Исаков Николай Петрович: другие произведения.

Так бы сгинула чума 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы: Бойся рябых. Плечо сябра. Ссылки и высылки.

  
    []
  
   Капитан Чириков добирался до Суража не напрямую, от Почепа через Мглин, а по более надежной в начале мая 1946 года дороге через Унечу. Он спешил попасть к месту назначения засветло, но трофейный мотоцикл "Триумф", с чешских заводов, закрепленный за ним как начальником Почепского районного отделения милиции, впервые преодолевая большие расстояния, то и дело капризничал. Техника явно не было готова к дальнему путешествию. Да и сам капитан еще утром не планировал эту поездку.
   ...Ему в Почеп позвонил начальник УМВД по Брянской области Фирсанов. Сразу стал говорить о бандитском налете сразу после майского праздника на один из складов "Заготзерна" в Суражском районе и массовом участии местного населения в разграблении государственного имущества.
   Хлеб там выращивался всегда трудно. Широко известна в местной литературе оценка качества здешней земли А. Есимантовским в своем "Описании Суражского уезда Черниговской губернии" от 1846 года: "Почва Суражского уезда очень скудна и еле-еле оплачивает затраченный на ее труд земледельца. Уезд не может даже пропитаться собственным хлебом. Своего хлеба хватает до Филипповки, до Рождества, редко до весны". От Филипповки, 28 ноября, до Рождества, 7 января, длится Рождественский пост, голодные времена не по чужой воле, но уже как усмирение собственных страстей.
   Собранную по колхозам и личным амбарам под присмотром уполномоченных от "Заготзерна", всесоюзной конторы по заготовке и сбыту зерна, пшеницу и рожь в первый послевоенный и самый голодный год в Нивном вынесли в один час.
  
    []
  
   Бывший склад 'Заготзерна' в Нивном в развалинах храма Рождества Пресвятой Богородицы.
  
   - Ты мне, орденоносец, вначале зерно верни на склад. Потом разберись с теми, кто это зерно растаскивал. Это надо для срочного доклада в обком. По банде потом поделишься соображениями. Банду саму с наскока не возьмешь, но, может, что поднимешь.
   Чириков молчал. Неловко было думать, что комиссар ошибся телефоном: ведь говорил о Суражском районе, даже не соседствовавшим с Почепским! Но из районных начальников только Чириков был награжден боевым орденом.
   Возникшая пауза не осталась незамеченной Фирсановым.
   - А на тебя разве кадровики не выходили? Я час назад в кабинете Матвеева, в обкоме, подписал приказ о твоем назначении в Сураж. Дела передашь позже, Я еще не думал, кого поставить на Почеп. Главное сейчас Сураж. Вот там уже сегодня примешь дела у потерявшего нюх Гайнутдинова. Завтра к обеду жду от тебя сообщения с результатами.
   За генералом позвонил руководитель кадрового аппарата Щелкунов, подтвердил новое назначение. Приказ передали по телеграфу шифровкой.
   - За что меня ссылаете? В чем провинился? - Чириков попросил прояснить ситуацию, ведь должен был какой-то повод, направить его на окраинную территорию в лесах и болотах с населением почти вдвое меньшим. Это должно было сказаться и на денежном довольствии. Явное понижение!
   - А видел ли ты когда-либо, чтобы кадровые приказы подписывали у первого секретаря обкома. Всех допек Сураж. Мы уже на контроль поставлены в Москве по вчерашнему случаю.
   Щелкунов не во всем был точен. Банда Козина и прежде раздражала Москву.
  
  
  Нач.Фирсанову
  
   Работа по ликвидации бандитской группы Козина, действующей с июня 1944 года на территории Суражского, Мглинского районов Брянской области и Хотимского района Могилевской области недопустимо затянулась.
   Банда Козина является серьезным антисоветским формированием, так как состоит из изменников Родины, бывших ставленников и пособников немцев.
   Участники банды продолжают безнаказанно совершать преступления, терроризировать сельский актив, замучивают население, вследствие чего последнее, из - за боязни мести бандитов, старается избегать связи с органами НКВД.
   В целях быстрейшей ликвидации банды Козина приказываю:
   Всем провести следующие меры:
   Вооружить руководящий состав сельского актива и создать в населенных пунктах районов действия банды группы самообороны.
   Начальник ГУББ НКВД СССР
   генерал - лейтенант А.Леонтьев
   " " сентября 1945 г.
  
   К резким поворотам за тридцать три года жизни Чирикову было не привыкать.
   В орловском селе Кромы он был самым шебутным подростком. Участковый уполномоченный Калгушкин иногда говорил:
   - Из тебя, Мишака, вырастет или бандит или милиционер.
   Он каждый раз при этом заглядывал парнишке в глаза, будто пытаясь на их дне увидеть, в какую сторону его со временем развернет.
   Альтернативы не получилось: жизнь дала ему возможность поесть каши из двух котелков.
   Калгушкин вырвал Чирикова из дерзкой воровской шайки. Без суда - а так можно было делать по положению о трудовых коммунах ОГПУ - отвез его за пять километров на перековку, иначе - на перевоспитание. Перековка оказалась близка к первозначению этого слова: юный коммунар здесь освоил кузнечное дело и окончил школу.
   - Это я тебя, Мишака, в люди вывел. Пусть даже и через колонию,- не раз говорил ему Калгушкин.
   Поводы для встреч стали частыми.
   Участковый уполномоченный оформил Чирикова своим добровольным помощником с удостоверением, указывавшим на принадлежность его обладателя к обществу содействия органам милиции и уголовного розыска.
   Чириков не раз рисковал жизнью в стычках с местной блатной шпаной Однажды задержал опасного бандита Малышкина. С таким списком и рекомендацией Калгушкина он был принят в милицию младшим сотрудником.
  
    []
  
   Молодой сотрудник милиции Михаил Чириков.
  
   В рост по службе пошел после окончания Московской межрайонной школы НКВД, где за три месяца готовили оперуполномоченных секретно - политических подразделений по выявлению бывших белогвардейцев, служителей церкви и дезертиров.
   С началом войны начальники районных отделов НКВД вместе с партийным и советским активом формировали партизанские отряды, готовили для них лесные базы, а затем непосредственно руководили оперативной и подпольной работой в фашистском тылу. Михаил Чириков занял место среди начальников милиции второй волны. На первый день войны он был заместителем начальника РО-НКВД в Мценске, по мере отступления Красной Армии - в Ельце, Задонске, а затем получил назначение в Новосиль, прифронтовой городок в семидесяти километрах восточнее Орла.
   У него была прямая связь с передовой. На случай возможного прорыва немцев держал у себя постоянный резерв для броска в окопы. Противовоздушная оборона и охрана подготовленных к эвакуации ценностей, борьба с детской безнадзорностью были на плечах начальника милиции. В списке новых врагов на своей территории, хоть загибай пальцы, - агенты абвера, парашютисты, паникеры, распространители слухов, дезертиры, спекулянты, мародеры.
   С багажом опыта прифронтовой работы капитан Чириков вместе с красноармейцами стрелковой дивизии в конце сентября 1943 года вошел в Почеп, город еще в составе Орловской области. В потертом планшете лежал приказ, изданный за день до освобождения этой местности, о его назначении начальником отделения милиции за подписью полковника Фирсанова. Сам же Кондратий Филиппович уже в звании комиссара государственной безопасности будет переведен во вновь образованную Брянскую область только в начале июля следующего года.
   Тридцатилетний начальник почепской милиции к тому времени успеет уже отличиться на этой земле и будет награжден орденом Красной Звезды за уничтожение вражеского десанта.
   Местный художник посвятил этому эпизоду картину. Висит сейчас она у входа в музей истории брянской милиции. Ночь. Костер. Блики огня высвечивают паникующих диверсантов. А над ними с автоматами ППШ завис эдакий молодец. Никто в нем Чирикова не узнает. Хотя именно он не единожды позировал человеку с кистью. Художник взялся за невозможное - изобразить суровую и полную праведного гнева маску на лице, черты которого постоянно ломала хитроватая улыбка, предвещающая острое словцо или соленую шутку. Да, и саму историю о парашютистах не раз принимали за одну из бесконечного числа его баек.
  ... В глухую почепскую деревушку зашла группа военных.
  - Только это не красноармейцы, - бывший партизан Валяшкин с трудом переводил дыхание в кабинете начальника милиции после длительного бега по лесу. - И на немцев непохожи. Какие-то азиаты.
  - Ты вот что сделай,- посоветовал Чириков. - Вчера мы изъяли самогон. Там на две четверти. С собой возьми. Повозку до деревни я дам. А мы сами следом за тобой.
  - А если пить откажутся?
  - Спроси тогда: 'Вы что, не русские?'
   Диверсионная группа Хасанова из немецкой разведшколы, и правда, не стала демаскировать себя, разделила застолье. Милиция вскоре повязала парашютистов тепленькими, без выстрела. Что затем позволило военной контрразведке вести радиоигру и устраивать ловушки другим вражеским десантам.
   С образованием Брянской области в 1944 году начальником нового управления НКВД сюда был назначен переводом из Орловской области комиссар госбезопасности Фирсанов, с июля 1945 года - в новом, на армейский лад, звании генерал-майора.
  Тем самым, несмотря на перекройку карты у Чирикова остался прежний прямой начальник, что давало иногда капитану возможность эмоционально отстаивать свою точку зрения в разговорах с генералом. Нового назначения однако капитан оспорить не смог.
  ... Мотоцикл окончательно сдох с наступлением темноты. Чириков откатил его с дороги и пешком пошел за помощью.
   Встреченное на пути селение оказалось большим и неприветливым. Напрасно постучав в закрытые наглухо ставни нескольких крепких домов, где хозяева могли иметь какой - либо транспорт, Чириков двинулся на единственный огонек впереди и так вскоре вышел на кирпичный особняк.
   Осветил фонариком обрамленную картонку у дверей с названием " РО-МВД по Суражскому району". При этом "М" была дописана карандашом сверху зачеркнутых "НК"
   - Ну, точно, медвежий угол, - печально, как бы сожалея о новом назначении, вздохнул Чириков.
   Уже скоро два месяца как народные комиссариаты были преобразованы в министерства и одновременно НКВД СССР переименован в МВД СССР. Чириков у себя в Почепе, услышав по радио о таком решении, в тот же день оформил срочный заказ в местной строительной артели, где вместо заявки на стол были выставлены небедная закуска и водка, равнозначные безналичному расчету.
   Пока Чириков не представился и не показал свое удостоверение, дежурный по отделению милиции младший лейтенант Фещенко смотрел с большим подозрением на внезапного посетителя. Одежда давала повод - фуражка форменная, с сиреневым верхом, красным околышем, чуб из-под фуражки на казачий манер, одет в мотоциклетную куртку без погон, маузер в деревянной кобуре еще со времен гражданской войны, в кавалерийских галифе, на сапогах шпоры с травой и грязью. Для Чирикова, впрочем, это была обычная форма в поездки на мотоцикле.
  
