Иржавцев Михаил Юрьевич: другие произведения.

Собранный урожай

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отзывы прочитавших мои вещи.

  СОБРАННЫЙ УРОЖАЙ
откликов с Самиздата, Триммеры и электонной почты
на мои литературные сочинения
  
  
  МОИ ЧИТАТЕЛИ
  
  
  Олег Чугунов
  Феофан Талич
  Анатолий Сухих
  Стелла Странник
  Алекс Варна
  Ашерьессс (Ольга Романовская)
  Алиен
   Ал Баев
  Н.Н. (Наталия Нестерова)
  Галина Герасимова
  Яна Вовк
  Кир Фисенко
  Валентина Астафьева
  Созутов Семен Евгеньевич
  
  
  ДАНЭЯ
  
   Чугунов Олег Станиславович (verter77@gmail.com) 2012/07/02
   Роман понравился, весьма необычен, по стилю напоминает богдановские "Красную Звезду" и "Инженера Мэнни".
   Михаил, а как и когда вы пришли к идее танспортных туннелей с оплавляемой поверхностью? Дело в том, что у меня в повести присутствует почти тоже (но более детально и как центральная нф-идея), а я ваш роман не читал до сих пор.
   Возможно, мы читали что-то общее на этот счет или просто думали одинаково?
  
   Oleg Chugunov
  To Michael Chassis
  Здравствуйте, Михаил!
  Рад так же Вашему письму, произведение такой глубины нынче не часто встретишь. Я конечно же прочитаю весь роман (разумеется, увидел все сразу), но и первая часть дает представление цельное.
  Ваш "Совет Воспроизводства" живо напомнил мне ефремовский "Остров матерей", в то оптимистическое время будущие затруднения казались небольшими и легко преодолимыми.
  В Вашем романе задели за живое пронзительные эпизоды о детях.
  
  Евгений Беляков цитата:
  может запросто возникнуть тоталитарное общество из генетически модифицированных людей. Определенное количество генетически запрограммированных гением и расчетное количество рабов! Причем - теперь уже навсегда.
   Олег Чугунов
  На эту тему наш американский член ТОППЕ Михаил Иржавцев (Michael Chassis) написал замечательный роман - "Данея".
  Жаль, конкурс Перспектива на СИ заглох - имхо, это лучшее произведение на нём, только очень большое (на конкурс выставлена только первая часть) и не очень сильное литературно (самиздат есть самиздат).
  Причем для описания возникновения такого тоталитарного общества ему даже не понадобилось допущение генной модификации - только ранний отбор, чисто логически его достаточно, чтобы представить научную элиту и малоспособных "рабов" (у него сексуальных). Естественно, это не "навсегда", этот конфликт в финале преодолён - иначе автор не был бы в ТОППЕ :)
  Вне НФ на эту тему рассуждать малопродуктивно и уныло :(
  
  31.10.12 12:40 Ольга Александровна
  рейтинг пользователя: 12
  Может быть Вы и правы , если сейчас на работу требуются люди с высшим образованием бить по рельсам кувалдой, то можно сказать мы идем прямо к сюжету вашей книги. Очень понравилось!!!!!!!
  18.10.12 17:10 Феофан Талич
  рейтинг пользователя: 10
  Потрясающе!!! А где прочитать полную версию?
  
  
   Феофан Талич
  To Michael Chassis
  Добрый день, Борис! Читаю первую главу Данэи, должен резюмировать, что такого психологически тонкого и умного чтения не было уже давно. По мере чтения буду (с Вашего позволения) делится мыслями. С уважением, Феофан Талич.
  
  
   Варна Алекс
   А теперь пару слов о романе, который начала читать. Уже с первых абзацев поняла, почему вы назвали 'Данэю' своим самым-самым. Работа очень серьезная. Сильнейшая теоретическая основа в кайме художественного произведения. Хороший, внятный язык. Плавная структура. Наверное, достаточно одного такого романа, чтобы сказать: 'Я создал нечто стоящее'.
  
  
   Варна Алекс (alvarna@ukr.net) 2013/04/08 18:35 [удалить] [ответить]
   Здравствуйте, Борис!
   Прочитала.
   Сначала испугалась, что многого не пойму. Но, главным образом потому, что Вы хороший рассказчик, мои опасения оказались напрасными.
   Итак...
   Общество будущего. Какое оно?
   С одной стороны - консолидация всего мира, небывалый прогресс науки и технологии, свободное творческое и культурное развитие личности (кстати, некоторые порядки имеют древнегреческие корни : культ учителя, эстетика во всем, даже в застолье, преклонение перед знаниями, культ здорового и красивого тела и т.д.), продуктивная энергетическая политика и прекрасная экология. При этом прогрессирует полная свобода нравов и обилие развлечений (здесь уже проходит аналогия с Древним Римом) Впрочем, ученым (а их большинство) не до праздного отдыха. Их умы поглощены проблемами современности и поисками способов преодоления цикличного кризиса в науке.
   А вот с другой стороны... Те, кто не соответствуют высокоинтеллектуальному стандарту, попросту идут в брак. Их даже за личности не считают - так, биомасса для нужд общества - не более. Хуже, чем рабы, не лучше, чем скот (параллели: гурии и гурио - скудные подобия гетер или гейш, а доноров-смертников можно сравнить с гладиаторами Рима). Особо остро подобная несправедливость проявляется в отношении 'отбраковки' маленьких детей: их делят на годных и негодных, вынося последним приговор до конца жизни.
   И в этом заключается весь ужас ситуации: люди перестали быть людьми - они превратились в бездушных интеллектуалов, не понимающих значения слова "человечность".
   Общество стало маниакально практичным, дойдя маленькими шажками от убийства ради донорства до каннибализма.
   Горе от ума - и это еще мягко сказано.
   Одним словом, полностью больной мир, абсолютно уверенный в своем непогрешимом здоровье. Странное общество и неестественные отношения между людьми, которые лишены родственных связей, моногамности, а потому, и ревности. Оторванные ветки, опавшие листья... У меня нет других сравнений.
   Но появились те, кто увидел и воспротивился страшной болезни. Первым был Лал - журналист, историк, один из немногих, кто задумался над проблемой 'неполноценных'. Медленно, но он осознал ее, понимая, что главная проблема - это отсутствие института семьи. В то время, когда блистательный ум Дана совершил переворот в науке, Лал стал детонатором взрыва в социальной сфере. Он гибнет в новооткрытом мире Земли-2, но его идея остается жить. Она прорастает в сердцах и умах друзей, заставляя их по-другому смотреть на жизнь. Потому Лал - это символ Идеи возрождения человечности.
   Поскольку Дан и Эя, памятуя наставления друга, решились на невозможное - родили и воспитали собственных детей, став примером счастливой, любящей семьи, принесли жизнь на новую планету и возродили чувства любви, сострадания, справедливости на своей, то они по праву носят имя Отца и Матери.
   Впрочем, возвращение к состоянию, нормальному для человеческой природы, настолько продолжительно, что, кажется, не наступит никогда. Потому главным символом романа выступает постоянное противостояние как внешнее социальное, так и внутреннее индивидуальное. И борются не только Лал, Дан и Эя.
   Например, Лейли всеми силами стремится любить. Ева - педагог, жаждущая отмены 'отбраковки' детей, напрасно сражается за право быть матерью. Ли борется за право оставаться полноценной личностью в мире, где его способности 'недостаточно хороши'. Лал-младший во что бы ни стало стремится продолжить оживление родной для себя Земли-2. Марк отказывается от пересадки сердца от донора-неполноценного и умирает от инфаркта ради идей Дана.
   Потому Данэя - это не только название новой планеты. Это новый шанс для всего человечества и надежда, что самоотверженная борьба героев романа не была напрасной.
   Думаю, что роман будет весьма интересен любителям действительно качественной НАУЧНОЙ фантастики. Для развлечения эта работа не годится. Ее не получится читать в обеденный перерыв и в промежутке между новостями. Ее нужно осмыслить и сделать для себя выводы.
   А какие они будут - зависит от самого читателя.
  
   *Варна Алекс (alvarna@ukr.net) 2013/04/11 16:50 [удалить] [ответить]
   Уважаемый Борис! По прошествии нескольких дней докладываю о послевкусии!
   Роман запомнился. И атмосфера, и сюжет, и герои.
   Одним словом, отличная работа!
   Спасибо!
  
  
  Созутов Семен Евгеньевич
  
   Очень необычный роман антиутопия о мире, где общество делится на два класса ученые - высший класс и все остальные объявлены недолюдьми, годными лишь на то чтобы обслуживать высших и давать им свои органы для трансплантации. Главный герой, узнав о реальном положении, пытается бороться с системой, а после его гибели, его дело продолжают его товарищи... Очень необычное оформление и текстовая стилистика Я бы сказал, это даже не сай фай, а реконструкция возможного будущего, настолько хорошо написан роман. Но не для широкой публики. Это нужно читать очень медленно и разборчиво... Это в фавориты однозначно.
  
  
  Валентина Астафьева
  
  
  11. Астафьева Валентина 2014/05/31 17:38 [ответить]
  Мощно, Михаил! Столько глубокого смысла, боли за будущее. Единственное, что меня всегда настораживает - имена главных героев. Да, конечно, процесс глобализации, приведет к унификации и в этой области, но так хочется простых русских имен! Мне понравилось. Браво, Михаил!
  с уважением, Валентина
  
  
  
  
  Куда может привести прогресс
  
  
  . Варна Алекс (alvarna@ukr.net) 2013/04/15 17:19 [удалить] [ответить]
   Здравствуйте, уважаемый Борис!
   Прочитала!
   Я бы не назвала работу обычной статьей. Это и синопсис к роману, и предисловие, и итог глубоких философских размышлений, изложенных в "Данэе".
   С идеей во многом согласна.
   Технический и интеллектуальный прогресс без истинной духовности - это ящик Пандоры.
   К сожалению, основа подобного несоответствия реально существует как в истории, так и в современности человечества. С одной стороны, без ломки стереотипов и извечного "а почему нельзя?" вообще невозможно развитие науки, а с другой, остановиться между тем, что действительно допустимо, а что нет, сложно. Очень сложно, если отвергать незыблемые табу моральных устоев. Функцию 'консервации' последних частично взяли на себя традиционные религии, но даже они часто бессильны, поскольку могут быть или отвергнуты по принципу "религия - опиум для народа", или целенаправленно извращены с целью поддержки власти или превращения в идеологическое оружие для войны не за провозглашенные духовные, а за скрытые, но вполне ощутимые материальные блага. Эта проблема давняя, многослойная и, как ни прискорбно, долгоиграющая .
   Сегодня, как и вчера, миром правят преимущественно бездушные деньги. Завтра - исключительно холодный интеллект и безграничная практичность? Может статься и такое. Хотя более вероятно, что человечество просто угробит себя своей неуемной жадностью. И никакая власть не поможет. Даже упомянутую в статье далеко не всесильную демократию можно та-а-ак перекрутить, что любая анархия обзавидуется! Форма государственного строя - это лишь сосуд, истинное наполнение которого очень часто не соответствует этикетке. История слишком красноречива на этот счет. Современность слишком противоречива. Будущее слишком туманно.
   Впрочем, Борис, я вовсе не отвергаю гипотетическую реальность мира "Данэи". Вы пугающе правы во многом. В Китае, например, на фоне быстрого технологического развития сегодня отмечается прогрессирующее одиночество молодых людей и ущемление института семьи во имя вынужденной регуляции рождаемости. Это норма, к которой дошли тоже незаметно и постепенно...
   Выход? Не знаю, есть ли он. Сент-Экзюпери писал: "Человек полон противоречий. Иному дается верный кусок хлеба, чтобы ничто не мешало ему творить, а он погружается в сон. Завоеватель, одержав победу, становится малодушен; щедрого богатство обращает в скрягу. Что толку в политических учениях, которые сулят расцвет человека, если мы не знаем заранее, какого же человека они вырастят? Кого породит их торжество?"
  
  
  ЛАЛОМ ПРЕДСКАЗАННОЕ
  
  
  Алекс Варна
  
  Здравствуйте, уважаемый Борис.
  Пожалуй, излагать мнение о Вашем сиквеле начну без лишних предисловий. Читая работу, я все время вспоминала 'Данэю'. Сравнивала, проводила параллели. В 'Лалом предсказанное' рассматривается ряд социальных проблем, поднятых ранее в 'Данэе', среди которых главенствует сопоставление индивида общему мнению бесчувственного общества. Также поднимаются вопросы необходимости создания семьи, сравниваются лагеря 'мудрых и примитивных', 'предков и потомков'. Даже дуэты Дан-Лал, Конбр-Лим очень схожи. Все четверо ставят свою жизнь на кон ради общей гуманистической идеи без оглядки на то, как далеко зашло их общество во всеобщем заблуждении. Правда, различными оказались цены, заплаченные землянами и гардрарцами, но ведь в этом и мораль произведения.
  
  Теперь обращусь к поднятому Вами вопросу о вере.
  Да, отпечаток перехода автора от атеистического восприятия мира к религиозному местами очень ощутим. Не знаю, как такой подход воспримет вся Ваша читательская аудитория - вопросы религий часто вызывали трения между представителями разных конфессий даже в пределах одного религиозного учения, что уж говорить о различных вероисповеданиях. Но, думаю, Вы как автор в полном праве ставить вопросы и искать ответы в свете своей веры и в форме своего художественного произведения. Тем более что важная роль веры в жизни человечества неоспорима.
  Итак, сперва может показаться: вероятность того, что две разделенные в пространстве цивилизации землян и гардрарцев могут пойти по одному пути развития (или деградации) довольно мала. С другой стороны, и путей этих не так уж много: первоначальное совершенствование материального мира может трансформироваться или в духовное развитие, или в прагматично-интеллектуальное, или в своеобразный синтез этих сфер. Также может произойти деградация и увядание без выхода на более высокие ступени развития из-за природных катаклизмов, войн, истощения ресурсов и т.д. То есть, по сути, в какой-то момент времени для любой цивилизации возможно или развитие, или упадок на разных этапах этого развития. Потому после некоторых раздумий можно прийти к выводу: а почему бы не пересектись двум мирам в какой-то точке этого процесса? К тому же их положения различны: земляне уже 'прозрели', а гардрарцы дошли до грани в своем заблуждении. Но финал вносит свои коррективы в подобные размышления и объяснения, связанные с волей некой Высшей Силы, многое проясняют. Даже продуктивный Контакт с Теми уже не очень удивляет: 'Вселенная полна всего' - лучше и не скажешь. Также понравилась фраза: 'Глядя на них, начал отчетливо понимать, что не только разум важен для человека: чувства в нем - не менее! Именно бесчувственный разум позволил оценивать человека лишь по его работе.'
  А вот это пришлось прямо на злобу дня: '...лишь правители бывают плохи, а народ только замечательным - не виноватым никогда, зато обязательно мудрым всегда, добрым, справедливым. Глубочайшее заблуждение! "Каждый народ имеет то правительство, которое он заслуживает". К сожалению, не могу должным образом оценить научную составляющую работы. Математик я неважнецкий и с открытием Рипса малознакома, но Вашу мечту относительно той же сверхплотной аккумуляции электроэнергии очень даже понимаю. Если смотреть на то, как человечество использует ресурсы планеты в свете потенциала возможностей, то на ум приходит лишь неандерталец с каменным топором, который тупо крушит "Лексус".
  Как-то так;) Кажется, все.
  Спасибо Вам за творчество, которое заставляет задуматься.
  С уважением, Таня.
  
