Ирмата, Зволинская И.: другие произведения.

Мракадемия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:

    Аннотация: У меня есть три причины, чтобы обязательно поступить в Академию Мрака. Первая - избавиться от опеки мачехи-ведьмы. Вторая - выполнить договор, подписанный кровью, и выдать сводную сестру замуж за принца. И третья - бежать от мести незнакомца, с которым я провела карнавальную ночь. Ну и кого я встретила в первый же день на экзаменах? Чтоб он провалился, этот наглый рыжий пройдоха!
    #любовь_и_юмор #академия_магии #неправильная_золушка #правильный_принц_но_это_не_точно
    ОДНОТОМНИК.
    Книга вышла на бумаге! М.: Т8, 2021 г. Серия: Юмористическое, ISBN: 978-5-517-04456-3. Заказать её можно ЗДЕСЬ

  Глава 1. Карнавальная ночь
  
  - Ты уверена, что это хорошая идея? - нервно спросила кузина, глядя на то, как я безжалостно отрываю от древка черный флаг с черепом и костями. - За нами наблюдают! Опять этот рыжий вампир, он точно из стражи!
  Я поправила завязки карнавальной маски и бросила взгляд на шумную толпу. Действительно, шагах в десяти стоял, возвышаясь над головами, широкоплечий, огненно-рыжий вампир в маске. Ну, то есть, конечно, в миру-то он не вампир, и клыки у него накладные. Сегодня, в день Летнего карнавала, все жители и гости Темного королевства вырядились в маски и костюмы нежити и нечисти и пугали друг друга с чувством, толком и бездной изобретательности.
  А парик у него дурацкий. Разве бывают настолько огненные вампиры?
  Эх, были бы у нас с Беллой деньги, мы обе бы щеголяли зелеными волосами и чешуей, но сэкономленных кузиной грошей хватило только на списанные из театра и поеденные молью черные платья, как бы это помягче... ну, в общем, платья у нас были не очень. Старые, пыльные и кошмарно тяжелые.
  Вдобавок Белла разодрала подол. А все Эрджина, моя сводная сестрица, дай ей Тьма здоровьица соответствующего, - подставила Изабелле подножку, та не удержалась и упала. И как неудачно, что сзади на подоле у нее образовалась огромная дыра, которую я и придумала закрыть пиратским флагом.
  До чего я дошла! Стырить общественное украшение с карнавальной площади!
  - Поздно, дело сделано, - решительно заявила я и, откинув за плечо мешавшие локоны, аккуратно обвязала подол маскарадного платья кузины, стараясь, чтобы череп был сбоку. - Ну вот, дырки не видно и вообще, ты прекрасно выглядишь!
  Краше - только в гроб кладут! Наши с Беллой платья выглядели извлеченными именно оттуда.
  - Думаешь? - она покраснела от удовольствия.
  - Конечно! Маску поправь! - скомандовала я, глянула в сторону рыжего верзилы и поежилась: от его тяжелого взгляда мне стало не по себе.
  Плавной походкой уверенного в своем превосходстве хищника он направился в нашу сторону. И, судя по необычайно довольной улыбке, собирался прямо сейчас меня штрафовать или даже арестовать. Его пытались остановить хохочущие полуголые девицы в костюмах дриад, гроздьями вешаясь на шею, но он как-то слишком быстро выскользнул и продолжил неотвратимо надвигаться.
  Я отвела взгляд. Главное, не нервничать и спасти от тюрьмы хотя бы Беллу! Она и так света белого не видит со своими книгами, пусть хотя бы раз в году погуляет! Как бы его отвлечь?
  - Поцелуй, или проклятье! - закричали совсем рядом.
  О, вот и отличная идея! Проклятий в Темном королевстве побаиваются даже настоящие вампиры.
  - Если рыжий спросит мое имя, хватай юбки и беги как можно дальше! - серьезно предупредила я.
  - А он, кажется, куда-то пропал, - удивленно заметила кузина.
  Я оглянулась. Действительно, огненной макушки не наблюдалось поблизости. Почему-то расстроилась. На меня разом навалилась и усталость от тяжелого дня, и жажда, и страшный голод.
  - Ну что, вернемся за листовками? - напомнила Белла.
  Еще час назад, когда мы приехали на центральную площадь к началу карнавала, заметили яркую будку с карикатурным демоном, зазывающим молодежь в Академию Мрака и разбрасывающим разноцветные приглашения.
  Это была невероятная новость: наконец будет полноценный факультет для девушек с темным даром. До сих пор темные магички, - да что там, откровенно скажем, ведьмы! - обучались только в Единой академии, а это очень далеко и дорого. А тут появился шанс!
  Конечно, нас с Беллой, как несовершеннолетних, допустят до экзаменов только с согласия родственников или опекунов, а это дохлый номер - получить у мачехи разрешение. Но разузнать стоило! И Белла загорелась идеей. Подобрать листовки на глазах мачехи мы не могли, пришлось тихонько оторваться и затеряться в толпе. Теперь нам придется возвращаться через несколько кварталов, а у меня нога стерта - не заметила, как в разношенный башмак попал камушек.
  - Кажется, до площади я не дойду, у меня больше нет сил. Может быть, ты одна сходишь? А я тебя здесь подожду, - я посмотрела на нее с надеждой.
  - Хорошо, - тут же согласилась Белла и щедро отсыпала мне половину оставшихся монет. Целых два медяка. - Я побежала.
  Вскоре черное платье кузины исчезло в разномастной толпе вместе с ее обладательницей.
  Мрак, как же хочется есть!
  Я осмотрелась по сторонам и увидела вывеску трактира "Три упыря", прекрасно. Денег у меня немного, но на кружку сидра должно хватить. Может быть, даже на пирожок останется. Торопиться некуда. Пока Белла дойдет, пока вернется...
  В заведении было весело, шумно и страшновато. Карнавал! Столько нежити в одном месте, яблоку негде упасть. Но в дальнем углу я заметила свободный столик, от которого только что отошла компания ведьм в остроконечных шляпах, и, сообщив подавальщице, чего желаю вкусить, уселась на деревянный стул.
  В животе заурчало, я сунула руку в карман платья, чтобы приготовить деньги, и нащупала там что-то круглое и твердое. Яблоко? Как оно туда попало? Когда мы одевались на карнавал, никаких фруктов в в моем платье точно не было! Кто-то перепутал в толчее карманы? Пока я задумчиво разглядывала находку, на свободное место за моим столом плюхнулся всем немаленьким весом толстый гоблин. Вот так костюм, само отвращение! Зеленая пупырчатая морда, живот пузырем и огромные волосатые уши.
  - Поцелуй, или проклятье! - лихо объявил он, наклонился через стол и дыхнул на меня винными парами. В этот момент я вдруг поняла, что уши у него настоящие, а скосив глаза, обнаружила еще парочку зеленых громил с оскаленными в приветственных улыбках рожами. Да тут уже очередь? Жуть какая! Вот не повезло!
  - Конечно, проклятье! - отрезала я. Дарить свой первый поцелуй этому страшиле? Ни за что!