    []
  
   Начальник Суражского РО-МВД Михаил Чириков.
  
   До того сидевшие нога за ногу участковые Садохин и Воропанов тотчас встали и, отступая задом к двери, скрылись за ней, оставляя за собой кислый запах буряковки, местной разновидности самогонки из сахарной свеклы.
   - Где начальник ? - спросил Чириков.
   - Володька, что ли? - переспросил Фещенко.
   - У Гайнутдинова имя вроде бы другое, - Чириков и сам забыл татарское имя своего коллеги, с которым на совещаниях в Брянске только и виделся.
   - Ну, да, Володька, - убедительно сказал Фещенко. - Все его здесь так зовут.
   Доложил затем по форме:
   - Старший лейтенант Гайнутдинов выехал в Нивное с отделением ББ и батальоном солдат. Сейчас возвращается по указанию из Брянска. Приказ о вашем назначении сюда уже отбили.
   - Оперативной обстановкой владеешь?
   - Вот она, обстановка, - Фещенко протянул Чирикову лист с крышки телеграфного аппарата.
  
   Начальнику УМВД Брянской области
   генерал - майору Фирсанову
   Докладная записка
   Дополнительно к сообщению о бандитском нападении на склад "Заготзерно" в с.Нивное Нивнянского с/с в ночь со 2 на 3 мая 1946 г. докладываю.
   С января 1944 г. по май 1946 г. на территории Суражского района совершено
  а)убийство председателя Струженского с/с коммуниста Бохана Василия Николаевича
  б) ограблению и избиению поверглись трое председателей колхозов
  в) совершено ограбление 78 домов колхозников, у которых похищено одежда и продукты питания в общей сумме на 260 тыс.руб.
  г) совершено 15 вооруженных ограблений государственных складов, магазинов, учреждений, колхозных складов, скотоферм, где похищены ценности на сумму свыше полутора миллиона рублей.
  д) при ночных нападениях на группы самоохраны и совпартактива забрано 1 автомат,3 винтовки, 2 пистолета.
   Нач-к РО - МВД Гайнутдинов
  
  
   К приезду Чирикова в Нивное сотрудники милиции уже замерили остатки зерна на складе, подбили баланс.
   Отсутствовало семьсот центров ржи и пшеницы. В список подозреваемых в разграблении склада попало около ста человек. Милиция согнала их перед сельсоветом.
   Чириков дал три часа на возврат зерна.
   Тех, кто соглашался, Чириков отпускал в сопровождении солдат. Других грузили в армейские машины и отвозили в Сураж для дознания и суда.
   В домах арестованных не разбирали по зернышку - какое колхозное, какое свое - принудительно изымали все зерно. Так что вечером третьего дня после налета Чириков смог доложить генералу Фирсанову о полном возмещении ущерба.
   Разбирая бумаги своего предшественника Гайнутдинова, Чириков формировал из них две стопки. В первую попадали сообщения о налетах и личностях бандитов, во - вторую - о засадах и операциях. Вот она, вторая, оказалась хилой и по содержанию пустой.
   В июле 1945 года прикомандированный из Брянска старший группы оперуполномоченный отдела ББ старший лейтенант Межуев и начальник Суражского РО - НКВД лейтенант Гайнутдинов сообщали Фирсанову:
  
   " Доносим, что согласно Вашего приказа о проведении операции по ликвидации бандитов, оперирующих в урочище "Василевщина", нами была проведена операция по поимке последних.
   Подготовка к проведению операции прошла организованно и строго конспиративно, т.е. выполнены все пункты. Ввиду того, что донесение лесника Хуторцова о якобы обнаруженной им землянке, не подтвердилось, операция не завершилась ликвидацией бандитов. Лесник провел опергруппу туда, где предполагалась землянка, но вместо землянки бандитов оказался естественный бугор.
   Так как лесной массив "Василевщина" небольшой, решили провести его проческу, которая также положительных результатов не дала".
  
   Через месяц еще одна докладная о прочесывании с взводом солдат уже урочища Иглищино. В проводники взяли Зенченко, председателя колхоза из Барсуков. Вышли на два старых логова.
   Кругом валялись погоны, рваное обмундирование красноармейцев.
   Под верхнем бревном колодезного сруба была обнаружена записка "Мы пришли, ищи тут".
   Собака, бежавшая за Зенченко от его дома, вдруг залаяла. Зенченко пошел в кусты вроде бы как по нужде, вернулся совсем болезненным.
   Попросил солдата для сопровождения в свою деревню. Старший группы Овсянников операцию прекратил.
   Чириков читал докладную записку Овсянникова на пяти листах и удивлялся. Зенченко явно работает на бандитов. Через него для НКВД были сданы покинутые схроны. Но к этому месту очевидно подошла другая бандитская группа. Вот Зенченко натерпелся страху!
   Были и другие донесения о напрасных трудах оперативников. У Чирикова создавалось впечатление, что бандиты умышленно дезинформируют Суражское отделение милиции. Похоже, что оживала толстовская мудрая и жестокая история о трусливом пастушке, который постоянно звал людей спасти его от волков, а когда уже никто из деревни не прибегал на его крики, то волки пастушка и съели. Так, видимо, и в Брянске перестали остро реагировать на сообщения из Суража.
   В начале марта 1946 года дежурный принял шифротелеграмму:
  
   Гайнутдинову. Считаю, что у Вас нет в настоящее время более важной работы в районе как ликвидация действующей группы. Оперативно - войсковая операция по утвержденному плану 8 марта 1946 г. руководством УНКВД Брянской и Могилевской областей временно отменяется. Зам.нач.УНКВД майор Богданчиков.
  