  
  PRESENT PERFECT CONTINUOUS
  
  
  31.10.12 12:33 Ольга Александровна
  рейтинг пользователя: 10
  Интерессно, немножко в духе Л.Тостого и Ф.Достоевского,русская душа просит душевных сомнений и терзаний......
  29.10.12 08:08 Феофан Талич
  рейтинг пользователя: 10
  Очень насыщенный сюжет.
  
  
  осподи, как я соскучился по "нормальным человеческим текстам", а тут у вас есть всё, что я так люблю... и бульварное кольцо, и "совок" (простите, если вам этот термин неприятен, мне он понятнее, чем плюсквамперфектум иди как его там)
  читать буду с удовольствием (читаю уже) и не один раз, похоже...
  только вот "критики" - не, не дождётесь, это я уже понял, пару ремарок разве что
  3. Сухих Анатолий (cyxux@mail.ru) 2012/11/08 10:35 [ответить]
   Михаил, чудо, как хорошо - и персонажи, и обстановка, и время, и ...
   да всё-всё-всё.. вкусно, точно, и ностальгия сразу жуткая по тем временам - это да, это было, и вряд ли это кому-нибудь будет интересно, это же не подвиги какие, пришел-увидел-победил, хотя...
   На тримере это явно неформатом будет, это я так думаю, впрочем посмотрим, чего события предвосхищать
   С музыкой вы, право, забавно придумали, не, не забавно, вот это ваше замечательно читать именно под классику, я бы Вивальди, Моцарта, Дебюсси поставил, а пожалуй так и сделаю, ога - точно, я буду ещё раз перечитывать, и как раз под негромкую музыку
  
  
  Стелла Странник
  Добрый день, Борис! Вот и я дошла до вас. Сначала поблуждала немного по закоулкам, попыталась почитать фэнтези и "ужастики". Но с первых же страниц начала "спотыкаться" о слова-просторечия, как будто бы не автор вставил их в свои описания и повествования, а бабушки, которые сидят на скамейке и обсуждают "инопланетные" темы на своем языке. Я не живу в России уже 28 лет, и потому мне особенно бросаются в глаза словечки, которые появились в последние годы. Одно дело, если их "приносят" из школы дети, и другое - когда мамы и папы этих малолеток засоряют паразитами свои "вумные"опусы. Мы таких слов раньше не знали.
  Так вот, попробовав почитать и то, и се, я обратила внимание на вашу повесть. И с первых же строк всплыл в памяти образ одной женщины. Придется рассказать эту историю.
  Итак, ее звали Алевтиной, и было ей 35 лет. Работала она в редакции областной газеты подчитчиком корректора уже много лет, и ее не повышали в должности, потому что главным корректором была Людмила Сергеевна, которой нужно было "дотянуть" до пенсии. Аля (так звали в редакции нашу героиню) была длинноволосой о длинноногой, но сутулой и некрасивой девицей (как и ваша Фаина, она была девственницей). И потому все были приятно удивлены, когда Аля вышла замуж за вдовца Константина Сергеевича, важного чиновника лет 50-55. Аля подчитывала тексты, бегала в буфет за пирожками, а иногда и сама приносила домашние коржики, они у нее получались отменными.
  Почему я вспомнила о ней? Я представила, что именно Аля едет в метро на работу и читает вашу повесть, Борис. Она даже не просто читает, а вылавливает маленьких "блошек", которые то там, то сям, но встречаются в тексте. Она делает это не со злобы, а из уважения к вам - это у нее - профессиональное.
  Аля умудрялась жить на мизерную зарплату, и ее гардероб был минимальным. Она, как и ваши герои, была минималисткой. О 70-х годах мы знаем очень мало, это время было "задернуто занавесом", закрыто от посторонних глаз. Я больше сказала бы (и сказала) - о 90-х. Но Алин минимализм был еще и ограничен рамками. Как будто бы ее жизнь текла не по семи нотам , создавая гармонический лад, а по двум: "Фа" - "Соль", "Фа - "Соль" (девочка прыгает от радости и лепечет: "Халасо! Халасо..."). И так изо дня в день, пока не произошло одно событие.
  Однажды Константин Сергеевич вернулся со службы, а в прихожей ему не подали тачочки.Из кухни не доносились ароматы пирогов, но главное - в доме не было ни одного горшка с комнатными цветами.А таких горшков было здесь десятка три, не меньше. И он понял, что уже никогда не увидит Алю.
  На следующее утро она пришла в корректорскую в той же юбке, в которой ходила до этого, и с таким же спокойным выражением лица, как будто бы ничего не случилось. И лишь приглядевшись внимательнее, можно было заметить, что в ее облике появились новые нотки: "До - Ре", "До - Ре", - кричала девочка, прыгая через скакалку, - "Мне тесно и душно в этих стенах!" "Си"! - стукнула она ножкой по тротуару, на котором вместе с другими девочками играла в классики, -"Не хасю!"
  Не все в редакции поняли, что произошло в ее душе. Многие осуждали Алю, считая, что с таким мужем - как за каменной стеной. Что ей еще нужно?
  К чему я так подробно о ней? Не только потому, что Аля - главная читательница вашей повести (мои героини живут в другом жизненном ритме, потому для чтения книг у них вообще нет времени, а тем более - таких книг).Главное - потому, что именно так, на этих нотах -"Фа" - "Соль" - у вас и построено произведение. Все просто "халасо". Ровно, с четким описанием деталей,создающих обстановку того времени, его атмосферу. С голосом рассказчика - человека не замкнутого, открытого и откровенного. Он не постеснялся описать сцены, когда испытывал отвращение к женщине, но в то же время, был очень корректен в этих описаниях. Это действительно человек интеллигентный, и он не будет говорить "доходил досюда" и не будет бросаться не только просторечиями, но и жаргонизмами даже в диалоге с близкими.
  Считаю, что вы очень хорошо описали временной отрезок - 70-е годы.По-моему, этот же текст выглядел бы искусственным, надуманным, если под ним указать 80-е годы, и вообще - неактуальным и нелепым, если "приклеить" ярлык 90-х.Да, я читала. И отдыхала от корявых, "вывернутых наизнанку" текстов, написанных некоторыми другими участниками конкурса.
  Вам, Борис, не надо что-то менять коренным образом, если только еще чуть-чуть "отшлифовать", не надо "подгонять" под неписаные, но устоявшиеся "законы" книгописания. У каждого произведения есть своя аудитория. Только у одних она больше, у других - меньше. И "больше" - не значит "лучше". Помните, появился диск "Как прекрасен этот мир"? Музыка, положенная на классические тексты Ахматовой, Мандельштама, не претендовала на широкую аудиторию, она была предназначена узкому, элитному кругу людей. А надо же, стала вскоре популярной.
  У вашей повести есть главное - авторский стиль. Удачи вам!
  
