Исаков Николай Петрович: другие произведения.

Так бы сгинула чума 7 (Завершение)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы: Зеленые сказки. Как они жили и как умирали.

  
    []
  
  
   Ко времени, когда я только начинал служить, Михаил Васильевич Чириков уже двадцать три года находился в отставке. Но парадный мундир полковника милиции у него явно висел на ближней вешалке - его он надевал, постоянно торопясь на какие-то торжественные массовки, встречи, в поездки. Готовился к этому основательно, вдохновенно. От тех, кто напоминал ему о существующем в МВД запрете носить погоны после увольнения, по-библейски, шутливо и с печалью в голосе одновременно, отговаривался: "Кто я? Вечный милиционер".
   На каждое событие откликался стихами. И прежде, чем приступать к воспоминаниям о ликвидации банды Козина, просил меня, тогда еще старшего лейтенанта, как недавнего профессионального газетчика, вынести свое суждение о результатах его творческих порывов.
   Новые записи в беседах с Чириковым начинались с разбора его стихов, звонких при избытке высоких чувств. Стихов, подобных этому:
  
  Годы двадцатые, годы суровые
  Годы - покой никому нам не снится.
  Властью народной вы образованы,
  Силы рабоче-крестьянской милиции!
  
   Полковника Чирикова в сборе материла для возможной книги я не преследовал - мы бежали навстречу друг другу. Несколько школьных тетрадок заняли воспоминания ветерана. После смерти Михаила Васильевича прошло время на поиск других людей и документов, добавлявших сведения об обстоятельствах ликвидации банды.
  
    []
  
   Ветеран советской милиции Михаил Чириков.
  
   В тот период к нам в творческую командировку по направлению МВД СССР приезжал столичный журналист. Занимаясь, как руководитель пресс- службы организационным обеспечением его работы, я между делом рассказал ему историю о банде Козина.
   Через некоторое время была издана книга московского гостя, где среди некоторых материалов брянской тематики была напечатана главка о лесных бандитах. Выраженная автором благодарность брянскому подразделению за помощь в создании произведения несколько утолила обиду. Но ведь можно было предварительно условиться о публикации, тем самым избежать фактических неточностей...
   Тетрадки с воспоминаниями Чирикова я задвинул надолго.
   Банда Козина вновь привлекла к себе внимание неожиданным образом.
   Через трагические события на киевском Майдане в декабре 2013года - феврале 2014 года я пытался через интернет-ресурсы прояснить судьбы своих бывших однокурсников по Киевской высшей школе МВД СССР. Звонить по телефону в условиях глобальной и локальной прослушки службой "безпеки" и американскими спецслужбами, значило бы подставить под удар знакомых мне уже нерядовых сотрудников украинской милиции, их самих и близких им людей. Кому бы точно не позвонил - Гелетею, совсем неяркому студенту, с которым учился в одно время, а на момент написания этой книги - министру обороны Украины.
   Так набрел на сайт "На северо-восточных землях бывшей Гетманщины" со смешными и оскорбительными домыслами в отношении брянского региона.
   Подборка материалов представляла собой публикации о так называемом Особом Локотском округе на оккупированных территориях войсками фашистской Германии, ее сателлитов и "зеленой армии" Козина.
   Согласно электронной версии книги некоего Бурковского "Великая гражданская война 1939-1945", на которую ссылаются украинские источники, 15 ноября 1941 года под русским самоуправлением была образована Локотская волость, превращенная затем в Особый Локотский уезд со значительным приращением территории. В июле 1942 года был создан, опять же немцами, Особый Локотский округ в составе оккупированных восьми районов Орловской и Курской областей. Здесь сформировалась Русская освободительная народная армия (РОНА).
   Уже после ухода РОНА с отступавшими войсками вермахта было организовано антисоветское сопротивление, которое, по утверждению того же Бурковского, фактически переросло в гражданскую войну, якобы продолжалось на территории Брянщины и Орловщины вплоть до 1951 года (а на соседней Украине до 1955 года). Автор и украинские сочинители предполагают, что эта гражданская война длилась в течение 10 лет. Вот это и есть первая сказка, как часть идеологической работы, мало общего имевшей с исторической правдой.
   Другая сказка побежала за первой. На уже знакомом украинском сайте нельзя было пройти мимо материала "Отряд Николая Козина", заимствованном из Википедии.
   Пересказать не возьмусь, поскольку в качестве источника публикации была указана книга моего прошлого собеседника из московских журналистов. Он не совсем корректно, скажем так, использовал рассказанную мной историю. Получается, я и есть главный сказочник?
   Но я не мог опуститься до того, чтобы вопреки всем фактам говорить о бандитах как "повстанцах" и их родовых связях с РОНА.
   В книге столичного журналиста главарь банды Козин никогда не был назван по имени. Кто же Козина назвал Николаем?
   В роли "крестного отца" выступил Сергей Веревкин, практически мой ровесник, с автодорожным образованием. Писать начал в 80-е годы прошлого столетия, помогая отцу, бывшему сотруднику МУРа, редактировать мемуары. Первая книга "Вторая Мировая война: вырванные страницы", как указывается Веревкиным в электронной версии автобиографии, вышла в свет в феврале 2006 года и повествовала о малоизвестных в России эпизодах Второй Мировой войны на территории СССР. Затем на основе книжных материалов Веревкин опубликовал в "Парламентской газете" статью "Локотская альтернатива", которая стоила места главному редактору.
   А вот третью сказку о "Зеленой армии" в Суражском и сопредельных районах в изложении Веревкина, на мой взгляд, следует привести дословно ( с сохранением стиля и орфографии), чтобы всем стало очевидным - все и есть сказка, которую нельзя читать на ночь из-за переизбытка надуманных кошмаров.
  
