Вязовский Алексей: другие произведения.

Режим бога. Вспышка Красной Звезды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.66*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    6-я часть приключений Вити Селезнева.


Режим бога.

Вспышка Красной Звезды.

    
   - Витя, мы падаем!!
   - Боже, боже!!
   В одну руку мне вцепилась Вера, в другую - Лада. Рядом в креслах молились музыканты группы. Уши заложило, самолет и правда внезапно устремился вниз.
   - Мы падаем, помогите! - кричали пассажиры шестьдесят второго ИЛа. Рейс Москва - Токио. На гордости советского авиапрома мы летим на гастроли в Японию. А точнее уже не летим, а валимся вниз.
   - Витя, смотри, истребители!
   В проем между сидениями заглянул Леха. Глаза у друга были квадратными. Я глянул в иллюминатор. Недалеко, действительно маячили два советских 23-х МИга с красными звездами. Что за...?!!
   - Товарищи, пассажиры - раздался голос капитана по громкой связи - Прошу сохранять спокойствие, самолет совершит внеплановую посадку в аэропорту Владивостока.
   Фуу-х... Я уже успел подумать нехорошее. Пельше с Веверсом дали команду и все. Слишком настырный пришелец из будущего отправляется на дно Японского моря. В Правде напечатают некролог, проведут траурный митинг. Может даже похоронят пустой гроб. А вот не лезь во власть, не мешай старшим товарищам строить социализм. Какой новый НЭП? Какая свобода слова?! Получи так сказать по совокупности. И за гологрудую Веру на австрийском ТВ и за убийство Середы-младшего. А ведь еще ко мне проявляет внимание ЦРУ. Уже предлагали "выбрать свободу". Дважды! Может КГБ допустить, чтобы носитель стратегической информации о будущем отвалил на Запад как какой-нибудь Нуриев или Бродский? Риторический вопрос.
   Вот и получается, что "к товарищу накопились претензии".
   Зато мы ему устроим пышные похороны. Весь мир рыдать будет. "Ах, такие молодые и талантливые, так рано от нас ушли...".
   Самолет выпустил закрылки и начал заходить на посадку. Я с трудом отцепил от себя руки "звездочек", вытер пот со лба. Оглянулся. Сзади сидела Альдона. Каменное лицо, ни тени эмоций. Лишь покрасневшие скулы говорят о том, что девушка волнуется.
    Вот же я дурак. Накрутил себя! Станет Веверс исполнять приказ Пельше если в самолете его дочь? Тем более единственные ребенок состоит в более чем тесных отношениях с неким Витей Селезневым.
   Шасси коснулись взлетки, самолет слегка тряхнуло. Пассажиры облегченно зааплодировали. 
   - Витя, что происходит? - ко мне с соседнего ряда наклонился Клаймич. Наш директор тоже весь вспотел, побледнел. Как бы он того, дубу не дал. Ведь говорил я Григорию Давыдовичу худеть! Нет, опять набрал вес. Мало ему микроинфаркта в Лефортово.
   - Не знаю. Но думаю вот эти товарищи нам расскажут - я киваю на иллюминатор. За ним видны несколько черных Волг, что подъезжают к самолету. Их сопровождают автомобили с милицейской раскраской и надписью ВАИ. Хм... Военная автоинспекция?
   - Я сейчас свяжусь из кабины пилотов с местным отделением КГБ - первым в ряду встал Вячеслав - мой неизменный охранник из 9-го управления. Вооружен и очень опасен. Так же как и еще семеро телохранителей с нами.
   - Товарищи, я извиняюсь - к нам начал протискиваться высокий, рано поседевший КВС - командир воздушного судна - Приказ вышки. Военные даже МИГи подняли.
   - Мы видели - дипломатично ответил я - Товарищи! - пришлось встать на сидение, чтобы обратиться к коллективу - Прошу соблюдать спокойствие. Сейчас все прояснится.
   К самолету пристыковался автотрап и внутрь салона начали протискиваться огромные букеты цветов. Красные розы. Сотнями. Несли их военные моряки в темной форме, при полном параде. Я даже разглядел аксельбанты, специально выправленные фуражки-аэродромы... Что, черт побери, происходит?
   - Товарищи артисты! - громким голосом произнес моложавый каперанг аж с двумя букетами в руках - Мы, моряки тихоокеанского флота счастливы приветствовать на гостеприимной земле Владивостока знаменитую группу Красные звезды!! Ура!!
   Сзади застонала Альдона.

*****

   - Двенадцать тысяч билетов! Концерт через неделю! Да, вы ох*#$ли?!?
  
   Я не стесняясь орал на целого адмирала всего Тихоокеанского военного флота. Вся свита - водители, адъютанты, капитаны смотрели на меня круглыми глазами. Никогда еще на Владимира Петровича Маслова не кричали матом, да еще прилюдно. Дело происходило в одном из накопителей Владивостокского аэропорта. 
  
   Толстощекий покрасневший адмирал отдувался и вытирал лоб платком.
  
   - По тридцать тысяч йен билет - подхватил рядом стоящий Клаймич, вытаскивая из дипломата документы - Вот контракт. Общая сумма три миллиона шестьсот тысяч долларов. Или три миллиона советских рублей. 
  
   Это если по 0.85 рубликов доллар. Официальный курс. А если брать по реальному - три рубля за бакс...
  
   - Охренеть! - тихо вздохнул рядом какой-то флотский - Половину авианосца построить можно 
  
   - А знаете какая неустойка? Только за один концерт? - продолжал долбить наш директор моряков, по чьей инициативе наш самолет совершил внеплановую посадку во Владике - Двести тысяч долларов! 
  
   - Я сейчас еду в краевое управление КГБ и звоню в приемную Романова - чего уж было мелочится - А вы отправляйтесь паковать вещи! Такие гастроли сорвать. Первый советский вокально-инструментальный ансамбль в Японии за двадцать лет!
  
   Развлечься им захотелось...
  
