Исаев Глеб Егорович: другие произведения.

Штабс-капитан Круглов. Продолжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Книга вторая

   Глава первая
    
       "...Связываются эти надежды главным образом с оживлением мировой банковской системы, в восстановление которой вкладываются огромные средства.
       ...Именно сейчас, в условиях усиливающейся стагнации и глобального переизбытка..."
      
       Басовито уверенный мужской голос, набатом звучавший в голове, вдруг смолк и в следующее мгновение сменился до боли привычным Зинкиным воплем:
       - Вставай, синь рваная, на работу проспишь... - далее шел набор привычно-матерных оборотов, которыми гражданская спутница жизни слесаря местного ЖЭКа, Алексея Ивановича Орлова владела в совершенстве и мастерски применяла практически во всех жизненных ситуациях.
       Алексей медленно приоткрыл набухшие веки и едва не охнул от рванувшей висок боли, вызванной похмельным синдромом. Поняв, что вчерашний вечер закончился куда позднее, чем он предполагал, больной попытался перевернуться на другой бок, чтобы хоть как-то уменьшить муки утреннего бытия. Увы, попытка убежать от реальности не удалась. Помешал этому твердый предмет, упершийся в мокрый от испарины лоб.
       Орлов несколько раз моргнул, сгоняя с глаз мутную пелену, медленно потянул руку к лицу, ощупывая зловредную помеху. И тут он, с некоторым удивлением, обнаружил, что лицо его, вернее вся его левая щека, плотно впечаталось в ребристую, со стертыми от частого употребления, но все еще острыми шляпками гвоздей, подошву кирзового сапога. В том, что сапог был собственностью самого Лехи никаких сомнений не было, поскольку...
       Сообразить, что послужило основанием этой уверенности, Алексей не успел.
       Остатки сна вышибла хлынувшая на голову ледяная вода.
       - Так тебя, растак и этак, - рявкнул Леха, вскакивая с продранного матраса.
       Стоит отметить, что ругаться Орлов умел ничуть не хуже, дело это знал до тонкостей и мог порой изъясняться на жгучей смеси предлогов и матерных оборотов практически без вкрапления прочих слов великого и могучего.
       ...Какого... - вид закопчённого до последнего предела донышка большого латунного чайника, который находился в опасной близости от носа похмельного пролетария, прервал готовые сорваться с губ слова.
       Немаловажным фактором внезапной сдержанности стал тот факт, что ручку пятилитрового монстра держала здоровая Зинкина ладонь, сравнимая размерами с крупным столовским половником.
       -Восемь! Восемь уже, говорю! - Зинкин голос вновь ушел в визг. - Выгонят нахрен! Чего делать будешь? Я тебя, дармореда, кормить не стану. Хватит и того, что на моей жилплощади живешь. Так и знай, паразит...
       Пропустив риторический вопрос мимо ушей, Леха всмотрелся в стрелку часов-ходиков, висящих на потертом плюшевом коврике.
       - Ё-мое, и правда... - Алексей бросил попытки стереть с растянутого джемпера воду и попытался определиться во времени и пространстве. Со временем проблем не было. Семь часов утра - время утреннего подъема в обычный рабочий день. - Это понятно. Стала бы иначе его необъятная сожительница, и сама крепко принявшая вчера "на грудь" тратить силы, чтобы разбудить спящего.
       "Итак - понедельник. А это значит, что, несмотря на выламывающий мозг похмельный синдром после употребления спиртосодержащего пойла и предательскую слабость в теле, нужно встать и хотя бы попробовать успеть к утренней планерке, которую в их Жилконторе по какой-то иезуитской причине устраивали ровно в пятнадцать минут восьмого. Отсутствие или опоздание запросто могло стать причиной увольнения. Особенно для Орлова, имевшего уже не одно "последнее" предупреждение.
       - Слышь, Зин, а кто это счас тут про какую-то стангацию трындел? - вспомнились вдруг Лехе запавшие в память слова неведомого баса. - В ящике, что ль болтали?
       - Охренел? - удостоверившись в том, что поставщик жизненных благ способен нормально соображать, Зинаида вернула предмет кухонной утвари на стоящую возле дивана электрическую плиту и немедленно умостила свое тело на промятые пружины дивана. - Ты ж сам, придурок, вчера телек за два пузыря какому-то барыге сплавил. Дебил. Мало тебе было...
       - Во как? - вспомнить детали воскресного гешефта Орлов даже не попытался. - А кто ж это тогда сейчас у меня под ухом бухтел?..
       - Кто-кто. Конь в пальто... - пробормотала Зинаида, не открывая глаз. - Дверью хлопни...
       - Че сразу конь-то сразу... Сама ты... - Леха брезгливо смахнул с розовой пластиковой расчески клок рыжих Зинкиных волос, провел гребнем по своей влажной от утренних процедур шевелюре, охнул, ненароком задев свежую ссадину на скуле.
       - А может, еще чего осталось? - без особой, впрочем, надежды толкнул Леха ногой батарею пустых бутылок. - Ага... жди.
       - Интересно, а чего это я с сапогом-то на морде уснул?.. - Орлов вновь болезненно поморщился, изловчился и с трудом, задержав дыхание, вытянул из-под Зинкиной головы вторую часть своей повседневной обувки. Натянул сапог на серый, с громадной дырой на стершейся пятке, носок и, бросил взгляд на зловредные ходики.
       - Рота, подъем... Сорок пять секунд... Время пошло! - облегченно гаркнул он, отметив, что на все утренние процедуры, включая поиски завалившейся под стол шапки, у него ушло не более пяти минут.
      
       - Да пошел ты... козел, - из-за продранного дерматина двери донесся до слуха выскочившего на лестничную площадку сонный Зинкин голос.
      