  - Убр-р-рался отсюда! - раскатисто сказал кто-то рядом, а огромный гоблин почему-то оторвался от сиденья и завис в воздухе.
  - Понял-понял! - выставил руки в защитном жесте мой несостоявшийся кавалер. - Дама занята.
  Я подняла глаза и встретилась взглядом с огненно-рыжим вампиром. Сглотнула. Все-таки выследил. Точно ищейка!
  - Как тебя зовут, прекрасная незнакомка? - спросил он, и я догадалась - имя ему мое наверняка нужно для протокола.
  Как я буду ему объяснять, что у меня нет настоящего имени? Всеблагие, он ведь не поверит и тогда точно меня заберет в каземат! Прощай, пирожок. Так и останусь голодной, а Белла полночи будет ждать меня у трактира! И всякий гоблин будет непременно лезть к ней с поцелуями.
  Я с тоской посмотрела на подавальщицу - та и не думала идти в мою сторону! Перевела взгляд на яблоко, откусила кусок и, медленно прожевав, ответила:
  - Может, договоримся?
  Вампир задумался, что внушало некоторую надежду. Есть шанс, что в честь праздника я отделаюсь воспитательной беседой. Я воодушевилась и покрутила головой. Трактир гудел. Со всех сторон раздавался веселый смех и звуки поцелуев, сопровождаемые неизменным "Поцелуй, или проклятье", всюду звучавшим в эту праздничную ночь.
  - Мрачной ночи! - гаркнула выросшая словно из-под земли подавальщица и поставила передо мной полную кружку с напитком. Пирожка при ней почему-то не было.
  И я, и рыжий вампир проводили ее взглядами до самой кухни, а потом я посмотрела на него, а он посмотрел на меня. Глаза его сверкнули в прорезях черной бархатной маски, а мне вдруг стало невыносимо жарко. Великий мрак, дурацкое платье! Это ведь из-за него мне так тяжело дышать?
  Взгляд опустился чуть ниже, на открытую часть его лица, и теперь я видела мужественный подбородок и красивые, изогнутые в улыбке губы. От этой картинки пересохло во рту, я облизнулась и, не глядя на стол, нашла кружку с холодным напитком. Ужасно хотелось пить.
  Но взять ее мне не дали - рыжий красавчик нагло отобрал и отпил. И с чего я вообще решила, что он красавчик?
  - Отдайте мой сидр! - возмутилась я.
  - Это не твой сидр, это гоблинский заказ, - пояснил вампир и отпил второй глоток. Поморщился, отставил кружку и громко приказал подавальщице: - Сидра сюда!
  Почти мгновенно перед нами появилась глиняная кружка с запотевшими стенками. Вот это скорость! Ее поставил усатый господин в колпаке и фартуке и тут же умчался. Надеюсь, поторопить заказанный мной пирожок. Жажда была такой всеобъемлющей, что я не стала ждать приглашения и вцепилась в кружку, пока опять не увели.
  Рыжий с умилением наблюдал, как я в три глотка опустошила сидр до дна.
  - Лихо! Удивительная девушка. Жаждет выпить гномий первач, ворует пиратские флаги...
  Началось! Да поможет мне Мрак! Я привстала со стула и, схватив его за ворот черного плаща, притянула к себе.
  - Поцелуй, или проклятье? - строго спросила я, но он не ответил. Он руками обхватил мое лицо и жарко поцеловал.
  Как он целовался, лесные боги! Мне не с чем было сравнивать, это был первый в моей жизни поцелуй, но с каждой секундой во мне росла уверенность, что никто не мог бы целоваться лучше. Кажется, нам начали одобрительно свистеть, но все это меня не смущало. Какое смущение, когда твои плечи так страстно сжимают сильные руки, а темные карие глаза с вытянутым зрачком затягивают не хуже омутов!
  Вытянутым?
  Голова кружилась, мысли туманились. Мелькнуло странное: "Я не против, можете меня арестовать". И, судя по ответному: "И арестую, и украду!", я говорила вслух. Глаза красноволосого вспыхнули алыми огоньками.
  Или это что-то с моим зрением? И дышать совсем нечем! Это была последняя связная мысль. Я вырвалась, переводя дыхание... и не смогла вздохнуть! А туман в голове стал непроницаемо черным.
  
  (2)* * *
  Всеблагие, что со мной? Я застонала, отрывая тяжеленную, как набитый камнями чемодан, голову от подушки. Она не оторвалась, но слегка повернулась. Отлично, это, определенно, успех. А теперь попробуем открыть глаза.
  Первое, что я увидела - голую мускулистую спину. Мужскую. Загорелую. Волосы на моей голове зашевелились от ужаса. К счастью, мужчина был в штанах и лежал поверх покрывала. Но ведь наполовину голый! Лица не видно - он отвернулся, да еще и прикрылся роскошной огненно-красной шевелюрой, рассыпавшейся по подушке как языки костра.
  Откуда он в моей комнате?
  Или не моей? Где я?!
  Села и осмотрелась. Небольшое помещение со скошенным потолком, крошечное окно, в которое светила луна, из мебели только кровать, да узкий деревянный стол, на котором обнаружились моя маска и откушенное яблоко. Откуда-то снизу раздавались звуки музыки, громкие крики и веселый смех.
  В туманную голову трудом просачивались воспоминания. Последний раз точно такой шум я слышала в таверне. Мы что, перебрались в комнаты наверху? Какой позор!
  Тьма, и я тоже раздета до нижней сорочки! От стыда дурнота отступила, голова перестала кружиться, я сползла с кровати. Надо быстрей уносить отсюда ноги! Белла ждет меня в окружении гоблинов. Нас давно потеряла мачеха. Как же нам влетит! Срочно домой!
  Где моя одежда?
  Подобрав с пола черные лохмотья, я с трудом натянула то, что осталось от платья и чихнула от разлетевшейся пыли. Под тряпками обнаружились и мои единственные, сто раз штопаные чулки, но натягивать их уже не было времени.
  Мужчина в постели пошевелился и тоже болезненно застонал.
  Нет, только не это! Сердце захолонуло от страха. Не надо просыпаться, пока я не сбежала! Кто знает, что может прийти в голову почти голому незнакомому мужчине?
  Оглядевшись, я схватила один из двух канделябров! Вытащила и задула свечу, замотала основание чулком и, перехватив его на манер сковороды, приготовилась сражаться за мою честь.
  "Вернее за то, что от нее осталось", - с тоской посмотрела на валявшийся на полу второй чулок и видавшие виды подвязки. Наклонилась, подняла их и сунула в карман. А когда выпрямилась, рыжий уже сидел на постели и, сдвинув брови, оглядывался.
  - А, вот ты где! Какое счастье, ты очнулась! - складка между бровей мгновенно разгладилась, когда он меня увидел. Одним быстрым движением поднялся с кровати и сделал ко мне шаг. - Как ты себя чувствуешь?
  Я попятилась к двери и выставила перед собой канделябр словно вилы:
  - Стоять!
  Он тряхнул головой, волосы красными волнами рассыпались по его широченным плечам, и я невольно залюбовалась. Без маски он казался совсем молодым, не старше меня. Таким в стражниках рановато служить.
  - Неужели боишься? - вкрадчиво спросил он и шагнул еще ближе.