   - Товарищ Селезнев! - взмолился адмирал - Ну кто же знал! По спецсвязи сообщили, что Красные Звезды летят мимо нас... Такой шанс услышать любимую группу бывает раз в сто, а не в двадцать лет. Да, виноват. Дал команду приземлить самолет. 
  
   Маслов тяжело вздохнул, явно понимая все последствия своего решения. 
  
   - Мы думали... Может хотя бы один концерт у нас, и пожалуйста, летите себе дальше!
  
   Думали они... Нет, ну какой же идиотизм! 
  
   - А другие пассажиры? - голосом Клаймича можно было заморозить воду - О них вы тоже думали??
  
   - Потом, я звонил Суслову в отдел идеологии ЦК - Маслов опять промокнул лоб - Разговаривал лично с Михаил Андреевичем. Он одобрил нашу инициативу. Моряки тихоокеанского флота показали себя наилучшим образом в последних событиях...
  
   Ага, это адмирал намекает на недавние маневры возле границ с Китаем. После которых 1-я "коммунистическая" война между Поднебесной и Вьетнамом закончилась, так и не начавшись толком. Ясно, ТОФ повозил пушки и ракеты возле берегов наглого соседа, набрал очков в Москве и теперь возомнил о себе невесть что. А отдуваться теперь Красным Звездам. 
   - Нет, каков жук! - тихо, на ухо проговорил мне Клаймич
   -  Суслов? - так же тихо я ответил ему
   -  Ну не Маслов же. С моряками все понятно, тупизна конечно, но надо сегодня им устроить концерт. Деваться некуда. 
   - С колес на бал?
   - Не впервой, поставим минусовки, ребята справятся.   
   - А репетиции в Японии? - уже в полный голос взвыл я - Самолет улетит, рейс раз в неделю! 
   - Доставим! Честное слово, доставим! - Маслов переступил с ноги на ногу, оглянулся на свиту. Те резво закивали - Лично свяжусь с Рюохей Ога. Это  начальник штаба Морских сил самообороны Японии. Попрошу разрешение на пролет военно-транспортного самолета.
   - И МИГа
   Флотские открыли рты. Надо с этой истории получить максимум.
   - У вас же есть учебная спарка? - я внимательно посмотрел в глаза адмирала - За все платить надо,  Владимир Петрович!
   - Военный истребитель в Японию?? Да ты не ох*#$л?? - теперь уже в сердцах матерится адмирал
   - Учебный! Новый не надо 
   - Да министр обороны распнет меня за такое!
   - Я сам позвоню Устинову - он мне сильно за песню "Ты в армии" задолжал. Не откажет. 
   - Нет!
   - Я хочу прилететь на МИГе в Токио. И прилечу!
   Мы уставились друг на друга, набычившись. Вдруг сзади засмеялся Клаймич. 
   - Узнаю Селезнева! Если полюбить - королеву, проиграть - полцарства. Ну, а в Японию - на МИГе.
  
   Адмирал и свита заулыбались. 
  

***** 

  
   - Нет, Дмитрий Федорович, не заболел! И с головой тоже все впорядке - я держал трубку ВЧ-связи в правой руке, посматривал на левую. Часы показывали половину третьего дня. На дворе двадцать шестое июня 1979-го года. Вторник. В субботу самый важный, самый главный концерт в Токио. Репетиции, саунд-чек...  Время утекало просто стремительно. 
  
   Меня привезли в штаб ТОФа, провели в комнату спец.связи. В Москве было утро, но министр обороны оказался на месте. Соединили нас быстро. 
  