       - Ох-ох-ох - что ж я маленький не сдох?.. - бездумным речитативом запричитал Алексей, перебирая ногами по стертым подъездным ступеням.
       Мазнул взглядом набивший оскомину намертво заламинированый в доску объявлений лист злостных неплательщиков, который ежемесячно вывешивало правление ТСЖ в тщетной попытке усовестить закоренелых должников.
       Без труда отыскав в списке Зинкину фамилию, Леха воровато оглянулся и смачно плюнул на зловредное дацзыбао: - Сами поди миллионы с этих платежей гребете, а я с пятнадцати штук и семью корми...
       Предмет, лежащий на второй ступеньке последнего и потому короткого пролета, ведущего к входной двери, Леха, конечно, увидел, но едва не прошел мимо, приняв сверкнувшую нестерпимо золотым блеском вещицу за скомканный фантик.
       Озарение. Так можно назвать чувство, вспыхнувшее в измученном похмельем мозгу Орлова. Дальнейшие действия его стали отточенно выверенными и скупыми, словно у разведчика, прорезающего колючую проволоку.
       Не замедляя шага, и даже не повернув головы, Орлов нагнулся, одним движением зацепил тяжелый, маслянисто-желтый браслет двумя пальцами, мгновенно выпрямился и, уже на возврате, словно мимоходом смахнув пыль со штанины спецовки, уронил находку в широкий раструб кирзовых сапог.
       Яркое солнце ударило в глаза, ослепило. Голова тут же отозвалась мучительной болью, однако Алексей поборол секундную слабость. Быстро пересек заваленный сухими ветками двор, нырнул в сумрак арки, а уже через пару секунд вышел на оживленную улицу.
       Орлов влился в поток спешащих людей, привычным маршрутом миновал пару кварталов и свернул в сторону стоящего чуть наособицу здания ЖЭУ. Войдя внутрь, остановился и потянулся к ноге, собираясь без помех рассмотреть неожиданный подарок судьбы, мысль о котором помогла ему преодолеть нелегкий для измученного похмельем организма переход. Увы. Лестница, ведущая в полуподвал, где разместилась дежурка сантехников, оказалась погружена в темноту.
       - От, суки... - огорченно ругнулся Леха в адрес неведомого соратника, свистнувшего единственную лампочку из плафона.
       Осторожно спустился к обитой жестью двери, выдохнул и прислушался к рокоту, доносящемуся из-за хлипкой преграды.
       - Так и есть... опоздал. Уже началось, - понял Леха, без труда опознав в уверенном баритоне голос суровой начальницы. Дебелая, с выжженным перекисью перманентом на голове, она отличалась взрывным характером и прямотой армейского прапорщика. Слесарей Маргарита Петровна держала в ежовых рукавицах, требуя от подотчетного ей контингента неукоснительного соблюдения трудовой дисциплины.
       - А... была не была, - поняв, что его ближайшее будущее станет весьма поучительным примером прочим, Алексей сжал губы, стараясь дышать носом, толкнул дверь и сделал шаг вперед, невольно поморщившись от впившейся в косточку ступни находки.
       - Кого мы видим... Здравствуйте, Алексей... - повернулась на скрип в строгом, обтягивающем ее расплывшуюся фигуру, мадам домоуправша. - С прибытием, выспались? Здоровы ли?
       Обманчивая вежливость в голосе предводительницы слесарей и электриков не предвещала ничего хорошего для провинившегося Лехи.
       - Да я это... Так вышло... - невнятно пробурчал Алексей.
       - Что ты? Что это? - дама в черном добавила металла в голос. - Опять всю ночь пьянствовал? Или уже с утра успел? - она потянула носом. - Ну, точно... Свежак.
       - Так! Орлов. Я тебя предупреждала? - Маргарита Петровна прищурила густо накрашенный глаз, принимая некое, известное одной ей решение, и взмахнула пухлой ладонью. - Ну, вот и не обессудь. С сегодняшнего дня ты свободен. Вообще. Без отработки, по статье... Появление на работе в нетрезвом виде и причем не в первый раз.
       - Да не пил я сегодня, - сочтя от огорчения несправедливым обвинение про похмелье, возмутился Леха. - Вчера, правда, немного выпил. Посидели с другом. Да... Товарищ приехал. Ну а проспал из-за будильника... просто...
       - Слушай, заткнись, - посчитав разговор завершенным, Маргарита Петровна повернулась спиной к Лехе. - Рожу-то свою видел? Все. Ступай в контору и пиши заявление. По собственному. А не хочешь, то я сейчас планерку закончу и быстро приказ организую. С волчьим билетом выгоню.
       - И хрен с вами! - неожиданно даже для самого себя произнес Алексей. - Сам уйду.
       Он сжал зубы и что было силы рванул дверь: - Счастливо оставаться.
       В три прыжка миновав темный пролет, выскочил на площадку первого этажа и зашел в квартиру, переделанную под приемную.
       - Чего тебе? - сидящая за столом делопроизводитель не сочла нужным тратить слова и время на приветствие снискавшего дурную славу сантехника.
       - Шоколаду, - отрубил Леха, который еще не отошел от стресса. - Бумажку дай. Заявление по собственному написать хочу.
       - Никак увольняешься? - глумливо поинтересовалась Людмила. - Другую работу нашел? И куда, если не секрет? Может, в Газпроме сортиры чистить некому?
       - А не твое дело, куда, - Алексей вытянул из стопки, лежащей на столе, чистый лист и покрутил головой, прикидывая, куда примоститься, чтобы написать пресловутые строчки.
       - Уж всяко лучше, чем здесь. В Мэрию ухожу, - неизвестно зачем соврал он.
       Ну конечно. С твоей-то рожей только в городскую администрацию и идти.
       - Далась вам... моя физиономия, - Алексея слегка обеспокоило очередное упоминание о его лице.
       Он всмотрелся в висящее на стене зеркало и едва не выдал коронную связку ненормативного жанра. Из пыльной амальгамы на него смотрела опухшая физиономия с заплывшими глазами, всклокоченными пегими волосами, но самое главное, с четким отпечатком рифленой подошвы во всю щеку.
       - То-то я думаю... - ошалело протянул Алексей и начал энергично тереть щеку, пытаясь стереть с лица следы вчерашнего буйства рукавом грязной спецовки.
       - Да не мучайся, - сжалилась над ним секретарь. - Вот. Попробуй, - она протянула Лехе влажную салфетку.
       - Спасибо.
       - Взялся бы ты, Леша, за ум, - вдруг сказала Людмила. - Я ведь твою трудовую смотрела. Что с тобой случилось? Сопьешься ведь. Молодой, в принципе, мужик. Сорок лет всего. С хвостиком. А на вид за пятьдесят можно дать. Смотреть на тебя противно.
       - Так и не смотри, - по инерции огрызнулся Леха, но смутился и закончил уже вовсе растерянно: - Поздно уже. Затянуло. Да и права ты. Некуда мне теперь идти. Только в такую же, как эта, контору. За десять тысяч дерьмо из унитазов выгребать. Был когда-то Орлов, да весь вышел...
       - Ну, как знаешь. Твоя жизнь. Насильно тебя здесь никто держать не станет. А заявление в коридоре можешь написать, - голос Людмилы вновь поскучнел. Она словно смутилась своего мгновенного участия в судьбе нескладного слесаря.
       Алексей вышел из кабинета, склонился над стоящим в коридоре столом, принялся неловко выводить на листке буквы.
       "А может, и правда?.. - закралась в душу трусливая мысль.- Попросить, покаяться, может, Марго и сжалится?"
       "Ну, положим, оставит она тебя? - произнес вдруг в голове внутренний голос. Четко так произнес, внятно. - О такой работе ты мечтал? Или, думаешь, что-то изменится? Пить бросишь? Или от Зинки уйти сможешь? Нет. Если хочешь что-то изменить, то рвать нужно с корнем. Так, как ты когда-то с прошлым порвал. Напрочь. Хотя, может, и зря..."
       - Ладно. Пусть, - Леха вывел размашистую подпись, поставил число. - Делай, что должен, и будь, что будет.
       Он выпрямился, переступил ногами и едва не взвыл от боли в ноге.
       - Ну, все... Если фуфло какое-то, не я буду, об стенку грохну, - Алексей стянул сапог и вытряхнул на ладонь довольно тяжелый предмет. Покрутил в грязных пальцах.
       Браслет матово-желтого цвета, прозрачное, без малейшего следа царапин стекло, и круглый на пару сантиметров в диаметре циферблат с непонятной надписью.
       - Лон... Лонгин. Нет, не так. Лонжин. Точно, - Леха с сомнением покачал головой. Конечно, он был не настолько серым, чтобы не знать такую известную часовую фирму. Однако теперь шансов, что часы окажутся настоящим, ценой в несколько тысяч долларов, швейцарским хронометром, стало куда меньше. Ну не то место Зинкин подъезд для настоящего Лонжина. Не тот контингент в этом доме живет. Такие же алкаши и неудачники, как сам Леха.
       - Сто к одному - фуфло, - подвел неутешительный итог Леха. Он почесал гудящую голову, и с надеждой глянул на закрытую дверь в приемную.
       - Ну, написал? - встретила его вопросом Людмила. - Марго уже мне звонила. Она сейчас на объекте, но сказала, что после обеда приказ подпишет. А расчет завтра, сказала, получишь.
       - Слушай, Люд... - Алексей попытался придать голосу некую вкрадчивость. - Я вчера здорово... ну, выпил я. Голова раскалывается. Займи тысячу, а? Или, вот, купи? Настоящий Лонжин. Всего за штуку отдам. Идут. Почти новые.
       - Да не нужны мне часы. Тем более мужские, - секретарша вздохнула. - А тебе, Леша надо бы не с Зинкой твоей хороводиться, а...
       Людмила не закончила, махнула рукой: - На тебе тысячу. А завтра я из расчетных заберу.
       - Спасибо, - Алексей ловко свернул заветную купюру, сунул в карман. Посмотрел на часы. - А хочешь, я тебе их отдам. Просто так. От чистого сердца. Мужика себе найдешь, ему потом подаришь.
       - Дурак ты, Орлов. Дурак и неудачник, - щеки Людмилы вспыхнули. - Вали отсюда со своими часами. Козел. Каждый алкаш жалеть меня еще будет.
       - Да я ведь не это имел в виду... - смутился Леха, помялся, не зная, как исправить неловкость, но вспомнил о лежащих в кармане деньгах и поспешил на улицу.
      