  - Нисколько! - задрала подбородок. - Это просто аргумент для серьезной беседы! Как ты мог так подло со мной поступить?! Воспользовался ситуацией, заманил честную девушку в свое логово и... - голос мой дрогнул, и я запнулась.
  Нет! Я не буду плакать! Выдохнула и покрепче сжала канделябр.
  - И? - он заинтересованно поднял бровь.
  - И обесчестил! - мой голос упал до шепота.
  Он внезапно оказался совсем близко, я отшатнулась, спиной упираясь в неровную бревенчатую стену.
  - У нас ничего не было, к моему глубокому сожалению. Вообще-то я тебя спас, - спокойно ответил он . - Ты потеряла сознание в моих руках, и, признаюсь, это было несколько обидно.
  - Я не имею привычки терять сознание! Я же ничего не пила, кроме сидра. Или... ты туда что-то подмешал?
  - Я?! - вознегодовал он очень правдоподобно. И показал на стол. - Это твое яблоко оказалось отравленным! И я видел, ты вытащила его из своего кармана.
  - Как отравлено? Зачем? - растерялась я.
  - Может быть, у тебя есть враги? - он хмыкнул. - Извини, я немного порвал тебе платье. Времени не было расшнуровывать, ты задыхалась.
  Я пытливо на него посмотрела. Врет? Не похоже.
  Он прямо встретил мой взгляд и добавил:
  - Тебе повезло, что я оказался рядом, успел нейтрализовать отраву и сделать тебе искусственное дыхание. На меня яды почти не действуют, только спать от них хочется. Кстати, на тебя, как ни странно, они тоже действуют слабее, чем должны. В яблоке, как я понял, такая доза, что обычного человека усыпила бы навеки.
  Я задумалась. Если это правда, то кто хотел меня отравить? Кто-то случайно меня с кем-то перепутал? Я же была в маске и чужом платье.
  Или мачеха подсунула, когда мы ехали в карете? Мачеха у меня, конечно, тот еще фрукт, но чтобы убить ... почему сейчас? Еще и так изощренно. За столько лет у нее была масса возможностей.
  Больше у меня врагов нет. Кроме одного красноволосого типа, затащившего меня в постель под предлогом спасения. Надо бы еще проверить это яблоко! Но я прекрасно понимала, что у меня нет денег на такую проверку. И времени. Мне надо немедленно найти Беллу и бежать домой!
  Кстати, а какое отношение к дыханию имеют чулки?
  - С платьем понятно. А подвязки тоже мне дышать мешали? - я разозлилась и при этом очень расстроилась. А какая нормальная девушка не расстроится, узнав, что красивый молодой мужчина обнаружил у нее под платьем не новые шелковые чулки, а жуткое безобразие! Чувствуя, что краснею, я строго свела брови, и рыжий вроде бы даже смутился.
  - Я немного увлекся спасением, прости... - сделал он виноватый вид. - Подвязки были слишком тугие и нарушали естественный ток крови.
  - Увлекся?!
  - Это твое восхитительное "Поцелуй, или проклятье"... естественно, я увлекся! А потом ты упала в обморок, должен же я был получить хотя бы моральную компенсацию за прерванное удовольствие! - он пристально, даже будто бы хищно посмотрел на мои губы и хрипло предложил: - Может, продолжим?
  Отрицательно помотала головой. Рыжий печально вздохнул и возвел глаза к потолку.
  - Ладно, не хочешь продолжать, тогда начнем заново,- взгляд его опустился куда-то на уровень моей груди, найдя там канделябр и сползший с него чулок. - Как тебя зовут? Должен же я знать имя своей принцессы!
  Принцессы. Ага, принцессы в лохмотьях. Издевается!
  - Не скажу!
  - Тогда я сам узнаю!
  В полумраке комнаты ярко сверкнули глаза рыжего. Он выхватил предмет женского гардероба у меня из рук, поморщился, глянув на заштопанную пятку, и сжег. В прямом смысле сжег взявшимся неведомо откуда ярко алым огнем, который не причинил ему никакого вреда, зато полностью уничтожил мою, между прочим, вещь!
  Значит, еще и маг... Да какая разница?! В душе моей поднялась настоящая буря. Как он посмел?! Испортить чужое имущество! Гад! Они у меня единственные! В чем я теперь буду ходить? Скоро сезон дождей!
  Маг почему-то выглядел немного обескураженным, словно ожидал от сожжения моей вещи какой-то иной результат, кроме горстки пепла. Но, взглянув на меня, пышущую негодованием и потерявшую дар речи от злости, он приосанился.
  - Не злись. Я куплю тебе тысячу самых дорогих чулок, сокровище мое, - самодовольно заявил чулочный палач. - Как насчет еще одного поцелуя?
  Поймав за локоть, он притянул меня к себе. Нового наглого покушения я стерпеть уже не смогла. Размахнулась и приложила красноволосого наглеца по лбу канделябром. Так и знала, что пригодится!
  Он пошатнулся и схватился за голову, согнулся, но удержался на ногах, опершись рукой о стену и перегородив мне путь. Сильный, зараза! Я нырнула ему под руку и побежала к выходу, отшвырнув орудие покушения. Из кармана от моего резкого движения выпал второй чулок и подвязки, я не стала поднимать.
  - Стой! - приказал за спиной этот неубиенный и канделяброустойчивый.
   Ага, конечно! Я припустила что есть духу. В таверне полно народу, не посмеет мстить. И где-то там Белла!
  - Скажи хотя бы свое имя! - донеслось мне вслед, но я уже ступила на лестницу и, конечно, ничего не ответила.
  Даже если бы захотела, не могла я признаться, что настоящего имени у меня нет, только домашнее прозвище. И как им представиться, если с легкой руки мачехи люди зовут меня Злолушка?
  
  (3) Глава 2. Злолушка
  Каждый раз, когда у меня спрашивают имя, хочется куда-нибудь провалиться. Так получилось, что я его не знаю. То есть, свое настоящее, истинное имя, данное в храме силой Всеблагих и записанное в книге рода.
  Злые люди, за которыми далеко ходить не надо, живут тут же в доме, за стенкой (сводная сестра) и этажом ниже (мачеха), утверждают, что мое имя нельзя ни произносить вслух, ни записывать, ни читать - настолько оно страшное, как и я сама.
  Когда я смотрю в зеркало на своем комоде, протирая с него пыль, или в начищенный Беллой до блеска серебряный поднос, то отлично вижу: врут злые языки, вовсе девушка в отражении и не страшная. Черноволосая, с прямым носом, светлой кожей и легким румянцем. И - главное мое украшение - с ярко-зелеными глазами. И фигура у меня не безобразная. Правда, слегка суховатая, но были бы кости...
  Но слухи обо мне и правда ходят жуткие.
  Судите сами. Во-первых, мама умерла, едва успев произвести меня на свет. Во-вторых, когда меня через три дня после рождения принесли в храм Всеблагих на священный обряд Имянаречения, то священник, едва успев произнести данное ему в божественном откровении мое имя, вдруг покрылся язвами, побагровел и тоже умер.
