожаном диване, справа от стола с креслом.
  Самойлов появился в десять минут третьего.
  Богдан
  Богдан зашел в свой кабинет на Невском в сопровождении своего юриста, Михаила и был крайне удивлен. Роман Покровский ожидал его в компании с той самой девушкой-барменом из его клуба.
  - Приветствую вас. Кофе, чай? Что-нибудь другое? - поинтересовался Богдан.
  - Нет, нет спасибо большое, - ответил Роман.
  - Тогда перейдем к делу. Наш юридический отдел уже составил конракт, давайте обговорим все детали и подпишем. Я так полагаю, это и есть твой коллега, Роман? - спросил Богдан, глядя на Оксану и подмигивая ей.
  Оксана
  Оксана стала закипать. Как всегда неисправим. Даже говоря о делах, проявлял несерьезность по отношению к женщинам.
  - Да. Это Оксана Ярчук, - предствавил девушку Роман.
  - Оксана.. Oxygen.. Теперь понятно. А у тебя множество талантов Ярчук. Бармен, хулиганка, да еще и певица? Ммм..Какие еще есть таланты, о которых я не знаю? Есть какие-нибудь приятные? - с усмешкой подколол Оксану Богдан.
  Оксана, не сдержавшись заявила:
  - По части талантливости, я уверена, мне до вас далеко, Богдан Багратович.
  - Из тебя может выйти хорошая ученица, я готов помочь, а за Порше, кстати, спасибо, - плотоядно ухмыльнулся Самойлов.
  - Нет, благодарю, без ваших уроков обойдусь. А вам низкий поклон за бассейн, - Оксана даже не смутилась.
  "Пускай на хрен хоть посылает, терять уже нечего", подумала про себя Оксана.
  Юрист Самойлова в удивлении уставился на девушку.
  - Надеюсь локти потом кусать не будешь, малышка. Будет поздно.
  Оксану чуть не вытошнило от этого прозвища, которым он наверняка всех своих бабенок называл, но она промолчала, посчитав что уже достаточно нагрубила. Поэтому она смолчала. В конце концов, он предлагал ей работу. Ее поведение было наглым и несдержанным, но она ничего не могла с собой поделать, ее бесило то, что олицетворял Самойлов: чувство вседозволенности, потребительское отношение к женщинам.
  Богдан
  "Язва. Настоящая язва. Ну кинул в бассейн, и что с того", думал про себя Богдан, пялясь на Оксану. Она же вообще в его сторону не смотрела, общаясь и обращаясь исключительно к Михаилу. Любое внимание с его стороны все девки в его жизни воспринимали как подарок судьбы, а она видите ли из-за бассейна целую трагедию устроила.
  Богдан привык к другому поведению женщин и ему было интересно понаблюдать за этой девочкой. Надолго ли ее хватит, прежде чем она начнет млеть от одного его взгляда? Вряд ли. Посмотрим на ее выдержку, решил он про себя.
  
  Продюсерский центр предлагал заключить контракт и с Романом, и с Оксаной. Девушка, как будущий юрист внимательно изучила напечатанный текст. Условия были выгодными, деньги обещали немалые. Поэтому, недолго думая, Рома с Оксаной подписали бумаги.
  На следующей неделе была назначена встреча в звукозаписывающей студии, которая располагалась в этом же здании. Все происходило так быстро, что Оксане не очень верилось в реальность происходящего. Она решила сорвать куш, поработать над этой песней, пока бабушка встанет на ноги, а потом прервать сотрудничество. Такое чертовски выгодное, но омраченное присутствием Богдана Самойлова в качестве работодателя.
  ГЛАВА 6
  Месяц спустя, презентация песни "With you", клуб "Парадайз".
  Оксана волновалась. Подписывая контракт, она совершенно забыла о том, что возможно предстоит выступать на сцене. Она никогда этого не делала, за исключением нескольких концертов в школе. Но по сравнению с выступлением в пятничный вечер на сцене "Парадайза", те выступления были полнейшей фигней.
  Оксана сидела в апартаментах, предназначенных для приезжих звезд и чувствовала себя не в своей тарелке. Благо, что Ромка сидел рядом и подбадривал подругу.
  - Оксана, ты офигительная певица, я уверен, наша песня будет хитом.
  - Дай Бог, дай Бог Ромыч, - ответила девушка.
  Рома посмотрел на часы и сообщил:
  - Пойдем, наше выступление через десять минут.
  ***
  - Дорогие гости клуба "Парадайз", сегодня у нас презентация песни нашего резидента и начинающей певицы. Встречайте, Dj Rom и певица Oxygen с их композицией "With you", - объявил ведущий.
  Послышались аплодисменты. Оксана и Рома вышли на сцену. Началась музыка, и Оксана запела.
  Богдан
  Самойлов сидел за одним из столиков, расположенных ближе всего к сцене и наблюдал за выступлением своих новоиспеченных подопечных. Богдан был доволен записанным треком. Он ни разу не присутствовал при записи, услышал лишь готовый материал. Его пацаны, которые работали над записью песни, были под впечатлением и хором твердили о красивом голосе девушки, также они отмечали талант Ромы, который написал отличную музыку.
  Если Оксана (он запомнил наконец имя) и волновалась, то этого было незаметно. Она достаточно уверенно чувствовала себя и зажигала публику. Девушка выглядела как дикая кошка, в черных шортах и черном кожаном топе с леопардовыми вставками. Её волосы, которые всегда привлекали его внимание, блестели в свете софитов. Настоящая хищница, глаз не оторвать. Её бы энергию да направить в нужное русло, в сексуальное например, подумал про себя Богдан.
  Когда песня закончилась, послышались бурные овации. Оксана сказала "спасибо" и ушла со сцены вместе с Ромой.
  Пока они шли в отведенное для них помещение, Ромка восхищенно говорил об их оглушительном успехе и предрекал композиции большую популярность и хорошие рейтинги.
  Оксана открыла дверь и зашла в комнату, чтобы привести себя в порядок. Рома сказал, что ему нужно поговорить с Ирмой и ушел, оставив ее одну. Девушка посмотрела на часы: одиннадцать вечера. Через несколько дней бабушке предстояла операция и Оксана очень переживала за нее. Он лежала в больнице около недели, и девушка ходила к ней 2 раза в день: утром и вечером, не считая телефонных звонков. Сегодня она разговаривала с ней в семь вечера, вроде все было хорошо. Но на сердце все равно было неспокойно.
  Что касается своей работы, с места бармена Оксана ушла. Их с Ромкой пиар-директор Анна Волкова в первую же встречу с порученным ей дуэтом расспросила обоих об их занятиях, учебе, работе. Как только Анна услышала, что Оксана работает барменом в "Парадайзе", то сразу сообщила:
  - Оксана, с работы придется уволиться. Вы же понимаете, на вашем статусе начинающей певицы профессия бармена отобразится не очень хорошо. Тем более график у вас совершенно неприемлемый. С девяти вечера с четверга по воскресенье - это будет только мешать. Богдан Багратович сказал, что в скором времени предстоит съемка клипа за рубежом. Так что, к сожалению, покончить с работой барменом придется.
  - Но, - начала возражать Оксана.
  - Никаких "но", любые ваши доводы делу не помогут. Вам следует сосредоточиться на вашей новой карьере, - отрезала Анна.
  Вот так Оксана и прекратила свою деятельность в "Парадайзе" в качестве бармена. В ее жизни намечались коренные перевороты, начало которым уже было положено. Съемки клипа? Самойлов решил хорошо потратиться, значит видит в них с Ромой потенциал. Что означало, что она все больше она тонула в трясине под названием "сотрудничество с Богданом Самойловым".
  На презентацию была приглашена съемочная группа канала "Европа-плюс", которая должна была осветить данное событие и сообщить о нем в новостях одноименного музыкально-телевизионного канала. Поэтому подправив макияж и прическу, Оксана в сопровождении Ромы отправилась фотографироваться и давать интервью.
  Так как их продюсировал Самойлов, то в съемке участвовал и он.
  ***
  - Богдан, ребята, поздравляем вас с записью такой потрясающей композиции. Судя по реакции публики, собравшейся здесь, ваш трек пришелся по душе. Что далее в ваших планах? Богдан, скажите нам как продюсер ребят, - начала интервью телерепортер.
  - В планах съемки клипа, так что совсем скоро ждите видео, - в своей любимой ленивой манере ответил Самойлов.
  - Ребята, теперь вопрос к вам. Идет ли речь о записи еще нескольких песен и последующем их включении в альбом? - микрофон поднесли к Оксане.
  Она растерялась, но быстро взяла себя в руки и ответила:
  - Об этом говорить пока рано, и..., - начала Оксана.
  - И все может быть, - продолжил Ромка.
  Телерепортер рассмеялась:
  - Будем с нетерпением ждать и наблюдать за вашим восхождением на звездный олимп. А я напоминаю нашим телезрителям, что этот репортаж мы вели с популярного клуба премиум-класса "Парадайз", где состоялась презентация новой песни недавно образовавшегося дуэта - Dj Rom и певицы Oxygen.
  После записи репортажа, съемочная группа сообщила о необходимости сделать несколько снимков. Фотограф попросил Оксану встать посередине, а Рома и Богдан расположились по обе стороны от девушки.
  От его близкого нахождения рядом с ней Оксану пробирало от неприязни, а когда Богдан небрежно обхватил ее правой рукой за талию, Оксане не терпелось побыстрее сфотографироваться и сбежать от него подальше. Ну терпеть она не могда офанаревших бабников, а то что ее боссом был именно такой отвратный для нее тип, было наверняка испытанием свыше. Благо хоть один плюс от сотрудничества с ним был - это материальная сторона вопроса, которая в связи со здоровьем, точнее нездоровьем любимой бабушки сейчас имела первостепенное значение.
  Как только фотограф сделал пару снимков, Оксана поспешила отстраниться от Самойлова, но его рука, до этого лежавшая на ее талии небрежно, теперь крепко держала ее и не позволяла отойти.
  - Куда бежишь? Ты так улыбалась фотографу, улыбнись и мне, крошка, - издевался над девушкой Богдан.
  - Богдан Багратович, вы конечно здесь босс, но по контракту улыбаться вам я не обязана.
  Самойлов усмехнулся:
  - Вот именно, я здесь босс. Не забывай об этом, тигрица.
  - Вот именно, а я тигрица. С острыми зубами и когтями. Могу и покалечить, - ответила на выпад Богдана Оксана.
  Тот не успел ей ничего ответить, потому что с вскриком "Богдан, сладусик!", к ним спешила очередная силиконовая блондинка в коротком платье, еле прикрывающем все ее прелести. Самойлов привлек ее к себе, и по-хозяйски положил руку на упругую попку, блондинка прильнула к нему и поцеловала в шею. Богдан покосился взглядом на Оксану, но та лишь рассмеялась, развернулась и ушла, оставив сладкую парочку.
  ГЛАВА 7
  Неделю спустя. Индия, Гоа.
  Через семь дней после презентации песни Оксана, Рома и съемочная группа приехали в Гоа. Остановиться им предстояло на вилле, принадлежащей Самойлову, сам хозяин со своей свитой уже находился там. Это обстоятельство Оксану не особо радовало, и она надеялась, что общение с ее непутевым боссом сведется к минимуму, а желательно к нулю.
  Если отбросить нерадующий ее факт нахождения на одной территории с Багратычем, то Оксана была просто в восторге от здешней природы. Яркое солнце, желтый песчаный пляж, голубой океан, шикарные пальмы... Даже в прекрасном сне такая красота не приснится. Оксана никогда не была нигде дальше Черного моря, о Гоа она никогда и не мечтала.
  Жаль, что бабушки не было рядом. Оксана не хотела уезжать и оставлять ее. На Гоа они будут находиться четыре дня. Благо что клиника, где лежала бабушка, была хорошей в вопросе сервиса. Еда была вкусная, уход за больными на уровне. Но как бы то ни было, вдалеке от бабушки ей было беспокойно. Даже несмотря на успешно проведенную операцию на ее сердце.
  Поэтому с одной стороны Оксана наслаждалась своим присутствием здесь, в этом райском уголке, а с другой, маялась и не находила себе места.
  Вилла Самойлова находилась в непосредственной близости от моря, была большой и шикарной. На ее территории находился огромный бассейн, вокруг которого были раскиданы шезлонги. Это было идеальное место для отдыха.
  Прибыли на виллу только к позднему вечеру. Съемки начинались с завтрашнего утра, поэтому все отправились отдыхать. Оксана сидела на огромной кровати в отведенной ей комнате, которая располагалась на втором этаже, и абсолютно не хотела спать, так как весь перелет дремала в самолете. Оксана вышла на балкон и стала любоваться на океан в ночи, который сверкал в магическом лунном свете и вдруг так захотела искупаться. Но она решила не купаться в океане ночью, бассейн ей показался неплохой альтернативой. Тем более может после плавания она нагонит сон. Девушка посмотрела на время: час ночи. Наверняка все спят и она сможет искупаться никем не замеченной. Решившись опробовать бассейн Самойлова, Оксана вернулась в комнату, переоделась в привезенный с собой купальник, накинула легкое короткое платьишко, взяла полотенце и вышла из комнаты. Стараясь не шуметь, девушка спустилась на первый этаж, вышла на террасу и спустилась к бассейну. Оставив платьице и полотенце на одном из шезлонгов, Оксана зашла в воду.
  Вокруг горели фонари, в бассейне горела подсветка. Оксана с наслаждением плавала от одного края к другому. После получаса беспрерывного плавания она почувствовала приятную усталость, подплыла к бортику, сложила руки, и положила на них голову. Прикрыла глаза.
  - И что за русалка плавает здесь? - послышался такой до боли ненавистный голос.
  Оксана вздрогнула и резко подняла голову. Да, ей не показалось. Богдан стоял возле нее, со своей любимой усмешкой на губах. И что удивительно, один. Без пассии. Или пассий.
  - А, я похоже ошибся. Здесь лишь мокрая курица.
  - Я тоже очень рада вас видеть, Багдан Багратович. Хотя это еще как посмотреть, - ответила Оксана.
  - Не спится?
  - Да.
  В следующий момент Самойлов стянул с себя футболку и нырнул в бассейн. Поняв, что лучше валить отсюда, Оксана поспешила к лесенке, чтобы выйти из бассейна, пока Самойлов ставил рекорд нахождения под водой без воздуха. И она была практически у цели, но тут она ощутила, что ее схватили за ногу и потянули назад. Через мгновение показалась лысая голова ее босса.
  - Ты куда спешишь?
  - Курице пора в курятник, - отозвалась Оксана, пытаясь высвободить свою нижнюю конечность.
  Богдан засмеялся, резко дернул ее ногу на себя, одновременно хватая девушку за руку. Затем несильно, но бесцеремонно толкнул Оксану в угол бассейна. Около бортика ноги доставали до дна, а вода доходила до подбородка. Самойлов прижал Оксану спиной к углу и положил руки по обе стороны от ее головы. Получилось что они смотрели друг другу в глаза.
  Оксана
  У него были темно-карие глаза. От вот такого контакта глаза-в-глаза, ей стало не по себе. По телу прошла дрожь. Не от страха. Понимая, что это может быть, Оксана в смятении уставилась на него. Это невозможно! Нет, ни за что! Нет, ее не влечет к этому избалованному придурку. Оксана попыталась нормализовать ситуацию и освободиться от плена его рук и глаз.
  - Отпусти меня, - со всем спокойствием, на какое только была способна в данный момент, сказала Оксана.
  - Да? А если я не хочу? - хрипло поинтересовался Богдан и резко поцеловал ее в губы.
  Это было так неожиданно, что Оксана не успела увернуться и почувствовала его губы на своих губах. По телу прошел электрический разряд. Но в следующий момент она оттолкнула его от себя, и кинулась вылазить из бассейна. Так молниеносно, будто за ней гнался сам черт. Но Богдан не собирался ее останавливать, он стоял и смеялся.
  Услышав его смех, Оксана повернулась и бросила:
  - Еще одна выходка - ты останешься без зубов.
  Самойлов лишь еще громче рассмеялся в ответ. Оксана побежала прочь.
  Богдан
  Самойлов смотрел ей вслед. Фигурка что надо. Далеко не худая, но подтянутая. Женственные изгибы и смуглая кожа, что только подчеркивал белый раздельный купальник. Жаль, что не получилось эти изгибы основательно исследовать, но он пообещал себе, что он не упустит такую возможность в следующий раз. Тем более он почувствовал ту дрожь, которая охватила девушку при его прикосновениях. Так что, прекрасное, сексуальное тело сказало свое "да", несмотря на доводы разума, вопреки разуму его хозяйки. Так что игра началась. И она обязательно закончится в его пользу. Он был в этом уверен.
  ГЛАВА 8
  - Паршивец, осел, павлин хренов, - причитала Оксана, зайдя в свою комнату, - скотина. А я дура тоже хороша. Нет, он мне не нравится, лучше сдохнуть, зарыть себя заживо.
  Оксану до дрожи бесил Самойлов, но более всего ей до омерзения была неприятна собственная реакция на близость его тела. А его поцелуй! Да это, скорее был и не поцелуй, а чмок. Но сколько эмоций было внутри! Настоящий фейерверк. Неизвестно что было бы, если он поцеловал бы ее по-настоящему. Нет, об этом даже думать не стоит. Она пообещала себе, что не подпустит его к себе никогда, и что врежет ему если этот индюк свои лапищи попробует распустить.
  Кое-как успокоившись, Оксана приняла душ и легла спать. Завтра подъем в 7 утра, съемки начнутся с 9. Удивительно, но после произошедшего инцидента, повергшего Оксану в крайне неустойчивое эмоциональное состояние, она заснула сразу же, как ее голова коснулась подушки. Видимо, сказывались усталость после перелета и ночной заплыв в бассейне.
  Съмки проходили легко. Клип обещал получиться очень красочным. Сегодня снимали кадры на пляже, на фоне солнца, океана и пальм. Завтра планировались съемки на вилле Самойлова.
  Как и планировалось, работать начали в 9 утра. Около 12 часов дня директор съемочной группы, Вова Михайлов объявил:
  - Все идет по плану. Еще у меня осталось отснять кадры ночью. Так что приступим, как стемнеет. В девять вечера, а пока все свободны.
  Все разбрелись кто куда, по своим комнатам, Оксана подбила Рому поплавать и позагорать около бассейна. Тот с радостью согласился. Вдоволь накупавшись, Оксана вытерлась полотенцем, нанесла солнцезащитный крем и устроилась в шезлонге. Нацепила на глаза очки, вставила в уши наушники и включила музыку. Блаженно закрыв глаза, Оксана расслабилась и задремала.
  Пока Оксана была в "отключке", явился ее кошмар - Богдан Самойлов.
  Богдан заприметил Оксану в шезлонге. Поблизости никого не было. Лежала с наушниками, значит ничего не слышит. Подошел, резко наклонился над ней, намереваясь поцеловать в губы.
  Оксана же в тот самый момент лежала с приоткрытыми глазами и увидела, как над ней внезапно появился этот урод. В тот момент когда он наклонился, Оксана подалась вперед, намереваясь вскочить с шезлонга и убежать. В итоге их лбы столкнулись, да еще с такой силой, что у Оксаны затрещала голова. Пока Самойлов приходил в себя, Оксана все же вскочила, схватила все свои шмотки и не оборачиваясь, чуть ли не бегом направилась в дом.
  - Тебе нервишки надо подлечить, дерганая истеричка, - морщась, сказал ей вслед Богдан, потирая лоб.
  Оксана, не оборачиваясь, подняла руку над головой и показала ему средний палец.