      
       "Скажи кому - не поверят. - С некоторым удивлением думал Леха, разглядывая тесные ряды спиртного. Покупать, как он это делал обычно, самую дешевую водку сегодня отчего-то не хотелось. А хотелось ему купить пузатенькую, темного стекла бутылку с лаконичной надписью на темном фоне глянцевой этикетки. Настолько, что не удержался, и совершил явную глупость.
       -Девушка. А вы мне вон ту бутылочку не покажете. - Обратился он к молоденькой продавщице, настороженно следящей за одиноким покупателем.
       -Ага... Сейчас. - Фыркнула девица, мгновенно оценив статус потрепанного жизнью клиента. - Вы его, не ровен час, разобъете, а мне потом за этот Мартель неделю бесплатно работать. Сначала заплатите, а потом сколько душе угодно на него и смотрите. Только сомневаюсь, папаша, что вы этот коньяк брать собираетесь.
       " А и правда, чего это я,.. - Даже не обиделся на откровенный намек Леха.
       -Да ладно, это я так... -Он сбился, не закончил, и вытащил из кармана смятую тысячу. - Три "Сибирячки" дайте. Вот, держите ... Аккурат на три штуки.
       -Давно бы так. - С некоторым облегчением отозвалась продавец, поняв, что скандал маргинальный покупатель затевать не собирается.
       Алексей забрал пакет с выпивкой, вышел из магазина, и только на улице сообразил, что странное желание заставило его забыть о тщательно спланированном намерении попытаться предложить найденные им часы продавщице в качестве оплаты за еще одну, бонусную бутылку с живительной влагой.
       Да и ладно, пес с ней. Если уж совсем не хватит, всегда смогу до лабаза сгонять. В лавке, расположившейся совсем рядом от Зинкиного дома, Леху знали, и частенько выручали его в трудные минуты. Брали в залог любую хоть сколько ни будь ценную вещь.
       Часы уйдут влет.- Успокоил себя Алексей, и целеустремленно двинулся к дому.
       -Ты? Чего так рано? - Хмуро поинтересовалась Лехина спутница жизни, отворив дверь.
       А я вот чего принес. - Алексей встряхнул зажатым в руке пакетом.
       Звук полных бутылок слегка смягчил суровое выражение Зинкиного лица, однако не избавил Леху от продолжения допроса.
       Так я не поняла. - Повысила и без того визгливый тембр голоса Зинаида. -Тебя, что все -таки с работы поперли? Нет, ты скажи, точно?
       -Да чего ты сразу... Никто меня не увольнял. - Попытался увильнуть от дознания Леха, но вновь, как и давеча в магазине, смутился, и выпалил.- Сам я ушел. Поняла. Сам.
       -Ах сам... - Криво ухмыльнулась сожительница.- Тогда вот что... сам и вали отсюда. Достал меня уже. Поэтому... нахрен. А бутылки я у тебя в качестве оплаты за постой заберу. Год почти у меня на всем готовом жил. Как у Христа за пазухой. А теперь от тебя вообще никакой пользы. Все. Вот тебе, как говорится Лешенька, Бог, а вот и порог.
       Ловко выдернув из рук онемевшего от такого поворота Алексея пакет с бутылками, Зинаида захлопнула дверь перед самым носом гражданского супруга.
       Эй, ты чего это... Зин. Зина. Да ладно тебе... - Алексей нерешительно стукнул ногой в истертый дерматин.
       -Я тебе, сволота этакая, постучу. Ты у меня сей час в ментовке стучать будешь. Вали - сказала. - Донесся из-за хлипкой двери Зинкин голос.
       -Погоди... А у меня вот чего есть... - Поняв, что ситуация стала совсем нехорошей, Алексей вытащил из кармана пресловутые часы, поднес блестящую вещицу к глазку.
       Возникла недолгая пауза. Наконец лязгнул замок, дверь приоткрылась.
       Ты где это взял? - спросила Зинаида со странными нотками в голосе.
       Да утром, здесь, в подъезде нашел... - Обрадованный тем, что его выселение скорее всего отменят, быстро ответил Алексей, и добавил, стремясь закрепить успех. - Настоящие Швейцарские часы. Бешеных денег сто...
       И тут из глубины квартиры до слуха Алексея донесся незнакомый мужской голос. Что сказал Зинке неведомый гость, Леха не разобрал.
       -Чего? - Переспросила хозяйка квартиры.
       - Глянь, говорю, как котлы называются? Не Лонжин, случайно? - произнес голос уже громче.
       -Да пес его знает. По-нерусски написано. А Лонжин - Монжин... я в этом не понимаю. - Отозвалась Зинаида взяв с раскрытой Лехиной ладони тяжелую вещицу. Причем сказала она это из совсем другим тоном, чем только что говорила с Лехой.
       -Точно - Лонжин. - Встрял в беседу Алексей. Его конечно несколько удивило наличие в гостях у почти законной супруги неизвестного мужчины, тем более в неурочный час, однако и сам он в данный момент находился не в той ситуации, что-бы устраивать выяснение отношений.
       -Я объявление внизу видел. Напечатанное. - Медленно, слегка растягивая слова, произнес незнакомец, обращаясь к Зинке. - Черт какой-то котлы потерял. Из желтого металла. Лонжин называются. Нашедшему - вознаграждение, и телефон.
       -Да иди ты... - Изумилась Зинка.- И скока?
       -Скока-скока... - Передразнил мужчина. - Не поверишь, двадцать штук обещают...
       -Оп-а-на-ма... - От переполняющих ее чувств Зинаида применила несколько иное словосочетание, до предела матерное, но куда более четко выражающее ее чувства.
       - По десятке на рыло. Не слабо... - Наконец выдохнула обадевшая от удачи хозяйка притона и вдруг неожиданно и довольно сильно толкнула дверь, пытаясь закрыть ее. Остановило ее движение вовсе не предусмотрительно вставленная в проем Лехина нога. Он даже и не понял сперва, что его только что попытались, как говорится срубить с хвоста. Помешал двери сбившийся половик.
       А ну отпусти... так тебя и растак... - Не сообразив, что не дает ей исполнить задуманное взвыла Зинка, и налегла на дверь уже всем телом.
       И только тут Леха отмер. - Ах ты-ж... Сама ты сволочь. - Огорчился он. -Я тебе, как говорится с дорогой душой, а ты... Мало того, что пока я на работе, к себе какого-то хахаля привела, так еще и последнее отобрать хочешь... Он вырвал из потного кулака бывшей подруги злосчастные часы, и бросился вниз по лестнице.
       Ни фига себе, как все повернулось... - Алексей успел отойти от дома коварной сожительницы довольно далеко, и теперь сидел на скамейке возле небольшого парка.
       Задумчиво взглянул на часы, и решительно застегнул прохладный браслет на своем запястье.
       Потом, после, Леха не раз вспоминал этот момент, и пытался понять, имело-ли все, что произошло с ним в последующем причинно-следственную связь с этим простым вобщем-то движением, но в этот момент он почувствовал, что с ним творится нечто странное. Голова закружилась, в глазах вспыхнула тысяча маленьких, но необычайно ярких искорок, а тело тряхнуло таким лютым ознобом, словно его окатили ледяной водой. Секунда -другая, третья, и вдруг все прошло. Замерли поплывшие было в круг высокие кроны, исчезла рябь в зрачках. И лютый январский холод сменился теплым и ласковым ветерком.
       Ох, блин, что это было... - Невольно процитировал Леха героя культовой комедии нового времени, генерала Иволгина. - Эк меня пробрало. Похмелье выходит, что-ли?
       Алексей замер, внимательно прислушиваясь к организму, посидел несколько минут. Как бы то ни было, никаких новых приступов не случилось. Больше того, ему вдруг показалось, что внутреннее состояние стало совсем иным. Никакой разбитости, боли в висках, ничего. Показалось даже, что даже голова начала работать как никогда четко. Сбивчивые мысли прекратили бестолковую суету, и сложились в четкое и продуманное решение.
       -Все что ни делается - к лучшему. - Подвел итог короткой передышке Алексей, и легко поднялся со скамьи. Привычно, словно делал это десятки раз на дню глянул на циферблат пижонских часов, которые стали вдруг нравится ему все больше и больше.
       Денег нет. Это конечно не здорово. Ну да ничего... Завтра расчет получу, что - ни будь придумаю... А пока нужно день простоять, да ночь продержаться. Где вот только? Не на вокзал-же идти. Тем более теперь их на ночь закрывают... Проблема однако.
       И тут Леха поймал себя на мысли, что несколько лукавит. Был у него простой и стопроцентный вариант перекантоваться день, а то и два. Стоило только отыскать пару сотен рубликов на бутылку не слишком паленой водки, и пройти мектров пятьсот в сторону станции метро. Старый приятель, а проще сказать товарищ по нескончаемой войне с зеленым змием всегда с готовностью примет гонца, принесшего вожделенную тару. Ну а потом, как говорится "Где спать лег, там и родина". Найдется у спившегося товарища какой-никакой матрас и подушка - хорошо, а нет, так и нге надо. Так сойдет.
       Загвоздка была в другом. Лехе внезапно и до жути расхотелось тянуть из грязного стакана отвратное пойло, закусывая горечь прогорклой селедкой. И рожу своего привычного собутыльника, опухшую и что греха таить, ничуть не отягощенную интеллектом видеть не хотелось. И уж вовсе противно было даже представить, что придется сидеть а может и спать в запущенной до последнего предела, пропахшей грязным бельем, помоями и чем-то вовсе уж отвратным, убогой комнатушке.
       Нафиг. - Отверг Леха даже малейшую возможность подобного варианта. - Лучше уж... Он не стал подбирать альтернативу, а просто выбросил из головы неудачную идею, и решительно зашагал вперед.
       Он шел по узкому тротуару, привычно уворачиваясь от встречных людей, останавливался на перекрестках, пережидая плотный поток машин, вновь шагал по мягкому от жары асфальту. Очнулся от некоего подобия транса лишь только свернув с проспекта в тенистый переулок.
       Остановился, слегка удивленно оглянулся по сторонам, и сообразил, что оказался совсем неподалеку от места его теперь уже бывшей работы.
       Смешно... - Улыбнулся Алексей Фрейдистскому выверту своего подсознания, которое привело его сюда.
       -Леша! Алексей Иванович! - Раздался вдруг над головой Алексея голос.
       -Да что ж это такое... Всем Пашка Америка нужен.- Пробормотал Леха застрявшие в памяти слова из давнего, советских еще времен приключенческого фильма. Поднял голову, отыскивая взглядом того, кто окликнул его, и увидел, что голос принадлежит немолодому мужчине, стоящему на балконе третьего этажа панельного дома.
       "Точно. Знаю. И зовут этого дедка Константином... а вот как по отчеству? Убей, не помню. Несколько раз по заявке у него был. Последний раз колено в стояке менял. Вонища была...
       -Здравствуйте.- Алексей приветливо поднял кепку.
       -Алексей, ну где вы ходите?... Я еще утром диспетчеру позвонил. Сказали, что слесарь будет, а вас все нет и нет. Второй день уже без холодной воды сижу. Кран течет. Прямо хлещет. Вчера кто-то приходил из ЖЭУ. Воду отключили, а делать не стали.
       -Да понял я... -Отозвался Леха, сообразив, что его коллеги решили слегка заработать на одиноком пенсионере, и выдавить из него оплату сверх тарифа образно говоря не мытьем, так катанием.
       -Ну так как? - Не унимался стоящий на балконе старик. - Есл и дело в деньгах, так вы только скажите, я заплачу...
       -Видите-ли... Я вроде как там больше не работаю. - Попытался увильнуть Леха.-
       Извините...
       -Алексей Иванович, голубчик. Вы меня без ножа режете. - Жилец молитвенно сложил перед собой сухие ладони.
       -Ладно. Сейчас подойду.- Не сумел проявить стойкость Леха. -Дверь в подъезд только откройте. Если смогу, сделаю.
       -Бегу, бегу... Уже открываю. - Старик исчез в глубине комнаты.
      
      
      
      
      
       Как и предполагал Алексей, авария была из разряда тех, что устранилась на раз. Достаточно было чуть подтянуть муфту, и мутный ручеек иссяк.
       Работнички, ети его, за сотню удавятся...- мысленно попенял Алексей бывшим соратникам.
       Однако хозяин квартиры воспринял сообщение об успешном окончании ремонта с таким искренним облегчением, что Лехе стало даже неловко. Поэтому он возмущенно отказался от неловко протянутой ему купюры, и двинулся на выход.
       -Нет, нет. Так нельзя. Ну что вы обо мне подумаете? - неожиданно воспротивился профессор. - Раз денег не берете, ну так давайте я вас хоть угощу. Он неумело изобразил пальцами соответствующий жест. У меня после Нового года отличный коньячок остался.
       Он кинулся на кухню, а поскольку разобраться в мудреных замках на входной двери без посторонней помощи Леха не сумел, то вынужден был проследовать за хлебосольным хозяином.
       Благодарствуйте, хозяин, коньяк не употребляю. А вот кофе, если угостите, с удовольствием выпью. - Сказал Алексей, и сам поперхнулся от вырвавшейся фразы.
       -Кофе? Ах да, кофе. Ну, разумеется. - Профессор выставил на стол банку, почти не глядя достал с полки кружку, подвинул сахарницу.
       Одну минуту, сейчас воду согрею... - И словно только сейчас заметив приличных размеров лужицу, натекшую из покалеченной трубы, охнул и принялся вытирать пол тряпкой.
       Алексей осторожно присел на вытертый пластик стандартного кухонного табурета, незаметно оглянулся,
      