  Писарь, - единственный, кто сумел разобрать звуки данного мне богами имени сквозь предсмертный хрип священника, - записал услышанное в метрическую книгу. Но у него тут же отнялись рука и язык. Сгинул в монастыре.
  И это не все. Говорят, что храмовый служка, попытавшийся на следующий день по просьбе моего отца прочитать в книге, как все-таки зовут единственную дочь и наследницу виконта Виннер, ослеп в тот же миг, а потом спился и умер, утонув в канаве.
  Мне отчаянно не верилось, что все эти сплетни правдивы. Когда я подросла достаточно, чтобы самостоятельно искать истину, то немало потрудилась, разыскивая оставшихся в живых свидетелей. И вот что выяснилось.
  Священник, по слухам, любил выпить, не гнушался экспериментальными магическими винами и вполне мог задохнуться от приступа аллергии.
  Писарь, вероятно, получил инсульт, придя в ужас от внезапной смерти брата по вере.
  А слепота храмового служки наверняка вызвана болезнью на почве затяжных строгих постов - бедняга был религиозен до фанатизма и истязал себя нещадно.
  Однако, это еще не все факты.
  Храм, где хранилась приходская Книга живых и мертвых, сгорел тем же летом от удара молнии. Даже камни треснули и обвалились. Так как здание было изнутри щедро обшито редчайшими породами резного дерева, то остался от него только фундамент, а от многовекового архива - лишь пепел, не подлежащий магическому восстановлению.
  Но мало ли, куда может ударить шальная молния? Если бы мое родовое имя было таким страшным, то разве его даровали бы Всеблагие?
  Тем не менее, именно из-за тех давних событий я получила свою дурную славу и прозвище, а вовсе не из-за черного глаза, как шепчут злые языки. Тем более, глаза у меня зеленые, а не черные.
  После череды трагедий отец долго не мог найти для меня кормилицу. Глупые суеверные люди сочли, что в младенца вселился злой дух, и никто не хотел рисковать здоровьем и вечной душой, выкармливая "проклятое дитя". Лишь Великий Мрак знает, где безутешный отец находил молоко для младенца. Клеветники утверждали, что Королевский лесничий носил молоко для своей дочери из Дикого Леса от оборотней или даже их хозяев - дивных флари. Как будто коз в пригороде столицы мало.
  Кормилица нашлась только спустя месяц, и этот месяц младенчества был единственным в моей жизни, когда я видела отца каждый день. Подумать только, он даже носил меня на руках! Жаль, что я этого не помню.
  Сплавив меня в руки этой доброй женщины, Королевский лесничий, так и не простивший мне смерти любимой жены, в своем столичном особняке почти не появлялся. А когда наведывался раз в месяц, чтобы отдать распоряжения по хозяйству и выдать жалованье слугам, то я его не видела: виконт Виннер строго-настрого велел запирать меня в детской на время его визитов, чтобы даже случайно не столкнуться с "проклятой дочерью".
  А потом еще удивляются, почему я получилась такая... своеобразная. Да разве в таких условиях у ребенка может выработаться нормальный характер? Добрый и отзывчивый? Если у этого ребенка даже настоящего имени не было!
  А ведь нет имени - нет силы! Потому что все самые серьезные заклинания и ритуалы завязаны на кровь и данное в особом ритуале имя мага.
  После богов и священников провести ритуал имянаречения мог только родитель, а он как будто забыл о моем существовании. Был еще где-то мой родной дед, целый граф Лиорский, но о нем в доме даже не упоминали.
  Видя, что никому до меня нет дела, я в пятилетнем возрасте сама нашла себе имя, позаимствовав его из какой-то сказки, которые меня научила читать няня. Разумеется, оно было звучное, иностранное и красивое - Сандрильона. Я приказала обращаться ко мне только так, но в виду косноязычия служанок, оно быстро сократилось до Сандры.
  Так все и обращались ко мне: "леди Сандра" или "Маленькая госпожа", пока в доме не появилась новая папенькина жена. Она-то и раскрыла всем глаза на мой неудачный выбор. С тех пор я никому, ни под какими пытками его не называла, но оно уже само... приросло.
  (4) * * *
  Я помню тот день, как будто он был вчера. Мне как раз исполнилось семь лет. Кормилица Грета давным-давно превратилась в мою няньку и личную служанку, а ее родной сын Конрад, ставший мне по сути молочным братом, - в моего единственного друга Конни.
  Семилетие - один из самых важных дней в жизни любого из жителей Темного королевства. Это первый рубеж, после которого либо открывается дар магии, а с ним и величественный путь славы, власти и богатства, либо... не открывается, и человек до конца дней остается где-то на обочине жизни, даже если у него куча титулов и огромное наследство. Как правило, у таких несчастных ни титул, ни богатство не задерживаются.
  Справедливости ради надо признать, что существовало еще два пути к власти, славе и состоянию - великий ум и божественная красота. Но это еще более редкие дары, и для их созревания нужно немалое время. И у этих даров есть еще огромные недостатки: красота скоротечна, а ум уязвим и легко превращается в заумь.
  Потому в семь лет каждый ребенок с особым трепетом ждет чуда - первого проявления магического дара. Ну, и подарков, конечно, которые должны скрасить горе, если дар так и не проявится.
  С магией у меня с утра ничего не получалось, потому я, тщательно скрывая разочарование и слезы, развила бурную деятельность по розыску подарков.
  Еще накануне старый мажордом Бонифер признался, что мой отец велел предупредить меня: на семилетие я получу от Королевского лесничего сюрприз. Впервые в жизни. Потому мы с Конни, с утра разгромив мою комнату, библиотеку и чердак в поисках подарка, облазив с той же целью камины и оставшись с пустыми руками, решили посмотреть за пределами дома. Может быть, подарок спрятан в кустах или в конюшне?
  Именно из конюшни я и выскочила на шум во дворе как была, - в пыли, земле и саже на платье, в паутине и соломе на растрепанной голове, - а вовсе не из-за привычки ходить чучелом с утра до вечера!
  А в этот момент у крыльца особняка из кареты выходила, опираясь на руку незнакомого, показавшегося мне огромным мужчины эффектная дама в облаке белых шелков и кружев, в сверкающих на солнце драгоценностях, с длиннющей полупрозрачной фатой, прикрепленной к высокой белокурой прическе.
  Она была похожа на фею, если бы не уродливо кривившийся рот. Недовольство гостьи вызвала фата, зацепившаяся за что-то в карете. Мужчина пытался ее отцепить, одновременно поддерживая под руку прекрасную леди.
  - Никакая она не фея, а самая настоящая фифа, - пробурчал Конни, и я поняла, что мой рыцарь только что про себя восторгался какой-то незнакомой теткой! Как же я разозлилась в тот миг!
  Увидев нас с Конни, который выглядел еще чумазей и оборванней, чем я, благородная наследница Виннеров, дама взвизгнула:
  - Кто это? Нечисть? Как эти грязные нищие оборванцы посмели явиться мне на глаза?!
  Я задохнулась от возмущения.
