Исааков Михаил Юрьевич: другие произведения.

Инопредставительство (мифы и реальность)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Имея большой опыт работы в представительствах иностранных компаний, автор обратил внимание на тот факт, что представления обывателя об иностранцах (в первую очередь о западниках) далеки от реальности. Так что представляю взгляд изнутри. Представленная ниже документальная повесть может быть особенно интересна тем, кто никогда не имел дел либо просто контактов с иностранцами.


ИНОПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

Мифы и реальность

  
  
   Предисловие
   В художественной литературе существует популярное направление, которое условно принято называть производственным, так как произведения такого рода описывают какую-либо профессиональную систему. Как правило, точно и подробно (но, вместе с тем и интересно), так что даже не специалист способен уяснить специфику той или иной, незнакомой ему прежде профессиональной среды. Из зарубежных авторов производственных романов, наиболее известны Артур Хейли ("Отель", "Аэропорт") и Джон Гришем ("Фирма", "Вердикт"). Книги Хейли (его, если не ошибаюсь, у нас начали издавать в конце 70-х) в свое время зачитывали буквально до дыр, передавая друг другу (что делать, тогда многое было в дефиците, хорошие книги - в том числе).
   Почему же эти романы были, да и остаются столь популярными? Ведь не только благодаря динамичному сюжету и хорошему стилю. Но еще и благодаря доскональному знанию жизнедеятельности описываемой профессиональной системы. Человеку свойственно испытывать интерес к новым впечатлениям, особенно, если это не связано с какими-то существенными трудностями. В то же время, каждый обычно хорошо ориентируется только в той профессиональной системе, к которой принадлежит сам, имея об остальных очень приблизительное представление. Хотя и сталкивается с ними, пользуется их услугами.
   В самом деле, самолетами ежедневно летают миллионы людей. Все они, естественно, бывают в аэропортах. Но спроси, что такое аэропорт, как он работает и большинство припомнит, в лучшем случае, что полетами управляют диспетчеры. В гостиницах тоже многие живали. Но представление о них у подавляющего большинства сводятся лишь к пониманию того, чем отличается уровень обслуживания в отелях разной степени звездности. А для того, чтобы понять, как работает отель, недостаточно в нем пожить. Надо оказаться с другой стороны стойки портье. Но ведь никому не придет в голову устраиваться на работу в гостиницу для того только, чтобы понять механизм её деятельности. А тут, не вставая с дивана, в тепле и комфорте, Вы всё это узнаёте из книги. Сочетая, так сказать, приятное с полезным.
   Моя книга - тоже производственная. Но это не художественное произведение, а, скорее публицистика. Или документальная повесть, как хотите, так и называйте. Профессиональная система, о которой пойдет речь, иностранная компания, точнее, её Представительство в России. Сразу оговорюсь. Под инофирмой (инопредставительством) в дальнейшем буду понимать представительства компаний из стран Западной Европы и Северной Америки, а под иностранцами - сотрудников представительств, граждан стран пребывания этих компаний. Потому что заявлять что-либо ответственно можно лишь в том случае, если хорошо знаешь то, о чём говоришь.
   Не будучи профессиональным писателем, такую книгу давно хотел написать. Почему? По нескольким причинам:
   Во-первых, личный опыт. С девяностого по девяносто седьмой годы я был сотрудником представительств весьма известных, если не сказать знаменитых, западных компаний. Со многими другими по работе пересекался. Так что хорошо знаю их "кухню" изнутри.
   Во-вторых, Инопредставительства - существенный аспект нашей деловой жизни. Их и в советское время было очень немало, а сейчас, думаю сотни в одной только Москве. Там трудятся тысячи наших сограждан.
   И, в-третьих, (но не в последнюю очередь), хочу разоблачить ряд мифов, довольно прочно утвердившихся в сознании обывателя касательно характеров иностранцев, стиля их работы и методов управления. Попытаюсь также показать, как некоторые кажущиеся странными особенности их поведения, прямо вытекают из сложившейся системы западных ценностей.
   Что такое миф в данном контексте? В моем понимании, бытовой миф -- некое устоявшееся представление о чем-либо, считающееся общеизвестным, но не совпадающее с реальным положением дел. Чтобы было понятнее, поясню на примерах. Общеизвестно, что пираты плавали под "Веселым Роджером" (черный флаг с черепом и скрещенными костями). В любом фильме о пиратах, в любой книжке с иллюстрациями Вы обязательно его увидите. А ведь это не более чем миф. "Веселого Роджера" придумал Роберт Льюис Стивенсон, чья книга "Остров сокровищ" стала в своё время настолько популярной, что флаг, поднятый пиратами на "Эспаньоле" приобрёл в массовом сознании читателей значение символа пиратства. И страус, вопреки распространённому заблуждению, не имеет привычки совать голову в песок. Мозг у него, конечно, маленький, примитивный, но всё же не настолько. Во всяком случае, наблюдения за птичками-гигантами как в зоопарках, так и в естественной среде обитания, такой странной привычки не подтверждают.
   Мой рассказ посвящён мифам, сложившимся об иностранцах. И не о наших бывших соотечественниках, разумеется, а о представителях Дальнего зарубежья. Причём, именно о западниках. Хотим мы того или нет, но Россия, будучи частью мирового сообщества, не может находиться в изоляции. Мы имеем политические, торговые, культурные отношения с сопредельными державами. С кем-то они лучше, с кем-то хуже, неважно. А важно то, что немалое количество иностранных граждан живёт у нас, работая в Представительствах своих компаний. В одной только Москве инопредставительств не одна сотня. Тысячи наших соотечественников трудятся в таких фирмах, но приходят они туда зачастую, имея неправильные, мифологизированные представления о своих иноземных коллегах, а это не дело. Потому что потом, когда реальность вступает в противоречие с мифами, наступает эмоциональный шок. Шоры на глазах только для упряжных лошадей хороши. Человек же должен ясно понимать реальное положение дел, что позволяет, как минимум, избежать разочарований.
   Откуда конкретно взялись мифы насчёт иностранцев и почему утвердились столь прочно в общественном сознании, не ведаю, точно не выяснял, да и не ставил себе такой задачи. Частично, думаю из газетных публикаций конца восьмидесятых-начала девяностых. Когда рухнула советская система и общественности пытались объяснить, почему западный образ жизни лучше и жизнеспособней. Вот тогда, взяв Запад за новый идеал, многие газетчики и принялись внедрять в умы сограждан некие идеализированные представления, не всегда и не во всём соответствующие действительности. А поскольку писали в основном теоретики, сами с иностранцами не сталкивавшиеся (во всяком случае, не сталкивавшиеся плотно), их творения, наряду с верными наблюдениями, содержали некую новую мифологию. Некоторые господа, правда, на Западе пожили и их наблюдения представляют определённый интерес. Только одно дело, Вы -- там и совсем другое, иностранец -- здесь.
   Итак, вот несколько основных мифов, с которыми я наиболее часто сталкивался и которые, пожалуй, приобрели уже чуть ли не статус аксиом:
   1. Иностранцы - в принципе лучшие работники, чем русские. На работу не опаздывают, не принято, дисциплинированность у них в крови. Трудятся они с полной отдачей, без перекуров, пашут, как папы Карло. А русские так и норовят посачковать. Иностранец может выпить только после работы. На рабочем месте ни-ни. А за русским глаз да глаз нужен.
   2. Иностранцы порядочнее русских. Если наш только и думает, как бы стащить чего с родного предприятия, как бы начальство обмануть, то иностранец просто кушать не может, если максимум пользы своей фирме сегодня не принёс. Служебная этика для иностранца не пустой звук.
   3. В отличие от наших, иностранные бизнесмены, как правило, слово свое держат. Привыкли деловой репутацией дорожить. А потому с ними не обязательно даже бумаг подписывать. По рукам ударили - достаточно.
   4. Западники -- открытые, благожелательные к окружающим люди, камня за пазухой не держат. Улыбчивы, в отличии от нас, вечно хмурых совков. Всякую ксенофобию, равно как и проявления половой, расовой и прочих дискриминаций давно изжили.
   5. Это всё их плюсы, зато они глупее нас. Кто не смеялся на концертах М.Н.Задорнова над "тупыми америкосами"?
   6. Инофирмы работают только по "белому". Всяких "черных" схем не приемлют. Ну, разве что какие мелкие фирмёшки. А так, чем крупнее и знаменитее фирма, тем больше вероятность, что всё у нее будет правильно, по закону. Поэтому работник инофирмы социально больше защищён, чем сотрудник отечественного предприятия.
   7. Плановая экономика -- порождение социализма. В нормальной, капиталистической системе, процессом управляет рынок. Соответственно, показуха, очковтирательство, рапорты к определённым датам, это всё - "родимые пятна" социализма.
   8. Блат тоже чисто наше, отечественное явление. Иностранцам или не присуще вовсе, или, если и присуще, то в неизмеримо меньшей степени. Чем ты умнее и способнее, тем больше у тебя шансов сделать карьеру именно в инофирме.
   Этот список можно продолжать, но, пожалуй, достаточно.
   Следует заранее оговорить, что задачу свою я вижу несколько шире, чем просто показать изнутри "кухню" западной компании. И не случайно настойчиво подчёркиваю, что речь пойдёт именно о западноевропейских и американских компаниях. Дело в том, что проблемы таких фирм, вся эта мифология, прямо связаны с менталитетом западного человека. А значит, напрямую касаются и проблем западного общества в целом. А они есть и немалые. В наше время выходит немало публикаций, обсуждающих на разные лады тему предполагаемого заката западной цивилизации и, какая судьба, в связи с этим, ждёт нашу многострадальную Родину. Продолжающийся кризис подогревает интерес публики к подобным материалам. Я тоже, не желая оставаться в стороне, попытаюсь изложить свою точку зрения.
   И ещё пара моментов. Зачем я пишу эту книгу. Зачем вообще книги пишут? Кто как. По мнению глубоко мною уважаемого М.И.Веллера, описательство (типа что вижу, о том пою) литературой не является. Не вполне согласен. По-моему, есть три основные причины: 1. Получить удовольствие от самого процесса (по мнению В.В.Набокова, это вообще единственная причина; несогласных отсылаю к набоковским лекциям по литературе). 2. Дать читателю новые для него знания и впечатления (события, места, встречи, явления). 3. Высказать свои мнения и взгляды. Полагаю, если автор смог найти, придумать какую-то новую, свою идею, которой до него никто не высказывал, книга уже имеет право на жизнь.
   У меня наличествуют все три причины. Хотя с выводами постараюсь не спешить. Когда что-то разоблачаешь, честнее не навязывать собственное мнение, по крайней мере, сразу, а давать факты. А читатель пусть на основе этих фактов, сам выводы делает. Я долго обдумывал то, что видел, чему был свидетелем. Хочу поделиться. Поскольку все люди разные (не зря говорят: сколько людей, столько и мнений), ничуть не удивлюсь, если мои взгляды не всем по душе придутся. Так спорьте, но спорьте аргументированно. Читайте, анализируйте, наблюдайте, если есть такая возможность. Сравнивайте свои наблюдения с моими и делайте выводы.
   Подкреплять те или иные положения буду с помощью примеров. Простых и понятных, которые каждый, при желании сможет на собственный опыт наложить. Америк не открываю, всё о чём пишу давно и хорошо известно, просто никто, как я успел убедиться, не рассматривал приводимые факты под таким углом зрения. Людям часто свойственно принимать некоторые привычные явления как данность, не задумываясь, а откуда это взялось. Но стоит задуматься, стоит задать себе вопрос: "А почему так?" и попытаться на него ответить, как привычные зачастую вещи переворачиваются, предстают в другом ракурсе и ты чувствуешь себя исследователем, открывшим новый закон природы. Очень увлекательное занятие.
  
   Глава 1. Предыстория вопроса.
   Читатели, принадлежащие к моему поколению (1959 - 1965 годов рождения) и старше, не страдающие пока склерозом, могут эту главу спокойно пропустить. А вот тем, кто моложе, кто взрослел уже в новое время, после 1990 года и о советских реалиях знает только понаслышке, это может показаться интересным. Ведь без понимания того, как было до, трудно уяснить, почему стало так после. Тем более, за последние пятнадцать-двадцать лет наша жизнь менялась кардинально, причем не единожды. Сначала, в августе 1991 года, произошла, фактически, буржуазная контрреволюция. Все наши основные понятия поменяли знак. То, что считалось явлением отрицательным, негативным, стало положительным и наоборот. Потом, уже в XXI веке, снова поворот. После лихих девяностых с их диким капитализмом, новые власти пытаются внести некую упорядоченность. Но это уже другая история для других книг.
   Возможно, кому-то эта глава покажется излишне автобиографичной. Может и так, даже скорее всего. Но тут уж ничего не поделаешь. Если просто заявить, так мол и так дело было, скептически настроенный читатель может и не поверить. Я и сам не склонен принимать на веру голословные утверждения, доказательств жажду. Поэтому лучше уж подробно пояснить, откуда, собственно, ноги растут.
  
   Как было до ...
   Советская власть (читай, партийное руководство, ибо оно и было реальной властью) очень старалась максимально затруднить и ограничить (если уж нельзя совсем пресечь) контакты своих подданных с иностранцами. Причем с любыми, даже из братских социалистических стран. Въезд в СССР для иностранцев был затруднён, а выезд для нас, советских граждан - затруднён сильно. Существовало даже особое понятие - "выездной". Этот неформальный, но высокий титул означал, что его носитель сподобился особого доверия властей и его выпускают "за бугор" в командировки. Или в редкие турпоездки в Болгарию. Советская политика изоляционизма получила на Западе название "железный занавес". Понятно, при Сталине он был потолще, да и железо использовалось качественное. При Брежневе материал стал похуже, потоньше, ржа местами поела, но все равно, занавес оставался достаточно прочным, просто так не прошибешь.
   Любой, выезжающий за рубеж, проходил обязательный инструктаж силами компетентных товарищей. Послушать со стороны, будто разведчика во время войны в рейд по вражеским тылам снаряжают. Бдительность, бдительность и ещё раз бдительность. Кругом враги, которые только и ждут удобного случая провокацию против советского человека затеять. Поэтому осторожности не терять, знакомства среди местных не заводить, в одиночку по улицам не ходить.
   Как-то раз, проходя инструктаж, я робко заметил, что еду не в Штаты, а в социалистическую братскую Чехословакию. Неужели и к ребятам-демократам надо относиться, как в врагам? Инструктор посмотрел на меня, как на идиота и снисходительно заметил, что народ в братских республиках беспечный, нашего опыта борьбы с контрой не имеет, а потому западные шпионы себя в этих странах чувствуют вольготно и никогда не упустят удобного случая советского человека ошельмовать. Впрочем, инструктаж при поездке в социалистическую страну считался лёгким, тех же кто готовился один из оплотов империализма посетить, накачивали куда серьёзнее.
   Зачем это было надо? Причина имелась, причем очень логичная. Вспомним классиков. К.Маркс заложил основы коммунистической идеологии. Он много чего написал, но основной вывод был такой: пролетарская революция может победить только в нескольких, наиболее развитых промышленно странах, причем одновременно. Это понятно. Ставку делаем на пролетариат (крестьяне, даже бедные - все-таки мелкие собственники, то есть психология у них мелкобуржуазная, для коммунизма не очень подходит), а где он наиболее многочислен, как не в развитых странах.? А если революция победит только в одной стране, то соседи сообща её легко задушат.
   В.И.Ленин учение Маркса творчески освоил и развил. Он считал, что революция может победить и в отдельно взятой стране. Причем прорыв произойдет в наиболее слабом звене в цепи великих держав, каковым Ленин считал именно Россию. Причем большевики могут не только переворот совершить, но и власть удержать. Каким образом? Да очень просто. Воодушевленные нашим примером, пролетарии в соседних странах тоже начнут революционные выступления. И у правительств, занятых их подавлением, не хватит сил и средств для удушения нашей революции. А мы тем временем окрепнем и окажем соседям братскую помощь. И начнется мировая революция, ну как цепная реакция, что ли. Вот так, если вкратце.
   В 70-е годы, однако, стало очевидно, что с мировой революцией не получилось. Что-то не срослось. И "загнивающий"1 строй рушиться отнюдь не собирается. Даже появилась такая кухонная шутка: "Гнить то он, конечно, гниет. Но какой запах приятный". И над хрущевскими обещаниями коммунизма к концу восьмидесятых народ смеялся, чуть ли не открыто. Но в то же время большинство верило, что, несмотря на отдельные недостатки, у нас все же многое лучше, чем у них (и на самом деле, плюсов было не мало). Идеологическая накачка-то шла мощная. А если человеку дудеть в уши одно и то же из года в год, он начинает этому, в конце концов, верить (мне кажется, именно этот метод взяли на вооружение нынешние воротилы шоу-бизнеса для раскрутки своих безголосых "звездунов"). Главное, чтобы не было возможности для сравнений. Вот почему "железный занавес" был не просто нужен, а жизненно необходим.
   Я вспоминаю, какой шок испытал в своей первой в жизни загранкомандировке. Это случилось в октябре 1987 года. Полетел я не в США или во Францию, а всего-то в Чехословакию, в Прагу. Не говоря уж о великолепии "Златой Праги", объективно, одного из красивейших городов Европы, я просто обалдел от изобилия, которое там увидел. В Москве, чтобы купить хорошие, модные сапоги, надо было, во-первых, ловить момент, когда их выбросят в продажу где-нибудь в ГУМе. Во-вторых, отстоять громадную очередь без каких-либо гарантий, что достанется. А тут - бери, не хочу. И никакой очереди. Да еще и дешевле, чем у нас. А потом коллеги из Торгпредства объяснили, что чехи периодически на Запад бегут. Недовольны, мол, низким уровнем жизни, а граница не такая прочная, как у нас. Вот и бегут за лучшей долей в Австрию да в ФРГ. Шок стал сильнее. Да к нему ещё и изрядная доля досады примешалась. Вот, думаю, скоты какие, неблагодарные. Совсем зажрались. И так живут хорошо, а всё недовольны. Их бы к нам в какой-нибудь райцентр. Это к вопросу о сравнении. Я сравнивал наш уровень жизни с чешским, а они-то сравнивали свой с австрийским. После той командировки я понял, что советского человека можно безболезненно выпускать разве что в Монголию. Вот там, среди юрт в степи, чувству гордости за свою великую Родину ничего не угрожает.
   А ведь был я психологически неплохо подготовлен. Во-первых, родился и жил в Москве, а она снабжалась, понятно, лучше любого другого города в СССР. Во-вторых, отец регулярно ездил в загранкомандировки. Я видел вещи, которые он оттуда привозил, слушал его рассказы. Так что, повторяю, был подготовлен получше большинства сверстников. Но шок все равно испытал. А что говорить о человеке, никакой подготовки не имеющем? Подобный контраст мог так по мозгам шарахнуть, что всю идеологию оттуда враз бы вышибло. Потому власть и старалась не допускать такого. Заботилась о психике граждан. Правда, совсем пресечь не получалось. Есть ведь посольства. Кто-то же должен там работать. И в иностранной группе войск кто-то должен служить. А культурное влияние? Артисты там разные, певцы, не говоря о научных конфенренциях и симпозиумах. Поэтому, волей-неволей, а приходилось некоторых граждан делать "выездными". Понятно, не кого попало, а только самых надёжных, проверенных. Таких, которые правильно поймут оказанное им доверие. И не подведут.
   Осознание того, что ты попал в элиту (выездных-то было всего процентов пять, вряд ли больше) - это лучший пряник. А мысль о том, что пряника можно лишиться, если неправильно себя поведешь - лучший кнут.
  
   Что такое престижная работа.
   Каждый человек имеет право на труд. Так записано в нашей Конституции. Так было записано и в советской Конституции. Правда, сейчас это только декларированное право. Хочешь - работай (если сможешь работу найти), не хочешь - дома сиди. И никаких тебе гарантий трудоустройства, тем более, по специальности. Право есть, но нет механизма его реализации. А тогда это было не только право, но и обязанность. Имелась даже уголовная статья за тунеядство и твердая уверенность, что любой, абсолютно любой гражданин получит работу именно по специальности. Правда, не без нюансов.
   Например, Вы по профессии шофёр. Прекрасно, профессия нужная, работы полно. На грузовик, кирпичи на стройку возить. Или цемент. Платят неплохо, но работа грязная, тяжелая. А в такси рулить проще и куда денежней. Помимо зарплаты, чаевые от клиентов капают. Но в такси устроиться уже сложнее, хотя и возможно. При наличии вакансий достаточно всего лишь, чтобы авторитетный, уважаемый таксист тебя порекомендовал. А вот советского посла где-нибудь, скажем в Швейцарии или во Франции, кто возит? Тоже ведь такой же брат-шофёр. Но вот на эту работу, как бы помягче сказать, с улицы не брали совсем. То есть абсолютно. Да у нас столько послов и не было, сколько нашлось бы желающих их возить.
   Или, к примеру, опять же, военный. Майор. Майоров в армии много, но служат они очень по-разному. Один -- в отдаленном гарнизоне лямку тянет, имеет неустроенный быт (потому что сегодня ты в одной части, завтра в другую перевели), отупевшую от скуки жену (где ты в отдалённом гарнизоне ей работу найдёшь?) и кучу солдат, за которых головой отвечает. Перспективы служебного роста ничтожны. В полку и майорских-то должностей не много, а полковничья всего одна -- командирская. А другой майор служит в Москве. Преподавателем строевой подготовки на Военной кафедре в ВУЗе. Отвечает только за своих студентов и только во время занятий. У одного бытовые проблемы, неустроенность, ответственность и постоянная головная боль. У другого, комфорт и никакой ответственности. А зарплаты одинаковые. Попробуйте угадать, какую службу предпочло бы большинство майоров, будь у них право свободного выбора?
   Но мы отвлеклись. Мы же о контактах с иностранцами рассуждали. Итак. Есть наши учреждения за рубежом. Весь персонал там, вплоть до дворника - наши люди. У нас ведь, что бы там не говорили, деньги все же периодически власть считала. И понимала, что даже дворника лучше своего привезти, чем местного нанимать (речь, понятно, идет о развитых странах, где-нибудь в Африке, как раз местных нанимали, они обходились дешевле). Гражданину развитой страны ведь и платить надо мало того, что в валюте, так еще и по местным нормам. У них ведь (вот ведь, проклятые капиталисты, чего удумали) есть понятие минимальной оплаты труда. И этот минимум совсем не мал2. А нашему половину дай, счастлив будет.
   Ну и есть иностранные учреждения у нас. То же самое, но с точностью до наоборот. Иностранцы - только ключевые специалисты, а весь обслуживающий персонал из местных. Наши, то есть, советские. Иностранцы ведь тоже деньги считать неплохо умели. Поэтому понимали, что своего дворника, садовника или водителя везти в Москву экономически невыгодно (см. выше).
   О том, кто, как и почему попадал на зарубежную работу, мы здесь говорить не будем. Наша тема - инопредставительства. Об одном только моменте не могу не упомянуть. Для многих советских граждан, поехать на три-четыре года на работу за рубеж было, чуть ли не пределом мечтаний. Почему? Да потому, что, хотя и платили мало, но только по сравнению с местными гражданами. Кроме того, заработок в валюте за рубежом, открывал дополнительные возможности дома.
   Советский человек был неприхотлив и к трудностям привычен. В отличии от испорченных комфортом американцев, мог нормально функционировать в спартанских условиях, которые любого западника сломали бы на раз. Ну и попав за границу, нормальный "совок" начинал отчаянно экономить. На всём. Покупать что-либо старался только на распродажах в дешёвых магазинах для бедных. Говорят, в то время было очень легко узнать русского среди покупателей. Если у прилавка с уцененными товарами толпа негров, то белые среди них - русские. Сами иностранцы, будучи людьми экономными, распродаж тоже не гнушались, но у них ещё и понятие уровня жизни имелось. Ты должен ходить в магазин, соответствующий твоему общественному статусу. И если на твоём костюме коллеги обнаружат этикетку не того магазина, пожалеешь очень скоро. Больше потеряешь, чем на покупке сэкономил.
   Однако, наших бедных сограждан такие соображения не останавливали. В конце-концов, им карьеру в стране пребывания не делать. Срок командировки закончится и домой. А дома кто разберёт, что там за этикетка на твоём костюме. Главное, дома ни у кого такого нет, а то, что куплен он за три копейки на распродаже в магазине для нищих, кто узнает? Только тот, кто сам в этом магазине неоднократно бывал. Так он в таком же костюме щеголяет, а потому и помалкивает. Только, когда собрата в схожей экипировке увидит, кивнёт с пониманием: мы, мол одной крови, точнее, к одному и тому же ордену выездных принадлежим.
   В первой половине семидесятых, мой отец работал в Торгпредстве СССР в Австрии. Они с мамой, как, собственно, и все члены советской колонии, отоваривались, в основном, в определённом Универмаге. Универмаг этот, назовём его "М", признаться, впечатлял, выглядел повнушительнее ГУМа. Низкие цены, приемлемое для неприхотливого совслужащего качество, чего ещё надо? А много лет спустя, я познакомился с одной иностранкой. Так она, в порыве откровенности рассказала, что росла в очень бедной семье и одноклассники в школе дразнили её девочкой из "М", чем доводили бедняжку до слёз. Комментарии нужны?
   Более предприимчивые совслужащие отыскивали дополнительные возможности для экономии, затевали свой маленький бизнес. Например, договаривались с проводниками. Ты мне из Москвы черный хлеб и колбаску привозишь, я тебе колготки распродажные (страшный дефицит на Родине). Не шучу, так и было. Я уж не говорю о том, что домой тащили на продажу всё, что угодно. Разброс цен порой получался просто чудовищный. Студентом я гордо щеголял в привезённых отцом настоящих фирменных джинсах. В Штатах он их за двадцать долларов купил, дома мне за них двести рублей предлагали.
   Или "тихая охота". Грибы, то есть. Там ведь чистенько, парки там всякие ухоженные, лесопосадки прямо в городе или недалеко. И грибы растут свободно. Чего им не расти? А местные жители их не собирают. Запрета, вообще-то нет. Вот на рыбалку -- изволь лицензию купить, а дары природы, что буквально под ногами валяются, бери не хочу. Только местные этого практически никогда не делали, им даже в голову не приходило, что это можно есть. Для них грибы - шампиньоны. То есть то, что на специальных плантациях выращивают и в магазине, в красивой упаковке продают. А то, что так просто, диким образом в лесу растет, есть нельзя (вот остолопы-то!!). Мне рассказывали, что на человека, выходящего из парка с корзинкой грибов, смотрели как на недоумка. Ну не будет же нормальный человек мусор всякий собирать.
   И вот подходит к концу срок командировки. Скоро домой. Ценой жёсткой экономии, скопил наш сотрудник громадную, по советским меркам, сумму. Несколько тысяч долларов (знаете, как дикари считают: "один, два, много"; вот и для советских что пять тысяч долларов, что пятьдесят - было одинаково трудно представимо, то есть много). Что с ними дальше делать? Вариантов имелось только три:
   Вариант 1. Привезти домой. Можно. Если законно заработал и задекларировал при въезде, пожалуйста вези. Только что с этими долларами дома делать? Не на стенку же вместо обоев клеить. Тратить-то их негде. Обменных пунктов нет (это сейчас они на каждом шагу, а тогда вовсе не было). Банков тоже не густо. Есть Сбербанк и есть Внешторгбанк. Он валюту, конечно, меняет, но только иностранцам, по предъявлении паспорта. Да и курс в нём кабальный, из газеты "Известия"3. Несколько, мягко говоря, нереальный курс, заниженный минимум раза в четыре, если не в пять.
   Имеется сеть валютных магазинов "Берёзка". Но они, во-первых, не в каждом городе, а, во-вторых, тоже (увы) только для иностранцев. И в каждом охранник. Неприметный такой дядя в неброском костюме. Вроде сотрудник магазина. На самом деле - сотрудник совсем другого ведомства. И глаз у него, как рентген. Своих сограждан сразу определяет, каким бы оксфордским выговором не щеголяли. Войти не успеешь, а он уже интересуется: "А что это вы, гражданин хороший, здесь делаете? Или на свободе надоело?". Войти в валютный магазин без последствий для себя "совок" мог только в одном случае - если он официально к иностранцу сопровождающим приставлен. Например, переводчиком.
   Еще есть черный рынок. И курс там приятный, три-четыре рубля за доллар. Но это уже статья, причём не маленькая. Если на спекуляции джинсами поймают, на первый раз просто пожурят, а если на валюте... Общественным порицанием тут не отделаешься. Драконовская была статья, прямо скажем, наказание вплоть до высшей меры социальной защиты, ежели в особо крупных размерах. Расстрельная. Валютчиков наказывали строже, чем убийц-насильников. (Отсюда интересный вывод следует: людей, почувствовавших вкус настоящих денег, власть ненавидела больше, чем душегубов. И душила их, душила, как Шариков кошек).
   Кроме того, вы же при въезде свои доллары задекларировали. Что из этого следует? Простая вещь. Как репа. В любой момент могут вызвать и попросить валюту предъявить. Все же понимают, что тратить Вам её негде. Значит, сколько ввезли, столько и должно быть в наличии. А если потеряли хоть одну бумажку, то товарищи с чистыми руками и горячим сердцем будут считать, что Вы её продали. Тут не только заграницу больше не увидишь. Могут и переселить принудительно. В солнечный Магадан. Чур, меня.
   Вариант 2. А если потратить и привезти домой много нужных и полезных вещей? Каких дома либо вовсе не водится, либо только у спекулянтов из-под полы добыть втридорога можно. Тоже проблематично. Ну одежду, бирюльки там всякие, на себе провезти можно, а коробки да ящики куда девать? Объем багажа и в поезде, и в самолете ограничен. За перевес приходится платить той самой, накопленной с неимоверным трудом, валютой. Да и на всю жизнь не запасешься. Хотя встречались и оригиналы. Я, например, знаю одну семью, которая умудрилась в середине семидесятых привезти из-за "бугра" всё, что нужно для ремонта. Буквально всё: линолеум, плитку, олифу и т.д. Кто не делал ремонт в советское время, тот не поймёт, какой это был кошмар. Всё в дефиците, всё нужно доставать. Если снять фильм "Советский ремонт", получился бы крепкий триллер. Так вот, та семья всё привезла. И не контейнером (за него платить дорого), а обычным пассажирским поездом. Их было четверо: папа, мама и двое детей. Взяли два соседних купе4 и забили их полностью, под крышу. Сами спали по двое на полке. Так и доехали. Подумаешь, всего-то две ночи мучений, зато ремонт вышел на славу.
   Но это исключение. Кроме того, папа-дипломат, не подлежал таможенному досмотру. А всех прочих-то досматривали, причём внимательно. И таможня тогда была, ну не совсем такая, как сейчас. А правила жёсткие. Везешь, допустим, модную женскую кофточку - пожалуйста. Это как бы для себя, для своей семьи. Даже две разрешается, но разных размеров. А если две одинаковые провезти пытаешься или, хоть и разные, но много (много, это как у дикарей, больше двух) - будут проблемы. Жене столько не надо (это государство так решило), значит, на продажу везёшь, вражина. Спекулянт. Конфискация. Вот так всё просто и ясно. Тут тебе и следствие, и приговор, и исполнение сразу, на месте за десять минут. Так что следовало ещё крепко подумать, что именно везти, чтобы и выгоду свою соблюсти и под молот закона не угодить.
   Вариант 3. Заработанную валюту можно было сдать в бухгалтерию посольства, для обмена на чеки. Это и был наиболее часто выбираемый вариант. Самый простой, надёжный и безопасный. Молодой читатель тут же спросит: "А что такое чеки?". О, это отдельная песня.
   В условиях тотального дефицита возможности тех, кто этот дефицит распределяет, возрастают неимоверно. Вот коммунистическая власть и создала отличный инструмент поощрения. Отдельным категориям граждан предоставлялась возможность приобретать без очереди некоторые импортные товары повышенного спроса, но пониженного предложения, совершенно недоступные основной массе населения. Партийные бонзы отоваривались в спецраспределителях, а для товарищей попроще имелись особые магазины. Но, чтобы туда кто попало с улицы туда не лез, торговали они не за рубли.
   Помимо официальной денежной единицы, рубля, по Союзу в те времена ходило несколько разновидностей псевдоденег. Псевдо потому, что они не имели официального статуса и могли использоваться только в тех самых спецмагазинах. Что-то подобное имело место до революции, когда хозяева некоторых заводов, особенно располагавшихся в отдалённых регионах, часть зарплаты рабочим выдавали особыми квитанциями. Никакие банки эти бумажки, разумеется, не принимали, но за них можно было приобретать товары в заводской лавке. Вот нечто подобное устроили и хозяева СССР для некоторых, особых категорий служащих. Например, моряки за загранрейсы получали боны. И были специальные моряцкие магазины (если не ошибаюсь, назывались они "Альбатросами"), где эти боны можно было отоварить. А для сотрудников советских посольств и торгпредств имелась другая система.
   Выше уже упоминалось, что в Союзе существовала сеть валютных магазинов для иностранцев. Назывались они "Березка". У этих "Березок" была и вторая ипостась, для своих, советских. Вот там чеками и расплачивались. Чек - это некая условная денежная единица, формально приравненная к рублю. На настоящие деньги он, правда, мало походил. Ближайшая аналогия - то, что на Украине считалось деньгами до введения гривны. Отдалённо напоминает (забавно, но даже чеки-копейки были бумажными). Так что были они скорее фантиками. Но фантиками полезными, за которые приобретались уже не условные, а вполне конкретные товары. Такие, которые в обычных магазинах либо не продавались совсем, либо шли по разряду крутого дефицита. Вот эти чеки и приобретались за валюту. Итак, Вы сдаете в кассу родного посольства заработанное и получаете взамен бумагу, в которой сказано, сколько и чего Вы сдали для обмена. Едете домой налегке с чистой совестью. По приезде, идёте в соответствующее учреждение и получаете там вожделенные фантики. Тут сразу вопрос возникает, а по какому курсу это всё пересчитывали? Важный вопрос.
   Настоящих денег советскому правительству всегда не хватало. Рубль валютой за границей никем не считался, не являлся он ею и по сути. А за импортные товары приходилось расплачиваться как раз твёрдой валютой. Плюс зарплата своим сотрудникам за границей, плюс помощь братским режимам, да мало ли ещё чего. В общем, статей валютных расходов много. Источник же поступления, только один -- экспорт. А что экспортировали? Да то же, что и сейчас. Сырьё, в основном. Поэтому государство было крайне заинтересовано создать такие условия, чтобы гражданам было выгоднее не тратить заработанное, а менять на чеки. Тем более, таких бумажек можно было наштамповать столько, сколько надо. А настоящие деньги возвращались в кассу посольства и снова использовались на выплату зарплат уже новым сотрудникам. Такой вот круговорот валюты в природе посольства получался.
   А доллар, между тем, официально стоил 60 коп. Но какой же идиот будет менять доллары по такому курсу? Идиотов на загранработу не посылали. И не запретишь ведь сотруднику пойти в магазин и что-то там купить (запретили бы, если бы могли контролировать процесс). Поэтому государство придумало казуистический ход - ввело поправочный коэффициент, от единицы до четвёрки. Так вот, официальный курс рубля умножался на коэффициент, величина которого определялась в зависимости от степени конвертируемости той или иной валюты. Если Вы, к примеру, сдаёте монгольские тугрики или болгарские левы (то есть, не совсем деньги), коэффициент равен единичке, если доллары или фунты - четвёрке. Таким образом, при официальном курсе в 60 коп., Вы получали за доллар 2,4 чека. А за чек, между прочим, на чёрном рынке перекупщики давали полтора-два рубля. Получалось, что цена доллара, конвертированного в рубли через чеки, приближалась к цене чёрного рынка. С той громадной разницей, что за продажу чеков, в отличие от валютных операций, наказывали далеко не столь сурово. Советское государство само являлось крупнейшим валютным спекулянтом и, фактически, поощряло спекуляцию, создавало для неё питательную среду. Вдумайтесь, случай довольно уникальный.
   Обладатель чеков мог не только в "Березках отовариваться, но и приобретать свободно два самых дефицитных в советское время товара: машину и квартиру. Сейчас в это трудно поверить, но так и было. Вы не могли, даже при наличии денег, пойти в магазин и просто купить новый автомобиль (ну разве что "Запорожец", но не "Волгу" и не "Жигули"). Цена - отдельный вопрос. "Девятка", например, стоила 9900 рублей, "Волга" - 15000. А зарплата профессора в институте - 500 рублей в месяц, ведущего инженера в НИИ - 250. Но допустим, денег вы набрали, одолжили по друзьям или помощью богатой родни воспользовались. Этого мало. Вам ещё надо было умудриться получить по месту работы талон-разрешение на приобретение автомобиля. Талоны эти выделяли предприятиям ограниченно, заслужить их было не просто, если вы не передовик производства или не родственник директора.
   То же и с недвижимостью. Квартира отнюдь не находилась в собственности жильца. В ней можно было жить, её можно было обменять, но нельзя продать, подарить или завещать. Представьте, умирает любимая бабушка в своей отдельной однокомнатной квартирке. Если не успел к ней прописаться, всё, привет, квартира государству отходит. А прописаться сложно. Говоришь в милиции, что бабуля старенькая, ухода требует, а тебе отвечают: "Ничего, так живи, без прописки. Мы тебя трогать не будем, дело благое". Поэтому, предчувствуя возможность скорой утраты (и бабушки, и её жилплощади), предприимчивые граждане делали родственный обмен, если успевали, конечно, дело-то не быстрое. Бабулю перепрописывали к себе, а молодого внучка -- на её место. Тут милиции возразить было нечего.
   Если, конечно, молодой человек мог по закону считаться дееспособным. Студент, например, не считался. Он же учится, не работает, зарплату не получает (стипендия не в счёт, она же не всем подряд платилась, а только успевающим). То есть, студент очник находится на содержании родителей. Как же он может квартиросъёмщиком быть? Никак не может. Ну а если на вечернее отделение перейти и пойти работать, тогда конечно, тогда дело другое. Пропишут, но не успевал счастливец собственной квартиркой насладиться, как мгновенно получал повесточку из военкомата -- вечерникам отсрочка от исполнения почётного долга уже не положена. В общем, непросто жильё доставалось, ох непросто.
   Выделялись квартиры государством бесплатно, в бессрочное пользование, но по очереди. А чтобы в очередь попасть, надо определённым условиям соответствовать5. Были, правда, ещё и кооперативы. Не те, где шапочки шьют, они только в перестройку появились, а жилищные. На них -- отдельная очередь, но нормы шире, чем на бесплатное жильё. Вступая в кооператив, гражданин как бы приобретал квартиру за деньги (цена, кстати, была относительно невысока - сравнима со стоимостью автомобиля). Формально, вы квартиру как бы покупали, а фактически, собственником её всё равно не становились. И, в случае смерти квартировладельца, наследники получали не квартиру, а пай. То есть, те деньги, которые вложил в кооператив усопший. Высвободившаяся же квартира, продавалась следующему очереднику.
   Вступая в кооператив, Вы за свои деньги получали единственное право, продвинуться в очереди. Получить квартиру не через десять лет, а через пять. А за валюту и квартиру, и машину можно было купить свободно, БЕЗ ОЧЕРЕДИ! Существовали и особые валютные кооперативы. Например, комплекс белых высоток, выстроенный в конце семидесятых, в районе станции метро "Академическая", это как раз они. По нынешним меркам, не бог весть что, но тогда они являлись предметом зависти многих и многих.
   Было за что пупок рвать, чтобы на работу за границу попасть. Если написать, на что только готовы были пойти многие граждане ради такого счастья, большая увлекательная книга могла бы получиться. Везло, однако, далеко не всем.
  
   Как попасть на фирму.
   Чеки можно было и дома заработать. Устроившись в иностранное учреждение. Помните, иностранцы предпочитали обслуживающий персонал из местных нанимать. Так для них дешевле выходило. А вот откуда этот персонал брался?
   Советское правительство стремится не допускать нежелательных контактов своих подданных с иностранцами. Граница на замке, тут всё в порядке. Но иностранцы и внутри страны живут. Есть посольства, есть представительства фирм (в основном, в Москве, но и в некоторых других городах существовали консульства и филиалы представительств). С ними как быть? С посольствами проще. Поставим у каждого милицейский (как бы милицейский) пост. Это нормально. Охрана посольства - святая обязанность принимающей стороны. И вот сидит милиционер в своей будочке и вроде бы посольство охраняет. На самом деле не столько охраняет, сколько бдит, как бы диссидент какой не просочился. С инофирмами сложнее. При Сталине такой проблемы не существовало. Инопредставительств почти и не было. Так, единицы. А вот в семидесятые годы расплодились, стало их довольно много. Больше, чем посольств, а по размеру - маленькие и по всему городу раскиданы. Не поставишь же пост у каждого. Это уже как-то странно бы выглядело.
   И вот, во второй половине семидесятых, вырастает на Краснопресненской набережной шикарный Центр Международной Торговли (ЦМТ). Построили его в рекордные по советским меркам сроки. И был он по тем временам действительно роскошен. Это сейчас бизнес-центрами в Москве никого не удивишь. И повнушительнее есть. А тогда он был один такой. Счастливцы, побывавшие в ЦМТ в то время, буквально захлёбывались от восторга. Там имелось все, что нужно иностранцу для бизнеса и комфортной жизни: офисные помещения, конгресс-залы, гостиница для проживания, магазины с привычными товарами, рестораны с обширным ассортиментом. Ну, просто кусочек западного города в Москве. Там можно было жить и работать, месяцами не выходя наружу. Иностранцы оценили ЦМТ по достоинству. Поселяясь в нём, они попадали в привычную для себя обстановку. И благодарили советское правительство за заботу. Сознаюсь, точными данными не располагаю, но сильно подозреваю, ЦМТ строили не столько для заботы об иностранных бизнесменах, сколько для упрощения контроля над ними. Ну, логично ведь: одно дело сотня фирм, разбросанных по всей Москве (как за всеми уследить, кто туда ходит, зачем), совсем другое, когда эта же сотня собрана в одном месте. Можно забором оградить и всех разом контролировать.
   Но, вернёмся к нашим баранам. Сотрудников для инопредставительств отбирали не менее жёстко, чем для работы за границей (оно и понятно, такое ответственное дело кому попало доверять нельзя). А может и более. Там ты хоть и в чужой стране, но в своём коллективе. И начальник у тебя свой, проверенный, идеологически грамотный и бдительный парторг всегда рядом. Опять же, поскольку советские люди за рубежом находятся во враждебном окружении, то и пригляд за ними неослабный. А здесь ты вроде бы и дома, но начальник-то у тебя кто? Буржуин, идеологический враг. А ну как завербует? Не-ет, такое ответственное дело на самотёк пускать было никак невозможно. Никто и не пускал.
   За найм совслужащих в иностранные фирмы и посольства, отвечало особое учреждение ГлавУПДК - Главное управление Дипломатического корпуса. Структурно оно считалось одним из подразделений МИДа, но располагалось не в высотке на Смоленской площади, а в отдельном здании, старинном особнячке недалеко от станции метро "Кропоткинская". Когда инофирме требовался новый сотрудник (из местных, естественно), она подавала заявку в УПДК. Вопросы должностных обязанностей и зарплаты обсуждались также только с инспектором УПДК. А своего нового сотрудника в офисе инофирмы впервые видели, только когда он (или она) на работу приходил. Фирма, разумеется, имела право забраковать присланного кандидата. Тогда присылали другого. Но взять того, кого она сама хотела, фирма никак не могла. Более того, если только в заявке было бы написано, что такая-то компания хочет взять к себе на работу какого-нибудь гражданина Иванова, это бы немедленно возымело для гражданина Иванова самые печальные последствия. Его тут же пригласили бы на Лубянку, чтобы досконально выяснить, каким это образом в инофирме гражданина Иванова знают и что их связывает? И не факт, что такой Иванов быстро домой бы вернулся.
   Все советские работники иностранных учреждений формально считались сотрудниками УПДК. То есть, работаешь ты, допустим, во Французском посольстве. Начальник у тебя француз, руководит, указания даёт. А в трудовой книжке про Францию ничего нет. Там написано "Сотрудник УПДК". И зарплату ты не у француза получаешь, а в кассе УПДК. Почему так? Да потому, что все знают: кто девушку в ресторане ужином кормит, тот её потом и танцует. Другими словами тот тебе реальный начальник, кто тебе зарплату платит. Такая схема была нужна, чтобы граждане не забывались в иностранном окружении и всегда твёрдо помнили, кому они на самом деле подчиняются.
   И ещё один важный аспект, финансовый. Например, согласованная зарплата сотрудника - 300 рублей. Он и получал столько в кассе УПДК. А фирма-то туда доллары перечисляет (или фунты, или марки), да ещё и по официальному курсу, 60 коп. за доллар. Это же золотое дно. Получаешь на свой счёт за сотрудника пятьсот долларов, а ему платишь 300 рублей. Чтоб я так жил! Да такая схема и сегодняшним бизнесменам честь сделает, которые гастарбайтеров контейнерами на стройки светлого капиталистического завтра завозят. В общем, некая двойственность получалась. Двойное подчинение, в котором лавировать приходилось. К тому же каждый понимал, что государство его обирает. Это всё не могло не приводить к некоторому душевному дискомфорту. Но на такую работу всё равно стремились и за неё крепко держались.
   Во-первых, платили всё-таки больше, чем за аналогичный труд в советской конторе. Во-вторых, обстановка другая, иностранная, более комфортная. А, в-третьих (внимание, вот он главный момент), помимо зарплаты ещё кое-что привлекало. Считалось, что советский человек должен и выглядеть, и вести себя достойно ("у советских собственная гордость", как сказал поэт). Хотя бы, когда он с иностранцами общается. Если ты на заводе за план бьёшься, то хоть в рванье ходи, в телогрейке замасленной - твоё дело, кто тебя видит, кроме таких же работяг? А вот если ты в инофирме трудишься, будь любезен, создавай впечатление. Проще говоря, советский служащий инофирмы должен был одеваться получше, поприличнее. Для этого, каждому сотруднику УПДК открывало отдельный лицевой счет в системе магазинов "Березка". И средства в размере двух окладов в год (как бы годовая премия) шли на этот счет и должны были использоваться для приобретения одежды, обуви и всего того, что позволяло создать достойное впечатление. Эти средства назывались "экипировочные" и составляли весьма существенную прибавку к семейному бюджету.
   Двойственность положения совслужащих приводила и к курьёзам, достойным юмористического журнала. Я уже неоднократно говорил выше, что на работу, предполагающую постоянные контакты с иностранцами, отбирали не кого попало, а лишь самых проверенных, достойных, идеологически грамотных. А это кто такие? Члены партии, естественно, коммунисты. А член партии в обязательном порядке состоял на учёте в первичной партийной организации. Следовательно, в любой фирме, в которой оказывалось три и более коммуниста, обязательно создавалась партячейка6. С секретарём во главе (а как без него, кто же рядовыми коммунистами руководить будет, кто будет их на новые свершения вдохновлять?). И иностранное учреждение исключением не являлось! Представляете картинку? Вот, допустим, посольство какой-нибудь Индонезии. Коммунистическая партия у них запрещена. Коммунисты по тюрьмам сидят или джунгли расчищают. Те, кому повезло, потому что в Индонезии их вообще-то стреляли без суда и следствия. А в посольстве этой самой Индонезии в Москве имеется коммунистическая ячейка. И не просто имеется а и работает. Да не в подполье, а вполне открыто. Заседания проводят, протоколы пишут. А раз в месяц - в УПДК, на общее партсобрание. Представили? Это же обхохочешься. Нарочно же не придумаешь. Но так было.
   Так было до 1990 года. А потом наступили новые времена.
  
   Государственная монополия.
   Инопредставительство - торговая организация. Главная цель любой коммерческой компании -- извлечение максимально возможной в данных условиях прибыли. Поэтому фирмы, производящие некий продукт, обязательно имеют в своей структуре торговые подразделения, чья задача -- продвигать данный продукт на рынок. Если компания становится транснациональной и, если обороты в каком-либо регионе заметно возрастают, там открывается представительство. Оно создаётся головной штаб-квартирой фирмы в другой стране для облегчения торговых операций и, соответственно, увеличения торговых оборотов с этой страной. Его задача - оперативно решать коммерческие вопросы, обсуждать и подписывать контракты, отслеживать поставки. То есть, речь идет о международной торговле, о внешнеторговых операциях.
   В СССР, практически с первых дней его образования, действовала государственная монополия на внешнюю торговлю . То есть, никаких тебе больше частных негоциантов. Внутри страны торгуй себе (да и то, пока НЭП не свернули), а вне её - только через госструктуры. К восьмидесятым годам прошлого века ничего существенно не поменялось. Было несколько учреждений, которые от имени государства занимались этим видом деятельности. Прежде всего - Министерство Внешней Торговли (МВТ). Через него шла львиная доля экспортно-импортных операций. Затем, Торгово-Промышленная Палата (ТПП). Она занималась, в основном, организацией и проведением международных выставок. Как у нас, так и за рубежом. А это закупки выставочного оборудования, интересных образцов для последующего изучения. Главное же -- многочисленные контакты в неформальной обстановке. Поэтому, формально считаясь общественной организацией с выборным Председателем во главе, фактически ТПП являлась филиалом КГБ. Ну и имелся еще ГКНТ - Госкомитет по науке и технике. Область его деятельности видна из названия.
   Но, поскольку, как уже было сказано, основной объём внешнеторговых операций шёл через МВТ, о нём мы поговорим подробнее. Министерство делилось на внешнеторговые объединения, каждое из которых занималось определённой номенклатурой товаров. Так, например, копировальную технику закупало В/О "Технопромимпорт". Действовали объединения, разумеется, не сами по себе, а по заявкам предприятий. То есть, являлись, по сути, посредниками. На практике это выглядело так.
   Допустим, какому-то заводу требуется закупить станки. Первым делом специалисты завода составляли заявку-обоснование и направляли в соответствующий Главк своего министерства. Нужно было получить разрешение в министерстве, затем добиться в Госплане выделения средств (сами понимаете, сколько времени это занимало). И только после всего этого, заявка на закупку поступала в МВТ. В соответствующее объединение. В заявке указывалось: номенклатура товара, его характеристики, количество, желаемые сроки поставки и (главное), сколько денег на это выделено. Специалисты МВТ проводили анализ рынка, расчёт цен, определяли круг возможных поставщиков, рассылали им запросы и приступали к переговорам.
   Не забывайте, Интернета тогда не было и в помине, компьютеры примитивны, даже факс считался чудом техники и имелся далеко не везде. В основном, использовался телекс. Машинка вроде той, что в почтовых отделениях для отправки телеграмм чуть ли не до сих пор применяется. Бумаги писались от руки. В лучшем случае, печатались на пишущей машинке. Так что эта работа была отнюдь не простой. Что бы там сейчас не говорили, в МВТ в те времена работали высококлассные специалисты. Утверждаю со всей ответственностью.
   Нетрудно догадаться, при такой системе у каждой инофирмы был фактически только один клиент - соответствующее внешнеторговое объединение. Ради одного клиента открывать представительство нецелесообразно. Раз в год на переговоры и прилететь можно - дешевле выйдет. А вот, если сделки становились регулярными, предполагающими периодические переговоры в течении года, если речь шла о строительстве или крупных промышленных поставках, тогда наличие представительства становилось не только экономически оправданным, но и необходимым. Но и в этом случае нужды в большом персонале не возникало. Большинство инопредставительств имело в штате три-пять человек, не более: Глава представительства, он же менеджер по продажам, секретарь, переводчик. Ну, может еще водитель. Всё, больше не требовалось для того, чтобы несколько раз в год провести переговоры в одном и том же объединении с одними и теми же (как правило) людьми.
   Хотя работа была технически не сложной и не требовала какого-то особого искусства, инопредставительств в Москве всё же было немало. Это объясняется тем, что в МВТ тяготели к принципу "от добра, добра не ищут". То есть, с инофирмой, хорошо себя зарекомендовавшей, приобретшей репутацию честного партнёра, начинали сотрудничать на постоянной основе. Сделок становилось больше, приходилось чаще встречаться и, в конце концов, открывать представительство.
   Возможно, иностранцев такая система и удивляла поначалу (у них-то рыночная экономика), но они постепенно привыкали. А поскольку для работы в Москве от иностранного бизнесмена требовались несколько иные качества, нежели чем для работы в Нью-Йорке или в Лондоне, происходила определённая селекция. И представители инофирм, работавшие в Москве по много лет, изучали русский язык и начинали со временем восприниматься почти, как свои. Некоторые даже женились на русских. Так всё и шло, спокойно и без особых потрясений до 1986 года. А потом началась перестройка, а с ней и реформы.
  
   Я попадаю в систему.
   К концу 1986 года я работал в Минприборе7, в объединении, координирующем производство нашими заводами экспортной продукции. Туда я перешёл незадолго до того из НИИ, где отбывал обязательную трёхлетнюю барщину после окончания МВТУ8. В то время выпускник ВУЗа, молодой специалист, получал вместе с дипломом распределение на работу. То есть натурально прикреплялся к определённому предприятию, как крепостной крестьянин к земле. На три года. И уйти раньше здоровый физически и умственно человек мог только в двух случаях: в армию (если ты юноша) или в декрет (если девушка). С одной стороны, вроде бы и неплохо. Имеем гарантированную работу более-менее по специальности. (Сейчас-то никто никому ничего не гарантирует, свободное трудоустройство. Иди куда хочешь, если сумеешь устроиться, конечно. Ну и зачем нужно высшее образование, если 90% выпускников по специальности не работает? Как откос от армии?). С другой стороны, твоя свобода ограничена. А если работа не нравится? Никуда ведь не денешься.
   Распределение считалось своего рода лотереей, поскольку пожелания самого выпускника обычно не учитывались. Никто не мог знать заранее, что ему достанется. Некоторое преимущество имели отличники - им предлагалось больше вариантов. Но выбор хорош, когда есть из чего выбрать. Когда выбираешь между хорошим и плохим. А если выбирать приходится между не очень хорошим и не очень плохим? Получалось, как в старом анекдоте: Встречает Брежнев грузина, везущего в тачке один арбуз. И просит
   - Б: Слышь, грузин, продай арбуз.
   - Г: Выбирай, дарагой.
   - Б: Из чего выбирать, он же один?
   - Г: Ты у нас тоже один, но мы тебя выбираем.
   Некоторые, кто половчее, пытались процессом управлять. Подготавливали себе распределение заранее. Находили, допустим, контору, где их готовы были на работу взять и устраивали вызов. Но даже, если такого умника именно туда и распределяли (это случалось не всегда, но часто), у него всё равно не было никакой гарантии, что работа окажется именно такой, какую он себе напредставлял.
   Отношение государства к молодым специалистам ясно показывает порочность впадания в крайности. Плохо, когда выпускник высшего учебного заведения, на обучение которого тратились значительные средства, никому не нужен. Понятно, частные предприятия заинтересованы в специалистах, а молодой выпускник специалистом, строго говоря, не является. Пока. Теоретическую подготовку в ВУЗе он получил, но его ещё учить и учить профессии. И далеко не все бизнесмены готовы на этот процесс тратиться, предпочитая получить уже сложившегося, грамотного работника, которого обучил и воспитал кто-то другой. Но столь же плохо, когда молодого человека принудительно заставляют выполнять работу, которая ему не нравится, способную напрочь отбить склонность к выбранной было профессии.
   Я попал в НИИ, в котором разрабатывали вычислительную технику. Но определили меня не на разработку, а на обслуживание. Может, оно и к лучшему. Советские компьютеры - это тема для отдельной большой книги. Представьте себе зал в 60-70 кв.м, весь заставленный шкафами в человеческий рост. И всё это шумит так, что вполголоса не поговоришь. Это ЭВМ. На микросхемах. А советская большая интегральная схема - самая большая интегральная схема в мире. Теперь весь такой зал помещается в системном блоке под столом, а тогда было последним словом советской вычислительной техники. А ведь я и БЭСМ69 в своём НИИ видел! И она, представьте, работала! Знаете, как ветераны говорят в интервью с придыханием: "Я видел живого Сталина". Вот и я видел работающую БЭСМ6, слышал, как она жужжит и лампочками мигает.
   Наш НИИ звался звучно, ИТМтиВТ -- институт точной механики и вычислительной техники. По названию судя, что-то передовое, находящееся на острие научной мысли. В нём действительно в то время разрабатывали новейший многофункциональный вычислительный комплекс "Эльбрус", удостоившийся даже упоминания в отчётном докладе Генерального секретаря ЦК КПСС, товарища Горбачёва XXVII съезду. Михаил Сергеевич, конечно, человек образованный, два высших за плечами. Но он, увы, не технарь, прочёл то, что ему референты подготовили не подозревая, что тот "Эльбрус" устарел ещё задолго до рождения.
   Чтобы понятней было, скажу так: этот вычислительный комплекс, в который вбухали огромные деньги можно считать новейшей разработкой ровно в той же степени, в какой новейшим автомобилем является устаревшая модель итальянского "Фиата", прозванная в СССР "Жигулями".
   В начале девяностых этот НИИ ещё существовал. От него, правда, только директорат с бухгалтерией остались и неплохо жили на доходы, получаемые от сдачи помещений в аренду. Вот такая коммерция, в отличие от научных разработок, у руководства института хорошо получалась. Жаль не додумались открыть музей компьютерных реликтов. Могли бы неплохо зарабатывать на экскурсиях. Впрочем, администрации и без того на жизнь хватало. Очень может быть, что и поныне на аренде живут и в ус не дуют.
   Начальник определил меня на обслуживание одного из шкафов. При этом о рабочем месте речи не шло. Надо было находиться рядом и чинить, если что из строя выйдет. Выход из строя не считался каким-то ЧП. Разного рода сбои случались ежедневно и не по одному разу. Если день проходил без единого сбоя, инженеры даже нервничать начинали. Надёжная техника была, что и говорить. Месяц я свой шкаф изучал, что оказалось не просто, так как о рабочем месте речи не шло. Я имею ввиду элементарные стол со стулом, чтобы было где присесть, документацию почитать. Как-то получилось, что в зале места под лишнюю мебель не оказалось. Так что располагал я только табуреткой. Ну почитать, сидя на ней ещё было возможно, а вот что-либо записать уже трудновато. Тем не менее, шкаф свой я худо-бедно освоил, изучил.
   Изучил, по сторонам посмотрел и понял полную бессмысленность своей работы. В том плане, что высшее образование на этом посту было не нужно, скорее мешало. Я ведь всё-таки инженер. Меня думать учили. Вот я и пытался до сути дойти, понять, почему сбой, какие причины. А начальство ругается, чего тут думать, чинить надо быстрей, работа стоит. И действительно, чего думать? Рядом со мной, за соседним шкафом сидела тётя предпенсионного возраста, высшим образованием не обременённая. Вот она не думала совсем, но сбои устраняла моментально. У неё имелась рабочая тетрадочка, в которой все возможные варианты были подробно расписаны: если вот эта лампочка загорелась - надо такую микросхему менять, а если вот здесь запищало - то там постучать и тд. Вот она и стучала, меняла совершенно автоматически Физики процесса тётя не понимала, да и понять не стремилась. Зато сбои быстро устраняла, а в перерывах между сбоями внукам носки вязала.
   Я внуков не имел, вязать не умел, поэтому через полгода готов был выть. Особенно тоскливо становилось, когда представлял, что это ещё надолго. Единственной отдушиной стали ночные дежурства. Мы с коллегами смены подгадывали так, чтобы компания для преферанса сложилась. Ну и расписывали пульку. Ночью, знаете ли, техника не ломалась, делать было особо нечего. Пользователей нет, на кнопки никто не жмет, ну и сбоев нет. Машина ничего была, довольно надежная. Если на ней не работать.
   Поэтому, когда мне пришла повестка из военкомата, я тут же подхватился и туда побежал. Нас, молодых специалистов в НИИ было человек десять. Повестки получили все, сдаваться пошёл я один. Чего они так испугались - не понимаю до сих пор. Я лично только плюсы увидел: во-первых, служить предстояло не солдатом, а офицером, а это две большие разницы, как говорят в Одессе. Во-вторых, я, по военной специальности, был не строевым командиром, а оператором ЭВМ, то есть не предполагалось большого количества подчиненных, за которых надо отвечать. В-третьих, зарплата. Сто тридцать рублей грязными в НИИ, против двухсот пятидесяти, минимум, почти чистыми (с офицеров не брали подоходного налога) в армии. О чём думать?
   В военкомате меня встретил скучающий, сонный капитан, печально сообщивший, что пора, мол, и долг Родине отдать. Я изобразил полную готовность и энтузиазм, что, как показали дальнейшие события, было большой ошибкой. С капитана сон сразу как рукой смахнуло, смотреть на меня он стал настороженно. Ну, странно же. Нормальный с виду человек, а в армию рвётся. Подозрительно. В общем, не взяли. Пришлось дорабатывать в НИИ. Но, как только три года вышли, убежал оттуда сразу.
   В Минприборе работа оказалась совершенно другой. Инженерное образование требовалось только для того, чтобы технические характеристики и описания изделий понимать. Зато живая работа. Командировки по заводам, а это новые впечатления, возможность за казённый счет повидать города, в которых сам я, может, никогда бы и не побывал. Тем более, был я тогда молод, лёгок на подъём. Хотя, в советское время, командировочным приходилось преодолевать больше трудностей, чем сейчас. Гостиниц, к примеру, было куда как меньше и свободные места в них находились не всегда. Столовых и закусочных в городах тоже не в избытке. Нам в этом отношении было несколько проще. Мы всё-таки ехали на завод из Министерства. А ведь давно известно, начальник периферийного гарнизона и лейтенанту услужить рад, если этот лейтенант из ГенШтаба прибыл. Так что гостиницу обычно принимающая сторона обеспечивала. А питаться и в заводской столовой можно. Там вполне прилично кормили. Случались порой и курьёзы. Особенно запомнился такой случай.
   Приехал я в Киев, на завод ВУМ (вычислительных управляющих машин). Тогда это было крупное и значимое предприятие. Достаточно сказать, что его директор был членом ЦК. Приезжаю, значит, представляюсь, а мне и говорят, что с гостиницей не получилось, мест ну совсем нет. Но ты, мол, не беспокойся, в своё заводское общежитие поселим, там даже лучше. Не возражаешь? Ну а чего мне возражать? К концу дня ведут в общежитие (а это там же на территории завода), перепоручают коменданту и она меня заселяет. Действительно, выглядело всё вполне прилично и даже более чем. По моим представлениям, это был практически люкс (в те времена я не только в люксах не живал, но и одноместный номер считал малодоступной роскошью - он не вписывался в разрешённые нормы расходов на проживание). Чистый, просторный, хорошо обставленный номер. Даже с телевизором и холодильником. Душ и туалет, правда, не в номере, но недалеко. Располагались эти хоромы на первом этаже среди хозяйственных помещений и, как я понял, именно для подобных случаев и предназначались.
   Привела меня комендант, показала где что, а уходя многозначительно так говорит: "Хорошего Вам отдыха, наши гости обычно довольны остаются. А если что не так, меня позовите". Сразу даже не понял, что она ввиду имеет. Пошел в душ. И чувствую, действительно что-то не так, а не могу понять, что именно. Как-то людно вдруг на первом этаже сделалось, хотя он, вообще-то не жилой. И всё почему-то женщины попадаются. Оказалось, это было женское общежитие. Для незамужних. Я потом долго ту поездку вспоминал.
   А тем временем, наступил декабрь 1986 года.
  
   Конец монополии.
   В декабре восемьдесят шестого, в рамках задуманного реформирования всей системы внешней торговли, вышло знаменательное постановление партии и правительства. Знаменательное тем, что с него и началось уничтожение государственной монополии на внешнеэкономическую деятельность, как явления. Это постановление разрешало отраслевым министерствам совершать внешнеторговые сделки по своей номенклатуре напрямую, для чего предполагалось создание в составе министерств соответствующих структур. При одновременном сокращении МВТ. В перспективе предполагалось практически все обычные внешнеторговые операции сосредоточить в министерствах, а за МВТ оставить только координирующие функции и общие вопросы (ценообразование, анализ рынка, крупные проекты).
   В соответствии с постановлением, в Минприборе (равно как и в других отраслевых министерствах) было создано внешнеторговое объединение - В/О "Союззагранприбор". Как раз на базе объединения, в котором я и работал. Сразу встал кадровый вопрос. Во-первых, для новых условий и задач нас было маловато. Во-вторых, мы хоть и имели отношение к экспортной продукции, но занимались несколько иными вещами. Справедливости ради, не могу не признать, что даже в перестройку, некоторые решения принимали всё-таки продумано, хотя и не до конца. На этом, начальном этапе, кадровый вопрос был решен довольно изящно. К нам перевели высвобождающихся сотрудников МВТ, чем восполнили количественную нехватку. Получилось два разных коллектива, которые должны были перемешавшись, дополнить и усилить друг друга. Варяги были доками по части коммерции и владели языками, мы же хорошо ориентировались в продукции, знали производство и конкретных людей на заводах. Кроме того, нас скоренько определили на курсы повышения квалификации без отрыва от производства. Так что поначалу всё пошло весьма успешно.
   Следующий этап наступил в 1988 году. Мудрые головы наверху решили процесс углубить и расширить. Создавать внешнеторговые фирмы непосредственно на заводах, начав с самых крупных. Пусть сами своей продукцией торгуют, без посредников. На заводах это решение вызвало просто взрыв энтузиазма. Позже, правда, энтузиазма сильно поубавилось. Люди несведущие всегда смотрели на внешнеторговых работников с завистью, полагая, что стоит лишь в систему попасть и деньги посыпятся золотым градом, только сгребать успевай. Увы, не так всё просто. Было чему завидовать, это правда, но был и профессионализм. А на заводах профессионалам в области внешней торговли, откуда взяться? Заранее их никто не готовил, не обучал. А о том, что желающих уехать из Москвы в какой-нибудь Смоленск найдётся не так уж много, никто и не подумал (дорогие смоляне, не обижайтесь, Смоленск, как таковой, вообще мой самый любимый российский город, а я много где побывал. Но в те времена за московскую прописку многие готовы были удавиться.).
   А тем временем ситуация пошла вразнос. Всё больше предприятий получали право на внешнеторговую деятельность. Появились Совместные предприятия. Экстраполируя, можно было предположить, что и кооперативам скоро разрешат закупать (и продавать) за бугром напрямую. Субъектов внешней торговли становилось всё больше. А госструктуры лихорадило. То и дело кого-то закрывали, кого-то с кем-то сливали. Ходили упорные слухи, что и наш Минприбор вскорости то ли совсем прикроют, то ли куда-то вольют. В любом случае, массовых сокращений не избежать. Уже и начальник намекал, не ждите, мол, пока клюнет, ищите работу заранее. И встал тогда извечный вопрос: "Что делать, куда податься?".
   Идею открыть кооператив, отбросил сразу. Ну не моё, нет во мне необходимых качеств, предпринимательской жилки. Идти в СП или в тот же кооператив? Сомнительно. Как-то не верилось в прочность этих образований (хорошо в школе учился, поэтому отчётливо помнил, что в итоге стало с НЭПом и с нэпманами). Хотелось чего-то попрочней, понадёжней. А вот инофирма, дело другое. Социализм на дворе, капитализм или перестройка, торговать всегда будут и уж инофирму никуда не вольют и не закроют, если торговля неплохо идёт. Инофирмы и в более спокойные времена работали без потрясений, а теперь их только больше станет. И тут, задумавшись о перспективах, я вспомнил про компанию Ксерокс.
   Знаменитый брэнд. Даже те, кто копировальный аппарат видели только на картинке, знают слово "ксерокс". Вообще-то, лучший показатель известности, популярности кого и чего бы то ни было - когда название из имени собственного становится нарицательным. С продукцией компании именно это и произошло. Ксероксом уже давно называют любой копировальный аппарат, независимо от его происхождения (также точно и джипом именуют любой внедорожник). И это объяснимо, поскольку именно XEROX Corporation была родоначальницей копировальной техники (подробнее об истории фирмы - в следующей Главе).
   К 1990 году я был знаком с этой компанией не понаслышке. Мы чего-то покупали для нашей техники и контракт вёл именно я. Поэтому несколько раз посещал представительство, познакомился с некоторыми сотрудниками. Ну, я и забросил свою анкету на предмет трудоустройства. Главное, момент выбрал удачно.
   Во-первых, у Ксерокса (равно как и у других инофирм) назрела к тому времени потребность в расширении. Стало больше отдельных субъектов бизнеса. И объём работ многократно возрос даже при снизившихся оборотах. Если раньше "Технопромимпорт" покупал разом сто аппаратов - заключался один контракт, то теперь пятьдесят конечных пользователей покупали каждый сам для себя. А это уже пятьдесят отдельных контрактов. Технически, объём работы по подготовке и подписанию контракта практически одинаков, что на один аппарат, что на сто. Даже если считать, что один аппарат проще поставить пользователю, чем пятьдесят, всё равно работы стало больше раз в двадцать при уменьшении оборота в два раза. Наличных кадров уже явно не хватало.
   Во-вторых, изменились и правила найма сотрудников в инопредставительства. Хотя, по прежнему, всё оформление шло через УПДК и записи в трудовых книжках делались такие же, как раньше, вышло существенное послабление: инофирмы получили возможность подбирать себе кадры напрямую без печальных последствий для самих кадров. Они теперь сами проводили собеседования, сами отбирали подходящие кандидатуры, а УПДК только оформляло. В такие вот моменты сразу становится понятно, действительно ли необходимо данное учреждение или это мертворождённое, искусственное образование. Время кадровых агентств ещё не наступило, а доверия к УПДК у большинства инофирм почему-то оказалось не много. Всё чаще и чаще они предпочитали тратить время, но подыскивать себе работников самостоятельно. Не знаю, почему. Может, на партсобрания сотрудников отпускать надоело?
   Так вышло и со мной. Собеседование прошёл успешно, оформление тоже и в сентябре 1990 года вышел на новую работу.
  