  ***
  К радости Оксаны, помимо тех двух стычек с Самойловым, больше они последующие два дня не пересекались. Съемки шли по графику и к концу третьего дня пребывания в Гоа весь необходимый материал для клипа был отснят. Вова поздравил всех с окончанием съемок и сказал, что возвращение в Питер намечено на завтра. Оля расстроилась, а с другой стороны, была рада, что совсем скоро увидится с бабушкой.
  В последнюю ночь в Гоа, комната Оксаны, два часа ночи.
  Богдан
  Он проник в ее комнату с легкостью, через балкон, несмотря на то, что комната Оксаны находилась на втором этаже. Стеклянная дверь, которая вела с балкона в комнату, была незаперта, что было просто великолепно. С той стороны, где располагались апартаменты девушки, росла пальма, посредством которой Богдан и попал на Оксанин балкон.
  Причиной вторжения Богдана в комнату Оксаны был спор. Он поспорил со своим другом Гошей, который приехал с ним в Гоа, что залезет в комнату в Оксане и поцелует ее. Тот был свидетелем их второй стычки, когда девушка сбежала от него и показала ему красноречивый жест в виде среднего пальца. После этого Гоша долго угорал с того, что нашлась девушка, которая его бортонула. Естественно, это глубоко задело Самойлова и он пообещал, что рано или поздно переспит с ней и бросит. А она потом будет как сучка в течке бегать за ним. Богдан пообещал, что отдаст Гоше свой недавно приобретенный Бугатти, если не сможет это осуществить.
  Осторожно, стараясь не шуметь, он зашел в комнату. Несмотря на поздний час, в комнате не было кромешной тьмы, она освещалась лунным светом и фонарями со двора. Ничто не нарушало тишины ночи, кроме цикад и шума океана, который находился совсем рядом. Оксана спала. На спине, с руками заведенными за голову, густые кудрявые волосы рассыпались по подушке. Тонкое покрывало скрывало лишь половину тела девушки, грудь была открыта его взору. Великолепная грудь в форме идеальных полных полусфер медленно вздымалась и опадала в такт дыханию Оксаны. Она крепко спала.
  Богдан почувствовал возбуждение. Ее полуоткрытые губы так и просили поцелуя. Черт же его дернул прийти сюда посреди ночи. Оксана была красивой, очень привлекательной девушкой и он дико хотел затащить ее в постель. Она его раззадорила, пробудила в нем охотничий инстинкт.
  Это бесило Богдана. Он привык к тому, что девушки охотились за ним и мечтали поймать. И если девушки ему нравились, он шел им навстречу. Но никогда ничего не обещал, и больше одного раза, в редких случаях двух раз, с одной и той же девушкой не спал. Серьезные отношения, постоянство были не его коньком, а жениться он планировал лет в 40.
  Наверняка Оксана его хотела, только скрывала. Ведь тогда в бассейне она дрожала от его близости и его прикосновений. И бежала она, наверняка, потому, что боялась признаться себе, что она ничем от его бабенок не отличается и что она хочет его.
  Да еще и спор с Гошей делал Оксану более привлекательной добычей.
  Богдан двинулся к постели, где лежала Оксана.
  Оксана.
  Ей снился сон. Жаркие губы, дорожка влажных поцелуев от губ к груди. Горячий шершавый язык на сосках. С ее губ срывается стон. Рука в ее волосах, страстные, жалящие поцелуи в шею. Затем снова чьи-то губы на ее губах, глубокий поцелуй, сладостная борьба языков. Она выгибается навстречу этим прикосновениям, словно кошка. Ее дыхание станосится прерывистым, снова с губ срывается протяжный стон.
  Богдан
  Он еле себя остановил, а она так и не проснулась. Богдан признался себе, что несмотря на его расчетливый спор, исследовать губы и грудь Оксаны было чертовски приятно. Она была такой податливой, такой соблазнительной. Ее тело на вкус было сладким, кожа бархатная и нежная. А ее грудь! Натуральные полные холмики были такими приятными наощупь и на вкус. Их не сравнить с силиконовыми сиськами, которые так любили делать себе девушки из его окружения. Оторвавшись от ее тела, Богдан посмотрел на Оксану, которая так и не открыла глаза, немного поворочалась, перевернулась и легла на живот.
  Богдан покинул комнату тем же путем, каким и попал в нее.
  ГЛАВА 8. Ч 2.
  Самойлов в сопровождении Гоши летел домой из Гоа на борту шикарного частного самолета. Также их попутчиками были съемочная группа из четырех человек, Оксана и Рома, которые сидели в другом конце салона и слышать негромкий разговор Самойлова и Гоши не могли.
  - Фотка зачетная, братан, вот это по-нашему, - приговаривал Гоша, который сидел рядом с другом и держал в руке его Айфон, разглядывая предъявленное Богданом вещественное доказательство поцелуя с Оксаной. На фотографии был запечатлен момент, когда Богдан прижимался к губам девушки своими губами.
  Услышав эти слова, Самойлов победно улыбнулся. На самом деле, он сделал одну фотку, когда залез к ней через балкон, чтобы потом у Гоши не возникало сомнений. Эта Оксана заставляла его идти на всякие идиотские поступки, чтобы заткнуть Гоше рот и угомонить его сомнения в адрес Богдана. Свой статус-кво необходимо было восстанавливать. Богдан понимал, что это ребячество, но ничего поделать с этим не мог.
  - И что она сделала когда проснулась и увидела твой фэйс рядом?
  - Она не проснулась, - честно ответил Самойлов.
  - Ахахахахахах, Богдан. Так это не считается, она же не знала про то, что ты с ней вытворял.
  - Какая разница, Гоша. Уговор был какой? Пробраться в комнату и поцеловать. Я все сделал как оговаривалось, так что мозги мне не делай.
  - Хорошо, проехали, братиш. Но на кону твой Бугач стоит, так что советую тебе начать действовать и в скором времени сделать девчонку своей раболепствующей подстилкой. Или ты уже понял что тебе она не по зубам? - поддел Гоша Самойлова.
  - Тормози, Гошан. Я выиграю спор, так что много не городи мне, - ответил на издевку Богдан.
  - Я буду с удовольствием наблюдать, как эта девочка будет посылать тебя подальше, - ответил на это Гоша.
  - Без проблем, - самодовольно протянул Богдан и глянул в сторону Оксаны. На нем, как всегда, были неизменные солнцезащитные очки, позволяющие без палева бросать взгляды в сторону этой стервы. А выглядела она прекрасно, даже несмотря на полное отсутствие макияжа и немного усталый вид.
  Оксана
  Оксана, в свою очередь, глядела в иллюминатор самолета.
  Девушка думала о бабушке и о том, что сразу же по приезду домой, при первой же возможности сходит к ней. Несмотря на то, что она провела несколько дней в таком чудесном месте, как Гоа, она чувствовала непомерную моральную усталость. Нет, речь шла не о работе, не о съемках клипа, а о присутствии этого невыносимого Самойлова. Он ее бесил, но больше всего бесили эти предательские воспоминания о том происшествии в бассейне. Ее реакция коробила ее, грызла изнутри, и не давала покоя. А этот эротический сон, который приснился ей накануне? Он был таким волнующим и казался таким реальным.
  В общем, Самойлов ее и волновал, и нервировал. Ум этого не желал, но тогда, в бассейне, от его присутствия и прикосновений тело пылало диким пламенем. Но Оксана поклялась себе, что лучше сдохнет, чем покажет это и позволит себе увлечься Богданом Самойловым. Рабочие, деловые отношения. Ни больше, ни меньше решила она про себя.
  Оксана старалась не смотреть в противоположную сторону, где он сидел, но голова так и норовила повернуться и устремить взгляд на Богдана. Непомерное напряжение собственной силы воли не позволило ей этого сделать и она не бросила за время перелета в его сторону ни единого взгляда и была собой довольна.
  Долетели до Питера поздним вечером. Пассажиры забрали багаж и вышли из самолета в аэропорте Внуково, где их ждали два черных Рэндж Ровера. Богдан со своим другом и директором съемочной группы сели в один, остальные прилетевшие, в том числе Оксана с Ромой - в другой.
  Лишь около 12 часов ночи девушка попала домой, приняла душ и решив не засиживаться легла спать, так как завтра хотела навестить бабушку в первой половине дня.
  ГЛАВА 9
  Неделю спустя, Москва. Открытие клуба "Passion".
  Перед их с Ромкой выходом на сцену нового клуба, который открыл Самойлов в Москве, оставался час. Оксана сидела в гримерке и готовилась к выходу. Макияж в порядке, прическа готова, она одета в сценический костюм. Следы от слез были скрыты от посторонних глаз, в душе смятение чувств. А причиной было то, что бабушке стало хуже, вследствие чего ее перевели в реанимацию. Состояние из стабильного стало критическим.
  Оксана места себе не находила и все свободное время проводила в клинике. Она вообще не желала никуда ехать, ни на какое открытие этого чертового клуба, но контракт есть контакт и ей пришлось приехать сюда. Сразу после высупления она хотела договориться с Самойловым, чтобы он позволил ей сразу же вернуться в Питер. Оксана хотела просить его отменить ее выступление, но побоялась потерять выгодный контракт, деньги по которому ей были очень нужны на реабилитацию единственного близкого человека. Поэтому смолчала, хотя на душе было ужасно больно и страшно.
  Выступление прошло отлично, после него опять интервью Самойлова, фотографии с ним и с Ромкой. После этого босс как обычно устраивал вечеринку у себя в московском особняке, куда они все и направились потом. Оксана осторожно поинтересовалась на счет отъезда, и получила ответ, что завтра после обеда они вернутся обратно в северную столицу.
  Дом Самойлова в Москве был не менее шикарным и огромным. Повсюду были разодетые в пух и прах девушки и такая же модная гламурная мужская часть. Оксана решила выпить, чтобы немного снять напряжение и направилась к бару. Заказала виски. Незаметно для себя, она выпила несколько порций крепкого напитка, а пьянела она быстро.
  Лучше девушке не стало, стало хуже. Внутри все сжималось от беспокойства и бессилия, из горла вырывались рыдания, на глаза наворачивались слезы. От выпитого у Оксаны кружилась голова и Оксана направилась на балкон, стараясь при этом не упасть на потеху веселящимся гостям.
  Богдан
  Его взгляд весь вечер переодически искал Оксану, несмотря на то, что многие девушки сами искали с ним встречи, жаждали его внимания и были бы счастливы покувыркаться этой ночью. Но Богдан желал выиграть спор и показать Гошану, что Оксана очередная сучка, которая просто ломается и набивает себе цену. Хотя иногда он понимал, что не только спор имеет значение, он дико ее хотел, тем более после случая в бассейне и визита к ней в комнату в Гоа. Как говорят, "запретный плод сладок".
  Он заметил, как Оксана вышла на балкон и направился следом, оставив виснущую на нем жгучую брюнетку Карину со словами: "детка, мне некогда, позже".
  Слава Богу, на балконе никого не было, потому что из глаз Оксаны покатились слезы и на волю вырвались все чувства, она заплакала.
  Богдан услышал всхлипы и насторожился. Оксана плакала? Она стояла к нему спиной, но он слышал характерные для плача звуки.
  - Оксана что с тобой? - спросил Богдан, подходя ближе.
  Она обернулась на голос и сказала:
  - Ничего, можно я побуду одна, - ответила девушка, глаза которой были красными от слез.
  Богдан уловил запах алкоголя.
  - Почему ты плачешь?
  - Какое тебе дело?
  - Если ты не забыла, ты работаешь на меня, а состояние моих подчиненных очень даже мое дело.
  - Тебе еще раз повторить? Все нормально, - повышенным тоном ответила Оксана и ее слова сорвались на плач.
  Глотая слезы она говорила:
  - Я торчу здесь, среди веселья и довольных рож этих девок и твоих друзей, а моя бабушка в критическом состоянии в реанимации.
  Богдан подошел к ней, развернул лицом к себе, схватил за руки и встряхнул Оксану.
  - Почему ты молчала, твою мать? - разгневанным голосом потребовал ответа Богдан, - я бы тебя в Москву не взял.
  - Я боялась за контракт, - честно ответила Оксана.
  - Я что изверг? И не понял бы ситуации? Пошли со мной, - жестко сказал Богдан, схватил ее за руку и потащил с балкона.
  ГЛАВА 10
  Богдан, не отпуская руку Оксаны, через дом вышел в подземный гараж. Оксана слабо сопротивлялась, так как приличная кондиция алкоголя в крови девушки не позволяла ей осознанно вырываться из его рук. Ее голова нещадно кружилась и она еле волокла ноги за ним.
  - Что ты делаешь,Самойлов? - пьяным голосом спросила Оксана.
  Тот, не отвечая, открыл переднюю дверь около пассажирского места первой попавшейся из его машин, белого БМВ Х6, посадил туда Оксану, обошел капот джипа и сел за руль автомобиля. Выезжая из ворот своего московского особняка, опустил стекло и сказал начальнику охраны:
  - Колян, я уезжаю. Разберитесь с гостями после окончания вечеринки.
  - Будет сделано, - пробасил лысый шкафообразный детина.
  Оксана, в свою очередь, как только очутилась на пассажирском сидении, моментально уснула. И это было Богдану только на руку. До Питера около восьми часов езды, и слушать пьяную речь или, того хуже, успокаивать пьяную девицу у него настроения не было. Выехали они в два ночи, и по подсчетам Богдана, должны были быть в Питере в десять утра.
  Богдан по своей природе был человеком порывистым и импульсивным. Поэтому, когда он услышал слова Оксаны о бабушке, не раздумывая решил отвезти ее в Питер. Тем более Богдан понимал девушку, ведь сам души не чаял в своей единственной бабуле, Деметре Владимировне, и если бы с ее здоровьем приключилась беда, места бы себе ни находил. Но, слава Богу, старушка отличалась крепким здоровьем, несмотря на свой преклонный возраст - 72 года.
  Богдан покосился на Оксану. Чтобы ей было удобнее, он немного опустил ее сидение, чтобы ей было удобно лежать. Ее голова была откинута назад, густые волосы рассыпаны по плечам. На ней была белая рубашка, которая расстегнулась на несколько пуговиц, образуя приличное декольте и сейчас его взору открывалась восхитительная грудь в черном лифчике. В следующий момент Оксана перевернулась на бок, к нему лицом, отчего ее грудь практически выпрыгнула из чашечек бюстгальтера.
  - Если не хочешь врезаться куда-нибудь или съехать с дороги, просто не смотри, - сказал себе под нос Богдан и сосредоточился на дороге.
  ***
  Оксана приоткрыла один глаз. Снова закрыла, потерла закрытые веки пальцами, открыла снова, теперь уже оба глаза. Нет, это не мираж. Богдан Самойлов сидит за рулем, она рядом с ним, а за окнами проносится пейзаж родного Питера.
  Оксана резко подскочила, Богдан со своей фирменной ухмылкой повернул к ней голову и сказал:
  - Доброе утро.
  - Кому как. Как я здесь очутилась? Почему я с тобой и в Питере? - потребовала ответа Оксана. Она попыталась вспомнить события вчерашнего вечера, но тщетно. Выступление, вечеринка у Самойлова дома и точно в Москве, потом она пила возле бара. Воспоминания обрывались.
  - А ты что совсем ничего не помнишь? У нас с тобой был потрясающий секс, я что был так плох что ты все позабыла? А как же твои "о да", "сделай это"? - спросил Богдан и подмигнул ей.
  Глаза Оксаны стали похожи на два боулинговых шара.
  - Что? Да я бы подыхая не легла бы в твою постель. О чем ты говоришь? - повысила голос Оксана.
  Богдан посмотрел на нее, затем перевел взгляд на ее грудь. Оксана опустила взгляд и посмотрела туда же. Из расстегнутой рубашки виднелась ее грудь. Она резко стянула ворот у горла.
  - Все, все. Не паникуй. Не было ничего, несмотря на то, что ты очень этого хотела.
  - Да будь ты последним членом на земле, я бы с тобой не переспала, - ответила Оксана и в следующий момент поняла, что вместо "последним человеком на земле", сказала "последним членом на земле".
  Богдан откинул голову и расхохотался:
  - Не говори про то, чего никогда не видела и что оценить не можешь. Я про свой член, - уточнил, издеваясь над ней, Богдан.
  - Думаю, ничего примечательного. Твой банковский счет - вот что всех тревожит, малыш, - с ослепительной улыбкой отрезала Оксана.
  - Может ты бы сначала оценила мои сексуальные таланты, а потом бы и делала выводы относительно того, что привлекает девок во мне? - спросил Оксану Богдан и подмигнул в очередной раз.
  - Нет желания, знаешь ли. Спасибо за великодушное предложение. Девок, как ты выразился, и помимо меня хватает.
  В ответ Богдан лишь снова усмехнулся. Повисла тишина, которую через несколько минут нарушил звонок мобильного Самойлова, который лежал на панели над магнитолой. Неосознанно Оксана посмотрела на экран Айфона и увидела, что звонила некая Ника. Богдан переключил телефон на беззвучный, игнорируя звонок.
  - Так что мы в Питере делаем?
  - Ты же вчера сказала, что твоя бабушка в реанимации, в критическом состоянии. Вот мы и здесь. Или ты наврала?
  - Нет, ты что. Но как я могла тебе сказать?
  - Алкоголь делает тебя потрясающе разговорчивой, - объяснил Богдан.
  - А, - только и смогла выдавить из себя Оксана, так пребывала в крайнем удивлении.
  Богдан Самойлов сорвался и привез ее в Питер к бабушке? Это не укладывалось в голове. Казалось, что он всегда думает лишь о себе и проблемы других его не касаются. Именно поэтому она и смолчала, поехав в Москву. Хотя бабушка была в ужасном состоянии. Контракт был для Оксаны чрезвычайно важен.
  Через несколько минут безмолвия Оксана прервала тишину:
  - Спасибо тебе, извини что причинила столько хлопот.
  - Не за что, тем более лицезрение твоей груди немного скрасило дорогу в Питер, - с обольстительной усмешкой сказал Богдан.
  - Ты не мог просто сказать "не за что", и не добавлять пошлости? Ты как всегда неисправим!!
  ***
  Оксана вообще не хотела больше задерживать Самойлова и попросила высадить ее где-нибудь на остановке, чтобы она потом сама добралась до клиники, где лежала бабушка. Но Самойлов отмел это предложение и сказал,что об этом не может быть и речи, и обратил внимание девушки на то, что у нее при себе ничего нет, в том числе и документов.
  ГЛАВА 11
  Бабушке стало лучше и наблюдающий врач Оксане сообщил,что завтра ее переведут в палату, так как состояние стабилизировалось. Девушка вздохнула с облегчением.
  Оксана вышла из здания клиники и увидела Богдана, который прислоняясь к капоту своего белого Х6, разговаривал по телефону. Направившись к нему, Оксана услышала:
  - Делайте как я сказал, приеду проверю, - сказал Богдан и отключился.
  Обращаясь уже к Оксане, он спросил:
  - Какие новости?
  - Ей уже лучше, завтра переводят в палату. Еще раз хотела тебя поблагодарить.
  - Не стоит. Мне не сложно было.Тем более у меня у самого в Питере сегодня дела были вечером.
  - Как бы то ни было, а то я себе места не находила.
  - Садись, я тебя домой подвезу.
  Через полчаса они подъехали к дому Оксаны.
  Будучи гостепримной хозяйкой и из чувства благодарности девушка сказала:
  - Может кофе?
  Она не хотела его заводить к себе домой, но и неблагодарной выглядеть не хотела. Тем более, она была уверена, что он откажется.
  Нахождение с ним на одной территории, да и еще и в ее квартире, стало бы для нее испытанием. Как бы она не хотела этого, но влечение было, и причем наисильнейшее. А после его поступка к этому примешивалась и благодарность. Но нет, ни за что. Очередной девочкой на одну ночь она быть не хотела и не собиралась.
  - Спасибо, я бы не отказался.