   - Да, я понимаю, что это военная техника и там есть секреты. И да, я понимаю, что Япония наш потенциальный противник... - тяжелый вздох - Дмитрий Федорович, нас все-равно повезут военно-транспортным самолетом. ИЛ-то улетел. Запасного во Владивостоке нет. У нас оборудование... Да, понимаю. Секретная система "свой-чужой". Но ее же можно снять?  А где один военный самолет, там и два. Они сядут и сразу после разгрузки взлетят. Где гарантии? Японцы дадут их, обещаю! Потом подумайте вот о чем. Если я прилечу на МИГе, это же бесплатная реклама нашим истребителям во всем мире! Фотографии в газетах и журналах, телевидение... Представляете, какой будет портфель заказов?
   Последний аргумент оказался решающим. Сам-то Устинов - родом из ВПК!  Спустя еще десять минут уговоров, и моих напоминаний про песню "Ты в армии", министр обороны, повздыхав, дает разрешение.
   А меня ждет краевое управление КГБ. Надо доложиться непосредственному начальству.
   Доезжаем быстро - по городу меня возит адмиральская Волга с мигалкой и длинной антенной спецсвязи Алтай. С холма на холм - Владивосток посмотреть толком не получается. Я только успел заметить промелькнувший слева на площади высокий монумент, бойца со знаменем и в будёновке, стоящего лицом к морю. В "прошлой" своей жизни я тут не был, а в "новой" водитель так гонит, что машина просто визжит шинами. Благо трафика нет от слова совсем - улицы пусты.
   - Уже в курсе - сухо информирует меня Веверс, после того, как я с боями - пришлось задействовать еще брежневскую "ксиву-вездеход" - пробиваюсь в очередную комнату спецсвязи.
   - Что делать? - интересуюсь я, переводя дух
   - Поздно пить боржоми, когда почки отказали - прямо "вижу" как генерал в далекой Москве пожимает плечами - Выступай на концерте и лети дальше.
   - Я...короче, Имант Янович вы только не ругайтесь... я попросил у Устинова МИГ!
   - Дмитрий Федорович звонил только что - голосом Веверса можно замораживать реки - Спрашивал, что ты себе позволяешь?
   - А вы что?
   - Напомнил, насчет Беленко.
   Ага, это тот летчик, что в 76-м угнал новый МИГ в Японию.
   - Полетишь на спарке 25-го МИГа... Транспондер снимут, а все что можно разобрать - американцы и японцы уже три года назад разобрали и посмотрели.
   - А группа?
   - Полетит на Иле. У флота есть свои гражданские самолеты.
   Я облегченно вздыхаю, мысленно вытираю пот. Прокатило. Опять смотрю на часы, цейтнот! Желудок отзывается протестующим урчанием. Последний перекус был еще в самолете.
   - Витя - в голосе Веверса, наконец, слышится что-то живое - Я тебя очень прошу! Очень! Давай дальше без приключений.
   - Хорошо. Имант Янович... - я решаюсь попросить за Маслова - А можно сильно не наказывать адмирала? Ну гусарство... Но это же моряки... Защитники Родины!
   - Ладно - генерал тяжело вздыхает - Замолвлю словечко. С МИГом и правда, может любопытно выйти. Рассчитаемся за Беленко. Я проинструктирую пилота.
   В животе появился ледяной ком. Тяжело вздыхаю.
   - Не вздыхай. Все будет цивилизованно!
   После разговора с Веверсом опять гоним по городу. Мимо мелькаю зеленые деревья, в приоткрытые окно Волги задувает морской воздух. Эх, сейчас бы на пляж, да занырнуть в океан.... Мечты, мечты.
   Приезжаем к черному входу Дворца профсоюзов. Именно здесь нам предстоит дать концерт владивостокцам. Большое помпезное здание с колоннами и портиками уже оцеплено. Стоит несколько милицейских автомобилей, по улице прохаживаются патрули. Вот же местным накрутили уже хвоста из Москвы!
   - Витя, там очень узкая сцена - первым кого я встречаю оказывается жизнерадостная Александра Валк. Наша главная танцовщица одета в легкомысленный белоснежный сарафан, который открывает миру стройные ноги женщины. Волосы собраны в пучок, на лице легкий макияж - Как будем танцевать?
   - Вообще не будем. У нас все номера под западные песни, а владивостокцам мы споем советские. Может парочку западных.
   Саша облегченно переводит дух, улыбается. Потом озабоченно всматривается в меня.
   - Не тебе лица нет, бледный какой-то... Ты ел?
   - Неа... - я устало сажусь на стул в фойе. Ребята-охранники под руководством Лехи таскают что-то по широкой лестнице на второй этаж, рядом контролирует Клаймич.
   Подходит Завадский.
   - В зале неплохие динамики. Тесла. Мы выкрутили громкость на максимум, свой звуковой пульт подключили. Парни возьмут пару гитар. Синтезатор на сцене нужен?
   - Нет. Только Роберт с барабанами и гитаристы
   - Это без проблем. Сейчас займемся саундчеком - Коля подмигнул нам. Ага, нахватался от меня западных терминов - К прогону будем готовы через час.
   - Товарищи! Разрешите еще раз представиться, капитан первого ранга, Трубецкой. Иван Георгиевич - к нам подходим тот самый моложавый, выбритый до синевы флотский, что первым с двумя букетами поднялся в салон самолета - Назначен к вам командующим флотом для координации.
   - И для связи - закончил я за капитана
   - Так точно, Виктор Станиславович!
   Ого, по отчеству.
   - Очень люблю ваши песни! Подпишите, пожалуйста, пластинки.
   У Трубецкого есть обе - и советская и американская. Да... Хорошо живут капитаны. Хотя о чем я? Тут же порт, значит контрабандой возят.
   - Фамилия у вас дворянская - вздохнула рядом Саша, пока я подписывал - Красивая
   - Предки еще на Сенатской площади царя пытались свергнуть
   - Николая? - любопытствует Завадский
   - Ага, тезку твоего - соглашаюсь я - Коль, вас покормили хоть, пока я мотался?
   - Тут во дворце своя столовая есть - мне ответил Вячеслав, стоявший за спиной
   - Товарищ Селезнев, давайте я провожу - каперанг поправляет парадный китель - Столовая будет работать для вас весь день
   - Пошли. Саша, ты с нами?
   - С вами
   - А девочки где?
   - В гримерках уже. Переодеваются для репетиции.
   Ну хоть тут без сюрпризов. Я боялся, что Вера или Альдона полезут в бутылку - сценические костюмы запакованы, пока Львова их отгладит, на распевку тоже времени много нет... Стресс. А он обычно рождает агрессию. Я еще раз посмотрел на циферблат. Часики то тикают.