   "26 августа 1943 года в связи с надвигающимся захватом территории "Локотской Республики" Красной Армией и проходящим отступлением германского Вермахта все регулярные части РОНА вместе с многими десятками тысяч добровольных гражданских беженцев начали поспешную, но заранее согласованную переброску в генерал-комиссариат "Белорутения" имперского рейхскомиссариата "Остланд", в Белоруссию, в Лепельский район.
   Народ бывшей "Локотской Республики" валом потянулся в леса.
   Наиболее сильные отряды народных мстителей за порушенное коммунистами счастье народное сначала сформировались в Мглинском и Суражском районах. Здесь образовалась и оперировала Зеленая Армия. Ее отряды подчинялись некоему командиру по фамилии Роздымаха, действительно имевшему отношение во время оккупации к Зондерштабу "Россия"... Роздымаха сумел быстро "нарастить ядро" - пополнить оставленных агентов из "спящей" сети недовольными и несогласными с советской жизнью жителями теперь уже бывшей "Локотской Республики" и развернуть их в Зеленую Армию. Зеленая Армия быстро превратилась в мощную силу, которая вымела с территории этих двух районов начавшую было насаждаться советскую власть. Против объединенных повстанческих отрядов Мглинского и Суражского районов были брошены несколько отдельных карательных батальонов НКВД, причем усиленных орудиями, танками, бронемашинами. А в каждом таком батальоне - от шестисот до одной тысячи отборных, вооруженных до зубов головорезов из НКВД, заматеревших на убийствах невинных, безоружных людей, плюс сто пятьдесят - двести человек из танкового или артиллерийского усиления. Сам Роздымаха погиб в одном из боев при выходе из очередного окружения. Остатки его отрядов, его Зеленой Армии, вывели из "мешка", перегруппировали и возглавили два брата Козины, один из которых, Николай, служил ранее в полиции порядка старшим полицейским Суражского участка. Перед самым отступлением Николай Козин был ранен и вместе с младшим братом остался на лесной заимке залечивать рану.
   Сразу же после оккупации территории "Локотской Республики" Красной Армией и начала антисоветской резистенции братья вступили в отряд, организованный бывшим сотрудником СД Войтенко (по другим источникам - Войтенковым) из оставшихся местных жителей, восставших против возвратившейся "родной" советской власти.
   Этот самый Войтенко-Войтенков оперировал со своим отрядом на самом западе "Локотской Республики", в Красногорском районе, граничившем с "Белорутенией" (Белоруссией), и сумел развернуть его за счет добровольцев из числа местных жителей до партизанской бригады численностью более одной тысячи человек. Но оружия повстанцам катастрофически не хватало, более половины членов бригады Войтенко имели в качестве оружия только топоры и вилы. "Товарищи" быстро среагировали на появление мощной силы в лице бригады повстанцев Войтенко и бросили против нее сразу несколько карательных спецбатальонов НКВД, усиленных артиллерией и бронетехникой. Уже через несколько месяцев яростных, кровопролитных, ожесточеннейших боев бригада Войтенко была наголову разбита. Сам Войтенко был убит при прорыве остатков отряда из окружения, и командиром этого отряда стал Николай Козин. В это время против Зеленой Армии Роздымахи уже шли бои на уничтожение. Отряд Николая Козина, уйдя от преследования карательных частей НКВД, присоединился к потрепанным частям Зеленой Армии, и к нему, в свою очередь, стали подтягиваться остатки других разбитых отрядов этой армии.
   Затем был решающий бой, и Зеленая Армия потерпела окончательное поражение.
   Но Николай Козин сумел сохранить свой отряд от разгрома и взял на себя руководство остальными, присоединившимися к его отряду остатками Зеленой Армии. Братья смогли не только вывести отряды и этим спасти их от гибели, но и, перегруппировав наличные силы, восстановили их боеспособность. Уже через пару месяцев отряды сильно пополнились простым русским народом, который продолжал свой непрекращающийся ни на один день исход из деревень, занятых Красной Армией, и снова стали грозной силой для коммунистов. Отряды братьев Козиных и отряды под командованием Ледовкина были наиболее многочисленными и опасными для власти коммунистов на Орловщине и Брянщине. Но, помимо этих крупных объединений, на территории бывшей "Локотской Республики" действовало и множество других повстанческих групп. Это была классическая партизанская война. При этом, по мере того как повстанцы самоорганизовывались, и мужали, и крепли в боях с Красной Армией, они начали распространять свое влияние и на другие, уже чисто советские земли за пределами бывшей при немцах "Локотской Республики".
   Вот это было уже очень опасно для Кремля. Угроза для советской власти на территории бывшей "Локотской Республики" со стороны повстанцев, консолидация народных сил и начавшееся разрастание повстанческой народной войны против советской власти на близлежащие территории стали настолько серьезными, что, помимо регулярных частей Красной Армии, руководство НКВД СССР для подавления народного восстания "локотчан" бросило против повстанцев полностью укомплектованную отборную карательную дивизию НКВД (до двадцати тысяч сытых, мордатых, натасканных на убийства гулаговских головорезов).
   Дивизия была переброшена с востока, из самой глубинки царства ГУЛАГа. Она не участвовала в боевых действиях на фронтах войны. Нет, все эти годы эта дивизия использовалась только там, в царстве ГУЛАГа, по своему прямому назначению, то
  есть только против "зэков".
   ( Отрывок из книги С.Веревкина "Вторая Мировая война: вырванные страницы").
  