       Ничто так красноречиво не характеризует хозяев, как, простите, места общего пользования и кухня. - Этот нехитрый постулат Леха уяснил еще в первые месяцы своей недолгой карьеры в сантехническом бизнесе,
       Сантехника финская, неплохая, но куплена и установлена еще в приснопамятные времена всеобщего дефицита. Кухонный гарнитур - стандартный МДФ под серенький мрамор. А вот трубы уже ку-ку... замены просят давно и прочно. Жить с такими трубами, да еще и не на первом этаже, все равно, что на пороховой бочке... - Лениво размышлял гость, ожидая, когда закипит вода в китайском Скарлете.
       И тут его мысли вдруг поменяли направление.
       - Тридцать лет на белом свете - по течению... - Пробормотал отставной сантехник крылатую строчку Высоцкого, и едва не сплюнул от огорчения. - Если-бы тридцать, а то ведь сорок почти. - Осторожно хлебнул дегтярно-черный кофе из крохотной белоснежной чашки. - И с чем я к этому рубежу пришел - К этакой вот ...сантехнической жизни?
       -Да вы даже кофе не пьете? -- Хозяин квартиры закончил размазывать грязную воду по линолеуму, присел напротив.
       -Хм... - Алексей критически оглядел результаты неумелых попыток навести порядок, - влетит вам от хозяйки за такую приборку... Как по мне - лучше было и вовсе не трогать. Размазали только.
       -Да где ее взять-то, хозяйку? - Показалось, что в голосе хозяина прозвучала нотка печали.
       -Извините. - Смутился собственной бестактности Алексей. - Примите мои... как это...
       -Да не извиняйтесь вы. Это я неверно выразился. - В свою очередь смутился хозяин. - Холостяк я. Так уж вышло. Всю жизнь один. Пока молодой был - сам не хотел семью заводить, думал - науке будет мешать, а потом как-то и не хотелось.
       -Петр... простите, запамятовал ваше отчество, - поспешил сменить тему разговора Леха, - а вы в какой области ученый? В смысле, - каких наук профессор?
       Хозяин хлопнул себя по лбу. - Простите, я и не представился. - Афанасьевич я. Петр Афанасьевич Гордеев. Доктор политологии. Профессор по кафедре политологии и политического управления.
       А как это?.. - Озадаченно протянул Алексей.- Доктор, профессор... Я в этом не очень понимаю.
       -Да ерунда это все. - Отмахнулся ученый. - А на самом деле все просто. - Доктор - это ученая степень. Присуждается по результатам защиты диссертации. А профессор - должность в соответствующем институте. Я, правда, еще кандидат психологических наук. Но это как-бы побочно. Одно время был заведующим кафедрой социальной психологии и конфликтологии. Но это уже в прошлом.
       -Теперь понял. - Рассмеялся Леха. - Это как в армии. Капитан - звание, а командир роты - должность. - Он на мгновение задумался. - Так вы, пожалуй, если по армейским меркам, не меньше чем генерал на генеральской должности? Солидно.
       -Ерунда это все. - Вновь повторил хозяин, и даже изобразил нечто вроде презрительной гримасы. - Генерал это тот, кто свою волю, свое понимание имеет власть и возможности в жизнь воплотить. Приказать и за выполнением проследить. А в моем случае,...какой я генерал? Смех один. - Похоже, что Алексей невольно наступил профессору на больную мозоль. - Вот представьте ситуацию: За каким, спрашивается, бесом им нужно было создавать на ровном месте в НИИ экспериментальный отдел? Однако пробили. Немалый, скажу вам по секрету, административный ресурс задействован был. И даже финансирование выделено. Приличные деньги. - Гордеев в расстройстве шлепнул ладонью по столу и продолжил: - Я переманил, сорвал с места лучших специалистов в области политологии и политического управления. Успел даже создать лабораторию прикладной политологии и социологии политологического цикла. Два года интенсивной работы... И вдруг - все закрыли. А ведь уже в одном шаге от результата были. Практически руку протяни...
       -Ну да - ну да... - От обилия умных слов и напора, с каким ученый их выпалил, Лехе стало не по себе. - Вы извините, профессор, мне это... идти надо...
       -Извините. - Петр Афанасьевич оборвал свой монолог, и словно бы даже обмяк. - Я никак не могу прийти в себя от такого... не могу даже подобрать слова - от такой некомпетентности. Вбухать миллионы и... Обидно. Понимаете?
       -Да я понимаю. - Алексею вдруг стало жаль этого старика. - Отдать всего себя... всю жизнь посвятить, и вдруг понять, что результат никому не нужен. И вправду, обидно. - Да, я вас понимаю. - Повторил он, и в то же время мучительно старался сообразить, почему горестная тирада неудачливого исследователя так задела его самого. - Вспоминай... вспоминай! Нет, не могу.
       Леха встал из-за стола и криво улыбнулся. - Все относительно, профессор. Да, вы огорчены, вам обидно. Только это не самое страшное в жизни. Поверьте. У вас есть дом. Надеюсь неплохая пенсия. Достаточно комфортный быт. По крайней мере, вы хоть помните. Помните, как радовались своим успехам. Как огорчались неудачам. Вы, я почти наверняка уверен, что вы прожили интересную и наполненную событиями и эмоциями жизнь...- Тут уже Алексею пришлось сдерживать себя. Он сжал губы, заставив себя замолчать.
       -Пойду я. Прощайте. Двери помогите открыть?
       -Слушайте... Вы точно сантехник? - Спросил Гордеев. Он, похоже, и не расслышал последних слов Лехи. - Кто вы?
       -Не обращайте внимания. - Отозвался Алексей, пытаясь повернуть барашек замка. - Это у меня последствия старой травмы. Иногда накатит. Но сейчас уже все прошло. Амнезия... и еще какая-то хрень... типа социальной деградации. Не знаю, что это, но мне в больничке такой диагноз еще лет пять назад поставили и отвязались.
       Петр Афанасьевич всмотрелся в Лехино лицо. - А ведь вы не сантехник. Вернее вы не всегда были простым слесарем. Я специалист и могу сказать, что ваш лексикон, словарный запас, манеры. Все это говорит понимающему человеку куда больше, чем ваша телогрейка и грязные сапоги. Может быть, я могу вам помочь? Нет, нет, совершенно бесплатно. Вы правы, я действительно получаю неплохую пенсию. А если учесть гонорары за печатные труды и консультации, то можно сказать, что мой достаток значительно выше прожиточного минимума. Куда выше.
       -Тогда зачем вам это?
       -Во-первых, социальная деградация - это как раз мой профиль. - Петр Афанасьевич ткнул пальцем в дужку очков. - Ну а во вторых - просто нечем заняться. Понимаете? За столько лет привыкаешь, ну выручите старика? У меня есть несколько идей, которые в свое время я так и не успел опробовать...
       -Я вам, что крыса подопытная? - недобро засопел Леха и демонстративно посмотрел на часы. - Время деньги, профессор. Прощевай папаша.
       -Да вы зря обижаетесь молодой человек. Я ведь от всего сердца...
       Но Леха, который наконец-то сумел справиться с мудреным замком его уже не слышал.  
       'Без паспорта жить в России конечно можно, однако не дай Бог никому... - Алексей выдохнул, набрал в грудь воздуха и решительно вдавил кнопку звонка. Увы, ни эта долгая трель, ни следующие попытки добудиться хозяйку его временного пристанища успехом не увенчались.
       "Дрыхнет, сволочь. - Резонно рассудил он, вновь поднял руку к засаленной кнопке, но передумал. - Толку-то. Если они мою водку уже выпили, то раньше, чем к вечеру не проспятся. Делать нечего, придется ждать. Хочешь - не хочешь, а без документа мне никак...
       Выскочив из квартиры пожилого ученого Алексей по инерции прошагал пару сотен метров сопя и фыркая от негодования, но быстро успокоился и даже удивился своему внезапному порыву. - Чего это ты? Тебе человек помощь предлагает. Какого хрена кобенишься. Тоже Лорд Сантехник нашелся. Только герб графский с рожи стереть не забудь. - Голос прозвучал в мозгу настолько внезапно и отчетливо, что Алексей даже обернулся от неожиданности. Озвучив довольно нелицеприятную истину внутренний монолог прервался.
       Алексей смущенно потер лоб. - И правда, чего это я? - он замедлил шаг, глянул в сторону профессорского дома, крышу которого еще было видно из-за высоких крон деревьев. Помялся, и нехотя, словно ломая себя, пошел обратно, к профессорскому дому.
     -А я ведь знал, что вы вернетесь. - Сказал ученый, отворив дверь. - Не хочу хвастать, но в людях я разбираюсь, и без слов вижу, когда... Но это я так, к слову. Вы входите, входите. Вот ваши тапочки. Снимайте обувь, и проходите...
     -Неловко это как-то... - Смущенно пробормотал Алексей, следуя за хозяином. - Вы человек занятой, ученый. Время Ваше наверное дорого стоит, а я ведь заплатить не смогу... А впрочем, нет. Вот у меня часы есть. Дорогие похоже. Давайте я вам их в качестве оплаты...
     -Да что ты будешь делать.- От возмущения Петр Афанасьевич даже всплеснул ладонями. Повернулся к гостю с явным намерением отчитать его за неуместное предложение. Но тут его взгляд упал на Лехино запястье с часами
     - Что? - голос профессора вдруг изменился, осип. - Не может быть... Ну ка, голубчик, покажите мне их... - Он, неожиданно ловко для своей комплекции и возраста, ухватил ладонь Алексея и поднес ее к своему лицу, всмотрелся в блестящий циферблат.
     -Не может быть... Этого просто не может быть. - Пробормотал он, не отрывая взгляда от часов.
     -Так я и говорю, вещь дорогая... - Закивал головой Леха и попытался зацепить тугую застежку браслета, что-бы снять его. Однако сколько он ни старался расстегнуть его, ничего не получилось. Довольно хлипкая на вид пластинка не отщелкивалась.
     -Да чтоб тебе... - С досадой выдохнул Алексей, и потянул что было силы. Ноготь соскользнул, и обломился, а застежка осталась неподвижной.
     -Вы не беспокойтись, профессор, я его открою. Может пассатижами зацеплю. Ну в крайнем случае порву. Вам его починят. Это недорого.
     - Хм... Вот это вы меня удивили, так удивили... - Похоже, что пока Леха возился с неуступчивым замком браслета Петр Афанасьевич уже успел справиться с удивлением, и поэтому ответил почти нормальным голосом и слегка даже ироничным тоном. - Если я не ошибаюсь, а это вряд-ли, то снять их вы сможете теперь разве, что с рукой. Да и то... И еще раз вам повторяю. Не нужно мне от вас никаких денег. Я бы оплаты и так не потребовал, а сейчас, тем более. Но полно о ерунде. Скажите лучше, откуда у вас это. - Профессор с некоторой опаской указал на часы.
     - Нашел. - Просто отозвался Леха. - Утром на работу шел, а они лежат. Ну я и одел... А что?
     -Ну да, ну да. Все правильно. Это я не сообразил. Конечно нашел. Их иначе и не... - Тут профессор вдруг поперхнулся, и скомкал окончание фразы. - Давайте закончим об этом. Многие знания - многие печали... Ежели им будет угодно, вы и сами все узнаете. Не моего ума это...
     - Нет, так нет. Как хотите. Но если передумаете, я всегда готов. - Алексею тоже надоело навязывать безделушку, и он неловко замер перед стоящим в коридоре хозяином. - Ну я пойду тогда. Вы мне время назначите? Когда этот сеанс, или как его, будет.
     -Что значит пойду.- Вынырнул из задумчивости Петр Афанасьевич. - Я все более убеждаюсь, что наша встреча отнюдь не случайна. И теперь твердо уверен, что вы именно тот человек, которого я ждал. Идемте в комнату, начнем прямо сейчас.
     - Да я ведь и не готов совсем... Вы же мне еще ничего не объяснили. Что мне делать, как... - Замялся Алексей, но под строгим взглядом профессора смешался, и послушно двинулся в указанном ему направлении.
     Довольно просторная комната с широким, затянутым легкой тюлевой шторой окном. Высокие, светлого дерева полки вдоль одной стены, диван возле другой, и пара глубоких кресел, обтянутых теплой кремовой кожей, стоящих по обе стороны столика из блестящих хромом трубок с прозрачной столешницей из толстого стекла, расположенного посредине.
     -Присаживайтесь, - Петр Афанасьевич сделал плавное движение рукой, указывая на ближайшее к двери кресло, и внезапно, все тем-же плавным движением, словно завершая указующий жест, ткнул плотно сжатыми пальцами в висок стоящего возле него гостя.
     Алексей охнул, ощутив острую боль, пронзившую всю левую половину тела, запоздало отшатнулся, в тщетной попытке увернуться от коварного удара, и повалился ничком, аккурат в любезно предложенное ему кресло. В глазах потемнело, а в голове вспыхнул огненный фейерверк. А потом все пропало.
    