  Оксана постаралась не показать своего разочарования его ответом, кивнула и вышла из машины. Богдан вышел следом, поставил автомобиль на сигнализацию и направился за Оксаной.
  Они поднялись на лифте на третий этаж и зашли в Оксанину обитель, которую она делила вдвоем с бабушкой. Наверняка по меркам Самойлова ее квартира - крысятник. Летом прошлого года Оксана сама делала ремонт. Побелила потолок, поклеила новые обои. Квартира была свеженькой и светлой, по мнению Оксаны, но наверняка для Богдана, у которого чуть ли не в каждом городе шикарные хоромы, это просто дыра. Ну да ладно, не все ворочают большими деньгами и у нее нет отца олигарха, как у Богдана Самойлова.
  Квартира была двухкомнатной, но достаточно просторной.
  У нее в квартире, с ней наедине, а она такая соблазнительная. Несмотря на то, что с дороги, немотря на то, что вид усталый. Богдан шел следом за Оксаной и любовался ее видом сзади. У нее была обычная походка, бедра не качались с целью обольстить, как он к тому привык, но все равно эта девочка его прилично заводила. Богдан уселся за стол и наблюдал за Оксаной, которая варила кофе.
  Когда она повернулась к нему спиной и своим привычным жестом откинула волосы на правое плечо, Богдан встал и подошел к ней сзади.
  Неожиданно для себя Оксана почувствовала руки на своей талии, а грудь Самойлова прижалась к ее спине.
  - Отпусти, Богдан, - твердым голосом умудрилась сказать девушка, несмотря на то, что от его близости у нее подкашивались колени, а сердце бешено стучало.
  Она попыталась снять его руки со своей талии, но он держал крепко и отпускать не собирался.
  - Не хочу, - прошептали его губы ей на левое ухо.
  Оксана почувствовала, как он стал покусывать ей ухо и голова у нее закружилась.
  - Отпусти меня, ты что не слышал? - спросила пока еще твердым голосом Оксана, уклоняясь от его рта, который теперь переместился с ушка на шею.
  - Ты же дрожишь от моих прикосновений, признайся, - говорил Богдан между поцелуями в нежную шею, - ты такая сладкая, такая нежная.
  Оксана почувствовала его влажный язык на своей шее, дыхание стало рваным и частым. Тем временем его руки двинулись по талии выше, одновременно расстегивая ее рубашку.
  "Нужно сопротивляться, оттолкни его, он просто переспит с тобой и бросит" говорил разум, но тело требовало ласк и вступило с трезвым умом в противоборство, побеждая мозг. Ее живота коснулся воздух, когда он расстегнул все пуговицы, его руки легли на пышную грудь, прикрытую черным лифчиком.
  - Пожалуйста, уходи, - неуверенно говорила Оксана и приказывала себе отстраниться от него, но не могла.
  - Ммм, какая мягкая и в то же время упругая, - приговаривал Богдан, исседуя нежные холмики.
  Его пальцы снизу пробрались под лифчик и он накрыл обе груди ладонями.
  Оксана тихо застонала. Богдан повернул ее к себе лицом, повернул от печи в сторону стола и посадил на его гладкую поверхность. Оксана откинула голову назад.
  На столе стояла пиалочка со сгущенным молоком, которую Оксана до этого вытащила из холодильника. Богдан расстегнул застежку лифчика, которая находилась в ложбинке между грудей, развел черные чашечки в стороны и налил содержимое пиалы прямо ей на грудь. Сгущенное молоко было холодным и Оксана резко вздохнула. Не дав ей опомниться, Самойлов склонил свою голову над грудью и стал слизывать сладкое лакомство с ее груди и сосков. Это было потрясающе. Оксана выгнулась дугой, подставляя свою грудь навстречу мужским губам и рукам.
  Оксану отрезвил звонок ее мобильного. Девушка мгновенно пришла в себя и уперлась своими руками в грудь Богдана, стараясь его оттолкнуть, но он был намного сильнее девушки. Они смотрели друг другу в глаза. Внутри бушевал ураган эмоций от произошедшего, но она наконец мобилизовала свою волю и сказала твердо:
  - Отпусти. Меня. Немедленно.
  Богдан отошел от нее. Пользуясь моментом, она запахнула рубашку на голой груди с остатками сгущенного молока и вскочила со стола.
  - Уходи, я тебя прошу.
  - Спасибо за кофе, - сухо бросил Богдан и вышел из кухни.
  Через несколько мгновений послышался грохот захлопнувшейся двери.
  
  ГЛАВА 12
  Месяц спустя
  - Как же я устала, Господи, - Оксана устало вздохнула и провела рукой по волосам. Прикрыв глаза, опушенные густыми ресницами, девушка пыталась прийти в себя, собраться с силами и дотерпеть съемки клипа на новый трек "Мне не убежать", записанный в дуэте с Самойловым.
  "Мне не убежать, но я убегаю,
  С тобой не могу, без тебя погибаю,
  Что же мне делать? Я сажусь за руль,
  Но ты снова за мной, мой личный патруль" (слова Оксаны)
  "Я за тобой, куда б ни вел твой путь,
  Любовь между нами - вот главная суть.
  Отпустить не могу, и не отпускаю,
  Ты же хочешь быть рядом, я же все знаю." (слова Богдана)
  Когда ей сообщили о начале работы над песней, Оксана не смогла скрыть своего недовольства, но промолчала и отрывисто кивнула в знак согласия. Благо, что сообщил ей об этом не сам босс, а его помощник Алексей. Так получилось, что Оксана с Богданом записывались не в одно время, так как Самойлов был занят крайне важным проектом и лишь в конце они оба вместе присутствовали на прослушивании окончательного варианта записи. Самойлов вел себя как ни в чем не бывало, и даже не смотрел в ее сторону. Когда запись была утверждена, босс попрощался со всеми присутствующими и покинул студию.
  Радость должна была захлестнуть Оксану и успокоить ее измученный мозг. Самойлов отстал, и больше не испытывал ее на прочность своими ласками и поцелуями!!!!! Но нет же, в глубине души ее что-то грызло и мучало. И девушка категорически откидывала в сторону мысль о том, что ее задело его невнимание к ее персоне.
  В данный момент Оксана сидела в вагончике съемочной группы и приводила себя в порядок. Съемки проходили на фоне ночной Москвы. По замыслу режиссера, задумка клипа заключалась в том, что Самойлов и Оксана изображают влюбленную пару, которая ссорилась и выясняла отношения дома, затем Оксана должна была выбежать из дома, сесть в машину и уехать. Богдан следовал за ней. Сыграть злобу на Богдана Оксане удалось очень правдоподобно, он тоже смог проделать все очень натурально. Гонка по московским дорогам также была отснята отлично. Девушка все стойко переносила, терпела общество Самойлова, и была рада тому, что осталось отснять последние кадры. Оксана посмотрела на часы: она сидит здесь уже пятнадцать минут, которые и были ей отведены режиссером. Поэтому, собравшись с духом, девушка последний раз взглянула в зеркало и отправилась на "войну".
  Богдан
  Оксана сегодня была невероятно сексуальной. После того происшествия у нее дома ему рвало крышу. Пытаясь выбросить чертовку из головы, он забывался в объятиях очередных куколок, но разум все равно воспроизводил в памяти лицо одной, конкретной девушки по имени Оксана. Ее аппетитное тело будило в нем желание, а ее равнодушное и спокойное поведение просто раздражало. Как будто ей было все равно. Не встречалась на его пути ни одна подобная девушка, которая бы так себя вела и не предпринимала бы попыток его заполучить. Но он помнил ее реакцию на него, как она нервничала, а ее тело трясло. Немного помучать ее, поизводить равнодушием и сделать вид, будто произошедшего он уже и не помнит, и она сама к нему придет. Сама.
  
  - Так, последние кадры будут сосредоточены на сцене вашего примирения. Покажите мне страсть, пылкие чувства к друг другу, - потребовал Денис Ковалев, продюсирующий и режиссирующий клип.
  Оксана уставилась на него ошеломленными глазами:
  - Что? Давайте не будем ломать комедию.
  Ковалев уставился на Ярчук как на умалишенную. Да за съемки в клипе с самим Самойловым любая на ее месте душу бы продала и радовалась бы предоставившейся возможности. Или девка с умом не дружила, или явно цену себе набивала. А зная каким лакомым кусочком является его босс, Ковалев был уверен, что она просто ломается и строит из себя саму неприступность, дабы разжечь интерес.
  - Оксана, один поцелуйчик на камеру, немного обжиманий и все. Абсолютно ничего криминального. Клип поучился ярким и красивым. Вы показали зрителю злобу, ненависть, теперь нужна страсть. Так что давайте без пререканий.
  - Я не согласна, - протестовала Оксана.
  - Давай ты не будешь вести себя как ребенок, мне самому это не очень интересно, себе можешь не льстить, - подал голос Самойлов, произнося слова в своей любимой ленивой манере.
  Оксана перевела взгляд на Богдана. Тот издевательски ухмылялся. Как всегда его глаза были скрыты за стеклами очередных брендовых темных очков, поэтому их выражения она не видела, но наверняка они так же смеялись, как и его проклятые губы.
  - Да мне все равно, ты мне глубоко безразличен, - презрительно фыркнула Оксана.
  - Так вот и докажи что тебе все равно, это же просто клип. А ты трагедию устроила, - вмешиваясь, поддержал босса Денис.
  Свидетелями этой перепалки была вся съмочная группа, поэтому Оксане пришлось прекратить возмущение. Со стороны и впрямь она выглядела как психованная истеричка. В мире шоубиза это было в порядке вещей. Но для нее основной причиной смирения являлось ключевое словосочетание "деньги для лечения бабушки", постоянно крутившееся у нее в голове. Стиснув зубы, девушка смирила свой темперамент и решила пройти и через это. Главное - держать себя в руках. Ей все равно. Он ее не волнует. Он настоящий козел.
  В конечной сцене Богдан догонял ее автомобиль, подрезал, выходил из своей машины, в данном случае это был черный "Феррари", открывал дверцу ее "Астона Мартина" и насильно вытаскивал. Эта часть прошла на отлично, но когда Богдан вытащил ее из машины, несмотря на ее сопротивление, и она оказалась рядом с ним и снизу вверх посмотрела в его темно-карие глаза, не скрытые на этот раз стеклами очков, она поняла что пропала.
  Скоростное шоссе на фоне рассвета, Оксана в крепких объятиях Самойлова, все та же бешеная реакция на него и все для нее перестало существовать: посторонние рядом, искуственность созданной обстановки, осталась только она и он. Богдан с резким напором набросился на ее губы, погрузившись одной рукой в ее волосы, опрокидывая голову назад и углубляя поцелуй. К счастью, разум все же каким-то чудом не покинул девушку и через несколько секунд она оттолкнула его от себя.
  - Отлично! Поздравляю друзья, это будет клип года, - довольно объявил Денис Ковалев.
  - Дерганая истеричка, - сказал Богдан так, чтобы услышала одна Оксана.
  - Да пошел ты, - ответила девушка и красноречиво вытерла свои губы тыльной стороной ладони.
  ГЛАВА 13
  - Ну что там с твоей дамочкой кстати? - спросил у Богдана его друг Гоша, сидя с ним на следующий день в одном из фешенебельных ресторанов Санкт-Петербурга.
  - Все путем.
  - На лопаточки уложил? Или Бугатти переезжает ко мне?
  - Расслабься, Гошан. Все идет к этому.
  - Теряешь сноровку, брат. Ты же всегда в нашей компании был самым удачливым по части баб. Лучше признайся, что ты наконец остался ни с чем, - подначивал Самойлова друг.
  - Ты не спеши так, она явно хочет меня, просто себя и меня пытается обмануть. Но я-то все понимаю. И осталось совсем немного. А о тачке не мечтай, я выиграю спор.
  - Неделя тебе. И так можно считать проигрышем, что она даже день сопротивлялась, обычно девочки сами охотно под тебя ложатся и все твои прихоти выполняют.
  Вот в этом Гоша был точно прав. Но с Оксаной Ярчук дело обстояло по-другому. Уже то, что имя запомнил, делало ей честь. Богдан понимал, что пора предпринимать решительные действия, приятно провести с девочкой время и выбросить из головы. Он был уверен, что после этого потеряет к ней интерес и мысли об Оксане перестанут наведываться к нему в голову.
  Та самая Оксана, которая была предметом спора, словно вещь, горько плакала, разрываясь на части от боли. Накануне ночью ее любимая бабушка отошла в мир иной. Единственный ее близкий человек, родная кровинка, которая была самой высшей ценностью в ее жизни, покинула ее. Она жила во имя нее, старалась обечпечить ей достойную жизнь. У Оксаны почти была накоплена сумма на операцию в хорошей немецкой клинике, но судьба не дала им шанса и небо забрало бабушку к себе. Оксана осталась совершенно одна, внутри образовалась ледяная пустота и она не знала что делать теперь. В больнице от пережитого потрясения девушка упала в обморок, чего с ней никогда в ее жизни до этого не случалось. Ее привели в себя и спросили кому можно позвонить, чтобы Оксану забрали. Девушка не колеблясь набрала номер Ромки, который и забрал ее из больницы.
  Утро следующего дня
  Сквозь затуманенное сознание Оксана услышала звук мобильного. Девушка открыла глаза и обнаружила, что очнулась она на полу в своей квартире, завернутая в полотенце. Голова гудела, слабость во всем теле была неимоверной. Вчера после больницы Ромка привез ее домой, настаивал на том, чтобы остаться с Оксаной, но та отказалась, не желая злоупотреблять добротой друга. Он побыл с ней до восьми часов вечера и уехал.
  Заверив Рому в том, что с ней все будет в порядке, что она выпьет успокоительного и ляжет спать, Оксана смогла убедить друга оставить ее одну, так как девушка чувствовала, что ей необходимо побыть в одиночестве. Пытаясь вспомнить, при каких обстоятельствах она оказалось завернутой в одно полотенце на голое тело, она вспомнила, что под утро приняла душ. Потом зашла в комнату и наверное потеряла сознание.
  Мобильный снова зазвонил. Оксана нащупала телефон рядом с собой на полу и даже не посмотрев чей номер высветился на дисплее, подняла трубку. Звонил помощник Самойлова.
  - Оксана, доброе утро.
  - Доброе.
  - Ты помнишь что сегодня ты должна быть в офисе Самойлова в полдень?
  - Да, - ответила Оксана, хотя совсем позабыла об этом.
  - Отлично, ждем, - ответил помощник Самойлова и отключился.
  Оксана тяжело вздохнула. Работа оставалась работой. Но Оксана, основательно призадумавшись до полудня о своей дальнейшей судьбе решила, что лучше будет прекратить сотрудничество с Самойловым. Изначально она пошла на это ради бабушки, чтобы поправить ее здоровье, но так как ее не стало, необходимость работы на Самойлова отпадала. Оксана понимала, что ее влечет к нему. Вопреки разуму, вопреки ее ненависти к подобному типу мужчин, которые меняют женщин как перчатки. Для ее душевного спокойствия будет лучше держаться от него подальше и вернуться к той размеренной жизни, которой она жила до этого. Сегодня она сообщит, что уходит и попросит разорвать контракт.
  ***
  Кое-как Оксана привела себя в порядок. Несколько раз она срывалась на слезы, пока собиралась в офис Самойлова. В итоге, еле взяв себя в руки и наглотавшись валерианки, девушка смогла прийти в себя, оделась и вышла из дома.
  Сегодня в офисе Самойлова была куча людей, сновавших туда-сюда. Оксана поинтересовалась у одного из помощников босса, Ярослава куда ей нужно пройти. Тот отправил ее прямиком в кабинет Богдана. Постучавшись и услышав от босса "войдите", Оксана открыла дверь и вошла внутрь. Самойлов сидел за своим шикарным столом в не менее шикарном кожаном кресле, по обе руки сидели пиар-директор и второй помощник.
  - Прежде я бы хотела кое-что сказать, - устало сказала Оксана. Она хотела придать своему голосу бодрое выражение, дабы не показывать своего состояния, но не вышло. Голос был усталым и в нем слышалась ее надломленность.
  Самойлов кивнул и внимательно посмотрел на Оксану, ожидая продолжения.
  - Я хотела бы закончить сотрудничество с вами.
  Последовала тишина. Пиар-директор и помощник Самойлова смотрели на Ярчук как на умалишенную. Всем было известно, что на данный момент проекты, в которых участвовала Оксана были одними из самых плодотворных и прибыльных. В дальнейшем планировалась запись не одной песни, предполагалось сотрудничество не только с российскими, но и с мировыми звездами. А она самолично, практически на пике популярности, заявляла подобное.
  - Оставьте нас, будьте добры, - попросил присутствующих Самойлов.
  После того, как все удалились, Богдан посмотрел на Оксану и спросил:
  - И в чем же проблема?
  - Нет проблемы, просто обстоятельства, которые стали причиной моего сотрудничества и подписания конракта, изменились, - ответила Оксана.
  - И какие же обстоятельства?
  - Личные. И если они личные, я не хочу распространяться об этом.
  Богдан был удивлен поведением Оксаны. Ее карьера сумасшедшими темпами шла в гору, и она собирается разорвать контракт. Тем более его условия были выгодными для обеих сторон. Но она не учла, что он ее не отпустит. Тем более, наверное она забыла о неустойке, которую она по условиям их договоренности должна была выплатить, если по своему желанию разрывала контакт до истечения двух лет с момента его подписания. А сумма была приличнейшей для нее. И это делало ее уход невозможным.
  - Возможно ты не помнишь о неустойке, которую должна выплатить в таком случае, - напомнил Богдан, в глубине души понимая, что эта неустойка вообще не имела для него никакого значения, но она поможет удержать Оксану. И поэтому надо использовать ее в качестве основного аргумента.
  Оксана упала духом еще больше, чем было до этого. Хотя казалось, что дальше некуда. Как она могла не подумать об этом! При подписании договора юрист Самойлова указал ей на это. Но сейчас ее голова была занята другим и она желала поскорее вернуть своей жизни размеренность и спокойствие, поэтому о неустойке она позабыла напрочь. В памяти мгновенно всплыла сумма неустойки. Таких денег у нее не было. Чувствуя, что сейчас расплачется и стараясь не допустить этого перед Самойловым, Оксана сделала первое, что пришло ей в голову - опрометью выскочила из кабинета.
  Богдан, не думая, последовал следом.
  Оксана быстрым шагом направилась к лестнице, чтобы поскорее выйти отсюда, пока она не расплакалась. Около выхода Богдан нагнал Оксану и схватил ее за руку и резко развернул лицом к себе.
  - Что с тобой? - требовательно спросил Самойлов.
  - Это мои проблемы, руку отпусти, - потребовала Оксана. Злость на Богдана помогла сдержать слезы.
  - Не отпущу, пока сам не захочу.
  Покрепче схватив руку Оксаны, он потащил ее к своему БМВ Х6. Оксана сопротивлялась, но он упрямо волок ее к машине. Открыв дверцу около переднего пассажирского места, Самойлов бесцеремонно усадил девушку. Зная, что она попытается выйти из машины пока он сядет на водительское место, Богдан сказал с убийственным спокойствием:
  - Попробуй двинуться с места, иначе тебе не поздоровится.
  Оксана все же попыталась открыть дверь, но Самойлов предусмотрительно заблокировал все двери.
  Самойлов сел за руль, молча завел мотор и тронулся с места.
  - Останови машину. Наигрался в командира? - повышенным тоном поинтересовалась Оксана.
  В ответ молчание.
  - У тебя со слухом проблемы? Тормози.
  Тишина.
  - Самойлов, я не твоя очередная игрушка для забав. Не надо действовать мне на нервы. Немедленно остановись, я хочу быть одна!!!