  
  Стелла Странник
  Ба Гуа из восьми картин
  
  ОСКОЛКИ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ
  (Борис Мир 'Present Perfekt Continuous')
  Направление: Восток. Сектор: Семья и здоровье. Символ: Чжень (Гром).
  ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА
  Гром - могущественная звуковая реакция небесных существ, чаще всего Бога, которому приписывается также роль повелителя молний. Грозу связывали с драконом (особенно в Китае), воспринимали как смех Неба, сверхестественную барабанную дрожь, проявление рыжеволосого небесного демона или как громыхание повозки , которую духи усопших тащат по небу. А Гром считается впечатляющим и реально осязаемым воплощением власти небесной сферы, которая, с одной стороны, угрожает человеку, а с другой - охраняет его от враждебных ему существ.
  КАРТИНА
  Маленькая девочка лет пяти прижимает к груди плюшевого мишку. В ее глазах застыл страх. Что случилось? А на втором плане - двое - мужчина и женщина. Они уходят, не обращая внимания на ребенка. И уходят в разные стороны. Картина в грязно-серых тонах: солнца не видно, только рваные облака расползлись по небу. Видимо, начинается гроза , вот и молния уже блеснула.
  'МУЖ И ЖЕНА - ОДНА....'
  Откровенная, душещипательная и очень подробная история о том, как распадается союз мужчины и женщины, некогда питавших друг к другу нежные или страстные, или то и другое - чувства. Ведь женились они по любви, не правда ли?
  Непридуманная история о мучительном разрыве железных, а потому и довольно крепких цепей, в которые оказались закованными герои. История, каких по всему миру - несметное количество. И в каждой из них - превращение сгустков эмоций в сгустки крови, потому что лезвие ножа задело сердце. В каждой из них - накал страстей, испепеляющих душу, за которым идет холод, отчуждение и пустота. Пустота потому, что уже выплеснуты все эмоции из емкости, в которой они хранились. Вот почему психологи развод по своей силе и негативному воздействию на человека ставят в один ряд с такими событиями, как катастрофа, смерть, неизлечимая болезнь, полный отрыв от материального мира вместе с потерей статуса... То есть, развод включен в список факторов, которые и наполняют 'сосуд кармы'.
  Возникает вопрос: а на какую аудиторию рассчитано это произведение? Навряд ли 'сильная половина' променяет на него свои боевики, детективы и пр. Тогда остается 'слабая'? Ну что ж, буду делать анализ с точки зрения читательницы.
  Первое. Повесть написана от первого лица - главного героя Феликса. Понятно, что он сказал все, что мог (и хотел) сказать. У него - преимущество, в отличие от героини - жены Леры. Даже тогда, когда она 'была уличена' в измене и пыталась оправдаться, он ее не стал слушать. И даже если она что-то и успела сказать, то автор эти слова попросту проигнорировал, он их не включил в текст.
  Второе. Автор пытается убедить читателя в том, что измена Леры и стала причиной развода (а может быть, поводом?), словесно: 'моя экс-мадам', 'тихонько похрапывала эта тварь'; 'пусть тогда эта тварь орет, зовет соседей...'. Или вот: 'Ты разве не спешишь? - спросил он, еле сдерживаясь, чтобы не заржать ей прямо в лицо'. Чтобы читатель(ница) был убежден в том, что героиня на самом деле такая, автор 'вложил' не менее, а то и более 'грязные' слова в уста других героев: 'ох, ну и рвань же она, твоя экс-мадам' (это говорит очень серьезный пожилой начальник Феликса), 'сука' - не меньше, конечно же - человек простой, сосед-выпивоха.
  Третье. Союз Феликса и Леры держится не только на дочке Маринке. Видимо, были в нем и минуты радости, даже счастья, но о них мы не узнаем, их автор (он ведь на стороне Феликса) взял и 'вырезал' из Прошлого. Так что напрасно я пыталась их найти.
  Зато по пути узнала несколько семейных историй - от лирически-грустных, до оглушительно-захватывающих - любимых тетушек, сестер и других родственников, а также сослуживцев и соседей. Попутно очень много получила и другой информации. Теперь я знаю, сколько квадратных метров площади в каждой комнате старых и новых квартир героев а также, в каких квартирах санузлы совмещенные, а в каких - раздельные. Я знаю, какой цветок растет дома у 'архивистки' Томки (цикламен), чем отделан шкаф, опять же - дома - у копировщицы Дианы (темной пленкой под дерево), а заодно и какие растения (сухие) стоят у нее в вазочках. Я знаю, какое окно и куда выходит в комнате начальника Феликса, который тоже расстался с женой (может, потому он так неуважительно и отзывался о Лере?) и сколько скомканных грязных тряпочек на столе, покрытом слоем пыли, лежит у его новой соседки.
  Но я ничего не знаю если не о годах, то пусть - о минутах и даже секундах счастья двоих влюбленных - Феликса и Леры.
  Четвертое. Очень много и подробно рассказывает автор об интересах, увлечениях и привязанностях Феликса. Это образованный и культурный молодой человек. Он пользуется авторитетом на работе - в СКБ, где, являясь ведущим конструктором, фактически выполняет обязанности главного. Он много читает, часто слушает классическую музыку, ходит в театры и в кинотеатры, посещает музеи. Он занимается самообразованием и очень много чего знает. Даже дочке своей - пятилетней Маринке - он с упоением рассказывает о Теории относительности Эйнштейна, о неэвклидовой геометрии, о многомерных пространствах, о генетике и иммунологии, а также много еще о чем подобном, я перечислила далеко не все.
  Об интересах жены мы почти ничего не узнаем. Разве что - совсем маленькие штрихи. Вот, например, приехал Феликс на спортивную базу, сюда и до этого приезжал один (?), и только всего раз был с Лерой. Как было чудесно тогда! А Лера даже не встала на лыжи, 'ей было неинтересно'. И тогда я подумала: а поверят ли и другие женщины в то, что два таких разных человека могут сосуществовать вместе целых восемь лет? И не увидят ли они другие 'тайные пружины', раскачивающие этот брак?
  НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ
  Для начала определим тип брака, то есть, тип союза мужчины и женщины. Судя по тому, что автор упоминает о том, что и раньше были между ними 'бесконечные скандалы и примирения', это векторный союз. Векторный, потому что идет вращение в одну сторону, нет понятия обратного хода и тем более возможности применить 'метод проб и ошибок'. Психологи не хотят называть векторный союз браком, потому что брак - это нечто стабильное, закономерное, равновесное. А здесь присутствуют постоянные вихри ссор, примирений, раскаяний, приступов страсти и периоды равнодушия друг к другу. То вихрь, то штиль, а то и болото гниющее. И тем не менее, такой вид союза существует, а в некоторых семьях гораздо дольше - до смертного одра.
  Обратите внимание, у Феликса и Леры даже в близких отношениях нет постоянства. Главный герой то признается, что 'смертельно ненавидя ее, желал физически', то сетует на то, что между ними 'крайне редкая физическая близость'.
  Считается, что такой тип союза дается не просто так. Чаще всего для того, чтобы через стресс, через унижение, а может, и катастрофу, лишить человека его бараньей самоуверенности, твердолобости, а бывает - и тупости. Чтобы вывести героя, который уже 'вырос из штанов', на резкую смену обстоятельств.
  Таким образом, наличие сложившихся отношений между Феликсом и Лерой не было чем-то удивительным, вызывающим и тем более - исключительным. Они представляли собой тип союза, существующий всегда в этой жизни. И образованный, эрудированный Феликс если бы захотел, смог бы сохранить его, ведь у каждого типа взаимоотношений есть свои правила. Герой же проявил слабость, он пал перед внешними обстоятельствами, поддавшись чувству 'бесконечного ожидания конца'.
  В ПОИСКАХ ОСКОЛКОВ
  Несколько слов о времени. Его много, и оно - разное. Вот, например, название произведения - 'Present Perfect Continuous' - это настоящее совершенное продолженное время глаголов в английском языке и обозначает действие, начавшееся ранее какого-то момента в прошлом и продолжающееся в настоящее время.
  Идем далее.
  У Феликса есть Прошлое. Это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время - прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них - боль гораздо сильнее.
  Поищем осколки?
  Первый. Феликс был уверен в том, что Лера всегда умело использовала свое главное женское оружие - сексуальную привлекательность. И даже после того, когда они договорились развестись (именно договорились), он очень боялся поддаться ее чарам. Оставшись с ней в комнате, он был необычайно взволнован, но сдерживал свои чувства. Он мысленно концентрировал в себе силы, чтобы не показать напряжения, чтобы противостоять соблазну. Поэтому для него стало шоком то, что в раздетой Лере он увидел другую женщину: ужасно некрасивую. С блеклыми после краски волосами, с осунувшимся и постаревшим лицом, со складками на животе и обвислой грудью...
  Это осколок прошедшего времени попал ему в глаз! Иначе читатель(ница) не простил бы ему такого 'хулиганства': разве может молодая женщина, имеющая пятилетнюю дочь, так выглядеть? Пятидесятилетние красавицы с высокой грудью закидали бы автора не только помидорами. Но - нельзя, ведь это - осколок, и - в глаз. Что поделаешь...
  'Исчезло это наваждение - верность памяти ее телу; она больше не была моим эталоном. Ни малейшего влечения к нему - я свободен от него!'.
  Второй. Долгий и мучительный бракоразводный процесс, наконец-то, позади, и Феликс мечтает увидеться с дочкой. Он мысленно представляет себе, как побежит она к нему навстречу с криками: 'Папа!', как он подхватит ее на руки... Опять осколок, не в глаз, так в голову! И потому эта голова думает о другом: то о работе, то о шефе с Верой (это его новая жена), то о коллеге Юрке (который тоже решил расстаться со своей половинкой, надо же, здесь уже эпидемия), то о Фаине (это та, у которой он ночки коротал), а то и о соседке (та, что с грязными тряпочками). А ведь свидание с ребенком такое долгожданное и такое короткое!
  Феликс понял, что его с дочкой связывало Прошлое, а не Настоящее. Если раньше он считал, что эта связь неразрывна, и потому разлука ничего не изменит, то сейчас убедился в обратном: каждый живет своей жизнью, отдельно друг от друга. 'Я был совершенно ошеломлен и подавлен своим сегодняшним открытием'. Позже с Юркой он даже выпьет 'за помин души одной из наших прекраснейших иллюзий'.
  О ЯЗЫКЕ
  Повесть написана легким языком, с разумным использованием выразительных средств. Не усложнена излишней терминологией, архаизмами и неологизмами. Нет витиеватости и вычурности языка, и в то же время он прост в меру, без искусственного приближения к разговорному. Нет ругательных слов, вульгаризмов, даже интимные сцены описаны достаточно сдержанно и даже красиво. Чувствуется стиль автора - не новичка в литературном творчестве, с особой манерой выписывать сцены, строить диалоги и переходить от них к рассуждениям. Текст чистый. И все же отмечу несколько стилистических и орфографических погрешностей.
  СЮЖЕТ. КОМПОЗИЦИЯ.
  Фабула построена на событии, очень значимом в жизни героя - разводе с женой. Это - критический момент в его жизни, и герой переживает его очень тяжело. Использован прием флэш-бэк: Феликс встречается с девушкой Олей и влюбляется в нее. 'Я - Феликс, сижу рядом с Олей. Я - другой, который прячется за спиной Феликса - главный я - далеко, в своих воспоминаниях'. И почти все произведение и есть воспоминания Феликса о том, что было до этого.
  О том, что в повести много ненужных подробностей, я уже говорила. Но есть и те, что оказывают несомненную помощь в раскрытии характера героя и - самого конфликта.
  В период разрыва с женой Феликс, поначалу охладевший к женщинам, однажды испугался: 'начинаю оживать'. Первой женщиной стала Фаина - прекрасная хозяйка, достаточно обеспеченная, с ней он познакомился в мебельном магазине, где они вместе выбирали 'стенку'. Фаина будет закармливать своего возлюбленного деликатесами и исполнять все его прихоти. Но она... не любила читать книги, да и к классической музыке тоже была равнодушна. Вот как однажды Феликс слушал скрипичный концерт Мендельсона: 'Звуки обмывают душу, уносят горечь и обиду, говорят мне то, что ни от кого не могу дождаться. Слезы катятся у меня из глаз - я долго не замечаю их. Ничего, вообще не замечаю'. Повернулся к Фаине, а она - вяжет - не слушала музыку. Не удивительно, что Феликс отверг идею о женитьбе.
  Фаина - противоположность Лере, она 'все стерпит - раба'. А ее возможный брак с сослуживцем Феликса - домовитым Николаем (тип союза - патриархальный) - является противопоставлением векторному браку Феликса и Леры. Именно патриархальный союз и является наиболее долговечным и наименее подверженным временным и психологическим кризисам. Занимались бы Николай с Фаиной садом, огородом, пчелами, курами и прочим, варили бы варенье, растили бы детей и жили бы 'душа в душу'. На мой взгляд, появление Фаины рядом с Феликсом является авторской находкой.
  Нужна ли очень длинная череда других женщин? Крашеная блондинка архивистка Лелька, одинокая мамочка Томка, 'тяжеловесная грация мощной плоти' Диана и даже (до нее он не успел сделать всего шаг) Валя, та самая, 'на которую можно сходить, как на унитаз'.
  Хорошо выписан внешний мир. Действие происходит в 1970 году, когда действительно в СССР была 'мода' на культуру: посещение музеев, кинотеатров и театров, библиотек, прослушивание пластинок с записями не только эстрадных исполнителей, но и классических. Очень важный момент - появление телевизоров, они были далеко не у всех. Автор описывает, как Феликс ездил смотреть телевизор к родственникам.
  Время минимализма, когда не были популярны 'изыски' в оформлении интерьера и в одежде. Но вот появились уже в продаже 'стенки'. (И будут они потом стоять, одинаковые, в таких же одинаковых квартирах!) А еще - время очередей: за билетами в кино и на театральные спектакли, и даже - в столовую.
  Много еды и деликатесов, даже - полуфабрикаты. И здоровое поедание всего съестного. Вот почему его не осталось в восьмидесятые годы!
  ВЫВОДЫ
  Дилемма.
  С одной стороны, как будто бы глубоко и полно раскрыт образ главного героя. И какой он умница! Но это - на первом плане. На втором же - почти незаметные, чуть завуалированные, отрицательные черты характера и комплексы, от которых избавиться не так просто.
  Первое. Герой - ревнивец! Это - несомненно. Он всегда и ко всем ревновал жену. И дома, в коммуналке, к пьяному соседу, и на базе к лыжникам (может быть, поэтому она и не встала на лыжи?).
  Второе. Он не хочет брать на себя ответственность и валит вину на других. Вот как он рассуждает: мне 'все сейчас можно, потому что все это - из-за тебя'.
  Третье. Он - не джентльмен, который спокойно уходит, не думая о том, что оставил жене квартиру. Феликс борется за свою 'жилплощадь', ищет возможности улучшить ее. Потому и говорит так много об этом, а я знаю все подробности - от площади в квадратных метрах до типа смесителя в ванной.
  Четвертое. Герой - собственник. Поэтому и страдает: он теряет то, что принадлежало ему. И поэтому он и поставил перед Лерой условие после развода взять опять свою фамилию, другими словами - его фамилию вернуть ему назад.
  Так что в глазах читательниц не такой уж этот Феликс и 'герой'. Ну, а если послушать его нелестные отзывы в адрес тех женщин, с которыми он забывался от той, главной, то тогда вообще можно уличить автора в хулигантской выходке. Или же назвать героя тем самым словом, которым он зовет жену: 'тварь'. Этот 'герой' периодически испытывает к женщинам отвращение и продолжает встречаться с ними, и опять их унижает, пусть не всегда словами, но ведь и мысль материальна.
  О Лере: 'В глазах у нее - страх, отчаяние и жалкая улыбка - будто просящая милостыню. Господи, да она же совсем как тот обглодок Валька, с которой без всяких церемоний можно все...' О Вальке по поводу унитаза уже сказано. О Фаине, которая была до него девственницей: 'Это как магический ритуал - все эти долгие прикосновения (к ней!), подводящие меня к возможности хоть сколько-то ускорить самую главную часть... Зато - сплю'.
  А ведь художник изобразил на картине, и даже - на ее переднем плане - девочку. Как повлияет на нее развод родителей, да еще такой болезненный? То, что у Маринки уже есть проблемы со здоровьем, я имею в виду хронический бронхит, это однозначно! А каким будет ее моральное здоровье? Произведение попало в сектор 'Семья и здоровье'. Это не случайно, как и не случайно то, что два понятия - 'семья' и 'здоровье' неотделимы.
  Ну, и последнее. В чем же дилемма?
  - Со многим не согласна! - кричит читатель(ница). - Автор ущемил наши женские права! Не Феликс, а идеал мужчины! А женщины? Не потерплю этих оскорблений! Особенно за грудь обидно...
  - Да спрячьте же вы свои эмоции! Вам надо поискать литературу о законах развития жанра, о способах композиционного построения произведений и о приемах в описании образов главных героев... Вот когда будете владеть этими знаниями - тогда и беритесь за чтение романов! - кричит ей женщина-критик.
  И все же... У автора это получилось - показать взаимоотношения в семье настолько сложными и противоречивыми.
  