  Тут рука фифы соскользнула, нога подвернулась. Одновременно раздался треск ткани и... хотела бы я сказать "грохот падения", но незнакомец умудрился подхватить женщину, не дав ей упасть на пыльную брусчатку двора. Обошлось перепачканным платьем, потерявшим сияющую белизну, и порванной фатой.
  - А-а-а! Мое платье! - заорала дама. - Это все из-за них, Энди! Выпороть и прогнать!
  Вырвав руку из ладони приятеля, я шагнула вперед, распрямила спину до хруста и задрала голову:
  - Я не нечисть! И не нищая! Я - виконтесса Виннер, дочь Королевского лесничего. А это - мой друг Конни. А вы кто такая, сударыня, что явились в мой дом и орете тут?
  Кто-то испуганно охнул. Лакей, застывший у парадной двери, покачнулся и прикрыл ладонью глаза. А через двор со стороны сада во весь дух бежала моя нянька Грета в сопровождении двух горничных.
  - Простите, господин! - еще издалека начала кричать Грета. - Простите ради Всеблагих! Не успели мы найти ее и запереть. С утра искали! Простите! Ради Семилетия... праздник у дитяти сегодня. Не губите!
  Подбежав ближе, она бухнулась на колени перед застывшей парочкой - фифой, уже пришедшей в себя и брезгливо поджавшей кроваво-красные губы, и мужчиной, повернувшимся, наконец, к нам лицом.
  Жизнь приучила меня соображать быстро с малых лет, и я мгновенно догадалась, у какого господина моя бывшая кормилица может так униженно вымаливать прощение, перед кем оправдываться, кого должна была найти и запереть.
  Вот значит, каков ты, Королевский лесничий, виконт Бариэндор Виннер. "Энди"... подумать только!
  (5)
  Был он могуч как медведь, с мощным загривком, прикрытым густыми каштановыми волосами. Я определенно не в него уродилась лицом и фигурой. Хотя насчет отцовского лица трудно сказать наверняка, поскольку за густой бородой его просматривалось мало. Но выдающийся нос с горбинкой я точно не унаследовала. И глаза - темные, как перестоявший черный чай, - совсем не мои.
  Мне было очень страшно.
  Я попятилась бы, но сзади стоял Конни, которого я так неосмотрительно представила публике и тем самым подставила под удар. А кулачище у отца оказались - что гиря, убьет с первого раза и не заметит. Сущий медведь.
  - Праздник? У кого? - приподняла бровь фифа и отвлекла на себя внимание отца.
  - Э-э... - лесничий нахмурил брови.
  - У меня! - я шагнула вперед, хотя очень хотелось сбежать назад, в конюшню. - Сегодня мне исполнилось семь лет!
  - Вот как? Энди, это чучело и в самом деле твоя дочь?
  - М-м... - промычал виконт, угрожающе багровея.
  - Ах, да, припоминаю, - дамочка картинно прижала ладонь ко лбу, отставив в сторону острый локоток. - Ты как-то говорил о проклятом ребенке... Как же ее имя? Что-то не могу вспомнить.
  - Меня зовут... - я задрала подбородок и выпалила. - Сандрильона!
  - Сendrillon? - переспросила фифа жеманным голоском с иностранным акцентом и расхохоталась. - Ха-ха! Деточка, да знаешь ли ты значение этого слова? Да где тебе знать, невоспитанная невежа! Это слово в переводе с франкейского означает "золушка", "замарашка". Впрочем, это самое точное имя для такой грязнули. Так и будем тебя звать - Золушка... Хотя нет, на твоей глупой чумазой мордочке слишком много злости, потому отныне ты - Злолушка. И если все, что я слышала о твоем рождении - правда, то это еще слишком доброе для тебя имя. Ты согласен, дорогой?
  Могучий лесничий дернул плечом и, ногой отпихнув мою коленопреклоненную няню так, что она упала, молча направился к парадному входу. Фифа в белом едва за ним поспевала.
  Лишь у самой двери виконт обернулся, смерил еще раз взглядом наши с Конни фигуры и громким как колокол басом распорядился:
  - Девчонке, которая осмелилась назвать себя моей дочерью, отныне место на кухне в моем, - подчеркнул он голосом, - доме. Пусть помои выносит и золу выгребает, раз у нее не хватило ума по моему приказу сидеть в детской и не высовываться.
  - Это и есть ваш подарок, папенька? - дерзко глядя в злые глаза спросила я, правда, от страха пустив петуха, к своей досаде.
  - Мой подарок тебе, дикарка и невежа, это моя женитьба на леди Берклее Вонак, которая, как я думал, заменит тебе заботливую и любящую мать. Но я уже вижу, что таких подарков ты недостойна. Попадешься мне еще раз на глаза - сошлю не на кухню, а в свинарник, чтобы не смела меня позорить перед людьми. Свиньи - самое подходящее для тебя общество!
  Свиньи?! Я сжала ладони в кулачки. Да уж лучше свиньи, чем злющий медведь и противная фифа!
  Фифа на этих словах посветлела лицом и одобрительно погладила виконта по плечу.
  - Как ты справедлив и мудр, дорогой, не устаю восхищаться! Но боюсь, от одного только вида этой замарашки на кухне испортятся все продукты и прокиснут супы, а свиньи отощают.
  - Не выгонять же ее на улицу... - нахмурился лесничий, а я прикусила губу от негодования.
  На улицу? Меня?!
  - О, нет, как можно! - воскликнула новобрачная. - Что скажут о нас в свете? Не беспокойся, я позабочусь о ней, дорогой. Пусть отмоется как следует и прислуживает моей девочке, когда она приедет из пансиона. Глядишь, и манерам у нее научится, если не совсем глупа. Заодно и на прислуге сэкономим.
  - Какое у тебя доброе сердце и светлый ум, дорогая! - виконт с дивной для его комплекции грацией склонился и поцеловал фифину ручку.
  Парочка направилась к дому. Я хмуро посмотрела им вслед.
  "Ну уж нет!- твердо решила я. - Не дождутся! Не стану никому прислуживать!".
  У крыльца новобрачный подхватил свою даму на руки, чтобы внести через порог по старому обычаю. Но их шествие по парадной лестнице омрачилось - камень на ступеньке под весом Медведя, обремененного супругой, внезапно треснул и выпал, и лесничий, не удержав равновесие, едва не проломил железные перила головой. Да, именно так, не наоборот.
  В попытке удержаться он уронил ношу, взмахнул руками, как мельница, и тощая фифа получила отличный удар в челюсть, отлетела и вдобавок хорошо приложилась о каменные ступени.
  Так что, торжественного восшествия не получилось, и парочка вползала в дом с синяками, бранью и рыданиями.
  На нас уже никто не обращал внимания, и я, еле сдерживая слезы, бросилась помочь Конни поднять его мать.
   - Мама, он тебе ничего не сломал? - с тревогой спросил Конни.
  - Нет, сынок, только ушиб немного. Силища-то у господина вон какая... Ничего, отлежусь... Госпожа Сандра, дитя... не серчай на отца, грех, - вздохнула няня.
  - Я и не серчаю. Мы еще посмотрим, чей это дом, - прошипела я.
  Из распахнутой двери особняка донеслась новая порция брани и воплей, а мне подумалось, что лестницы у нас деревянные, как и ножки мягкой мебели, столов и стульев... буфетов... шкафов... А дерево ломается гораздо легче камня.