   Для нападения на Нивное Козин собрал две группы - из Малинников и Василевщины. Рощин из Иглищино отказался. Ему братья Якубовские уже рассказали многое, что лишало надежд на освободительную миссию американцев.
   Предполагалась яркая антисоветская акция. Ведь реально бандиты ничем не поживились: скоро, сбив замки со склада, и пустив местных пацанов по домам, созывать на вынос зерна, ушли в большие белорусские леса, предполагая, что после всего в местные урочища власть бросит войска.
   Массированные прочесывания не дали большого результата.
   В Малинниках задержали ни к кому безобидного Евангелиста - Матвея Козина. Его товарищ по лесной жизни еще не примкнувший к бандитам Пух накануне ушел к жене, где в устроенном им под печкой лежбище вдруг обнаружил своего племянника из мглинской деревни Косенки.
   С обысками сотрудники Суражского РО - МВД в дом Пуха не раз приходили, но особого старания не проявляли. Спьяну племянник объяснил происходившее: его завербовали, и Пух спасет свою жизнь, если пойдет на сотрудничество. Тем более он уже о приходе Пуха успел сообщить тому, кому надо.
   Пух был боязливым человеком. Между тем подозрения в том, что молодой словоохотливый племянник до прихода Пуха из леса мог сожительствовать с его женой и сейчас, сдав хозяина дома в НКВД, попытается занять его место рядом с Агапой, матерью его четырех малолетних детей, толкнули на решительные поступки.
   Через жену Пух передал записку Чирикову о готовности оказывать помощь. Лишь бы не трогали.
   Одновременно Пух хотел обезопасить себя и с другой стороны. Узнав вскоре о том, что Урка вернулся в Малинники, Пух стал искать с ним встречи.
   Пришел в лес с племянником, мол, так тот легко "срисует" бандитский "табор" для НКВД. Принесенная самогонка пошла в ход.
   Улучив момент, когда племянник ходил по лагерю, оценивая его для возможной атаки НКВД, Пушков шепнул Козину о вербовке парня.
   - Ты, погань, пришел за моей головой! - рассвирепел Урка, и выстрелами из ППШ навсегда убрал соперника Пуха.
   Иван Пушков остался в банде. Он не переодевался в армейское обмундирование, единственный в банде ходил в штатском - заношенных пиджаках или ватниках, по погоде. Козин приблизил его к себе как своего верного адъютанта.
   Чириков, узнав о случившемся, посчитал это первой большой оперативной удачей. О ней он мог рассказать только генералу Фирсанову на первом докладе уже в качестве начальника Суражского РО - МВД.
   Конечно, не только ради этого поехал Чириков в Брянск.
   Удалось согласовать увольнение трети личного состава откровенных бездельников, выбить высоко проходимую и вместительную автомашину. Американский "додж", полуторатонный трехосный грузовик, предназначенный также и для перевозки личного состава, в тот же день от областного управления временно передали Суражскому райотделению в связи с осложнением оперативной обстановки.
   Трудный вопрос о подразделениях ББ.
   Отдел по борьбе с бандитизмом был создан в апреле 1941 года в структуре Главного управлении милиции НКВД СССР.
   На задачи подразделений ББ указывает рассекреченное Приложение к приказу НКВД СССР от 4 апреля 1941 года.
  
  Положение
  об отделах (отделениях) по борьбе с бандитизмом управлений милиции НКВД-УНКВД республик, краев и областей.
  1. Отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом является оперативным аппаратом управления милиции НКВД (УНКВД) республики (края, области).
  2. Начальник отдела (отделения) по борьбе с бандитизмом подчиняется начальнику управления милиции и его заместителю по оперативной части.
  3. На отдел (отделение) возлагается организация борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории республики (края, области).
   Для выполнения этой задачи отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом:
  а) организует агентурно-оперативный аппарат как в центре республики (края, области), так и в районах и непосредственно занимается агентурно-оперативной и следственной работой по борьбе с бандитизмом;
  б) выявляет и учитывает бандитские формирования, бандэлемент, их пособников, все виды проявлений бандитизма, проводит агентурно-оперативные мероприятия по ликвидации бандитских формирований и их пособнической базы и руководит всей практической работой по ликвидации и предупреждению бандитизма в районах;
  в) разрабатывает профилактические мероприятия по предупреждению бандитизма и с санкции Главного управления милиции НКВД СССР проводит их в жизнь.
  4. В соответствии с перечисленными функциями отдел (отделение) по борьбе с бандитизмом имеет следующую структуру:
  1-е отделение (группа) - агентурно-оперативное; 2-е отделение (группа) - следственное.
   Начальник Главного управления
   милиции НКВД Союза ССР
  
   инспектор милиции А. Галкин
  
  Согласен:
   Заместитель народного комиссара внутренних дел
   СССР
   старший майор государственной безопасности
   Абакумов
  
   Подразделения ББ 30 сентября того же года были выведены из милиции.
   На базе Отдела по борьбе с бандитизмом образовано 1 декабря 1944 года Главное управление по борьбе с бандитизмом. Начальником ГУББ НКВД СССР назначен комиссар госбезопасности 3 ранга А.М. Леонтьев.
   Что же волновало начальника Суражского РО - МВД капитана Чирикова?
   В районном отделении была только одна должность оперуполномоченного по линии борьбы с бандитизмом и тот непосредственно подчинялся областному отделу ББ. Командированные из Брянска на короткие сроки объективно не могли установить оперативные связи, создать свой агентурный аппарат. Поэтому всегда шли по следам преступлений, без опережения.
   Чириков просил генерала ходатайствовать перед Москвой, в порядке исключения, из Положения об отделах по борьбе с бандитизмом, создать отделение ББ непосредственно в структуре Суражского РО- МВД с прямым подчинением этого подразделения территориальному начальнику.
   Фирсанов сделал карандашом несколько записей.
   - Ну, ты, Михаил Васильевич, понимаешь, какую на себя ответственность тем самым возьмешь?
   - Готов положить партбилет и погоны.
   - Положишь, если что, - заверил генерал.
   Кондратий Филиппович Фирсанов имел рязанские крестьянские корни, в разных регионах страны работал телеграфистом, строителем помощником финансово-налогового инспектора, в тридцатых годах - заведующим райфинотделом и заместителем председателя Енифаньского райисполкома Московской области, секретарем комитета партии в том же районе. После окончания Высшей школы госбезопасности НКВД СССР в 1939-1944 годах занимал должность начальника управления НКВД, НКГБ по Орловской области с 1944 года - начальник управления НКВД-МВД по Брянской области.
  
    []
  
   Начальник Управления НКВД-МВД по Брянской области К.Ф.Фирсанов.
  
   Генерал Фирсанов находил полное понимание и поддержку у первого секретаря Брянского обкома и горкома ВКП(б). А.П. Матвеева, бывшего довоенного первого секретаря Минского обкома и горкома КП(б) Белоруссии, наркома внутренних дел БССР, а уже в годы войны - члена Военного совета Брянского фронта, начальника Брянского штаба партизанского движения, первого секретаря Орловского обкома и горкома ВКП(б). Сейчас справедливо отмечают, что фигуры такого масштаба, как Александр Павлович Матвеев, во главе Брянской области никогда не было.
  
    []
  
   Первый секретарь Брянского областного и городского комитетов ВКП(б) Александр Павлович Матвеев.
  
   Чириков не напрасно надеялся, что добрые боевые и товарищеские отношения руководителя области и начальника областного управления МВД, их общая тревога за ситуацию в Суражском районе окажут необходимое воздействие на МВД для получения санкции на создание в районном звене отдельного подразделения по борьбе с бандитизмом.
   Так и оказалось. Санкция на создание отделения была получена из Москвы.
   Сотрудников сюда подбирал и назначал Брянск.
   Из Смоленского военного округа на должность старшего уполномоченного ББ был переведен Павел Иванович Тимковский. Ему было около тридцати лет. Он не был заносчив, имея за своей спиной серьезную работу в особом отделе Сталинградского фронта, затем в Смерше. Но именные часы от командующего фронтом он выставлял напоказ при каждом удобном случае. Во время операций Тимковский проявлял чрезмерную осторожность, не трусость, что не раз спасало его самого и товарищей по службе.
  
    []
  
   Старший уполномоченный ББ Павел Иванович Тимковский.
  