*****

   Пока мы в пустой столовой вместе с Сашей обедали вкусным украинским борщом и бефстроганов с пюре, вернулся отлучавшийся Трубецкой. Взял на раздаче компот, махом выпил.
   - Вот это новости! - каперанг помахал какой-то бумагой - Посыльный из штаба флота приезжал. В Токио беспорядки. Фанаты Красных Звезд, перекрыли трассы к аэропорту. 
   Да... дела! Бедный, бедный Майкл Гор. Его, наверное, сейчас на куски рвут. Самолет прилетел, а группы нет. Куда делась? А Гору что думать? Он слегка знает о моих трениях с Сусловым. Наверняка представил самое худшее. Арестовали, задержали, запретили...
   - Иван, а у вас тут во Владике есть представители иностранных телеканалов?
   - Что ты! - испугался каперанг - Военный закрытый город, базы вокруг...
   - А ну да, ну да... Хорошо, а позвонить в Токио можно?
   - Наверное из штаба по линии спецсвязи... Через американцев... - начал раздумывать Трубецкой - Или с международного телеграфа... Надо уточнить.
   Я посмотрел на часы.
   - Некогда. Пусть поволнуются слегка. Это будет даже полезно.
   Однако тут же выяснилось, что волнение японцев имеет вполне конкретные формы. Я не успел переодеться в сценической костюм, Света только начала меня прихорашивать, как в гримерку заявились военные связисты. Они принесли мне трубку Алтая, по которому звонил Примаков. Его приятный бас я сразу узнал, даже привстал.
   - Виктор, что у вас происходит? - после взаимных приветствий начал новый министр иностранных дел - Мне тут японский посол плешь проел. Срываем гастроли, которые ждет вся Япония, международный скандал...
   - Да ничего мы не срываем, Евгений Максимович. Задержались на день во Владике. По... независимым от нас причинам
   - Да уж наслышан - хмыкнул министр - Меня наши японские коллеги просят выпустить пресс-релиз. Дать гарантии вашего прилета.
   - Требуйте встречных гарантий. Устинов отправляет нас в Токио завтра военными бортами. Пусть все вернут в целостности и сохранности.
   - Разумеется. Я хочу тебя заверить, и пожалуйста, передай это всему коллективу - вы делаете большое дело. После вашего триумфа - а я даже в нем не сомневаюсь - нашим дипломатам будет легче работать в Японии.
   - Только острова не отдавайте - пошутил я
   Примаков засмеялся.
   - Тебя в МГИМО к нам надо было. Говорят ты в МГУ поступил, на юридический?
   Перед самым отлетом в Японию, я и правда четыре раза появился на экзаменах в Универе. Мама настояла. Сколько я не пытался объяснять, что меняю мир прямо на глазах. "Ученье свет" припечатал дед и на этом препирательства закончились. Английский я сдал легко - благо знал его практически  на уровне носителя. С математикой и русским проблем тоже не было. А вот историю пришлось зубрить. Особенно даты. Но экзаменаторы - два въедливых доцента - все-равно оттоптались по мне и повозили лицом по экзаменационному столу. Билет - "отмена крепостного права" я сдал хорошо. Но меня начали гонять по всей программе и я поплыл. В итоге все же натянули на четверку.
   - Результатов еще нет, я улетел раньше, чем вывесили списки.
   - Да, поступил ты, не волнуйся. Такими абитуриентами Университет разбрасываться не имеет право!
   Мы еще пару минут очень тепло болтаем с Примаковым. Евгений Максимович дал команду нашему посольству в Токио  максимально позаботиться о нас - встречать приедет лично атташе по культуре, в здании консульства организован уголок для фанатов с нашими фотографиями и памятной книгой - в ней каждый посетитель может написать что-нибудь приятное для Красных Звезды.  
   - Телеграмму дал - только я успел закончить разговор с министром, пришел Клаймич - Пришлось грозить лично Романовым. На центральном телеграфе звонили в управление КГБ. А ты, там уже побывал. Удачно вышло.
   - Какую телеграмму?
   - Как какую? Гору. В Токио. У меня же есть адрес нашего отеля
   Все-таки незаменимый человек, Григорий Давыдович! Я только успел подумать, а он уже сделал. Эх... Как же не хватает спутникового телефона, что остался в опечатанном сейфе на Селезневской. Но Веверс запретил возить гаджет с собой - американцы могут прослушивать.
   - Голоса слышал? У одного из ребят Леши есть приемник с собой. Голос Америки сообщил, что группа Красные Звезды арестована во Владивостоке. МИД Японии уже направил ноту.
   Ох, будет теперь Примакову памятная книга. Как бы посольство не пришлось охранять...
   - Ты маме позвонил? - Клаймич смотрит на меня укоризненно. 
   Хлопаю себя по лбу. Трубка Алтая-то еще здесь!

*****

   Концерт удался на все сто. Хотя в начале ничего не предвещало такого бешеного успеха. 