  Самойлов резко нажал на тормоза, остановив машину на обочине дороги. Если бы девушка не успела подставить свои руки, то хорошенько приложилась бы головой об лобовое стекло. Оксана не успела одуматься, как Самойлов резко схватил ее за руку и притянул к себе. Мужские губы настойчиво прижались к женским. Оксана хотела его оттолкнуть, но он не дал ей такой возможности. Чтобы хоть как-то протестовать, пока разум совсем ее не покинул в жарских объятиях Самойлова, девушка сжала губы, не намереваясь отвечать ему. Но через несколько мгновений эмоции захлестнули Оксану. Страсть, отчаяние, боль от потери любимой бабушки, чувство безысходности, желание ощутить кого-то рядом смешались и толкнули девушку на безумство.
  Раскрыв свои нежные губы навстречу губам Богдана, Оксана жадно ответила на его поцелуй. Она вложила в него все свою боль, смешанную со страстью. Богдан углубил поцелуй, нашел своим языком ее язык и целовал ее так, словно хотел проглотить.
  Не отрываясь от губ девушки, Богдан нажал на кнопку и подвинул водительское кресло назад и посадил Оксану верхом на себя. Через трусики и леггинсы, которые были на ней надеты, она чувствовала степень его возбуждения и неосознанно волнообразно задвигалась на нем. Губы Самойлова тем временем двинулись вниз по шее, оставляя на нежной коже полуукусы-полупоцелуи. Закатив глаза, Оксана откинула голову назад. Через пару мгновений возбужденная девушка была уже без кофточки, в одном бюстгальтере, который наполовину открывал чудесные нежные груди. Богдан медленно, но верно сходил с ума. Он мечтал попробовать эти бархатистые полушария на вкус с того самого момента, когда ел сладкое сгущенное молоко с ее сосков. Нащупав застежку лифчика на ее спине, он отбросил его на сидение, где до этого сидела Оксана. Его губы принялись нежно терзать мягкую грудь, облизывая и покусывая.
  Дикий секс. Необузданный и будоражащий. Вот что происходило сейчас. Оксана переступила черту, сейчас ей хотелось заглушить боль внутри, вытеснить ее хотя бы на минуту. Забыться, уйти от проблем, пускай даже в объятиях ненавистного, но такого желанного Самойлова.
  Богдан, обнимая Оксану одной рукой и не отрывая от нее своих губ, другой рукой потянулся к бардачку, где лежали презервативы. Ему напрочь снесло башню, сейчас он чувствовал себя изголодавшимся по сексу мальчишкой. Разорвав пакетик зубами, Богдан быстро натянул презерватив. Спустив вниз леггинсы Оксаны, а затем и сексуальные трусики из прозрачного черного кружева, он стал медленно вводить член в лоно Оксаны. Та в свою очередь, не желая более ждать, резко подала свои бедра навстречу Богдану. Он почувствовал неожиданную преграду на своем пути и хотел что-то сказать, но Оксана не дала ему такой возможности, сделав очередной резкий толчок ему навстречу.
  ГЛАВА 14
  Богдан испытал невероятный оргазм, наверное самый мощный в его жизни, восхитительное тело Оксаны Ярчук вознесло его на пик удовольствия. Девушка все еще сидела верхом на нем, его член был внутри нее, все еще возбужденный до предела. В следующее мгновение Оксана резко вскочила и села на пассажирское сидение рядом с Богданом. Молча она собрала разбросанные вещи и быстро оделась. Закончив с одеждой, она отвернулась от него и уставилась в окно, скрестив руки на груди.
  Оксана призналась себе, что испытала настоящий фейерверк чувств и эмоций. Она забылась и на несколько мгновений боль изнутри ушла. Сейчас, когда ее тело поостыло и разум вернулся к ней, Оксана жалела что пошла на это. Жалела потому, что теперь желание начало снедать с еще большей силой, и вместе с болью от потери близкого человека эти два чувства просто разрывали на куски. Какими бы ни были ее мотивы, она переспала с Самойловым, отдала свою невинность тому, кому не следовало отдавать. Оксана мечтала, что первый раз будет особенным и будет с тем, кого она будет любить и кто будет любить ее. А отдалась Богдану Самойлову, главному бабнику Петербурга в его машине. Как очередная из его потаскух, которые сотнями вешались на него. Девушка почувствовала, как по щекам потекли слезы. Прикрыв свое отвернутое от Богдана лицо волосами, Оксана вытерла слезы, беззвучно рыдая.
  Богдан не знал что и думать. Она оказалась девственницей! Непорочных девушек у него не было никогда. Все девицы, с которыми он спал, в этом плане были опытными. Такие девушки как Оксана, с такой внешностью и в ее возрасте, уже имели не одного и не двух сексуальных партнеров и девственность Оксаны была для него потрясением. Внутри себя Богдан почувствовал непонятное чувство гордости, ему было чертовски приятно, что до него этой темпераментной красавицы с божественным телом не касался ни один мужчина. А еще он чувствовал возбуждение и неимоверное желание, которое после произошедшего стало во сто крат сильнее. Этого он не чувствовал ни к одной из женщин в его жизни.
  Оксана страстно отвечала на его ласки, дарила свое тело без остатка, а сейчас в салоне автомобиля царила гнетущая тишина. Девушка сидела молча, отвернувшись к окну. За густыми волосами не было видно лица.
  - Оксана, - девушка услышала неожиданно нежный голос Богдана.
  - Отвези меня домой, пожалуйста.
  - Почему ты мне не сказала?
  - О чем?
  - Что ты девственница.
  - Я уже таковой не являюсь, так что говорить не о чем. В наше время это скорее недостаток, чем достоинство. Благодарю за избавление, - не поворачиваясь ровно сказала Оксана, скрывая ту бурю чувств, что бушевала внутри. Первый раз был для нее чрезвычайно важен, она всегда мечтала, что он будет особенным. Но она не покажет этого Богдану. Пусть думает что ей плевать.
  - Даже так? И что теперь? - серьезно поинтересовался Богдан.
  - Ничего. Я продам квартиру, добавлю все свои сбережения, если надо займу и выплачу неустойку по контракту.
  Оксана решила, что после произошедшего ей надо находиться подальше от Самойлова и никогда с ним не встречаться. Она боялась что ей будет больно смотреть на следующих женщин, которые будут согревать его постель, что делает их дальнейшее сотрудничество невозможным. Лучше уйти сейчас, пока она в состоянии. Наверняка он, переспав с ней, пойдет дальше, а про нее забудет.
  - Я не про контракт. Я про нас с тобой, - уточнил свой вопрос Богдан.
  - А что с нами? Переспали и разбежались. Ты же к этому привык.
  - Ты уверена в этом? А если я тебя не отпущу?
  - Будем кувыркаться, пока я тебе не надоем? - усмехнувшись, поинтересовалась Оксана.
  - Тех денег, что ты рассчитываешь отдать, не хватит. Тем более пока ты продашь квартиру может пройти много времени. Так что выброси из своей головы чушь с неустойкой, - сказал Богдан, на самом деле нисколько не думая о деньгах. Он не мог себе объяснить почему, но он твердо знал что не хочет ее отпускать. И собирался сделать все, чтобы не допустить расторжения контракта и исчезновения Оксаны с его горизонта. Он все еще хотел ее и собирался не раз затащить эту страстную красавицу в свою постель.
  Когда машина Богдана подъехала к дому Оксаны, девушка вышла из БМВ и захлопнула дверцу. Тут стекло закрытой Оксаной дверцы опустилось, и она услышала слова Богдана:
  - Завтра благотворительный вечер, вырученные средства пойдут в фонд помощи детям-инвалидам. Будет весь бомонд из Питера и Москвы. Ты идешь со мной. Завтра в восемь вечера будь готова, я заеду за тобой.
  Не дожидаясь ее ответа, Самойлов с бешеными пробуксовками сорвался с места.
  ГЛАВА 15.
  Утро следующего дня, Санкт-Петербургское кладбище, похороны бабушки Оксаны.
  На похороны пришло много людей. Помимо родственников, пришло немало знакомых и близких бабули. Бабушка была очень хорошим и общительным человеком и всегда готова была помочь и поддержать в трудную минуту, у нее было очень много друзей и подруг. Пришел Ромка, друзья с работы, несколько подруг и бывших однокашников Оксаны.
  Оксана не отходила от гроба бабушки и с отчаянием вглядывалась в до боли любимые черты, все еще глупо надеясь, что это всего лишь сон, что сейчас она проснется и поймет, что ей приснился кошмар, что бабушка все еще рядом с ней. Когда гроб стали опускать в могилу, Оксана кинулась на землю и горько зарыдала.
  Когда похороны закончились, Оксана еще несколько часов просидела около бабушкиной могилы. Поцеловав на прощание фотографию бабушки на траурном венке, девушка покинула кладбище. Только в пять часов она оказалась дома.
  Оксана решила, что никуда с этим уродцем не пойдет. Пускай делает что хочет, она просто не откроет ему дверь. Начнет буянить - вызовет полицию. Хотя было смешно требовать от полиции разбираться с человеком, представляющим элитное общество Санкт-Петербурга. Но в любом случае, она решила с ним не идти. Но в голове всплыли слова Самойлова о детях-инвалидах и Оксана поняла, что не может остаться к бедным детишкам равнодушной, поэтому все деньги, собранные на лечение бабушки, она решила внести в фонд. Да, эта сумма по сравнению с суммами толстосумов, которые там будут присутствовать, это сущая мелочь. Но может кому-то эти деньги смогут чем-то помочь.
  Собираясь на вечер, Оксана решила одеть зеленое платье с запахом, оставляющее открытым одно плечо, с черным поясом. На голову девушка одела черный платок, поверх собранных волос. Макияжем она решила не злоупотреблять, наложила пудру, подводку и тушь для ресниц. Довершающими штрихами были румяна и прозрачный блеск на пухлых губах.
  Оксана посмотрела на часы: почти восемь. Надев серебряные висячие серьги и кольцо, брызнув на шею и запястья духами, Оксана выглянула в окно. Красный Феррари стоял у подъезда.
  Богдан подъехал к дому Оксаны ровно в восемь часов. Через пару минут открылась дверь подъезда и вышла Оксана. Богдан был обескуражен внешним видом девушки: она была необыкновенно красивой и яркой. Платок на голове придавал ей налет восточного стиля. А платье! Несмотря на то, что оно было длинным, оно было очень сексуальным. Покрой платья открывал взору загорелое плечо, в вырезе мелькала смуглая ножка. Волосы Оксаны были собраны, что позволяло видеть ее шею, и Богдан испытал неимоверное желание провести по ней языком. Выйдя из машины, он обошел Феррари и открыл дверцу Оксане. Когда она оказалась рядом с ним, и уже собиралась сесть в машину, он приклек ее к себе и собирался поцеловать. Но Оксана успела вовремя среагировать, уперлась руками в его грудь и отвернула лицо. Мужские губы опалили кожу на щеке.
  - Не трогай меня, - прошипела Оксана, которая была слишком измотанной чтобы вломить по первое число по его самодовольному лицу.
  - Я тоже рад тебя видеть, милая, - с улыбкой ответил Самойлов и отпустил Оксану. Подождав пока она сядет в машину, и оценив загорелые ножки в туфлях на высоченных каблуках, он захлопнул дверцу, обошел капот и занял водительское место.
  Оксана проклинала Самойлова, который выбрал сегодня такой низко посаженный, тесный автомобиль. Девушка подумала, что в таком платье будет жутко неудобно сидеть в Феррари, тем более что рядом находился этот тип. Она села в машину и, как она и предполагала, разрез на платье раскрылся, прилично обнажая ее ноги. Попытки соединить половинки платья успехом не увенчались и чтобы хоть как-то прикрыться, Оксана положила свою сумочку на колени.
  - Ты сегодня восточная девушка? - поинтересовался Богдан, смотря на Оксану своими бархатистыми карими глазами в обрамлении густых черных ресниц.
  - Не нравится? Может снять? Я же как марионетка в твоих руках, делаю все что ты пожелаешь, - обманчиво сладким голосом спросила Оксана.
  - Нет, хочу так. Если надоест, сам сниму, - с усмешкой ответил Богдан.
  - Мне уже все равно.
  Оксана ничего не могла с собой поделать и млела в присутствии Богдана. Ее резкие слова в его адрес объяснялись ее взбудораженным состоянием, виновником которого был Самойлов. Сегодня он был в черном костюме, состоящем из пиджака и брюк и белоснежной рубашки, из-за которых его фигура стала еще более внушительной. Обоняние уловило приятный запах мужского парфюма.
  Больше ни единого слова по дороге произнесено не было.
  Благотворительный вечер проходил в "Колизее", в самом фешенебельном ресторане Питера. Самойлов припарковал автомобиль рядом с шикарным Роллс-Ройсом Фантомом. Следуя за Богданом, немного позади него, они поднялись по мраморной летнице, застеленной красной ковровой дорожкой. Гости были разодетыми в пух и прах и Оксана почувствовала себя в своем платье за четыре тысячи рублей неуютно. От бриллиантов слепило глаза, туалеты дам и костюмы, а в некоторых случаях смокинги джентльменов буквально кричали о своей бешеной стоимости.
  Богдан схватил Оксану за руку, переплел ее пальцы со своими и подтянул к себе поближе. Девушка осторожно освободила свою ладонь из плена его прохладных пальцев, от прикосновения которых кожу покалывало. В ответ на ее выходку Богдан нагло положил свою правую руку на талию Оксаны.
  - Я могу тебе устроить ампутацию руки, Самойлов, - сквозь зубы сказала Оксана.
  - В твоих объятиях, я готов принять даже смерть, девочка, - издеваясь ответил Богдан.
  Вечер тянулся невыносимо долго, присутствие Богдана рядом держало в состоянии крайнего напряжения нервную систему Оксаны, которая и так пребывала в чудовищном состоянии. Самойлов постоянно был рядом, к нему подходило много людей, которые смотрели на Оксану с выражением крайнего высокомерия на лицах. Но по части высокомерия далеко впереди всех оказалась блондинистая каракатица, которая подошла к Богдану в самом начале вечера.
  - Сладкий мой, рада тебя видеть, - пропела красивая блондинка, похожая на Барби.
  Она смотрела на Самойлова с обожанием, а когда увидела рядом с ним Оксану, подарила той отнюдь не обожающий взгляд. Скорее проклинающий. Оксана усмехнулась. Барби заметила соперницу, хотя Ярчук абсолютно не собиралась воевать за этого индюка. "Пускай забирает со всеми потрохами", подумала девушка про себя, подавляя в себе какое-то неприятное колющее чувство в груди. Которое просто не могло быть ревностью.
  - Какие люди, Арина, - ответил на приветствие Богдан.
  Блондинка потянулась к Богдану и поцеловала его в опасной близости от губ. Отстраняясь, она скосила взгляд на Оксану, которая вообще отвернулась в этот момент.
  - Ты не звонил после нашей последней ночи, э-э-э, встречи, - поправила себя блонди.
  - Некогда было.
  - Надеюсь повторим, милый.
  Оксана решила не мешать Богдану и девице выяснять отношения, поэтому сказала "Извините", развернулась и ушла узнать, к кому можно обратиться по поводу перевода денег на счет фонда. Спросив у первого попавшегося пожилого господина, к кому ей стоит обратиться и получив ответ, она направилась к красивой ухоженной женщине лет пятидесяти, на которую ей указали. Оксана спросила у пожилого господина ее имя. Карина Михайловна.
  - Здравствуйте, Карина Михайловна, простите за беспокойство, я спросила, к кому мне стоит обратиться с вопросом по поводу пожертвований в фонд, мне указали на вас.
  - Да да, дорогая. Если вы хотите помочь фонду, я дам вам номер банковского счета, на который вы и можете перечислить любую сумму, на ваше усмотрение, - сказав это, женщина взяла со стоящего рядом с ней стола карточку с нужной информацией.
  - Спасибо Вам, Карина Михайловна. Извините за беспокойство.
  - Что вы, если что-то понадобится, обращайтесь. Кстати, я вас первый раз вижу, у меня прекрасная память на лица. И новых членов у нас в этом году не было. Знаете ли, не все желают принимать в этом участие, - ответила женщина, которая вплотную занималась вопросами фонда и знала всех его членов в лицо.
  - Нет, я не член фонда. Это обязательное условие для перечисления денег?
  - Нет, это процедура добровольная. Как Вас зовут, чтобы я знала кто решил оказать нам содействие? - поинтересовалась Карина Михайловна, так как в фонде велся учет всех участников, перечисляющих денежные средства.
  - Меня зовут Оксана Ярчук. Я бы хотела перечислить деньги завтра.
  - Как пожелаете.
  - Спасибо и до свидания, - попрощалась Оксана и покинула женщину.
  Карина Михайловна Самойлова смотрела вслед удаляющейся девушке, которая пришла сегодня с ее сыном. Милая девушка, не похожая на предыдущих девиц любимого чада. Нет, дело было не в красоте. Что что, а Богдан всегда был разборчивым во внешности окружающих его особ женского пола.
  Карина Михайловна, хорошо разбирающаяся в людях, увидела в ее глазах доброту, икреннее желание помочь и какую-то надломленность. Те из крутящихся около сына девиц, которых видела Карина Михайловна, интересовались больше деньгами, материальными благами, которые использовали исключительно в своих целях. Они намеревались содрать с Богдана побольше, а по возможности словить его в свои сети. Что такое помощь ближнему они не знали, да и не хотели знать. Лучше ведь купить себе еще одну миллионную модную одежку стоимостью в несколько тысяч долларов.
  Заприметив мать Богдана, те из немногих, кто сталкивался с Кариной Самойловой, старались ей понравиться, но женщина, умудренная опытом общения с людьми, видела их насквозь. Она не любила, когда перед ней лебезили.
  В семье Самойловых немало внимания уделялось благотворительности. Отец семейства, Баграт Самойлов, одну десятую часть своей миллиардной прибыли отдавал на благотворительность. Этот фонд тоже был основан им, во главе организации стояла его жена, Карина Самойлова.
  ГЛАВА 16
  Поговорив с Кариной Михайловной, которая среди этой напыщенной публики показалась ей самым приятным человеком, Оксана отправилась на поиски Самойлова, чтобы сообщить ему о своем уходе. Голова девушки страшно болела, тело ломило. Сейчас она мечтала о теплой ванне и постели. Лечь и заснуть - вот что ей сейчас было необходимо. Ноги гудели от усталости, каблуки туфель были очень высокими.
  Оксана нашла Самойлова в компании высокого мужчины, с которым о чем-то беседовал. Поблизости околачивалась та блондинка, поглядывая в сторону Богдана.
  Оксана решила подождать, пока Самойлов договорит и к ее счастью, через несколько минут его собеседник отошел. Блондинка ринулась к Богдану. Оксана направилась к нему же с противоположной стороны. Блондинка успела раньше. Мгновением позже подошла Оксана.
  - Богдан, мне нужно домой.
  - Через полчаса поедем, Оксан.
  - Сама доберусь, на такси. Я уже вызвала. Не буду мешать, доброго вечера, - сказала Оксана.
  Глаза блондинки засияли от предвкушения.
  - Я сказал нет. Ты не поедешь одна.
  - Я не маленький ребенок и сама могу о себе позаботиться.
  - Лана, ты не видишь я разговариваю, иди погуляй, - не отводя глаз от Оксаны, сказал блондинке Богдан.
  - Слушай Самойлов! Я поеду одна, не надо из-за меня менять свои планы, - сказала Оксана, имея в виду Лану.
  Оксана почувствовала, что ее тон резковат и могло показаться, что она ревнует. Так и было на самом делев какой-то степени, но она не собиралась этого показывать. Поэтому более спокойным голосом она добавила:
  - Можно я сделаю хоть что-то по-своему?! Я пришла на вечер как ты и требовал.