  
   Бог ты мой, сколько злобной иронии и невежества, в смысле незнания географии и истории, неверных посылов и заключений!
   Территория, где в годы войны существовал Локотской округ, а также Суражский и Мглинский районы входили в состав Орловской области, после 5 июля 1944 года включены в состав вновь образованной Брянской области. Веревкин же допускает одновременное действие "отрядов" братьев Козиных на Орловщине и Брянщине.
  
    []
  
   Карта Орловской области до образования на ее территории Брянской области 5 июля 1944 года (с обозначениями Локтя и Суража).
  
   Районы Локотского округа и Суражский, Мглинский, Красногорский районы военного времени расположены на полярно противоположных землях: первые - на востоке, другие - на западе. Находятся на разных берегах Десны, со скоростью течения невозможной для устройства каких-либо переправ, кроме двух уже имевшихся - в районе Брянска и Трубчевского района на границе с Украиной. При этом расстояние от Локтя до Суража - 262 километра, до Красной Горы - 324 километра. Даже самой длинной рукой, управлявшей Локотским округом, никак нельзя было дотянуться до сопредельных с Белоруссией районов.
   Бандиты, организовавшиеся в партизанскую бригаду "Зеленой армии", по Веревкину, своей численностью якобы превышали одну тысячу человек. Если бы суражскими и красногорскими урочищами накрыть такое количество людей - головы или ноги обязательно бы повылезали из лоскутов!
   Действительно же за все время существования банды, с Козиным и без него, за пять лет, через нее прошло всего двадцать пять человек, в одно и то же время в ней могло находиться двенадцать человек, наибольшее число собиравшихся на ежегодные "слеты" не превышало восьми человек.
   Какие же силы участвовали в ликвидации банды? Веревкин насчитал около двадцати тысяч солдат дивизии НКВД, вооруженной различными видами военной техники, всеми, пожалуй, кроме самолетов и кораблей. Между тем в Суражском районе временно были задействованы подразделения внутренних войск НКВД-МВД: рота - после нападения в мае 1946 года на склад "Заготзерна" в Нивном, батальон - после июльской 1947 года расправы с активистами в Нивном и Ковалевщине, затем - взвод в качестве силового обеспечения спецопераций.
   Козин никогда не был в Локотском округе. Не был знаком с бандитом из Красногорского района Войтенковым, за которым Веревкин закрепил командование целой "бригадой" численность. более чем тысячи штыков.
   Банда Войтенкова действовала за сто километров от Суража. Между Суражским и Красногорским районами вклинивается также приграничный Гордеевский район. Дезертиры и бывшие полицейские в этих районах далеко не отходили от своих родных мест, своих семей. Криминальную активность проявляли только те банды, у которых была возможность после налетов скрыться на территории Белоруссии. В 1944 - начале 1945 года силами местных сотрудников НКВД в Красногорском районе были ликвидированы не связанные между собой банды Войтенкова и Хмельницкого (главаря задержали и разоружили колхозники села Яловка), в Гордеевском районе - банды Дударька и Ляшко, белорусская банда Пеленко, оперировавшая на территории Гордеевского района.
   Веревкин пишет об освобождении бандой от советской власти сразу двух районов - Суражского и Мглинского. Ни одна из деревень здесь, ни хуторок, ни поселочек даже минуты не были под бандитами. Грабежи, разбои, убийства совершались наскоками, в отношении отдельных единоличников, колхозников, активистов. А затем налетчики убегали за пределы этого административного района, за границы России, отсиживались по норам.