   Я осторожно выглянул из-за кулис. В зале на 1,5 тысячи мест было в два раза больше народа. Люди чуть ли не на люстрах висели. Проходы, балкон - все было заполнено владивостокцами.
   - Ого! - за моей спиной стоял Мамонт, который тоже подглядывал сквозь щелочку - Как же это они успели?
   - Трубецкой говорит, что билетов не было - концерт бесплатный и все по приглашениям. Леш, пошли ребят открыть окна - духота в зале страшная.  
   - И правда. Вон почти все женщины обмахиваются. Сейчас в обморок начнут падать.
   Конферансье нам не выделили, поэтому пришлось начинать концерт самому.
   - Привет, Владивосток! - прокричал я выйдя к микрофону. За мной вышли все три звездочки в брючных костюмах. Я увидел, как у женской половины зала (да и мужской тоже) округлились глаза. Три разноцветных пиджака -  белый, черный и красный - на голое тело, стильные конские хвосты из волос стянутые вверх... Зал разразился бурными аплодисментами. 
   - Мы рады выступать в вашем замечательном городе и первую песню мы посвящаем доблестным защитникам Родины - морякам тихоокеанского флота.
   Объяви я другое - меня бы просто не поняли. Аплодисменты усилились, заиграли первые ноты "Мы желаем счастья вам". Эта песня стала настоящей визитной карточкой Красных Звезд в Союзе. Клип с высотками постоянно крутят по ТВ, мелодия все еще входит в тройку лидеров в чарте, что ведет "Московский комсомолец".
   Песня зашла на ура. Девчонки, все трое, вели на сцене себя свободно, расковано - брали микрофоны со стойки, подходили к краю сцены, обращаясь к тому или иному зрителю. Понятно, что в первом ряду сидели генералы с адмиралами, а также вся областная партноменклатура. В основном пузатые мужчины с не менее обширными женами и разновозрастными детьми... А вот в проходах уже начинают пританцовывать обычные владивостокцы. Начальство крепилось, но я видел, как они притопывают и кивают в такт музыке.  
   - А теперь, наш хит, который поют во всем мире - "Почтальон"! - сразу, без раскачки я выдал в микрофон название самой ожидаемой песни. Балкон взорвался криками, к сцене подлезают сразу два видеооператора с камерами. Один - из тех, что нашел нам Шахназаров для клипа по "Японским девочкам", второй - явно местный. От телевидения что ли?
   Песни смикшированы одна за другой, вперемешку - русские и английские. Я благодарю бога, что мы выступаем фактически нелегально, по приглашению Маслова. Если бы не тихоокеанский флот, то Госконцерт, представительство которого наверняка есть во Владивостоке, замучал бы нас цензурой - рапортичку согласуй, английские песни выкинь, на сцене стой столбом... 
   - Bring me her letter! - прокричал я финальные слова. Отчетливо и с артикулцией. А то ведь будут переделывать в "Принеси мне холеру". 
   Уже после второй песни я чувствую как под моим "золотым" пиджаком с вышивкой начинает течь пот. Звук слабый, приходится напрягать связки. Ребята Лехи открыли все окна, но жаркий июньский вечер совершенно не дает прохлады. Прямо хоть вози с собой передвижные кондиционеры. Полжизни за холодный морской бриз! Или грозу!
   - Товарищи! Совсем недавно нашей прекрасной солистке Ладе - я поворачиваюсь к девушке - Исполнилось девятнадцать лет! 
   Девушка мило краснеет, зал взрывается аплодисментами. 
   - В честь нее мы споем вам замечательную песню, которая называется "Я слышу звук твоего сердца".  
   Эх! Как же тут не хватает танцпола! Но и так "I Wanna Hear Your Heartbeat"  вышла на загляденье. Песню мы слегка ускорили - я пою куплеты, девчонки - припев. На припеве они выходят вперед пританцовывая, я отхожу к музыкантам. Лайт-вариант того, что мы выдадим в Японии. 
   В проходах уже во всю танцуют, прямо дискотека получается. Не хватает цветомузыки и дым-машин. Последние - в Токио привез с собой Гор, там концертной аппаратуры прибыло несколько контейнеров. 
   - А теперь новая песня, под названием "Красивая девчонка" - я слегка сократил вариант Bad boys blue - Исполняется впервые!
    Возможно, Владивосток даже совсем не зря с нами случился - заодно обкатаем новую концертную программу в боевых условиях. Дабы в Японии не было осечки. 
   Роберт начинает выстукивать на барабане бит проигрыша "Pretty Young Girl". Да, на самом деле, это не барабан, а синтезаторный бит. Но кто здесь поймет по фонограмме? Просыпается светооператор. Берет в круг света Роберта за барабанной установкой. Наш музыкант в разноцветной "гавайской" рубашке, черных солнцезащитных очках. Впечатляет. Сколько же он бился за свой образ со мной и Львовой... 
   А вот уже и мое вступление. Готовься Владивосток! Мы только начали!