   Противоположностью Тимковскому стал другой старший оперуполномоченный ББ - Валерьян Григорьевич Бессмертный. Он также прошел школу армейского особого отдела и Смерша в нерядовых должностях. Но вел себя подчеркнуто деликатно в силу своей довоенной профессии железнодорожного инженера, был добродушным человеком. В минуты свободного времени пропадал у закрепленного за ним трофейного мотоцикла БМВ, раздолбанного прежде чуть ли не до последней гайки. На операциях Бессмертный действовал уверенно и грамотно, с дотошностью, словно разбирал незнакомый ему прежде механизм.
   Оперуполномоченный ББ Павел Петрович Клюев только и сделал, что написал рапорт о переводе. До этого был прикомандированным в Сураж из областного отдела по борьбе с бандитизмом. До войны работал заведующим делопроизводством Клетнянского райвоенкомата, эвакуировался в Орел, где некоторое время занимался бухгалтерией областного военкомата. На фронте был дважды ранен. Орден, несколько медалей помогли остаться в войсках. Стал начальником химслужбы полка. При приеме химсредств из-за заводского брака взорвалась емкость с боевым газом. Кашель стал хроническим, его припадки случались неожиданно, без какой-либо привязки ко времени дня. Будучи на фронте, успел еще послужить в Смерше. После того, как обжился в Сураже, перевез сюда из Клетни любимую женщину. Расписался с ней и удочерил ребенка.
  
    []
  
   Оперуполномоченный ББ Павел Петрович Клюев.
  
   Клюева не брали в засады - только выстрел мог быть звонче его судорожного кашля. В операциях же он действовал стремительно, храбро. Писал небрежно, со многими ошибками. Но в одежде капитан был большим аккуратистом, Ежедневно подшивал к армейской гимнастерке свежие подворотнички. Он был среднего роста и очень стройным с талией в "рюмочку",.
   Однажды после совещания в первого секретаря райкома партии к Чирикову подошел старшина, еще не снявший с себя голубые погоны авиации. Представился уполномоченным местного радиокомитета Петренко, в то время занимавшийся восстановлением радиоточек по селам и деревням. По роду занятий он обходил там дома, многое слышал о банде.
   Особой проверки требовала его информация о связи с лесовиками заведующего одного из отделов райисполкома.
   Прежде, чем проверить такие сведения, - это как на минное поле вступить - Чириков навел справки о самом старшине.
   Петренко Николай Родионович, 1916 года рождения, белорус, до войны окончил Минский техникум связи. В 1941-1943 годах стрелок-радист дальнего бомбардировщика. Ударил своего командира за то, что тот, испугавшись интенсивного заградительного огня перед укрепрайоном, развернулся и сбросил бомбы на полесскую деревню без данных разведки о нахождении здесь возможного объекта для воздушного налета.
   Полесье было родиной Петренко. Он был лишен звания младшего лейтенанта, направлен в штрафной батальон. Последствия могли быть куда хуже, но его бывший командир ко времени заседания военного трибунала сам попал в опалу после сообщения партизанского штаба об ошибочном бомбометании. Пока, в прямом смысле этого слова, шел разбор полетов, самолет командира, уже с другим стрелком-радистом, был сбит.
   Петренко в штрафном батальоне дослужился до старшины роты. Был безудержно храбр и дерзок. Трижды ранен и трижды награжден орденами Отечественной войны, Славы, Красной Звезды. Вернулся в родной авиаполк, но не успел восстановиться в офицерском звании, как закончилась война.
   Кроме Петренко уже некому было защитить его семью. Средний брат Валентин погиб под Воронежом. Руками украинских националистов, которые из соседней Ровенской области зашли в уже освобожденную от немцев полесскую деревню Михалевку, был зверски замучен Владимир, младший брат, самый юный из местного актива. Опасаясь за жизнь престарелых родителей, Петренко перевез их в российский городок Сураж.
   Не только биография человека с летными погонами привлекла к нему внимание Чирикова. Подкупало умение добывать информацию и ее просеивать по значению, подвижность, мгновенная реакция на изменение ситуации. Лютая ненависть к бандитам на уровне личной мести также прочитывалась в глазах старшины.
   Путь Петренко в подразделение ББ был трудным. Служба в штрафном батальоне становилась здесь мощной преградой. Казалось бы непреодолимой.
   К этому времени, после скоропостижной смерти 1 августа 1946 года первого секретаря Брянского обкома партии Матвеева, отношения начальника Брянского управления МВД генерала Фирсанова с новым областным партийным руководителем откровенно разладились. Доходило до открытых стычек на заседаниях бюро обкома.
   Первый секретарь Егоров уже в 17 лет стал партийным функционером. Отметился до перевода в Брянск в пяти других тыловых областях СССР: взлетал до высоты второго секретаря обкома партии, затем опускался до партийного аппарата мелких городов, заведующего районным отделом народного образования, затем вновь поднимался. Помогала дружба, устоявшаяся с довоенной партийной работы в ярославских организациях, с Патоличевым, секретарем ЦК ВКП(б). В 1937 году Ярославльский обком ВКП (б), редакция областной партийной газеты, УНКВД, облисполком в два приема, как пишет историк С.В.Кудрявцев, с июня по октябрь, были разгромлены с последующим применением репрессий. Именно в это время в бюро обкома партии был введен Егоров.
   Секретарь Брянского обкома ВКП(б) Бондаренко, бывший комиссар объединённых партизанских отрядов брянских лесов, при Матвееве, оказывал Фирсанову и Чирикову активное содействие. При Егорове же повел себя иначе. Обком превратился в надзорный, карающий орган. А спустя время, уже в 1950 году, Бондаренко его сам и возглавит.
   Выводя Фирсанова из - под возможного удара, дождавшись, когда генерал уйдет в отпуск, капитан Чириков написал рапорт на имя Первого заместителя Министра внутренних дел СССР B.C. Рясного, на которого была возложена обязанность по наблюдению за работой ГУББ МВД СССР. Рясной был известен как бывший нарком внутренних дел Украинской ССР, который за успешное проведение операций против бандеровцев был переведен в центральный аппарат. На рапорт Чирикова он наложил положительную резолюцию.
   Генерал Фирсанов посчитал поступок начальника Суражского РО - МВД неуставным, строго отсчитал. Зачислив Петренко в областной отдел ББ, Фирсанов некоторое время продержал его в Брянске, у себя на виду, держа на расстоянии от кухни оперативной работы. Только потом передал его в штаты Чирикову.
   Петренко вернулся в Сураж с восстановленным званием младшего лейтенанта, погоны были офицерские, но не по форме - голубые, для летного состава. Влюбился в молоденькую и фигуристую Надю, инструктора РК ВКП (б) по спорту.
  
    []
  
   Оперуполномоченный ББ Николай Родионович Петренко.
  