   Народный бунт против власти - ну, как же без топоров и вил! Веревкин размывает границы времен, упоминая эти орудия народного гнева как часть вооружения послевоенных бандитов. Между тем тогда, по словам современников, винтовку было легче найти, чем хороший топор для подворья. Павел Козин сохранил немецкую винтовку, ее получил, когда был в полиции. Автомат ППШ выкупил у Матыко, тот в свою очередь отобрал его у военрука одной из сельских школ. Петр Козин имел винтовку Мосина и немецкий автомат, - все получил, когда служил в полиции. У Беликова - винтовка, У Пуха - винтовка. У Рощина - винтовка, затем он разоружил работника Хотимского РО-МВД, забрал автомат. У Курбацкого-немецкая винтовка. Словом, все были вооружены, пистолеты были у каждого. В урочищах было спрятано немецкое и французское оружие, отобранное бандитами у местных ребят, когда те заходили в лес пострелять.
   Мог ли иметь Козин связи с националистическими повстанческими движениями в западных областях Украины или Белоруссии? В Дубенском районе Ровенской области Украины в то время жили дальние родственники Козина, в тех местах даже есть поселок Козин.
   Встречи с националистами Козин искал, но - с белорусскими. По оперативным данным, в сентябре 1947 года Козин отправил вдову бывшего полицейского Егора Курбацкого в Гомельскую область для связи с бандитами. Пушки у них, мол, и пулеметы: вот бы к ним пристать!
   - А где они обитают и как их узнать?
   - По вагонам они ходят, оборванные, заросшие, продают бульбу или хлеб, - инструктировал Урка. - Если в поезде повстанцев не встретишь, сойди на любой лесной станции. Условный сигнал для встречи - три удара палкой по дуплистому дереву.
   Курбацкая вернулась из Белоруссии с мешком картошки. А в гомельских лесах своим стуком по стволам только белок напугала.
   Обращения к банде Козина в исторических исследованиях, однополярных, оправдывающих коллаборационистов, лиц, сотрудничавших с фашистскими захватчиками в странах, оккупированных ими во время Второй мировой войны, следуют за описанием так называемого Локотского округа или Локотской республики. Мол, даже после разгрома этого административно-территориального образования его идеи унесла с собой в леса "Зеленая армия", где банда Козина была ее авангардом, а затем и основным боевым составом.
   Вот наиболее распространенное суждение, размещенное в блогосфере: "Свою же веру и готовность бороться до победы, русские антикоммунисты доказали организацией нескольких партизанских, антисоветских армий и отрядов ("Зелёная Армия" офицера зондерштаба "Russland" Роздымахи, "Объединенные повстанческие отряды Мглинского и Суражского районов", отряды братьев Козинцевых и т.д.), в составе которых русское и белорусское население воевало против безбожной власти до 1951-1953 гг.".
   Какие армии, бригады, отряды? Какие братья Козинцевы?
   А ведь за этими всеми "народными формированиями" стоит всего лишь одна банда Козина, остатки которой были ликвидированы в октябре 1948 года!
   Помимо Веревкина есть похожие на него авторы, которые идеализируют Локотской округ самоуправления и армию из дезертиров Красной Армии, бывших полицаев с одновременной героизацией обер-бургомистра этой территории Каминского, а также банды Козина как "зеленой" части локотской РОНА.
   Пожалуй, был лишь один человек, кто имел прямое отношение как к Локотскому округу самоуправления, так и к банде Козина. Такой фигурой являлся генерал Кондратий Филиппович Фирсанов. В должности начальника УМВД по Орловской области он до середины июля 1944 года занимался оперативной разработкой РОНА, личный состав которой из Локтя к тому времени вслед за отступавшими войсками вермахта переместился в Витебскую область Белоруссии, а затем - за пределы СССР. Оперативным ресурсом Фирсанова была осуществлена ярчайшая и многоходовая дискредитация Каминского, командующего РОНА, как агента НКВД, успешно внедренного к немцам.
  