Глава 2

   Сразу после концерта нас украли. Под охраной милиции провели в ПАЗик со шторками и отвезли в Дом отдыха крайкома у в Угловом заливе. Что удивительно, массивное здание со множеством комнат, баней и собственным парком было красиво подсвечено в сумерках. После темноватого Владивостока это было необычно. 
    Нет, военные и моряки сопротивлялись, не хотели нас отпускать. Все несли и несли цветы, аплодировали в коридорах, бросались за автографами... Но партийные бонзы были сильнее, и административное право возобладало. Вежливым напором, нас вырвали из окружения восторженных владивостокцев и под предлогом "Товарищи артисты устали" по-быстрому увезли из города. 
   Мы и правда устали. Жара, хватающие за рукава поклонники, длинный утомительный перелет из Москвы и разница в часовых поясах... "Звездочки" и сотрудники, быстро искупавшись в небольшом, десяти метровом бассейне ушли на ужин и спать, меня же взяли в оборот 1-й и 2-й секретари крайкома. Не присутствовавший на концерте, седой, костлявый Виктор Павлович Ломакин и сидевшей в первом ряду, широколицый, Дмитрий Гагаров. Солировал последний. 
   - Виктор, мы тут на отшибе живем. Слухи из Москвы до нас долго доходят... - Гагаров завернулся в простыню, подлил себе и начальнику пива в стакан 
   Я снял банную шапочку, вытер потное лицо полотенцем. Надо сделать еще один заход в парную. Уж больно в доме отдыха хороший банщик - просто виртуоз веника и массажа. 
   - ...а ты все-таки в Кремле часто бываешь - тем временем продолжал 2-й секретарь - Советуешь Григорию Васильевичу по культуре...
   - Дима, давай ближе к делу - подбодрил Гагарова Ломакин - А то у нашего гостя уже глаза слипаются.
   Спать и правда, хотелось сильно. 
   - В июле назначен внеочередной съезд КПСС - мужчина вздохнул - По поводу ликвидации союзных республик. Ходят слухи - Гагаров помялся - Что Суслов подзуживает недовольных, в первую очередь украинских секретарей, чтобы поднять вопрос о снятии Романова
   Вот это номер! А я-то наивный думал, что "бунт первых секретарей" успешно подавлен. Романов и Пельше "побряцали" оружием, показали партийным бонзам вооруженный спецназ в приемной. Намек на то, что сразу из шикарного кабинета в Кремле можно отъехать на Чукотку агитировать белых медведей за коммунизм. Ан, нет. Роет, роет Михаил Андреевич под Генсека!
   - Люди Суслова обзванивают партийных деятелей разного уровня - проскрипел Ломакин - Выясняют настроения. Говорят об отходе от ленинских принципов. Дескать, все эти реформы, новый НЭП - предательство дела построения коммунизма! И ликвидация национальных республик - первый шаг к этому предательству. Дескать, Владимир Ильич еще в 20-х годах взял курс на коренизацию...
   - Так Иосиф Виссарионыч уже в 30-м всю эту историю прикрыл - пожал плечами я - Чего это вдруг решили откопать эту стюардессу?
   Мужчины недоуменно на меня посмотрели.
   - Ну это анекдот такой. Неприличный.
   - Что за анекдот? - заинтересовался Гагаров
   - Да не, нельзя такое рассказывать...
   - Давай уже, Витя, не томи - поддержал подчиненного Ломакин
   - Ну.. Авиакатастрофа. Самолет упал на необитаемый остров. В живых остались два пилота и стюардесса...Через месяц стюардесса со словами: "Пора прекратить этот разврат" - застрелилась. Еще через месяц пилоты сказали: "Пора прекратить этот разврат" - и закопали стюардессу. Прошел еще месяц и пилоты со словами: "Пора прекратить этот разврат" - откопали стюардессу.
   Оба партийца сначала задумались и покраснели, потом попытались сдержать смех, но не смогли. Неприлично заржали. Да так громко, что в предбанник заглянул официант.
   - Ну ты... слов нет - покачал головой 1-й секретарь - Откуда ты только взялся? Да еще с такими анекдотами!
   Я плохой. Очень плохой. Хорошие герои закончились в 91-м. Убиты, спились, скололись... 
   - Думаю, ничего у Суслова откопать не получится - пожал плечами я - Советское общество устало от застоя и поддерживает реформы Романова. А республики стали рассадником национализма - посмотрите на последние волнения в Грузии - давно было пора этот гнойник выдавить. Ну поменяют немного название страны... Был Союз Советских Социалистических Республик - станет какой-нибудь Коммунистический союз. Всех граждан страны. Национальности останутся в прошлом - ну, вот такой старый пережиток классового общества. Были же у нас дворяне и аристократы. И где они?
   - Может ты и прав - задумался Ломакин - Хорезмскую и Бухарскую советские республики, можно было ликвидировать, а УССР и БССР трогать нельзя что ли? Все равно население во всех республиках многонациональное.
   - А вы сами на чьей стороне? - поинтересовался я
   - Колеблемся вместе с линией Партии - усмехнулся Гагаров
   Смелый. И совсем не похож на чиновника. Плотный такой, мощный... бывший спортсмен что ли?
   - Не смотри, не догадаешься! - Ломакин весело хлопнул 2-го секретаря по покатому плечу - Академическая гребля. До сих пор по выходным в заливе катается. 
   - А вы сам чем увлекались?тоже выглядит подтянуто. 
   - Бокс. В молодости попрыгал по канвасу. Первый полусредний. 
   Ого, коллега!
   - В сборную-то попадаешь? - сразу спросил 1-й секретарь отламывая вобле голову - В Кельне нормально себя показал.
   Хороший вопрос. Перед отъездом в Японию я имел тяжелый разговор с Киселевым и Ретлуевым. У тренеров лопнуло терпение и они поставили мне ультиматум. Ежедневные тренировки на базе сборной (с проживанием!), выезды на турниры или гудбай. Замену найдем. Да, талант есть. Скорость, реакция... Но этого мало. Руководство должно быть ежечасно уверено, что я по-прежнему лучший в своем весе. "Фигаро здесь - Фигаро там" им не нужен. Все, что удалось - взять паузу. Попросил месяц на размышления. Дали две недели. По возвращению из Японии - должен дать окончательный ответ. 
   - Сейчас трудно сказать - уклончиво ответил я и тут же поменял тему, чтобы не объясняться - Как ваша свободная экономическая зона? По телевидению показывали открытие в Находке. 
   - А...- махнул рукой Ломакин - Ерунда пока получается. Три мелкие японские компании. Два цеха, отверточная сборка. Калькуляторы какие-то, часы...
   - Ни одного крупного предприятия - поддакнул Гагаров - Почти вся сложная электроника попадает под раздел "технологии двойного назначения"...
   - И американцы не дают согласия - закончил я за него - Ладно, я на днях встречаюсь с генеральным директором Сони. Буду рекламировать плеер Волкман. Есть пара мыслей, как вашему региону помочь...
   - Какие? - удивились оба начальника Приморья
   - Бытовую технику-то производить можно, этого никто не запрещает - пожал плечами я - Пылесосы всякие, стиральные машины, телевизоры... Попробую поговорить с японцами, чтобы открыть совместное производство на Дальнем Востоке. 