   Через год после свадьбы Петренко узнал, что отдельно от них проживавшая теща тайно, на другой адрес, получила письмо из мест лишения свободы, от мужа, Пастухова, ранее по всем документам проходившего как пропавший без вести в боевой обстановке. Петренко рапортом доложил о случившемся. Статья, по которой был осужден новый родственник, не содержала состав преступления против советской власти - Петренко оставили служить.
   Клюев и Петренко, равные годами, во многом были похожи также ростом, лихостью, граничащей с безрассудством. Лица у одного и у другого были тронуты оспой. У Клюева - в большей мере. Они не пропускали ни одной операции, примелькались в деревнях нивнянского и струженского направлений так, что уже всех появлявшихся здесь сотрудников милиции - российских, белорусских - стали одинаково называть " рябыми".
   Дети, завидя, как поднимая клубы пыли, в деревню въезжает "додж" неистово орали:
   - Тата, тата, тякай! Рябые бягут!
   С Чириковым, и только с Чириковым, выезжал на операции Фещенко.
  Капитану внушал уважение этот высокий, хлесткий человек, выглядевший моложе своих сорока лет. Он, довоенный участковый уполномоченный из Нивного, всю войну прослужил в разведке казачьего кавалерийского корпуса, дважды был тяжело ранен. А когда вернулся в милицию, засел в дежурную часть.
   Фещенко, томясь дежурной службой, многое рассказывал Чирикову о Павле Козине. Как раньше оттаскивал его заводной ручкой трактора за кражи. О связях Козина, о местах в Малинниках, удобных для укрытия.
   Как-то ответил на вопрос, почему отказывается выезжать куда - либо с оперативной группой, ссылаясь на недомогание.
   - С Овсянниковым что ли ехать? Пустые хлопоты. Только на пулю нарвешься.
   Назначенный еще до Чирикова на должность старшего оперуполномоченного по борьбе с бандитизмом лейтенант Овсянников находился в прямом подчинении Брянского отдела ББ: сам планировал операции и привлекал к ним личный состав.
   9 октября 1944 года в засаде, южнее Нивного, в час ночи Овсянников встретил человека. Сделал два выстрела и убежал в другую сторону. Потом говорил находившемуся неподалеку Фещенко, что за первым, мол, шли еще двое бандитов, и он стал их преследовать.
   В другой засаде на Овсянникова пьяные бандиты помочились с крыльца. Все стерпел, чтобы не выдать себя.
   Овсянников был неместным, всецело зависел от жены.
   Выезжая в Нивное на акции, Овсянников обязательно прежде проведывал престарых родителей жены, передавая им продукты и лекарства.
   Даже последнему коню в селе было ясно, сегодня жди облавы! Любил писать. Строчил подробнейшие докладные, объясняя провалы операций. Приказы легко заучивал назубок.
   Чириков не рассматривал Фещенко в качестве кандидата в подразделение ББ из-за недостатка в его образовании, но из дежурной части перевел в уголовный розыск.
   Овсянникова пока не стал трогать. Надо было кому-то в бывших "смершевцев" и штрафника вложить содержание большого числа инструктивных приказов и общие знания уголовного и административного права. В этом Овсянникову замены не было.
   К операциям капитан Чириков иногда привлекал отчаянно храбрых инспектора пожарной охраны Василия Рыбалова, своего земляка, и Анатолия Валяшкина, который переехал из Почепа вслед за Чириковым.
   Бывший партизан отряда имени Чапаева награжденный орденом Красной Звезды, Валяшкин всегда был при милиции. Он смирился с тем, что не сможет своим больным сердцем обмануть медицинские комиссии для поступления на службу, работал на хлебозаводе, а вечерами и по выходным дням с удостоверением сотрудника истребительного батальона, расформированного еще в 1944 году, приходил в милицию добровольно ей помогать.
   Еще в Почепском районе был случай, когда он с двумя товарищами еще по партизанскому отряду в одном из сел сумел блокировать вражеский парашютный десант власовцев, обезножив его местной самогонкой и хитростью до прибытия вооруженной группы Чирикова.
   Новый человек, заступивший после Чирикова на должность начальника Почепского райотделения, запретил Валяшкину приближаться близко к милиции.
   Бывший партизан не стал менять образ жизни, сменил Почеп на Сураж, устроился работать на местную картонную фабрику и все также активно помогал Чирикову.
   Сейчас Валяшкина на новый лад, в созвучие с американским боевиками, назвали бы рейнджером, охотником за бандитами. Это уже должно быть в крови - на уровне самопожертвования поощряемое, иногда и документально закрепляемое государством, служение справедливости, идеалы которой все же в большей мере формировались обществом, семьей и внутренними принципами.
  
    []
  
   Граница России с Белоруссией была формальной для СССР. Ее можно было прутиком прочертить на проселочных дорогах между Суражским районом Брянской области и Костюковичским, Хотимским районами Могилевской области. Сегодня так, а завтра этак. Но административно - территориальные разграничения обеспечивались жестко местной исполнительной властью, чем пользовались бандиты.
   Заглядывая в более дальнее прошлое применимо к описываемым событиям, зная, о событиях, свидетелем которых был совсем недавно, гоняясь за бандами, оседлавшими уже мощные внедорожники, убеждаешься в том, что в этих пределах, приграничных, чаще всего концентрировалось и проявлялось запредельное криминальное зло.
   Оно свободно перекатывалось холодной ртутью с одной стороны границы на другую в то время, как их преследователи, дойдя до пограничной черты, пусть и условной, садились писать письма по инстанциям, последними из которых были министерства иностранных дел. После их отмашки проходило согласование совместных акций в звене Москва-Минск. Далее взаимоотношения выстраивались между соответствующими подразделениями Брянска и Могилева. Редко когда сюда включались районные подразделения, которые реально занимались борьбой с лесным бандитизмом, в чем у белорусских сотрудников было больше оперативных наработок и успехов с учетом опыта этой работы в западных областях.
   Воздействие бандитов Суражского района на оперативную обстановку в восточных приграничных белорусских районах не было столь значительным и общая позиция местных органов внутренних дел, пожалуй, сводилась к тому, что с этим фашистским отребьем надо обходиться как с плевком - ногой растереть!
  ... Июньской ночью 1946 года бандиты подошли к детскому дому в суражских Далисичах. Они готовились забрать запасы крупы и масла. С одной из сотрудниц детдома у Матыко, по его словам, была на этот счет сердечная договоренность. Требовалось лишь инсценировать налет, никого не убивая, не проливая крови.
   Детский дом был в темноте. Свет горел на кухне. Там за плотной занавеской было шумно, играла гармошка. Тонкий женский голос слезливо выводил еще довоенную песню:
  И радости и горести
  Вручал ему народ:
  Калиныч, мол, обдумает,
   Калиныч разберёт.
   - Помянем, сябры, помянем, - песня прерывалась мужскими пьяными выкриками.
   Очевидно, поминали недавно умершего "всесоюзного старосту" М.И.Калинина, до недавнего времени Председателя Президиума Верховного Совета СССР.
   В метрах двадцати кто- то бесцельно светил фонариком.
   Матыко и Лось подползли поближе. Разглядели, как молодой милиционер, толкая впереди себя велосипед с включенной фарой, гуляет с девушкой по дорожкам бывшей помещичьей усадьбы.
  
    []
  
   Село Далисичи. Детский дом в бывшей усадьбе помещиков Искрицких.
  
   Кавалер объяснял, что означает "сябр". Слово оказалось совсем не белорусским, а заимствованным из литовского.
   Девушка выразила удивление:
   - Ты вот студент...
   - Недоучившийся, - тотчас поправил ее сержант.
   - Ты вот студент, Егор, - не стала поправлять свою речь его спутница,- А знаешь больше меня с институтским образованием.
   Несостоявшегося филолога бандиты разоружили быстро.
   Казавшуюся сильно перепуганной девушку с велосипедом Матыко отвел подальше:
   - Не обязательно тебе, Томик, было принимать ухаживания красноперого малька, - Матыке была посильна роль обиженного ухажера.
   Плененный милиционер сказал, что в детдом много зашло хотимских милиционеров. До этого они неделю сидели в засаде у магазина в деревне Ветка. Для прынады, то есть приманки, много добра туда завезли.
   - И теперь там никого нет?
   - Ни людиночки! Никакой охраны. Ключи от магазина передают на ночь сторожу сельсоветовской конторы. Хлопцы, только не забивайте меня! Я сам пойду с вами. А? Хлопцы? А? Шлях на Ветку покажу, каратейший!
   - Живи дальше, сябр! Но теперь будешь дышать, как мы скажем,- Матыко успел и к допросу милиционера, сразу войдя в образ следователя.- Пиши клятву, что будешь нам служить. Не забывай, указать, где живешь сам, где матка с батькой живут, чтобы спросить с них за тебя, если что...
   Девушку бандиты взяли с собой, отпустили утром, выйдя к белорусской деревне Ветка.
   В сельсовет за ключом решили не соваться. Хлипкий замок упал на землю после удара прикладом. Лось и Тимофей Якубовский встали по углам. Другие - Рощин, Матыка, Шамето, Василий Якубовский - зашли в магазин.
   Все полки здесь были пусты. На большой, на пятнадцать ведер, бочки, что стояла в центре помещения, сдвинули крышку. Из глубины резко шибанул запах водки. Сама же водка плескалась у самого дна бочки. Без ковша до нее было не дотянуться.
   Стало понятно, что в Далисичах хотимской милиционер обманул их как хотел. Вернее, какую тому поставили задачу, а именно заманить суражских лесовиков на белорусскую территорию, такую задачу он и выполнил. Об ожидаемом приходе бандитов выведала у Матыко молоденькая воспитательница детдома, недавняя разведчица партизанской бригады Еремина.
   Автоматные очереди тут же ударили по магазину. Рощин выскочил первым и был сражен.
   - Братцы, я погибаю! - кричал он перепрыгивавшим через него бандитам. Лосев и старший Якубовский плотным огнем прикрыли отход остальным.
   Весть о смерти Рощина разнеслась по лесу и деревням. Сильно жалел Рощина Павел Козин, говорил о нем с большой жалостью. Такая информация оперативным путем дошла до подразделения ББ Суражского райотделения МВД.
   Рощина действительно тогда надо было вычеркивать из списка живых. Хотимская милиция раненого Рощина передала в УМВД Могилевской области. Бандита подлечили в той мере, которая позволяла ему предстать перед судом. Смертельный приговор был приведен в исполнение в день его вынесения.
   В Брянске об этом узнали из справки-меморандума, которую Могилевские органы МВД направили сюда по итогам 1946 года.
  