    []
  
   Каминский (в центре) со штабом перед карательной операцией. Северо-Восток Белоруссии. Март 1944 года (фото из немецкого архива).
  
   Выходит Фирсанов напрямую переиграл рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера?
  
   В конце июля 1944 года Каминский был вызван в штаб-квартиру Гиммлера в Восточной Пруссии. Почести посыпались незамедлительно. Каминский был награжден Железным крестом 1-й степени, Знаком СС "За борьбу с партизанами". Резиденцию Гиммлера Каминский покинул в новом звании ваффен-бригадефюрера (генерал-майора) войск СС. Но менее чем через месяц автомашина Каминского -вместе с ним, а также водителем, начальником штаба и врачом - по пути к окружному командованию СС была изрешечена пулями. По личному указанию рейхсфюрера СС расстрел произвели охранники одного из концлагерей, располагавшегося недалеко от автобана. Гиммлер испугался за себя, быстро и успешно выполнил работу над ошибками. "Агент НКВД" Каминский не мог претендовать на роль руководителя российского освободительного движения. Уже 16 сентября 1944 года Гиммлер приглашает на первую аудиенцию генерала Власова.
  
   История неожиданной, скоротечной и тайной ликвидации Каминского неудобна для тех, кто из него малюет на новых холстах истории образ российского Бандеры.
   Операция, начатая против Каминского еще в 1942 году, нашла свое завершение, когда Фирсанов незадолго до этого уже был назначен на должность начальника УМВД вновь образованной Брянской области и вплотную занялся ликвидацией засевших в лесах мелких банд. Павел Козин тогда еще никаким образом не обозначался в оперативных планах, до зимы 1945 года, укрывался, в зависимости от сезона, в подвалах и на печках.
   А как же "власовцы"? Почему в Брянской области дезертиры, бандиты Козина называли себя "власовцами"? Тогда как реально их там не могло быть.
   Русская освободительная армия Власова (РОА) с апреля 1943 года существовала как формальное соединение русских добровольческих подразделений вермахта различного формата и на различных участках оккупированных территорий. Реально же РОА, в три дивизии, начала создаваться только в ноябре 1944 года. Остатки личного состава локотской РОНА, уже без Каминского, были включены в первую дивизию РОА.
   Суражский писатель С. Стешец, доказывая реальность существования местного подполья, ссылается на справку одного из центральных архивов о действиях подпольщиков по разложению батальона РОА. Но в российском Сураже подразделения РОНА и РОА не дислоцировались. Между тем в белорусском Сураже под Витебском одно время были расквартированы два батальона РОНА после их бегства сюда с семьями перед освобождением Локтя от германских оккупантов в первых числах сентября 1943 года: каратели не были способны противостоять Красной Армии, уже в первых боях в плен сдались 700 бойцов армии Каминского.
   Пятая Клетнянская партизанская бригада Еремина, в составе которой сражались суражские партизаны и с которой поддерживали связь подпольщики Суража, занималась дислоцированными на территориях Могилевской и Гомельской областей Белоруссии подразделениями "Русской национальной народной армии" (РННА), в частности, русским батальоном "Припять", сформированными из военнопленных и дезертиров Красной Армии. Эти батальоны находились под началом 700-го полкового штаба особого назначения при начальнике оперативного отдела группы армий "Центр" во главе с представителями высшего немецкого командования. Личный состав РННА в 1943 году был переброшен во Францию, где армия прекратила свое существование. Позже часть бывших ее батальонов влилась в состав РОА Власова, но не раньше 1944 года.
   Кто такие "власовцы" хорошо объясняли красноармейцам политруки, фронтовые и центральные газеты. Просвещали немцы, сбрасывая на окопы листовки. Все изменники Родины обретали одно лицо и название.
  
    []
  
   Последние дни банды Козина.
  
   Кто был в банде, не говорил о себе, что вот он - предатель, дезертир, бывший полицай. Заявляемая принадлежность к "власовцам" должна была создать впечатление у местного населения о том, что перед ним стоит не рядовая урка, а солдат грозной и неведомой армии, скрытой в лесах до нужного часа. Такой маскарад подавлял волю людей. Бандит, с порога преподнеся себя "власовцем", будто делал предложение жертве смириться с предстоявшим разором: я, мол, граблю тебя, твою семью, но я враг от безысходности в условиях ужесточившейся советской власти, что и ты, колхозник, испытываешь сам на собственной шкуре.
   Образ жизни и настроения в послевоенное время определяли голодные дни, последовавшие за неурожаем, и обусловленные не только неурожаем, но и политикой советского государства. Экспорт зерна за рубеж для получения ресурсов для восстановления экономики и разрушенных городов превысил уровень трех предвоенных лет. Одновременно создавался стратегический зерновой резерв на случай новой войны. Максимальные значения приобретали плановые показатели на государственные хлебозаготовки. Была увеличена налоговая нагрузка на население при снижении оплаты труда и росте цен. Очередной облигационный госзайм и денежная реформа вымыли до малого остатки денежной массы, остававшейся на руках. Вынужденные государственные меры объективно не могли приниматься на "ура", но молчаливое согласие, подтверждаемое добросовестной работой и рублем, обеспечивалось.
   Новоиспеченные "власовцы" серьезно полагали, что, в случае прихода американцев им зачтется лесной стаж и расправы с советским активом. Они как тонкие аналитики между строк "Правды" предугадывали конфликты СССР и США в Китае, Корее, в арабском мире Ближнего Востока. Эти надежды заставляли бандитов цепляться за родные коряги, не сбегать далеко, отворачивали от добровольной сдачи в НКВД - МВД.
   Долго продержаться бандитам помогало приграничное положение леса, близость других российских районов, белорусских земель. Административные согласования по силам и средствам преследования налетчиков выхолаживали "горячие" следы преступлений до состояния ледышек, на которых оперативные группы не раз поскальзывались. Не способствовали слаженной работе сшибки амбиций руководителей местных райотделений милиции, партийных властей.
   Не последнюю роль в этом сыграл бывший секретарь Суражского РК ВКП(б) Руленков. Он, самовольно переместившись на другой край оккупированных территорий, нарушил ранее созданную структуру партизанского и подпольного сопротивления в Суражском районе и тем самым дал возможность закрепиться силам, поддерживавшим гитлеровцев, расширить эту базу и придать ей некую устойчивость в первые послевоенные годы. Насколько он Руленков был силен в простеньком по своей биологической наивности законе выживания!
   Просматривая архивные материалы в поисках информации о нем, в книге "Написано войной", изданной Госархивом Брянской области в 2012 году, я нашел письмо Г.Н.Руленкова Севскому укому РКП (б) с Врангельского фронта.
   Через два месяца после назначения политруком в 376-й полк 42-й советской стрелковой дивизии летом 1920 года Руленков в запорожской деревне Очеретовка был захвачен белогвардейцами. Он видел, как на спинах товарищей по партии белогвардейцы ножами писали письма " коммунистам, комиссарам и жидам". О чем писал Руленков?
  