*****

   27 июня 1979 г. Среда.
   Аэродром Соколовка, г. Владивосток
  
   - Значит, вот это не трогать, сюда не нажимать? 
   Я хмуро смотрю на пилота 25-го МИГа Женю Гришечкина. Небольшого роста, вихрастого, в высотном костюме - а мне такой даже не предложили. Выдали только белый шлем со светофильтром и красной звездой на лбу. К нему очень удачно подошла моя черная куртка-пилот - вот и пригодились зарубежные покупки. 
   - Ты чего такой мрачный? - Женя сходу перешел со мной на ты и начал показывать, как все работает в спарке - Гражданских, что летали на МИГе - их же по пальцем одной руки пересчитать можно. А чтобы у нас в на Хароле такой кипеж был...
   Пилот развел руками. 
   На военный аэродром Соколовка под Владивостоком  меня привезли рано утром, злого и невыспавшегося. Сразу после разговора с руководством Приморья, я попытался было поскрестись в комнату Саши. Благо ее поселили отдельно от девочек подтанцовки. Но впустую. 
   - Кто там? - раздался заспанный голос Александры
   - Это я, Витя
   - Ах, Витя. И что же ты хочешь?
   Разительные перемены. Днем девушка была ласковая, заботливая. Я уже начал было питать какие-то надежды насчет "продолжения банкета", но...
   - Поговорить
   - Все разговоры в ЗАГсе - обидно засмеялась Саша - Иди, спи. Завтра тяжелый день.
   Обломинго. Ладно, иду по коридору дальше, считаю комнаты. А вот тут разместили Альдону. Стучу в еще одну дверь.
   - Даже не мечтай! - прошипела подруга через дверь - Иди, скребись к своей Сашеньке!
   Спалили в столовой? Нет, у женщин явно есть какой-то встроенный локатор в голове на предмет мужского кобеляжа. 
   - Алечка, ну давай поговорим!
   - Если я открою, ты получишь ногой в лоб. Ясно? Считаю до трех. Два уже было!
   Черт, да что с ними всеми?! Синхронизировались циклы и тотальный ПМС на них обрушился? Или просто я - такая сволочь? 
   Пнул в раздражении кресло, одиноко стоящее в холле коридора. И что теперь делать, когда гарем объявил забастовку? Идти снова к Вере? Вот уж точно не стоит этого делать!
   - Алло! Ты меня слушаешь?! - по шлему постучали костяшками пальцев. Это Гришечкин, вставив штекер наушников и микрофона в приборную панель самолета, продолжал проводить предполетный инструктаж. 
   - Да, да, я все понял - раздраженно ответил я - Ничего не трогать. Как в том анекдоте про космос.
   - Каком анекдоте? - живо заинтересовался пилот
   - Запустили ученые в космос первую ракету. На борту Белка, Стрелка и чукча. ЦУП выходит на связь.
   - Космонавт Белка.
   - Гав!
   - Протестировать бортовые системы управления.
   - Гав! Гав!
   - Космонавт Стрелка.
   - Гав!
   - Начать подготовку к проведению орбитальных экспериментов.
   - Гав! Гав!
   - Космонавт чукча.
   - Гав!
   - Че ты гавкаешь?! Покорми собак и ничего не трогай.
   Гришечкин засмеялся. Техники, что заглядывали в кабину с лесенки, тоже.
   Меня пристегнули, показали как надевать кислородную маску. Я хмуро помахал рукой Трубецкому, что провожал меня на аэродроме в компании каких-то полковников и генералов. Тот шутливо отдал честь.
   - Вот тут чека катапульты - показал мне Гришечкин - Но ты ее не трогаешь. Отстрелить тебя я могу из своей кабины. Понял?
   - Нешто я-то не пойму, при моем-то при уму! - опять пошутил я
   - Витя, я серьезно! Истребитель - это не концерт и не пляски на сцене. Военная техника! 
   - Был вчера во Дворце Профсоюзов? - поинтересовался я, удобнее усаживаясь в кресле спарки
   - Я лучший пилот эскадрильи - похвастался Евгений - Дали пригласительный. Отлично, кстати, пели! Спасибо!
   Евгений залез вперед, надел шлем. Техники убрали колодки из-под шасси, я еще раз осмотрел самолет из кабины. Гордость отечественного ВПК. Стремительный профиль, стреловидные крылья. И очень много приборов на панели - даже не понятно, как пилот справляется с ними. 
   Гришечкин включил двигатели на прогрев. Сзади завыло. Под этот вой я закрыл глаза, вспоминая вчерашний вечер. 
   Заснуть сразу не получилось. Все прокручивал в голове облом с визитом к дамам, завидовал Лехе, который мог на выбор либо у Светы, либо у Львовой ночевать. И ведь терпели женщины! Ни одного скандала за прошедшее время, ничего! Какие-то интриги, разумеется, между ними были, но на поверхность - они не выносились. Не то, что эти примадонны! 
   Я раздраженно встал с кровати, начал ходить по комнате. Лунный свет странным образом падал на ковер, висящий на стене. Складывалось впечатление, что он вышит какими-то светодиодными светящимися нитками. И если приглядеться, то такое ощущение, что в гробу лежит человек. Ходили слухи, что этим в свое время баловались китайцы - вышивали почившего Мао Цзэдуна.
   Бр... Включил верхний свет, сел за журнальный столик. На нем лежало несколько газет. Взял сверху "Совраску". Передовица была озаглавлена "Фальшивый композитор". Я начал вчитываться и к своему удивлению обнаружил, что статья посвящена Пугачевой. А точнее ее проделкам с именем Бориса Горбоноса в фильме "Женщина, которая поет". Похоже Веверс все-таки слил зарвавшуюся "примадонну". Фактура была богатая - тут и хамство со зрителями, и разнузданное поведение с музыкантами, а как главная вишенка на торте - мошенничество с мосфильмовским договором. 
   Мы обсуждали недавно с Веверсом "ответку" протеже Бобкова, но чтобы она прилетела так быстро?! Вот это номер. Даже любопытно, отъедет теперь Пугачиха на годик, другой убирать снег в Мордовии или найдет себе новых покровителей и соскочит? Ставлю на то, что соскочит. Уж больно ушлая.
   - Ты там не заснул? - в воспоминания вклинился Гришечкин, опустил фонарь кабины - Выезжаем на рулежку. Дали добро на взлет. 
   Я посмотрел "на улицу". Две длинные взлетно-посадочные полосы, ангары, какие-то сложные антенны. Плюс сопки, поросшие деревьями. В отдалении стоит группа военных. Еще раз помахал рукой, дождался ответного приветствия. Или уже прощания. За спиной взревел двигатель, меня вдавило в спинку кресла - истребитель пошел на взлет.
   - Как ты там? - МИГ оторвался от взлетки, заложил прощальный вираж над аэродромом - Что-то ты молчаливый. Если мутит - справа есть специальный пакет...
   - Не блевану, не волнуйтся - ответил я Гришечкину - Отца вспомнил. Он тоже был военным летчиком. Разбился в Африке. Кстати, на МИГе. 
   - Да ладно! На какой серии?
   - 19-й. Неграм новые МИГи не поставляют.
   - Да, я знаю. Сочувствую.
   Наш истребитель резво попер вверх.
   - Спасибо.
   - Вить, надевай маску, сейчас 4 тысячи пробьем. Пойдем на 11 тысячах - там самый экономичный режим расхода топлива, а мне еще обратно возвращаться. Если конечно, отпустят - нервно хохотнул Гришечкин
   - Отпустят. А Ил сейчас где?