    []
  
   Белорусские соратники по оружию - сотрудник милиции и оперуполномоченный подразделения по борьбе с бандитизмом.
  
   Начальник Хотимского РО- МВД капитан Михаил Скибинский изменил тактику прочесывания лесов. Обычно приданные силы шли от белорусских деревень и, вытесняя бандитов на территорию РСФСР, на некоторое время обеспечивали спокойную жизнь местным жителям.
   Теперь, не уведомляя Суражский РО - МВД, в октябре 1946 года личный состав хотимской милиции, до тридцати человек и взвод внутренних войск скрытно перешли на российскую территорию.
   В проводники взяли бывших партизан. Ранним утром, обходя Барсуки и Струженку, лесом прошли 15 километров и выгнали бандитов - Петра Козина, Стефана Беликова и Григория Прилёпо - в чистое поле у хотимской деревни Дубровка, откуда навстречу выдвинулся заранее размещенный там заслон.
   У местного кладбища бандиты, как загнанные волки во время облавы, были расстреляны в упор.
   В рапортах эта операция умалчивалась. Чирикову, когда он из Суража на "додже" приехал за трупами, все происшедшее выдали за результат самовольных действий местного агента, удачно включенного в операцию.
   Белорусские сотрудники не нуждались в поисках связей с бандитами, выявлении их схронов. Считали это делом брянской стороны и на ее бездействие предупредительно, чтобы свою голову не положить на плаху, жаловались напрямую в самые высокие инстанции от лица местной партийной власти.
  
  Секретарю ЦК КП (б) БЕЛОРУССИИ тов. ГУСАРОВУ
  Копия: СЕКРЕТАРЮ МОГИЛЕВСКОГО ОБКОМА КП (б) БЕЛОРУССИИ тов. ФИЛИМОНОВУ
  
   Более 3-х лет в Брянских лесах и районах Суражском, Мглинском, Клетнянском оперирует банда Козина, которая часто посещает колхозы Хотимского района, ограбляет колхозников и магазины.
  В 1946 году банда Козина произвела несколько ограблений магазинов и колхозников в колхозах сельсоветов: Батаевского, Бахановского, Велико-Липовского, Березовского.
   Меры, принимаемые РО МВД в силу его малочисленного состава - недостаточные, нет договоренности и взаимодействий между областными управлениями МВД Могилева и Брянска на уничтожение упомянутых банд.
  Областное управление МВД г.Брянска совершенно не проявляет инициативы по уничтожению банды Козина.
  При ограблении бандиты избивают крестьян, запугивают их, чем дезорганизовывают трудовую дисциплину, а проводимым террором запугивают сельский актив, который, избегая бандитов, от этого перестает быть требовательным к народу, что отражается на проводимых мероприятиях в колхозах.
   СЕКРЕТАРЬ ХОТИМСКОГО
   РК КП (б) БЕЛОРУССИИ Ф.ПОДОЛЯН
  
   Разрозненность действий российских и белорусских оперативников позже привела к трагедии.
   В Суражский РО-МВД позвонил председатель сельсовета Хинельников из деревни Михайловка, на самой границе с белорусской территорией.
   В дежурную часть в тот момент зашел за чайником подполковник Иван Рябинин, начальник отдела по борьбе с бандитизмом УМВД. Генерал Фирсанов держал в Сураже не только прикомандированных с десяток сотрудников оперативных подразделений, но здесь находились и руководители, меняя друг друга через каждые две недели, - он, Рябинин, и заместитель начальника УМВД полковник Гольдфайн.
   Владимир Борисович Гольдфайн был спокойным, рассудительным, мучился желудком и, не доверяя местной кухне, питался в Сураже исключительно черносливом.
   Рябинин являлся человеком быстрых решений, резких действий.
   Ему из телефонного разговора с представителем власти в Михайловке вырисовывалась такая картина. С началом темноты в деревню на подводе заехали пятеро незнакомых людей. Они заставили сторожа открыть магазин, набрали водки, свечей. Далеко не должны были уехать. Кто- то из местных ребятишек видел людей в плащах, которые распрягли лошадь и спрятались от мелкого дождя в стогу у окраины деревни.
   Вот он, верный случай, разом накрыть банду! По тревоге Рябинин собрал всех, кто находился в райотделе, и на "додже" наспех сформированная группа выехала в Михайловку.
   В автомашине оказались в основном прикомандированные офицеры и вездесущий Валяшкин в легком армейском ватнике без погон. Как мог ночью Валяшкин оказаться в служебном помещении, никто тогда и не думал.
   Валяшкин мог предотвратить беду. С рассветом выйдя на стог, рядом с которым лошадь щипала траву, он напрашивался у Рябинина сходить в разведку.
   Но Рябинин уже выстроил боевую цепь и открыто повел ее в атаку. Тех, кто пытался убегать от стога, сразу же положили насмерть. Меткой стрельбой отличился инспектор следственного изолятора из Брянска Василий Семишкин.
   Из пятерых в живых оставили одного. Обыскали. Под плащ-палаткой увидели форму сотрудника милиции, в кармане удостоверение участкового уполномоченного. Задержанный оказался самым младшим по должности из расстрелянной оперативной группы Костюковичского райотделения МВД Белоруссии.
   Служебное расследование по личному поручению Министра генерал-полковника С. Н. Круглова провела Особая инспекция МВД СССР.
   Представитель инспекции Енютин работал в штатской одежде, видимо, с тем, чтобы вывести его, капитана, из-под воздействия людей с большими звездами на погонах.
   Енютин происходил из западных областей Белоруссии, в анкетах, в служебном удостоверении сохранял имя, полученное при рождении, Ходос, и в Брянске демонстративно поправлял тех, кто обращался к нему как к Федосу. В заключении по итогам служебной проверки уклон был обвинительным для сотрудников управления МВД по Брянской области. Подполковник Рябинин был осужден на семь лет, старший лейтенант Семишкин и председатель сельсовета Хинелькин - на пять лет лишения свободы каждый.
   Хинелькин иногда признавался Енютину, что, обратившись в Суражский райотдел, он умышленно обозначил сотрудников милиции бандитами - те приезжали не так редко, всегда брали водку, не расплачиваясь. Думал, что по его звонку из Суража приедут россияне, урезонят белорусских союзников.
  
    []
  
   Участковый уполномоченный и жители белорусской деревни в ожидании прихода банды.
  