    
    
     Очнулся он от яркого света, который ощутил даже сквозь плотно сжатые веки.
     -Что это? - мысль, не желая формулироваться в связную конструкцию ускользнула. Он сжал ладони, пытаясь определиться в пространстве, и вцепился пальцами в гладкую, слегка шелковистую поверхность кресла, подтянул к себе вытянутые ноги, готовый вскочить и отпрыгнуть в сторону, что бы уйти с линии атаки.
     -Не двигайся. - Странно, голос прозвучал не в ушах, а прямо в голове. - Стой, тебе говорят. Иначе опять врежу. И увернуться не успеешь.
     - Расслабил мышцы, и осторожно, едва заметно раскрыл веки, стараясь оценить всю обстановку сразу.
     -Да не прикидывайся ты. Я же вижу, что очнулся. Открывай смело. - Голос показался отчего-то смутно знакомым. Показалось, что связано у него с этим голосом что-то явно недоброе и чужое.
     Не видя смысла таиться открыл глаза, моргнул, прогоняя невольную слезу, всмотрелся в сидящего перед ним человека.
     Толстяк развалившийся в глубоком, обтянутом кожей кресле растянул губы в широкой, но слегка смахивающей на искусственный оскал, улыбке, благожелательно кивнул большой, круглой головой с пегими, словно посыпанными ржаной мукой, реденькими волосиками, всплеснул короткопалыми ладонями.
     - Ну здравствуй, здравствуй. Ох и натерпелся я через тебя. Сколько пришлось пережить, что и не выскажешь. Но все-же, честно скажу, рад. Правда, рад. Искренне. - Толстячок поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее, и придвинул лобастую голову к столу. - Узнал? Ну не тяни, узнал?
     Всмотрелся, прогоняя в мозгу возможные варианты предыдущих встреч с незнакомцем, одновременно оценивая окружающую обстановку, и наличие угроз.
     -Нет. Хотя что-то такое вертится. Но когда и кто, не помню...
     -Вот тебе бабушка и Юрьев день. - Огорчился собеседник. Скривил губы в огорченной гримасе, показав на миг белоснежные, нисколько не подходящие слегка комичному облику простоватого толстячка зубы.
    - Ладно, тогда давай начнем с простого. - Благодушно произнес собеседник, но закончил неожиданно строго и отрывисто. - Фамилия, звание, должность. Смирно.
     -Капитан Круглов, - Непроизвольно вырвалось у Сергея, - он едва сумел подавить в себе желание встать.
     -Ну вот. Уже легче. А где ты? Кто я?
     Задумался уже всерьез. Искренне пытаясь восстановить в памяти события предшествовавшие его нынешнему состоянию. И не смог. Вертелось только что-то связанное с поездкой в штаб, какой-то поезд, совсем уже странные, словно из исторической, времен первой мировой войны хроники. Какие-то азиаты, узкоглазые, смуглые лица, снег... Бескрайнее, укрытое толстым слоем снега поле. И несколько человеческих фигурок, бегущих по белой пелене к виднеющемуся далеко впереди темному лесу.
     -Смутно все. - Сергей помотал головой, ощутив непонятную боль в левом виске. Инстинктивно поднял руку и коснулся пальцами головы.
     - Хоть что-то. - В голосе сидящего напротив прорвалось скрытое недовольство. - Похоже поспешил я. Надо было... Ну да что теперь жалеть. Будем выкручиваться с тем что есть.
     -А зовут меня Игнатом. - Толстяк слегка приподнялся в кресле, и плюхнулся назад, ухватившись за кожаную обивку перила открыв взгляду запястье со старой, выцветшей от времени татуировкой.
     "Memento more". - Разобрал Сергей готическую вязь. -"Что- то знакомое. Игнат, рыжие волосы, наколка. Вертится что-то... Но что"?
     -Что? Никак? - Назвавшийся Игнатом огорченно вздохнул, подпер щеку пухлой ладошкой, задумался.
     -Эврика. - Хлопнул себя по лбу мыслитель. - Ты жену свою, Ольгу, помнишь?
     -Олю? - Сергей наморщил лоб, и вдруг увидел задорную Олину улыбку. Но тут-же поплыл перед глазами белый снежный туман. Выплыла вновь картина снежного поля.
     -Да. Помню. А где она? - хрипло отозвался Сергей, и попытался встать.
     Однако подняться из коварного кресла не сумел. Тело просто отказалось слушать.
     - Значит не все еще потеряно. - Расплылся Игнат в ослепительной улыбке. -Тогда будем плясать от печки. Я буду рассказывать, а ты просто слушай. Можешь даже закрыть глаза.
     Сергей откинулся на мягкую спинку, и послушно прикрыл веки. Странно, ему даже не пришло в голову ослушаться странного собеседника.
     -Подножье, съемная комната в старом, японской еще постройки, доме. Ты стоишь посреди этой убогой комнаты, и держишь в руках вырванный из тетради листок.
     "Пропади ты пропадом со своей службой"... - Короткая фраза аккуратным почерком. Подписи нет. Да она и не нужна...
     От того,что он почувствовал в следующий момент Сергей наверное на мгновение потерял сознание. Сравнить это можно было разве что со взрывом фугасного снаряда, разорвавшимся прямо в мозгу. Тысячи лиц, слов, образов, запахов, чувств... Фейерверк распустился ослепительным каскадом, и вдруг потух. Но теперь Круглов вспомнил все. Свою службу, учебу в училище, свадьбу, и даже ставшую прологом к совершенно невероятным событиям поездку на поезде Владивосток-Москва в купе со странным попутчиком. А еще и то, что случилось после. Свое путешествие в прошлое,бежала и возвращение в новую реальность. Туда, где они с Олей, проваливаясь в снежной целине, бежали от погони. А еще много всего, не менее странного, и непонятного. Но это все было с ним. Вот в чем он был точно уверен, так в этом.
     -Я вспомнил.- Произнес Сергей. - И тебя, сволочь, тоже вспомнил. Никакой ты не ангел, а простой балбес из будущего, которого в конце концов повязали ваши КГБшники. И они обещали, что я буду жить как будто ничего этого не было. И что у меня..., у нас с Олей все будет хорошо. Так какого тебе надо? Откуда ты опять взялся? И что вообще со мной?...
     - Вот видишь. - Словно и не расслышал последних слов Сергея гость. - Все будет хорошо пообещали? Ну-ну. И как оно вышло?
     Показалось, или в голосе Игната послышалась явная издевка.
    - Я со службы ушел. Мы... Ну... - Сергей сжал зубы, мимоходом удивившись неприятному ощущению. Показалось, что во рту у него почти нет зубов. - Да все у нас... - Он замолчал.
     -Не помню. - Наконец сознался Сергей. - Так что? Скажешь?
     -Ну нет, приятель. То балбес, то скажи пожалуйста... А вот у тех и спроси, если они тебе обещали. У них и спрашивай.
    Круглов, которому крепко хотелось хоть на мгновение обрести возможность двигаться, с грустью поглядел на коротенькую шею сидящего перед ним паразита.
     -Вижу, огорчен. Но увы. Не разделяю. Тем более, что ничего тебе это не даст. И шею мне не свернешь, и про себя ничего не узнаешь. - Словно прочитал его мысли Игнат.
    