  
  Dear Стелла,
  Огорчен случившимся: прочитав часть Вашего обзора, касающуюся моей конкурсной повести "Present Perfect Continuous", обнаружил, к глубокому сожалению, что Ваш отзыв не соответствует тому, что изображено в ней. Что постарался подтвердить пошаговым анализом Вашего обзора в этой части. Привожу свои контраргументы и замечания.
  Откровенная, душещипательная и очень подробная история о том, как распадается союз мужчины и женщины, некогда питавших друг к другу нежные или страстные, или то и другое - чувства. Ведь женились они по любви, не правда ли?
  'Почему, зачем я женился на ней? Что толкнуло меня на этот шаг? Не хватило духа вовремя уйти от женщины, годившейся быть лишь временной любовницей: это-то она и доказала'. Да потому, что воспользовалась она своим любимым: "Чтобы брать мужчин в руки, их надо брать в ноги".
  Уточняю: 'Повесть почти автобиографическая: основанная на собственном невеселом жизненном опыте. Не целиком - наполовину и даже менее: писать о себе всё как было, всю правду - честно и безжалостно - оказалось страшным, невероятно. Пришлось разбавить более безболезненным: изображениями событий и людей - среди них и полностью сконструированных'. (Из раскрытия темы) о мучительном разрыве железных, а потому и довольно крепких цепей, в которые оказались закованными герои. История, каких по всему миру - несметное количество.
  Возникает вопрос: а на какую аудиторию рассчитано это произведение? Навряд ли 'сильная половина' променяет на него свои боевики, детективы и пр. Тогда остается 'слабая'?
  'У каждого произведения есть своя аудитория. Только у одних она больше, у других - меньше. И "больше" - не значит "лучше"'. (Ваши слова).
  Первое. Повесть написана от первого лица - главного героя Феликса. Понятно, что он сказал все, что мог (и хотел) сказать. У него - преимущество, в отличие от героини - жены Леры. Даже тогда, когда она 'была уличена' в измене
  'Она слишком часто исчезала допоздна или в выходной к какой-то новой подруге, которую я не знал, или просто задерживалась с работы'. А он уже, при всей его прежней доверчивости, не мог не понимать, почему 'Крайне редкая физическая близость, почти всегда через скандал'. И сказанное ею потом самой:
  '- А какая я, какая? Подумаешь, все сейчас так: живем один раз. Тебе ведь я тоже предлагала: найди себе еще какую-нибудь женщину - только чтобы я не знала. Жалко, что ли? Да пожалуйста.
  - Эта грязь не для меня.
  - Да ты просто дурак'.
  и пыталась оправдаться, он ее не стал слушать. И даже если она что-то и успела сказать, то автор эти слова попросту проигнорировал, он их не включил в текст.
  'Защищалась она у моих неуклюже - а что, собственно, она уже могла: что не так совсем, как я думаю - она любит меня и ни с кем мне не изменяла. Просто мы слишком много ругались последнее время, она решила хоть как-нибудь снова что-то пробудить по отношению к ней, хотя бы ревность. Она ночевала все дни у подруги - мы можем сейчас же поехать к ней, она все подтвердит.
  - Ну, еще бы!
  - Не изменяла я - вот честное слово!
  - Да что оно стоит!
  - Я ребенком могу поклясться!
  - Не советую клясться моим ребенком. Мамой своей клянись, которая умирает от рака!
  - Ты должен понять! Я могу поклясться, чем захочешь, что сделаю все, чтобы дальше у нас было хорошо.
  - Я делал это уже слишком много раз. Хватит - я больше тебе уже не верю. Все равно: жизни нормальной не было - ты не тот человек. А то, что ты теперь сделала, я простить не могу. Так что "дальше" у нас не будет. Всё!
  Она еще что-то жалко пыталась лепетать, путаясь и противореча самой же себе: я больше ей не отвечал'.
  Второе. Автор пытается убедить читателя в том, что измена Леры и стала причиной развода (а может быть, поводом?), словесно: 'моя экс-мадам', 'тихонько похрапывала эта тварь'; 'пусть тогда эта тварь орет, зовет соседей...'.
  А как еще, про себя, мог он называть её, находясь под током после произошедшего?
  Или вот: 'Ты разве не спешишь? - спросил он, еле сдерживаясь, чтобы не заржать ей прямо в лицо'.
  Естественная реакция на её: 'Ну вот: мы уже с тобой больше не муж и жена, - чуть ли не с нежностью сказала она и погладила мой шарф. - Кто тебе теперь шарфик гладить будет?'. Чтобы читатель(ница) был убежден в том, что героиня на самом деле такая, автор 'вложил' не менее, а то и более 'грязные' слова в уста других героев: 'ох, ну и рвань же она, твоя экс-мадам' (это говорит очень серьезный пожилой начальник Феликса), 'сука' - не меньше, конечно же - человек простой, сосед-выпивоха.
  Шеф же говорит их по поводу того, что она старается нагадить Феликсу даже в ущерб себе - только бы он не получил отдельную комнату после их выселения. А Федька - зная, с кем путался его сын, вернувшийся из заключения.
  Третье. Союз Феликса и Леры держится не только на дочке Маринке. Видимо, были в нем и минуты радости, даже счастья, но о них мы не узнаем, их автор (он ведь на стороне Феликса) взял и 'вырезал' из Прошлого. Так что напрасно я пыталась их найти. Не могло не быть таких минут совсем - безусловно, но... Ложка дёгтя испортит бочку меда: в его семейной истории соотношение того и другого было совершенно противоположным. Потому и не вспомнились те минуты.
  Я знаю, какое окно и куда выходит в комнате начальника Феликса, который тоже расстался с женой (может, потому он так неуважительно и отзывался о Лере?) Отнюдь: из-за её поведения - с целью лишний раз нагадить Феликсу. и сколько скомканных грязных тряпочек на столе, покрытом слоем пыли, лежит у его новой соседки.
  Он вспоминал, и в памяти со всей остротой всплывали даже мелкие подробности. Но я ничего не знаю если не о годах, то пусть - о минутах и даже секундах счастья двоих влюбленных - Феликса и Леры.
  Так ведь в его воспоминаниях уже всё затмило это: 'Сколько раз раньше так было: она хватала ребенка и уезжала к матери, не желала слушать, когда я как дурак пытался объясниться с ней по телефону - а потом вдруг сама начинала искать со мной примирения. Последний раз это случилось совсем недавно, когда Маринка была на даче с моими стариками, и пока они не уехали с дачи, я ездил туда каждый день, был вместе со своим ребенком. Приближающееся расставание с ним висело неотвратимо, и, несмотря на то, что я дорожил каждой минутой пребывания с Маринкой, они были мучительны. Я отчаянно делал бесчисленные попытки примирения, не понимая абсолютно ничего - почему это вдруг случилось: она ведь устроила это не после какой-то ссоры, совершенно внезапно. Стыдно даже вспомнить, как позволял я себе унижаться перед ней. Потом она снова появилась, сказала, что возвращается ко мне, и я был доволен.
  Но это совсем не напоминало нормальную жизнь: вскоре снова скандалы, бесконечные - никакие уговоры не устраивать их в присутствии ребенка не действовали'.
  Четвертое. Очень много и подробно рассказывает автор об интересах, увлечениях и привязанностях Феликса. Это образованный и культурный молодой человек. Он пользуется авторитетом на работе - в СКБ, где, являясь ведущим конструктором, фактически выполняет обязанности главного. Он много читает, часто слушает классическую музыку, ходит в театры и в кинотеатры, посещает музеи. Он занимается самообразованием и очень много чего знает. Даже дочке своей - пятилетней Маринке - он с упоением рассказывает о Теории относительности Эйнштейна, о неэвклидовой геометрии, о многомерных пространствах, о генетике и иммунологии, а также много еще о чем подобном, я перечислила далеко не все.
  Это уже сверх всякой меры: в огороде бузина, а в Киеве дядька. 'Были книги, без которых я не мог обходиться - так же, как без пищи. Они питали мозг, рассказывали о вещах более удивительных, чем сказки, которые читал и рассказывал Маринке: неэвклидовой геометрии, многомерных пространствах, космогонии, теории относительности и элементарных частицах, генетике и иммунологии, истории доколумбовой Америки, Великой французской революции и "Народной Воле", об импрессионистах и русских передвижниках'. Вам самой не смешно?
  И тогда я подумала: а поверят ли и другие женщины в то, что два таких разных человека могут сосуществовать вместе целых восемь лет? И не увидят ли они другие 'тайные пружины', раскачивающие этот брак?
  И гораздо больше живут, не желая расстаться с собственным ребенком. Только некоторые, имея другую женщину на стороне. Что было неприемлемо для Феликса, выросшего в семье, где не существовало измен друг другу.
  Главный герой то признается, что'смертельно ненавидя ее, желал физически', Очередной раз вырвано из контекста. В момент, когда, еще не ушла память о теле её, желает понять, почему мешала ему эта память при обладании Фаиной.
  ' Идиотизм моего положения состоял в том, что, даже уже расставшись с ней, смертельно ненавидя ее, я желал ее физически; что у меня кружилась голова от того немногого, что я у нее мельком видел - до жути знакомого мне, и я никуда до сих пор не мог от этого деться. Действительно как дурак, кляня себя, я глядел на нее вместо того, чтобы сразу отвернуться; но было еще одно острое желание еще раз увидеть этот эталон, мешавший мне с другой женщиной'.
  то сетует на то, что между ними 'крайне редкая физическая близость'.
  Не сетует: констатирует.
  Герой же проявил слабость, он пал перед внешними обстоятельствами, поддавшись чувству 'бесконечного ожидания конца'.
  Кажется, понял: в то, что терпел такую жизнь только ради своего ребенка, Вы не верите. Даже выражаетесь по поводу его довольно таки зло. А он, если бы не дочь, давно бы расстался с такой женой: вырос в семье, где супруги были друг для друга ближе, чем кто-либо еще.
  Иначе читатель(ница) не простил бы ему такого 'хулиганства':
  С этого момента: 'Пусть ярость благородная вздымает...'
  разве может молодая женщина, имеющая пятилетнюю дочь, так выглядеть?
  Еще как может. Она ведь переболела церебральным арахнаидитом: Вы слабо представляете, что это за болезнь. 'Во время болезни, когда Лера сильно исхудала, она превратилась в два едва заметных блинчика, из-за чего экс-мадам без конца охала. Поправилась она нескоро - болезнь была затяжная'.
  О том, что в повести много ненужных подробностей, я уже говорила.
  Объяснено выше.
  В период разрыва с женой Феликс, поначалу охладевший к женщинам, однажды испугался: 'начинаю оживать'.
  Испугался? 'Появилась проблема, - но она не пугала: кажется, начинаю оживать'.
  Первой женщиной стала Фаина - прекрасная хозяйка, достаточно обеспеченная, с ней он познакомился в мебельном магазине, где они вместе выбирали 'стенку'.
  Неточно: рассматривали от нечего делать.
  Не удивительно, что Феликс отверг идею о женитьбе.
  Именно: ' А впрочем: что я, вообще, о ней знаю? Кто она по сути своей? Что ж: смотри. Только смотри - и не учи, не подправляй ее: увидь ее, какая есть, не принимая желаемое за действительное. Чтобы, если захочешь, решать что-то. Хватит того, что было: не надо больше никаких иллюзий, незачем выдумывать что-то, чего и в помине нет. А то повторится то же самое. Нет уж: видеть надо какой человек на самом деле есть - сейчас. Надеяться на потом, что переделаешь взрослого человека - чушь. Брать надо из того, что уже есть. Вывод из собственного опыта: обошедшегося слишком дорого'.
  Фаина - противоположность Лере, она 'все стерпит - раба'. А ее возможный брак с сослуживцем Феликса - домовитым Николаем (тип союза - патриархальный) - является противопоставлением векторному браку Феликса и Леры. Именно патриархальный союз и является наиболее долговечным и наименее подверженным временным и психологическим кризисам. Занимались бы Николай с Фаиной садом, огородом, пчелами, курами и прочим, варили бы варенье, растили бы детей и жили бы 'душа в душу'. На мой взгляд, появление Фаины рядом с Феликсом является авторской находкой. Но: ' - А...? - начала она какой-то вопрос - и вдруг сразу осеклась, лицо ее потемнело. - Хозяин он, может, и редкий, только...
  - ?
  - ... ни разу и не приласкает меня'.
  Нужна ли очень длинная череда других женщин? Крашеная блондинка архивистка Лелька,
  Проходной персонаж, послуживший появлению Вали, с которой внезапно сравнивает он Леру в момент фиаско её последней попытки вернуть его.
  одинокая мамочка Томка,'тяжеловесная грация мощной плоти' Диана
  Образ жизни Дианы полностью протиположен жизненному мировозрению Феликса: именно в этом плане важен её образ в повести.
  и даже (до нее он не успел сделать всего шаг) Валя, та самая, 'на которую можно сходить, как на унитаз'.
  Полнейший абсурд: 'до нее он не успел сделать всего шаг'? 'Такая годится кому-то только в здорово пьяном виде или совсем с голодухи, когда уже совсем невмоготу - сходить на нее, как на унитаз. Не для меня'. Или, всё равно, не понятно?
  С одной стороны, как будто бы глубоко и полно раскрыт образ главного героя. И какой он умница!
  Судя по последующему: ирония? Или ошибаюсь?
  Но это - на первом плане. На втором же - почти незаметные, чуть завуалированные, отрицательные черты характера и комплексы, от которых избавиться не так просто.
  Первое. Герой - ревнивец! Это - несомненно. Он всегда и ко всем ревновал жену. И дома, в коммуналке, к пьяному соседу, и на базе к лыжникам (может быть, поэтому она и не встала на лыжи?).
  К какому соседу: пьяным бывал Федор;про то, что она путалась с сыном его, благодаря чему наградила Феликса венерической болезнью, узнал он много-много позже, когда уже ушел от неё. А на базе на глазах у него начала заигрывать с Ромкой, да и то: 'Она, действительно, когда я вернулся, находилась в его комнате, но не одна - там была еще одна из наших лыжных девиц. Не могу сказать, что Лера выразила удовольствие, что я так скоро вернулся; немного покрутился и - не мог же я показать, что ревную ее к кому-то, тем более Ромке - ушел опять в лес'.
  Второе. Он не хочет брать на себя ответственность и валит вину на других. Вот как он рассуждает: мне 'все сейчас можно, потому что все это - из-за тебя'. В данном случае то, что Вы цитируете звучало так: 'потом я сообразил: с какой стати она собирается улечься в мою постель. (Кровать она привезла позже, где-то через месяц).
  - Извини: эта постель моя!
  - Почему это - именно твоя?
  - А потому, что виноват не я, а ты.
  - А мне где прикажешь: на полу?
  - Ставь себе раскладушку'. После произошедшего перестал, наконец, с ней церемониться.
  Третье. Он - не джентльмен, который спокойно уходит, не думая о том, что оставил жене квартиру. Феликс борется за свою 'жилплощадь', ищет возможности улучшить ее. Потому и говорит так много об этом, а я знаю все подробности - от площади в квадратных метрах до типа смесителя в ванной.
  Только в случае, если брак распался по его вине: тогда, конечно. В данном случае это не более, чем благоглупости. Вынужден он бороться за то, чтобы получить что-то, где сможет жить - причем не в ущерб ей. И куда сможет забрать дочь, когда придет время. А 'красиво' уйти - как Вы считаете, он был должен - много ума не нужно: ждал бы потом годами, живя с больными родителями, чтобы ему дали хоть какую-нибудь комнатушку. Это жизнь - та, которую приходилось вести большинству в то время. Похоже, Вы были слишком далеки от такой острой жизненной проблемы.
  Четвертое. Герой - собственник. Поэтому и страдает: он теряет то, что принадлежало ему. И поэтому он и поставил перед Лерой условие после развода взять опять свою фамилию, другими словами - его фамилию вернуть ему назад.
  Естественно: чтобы она и дальше не позорила её. Так что в глазах читательниц не такой уж этот Феликс и 'герой'. Ну, а если послушать его нелестные отзывы в адрес тех женщин, с которыми он забывался от той, главной, то тогда вообще можно уличить автора в хулигантской выходке.
  Встали на защиту любых женщин - независимо от того, каких? Дрянных тоже берете под защиту? Весьма политкорректно!
  Или же назвать героя тем самым словом, которым он зовет жену: 'тварь'.
  По принципу: дурак - сам дурак? Жену он так зовет в естественном состоянии ненависти после слишком недавнего обнаружении её неверности.
  О Вальке по поводу унитаза уже сказано.
  'Жалкая улыбка на лице; заискивающий взгляд, угодливое поддакивание и глуповатое хихиканье - как будто выпрашивает как милостыню внимание, боится, что не позволят остаться, прогонят. Ни капли достоинства - к ней все относились с явным пренебрежением, не стесняясь совершенно: она терпела все...'
  О Фаине, которая была до него девственницей: 'Это как магический ритуал - все эти долгиеприкосновения (к ней!), подводящие меня к возможности хоть сколько-то ускорить самую главную часть... Зато - сплю'.
  В чем и тут можно винить его? Да, была она девственницей, но уже далеко не девочкой, и то, что он появился он в её жизни, сделало счастливой её: 'Все вдруг переменилось: засияло и для меня солнышко, пришло ко мне счастье, - с того только и началась моя настоящая жизнь, как обнял ты да поцеловал меня, и я твоей стала'. А он, измученный долгой мучительной бессонницей, обрел с ней возможность приходить в себя: 'почти все время, когда не спал, находился в лениво дремотном состоянии. Только мысль о произошедшем, о моем ребенке - всегда была со мной. Но и она, наконец-то поутихла, резкая боль ее притупилась: будто уже подсохла, покрылась тоненькой пленочкой открытая рана. Наверно, благодаря тому, что много спал'. А потом, чувствуя себя перед ней виноватым, делает попытку помочь выйти замуж за Николая.
  Кого же еще он унизил? Лёльку? Тоже нет. А Томке и речи быть не может: если бы, к сожалению, не была нимфоманкой, у них могло бы и получиться. Тем более, что и прекрасно понимали друг друга в плане своих детей. Так что, по этому пункту тоже: rejection.
  - Со многим не согласна! - кричит читатель(ница). - Автор ущемил наши женские права! Не Феликс, а идеал мужчины!
  Он-то?Да неудачник пока что. Правильно сказала о нем Ольга Романовская (Ашерьессс): 'Ранимый, вовсе не сильный - таких очень много'. Но - I swear - не 'хулиган' и, тем более, не 'тварь'.
  А женщины? Не потерплю этих оскорблений!
  Чем? Хоть что-нибудь плохо сказал о них? Кроме блудливой Леры и жалкой Вали? Зато сколько хорошего об Оле и о Люсеньке. Еще и о Вере.
  Особенно за грудь обидно...
  А за грудь... За грудь, чтобы не обидно, у меня в другой моей вещи, романе-эпопее 'Западный полюс'. О том, как спасает жена любимого мужа, умирающего от ножевых ран, обнажив свою грудь и прижав крепко к ней его руку. Прочитайте - и обида уступит место гордости за грудь.
  Так! Что называется: начали за здравие, а кончили за упокой. А за здравие было: 'Все просто "халасо". Ровно, с четким описанием деталей,создающих обстановку того времени, его атмосферу. С голосом рассказчика - человека не замкнутого, открытого и откровенного. Он не постеснялся описать сцены, когда испытывал отвращение к женщине, но в то же время, был очень корректен в этих описаниях'. И Ваше из нынешнего обзора: 'даже интимные сцены описаны достаточно сдержанно и даже красиво'.
  Но под конец Вы, почему-то, рассвирепели: обвинили Феликса в четырех смертных грехах и даже изволили зло обозвать.
  Надеюсь, Вам знакомо: 'The Truth, The Whole Truth, and Nothing But The Truth.", то есть "Правду, всю правду и ничего, кроме правды'. Но Вы, почему-то, пользовались не тем, что написано у меня в повести, а домыслами. Выхватывая отдельные фразы из контекста и, я бы сказал, достаточно небрежно обращаясь с цитатами из текста повести, неузнаваемо исказили смысл её: поставили с ног на голову.
  Факт для меня слишком печальный, если учесть, что Вы были второй на 'Триммере', прочитавшей 'Present Perfect Continuous', после чего установилось наше длительное дружеское общение. Не хотелось бы, чтобы данный инцидент повлиял на него.
  Поймите, я не хочу, чтобы прочитавшие Ваш обзор, но не прочитавшие саму повесть, получили о ней превратное представление. Тем более, что таких, несомненно, будет больше, чем её прочитавших. Поэтому и прошу Вас внести соответствующие коррективы в свой текст. Если это для Вас представится невозможным, то уберите, пожалуйста, мою часть совсем. Надеюсь, что мы сумеем договориться.
  Всего доброго,
  Борис Мир
  