   "...Мои документы: удостоверение укомпарта, членский билет, попали в плен. Я был записан на допросе не на свою фамилию. Но, когда меня спросили, держа мой членский билет в руках. Вот партбилет коммуниста. Вы его, коммуниста, знаете? Я ответил: "Нет ". На вторые сутки мы записались добровольцами в ряды белогвардейцев, попали в пулеметную команду 10-го Гундоровского полка (в составе Донского казачьего корпуса). Сбежал на четвертый день, Просидел 10 суток на чердаке у одного крестьянина. Было скучно и обидно. Через 4 дня пути достиг своих частей".
   Письмо завешалось призывно: " Да здравствует Севский укомпарт! Товарищи, помогите нашим семьям. С товарищеским приветом Г.Руленков, член Р.К.П.".
  
   Может, есть что-то от мифа о всепроникающем контроле сталинской репрессивной машины, если она проглядела трусоватого главу районной партийной организации, враждебную советской власти семью Болтуновых из Нивного - председателя колхоза. его жену ,секретаря парторганизации ВКП (б) и их сына, не по возрасту активного вредителя?
  
  
  
    []
  
   После ликвидации банды большие награды со служебного небосклона не посыпались. Наградные документы проходили через обком ВКП (б). Здесь они и оседали, как налет пыли на давно немытом стакане с трибуны для участников каких- либо партийных дискуссий.
   Генерал Фирсанов в отношениях с первым секретарем областной партийной организации Егоровым уже проигрывал перед Москвой и сгорел в пламени междоусобиц в звене ВКП (б)-МВД. Но благодаря прошлым заслугам и личным контактам с руководителями МВД, в конце 1949 года был переведен в другой регион, назначен Министром внутренних дел Башкирской АССР. После зачистки сталинских кадров в системе МВД с 1954 года занимал должность заместителя начальника управления почтового ящика в Куйбышевском гидрострое. Затем был заместителем начальника Кунеевского исправительно-трудового лагеря, а после его ликвидации - работал в аппарате управления общественного порядка Куйбышевского облисполкома. В 1960 году в возрасте 58 лет уволен.
   Первый секретарь А. Н Егоров также вскоре покинул Брянскую область с большим партийным повышением. С 1950 года по 1955 года он - первый секретарь ЦК Компартии Карело-Финской ССР. В то время вторым секретарем являлся Ю.В. Андропов, который перед предстоявшим переводом в аппарат ЦК ВКП (б) поручился за Егорова, бывшего руководителя горкома партии в Рыбинске Ярославской области, где Андропов в то время возглавлял горком комсомола. Затем Егоров был смещен с новой партийной должности как "сталинский" назначенец, а через год выведен из состава ЦК КПСС. В 1955-1961 годах работал заместителем председателя Омского облисполкома.
   Егоров оставил о себе в Брянске недобрую память. После войны в городе не было ни одного кинотеатра. Москва считала такое обстоятельство идеологическим упущением, советовала проехать по селам и перенять опыт местных клубов, где вовсю крутили советские кинофильмы. В 1949 году Егоров положение поправил: при самых невероятных по скорости темпах строительства, всего за полгода, немецкими военнопленными был построен помпезный по тому времени "Октябрь". Через десять лет "Октябрь", имея уже почетное звание "Лучший кинотеатр РСФСР", рухнул, похоронив под собой сорок четыре человека по официальным справкам. Очевидцы говорили о гибели не менее двухсот пятидесяти человек.
   Начальник Суражского РО-МВД Чириков был награжден в соответствии с приказом по МВД СССР от 30.10 1948 года ? 638 знаком "Заслуженный работник МВД". Генерал Фирсанов, уже зная о своем предстоявшем служебном перемещении, все сделал, чтобы за содеянное в разгроме банды, в силу своих служебных симпатий поднять Чирикова до Брянского областного аппарата МВД. Михаил Васильевич стал заместителем начальника отдела ББ. На очень короткое время. Затем, уже после Фирсанова, он возглавлял отдел по исправительно-трудовым колониям. Полковник милиции Чириков ушел в отставку с должности начальника паспортно-регистрационного отдела в 1961 году.
   Скорее, его "ушли" в отставку. Он ведь после назначения генерала Фирсанова в Башкирию если и опустил планку отношений с новыми руководителями УМВД, то не намного. В МВД уже никто не мог оказать какой-либо поддержки: после разоблачения культа личности Сталина на известном съезде КПСС это ведомство, видимо, для ослабления его влияния на жизнь страны вначале возглавлял недавний партийный функционер, курировавший строительство, затем - бывший начальник погранвойск.
   Но сколько с отставкой Чирикова в его сорок восемь лет потеряло МВД, столько приобрел Брянск.
   В лютые морозы он рассекал по улицам на трофейном мотоцикле - его голые руки прохожие принимали за красные краги. Чириков стал одним из основателей городского клуба "моржевателей". Если он, окунаясь в проруби на Десне, замечал человека с фотокамерой, то просил об одном. На всех снимках Чириков был запечатлен по шею в воде, чтобы скрыть татуированные на теле эпизоды начала его бурной жизни.
   Памятуя свое коммунарское прошлое, он к кузнечному горну, конечно, не вернулся, но стал помогать районным комиссиям и инспекциям по делам несовершеннолетних в Брянске. Сейчас подходы Чирикова к "трудным" подросткам назвали бы методом "восьми поглаживаний". Необязательно при этом надо было выправлять непослушные пацаньи вихры, но от наставника требовалось как можно чаще, при первом же поводе, выражать или оказывать поддержку. В чем дядя Миша никому не отказывал.
   Его же собственные дети, две дочери и два сына, уже выросли настолько, что не нуждались в сиюминутной опеке.
   Полковник Чириков, с его рассказами о прошлых событиях, с его цепкой памятью на имена их участников, насыщением своих слов иронией и юмором, был всегда желаемым гостем в строевых подразделениях милиции, где было много молодежи. В начале шестидесятых годов прошлого столетия, когда ЦК ВЛКСМ увлекся массовыми акциями, Михаил Васильевич возглавлял на одних Всесоюзных слетах делегации молодых сотрудников брянской милиции, на других - уже делегации самих наставников.
  