     - Теперь я уже ничего не знаю. Я не знаю кто ты, и кто те люди, которые ко мне приходили, но раз ты меня сюда выдернул, и заставлял вспомнить, то значит я тебе зачем-то нужен. - Угрюмо произнес Сергей. - Ну так и не выкобенивайся. Все равно придется...
     -Алкаш, а соображает.- Одобрительно пробормотал Игнат. - Ну ладно, не буду тянуть. А то и правда, опять забудешь. Мучайся потом снова.
     -В общем так. Рассказ будет короткий, но, прямо скажу, не слишком для тебя приятный. Поэтому уж не обессудь, руки-ноги тебе пока попридержу. А то начнешь дергаться. Возись с тобой.
     -Да ладно, не буду я ничего пытаться сделать. Понял уже, что не выйдет. Рассказывай. Прежде всего, что с Олей. Где она.
     -Нету ее. - Просто отозвался Игнат. - Уж лет двадцать как... Судьба у нее такая. Ты ее три раза спасти пытался. И все равно... Матрос их тогда всех сжег...
     -Но... Погоди... Я ведь со службы ушел. Мы собирались вместе с ней в Арсеньев ехать. Не мог я этого допустить. Да я бы всех этих матросов на куски порвал... - Перебил рассказчика Сергей.
     -Возможно.- Отозвался Игнат вновь свернув идеально ровными зубами. - Ну а кто сказал, что ты с ней был?
     -Как это?
     -А вот так. Кто те двое, что тебе мозги запудрили были я сказать не могу, но и сказку, что они тебе рассказали, подтверждать не стану. В общем историю твою пересказывать неинтересно и нудно. С одной стороны, я этих, которые тебя зачистили, понимаю. Нельзя им было тебя с памятью о том, что было оставлять. И не потому, что мог рассказать. Это как раз сколько угодно. Просто все это на твои поступки влиять стало-бы. И тогда мог хоть и в мелочах, но естественный ход событий поломать. Ферштейн? Вот они тебе память и потерли. Аккуратно, но сильно. - Игнат вдруг неуловимо изменился и рассмеялся заразительным смехом известного артиста.
    -Как память? - только и сумел повторить Сергей. - Да лучше бы убили...
    - А вот это, извини - нельзя. Ежели ты один раз, грешен, по моей вине проскочил, все. Дальше уже по новому сценарию все должно было идти. И твоя матрица так сказать свой след обязана была оставить.
     -Ладно, пусть, стерли. Но что значит, что Оли нет уже давно? Что значит - двадцать лет?
     -Да то и значит. Два десятка лет у вас с тех пор, как мы с тобой в купе нажрались, прошло. Всяко у тебя было... Но до конца спиться, и под забором сдохнуть тебе не сфартило. Потому как твой жребий был эту тридцатку сполна отмотать. А вот аккурат сегодня тебе и пришла пора, значит в скорбный путь. Через часы, которые ты нашел. Ну это тоже неинтересно. Тебя должны не больно зарезать. Тебя сожительница твоя, Зинка и порешит... - Игнат зевнул, и аккуратно прикрыл рот ладонью.
     -Какие еще часы, какая Зинка?- не понял Сергей. - Так я кто сейчас, и что все это время делал, и почему, если, как ты говоришь, меня сегодня убить должны, ты со мной время тратишь.
    
     -Ох, знал, что вопросов будет, но поверишь, скукота,.. сил нет пересказывать. - Помнить можно что-то одно. Хочешь про Зинку вспомнить, да про жизнь свою, если это можно жизнью назвать, пожалуйста. Побудешь ты еще полдня Алексей Орлов, но тогда Сергей Круглов, извини, в небытие уйдет. И его память, тоже. - Игнат хитро прищурился. - Так что, рассказывать как ты эти годы прожил?
     -Не стоит, пожалуй. - Отозвался Сергей после долгой паузы. - Странно, однако он отчего-то ничуть не сомневался, в том, что про смерть его Оли этот мокрушник-паяц не соврал. Слишком уж часто пришлось ее Сергею терять в тех, ненастоящих, жизнях. Но что-то подсказывало ему, что не просто так точит с ним лясы мрачный посланник.
     - Так чего, все таки ты от меня хочешь? - не стал тянуть Круглов.
     -Деловой подход. -Одобрительно усмехнулся Игнат, и внезапно стер улыбку с лица. - Капитан-лейтенант Сизов. Тебе эта фамилия ничего не говорит?
     -Сизов? А, Сизый... Ну помню такого. Сволочь он. -Занятый своими мыслями Серей едва обратил на слова Игната внимание.
     -Хм, а напомни мне, мил человек, кто этого Сизова раньше времени в расход вывел? -невинно поинтересовался Игнат. - Тоже Сергея, кстати. Почти тезку.
     -Так я аккуратно... - Смутился Круглов,- и не в двухсотые, а так, слегка...Он сволочь, автомат секретный налево толкнул, бойца моего сгубил...
     -Ну сволочь, и что. - Игнат поднял руку, предупреждая споры. - Ну врезал ты ему и врезал. Все бы ладно. Дело житейское. Одно плохо. Он, это самый Сизов через твою несдержанность вовсе с катушек съехал. Ну овощ... в общем. А ему на роду было много чего сделать. Не скажу, что хорошего. Скорей наоборот. Крепко наоборот. Но должен был. Понимаешь? А ты своей выходкой всю малину, говоря простыми словами и обломал. Эффект так сказать бабочки, только наоборот. Да, признаю, ты в такую ситуацию не без моего участия угодил. Потому вины с себя не снимаю. Да мне за то еще три тысячи раз икнется. Сейчас вопрос в другом: Как нам ситуацию эту неловкую исправить. Восстановить скажем так статус кво?
     -А я чего могу? - Круглов пожал плечами. Он вдруг заметил, что тело его начало ему подчиняться. Однако принял к сведению, и все.
     - Размазывать не буду. Ты, Алексей Орлов, считай покойник уже. Потому никаких кругов по воде от твоего исчезновения в этом мире не произойдет. А вот личность Сергея Круглова нам может крепко помочь. Могу я, ну скажем, так сделать, что ты, в смысле личность твоя, сознание, память, и прочее в тело этого Сизова отправить. А его... ну сам понимаешь. Да там и нету почти ничего. Рефлексы и животные потребности.
     -Это ведь было похожее что-то...- Озадачился Сергей. - Ну там добром то не кончилось. Опять грабли?
     -А вот ты угадал. - Игнат поморщился, очевидно вспомнив неприятный эпизод своего фиаско. - Сейчас все расписано жестко. И то, что этот Сизов в своей жизни натворить должен, то и случится. Рисковать мы права не имеем. - Явно повторил чьи то слова Игнат. - Да, предупредить обязан. Сволочь он. И Жулик. Именно с большой буквы. Но он свой след оставить обязан. Какой- не суть. Ну как? Согласен?
    - Олю спасти смогу? - внешне бесстрастно спросил Круглов.
     -Исключено. - Так же быстро отозвался Игнат. - Это не обсуждается. Ее судьбу не изменить.
     -Ну хотя-бы попытаться...
     -Да что-б тебе.- Едва не ругнулся Игнат.- Ладно, попытаться можешь, учти, тебе не удастся. Только лишнее расстройство. И еще, самоубийством тоже шантажировать не выйдет. Твоя жизнь, вернее жизнь Сизова, будет идти так, как должна.
     -Слушай, а зачем вам мое согласие вообще, если вы уже все решили.- Поинтересовался Сергей, лихорадочно думая, что можно выяснить про возможность исправить судьбу Оли?
     - Ну... Не мы живем, люди живут. А ты не просто в его теле будешь. Тебе жить придется. Просто результаты твоих поступков будут предопределены. И не всегда они будут такими, как ты хочешь.
    
     Итак: Да? Или Нет? -Игнат решительно поднялся. Времени нет решай.
     -Даю согласие. - Твердо ответил Сергей. -Тогда, спокойной ночи. - Тяжелым, густым басом произнес Игнат. Лицо его начало истончаться, возник откуда-то странный, неоновый луч света, и уперся прямо в Сергея. Мгновение и он провалился в глубокий сон.
  
  
  