  
  stella.strannik написал
  
  Спасибо, уважаемый Борис Мир, за столь высокую оценку моего обзора. Мы с вами - как те двое, что сидели на берегу реки и смотрели на волны. И виделось одному из них, что закручиваются они влево, а второму - что вправо. А все потому, что были они на разных берегах. Всего несколько произведений выбрала я для своего обзора, чтобы по достоинству оценить их, когда начнется голосование. А вы подбиваете меня на то, чтобы изменить оценку, то есть, ее понизить?
  Напомню, что в моем обзоре есть двое: женщина-читательница и женщина-критик. Вот что написала о повести женщина-критик:
  'Повесть написана легким языком, с разумным использованием выразительных средств. Не усложнена излишней терминологией, архаизмами и неологизмами. Нет витиеватости и вычурности языка, и в то же время он прост в меру, без искусственного приближения к разговорному. Нет ругательных слов, вульгаризмов, даже интимные сцены описаны достаточно сдержанно и даже красиво'.
  'Фабула построена на событии, очень значимом в жизни героя - разводе с женой. Это - критический момент в его жизни, и герой переживает его очень тяжело. Использован прием флэш-бэк: Феликс встречается с девушкой Олей и влюбляется в нее. 'Я - Феликс, сижу рядом с Олей. Я - другой, который прячется за спиной Феликса - главный я - далеко, в своих воспоминаниях'. И почти все произведение и есть воспоминания Феликса о том, что было до этого'.
  'Чувствуется стиль автора - не новичка в литературном творчестве, с особой манерой выписывать сцены, строить диалоги и переходить от них к рассуждениям. Текст чистый'. 'Несколько слов о времени. Его много, и оно - разное. Вот, например, название произведения - 'Present Perfect Continuous' - это настоящее совершенное продолженное время глаголов в английском языке и обозначает действие, начавшееся ранее какого-то момента в прошлом и продолжающееся в настоящее время.
  Идем далее.
  У Феликса есть Прошлое. Это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время - прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них - боль гораздо сильнее'.
  Или вы не согласны с этим?
  Ее мнение - это мнение о произведении, которое написал автор.
  А есть мнение женщины-читательницы. Но ее мнение - не об авторе, а о герое по имени Феликс. Эта женщина не знает Бориса Мира и не читала его синопсиса к повести. И эта женщина рассуждает, поправляет себя и вновь рассуждает. Ей видится герой таким, каким он получился в произведении, а не таким, каким задумал его автор. Может быть, в этом и кроется авторская недоработка? Получается, что у читательницы возникли совсем не те эмоции, которые автор хотел в ней вызвать?
  Напомню, каким увидела героя читательница:
  - ревнивцем;
  - человеком, который не хочет брать ответственность на себя и пытается во всем обвинить других;
  - не джентльменом (она имела в виду тех мужчин, которые тихо и спокойно уходят из семьи, оставляя женам даже квартиры);
  - собственником, который хочет получить от Леры назад даже свою фамилию. Очень многим мужчинам присущи эти качества. Моя читательница не сделала здесь никаких открытий.
  И вот финал - диалог этих двух женщин:
  - Со многим не согласна! - кричит читатель(ница). - Автор ущемил наши женские права! Не Феликс, а идеал мужчины! А женщины? Не потерплю этих оскорблений! Особенно за грудь обидно...
  - Да спрячьте же вы свои эмоции! Вам надо поискать литературу о законах развития жанра, о способах композиционного построения произведений и о приемах в описании образов главных героев... Вот когда будете владеть этими знаниями - тогда и беритесь за чтение романов! - кричит ей женщина-критик.
  И все же... У автора это получилось - показать взаимоотношения в семье настолько сложными и противоречивыми.
  В раскрытии темы конкурса 'Триммера', которое никогда не читала и не прочитает читательница, автор пишет: 'Повесть почти автобиографическая: основанная на собственном невеселом жизненном опыте. Не целиком - наполовину и даже менее: писать о себе всё как было, всю правду - честно и безжалостно - оказалось страшным, невероятно. Пришлось разбавить более безболезненным: изображениями событий и людей - среди них и полностью сконструированных'.
  А я, Стелла Странник, это читала, и потому предполагала, что между автором и героем стоит небольшой, но знак равенства. Сейчас же я убедилась в том, что этот знак равенства довольно жирный. Вот поэтому-то и возникли обиды автора на читательницу, которая увидела героя таким, каким его этот автор и сделал. Но увидела она героя, а не автора.
  Что нужно сделать? Разъединить их, и тогда все встанет на свои места. Хотя бы так, как я разъединила этих двух женщин.
  В заключение принесу извинения автору - Борису Миру - от женщины-критика, женщины-читательницы и всех остальных женщин, которые есть во мне, как в авторе обзора, за то, что задели ваши глубокие внутренние переживания, напомнили о том самом прошедшем времени... О нем и написано в обзоре: Прошлое - 'это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время - прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них - боль гораздо сильнее'.
  P.S. А что будет с авторами, написавшими произведения о настоящих злодеях? Если разгневанные читатели будут изливать в адрес этих героев всю свою желчь? Неужели тоже вот так болезненно будут воспринимать это и... обижаться?
  stella.strannik написал:
  Спасибо, уважаемый Борис Мир, за столь высокую оценку моего обзора.
  Это не ответ: отписка - как будто отмахнулись от написанного Вам. Ясно с первой же фразы: о какой высокой оценке мной Вашего обзора могла идти речь? Высокую оценку можно дать за объективное рассмотрение текста, а не за не привязанные к нему домыслы.
  Мы с вами - как те двое, что сидели на берегу реки и смотрели на волны. И виделось одному из них, что закручиваются они влево, а второму - что вправо. А все потому, что были они на разных берегах.
  Допустим.
  Всего несколько произведений выбрала я для своего обзора, чтобы по достоинству оценить их, когда начнется голосование. А вы подбиваете меня на то, чтобы изменить оценку, то есть, ее понизить?
  Не понизить, и не повысить: лишь дать основанную на тексте повести, а не сумбурном потоке необузданного воображения. Критика не имеет права не быть строго обоснованной.
  Напомню, что в моем обзоре есть двое: женщина-читательница и женщина-критик. Вот что написала о повести женщина-критик:
  'Повесть написана легким языком, с разумным использованием выразительных средств. Не усложнена излишней терминологией, архаизмами и неологизмами. Нет витиеватости и вычурности языка, и в то же время он прост в меру, без искусственного приближения к разговорному. Нет ругательных слов, вульгаризмов, даже интимные сцены описаны достаточно сдержанно и даже красиво'.
  'Фабула построена на событии, очень значимом в жизни героя - разводе с женой. Это - критический момент в его жизни, и герой переживает его очень тяжело. Использован прием флэш-бэк: Феликс встречается с девушкой Олей и влюбляется в нее. 'Я - Феликс, сижу рядом с Олей. Я - другой, который прячется за спиной Феликса - главный я - далеко, в своих воспоминаниях'. И почти все произведение и есть воспоминания Феликса о том, что было до этого'.
  'Чувствуется стиль автора - не новичка в литературном творчестве, с особой манерой выписывать сцены, строить диалоги и переходить от них к рассуждениям. Текст чистый'. 'Несколько слов о времени. Его много, и оно - разное. Вот, например, название произведения - 'Present Perfect Continuous' - это настоящее совершенное продолженное время глаголов в английском языке и обозначает действие, начавшееся ранее какого-то момента в прошлом и продолжающееся в настоящее время.
  Идем далее.
  У Феликса есть Прошлое. Это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время - прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них - боль гораздо сильнее'.
  Или вы не согласны с этим?
  Ее мнение - это мнение о произведении, которое написал автор.
  То, что написано Вами как 'женщиной-критиком' написано нормальным языком: лаконично, ясно, конкретно. За высокую оценку языка повести, которая объясняется всего лишь наличием неплохого музыкального слуха, не могу не поблагодарить.
  Но поймите: повесть писалась не для того, чтобы блеснуть качеством его и стиля - отнюдь. Для того, чтобы высказаться: передать читателю мысли писавшего. А уж дело читателя прочесть написанное и понять его.
  Ваша же 'женщина-читательница', мягко говоря, глядя в книгу, видела... ну, сами знаете, что. Потому и приписала ГГ то, что именно текстом, выдержки из которого, приведены мной в соответствующих местах, никак не подтверждается. В этом ответе мне Вы же не приводите ни одной иной, подтверждающей обоснованность безответственных обвинений 'женщины-читательницы', безаппеляционно высказываемых: просто не сочли нужным делать это, судя по скорости, с какой ответили на мой пост. Отмахнулись, и ничего более.
  А есть мнение женщины-читательницы. Но ее мнение - не об авторе, а о герое по имени Феликс. Эта женщина не знает Бориса Мира и не читала его синопсиса к повести. И эта женщина рассуждает, поправляет себя и вновь рассуждает. Ей видится герой таким, каким он получился в произведении, а не таким, каким задумал его автор. Может быть, в этом и кроется авторская недоработка? Получается, что у читательницы возникли совсем не те эмоции, которые автор хотел в ней вызвать?
  Напомню, каким увидела героя читательница:
  - ревнивцем;
  - человеком, который не хочет брать ответственность на себя и пытается во всем обвинить других;
  - не джентльменом (она имела в виду тех мужчин, которые тихо и спокойно уходят из семьи, оставляя женам даже квартиры);
  - собственником, который хочет получить от Леры назад даже свою фамилию. Очень многим мужчинам присущи эти качества. Моя читательница не сделала здесь никаких открытий.
  Глубокомысленные обобщения, которыми Вы самодовольно упиваетесь. Ничего не стоящие без приведения строгих доказательств именно текстом повести.
  И вот финал - диалог этих двух женщин:
  - Со многим не согласна! - кричит читатель(ница). - Автор ущемил наши женские права! Не Феликс, а идеал мужчины! А женщины? Не потерплю этих оскорблений! Особенно за грудь обидно...
  - Да спрячьте же вы свои эмоции! Вам надо поискать литературу о законах развития жанра, о способах композиционного построения произведений и о приемах в описании образов главных героев... Вот когда будете владеть этими знаниями - тогда и беритесь за чтение романов! - кричит ей женщина-критик.
  И все же... У автора это получилось - показать взаимоотношения в семье настолько сложными и противоречивыми.
  И снова риторика: сумбурная. То, что сразу насторожило меня с самого начала появления Вас в моей теме, но на что, обрадованный первыми ласточками откликов на свою повесть, старался долго не обращать внимание.
  В раскрытии темы конкурса 'Триммера', которое никогда не читала и не прочитает читательница, автор пишет:
  'Повесть почти автобиографическая: основанная на собственном невеселом жизненном опыте. Не целиком - наполовину и даже менее: писать о себе всё как было, всю правду - честно и безжалостно - оказалось страшным, невероятно. Пришлось разбавить более безболезненным: изображениями событий и людей - среди них и полностью сконструированных'.
  А я, Стелла Странник, это читала, и потому предполагала, что между автором и героем стоит небольшой, но знак равенства. Сейчас же я убедилась в том, что этот знак равенства довольно жирный. Вот поэтому-то и возникли обиды автора на читательницу, которая увидела героя таким, каким его этот автор и сделал. Но увидела она героя, а не автора.
  Что нужно сделать? Разъединить их, и тогда все встанет на свои места. Хотя бы так, как я разъединила этих двух женщин.
  В заключение принесу извинения автору - Борису Миру - от женщины-критика, женщины-читательницы и всех остальных женщин, которые есть во мне, как в авторе обзора, за то, что задели ваши глубокие внутренние переживания, напомнили о том самом прошедшем времени... О нем и написано в обзоре: Прошлое - 'это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время - прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них - боль гораздо сильнее'.
  Ошибаетесь: меня задели отнюдь не то, что Вы вообразили, а то, что позволили себе необоснованно исказить смысл повести, на защиту которой я не могу не выступить. Поэтому категорически настаиваю на прежнем: корректировке Вами раздела обзора, касающегося моей повести, либо удалении его. Никоим образом не считаю допустимым, чтобы мой читатель, для которого именно она и написана, не захотел прочесть её, ознакомившись сперва с Вашим обзором, в котором искажен (пока надеюсь, неумышленно) смысл её содержания.
  P.S. А что будет с авторами, написавшими произведения о настоящих злодеях? Если разгневанные читатели будут изливать в адрес этих героев всю свою желчь? Неужели тоже вот так болезненно будут воспринимать это и... обижаться?
  Не надо сваливать на мои эмоции: признайте свою неправоту и сделайте то, что прошу.
  
  
  Уважаемый Борис Мир! Видимо, вы уже поняли, что с самого начала я не собиралась оправдываться за каждую фразу, каждое слово своего обзора, которые вызвали в вас бурю негодования. Я стою выше того, чтобы 'ковыряться' в этих деталях. То, что я написала, и является мной написанным. Оно не подлежит правке, разве только могут быть дополнения.
  В предыдущем сообщении я уже высказала свою точку зрения и могу немного повториться лишь в том, что вы, автор-мужчина, не можете знать все глубины женской психологии. Вам казалось, что вы вызовете в читательницах одни эмоции, а вызвали другие. Значит, именно так вы и обрисовали портрет героя. Моя читательница не знает вас, не читала никаких синопсисов (и вообще не знает, что это такое). И еще она не слышала ваших доводов (в прошлом сообщении вы говорили об этом, зашищая Феликса) о том, что Лера перенесла очень тяжелую болезнь, о том, что у Феликса есть родители, и они больны. Моя читательница читала только то, что есть в повести.
  Не забывайте и о том, что есть другие типы женщин, и у них может быть (и будет обязательно) другое мнение о главном герое. Мнение именно о герое, а не о том, насколько вы этого героя хорошо или плохо обрисовали.
  За поток 'необузданного воображения' спасибо. Как без него творческому человеку? Ну, а по поводу 'необоснованного искажения смысла повести' - это вы переходите грани моих возможностей. Я никак не могу это сделать! Это - ваше детише! Вы его создали! Оно есть такое, каким вы его создали! И разве в силе один человек изменить этот смысл?
  По поводу того, чтобы 'внести соответствующие коррективы в свой текст' и тем более - убрать из обзора весь этот блок о вашем произведении - это тоже выше моих эмоций, я им не подчиняюсь. Я же не прошу вас переписать свое произведение?
  Ох, в какую же немилость я попала благодаря своему порыву выделить вашу повесть по ряду качеств и достойно оценить его в голосовании...
  А может быть, достаточно ее 'пиарить'? Я сказала все.
  