    []
  
   Михаил Чириков среди сотрудников патрульно-постовой службы.
  
   Военно-патриотическая работа ветерана Чирикова стала выходить за пределы МВД в период подготовки к 20-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне и последующие годы, когда День Победы вновь стал государственным праздником. В агитационные рейды уходил бронепоезд "Брянский комсомолец". Рубку, так по-морскому называлось место командира бронепоезда, безоговорочно занимал Михаил Васильевич. Ветеран милиции был у истоков зарождения Всесоюзной вахты памяти, затем ежегодно выезжал в города СССР, которые принимали ее почетную эстафету.
   Брянским городским комитетом комсомола в 1969 году, через три года после открытия Памятника освободителям Брянска на площади Партизан, было принято решение об установлении Поста ?1 у Вечного огня. В этом документе были реализованы неоднократные предложения Чирикова с примером Волгограда, где уже был учрежден подобный юнармейский пост на аллее Героев.
   С первого дня и на протяжении почти двадцати лет Михаил Васильевич был руководителем этого поста, механизм работы которого не сразу достиг своей четкости. Ветеран даже сам, своими шагами, вымерял маршрут к Вечному огню от предполагаемого пункта размещения караула. С 1972 года на дежурство заступили школы Брянска.
   Михаил Васильевич, чуткий к настроениям ребят, почувствовал, на какую духовную и нравственную высоту они начинают подниматься у Вечного огня. Казалось, это о них была сложена задорно и широко звучавшая тогда на просторах страны песня "Орлята учатся летать". Вскоре только лучшие школы в ежегодном соревновании юнармейцев получали право заступить на Пост ?1, который стал не только мощным средством воспитания патриотизма, но и лицом, визитной карточкой города.
   За то время в часовых отряда Чирикова побывало почти двести тысяч юных жителей Брянска, На многих ребят общение с Михаилом Васильевичем оказало решающее воздействие в будущем выборе профессии военнослужащего или сотрудника органов внутренних дел. За десять лет войны в Афганистане через пекло боев там прошло более тысячи парней с выучкой школы Первого поста.
  
    []
  
   Александра Пахмутова и Михаил Чириков среди юнармейцев Поста ?1 на Площади партизан Брянска.
  
   Авторы песни об орлятах, Александра Пахмутова и Николай Добронравов, однажды встретились с юными часовыми на площади Партизан. Не могли проехать мимо этого святого места, знакомясь с Брянском.
   - Это уже не орлята. Настоящие орлы!- шутила Александра Николаевна, одаривая ребят своей лучезарной улыбкой. - А Вы, Михаил Васильевич, для них как та седая вершина из песни.
   Михаил Васильевич умирал долго и мучительно для себя, своего окружения. Накануне своей смерти позвонил бывшему редактору "Брянского комсомольца" Алексею Новицкому, предупредил, что через неделю умрет, попросил написать некролог и ему предварительно прочитать этот текст.
   Звонил и мне. Сказал: прости, но твои прощальные слова не выйдут за пределы жесткой формулировки сурового ведомства о его жизни "родился - служил - умер". После его смерти соболезнование политотдела УВД было выдержано в этом стиле, в несколько строк. Неофициально влияя на газету УВД "По горячим следам" как инициатор ее создания, я написал эмоциональное обращение от имени сотрудников УВД под рубрикой "Памяти товарища" и с заголовком "Кто я? Вечный милиционер".
   Из редакции газеты "Щит и меч" МВД СССР позвонила полковник Лариса Ассаулова. Она когда-то публиковала материал о Чирикове, о его милицейском становлении, а сейчас в трубку тихо плакала после прочтения добрых прощальных слов о нем в нашей милицейской газете.
   Петренко, некоторое время, после перевода Чирикова из Суража в Брянск, служил начальником следственного отделения Клинцовского отдела МВД. Ко времени нашей переписки он, уже был на пенсии, последняя должность - начальник Жуковского РОВД. Николай Родионович был осторожен в суждениях. Считал преувеличенной роль МГБ в разгроме банды Козина после публикации в местной прессе исторических материалов об органах госбезопасности. Он говорил о том, что чекисты создали подобие мифа о фигуре Раздымахо. Слепили образ опасного и хитрого врага. За численность его банды посчитали полицейских Струженского гарнизона.
  