   Глава 2. Представительство XEROX.
   Чтобы последующее повествование получилось более понятным и лучше усвояемым, поясню, в течении семи лет я поработал в представительствах трёх инофирм: XEROX, TEFAL, OLIVETTI. Все они, в общем-то, хорошо известны, как говорится, на слуху, в особых представлениях не нуждаются, но о первой в списке фирме надо всё же рассказать подробнее. И вот почему.
   Идеи, взгляды, излагаемые в этой книге -- мои идеи и я их никому не навязываю. Но сложились они в результате многолетних наблюдений за поведением иностранцев, работающих в России. Причём наблюдать и делать выводы я продолжал и уйдя в отечественный бизнес всякий раз, когда по работе сталкивался с представителями инофирм. Из таких разовых контактов тоже многое почерпнуть можно. Можно, но сложно, не зная их "кухню" изнутри. А наиболее хорошо я знаю как раз XEROX, в представительстве которого проработал пять лет, пройдя по служебной лестнице путь от рядового продавца до директора регионального филиала. Кроме того, эта компания во многом типична, обладая как плюсами, так и пороками, свойственными западному бизнесу в целом, в чём я имел немало случаев убедиться впоследствии.
   Поэтому я и решил в качестве примера достаточно подробно описать именно представительство компании XEROX, дабы впоследствии, когда к мифологии перейду, читателю было бы легче ориентироваться. Да и не вредно будет ознакомиться с тем, как причудливо складывается порой жизненный цикл инофирмы.
   С историей компании можно ознакомиться в Интернете, на официальном сайте XEROX. Поэтому краткая справка: принцип ксерографии10 разработал американский физик Честер Карлсон (1906 - 1968гг.). Достоверно известно, что первую ксерокопию он изготовил в 1938 году (если не ошибаюсь, она представлена в музее корпорации). Затем долго пытался пристроить своё изобретение, но преуспел далеко не сразу.
   Типичная ситуация. Гениальные изобретения не часто встречают быстрое одобрение и понимание современников. Да и с финансированием у гениев обычно проблемы возникают. Одно дело придумать идею какого-либо устройства и математически его рассчитать. Для этого потребны только бумага да чернила. Но придумать мало, надо ещё эксперименты проводить, надо опытные образцы строить, тут уж копейками не обойдёшься. А спонсора найти не просто. Устоявшиеся, финансово успешные компании обычно не склонны рисковать, вкладывая средства в сомнительные проекты с неявным сроком окупаемости. А вот мелочь, которой терять особо нечего может и рискнуть. И бывает, срывает банк.
   Когда в начале XIX века, американец Роберт Фултон пришёл к идее парового судна, он, не найдя финансовой поддержки на родине, махнул через океан. И предложил своё изобретение Наполеону. Тот не оценил, о чём впоследствии, вероятно пожалел, потому что, по иронии судьбы, именно фултоновский пароход отвёз его в 1815 году в изгнание на остров Святой Елены. А поверь Император заезжему американцу, история могла пойти совсем другим путём. Даже лучший в мире, но парусный Британский флот, вряд ли смог бы противостоять паровым фрегатам.
   Изобретение господина Карлсона повторило классический путь большинства других технических открытий, которое он к тому же сделал не вовремя. К 38-му году США только-только начали отходить от кошмара Великой Депрессии. Возможно поэтому долгих девять лет изобретатель безуспешно пытался выгодно пристроить свой патент. Гранды американской промышленности (в том числе и General Electric) не прельстились, зато заинтересовалась небольшая и мало кому в то время известная даже в узких кругах Haloid Company, занимавшаяся производством фотобумаги. В 1947 году Haloid Company купила у Честера Карлсона патент. Первый копировальный аппарат построили в 1949 году. В 1958 году компания была переименована в XEROX Corporation. Представительство в Москве открыто с 1974 года.
   Это, так сказать, официоз, открытая информация. Но она не совсем точна. Кое-что упущено. Кое-что существенное, я бы даже сказал, принципиальное. Дело в том, что представительство, открытое в 1974 году, было представительством не XEROX Corporation, а Rank XEROX. Сейчас это словосочетание стало какой-то фигурой умолчания. На сайте компании нет ни малейшего упоминания о Rank XEROX, да и в Интернете его найти не просто. Я пробовал. Встречается только как часть названия той или иной модели. Например, копир Rank XEROX 5009. Ну вроде, как Форд "Мустанг". Почему "Мустанг"? Да просто так назвали, в голову пришло. Быстрый. А мог стать "Антилопой Гну" или "Гепардом". В общем, мало ли как та или иная машина называется.
   Только Rank XEROX -- не просто название рядовой модели. А раз так, этот момент необходимо прояснить. Но сперва о патентах. Не буду устраивать ликбеза, тем более, я не специалист по патентному праву. Просто обрисую ситуацию в общих чертах. Это необходимо для понимания дальнейшего. Если вы изобрели нечто новое и хотите получить от своего изобретения коммерческую выгоду, у Вас два пути:
   Первый. Вы оформляете патент. Для этого, в учреждение, занимающееся выдачей патентов, подаётся заявка. В ней подробно расписывается суть вашего изобретения. Если это действительно новинка, вам выдаётся патент, являющийся подтверждением вашего приоритета. Бумаги ложатся в архив и становятся доступны любому желающему. Любой может придти в архив и ознакомиться с Вашей заявкой, то есть изобретение перестаёт быть секретом, тайной. Но патент охраняет права владельца, иначе зачем его получать? В течение какого-то времени (зависит от законодательства конкретной страны, обычно от десяти до двадцати пяти лет) никто, кроме Вас не имеет права производить данный товар иначе, чем с вашего разрешения. Патент можно продать, а можно продать только лицензию на право производство данного товара. В течении срока действия патента Вы король, фактический монополист. По его завершении не имеете больше никаких преимуществ, так как уже любой желающий имеет право свободно производить данный товар. Логика тут, конечно, есть: за десять-двадцать лет любое изобретение если и не устаревает морально, то уж новизну точно теряет.
   Второй вариант. Вы не оформляете патент, а просто начинаете производить товар, надеясь, что никто вашего изобретения не повторит. Это называется Ноу Хау -- секрет производства. Его тоже можно продавать и покупать. Защитой в данном случае является режим секретности по охране коммерческой тайны. Обычно такой вариант выбирают, когда изобретение сделано до некоторой степени случайно. Допустим, во время плавки стали, в чан что-то упало. Причём, вы заметили, что упало, когда и в каком количестве. В результате получилась какая-то новая сталь с уникальными свойствами. Вероятность того, кто кому-то удастся осознанно повторить процесс, исчезающе мала. Зачем тогда брать патент, раскрывая суть новшества? Вы производите свой товар и обходите конкурентов. Зато, если кому-то всё же удастся самостоятельно повторить ваше изобретение, ему никто и ничто не помешает также воспользоваться его плодами.
   Интересная подробность. Во время действия своего патента, XEROX Corporation предпочитала аппараты не продавать, а сдавать в аренду. По мере приближения окончания патентного срока, понимая, что монополии приходит конец, компания всё больше пыталась расширить сферу деятельности. В том числе и путём закрепления на европейском рынке. Почему-то хозяева решили, что у местной компании это выйдет лучше, чем у пришлой, американской. Поэтому в 1961 году XEROX Corporation создала с английской компанией Rank Organization совместное предприятие Rank Xerox с контрольным пакетом (51%) у американцев. Известно, что Rank Organization была выбрана по рекомендации отца-основателя, Честера Карлсона. Не знаю, что уж там их связывало. Возможно, у господина Карлсона к тому времени кончились деньги, вырученные от продажи патента, а англичане обещали за рекомендацию отблагодарить? Как бы то ни было, но факт - договор с XEROX Corporation стал самым значительным коммерческим успехом Rank Organization за всё время её существования. Затея оказалась удачной. Детище успешно развивалось, наращивая объёмы продаж и открывая представительства в разных странах, в том числе и в СССР, в 1974 году.
   К этому времени (начало 70-х) от Rank Organization практически ничего уже не осталось, как от того НИИ, где я по распределению государственную повинность отбывал. Мама завалилась, но формально продолжала существовать, успешно паразитируя на теле дочки, исправно получая свои сорок девять процентов прибыли. Само по себе неприятно, но с Рэнком приходилось считаться не только поэтому.
   Для того, чтобы защитить права мелких акционеров и не дать крупным распоряжаться компанией бесконтрольно, в устав акционерных обществ обычно вводится положение о блокирующем пакете. То есть, обычные решения принимаются простым большинством голосов, но для некоторых, особо серьёзных требуется уже не простое, а, так называемое, квалифицированное большинство. Допустим, семьдесят процентов. Это означает, что контролируя всего 31% акций, Вы можете некоторые решения блокировать, не пропустить. Привратник на воротах, фигура обычно незначительная. Но, если у него есть право самому определять, кому ворота открыть, а кого и послать подальше и, если приказать ему нельзя, вот тогда такой привратник становится уже весомым фактором, который нельзя не учитывать.
   Пусть Рэнк и не имел возможности влиять на политику компании постоянно, но какие-то решения вполне мог зарубить. И тогда Ксероксу приходилось договариваться, идти на компромисс. Американцев это обстоятельство жутко раздражало, но сделать они ничего не могли. Хотя всё время пытались. Окончательно Ксерокс смог отряхнуть прах Рэнка со своих ног только в конце XX или даже в начале XXI века. С тех пор любое упоминание о Рэнке навсегда исчезло из каких-либо официальных источников компании. Как будто его и вовсе никогда не было. Но 1990 году, когда я устраивался на работу в представительство, всё ещё было по-прежнему и это было представительство именно "Рэнк Ксерокс". Да и руководство Представительства настойчиво сей факт подчёркивало: "Мы не американцы, мы британская компания".
   Никогда не мог понять попыток историю подправить. Зачем? Что было, то было. Надо лишь иметь мудрость, дабы извлекать из прошлого правильные уроки. Понятно, всяк желает выглядеть лучше, чем он есть на самом деле, но надо же и меру знать. Какой смысл делать вид, что какого-то события не было вовсе, если оно -- факт недавнего прошлого и даже живы ещё все (или почти все) очевидцы? Такие попытки приводят только к одному: Вам перестают верить. И ладно бы речь шла о никому не известной фирмёшке. Нет, компания знаменитая, известная многим. Только тех, кто в разное время в Московском Представительстве работал, не одна сотня наберётся. А если всех учесть, кто был хоть как-то с Рэнк Ксерокс связан (дилеры, клиенты, их близкие и друзья), то счёт уже на тысячи пойдёт.
   Что, по-вашему, должен думать нормальный человек, не знакомый со всей подоплёкой, когда он обнаруживает, что известная компания для какой-то непонятной надобности своё прошлое подправляет, старательно умалчивая некие, довольно широко известные факты? Наверное, он подумает, что было в этом прошлом нечто неприглядное коль возникла потребность вымарать определённые страницы истории. А отсюда и до следующего вывода совсем недалеко: если Ваше прошлое настолько погано, что Вы его стыдитесь и, вопреки здравому смыслу, пытаетесь переписать некие страницы, то может и остальные не соответствуют действительности?
   Не имея возможности избавиться от компаньона, ставшего обузой, американцы гадили по-мелкому. Они изощрённо и тонко (надо признать) издевались. Англичане ведь изрядные снобы. В начале 90-х там ещё не было такого засилья представителей других рас, как сейчас (да и вообще иностранцев, даже европейцев, было мало). Мы, мол, островитяне, люди особые, а все остальные европейцы - просто иностранцы. И выражение "он приличный человек, хотя и иностранец" было вполне обычным и часто применяемым в "приличном" британском обществе (почитайте хоть Агату Кристи). Так вот, американцы поставили Генеральным директором Rank Xerox француза (ха-ха, англичане из всех иностранцев всегда особенно "любили" именно французов и это чувство взаимно). А вице-президентом XEROX Corporation, который курировал Rank Xerox, и вовсе был афроамериканец, как сказали бы сейчас в соответствии с требованиями политкорректности.
   Когда закончился срок действия патента, копировальную технику стали массово производить другие фирмы. Если и не все, кому не лень, то многие. Естественно, все они (Ricoh, Canon, Sharp, Minolta, Mita, Toshiba и тд и тп) воспринимались, как конкуренты. Отношения были, разумеется, не безоблачно-дружескими, но всё же нормальными (ничего личного, работа такая). И только один конкурент вызывал какую-то первобытную генетическую ненависть. CANON. Я помню, как чуть не уволили одну сотрудницу, которая на корпоративной вечеринке снимала коллег фотоаппаратом Canon. Ей выказали серьёзную укоризну11. Лепет несчастной, что Ксерокс фототехнику не производит, отмели с ходу. Смысл претензии: "Лояльный сотрудник не станет финансово поддерживать конкурента, покупая его товары". Или другого ничего нет? Полно фирм на рынке представлено, которые и фототехнику хорошую производят и нам не конкуренты. Девушка оказалась толковой, всё поняла правильно, не стала разные там глупости, насчёт прав человека вспоминать (не все декларативные заявления западников следует понимать буквально). Уже на следующей вечеринке она ненавязчиво демонстрировала начальству "правильный" фотоаппарат.
   Полагаю, я понял причины такого исключительного отношения именно к компании CANON. Дело в том, что все остальные производители копировальной техники тупо копировали (извините за тавтологию) изначальный образец. Различия не носили принципиального характера и касались, в основном внешнего вида, набора функций и прочих малосущественных деталей. А структурно вся техника строилась одинаково. И только CANON творчески развил наследие, создав на базе классического ксерокса нечто другое, своё.
   Дело в том, что все копиры, как правило, двухкомпонентные. Есть тонер - красящий порошок, с помощью которого создаётся изображение. И есть носитель (или девелопер), тоже порошок, состоящий из мелких намагниченных металлических шариков, который нужен для переноса тонера на бумагу. Так устроены, повторяю, почти все копиры. Точнее, все, кроме кэнонов. Кэноны - однокомпонентные. В них нет носителя. Магнитными свойствами обладает сам тонер. И это -- принципиальная разница. Не скажу, лучше такая конструкция или хуже, это не принципиально, тем более какого-то общего, объективного заключения нет, а есть частные мнения, зависящие от симпатий того, кто именно мнение высказывает. Важно, что Кэнон создал иную технологию производства. Поэтому, если всех остальных производителей копировальной техники Ксерокс, с полным на то основанием, мог пренебрежительно называть подражателями, то о Кэноне такого сказать никак не получалось.
   Тогда, в 1990 году, московское представительство Rank Xerox было относительно невелико - человек двадцать (хотя, с чем сравнивать, стандартное инопредставительство в советские времена было значительно меньше). Располагалось оно в тихом дворике между станциями метро "Октябрьская" и "Добрынинская" и занимало первый этаж четырёхэтажного офисного особнячка, принадлежавшего всё тому же УПДК. В числе сотрудников -- пять иностранцев, экспатов12, как мы их называли. Все - граждане Великобритании.
   Глава представительства, Грант Сатерланд. Высокий, стройный, седоватый, на вид лет сорока пяти. К тому времени он находился на своём посту уже более десяти лет. Всех знал и его все знали. По-русски говорил великолепно, во всяком случае, лучше большинства прибалтов. Лёгкий акцент не в счёт, фразы он строил абсолютно правильно, в склонениях и спряжениях не путался (но при этом на переговоры всегда ходил только с переводчицей, дабы иметь дополнительное время на обдумывание ответов). Женат был на русской, имел четырёх детей. Очень демократичен в общении, вежлив и интеллигентен, хотя дистанцию держал чётко. Выглядел и вёл себя, как английский лорд, каким его представляешь по переводной литературе. Гранту, не повышая голоса, как-то удавалось добиться точного и быстрого выполнения своих распоряжений. Для него хотелось расшибиться в лепёшку, причём, не по приказу. Мне, честно говоря, такие начальники редко встречались.
   Коммерческий директор, Стивен Ричардс. Лет тридцати, среднего роста, обычный. Начальник отдела продаж. В отделе четыре продавца (вместе со мной) и секретарь. Кстати, мы, продавцы, менеджерами не назывались. Мы были Сэйлзрэпами -- торговыми представителями. Это сейчас менеджером величают, чуть ли не продавца в магазине, что неправильно. Менеджер - тот, кто кем-то или чем-то управляет. Если не подчинёнными, то, хотя бы, процессом (дилерской сетью, например). Держался Стивен даже не как сто-, а как двухсотпроцентный англичанин. По-русски не говорил. Говорить-то не говорил, но вскоре я заметил, что понимает и неплохо понимает. А потом старослужащие меня просветили. Оказывается, Стивен вовсе и не Стивен вовсе, а таки Стефан. И не Ричардс он, а чистокровный поляк. Умудрившись каким-то образом получить британское подданство (как это ему удалось, не ведаю), он решил стать англичанином не только по паспорту. Причём настолько преуспел, что упоминать при нём о его польском происхождении категорически не рекомендовалось. Кровная обида.
   Сервисом заведовали два друга: Майк Шо и его помощник Алан Бэннет. В их отделе было пять сотрудников: два сервисных инженера (использовались для обслуживания инофирм), ответственная за заказ запчастей, переводчица и секретарь. Майк невысокий, сухощавый, язвительный. Мне он сразу не понравился. Россию и русских не любил активно и не старался этого скрывать. Видно было, что общение с нами ему неприятно, но он терпит, потому что так надо. Ну, как бы едете вы в метро, а рядом бомж оказался. Жутко воняет, вам неприятно, боитесь заразу подцепить, а не отойдёшь - толпа. Приходится ждать остановки. В общем вёл он себя, как британский сагиб, волею злой судьбы оказавшийся в самом грязном и отсталом уголке покорённой Индии.
   Но при этом, обратно на Родину, в комфорт, уют и безопасность, Майк отчего-то не спешил. Вот явно же мучается джентльмен, тяжело ему и муторно. Казалось бы, уезжай, родной, силой тебя никто не держит. Так нет. Платили ему очень хорошо, гораздо больше, чем он мог в Англии заработать. Потому и не уезжал. Большие деньги некоторых людей держат крепче любых цепей.
   Алан держался попроще. Не вредный, к окружающим относился без неприязни, хотя и несколько свысока. Поговаривали, что по происхождению Алан ирландец. А ирландцы в Англии считаются изрядными выпивохами. Не знаю, так ли, но цветом лица Алан такое представление полностью подтверждал. Да и поутру, особенно после выходных бывал мрачен, явно маясь с похмелья. К ланчу мрачность обычно проходила. Всё-таки, будучи британцем, Алан не мог себе позволить поправлять здоровье прямо с утра пораньше.
   Майк и Алан были друзьями по жизни. Когда-то они вместе в армии служили: Майк офицером, Алан сержантом. Когда они говорили между собой, понять их было совершенно невозможно. Сначала я сильно огорчался, полагая, что так плохо знаю английский язык. Правда, вскоре огорчаться перестал. Переводчица Майка (дама с классическим инъязовским образованием) объяснила, что и она их не понимает, поскольку говорят они на "кокни"13, который в институте не изучают.
   Помимо деятельности непосредственно в представительстве, два друга курировали и сервис в целом. Этому вопросу фирма всегда уделяла особое внимание и сервисная служба была поставлена неплохо. Для обслуживания клиентов (резидентов, разумеется) было создано СП с каким-то советским заводом. Как часто случалось в тот сложный, переходной период, завод медленно, но верно разваливался, а сервисное СП вполне процветало. Директорствовал там Игорь Симонов, ставший впоследствии, уже в XXI веке, Главой представительства.
   Пятым экспатом был Стивен Прая. Славный мальчуган. Так, примерно, к нему все и относились. В его ведении находились общие вопросы. Раньше это называлось завхоз, теперь - офис менеджер. Стивен был крайне нетипичным англичанином. Простой в общении (насколько это вообще возможно для англичанина, общающегося с иностранцами), нос сильно не задирал и вполне прилично говорил по-русски, что вообще-то англоязычным гражданам не свойственно (я имею ввиду, не свойственно знать какой-либо другой язык, кроме родного). Моё отношение к Стивену сильно улучшилось, когда я увидел его родителей. Они как-то приехали сына навестить, Москву посмотреть. Так вот, если бы они молчали, я вполне мог бы принять их за наших колхозников, причём, отнюдь не из передового хозяйства. Они и были крестьянами, точнее, фермерами. Нельзя не уважать парня, который, выйдя из такой социальной среды, не только образование получил, но и некоторую интеллигентность в себе воспитал.
   Кстати, с этим самым Стивеном связана забавная история. У всех имеются некие представления о том, как выглядит и как себя ведёт представитель того или иного народа. Это касается и британцев. В нашем народном фольклоре существует даже такое понятие, как "английский юмор". Целая серия анекдотов. Об этом у нас как-то за обедом и зашла речь. Стивен, полагая, что уже достаточно хорошо знает русский язык и, считая себя человеком остроумным, попросил привести образчик такого фольклорного творчества. То есть, парню захотелось ознакомиться с представлением русских об их, английском юморе. И кто-то рассказал такой, как мы все посчитали, типичный анекдот из этой серии:
   На веранде дома сидит джентльмен, курит трубку, читает газету. Из-за угла, крадучись, появляется другой джентльмен и влезает в окно. Хозяин продолжает читать газету. Через некоторое время гость вылезает из окна, а хозяин по-прежнему не реагирует. Уязвлённый гость бросает реплику: "Сэр, что-то ваша жена сегодня холодновата". На что хозяин, не отрываясь от газеты, отвечает: "Да, сэр, она и при жизни не отличалась горячностью". Видели бы вы, как обиделся бедный Стивен. Вот тогда я лишний раз убедился, что наши представления о ком-то часто не совпадают с собственным представлением этого кого-то о самом себе.
   В этом месте читатель может спросить: "А зачем все эти характеристики и описания?" Для того чтобы была понятна обстановка. Одно дело, когда вы находясь в привычном с точки зрения морали и этики окружении, должны подчиняться начальнику, поставленному над вами Богом и людьми - это просто вопрос дисциплины. Совсем другое дело - столкнуться даже не с социальным, а с расовым неравенством. Человеку, воспитанному на коммунистических идеалах (а люди моего поколения, все без исключения, воспитывались именно так), трудно осознать, что твой визави считает себя высшим, по отношению к тебе существом только потому, что его угораздило родился в другой стране. А британцы, как раз такие и есть. Хотя на словах, все они поклонники основных демократических западных ценностей. Видимо считают, что равенство, братство и права человека -- это только для них самих. Хороший британец отличается от плохого только тем, что общается с вами как гуманный хозяин с радивым слугой. Слуга ведь тоже человек и он не виноват, что слугой родился. Не следует его унижать без необходимости, хотя своё место он знать должен.
   Французы другие. Они готовы принять любого, как равного при соблюдении двух обязательных условий: Вы не британец и умеете говорить по-французски. Если не говорите - всё, вы уже не вполне человек. Ну примерно, как на Руси при первых Романовых всех абсолютно иностранцев, а отнюдь не только выходцев из германских княжеств, немцами именовали. Раз по русски не говорит, истинной, настоящей речью не владеет значит немец, то есть, немой. У нас, в "отсталой" России сию средневековую дикость давно изжили, а во Франции до сих пор не смогли.
   Ей-богу, правда. Когда на Тефале работать начал (об этом подробнее ниже), даже не верил коллегам, которые мне об этой национальной особенности рассказывали. Думал, преувеличивают. Дело в том, что с французами я до прихода в Представительство Тефаль сталкивался мало. В Ксероксе работало несколько человек, о чём я тоже ещё расскажу, но они ничем свою французскость не проявляли, будучи сотрудниками британской компании, спокойненько по английски разговаривали. В Тефале же ситуация сложилась несколько иная. Компания была французской по происхождению, но международной по роду деятельности. Поэтому английский язык официально считался первым, а французский - только вторым. Соответственно, при приёме на работу знание английского языка шло обязательным пунктом, французского -- только желательным.
   Те экспаты, что в Московском Представительстве трудились, русский язык знали все, без исключения (вот главное отличие француза от британца), в общении с ними проблем не возникало. Но периодически приходилось на заводы звонить и вот тут-то я очень быстро убедился, что коллеги были правы и ничуть не преувеличивали. Звоню я, к примеру, во Францию, узнать сроки поставок. Трубку берёт дама. Я по-французски не очень, немного понимаю, но не говорю, а она английский плохо знает. Наконец, уяснив, кто звонит, откуда и зачем, дама отставляет трубку и зовёт кого-то из коллег, кто лучше неё английским владеет. А, поскольку голоса она ничуть не понижает, я прекрасно всё слышу. И говорит милая дама буквально следующее: "Кто не боится испоганить рот этим мерзким кваканьем?" Комментарии нужны?
   Кстати, Генеральный директор Rank Xerox, француз, о котором я выше упоминал, тоже подобное отношение демонстрировал. Году так в девяносто втором посетил он московское представительство. С нами, сотрудниками пытался говорить исключительно по-французски (это на английской-то фирме) и очень удивлялся, что мы языка не знаем. Настоятельно рекомендовал изучить. По его мнению, знание французского языка для сотрудников Представительства Ксерокс, много важнее всего остального. Причём, месье не шутил, говорил серьезно. Значит, что получается? Если вы не способны в жаркий летний день продать бутылочку холодненького кваса, но бодро по-французски шпарите, вы Ксероксу нужнее, чем мастер продаж, досконально знающий продукт? Получается так, по крайней мере, пока француз компанией рулит.
   Работа в инопредставительстве была принципиально другой по сравнению с тем, чем я занимался раньше. Другой не только и не столько должностными обязанностями, сколько разными нюансами.
   Так для меня поначалу удивило, что на фирме все обращаются друг к другу просто по имени. Хотя, а как ещё, учитывая, что у них отчеств нет? Просто я об этом раньше не задумывался. А тут оказалось, что начальника, который мне почти в отцы по возрасту годится, можно звать просто Грантом. Ново и непривычно, особенно после Минприбора. Я понимаю, конечно, что такие отношения облегчают совместную работу, но всё-таки не могу одобрить прочного укоренения на нашей почве этого западного стиля общения. В масс-медиа, по-моему, по имени-отчеству никто ни к кому уже давно, за редким исключением, не обращается. Я понимаю, в каждом монастыре свой устав и его надо уважать. Но и о своём уставе забывать не следует. Может я не прав, но мне режет слух, когда какой-нибудь славный Иван Ургант (действительно славный, он мне очень симпатичен) называет просто по имени человека вдвое себя старше.
   Сильно поразил меня и санузел в офисе, прежде видеть такого не доводилось. В умывальнике не было смесителя, а просто два отдельных крана. Тогда я ещё не знал, что в Англии так принято в целях экономии воды. Затыкаешь раковину пробкой, набираешь воду нужной температуры и умываешься. Зубы чистишь, руки моешь, сморкаешься. Экономия, конечно, вещь нужная, но так можно далеко зайти. И я сделал вывод: не всё то более цивилизовано, что по-английски говорит. Не во всех аспектах, по крайней мере. Помните в фильме "Тринадцатый воин" сцену, когда Бандерас с викингами познакомился? Это когда они вечером выпили за знакомство, а утром гигиеной занялись. В смысле, водными процедурами. Все в одном тазике, по очереди. Так вот это была единственная сцена в фильме, от которой меня затошнило.
   Ещё одно откровение ждало в столовой. В представительстве имелась симпатичная кухонька, где мы питались. Причём, за счёт конторы. Обеды готовила специально нанятая повариха. Надо признать, к такому я не привык, всюду, где до того работал, в советских учреждениях, сотрудники обедали за свой счёт. Да и то, если было где, столовые-то не везде имелись. Но сильнее всего меня поразило не то, что компания меня кормит, а то, что британские коллеги совершенно не стеснялись издавать за столом различные физиологические звуки. Оказалось, у них это неприличным не считается: что естественно, то не стыдно. Вот они и отрыгивали, и ветры пускали. Причём, все, независимо от происхождения, кроме, разве что Гранта, который столь долго жил в Союзе, что уже мог почти русским считаться. Что ж, в чужой монастырь, как я уже говорил, со своим уставом не лезут. Оставалось терпеть, радуясь, что коллеги -- не древние китайцы14.
   Но особенно сильные отличия наблюдались в организации рабочего процесса и, особенно, в системе контроля и отчётности. Каждый продавец имел специальную рабочую папку. С одной стороны карман для проспектов, с другой - блокнот, особым образом разграфлённый. В него следовало записывать свои действия: с кем встречался, когда, по какому поводу. Каков результат встречи, о чём договорились и какова вероятность (в процентах!), что дело дойдёт до сделки. Причём, всё это не формально, а взаправду, как у больших. Раз в неделю коммерческий директор проверял каждого. Это был полный и достаточно серьёзный отчёт о проделанной за неделю работе. Сначала необходимость вести блокнот вызывала зубовный скрежет, но очень скоро я убедился, что работе это сильно помогает. И был вынужден признать, что система придумана не дураками и, по части менеджмента, Запад нас-таки далеко обогнал.
   Никак не пойму, почему некоторые полезные начинания у нас не приживаются? У них там ведь далеко не всё плохо. Есть много такого, в чём они лучше. Так почему бы лучшее не перенимать? Ксерокс, кстати, свой подход к организации продаж активно внедрял. Дилерам ведь не только товар со скидкой продавали. Их ещё и обучали (я, кстати и сам такие курсы вёл). А вот не прижилось. Я, во всяком случае, не встречал ни одной отечественной компании, в которой сегодня существовала бы подобная система индивидуальной отчётности.
   Это одна сторона, есть и другая. Если кто думает, что не успел я придти в представительство, как меня сразу учить начали, то он ошибается. То есть, обучать-то обучали, причём, неоднократно, но позже. А тогда в сентябре девяностого всё произошло просто и быстро. Буднично. В первый день меня представили коллегам, выделили рабочее место, дали прайсы и пачку проспектов продукции фирмы. Для изучения товара, который предстоит продавать. До конца рабочего дня я всё это прочёл. А на следующее утро мне уже звонок переводят. Клиент, которому копир нужен. Я к коллегам: "Что делать?" А они удивлённо: "Как что? Продавать". Так я и стал продавцом копировальной техники.
   За 24 года до того я примерно так же научился плавать. Было мне семь лет, отдыхали мы с родителями в Крыму. Я купался. С кругом, поскольку плавать не умел. Может его заткнули плохо, я уже не помню. Факт тот, что пробка выскочила и круг мгновенно сдулся. Случилось это недалеко от берега и, наверное, там было не глубоко. Для взрослого. Но я так растерялся, что даже на помощь не догадался позвать. Ручонками замолотил и поплыл.
   Позволю себе небольшое отступление. Возможно, начинающим продавцам будет интересно узнать, каким образом мне удалось вот так сходу "поплыть". В торговле, как и в любой другой профессии, необходимы определённые навыки. Попытаться стать продавцом имеет право любой, но не всякий станет. Тем более, хорошим продавцом. Успешный коммивояжёр должен обладать пониженной стыдливостью и здоровым нахальством. Качествами, которые лучше всего характеризуется известной поговоркой: "Плюнь ему в глаза, а он утрётся и скажет: "Божья роса"". Когда вас пинком под зад выбрасывают за порог конторы потенциального клиента, вы должны в окно влезть, да ещё и тому, кто пинка давал попенять: "Что-то у тебя, дружище, ботиночки слабоваты. Пнул, а мне и не больно. А вот у меня есть для тебя славная обувка. Как в ней кого пнёшь, не встанет". Начав знакомство с новой профессией, я отдавал себе отчёт в том, что такими качествами не обладаю.
   Это как с женщинами. Есть люди, легко знакомящиеся с противоположным полом в любых условиях. В студенчестве знавал я одного уникума, так он на спор мог познакомиться где угодно и с кем угодно. Укажешь ему в толпе девушку, подойдёт, минут пять потолкует о чём-то и возвращается с её телефонным номером. Я никогда так не мог, стеснялся. Для того, чтобы как-то с дамой отношения развивать, мне требовалось, чтобы кто-то нас друг другу представил. Вот и в работе никак не мог я лезть напролом в контору, где мне явно не рады. Не умею я (что делать) утираться, когда посылают, делая вид, что ничего особенного не произошло. Чтобы начать клиента обрабатывать, мне требовалась некая первоначальная зацепка.
   Человеку свойственно пытаться выглядеть в глазах окружающих лучше, чем он есть на самом деле. Но, наедине с собой мы, как правило, более честны и объективны. Свои недостатки я осознавал, но надо было работать и не просто работать, а и результат давать. И я стал себе банк клиентов нарабатывать. Первое. Брался за любую работу. Допустим, приходит клиент за мелочью какой-нибудь. Тонер ему нужен или бумага, неважно. Более опытные коллеги, старослужащие такими клиентами брезговали. Им, мэтрам, казалось ниже своего достоинства на мелочи размениваться. Ну а я -- другое дело. Я за любого клиента хватался. Хорошо сработаю, он меня запомнит и ко мне же снова обратится. Ведь хороший продавец не тот, кто удачно клиента развёл, безделку ненужную впарив, а тот, к кому клиент повторно обращается.
   Второе. Приходил на работу первым и сразу же почту проверял. Тогда ведь Интернета ещё не было, люди письма писали. В смысле, бумажные, в конвертах. В том числе и официальные запросы на приобретение техники. Вот я почту на предмет таких запросов и проверял. Как только обнаруживал безадресное письмо (то есть не кому-то конкретно, а просто на Представительство), выхватывал его, как старатель золотую крупинку из кучи песка и начинал обрабатывать.
   Третье -- выставки. Ксерокс всегда в профильных выставках участвовал, в двух-трёх каждый год. А народ у нас выставки не любил, работу на стенде считал разновидностью наряда вне очереди, особенно по выходным. Страна тогда только-только общественно-политическую формацию сменила, вся эта западная мишура была ещё в новинку, поэтому большинство посетителей выставок составляла праздношатающаяся публика. Сотруднику на стенде приходилось в основном на тривиальные вопросы отвечать ("А эта штука, что копирует? Ну надо же!") и рекламную продукцию раздавать. Шансов клиента словить, контракт подписать в этих условиях было не много, поэтому старослужащие выставок старались избегать всеми правдами и неправдами, появляясь там только тогда, когда начальство уж очень наседать начинало или когда требовалось уважаемому клиенту новую технику в действии показать. Ну а я там добровольно целыми днями торчал, с каждым посетителем разговаривал и визитки буквально пачками раздавал. И пусть только один из ста потом звонил с заказом, но звонил уже адресно. Мне.
   Все эти меры давали неплохой результат. Настолько неплохой, что уже через полгода я считался крепким профессионалом, достаточно опытным, чтобы работать с молодыми сэйлзрепами в качестве наставника. Заметим, с молодыми на тот момент (первая половина девяносто первого года) я только личным опытом и мог поделиться, потому что обучения, как такового ещё не проходил. Впрочем, не я один. Более-менее планомерно готовить сотрудников теоретически фирма начала несколько позже.
   Первое обучение я прошёл в январе 1991 года. Но это был курс на знание продукции. А умению продавать меня обучили только через год после начала работы. Причём, не только меня, а и вообще всех продавцов, в том числе и старослужащих. И для них, как и для меня, салаги, это было первым обучением мастерству продаж. То есть, люди работают по году и более, считают себя вполне уже опытными и умелыми, а их только начинают учить, как, собственно, эту работу исполнять следует. Не логичней ли сначала обучить? А дело, думаю, вот в чём. В прежних условиях от сотрудников какого-то особого умения (тем более, мастерства) не требовалось. Условия изменились. Значит что? Для начала надо эти изменения осознать. Осознав, принять решение, что дальше делать. Ну и получилось, как это часто бывает, что решение обогнало материальную базу по его обеспечению. Людей-то набрать недолго. А на разработку учебного курса времени требуется побольше. Вот и не успели. У нас такое постоянно случается. Оказывается, иностранцы в некоторых аспектах от нас почти не отличаются.
   Представительство тем временем продолжало расширяться. Поначалу, неспешно. В феврале девяносто первого взяли ещё трёх сэйлзрэпов. Не могу не рассказать подробнее об одном из них, тем более по ходу повествования он нам ещё встретится. Звали его Стефан Меллинджер и был он эльзасцем по происхождению. В силу исторических особенностей этих территорий15, французы считают эльзасцев не совсем французами, а немцы - почти немцами. Поэтому в Эльзасе одинаково распространены оба языка. Фактически, эльзасцы - полукровки. А полукровки встречаются трёх основных типов:
   Тип 1 (самый распространённый). Человек решительно выбирает себе какую-то одну национальность. Того из родителей, кто относится к этническому большинству в области проживания данной семьи.
   Тип 2 (самый несчастный). Никак не может выбрать и нигде своим его не считают. Мучается всю жизнь.
   Тип 3 (самый удачливый). Везде сходит за своего умело выпячивая ту из своих ипостасей, которая оказывается более выигрышной в данной ситуации. Такой тип прекрасно характеризуется известной басней Эзопа:
  
   "В войне великой меж зверьми и птицами
   Ливийский страус был меж тех и этих.
  
   Зверям показывал он ноги, птицам - перья".
   Стефан как раз к третьему типу и относился, что очень помогало ему в работе, а отвечал он за продажи копировальной техники инофирмам. Было крайне интересно слушать его телефонные разговоры с потенциальными клиентами. Мало того, что говорил на языке собеседника (Стефан вообще считался у нас полиглотом, кроме французского и немецкого языков, прекрасно владел английским и активно осваивал русский), так ещё и представлялся таким образом, что его сразу считали соотечественником. Говоря с французом, произносил свою фамилию, как Меланже, с немцем - как Меллингер. И ведь не обманывал, а просто транскрибировал фамилию (Mellinger) в соответствии с фонетикой соответствующего языка.
   К маю девяносто первого перемены приобрели качественный характер. Фирма наконец-то выработала новую стратегию в изменившихся условиях. Произошло это, как видите, далеко не сразу, тем не менее, большинство конкурентов Ксерокс обогнал. Их структуры оказались более инерционными. Оно и понятно. Чем организация больше, тем труднее внести в её деятельность какие-то изменения. Попробуйте-ка сдвинуть с места многотонный шар. Зато, если уж сдвинули, остановить будет не менее сложно.
   Было решено создавать дилерскую сеть. Тем более, что ничего принципиально нового придумывать не требовалось. Всё давным-давно отработано и прекрасно функционирует по всему миру. Требовалось только наложить на Россию опробованную в других странах схему. В самом деле. Представительство в столице. Столичных клиентов можно худо-бедно и своими силами обслужить. А как быть с региональными пользователями? Конечно, в условиях дефицита, они поедут и в столицу и дальше, коли прижмёт. Но, если кто предложит им товар на месте, охотно купят. Кроме того, мало товар купить, надо ещё и уверенность иметь, что в случае чего починить сможешь. Значит тот производитель, который сумеет приблизить свой товар к региональному клиенту, плюс сервис обеспечит, получит преимущества.
   Как это сделать? Свой офис в каждом крупном городе не откроешь. Значит надо найти в нужном регионе своего представителя - дилера. Он и товар потребителю доставит и сервисное обслуживание обеспечит. Формально, дилер - наш представитель и работает от нашего имени (то есть, за ним авторитет фирмы, что важно при заключении договоров), фактически же нашим структурным подразделением не является. Все риски и ответственность - на нём. А, учитывая, что мы с дилера предоплату берем (на первых порах, во всяком случае), то и вообще почти ничем не рискуем. Интерес же дилера в том, что покупает он по оптовой цене, а продаёт в розницу. Сейчас это всё известно и прекрасно работает, а тогда было внове.
   Новые задачи требуют новых людей. Старого главу представительства, отправили в отставку. Возможно, он не соответствовал новым реалиям, а может дело в другом. Его начальник в Лондоне, Ральф Лэнд (курировал операции в восточной Европе) ушёл на заслуженный отдых. На его место назначили нового человека - Джона Пембертона. А новый начальник часто желает окружить себя своими людьми. Грант Джону своим, очевидно, не казался. В итоге, уже весной девяносто первого, нам представили нового Главу представительства - молодого, энергичного американца, Боба Эйджи. О нём следует сказать подробнее, ибо это ключевая фигура, сыгравшая в истории компании Ксерокс роль, сравнимую с ролью Герострата в истории Древней Греции.
   Боб был потомком недобитого белогвардейца. Его дедушка воевал с Красной Армией на Дальнем востоке. Когда поражение стало очевидным, махнул со-товарищи через границу, в Китай, где и родился Бобов отец. Впоследствии семья перебралась в США. То есть Боб был американцем по праву рождения, третьим, младшим сыном в этой семье. И он единственный проявил некоторый интерес к далёкой родине предков. Научился у родителей русскому языку, причём хорошо научился. Говорил хотя и с сильным американским акцентом, но правильно. В падежах и спряжениях почти не путался. Это тем более странно, что старшие братья Боба никакого интереса к России не выказывали никогда (это он сам рассказывал) и русского не знали совершенно, даже на уровне "бабушка" и "на здоровье".
   Если русские, откуда тогда такая фамилия? Очень просто. Изначально они были Агеевы. Перебравшись в США, сочли более правильным американизироваться. Эйджи это просто Агеев, написанный латиницей без последней буквы (Ageev). Выходцев из Росиии в Америке довольно много, но так поступали далеко не все. Например, великий писатель-фантаст, Айзек Азимов, фамилии не менял, да и не только он один. У Боба был приятель - Ник Темников. Тоже американец с таким же точно происхождением. Он работал не на Ксерокс, но как-то был с нашей фирмой связан и периодически появлялся в Москве. Однажды я его спросил, почему при столь явной схожести судеб, он, Ник всё-таки остался Темниковым, а Боб стал Эйджи? Тот подумал и ответил так: "Помнишь, был у нас сенатор Маккарти16? Семья Боба за него голосовала, а наша - нет".
   Забавно, но как раз на таких мелочах люди лучше всего познаются. Когда человек под угрозой неминуемой смерти покидает Родину (как это делали, например, европейские евреи в конце тридцатых годов) - это одно, он просто спасается. Но когда без всякой угрозы, а только для большего комфорта и удобства меняет фамилию - это совсем другое. Не моё дело кого-то осуждать (не судите, да не судимы будете), но отказ от родового имени, это, фактически, отказ от рода. Это уже маленькое, незаметное, но предательство. Не так ли манкуртами17 становятся? Если кто-то на маленькое предательство легко пошёл, то большее совершить ему уже легче. Что или кого такой герой предаст, если посулить ему побольше или прижать покрепче?
   Имею полное право рассуждать на эту тему. В 1976 году я окончил среднюю школу. Мальчик начитанный, в своём выпуске первый, поэтому сомнении насчёт поступления в институт не было никаких. Тем более, собирался поступать не в МГИМО, а на Мехмат МГУ (определённый реализм уже имел, несмотря на юный возраст, школу в 16 лет закончил). И меня провалили. По пятому пункту и фамилии. Я там надолго запомнился, как единственный за многие годы абитуриент, которому на вступительных экзаменах аж две двойки пришлось поставить (первую сумел проапеллировать). В результате заработал нервный срыв в 16 лет, но мне даже мысль не пришла фамилию менять, хотя и советовали добрые люди. Я хорошо понимал, что смена фамилии, например, на мамину, простую и недвусмысленную, сильно облегчит мне жизнь в дальнейшем. Тем не менее, даже не рассматривал такой вариант. Считал, что не имею права предать отца, которого очень любил. Я бы просто не смог потом ему в глаза смотреть.
   Я пошёл другим путём. Выбрал МВТУ, которое столь явной ксенофобией не отличалось. Поступил туда на работу, на низкооплачиваемую рядовую работу, на которую желающих не много находилось. Отпахал почти год, в том числе и два месяца на стройке. В результате получил такие рекомендации, что на фамилию никто уже не смотрел. Знания же и так имелись. А кто другой, не сталкиваясь не то что с проблемами, а даже с намёком на проблему, заранее, профилактически, так сказать, сменил легко и фамилию и национальность. Наступили новые времена, когда это перестало быть опасно, а стало даже модно и удобно - назад перекинулся. Теперь при каждом удобном и неудобном случае подчёркивает своё еврейство и рассказывает нам из ящика, как мы ужасно жили при советской власти. Кстати, как объяснить такой феномен: чем лучше человек тогда жил, тем сильнее те времена грязью поливает?
   Странно, но часто зов крови заставляет ошибаться даже вполне разумных людей. Мы узнаём, что этот человек русский по происхождению и априори считаем его своим (особенно, если он по-русски хорошо говорит, пусть и с акцентом). А с чего бы? Главное, уверен, не кровь, а среда обитания. Она формирует. Я встречал русских, выросших в Тбилиси и в Таллине. По своим обычаям и манере поведения - это грузины и эстонцы. Я сам - чистокровный армянин. Но, родившись и всю жизнь прожив в Москве, имею русский менталитет. В былые времена с удовольствием бывал на родине предков. Мне там нравилось (в гостях), но я ясно осознавал, что жить в этой непривычной обстановке постоянно мне было бы сложно.
   Разумеется, встречаются довольно консервативные диаспоры, ревниво сберегающие (точнее, пытающиеся сберечь) язык, обычаи и традиции своего народа. Но и на них среда обитания неизбежно налагает заметный отпечаток. Поэтому американские китайцы отличаются от своих собратьев в метрополии, а турок в Германии - это не то же самое, что турок в Стамбуле. Вот и Боб. То, что он говорил по-русски, ввело в заблуждение не многих и не надолго. Он был американцем, стопроцентным янки и этим всё сказано. Лично мне московский татарин гораздо ближе и понятнее, чем любой американец, будь он хоть трижды русским.
   До перевода в Москву Боб три года работал Главой представительства Ксерокс в Нигерии, где хорошо себя зарекомендовал. Новое назначение он однозначно воспринимал, как повышение. Рынок больше, богаче, возможности шире. Да и к цивилизации поближе. Не Америка, конечно, но уже и не Африка. Сразу по приезде, едва освоившись, новый начальник провёл собрание, на котором ознакомил сотрудников с планами, как перспективными, так и на ближайшее время.
   Новая структура предполагала в первую очередь наличие дилерского отдела, в задачи которого входило бы создание разветвлённой дилерской сети. По мере увеличения количества дилеров, отдел предполагалось также укрупнять, набирая новых менеджеров с тем, чтобы каждый управлял операциями на определённой территории.
   Отдел прямых продаж сохранялся, но его функции несколько менялись. Напрямую теперь предполагалось работать с ключевыми клиентами (государственные структуры, крупные предприятия), либо со сложным, дорогостоящим оборудованием, требующим индивидуального подхода (широкоформатные, скоростные, либо полноцветные аппараты, с возможностями редактирования).
   Планы начали претворяться в жизнь сразу и довольно активно. Небольшой сбой произошёл только в августе 1991 года, когда случился ГКЧП. Офис тут же парализовало. Все экспаты, забыв о работе и долге, дружно кинулись спасаться, оставив на хозяйстве молодого Стивена Прая. Правда, пока они паковали чемоданы и пробирались огородами в Шереметьево, бездарный путч бесславно провалился. Чего испугались, непонятно. В крайнем случае, у нас, советских граждан, ещё могли быть неприятности, а иностранцев кто бы тронул? Но у страха глаза велики.
   Давно замечено, сильный страх способен напрочь мозги отшибить. Так, что вчера ещё разумный человек, начинает совершать странные поступки. Ну чего они, спрашивается, в аэропорт рванули? Будь переворот настоящим, никуда бы всё равно не улетели, потому что путчисты (настоящие, а не опереточные) всегда первым делом берут под контроль средства связи и коммуникации. Этому ещё дедушка Ленин учил, помните: "Первым делом взять под контроль почту, телеграф, вокзалы...".
   Если не считать этого маленького казуса, Боб проявил (надо отдать ему должное) высокий профессионализм и кипучую энергию. Немногим более чем через год (к концу 1992г.), дилерскую сеть Ксерокс имел. Причём, не на бумаге. Легко написать, но трудно представить, какую гигантскую работу мы проделали. Не столь сложно было дилера найти (желающие порой, чуть ли не в очереди стояли), сколь обеспечить процесс.
   Вот приходит, допустим, посетитель, очень хочет дилером стать. Рассказывает о себе, перспективы радужные рисует - заслушаешься. А так ли всё на самом деле? Соответствует ли он нашим условиям? Значит надо его посетить, посмотреть на месте. Далее. Договор подписали, теперь дилера надо обучить. То есть нужно, как минимум, чтобы было, где обучать и, чтобы было, кому обучать. Нужен учебный центр, нужны преподаватели. Это всё тоже следовало организовать. И организовали!
   Под Учебный центр арендовали целый этаж в Институте Полиграфии, что на улице Прянишникова. Оно и правильно. Где ещё Учебный центр устраивать, как не в учебном же заведении, специально для того предназначенном? Готовили дилеров по двум направлениям: сервисников и продавцов. Для обучения первых в нашей сервисной службе отобрали инженеров, имеющих явную склонность к тренерской работе. Для вторых стали использовать опытных менеджеров.
   Фирма росла стремительно, новых сотрудников надо было где-то размещать. Поэтому под офис сняли просторное помещение (с запасом, так сказать, на вырост) в гостинице Севастополь. Место, на мой взгляд, не самое удачное, но года два фирма там пробыла. Особенно забавно было по утрам. Идёшь на работу, а навстречу, от гостиницы девочки усталые, после ночной смены...
   И на рекламу в ту пору фирма не скупилась. Реклама, кстати, была достойная. Лучшей я ни до, ни после не видел. Представьте газетный лист. В верхней половине - перечень всех дилеров с указанием телефонов и городов дислокации. Всю нижнюю половину листа занимает громадный бинокль, под которым издевательский вопрос: "А как найти дилеров наших конкурентов?". Не дёшево, разумеется, обходилось, но того стоило. Поверьте, дилер Ксерокс - это тогда звучало гордо. И фирма своим дилерам помогала, причём, неплохо помогала:
   - оснащение демонстрационных залов; дилер имел право купить в полцены по одному аппарату из линейки;
   - обучение; дилер мог обучить бесплатно двух сервисников и двух продавцов; остальных учили уже платно, впрочем, по вполне доступным расценкам;
   - возмещение части расходов на свою, региональную рекламу.
   За это дилер был обязан, во-первых, выдерживать определённые объёмы закупок; во-вторых, не заниматься товарами фирм-конкурентов, особенно, если они пересекались с номенклатурой компании. Дупликаторы, к примеру, продавай, если хочешь, а копиры ни-ни. Второе условие было основным. Если за недостаточные объёмы закупок мягко журили, то за нарушение основного условия разрывали отношения.
   Весьма расширилась и номенклатура товара. К моменту начала моей работы в представительстве (сентябрь 1990 года), самой низкопроизводительной и, соответственно, дешёвой моделью в предлагаемой линейке, был аппарат RX1025. Это, между прочим, не столь уж мелкая 25-ти копийная машина (скорость - 25 копий в минуту). Сейчас такие считаются большими и производительными, а тогда, повторяю, эта модель была самой маленькой. Легендарная машина. Почти столь же легендарная, как и знаменитый Canon NP1215. Потом на её базе были разработаны новые, более современные модели, но с теми же запчастями и расходными материалами. Это очень способствовало продажам. Пользователь чувствовал преемственность.
   Так вот, о номенклатуре. Ксерокс всегда уделял основное внимание сложной технике. Сложной и дорогой. Например, аппараты для копирования чертежей (под формат А0, их вообще мало кто делает; в начале девяностых - только голландская компания ОСЕ) или скорострельные - 90 копий в мин. и более. Или полноцветы с режимами сложного редактирования. И это всё была ещё аналоговая техника. О цифровых аппаратах тогда и не слыхивали. Мелких аппаратов с небольшой производительностью просто не разрабатывали. На формат А4 у Ксерокса сроду ничего своего не было.
   В 1992 году всем, кто копировальной техникой занимался, стало яснее ясного, что Ксерокс заметно опередил остальных игроков. Но конкуренты тоже хотели свой кусок пирога и сдаваться не собирались. Все они тоже начали своих дилеров подыскивать, но сильно отставали (это объективно). Умнее всех оказались Кэноновцы. Не зря, ох не зря именно Canon считался основным конкурентом.
   Если Вы пытаетесь догнать бегуна, ушедшего далеко вперёд, надо бежать быстрее. Если физически не можете увеличить скорость, лидера Вам никогда не догнать, это очевидно. Значит, надо срезать, выбрать более короткий путь. Хозяева Canon здраво рассудили, что пытаться повторять то, в чём конкурент явно сильнее - биться головой о стену. Можно, но бессмысленно. Стене без разницы, а голове больно. Поэтому Canon сделал ставку на то, чего Ксерокс не имел и чем не занимался. На маленькие, относительно дешёвые аппараты формата А4. И прочно утвердился в этом сегменте рынка. Особенную популярность получили кэноновские "мыльницы"18.
   Выбрасывать на рынок свои маленькие копиры Canon стал с начала девяностых. И это лишний раз доказывает, что бизнес-аналитики фирмы не зря ели свой хлеб. 1990-1991 годы - это ещё Союз. А при советской власти копировальная техника не только не была в открытом доступе, она считалась режимной и находилась исключительно в ведении первых отделов19. За несколько лет работы в Минприборе, я "живого" копира в глаза не видел. Если требовалось копию снять, надо было сначала несколько виз получить (своего начальника, начальника канцелярии и секретчика), потом сдать заявку в маленькое окошко и в назначенное время забрать заказ.
   Но глобальные вопросы вроде освоения нового рынка сбыта не решаются одномоментно, по щучьему велению. Допустим, производите Вы некий продукт и имеете сложившийся за годы баланс между производством и продажами. Сколько производим, столько и продаём. В какой-то момент Вы решаете расширить географию продаж. Прекрасно, дальше что? Хорошо ещё, если Ваши производственные мощности используются не полностью. Даже в этом случае, Вы, как минимум должны закупить дополнительное сырьё, нанять и обучить рабочих, предусмотреть рост товаропотока. А если имеющийся завод (или заводы) уже загружен по максимуму? Тогда, что, новый строить? Представляете, сколько времени и средств отнимет такое строительство? В общем, простое, на первый взгляд, решение о расширении производства лавинообразно вызывает целый комплекс сложных задач, которые надо просчитывать очень точно.
   Получается, программу внедрения портативных копиров на советский рынок, Кэнон начал разрабатывать ещё в те далёкие времена, когда и представить себе невозможно было, что копир когда нибудь можно будет просто купить в магазине, как магнитофон или кухонный комбайн и держать дома не опасаясь последствий. А это, в свою очередь, не может не вызвать глубокого уважения к профессионализму кэноновских аналитиков, сумевших правильно просчитать тенденцию развития процессов, происходящих в Советском Союзе в конце восьмидесятых.
   Идея оказалась настолько удачной, что эти маленькие аппаратики благополучно дожили до наших дней. Конечно, время от времени Кэнон выпускал новые модификации "мыльниц", но принципиально, по сути, они мало чем друг от друга отличались. Они и сейчас успешно продаются. Подумать только. Попробуйте отыскать другой пример сложного прибора, который производился бы и успешно продавался в течении аж двадцати лет!
   Помните анекдот: "... на третий день Орлиный глаз заметил, что сарай без стены"? Вот и Ксерокс как-то не сразу заметил потуги конкурента. А, заметив, не сразу среагировал. Ну что там они заработают со своими "мыльницами"? Это же не копиры, а сплошная пародия. В самом деле. "Мыльница" стоит, допустим, двести долларов, а наша RX1065 - пятьдесят тысяч. Это же надо 250 мыльниц продать, чтобы получить столько же, сколько мы на одной 1065. А потом подсчитали и прослезились. Оказалось, что улетают кэноновские "пародии", как горячие пирожки на ярмарке. Да, на большом копире можно ещё и на сервисе заработать, зато на "мыльнице" норма прибыли больше и перевозить массово их легче, компактны они, доллароёмки (то есть стоимость груза в расчёте на кубометр контейнера, на мелких копирах много выше, чем на больших). Поэтому, утерев слёзы, начали достойный ответ искать.
   И нашли. Тоже не стали изобретать велосипед, пытаться что-то своё разработать, а просто купили у компании Sharp лицензию на производство мини-копиров. Была у Шарпа такая серия Z: Z-30, Z-50 и т.д. Вот их Ксерокс и стал производить от своего имени. В начале 1993 года были представлены RX5009, RX5009RE, RX5310. Немного позже появилась и мыльница - RX5220. Свои специалиста тоже без дела не сидели. Примерно в то же время были представлены собственные, очень удачные разработки, самые маленькие копиры формата А3 на тот момент: RX5016 и RX5017. Отличные были аппараты, без дураков. Я их сотнями продавал. Кроме того, Ксерокс придумал ещё один оригинальный ход.
   Дело в том, что портативные копиры, как правило, картриджные (подобно принтерам). А заправки картриджей, как известно, бич, с которым производители постоянно и безуспешно борются. Hewlett Packard, например, идёт по пути усложнения задач заправщиков: форма картриджа становится всё более заковыристой, появляются чипы и т.д. Canon свои картриджи проклеивает, чтобы разбирались труднее. Так вот, Ксерокс остаётся на моей памяти единственной компанией, разрешившей (и до сих пор разрешающей) официально заправлять свои картриджи. Правда, только своим же порошком. Выпускались даже специальные заправочные комплекты. Это обстоятельство помогало в продажах. Ведь, объективно говоря, продукция Canon была пользователю удобнее. Там только один, универсальный картридж (помните, у Canon копиры однокомпонентные), а в Ксероксах - два. Да, считается, что двухкомпонентный копир обеспечивает более высокое качество копии. Не то, чтобы такое мнение было общеизвестной и общепризнанной аксиомой, но оно есть. Возможно, это связано с тем, что основная масса копиров на рынке -- как раз двухкомпонентные аппараты. Но, даже если это и на самом деле так, на уровне "мыльницы" различие становится трудно уловимым. Невооруженным глазом, во всяком случае.
   К середине 1993 года дилерский отдел стал, безусловно, основным. Не только по оборотам, но и по количеству сотрудников. И продолжал уверенно расти. Функционально он делился на рабочие группы-подотделы, занимавшиеся операциями на какой-то определённой территории. Такой подотдел состоял из трёх человек: региональный менеджер, помощник, секретарь. Изначально предполагалось, что со временем, некоторые региональные подотделы будут развёрнуты в филиалы-представительства с базированием в главном городе региона. В 1992 году были открыты офисы в Киеве и в Санкт-Петербурге, в 1993 году - во Владивостоке (в начале года) и в Новосибирске (в октябре), в начале 1994 года - в Екатеринбурге.
   Директором открывающегося филиала назначался сотрудник представительства (обычно, соответствующий региональный менеджер), остальной штат набирался на месте. Теперь смотрите, что получается. Региональный подотдел состоял из трёх человек. Ладно, один уезжает, а остальные два как? А они оставались. До открытия филиала регионом занимались три человека. Открыли офис, набрали ещё десять. Было три, стало тринадцать на ту же работу. Разрастание начало приобретать необратимый характер. Даже отделение Украины (в том же 1992 году, киевский офис был выведен из подчинения Москвы) никак не уменьшило московское представительство, так как весь штат набирали в Киеве, а директора прислали из-за бугра.
   В сентябре девяностого года, когда я пришёл в представительство, оно размещалось в скромном офисе площадью едва ли 150 кв.метров и имело в своём составе всего двадцать сотрудников. В девяносто пятом, нас было уже заметно больше сотни, мы едва помещались в пятиэтажном особняке. И это не считая четырёх региональных филиалов. Запомните, к этому важному моменту мы ещё вернёмся.
   Ну а теперь, когда Вы познакомились с историей представительства компании XEROX, можно и к мифам переходить.
  
   Глава 3. Миф N 1.
   Иностранец - более хороший, ответственный, дисциплинированный работник, нежели русский.
   Многие до сих пор искренне считают, что иностранцы - хорошие работники. На работу вовремя приходят, перекурами не злоупотребляют. Не говоря уже о выпивке на рабочем месте. И на первый взгляд так действительно можно подумать. Тем более, когда сторонники такой точки зрения приводят примеры, в которых сравнивают иностранцев с совками. Миф сложился в советское время, хотя и тогда существовали у нас и подвижники, и энтузиасты. В среднем же, наверное, соответствовало. Тем более чёткость и дисциплина в работе Западу издавна присущи. Все учреждения открываются и закрываются точно по расписанию и на работу опаздывать не принято. Те, кто в советские времена за рубеж выбирались, дивились на это едва ли не больше, чем на ломящиеся от товаров прилавки.
   У нас, если магазин или, скажем, почта должны были открываться в девять, то не факт, что открывались. А если и запускали посетителей внутрь, то нет гарантии, что сразу обслуживать начинали. Конечно, на предприятиях действовал рабочий контроль и за опоздания иногда выговоры объявляли и премий лишали. Только у нас за началом рабочего дня вовсе не следовало начало собственно работы. Помните? Служащие сперва курили, чаи попивали, общались. Дамы прихорашивались после утренней давки в общественном транспорте, делились новостями.
   Сейчас ситуация совсем другая. Не скажу, что прямо так уж и везде, но отечественные коммерческие предприятия, особенно те из них, что по западному образцу устроены, ни в чём зарубежным аналогам не уступают. Если положено офису открываться в десять, будьте уверены, он в десять не просто откроется, но и все сотрудники уже будут на месте, готовые обслужить первых посетителей. Появились и электронные системы контроля. Приходит сотрудник на работу, персональную карточку к приборчику на стене прикладывает, время прибытия отмечает. То же самое и вечером. Более того, хитрая электроника фиксирует и все выходы сотрудников в течении дня, например, на перекуры. Так что руководство в любой момент может видеть, сколько времени провели на рабочем месте конкретные Иванов, Петров и Сидоров, что находит порой материальное отражение в дни выдачи зарплат.
   Вот стою я как-то утречком около одной такой конторы, приятеля жду и со смешанным чувством восхищения и жалости наблюдаю, как люди на службу спешат. Течёт плотный поток и каждый у электронного цербера на входе отмечается. Умная электроника меня восхищает, а людей жалко. Жалко, что их так жёстко контролируют. Это же каторга, покурить лишний раз не выйдешь. Стою я, значит, по сторонам глазею и вдруг приходит в голову неожиданная, странная, я бы даже сказал, крамольная мысль. А откуда, собственно, такая электронная система взялась?
   Разработка-то не отечественная. И не специально под нас деланная. Нет, создали её на Западе, там же внедрили и много лет успешно использовали. А затем и в Россию поставлять стали. И возник у меня естественный вопрос: а кому и для чего эта система там, у них потребовалась? Если западники такие славные работники, если дисциплина у них в крови, то для чего нужен столь тотальный контроль? Зачем принуждать человека делать то, что он и так делает просто в силу привычки и воспитания? Вот вы, уважаемый читатель, скажите: кто-нибудь контролирует, чистите ли вы по утрам зубы? Думаю, нет, если вы уже не ребёнок. Вы утренний туалет делаете автоматически не ожидая ни поощрения, ни наказания. А вот техосмотр личного автотранспорта не каждый стал бы проходить, если бы за это не штрафовали.
   Обычно под строгий контроль ставят такую процедуру, которую иначе люди исполнять не станут. А если и станут, то далеко не все. Поэтому контроль в обязательном порядке предусматривает наказание за нарушение контролируемого процесса. Иначе это будет уже не контроль, а дружеское, а потому и необязательное к исполнению увещевание. Желаете примеров? Их есть у меня в избытке.
   В Швейцарии, по крайней мере, в немецкой её части, не принято мусорить. Все, от мала до велика, отходы в специальные контейнеры суют, да ещё и сортируют. Пластик в один контейнер, стекло -- в другой, а металл и вовсе в третий. Даже панк с цветным ирокезом (довольно ярко выраженный антисоциальный тип, не так ли?) и тот не поленится смятую пачку из-под сигарет до урны донести. Думаете, наказания боятся? Вовсе нет, в Швейцарии за это не штрафуют. Просто люди привыкли. Многие поколения швейцарцев настолько привыкли не гадить в своём доме, что просто уже не могут иначе. И приезжие, на местных жителей глядя стесняются прямо на газон окурки бросать. Бросите, с кулаками на вас не полезут, даже не скажут ничего, посмотрят только с гадливым презрением, как на бродячую собаку, неожиданно навалившую кучку в людном месте. А вот в Сингапуре, как мне рассказывали, за мусор, брошенный мимо урны могут не слабо штрафануть. Там, в итоге, тоже чисто, только зиждется эта чистота не на привычке, а на страхе. Поэтому Швейцария мне как-то ... приятнее.
   Опаньки, думаю, как интересно получается. Получается они не потому на работу вовремя приходят, что дисциплинированы от природы, а потому лишь, что их к этому приучают, причём довольно жёсткими методами. Дрессируют, другими словами, как Павловских собачек, рефлексы вырабатывают. У собачки по звонку слюна капает, потому что её по звонку кормят, а западника по звонку штрафуют, если опоздал. Но тогда наши чем хуже? Да любой российский разгильдяй с такой системой контроля мигом дисциплине обучится. Ну, может и не враз, но останется пару месяцев без зарплаты, заскучает и точно поумнеет.
   Точность нигде не видна нагляднее, чем в работе транспорта, особенно транспорта дальнего следования. Ведь, согласитесь, непросто добиться, чтобы поезд, преодолев перегон в несколько сот километров, прибыл минута в минуту, несмотря на остановки, развязки и переезды. Решитесь ли вы брать билеты на поезда с пересадкой, если между прибытием одного и отбытием другого (пусть и с одного вокзала и даже с соседних платформ) всего пять минут? Вряд ли. Я точно не решусь. У нас не решусь, а на Западе, даже в Польше это вполне возможно, в чём не раз имел случай убедиться. Но опять-таки этот факт ничего не означает. Просто в России некоторое опоздание поезда никаких неприятных последствий для РЖД за собой не повлечёт, а на Западе опоздавшие, пусть и на пять минут пассажиры, исками компанию замучают. И самое интересное в том заключается, что суды иски удовлетворят. Законы там такие строгие, поэтому для Западных железнодорожных компаний экономически целесообразно быть точными, чего они и добиваются от своих служащих. Надо полагать, не уговорами добиваются?
   Выходит, иностранцы вовсе в дисциплинированности русских не превосходят. То, что они тягу к порядку впитывают с материнским молоком и усваивают на генетическом уровне, оказывается не более, чем миф, легенда. Они имели лишь некоторое преимущество в техническом оснащении, которое в наши дни давно уже сошло на нет. Просто законы у них строже, больше направлены на защиту прав потребителей. Понятно теперь, откуда мифы берутся?
   Но на работу мало придти вовремя, это не всегда самое главное. Важно, что человек на рабочем месте делает, как трудится. Может хоть здесь иностранец много нашего лучше? Вот и давайте посмотрим, были ли они такими уж трудоголиками, как принято считать? Давайте попробуем разобраться, не забывая, что рассуждаем мы не о физическом труде, а об офисной работе. Как там у них рабочие на заводах или на стройках вкалывают - не знаю, видеть не доводилось. Мы говорим о менеджерах, о клерках.
  