  Неотосланный ответ:
  Этот ответ Ваш был, как предыдущие: прозвучал, как слова Леры: 'Ну и вот!'. Надоело, откровенно говоря, и я уже хотел положить конец бессмысленной дискуссии с Вами. Но эти слова Леры вызвали желание снова посмотреть, в каком контексте они сказаны, и тут я вдруг увидел следующее:
  '- Значит, ты никогда не любил меня по-настоящему.
  - И правда: нет - ты просто сумела разжалобить меня. Ладно, давай опять к делу.
  - Ты, все-таки, не мужчина. Другие, уходя, оставляют все жене.
  - Которую оставляют не из-за того, что тебя.
  - Ну и вот! - Хоть стой, хоть падай: первый раз, когда она это выдала в ответ на мои доводы, у меня, что называется, отвисла челюсть. Слишком уж было неожиданно и вопреки всякой логике: выходило, что сам приводил все время доказательства своей неправоты - этот идиотский прием сразу ставил в тупик. - Да - вот! Оставляют - еще как! Как будто тебе некуда уйти: жил же ты с какой-то бабой столько времени. Ну, и жил бы с ней и дальше!
  - Для твоего удобства? Я хоть пока еще ничего не знаю, но только запомни, на всякий
  случай: если ты решишься появиться тут не одна, то можешь наткнуться на меня. Так что не советую.
  - Тебе можно!
  - Да: потому, что все это - из-за тебя.'
  Надо же! Почему только я раньше не посмотрел эту часть текста: Вы ничего сами, оказывается, и не придумывали - я сам всё это подсказал. Просто Вы выбрали из текста слова Леры, встав - целиком и полностью - на её точку зрения. Поневоле возник вопрос: почему?
  Отчего так неистово встали на её защиту, обвинив Феликса как раз в тех грехах, в которых его обвинила она, что даже под конец, рассвирепев, назвали его 'тварью'? Чем ближе оказался Вам образ этой женщины, непорядочность которой доказывается словами не одного Феликса, мнение именно которого для Вас ничего не значит? Случайно ли?
  Точка зрения Вашей 'женщины-читательницы' целиком совпала с точкой зрения Леры! Но: 'Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты '. Простите, ведь тогда неизбежен вывод, что своим обзором Вы, помимо своего желания, больше сказали о себе, чем о повести. А громкие рассуждения о 'глубинах женской психологии' остаются всего лишь риторикой, которой пытаетесь прикрыть истинную причину своего казавшегося непонятным мне выбора.
  Трудно угадать, какова она, но предположить можно многое. И даже использовать один из предполагаемых вариантов: создать рассказ, повесть или, даже, роман. Но чисто по-человечески более беспокоит: что-то не так с Вами?
  
  
  Добрый день, Галина! Я с интересом прочитала ваш обзор, чтобы узнать мнение о двух произведениях, которые и я включила в свой обзор - "Хрустальный сад" и "Present Perfect Continuous". Если будет интересно почитать, обзор называется "Ба Гуа из восьми картин". И для меня стало очень неожиданно, что в оценке этих произведений у нас есть много общего. ...
  О втором произведении. Когда я писала обзор, читала сообщения на этой теме, надеясь найти хоть что-то похожее на мое мнение. Увы - не нашла. Может быть, те, кто "обсуждал" эту тему, на самом деле и не читали произведение? А в обзоре я написала, что так хочется назвать героя тем словом, которым он сам зовет жену - "тварь", а такая ситуация дается человеку, "чтобы через стресс, через унижение, а может, и катастрофу, лишить человека его бараньей самоуверенности, твердолобости, а бывает - и тупости". Это не мы придумали, это психологи так считают. Ну, а по поводу стиля никуда не денешься - он есть.
  
  
  Yana Vovk написал:
  А я не назвала бы тварью ни Феликса, ни Леру. В таких ситуациях не бывает одного виноватого. У каждого своя голова на плечах, и каждому приходится определить для себя, что ему нужно на самом деле.
  Фаю, пожалуй, жаль... когда она была ребёнком. Её воспитывали мать и тётка, которые не смогли дать ей главного - умения быть Женщиной и умения создать семью. Поведение Фаи я понимаю, но не приветствую. В женщине должно быть хоть чуточку больше гордости и самоуважения.
  И не оправдываю Феликса. 9 баллов я поставила не за его человеческие качества, а за умение автора вызвать в читателе эмоции - в вас, Стелла, одни, во мне - другие... Мужчины тоже, наверное, имеют на сей счёт своё особое мнение))
  Если вы читали мой обзор, то обратили внимание, что по поводу "твари" сказала женшина-читательница, а женщина-критик так не сказала. У них был даже диалог на эту тему. Так что, возможно, наши эмоции и не такие уж разные.
  
  
  Алекс Варна
  Уважаемый Михаил Юрьевич (сказать просто "Борис" у меня не хватает духу)!
  Примите визит дружбы и почтения от "пани" с питомника малины!
  Итак, как уже было сказано ранее в моей теме, я не выдержала и пошла гулять Вашими ссылками (не позабыв, впрочем, о своем судейском долге перед 3-й группой, потому и задержалась с ответом ). Нашла Вашу повесть и взяла ее на абордаж.
  Рассуждения о стилистике и лингвистике оставим за бортом. Не шибко большой специалист я в этом деле и вообще, у Вас есть свои судьи - им и карты в руки.
  Я большей частью люблю заглядывать в содержание текста, то бишь, в трюмы. Иногда там пусто, иногда спрятаны сокровища.
  Ваш "трюм" заставил меня в который раз призадуматься о вечности бытия, о вечности человеческих радостей и трагедий. Потому за борт отправляется и мое шальное веселье.
  Теперь без шуток - они уже ни к месту.
  
  В раскрытии темы конкурса Вы отметили: "Повесть почти автобиографическая: основанная на собственном невеселом жизненном опыте. Не целиком - наполовину и даже менее: писать о себе всё как было, всю правду - честно и безжалостно - оказалось страшным, невероятно.".
  Я понимаю Ваши чувства и согласна с Вашими словами, что реальность страшнее за выдумку. Выдумка - в нашей власти. Мы же сами во власти реальности, что бывает беспощадной. От нее не уйти, не скрыться. А переосмыслить свою жизнь тяжелее вдвойне, ведь с расстояния прошедших лет очень хорошо видны собственные ошибки, упущенные возможности, несбывшиеся надежды. Этому утверждению вторит и другая Ваша фраза:
  "Наверно ад не был придуман: он существует на самом деле - внутри".
  Абсолютно с Вами согласна. Свой личный ад мы творим для себя сами. И несчастными делают нас не другие люди, а собственные неудовлетворенные амбиции и растоптанные чувства.
  
  Только прочтя Вашу историю, я смогла понять, где лежат корни более чем лестного отзыва про "Жажду". Горькая реальность Вашей повести в некоторых местах уж очень тесно соприкоснулась с почти вымышленным миром моего романа.
  Реалии разные, времена разные, герои, сюжет, структура - все разное, а проблемы схожие:
  Одиночество и не так телесное, как душевное.
  Тоска, которая разрывает грудь нестерпимой болью.
  Любовь, от невозможности которой больше ран, чем радости.
  Плотская утеха, что пресыщает быстрее, чем успевает доставить наслаждение.
  Мучения отца, у которого отобрали ребенка.
  И все те же тени прошлого, что пожирают даже сны....
  
  Сны забытых грез
  Сожжены навек,
  Тени их − сплин слез
  Для немых калек.
  Их осколки злы,
  В сердце боль кипит,
  Горечь от золы
  На зубах скрипит.
  И черна дыра,
  Жизнь − хромой босяк,
  Выцвели глаза,
  Их родник иссяк.
  Только боль навзрыд
  Бредит о былом,
  Напиваясь вдрызг
  За пустым столом.
  
  Примите эти строки, как своеобразный эпиграф к вашему "Present Perfect Continuous"
  
  Хотя, что это я все о грустном? Схожими ведь были не только проблемы:
  "Я говорил и говорил: наконец-то была счастливая возможность выговориться - она хорошо умеет слушать..." - это так знакомо моему Иштвану...
  "Мне слишком хорошо - только оттого, что не спеша идет она рядом и говорит со мной. По-настоящему: даже не помню, когда так было - уже отвык, пожалуй. Мы свернули с бульвара и пошли по тихим вечерним улочкам. " - и это тоже... Не находите?
  "Неужели в моей жизни появится то, что избавит, наконец, от щемящего чувства постоянной тревоги, ожидания одного только плохого, обиды за жизненную неудачу, за растраченные годы? Что поможет всему этому стать прошлым: чтобы снова начать жить, а не существовать." - каково?!
  Можно, конечно, продолжать этот список еще , но Вы, должно быть, и сами все заметили. Вы и не уходили от реальной жизни, а я уходила, но не слишком удачно. Ведь недаром бессмертный классик изрек: "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по- своему" ...
  
  Я могу, безусловно, в чем-то ошибаться. И Вы меня можете поправить. Но, в любом случае жду Вас на своей теме.
  Да, кстати, у меня имеется в запасе авторское малиновое заливное в рифмованной форме! Можно принимать, как лекарство. А можно просто так, от нечего делать.
  
  
  Борис, я хочу вас поддержать. Нет безупречных людей в жизни. А в книгах если герой идеален, то сразу хочется сказать: 'Не верю!'. И это совершенно не зависит от жанра произведения (разве что ГГ - супермен из комиксов).
  Лично меня ваше произведение тронуло, а герой, как человек, вызвал восприятие. Мой голос многого не стоит, но он все же от всего сердца.
  
  Итак, Феликс.
  Главная особенность образа заключается в том, что он не блистательный Герой эпоса, а живой человек. Со всеми достоинствами и недостатками. То, что Вы честно, без преувеличений и лишних красок, нарисовали его портрет, словно исповедуясь, лично я восприняла как смелый и достойный уважения шаг.
  Очень тронула его любовь к дочери, нежные чувства к Оле. Человек, который перенес горькую измену и смог сохранить в себе способность искренне любить уже не может быть слабым, а тем более - плохим.
  Видеть все таким, каково оно есть - это не всегда просто. Это иногда больно. И не вина в том Феликса, что он чересчур чуток и подчас не может совладать со своими эмоциями. Мечется, бежит, ищет то, что должно притупить боль разочарования, но этим невольно создает новые проблемы...
  А как он оберегает Олю от своих переживаний! Как трепетно относиться к ее душевному спокойствию! К ее чистоте...
  Борис, Вы через своего Феликса очень ярко показали острый душевный конфликт умного, открытого, принципиального человека в сложной жизненной ситуации и, возможно, сделали это чересчур откровенно, уповая на понимание читателей.
  Жаль, не все читатели умеют ЧИТАТЬ. Но пусть это Вас не трогает - Вы сделали все, что могли.
  А я скажу просто: 'Спасибо за искреннюю историю!'
  
  
  Ашерьессс
  
  Ну вот, я дочитала Что-то вначале накрутила, наделила текст немного иным смыслом, чуть ли не размышлением о поиске человека себя в этом мире. А вышло проще, понятнее. Текст напомнил чем-то произведения Улицкой и Рубиной по духу. Знаю, сравнение странное, но уж такое выдалось. Или тексты и "толстых" журналов. И почему-то вспомнились глупые слова, повторяемые людьми, младше меня (такие тоже бывают )- штамп об отсутствии некоторых вещей в СССР. Но это так, для разрядки, текст-то о другом. В моём понимании - о потерявшемся человеке, который боится стать счастливым. Даже не так - боится попробовать, потому что однажды пережил предательство. Да, он так его не называет, но всё его поведение говорит об этом. Он лихорадочно мечется и спит. Просто существует. И временами неосознанно упивается своим состоянием страдальца. Да - в отношениях с Олей это видно. Он боится, жутко боится перемен мирка, который, хоть и похож на тюрьму, но привычен. Есть Маринка, всё, ничего больше быть не может, он уже - конченный материал. Ранимый, вовсе не сильный - таких очень много. Я ничуть не осуждаю, просто история житейская. Вереница серых будней, тотальное несчастье... Невольно вспоминается, какой процент счастливых людей в современной РФ. Очень хотелось бы, чтобы сон сбылся, чтобы забрезжило счастье посреди тотального внутреннего одиночества и тоски почти всех персонажей. У каждого своей. И, как ни жестоко, во многом эти люди - сами творцы своего несчастья. Нет, вовсе не потому, что совершили ошибку, а потому что смирились с её последствиями, решив, что иной жизни быть не может. Вот, правда, Фаина решила попробовать выйти из круга Извините, если что не так. Смысл художественного произведения - вещь хрупкая. И я часто её не улавливаю
  
  
  Касательно разницы восприятия: вот так показалось. Через призму своего мировидения. Возможно, вы и правы (да ещё и как автор, которому положено знать своих героев), Феликс и пытается, да, попытки вижу, но как-то огорчила меня последняя треть, где это застопырилось - увиделся мне регресс. Хотя Оля и внушает долю оптимизма.
  Насчет нужна или нет Маринка Оле, тут глупо делать догадки. Это знает только Оля, и лучше Феликсу не придумывать себе её ответ. Да и пока ситуация такова, что дочь ему не принадлежит. К слову, шансов получить Маринку сейчас (не знаю, как тогда) у Феликса больше, если он будет с Олей. И на законных основаниях
  