  - Как знаешь, - ответил Богдан, в который раз удивленный тем фактом, что нашлась та, которая страстно мечтала от него избавиться. Хотя он был готов поклясться, что если сейчас он ее поцелует, она растает словно снег по весне. Но гордость не позволяла ему так навязывать Ярчук свое общество. Поэтому он решил не спорить.
  Но отпускать ее одну на такси он не хотел, поэтому как только Оксана отошла, позвонил Алексею, начальнику охраны отца, который сейчас находился на этом вчере, так как здесь присутствовали и мать, и отец.
  - Леш, сейчас из "Колизея" выйдет девушка в зеленом платье. Да, та которая сегодня пришла со мной. Она на такси сейчас поедет домой. Отправь машину для сопровождения. Только чтобы она не заметила. Спасибо, Леша. Отбой.
  Лана вцепилась в Богдана мертвой хваткой и как только он закончил разговор, снова повисла на его руке. Разозленный на Оксану, которая в очередной раз его отшила, он решил поразвлечься в Ланой и выбросить Ярчук из головы.
  Но этого не получилось.
  Богдан привез Лану в отель. Девушка была настолько разгоряченной, что сразу же набросилась на Богдана. Лана толкнула Самойлова на кровать и легла рядом с ним, страстно целуя его губы, шею, грудь. Но ему была неинтересна эта красивая блондинка и он понял, что не достигнет удовлетворения в постели с этой девушкой. Поэтому, сказав напоследок что у него важные дела и оставив ее одну, Богдан вышел из отеля, сел в машину и уехал.
  Оксана лежала в постели, уставившись в потолок. Богдан наверняка сейчас кувыркается с Ланой. В принципе, она знала что за человек Самойлов и что переспав с ней, он не обернувшись пойдет дальше, раздвигать ноги очередной девице. Но она сама в этом виновата. Зная о том, какой он непостоянный в плане отношений с женщинами, она должна была бежать от него, как от чумы. Чего она, к сожалению, не сделала. И теперь ее снедала боль, которая добавилась к боли от потери бабушки и утроила ее.
  Только под утро Оксане удалось заснуть.
  На следующий день девушка перевела деньги на счет фонда. Перед тем, как отправиться в банк, Оксана просмотрела в Интернете информацию об этой организации. К ее удивлению, соучредителями фонда были Баграт и Карина Самойловы. Карина Михайловна - мать Богдана!! Такая приятная женщина, без доли высокомерия и презрения, была женой Баграта Самойлова, одного из самых состоятельных людей Питера.
  Оксана насмотрелась на богатых людей, которые считали себя богами во плоти и позволяли себе пренебрежительное отношение к окружающим людям, не располагающим многомиллионными состояниями. Поэтому девушка прониклась истинным уважением к Карине Михайловне Самойловой.
  ГЛАВА 17
  Спустя несколько дней, особняк Самойловых
  В этот субботний вечер Богдан пришел на ужин к родителям и сейчас сидел за столом в обществе отца, мамы и сестры Дамины. Родители расспрашивали сына как идут дела, чем он собирается еще заниматься. Внезапно Карина спросила сына:
  - Сынок, что за девушка была с тобой в "Колизее"?
  - Это Оксана Ярчук, моя фирма продюсирует ее. Ее карьера только начала идти в гору, но сотрудничество с ней уже приносит неплохой доход.
  - Да? Если это так, то два дня назад она перечислила миллион рублей на счет нашего фонда. Наш финансовый директор при каждом новом поступлении приносит выписку со счетов лично мне. Там значилось имя некой Оксаны Ярчук.
  Богдан был удивлен. Эта сумма для Оксаны была внушительной. Наверное за время ее работы на него она заработала чуть больше этой суммы, получается что практически все что она получила, было отдано фонду.
  Мама нередко жаловалась Богдану, что многие богатые люди мало чем помогали, а если и делали что-то, то в скромных объемах, совершенно несоразмерных с их прибылью. А Оксана, не имеющая статус состоятельной особы, отдала все что имела во благо детишек-инвалидов. Богдан сам старался почаще помогать фонду, нередко перечислял немалые суммы денег на его счет, поэтому почувствовал к Оксане уважение.
  - Мне понравилась эта девушка, - тем временем продолжала Карина Самойлова, - такое сострадание редко встретишь сейчас.
  - Ты права, Карина. Я тоже ее заметил с тобой Богдан, очень яркая девушка, - подал голос отец, Баграт Самойлов.
  - Опять твоя очередная пассия? - спросила Дамина.
  - Не твое дело, сетренка, - осадил ее Богдан.
  После того, как ужин закончился, Самойлов отправился к себе в пентхаус, расположенный в центре Питера. Он ехал по дороге и думал об Оксане. С каждым днем она удивляла его все больше, подкидывая сюрприз за сюрпризом. Каждый раз он убеждался в том, что она не похожа на других особ женского пола, которые встречались ему на пути. И ему страстно захотелось быть рядом с ней сейчас. Он понимал, что между ним и этой девушкой что-то происходит, что у него появились к ней какие-то чувства, которые трудно объяснить и выразить словами и которые он не испытывал ни к одной из его женщин. Он хотел видеть ее, говорить с ней, пускай у них и не получалось нормального разговора, целовать ее сладкие губы, ласкать нежное тело с бархатистой кожей.
  Богдан достал из кармана куртки мобильник и набрал номер Оксаны, который давно взял у своего помощника и внес в память своего телефона под именем "Злючка".
  Оксана была в ванной, услышав настойчивую трель мобильника. Закутавшись в полотенце, она пошла в комнату за телефоном. На дисплее высветился незнакомый номер с пятью или шестью семерками на конце. У Оксаны не было идиотской привычки не отвечать на звонки, потому что мало ли что случилось и мало ли кто звонил.
  - Да.
  - Оксана, привет, - услышала она низкий и сексуальный голос, который мгновенно узнала. Звонил Самойлов, который никогда прежде этого не делал.
  - Привет.
  - Ты дома?
  - Нет, - соврала Оксана, боясь, что он может заявиться к ней домой.
  - Свет горит, а ты не дома? Забыла выключить? - с издевкой предположил Богдан.
  Оксана мысленно обозвала себя дурой набитой и сказала:
  - Я вышла к подруге, свет оставила включенным, - симпровизировала девушка.
  - Хватит врать, Оксан. Я что так тебе надоел?
  - Читаешь мысли, - буркнула Оксана.
  - Я стою у твоих дверей, открывай.
  - Иди туда, откуда пришел, - сказала Оксана, все же злясь на него за ту блондинку с благотворительного вечера.
  - Я выломлю твою дверь, обещаю, - спокойно пообещал Богдан.
  Оксана бросила трубку, сняла полотенце с головы, расчесала волосы, натянула серые брюки с майкой и пошла открывать.
  Богдан стоял, прислонившись одной рукой к косяку входной двери. Сердце Оксаны при его виде дрогнуло.
  - Послушная девочка, - сказал Богдан, и не дожидаясь приглашения зашел в квартиру.
  Оксана обалдела от его наглости.
  - Будь добра, сделай мне кофе, если тебе не трудно, - попросил Самойлов, размещаясь на диване в зале.
  - Трудно, но меня учили быть гостеприимной хозяйкой даже с такими наглыми гостями, - сказала Оксана и отправилась на кухню.
  Богдан разглядывал квартиру Оксаны, которая блестела чистотой. Его взгляд наткнулся на стеллаж с книгами. На одной из полок, помимо книг, в рамке стояла фотография пожилой женщины, с черной лентой сбоку.
  Когда вернулась Оксана с дымящейся чашкой кофе в руках и поставила ее на низкий столик напротив дивана, она увидела Богдана, стоящего возле стеллажа, где стояла фотография бабушки.
  - Когда это случилось?
  Оксана назвала дату, после чего Самойлов возмутился:
  - Почему, черт возьми, ты мне не сказала?
  - Я должна была носиться со своим горем и всем рассказывать о нем?
  - Мне ты могла сказать. Я бы не вызвал тебя тогда в свой офис, не тащил бы на тот дурацкий вечер, а дал бы несколько дней, чтобы ты пришла в себя, я бы тебя поддержал, - виновато сказал Богдан.
  - Я не умерла от этого, ты не обязан меня жалеть, - ответила на это Оксана, повернулась к нему спиной и собиралась уйти. Но Самойлов ей этого не дал.
  Схватив Оксану за талию, он привлек ее спиной к своей груди и крепко обнял.
  - Милая, позволь мне тебя поддержать, просто быть рядом, - неожиданно для самого себя нежно сказал Самойлов.
  Девушка хотела, так хотела остаться к нему равнодушной, но не могла. Чувствуя, что на глаза наворачиваются непрошенные слезы, Оксана попыталась вырваться из его рук. Но Самойлов был непреклонен и держал ее крепко. Не выдержав, Оксана расплакалась, и возненавидела себя за то, что размякла перед Богданом.
  Услышав ее сдавленный всхлип, он повернул ее лицом к себе и прижался губами к ее губам, соленым от слез. Губы девушки замерли, но в следующее мгновение она уже страстно отвечала на этот поцелуй. Но, вспомнив о той девице, с которой Богдан переспал, она резко оттолкнула его от себя.
  - Уходи. Иди к той блондинке или к кому-то еще, а меня не трогай.
  - Я не уйду. С Ланой у нас ничего не было.
  - Так я тебе поверила. Мне все равно с кем ты спишь, просто оставь меня в покое. Ты уже получил все, что хотел от меня. Я не собираюсь спать с тобой каждый раз, когда тебе заблагорассудится. Девочкой на одну ночь я уже была! - сорвалась на крик Оксана.
  Богдан, игнорируя ее слова, приблизился к ней вплотную, опрокинул на диван, около которого она стояла, прижав ее своим мускулистым телом. Его губы находились в дюйме от его губ, когда он сказал:
  - С Ланой я не был, повторяю еще раз. Ты дрожишь, когда я к тебе прикасаюсь, не отрицай этого.
  - Я проклинаю себя за это.
  - Не проклинай, просто будь со мной, - хрипло попросил Богдан, целуя нежные губы Оксаны.
  Оксана плавилась под ним в буквальном смысле этого слова, страсть захлестнула ее и она сама не заметила, как через несколько мгновений оказалась под ним полностью обнаженной. Разум и его призывы отошли на второй план, она чувствовала только свое разгоряченное тело и умелые мужские руки, возносящие ее на вершину экстаза.
  ГЛАВА 18
  Когда к Оксане вернулась способность соображать, она обнаружила что лежит обнаженная, в объятиях обнаженного Самойлова на диване у себя в зале. Богдан лежал на ней, уткнувшись лицом в основание шеи. По телу снова разлилась горячая волна и девушка порывисто вздохнула.
  Богдан поднял голову от нежной шеи, на которой его губы оставили не один засос и посмотрел на Оксану. Прекрасные глаза полуприкрыты, шикарные волосы всклокочены его руками, губы опухли от его поцелуев. Он снова почувствовал, что его член в полной боевой готовности.
  Нежно погладив пальцами бархатистую кожу на ее щеке, Богдан сказал:
  - Ты моя, Оксана. Твое тело кричало мне об этом и продолжает кричать сейчас.
  - Я больше не хочу чтобы это повторилось, позволь мне уйти и разорвать контракт, прошу тебя, - проговорила Оксана.
  Последние слова она сказала голосом, срывающимся на хрип, так как Богдан, словно не слыша ее слов, опустил голову и припал к ее груди губами. Борода Богдана царапала нежную кожу полных полушарий, от чего Оксана просто сходила с ума.
  - Нет, Богдан, нет, - шептала Оксана, но в следующий момент не выдержала и застонала.
  Губы Самойлова не отрывались от ее груди, руки начали свое путешествие по загорелому телу: вниз по животу и по бедрам. Оксане показалось, что вместо крови внутри нее бежала раскаленная лава, опытные руки Богдана заставляли ее тело дрожать мелкой дрожью и желать большего.
  - Мне нужно в душ, прошу пусти меня.
  - В чем проблема? Пойдем вместе, - сказал Богдан, вставая с Оксаны. Та быстро взяла покрывало со стоящего рядом кресла, встала, молниеносно в него завернулась и посмотрела ему в глаза со словами:
  - Нет, Богдан. Пожалуйста, уходи. Мне нужно побыть одной.
  - Скажи снова что мы переспали, а теперь разбежимся.
  - А почему бы и нет?
  - Потому что я не дам тебе делать так, как тебе хочется.
  - Мы ничего друг другу не должны. У тебя своя жизнь, у меня своя. Будем считать, что я просто не устояла и решила проверить, правдива ли твоя репутация фантастического любовника, - постаралась как можно равнодушнее сказать Оксана.
  - У тебя все так просто.
  - А зачем усложнять. Ты свободный мужчина, я свободная женщина.
  - Теперь ты несвободная женщина, пока я сам этого не захочу. И если вдруг я узнаю, что к тебе подошел какой-то мужик или ты общаешься с кем-то, я убью любого. Ты поняла? - пригрозил Богдан.
  - Как ты смеешь Самойлов? Я не вещь и не собираюсь ждать пока тебе надоем и ты выбросишь меня на помойку. Я не хочу быть с тобой! Что из этой фразы ты не понял???
  - Будет так, как я сказал, Оксана. И тебе лучше не спорить со мной.
  - Я хочу чтобы ты ушел. Хоть сейчас, оставь меня в покое, - сказала в ответ Оксана, понимая, что его не переспоришь. Но она не собиралась идти у него на поводу. На данный момент она должна от него избавиться, а потом она придумает как удержать его на расстоянии.
  Богдан в одних джинсах, натянутых на голое тело, стал медленно надвигаться на Оксану. Та сделала шаг назад. Самойлов сделал еще шаг, девушка отступила. Через несколько шагов девушка почувствовала, что уперлась спиной о стену. Богдан подошел к ней вплотную, положил руки по обе стороны от нее и, склонившись к ней и практически касаящь ее губ своими, сказал:
  - Я сейчас уйду, но ты от меня никуда не денешься, Ярчук, - пообещал Богдан.
  Когда Оксана услышала звук захлопнутой двери, она вздохнула с облегчением. Наконец он ушел. Но ситуация сложная и какой выход? Как удержать его на расстоянии, когда этого совсем не хочется? Как? Оксана была в растерянности.
  ***
  Прошла неделя. Богдан позвонил на следующий день после их встречи у Оксаны дома, но она не взяла трубку. Позвонил еще раз на второй день. Девушка снова предпочла проигнорировать. Больше Самойлов не звонил.
  Оксана знала, что через несколько дней Самойлов собирался уехать в Америку на два месяца. Поэтому девушка решила до его отъезда пересидеть эти дни у своей подруги детства Наташки, которая узнав о ситуации Оксаны с Самойловым, предложила пока побыть у нее.
  Наташка искренне не понимала, как Оксана может так поступать, что она не может просто плыть по течению и быть с Богданом. В ответ на это Оксана напомнила подруге об его отношении к женщинам и сказала, что не хочет дожить до момента, когда он скажет ей "гуд бай, май лав". А зная Богдана Самойлова, это бы случилось очень скоро.
  Два месяца спустя.
  - Оксаночка, ты беременна! - озвучила свой диагноз Мария Константиновна, гинеколог Оксаны и по совместительству хорошая знакомая мамы в прошлом.
  - Что?! - шокированно спросила девушка, не веря своим ушам. Месячные не пришли к ней второй раз, поэтому она отправилась к врачу. Оксана была уверена, что это из-за пережитого стресса после потери бабушки. Когда погибли родители, с ней такое было. Тогда это был гормональный сбой. Поэтому она не сомневалась, что и в этот раз случилось то же самое из-за нервного перенапряжения.
  Оксана поникла и вспомнила тот раз в ее квартире и что они с Богданом не предохранялись!!! Оксана потрясенно посмотрела на врача.
  - Нет, только не это.
  - Оксана что с тобой? Это повод для радости, а на тебе лица нет.
  - Я хочу сделать аборт, - не раздумывая, сказала Оксана.
  - Ты с ума сошла?
  - Нет, я действительно должна это сделать.
  - Сколько у меня пациенток, которые мечтают о малыше и не могут забеременеть, а ты собираешься вот так просто лишить живое существо права на жизнь. Вот что я тебе скажу: подумай несколько дней, такие решения спонтанно не принимаются. Подумай хорошенько, я тебя очень прошу. А сейчас успокойся, иди домой и взвесь все "за" и "против", - посоветовала Мария Константиновна, обнимая Оксану.
  ГЛАВА 19
  - Оксана, ты с ума сошла?! - возмутилась Наташа, когда услышала о том, что подруга решила избавиться от ребенка.
  - Не сошла. Я не хочу рожать по залету. Как это будет выглядеть? Будто я специально забеременела от Богдана Самойлова, чтобы урвать его самого или приличный кусок от его миллионов!!!, - Оксана сорвалась на слезы, - Господи, за что мне это? Почему?
  Наташка крепко обняла подругу, сидящую у нее дома на кухне.
  - Оксик, это страшный грех, понимаешь?
  - Я знаю, но я не могу,просто не могу. Я хочу полноценную семью для своих будущих детей, чтобы у них были и отец, и мать. Внебрачный ребенок это ужасно.
  - Почему внебрачный? Может когда он узнает, то решит жениться?
  Оксана горько усмехнулась сквозь слезы:
  - Богдан Самойлов из тех людей, которые не женятся никогда, или лет в сорок. А он в расцвете сил, вокруг него порхают сотни красивых девиц с мировыми именами, с огромными состояниями. А кто такая Оксана Ярчук? Никто.
  - Подруга, зачем ты так? Ты же не специально это сделала. Так получилось! И вообще мое мнение таково, что нельзя избавляться от ребенка втайне от Самойлова.
  - Наташа, я никогда ему не скажу. Я все решила уже. Я уже договорилась, завтра в три часа я сделаю это.
  - И возьмешь на душу грех.
  - Это мой крест, внебрачного ребенка я не могу родить и обречь его на жизнь без отца.
  ***
  На следующий день.
  Оксана плакала по пути в больницу, но твердо решила сделать аборт. И плакала она от безысходности. Она не хотела, чтобы кто-либо узнал о ее беременности, в особенности Самойлов. Со стороны все выглядит так, словно это было сделано специально, чтобы поймать Самойлова в свои сети. Если бы не контракт, действие которого заканчится только через год, она бы просто уехала из Питера подальше.
  Оксана зашла в помещение больницы, поднялась на нужный этаж и направилась в сторону нужного кабинета.
  - ОКСАНА!!!!
  Нет, это не могло ей показаться. Потрясенная девушка услышала за спиной разъяренный рев Самойлова. Оксана напряглась и медленно обернулась. Богдан с выражением злости на лице приближался к ней.
  Когда к Богдану в офис пришла Наташа, представившаяся подругой Оксаны и поведала ему, что Ярчук собиралась сделать, он был в ярости. Ничего не сказав ему, она собралась уничтожить его ребенка, а в том что это был его ребенок, он не сомневался.
  В памяти восстановились обстоятельства их последней встречи и он вспомнил, что презервативом он не пользовался и половой акт не прерывал. В своей жизни он никогда не позволял себе забывать о безопасности и не предохраняться, но с Оксаной он забывал обо всем, поэтому когда появилась хоть малейшая возможность слиться с ее великолепным телом, его мозг не был в состоянии здраво рассуждать. Но как бы то ни было, убивать живое существо, в создании которого он принимал участие без его ведома, было с ее стороны чересчур.
  Когда говорят, что некоторых женщин беременность красит, не врут. Несмотря на несчастный вид, кожа ее казалась еще шелковистее чем прежде, волосы сияли и вообще во всем ее облике было нечто неуловимое, что на ум приходило сравнение с нежной цветущей розой.
  Было заметно,что она шокирована его появлением и точно не ожидала увидеть.