   Всяк ли труд полезен?
   Когда мы говорим: "А работает лучше, чем В", предполагается, что А не просто больше потеет, но и делает что-то полезное для своей фирмы. Больше пользы приносит. "Мартышкин труд" ведь тоже работа, причём тяжёлая.
   В штате любой торговой компании, в наши дни обязательно есть маркетологи. Их задача -- анализ рынка. Какой товар лучше продаваться будет, по какой цене, как его продвигать, в каких количествах, как рекламную компанию организовать? Вопросы серьёзные. Как армия не может эффективно воевать без штаба (сколь бы ни были мужественны солдаты, без штабистов, планирующих операции они будут действовать вслепую, хаотично), так и менеджеры по продажам не добьются ощутимого коммерческого успеха без ясной стратегической линии, разрабатываемой маркетологом. Если сравнить менеджера с боевым подразделением, то маркетолог -- аналог штаба. Поэтому хороший специалист по маркетингу в любой компании ценится высоко.
   Имелись такие сотрудники и в представительстве Ксерокс. Да не один, а целый отдел. А заведовал им некий Гарт Симпсон (не путать с Гомером). Считался жутко умным, но производил несколько странное впечатление. Мог, например, не ответить на приветствие при встрече. Но не от недостатка воспитания, боже упаси, а оттого, что всё время думал. О чём-то большом, глобальном, вероятно. В общем, чётко укладывался в образ чудака учёного, эдакого Паганеля, всё время витающего в облаках. Только, в отличие от Паганеля, особой худобой не отличался. Году так в девяносто третьем, Гарт выдал свой Главный труд - аналитическую справку по ёмкости российского рынка копировальной техники и потребному для его насыщения количеству дилеров по регионам.
   Труд этот начальство восприняло, как нечто эпохальное, как некую вершину научной мысли. Вот, мол, как надо работать, всем брать с Гарта пример. Все рукоплещут, дамы кричат "ура" и бросаются чепчиками20. Юбиляр представил свой труд на общем собрании дилерского отдела, как руководство к действию. Но только резюмирующую часть, выводы. Нам же, менеджерам, было в первую очередь интересно узнать: как и, главное, на основании чего он к этим выводам пришёл. С чего он, допустим, решил, что в Энской области двух дилеров мало? Мы ведь, в отличие от сотрудников отдела маркетинга, технику продавали. Не в облаках витали, а землю топтали. Постоянно общались с дилерами и конечными пользователями, мотаясь по городам и весям, более реально (нам так не без оснований казалось) представляли себе положение дел в регионах. Поэтому цифры показались несколько (как бы помягче) дутыми.
   Ларчик, как вскоре выяснилось, открывался очень просто. В Англии, да и во многих других странах тоже, используется, как основной, следующий показатель насыщенности рынка копировальной техники: количество "белых воротничков" на один копир. Поэтому отдел маркетинга, не мудрствуя лукаво, поступил так:
  -- - выписываем все субъекты РФ с количеством населения в каждом, отдельно - главный город и его население;
  -- - узнаём средний по России процент граждан с высшим образованием (а это и есть "белые воротнички");
  -- - берем британский показатель и применяем к нему понижающий коэффициент, учитывающий разницу в ВВП на душу населения;
  -- - сводим цифры в единую таблицу.
   Итоговый документ, как я уже сказал, показывал потенциальную ёмкость российских региональных рынков. Допустим, в такой-то области по Гартовым расчётам должно функционировать пять тысяч копиров, а реально есть всего одна. Вот вам, менеджеры и цель. Не совсем понятно, как именно умный Гарт учитывал технику, уже работающую у пользователей. Данные по Ксероксу он, конечно, получить мог легко, а по конкурентам? Но, допустим, как-то получил, допустим даже, что эти цифры точны. Вернёмся к эпохальному документу.
   Все исходные данные открыты и доступны (да хотя бы БЭС). С такой работой мог бы справиться за час любой нормальный пятиклассник. Единственно, ребёнку было бы трудно ворочать тяжёлый том энциклопедии, да английского показателя он не знает. Всё остальное - легко. Да, определённая логика в таком подходе, безусловно, есть. Но разве это эпохальный труд? Где тут вершина научной мысли? Это же обычная техническая работа, не требующая ни ума особого, ни квалификации, лишь аккуратности. И ладно бы только это. Ну, захотелось не слишком толковому работнику хорошее впечатление о себе создать, показать, что не зря большую зарплату получает. Бывает. Хуже то, что эта работа не имела смысла. Она ясно показала, что автор даже приблизительно не представляет себе страны, рынок которой взялся анализировать.
   Россия (особенно, начала девяностых) - это совсем не копия Великобритании, даже с поправкой на разницу в ВВП. А то, что деньги в России распределены неравномерно и 80% средств сосредоточено в Москве, ты, Гарт, слышал? А что "чёрный нал" у нас в ходу, знаешь? А такой термин, как "откат" тебе о чём-нибудь говорит? Эпохальный труд оказался продуктом, более всего годным лишь для удобрения полей. И, поскольку, как точно подметила народная мудрость, из такого материала пули не отлить, нам менеджерам доклад Гарта помочь никак не мог.
   Свой бесполезный труд умный Гарт ваял не один. Ему еще подчинённые помогали, а было их аж пятеро. Все наши, отечественные и пользы от них, надо отметить, было побольше, чем от их начальника. И успехи имелись. Реклама, например, я о ней уже писал. Или в выставке Ксерокс участвует - всё на уровне. Одна беда: эти ребята и девчата, будучи неплохими, в сущности, специалистами по маркетингу, совершенно в технике не разбирались. И никакого желания разобраться не выказывали. Поэтому, когда дело ограничивалось чисто рекламными акциями - всё было нормально. Как только до техники доходило - шли ляпы.
   Присылают нам, к примеру, проспекты на новую технику. С ними такая процедура: отдел Маркетинга разрабатывает макет, а печатают сами проспекты в Англии. И те, кто печатают, русского языка, естественно, не знают, просто выполняют свою работу. Им, в общем-то едино кириллицу печатать или китайские иероглифы. Получаем мы проспект на новый копир, который вот-вот на рынок выпустим, RX5310, а в нём загадочная фраза: "Аппарат имеет фиксированный стеклянный валик!". Именно так, с восклицательным знаком, важная, мол, особенность. Мы глаза трём, ничего понять не можем. Что за притча? Какой такой валик? Нет там никакого валика. Мы же этот аппарат во время предварительной демонстрации обнюхали, облазили весь. Да и вообще в копирах никаких стеклянных валиков (ни фиксированных, ни каких бы то ни было ещё) не бывает. Вот попробуйте догадаться, что имелось ввиду. Мы вдесятером только через час допёрли.
   Дело в том, что аппарат RX5310 был разработан на базе предыдущей модели - RX5009 и имел, в отличие от неё (помимо несколько большей скорости копирования) неподвижную панель экспонирования. А она-то как раз стеклянная (для не специалистов). Получилось так: девушка с сакраментальным именем Ева Иродова (её на самом деле так и звали, честное слово, такое сочетание даже Дарье Донцовой не придумать), переводившая проспект, английский язык знала великолепно, перевела, как смогла, вернее так, как ей правильным показалось с точки зрения классического английского. Только в английском языке одно и то же слово может иметь разные смысловые значения, в зависимости от контекста, что и имело место в рассматриваемом случае. В технических же терминах девушка не ориентировалась, а спросить нас, специалистов, посоветоваться, ей даже и в голову не пришло. Как же, они ведь маркетологи, белая кость.
   Считается, что в совершенстве мало кто родным языком владеет, что уж об иностранном говорить. Тем более, каждый язык по своему своеобразен, поэтому к переводам надо подходить со всей ответственностью. Тяп-ляп тут не годится, может смешно получиться, как с тем проспектом. А может и похлеще, попечальнее.
   Английский язык -- аналитический. Это значит, что одно и тоже слово может иметь несколько значений в зависимости от целого ряда моментов. Например, предлоги. Они порой меняют значение слова кардинально. Вот, допустим, глагол "to take". Основное значение -- "брать", но словарь откройте, на страницу статья. Мелким шрифтом перечислена масса значений этого чудо-глагола. Причём, весьма своеобразные встречаются. Ну кто, скажите, в здравом уме догадается, что "to take off" означает "раздеваться"? Где поп, как говорится, где приход.
   Бывает иначе, когда предлоги ни при чём. Когда значение слова понять можно только из контекста, то есть всю фразу целиком осмыслив. Тут я сходу не один десяток примеров привести могу, но достаточно и одного. Слово "iron" означает в английском языке и "железо", как химический элемент, и "утюг", как бытовой прибор. Вот как переводить? Если одно слово видите, ответа нет. И так и эдак правильно. В тексте встречаешь, понять проще. Когда кузнец что-то молотом на наковальне плющит, наверное, о железе речь идёт, а если хозяйка бельё чем-то гладит, понятно, утюгом орудует, чем же ещё.
   Однако и так бывает, что контекст понимания не даёт. Требуется либо значительный кусок текста изучить, либо что-то по теме перевода из других источников узнать. Добросовестный профессионал так и поступает: текст анализирует, справочниками обкладывается. А ремесленнику от перевода лень, он утруждаться не желает. И тогда курьёзы случаются, а из курьёзов временами легенды и мифы рождаются.
   В начале X века правил в Армении царь Ашот II Еркат из династии Багратуни. Еркат не фамилия, а прозвище, по армянски означает "железо", царь считается национальным героем, а железным его современники прозвали за твёрдость и несгибаемую волю, проявленные в борьбе с арабскими завоевателями. Теперь представьте, что специалист, вроде нашей Евы переводит с английского языка статейку о средневековой Армении. Почему с английского? Для наглядности примера.
   Переводит, значит и встречает такое имя очередного правителя: Ashot II Iron. Как перевести? С подобного "профессионала" вполне сталось бы обозвать легендарного царя "Утюгом", тем более, что красавица Ева была осведомлена в армянской истории ещё меньше, чем в ксероксах. Как мы можем представить себе человека, наделённого таким прозвищем, если ничего о нём не знаем? Правильно, тупой скотиной и никак иначе. Потому что "Утюг" это уже не прозвище, а уголовное погоняло. А граждане, которые не в теме, будут читать и дивиться: до чего же тупы были древние армяне, садиста, держиморду в герои определили.
   Беда не в том, что маркетологи представительства не знали техники. В конце концов, у каждого своя работа. А в том, беда, что и узнать не пытались. Вы спросите, а при чём тут иностранцы? Да при том, что подчинённые от начальника завися, его повадки перенимают. Как сильные стороны, так и слабые. Причём, что интересно, недостатки начальника перенимаются особенно быстро, видимо порок действительно притягателен. Да и то верно, вверх трудно карабкаться, а вниз само катится. Вот перевела красавица Ева проспект, насажав ляпов и что? Фирма понесла убытки, так как всю партию проспектов пришлось пустить под нож. Думаете, девушку наказали? Даже не пожурили. А вот штрафанул бы её Гарт или, того лучше, выпер из маркетингового рая, как Боженька её праматерь из Эдема, все остальные живо бы смекнули, что к работе ответственнее подходить надо, матчасть изучать или хотя бы со специалистами советоваться, коли чего непонятное в описании встретилось.
   Сказанное, увы, не одних только маркетологов касалось. Вообще координация действий между разными подразделениями любой большой фирмы оставляет желать лучшего, но это процесс объективный, о чём мы ещё поговорим. Пока другой пример, показывающий подход иностранного специалиста к работе.
   Вот, допустим, такой важный момент, как гарантия. Товар без гарантии продавать нельзя, закон любой страны это запрещает. Но мало лишь продекларировать гарантийные обязательства, надо ещё создать механизм, позволяющий потребителю товара воспользоваться своими правами без потерь. Представьте, купил некий гражданин, будучи в Москве проездом ноутбук, привёз домой, а он возьми да и сломайся. Что делать потребителю, если в сервисный центр только в Москве имеется? Везти в столицу, на дорогу тратиться, а потом снова лететь, забирать? Так на одни билеты больше потратишь, чем тот ноутбук изначально стоил. Получается, гарантийный талон есть, а воспользоваться своими правами потребитель не может.
   Ясно, что покупатели предпочтут те товары, чинить которые можно на месте. Дилерская сеть Ксерокса как раз и создавалась для того, чтобы не только товары к конечному пользователю приблизить, но и сервисным обслуживанием (в том числе и гарантийным) его обеспечить. Но, точно так же, как дилер отвечает за проданную технику перед своим клиентом, Ксерокс должен отвечать перед дилером. Снова встаёт вопрос, что делать с вышедшим из строя гарантийным копиром? В Москву везти? Накладно, да и долго. Понятно, надо чинить самому, только кто за это в итоге платить будет? По логике, должна платить фирма-производитель. Но как фирме проверить, не пытаются ли её обмануть? Ну и пришли постепенно ведущие производители копировальной техники к простой и понятной схеме. За каждый аппарат, установленный дилером у конечного пользователя и взятый на гарантию, ему полагались сервисные отчисления -- некоторый процент от продажной стоимости аппарата.
   Заметим, сервисные отчисления начислялись не за проданные аппараты, а за взятые на гарантию. Тем самым дилеров стимулировали обслуживать не только своих клиентов, но и тех, кто аппарат в другом месте приобрёл. А то, бывало, конфликты возникали. Купил, допустим, пользователь аппарат в Москве, домой привёз и в местную фирму обращается. А для той это лишние расходы и головная боль: не они копир продали, не они прибыль от продажи получили. Предполагалось, что использовать накопившиеся по сервисным отчислениям средства дилер будет на приобретение запчастей в первую очередь для гарантийного ремонта. Обычно полностью они не выбирались, тогда остатки можно было и на платные ремонты пустить, что, как сами понимаете, было дилерам весьма выгодно, поэтому, за своё кровное они бились, стараясь ни одной копеечки не потерять.
   Чтобы те отчисления получить, вернее, чтобы XEROX их начислил, каждый дилер заполнял на подключаемые аппараты специальную карточку, в которой указывал серийный номер аппарата, адрес и наименование клиента. Ну и свои данные, разумеется. Карточки пересылались в Московское представительство, где их обрабатывали. Обработка заключалась в проверке данных и занесении их в компьютер, чем занималась особая сотрудница. Занималась она только этим и без дела не сидела, так как аппараты в те времена сотнями продавались. Только вот что интересно, у этой сотрудницы был ещё и начальник-англичанин. А вот что делал он, для меня до сих пор загадка.
   Формально, этот начальник (звали его Тони) проверял подготовленные данные и дальше, в головной офис пересылал. Процесс, видимо, занимал немного времени, так как Тони, в основном, решал английские кроссворды, до которых был большой охотник (где он только их в Москве добывал в таких количествах?). И ведь в тунеядстве не обвинишь, свои обязанности выполняет исправно. А в том, что обязанности эти муравью-инвалиду по плечу, славный парень ничуть не виноват. В целом, в офисе к нему хорошо относились. Поскольку Тони почти ничего не делал, он никому и не мешал.
  
   Работа или имитация. Показуха, как принцип.
   Одна моя коллега до перехода в Ксерокс, работала в представительстве Мицубиши. Рассказывала забавные вещи. Сидит, допустим, сотрудник (японец, заметим, это важно), которому в настоящий момент делать нечего. Ну, нет работы по его части. Сидеть без дела нельзя. Не то, чтобы запрещено, но не поощряется. Книжку читать, кроссворд разгадывать или там (страшно подумать) в компьютерные игры играть - тем более. И начинает тогда наш японец работу себе придумывать, активность изображать. Берёт пачку свежих газет, изучать начинает. Со стороны посмотришь - развлекается. А вот и нет. Он работает. Ищет статьи, которые хоть косвенно, хоть намёком имеют отношение к деятельности фирмы. Потом печатает обзорную справку и начальнику несёт.
   По-вашему как, это работа? По-моему - имитация и махровая показуха в худшем совковом варианте. Сотрудник делает вид, что работает, печатая всякие глупости, начальник делает вид, что эти глупости читает, не забыв труженика поблагодарить. И все заняты, все при деле, все зарплату исправно получают. Хотя фактически никто ничего не делает. Во всяком случае, ничего общественнополезного. Выхлоп-то нулевой. Никому ничего от той работы не прибавляется. И не задумается никто над простой вещью: если подчинённому нечего делать, то это не его вина, а его начальника.
   Скажете, пример не типичный? Японцы не показатель, у них менталитет другой. Возможно. То есть, менталитет-то, конечно, другой и мы ещё поговорим об этом подробнее. Я работал в европейских фирмах, у нас до подобного абсурда действительно не доходило. Однако, тот же Боб, застав продавца днём в офисе, вполне мог бросить: "А что это ты здесь делаешь? Почему не в поле?" Это в том смысле, что пахать надо, по клиентам бегать. Новый Глава Представительства настойчиво вбивал в сознание сэйлзрепов, что офис не для них, находиться в нём они могут только час утром (чтобы документы подобрать) и час вечером (итоги дня подвести, план на завтра продумать). А всё остальное время должны по клиентам бегать. Так то оно, может и так. Только, справедливости ради отмечу: тех продавцов, что результат давали, редко из офиса выходя, Боб зря не теребил. Результат его всё же интересовал больше бессмысленной суеты.
   Вроде всё нормально, всё вменяемо. В Западных фирмах от работника не требуют создавать видимость занятости, работу себе придумывать. Выполняй свои обязанности и слова лишнего тебе никто не скажет. Только обязанности тоже по разному выполнять можно и главное, как начальство твой труд оценит. Ведь гораздо более весом не тот результат, когда вы действительно чего-то важного достигли, а тот, который начальник таковым посчитал. Такой вывод простая логика подсказывает. И в Союзе так оно и было, так что сам факт показухи меня не удивил. Удивило другое. Иностранцы -- не совки, они же другие. Оказалось, кое в чём такие же.
   И вот что интересно. С 1994 по 1997 год я обучался менеджменту в "Школе бизнеса" Открытого Университета Великобритании. Это учебное заведение создавалось англичанами специально для заочного обучения менеджеров в других странах. Было интересно (у них ведь система образования не такая, как у нас), получил я в итоге красивый диплом. Так вот, в начале каждого семестра, слушателям выдавали обширный рабочий материал -- приличную стопку брошюр, аудио и видеокассеты. Я его весь внимательно прочитывал, прослушивал и просматривал. И, наконец, вычленил главное: важно не как ты работу исполнил, а какое впечатление сумел произвести. Понимаете? Главное не сработать хорошо, а так представить результаты, чтобы все были уверены, что ты хорошо потрудился. То есть, впечатление важнее результата. Если совпадает - вдвойне молодец, но это вторично.
   Не могу сказать, что так прямо всё и подавалось. Но если между строк читать, то проходило красной нитью. Более того, на тьюториалах, то есть, на очных занятиях, получал неоднократно полное подтверждение своим выводам. Вопрос: почему учебные материалы были построены именно так? Ответ один. Кто эти учебники писал? Да те же менеджеры, только постарше да поопытнее. Те, кто практическую деятельность оставил, перейдя к преподаванию. Как привыкли работать в своих английских фирмах, так и других учили.
   И вспомнились мне студенческие годы. Среди профессуры нашей кафедры особенно выделялся профессор Соломатин. Николай Михайлович был яркой личностью. Весёлый, остроумный, с пышной седой шевелюрой, типичный сангвиник. Искрящийся весельем, жизнерадостный интеллигент, явно не в первом поколении -- довольно редкий типаж. Студенты его обожали, лекции старались не пропускать. На 4-м курсе профессор руководил моим курсовым проектом. По планам, наши работы должны были участвовать в студенческой научной конференции. А Николай Михайлович, помимо всего прочего, увлекался семантикой21. Ну, вроде как хобби. Я и слова-то такого в то время не знал. Профессор и объяснил мне на пальцах: "Важно не только что-то толковое написать, но и суметь свою работу правильно представить. Так, чтобы нужное впечатление произвести. Перед членами жюри проходит масса докладов, им практически невозможно вникнуть в суть каждого всего за несколько минут, поэтому судят по первому впечатлению". И научил меня профессор нескольким несложным приёмам. В результате я обошёл тех, кто написал объективно более сильные работы, но не смог их грамотно подать. Что за приёмы? Пожалуйста, поделюсь:
  -- - Не бубните. Монотонный бубнёж усыпляет. Аудитория, убаюканная предыдущими выступлениями, дремлет, её нужно разбудить. Поэтому используйте модуляции, акцентируйте внимание аудитории на ключевых моментах доклада интонацией и более громким голосом.
  -- - По ходу выступления периодически задавайте вопросы аудитории. Можете даже сами на них отвечать, вы всё равно встряхнёте слушателей, заставите задуматься, а значит, глубже вникнуть в суть вашего сообщения.
  -- - Не стойте столбом, говоря -- двигайтесь. Скучающая аудитория подобна лягушке, которая видит лишь движущийся объект, неподвижный не замечает.
  -- - Тон изложения должен быть уверенным. Тогда, даже если смысл сказанного от слушателя ускользнёт, он останется в убеждении, что вы проделали большую и важную работу.
  -- - Иллюстрационный материал (схемы, диаграммы, графики) должен быть подготовлен заранее, но не весь. Что-нибудь попроще оставьте про запас и рисуйте прямо по ходу доклада. Ничто так не привлекает внимание, как докладчик, не просто водящий указкой по развешенным листам, но чертящий сам во время выступления.
   Как это связано с темой раздела? Самым прямым образом. Мои скромные студенческие экзерсисы лишь детский лепет по сравнению с перлами, которые доводилось видеть в исполнении иностранных коллег. Гарт, о котором говорилось выше, был, несомненным чемпионом, но и остальные менеджеры активно тянулись за лидером. Какие доклады представляли -- загляденье. Чего греха таить, я и сам старался не отставать, дабы не выделяться. Отмечали-то не столько тех, кто действительно чего-то достиг, сколько тех, кто правильно сумел свои достижения представить.
  
   Кому польза от работы?
   Бывает и так: человек не имитирует бурную деятельность, а действительно работает. И польза реальная от его трудов есть. Но не фирме. Работал в представительстве Ксерокс в 1992-94 годах один индус, Раджив Кханна. С виду типичный такой, прямо как с экрана индийского кино. Но только внешне. Дело в том, что он довольно долго проработал в Лондоне, в головном офисе компании и потому привык считать себя именно английским менеджером, что неоднократно подчёркивал. Его к нам командировали для стажировки и, поскольку приехал Раджив из центра, на местных коллег посматривал несколько свысока. Тем не менее, был он вежлив, скромен, хотя и любил при случае ненавязчиво подчеркнуть, что из хорошей семьи происходит - зять первого космонавта Индии. Злые дети (простите, сотрудники) прозвали его, естественно, "Маугли".
   Случилось так, что в 1993 году мне предложили возглавить Новосибирский филиал представительства, который планировалось открыть к концу года. Я согласился, хотя новое назначение предполагало переезд в Новосибирск. Но дело не в этом. До того я занимался дилерскими операциями по региону Центральная и Южная Россия. Вот на это место Раджива и назначили. Он, кстати, оказался единственным иностранцем на должности регионального дилер менеджера, что как нельзя лучше иллюстрировало английский подход к кадровой политике. Раджив-то на нас, на россиян, как я уже сказал, свысока поглядывал, примерно как англичане. Только вот беда, англичане его ровней себе не считали. Короче говоря, получил наш "Маугли" новое назначение, а о территории и её потенциале имеет лишь самое приблизительное представление.
   Ну и попросил меня Раджив ввести его в курс дела поподробнее. То есть не просто дела передать, но и каждого дилера охарактеризовать: кто чем дышит, кто на что способен. Как обстоят дела с экономическим потенциалом той или иной области. Всю, в общем, подноготную. Даже домой ради такого случая пригласил, чаем с конфеткой угостил, что для него совершенно нетипично. Скуповат был наш "Маугли", что делать? Часа три мы с ним сидели. Всё рассказал, ничего не утаил. Я же за дело болел. Многих дилеров сам нашёл, взрастил и выпестовал. И хотелось мне, чтобы у ребят всё было хорошо и дальше. А будет им хорошо, хорошо будет и Радживу и, в конечном итоге, фирме. Я полагал, что рассуждаю правильно, но, как выяснилось позже, заблуждался, потому что наш умненький "Маугли" руководствовался совсем иной логикой. Он точно знал, что через год его контракт заканчивается, потому планы строил с учётом этого обстоятельства.
   Его стратегия была проста, как репа. Раджив подписывал дилерские контракты пачками с любыми желающими. Такими глупостями, как посещение кандидатов, проверка серьёзности их намерений и возможностей не заморачивался. Расчёт простой и понятный. Подпишу хоть сто новых как бы дилеров. Если даже каждый купит один только раз, план перевыполню. А то, что в маленьком небогатом Курске три дилера просто удушат друг друга, его ни в малейшей степени не волновало. После нас хоть потоп. Причём, это не мои домыслы. Раджив, в общем-то своих планов не скрывал. Хоть и не кричал на каждом углу, но в приватной обстановке охотно излагал их всем желающим именно в таком виде, как выше написано. Так что я ничего не придумал. Да и результат известен. По большей части, Радживовы новые дилеры напоминали презервативы. Одноразовостью. Но навредить успели изрядно.
   Если на определённой полянке травы (с учётом её воспроизводства) достаточно для прокорма десяти оленей, их и должно быть десять, не больше. Тогда с этого стада можно долго кормиться, аккуратно прибирая приплод. А можно принудительно подселить на полянку ещё двадцать оленей. Тогда, конечно, какое-то время их будет много, но они быстро съедят всю траву, а новая вырасти, просто не успеет. И олени либо сдохнут от голода, либо откочуют на другое пастбище.
   Так и вышло. В начале 1995 года Раджив отбыл на родину в ореоле славы. И новые дилерские контракты подписал и план перевыполнил. Вот это работник! Вот это пример молодым! Правда, через год дилеров на той "полянке" почему-то мало осталось (всю траву поели?). Кто разорился, кто на другие брэнды перешёл (с чего бы?). Но то была уже головная боль другого регионального менеджера.
   А ведь каждый новый дилер стоил фирме денег. Хотя бы обучение взять. Ксерокс имел собственный учебный центр, для которого был арендован целый этаж в Институте Полиграфии. Там обучали как продавцов, так и сервисных инженеров. Причём, каждый дилер имел право на бесплатное обучение определённого количества специалистов. А помощь в рекламе, разве это не расходы? Региональный менеджер, просто по долгу службы, должен был своих дилеров периодически посещать. Так командировочные расходы тоже в затратную статью шли.
   Теперь представьте, что торгово-сервисная фирма, имеющая устойчивые деловые связи в регионе, переходит на другой брэнд. Значит, она попадает в объятия конкурентов, которые за просто так, не вложив ни копейки, получают опытного дилера с реальной клиентской базой, да ещё и с обученным за чужой счёт персоналом. Подарок судьбы (и подобных "Радживов", разумеется).
   Можно и без аллегорий обойтись. Благо, отечественная история даёт массу примеров подобного неконструктивного подхода к делу. Допустим, такой. Некий партийный функционер из глубинки мечтает в Москву перебраться, в аппарат ЦК. Тесно ему дома, простора московского душа жаждет. А как этого добиться? Можно карьеру выстраивать, занимаясь постепенным улучшением показателей вверенного региона, ожидая, что заметят и выдвинут. Но это долго, да и гарантий никаких. А можно совершить нечто этакое, эпохальное. Но что?
   И берёт такой руководитель повышенные обязательства: обещает перевыполнить в следующем отчётном периоде план по сдаче мяса государству аж в три раза. Болтать легко, сделать сложно. С равным успехом можно было бы обещать на Марс слетать или пустыню Каракум озеленить, столь же невыполнимые задачи, ведь телята да порося, увы не растут, как бурьян на пустошах. Но наш герой не унывает, а просто приказывает забить в нужный момент весь скот, в том числе и производителей, и молочное стадо. И льётся мощный мясной поток из отдельно взятого за задницу региона в закрома Родины. Вот такими варварскими методами план можно и в три и в четыре раза перевыполнить. И уезжает горе-руководитель в Москву в ореоле славы, огребает там наград, новую высокую должность получает. А то, что область, имевшая несчастье под его властью находиться осталась надолго и без мяса, и без молока, его нисколько не заботит.
   Бывало у нас такое? Ещё как бывало, и не раз, не два. Только это всё случалось, как нас теперь учат, во времена "тоталитарного антинародного режима", в условиях "неэффективной социалистической экономики". А при капитализме, вещают рыночники, такое в принципе невозможно. Как видим, вполне возможно. Масштабы, конечно, разные, но суть-то, суть одна и та же: сознательный вред фирме (району, области...) ради собственного блага. И чем, скажите, так уж принципиально отличается упомянутый Раджив от советского горе-руководителя?
   А ведь что интересно. Наш "Маугли" похоже искренне не понимал, что в его действиях плохого. Потому и не скрывал своих планов, потому и рассказывал о них всем желающим. Как бы делился опытом от широты душевной с менее умелыми коллегами. Полагаете, он не понимал, к чему приведёт перепроизводство дилеров? Прекрасно понимал, ибо подготовку имел всё же неплохую. Только в том-то и проблема, что для Раджива в данной ситуации, как и для большинства западных менеджеров выбор не стоял. Собственное благо за счёт фирмы? О чём тут думать?
   Действительно, о чём? Через год у меня контракт заканчивается, я уеду. Если работать как должно, результат, конечно, будет -- задел предшественник неплохой оставил, но не выдающийся результат, а так, нормальный, рядовой. На общем уровне. А наподписываю кучу одноразовых дилеров, сразу в разы план перекрою. Будет мне респект и уважуха. Значит, уеду с почётом, должность получу повыше, денег срублю побольше. Ну о чём же тут думать!? Что, через год участок окажется в задни..., в смысле в плохом состоянии? Мне что за дело?
   И вот тут приходится признать, что Раджив ничуть не преувеличивал, называя себя западным менеджером. Признаюсь, я плохо представляю себе менталитет среднего индуса, но поведение Раджива в описанной истории чётко соответствует образу действий именно западного менеджера. Ну, об особенностях западного менталитета и отчего он таким получился, мы ещё поговорим поподробнее в другом месте, пока же отметим для памяти: Раджив прекрасно осознавал, что его 'умный' план принесёт ему весомые бонусы, но в то же время нанесёт фирме немалый ущерб. Следовательно, личная выгода для подобных работников имеет высший приоритет, даже если достигается за счёт фирмы, на которую он обязался работать честно и добросовестно.
   Скажете, по одному, не слишком чистоплотному работнику, нельзя судить о массах. То так, но Раджив был отнюдь не один такой, напротив, он вполне типичен для западной компании. Боб, по-вашему, не понимал, к чему Радживовы подвиги приведут? Понимал, не маленький. Тем более, Раджив, как и любой другой региональный менеджер, дилерский контракт только подписывал, но утверждал-то его всегда Глава представительства. Значит, резкое увеличение числа дилеров в определённом регионе никак не могло пройти мимо внимания Боба.
   Так что всё он прекрасно понимал. Только понимал он и то, что проблемы не сразу начнутся, а через годик-другой, когда уже и у него самого контракт закончится. А пока можно отрапортовать, передовым опытом поделиться и свой кусочек почёта отхватить. И рапортовали, и Радживов опыт остальным сотрудникам перенимать советовали. Шутка ли, вдвое больше новых дилерских договоров наподписывал, чем остальные региональные менеджеры. Только у остальных менеджеров дилеры были настоящие, работали годами стабильно, принося фирме немалый доход, но это не самое важное, оказывается.
   Случившееся живо напоминает одну забавность советских времён (услышал её в своё время в выступлении замечательного поэта-пародиста, Александра Иванова). На очередном съезде союза писателей, представитель от Тулы в своём докладе гордо заявил: "В настоящее время на территории Тульской области живет и работает аж четыреста пятьдесят писателей. А до революции был только один -- Лев Толстой".
   Вот такие трудолюбивые и ответственные были у нас коллеги. Так на работе горели, о деле радели, о благосостоянии родной фирмы. Так понимали долг и профессионализм. Жаль, что электроникой можно контролировать только время прихода на работу, да перекуры, а совесть и порядочность измерению приборами не поддаются.
   Вопросы по теме.
   Можно ли считать вышеперечисленных господ примерами для подражания? Хорошими работниками? Работниками вообще?
   Можно ли ожидать, что хорошие работники получатся из людей, которых учат, что главное в работе - не столько сама работа, сколько умение создать о себе правильное впечатление?
   Не кажется ли вам, что именно мы, пользователи, оплачиваем из своего кармана игрища таких вот работничков? Ведь ущерб, нанесённый ими своим компаниям, надо как-то компенсировать. А за счёт чего или, точнее, кого? Только за наш с вами, путём увеличения цены конечного продукта.
  
   Глава 4. Миф N 2.
   Иностранец порядочен, честен и лоялен. Болеет за дело и за благополучие своей фирмы. Сознательный вред исключён.
   Как они там за дело болеют мы, частично уже видели в предыдущей главе. Разберёмся теперь с честностью и порядочностью подробнее. Кто-то скажет: "Не надо обобщать. Негодяи, как и люди честные в любом обществе есть. Да, и у них безобразия бывают. То клерк в родном банке сейф обчистит, то менеджер коммерческую информацию конкуренту сольёт. Но это исключения, редкие исключения". Не знаю, не знаю. Мне-то как раз честность и порядочность встречались в виде исключения. Может, просто на знакомства не везло?
   А ведь многое проистекает из самих основ западной цивилизации. Стоит только задуматься, посмотреть на привычные вещи под другим, новым углом зрения и становится понятно: иначе и быть не может! Кстати говоря, рекомендую этот метод всем и каждому: периодически смотреть на проблему (особенно, на проблему привычную) под другим углом зрения. Как бы с другой стороны. Тогда появляется возможность увидеть то, что до поры было скрыто. Вот и давайте посмотрим.
   Если родители учат своего ребёнка, что врать нехорошо, а сами всё время друг друга втихаря обманывают, какой вывод сделает нормальное дитя? Правильно. Врать можно, но скрытно и осторожно, главное - не попадаться. Если на глазах у дитяти родители старенькую бабушку в богадельню сдают, потому что лень им за старушкой ухаживать, будьте уверены, свои дни они, скорее всего, там же закончат. Детишки такие уроки усваивают быстро и запоминают надолго.
   В сути проблемы разобраться много проще, если понять, чем западная цивилизация коренным образом отличается от восточной. Два полюса - США и Япония. Японская цивилизация стоит на принципах коллективизма. Это психология муравейника. Муравьишка, отделённый от собратьев, нежизнеспособен, вне муравейника он, как правило, быстро гибнет. Зато вместе мураши -- сила, горы готовы свернуть. Так и средний японец с детства приучен к тому, что сам по себе, он ничто. Они всю жизнь работают на одной фирме, а, будучи отторгнуты коллективом, могут и не захотеть больше жить. И это не для красного словца. Случаи самоубийств по такому странному для европейца поводу, в Японии не единичны до сих пор.
   В Юго-Восточной Азии и, особенно в Японии, никого не удивит человек, тридцать лет просидевший в одной компании, на одном месте. И, если даже его способностей не хватило, чтобы подняться за это время выше ничтожной руководящей должности начального уровня, он всё равно будет пользоваться в коллективе заслуженным уважением. И премии немалые за выслугу лет будет получать исправно. В Японии в порядке вещей и никого не удивляет, когда рядовому, но старослужащему сотруднику выплачивается куда большее вознаграждение за труд, чем его более молодому начальнику ("ты новичок, только с университетской скамьи, ещё ничем себя не проявил, а он свою верность фирме уже не раз доказывал"). На Востоке нацеленность на карьеру вторична, первична верность фирме. И человека, готового поступиться интересами компании ради собственного блага, однозначно осудят.
   Американская цивилизация принципиально иная, она индивидуалистична. На Западе в целом и в Северной Америке, в частности подход совсем другой. Западные принципы управления предполагают периодическую ротацию сотрудников. Поверьте, я это знаю точно, из первых рук. Если сотрудник западной фирмы пять лет сидит на одном месте, на него станут посматривать косо. Считается, что за несколько лет у работника глаз, если можно так сказать, замыливается. Как бы косность появляется, а свежесть восприятия, напротив, утрачивается. Поэтому следует каждые пять лет (а ещё лучше, каждые три года) кадры тасовать. Перебрасывать засидевшихся на другие участки. Если повышения не выслужил, по горизонтали перемещать.
   На Западе сотрудник, тридцать лет проработавший в одной должности и не сделавший за это время приличной карьеры, будет всеми окружающими восприниматься однозначно, как неудачник. Причём, никто не станет даже особо пытаться такое отношение скрыть. Какое уж тут уважение, явного презрения бы избежать. Поэтому на Западе карьера имеет безусловный примат над всем остальным. И верность компании туда же попадает, во всё остальное. Конечно, если кто цинично, открыто поставит свои личные интересы выше интересов компании, его осудят и на Западе. На словах. В душе же поймут и одобрят, потому что для каждого западника личность важнее коллектива. Так уж он воспитан.
   Представьте, вы работаете в компании уже несколько лет и ясно понимаете, что повышение в ближайшее время вам не светит. А тут в другой фирме вакансия открылась и вас туда приглашают как опытного специалиста. Как поступить? Если японец скорее предпочтёт остаться на своём месте в старой фирме, нежели уйти в другую с повышением, то американец и западный европеец в такой ситуации даже не задумаются. Сразу перейдут. Может и не совсем уж каждый, но девяносто процентов -- точно. На Западе карьера -- всегда на первом месте. Поэтому там в порядке вещей движение в гору лесенкой. Вы, допустим, поработали года три в фирме "Альфа", переходите с повышением в фирму "Бета". А ещё через три года, снова в фирму "Альфа" возвращаетесь. Опять с повышением.
   Разница в менталитетах людей Востока и Запада и, вытекающих из них стилях управления, наглядно проявляются и в том, как реагирует начальство на инициативы подчинённых. В японских фирмах любое рационализаторское предложение обязательно рассматривается и оценивается, независимо от того, кто его выдвинул. Инициативный сотрудник всегда как-то поощряется. Даже если ваша инициатива -- пустяк, безделица, даже если предложение бесполезно или нереализуемо в данных условиях, вас всё равно похвалят и выплатят пусть и небольшую, но премию.
   Казалось бы, фирма просто выбрасывает деньги на ветер, платя за бесполезные идеи, но такие расходы оправданы. Каждый сотрудник от курьера до топ-менеджера понимает: его ценят, к его мнению прислушиваются, его рвение справедливо вознаграждается. А значит, если и не каждый, то многие будут пытаться измыслить что-либо для компании полезное снова и снова. Глядишь, рано или поздно что-то путное выйдет. Иначе, по мнению японцев нельзя. Раз дашь по рукам, другой, а там и оглянуться не успеешь, как подчинённый превратиться в винтик, в бездумного, тупого исполнителя.
   Винтики хороши лишь при выполнении простой однообразной работы, вроде работы на конвейере, где размышлять и некогда, и незачем. Конвейер и умников очень быстро отупляет. А в работе творческой, вроде продаж сложного оборудования, без инициативы нельзя. Никак не обойтись. Тупой исполнитель не может быть эффективным продавцом, тем более менеджером. Если помнить, конечно, что менеджер управляет людьми или процессами, а это сложно делать с застывшими мозгами.
   Британцы, говорят, люди традиций. Верны им, гордятся ими, просто боготворят. Что предками заведено, то и ладно, хорошо. Зачем менять? Может быть именно поэтому в Представительстве Ксерокс почти на любое предложение сотрудника начальники-англичане отвечали вопросом:
   - А зачем это?
   - Как зачем? Так же лучше, давай хотя бы обсудим.
   - Зачем? Как заведено, так и будем делать. Если начальство решит, что надо иначе, нам меморандум пришлют.
   И весь разговор. Начальству виднее, когда оно решит, тогда и сделаем. Только каким же это образом лондонское начальство решит, если наши инициативы на корню гасятся и до него не доходят? Остаётся надеяться, что начальство мудрое и всеведущее, что оно в мудрости своей наши проблемы провидит и разрешит. Да только далековато оно, мелких деталей не различает. Мы-то к земле поближе, свой участок всяко получше знаем. Допустим даже, что предложение только на первый взгляд хорошо, но с чем-то там, чего мы не видим и не знаем, не увязывается. Так ты объясни. А зачем?
   Верность традициям, заветам отцов, качество благое. Только тут важно в крайности не впасть. Любое лекарство одновременно и яд, зависит от дозы. Один только лишний шажок сделаешь и полезные свойства характера легко могут в свою противоположность перетечь. Осторожность в трусость, бережливость в скупость, гордость в гордыню. А верность традициям -- в косность. Они, начальники наши, тоже придя в молодости на фирму, пытались, наверное, что-то предлагать. А им по рукам, по рукам.
   - Не высовывайся, парень. Начальство лучше нас с тобой знает, что нам нужно, на то оно и начальство. Вот сделаешь карьеру, тогда и будешь другим указывать, а пока сиди на попе ровно. Или самым умным себя считаешь?
   - Боже упаси, шеф, как вы могли такое обо мне подумать?!
   Молодой человек негодует столь искренне, что не поверить просто невозможно. И шеф делает вид, что верит, хотя прекрасно знает, о чём думает подчинённый на самом деле. Знает, потому что и сам в своё время в такой же ситуации оказался: "Считаю ли я себя умнее других? Ха-ха, кто бы сомневался. Конечно же да, считаю. Особенно, умнее тебя, козла старого. Только, вот беда, показывать этого никак нельзя, если хочу чего-то добиться. Начальнику пару лет всего до пенсии осталось, но если заподозрит, сволочь старая, что я его кресло уже под свою задницу подгоняю, работать не даст, выживет из фирмы. Ну ничего, притворюсь пока таким же, как все, а поднимусь немного, тогда и развернусь". Но развернуться впоследствии не у всех получается.
   И сидят они тихо, притворяясь такими, как все. Со временем притворство переходит в привычку, некогда молодые менеджеры привыкают постепенно не лезть, когда не просят. А повзрослев, начинают в свою очередь более молодых осаживать, как их самих когда-то. А в душе тем временем зреет разлад. Фирма требует не высовываться, чтобы, не дай Бог коллеги не заподозрили, что выше их себя ставишь, а воспитание и вся система личностных ценностей, напротив, вопиет: "Лезь вверх, не стесняясь других локтями расталкивать". Как быть? Как тут душевную гармонию сохранить? Да просто. Проявлять инициативу ради собственного блага и так, чтобы начальство не узнало.
   Вот такие разные получаются стили управления, подходы к организации работы. Какой лучше? Не знаю. Для японца, наверное, восточный. Всё зависит от вашей психологии. Одно знаю точно. О какой верности фирме можно говорить, если основы западного менеджмента даже намёка на такое понятие не содержат, а напротив, учат немедленно отряхнуть её прах со своих ног, как только более выгодное предложение на горизонте замаячило? Западный менеджер лоялен своей компании только до тех пор, пока ему это выгодно, а родная фирма для него та, где миска побольше. И именно такой подход наиболее соответствует менталитету западного человека-индивидуала.
   Можно долго рассуждать о том, какой именно стиль управления более соответствует менталитету того или иного народа. Можно. Только факты говорят сами за себя: азиатские компании (причём, далеко не только японские) всё чаще и увереннее теснят американцев с европейцами. И это при том, что Нобелевских лауреатов в области точных наук, выходцев из Юго-Восточной Азии, как-то сразу и не припомнишь. Кто лет тридцать назад слыхал о компании Самсунг? А нынче поди сыщи такого уникума. Какой брэнд приходит на ум прежде всего желающему купить хорошую материнскую плату или видеокарту? Тайваньская фирма Asus. Об автомобилях как не вспомнить. Почему-то весь наш Дальний Восток предпочитает на праворульных "японках" ездить, хотя США с Канадой тоже не слишком далеко.
   У среднего американца психология волка (вспомним "Северные рассказы" Джека Лондона, в них аборигены, индейцы и эскимосы, называли белых американцев именно "детьми волка"). Волк - одиночка. Он сам по себе, ни от кого не зависит, ни на кого не надеется. Если серые и сбиваются в стаю, то только в голодный зимний сезон, потому, что так легче лося завалить. В стае обязательно должен быть вожак, кто-то же должен координировать совместные действия. И рядовые волки ему по необходимости подчиняются. До поры до времени, потому что нормальный, физически здоровый волк никогда не упустит случая вцепиться в горло вожаку, если тот вдруг зазевается или промашку допустит (Акела промахнулся), такова уж волчья природа. Вот и каждый американец сам за себя, каждый сам кузнец своего счастья, каждый пытается в одиночку реализовать свою "американскую мечту". Это их основа основ, краеугольный камень психологии человека запада.
   Причём, такой подход к жизни прививался с детства, ещё в семье. Посмотрите на их семьи. На Западе большая редкость, чтобы взрослые дети продолжали жить с родителями, особенно, если эти взрослые дети, сами уже женаты. Две семьи под одной крышей, немыслимо. Более того, поступил молодой человек в колледж, из отчего дома в кампус перебрался, всё, под крылышко родителей уже не вернётся, как птенец, вылетевший из гнезда. Привет, парень, лети дальше по жизни сам, своё гнездо строй, родители за тебя уже не отвечают и ничем не помогут, разве что советом. Но и родители в старости на помощь деток не рассчитывают и, по достижении определённого возраста, если средств на сиделок не хватает, отправляются в хоспис.
   Возьмём обычного рядового западного менеджера (а Старый свет в этом смысле, как я уже говорил, мало чем от Нового отличается). Всю жизнь, с детства, газеты, радио и телевизор ему долбят: ты должен рассчитывать только на себя; ты должен сам себя сделать; ни на кого ты надеяться не вправе; не смог пробиться - значит лузер по жизни и т.д. А как вырос, вступил во взрослую жизнь, пришёл на фирму работать, ему уже поют про "тим спирит"22, да про коллектив. То есть, нечто диаметрально противоположное тому, что он с молоком матери впитал.
   Да, да. Несмотря на явную индивидуалистичность западной цивилизации, несмотря на культивируемый в обществе приоритет карьеры и, соответственно, личного блага, над общественным, в любой западной фирме сотрудникам настойчиво толкуют про пресловутый командный дух. Бывают случаи, когда даже очень достойного, способного кандидата на должность не берут, потому что тесты показывают сильно выраженный индивидуализм. На эту тему я позже некоторые примеры приведу, пока лишь отмечу очевидную абсурдность ситуации: в обществе, где индивидуализм прививается с детства, как основная ценность, человека могут не взять на работу как раз за ярко выраженный индивидуализм.
   Спросите любого психолога (да что психолога, достаточно и толкового студента Психфака), он вам подтвердит - такое противоречие может привести к раздвоению личности. И неизбежно приводит. Традиции воспитания противоречат корпоративному менеджменту. Следовательно, в западной организации менеджмента изначально заложена серьёзная системная ошибка. И потому мне непонятно, как там хоть кто-то оказывается иногда порядочным и честным.
   Мне возражают: парень, ты не прав. Они в стаю сбиваются именно потому, что вместе могут большего достичь. То есть работа на коллектив даёт индивидуальную выгоду каждому отдельному члену коллектива. Так-то оно так. Теоретически. Но, понимать что-то умом, вовсе не означает готовность сделать это практически. Когда западный менеджер встаёт перед необходимостью поступиться своим сиюминутным интересом ради успеха коллеги, через который когда-нибудь придёт успех и ко всей команде, он, как правило, через себя любимого переступить не может. Такой барьер для западного менеджера психологически непреодолим.
   У нас, россиян, положение совершенно другое. Мы, разумеется, далеко не японцы, но и для нас коллективизм - не пустой звук. Советская власть семьдесят лет приучала граждан к коллективизму (с раннего детства, вспомним октябрятские звёздочки и пионерские звенья). Для нас чувство локтя, товарищество и взаимопомощь - естественные понятия (во всяком случае, пока). Западные правила корпоративного командного духа органично вписываются в русский менталитет и никакого противоречия не возникает. Тем более, вспоминая, что и большевики ничего совсем уж нового не придумали. Общинность, совместное хозяйствование на Руси существовали издавна (крестьянскую общину Столыпин, если помните, только в начале XX века развалил). Поэтому я и утверждаю: русские не только изначально порядочнее западных европейцев и американцев, но иного просто и быть не может исходя из основ наших цивилизаций.
  
   Как убить родную фирму.
   Своя рубашка почти всегда ближе к телу. Это заложено в природе человека, независимо от его происхождения и воспитания. Поэтому сложно осуждать того, кто свои личные интересы хотя бы в мыслях ставит выше интересов предприятия. Это нормально и удивления ни у кого не вызывает. Кто без греха? Вопрос только в том, насколько выше и чем данный конкретный человек готов поступиться. Один позволит себе максимум бесхозный кошелёк из лужи подобрать, другой из чужого кармана тайком вытащить не погнушается, а третий ещё и по голове сперва палкой ударит.
   Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Представительстве фирмы Rank XEROX середины девяностых. В Главе 2 я подробно о нём рассказал. Так вот, то Представительство, в котором я когда-то работал, умерло. Его больше нет. Как же так, спросит иной читатель? Есть, есть в Москве офис компании Ксерокс, вон и в Интернете данные о нём найти можно. Да, есть, только это уже совсем другая компания, имеющая к той, изначальной не совсем прямое отношение. Это, как история славного города Рязани (чтобы было понятнее).
   Есть такой город в России, центр одноимённой области. Его жители гордятся тем, что Рязань древнее Москвы. Это правда, только гордиться особо нечем, потому что нынешняя Рязань не имеет никакого отношения к той, Старой Рязани. И даже расположена совсем в другом месте. Старую Рязань сожгли дотла Батыевы полчища в 1237 году. Восстанавливать руины рязанцы не стали, перенесли столицу княжества в другой город, Переяславль Рязанский, стоящий в пятидесяти километрах вниз по Оке. Поэтому, когда читаете в книжке, что "князь Олег Рязанский вышел из Рязани с войском и поспешил на соединение с Мамаем", надо понимать правильно: не из Рязани он вышел, а из Переяславля Рязанского. Именно этому городу указом от 1778 года Екатерина II позволила именоваться Рязанью для сохранения преемственности исторической традиции. Это я к тому, что за одинаковыми названиями не всегда автоматически следует полная идентичность объектов.
   Вернёмся, однако, к нашим баранам. Что же случилось с Представительством Рэнк Ксерокс? Почему я утверждаю, что оно умерло и кто процессу поспособствовал? В криминалистике чётко различают понятия "убийство" и "нанесение тяжких телесных повреждений". Если потерпевший умер сразу -- убийство, если к приезду медиков ещё дышал -- телесные повреждения. Пусть даже бедолага помрёт прямо в карете "Скорой помощи", не доехав до больницы. Так вот, в конце 1994 года Московское Представительство Рэнк Ксерокс получило тяжкие повреждения, несовместимые с жизнью. От которых и скончалось спустя несколько лет. Как это произошло? Убеждён, главную роль сыграл один человек, причём сознательно. Об этом человеке я достаточно подробно рассказал в Главе 2. Но не будем спешить с выводами. Рассмотрим факты.
   В 1992-93 годах Представительство планомерно наращивало обороты, объёмы продаж уверенно росли. Надо отметить, что в то время финансовый год в компании не совпадал с календарным и начинался первого ноября. То есть, 1994-й финансовый год начался 01.11.93г. Учёт продаж, выплаты премий за перевыполнение плана, всё это привязывалось именно к финансовому году. Так вот, переломный, кризисный для Представительства, 94-й год начался как обычно. Как обычно, нам спустили сверху план продаж, вполне, впрочем, реальный и первые два месяца, ноябрь и декабрь, мы работали в штатном режиме. Но уже в январе кое-что изменилось. Боб поставил дилерскому отделу новую задачу, точнее попросил взять на себя повышенные обязательства. Оказывается, наш лондонский шеф, Джон Пембертон, курировавший операции в Восточной Европе, собрался в концу года выйти в отставку. Уйти хотелось красиво, на подъёме, ему требовалось значительное Свершение (с большой буквы). Поэтому он неофициально попросил Боба Эйджи постараться превысить заветную планку в 100 млн. долларов (имеется ввиду объём поставок в течении года в денежном исчислении). Лучшие союзники всегда те, чьи цели совпадают. А у Боба имелись собственные интересы, Свершение требовалось и ему. Дело в том, что наш шеф тоже собирался уходить, у него в 1995 году заканчивался контракт. И то, куда, как и на каких условиях, он пойдёт, зависело от того, как именно он уйдёт.
   Задача достичь объёма продаж в 100 млн. долларов казалась в январе нереальной. Более того, несмотря на все наши усилия, в июне она реальнее не стала, но была, тем не менее решена. На 31.10.94г. отчёты зафиксировали фантастический результат: оборот представительства составил 108 миллионов долларов. На первый взгляд, всё нормально: несколько неожиданный, но заслуженный успех. Однако более внимательный взгляд сразу выхватывал странные совпадения. Беда только в том, что увидеть эти странности можно было только изнутри. Что имею ввиду? Два момента. Первый: на последний месяц финансового года (октябрь) пришлась треть годового объёма поставок. Не удивительно ли? Как могло получиться, что весь год дилеры работали в штатном режиме, а в октябре вдруг навалились, причём, все сразу? А знаете, какую часть поставленного товара дилеры оплатили? Около двух третей. Это второй момент. Ничего не просматривается?
   А теперь я объясню, как устанавливаются дутые рекорды и, какие у них бывают последствия. Впрочем, замечу в скобках, не всякий искусственно подготовленный рекорд плох. Небезызвестный Алексей Стаханов тоже не совсем объективно своего результата добился. Помогли ему, чего уж греха таить. Но. Пусть вся шахта на тот рекорд работала, пусть за Алексеем крепильщики шли, дабы герой на побочные операции не отвлекался, уголёк-то он всё же сам рубал. Да и вреда от того рекорда никому не было, напротив, взрыв трудового энтузиазма по всей стране. В Ксероксе несколько иначе вышло.
   В 1994 году Головной лондонский офис принял два важных решения. Первое - ввести градации дилеров. В зависимости от выполнения определённых условий (главное - объёмы закупок), дилеру присваивалась категория серебряного, золотого или платинового. Хотя дилерские цены не менялись и от категории никак не зависели, было за что бороться, так как "драгоценному" дилеру Ксерокс открывал постоянную кредитную линию и предоставлял некоторые дополнительные льготы. Важный момент, до этого кредиты давались редко, в исключительных случаях и только с разрешения Главы представительства. Вторым, было решение совместить начало финансового и календарного годов. В результате получался двухмесячный временной разрыв: 94-й финансовый год должен был закончиться 31.10.94г., а новый 95-й начаться только 01.01.95г. Не знаю, случайно так получилось или нет, но имело это решение самые катастрофические последствия.
   В августе всех без исключения дилеров известили о том, что, в связи со сдвигом начала нового финансового года, никаких поставок ни в ноябре, ни в декабре не будет. А это катастрофа, так как на конец года всегда приходился пик продаж. Такая уж у нас специфика, средства, выделенные бюджетным организациям, должны быть освоены в течение календарного года, ибо на следующий они не переходят. А не освоишь выделенные средства, в следующем году финансирование срежут. Вот и скидывают бюджетники в ноябре-декабре все не израсходованные деньги. Остаться на это время без товара, означало провал, крах и подарок конкурентам. Логика событий плавно подводила дилеров к мысли набрать в октябре побольше, чтобы до конца декабря хватило. Но на такую закупку требовались значительные средства, а где их взять? Никто ведь представить не мог, что такой форс-мажор случится, подобные финансовые объёмы не планировались. И пошли от дилеров челобитные, а нельзя ли получить дополнительный товарный кредит? Иначе не потянуть. А не будет товара - конкуренты обойдут.
   И вот в такой предельно нервной ситуации, господин Эйджи делает шаг навстречу. И соглашается, учитывая обстоятельства, выдать товар в кредит, но на определённых условиях. К кому на поклон идут, тот и диктует. Фокус в том, что дилеры получали не то, что они хотели бы взять, будь у них право свободного выбора, вернее, не только то. В нагрузку к ходовому товару каждому выдали ещё и некоторое количество неликвидов, которых к тому времени на складе изрядно скопилось.
   Ну а что это за неликвиды такие? Например, инженерные широкоформатные машины устаревших моделей для копирования чертежей. Товар добротный, но, понятное дело, дорогой. Не каждому по карману и далеко не каждому нужен. А кому нужен, тот, вероятно, предпочтёт что-то поновей за те же деньги. Другими словами, товар качественный, но редко, тяжело продаваемый. А был и не очень качественный (прямо скажем, совсем плохой) - партия аппаратов индийской сборки, от которых индийские пользователи наотрез отказывались. Вот их нам и прислали. Русский пипл всё схавает. Но к тому времени у нас тоже народ научился худо-бедно в технике разбираться. Хотя бы не хуже индусов. Потому и хавали вяло, без энтузиазма. Так бы всё это добро и лежало на Московском складе фирмы, если бы дилерам натурально не выкрутили руки.
   Вот так и получился рекорд, потому и на октябрь треть годового оборота выпала. Плюс, склад от неликвидов очистили, что Бобу дополнительный почет и уважение принесло. Правда, очень скоро выяснилось: все эти разговоры насчёт шагов навстречу, помощи дилерам и прочей муры, оказались обычным разводом. Ни в ноябре, ни в декабре компания поставок не прекращала. Другое дело, что дилеры об этом не знали, так как, забив склады под крышу, ничего не заказывали.
   Знаете, занимаясь продажами давно и, без ложной скромности скажу, изрядно в этом деле поднаторев, остаюсь в убеждении: мастерство требуется, чтобы товар продать, а для того, чтобы его просто раздать, без денег, много ума не нужно.
   Тут читатель вправе спросить, а что такого ужасного случилось? Захотел дядя уйти красиво и то, что естественным порядком должно было три месяца поставляться, в октябре отгрузил. Что особенного? Обычная показуха, какой при совке мы много видели. Если даже и так, Боб всё-таки не совок, а урождённый американец. Пороки социалистической системы ему, вроде бы, не должны быть свойственны. Но это ещё цветочки. Вот что дальше случилось.
   Прошло некоторое время; в московском офисе новый директор и в Лондоне уже другие люди рулят. Смотрят они в отчёты и поражаются: отчего это у российских дилеров долги такие большие? Ну просто громадные долги, все допустимые нормы превышают. Непорядок, срочно надо исправлять положение, задолженность гасить. А как? Ходовой товар дилеры продали, деньги за него перевели, а неликвиды-то остались (на них как раз основная сумма долга и приходилась). Как раньше они на складе у Ксерокса без движения стояли, так теперь у дилеров стоят. То есть, как был товар не продан, так и остался. С той лишь разницей, что фирма его как бы реализовала, премии и прочие регалии начальники получили да и ушли себе в ореоле славы, а за товар теперь дилеры отвечают. И денег, которые фирма требует, взять им негде.
   Сложилась тупиковая ситуация: дилеры не могут задолженность погасить, компания не может им новый товар отгружать, пока долги не закрыты. Как дальше работать? Что делать? Судиться -- не выход. Процесс долгий, да и для престижа урон небывалый. С другой стороны, долги покрывать всё-таки нужно. Придумали тогда "половинную" схему: с каждого платежа 50% Ксерокс забирает в погашение долга. Перевёл, допустим, дилер сто тысяч долларов, товара получил на пятьдесят. Между тем, норма прибыли на копирах совсем не 100% и даже не тридцать. Следовательно, даже если дилер быстро всё продаст, получит шестьдесят тысяч, максимум. Этим и первоначальных вложений не отбить. А надо ведь ещё чем-то зарплату сотрудникам платить, кредит банку гасить. Поэтому пришлось дилерам на другие товары переключаться, на других поставщиков. Кому частично, а кому и полностью. Уже в 1996 году у тех, золотых в прошлом дилеров, которые продолжали ксероксами заниматься, составляли они, в лучшем случае не более 50-ти процентов в общем объёме продаж.
   Итог печален. Слишком высокую цену пришлось заплатить Ксероксу за амбиции своих высокопоставленных сотрудников. Провал в продажах в последующие годы - это ещё полбеды. Хуже, что дилеры, в развитие которых было вложено много сил и средств, которых взращивали и развивали годами, свалились, как спелое яблоко, в корзинку конкурентов, получивших сложившуюся дилерскую сеть со всей клиентской базой. Просто подарок судьбы. От нокаута московское представительство Ксерокс смогло оправиться только в XXI веке и только тогда, когда его возглавил И.Симонов. Но это было уже другое Представительство.
   Кто-то может не поверить или не совсем поверить. Скажут, ты с фирмы ушёл и в обиде своей измышляешь невесть что. Таким недоверчивым посоветую отправиться в библиотеку, взять подшивку центральных газет за 1994 год, отыскать рекламу Ксерокс с перечнем дилеров и методично их всех обзвонить. Пусть они вам свою версию событий изложат. Те, кто ещё функционирует, конечно. Заодно посмотрите, многие ли из них с тех пор в строю остались.
   Покинув Ксерокс, господин Эйджи возглавил другое московское представительство, компании СISCO. И, не сомневаюсь, там тоже проявлял присущие ему деловитость и предпринимательскую жилку. Очень надеюсь, что компания "Сиско" не сдвигала сроков начала очередного финансового года.
   Вопрос по теме: если бы Canon заслал в офис Ксерокса своего крота-диверсанта с заданием развалить конкурента, смог бы такой крот сработать лучше?
   Давайте немного пофантазируем. Представьте, подрядили некоего гражданина квартиру от мух избавить. Оплата сдельная, по числу убитых насекомых. Вооружился наш герой тяжёлой киянкой, чтобы уж наверняка, и давай махать. Но мухи маленькие, вёрткие, поэтому один раз попадает, пять -- мимо. И вот уже стеклянными брызгами разлетаются вазочки, кафель в трещинах, на мебели вмятины от ударов. Охотник доволен, набил мух полную коробку из-под сигарет, барыши подсчитывает. Комната, правда стала нежилой, в руины превратилась, как после бомбёжки...
   Скажите, как по-вашему, не просматривается ли тут аналогия с действиями Главы Представительства Ксерокс?
  
   Корпоративная этика.
   В результате действий своего директора, представительство Ксерокс понесло колоссальный ущерб, совершенно не сопоставимый с полученной Бобом выгодой. Случай уникальный, что и говорить. Сам по себе он, возможно, не типичен в том смысле, что далеко не каждый иностранный менеджер имеет на своём счету подобное деяние. Он типичен в другом смысле: ради собственной выгоды добропорядочный и законопослушный иностранец готов на многое, если рассчитывает на безнаказанность. Разве Раджив, о котором я рассказал в предыдущей главе, сделал не то же самое, только в меньших масштабах?
   Иностранцы очень любят рассуждать о корпоративной этике. Произносят определённые формулы, как заученное заклинание, думают же совсем иначе. Я уже писал о системном противоречии, приводящем иностранцев к раздвоенности. Пока они находятся на родине, в привычном окружении, они боятся проявлять свою истинную сущность. Во всяком случае, часто. В западных странах закон, во-первых, чётко прописан, во-вторых, исполняется почти не взирая на лица (если американская полиция позволяет себе даже дочь президента за нарушения закона задерживать, это о многом говорит). Так что на родине они если на нарушения и идут, то проявляют осторожность, тщательно просчитывают перспективы возможных последствий. Но, как только они попадают в Россию, всё меняется. Не знаю, только ли в России такие метаморфозы с западниками происходят или и в других, не столь цивилизованных по сравнению с их собственными странах тоже, но факты налицо. Западный менеджер в российском представительстве своей компании позволяет себе то, на что дома никогда не решится. Нарушения пресловутой корпоративной этики я наблюдал столь часто, что могу долго о них говорить. Расскажу о наиболее ярких.
   Примерно в начале 1992 года появился у нас (в смысле, у Ксерокса) новый дилер, московская фирма "Ранибо". Новые дилеры тогда чуть ли не каждую неделю возникали, так что событие это выглядело вполне рядовым и поначалу особого внимания не привлекло. По масштабам своей деятельности лидером эта фирма не стала, крепкий середнячок, но отчего-то пользовалась явной благосклонностью руководства. Настолько явной, что это просто в глаза бросалось. Дефицитный товар вне очереди, постоянный товарный кредит (и это в то время, когда кредитов практически никому не давали, каждый такой случай утверждал лично Глава Представительства ). С чего бы такая любовь? А очень просто: хозяином "Ранибо" был сам Боб Эйджи. Точнее, одним из трёх хозяев (последний слог в названии как раз и означал его имя, "бо" - Боб). Наш шеф привлёк для реализации проекта двух индийский бизнесменов, своих знакомых. Они выделили средства, а Боб обеспечивал кредиты.
   Сей факт, понятное дело, не афишировался, но в Представительстве многие были осведомлены (шила в мешке не утаить). Я, например, узнал о принадлежности "Ранибо" от менеджера по Московскому региону, причём сообщил он мне об этом не шёпотом, по секрету, а вполне буднично, во время перекура. К слову случайно пришлось. Ну а в самой "Ранибо" все, буквально все сотрудники точно знали, кто их хозяин. Я лично знаком с двумя господами, которые в этой фирме работали, так что за свои слова отвечаю.
   Поясню для тех, кто не понял в чём дело. Корпоративная этика запрещает сотрудникам компании иметь побочные интересы, особенно, пересекающиеся с интересами клиентов компании. И это не только в Ксероксе так заведено, а практически в любой, уважающей себя фирме. Ну совершенно логичное требование, против которого ничего и не возразишь. Нельзя же, в самом деле, служить одновременно двум хозяевам, непорядочно как-то. Такое только Труффальдино из комедии с рук сходит, а в реальной жизни обычно пресекается.
   В Представительстве XEROX с подобными нарушениями корпоративной этики тоже решительно боролись, причём порой борьба принимала явно гипертрофированные формы. Я прекрасно помню, как уволили одну из сотрудниц представительства только за то, что она вышла замуж за директора одной из дилерских контор. Основания: "Ты не сможешь эффективно защищать интересы компании, будучи замужем за одним из её клиентов". А ведь была девушка всего лишь секретарём, коммерческими секретами не владела. "Ранибо" - отнюдь не невинная шалость. Нельзя, ну никак нельзя совмещать в одном лице продавца и покупателя. Одной рукой продаю, другой покупаю, обеими прибыль загребаю. На родине, в США, Боба за такие кунштюки вышибли бы с волчьим билетом. Мигом бы в чёрный список попал, после чего его разве что апельсины паковать взяли бы, то есть на работу, на которую только нелегалы из Пуэрто-Рико и Мексики идут, потому что на большее рассчитывать не могут.
   Фирма "Ранибо" просуществовала года три, потом её закрыли. Бывает, не она первая, не она последняя. Да вот беда, осталась должна Ксероксу не много, не мало, сто тысяч долларов. Как Вы думаете, куда делись эти деньги?
   Если кто помнит, времена тогда были странные, диковатые. Кассовые аппараты в употребление ещё не вошли, люди за крупными покупками с чемоданами денег ездили. Расплачивались "чёрным налом" без документов. Опять же, если Вы кредит в банке берёте, чтобы товар закупить, торговлю развернуть, то вынуждены, как минимум, банковский процент в цену товара включить. А конкурент товар просто так получает, процентов банку не платит, так коню понятно, цена у него поинтересней окажется. Так что "Ранибо" не простаивала и за два-три года наторговала прилично. Не знаю доподлинно куда именно пошли эти деньги (могу только предполагать), но явно не на помощь голодающим в Африке.
   Опять-таки случай не рядовой. Выдающийся, прямо скажем, но далеко не единственный. Осенью 1993 года, точнее, в конце октября, я готовился к переезду в Новосибирск, где мы только что открыли филиал представительства. За два месяца до того, получив назначение, я составил план необходимых мероприятий, включающий, среди прочего и организацию таможенного склада. Тогда все дилеры ещё сами таможенным оформлением занимались. Поэтому при каждом филиале склад открывался обязательно и видимых причин, по которым именно Новосибирск мог стать первым исключением, не наблюдалось. И тут выяснилось, что склад в Сибири Ксерокс уже полгода назад открыл, но почему-то в Барнауле. А ведь это странно. Выбор Новосибирска для размещения филиала вполне оправдан, ибо это не только крупнейший город за Уралом, но и расположен удачно. Настоящий региональный центр, как бы небольшая сибирская Москва. А при чём тут Барнаул? Мне объяснили, что так получилось и надо воспринимать сей факт, как данность.
   Склад был организован с помощью (и по предложению) нашего барнаульского дилера, фирмы "Негоциант", для которой это событие стало большим благом. Не надо товар самому возить, кредиты на закупку брать. Всё под боком, а Ксерокс ещё и за обслуживание платит, за складские операции. "Негоциант" сразу же оказался в явно привилегированном, по сравнению с другими дилерами положении. А за какие такие заслуги? Эта фирма ничем особенным других не превосходила, многим даже уступала. Кроме того, из большинства сибирских областных и краевых центров, дорога в Барнаул идёт именно через Новосибирск, в котором и свои дилеры есть (например, единственный в то время в Сибири золотой дилер "Комкон").
   Из Москвы всё несколько иначе воспринимается: что Барнаул, что Новосибирск, что Омск с Красноярском - одинаково далеко, где-то за Уралом. И даже на карту глядя масштабы и расстояния не вполне осознаёшь. То есть, видишь, но не чувствуешь. Надо там пожить, чтобы осознать, насколько Россия велика. Только когда наш филиал заработал стало очевидно неудобство такого положения, когда офис в одном городе, а склад в другом. Пусть и по соседству (по сибирским меркам), но всё же в двухстах пятидесяти километрах. Всё равно, как если бы наше Московское представительство завело склад не в ближнем Подмосковье, а, скажем, в Ленинградской области. Ну и много ли дилеров согласились бы с нами работать, если бы им пришлось контракт в Москве подписывать, а за товаром в Питер мотаться?
   Два месяца я добивался перевода сибирского склада из Барнаула. Все дилеры, кроме "Негоцианта", естественно, хотели того же. Им ведь два конца делать приходилось: сначала к нам в офис за бумагами, потом в Барнаул за товаром. Руководство Представительства не то, чтобы противилось. На словах-то все соглашались, что склад действительно надо бы поближе к офису разместить, только дело двигалось вяловато. Решение о переводе склада в Новосибирск было всё-таки принято в январе 1994 года и тогда, будучи в Москве, я впервые увидел тот договор с "Негоциантом", на основании которого, собственно, склад в Барнауле образовался.
   И выяснилась интереснейшая штука. Оказывается, барнаульский склад не имел лицензии на хранение таможенных грузов, что вообще ни в какие ворота не лезет и в сознание укладывается с трудом. И хотя я не юрист, мне мигом стало понятно: всё, что на этом складе в настоящий момент находится, является, по сути, контрабандой. С точки зрения буквы закона. Ну просто потому, что груз таможенную очистку не проходил, но находится уже за пределами таможни. Значит, ввезён контрабандой. Я просто потом холодным покрылся, ведь в любой момент товар могли, если не конфисковать, то наложить на него арест. А было того товара вагон и тележка, на четыре без малого миллиона долларов. Пока всё держалось на волоске честного слова директора фирмы "Негоциант", но он ясно дал понять, что в переводе склада из Барнаула не заинтересован. В конце концов, склад в Новосибирске мы заимели (нормальный склад со всеми лицензиями) и товар из Барнаула перевезли, но даже вспоминать не хочется, каких усилий и нервов это потребовало.
   Вопросы: Как могло случиться, что опытный Глава представительства, проработавший на таком посту не менее пяти лет в разных странах, не знал элементарных вещей, доступных простому менеджеру? Если не знал, почему не проконсультировался с юристом представительства? А если знал, то чем руководствовался, подписывая столь странный договор?
  