   - С Красными Звездами? Он пару часов назад вылетел из аэропорта Владивостока. Как раз у Ханэда их нагоним. Наверное, уже на полпути в Японию. Сейчас попробую связаться с ними. Частоту мне дали.
   - Слушай, Жень - я решил сменить тему - А чего у нас в Союзе нет пилотажных групп для показательных выступлений?
   - Ну, на парадах мы летаем - неуверенно ответил Гришечкин - А что ты имеешь в виду?
   - Постоянных групп. Шесть-семь истребителей, фигуры высшего пилотажа... 
   - Да это раз плюнуть - наш МИГ пробил облако и внезапно крутанул бочку. Я только успел охнуть и крепче вцепиться в заблокированную ручку управления. Внутри все екнуло, и ранний завтрак запросился наружу.
   - Ну как? - самолет вернулся в обычное положение и продолжил набирать высоту. Гришечкин был явно собой доволен.
   - Ас! - согласился я - Крутанешь такую же над токийским аэропортом?
   - С ума сошел?! - испугался пилот - Там же гражданские летают, напугаем их. А если что нештатно пойдет?!
   - Ладно - я прикрепил маску зажимом - Так что насчет пилотажных групп?
   - Ну если поговоришь с руководством - я готов. У меня налет десять тысяч часов. Любую петлю Нестерова сделаю. Парней наших владивостокских подтянем...
   Мысль организовать каких-нибудь Стрижей и продвигать нашу технику на авиашоу за рубежом, крепко засела мне в голову. По возвращению в Союз надо будет поговорить с Устиновым. 
   Спустя почти час мы наконец влетели в воздушное пространство Японии. 
   - Сейчас американцы появятся - пророчески произнес Гришечкин. 
   И правда, минут через десять в небе появились две темные точки, которые быстро увеличивались. 
   - F 15-е - вздохнул пилот - Старые друзья. Вон с тем, левым, что с бортовым номером 043, мы даже встречались на патрулировании. 
   Тут Гришечкин нецензурно выругался.
   - Что случилось? - забеспокоился я
   - Да, у них под пилонами ракеты "воздух-воздух" подвешены. Ведь, знают бл..ди, что мы летим пустые. Спецом нас встречают вооруженные. Пугают!
   Я пригляделся к истребителям. Красивые...! Пристроились рядом с обоих сторон, начали потихоньку сближаться. Стали видны пилоты в кабинах. Разрисованные орлами шлемы, опущенные светофильтры. Понты - наше все. 
   - Ну давай, давай - Гришечкин возбудился, слегка подал МИГ вправо. Наш истребитель начал "наползать" на приближающийся самолет американца.
   - Жень! - я опять вспомнил про отца - Может, не надо этих игр?
   - С этими бл..ями по-другому не получается - ответил пилот, давая еще больший крен - На голову, суки начинают садиться!
   Наш "наезд" подействовал. "Правый", показав нам большой палец, отвалил в сторону. Пугнув заодно и "левого", мы прибавили ходу. Американцы повисев слегка над нами, улетели переворотом вниз. Опять понтанулись. 
    А еще спустя несколько минут, облака закончились, вдалеке появилось очертание земли. 
   Море рядом с островами было покрыто многочисленными белыми черточками - кильватерными следами кораблей. Судоходство здесь было очень оживленным.
   - Хонсю! - прокомментировал появление "большой земли" Гришечкин - Диспетчер аэропорта уже вышел на связь. ИЛ с Красными Звездами благополучно сел несколько минут назад.
   Хорошая новость. Девчонки и все наши уже на земле. 
   Еще полчаса и мы начали заход на посадку в аэропорту Ханэда. Впереди показалась взлетно-посадочнае полоса, какие-то здания с телетрапами и пристыкованными самолетами. 
   - Окно под нас сделали - в шлеме раздался усталый голос пилота - Одни садимся. Цени!
   - Боятся просто - я отстегнул маску, пошевелил затекшим телом. Надо будет найти время и потренироваться, размяться с Лехой. 
   - Ща мы им покажем, как садятся советские пилоты! - Гришечкин уверенно повел МИГ к полосе. Вой двигателей уменьшился, земля быстро приближалась. Я посмотрел на приборную панель. Похоже вот он, альтиметр. Сто метров, пятьдесят.... 
   Справа, рябью в глазах, побежала полоска забора, за которой бурлила огромная толпа народа. Стояли автомобили с полицейской раскраской, автобусы... Черт, как-то быстро мы снижаемся.
   - Женя, убьемся же!
   - Не ссы, Витюх!
   Пилот буквально "побрил" стартовую полосу. Мы притерлись к земле, хлопнул тормозной парашют. Меня дернуло в ремнях, и я мысленно перекрестился. Сели, слава богу!
   - Уважаемые пассажиры - в наушниках раздался ехидный голос Гришечкина - Наш самолет совершил посадку в аэропорту Ханэда города Токио. Температура за бортом тридцать два градуса Цельсия, местное время двенадцать часов тридцать минут. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Надеемся еще раз увидеть вас на борту нашего самолета. Сейчас вам будет подан трап.
   Перед самолетом появилась мигающая машина сопровождения. И тут мне в голову пришла хулиганская мысль. Лишь бы Гришечкин согласился.
   - Женя, рули направо
   - Ты не охренел в атаке?! - удивился пилот - Нас же паркуют японцы?
   - Направо! - я повысил голос - Подруливай вон к тому забору с толпой.
   - Витя, да меня разжалуют за такое!
   - Женя, тебя наградят! Обещаю. Вон, рулежная полоса! Давай вправо.
   - Черт, а была не была...
   Наш самолет дернулся и покатился вправо. Забор быстро приближался. Сзади опомнились японцы. Машина сопровождения, завывая, начала нас нагонять. Поздно! 
   - Высуни крыло над забором
   - Витя! - взвыл Гришечкин - Посадят же! Это воздушное хулиганство.
   - Наземное. Высовывай!
   ...Миг развернулся боком к забору, крыло встало встык к верхушке сеточного забора. Фонарь кабины щелкнул и поднялся вверх. Я накинул черный светофильтр, отстегнул привязные ремни. Выбрался из кабины. Жара. Гришечкин прав, градусов тридцать есть. А воздух пахнет морем.
    Я прошел по крылу к законцовке, остановился прямо над толпой. Несколько сотен японцев - среди которых очень много молодежи и подростков - ошалело на меня смотрели. Повисла тишина. Я медленно поднял светофильтр шлема и широко улыбнулся.
   Фанаты меня узнали и оглушающе закричали. Над толпой поднялись плакаты с фотографиями группы и с теплыми приветственными словами коряво написанными по-русски. Еще сотни людей бежали с разных сторон к нашему участку забора. Сигналя, сюда же ехали машины и минивэны с надписью TV. Толпа стала напирать, грозя снести забор, крики усиливались, постепенно превращаясь в рев. Я поднял руку, чтобы народ немного успокоился, и наступила тишина, лишь щелкали вспышки фотоаппаратов. Меня буквально пожирали глазами. 
   Я снял шлем, зажал его подмышкой. И, улыбаясь, громко, во все горло крикнул:
   - Коничива Нихон!
   Боже, что тут началось!
   Продолжение тут https://litmarket.ru/books/rezhim-boga-vspyshka-krasnoy-zvezdy

Оценка: 8.66*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"