  
  Оля, это не регресс: лишь временное бессилие. Встретив Олю, начало ему казаться, что всё произошедшее с ним позади - можно не помнить уже о нем неперерывно: что Present Perfect - совершенное время действия, закончившееся к настоящему. Но вопрос о прошлом именно от неё, после появления которой надеялся смочь уже не возвращаться к нему, острей, чем раньше, заставляет сделать это:
  ...правда - ожил только с ее появлением. Снова мог радоваться; смог временно забывать то, страшное: оно, прошлое, начало отступать, уходить.
  Сегодня оно ворвалось через нее - ее вопрос: "У тебя был ребенок?" Нет: у меня есть - Маринка, дочка моя.
  Вопрос её был подобен удару под дых, когда получивший судорожно старается глотнуть воздух. Хотя
  ... Я знаю: ты не хотела - ты просто ничего не знала. Но ты мучаешься: я не безразличен тебе, и ты думаешь, это - из-за тебя.
  Какой необыкновенно красивой показалась ты мне там, на пляже, в купальнике: у меня кружилась голова от желания тебя, счастья, что ты есть у меня, и уверенности, что будешь всегда. Я впервые не помнил ничего, что произошло до тебя. Оно ушло куда-то - не отодвинулось, а будто исчезло: не существовало ничего кроме тебя.
  И вдруг мое отступившее прошлое напомнило о себе через тебя, твой вопрос. Ты не хотела, ты даже не могла хотеть причинить мне малейшую боль - просто я вдруг очнулся, почувствовал, что еще не могу уйти от своего прошлого, даже когда ты рядом со мной.
  Оно только затаилось. Ты и оно - твой вопрос, той, которая, казалось, заставило меня начать отделять его от себя: мне страшно, что и ты и оно тут, что оно может существовать вопреки тому, что у меня есть ты - ты во мне еще не победила его. И даже наоборот - счастье быть с тобой заставило меня еще острей почувствовать глубину произошедшего.
  А последнее его воспоминание, которое он так старался отодвинуть на то время, когда запрется один дома, чтобы никто, тем более Оля, не видел его, добило его. Но там он хоть смог бы не сразу, но успокоиться - и тогда снова придти к ней. К несчастью, она, изо всех сил пытаясь, нетерпеливо, придти ему на помощь, неумышленно только усугубила его состояние отчаяния:
  Господи, да ты же все равно мне ничем не поможешь - просто ты первый раз сталкиваешься с этим, и потому думаешь, что сможешь.
  Она просто еще не знает, что бывают ситуации, которые можно лишь перетерпеть - иначе дала бы мне спокойно уйти и спрятаться ото всех, пока само по себе не пройдет: не вечно же это будет длиться. Может быть, оно скоро и прошло бы, гораздо быстрей, чем сейчас, когда она не прекращает попытки вывести меня из этого состояния.
  Отчаяния, безнадежности:
  Но разве возможно то, что я видел в продолжавшем стоять перед глазами сне: обе они со мной. Нет - это невозможно: мы будем жить врозь - я и мой ребенок. По крайней мере, еще очень долго: только в тринадцать лет она получит право сама решать, с кем жить. А пока я буду вечно рваться душой пополам: иного мне не дано, и никакое счастье с другой женщиной не может быть и не будет полным - постоянной тенью станет следовать за мной моя вечная неудовлетворенность этой неизбежной раздвоенностью.
  Что же делать: как быть, жить дальше? Какой можно найти выход? Голова опять пылала, как когда-то, в мучительных поисках его - долгих и безрезультатных. И стало совсем худо: чувство страха и полного бессилия сдавило грудь.
  Оля не дала опомниться ему: застала его врасплох, обессиленного - не готового в том состоянии к предложенному ему счастью. Горло стянуло, и он не смог произнести слово 'сейчас', ставшего роковым. Необходимость принятия немедленного решения - стать ли с ней вместе вот сейчас, вопреки сомнениям, будет ли ей нужен его ребенок со всеми его недостатками, когда крепко застряло в мозгу произошедшее с Аркадием - оказалось непосильным в тот момент.
  Утренняя прохлада освежала меня, остужала воспаленный лоб, а затем стало свободней дышать. Появилась какая-то отрешенность от всего, и стало приходить спокойствие, как будто я снова попал на свою привычную колею.
  А ведь все: я потерял ее - лучшую из всех, кого я встречал в своей жизни. И странно, что я все же чувствую какое-то облегчение. Видимо, рано пошел я навстречу счастью; мне казалось, моя рана почти совсем уже зажила, а оказалось, это всего лишь струпья - как только я сделал движение как здоровый, они лопнули, и она сразу опять закровоточила: тепло, вместо того, чтобы согревать, стало жечь ее. Даже потеря Оли не приводит меня в такое отчаяние: наверно, эта боль еще придет, потом.
  Да, он еще не оправился от пережитого - лишь начал: просто непрочная корочка появилась на совсем голой ране. 'Струпья' - такое и было первоначальное название этой повести. Но надежда на то, что когда-нибудь счастье улыбнется и ему, не исчезает даже в такой момент:
  Я же Феликс - felix, "счастливый": я должен, обязан тоже быть счастливым. Буду - только когда уже окончательно привыкну к случившимся со мной. Когда уже смогу не терпеть свою боль, а не чувствовать ее, избавиться от нее - она уйдет в прошлое, и тогда сумею, может быть, все же быть счастливым с какой-то женщиной. Лучше всего, с такой же, как я - чтобы мы могли хорошо понимать друг друга.
  И даже, что с Олей - тоже не окончательно: видит во сне, когда, всё-таки, вновь встречает её. И она говорит, что понимает, что надо, чтобы быть ему счастливым быть не только с ней, но и со своим ребенком. А он, совершенно успокоенный, может уже рассказать ей всё о себе. 'Говорят, сны иногда сбываются'.
  Вы написали еще:
  Насчет нужна или нет Маринка Оле, тут глупо делать догадки. Это знает только Оля, и лучше Феликсу не придумывать себе её ответ.
  К сожалению, не часто бывает нужен новой жене ребенок от прежней. Даже когда любит мужа. И то еще, насколько может на самом деле оказаться трудно с не своим ребенком. Это из области действительности.
  В повести кошмар ситуации, когда жена отказывается принять ребенка от его предыдущего брака, описан в ситуации недаром появляющегося двойника Феликса - Аркадия (специально обыгрываются значения имен обоих).
  Хочу еще обратить Выше внимание на примененное выше выражение 'застала врасплох'. Аналогичная ситуация произошла с ГГ написанной мной в этом году 'Отвергнутая Сольвейг'. Это даже не рассказ - подлинная история, к которой не пришлось добавлять абсолютно ничего от себя. Потрясшая меня не менее когда-либо прочитанного история дорогого мне человека - соседа, друга, 'моего любимого читателя'. Самого доброго из всех, кого я когда-либо знал. Случайно узнанная от него. Она не велика: прочтите - не пожалеете. Лишний раз подтверждает, что жизнь удивительней любой выдумки.
  За то, как досконально стараетесь разобраться, огромное спасибо. Отзывы на мою повесть - это урожай, который здесь собираю.
  Борис Мир
  
  
  Ну, раз уж пригласили, выскажусь по Феликсу и К. Вот теперь я поняла, почему мне часто было скучно при чтении, почему я не сопереживала ГГ, читая отрешённо, почему колебалась с оценкой, понимая, что, вроде, исполнение замечательное, а не могла поставить высшие баллы. Насколько поняла, вещь во многом автобиографична. Тогда да, неприятно, когда другие видят себя совсем не таким, как ты. Отсюда и его ответы вам, Стелла. А Маринка ведь действительно как-то затерялась.
  
  
  ... я при оценке старалась брать комплекс факторов. Изображала объективность Изначально, правда, думала поставить на балл ниже, но последний прочитанный текст очень сильно своим уровнем повлиял.
   Ал Баев
  
  Прочитал не то что без неприятия, даже с интересом. Однако! Это не литературное произведение, но что-то очень личное. Словно в дырочку подглядел. Нет, с точки зрения жанровой литературы - Вы, Борис, сделали своё "Я", но странно всё это... В своё время читал Алексина... да, интересно... на мгновение. Следа не оставляет. Не хочется целовать обложку и благодарить автора за Книгу. А вначале хотелось. Жаль... Лугина прочитал. Вы близки, но он "тоньше", изящнее и... запомнится. Простите.
  
  
  Н.Н.
  
  
  И - о да, ну наконец-то читаю ))
  Личное, человеческое, однозначно-неоднозначное.
  Как жаль, что сейчас такое мировосприятие подрастеряно. Миру эмоций и ммм скажу, не побоюсь, духовности человека, оно давало намного больше.
  И все же, Борис, ай-ай )))) сперва ножки, потом глазки, потом мысль в глазках ) И не бывает некрасивых женщин - бывает мало глинтвейна? ))
  По мере - отпишусь )
  Вот это однозначно в золотой фонд )) и еще бы к сведению принять ))
  А впрочем: что я, вообще, о ней знаю? Кто она по сути своей? Что ж: смотри. Только смотри - и не учи, не подправляй ее: увидь ее, какая есть, не принимая желаемое за действительное. Чтобы, если захочешь, решать что-то. Хватит того, что было: не надо больше никаких иллюзий, незачем выдумывать что-то, чего и в помине нет. А то повторится то же самое. Нет уж: видеть надо какой человек на самом деле есть - сейчас. Надеяться на потом, что переделаешь взрослого человека - чушь. Брать надо из того, что уже есть. Вывод из собственного опыта: обошедшегося слишком дорого.
  ... до 8 главы.
  Я думаю, если я еще раз рискну писать от имени мужчины - после Вашей книги, Борис, сделаю это по-другому )
  Спасибо. Дальше - завтра )
  
  
  
  Галина Герасимова
  
  Борис Мир 'Present Perfect Continuous'
  Когда я открыла роман, была поражена стилем. Грамотным, очень красивым, почти без шероховатостей. Но уже через сорок страниц я застопорилась и просто не захотела читать дальше, а такое со мной случается редко. В романе не было ни жестокостей, ни грубости, но само поведение героя, его самолюбие и эгоизм, выводили меня из себя. Других персонажей я не почувствовала вовсе - просто марионетки, которые двигались по мановению авторской руки.
  С каждой прочитанной страницей я ждала, когда же главный герой начнет понимать, что он поступает нехорошо. Не только по отношению к своей семье - ко всем окружающим. Что он вовсе не положительный несчастный страдалец, каким привык себя считать, а окружающие не обязаны подстраиваться под его характер...
  К концу романа этого понимания так и не пришло.
  Лично мне это произведение не принесло ничего, кроме желания отложить книгу и больше ее не открывать. Автор, простите за резкость, но баллы добавлены за стиль и диалоги. Остальное, увы... Только 4.
  
  
  stella.strannik написал:
  О втором произведении. Когда я писала обзор, читала сообщения на этой теме, надеясь найти хоть что-то похожее на мое мнение. Увы - не нашла.
  Я вот тоже ваш обзор только вчера прочитала, после того, как закончила свой. И удивилась, что мое мнение с кем-то совпало. А то я уже стала сомневаться в своем понимании слова 'джентельмен'.
  
  Яна Вовк
  
  
  'Present Perfect Continuous'
  Вот ещё одно произведение, которое трудно называть текстом. Ещё одна история, судьба... частица самого автора, то личное, что наболело и выплеснулось на страницы... Наверное, не один читатель узнает в Феликсе если не себя, то кого-то из знакомых. Проблема разрушившейся семьи, ребёнок, которому по-прежнему нужны и мама, и папа, прошлое, подминающее под себя...
  Автор описал тот период жизни человека, который можно назвать: реанимация - оживление. Только оживление пришло не сразу. Бессонные ночи, сигарета за сигаретой, друзья-мужики, женщины на ночь или несколько... опустошение. Внутренний конфликт главного героя - отец и мужчина. Отношения с женщинами, поиск тихой гавани - всё отступает перед доминирующей проблемой - дочерью, оставшейся с нерадивой матерью... И параллельно появляется другая проблема. Прошлое настолько придавило его своей тяжестью, что Г.герой не может найти в себе силы поднять голову и увидеть: а счастье-то уже тут как тут. Не каждому Бог даёт такую Олю, но Феликсу повезло...
  Несколько слов о диалогах и переживаниях Г.Г.. Иногда затянуты. Где-то всё гладко, а где-то понимаешь, что уже обо всём было сказано.
  Достойная кульминация, отлично написанная развязка.
  9.
  Борис, отдельное спасибо за поднятую тему часто болеющих детей и выручающих аптеки мам. И спасибо за Ваше творчество!
  
  
  stella.strannik написал:
  О втором произведении. Когда я писала обзор, читала сообщения на этой теме, надеясь найти хоть что-то похожее на мое мнение. Увы - не нашла. Может быть, те, кто "обсуждал" эту тему, на самом деле и не читали произведение? А в обзоре я написала, что так хочется назвать героя тем словом, которым он сам зовет жену - "тварь", а такая ситуация дается человеку, "чтобы через стресс, через унижение, а может, и катастрофу, лишить человека его бараньей самоуверенности, твердолобости, а бывает - и тупости". Это не мы придумали, это психологи так считают. Ну, а по поводу стиля никуда не денешься - он есть.
  
  А я не назвала бы тварью ни Феликса, ни Леру. В таких ситуациях не бывает одного виноватого. У каждого своя голова на плечах, и каждому приходится определить для себя, что ему нужно на самом деле.
  Фаю, пожалуй, жаль... когда она была ребёнком. Её воспитывали мать и тётка, которые не смогли дать ей главного - умения быть Женщиной и умения создать семью. Поведение Фаи я понимаю, но не приветствую. В женщине должно быть хоть чуточку больше гордости и самоуважения.
  И не оправдываю Феликса. 9 баллов я поставила не за его человеческие качества, а за умение автора вызвать в читателе эмоции - в вас, Стелла, одни, во мне - другие... Мужчины тоже, наверное, имеют на сей счёт своё особое мнение))
  
  
  Кир Фисенко
  
  Борис Мир - произведение написано неплохо, но (так показалось мне) настолько феминизирован (чувства и переживания - дамские), так не по-мужски мечется/ведёт себя главный персонаж, что - 5. (Для ясности: определение "по-мужски" относится не к автору, а лишь к герою).
  
  
  Валентина Астафьева
  
  *Астафьева Валентина 2014/02/22 17:56 [удалить] [ответить] Михаил, здравствуйте! Читаю с большим интересом, несмотря на позднее время. Впервые показаны эмоции мужчины в несчастном браке. Российские дамы привыкли считать мужчин бесчувственными и жестокими, не способными на глубокие чувства. А мне доводилось видеть обратное - мужчины вели себя более благородно в семейных конфликтах. Сегодня дамы стали, как бы это помягче выразить... меркантильными и бесстыжими. Написано хорошим языком, хотя фраза про телефон (мобильный?) у меня тоже вызвала удивление. Обязательно сегодня дочитаю. Повесть - блестящая! с уважением, Валентина.
  