   Тефаль не отстаёт.
   Что мы всё о Ксероксе, да о Ксероксе? Можно подумать, других компаний нет. Есть, конечно. Например, Тефаль, в представительстве которого с корпоративной этикой тоже было "всё в порядке". Не столь масштабно, как в Ксероксе (так и офис куда меньше и товар попроще), но тоже есть, на что посмотреть, чему подивиться. Но прежде, коль скоро мы и эту компанию рассматривать начинаем, позвольте мне вкратце о ней рассказать. Тем более, Тефаль -- компания французская, то есть, должна вроде бы от английской отличаться. Она и отличалась. В мелочах. В главном же, то есть в пороках и недостатках, весьма оказалась на Ксерокс похожа. Что ещё раз подтверждает тезис о системной ошибке Западного менеджмента.
   Кто не знает Тефаль, который "всегда думает о нас" и "без чьих идей нам не обойтись"23? Спросите любого и вам расскажут про посуду с антипригарным покрытием. В этой области всегда было два основных конкурента: американская фирма DuPont, изобретшая тефлон и французский Тефаль, имевший собственную оригинальную технологию. Кроме посуды (с которой компания ассоциируется в первую очередь), Тефаль выпускает ещё и бытовую технику, структурно входит в Group SEB (туда много чего входит, в том числе и немецкая Rowenta, но мы в дальнейшем будем для простоты именовать всё это Тефалем).
   К концу 1994 года дела у компании шли не очень успешно. В смысле, в России. И такое положение дел хозяев, понятно, не устраивало. Подход к организации бизнеса следовало кардинально менять. Требовались новые люди и свежие идеи. Поэтому в декабре девяносто четвёртого в московском представительстве Тефаль появился новый директор - француженка Софи Вергнас. В Тефаль она пришла не откуда-нибудь, а именно из Ксерокса, где была моим непосредственным начальником. Впервые Софи появилась в Москве в конце 1992 года (если не ошибаюсь) и поначалу работала по финансовой части. Но ей это было не интересно, поэтому в 1993 году она добилась перевода на живую работу - стала отвечать за дилерские операции в регионах Урал, Сибирь и Дальний Восток. Приехала в Москву осознанно. Специально изучала дома русский язык (в чём неплохо преуспела), чтобы работать в России.
   Софи запомнилась мне человеком сложным, противоречивым, но чрезвычайно интересным. А главное, обладала важнейшим достоинством - крайней, болезненной порядочностью. Во всяком случае, среди всех иностранцев, с которыми я когда-либо контактировал, Софи была и, боюсь, останется единственной, кто никогда, ни при каких обстоятельствах, не нарушал данного слова. С ней не возникало необходимости что-то подписывать, достаточно было получить устное обещание. Это было не так просто, надо признать, но уж если Софи что обещала, выполняла гарантированно.
   Софи, если приведёт Господь тебе прочесть мою книжку, знай, я тебя помню и никогда не забуду. До сих пор в моей душе живёт чувство глубочайшего к тебе уважения и признательности. Дай тебе Бог всего наилучшего.
   Вот эта самая Софи, став директором представительства Тефаль, начала свою команду собирать. Отнюдь не за счёт тех, кто там уже работал. Просто новые задачи предполагали существенное увеличение штата. И на вновь открытые вакансии Софи приглашала тех, кто, по её мнению, мог с этими задачами справиться. В том числе и меня. В то время я жил и работал в Новосибирске, возглавлял филиал Представительства XEROX. Ехал я туда на год, но, когда он закончился, в Москве не оказалось свободных вакансий. Хотя Новосибирск мне нравился, но всё же не настолько, чтобы остаться там навсегда, поэтому предложение Софи я принял и 15 марта 1995 года вышел на новую работу.
   Признаюсь, поначалу я даже несколько стеснялся говорить бывшим коллегам, куда ухожу. Ну как же! После копиров сковородки продавать, вроде как-то не серьёзно. В общем, только из-за Софи и согласился, к ней уходил. Но очень скоро понял простую истину: воздух продавать или дерьмо в красивой упаковке, да, стыдно. А качественный, добротный товар, напротив, достойно. Тем более, сама работа оказалась интересной не менее, чем прежняя. Должен признаться, был поражён, насколько глубоко Софи овладела спецификой нового для себя товара, с каким знанием дела о нём рассказывала. И всего за месяц, что лишний раз подтверждает высочайший уровень её мастерства. Мне больше времени потребовалось, чтобы с копиров на сковородки с чайниками переключиться.
   Московское представительство Тефаль отвечало за операции по всему пространству бывшего СССР. Мне поручили организацию региональных продаж, по всем бывшим республикам (включая прибалтийские), кроме России. Работа была организована несколько иначе, чем в Ксероксе (оно и понятно, другой товар, своя специфика), но в целом - похоже: те же командировки, те же поиски дистрибьюторов. В общем, такая же динамичная интересная работа. Вообще, Софи наша - человек заводной. У неё всё кипит и летает. Мы и летали. И в прямом и в переносном смысле. И это не могло не дать результат. Продажи в девяносто пятом году возросли втрое (!!!) по сравнению с предыдущим, девяносто четвёртым.
   А потом Софи ушла. Ушла неожиданно, в конце января девяносто шестого, проработав чуть больше года. Сказала, что ей интересно, когда бардак и надо всё устраивать и налаживать. А когда уже налажено - становится неинтересно. Не уверен, что это правда (не вся, как минимум). Думаю, дело в другом. Когда ситуация тяжёлая и надо её решительно исправлять, ищут профессионала. Настоящий профессионал своего дела, человек, как правило, яркий, неординарный. Он выделяется из толпы, с ним может быть трудно. Однако, тяжёлый или просто неудобный характер, начальство готово терпеть ради профессионализма, который в кризисной ситуации приобретает определяющее значение. Но только до поры, до времени. В более спокойной обстановке уже смотрят на нюансы поведения: так ли посмотрел, достаточное ли почтение начальнику выказал. Когда кризис преодолён, дело налажено и катится вроде бы само по себе, возникает иллюзия, что высококлассный, но неудобный в общении специалист уже не столь необходим. Мавр сделал своё дело, мавра можно и убрать. Заменив кем-то, может и не столь ярким, зато своим, понятным.
   И этот "свой" не замедлил появиться. Уже в начале февраля нам был представлен новый начальник, Саша24 Тихомирофф. Француз русского происхождения, внук эмигранта. Биография почти такая же, как у Боба Эйджи, только с поправкой на гражданство. И по-русски так же хорошо говорил. Но был совершеннейший француз, даже в большей степени, чем Софи. Как я уже отмечал, Софи выглядела нетипичной, учитывая её происхождение, зато Саша оказался типичен в полной мере. Что и подтверждал впоследствии многократно.
   Не всегда, знаете ли, надо за руку хватать. Вот бывает так: наблюдаешь странный поступок и пытаешься понять, а чем человек руководствовался? Версий всегда несколько придумать можно, какую выбрать? Будучи поклонником принципа "бритвы Оккама25", не раз имел возможность убедиться в его правильности. К примеру - история крушения Представительства Рэнк Ксерокс, описанная выше. Начальник своими действиями губит фирму. Нелогично и необъяснимо, на первый взгляд. Можно, конечно, предположить, что у человека случилось временное помрачение рассудка. Работал себе годами нормально, деловитость изрядную проявлял, а тут вдруг, внезапно, умом тронулся. На несколько месяцев всего. А после, снова нормален и деловит. Фантазия человека безгранична, поэтому предположить можно всё, что угодно, даже и такое объяснение. А можно и другое: он преследовал свои цели, а ущерб родной фирме - просто побочный эффект. Специально вредить не собирался, так уж получилось. Как говорят плохие парни из американских боевиков, втыкая нож в парней хороших: "Ничего личного, работа такая".
   Давайте попробуем из этого и исходить, рассматривая два небольших, но характерных эпизода из истории компании Тефаль.
  
   Эпизод первый. Летом 1996 года, учитывая устойчивый рост продаж продукции фирмы на Украине, руководство Тефаль приняло решение об открытии в Киеве офиса, филиала московского представительства. Следует напомнить, Украина тогда (середина девяностых) жила победнее, чем нынче. Гривну ещё не ввели, а роль денег выполняли так называемые купоны, больше похожие на фантики, чем на настоящие деньги. Инфляция. Приезжаешь, скажем, через месяц после предыдущего визита и обнаруживаешь новые фантики с ещё большим количеством нулей. Граждан, готовых платить за относительно дорогую посуду немного, соответственно, объём продаж невысок. Поэтому представительства в Киеве до поры до времени не открывали.
   Имелся у нас там агент, местный житель. Компания снимала ему в Киеве просторную квартиру, одна комната в которой использовалась, как демонстрационный зал. Парень считался сотрудником компании, зарплату ему платило Представительство. Но прав юридического лица агент не имел. В его задачи входило рекламировать продукцию фирмы, подыскивать дистрибьюторов, помогать им в организации продаж. Со временем объёмы операций росли. Когда же они выросли настолько, что поставки на Украину пошли уже не с московского склада, а напрямую из Франции, фурами, руководство сочло, что пора открывать в Киеве полноценный офис.
   Подыскать достойное помещение под офис поручили как раз нашему киевскому агенту. Поскольку отчитывался он непосредственно перед Главой представительства, детали стали мне известны не сразу, а тогда лишь, когда договор аренды Саша уже подписал. Занимаясь региональными продажами, я неоднократно бывал на Украине, в том числе и в Киеве, поэтому в положении дел ориентировался неплохо. Скажем так, я неплохо представлял уровень цен на недвижимость. Так вот, учитывая географическое расположение будущего офиса, качество здания, общий уровень цен на недвижимость в Киеве в то время, а также условие, по которому Тефаль был обязан внести предоплату за год (!), я пришёл к выводу, что мы несколько переплачиваем. Раза в два.
   И я, наивный, помчался к шефу, чтобы уберечь, остановить, пока он подписанный договор назад не послал, денег не перевёл, пока всё еще можно было исправить. Думал, что это киевский агент решил фирму нагреть и брался за неделю подыскать лучший офис за меньшие деньги. Но Саша, посуровев лицом, посоветовал мне заниматься своими делами, а в чужие не лезть. Офис открыли, того киевского сотрудника впоследствии Саша поощрил за проявленное рвение. Видимо парень и впрямь постарался. Вот только для кого? Это вопрос, ведь фирме был нанесён явный ущерб.
  
   Эпизод второй. Описываемые события произошли уже после моего ухода из Представительства Тефаль. Рассказываю со слов нашего завхоза (офис менеджера, то бишь) - основного участника событий.
   В начале 1997 года Глава представительства решил, что имеющийся офис недостаточно хорош, не соответствует в полной мере величию компании. Да и то сказать, этот офис ещё Софи открывала, значит, Саше, в любом случае, новый требовался. Подыскали подходящее помещение, затеяли ремонт. Для проведения ремонтных работ господин Тихомирофф пригласил не очень известную на этом поприще фирму, обладавшую зато важным, неоспоримым преимуществом: её владельцем тоже был француз, знакомый нашего Саши. Со стороны Тефаля ход работ контролировал как раз тот самый завхоз, Слава. А до прихода в Тефаль он, между прочим, работал в строительной компании, потому отлично разбирался как в материалах, так и в расценках.
   Контролировал, это ведь не значит, торчал там постоянно, наблюдая за рабочими. Слава акты подписывал, работу принимал. Вот сделан очередной, предусмотренный договором этап ремонта, исполнитель акт пишет: выполнены такие-то работы с использованием таких-то материалов. А Заказчик проверяет. Обычно проверял Слава не очень внимательно, поверхностно проверял, в общих чертах. А в тот раз чего-то ему почудилось. Поэтому, получив очередной акт, стал Слава смотреть внимательно и видит, что подрядчик совсем стыд потерял: не только расценки на работы завышены (да не слегка, а вполне бессовестно), но и материалы использованы другие. Не те, что в акте прописаны, а гораздо более дешёвые. В акте, к примеру, указана некая штучка, от известного европейского производителя, ценой в сто долларов, а реально установлена поделка фабрики дядюшки Ляо, за которую и ста рублей жалко. И такая картина наблюдается почти по всем позициям.
   На свою беду Слава тоже оказался наивным человеком (очень вредное, как я не раз убеждался сочетание для успешной карьеры, когда человек одновременно честный и наивный). Разумеется, поработав в строительном бизнесе, он знал, что подрядчики склонны расценки завышать. И, если бы ремонт выполнялся силами местного ЖЭКа, он бы не сильно удивился, то есть, удивился бы только наглости и неумеренным аппетитам (наши, даже самые оголтелые хапуги, все же некоторое представление о совести имеют), но не самому факту. Но тут же француз, европеец, порядочный, по определению, человек. И помчался Слава к начальнику, спасать его от лиходеев. Был уволен немедленно, в течение получаса.
   Саша вдруг счёл, что завхоз перестал справляться со своими обязанностями. Месяц назад справлялся, вчера справлялся и даже сегодня до обеда ещё справлялся, а после обеда как-то вдруг справляться перестал. А это, видимо, озарение на Сашу снизошло, глаза открылись. Смотрит и ясно видит, не тянет Слава, давно уже не тянет, увольнять надо немедля. А может, предполагалось, что его обязанности как раз и должны были заключаться в том, чтобы не видеть очевидного? Тогда предупреждать надо.
   Если кто считает, что рассказу заинтересованного лица (а Слава таковым, безусловно, является) не стоит так уж безоговорочно верить, не обольщайтесь. Во-первых, я Славу хорошо знал, во-вторых, имел подтверждения от других, не столь заинтересованных лиц. Собственно, впервые я эту историю от бухгалтера услышал, которая трудовую книжку Славе оформляла. Вот он к Саше вошёл, поговорили они минут двадцать, Слава весь пунцовый выбегает, а вслед за ним Саша выходит и распоряжается оформить увольнение. Мол, не работает у нас больше этот парень, с обязанностями перестал справляться. Потом уже Слава мне в подробностях рассказал. Причём без обиды рассказывал, с досадой, но без обиды, себя винил: неправильно задачу понял, сам, стало быть и виноват.
   Вопросы по теме:
   Если с вас за что-то пытаются содрать вдвое больше, чем это стоит на самом деле, можно ли считать, что вас обворовывают? Или просто добросовестно заблуждаются, не имея в виду ничего дурного?
   Если начальник воров поощряет, а тех, кто его предостеречь пытается, напротив, наказывает, увольняет, то чем он при этом руководствуется? Каковы могут быть наиболее вероятные мотивы такого начальника?
   В скобках заметим: нормальный человек обычно благодарит тех, кто ему пользу принёс, какое-то благо сотворил, а наказывает, соответственно, за вред. Вот и интересно было бы узнать, какое благо принесли лично Саше те, кто Тефаль обворовал и какой вред исходил от тех, кто пытался воровства не допустить?
   Воля ваша, господа, но мне на ум не приходит ничего иного, кроме сознательного преступного сговора с целью обогащения путём ограбления собственной фирмы. Может я не прав и всё вижу в чёрном цвете? Что же, если кто сможет придумать какую-то иную мотивацию, как то иначе, но логично (то есть без внезапного умопомрачения, похищения инопланетянами и прочей чуши) всё объяснить, буду рад ознакомиться.
  
   Взгляд со стороны.
   Позволю себе небольшое литературное отступление. Насчёт взгляда с другой стороны. Когда долго за чем-то наблюдаешь, взгляд замыливается, перестаешь замечать многие детали. Значит надо позу сменить, точку наблюдения. Если видишь чьё-то (властей?), нелогичное, на первый взгляд, решение, не надо думать, что люди внезапно сошли с ума. Так бывает редко. И свой психотип резко поменять человек не может. Значит, надо поискать другую логику. Когда долго над задачей голову ломаешь и никак ответа найти не можешь, передохни, затем глянь на проблему с другой стороны.
   Расскажу одну хрестоматийную историю, вошедшую в своё время в учебники по ТРИЗу26. В одном НИИ сконструировали новый токарный станок-автомат. Великолепная штука получилась. И выработка больше в разы и рабочие руки, которых всегда нехватка, высвобождаются. Перед тем, как изделие в серию запускать, надо испытания провести. Для выявления возможных просчётов и окончательной доводки. Построили опытный образец, стали гонять на разных режимах и сразу столкнулись с неприятной проблемой. Нет, в расчётах всё было правильно, без ошибок. И просчётов существенных не обнаружилось. Кроме одного. Просто забыли о сущей мелочи. О стружке. При обработке металлической заготовки стружка образуется. Так вот эта стружка, как ей и положено, падала на рабочую поверхность станка и очень быстро её забивала. Станок переставал работать. На обычном станке, не автомате, стружку рабочий периодически щеточкой удалял, а здесь человек не предусмотрен. Что делать?
   Стали конструкторы думать, как беде помочь, а ничего дельного не придумывается. Разные решения предлагались: и струёй воздуха стружку удалять, и водой смывать, и автоматическую щетку приладить, и лоток-улавливатель, и многое другое. Ни одно из решений удачным не выглядело. Все они были технически труднореализуемы, весьма усложняли схему и требовали внесения принципиальных изменений в конструкцию, то есть, фактически, новой разработки. Вся предыдущая работа летела, извините, псу под хвост. Надо было начинать сначала.
   К счастью, проблема в итоге была решена, причём, решил её человек, далёкий от конструирования станков, даже не инженер. Просто взгляд у него оказался свежий, не зашоренный. Решение оказалось гениально простым: перевернуть станок вверх ногами, тогда стружка просто будет падать на пол. А ведь верно. Конструкторы стояли на позициях антропоморфизма, свой станок они проектировали именно как автомат, но ориентировали его в пространстве, как станок обычный. А зачем? Человеку действительно трудно работать, стоя на голове, а роботу всё равно.
  
   Глава 5. Миф N 3.
   Иностранец честен, держит данное слово, выполняет свои обязательства, бережёт деловую репутацию.
   А что такое честность, по-вашему? Задумайтесь и убедитесь: однозначного, в одно слово определения с ходу не подберёшь. Спросите знакомых -- услышите разные мнения, какое верное? Очень многие проблемы в общении возникают от недопонимания. А оно, в свою очередь, следствие недоговорённости. Часто бывает в споре, стороны оперируют одинаковыми, вроде бы терминами, имея в виду разное их наполнение. Поэтому, прежде чем к дискуссии приступать, надо бы с терминологией разобраться, тем более в жизни есть немало такого, что однозначно, одинаково для всех не определяется. Как честность.
   Или, допустим, здоровье. Как понять фразу: "А здоровее В"? Я лично не знаю. Не торопитесь хохотать, крутя пальцем у виска, не всё так просто. Есть у меня приятель, с виду богатырь: метр восемьдесят пять ростом, косая сажень в плечах, кулак с пивную кружку. Здоровяк? Безусловно. А я мелкий, склонный к полноте, со спортом никогда не дружил. Мой приятель может подкову ладонью согнуть, а ударом кулака пудового человеку вроде меня голову с плеч смахнуть. Но. Малейший сквознячок и он весь в соплях, а я не простужаюсь, сквозняков не замечаю. Если в комнату случайно полудохлый вирус залетит, мой приятель-здоровяк его обязательно словит, а я далеко не в каждую эпидемию гриппа больничный беру. И не потому что гриппую на ногах, просто болею крайне редко (тьфу-тьфу, не сглазить). Так кто из нас здоровее?
   То же самое и честностью. Кто-то скажет, что это правдивость, честняга, мол, никогда не врёт. Лгунишек не жалую, но понимаю, живя не на необитаемом острове, а в реальном мире, говорить всегда только правду невозможно. Поэтому, в моём понимании честность это, в первую очередь, верность взятым на себя обязательствам, умение держать данное слово. Пусть такое определение не полно, но согласимся, человека, обладающего указанными качествами уже есть за что уважать. Тем более, бизнес как раз и строится на постоянных договорённостях (с клиентами, с партнёрами) и руководители коммерческих предприятий это прекрасно понимают.
   В любой инофирме сотрудников учат, что честность -- лучшая политика. Что нельзя нарушать свои обязательства, обманывать партнёров. Только родители тоже учат детей всегда говорить правду, а сами, к сожалению, частенько... Кого, по-вашему, можно назвать честным человеком в рассматриваемом аспекте? Если ваш визави всегда выполняет свои обязательства, но только письменные, он как, порядочный или нет? Подумайте об этом.
   Убеждён, тот, кто привык своё слово держать, делает так всегда, независимо от того, просто ли высказано это слово или на бумаге записано. Если же вы выполняете только письменные обязательства, значит просто судебного преследования боитесь. При чём же здесь честность? Это даже не законопослушание, а элементарный страх наказания, инстинкт самосохранения.
   Подсознание - коварная штука. Действуя сознательно, мы предстаём перед окружающими такими, какими хотели бы быть или, по крайней мере, казаться. Действуя же инстинктивно, под влиянием подсознания, демонстрируем своё истинное лицо. Если кто-то ведёт себя в обществе, как лорд, но, оставшись один или в кругу семьи, начинает, задумавшись, есть руками, почёсываться и ковырять вилкой в зубах, будьте уверены настоящий он именно теперь.
   Подсознание определяет поведение человека в значительно большей степени, чем сознание, заставляя нас действовать инстинктивно, неосознанно, особенно в кризисных ситуациях, когда раздумывать-то особо некогда. Мы делаем то, что заложено в нас природой, собственным опытом, опытом предыдущих поколений и часто не способны объяснить, почему поступаем именно так. Примерно, как насекомые. Правда, в отличие от насекомых, мы ещё и некоторым разумом обладаем. Но даже усилием воли зачастую не в силах подсознание побороть. Большинство тех, кто считает себя венцом творения и царём природы, не готовы согласиться с таким утверждением. Тем не менее так и есть. Не верите? Тогда вот вам простенький пример. Опыт, который может легко повторить каждый, кто регулярно ездит в метро. Оно, конечно, не в каждом Российском городе имеется, но и не в одной только столице.
   Для пассажиров метро, эскалатор -- стандартный, неотъемлемый элемент подземного интерьера. Когда-то движущаяся лестница воспринималась неким чудом техники, но со временем стала настолько привычной, что представить метро без неё уже, пожалуй, невозможно. Тем, кто пользуется этим удобнейшим видом городского транспорта не изредка, а ежедневно, наверняка приходилось и по неподвижному эскалатору спускаться. Тогда вы должны помнить, что вступая на него, обязательно чувствуете лёгкий толчок. А почему? Ведь когда вы по обычной лестнице идёте, никакого толчка не испытываете. Дело тут вот в чём.
   Чтобы тело чувствовало себя комфортно, при вступлении на движущуюся лестницу мышцы ног должны работать несколько иначе, чем при движении по лестнице обычной, стационарной. Столкнувшись с чудом инженерной мысли первый раз, люди обычно спотыкаются, пошатываются, хватаются за поручни, чтобы не упасть. Но, когда человек начинает пользоваться эскалатором регулярно, делая одни и те же движения изо дня в день, постепенно вырабатывается навык. Он закрепляется, переходит в подсознание. Возникает явление "мышечной памяти". Это примерно как тренировка по боевым искусствам, когда в определённой ситуации тело действует как бы само, без участия сознания. Теперь, когда вы приближаетесь к эскалатору, глаз ухватывает привычный образ и мозг посылает сигнал мышцам включить некую программу. Подходите к обычной лестнице -- другая программа срабатывает.
   Теперь представьте, эскалатор не работает. Сломался или отключён для проведения профилактических работ, не важно. Главное, он не движется и глаз сей факт фиксирует. И сознание отмечает, что лестница неподвижна, что в данный момент она функционально ничем от обычной не отличается. Только подсознанию-то плевать. Подсознание знает, что эта штука обычно движется и включает соответствующую программу. Вы вступаете на неподвижную лестницу, но мышцы ног работают так, как им полагается работать на движущемся эскалаторе. Вот отсюда и толчок. Попробуйте, зафиксировавшись на этой мысли, пройти по неподвижному эскалатору без толчков, попробуйте убедить тело двигаться в режиме неподвижной лестницы, попробуйте с подсознанием договориться. Уверяю, ничего не выйдет, я пробовал. Если, конечно, вы будете идти не черепашьими шажками, а нормально.
   На столь простом и наглядном примере легко убедиться, что человеку чрезвычайно трудно переломить, перебороть подсознание. А ведь тут речь идёт всего лишь о простеньком навыке, закреплённом годом ежедневных тренировок. Что же говорить о тех привычках, которые внедрялись в подсознание людей десятилетиями, о традициях и обычаях, передающихся из поколения в поколение. Метро, в конце концов, относительно недавнее изобретение. Мой отец им пользовался, а вот дед не застал. То есть, в данном случае об опыте поколений говорить не приходится. И тем не менее, навык закрепляется столь прочно, что никаким усилием воли его не перебороть. А основы мировоззрения, формируемые в течении десяти, двадцати, сорока поколений -- тем более.
   Это я вот к чему. Мы рассуждали о разнице менталитетов народов Востока и Запада. Конечно, японцы сейчас несколько не те, что двести лет назад. Они уже не вспарывают себе животы, пристрастились к кока-коле и с удовольствием жуют гамбургеры, многие кимоно не носят, находя европейскую одежду более удобной. Только это всё внешнее, наносное. В глубине души они мало чем от предков отличаются. Просто потому, что невозможно всего за несколько десятилетий перебороть основы, сформировавшиеся в подсознании в течении тысячелетия.
   Какой-нибудь молодой японский менеджер может искренне полагать, что выбрал американский образ жизни. Может даже себя американцем считать, несмотря на желтоватую кожу и раскосые глаза. Только внутри он всё равно японец и подсознательно будет вести себя именно так, как японцам свойственно. А японцам, в частности, свойственно стараться никогда "не потерять лицо". Что это означает? Сделать что-то неподобающее, например, ради личного блага свою фирму подставить.
   А что Запад? Ну, про Америку и речи нет, история у них не длинная, а вот Европа не зря Старым светом именуется. Там и традиции из средних веков идущие и взгляды на жизнь, формировавшиеся столетиями. Стоит просто поглядеть повнимательнее, даже не в микроскоп, а в простое увеличительное стекло, как становится понятно: всё, что я говорил выше о противоречиях западного менеджмента, идёт оттуда. В том числе.
  
   Экскурс в историю.
   Многие, особенно те, кто по верхам отрывочных сведений нахватался, совершают невольную ошибку, проводя параллели между европейским рыцарством и японским самурайским сословием. Вроде бы и те и другие -- мелкое, безземельное служивое дворянство. На самом деле параллели эти поверхностны, а вот различия глубоки и принципиальны. И лежат они, главным образом, в области системы отношений нижестоящих с вышестоящими.
   Самурая с господином, князем-даймё, накрепко связывала клятва верности, от которой самурая освобождала только смерть. Рыцарь же подобных клятв не давал, а принимал вассальную присягу, которая по сути являлась двусторонним договором, определяющим не только обязанности рыцаря, но и его права, а также обязанности сюзерена. Более того, клятвопреступником только тот считался, кто нарушал обязательства, принятые перед ликом Божьим. Если же просто походя чего обещал, ничем святым не клянясь, это не считается, это не клятва, за нарушение не спросят. Заметим, обязательными для исполнения считались только церковные, назовём их так, клятвы. Что в наши дни соответствует подписанным договорам.
   Согласно присяге, вассал был обязан отслужить сюзерену в качестве боевой единицы определённое число дней в году. Допустим, девяносто дней. И вот начинает герцог войну с соседом за спорный городок, вассалов созывает. Они, конечно, являются на зов (присяга есть присяга) со своим вооружением и честно воюют. Но только положенный, оговоренный присягой срок, не дольше. Если даже девяностый день истекал в самый разгар боевых действий, рыцарь-вассал вполне мог зачехлить копьё, развернуть коня и выйти из боя, оставив герцога-сюзерена наедине с его проблемами.
   То есть, какой-то конкретный рыцарь, мог, конечно остаться, послужить господину и сверх нормы, но мог и уйти, имел полное право. Предательством, упаси Боже, такой поступок не считался, даже если беднягу сюзерена, не рассчитавшего сроки войны правильно, в том бою на копьё насадили. Вот если присягу нарушил, раньше срока службу оставил, тогда, конечно, нехорошо, тогда коллеги осудят и мечами рыцарскими двуручными справедливое негодование мигом подкрепят. А так всё нормально, благородный господин в своём праве: отслужил столько, сколько перед ликом Божьим клятвенно обещал, всё -- свободен. Пока, герцог, привет семье. Для самурая подобное поведение невозможно, непредставимо. Его служба срока не имела.
   Кодекс чести самурая не дозволял пережить господина и требовал покончить с собой в случае его насильственной смерти (именно насильственной, не от старости; впрочем, в те тёмные времена до старости воины доживали редко). Я уж не говорю о том, что защищая хозяина самурай должен был не задумываясь отдать за него жизнь, это само собой. Уйти от живого господина по своей воле самурай не мог ни при каких обстоятельствах, только по приказу, если, допустим, хозяин его другому князю на время одолжит. А тот воин, что и без господина остался и жизнь сохранил, именовался ронином и становился презираемым изгоем, которому вслед даже простолюдины плевались.
   Для рыцаря смерть сюзерена означала только завершение их договорных отношений. На меч он не бросался, волос из бороды не драл, а спокойно отправлялся другого "работодателя" искать. Или, если сюзерен свои обязательства нарушал, рыцарь мог счесть себя свободным от вассальной присяги и сменить господина. Никто его и не подумал бы осуждать, подобное поведение считалось нормальным. Да и защищать сюзерена ценой собственной жизни было вовсе не обязательно. Рыцарь вполне мог сдаться более сильному противнику, особенно на почётных условиях.
   Когда узнаёшь немного больше о некоторых особенностях исторического развития разных стран, становится более понятно, почему японец предпочтёт родной фирме послужить даже в ущерб себе, а европеец (тем более, американец) поступит с точностью до наоборот. Заметим, временная верность западного менеджера своей фирме, основанная не на симпатиях, а только на договоре, идёт из средневековья, из вассальной присяги. Это следует понять, чтобы чётко различать, какие поступки вашего коллеги-иностранца есть следствие лишь его персональных черт характера, какие -- в принципе свойственны большинству его соотечественников просто потому, что соответствуют их коллективному менталитету.
   Вассальная присяга содержала понятие измены, которая обществом, понятное дело, осуждалось. Так и в наши дни, менеджера, который, подписав договор с одной компанией, начинает втихую работать на другую, сливая информацию конкуренту, однозначно и на Западе осудят. Следовательно, если вы обнаружили, что ваш коллега Смит -- казачок засланный, точнее, конкурентом купленный, это свидетельствует, только о том, что именно этот, конкретный Смит -- подлец и никак не характеризует остальных Смитовых соотечественников. А вот когда коллега Браун, сгоряча вам что-то пообещавший, но не в письменном виде, а на словах, счёл для себя более выгодным на данный момент про обещание "забыть", это другое дело. Такое поведение свойственно большинству из них, и Смитам, и Браунам, и разным прочим Джонсам, независимо от индивидуальных черт характера каждого.
   Мне возражают: отношения вассалов с сюзеренами заложили основу уважению прав человека, воспитанию чувства собственного достоинства. Оттого сейчас Запад по части демократических свобод впереди планеты всей. Не знаю, не знаю. Чувство собственного достоинства, штука, безусловно, отличная, только понимать его можно очень по разному. Можно, как гордость, нежелание склонить главу перед ничтожной личностью, а можно и по другому. Думаете, те господа, что выше описаны, готовые ради достижения своих личных целей не только ущерб ближним принести, но и фирмы родные порушить, чувства собственного достоинства не имели? Сколько угодно. Оно у них, чуть ли не из носа капало. Да и поучали не раз снисходительно, что, присущее им с рожденья, чувство собственного достоинства -- важнейшее качество, отличающее их от русских.
   Ну как тут не согласиться? Что правда, то правда, такое достоинство нам действительно исторически не присуще. Почему? Да потому, что если вернуться к приведённым выше историческим экскурсам и посмотреть на место нашей Родины, оно окажется как раз посередине. Самурайская жертвенность нам непривычна, но и отношений вассалитета Русь не знала.
   В отличии от Западной Европы, русский аристократ не мог, по завершении срока действия вассальной присяги, перейти со всем своим имуществом под руку другого господина. Просто потому, что никакой присяги он не принимал, не было такого понятия, обычай не сложился. Случалось, конечно, и не раз, некий боярин отъезжал от своего князя к другому. Ну так и отъезжал он сам по себе, без земли, без терема, только с семьёй, холопями и тем имуществом, что смог увезти. Брошенный князь (равно как и все его подданные, вплоть до последнего крестьянина) считал сбежавшего боярина предателем и, если случай выпадал захватить его, допустим, в бою, казнил без раздумья. А потому ментальность русского средневекового боярина сильно отличалась от ментальности его собрата по классу, евробарона.
  
   Слово купеческое.
   Ходила до Революции в обывательской среде такая поговорка: "Не обманешь - не продашь". Уверен, придумали её не купцы. Просто торговля всегда считалась занятием немного лукавым. Будто бы продавец обязательно попытается покупателя надуть. А если и не обманет прямо, то всё равно ведь наживётся. Ну а как без этого? Прямо обманывать клиента, разумеется, не годится, но и без прибыли никто торговать не будет. Если, придя в торговое заведение, слышу от продавцов, что торгуют они чуть ли не в убыток, желая покупателям угодить, не спорю. Сразу ухожу без лишних разговоров. Такие заверения для меня как сигнал: "Внимание, сейчас будут разводить с особой изощрённостью". Ибо без прибыли возможна только благотворительность, но никак не торговля. Так что не купцы ту поговорку придумали, а торгаши.
   У самих же купцов было понятие "слова купеческого". Это как раз о деловой репутации, а она всегда, во все времена ценилась в купеческой среде высоко. На мой взгляд, честность менеджера состоит, в первую очередь, в умении держать слово, в верности своим обязательствам, о чём я уже говорил. Именно из таких составляющих складывается деловая репутация. И я в своё время полагал, что западным бизнесменам всё это присуще в полной мере. Это ведь чистая логика: чем лучше твоя репутация, тем большее количество клиентов захочет иметь с тобой дело, тем выше будут твои доходы. Примерно с такими представлениями я пришёл в представительство Ксерокс в 1990 году и очень скоро убедился, насколько они далеки от реалий.
   Во всех инопредставительствах, где мне довелось работать, иностранцы легко и постоянно нарушали свои обещания. Что поражало. Как же они умудряются сохранять свои репутации в деловом мире, если не имеют привычки слово держать? Потом разобрался: обещания, даваемые друг другу, иностранцы, как правило, выполняли. А вот по отношению к нам, местному персоналу, почти каждый из них (за редким исключением) вёл себя как настоящий хозяин слова, который захотел - слово дал, захотел - назад взял. Видимо, западная мораль позволяла чётко разделять людей на два сорта. С людьми первого сорта они ведут себя сознательно и ответственно, с людьми второго - позволяют себе расслабиться, выпуская наружу подсознание.
   Справедливости ради надо отметить, не все вели себя подобным образом. Встречались мне среди иностранцев и очень порядочные, щепетильные люди, но так мало их было, что воспринимались они скорее, как то самое исключение, которое правило подтверждает. Например, Грант, мой первый начальник в Ксероксе. Но он так долго (большую часть жизни, пожалуй) жил в СССР, что и англичанином-то мог считаться с большой натяжкой. Или та же Софи. Но, увы, припомнить я могу только этих двоих, все же остальные вели себя совершенно иначе.
   А ведь это, если разобраться, самая натуральная дискриминация. Я знаю понятие расовой дискриминации, половой, какой-то ещё, но как такую дискриминацию обозвать, не знаю, нигде определения не нашёл. И сам пока не придумал. Наверное, всё же к расовой по смыслу ближе. Экспаты ведь чётко оперировали понятиями "мы" -- "они". Мы -- британцы (или французы, в общем, граждане страны, откуда сама фирма происходит), они -- locals, местные, русские (русские, в смысле граждане России, независимо от национальной принадлежности).
   Однако, в данном случае важен не термин, а факт: то, что иностранцы-начальники не видели необходимости сохранять свою репутацию в глазах русских сотрудников, а проще говоря, вели себя естественно, не напрягались, демонстрируя свою истинную сущность, яснее ясного говорило, что за людей они нас не считают. По крайней мере, за равных себе, то есть ставят нас, русских ниже, чем какого-нибудь негра-гомосексуалиста (ой, извините, что это я? Афроамериканца, конечно. Или афрофранцуза?) у себя на Родине. Может ли нормальный человек мириться с таким отношением?
   Не должен! Никто и не мирился. Разница только в том, что одни возмущались мысленно, другие -- опасливым шепотком в курилке, а третьи -- громко. Я не встречал в Представительствах, где работать довелось человека, которого не возмущала бы сложившаяся система отношений, который считал бы, что всё правильно и справедливо. Только дальше курилок и пьяных междусобойчиков по случаю чьего-нибудь дня рождения дело, как правило, не шло. Я потому и считался в представительстве Ксерокс человеком с тяжёлым характером, что позволял себе дерзость активно не мириться со столь явной дискриминацией. Вот, например, бонусы и поощрения. Начальники очень любили что-то обещать, дабы подвигнуть подчинённых на трудовые свершения, но, после достижения заданного результата, обещание частенько забывалось.
   Так в начале 1993 года все сотрудники получили меморандумы, в которых были подробно прописаны индивидуальные планы, а также те материальные поощрения, которые нам полагались за выполнение оных. Довольно значительный бонус (аналог премии) предполагалось выплатить по завершении полугодия, но, только в случае достижения плановых показателей всем Представительством. Согласитесь, гораздо приятнее работать, когда вы знаете, за что трудитесь. Полгода минуло, план мы даже перекрыли. Наступает приятный момент раздачи конвертов (кредитки тогда ещё в употребление широко не вошли), а в них только половина того, что должно было быть. Сотрудники ругаются, но тихо, сквозь зубы, в курилке душу отводят, как обычно. Начальство костерят, но отношения выяснять никто не спешит. Никто, кроме меня.
   Мне, признаться, отношения обострять тоже очень не хотелось. Я, знаете ли, не герой, найдись кто другой активный, может выступать бы и не стал. Но смотрю, все сидят тихо, смирились, значит в стороне остаться не получится. Если никто другой не желает наши права отстоять, придётся самому -- дело принципа.
   Я зашёл в кабинет Тревора Вуда (так моего непосредственного тогдашнего начальника звали), показал ему меморандум и вежливо поинтересовался, почему цифра, под которой стоит его подпись и содержимое конверта так сильно не совпадают? Надо признать, Тревор даже не мигнул. Заглянул в конверт, пару раз пересчитал содержимое, с выпиской, туда же вложенной ознакомился. И на голубом глазу заявил, что произошла явная ошибка, которая, без сомнения будет немедленно исправлена. Меня якобы с кем-то перепутали. Действительно, на следующий же день мне доплатили разницу. Единственному человеку в представительстве!
   А ведь такие меморандумы всем раздавали. Спорить с Тревором тогда я не стал, всё равно ничего не доказал бы. Пришлось сделать вид, будто верю в чистоту его помыслов, хотя ни минуты не сомневался, никакой ошибки не было! Начальники сэкономить решили. А может и поживиться за наш счёт. Обещать-то обещали, но когда результат уже достигнут, платить очень не хочется. Вот и заплатили меньше, хотя обещан бонус был не на словах. В данном случае речь шла уже о письменных обязательствах. Полученные нами меморандумы есть по сути односторонние договоры. И эти договоры они попытались обойти. Но обвинить в нарушении обязательств ни Боба, ни Тревора, ни других-прочих экспатов не получилось бы. Расчёт простой: кто станет права качать, тем заплатим, как обещали, но не каждый же станет, так что в накладе не останемся. И не ошиблись! Никто не стал.
   Остальные сотрудники могли теперь возмущаться хоть до посинения, изменить что-либо было уже невозможно: отчёт по бухгалтерии прошёл, вопрос закрыт. Когда спустя месяц, во время корпоратива кто-то ещё высказал претензию по этому поводу (даже не то, чтобы претензию, а так, лёгкий укор), Тревор спокойно ответил: "А почему же ты ко мне сразу не пришёл со своими претензиями? Ошибки возможны в любом деле. Вот Михаил счёл, что ему неправильно заплатили, подошёл ко мне и мы ошибку вместе мигом исправили. А ты выяснять не стал, значит доволен остался, значит сам решил, что именно такая премия правильно отражает твою работу. Так чем ты теперь недоволен?" И не возразишь. Прав Тревор, как есть прав.
   Видите какие порой забавные фокусы жизнь показывает. Человек явно непорядочный, но по сути прав. Потому лишь, что подчинённые непорядочность начальника подпитали, ни словом ему не возразив. На ослах грех не ездить, они для того природой и предназначены. А вот южноамериканские ламы груз более пятидесяти килограммов везти отказываются. Меньше -- пожалуйста, а если слишком много хозяин навьючил, ложится лама на землю и никакими силами её с места не сдвинуть. Можно орать, можно бить, но пока излишек со спины не уберут, не встанет. Может потому про ослов есть масса поговорок с негативным оттенком, а про лам я чего-то ни одной не слышал.
   Если пятидесяти сотрудникам не доплатили по пятьсот долларов каждому, то получается довольно внушительная сумма. Куда она пошла, в кассу Представительства или куда ещё, как Вы думаете? А ведь нашлись коллеги, которые стали после того случая хуже ко мне относиться. Таких, правда немного оказалось, основная масса хвалила, сожалея, что у них духа не хватило поступить так же.
   Знаете, наверное, в любом коллективе всегда несколько холуёв найдётся, готовых задницу начальству лизать. В душе-то они мучаются своим холуйством, им неприятно, но вести себя иначе не могут, а потому особенно ненавидят тех, кто лизать не просто не намерен, но и других собственным примером убеждает так не поступать. Вот и у нас в Представительстве несколько таких нашлось. Очень меня за тот демарш осуждали. Говорили, что, мол, выделиться захотел. Неправда, я хотел только своё (и их, кстати, тоже) достоинство защитить. Поступить также, как я, им никто не мешал. Но, если некто готов поделиться честно заработанным с начальником, то есть ли у него основания обижаться на того, кто к подобному "самопожертвованию" не готов?
   Подобных ситуаций, когда мне приходилось отношения выяснять, было множество, причём не только финансовых (просто такой пример всем ближе, понятнее). Коллеги мне часто пеняли: "...зачем обостряешь? Себе же повредишь. Ну с деньгами ещё можно понять, а сейчас-то вопрос не такой принципиальный. Наплюй, стоит ли отношения из-за ерунды портить"? Стоит!!! Они нас за людей не считают и, если мы не перестанем дружно утираться, мнения своего не изменят. В самом деле, если человека обгадили, а он не возражает, обтекает молча, значит, ему нравится. Ну ладно, деньги вам не нужны, это, в конце концов, ваше личное дело. А за державу не обидно? Мы все на словах желаем, чтобы Россия заняла достойное, подобающее ей место в мире. А можно ли уважать страну, граждане которой сами себя не уважают?
   При этом, замечу, я вовсе не бунтарь, ниспровергатель основ. Напротив, по характеру человек довольно мирный, склонный к компромиссам. Только компромиссы должны достигаться на паритетной основе. Вот, например, как к коллегам обращаться? В инофирмах приняты обращения по имени даже к начальнику. Хорошо. А на "ты" или на "вы"? Когда говоришь по-английски, это не важно, а по-русски, разница принципиальна. Поэтому когда Боб сходу начал всем тыкать (американская бесцеремонность), я тоже стал обращаться к нему на "ты". Остальные, в большинстве своём, "выкали". К чести Боба надо отметить, он такими мелочами не заморачивался. По-моему даже внимания не обращал, кто как его зовёт.
   Если вы полагаете, что Ксерокс какая-то особенная фирма, то нет, она довольно типична, как я не раз отмечал. Вот, к примеру, как обстояли дела с верностью обязательствам в компании Оливетти.
   Сегодня об Оливетти мало кто слышал, но когда-то фирма была довольно известна, имела крупные контракты с советскими внешнеторговыми организациями. К 1997 году, однако, присутствие компании на отечественном рынке уже сильно сократилось. На тот момент существовали как бы три отдельных представительства, разделённые по видам деятельности. Все три, правда, располагались в одном помещении, уютном офисе на Саввинской набережной (примерно напротив Киевского вокзала, через реку). То, в котором я некоторое время проработал, именовалось "Оливетти Лексикон" и возглавлял его довольно колоритный господин, Антонио Петти.
   Большинство, говоря об итальянцах, представляет себе этаких европеизированных кавказцев. На самом деле Италия страна хоть и не очень большая, но сильно вытянутая (более тысячи километров с северо-запада на юго-восток) и люди там живут разные, весьма отличаясь даже по внешнему виду. Северяне внешне ближе к французам и даже к австрийцам, а смуглые, эмоциональные, экспрессивные итальянцы - это, как раз южане. Наш Антонио и вовсе был сицилийцем, что звучит почти как приговор.
   Мне предстояло продвигать продукцию компании на новые рынки, в первую очередь, в Сибири, учитывая опыт прежней работы и знание региона. Задача представлялась не самой простой, в чём не трудно убедиться, ознакомившись с номенклатурой предлагаемых товаров. Это были:
   -архаичные копировальные аппараты (аналоги устаревших моделей Canon, производились по лицензии);
   -принтеры (по характеристикам не лучше хьюлеттовских, по цене - не дешевле);
   -пишущие машинки.
   Именно пишущие машинки являлись главным, коронным продуктом компании. Они действительно были хороши, просто на загляденье. И качество, и широкий модельный ряд. Одна беда, такой продукт к 1997 году уже морально устарел. Их ещё использовали, но было совершенно ясно -- это вчерашний день. Тем не менее, я был готов приложить максимум усилий. Ещё оставались связи, так что задача безнадёжной не казалась. Разумеется при условии содействия (главным образом, финансового) со стороны руководства фирмы. Я подготовил подробный бизнес-план (содержал, кроме всего прочего, перечень затрат с подробным анализом ожидаемых выгод), который господин Петти внимательно изучил. А, изучив, утвердил, пообещав мне всемерную помощь.
   Заручившись поддержкой начальника, я принялся за работу. Поездки, звонки, рассылки, в общем, всё, что делается в таких случаях. Когда же дело дошло до той стадии, где уже требовались не относительно скромные суммы на командировочные расходы, а более существенные траты (реклама в местных, региональных изданиях, презентации) взаимопонимание закончилось. Как будто не было никакого бизнес-плана, как будто мне никто ничего не обещал. У Антонио оказались собственные представления о том, что и как следует делать. Например, он размещает дорогостоящую рекламу в центральном издании для домохозяек, что было бы оправдано при продаже косметики или нижнего белья, но совершенно бесполезно с точки зрения продвижения оргтехники.
   Получалось, что перед своими знакомыми, считающими меня серьёзным, ответственным человеком, я представал каким-то болтуном, не отвечающим за свои слова. Сие неприемлемо. Получать зарплату просто за пребывание в офисе я не привык, а сделать что-то ещё уже не мог. Кончилось тем, что я вынужден был поставить вопрос ребром: "Или ты, Антонио, выполняешь свои обещания, или я ухожу".
   Вопрос. Если Вы думаете, что господин Петти -- наивный дурачок, не понимающий, что реклама в издании для домохозяек бесполезна для продажи копиров, то нет. Дурачком он совершенно не выглядел да и не был. Зачем же тогда бросал деньги на ветер, точнее, на зряшную рекламу? А кто сказал, что те деньги на ветер брошены? Кто-то, наверняка, с той рекламы пользу поимел. Как минимум, хозяева издания, где её разместили. А может и не только они?
   Для того, чтобы проще было понимать выверты в поведении экспатов, сотрудников инопредставительств, следует избавиться от ещё одного стойкого заблуждения. Проблема, видите ли, в том, что представитель иностранной компании, особенно Глава Представительства, ошибочно воспринимается бизнесменом. А он никакой не бизнесмен, то есть не хозяин бизнеса, а просто наёмный менеджер. Психология же наёмника, даже высокооплачиваемого, кардинально отличается от психологии хозяина. Когда-то Рокфеллер сказал: "Между мной и владельцем захудалой бензоколонки, зарабатывающим всего сто долларов в неделю, намного больше общего, чем между мной и моим главным управляющим, которому я плачу миллион в год". Именно поэтому некоторые отечественные компании при приёме на работу принципиально не рассматривают кандидатуры соискателей, имевших в прошлом опыт владения пусть и небольшим, но своим собственным бизнесом. Считается, что у таких людей сформировалась психология хозяина, а значит, для наёмной работы они уже не вполне подходят.
   Это я к тому, что все эти Бобы, Саши и Антонии -- никакие не бизнесмены (Боб даже тогда бизнесменом не стал, когда свою "Ранибо" открыл. Бизнесом там индусы занимались в условиях протекционизма, обеспечиваемого Бобом). Просто клерки, работающие на хозяина за зарплату. Клерки, воспитанные в готовности тут же хозяина сменить, едва лишь морковка побольше перед носом замаячит. Так какое дело подобному работничку до того, что он своими действиями ущерб фирме наносит? Да прах с ней, с фирмой, пусть хоть совсем разорится. Его-то личный счёт в банке никуда не денется.
   Ну и ещё немного о Ксероксе. В середине 1993 года я получил от руководства предложение создать и возглавить филиал в Новосибирске. Было о чём задуматься. Плюсы: повышение, новая интересная работа. Минусы: отъезд из Москвы, необходимость жить в отрыве от семьи (жена не могла надолго оставить больных родителей). Кроме того, далеко очень: лету до Новосибирска четыре часа, а на поезде и все шестьдесят. Тем не менее, подумав, решил ехать. На год, о чём мы и подписали соответствующую бумагу. Почти любому свойственно порой задуматься: "А что останется после меня?". Становится недостаточно просто жить и зарабатывать деньги. Хочется сделать что-то большее (пресловутые ребёнок, дерево, дом). Мне это удалось. Офис в Новосибирске существует до сих пор. И, если даже сегодня моё имя ни у кого там не вызовет никаких ассоциаций, всё же могу гордо сказать: "Это я сотворил!".
   Но, сомнения и размышления заняли некоторое время, поэтому мой начальник, Тревор Вуд решил меня подстегнуть, сделав предложение, от которого я, по его мнению, не смог бы отказаться. Он пообещал, что, отработав в Новосибирском филиале год, я, по возвращении, займу его место, так как у него заканчивается контракт. К тому времени я уже хорошо знал цену таким заявлениям. Понимал, что обещание, данное иностранцем русскому на словах (не подкреплённое документом) - просто сотрясение воздуха. Но, мне стало интересно, чем всё закончится, поэтому я сделал вид, что поверил. Тем более, и без Треворовых обещаний решил ехать.
   Как ожидал, так всё и вышло: на место Тревора назначили совсем другого менеджера (которого, правда, впоследствии, уже при новом Главе представительства, пришлось уволить за нарушения корпоративной этики; начальников-экспатов, видимо, неосознано тянуло к тем, кто им был морально близок), а Боб сказал, что не помнит, чтобы что-либо подобное мне обещал. И ведь правду сказал наш бравый янки, не возразишь. Насчёт повышения он действительно ничего не обещал. И в данном случае совершенно не важно, знал Боб о наших с Тревором договорённостях или нет. Если и не оба, то один уж как минимум легко и свободно слово своё купеческое нарушил. Точнее, уже давая слово, точно знал, что не сдержит.
   Умение выполнять свои обязательства, взаимосвязано с общей ответственностью индивидуума. Эти понятия - одного порядка. Я вот к чему. При поступлении на работу в инопредставительство, сотрудник подписывает с фирмой договор, содержащий основные условия. А, помимо договора, получает ещё и, так называемый, Job description - перечень должностных обязанностей. Коню (как говорят в народе) понятно, невозможно всё предугадать, учесть абсолютно все ситуации, возникающие при нормальной работе. А как быть, если с тебя требуют чего-то такого, что в твоей инструкции прямо не указано?
   Есть такой забавный термин -- "Итальянская забастовка", слыхали? Это когда работники не стоят в пикетах с плакатами, не бойкотируют офис компании, выкрикивая лозунги и требования, а находятся на рабочих местах и даже трудятся, но строго по инструкции. Вся работа сразу стопорится. Было бы безусловным преувеличением с моей стороны утверждать, что представительства Ксерокс, Тефаль и прочие перманентно находятся в состоянии "итальянской забастовки". Но стремятся к этому, особенно, когда проблема находится на стыке, когда случается нечто, не предусмотренное должностными обязанностями конкретного работника.
   Дилер общается со своим менеджером чаще, чем с кем-либо ещё в представительстве (порой, никого больше и не знает). Поэтому любой вопрос, любую проблему ему и адресует. Я с этим не раз сталкивался. Если мог - помогал, но часто случалось, что проблема (она потому так и называется, что её не решить щелчком пальцев) лежала вне моей компетенции. И, если только рассматриваемая ситуация не предусматривалась чьими-то должностными обязанностями, решить её было чрезвычайно сложно. Начинался футбол. Русские сотрудники отличались от иностранных только тем, что половина из них всё же пыталась помочь, другая хотя бы участие изображала. Иностранцы же держались твёрдо: "Это не входит в мои обязанности" и весь сказ.
   Говорят, рыба портиться с головы начинает. Подобный стиль поведения - не дай бог сделать хоть на йоту больше, чем обязан, идёт оттуда, из западного менеджмента. Энтузиасты за бугром давно повывелись, слишком уж они там прагматичные. В самом деле, если я вдруг сделал больше, чем подряжался, значит поработал бесплатно, что для западника нож острый.
   Помните анекдот? Один рабочий выкапывает лунки, второй за ним идёт, лунки закапывает. Удивлённый прохожий смотрит некоторое время на процесс, ничего понять не может. Наконец спрашивает:
   - Что это вы делаете?
   - Саженцы сажаем.
   - Так где же саженцы?
   - А их Лёха втыкать должен, но он сегодня не пришёл.
   Интересно бы узнать, кто автор? Потому что в своё время подавался анекдот, как иллюстрация советского головотяпства, хотя это чисто западный подход к работе. Мне платят за то, чтобы сто лунок закопал. Я и закапываю. А то, что в них сперва нужно было саженцы воткнуть, без чего моя работа смысла не имеет, меня не тревожит совершенно. Я за саженцы не отвечаю, а свою работу сделал. Плати, хозяин.
   Подавляющее большинство анекдотов рождено жизнью. Уж процитированный выше, точно. Заказывает, допустим, дистрибьютор компании Тошиба партию копиров. Тошиба вообще-то японская фирма, но операциями на территории России ведает "Тошиба Европа", а это совсем другое дело. В "Тошиба Европа" японцев нет, там европейцы заправляют. Копиры поставляются голые, крышки к ним идут отдельной позицией, что, в общем-то, оправдано. Если вы аппарат с автоподатчиком оригиналов берёте, крышка не нужна, зачем лишнее платить?
   Но. Аппараты лежат на одном складе, крышки -- на другом. И представьте картинку: получает дистрибьютор сотню копиров, все без крышек, подразделение "Тошибы Европа", которое за них отвечает, не успело "саженцы" подвезти. Кого волнует? Есть "саженцы", нет их, а "лунки" закопать положено. По графику запланировано в такое-то время сделать отгрузку, её и делают. А то, что копиры без крышек продать невозможно, никого не волнует. И лежит партия заранее проплаченного товара у дистрибьютора на складе мертвым грузом...
  
   Как платить за равный труд?
   Равная оплата за равный труд считается одним из основных достижений западной демократии. Если в некой компании определённая работа стоит, допустим, пятнадцать долларов в час, то эти пятнадцать долларов следует выплачивать любому работнику, независимо от его расовой, половой или классовой принадлежности. То есть, независимо от того, женщина этот работник или мужчина, белый или цветной, потомок графа или крестьянина. Если вы даже не гражданин США, но законно въехали в страну и имеете визу, дающую право работы по найму, то попробовал бы кто-нибудь, платить вам меньше, чем своему согражданину на том только основании, что вы чужак. Столь рискованная попытка закончилась бы для спятившего хозяйчика печально: судом и большим, очень большим (если не огромным) штрафом. Но, то, что они что-то там декларируют у себя дома, вовсе не означает, что они так действительно думают, а главное, действуют, когда вдалеке от дома оказываются.
   Предметом особой гордости руководства Представительства Ксерокс служил тот факт, что Договоры, заключаемые с поступающими на работу сотрудниками, не нарушались. Обычно, с новым сотрудником подписывался трудовой Договор сроком на год, но, с возможностью автоматической пролонгации при отсутствии возражений сторон. Подобная система сейчас принята и во многих отечественных компаниях. Если по прошествии первого года службы ни вы, ни администрация предприятия не имеют замечаний или претензий друг к другу, никаких дополнительных бумаг подписывать уже не нужно. И такие договоры действительно никогда не нарушались. Я, во всяком случае, прецедента не припоминаю. Но есть ли тут повод для гордости?
   В знаменитой "Академии" Айзека Азимова есть забавный эпизод. Дряхлеющая Галактическая Империя подписывает Договор о взаимоотношениях с усиливающимся окраинным королевством Анакреонт, угрожающим независимости планеты Терминус. Население планеты видит в Договоре гарантии собственной безопасности, уверено, что Империя в случае чего защитит, поэтому мэра, призывающего готовиться к войне, никто не слушает. Тогда он пропускает пресловутый Договор через специальную семантическую программу и оказывается, что будучи очищенным от словесной шелухи, он сводится только лишь к двум значимым фразам: "Обязательства Империи перед Анакреонтом: никаких. Обязательства Анакреонта перед Империей: никаких". Вот и трудовой Договор в Ксероксе представлял собой нечто подобное.
   Он не содержал ничего существенного и вполне мог быть заменён короткой распиской в том, что стороны обязуются соблюдать российское трудовое законодательство. И чем тут гордиться? Тем, что законов не нарушаешь? Так это элементарная обязанность любого законопослушного гражданина. Вы спросите, а каким же документом определялась конкретика? Такие существенные моменты, как должность, оклад, премии, если они полагались и за что именно. Был такой документ. Он назывался Addendum Letter и считался дополнением к Договору. Вот в нём все это и указывалось. Только его уже стороны не подписывали. Он просто вручался сотруднику, как памятка.
   Все договоры были похожи, как близнецы, что и не удивительно для типового документа. Договор водителя ничем, кроме фамилии работника, не отличался от Договора топ-менеджера. Различия содержало Дополнение, которое поэтому не рекомендовалось обсуждать с кем бы то ни было. Вообще всё, что было связано с финансовой стороной дела, с уровнем зарплат, считалось конфиденциальной информацией и держалось в строгом секрете. Хотя, это был секрет Полишинелля. Примерный уровень зарплаты любого российского сотрудника легко высчитывался. Дело в том, что в Представительстве Ксерокс действовала в то время интересная схема, которую я больше нигде не встречал. Она очень напоминала тарифные сетки советских предприятий. Это сейчас хозяин фирмы волен назначить сотруднику любую зарплату по своему усмотрению (хотя, зарплаты госслужащих регулируются и в наши дни). А в Советском Союзе директор предприятия имел степень свободы только лишь в пределах зарплатной вилки по данному тарифному разряду. Например, инженер 130-155 рублей, старший инженер 160-185, ведущий инженер 190-250 и так далее. Вот что-то похожее и ввели в Представительстве Ксерокс с 1993 года.
   Каждому сотруднику присваивался персональный код. Он назывался грейд и представлял из себя, по сути, рейтинг, определяющий место сотрудника в иерархии компании. Попытки засекречивания зарплат потому и выглядели смешно, что грейды совершенно не скрывались и были поэтому общеизвестны. Состоял персональный рейтинг из двух символов: цифра (от единицы до семёрки) определяла тарифный разряд, буква (А, В, С) -- зарплатную вилку по данному тарифу. Нетрудно догадаться, что высший возможный грейд -- . Его, насколько знаю, только Глава представительства имел. Шестёрок было три-четыре человека, не более. Для сравнения, грейд регионального менеджера, директора филиала, пятёрка.
   Казалось бы, всё просто и понятно. Если считать, что зарплата есть стоимость вашего труда и мера оценки фирмой вашей полезности, то, зная грейд того или иного коллеги, вы могли примерно представить, насколько он более или менее вас для компании ценен. Так и было, но, только применительно к русскому персоналу. Потому что зарплаты экспатов в эту схему не укладывались. Формально иностранные коллеги вписывались в утверждённую тарифную сетку. Их положение в иерархии представительства, как и наше, определялось по грейдам. Положение, но не зарплата. Доходы экспата отличались от доходов русского, находящегося на той же должности (и даже на более высокой), не просто в разы, а во многие разы.
   Вот, например, Руководитель операций в московском регионе. Русский. В его ведении и дилерские операции, и прямые продажи, а также сервис. В иерархии компании это высокая позция, грейд -- 6С, то есть самый высокий, после Главы Представительства. Вроде, по всем признакам, большой человек. Но его подчинённый, рядовой менеджер- иностранец, всего лишь четвёрка, получал в несколько раз больше. При такой системе, которая ни для кого секретом не была, оба прекрасно понимали: начальник, всего лишь выслужившийся туземец, а подчинённый -- сагиб, которому для построения успешной карьеры надо и на этой ступеньке служебной лестницы постоять.
   Знаете, тот, кто никогда не ощущал себя "туземцем", меня, пожалуй и не поймёт. Ну чего ты волну гонишь, спросят? Вы же там на инофирмах всё равно зарабатывали поболе, чем в среднем по стране. Верно, и начальники не забывали нам об этом постоянно напоминать. Только что из этого следует? Сипаям27 тоже платили заметно больше, чем остальным индусам. И, формально, они считались такими же солдатами, что и англичане. На деле же никому и в голову не приходило ставить знак равенства. Платили им по разному и карьерные возможности были разными. Солдат англичанин вполне мог и в офицеры выйти, а у сипая потолок -- сержантские лычки. Даже ротами сипаев (не говоря о более крупных подразделениях) командовать мог только офицер англичанин.
   Наше положение отличалось от положения солдат английской колониальной армии только одним обстоятельством: индус-сержант ни при каких условиях не мог командовать солдатами англичанами, а некоторым русским в Представительстве Ксерокс это дозволялось (ну так что вы хотите, конец двадцатого века). Только и всего, фактически же мы и были натуральными сипаями, а это, знаете ли, обидно. Особенно тогда, когда ты вырос в убеждении, что люди по природе своей равны. Да, конечно, в Советском Союзе неравенства хватало и возможностей сын члена Политбюро имел много больше, чем сын инженера. Только и сын члена Политбюро на определённой должности получал ровно столько, сколько по тарифной сетке полагалось. Не верите? Напрасно, я знаю о чём говорю, причём не понаслышке.
   Сын товарища Брежнева, Юрий Леонидович, в своё время сделал блестящую карьеру, вырос до Замминистра МВТ СССР. Да, карьерный рост ему обеспечила исключительно должность отца и только поэтому он столь быстро по служебной лестнице поднялся. Только через ступеньки, вопреки устоявшемуся мнению, не перепрыгивал, прошёл все последовательно, начав простым инженером. Просто быстро продвигался, на нижних ступеньках недолго задерживался. Но на любой должности получал Юрий Леонидович ровно столько, сколько по должности полагалось. Не больше, не меньше, а столько же, сколько и другие сотрудники того же уровня.
   Откуда знаю? Да просто: будучи рядовым инженером, Юрий Леонидович некоторое время находился в подчинении у моего отца. Недолго, но достаточно, чтобы выводы сделать. Так что, пусть я с сыном Генсека знаком и не был, но отцу верю, он лицо незаинтересованное. А вот Михаила Семёновича Будённого, сына прославленного маршала, лично знал. Он в конце восьмидесятых возглавлял одну из фирм В/О "Технопромимпорт". И можете не сомневаться (тут-то уж информация из первых рук), его оклад не превышал оклады других директоров того же объединения. И Сергей Никитович Хрущёв, будучи в конце восьмидесятых заместителем директора ИНЭУМ (НИИ в структуре Минприбора; я с ним потому и встречался, что работал в этом министерстве), тоже оклад имел такой, как по должности положено. Такой же, как и у других замов, у которых отцы никогда не возглавляли Президиум ЦК.
   Лет тридцать назад у генеральских сынков было модно ездить в Афганистан за карьерой. Приезжает такой летёха в часть, получает взвод. Формально подчиняется командиру-капитану, тот и должностью, и званием выше. Только оба прекрасно понимают, кто есть кто. Лейтенантик, отслужив месячишко как бы на передовой, в Афгане, вернётся в Москву, к лампасовому папаше под крыло. А капитану судьба всю жизнь реально Родину защищать. И полковником ему не стать. Даже, если выживет. Но и у такого лейтенанта-сынка оклад содержания ни на копейку не превышал оклада других лейтенантов той же части.
   Случалось мне неоднократно эту тему обсуждать и вот что возражали защитники западных ценностей: "Ты не прав, тут не в дискриминации дело, а в том, что уровень дохода в разных странах разный. Им платят по их расценкам, вам -- по российским. Всё справедливо". Не уверен. То есть, я согласен. Если у себя дома, в Англии, я получаю за определённую работу Х фунтов, то при выезде в длительную командировку в страну с менее комфортными условиями проживания, должен получать побольше. Только я вам так скажу. Коль невозможно местного на руководство Российским Представительством поставить, присылайте своего. В конце концов, начальник и должен иметь оклад выше, чем подчинённый. Вопрос, конечно, насколько выше, но, в принципе, проходит. А вот когда рядовой сотрудник-иностранец в разы превосходит своего начальника-русского по доходам, нормальной такую ситуацию считать никак не могу.
   Когда голливудскую звезду приглашают в российском кинопроекте участвовать, ей платят по голливудским же расценкам. Но и нашего актёра, который там у них снимается никто и не подумает ущемлять только потому, что он русский. Да хоть антарктидец, получать он будет исходя из рейтинга и той роли, в которой снимается. То есть, в полном и однозначном соответствии с принятыми в конкретной Голливудской кинокомпании расценками. И у футболистов с хоккеистами та же картина: на гражданство и цвет кожи никто не смотрит, а смотрят лишь на уровень индивидуального мастерства и сложившиеся на рынке данного вида спорта расценки. Почему-то и в кино, и в спорте, да и в мире высокой моды (там тоже на происхождение давно уже не смотрят; если уж в топ-модели пробилась, то неважно, где родилась и какое гражданство у тебя в паспорте пропечатано) паритет установился и никого не удивляет. Так почему же в бизнесе иначе? Почему русскому менеджеру можно не только платить меньше, но ещё и обдирать его дополнительно за счёт удержания части обещанной и честно заслуженной премии?
   Примерно в начале девяностых, в Штатах взошла звезда небезызвестной Джулии Робертс. Её основная заслуга состоит не в сыгранных ролях (хотя актриса она неплохая), а в том, что она одной из первых добилась равных с мужчинами гонораров. Заставила киномагнатов платить исходя не из пола актёра, а из его рейтинга. Не скажу, что госпожа Робертс окончательно покончила с половой дискриминацией в киноиндустрии, но ба-а-альшой вклад внесла.
   Да и Бобби Фишер хоть и вёл себя не всегда вполне адекватно, заметный след в истории шахмат оставил. Причём, не только и не столько тем, что завоевал в 72-м году корону чемпиона, порвав лучших представителей мировой шахматной элиты играючи, как Тузик грелку, а тем, что добился для шахматистов высоких гонораров. Сравнимых с доходами теннисистов и футболистов. До Фишера в соревновании мускулов и мозгов побеждали обычно первые, что представляется мне не совсем правильным. Если бы мускулы были важнее мозгов, миром правили бы мамонты и гигантопитеки, но они вымерли. Основной вклад Роберта Фишера в развитие шахмат вижу в том, что он, при всех своих странностях, тенденцию поломал, с дискриминацией умников от спорта если и не покончил совсем, то серьёзно её подорвал.
  