   Глава вторая
  
   Отыскать место на парковке неподалеку от старинного здания, бывшего до революции собственностью торгового дома Кунст и Альберт, удалось не сразу. Заставленная разнокалиберными иномарками стоянка была явно тесна для заполонившего город японского автопрома.
   Сергей в три приема загнал свой белоснежный Краун в освободившееся пространство, и неспешно двинулся в сторону бассейновой поликлиники Дальневосточного пароходства, соседством с которым и объясняло обилие такого количества импортных машин. Однако путь Сизова лежал дальше, в неприметному одноэтажному зданию КПП и окрашенных в веселенький голубой цвет, воротам, перекрывающим въезд на территорию штаба Тихоокеанского флота.
   Дождавшись своей очереди к окошку, за которым сидела бесцветная девица, протянул ей паспорт.
   -К кому? -не поднимая глаз от толстой стопки разномастных листков, спросила дежурная.
   -К полковнику Фролову, в Отдел Кадров. - Привычно доложил Сизов, и непроизвольно поправил головной убор. Едва заметно скривился, вспомнив, что на нем вместо форменной шинели и фуражки гражданская куртка и вязаная шапка.
   -Пожалуйста. - С интонацией автомата отозвалась привратница, отрывая листок временного пропуска с блеклой сиреневой печатью. Стоящий на входе матрос обманчиво небрежно взглянул в протянутый ему новенький паспорт, кивнул головой, сверив фото с в документе с личностью хозяина, кинул ладонь к черной пилотке со звездой, разрешая проход.
   -Что день грядущий нам готовит... - Вполголоса пробормотал Сергей, поднимаясь по ступеням.
   На входе в отдел кадров его встретил сидящий за стойкой офицер.
   -Здравия желаю. К кому вы направляетесь? Цель посещения? - служебно поинтересовался дежурный.
   -К полковнику Фролову, по вопросу дальнейшего прохождения... - оговорился Сизов, но вовремя поправился, по вопросу трудоустройства. Мне назначено на десять двадцать.
   -Прошу вас сдать паспорт и пропуск, по выходу я вам их верну. - Старший лейтенант повернул ключ, отворив дверцу сейфа, стоящего у него за спиной.
   -Да я в курсе. - Грустно усмехнулся Сергей, опуская документы на истертый пластик стойки. - Только месяц, как погоны снял.
   -Я вижу.- Чуть сбавил градус официоза дежурный. - Здесь каждый второй...
  Он не закончил, глянул на висящие над входом часы с большими зелеными цифрами. - У полковника сейчас посетитель, вам придется подождать. Кабинет номер двенадцать. По коридору, налево.
   Сизов прошел по узкому коридору, остановился возле нужной ему двери. И прислонился к окрашенной серой, истертой от частого касания, стене.
   Странно, всего два месяца прошло, а ведь я почти привык к своему новому облику. К новому лицу, к походке, к жестам. -Сергей в задумчивости провел тыльной стороной ладони по едва приметному шраму на левом виске. - А здорово я его все таки приложил... - подумалось вдруг, однако несвоевременная, и в чем то ненужная мысль тут-же уступила место воспоминаниям о недавних событиях.
   -А может стоило тогда отказаться? - в который раз спросил себя Сергей. - Да ладно, что теперь по волосам плакать,когда головы лишился. - Что вышло, то и вышло. Теперь мне с жить с этим.
   Последнее, что запомнил Сергей от общения со своим злым гением с простоватой, совершенно не подходящей тому внешностью, были слова Игната, когда Сергей спросил его про судьбу Оли. - Попытаться ты можешь... Только ничего у тебя не выйдет.
  Ну попытаться-то я смогу... - С этой мыслью Сергей и заснул. А когда проснулся, то обнаружил, что лежит на кровати, застеленной серыми от частых стирок казенными простынями. Укрытый одеялом, проштампованным трафаретом - большим флотским якорем с пятиконечной звездой.
   Странно, однако пробуждение его как и странно оказалось совершенно комфортным.
  Сергей потянулся, ощутив занемевшие от долгого сна мышцы, осторожно поднял руку, пошевелил пальцами. Поднес ладонь к лицу. Всмотрелся. - 'А чего, рука как рука. Тонковата, но в остальном никакого отторжения. Коснулся пальцами кожи щеки, ощутив кончиками пальцев приличную небритость щеки.
   -Вот так. Выходит теперь я и есть капитан-лейтенант Сизов Сергей Николаевич. И что я о себе помню? - Круглов задумался, восстанавливая в памяти строчки личного дела, который был вынужден внимательно изучить.
   Так уж вышло, что направленный для дальнейшего прохождения службы, тогда еще старлей, Сизов прибыл на Русский остров во время отпуска Бати. Круглову, назначенному приказом выполнять обязанности командира части пришлось решать, куда пристроить новичка на время сдачи зачетов на самостоятельное исполнение обязанностей.
  Итак? Что мы имеем. Год рождения - Одна тысяча девятьсот шестьдесят третий. Кажется июнь или июль. Дату увы не помню. Выпускник факультета радиоэлектроники Тихоокеанского Высшего Военно-Морского Училища имени Макарова. После выпуска он, вернее я служил четвертой бригаде подводных лодок. Начинал с должности командира группы одной из стоящих в ремонте дизельных лодок. Собственно в состав находящейся практически на территории Дальзавода бригады как раз и входили стоящие в ремонте дизелюхи. И для многих из них, эта стоянка становилась промежуточным пунктом к кладбищу списанных лодок в бухте Улисс.
   Что и говорить стартовые позиции для строительства карьеры молодому флотскому офицеру выпали не самые удачные, если не сказать больше. Распределение в Четвертую бригаду получали или самые отъявленные хулиганы- пьяницы не вылезавшие с гауптвахты, или уж совсем конченые балбесы, не способные к службе. Выгнать которых до окончания пятого курса командованию училища мешал лишь пресловутый план и угроза строгих санкций за отчисление курсанта, на обучение которого уже были потрачены приличные государственные средства.
   -Странно, а ведь я еще тогда подумал, что не похож их новый сослуживец на отморозка. Да и анкета, вроде, неплохая. Родом из приморской глубинки, учиться пошел сразу после школы. Выговоров на прежнем месте службы не имел. Характеристика, подписанная начальником штаба бригады ничем не отличалась от тысяч прочих стандартных. Все как у всех: Член ВЛКСМ, специалист второго класса, выдержан, допуск на самостоятельное исполнение обязанностей получил в установленные сроки, за время службы постоянно повышал свои профессиональные навыки. У подчиненных и сослуживцев пользуется уважением. На критику реагирует правильно. Военную и государственную тайну хранить умеет. К спиртному равнодушен. Холост... Что еще? А, ну конечно, как без этого-то. Это главное заклинание. - Делу партии и Советского правительства предан'.
   - Ну да, ну да.. Как же иначе. Только отчего же такого положительного и перспективного едва только он выслужил положенные для присвоения звания старшего лейтенанта два года не назначили на должность позволяющую расти дальше, а сбагрили в Кадры? При той безнадеге с личным составом в, как ее иногда называли доморощенные флотские остряки несколько изменяя аббревиатуру строящихся и ремонтируемых лодок - ОБОСРи ПЛ, за такого положительного кадра командиры должны были держаться обеими руками... Странно.
   Задумчивость Сергея прервал громкий стук.
   Дверь в кабинет широко отворилась, выпустив немолодого офицера с четырьмя широкими нашивками старшего офицера на рукавах.
   Будущий отставник с чувством выругался, натянул на седую стриженую под ежик голову фуражку, и двинулся на выход, на ходу продолжая выплевывать мало печатные эпитеты в адрес своего недавнего собеседника.
   'Похоже было, что беседа не задалась.
  
   -Разрешите. - Произнес Сергей, выждав несколько минут, что-бы не попасть под горячую руку хозяину. Не дожидаясь ответа шагнул вперед, и плотно прикрыл за собой дверь.
   -Здравствуйте. Моя фамилия Сизов. Спасибо, что вы согласились меня принять. - Сергей сбился, и замолчал. Заранее приготовленная фраза показалась невероятно фальшивой.
  Сидящий за столом мужчина в черном флотском мундире с погонами полковника поднял голову от лежащих перед ним бумаг, глянул на вошедшего сквозь очки в тонкой позолоченной оправе, став чем-то неуловимо похожим на строгого школьного учителя.
   -Сизов,.. Сизов... - Пробормотал хозяин кабинета. - Ах, да, мне звонили по вашему поводу. Ну что-же, присаживайтесь. Напомните, как ваши имя отчество, и вкратце изложите суть вопроса. А я пока поищу ваше личное дело.
   Полковник поднялся из-за стола, подошел к большой стопке канцелярских папок с завязками, лежащими на приставленной к столу тумбе и начал неторопливо их перебирать.
   В сентябре этого года я был уволен из рядов вооруженных сил в звании капитан-лейтенант по состоянию здоровья. Последнее место службы в/ч 59180, остров Русский. Возвращаясь со службы подвергся нападению хулиганов. Был госпитализирован в нейрохирургическое отделение. От обширной гематомы в височной области возникла временная амнезия. Военно врачебная комиссия приняла решение ...- Начал рассказ Сергей. Странно, ему уже не в первый раз пришлось пересказывать историю чужой жизни как свою, но он так и не сумел сродниться с ней. -
   -Ага... Вот она. - Похоже, что полковник, занятый поиском личного дела, его слов даже и не слышал. Оно и понятно. Кадровики привыкли доверять бумагам куда больше слов.
   -Я посмотрел ваше дело. Хорошо, что его еще не успели отправить в военкомат по месту регистрации. - Сообщил кадровик вернувшись на свое место и раскрыв красные корочки.
   - Смотрел... - Повторил он, задумчиво перелистывая страницы.
   -Конечно, решение уволить вас без пенсионного обеспечения это несколько... - Полковник помялся, но закончил уже уверенней, - Но посудите сами - травму вы получили при невыясненных обстоятельствах, во внеслужебное время, тем более, в состоянии опьянения. Следствие не отыскало никого из якобы напавших на вас, и пришло к выводу, что результатом стала ваша неосторожность, в результате которой вы упали с причального пирса, и получили эту травму. Так, что все сделано по закону...
   -Товарищ полковник, я не возражаю против формулировки увольнения.- Осторожно сказал Сергей. - Однако сейчас у меня возникла необходимость трудоустройства. Дело в том, что я окончил училище по специальности радиоэлектроника, и службу проходил в подразделении, связанном с эксплуатацией радиотехнических средств. Очень специальных средств. Раз вы смотрели мое личное дело, то понимаете, что я имею ввиду. А отыскать работу по этому профилю на гражданке практически невозможно. Вот я и хотел узнать, возможно есть какие-то вакансии в береговых частях, или в структурах управления Тихоокеанского флота.
   -Да, да... Я помню, что вы обратились по вопросу трудоустройства. Просто мне так часто приходится общаться с посетителями именно по спорным ситуациям при увольнении, что я по привычке...
   Полковник не закончил фразу, еще раз перелистал дело. Остановился на листке с характеристикой.
   -Ну что-же. - Наконец закончил изучение содержимого папки кадровик. - Я помню, о чем меня просил наш общий знакомый. И вот я выбрал несколько вариантов, которые могут вам подойти.
   Фролов вытянул из ящика стола машинописный листок. Вчитался. - Вот. Первое место в институте гидрографии в Бухте Патрокл. Туда требуется инженер-гидроакустик. Оклад сто тридцать рублей, но с районным коэффициентом и премиями выйдет примерно двести тридцать. Не плохо я считаю. Правда там нужен специалист с опытом работы именно по профильной специальности. Им требуется специалист, знакомый с аппаратурой береговой службы гидроакустического наблюдения. Отбор очень строгий. Они уже забраковали несколько кандидатур. Боюсь, что вы им не подойдете. Еще одна вакансия в Отделе Морской Инженерной Службы ТОФ. Несколько их подразделений находятся в районе остановки Авангард. Это там, где расположена 36 комендатура, знаете? Им нужен инженер по эксплуатации электрохозяйства. Образование от средне-технического, но зарплата там небольшая. Да и должность скорей только называется инженерной. По сути обычный комендант здания. - Полковник выжидательно замер.
   -Я бы с удовольствием пошел работать в ОИМС. - Отозвался Сергей, -но дело в том, что жилье у меня в районе Второй речки. Тратить на дорогу придется не менее полутора часов в одну сторону. Особенно зимой ...
  Кстати, а ваш товарищ сообщил вам про наши договоренности? - Понизив вдруг голос, сказал кадровик.
  