  Первым порывом Оксаны было убежать, но осознав, что далеко она не убежит, девушка с опаской смотрела на приближающегося Богдана. Собрав остатки истощенных моральных сил, она подняла подбородок и вопрошающе посмотрела на него сквозь слезы, которые не спрашивая девушку, навернулись на глаза. Оксана смахнула их быстрым движением руки.
  - Почему ты не отвечала на мои звонки?
  - Ты бы не сказал мне ничего, что я бы хотела услышать.
  - И игнорирование ты считаешь лучшим способом?
  - Считаю.
  - Почему ты не сказала мне о ребенке? - спокойным, но требовательным голосом спросил Богдан.
  Оксана молчала.
  - Ты считаешь правильно избавиться от него, не сказав мне?
  - Да в этой ситуации я посчитала, что это единственный приемлемый вариант.
  - Мое мнение отличается от твоего. Я хочу, чтобы ты его оставила.
  - В глазах окружающих я буду вглядеть отчаянной женщиной, которая решила заграбастать приличный кусок от твоих миллионов. Хотя на самом деле мне ничего не нужно от тебя. Хотя нет, нужно. Чтобы ты оставил меня в покое!!!
  - Не могу Оксана, теперь ты точно не уйдешь от меня, - пообещал твердым голосом Самойлов.
  Продолжая говорить, он заявил:
  - И вообще, мы поженимся и никто не будет говорить что ты нарочно залетела от меня, хотя я виноват не меньше. Только оставь моего ребенка!
  - Ты уверен, что он твой и что мы с подругой, ведь это Наташа рассказала тебе все, не сговорились? Может я уговорила ее пойти к тебе, рассказать, что я собираюсь избавиться от твоего ребенка, а на самом деле я забеременела от другого? И просто хочу тебя заполучить? - спросила Оксана и поморщилась от своих слов. Но чтобы избавиться от него,она была готова сказать что угодно, лишь бы он поверил в это и отстал.
  - Чтобы ты знала, за тобой следил мой человек и я знал обо всех твоих передвижениях. Так что, детка, ты здесь просчиталась. Я знаю и то, что ты жила у своей подруги.
  Оксана ошеломленно уставилась на него.
  - Как ты посмел?
  - Не будем ссориться. У тебя нет выбора, мы женимся и мой ребенок будет носить МОЮ фамилию, Ярчук. Мою!
  ГЛАВА 20
  - Какая жертвенность, Богдан! Ты так бежал от девиц, пытавшихся навязать тебе серьезные отношения, а сейчас преподносишь себя на блюдечке с золотой каемочкой, - съязвила Оксана, оправившись после шока, в который ее ввергло услышанное.
  - Не язви.
  - А что? Разве не так? Я не хочу замуж за такого как ты! Я тебя не люблю!
  - Полюбишь. Ребенка убить я тебе не позволю, я все сказал.
  Теряя терпение, Богдан схватил Оксану за руку и вывел из больницы. Все так же не отпуская ее руки, он подвел ее к своей очередной игрушке, огромному, словно БТР, черному Ленд Крузеру Прада.
  Уже в автомобиле Оксана обратилась к Самойлову:
  - Ты усложнил все, Богдан.
  - Это ты усложняла и усложняешь. Мы поженимся и все будет нормально.
  ***
  Оксана как дура поддалась. И согласилась выйти замуж за Богдана Самойлова, хотя сомнения ее одолевали жуткие. Она уже представляла себе заголовки газет "Заарканила миллионера, залетев по-срочному", "Залет или любовь", "Как родить и женить на себе олигарха" и ей становилось плохо.
  Самойлов настаивал на том, чтобы она переехала к нему, но Оксана не согласилась на это и вздохнула с облегчением, когда он не стал упорствовать и настаивать на своем.
  
  Свадьба состоялась через три недели. Свадебный прием был шикарным и проходил в фешенебельном ресторане "Колизей". Столы были устланы белоснежными скатертями, с которыми прекрасно гармонировали стулья с белой обивкой. Банкетные столы ломились от всевозможных явств, которые воистину были шедеврами кулинарного искусства.
  Было очень много приглашенных, насколько Оксана знала, пять тысяч человек и среди контингента приближенных семьи Самойловых девушка чувствовала себя неуютно. Она слышала перешептывания, когда кто-то находился рядом с ней и это ее неприятно задевало. Спасибо маме Богдана, Карине, которая радушно приняла Оксану и отнеслась к ней с пониманием. Они сразу нашли общий язык, когда Самойлов привел Оксану на ужин в тесном семейном кругу, на котором присутствовали родители Богдана, его сестра и младший брат.
  Оксана ждала осуждающих взглядов, упреков, равнодушия. Но ничего подобного не было. Все отнеслись к ней с некоторой долей настороженности, но все же без капли злобы в душе.
  После ужина Карина с Оксаной поговорили наедине, что немного успокоило девушку.
  Затем начались всевозможные приготовления к свадьбе, Карина Михайловна обо всем спрашивала Оксану, интересовалась ее мнением. Когда речь зашла о свадебном платье, и мать Богдана предложила Оксане слетать за ним в Америку, девушка с долей смущения и неудобства, а также не желая обидеть Карину, попросила позволить ей самой заняться свадебным платьем. Мама Богдана не стала упорствовать и с мягкой улыбкой сказала, что если она так хочет, то у нее нет абсолютно никаких возражений.
  Как только о свадьбе услышала Наташка, она дико обрадовалась и сказала, что сошьет Оксане свадебное платье. Наташка, сколько ее помнила Оксана, с малых лет мастерила себе одежду, и получалось у нее это весьма не плохо. Когда в девятом классе подруга окончила курсы кройки и шитья, ее талант получил должное оформление и Наташка стала зарабатывать на жизнь посредством шитья одежды на заказ. Через некоторое время Наташку узнали и у нее появилось много клиентуры.
  Оксана очень хотела, чтобы именно Наташа смастерила ей свадебное платье. Ей не нужны были дорогие платья от известных мировых дизайнеров стоимостью в десятки тысяч долларов, платье от родной Наташки стоило для нее намного больше.
  Сейчас, уже на свадьбе, Оксана ничуть не жалела о том, что обратилась к Наташе. Белоснежного цвета, по фигуре, с небольшим шлейфом, оно очень шло Оксане. Сзади красовался красивый бант нежно-розового цвета. Понизу шлейф платья был оформлен красивым кружевом. Благо, что трехмесячный живот Оксаны был практически не заметен. Карина Михайловна сделала комплимент новоиспеченной невестке и заявила что платье действительно очень красивое и поинтересовалась, где же она достала такую красоту. Когда Оксана рассказала про происхождение платья, Карина искренне удивилась и отметила, что у Наташи действительно превосходный талант.
  Прическа у Оксаны была незамысловатой, волосы небольшими волнами спадали ей на плечи. Наташа заявила, что Оксана была ослепительной невестой и что Богдан должен радоваться, что обзаводится такой великолепной женой.
  Регистрация уже прошла и Оксана сейчас сидела за праздничным столом. Богдан куда-то отошел. Ощущение кольца на безымянном пальце доставляло девушке дискомфорт. Она посмотрела на свою руку, кольцо с огромным бриллиантом засверкало разноцветными бликами.
  Оксана поникла. Что же принесет ей замужество, что принесет ей жизнь с Богданом? От невеселых размышлений Ярчук отвлекла Наташка, которая присела рядом, на место пока отсутствующего Самойлова.
  - Оксанка, что с тобой дорогая? Улыбнись!
  - Натка, я так боюсь. Я так нервничаю!
  - Так, подруга. Взбодрись! Ты вышла замуж за завидного холостяка!
  - По залету, - горько усмехнувшись,продолжила Оксана.
  - Так, успокойся. Вон они с этим козлом Гошей идут, - предупредила подруга.
  Натка с Гошей, познакомившись на свадьбе, цапались все время. Гоше, как всегда, стоило ему увидеть хорошенькую девушку, как он начинал подбивать клинья. А увидев,что Наташа осталась к нему равнодушной и не обращала на него внимания, стал язвить и пытаться ее задеть.
  - Любовь моя, а я тебя везде ищу, - обратился Гоша к Наташе.
  - Век бы не находил, любимый, - съязвила в ответ девушка.
  - Ты всегда такая стерва?
  - Нет, только с такими кобелями как ты, малыш, - со сладкой улыбкой на губах сказала Наташка, - и вообще не нужно мешать супругам, ты такой невоспитанный, - продолжая издеваться, сказала Наташка, взяла Гошу под руку и увела.
  Когда парочка удалилась, Богдан сел рядом с Оксаной и спросил:
  - Все нормально? Тебе все нравится?
  - Да, конечно. Все прекрасно, - ответила Оксана, хотя на самом деле все было не так.
  ***
  Оксана перевела дух, лишь оказавшись в ванной комнате шикарного номера питерского отеля премиум-класса Белладжио, где должна была состояться брачная ночь новоиспеченной четы Самойловых. Пользуясь моментом, пока Богдан говорил по мобильному, девушка сняла свадебное платье и накинула на себя черный шелковый халатик - подарок Наташки ко дню свадьбы.
  Оксана быстро приняла душ и набравшись храбрости вышла в комнату, преодолевая искреннее желание куда-нибудь скрыться. Самойлов сидел на шикарной двуспальной кровати неописуемых размеров в одних брюках. Рубашка валялась на стоящем по соседству кресле. Богдан поднял на нее взгляд.
  "Как же она красива", подумал про себя Богдан, залюбовавшись красотой Оксаны. Черный шелковый халат прекрасно контрастировал с великолепной загорелой кожей девушки, волосы шелковой волной ложились на плечи. Оксана сняла с лица макияж, но и без него ее глаза были очень выразительными и сразу сигнализировали о настроении своей хозяйки. Сейчас в карих глазах Ярчук отображались усталось и в то же время настороженность. Богдан ощутил всепоглощающее желание, но заметив то, насколько она была усталой и измотанной, он решил сегодня не трогать ее, а просто сжать в своих объятиях и уснуть. Все женщины, которые были до нее в его жизни, вызывали в нем одно желание - заняться сексом, удовлетворить свои физиологические потребности, Оксана же наряду с этими чувствами вызывала желание просто сжать ее в своих объятиях и не отпускать, даря ей ощущение тепла и защищенности.
  От взгляда на Самойлова, которого она даже в мыслях не могла называть мужем, у Оксаны перехватило дух. Несмотря на измотанность, вызванную такой шумной свадьбой и нервными переживаниями, Оксана ощутила, что ее руки покалывает от желания прикоснуться к его загорелому мускулистому телу, поцеловать его в губы, раствориться в сильных объятиях и не вспоминать, какие обстоятельства способствовали их скоропалительному браку. Когда внутри себя она почувствовала неимоверное желание облизать языком его татуировки, которые казались такими вкусными и пряными, Оксана одернула себя, окрестив извращенкой.
  Богдан поднялся с постели и пошел ей навстречу, Оксана попятилась назад.
  - Успокойся красавица, меня просто мучает жажда, - он успокоил ее с соблазнительной улыбкой, остановившись около бара, около которого до этого стояла его жена и налив себе в стакан воды, - будешь?
  Оксана отрицательно покачала головой.
  Утолив жажду, Богдан со словами "я в душ", скрылся за одной из дверей. Ярчук подошла изножью на кровати и села, затем легла, потянувшись. Кровать была такой мягкой и удобной, что Оксана сама не заметила, как через несколько мгновений заснула.
  Разбудили ее прикосновения чьих-то губ к своим и рука, поглаживающая талию. Оксана открыла глаза и распахнула их еще шире, когда поняла, что это происходит наяву, а рядом с ней лежит Богдан, лаская ее тело. Когда Богдан развязал пояс халата и накрыл рукой одну грудь, теребя сосок, девушка убрала его руку и запахнула полы халата со словами:
  - Я не хочу, Самойлов. Не трогай меня.
  - Я знаю,ты бы мне отдала сейчас свое прекрасное тело, но вижу какая ты уставшая, Ярчук. Отложим второй раунд., - не сомневаясь в продолжении, заявил супругу Богдан.
  ***
  Проснулась Оксана от дикой боли. Открыв глаза, она ощутила, что простыни под ней мокрые. Откинув одеяло, девушка в ужасе смотрела на огромное кровавое пятно, расплывшееся на белоснежных простынях. Низ живота сильно болел.
  Оксана окликнула спящего Самойлова, лежащего на другой стороне постели к ней спиной.
  - Богдан!
  Он не отзывался, видимо не слыша ее:
  - Богдан!
  Тот резко повернулся к ней лицом и замер, увидев кровавое пятно.
  - Оксана что с тобой?! - встревоженно вскрикнул мужчина.
  - Я не знаю, но у меня дико болит низ живота......
  ***
  Через час врачи сообщили, что Оксана потеряла ребенка.
  ГЛАВА 21
  На следующий день
  Оксана открыла глаза и увидела белый потолок, стены и вспомнила все. Ее малыш, которого она хотела убить, все же не отстоял свое право на жизнь. Оксана сознательно хотела от него избавиться, и теперь, когда его не стало, не почувствовала облегчения, внутри и в физическом и в духовном смысле зияла холодная пустота. По глазам девушки потекли слезы. И это практически сразу же, как только они с Богданом поженились и она одела на палец его кольцо. Теперь этот трагический брак не имел веских оснований для дальнейшего своего существования, это Оксана решила для себя твердо. Оксана повернула голову и увидела, что около окна на полу в огромном ведре стояли длиннющие розы насыщенного розового цвета. От красоты цветов у Оксаны перехватило бы дух, если бы не охвативший ее шок от случившегося накануне.
  В шесть часов пришел Самойлов, а вместе с тем Карина, Баграт, Дамина и Тимур, которые притащили с собой кучу всего для Оксаны. Богдан принес такой же по объему букет белых роз на этот раз.
  Родители Богдана с его братом и сестрой посидели с Оксаной около получаса и, сказав, что завтра они придут после обеда, удалились. Самойлов остался и с искренним волнением в глазах спросил:
  - Оксана как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо, хорошо. Получше чем мой малыш, - Оксана не смогла сдержать слез.
  - Все, все Оксана, успокойся, - присев на стоящий рядом с постелью стул и взяв девушку за руку, приговаривал Богдан, - у нас с тобой еще много времени, чтобы родить не одного сына.
  - О чем ты говоришь, Богдан? Наш брак был ошибкой, потеря ребенка явно знак, что нам не следовало опрометчиво принимать подобных решений.
  - Не смей, Оксана. Не смей. Я тебе не позволю уйти! - взорвался Богдан, уязвленный ее нежеланием быть рядом с ним. Самойлов чувствовал, что еще немного, и у него разовьется комплекс неполноценности.
  - Нас больше ничего не связывает вместе, - сказала Оксана, и вдруг отчетливо осознала, что сердце заболело, а душа неспокойна. Девушка отчетливо поняла, что она сделала то, чего не должна была делать, чего так старалась избежать. Она влюбилась в него.
  Богдан с решительностью на лице произнес:
  - Ты моя женщина, Оксана. К тебе не прикоснется ни один мужчина и ты все еще моя жена, не забывай об этом. Ты собралась бросить меня, но не учла моего мнения и что так просто ты от меня не избавишься.
  Оксана слушала Богдана и так хотела услышать другие слова, пусть не люблю тебя, но хотя бы что-то большее, чем произнесенная им речь, тем временем, он продолжал:
  - Я же вижу, что ты тянешься ко мне, меня тенет к тебе.
  - Для брака этого недостаточно!
  - Один месяц Оксана, тридцать дней. Если ничего не получится, мы разводимся окончательно и бесповоротно.
  
  ГЛАВА 22
  Спустя три дня Оксану выписали из больницы и сейчас они с Богданом находились в его питерском пентхаусе. Оксана убиралась в шкафу, раскладывая вещи, руки ее дрожали от волнения, которое было вызвано его присутствием. Он сидел в зале и смотрел телевизор, Оксана находилась в гардеробной их спальни, но несмотря на это девушка нервничала. Оксана взглянула на часы: стрелки показывали одиннадцать вечера.
  Оксана вспомнила, что обещала позвонить Натке и спохватилась, шаря по карманам в поисках телефона. Потом она вспомнила, что оставила сумку в холле.
  Богдан сидел в зале, спиной к Оксане и смотрел новости. Его широкая нататуированная спина была открыта ее взору, Самойлов сидел в одних свободных черных шортах. Девушка надеялась прошмыгнуть незамеченной, но услышала его хриплый голос:
  - Оксана, что ты там весь вечер делаешь? - спросил Самойлов, не оборачиваясь.
  - Да так, вещи разбирала.
  Богдан встал с дивана и направился в сторону Оксаны. Он приблизился и девушка почувствовала головокружительный аромат, смешанный из мужского парфюма и его собственного запаха, от которого голова шла кругом.
  - Как ты себя чувствуешь?
  На его лице отразилось беспокойное выражение.
  - Спасибо, я чувствую себя хорошо.
  - Я знал, что ты откажешься и всячески будешь противиться поездке на Мальдивы, поэтому я самовольно купил билеты, мы вылетаем завтра вечером, - с легкой извиняющейся улыбкой сообщил Богдан.
  Богдан смотрел на нее и испытавал невероятное беспокойство, смешанное с каким-то теплым чувством внутри. Это было необъяснимо, но он не хотел никуда идти, ни на какие тусовки, вечеринки, просто хотелось быть рядом с ней, держать ее в объятиях, говорить с ней, слышать ее голос. А эта настороженность в ее глазах его просто убивала и бесила. Он старался идти с ней на контакт, но Оксана делала это неохотно, за исключением моментов, когда слова были не нужны и они говорили на языке физического притяжения. Он был сбит с толку ее поведением. Женщины в его жизни охотно шли ему навстречу, с его стороны особой инициативы и не требовалось. Даже сейчас факт женитьбя число бегающих за ним куколок если не увеличилось, то и не уменьшилось.
  Оксана всегда мечтала там побывать, но она знала, что там она будет с ним наедине круглые сутки, что очень ее пугало. Но отказаться от уже приобретенных билетов было крайне глупо. Они - муж и жена, от чего ее снова передернуло, и договорились попробовать наладить отношения, поэтому Оксана не стала возмущаться и вести себя как дерганая истеричка.
  - К какому времени я должна быть готова завтра?
  - Часикам к семи.
  - Хорошо.
  Оксана поспешно ретировалась в спальню, взяла полотенце и направилась в ванную комнату, намереваясь принять ванну. Ванна-джакузи огромных размеров так и просила набрать воды побольше, добавить пену и окунуть свое тело во все это великолепие. Поэтому Оксана открыла кран, решив немного понежиться в теплой воде. Когда вода набралась, Оксана разделась и погрузилась в воду. Уже будучи в джакузи девушка вспомнила, что забыла запереть дверь на ключ и уже потянулась за полотенцем, чтобы накинуть его на себя и пойти закрыть дверь, как она открылась и в проеме показался Богдан.
  Оксана выглядела великолепно. Она лежала в джакузи и как только увидела его, погрузилась в воду до самого подбородка. Выглядела она божественно. Неспешно он направился к своей жене.
  - Я уже скоро выхожу.
  - Можешь не выходить, я не протов принять ванну вместе.
  - Богдан, - начала Оксана.
  Но тот ее не слушал и уже погрузился в воду. Благо, размеры джакузи позволяли не соприкасаться с Богданом. Да что и говорить, сюда еще не менее трех человек могло поместиться. Но так как Оксана была обнажена, присутствие мужа ее очень напрягало. Казалось, что даже вода стала горячее.
  Напрасно Оксана думала, что Богдан будет просто сидеть и не трогать ее. Как только он плюхнулся в воду, то сразу расположился поближе к девушке. Поймав ее руку, Самойлов придвинул встревоженную Оксану к себе, и стал поглаживать ее волосы, глядя прямо в глаза. Сопротивляться она просто не могла, так как была под воздействием его карих бархатистых глаз, обрамленных пушистыми черными ресницами. В следующее мгновение Богдан и прильнул губами к губам Оксаны.