   О деловитости.
   До сих пор, говоря о деловой репутации, мы всё больше второй составляющей касались. Полагаю, полезно будет и о пресловутой деловитости западных бизнесменов несколько слов сказать.
   То, что западники и, особенно, американцы, люди деловые -- факт. Причём их деловитость, нацеленность на успех, приобретают порой несколько гипертрофированные формы. Помните, осень девяносто третьего, стрельбу из танков по "Белому дому"? Вот как-то вскоре после того, как всё это безобразие закончилось, едем мы с Бобом мимо. Закопчённые оконные проёмы без стёкол, вид удручающий. Величественное здание поблёкло и выглядит, прямо сказать, жалко.
   Молчим, думаем каждый о своём. У меня в душе тихая грусть, я бы даже сказал, скорбь, ибо не об этом мечталось в девяностом. Боб тоже задумался, но, как вскоре выяснилось, совсем о другом. Повернувшись ко мне он вдруг спрашивает, причём, как-то весело так спрашивает: "Ты обратил внимание, какой этаж больше всего пострадал? Нет? А зря. Как раз тот, где у них копировальный центр. Им же теперь наверняка новая техника понадобится. Приедем, надо будет позвонить".
   Понимаете? Он радовался, что "Белый дом" расстреляли. Впрочем, не так. Не самому фату расстрела радовался, а тому, что учинённый погром поможет ему объём продаж увеличить. То, что там могли люди погибнуть, Боба не печалило, он об этом даже не думал. Главное, можно теперь большой контракт подписать, куш отхватить. Признаюсь, такой деловитостью не обладаю. Такого мне даже в голову не пришло, да и не могло придти. Я-то случившееся воспринимал, как трагедию. Вот и получается, настоящий бизнесмен должен уметь и на костях сплясать, если выгода впереди маячит. Да, тут они нас обогнали, мы, надеюсь, так пока не умеем.
   Конечно, для Боба Россия -- страна чужая, не его парламент, в конце концов, пострадал. Можно, наверное, воспринимать случившееся как подобие бизнеса на ритуальных услугах. Но только, продавец гробов всё же пытается, обычно, видимость приличий соблюсти, печаль изображает, скорбь, а мой шеф и не пытался. Зачем? Дело есть дело, тут не до сантиментов. Интересно, если бы после трагедии с башнями-близнецами в Нью-Йорке, какой-нибудь российский бизнесмен принялся азартно подсчитывать, сколько денег он сможет заработать на чужой беде, то как отнеслись бы к этому американцы? Тот же Боб хотя бы.
   Вопрос риторический, ибо американцы возвели в жизненный принцип поговорку: "Что позволено Юпитеру, то не позволено быку", понимая под юпитерами, естественно, себя, любимых.
   А вот ещё один пример на ту же тему, но с другой стороны. В сентябре-октябре девяносто четвёртого познакомился я на каком-то мероприятии с неким господином. Господин этот (как его звали уже не помню, допустим, Юрий Моисеевич) представлял американскую фирму, планирующую открыть офис в нашем славном Новосибирске. Узнав, что мы коллеги по роду деятельности, Юрий Моисеевич ужасно обрадовался, стал в гости напрашиваться. Помощь ему требовалась. Просил он опытом по открытию представительства в отдалённом от Центра регионе России поделиться: что писать, к кому обращаться, какие документы собирать.
   Я не отказал, просьба пустяковая, отчего не помочь? Кроме того, имея в кармане американский паспорт, был этот господин моим соотечественником по происхождению. Правда эмигрировал давненько, ещё в семидесятые, в так называемой, первой волне. Тогда, в начале семидесятых, советская власть немного приподняла железный занавес, разрешив евреям выезд на ПМЖ в Израиль, на родину предков. Исход случился тогда довольно массовый, причём, не только собственно иудеев. Некоторые предприимчивые граждане вполне славянского происхождения платили немалые по тем временам деньги за фальшивые родословные с еврейскими предками, потому что даже двоюродная бабушка-еврейка по материнской линии могла стать основанием для получения вожделенного разрешения на выезд.
   Поскольку Советский Союз не имел дипломатических отношений с Израилем, эмигранты следовали в Венгрию или в Австрию, где их собирали в специальных лагерях, откуда уже переправляли дальше. Но до Земли обетованной добирались далеко не все. Очень многих перспектива жить в крохотном государстве, постоянно воюющем с арабскими соседями, совершенно не прельщала. Они как-то сразу забывали пресловутый "зов крови", на который ссылались при получении выездной визы. В общем, значительная часть эмигрантов перебиралась за океан, в Штаты. Среди них прибыл в Америку и мой новый знакомец, тогда ещё довольно молодой человек.
   До сих пор понять не могу, зачем это было нужно американцам. Конечно, тогда вовсю шла "холодная война" и факт бегства из "империи зла" учёного с мировым именем, всемирно известного музыканта или знаменитого писателя, можно было использовать в идеологической борьбе. Только, среди евреев, хотя они, безусловно, умный народ, далеко не все нобелевские лауреаты по физике или скрипачи-виртуозы. Основную массу, как и в любом народе, составляют обычные люди, не обременённые особыми талантами.
   Понятно, основную массу эмигрантов составляли люди образованные, только вот беда, далеко не все наши дипломы в Штатах признаются. Вот диплом МВТУ, как я слышал, американцы признавали, а врача или юриста -- нет. Наш доктор, даже имея степень не мог устроиться не только врачом, но и медсестрой, пока не закончит курсы и не сдаст соответствующий экзамен. И диплом Юрфака МГУ не давал Вам права на автоматическое получение адвокатской лицензии. В общем обычные люди, по американским понятиям малоквалифицированные специалисты, каких и в Штатах навалом. Тем не менее, Америка их всех приняла. Зачем, не пойму?
   Израиль -- дело другое. Израилю надо было спешно захваченные палестинские территории заселять. Да не кем-нибудь, а собратьями. Если же настоящих, правильных, палестинских евреев не хватает, то сгодятся и любые другие. Хоть из России, хоть из Африки, хоть из Китая. А для того, чтобы на фронтире жить, ночуя, как на передовой, с автоматом под подушкой, нужны как раз обычные люди.
   Несмотря на то, что Юрий Моисеевич, прожив к тому времени в США уже лет двадцать, явно довольно сильно натурализовался, даже по русски говорил уже с заметным акцентом, я воспринимал его всё же более "своим", чем Боба. Потому и помочь согласился. Посидели мы с ним, поговорили. А когда с делами покончили, поболтали и на отвлечённые темы. И рассказал мне Юрий Моисеевич, за чашечкой кофе, много занятного о своём заокеанском житье-бытье.
   Понятно, когда вы прибываете в Штаты, имея статус беженца, вам помогут. На первых порах. А дальше сам. Нашему герою повезло, по знакомству на неплохую работу пристроили. В фирму, хозяин которой был женат на какой-то дальней родственнице Юрия Моисеевича. И вот как-то, когда он уже вполне на работе освоился, пригласили его на вечеринку в честь дня рождения этой тёти. Поскольку день был рабочий, он предполагал ехать прямо из офиса. А ехать не близко, тётя с мужем-бизнесменом живут в пригороде, в собственном доме, как и полагается состоятельным господам. И тут начальник предлагает: "Я собираюсь уезжать на час пораньше, чтобы в пробку не попасть, могу и тебя с собой захватить". Юра тогда ещё машиной не обзавёлся, потому с радостью согласился -- на такси тратиться не придётся.
   Вечеринка прошла весело. Каково же было удивление Юрия Моисеевича, когда он в конце недели получил свой конверт с жалованием. У них уже тогда в конверт не только купюры клали, но и распечатку, чтобы работник видел, за что именно и сколько ему начислили. Так вот, именно за тот час, когда он с начальником на празднование дня рождения поехал, ему и не заплатили. Страшно возмущённый, бросился Юра в кабинет шефа, не так уж много он потерял, просто вопрос принципа. Так же нельзя, сам предложил уйти пораньше и сам наказал именно за это. Провокация! А шеф даже не сразу понял, что парня так возмутило.
   - А чем ты, собственно недоволен? Ты же действительно ушёл в тот день на час раньше, разве нет?
   - Да, конечно. Но ты же сам мне предложил!!!
   - Правильно, поэтому тебя никто и не наказывает. Вот если бы ты ушёл без разрешения, я бы тебя уволил, а так, никаких претензий. Но, ты же этот час не работал, так за что же я должен платить? В конце концов, ты мог отказаться, доработать, как все и приехать потом на такси.
   По сути шеф, конечно, прав. Только мне трудно представить что-либо подобное здесь, у нас. Да, всякое случается, особенно в наше непростое время. Товарно-денежные отношения и у нас всё чаще заменяют простые человеческие чувства: сопереживание, взаимовыручку, дружбу, наконец. Но. Бывает, предаёт даже близкий друг, бывает. Друга можно развести на деньги, можно соблазнить его жену, подставить, я такое представляю, видел. Но вот так, пригласив друга-подчинённого ехать вместе на вечеринку, потом не заплатить... Нет, не представляю.
   Рассказывая, Юрий Моисеевич изображал случившееся в юмористических тонах, как некий курьёз, особинку, наглядно демонстрирующую разницу в менталитетах наших народов. Разница и впрямь есть, ничего не скажешь. И чем дольше я его слушал, тем яснее понимал: он уже полностью американизировался. Это тогда его возмутил поступок друга-начальника, а сейчас, по прошествии двадцати с лишком лет, Юрий его понимал и готов был сам поступать так же. Более того, поступал.
   Вот маленький штришок. Если вы обращаетесь к кому-то малознакомому с просьбой, разве не естественно, как-то его отблагодарить? Не то, чтобы мне была так уж нужна его благодарность, просто вопрос принципа. Думаю, если бы я предложил Юрию Моисеевичу встретиться не в моём офисе, а за ланчем в ресторане, он бы не удивился, потому что именно такая реакция полностью соответствует американским традициям. В самом деле, мы не приятели, друг другу ничем не обязаны. Помогая ему, я трачу своё время, а время, как считают американцы -- деньги. Получается, помогая, я его, как бы спонсирую, а с какой стати? Поэтому, попроси я вознаграждения, в той или иной форме, Юра воспринял бы просьбу с пониманием. Но я не попросил, помог бесплатно, а предложить самому ему в голову не пришло. А что делать? Я не американец, не привык извлекать прибыль из простых человеческих отношений. Продавать товар умею, человечность -- не научился. Только, думаю, остался я в глазах Юрия Моисеевича простаком, на что мне, откровенно говоря, плевать.
   Это я к тому, что Воландовский принцип "ничего не просить у сильных мира сего" с иностранцами частенько не срабатывает. Я бы даже сказал, как правило, не срабатывает. Они рассуждают, по-своему, совершенно логично: раз сотрудник не требует повышения зарплаты, значит его всё устраивает. А если устраивает, то зачем платить больше? Конечно, может быть и так (чаще всего именно так и бывает), что человеку просто неудобно выпрашивать себе дополнительные блага или он не хочет меркантильным показаться. Но, по умолчанию, можно счесть, что доволен и большего не желает. Во всяком случае, начальнику так думать удобно. Так что "сами не принесут и не дадут", не надейтесь. Михаил Афанасьевич Булгаков не был американцем, в Америке дня не жил, потому невольно наделил своего героя чертами русского человека. Но справедливость, увы, сама собой не устанавливается, за неё бороться надо. Поэтому, коль скоро вы считаете, что вам недоплачивают, не стесняйтесь подойти к начальнику-иностранцу и прямо, чётко и аргументированно ему свою позицию изложить. Сам не "догадается", намёков предпочтёт не понять.
  
   Глава 6. Миф N 4.
   Иностранец открыт и благожелателен к окружающим.
   В обоснование этого мнения чаще всего приводят пресловутую американскую улыбку. Они, мол, там все постоянно друг другу улыбаются, даже незнакомым. Да, что есть, то есть. Улыбаются действительно широко, во все тридцать два зуба. Только что вообще улыбка означает? Да ни черта не означает, кроме того, что у улыбающегося хорошее настроение. И чего не улыбаться, если жизнь сытна и комфортна. Хотя, что такое благожелательность? Если только отсутствие негатива к окружающим, тогда да, тогда их действительно можно считать благожелательными. Они и в самом деле никаких дурных чувств к вам не питают. Но и добрых тоже. Они к вам относятся ни хорошо, ни плохо. Никак. До вас, как и до любого другого человека, даже хорошего знакомого, никому из западников просто нет дела.
   Любой кто хоть месяц прожил в США, подтвердит: когда американец спрашивает вас при встрече: "Как дела?", он меньше всего хочет услышать в ответ, как они у вас действительно обстоят, особенно, если обстоят неважно. Это просто ритуал такой, вроде рукопожатия. И на вопрос, "Как дела?" может быть дан только один ответ: "Отлично!" (как вариант - "Хорошо"). Другого ответа собеседник-иностранец просто не услышит. А если и услышит, то испытает досаду. Как если бы в ответ на протянутую руку, вы бы ему кукиш показали.
   Ничего, говорят психологи. Пусть и нет у них реального участия к ближнему, это не так важно. Главное, когда человек видит вокруг сплошные улыбки, его настроение поднимается, общий градус оптимизма повышается. Вполне допускаю, что так оно и есть. И, при прочих равных, я предпочёл бы видеть вокруг себя улыбки, а не гримасы. Хочу лишь сказать, что улыбка сама по себе вовсе не означает, что вам действительно рады. Тут вот в чём штука. Улыбки западников действительно направлены на окружающих, но вовсе не для демонстрации открытости и расположения. Улыбка -- сигнал: у меня всё хорошо, я успешен. И не более того. Но и от вас такого же поведения ждут. Если вы не лыбитесь постоянно во весь рот (не понимаю, как это возможно, да и в народе не зря говорят: "Смех без причины -- признак дурачины"), значит с вами не всё в порядке. А тех, у кого проблемы, на Западе стараются обходить стороной.
   Западников, особенно американцев, учат быть успешным или, хотя бы, внешне казаться. У человека успешного больше шансов заработать, к успешному специалисту охотнее клиент пойдёт. Поэтому все они постоянно транслируют в окружающее пространство сигнал успешности -- улыбку. Даже если дела не столь уж хороши. Вот идёт, допустим, мистер, только что застукавший жену с любовником. Идёт, облака царапает внезапно отросшими ветвистыми рогами, а всё равно лыбится, будто скальпелем ему ту улыбку прорезали. Семафорит: "У меня всё хорошо", а чего хорошего, если рогат, как последний простак? И никому о своём позоре не расскажет, ведь люди могут счесть, что с ним что-то не в порядке, раз жена изменила. Будет грехопадение супруги скрывать. И только в одном случае обнародует: если под это дело можно развестись, урвав у женушки изрядную долю совместно нажитого имущества.
   Между прочим, об имуществе. Брачные контракты к нам тоже оттуда пришли, "из-за бугра". Говорят, это правильно и цивилизованно, заранее договорчик составить. На всякий случай. Дабы потом, если вдруг чего случится, характерами там не сойдутся или новую любовь встретят, расставались бы без эксцессов. Может оно и так, только в моём консервативном сознании как-то плохо увязываются понятия "любовь" (в смысле, высокое чувство, воспетое поэтами, а не физиологический процесс из западной формулы: "Займёмся любовью") и контракт.
   Настоящая любовь, на мой взгляд, когда человек любит другого больше, чем себя и готов ради предмета своей любви на всё. Вы представляете себе Ромео с Джульеттой за обсуждением брачного контракта (предположим, их семьи помирились)? Я -- нет. Ну как может быть, чтобы молодые люди, готовые жизнь друг за друга отдать, составляли совершенно прагматичный договор? Типа: "Ягодка моя, думать об этом мучительно, но, если расстаться придётся, при разводе я заберу себе коттедж, а тебе останется городская квартира". "Нет, любимый, слишком уж ты, сердечко моё золотое, хитрож...й. Коттедж дороже, так что добавь-ка к квартирке ещё и катер. Я так тебя люблю, что жить без тебя не смогу. Но с катером постараюсь смочь." Ну не бывает так, не сочетается. Или любовь, или контракт.
   Вот скажите честно, кажется ли вам естественной такая фраза: "Любимая, жить без тебя не могу, выходи за меня замуж, богиня, на руках тебя носить буду. Согласна? Боже, я так счастлив, так счастлив, что и словами не передать. Только... давай-ка перед ЗАГСом к нотариусу зайдём, договорчик составим. Ну так, для спокойствия душевного. Сейчас-то я тебя люблю и боготворю, а ну как разлюблю? Тогда вылетишь на хрен из моего дома, сука, голая и босая. Но сейчас я тебя люблю, родная, больше жизни, не сомневайся".
   Ну и как? Хотели бы вы, милые дамы, чтобы вам или вашим дочерям так в любви признавались? Я, понятно, утрирую, но только для пущей наглядности. Конечно, жизнь меняется, меняется и общественная мораль. Умом-то я понимаю, невозможно в XX-м, а тем более, в XXI-м веке жить так же, как в XIX-м и, по всей видимости, вздохи на скамейке под сиренью, уходят в прошлое. Понимаю, но неприятно. Хотя, возможно, брак на основе точного, взвешенного расчёта и прочнее, чем на основе пылкого чувства, которое часто, увы, слепо. Может быть, но я сейчас не об этом. Придумали брачные контракты кто? Да те самые, открытые, благожелательные к людям иностранцы. Вот я и призадумался: это каким же редкостным благожелателем надо быть, чтобы, делая предложение любимой девушке, уже заранее, без явных улик, эту любимую подозревать? И для гарантии договор с ней подписать, чтобы задумав кинуть мужа, получила бы любимая шиш на постном масле. Однако, вернёмся к улыбкам.
   Кстати говоря, иностранные коллеги по работе в представительствах тоже поначалу всё время улыбались. Идёт, допустим, по коридору задумавшись. Вдруг, меня увидел и мгновенно расплылся: "Миша! Хау ду ю ду?". И сразу хочется верить, что вот ехал человек на работу, лелея втайне мечту именно меня увидеть и поприветствовать. Только, чем дольше эти ребята в России жили, тем реже улыбались без причины. И не от тяжёлой жизни, жили-то они здесь неплохо. А просто начинали понимать, что у нас тут это не обязательно. У нас о жизненном успехе не по улыбке судят, вернее, не только по улыбке. А раз сигнал в никуда уходит, то и нечего его постоянно транслировать, мышцы лица напрягать. Тем более, от этого ещё и мимические морщины появляются.
   Те, кто более-менее длительное время с иностранцами контактировал, это понимают. Поскольку же большая часть сограждан с ними никогда плотно не общалась (многие и не видели ни разу в жизни), то и судят о них в основном по голливудским фильмам. Ну а это всё равно, что делать выводы о колхозной жизни пятидесятых годов по фильму "Кубанские казаки". Поэтому полагаю полезным дать некие типовые представления, тем, кому, возможно предстоит работать бок о бок с коллегами "из-за бугра". Первое: открытая располагающая улыбка собеседника ровно ничего не означает в плане его отношения к вам лично. Второе: следует принимать во внимание и некоторые национальные особенности. Разумеется, я не могу рассуждать обо всех западниках, так как мой личный опыт не столь обширен.
   Американцы деловиты и невежественны. Не в том смысле, что плохо воспитаны (манеры-то, как раз могут быть вполне аристократические), а в том, что широким общим образованием похвастать, как правило, не могут. О том, что выходит за рамки профессии осведомлены крайне поверхностно (Западные европейцы тоже подвержены узкой специализации и стремительно приближаются к американскому идеалу, но пока его не достигли. Поэтому они тоже считают американцев невежественными). Но ни один из них не сомневается в том, что их страна -- самая великая, а их демократия -- самая демократичная. И все они большие патриоты, в чём, увы, нас превосходят (американцы действительно свою Родину искренне любят). Поэтому на окружающих поглядывают несколько свысока. Ты уже потому немного ущербный, что не американец, хотя ты, бедняга в этом и не виноват. Зато общаться с ними проще, чем с французами или с англичанами. Поскольку американская нация складывалась (и продолжает складываться) из самой невероятной смеси рас, какой в иной державе не найти, там нет исторический корней и традиций. Они простые парни и держатся с другими по свойски, хотя, повторяю, несколько свысока.
   Англичане другие. Совсем иной характер, хотя и говорят на похожем языке. Тоже носы задирают, но по иным причинам. У них, в отличие от американцев, корней и традиций в избытке. Собственно, традициями и живут. Великобритания -- одна из немногих европейских стран, где к замшелым титулам до сих пор относятся совершенно серьёзно. Англичане -- снобы. Они никак не могут забыть, что всего сто лет назад Британия была самой обширной колониальной Империей и ведущей державой мира. И продолжают вести себя так, словно по прежнему являются подданными Империи, над которой никогда не заходит Солнце. Так, иной свергнутый монарх и в изгнании держит двор и ведёт себя так, как если бы продолжал на троне сидеть. Только с эксмонархом можно не знаться, а с коллегами по работе никак общения не избежать.
   Каких-либо языков, кроме родного, ни те, ни другие (в смысле, ни англичане, ни американцы) обычно не знают. Вообще, крайне редко можно встретить англоязычного господина, знающего хотя бы один иностранный язык (исключая филологов, разумеется). Это почти принципиальная позиция. Зачем учить что-то там ещё, время и силы тратить, если английский язык фактически является международным. Рациональное зерно в таком подходе имеется. Мы ведь тоже не утруждаем себя изучением языков народов России, а их более ста насчитывается. Да, скажете вы, мы говорим только по-русски, но это государственный язык нашей страны, нашего дома. Ну а западники (особенно англоязычные) весь мир своим домом считают. В котором они -- старшие братья.
   Итальянцы. Действительно, несколько кавказцев напоминают. Не столько даже наружностью, сколько поведением, точнее внешними проявлениями. Они эмоциональны, вспыльчивы, говорят громко, руками размахивают, жестикулируют. Оптимистичны и жизнерадостны. Но, если кавказцы отличаются широтой души и ради того, чтобы гостя порадовать, готовы последнее на стол выставить, то итальянцы всё же другие. Более расчётливы. В Европе сложилось мнение о французах, как о людях скуповатых, прижимистых. Тем не менее, в Представительстве Тефаль сотрудников кормили за счёт фирмы. Чай-кофе тоже были бесплатны. Стоит на кухне кофе-машина, чайник, коробка с разнообразными пакетиками, банка молотого кофе, сахар. Хоть каждые десять минут наливай. А вот в Оливетти этого не было. Господин Петти своим подчинённым кофе продавал. За деньги. Поставил в холле кофейный автомат и пожалуйста, угощайтесь, дорогие сотрудники. Очень показательно, не находите?
   В 1989 году, когда только-только разрешили за границу выезжать более-менее свободно, довелось мне в Швейцарии побывать. Отец там работал, в советском Торгпредстве, ну и сделал приглашение. До того момента за границей бывать уже доводилось, но в братских Польше с Чехословакией. Не самые богатые страны Европы, но даже они резко с Союзом контрастировали, что уж о Швейцарии говорить. Страна эта, как известно многоязычная, делится на кантоны. И вот что я заметил. В немецких кантонах (Берн, Цюрих) стерильная чистота, ни соринки, ни пылинки. Такое ощущение, что тротуар можно лизнуть, языка не испачкав. Но привлекательных женщин мало, глаз не цепляется. Поехали в Локарно, а это уже итальянская зона. Смотрю по сторонам, каждая вторая -- красавица. Но и мусор порой на улицах встречается. Видимо, это как-то связано одно с другим.
   Французы, как и англичане помнят о тех временах, когда Франция тоже была великой державой и колониальной Империей, хотя те славные деньки давно и безвозвратно канули в Лету. Но, в отличие от англичан, французы ещё одним сильным комплексом страдают: их язык не имеет такого же международного значения, как английский. Этот факт французов задевает страшно, ибо они не без оснований считают, что французский язык красивее и лингвистически богаче английского. Строго говоря, это действительно так. Более того, Северная Америка стала англоязычной до некоторой степени случайно.
   Когда Североамериканские колонии добились независимости и, в числе прочих, встал вопрос о государственном языке, французский тоже рассматривался, причём практически наравне с английским. Английский в итоге перевесил, но очень незначительным большинством голосов. Так что сожаления французов какую-то объективную почву под собой, безусловно, имеют. Но, как сложилось, так сложилось, что же тут поделаешь? Тем не менее, комплекс языковой неполноценности у французов до сих пор силён настолько, что частенько заставляет их совершать странные поступки, вызывающие изумление стороннего наблюдателя.
   Выше я этого вопроса уже касался, а вот вам другой пример. Будучи в командировке во Франции, в городе Париже, мы с коллегой как-то столкнулись с необходимостью самостоятельно добраться из одной точки до другой. Первый раз, когда с нами не было никого, кто знал бы французский язык. Адрес известен. Голосуем, останавливается такси. Нелепо ожидать, что первый встречный водила окажется полиглотом. Мы и не ждали, но трудностей не предвидели, ибо нужный адрес знали, а географические названия не переводятся. Садимся в такси, называем место назначения: бульвар Сен-Жермен. Таксист не понимает. Активно демонстрирует непонимание жестами и что-то тараторит, видимо, переспрашивает. Мы объясняем, что "не компромпа" совсем (не понимаю, мол) и произносим медленно, чуть ли не по слогам: Сен-Жер-мен. Опять не понимает. Тогда достаём карту на французском языке, купленную здесь же, в Париже, тычем пальцем. Всё, понял. Ах Сен-Жермен? Ну, типа, так бы сразу и сказали!
   Для чего была нужна эта демонстрация? Мы ведь могли и дверью хлопнуть, другого, более понятливого водителя поискать. Получается, таксист готов был заработка лишиться ради того, чтобы ретивое потешить. Ведь он нас сразу понял, просто изгалялся. Правда с улыбкой, как полагается, без явного хамства. Что же теперь, перед туристической или деловой поездкой в страну, надо её язык изучать? Ну не глупость ли? Французы искренне считают, что нет, не глупость.
   Вот немцы подобной ерундой себя не унижают. Они вовсе не считают, что все вокруг должны по немецки говорить. И это при том, что в Европе как раз немецкий чуть ли не превалирует. А вот нет у них, тем не менее, языкового снобизма. В самой Германии я не был, но и в Австрии, и в Швейцарии вас постараются понять, лишь бы вы хоть как-то смогли объяснить, чего, собственно, хотите. Ну а если вы и по немецки хоть несколько осмысленных фраз произнести в состоянии, то отношение сразу же много лучше станет. А уж коль язык знаете, совсем хорошо. Собственно, в любой стране лучше относятся к тому чужаку, который дал себе труд местный язык освоить, но, повторяю, немцы не станут презирать приезжих только за незнание немецкого. Вообще, из всех иноземцев, с кем по работе сталкивался, немцы наиболее приятны для общения. Чёткие, аккуратные, обязательные. И не снобы, что приятно отметить.
   А ещё они весьма сентиментальны. Мотаясь по городам необъятной Родины, не раз проверял. Вроде как эксперимент ставил, надо же в командировке будучи, как то вечерами развлекаться. Идёшь вечером в гостиничный бар, там постояльцы сидят. Кто компанией, а кто и один скучает. Выберешь такого одинокого немца, подсядешь и начинаешь лёгкий разговор. Тот поддерживает охотно, но дистанцию держит. Но, стоит вскользь похвалить что-то немецкое, язык ли, культуру, немец тает, тут же начинает улыбаться и даже пивом угостить порывается.
   Итог. Не ждите от англичан и американцев, что вровень с собой вас поставят, как бы хорошо вы на их языке не говорили (дома, в России, разумеется; на их поле, особенно в Штатах, дело другое). Не ждите от француза очень хорошего отношения, если его языком не владеете. На немца, если чего обещал, можно положиться. Ну и придётся научиться улыбаться как можно дольше и как можно шире.
  
   Как подбирать кадры.
   Ну и ещё немного об открытости и благожелательности. А также о верности долгу и фирме. В Главе 4 я кое-что о деяниях господина Тихомирофф, тогдашнего Главы Представительства Тефаль уже рассказывал. Но проявляться подобным образом он начал не сразу. Поначалу, надо сказать, Саша произвёл вполне благоприятное впечатление. Вежливый, тихий, голоса не повышает, работать не мешает, дурацких указаний не даёт, а что ещё от начальника надо? Образован изрядно - степень МВА имеет, в специфике работы разбирается. Одна только маленькая непонятная странность: едва заметно морщится, стоит при нём о Софи упомянуть (а поминали мы её часто и всегда только добрыми словами), словно в зубе у него кольнуло. А с чего бы Саше морщиться, думаем? Они и знакомы-то были шапочно, делить нечего. Да и мы ведь сравнений не делали. Через четыре месяца поняли: Саша присматривался, а потом, присмотревшись, отмочил такую штуку, какой Софи даже под угрозой увольнения не сделала бы.
   В июне 1996 года появился у нас новый сотрудник. Да не просто сотрудник, а топ-менеджер. Коммерческий директор. Раньше такой должности в штатном расписании не было. Её совмещал Глава представительства. Теперь обороты возросли, сотрудников (в том числе и продавцов) стало больше. Понятно, появился резон обязанности разделить. Удивляло только, почему варяг? Почему не выдвинуть кого-то из своих сотрудников? Да у нас не меньше половины менеджеров вполне для этого подходило. И ладно бы француза прислали (обычно на ключевые позиции хозяева только соотечественников выдвигали), так нет, наш, некий Дмитрий Кузнецов. Только позже мы догадались, что никто из нас Саше своим не казался. Мы все были для него людьми Софи, а тут, как выяснилось, требовался свой, надёжный. Почему мы ненадёжными показались, не знаю. Видимо, потому, что Софи, будучи человеком порядочным от природы, и сотрудников под себя соответствующих подбирала.
   Новый начальник, Кузнецов этот, оказался человеком специфическим. Я, во всяком случае, таких экземпляров ни до, ни после не встречал. Не каждый день, знаете ли попадается уникум, сразу же, чуть ли не с первого взгляда внушающий всем окружающим стойкую неприязнь. Диме потребовалось всего две недели, чтобы испортить отношения с любым сотрудником, с которым он хоть парой фраз перекинулся. Не только со своими подчинёнными, повторяю, а и теми, кто от него никак не зависел и по службе не подчинялся. Учитывая, что в не слишком большом офисе трудно никак не общаться и не пересекаться хоть в мелочи, через две недели на дух Диму не переносил уже буквально весь офис. Различалась только степень этого чувства.
   Мы все, естественно, люди разные, со своими характерами и интересами. В совместном труде не бывает, чтобы всё всегда шло гладко. Так что нормальные рабочие конфликты случались. Теперь же всё это было немедленно забыто. Перед лицом общей угрозы нормальным людям свойственно объединяться. Наличие в офисе господина Кузнецова сплотило коллектив необычайно. Для начала мы пытались понять, как такое вообще могло произойти? Саша ведь магистр, должен уметь персонал подбирать (я вот всего лишь бакалавр, но меня учили и этому тоже). Не об уборщице речь идёт, о коммерческом директоре. Это же ответственный пост. Ну, допустим, сжал Дима зубы, паскудную свою сущность спрятал, на собеседовании обманул. Показался лучше, чем есть на самом деле. А дальше? Всё же в офисе происходит. Директор что слепой, ничего не видит? Думали, признаться, что Саше просто гордость ложная не даёт ошибку признать. Но нет. Мы же с ним говорить пытались, а он ничего слушать не желает. Твердит как испорченная пластинка одно и то же: "Он прекрасный специалист, Вы ничего не понимаете; не лезьте не в своё дело; я знаю, что делаю".
   Более того, чтобы столь ценный кадр на работу взять, Саша пошёл даже на прямое нарушение трудовых Договоров. Помните, я рассказывал, как на Ксероксе гордились нерушимостью Договоров? Только ксероксовое рамочное соглашение и нарушать-то не требовалось. Оно ничего существенного не содержало. В Представительстве Тефаль договоры составлялись не столь формально. В частности, у всех менеджеров по продажам было прямо в теле Договора прописано, что подчиняемся мы напрямую Главе Представительства.
   Понятное дело, когда мы эти Договоры подписывали, должности Коммерческого директора в штатном расписании не было и даже в отдалённой перспективе она не просматривалось. Теперь условия изменились, новая штатная единица появилась. Конечно же, фактически, Саша был прав. Но, назначив господина Кузнецова нам в начальники, формально он всё же Договоры нарушил. За это можно было зацепиться. Не могу сказать, что мы так уж сразу назначенца раскусили, он нам просто не понравился, как не нравится варяг, усевшийся на стул, который Вы на себя уже давно примерили (у нас добрая половина менеджеров вполне для поста коммерческого директора годилась). И хотя, как я отметил, неприязнь Дима умел в людях вызывать, мы поначалу не увязали возникшее чувство именно со спецификой его личности. Как бы то ни было, введение в иерархию Представительства нового промежуточного звена, снижало наш статус, что могло аукнуться в будущем.
   То есть, можно было с директором поторговаться, какие-то бонусы вытребовать за наше согласие с пересмотром имевшихся договорённостей. К сожалению, не нашлось среди нас лидера, который выступил бы закопёрщиком. Все, и я в том числе, предпочли промолчать, возмущаясь в душе. А когда Дима себя во всей красе показал, было уже поздно, две недели прошло. Собственно, Саша потому и упирался впоследствии так долго. То, что мы не особо сопротивлялись Диминому назначению, он принял за пассивную жизненную позицию и не уловил момента, когда сотрудники решили стиснув зубы, идти до конца. Поверить не мог, что мы дружно упрёмся, на принцип пойдём. Потому и отмахивался от наших претензий, мол, я тут начальник, как решил, так и будет.
   Вскоре всем стало ясно, что долго так продолжаться не может. Мы просто не могли и не хотели работать не то, что под началом этого человека, но даже рядом с ним. Что-то надо было предпринимать, но что? Решение вопроса пришлось отложить до августа, так как пришла радостная весть: все менеджеры едут во Францию. Руководство фирмы, наконец-то, решило, что тот, кто продаёт продукцию фирмы, должен представлять, хотя бы в общих чертах, как она производится. Как строится технологический процесс. Планировалась недельная командировка с посещением трёх основных заводов. Поездка, надо сказать, вышла интересной. Заводы располагались в маленьких городках, так что нам выпала возможность настоящую Францию увидеть. Париж, ведь не совсем Франция, как и Москва -- ещё не вся Россия.
   Но вот что интересно. Ехать должен был весь весь отдел продаж с коммерческим директором во главе, а такие вещи быстро не делаются. Загранпоездка даже одного сотрудника готовилась обычно недели две, а тут предполагался выезд десяти человек разом, что, согласимся, требует более серьёзной подготовительной работы: бронирование гостиниц, переезды, билеты, визы. Да согласование программы пребывания, наконец. Чтобы на каждом заводе имелся экскурсовод с активным английским, чтобы время визита правильно подгадать, всё посмотреть, но и производственный процесс не нарушить. Это месяц, не меньше, скорее даже больше. Получается, едва Дима на работу вышел, Саша, немедленно начал его оформление.
   По возвращении в Москву узнаём интересную информацию, появившуюся за неделю, пока мы по Франции гуляли. Тефаль для найма новых сотрудников, пользовался услугами определённого кадрового агентства, с которым имелось корпоративное соглашение. А у одной из наших сотрудниц в том агентстве подруга работала. И через эту подругу выяснились интересные вещи. Оказывается, Диму нашего никто не искал и не подбирал. Из представительства пришло указание оформить именно его. Более того, сведения в его Резюме не соответствовали действительности. Точнее, не полностью соответствовали. Да, он действительно работал в той инофирме, которую указал, но был не коммерческим директором, а рядовым менеджером.
   Искажение Резюме считается серьёзным, очень серьёзным проступком, за который вполне можно угодить в чёрный список. Есть, понимаете ли, в кадровой политике определённые неписанные законы. Один из основных -- Резюме должно быть правдивым. Можно о чём-то умолчать, можно выпятить какие-то сильные стороны, это допускается. Не допускается ни при каких обстоятельствах искажать информацию. Например, указывать более высокую должность, чем Вы занимали на самом деле. Тем более, в трудовой книжке, как правило писали просто "сотрудник Представительства". Очень размытая запись, подходит и курьеру, и коммерческому директору.
   Важно подчеркнуть, исказив своё Резюме, Дима допустил очень серьёзное нарушение бизнес этики. Столь серьёзное, что должен был быть уволен немедленно после того, как это нарушение вскрылось. А вскрылось оно, как я отметил, пока мы по Франции гуляли, о чём Главе Представительства немедленно доложили. Однако, никаких действий с его стороны не последовало. Заметных действий.
   Допустим, Саша об этом нарушении не знал, хотя узнать мог легко. С помощью одного лишь телефонного звонка. Совершенно нормальная практика, когда работодатель звонит на прежнее место работы потенциального сотрудника, чтобы получить характеристику на него. Однако, Саша этого не сделал. Допустим, так Дима ему понравился, что на слово поверил, проверять не стал. Странно, но бывает. А теперь, когда обман вскрылся, что заставляло нашего Сашу упорно своего протеже защищать? Получается, коммерческим директором в представительстве Тефаль стал человек (причём, с ведома и одобрения Главы представительства), который ни по опыту работы, ни по личностным качествам не мог на этот пост претендовать. Попробуйте не предвзято поразмыслить, зачем Саше было это нужно? Подумайте пока, мы в Главе 8 вернёмся к этой теме, вместе поразмыслим.
   А ситуация тем временем продолжала накаляться. И коллектив не нашёл лучшего решения, чем предъявить Главе представительства ультиматум. Да-да, именно так. И это тоже единственный прецедент в моей практике. Был написан коллективный меморандум. В нём мы подробно изложили все свои резоны: почему мы не хотим, и не будем работать с этим господином. Причём не только под его началом, но и просто в одном офисе. Смысл ультиматума сводился к следующему: "Либо ты, Саша, его увольняешь сам, либо мы посылаем эту бумагу во Францию, в головной офис и пусть там разбираются, выводы делают". Меморандум подписали все без исключения менеджеры и многие другие сотрудники, в том числе даже личный секретарь директора.
   И он сдался, знаете ли, хотя и далеко не сразу. В его французской голове никак не укладывалось, что русский персонал оказался способным на осознанный, да ещё и прекрасно скоординированный бунт. У них-то там забастовки -- дело привычное, но то у них. А у нас, да ещё не на шахте, а в офисе -- совершенно необычно. Я, как уже отмечал, второго такого случая не припомню. В течение недели Саша неоднократно поговорил буквально с каждым из подписантов, вызывая по одному в свой кабинет. Пытался убедить отказаться от подписи, раскол в наши сплочённые ряды внести, да без толку. Мы держались дружно, Диму пришлось уволить.
   Отчего-то не захотелось Саше внимание своего начальства к этой скользкой теме привлекать. Отчего-то возможных разборок он испугался. В Тефале, кстати, имелось что-то типа Управления собственной безопасности, которое обычно в возникающих конфликтах разбиралось. Что там его сотрудники собой представляли -- не ведаю, случая не выпало пересечься, но французы, сотрудники Представительства, их побаивались. Называли службу безопасности не иначе, как "наш маленький КГБ" и невольно голос понижали при любом случайном упоминании.
   Видимо, ребята там трудились серьёзные, спуску супостатам не давали. Ну и что такого? Если Саша считал свою позицию безупречной, если был уверен в своей правоте, чего ему бояться? Приехали бы представители Тефального ГБ, сотрудников опросили, одобрили бы решение Главы представительства, да и уехали бы до дому. Так нет, не захотел господин Тихомирофф сор из Московской избы (в смысле из стен Представительства) выносить, а это говорит о многом. Стало быть, не было у Саши уверенности, что Безпека решение в его пользу вынесет. Теперь, задним умом понимаю, не стоило нам Саше угрожать. Надо было сразу меморандум, коллективно подписанный, во Францию слать.
   Помните анекдот? "В детстве маленького Ваню Павлова укусила собачка. Собачка укусила и забыла, а Ваня вырос, но не забыл". Вот и Саша не забыл своего унижения (и его можно понять). Не прошло и года, а в офисе не осталось никого из тех, кто подписал тот роковой меморандум. Так или иначе, но он избавился от всех. В том числе и от секретарши, не оправдавшей высокого доверия.
  
   О конкуренции.
   Во всех Представительствах, с которыми я так или иначе сталкивался в девяностых, руководство обычно поощряло соперничество между сотрудниками. Порой не просто поощряло, а даже культивировало. На первый взгляд, всё правильно, конкуренция, как всем известно -- краеугольный камень рыночной экономики. В соревновании побеждает лучший, отчего выигрывает, в конечном счёте, потребитель. Цены падают, качество продукции повышается, всем хорошо. В теории. Практика же частенько теорию подправляет. А если не лучший победит, а сильнейший? Это, ведь не всегда одно и тоже. Когда, стремясь решить вопрос кардинально, один бизнесмен кидает другому гранату в окно или склад сжигает, с качеством продукции и уровнем цен такая конкурентная борьба никоим образом не увязывается.
   Даже и без эксцессов любую, в том числе и самую лучшую идею можно легко довести до абсурда, чему мы в отечественной истории сыщем массу примеров. Вот, допустим, соревнуются рабочие. Один делает болты, другой -- гайки. Ёжику понятно, такое соревнование не просто глупо, но и вредно. Кому нужны болты без гаек их же использовать невозможно?! Значит, если болтов сделать больше, чем гаек к ним, пользы от этого никому, а только вред: бессмысленное расходование сырья и затоваривание склада. Тем не менее, производили и здравицы в честь такого рабочего провозглашали, и награды вручали, и премии немалые выплачивали. А как, скажите, сравнивать пирожника с сапожником? Как их труд к одному знаменателю приводить? Однако, абсурдизация хороших идей, видимо, занятие интересное, а может заразное, потому в инопредставительствах ему предаются активно. Сталкивают пирожников с сапожниками и смотрят, что из этого выйдет. Как правило, ничего хорошего не выходит, причём не только для участников действа, но и для фирмы в целом.
   В июне девяносто второго меня перевели из отдела прямых продаж в дилерский отдел. А за месяц до того летал я в командировку в Сургут, где подписал с компанией "Сургутнефтегаз" крупный контракт на поставку партии инженерных аппаратов, для копирования чертежей большого формата. Крупный контракт, почти на четыреста тысяч долларов. И не враз родился, полгода я его выпасал, два раза в Сургут летал, а это не ближний свет. Последняя командировка вообще вышла экстремальной. Май, в Москве плюс пятнадцать, я и оделся соответственно. Впопыхах даже прогноза погоды не послушал. А там, в Сургуте оказалось тоже пятнадцать, только минус. И город весь настолько плотно снегом и льдом покрыт, как не каждый год в январской Москве увидишь. Так что непростая командировка вышла. Но подписанный контракт я привёз и даже не простудился. Из-за этого контракта переход в дилерский отдел немного затянул (первоначально на май планировалось), очень уж хотелось большую сделку завершить, уйти из отдела прямых продаж на подъёме. Так, чтобы помнили.
   Примерно через полгода (то есть, уже на исходе осени) звонит мне начальник отдела прямых продаж, просит заехать. Кое-что, мол, прояснить нужно. Надо отметить, Представительство XEROX в то время в разных местах размещалось. Все дилер менеджеры сидели в гостинице "Севастополь", а отдел прямых продаж оставался в старом, первоначальном офисе близ метро "Добрынинская". И ещё. Мы, продавцы, помимо зарплаты, получали премии, размер которых зависел от достигнутых результатов. Короче говоря, заехав на Добрынинскую, с удивлением узнаю, что интересуют моего визави как раз детали того контракта с Сургутом. Я-то считал, что он давно завершён, а там, оказывается, конь не валялся. Другой вопрос, почему руководитель отдела продаж не чесался, только через полгода спохватился, но дело не в этом. Надо же разобраться, понять, отчего задержка возникла. Выяснилось следующее.
   Дилер менеджер по Сибири, некий Гена, случайно узнал, что я такой крупный контракт сделал, а сделав, ушёл в другой отдел. И стало ему досадно чрезвычайно, что столь крупный кусок мимо рта проплывает. Вот парень и решил подсуетиться и ничего лучше не придумал, как позвонить клиенту и буквально в последний момент отговорить контракт оплачивать. Предложил он сургутянам оформить их, как дилеров, тогда и скидки другие. Ну какая, в самом деле, парню разница, получит фирма больше или меньше, главное, проведя контракт через себя, он мог претендовать на приличные комиссионные. Отсюда и задержка. В итоге контракт состоялся, но фирма получила куда меньше денег, чем первоначально планировалось и с большой задержкой.
   Самое интересное, когда афера вскрылась, Гену не уволили и даже не наказали. Ну не считать же наказанием лишение премии за сделку, которую не он готовил, не он выстрадал. Поэтому люди, наблюдавшие за перипетиями этой возни, сделали очевидный вывод: подковёрная борьба с использованием грязных приёмов не осуждается. Бей в спину, коль случай представился. Повезёт, денег огребёшь, не повезёт, ничего не потеряешь. Парень-то был наш, русский, да тут не его поведение особый интерес вызывает, а как раз реакция на его поступок иностранцев-начальников.
   Думаете, не типичный пример? Так вот вам другой, господа. Примерно в то же время, то есть, в середине девяносто второго, XEROX открыл в Киеве представительство. Со временем оно стало самостоятельным, вышло из подчинения Москвы, но поначалу открывалось в статусе филиала. А директора прислали из Головного офиса. Некоего Александра Котляра, француза, украинского происхождения. Прибывший господин Котляр обращал на себя внимание ибо сильно отличался от наших, привычных уже англичан. Он обладал внушительной фигурой, твердым характером и грубым лицом, словно наскоро вырубленным из куска гранита. Поговаривали, что в молодости Александр служил чуть ли не во французском Иностранном легионе, что не могло не наложить некий отпечаток на его характер. Психологически он так и остался "сапогом", капралом, орущим на плацу на новобранцев до звона в ушах. Из тех, кто выйдя в отставку, до конца дней на штатских дивятся: ну до чего тупы, никак не научатся строем ходить!
   В своё время обратил внимание на забавную штуку: иностранные компании, открывая представительство в менее цивилизованных, по их представлениям странах, частенько назначают туда своих сограждан но таких, чьи предки именно из этих мест происходят. Что Боб Ксероксовый, что Саша Тефальный, что, наконец, Котляр. Чем западные боссы при этом руководствуются, моему пониманию недоступно. Может быть надеются, что собрат, этнически близкий аборигенам, лучше их поймёт, добьётся больших успехов? Если так, остаётся только удивляться, как те боссы, будучи столь наивными, не понимая ни черта в психологии ближнего, умудрились по карьерной лестнице подняться. Разве что, остальные конкуренты ещё наивнее?
   Поведение человека, по моему глубокому убеждению, определяется не мифическим зовом крови, а тем, как сам человек себя позиционирует. А позиционирует он себя обычно членом той этно-среды, в которой сформировался. Потому что именно среда обитания накладывает основной отпечаток на личность. Американец, к примеру, он американец и есть. И совершенно неважно при этом, какого он цвета и из какого конкретно медвежьего угла его пращуры вышли. В Северной Америке, вообще нет коренных жителей, кроме аборигенов-индейцев. У всех остальных предки -- иммигранты. В Европе, корни, конечно поглубже, подревней. Но и там главное -- среда, а не происхождение предков. И никакой особой любви к Родине отцов и дедов, я что-то ни разу не наблюдал.
   Те же Боб и Саша, несмотря на русские корни, оставались первый -- американцем, второй -- французом, что неоднократно и недвусмысленно подчёркивали. Зла России они, правда, не желали, относились скорее благожелательно, даже язык неплохо освоили. Но делать что-либо, особенно в ущерб настоящей Родине, скорее всего не стали бы. Соответственно и мы, "аборигены" единокровцев в них не видели.
   А вот Котляр неприязни не скрывал, ни к России, ни к Украине: он и разницы особой меж ними не видел. Александр частенько публично сожалел, что поздно родился. А родился бы вовремя, присоединился бы обязательно к Великой армии Наполеона. То есть украинец по крови всерьёз сожалел, что не смог принять участия в разорении родины своих предков. И идеи самостийщиков отклик в его душе находили не потому, что Украину любил (плевать ему было на Украину десять раз), а потому, что направлены те идеи на ослабление России. Такой вот исключительно благожелательный человек. Хотя и открытый, глупо очевидное отрицать. Ну и о каком зове крови можно тут говорить? Вы же догадываетесь, наверное, как полюбились нам столь специфические, необычные взгляды вновь прибывшего коллеги?
   Так вот, Александр тоже был сторонником конкуренции. И, начав директорствовать в Киеве, насаждал её всячески, причём, с солдатской прямотой. Дело в том, что мы с ребятами из Киева вместе обучались и на разнообразных совместных мероприятиях пересекались неоднократно. Так сложилось, что с некоторыми общались довольно тесно. Вот они и рассказали. Там, в Киевском офисе, работали два парня, которые были друзьями по жизни. Дружили в школе, в институте дружили. И когда в Ксерокс вместе пришли, дружбы не прекратили. Работали, фактически, на пару. Котляру это очень не нравилось и он всячески старался друзей поссорить, лбами столкнуть, искренне считая, что так больше пользы делу будет. Более, того, как человек военный изъяснялся отнюдь не обиняками. Прямо говорил: для дела лучше, когда коллеги друг друга ненавидят. Славный парень, что и говорить. Но честный, прямой.
   Должен признать, подобных взглядов никто другой из знакомых мне экспатов не высказывал, по крайней мере, в столь явной форме. Будучи по складу характера и по общему уровню развития всё же посложней бейсбольной биты, они не решались высказываться столь открыто, предпочитая обиняки. Солдафонская прямота Александра их раздражала, но только по форме, а не по существу. Так что, господин Котляр, конечно, крайность, но не исключение. Это именно та крайность, что подчёркивает, обнажает проблему.
   Начальство его отмечало. Несколько прямолинеен, но политику партии (тьфу ты, фирмы, конечно) понимает правильно. Отсюда вывод: если конкуренция между сотрудниками поощряется вплоть до ненависти, то все заклинания западных теоретиков менеджмента насчёт командного духа, не более, чем лицемерные лозунги, не имеющие ничего общего с реальностью. Ну какой тут может быть командный дух? Как можно довериться тому, кто тебя ненавидит?
   Как хотите, господа, но в разведку с врагом не ходят.
   В компании, руководство которой поощряет такую разновидность конкуренции между сотрудниками, не может не проявляться явление, не очень литературно именуемое стукачеством. Оно и проявляется, одно с другим связано. И не просто проявляется, а цветёт пышным цветом. Если для компании считается благом, чтобы ваш коллега вас недолюбливал, то что может быть естественней, чем зайти между делом к начальнику да и нашептать ему: "А знаете, Джон, вчера, во время вечеринки, имярек выпив лишнего, говорил про вас то-то и то-то".
   В инофирмах, стукачество, повторяю, не только существует, но и поощряется. Конечно, не могу говорить за все абсолютно, но в трёх я работал, а ещё с десятком пересекался и везде оно, где больше, где меньше, но было, а порой, я бы даже сказал, процветало. Причём, не только на ушко в кулуарах шептали или анонимки строчили, но и вполне официально постукивали посредством служебных записок, звучно именуемых меморандумами. Правда, делали так только тогда, когда были уверены, что рикошетом обратно не ударит.
   В своё время, когда я в МВТУ поступил, осторожная мама предостерегала: "Ты, сынок, лишнего не болтай, ВУЗ режимный, у вас там каждый второй -- осведомитель КГБ." Наше Училище действительно считалось режимным, у нас и стипендия повыше была, чем в обычных институтах (пятьдесят пять рублей против сорока) и допуск в первом отделе нам аж на четвёртом курсе оформили. А насчёт "стукачей"... Не знаю, не знаю. То есть, они, наверное, имелись, даже наверняка, но действовали как-то не очень явно. А мы ведь не были в студенчестве такими уж паиньками. И лекции прогуливали, и водку пили, и анекдоты политические травили. Но что-то не припомню, чтобы хоть один из моих однокашников пострадал. Если кого и отчисляли, то исключительно за провалы в учёбе, но не за анекдоты. Так что наши стукачи если и сидели среди нас на занятиях, то похоже больше сидели, чем "стучали", во всяком случае, гораздо менее заметно проявлялись, чем в обычном инопредставительстве.
   Не могу сказать, что являюсь таким уж оголтелым поклонником разнокалиберных телевизионных ток-шоу, но иногда, под настроение, смотрю их в охотку. Особенно люблю наблюдать выступления "бичевателей". Имею ввиду не безобидных религиозных фанатиков, кои цепляют на себя вериги и хлещутся кнутами во славу Божью, как они, убогие, её понимают, а вполне нормальных профессионалов, зарабатывающих себе на большой кусок хлеба с маслом и красной (если уж на чёрную не хватит) икрой, обливанием дерьмом нашей общей Родины. Обливают, надо признать, со знанием дела. У меня даже волосы дыбом встают от живописания ужасов нашего недалёкого прошлого. Кошмарный тоталитарный режим, голод, дефицит и всевластие страшного КГБ. Правда, оправившись от телегипноза, ловишь себя на мысли, что рассказывают мне не о Буркина Фасо и не об ЦАР с её императором-людоедом28, а об СССР.
   Может мы жили в разных странах? Напоминаю, я родился в 1959 году, школу закончил в 1976-м, институт в 1983-м. Склерозом пока, слава Богу, не страдаю, реалии молодости помню вполне отчётливо. Так почему я должен верить рассказам о моём ужасном прошлом, если оно вовсе не было столь ужасным? На кого рассчитано? Понятно, на молодёжь. На пацанов, которые тех времён не помнят и узнать не должны. А должны стать асфальтом на пути нации в "светлое" капиталистическое завтра. Проще всего манкуртами управлять, Иванами, не помнящими родства, аксиома известная, веками выверенная. И уже доводится слышать, как молодой человек, двадцати с небольшим лет от роду, начинает меня, зрелого человека не первой молодости учить, живописуя, как я, оказывается, плохо жил. Со знанием дела поёт, только с чужого голоса.
   Повторю, слегка перефразируя профессора Преображенского: "Молодёжь, не слушайте "бичевателей" натощак". Не хотите стать дебилами, зомбированными профессиональными очернителями, читайте книги, причём, разных авторов и делайте собственные выводы. Они всяко лучше окажутся навязанных извне.
   Когда начальство сильно озабочено знать, что думают и говорят подчинённые у него за спиной, вполне логично не пускать дело на самотёк, ожидая, пока какой-нибудь ответственный доброхот-стукачёк прибежит и доложит, а принять меры к тому, чтобы и без посторонней помощи всё знать. Тогда дополнительная возможность появится, кроме всего прочего, ещё и лояльность осведомителя проверить: так ли докладывает, как на самом деле было? Есть у меня сильное подозрение, что в Представительстве Ксерокс, сотрудников слушали. Не то, чтобы "жучков" в каждый стол втыкали, но уж телефонные разговоры... Знать наверное не могу, данных не имею, но пища для размышлений есть. Уж слишком часто Боб оказывался осведомлённым в каких-то вопросах, о которых иначе узнать ему было бы сложно.
   Приведу показательный в этом смысле пример, историю одной моей коллеги, которую знаю из первых рук. Вот тут уже не домыслы да предположения, а факты, за которые ручаться можно. В начале девяносто пятого, когда я готовился Представительство Ксерокс покинуть, эта коллега, Наталья, тоже собралась увольняться. Естественно, не в никуда. Вела переговоры, но очень старалась, чтобы до поры, до времени никто в Ксероксе об её планах не знал. Не то, чтобы у нас как-то мешали увольняющимся, палки в колёса совали. Вовсе нет. Хочешь увольняться -- уходи, никто не держит. Но при одном условии, что уходишь не к конкуренту. Мне препон не чинили, потому что уходил я в Тефаль, который Ксероксу никаким боком не мешал и помешать не мог. А вот если бы я в Кэнон собрался, вони было бы много.
   Абсолютно с каждого сотрудника, увольняющегося из Представительства Ксерокс в те годы брали подписку в том, что он (она) обязуется в течении трёх лет не работать на конкурентов. Без этого трудовую книжку не выдавали. Зачем руководство так поступало, не ведаю. Бессмысленно же, такие расписки брать, дело абсолютно незаконное и никого бы они не остановили. Ну ушёл, допустим, бывший ксероксовец в Кэнон (или в Рико) и что? Неужели побежал бы Боб в суд, размахивая той распиской? Да ни за что, он же не идиот, обратись Боб в суд, его не иначе как умственно нездоровым посчитали бы. В самом деле, коммерческие секреты компании Ксерокс, не есть государственная тайна РФ, а только государственные секреты позволяют за законном основании как-то ограничивать свободу перемещений российского гражданина.
   Так что в суд никто бы не пошёл, а вот доставить сотруднику-предателю кучу неприятностей можно было легко. Что и произошло с Натальей. С её слов дело было так. Как-то вечером, она позвонила будущему работодателю, окончательно условия оговорить. Понятно, разговор шёл очень конкретный. Услышь его кто, сразу бы понял, о чём речь. Только слышать было некому, Наталья в комнате в тот момент одна осталась. Перед тем, как звонить, ещё и проверила, что посторонних ушей поблизости не наблюдается. Она вообще, была женщиной опытной и очень осмотрительной. Так что если говорит, что слышать её разговор никто не мог, верю, значит так оно и есть.
   Но уже на следующий день, прямо с утра Боб вызвал Наталью в свой кабинет и долго возил лицом по столу (в переносном смысле, разумеется). Он очень точно передал ей содержание того разговора, дав понять, что осведомлён о её планах и прямо предупредил: "Если сейчас увольняться надумаешь, задержать тебя я, конечно, не смогу. Зато смогу сделать так, что в приличное место тебя никто не возьмёт. Разве что кухаркой". Вот так. Думайте, как хотите, но, по-моему, Боб практически прямо признал, что разговоры сотрудников слушает.
   Повторяю. Я не могу с полной уверенностью утверждать, что телефонные разговоры сотрудников Представительства Ксерокс прослушивались. Не могу просто потому, что не знаю этого наверняка. Хотя подозрения были. И если многие известные мне случаи странной осведомлённости руководства могут быть объяснены, пусть и с некоторой натяжкой, доносительством, то история Натальи в эту схему не вписывается. Лично я никакого другого объяснения придумать не смог.
   И, если прослушка всё же имела место, это опять-таки дело совершенно незаконное. Гораздо более незаконное, нежели расписки-обязательства не работать на конкурентов. Прослушивать кого бы то ни было законно, можно только по надлежаще оформленному решению соответствующих органов. Причём заниматься этим имеет право очень ограниченный круг компетентных организаций. Бывает, конечно, что в офисах крупных компаний прослушку используют, всё-таки промышленный шпионаж, не придумка из романов, а вполне реальная вещь. Только в таких случаях иначе поступают. Например, если вы в Представительство НР (Hewlett Packard) позвоните, автоответчик вас предупредит: "В целях безопасности, все разговоры записываются". То есть, вы честно, открыто предупреждены. Не хотите, чтобы вас слушали -- бросайте трубку, а если не бросили, потом не жалуйтесь.
   И сотрудники НР, очевидно, подписку дают, что против прослушивания их деловых переговоров (а иных в рабочее время быть и не должно) не возражают. Всё равно такие записи суд доказательством не признает, но и компанию в незаконном вторжении в личное пространство сотрудника никто обвинить не сможет. Сотрудник знает, что его пишут, не возражает, что и подтверждает своей подписью. Но в Представительстве Ксерокс никто никого не предупреждал, согласия не спрашивал. Если руководство Представительства действительно слушало телефонные разговоры, а я в этом практически не сомневаюсь, то оно (руководство), действуя тайком-тишком, грубо нарушало как российское законодательство, так и права отдельных граждан. Причём, нарушало совершенно осознано.
   Ну и о какой открытости, о какой ещё благожелательности тут можно говорить?
  
   Национальный вопрос.
   Предполагается, что человек открытый, к окружающим благожелательный не может быть шовинистом. То есть, должен относиться к людям исключительно на основании их личных качеств. Поэтому считаю уместным этому вопросу тоже посвятить несколько строк. О дискриминационном отношении экспатов к русскоязычному персоналу я уже писал выше, много, подробно и, возможно, чрезмерно эмоционально (а куда от эмоций деться, возмутительно же). А что это, как не проявление самого настоящего шовинизма? Тогда о какой благожелательности вообще идёт речь? Но, может это они только к нам так относятся, может это просто проявления стереотипов, сформировавшихся за десятилетия "холодной войны"? Ладно, допустим. Посмотрим тогда на отношения иностранцев между собой. Тут ситуация получается совсем другая.
   Не только шовинизма, но и малейших проявлений его более мягкого (но оттого не менее отвратительного) варианта -- бытового национализма, я за время работы ни в одном Инопредставительстве не встречал. Как не приглядывался. Правда в Тефале у нас только французы работали, в Оливетти -- только итальянцы. Здесь всё было нормально, откуда, казалось бы национализму взяться? Есть откуда. Наш начальник в Оливетти, господин Петти, как я уже упоминал, был сицилийцем, а его босс, периодически наезжавший в Москву -- северянином, миланцем. Там у них, в Италии, определённая рознь существует (все, кто в Италии бывал и, особенно жил какое-то время, это подтверждают; собственно рознь, это я мягко выразился), здесь же они вели себя как истинные братья во Христе.
   Вот национальный состав экспатов Представительства Ксерокс отличался большой пестротой. Даже среди собственно британцев встречались не одни только англичане. В основном, да, но был и ирландец, был и шотландец. И ничего, ни малейшего проявления какой-либо неприязни. А ещё у нас работали французы. Как я уже писал, французы генетически англичан не любят, от английского языка их корёжит. Там, в Европе. А здесь у нас, спикали себе спокойненько, даже не морщась.
   Софи и Стефан друг к другу, конечно, тянулись, что и понятно -- соотечественники всё же. Но никто из британцев никогда их по "пятому пункту" не задевал даже полунамёком. Несколько неприязненно относились только к Котляру, но не из-за происхождения, а только лишь из-за его явного солдафонства. Майк Шо, в конце концов, тоже бывший офицер и, хотя мне он сильно не нравился, не могу не отметить -- мистер совершенно правильно понимал разницу между военной и гражданской службой. Отношения, складывающиеся между капралом и солдатами-новобранцами, которых он муштрует не всегда приемлемы в офисе солидной фирмы.
   И в то же время, у себя дома западники частенько неприязнь друг к другу демонстрируют. Сужу и по рассказам знакомых, и по личным наблюдениям по время загранкомандировок. Помните французского таксиста. Ему ведь, по большому счёту, фиолетово было, откуда там мы приехали. Главное -- говорим по-английски. А это и есть яркое проявление бытового национализма. И подобных примеров в моей книге немало. А вот и ещё один. Мой брат, юрист по образованию, работал во второй половине девяностых в Московском отделении крупной американской юридической конторы. И летом девяносто восьмого его командировали в Штаты на восемь месяцев на стажировку. Когда стажировка закончилась и брат вернулся домой, мы, естественно, собрались возвращение отметить и стал я его расспрашивать о заокеанском житье-бытье.
   Не в последнюю очередь меня интересовало, как там на самом деле строятся взаимоотношения представителей разных рас. Нам ведь уже тогда журналисты-международники все уши прожужжали их пресловутой политкорректностью. Вот, мол, молодцы какие, вот и нам достойный пример для подражания. Но уже тогда, двенадцать лет назад, нет-нет, но появлялись в мощном хоре медовых славословий отдельные ложечки дёгтя. Опять-таки повторять не буду, об этом многие писали. Но тогда истинная картинка ещё была размыта и я просто хотел получить сведения из первых рук.
   Брат (а жил и работал он в городе Хьюстоне, штат Техас, это Юг, когда-то оплот белого расизма) не колеблясь заявил, что бытовой национализм в США встречается, причём, буквально на каждом шагу. Просто его не принято и даже опасно демонстрировать открыто. В качестве наиболее наглядного примера он привёл собственную фирму.
   - У нас, между прочим, в конторе нет негров-юристов. Ни одного.
   - Их что не берут?
   - Бог с тобой? Это была бы дискриминация, подсудное дело. Они сами не идут.
   - Почему??
   - Да потому, что негр-клиент к белому юристу не пойдёт. И наоборот. Поэтому чёрные юристы свои юридические конторы организуют. Скажем так, национализм в Америке проявляется везде, где нет законодательного регулирования. Можно обязать хозяев фирм не отказывать в приёме на работу по расовым основаниям, но нельзя запретить гражданину-налогоплательщику обращаться к конкретному специалисту. Поэтому, в массе, белые обращаются строго к белым юристам, чёрные -- к чёрным. Понятно?
   - Нет слов.
   Получается, политкорректность имеет исключительно искусственное происхождение и срабатывает только там и тогда, где и когда существует реальная опасность под суд угодить. Во всяком случае, десять-пятнадцать лет назад всё именно так и было. Это, в общем-то, известно, Америки я, безусловно, не открыл. Но вот вопрос: а зачем насаждать то, что люди не приемлют и чего без явного принуждения не придерживаются? Разве не достаточно чётко законодательную базу отработать? Расовую, да и любую другую дискриминацию запретить. И наказывать жёстко, невзирая на лица, причём предусмотрев суровые наказания. Видимо, для Америки недостаточно.
   Об этом мы ещё поговорим чуть позже. Пока лишь отметим: национализм на Западе есть, никуда он не делся, просто в подполье загнан. Из активного перешёл в разряд пассивных. Тогда возникает простой вопрос: если у себя дома они националисты, пусть и скрытые, куда всё девается, когда они на работу в Москву приезжают? Отвечаю, как всегда, примером из жизни.
   Национализм совсем не обязательно должен быть агрессивным, часто он довольно миролюбив. Это просто разделение окружающих на "своих" и "чужих", что, в общем-то, присуще практически любому человеку. Ну не найти такого уникума, который бы всегда и ко всем относился одинаково. К кому-то лучше, к кому-то хуже. Вопрос только, на каких основаниях. Если на родственных или, скажем на личностных -- одно, на этнических -- совсем другое дело. Тут подход простой: "свои" надёжнее, им можно доверять, от "чужих" следует ждать подвоха, с ними надо держать ухо востро. Только вот сами критерии чужести, как правило, не жёстки и широко видоизменяются в зависимости от обстановки.
   В Воронеже, к примеру, люди очень чётко различают, кто из Боброва, кто из Лисок29. А в Москве это уже становится не столь принципиально. Они -- Воронежцы, в отличие от Рязанцев или, допустим, Питерцев, то есть земляки. Встретятся двое россиян в Штатах, для них будет важно, что оба из России, неважно из каких её концов. Когда я жил и работал в Новосибирске, часто слышал от красноярцев: "Да какая Вы Сибирь? Новосибирск где-то там на Западе. Мы -- настоящие сибиряки". А в Москве сибиряки уже не разбирают кто откуда и меня тоже своим считают, хотя я там только полтора года прожил. В этом вся штука. В Европе француз на англичанина, конечно, не бросится, но и брататься не поспешит. Там они разницу между собой чувствуют и никогда не забывают. А здесь, в Москве им нет нужды выяснять, кто главнее. Кто по первому сорту пройдёт, кто по второму. Здесь "второсортных" русских полно, поэтому в Представительстве им делить нечего. Они все тут экспаты.
  
   Зарисовка.
   Ну и в качестве завершающего штриха данной главы, приведу зарисовку с натуры, отличнейшим образом иллюстрирующую благожелательность западников и их внимание к окружающим. Наблюдение сделано в августе 2011 года в Таиланде.
   Отпуск, вечное лето, море, расслабуха. Тут благостно, все улыбаются, но здесь улыбки местного населения выглядят уместнее, чем в Европе, не раздражают. А чего хмуриться, если настроение прекрасное? Надо сказать, что с курением в Таиланде борются не так упорно, как в Европе и Америке. Борьба сводится в основном к печатанию на сигаретных пачках отвратительных картинок, изображающих различные болезни и только. На улице ограничений нет, в отелях - специальные места для курения.
   В ресторанах и барах система обычно такая: в помещении курить нельзя, если же столики стоят на веранде или вовсе на пляже, что там не редкость, то пожалуйста. Кстати, там я воочию убедился, что мнение о поголовном отказе западников от курения - не более, чем очередной миф, дымят вовсю. Если и не каждый второй, то уж каждый третий точно. И вот как-то раз вечером пошёл я поужинать. А ужинать я ходил всегда на пляж, очень уж обстановка приятная. Столик прямо на песке стоит, значит можно вечерний костюм не надевать, обойдясь шортами и маечкой. Да ещё и ветерок прохладный с моря поддувает, что в тридцатиградсную жару, сами понимаете, просто наслаждение.
   Сделал я, значит заказ, аперитивчик для аппетиту принял, самое время покурить в ожидании. А пока я сигаретку разминал, за соседний столик уселись две дамы средних лет. Видимо англичанки, хотя кто их разберёт, разговаривали, во всяком случае, по-английски. Сидели они совсем рядом, да ещё и ветер в их сторону, поэтому я, как человек вежливый осведомился, не возражают ли дамы, если я закурю?
   Дам вопрос удивил до крайности, чего они даже не скрывали. Уставились на меня в изумлении, пролепетав, что да, если мистер столь любезен и имеет возможность воздержаться, то они, конечно, будут очень признательны. Не вопрос, отошёл я в сторонку по песочку, покурил себе в отдалении, никому не мешая, вернулся. Так те дамы дважды благодарили меня за внимание. С большим пиететом благодарили
   Какой вывод тут можно сделать? Простой, ибо единственно возможный. Западник законопослушен. Если в данном месте курить нельзя, он не станет, но если можно, то плевать ему с высокой колокольни, мешает это кому-нибудь или нет. О других западник не думает, для него главное не удобства ближнего, а его личные права. Если я имею право на что-то, то своим правом воспользуюсь, если же я тем самым кому-то неудобства доставляю, тем хуже для них.
   Россиянин, мешающий ему закон, нарушает легко, не задумываясь, но и о взаимовыручке не забывает, пусть и не всегда, но достаточно часто. Западник законов не нарушает, но будучи индивидуалистом от природы, о ближнем не думает вовсе. Будет пускать струю дыма в лицо ребёнку, если, конечно, закон дозволяет, не переставая при этом улыбаться дежурной, ничего не значащей, наклеенной улыбкой.
  