  Обидно только, что я на свое Семилетие не получила ни магического дара, ни настоящего отцовского подарка.
  Это я в тот день так думала.
  Наверное, чем-то я прогневила Всеблагих, потому что, стоило мне направиться к дому, как ворота распахнулись и во двор снова въехала карета, на этот раз простая дорожная.
  Я шарахнулась в кусты роз и, спрятавшись, наблюдала, как из кареты выскочили две девочки в черных плащах и капорах, скрывавших волосы, причем, вторая, полненькая, выходя, нарочно толкнула худенькую первую, а следом вывалилась грузная дама в коричневом дорожном платье.
  "А вторая девочка откуда?" - удивилась я и почесала оцарапанную руку.
  Не успела дама ступить на землю, как толстая девчонка вцепилась в плащ тонкой и завизжала:
  - Она наступила мне на ногу! А-а-а! Эта неуклюжая дрянь порвала мой чулок и погнула пряжку на туфельках! Медам, накажите ее! Маменька, где маменька? Маменька, спаси меня!
  Из дома уже выпорхнула белокурая фифа.
  - Ах, мои драгоценные, наконец-то! Эрджина, что случилось, мое сокровище? Почему ты плачешь?
  - Это все она! - полненькая девочка дернула худенькую за плечо. - Она меня изводит! Она меня ненавидит! Маменька, я больше не могу так жить! Отправь ее обратно в пансион!
  - Белла, что ты опять натворила? - фифа грозно взглянула на худышку. - Сколько раз тебе говорить: не смей обижать кузину! Как не стыдно, она ведь тебя младше! Эрджечка, я накажу ее, не плачь. Изабелла останется без сладкого . Пойдемте, девочки, я познакомлю вас с вашим новым папенькой. Он уже подготовил вам подарки!
  "Так вот оно что, это еще одна ее родственница!" - догадалась я.
  - Опять Белке достанется самый лучший подарок, - заныла пухляшка. - Уж я-то знаю! Даже смотреть не хочу!
  Худенькая девочка только печально вздохнула, а мне стало ее очень жалко. Дали же всеблагие родственников!
  - Сокровище мое, тебе подготовили два подарка!
  - Что толку, если они оба хуже?! Конечно, Белла же круглая сирота! Ее все жалеют! А я-то как же? А я разве не сирота? - с этим душераздирающим нытьем дочь фифы скрылась за парадной дверью, первой вбежав в дом. И тут же нытье сменилось воплем: - А-а-а! Больно-о-о-о! Кто тут бросил кочергу? Маменька, накажи-и-и!
  Я еще успела заметить, как мученически вздохнула и возвела глаза к небу грузная дама. Она взяла за руку молчаливую худенькую девочку, и обе зашагали следом за метнувшейся к дому фифой.
  - Леди Берклея, - донесся сильный, хорошо поставленный голос незнакомки. - Все обязанности со стороны пансиона выполнены, я доставила ваших девочек до крыльца и даже чуть далее. Прошу рассчитаться и не задерживать меня и карету.
  - Дорогой! Ты это слышал? - злым колокольчиком прозвенела фифа. - Они просят денег!
  М-да, - погрустнела я, поняв, что спокойная жизнь в этом доме для меня закончилась.
  Так я познакомилась с чугунным довеском, прилагавшимся к воздушно-зефирной фифе - ее обожаемой дочерью от первого брака Эрджиной и ее племянницей, сироткой Изабеллой, взятой под опекунство. И последняя, в отличие от своих родственников, оказалась замечательной девочкой. Только слишком уж доброй, чем нагло пользовалась мачеха и ее родная дочь.
  За десять лет с того дня Белла стала мне лучшей подругой и настоящей сестрой по несчастью жить в одном доме с ведьмой Берклеей.
  
  
  
  (6) Глава 3. Интересное предложение
  
  И под пытками я бы не вспомнила, как мне удалось оказаться на улице, пробежав полный разогретых выпивкой посетителей зал таверны "Три упыря" без малейшей заминки.
   И это с учетом того, что руки мои удерживали платье, угрожающее с меня слететь, а значит, защититься в случае приставаний я никак не могла. Не иначе, Всеблагие смилостивились надо мной и послали толику удачи, или это было не менее волшебное действие страха перед расплатой. Маги - создания мстительные, а удар канделябром по лбу это более чем веская причина для злости.
  Подумать только, поцелуй ему подавай! Рыжий обманщик!
  Я вылетела из раскрытых дверей и, не успев толком отдышаться, лихорадочно огляделась по сторонам в поисках сводной кузины. На оговоренном месте ее нет. У входа в таверну тоже. Никого похожего на мою подругу! Только какая-то парочка увлеченно целовалась у печально голого древка - это с него я стащила тот самый флаг.
  Не может быть, чтобы Белла ушла домой без меня... Великий мрак, а если с ней что-то случилось?!
  У меня упало сердце. Куда бежать? Где искать? Кого спросить, не видел ли кто русоволосую ведьму в черном платье, остроконечной шляпе и маске? Ха-ха, таких в городе сегодня - тысячи!
  Я бросила взгляд в сторону парочки! Все еще целуются! И вдруг девушка развернулась спиной, и на ее юбке стал заметен подвязанный флаг со светящимся оскаленным черепом и костями. Белла?!
  Не успела я ее окликнуть, как из таверны послышался шум драки, вопли:
  - Куда прешь, рыжий!
  - Ты кого потерял, парень?
  - Эй, не тронь мою девушку!
  - Какая красотка? В рваном платье?! - перекрыл шум зычный голос вышибалы. Я оглянулась. Гоблинского вида верзила стоял в дверях и смотрел прямо на меня. - Не видел, дружище! А коли б увидел, ни за что б не отпустил!
  От громогласного гогота задребезжали стекла, я подхватила юбку и сорвалась на бег. Поравнялась с парочкой и с криком: "Бежим!" схватила девушку за руку и потянула на себя. В том, что это действительно Белла больше не было никаких сомнений - вдобавок к знакомому платью, маске и черепу, только она умела так аристократично взвизгнуть.
  Много лет я изо дня в день ругала подругу за мягкий характер и покладистость. Ничего не помогало! Но сегодня я даже была этому рада, если бы кто-то вот так выдернул из поцелуя с рыжим меня, я бы точно никуда не побежала!
  От этой мысли я запнулась и чуть не встретилась носом с мостовой. Белла спасла меня от падения.
  Погодите, я что, не прочь снова поцеловаться с этим нахалом? Не может такого быть!
  - Стоять! - закричали нам вслед на два разных голоса, но я только сильнее сжала руку подруги и припустилась еще быстрей.
  Подумаем позже, а пока - срочно домой!
  Вот она, волшебная сила страха! Даже нога не болела!
  Не знаю, как на счет Академии Мрака, но существуй в Темном королевстве Академия бега, нас с Изабеллой зачислили бы туда авансом. Так быстро мы не бегали никогда!