    []
  
   Письмо Николая Петренко.
  
   Когда Петренко узнал о своем смертельном диагнозе, он, сохраняя приговор медиков в тайне, ушел из мира, не доставляя другим больших хлопот. Именной пистолет "Вальтер", полученный в награду за операцию против Козинской банды, сделал тогда последний выстрел. Так мне сказали близкие к Петренко люди. Большой грех, но и сильный поступок.
   Именными часами (получилось, что уже вторыми в своей службе) за участие в ликвидации банды был награжден Тимковский. Павел Иванович никогда не покидал Сураж. Окончил заочно Горьковскую школу милиции. Сменил Чирикова на посту начальника Суражского РО-МВД, уволен в начале июля 1961 года.
   Павел Петрович Клюев с сентября 1948 года стал курсантом Свердловской школы МВД СССР, служил в исправительно-трудовых лагерях Брянской области. Уволен в 1954 году.
   Владимир Иванович Фещенко служил до 1 июля 1949 года, уволен по болезни, обострились фронтовые ранения. Он открыто переживал перевод Чирикова в Брянск. Все затем пошло для Фещенко нервно, на срывах.
   Заместитель начальника ГУББ МВД СССР полковник Трофимов после расформирования главка в феврале 1950 года прослужил около года в должности заместителя начальника Отдела спецпоселений МВД СССР. Это как бы опытного хирурга перевести в логопеды. Павел Лукич затем был уволен по состоянию здоровья.
   Начальник отдела борьбы с бандитизмом УМВД Брянской области Александр Федорович Тришкин после расформирования подразделений ББ в 1950 году перевелся на знакомые ему золотые прииски Дальстроя. К кубинскому товарищу Бланко. В 1957 году попал под партийную чистку " сталинских" кадров, уволен, исключен из КПСС.
   Следователь отдела ББ Соколов в пятидесятых годах прошлого столетия руководил Брасовским РОВД, на территории обслуживания которого располагается поселок Локоть, некогда центр Локотского округа. В последние годы "хрущевской оттепели" возглавлял отдел милиции Советского райисполкома города Брянска. Завершил службу в 1968 году в должности начальника отдела БХСС по городу Брянску. Алексей Николаевич умер на
  97-м году жизни.
   Судьбой бандитов не интересовался. Читал жалобы "невинно томящихся" Белоножко и старшего из братьев Якубовских на плохое содержание в тюрьме. Ладно, Белоножко. Вот бы почитали жалобы Якубовского подпольщики и партизаны из Суражской тюрьмы, где тот был начальником в годы фашистской оккупации. Каратель, которого не достала пуля отмщения. В СССР после войны отменили смертную казнь на какое-то время и его судьба прощемилась в эту дыру.
   Знаком с некоторыми родственниками бандитов. Встречал их даже в областном аппарате УВД и в МВД на Житной. Известно, что кто- то из них возглавил крупнейший железнодорожный узел, кто-то стал звездой научного небосклона, кто-то знаменитым летчиком. Эту тему никогда с ними не затрагивал, и мне иногда казалось, что я знаю о прошлом в Суражском районе больше, чем они сами.
   Счел для себя должным изменить имена бандитов и их пособников, на которых не было крови, кто не был осужден, кто искренне раскаялся и оказывал содействие органам НКВД-МВД. В повествовании - иные имена у женщин и подростков. Не вся оперативная работа представлена и это не было целью ее показать. Сохранены семейные тайны.
   Не надо искать подтексты через лупу. О чем хотел рассказать, о том и говорю. Чего остерегаюсь... Рождения новых мифических героев "зеленой армии" подобия "Раздымахи", "Николая Козина". Не переубедить тех, у кого на генном уровне закреплена досада на Россию, на ее прошлое, на ее исторические перспективы, и они для публичного выражения ее, этой досады, используют любой повод.
   Моей рукой водило иное чувство.
  
   Брянск, 2013год
  
  
  Памяти Анатолия Зуенко.
  
  
    []
  
   Иллюстрации к этому изданию оказались одной из последних работ известного российского художника Анатолия Зуенко (17.06.1951- 28.01.2016), яркого представителя плакатной и книжной графики. Он очень дорожил временем, уже зная злой диагноз. Но рукопись его заинтересовала. Оказалось, что он был дружен с милицейским полковником Чириковым, своими ногами когда-то обходил нивнянские места, через которые пролегли основные сюжетные линии. Остро сопереживал ситуации, занявшей несколько книжных страниц, когда Украину, его родину, западные геополитики насильно вытолкнули из прежних отношений с Россией, где его творческий потенциал был реализован и получил признание. В визуальных метафорах, емких и образных изображениях к каждой главе этой книги Анатолий Зуенко усилил главные авторские идеи, выразил свое отношение к ним. В этом он был мастер и неоценим как человек пытливого ума и участливого сердца.
  
  
  Фотоиллюстрации из открытых источников, личного архива автора и иных архивов. Последние фотоснимки Михаила Чирикова выполнены ветераном МВД Александром Артюховым.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"