  Вопреки разуму, Оксана стала ему отвечать и через несколько мгновений этот поцелуй из нежного превратился в страстный. Руки Богдана под водой нашли обнаженные груди и теперь нежно теребили вершины сосков. С губ девушки сорвался стон, закрыв глаза, она положила голову на бортик джакузи, Богдан тем временем занялся нежной шеей девушки. Мужские руки тоже не лежали праздно и двинулись вниз по талии, затем по бедрам, лаская шелковистую кожу.
  Прикосновения Богдана в сочетании с ощущением теплой воды на коже возносили Оксану на вершину экстаза, заставляя желать большего. Но в следующий момент Богдан остранился со словами:
  - Я хотел лишь понежиться в твоих объятиях милая, ты еще не до конца пришла в себя после больницы, - заботливо сказал Самойлов, от чего у Оксаны потеплело на душе.
  Удивительно, но сейчас с ним ей было хорошо, не хотелось язвить, ругаться, говорить чтобы он ее больше не трогал, наоборот хотелось кричать "еще", но она взяла себя в руки и сказала:
  - Спасибо за понимание.
  Оксана почувствовала облегчение и малюсенькую долю разочарования, когда услышала:
  - Если я останусь, боюсь мы закончим начатое, тем более я должен сделать несколько звонков, не скучай.
  Крепко поцеловав Оксану на последок, Богдан выбрался из джакузи и вышел из ванной.
  Сразу после приема ванной Оксана смыла с себя пену, завершила все необходимые косметические процедуры, начиная от чистки зубов, заканчивая нанесением ночного крема на лицо и отправилась спать.
  Она всегда спала голой, сколько себя помнила, но спать в одной постели с Самойловым раздетой было слишком. Поэтому Оксана надела довольно скромную черную шелковую сорочку на бретельках длиной немного выше колена и легла, но сон не шел. Когда через некоторое время девушка услышала шаги Богдана, она закрыла глаза, намереваясь притвориться спящей. Она слышала, как он разделся, почувствовала когда он лег в постель.
  Оксана возблагодарила Бога, когда через несколько мгновений услышала ровное дыхание, свидетельствующее о том, что Самойлов провалился в сон. Богдану можно было позавидовать, так как Оксана уснуть не могла и лежала практически всю ночь уставившись в потолок или глядя на спящего супруга.
  "Господи, к чему мы пришли? Наш брак начался так трагично, так внезапно и что из него может получиться? Непрочный фундамент положен, а что на нем построишь? Дом, который сложится как карточный домик при малейшем ветерке. " Такие мысли бродили в ее голове и не давали покоя. Только когда начало светать, Оксана смогла-таки сомкнуть глаза и забыться сном.
  ГЛАВА 23
  Несмотря на то, что заснула Оксана около пяти утра, она проснулась в спустя три часа. Открыв глаза, она обнаружила, что Богдана нет рядом. Девушка уже было подумала, что он ушел, как услышала как затрезвонил его телефон, лежащий на прикроватной тумбочке. Шумел телефон очень сильно, поэтому Оксана решила переключить его на беззвучный режим. Она перелезла на другую сторону кровати и взяла телефон в руки, на дисплее высвечивалось "Викуся".
  Оксана уставилась на телефон и чувствовала, что внутри разливается неприятное чувство злобы и ревности. Будучи девушкой гордой, Оксана решила не устраивать сцен, а просто сказать ему прямо, что не нужно принимать ее за дуру. Если хочет отвисать и дальше с бабами - дорога открыта, только прежде пускай даст ей развод.
  Через несколько минут в комнате появился Богдан, в белых шортах и с перекинутым через плечо полотенцем. Он улыбнулся своей белозубой улыбкой, от чего у Оксаны захватило дух, но она взяла себя в руки и сказала:
  - Тебе Викуся звонила, перезвони будь добр, а то звонила уже пять раз.
  Богдан, не смущаясь слов Оксаны, спросил:
  - Чего ж трубку не взяла?
  - Я что, твой секретарь или я должна на правах жены устраивать сцены твоим бабенкам? Увольте. Сам с ними разбирайся, а лучше освободим друг друга от присутствия в наших жизнях, и не придется игнорировать своих Викусь, Никусь, Катюш, Маш и прочих.
  Богдан в который раз был откровенно удивлен реакцией Оксаны. Будто и не ревновала совсем, спокойно среагировала на звонок Вики, которая была одной из его последних пассий перед женитьбой и откровенно доставала его своей навязчивостью. И факт его женитьбы ее совершенно не смущал. Вика была моделью с мировым именем, и много мужчин добивались ее внимания, но от Богдана она не хотела отступаться и навязчиво предлагала приятно провести время. Но Богдану это уже давно не было интересно. Была Оксана, такая непохожая на других, которая с каждым днем все больше была ему необходима, чего никогда не было раньше с Богданом Самойловым.
  - То, что она мне звонит, не значит что я шел ей навстречу или собираюсь пойти, - лениво заявил Богдан.
  - Я не могу поверить! Это что, ты передо мной отчитываешься, а? Да ради Бога, не хочу ничего слышать. Реши вопрос как-нибудь. Или же разбегаемся и можешь тащить в свою постель хоть всех своих девок сразу, но из меня идиотку делать я не позволю, - как можно равнодушнее сказала Оксана, и, похоже, безразличный тон неплохо ей удался.
  Богдан подошел к постели, где сидела Оксана, отбросил полотенце, схватил ее и вытащил из постели, поставив рядом с собой, не давая девушке отстраниться.
  - Чтобы удержать мужика, надо быть более благосклонной, нежной, ласковой, тогда меньше вероятность того, что ему понадобится другая. А что делаешь ты? - провоцировал Оксану Богдан.
  - А что я? Предлагаешь затрахать тебя до смерти, чтоб сил на других не хватало? - съязвила Оксана и пожалела о своем выпаде.
  - Затрахай, я что против. Но боюсь силенок не хватит, да и опытом ты не блещешь, детка, - ответил Богдан, стараясь ее разозлить и вывести на эмоции.
  Богдан лукавил. Наоборот, отсутсвие опыта у Оксаны и факт того, что он у нее первый мужчина, очень тешило его самолюбие. Она была для него самой желанной и красивой.
  Оксане пришла в голову шальная мысль, которую она даже не успела додумать, а уже осуществила в реальности. Томно прикрыв глаза, она прикоснулась к его шее языком и провела им по ней наверх, до самого уха и легонько прикусила мочку. Богдан оторвал голову Оксаны от себя и намеревался впиться ей в губы страстным поцелуем, но девушка отстранилась от него со словами:
  - Я не блещу опытом, иди к той, которая им блещет, милый.
  
  ***
  Вечером того же дня Богдан и Оксана поднялись на борт самолета, принадлежащего Самойлову.
  "В таком самолете хоть на край света лететь одно удовольствие", думала про себя Оксана, восхитившись комфортабельностью железной птички, которая наверняка стоила огромных денег. Помимо шикарных кожаных кресел, на самолете присутствовали даже диваны! Оксана, которая всегда летала эконом классом, и то несколько раз в жизни, к такой роскоши не привыкла и чувствовала себя неловко.
  Вообще Оксану смущал факт того, что Самойлов был из очень состоятельной семьи. Богдан на второй день после свадьбы вручил Оксане золотую банковскую карту и сказал, что она может тратить сколько ей нужно. Но девушка так и не притронулась к ней, тратя деньги из кое-каких своих сбережений, которые, правда были уже на исходе.
  Практически сразу же после взлета Оксана заснула и проснулась уже когда в иллюминатор пробивался дневной свет. Богдан сидел на диване, читая газету. Девушке приснилась бабушка, будто бы она с бабулей сидела у них в квартире на кухне, они пили чай, как в старые добрые времена, и разговаривали. Бабушка давала советы, как построить надежный брак, и настоятельно просила, имея мужа, делать все, чтобы сохранить семью.
  Неужели бабушка с того света смотрит на нее и ее душа действительно просит пойти навстречу Самойлову? Она относится к нему очень настороженно, да. Она ему не доверяет, и это правда. Она влюблена и ее к нему тянет - неоспоримо.
  Велика вероятность того, что у них ничего не получится, но потом, спустя годы, не будет ли она жалеть что не использовала то время, которое провела с Самойловым вместе, с пользой? Оксана так устала от притворства, от постоянной конфронтации и нервного напряжения.
  Поэтому она решила отпустить все переживания и жить сегодняшним днем. Пускай потом будет развод, пускай это разобьет ее серде, но нужно хоть раз вдохнуть жизнь полной грудью и позволить себе руководствоваться чувствами. Будь что будет. Если он захочет уйти - она не будет его держать, не будет умолять, а просто скроется с горизонта Богдана Самойлова. Но на те десять дней, которые они проведут в настоящем земном раю наедине, он будет только ее. А она его.
  ГЛАВА 24
  Красота Мальдивских островов просто ослепляла и невозможно было поверить глазам, лицезреющим подобную кратотищу. Оксане казалось, будто это она была вместо той девушки в рекламе "Баунти". Вода насыщенного голубого цвета, белый песок, лазурное небо с ярким солнем, великолепная зелень - все как в настоящем раю. Разве может быть где-то лучше и красивее? Вилла была не менее поражающей.
  Оксана с Богданом, когда зашли в свое жилище и поставили тяжелые чемоданы в шкафы, вздохнули и плюхнулись на первый попавшийся диван.
  - Богдан, спасибо тебе за это путешествие, - искренне поблагодарила Оксана мужа.
  - Не за что, дорогая. Лишь бы ты была довольна.
  Оксане вдруг стало стыдно. Действительно, она постоянно за время их знакомства, а тем более брака, была чем-то недовольна и ходила с кислым лицом.
  - Извини за мое вечное недовольство. Наверное неприятно смотреть на постоянно чем-то недовольного человека.
  Богдан посмотрел на Оксану с удивлением. Он не помнил, чтобы они нормально разговаривали, без язвительности и предъяв. Сейчас видимо она решила попробовать нормальное общение. "Ну что ж, давай попробуем, Окси", подумал про себя Богдан.
  - Проехали. Мы можем в любой момент положить новое начало.
  - Давай попробуем, - согласилась Оксана.
  Богдан резко притянул к себе Оксану, которая сидела рядом с ним на диване и крепко поцеловал в губы. Со словами "скрепим сделку поцелуем", Самойлов отстранился от девушки.
  Оксана не удержалась и беззлобно пошутила:
  - Ты с партнерами-мужчинами сделки так же скрепляешь?
  Богдан откинул голову и расхохотался.
  - Многие были не против, ты же видишь какой я симпатуля.
  - Мечта гея, - теперь расхохоталась Оксана.
  Отсмеявшись, Богдан сказал:
  - Я практически в самолете не спал, падаю с ног, мне надо немного прикорнуть. Я в душ и спать.
  - А я пока займусь чемоданами.
  Когда Оксана разобрала вещи, ей тоже захотелось спать, и она легла на диванчике, так как не хотела вдруг нечаянно разбудить Богдана. А тихо ходить она не умела, ступала как слоняра.
  
  
  
  
  
  
  
   *** Богдан открыл глаза и посмотрел на часы: восемь вечера по местному времени, значит проспал три часа. В самолете у него разболелась голова, но он попросил таблетку у стюардессы и боль прошла. Сейчас он почувствовал, что боль вернулась и теперь пульсировала в висках. У него было ощущение, что по вискам бьют огромным молотом и он поморщился от боли. В тот же момент в комнату вошла Оксана и увидела, что Богдан пальцами обеих рук массировал свои виски. Увидев Оксану, он убрал свои руки и улыбнулся. - Голова болит? - Нет. Оксана усмехнулась. Типичное мужское поведение. "Я - мужик, и что такое боль не знаю". Но несмотря на его слова, когда Оксана зашла в спальню, чтобы взять лосьон для снятия макияжа, заметила, что лицо Богдана сморщено от боли, а пальцы массируют кожу в области висков. - Богдан, может таблетку? У меня есть. Я взяла с собой кое-какие лекарства на всякий случай. - Все уже прошло, не переживай. - Ты уверен? - Я абсолютно уверен, - ответил Богдан, подошел к Оксане и поцеловал в макушку, от чего по телу девушки пробежала теплая волна. - Я голоден как волк, но идти в ресторан не хочу, может закажем еду в номер? - Почему бы и нет, - поддержала идею Оксана. После еды голова разболелась еще больше и уже не было сил терпеть. Откинув голову на спинку дивана, Богдан закрыл глаза. Через некоторое время он почувствовал нежные руки на своей раскалывающейся голове, делающие ему массаж. Движения были очень приятными и эти руки буквально высасывали боль. Богдан облегченно вздохнул. Через десять минут массажа он почувствовал, что боль уменьшилась во много раз. Все так же не открывая глаз, Богдан схватил одну из рук Оксаны и поцеловал пальцы. - Спасибо, ты классно делаешь массаж. - Ты бы видел, с каким бледным лицом ты лежал. Я тебе таблетку принесла, выпей. - Давай свою таблетку, - сказал Богдан, закинул таблетку в рот и запил водой из принесенного Оксаной стакана. - Тебе нужно полежать немного. - Прекрати делать из меня инвалида, пойдем лучше искупаемся в океане. - Окей. Несмотря на то, что Богдан уже видел Оксану обнаженной, и не один раз, девушке было неловко дефилировать перед ним в купальнике. Но показывать себя дикарем и строить из себя скромницу, когда между ними был секс, было как-то по-идиотски. Поэтому Оксана, взглянув на себя в зеркало, с укором, что задница у нее могла бы быть и поменьше, накинула на себя парео и вышла из спальни, где переодевалась. Богдан ждал Оксану на пороге виллы, ковыряясь в Айфоне. Увидев Оксану, он окинул ее взглядом. Когда она приблизилась, он взял ее ладонь в свою руку, переплел ее пальцы со своими. Девушка почувствовала, что ее охватывает умиротворение, что внутри начало зарождаться ощущение счастья и идти вот так с Богданом, переплетя пальцы, казалось ей таким приятным и в то же время естественным, будто они никогда не спорили, не ругались, будто в их отношениях всегда, с первого дня знакомства, царила полная гармония. Океан так и манил, так и просил окунуться в воду, от неправдоподобной голубизны которой слепило глаза. Богдан остановился на самом берегу океана, повернулся к Оксане и распустил узел парео, завязанный Оксаной на правом плече. Отбросив легкую ткань насыщенного бирюзового цвета в сторону, Богдан погладил лицо Оксаны и легко поцеловал ее в губы. Оторвавшись от губ девушки, он вновь взял ее за руку и вместе они вошли в воду. Оксана обожала плавать и в воде чувствовала себя как рыба. В школе девушка занималась плаванием и даже два раза брала первое место среди школ города. Поступив в университет, она переодически посещала бассейн, но уже не выступала на соревнованиях, хотя ей даже предрекали возможное участие в олимпийских играх. Денег не хватало, и надо было работать, пенсии бабушки не хватало на жизнь. Поэтому постоянно тренироваться времени не было. Оксана с Богданом заплыли далеко и теперь брызгались и топили друг друга, словно дети малые. - Давай наперегонки до берега? - предложил Богдан. - Давай, - с энтузиазмом согласилась Оксана, потирая ручки. Она была уверена, что сможет его обогнать. Про свое прошлое спортсменки-пловчихи она решила не упоминать. - Что на кону? - Ммм, даже не знаю, может желание? - предложила Оксана, уверенная в своей победе. - Нет, у меня есть идея получше. Только вряд ли ты рискнешь, я же выиграю, - специально провоцировал ее Богдан, со своей стороны тоже уверенный в своей победе. "Ах если бы ты знал, с кем связываешься и во что ввязываешься", подумала Оксана и сказала: - Ты меня плохо знаешь. - Хорошо. Проигравший показывает стриптиз, - озвучил свою гениальную идею Самойлов. - Как я сразу не догодалась, что ты еще можешь придумать, - подколола его Оксана. - Так что? Или ты забоялась? - Ничего подобного, я согласна, - хитро усмехнувшись, ответила Оксана и рассеялась про себя, представив Богдана, показывающего стриптиз. Не знает мальчик, что он обречен на проигрыш. - На счет три. Я тебе дам пять секунд форы, чтоб ты хоть небольшой шанс на победу имела. - Как скажешь, - ответила Оксана. Богдан плыл хорошо, это она успела заметить, и делал мощные гребки руками. Недооценивать его тоже не стоило, теперь она на двести процентов была уверена, что поборет его. На счет три Оксана со всех сил кинулась к берегу. Оксана сосредоточилась на победе. Вдох-выдох, вдох-выдох. Она гребла изо всех сил, чувствуя, что несмотря на пять секунд форы, Богдан нагонял ее и плыл очень быстро. Но видимо недостаточно, так как Оксана приплыла первой, правда с небольшим отрывом, но все же ее победа была очевидной. Оксана повернулась к Богдану и довольно смеясь сказала: - Ты повержен, Богдан Самойлов. Расширишь свои умения. Бизнесмен, исполнитель, продюсер, теперь ты еще и стриптизер! ГЛАВА 25 "Оксана, Оксана, какая же ты все-таки маленькая и наивная", думал про себя Богдан, который на самом деле дал ей выиграть, немного поддавшись. Но надо сказать, плавала она отлично. Для девчонки. Парня со средней физподготовкой она бы наверняка реально уделала, но Богдан всегда был в превосходной в форме, а плавание он вообще очень уважал. Также причиной его игры в поддавки было то, что он хотел посмотреть на ее реакцию, когда он будет раздеваться. Богдан безумно хотел Оксану и надеялся что ему перепадет в эти десять дней хотя бы частичка любви этой невероятной девушки. Тем более его проигрыш того стоил, ведь на ее губах сейчас играла такая широкая улыбка, которая буквально озаряла ее прекрасное лицо и в то же время обольщала Богдана. А ее тело, открытое его жадному взору, было таким сексуальным, таким притягательным, что у него руки чесались провести по нему ладонями, а затем губами, начиная от пальчиков с алыми ноготками на ногах. Вдоволь накупавшись, они зашли в дом. - Ну что? Где тебе стриптиз показать? Заказывай, - пошутил Богдан. - Прямо здесь, пять минут тебе на подготовку. А если честно, то давай не будем фигней страдать, - сказала Оксана, стараясь скрыть свое неимоверное желание увидеть стриптиз в исполнении Богдана Самойлова, но не хотелось, чтобы он это понял. Девушке было как-то стыдно и неловко. Но, к ее радости, Богдан, смеясь, ответил: - Проиграл спор - должен ответить. Это вы девушки постоянно от своих слов отказываетесь, у мужиков другие понятия. - Знаешь как говорят? "Девушка хозяйка своего слова: захотела дала, захотела забрала." - Это ваши попытки увернуться. Спор - дело святое. Так что, дорогая, жди. Я сейчас. - Раз ты так настаиваешь. Богдан подмигнул Оксане и скрылся из виду. Через несколько минут Оксана услышала музыку из старой доброй песни "Sex bomb" и прыснула со смеху. Богдан, как всегда, как что-нибудь выкинет. Спустя мгновение в поле зрения появился Самойлов в белой майке и шортах, ритмично двигая бедрами под музыку, что выходило у него очень забавно. Оксана давилась от смеха. Богдан взялся за конец майки, медленно, сантиметр за сантиметром обнажил торс, но до конца не снял. Опустил подол майки обратно, а в следующий момент просто-напросто порвал ее на себе и бросил Оксане. Под конец песни Богдан снял с себя шорты, и оказалось, что под ними у него больше ничего и нет. Благо, что дальше Богдан бедрами не тряс, иначе бы у Оксаны случился инфаркт. - Приватный танец окончен. Будьте добры, оплатите по квитанции, - сказал Богдан и двинулся к дивану, где сидела Оксана, при этом он ничуть