  Она задыхалась, и у меня закололо в боку, но ни подруга, ни я не остановились до самой калитки черного хода для слуг. И только когда мы уже оказались в заросшем саду нашего дома, и я захлопнула за нами тяжелую щеколду, Белла спросила:
  - А что случилось-то?
  Мы обе, согнувшись, держались за животы и тяжело дышали, но побежали дальше, до самого крыльца. К счастью, дверь оказалась приоткрыта, а в окне кухни горел свет: кто-то из немногочисленных слуг ждал возвращения хозяев с праздника.
  - Ты не слышала, часы на ратуше уже отбили полночь? - прохрипела я, не в силах сделать дальше ни шагу. Вцепилась в перила, стараясь отдышаться.
  - Не слышала, - помотала головой Изабелла и мечтательно улыбнулась. - Я целовалась, впервые в жизни... А ты что делала, где была? Я ждала тебя почти целый час! - обеспокоенно спросила она, осмотрела меня с ног до головы и изумленно ойкнула: - Что с тобой? На тебя напали?
  Да, когда мы расставались, я выглядела несколько приличнее..
  - На меня? - я задумалась на пару мгновений.
  Пожалуй, не буду говорить об отравленном яблоке. Но как объяснить рваное платье?
  - Напали, да, - подтвердила я и, заметив перепуганное лицо Беллы быстро добавила: - Но потом меня сразу спасли. И ты не поверишь, но я тоже целовалась!
  Что-то упало внутри дома и разбилось. Опять кошка шалит? Белла вздрогнула и придвинулась ближе.
  - Ах, как романтично! - вздохнула она. - И как его зовут?
  Я замялась. Понятия не имею, с кем я сначала целовалась, а потом проснулась в одной постели? Великий Мрак, как же низко я пала! Мы ведь даже не познакомились.
  - Да неважно, - отмахнулась я и с равнодушным видом пояснила. - Ерунда, ничего серьезного. - Лучше расскажи, с кем была ты?
  Белла хлопнула глазами и растерянно пробормотала:
  - Не знаю...
  Понятно. Нас обеих угораздило по уши вляпаться в приключение.
  Со стороны черного входа снова послышался грохот, и мы обе недоуменно повернули головы на звук. Дверь распахнулась, и на пороге возникла моя сводная сестра Эрджина, закупорив проход мощным телом и уперев в бока толстые руки, Ее глаза зло сверкнули, отражая свет яркой полной луны. Да... чувствуется в ней ведьминская кровь.
  - Я все слышала! - топнула она ногой, грозя обрушить ветхие деревянные ступени крыльца. - Все расскажу маме, когда она вернется! Все!
  Так мачехи еще нет? Какое счастье! Я выдохнула и с сожалением подумала, что могла бы так не бежать. Глядишь, и рыжий бы успел меня поймать...
  Поймать и прибить! Чего это я опять о нем вспомнила? Я разозлилась сама на себя, сурово свела брови и строго спросила Эрджину:
  - Что - все?
  - Позорницы! Обе! - крикнула она и вбежала в дом, хлопнув дверью так, что от стены особняка отвалился кусок штукатурки. Наш дом давно нуждался в ремонте, а Эрджина - в диете.
  Мы с Беллой переглянулись и пожали плечами, и я, наконец, вспомнила о самой важной цели сегодняшнего мероприятия.
  - Ты достала листовку?
  - Угу, - кивнула кузина и извлекла из кармана мятый лист.
  Я развернула бумагу. Света, падавшего из окна кухни было достаточно, чтобы прочитать. Стипендия! Бесплатное обучение! Бесплатное общежитие! Не образование - мечта! И принимают не только ведьм, но и зельеваров!
  - Ты видела? Факультет алхимиков! - радостно прочитала я.
  - Видела, - печально вздохнула подруга. - Только не думаю, что тетя разрешит мне учиться.
  - Что за глупости? Даже если запретит, ты можешь это оспорить! Ты почти совершеннолетняя, а главное, у тебя есть родовое имя!
  Белла не успела ответить, дверь в дом открылась, и на порог, кряхтя и держась за сутулую спину, вышел наш старый мажордом Бонифер:
  - Юные леди, - позвал он нас, - идемте пить чай! Пока леди Эрджина не съела весь пирог, - добавил он на один тон ниже.
  Изабелла первая вошла в дом, а я обернулась на пороге и прислушалась - ночной праздничный удар в колокол на площади известил полночь. Интересное дело, мы с Беллой нашлись, потерялась мачеха. Не то, чтобы я сильно расстроюсь, если она не найдется. Скорее, наоборот. Но что леди Берклея делает в карнавальную ночь без мужа и без компаньонки, одна?
  Чай пить я не стала, только быстро, пока отвлеклась Эрджина, спрятала в холщовую салфетку кусочек пирога. Я-то обойдусь, да и стройнее буду. Но на рассвете, как обычно, к черному ходу придет старая хромоножка Ашша, и ей будет угощение.
  Женщина не выглядела нищей, но одета была скромнее меня, зимой и летом куталась в заштопанную серую шаль. Когда-то она была колдуньей, но давно уже не практиковала - от старости у нее дрожали руки. Зато она в совершенстве владела теорией магии, с самого детства учила меня и щедро отдаривалась рассказами о дивных местах, где ей довелось побывать в молодости.
  Ашша появилась в моей жизни на следующее утро после знаменательного дня Семилетия, когда я рыдала на заднем дворе у калитки и хотела сбежать из дома. Женщина утешила меня и отговорила от глупости, и с тех пор приходила почти каждое утро проведать. А я старалась всякий раз ее порадовать скромным гостинцем.
  - Доброй ночи! - пожелали мы с Беллой Бониферу и, не обращая внимания на недовольное бурчание Эрджи, ушли спать.
  
  (7)
  * * *
  Все следующее утро я помогала кузине по дому и была крайне раздражена. Ненавижу уборку! И посуду мыть я тоже не люблю! Но Белла, которая обычно занималась уборкой и мойкой, так как мачеха экономила на слугах, была занята: платья надо было сдавать в театр сегодня же вечером, а белошвейка из меня еще хуже посудомойки. Зашить как Белла я бы точно не смогла. А все этот рыжий! Увлекся он! Спасатель!
  Я поставила мокрую тарелку на полку, она жалобно звякнула о соседнее блюдце. Не разбилась, спасибо.
  Впрочем, мы ведь живем в Темном королевстве, отравленным яблоком тут никого не удивишь. Некоторые ведьмы вместе с ядом переводят проклятье на первого попавшегося неудачника. Предусмотрительно: заодно и убивают, чтобы проклятый не мог удар обраткой вернуть. Я задумчиво дотронулась до своих губ. Великий мрак, а что если он не врал? Может быть, зря я его приложила канделябром?
  И как мне теперь найти его, чтобы извиниться?
  - Злолушка! - услышала я за спиной противный голос Эрджины.
  - Чего тебе? - буркнула я, оценив сияюще-бодрый и явно чем-то воодушевленный вид сводной сестры.
  - Тебя зовет маменька, - ехидно сообщила она.
  Интересно, когда вернулась леди Берклея, и где мачеха пропадала всю ночь? Она, между прочим, замужем!