   -Да, конечно, я все помню.- Отозвался Сергей и потянулся к внутреннему карману пальто.
   -Нет, нет. Что вы...- Даже замахал руками полковник с некоторым испугом. - Это вы с ним потом решите. Все, все через него.
   -Хорошо. Я понял. - Скрыл улыбку проситель. - Ну а может быть есть какие-то варианты? Мне бы хотелось что-то с уклоном в административную работу.
   -Угу... - Теперь полковник задумался уже всерьез.- Знаете, да. Есть одно место. Кстати тут совсем рядом. Фролов повернулся на скрипнувшем стуле, и кивнул головой в окно на виднеющееся в проеме высотку штаба.
   -Есть вакансия служащего. Радиотехническом управлении. Это, кстати куда ближе вам по специальности. Там требуется инженер. График - пятидневка. С восьми до восемнадцати. У вас же открыта группа допуска? Первая? Отлично. Бывший офицер, выпускник ТОВВМУ, специалист по РТВ. Да, это соответствует требованиям. Оклад сто пятьдесят, плюс районный коэффициент. Не много, но зато в самом центре города. Размеренная и спокойная работа с бумагами.
   -Лично я бы вам посоветовал выбрать этот вариант. - Снизошел полковник.
   -Да, пожалуй это мне подойдет. - Решительно отозвался Сизов. - Я всегда мечтал служить в Штабе флота. Жаль, что не удалось. Ну хоть так... Да, я согласен.
   Полковник кивнул головой, вынул несколько листков, Отложил два из них. - Тогда вот, держите. Заполните анкету, напишите заявление, потом наш офицер проводит вас на второй этаж. Там с вами побеседует офицер по кадрам. Возможно еще начальник отдела, в котором вам придется работать. Ну а потом, если все будет нормально, вернетесь к нам, я скажу дежурному, он оформит вам направление на трудоустройство. У вас уже есть трудовая книжка? Нет? Ничего, оформим при трудоустройстве.
   - А там не возникнет проблем? -поинтересовался Сизов.- Может моя кандидатура не их не устроит..
   Да не волнуйтесь вы.- усмехнулся полковник. - Никто не захочет ссориться с кадрами. Тем более, что я сам позвоню по вашему вопросу Юрию Петровичу. Это их кадровик. Ему как раз через пару месяцев нужно будет оформлять представление на капитана первого ранга. Не беспокойтесь.
  Кадровик отложил в сторону личное дело бывшего офицера, давая понять, что аудиенция окончена.
   -Тогда, если все будет нормально я сегодня-же встречусь с моим товарищем. Он вам позвонит.- Заверил Сизов, поднимаясь со стула.
  Разрешите идти. - По привычке сказал бывший капитан-лейтенант.
  Идите.- С напускной строгостью разрешил кадровик, однако сбился, и спросил сменив тон . - Простите, заметил у вас на руке часы. Я сам очень интересуюсь хорошими часами. Неужели это Лонжин? Никогда не видел такой модели.
  Эти? - смутился Сергей. - Ну что-вы. Обычная штамповка из Сингапура. Товарищ привез в подарок. Ходит в загранку, А у этих еще и защелка на браслете сломалась. Никак не могу открыть. Хотел снять, да никак руки не доходят. - Сергей и вправду был слегка удивлен, когда проснувшись увидел на запястье Сизова тяжелый хронометр. Предполагать, что часы могут быть оригинальными было верхом глупости, поэтому сделал естественный вывод. Конечно, про работающего в параходстве товарища он и понятия не имел. Вполне возможно, что Сизов просто купил подделку для форса. Благо, что в последний год поток этого блестящего ширпотреба из Юго-Восточной Азии в немыслимом количестве заполнил всевозможные кооперативные ларьки и киоски, которые как грибы после дождя, появились в портовом городе.
  Понятно,.. - с некоторым огорчением протянул полковник. -Ну ладно. Я вас больше не задерживаю. Да, и пригласите следующего. Всего хорошего.
  Беседа с моложавым, спортивного вида капитаном второго ранга, который, как понял Сергей, занимается в РТУ кадровыми вопросами не заняла много времени. Выручил тот факт,что почти сразу после начала беседы, едва только кадровик успел просмотреть документы Сизова, и задать несколько формальных вопросов, в кабинет заглянул дежурный офицер с дело-синей повязкой на рукаве, и сообщил, что его вызывают к начальнику Штаба.
  -Уже бегу. - Оторвался от изучения бумаг капитан второго ранга, и начал торопливо перебирать служебные документы.
   -Сергей, ты извини, - попросту обратился он к Сизову,- Барин ждать не любит, поэтому, все потом. Но целом так. Из кадров мне звонили. Они не против, бумаги у тебя в порядке. Так, что, думаю, никаких сложностей не вижу. Барин до таких вопросов не снисходит. Твое рабочее место будет во втором отделе, инженером по регламенту. Ничего сложного: Контролировать техническое состояние средств РТВ на кораблях флота. В случае выхода из строя работа с ремонтными организациями. Оформление заявок, согласование дефектовочных актов, сроков, стоимости и объемов работ. Ничего сложного. Флагманские специалисты ежедневно докладывают дежурному по управлению, тот передает сводку начальнику отдела, Георгий Николаевич, в свою очередь, расписывает исполнителю. То есть тебе. Ты, по телефону, связываешься с представителями промышленности, и вперед.
   Ну, все. Я уже и так опаздываю. Отметь пропуск у дежурного, и не забудь сдать его часовому на КПП. А с понедельника, к восьми ноль ноль, на службу. - Последние слова кадровик произнес уже в коридоре, закрывая дверь кабинета на ключ.
   Слегка ошалев от обилия информации, Сергей проводил взглядом удаляющегося офицера, повернулся к сидящему в коридоре, за стандартной стойкой старшему лейтенанту. -Мне бы пропуск на выход отметить.- Положил Сергей на стол уже прилично измятую бумажку.
  Офицер вынул истертый штемпель, и смачно шлепнул по пропуску.
  -Не подскажете, который час?- поинтересовался дежурный, и с интересом уставился на хронометр, блеснувший на руке ответившего ему Сергея.
   -Так и запишем. - Одиннадцать сорок пять.- Старший лейтенант поставил замысловатую роспись.
   -Слышал, что вы к нам на работу устраиваетесь? - как бы невзначай спросил он, подавая документы Сизову.
   -Да, во второй отдел.- Не видя смысла скрывать правду отозвался Сергей.
   -Ну, значит. Будем коллегами. - Развел губы в улыбке старший лейтенант. - Я тоже в о втором, только занимаюсь боевой подготовкой. Никак в оперативное управление нас не могут передать, вот и сидим в одном кабинете с эксплуатационниками. Меня Андреем зовут.
   Сергей представился, пожал протянутую руку, и собрался двинуться на выход.
   -А что за Барин? Ну который капитана второго ранга сейчас к себе вызвал? -вспомнив слова, которые услышал в кабинете кадровика, поинтересовался Сергей.
   -Нашего кадровика Александром Сергеевичем зовут. Фамилия Шиков. Здесь по званию как-то не принято. Обычно все по имени отчеству обращаются. - Словоохотливо пояснил дежурный. Ну это, если в повседневном общении. А его наш Начальник Управления вызвал. Он сейчас на докладе у Начальника Штаба. Видимо какая-то справка понадобилась. Контр-адмирал Баринов Владимир Владимирович. Он же Барин. Характер фамилии соответствует.
   -Наш командир - личность легендарная. - Старший лейтенант, которому очевидно надоело сидеть в одиночестве, решил поболтать с новым сослуживцем. Он оперся локтем, обтянутым рукавом форменной кремовой рубахи, и кивнул на дверь, находящуюся у него за спиной. - Да вот его кабинет. Барин, в свое время, во второй флотилии самым молодым капитаном первого ранга стал. Еще бы Флагманский РТС флотилии атомных подводных лодок в двадцать семь лет - это не кот начихал. Если бы его тесть не погиб, то он и здесь долго не задержался. Адмирала бы получил, и в Москву, в штаб ВМФ. Но увы.
   Старший лейтенант поправил сползающую с рукава повязку дежурного, - 'Тесть у него первый заместитель командующего флота... был. Вице- Адмирал Колосов. Слышал? Ну вот. А после того, как в восемьдесят седьмом году его тесть вместе с остальными в том самолете разбился, так наш Барин на должности и застрял. Пять лет уже начальником управления. И так мыслю, огорчает его этот факт, Так что ты имей ввиду: Хамоват без меры, и ежели что не по нему, загрызет. А так-то он мужик не плохой, только ...
   Он вдруг осекся, очевидно решив, что не стоит слишком уж откровенничать с незнакомым человеком. - ' Знаешь, я ведь тебе в пропуске время проставил, на выход у нас пять минут запас положено. Так что ты не задерживайся, а то часовой на КПП тебе всю кровь выпьет.
  Сергей попрощался с новым знакомым, и пошел на выход, немного ускорив шаг.
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Змеиная невеста. Разбавленная кровь"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"