  16. *Астафьева Валентина 2014/02/24 06:12 [ответить]
  > > 15.Иржавцев Михаил Юрьевич
  >> > 14.Астафьева Валентина
  > Валентиночка, Вы меня несказанно обрадовали: у меня новый читатель. >От всей души благодарю за то, что прочли, и за Вашу доброжелательную >оценку.
  >Ведь была и такая:Стелла Странник Ба Гуа из восьми картин (Конкурс >"Триммера-12")
  У меня другая точка зрения, чем у Стеллы. Почему мужчина должен оставаться джентльменом по отношению к женщине, которая вышла за него из меркантильных интересов, тем более не заботится о ребенке? Т.е. он должен быть благородным человеком, а ей можно быть при этом свиньей?!
  Ничуть не бывало! Она сделала свой выбор.
  Одно только замечание: насколько я знаю, мужчины любят детей от желанных женщин. Ваш ЛГ любит эту беспутную женщину и страдает от уязвленного самолюбия. Многие мужчины, уходя из семьи, вообще не помнят, что остались дети. Они бросают своих двоих, уходят к другой женщине на троих чужих детей. Такой вот парадокс. Пусть Ваш ЛГ будет счастлив с достойной женщиной. Хотя жизненные наблюдения говорят о том, что любят именно таких, как жена Вашего ЛГ, а жениться предпочитают на порядочных. Значит, у Оли есть шанс выйти замуж за ЛГ.
  с уважением, Валентина
  
  КЕВ ОЛЕЧ
  
  
  Стелла Странник
  
  Борис Мир написал:
  "Так в чем проблема - жуткая, можно сказать: не понятно мне, сочинившему, самому, появлялся ли пришелец, или Алька это придумал и рассказал Сашке так, что потом они стали верить, что оно так и было. Ну, никак! Уж помогите, please: разберитесь да растолкуйте мне, старому. И Вы, Стеллочка, и другие собутыльники соратники сотоварищи по "Триммера". В ножки поклонюсь за то. А прочесть его можно на СИ samlib.ru/i/irzhawcew_m_j/kev_olechshtml.shtml .
  
  Не удивительно, уважаемый Борис, что вы задали такой вопрос. Я очень хорошо понимаю вас, и писала на этом же форуме о своих чувствах и переживаниях во время творческого процесса - рождения своего "опуса". Когда идет этот процесс, ты живешь со своими героями, дышишь тем же, что и они, воздухом, думаешь теми же мыслями. А когда это "нечто" уже появилось на свет, то чаще всего возникает удивление: "Как же я так смог написать?" Или: "А было ли это на самом деле?"
  Я с удовольствием прочитала ваш рассказ "Кев Олеч" и думаю, что именно так оно и было: вы настолько углубились в процесс его рождения, настолько близко стояли возле мальчишек, что даже сейчас, по истечении 30-ти лет, задаетесь вопросом: "А было ли это на самом деле?"
  Если думать логично, то, конечно же, не было никакого пришельца. Все это - фантазия Альки. Но это если думать серьезно. А если взять и допустить, что все эти события произошли на самом деле? Ведь выздоровел же Алька, да и научился играть на пианино... А Сашка? Он вообще музыкантом-виртуозом стал! А давайте будем думать, что вы описали действительные события, вы - реалист. Кто нам запретит? Как хотим - так и думаем. Главное - как пишем. А если сами поверили в то, о чем написали, значит - хорошо написали. И - точка.
  
  
  Алиен
  
  Борис, поскольку вы не мой судья и не в моей подсудной группе, а тема интересная, решила откликнуться на ваш призыв)
  Я думаю, рассказ абсолютно реалистичен.
  У вас показаны два мальчика, которых объединяет общая проблема контакта с родителями. Только у одного мальчика эта проблема возникает из-за того. что родители не воспринимают его как личность, а у другого - нет отца. Вот для этого второго мальчика, Альки, модель жизни первого мальчика, Сашки, является определяющей ( думаю, благодаря Сашкиным лидерским задаткам, которые подтверждаются его будущей профессиональной деятельностью). Но Алька вынужден свои отношения с отцом и самого отца придумывать, и в своих детских фантазиях он стремится исправить вот ту самую реальную модель, которая не устраивает приятеля.
  Идеализированный отец, созданный Алькиным воображением, уже не может заставлять своего сына заниматься музыкой против воли. В идеальных ( воображаемых) отношениях отец предлагает сыну заниматься музыкой потому что безошибочно видит в нем талант. Вот почему для мальчика не важны подарки, как награда, ему важнее - похвала, вернее, реальное подтверждение того, что он действительно талантлив.
  В итоге оба мальчика получают те награды. тот результат. к которому стремились ( один подарки, другой - признание таланта). Это говорит о целеустремленности их характеров, т е способности добиваться своего, и как подтверждение - оба находят себя в жизни, но уже в других областях (которые в то же время очень точно соответствуют их характерам и интересам). Став взрослыми и освободившись от зависимости родителей, герои рассказа начинают ставить перед собой другие цели и добиваются их.
  Был ли Чудесник? Кев Олеч ( Чело Век )
  Вполне вероятно друзья встретили какого-то человека, который произвел на них впечатление. И особенно, разумеется, на Альку. Мальчик наделяет незнакомца чертами отца и теми символами которые ему близки. Это очень известный феномен. (К примеру, дети из набожных семей точно так же склонны видеть в бородатых незнакомцах Николая Угодника. А здесь в рассказе мальчик увлекается астрологией, поэтому по аналогии видит пришельца)
  Благодаря своей склонности к фантазированию ( вернее необходимости ) Алька вполне мог подсознательно ассоциировать незнакомца с отцом и соответственно дофантазировать дальнейшее общение.
  Интересно, что образ незнакомца похожего на отца совпадает и с образом учителя ( пришельцы научили людей тому-то и тому-то) Любящий человек (мама) есть. Настоящий друг (Сашка) есть. А вот учителя - того, кто "откроет" сознание - нет. ( ну, такая вот триада нашей земной жизни)
  Так же интересно мне показалось, что мальчики для встречи с пришельцем отправляются на чердак. Дети. которых больше привлекает "подвал" - мистика, будут склонны, мне кажется, в своих фантазиях создавать не внеземной разум, а искать сверхъестественное на земле - это духи, приведения и т д.
  У меня был знакомый, семнадцатилетний парень, отец которого погиб в Чечне, и всякий раз, когда он напивался, говорил : Хочу погибнуть как отец.
  У другого моего знакомого родители развелись, когда он был совсем маленький, и мать его постоянно пилила за то, что он сидит за компом. И рассказывая об отце, он отмечал, что тот никогда не кричал, а напротив всегда говорил спокойно и рассудительно ( хотя на самом деле не мог этого помнить, потому что был слишком мал). То есть пытался таким образом наделить отца теми качествами, которых по его мнению не хватало матери.
  Здесь уже немного другие модели, но принцип фантазирования сходный.
  Мой конкурсный роман как раз также затрагивает близкую тему - о том, что очень важно для сына создать правильный образ отца. которого уже нет в живых и невозможно попросить его что-то объяснить или ответить на какие-то вопросы, и все объяснения и ответы приходится придумывать самому, т е точно так же фантазировать себе тот образ, который приводит к миру с самим собой, а не к постоянному саморазрушению.
  В том юном возрасте в котором находится ваш герой это конечно сделать проще.
  Кстати, заметила во многих американских фильмах для детей устраивают игровые дома на деревьях ( вместо чердака. видимо) и мне всегда было интересно - это делается для того чтобы с самого начала как-то направить ребенка в определенное русло звездной, если так можно выразиться, фантазии (и тем самым отвлечь от "подвальных" увлечений) или нет.
  Вот такие мысли возникли после прочтения)
  Извините, что получилось длинно.
  Рассказ очень симпатичный, прочитала с удовольствием, особенно понравилось то, как точно вы подбираете детали - абсолютно все работает на образы и очень тонко выверено. На мой взгляд.
  
  ps
  мой брат ( 12-ти лет) дружит с близнецами. Ну, и естественно было интересно узнать, чем они отличаются)). Один более сильный, физически развитый, другой - более умный, тонко чувствующий. Природа создает вот такую гармонию) Вы ее создали в рассказе о друзьях.
  А, впрочем, может быть, это уже мои фантазии не знаю... ))))
  
  
   Варна Алекс (alvarna@ukr.net) 2013/04/23 16:31 [удалить] [ответить] Хорошо! Понравилось безоговорочно. Оба юных героя симпатичны, но Алька и автору и читателю ближе. Очень трогательно его внутреннее стремление к музыке. Он хочет ее познать не затем, чтобы угодить матери, а потому, что отчаянно в этом нуждается. Алька, не имеющий возможности серьезно заниматься музыкой, инстинктивно знает о игре то, что говорит более сведущая Ляля: "Чтобы играть по-настоящему, надо думать, чувствовать, переживать..." Саша же живой, задиристый это понять не может - у него другие интересы, другая дорога, но он "играет на публику" ради простой перспективы получить свободу от вездесущего родительского "надо". А Чудесник - это, конечно же, сказка. Детская надежда на легкое решение всех жизненных проблем. И когда чудеса проходят, остается только то, что настоящее - талант от сердца, который, если ему позволить, может сделать человека по-настоящему счастливым.
  
   3.Иржавцев Михаил Юрьевич
  Хочу задать вопрос: а Вам понятно, появлялся ли Кев Олеч, или Алька просто придумал его и рассказал так здорово, что оба потом стали верить в его появление? Мне самому - честно - нет, хотя кому бы это знать в первую очередь.
  
   Сказка на то и сказка, чтобы из невозможного , но желанного создать нечто удивительное.
   Альке чудо было просто необходимо. И Вы, как автор, ему это волшебство подарили. А вот насколько оно реально для героев... Не знаю. Наверное, настолько, насколько реален мир детских фантазий.
  
  
  НЕПРИДУМАННАЯ ИСТОРИЯ
  
  
  Чугунов Олег Станиславович (verter77@gmail.com) 2012/11/25
   > > 1.Иржавцев Михаил Юрьевич
   >Первая моя вещь - несомненно достаточно слабая: такой считаю до сих пор. Но, неожиданно, мой сосед и друг Толя Браиловский (см. "Отвергнутая Сольвейг") почему-то назвал его самым моим лучшим.
   Не знаю, лучший ли, но рассказ хорош, не сомневайтесь. Дух времени, свежесть и очарование молодости и всё такое...
  
  Алекс Варна
  Здравствуйте, Михаил Юрьевич!
  Прочитала вашу "Непридуманную историю". Скажу буквально пару слов.
  Рассказ хорош. Как картина - ни добавить, ни отнять. У Вас вообще стиль хоть и лаконичный, но наполненный всем, чем надо: действием, эмоциями, какой-то ненавязчивой прямотой.
  Спасибо за моральный отдых: читая Ваши тексты, именно отдыхаешь, а не пытаешься понять замысловатый полет неудержимой фантазии автора.
  Всего наилучшего.
  Ваша "пани".
  
   ОТВЕРГНУТАЯ СОЛЬВЕЙГ
  
  
  Алекс Варна
  Здравствуйте, Борис. Возвращаюсь к Вашему творческому псевдониму, поскольку запоздало (тугодум я по жизни, что поделаешь) поняла одну вещь: не всегда уважение проявляется через обращение по имени-отчеству. Мое 'просветление' подтверждается опять-таки Вашими словами: 'Единственной трудностью было его требование, чтобы я называл его, как уже другие соседи, на "ты". Я сопротивлялся целый месяц, но вынужден был уступить, хотя в обращении на "ты" именно к нему невольно было больше уважения, чем на "вы" к большинству других'.
  Прочитала 'Отвергнутую Сольвейг'. Она душевная и, одновременно, горестная. Тесно перекликается с 'Непрдуманной историей'. Ваш герой, действительно, уникальная личность: мог объять необъятное и умудрился вовремя не увидеть очевидное, но важное. С другой стороны, он воспринимал жизнь такой, какой она являлась во всем своем разнообразии, не пытаясь при этом переделать ее под себя. А чтобы принять все превратности жизни, чтобы не роптать и не причитать, нужно иметь стержень из материала особого рода. Буддисты, например, стремятся к такому состоянию через медитацию (было время, я увлекалась философией Тибета, но из-за врожденной вздорности, так и не смогла полностью ее принять).
  В ответ на Вашу историю о 'временной слепоте', расскажу свою, несколько иную, но все же... Случилось она этим летом, когда я ездила на курсы повышения квалификации в свою родную столицу. Ездила чем придется, в том числе и электричкой. Телепаться в оной приходилось пару чесов кряду, но занять себя 'бездельем' я всегда умела.
  Так вот, сижу я в наушниках, с конспектом в руках и отсутствующим выражением в глазах. Вагон с каждой остановкой понемногу пустеет, и, наконец, напротив меня остается только один седовласый 'пан' (сказать иначе не получается, поскольку он был 'при полном параде' да еще с небольшим портмоне в руках - и это в замызганной и разжаренной электричке!). Уловив момент, когда я на минуту убрала от ушей динамики, пытаясь расправить закрученный проводок, 'пан' поспешил завести непринужденный разговор. Из чувства уважения к годам собеседника, обрывать беседу не хотелось, тем более, что мыслил он довольно интересно, а говорил хорошо. После получасового диалога в ходе которого прозвучало несколько поэтических строф на белорусском и польском да пара прибауток из партизанской жизни времен Второй Мировой ('пан', оказывается, в ранней юности партизанил в лесах Белоруссии!), я уже нехотя улыбалась - поездка, несмотря на 35-градусную жару, становилась более-менее сносной. Когда настала пора выходить и моему интеллигентному собеседнику, он смущенно улыбнулся, робко извинился и... стал настойчиво (но не грубо) тормошить запойного бомжа, спящего на сидениях противоположного нам ряда.
  Я сижу, открыв то неожиданности рот. Женщина, в отдаленной близости жующая жареный пирожок ( в такую-то жару!!!), забывает о своем занятии. Бомж, не раскрывая глаз, мотает головой и, думается мне, ожидает очередного пинка от воображаемого представителя органов правопорядка. Но наш 'партизан' вместо пинка сует тому в руки свою бутылку минеральной воды, которую едва ли пил до этого сам. А потом еще и оправдывается: 'Так жарко ведь. А ему тоже пить надо... Человек ведь...'
  Минута молчания. 'Пан' бодренько чешет по проходу в направлении выхода, а я провожаю его взглядом и понимаю, кто действительно во всей нашей честной компании оказался настоящим человеком.... Не слепым.
  
  
  trr 2016/04/22 14:23 [ответить]
  
  Черт , как сильно и грустно...
  
   БЛИК
  
   Алекс Варна
  
  
   Здравствуйте, Борис! Добралась к Вашим рассказам)))
   Прочитала. Понравилось.
   В который раз поражена Вашим умением быть обезоруживающе открытым и эмоционально искренним.
   Я бы поставила "Блик" рядом с "Present Perfect Continuous". Они чем-то очень близки, но разительно отличаются настроем: здесь - молодость со своими светлыми надеждами и мечтами, там - зрелость с тенями и ранами.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"