  - Ну раз зовет... - я с радостью бросила мокрое полотенце на спинку стула. Наконец-то предлог прерваться! Да и обсудить с мачехой мое желание учиться тоже стоит как можно скорее. До экзамена всего два дня!
  Эрджина зачем-то пошла меня провожать. Наверное, собиралась подслушивать. Как-то слишком она была довольна для утра, наверняка уже успела нажаловаться на нас с Беллой.
  А вот и кузина! Белая как снег Изабелла вышла из дверей мачехиной спальни. С утра она успела привести себя в порядок - русые волосы лежали один к одному, скромное серое платье без единой складочки. Аккуратистка.
  Толстушка, глядя на грустную кузину, засияла как начищенный медяк. Ну точно что-то наплела маменьке!
  - Доброе утро, Сандра, - убито сказала подруга.
  - Надеюсь, что доброе. - Мне оставалось только кивнуть. Не при Эрджи расспрашивать.
  - Злолушка, ты здесь? Войди! - громко позвала мачеха из комнаты.
  Ну, Всеблагие, хоть тут помогите!
  Распрямив спину, я вошла в спальню Берклеи и в очередной раз подивилась неувядающей красоте фифы. Она сидела в легком пеньюаре за туалетным столиком и расчесывала роскошные белокурые локоны. Судя по довольной улыбке, эта паучиха уже успела напиться крови собственной племянницы.
  Вспомнив, что лучший метод обороны - это нападение, я плотно прикрыла за собой дверь и заявила:
  - Мадам, я хочу поступить в Академию мрака!
  - Что? - мачеха на миг замерла и расхохоталась. - Какая тебе академия, ты на себя в зеркало посмотри!
  Она отложила щетку для волос, повернулась и смерила меня пренебрежительным взглядом голубых глаз с ног до головы.
   - Даже не надейся. В академию магии, чтоб ты знала, принимают только детей благородной крови, получивших начальное образование в школе или пансионате. А у тебя, несчастье ты наше, ни образования, ни даже имени! Какие документы ты подашь на зачисление, если их у тебя нет?
  Я сцепила за спиной руки, чтобы плечи гордо и независимо расправились, и упрямо повторила:
  - Мне пойдут навстречу, уверена. Кровь у меня благородная, вам ли не знать. Я обучена достаточно, чтобы сдать вступительные экзамены, меня и без бумажки об образовании могут принять.
  - Не могут, наивная ты наша. Маги приносят клятву, и любые клятвы запечатываются именем. А у тебя его нет. Ни документов нет, ни записи в храмовой книге, - ухмыльнулась ведьма. - Ничего нет! Ты никто, тебя не существует вне этих стен.
  - Будут у меня документы, - твердо сказала я мачехе, хотя уверенности никакой не было. Но отступать мне некуда. Еще немного, и ее стараниями все наше семейство останется без крыши над головой. - Я уже почти совершеннолетняя. Схожу в храм и попрошу дать мне новое имя. А свидетели, кто я такая, у меня есть, они под клятвой подтвердят, если отец не захочет.
  - Твой отец уже давно ничего не хочет, - поморщилась мачеха. - Он безнадежно болен, и боюсь, помрет прежде твоего упрямого деда.
  О, знаю я этот ее страх. Она так хотела стать графиней, но титул перейдет к ее мужу (и моему отцу) только после смерти деда, а тот помирать не собирается, в отличие от виконта, на которого несколько лет назад во время внезапной снежной бури в лесу упало дерево и перебило позвоночник. Случилось это, кстати, после его ссоры с мачехой - отец хотел запретить ей жить в столице и тратить его состояние на балах.
  Если ли бы в тот день отца не сопровождала свора его лютых псов, больше похожих на волков, то там бы он и замерз. Животные приволокли хозяина в его лесной дом, но с тех пор виконт не встает и лечится в королевской больнице для привилегированных клиентов. Должности при короле он лишился, и его характер испортился еще больше. Зато мачеха, как верная жена, осталась поближе к мужу, в столичном особняке Виннеров.
  Подозревать-то я ее подозреваю в том, что неспроста грянула буря и обрушилось дерево, но доказать ничего не могу.
  Так вот, самое печальное для мачехи - дед и после этого несчастья не снизошел и не помирился с сыном. И даже на версту не подпускает к себе его новую семью, как не подпускал старую. И меня, разумеется. Вообще не уверена, что графу Лиорскому известно о моем существовании, дай Всеблагие ему долгих лет и доброго здравия, чтобы подольше позлить виконтессу Виннер.
  - Не так это делается, Злолушка ты наша, - ухмыльнулась белокурая змеища. - Этак любой голодранец может собрать кучу забулдыг, притащить в храм и объявить себя виконтом или даже потерянным принцем.
  - А как?
  - Во-от! - ехидно протянула ведьма. - Не знаешь. А я знаю, но не скажу. Пока. Но имя - это еще не самая большая твоя проблема. Самая большая - это твой дар. С чем ты придешь в магическую академию? Какой дар предъявишь?
  - Но вы же сами обзывали меня ведьмой. И говорили, что у меня "черный глаз", что я навожу порчу...
  - Ах, дорогая, это я, признаюсь, напраслину на тебя возводила, - призналась змеища и снова расхохоталась, глядя на то, как обескураженно вытянулось мое лицо.
  А ведь сколько слез я пролила, доказывая Конни, что я не проклинала противную Эрджи и даже рядом не стояла, когда толстушка вывихнула лодыжку, в очередной раз воруя варенье на кухне. Причем, она всегда спихивала эти кражи на меня или Беллу. Или взять проворовавшихся слуг, страдавших то от расстройства желудка, то от нападения нашего петуха... сразу после того, как я обнаруживала поддельный счет из булочной или от мясника.
  Каждый раз, когда в нашем доме что-то с кем-то случалось, виноватой, с легкой руки мачехи, считалась я и мой якобы "черный глаз". Разве это не ведьминский дар?
  - Ну какая из тебя ведьма? - забила Берклея новый гвоздь в мое самоуважение. - Ведьмы безжалостны, а ты вечно с какими-то цыплятками и котятками носишься и милостыню всякой швали подаешь. Моими деньгами и едой, между прочим.
  Ну я и разозлилась! Она ведь говорила о доброй Ашше! И денег я ей никогда не давала, потому что у меня своих никогда и не было. Мне казалось, мои редкие встречи с калекой остаются тайной, но разве что-то можно утаить от пронырливой стервы, доставшейся мне в мачехи?
  Пока я подбирала не слишком резкие слова для ответа, Берклея раскрыла коробочку с украшениями и достала рубиновые серьги, вдела одну в ухо, полюбовалась собой и стала вдевать вторую, но тут встретилась со мной взглядами в зеркале. Сережка выпала из ее рук и так неудачно, что хрупкая подвеска отпала. Голубые глаза ведьмы полыхнули злостью, но она мгновенно взяла себя в руки и натянуто улыбнулась.
   - Хорошо, я помогу тебе воплотить эту бредовую идею с академией, - внезапно повернулась она и пробуравила меня пристальным взглядом. - Но с одним условием.
  - Каким?
  - Ты поможешь Эрджине очаровать его высочество принца.
   Полностью книга выложена ТУТ
  

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"