   Это происшествие вывело генерала Фирсанова из активных дискуссий с первым секретарем обкома партии Егоровым. Бюро обкома трижды заслушивало вопрос о борьбе с бандитизмом в Суражском районе. Начальника областного управления МВД спасали его былые заслуги и московские связи в системе госбезопасности. Секретарь ЦК ВКП(б) тов. Патоличев, опекавший Егорова, очевидно, не рисковал портить отношения с членом Политбюро ЦК ВКП ( б) тов. Берия.
   В МВД СССР был сделан вывод о разрозненности действий российской и белорусской милиции.
   Совместная оперативная акция родилась в недрах ГУББ МВД СССР.
   Идея была не нова. Тактика " Зондерштаба Р" гитлеровского абвера по созданию лжепартизанских отрядов и подполья была использована советским органами внутренних дел в борьбе с украинским и белорусским националистическими движениями. Такие группы формировались из бывших задержанных и добровольно сдавшихся бандитов.
   Небольшие отряды, контролируемые НКВД - МВД, имели межобластной характер. В этом был свой резон. Во-первых, также, без учета каких-либо границ, действовали бандиты, во-вторых, информацией об участниках контрнационалистических операций были наделены только центральные оперативные управления. Положительные результаты имели группы НКВД - МВД УССР на территориях Волынской и Ровенской областей в 1945 -1946 годах. Успешно, то есть уничтожением руководителя повстанческого сектора "Беларусь-Центр", бывшего агента абвера Хвязько, завершилась работа группы НКВД БССР на границах самостоятельно существовавших в 1939 - 1954 годах Пинской и Полесской областей.
   Начальник ГУББ НКВД СССР генерал-лейтенант А.А. Леонтьев в инструктивном письме, разосланном 9 января 1946 года, настоятельно рекомендовал перенимать опыт украинских коллег по организации агентурно-оперативных комбинаций с участием спецгрупп в борьбе с антисоветским подпольем.
   Но подобные структуры формировались в пределах одной оперативной разработки. После ликвидации объекта вынужденные помощники НКВД представали перед судом, получали длительные сроки лишения свободы.
   Но были офицеры со спецподготовкой и опытом борьбы с политическим бандитизмом на Западе Белоруссии. Они не знали, как зовут друг друга, работали по документам прикрытия на чужие имена и звания сотрудников НКВД. Для операции против банды Козина была подготовлена группа из трех новичков оперативной работы для обкатки приобретенных ими за время учебы навыков в лесах у границ с Россией, - как прежде казалось, в спокойной обстановке.
   В период шифровки офицер с документами на имя младшего лейтенанта Сошникова стал Кайновским, жителем хотимской деревни Терпиловка. При гитлеровцах тот служил начальником волостной полиции в деревне Ельне.
   Старший лейтенант Агласиков входил в образ Миронова, бывшего полицейского из той же Ельни.
   Младший лейтенант Солопьев изучал биографию Молчанова, дезертира и полицейского из Терпиловки.
   Реально существовавшие до этого ельнянские полицейские, все трое, после прихода Красной Армии орудовали в лесной банде некоего Ковалева. Затем бежали на Донбасс. Работали на одной и той же шахте. Кайновский устроился заготовителем отдела рабочего снабжения. Его бывшие соратники добывали уголь в забое. Но НКВД тогда копнуло глубже.
   Фашистских прихвостней по суду расстреляли, тихо, без показательных акций. Их документы были переданы в Минск для возможного использования в секретной работе.
   По дороге в Хотимск мнимые белорусские полицаи бежали из-под конвоя на стыке брянских, смоленских и могилевских лесов. Опергруппа получила кодовое наименование "Ельнянцы".
   Оперативный план предусматривал несколько этапов приближения к Козину: через устойчивую "связь" войти в банду в лесу Иглищино, позже, обретя доверие там, перейти в Малинники.
   Глухая, в семь дворов, суражская деревня Гнилуша, на границе с белорусскими болотами Хотимского района, была центром колхоза с боевым названием "Пограничник". Незадолго до полуночи "ельнянцы" подошли к хате председателя колхоза Филиппа Киреева.
   Подождали, пока хозяева затушат лампу. Через полчаса постучали в окно.
   - Откройте, мы из милиции.
   В хате тотчас поднялся сильный плач.
   Киреев в ватнике поверх грязных кальсон, с керосиновой лампой в руке, отбросил крючок и открыл дверь. Долго в лица не вглядывался, через сени метнулся в дом. Оставил лампу на столе, а сам залез на печку к ревущим жене и детям.
   Агласиков резко сдернул Киреева вниз за свесившуюся ногу.
   Тот ударился головой о пол, но быстро пришел в себя, встал на колени и, стараясь перекричать еще больше разразившийся плач, стал громко и быстро говорить.
   - Ребята, я догадался, что вы - не милиция. Знаю, что Вы хотите со мной сотворить. Не троньте меня, я плохого не сделал. У меня есть хороший друг, такой же, как и вы,- Маслаков Степан. Вы, может, с ним встретитесь, спросите про меня? Он вам расскажет, как я помогаю ему и его товарищам по лесу. НКВД меня лично за Степана и преследует.
   Сошников покрутил фитилек лампы так, что лиц стало не разглядеть. Повели разговор о том, как решить судьбу председателя, вставляя в разговор, будто невзначай, свои легендированные имена, белорусские места жизни и службы в полиции.
   Плач на печи иссяк: если сразу не убили, то, дай бог, оставят в живых!
   Киреев, осмелившись, даже предложил поужинать, но ночные гости отказались.
   - В последнем доме к Дедовску вчера зарезали овцу и овец там много. А колхозного ничего не берите, пока я председатель. Но меня скоро должны снять. Тогда заходите, все режьте.
   Рассказал, что его подвела былая дружба с председателем Струженского сельсовета Степаном Маслаковым, также членом партии и бывшим фронтовиком. Некоторых товарищей из леса тот снабдил справками, и они скрылись. Но в НКВД все прознали, Маслакова осудили, по пути в Сибирь сбежал. Теперь плутает по здешним лесам. Пустой человек!
   - А вам надо к серьезным людям выходить. Вот Культура, через дом живет, дорогу к ним знает. Полюбовники к ней иногда из леса заходят. Отогревает их. И вас погреет. Идите к ней. Для верности скажите, что вы от меня. Ребетенка своего, Петрушу, с вами направлю проводником.
   Молодуха Настя, наскоро сожительствовавшая с бандитами и чекистами, известная всем по прозвищу Культура, и, правда, на дорогу вывела, рассказала, как найти землянки.
   Ночь "ельнянцы" топтали лес, день рыскали.
   Возвращаться в Гнилушу поопасались. Могли нарваться на бандитскую засаду, если их вдруг раскрыли.
   Позже Агласикова с докладом отозвали в МВД БССР.
   Для установления причин безрезультативной работы опергруппы "Ельнянцы" Сошникову и Солопьеву придали от УМВД Могилевской области Белоруссии старшего следователя майора Корнилова, некогда служившего в Хотимске. От УМВД Брянской области России включили старшего оперуполномоченного майора Ванина. Его за пару дней до этого Чириков при конспиративной встрече в лесу с рук на руки передал начальнику Хотимской милиции для предварительной притирки с "ельнянцами".
   Обновленная наполовину опергруппа в середине декабря вновь пришла в Гнилушу.
   Ближе к полночи "ельнянцы" постучались к Кирееву. Тремя ударами пальцев по стеклу.
   - Кто там? - отодвинул занавеску председатель колхоза.
   - Филипп, табаком на одну самокрутку у тебя не разживемся?
   Лампа за спиной председателя погасла.
   Только на четвертый раз дверь открыла жена.
   Сказала, что в доме никого чужих нет. "Ельнянцы" как только зашли фонариками все же посветили во все углы в сенях и в доме.
   - Вот это я уже, ребята, не люблю, - с нескрываемым раздражением встретил ночных гостей председатель колхоза. - Раз вам сказали, что никого у меня нет, значит, нет. Ну, разве буду я вас обманывать?
   Корнилов выставил водку на стол.
   Раньше, при детальном разборе провала первого этапа операции, он не раз говорил, что "ельнянцы" ошиблись с первым шагом: с вопросов не начинают даже допросы. Водкой надо было развязывать язык хозяину.
   Вышло, что и он не угадал
   - Нет, ребята, вы пейте. Вы озябли, а я в тепле, - рефлекторно заходясь слюной как человек часто пьющий, пробулькал Киреев.
   Принес квашенной капусты . От повторного приглашения не отказался.
   Стал нахваливать выпивку.
   - Где взяли такой водки? Не сравнить с нашим продуктом.
   Жена с печи сердито заворчала:
   - Эй! Тише голосите. Дети только заснули.
   Многозначительно растягивая слова, сказала мужу:
   - Смотри, Филипп, смотри. Много не пей и много не болтай.
   - Рот зачини, баба! Знаю, что творю, - Киреев шумно пригубил повторно налитую рюмку, а затем категорически отказывался пить.
   Если бы Корнилов видел семью председателя колхоза раньше, во время первого ночного посещения, он сразу бы догадался, что в поведении Киреевых сейчас произошли самые смелые превращения. Это был явный признак полного провала "ельнянцев".
   Сошников распознал для себя такую ситуацию, встал из-за стола и ушел к соседке через дом, к Культуре.
   Солопьев беззвучно наливался дармовой водкой.
   Ванин мудро молчал, зная, что любое свое слово надо потом повторять в рапортах и объяснять причину, почему сказал именно так, а не этак, какую оперативную цель при этом преследовал.
   Киреев вспомнил и Агласикова:
   - А где тот, маленький, злой, что меня с печки стаскивал?
   - Мирон что ли? Из Ельни? - реально пьяным голосом, без игры, ответил Солопьев. - Если Мирон, то он заболел и находится у своих людей.
   - Где у своих-то? Далеко ли отсюда? - продолжал пытать Киреев.
   С большой тоской в голосе председатель колхоза себе и ответил:
   - Значит, на повышение пошел Мирон.
   Терзая Солопьева вопросами, Киреев закрутился у Корнилова: подносил лампу к его лицу, заглядывал в рот, когда блеснули золотые зубы, пальцем проводил по отбитому хорошей бритвой срезу шикарных бакенбардов, наглаживал майора по голове, тихо приговаривая: "А ведь ни соринки, ни букашечки...". Убедившись, что Корнилов, по всему судя, ни дня не жил в лесу, поделился с ним своей догадкой
   - Вы не милиционером ли будете? Я вас видел в Хотимске, когда год назад туда ездил по обмену опытом. Говор ваш не белорусский и не наш, местный, а чисто русский.
   Жена с печи продолжила разоблачения.
   - Вот и Культура после того раза сказала. Они, мол, не те, за которых себя выдают. Такие же белые, как немцы, но сытые бабами. Немцы с ней всегда паскудничали, когда наезжали. А из этих никто даже не ущипнул за зад. Пропахли дорогим одеколоном, который по нашим сельпо не возят.
   Филипп Киреев завершил свое дознание.
   - Дело уже прошлое, но скажите вот, ребята, кто вас мог надоумить, чтобы у меня засады делать? Ну, ладно, бог с вами, вяжите меня.
   От Гнилуши на санях все двинулись в сторону белорусского Хотимска. Брянский сотрудник ББ Ванин также поехал с ними, чтобы затем через Могилев и Смоленск вернуться к себе на службу. Поедь он через Сураж, застрял бы там надолго: Чириков просто так гостей не отпускал. Да и хвастать было нечем.
   Место в его санях также занял, не по своей воле, председатель колхоза Киреев для последующей передачи в Сураж за связь с бандитами. Сметливую блудню Культуру не тронули, оставили в деревне для оперативных разработок и утех.
   Подобные операции - как в свое время абверу в борьбе с партизанами, так и НКВД в ликвидации националистических бандгрупп - удавались, поскольку в лесу было большое движение. Здесь укрывались окруженцы, беглецы из лагерей, небольшие разрозненные партизанские отряды вне центрального командования и без средств связи, позже, в западных чащобах Украины и Белоруссии, - остатки недобитых повстанческих формирований, также оторванные от родных хат. В те же дни в Суражском районе если тишину леса вдруг нарушала шумно вспорхнувшая птица, то местные люди верно угадывали, кто ее мог вспугнуть.
  