   Глава 7. Миф N 5.
   Иностранцы глупее русских.
   Я бы сказал, что процент умников и дураков примерно одинаков в любой стране. Иностранцы ничуть нас не глупее, иначе не делали бы столько открытий в фундаментальных науках (ознакомьтесь-ка со списками нобелевских лауреатов, кого там больше окажется, наших или...?), просто ум у них другой, узконаправленный. Просто узкая специализация началась на Западе раньше и зашла куда дальше, чем у нас. Западник с детства нацелен на карьеру, в которую погружается настолько, что ни на что другое не остаётся ни времени, ни желания. Как следствие, такой человек становится малообразованным. Не в смысле специальных знаний (они-то, как правило, на высоте), а в общечеловеческом. Малокультурными становятся, что ли.
   Многознайство - не есть ум, соответственно и отсутствие знаний, малокультурность, не означают автоматически отсутствия ума. Артур Конан-Дойл, литературный отец одного из самых знаменитых сыщиков, выписал своего героя весьма своеобразной личностью. Холмс обладал глубочайшими познаниями в области криминалистики, биологии, химии ядов и пр. То есть в предметах, входящих в сферу его профессиональных интересов, но только в них. Всё же прочее его совершенно не интересовало. Он даже не подозревал, что Луна вращается вокруг Земли, а не наоборот, чем, помнится, необычайно изумил славного доктора Ватсона. Но разве кто-нибудь осмелится усомниться в уме Шерлока Холмса?
   Конан-Дойл творил на стыке XIX и XX веков. Видимо узкая специализация зарождалась уже тогда. Чем дальше, тем уже она становится. В наши дни хороший западный специалист знает почти всё по своему предмету и почти ничего кроме, за исключением политики и спорта, в которых разбираются, как известно, все. (Причём, сказанное в равной мере относится как к гениям, так и к людям обычным. Вообще-то гении всегда отличались узконаправленностью, исключительной нацеленностью на Дело, универсалы типа Леонардо или сэра Исаака Ньютона всегда были редки. Так что современный средний человек Запада по этому показателю с гениями сближается. Только, в отличие от среднего человека, гений не просто хороший, но выдающийся специалист). А это и приводит к разным забавностям, из которых рождаются мифы о, якобы имеющей место, тупости иноземцев. Кто только не шутил на столь плодотворную тему? Не желая оставаться в стороне, расскажу анекдотический случай из жизни, которому был свидетелем.
   В 1992 году компания Ксерокс, во время очередной выставки, представляла свой новый продукт: полноцветный копир Xerox 5775. Аппарат даже сегодня смотрелся бы достойно, а тогда был вообще последним словом техники. Потрясающая цветопередача, богатые возможности редактирования, даже защита от неправомерного использования (чтобы фальшивые деньги не печатали). В общем, ни у кого ничего, даже близко похожего, тогда не было. Нужно отметить, цветной копировальный аппарат устроен посложнее обычного, чёрно-белого. В нём используется тонер четырех видов: чёрный (такой же, как и в обычных копирах), magenta (что-то вроде розового), cyan (что-то вроде голубого), yellow (жёлтый). От смешения этих базовых цветов в разных пропорциях и получается вся цветовая гамма. Оригинал сканируется, разделяется на базовые цвета, затем тонеры последовательно наносятся на бумагу: сначала один цвет, закрепление, другой, снова закрепление и так четыре раза.
   И вот стоит это чудо техники в нашем павильоне, посетителей поражает. А поскольку стоит аппарат, как самолёт и сложен неимоверно даже в использовании, то, чтобы неумёхи всякие пальцами не тыкали и, упаси Бог, чего не сломали, при нём постоянно находится дама-демонстратор. Хорошенькая миниатюрная англичаночка Сюзи. Её функция - демонстрировать потенциальным клиентам возможности чудо-техники. Что там она в остальном собой представляла, не знаю, но своё дело знала круто. Причём не формально подходила к работе, с воодушевлением. Во время сеанса демонстрации у неё даже глазенки сверкать начинали. Сеансы шли по расписанию (как фильмы в кинотеатре), каждый занимал полчаса, не меньше.
   Xerox 5775 стал первым аппаратом в группе дорогих и технически сложных продуктов, которые компания Ксерокс предполагала продвигать на российский рынок. Причём, было решено не отдавать такие изделия на откуп дилерам, а продавать напрямую и напрямую же обслуживать. С этой целью создали особую сервисную группу (их тут же прозвали "цветными парнями"), которую возглавил некто Анатолий Собиневский, в прошлом военный инженер. Интеллигентный широко образованный человек, он обладал ещё и своеобразным чувством юмора. Причём, как настоящий юморист, шутил Анатолий с совершенно непроницаемым лицом. Вскоре после окончания выставки, сервисная группа в полном составе должна была отправляться на четыре недели на курсы в Лондон. Немало, если учесть, что обучение сервисного инженера на обычный чёрно-белый копир (даже скоростной) длилось не больше недели.
   Это всё - предыстория. А анекдот вот в чём. Обычный выставочный день. Приезжает Стефан Мелинджер (я уже о нём рассказывал - полиглот и умница; был в отпуске, только что вернулся) и я представляю ему Анатолия, они до того не встречались. Стефан, как вежливый человек, поддерживает беседу и интересуется, когда планируется обучение. Дальше такой диалог:
   - Анатолий: Через неделю поедем.
   - Стефан: А сколько времени такое обучение занимает?
   - А: Четыре недели.
   - С: Почему так долго?
   - А: Так там же четыре базовых цвета, вот мы каждую неделю по одному цвету изучать будем.
   Никто при разговоре не улыбается, лица серьёзны. Я, признаюсь, был уверен, что Стефан решил просто подыграть Толе. Не понять, что это шутка - просто невозможно. Простая же шутка, незамысловатая. Из того же ряда, как необходимость изучить каждый из четырёх цилиндров, чтобы научиться ремонтировать двигатель автомобиля.
   Однако вскоре выяснилось, что Стефан отнюдь не шутил и никому не подыгрывал, а воспринял информацию буквально. Через некоторое время слышу, как он у Сюзи интересуется, почему это обучение сервисных инженеров так странно устроено: по неделе каждый цвет изучают, быстрее, что, нельзя? А Сюзи тоже хохотать не начинает и совершенно серьёзно ответствует, извини, Стефан, дорогой, я, мол, ни по сервису, ни по обучению не спец, не моя тема.
   Анатолий, когда я ему всё рассказал, долго поверить не мог, что я его не разыгрываю, а когда поверил, крепко задумался. Он ведь был военным, с иностранцами раньше не общался и полагал, что они такие же люди, как и мы, только на другом языке разговаривают. В нормальной российской Толиной голове никак не укладывалось, что человек, не состоящий на учёте в психдиспансере, может воспринять его слова всерьёз (он даже порывался перед Стефаном извиниться). Оказалось, может, да не один, а сразу двое. Повторю, я не знал Сюзи, но Стефана-то объективно считал одним из лучших. Прямо какой-то французский Печорин.
   Какие выводы можно сделать? История-то действительно напоминает анекдот. Но назвать Стефана тупым у меня язык не повернётся. Тем более, во время совместной работы, я не раз имел случай убедиться в его наблюдательности и сообразительности. Во всяком случае, в плане бизнеса, он соображал прекрасно, мгновенно верные решения находил, а подходы к клиенту вообще улавливал интуитивно. А ведь всё просто объясняется. Специальность Стефана -- продажи. Тут он дока, но в других вопросах, даже смежных, как-то сервис, обучение, не разбирается совсем. То есть не знает ничего. И вот специалист говорит ему, что обучение на данный вид техники построено так-то и так-то. Отчего Стефану не верить? Он ни на минуту не усомнился, нелепость сказанного Анатолием не уловил. Вот если бы я такое выдал, может и задумался бы, а раз специалист сказал, значит так оно и есть.
   Думаю, дело тут вот в чём. Они, повторяю, не тупые, а зашореные. Всю жизнь их учат заниматься своим делом, в чужие не лезть. Плюс нацеленность на карьеру, диктующая необходимость узнать как можно больше по специальности. На что-либо другое, не по теме, нет ни времени, ни желания. Поэтому сознание западника автоматически отбрасывает всё то, что в его специальность не укладывается. Как будто фильтр в мозгу. Чуждая информация (то есть, не по теме, не по специальности) просто не проходит внутрь, следовательно, анализа не происходит. И мозгу уже не важно, нелепость там была или что дельное. Внутрь не прошло, ничего не затронуло и ладно.
   Желающие могут провести эксперимент. Если у кого-то из вас есть знакомый иностранец, попробуйте при очередном разговоре вскользь упомянуть, в России иногда, пусть и очень редко, встречаются медведи о шести ногах. Он не удивится (если, конечно, не биолог), не заорёт, что это чушь несусветная. Он просто не знает, что у млекопитающих только четыре конечности.
   Очень не хотелось бы, чтобы наши дети и внуки стали такими. А дело к тому идёт семимильными шагами. Признаки американизации сознания юношества проявляются всё отчётливей. До окончания процесса надеюсь не дожить. О катастрофическом падении общеобразовательного уровня современной молодёжи говорят давно и многие. Не буду повторяться, просто отмечу очевидное: узких и, одновременно, малокультурных молодых специалистов становится всё больше и у нас.
   Достаточно, например, немного с рекламой ознакомиться. Совсем немного. Нет никакой необходимости специально предмет изучать, достаточно просто включить наугад телевизор (кроме канала "Культура", разумеется) и немного подождать, обязательно в течении максимум пятнадцати минут, на очередной рекламный блок напоретесь. Ну и послушайте внимательно. Как хотите, но каждая третья фраза просто режет слух и изумляет до крайности. Например, такой широкоупотребимый перл: "Благодаря своей густой формуле, это средство отчистит любую грязь". Ну как объяснить умненьким, талантливеньким молодым рекламщикам, что формула -- это просто набор символов, буковок и цифирек. Поэтому формула никак не может быть густой или жидкой, а лишь сложной или простой. Густой же может быть только паста в ручке, которой та формула на бумажке записана. Или такое чудо: "За одну процедуру вы можете избавиться до полутора лишних сантиметров". Фраза явно не согласована, она вообще ни о чём и простительна лишь гастарбайтеру, который русскую речь впервые в жизни услыхал месяц назад, когда в Москву на заработки прибыл.
   А рекламщики, между тем, не слишком-то и виноваты. Они хорошие спецы в своей области, некоторые, так даже талантливы, просто малообразованы во всём остальном, в том числе и в знании нюансов родного языка. Но их это не печалит, они даже не в состоянии осознать, что безграмотны. И ладно бы только с языком проблемы. Хотя и стыдно родного языка не знать, но даже человека косноязыкого, с нищенским словарным запасом можно через пень колоду понять. Они же ещё и с математикой не в ладах. Даже не с математикой (это всё же наука не простая: системы с неизвестными, мудрёные задачки про поезда и бассейны), а с арифметикой в объёме начальной школы. Я только никак не пойму, как могло такое получиться: у всех среднее образование, у многих и дипломы о высшем, а элементарно считать не научились. Как они школы заканчивали, не говоря об институтах, за деньги?
   Опять не верите? Тогда ещё пример. Помните рекламу стирального порошка? Весёлый дяденька с замашками клоуна таскается по квартирам и уговаривает домохозяек обменять пачку "Тайда" на несколько пачек другого порошка (в рекламе этот другой называется "Дешёвый порошок", очевидно, марка такая). Сначала три пачки предлагает, потом пять, а под конец до десяти доходит. Но рачительные домохозяйки с негодованием отвергают непристойные предложения: "Да вы что? Знаю я этот "Дешёвый порошок". Сложные загрязнения он с ходу не берёт, приходится второй раз застирывать, а иногда и третий. Какая же тут экономия?" А в самом деле, какая? Давайте посмотрим, посчитаем.
   Если для того, чтобы добиться равного с "Тайдом" результата, надо застирывать второй, а иногда и третий раз, то можно считать: по количеству одна пачка "Тайда" соответствует примерно двум с половиной пачкам "Дешёвого порошка". Это в самом худшем случае, ведь не все же загрязнения сложные. Значит, когда вам предлагают обмен два к одному, это однозначно невыгодно. Три к одному тоже не очень, потому что с "Дешёвым порошком" Вы времени в 2-2,5 раза больше потратите. А вот пять уже дают серьёзную пищу для размышлений, когда же ставки до десяти доходят, думать уже не о чем. Вы теряете, максимум, в два с половиной раза больше времени, но получаете экономию в четыре-пять раз!
   Конечно, есть люди, готовые заплатить подороже за ускорение процесса. Это нормально, они просто покупают себе время, как и любой другой товар. Например, предпочитают в такси ехать, чем автобуса ждать. Но так поступают те, у кого карман полон, а реклама-то рассчитана не на таких. Реклама рассчитана на малоимущих, которым требуется экономить. Реклама-то вроде экономии учит. Но поскольку создавали её люди малограмотные, убедить они могут лишь подобных себе. Тех же, кто ещё помнит таблицу умножения, такая реклама оскорбляет. Из неё ясно видно, что якобы рачительные домохозяйки -- просто безграмотные, да ещё и упёртые бабы, с которыми беседует столь же безграмотный менеджер. Хуже, что и нас, зрителей, создатели рекламы дебилами считают. А я очень не люблю, когда меня априори, заочно к дебилам причисляют.
   Рекламщикам, для того, чтобы понимать, что чушь порют, чтобы словарный запас повышать, надо же книжки иногда читать. Не специальные по предмету, а художественные. Хотя бы пару в месяц. А они читать не приучены, точнее, разучились. Чисто по американски. И считают только на калькуляторе. Потому и не могут в уме исчислить, что десять больше, чем два с половиной умножить на два. Ну неужели в рекламных агентствах трудно держать на такой случай не корректора даже, а обычного деда, который советскую школу в своё время заканчивал?
   Вот ещё пара примеров по теме. 1989 год, перестройка в разгаре. На смену Холодной войне приходит потепление отношений. Главный потенциальный враг стремительно превращается в лучшего друга. В Голливуде появляется фильм, в котором впервые главный положительный герой -- советский милиционер ("Красная жара" с Арнольдом Шварценеггером в главной роли), военные корабли СССР и США запросто захаживают в гости друг к другу. Я в то время работал в Минприборе. Примерно в июне прибыла к нам с дружеским визитом группа американских школьников. Лет по пятнадцать на вид, разноцветные, раскованные, одеты немного непривычно, а так, дети, как дети. В программе визита -- посещение советского пионерлагеря. И вот едем мы в наш, минприборовский лагерь на нашем минприборовском автобусе. Я -- один из сопровождающих.
   Дорога неблизкая, да и язык я тогда ещё плоховато знал (тем более, американцы не на английском говорят, а на своём специфическом диалекте, весьма сильно отличающемся от оригинала), поэтому захватил с собой книжку. Одна из девочек поинтересовалась, что, мол, мистер, читаете? Я отвечаю: сайенс фикшн, фантастика, Клиффорд Саймак. Думаю, приятно ребёнку будет, что мы тут их писателей знаем. Однако имя ей ни о чём не говорит. Странно. Может, думаю, произношу неправильно? Ну не может же она Саймака не знать. Всемирно известный писатель. У нас не найти человека, который о братьях Стругацких не слышал. Все слышали, даже те, кто фантастику не переваривает. Показываю титульную страницу, где имя автора по английски пропечатано. Опять ничего. Заинтересовался, стал спрашивать. Ни Хемингуэя, ни Марка Твена, ни Джека Лондона они тоже не знали. На фамилии Фолкнер одна афроамериканочка призадумалась. Вроде что-то знакомое, где-то слышала...
   Примерно в то же время, некая армянская семья, знакомые родителей моей жены, перебралась в Штаты на ПМЖ, получив после бакинских событий статус беженцев. Их внук, мальчик школьного возраста, лет тринадцати, естественно, пошёл учиться в американскую школу. У нас, в обычной бакинской средней школе он был крепким троечником. В американской очень быстро (как только язык немного освоил) стал отличником. Он что, вдруг резко поумнел или усидчивость прорезалась? Отнюдь. Просто его невеликие, по меркам советской школы конца восьмидесятых знания, заметно превышали уровень среднего американского школьника. А учительница литературы так и вовсе в парне души не чаяла, он сразу стал её любимцем. Почему? Да потому что он американских писателей знал по фамилиям (нескольких!), а некоторых, так даже и читал. Пусть в переводе на русский, но читал! Единственный в классе!
   А ведь то была отнюдь не школа для детей с замедленным развитием. Обыкновенная типовая школа, вроде нашей средней. И дети, судя по рассказам, в ней учились самые обыкновенные: кто-то посмекалистей, кто-то позадумчивей, есть озорники, есть тихони, тот храбрец, а этот трус. В общем, самые обычные дети, похожие на наших. Только менее образованные. Но сами они своей ограниченности не осознают, потому и не страдают.
   История американской культуры в целом и литературы, в частности, не столь уж длинная. Не так уж много у них классиков, казалось бы не сложно фамилии запомнить. Вот Латвия, к примеру, отнюдь не литературная Мекка, тоже не может похвастать большим количеством писателей общемирового масштаба. Ну так Лациса своего они все знают. Для латыша признаться, что он не знает великого Лациса невозможно. Это всё равно, что публично отречься от принадлежности к латышскому народу.
   Американцев такие проблемы не волнуют. Они даже не понимают, что тут какая-то проблема. Зато штатники ба-а-альшие патриоты. Трусы шьют из государственного флага. Видишь в толпе деятеля в звёздно-полосатых трусах и сразу ясно -- патриот идёт. А знает он своих классиков или не знает, кого волнует? Этого же не видно. Это с ним поговорить надо, но в США не принято приставать к незнакомым.
   Вот из таких примеров и рождается миф о тупости американцев. Повторяю, они не тупые, просто необразованные. В том смысле, что широкого общего образования за пределами своей специальности не имеют и получить не стремятся. Принудительно им никто кругозор не расширяет, а самостоятельно самообразованием заниматься им скучно, поэтому и детей не приучают.
   Ну в самом деле, чем так уж обогатится человек, прочитавший сборники рассказов Джека Лондона ("Северные рассказы", "Рассказы южных морей")? Конечно, они учат мужеству, упорству в достижении цели, но герои часто совсем не безупречны и, по большому счёту, глубоких философский идей там нет. Ещё мы получаем представление о новых землях, о людях, которые живут и действуют в непривычной для себя обстановке. А если мне это не интересно? Разве нельзя прожить, не читая Джека Лондона? Можно, а часто и очень неплохо. А если я данного писателя не читаю и не собираюсь читать, то зачем мне вообще его имя знать? Ну будет кругозор у меня чуть поуже, так в реальной жизни мне это вроде бы никак не помешает. И от прочтения повести "Старик и море" ни денег, ни даже полезных навыков для их обретения не прибавится. Лучше уж изучить очередное "Руководство по обольщению красоток". Вот тут реальная польза организму. А коль отдохнуть захочу, можно комикс полистать, "Войну и мир" на двадцати страницах.
   Поймите правильно, я вовсе не собираюсь утверждать, что американцы все поголовно малокультурны. Это было бы даже не преувеличением, а явной клеветой. В конце концов, книги у них там издают, причём не только триллеры. Да и концертные залы во время гастролей мировых оперных и балетных звёзд не пустуют. Но в целом, в массе своей, они действительно таковы.
   Про великого Пушкина, который наше всё, рассказывают, что вся читающая публика в России его знала. Как только выйдет новый стих из-под гусиного пера Александра Сергеевича, так тут же начинают все его читать да в альбомы переписывать. Только много ли было той культурной, читающей публики? Процентов пять, вряд ли больше. Просто потому, что свыше девяноста процентов населения Российской Империи составляли крестьяне. Почти поголовно безграмотные. Вот и в Штатах, те интеллектуалы, кто на концерты оперных звёзд ломятся и настоящие книги читают, не составляют большинства. Они и меньшинства не составляют, во всяком случае, заметного. Так, процентов пять. То есть, по своему культурному развитию, современное Американское общество находится на уровне России начала XIX-го века. Сейчас у нас тоже молодёжь читает всё меньше и меньше, но уж Пушкина, как-нибудь, все знают. Хотя бы потому, что в поговорки вошёл. Помните: "Как это не сделал? А кто за тебя делать будет, Пушкин"?
   У европейцев дела обстоят несколько получше. Нет, они, конечно, такие же узкие специалисты, как и американцы, в предметах, выходящих за рамки профессии, ориентируются слабо. Но, по крайней мере, своих национальных классиков по именам знают. Когда в присутствии коллег-французов мне случалось Бальзака упомянуть, они не морщили лбы, пытаясь припомнить, кто это такой. А англичане даже Диккенса читали, хотя бы на уровне "Записок Пикквикского клуба", а уж Джерома К.Джерома цитировали, примерно, как мы -- "Двенадцать стульев".
   Но вот какую закономерность я подметил: чем моложе был коллега-иностранец, тем уже оказывался его кругозор. Тут уже чётко прослеживается определённая тенденция. Возможно, дело в том, что в наши дни специалисту, для лучшего овладения профессией, надо читать больше специальной литературы. На художественную всё меньше времени остаётся. Оттого уровень общего развития от поколения к поколению снижается. К сожалению, процесс оглупления, сужения кругозора полным ходом идёт и в России.
   Как-то раз, лет пять назад, зашла у нас на работе во время обеда речь о Второй Мировой войне. И упомянул я между делом, что после её окончания пленные немецкие солдаты ещё лет пять оставались на территории СССР, искупая свою вину на стройках народного хозяйства (на самом деле десять, последние домой в пятьдесят пятом вернулись, но я тогда этого не знал, в чём не стыжусь признаться). В частности, застраивали Ленинский проспект в Москве. Один мой коллега, приятный во всех отношениях молодой человек 27-ми лет от роду, задал вопрос, от которого я чуть со стула не упал. Подумав пару секунд, он спросил, не доводилось ли мне пленных немцев видеть и, какое они на меня впечатление произвели? Серьёзно так спросил, заинтересованно. То есть, парень вовсе не шутил, его действительно интересовало, какими они были, эти пленные немцы. А ведь он знал мой возраст (1959 год рождения) и сам был родом не из медвежьего угла, а коренной москвич. Среднее специальное образование имел, учился в вечернем институте на юриста.
   Вы только вдумайтесь. Ещё живы участники войны, их не единицы. Можно сказать, ВОВ хоть и историческое событие, но не столь уж давнее, коль скоро можно без особых усилий отыскать очевидцев. И в то же время, уже появились молодые люди, которые не вполне чётко представляют себе временные рамки этого крупнейшего в нашей истории прошлого века события. Это же чудовищно!
   Просто для моего молодого коллеги (как, впрочем, подозреваю, и для многих других представителей его поколения) Вторая Мировая война была уже чем-то абстрактным, далёким. Фактом истории, имевшим место задолго до его рождения. Понятное дело, молодой человек знал, что была когда-то в середине прошлого века такая война. И что мы в ней победили, знал. Подозреваю, что и дату Победы помнил. Хотя бы потому, что это праздничный день. А вот детали упомнить (в какие именно годы война шла, что там после её окончания случилось, когда), ему уже было трудно. Примерно так мы говорим о событиях многовековой давности: Грюнвальдская битва30 была где-то в XV веке...
  
   Мы все учились понемногу.
   В контексте с изложенным выше, будут и несколько слов о том, как и чему они учат. Я уже рассказывал о своей заочной учёбе в английской "Школе бизнеса", потому этой темы больше не коснусь. Тем более, подобных учебных заведений нынче много, любому желающему доступны. Поговорим о бизнес курсах, которые мне довелось пройти, работая в инофирмах и куда с улицы не попадают.
   Основной тренинг для продавцов компании Ксерокс, назывался "Мастерство продаж". Как нам рассказали, курс был разработан по специальному заказу английской фирмой "Чилтерн". Фирма оказывала консультационные услуги, а также разрабатывала бизнес курсы и была укомплектована бывшими менеджерами по продажам. То есть, следовало предположить, что предмет свой они хорошо знают.
   Обучение мы прошли в 1991 году, уже при Бобе, причём курс стал у нас основным, ему обучали не только новых сотрудников представительства, но и дилеров. Провести первые, пробные занятия для сотрудников Представительства прибыл специалист из метрополии. Курс был рассчитан на неделю и, без преувеличения, меня потряс. Уж больно всё казалось непохожим, на то, к чему привык. Начнём с того, что аудитория постоянно вовлекалась в обсуждение того или иного вопроса. То есть, мы не пассивно получали некие знания, а как бы сами в спорах до них доходили. Тренер же играл роль диспетчера, умело направляя дискуссию в нужное русло. Рулил, кстати, великолепно. Знал, когда внимание привлечь, когда весёлой шуткой напряжение снять.
   Потом, ролевые игры, тоже совершенно новый для меня элемент занятий. Допустим, выбирается пара слушателей, один должен играть роль продавца, другой -- покупателя. Каждый получает свой сценарий-задание, причём один не знает деталей задания другого, беседа пишется на видео, после чего устраивается подробный "разбор полётов". Кто как себя показал, кто какие ошибки совершил или, напротив, сильные ходы нашёл. Или Вы должны сделать сообщение по любой теме. Время -- пять минут. Оценивается, насколько полное представление о предмете Вы способны дать за ограниченное время. Ведь может так случиться, что руководитель, к которому Вы пробились занят и не сможет уделить Вам больше пяти минут. Значит, Вы должны суметь заинтересовать его и за столь малое время, выдав максимум информации в сжатые сроки.
   Я действительно узнал на этих курсах много нового: как готовиться к переговорам, как их проводить в зависимости от места встречи и личности собеседника. Как достичь взаимопонимания и расположить к себе потенциального клиента. Как использовать невербальные техники и как подобрать клиенту именно тот товар, в котором он нуждается. Конечно, многие положения этого курса в том или ином виде встречаются и в открытых для любого желающего программах многочисленных ныне колледжей, где менеджменту обучают. Но у Ксерокса имелись и некоторые фирменные "фишки", которых я больше нигде не встречал. В общем, интересный был курс, только один момент немного смущал.
   Преподавание шло, естественно, на английском. Я допускал, что наш тренер в прошлом действительно опытный продавец и не сомневался, что он хорошо знает всё, о чём говорит. Причём, не только теоретически. Сомневался только, что возможно создать некий универсальный тренинг-курс, одинаково годный для всех. Везде ведь своя специфика и не всё, что годится для британца, органично впишется в условия другой страны. Причём, не только о России речь.
   Вот, например, один момент. В числе прочего нас обучали тому, как разговорить клиента, дабы узнать побольше о его компании. Ведь от этого во многом зависят рекомендации продавца. В том смысле, что точно поняв потребность клиента, продавец может предложить именно то, что клиенту на данный момент нужно. Для достижения этой цели применяется целый набор приёмов, один из которых -- риторические вопросы. Риторический вопрос ответа не требует, так как ответ заранее подразумевается, он как бы вшит в структуру вопроса ("Хорошая сегодня погода, не так ли?"). Умелое использование риторических вопросов позволяет контролировать ход переговоров, направлять их в нужное русло. Всё бы хорошо, но существуют языки, в которых риторические вопросы просто грамматически не предусмотрены. В русском языке они применяются, в английском -- тоже, но разных языков даже в Европе множество.
   Каждый язык имеет свои особенности. Так, в английском не бывает двойного отрицания. Фразу "Я не обещаю этого больше не делать" дословно на английский язык не переведёшь, только приблизительно. Что делать, структура языка такая. А структура словенского языка, как я слышал не допускает риторических вопросов. Но менеджеров из Словении обучают точно так же, как и нас. Понять-то преподавателя они поймут (просто потому, что преподавание на английском ведётся), но применить именно эти знания на практике не смогут.
   Но языковые различия, это ещё далеко не всё, есть же и чисто местная специфика. А вот она-то совсем во внимание во время занятий не принималась. Ну ладно, от английского специалиста трудно ожидать знания российских реалий, он честно делал своё дело, но вот дальше...
   А дальше компания, как я уже сказал, решила сделать этот курс основным для обучения дилеров. И сразу встал вопрос преподавательских кадров. В самом деле, не приглашать же всякий раз британца. Тогда к нему надо ещё и переводчика приставлять. Это мы, сотрудники представительства, должны английским владеть просто по определению, в смысле, по условиям контракта, а дилерам иностранный язык без надобности. Накладно. Да ещё и время. Курс "Мастерство продаж" был рассчитан на рабочую неделю, точнее, на четыре с половиной дня, а с переводом, считай вдвое больше времени займёт. А дилерская программа набирает обороты, того и гляди, слушатели из регионов косяками повалят. И решил Боб привлечь к преподаванию опытных менеджеров, без отрыва от основной работы. Решение здравое, так он огромные средства экономил. Мы-то, в отличие от специалистов фирмы "Чилтерн", никаких дополнительных денег за проведённый курс не получали, работали за зарплату.
   Итак, в один прекрасный момент, несколько наиболее опытных менеджеров, в числе коих и Ваш покорный слуга оказался, собрали на специальный курс. Для тренеров. От обычного учебного курса он отличался только большим упором на детали. Собственно, мы просто быстренько пробегали очередной раздел, после чего преподаватель довольно подробно объяснял, где какой узкий момент, на что нужно обратить повышенное внимание. В целом, тренинг занял четыре дня, после чего нас, слушателей поздравили с присвоением тренерского звания. С этого момента мы получили право обучать от имени фирмы. И только после того, как я сам тренером стал, узнал интереснейшую вещь, понял, насколько заформализован этот великолепный курс. Став тренером, каждый из нас получил рабочий методический материал -- толстенную папку с учебным планом, а также с демонстрационными плёнками, которые предполагалось во время обучения проецировать на экран, подкрепляя те или иные положения.
   А удивление вызвал тот факт, что учебный материал представлял собой по сути сценарий. В нём самым подробнейшим образом описывалась каждая минута курса, все реплики до единой. Мало того, там, как и в киносценарии, подробно расписывались детали: когда бровь поднять, когда удивиться, когда какой вопрос задать, когда голос усилить, когда пошутить и как именно. Да, да, расписаны были даже шутки. Получалось, преподаватель не очень-то и нужен, точнее, личность преподавателя особой роли не играет, если точно сценария придерживаться. Можно было выйти за ворота учебного центра, пригласить любого прохожего, первого встречного, он бы справился. Да, возможно, обучение в этом случае оказалось бы лишено эмоциональной окраски, но всё, что положено, любой прохожий смог бы произнести. Скажете, всего ни один сценарий не предусмотрит? Возможно, но не в данном случае, тем более всего и не надо. Спросите, а как не специалист смог бы на вопросы отвечать, если он в предмете плохо ориентируется? Легко, так же, как наш английский тренер отвечал, а уж он-то был специалистом. Когда ему вопрос задавали, он тут же отпасовывал его в аудиторию ("А вы, ребята, что по этому поводу думаете?"). Мы сами друг другу на вопросы отвечали. Правда, тренер всё же порой вмешивался, особенно если полемика между слушателями затягивалась, но без этого вполне можно обойтись, верно?
   Я не анархист, прекрасно понимаю, что в учебном процессе некоторый формализм неизбежен. Преподаватель должен давать ученику знания по плану, в соответствии с методическими разработками, а не нести отсебятину. Так что определённый план, сценарий учебных занятий необходим, но не настолько же подробный?! Отсюда недалеко до головы в телевизоре. А уж коль скоро живой учитель используется, он должен иметь право сам определять в каком виде преподносить ученикам материал. Ведь не случайно одних учителей слушают открыв рты, а на уроках других книжки читают или записочками перекидываются. Говорящая голова может научить (если, конечно, слушатель сам научиться хочет), но увлечь, вряд ли.
   Между тем нам, менеджерам, которых в тренеры готовили недвусмысленно и твёрдо вдалбливали, что курс есть собственность компании, за него плачены большие деньги, поэтому отклоняться от него не то, что не рекомендуется, а просто нельзя, работать нужно строго по сценарию. В то же время, по окончании занятий, слушателям в обязательном порядке раздавали анкеты. И ладно бы там были только вопросы собственно о курсе (насколько понравился, много ли нового узнали), так нет, и тренера оценить предлагалось по пятибальной шкале. А что оценивать, если вы, господа-начальники любое проявление индивидуальности объявляете чуть ли не преступлением, по меньшей мере, серьёзным нарушением трудовой дисциплины? Внешний вид?
   Всего за время работы в Представительстве Ксерокс, я провёл пять недельных курсов для дилеров. И, каюсь, вносил некоторые изменения в учебный материал. Конечно, как человек дисциплинированный, не мог не придерживаться учебного плана. Я и придерживался, только примеры приводил более подходящие для российского слушателя. Ну представьте, в учебном материале описывается, как продавец Джон уговаривает клиента Тома купить не просто копир, а копир с сортером. Да, стоит сортировщик тысячу долларов, но эти расходы быстро окупятся. Да и не так уж это много, по сравнению со стоимостью самого копира. "Если вы, дорогой Том, готовы потратить десять тысяч на копир, то потратьте лучше одиннадцать. Иначе придётся вам сотрудницу нанимать, копии вручную раскладывать. А с сортером на зарплате сэкономите."
   Хороший пример? Ну просто блеск, тем более вспоминая, что тогда, в девяностых многие клиенты, особенно бюджетники, с трудом могли тысячу на оргтехнику наскрести. А копир за десятку в качестве примера, воспринимался бы как дурная шутка. Да и зарплаты у нас, даже в Москве, не говоря уж о глубинке, на порядок пониже, чем в Англии, так что нанятая для раскладки копий девочка дешевле сортера обходилась.
   Подобных примеров в английском курсе можно было найти массу. Не сомневаюсь, в Британии, да и в Западной Европе вообще, они прекрасно работали. Только, вот беда, в иных условиях оказывались не только не столь эффективными, а и просто вредными. Всяк знает: лекарство от яда отличается только дозой. Опять же, "что для русского хорошо, то для немца карачун". В народных присказках великая мудрость содержится. А вывод из всех этих экскурсов к истокам простой: панацеей не существует, универсальных приёмов на все случаи жизни человечество не придумало. Любой, даже самый удачный, но на английской почве, приём, нельзя использовать тупо, не творчески, в иных условиях.
   Ну что сказать? Учебные программы разрабатывать иноземцы умеют, этого у них не отнимешь. Только если каждый чих расписывать, человек думать отучается. Ну а когда тренеру обозначают не только время для шутки, но и саму шутку в уста вкладывают, это уже симптоматично. Представьте такую футуристическую картинку. Компания друзей. Один достаёт наладонник, тычет стилом в экран и зачитывает друзьям текст анекдота. Остальные, выслушав сообщение, тоже наладонники достают, в экраны тычут и хором читают: "Ха-ха-ха".
  
   Глава 8. Миф N 6.
   Инофирмы работают по "белому", закон стараются не нарушать.
   По большому счёту, это действительно так. Я, правда, уже излагал свою точку зрения: большинство иностранцев морально готовы к любым нарушениям, если есть уверенность, что с рук сойдёт. Но в целом, глобально, инофирмы действительно стараются законов не нарушать, точнее говоря, не попадать в скандальные истории. Поэтому, даже судебные дела, которые объективно можно выиграть, предпочитают решать мирно. Лучше, считают они, тихо заплатить по идиотскому иску, чем доказывать идиотизм в суде, теряя репутацию стабильной, респектабельной компании. Несколько лет назад в США случилась такая нашумевшая история.
   Некая американская бабушка вымыла свою карманную собачку и решила высушить её в микроволновой печке. Собачка заботу не оценила - околела (ещё и помучилась, смерть в микроволновке - не из самых приятных). Так бабушка имела наглость подать в суд иск на производителя печек. Основание: в инструкции для пользователя не сказано, что в печке нельзя сушить домашних животных. И что? Там много чего не сказано. Не сказано, что печкой нельзя бить себя по голове, что её нельзя есть, потому что пластик и металл плохо усваиваются организмом и тд. Эта американская бабушка явно страдала размягчением мозга, её следовало немедленно изолировать от общества и усиленно лечить (впрочем о чём я, там большинство таких). Тем не менее, фирма-ответчик предпочла заплатить отступного, но до публичного суда дело не доводить. И подобных примеров масса.
   Читатель вправе спросить: "А почему же тогда миф"? Потому, что есть некоторые нюансы. В работе любой компании неизбежна определённая ротация. Кто-то приходит, кто-то уходит. За семь лет в инофирмах видел это неоднократно и должен отметить, никого старались не увольнять. Все уходившие из компаний на моей памяти, увольнялись сами. То есть, подавляющее большинство действительно покидало Представительство по своей инициативе, но, даже те, кому фактически указали на дверь, писали заявление по собственному желанию. Как-то их уговаривали. Один раз только помню, сотрудник упёрся, ему, по каким-то причинам оказалось выгоднее быть уволенным по инициативе администрации. Его уговаривали особенно долго и всё же уговорили. Помните, я про завхоза Славу рассказывал. Того самого, которого уволили сразу после того, как он вскрыл махинации подрядчика при ремонте нового офиса Тефать? Фактически его действительно уволили, но формально он ушёл по собственному желанию. Саша за это даже рекомендацию восторженную ему подписал.
   Я как-то раз, помнится, поинтересовался у Софи, а почему так? Она честно ответила: такова политика. Чтобы выступать на рынке успешно, компания должна за имидж бороться, создавать о себе привлекательное представление. А если сотрудника уволили, значит либо плохого работника на работу взяли, либо он серьёзно корпоративную этику нарушил. В обоих случаях, получается, фирма не в состоянии отбор произвести, а это плохо для репутации. Страдает репутация, сразу же в продажах спад. Если же сотрудник уволился сам, компания респектабельность сохраняет. Мы-то лучше всех, как были, так и остались. Это он дурак, счастья своего не оценил. Так что указания никого, по возможности, не увольнять, шли сверху.
   В советское время тоже предпочитали нерадивых работников не трогать, сор из избы не выносить. Уволишь по статье, тогда уже не скрыть, что пьяница он и дебошир. А для предприятия это минус и директора тут же к ответу потянут: "А что это, дорогой товарищ, воспитательная работа у вас так плохо поставлена? Видимо, совсем вы это дело запустили, раз у вас работники водку пьянствуют и безобразия нарушают. А куда, интересно, партийная организация смотрит?" Сколько фельетонов на эту тему писано: фактически он прогульщик и бракодел, а в анкету глянешь -- чист, аки агнец. Только почему-то работу каждые два-три месяца меняет. Ругали, помнится в прессе эту порочную практику. Мол, воспитывается таким образом безответственность. Но лишней нервотрёпки никто не хотел, поэтому по статье почти и не увольняли, предпочитая договариваться, чтобы сам ушёл.
   Получается, в этом смысле западные компании ничем от наших социалистических предприятий не отличаются. Инофирмы, конечно, парткомов не боятся. Боятся они публичных скандалов. Допустим, поймали менеджера на том, что взятки у дилеров брал. По хорошему, уволить негодяя надо, да с шумом, чтобы другим неповадно было. Так нет. Увольнение по инициативе администрации -- повод обратиться в суд, а суда, как я говорил инофирмы боятся. Поди ещё докажи, что он взяточник. А и докажешь, что хорошего? Вдруг он на суде болтать начнёт и чего-нибудь не того брякнет? Что с начальника пример брал. Так это или не так, не важно, даже выиграв процесс, в грязи изваляешься, репутацию компании порушишь. Лучше договориться по тихому.
  
   Подоходный налог.
   Новосибирский филиал представительства Ксерокс был зарегистрирован в октябре 1993 года. Как водится, через год, нас навестили представители местной налоговой инспекции с плановой проверкой. Необходимо кое-что пояснить; представительства инофирм считаются нерезидентами31 в стране пребывания и налогов на прибыль не платят. Такая норма имеется в законодательстве большинства развитых стран с целью недопущения двойного налогообложения. Субъектом налогообложения является сама компания, зарегистрированная в своей стране, где она и платит налоги. А представительство только отслеживает прохождение контрактов и, формально, коммерческой деятельностью не занимается. То есть является как бы бюджетной организацией. Всё это регулируется соответствующими международными договорами.
   Как же так, спросите? Вы контракты заключаете, товары продаёте, а коммерческой деятельностью не занимаетесь? Поначалу понять действительно сложно. А дело тут вот в чём. Инопредставительство на территории РФ действительно заключает контракты с российскими организациями, но товар формально не поставляет и не продаёт. Поставку осуществляет сама фирма из-за рубежа. Там у себя по месту регистрации и налоги платит. Даже если товар уже лежит на складе в Москве, он лежит на таможенном складе, то есть как бы за границей.
   Дилер, оплатив контракт (а платит он валютой на зарубежный счёт компании-поставщика), производит таможенную очистку, платит пошлину. И только после этого, товар может покинуть таможенный склад. После таможни все дальнейшие перемещения данного товара происходят уже на территории РФ. Теперь при его продаже прибыль получает российская организация, которая и налоги платит. Соответственно и наши экспортёры, продавая что-либо за рубеж, налоги платят здесь, а не там. Вот это, если попросту, на пальцах, и называется недопущением двойного налогообложения.
   Наш филиал стал первой иностранной компанией в Новосибирске, поэтому местные налоговики были не в курсе, не привыкли ещё, в чём их трудно упрекать. Милые дамы никак не могли понять, почему торговая фирма, каковой мы в их представлении являлись, не должна платить налоги (К слову сказать, не сразу это поняли и местные бандиты, которые тоже нас навестили с предложением защиты от неприятностей, которые они сами и обеспечивают в случае отказа платить. Правда, бандитам, в отличии от налоговиков, часа хватило, чтобы в ситуации разобраться. Вежливо извинились и больше я их не видел.). Впрочем, держались они корректно и вполне дружелюбно. Связались с Москвой, получили разъяснения, вопрос отпал. С представительством понятно, но сотрудники-то граждане России, резиденты и от подоходного налога их никто не освобождал. Поэтому проверять в итоге стали, правильно ли уплачивался подоходный налог с зарплат сотрудников филиала.
   Наш бухгалтер вёл всю документацию в строгом соответствии с инструкциями московского представительства, нашей головной организации. И перед бухгалтерией представительства регулярно отчитывался. Никаких корпоративных нарушений у нас за тот год не было. Но это с точки зрения компании Ксерокс, а с точки зрения налоговой инспекции - были. Дело в том, что у нас (как в Москве, так и в филиалах) сотрудники обедали за счёт фирмы. Кроме того, фирма оплачивала расходы на такси в случае командировок. Оказалось, по закону это всё считается доходом физического лица и с него тоже надо налоги платить. Если кто не помнит, тогда, в девяностых налог ещё был прогрессивный. По максимуму доходило до 30%, если не ошибаюсь. Поэтому получалось, что наш филиал за год существенно не доплатил государству. Естественно, за нарушение надо отвечать, штраф платить. Налоговички определили сумму доплаты, выписали соответствующие бумаги и ушли.
   Спросите, а как они узнали про обеды и такси? Очень просто, из наших финансовых отчётов. Да, в такси нет кассового аппарата, но мы-то эти расходы учитывали, перед начальством отчитывались ничего не скрывая. Вот дамы наши отчёты и изучили. Кстати говоря, до этого случая я как-то не задумывался, а каким, собственно, образом можно некоторые расходы контролировать. То же такси, к примеру.
   Мы, региональные менеджеры, часто в командировки летали, пару раз в месяц точно. По правилам фирмы, нам оплачивались расходы по факту, в том числе и на такси, в аэропорт и оттуда. Но, за гостиницу или, скажем, ресторан можно счётом отчитаться, а за такси как? Как вообще подобные расходы контролировать, есть ли возможность, проводить их законно? Есть, ответили дамы-налоговички, когда я к ним за консультацией обратился. И пояснили.
   Любая организация, юридическое лицо, имеет полное право заключить совершенно законный договор с другим юридическим лицом. Например, с таксопарком. Если бы Представительство, заключив договор, переводило на счёт таксопарка безналичные средства, такие траты считались бы законными. Их можно было бы отнести к расходам на офисные нужды, поскольку подтверждались бы платежи актами. И, кстати говоря, в Тефале именно так и поступали. Прилетаю я, допустим, из командировки, меня мужик с плакатом встречает и везёт, куда скажу. Денег ему я не плачу, только актик подписываю, что действительно отвёз меня по такому-то маршруту. И всё. Почему же в Ксероксе так не делали? Ведь действительно, получил я, допустим, некую сумму, но такси брать не стал, на автобусе поехал. Значит, доход получил. А получил доход -- налог плати. Правы налоговики, как есть правы.
   Я остался в недоумении. Как же так, если нам такое насчитали, то в Москве на порядок больше получится. А самое обидное, что неприятностей, оказывается, можно было избежать. По крайней мере, частично. Позвонил в Московский офис, изложил суть проблемы, жду. Через некоторое время мне сообщают: "Всё правильно, плати". Платить, правда, пришлось относительно немного. Сотрудников в Новосибирском филиале было всего-то человек 10-11. А в московском офисе -- за сотню. Вот и посчитайте, сколько Ксерокс не доплатил государству за несколько лет. Сразу скажу, не знаю, чем всё это закончилось, имело ли какие-то последствия. Не выяснял. Но факт есть факт: вплоть до девяносто пятого года, когда я из Ксерокса ушёл, Представительство серьёзно недоплачивало в бюджет. Их счастье, если срок давности истёк. А если нет?
   И сразу возникают вопросы по теме:
   Почему случившееся явилось неким откровением и для юристов, и для бухгалтеров Представительства? Если они плохие специалисты, зачем их на работе держали? А куда, интересно, смотрел коммерческий директор?
   Московское Представительство Ксерокс много лет нарушало закон, недоплачивая налогов. Почему это никак не волновало представителей фискальных служб? Московские налоговики знают свой предмет хуже новосибирских коллег? Или позволяют иностранным компаниям больше, чем отечественным?
  
   Зарплата.
   Коль уж мы о налогах заговорили, прямой смысл и о зарплате упомянуть. Ни для кого не секрет, что в большинстве российских компаний зарплату, по крайней мере большую её часть, предпочитают выплачивать "в конверте". Официальную зарплату, с которой налоги в бюджет идут, показывают минимально возможную, а основную часть -- чёрным налом выдают. Бизнесмены таким образом пытаются минимизировать свои расходы. А они и в самом деле не маленькие.
   Все знают, что в России подоходный налог низкий, всего 13%. Я, правда, всегда считал, что прогрессивная шкала налогообложения более справедлива, ну да Бог с ней, не о том сейчас речь. Сам по себе, подоходный налог у нас действительно один из самых низких в мире и это всем известно. Только им дело не ограничивается, о чём уже немногие задумываются. А знаете ли вы, что с каждого рубля официальной заработной платы, работодатель отдаёт в бюджет около пятидесяти копеек? Не так уж мало получается. Вот и идут в ход разнообразные "чёрные" зарплатные схемы, с которыми государство пытается как-то бороться. На бизнесменов постоянно давят, уговаривая повышать "белую" составляющую.
   А, собственно, зачем? Если у вас на даче осы завелись, можно, конечно, попытаться уговорить их не кусаться, но гораздо эффективнее дымком гнездо окурить. Какие уговоры, когда всё можно законодательно оформить. Тем более, что и мозги-то особо напрягать не придётся, всё давно придумано. Придумано и отработано в тех самых развитых странах, на пример которых так любит ссылаться правительство, повышая цены на бензин и стоимость коммунальных услуг. Но, как бы то ни было, процесс идёт. "Белые" составляющие зарплат неуклонно растут, появились даже предприятия, в которых практически всю зарплату сотрудники получают на карточку. Это сейчас, а тогда, в девяностых ситуация была намного хуже.
   Любому человеку, зарабатывающему в поте лица, при прочих равных было бы, конечно, приятнее получать заработанное официально, в "белую". А то что получается? Зарабатываете вы, допустим, сорок-пятьдесят тысяч в месяц, а по документам -- всего пять-десять. Казалось бы, что такого? Даже если налоговики хозяина прижмут, ему отвечать, не вам. Да и тратить заработанное кто помешает? Так, да не совсем. Деньги "в конверте" хоть и не пахнут, а определённые неудобства доставить могут. Конечно, если вы колбаску, пусть и супердорогую к столу покупаете или элитный коньячок, никто вам ничего не скажет. Ну а в случае крупных трат могут и спросить: "Откуда, ты, мил человек, деньги взял при столь невеликих доходах?" И приходится что-то придумывать, рассказывать сказки про помощь богатой родни или внезапное везение в казино.
   Кредит, опять же человеку с небольшим доходом не всякий банк выдаст. Во всяком случае, нормальный банк с вменяемыми процентами. О каком кредите можно говорить, если ваш официальный ежемесячный доход всего десять тысяч. Да вам жизни не хватит не то что ипотеку выплатить, но и за мебель рассчитаться. А отдохнуть за рубеж соберётесь. В Анталию или на Кипр -- пожалуйста, а в Шенгенскую зону могут и не пустить. При окладе в пять тысяч вы, по их понятиям, нищий, а чужие нищие им ни к чему, своих маргиналов более, чем достаточно. Или, к примеру, развод. С кем из родителей ребёночка оставят? С тем, у кого доход больше. Но уровень дохода суд по документам определяет. Короче говоря, массу случаев припомнить можно, когда законно получаемая большая зарплата, сильно облегчает жизнь. И вот в этом смысле инофирмы в девяностые годы заметно выделялись на фоне царящего тогда беспредела.
   К девяносто шестому году я, признаться, почти уверовал, что только иностранные компании платят всю зарплату открыто. Оказалось, не все. Да, в Представительствах и Ксерокса, и Тефаля платили исключительно открыто, сначала, правда, наличными, в конверте. Но, как только пластиковые карточки получили повсеместное распространение, всем сотрудникам открыли счета в банке и стали делать переводы. Платили валютой, но на налогах это никак не отражалось. Сумма зарплаты пересчитывалась в рубли на дату перевода, фиксировалась и именно с получившейся рублёвой суммы государству отчислялось положенное. Более того, не припомню ни единого случая, чтобы зарплату задержали хоть на день. Вот это -- безусловный и очень большой плюс иностранцев. Вот чему следовало бы у них поучиться.
   Короче говоря, привык я к тому, что в инофирмах платят правильно. Но, когда в конце девяносто шестого попал в Оливетти, быстро понял, что не все инофирмы одинаковы. Начнём с того, что Представительство Оливетти оформляло своих сотрудников через УПДК, что меня, помнится чрезвычайно удивило. Я полагал, что к девяносто шестому эта почтенная контора давно почила в бозе. Оказалось, нет, дожила, хотя и в несколько урезанном виде. Так вот, зарплату нам перечисляли но не всю, а лишь половину. Остальное выдавали в конверте, как и в любой отечественной конторе.
   Как вы думаете, платил ли господин Петти подоходные налоги с той, конвертной части зарплат своих сотрудников?
  
   Бонус, что это?
   Другой нюанс - бонусы. Такую форму поощрения дилеров и дистрибьюторов используют многие фирмы. Заключается она в следующем: допустим, вы дистрибьютор. Покупаете товар по оптовой цене. Чтобы заинтересовать вас в увеличении объёма закупок, поставщик вводит бонусную шкалу. Это что-то вроде дополнительной скидки. При достижении определённого оборота, вам возвращается в конце года некая сумма. Тефаль активно такую систему использовал. Максимальный бонус составлял, если не ошибаюсь, семь процентов. А это не мало. Если учесть, что крупнейшие дистрибьюторы закупали у нас товара на 10 млн. долларов в год, то 7% составляют кругленькую сумму в 700 тысяч. Выплачивался бонус не деньгами, а товаром. И в этом всё дело!
   Задумаемся, а как всю эту благодать, манну небесную, правильно оформить? В "белую", законно. Ни одна нормальная российская фирма не согласится принять товар официально, если в договоре указана нулевая цена. Весь бесплатный груз будет тогда весь считаться доходом, с которого автоматически сдерут такой налог, что мама не горюй! Не бесплатным он тогда в итоге получится, а золотым. Без "левых" схем тут никак не обойтись, причём обоюдно. Не знаю, как именно действовал Тефаль, но факт: используя бонусную систему, западные поставщики провоцируют нарушения, которые, таким образом, совершаются с их прямого одобрения.
   И ещё один момент, раз уж мы о бонусах заговорили. В Главе 6 я рассказывал, какого славного коммерческого директора нашел Глава представительства Тефаль и предлагал читателю поразмыслить, чем Саша при этом руководствовался. Мы, менеджеры представительства обсуждали всё это многократно и, в конце концов, выработали коллективную версию. Не хочу никому навязывать наши выводы, поэтому не стану её озвучивать. Давайте-ка поразмыслим вместе.
   Дано: на высокую должность с высоким же окладом назначается неподходящая кандидатура (не компетентен, не толерантен и пр.). Начальник это прекрасно понимает, но кандидата, тем не менее, не только на работу берёт, но и активно от нападок остального персонала защищает. Причём, тупо защищает, не желая видеть очевидного, того, что уже всем офисом обсуждается: и что резюме товарищ исказил, и что надменен он и в общении неприятен настолько, что на дух его никто не переносит. Значит, он зачем-то очень нужен. Зачем? Что есть такого особенного в некомпетентном выдвиженце, чего не имеет или не может грамотный, опытный специалист? Только одно. Первый осознаёт, что, в отличие от второго, должность занимает не по праву, а лишь по прихоти начальника. Значит, всем своим благополучием лично начальнику обязан. Без хозяина он никто, звать его никак, следовательно, должен быть готов ради хозяина на всё!
   А на что на всё? Какие же такие особые задания собирался Саша Диме поручать, что ему безусловная преданность требовалась? Свечку я, как говорится не держал, при их переговорах не присутствовал, так что приходится вступать на зыбкую почву предположений. Впрочем, давайте поразмыслим, посмотрим, такая ли уж зыбкая эта почва? Для чистых законных дел личная преданность вовсе не обязательна, достаточно должностной инструкции. Пусть я начальника не перевариваю, но моя работа заключается в продаже продукции фирмы. Причём, я с продаж процент получаю. Нравится мне босс или нет, мне выгодно продавать побольше.
   То есть. Для надлежащего выполнения своей работы личная преданность сотрудника начальнику не обязательна. А когда обязательна? Очевидно тогда, когда речь идёт о чём-то таком, что не только в должностные обязанности не входит, но и (как бы получше сформулировать) пованивает. Следовательно, это должно было быть что-то такое, чего нормальный, уважающий себя человек делать не станет. А не станет нормальный, уважающий себя человек, таскать для начальника каштаны из огня. Особенно гнилые, тухлые каштаны.
   Ну, скажем, такая ситуация. Полагается в конце года дистрибьютору бонус. Мы знаем, что он равен семи процентам, но только со слов Саши, а какой он на самом деле? А может он больше, восемь или даже девять? Например, Глава Представительства Ксерокс имел право своей властью давать клиенту в исключительных случаях дополнительную скидку. Отчего надо думать, что Тефаль наделил Сашу меньшими правами, чем Ксерокс Боба? А один процент от объёма закупок одного только крупного дистрибьютора в 1996 году, это, как-никак сотня тысяч вечнозелёных. Немало, прямо скажем, тем более, бонусных дистрибьюторов Тефаль имел не одного и не двух. Нетрудно подсчитать, что один только процент со всех бонусных отчислений многократно превышал годовую зарплату любого, даже самого высокооплачиваемого менеджера.
   Теперь представьте, приходит к такому дистрибьютору некто из топ-менеджмента Представительства и делает предложение, от которого сложно отказаться: "Слышь, дружище, тебе за год семьсот тысяч бонуса полагается, но я могу ещё соточку добавить. Только ты половину с неё мне наликом откинешь". Можете представить себе такого российского бизнесмена, который откажется? Вот и я не могу.
   Одна только загвоздка: самому Главе представительства такие темы затрагивать несолидно. Да и стрёмновато, мало ли что. Вдруг попадёшься или писанёт дистрибьютор переговоры на скрытую камеру. Так, на всякий пожарный, чтобы потом инструмент давления иметь. Вот тут-то и может сгодиться преданный слуга. Особенно, такой, которому деваться-то особо некуда. Только для решения подобных задач, повторяю, мог потребоваться не просто "варяг", а именно такой "варяг", как Дима. Обратись Саша с подобным предложением к любому из имеющихся в наличии менеджеров, его либо далеко послали бы (те, кто пощепетильней), либо оговорили свою долю. В самом деле, мы все, не без оснований, считали себя крепкими профессионалами, зарабатывали неплохо и рисковать репутацией и хорошей работой за просто так не стали бы. Оно нам надо, как щуке тапки. А пришлый Дима рискнуть мог (да что там мог, вынужден был бы в такой ситуации), просто за высокий оклад, о котором иначе не смел и мечтать. Саша в любой ситуации оказывался бы в выигрыше. Ведь, если что не так, Диму легко назначили бы крайним, а француз-начальник в стороне.
   Это один вариант. Есть и другой, попроще. У образованного (степень МВА, как никак), грамотного менеджера внезапно случилось устойчивое помутнение рассудка. Забыл он напрочь, всё, чему учили да и взял на работу некомпетентного не специалиста. Который, к тому же на руку немного нечист -- резюме подделывает. А ложная гордость не позволяла потом ошибку признать.
   Ну и какой вариант кажется Вам более логичным?
  
   Наличные.
   Тоже достаточно интересная тема, я решил её выделить. Не раз подчёркивал, что инопредставительство, будучи нерезидентом, не занимается коммерческой деятельностью на территории России. Не растаможивает товар само (кроме тех изделий, что необходимы для обеспечения жизнедеятельности офиса), не получает оплаты. Тем более недопустимыми всегда считались продажи за наличные. По закону, наличные операции возможны только через кассовый аппарат, а его-то как раз никто в представительстве инофирмы и не установит. Потому, что по статусу не положено (то крайней мере, так было в девяностых). Однако запрет обходили, причём не только в Ксероксе. И никого при этом не волновало, что закон нарушается.
   Наше Представительство, как и любое другое имело как валютный, так и рублёвый счета. Это понятно, рублёвый счёт необходим хотя бы для того, чтобы коммунальные услуги оплачивать, продукты в офис покупать и т.д. Как сейчас не знаю, но тогда, в девяностых, средства на рублёвый счёт инопредставительства могли поступать из единственного источника: путём продажи валюты. Причём, продажи строго официальной, через банк. Понятно, что-то фирма на этом теряла, поэтому, в какой-то момент руководство компании Ксерокс (думаю, решение принималось не в Москве) решило одним выстрелом двух зайцев убить: и свою торговую марку прорекламировать и "левых" деньжат подрубить.
   Примерно в феврале-марте девяносто четвёртого (я тогда в Новосибирске трудился), получаем мы из Москвы гору коробок. В буквальном смысле гору, мы ими пол-офиса заставили. В коробках пакеты, по двести пятьдесят штук в каждой. Пластиковые пакеты, с какими за покупками ходят, но не совсем обычные -- большие и очень прочные. Килограмм восемь-десять держали свободно. На пакетах крупный логотип компании: XEROX белыми буквами на синем фоне (это сейчас красные буквы на белом, а тогда были белые на синем). Может кто вспомнит, в своё время каждый третий с таким пакетом ходил. Картошку в них носить было очень удобно.
   Для того, чтобы товар, любой товар хорошо продавался, его надо рекламировать. Причём, рекламировать как отдельные изделия, так и саму фирму-производителя, точнее, её логотип. Он должен стать узнаваемым, бить в глаза. Можно, конечно, наружнюю рекламу задействовать, стенды, плакаты, но это дорого. Да и не каждый мимо того стенда проедет, а проехав, обратит внимание. Поэтому такую рекламу Ксерокс использовал вяло, по-минимуму. На весь Новосибирск, к примеру, имелся один-единственный стенд по дороге в город из аэропорта "Толмачёво". И не поручусь, что именно он способствовал росту продаж продукции компании "Ксерокс". Во всяком случае, полтора года, проведёные мной в Новосибирске, не позволяли сделать такой вывод.
   Вот маркетологи Представительства и решили, что, если граждане постоянно будут видеть слово "XEROX" на пакетах и, если тех пакетов распространить достаточно много, то это окажется эффективнее любого плаката. Вот и наштамповали таких пакетов немерено, да и разослали по филиалам. Чтобы, значит, мы их по дилерам распределяли. Но не бесплатно раздавали, а продавали по 15 центов за штуку. А вырученные средства использовали на нужды офиса. А теперь считайте: 250 пакетов в коробке, 140 коробок. Сколько получается? Правильно, 5250 долларов США. Вроде и не много, только очень незаконно. А что делать? Я приказ из Москвы получил, должен выполнить и отчитаться. Кроме того, не будем забывать, в девяносто четвёртом на эти деньги весь наш офис можно было пару месяцев содержать.
   Это только в наш филиал столько отгрузили, причём, единовременно. а всего по России их было четыре (причём мой -- не самый крупный), да ещё основной Московский офис. Пакеты продолжали присылать и впоследствии, когда я уже из Новосибирска уехал. В сумме, мне трудно даже представить, сколько их было всего продано. Много. Разлетались те пакеты, как пирожки горячие на ярмарках. Дилеры их коробками хватали. По большей части тут же распихивали по рынкам и торговым палаткам. В тот год многие в Новосибирске нашими пакетиками торговали. Люди их охотно брали, как только прочность и грузоёмкость оценили. Хотя к началу девяностых пластиковый пакет перестал быть дефицитом (советские домохозяйки их мыли и использовали многократно), таких прочных тогда не было, времена гипермаркетов ещё не наступили.
   Мелочь, конечно, не стоило и разговора затевать, особенно в сравнении в "достижениями" некоторых доморощенных бизнесменов. Я только о том хотел лишний раз напомнить, что не всё иностранное бело, аки снег на горных вершинах. Затевая свою пакетную рекламную акцию, руководство компании прекрасно понимало, что нарушает закон. Это их не остановило. Ну, допустим, жаба задушила те пакеты дилерам просто так раздать. Ну так вложите их в контейнер, идущий в адрес дилера, цену в счёте проставьте, пусть торгует за милую душу. А можно было объявить пакеты рекламными материалами (тем более, они таковыми и являлись), размазав их стоимость по цене копиров. Главное, всё чисто и бело. Не догадались, наверное. Не может же быть, чтобы сознательно закон нарушали? Или может?
  
   Самсунг.
   До сих пор я говорил только о Западных фирмах. Самсунг -- единственная восточная компания, фигурирующая в данной книге в качестве примера. Это, конечно, исключение. Но интересное исключение, о котором тоже есть что рассказать. Фирма известная, в своей стране -- крупнейшая, превосходящая даже корейских автогигантов, а это достижение. Прикиньте, сколько мониторов в цене одного автомобиля поместится? Мало кто знает, что эта компания -- государственная. В том же смысле, в каком государственным считается наш Сбербанк. Что и не удивительно. Самсунг, вместе с LG дают более 20% валового национального продукта.
   Некоторые мои знакомые, побывавшие уже в новом, XXI веке на заводах Самсунг в Южной Корее, рассказывали об охватившем их странном чувстве, будто на машине времени в середину семидесятых вернулись. Только чище, чем на наших заводах было, да оборудование поновей, посовременней. А атрибутика очень похожа. И плакаты "Догоним и перегоним Японию" (помните, у нас при Хрущёве тоже кой-кого догнать и перегнать хотели), и вымпел лучшему цеху, победителю соревнования, и повышенные обязательства рабочих. В общем, забавно. Но речь сейчас не о том.
   Каждый знаменитый брэнд вызывает в сознании ассоциации с неким продуктом, как правило, наиболее среди номенклатуры данной компании известным. Скажи: "Тефаль" и восемь из десяти опрощенных вспомнят именно про посуду, а оставшиеся двое -- про чайники. У Самсунга наиболее популярный продукт -- мониторы, а вот о принтерах потребители знают меньше. А зря, они распространены весьма широко, хотя часто под иным брэндом. Достаточно широко известный в узких кругах, хотя и не рекламируемый заинтересованными сторонами факт: большинство ксероксовских принтеров Phaser и МФУ WorkCentre на самом деле урождённые Самсунги, ML и SCX.
   По корпоративному соглашению, Самсунг часть своей продукции производит адресно, для Ксерокса. Отличаются эти изделия только названием аппарата, нанесённым на пластиковую панель. Во всём остальном -- полные аналоги. Правда нигде в документах обеих фирм Вы не найдёте ни малейшего упоминания о столь плодотворном сотрудничестве. Не беда. В любом из Интернетовских поисковиков не сложно отыскать многочисленные таблицы соответствий. Например, принтер Xerox Phaser 3110 -- родной брат-близнец принтера Samsung ML-1210.
   Однако, продолжим. Любое, достаточно сложное изделие рано или поздно начинает нуждаться в ремонте. А, поскольку состоит сложное изделие из массы более мелких, ремонт, как правило, заключается в отыскании и замене неисправных деталей и узлов. Замена может быть профилактической, не связанной с непосредственной поломкой, так как большая часть деталей и узлов принтеров имеет паспортный жизненный цикл, исчисляемый в тысячах отпечатков. Такие узлы и детали производятся отдельно и именуются запчастями.
   Планировать производство запчастей достаточно легко. Во всяком случае, много проще, чем производство самих изделий, для которых запчасти предназначены. Вы знаете, сколько принтеров продали, имеете статистические данные о средней интенсивности печати по разным моделям, жизненный цикл всех узлов тоже известен. Следовательно, не сложно рассчитать, каких запчастей и сколько нужно производить. Как и сами устройства, запчасти к ним тоже производятся на заводах Самсунг. Как и принтеры, часть запчастей производится для Ксерокса. Как и сами устройства, запчасти обозначаются кодировкой, принятой в данной фирме.
   Например, типичный партномер детали Ксерокс -- 126К12970, Самсунг -- JC96-01205A и ничто не указывает, что это, на самом деле, одна и та же деталь. Вот тут и появляется весьма интересный момент. Если принтеры обе фирмы продают по близким ценам, то цены на запчасти различаются в разы. По крайней мере отпускные цены для дилеров, покупающих товар напрямую у производителя. Если печку-фьюзер к некой модели Ксерокс продает своему дилеру за сто-сто двадцать долларов, то Самсунг точно такую же печку, но со своим обозначением отпускает всего за тридцать пять-сорок. Почувствуйте разницу! Самсунг, правда, стремится диспропорцию уменьшить и регулярно повышает цены на запчасти. Обычно, дважды в год, первого января и первого июля. Но и сегодня она значительна, а три года назад была и вовсе огромна -- триста процентов.
   Прибыль в 300% на оргтехнике в наши дни -- совершенно нереальна. Такую прибыль можно получить только на криминальных операциях. Настолько криминальных, что до пожизненного включительно. А тут совершенно чистое, законное дело. Кто же откажется? Да, Ксерокс весьма ревниво следит за своими дилерами и считать на фирме всегда умели. Если, к примеру, какой-то дилер продал на своей территории тысячу принтеров за год, то через два-три года он должен прикупить запчастей к ним на строго определённую сумму. Конечно, некоторые флюктуации возможны, но если размер закупок будет отличаться от расчётного в разы, то дилера могут и спросить: "Ты что же, уважаемый, запчасти не покупаешь? Или технику не ремонтируешь, или левак используешь. В обоих случаях, свои обязательства нарушаешь".
   По Ксероксу левак это всё, что не у него куплено, вернее, не его кодировкой обозначено. Совершенно оригинальные запчасти Самсунг с этой точки зрения, тоже левак. Только если трёхсотпроцентная прибыль впереди маячит, громов и молний из Представительства можно и не убояться. Тем более, всех не накажешь. Так что будь у дилеров возможность свободно запчасти Самсунг покупать, они бы от искушения не удержались. Беда в том, что возможности такой нет. Самсунг, увы, запчасти продаёт только своим сервисным центрам и совершенно не стремится увеличивать их количество. Особенно в тех регионах, где сервисные центры уже имеются. Ей-Богу, создалось у меня впечатление, что проще стать официальным поставщиком Газпрома или Центробанка, чем сервисным центром Самсунг.
   Если же вам, приложив неимоверные усилия, всё же удалось убедить руководство Представительства Самсунг в том, что можете быть полезны, то к вам в офис заявится представительная делегация, дабы на месте удостовериться в том, что вы полностью соответствуете их требованиям. И будьте уверены, проверку затеют посерьёзнее налоговиков. Если проверка проходит успешно, с вами подписывают Договор и Вы получаете пароль для доступа на специальный сайт, через который только и можно запчасти заказывать. Знать пароль мало, он ещё и привязывается специалистом с Самсунга к конкретному компьютеру. Не знаю точно, как и что он делает, но с другого терминала на сайт не войти, даже если правильно пароль ввести. Если же ваш компьютер выйдет из строя (ничто, увы, не вечно), вызывайте специалиста. Опять программист с Самсунга приедет и переустановит программу на другой терминал.
   Повторю, поскольку это важный момент. Самсунг отпускает запчасти напрямую только своим сервисным центрам и только для ремонта. Торговать запчастями нельзя. Справедливости ради следует всё же отметить, прямого запрета на продажи в Договорах нет. Могло же так сложиться, что нужные Вам детали в настоящее время на складе Самсунг закончились, а в соседнем сервисном центре завалялись. Так что же коллегам друг друга не выручить, дабы потребитель не страдал? Поэтому продавать запчасти было можно, но только в крайних, исключительных случаях, не делая такую коммерцию источником основного дохода.
   Идём дальше. Зайдя на сайт, вы делаете заказ и на следующий день его вам привозят. Доставка бесплатна, независимо от объёма заказа. Даже если одну жалкую шестерёнку заказали, привезут, слова дурного не сказав. Если нужной запчасти на складе Самсунг в момент заказа нет, то её привезут Вам позже, по прибытии. Одно обязательное условие: заказывать что-либо можно только если Вы имеете достаточно средств на балансе. То есть, сперва надо деньги перевести, а уж потом заказывать, что душа пожелает. Спросите, откуда я всё это знаю? Оттого, что несколько лет назад работал в компании "Солв-Электроникс", которая числилась сервисным центром Самсунг и имела с фирмой ежегодно пролонгируемый договор. В мои обязанности как раз и входило заказывать запчасти, учитывать поступления и тд.
   И вот тут возникает вопрос. Каким образом удалось компании "Солв-Электроникс" договор с Самсунгом заключить, если сервисным центром она сроду не была? Уж по самсунговской продукции, во всяком случае. Ни одна запчасть, когда-либо купленная "Солвом" в Самсунге, никогда не использовалась для ремонта. Всё -- только на продажу. И тут не обманешь, притвориться не получится. Хотя бы потому, что нормальный сервисный центр должен регулярно отчитываться перед головной фирмой, это обычная практика. И не просто отписываться, сделано, мол, столько-то ремонтов, а указывать по каждому: серийный номер отремонтированного изделия, данные владельца, перечень использованных запчастей.
   Так что то, что "Солв" -- никакой не сервисный центр, в самом Самсунге хорошо известно. А тогда совершенно непонятно, чем корейские господа руководствуются, ежегодно продлевая договор с организацией, которая никаким образом не может по Самсунговским правилам на такой договор претендовать? С чего бы такие преференции? Может это некая разновидность награды за выдающиеся достижения по продвижению техники Самсунг на российский рынок? Тоже нет. Техника продавалась очень эпизодически, когда три принтера в месяц, когда пять.
   Вот воля ваша, господа, а лезут, лезут в голову всякие нехорошие мысли. Может я такой человек испорченный, что везде негатив вижу? Может и так, только не получается у меня никак придумать что-то позитивное в данном случае. В смысле, почему так получилось. По какой причине руководство Самсунг пошло (и ежегодно продолжает идти) на прямое нарушение собственных правил? Почему в документах компании её сервисным центром числится фирма, сроду не отремонтировавшая ни одного устройства с маркой "Самсунг"? За какие заслуги "Солв" стал единственным исключением в практике корейского гиганта? По крайней мере, на территории России.
   На эти вопросы у меня ответов нет. Доказуемых, скажем так, ответов. Есть только напрашивающиеся логичные предположения. Тем более, люди есть люди. От искушений и соблазнов никто не гарантирован, будь ты кореец, русский или папуас. Тем более, не всякий перед искушением устоит.
   Это, так сказать, первый скользкий момент, несколько загрязняющий белоснежные ризы. Есть и второй. Самсунг, как и положено уважаемой иностранной компании, работает исключительно в "белую". Если Договор заключён с компанией, допустим, Альфа, то и платежи должны поступать со счёта именно этой компании. Левак, всякие "серые" схемы с Самсунгом не проходят. Это, конечно, хорошо, даже прекрасно. Вы же понимаете, для того, чтобы перевести средства с официального "белого" счёта организации, их сперва надо на него получить. Например, как платёж за что-нибудь. Значит, это что-нибудь должно быть документально оформлено и с этого чего-нибудь в казну должны быть сполна уплачены все налоги.
   Проверка деятельности любой компании ведётся по первичной документации, отражающей перемещение денег и товаров. Я что-то продал -- выдаю покупателю пакет документов, купил -- получаю документы от поставщика. И есть, в числе прочих обязательных платежей в бюджет, ещё и НДС -- налог на добавленную стоимость. Размер его в разных странах варьируется. У нас НДС равен восемнадцати процентам. Но не нужно пугаться, думая, будто с любого поступления денежных средств на счёт компании, государство сразу отбирает аж 18%. Вовсе нет, только разницу. Купили вы, допустим товара на 1000 рублей, продали за 1200. Так вот 200 рублей -- прибыль, с которой Вы заплатите налог на прибыль. А по НДС должны отдать 30 рублей 51 коп., то есть разницу в эндеэсах прихода и расхода (Вы уж простите, господа, за скучную цифирь, просто иначе непонятно будет).
   Казалось бы просто, но есть одна закавыка. Допустим, в конце квартала вы получили предоплату от своего клиента, а товар ему отдаёте и, соответственно, поставщику платите через пару дней, то есть уже в следующем квартале. Как тогда? Легко. Вы обязаны отчислить в бюджет НДС с этого поступления (то есть, все 18% полностью), а уже в следующем квартале вернуть положенное. А теперь представьте, что налоговые органы сочтут предъявленные документы неправильно оформленными и не примут заявленные Вами суммы к зачёту. Тогда, увы, крупные финансовые потери неизбежны. Беда в том, что Самсунг традиционно и постоянно оформляет отгрузочные документы неправильно, с существенными, принципиальными ошибками.
   Основной документ, по которому ведется учёт НДС -- счёт-фактура. Составляется она не абы как, а строго в соответствии с утверждённой финорганами формой, и считается правильно оформленной, только если в ней отражены все обязательные пункты. В том числе и номер ГТД -- государственной таможенной декларации, если речь идёт об импорте, конечно. Понятно, любой импортный товар должен проходить таможенную очистку. При этом составляется декларация, по которой исчисляется и уплачивается таможенная пошлина. Так вот, номер ГТД в счете-фактуре (если это реальный номер, а не с потолка взятый) как раз и подтверждает, что Вы реализуете не контрабанду, а законно ввезённый в страну товар.
   Тема несколько скучновата, поэтому не стану тратить время. Отмечу только, эта самая ГТД должна иметь вполне определённую структуру: четыре группы цифр, разделённых косыми черточками-слэжами. Так вот, в счетах-фактурах, приходящих от Самсунга вместе с товаром, последняя группа в ГТД отсутствует напрочь. То есть, в документах номера ГТД указаны не полностью, что является серьёзным нарушением. Наши неоднократные попытки обратить внимание бухгалтерии Представительства на это обстоятельство, никакого эффекта не дали. У них, оказывается, финансовая программа столь длинного ряда цифр не воспринимает и просто отсекает несколько "лишних", которые, на самом деле, совсем не лишние.
   Здорово, не правда ли? Я не говорю даже о том, что сами-то документы обычно приходят в крайне неприглядном виде. Они мятые, порой даже скомканные, будто их корова жевала. Частенько ещё и грязные, с разрывами, поскольку валяются прямо в коробке, среди всяких шестерёнок и роликов. Хотя бы в отдельный пакет положили, но нет, такого не припомню.
   Представьте, получаем мы пять приличных коробок. Документы в одной из них, в какой, неясно. Запчастей много, позиций сто, поэтому и документов много, толстенькая пачка. И вот эта пачка, согнута в несколько раз, скомкана и зарыта в одной из коробок. Чтобы поставку сверить, надобно сперва документы отыскать, вскрывая коробки наугад. Почему Самсунг подобное отношение демонстрирует, не знаю. Может, культура производства документации в Юго-Восточной Азии не развита? Хотя, японские документы мне видеть доводилось, вполне на уровне, а корейские, как нарочно измятые, испачканные. Во всяком случае, логичного объяснения я не придумал, а удобоваримого ответа от работников Представительства не получил.
   Убеждён, документы -- лицо компании. И должно оно выглядеть достойно. Если же лицо это мятое, грязное, то о каком уважении можно говорить? Синяка-алкаша, вылезающего из мусорного бака, уважать никак невозможно, можно, в лучшем случае, только пожалеть. Пусть Самсунг себя не уважает, их, в конце концов, дело. Но компания не уважает и своих клиентов, которые, между прочим, обеспечивают её благосостояние. А неправильное оформление документов создаёт проблемы. Я, правда, не знаю, пострадал ли кто реально, но всё до поры, до времени. Во всяком случае, повод придраться у налоговых органов имеется.
   А если у вас, господа корейские тигры, программа плохая, может стоит её поправить? Не столь уж великие средства потребуются.
  