не смущался своей наготы. Оксана старалась смотреть ему в лицо, хотя ее снедало дикое желание опустить взгляд ниже. - У меня совсем нет денег,- подыграла ему Оксана. - По правилам нашего клуба, нет денег - секс за стриптиз, - вкрадчиво предложил Богдан, сверкая белозубой улыбкой и глядя на Оксанины губы. - Боюсь опыта маловато, - сказала Оксана, вспоминая сказанные им когда-то слова. Богдан, не отвечая, впился в губы Оксаны страстным поцелуем и уложил ее на диван, придавливая сверху своим телом. - Я плачу, значит я веду, - прерывающимся от стонов голосом сказала Оксана, оторвавшись от любимых губ, и уперлась руками в грудь Богдана. Тот, удивленный, немного отстранился, после чего Оксана толкнула его в грудь и теперь сама уложила спиной на диван, расположив свое тело поверх тела Самойлова. Оксана сидела верхом на Богдане. Он был полностью обнажен, на Оксане был короткая джинсовая юбочка и футболка. Из-за неудобного положения юбка поднялась до талии, полностью обнажив бедра вплоть до белых трусиков-стрингов. Оксана инстинктивно стала тереться о Богдана, бедра волнообразно двигались. От прикосновения его члена к клитору и от ощущения тонкой ткани между ними Оксане было чертовски приятно. Богдан, не желая больше ждать, разорвал трусики Оксаны и откинул остатки белья в сторону. Приподнявшись и направив твердый ствол в себя, Оксана медленно опустилась на член Богдана и сначала медленно, а затем все быстрее задвигалась на нем. Еще немного, и он кончит. Оксана просто сводила его с ума, сегодня она показала себя пылкой любовницей и скакала на нем, словно участница родео. Те два раза, которые они занимались сексом, в Оксане чувствовалась какая-то сдержанность, но сейчас все барьеры рухнули, она просто восхищала его своим темпераментом. Все-таки правда, что контрасты интригуют. Оксана прижалась к торсу Богдана голой грудью и стала тереться об него. Ее напряженные соски приятно "царапали" кожу, ее губы опаляли, даря неземное наслаждение. Богдан ощутил волны приближающегося оргазма. Те же самые эмоции испытывала и Оксана. Удовольствие было настолько сильным, что казалось она сейчас потеряет сознание. Она чувствовала полное единение с Богданом: не только на физическом, но и на эмоциональном уровне. Хотелось слиться с ним в одно целое и принадлежать ему без остатка. Лаская Богдана у нее в голове пронеслась мысль, что она ведет себя как полная бесстыдница, но это выходило инстинктивно. Хотелось доставить ему такое же неземное наслаждение, как и он ей. Когда все закончилось, они еще долго лежали в объятиях друг друга. Оксана моментально заснула, а Богдан смотрел на спящую девушку, голова которой лежала на его плече, и медленно поглаживал ее нежное тело. То, что он испытывал к ней, не поддавалось логике, да он и перестал анализировать, думать над их отношениями, он просто чувствовал, жил эмоциями, не заметив как эта девушка стала для него такой необходимой и желанной. Его личная жизнь после встречи с ней разделилась на "до" и "после". Когда он не знал Оксану Ярчук, отношения с противоположным полом складывались по одной единственной схеме: встреча-секс-расставание. Ни одна из девушек, каждая из которых была сексуальной красоткой, не цепляла его так, как смогла Оксана. Ее нежелание иметь с ним отношений и разговаривать лишний раз задело его, он не привык к такому обращению. Девушки мечтали словить хотя бы мимолетный взгляд Богдана Самойлова, оказаться рядом хотя бы на минутку, в надежде завладеть его вниманием. А Оксана была не такой. Она призирала его и то что он олицетворял, но в то же время хотела и ничего не могла с этим поделать. Он чувствовал, что когда касался ее или просто оказывался рядом, между ними пробегали электрические заряды и ее тело против воли дрожало и требовало продолжения. *** Оксана проснулась на широкой кровати в спальне их номера и удивилась, так как помнила что заснула на диване в объятиях Богдана, который сейчас лежал сзади, прижимаясь грудью к ее спине. Одна его рука обнимала Оксану, располагаясь на ее обнаженной груди, а в районе ягодиц девушка ощутила прижимающийся к ней мужской член. Она попыталась тихонечко отодвинуться, не тревожа Богдана, но тот моментально проснулся. - Ты куда-то собралась, зайчонок? - спросил Богдан и легонько сжал нежную плоть девичьей груди, на которой лежала его рука, а его губы прикоснулись к Оксаниной шее. - Просто хотела, чтобы ты по-человечески поспал, а то наверное устал. В ответ она услышала хрипловатый смех: - Я устал? Я очень выносливый Оксан, не бойся, инфаркт не схвачу. Я полон сил и намерен распробовать тебя основательно, девочка моя. С этими словами Самойлов обвил талию Оксаны рукой и еще теснее прижал ее спину к своей груди. Пробудив сонное тело умелыми ласками, Богдан вошел в Оксану, в очередной раз поднимая ее на вершину удовольствия. *** Все последующие дни в отношениях Оксаны и Богдана царила гармония. Единение тел и душ, полное взаимопонимание и ощущение счастья. Оксане было так хорошо с Богданом, что не верилось в реальность происходящего. Он был очень нежен и в то же время страстен, говорил нежные слова, дарил мгновения истинного удовольствия и умиротворения. Он без труда завоевал ее, если до этого она была немного влюбленной, то теперь понимала, что отдала свое сердце ему без остатка. В последний вечер на островах, накануне их утреннего отъезда, Богдан вытащил Оксану погулять по ночному пляжу. Полная луна, отражающаяся в океане, мерцала таинтсвенным светом. Песок под ногами и шум волн успокаивали и заставляли чувствовать полное единение с природой. Богдан взял руку Оксаны и переплел ее пальцы со своими. Бок-о-бок они шли по самому берегу, ступни ласкала прохладная вода океана. - Вот и закончился наш отпуск, - сказал Богдан. - Да, все хорошее быстро заканчивается. - Тебе было хорошо? - Как в такой красоте может быть иначе? Богдан остановился и повернул Оксану лицом к себе: - А со мной тебе было хорошо? Серьезность его тона немного испугала Оксану. Он задал прямой вопрос, на который ждет прямой ответ. Сердце подсказывало, что здесь нужна честность, и гордость только разрушит то хрупкое взаимопонимание, которое установилось между ними здесь. Поэтому Оксана ответила: - Да. - Просто "да"? И ты не скажешь ничего больше? - А что я должна сказать? - Что ты без ума от меня, и провела лучшие дни в своей жизни, - смеясь, предположил Богдан. Это было недалеко от истины, но Оксана была не готова говорить вслух то, что было на сердце. Была боязнь того, что он посчитает ее завоеванной и потеряет к ней интерес. Поэтому она предпочла отшутиться. - Может это ты должен говорить мне такое? - улыбаясь, спросила Оксана. - Я от тебя без ума, правда, - сказал Богдан и крепко обнял Оксану. *** Оксану пугало их возвращение в Питер, пугало то что все это пройдет, и в их отношениях снова будет царить сумбур. Богдан Самойлов очень занятой человек, вокруг него всегда много женщин, намного красивее и лучше Оксаны. Что же ждет их дома? Как все сложится дальше? Будущее казалось пугающим и неопределенным. Весь полет Оксана была как на иголках. И к сожалению, она как в воду глядела, предвидя конец их мирному сосуществованию с Богданом. Первые два месяца все было чудесно, Богдан с Оксаной понимали друг друга, все было хорошо, правда супруг всегда был чрезвычайно занят делами. Но девушка старалась относиться к этому спокойно и не вести себя как истеричная баба, понимая, что если мужчина захочет, он найдет способ изменить, и никакой контроль ничем не поможет. Но со своей стороны она старалась полностью раскрываться в их отношениях, создавать благоприятную обстановку в семье, чтобы любимому мужчине хотелось быть с ней, возвращаться к ней снова и снова. Когда Богдан отсутствовал, занимаясь делами, Оксана не названивала ему каждые полчаса, Богдан, к ее удивлению когда был где-то, сам звонил по нескольку раз, спрашивая как у нее дела, чем она занимается, что было Оксане очень приятно. Девушка расслабилась и стала наслаждаться жизнью с Богданом, но как говорится, когда в особенности чего-то плохого не ждешь, оно непременно случается. Оксана была дома одна, собираясь на встречу с Наташкой, Богдан как всегда уехал по делам. Зазвонил домашний телефон, Оксана подняла трубку и услышала голос консьержа: - Здравствуйте, Оксана Игоревна. К вам посетитель, представилась вашей знакомой. Сколько Оксана не просила, их консьерж упорно отказывался называть девушку просто по имени и на "ты". - Здравствуйте, впустите пожалуйста. Через несколько минут на ее пороге появилась шикарная блондинка. Длинные волосы, отменная фигура, обтянутая красным платьем, высокомерное выражение на лице. В руке девушка крутила ключи от Феррари, чуть ли не перед лицом Оксаны. - Мы кажется не знакомы, - начала Оксана. - Не знакомы, ты права, меня зовут Карина. Я пришла посмотреть лично на ту простушку, на которой мой малыш женился. Оксана поняла, что это была за Карина. Натка, ярая любительница слежки за жизнью знаменитостей, рассказывала, что одной из последних пассий Богдана была Карина Шульц и показала ее фотографию в одном из популярных журналов. - Посмотрела? - по возможности спокойно спросила Оксана. - Больше не задерживаю. - Я пришла сообщить тебе новость, дорогая. Очень важную притом. - Спасибо, что снизошла. Мне неинтересно слушать тебя, давай ты без грубостей и оскорблений поедешь туда, откуда приехала. - А я все же скажу. Я беременна от Богдана. Внутри Оксаны все похолодело и сердце замерло. Стараясь не показать всей степени своего шока, девушка взяла себя в руки и сказала: - Твои слова ничего не значат для меня, я тебе не верю. - А зря, зря. Вот справка о моей беременности. Срок около пяти недель. Да да, ты правильно считаешь, сразу по приезду со свадебного путешествия он пришел ко мне, видимо надоело с провинциальной дурочкой любовь крутить. Оксана была в смятении. Сил хватило только сказать: - Уходи отсюда, нашлась мне тут аристократка, с этой новостью ты к нему иди, не я тебе ребенка сделала. - Я как раз собиралась к моему пупсику, - ответила Карина, повернулась и ушла, оставив за собой запах дорогого парфюма. *** Богдан пришел домой в деять часов вечера. Оксана решила руководствоваться в сложившейся ситуации разумом, а не чувствами. Конечно хотелось собрать свои монатки и уехать куда глаза глядят, но она не могла перечеркнуть все то хорошее, что было между ними последнее время. Нужно было поговорить с Богданом. Вполне вероятно, что Карина блефовала, так как не было секретом, что за Самойлова многие пошли бы замуж, а что он женился на такой как она, которая для них без роду, без племени, наверняка приводило некоторых в бешенство, особенно Карину Шульц. Богдан страшно устал. Переговоры и заключение контракта отняли у него очень много сил и он хотел покоя, принять душ, и спокойно поспать, сжимая в объятиях Оксану. Когда он зашел домой, Оксана встретила его приветливо, но все равно как-то отстраненно. Она поинтересовалась голоден ли он, но он есть совсем не хотел, так как поужинал с деловыми партнерами. - Мне нужно с тобой поговорить. - Что случилось, зая? - спросил Богдан, обнимая Оксану и целуя ее в висок. У девушки от его объятий перехватило дух, стало так уютно и тепло, и почему-то внутри нее крепла уверенность, что он ее успокоит, и скажет что это ложь. - Сегодня к нам наведывалась Карина Шульц. Богдан тяжело вздохнул. Зная скандальный и провоцирующий характер Карины, он приготовился выслушать нечто крайне неприятное. Их отношения закончились за несколько месяцев до свадьбы, после чего она не один раз выходила с ним на связь, якобы случайно появлялась в тех местах, где находился Богдан, и говорила о том, что хочет возобновить все то, что было между ними. Самойлову до смерти надоела Шульц. Поэтому он шутливо сказал: - Готовлюсь к худшему. - Честно говоря, это не повод для шуток. Она сказала, что беременна от тебя и махала перед моим лицом справкой. Сказала, что срок пять недель. - И ты поверила? - усмехаясь, спросил Богдан, глядя жене в глаза. Они с Кариной расстались как минимум полгода назад. И не имели после этого никаких отношений. Оксана промолчала. - Вижу, что склоняешься к тому, чтобы поверить. Ну тут ты сама должна для себя решить. Я один раз скажу тебе, что она лжет. - Я склонна верить тебе. - Склонна? Ты должна быть уверена. Меня ты знаешь дольше Шульц. - Но еще я знаю, какая у тебя слава, и сколько женщин у тебя было. - Вот именно, было. Оксанчик, я дико устал, давай закончим этот разговор, я не могу тебе предоставить какие-либо доказательства, моего слова тебе недостаточно? - спросил Богдан, прижав Оксану к себе и чмокнув в губы. - Достаточно, Богдан. Они выяснили все и инцидент был исчерпан, но недооценка вероломности Карины Шульц стала для них фатальной. *** На следующий день Богдан сидел в своем кабинете на Невском, в ожидании Оксаны, которая должна была приехать сюда с водителем, чтобы потом вдвоем с Богданом поехать в гости к его родителям. Сидя и раздумывая над очередным проектом, Богдан отвернулся на вращающемся кресле к окну. В следующий момент он услышал, что дверь его кабинета открылась. Обернувшись посмотреть на вошедшего, Самойлов узрел Карину Шульц. Как только она вошла и закрыла за собой дверь, девушка развязала пояс на черном платье с запахом и сняла его с себя. Под платьем оказалось упругое загорелое тело в красном кружевном белье. Карина двинулась к столу, за которым сидел Богдан и села на поверхость стола со стороны Самойлова. Вид Карины его совсем не трогал. Смерив ее равнодушным взглядом, он сказал: - Не стоит так унижаться передо мной, Карина. - Я не унижаюсь, малыш. Я хочу быть с тобой, и делаю все, чтобы так и было. Ты же так хотел меня, у нас с тобой были такие страстные ночи, - томно сказала девушка, проводя пальчиком по краю бюстгальтера, из которого выглядывала силиконовая грудь идеальной формы. - Карина, ты мне неинтересна, и я ничего не могу с этим поделать. И так, к сведению, я женат. Бесстыдница в ответ села к нему на колени. Богдан собирался ссадить ее со своих колен, но в тот же момент в кабинет вошла Оксана. При виде открывшейся ее взору картины, она вышла из кабинета со словами: - Не хотела вам мешать. Богдан оттолкнул от себя Карину и со словами "уйди отсюда" направился вслед за Оксаной. Он нагнал ее около лифта, который, к его радости еще не приехал. Оксана не смотрела на него и упрямо нажимала на кнопку вызова. - Оксана.. - Самойлов, теперь не проси меня не верить моим собственным глазам, - горько усмехнувшись, прервала его Оксана, не глядя в его сторону. Богдан схватил ее за руку и повернул к себе лицом: - Все не так, как кажется. - Что может означать голая девица на твоих коленях? Тебе бы понравилось, если бы ты меня увидел с голым мужиком? Очевидно, что нет, - сказала Оксана, увидев реакцию Богдана на ее слова. - Я прибью любого, кто окажется рядом с тобой. - А я не готова прибивать никого и марать свои руки о твоих девиц. Я тебя не держу, и я не хочу слушать тебя, иметь с тобой что-то общее, ты мне противен, Самойлов, я тебя ненавижу. ГЛАВА 26 часть 2 - Оксана, зачем ты так? Тебе нужно успокоиться, чтобы мы могли без нервов поговорить. - Я не хочу с тобой говорить, мне плохо, - ответила Оксана, чувствуя, что ее виски резко пронзила боль, все вокруг закружилось, завертелось. Оперевшись рукой о стену, девушка закрыла глаза, надеяь прийти в себя, но становилось лишь хуже. В следующее мгновение ее поглотила темнота. Девушка упала в обморок. Богдан места себе не находил, ожидая в коридоре больницы врача, осматривающего Оксану. Она упала в обморок у него в офисе, и он еле успел ее подхватить и предотвратить падение на пол. Понимая, что скорую можно ждать очень долго, Богдан сам привез Оксану в больницу. "Что же так долго, когда уже он выйдет, этот чертов врач", думал про себя Богдан и метался из стороны в сторону, словно тигр в клетке. Врач вышел через несколько минут. - Не переживайте, все хорошо. Просто беременность так повлияла на ее самочувствие. Надо себя беречь. И не нервничать. Богдан ошеломленно посмотрел на врача: - Она ждет ребенка?! - Да, а вы что не знали? - Нет! - Тогда поздравляю вас с таким событием. - А к ней можно? - Можно, только осторожно, - с улыбкой предупредил врач Богдана. Богдан не поверил своим ушам. После произошедшего у Оксаны выкидыша он не ожидал, что она может забеременеть так скоро, но с другой стороны был чрезвычайно этому рад. Он так хотел сына или дочку, все равно кого, лишь бы знать, что вот она его кровинка родная. Зайдя в палату он увидел, что Оксана немного бледновата. - Ну как ты, девочка моя? - Все хорошо. Интересно, Шульц ты тоже так называешь? - все еще злясь, съязвила Оксана. - Оксан, ну прекрати ты уже. Мне не нужна Шульц, неужели непонятно очевидное? - Конечно понятно, ты обманщик. - Зая, ну хватит уже, тем более в твоем положении вредно волноваться. Оксана подавленно молчала, Богдан тем временем продолжал: - Больше ты не должна нервничать, сама вспомни чем это закончилось для нашего первого малыша. Оксану тронули его слова, то что он так нежно говорил с ней, просил не переживать и не нервничать. Но голая Шульц просто не шла у нее из головы. - Я не позволю тебе навредить себе и ребенку. Прошу тебя, Оксана. Сделав паузу в своей речи, Богдан взял руку девушки в свою и приложил к своей щеке. То, что он сказал дальше, потряло Оксану и сделало самой счастливой на Земле: - Я люблю тебя. И никуда не отпущу. Ни за что, даже если ты меня не любишь, - решительно сказал Богдан Самойлов и приник к ее губам в легком поцелуе. Оксана не могла поверить, что не ослышалась. Она поняла, что не может сдержать рвущиеся наружу эмоции и сказала в ответ: - Какой же ты дурачок, Самойлов. Я тоже тебя люблю. Хотя это очень опрометчиво с моей стороны, - улыбнулась в конце Оксана. ЭПИЛОГ Несколько лет спустя........ - Русланчик, сынок, не мучай папу, он устал, - сказала Оксана своему четырехлетнему сыну, который просил отца с ним поиграть. Чета Самойловых сидела на террасе своего загороднего особняка. Богдан только вернулся из деловой поездки, и как всегда, привез сыну кучу новых игрушек, которые Руслан непременно хотел опробовать прямо сейчас. - Дорогая, ты что. Я очень скучал по вам с сыном, для него у меня всегда силы найдутся, - ответил жене Богдан. - Избаловал ты его, ни в чем отказа нет. На шею себе посадил. - Пускай сидит на шее, мой же сын, - сказал Богдан, подкидывая сына, тот в свою очередь залился радотным смехом. - Не знаю, что ты будешь делать, когда их через три месяца станет трое, шея-то всего одна, - рассмеявшись, сказала мужу Оксана, имея в виду, что через два месяца на свет должны были появиться двое близнецов мальчиков. - Как-нибудь справимся, милая. К О Н Е Ц
Оценка: 6.25*18  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Маш "Детка, я твой!"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"