    []
  
   Но еще раньше с передачей Ванина в оперативную группу "ельнянцев" случилась своя история. Несколько дней офицер, о тайном прибытии которого из Брянска знал только Чириков, жил в Сураже на конспиративной квартире. Когда лицо гостя изрядно заросло щетиной, за ним глубокой ночью на санях приехали Чириков, также сменивший свой прежний лихой наряд на потертый кожушок и лисий, местами уже облезлый треух, надвинутый на глаза, с Валяшкиным в роли возницы.
   Бойко и тряско по промерзшей в начале декабря дороге доехали к утру до Барсуков.
   У деревни ездоки разошлись. Валяшкин должен был пройти по хатам под предлогом обмена поношенной одежды, обувки и глиняных ярко расписанных свистулек для ребятни на продукты питания. Чириков запретил ему собирать сведения о банде, чтобы не сорвать главную, но неизвестную Валяшкину, задачу.
   Условились вновь встретиться через три часа здесь же, на дороге.
   Обойдя деревню, Чириков и Ванин прошли краем леса километров пять до заброшенного белорусского Козлова Хутора, где их ждал начальник Хотимского РО - МВД Михаил Скибинский. Тот, следуя инструкциям, также явился на встречу без какого - либо сопровождения.
   Расставаясь, начальники приграничных райотделов милиции выпили припасенную Скибинским фляжку чистого напитка, называемого им на белорусский лад как "сьпырыт".
   Ванин ушел со Скибинским.
   На Чирикова, как только он стал подходить к месту встречи с Валяшкиным, обрушился сильный снегопад.
   Снег шумел, ломая сухие ветки. Начало смеркаться.
   Чириков после пугающе долгого движения сквозь снежную стену, незаметно для себя, оставляя Барсуки в стороне, к полуночи вышел к Красной Знаменке, к поселку, через который они накануне проезжали в Барсуки.
   Чириков постучался на ночлег.
   Путник не стал представляться, но хозяин, в возрасте, близком к древнему, принял его легко, без какого-либо внешне выраженного любопытства.
   Набросил полосатое рядно на широкую лавку со спинкой. Дал под голову сенную подушку.
   После походной ночи намаявшийся в пути и еще находившийся под силой белорусского спирта Чириков быстро уснул, не забыв прежде сунуть пистолет под подушку.
   Утром его поднял на ноги Валяшкин. Стыдясь перед бывшим партизаном за то, что заблудился в лесу и сделал такой крюк, Чириков молчал. Совсем не интересовался, как Валяшкин его отыскал.
   Капитан скоро собрался, обходя застывшие капли свечного воска на полу. Оставил хозяину в благодарность старые валенки из валяшкиного мешка, не до конца опустошенного в Барсуках.
   Только через год Чириков, на допросе Степана Маслакова, узнал о том, что в ту ночь он чудом избежал смерти. Ведь тогда у его изголовья некоторое время простояли Павел Козин, Степан и Иван Маслаковы, Тимофей Якубовский, Матыко, Евдокименко.
   Одни пришли из урочища Иглищино по одну сторону Красной Знаменки, другие из Малинников, с противоположной стороны, после быстрого сообщения бандитам, казалось бы, приветливого старика о ночном госте, в котором с первого взгляда был распознан начальник районной милиции.
   - Дай, дай посмотреть, - толкался Матыко с церковной свечкой в руке. - Ишь как чуб по подушке разбросал. Где командира шмалять будем? Свеча уже догорает.
   - Только не в доме стреляйте, - молил хозяин. - Грех-то какой будет в доме стрелять.
   - Пусть себе дрыхнет, - как бы вынес окончательный приговор Урка. - После него сюда полки понашлют. Нас всех постреляют. Батьков наших опять за Урал сошлют. А то и прибьют с нами заодно.
   Верховода бандитов знал, что именно Чириков в конце лета вернул из ссылки их семьи.
   С началом общего стратегического наступления Красной Армии в феврале 1943, после Сталинградской битвы, с освобождаемых территорий
  на восток и север волнами покатились ссылки и реже - высылки.
   По смыслу первого пункта Постановления ВЦИК, СНК РСФСР от 10 января 1930 года "О высылке и ссылке, применяемых по судебным приговорам" ссылки заключались в ограничении свободы передвижения пределами указываемого в решении административного района. Ссылки могли быть соединены с принудительными работами. Высылка трактовалась как запрет на проживание в определённых местностях (обычно столичных и иных крупных городах). В отличие от ссыльных, высланные избирали место работы и жительства самостоятельно.
   Судами применялись ссылки и высылки, как правило, в виде дополнительного наказания после отбытия основного, связанного с длительными сроками лишения свободы. В основном ссылки-высылки назначали специальные суды и внесудебные органы. Правом на внесудебное решение о ссылках и высылках на срок до 5 лет наделялось НКВД - МВД СССР.
   Ссылки и высылки от внесудебных органов получили широкое распространение в 1930- 1950 годы. Решение принималось и тотчас вступало в силу без кропотливого бумажного оформления. Иногда было достаточно резолюции на общем списке, без явки предлагаемых к рассмотрению лиц. Не предполагалось, как в судах, установление вины. Никакого иного обоснования санкций не требовалось, если они выносились по мотивам социальной опасности.
   Капитану Чирикову удалось из этого потока выхватить несколько семей села Нивного. Редчайшее решение состоялось при активном содействии генерала Фирсанова в небольшой промежуток времени, в три месяца, между назначением нового начальника Суражского РО - МВД и смертью первого секретаря Брянского обкома Матвеева.
   То, что двигало Чириковым, не объяснялось чувством жалости или сострадания. Он хотел включить родственников бандитов в оперативные разработки, накрепко привязать "лесных людей" к близким и уже довольно исхоженным местам.
   Вызволение из ссылки семей начальником суражской милиции подняло его в глазах местного населения на такую высоту, которую ту зимнюю ночь в Красной Знаменке не смогла захлестнуть бандитская месть.
   Жил в Нивном Феоктист Козин, дядька Петра и Павла Козиных. Героический человек, он был на фронте награжден двумя орденами Славы. Но война переехала его: милосердно оставила жить, но со своими жестокими метками - без ноги, слепым. После высылки родни, обихаживавшей его прежде, Феоктист, казалось, еще и онемел. С возвращением большой семьи он ожил, веселился, как умел, снова привыкая ощущать на лице теплые солнечные лучи.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"