   Глава 9. Миф N 7.
   Плановая экономика - порождение социализма, капиталистическому строю не свойственна.
   В советской школе, в числе прочих предметов, мы изучали обществоведение. На уроках нам объясняли преимущества социалистической системы, учили тому, что это самое справедливое общественное устройство. Социалистическое государство заботится о гражданах, а у капитализма, напротив, звериная сущность, социалистическая экономика плановая, потому защищена от кризисов, а у капиталистов сплошной хаос и кризисы перепроизводства. Слова учителя я воспринимал не критически, как некую данность. Иногда только сомнения закрадывались, отчего же мы их никак не догоним, если у нас всё так хорошо, а у них так плохо.
   К концу восьмидесятых, когда Союз уже вовсю агонизировал, апологеты рыночной экономики со страниц освобождённой от бдительного ока цензуры прессы, объясняли, что наша социалистическая экономика неэффективна и нежизнеспособна, а вот капиталистическая, рыночная система -- это то, что надо. Она, мол, живая и естественная, регулируется рынком, а потому в планировании не нуждается.
   С такими примерно представлениями я пришёл в 90-м году в представительство Ксерокс. И очень скоро убедился, социализма в британской фирме никак не меньше, чем в любой советской конторе. Со всеми типичными проявлениями: показухой, стремлением порадовать начальника, отрапортовав к определённой дате и планированием. Да, да, именно планированием. Ничего удивительного, если подумать. Современный рынок уже далеко не столь хаотичен, как сто лет назад. Просто у нас планированием занималось само государство (Госплан СССР), а у них - каждая отдельная фирма.
   В.И.Ленин учил, что социализм -- это учёт и контроль. Если так, то все западные фирмы вполне себе социалистические. И, если задуматься, то ничего удивительного в этом нет, иначе и быть не может. А те, перестроечные писаки, певцы рынка, просто плохо представляли себе, о чём пишут.
   Допустим, Вы производите копировальную технику (или любую другую, неважно). Без планирования никак не обойтись. Нужны производственные мощности и оборудование, необходимо закупить соответствующее количество материалов и сырья, рабочих нанять. Всё это нужно рассчитывать. А исходя из чего? Очевидно, из того количества конечного продукта, которое Вы произвести собираетесь. Ну, а сколько тех копиров производить? Сделаете меньше, чем рынку потребно - прибыль недополучите, больше - затоварите склад, на накладных расходах разоритесь. Вывод: произвести надо по возможности ровно столько, сколько можно продать. Значит, начинать планирование надо именно отсюда. И согласимся, это серьёзная, ответственная задача, требующая грамотного анализа и очень точного расчёта. Тем более, материалы и энергетические ресурсы суть объекты неодушевлённые, учёту поддаются, а человеческий фактор как учесть? Рабочий может одну деталь в единицу времени произвести, а может и две. На что опираться? А сколько тем рабочим платить? В общем, множество вопросов, без точного ответа на которые затевать производство чего-либо не стоит и пытаться.
   Допустим, у Вас грамотные аналитики, всё учли, всё просчитали. Но товар мало произвести, это только полдела, его ещё и продать нужно, и к месту продажи доставить. Значит, одновременно с планированием производства, надо и над сбытом думать. Где представительство открыть, где склад организовать, кого в дистрибьюторы пригласить, кого в логистики.
   Помните, в Главе 2 я рассказывал, как поразила меня система отчётности, принятая в отделе продаж представительства Ксерокс? Это уже планирование, начальная его ступень, планирование собственной работы. Но и работа Представительства в целом отнюдь не пускалась на самотёк. Планы в компании, как и в СССР, спускались сверху и носили отнюдь не рекомендательный характер, их выполнение жёстко контролировалось. Выглядела процедура так. Сначала каждый менеджер составлял прогноз продаж по своему участку. Как бы обязательства на себя брал. Прогнозы изучались, суммировались и отправлялись наверх. В Лондоне, всё это анализировалось, дополнялось, после чего спускалось обратно уже в виде планов, обязательных для исполнения. Были они весьма подробными. В них расписывались не только объёмы продаж по месяцам, но и количества аппаратов по отдельным моделям. Так что всё выглядело весьма серьёзно. Разговор лондонского начальства с Главой представительства очень напоминал по форме и сути разговор министра с директором какого-нибудь завода из советского кино. Точно так же дела обстояли и в Тефале, да и в любой другой нормальной компании.
   Вывод: экономика или есть, или её нет. И, если есть, она планируемая. Кто-нибудь считает, что это плохо?
   Спросите, как мы, менеджеры первоначальные прогнозы составляли? Это было не просто и тут преимущества получал тот, у кого дилеры работали стабильнее. Менеджера за невыполнение плана ругали но, если план, присланный сверху завалить, это ещё полбеды, тут можно упирать на то, что начальство не разобралось в ситуации, например, экономический уровень региона не учло. Гораздо хуже не выполнить собственные обязательства. Если менеджер не в состоянии составить правильный, реальный прогноз продаж по своему участку, значит плохо его знает.
   Наши прогнозы складывались из планов дилеров. А планировать гораздо проще деятельность того, кто работает стабильно. Дилеры ведь разные бывают. Были те, кто занимался только ксероксами, методично наращивая активность, а были и такие, у которых копиры стали бизнесом побочным, до кучи, кто работал под заказ. Например, выиграл тендер у себя в регионе, закупил партию аппаратов да и затих на полгода приторговывая пока чем-то другим, более привычным. Нет, оно хорошо, конечно, когда вдруг, нежданно-негаданно крупный заказ свалился. Но деятельность таких, случайных дилеров невозможно планировать заранее. Поэтому я гораздо больше ценил тех, кто покупали пусть и понемногу, но регулярно. Десять тысяч долларов ежемесячного оборота, в таком вот аспекте, гораздо лучше, чем сто пятьдесят тысяч раз в год.
   Из сказанного ясно: с планированием в иностранных компаниях всё в порядке. Без него они обойтись не могут, да и не пытаются обходиться. Но и остальные "родимые пятна" социализма, бюрократизм, очковтирательство и показуха, присущи западным компаниям в полной мере. Давайте разберёмся.
  
   Бюрократизм. Слово-то какое знакомое. Мы всё наших чиновников бюрократами ругаем, а что это значит? По определению, бюрократ -- работник, исполняющий свои обязанности формально, волокитчик, затягивающий решение вопросов. Ну так западники и не склонны перерабатывать, в смысле делать то, что их должностной инструкцией не предусмотрено. Я уже отмечал, как сложно было решить вопрос, если он приходился в стык разных участков, когда невозможно было чётко и однозначно отнести его к компетенции того или иного сотрудника. Но, даже если фирма состоит исключительно из деятельных, ответственных работников, некоторая забюрократизированность оказывается её неизбежным объективным свойством. Так сказать, органически присущей чертой.
   Теория управления утверждает, что нормальный средний человек может эффективно управлять не более, чем шестью-семью людьми. Допустим, вы исключительно способный управленец, современный Юлий Цезарь и можете контролировать с десяток подчинённых. Значит, если вы директор малого предприятия, вы способны осуществлять чёткое руководство, быстро принимать решения. Фирма гибкая, динамичная, все вопросы решаются быстро, работа кипит.
   А если вы руководите компанией из ста человек, тогда как? Тогда, какими бы выдающимися способностями вы не обладали, контролировать каждого уже не сможете. Просто не хватит ни времени, ни сил. Попытаетесь -- заработаете нервный срыв, развалите работу. Неизбежно, вы вынуждены вводить промежуточные звенья. Помощников или заместителей, не в названии суть. Каждый из помощников руководит только десятком сотрудников и вы, непосредственно общаясь с ними, контролируете, по прежнему, десять человек. Как в татаро-монгольском войске, которое делилось на сотни, а те, в свою очередь, на десятки.
   И чем больше компания, тем больше оказывается промежуточных звеньев между директором и рядовым сотрудником. Это неизбежно, поскольку лучшего пока не придумано. Эффективность управления в таком случае остаётся высокой, но срок принятия решения растягивается. Ведь чтобы инициатива снизу дошла до руководителя, ей требуется пройти несколько ступеней. И столь же долго принятое директором решение будет доводиться до рядовых работников.
   При укрупнении предприятий возникает ещё один интересный эффект, называемый "взгляд с вертолёта". Говоря проще, чем выше вы взлетаете, тем шире горизонт, тем большее пространство можете взглядом охватить. Но тем меньше отдельных деталей способны разглядеть. Рабочий знает всё досконально о своей операции на конвейере, но почти ничего об операциях на других участках. Начальник цеха осведомлен обо всём, что делается в его цехе, но детали каждой отдельной операции ему уже известны только в общих чертах. А директор об отдельных участках вообще имеет самое приблизительное представление, зато видит картину в целом. Думаете монгольский темник всех своих бойцов лично знал? Отнюдь, он и с сотниками-то редко напрямую общался.
   Отсюда вывод: при укрупнении компаний, бюрократизм возникает, как естественное следствие укрупнения и является неизбежной платой за сохранения возможности компанией эффективно, пусть и медленно управлять. Иначе развал.
   Это, так сказать, меньшее из двух зол. Хуже, когда даже незатейливые обязанности работник умудряется выполнять плохо, подходя к делу формально. В Лондонском головном офисе целый финансовый отдел следил за тем, чтобы дилеры не превышали утверждённого кредитного лимита. Другими словами, чтобы их долги не выходили за рамки кредитной линии. Казалось бы, чего проще? Есть торговая база, в которой все заказы учитываются, есть банковские выписки по платежам за отчётный период. Сравнил одно (суммарная стоимость отгруженных заказов) с другим (общий объём платежей), вот тебе и баланс. Казалось бы, ребёнок справится. Если только он не британец.
   Заказы на запчасти, получаемые дилером в счёт сервисных отчислений, оформлялись нами в той же торговой базе, что и обычные контракты. Во-первых, для того, чтобы их к нам, на московский склад отгрузили. Во-вторых, расход накопившихся сервисных отчислений тоже надо учитывать. Но, поскольку, запчасти эти дилер получал бесплатно, в специальной ячейке при оформлении заказа ставился особый знак, исключающий возможность двусмысленных толкований. Ну, как бы красный сигнал светофора, не заметить который только незрячий способен. Стоп, это бесплатно, в счёт сервисных отчислений, в балансе не учитывать!
   Думаете кто-нибудь в Лондоне на те значки смотрел? Очень редко. Постоянно получали мы из финотдела Головного офиса гневные филиппики, требующие с тем или другим дилером разобраться. Начинаешь баланс выверять, часы тратишь и видишь в итоге, что все до единого сервисные заказы в него включены. Пишешь меморандум, баланс исправляют. Полгода проходит, та же ситуация. Почему мы в Московском Представительстве должны были выполнять за свой счёт работу лондонских финансовых контролёров? Нам за неё не доплачивали.
  
   Очковтирательство, это, грубо говоря, приписки. Стремление представить результаты работы значимее, чем они есть на самом деле, провал выдать за успех, а рядовую, обычную работу -- за успех выдающийся.
   Ну и какая разница, в какой общественной системе действует человек, склонный к припискам? Никакой. Нам говорят, что социалистическая экономика не способствовала заинтересованности работника в результатах своего труда. Всё вокруг общественное, то есть как бы ничьё. А хозяин-капиталист за свою собственность бьётся, преумножить пытается. Это верно. Хозяин, конечно, за своё дело болеет. Но почему-то многие априори считают, что и на работников данное положение распространяется. А с какой стати?
   Капиталистическая система, безусловно, в одном эффективнее: уравниловки меньше. Работник чаще поощряется за его собственные, индивидуальные успехи, чем достигается большая, чем при социализме, заинтересованность в результатах индивидуального труда. Но. Наёмный работник, есть наёмный работник. Он трудится за зарплату на хозяина, в роли которого может выступать государство, группа лиц или даже одно лицо. И будет ли работник гореть на своём участке или трудиться спустя рукава, зависит не от способа хозяйствования и формы собственности, а от свойств характера именно этого, конкретного работника.
   Владелец крохотной кафешки, конечно, может лично во всё вникнуть, весь штат, из двух официанток и посудомойки состоящий, контролировать. Чтобы "Фэри" экономно расходовали, да салфетки домой не таскали. А хозяин большой фирмы высоко сидит, далеко глядит, но за всеми мелочами уследить не в состоянии. Да и нет, зачастую, в транснациональной корпорации одного хозяина, а есть куча акционеров. В XEROX их, к примеру, не одна сотня. Это более-менее крупных, владеющих пакетом акций в доли процента. Но даже если акционеров немного, одна семья (TEFAL), то и тогда, они, повторяю, всё сами отследить не в состоянии. Работу на местах исполняют наёмные управляющие, получающие зарплату, размер которой от результатов напрямую зависит. Ну и как тут искушение преодолеть? Как не выпятить свои скромные достижения, картинку не приукрасить?
   Я же рассказывал, как московское Представительство Ксерокс рекорды в 1994 году устанавливало и к чему это в итоге привело. А ведь вполне капиталистическая компания. И будь Боб не просто наёмным директором, а хозяином фирмы, он бы не только сам не стал за подобными сомнительными рекордами гнаться, но, думаю, собственноручно удушил своего управляющего, если бы на подобных затеях поймал. Я уж о более мелких, невинных шалостях и не говорю. Вроде выплаты премии двум разным менеджерам за один контракт. Покупает, допустим, московский дистрибьютор партию товара, менеджер по Москве получает премию. Затем, этот товар продаётся в регионе и соответствующий региональный менеджер тоже деньжат отгребает.
   Ну чем не двойной учёт, бич социалистических предприятий?
  
   Показуха. О личном стремлении показать свои достижения значительнее, чем есть на самом деле, я уже рассказывал. Действительно, большинство менеджеров в инофирмах считают показуху чем-то вроде главного принципа работы. Ну а как у них в целом, на уровне не отдельных людей, но компаний? Да точно также.
   Когда-то давно Карнеги мудро заметил: "Если, придя устраиваться на работу, вы видите в офисе ковры на лестницах, уходите немедленно, эта фирма себя изжила". И ведь насколько правильно сказал. Сколько раз мне доводилось в этом убеждаться. Любая организация -- объект, система, состоящая из людей. И она смертна, подобно тому, как смертен отдельный человек.
   Это касается не только фирм, но и государств, и даже цивилизаций. Просто век предприятия, как объекта мелкого (по сравнению с государством, конечно), относительно невелик, сравним с человеческим. Конечно, есть фирмы, существующие не одну сотню лет, но таких мало, как и столетних старцев. И если даже не брать в расчёт фирмы-однодневки, создаваемые для не совсем законных операций, а ограничиться нормальными, респектабельными компаниями, то и среди них можно частенько отметить случаи внезапной, безвременной кончины. Вот только вчера ещё выглядела вполне здоровой, а сегодня нет её, как не было. Будто апоплексический удар вдруг хватил.
   Бывает, для компании оказываются губительны действия её руководителя. Подобно тому, что случилось с Представительством XEROX в 1994 году. Но, надо признать откровенно, признаки увядания и без того были уже заметны. Как распознать симптомы приближающегося заката? Очень просто. Один из признаков, как раз стремление к показухе. Ведь что это такое? Желание изобразить себя лучше, чем есть на самом деле. Пыль в глаза пустить. Те самые "ковры на лестнице". Если офис у меня крут и роскошен, сверх всякого разумения, то и компания, которой руковожу богатая и солидная.
   Когда я поступил на работу в Представительство Ксерокс в девяностом году, оно размещалось в маленьком уютном офисе. Со временем появились новые задачи, новые направления работы, что неизбежно потребовало увеличения персонала. Старый офис стал тесен. Тут пока всё нормально. Представительство расширилось и разместилось в гостинице "Севастополь". Там тоже обстановка была функциональной, ничего лишнего. Более того, я бы, честно говоря, в таком месте офиса не открыл бы. Не респектабельно. Девочки, по одежде и выражению лиц судя, сильно облегчённого поведения, челноки с баулами, бизнесмены сомнительной внешности. И XEROX среди всего этого великолепия. Так что съехать оттуда следовало. Но новый офис, пятиэтажный особняк в центре, стал другой крайностью. Тут уж роскошь в глаза била.
   А ещё и про разрастание персонала не забудем. Я понимаю, когда работы становится больше, то и людей для её выполнения больше требуется. Но, объёмы возросли, допустим, вдвое, а штат увеличивают втрое. Зачем, спросите? А затем, что любой начальник тем значительнее кажется, чем больше народа в подчинении имеет. И это правило работает одинаково, что при социализме, что при капитализме. В 1992 году типовой дилерский отдел состоял из трёх человек: региональный менеджер, помощник и секретарь. Ну а какой же я начальник отдела, если нас всего трое вместе со мной? Станешь другую работу искать, принесёшь резюме в кадровое агентство, а там обязательно попросят указать, каким количеством подчинённых вы руководили. Ну просто для того, чтобы определить ваш опыт в области управления. И чего писать? Двумя? Это ж не солидно. Надо хотя бы десятком. Поэтому с какого-то момента, любая едва видимая шишечка на ровном месте, пыталась всеми правдами и неправдами расширить свой участок. И процесс разрастания персонала стал напоминать раковую опухоль своим неконтролируемым ростом. Тем более, начальство в лице Боба с присными не возражало. Да и чего возражать, он же зарплату всей этой толпе не из своего кармана платил. А чем больше в Представительстве сотрудников, тем и его статус выше.
   Показуха не ограничивалась раздуванием штата и роскошеризацией офиса. Различные мероприятия проводились с каким-то купеческим размахом. Как в последний раз. Будто враг у порога, завтра в город ворвётся, всё разорит. Бежать некуда, а добро жалко. Так съем же я тогда всю свою ветчину и водку всю выпью, чтобы врагу не достались. И девок своих крепостных сам перепорчу. Всех.
   Вот так частенько и в Ксероксе гуляли. Дилерскую конференцию проводим, так только в Метрополе или в Балчуге (поначалу гостиницу "Славянская" использовали; но, как только окончательно стало ясно, что из-за близости к Киевскому вокзалу пятизвездного статуса она никогда не получит, всё, вычеркнули "Славянскую" из списка возможных мест сбора). Всем дилерам проезд в Москву оплачиваем, проживание в гостинице. В Метрополе столы ломятся, а развлекают собравшихся звёзды шоу-бизнеса. Самые дорогие и популярные на тот момент. В ноябре 1994 года дилерскую конференцию вообще на Кипре провели. Пятизвёздочный отель на всю ораву сняли. А орава не маленькая получилась -- четыреста человек, на минуточку. Два Ту-154 зафрахтовали для перелёта.
   Конечно, на конференциях мы ещё как бы и работали. Проводили заседания, которые, впрочем, очень напоминали торжественные собрания в преддверии очередного съезда КПСС. Сплошные рапорты о великих свершениях и ещё более великих планах. Ну на кой чёрт нужна дилерам информация, насколько выросли обороты компании в целом? Им что теплее от того, что в Африке в отчётный период продано на столько-то копиров больше, чем за соответствующий период прошлого года? Мне лично было всё равно (не я же дивиденды получал), я сидел, пытаясь могучим усилием воли зевоту скрыть и только ждал, когда же вся эта скукотища закончится. А глядя на соседей, понимал, что и они о том же помышляют.
   По окончании общего собрания (кратенького, часа на три) все отправлялись на ланч, затем дилеров разбивали на группы. Каждая группа во главе с кем-то из топ-менеджмента Представительства, шла в отдельный зал. Это называлось рабочей сессией, в ходе которой предполагалось обсуждение конкретных проблем, мешающих более эффективной работе. По сути, дилерам просто предоставлялась возможность парок спустить ибо их проблемы и потребности, как правило, лежали в несколько иной плоскости, нежели возможности и желания фирмы. На моей памяти положительно решался лишь небольшой процент вопросов. Остальное уходило, как вода в песок. Ну и что остаётся? Только банкет, самая значимая и дорогостоящая часть конференции, ради которой, как я давно подозревал, всё действо и затевалось.
   Самое забавное, в плане деловых взаимоотношений фирмы с дилерами, подобные конференции приносили мало пользы, а в плане рекламы могущества и богатства компании и вовсе оказывались бесполезны. Просто бездумное разбазаривание громадных средств. Ведь перед кем хвост распускали? Да перед дилерами, которые и так уже наши клиенты. Они и так с нами работают. И не из пиетета перед фирмой, а потому лишь, что им самим это выгодно. Не поехали бы на Кипр, так что? Дилерские контракты разорвали бы? Смешно, ей-богу. Я ещё понимаю, когда поставщик организует для потенциального нового клиента роскошный ужин. Тут, по крайней мере, расходы оправдываются возможной прибылью в будущем.
   Между прочим, те дилеры, что от Ксерокса отошли после девяносто пятого года, сделали это не потому, что их на Кипр взять забыли (как раз никого не забыли), а потому, что фирма их в долги загнала, на счётчик поставила.
   Очень похоже шёл процесс и в Тефале. В девяносто пятом -- скромный уютный офис на улице Гиляровского, в здании Центросоюза. Затем, когда он стал тесноват, Софи нашла новое, просторное помещение на Ленинградке. Тоже ничего из ряда вон выходящего, чистенько, аккуратно, для работы удобно. Функционально. А уже после, Саша перевёл Представительство в новый офис. Вот тут уже и шик, и блеск, и красота. Прямо золотой блеск. И, поскольку далеко не все, подобно завхозу Славе, в строительстве разбирались, то и понять не всегда могли, что золото, по большей части, самоварное32. И опять, неконтролируемый, превосходящий разумные потребности, рост персонала. В девяносто седьмом в Представительстве Тефаль трудилось более ста человек. А в начале девяносто пятого -- не более двадцати. Да и то после того, как Софи штат расширила. Рост в пять раз за полтора года.
   В каждой торговой компании, существует негласное разделение персонала на основной и вспомогательный. Первые, продавцы, непосредственно деньги зарабатывают, вторые им помогают, процесс обеспечивают. Кто главнее или важнее для фирмы? И те, и другие необходимы. Не имея специалистов по продажам, офис не стоит вообще открывать, но и одни только продавцы, без помощи вспомогательных служб много не наработают. Вопрос только в разумной пропорции. Спросите, какова она? Зависит от обстоятельств, общих правил нет, но один к десяти, вряд ли выглядит нормальным соотношением. А в Тефале оно было именно таким. То есть, поначалу, в девяносто пятом, продавцов было пятеро из двадцати сотрудников (25%). А в девяносто седьмом стало десять. Но из ста! Всего 10%! Получается, каждый из менеджеров-продавцов кормил девять человек. Но, может они совсем не нахлебники, тоже важным делом занимались? Давайте посмотрим.
   Что нужно для нормального функционирования офиса, какие службы? Бухгалтерия нужна? Обязательно. Логистика?. Куда же без неё? Офис убирать нужно, обеды готовить. Собственный транспорт тоже не лишний. Всё так, но в этих службах людей работало как раз по минимуму. А самый раздутый отдел -- рекламный. А в нём наиболее многочисленная группа -- мерчендайзеры. Их, не поверите, было больше, чем продавцов. Сейчас это модное иностранное словцо, которое на трезвую голову и не выговоришь, на слуху. В частности, в супермаркетах, типа "Ашан" так называют рабочего, который товар вывозит и на полки ставит. Вообще же, если серьёзно, мерчендайзер -- специалист, в обязанности которого входит правильное размещение товара в торговых точках. Так, чтобы смотрелся выигрышнее, внимание привлекал.
   С "Ашаном" понятно. Один супермаркет -- единая политика, сами внутри себя решают, что, как и куда ставить. А представьте-ка такую ситуацию. Едет девочка-мерчендайзер в магазин, в котором среди прочего и продукция Тефаль продаётся. Причём отдельных стендов по брэндам нет, товар на полках вперемешку стоит. И видит девочка, что наши чайники с утюгами как-то не так расположены. Заслоняет их продукция конкурента, фирмы Мулинекс. Строго говоря, распоряжаться в чужом магазине она не имеет права, может только советовать. Но, допустим даже, директор магазина ей не препятствует. Переставляет девочка всё как ей надо и отбывает с чувством выполненного долга. А затем в магазин Мулинексовый мерчендайзер приезжает и переделывает по своему, статус-кво восстанавливает. Потом специалист из какого-нибудь Брауна пожалует и опять товарец перетасует.
   Видите как здорово! Все при деле, все работают, зарплату получают, только толку никакого. В магазине товар стоит не так, как нам надо, а как получилось. Только кого это волнует? Девочка-то отчёт уже написала, что посетила такой-то магазин, товар правильно расставила. Значит, работа сделана, плати хозяин. А то, что через пять минут всё снова неправильно стоит, кто проверит?
   Мои воспоминания о разных фирмах дополняют друг друга. Что-то где-то было лучше, что-то -- хуже. В Тефале, грамотнее вопрос с такси решали, в Ксероксе -- разумнее к командировочным расходам подходили. В командировки я летал обычным эконом классом, что нормально. В Тефале, при Софи -- тоже. А вот Саша, буквально в приказном порядке обязал менеджеров пользоваться только бизнес классом. А зачем? В нём, конечно, удобнее, только кто меня во время полёта видит? Стюардессы, да случайные попутчики. А дилеры не видят, да и не волнует их, в каком классе я летел. Их волнует, скоро ли фирма им товар поставит, да какую скидку даст.
  
   О конвергенции.
   В семидесятых годах появилась на Западе теория конвергенции. Мы её ещё в институте изучали, как образчик буржуазной лженауки. Теория утверждала, что время классовых битв прошло и разные общественно-политические системы будут постепенно сближаться. А в результате возникнут государства смешанного устройства.
   Можно спорить, конечно, но, по-моему, жизнь убедительно доказывает, что так оно и есть. Я уже многократно, на живых примерах доказал, что западным компаниям присущи очень многие элементы социализма, причём, как положительные, так и отрицательные. То же мы видим и на государственном уровне. Капиталистические государства всё большее внимание уделяют социальной сфере, социалистические (во всяком случае те, где правители поумнее) вводят в свою экономику элементы капиталистического способа производства.
   Почему-то, как только заходит речь о том, что с развалом Советского Союза, социализм на нашей планете не исчез окончательно, апологеты рыночной экономики с гаденькими ухмылками вспоминают Северную Корею с Кубой. А почему именно и только их? Почему не Китай? Да, согласен и Держава торжества идей чучхе и Остров Свободы, не самые процветающие страны, но Китай-то держится вполне достойно и демонстрирует, на удивление всему миру, очень высокие темпы роста ВВП. И появившиеся во множестве частные, капиталистические по сути предприятия, не ослабили коммунистическую власть ни на йоту. Социализм в Поднебесной никуда не делся и слабее не стал.
   Скажете, азиатский пример для нас не показатель? Согласен, не буду спорить, ограничимся Европой. Там есть такие интересные страны, как Швеция с Норвегией. Вся Восточная Европа, бывшие сателлиты СССР, все эти Чехии, Польши и Венгрии с Болгариями, сразу после кончины большого брата, от социализма дружно, с песнями и плясками отказались. А скандинавы сами, по доброй воле к нему пришли. Я даже бумагу тратить не стану, доказывая, что термин "шведский социализм" не образная фигура речи, а самая что ни на есть реальность. И пусть никого не смущает, что по форме правления обе эти державы -- монархии. Не в том суть, как именуется правитель, Генсеком или королём, а в устройстве общества. А оно и в Швеции, и в Норвегии устроено вполне социалистически. И ничего. Процветают. Уровень жизни высочайший. Не помню, как там по миру в целом, но в Европе-то точно, самый высокий.
   Против такого аргумента возразить нечего. Поэтому ненавистники нашей с вами Родины к последнему доводу прибегают: "Если социализм так хорош, почему же Союз развалился?" Вопрос, не делающий чести даже второгоднику из школы для детей с замедленным развитием. Как ни странно, но частенько приходится слышать столь странные "аргументы" от приличных, на первый взгляд людей. Ну что тут скажешь? Очень трудно спорить с оппонентом, который за неимением достойного ответа, начинает дурнем прикидываться. Попробую всё же.
   Машину водить я не умею. И не учился никогда. И вот представьте, сел я в ваш автомобиль, поехал, да и разбил его о фонарный столб. А потом начинаю всем доказывать, что не виноват, это авто ваше очень плохое... Может плохое, может не очень, но первично то, что водитель рулить не умел. В этом причина аварии, а вовсе не в качестве автомобиля. Из того, что Брежневская команда не умела рулить, вовсе не следует, что СССР был плохим "автомобилем". С другой стороны, может и более умелый "водитель" в кювет съехал бы: очень уж много нахлебников неподъёмными гирями висели на нашей экономике. Очень уж многим мы помогали безвозмездно: начиная от коммунистических партий, заканчивая разнокалиберными африканскими диктаторами, обещавшими немедленно начать внедрять марксизм в джунглях. Не будь наша Родина столь богата природными ресурсами, до начала девяностых могла и не дотянуть.
   А Швеции с Норвегией повезло: никому помогать не нужно. С ресурсами у них тоже всё в порядке, но деньги на сторону не уходят. Не создают они по всему миру "Общества дружбы со Скандинавией", никому ничего не платят. И трубы свои с шахтами уберегли от прихватизации. Поэтому всё заработанное в стране остаётся, на собственную экономику работает. А то что богатеев, достойных упоминания в "Форбс" у них нет, шведов с норвежцами, похоже, совсем не печалит.
  
   Глава 10. Миф N 8.
   Карьеру в инофирме скорее сделает достойный, умный и способный. Блата у иностранцев практически нет.
   О способностях.
   В каждой шутке есть доля истины. В мифах тоже. Но именно доля. Действительно, человек способный, крепкий профессионал, имеет больше шансов продвинуться по служебной лестнице там, где не принято кумовство, местничество. То есть, вроде бы как раз в западной компании. Но, и тут мы сталкиваемся с очередным парадоксом, для успешной карьеры в инофирме, соискатель, демонстрируя способности выше среднего, не должен, в то же время, показаться слишком умным. Я не оговорился.
   Выше уже отмечалось, что в инофирмах очень не приветствуется, когда кто-либо из сотрудников выделяется, ставит себя выше коллектива. Таких стараются отсеивать уже на начальной стадии. В 2000 году один мой знакомый пытался устроиться на работу в представительство итальянской компании Мерлони. Это знаменитая фирма, хотя её название малоизвестно широкому кругу. Больше на слуху её наиболее раскрученные брэнды - Аристон и Индезит. Так вот, мой приятель (назовём его для простоты Василием) подал, как полагается заявку в кадровое агентство. Через некоторое время ему сообщают, что первый, заочный этап он прошёл, резюме работодателю понравилось (а там было, чему понравиться) и Василия пригласили на собеседование.
   В представительстве его встретила дама-кадровик (теперь это называется менеджер по персоналу). Поговорил Вася с ней, с коммерческим директором пообщался, после чего ему объявили, что и второй этап он прошёл успешно. Всё это было знакомо, всё это было привычно. Непривычное ждало после. Оказалось, на третьем этапе кандидаты должны проходить обязательное тестирование. Сейчас-то, как я слышал, и в отечественных компаниях всё чаше прибегают к подобному способу проверки соискателей на должность, тогда же он ещё не был широко распространён.
   Должен сразу уточнить. В своё время я кучу разнообразных тестов попробовал, просто из любопытства. Основная их масса устроена по принципу решения определённых логических задач (нахождения правильных ответов) за ограниченное время. То есть определяют, фактически, не ум, сообразительность и логичность мышления, а быстроту реакции, которая с умом никак не связана. Люди-то все разные, встречаются и тугодумы. Не тупые, боже упаси и даже не заторможенные, а просто склонные к обстоятельности. Так вот, гений-тугодум в таких тестах высокого результата не покажет. Однако, вернёмся к Василию, точнее, к его истории.
   Всего ему предложили три теста, заняла процедура два дня. Сначала литературный тест. Например, дан текст, в котором надо найти фразу, выпадающую по смыслу. Или подсчитать число предлогов в другом тексте, а в третьем -- все местоимения. Вроде бы и не сложно, только аккуратность да внимание требуются, но в условиях нехватки времени (а время было жёстко ограничено тридцатью минутами) легко ошибиться. Второй тест, тоже не сложный, математический. Задания на уровне средней школы. Здесь проверялась, в первую очередь, быстрота реакции и умение владеть калькулятором. Эти два задания Василий прошёл легко, результаты показал высокие.
   А на второй день ему предстояло отвечать на каверзные вопросы психологического теста. Время уже не ограничивали (хоть весь день сиди), но сразу предупредили: отвечать нужно максимально откровенно, ибо в тесте заложена возможность проверки искренности испытуемого. И работы, в которых этот показатель получается выше определённого уровня, даже не рассматриваются. Форма вопросника предполагала возможность компьютерной обработки, то есть человеческий фактор, предвзятость, исключались. Четыре листа вопросов мелким шрифтом. На каждый предлагается несколько вариантов ответа. Надо зачернить кружок против выбранного. Наверное, не меньше часа Вася на задание потратил. Результат обработки всех трёх тестов получился каким-то уникальным. Дама-кадровик сказала, что за четыре года работы в Мерлони такого не видела.
   Думаете, занял Василий в итоге достойный пост? Нет, ему отказали с такой формулировкой: "Вы слишком умны, слишком яркая индивидуальность, вам будет трудно вписаться в коллектив". Не верите? Тогда отсылаю вас к книге В.Суворова "Аквариум"33, там похожая история описана. Удивительно. Западного человека с детства воспитывают индивидуалом. Он вырастает в убеждение, что это правильно и хорошо. А на фирме оказывается, что плохо. Что в команду вписаться нужно. Яркое проявление системной ошибки западного общества. Не получается сплочённый коллектив из индивидуалов, среди которых ещё и конкуренция вплоть до неприязни поощряется. Вот ситуация пауков в банке получается прекрасно.
  
   О блате.
   Здесь тоже не всё так уж очевидно. С одной стороны, блата в инофирмах вроде бы и нет. И протекционизм не приветствуется. Помню такой случай. Мой брат в своё время работал в московском представительстве известной американской юридической фирмы. Организация большая, оргтехники много. Я и попытался удочку закинуть, нельзя ли поставщиком стать, договор на обслуживание техники заключить? Брат очень удивился, у него чуть глаза от моего вопроса на лоб не вылезли: "Да ты что?! Стоит мне за близкого родственники попросить, это будет воспринято как протекционизм, меня за такое немедленно уволят". Вот так. Это одна сторона медали. А с другой стороны, я не раз наблюдал, как менеджеры-иностранцы своих любовниц продвигают.
   Вот, допустим, девочка-секретарь. Закончила ИНЯЗ, то есть, специальности не имеет. Ну не считать же профессией просто знание иностранного языка. Тогда любого дореволюционного аристократа можно смело в специалисты зачислять, ибо даже университетов не заканчивая, двумя-тремя языками он с детства владел свободно. Вот литературный переводчик или, допустим, синхронист -- профессии. А девочку, которая просто облегчает своему шефу общение с аборигенами мне специалистом считать трудно. Но, поработает иная некоторое время секретарём и, глядишь, менеджером назначили. Да не рядовым, а старшим. За что, спрашивается? Очевидно, за некие скрытые от постороннего глаза, особые услуги, которые она шефу приватно оказывала. И начинает супердевочка другими менеджерами руководить, у которых и опыт немалый, и образование соответствующее.
   Ну и что, спросите вы? Наши начальнички тоже со своими секретаршами спят. Да, есть такое дело. Но, почувствуйте разницу. Действительно, бывает, олигарх покупает своей подруге цветочный магазин или косметический салон, чтобы при деле была, не скучала. Но делает он это на свои деньги. А наёмный топ-менеджер, получается, деньгами фирмы за интим расплачивается. Две большие разницы, как говорят в Одессе. Наши олигархи порой деньги на ветер швыряют, чудят в Куршавелях, моя ноги коллекционным шампанским. Но, при этом, они очень не любят, чтобы к ним залезали в карман. И, если их работник, будь то управляющий компанией или руководитель бизнес проекта пытается решать свои проблемы за счёт хозяина, пресекают. Могут, конечно, и сквозь пальцы посмотреть, но только до тех пор, пока делу ущерба нет. Потому что даже очень умелая любовница далеко не всегда сможет эффективно руководить.
   А в западных компаниях, получается, нравы другие, что опять-таки прямо вытекает из их законов. У них там политкорректность, будь она неладна. Стоит даме-коллеге дверь открыть или платочек оброненный подобрать, уже под суд угодить можно за сексуальные домогательства. У нас, слава богу, подобные глупости пока не прижились, у нас мужчина пока может показать себя джентльменом, не боясь попасть под молот репрессий. Приезжают западные менеджеры в Россию, оказываются в столь непривычной обстановке и немедленно получают сильнейший спермотоксикоз.
   Вообще-то секс, как удовлетворение физиологической потребности, на Западе более чем доступен. Чувства в дефиците. Разумный человек Запада всё больше превращается в человека развлекающегося, о чём мы ещё в последней Главе поразмышляем. Пока лишь отмечу, что упадок общественной морали сопровождается разрушением святости института брака, переводит интимные отношения из таинства в процесс. Но к нам на работу в свои представительства приезжают всё же наиболее активные, наиболее развитые господа. Как сказали классики: когда вымирают лучшие, их места занимают лучшие из худших.
   А человеку развитому недостаточно иметь рядом с собой одноразовую партнёршу, поведением подобную мужику. Партнёрша ему не нужна, нужна подруга. Ему мало просто с кем-то переспать, поухаживать хочется. Хочется, чтобы подруга была ласкова, могла приласкать и пожалеть, разделить радость и печаль. Постоянных отношений хочется, чувства или, хотя бы искусной имитации. А наши женщины, даже самые прагматичные, в большинстве своём всё же пока ещё женщины, а не мужеподобные феминистки и ничто женское им не чуждо. Ухаживание им приятно, джентльменское отношение они ценят и пожалеют почти искренне.
   Под влиянием мощного выплеска гормонов, начинает такой западный менеджер с интересом по сторонам поглядывать, знаки внимания окружающим оказывать, а из окружающих ближе всего персональный секретарь-переводчица. Если же девочка попадается раскрепощённая, ясно дающая понять, что внимание начальника ей не просто приятно, но и на большее она готова, то сами понимаете... Но, за всё надо платить. Денег жалко, вот и двигает начальник свою любовницу по служебной лестнице. А его начальник, Глава Представительства, не препятствует. Почему? Да потому, что он тоже оттуда, с Запада приехал и своего подчинённого прекрасно понимает.
   Некоторые Западники даже на своих русских любовницах женятся, справедливо полагая, что от добра добра не ищут. Ведь русская жена, в отличие, скажем, от филиппинки (а на Западе одно время стало модно выписывать себе в качестве жены покорную азиатку), выглядит вполне европейски, а, с другой стороны, воинственным феминизмом не испорчена. Но подавляющее большинство иностранцев ведёт себя подобно узбекским гастарбайтерам. Те тоже частенько русскими подругами обзаводятся, чтобы было кому быт обеспечивать, но дома имеют "правильную" узбекскую жену, не перенявшую ещё всяких европейских глупостей насчёт равенства полов.
   Назначение на должность любовницы -- особая разновидность блата. Скажем так, не бескорыстная. Когда, продвигая кандидата, вы рассчитываете на некие выгоды, что-то с него или благодаря ему получаете. Это могут быть интимные или какие-либо другие услуги. Например, вы продвинули протеже своего друга, он, в свою очередь, вашу креатуру продвигает. Получается, вы взаимно друг другу помогли, ни копейки собственных средств не затратив. А бывает под выгодой понимается не примитивное личное благо, а польза для фирмы. То есть, наличие в компании определённого человека, способствует её усилению.
   В моей собственной практике был такой случай. Когда занимался регистрацией в Новосибирске филиала Представительства Ксерокс, естественно, приходилось много по инстанциям бегать. Не буду описывать подробно все перипетии, это не столь важно. А важно то, что когда я встретился с начальником отдела внешних связей Новосибирской мэрии, который должен был окончательную подпись поставить, тот ненавязчиво намекнул. Не на взятку, боже упаси, а на то, что жена работу ищет. Сразу поняв куда он клонит, я заметил, что наш филиал предполагается небольшим и руководящая позиция в нём только моя. "Ничего, - ответил чиновник, - в такой известной фирме на любой должности оказаться престижно".
   Не думаю, что Новосибирская Мэрия решилась бы запретить открытие нашего филиала, не возьми я эту даму на работу, но с ней многие вопросы, могущие возникнуть впоследствии, решать было бы много проще. Поэтому, я всё как есть руководству доложил. Моё московское начальство просьбу встретило весьма благосклонно, с полным пониманием. Поэтому дама отбора, в отличии от других кандидатов, не проходила. Была принята вне конкурса. Оказалась она, очень милой и исполнительной, носа не задирала, работу свою делала исправно, но разве это не блат? И случай для Ксерокса далеко не первый, не единичный. В московском офисе тоже нет-нет да попадались родственники людей, занимавших высокие позиции в администрации некоторых ключевых, корпоративных заказчиков. И пока, скажем, дочка в Представительстве трудилась, мама способствовала приобретению техники производства компании Ксерокс, отсекая конкурентов.
   Кстати, а что вообще такое "блат"? Обычно под этим термином понимают систему назначений на должность по знакомству, а не по деловым качествам, что иллюстрирует вышеприведённый пример. Когда продвигают родственников (ну как не порадеть родному человечку?), друзей, друзей родственников и родственников друзей. Я бы расширил, относя к понятию "блата" все ситуации, когда во главу угла ставятся любые соображения, кроме деловых качеств.
   Например, назначение коммерческого директора в Представительстве Тефаль. Господин Кузнецов не был господину Тихомирофф ни другом, ни братом, ни сватом. Они вообще до того случая знакомы не были, о существовании друг друга не подозревали. По объективным данным кандидат для должности не подходил, но был принят потому, что Глава представительства имел, очевидно, какие-то свои личные резоны. Какие именно, можно гадать, но уж точно не деловые качества кандидата сыграли определяющую роль. Или ситуация, когда новый начальник стремится окружить себя своими людьми. Пусть новый служащий как профессионал хуже, зато свой, надёжный. Не подсидит, в спину не ударит. Опять не деловые резоны во главе угла.
   И ещё одно соображение. Известно, что с кризисными ситуациями авторитарная власть справляется эффективней демократической. При условии, что диктатор умный и волевой. Новейшая история даёт нам немало примеров появления в демократическом государстве, в условиях кризиса, жёсткого авторитарного правителя умеющего ситуацию переломить. Но, как только пожар погашен и ситуация стабилизируется, его убирают. Судьба У.Черчилля34 - тому яркий пример.
   Я вот к чему. Как уже отмечалось, любая фирма - это система, состоящая из людей, государство в миниатюре. Когда в компании спад, когда надо спасать положение, набирают профессионалов. Они, конечно, дорого обходятся, но в кризисной ситуации денег жалеть - дело погубить. Когда же ситуация разрядилась, нормализовалась, дело налажено и идёт, вроде бы, само по себе, возникает иллюзия, что высокооплачиваемые профи уже не нужны. От них избавляются, заменяя кем попроще и подешевле. И так до следующего кризиса. Цикличность бытия.
   Строго говоря, это уже не блат. Но тенденция такая есть и как её назвать, пока не придумал. И вот что ещё заметил. Последние годы руководители отечественных компаний испытывают странную тягу к низкоквалифицированным кадрам. Сидит в офисе девочка, называется менеджером, товар продаёт, но совершенно в нём не разбирается. Её функция - кнопки нажимать, заказы оформлять. Если вы точно знаете артикул интересующего вас товара, выпишет счёт, если не знаете, увы, ничем не поможет. Строго говоря, повторяю, это уже не блат, потому что польза для дела (как её начальники понимают) просматривается: квалификация низкая, но и платить можно поменьше. Тем более, что такую функцию сможет выполнять и смышленая дрессированная обезьянка.
   И ещё скажу. Представления о царящем в российских предприятиях блате, во многом преувеличены. В госструктурах он, конечно, остался в виде отрыжки советской системы (а куда деваться, только двадцать лет прошло). А вот в частных предприятиях вряд ли, во всяком случае, не настолько. Возьмёте ли вы в свою фирму бездельника только потому, что он сын вашего друга? Готовы ли оплачивать из своего кармана комфорт молодого повесы? Думаю, не всякий готов. Конечно, при прочих равных условиях любой предпочтёт знакомого либо того, за кого могут поручиться авторитетные для него люди, совершенно постороннему кандидату.
  
   О деловых качествах.
   Сталкивался и не раз с мнением, что отбор в инофирмы много строже, чем в отечественные компании, поэтому, средний профессиональный уровень персонала в инофирмах заметно выше. Даже и сегодня многие так думают. Отчего, не знаю. Может оттого, что представители западных компаний, что экспаты, что россияне говорят наукообразно, иностранными терминами легко оперируют? Отчего же тогда, частенько встречаются в инопредставительствах сотрудники, демонстрирующие удивительную некомпетентность?
   Возьмём для примера очень известную, я бы даже сказал, знаменитую компанию Hewlett Packard (HP). О ней могу рассказывать много и со вкусом (это у меня одна из наиболее "любимых" инофирм), но ограничусь двумя весьма показательными эпизодами, тем более интересными, что производит НР, объективно говоря, продукцию весьма высокого качества.
  
   Эпизод 1. Обратился ко мне как-то за помощью старый клиент. Принтер сломался. Да не просто принтер, а весьма сложный и дорогой. Позвонил клиент в сервис-центр НР, а там его даже не выслушав толком, объявили весьма внушительную сумму. Надо отметить, что этот сервис-центр не какая-то там дилерская организация, а подразделение НР. И у них существует интересная система. Они выполняют только комплексный ремонт принтеров, стоимость которого для каждого устройства своя. Как правило, тем выше, чем устройство сложней и дороже. То есть, к ним бесполезно обращаться с просьбой отремонтировать, скажем, узел подачи бумаги или фьюзер. Комплексный ремонт и всё.
   Не будем сейчас рассуждать, хорош ли такой подход. Он есть и ладно. Просто, если у вашего принтера вся электроника от короткого замыкания выгорела, только корпус оплавленный остался, наверное, выгодно, а если всего один ролик стёрся, видимо, нет. Мой клиент, будучи человеком технически грамотным, примерно представлял, что там в его принтере надо менять, поэтому сумма, которую ему в НР объявили, показалась высоковатой. Вот он мне и позвонил.
   Осмотрел мастер устройство, список нужных запчастей составил. А принтер старый, с производства снят, потому с запчастями проблемы. Но я нашёл. Все, кроме одной, без которой ремонт затевать бессмысленно. Звоню в сервис-центр НР. Есть ли, спрашиваю, такая штучка или заказывать нужно и долго ждать? Есть, отвечают, приезжайте. Цену, кстати, вполне приемлемую объявили. Приезжаю, называю менеджеру номер детали. Он смотрит по базе, снова подтверждает, мол, о-кей, есть такая. Я прошу выписать, иду в кассу платить. Оплатив, возвращаюсь к менеджеру, а тот и заявляет:
   - Очень хорошо. Позвоните через пару дней, я скажу можно ли получать.
   - То есть как? Вы же сказали, что эта деталь лежит у вас на складе.
   - Ну да, на дальнем Подмосковном складе. После того, как товар оплачен, мы его заказываем. Подвозят, обычно, через пару дней.
   - Молодой человек, вам не кажется, что о таких вещах надо заранее предупреждать?
   - Да ладно. У вас, что есть какой-то другой выход?
   Другого выхода у меня действительно не было. Но подобные высказывания в лицо клиенту, демонстрируют хамство и непрофессионализм. То, что выглядит нормально в исполнении небритой личности из полулегального подвала, оглушающей клиента запахом застарелого перегара, совершенно недопустимо в устах менеджера столь известной фирмы. Но в НР, подобный подход, очевидно предосудительным не считался, поскольку никто из коллег хама не одёрнул. Более того, начальник того менеджера тоже не понял, чем это я недоволен. Видимо, подобное отношение к посетителям у них в порядке вещей. А может это американский стиль?
  
   Эпизод 2. Другой мой клиент, будучи в загранкомандировке в Англии, прикупил себе наладонник, производства НР, они тогда только-только в моду входили. Этот новёхонький был, свежайшая разработка, как раз тогда в продажу впервые поступил. Вернулся клиент домой, инструкцию изучил и понял, что к устройству разные полезные опции имеются. Захотел заказать, а как, если в инструкции они просто упомянуты. Ни номеров, ни кодов. Вот он ко мне и обратился.
   Сунулся я в Интернет, ничего не нашёл. Звоню знакомым, которые серьёзно продукцией НР занимаются, те мне и объяснили. Устройство совсем новое, в Россию пока не поставлялось, поэтому ничего по нему нет. Если номера опций узнаешь, пиши, мы фирму запросим насчёт возможности поставки, цен и сроков. Ну а как узнать? Лезу на сайт НР, ничего не нахожу. Тогда зашёл на американский сайт, благо язык знаю. И там, хоть и с изрядным трудом, всё же искомое отыскал.
   И тут захотелось мне пошалить-поэкспериментировать. А смогут ли, интересно, мне в Представительстве НР помочь? Захотят ли? Поскольку к тому времени у меня уже сложилось определённое впечатление, очень сомневался, что смогут и, главное, что захотят. Но звоню. Так, мол и так. Хочу кое-что приобрести. Опции к такому-то изделию Дальнейший диалог привожу с большими сокращениями. Только самую суть, хотя на самом деле занял он куда больше времени. Да и интересен оказался чрезвычайно для понимания уровня компетенции сотрудников солидной иностранной компании, которая, якобы, весьма серьёзно подходит к вопросу отбора и подготовки персонала.
   - Извините, мы не продаём товар напрямую конечным пользователям, их мы только консультируем при необходимости. По вопросу приобретения обращайтесь к нашим дистрибьюторам. Список дистрибьюторов вы можете найти на сайте...
   - Стоп, стоп. Девушка, я знаю ваших дистрибьюторов и уже к ним обращался, но без партномеров они помочь не могут, а я номеров не знаю.
   - Тогда чего вы от нас хотите?
   - Номера опций. Вы же консультируете клиентов. Вот и проконсультируйте меня насчёт этих номеров. Тогда я смогу по ним опции у ваших дистрибьюторов заказать.
   - А вы у них спрашивали?
   - Спрашивал, я же вам сказал. Они меня к вам отослали.
   - Ну-у не знаю. Попробуйте поискать на сайте.
   - Смотрел. На вашем сайте этого нет, устройство новое, в Россию пока не поставляется.
   - Тогда посмотрите тогда на американском сайте.
   - Не могу, английским не владею.
   - Тогда не знаю, чем Вам помочь. Подождите, пожалуйста, я вас на другого специалиста переключу.
   С небольшими вариациями я изложил свою проблему трём разным сотрудникам НР. С каждым говорил минут по пятнадцать. Ещё минут по пять ждал, пока они меня друг другу футболили. Почему столько? Потому что грамотные, прошедшие серьёзный отбор профессионалы, никак не могли понять, чего я, собственно, от них хочу и почему не могу решить проблему самостоятельно. Приходилось каждую фразу раза по три повторять.
   Мне так и не помогли. Вполне допускаю, что сотрудники могли и не иметь под рукой информации по новому изделию. Ну не дошла ещё информация, бывает. Но никто ведь и попытки её отыскать не сделал. Им даже в голову не пришло записать мой номер телефона (мол выясним, потом перезвоним). А когда я сам это предлагал, дружно отвечали, что времени у них нет. Все, с кем я говорил, демонстрировали явную, ничем не прикрытую незаинтересованность в клиенте, что является вопиющим нарушением тех основ, которые я в Представительстве Ксерокс усвоил (клиент превыше всего!). А ведь телефонные разговоры в НР пишутся, о чём сотрудники знают. Стало быть, подобное поведение американское начальство предосудительным не считает.
   Ну в самом деле. Звонит какой-то тип, от важных дел отрывает. В НР, конечно, компетентные специалисты подобрались. Работа хорошая, не пыльная и платят прилично. Одна беда, клиенты периодически звонят, вопросы разные дурацкие задают.
  
   Предварительное послесловие.
   Кто-то, прочтя эту книжку, может счесть автора ксенофобом. Уверяю Вас, это не так. Трудно стать ксенофобом армянину с русской душой, родившемуся, выросшему и живущему в Москве. Да, я живой человек. Кто-то мне нравится, а кого-то не люблю, но мои приязни и неприязни зависят не от происхождения, а от поступков. Не люблю непорядочных. Вернее, лучше так сказать: особенно не люблю тех, кто свои пороки в достоинство возводит.
   Я вовсе не пытаюсь утверждать, что западники плохи. В чём-то они лучше нас, в чём-то хуже, где-то обогнали, а где-то и отстают. Вообще говоря, нельзя оперировать такими этическими понятиями, как порядочность, честность применительно к целым народам. Поэтому скажу так: они не хорошие, не плохие, а как раз такие, какими только и могли стать, учитывая их воспитание, сложившуюся в западном обществе систему ценностей и утвердившийся стиль управления западных компаний. Я просто попытался показать людей Запада такими, какие они есть на самом деле, а не такими, какими их пытаются представить современные мифотворцы. Причём, истинная сущность иностранцев наиболее наглядна здесь, в России, когда они вырваны из привычной обстановки. Именно здесь, в силу недостаточной отработанности отечественного законодательства, западники раскрепощаются, чего обычно не могут себе позволить дома.
   Разумеется, я не идеализирую сограждан. И в родном Отечестве нечистых на руку ловкачей довольно встречается, чему опять-таки немало способствуют несовершенные законы. Дело в другом. Иностранец априори считает мошенниками всех русский, а всех своих - честными и порядочными. А это не так, что я и попытался доказать. Более того, по природе своей, мы, русские, лучше, честнее. Это органично вытекает из воспитания и системы ценностей принятых у нас и у них. Поэтому, общаясь с иностранцем, не надо считать, что он не обманет и выполнит обещание только потому, что он иностранец. Происхождение никакой гарантии не даёт. Как правило, сдержит и выполнит, если будет вынужден. Если обязательства даны в письменном виде, то есть велика вероятность, что за нарушение обязательств отвечать придётся. Поймите эту простую вещь и убережёте себя от разочарований.
   На соревнованиях по бегу в мешках побеждает не тот, кто лучше бегает вообще, а тот, кто лучше бегает именно в мешках. Если вы чемпион мира по шашкам, не факт, что и в поддавки легко победите любого. Есть такая умная игра, преферанс, в которой успех зависит более от умения, чем от везения. Но, если ваши соперники заранее договорились помогать друг другу и играть совместно против вас (играть, как говорят, "на лапу"), то вы обречены, никакое мастерство не спасёт. Чтобы избежать поражения есть только два пути: не садиться за стол вообще или играть по их правилам. Поэтому преферансисты говорят: "С игроками по-игроцки".
   Как вы несомненно заметили, я постоянно возвращаюсь к системной ошибке в организации западного менеджмента. Раньше ни у кого об этом не читал, поэтому с полным правом могу считать себя первооткрывателем. Каюсь, когда до этой мысли додумался, чуть в грех гордыни не впал. Во всяком случае радость исследователя, открывшего неизвестный закон природы, стала мне понятна.
   Я додумался до простой, в сущности, мысли: требования корпоративной этики вступают в явное противоречие с воспитанием человека запада, со всей, воспринятой с детства системой его ценностей. Никуда от этого не деться, многочисленные примеры мою мысль подтверждают более, чем убедительно. Но так же не не может продолжаться вечно. Тем более, противоречия не сглаживаются, продолжают углубляться, к имеющимся проблемам добавляются новые. А компании, будучи частью общества, отражают, в некотором приближении, проблемы всего общества. Точнее, всего Западного общества, потому что, несмотря на явные различия, связанные с национальными особенностями и традициями, общего у стран Запада всё же больше. Причём, общее связано, в основном, с проблемами. Тогда с неизбежностью встаёт вопрос: а что дальше, чем всё это закончится? Признаюсь сразу, выводы у меня получились для Запада неутешительные. О чём мы и порассуждаем в последней главе.
  
   Глава 11 (последняя). Много ли Западу осталось?
   Когда уходит из жизни близкий человек, это всегда горе. А ведь каждый хорошо знает, что когда-нибудь умрёт. То, что все мы смертны, ни для кого не секрет. Государства и цивилизации, будучи системами, состоящими из людей, тоже не вечны. Просто срок их жизни несравним со сроком, отмеренным отдельному человеку. Цивилизации существуют века и тысячелетия. Сменяются поколения, страна живёт и людям кажется, что так было и будет всегда. Но нет. Рано или поздно и цивилизация дряхлеет, умирает от старости, сменяясь новой. Людям же, которым повезло (или не повезло, как посмотреть) жить в это время, кажется, что рушится мир. А он не рушится, просто переходит на иной этап, идёт нормальный процесс обновления.
   Если стоять на берегу океана, он представляется бескрайним, но ведь это не так. Любой океан имеет конечные размеры, просто они настолько велики, что человеческому сознанию трудно их охватить. Вообще, человеку не просто осознать конечность объекта или явления, измеряемого в несопоставимых с его представлениями величинах.
   Представьте, что у кого-то на даче живёт пчелиная семья. Кем бы казался человек пчёлам, обладай они разумом? Не иначе, как Богом. Век пчелы -- пара месяцев, человеческая жизнь должна им представляться бесконечной. И на то похоже: идут годы, сменяются поколения пчёл, но каждое новое видит всё того же гиганта, о котором рассказывали предки. Он всё такой же, он не меняется, он вечен. Какой же шок испытают те пчелы, когда хозяин дачи умрёт. Это же станет настоящим крушением основ пчелиного мировоззрения. Мы, в отличие от пчёл, осознаём, что смертны, хотя часто и не хотим с этим смириться. Надо теперь осознать, что смертны и сообщества людей. Тогда, заметив признаки приближения кончины, можно будет надлежащим образом подготовиться. Хотя бы для того, чтобы трупным ядом не отравиться.
   Срок жизни цивилизаций трудно исчислить, предсказать, но признаки угасания заметить вполне возможно. Они, собственно, такие же как у компаний: "ковры на лестницах". Поскольку понимать что-либо проще на кокретных примерах, обратимся к известным историческим прецедентам.
  
   Что было.
   Древний Рим.
   С тем же успехом можно было бы рассмотреть и Древний Египет, но Рим нагляднее, так как к нашему времени ближе и изучен куда лучше. Да и показательней этот пример. Вечный город был основан согласно преданию в середине VIII века до н.э. Только к середине III века римляне подчинили территорию собственно Италии и начали экспансию за пределы полуострова. В течении ста с лишним лет -- три тяжелейшие, но победные войны с главным конкурентом в Средиземноморье, Карфагеном35. К концу II века до н.э. Рим -- сильнейшее государство цивилизованного мира. Во 2-м веке (уже новой эры), при Императорах Траяне и Адриане, Империя достигает максимальных границ, Средиземное море становится внутренним. Мир явно однополярен. Нет силы, способной на равных противостоять Риму. Но, всего через три столетия Рим пал, захваченный варварами. Могучая Империя умерла. Не сразу, она дряхлела постепенно, агония растянулась почти на сто лет.
   Осталась, правда, Византия, продержавшаяся ещё тысячу лет, но это совсем другое государство, с другим языком, с другим народом, с другой религией. И она в свое время пала, а просуществовала столько потому лишь, что смогла вовремя отсечь часть организма, поражённую смертельными метастазами.
   На примере Древнего Рима хорошо прослеживаются все стадии жизненного цикла организма: рождение, рост, мужание, зрелость, старение, дряхлость, смерть. Поняв, почему так произошло, мы сможем оценить и проанализировать происходящее в наши дни. Не знаю почему, но Древний Рим всегда вызывал у меня неясные ассоциации с современными США. Те же амбиции, сила, стремление к гегемонии, к перекраиванию других народов по своим лекалам.
   Римляне числили себя потомками троянцев36. Согласно легенде, Эней приплыл в Италию в XIII веке до н.э. На Апеннинском полуострове в то время проживало много разных, враждовавших друг с другом народов, среди которых наиболее выделялась цивилизация этрусков. Так что долгое время потомки троянцев были сильно заняты проблемой простого выживания. Непрерывные войны либо уничтожают племя, либо закаляют. Прошло пятьсот лет и, ко времени основания Рима всё как-то утряслось. Пришельцы вписались в местные условия, обжились, получили в боях и стычках с соседями какую-то территорию, которую уже считали своей по праву рождения. А потом Ромул основал Рим.
   Долгое время город оставался маленьким, но крепким и воинственным поселением, охотно принимающим всех желающих. Туда бежали многие: авантюристы, искатели приключений, преступники, преследуемые законом в своих землях (тоже, кстати, прямая аналогия с Америкой). Они и стали основателями патрицианских родов, будущей Римской аристократии. В чести у тех изначальных римлян были суровый быт, простота нравов, воинская доблесть. Именно эти качества позволили Риму постепенно подчинить соседей, овладеть всей Италией и начать безудержное расширение за пределы полуострова. Народ, способный порождать героев, подобных Муцию Сцеволе37, имел на это полное право.
   За счёт чего Рим добивался побед? Причём часто, меньшими силами. Римляне не выделялись особыми физическими кондициями, то есть отнюдь не выглядели по сравнению с соседями этакими американскими коммандос в окружении низкорослых вьетов (каковые вьеты не единожды бивали хвалёных "зелёных беретов"). Средний варвар был не слабее и, зачастую, не хуже вооружён. Римляне побеждали за счёт силы духа и великолепной, лучшей в Древнем мире военной организации и дисциплине.
   Здесь необходимо сделать небольшой экскурс в историю военного дела. Римская цивилизация, во многом совершенно справедливо, считала себя наследницей греческой. Как в области культуры, так и в военной. А греки были, пожалуй, лучшими воинами своего времени. Маленькая Греция победила громадную Персидскую державу, что не может не вызвать изумления, особенно, если учесть тот факт, что никакой Греции, строго говоря, не было. В смысле, не было единого государства, а лишь самостоятельные полисы, частенько воевавшие друг с другом.
   Греки побеждали за счёт следующих факторов: 1) надёжное тяжёлое вооружение, в том числе металлические доспехи; 2) индивидуальная выучка и групповая дисциплина. Идущий на врага строй гоплитов, представляющий собой стену металла, ощетинившуюся копьями и мечами, пробить было нелегко, особенно легковооружённым варварам в доспехах из бычьей кожи. Наследие греков творчески развил македонский царь Филипп II (отец Александра Македонского). Он придумал фалангу. Её плюс заключался в том, что от отдельного воина не требовалось особой индивидуальной выучки. Он должен был только уметь держать строй и действовать согласованно с другими. Зато, на ровной местности, имея надёжное фланговое прикрытие, фаланга становилась практически неуязвимой и непобедимой.
   Но, у такого построения имелись и существенные недостатки. На пересечённой местности фалангу использовать было сложно, строй ломался. А, если врагу удавалось вступить в ближний бой, длинные копья сариссы становились помехой. Надо сказать, македонская военная организация -- хороший пример того, как вынужденные решения порой дают неплохие результаты.
   Царь Филипп фалангу создал не от хорошей жизни. Дело в том, что в IV веке до н.э. Македония ничего особенного собой не представляла. Так, не слишком большая, не особенно сильная периферия цивилизованного греческого мира. И сами греки, хотя и допускали македонцев к участию в некоторых общегреческих мероприятиях (например, в Олимпиадах), относились к ним немногим лучше, чем к варварам. Такое положение дел совершенно не устраивало амбициозного Филиппа. Сомневаюсь, что он лелеял столь далеко идущие планы, как завоевание обширной Персидской державы, но свою гегемонию в Греции установить намеревался.
   А для этого была нужна армия. Причём, не столько большая, сколько хорошо обученная. Профессиональная. Беда только в том, что умелого солдата за неделю не воспитать. Не воспитать и за месяц. А толпу необученных новобранцев, вчерашних крестьян, любой полис разбил бы играючи независимо от соотношения сил сторон. Уж что-что, а воевать греки умели. Вот в таком непростом положении и придумал царь Филипп свою фалангу. На безрыбье, как говорится. В каре строиться тогда уже и дикари умели, а уж более-менее цивилизованных македонцев обучить столь несложному приёму можно было довольно быстро. Поэтому, македонская фаланга позволяла увеличить армию за счет необученных крестьян, не тратя месяцы и годы на их подготовку.
   Кстати, многие ошибочно полагают, что фаланга использовалась, как ударная сила для проламывания вражеского строя. Отнюдь нет, для проламывания гораздо лучше подходит клин, а фаланга -- построение прямоугольное, растянутое ровной линией по фронту. Но прочное, монолитное и на ровной местности, непробиваемое. Вопреки распространённому мнению, её основной задачей было принять на себя лобовой удар основных сил неприятельской армии и сдерживать врага до тех пор, пока подвижные, хорошо обученные кавалерийские соединения не обойдут его с флангов. В античные времена окружение противника, как правило, приносило победу. Таким образом, фаланга являлась наковальней, а кавалерия молотом.
   Изобретение было для своего времени вполне революционным, ибо позволяло с минимальными затратами создать большую, боеспособную армию буквально из ничего. Одна беда. Наследники Филиппа II и Александра Великого просто тупо использовали достижение предшественников, не сделав ни малейшей попытки его развить и улучшить, потому и легли, в конце-концов бесславно под Римские легионы. Впрочем, не они первые, не они последние. Македония стала Римской провинцией, а последний македонский царь вынужден был прогуляться по Риму с цепью на шее, участвуя, в качестве трофея, в триумфе своего победителя..
   Римляне обобщили опыт греков и македонцев. Взяв от них всё самое лучшее, они придумали свою военную организацию, равной которой даже в отдалённом приближении в мире не было ничего в течении долгих столетий. Основным воинским соединением (говоря современным языком, дивизией) стал легион. Состав -- пять-шесть тысяч солдат. Сочетая в себе достоинства строя гоплитов и фаланги, был в то же время гибким и подвижным. Мог действовать как единый организм, а мог и разделяться на отдельные подразделения, действующие самостоятельно, если того требовала обстановка. Плюс индивидуальная выучка. Если в бою участвовало несколько легионов, они располагались в шахматном порядке, что приносило прекрасные результаты. Служба в армии считалась весьма почётной. В неё шли только граждане, все они были патриотами, все были готовы умереть за Отечество.
   Кстати, в первых двух пунических войнах римлянам пришлось нелегко. И тяжёлые поражения были, а Ганнибал вообще целых пятнадцать лет наводил страх на всю Италию. Но, римские солдаты оказались сильнее духом, они продемонстрировали большую волю к победе, стремление добиться цели несмотря ни на что. Карфагенским наёмникам (а именно из них в основном и состояла армия Ганнибала) подобное самопожертвование оказалось не по плечу. Вообще, тот, кто за Отчизну бьётся, всегда имеет громадное моральное преимущество над тем, кто сражается за деньги.
   Не буду описывать всю историю Древнего Рима. Это давно сделано, желающие могут ознакомиться самостоятельно. Отмечу только ещё один момент. Почему именно столетие с 96 по 180 год стало Золотым веком Империи? Дело тут вот в чём. Давно известно, что диктатура (а Римское правление имперского периода как раз и являлось монархической диктатурой) имеет ряд преимуществ перед демократией: единоначалие, обеспечивающее быстрое принятие решений и проведение их в жизнь без волокиты. Основной недостаток: на смену сильному правителю, полезному для державы может придти (и, рано или поздно, обязательно приходит) слабый. Своего рода политическая лотерея. Римскому государству второго века удалось обеспечивать выигрыш в такой политической лотерее в течении почти ста лет.
   Император Нерва придумал остроумную схему, не имеющую аналогов. Ещё при жизни император подбирал себе достойного преемника, делал его младшим соправителем, усыновлял. Таким образом, власть переходила по наследству, но случайности исключались. Именно этот период получил название Золотой век империи, в течении которого последовательно правили пять "хороших императоров" (династия Антонины): Нерва (96-98гг.), Траян (98-117гг.), Адриан (117-138гг.), Антонин Пий (138-161гг.), Марк Аврелий (161-180гг.).
   Понятно, подобная схема работает только при высочайшей ответственности власть имущих, готовых встать над родственными связями ради блага державы. Император должен уметь признать, что чужой парень лучше годится на роль следующего императора, чем собственный сын, а сын должен иметь мужество с таким решением смириться, что непросто. Именно поэтому она нежизнеспособна. "Золотой век" Римской Империи продлился только сто лет.
   Любой путь с вершины ведёт вниз. Были у Рима ещё успехи, были и удачные Императоры (например, Константин Великий), но напоминало это скорее временные улучшения в состоянии безнадёжно больного. А Рим уже болел, болел тяжело, хотя внешне деструктивный процесс не был заметен. Гибель Рима была величественной, но закономерной и неотвратимой. Она погрузила Европу в века варварства.
   Завоевания сделали державу богатой. Со всего мира в Италию везли золото и рабов. Мелкие фермеры стали разоряться, ибо не могли конкурировать с крупными латифундиями, массово использующими дешёвый рабский труд. Разорённые мелкие землевладельцы продавали свои участки и уходили в города, где пополняли ряды городского плебса, жившего, фактически, на содержании государства. Производство не развивалось, ведь сложное орудие рабу не доверишь. Земля обрабатывалась по старинке, самыми примитивными способами. Латифундии укрупнялись, но вырабатывали конечный продукт всё менее эффективно.
   В прошлое уходили простота и скромность предков. Знать погрязла в кутежах и разврате, плебеи получали свои порции "хлеба и зрелищ". Служба в армии граждан уже не привлекала. Она перестала быть почётной обязанностью. Страна богата и сильна, в защите не нуждается. Жить можно относительно легко, на подачки властей, так зачем терпеть лишения, изнурять себя муштрой?
   Однако, чем больше государство, тем длиннее его границы. А на границах варвары, которые почему-то не желают извлекать уроки из поражений и продолжают грабить богатые Имперские земли. И никак их не умиротворить. Ведь, чем бегать по лесам за кабанами да оленями, полагаясь на изменчивое охотничье счастье или резаться с такими же нищими соседями, гораздо проще захватить приграничный Имперский городок, вырезать жителей, да и набрать в их закромах и хлевах всё, что душе угодно. А смерти варвары не боялись, смерть в бою почётна для воина и угодна Богам. Вот набеги и продолжались, их надо было отражать, на границах требовалось держать постоянные гарнизоны. Да и в завоёванных провинциях, особенно окраинных, не всё спокойно. Армия необходима, но граждане в неё больше не идут.
   Если граждане не готовы умирать за свою страну, она обречена. Особенно при наличии агрессивных соседей. Раз не хватает своих солдат, приходится брать чужих. Пришлось привлекать в армию варваров. Появились легионеры не римского происхождения, что ещё недавно казалось немыслимым (по сути, они ничем уже не отличались от наёмников Ганнибала). Их становилось всё больше, они получали гражданство, то есть, права урождённых римлян. Но, не будучи урождёнными римлянами, не могли считать Империю своей Родиной. Моральный дух, который составлял особенную гордость легионеров прошлого, канул в лету. Наконец, наступил момент, когда варвар уселся на трон. Римская армия из сообщества людей, готовых защищать Родину любой ценой, превратилась в сборище наёмников. Рим не был для них Родиной и умирать за него они желанием отнюдь не горели.
   В метрополии появлялось всё больше новых граждан, не латинян по происхождению. Они привносили в римское общество свои обычаи, свою культуру. Со временем их становилось всё больше, а чистокровных римлян всё меньше. Общий уровень культуры падал, доблести сменялись пороками. В то же время, ничем уже не подкреплённые амбиции остались. Мозг державы оказался поражён прогрессирующим старческим слабоумием. Так древний старец, страдающий маразмом, неадекватен, но смутно помнит, каким красивым и сильным был он когда-то, в молодости. В конце концов, Вечный город пал и долго потом по развалинам Колизея бродили одичавшие козы.
   Держава, как и человек, может скончаться естественной смертью, от старости, а может и преждевременно, от ожирения.
  
   Средневековая Испания.
   Испания, как единое государство родилась в 1479 году после заключения династической унии38 между Арагоном и Кастилией. Двести лет после того, она оставалась сильнейшим государством Европы. После чего, как-то очень быстро, я бы даже сказал, подозрительно быстро, превратилась в отсталую второстепенную державу, не способную претендовать не только на первые роли в Старом Свете, но и вообще не стоящее внимания. Почему?
   В 711 году, стремительно расширяющийся Арабский халифат чуть не захлестнул и Европу. Кто знает, как пошло бы развитие Старого света, не останови франки в Пиренеях победное продвижение мавров. Остановили, что спасло Европу от исламизации. Испании от этого легче не стало, к 718 году мавры захватили почти всю территорию Пиренейского полуострова, за исключением гористых северных районов. Вестготское королевство пало, на большей части территории современной Испании возник Кордовский эмират.
   В том же 718 году началась Реконкиста -- отвоевание испанцами своей страны. Процесс занял семь веков! Семь веков непрерывных войн не могли не выковать людей особого склада, рыцарей, не знающих себе равных в Европе. Постепенно, арабская зона полуострова сокращалась, как Шагреневая кожа. На освобождённых территориях возникали независимые графства и королевства, которые частенько враждовали друг с другом (иногда, даже в союзе с мусульманами): Леон, Кастилия, Арагон и другие.
   Тем не менее, Реконкиста приобрела необратимый характер: мусульманская часть полуострова медленно, но неуклонно уменьшалась, оттесняясь к югу. Испанские же государства столь же неуклонно расширялись, слабые и мелкие постепенно поглощались более крупными и сильными. В конце концов, осталось только два королевства, Арагон и Кастилия, достаточно мощные, чтобы с ними считались не только мавры, но и сопредельные державы. Испании на этом этапе сильно повезло в том, что монархи этих двух королевств оказались разнополыми. Династический брак оказался естественным решением и позволил достичь окончательного, бескровного объединения державы.
   К моменту образования в 1479 году единой Испании, мавры владели только крошечным Гранадским эмиратом, остатком былого могущества. Гранада пала в 1492 году после длительной осады. Данное событие и считается окончанием Реконкисты. Согласно известному историческому анекдоту, королева Изабелла поклялась не менять сорочку, пока Гранада не будет взята. Интересно, какой цвет имела та сорочка (и как благоухала) к концу войны, учитывая, что осада длилась несколько месяцев? Возможно, и известный сорт чёрного винограда получил своё название в честь этого события. Шутки шутками, но подобная история лишний раз доказывает упорство и непреклонность испанцев в борьбе за Отчизну.
   Казалось бы, чего ещё желать испанским монархам? Страна сильна, едина. Помимо мощной умелой армии располагает и отличным флотом, уступающим, разве что португальскому. Кроме того, серьёзная поддержка Ватикана, ибо испанцы на тот момент демонстрировали миру наибольшую твёрдость и последовательность в католической вере. Всё шло к тому, что Испания могла всерьёз претендовать если и не на мировую гегемонию, то уж на европейскую точно. Но тут неожиданно случилась большая беда, ошибочно принятая за триумф: Колумб открыл Америку.
   Это вовсе не шутка и не парадокс. Открытие великого генуэзца имело для Испании фатальные последствия. На страну свалилось изобилие, которого она никак не ждала и к которому оказалась совершенно не готова. Я имею ввиду индейское золото. Испанцы вывозили его из заморских колоний целыми галеонами. Не думаю, что по части золосодержания, недра Нового Света столь богаты. Просто индейцы веками копили золотые украшения, посвящая их богам. Конечно, колонизация Вест-Индии и её богатства привлекали многих, в том числе и рыцарей удачи. Пираты нападали на испанские транспорты, топили и захватывали, но им доставались крохи. Основная масса драгоценного груза благополучно достигала метрополии.
   В результате Испания остановилась в развитии. Зачем совершенствовать свои ремёсла, что-то изобретать, если всё необходимое можно купить? Золота, хоть завались. Вот и покупали. Испанское, точнее, американское золото работало на экономику соседних стран, подстёгивая их производство. Своё же постепенно разваливалось. Научная мысль других стран тщилась тайны мироздания постичь, изобрести что-то новое, испанская дремала. Разве не показательно, что Испания не породила ни одного учёного общечеловеческого масштаба? Известно, если ты остановился, перестал идти вперёд, тебя неизбежно обгонят. Так и получилось. Франция и, особенно, Британия очень быстро обогнали испанцев в техническом плане. Они были просто вынуждены напрягаться. А Испания не напрягалась и всё больше отставала.
   О, это проявилось не сразу. Гордые кастильцы так задирали носы, что не видели очевидного. Тем более, что накопленного запаса прочности хватило почти на двести лет. Разгром в 1588 году "Непобедимой армады"39 стал уже не тревожным звоночком, а похоронным набатом испанским амбициям и притязаниям. Титул "Владычицы морей" перешёл к Британии безвозвратно, звезда Испании закатилась. Правда, сами испанцы этого тогда ещё не поняли. Они ещё пытались брыкаться, воевать, порой даже успешно с соседней Францией, но изменить свою судьбу уже не могли. Ожиревшие мышцы никак не желали снова становиться гибкими и упругими. Через сто с небольшим лет после разгрома Испанского флота у берегов Туманного Альбиона, европейские державы азартно воевали за право посадить на освободившийся испанский престол своего ставленника40. Мнение самих испанцев на сей счёт никого, разумеется, не интересовало.
   Интересно получается. Оба примера недвусмысленно подводят к одному и тому же простому выводу: пока государству трудно, пока оно все силы отдаёт борьбе, пока народ ведёт простой и суровый образ жизни, держава крепнет и развивается. Как только наступает благополучие, а вчерашние рыцари борются, в основном, уже не с врагом на поле боя, а с отрыжкой за столом, начинается застой и стремительный развал. Сегодня процесс развития Западного мира (Европа и Северная Америка) подошёл именно к этой точке невозврата41.
  
   Что есть.
   Давайте вспомним не столь отдалённые от нас времена. В XIX веке великие державы продолжали расширяться за счёт целенаправленной экспансии. Не только о колониальных захватах веду речь, но и о торговом, экономическом проникновении. Тяжёлая поступь белого человека слышалась по всему миру, по самым глухим его уголкам. Если почитать классиков того времени (особенно выпукло эта тема раскрывается Рэдьярдом Киплингом и Джеком Лондоном), то получается такой портрет пионера-первопроходца: человек жёсткий, хорошо знающий, чего ему надо (денег, успеха), готовый идти к цели напролом, не считаясь ни с чем.
   Западная цивилизация была построена, если называть вещи своими именами, по принципу волчьей стаи. Никому нет до тебя дела, добивайся всего сам, иди к цели, сметая любого, кто попытается тебе помешать. Сможешь -- молодец, ты на коне, не сможешь, будешь прозябать, оступишься и упадёшь -- затопчут. Дети вырастали с убеждением, что именно так правильно. Волчьи законы далеки от идеалов гуманизма, но именно такой характер, а далеко не только большая техническая развитость белой цивилизации, позволили Западу далеко опередить всех остальных.
   Экспансия подкреплялась идеологически. На идею главенства, примата белой расы над всеми остальными, работали лучшие представители литературного цеха того времени. В западном обществе превалировали расистские взгляды. Я не сгущаю краски, в XIX веке расистами в той или иной степени были в Европе почти все поголовно, даже тогдашние гуманисты. В лучшем случае демонстрировался расизм со знаком плюс, если можно так выразиться. Непонятно? Ну, это, когда к туземцам относятся не с негативным презрением, а с позитивной снисходительностью. Они, мол, тоже люди, хотя и дикие. Нам, белым, не ровня, упаси Бог, но человечного отношения заслуживают. Как дети. Детей ведь любить полагается, но, пожалеешь ремня -- испортишь ребёнка (английская поговорка, между прочим). Наиболее ярким представителем позитивных расистов стал Рэдьярд Киплинг со своим программным гимном белому человеку:
  
   "...Несите бремя белых,-
   Что бремя королей!
   Галерника колодок
   То бремя тяжелей..."
  
   Сильно сказано, верно? Не зря, ох не зря считался сэр Рэдьярд одним из самых высокооплачиваемых британских литераторов Викторианской эпохи, золотым пером. Воистину золотым, Киплингу по шиллингу за слово платили, сумасшедшие деньги по тем временам. И не зря платили, за дело. Подвёл он, понимаете ли, теоретическую базу под колониальные захваты: тяжкая обязанность, бремя, крест белых -- вести по пути прогресса отсталые народы. Если необходимо, то и мечом, ибо сопротивляются они от дикости, от темноты своей, не ведая, что творят.
   Так было с небольшими вариациями вплоть до второй половины XX века. А дальше наступило благополучие и смягчение нравов. Поймите, я не против гуманизма и изобилия. Я - за. Только такой образ жизни размягчает, ничего тут не поделаешь. Разве можно, глядя сегодня на сытых, законопослушных, скучных шведов и норвежцев представить, что когда-то их предки-викинги, держали в страхе всю Европу?
   Изобилие само по себе, штука отличная, но коварная, ибо общество должно быть к нему подготовлено. В первую очередь психологически, идеологически и морально. Если же оно сваливается на страну, граждане которой недостаточно духовно развиты, жди беды. Главным образом потому, что исчезает необходимость бороться за выживание, появляется масса свободного времени, которое духовно бедной личности, оказывается, нечем занять. Эта мысль убедительно доказывается в великолепной (как почти всё, что вышло из-под пера этих мастеров) повести братьев Стругацких "Хищные вещи века". Крайне рекомендую.
   Когда человек неразвитый начинает жить сытно, а свободного времени у него остаётся много, досуг становится серьёзной проблемой. Чем себя занять? У меня, например, такой вопрос не стоял никогда. Я даже не всегда успеваю прочесть всё то, что хотел бы. А недоразвитый западник мается скукой. От книг чуть сложнее комиксов у него голова болит, фильмы, где нет мордобоя и стрельбы неинтересны. Если в кино нет экшена, воздействующего прямо на зрительные центры, приходится мозг включать, а он, увы, атрофировался. И ударяется бедняга в загулы и прочие безобразия (вроде наркотиков), позволяющие уйти от действительности. А то и полетать пытается. Не случайно, самый высокий уровень самоубийств наблюдается как раз в странах с наиболее высоким уровнем жизни. В тех самых Швеции с Норвегией. А государство, вместо того, чтобы воспитывать своих полуумков, как-то развивать, ещё и потакает их низменным инстинктам. Плохо тебе родной, скучно? Ну так травкой попыхти, кайф слови. Мы её для тебя узаконили.
   Что получается? Западный человек веками, поколениями воспитывался определённым образом. Все его силы уходили на борьбу за собственное благополучие. На остальное (книги почитать, обдумать и осмыслить прочитанное) у него времени не оставалось. Американцы ещё в позапрошлом веке слыли людьми деловыми. Так оно и было. Но заплатили они за свою деловитость высокую цену. Да, они умели пользоваться достижениями своей цивилизации, но в культурном, духовном плане были развиты даже меньше тех дикарей, которых покоряли.
   Ближе к концу XX века уровень ВВП развитых держав вырос настолько, что стало возможно неплохо жить, вообще ничего не делая. Социальное пособие в ряде европейских стран таково, что подобный доход остаётся недостижимым пределом мечтаний для большинства россиян. Общество разбогатело настолько, что сочло возможным содержать люмпенов. Не перевоспитывать, переучивать, стараясь вернуть обществу полноценного человека, а именно содержать! В любой стране всегда найдутся некие антисоциальные элементы, которые просто не желают работать, независимо от уровня жизни. Они побираются, воруют, бродяжничают. Так вот, развитые, богатые государства, фактически, дают таким типам взятку. Мы тебя кормим-поим, а ты ведёшь себя прилично, порядок не нарушаешь, к добропорядочным гражданам не пристаёшь.
   Покойный Адольф Алоизович таких отстреливал. Жестоко, конечно, зато вся страна работала, как хорошо смазанный механизм. Мы гуманисты. Зачем расстреливать? Не хочешь работать добровольно, проходи принудительное трудовое перевоспитание, осваивая труднодоступные регионы или улицы подметая (тоже дело нужное, а добровольцев на него не много). Так нет же, тунеядца не только не пытаются перевоспитать, а ещё и поощряют: у тебя, мол, права, можешь делать, что хочешь (то есть, ничего) и жить за счёт общества. Всё-таки, в Советском законе о тунеядстве был заложен глубокий смысл. Нет ничего более разлагающего общественное сознание, чем лицезрение маргинала, который пьёт на деньги законопослушного налогоплательщика, да ещё и посмеивается над теми, кто пупок на службе рвёт, обеспечивая ему халявный харч.
   Поддержка и дальнейшее развитие достигнутого высокого уровня жизни отнимает все силы и тех немногих мыслящих творчески субъектов, которые ещё на Западе остались. 90% научных исследований в развитых странах направлено не на решение фундаментальных проблем, а на повышение комфорта, то есть на создание дополнительных удобств. Разрабатываются новые бытовые приборы, стиральные порошки, электрические зубные щётки, автоматические чесалки пяток и прочая чушь. То есть то, без чего мир не рухнет, без чего вполне можно обойтись. Но на всё это тратятся немалые ресурсы, выкачиваемые из менее развитых стран, что усиливает расслоение и напряжённость.
   В странах третьего мира люди с голодухи пухнут, в цивилизованных жить не могут без электрической зубной щётки. Ценные ресурсы перерабатываются в не очень нужный бытовой хлам, который, в свою очередь, становится просто мусором, отходами. А их тоже надо утилизировать, для чего строятся особые заводы. Не говоря о том, что само их строительство влетает в изрядную копеечку, они, работая с полной нагрузкой, постоянно потребляют энергию, но ничего полезного не производят (те, немногие электростанции, работающие на мусоре, не в счёт, они даже себя пока не окупают). Думаю, той энергии, что ежегодно тратят только Соединённые Штаты на утилизацию своего мусора, хватило бы на озеленение Сахары.
   Добившись материального благополучия, Западные страны стали последовательно и целенаправленно рыть себе могилу. Думаю, если бы какие-нибудь пришельцы, заменили руководителей этих стран биороботами-двойниками, имеющими задачу развалить цивилизацию мирным путём, без военного вторжения, те не смогли бы действовать лучше. Попробую систематизировать происходящее.
   1. Люмпенизация общества. Система социального обеспечения такова, что позволяет комфортно существовать не работая. А ведь это противоречит Божьим заповедям ("и в поте лица будешь добывать хлеб свой"). Отсюда спад духовности, если она вообще у кого-то там ещё осталась (когда-то была, очевидно, но давненько), развращение общества (либо я работаю и кормлю какого-то бездельника, либо не работаю, тогда какой-нибудь другой дурак кормит меня). Пока развитые державы могут себе это позволить, накопленного запаса прочности хватает. Но всегда ли так будет? Нетрудно догадаться, что число бездельников не может превышать определённого критического уровня (имея исходные данные этот уровень несложно исчислить). Что будет, когда Европа его достигнет? А простенькая экстраполяция показывает: осталось не так уж много времени. Тенденция такова, что число люмпенов неуклонно растёт. Когда их станет слишком много, общество уже не сможет их кормить.
   И что тогда? Давать взятки люмпенам общество уже не сможет, работать они отвыкли, а есть и пить вволю, напротив, привыкли. Если государство перестанет их кормить, они попытаются взять без спроса. А у граждан добропорядочных, не люмпенов, останется простенький выбор: либо сдаться на милость победителя, отдав свои дома на разграбление деклассированным элементам, либо сопротивляться. И в том, и в другом случае, Западные города превратятся в арены гладиаторских боёв, а литературный штамп "кровь текла рекой" перейдёт из разряда гипербол в разряд образных, но (увы) реалистичных описаний текущих событий.
   2. Деградация. Вместо продуманных программ по развитию личности, повышению культурного уровня человека, потакание его низменным инстинктам. Легализация игорного бизнеса, проституции и наркотиков. Произведения массовой культуры к настоящей культуре отношения не имеют, ибо воздействуют, в основном, не на мысли, а на инстинкты. То есть, идёт продвижение всего того, что делает дебилов ещё дебильнее, а последних задумывающихся думать отучает. Это объяснимо: думающий гражданин опасен для властей, недоумками и примитивами управлять куда проще. Человек разумный стремительно заменяется человеком развлекающимся и наслаждающимся. Но заметим, человек наслаждающийся не способен на самопожертвование и "души прекрасные порывы". Для него Родина там, где в кормушку больше корма насыпают.
   Отсюда вывод: в случае как природных катаклизмов, так и социальных потрясений, трудно ожидать от человека наслаждающегося готовности защищать своё Отечество, ибо само понятие Отечества для него размыто, утеряло прежнее высокое звучание. Граждане не найдут в себе сил массово встать грудью перед общей опасностью, тем более, собой жертвовать. Особенно, если им пообещают корма отсыпать по прежнему, полной мерой.
   3. Старение нации. Рост благосостояния и утрата интереса к активной жизни, неизбежно ведут к снижению рождаемости, что мы и наблюдаем по всей Западной Европе. Прирост населения, если и наблюдается, то только за счёт эмигрантов. Дети требуют усилий и ответственности, что чуждо человеку наслаждающемуся. Зоологи давно подметили: резкий всплеск рождаемости у животных происходит при наступлении неблагоприятных условий жизни. Если случилась засуха, а с ней и бескормица, хомячки начинают усиленно плодиться. Так больше вероятность выживания популяции в целом. Как только всё приходит в норму, рождаемость тоже снижается до нормальной. Правда, если год выдаётся особенно урожайным, хомячки опять расплодятся. Но то животные. Они руководствуются инстинктами, люди -- тоже, но ещё и разумом. Человека наслаждающегося уже трудно считать полноценным человеком, но мозг у него всё же атрофировался не полностью. Поэтому он понимает, что потомство создаст ему, любимому, определённые неудобства. А ради чего их терпеть? Тем более, презервативы на каждом углу раздают.
   Есть, разумеется, исключения. И на Западе до сих пор встречаются многодетные семьи. Но, это всегда люди не только и не столько богатые, сколько деятельные. Имеющие интерес к жизни. Например, у экстерминатора, Арнольда Шварценеггера четверо детей (все свои, не приёмные). В среднем же, уровень рождаемости недостаточен даже для простого воспроизводства. Поэтому западное общество (в данном случае, я имею ввиду титульные нации) стремительно стареет. Старение общества означает увеличение доли пенсионеров в демографической структуре населения, что связано с ростом продолжительности жизни совсем не прямой зависимостью. Не беда, если бы дело было только в этом.
   Увеличение среднего возраста населения -- прямое следствие улучшения качества медицинского обслуживания. При нормальном уровне рождаемости, процент стариков со временем стабилизировался бы на каком-то приемлемом уровне. Но в том-то и дело, что с рождаемостью далеко не всё в порядке. Если двадцать лет назад на семью приходилось, в среднем, двое детей, а сегодня -- только один, то несложно подсчитать: ещё через двадцать лет, двадцатилетних будет вдвое меньше, чем сейчас. И именно на их плечи ляжет материальная ответственность за тогдашних старцев. Потянут ли? А главное, захотят ли тянуть?
   Старению нации способствует и тенденция откладывать рождение ребёнка на потом. Деловые дамы, стремясь ни в чём мужчинам не уступать, первоочередной целью выбирают карьеру. Дети ведь такая обуза. Ну представьте, закончила девушка университет, только-только на работе что-то получаться стало и вдруг беременность. Это что же, выпадать из процесса на месяцы, а то и на годы? Никак невозможно, отстанешь безнадёжно от более прагматичных подруг. Нет уж, сперва карьеру выстроить, положение своё упрочить, а только потом можно и о ребёнке задуматься. Поэтому первородки за тридцать, а то и ближе к сорока -- на Западе явление уже привычное, можно сказать, массовое. А потому первенец часто остаётся единственным ребёнком своей мамаши не первой молодости.
   Природу нельзя обмануть. Можно попытаться, но она за такие попытки мстит. Можно пользоваться услугами пластического хирурга и упорно заниматься фитнесом. Можно, ценой титанических усилий и немалых материальных затрат выглядеть в пятьдесят на тридцать пять, принципиально ничего не изменится. Внутри это всё равно будет пятидесятилетняя женщина с соответствующим возрасту организмом. Далеко не юным, да ещё и хирургическим вмешательством ослабленным. Следовательно, высока вероятность появления у такой дамы потомства, отягощённого различными патологиями.
   Считается, что наиболее удачные дети получаются у зрелых отцов. Именно отцов, а не матерей. Мужчина может породить ребёнка в любом возрасте, главное - чтобы его семенники вырабатывали жизнеспособных сперматозоидов. А вот у женщины наиболее благоприятный для первых родов возраст - двадцать пять лет, если не ошибаюсь. Причём, женщина должна не выглядеть на двадцать пять, но быть биологически.
   Чем старше женщина, рожающая впервые, тем выше риск патологий. Кроме того, человек развлекающийся ограничивать себя не склонен, а ни одно средство предохранения стопроцентной гарантии не даёт. Поэтому случайные, незапланированные беременности время от времени случаются. А узаконенное убийство -- аборт, тоже риск. Даже при наличие отличной медицинской техники и высочайшей ответственности врачей, бесплодие, как следствие абортов, не такое уж редкое явление. Значит что получается? Получается рост числа бесплодных женщин и увеличение количества детей с врождёнными патологиями. И то и другое ведёт к повышению среднего возраста и снижению среднего уровня здоровья нации.
   А обесплодившие карьеристки реализуют материнский инстинкт, усыновляя и удочеряя несчастных азиатских и африканских сироток, это сейчас модно. Да и правила усыновления в слаборазвитых странах третьего мира с неустойчивой политической системой не столь строги, как в великих державах. Сироткам, попавшим в любвеобильные объятия западной дамы, положившей здоровье на алтарь карьеры, конечно, повезло. Только они неуклонно меняют этнический состав своей новой Родины.
   4. Деморализация западного общества. Спаду рождаемости способствует и упрощение общественной морали. Семья теряет статус основы общества, институт брака утрачивает святость. Интимные отношения перестают быть таинством и становятся просто отправлением физиологической потребности организма. Вроде ежедневного посещения туалета или приёма пищи.
   Поведение человека наслаждающегося всё более напоминает поведение зверушек. Чувство голода появилось -- зашёл в кафешку, гамбургер сжевал. Гормоны взыграли, нашёл течную самку, отвёл её в специальную гостиницу с почасовой сдачей номеров. Удовлетворили взаимно физиологическую потребность и разбежались, даже не поинтересовавшись именами друг друга (здоровый секс ещё не повод для знакомства). Легкость и доступность половых контактов, частая смена партнёров, не способствуют укреплению общественной морали в целом и семьи, в частности. А без этого трудно вырастить достойного гражданина.
   Узаконивание гомосексуальных браков также служит цели развала семейных отношений. Сажать за гомосексуализм, как это делали в СССР, конечно, крайность. Но почему психическое отклонение выдается, чуть ли не за подвиг? Зачем нужно пропагандировать ненормальность? Мало того, что они проводят публичные парады и шествия, дают интервью, доказывая, что именно их отношения и есть истинная любовь, так их ещё и в Церкви венчать стали, что я считаю просто плевком в лицо Богу. В некоторых странах пошли ещё дальше и разрешили гомосексуальным парам иметь детей. Чаще их усыновляют. Не нужно быть мыслителем, чтобы представить, кто вырастет из такого несчастного ребёнка. Детям свойственно брать пример с родителей. Если мальчик воспитывается в семье, в которой два папы и ни одной мамы, он будет считать, такое положение вполне нормальным. И, вполне вероятно, войдя в возраст, сам станет чьей-нибудь "женой"
   5. Вывоз производства. В целях снижения себестоимости продукции, все ведущие западные корпорации переводят производства в страны третьего мира. Как только так поступила одна фирма, также были вынуждены поступить и другие, иначе их продукция стала бы не конкурентна. Уж слишком несопоставима стоимость рабочей силы в Китае (или в Тайване, или в Малайзии и т.д.) с европейским МРОТ. В результате, экономика развивающихся стран получает передовые технологии, современные предприятия, доходы от налогов, население -- занятость. Западная цивилизация получает дешёвый товар и безработицу.
   Возникает парадокс: безработица при наличии рабочих мест. Я всегда утверждал раньше и продолжаю утверждать сейчас: там, куда едут на заработки иностранцы, безработицы нет. Беда только в том, что имеющиеся в Западных странах вакансии, не престижны, с точки зрения местных жителей. Зачем напрягаться, да ещё на грязной работе, если можно жить немногим хуже, не работая вообще. Кстати, вы знаете, что представляет собой их грязная работа?
   В далёком уже 1989 году, будучи в Берне, имел возможность наблюдать за работой швейцарского мусорщика. Представьте. Утро. По стерильной улице неспешно катится мусоровоз. Катится, разумеется, практически бесшумно (люди же спят), его выхлоп глазу не виден, носом не ощущается. Мусоровоз - ослепительно чистый оранжевый грузовичок с бункером. На бортах цветочки весёленькие нарисованы, что в целом создаёт ощущение какой-то игрушечности. За рулём сидит мужик в столь же ослепительно чистом оранжевом комбинезоне. По внешнему виду -- совсем не швейцарец. Время от времени он останавливается и закидывает в бункер приготовленный мусор, который граждане заранее упаковали в чистые чёрные пакеты и выставили за дверь.
   А теперь сравните с нашими мусорщиками и мусоровозами, чей грохот за два квартала слышен. Похоже? Как-то не очень. По сравнению с условиями труда наших мусорщиков, там отдохновение души и тела. Но даже на такую не пыльную, в прямом смысле слова работу, швейцарцы не идут.
   Помните закон сообщающихся сосудов? Если соединить трубочкой два сосуда с разным уровнем жидкости, то она потечёт оттуда, где её много туда, где мало. Если трубочка узенькая, жидкость будет течь медленно, но рано или поздно уровни всё равно выровняются. Открывая производства в слаборазвитых странах, великие державы повышают их экономический уровень. А что делать, когда он повысится сильно? Где новые производства открывать, в Антарктиде? Так там туземцев нет, только пингвины, а у них ручек нет, только крылья-ласты. Желающим рекомендую прочитать роман "Железная пята" Джека Лондона. Он, правда, экономистом не был, но, видимо, вопрос изучал. Поэтому ещё сто лет назад просто и понятно всё объяснил.
   6. Гастарбайтеры. Кому-то надо подметать улицы, кому-то канализацию чистить. Да мало ли в любом городе совершенно необходимых для обеспечения нормальной жизнедеятельности, но непрестижных профессий. Писатели-фантасты всё мечтают о благословенных временах, когда тупая тяжёлая работа станет уделом роботов. Но роботов пока не изобрели, а тупой, тяжёлой работы навалом. Если же работу необходимо выполнять, а заставить работать своих бездельников невозможно (права человека, блин), то рабочих приходится импортировать. Совершенно ясно, что на заработки за границу поедет лишь тот, у кого дома положение хуже, а уровень развития страны -- ниже. Завозя к себе гастарбайтеров, европейцы сами создают у себя иноплемённые диаспоры, которые снижают средний уровень цивилизованности общества.
   Как мы относимся к человеку, пилящему сук, на котором сидит? Как к существу, головой скорбному, Богом обиженному. А ведь европейцы именно это и делают, причём довольно целеустремлённо. Если человек попадает в чуждое окружение, он или адаптируется и ассимилируется, или отторгается. Диаспора имеет гораздо больше шансов сохранить язык, веру, обычаи и традиции. А страны западной Европы не просто позволили образоваться и обосноваться у себя чуждым иностранным вкраплениям (чуждым в том смысле, что изначально в Европе не жили, европейскому этносу не присущи), но и создали все условия для их разрастания (подробнее об этом -- в следующем пункте).
   Да, и в Европе есть традиционно многонациональные страны: в Испании живут баски и каталонцы, Бельгия -- двуязычная страна, а Швейцария -- и вовсе четырёхъязычная. И противоречия между этими народами имеются. Но они живут вместе веками, близки по уровню цивилизованности. Их противоречия известны и привычны. За века сосуществования они научились свои проблемы обходить. Даже террористические проявления, вроде баскского или североирландского хоть и неприятны, но тоже привычны и понятны. Гастарбайтеры -- совсем другие и выступают в качестве деструктивного фактора. Я не говорю, что все эти выходцы из Азии и Африки плохи. Вовсе нет, они не плохие и не хорошие, просто другие. Поскольку они представляют народы, развитие которых началось позже, то и жизненной энергии у них пока осталось больше. Они ещё волки. А предки европейцев были когда-то волками, но, к настоящему времени их потомки переродились в болонок: взрыкнуть ещё могут, укусить -- вряд ли.
   7. Изменение этнического состава. Приехал, допустим, на заработки в Германию, какой-нибудь смуглый паренёк из не очень цивилизованной, но очень религиозной страны. Улицы подметать. Для него это благо, большая удача. Такая работа его не тяготит, не смущает, ибо на родине и того не имел, да и заработки подобные ему и в самых смелых мечтах пригрезиться не могли. Он неприхотлив, к изобилию непривычен, а тут и условия работы такие сказочные, что прямо не верится, что это всё на самом деле, а не во сне. И начинает он трудиться и судьбу благодарить.
   Через некоторое время наш подметальщик обнаруживает, что у него, оказывается, ещё и права есть. Дома, он ни о каких правах человека даже не слыхал, да и человеком его порой не считали. Дома прав тот, кто сильнее, а тут благодать. Оказывается, его обижать нельзя, даже и тогда, когда он неправ. Пристал, допустим, к девушке, да и как не пристать, если ведёт она себя, в его представлении так, как на Родине -- падшие женщины для утех, а европейскую свободу нравов его простая патриархальная психика интерпретирует, как греховную распущенность. А девушка, оказывается не гулящая вовсе, а вполне себе нормальная дочь добропорядочных родителей. Дома его бы просто прирезали без затей или каменьями забили, а тут и пальцем не тронут. Пожурят слегка, в крайнем случае, в комфортабельную тюрьму посадят. Так даже в тюрьме ему живется сытнее и лучше, чем на Родине.
   Осознав это всё, понимает наш гастарбайтер, что попал он в некое земное подобие Рая. Свобода делать, что хочешь, благополучие, защита. Все условия, чтобы следовать Божьему завету, данному в райских кущах первым людям: "плодитесь и размножайтесь". Выписывает жену и начинают они жить-поживать, детей наживать. Да не одного-двух, а много, сколько Бог пошлёт. А поскольку они, как правило, цивилизацией не испорчены, следовательно, здоровы и энергичны, посылает им Господь от души. Дети подрастают, но в мусорщики и в подметальщики не идут. Они уже граждане Германии, по-немецки без акцента говорят, колледжи позаканчивали. Да и папаша при первой возможности метлу бросает и норовит на работу устроиться к какому-нибудь более удачливому соплеменнику. А улицы подметать всё так же необходимо. Они же никуда не делись. Следовательно, приходится новых работников завозить. Цикл повторяется.
   Получается расширение по экспоненте: во-первых, размножаются пришельцы куда быстрее основного населения, во-вторых, всё время приходится завозить новых, которые тоже активно обзаводятся детьми. И вот уже арабские поселения во Франции, турецкие в Германии. Целые поселки и городки, в которых белых либо совсем нет, либо ничтожно мало. Да, пока во всех европейских странах превалируют титульные нации, но их количественное преимущество неуклонно и очень быстро уменьшается. А что будет, когда мусульман среди французских или немецких избирателей станет больше 50%?
   Надо признать, некоторые страны пытаются противостоять такой ползучей экспансии. Например, швейцарское гражданство получить чрезвычайно трудно, если вы, конечно, не Шарль Азнавур или Ален Делон. Число иностранных рабочих строго квотируемо и получают они только временную рабочую визу. Никаких видов на жительство. Вышел срок -- просим на выход, новые приезжают. Но это исключение. В Евросоюзе же (Швейцария в него не входит) всё происходит именно так, как выше описано.
   8. Политкорректность -- театр абсурда. Я уважаю идеалы Великой Французской революции: свобода, равенство, братство. Не приемлю проявлений шовинизма и расовой дискриминации. Но демократические свободы означают только равенство прав граждан. Возможности же у всех разные, так как определяются способностями, заложенными от природы, образованием, чертами характера и т.д. Проще говоря, любой имеет право на, допустим, шахматную корону. Боритесь желающие, никому не запрещено. Но реальные шансы есть только у тех, кто в шахматы хорошо играет. Бог создал людей разными и с этим ничего не поделать. Политкорректность же требует считать всех людей одинаковыми, что неправильно по определению. Можно юридически уравнять в правах кошку с канарейкой, но первая всё равно не сможет петь, а вторая питаться мясом.
   Плохо, когда человека не берут на работу из-за цвета кожи. Это недопустимо. Однако, гораздо хуже, когда человеку за цвет кожи предоставляют блага, на получение которых он не имеет никаких оснований. Такой пример. В компанию требуется специалист-химик. Приходит негр (пардон, афроамериканец, конечно), едва умеющий читать, с трудом царапающий свою подпись и его, естественно, не берут. Так он имеет наглость обратиться в суд и выигрывает дело. Компания, чтобы не обижать чёрного гражданина, вынуждена брать его на работу, которую он выполнять не сможет (в силу недостатка образования). И сидит славный чёрный парень в офисе, пузыри из бубль-гама надувает и ничего полезного для компании не делает.
   Подобные истории уже стали в Америке привычной практикой и никого не удивляют, что абсурдно с точки зрения любого нормального человека. Но это и есть политкорректность в чистом виде. Утверждаю: общество, в котором явный абсурд и идиотизм проводятся в жизнь судебной властью, серьёзно больно. Однако, это ещё цветочки, забавный такой абсурдик, над которым можно было бы весело посмеяться. Можно было бы, если бы ягодки не появились. А они появились, да такие страшненькие, что веселиться как-то охота пропадает. Ягодки -- когда за преступление, за которое белый огрёб бы пару пожизненных, негра оправдывают. Такие случаи тоже, увы, уже не единичны. Ну и дождутся ребята, что их прямо на улицах резать начнут.
   А начиналось с малости, с борьбы негров за равные права. В своё время белые колонизаторы натворили немало. Ещё в середине прошлого века никакого реального равенства представителей разных рас не было в США и в помине. Не так уж и давно даже идея совместного обучения в одной школе белых и чёрных детей выглядела революционной, а того белого политика, который осмеливался об этом заикнуться, дразнили коммунистом. Расизм отвратителен в любых проявлениях и прекрасно, что с дверей ресторанов в Штатах исчезли таблички "Только для белых". Только, сегодняшнее положение не намного лучше, потому что маятник, пройдя нижнюю точку, качнулся в обратную сторону. О "чёрном расизме" слыхали? Этот термин не вчера появился, я его, помнится, в переводной литературе аж шестидесятых годов встречал.
   Расизм, если попросту, это когда некая этническая группа претендует на исключительное положение только лишь в силу своего происхождения. Раньше такое положение занимали белые, а теперь? Теперь исключительности требует другая раса. И проявляется это даже в самоназвании. Слово "негр" отбросили, сочтя оскорбительным. Вместо него придумали алогичный неестественный термин "афроамериканец". Чёрным парням следовало бы определиться кто они: африканцы или всё-таки американцы. Видимо, американцы (как-то в Африку их явно не тянет), но не обычные. Вот белые, те просто американцы, а эти не просто, эти -- американцы особые, исключительные. Афро Американцы.
   Если социальный протест в обществе позволил покончить с элитарным положением некой группы лиц, это прекрасно. Но если на смену одной элите пришла другая, причём обе опираются не на личные качества и способности, а на "право крови", то что изменилось? Большевики в семнадцатом тоже совершали переворот под лозунгами отмены сословных ограничений и последующего равенства всех граждан. Только очень скоро выяснилось, что равенство предполагается далеко не для всех, а только лишь для угнетённых сословий. Остальные: дворяне, купцы, кулаки, не говоря о казаках, подлежат уничтожению.
   Ничто так не осложняет жизнь человека, как застарелые комплексы, которые он не лечит, а загоняет внутрь или, того хуже, начинает культивировать. До беды тут совсем недалеко. А бывает, комплексы захватывают целый народ или социальную группу и тогда может случиться всё, что угодно, даже политкорректность. И у белых, и у чёрных свои болячки. Они наложились и взаимоусилились. С одной стороны, белые испытывают сильный комплекс вины: "Наши предки рабов из Африки вывозили". С другой, афроамериканцы не могут забыть прошлое своего народа, отсюда комплекс жертвы: "Наших пра-пра на хлопковых плантациях эксплуатировали". И те, и другие свои комплексы лелеют, бережно пестуют. Что получается? Форменное безобразие.
   И в Европах те же комплексы. Рабства там не было, не Америка всё же, Старый свет с устоявшимися парламентскими традициями, но колониальные империи были, вот их последствия и аукаются. Почти все бывшие колонии уже давно освободились, но жизнь там потяжелее, вот и едут в свои бывшие метрополии бывшие туземцы. А их принимают с распростёртыми объятиями, как иначе: "Мы же так их бедняг угнетали, мы так перед ними виноваты". И, рыдая над тяжёлой судьбой бедных чёрных братьев, принимают странные законы по заокеанской кальке.
   А ведь можно мирно сосуществовать, можно вполне и без идиотических гиперболизаций прав и свобод обойтись. Достаточно здравого смысла и доброй воли. В девяносто первом, ещё Союз не распался, поехали мы с женой в Польшу. Не челноками, а туристами -- страну посмотреть. Едем из Кракова в Варшаву, полны впечатлений. В купе шесть человек, мы разговорились, благо языки похожи. И один из пассажиров, ксёндз, кстати, поняв, что мы из Москвы, начал поливать грязью и нас, и всю Россию. Да так злобно нападал, так обидно, что я не сразу достойный ответ подобрал. А пока подбирал, в разговор вмешались остальные поляки -- молодые ребята. Они попа пристыдили, мол специально человек ехал не на рынке торговать, а костёлы наши смотреть, а ты на него нападаешь. И ещё добавили пару фраз, смысла которых я не уловил. Видимо, это были сильные местные идиоматические выражения. Настолько сильные, что злобный поп быстренько заткнулся и купе покинул.
   Тогда я ещё всей правды о нашей истории не знал, да и сейчас, верно далеко не всё известно, но что с того? Если Россия чем перед Польшей и виновата, моей вины в том точно нет. Как нет и вины современных поляков в безобразиях Смутного времени. И мои ровесники там, в Польше это уже тогда, в начале девяностых, прекрасно понимали. И в Чехии, а бывал я там неоднократно, никто меня шестьдесят восьмым годом не попрекал. Вот вам и вся политкорректность.
   Я ещё ничего о терроризме не сказал. А это явление тоже нельзя сбрасывать со счетов. Но я специально не хочу затрагивать тему террора, так как уверен, Европа исчерпала свой ресурс и спокойно угаснет даже и без силовых акций. Когда это произойдёт? Трудно сказать наверняка. Думаю, при жизни одного поколения. Имея исходные данные, мог бы рассчитать точнее. Беда в том, что они не афишируются. Попробуйте найти статистические данные о том, сколько процентов жителей Франции составляют на сегодня арабы, негры (пардон, темнокожие африканцы) и прочие не французы. Или, сколько в Британии индусов и пакистанцев, а в Германии турок.
   Интересно было бы построить график изменения этнического состава населения по годам для каждой европейской страны за последние, скажем, лет двадцать. Эти сведения по понятным причинам не афишируются. Однако, по тем обрывочным данным, которые удаётся найти, полагаю, такой график будет напоминать параболу.
   Прикинем на небольшом примере. Упрощённо, на пальцах. Допустим, проживает в неком маленьком немецком городке двадцать тысяч жителей. Из них двести -- турки, которых привезли для занятий разной непрестижной работой, которой, конечно же везде полно. Не будучи знатоком коммунального хозяйства, не знаю, достаточно ли такого количества для ремонта канализации, вывоза мусора и уборки улиц. Допустим, достаточно. Итак, турки составляют 1% населения, что несущественно, в расчёт их можно не принимать. В городке имеется пара кирх, мечетей нет и никогда не было.
   Проходит каких-нибудь двадцать лет. Немцев, в силу естественной убыли (смертность превышает рождаемость, припоминаете?) осталось девятнадцать тысяч. А турок уже более полутора тысяч человек. Это уже община, диаспора. Каждый из двухсот первых эмигрантов привёз жену, в каждой семье 5-6 детей. Их уже более 7%. Казалось бы пока ещё не много, пока ещё можно на них особого внимания не обращать. Но, те турки-пионеры, что двадцать лет назад приехали, уже давно натурализовались, гражданство получили. Они уже избиратели. Их дети -- немцы по праву рождения, но турки по крови, о чём никогда не забывают. И мечеть в городке появилась. Тысячу лет не было, а теперь построили.
   А улицы, между прочим, убирать по-прежнему надо, но подросшие дети, немецкие турки, на эту работу уже не идут. Привозим новых. Получается задачка для первого класса. Считая приведённые цифры исходными данными, вычислите, через сколько лет немцы станут в этом городке этническим меньшинством и начнут подавать мэру-турку петиции с просьбой выделить немного средств на ремонт обветшалой кирхи? А тот, почёсывая лоб, сдвинув феску на затылок, начнёт сетовать, что денег мало, на ремонт десяти мечетей истрачены, на кирху не хватает...
   Я, разумеется, несколько утрирую, но тенденция именно такова.
  
   Что будет?
   А ничего хорошего, впрочем, с какой стороны посмотреть. Если организм смертельно болен, то надо не предаваться пустым мечтам, а либо лечить усиленно, либо к достойным похоронам готовиться. Старушка Европа больна, больна серьёзно. Это, как онкология. Стадию, когда могла помочь химиотерапия, она уже миновала. Стадию возможного хирургического вмешательства уверенно минует сейчас. Ещё немного и опухоль станет неоперабельной.
   Как могут развиваться события в ближайшие десятилетия? В истории отмечены две попытки исламского завоевания Европы. Первая имела место в VIII веке. Тогда (я уже говорил об этом) мавры вторглись из Африки на Пиренейский полуостров, но были сначала остановлены франками, а через семь столетий окончательно вытеснены испанцами. Выдавлены обратно в Магриб42.
   Вторую, более успешную попытку предприняли турки. С XIV по XVI век они завоевали Балканы (дальше австрийцы с поляками не пустили) и владели ими вплоть до начала прошлого века. Сейчас происходит третья, гораздо более успешная попытка. Успешная, потому что мирная. Европейцы сами, без малейшего принуждения создали в своих странах все условия для того, чтобы более активные и энергичные представители стран третьего мира, завладели их домом.
   На протяжении последних десятилетий афро-азиатская составляющая европейского населения неуклонно повышается. Этот процесс можно наблюдать и не выезжая за границу, по составу иностранных сотрудников инопредставительств в Москве. Я ведь не случайно подробно описал всех своих коллег в Представительстве Ксерокс образца девяностого года. Не все они были именно англичанами, но все без исключения принадлежали к коренным этносам либо Британских островов (единственное исключение, поляк Стивен Ричардс, который выглядел большим британцем, чем сами англичане), либо сопредельных держав. Двадцать лет назад единственным не европейцем в Представительстве был Раджив. А сейчас?
   Недалёк тот час, когда пришельцы станут количественно сопоставимы с титульными нациями. Я не говорю о большинстве, для начала межэтнических конфликтов достаточно и двадцати процентов. Помните, В.И.Ленин определил Россию слабейшим звеном в цепи капиталистических государств. У нас революция и случилась. Потому что где тонко, там и рвётся. По ряду причин полагаю, что слабым звеном Европы теперь станет Франция.
   1). Первый тревожный звонок уже прозвучал. Помните волнения в среде арабской молодёжи с битьём витрин и поджогами автомобилей имевшие место несколько лет назад? Все тогда удивлялись, причины искали. А чего их искать, всё на поверхности. Новые французы разминают мышцы, недвусмысленно давая понять, кто очень скоро станет настоящим хозяином этого дома.
   2). На сегодня во Франции уже не нашлось своего национального кандидата в президенты. Николя Саркози ведь не француз (неважно, кем он сам себя считает), а потомок венгерского эмигранта Шаркези. После Наполеона, если не ошибаюсь, это первый случай, когда во главе страны оказался не этнический француз. Не скажу ничего плохого о мадьярах, но, поймите правильно, они не французы и, при всём уважении, к коренным этносам именно Франции ну никак не относятся, в отличии, скажем, от бретонцев и эльзасцев.
   3). Французы вообще социально пассивны. Времена революций и Наполеоновских походов в прошлом. А как они вели себя во время Второй мировой войны? Все знают про маки43, про "Сражающуюся Францию", про эскадрилью "Нормандия-Неман", но мало кто знает, что легенда о всенародном французском сопротивлении захватчикам была придумана генералом Шарлем де Голлем. То есть дрались-то отчаянно, что правда, то правда. Но дело в том, что собственно французов в сопротивлении было относительно немного. Большинство составляли граждане нефранцузского происхождения: армяне, евреи, поляки, русские. Этнические же французы предпочитали не высовываться, а выжидать. Потом победителям, конечно, азартно рукоплескали.
   Одновременно с этническими изменениями состава населения, будут продолжаться и социальные, а именно: рост числа люмпенов, предпочитающих жить на пособие, не работая. Оба процесса приведут к неизбежному снижению уровня жизни, поскольку возможности даже крепкой экономики далеко не безграничны. А ведь есть ещё и пенсионеры, число которых, по отношению к трудоспособному населению, будет расти из-за уменьшения рождаемости и увеличения продолжительности жизни.
   Социальные и этнические изменения повлекут за собой конфликты, в том числе и с применением оружия. Это пока меньшинства булыжниками по витринам швыряют. А от булыжника до чего-нибудь поубойнее шажок совсем небольшой. Овощи, которыми стало большинство коренных европейцев, мало на что способны, а вот разнообразные неонацистские движения -- вполне. Пока они малочисленны и не играют заметной роли в политике своих стран. Но, по мере снижения уровня жизни, по мере роста количества пришлых, могут начать набирать очки. Активизация неонацистов заставит мусульман сплотиться. Пассивными они ни в коем случае не останутся, просто в силу менталитета. Европа превратится в поле боя между неонацизмом и исламским фундаментализмом.
   И недостатка в волонтёрах не будет. Ряды неонацистов станут пополняться за счёт активной, но идеологически неграмотной молодёжи. Чем хуже будет становиться положение в стране, тем большее количество юных представителей титульных наций пойдёт к националистам. Просто потому, что они на сегодня единственные, кто представляет из себя хоть какую-то организованность и силу. Плюс простая и понятная неразвитому, юному мозгу идеология: "Все наши беды от чужаков".
   Процесс затронет, в первую очередь, наиболее развитые страны (начиная с Франции), а вот новые члены Евросоюза пострадают меньше. Страны бывшей советской зоны влияния менее привлекательны для эмигрантов, поскольку пока они не могут обеспечить своим гражданам столь же высокий уровень жизни, как в Западной Европе. По этой же причине, там меньше и люмпенизация общества.
   Результатом конфликтов вполне может стать раскол западноевропейских держав на некие этнические составляющие. Так что какая-нибудь Французская арабская Джамахирия или Турецкая немецкая республика вовсе не бред и не фантастика. Они вполне могут появиться на карте Европы в ближайшие десятилетия, особенно, учитывая Косовский прецедент. Это ведь не пустяк, совсем не пустяк! Независимость Косовского края является ясным и недвусмысленным сигналом для всех заинтересованных лиц: разевать роток на чужой кусок вполне можно. А в ответ соседи не только зубы не выбьют, но и кусок порежут аккуратно, чтобы заглатывать сподручней было.
   Поясню, если кто не знает. Албанцы-косовары к Косово не имеют никакого отношения. Это не их исконная территория, они там пришлые, бежали в своё время от крайне ортодоксального Энвера Ходжи к гораздо более демократичному диктатору Тито. Чтобы лучше понять происшедшее представьте, что какие-нибудь современные татаро-монголы, расселившись в наши дни в окресностях Куликова поля, объявили бы о создании независимой Куликовской татаро-монгольской республики. Покажите мне такого русского, которому бы это понравилось. Так вот, Косово для сербов, примерно такое же понятие, как Куликово поле для русских. Выходит, можно обосноваться на земле, которую твои предки не пахали, потом и кровью не поливали, на которой их близко никогда не было и объявить своей. Надо только вытеснить коренное население.
   Припоминаю, в далёкие уже времена, когда развалился Советский Союз и по всей стране шёл "парад суверинитетов", сопровождаемый этническими конфликтами разной степени кровавости, довелось мне наблюдать по телевизору интервью, которое уважаемый В.В.Познер брал у тогдашнего Генерального секретаря ООН, Бутроса Гали44. Владимир Владимирович задал сложный, каверзный вопрос: с одной стороны ООН выступает за неизменность границ, с другой -- за право наций на самоопределение. Как совместить эти два понятия? Они же явно противоречат друг другу.
   Бедный господин Гали вертелся, как уж на сковородке, пытаясь придумать достойный ответ. А что тут придумаешь? Вот он и высказался в том плане, что ООН действительно не одобряет попыток изменить сложившиеся границы государств, но поддерживает стремление к независимости колониальных народов. То есть, когда какой-нибудь Мозамбик пытается освободиться от власти метрополии (Португалии), всё понятно, освободительное движение. А попытки пенджабцев от Индии отделиться -- совсем другое дело, сепаратизм. Тогда хотелось бы ясности, косовских албанцев кто поработил? Может кто мне объяснит, от какой, интересно, колониальной зависимости они освобождались?
   Есть у нас хорошая поговорка: не тронь лиха, пока оно тихо. Английский вариант: не будите спящую собаку. Увы, собака разбужена и уже не уснёт. А когда, лет через двадцать, французские арабы захотят устроить свой маленький эмиратик на части территории Франции, им будет очень сложно объяснить, почему они не имеют права делать то, что сошло с рук албанцам. Тем более, что европейцы не просто признали независимость Косова, не только морально поддержали албанцев-косоваров, но и бомбили Сербию, не желавшую раскола. Не хотите, злые сербы, мусульманам свою исконную землю отдать, так вот Вам бомбой по голове.
   Если Вы оскорбляете престарелых родителей на глазах маленького сына, то не удивляйтесь, когда подросший сынок начнёт обходиться с Вами точно так же. Не понимать столь простых истин могут только дебилы. Не хочу никого оскорблять, но как ещё назвать политика, голосующего за решение, которое вскоре может боком выйти его же собственной стране? Увы, но подобные неразумные деятели сегодня превалируют в руководстве большинства европейских держав. Каких именно? Да всех тех, кто независимость Косова признали. Конечно, на себя они возможные будущие неприятности не примеряют. Но только кто их спросит, когда до дела дойдёт?
   Могу предположить, что наряду с новообразованиями, созданными некоренными европейцами, могут появиться (на осколках западных держав) авторитарные режимы с ясной и недвусмысленной националистической направленностью. Получится что-то вроде средневековой феодальной раздробленности, но на новый, современный лад: много мелких, враждующих друг с другом государственных образований. Если кто и уцелеет в первозданном виде (в смысле типа правления и состава населения), то лишь труднодоступные регионы: горная Шотландия, Исландия, ну и Восточная Европа. Ну и о демократии надолго забыть придётся.
   И всё это начнётся довольно скоро. Европе осталось лет двадцать относительно спокойной жизни. Затем деструктивные процессы, отмеченные выше, начнут нарастать. Лавинообразно. Снежный комок, неспешно катящийся по горному склону, поначалу тоже тревоги не вызывает. А потом спасателям приходится сутками завалы разгребать, откапывая тела беспечных туристов. Впрочем, шанс у Европы ещё есть, но очень сомневаюсь, что она им воспользуется. Для этого пришлось бы принять непопулярные меры (а что делать, анитикризисные меры всегда непопулярны):
  -- Запретить трудовую эмиграцию. Завозить только тех, кто действительно необходим и только временно. Никакого гражданства. Отработал срок по контракту -- будь добр на выезд.
  -- Отменить социальное пособие, оставив его только для тех, кто действительно работать не способен (для инвалидов, например).
  -- Ввести уголовную ответственность за антисоциальный образ жизни. Попрошайничаешь, тунеядствуешь -- в тюрьму.
  -- Использовать арестованных маргиналов на непрестижных работах. Засчитывать год работы за два. Получил, допустим, шесть лет. Согласен дворником работать -- три года, вместо шести и харч от пуза. Не согласен -- все шесть лет от звонка до звонка в камере на хлебе и воде.
  -- Сделать места заключения менее комфортными (а лучше, откровенно плохими), чтобы попадать туда не хотелось.
   Но, поскольку их политики не о пользе своих стран пекутся, а о собственном благополучии (все эти неприятности ещё не скоро случатся, а от кормушки уже сейчас отлучить могут), ни одно европейское правительство таких мер не примет. Хотя опухоль прооперировать можно только так. От примочек она уже не рассосётся.
   Что делать?
   Не знаю. Могу лишь попытаться предположить. Логика подсказывает, что лучший союзник тот, у кого те же враги, что и у Вас или схожи интересы.
   1. Если я прав в своих прогнозах (как хотелось бы ошибиться) и Европа развалится, то националистические осколки (мусульманские или неонацистские, в данном случае неважно) будут враждебны России. В лучшем случае, не очень дружественны. Тогда страны Восточной Европы станут для нас естественным буфером. Следовательно, именно с ними нам надо постепенно сближаться. Не говоря уже о том, что и сейчас это наши ближайшие соседи. Дабы не повторить судьбу "старших братьев" всем этим Чехиям, Польшам и прочим Венгриям придётся на кого-то опереться. А кроме России не на кого будет. Следовательно, нужно усиливать наше влияние в этом регионе.
   2. Как это не покажется странным, придётся сближаться с США. Не хочется, а придётся. Дело в том, что Америка вполне может избежать печальной судьбы Европы. Многие процессы в этих регионах похожи. Многие, но не все. Да, они там тоже со своей политкорректностью меры не знают (от них-то эта зараза в Европу и пришла), и производства в слаборазвитые регионы переносят, и дебилизация населения идёт полным ходом. Там нет главного -- почвы для межэтнических конфликтов. В Америке нет коренного населения (ну не считать же таковым индейцев, коих не более 1%), нет титульной нации. В США все пришлые, все чужаки. Кроме того, в случае малейших признаков возможных беспорядков, американцам будет гораздо проще закрутить гайки, чем европейцам (честно говоря, европейцы на это уже вряд ли способны; инстинкт самосохранения у них почти атрофировался). Верить в то, что в США демократия, может только тот, кто делает выводы о положении в стране по высказываниям бывшего президента, Буша-младшего.
   3. Китай нам не союзник. Разве что временный. Очень уж явно на Сибирь и Дальний восток они облизываются. Стоит их туда запустить, охнуть не успеем, как Россия скукожится до Урала. Кроме того, хотя сейчас страна бурно развивается, через те же лет двадцать её могут ждать серьёзные проблемы. Уже давно Китай проводит программу ограничения рождаемости под лозунгом: "Одна семья -- один ребёнок". Это значит, что в каждом новом поколении детей вдвое меньше, чем в предыдущем. Следовательно, через двадцать лет доля стариков в составе населения существенно увеличится, что ляжет тяжёлым бременем на экономику страны.
   4. Некоторые аналитики советуют сблизиться с Японией, подкупив её Курилами. Не стоит этого делать. Ни в коем случае. Если создать прецедент торговли своей территорией, потом будет трудно остановиться, да и другие желающие появятся. Япония и без Курил никуда не денется, ей тоже против Китая с кем-то дружить надо.
   5. А вот Индия -- наш естественный союзник. Тут и думать нечего. У Индии имеются исторически традиционные разногласия и с Китаем, и с Пакистаном. Тем более, что и индуизм не враг нашему православию.
   Многие наши политики всё пытаются сблизиться с Западной Европой, скалькировать на нас их порядки. Зачем? То, что они там себе создали, ведёт их в небытие. Мы ведь не способу самоубийства собираемся учиться. Да и любовь с Европой скоро будет напоминать патологию вроде некрофилии. Лучше всего вести себя так, как мы поступаем, узнав, что у не особо близкого знакомого тяжёлая, неизлечимая болезнь. Нам его искренне жаль, встречаясь, мы делаем вид, что всё в порядке, но в свои дальние расчёты его уже не включаем.
  
  
   Сноски
      -- 1. В.И.Ленин в своей работе "Империализм, как высшая стадия капитализма", назвал империализм загнивающим строем.
      -- 2. Насчёт дворников точно не скажу, но знаю достоверно, со слов отца, что в конце 80-х зарплата швейцарской переводчицы со знанием 3-х языков (а они там все с детства столько знают) была в 1,5 раза выше, чем у советского посла в Швейцарии.
      -- 3. Газета "Известия" регулярно публиковала таблицу официальных курсов основных мировых валют к рублю. Из неё советский читатель с гордостью узнавал, что доллар стоит 60 коп.
      -- 4. В то время купе в поездах западного направления были двухместными. Полки располагались на одной стенке (одна над другой), а между двумя соседними купе был проход с умывальником.
      -- 5. Если не ошибаюсь, требовалось иметь не более 6 кв.м на жильца. То есть, если Вы ютитесь втроём в комнате 20 кв.м, то Вам очередь не светит.
      -- 6. По Уставу КПСС, минимальное количество членов партии для создания первичной партячейки - три человека.
      -- 7. Полное название - Министерство приборостроения, средств автоматизации и систем управления СССР.
      -- 8. МВТУ им.Н.Э.Баумана - Московское высшее техническое училище. Сейчас называется МГТУ - Московский государственный технический университет. А зря переименовали. Университетов, как грязи, а высшее училище было такое одно.
      -- 9. БЭСМ6 - первая советская супер-ЭВМ второго поколения. Разработана в 1966г.
      -- 10. Ксерография - от греческих слов "сухой" и "написание". То есть изображение получается с помощью сухого материала. Тонер - красящий порошок, наносится на бумагу электрографическим способом, затем закрепляется нагревом.
      -- 11. Это из Г.Уэллса. Описывается племя дикарей. Когда вождю хотелось мяса, а охота не удалась, жрец находил провинившегося соплеменника (виновный в таком случае всегда находился) и ему выказывалась укоризна. Крепкой дубиной по голове. После чего осуждённого съедали.
      -- 12. От англ. ex patriot, то есть не гражданин, не уроженец страны пребывания.
      -- 13. Кокни -- диалект английского языка, говор Лондонских простолюдинов.
      -- 14. В Китае считалось правилом хорошего тона, чтобы гость, после сытного обеда, облегчился на огороде хозяина.
      -- 15. Эльзас и Лотарингия - исторические области на границе Франции и Германии. Всегда были спорными территориями. За последние 140 лет четырежды переходили из рук в руки. В 1871г., после Франко-Прусской войны, присоединены к Германии. В 1918г., после окончания 1-й Мировой войны, возвращены Франции. Снова аннексированы Германией в 1940г. Окончательно возвращены под юрисдикцию Франции после 2-й Мировой войны.
      -- 16. Маккарти Джозеф (1908-1957гг.), с 1946г. сенатор от штата Висконсин. Ярый антикоммунист и реакционер. В 1947г.по его инициативе начата, так называемая "охота на ведьм", в ходе которой пострадали многие прогрессивно настроенные люди (в основном, как раз не коммунисты). Термин маккартизм - синоним мракобесия.
      -- 17. Манкурт - термин, ставший нарицательным. Обозначает человека, потерявшего связь со своими корнями. Введён в обиход Чингизом Айтматовым в романе "Буранный полустанок"
      -- 18. "Мыльница" - профессиональный слэнг. Обозначает портативный копир. Выглядит как дипломат, легко переносится.
      -- 19. 1-й отдел обеспечивал режим секретности. В СССР существовал в каждом более-менее крупном предприятии. Человек, имевший даже низшую степень допуска, не имел права выезда за границу в течении трёх лет.
      -- 20. Кто не понял юмора -- читайте А.С.Грибоедова. А грамотных, образованных читателей, прошу великодушно на сноску не обижаться.
      -- 21. Семантика -- один из основных разделов семиотики, науки, исследующей способы передачи информации, свойства знаков и знаковых систем в человеческом обществе.
      -- 22. Team spirit - командный дух. Основное понятие западной корпоративной этики.
      -- 23. Известные рекламные слоганы компании.
      -- 24. Саша -- (с ударением на последнем слоге) - это не сокращение, а полное имя. Нормальное французское имя.
      -- 25. Оккам Уильям (1285-1349гг.), францисканский монах, английский философ-схоласт. Принцип "бритва Оккама" гласит: "Не должно множить сущее без необходимости". Говоря проще: если Вы видите следствие и хотите найти его причину, то наиболее вероятным будет самое простое объяснение".
      -- 26. ТРИЗ - теория решения изобретательских задач. Наука об оптимизации изобретательства.
      -- 27. Сипаи -- в колониальной Индии солдаты, вербовашиеся в английскую армию из местных жителей.
      -- 28. Жан Батист Бокасса, самопровозглашённый император ЦАР в 1976-79гг., был натуральным людоедом, что выяснилось после его свержения. Политических противников "просвещённый" монарх просто съедал, в буквальном смысле слова. После свержения нашёл политическое убежище во Франции, что неплохо характеризует французскую демократию.
      -- 29. Бобров, Лиски -- райцентры Воронежской области.
      -- 30. Грюнвальдская битва. 15.07.1410г.,.в битве близ местечка Грюнвальд, объединённое польско-литовско-русское войско разгромило войска немецкого Тевтонского ордена.
      -- 31. Резидент - юридическое или физическое лицо, зарегистрированное в данной стране, на которое в полной мере распространяется национальное законодательство.
      -- 32. Самовары делались из меди. "Золото самоварное" -- эвфемизм, применяемый для обозначения медной подделки золотого украшения.
      -- 33. Главный герой выдерживает серьёзный экзамен при поступлении в ГРУ, показывает высокий результат. После экзамена узнаёт, тех, чей результат выше определённого уровня, на работу не берут.
      -- 34. Уинстон Черчилль (30.11.1874г.-24.01.1965г.). Государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940-45гг. и в 1951-55гг. За жёсткость характера получил прозвище "бульдог".
      -- 35. Пунические войны: 1-я -- 246-241гг. - Рим получает Сицилию, 2-я -- 218-201гг -- к Риму отходит Испания, территория Карфагена ограничивается собственно городом., 3-я -- 149-146гг. до н.э. - взятие и разрушение Карфагена.
      -- 36. Согласно легенде, троянский принц Эней, сумев бежать из захваченной греками Трои с группой товарищей, основал поселение в Италии.
      -- 37. Сцевола в переводе с латыни -- левша. В 506 году до н.э. царь этрусков, Порсена, осадил Рим. Юный Муций пробрался в лагерь этрусков, чтобы убить Порсену, но по ошибке поразил писца, который сидел рядом с царём. Муция схватили и стали требовать выдать планы римлян, угрожая пыткой. Тогда герой положил правую руку в пламя жертвенника и молча наблюдал, как она тлеет. Устрашённый таким мужеством, Порсена снял осаду и заключил с Римом почётный мир.
      -- 38. Династический брак короля Арагона, Фердинанда с королевой Кастилии, Изабеллой, позволил объединить страну.
      -- 39. "Непобедимая армада" - громадный флот, созданный в 1586-88гг. Испанией для завоевания Англии. Был разгромлен, домой вернулось менее половины кораблей.
      -- 40. Война за испанское наследство (1701 -- 1714гг.) между Францией и коалицией Англии, Голландии, Австрии. По результатам войны, Филиппу Бурбону (внуку Людовика XIV) позволили занять вакантный испанский престол при условии отказа его наследников от прав на французский престол.
      -- 41. Точка невозврата -- военный термин. Условный пункт по трассе движения, после прохождения которого имеющихся запасов уже не хватит для возвращения в исходную позицию, в точку старта.
      -- 42. Магриб -- арабская северная Африка.
      -- 43. Маки -- французские партизаны в годы Второй мировой войны.
      -- 44. Бутрос Бутрос-Гали (род. в 1922г.) - 6-й Генеральный секретарь ООН с 01.01.1992 года по 31.12.1996 года. По происхождению египтянин-копт.
  
   Окончено 20.06.10г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Оглавление
  
   Предисловие стр.1
   Глава 1. Предыстория вопроса. стр.4
   Глава 2. Представительство Xerox. стр.19
   Глава 3. Миф N 1. стр.34
   Глава 4. Миф N 2. стр.44
   Глава 5. Миф N 3. стр.59
   Глава 6. Миф N 4. стр.75
   Глава 7. Миф N 5. стр.89
   Глава 8. Миф N 6. стр.98
   Глава 9. Миф N 7. стр.109
   Глава 10. Миф N 8. стр.116
   Предварительное послесловие. стр.122
   Глава 11 (последняя). Много ли Западу осталось? стр.123
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пожелания и замечания можно отправлять
   автору на электронный адрес
   misaakov@yandex.ru
  
  
  

145

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"